КулЛиб электронная библиотека 

Биография наших дней. Книга первая [Аля Ибель ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Биография наших дней

«…Великая цель всякого человеческого существа — осознать любовь. Любовь — не в другом, а в нас самих, и мы сами ее в себе пробуждаем. А вот для того, чтобы ее пробудить, и нужен этот другой. Вселенная обретает смысл лишь в том случае, если нам есть с кем поделиться нашими чувствами…»

Пауло Коэльо

Часть первая

Глава первая: "Принцесса готики"

Итак, эта история начинается еще в трудном подростковом возрасте, когда лишь взглянув на понравившегося тебе любого парня, сразу мозг орет как сумасшедший: о Боже! Я влюбилась! Но только не я… Ну, что ж, начнем, пожалуй, с истоков.

Меня зовут Полина, а фамилия моя Ковалёва и мне исполнилось 16 лет. Да знаю, имя многим может понравиться, но меня, почему-то оно бесит. Полина — ну, что это такое? Или как мама иногда кличет меня: Поля… фу, какая стариновщина. А бабушка? Это ж в никакие рамки не входит: Пелагея… Кошмар. Официально по паспорту я Полина, а Пелагея совсем другое имя, но бабушке было, скажем на нашем языке, абсолютно пофиг. Как представлю эту картину у себя в голове, аж мурашки по коже, когда в прошлом году при всех одноклассниках она назвала меня Пелагеей. Вот, позор то! Поэтому я не желаю слушать это имя. В моих кругах, то есть в кругу моих друзей, меня называют Аннабет, а друзья даже не знают, как меня зовут по-настоящему. Вы скажете, что это за друзья, которые не знают моего настоящего имени и фамилию? Я отвечу: мои друзья-готы, так же как и я. И у нас по нашим придуманным правилам нельзя называть себя по имени только псевдоним, но так даже лучше. Аннабет звучит очень красиво и мелодично, не то, что Полина.

Да, да я гот. Готы — это субкультура, зародившаяся в конце 70-х годов XX века в Великобритании на базе панк — движения. Ну, это я в Википедии посмотрела и теперь своим родственникам так и объясняю. Но мама с папой этого не понимают. Да и я собственно не всегда была готом. Всего-то полтора года назад…

Я живу в городе под названием Самара. Скучный если честно городок. Моя мечта уехать в Москву, вот там, то есть где разгуляться! А вообще я хочу туда, потому что мечтаю стать актрисой, или певицей или телеведущей, ну, в общем, стать знаменитой на всю страну.

Моего отца зовут Максим Петрович Ковалев. Он сейчас как раз то и живет в Москве, а мы с мамой здесь в Самаре. Нет, вы не подумайте, что мои родители в разводе или он нас бросил. У нас замечательная семья! Папа всего два года назад уехал туда на заработки и присылает нам деньги оттуда. Папа банкир и неплохо зарабатывает, его целеустремленность передалась и мне. Вообще, все говорят, что я "папина дочка". Иногда мне кажется, что с ним мы близки более чем с мамой. И внешностью я похожа на него, ну если смыть с меня всю краску. И готом я стала, кстати, из-за него… Я не хотела, чтобы папа уезжал. Очень не хотела! Чем ему здесь не живется? И в знак протеста я нашла ребят, которые тусуются по ночам на кладбищах и стала такой же, как и они. Поначалу это действовало. Папа чаще приезжал к нам на выходные и буквально сюсюкался со мной, переубеждая меня, но потом какой-то идиот психолог сказал, что в этом ничего такого нет и так я пытаюсь само выражаться! Чего? Я протестую в честь отъезда папы, а не само выражаюсь, хотя и это тоже. В общем, папа принял мое увлечение. Впрочем, как и всегда. Папа все время мне потакает. А потом, я просто втянулась в готику и к тому же ребятам я понравилась… И я осталась! Кому же будет неприятно, когда тебя называют принцессой куча взрослых ребят?

Принцессой меня назвали из-за внешности, моего маленького роста и вкуса стиля. Мой гардероб хоть и состоял из всего черного, но что это были за вещи! Ах, прелесть. Когда папа присылает мне деньги я сразу бегу на шопинг. Одежда, косметики и прочее моя слабость. Я самая стильная, красивая, маленькая (я считаю это тоже плюсом) и самая младшая из ребят. Моим друзьям было, начиная от 18 и заканчивая 25 лет. А мне всего 16. У нас самая лучшая группа из готов. Нас 8 человек и все они мне как семья. Наш предводитель-это Ворон. Он самый старший ему 25 лет. Он мой кумир! Раньше он работал на радио, а сейчас занимается эзотерикой… Под слоем черно-белого грима, наверное, он симпатичный… мм… Но любовь и симпатия это для слабаков! В нашей группе никто не верит в любовь и считают её чушью, как и я. После того как в 15 лет я влюбилась и парень меня бросил после нескольких месяцев отношений, я решила больше не ввязываться в это гиблое дело. "Любовь — ужасный недостаток!" цитировала я фразу из фильма маме, когда она спрашивала как у меня на личном фронте.

Мама — Ульяна Владимировна Ковалева, считавшая мое занятие готикой полнейшей чушью и бзиком вредного подростка, являлась творческой личностью и вечно промывала мне мозг на счет любви. К тому же, после того как папа уехал, отношения у нас стали ни к черту. Она не отпускала меня на кладбище и обещала засадить, как она выражалась: этих раскрашенных полу идиотов, в тюрьму. Она считала, что меня они ни чему хорошему не научат и заставляют по её мнению пить, курить и другие запрещенные действия в отношении меня. Мама была не права. К сигаретам я отношусь отрицательно. В жизни не возьму в рот эти раковые палочки! На счет алкоголя… ну, есть грешок, я немножечко могу выпить, но только в компании моих друзей и то от одной стекляшки пива мне сносит голову, поэтому я придерживаюсь своей этики. На счет наркомании и токсикомании даже и говорить не стану, никто из моих ребят не увлекается этим и я тем более. И в дополнении ко всему скажу, что интимной близостью я тоже не занимаюсь, хотя друзья ведут себя иначе. Я вообще не знаю, что это такое и не буду говорить об этом.

Положительная сторона в нашей группе есть: мы поем. Да, иногда мы выступаем на рок-фестивалях или просто где-нибудь в метро для развлечения.

Но кроме моих друзей готов у меня есть еще одна подруга. Самая лучшая — Марина Александрова. Она старше меня на год и учиться в 11 классе. Мы с ней давно вместе, почти с детства. Так же у меня есть и другие девчонки, Лола Медова, Ксюша Магомедова с которыми я провела отрезок времени под названием детство и 14 лет. Потом я стала готом и они, ну скажем, не очень-то обрадовались тому, что у них подруга шляется в компании взрослых ребят ночью по кладбищам. Одна Марина не отвернулась от меня. Ну, Лола и Ксюша тоже в принципе не отвернулись, но общались мы ни как раньше. Это было очевидно. А Марина общалась со мной, как и раньше, только иногда она просила меня в клуб надеть что-нибудь по приличнее, а не одежду "с похорон". Так же она и сказала мне в школе, когда встретила меня на отработке. Плавно я перешла от знакомства с моей нынешней жизнью к рассказу моей обыденной жизни.

**********
В тот день я встала не с той ноги, потому что знала, что Маринка уезжает. Да, к сожалению это факт. Не успела я её познакомить с читателями, как она уже исчезает. На улице был конец мая, жара и Марине необходимо было покинуть края родного города и уехать в Москву на поступление. А от мысли, что я остаюсь на год в школе одна меня коробило. Конечно, я буду с друзьями на кладбищах тусоваться ночи напролет, но кто же со мной будет ходить за шмотками, когда папа снова пришлет мне денег? Кто выслушает меня и обнимет, когда я снова поругаюсь с мамой? Перед ребятами такого не сделаешь…

Поэтому, напялив скучное черное платье с таким же пиджаком и даже не сделав прическу (обычно я всегда делаю прическу и крашусь по высшему разряду и поэтому встаю на час раньше), я спустилась в мрачном виде к завтраку. Даже мама отметила, что я не такая как всегда. Но мне было не до объяснений. Моя подруга уезжала, что теперь будет?

"Какой еще клуб?" спросила я в недоумении, встав в полный 1 метр 57 см с грядки. В школе я находилась по случаю поливания и прополки школьных грядок.

"Как какой? Наш любимый! "KIT"*, давай я знаю, папа выслал тебе денег пару дней назад идем, выберем тебе что-нибудь! Надеюсь, ты же не потратила их все на похоронные платья?"

Марина была в своем репертуаре. Она все время меня подкалывала на счет моей субкультуры. И всю мою одежду она называла не иначе как похоронной. Она все время меня тащила на шопинг в нормальные для неё магазины, и вечно у нас был скандал по этому поводу. Честно признаться, да я люблю яркую стильную одежду, каблучки, платьица, бижутерию… но я гот и нам это запрещено, к сожалению. Мой мозг пронзила страшная догадка, но я вела себя так, будто ничего не понимаю. Может еще все обойдется?

"А зачем мы пойдем сегодня в клуб?" напряженно ответила я. Но мои надежды рухнули с фразой Марины.

"Потому, что я уезжаю уже завтра"

Меня бросило в пот, как уже завтра?

"Почему ты мне ничего не сказала?! Девкам, наверное, еще месяц назад растрепала, а мне только сейчас? Почему завтра? Зачем уезжать так рано?!" закричала я во весь голос, так что обернулись мои одноклассники. Маринка сделала невинные глазки, это меня убивало всегда. Когда она строила глазки как у кота в сапогах из "Шрека" можно было ей простить все что угодно. Вообще Марина была милашкой. Хоть и рост у неё был намного выше моего, она была "няшкой". У неё были длинные до поясницы каштановые волосы и милые зеленовато-серые глаза, что делало её внешность привлекательной. А фигурке я её и подавно завидовала. Нет, я конечно, не толстая, я наоборот очень даже ничего, стройная как фотомодель, но мне всегда фигура Марины нравилась больше. И попа у неё покруглее, а грудь больше моей размера на два. Куда я попала со своей "единичкой с половиной» (я имею в виду грудь). Эх, уедет в Москву отбоя не будет от парней. Так вот, состроив "кошачьи глазки" я растаяла.

"Малыш, (так она называла меня из-за того, что я была маленького роста и младше её) это необходимо. Я уже нашла там квартиру, да и документы надо отдавать на поступление, не обижайся" сказала Марина и потрепала меня по щеке.

"Если бы я знала, что ты уезжаешь завтра, я хотя бы проводила времени больше с тобой" всхлипнула я и обняла подругу.

"Разве твои готы отпустили бы тебя?"

Я закатила глаза.

"Кто их спрашивать будет!"

Маринка засмеялась, а потом стала рыться в сумочке в поисках зеркальца, чтобы прихорошиться. Я бросила на землю лейку и решила для себя, что работать на сегодня хватит, пора идти готовиться к сегодняшней тусе.

"Так, — сказала Марина, закончив свой осмотр личика, — идем в магазин или нет?"

Я замялась. Деньги, присланные отцом, почти были истрачены на шикарное черное платье для концерта в одном из клубов.

"Только не говори, что потратила их!" серьезно сказала Марина.

"Нет… ну, у меня может, есть где-нибудь приличная одежда, зачем деньги то тратить?" усмехнулась я. Марина не поверила.

"Так я и знала, потратила все на похоронный наряд, да? Блин…" Марина явно обиделась.

"Марина, не дуйся, я постараюсь одеться более менее прилично и не буду ярко краситься" сказала я, подлизываясь к ней. Марина мрачно взглянула на меня.

"Просто, понимаешь, другие девчонки на тебя будут не так смотреть еще дойдет до ссоры… А я хочу нормальных провод!"

"Марин, все будет, окай. Я тебе обещаю, а теперь пошли быстрее отсюда пока меня не запрягли работать"

Маринка улыбнулась. Мы взялись за руки и быстрее побежали из двора школы.

Всю дорогу, ехав в автобусе, домой, я обдумывала свой наряд, прическу и макияж. Я так уже привыкла к своему гриму, что просто не могу выйти куда-нибудь в свет без черных теней, подводки, белой как стенка пудры, черной помады и черной одежды. Я так задумалась на сегодняшним прикидом, что чуть не проехала свою остановку. Выйдя из автобуса, я вспомнила, что помимо черных платьев и футболок, в моем гардеробе есть и красное, а точнее красная кожаная майка с всякими цепями и шнурками.

"То, что надо!" подумала я, оглядывая её со всех сторон уже дома. Мама была на работе и, поэтому никто не будет доставать меня с различными просьбами хотя бы до 6 часов вечера. А туса в клубе будет в восемь. Так что на весь день у меня не было домашних дел, и я полностью погрузилась в свой образ. Помимо красной майки я нашла, после разбора своего набитого вещами шкафа, клетчатую рубашку. Но она слишком была уж строгой.

"Одену майку и черные брюки с белым ремнем" подумала я и стала примерять вещи. Когда с одеждой было покончено (глажку я перенесла на вечернее время), я стала листать журналы для готов с макияжем. Все они не подходили к сегодняшней тусе. Поэтому решено было накраситься как обычно, только исключить черную помаду и белую пудру. На все это у меня ушло больше часа. Да, такая я не расторопная, зато продумываю все до мелочей. Упав на кровать, я достала черный ноутбук и включила его, чтобы полазить в интернете и придумать прическу, но тут до моего уха донесся рок из телефона. Кто то звонил мне на мобильный. Я взяла трубку и снова упала на кровать. На экране высветилось "Ворон".

"Хай, Ворон!" выкрикнула в трубку я веселым голосом.

"Хай, Аннабет! — поздоровался со мной Ворон своим замогильным голосом. — Что делаешь?"

"Разбираю свой гардероб, а ты?" ответила я милым голосом.

"Я типа того же. Готовлюсь к сегодняшнему вечеру"

"Ворон, ты и так великолепно выглядишь, зачем тебе выряжаться тем более на обычный вечер!" кокетничала я. Ворон усмехнулся.

"Сегодня не обычный вечер… Собственно я и звоню по этому поводу, чтобы предупредить тебя. Ты сегодня обязательно должна быть в нашем кругу, надеюсь, у тебя нет планов на вечер?"

Я явно опешила. Так я и знала, что-то пойдет сегодня не так. Но что такого задумал Ворон? Может просто у кого-то какая-нибудь там дата и праздник, возможно, мне разрешат пропустить это мероприятие? Я не могу не пойти в клуб. Марину, возможно, я не увижу никогда. Ну, это я преувеличила, но все же. Подругу проводить надо обязательно.

"Ну, вообще-то есть…" промямлила я.

"Нет, нет, Бет ты должна быть сегодня на кладбище вместе с нами!"

"Ворон, я не смогу… у меня правда есть серьезные планы, и отменить я их не могу. Дело в том, что моя подруга устроила сегодня проводы, она уезжает в Москву навсегда. Она моя лучшая подруга, правда!" хнычущим голосом сказала я. Ворон замолчал. Он обдумывал мною сказанное.

"Как же не вовремя уезжает твоя подруга" сказал он.

"А что такого важного намечается сегодня? У кого-то день рождение или?" спросила я.

"Я думал, ты знаешь, у кого, когда дни рождения из нашей группы" укорил меня Ворон. Я поняла, что сказала глупость. Я ведь действительно знала у кого и когда дни рождения.

"Нет, я знаю… просто…" стала оправдываться я и при этом, не зная, что сказать.

"Дело в том, что сегодня у нас будет знакомство с другой группой" сказал Ворон.

"Какой группой?" не поняла я. Я думала, что наша группа единственная в нашем районе.

"Там несколько ребят, всего 4. Я подумал о том, чтобы принять их к себе. Нас будет больше и там есть парень, который играет на бас-гитаре. Он работал ди-джеем в клубах"

"И что? Тебе нас не хватает, я тоже играю на бас-гитаре. Ты хочешь подкинуть мне конкурента?" фыркнула я. Ненавижу конкурентов, особенно если они играют лучше меня.

"Среди них мой давний знакомый, он мне и подкинул эту идею. Ничего не случится, если в нашей группе будет пополнение!"

Я была недовольна такому решению. Мало того, что он мне ничего не сказал, а поставил перед фактом так у меня еще и в группе будет конкурент парень!

"Спасибо обрадовал!" снова фыркнула я.

"Не психуй, все же это мне решать. Так ты придешь или нет?"

"Нет, — буркнула я. — я иду провожать свою подругу, познакомлюсь потом как-нибудь"

"Ладно… еще созвонюсь с остальными. Ты уже 3-я кто не может сегодня прийти" сказал мрачно Ворон.

"Ну и вот. Это знак, что не нужно звать в группу бас-гитариста!" сказала весело я.

"Это знак, что придется перенести встречу на другое время, — ответил Ворон, — ладно, я позвоню. Адьёс, Аннабет"

"Адьес, Ворон!" попрощались мы, и я положила трубку.

Я была обескуражена. Ворон хочет пригласить бас-гитариста… а как же я? Я же отлично играю! С 5-го класса. В группе одна я отлично играю на бас-гитаре, остальные еще учатся или играют на других инструментах.

"Ну, вот еще! Никакого конкурента я не потерплю!" подумала я про себя и снова уткнулась в ноутбук, ища на сайтах варианты причесок.

Мама позвонила и сказала, что придет позже обычного. Поэтому мне пришлось тащиться вниз и приготовить что-нибудь себе на ужин, на скорую руку, потому что потом времени на ужин у меня не будет. Нужно было принять душ, погладить вещи, сделать макияж и прическу, налакировать туфли, выбрать сумочку… Короче, много дел.

Мама пришла в семь, ровно в тот момент, когда я сидела у порога и чистила свои туфли.

"Куда это ты собралась и без своих цепей?" спросила она, снимая обувь.

"Я в клуб с Мариной. Она завтра уезжает к вашему сведению" сказала раздраженно я, так как в этот момент я обнаружила на туфле потертость, и она не закрашивалась гуталином.

"Только не поздно ясно?" приказным тоном ответила мама и ушла на кухню разбирать пакеты. В это время в дверь позвонили. Я открыла. На пороге стояла Марина. Она выглядела улетно. В желтом пышноватом платье и ярко-желтых туфлях. Её каштановые волосы были собраны и несколько локонов изящно свисали к шее. Макияж у неё был не броский в отличие от меня. Увидев меня, она закатила глаза.

"Ну, я же просила Полин!"

"Это еще минимум для гота ты что? По-моему сойдет" сказала я.

"Ладно, прикид еще прокатит… и то… но вот прическа, что это такое Полин? А макияж?"

Я посмотрела на свое отражение. И что ей не нравится, я еще и не так хожу к друзьям. Ну, подумаешь начес слишком пышный. На моих черных, длинных и наращенных волосах он смотрелся прикольно. Наращенные волосы у меня были, как и у Марины до поясницы, свои же у меня были на см пять ниже плеч. А чего она к макияжу прицепилась? Черные тени, и подводка отлично подходили к моим серым глазам. Помадой я не красилась, только покрыла пухленькие губки прозрачным блеском.

"Не нравится, не смотри" буркнула я.

"Ладно, вампиреныш мой, идем, а то опоздаем. Мы должны раньше приехать в клуб" сказала Марина и потащила меня на выход. Я еще раз осмотрела себя и, подмигнув отражению, побежала за подругой.

В клубах я бываю не часто, так как мне еще не было восемнадцати. Только иногда и то с Маринкой, так как в одном из клубов работал ее знакомый, который нас пропускал без проблем. Теперь мне, наверное, не придется ходить сюда тусоваться, только если выступать. Да и не люблю я эти клубы. Здесь другая музыка, я не слушаю такую. Поэтому зайдя в "KIT" и услышав клубняк, я поморщилась. А ведь по любому придется еще и танцевать. Марина точно потянет меня на танцпол.

"А вот и наш столик!" провозгласила Марина. Столик она выбрала приличный. Подальше от танцующих, с диванчиками вместо стульев, а на столе стоял кальян.

"О, видно тебе матушка выделила много денег на гулянку" сказала я ей.

"Нет, я сама заработала. Не зря же полы мыла в свободное от школы время. Вот, зарабатывала на хорошую гулянку!" Маринка пискнула и захлопала в ладоши. Я посмотрела, куда она смотрит. Пришла Лолита Медова, бывшая лучшая подруга. Лола подошла к Марине и обняла её, при этом вручила ей подарок. И тут до меня допёрло! Надо было что-нибудь Маринке купить на память, все девки, наверное, об этом позаботились, а я только думала о себе весь день. Что она обо мне подумает? Я мрачно опустилась на диван, и кисло поздоровалась с Лолкой.

"Полинчик, мы с Лолой пойдем, заказ сделаем, намутим чего-нибудь, а ты посиди, сейчас Ксюша с Дианой подъедут" сказала Марина и упорхала вместе с Лолкой. Какая же я глупая. Я ужасно корила себя за это. Нужно было выкручиваться как-то. Деньги не проблема, но вот где и главное что ей купить? По близости, я вспомнила, есть ювелирный… но, наверное, он закрыт. Время без пятнадцати восемь. Стоп, он работает до восьми, может, успею? Я огляделась. Около барной стойки была куча народу. Лола и Марина не скоро придут за столик. Я быстро сорвалась и побежала в сторону выхода. Девочки меня не заметили. На выходе я столкнулась с парнем и чуть не упала. Грудь моя заныла от удара.

"Смотри куда несешься малолетка!" сказал он мне. Я закипела от злости. Не переношу слово малолетка. Из-за моего роста меня часто называют так, все думают, что мне лет 12–13. Я посмотрела на него, придумывая обидное слово. Парень одет был в какую-то дурацкую черную накидку, а половину бледного лица закрывала длиннющая черная челка.

"Гот что ли?" подумала я, но вместо этого выдала.

"Сам смотри, куда идешь, индюк в плаще!" я выпалила, что первое пришло мне в голову. Он рассмеялся, и перед тем как я скрылась из виду, крикнул мне, что-то типа "Ведьма раскрашенная". Но мне было все равно. Я неслась сломя голову в ювелирный магазин. На счастье он еще работал. Но собирался закрываться. Я слезно вымолила разрешить мне купить у них что-нибудь и купила серебряный кулон. Пришлось раскошелиться, но я подумала о том, что папа обещал мне прислать в этом месяце еще денег.

Так же сломя голову я неслась обратно в клуб. Когда я пробегала мимо стойки я заметила, что Марины там нет. Я взглянула на часы: десять минут девятого. Когда я пришла за столик, все девочки уже пришли, к тому же мое место около Марины было занято. Я надулась и села с краю около Ксюши.

"Привет всем" мрачно ответила я и пододвинула к себе коктейль.

"Ты где была?" спросила Марина.

"Не важно…" сказала я. Марина посмотрела на меня. Похоже, она поняла, что я хочу сидеть рядом. Она всегда понимала меня. Маринка встала и пересела ко мне. Мне стало намного лучше.

"Итак, мадам Ковалева, отставляй свою кислую мину, мы пришли веселиться, и общайся с девочками. Все-таки они тоже подруги тебе"

Я кивнула головой и улыбнулась.

И вечеринка началась. Сначала все чувствовали себя зажато, как и я, но две порции мохито с алкоголем сделали свое дело. Я разговаривала со всеми и сразу, а Ксюша вообще напилась и, обняв меня, стала орать, что всех любит и меня в том числе. Когда я подарила свой подарок, Марина расплакалась, а когда мы с ней обнялись и выпили на брудершафт, расплакались остальные. Потом часов эдак в десять Диана, самая старшая, заказала текилу. Я отказалась пить, но девочки настояли. И после этого мою голову унесло в буквальном смысле. Потому что на трезвую голову я бы никогда не стала орать "Какая клевая музыка! Девки айда танцевать!"

И все пошли, в том числе и я. Народу для клуба сегодня было не слишком много и поэтому мы зажигали, как могли. Я, честно говоря, не помню, как и в каких позах, я там танцевала, но по любому выглядело ужасно. Три раза я чуть не упала, один все-таки грохнулась. Ужас. Но мне было весело, и я даже забыла, что завтра моя подружка уедет… И все было бы отлично, пока я не почувствовала, что меня сильно толкнули в бок локтем. Моя мысль была сразу очевидна: "Не следовало тебе это делать, я сейчас под шафе и поэтому конец тому, кто это сделал". Я развернулась и увидела, что рядом танцует высокая блондинка в блестящем платье и с ярко синими глазами. Оценив свой и её рост, я решила проигнорировать её преступление в отношении меня, но как только я стала танцевать дальше, она снова толкнула меня. На этот раз сильнее и больнее. Моя кровь застучала у меня в висках от злости, и я пихнула её в ответ. Похоже, она не ожидала этого, но ответила мне тем же, но в сто раз сильнее. Я поняла, что это все — начало войны.

"Эй!" заорала я и чуть не охрипла. Ноль реакции. Блондинка дальше вертела своей попой около меня. Тогда я со всей силы пихнула её рукой в плечо. Она обернулась.

"Ты совсем обалдела малолетка?!" рявкнула она мне. В глазах её виднелась злоба, но не такая как у меня, когда она назвала меня малолеткой. Второй раз за день это уже перебор.

"Ты чего толкаешься? Места мало?!" закричала я ей в лицо.

"Да мало!" так же сильно закричала она и, уперев руки в боки, уставилась на меня.

«Иди тогда на улице танцуй!" ответила я ей. Нашу перепалку услышали мои девчонки, а так же её друзья. Все столпились около нас. Блондинка была тоже не трезвой.

"Че ты вообще приперлась сюда, твое место на кладбище готка недоделанная!" крикнула она мне. Ну, все это было последней каплей.

"Тебе конец!" заорала я и неожиданно даже для себя выбросила руку вперед, схватив её за волосы. Этого не ожидали ни она, ни окружающие. Её писк был слышен, казалось, на улице. Тем временем, ухватившись за волосы, ярость переполнила мое тело. Я притянула её к себе и двинула её коленкой по лицу. Мое колено пронзила резкая боль, а блондинка вырвалась и стала закрывать нос рукой. На руке у неё виднелась кровь.

"Ты чего делаешь?!" закричала Марина и стала оттягивать меня из драки. Тут вмешался, видимо парень, девушки. Я не сразу его разглядела, но тут поняла, что это был тот самый грубиян в дурацком плаще.

"О, индюк в плаще" съязвила я. Я, хочу сказать, жуткая язва. Ну, прям сил нет. Я борюсь с этим, но никак не получается, чтобы я не съязвила кому-нибудь, да вы что? Тогда это буду не я.

"Ты что с моей девушкой сделала ведьма раскрашенная?!" он схватил меня больно за плечо. Его челка упала на все лицо, и я не видела его глаз. Наверное, они были полны злобы. Марина с Ксюхой оттолкнули его от меня.

"Твоя девушка первая начала! Не смей её трогать, а то нос и тебе сломаю, понял?!" рявкнула на него Марина. В тот момент мне стало лестно, что Маринка заступилась за меня.

"Да пошли вы, ненормальные! А ты сначала манерам научись, а потом по клубам шляйся, ведьма раскрашенная!" кинул он мне вслед.

"Сам учи свою индюшку хорошим манерам! Индюк в плаще!" бросила я ему, но они уже убрались. Видимо, пошли ухаживать за пострадавшей. Лола и Диана кинулись ко мне с восхищениями.

"Ни чего себе Полинка! Ну, ты даешь! Правильно, что ей нос сломала, она нас всех достала в школе, она с параллельного класса, Олеся Скачкова, ходит такая важная" сказала Лола.

"А к тебе прицепилась, потому что готов терпеть не может. У неё парень гот, она считает всех готов виноватыми, что он таким стал, ну клево ты ей накостыляла!" подбодрила меня Ксюха. Я посмотрела на Маринку. Одна она не "восхищалась" моим поступком. Подруга с укоризной смотрела на меня.

"Прости… больше такого не повторится" сказала я ей.

Марина вздохнула и обняла меня.

"И как же ты тут без меня будешь? Ты е без приключений не можешь" сказала она.

Я закусила губу, и глаза мои наполнились слезами.

"Малыш, ты что?" спросила Марина и обняла меня.

"Ты скоро уедешь…" пробормотала я и стала плакать. Тут к нам подошли девчонки.

"Эй, хватит плакать! Веселье в самом разгаре! Пошли веселиться"

И я пошла, веселиться, пытаясь не думать о том, что Марина скоро уедет навсегда из этого города… 

Глава вторая: "Без масок"

Наутро я проснулась от звонка будильника. Я вяло открыла глаза и прочитала на экране мобильника напоминание: "Не забудь пойти на отработку, алкашка!". Я выключила звук и выбросила телефон подальше. Ничего не случится, если я один день не прополю грядки в школе, кто-нибудь сегодня это сделает за меня. Я резко почувствовала, что моя голова будто весит тонну и начинает ныть от боли. Это было последствие вчерашнего вечера. Уснуть от головной боли, как ни старалась я не смогла и поэтому пришлось пробираться по-тихому на кухню и выпить таблетку анальгина. Мама спала в своей комнате, но должна была вскоре встать. Сегодня была суббота, и мама была дома, но у неё была привычка даже в выходные вставать рано. Глупая женщина, если выходной нужно отсыпаться, а она встает рано и начинает портить мне сон своей уборкой. Я знала, что сегодня будет именно так, поэтому закрыла дверь плотно и накрылась одеялом с головой. Это не помогло. Поспать мне удалось лишь часика полтора, затем зажужжал пылесос. Я чуть не разревелась от обиды, у меня жутко болела голова, а тут как назло поспать не дают. Пришлось вставать, хотя на часах было половина одиннадцатого. В выходные я обычно сплю до двух или до часу, а тут…

Мама заставила и меня поучаствовать в уборке нашего огромного дома. Квартира у нас трехкомнатная и казалась огромной для меня, когда дело доходило до уборки. А в тот момент мне она казалась еще более огромной. Мама под предлогом того, что ей необходимо приготовить что-нибудь на обед отказалась мне помогать с уборкой. Я разозлилась. Все мое тело гудело, голова трещала по швам, а коленка, об которую я вчера треснула блондинку Олесю, ныла со страшной силой. Я закатила спортивные штаны. На коленке виднелся синяк. Я тут же представила вчерашнюю картину, как я здорово расправилась с Олесей и вспомнила Марину, которая, наверняка уже едет в Москву на поезде. Я вздохнула. Моя подруга покинула меня… Через год мы с ней увидимся, но все же, целый год без неё. Он казался мне кошмарной пыткой. Вспомнив о Марине, я решила ей позвонить и спросить о самочувствии. Марина подняла трубку со второго раза и сонным голосом сказала, чтобы я позвонила попозже. Она отсыпалась в поезде. Я огорчилась. Мне казалось, что она уже начала меня забывать.

Уборку я закончила с горем пополам через час. Мама бросила мне что-то типа "молодец, на весь день можешь быть свободна!" Я медленно поплелась в свою комнату и, плюхнувшись на кровать, достала ноутбук. Часа два я просидела в интернете, играла в игры, но было ужасно скучно. Раньше меня бы позвала куда-нибудь Мариночка, а сейчас… Потом я решила поспать, так как вечером, скорее всего, необходимо было появиться на кладбище с друзьями. Не успела я подумать об этом, как позвонил Ворон.

"Привет, мелкая!" поздоровался со мной Ворон. Я засмеялась. Мне нравилось, когда он называл меня в шутку «мелкая».

"Приветик, Ворон" ответила я. На душе от его бодрого голоса мне стало легче.

"Ну, как дела? Как проводила подругу?" поинтересовался он.

"Отлично! Вот только голова болит…" простонала я.

"Надеюсь, к вечеру ты будешь в форме?"

"Обижаешь, Ворон, когда это я Аннабет была и не в форме!"

"Это хорошо, потому что вчера познакомится с новыми ребятами так и не удалось. Поэтому все сегодня собираются на нашем кладбище в девять. Мне заехать за тобой?"

"Да, заезжай. Позвонишь мне!"

"Окай"

Ворон отключился. А я задумалась. Значит, сегодня мне предстоит познакомиться с моим конкурентом. Что ж, может мы с ним и подружимся, и у нас будет классно получаться играть вместе. Эта мысль подбодрила меня, и мой сон отмахнуло как рукой.

Под вечер я решила пройти прогуляться. Точнее мама отправила меня в магазин за продуктами. Погода стояла немного пасмурной, но было тепло. Я не стала ехать куда-то далеко на маршрутке, а прошлась пешком в супермаркет неподалеку. По дороге я обдумывала сегодняшний стиль, а так же напевала в уме свою песню, которую мы должны были вскоре исполнить с ребятами в одном клубе. Наверное, новенький тоже будет теперь играть. Я представила его себе милым добрым красавчиком, с которым мы сразу найдем общий язык и подружимся. Но это было не так…

Перед тем как уйти на тусу я выклянчила у мамы немного денег, свои же я вчера все оставила в клубе и потратила на подарок Марине. Ворон должен был подъехать через пять минут. Я еще раз осмотрела себя с ног до головы. Для гота я выглядела сногсшибательно. К своей высокой прическе с начесом и приделала еще белую прядь волос, а к короткому, кожаному и черному платью с пиджаком добавила различные крестики, кулончики, цепи, браслеты из кожи и т. п. Лицо мое было разрисовано до неузнаваемости. Теней и подводки было столько много, что глаз моих почти не было видно. Но мне это все нравилось. Чем ярче я выгляжу, тем лучше. Мама пришла в ужас при виде моего прикида (впрочем, как и всегда) и быстро скрылась в зал к телевизору. Или сделал вид, что пошла, смотреть телек, а сама бросилась живо к телефону, чтобы позвонить отцу и рассказать об увиденном. Я махнула на неё рукой и, нацепив на ноги черные кеды, понеслась вниз по лестнице навстречу Ворону. Ворон уже ждал меня около подъезда на своем черном байкере. Вид у него был сегодня тоже яркий. Белое как всегда лицо, черные подведенные глаза, черная одежда… Даже на щеке был узор в виде паутины. А на голове он сделал высокую прическу.

"Привет!" закричала я и обняла своего друга.

"Привет, клево выглядишь!" сделал мне комплимент Ворон. Я уже привыкла к этому. Он всегда мне делал комплименты, впрочем, как и все ребята.

"Ну, что? Едем?" спросил он меня и протянул шлем. Я поморщилась.

"А можно без шлема, моя прическа…"

"Нет, я отвечаю за твою безопасность!"

Я повиновалась и натянула шлем на свою прическу. И мы погнали с ветерком. Я крепко вцепилась в Ворона. Должна сказать, если бы Ворон не был помешан о том, что любовь это чушь (его бросила девушка, с которой он встречался три года) то, наверное, я бы свободно заняла место его девушки. Он был добрым и открытым человеком и без грима, наверное, симпатичным. Эх, но мы были все одиночками.

До ближайшего кладбища, а именно там мы и собирались, так как местный сторож был забулдыгой и за бутылку водки разрешал нам проводить всякие обряды, было приличное расстояние. И мы опоздали на 15 минут. Все ребята, в том числе и новенькие, были уже здесь. Мы с Вороном важно шли около могил, как будто президент и его заместитель. Увидевшие нас друзья дружно зашумели.

"Приветствую тебя, моя нечисть!" провозгласил Ворон. Все поздоровались и начали здороваться с ним и со мной. Потом мы встали напротив новеньких, которых было всего четверо, и Ворон стал говорить.

"Друзья, сегодня в нашу группу присоединятся новые члены нашего общества. Давайте познакомимся с ними. Это Дракула, — указал Ворон на крупного парня, — он мой друг и организатор своей группы"

Дракула подошел к каждому, в том числе и ко мне пожал руку, а потом отошел к своим.

"Это Элла, она экстрасенс» — сказал Ворон и протянул руку высокой девушке с ярко белыми волосами. Элла так же обошла всех и поздоровалась. Ей я была рада. Теперь я не одна девушка среди парней.

"Зорран, он художник" представил Ворон парня в шляпе. Я еле удержалась, чтобы не засмеяться. Шляпа выглядела по-дурацки.

"И Алекс, бас-гитарист, Аннабет, твой наставник" сказал Ворон. Я вскинула вверх брови. В смысле наставник? Вообще-то я должна его учить, а не он меня. Пока он здоровался со всеми, я уже успела его немного возненавидеть, а когда она подошел ко мне, я открыла рот от удивления.

"Алекс" поздоровался он и протянул мне руку, но разглядев меня поближе, тут же убрал руку.

"А ты что здесь делаешь, твое место в сарае индюк!" съязвила я, с сарказмом осматривая его дурацкий черный плащ. Да, я его узнала. Это был вчерашний парень из клуба. "Индюк в плаще", девушке которого я вчера сломала нос. Ненависть к нему буквально пропитала меня до каждой клеточки моего тела.

"А я думал, ведьмы летают на метлах, а не ездят на байках" ответил ядовито он мне. Он впился своими ярко-синими глазами в мои серые. Я разглядела его получше. Одет он был во все черное, лицо было под слоем белой пудры и черных теней. На грудь были навешаны цепи и кресты. Его черная челка, по-прежнему закрывала половину лица. На вид ему было лет 21–22, почти как Ворону.

"Вы что, знакомы?" спросил Дракула.

"Да, довелось иметь честь, познакомится с сией грубиянкой вчера в клубе" процитировал любезно Алекс. Я чуть не зашипела от злости.

"Просто я вчера его девушке нос сломала!" гордо ответила я. Все засмеялись.

"Знаешь, что?!" крикнул он на меня, но тут вступился Ворон.

"Хватит вам, все былое в прошлом. Теперь мы одна семья и не надо ссориться, к тому же вам придется работать вместе. Вот завтра и начнете репетицию"

"Ты издеваешься? Я не буду с ним работать!" запротестовала я.

"Не очень то и хотелось!" ответил он мне.

"Ворон прав, перестаньте ссориться мы одна семья" сказал Дракула.

"В семье не без урода…" тихо сказала я, но это услышали все, включая Алекса. Он отказался бросить мне вслед гадость и пошел помочь набрать дров для костра. Ко мне подошел Ворон.

"Какая муха тебя укусила? Ты чего язвишь, как змея? Я не потерплю, чтобы наш концерт сорвался из-за того, что вы не поделили что-то! Прекрати Аннабет!"

Я не хотела ничего говорить. У меня были одни эмоции. Мало того, что в нашей семье появился этот индюк в дурацком плаще, так он еще и будет со мной играть. Я просто не могла в это поверить.

После того как костер был зажжен, ребята достали выпивку. Я не стала пить ничего, а просто сидела около огня и изредка посматривала в сторону моего врага. Почему-то я его ненавидела очень сильно, даже больше чем его Олесю, которая спровоцировала драку. Алекс походу тоже меня ненавидел, за то, что я подпортила его девушке "товарный вид". Он сидел, молча и тоже ничего не пил и я заметила, что он тоже посматривал в мою сторону. Да не просто посматривал, а буквально распиливал меня своим взглядом. Глаза его были какие-то необычного цвета. Уж очень они были ярко-синего цвета. Потом я догадалась, что это были линзы. Топор, друг из наших, тоже носил линзы, но какого-то молочного цвета и глаза его были для меня устрашающими. А вот у Алекса, наоборот они были милые.

Пошел двенадцатый час. Мне необходимо было ехать домой. Но на прощание ребята всегда просили меня исполнить песню на гитаре. Это уже была традиция. И этот раз был не исключение.

"Ну, Аннабет, сыграй нам чего-нибудь такого жуткого" попросил Кол, парень из группы. Я встала с гордостью и протянула руки к гитаре, как вдруг её перехватил кто-то другой.

"Давайте я. А маленькой ведьмочке, наверное, пора домой" сказал с сарказмом Алекс. Все приняли словосочетание "маленькая ведьмочка" за комплимент мне и только я одна поняла, что это была издевка. Я зарычала от злости.

"Еще чего! Дай сюда гитару!" закричала я.

"Аннабет, парень прав, сегодня он пусть играет, а я отвезу тебя домой" сказал Ворон.

У меня чуть челюсть не отвисла, и мои плечи затряслись от гнева. Ворон потакает не мне, а какому то индюку?! Это был перебор, но во избежание скандала у всех на глазах я промолчала и решила все высказать Алексу завтра на репетиции. Он же забренчал на гитаре и что-то запел, при этом подмигнув мне и расплывшись в лживой и мерзкой улыбке. Я резко развернулась и пошла живо к байку Ворона при этом осыпая Алекса разными словами. Я была очень зла. Мы друг друга ненавидели…

**********
Я сидела около зеркала и подводила свои веки черной подводкой. Часы показывали без четверти три дня. За окном стояла отличная погода. И не слишком жарко и не холодно. В половину четвертого у меня на сегодня была назначена репетиция. Скоро через три недели у нашей группы "Black crows"(что в переводе обозначает Черные вороны) должен был состояться концерт в лагере и нам обещали за него заплатить. Песни в нашем альбоме все были, скажем, так "леденящие кровь", но многая молодежь считали нас кумирами. Поэтому директор лагеря, а по совместительству отец нашего барабанщика позвал нас выступить перед молодежью, но только с его слов с "нормальными песнями". Мы как могли, нашли компромисс и репетировали более и менее не страшные песни. От одной мысли, что мне придется играть на гитаре вместе с Алексом, меня коробило. Я жутко этого не хотела. Да уж представляю сегодняшнюю репетицию. Она начнется с перепалки между мной моим конкурентом, а Ворон в итоге начнет орать и читать, почему только мне нотации. Почему мне? Скорее всего, потому что я младше, да? Почему то до появления этого Алекса все было наоборот.

Я на скоро заплела свои волосы в длиннющую косу, чтобы не мешались мне, и полетела с кислой миной на репетицию в дом к Ворону. Он жил один без родителей и поэтому мы всегда репетировали у него в квартире. Там уже были Топор-барабанщик, пианист Коган, бас-гитарист Алекс, а по совместительству мой враг и оказалось певец, Ворон, Дракула и я Аннабет бас-гитаристка и солистка певица. Со всеми поздоровавшись кроме Алекса, я немедленно прошла к своему инструменту и микрофону в центре, но тут Ворон меня остановил.

"Бет, не психуй только, но первую песню "Tears of the moon" будет петь Алекс. Я его послушал и мне кажется, что в мужском исполнении она звучит лучше, ты будешь на подпевке"

У меня закипела кровь в жилах. Алекс сделал это нарочно. "Tears of the moon"- моя любимая песня и Ворон написал её для меня, чтобы я её пела, а тут выясняется, видите ли, что в мужском исполнении она лучше!

"Но ведь я её всегда пела! Разве я плохо исполняю её? Он только испортит песню!" стала кричать я. Ворон поморщился.

"Я же не говорю, что ты не будешь петь вообще, просто эту песню исполнит Алекс и точка!"

Ворон дал понять, что это окончательный ответ. По нагло улыбающееся морде Алекса я поняла, что он сделал это специально, чтобы насолить мне. Я покраснела от гнева, и даже молочная пудра не могла это скрыть.

"Ребята начинаем!" сказал Ворон и мы стали играть мою любимую песню. Мне не привычно было не петь её и всякий раз, когда Алекс начинал затягивать ноты, я злилась, и руки мои дрожали. Ворон замечал это и все чаще делал мне замечания. Это разозлило меня еще больше. Все это время я была лучшей из группы, а теперь появился какой-то индюк и все испортил. В итоге нашей репетиции Ворон заключил, что песню "Tears of the moon" Алекс будет петь один, а я буду сзади него играть на гитаре. Я была второй. Это просто меня чуть не убило, ведь я всегда была первой. На перерыве я пока Ворон не видит, подошла к Алексу и тихо стала орать на него:

"Прекрати портить мою жизнь! Твоя девка получила по заслугам, ты, что все время теперь будешь это вспоминать и делать гадости?!"

"Ты унизила её, — так же ответил Алекс, — теперь я унижу тебя!"

"ЧТО?!" уже закричала я на весь дом. Ворон и Дракула это заметили.

"Аннабет! Ты угомонишься или нет?!" крикнул мне Ворон. Я вскинула вверх брови, но промолчала. Снова только я, а Алекс весь такой невинный. Я ушла на балкон, чтобы успокоиться, но тут Ворон позвал меня снова репетировать.

Остальные песни пела либо я сама, либо мы вместе. Песни, которые мы пели вместе, получались у нас отвратительно. Я не могла с ним работать, это было очевидно, а Ворон все время делал замечания только мне. В конце дня, когда я ехала уже домой в маршрутке, я чувствовала себя как выжатый лимон. Обычно на репетициях я отдыхаю и телом и душой, когда пою в группе с ребятами, а теперь рядом с этим Алексом это не репетиция, а сплошное мучение.

Домой я вернулась в недобром расположении духа и даже поругалась с мамой по мелочи. Поэтому я закрылась в своей комнате и засела в интернет. Так я и просидела до 11 вечера. Потом глаза мои начали слипаться и я, приняв душ, улеглась с теплую постель. Ночью мне снились ужасные сны. Везде был этот противный Алекс. Даже во сне он не давал мне покоя. Ну, что я такого ему сделала? Олеся первая начала, а я просто защищалась, любая другая девочка поступила на моем месте так же. А он типа хочет меня унизить. Ага, размечтался! Все-таки я в этой группе уже полтора года, а он всего один день.

Следующая репетиция прошла еще намного хуже, чем предыдущая. Мы явно не могли петь вместе, поэтому Ворон предложил петь песни по раздельности, так этот хам Алекс загреб лучшую половину песен, а мне досталась парочка жалких. У меня скрипели зубы от злости к нему, и я даже расплакалась. Ну, сделала я это только при Вороне, чтобы надавить ему на жалость. Это помогло, но не в ту сторону, которую я бы хотела.

Еще через день Ворон снова объявил, что все песни поем мы вместе с Алексом. Мы снова стали фальшивить, но тогда Дракула и Ворон догадались, что мы это делаем нарочно. Поэтому они выдвинули нам ультиматум: либо мы поем вместе, либо вылетаем из группы как пробки. Это подействовало. Мы стали петь более и менее нормально. Потом Ворон и Дракула стали предпринимать попытки нас помирить, но все было без толку. Я его ненавидела всеми силами своей души, так же как и он меня.

На одну из репетиций Алекс зачем-то притащил свою Олесю. Но я-то знала, что он сделал это специально. Он все делал мне на зло, так же как и я ему. Олеся стала язвить мне и за это снова получила по своей физиономии. Нас разняли, и это еще более усугубило ситуацию. Алекс решил, что я снова унизила его девушку на глазах у группы. Ну, а я что виновата, что она беспомощная девица голубых кровей? Даже сдачи дать не может, хотя и старше меня на 4 года.

За все время пробытое с Алексом мы узнали друг о друге все. Алексу было 22, он окончил какое-то училище, работал ди-джеем в клубе, сейчас подрабатывает продавцом-консультантом в торговом доме "Мебель". Однажды даже он побывал в Америке и выступал там. Был в армии. У него была только мать и младший брат Олег мой ровесник. Об отце я не знала ничего, так же как о его имени и фамилии. Эта была наша фишка: никто не должен знать нашего настоящего имени и фамилию, только придуманные имена. Он тоже знал обо мне все, что я учусь в школе, мне 16 лет, и т. п. и т. п.

Через три недели мне надоело строить из себя врага. Я решила поговорить с ним о примирении, но этот индюк, важно задрав свой нос, послал меня подальше. Я просто взбесилась. Главное, я сама (хотя очень гордая) подошла с извинениями, потому что мне это все ужасно надоело, да еще и концерт на носу, а он!.. Я просто мечтала ему врезать по его напудренной физиономии. И это я планировала сделать после концерта.

Концерт проходил в лагере. Специально для него я купила пышное платье черного цвета и выглядела великолепно, так сказал мне Ворон и Дракула, и остальные ребята кроме Алекса. До начала выступления Ворон, и Дракула умоляли нас двоих сделать все по высшему разряду без всяких подлянок друг другу. Мы пообещали. Ну, я честно пообещала, а Алекс, как оказалось, уже приготовил мне гадость.

Концерт начался. Все подростки визжали от радости и аплодировали нам. Я выложилась на все сто, хотя и была расстроена, что мою любимую песню пою не я. Алекс тоже все сделал на отлично. И если он не был бы моим врагом, я бы тоже поаплодировала ему и взяла автограф.

В конце нашего вечера, все мы вышли на сцену, чтобы попрощаться со зрителями. Алекс стал рядом со мной. Я удивленно посмотрела на него. Чего это он стоит рядом, а не за "сто км" от меня как обычно? Я проигнорировала его поступок и развернулась, чтобы уйти со сцены, но тут же поняла, зачем этот гаденыш стал рядом. Он наступил мне на мое пышное платье и я, потеряв равновесие, упала на свою пятую точку. Я быстро встала обратно и развернулась лицом к нему. Все вокруг засмеялись. Было не передать, что я чувствовала в тот момент. Гнев, злость, ярость.

"Ах ты, индюк вонючий!!!" заорала я и ударила его кулаком в челюсть. Это было так сильно, что он упал тоже на пятую точку. Он сразу же поднялся и кинулся на меня. Ворон и Дракула бросились нас растягивать, а зрители с восхищением смотрели на драку звезд. Мы зашли за кулисы. Ворон стал орать на меня со всей силы, а Дракула на Алекса. Я ничего не могла слушать, потому что меня трясло. Алекс, Дракула и Ворон что-то кричали, а мне просто стало плохо. Это был явный перебор. Я отыскала глазами Алекса и прошипела ему:

"Ты хочешь войны? Ты её получишь!"

**********
Прошла неделя с того самого времени, как на концерте в лагере придурок Алекс опозорил меня. И месяц с нашего знакомства с ним. После того случая мы стали еще большими врагами. Но в отличие от того месяца мы просто с ним не разговаривали, просто игнорировали друг друга. Иногда пересекались взглядом, но сразу же отворачивались. Не здоровались, не прощались… Просто друг друга не замечали.

Однажды придя с отработки уже вечером я, заходя в свой дом, обнаружила у порога чужую мужскую обувь. Настроение у меня с утра выдалось прекрасным, так как был последний день отработки, и я была на все лето свободна. Так что меня не смутило, что в доме у нас гости. Обычно я не люблю гостей. Но когда я прошла в зал, чтобы поздороваться с мамой, мое сердце забилось часто-часто и, губы расплылись в довольной улыбке. На кресле сидел мой папа. Мама сидела на полу перед чемоданом и рассматривала подарки. Я радостно пискнула.

"Папка!"

Папа заметил меня и тоже радостно заулыбался.

"Ну, иди ко мне моя принцесса!" Он широко расставил свои руки, и я буквально запрыгнула в них. Я очень соскучилась за ним и крепко сжала его плечи. Он тоже. Было невозможно передать, как я была рада видеть своего папочку! Когда я, наконец, его отпустила из своих объятий, то стала разглядывать каждый участок его тела, каждый кусочек одежды и каждую его морщинку на лице. Папа приезжал в последний раз месяцев четыре назад и, мне казалось, что я его не видела уже года два. Тут же я отметила, что Москва повлияла на отца благотворно. Одет он был изысканно и со вкусом, а морщинок, по-моему, стало даже намного меньше. Не в обиду будет сказано маме, но теперь он выглядел младше мамы, хотя это было не так. Мама была моложе папы на три года.

«Папа! Ну, ты выглядишь потрясающе! Мегаполис пошел тебе на пользу» сказала я. Папа улыбнулся. Я хотела, уже было, на него наброситься с расспросами, но он перебил меня и заявил, что очень голодный. Мама быстро встала и побежала суетиться на кухню, так же при этом, взяв меня с собой. Мы с мамой по-быстрому наделали бутербродов и разогрели недавний обед и подали все это на стол. Папа принялся уплетать мамины харчи за обе щеки, при этом говоря, что соскучился по маминой стряпне. Покончив с обедом, я, наконец, вставила свое слово между маминого и папиного диалога.

«А почему ты не предупредил, что приедешь?» спросила я.

«Хотел сделать сюрприз!» ответил отец и засмеялся.

«Тебе это удалось! Папочка, а ты надолго?» спросила я миленьким голосом, как маленький ребенок. Папа быстро сменил почему-то тему.

«Полюш, идем, я тебе подарки покажу?» сказал он. Я радостно побежала в зал к сумкам отца. Я заметила, что сумка была небольшая, как обычно, вещей папиных там явно было немного. Я расстроилась.

«Ты на несколько дней приехал, да?» спросила с грустью я. Папа это заметил, что я огорчились. Тогда он встал и, обняв меня и маму, неожиданно для всех нас произнес такую фразу.

«Вообще-то, девоньки мои, я приехал за вами»

Мы с мамой обе посмотрели на него.

«В смысле?» спросила я.

«Все, хватит нам жить по отдельности, я вас в Москву забираю!» сказал папа. У меня сразу появились двойственные чувства, но на первом месте стояло пока что только удивление. Неужели папа говорит правду?

«И когда мы переезжаем?» спросила мама. Меня вопрос этот насторожил. С чего это мама так спокойно отреагировала на такое важное заявление, обычно она все заранее планирует и предусматривает, а тут.

«Через два дня мы уже будем в новой квартире в столице» ответил папа и затряс меня за плечи. И тут выступила я.

«А меня вы спросить не хотите? Вообще-то у меня здесь школа, друзья… Папа, а ты мог мне сказать заранее? То есть на все про все мне дано два дня, хотя даже меньше?»

Папа удивленно посмотрел на меня, а потом на маму.

«Ульян, а ты чего Полине не говорила?» спросил он у мамы. Мама замялась и посмотрела на меня. Она нервничала. Тогда я все поняла.

«Мама, ты что знала, что мы переезжаем, и мне не сказала?!» возмутилась я.

«Ну, прости, я думала, лучше будет поставить тебя перед фактом. Ты ведь явно не захочешь уезжать отсюда и т. п. Чтобы было меньше проблем!» стала оправдываться мама. Но я все поняла иначе.

«Да нет, тут все понятно. Ты не оставила мне времени, чтобы попрощаться со своими друзьями готами, да? Ты это специально сделала!» закричала я. Я была просто на грани.

«Девочки, успокойтесь. Полина, мама хотела как лучше»

«Вот поэтому я и молчала месяц, потому что ты бы устроила такой концерт!» заявила мама.

«Ульяна!» прикрикнул на неё папа. Но меня уже было не остановить. Я бросила свой подарок на пол и побежала в свою комнату.

«Отлично, раньше я хотела поехать в Москву, а теперь ты все испортила! Ну, что клевый концерт я закатила, тебе нравится?!» рявкнула я и специально хлопнула по громче дверью, так что аж посыпалась штукатурка. Сразу через минуту прозвучал стук в дверь. Стучал папа. Я этому разозлилась. Снова папа, неужели маме так сложно признать свою ошибку и попросить прощения или просто поговорить? Отец стал просить, чтобы я открыла дверь, но я не открыла и сказала, что до утра вообще не выйду из комнаты. Так я и поступила. Родители решили меня не трогать и поговорить утром, а я осталась наедине со своими мыслями. Я знала, что переезд — это вердикт окончательный и если папа сказал, что через два дня мы будем в Москве, то так оно и будет. Он всегда выполнял свои обещания и был целеустремленным человеком.

Я легла на кровать и включила ноутбук. Я хотела отвлечься, думала, мне станет легче, но потом все-таки поняла, что необходимо все обдумать. Я была зла на маму за то, что она меня не предупредила на счет переезда. Она явно не хотела, чтобы последние часы в городе я провела в компании своих друзей. Ну, конечно, это было очевидно, два дня это очень мало, все время уйдет на переезд, а времени, чтобы попрощаться, по-настоящему не останется. Сначала я представила то, что мне придется расстаться со своими друзьями навсегда. Ворон и остальные члены моей группы стали мне семьей. Кто же теперь будет играть на гитаре, и петь так чудесно песни, которые написал Ворон. Да и вообще я привыкла к этому образу жизни. Кладбища, ритуалы и, конечно же, выступления с группой. Я не готова была так резко оставить все это.

Затем я стала искать и положительные стороны нашего переезда. В готы я пошла из-за переезда отца. Теперь же мы будем вместе всей семьей… Может, наконец, мне удастся поступить в театральный и моя мечта осуществиться. Мой стиль одежды измениться в лучшую сторону, на меня перестанут смотреть как на ведьму. И главное можно носить каблуки и яркие платья, юбки, кофточки.

Потом я просто не стала думать ни о чем. Я включила музыку на полную катушку и закрыла глаза. А потом и вовсе заснула, хотя было совсем рано. От того, что я легла так рано я проснулась, когда еще не было 6 утра. Я пыталась заснуть, но ничего не выходило. Поэтому у меня было много времени, чтобы подумать обо всем. Думала я так до девяти часов. Потом, услышала внизу какие-то звуки. Я поняла, что родители уже начинают потихоньку собирать вещи и вообще готовиться к переезду. Я встала и направилась в душ. Еще полчаса под прохладной струей я обдумывала все подряд и пришла к решению, что нужно поговорить с родителями. Я согласна на переезд, но два дня для меня мало. Нужно выпросить лишний денек для официального прощания с друзьями. Мама должна разрешить, так как по любому чувствовала свою вину передо мной.

Пройдя по скромному в кухню, я тихо поздоровалась с родителями. Они сидели за столом, и пили чай. При виде меня они напряглись. Я не стала тянуть и сказала все, что я думаю, включая то, что они должны мне дать лишний день для прощания с друзьями. Мама была недовольна, но папа дал четко понять, что все зависит от его решения. Папа мне разрешил, но с условием того, что все эти два дня я буду усердно помогать им с переездом, а на третий день, мы договорились, что я останусь у бабушки и приеду на поезде сама. Самих же их не будет здесь, в этой квартире уже через два дня. От одной этой мысли мне было как-то не по себе. Скоро эта родная квартира совсем опустеет и станет домом для других, а я больше не приеду сюда никогда…

Я хотела побыстрее прибежать к ребятам и сообщить о своём переезде, но в первый день этого не удалось сделать. Работы было очень много. Мы укладывали вещи в коробки, а потом приехала машина и забрала их. Сразу часть дома опустела. Мне снова стало не по себе. Как-то не привычно было видеть свою квартиру в таком виде. На следующий день я стала протестовать, чтобы меня отпустили к ребятам. После того, как мы с мамой забрали документы из школы, я, наконец, вырвалась из этого ада. Я быстро набрала номер Ворона и попросила сегодня вечером встретиться со всеми ребятами на кладбище. Ворон был встревожен, так как голос мой дрожал, и я просила сделать это срочно. Он согласился и сказал, что вечером в девятом часу, как всегда заедет за мной.

Тем временем уже вторая машина отвезла очередную партию наших вещей. Остались только голые стены и мой рюкзачок с некоторыми вещами, а так же частичка вещиц моих родителей. Оказалось, покупателей на нашу квартиру родители нашли давно, этому я снова была недовольна. Но теперь это было не главное… Главное — через сутки настанет новая жизнь… И я навсегда покину этот родной город…

Вечером родители, прочитав мне кучу нотаций, чтобы я не перепутала платформы на поезде, чтобы позвонила, как приеду и сообщила номер поезда, дату отправки и тому подобную чушь, уехали в Москву, а я коротко попрощалась с квартиркой и поехала на маршрутке к бабушке.

У бабушки мне никогда не нравилось. Во-первых, пахло у неё в доме как-то по-другому, во-вторых гулять она мне разрешала максимум до десяти, а потом объявляла тревогу и в-третьих, она называла меня Пелагеей.

"Ну, вот и уехали твои мамка с папкой" причитала она, заставляя, есть её пирожки уже под вечер, хотя мне надо было заниматься другим. Прической, одеждой и макияжем.

"Ничего, мы же не оставим тебя, будем приезжать" успокаивала её я.

"Знаю я ваши приезды… Раз в год. Ну, ты хотя бы внученька не забывай меня почаще на каникулах приезжай ко мне, Пелагеюшка моя" сказала бабушка и чмокнула меня в лоб. Я быстро вскочила с места и под предлогом того, что мне нужно срочно заскочить к подруге смылась в комнату. На марафет оставалось только полчаса. Ворон уже звонил и спрашивал адрес, а значит, скоро будет. Поэтому я накрасилась на скорую руку, сделала "гульку" на волосах и спустилась во двор. Ворон приехал через десять минут.

"Что за срочность?" спросил Ворон. Мне было стыдно ему говорить вот так все в лоб, о том, что послезавтра я уеду навсегда и что я ухожу из готов и становлюсь столичной девушкой. Я промолчала и велела ехать к ребятам на кладбище.

Мы приехали первыми. Ребята пришли только через полчаса. Тут же был и Алекс. Я сразу обратила на него внимание. Вид у него был кошмарный. Красные глаза, будто он плакал всю ночь, шатающая походка… Он был пьян и чем-то очень огорчен. Мне даже стало жаль его. Что же такого с ним случилось? Но тут Ворон дал слово мне перед всей группой и я, ужасно нервничая, стала говорить:

"Друзья, моя нечисть… Я собрала сегодня вас всех потому, что хочу сказать грустную новость… Я уезжаю навсегда в Москву…" последнюю фразу я сказала быстро на одном дыхании и замолчала. Ребята загудели, а Ворон не поверил услышанному.

"То есть как, навсегда?" спросил он.

"Ну, вот так. Родители мои переезжают в Москву, то есть уже переехали, мне дали один день, чтобы с вами попрощаться… И я ухожу из готов. Раз уж новая жизнь, то мне придется это сделать…"

Все переваривали услышанное, а затем ко мне подошла Элла и обняла меня. За ней подошли все ребята, кроме Алекса. Он сидел один на надгробии и пил пиво из стекляшки.

"Как же так Аннабет? Мы так к тебе привыкли, ты член нашей семьи и вот так?" спросил Ворон и обнял меня последним. Я готова была разрыдаться навзрыд, но держала себя в руках.

"Такова судьба, ничего не поделаешь…" ответила я и присела, чтобы отдышаться. Сердце мое стучало бешено, а голос дрожал. Все замолчали, а потом бросились ко мне с расспросами о дальнейших планах. Это меня подбодрило, и я стала говорить им обо всем. О театральном ВУЗе, о карьере актрисы или певицы и всем. Наш разговор прервал Ворон.

"Мне в голову пришла замечательная идея! Давайте устроим Аннабет такие проводы, чтобы она запомнила нас на всю жизнь? Но так как наша принцесса уходит из готов, устроим вечеринку без готского грима. Вечеринка "Без масок!"

Все застыли, обдумывая предложение Ворона. Мне эта идея понравилась.

"Мы ни разу не видели друг друга без грима, интересная будет вечеринка!" сказал Кол.

"У меня, кстати, дача свободная, давайте завтра все туда?" предложил Топор. Все одобрительно загоготали. Видно было, что идея Ворона всех заинтриговала.

Дальше мы обсуждали, во сколько пройдет вечеринка, сколько нужно выпивки и денег и т. п. Так мы засиделись до одиннадцати, и мне необходимо было ехать как можно скорее домой. Все стали расходиться. Ворон пообещал, что подбросит меня до бабушки. На выходе я обернулась и увидела, что Алекс остался сидеть один на надгробии. Я потянула Ворона за рукав.

"Ворон, а что с Алексом?"

"Его девушка бросила вроде бы. Сказал, что хочет побыть один"

"Его нельзя оставлять в таком состоянии!" сказала я и сама удивилась своей заботливости к врагу. Я увидела на выходе байк Алекса.

"Как он поведет байк в нетрезвом виде? Слушай, ты иди, а я сейчас поговорю с ним" неожиданно для себя сказала я. Ворон тоже удивился этому.

"Аннабет, не хочу расстраивать тебя, но ты последняя кого бы он хотел видеть сейчас"

Я фыркнула в его сторону и решительно направилась к Алексу. Тот хлестал пиво и смотрел опустошенными глазами в одну точку. Я тихо села рядом, ища подходящие слова для него. Все-таки меня когда-то тоже бросили, и я знаю, что это такое.

"Что совсем плохо на душе?" спросила я. Он, не отрываясь от точки, ответил:

"А ты что решила в психологи записаться? Ведьм туда вроде не принимают"

Я проглотила эту обидную фразу и продолжила.

"Я просто понимаю тебя и хочу помочь. Если разошлись, значит не судьба и…" начала я, но он меня перебил своим криком.

"Ты что поиздеваться пришла ведьма раскрашенная?! Отстань, сделай милость, ведь тебе все равно плевать бросили меня или нет!"

Я покраснела от злости и встала с места.

"Знаешь, что?! Я вообще-то хотела поддержать тебя, а ты!.. Хам, ты понял, раз не можешь понять, что человек с добрыми намерениями пришел к тебе!"

Я развернулась, чтобы уйти, но тут он схватил меня за руку.

"Прости… просто у меня нервы сейчас… садись"

В этих словах я услышала нотки раскаяния и поэтому села рядом, а он начал судорожно говорить.

«Знаешь, может даже я и не любил её по настоящему, просто плохо мне не от этого. Она дура пустоголовая, а вот друг мой… В общем, мой друг с ней переспал. Мой лучший друг… И мне больнее вынести его предательство, чем её…"

Мы замолчали. Я даже не знала, что и сказать. Казалось, о том, что он мой враг я и думать забыла. Мне его стало, ужасно жаль.

"Значит такой он друг оказался, а она и того хуже. Наверное, судьба не хочет, чтобы эти люди были в твоей жизни, вот и отводит их от тебя. А ты не вздумай их прощать. Сделали подлость один раз, сделают и второй!" сказала я и сама удивилась своей мудрой речи. Он тоже удивился этому.

"Надо же… Я делал так много гадостей тебе, а ты меня сейчас сидишь и жалеешь. А ты добрый человек Аннабет"

Под его взглядом я растаяла, и стена нашей вражды рухнула полностью. Я улыбнулась ему, а он внимательно вглядывался в мои глаза. В эту минуту мне показалось, что он мне чем-то понравился и что-то внутри загорелось.

"А знаешь, молодец, что ей тогда нос сломала" неожиданно сказал он. Мы засмеялись. Я вспомнила тот инцидент с Олесей месяц назад. Я снова посмотрела на Алекса. Он улыбался. Ну, вот я хотя бы немного подняла ему настроение.

"Ну, так ты обязательно приходи на завтрашнюю вечеринку, мы отметим важное событие: конец нашей войне" сказала я.

"Жаль, что мы помирились только тогда, когда ты уезжаешь" сказал Алекс.

"Зато помирились, а то бы уехала и знала, что где-то там, в Самаре остался мой злейший враг Алекс, и стала бы переживать!"

Мы снова засмеялись, а потом меня позвал Ворон и все вместе мы пошли на выход из кладбища, на которое я больше никогда не вернусь…

Утром следующего и последнего дня я проснулась очень рано. Я встала с жесткой бабушкиной кровати и поняла, что все мое тело ныло от непривычного жесткого матраса. Пнув ногой старую кровать, я подошла к рюкзаку и посчитала свои деньги. Прокрутив все в уме, я поняла, что на салон красоты мне не хватает. Я об этом думала всю ночь. Хотела пойти в салон красоты и убрать наращенные волосы и черные ногти, а так же сделать смывку волос: избавиться от этой черноты. Свой натуральный цвет у меня каштановый, а сегодня я хотела выглядеть натуральной.

Бабушка естественно уже поднялась. Она вставала очень рано и напекала разные вкусности мне в дорогу на завтра. У бабушки, я знала, пенсия была совсем недавно и кругленькая сумма. Поэтому я подлизалась к ней на счет денег, на салон красоты. Бабушка была рада тому, что её внучка перестанет ходить во всем черном и станет обычной девочкой и даже дала денег больше чем нужно.

По дороге в салон красоты мне позвонил Ворон и сообщил время нашей вечеринки. Семь вечера. Я пришла в ужас. До семи я точно не успею, до салона необходимо купить еще много чего: платье, туфли, что-нибудь из светлой косметики… Я сказала, что приду вовремя, но заранее знала, что опоздаю.

Так оно и случилось. В салоне красоты мне сделали все по высшему разряду. Волосы теперь мои стали чуть ниже плеч и каштанового цвета, при этом мне их завили в чудные локоны и сделали укладку. До салона я уже купила себе бежевое платье, с кружевами подчеркивающее мою отличную фигурку и такого же цвета туфли на невысоком каблуке, чтобы казаться чуточку повыше. Потом я сделала макияж, но в нем почти не было косметики. Немного туши и светлых теней с прозрачным блеском. Когда я взглянула на себя в зеркало, уже было семь, а мне еще предстояло ехать на дачу, где была вечеринка. Бабушка аж расплакалась, когда меня увидела. Я сама была приятно удивлена своей перемене. Я была такой милой и красивой!.. Ребята точно придут в восторг, я бы точно пришла, если бы была на месте парней. Я решила, что теперь буду выглядеть так всегда.

До дачи я добиралась полчаса. Ворон при этом названивал мне через каждые пять минут и спрашивал, где я нахожусь. Наверное, все ребята были заинтригованы моей новой внешностью. Я ведь красилась всегда очень ярко и меня ни разу не видели без грима готки. Едва переступив порог двора, я наткнулась на Кола с Дракулой и замерла на месте. Идея Ворона удалась. Я была в шоке. Без грима они выглядели совершенно иначе, будто стали другими людьми. Им очень это шло. Ну, а какова была их реакция на меня. Они сразу меня не узнали, а потом когда я сказала: "Кол, Дракула, это же я, Аннабет!" они пооткрывали рты и стали осыпать меня с ног до головы комплиментами. Дальше я встретила всех ребят в своем новом имидже, включая и Ворона, но Алекса никак не могла найти глазами. Его в доме не было. Ворон, кстати, оказался без грима не в моем вкусе. Честно говоря, с черной краской ему было лучше. Но я очень вежливо сказала, что ему очень идет это все.

Все были просто потрясены моей переменой. Некоторые ребята даже стали признаваться, что влюбились с первого взгляда. Мне было лестно. Никогда у меня не было столько поклонников, как сегодня. Представляете, что творилось с моей самооценкой и гордостью. Она зашкаливала в тот момент за двести. Да, я самая красивая и самая лучшая среди них.

Я было довольна собой. Около меня суетилась толпа ребят. Но на тот момент меня еще не видел лишь один и не сделал комплимент: Алекс.

"Вить, а где Алекс?" спросила я Ворона. На этом вечере все, наконец, узнали, как зовут друг друга по-настоящему.

"На улице был. Он болеет с похмелья после вчерашнего и смотрит за шашлыками, кстати, настоящее его имя Александр Лиговский. А вот и он!"

Я резко обернулась и увидела на пороге Алекса — Сашу. Он выглядел сегодня тоже совершенно по-другому. Казалось, он тоже решил завязать с готикой. Его волосы были подстрижены, и длинной челки не было, так же его волосы стали светло-каштановые, а глаза еще более синие. Лицо было естественным и немного худощавым. Одет он был в молочный пиджак на черную футболку и светлые джинсы. В общем, не парень, а мечта. У меня даже сердце чаще забилось… Мне даже показалось, что у меня в сердце что-то ёкнуло.

"Саня! Иди сюда!" позвал его Ворон. Саша посмотрел в нашу сторону и подошел к нам. Выглядел он очень бледно, а на лбу виднелись капли пота.

"Знакомьтесь вновь!" сказал Ворон и улыбнулся.

Я набрала воздух в грудь и, протянув руку к нему, объявила:

"Раскрашенная ведьма — Аннабет"

У Саши расширились глаза. Он как-то странно качнулся, смотря мне прямо в глаза, и неожиданно упал в обморок. 

Глава третья: "Ищи меня вконтакте"

"Саша? С тобой все в порядке? Саша?"

Я сидела на диване около своего нового друга и бывшего врага Александра Лиговского. После того, как он подошел ко мне, чтобы поздороваться, то сразу упал в обморок, прямо к моим коленям. Ворон и Дракула мигом подхватили его и усадили на кресло. Я была немножко напугана, а ребята наоборот подшучивали над ним, мол, увидел такую красотку и растаял. Я быстренько побежала на кухню и, намочив полотенце холодной водой, прибежала к нему. Он уже был в сознании. Дракула привел его в чувство своим методом: побил по щекам, да так, что они сразу вспыхнули, и он стал еще более милее.

"Ты как?" спросила я заботливо и протянула полотенце к его голове. Но он просто молчал, наверное, еще толком не отошел от обморока.

"Ну, ты Саня даешь! Так сильно наша Анютка понравилась, что в обморок грохнулся! Рассказать кому, не поверят" засмеялся Ворон. Все вокруг тоже поддержали его шутку кроме меня. Я по-прежнему ухаживала за Сашей.

"Просто мне и до этого плохо было…" вяло ответил Саша и тут сам стал улыбаться. Видно он тоже осознал, что выглядело это все смешно.

"Да уж, как неловко… Надо же такому совпасть!" сказал он и стал со всеми смеяться. Я тоже улыбнулась. При этом Саша обратил внимание на мою улыбку и стал буквально выедать меня глазами.

"Так ты в норме?" спросила я его еще раз. Он перестал улыбаться и, перехватив мою руку с полотенцем, приставил мою теплую ладошку к себе к лицу.

"Теперь в полном… хотя не уверен, ты еще больше разволновала мое сердце" проговорил он. Я засмущалась. Именно от его комплиментов мне было по-настоящему лестно и очень приятно. Как мы могли быть врагами все это время. Он такой до боли милый и симпатичный! Я не знала, что ему ответить, но за меня сказал Ворон.

"Ну, ребята, хватит валяться на диване, давайте начинать веселье! Вечеринка "Без масок" объявляется открытой!" провозгласил он и началось. Топор врубил музыку на полную катушку, но только не жесткий рок, а новейший клубняк.

"Теперь тебе не положено слушать рок! Привыкай к столичной музыке!" перекрикивая музыку, закричал Топор и, взяв меня за руку, утащил в толпу танцующих подальше от Саши. Кто-то всучил мне в руку бокал с шампанским и все хором закричали "За новую москвичку Анну!". Я хотела было возразить, поняв, что друзья думают, что мое имя Анна, но мне и рта не дал никто раскрыть.

Такой вечеринки я еще никогда не видела, даже мы с девочками на проводах у Марины не так шумно себя вели. Все стали пить, есть танцевать. Я то и дело чувствовала, как меня то кто-то возьмет за руку и тянет к себе, то, как ущипнет кто-нибудь за попу, то кто-нибудь обнимет за талию, то суют под нос бокалы с выпивкой. Это был просто хаос. Такую вечеринку я не забуду точно. Но потом когда меня в буквальном смысле "напоили", я тоже стала вести себя неестественно. Шампанское ударило мне в голову и от этого мне стало дурно.

Я вышла на улицу и увидела неподалеку беседку, там кто-то сидел. Когда мои глаза немного привыкли к сумеркам, я разглядела, что там сидит Саша. Он сидел один и курил сигарету. Как странно, раньше я его ни разу с сигаретой не видела. Мне захотелось почему-то побыть с ним рядом. Только с ним, в тишине, подальше от музыки и толпы… Он меня заметил, когда я уже села напротив. Видно, он задумался о чем-то.

"Не против?" спросила вежливо я. Он мне улыбнулся. Я заметила, что при улыбке у него появляется на правой щеке ямочка… О, это было так мило.

"Что сбежала?" спросил он меня.

"Не знаю…" пожала я плечами и уставила свой взгляд, вниз разглаживая платье.

"Вечеринка не нравится?" опять спросил он, делая затяжку сигареты.

"Нет, нет, все отлично… Просто я устала, наверное"

Мы оба замолчали, не зная о чем говорить. Было неловко, а мысли мои путались, не давая, сосредоточится. Я боялась, что скажу какую-нибудь чушь и поэтому решила уйти к друзьям, но тут он развеял паузу.

"Аня… а ты серьезно завтра уезжаешь навсегда?"

Я засмеялась. Он тоже посчитал, что меня зовут Аней. Хотя вполне красивое имя, но нужно было ему признаться, что никакая я не Аня.

"Саш, меня зовут не Аня, мое настоящее имя Полина" сказала я ему. Он вскинул вверх брови.

"Правда? А почему ты тогда была Аннабет?"

"Мне не нравится свое имя, вот и взяла такое прозвище"

"По-моему отличное имя. Милое… Полина… Звучит"

"Да уж, звучит — ответила я и поняла, что из его уст мое имя звучит куда более мелодично, мне оно даже начало нравится, — а что касается переезда, то да. Завтра ровно в десять ноль-ноль утра, я уезжаю в Москву к моим родителям, а что?"

Он тяжело вздохнул.

"Мы только начали узнавать друг друга и подружились…"

"Что ж, может, еще увидимся, я ведь буду приезжать к бабушке на каникулы, встретимся как-нибудь!" подбодрила я его и проглотила ком в горле. Ну, почему мы узнали друг друга такими, какие мы есть только сегодня? Он мне так понравился! У меня даже глаза заслезились…

"Я был бы очень рад!" сказал он с ноткой надежды в голосе и крепко сжал мою ладонь, лежавшую на столе. От его руки шел просто жар и при этом мы встретились с ним взглядом, от которого я таяла с каждой минутой. Да, все-таки закон подлости существует. Такого красавчика упускаю!

В это время вышел Ворон. Он явно искал меня. Саша встал из-за стола и потянул мою руку за собой. Я улыбнулась и побежала за ним внутрь дома. Там меня ждал сюрприз. Ворон и ребята приготовили для меня подарок. В руках они держали ватман, и как только я вошла, ребята развернули его передо мной. Я была растрогана. Там было написано: "Прощай Анечка!" и были прикреплены мои фото с друзьями. Я засмеялась, прочитав мое имя. Саша тоже, но мы не стали раскрывать свою "страшную тайну", что я Полина. Я подошла к каждому и обняла его. Сашу обняла тоже. Я почувствовала, что он из всех крепче меня обнял и прижал к себе.

Мы стали веселиться дальше. Затем, все стали догадываться, что мы с Сашей подружились и, причем даже очень. Поэтому Элла подскочила к плееру и включила медляк, подмигнув Александру. Тот снова улыбнулся своей обаятельной улыбкой и пригласил меня на медленный танец. Я, должно быть, покраснела, когда обняла его, а он опустил свои руки на талию и склонил голову на мои плечи… И все было романтично и прекрасно, пока я не поняла, что смотримся мы глупо и смешно, потому что Ворон чуть ли не падал со смеху. Мое лицо упиралось Саше в грудь, и я еле дотягивалась до его плеч, а он же в свою очередь склонился очень низко, и спина его была напряжена, как и шея. Я же чувствовала. Конечно, ростом мы не подходили друг другу явно. Я 1 метр 57 см и он, точно не скажу, но приблизительно 1 метр 86 см. А музыка никак не кончалась. Потом он видимо спустился с облаков, когда заметил ржущего во все горло Ворона и неожиданно схватил меня на руки, как невесту выносят из ЗАГСа. Я схватилась за его плечи.

"С такой прекрасной дюймовочкой танцевать нужно только так" прошептал он мне на ушко. Щеки мои вспыхнули как утренняя заря, а Ворон уже перестал смеяться. Все аплодировали нам и свистели, а Саша кружил меня под музыку на своих руках…

Так прекрасно и весело прошли мои последние часы в компании моих друзей. Очнулась я от всего этого, когда бабушка позвонила мне, и я обнаружила, что время уже час ночи. Бабушка разорялась, как могла, и мне необходимо было уже со всеми попрощаться. В самом конце все уговорили меня еще задержаться на пять минут и исполнить песню "Tears of the moon"- "Слёзы луны". Мою любимую песню, которую тогда на концерте в лагере пел Саша. Я согласилась, но немного погодя мне пришла одна мысль. Я схватила Сашу под руку и потянула за собой к микрофону. Все поддержали мою идею. И действительно: вместе нам удалось спеть на отлично, на двести баллов! А последнюю фразу песни, где пелось: "И, упав на колени я прокричу, что другого как ты я уже не найду!", мы спели так ритмично, что Элла, единственная девушка после меня всплакнула. Мы взялись за руки и поклонились. Ребята аплодировали. А потом наступил момент прощания. Ворон как всегда сказал, что довезет меня до бабушки, но Саша видимо хотел тоже подольше побыть еще со мной рядом. Он решил поехать с нами. Я по-быстрому хотела попрощаться и уехать, чтобы не разреветься как девчонка, но мне это не удалось. Прощалась я с ними как минимум минут пятнадцать. Когда я села на байк к Ворону, и он завел мотор, ребята стали свистеть мне и кричать "Пока! Не забывай нас!" Я помахала им рукой, и мы быстро понеслись по ночному городу к моей бабушке.

Саша ехал рядом и при этом вытворял всякие опасные трюки на байке, чтобы произвести впечатление перед дамой. Но я вместо того, чтобы восхищаться, когда мы остановились во дворе, чуть его не убила за его безрассудство. У меня чуть сердце не остановилось, когда он поехал на одном заднем колесе. Толком попрощаться с парнями так и не удалось. Бабушка снова позвонила мне, истерично крича, что сама сейчас пойдет искать меня с палкой по городу. Пришлось повиноваться. Я коротко попрощалась с Вороном, и он отошел подальше, чтобы дать мне шанс проститься с Александром.

"Ну… вот и все… Мне пора" сказала я и поёжилась то ли от холода, то ли от обиды, что мне придется вот так вот уехать от человека запавшего мне в душу. Да, Саша мне чем-то запал в мою душу, не принимавшую туда никакие чувства симпатии к парням. Но именно он пробудил во мне нечто. Пока за такой короткий срок я не могла понять что это, но было очевидно, что его я точно запомню надолго.

"Мне очень жаль, что в этот месяц нашего знакомства мы были врагами. Я еще раз прошу прощения у тебя за все, и в честь извинений разреши мне завтра прийти тебя проводить?" попросил Саша. Я видела, как его глаза заблестели при слове "можно". Я не могла сказать, о чем он думал, и что творилось в его голове, но я поняла, что я ему понравилась и скорее всего тоже запала в душу.

"Я приду, обязательно приду, Полина!" сказал он и обнял меня на прощание. Я обняла его в ответ. При этом я его наклонила к себе и прошептала на ухо.

"Саш, ты хоть скажи ребятам, что меня зовут Полина, а не Аня, а то так и будут думать, что мое имя Анна"

Он засмеялся и долго еще не хотел отпускать мою руку. В конце концов, бабушка снова позвонила, и я вырвалась от него и побежала в подъезд, а Ворон и Саша поехали обратно на дачу…

Всю ночь я провела в мыслях о Саше. Сначала я просто мечтала, что у нас будут отношения, а потом свадьба и дети… Ну, глупое детское воображение. Потом просто мысленно рисовала его портрет в уме, а в итоге пришла к выводу, что мне нужно перестать, о нем думать. Ведь впереди новая жизнь и Саша никак не вписывался в неё. Это ведь было очевидно. Он здесь, а я там. Разве у нас может что-нибудь получиться? Определенно нет. Мне сейчас нужно думать не о парнях, а о новой школе, новых друзьях и увлечениях. А здесь останутся только счастливые воспоминания…

Утром я проснулась рано и стала собирать в рюкзак оставшиеся вещи и косметику. Бабушка тоже уже давно не спала. Она чем-то шелестела на кухне. Видимо мне в дорогу собирает целый чемоданище вкусностей. Я прокралась по-тихому на кухню. Бабуля и вправду клала в мешочек мои любимые блинчики, при этом её плечи подрагивали от всхлипываний. Мне стало, её жаль.

"Бабуль, ну ты чего?" спросила я и обняла её за плечи сзади.

"Да вот, представила, что не скоро вас увижу теперь и нахлынуло…"

"Ба, я приеду на каникулы!" сказала я и чмокнула её в щеку.

Бабушка вытерла слезы и подала мне завтрак. Я есть не хотела, к тому взглянув на свою сумку с едой, я поняла, что этим хватит накормить весь поезд. Бабушка была в своем репертуаре.

Время в тот день, казалось, летело неумолимо быстро. Прощание с бабушкой затянулось надолго. Она никак не могла меня отпустить, а я не могла всего этого вынести. У самой на душе тошно, а тут еще бабушка рыдает мне в жилетку. Надо поскорее валить отсюда, пока у меня сердце не порвалось от боли… Насилу попрощавшись и взяв свой рюкзак, половину которого забила едой бабушка, я поехала прямиком на ж/д вокзал. Когда я оказалась около своей платформы я мигом села на скамейку рядом и отдышалась. Рюкзак был тяжелый, к тому же я боялась опоздать и бежала галопом. Часы показывали без пяти десять. Мой поезд уже был здесь, и объявлялась посадка. Я вспомнила, что Саша обещал прийти проводить меня, но время уже было без трех минут десятого, а его все не было. Я подумала, что это к лучшему и пошла, подавать свой билет и загружаться в поезд. На пороге, пока мой билет еще проверяли, я оглядывала окрестность. Саши не было. Как я себя не успокаивала, что это к лучшему, мне стало немножко обидно. Современные парни… вечно дают слово и не выполняют его. Чего ты еще могла ожидать Полина? Я со злостью подхватила свой рюкзак и зашла в купе. Пока здесь не было никого. Я обрадовалась, время десять. Поезд вот, вот тронется, может, я на все пятнадцать часов буду здесь одна?

Я кинула свой рюкзак на верхнюю полку и села около окна. Себе я утверждала, что просто села посмотреть на платформу, но кого я обманываю? Да, я села около окна, чтобы выглянуть, не пришел ли Саша? Нет, его не было… Что ж досадно, но ладно. Наверное, поезд уже сейчас поедет, надо бы подкрепиться. Только я хотела встать из-за стола, как послышался знакомый голос.

"Полина!"

Я мигом прильнула к окну и открыла его полностью.

"Полина!"

Мои глаза искали Сашу и наконец, нашли. Он бежал со всех ног.

"Я здесь!" крикнула во все горло я. Сердце у меня застучало как мотор с бешеной силой. Меня бросило в жар, а коленки подкосились. Неужели он пришел?! Саша подбежал к моему окну весь растрепанный. Он тяжело дышал, и я слышала только обрывки его фраз.

"Прости… я проспал… я уснул только утром… всю ночь думал о тебе…" выговорил он и схватил мою руку, свисавшую из окна.

"Я думала, ты не придешь" сказала я, и голос мой задрожал. Я почувствовала резкий толчок. Это тронулся поезд. Как? Уже все? Как не справедливо!

"Полина, — стал говорить судорожно Саша, идя вслед за поездом и не отпуская мою руку, — я не хочу потерять с тобой связь! Ты мне очень понравилась… очень!"

"Мы будем общаться, если ты хочешь" ответила я, завороженно смотря ему в глаза. Поезд набирал свою силу, и парню пришлось отпустить мою руку, но он продолжал уже бежать за поездом.

"Полина скажи, как мне тебя найти! Дай что-нибудь номер или адрес!" спросил парень. Но номер я собиралась менять на новый, старая симка сломалась неожиданно вчера вечером, папа пообещал купить мне новый телефон с сим-картой. А адреса я не знала. Родители еще не сказали, они сами меня будут встречать на вокзале. Из "мыла" я удалилась, в одноклассниках меня и вконтакте не было, хотя… На счет контакта я думала, что когда приеду обязательно зарегистрируюсь.

"Я… я не могу! Я не знаю адреса и номер… извини!" пролепетала я. Поезд набирал свою силу. Саша стал дышать тяжелее, он устал бежать. Мне стало его жаль.

"Саша, прощай! Еще увидимся! Если хочешь со мной общаться найди меня вконтакте Полина, город Москва! Пока!"

Проговорила я ему и закрыла окно, чтобы он не бежал дальше. Потом я уже поняла, что фамилию я ему так и не сказала. А в поисковом запросе по "Полина, город Москва" ему выдадут миллионы вариантов. Я потрясла головой. Ну, вот, только я забыла, как он снова напомнил мне о себе. Нужно выкинуть его из головы. У меня новый город, новая квартира, новая жизнь и все новое. Никакого прошлого, нужно смотреть в будущее. Я уселась на кровать и, закрыв глаза, провозгласила:

"Прощай моя старая жизнь… прощайте мои друзья готы, прощай моя черная одежда и мой образ готки, прощай мой город и прощай Саша… Вы мое прошлое, а мне нужно идти вперед к своей мечте… Простите!"

Я открыла глаза и стала, будто другим человеком. В купе вошла какая-то женщина. Видимо моя соседка. Я отвернулась к окну и с каким-то давящим на грудь чувством смотрела на то, как поезд все дальше уносил меня к моей новой еще неизведанной жизни…

**********
Приехала я в свою "новую жизнь" далеко за полночь. Дорога меня измотала полностью. Родители, как и полагалось, меня встретили и сразу накинулись с расспросами. Мама стала спрашивать, как я доехала, проводила ли меня бабушка, поела ли я в поезде и тому подобную чушь. Зато папа спрашивал иное, что мне больше всего понравилось, хотя и отвечать я ни на один их обоих вопросов не стала. Он спросил, как меня проводили друзья, как прошла вечеринка. Вот это я понимаю, забота и интерес, а не то, что мамино "В поезде не холодно было?" Что за тупой вопрос? На улице не минус 40, чтобы в купе было холодно. Мы ехали долго. При этом я прильнула к окну машины и с жадностью охватывала каждый кусочек города Москва. Здесь я была впервые, и по пейзажу из окна мне очень нравился этот город. Повсюду мелькали яркие огни ночного города, то вывески мигали разноцветными лампочками, то на глаза мне попался огромный фонтан тоже сверкающий отовсюду. Потом замелькали большие высотки, но мне все равно было до жути интересно, и я вглядывалась в каждое окно и человека. Затем мы стали проезжать мимо одного из зданий, которое я вмиг узнала. Здесь проходили съемки и отборочный тур в мое любимое теле-шоу "Ты артист!"*. В этом шоу делали будущих звезд, они проходили различные испытания… а вел это шоу мамин родной брат Марат Таранов, который был моим кумиром. Дядю я видела за свои шестнадцать лет, наверное, пару раз. Столько он приезжал к бабушке, к своей матери. У него была жена и двое маленьких детей, и известен он был, казалось мне на весь мир. О шоу, который он вел, можно было только мечтать, как это делала я все годы, с тех пор как оно началось. Вот бы мне попасть туда. Скоро должен начаться новый сезон. Их вышло всего пять сезонов, и все я пересмотрела на двести раз. Знала каждого финалиста, каждого победителя, который в награду получал золотую ноту на пьедестале. Эх, хоть бы одним глазком взглянуть туда в их студию… Ничего, вот обоснуюсь в городе, обязательно налажу контакт с дядей и напрошусь к нему на экскурсию по студии.

Когда мы приехали, я просто валилась с ног, и глаза мои слипались. Я вылезла из машины и осмотрела свой двор. Вроде ничего так, шикарный райончик. Света много, многоэтажка элитная. Интересно, а дом у нас дворец был? Мы поднялись на лифте к 5 этажу. Папа и мама пропустили меня вперед, перед тем как они открыли дверь. И я вошла в свой новый дом. Родители просто молодцы. Времени даром не теряли и обустроили здесь все по высшему разряду. Квартира была тоже, как и старая трехкомнатная и обставлена была шикарно. Мне было не интересно пока что на зал и кухню. Я побежала прямиком в свою комнату. Здесь было просторно. Не то, что в старой Самарской. У меня была красивая и милая софа, а не дурацкая кровать, которая вся уже была заляпана жвачкой. Мой шкаф остался прежний и сумки с вещами еще не были распакованы. Родители решили не лезть в чужие дела. И правильно. Я сама все обустрою, только завтра, а сейчас, мне необходимо было поспать, иначе я бы просто свалилась от усталости. Я быстро завернулась в свое одеяло и вырубилась уже через пять минут.

Утром, а точнее обед, я проснулась от того, что моя шея затекла от неестественной позы. Я встала с кровати и потерла шею. До моего носа донесся аппетитный запах маминых блюд. Быстренько убрав одеяло и простынь в софу, я юркнула в ванну. Ванная почти ничем не отличалась от нашей, поэтому я даже не стала её разглядывать, а понеслась в зал.

"Ничего себе комнатка" оценила я. Зал был намного больше, чем в старой квартире, а так же папа украсил его разными картинами и сувенирами. Было очень красиво и со вкусом. Мама позвала меня завтракать, и я осмотрела последний неизведанный участок новой квартиры. Тоже было все уютно, по-домашнему, с роскошью. Я подумала, что быстро привыкну ко всему. Мама готовила какой-то праздничный салат, при этом на плите варилось мое любимое блюдо: манты. То есть большие пельмешки, сваренные на пару.

"Мам, а зачем так много вкусностей? В меня это все не влезет!" сказала с иронией я.

"Вообще-то у нас сегодня новоселье" сказала мама мне.

"А, ну не буду даже спрашивать, почему я не в курсе, в нашей семье с недавних времен не посвящают меня в семейные дела, да мама?" сказала я с издевкой. Я снова начала язвить. В Москве нужно избавляться от этой дурной привычки.

"Перестань, между прочим, к нам сегодня твой кумир приедет с семьей"

Я открыла рот от удивления и встала из-за стола. Я просто стала прыгать по кухне от счастья. Сам Марат Таранов посетит наш дом… О Боже! Спасибо тебе за все!

"Мамочка, я тебя так люблю! Ура, Марат Таранов будет у меня дома!"

"Ну, чего ты распрыгалась? Сейчас все разольешь мне тут!" наругалась мама, но я её не слышала.

"Мама, ты понимаешь, чем это грозит? Я узнаю его получше, понравлюсь ему, он узнает, что его племянница очень талантливый человек и возьмет меня к себе на шоу "Ты артист!"… О Боги… это же моя мечта… Я просто сошла с ума!"

Я села обратно на стул и мечтательно закрыла глаза, представляя уже себя на шоу в качестве победителя… Мм… не жизнь, а рай.

"Эй, звезда! Пыл то усмири, помоги мне, пожалуйста" привела меня в чувства мама. Я с радостью повиновалась. Как же хорошо, что Марат был мамин брат и мой родной дядя.

Папа был на работе, и мне пришлось помогать маме с готовкой праздничного стола. Обычно папа помогает маме, у него лучше, получается, готовить, чем у меня. Поэтому весь день мы жарили, парили, пекли, варили… Мама мне совсем времени не давала привести себя в порядок. Потом ближе к вечеру я отделалась от неё и пошла, выбирать себе наряд и ужаснулась. У меня в гардеробе было все черное! Как я не подумала об этом? Осталось из приличного только платье с провод… Я достала его и вспомнила Сашу, а так же, что он меня ищет вконтакте, а меня еще там нет. Ну, возможно ищет. Кто знает, может он уже и забыл про меня, а может, и нет. В любом случае для меня он был парень из прошлого, а я привыкла жить настоящим и будущим. Но все же вконтакте я зарегистрировалась. Ников не ставила никаких, как это модно у молодежи. Просто подписалась: "Полина Ковалева, 16 лет, город Москва". Если честно мне было не до этого. Срочно надо было идти гладить платье и что-то сделать на голове и лице. А еще и сумки не разобраны… Блин и мама уже там что-то кричит на счет накрытия стола. Поэтому я просто по-быстрому распустила волосы и забрызгала их лаком, а так же надела платье. Пришел папа. В доме творился хаос. Надо было накрывать на стол, а я и мама бегали по дому полунакрашенные и полуодетые. Мама тоже хотела перед братом выглядеть эффектно, а я и подавно. Но все упиралось во время. Папа засмеялся, когда увидел нас и обозвал нас кукушками. Он отпустил нас в комнаты, чтобы мы смогли нормально приготовиться, а сам занялся сервировкой стола.

Семейство Тарановых приехало в полном составе. Маленькие дети Иришка и Влад 5 и 3-х лет, жена Ольга, которой было 30 лет, но выглядела она моложе и, кстати, очень мне понравилась. Мы с ней сразу нашли общий язык, как и с двоюродными братом и сестренкой. Оля работала акушером-гинекологом в одной из поликлиник, кстати, полезная профессия. Свой женский специалист никому не помешал бы. Она была очень красивой женщиной. У неё были темно-русые волосы, помелированные в белый цвет, прическа длинное каре, а сама она была худенькой и высокой, по-моему, даже выше Марата. И сам Марат Таранов мой кумир. Когда я его увидела у меня, наверное, глаза засверкали на всю прохожую. Мама нас познакомила и Марат, оглядев меня, приятно удивился.

"Какая племяшка то у меня взрослая!"

Он меня обнял, и я чуть не грохнулась в обморок. Сам Маратик Таранов меня обнял! Сказать девчонкам: Лолке и Ксюхе, которые тоже по нем тащатся, не поверят же.

Все прошли в зал, где папа накрыл на стол. Детишки не стали сидеть на месте, а стали бегать по дому. Оля стала на них кричать, тогда я любезно, чтобы произвести впечатление любящей сестры, увела их к себе в комнату и включила им ноутбук с играми. Они сразу же с интересом стали тыкать в него своими маленькими ручонками. Пока меня не было все уже выпили по первой рюмке. Оля и мама вина, а папа и Марат водки. Мне же достался апельсиновый сок. Дальше я поняла, что я там лишняя и мое место с малышней. Папа с Маратом стали говорить о работе, о деньгах и обо всем, что интересует мужчин, а мама с Олей говорили о женских болезнях. Мне пришлось смотреть телевизор, молча жуя салат. Так прошел час, и всем было пофиг на мое присутствие, но потом мама заметила мое недовольство. Она понимала, что не так я представляла свою встречу с кумиром.

"Марат, Максим, что вы там отдельно шушукаетесь? Вот, дочь то заскучала, она так хотела с тобой увидеться, Марат. Весь день спрашивала"

Я покраснела. Спасибо мама, сдала чокнутую фанатку с потрохами, но потом я поняла, что мама не зря это сделала.

"Ой, а я совсем и забыл, что здесь моя любимая племяшка сидит, — сказал Марат учтиво, — сидит тихо как мышка я и не заметил!"

Ну, да, ну да, а слона то я и не приметил, просто вам пофиг на меня вот и все, злилась я.

"А ты, куда поступать то будешь?" спросил Марат. Я засияла, вот оно. Дождалась, теперь нужно брать все в свои руки.

"Я не знаю пока… скорее всего на юридический» — соврала я. Естественно, я туда не собиралась. Я просто знала, что сейчас папа возразит и выдаст, что я пою.

"Дочь, ты чего? Какой юридический? Ты же у нас вон, какая красивая и талантливая. А ты знаешь Марат, она у нас поет и танцует, и в драмкружок ходила. Ну, артистка!" расхвалил меня папа. Этого мне и было нужно. На счет драмкружка папа преувеличил, меня выперли оттуда через два дня после моего появления в готском виде.

"Правда что ли? Ты поешь?" изумился Марат. Да, да! Он спросил, ну давай предлагай мне уже пойти к вам на шоу!

"Да, Маратик, — вошла в диалог мама, — она даже в группе выступала с концертами"

"Ой, ладно вам меня смущать. Все равно еще год учиться…" сказала я, набивая себе цену.

"Племяш, слушай, иди сюда" позвал меня к себе Марат. У меня аж сердце оборвалось, я быстренько собралась и подсела рядом с дядей. Он стал мне шепотом говорить, чтобы слышала только я.

"У меня в театральном училище есть знакомая одна, я тебя могу туда протолкнуть по блату после десятого, я договорюсь, если хочешь?"

Я задумалась. Я ждала, конечно, другого, что он позовет меня к себе на шоу, но и это было неплохо. Долой школа, да здравствует звездная карьера! К тому же надоела мне эта школа до жути.

"Мама! Я больше не буду ходить в школу! Я в театральный поступаю!" закричала я на весь зал.

"А потом у меня тут одна идея появилась… на счет шоу "Ты артист!"… вдруг сказал Марат. У меня аж дыхание перехватило. Но он заметил, как все на него смотрели в ожидании его идеи.

"Я потом вам скажу, переговорю с директором"

"Какой театральный? Тебе еще учиться год" возразила мама.

"А мне мой дядя поможет, да дядя?" подлизалась я к Марату.

"Полин, называй меня Марат, окай? Что это такое дядя да дядя?" улыбнулся Марат. Я с радостью кивнула головой, а потом унеслась на кухню, якобы попить воды, а сама села на стул, иначе я бы от радости стала скакать по дому как сумасшедшая. У меня пересохло в горле, а кровь стучала в виски оглушительно сильно. Почему родители не переехали сюда раньше? Мои мечты становились реальностью и это всего-то через день после моего переезда сюда, а что будет дальше тогда? Неужели я стану суперзвездой и у меня будет толпа поклонников? Все будут выкрикивать мое имя, когда увидят меня, будут просить автограф и даже создадут группу в контакте, как у многих знаменитостей… На землю меня спустил мамин голос, она просила меня поставить чайник.

Гости собирались вскоре уходить. Марат перед тем, как уйти дал мне свой номер телефона и сказал, что завтра я должна была ему позвонить на счет моего поступления в театральный. Я вся светилась и стояла, как дурочка с глупой улыбкой посреди коридора. Что еще сказать? Мои мечты сбывались с невероятной скоростью, и я была на седьмом небе от счастья.

Перед тем как лечь спать я залезла в ноут на свою страничку вконтакте, добавила несколько новых фото, которые успела сделать в перерыве сегодня между готовкой, а так же нашла своего дядю и добавила его в «друзья» к себе. Среди оповещений я не нашла того, кого надеялась найти: Сашу. Видимо, он забыл обо мне уже в тот момент, когда уехала из города. Но я не стала грустить и, выключив ноутбук, легла спать. Заснуть мне удалось не сразу, я все думала о своем будущем, мечтала о шоу "Ты артист!" и так замечталась, что мне все это приснилось, но в каком-то фантастическом виде…

На следующее утро я проснулась поздно, вернее проснулась я рано, а выползла из своей комнаты поздно. Отец был на работе, а мамы не было дома. У меня болела голова. Наверное, я слишком усердно думала о своих планах и мечтах. Я наскоро позавтракала и вспомнила, что должна позвонить Марату. Сразу я не смогла этого сделать. Сердце мое колотилось, а руки дрожали от страха. Я не стала ему звонить и решила подождать маму, но мама как назло не шла домой. Я решила развлечься, и пошла в комнату, чтобы сесть за ноутбук с играми. Так я и просидела до пяти вечера. Потом пришла мама. Оказалось, она была в гостях у Ольги. Я разозлилась на неё, так как она ушла без меня и ничего даже не сказала. Для меня было важно наладить отношения с их семьей. Тут мама решила поговорить со мной на счет поступления в театральный. Я закатила глаза, все уже решено, Марат мне поможет и отговаривать меня бесполезно, правда я не решилась ему позвонить, да и он не особо старался связаться со мной, но это пустяки. Рядом с мамой я решилась набрать его номер. Марат немного на меня злился, я поняла это по ноткам его голоса, я и сама на себя злилась. Он ждал моего звонка утром, чтобы сходить именно сегодня и договориться на счет меня, а я встала только в два. Но он не сильно стал на меня кричать и сказал, что заедет завтра за мной в 9 утра, а еще сказал, что впредь мне придется изменить свой личный график и быть самостоятельней. Вечером еще пришел отец и они вместе "насели" на меня с мамой разговорами о взрослой жизни, о том, что мне рано еще в неё вступать, и я наделаю кучу ошибок. То есть они хотели, чтобы я доучилась в школе еще год. Но меня было не переубедить. Тем более такой шанс выпадает редко. До шоу "Ты артист!" рукой подать, а я буду гнить еще год в школе? Ну, уж нет! Я спокойно без криков и ссор объяснила предкам свою позицию, что я хочу стать звездой, и не буду упускать не единого шанса. После часовых споров и разговоров родители все-таки согласились со мной. Все же в сентябре мне уже будет не шестнадцать, а семнадцать, и я буду старше. Теперь все были не против моего стремления стать звездой.

Чтобы не проспать, я легла еще в десять вечера и уснула в два часа ночи. Так распорядился мой организм. А утром я подскочила в полседьмого и больше не смогла уснуть. Поэтому без десяти девять, когда Марат был около нашего дома, я вышла нервная и не выспавшаяся. Марат это заметил.

"Расслабься племяш! сказал он мне — Тебе не о чем беспокоиться, я своих не бросаю и если есть возможность, то берусь за помощь. Я уже договорился, тебя возьмут это точно, сейчас отдадим документы, и назначат дату прослушивания!"

"Прослушивания?!" резко выкрикнула я и смутилась. Я была к этому не готова.

"Я же сказал, не беспокойся, ты уже считай зачислена! Просто надо спеть песенку или станцевать что-нибудь, как все это делают, для формальности. Споешь чего-нибудь, а дальше за тебя все сделают, не переживай!"

Теперь я была спокойна. Выступать мне не в первой, волнительно конечно, в Самаре я была с группой, а тут чужие люди и я одна. Но Марат уже договорился, значит все пучком. Я уже без пяти минут студентка театрального училища!

Приехали мы не скоро. Я оценила маршрут. Да уж, вставать на пары мне придется очень рано. Мы вошли в здание, я не отставала от Марата ни на шаг и даже взяла его под руку. Тот еще раз сказал, чтобы я не боялась, и потрепал меня по щеке. Мы долго шли по коридорам, а потом Марат постучал в большую дверь.

"К вам можно?" спросил он вежливо и улыбнулся. Видно было, что его знали здесь. Он взял мою папку с документами и вошел сам, а я осталась за дверью. Дядя о чем-то долго там говорил, и я даже не поняла с кем. Но через полчаса он вышел и вернул мне папку и какой-то лист бумаги. Там была написана дата.

"Все отлично, вот здесь дата прослушивания, идем вместе, звонишь мне заранее, как обычно, но только давай дня за два, а то я могу запамятовать. У меня сейчас плотный график!"

Я смотрела на него влюбленными и восхищенными глазами. Неужели такое бывает в жизни? Все так просто!

"То есть… я пою песню и все? Я студентка?» не верила своему счастью я.

"Да, видишь какой у тебя дядя заботливый"

Я больше не могла скрывать своих эмоций. Я просто запрыгнула на Марата и расцеловала его.

"Марат, спасибо тебе большое! Я так об этом мечтала! Спасибо тебе, я тебя люблю, ты мой кумир!"

"Полин, давай поблагодаришь после, мне нужно ехать на работу!"

Я отпустила Марата из объятий, и мы оба побежали счастливые на выход из театрального училища.

**********
Я знала, что если я даже не понравлюсь, комиссии на прослушивании, я все равно попаду в это училище, так как Марат сказал, что договоренность стопроцентная. Но я решила не позорить своего любимого и дорогого дядю и стала каждый день репетировать свою песню. Я подобрала песню из классики и она, скажем, даже неплохо получалась у меня. Просто я не пробовала петь более "мягкие и нежные" песни. В группе я пела только рок и металлику. Мама и папа были за меня, как ни странно рады, а мама любила слушать, как я пою классику. Она сказала, что за это время, что мы находились в Москве и от общения с Маратом я повзрослела. Я и сама это заметила. Мне казалось, что я не только на внешность изменилась, но и повзрослела морально. Мне так понравилось изображать из себя серьезного и взрослого человека, что мне немедленно захотелось найти работу и обзавестись своими деньгами. Тем более я хотела саморазвиваться дальше в музыке и мне нужна была своя студия и аппаратура, а она стоила недешево.

Когда до прослушивания оставались считанные дни, то я вспомнила, наконец, что в Москве ведь живет Марина! Как я могла забыть о ней? Эта мысль мне пришла в голову в один из вечеров, и я немедленно побежала искать все её контакты для связи. На сотовый она не отвечала, сменила номер. В социальных сетях я её не видела нигде. Потом я позвонила матери Марины. Та сообщила мне её новый номер. Когда она взяла трубку и поняла, кто с ней говорит, то быстро стала тараторить что-то, захлебываясь от счастья. Я тоже была очень рада её слышать. Было не слишком поздно, и мы договорились встретиться немедленно. Я быстренько навела себе серьёзный и столичный марафет и стала выпрашивать отца отвезти меня до места нашей встречи, так как сама я еще могла заблудиться, да и папа меня не отпускал по вечерам никуда. Он естественно стал упрямиться, но я сделала невинные глазки и после фразы: «Папочка, ты меня любишь?" он согласился и отвез меня в кафе.

Марина очень изменилась за это недолгое время нашей разлуки. Она очень похорошела и даже похудела немного, но это было ей к лицу. Просто превратилась в леди. Подруга же тоже отметила мою перемену. Она была очень рада моему уходу от кладбищ и черноты, да и вообще очень рада была меня видеть. Мы не могли нарадоваться друг другу. Наверное, с минут десять мы еще сидели, взявшись за руки, а потом уже Марина стала рассказывать о своей жизни.

"Живу я, конечно, не в хоромах, но это пока, — рассказывала она, — комната в общежитие, но комната хорошая и жители тоже добрые милые. Никаких алкоголиков! Работаю в пиццерии официанткой на лето, а потом не знаю, совмещать буду, наверное. Поступила в медицинский на акушерское отделение, вот. И все вроде бы! А ты как, устроилась уже здесь?"

Я потупила глаза. Мне стало стыдно. Маринка добивается всего сама, а я что? За меня все сделали…

"Ну, чего ты молчишь?" спросила меня подруга, и мне пришлось признаваться.

"Родители снимают квартиру, а я поступаю в театральное училище, скоро прослушивание"

"Как так? Тебе ведь еще учиться год в школе?"

"Да… понимаешь… я по блату" сказала я и покраснела.

"В смысле?"

"Помнишь, я говорила, что мой дядя Марат Таранов, а вы еще не верили с девчонками? Ну, так вот, он и договорился на счет меня. Я же его племянница"

"Ух ты! Полинка, это здорово! Вдруг он тебя еще в шоу возьмет? Помнишь, мы еще мечтали с тобой давно, что ты станешь звездой шоу "Ты артист!"? Мечты сбываются! Я рада за тебя"

"Блин, понимаешь, я послушала тебя и мне даже стыдно за себя. Ты добиваешься сама всего, а я как принцесса и неженка какая-то…"

"Да ладно тебе, радоваться надо, а она!"

"Я радуюсь, но все же… Работу мне нужно, срочно. И не только из-за этого, мне нужно накопить на аппаратуру, если я хочу петь"

"Работу говоришь… Если ты не брезгуешь, можешь работать со мной в пиццерии официанткой, зарплата хорошая, но ты не совершеннолетняя, наверное, на полставки будешь. Я могу поговорить с директором"

"Это было бы превосходно! Мариночка, спасибо тебе! Ну, вот опять за меня все решают…"

"Полинка, не грусти, мы, зато вместе теперь будем, я так по тебе скучала!"

"И я"

Мы сели рядом и обнялись с ней.

"К тому же работу мне помог найти мой парень, а не я сама"

Я вскинула вверх брови. Подруга с кем-то встречается, а я не знаю?! Не порядок.

"Я знаю уже твои вопросы. Его зовут Николай Грейсон, ему двадцать пять, он из Америки, мама его русская, поэтому дала имя такое, приехал сюда два года назад, он начинающий актер, сейчас снимается в каком-то фильме, вот так вот"

У меня округлились глаза. Ничего себе подружка отмочила. Какого себе паренька нашла. Но я за неё была очень рада. Тем более по её рассказам у них все было очень серьезно. Какая же лучшая подруга не будет радоваться за свою подружку. К тому же дело у молодых шло к свадьбе, так сказала Марина, но замуж она пока не собиралась. Так мы с ней проболтали до десяти часов вечера и все не могли с ней наговориться. Потом быстренько зафотались на фотоаппарат вдвоем и сразу же закинули вконтакте к себе на страничку. Ух, какие мы красотки обе получились! Марину я обещала зарегистрировать обязательно, чтобы общаться с ней в социальных сетях. Она кстати спрашивала и про мой личный фронт, но я ответила, что пока все глухо. Может, найду парня, когда начнется учеба. Однокурсники и все-такое. Про Сашу я рассказывать не стала, да и зачем? Все равно все в прошлом и забыто было…

Марина обещала пойти со мной на мое прослушивание в училище. На следующий день она приехала ко мне в гости, и мы с ней провели весь день. Сначала у нас дома, потом у неё в общежитии, а потом гуляли по городу. Я при ней звонила Марату и Маринка чуть не упала в обморок, когда услышала реальный голос своего кумира в трубке. Она выпросила у меня знакомство с ним. Я пообещала, взамен она обещала познакомить меня с её парнем и позвонить директору на счет меня. Марина тут же набрала номер и договорилась на счет моей подработки в пиццерии. На собеседование мы договорились прийти тоже вместе как раз после моего экзамена. Домой я вернулась рано и стала еще раз репетировать свою песню на завтра. Я её пропела досконально очень много раз и не без волнения легла спать.

Мой организм, наверное, как и многих других перед важным этапом моей жизни, снова мучил меня бессонницей часов до трех ночи, а проснулся раньше обычного. Снова я не выспалась и решила еще раз прорепетировать песню. Мама накричала на меня уже после первого куплета, и мне пришлось прекратить ранние утренние вопли. Марат подъехал за мной раньше обычного, и мы снова понеслись на машине к месту моего экзамена. Я дрожала как осиновый лист, почему то я сильно волновалась, хотя и знала, что моя спетая песня лишь формальность. Марина немного припозднилась и я боялась, что она не придет меня поддержать. Марат же ответил, чтобы дальше я двигалась сама, а у него работа. Поэтому подругу я ждала как свет в окошке. Когда она появилась, я вздохнула с облегчением.

"Где тебя носит?" накричала я на неё.

"Я хотела шикарно выглядеть перед своим кумиром! Где твой дядя?" ответила Марина и стала искать Марата глазами. Я усмехнулась.

"Пришла бы на пять минут раньше и застала его, он уехал по работе"

Марина огорчилась и в знак протеста стерла помаду с губ салфеткой.

Мы долго ждали своей очереди, да я и не торопилась. Я бы вообще пошла последней, если бы не подруга. Она пропихнула меня, когда я стала пропускать свою очередь. Меня, маленького роста, никто не воспринимал всерьез, и отпихивали в сторону. Маринка же поставила всех на место, и я вошла в зал. Я сразу почувствовала дрожь в коленях и как вспотели мои ладошки.

"Ну, вот, сейчас мой голос начнет дрожать и я плохо спою… Перестань!" наругалась я на себя. Я представила, что скажут Марату обо мне, если я все испорчу: "Кого ты привел? Бездарность какую-то!" И тогда шоу мне не видать как своих ушей. Поэтому я собрала всю мужественность в кулак и мысленно представила, что я пою вместе с ребятами на репетиции, и ничего в этом страшного нет. Это значительно помогло и к своему изумлению, да и не только к своему, спела превосходно, вытянув все ноты. Комиссия осталась довольна, да и я тоже. После своего исполнения я хотела выйти за дверь, женщина, сидевшая в комиссии, отвела меня подальше ото всех, чтобы пошептаться. Оказалось, с ней Марат договорился обо мне. Она сказала мне, что все отлично и если бы не Марат, я все равно бы поступила, так как я понравилась комиссии. Я засветилась от счастья. Так же она объяснила мне, что еще надо прийти такого то числа сюда же, для знакомства с группой и своим куратором, но там мне все объяснят. Да и я её не слышала, ухватив только дату, я, попрощавшись, вылетела как пробка из шампанского за дверь. Марине ничего и говорить не надо было, на моем лице все было написано. Мы как две сумасшедшие прыгали и орали на весь большой коридор так, что окружающие нас осматривали презрительным взглядом и крутили около виска пальцем.

"Теперь бежим в пиццерию на собеседование, вы ведь еще желаете работать у нас мисс будущая звезда эстрады?" спросила Марина с иронией.

"Если меня еще и примут на работу, я просто сойду с ума от счастья!" крикнула я, и мы побежали на выход.

Еще бы чуть-чуть я и точно попрощалась со своим остатком разума, потому что директор меня приняла, конечно, зарплата была не большая, но мне почему-то на тот момент было, скажем, пофиг. Главное меня взяли на работу, и я студентка! Я просто не верила своему везению, разве так бывает? Я даже ущипнула себя, чтобы убедиться, что это не сон. Это была реальность и, причем мне чертовски в ней везло, как никому другому. Может я настолько милая, что я понравилась своей фортуне? Очевидно это так, потому что на следующий день на работе я познакомилась со своим персоналом, и они были добрыми, а один парень стал на меня частенько посматривать, а еще через день Марат позвонил мне и сказал, что на шоу "Ты артист!" хотят сделать два ведущих и мой дядя хочет видеть меня в роли второй ведущей. Дядя и племянница — это должно повысить рейтинг шоу. Я просто была в не себя от счастья. Но до ведущей мне еще надо было подождать, хотя и совсем немножко.

Каждый прожитый день в Москве приносил мне больше удачи и радости, чем каких-либо огорчений и ссор. Прошло всего ничего, а я имела уже работу хоть и в пиццерии, обзавелась друзьями по работе, была зачислена в театральное училище, а так же имела возможность занять место второго ведущего на моем любимом шоу "Ты артист!". О такой жизни можно было только мечтать, но я жила в ней и не верила своей удаче. Иногда даже я задумывалась о том, а не придет ли после этой белой и удачной полосы черная? Ведь все дается нам не просто так, как Бог даст, так же просто может все и отнять. Но времени на такие размышления у меня не было, и если такая мысль проскальзывала, то только минут на пять и все. А о чем можно думать? Я молода и красива и мне чертовски по жизни везет! 

Глава четвертая: "Парень из прошлого"

"Если бы я была меньше ростом и с таким невинным лицом, как у тебя мне бы больше давали чаевых!"

"Дело в не в росте, а я в обаянии. Я ведь обаяшка, да?"

Мы стояли около входа на кухню вместе с Мариной и считали свои чаевые. На мне, как и на моей подруге была одета форма официантки. В пиццерии я дорабатывала последние деньки, скоро наступит первое сентября. Печальные слова для школьников и счастливые для меня студентки. Почти месяц я прилежно ходила на работу, как самостоятельный и взрослый человек и получала за это деньги. Все это время пошло мне на пользу, я узнала много новых друзей. Один парень Дима начал ухаживать за мной с первых дней моей работы, но он, если честно, был не в моем вкусе. Несколько молодых девчонок тоже нашли со мной общий язык, Марина, конечно, с которой у нас были склоки по поводу чаевых и директор, умная и рассудительная женщина. Еще другой персонал, но все это было неважно. Чаевые, кстати, мне чаще оставляли больше, потому что здесь часто обедала молодежь, а в основном парни. И мое обаяние не знало границ, поэтому Марина мне иногда завидовала. У неё ведь был Николай и она не желала флиртовать с парнями, а как же без флирта можно получить достаточно чаевых?

Однажды к нам в пиццерию зашел один фотограф и, увидев мою обаятельную улыбку, сделал мне предложение. Нет, не руки и сердца, а предложение принять участие в фотосессии, прорекламировать косметику. Я помню первую фотосессию. Я так волновалась! Да, да, я отметила слово первую, так как я подписала контракт и стала лицом фирмы одной косметической компании. Ну, как лицом, несколько фоток в журнале и все. Это я преувеличила. Зато, какой никакой доход в копилку на аппаратуру.

С моим умением тратить деньги на одежду и всякий девичий хлам, на свою мечту я с таким темпом накопить не смогла бы. Поэтому до аппаратуры мне было слишком далеко, но я старалась, честно, честно!

Итак, наступил сентябрь, и я бросила свою карьеру в сфере официантки. Дима просил меня остаться и дать ему шанс, но я жестко отказала ему, дав понять, что на первом месте у меня карьера, а не парни. Так оно и было. Как ни старались флиртовать со мной парни — одногрупники на первом сентября, я не отвечала никому взаимностью. Времени на это не было. Группа моя на вокально-эстрадном отделении была большой, и было больше девушек, чем парней, с которыми мы не сразу нашли общий язык. Каждый хотел показать себя с лучшей стороны, а так же быть выше других. Мне это не нравилось. На первом дне учебы, когда все стали знакомиться друг с другом, большинство девушек стали рассказывать о том, как круты и богаты их родители, в какой из стран побывали они за всю жизнь. Нашли чем хвастаться, богатыми папашами. Мой отец тоже неплохо зарабатывал и что теперь, мне необходимо тоже кричать об этом и унижать других ниже тебя статусом. Мне новая компания не очень-то нравилась, но врагов я заводить не хотела, поэтому совсем соглашалась и охотно шла на знакомство и общение со всеми. Уже через три дня в нашей группе можно было определить небольшие группы. Девочки "модели", это те которые были как куклы Барби, худые с неестественной красотой, на которых были дорогие вещи и куча косметики как штукатурки. Я не особо к ним хотела присоединяться. Девочки "ботаники", скромные и тихие и не желавшие принимать участие в беседах, верны были только одной учебе. Нет, к ним я тоже не хотела присоединяться. А вот с третьими, нормальными девчонками, которые не выделялись и вели себя более адекватно, чем другие, я нашла общий язык. У нас у всех были обычные родители, не магнаты и не бизнесмены, как у некоторых, и увлечения совпадали. Я быстро влилась к ним в компанию, и мы даже все ходили в кафе после пар, чтобы лучше узнать друг друга.

Учеба шла полным ходом и давалась мне не очень легко. Марат почему-то замолчал, не звонил мне, и мы не пересекались. Я была несколько огорчена, наверное, он забыл про свою племянницу. А я так надеялась на его шоу… Ну, ничего еще не все потеряно. Все равно я "доберусь" до шоу "Ты артист!".

Через неделю в расписании появились пары после обеда и до вечера. То есть домой я стала приходить под вечер, а солнце с каждым днем садилось все раньше и раньше. Тогда я взяла у папы его любимую зажигалку, которую он хранил как сувенир, в виде пистолета. Выглядела она правда как настоящее оружие, но из него исходил только огонь, а не пули. А что, пристанут к тебе гопники, а я вытащу зажигалку пистолет, они от страха отстанут и убегут. Реальная вещь. И, между прочим, она мне очень помогла.

Однажды я вместе с моей одногруппницей Аленой, которая была в нашей "группе девочек", хотя папа у неё был вроде владелец сетей клубов, задержались допоздна в аудитории. Мы рисовали плакат к посвящению в студенты. Так вот время было уже позднее, и мы решили расходиться по домам. За мной должен был приехать отец, я позвонила ему, а Алена решила пройтись пешком и поехать на трамвае.

"Плакат получился клевым!" заключила Алена, прощаясь со мной около выхода.

"Это правда, придем завтра пораньше, чтобы самим его повесить?" спросила я.

"Не вопрос, до завтра!" попрощалась Алена и ушла, завернув в сквер.

На улице было еще тепло, но темнело уже раньше. Вот и сейчас на улице стояла темнота кромешная, видны были только тусклые фонари, еле освещавшие здание. Все это напомнило мне фильмы ужасов, и я отошла подальше к свету. Папа позвонил мне и сказал, чтобы я вышла к нему на встречу к остановке. Я фыркнула. Придется идти через страшный сквер. Там было темно и жутко. Я нехотя поплелась туда, завернув за угол, увидела ужасную картину. Там стояла Алена, а возле неё глумилась пара подонков. Они пытались отнять у неё сумку. Меня это разозлило не на шутку. Алена была тихая и скромная, что вам сделала такая милая девочка?

"Эй, придурки! А ну, отошли от неё!" закричала я во весь голос. Они посмотрели на меня с презрением.

"Иди отсюда малолетка, пока сама не получила!" крикнул он мне. Как он меня назвал? Малолетка? Ненавижу это прозвище! Неужели нельзя было сказать что-нибудь пооригинальнее?!

"Я сказала, отпустите её!" рявкнула я еще с большей злостью.

"Ты что думаешь, я шучу, вали отсюда!" бросил он мне. Тогда я взяла свое "оружие в руки" и наставила на них. Они все окаменели от страха.

"А ты думаешь, я шучу? Я ненормальная сбежала из психбольницы и уже убила троих, а убить вас, что расплюнуть" соврала я и чуть не засмеялась от своей чепухи.

"Бежим отсюда, она психованная!" крикнул один из них и все разбежались в разные стороны. Теперь я засмеялась на полную. Это ж надо, одурачила троих здоровенных мужиков одной зажигалкой! Смехота, да и только. Потом я заметила, что Алена сидит на асфальте испуганная. Я подошла к ней и помогла встать.

"Ты как?" спросила я её.

"Ужасно… если бы не ты… я так испугалась!" от страха она стала путаться в словах.

"Я попрошу папу, и мы отвезем тебя домой, больше не ходи сама, ладно?"

Алена кивнула, а потом посмотрела на мой карман с зажигалкой.

"А откуда у тебя оружие?" спросила она с опаской.

"Это не оружие, а зажигалка, но здорово отпугивает всякую шваль" я продемонстрировала ей огонь и она успокоилась. Потом мы вместе уже смеялись в папиной машине. Мой папа довез Алену домой, и она еще раз поблагодарила меня, сказав, что она у меня в долгу и непременно найдет, как достойно сможет меня отблагодарить. Я была горда собой за свой поступок. И действительно она отблагодарила меня просто по-королевски. Каждый день она ходила за мной и спрашивала, что бы я хотела получить за свой поступок. Сначала я отказывалась, но потом, немного подумав, решила, что её отец мог бы подарить мне аппаратуру, на которую я копила уже много времени. Но мне было неудобно говорить об этом. Поэтому я не стала говорить в открытую, а делала ей намеки, о том, что я прекрасно пою и хочу записывать свои песни. Алена поняла все иначе.

На мое день рождение десятого сентября, собралось много народу, включая Алену тоже. Здесь были и Марина с Николаем, с которым я познакомилась. После того как друзья подарили мне подарки, Алена отвела меня ото всех и сказала мне такую вещь:

"Дорогая"- начала она. После того, как я её спасла, она меня всегда так называла.

"Я нашла способ тебя отблагодарить. Я знаю, что ты прекрасно поешь, и слышала твой голос… Я поговорила со своим отцом на счет тебя"

"На счет меня?" не поняла я.

"Полин, ты не хочешь выступать в его клубах в качестве певицы? Ему нужна девушка, которая могла бы исполнять песни вживую у него в клубах. Зарплата очень даже неплохая, да и ты сможешь заняться своим любимым делом — петь!"

У меня округлились глаза. Петь в клубах, это же здорово! Это просто потрясающе. Я не стала долго раздумывать и быстро согласилась. Вот так поперло. Совсем недавно в Москве, а уже буду петь в клубах. Значит, будут какие никакие поклонники, да и заработок отличный. Я просто светилась от счастья. Так Алена помогла мне забраться на еще одну лесенку повыше в моей карьерной лестнице и жизни…

Это было только начало моего небывалого везения. Мое первое выступление прошло на ура. Мне было приятно петь на глазах у зрителей, развлекать их. Я просто отдыхала душой и телом, когда пела. А когда мне за мое выступление дали деньги, я поняла, что еще чуть-чуть и я смогу приобрести аппаратуру.

Я стала любимицей фортуны, так иногда думала я. Чем я могла еще объяснить свое везение? В середине сентября, некоторые люди, которые ходили в клуб часто со мной здоровались и имели честь, знакомится со мной. Среди них было много парней, но мне нравилось только общаться с ними не больше. Мой круг друзей и знакомых значительно расширился, а потом стал и еще больше, когда однажды вечером к нам приехал Марат и с гордостью сообщил, что директору шоу "Ты артист!" понравилась идея второго ведущего девушки, да и еще племянницы первого ведущего. Дядя сказал мне, что я должна буду прийти на следующий день на пробы. Моя радость просто не знала границ.

Директор, едва узнав, что я учусь в театральном и пою в клубах песни вживую, то есть начинающая звезда и артистка, не стал долго раздумывать и без проб сразу взял меня на шоу. Вы только представьте мои чувства. Моя мечта сбылась… Я буду учувствовать в шоу "Ты артист!". Как долго я ждала этого момента. Я просто была в каком-то опьянении и в таком же состоянии подписывала какие-то бумаги. Контракты, наверное.

Всю историю, цель и события в шоу я изучила досконально, еще, будучи подростком, который наблюдал все по телевизору. Суть заключалась в следующем. Вначале отборочный тур. Желающие стать артистом на сцене проходили кастинг вначале по интернету, а потом избранные допускались непосредственно к жюри. Там должна была сидеть и я теперь. Марат все время там участвовал. Теперь и от моего решения зависело, пройдет тот или иной участник дальше или нет. От этой мысли у меня аж мурашки бежали по телу. Дальше после кастинга прошедшие подвергались дополнительному отбору и лишь двенадцать или, в крайнем случае, тринадцать участников попадали на шоу, где проходили испытания на пути к большой сцене. Так и я мечтала попасть сюда же и проходить испытания. Но ведущей мне понравилось быть больше. Когда в эфир вышла первая серия шоу, я смотрела её на ноутбуке завороженным взглядом. Я просто до сих пор не верила, что рядом с титрами Марата Таранова появилось еще и Полина Ковалева. И мы очень гармонично подходили друг другу, а я… я была нереально счастлива…

**********
Я стояла около своего зеркала рано утром. Было полседьмого утра. Рядом с моим зеркалом висела моя давняя фотография сделанная еще в Самаре. В отражении была уже совершенно другая девушка. Я значительно изменилась за то время, что я жила здесь. Времени прошло мало больше месяца, но изменения были несомненные. Если бы меня увидели мои друзья из Самары, они бы не узнали меня. Волосы мои подросли и имели цвет темного шоколада. Я заметила, что очертания моего лица изменились стали взрослее что ли. Я старалась носить только высокие каблуки, чтобы компенсировать свой рост и краситься по советам косметологов. Стиль одежды мой имел оттенок строгости, но и чуточку подросткового каприза. Я значительно выросла в духовном и моральном плане, стала взрослее, мои планы на жизнь имели трезвую оценку. А так же моя карьера шла в гору. После первого выпуска шоу "Ты артист!" директор сообщил, что рейтинг повысился именно после появления меня. Я была очень этому рада. Имела я возможность и познакомится с участниками шоу. Их было двенадцать. После съемок Марат всегда назначал встречу всех участников и съемочной группы в клубе или кафе вечером, чтобы узнать всех получше. Я тоже там была. А еще здесь были мои земляки, как оказалось. И не просто земляки, а ребята из группы «Black crows»! Группы, в которой раньше пела я. Антон и Костя. Они решили попробовать выиграть шоу. Я была очень рада их видеть и решила даже помочь им занять первое место.

Оторвавшись от зеркала, я ушла на учебу и в здании училища пробыла до обеда. Затем я побежала на съемки в редакцию шоу и там еще убила полдня. Когда я ехала в метро домой в восемь вечера, то вспомнила, что сегодня встречалась с Мариной и Николаем в кафе. На тот момент я уже валилась с ног, но Марина утверждала, что это срочно и я поехала обратно.

Когда я пришла парочка уже была там. У них все было отлично, и я очень была за них рада. Я заказала себе кофе, чтобы немного придать сил и бодрости себе. Марина заметила, что я уставшая.

"Ты неважно выглядишь" сказала она мне.

"Да, я устала… съемки, учеба, песни в клубах меня выматывают" созналась я.

"Нельзя браться за все сразу, Полин, иначе совсем скоро свалишься с ног"

"Я справлюсь, ты же меня знаешь"

Марина улыбнулась и посмотрела на Николая. Я заметила, что они весь вечер загадочно смотрят друг на друга и улыбаются. Похоже, они собирались сказать что-то важное мне. Это оказалось правдой.

"Полина… я хотела сообщить тебе новость. В общем, Николай сделал мне предложение, и я выхожу замуж!"

У меня отвисла челюсть. Свадьба, это же так здорово, я так давно не была на свадьбе! Я встала с места и обоих поцеловала в щеку.

"Я так рада за вас! Коль, ты большой молодец! Я правильно поняла, я подружка невесты да?" спросила я с нетерпением.

"А кто же еще кроме тебя?"

Я еще раз встала и обняла подругу в знак благодарности.

"Так, когда идем выбирать платье?" спросила я, сияя от радости за подругу.

"Свадьба пройдет в тихом кругу, родители не могут приехать. Мы распишемся здесь, отпразднуем, а потом уедем к нам в Америку и там отпразднуем вместе с моей семьей" сказал Николай.

"Поэтому, свадьба первого октября и нужно готовиться быстрее"

"Но это же через полторы недели?!" удивилась я таким ранним срокам.

"Торжества пышного не будет, поэтому и готовиться не нужно долго" сказала Марина. Я надулась.

"Я так понимаю, и платье будет самым обыкновенным?" спросила я. Марина замолчала, поэтому я взяла бразды правления в свои руки.

"Торжество будет, хоть и маленькое, я устрою вам, а платье завтра же идем выбирать ясно?"

Марина и Николай засмеялись. Тут я вспомнила про друга жениха и решила спросить, знаю ли я его.

"А кто будет другом жениха? Коль? Он будет с Америки?"

"Нет, он живет здесь в России, я не помню названия его города. Мы с ним давно знакомы, он приедет ко мне на свадьбу" ответил Николай.

"И как же вы пересеклись, если ты из Америки, а он из России?" поинтересовалась я.

"Это длинная история, могу сказать кратко: он спас мне жизнь. Я побывал в аварии, а у меня редкая группа крови четвертая, он стал моим донором и сам даже чуть не погиб. Но мы выжили и стали друзьями. По крови" Николай засмеялся. Я ничего толком не поняла, но мне было интересно другое: сколько ему лет и занят ли он в данное время. Николай сказал, что он молод, а на счет его семейного положения не знает.

Я в последнее время стала замечать, что в моем организме бушуют гормоны. Мне стали нравится парни. Они мне и до этого нравились, но теперь они мне нравились иначе… После того как мне исполнилось семнадцать, я поняла, что мне хочется отношений, не только любовных, но и физических. Но на счет последнего я решила одно, они будут, если у меня будут любовные отношения с человеком, которого я полюблю.

Итак, Марина и Коля решили пожениться, я во всем стала помогать им со свадьбой, успевая при этом бегать на пары, съемки и концерты. У меня не оставалось времени зайти на свой сайт, где постоянно были письма, то от парней, то от первых поклонников. Иногда я заходила на сайт вконтакте, когда выкраивалась свободная минутка, чтобы посетить свою группу "Полина Ковалева official group"- то есть моя официальная группа на сайте. Я потихоньку становилась известной, как и мой дядя.

Николай сказал, что все расходы берет на себя и все сам подготовит. Нам с Мариной оставалось только подбирать платье, макияж и прическу. Моя подруга была очень привередливой особой. Платье мы не могли найти уже почти три дня. Три дня безуспешных поисков.

"Посмотри на это!" указала ей я на пышное белое платье с розовым оттенком. Мы с подругой были в свадебном салоне уже два часа, и он был последним. Я просто поставила ей ультиматум: либо она сегодня выберет платье, либо пойдет на свадьбу в джинсах. Марина стояла около всевозможных платьев, но на них не обращала внимание, она листала свой телефон.

"Нет, я в нем запутаюсь, слишком пышное и длинное" проигнорировала мой выбор подруга. Я надулась и стала искать другой вариант.

"Может, ты отвлечешься от своего телефона и займешься выбором платья?" сказала я раздраженно.

"Я знакомлюсь с сайтом контакта, не зря же ты меня вчера зарегистрировала там!" ответила Маринка, продолжая пялиться в экран.

"Я уже жалею об этом"

"Я загрузила нашу с тобой фотку! Как на ней тебя отметить?"

Я подошла к ней и посмотрела на наше фото. На нем я выглядела не очень.

"Не смей меня там отмечать и вообще, удали её!" накричала я на подругу.

"Нормальная фотка! Отстань, я сама догадаюсь, как тебя там отметить"

Я разозлилась и выхватила телефон из её рук.

"Давай займемся платьями, а? У меня мало времени, мне скоро необходимо бежать в клуб я сегодня там выступаю!" сказала я и убрала её телефон в карман. Марина согласилась и подошла к платьям.

"Я надеюсь, ты порадуешь нас своим голосом на моей свадьбе?" спросила Марина.

"Угу, обязательно, может, найду себе кого-нибудь у вас… Много там будет парней или нет?" спросила я из раздевалки кокетливо.

"О, подруга, с каких это пор ты стала уделять внимание личной жизни? У тебя же карьера" съехидничала Марина.

"С карьерой у меня все в порядке, можно и заняться личной жизнью… А кстати, расскажи мне о друге Николая?" попросила я и стала внимательно слушать.

"Я ничего о нем не знаю. Спроси у него самого, тем более вот и он!"

Я выглянула из раздевалки. В салон вошел Николай. Он с кем-то разговаривал по телефону.

"Отлично брат, я жду тебя на мальчишнике, а невесту мою можешь посмотреть вконтакте, я тебе уже говорил, она там недавно зарегистрировалась. Все, до встречи!"

Николай подошел к Марине и поцеловал её.

"Кто это был?" спросила Марина.

"Мой друг, Александр, он приедет за день до свадьбы на мальчишник" ответил Николай.

"Значит, у нас будет девичник, да? Круто!" заключила я и вышла к ним.

"Но только в рамках приличия" сказал Коля. Марина мне подмигнула и я засмеялась.

Платье мы все-таки нашли. Оно выглядело шикарно и очень шло моей подруге. Даже я захотела побыть невестой. Заодно я подобрала и себе платье на свадьбу. Белого цвета со стразами и выше колен сантиметров на двадцать.

Вечер мой прошел в клубе на выступлении, и домой я пришла уже поздно вечером и выжатая словно лимон. Я на скоро приняла ванну и рухнула в постель, но не смогла заснуть сразу. Я вспомнила о неудачной фото у Марины на страничке и решила посмотреть, не отметила ли она меня там. Когда я вошла на свой аккаунт, то заметила пятнадцать непрочитанных сообщений.

"Опять поклонники…" подумала я и на скоро пооткрывала все сообщения, но когда я дошла до последнего, то в моей памяти что-то всколыхнулось, а потом у меня на лбу выступили капли пота, а сердце забилось чаще. Сообщение было от Александра Лиговского. Я сразу вспомнила моменты из прошлой жизни. Как мы с ним познакомились и ругались постоянно, а в последний день понравились друг другу… Как я сказала, чтобы искал меня вконтакте, но фамилии он не знал, а только мое имя. Неужели он все это время мог меня искать? Я быстро открыла сообщение. Александр был не в сети.

"Я нашел тебя!"

Это были единственные его слова, но в них я прочла нечто такое, от чего меня затрясло, и нахлынули какие-то непонятные чувства… Я мигом зашла до него на страничку и прочла информацию о нем. Мне было важно одно слово из семейного положения: в активном поиске. Затем стала листать его фото. На фото он выглядел так мило. Новые фото были загружены и сделаны три дня назад. Он изменился за время нашей разлуки и стал еще более привлекательным. Смотря на него новым взглядом, я поняла, что этот парень мне очень нравиться… Именно как парень девушке. Потом я подумала о том, что судьба не хочет нас разлучать и сводит нас снова, но что в этом толку? Мы живем в разных городах, зачем он вновь появился на моем горизонте? Я не знала, что ответить на его сообщение. Я сто раз писала на клавиатуре сообщение ему и столько же раз стирала его. Потом ответила банально: "Привет… Как же ты меня нашел интересно?" Когда я уже его отправила, то поняла, что это прозвучало глупо, но я быстро закрыла ноут и легла спать.

Всю ночь я не спала почти и пошла на пары сонной. Я не выдержала и пока преподаватель не видит с телефона вошла на свою страничку. Видимо Саша тоже ждал моего сообщения и ответил мне рано утром на него.

"Ирония судьбы. Я смотрел фото невесты своего друга и обнаружил на одной из фото тебя. Ты там была отмечена, и я зашел на твою страничку. Вот так!"

Я читала его сообщение взахлеб, а дочитав, ничего не поняла. Неужели Саша и есть друг Николая?

"Значит, Николай Грейсон твой друг и ты будешь другом жениха на свадьбе?!" ответила ему я. Но Саша был снова не в сети. Пришлось ждать его, пока он будет онлайн.

Сегодня у меня был почти свободный день, и после обеда я была уже дома. Я быстренько сделала мелочевые дела и засела за ноутбук. Да, Саша онлайн, наконец! Я ликовала от радости.

"А ты я так понял, будешь подружкой невесты? (улыбка смайл). Точно, ирония судьбы! Полина, ты не поверишь, все это время я не мог тебя забыть, я искал тебя в социальных сетях повсюду, правда. Я так был рад, что тебя нашел…"

"Если бы ты знал, как я рада была" подумала я про себя, но ответила другое.

"Я думала, ты меня забыл давно, как у тебя дела?"

Дальше пошла банальная переписка. Он рассказал о том, что группа их развалилась, он ушел из готов и работает в том же магазине и больше не поет. Я ему рассказала о своих успехах. Он посмотрел на мою группу вконтакте, а так же выпуск шоу "Ты артист!" с моим участием и оценил мое стремление стать звездой.

Теперь мы каждый день переписывались по двадцать раз на дню, а так же общались по скайпу, и один раз я ему даже звонила на телефон. Он осыпал меня комплиментами и ждал с нетерпением нашей встречи… Я тоже ждала этого. В моем сердце и душе поселилось необъяснимое чувство к этому парню и некая симпатия, постепенно перераставшая в чувство любви… Каждый день по вечерам наш разговор по веб-камере начинался с одной фразы: "Поскорее бы свадьба! Я так хочу тебя увидеть!" Это было так мило слушать из его губ. Иногда по ночам я много думала о нем и представляла нашу встречу. А потом он мне стал часто сниться в каких-то романтических снах… Да, этот парень из прошлого мне был очень симпатичен…

Саша приехал за день до бракосочетания почти вечером. Мы с ним не смогли увидеться накануне свадьбы, так как в это время у нас организовывался девичник, а у жениха мальчишник. Но весь вечер, а потом и всю ночь я провела с мыслью о том, что скоро я увижу Сашеньку! Я все уши прожужжала Марине, и она уже догадалась, что он мне нравится.

Марина ночевала у меня. Все её свадебные принадлежности тоже находились у меня в комнате. А Саша был дома у Николая вместе с ним. Встретиться мы должны были в ЗАГСе. Утром в моем доме творилось нечто. Я, мама и Марина встали очень рано. Мы носились по дому словно сумасшедшие. Надо было привести себя в порядок, но и сделать из невесты конфетку. Это я поручила маме, а сама занялась своей внешностью. Она для меня сегодня была очень важна, так как сегодня мы, наконец, увидимся с Сашей… За час до свадьбы мы уже были готовы. Марина выглядела потрясающе. Она была так прекрасна, и ей так шло свадебное платье и фата, что я прослезилась. Мама же все-таки проронила слезу, смотря на нас обоих. Я тоже не уступала по совершенству невесте. Высокие белые каблуки, изящное и сексуальное платье, изысканная прическа и макияж… Саше понравится…

Машина уже была подана. Мы накинули на себя сверху верхнюю одежду и помчались в ЗАГС.

"Я так волнуюсь!" сказала мне Марина и сжала до боли мою ладонь.

"Если бы ты знала, как я волнуюсь…" подумала про себя я и вжалась в сидение, когда увидела здание ЗАГСа.

"Ну, вот, сейчас мы с ним встретимся" подумала я и проглотила ком в горле. Меня начало трясти, будто выходила замуж я, а не подруга. Глаза заслезились, а на лбу выступили капли пота. Я схватила руку Марины, и мы вышли из машины. Машины жениха еще не было. Я немного успокоилась.

"Странно, где они?" спросила волнующим голосом Марина.

"Скоро будут, идемте в здание?" сказала мама и мы пошли вперед.

До бракосочетания оставалось десять минут, а жениха с другом не было. Марина стала истерить, а я перестала испытывать страх за встречу. Подруга набирала номер Николая, а он не отвечал, тогда уже и я начала волноваться. Я успокоила Марину, а сама подошла к зеркалу, чтобы одеть ленту свидетеля. Она мне очень мешала и я стала злиться, когда не могла её расправить сзади.

"Давай помогу?" вдруг услышала я знакомый голос позади меня. Это был Саша. Да, они пришли… Они здесь. Я не решалась повернуться. Да, что там, я даже боялась произнести слово. Он молча помог мне поправить ленту, при этом его нежные руки прикоснулись к моей талии и я растаяла… Я набрала побольше воздуха в легкие и повернулась к нему. Теперь передо мной снова стоял Александр Лиговский. Почти такой же, как и в тот прощальный вечер… Но сейчас он был таким необыкновенно красивым и обаятельным, что я подумала о том, что влюбилась с первого взгляда. Он стоял напротив меня и пронзительным взглядом своих ярко-синих глаз смотрел на меня восхищенными глазами. Никто из нас не решался заговорить. Наконец, я отмерла.

"Привет" скромно сказала я и улыбнулась.

"Привет? И это все за время нашей разлуки? Так не пойдет" сказал Саша и, обняв меня, оторвал от пола и покружил со мною по всему залу.

"Вот теперь привет!" произнес он и поставил меня на место.

"Где вы так долго были? Марина волновалась!"

"Мы поздно выехали, Колян никак не мог уложить свои непослушные волосы" с иронией сказал Саша. Я вновь улыбнулась ему, не зная, что сказать.

"Ей, свидетели, идемте!" позвал нас Николай. Саша галантно подал мне руку и мы, вместе вошли в зал, где расписывали молодоженов.

Пока женщина, которая вела бракосочетание, говорила, я все время ловила себя на мысли о том, что мой мозг занят был только Сашей. Может, судьба не просто так нас снова свела? А может он и есть моя вторая половинка? И я должна была признаться себе, что Александр очень мне нравился, и я бы очень хотела, чтобы у нас все получилось… 

Глава пятая: "Это неземное чувство"

Я сидела в каком-то непонятном блаженственном опьянении в кругу друзей и родственников в кафе за столиком рядом с невестой. То ли мне в голову ударило шампанское, то ли что-то другое… Все вокруг что-то кричали, поздравляли молодых, а я просто не могла больше ни о чем думать, кроме как о красивом парне, сидящем рядом с женихом и с красной лентой свидетеля. Мы сидели не рядом, нас разделяли молодые, но это не мешало мне постоянно посматривать в сторону Александра. Я заметила, что наши взгляды часто пересекались. Он тоже частенько посматривал в мою сторону.

Свадьба уже шла примерно час и все довольно прилично выпили. Начались конкурсы и танцы. Я не хотела вставать из-за стола, надеясь, что Саша подсядет ко мне, и мы с ним поболтаем, но тут меня вытащила Марина, а Николай своего друга. Был какой-то странный конкурс и нас с Сашей поставили участвовать в нем. Мы переглянулись и решительно поставили себе цель победить. Так и произошло. Мы выиграли конкурс и не один и это нас сблизило.

Потом я ушла на сцену, чтобы спеть для молодых. Я привыкла выступать на публику и не волновалась, но сегодня среди зрителей был Саша, человек, который заставлял мое сердце биться чаще, а голосу дрожать. Поэтому я немного переволновалась, но спела на отлично. Саша сделал мне комплимент после выступления. Мне пришла в голову одна идея, и я шепнула её парню на ушко. Через пять минут мы были уже вдвоем на сцене и пели вместе нашу с ним любимую песню: "Tears of the moon" (Слезы луны). Всем очень она понравилась и в конце песни публика, которая уже была выпившей, неожиданно стала кричать:

"Целуйтесь!"

Меня будто укололи иголкой. Наверное, я залилась густым румянцем, потому что щеки мои горели, как костер. Мне стало неловко, а яростная публика все настойчиво кричала нам, не выпуская со сцены.

"Поцелуйтесь!

Саша посмотрел на меня улыбаясь, а я стояла как дурочка с идиотской миной на лице, не зная, что ответить и сделать.

"Да целуй её!» кто-то сильно крикнул из толпы и Саша неожиданно сделал шаг ко мне и притянул меня к себе. Его горячие губы прикоснулись к моим. Я вся сжалась под натиском его объятий. Мои губы, только этого и желали: попробовать вкус его губ, но сейчас это выглядело как-то грубо и нелепо. А толпа стала неистово визжать от восторга. Меня это еще больше разозлило. Да что в этом то прекрасного? Меня охватила злость, прежде всего к Саше. Зачем он такое сделал? Его чудный образ милого и привлекательного парня растаял в моей голове. Он показался мне теперь таким же, как и все, желающие только одного от девушки.

Я вырвалась из его шаловливых ручонок и с силой оттолкнула его от себя.

"Спектакль окончен!" крикнула я ему и всем, уходя со сцены. Но толпа опьяненных людей не восприняли моей обиды всерьез и стали веселиться дальше. Даже Марина этого не заметила и танцевала беззаботно с Николаем. Но её я не осуждала. У неё свадьба, пусть ни о чем не думает. Я быстрым шагом направилась к женскому туалету, чтобы привести себя в порядок, при этом чуть не подвернула ногу на высоких каблуках.

"Полина постой!" крикнули мне вслед. Я знала, кто это и не желала поворачиваться к нему. Саша все-таки успел догнать меня около самого входа.

"Полина, прости, я понял, что повел себя глупо… Я просто был в каком-то состоянии аффекта от твоей обворожительной красоты и не удержался…"

"Что?!" выпалила я. Не удержался он… Мои мысли о его порядочности рушились с каждой минутой.

"В этом и заключается проблема любого парня. Стоит вам увидеть красивую девушку и то, что вы ей тоже нравитесь, у вас в мозгу будто срабатывает некая сигнальная лампочка: затащить её в постель. Никто из вас не умеет видеть прекрасное внутри, а не снаружи. Знаешь, сколько у меня поклонников: тысячи, были, есть и будут, но никто не может увидеть во мне мою душу, мои чувства… Вас всех привлекает моя внешность, а я ведь не кукла…"

Я просто вышла из себя, а Саша слушал меня, внимая, каждое слово.

"Я думала ты исключение… а ты такой же, как и все" сказала я и вошла в туалет. Саша остался один, размышляя над услышанным.

Я наклонилась над раковиной и включила воду, а сама думала о поступке Александра. Я очень не хотела бы рушить его идеальный образ, но выходило все само собой. Я не хотела признаваться себе, что парень мне очень понравился, даже еще тогда в Самаре… Но я была слишком гордой, чтобы не заметить этот поступок, наложивший отпечаток на славный образ Александра…

Я провела в туалете почти пятнадцать минут все, думая и думая о парне, но потом решила выйти к гостям. На выходе я столкнулась с Сашей. Он никуда не уходил. Я скрестила руки на груди, ожидая того чего он скажет.

"Знаешь, почему я расстался с Олесей?" неожиданно спросил он. Я никак не ожидала, что он начнет разговор именно с этого. Причем здесь его бывшая девушка?

"Она тебе изменила" сказала, вспомнив, как я его утешала на могильной плите.

"Накануне я сказал ей, что мне нравится другая… Она маленькая, но такая упрямая и твердолобая, она поет песни и одевается в черное, играет на бас-гитаре, а еще с ней мы враги, но это самый мой любимый и милый враг за все годы… А потом она мне изменила назло с моим другом"

Я переваривала услышанное. Неужели я уже тогда понравилась Саше, когда мы с ним враждовали.

"Я заметил твою душу и чувства под слоем черного грима и ненависти ко мне… Твою внутреннюю красоту. Я увидел в тебе уже тогда нечто прекрасное, а внешность придала тебе еще больший оттенок девушки, которая запала мне в душу… И мне очень жаль, что ты такого низкого мнения обо мне"

Саша посмотрел на меня своими синими глазами и ушел в сторону столиков.

Я стояла с таким чувством, будто мою душу вывернули наизнанку. Эти слова были искренними, и от них у меня в душе было все словно через мясорубку. Я поняла, что зря на него накричала и почти даже унизила… Мне следовало извиниться, а главное: я ему небезразлична…

Когда я вернулась к столикам, то играла медленная музыка и все пары танцевали вдвоем. Саша стоял около стола и наливал себе в бокал шампанское. Я решительно набрала в легкие побольше воздуха и пошла к нему.

"Саша, прости меня за мои слова… Просто мало кто из людей замечает, как ты сказал, мою внутреннюю красоту, и никто меня не понимает… Знаешь, ты…"

Договорить я не успела, он поднес к моим губам свою ладонь, словно хотел сказать: "Не говори больше ничего мне и так понятно". Он взял молча мою руку и увел танцевать медляк. Я вспомнила момент из прошлого, как мы танцевали с ним, в Ворон и другие смеялись над нами из-за разницы в росте. Теперь же я свой рост компенсировала высокими каблуками, и мы смотрелись гармонично.

"Ты подросла с того раза" заметил он. Скорее всего, он тоже вспомнил тот неловкий момент.

"Просто сейчас я на каблуках" подметила я.

"Ну, так что, у нас получиться дружба или нет?"

"Конечно, мы можем быть лучшими друзьями" ответила я и опустила глаза. Вообще-то, я рассчитывала на другое. На нечто большее, чем просто дружба… Он словно прочитал мои мысли.

"А может быть и не только друзьями…" тихо сказал Саша.

Я крепче вжалась в его плечи и склонила голову ему на грудь.

"Время покажет…" еще тише ответила я.

Дальше мы словно забыли обо всех на свете. Мы буквально не отходили друг от друга ни на шаг. Еще раз спели вместе, участвовали в конкурсах, просто болтали… Потом он мне сказал, что здесь всего лишь на день и уедет завтра. Я очень огорчилась, но Марина, которая уже поняла, что мы очень нравимся друг другу, уговорила Николая, чтобы тот пригласил Сашу погостить на недельку. Саша сначала говорил, что не может, но потом, сделав пару звонков, домой, и обо всем поразмыслив (скорее всего обо мне) решил принять приглашение друга. Я просто ликовала и бросилась обнимать подругу.

То ли от радости, что Саша останется еще на неделю, то ли еще от чего-то я выпила лишнего, причем очень много выпила. Поэтому я смутно помню происходящее в конце свадьбы. Я помню, как Марина говорила, чтобы Саша отвез меня к ним домой и в таком виде мне нельзя появляться дома (мама ушла со свадьбы еще в одиннадцать часов).

Так что проснулась я, помню, утром часов в десять на Марининой кровати. В одежде и с "гнездом" на голове. Марина и Николай свою первую брачную ночь провели в гостинице, так как весь дом Николая был занят оставшимися гостями, которые приехали из Самары. Первое, что я почувствовала, что моя голова жутко болела и во рту все пересохло. Заснула я в какой-то неестественной позе и всю ночь так пролежала, так что руки и моя шея ужасно ныли. Я еле как оторвала от подушки свою голову и протерла глаза. Рядом никого не было. Тем лучше. Нужно срочно найти ванную и проскользнуть туда, чтобы никто не видел моего кошмарного вида. Я слезла с кровати и прошмыгнула по коридору, заглядывая в комнаты. Там повсюду: на кроватях, диванах, креслах, лежали незнакомые женские и мужские фигуры. Я со страхом в глазах искала Сашу. Его нигде не было. Но тут на кухне я услышала возню и звон бокалов. Я осторожно приблизилась к кухне и посмотрела туда. На кухне хозяйничал Саша. Видно он проснулся намного раньше меня и готовил завтрак. Он уже был переодет с праздничного наряда в обычную одежду: джинсы и домашнюю футболку. Но так он выглядел таким привлекательным и даже сексуальным… Я не могла оторвать взгляда от его тела и бицепсов. Казалось, во мне происходит что-то необычное. Разгорается некое желание попробовать что-то намного большего… Тут он подошел к холодильнику, который находился около входа на кухню. Он мог меня заметить. Я отпрянула оттуда и мигом на цыпочках пробралась в ванную. Я залезла в горячую воду и расслабилась. Но не успела я закрыть глаза, как в дверь постучали.

"Полина, ты здесь?" спросил заботливо Саша за дверью. От неожиданности я схватилась мокрыми руками за края ванны и приподнялась, но руки соскользнули, я плюхнулась в воду и чуть не захлебнулась.

"С тобой все в порядке?" спросил он. Видимо услышал всплеск воды.

"Да, да… все окай! Я скоро выйду" сказала я и закашлялась от воды, попавшей мне в горло.

"Давай я жду тебя, будем чай пить" сказал Саша и ушел обратно на кухню. Я вздохнула с облегчением и принялась быстро умываться. На веревке над ванной я заметила халат. Наверное, Марина оставила. Как вовремя, а то мне так неудобно в этом платье.

Когда я вылезла из ванны и посмотрела на себя в отражении, то ужаснулась. Косметики никакой, волосы мокрые, под глазами круги. Куда я сейчас выйду в таком виде к парню? Я схватилась за фен, лежавший рядом. Может, хоть прическу сделаю нормальную, а на лицо он и не посмотрит. Но и это не помогло. Я себе не нравилась. Но делать было нечего. Саша ждал меня там уже долго, и мне пришлось выйти к нему на кухню.

"Ого, что с тобой такое?" вдруг воскликнул он, смотря на мое лицо. Мне стало так стыдно и неловко. Неужели все так плохо?

"Ты так прекрасна сегодня!" ответил он и засмеялся. Ага, он уже с утра пораньше развел меня, причем шутка была в данный момент неподходящая.

"Издеваешься… Я, не накрашенная и страшная, а еще болею с похмелья… Да уж, красотка!" фыркнула я и села рядом с ним за стол.

"Без косметики ты такая милая!" сказал он и протянул мне чай. Я закатила глаза.

"Ты тоже" подколола я его. Мы оба засмеялись.

"Марина или Николай не звонили?" сменила тему я.

"Да, сказали, чтобы мы подъезжали в кафе на продолжение банкета. Вон, родственники уже собираются"

Я посмотрела в коридор. Действительно многие собирались на выход обратно в кафе.

"Нет, второго раза я не переживу!" ответила я.

"Действительно, что там делать? Может, сходим куда-нибудь вдвоем? Покажешь мне город" предложил Саша. Я уже собиралась сказать да, но тут вспомнила, что нужно было ехать на съемки шоу до вечера.

"Саш, сегодня не получиться, прости. Я на съемках сегодня"

Я взглянула на часы.

"И мне уже необходимо собираться"

Саша замолчал. Он явно расстроился. Я заметила это и подумала, что нельзя терять ни дня, ведь через неделю его здесь не будет.

"Знаешь, вечером я буду свободна. Может, встретишь меня сегодня, и мы сходим погулять?" предложила я.

Весь рабочий день я провела в мечтах о нашем вечернем свидании. Даже Марат заметил, что со мной явно что-то не так. Я ему рассказала о парне. Дядя поздравил меня с наступившей для меня порой любви и романтики. Я фыркнула ему в ответ, но сама отметила, что это правда. Похоже, я влюбилась!

Наступил вечер. В студии я привела себя в порядок и выглядела как сияющий новенький рубль. Саша приехал к зданию вовремя, и я его встретила милой кокетливой улыбкой. Он же меня встретил букетом очаровательных белых роз. Как он догадался, что это мои любимые цветы? Я была сражена наповал полностью.

Мы пошли просто гулять по вечерней Москве. Он мне стал рассказывать о своей жизни, работе, так же о нашей группе и почему она распалась. Я слушала с интересом, и мне так с ним было хорошо… Потом я стала говорить, а он слушал. Я тоже рассказывала о своей жизни в Москве, о работе на шоу "Ты артист!" и т. п. Он тоже слушал внимательно и иногда перебивал меня, чтобы вставить какую-либо уместную шутку. Саша явно был парень с чувством юмора, это мне в нем нравилось. Затем незаметно как-то моя рука оказалась в его руке и так мы с ним и стали гулять, держась за руки.

"Скажи, ты ведь мне соврал на счет того, что я тебе понравилась, когда была готом? Ты меня ненавидел!" сказала я, когда мы уже приближались к моему дому. Время было уже позднее, а мне еще уроки надо было сделать.

"Поначалу так оно и было, мы были врагами, но потом ты мне правда очень начала нравиться" стал оправдываться Саша, всю дорогу не выпуская мою руку из своей руки.

"Зачем ты тогда наступил на мое платье, и я упала со сцены?" спросила я, вспомнив щепетильный момент.

"Я боялся, что ты меня перестанешь замечать вообще, и ты такая милая, когда злишься" ответил он.

"О да, я тогда была просто в ярости! А зачем накричал на меня, когда я хотела тебя утешить на могильной плите?"

"Ну, за тот момент извини… Я был зол на весь мир, мне изменила моя девушка с моим другом"

Я мысленно хотела убить себя за этот вопрос. Саша сделался грустным, вспомнив неприятный момент из прошлого и за это спасибо моему языку.

"Ой, извини!" попросила прощение я и сжала его руку.

"Да ладно! Мне, если честно наплевать на эту Олесю… На счет друга паршиво до сих пор"

"А мы уже пришли" перевела я на другую тему разговор.

"Ты живешь здесь? Приличный дом" оценил Саша, и мы оказались напротив друг друга. Я опустила глаза.

"Ты чего засмущалась то?" улыбнулся Саша. От этого вопроса я еще больше начала волноваться, будто сейчас должно произойти что-то страшное.

"Да все нормально…" тихо ответила я.

"Ну, я тогда пойду?" спросил он. Я подняла глаза на него и поняла, что я очень хочу его поцеловать, даже если для этого еще не время. В принципе, мы знакомы уже довольно давно… И этот парень мне нравиться, да какой там! Я влюбилась в него. Мой мозг орал как сумасшедший: "Не уходи, поцелуй меня, пожалуйста", но мне пришлось ответить:

"Да, иди…"

"Тогда до завтра" сказал Саша и обнял меня на прощание. Он развернулся, чтобы уйти. Я чуть не расплакалась от обиды. Мне так хотелось поцеловать его. Наверное, теми словами на свадьбе я его оттолкнула, и он теперь навряд ли подойдет ко мне с нежностями и поцелуями. Нужно брать все в свои руки.

"Саш, подожди!" крикнула я. Он обернулся и подошел вновь ко мне.

"Ты что-то хотела?" спросил он.

"Поцеловать тебя хотела!" подумала я про себя, но сказать это не могла и еле выдавила из себя какую-то чушь.

"Это… я хотела сказать… в общем, я сама тебе позвоню, а то вдруг я на парах буду"

"Ясно, конечно звони, пока?"

Я ужасно обиделась. И на себя и на него. У меня даже слезы навернулись на глазах, и я живо от него отвернулась, чтобы уйти. Но тут я почувствовала, что он схватил меня за руку и развернул к себе. Я поняла, что он догадался, о чем я думала и чего хотела. Он наклонился к моему лицу, а мне пришлось встать на носочки, чтобы дотянуться до его губ. Да, мы поцеловались… По-настоящему, в первый раз… Я не скажу, что специалист в этом деле, опыта у меня было не много, но это был самый жаркий, страстный и нежный поцелуй в моей жизни, потому что с любимым человеком. Его губы нежно прикасались к моим и когда он понял, что я отвечаю ему взаимностью, то пошел дальше, умело раздвигая их языком и касаясь моего языка. Это было так по взрослому и так возбуждающе, что я не заметила, как его рука опустилась ниже талии, но что странно, учитывая, какая я недотрога, я это проигнорировала. Даже наоборот, мне это нравилось…

Мы целовались минуты три, не отрываясь, так что у меня закружилась голова. Затем я отстранилась, чтобы глотнуть прохладного свежего воздуха и прийти в себя, но тут же Саша поднял меня за талию и поцеловал еще раз. На этот раз еще дольше и жарче. Я думала, что еще немного и сойду с ума, если он не перестанет. Наконец, я оказалась на земле. Щеки мои пылали, а губы, казалось, распухли. Я не желала смотреть на него и обняла его, уткнувшись ему в грудь. Он ответил мне взаимностью и неожиданно сказал мне тихо.

"Полина, я не встречал такой девушки как ты и больше не встречу… Наверное, я тороплю события, но я хочу, чтобы ты стала моей девушкой… И я не побоюсь это сказать, так как знаю свои чувства: я люблю тебя…"

У меня участилось дыхание. Стать его девушкой… Эти слова будто пробежались по каждой клеточке моего тела. Нужно было ответить, что я подумаю, но в тот момент я ничего не соображала и ответила:

"Я тоже люблю тебя"

Это означало да. Он посмотрел мне в глаза. Его же глаза сверкали в темноте от счастья, и мы еще раз поцеловались. Потом все же он отпустил меня домой, и я вбежала в подъезд словно ракета, а в свою комнату еще быстрее. Я быстро скинула пальто и прижалась к стене. Я чувствовала и слышала, как бешено, колотиться мое сердце. Я закрыла глаза и медленно сползла по стенке к полу. Мысли мои путались, а в голове звучала одна фраза: "…моей девушкой…"

Я резко встала с пола, так что закружилась голова и мысленно произнесла:

"Да, я люблю его и мне никто кроме него не нужен… Он мой парень"

**********
"Удали, удали некрасиво получилось!"

"Нет, мне нравится, оставь её, у нас нет с тобой ни одной совместной фотографии"

"Но не эта, сейчас сделаем еще, но эту удали!"

"А ты заставь меня"

Я с детским жестом запрыгнула к Саше на руки и стала целовать его в губы.

"Хорошо, теперь ты меня убедила" согласился Саша.

Мы с моим парнем, Александром Лиговским гуляли по мосту. Я прогуливала пары, так как очень хотела быть с ним дольше, ведь скоро он должен был уехать обратно в Самару. После нашего первого поцелуя мы начали официально встречаться, но датой наших отношений мы назначали первое октября, день свадьбы Марины. Именно тогда мы поняли, что нас связывает нечто, чем просто дружба. Теперь мы встречались каждый день и даже иногда по несколько раз в день. Я не верила своему счастью, такой любви как у нас была, наверное, не бывает. Мне нравилось с ним гулять, держать его за руку, целовать его губы… Наша любовь была чистой, искренней и невинной.

Каждый день мы ходили на мост, и это стало нашим любимым местом. Я решила сюда приходить, когда он уедет и скучать по дням, проведенным вместе. А также изредка смотреть на наши инициалы, выцарапанные на перилах. «Саша + Полина=любовь» На счет наших отношений мы решили так, будем встречаться на расстоянии. Я буду в свободное время от учебы и съемок (из клубов я уволилась, было мало времени для всего) приезжать в Самару к бабушке и там бы будем встречаться. Каждую минуту, проведенную с ним, я запомнила от и до. Мне было так хорошо и уютно в его объятиях, никогда я еще так сильно не любила человека и, казалось, больше так не полюблю.

Мы делали много фотографий вместе на память, чтобы смотреть на них и вспоминать друг друга. Я больше не торопилась на съемки, а пары вообще прогуливала, так как голова моя была занята другими вещами. Марат стал это замечать и сделал мне выговор. Пришлось спуститься небес на землю…

Саша буквально носил меня на руках и сдувал с меня пылинки. Он признавался мне в любви каждый день, старался дарить подарки, но я понимала, что он в отличие от меня менее обеспеченный и не может позволить мне дарить дорогие подарки. А мне и не надо было. Достаточно лишь поцелуя и прикосновения его рук и я была счастлива. Он тоже. Он говорил мне, что я его маленькая принцесса, и он никому меня не отдаст, пока я сама не захочу от него уйти.

За малое время, проведенное с ним, я узнала получше его черты характера. Саша был ревнивый. Причем очень. Я тоже ревнивая по своей натуре, но он был намного ревнивее меня. Я заметила это, когда на прогулках поклонники просили у меня автограф или сфотографироваться со мной. Он очень меня ревновал к парням. В дальнейшем это придаст нам много проблем. Так же он был гордым, как и я и так же не выносил предательства. Этим мы были похожи.

Так и прошла почти ровно неделя с момента наших отношений. Мы провели её вместе в кафе, кино, на мосту, в парке и еще много где, разлучаясь только по ночам. Но Саша должен был уехать. Как-никак у него все-таки работа в Самаре, да и мать начала волноваться. На счет мамы Саша даже обещал нас познакомить позже, но мне казалось, что для этого еще рановато.

В последний вечер Марина пригласила меня на ужин домой. Там же был и Саша с Николаем. До ужина она неожиданно приехала ко мне домой, оставив дома Николая с Сашей наедине. Оказалось, она приехала не просто так.

Я стояла около зеркала и красила ресницы. Саша настоятельно просил меня не краситься ярко или вообще, но я так не могла. Но все же красила только ресницы. Так вот, пока я красилась, Марина охотно согласилась погладить мое платье на пуговицах, при этом заводя свой разговор.

"На пуговицах? А что, когда парень расстегивает пуговицы, это его заводит еще больше"

Я выронила из рук туш от неожиданности. С чего это Маринка начала такой нескромный разговор?

"Ты хочешь посвятить меня в подробности своей интимной жизни?" спросила я, поднимая с пола туш.

"Нет, я хотела поговорить с тобой о твоей интимной жизни" сказала она, разглаживая платье и нисколько не смущаясь. Я посмотрела на себя в зеркало и заметила, что щеки мои покраснели.

"Нет у меня этой жизни, и хватит об этом" буркнула я и со злостью кинула туш на стол.

"Не злись, чего ты завелась?" спросила меня Марина. Но я, почему то на неё разозлилась.

"А ты чего завела этот разговор? Поговорить не о чем?!"

Марина отставила утюг и подошла ко мне. Она отобрала у меня расческу и стала сама расчесывать мои волосы. Я успокоилась.

"Малыш, сама подумай, тебе семнадцать лет и ты встречаешься с взрослым парнем, пойми ему кроме подростковых поцелуйчиков и объятий нужно намного большее, на этом и стоят отношения двадцать первого века. Без секса никуда"

"С чего ты взяла, что это ему нужно? Может ему и так нравиться!" запротестовала я, но в глубине души знала, что подруга права. Я и сама иногда думала на счет этого, как он на меня смотрит и как обнимает. Я и сама этого хотела, но была не готова к такому виду отношений.

"Полина, парню двадцать два года, думаешь, он не хочет этого?"

"Но он же мне этого не говорил" пролепетала я.

"А что он должен подойти и в открытую тебе это сказать? Ты уже взрослая и сама должна замечать знаки, намеки. Вот вы вчера ходили в кино, про что оно было?"

Я вспомнила, что кино было про любовь, и там действительно были нескромные сцены. Я замолчала, дав понять, что подруга права.

"Вот видишь, а позавчера у нас дома, когда вы целовались, как он обнимал тебя, это невооруженным глазом было видно!"

"Ну, ладно, ладно, — остановила я Марину, — ты права. Но не слишком ли рано? Мы встречаемся неделю!"

"Официально, а знакомы уже давно" ответила Маринка.

"Но он же уезжает завтра!"

"А вечер сегодняшний на что?"

"Ты что специально позвала меня на ужин?" догадалась я.

"Ага, а еще мы с Колей договорились, что в нужный момент уйдем из дома под каким-нибудь предлогом"

"Ах, значит, вы договорились! А меня, почему не спросили?! Это мне решать вообще-то!" разозлилась я.

"А я сейчас, что, по-твоему, делаю?"

Я открыла рот, чтобы возразить, но поняла, что не знаю что сказать. В словах Марины была доля правды. Видимо, отношения двадцать первого века строятся действительно только на физической близости. Мне стало даже как-то обидно. А вдруг я нужна Саше, только ради этого и все? Я загрустила. Да, уж, утешила меня подружка. Марина это заметила.

"Полин, ты не подумай, Саша правда тебя любит, я никогда не видела двух таких влюбленных дурачков!" засмеялась она и обняла меня. Мне стало легче, но тревога не покидала мое тело.

"А что если я нужна ему только ради постели?" спросила наивно я.

"Полина, нужно быть идиотом, чтобы не заметить, как он тебя любит, да и он тысячу раз говорил об этом Николаю, просто я клоню к тому, что вы взрослые парень и девушка, а не подростки какие-то, возможно вы уже думали о будущем, да?"

Марина была права. Иногда, гуляя на мосту, мы даже продумывали свое будущее. Саша будет ждать, пока я не отучусь, он подкопит денег на своей работе, а потом когда мне исполниться восемнадцать мы поженимся. Глупо это, конечно, мы еще не узнали друг друга толком, встречаемся всего лишь неделю, но все же мне его планы нравились. Значит, он меня любит, а не только тупо меня хочет. Марина посмотрела мне в глаза.

"И? Что ты решила?" спросила она.

Я не знала, что ответить. Мне было страшно.

"Я боюсь" ответила я тихо. Марина закатила глаза.

"В этом нет ничего страшного! Правда, каждая девушка через это проходит и тебе пора, тем более он твой любимый человек"

Я закусила губу. Может, она права. Парень взрослый и ему необходимо это, да и мне семнадцать уже… В моей группе все это делали, чем я хуже. Я даже этого стеснялась и когда девочки меня спрашивали, я отвечала, что не девственница уже. Наверное, пора осуществить сказанное.

Я кивнула головой, и Марина чмокнула меня в щеку и стала давать различные советы. Но я поморщилась и закрыла эту тему. Тогда она стала подбирать мне белье и все-такое… Если честно мне было абсолютно наплевать, я чувствовала, что я не готова, сколько бы Марина, и я сама себя не уговаривала.

Всю дорогу по пути к Марининому дому я провела в раздумьях. Я и хотела и не хотела этого одновременно. Во мне были двойственные чувства. Марина болтала об этом без умолку, рассказывая какой Николай в постели и что он любит. Меня чуть не вывернуло от её разговоров, и я попросила её замолчать.

Саша встретил меня в доме снова букетом цветов: белых георгин. На этот раз я не поверила, что он сам догадался, ему по любому рассказала Марина. Белые георгины мои любимые цветы… Затем идут белые розы и астры, но больше всего я люблю георгины. Я подарила ему поцелуй, и мы все четверо сели за стол.

Оказалось Николай, и Саша почти приготовили все сами. Я была удивлена этому и восхищалась вкусом их блюд. Мы собирались просто посидеть в тихом кругу, но тут Марина принесла бутылку вина и понеслось. За первой пошла еще и еще. Тихий ужин превратился в громкое застолье. Я не пила вообще, но Марина сказала, что надо, поэтому пришлось выпить бокал для храбрости. От этого бокала и вообще от волнения у меня стала ныть голова. Я ушла в ванную. Марина снова была тут как тут. Это меня стало раздражать. Она повсюду ходила за мной.

"Ну, все малыш, сейчас я скажу, что хочу еще вина, и мы с Колей уедем типа за вином, а сами где-нибудь остановимся в машине и…"

"Избавь меня от этих подробностей" фыркнула я, натирая виски холодной водой.

"Я к тому, что вы останетесь вдвоем, только потом позвони мне ладно, чтобы мы приехали"

"Можете сидеть дома, я не буду!" категорически отрезала я. Марина нахмурилась.

"Мы же обсуждали это! Хватит Полина, я заметила, что он на тебя посматривает как кот на сметану!"

"У меня голова болит!" стала отмазываться я.

"Выпей таблетку и все"

"Она не поможет… У меня сильно болит!" соврала я.

"Я вот сейчас дам тебе ремня, как мама, и все пройдет. Мы договорились, все через пять минут мы уезжаем" ответила грубо Марина и вышла из ванной.

"Марина, подожди! Не надо!" стала останавливать её я, но было поздно. Я выбежала из ванной и наткнулась на Сашу.

"С тобой все в порядке? Ты какая-то дерганная сегодня" заметил он и обнял меня за талию. О, его руки источали жар и мне даже начало нравиться, что он меня так обнимает.

"Просто… ты уезжаешь завтра… я не хочу расставаться" сказала я и прильнула к нему. Он поцеловал меня в макушку, как ребенка.

"Мы же не навсегда расстаемся, правда? Ты приедешь скоро, да?"

"Обязательно!" воскликнула я и стала его целовать. Я вспомнила слова Марины о намеках и решила поучиться, это делать. Во время поцелуя я забросила свою ногу на него, а еще стала целовать его в шею. Такого раньше я не делала. Саша был явно в шоке из-за моего поведения, но намек расценил правильно. Он положил свою руку немного ниже талии и тесно прижал меня к стенке. Я чуть не задохнулась, но от нехватки воздуха, а от возбуждения и страсти… Мне это так понравилось, что у меня в голове промелькнула мысль: может, я правда готова?

Я остановила его вовремя, когда он уже стал сжимать мое бедро. Вот это намек, так намек! Даже Маринка меня этому не учила. Мы вдвоем даже раскраснелись и вошли в зал к остальным. Марина посмотрела на меня удивленно. Оказалось, она видела, что мы делали возле ванной. Она была приятно удивлена, поэтому не стала тянуть, и провозгласила, что желает еще вина. Николай, которого жена уже предупредила, сразу согласился съездить в магазин. Но Саша заметил, что Николай был не трезв. Куда ему за руль в таком виде? Тогда Маринка сказала, что поедет на такси, а её муж любезно проводит её, мало ли что? Саша был в недоумении. Я сама поняла, что Маринка отмазалась не очень-то остроумно.

"Как-то странно они себя ведут" сказал он и допил последние глотки из бокала. Я решила ему соврать.

"Они захотели остаться наедине, ну, ты понимаешь…" ответила я и села еще ближе к нему.

"Могли бы сказать, да? Мы бы пошли, прогулялись, — ответил Саша и посмотрел на меня. — Зато будет время побыть с тобой вдвоем, завтра мы уже расстанемся"

Он обнял меня и почувствовал, что я дрожу. Я сама не понимала, что со мной твориться. Гормоны в моем теле просто устроили какой-то бунт. Я не могла себя сдерживать и очень желала попробовать запретный плод…

"А пойдем в спальню?" вдруг неожиданно сказал он мне. У меня округлились глаза и я тихо и наивно спросила:

"Зачем?"

Он засмеялся. Ну, да, вот я дура, зачем еще ходят в спальню… Это был снова намек, да? Но я ошиблась.

"Мне нужно сделать тебе подарок, он там лежит, да и обстановка там намного романтичней чем здесь, а ты чего подумала, а?"

Я вздохнула с облегчением и уже мысленно ругала себя за свое воображение. Саша, все еще смеясь, взял меня за руку и повел в гостевую спальню, где он спал. Когда я вошла туда и увидела кровать, то гормоны и мое тело будто взбесилось. Я вся покрылась потом, а глаза мои пожирали его полностью.

"Вот, это тебе смотри" сказал Саша и протянул мне фотоальбом. Когда я открыла его, то прослезилась. На обложке внутри был написано: "Альбом наших отношений. Полина" Первая фотография меня поразила. На ней была я, но еще в образе гота. Рядом были мои друзья и Саша, в то время звавшийся Алекс. Мы были на кладбище. Я даже не помню это фото. Потом пошли фото с нашего прощального вечера "Без масок", затем фото со свадьбы и последние, сделанные недавно.

"Это твой, у меня есть и второй экземпляр для меня" ответил он.

"Саша, это так мило! Просто… у меня нет слов!"

Этот альбом так тронул мое сердце, что я забыла обо всем на свете.

"Это только начало, потом здесь будут и дальнейшие фото, а потом и со свадьбы и с детьми…" сказал он и посмотрел на мою реакцию. Какая может быть реакция? Конечно, да! Я не против такого расклада на будущее.

"Саша, я так тебя люблю!" сказала с жаром я и поцеловала его со всей своей любовью. Мы при этом сидели на кровати. Я вдруг обезумела от страсти и, перекинув ногу, села на него сверху. Он оторвался от поцелуя и заглянул мне в глаза, в которых явно прочел слово «ДА». Тогда Саша взял бразды правления в свои руки. Он перекинул меня на кровать навзничь и стал постепенно целовать мои губы, щеки, шею… Его дыхание обжигало мою кожу, а его прикосновения, которым я дала полную волю возбуждали меня еще больше. Он полностью прижал меня к кровати, и я почувствовала, что он тоже возбужден. Его рука стала постепенно расстегивать мое платье, пуговка за пуговкой. Вторая рука заскользила по бедрам выше под платье. Я просто погрузилась в наслаждение полностью. В ушах звенело, а в висках неистово стучала кровь… Желание полностью меня охватило, и я закрыла глаза от удовольствия. Теперь я уже ничего не видела, а чувствовала только его горячие руки и влажный язык… Я почувствовала, что он снял свою рубашку и его голый торс прикасался к моему оголенному животу… Никогда я так раньше далеко не заходила… Как же мне на тот момент было хорошо! Но тут я вышла из своего рода транса, когда дело стало набирать обороты. Платья на мне уже не было. Одной рукой он все так же скользил по моему голому бедру, а второй расстегивал свои джинсы. Что-то кольнуло во мне и мне стало вновь страшно. А когда его рука стала касаться моего кружевного белья и попыталась проникнуть внутрь я и вовсе испугалась и встала, при этом закрываясь платьем. Саша в недоумении смотрел на меня.

"Солнышко, ты чего? Что-то не так?"

Он попытался опять притянуть меня к себе, но когда я встала, я уже поняла, что на сегодня я и так позволила себе лишнего. Всё мои гормоны и возраст.

"Нет, я передумала" сказала я и стала поспешно одеваться. Саша схватился за платье, останавливая меня.

"Почему передумала? Я что-то сделал не так?"

"Все хорошо… Саш, послушай, я знаю, ты взрослый парень и тебе необходимо это, но ты не мог бы подождать, пока я буду готова к этому… я ни разу такого не делала"

"Почему ты мне сразу не сказала?" спросил удивленно он.

"Я стеснялась этого…"

"Почему же ты сегодня согласилась? Постой! Это не Марина ли случайно уговорила тебя?" догадался он.

"Ну, да" сдала я подругу.

"Полина, нужно думать своей головой. С чего ты взяла, что мне только этого и нужно? Если бы я знал, что ты еще невинна и не готова, то никогда так не поступил, как сейчас"

"Почему?"

"Потому что люблю тебя, глупенькая! Давай, ты мне скажешь, когда сама, а не твоя подруга захочет этого, хорошо?"

"Но ты же завтра уезжаешь"

"И что? От воздержания никто не умирал"

Мы засмеялись оба.

"Надо позвонить Марине и сказать, чтобы шли обратно домой"

Саша встал с кровати и пошел курить на балкон, набирая номер. А я упала на кровать и поняла, что у нас самая настоящая любовь и у нас все обязательно будет, когда я буду готова!

**********
Саша уехал… И в моем сердце будто образовалась пустота. И не поклонники, ни работа, ни друзья — ничто не могло её восполнить… В последний день, когда я провожала его на поезд, мы просто не могли с ним расстаться. Мы долго целовались, обнимались, клялись в верности, но я в нем и не сомневалась и он во мне тоже. Когда поезд уехал по дороге домой я плакала. Потом еще дома чуток, а потом вытерла слезы и принялась за работу. Все же мы расстались не навсегда, и я скоро обязательно приеду в Самару к бабушке и мы с ним встретимся.

Но до этого момента было много времени. Мой рабочий график был забит полностью и расписан был уже вперед на несколько дней. Моя популярность росла, и я прекрасно справлялась с должностью ведущей. Потом посыпались звонки с телеканалов и журналов для интервью, фотосессии. Мне пришлось закрыть страничку вконтакте, так как сообщения лились потоком. И из этого всего мне не удавалось находить времени, чтобы приехать к Саше. А ведь помимо карьеры я еще и училась в театральном. Но мне все это нравилось, я ведь мечтала стать знаменитой. И родители за меня были рады и друзья. Из всего этого времени я выкроила немного для учебы на водительские права. И получила я их безо всяких проблем. И папа иногда давал мне свою машину прокатиться по ночной Москве…

В ноябре на праздничные дни я все-таки решилась отказать журналам и остальным, чтобы съездить в Самару. Учебы не было из-за праздника, и эти дни подходили больше всего. Марат был недоволен моей самодеятельностью, но я состроила милые и невинные глазки, поцеловала его в щеку и он, скрипя зубами, отпустил меня. Я была в не себя от радости и накануне отъезда почти всю ночь не спала.

Когда я сошла с платформы в родном городе, на меня нахлынули воспоминания, и приятное блаженство разлилось по моему телу. Саше я ничего не сказала, решила сделать сюрприз и прийти к нему на работу. Я взяла такси и направилась к бабушке. Из окна я осматривала родные окрестности. Шел первый снежок и уже покрыл часть города. Скорее всего, он больше уже не растает. Я вспоминала, как я здесь играла в снежки с подругами в детстве, как мы гуляли по городу с друзьями, но потом неожиданно у меня всплыло воспоминание, как меня бросил парень и меня передернуло. Я отвернулась от окна и залезла в интернет, чтобы спросить, чем занят мой любимый. Саша был на работе до вечера. Я не стала раскрывать свой сюрприз и решила приехать к нему попозже на работу.

Бабушка буквально всю меня исцеловала и чуть не затискала до смерти. Потом я подарила ей подарки и московские гостинцы. Она проигнорировала их и стала пичкать меня своими пирожками и блинчиками. Я представила себя, если бы я здесь осталась на неделю. Наверное, я бы набрала килограмм десять. Потом она стала спрашивать про родителей, про нашу жизнь, про мою учебу. Сказала, что видела меня по телевизору и всем соседкам с гордостью говорила — это моя внучка. Мне даже стало лестно от таких бабушкиных похвал, и я дольше задержалась с ней, чем планировала. Затем я взглянула на часы: срочно нужно было бежать до Саши. От этой мысли, что я сейчас встречусь с любимым, меня аж затрясло. Я сказала, что пойду прогуляться с девчонками, а сама быстро на маршрутках направилась в магазин, где работал Саша. Когда я вошла в здание, то первым делом стала искать глазами любимого. Ко мне подошел продавец консультант и спросил, может ли он мне чем-то помочь. Я спросила его на счет Саши, но меня огорчили тем, что он уехал домой пять минут назад. Моему огорчению не было предела, и я с грустью вышла на лицу. Тут на моем лице появилась улыбка. Саша стоял около своей новенькой машины (недавно он приобрел машину марки Toyota Chaser в кредит) и курил. Я, не раздумывая, бросилась к нему. Он оценил мой сюрприз и с жаром стал обнимать меня и целовать то в щеки, то в губы и носик… На улице мы так простояли минут двадцать, обнимая, и друг друга целуя. Никогда я не чувствовала себя более счастливой чем в те минуты…

Я в городе пробыла недолго, но все это время мы были вместе, как и тогда в октябре неделю. Саша просил меня познакомиться с его мамой и братом, но я этого боялась почему-то, но пообещала, что в следующий раз обязательно познакомлюсь. Все это время, проведенное с ним, я не могла нацеловаться и наобниматься. Мне было просто его мало всего. Мы целовались каждые пять минут, и я осознала, что поцелуев для моего организма теперь маловато… Нужно нечто большее. Поэтому уезжала я из города с одной лишь мыслью: в следующий раз я попробую то, что у нас не получилось в прошлый раз в октябре.

Мой фотоальбом пополнился еще новыми фото. Иногда просматривая его, мне хотелось наполнить его уже свадебными фотографиями, но до этого еще было далеко, может год… а может и больше.

Как только я вернулась в Москву, то начались снова трудовые будни. Снова съемки, фотосессии, учеба. Следующую поездку в Самару я планировала под Новый год, и остаться там подольше.

Весь этот остаток времени я пахала как лошадь. Сезон шоу "Ты артист!" подходил к концу. Остались только три финалиста, за которых шло голосование. Мы с Маратом буквально ночевали в студии. Работы было очень много, к тому же меня нагружали и в училище. Я просто не осознавала, как я справляюсь со всем этим. На носу зимняя сессия, а тут конец шоу и бесконечные съемки. К концу декабря я была выжата словно лимон и похудела на пять килограмм. Мама была встревожена и велела, чтобы я уходила со съемок и занималась только учебой. Она сама не ведала, что говорила. У меня контракт, у меня поклонники, да и я сама не хотела. Я все выдержу, я хоть и маленькая, но сильная.

Все мои мысли находились далеко от реальности. Я уже мысленно проводила время с Сашей в Самаре. Мы договорились, что я приеду на Новый год именно к нему домой и познакомлюсь с мамой. Но у меня даже времени, поволноваться, не было. Все было загружено.

Я думала эти трудовые будни никогда не кончаться, но вот, наконец-то до Нового года мы успели все отснять, победитель был оглашен, и съемки были закрыты. Победил Антон Миронин, мой земляк. В конце шоу он решил вместе с еще двумя финалистами создать группу, которую так и назвали «Black crows». Я очень была рада за него и за то, что наша группа продолжила свое существование теперь на большой сцене.

Я вздохнула с облегчением от проделанной работы, но это было еще не все. Теперь сессия, которую я не знала, как сдавать, ведь я полностью не готовилась, а так частично во время перерывов на съемках. Так что неудивительно, что я провалила сессию с треском, а пересдачу назначили после зимних каникул. Я не стала говорить об этом маме и решила подготовиться окончательно на каникулах, хотя до этого ли мне было…

Когда я ехала на поезде во второй раз в Самару, то теперь я уже волновалась. Саша обещал меня встретить на платформе и вдвоем мы отправимся к нему домой. Теперь я дрожала, как осиновый лист. В моем мозгу была только одна фраза: "А что если я не понравлюсь его маме?" С этой мыслью я и провела всю дорогу от Москвы до Самары. Я даже не смогла спокойно поесть, кусок в горло не лез, а так же поспать, сердце мое мне мешало спать своим оглушительным стуком.

Саша встретил меня утром тридцать первого декабря вновь букетом белых георгин и горячими поцелуями. Я снова так рада была его видеть, что позабыла о своем волнении.

"Ты замерзла маленькая моя?" спросил заботливо Саша и сжал мои ладони в своих руках.

"Немного" ответила я, не выпуская его из объятий. Я так за ним соскучилась. Еще больше чем в первый раз.

"Тогда поедем домой, мама уже приготовила на стол"

Меня будто окатило кипятком, и я затряслась еще больше. Саша даже это почувствовал.

"Не бойся, мама у меня добрая, гостеприимная и давно хотела с тобой познакомиться и не надо думать, понравишься ты ей или нет, в любом случае ты моя навеки и я не отдам тебя никому!" успокоил меня Саша и поцеловал. Я сухо улыбнулась ему в ответ.

Саша со своей семьей жили далеко от моей бабушки, почти на другом краю города. Райончик у них был тихим и красивым. Проезжая мимо центра, я увидела снежный городок и большую красивую елку, сверкающую разноцветными огнями. Она была не такой как в Москве. В нашем городе елка была пышнее и красивее, но милее мне была скромная Самарская елочка… Без всякого пафоса и величия.

В подъезд я входила как на каторгу и на ватных ногах. Никогда я так не волновалась как в тот день. Даже Саше не удавалось меня успокоить. В этом вроде бы ничего такого страшного не было, но я так боялась! Когда Саша открывал дверь ключом, я неожиданно вцепилась в его руку и стала молоть чепуху:

"Саша, я не готова! Давай я поеду к бабушке?"

"Солнышко, что с тобой? Моя мама не монстр, не волнуйся! Дыши спокойно"

Я набрала побольше воздуха в грудь и вошла в квартиру.

Квартира семейства Лиговских была скромной, но уютной. Саша жил в одной комнате с братом, но как выяснилось позже, брат любезно согласился ночевать у матери или в зале, чтобы не мешать молодым. Мне очень понравилась обстановка в квартире. Такая неброская, как у нас в Москве. Все сделано со вкусом и по-домашнему. Мне стало здесь нравиться с первого шага в квартирку. Саша помог мне раздеться и взял чемодан в руки, набитый подарками для семьи Лиговских. Я дрожащими руками открыла замок на сапогах и медленно прошла в коридор, не отпуская при этом Сашиной руки.

"Ну, чего ты сжалась маленькая? Не бойся!" сказал тихо Саша и чмокнул меня в щеку. В это время к нам вышла женщина лет сорока пяти. Она была для своего возраста идеально стройной и ухоженной. Её волосы цвета, как и у меня, были сложены в прическу каре, а синие глаза, как и у Саши с восхищением осматривали меня с ног до головы. На простое платье женщины был одет фартук, а в руках она держала полотенце. Это была мама Саши — Лариса Сергеевна Лиговская.

"Ну, здравствуйте Полиночка! В жизни вы еще красивее, чем на экране!" воскликнула Лариса Сергеевна и принялась меня обнимать и целовать в щеки.

"Полина, это моя мама Лариса Сергеевна, мама это Полина" познакомил нас Саша.

"Мне очень приятно с вами познакомиться" сказала вежливо я и опустила глаза вниз, ужасно смущаясь.

"Сашенька, она такая скромная и милая! Проходи Полиночка на кухню, будем чай пить" сказала мама Саши и пригласила меня в кухню. Саша оставил меня на несколько минут наедине со своей мамой, пока относил мои вещи в спальню.

"Полиночка, знаете, Саша много так про вас рассказывал, — начала Лариса Сергеевна, наливая чай в кружки, — когда он сказал, что его девушка это вы Полина Ковалева я даже не поверила. Я ведь всегда смотрю шоу "Ты артист!"

Я не могла вымолвить и слова и только молча слушала её комплименты и рассказы.

"Полиночка, а вы у нас будете Новый год справлять?" спросила Лариса Сергеевна.

"Да, конечно, мне у вас уже нравиться, у вас такой домик уютный и красивый" наконец отмерла я и сделала комплимент хозяйке.

"Спасибо Полиночка, у нас конечно не богато, но я старалась, чтобы вам понравилось"

Я поняла, что мама Саши относиться ко мне как к какой-то зазнавшейся и привыкшей к роскоши звезде. Поэтому я пришла в себя и, когда совсем перестала бояться, сказала ей:

"Лариса Сергеевна!"

"Можно просто как вам удобно тетя Лариса или мама" пошутила она, перебив мои слова.

"Хорошо, теть Ларис, я самая обычная девушка и девушка вашего сына, давайте общаться на равных? Забудьте о том, что я знаменитость и все-такое, я бы хотела провести выходные в тихом семейном кругу, вы ведь для меня теперь член семьи, да?"

Лариса Сергеевна была растрогана. Она подошла ко мне и еще раз чмокнула меня в щеку. В это время вошел Саша и подсел ко мне.

"Сынок, она такая хорошая, если обидишь её, получишь!" погрозилась на него мама. Саша засмеялся.

"Я же говорил, что Полина у меня самая лучшая! А на счет обидишь, я сам кого угодно обижу за неё"

Я ему улыбнулась и мы поцеловались.

"Полиночка, ты ведь не откажешь мне в помощи в готовке?" спросила Лариса Сергеевна меня.

"Конечно, я помогу" согласилась живо я. Входная дверь хлопнула. Кто-то пришел.

"О, это наш охламон со школы вернулся, идем, познакомишься" сказал Саша и повел меня в коридор. Это пришел младший брат Саши Олег. Он был моим ровесником и учился в одиннадцатом классе. Когда я разглядела его лицо, то поняла, что предо мной стоит копия Саши в семнадцать лет. Они так были похожи внешне! Только волосы Олега были темнее и глаза были серого цвета, а не ярко синего как у Саши. Ростом он был тоже как брат, так что я была самой маленькой среди них.

"Ух ты! А вот и наш секс-символ шоу "Ты артист!" Привет, я Олег"

Олег обнял меня и оторвал от пола. Саша остановил его, наверное, приревновал.

"Полина Ковалева у меня дома. Круто! Все пацаны мне завидовать будут" провозгласил Олег.

"Иди, садись за стол, хватит лапать своими грязными руками мою девушку" накричал на него Саша и притянул меня к себе поближе.

"Ты смотри в оба, а то уведу!" сказал с иронией Олег и, чмокнув меня быстро в щеку, убежал на кухню. Саша погрозил ему кулаком, а мне было смешно наблюдать за двумя братьями.

Тем не менее, отношения у меня с Олегом наладились и были только дружескими. Олег подшучивал надо мной и своим братом, но это были лишь шутки. На самом деле он принял меня в их семью благосклонно, и я поняла, что мы подружимся. Во время готовки на кухне, где я была с теть Ларисой вдвоем, мы тоже нашли общий язык. Я очень понравилась Сашиной маме и больше не комплексовала и разговаривала с ней на равных. Она мне рассказала, что живут они втроем, отец Саши и Олега бросил их и сейчас неизвестно где. Потом она, немного смущаясь, сказала, что когда родственники узнали, что девушка Саши Полина Ковалева — известная телеведущая, то решили приехать всей толпой и напросились встречать Новый год у них в квартире. Теть Лариса спросила, не против ли я, я естественно ответила, что нет, а сама уже представила картину Нового года и мне она была не по душе.

До Нового года оставалось пять часов. Приехала родная тетя Саши Ирина вроде бы. Она тоже стала меня расхваливать и восхищаться моей работой на телевидении. Я поняла, что так будет весь вечер и когда мы переделали все блюда, я юркнула в комнату Саши. За целый день я была здесь один раз и толком её не разглядела. Здесь стояла одна двуспальная кровать и большая софа. Кровать была Сашиной, а на софе спал Олег. Повсюду были плакаты девушек и готов. Скорее всего, готы принадлежали Саше. Так же было много книг на полках и диски. Вообще чувствовалась чисто мужская обстановка, то есть не по мне.

Саши и Олега не было. Они уехали в магазин за спиртными напитками, зато квартира наполнялась родственниками Саши, причем их с каждой минутой становилось все больше и больше. Я стала потихоньку готовиться к празднику, пока мама Саши не нагрузила меня готовкой или своими родственниками. Когда я надевала платье, в комнату вошел Саша. Я живо повернулась к нему спиной.

"Ты меня стесняешься?" спросил Саша и подошел ко мне сзади. Я почувствовала его руки на своей обнаженной спине…

"Нет… — стала оправдываться я, — помоги мне застегнуть платье?"

Саша аккуратно застегнул замок и поцеловал меня в шею.

"Я люблю тебя" сказал он мне.

"А я тебя" прошептала я и мы стали целоваться. В этот пикантный момент в комнату ворвался Олег. Мы отстранились друг от друга.

"Олег, теперь пока Полина здесь научись стучаться в комнату, окай?" попросил раздраженно Саша брата.

"Саш, все хорошо" успокоила его я и ушла на кухню к родственникам.

Стол был накрыт и ломился под тяжестью закусок и спиртного. Вокруг стола было множество родственников Саши. И тети, и дяди, и племянники и т. п. Все хотели познакомиться именно со мной. Меня просто облепили с ног до головы вопросами о шоу. Некоторые без смущения просили протолкнуть своих "талантливых" детишек туда. У меня аж голова закружилась. Одна тетка Саши, полная женщина, вообще стала петь песни мне, показывая, что она намного лучше остальных столичных участников. Саша понял, что меня уже это начинает порядком раздражать. Поэтому до двенадцати часов мы втроем: я, Олег и Саша, захватив шампанское, отправились на площадь, где шел концерт. Мы сделали там кучу совместных фото, даже танцевали вместе, а потом еле успели к двенадцати часам домой. Лариса Сергеевна была недовольна, что мы оставили их, и ей оставшееся время пришлось провести с надоедливыми родственниками. Когда пробили куранты и все стали орать "Ура! С Новым годом!" мы поздравили друг друга. Я подарила Саше золотую цепочку, а он мне серьги с бирюзой, а потом все гости стали кричать почему-то горько и мы с удовольствием поцеловались.

После закусок и выпитого достаточно спиртного, Олег включил музыку и все стали танцевать. Я сидела около Саши и, прижавшись к нему, наблюдала за сумасшедшей картиной. Ну, как обычно встречают Новый год русские? Вот такое же творилось и дома у Лиговских. Я молилась, только чтобы не было драки, но все же дело до неё дошло. Какой-то дядя Толя приревновал тетю Зину к соседу Пашке и понеслось. Саша с дядьками насилу растянули их. А потом уже через пять минут они пили на брудершафт. Меня это все ужасно веселило.

Топот и крики все продолжались, не смотря на то, что время шло к трем часам ночи. Я потихоньку начала зевать. Тетя Лариса заметила это.

"Девочка моя, ты спать хочешь?" спросила она и стала целовать меня в щеку. Она была не трезвой.

"Идем я тебе постелю!"

Она схватила меня за руку и потянула в комнату к Саше, при этом шатаясь в разные стороны. Я хотела ей помочь, но теть Лариса не позволила. Она расстелила кровать Саши, поправила подушки и любезно предложила мне свою ночную рубашку. Я вежливо отказалась. Тогда она вновь поцеловала меня и ушла, захлопнув дверь.

"Вот ужас то" проговорила я и распустила волосы по всей длине. Тело мое ныло от усталости, и я подумала, что неплохо будет принять душ перед сном. Я переоделась в халат и быстренько прошмыгнула мимо гостей в ванную комнату. При этом я заметила, что Саша пошел в свою комнату, видимо тоже устал и собирался спать. Интересно, спать мы будем по отдельности, думала я в тот момент, но что за вздор? Мы взрослые люди и тем более парень и девушка. Я решила, что спать мы будем в одной постели, а может и не только спать… Под горячей струей душа я снова стала думать о физической близости. Нужно перебороть себя, ведь я сама этого желала, но какая-то дурацкая душевная тревога меня останавливала. Я стала настраивать себя. Все-таки он мой парень я его люблю, к тому же сегодня Новый год, отличный подарок… Я должна перебороть свой страх, должна…

Я закуталась в полотенце и тихими шагами приблизилась к спальне. Через щель в двери я увидела, что Саша стоит около шкафа и складывает свою одежду. При этом он стоял в одном нижнем белье. Это подогрело мое желание еще больше. Его голый торс так и манил к себе. Я закусила губу и тихо открыла дверь. Саша услышал меня и обернулся. Он посмотрел на меня другими глазами, увидев мои, обнаженные и распаренные плечи и ноги. В его взгляде загорелся необычайный огонек страсти, и я потеряла контроль над собой окончательно. Я быстрыми шагами направилась к нему и, обняв его за плечи, стала целовать.

В это время коленки мои задрожали, когда он резко притянул меня к себе. Голова моя вновь закружилась, как тогда в тот вечер в Москве и я не помню, как мы оказались на кровати. Нас будто подменили. Волна страсти окатила нас обоих и увлекла за собой. Он резким движением сорвал с меня полотенце и забрался наверх. Тело мое задрожало от возбуждения. Он стал целовать мою шею и губы, спускаясь, все время ниже. Саша умел обращаться с девушками. Его дыхание обжигало мою кожу на животе и напряженных до боли сосках, где он проводил своим языком. Его ласки были приятными до дрожи, и он оттягивал подольше самый пик любовных отношений. Наконец, мое тело было напряжено до такой степени, что я чуть не завыла, только чтобы он наконец сделал со мной, того чего я ждала. Мои руки до крови вцепились в его спину, и я то и дело притягивала его к себе, чувствуя бедрами его твердое горячее мужское естество.

«Саша!» прошептала я, задыхаясь и умирая от невыносимого возбуждения. Он все понял и, наконец, резко опустился. Мое тело пронзила резкая боль, и из моей груди вырвался пикантный стон.

«Все хорошо… Это пройдет…» прошептал он мне на ухо и стал медленно двигаться в ритме любви…

Конечно, эту ночь я запомнила на всю жизнь. Это был самый эротический момент за все мои годы… Я делала все не умело и стеснительно, но он помог преодолеть мне барьер страха и почувствовать себя настоящей девушкой…

Все случилось очень быстро, я даже не успела ничего почувствовать, кроме как той в один момент пронзающей боли, которая разлившись вначале по всему телу, прошла так же резко, как и началась и то неловкое чувство влажной горячей струйки между бедрами. Мне было хорошо с ним, хоть и первый опыт мне показался не очень приятным. Но Саша сказал, что это всегда так, дальше будет намного приятнее и лучше… стоит только один раз попробовать…

В Самаре у Саши я провела четыре дня, и Саша был прав, стоит только попробовать. После первой ночи мы с ним занимались этим делом каждый день, а в последний вечер даже несколько раз за день. Теперь я поняла, чего не хватало нашим отношениям и чего желало мое тело. Перейдя на новый уровень, казалось, наши отношения стали еще крепче и страстнее. Я была счастлива, находясь рядом с ним. Мы любили друг друга. Наконец, и я испытала это неземное чувство… 

Глава шестая: "На одной волне с фортуной"

Я сидела в аудитории театрального училища и ждала результаты сдачи экзаменов. Все остальные ученики сдали все еще до каникул во время сессии, а я осталась еще с несколькими троечниками на пересдаче. Каникулы были окончены, а я все закрывала сессию. Естественно, я не готовилась на каникулах, а все делала в последний день. На каникулах я была занята своим парнем полностью. Из-за моей репутации на этот раз на пересдаче меня вытянули и я, наконец, закрыла свою сессию. Хотя уже начался второй семестр учебы.

Сезон шоу был окончен, директор был полностью доволен результатами моей работы. Он непременно хотел, чтобы я подписала контракты и на остальные сезоны. Следующий должен был быть весной. Я была не против, к тому же слава мне очень нравилась. Куча поклонников, автографы, внимание со стороны одногрупников и куча друзей.

С моим парнем Сашенькой у нас тоже было все хорошо. Мы хоть и встречались на расстоянии, но я знала, что именно он моя вторая половинка, а я его. И я с каждым разом с нетерпением ждала нашей встречи с ним. Казалось, такой любви как у нас не бывает. Я просто бредила им и любила больше всего на свете, даже можно сказать больше своих родителей. Такую привязанность к человеку я никогда не ощущала раньше, поэтому не проходило и больше двух недель, как я в порыве страсти рвалась покупать билет в Самару.

Саша не мог ко мне приезжать. Доход его не позволял сильно часто ездить в Москву, да и работа была строгой, почти без выходных. Зато мои гонорары позволяли посещать Самару чуть ли не каждый день, но график работы и учебы не совпадал с моими желаниями. Но все же к Саше я приезжала довольно часто.

С Ларисой Сергеевной мы так сблизились, что однажды она даже попросила называть её мамой. Она верила, что с Сашей у нас все надолго и серьезно, а может даже навсегда. Она часто рассказывала мне о том, как мой Саша скучает, когда мы не вместе и ту историю, когда он почти два месяца не отрывал глаз от интернета, ища в социальных сетях какую-то Полину. Он в первые дни вообще даже спать перестал, так сильно я запала к нему в душу. Он искал меня целыми днями и ночами, по рассказу Ларисы Сергеевны, а когда нашел, его счастью не было предела. Я слушала это взахлеб, и мне было так лестно, что я люблю, и была сама любима. Нет ничего более прекрасного взаимного чувства…

С Олегом мы тоже очень подружились и, он говорил, что я самая красивая и милая из всех девушек Саши, которые у него были. А предпоследнюю Олесю он вообще ненавидел, так же как и я. Когда я ему рассказала, что сломала ей нос, то он мне поаплодировал и сказал "Так держать!". Олег иногда говорил мне о том, чтобы я помогла Саше попасть на шоу "Ты артист!". С помощью шоу, он сможет петь и станет знаменитым. Я прекрасно помнила, что Саша очень хорошо поет и не раз ему намекала на то, что я могу помочь ему на счет шоу. Но он отказывался, говоря, что всего он хочет добиться сам и обязательно попадет к нам на шоу, но позже и самостоятельно.

В начале февраля меня загрузили работой. Многочисленные фотосессии и интервью разным журналам, к тому же на учебе был полный завал. Нас стали нагружать все больше и больше и я не могла теперь так часто приезжать к Саше. Из-за этого у нас появились маленькие ссоры. Видно было, что Саша ревнует меня к моей работе и парням поклонникам. Я уверяла, что зря, но иногда он воспринимал все всерьез.

Мы не виделись с ним неделями, только лишь обмениваясь звонками и разговорами по вечерам в скайпу. Тогда я решила сделать ответный шаг, чтобы он понял, что у нас все серьезно, и я его люблю. К концу февраля я пригласила его к себе, чтобы познакомить со своими родителями. Он сначала говорил, что не может из-за работы, но потом после многочисленных уговоров согласился. Видно было, что он тоже нервничал из-за этого. Ничего, я волновалась, теперь пусть он поволнуется.

Мама и папа знали, что я встречаюсь с парнем старше меня и переживали из-за этого. Когда я им сообщила, что он приедет к нам, чтобы познакомиться, они занервничали. Но я их успокоила, сказала, что с ним у нас все абсолютно серьезно и пришлось сказать, что мы с ним просто встречаемся без физической близости. Мама у меня была строгой на счет этого дела. Считала, что до свадьбы, как говориться ни-ни. Так что приходилось врать, что я еще невинна.

Мы с Сашей не виделись уже очень долго, поэтому я нетерпением ждала нашей встречи. Я еще за два часа до его приезда убежала из дому. А мама, нервничая, стала быстро готовить на стол, но потом папа уехал на работу, и маме стало не комфортно. Она заявила мне, что вечером, когда вся семья будет в сборе, они познакомятся с ним и ушла до подруги на весь день. Я же была довольна, как никогда. То есть до вечера дом в нашем с Сашей распоряжении, и мы можем делать, что захотим…

Не успел мой парень сойти с поезда, как я запрыгнула на него и стала целовать. Саша бросил дорожную сумку на снег и стал меня обнимать и целовать в ответ.

"Я так соскучилась, любименький миленький мой!" причитала я, не выпуская его из объятий.

На нас даже стали смотреть проходящие люди и умиляться. Эта была трогательная картина… Он же, как всегда стал целовать мое лицо полностью: щеки, губы, нос.

"Идем же скорее, мне не терпится показать тебе свой дом!" воскликнула я и потянула его за руку вперед. Он, улыбаясь, повиновался.

На такси мы доехали быстро, но мне казалось, что очень медленно, так как мне не терпелось стянуть с него его рубашку… Поэтому не успели мы войти в дом и пройти в коридор, как я стала его раздевать. Он намек понял, но стал мен отталкивать.

"Полин, ты чего? А как же родители?" спросил он.

Я засмеялась.

"До вечера мы одни любимый, так что ты мой на весь день"

Это прозвучала как угроза, и Саша стал оправдываться.

«Дай, хотя бы покурить с дороги!»

«Ты же знаешь, что я не люблю, когда ты куришь эти раковые палочки, от них тупеют!» поморщилась я.

"Покажи мне вначале дом что ли"

"Ты за домом соскучился или за мной?" обиделась я.

"Но я же здесь ни разу не был, не упрямься, любовью мы можем заняться и позже… минуты через три" сказал кокетливо он и я улыбнулась. Я занесла его сумку ко мне в комнату и сначала показала ему свои личные апартаменты.

Комната моя была обставлена по девичьи, но со вкусом и Саше она понравилась. Особенно его привлекла моя домашняя аппаратура и гитара. Но я ему не разрешила подходить к ней сейчас, иначе он бы увлекся не мной, а игрой на гитаре. Потом я показала огромную мамину и папину спальню, теплую кухню, ванную комнату и просторный зал. Саша отметил, что дом наш намного роскошней и больше его дома. Потом он пообещал, что когда-нибудь и у нас будет свой роскошный дом, и мы будем жить вместе. Пыл и страсть мои улеглись, и я решила сделать ему чай, но не тут то было. Теперь аппетит из-за долгой разлуки разыгрался и у Саши. Он взял меня на руки, и мы закрылись в моей комнате, ублажая друг друга…

После бурной встречи мы еще часа три с ним не могли насладиться друг другом, а потом и вовсе не хотели вылезать из постели. Но потом настал час, когда должны были прийти родители и мы мигом привели кровать в порядок и переоделись. Затем я накрыла на стол, разогрела все мамины блюда, а Саша привез бутылку коньяка моему отцу и букет роз для мамы, которые мы поставили в вазу.

Родители вошли в дом вместе, наверное, договорились заранее. Папа тоже купил спиртное, водку и нам с мамой вина. Как только они вошли в коридор мы с Сашей, держась за руки, вышли из кухни и направились к ним.

"Папа, мама, познакомьтесь, мой парень Саша" сказала я.

"Максим Петрович" поздоровался папа и протянул руку Саше.

"Очень приятно, Александр" пожал руку моему отцу Саша.

"Ульяна Владимировна" сказала холодным тоном мама и протянула руку вперед. Саша, как галантный джентльмен, поцеловал её руку.

Потом мы все вчетвером пошли в зал и там родители с ног до головы осыпали моего парня вопросами. Где работает, что окончил, какие планы на будущее, кто родители и тому подобную чушь. Им интересно было все. В конце нашего вечера папе, прилично выпившему, мой парень понравился, и они уже вместе курили на балконе, обсуждали разные мужские темы. Мама была насторожена и следила за ним, как кошка. Пока она ему не доверяла.

Часов эдак в одиннадцать мы стали убирать со стола и мыть вместе посуду, а папа с Сашей стали о чем-то говорить шепотом и горячо обсуждать. Они все время смеялись и посматривали в нашу сторону. Папа, можно сказать, был из простых и веселых людей, как и мой Саша, поэтому они нашли общий язык. А мама была довольно строгой и иногда холодной. Но на тот момент я не осуждала ее. Правильно, как заботливая мать она должна была узнать побольше парня своей дочери.

Мне пришлось постелить Саше на моем диване, а сама я рядом расположилась на кровати. Все же мама думала, что мы держимся пока только на поцелуях и объятиях. Но как только родители ушли, к себе в спальню Саша прилег ко мне. Он рассказал мне, о чем они разговаривали с отцом. Под алкоголем они разговорили тему секса, и Саша проболтался, что у нас все было, но папа отреагировал нормально и даже сказал, что нас прикроет. Сначала я не поняла о чем идет речь, но потом из спальни родителей донеслись характерные звуки и скрипы кровати. Теперь все стало ясно и я, загадочно улыбнувшись, набросилась на парня, словно голодная кошка…

Саша пробыл у нас значительно недолго, всего то два дня. За эти два дня папа успел подружиться с моим парнем, а мама все же поняла, что он мое счастье и одобрила мой выбор. Мнение мамы для меня было особенно важно и это укрепило наши с ней отношения. Папа перед отъездом Саши пригласил его летом к нам домой и даже пообещал, что сможет найти ему работу здесь. Саша всерьез задумался о переезде в Москву. Я этому была бы только рада.

Так Саша стал нашим членом семьи. Отношения наши складывались как никогда идеально, в учебе мне, наконец, стало везти, да и с работой тоже. Казалось, белая полоса никогда не закончится и я даже стала бояться, что всего этого я могу лишиться. Слишком просто мне все это доставалось. Успех, любовь, удача… Я всерьез стала опасаться расплаты за слишком дорогие подарки судьбы…

**********
"Чем будешь заниматься до следующего сезона?" поинтересовался Марат и похлопал меня по родственному по плечу.

"Мне осталось закрыть летнюю сессию, и я свободна! А вообще я хотела просто отдохнуть… Но разве назойливые журналисты дадут мне право на отдых?" простонала я и сделала уставший вид.

"Если будут проблемы со сдачей экзаменов, то звони своему дядюшке, окай?"

"Меня итак чуть ли не на руках носят учителя, они мне смело поставят автоматом зачеты, можно даже не просить, а какие у тебя планы на лето?"

"Наверное, уедем с Олей отдыхать, а детей к бабушке на лето на дачу"

"Мм, понятно, желаете остаться вдвоем?" спросила кокетливо я.

"Угадала! А вы как с Сашей?"

"Саша должен приехать через несколько дней, папа обещал ему помочь с работой здесь, если найдет, то на лето он будет работать и жить в Москве, а потом видно будет" объяснила я и посмотрела на телефон. Звонил Саша.

"Мне пора, еще увидимся Марат!" попрощалась я и чмокнула дядю в щеку.

"Удачи Полинка!"

Наступило долгожданное лето. За все это время прошел еще один сезон шоу "Ты артист!" и вся съемочная группа ушла на своего рода каникулы, в том числе и я. Моя учеба подходила к концу, остались только экзамены, в которых я была уверена как в себе, так как учителя мне шли на встречу из-за моей популярности. Популярность моя, кстати, выросла до небывалых высот. Я частенько замечала в магазинах постеры с моими фотографиями, календарики и разные штучки. Меня приглашали на другие шоу и передачи в качестве гостя, а так же на радио и т. п. Я кстати записала свои песни и даже сняла клипы, которые тоже пользовались популярностью. В общем, я была кумиром многих парней и даже девушек.

С Сашей у нас все было идеально. Наши отношения находились на стадии, когда уже всерьез строились планы на будущее, и ты знаешь человека больше чем себя. Таких отношений как у нас, наверное, не было ни у кого. Мы даже никогда с ним не ссорились, покуда наши друзья Марина и Николай ссорились по каждому поводу. Саша должен был приехать ко мне на все лето. Мой отец обещал утроить его к себе на работу в банк. Я была счастлива, потому что все лето буду проводить с любимым человеком. Но Саша сказал, что если он найдет работу, то жить он будет не у нас дома, а отдельно. Он пояснил, что не хочет нас стеснять и быть чужим в квартире. Я и мои родители говорили ему, что он давно член нашей семьи, но он уперся и настоятельно сказал, что будет снимать квартиру сам.

Но первое время все же он планировал провести у нас. После его приезда на следующий же день они с папой пошли к нему на работу, где Сашу приняли работником банка. Вечерком мы все это отметили, а потом нам позвонила Марина и сообщила, что хочет встретиться с нами в кафе на следующий вечер.

Мы с Мариной общались редко. Она сидела почти всегда дома и выходила только на учебу, а Николай часто был на съемках и из-за этого у них были ссоры. Марина ревновала его к работе и славе мужа. Я даже смеялась над ними, как можно к этому ревновать, но позже испытала на себе то же самое. Но об этом позднее.

Итак, две влюбленные пары я и Саша, Марина и Коля встретились в кафе. Мы уже давно так не собирались вечерком посидеть вместе поболтать.

Парни сразу углубились в мужские темы за рюмками коньяка и сигаретами, а нам пришлось отдельно разговаривать с Мариной вместе.

"Это невозможно просто! — жаловалась мне она. — Он приходит поздно, уходит рано, мы видимся только по ночам! А его вечные фанатки и ночные звонки? А вдруг у него кто-то есть?"

"Марина, успокойся, ты бредишь. Коля тебя любит, и он зарабатывает вам на красивую и роскошную жизнь" успокаивала её я.

"Зачем мне эта роскошная жизнь, если я скучаю по мужу… Я ведь даже забыла, когда в последний раз мы с ним спали" вздохнула она. Я посочувствовала ей и решила поговорить с Николаем отдельно. Я попросила Сашу пригласить Марину потанцевать, чтобы развеяться, а сама тем временем принялась за мужа подруги.

"Коль, тебе не кажется, что твоя жена расстроена?"

"Я заметил это, но не переживай, у неё всегда такое настроение!" ответил Николай.

"Почему тебе не интересно из-за чего у Марины плохое настроение?"

"А ты знаешь из-за чего?"

"Коля, она ведь девушка, прежде всего, а не только твоя жена, которая должна сидеть и ждать мужа, готовить ему, стирать. Ты не обращаешь на неё внимание, полностью занят своей работой, так нельзя!"

"Это она тебе сказала?"

"Не важно, оно же видно все! Она страдает, удели ей внимание, вы женаты всего ничего, а уже ссоритесь по пустякам, вы ведь еще молоды, посмотри какая красивая твоя жена"

Николай посмотрел на Марину. Мне показалось, что мои слова разбудили в нем что-то. Он смотрел, как она смеялась и улыбался.

"Слушай, ты права… Я и сам это замечал… У меня есть одна идея "

Но свою идею он мне так и не сказал. Но зато на следующий день Марина счастливая позвонила мне и сказала, что её мужа будто подменили и у них был просто шикарный вечер. А еще через две недели молодые вновь пригласили нас, но уже к себе в их шикарный дом. Марина сообщила нам прекрасную новость: она беременна. Я была очень за неё рада. Ребенок — это было то, что нужно, чтобы укрепить их молодую семью. Мне даже самой чуточку захотелось этого маленького чуда.

Мы отметили это просто на ура. Из всех трезвая была, пожалуй, только Марина, поэтому в конце нашего маленького застолья подруга вдруг мне сообщила.

"А ты знаешь, Полин, Николай хочет уехать вместе со мной в Америку"

Я поперхнулась вином.

"Что навсегда?" забеспокоилась я.

"Нет, что ты! Но, по крайней мере, на все лето. У него какие-то дела неотложные, да и мне у его родителей так понравилось. Его мама уже в курсе, что я жду ребенка и просила немедленно, чтобы мы приехали, она собирается за мной ухаживать"

"О, ну это здорово! Целых три месяца отдыха за границей, повезло тебе, а мне придется сидеть здесь, но зато хоть мой Саша будет рядом"

"Вот, об этом я хотела поговорить. Наш дом будет пустовать целое лето, я хотела предложить вам пожить у нас вдвоем"

Это было неожиданное предложение. Сначала я стала отказываться, но тут поняла, что это шанс попробовать пожить вместе. Ведь мы решили, что вскоре поженимся, а это будет как пробный период.

"А это отличная идея! Саша будет работать здесь три месяца… ему не придется снимать квартиру, но мне кажется, он не согласится, он у меня такой упрямый" вздохнула я.

"А вот и не правда! Я согласен" вдруг сказал Саша, тихо подойдя ко мне сзади. Он обнял меня за плечи и поцеловал в щеку.

"Ну, вот проблема с квартирой решена" сказала Марина. Николай тоже подошел к своей жене и заботливо положил руку ей на живот.

"Мне конечно не по душе, то, что мы будем жить в чужой квартире, но…" стал говорить Саша, но Марина его перебила.

"Даже не начинай! Квартира остается полностью в вашем распоряжении"

"Я вам так благодарна, спасибо мои родные!" горячо поблагодарила я их.

"Это вам спасибо, теперь есть люди, которые присмотрят за нашей квартирой, тем более близкие люди" ответил Николай.

"Ну, и когда можно заселяться?" спросил Саша и поднял бокал за хозяев дома.

Итак, заселились мы совсем вскоре после этого разговора. Родители были, как ни странно не против, наверное, поняли, что нам нужен пробный период. Мы снова бурно отметили отъезд Марины и Николая, а когда они уехали, мы остались вдвоем в шикарной квартире. И первая ночь в этом доме запомнилась мне надолго. Мы не спали практически всю ночь, не уставая, занимаясь любовью. Часов в пять утра мы, выжатые, словно лимон и уставшие, легли спать, а уже в семь Саше пришлось вставать на работу, но это его не огорчило и он, хоть и сонный, но счастливый уехал на работу.

У меня наступили маленькие и приятные каникулы. Шоу закончилось, следующий сезон осенью, звонков от журналистов пока не было. На звездном горизонте возник полный штиль. И я погрузилась полностью в семейные дела, изображая из себя идеальную жену. Наводила уборку в доме, готовила вкусный обед и ужин, а по вечерам ублажала мужа, как он хотел… И так изо дня в день. Никаких мелочей типа разбросанной одежды по дому я не замечала, и все было идеально…

Так продлилось ровно две недели, пока мне не позвонил Марат и не предложил сняться в одном фильме. Конечно, в небольшой роли, но это поможет мне подняться еще на одну карьерную лесенку. Возможно, после этой маленькой роли меня заметят продюсеры и станут звать в фильмы на серьезные роли. Я согласилась и вечером все рассказала Саше. Он как-то сухо отреагировал, но все же был за меня по-своему рад.

По своему, то есть был не совсем рад. Так как мне теперь приходилось все время быть на съемочной площадке, а не готовить еду и убирать в доме. Конечно, если время было, я исполнительно делала работу жены, но времени как раз то не хватало выполнять это полностью. Саша вначале молчал, потом стал делать маленькие замечания, а затем пошли ссоры. Наши первые серьезные ссоры. Теперь и я стала показывать свой характер. Мне не нравилось, что он указывал мне, что делать, а что не делать. Саше не нравилось, что теперь я уделяю внимание не ему, а работе. Но отказаться я не могла, да и не желала.

Мы нашли компромисс, когда уже устали от криков по вечерам. Я не стала задерживаться на работе, приходила во время, но и Саша стал мне тоже помогать по хозяйству. А на выходных мы ходили вместе гулять то в кино, то в рестораны. И вроде бы все наладилось…

Но нашу идиллию вновь нарушили. На горизонте появилась назойливая желтая пресса, в которой стали печатать всевозможную чушь, например такие заголовки. "Ведущая шоу "Ты артист!" встречается с победителями шоу", "Очередная любовная жертва Полины Ковалевой из простого народа. Пиар или любовь?", "Полина Ковалева пользуется популярностью в барах и клубах" и какие-то нелепые фотографии с фотошопа, где я якобы выпиваю в этих самых барах или совместные фото с участниками из шоу. Я уже как бы к этому привыкла, но не Лариса Сергеевна и Саша. Они воспринимали это всерьез. Мама Саши звонила каждый раз, когда появлялся очередной заголовок, а Саша утраивал мне по этому поводу скандалы. Мне стало совсем в тягость. Им было бесполезно, что-либо объяснять. Я не вытерпела и подала на одну из настойчивых газет в суд. Почти пол-лета ушло на то, чтобы журналисты напечатали опровержение и больше не вмешивались в мою личную жизнь.

Мне стало обидно, что мой парень верит во всякую чушь прессы. Как он говорил, в каждом слухе есть частичка правды, но это был бред. Я серьезно на него обиделась, а он и не пытался извиняться, делая вид, что виновата только я. Мы даже не разговаривали с ним из-за этого три дня. Но потом, он видимо все осознал, понял свою вину и с букетом цветов пришел извиняться. Я простила его, потому что сильно любила.

До конца нашего совместного проживания оставалось совсем ничего. Эти недели пролетели незаметно и мы не ссорились, а старались жить в согласии и любви и наслаждаться каждым днем. Но за несколько дней до наступления осени и приезда хозяев, мы с ним крупно поссорились. Одна из газет, которые никак не хотели оставлять меня в покое издали такую статью "Полина Ковалева беременна от одного из участников шоу" и под заголовком приводились какие-то нелепые убеждения и доводы. Я даже была уверена, что Саша не поверит в эту чушь, но ошиблась. Он не просто поверил, а заявил, что хочет доказательства того, что я не беременна. Он попросил сходить меня с ним к гинекологу, где я бы получила справку. Это меня совсем выбесило. Так как кричали мы с ним в тот вечер, мы не кричали так еще никогда. В итоге со слезами на глазах я убежала из дома и вернулась обратно в квартиру родителей, где всю ночь проплакала в подушку, а Саша всю ночь пил без остановки.

На следующее утро я проснулась с опухшими глазами и поплелась на последние съемки. Марат, увидев меня, пришел в ужас, и решил, что поможет мне снова с судом, так что журналисты будут бояться подходить ко мне. Я вяло улыбнулась и принялась за работу.

Саша не звонил мне весь день и под вечер я снова расплакалась. Мне было обидно, что любимый человек, так низко обо мне подумал. Вечером родители заехали за мной, и мы отправились домой. Всю дорогу я молчала и лишь изредка вытирала слезы…

Я медленно плелась по лестнице за родителями и даже когда мама резко ахнула, я не сразу поняла, в чем дело.

"Полина!" прокричала она мне. Я пришла в себя и прошла в квартиру. Глаза мои расширились от изумления и восторга. Весь наш дом был усыпан белыми розами и георгинами, а так же кучей маленьких красных свечей… Дорожка из лепестков вела в мою комнату. Я медленно вошла в неё и увидела на кровати белого огромного мишку с букетом роз… А я рядом сидел Саша с поникшей головой.

"Родной…" еле выговорила я онемевшим языком. Саша встал с кровати и подошел ко мне. Его глаза слезились и были красными. Он тоже плакал… Первый раз я его видела таким. Неожиданно он обратился к родителям, которые стояли тут же.

"Максим Петрович, Ульяна Владимировна, я официально прошу руки вашей дочери!" провозгласил он. У меня расширились глаза, так же как и у мамы. Но ответил папа.

"Если согласна наша дочь"

Саша обратился ко мне. Он встал на колени передо мной и открыл футляр с золотым колечком.

"Полина, ты согласна стать моей женой?" спросил он, и по его щеке потекла слеза. Я больше не могла сдерживать эмоций, переполнявшие мою душу. Я подняла его с колен и обняла.

"Конечно, я согласна родной!" провозгласила я. Родители вышли из комнаты, дав нам поговорить наедине. И мы поговорили. Саша извинился и сказал, что больше мы не будем ссориться никогда… В тот момент я была самой счастливой на свете. Я не хотела ни о чем думать, ничего решать. Рядом был человек, который любил меня и совсем вскоре мы с ним станем мужем и женой. Тогда я не знала, что на этом счастливые моменты в моей жизни закончились… 

Глава седьмая "Разбитые мечты"

Я сидела на самой скучной паре и зевала от того, что очень хотела спать. Учеба началась еще всего лишь две недели назад, а я так устала от нее. Казалось, прошло не две недели, а два месяца. Мне это уже стало все порядком надоедать. Особенно учеба. Я стала пропускать пары, из-за постоянного недосыпа срывалась на всех. Мне больше это не нравилось…

Саша уехал снова к себе в Самару в начале сентября. Олег позвонил и сообщил, что мама себя плохо чувствует, да и звонили с его старой работы. Хотели, чтобы такой ценный сотрудник вернулся обратно. Саше пришлось уехать. После того как он сделал мне предложение мы обо всем поговорили с родителями. Мне еще не было восемнадцати, да и свадьбу пока играть рано. В общем, договорились мы вот о чем: в сентябре мне исполниться восемнадцать лет, Саша настоял на том, что еще немного подкопит денег к свадьбе и, может быть, к зиме мы распишемся и отгуляем торжество. К тому времени закончиться очередной сезон шоу "Ты артист!" и я уйду с проекта в свою семейную жизнь.

Вообще, мы с Сашей договорились о том, что я уйду с проекта раньше, чтобы у нас не было ссор и разладов из-за этого, но все же я подписала контракт, и мне нельзя было уйти так просто. Я говорила с директором, но он никак меня не хотел отпускать. Да и Марат меня уговаривал остаться. Но я уже обо всем решила, что хватит мне быть знаменитостью. Слишком быстро мне надоела вся эта звездная жизнь. Мой парень и мои с ним отношения были мне намного дороже.

На свое день рождение я не планировала ехать в Самару, и Саша тоже не мог приехать ко мне. Так что мое совершеннолетие было лишь датой и знаком того, что я стала на год взрослее. Больше ничего оно не значило.

После того как Саша уехал, мне стало тоскливо как никогда. С каждым разом я привязывалась к нему все больше и больше, ровно, так же как и он ко мне. Мы звонили друг другу, наверное, раз по десять, вечерами разговаривали по скайпу часами напролет. И я каждый день считала те минуты, когда снова увижу мое драгоценное и родное личико… От эмоциональных переживаний с моим здоровьем стало что-то не так твориться (на тот момент я думала, что причина в этом). Я стала более раздражительной, в моем теле была непонятная слабость, сонливость. Свои переживания я стала заедать едой и даже поправилась на несколько килограмм. Конечно, ведь иногда я вставала по ночам и обыскивала холодильник в поисках сладкого.

День рождение прошел мой тихо и скромно. Саша позвонил мне в числе самых первых, поздравил и сказал, что подарок он отдаст, когда мы с ним увидимся. Марина, которая уже была кругленькая, подарила мне дорогой подарок из Америки и отметила, что я немного поправилась на лицо, да и вообще. Мои бедра округлились, и даже увеличилась грудь. После этого я решила ходить в фитнес клуб, так как все стали замечать, что я набрала лишние килограммы. Но я не понимала в чем дело. Меня постоянно тянуло к еде…

Дальше я стала всерьез переживать за свое здоровье. У меня стал болеть часто низ живота, а так же стало тошнить от еды. Если раньше я ела все подряд, теперь же у меня было отвращение к ней и тошнота. Я подумала, что во всем виноват стресс и мои переживания. Мне нужно было срочно увидеть моего Сашеньку, иначе я бы просто сошла с ума!

И тут я вспомнила, в очередной раз, просматривая наш альбом отношений, что первого октября у нас годовщина. Ровно год назад мы стали встречаться. Год… Уже прошел целый год с тех пор, как я обрела свое счастье, который раскрасил яркими красками мою жизнь… Это событие нужно было отметить, как следует. В голову мне ничего не приходило, и я в тот вечер позвонила своей подруге посоветоваться. Первого октября будет годовщина свадьбы Марины и Николая. Она по любому уже думает о том же, о чем и я. Как её отметить.

"Я еще не думала, конечно, но кое-какие идеи есть" сказала мне Марина, когда я позвонила ей.

"Посоветуй что-нибудь мне! Я хочу не просто подарить подарок и все, но и сделать что-нибудь особенное! Для меня это очень важно" воскликнула я и резко схватилась за живот, издав при этом стон. Снова резко появилась тянущая боль.

"Ты чего там?" спросила Марина.

"Да все то же, может мне нужно к врачу? Эти боли меня просто убивают!"

"У тебя же жена Марата гинеколог, вот и спроси у неё" посоветовала мне Марина.

"Зачем мне гинеколог? У меня проблемы с желудочно-кишечным трактом, меня ведь тошнит, и живот болит" объяснила ей я.

"А может тебе лучше тест купить?" неожиданно сказала подруга.

"Какой еще тест?" не поняла я.

"Мне кажется, ты беременна подруга"

"Да брось ты! Все нормально, так что с идеей?"

"Полина, не увиливай, я тебе серьезно говорю, проверься на тест"

"Марина, Саша уехал три недели назад, у меня не было этого три недели" наивно ответила я, не веря в теорию подруги.

"А что признаки должны появляться на следующий же день? Как раз три недели уже прошло" не унималась Марина.

"Да ну тебя! Сама придумаю" рассердилась я и хотела бросить трубку.

"Ладно, что-нибудь придумаем" согласилась Марина и эту тему мы больше не обсуждали.

И мы придумали. Я вспомнила, что у Саши есть дача за городом. Мы могли бы там остаться наедине и провести свой день. Можно позвонить Олегу, он украсит помещение в романтическую обстановку. Я приеду, привезу туда выпивку и продукты, а потом мы поедем вдвоем на дачу, а там будет такой сюрприз. Шарики, свечи, сердечки и т. п.

Я была в полном восторге от этой идеи. Но до этого пришлось еще решить проблемы с учебой и работой. Директор на шоу не хотел меня отпускать. Но я его слезно умоляла. Все-таки такая дата и он согласился отпустить меня на три дня. С учебой было сложнее, но и тут я выкрутилась. Я пошла к Ольге, жене Марата и попросила выписать мне больничный на три дня. Оля сначала была против, но она ко мне всегда относилась хорошо, а в последнее время я частенько оставалась поиграть с её детьми и она согласилась. Мое алиби на три дня было готово.

Перед отъездом я ходила в магазины, покупала продукты, а так же купила в подарок Саше золотой перстень и одела свое золотое колечко, подаренное им. Олег был рад, что я приеду и с радостью согласился помочь мне. Но тут выяснилось, что Саши накануне нашей годовщины и возможно и первого октября дома не будет. Это сказал мне Олег, а потом и сам Саша. Я ему не говорила, что приеду, это был сюрприз. Саша сказал, что в Самару приезжают его армейские друзья. Кто с девушками, кто с женами и они собираются отмечать что-то типа дня собрания друзей по службе. Я была огорчена, все рушилось. Саша должен был быть дома на нашу годовщину. Я вымолила Олега попросить о том, чтобы он уговорил его как-нибудь хотя бы первого октября быть дома. Он пообещал мне все сделать.

Когда проблема была решена, появилась другая. Билетов до Самары не осталось. Будто именно в тот день всем приспичило ехать в город. Я чуть не сошла с ума. Казалось, что-то меня удерживает от того, чтобы я ехала в тот город. Но я не сдавалась. С внутренним страхом я подошла к папе и попросила взять его машину. Это было удобно поехать на машине, а не на поезде. К тому же, папа находился в отпуске, и машина была не нужна. Но в ответ я получила, нет. Из-за всего навалившегося я начала истерику, как в детстве. И знаете, как и раньше это сработало, но только после часовых уговоров и нотаций.

Итак, машина была готова. Сумки были уже на задних сидениях, я вся изысканная и роскошно одетая села в отцову машину и быстрее ветра понеслась на встречу к своему счастью.

Дорога была не легкой и не короткой, но я её выдержала. К тому же Саша звонил мне, не переставая, говорил, как он соскучился, как он хочет поцеловать мои губки, как хочет проснуться рядом со мной утром… Я даже чуть не проговорилась, что скоро все это будет. На подъезде в Москву Саша позвонил мне вновь. Он уже был пьян. Встреча друзей была в самом разгаре. Он кричал мне в трубку, что сильно меня любит и что все друзья в восторге от его будущей невесты. Саша показывал всем мою фотографию и расхваливал меня со всех сторон. Мне даже стало лестно. Он честно мне признался, что дома ночевать не будет, вся компания собирается гулять всю ночь и ночевать будут у какого-то друга, а еще вдруг сказал, что среди друзей с ними Олеся… Его бывшая девушка. Меня охватила злость и ревность, но Саша успокоил меня своим безразличным к ней тоном, а еще смех по поводу того, что нос её стал кривым. Она была с каким-то из его друзей. Потом он ушел веселиться дальше, а я всю дорогу шипела в адрес Олеси всякие ругательства.

Я позвонила в дверь Лиговских. На пороге появилась Лариса Сергеевна.

"Моя хорошая! Как я рада тебя видеть" стала, как всегда причитать мама Саши. Я обняла её и крепко прижала к себе. Я тоже соскучилась по своей второй мамой.

"Мы думали, ты приедешь раньше" сказала она, занося мои сумки. За окном была глубокая ночь.

"Так получилось"

Я прошла в Сашину спальню и вспомнила те моменты, когда мы спали с ним в одной постели на его кровати.

"Полинка, привет детка!" неожиданно отчеканил Олег и поднял меня на руки.

"Привет Олежек" поздоровалась я и чмокнула его в щеку.

"Ты немного стала тяжелее, малышка" сказал Олег и поставил меня на пол. Мне стало даже стыдно за это. Надо всерьез заняться спортом.

"Олег, ты все сделал?" спросила я.

"Все сделано по высшему разряду. Я даже сфотографировал, принимай работу"

Олег включил компьютер и показал мне фотографии. На них были изображены комнаты дачи. Но теперь они были украшены. Работа Олега мне очень понравилась. Повсюду были свечи красного цвета и такие же шары, а так же алые лепестки роз. Все было подходящим для романтики. В одной из спален была наша общая фотография и плакат "С годовщиной тебя, любимый".

"Олег, ты гений!" пискнула я и обняла его.

"Ладно, ладно, свечи сама завтра зажжешь, подправишь чего-нибудь там, а я отправлю к тебе Саню, как только смогу. Он обещал вернуться ближе к обеду"

"Спасибо Олег, я в долгу у тебя"

"Ничего, в подарок родите мне племянника?"

Я стукнула его легонько по затылку.

"Еще рано!"

Спать мы легли в общей комнате. Мне было жалко выгонять Олега на диван в зал. Я легла на кровать Саши, а он спал на софе. Правда уснула я уже далеко за полночь, Олег просто убивал меня своими шутками и рассказами. Он был точной копией своего брата…

Утром я проснулась часов в десять. Будильник мой прозвенел еще в восемь, но из-за сонливости я встала намного позже. Саша мог приехать домой и раньше. Как странно. Он не позвонил мне утром и не поздравил меня с нашей годовщиной… Обычно он никогда не забывает о таких вещах. Олег ушел в колледж при этом сказал мне, что Саша не отвечает на звонки. Странно…

Я позвонила Марине и поздравила их с годовщиной свадьбы. Марина тоже планировала устроить романтический ужин при свечах. Я пожелала ей удачи и ушла на кухню к Ларисе Сергеевне. Она уже подала завтрак и стала меня расспрашивать как дела.

"Теть Ларис, я вам все расскажу подробнее, но мне нужно ехать на дачу, чтобы подготовить все" отказалась я.

"Ну, попей хоть чайку с маслицем и хлебом, кусочек!"

"Ладно, только кусочек"

Я нехотя откусила кусок хлеба с маслом и почувствовала резкую горечь во рту, а потом и комок подступающей тошноты.

"Ой, у вас масло испортилось" проговорила я и убежала в ванную. Меня вновь стошнило. Я вернулась на кухню и выпила полный стакан воды.

"Бог с тобой, детка, я масло только сегодня купила свежее"

"Не знаю, оно горькое какое-то, теть Ларис я поехала"

Быстро проговорила я и прошмыгнула вместе с сумкой за дверь.

По пути на дачу Лиговских я вновь набрала номер Саши. Он не отвечал по-прежнему. В сердце мое закралась тревога. Может, что-то случилось с ним? Нет, этого не может быть. Я мысленно стала себя настраивать на сегодняшний вечер и представлять себе как все пройдет. Как Саша будет рад увидеть меня и мой сюрприз, как мы будем пить шампанское, а потом всю ночь проведем с ним в ласках и страстных объятиях…

Я так четко себе это представляла, что даже не заметила, как оказалась уже рядом с дачей. Я помнила дорогу еще по разу, когда я была в гостях у Саши. Мы всей семьей ездили сюда отдыхать. Я помнила этот ухоженный дворик и старенький двухэтажный дом, обставленный яблонями и березками. Но когда я въехала в знакомый двор, то замерла в недоумении. Во дворе за калиткой стояли две машины. Странно, ведь дача была пуста. Олег? Нет, машины две, да и машина Саши была дома. Может адрес не тот? Нет, адрес тот, это дача Лиговских. Может родственники? Но Лариса Сергеевна и Олег говорили, что дача пуста. Я заглушила мотор и гадала, что это за машины могут быть в этом дворе. В конце концов, я не стала больше гадать и вышла из машины. Сумки на всякий случай пока не брала. Нужно было разобраться, в чем дело.

"Может, это просто кто-то оставил здесь машины на сохранение" выдвинула нелепую идею я и вошла на крыльцо. Дверь была не заперта. Точно в доме кто-то был, но кто?

"А как же мой сюрприз!" воскликнула я и быстренько забежала в помещение. Первое в коридоре, на что я наткнулась, было множество обуви, разбросанной повсюду. На улице стояла осенняя грязь, и обувь была измызгана вся. Здесь были и мужские ботинки, и женские сапоги на шпильках… Нехорошее чувство прокралось в мою душу. Я прошла дальше и увидела мне незнакомых людей. Они спали в гостиной. Кто спал на полу, кто на диване. Мои свечи и лепестки роз были испорчены и разбросаны по полу. Весь сюрприз был испорчен. В доме витал запах алкоголя и сигарет. Глаза мои заслезились от обиды и злобы. Кто эти люди? Зачем они испортили мне сюрприз?

На дрожащих ногах я прошла на кухню и ужаснулась. Стол был завален грязной посудой и окурками от сигарет. Запах был ужасен. Праздничная скатерть испачкана. Я заметила, что около раковины стоит мужчина и набирает стакан воды.

"Вы кто? Что вы здесь делаете?" крикнула я дрожащим голосом. Мужчина обернулся и уставил на меня свои сонные и красные от похмелья глаза.

"А ты кто такая красавица?" спросил он.

"А ВЫ КТО?!" уже рявкнула я со злобой заполняющей все мое тело.

"А мы тут это… немного потусили… Саня нас сюда позвал" еле проговорил мужчина в пьяном угаре. Тут он посмотрел на нашу совместную с Сашей фото на столике. Он узнал меня на фотографии.

"А ты его девка что ли? Полина, вроде, Саня говорил нам про тебя"

"Не хочу слушать, где он сам?" спросила я.

"Спит где-то. Ты это прости, мы тут немного насвинячили"

Я выбежала из кухни. В висках моих стучала кровь от ненависти и к Саше и его пьяным дружкам. Они испортили мой подарок, насмеялись над ним и Саша был в том числе.

"Сейчас я тебе устрою!" сказала грозно я и пошла на второй этаж, где были спальни. Я вошла в первую и сразу захлопнула дверь обратно. Там спал парень абсолютно голый, а рядом лежали две девушки. От этого вида меня затрясло еще больше. Как они посмели еще устроить здесь разврат?! Из другой комнаты вышел в это время тоже наполовину голый парень. Он непонимающе уставился на меня.

"Что вы здесь устроили?! Убирайтесь вон!" сорвалась я. Парень видимо испугался и постучал в последнюю комнату, как раз в ту, где располагался плакат и романтическая постель.

"Саня, тут твоя девка пришла" сказал он.

Как он меня назвал? Какая я вам девка? Это меня взбесило еще больше. Я пошла в следующую комнату, но парень перекрыл мне дорогу.

"Это ты туда не ходи пока" сказал он мне. В лицо мне ударил запах алкоголя, и я поморщилась.

"Да пошел ты! Отойди!" рявкнул я и буквально отшвырнула его от себя и открыла дверь в комнату.

То, что я там увидела, повергло меня в шок. Эта картина иногда до сих пор стоит у меня перед глазами. Мой Саша, который клялся мне накануне в любви стоял около расправленный кровати и надевал поспешно джинсы, а рядом на кровати прикрывалась обнаженная Олеся… Плакат был изорван… Розы разбросаны… Ярость моя прошла мгновенно, а тело заполняла нараставшая боль. Что-то кольнуло меня в сердце и обдало жаром. Руки и губы задрожали, а из глаз предательски скатилась по щекам слеза. В мою душу казалось, вонзилось тысячи кинжалов сразу, а грудь распирала невыносимая боль, которая рвалась наружу. Человек, который говорил, что меня любит, который сделал мне предложение, который говорил, что не сделает мне больно, изменил мне.

"Нет, нет, малыш ты не так все поняла… малыш, я люблю тебя, малыш у нас ничего не было!" дрожащим голосом стал поспешно говорить Саша. Он подошел ко мне и стал трясти меня за плечи. Разум мой был далеко от реальности. Я не отрывала глаз, заполненных слезами, от улыбающейся Олеси.

"Скажи что-нибудь малыш, не молчи!" закричал мне Саша, и на пол капнула его слеза.

Я пришла в себя и резко отстранилась от него. Мои ноги стали ватными, а разум был затуманен. Но я все же со всей своей болью и силой ударила его по щеке и поняла, что нужно бежать отсюда. Бежать подальше от всего этого. Меня тошнило. Мое тело ныло, а душа распадалась на части. На ватных ногах я еле как добежала до машины и быстро села в салон. Руки предательски дрожали, и я не сразу завела мотор. Меня всю трясло… Я понимала, что это конец наших отношений и конец моей жизни…

**********
Спидометр на машине зашкаливал за сотню… 150, 170,180… С каждой минутой скорость бешено нарастала под тяжестью моей ноги на педали газа. Я со всей своей силой от ненависти и боли, перемешавшееся в моей душе, давила на газ. Дорога плыла перед глазами, а деревья и дорожные знаки проносились мимо меня за доли секунд. Белая пелена из слез затмила мои глаза, и я ничего не видела перед собой. Из груди доносились всхлипы и рыдания моего разбитого сердца… Саша… Как он мог так со мной поступить? Как парень, который сам знает, насколько больно пережить предательство, насколько это не выносимо, смог сам предать ни в чем не повинного человека? Который за все время отношений ни разу не сделал ничего плохого, а только чисто и тихо любил его, своей невинной любовью… Я не могла это осознать в моем от боли воспаленном мозге. Руки мои крепко сжались в руль, и мои наращенные ногти затрещали, сломавшись под натиском ярости. Я сильнее надавила на газ, когда передо мной всплыла вновь та картина из дачи. Наглые глаза Олеси… Она все же нашла момент, чтобы отомстить мне за причиненную ей обиду. Скорость перевалила за двести… Я уже не могла контролировать свои эмоции, еще минута и я бы разбилась на машине, но в это время на телефоне высветилось "Мама" и я резко нажала на тормоз. При этом я сильно ударилась головой о сидение. Я отпустила педаль газа и вялым движением взяла телефон в руки. Из глаз моих слезы буквально хлынули рекой. Мне так захотелось прижаться сейчас к маминой груди и просто поплакать.

"Доченька, привет!" послышалось в трубке.

"Мама…" пробормотала плачущим голосом я в трубку.

"Родная, что с тобой? Что случилось?" испуганно спросила мама.

"Мне так плохо мамочка… мне так плохо… я так хочу домой" прошептала я и уткнулась в руль головой, размазывая по щекам тушь…

"Где ты родная? Что случилось?" нервным голосом говорила мама. Но я её не слышала. Я что пробормотала в трубку и отключила телефон. Нужно срочно ехать домой… Подальше от этого гнусного города. Как же в ту минуту я его ненавидела. Я никогда больше сюда не приеду, никогда в жизни!

Я смутно помню, как добралась до дома Лиговских. Помню только, что очень спешила. Моя сумка с вещам осталась у Саши в комнате. Я трясущимися руками позвонила в звонок, а когда Лариса Сергеевна открыла дверь, то молча пробежала в комнату и стала поспешно скидывать вещи в сумку.

"Полина? Детка, что произошло?"

Лариса Сергеевна тоже выглядела испуганной. Вид у меня был кошмарный. Размазанная тушь, красные веки, стеклянные глаза, трясущиеся руки… Я молчала и просто небрежно заталкивала вещи.

"Да что случилось, не молчи?!" прокричала мама Саши и остановила меня. Она заглянула мне в глаза. Её взгляд будто проник мне в самую душу своим лучом света, и я оттаяла. Тело мое обмякло и я села на пол, охватившись руками за голову. Слезы вновь хлынули ручьем из моих глаз. Никогда я не плакала столько, как в тот раз.

"Он изменил мне… он изменил мне" шептала в истерическом припадке я. Лариса Сергеевна села со мной рядом и обняла меня своими теплыми руками.

"Этого не может быть… Ты уверена? Я не верю просто… Саша, он ведь так тебя любит"

"ЗНАЧИТ, РАЗЛЮБИЛ!" заорала на весь дом я и вены на моей шеи распухли от напряжения. Я подняла голову и оглянулась. Мне стала противна эта комната. Я поспешно поднялась с пола и схватилась за сумку, но Лариса Сергеевна перехватила её.

"Полина, давай дождемся Сашу, он все объяснит, не делай поспешных выводов"

"НЕТ! Вы его мать, вы его защищаете, но он сделал мне больно и я это никогда не прощу!" ядовито проговорила я в лицо Сашиной мамы и резко дернула ручку сумки к себе. До моего слуха донесся шум в коридоре. Кто-то пришел, и этот кто-то шел в комнату.

"Полина! Умоляю, выслушай меня!"

Это был Саша. Он приехал сразу за мной на машине друга. Вид его был растрепанным и жалкий. Глаза слезились, а тело дрожало. Мне стало противно его видеть, представляя, что еще час назад он своими руками обнимал другую…

"Не смей ко мне приближаться!" зашипела я на него. Я направилась к выходу, но он перехватил меня руками. Меня это разозлило, и я настойчиво прошла в коридор.

"Полина, у нас с ней ничего не было… то есть, я не знаю, я был пьян, ну послушай меня!" уговаривал он меня. Но я ничего не желала слушать.

"Между нами все кончено и больше прошу меня не беспокоить" хладнокровным голосом произнесла я, преодолевая внутри жгучую боль.

"Не делай этого… я люблю тебя, Полина… я не смогу без тебя, мы ведь одно целое, Полина!"

Саша упал передо мной на колени и заплакал. В это время моя голова готова была лопнуть от боли. Мне невыносимо было жаль видеть эту картину, но мое самолюбие и гордость взяло власть над моими разумом, отодвинув жалость на второй план.

"Не смей мне больше звонить и тем более приезжать, все кончено!" жестко отрезала я и открыла дверь, чтобы уйти, но Саша не отпускал меня. Он схватил меня за руку и пытался удержать. Тогда я вышла из себя.

"НЕ ТРОГАЙ МЕНЯ! А если ты еще раз появишься на горизонте, я клянусь, что покончу с собой и моя смерть будет на твой совести и все будут проклинать тебя до конца жизни…" злобно прошипела я и резко вырвалась от него. Я в последний раз посмотрела в его глаза, заполненные слезами, и закрыла за ним дверь. Похоже, мои слова подействовали. Я живо сбежала по лестнице и села в салон машины. В этот город я больше не приеду, здесь мне сделали больно… Прости бабушка, но уж лучше ты к нам, а здесь больше ноги моей не будет. С такими мыслями я уезжала из Самары, оставляя здесь свои счастливые воспоминания и забирая с собой в Москву лишь разбитые мечты…

По дороге домой я гнала машину по полной, при этом все еще всхлипывая. Я все не могла выплакать эту боль, которая давила мне на грудь, поэтому я вскоре не выдержала и остановила машину. Я заглушила мотор и теперь дала полную волю слезам. Я помню, как я буквально кричала от причиненной мне боли. Кричала громко на всю машину и даже немного сорвала голос. Я хотела, чтобы поскорее мне стало легче, и боль ушла, но легче никак не становилось… Дикая истерика продолжалась примерно час, а потом я уже просто выбилась из сил.

Я взглянула на окружавшую меня местность. Деревья вокруг трассы почернели от сгущающихся туч на небе. Собирался пойти дождь, будто под стать моему настроению и состоянию. Я вяло посмотрела на заднее сидение, где лежали сумки с выпивкой и продуктами. Я подумала, что неплохо было бы выпить и успокоиться и плевать на все и всех. Но когда я сделала глоток шампанского, меня вывернуло наизнанку. Я быстро толкнула дверь и упала на землю около трассы. Все мое тело исходило в конвульсиях, а желудок сжался в комок. После минутного приступа полилась рвота. Глаза мои заслезились, а лицо стало вначале красное, а затем побелело как полотно.

"Да что со мной твориться?!" кашляя, спросила я и быстро забралась в машину. Меня начало трясти…

В дальнейшем у меня был будто провал в памяти. Я не помню, как я добралась до дома и за сколько даже времени. Где я останавливалась, что ела… По-моему я вообще не ела ничего и после приезда домой тоже. Я рассказала маме все, чего раньше никогда не делала. В то время ближе и роднее мамы, казалось, на свете никого нет, и никто так не понимает меня, как она. Я ей рассказала о нашем первом разе в плане секса, как познакомились и о его измене… Я высказала ей все до мельчайших подробностей. Мне так хотелось излить всю боль из моей души этому родному человеку. Мама слушала меня и утешала. Говорила, что любит меня и никогда не бросит и что со временем мне станет легче. Но с каждым днем мне было только хуже.

Он звонил мне… Очень много раз. Моя почта в интернете была завалена письмами от него. Телефон раскалился от звонков. А с каждым прочитанным письмом мне было невыносимо больно и слезы лились ручьем, пропитывая соленой водой раны на моей душе… Саша мучил меня так неделю, потом я не выдержала и взяла трубку, прокричав то же самое, что и в день моего отъезда из Самары.

"Не прекратишь мне звонить, покончу с собой!"

И это подействовало, а может быть, ему просто надоело меня уговаривать вернуться и простить его. Он признался мне, что действительно переспал с Олесей, но отговаривался тем, что был сильно пьян и ничего не помнил. Как можно было не помнить, что ты делал, я не понимала. Со мной такого никогда не было, и я не представляла себе такого. На этом наши отношения были закончены навсегда, хоть я и любила этого человека больше жизни. Предательство я простить не смогла…

У меня была жуткая депрессия. И ни мама, ни Марина, никто не мог мне помочь справиться с ней. Я помню, как я неподвижно лежала целыми днями на своей кровати, закутанной в плед, и плакала. Часами напролет. Глаза мои просто превратились в красные щелки, они так опухли. Есть, я ничего не могла и не хотела и когда через два дня после приезда из Самары я ни съела, ни крошки, мама испугалась. Папа хотел пригласить психолога, но мама отвергла и поговорила со мной сама. Это мало чем помогло, но все же её слова пролились, словно бальзам на душу. Теплые и душевные материнские слова с любовью и заботой, которой так мне не хватало. Мама убедила меня, что это не конец света, и убивать свой организм не нужно из-за этого. Потом пришел Марат и сказал, что директор рвет и мечет из-за моего отсутствия на работе. Необходимо было продолжать съемки и ходить на учебу, но мне так не хотелось. Мне хотелось в тот момент закрыться навсегда в своей комнате и лежать там вечно, чтобы меня никто не тревожил. Быть одной без этого жестокого мира.

Но контракт есть контракт и директору и всем остальным было плевать на мое душевное состояние. Меня еле как привели в достойный вид, и я снова, надев счастливую маску, фальшиво улыбалась на камеру. Но даже работа, которую я так любила раньше, не могла восполнить ту пустоту в моей душе, которая образовалась после ухода из моей жизни любимого человека. Когда, наконец, настали выходные, всего пол денечка я вновь рухнула в свою постель, укутавшись пледом, будто защитившись им от всего. Меня трясло, и я не могла согреться. От еды меня тошнило, я не знала, что мне делать. Я теряла вес на глазах.

Мама заключила, что я заработала анорексию и хотела вызвать врача на дом. Но вначале решила посоветоваться с Ольгой. Когда она услышала все вышеперечисленные симптомы, то сразу же сообщила, что выезжает ко мне. Когда Оля приехала, она мигом вошла в мою комнату и велела нас двоих не беспокоить. Я вяло реагировала на её вопросы. Мои глаза вновь наполнялись слезами, и хотелось разрыдаться. Поэтому, я хотела, чтобы Ольга побыстрее ушла и оставила меня одну.

«Мои вопросы тебе покажутся странными, но ты отвечай на них честно ладно?» спросила меня неожиданно Оля.

«Хорошо, но все зря, у меня просто сложный период, депрессия… Все вскоре пройдет» успокоила её я, но Оля была настроена решительно.

«Мама сказала, что тебя тошнит от еды, скажи, давно это началось? И от какой конкретно?»

Я задумалась. Тошнить меня начало еще до поездки в Самару. Но эта дотошность с вопросами меня достала.

«Примерно более трех недель назад и тошнит меня чаще по утрам и вечером, не обязательно от еды» ответила я. Я заметила, как Оля поменялась в лице. Видимо, диагноз она уже знала.

«Низ живота болит?»

«Иногда да. Оля, послушай все эти вопросы ни к чему у меня просто обычная депрессия! Мне парень изменил, конечно, я не захочу, есть, и пить и т. п. Мне вообще ничего не хочется. А если мне и нужна помощь, то извини меня, то не твоя, а психолога. Да, да я признаю, что мне нужен психолог, потому что мне действительно душевно плохо и это чувствуется и физически. У меня даже критических дней нет из-за того, что мой организм переживает глубокое душевное потрясение!» сорвалась я.

«Что ты сказала про критические дни?»

«Что у меня их нет из-за глубокого…»

Оля перебила меня, не дав мне сформулировать фразу.

«Насколько у тебя задержка?»

«Не знаю, я не помню точной даты…»

Оля вздохнула и стала рыться в сумке, ища что-то.

«Тебе не психолог нужен, а осмотр у гинеколога. Ты беременна, Полина»

Я поднялась на кровати. Когда мне это говорила Марина, я не поверила, но когда тебе об этом говорит врач… Я насторожилась, и губы мои задрожали. Все же частичка моей души надеялась, что это неправда.

«Этого не может, быть… Может у меня анорексия?»

Ольга достала из сумки тест на беременность и протянула мне его.

«Я думаю, тест только подтвердит мои слова. Желательно утром. Пользоваться умеешь?»

Я взяла в руки тест и не знала, что и сказать и что думать. А что будет, если Оля права и я жду ребенка от Саши? Хотя я уже сама знала, что Оля была права, а когда я сделала тест, то убедилась в этом окончательно. На тесте было две розовые полоски… Я была беременна. 

Глава восьмая: «В комнате пустой»

«Я запрещаю тебе даже думать об этом, ты меня слышишь дочь?!»

«Мама, а я еще раз повторяю, что это моя жизнь и мой организм… Что хочу, то и делаю!»

«Ты моя дочь и пока ты живешь с нами! Ты должна слушаться моих слов, понятно?»

«Значит, чтобы сделать аборт мне необходимо переехать от вас и жить самостоятельно?» с сарказмом ответила я матери.

Этот разговор состоялся на следующий день после того, как я сделала тест на беременность и поняла, что я жду ребенка от Саши. Я не стала ничего говорить маме сразу. У меня были двойственные чувства: я боялась ей сообщить эту новость, да и сама еще не решила, что я буду с этим всем делать. Всю ночь я размышляла на эту тему.

Ребенок… Это ведь такой ответственный шаг, да мне не пятнадцать лет, я уже совершеннолетняя, но и не слишком взрослая. Я не знаю ничего про детей и сама уж точно не справлюсь. А как же работа и учеба? Мне придется отказаться от всего этого? И самая главная проблема, которая окончательно меня убедила, что ребенок мне не нужен: это ребенок от Саши. Человека, разбившего мне сердце и так жестоко предавшего меня. Я не хочу иметь с ним ничего общего, я хочу забыть его, а ребенок будет мне о нем напоминать ежедневно. Не дай Бог он еще и похож будет на отца. Нет. Никаких плюсов от этой беременности я не видела, только одни минусы.

Я сообщила маме эту новость утром, когда папа еще был дома. Они сидели, пили чай на кухне и тут выхожу из комнаты я и прямо с порога сообщаю:

«Мам, пап… Я беременна»

Мама поперхнулась глотком чая, а папа замер с газетой в руках. Папа сначала подумал, что это шутка, мама наоборот поняла, что я не шучу. Она догадывалась о том, что я жду ребенка. Когда все осознали суть моих сказанных слов, то стали излагать свою точку зрения. У родителей она сошлась: я должна буду родить этого ребенка.

Но тут не выдержала я.

«А моего мнения вы спросить не хотите? Вообще-то, я хотела сказать, что собираюсь сделать аборт» честно сказала я.

Мама ахнула, а отец помрачнел.

«Что ты такое говоришь дочь? Это ведь твой ребенок, твоя частица, подумай, если бы я в свое время могла убить тебя? Аборт, мне даже это слово произносить страшно!» сказала мама.

Но я была непреклонна. Я сказала им все то же самое, о чем думала. Что этот ребенок мне напоминает о совсем мне ненавистном человеке, и я не хочу его носить в себе.

«Нельзя так говорить дочь, Господь слышит твои слова»

«Мама, давай вот только не будем об этом! Я решила все для себя, и никто меня не отговорит, завтра я иду к Ольге»

Дальше мы стали с ней ругаться, а папа видимо понял, что со мной спорить бесполезно, и боялся вставить слово между двух разъяренных женщин.

Мы не договорились ни о чем. Я ушла в свою комнату и заперлась там. Теперь этот ребенок стал ненавистен мне все больше и больше. Я хотела поскорее избавиться от него. Мне он был не нужен.

На другой день, когда родители уехали на работу, я живо встала рано утром и позвонила Оле. Она была на работе. Я не стала ей говорить о том, что собиралась сделать, иначе она тут же позвонила маме, а мне нужно было срочно попасть к ней в больницу. Не знаю почему, но на тот момент я действительно не чувствовала ничего кроме ненависти к этому ребенку. Я его не чувствовала у себя внутри. Никаких ощущений радости материнства у меня не было. Я была не готова. С другой стороны я задумывалась о том, что было бы, если не измена. Хотел бы Саша этого ребенка или нет. Не знаю как он, а я бы хотела. Но не сейчас, не в данный момент.

В кабинете у гинеколога Ольги Тарановой, после осмотра я, наконец, решилась и сказала ей о том, что я хочу сделать аборт. Как я и ожидала, она тоже стала говорить мне слова мамы. Когда она поняла, что её слова меня не убедят, то Оля стала рассказывать мне о последствиях аборта, противопоказаниях. Но мой разум отвергал все её слова. Я не хочу этого ребенка!

«Хорошо, это твой выбор. Я положу тебя в стационар, выпишу необходимые направления на анализы, пройдешь их, потом посмотрим»

«А это обязательно? Зачем нужно ложиться в стационар?»

«А ты думала, что аборт делается за пять минут? Это сложный процесс…»

Делать было нечего, я согласилась. Всего-то пару дней подождать, помучиться и все.

Я думала, что Ольга была согласна с моим решением, но это было не так. Она все делала для того, чтобы я передумала.

Я пошла на УЗИ. Там была немолодая женщина, которая видимо была предупреждена о том, что я собираюсь сделать аборт и тоже давила мне на психику. Она намазала мне гелем низ живота, как это делают врачи, и стала водить аппаратом по моему животику. При этом она смотрела на экран, а я отвернулась и закрыла глаза. Я стала ощущать, как мои чувства начинали меняться к этому малышу…

«Ну, вот я могу смело сказать, что у вашего малыша бьется сердечко, срок у вас пять недель»

Я кивнула, даже не смотря на экран.

«Эй, мамочка, посмотри хоть на свою малютку»

Её голос и дотошная доброта стала меня раздражать, и я выкрикнула.

«Мне не нужен этот ребенок! Мне не зачем на него смотреть»

Я проглотила ком в горле и почувствовала, как глаза мои стали намокать от слез.

«Извините. Я не должна вмешиваться, это ваша жизнь, но просто хочу сказать. Ему всего лишь пять недель, у него нет еще ни ручек, ни ножек, всего лишь комочек клеток, но все же он ваше дитя. Я сделала аборт в семнадцать лет, а сейчас борюсь за то, чтобы забеременеть и даже неважно от кого… Просто, чтобы у меня был ребенок. Дети — это дары с небес, их надо ценить»

Эти слова меня затронули до глубины души. Горькая слеза скатилась по моей щеке, и я повернула голову к экрану. Врач была права. Всего комочек клеток, но почему-то именно теперь я стала его ощущать в своем теле. Теперь во мне билось два сердечка, мое и моего малыша. Я отвернулась и заплакала. Передо мной стоял нелегкий выбор. Мне стало жаль убивать это маленькое беззащитное тельце, но с другой стороны он нежеланный и от человека, которого я хочу забыть.

«Что же мне делать?» прошептала я про себя и ушла в палату.

Я лежала в отдельной ото всех vip палате, так как меня повсюду узнавали и назойливые журналисты уже начинали пронюхивать, зачем же известная Полина Ковалева легла в гинекологический стационар. Проходя мимо остальных палат, я увидела кабинет и возле него несколько женщин и девушек. Именно здесь делали аборт… Я села рядом с ними, не зная, зачем и почему. Они меня стали узнавать. А я вдруг спросила у рядом сидящей женщины.

«Можно вас спросить? Зачем вы хотите сделать это?»

Женщина недоуменно посмотрела на меня, но все же вежливо ответила мне.

«У меня сложные обстоятельства. Мне за сорок и мои дети еще не слишком взрослые, я их ращу без отца. Врачи мне сказали, что если я выношу этого ребенка, то могу умереть сама. Мои дети останутся одни. Вот, придется сделать этот грех, хотя если бы не дети, я бы родила его, хоть и подвергла бы себя опасности»

Тем временем из кабинета вышла молодая девушка и села рядом со мной.

«Я передумала, не буду этого делать!» сказала гордо она.

«А зачем ты хотела сделать аборт?» спросила я.

«Это печальная история. Я подверглась насилию маньяка, но я поняла, что неважно от кого этот ребенок, главное, что я его мать, я его выношу, он у меня в животе. Так что и вы подумайте девочки! Всем пока»

Я сидела потрясенная от услышанных слов. И когда меня спросили, что я здесь делаю, я не стала говорить, а мигом ушла в свою палату. Этих женщин подтолкнула к такому греху безысходность, а меня? Что вынудило меня сделать это? Моя гордость! Я испытывала глубочайшую вину за свой поступок. Ведь действительно неважно кто отец, это все равно моя кровь и плоть. Мой ребенок. Когда ко мне пришла Ольга, уже вечером, я уже для себя все решила.

«Я не буду делать аборт, я рожу этого ребенка…» прошептала я и заплакала. Оля села со мной рядом и обняла меня.

«Ты все правильно решила, Полина, я знала, что ты умная девочка и примешь верное решение. Твои родители уже едут за тобой»

В этот момент в палату вошла мама. Я встала с кровати и бросилась к ней.

«Прости меня, мамочка! Я дурочка, я рожу этого ребенка!»

Мама тоже плакала и успокаивала меня.

«Запомни ты не одна, мы всегда будем с тобой рядом!» сказала она, и сердце мое странно сжалось от этих слов. Если бы только это было действительно так…

Уже на следующий день о моей счастливой новости материнства знали все родственники. Марат с Олей пришли вечером к нам на семейный ужин, и дядя просто затискал меня в своих объятиях. Марина была на седьмом небе от счастья, наверное, больше чем сама и мы с ней часами могли выбирать имя для будущего малыша. Я взяла академ отпуск, но работу не стала забрасывать. Ходила туда теперь, как на праздник, ведь со мной теперь просто нянчились все, но тайну журналистам не раскрывали. Им еще об этом было рано знать. Да и я боялась, что Саша прочтет в газете о моей беременности и сразу же станет снова пытаться меня вернуть. А я не хотела этого и со временем стала его забывать. Работа и беременность помогла преодолеть мне этот барьер с депрессией и вернуть меня снова в мое жизненное русло.

Я чувствовала своего малыша каждый день. Мой организм вернулся к нормальной жизнедеятельности от таблеток, прописанных Олей. Мне было так необычно и странно ощущать, что в моем маленьком, но уже слегка выпирающем животике находится человечек, который через почти семь месяцев появится на свет. Теперь я осознала, что очень хочу этого малыша, не смотря ни на что…

Бабушка тоже знала о том, что станет вскоре прабабушкой и просила меня к ней приехать. Но я не хотела возвращаться в тот город никогда и уговаривала приехать её самой к нам в гости, на что она ворчала, но обещала подумать. Потом она вовсе заболела. Чувствовала она себя плохо и родители боялись, что она уйдет в мир иной, а они так и не увидятся с ней. И в тот день они рано утром приняли решение съездить к бабушке в Самару.

Это было уже зимой, в начале декабря. Шоу «Ты артист!» заканчивалось. А вернее сказать этот сезон закончился раньше остальных. Директор собирался открывать новый проект и хотел быстрее закончить старый. Я закончила свою работу и в тот день была дома. Мама меня разбудила раньше обычного, поэтому я была недовольна.

«Что за срочность?» спросила, протирая глаза я, и вышла в коридор.

Мама с папой суетились. Мама что-то готовила в кухне и одновременно упаковывала контейнеры с едой, а папа вышел на улицу прогревать машину.

«Мы едем к бабушке, она совсем что-то сдала… Нужно к ней съездить обязательно на пару дней»

Я села на стул. По телевизору говорили об ужасном гололеде и несколько аварий. Мне стало не по себе, и я выключила его.

«Прямо сейчас? К чему такая спешка?» спросила я.

«Я же говорю дочь, бабушка плоха. Надо ехать сейчас, а ты не сиди, иди, собирайся, мы едем в Самару»

От одного этого слова меня бросило в жар, и накатили воспоминания. Если меня так коробит от этого слова, представляю, что будет, если я приеду туда. Стресс и снова депрессия. Это вредно для ребенка.

«Мама, ты же знаешь мое отношение к этому городу… Я не поеду!»

«Причем здесь город, подумай о бабушке, а вдруг ты увидишь её в последний раз»

«Не говори ерунды, наша бабушка закаленная и доживет до ста лет!» с иронией сказала я.

«Если бы… Полина, не упрямься! Нужно ехать, я понимаю твое состояние, но это же бабушка, к тому же с ним ты точно не встретишься!»

«Мам, ну, правда, не хочу я ехать в этот город! Уговорите бабушку приехать к нам на лечение в Москву, я её увижу… Мне уже не по себе от одного упоминания города, а там что будет! Волноваться мне же вредно да?»

Это сработало. Мама очень беспокоилась о состоянии будущего внука или внучки.

«В принципе, я ожидала, что ты скажешь, нет. Поэтому и приготовила тебе на два дня еды, пока меня не будет, но мне так боязно тебя оставлять одну… А что если что-то случиться, а нас не будет рядом»

Я обняла её и поцеловала.

«Мамуль, мне не пятнадцать лет, я взрослая и я не одна, а с малышом. Все будет, окай!»

Мама улыбнулась мне, а я убежала в комнату и запрыгала на кровати. Я одна дома на все выходные! Глупышка… Зря я тогда радовалась, но ведь я не знала, что случиться.

Родители были готовы уже к десяти часам. Мы стояли в коридоре, и я прощалась с ними. Мне было как-то не по себе. Всего-то на пару дней, а прощались будто навсегда… Мама давала мне советы и нотации, как мне себя вести в случае чего, чтобы я звонила через каждые полчаса… Ужас!

«Мама! Я взрослая уже, прекрати» закатила глаза я.

«Ульяна, наша девочка выросла, её не страшно оставить одну — сказал папа и обнял меня — Но все же будь осторожна»

«Ну, все пока, не шали здесь, люблю тебя доченька!» сказала мама, и мы с ней обнялись так крепко, как никогда раньше. Плохое предчувствие закралось в мою душу.

«Осторожнее на дороге! Там гололед передавали!» крикнула я им вдогонку. Папа кивнул, и она скрылись в лифте. Я пошла в свою комнату, но при этом задела маленькое зеркальце и оно разбилось, упав на пол.

«Черт!» выругалась я и стала убирать осколки, при этом вспомнив, что это плохая примета. Но я не стала думать о плохом, а живо врубила музыку на всю катушку и позвонила Марине, чтобы она приехала ко мне повеселиться, правда, уже не так как лет в шестнадцать… Без алкоголя, теперь только сок.

Марина, услыхав, что я одна дома примчалась ко мне тут же. Она уже была такая круглая, и малыш её шевелился, когда я дотрагивалась до живота. Совсем скоро и буду такая же, думала я.

Повеселиться нам не удалось. Марине позвонил Коля, и она уехала к себе домой.

Мне стало скучно. К вечеру я пошла на кухню и уничтожила буквально пол холодильника. Затем проверила почту вконтакте, ничего особенного. Выложила новые фото, посидела в интернете пару часиков, но все было скучно. Потом я набрала снова полный поднос еды и ушла в зал к телевизору смотреть фильмы, закутавшись в плед. Странно, мама не звонила… Обещала звонить через каждые полчаса, а сама. Глаза мои начали слипаться еще часов в одиннадцать вечера и под звук телевизора я заснула.

Проснулась я в три часа ночи. Не просто проснулась, а подскочила на диване. Мне снилась полнейшая чушь, и было так жутко. Я мигом включила свет и как маленькая закуталась в плед. Телевизор показывал новости опять про гололед. Я выключила его. Я попыталась заснуть, но не могла. Свет мешал, а без света было страшно. Тогда я ушла в мамину комнату и, включив светильник, улеглась на их кровати. Все равно что-то не давало мне уснуть. Какое-то дурацкое предчувствие давило мне на грудь. Я встала и направилась на кухню попить воды, но не удержала кружку и выронила её. Та разбилась. Я убрала осколки, второй раз в доме что-то бьется. Я вдруг четко почувствовала, что что-то нехорошее случилось либо должно случиться. Несмотря на позднее время, я стала набирать мамин номер, но тут же отключила, хотя абонент был недоступен.

«Сейчас потревожу их зря, а мама будет переживать, не буду звонить»

Я направилась в комнату и, подавляя все чувства, все же уснула.

Проснулась я уже в обед. Часы показывали час дня. Я взглянула на телефон. Ни одного пропущенного. Родители совсем обнаглели? Уехали и забыли про беременную дочь дома? Я обиделась на них и стала заниматься привычным для меня делом: есть и бездельничать. Когда я готовила себе обед, я неожиданно услышала тихий стук в стекло. Я не сразу поняла, что кто-то стучит тихо в окно, а прислушавшись, подошла к подоконнику.

«Что это?» спросила я себя и не поверила глазам. В окно стучала птица. Она своими черными глазами бусинками так смотрела на меня, что мне окончательно стало страшно. Я убежала в комнату, забыв поднос с едой на кухне. Я кинулась к телефону, но не успела набрать номер, мне звонил Марат. Я живо взяла трубку.

«Привет, Марат! Слава Богу, ты позвонил, мне что-то не по себе, можно я приеду до вас? Марат?»

Марат молчал в трубку. Это молчание было зловещим…

«Марат? Чего ты молчишь? Марат?»

«Полина… Ты это, только не волнуйся… Я сейчас сам приеду, хорошо? Мы с Олей едем до тебя» сказал он холодным дрожащим голосом. Мне стало страшно. Пульс мой участился, а глаза стали набухать от слез.

«Марат? Что случилось? Говори же не молчи!»

«Максим и Ульяна… они…» Марат застыл на полуслове.

«Что они?! Что с моими родителями?!»

«Они разбились на машине сегодня ночью… Они погибли, Полина…»

Больше я ничего не услышала, потому что выронила телефон из рук. Я не могу даже описать то состояние, в котором находилась я в ту минуту. В моей голове не укладывалось сказанное моим дядей. Родители погибли? Этого не может быть, это ошибка… Они не могут погибнуть… Как же я могу остаться одной?

Резкая кинжальная боль пронзила мой живот, а впоследствии и все тело. Я закричала от боли и упала на пол. Теперь я не могла не о чем думать кроме как от дикой боли в животе. Казалось, будто изнутри его разрезают ножом…

«Мамочка!» закричала я на весь дом нечеловечьим голосом и почувствовала, как струйка чего-то горячего скатилась по моему бедру. Я вытерла её рукой и ужаснулась. Это была кровь… Я оглядела себя. Подо мной была лужа крови, а живот пронзила новая волна невыносимой боли. Я стала задыхаться, тело мое затрясло и в одно мгновенье стены комнаты моей поплыли перед глазами. Я потеряла сознание.

**********
Зима вступила в равноправную власть, оправив тепло и солнце в долгие каникулы до весны. На улице кружила метель, плавно танцуя вальс со снежинками. Она их подбрасывала вверх, а потом вновь кидала на заснеженные улицы, показывая им свою власть. Люди, пробирающиеся сквозь заснеженную пелену, плотно укутались в шарфы, чтобы не заморозить свои безразличные лица. Но метель все же пыталась сорвать с них эти бесполезные маски и тогда они, злясь на кого-то или на самих себя, плюясь во все стороны от снега, кричали «Чертова зима!» Никто не замечал в обычном холодном ветре и куче снежинок роскошную снежную королеву, которая продолжала с помощью всех своих прелести зимы, показывать свою власть. Только одна я, наблюдавшая за этой картиной из окна, видела в обычном снежном и морозном утре некую фантастическую картину. И эта снежная королева будто чувствовала, что только одна я её вижу, и билась ко мне в окно на третьем этаже, словно звавшая меня куда-то… Это было моей единственной забавой за прошедшие четыре дня. Я никого не воспринимала и не замечала. Никого не хотела видеть… Одинокая и никому ненужная в этом мире, я целыми днями сидела около окна и вырисовывала одной только мне понятные фантастические картинки из моего больного мозга…

Я лежала в отдельной палате гинекологического стационара уже четыре дня. Мои родители погибли в автокатастрофе. Как мне сообщили потом, во всем виноват гололед и папина превышенная скорость. Они погибли на месте ночью в три часа… Когда Марат мне позвонил и сообщил эту новость, у меня от стресса началось кровотечение. Ольга и Марат приехали через пять минут, когда я потеряла сознание, и быстро отвезли меня в реанимацию. Это был, к сожалению, выкидыш… Спасти моего ребенка не удалось… Потом меня перевели в гинекологию. Ко мне приходила и Оля, и Марат, а потом и Марина с Николаем. Не помню, о чем они мне говорили, наверное, утешали, говорили: что-то типа крепись, мы всегда с тобой. А мне не это сейчас было нужно, мне вообще ничего не было нужно в тот момент. Казалось, все мои жизненные соки высосали, осталось только бесполезное тело. На похоронах я не была… Все устроил Марат. Врачи что-то кололи мне каждый день, от чего меня клонило в сон постоянно. Так и проходило время: я спала, а затем сидела у окна и создавала иллюзии у себя в голове. Я сходила с ума…

Это и заподозрил врач, который меня каждый день осматривал и попросил родственников чаще приходить ко мне и разговаривать со мной. Оля, была со мной чаще всех, так как она работала здесь. Но я не реагировала ни на кого. Просто сидела, молча у окна, либо на кровати. Марина тоже была у меня очень часто и просила со слезами поговорить с ней, но у меня не было сил даже прошептать что-либо. Я ничего не ела, и меня даже перевели на искусственное кормление, иначе я бы просто умерла, что я и хотела в тот момент. Марат был реже, он просто не знал, что мне говорить и как утешить. В последний раз он сказал лишь всего фразу:

«Полина, ты не одна, теперь мы твоя семья, помни об этом»

И эту фразу, я слышу и по сей день в своей голове.

Пустота и мир иллюзий поглощали меня с каждым днем. Я не могла себя взять в руки, не могла ничего сделать. Моих родителей нет… моего ребенка нет… я одна, совсем одна. Я знала, что я схожу с ума, когда у меня появились слуховые галлюцинации, а потом и зрительные. Крохотная частичка меня пыталась бороться со всей этой жестокостью, которая навалилась на меня, но она была крохотной, а травма, нанесенная моей психике колоссальная…

Когда я услышала от медсестер, что скоро попаду в психушку, то поняла, что этого я не выдержу точно. И сидя на окне, я все чаще стала думать о том, что меня ничто, и никто не держит в этом мире… В один из серых скучных дней, обыденных для больницы, я, наконец, собрав остатки своего воспаленного разума, решилась сделать непоправимую ошибку. Я села около окна и схватилась за ручку, чтобы открыть его. Медсестры не замечали того, что я хочу сделать. Они привыкли, что эта ненормальная сидит часами около окна. Я резким движением распахнула окно. Мои запутанные волосы развеял холодный ветер, а в лицо пахнуло зимой и снегом. Я посмотрела вниз. Высоко внизу лежал тротуар без снега. Только черный холодный асфальт. Дрожа от холода, я свесила ноги вниз и даже не стала раздумывать, поднялась на руках, чтобы сделать прыжок. Но меня перехватили чьи-то руки.

«Санитары сюда!» крикнула испуганным голосом Ольга, затаскивая меня обратно в палату. Несколько санитаров тоже схватились за мое тело, а я завопила на все отделение.

«Отстань от меня! НЕТ! Пусти! Отстань!»

Я билась на полу в истерике.

«Вышли все отсюда быстро!» закричала вновь Оля и санитары удалились.

«Зачем ты меня остановила? Я не хочу больше жить! НЕ ХОЧУ!»

Я отбивалась от неё, но Оля обвила меня своими руками и успокоила.

«Не делай больше этого ясно тебе?! Я понимаю твое состояние, но это не выход»

«Ты не понимаешь мое состояние… Нет… И не поймешь…» прошептала я.

«Твои родители хотели, чтобы ты жила и вышла замуж и родила кучу детей… Разве они хотели, чтобы их дочь умерла в восемнадцать лет, так после себя ничего и не оставив?! Мы справимся Полина, мы теперь одна семья… Полина, мы тебя не бросим, ты наша»

Я ничего не ответила, а лишь только расплакалась. Слезы хлынули рекой из моих глаз, и я попросила оставить меня одну, пообещав, что такой глупости я не сделаю. Вот она расплата за дорогие подарки судьбы. Наступила та черная полоса, которой я так боялась. Действительно, бесплатный сыр бывает только в мышеловке…

После моей попытки суицида Ольга сказала, что будут серьезные проблемы. Она оказалась права. Вечером пришел врач и сказал, что переводят меня в психоневрологическое отделение. Сначала мне было все равно, но Оля сказала мне, что возможно меня передадут в психушку просто на просто. Я испугалась, а Оля не знала чем мне помочь.

На помощь мне пришла Марина. Она пришла вместе с Колей через день, узнав о том, что я хотела выброситься из окна. Прочитав мне нотации, она сообщила мне одну вещь.

«Мне Ольга сказала, что врачи хотят тебя отдать в психушку и Коля хочет тебе помочь» сказала Марина.

«У меня заграницей, в Америке есть один мой друг, он психотерапевт и поможет тебе справиться с депрессией, у нас в стране медицина лучше, ты же знаешь» сказал Николай.

«Коля договориться с другом, он вылечит тебя, Полин, ты согласна?» спросила меня Марина.

«Делайте, что хотите… Мне все равно, где лечиться и лечиться ли вообще… Хотя Коля я согласна, что в Америке мне будет лучше, чем здесь» ответила им я. На том и порешили, что Коля вместе со мной полетит на свою родину к врачу психотерапевту Остину Хоггартону.

Оля посодействовала моей выписке, и они с Маратом забрали меня к себе домой. Марат давно перевез к себе мои вещи, он знал, что мне больно будет возвращаться в свой дом… Там все напоминает мне о моих родителях.

Дом у Марата был большим и просторным, особенно комната Иришки и Влада, детей Марата и Оли, где мне и пришлось обосноваться до тех пор, пока Николай все не уладит. Детишки были рады, что я буду жить с ними. Они же дети и очень меня любили, как и я их. Наверное, именно они, их детская и чистая любовь ко мне не дали мне свихнуться мне окончательно. Мне нравилось проводить с ними время, с ними я забыла про взрослую и жестокую жизнь и погружалась в мир детства, где могла тоже почувствовать себя маленькой и беззащитной. Детишки приняли меня за свою, так же как Оля и Марат. Надо было признать, что теперь действительно они мне семья…

Коля быстро все сделал и даже взял билеты. Все было готово к отправке меня в Америку, город Нью-Йорк. Пребывание в стране мое длилось всего три месяца. Таков был обозначен срок лечения врачом. Потом я должна была вернуться в Россию.

Марина позвонила мне вечером и сообщила, что наш с Колей рейс рано утром. Вещи мои были готовы уже давно, я их почти и не распаковывала… Собирая свою сумочку, я обнаружила фотографию родителей. Это была глупая фотография, но одна из моих любимых. От неё веяло такой любовью, весельем и просто душевной теплотой, что я её всегда наудачу носила в сумочке в паспорте. На ней был изображен праздник восьмое марта. Кадр получился смешным. Выпившая мама не удержалась и перед камерой упала на пол, смеясь при этом от души. Папа застыл на фото тоже с неестественной улыбкой и бокалом шампанского, а я еще, будучи счастливым человеком, запрокинула голову назад от смеха. Глупая фотка действительно, но сейчас она для меня была, как напоминанием о моей прошлой счастливой жизни. Мне вдруг неимоверно захотелось поехать в наш дом, просто попрощаться. Я уже знала, что из Америки я вернусь другой, и тяжелым воспоминаниям в моей новой жизни не будет места…

Оля насторожилась и не хотела меня отпускать в нашу квартиру, но я её пообещала, что я держу себя в руках. Я сильная, я справлюсь, но с прошлым нужно было попрощаться. Она отпустила меня, при этом сказав, что будет звонить мне и проверять, как я там. Я, молча, кивнула и отправилась в московскую квартиру. Я распорядилась, чтобы все папины и мамины вещи раздали добрым людям, соседям, в память о доброй чете Ковалевых. Может, кому-то они принесут счастья, нежели своим хозяевам. Некоторые кухонные принадлежности и мебель Марат распродал, а деньги вложил на мою сберегательную книжку. Я разрешила часть мебели сувениров оставить семье Тарановых на память, а драгоценности мамы забрала Оля. Мне ничего не было нужно, что напоминало бы о них, даже фото Оля спрятала к себе в шкафы, выбрасывать не стала.

Так что, приехала я в абсолютно пустую квартиру… Здесь было темно и так чуждо теперь. Хозяева квартиры еще не нашли новых жильцов, так что квартира пустовала. Я побродила по комнатам и стала глупо улыбаться сквозь душившие меня слезы. Мой мозг стал снова рисовать мне картины, но теперь из прошлого. Мы прожили здесь немного, но здесь было все… Как я только приехала сюда, как впервые радовалась моим успехам, познакомилась с дядей кумиром и стала знаменитой. Как мы с родителями отмечали праздники в кругу друзей и как плакали вместе с мамой, когда мне было плохо… Как мы с папой играли в карты на желание и как просто по вечерам сидели все втроем на диване, закутавшись в плед, попивали горячий чай с лимоном и смотрели фильмы, с любовью и теплом прижавшись, друг к другу…

Всего этого теперь нет, и никогда больше не будет. Одни лишь серые стены остались здесь в память о счастливой семье Ковалевых. Я вошла в мамину и папину спальню и больше не смогла себя сдерживать. Я зажалась в угол и заплакала. Кто-то плачет от обиды, кто-то от физической боли, кто-то от душевной… На тот момент я не знала, от чего слезы мои хлынули рекой, но сдерживать я их не могла и не хотела. Нужно было выплакать всю эту боль, горечь утраты и обиду на судьбу, чтобы оставить все это здесь, а не везти с собой в Америку.

Не спорю мне больно, каждая клеточка моего тела источала соленые слезы, а душа кричала внутри нечеловечьим голосом. Я осталась одна, просто одна… Никто не заменит мне моих родителей, которых я так любила. Весь мир мне теперь казался маленькой пустой комнатой, где я кричу, а меня никто не слышит… В комнате пустой, где я была просто ОДНА… Одна… 

Глава девятая: «Учиться жить заново»

Я вошла в огромный аэропорт совершенно другой страны намного отличающейся от России. Это был Нью-Йорк, крупнейший город в США. Я ни разу здесь не была, но всегда мечтала побывать хоть разок в этом замечательном городе. Только не предполагала, что окажусь здесь совершенно не для туристической цели. Мне предстояло здесь жить три месяца вдали от родины и друзей, проходя лечение в неврологическом диспансере. Николай находился здесь, как рыба в воде, нежели я. Другая страна, другие нравы, английский язык. Мне стало даже страшно, но Коля меня успокоил.

«Полина, не переживай. Пролечишься три месяца, а потом я за тобой прилечу вновь, диспансер у Остина самый лучший, да и друг у меня очень хороший и добрый парень. Приедешь в Россию, как новенькая!»

«Надеюсь» вяло ответила я, и села за Колей в такси.

Нью-Йорк я видела лишь в кино и на картинках и ни как не могла себе представить, что я в нем, здесь. Казалось, я попала в один из тех американских фильмов, которые пересмотрела кучу. Здесь все было по-другому. Мне даже люди казались другими, не такими как в России. И лица у них были другие и поведение. Все здесь было чужое и непривычное, что я даже захотела обратно улететь с Колей назад, когда представила, что буду одна здесь…

Коля взял мой чемодан, а я вышла из такси, прижав к груди сумочку с документами. Странно, здесь почти нет снега и тепло. Не то, что у нас минус тридцать. Я посмотрела на здание, где мне предстояло жить три месяца. На нем были английские буквы, название, само оно было большим и серым. Скучное серое здание, похожее на тюрьму. Как я веселая, красивая, жизнерадостная девушка могла оказаться здесь? Мне здесь не место… Я была словно луч солнца в темной сырой пещере…

«Полина, идем!» позвал меня Коля, и я поплелась за ним. Хотя на счет красивой я преувеличила. Теперь, я сильно изменилась. Мое лицо вытянулось, видны были скулы, я сильно похудела. Облезшие от краски волосы я убрала в пучок, а под не накрашенными глазами залегли фиолетовые круги. Той сногсшибательной красавицы Полины Ковалевой, кумира многих парней больше не было…

Мы с Николаем оказались в приемном отделении. Нас просили подождать, пока доктор Хоггартон не освободится. Я сидела на кушетке и от безделья стирала лак с ногтей. Коля заметил мое волнение.

«Не волнуйся, Остин хороший врач, он поставит тебя на ноги. Он кроме того отличный психолог, тебе будет с кем поговорить по душам»

«Я плохо знаю английский» ответила я.

«Он русский знает лучше, чем я, наверное. Эй, все будет хорошо»

Я фальшиво улыбнулась и отвернулась от него. Дверь в этот момент открылась, и в кабинет вошел высокий подкаченный мужчина лет двадцати восьми… Волосы его слегка были длиннее, чем у Николая и темно-каштанового цвета. Он был одет в белый халат, а его карие глаза первым делом заметили не друга, а тихую девушку, сидящей на кушетке.

«Это и есть наша больная, Полина Ковалева, да?» спросил он чисто на русском у Николая и подошел к другу. Они обнялись.

«Полина, это твой врач и мой лучший друг Остин Хоггартон» представил мне Николай своего друга. Я встала и подала ему руку.

«Полина» поздоровалась я. Я отметила для себя, что впервые после нашего разрыва с Сашей мне показался симпатичным парень. Коля подал Остину все мои документы и заключение врача психотерапевта.

«Не так уж и страшно, вылечить сможем!» подбодрил Остин меня и улыбнулся своей белоснежной улыбкой, как в кино.

«Реактивный психоз, невротическое расстройство» Это сущие пустяки, у нас вылечиваются и не с такими диагнозами. Коль, мы можем с тобой поговорить и обсудить все в моем кабинете? А вас, Полина, проводит в свою палату медсестра. Я подойду попозже»

Остин и Николай удалились, оставив меня одну, но через минуту ко мне подошла молоденькая медсестра и попросила вежливо пройти за ней. Все вокруг было чужим и незнакомым мне. Каждая даже пылинка на стенах или полу казалась мне совершенно иной, чем в России на своей родине. Не успев дойти до своей палаты, я уже начала буквально тосковать по дому. Медсестра завела меня в отдельную палату. Я представляла её у себя в голове иначе. Не так уж было все плохо, разве только меня пугали решетки на окнах…

«Располагайтесь, доктор вскоре подойдет!» вежливо сказала медсестра мне на английском. Я мало что поняла из её слов и кивнула ей в знак согласия.

Я поглядела в закрытое решетками окно и на душе моей заскребли кошки. Эта комната стала тяготить меня. Света мало, белые стены, не смотря на довольно обставленную для больниц роскошь. Я села на кровать и склонила голову. По моей щеке прокатилась слеза. Зачем я сюда приехала? Чтобы забыть? Вряд ли у меня получиться, ведь каждый день я ни на минуту не могла забыть теплого взгляда мамы… И мой ребенок, жизнь которого я не смогла сохранить… Я так хотела, чтобы он появился на свет. С такими же ярко-синими глазами, как у его отца… Я так надеялась, что частичка Саши останется со мной навсегда, как напоминание о былых счастливых днях вместе с ним. Но теперь этого никогда не будет.

Мне очень хотелось исправить свою жизнь в лучшую сторону. Вновь начать улыбаться и радоваться мелочам жизни, но как ни старалась, не могла выдавить из себя улыбку. Мне нужна была чья-то поддержка. Чье-то сильное крепкое плечо. Но пока на данный момент я была вновь одна в своей теперь «новой комнате»…

Я не стала распаковывать чемодан с вещами. Оля и Марина напихали туда зачем-то кучу красивых нарядов, косметики и прочих украшений для женщины. К чему мне все это? Перед психами красоваться? Потом немного расставила свои вещи по местам, включила ноутбук на зарядку и села смотреть фильмы, до тех пор, пока не придет Николай или доктор.

Их не было около часа, так что я начала зевать и стала подумывать о том, чтобы вздремнуть, но тут в палату вошел доктор Остин и Коля.

«Ты уже обжилась здесь?» спросил в шутку Николай и сел рядом со мной на кровать.

«Вроде того» тихо ответила я и отодвинула ноутбук. Я вспомнила, что ни телефоном, ни ноутбуком пользоваться здесь нельзя было, но Николай обещал все уладить по дружбе. Это было единственным развлечением на тот момент. Без этого я бы сошла с ума от скуки.

«Мне пора, Полина. Выздоравливай скорее, мы тебя ждем, не забывай через три месяца я приеду за тобой»

Николай меня обнял. Я вжалась в него крепко, крепко и не хотела отпускать. Мозг мой кричал, чтобы меня забрали отсюда.

«Привет Марине» коротко ответила я и отвернулась от него, скрывая слезы.

Николай подошел к другу и шепнул ему на ухо слова, но я услышала это.

«Постарайся вернуть нам прежнюю Полину, она нам всем дорога» после этого Николай ушел, а я осталась наедине со своим доктором.

Остин улыбнулся мне голливудской улыбкой и сел рядом на стул, изучая мою историю болезни. Он стал задавать мне странные вопросы, при этом всегда вглядывался в мое лицо пристально, изучая каждый момент моей мимики и выражения эмоций. Я почувствовала себя глупой от этих вопросов и в конце, прервала свой допрос с пристрастием и решила просто рассказать всю мою жизнь, окрашивая особенно последние печальные моменты болезненными черными красками.

Он слушал меня, внимательно, не перебивая. Вслушивался в каждое мое слово, понимал меня, сопереживал. Окончив свой печальный рассказ, он обрисовал мою ситуацию так, что у меня будто открылись глаза после череды несчастий. Обычные слова, от обычного человека, но мне они так затронули душу, что до сих пор сердце сжимается при воспоминании о них. Я бы так не смогла никогда, наверное, и даже дословно не могу описать тех сказанных слов. Остин был действительно умелым психологом.

Мы с ним разговаривали три часа. Да, да три. Он не торопился к своим остальным больным, казалось, ему интересно было слушать только мою жизнь. В конце, он сказал, что я здесь не узница. Мне было разрешено намного больше, чем остальным и диагноз мой, установленный врачами пока не подтверждается, но нужны были исследования, а потом и лечение.

Когда Остин ушел, мне показалось, будто с моей души свалился огромный камень. Мой мозг был выжат досуха. Вот, что мне было необходимо: хорошая поддержка и просто выговориться тому, кто сможет меня успокоить и выслушать. Остин мне даже приглянулся. В его милых и добрых чертах лица было что-то такое, что меня зацепило, но я быстро отмахнулась от всяких бредовых идей. Нужно было идти на обследования.

Под вечер на меня вновь напала тоска. Доктор Остин больше не заходил, и вновь я стала вспоминать неприятные воспоминания, которые грызли беспощадно мое сердце. Остин будто услышал зов моего плачущего сердца и пришел ко мне вечером, чтобы поговорить. За последнее время я еще никогда так не радовалась, как тогда. Мы снова проговорили больше часа и снова его слова пропитали мою душу как успокаивающий бальзам. Потом доктор ушел опять, теперь уже до утра. Я легла спать рано, еще в десять, стараясь ни о чем не думать, и вдруг, как в детстве вспомнила одну веселую поговорку: на новом месте приснись жених невесте. Глупая фраза, но мне почему-то приснился Остин…

На другой день, когда я испытала на себе раннее пробуждение и овсянку на завтрак, я заметила, что у меня появилось легкое настроение. Не такое как раньше, но все же. В мое окно светило солнце и мило мне улыбалось, осветив мрачную палату. И тут я посмотрела на себя в зеркало и впервые заметила, как я ужасно выгляжу и как ужасно это помещение… В голову мою пришла мысль. Первым делом я принялась за мою «новую комнату». Стараясь не думать о прошлом, а только о сегодняшнем дне, я украсила палату как могла. Теперь же она сходила за комнату в квартире. Затем занялась своей внешностью. Да уж, прежняя я бы ни за что не стала себя так запускать. Более и менее я привела себя в достойный вид, но вот лицо было не изменить и глаза больше не источали искры счастья…

Остин изумился моей перемене и переменой моего настроения. Он похвалил меня и сказал, что если добавить еще и препараты для лечения, то вскоре я окажусь дома. Сначала я была этому рада, но потом задумалась о том, что мне будет полезнее провести эти три месяца здесь, чтобы зажили душевные раны.

Мне прописали несколько лекарств и уколы. О, уколы были болезненны, и моя попа покрылась синяками, так что я не могла садиться на стул. Зато все это шло мне на пользу. Больше, конечно, на пользу мне шло общение с приятным, прежде всего человеком Остином. Он буквально возвращал меня к жизни каждый день, болтая со мной часами напролет.

И так прошло недели три, когда мы с Остином подружились больше чем врач и пациент. Мы стали близкими друзьями, а мне он начинал нравиться и как парень. Как девушка я стала тоже замечать, что нравлюсь молодому врачу, но мы лишь общались как друзья.

Однажды теплым зимним вечерком Остин вошел ко мне в палату и неожиданно спросил:

«Хочешь немного прогуляться со мной?»

На улицу я не выходила долгое время и, конечно, я была очень рада его предложению. Но сделать это надо было, чтобы никто меня не обнаружил. Я быстренько надела самые лучшие наряды и привела себя в достойный вид. Остин был поражен моим изменением и красотой и мы мигом выскочили на улицу.

После долгого пребывания в душной комнате свобода повлияла на меня, и я стала радоваться снегу, как ребенок.

«О Боже! Как же красиво здесь, мне так не хватало свежего воздуха!» воскликнула я и закрыла глаза от блаженства. Снежок падал мне на лицо и волосы, а я кружилась по улице и впервые стала звонко смеяться… Это был один из самых приятных моментов в моей жизни. Легкие мои жадно глотали морозный воздух, а капли растаявших снежинок, скатывались по моему лицу.

«Надень шапку, а то замерзнешь» заботливо сказал Остин и, подойдя ко мне, натянул белую теплую шапку мне на голову. Я посмотрела в его карие глаза и почувствовала от них небывалое тепло и нежность.

«Спасибо, Остин» воскликнула я и обняла его.

«Это еще не все, ты, верно, соскучилась по родной пище?»

«Еще бы!»

Остин поймал такси, и мы поехали по ночному городу. Я прижалась к стеклу и осматривала каждый уголок. Все для меня в тот момент казалось сказочным и необыкновенным, повсюду горели вывески, гирлянды по случаю наступавшего Рождества. Я будто попала в сказку и была невероятно счастлива. Такси остановилось около из одних кафе. Я прочитала вывеску и поняла, что это русское кафе*

«Остин, ты просто… я не знаю, что и сказать!» провозгласила я и закрыла рот рукой от удивления.

«Мне хотелось сделать тебе нечто приятное…»

Я мигом забежала в кафе и заняла столик у окна. Людей было всего несколько, но здесь все так напоминало мне Россию. Даже официанты разговаривали на русском, но с акцентом. Блюда были тоже русские. Среди всех прочих блюд я обнаружила в меню мое любимое блюдо: да, манты. Пельмешки, сваренные на пару. Меня это удивило, и я решила попробовать.

«Посоветуй, что-нибудь и мне?» попросил Остин. Он явно не разбирался в русской кухне.

«А какого рода блюдо тебя интересует?» спросила я.

«Мясное, наверное… С пряностями можно»

«Знаешь, попробуй манты. Ты не пожалеешь» посоветовала я ему. Остин согласился.

Я была немного огорчена. Нет, блюдо повар приготовил правильно, и было даже очень вкусно, но мамины манты для меня заменить никто не мог. Остину понравилось это блюдо. Он сначала неумело ковырял тесто вилкой, я рассмеялась и показала, что их едят руками. Парень смутился, но потом освоился и, ему понравилось некая раскованность в этом блюде.

Мы провели превосходный вечер. После кафе гуляли еще долго по городу, говорили о том, о сем. Он мне рассказал о своей жизни, о своей любви, которая бросила его после четырех лет совместной жизни. Даже я пыталась ему сочувствовать и поддерживать. В нем я обрела родственную душу. Его тоже предали… Он понимает меня.

Я всю ночь провела в раздумье после этой прогулки. Во мне были двойственные чувства. С одной стороны я винила себя за флирт с Остином. Моих родителей не стало совсем недавно, а уже строю свои отношения, флиртую с доктором. С другой стороны я вспоминала слова Ольги о том, что мои родители хотели, чтобы я была счастлива. Всегда и каждую минуту. А в ту минуту я действительно была счастлива. В моей жизни появился родной человек, который помог мне преодолеть этот сложный барьер в моей жизни. Я не знала, как себя вести в этой ситуации. Открыть свою душу Остину и поддаться на чувства или сидеть в палате и горевать всю жизнь.

Я звонила Марине. Она только подтвердила слова Ольги. Я обязана быть счастлива. Даже не для себя, а ради памяти родителей. Я должна!

На Рождество Остин вошел ко мне в обед и сделал неожиданное предложение. Он хотел взять меня с собой на праздник к нему домой. Будут много друзей, веселье, а в положенный час он вернет меня обратно в палату. Я согласилась немедля, решив для себя, что буду счастливой, ни смотря, ни на что. Я быстро отыскала в чемодане платье, отлично подходившее к вечеру, и сделала себе макияж, как и раньше. Сделала прическу и стала пытаться улыбаться и становится прежней собой.

Остин вновь выразил свое восхищение по поводу меня. Он тоже сиял как новенький цент… Мы идеально подходили друг к другу.

Дом у Остина был большим и просторным, как я и видела в американских фильмах. Все это было взаправду. Пришло огромное количество друзей и все при виде меня, что-то говорили на разговорном английском и улыбались мне.

Что я на тот момент чувствовала? Много чего. Мне было неуютно среди незнакомых лиц, хоть я и пыталась подать себя достойно. Я заставляла себя веселиться, выпить алкоголя, но не получалось. Для меня было все здесь чужим, и я не отходила от Остина весь вечер.

Я мало пробыла на вечеринке. Не из-за того, что мне необходимо было обратно в свою палату, а из-за того, что я не могла больше выносить эту компанию и нетрезвые выражения лица. Остин понял свою ошибку и отвез меня обратно. Я не хотела плакать, но не выдержала и, скинув с себя все украшения, стала рыдать. Остин обнял меня.

«Полина, прости меня, я поторопил события, я все прекрасно понимаю… Не плачь, пожалуйста!»

«Дело не в этом, — сказала я, плачущим голосом, прижимаясь к крепкому телу Остина ближе, — я просто не знаю, я запуталась в своих чувствах, я не знаю кто я и как себя вести! Я пытаюсь наладить свою жизнь, но не выходит… Я хочу быть счастливой, но не знаю, что мне делать? Я устала…»

«Послушай, я понимаю тебя, но еще прошло слишком мало времени, поэтому ничего пока не получается, но я тебя не брошу, мы все преодолеем, слышишь? Я теперь не могу бросить тебя… Ты мне очень дорога, не представляешь насколько»

Я подняла на него свои заплаканные глаза и вдруг ни о чем, не раздумывая, поцеловала его в губы. Он сначала ответил взаимностью мне, но потом отстранился.

«Полина, — сказал он и взял мое лицо в свои дрожащие горячие ладони, — давай не будем торопить события? Я думаю, ты понимаешь… Да, я люблю тебя, как никогда и никого и надеюсь это взаимно, но не время сейчас…»

«Нет, как раз это время. Я должна быть счастливой, понимаешь? Должна!»

Я просто обезумела от своих слов. Разум мой был отключен и недоступен. Не знаю, что побудило во мне такое желание, толи долгое отсутствие физической ласки, толи еще что-то, но я совершенно была настроена решительно. Я впилась вновь в его губы. Целовался он превосходно. Остин не стал меня останавливать, и мы повалились на мою кровать, срывая на ходу, друг с друга одежду. Мое тело унеслось вновь в объятия страсти и желаний…

Все закончилось так же быстро, как и началось. Уже после всего этого, когда Остин усталый и разгоряченный уснул у меня на груди, я закрыла глаза и вдруг представила Александра… Теперь я осознавала, что все это не то, что мне сейчас было нужно. Наверное, никто не заменит мне этих губ, которые я так любила целовать. Но ведь нужно учиться жить заново и новую жизнь я планировала начать с Остином…

**********
…Так быстро и пролетели три месяца моей жизни в Нью-Йорке, а конкретнее в психоневрологическом отделении диспансера Остина Хоггартона*. Я не знаю, как объяснить все то, что я чувствовала к этому человеку. Мне он нравился, очень нравился. Как парень внешностью и как человек своей открытой душой и искренностью. Мне не хотелось вычеркивать его из своей жизни и возвращаться в холодную во всех смыслах Россию. Одно мешало мне точно: я его не любила… В моей душе до сих пор находился парень, который так беспощадно разбил мне сердце, но, не смотря на это, я его продолжала любить, хоть и судьба нас отвела друг от друга.

Что касается чувств Остина ко мне… что сказать? Он, как и многие другие на родине, был влюблен в меня по уши. Не смотря на то, что он мой врач, Остин делал мне каждый день дорогие подарки, целовал меня и ласкал и называл только своей маленькой девочкой. Он заботился обо мне, помог преодолеть страшный барьер в моей жизни, и я ему была обязана многим чем. Остин вытащил меня из этой черной дыры жестокого мира.

Неудивительно, что когда срок истек, Остин стал сильно переживать и в один из вечеров предложил мне остаться с ним.

«Я понимаю, что мы недостаточно с тобой знакомы, — говорил судорожно он, держа меня за руку поздним вечером, — но мне кажется, будто я знаю тебя всю свою жизнь. Я никого так сильно не любил как тебя, Полина и это не просто пустые слова. Я не хочу отпускать тебя обратно в Россию, пожалуйста, останься со мной! Я обещаю, твоя жизнь измениться, я сделаю все, чтобы ты была счастлива! Только, прошу, не уезжай… Не покидай меня, ты для меня все»

Я не знала, что ему ответить, а он уже продолжал говорить снова:

«Знаю, ты боишься, но ты привыкнешь здесь. Мы найдем тебе работу, какую ты захочешь! Но, чтобы остаться здесь, нам нужно пожениться. Если хочешь, считай это просто формальностью, будто фиктивный брак… Если у нас ничего не получиться мы разведемся»

«А почему фиктивный? Вдруг, я хочу выйти за тебя замуж по-настоящему…» сказала тихо я. Я знала, на что я иду, но может действительно в этой стране мне станет легче, а со временем я смогу полюбить Остина. Он ведь так много сделал для меня! Я не имела право его бросать.

Остин просто засиял от счастья, как в одном из прошлых моментов, когда Саша делал мне предложение. Наверное, Остин так же счастлив был, как и я тогда. Что ж, этот человек заслужил счастья… по крайней мере, сейчас.

Остин забрал меня домой, теперь это был и мой дом тоже. Я познакомилась с друзьями и близкими и, наконец, мы расписались с ним. Фамилию я менять не стала, я осталась Полиной Ковалевой. Это единственное, что осталось от прежней меня. После тихой и скромной свадьбы я уже твердо для себя решила, что надо менять свою жизнь, меняться самой, закрыть все свои старые чувства на замок. Той веселой и жизнерадостной Полины больше никогда не будет, решила я. Теперь я буду другой, обиженной судьбой и растоптанной, но вставши на ноги и изменившись, наверное, не в лучшую сторону…

Часть вторая

«Говорят, есть такая связь на свете, что не важно, сколько раз ты ее разрываешь. Вы все равно встретитесь…»

Глава десятая: «Падший ангел»

(Полтора года спустя)

Прошло почти полтора года моего пребывания в США городе Нью-Йорке и в браке с врачом Остином Хоггартоном. Я еще на год стала взрослее, но морально и по внешности мне бы смело могли дать двадцатку с лишним или даже больше. Как я жила это время? Да, никак… Эти полтора года пролетели незаметно и бессмысленно, не оставляя в моей жизни никаких счастливых моментов для запоминания.

Поначалу, впервые месяца три после свадьбы у нас с Остином было все хорошо. Я старалась быть хорошей женой и изображать счастливое лицо, но вскоре я снова не выдержала. Стоило мне забыть обо всех несчастиях и попробовать жить заново, как в моей памяти стали все чаще появляться дурные воспоминания. То родители, то мой не родившийся ребенок и Саша… А потом еще и Марат сообщил, что бабуля не выдержала смерти своей дочери и умерла в больнице… Я опять чуть не сошла с ума и боялась попасть в психушку. Сначала я не знала, что мне делать, но потом я поняла, что нужно все кардинально менять в своей жизни, а главное меняться самой. И я поменялась, закрыла на замок все чувства, отключила эмоции. Проще говоря, стала эгоистичной сучкой.

Остин помог мне устроиться на работу. Вернее и здесь моя звездная жизнь настигла меня. Я работала на одном из музыкальных каналов ведущей, а так же снималась в журналах. Теперь же я из этого только извлекала выгоду и деньги, а не удовольствие и радость для души, как раньше на шоу: «Ты артист!».

Остин не рад был моей перемене, думал и говорил мне, что я должна измениться, но я уже не хотела. Жизнь без грусти и жалости мне нравилось все больше и больше. Мое сердце покрылось коркой льда, все еще в надежде ожидая, что может быть, его кто-нибудь оттопит.

Я стала блондинкой, теперь волосы мои были цвета спелой пшеницы, так же сделала пирсинг на пупке, как это было очень модно. Мне показалось, что сигареты это тоже модно и круто и пристрастилась к ним. Да уж, покатилась по наклонной. Как может измениться человек из-за некоторых моментов в его жизни…

Я даже несколько раз изменяла мужу, он об этом не знал. Он чувствовал, что я его не люблю, и это было правдой. С этим благородным человеком я жила из-за чувства долга и все. Я знаю, мне стоило быть с ним помягче и стоило попробовать полюбить его, но нет, не вышло. Саша, остался там навсегда в моем сердце…

Этот период моей жизни тянулся для меня очень долго и, если честно, я бы не хотела его вспоминать. Коротко можно сказать о том, что мне было очень сложно. Очень. Кардинальная перемена внешности и чувств, а так же ссоры, измены, противозачаточные таблетки, чтобы не забеременеть от мужа, алкоголь, сигареты, слезы, скучная работа, старый извращенец босс… Ничего хорошего я не могу сказать…

Что еще сказать о моей скучной жизни в Нью-Йорке? Этот город действительно меня изменил и, возвращаясь в Москву, я думала, что больше не стану другой никогда, но глубоко ошиблась.

Да, вы не ослышались, я возвращалась в Москву. Однажды теплым осенним деньком мне позвонила Марина. Она редко мне звонила, да и я тоже. Мне не хотелось с ней общаться часто, боялась, что мои былые чувства нахлынут вновь и маска каменной леди упадет с моего лица, что ни в коем случае не должно было произойти. Но в этот раз я взяла трубку. Марина просила приехать в Москву, стать крестной для её сына Глеба. Я его ни разу не видела, да и даже не знала, когда подруга его родила. Мне было все равно. Но когда она сказала о том, что хочет, чтобы я была крестной, что-то во мне ёкнуло, и я согласилась. Остин был этому не рад, что я возвращаюсь на родину и без него. Я его убедила, что это срочно и он, скрипя сердцем, отпустил меня. В принципе, если бы даже не отпустил, я все равно уехала бы. Муж мне был не указ.

Я очень боялась возвращаться на родину, хотя и очень хотела. Жесткая заграничная атмосфера порядком меня достала и я боялась, что сердце мое скоро треснет от окаменелости, и я превращусь в холодный серый камень. А, возвращаясь на родину, я рисковала тем, что былые чувства на меня накатят вновь и я снова стану той девочкой с каштановыми волосами и веселой улыбкой, которую однажды жестоко предали, и судьба воткнула нож в спину. Я держалась, как могла, но то чего боялась, случилось. Стоило мне вновь увидеть Марину в аэропорту в Москве. Я взяла дрожащей рукой свой багаж и не сразу подошла к подруге. Я остановилась неподалеку и смотрела на неё издалека. Марина изменилась. Не так сильно, как я, но в лучшую сторону. После родов она буквально расцвела. Её личико источало радость материнства и розовые щечки пылали, наверное, от беспокойства, что совсем скоро увидит лучшую подругу. Я сдерживалась, как могла. Слезы душили меня неистово. Но я пообещала себе держать статус каменной леди, поэтому долго настраивала себя выйти к ней.

Я не выдержала, когда я, наконец, вышла из укрытия и Марина, ахнув, бросилась ко мне на шею. Подруга крепко сжала меня в объятиях и заплакала и я вместе с ней, хотя и быстро стала успокаивать и себя и её.

«Как же ты изменилась, Полиночка! Родная, я так за тобой соскучилась!» причитала она и целовала меня в щеки и губы. Я живо вытерла слезы и отстранилась от неё под предлогом того, что хотела разглядеть её получше.

«А ты как похорошела! Такая фигурка у тебя округленная и глаза просто сияют, тебе идет роль матери» сказала я и быстро посмотрелась в зеркало, не размазала ли я тушь.

«Тебя и не узнать… Светлые волосы, худоба какая-то болезненная и выросла ты что ли… Ты другая, не такая как раньше» заключила Марина, осматривая меня.

«Той Полины нет, теперь я такая… идем?»

Марина взяла меня за руку, как в старые времена и мы понеслись к такси. По пути к дому Грейсонов Марина много чего мне рассказывала, в основном о своем малыше, о прошедших родах, об их взаимоотношениях с Николаем. Немного рассказала о шоу «Ты артист!», которое закрылось сразу после моего ухода.

«Директор начал другой проект, но он сошел на нет. Потом возобновил съемки «Ты артист!», но без тебя рейтинги упали и он закрыл шоу, наверное, навсегда» объяснила Марина.

«Прямо таки из-за меня рейтинги упали?» хмыкнула я.

«Да, все так говорят. Даже опрос устраивали, какие сезоны лучше: с одним Маратом или вместе с тобой. Большинство были за тебя»

«Жаль, мне нравилось это шоу»

Мы подъехали ко двору дома Марины. Подруга помогла вынести вещи и направилась к дому.

«Ты иди, а я покурю здесь, а то в доме ведь нельзя, там ребенок» сказала я и вытащила пачку с сигаретами.

«Только не говори, что ты куришь!» воскликнула Марина.

«Это модно сейчас» спокойно ответила я.

«Губить здоровье модно? Полин, а как же твои слова о том, что ты в жизни не возьмешь в рот эти раковые палочки!»

«Это было давно»

«Я тебя не узнаю, где же моя прежняя подруга?»

«Я же сказала: её больше нет…»

Как только я увидела пухленького карапуза, сына Марины, то почувствовала, как сердце мое вновь ёкнуло. У меня бы тоже возможно бы был сын или дочь. Если бы не прошлые обстоятельства. Я мигом вернула его назад к матери на руки и пошла на кухню, заваривать чай, чтобы подруга не видела моих слез.

Николай был безумно рад меня видеть и сразу стал расспрашивать про Остина. Я отвечала сухо и нехотя, не желая говорить о муже, который мне порядком поднадоел. Потом позвонил Марат и потребовал приехать к ним. Но Марина стала убеждать остаться погостить у них. Меня просто разрывали на части. Я пообещала приехать к Марату и Оле попозже.

После крестин Глеба, когда Марина и Коля уже собирались по домам, я задержалась в церкви. Поставила свечки за упокой родителей и немного там поплакала, чтобы никто не видел моих слез. Вечером в кругу гостей я заскучала и вышла на балкон подальше ото всех. Марина пришла ко мне немедленно.

«Расскажи мне, что с тобой твориться? Мы с тобой лучшие подруги и я люблю тебя, как родную сестру. Мы давно не разговаривали после тех страшных событий… Давай поговорим по душам?» спросила она меня и обняла за плечи.

«О чем говорить? Со мной все в порядке… Любящий муж, карьера в звездной атмосфере, богатство. Все хорошо» сухо ответила я, потягивая дым из сигареты.

«Только мне можешь не врать, я же вижу все, как ты изменилась…»

«И что из этого, то, что я изменилась? Мне так легче!»

«Ты же врешь сама себе, тебе ни черта не легче! Посмотри на себя в кого ты превратилась?!»

«В кого?»

«Холодного и черствого человека, так же нельзя! Пожалей себя и других, которые тебя любят!»

«Знаешь что нельзя? Нельзя предавать невинного человека, который любил тебя всем сердцем… нельзя лишать человека родителей, который их так любил и не заслуживал этого! Нельзя лишать ребенка, которого ты любил и ждал, НЕЛЬЗЯ! Пожалеть себя и других? А зачем, меня жизнь не пожалела, когда разом отняла у меня все! Я ненавижу себя, ненавижу эту жизнь, ненавижу свою судьбу! Да я плачу, как и все, да мне больно, но единственный способ пережить это все и начать жить заново это был отключить свои эмоции, иначе я бы здесь с тобой не разговаривали бы. Меня бы давно не было. Остин помог мне преодолеть барьер, ему спасибо за это… на этом спасибо и держится наш брак. Я запрятала эту боль и воспоминания глубоко в душе и стала такой… И если это единственный способ жить дальше я буду стервой без чувств, нежели так мучиться… Ты ведь даже не представляешь, что творилось у меня в душе…» высказала я и отвернулась, как всегда, чтобы никто не видел моих слез.

Марина замолчала и обдумывала все мои слова. Она понимала меня, я знаю. Она хотела вернуть ту подругу, с которой она дружила и так любила, но я не хотела меняться.

«Ты права я не представляю этого. Но я думаю, что быть такой как ты сейчас не единственный выход… И я буду любить тебя всегда, не смотря на то какая ты. Но я бы хотела, чтобы ты хотя бы попыталась стать такой, как прежде»

«В этом нет смысла… меняться, ради кого?»

«Надеюсь, ты найдешь ради кого»

Больше мы не разговаривали, и я решила уехать к Марату и погостить там у него последние дни, чтобы не разочаровывать Марину.

Как же меня были рады видеть дети Оли и Марата! Я привезла им заграничные игрушки, а они меня просто зацеловали от радости. Дядя и Оля тоже были рады моему приезду к ним и просили остаться подольше. Особенно был рад Марат, пока я не знала, почему он радовался больше всех, но позже узнала.

Пробыв всего несколько дней на родине, я стала бояться, что обратно к мужу я ехать не захочу. Так оно и было. Мне здесь так хотелось остаться вновь и не ехать в ту страну, где мне было тошно и постыло. А тут еще и Марат подливал масло в огонь.

На выходных у дочери Оли и Марата Иришки было день рождение. Днем веселились ребятишки, а вечером пришли взрослые, чтобы отметить это событие, а детишек отправили в свою комнату. Дом Тарановых наполнился гостями. Здесь были и некоторые друзья знаменитости, и близкие друзья семьи, кто-то из коллектива работы Ольги, а так же директор шоу «Ты артист!». Весь вечер он не сводил с меня глаз и загадочно о чем-то шептался с Маратом за моей спиной. Они что-то явно затевали. Гости были рады меня видеть и знакомые и незнакомые. Все они отмечали мою резкую перемену в себе, а я старалась держать свой высокий статус каменной леди и пафосной стервы.

В разгар вечера, когда я вышла на балкон прикурить сигаретку вместе с гламурными девушками, ко мне подошел Марат. Он явно что-то хотел мне сказать, но нервничал. Я ему помогла.

«Марат, говори уже. Мне надоели ваши переглядки в мою сторону!»

«Да нет, тебе показалось, что ты! Не прикуришь мне сигаретку?» засмеялся Марат, но меня было не провести.

«Выкладывай уже, перестань вести себя как ребенок! Кому из нас за тридцать мне или тебе?»

«Ладно… как у тебя дела вообще?» спросил Марат, нервно держа сигарету в руках.

«Многообещающее начало, все хорошо, а что?» ответила я.

«А с мужем тоже все хорошо?»

«Да, прекрасно»

«А мне сказали, что у вас трудные отношения, это так?»

«Даже если и так, что из этого? Ну, трудный период в отношениях… к чему все эти вопросы?» не понимала я.

«Я подумал, может, ты останешься пожить у нас пока у вас эти трудные отношения? Пару месяцев… мы всегда тебе рады! И дети и Оля. Ты же наша семья, помнишь?»

Я вскинула вверх брови.

«Так, я понимаю, кажется, что к чему. Директор уговаривает тебя, чтобы я вернулась на шоу?» догадалась я.

Марат кивнул головой и с опаской посмотрел в сторону директора.

«Марат, ты вообще представляешь эту ситуацию? Я замужем, как я скажу мужу, что я остаюсь жить здесь, чтобы работать на телевидении!»

«Полина, подумай, ты же любила это шоу, с тобой рейтинги снова возрастут!»

«Нет, я не хочу. Ты прав я люблю это шоу, но не сейчас. Я замужем и в Америке меня ждет муж, извини»

Я выкинула окурок и хотела выйти обратно в гостиную, но Марат вдруг стал говорить поникшим голосом.

«Я в отчаянии, Полина… После того, как шоу закрыли, у меня почти нет работы. Новое шоу не приносит доходов никаких, а дети наши растут. Нужны деньги, а тут когда босс узнал, что ты возвращаешься в Москву, он совсем потерял голову и озверел. Сказал мне, если я не уговорю тебя вернуться, то уволит меня и сделает все, чтобы меня не взяли в другие проекты… Пожалуйста, помоги мне! Помнишь, я ведь когда-то помог тебе, а теперь получается обратная ситуация. Полина, прошу тебя!»

Я выслушала историю Марата и замолчала. Дядя был прав. В прошлом он помог мне утроиться на шоу и выбиться в звезды. Помог мне забраться на ступеньку звездной жизни и сделать карьеру. Он прав, без него я была бы сейчас никто. Мое сердце еще на капельку оттаяло, и я была просто обязана помочь своему дяде. Он ведь моя семья. И в тот момент мне было просто наплевать на мнение Остина. Я остаюсь в Москве, по крайней мере, на несколько месяцев.

Директор был просто на седьмом небе от счастья и буквально расцеловал меня в щеки. Он пообещал на радостях увеличить прибавку к зарплате и мне и Марату. За дядю я была рада. Хоть что-то я смогла сделать для него хорошее и хоть на немного отплатить ему за его непосильный вклад в моей жизни.

Впоследствии я уже поняла, что не захочу возвращаться к Остину обратно. Мне нравилось здесь. Моя семья Марат и Олечка с детишками, любящие друзья Марина с Колей, а так же снова любимая работа, приносящая не только деньги, но и удовольствие. Я не знала, что сказать Остину и как сказать, но потом позвонила ему и прямо все высказала. Сказала о том, что нам нужен отдых друг от друга, отдельное проживание, я буду приезжать к нему, но жить я остаюсь в Москве и это окончательное решение. Остин долго меня уговаривал, что-то объяснял, но я его игнорировала. В конце разговора он сказал, что так просто меня не отпустит и подумает о том, чтобы переехать в Россию ко мне. Мне было все равно, главное я снова в Москве, где меня ждут новые приключения и события в моей жизни…

**********
Съемки шоу «Ты артист!» должны были начаться вскоре. До этого дня я просто проводила время для себя. Чаще всего сидела дома у Марата, где я теперь жила до тех пор, пока не пройдут съемки шоу, и я не решу, что мне делать дальше: ехать в Америку к мужу либо остаться здесь и начать заново свою жизнь. Я склонялась больше к первому. Я стала своего рода нянькой для малышей. Часто оставалась посидеть с Глебкой, а еще чаще с Иришкой и Владиком. Из-за частого общения с детьми я даже захотела иметь своего ребенка, но того от кого бы я хотела не было рядом…

Я вновь стала посещать часто свою группу вконтакте и обнаружила, что мои фанаты просто были счастливы по поводу моего возвращения на проект. Мне было лестно от этого. Шоу вновь набирало рейтинг, миллионы зрителей были в ожидании нового сезона. Да, я вновь всеми любимая звезда Полина Ковалева. Мне было очень приятно из-за всей этой шумихи около меня.

Моя жизнь стала приобретать некий смысл, сердце мое с каждыми радостными мелочами таяло от корки льда. Я научилась жить заново и почувствовала, что окончательно преодолела трудный период моей жизни. Все осталось в прошлом, все забыто. Впереди новая жизнь. Конечно, некоторые мои чувства было уже не изменить. Некая черствость и хладнокровность во мне осталась. Статус стервы я тоже решила не менять, но всего в меру. В меру добрая, в меру гордая, в меру жестокая…

Марина пыталась делать все, чтобы я стала прежней и что-то действительно у неё получилось. Я ей была очень благодарна, и мы с ней были просто как сестры, а Николай стал братом. Ну, а Глебка маленьким малышом, которого я просто обожала. Дела кстати у Николая были просто выше предела, и они так были обеспечены, что Марина даже обзавелась горничной, чтобы больше заниматься с сыном, а не домашними делами.

Однажды после прогулки с Глебом и Мариной я зашла к ним в гости на чай. Подруга, кстати, хотела познакомить меня с новой горничной и оценить её на свой взгляд, можно ли ей доверять, так как это была молодая девушка, и Марина беспокоилась, не будет ли изменять ей муж с ней.

«Не говори глупостей, Марина! Коля любит тебя и сына больше всего на свете, зачем ему нужны интриги с какой-то горничной?» успокаивала её я. Мы с ней расположились в зале, чтобы поговорить. Я не выпускала Глеба из рук. Мне очень нравилось играть с этим милым крохой. Марина разбирала вещи.

«Я знаю, но просто эта горничная слишком молодая и даже красивая, её порекомендовало агентство нам»

«Зачем тогда её взяла раз опасаешься?»

«Её нам так расхваливали, да и с домашними делами она справляется, не брать же старуху, которая наклониться не сможет пол помыть?»

«Тогда не ной, раз взяла, то пусть работает»

«Сейчас познакомлю её с тобой, посмотришь можно ли ей верить» сказала Марина и ушла в другую комнату.

«С чего она взяла, что я хорошо разбираюсь в людях?» хмыкнула я и принялась целовать Марининого карапуза. Тут появилась строгая хозяйка Марина вместе с молодой девушкой.

«Леся, приберись в этой комнате, мне кажется, здесь много пыли» сказала строго Марина и горничная повиновалась. Подруга села на диван рядом со мной и шепнула мне:

«Ну, как тебе она?»

Я стала осматривать девушку с ног до головы. Девушка действительно была молода, может чуть старше меня, блондинка с ярко синими глазами и одетая в старенькую одежду. Она аккуратно смахивала пыль со шкафов, а потом развернулась ко мне всем профилем, и мне показалось это лицо до боли знакомым. Я вскинула вверх брови.

«Полина, не молчи? Что у тебя с лицом?» спросила Марина, увидев мои удивленные глаза.

«Погоди-ка, я её вроде знаю…»

Я стала изучать каждую деталь и мелочь её внешности. Ярко-синие глаза, высокий рост, немного искривленный нос. Тут я вспомнила кто это, представив на ней блестящее платье и распущенный длинные волосы. Это Олеся. Та Олеся, которой я в Самарском клубе сломала нос, та, которая почти два года назад разрушила мою жизнь, переспав с моим парнем… Не может быть, чтобы это было она. Я не могла в это поверить.

«Как её зовут?» спросила я у Марины.

«Олеся Гарицына, а что?»

Я задумалась, раньше её фамилия была Скачкова, может, вышла замуж? Но то, что это была Олеся, бывшая девушка Александра Лиговского, я была уверена на сто процентов. И как Марина могла её не узнать? Она ведь тоже была со мной тогда в клубе. А может и правда не узнала. Олеся изменилась не в лучшую сторону. Сильно худая для своего роста, небрежно собранные в пучок волосы, староватая одежда. Наверное, её жизнь не удалась, раз она работает поломойкой у богатых хозяев. От этой мысли у меня появилась ехидная улыбка на лице. Эгоистичная и коварная улыбка.

«Марина, ты иди, укладывай Глеба спать, а я сейчас подойду ладно? Нам надо поговорить с твоей горничной»

Марина недоуменно посмотрел на меня, но забрала сына и ушла в спальню. Олеся не обращала на меня внимание, но тут прежняя моя черта снова вырвалась наружу. Я стала язвить в предвкушении о том, как Олеся станет мне рассказывать о своих неудачах. Меня просто трясло всю от гнева к ней из-за прошлого. Мне так нравилось видеть её в унизительном положении. Я восприняла её как насекомое перед королевой и желала быстрее поиздеваться над ней.

«Деньги на пластическую операцию копишь?» с издевкой начала я. Олеся обратила внимание на меня.

«Простите?» не поняла она.

«Я про сломанный и кривой нос…»

«А вы собственно кто?» спросила Олеся. Я рассмеялась и встала в полный рост, скрестив руки на груди.

«Я та, кто подправила твое смазливое личико… Неужели не узнаешь?»

Я заметила, как выражение лица Олеси сменилось. Она узнала меня. Казалось, жизнь нас поменяла местами. На этот раз я была жестока и агрессивна и смотрела свысока, а она потупила глаза и выглядела невинной и доброй девочкой.

«Я узнала тебя давно, Полина, надеялась, что ты меня не узнаешь…»

«Кажется, мы с тобой на брудершафт не пили, с чего мы на ты?» хладнокровно сказала я.

«Простите… Не говорите, пожалуйста, Марине Юрьевне о том, кто я, она уволит меня сразу, как только поймет кто перед ней»

«С чего это я должна молчать? Насколько я тебя знаю, ты неровно дышишь к чужим парням… а я не хочу подвергать семью своей любимой подруги опасности. Вдруг, ты решишь переспать и с её мужем»

Олеся от бессилия села на стул и глаза её заслезились. Но мне ничуть не было её жаль.

«У меня маленький ребенок, муж меня бросил, мне нужна работа, я прошу вас Полина, не говорите хозяйке ничего! Пожалейте меня!» жалобно попросила Олеся.

«Пожалеть тебя? С какой это стати я должна тебя жалеть?! Разве ты меня пожалела тогда, когда разрушила наши отношения с Сашей, а?! Если бы ты знала, как я тебя ненавижу!» прорычала я, сжимая кулаки. Меня всю затрясло от злости и боли, вспоминая печальную сцену из прошлого.

«Я очень сожалею о том, что было и прошу прощения! Я искренне раскаиваюсь, пожалуйста, дайте мне шанс!»

«Дать тебе шанс… Тебе, которая испортила мне всю мою жизнь, разлучила меня с любимым человеком… Ты гнусная тварь я тебя никогда не прощу, ты слышишь?! НИКОГДА!» выкрикнула я.

Олеся зарыдала, и мои глаза были полны слез. Как она смеет просить прощение после всего этого? Я ненавижу её всеми силами души… Я просто обязана была сделать ей больно.

«Марина!» позвала я подругу из комнаты, но меня перебила Олеся.

«Стойте! Между нами ничего не было»

Я вскинула вверх брови.

«Что?» переспросила я.

«В тот вечер, я была очень зла на тебя, а Саша был пьян… Он очень любил тебя и просто уснул, а я легла рядом, чтобы на утро он поверил, что изменил тебе. Я знала, что он честный человек и расскажет тебе правду, а тут вышло так, что ты приехала и увидела все своими глазами. Я сказала Саше, что он изменил тебе, но на самом деле ничего не было… Я разрушила тебе жизнь, но пожалуйста, прости меня, я не хотела. Я была ослеплена своей местью и гордыней. Я тысячу раз пожалела о том, что я сделала и уже порядком наказана жизнью… Простите меня оба… Не повторяй моих ошибок из-за мести…»

У меня подкосились ноги, и упала на диван. Слезы мои просто ручьем хлынули из глаз. Я закрылась руками и заплакала от переполнявших меня мыслей и боли. Саша был ни в чем не виноват… Его подставили, так же как и меня. Все было подстроено для того, чтобы поссорить нас из-за какой-то мелочевой обиды? А я… я его не выслушала, не дала ему шанс все объяснить, да и он не мог. Он не знал, что его так жестоко обманули. И теперь эта дрянь просит у меня прощение? После всего, что она сделала? Она искалечила мою судьбу и мою жизнь. Если бы не она все было бы иначе…

«Ты чудовище… — прошептала я дрожащим голосом и встала с дивана, надвигаясь на нее — ты разрушила мою жизнь… ты! Ненавижу тебя! Ненавижу!»

Я не могла больше себя контролировать и со всей силой обиды и отчаяния ударила её по щеке. На мой крик прибежала Марина и схватила меня сзади за руки.

«Что ты делаешь?! Что произошло?» непонимающе спросила Марина. Олеся, рыдая навзрыд, убежала из комнаты.

«Убирайся тварь! Я никогда тебя не прощу! Никогда, слышишь?! Убирайся!» завопила я и, оттолкнув от себя подругу, упала на диван. Я рыдала во всю, не смея сдерживать слезы. Марина быстро села рядом и пыталась меня успокоить.

«Полина, что произошло? Объясни мне!»

Я ничего не могла сказать ей на тот момент. Слезы лились из меня градом, а душа вновь ныла от боли и обиды. Как она могла так с нами поступить? Саша ни в чем не виноват, но теперь уже ничего не вернуть… Ничего…

Марина уволила Олесю, после того как все узнала. Она тоже вспомнила её и как могла, пыталась меня утешить. Но все было без толку. Я же понимала, что мы стали жертвами жестокого обмана и моя судьба могла бы быть иной. Не настолько жестокой и горькой, как сейчас. Но ведь все было в прошлом, а прошлое изменить никак уже нельзя…

Я несколько дней проходила в подавленном состоянии, никому ничего не говоря. Об этом знали только я и Марина, которая переживала за мое состояние. А съемки шоу уже должны были начаться совсем скоро. Я хотела поскорее начать работать и полностью погрузиться в съемочную и звездную жизнь, чтобы не думать об этом инциденте, но вся эта картина никак не могла исчезнуть из моей головы. Я каждый день себя винила за то, что так поспешно приняла тогда решение. Получается, во всем виновата была я… И, конечно же, Олеся, которую я никогда не прощу.

Наконец, настал первый съемочный день шоу «Ты артист!» Шоу, которое изменило мою жизнь в прошлом и, как оказалось, сейчас…

Отборочный тур, где тысячи талантливых людей должны были показать перед жюри свой талант артистизма. В жюри были Марат, я, сам директор и еще парочка людей, работавшие в звездной сфере. Целый день я готовилась к этому дню и, придя на съемочную площадку, вздохнула с облегчением. Снова все родное и знакомое. Снова от моего решения может зависеть чья-то судьба. Снова мне, как и в первый раз, так лестно и приятно работать с хорошими людьми. Я даже на пару мгновений забыла обо всех плохих воспоминаниях и, как только прозвучал голос: «Мотор!» я превратилась в строгого жюри.

Первый час прошел отлично. Мне даже сказали, что я слишком строгая жюри из всех, но я хотела выявить настоящих звезд и талантливых людей, а таких было очень много. Нужно было отбирать всех по высшему разряду. В студии стало душно и, когда объявили маленький перерыв, я вздохнула с облегчением и ускользнула покурить. Я вышла подальше ото всех, а особенно от фанатов, но они меня заметили. Пришлось уйти в туалет. Здесь я пробыла минуты две в одиночестве, пока не вошла молодая девушка. Она явно нервничала, а увидев меня, радостно улыбнулась.

«Ой, здравствуйте, вы Полина Ковалева, да?»

«Да, это я» коротко ответила я. Мне она почему-то сразу приглянулась. У неё была милая внешность, рыжие волосы, зеленый глаза и высокий рост. Мы были с ней примерно одногодки.

«Ты тоже участвуешь в шоу?» догадалась я.

«Да, вот решила попробовать» нервничая, говорила она.

«Ясно»

«Меня Рита зовут. Рита Савкина» поздоровалась она и протянула мне руку. Я улыбнулась, но вежливо поприветствовала её.

«Очень приятно, а ты откуда?» спросила я.

«Из Подмосковья. Родители посоветовали, говорят, я неплохо пою»

«А ты как считаешь?»

«Я тоже так считаю»

Мне понравилась её уверенность в себе, да и вообще Рита была приятным человеком.

«А что будешь делать, если не пройдешь тур?» спросила я её.

«Я уверена, что пройду. Нужно настраивать себя только на хорошее верно?» ответила бодро она.

«А ты мне нравишься, если у тебя еще и голос такой же приятный и уверенный, как и ты, то считай ты на шоу. Увидимся, Рита» сказала я и, подмигнув ей, ушла обратно.

Моя новая знакомая выступила превосходно и, хотя некоторым она не понравилась, я ей сказала «Да» и она прошла дальше. Приятная девушка. Хоть что-то я сделала хорошее для кого-то.

Съемки подходили к концу, и мы уже хотели прекратить дальнейший отбор, когда вдруг нам сказали, что один парень настойчиво хочет выступить и послушать его. Мы согласились, а я тяжело вздохнула. Я была выжата словно лимон. Переслушать огромное количество народу, в душной комнате и высказать тысячи своих мнений каждому… Это утомляет. Но перед камерами нужно было выглядеть идеально, поэтому я держалась, как могла. Перед входом парня к нам мне на ухо что-то шепнул Марат. Он от скуки то и дело меня веселил. Я отвлеклась и не увидела, кто вошел к нам. Но тут мой слух пронзил знакомый до боли голос.

«Александр Лиговский, двадцать пять лет город Самара…»

Я подняла глаза и увидела перед собой его. Того, кого желало мое сердце все это время, кого я так безумно любила и считала, что он меня предал. Это был Саша… Мои мысли не могли больше ни о чем думать. Глаза мои округлились и стали набухать от слез.

А он ни капли не изменился… Разве что у виска я разглядела несколько седых волос. Странно, он немного поседел, из-за чего? Это был он… Я не могла оторвать изумленного и болезненного взгляда от него. А он поднял голову вверх и закрыл глаза, казалось от раздражения, что увидел меня здесь. Наши эмоции не совпадали. Я вся дрожащая и растроганная еле сидела на стуле, а он был зол и раздражен чем-то. Неужели из-за меня? Если бы Олеся не сказала мне правду до нашей встречи, наверное, я бы испытывала то же чувство, что и он. Но теперь я знала, что в нашем разрыве виноваты не мы… А зависть и месть других людей.

Я вдруг четко осознала, что мне очень плохо. Не только душевно и морально, но и физически. Тело мое коробило и трясло во все стороны, а на лбу выступили капли пота. Меня резко бросало в жар, а потом в холод. Это было неописуемое состояние. Я оперлась на Марата и еле прошептала:

«Марат, мне плохо…»

Дядя живо показал рукой на камеру, чтобы перестали снимать. Директор обратился к нам.

«Что случилось? Стоп камера!»

Я на ватных ногах встала из-за стола и, не объясняя ничего и никому, вышла быстро за дверь студии. Я прижалась к двери и стала себя успокаивать. Следом за мной вышел Марат. Тут до меня кое-что дошло.

«Ты знал…» прошептала я и пронзительным взглядом впилась в испуганные глаза Марата.

«О чем ты?» спросил Марат, и я заметила, как глаза его забегали.

«До отборочного тура все участники проходят кастинг по интернету, и все они проходят через тебя… Ты знал, что Саша тоже участник!» выкрикнула я ему в лицо. Дядя понял, что оправдываться бессмысленно.

«Полина, успокойся, я думал, это никак на тебя не повлияет. Ты ведь теперь замужем и все ваши прошлые отношения забыты… Разве не так?»

«Не повлияет? Конечно, тебе ведь наплевать, что твориться у меня в душе ты же мне не отец или мать!» выпалила я и отвернулась от него. На глазах стали наворачиваться слезы.

«Прости, Полина… Я знаю, что тебе этот парень не безразличен, но я думал, что он тебе не помешает»

«Нет… я не смогу с ним работать, просто не смогу, понимаешь? Я его до сих пор люблю и это не секрет, наверное, ни для кого…»

«Может, вы еще помиритесь?» пошутил Марат, но увидев мое состояние, понял, что не время шуток.

Я подняла на него красные и немного опухшие глаза.

«Наши отношения уже не вернуть…» прошептала я и отвернулась вновь, так как услышала, что Саша пел ту самую песню «Слёзы луны»… Она напомнила мне былое, поэтому я не могла больше выносить всего этого.

«В общем, я только отошла от депрессии и не хочу впасть в неё опять, либо он либо я. Если он в проекте, то я ухожу. Снимайте это шоу сами без меня»

«Полина, ты же знаешь, что мы без тебя не сможем! Съемки уже начались»

«Тогда сделайте так, чтобы он не прошел!» потребовала я.

«Это невозможно… Он уже в проекте, это очевидно, потому что ты сама видела, что эта дама из жюри пропускает всех людей, которые из Самары, потому что она оттуда же!»

«Тогда удачи на съемках, я улетаю в Америку!» сказала я и развернулась, чтобы уйти, но Марат схватил меня за руку.

«Полина, не уходи, просто попробуй не обращать на него внимание и все! Ты подумай, что если ты разорвешь контракт, то выплатишь неустойку, огромную!»

«Мой муж не из бедных, да и я не нищенка, выплачу все, отпусти меня, Марат!»

«Полина, умоляю, ты же обещала мне помочь! Не уходи, подумай об Оле и детях»

Я закатила глаза и остановилась. Как же я буду работать рядом с ним. При одном взгляде на него мне хочется рыдать, швырять все об стены при одной мысли о том, что я так хочу его поцеловать и обнять, но не смогу… В это время вышел директор.

«Нужно доснять все, вы готовы?»

Марат жалобными глазами на меня смотрел и я, тяжело вздохнув, ответила, что готова сниматься в шоу дальше. Но назад в студию я не пошла. Я уговорила директора, что мне не по себе и в конце меня в кадре не было.

Саша прошел отборочный тур. Я была за него по-своему рада. Он, наконец, собрался с духом и приехал на шоу. Сам без чьей-либо поддержки. Молодец, не стал закапывать свой талант в землю. Я была около выхода и, спрятавшись за стеной, видела участников и остальных людей. Среди них был и Саша. Он был очень рад своему маленькому успеху и разговаривал о чем-то с одной из участниц. Ритой, той девушкой, которая мне приглянулась. Я, словно хищник, сидевший в засаде, изучала каждую мелочь во внешности своего бывшего парня. Ни капли не изменился… Такой же красивый, веселый, обаятельный. Около него уже толпились красавицы, а что будет, если он станет знаменитым. Весь мир сойдет с ума от него. Красоту он свою не растерял.

А мне было ужасно больно на него смотреть, но я не могла ничего с собой поделать. Глаза мои жадно впивались ему в лицо, при этом делая мне все больнее и больнее. Снова сердце мое ныло и разваливалось на куски. И ведь ничего нельзя было сделать.

Тут я увидела, что Саша отошел он всех и вышел на улицу, чтобы закурить. В голове моей сразу пронеслась мысль: выйти и поговорить, но о чем? Мозг мой будто отключился в тот момент, и я не соображала, что делаю. Небывалая сила меня потянула на улицу. Я сделала глубокий вдох и вышла вслед за Сашей. Он не обернулся и не увидел, что я стою рядом. Я дрожащей рукой вытащила сигарету и закурила. При звуке щелчка от зажигалки парень все же обернулся и больше не отворачивался. Он смотрел на меня в упор, при этом молчал. Поэтому я заговорила первая.

«Привет» по-дурацки пролепетала я, но вместо приветствия он начал говорить иное.

«Ты что чувствовала, что именно в этом сезоне приду я? Ты же вроде ушла с проекта»

Для меня это прозвучало оскорбительно, и я разозлилась на него. Моя прежняя черта характера вырвалась наружу, я стала язвить.

«Знала бы, не пошла»

Саша ухмыльнулся.

«А раньше ты говорила, что от сигарет тупеют» сказал парень и посмотрел на мою руку с дамской сигаретой.

«Если куришь больше десяти лет, как ты, то да, наверное» ответила грубо я. Я просто источала сарказм.

«А ты не изменилась, как была язвой, так и осталась» ответил Саша мне.

«Ты что так хочешь поругаться со мной?!» не выдержала я.

«Ты сама начала, забыла?»

«Конечно… давай, начинай, ты же явно хочешь мне все высказать за прошлое, да? Я не понимаю, почему ты-то на меня злишься, кажется, это я должна кричать и ненавидеть тебя, а я приняла нашу встречу благосклонно»

«А я вот этого не понимаю, с чего это ты приняла нашу встречу, как ты сказала благосклонно?» спросил Саша и прищурился.

«Я задала первая вопрос, с чего ты на меня так зол, будто я во всем виновата!»

«Поэтому и зол, потому что ты считаешь, что во всем виноват я!»

«А это не так что ли?!» вырвалось у меня. В тот момент я забыла, что парень не виноват, а виновата Олеся, но мне хотелось казаться невинной и обманутой, и мне надо было обвинить кого-то в этом. Этот кто-то был на тот момент Саша.

«Просто кто-то не умеет слушать! Почему ты мне не дала все объяснить, ты же повела тогда себя глупо и как истеричка ушла, хлопнув дверью, а мне ни дала, ни шанса все объяснить тебе»

«Естественно я не хотела тебя слушать! Я думала, ты мне изменил вообще-то! Какого было мое состояние, ты подумай, мы же любили друг друга, а тут я приезжаю и застаю тебя в постели с твоей бывшей… что я могла подумать?!» взорвалась я и отвернулась от него. Я не хотела, чтобы он видел мои красные от слез глаза.

«Погоди, то есть ты сейчас так не думаешь? Ты сказала об этом в прошедшем времени» тихо сказал Саша, и я поняла, что спалилась.

«Теперь-то, конечно, ты ни в чем не виноват, но и я тоже не виновата, не надо все сваливать на меня» пыталась оправдаться я.

«С чего это у тебя глаза открылись?» спросил с сарказмом Саша. Я повернулась к нему.

«Вот не надо, пожалуйста, так ухмыляться, на счет измены ты сказал мне лично и подтвердил мои догадки, не так ли? А потом мне еще говоришь, что я тебя не выслушала? Это смешно! Нечего было выслушивать, зачем? Что-то изменилось бы?»

«Да многое изменилось! Если бы ты меня любила, то попыталась бы хотя бы во всем разобраться и поняла, что я тебе не изменял. А ты что сделала? Убежала, накричала, запретила мне тебе звонить и вообще приближаться. Я всеми силами пытался тебе доказать обратное, а ты что сказала мне, если еще раз позвонишь, то покончишь с собой, что мне оставалось делать? Да, я тебе потом соврал, что изменил тебе, потому что лучше было бы, если бы ты меня ненавидела и смогла забыть… Если бы только ты тогда выслушала, все было бы иначе, а ты… И после этого ты говоришь, что виноват я? И в чем я виноват, по-твоему, что так плохо унижался перед тобой, умоляя заставить себя выслушать? Вот это смешно, что из-за твоей гребаной гордости ты ушла, не дав мне шанса все исправить»

Чувства мои были на пределе после этих слов. Я не хотела больше никого винить, ведь он был прав. Я ушла, а он не изменял. Я разрушила наши отношения… Только я.

«Я любила тебя… И эта Олеся… Она соврала, она подставила тебя, а я… Что я? Наверное, ты прав, что я виновата. Я не выслушала, но мои эмоции зашкаливали и… В общем, ничего не вернуть все в прошлом. Мне очень жаль, что я тебе не поверила тогда» каменным голосом проговорила я и проглотила ком в горле. Слезы просто душили меня, не давая сконцентрироваться ни на чем.

«Даже не в этом дело, поверила, не поверила… Иногда надо просто выслушать, а не убегать от проблем» тихо сказал он и закусил губу. Видно было, что ему было не все равно и его трясло, так же как и меня.

«Что мне делать?» тихо спросила сама себя я. Саша подошел ко мне, заглянул в глаза и ответил:

«Научись слушать других, а не только себя…»

Так мы и поговорили. И он ушел, оставив меня наедине с невыносимой болью и чувством глубочайшей вины за прошлые, неисправимые поступки. 

Глава одиннадцатая: «Испытания для чувств»

«Не стоит обвинять всё и всех, сначала разберитесь в ваших проблемах! Наверняка вы сами и виноваты…» пролепетала я жалким голосом. Марина подошла и выхватила из моих рук журнал с гороскопом.

«Хватит читать эту чушь!» накричала она и выкинула журнал подальше от меня.

«Даже гороскоп как ни странно прав… И Саша прав, а я была не права. Я виновата во всем»

«Перестань винить себя, дело прошлое, надо строить свое будущее, а не винить себя за прошлые ошибки!»

«Я плохая… Да Глебка? Скажи, Полина Ковалева полная дура»

На коврике рядом со мной сидел маленький сын Марины и при его упоминании улыбнулся мне невинной улыбкой.

«Малыш, что за депрессия? Оставь ты эту тему!»

Я сидела у Марины. Впрочем, после нашего разговора с Сашей я последние два дня почти жила здесь. С подругой и её маленьким сынишкой мне хоть каплю, но становилось легче, ведь чувство вины меня ни покидало, ни на секунду. Я винила себя и не чувствовала себя кем-то обиженной, как раньше. Саша был прав, он имеет все основания меня ненавидеть. Почему я тогда не остановилась и не выслушала его, а поддалась своим эмоциям? Все еще можно было тогда исправить, но не сейчас. Своей гордостью я разрушила свое счастье…

«Помирись с ним и тебя перестанет грызть чувство вины» посоветовала мне Марина, когда я в очередной раз находилась у неё в подавленном состоянии.

«Я не могу и не хочу, смысла в этом нет… прошлое не вернуть» вяло ответила я. Марина села рядом со мной на диван.

«Значит, ты хочешь вернуть прошлое? Ты все еще хочешь быть с ним вместе?» спросила ехидно она. Я отмахнулась от вопроса, как от назойливой мухи.

«Нет, я не могу быть с ним вместе, не забывай, что я замужем…»

«Кому ты врешь, самой себе? Я вижу, как у тебя горят глаза после вашей встречи» не поверила Марина, и она была права. Мое сердце только этого и желало, но разум понимал, что это невозможно.

«Я же сказала, не могу, а не хочу. Как ты думаешь, хотела бы я вместе быть со своим любимым человеком, которого я не переставала любить все это время? Конечно, очень хочу, но не могу. Я замужем, во-первых, а во-вторых… не все так просто. Нельзя просто так все забыть и снова быть вместе…»

«Но почему же нельзя! Вы же любите друг друга!»

«Я да, а он возможно уже нет… Я сделала ему больно»

«Ты сама все усложняешь, мне кажется»

Я не ответила. С Мариной спорить было бесполезно.

«Кстати о муже, с тех пор как я здесь, я ему перестала звонить. Все же он мой муж, позвоню я Остину»

И я ему позвонила. Остин вежливо спрашивал, как я на родине, переживал за меня, а я врала, что все хорошо и даже скучаю. На самом деле все было плохо. Моя душа кричала во весь голос, а сердце плакало из-за того, что ничего нельзя изменить. Я надеялась отвлечься от всего, позвонив своему мужу, но легче не стало. Лучше бы и не звонила, только расстроила человека.

Я знала, что с Сашей мне придется работать несколько месяцев, и почти каждый день видится. Надо было что-то предпринять, и я решила общаться с ним как друзья. Мне враги на шоу были не нужны, да и не могла я быть с ним врагами. В глубине искалеченной души, я еще надеялась, что может быть, мы с ним будем вместе. И даже ради него я бы рассталась с Остином, как бы ни было мне трудно.

По традиции вся съемочная группа, а так же двенадцать участников должны были собраться в клубе для знакомства. Я была не против, так как решила, что в клубе мы все-таки помиримся с Сашей и станем нормально общаться. Ох, как я собиралась на этот вечер. Я волновалась, как никогда, будто собираюсь на свидание и мне шестнадцать лет. Я хотела выглядеть идеально и затмить всех, как всегда и было, а теперь еще и понравится своему бывшему парню. Оля не отходила от меня и выполняла мои приказы по поводу прически и глажки одежды и заметила, как горят мои глаза. Даже Марат это заметил, когда я была готова. Он выразил свое изумление и сказал, что первый раз меня видит такой возбужденной и необыкновенно красивой.

Мы снова встретились. Я пришла в сопровождении дяди, он же пришел тоже не один, а с Ритой. Рыжеволосой красавицей, которая тоже оказалась в участниках шоу. Вместе они смотрелись, честно говоря, даже гармонично. И по росту подходили друг другу. При этом они оба улыбались, и Рита мило держала под руку парня. Меня обдало жаром, когда я увидела их вместе. Я поняла, что во мне проснулась ревность, а мозг меня успокаивал: «Да они просто друзья, ведь так?»

«За начало нового сезона шоу «Ты артист!» и за новое знакомство!» провозгласил Марат, когда собрались все и расселись за большим столом. Дядя поднял бокал, и все загудели. Сначала я не хотела пить что-либо, но уходя вглубь нашей вечеринки, я поняла, что меня трясет от злости и ревности. Мои глаза замечали, что Саша поглядывал в мою сторону. От этого мне было лестно, но если на меня он посматривал, то за Ритой он ухаживал, как за своей девушкой и обращал больше внимания на неё. Ревность просто сжигала меня изнутри, и я стала пить все подряд, желая напиться и забыться в алкогольном дурмане и веселье. Через час я уже дошла до кондиции. И вот, я пьяная и злая на весь мир, решила что-то доказать своему бывшему, а конкретно, что я лучше Риты. Девушки знают, со всякой такое бывает. Особенно если к бывшему парню есть чувства и ты пытаешься показать, насколько ты крута и красива, чем остальные. Так поступила и я. Я сняла с себя пиджак и оказалась в откровенной майке и коротенькой мини юбке. Взяв за руку молодого парня, сидевшего весь вечер с Маратом, мы пошли вместе на танцпол. И тут мое тело разбушевалось, а чувства полились через край. Я стала так изгибаться в соблазнительных танцах, что позавидовали бы сами стриптизерши, при этом поглядывая на реакцию Саши. Я добилась своего: он на меня смотрел, но как оказалось не только он, а почти все за столом вокруг, поэтому даже Марат не выдержал, а подошел ко мне и забрал к себе на разговор. А я его вежливо послала и пошла, выпивать дальше и веселиться. Но сев ко всем за стол, мне вдруг невыносимо стало тяжело на сердце и захотелось закрыться от всего мира, чтобы поплакать, когда я осознала, что Саше было все равно. Видимо, он смог меня забыть и пережить наше расставание, а я вот дура, не смогла. Вечно, нам девушкам дается все тяжелее и больнее.

Я встала из-за стола и направилась в курилку, чтобы успокоиться и покурить. Я дрожащими руками достала сигарету и стала искать зажигалку. Тут перед моим носом зажглось пламя. Рядом стоял Саша со своей зажигалкой в руке.

«Спасибо» бросила я коротко ему. Он тоже прикурил сигарету. Мы замолчали, молча пуская из губ сигаретный дым. Никто не решался что-либо сказать, и так продолжалось ровно минуты две.

«Ты чего так напилась? Еле на ногах держишься» спросил Саша и улыбнулся своей обаятельной улыбкой.

«Так захотелось… давно не пила, а ты что переживаешь что ли? Лучше за Ритой смотри, а не за мной» отозвалась сразу я.

«Рита мне просто друг, зачем мне за ней смотреть? А ты что ревнуешь?»

«Еще чего!» огрызнулась я. Саша засмеялся, поняв, что попал в точку, и меня это стало раздражать.

«Не надо из себя строить мачо, по которому тащатся все девушки! Ты здесь совершенно не причем!» взорвалась я.

«Я не это имел в виду, просто тебе не все равно…»

«Мне ВСЕ РАВНО!» сказала я и хотела уйти, чтобы закончить разговор, но Саша не хотел заканчивать его.

«Ты врешь, тебе не все равно»

«Что ты хочешь от меня услышать? Что я тебя люблю? Да, ты прав я люблю тебя до сих пор и мне не все равно… А тебе то, как раз, по-моему, на все пофиг, да?» высказала я ему в лицо все. Саша изменился в лице.

«Ты не представляешь, как я переживал из-за нашего разрыва» прошептал он.

«По тебе не видно что-то!» съязвила я.

«А что я должен был упасть при виде тебя на колени и заплакать?! Я решил, что лучше возненавидеть тебя, так же как ты меня, чтобы забыть, а в душе… никто не знает, что творилось в душе у меня на протяжении всего этого времени. Ты думаешь мне пофиг? Ты не представляешь, как мне было тяжело. Сначала я винил себя во всех бедах… Потом, когда понял, что ничего не вернуть настроил себя на ненависть и еле как преодолел этот барьер. Как видишь, я даже поседел, когда несколько месяцев подряд по ночам плакал и разбивал о стену кулаки в кровь… Так что, не надо говорить таких вещей, мне намного хуже, чем ты думаешь. Шрамы на руках заживут, а вот на сердце, наверное, уже никогда. И я уверен, что мне пришлось хуже, чем тебе в сто раз!» рассказал Саша. Я замолчала, обдумывая каждое слово. Тут меня охватила ярость. Он думает, что ему пришлось хуже всего?! Тело мое затряслось, а на глазах выступили слезы. Я сжала кулаки и сквозь боль стала говорить.

«Ты думаешь, тебе пришлось хуже? Бедный святой мученик: разбил кулаки в кровь и поплакал несколько ночей из-за расставания с девушкой, да! Это же так больно по сравнению с моей черной полосой в жизни, да?»

«О чем ты?» не понял Саша.

«О, ты не знаешь? Хочешь, расскажу свою историю жизни за последнее время после нашего расставания?»

«Не особо…»

«Ну, что ты, просто убедишься, кто из нас испытал настоящую боль… С чего бы начать, ах, да! Меня предал человек, которого я любила больше жизни, стой, не перебивай, я рассказываю свои чувства на тот момент. Я думала, ты мне изменил… Хотелось разорвать на части грудь в тот момент, что ж ладно, это же для тебя мелочи, да?!»

Я разгорячилась. Щеки мои пылали словно костер, а в глазах стояли слезы. Саша весь дрожал и пытался меня остановить.

«Полина, успокойся»

«Да, нет, ты послушай дальше! А потом после расставания я потеряла родителей… Они поехали к бабушке в Самару, а по пути разбились на машине, а я по иронии судьбы осталась дома из-за своей беременности, потому что…»

«Что? Какой беременности?» перебил меня Саша.

«Ах, да ты же не знаешь, после того, как мы расстались, я узнала, что беременна от тебя. Я ждала от тебя ребенка, но, увы, из-за стресса у меня случился выкидыш, и меня хотели поместить в психушку, потому что я собиралась выпрыгнуть из окна, а потом уже меня отвезли в Америку, где я пролечилась в диспансере и т. п. и т. п. Продолжать?»

Саша отвернулся вдруг от меня и запустил руки в волосы. А я все не могла успокоиться и тряслась от напряжения.

«Почему ты мне не сказала, что беременна? Что же ты наделала, Полина! Это ведь и мой ребенок был… Боже!»

И тут я увидела, что он сел на корточки, сжимая сзади голову, а потом услышала всхлипы. Боже мой, он заплакал при моем упоминании о ребенке. А когда я вспомнила те моменты, связанные с беременностью, то сама не выдержала и, уткнувшись в стенку, заплакала. Тело мое исходило в конвульсиях от рыданий, а голова резко заболела от количества эмоций и алкоголя. Я больше не могла так… Мне это в одночасье так надоело все… Зачем он приехал и напомнил обо всем? Ну, зачем? В тот момент я была бы не против вырвать заживо свое сердце из груди. Тут на мои плечи опустились мягкие мужские руки. Саша подошел ко мне сзади, и я почувствовала в нем прежнее тепло.

«Ну, почему ты мне не сказала о ребенке, Полина?» прошептал он мне на ухо дрожащим голосом. Я заметила, что голос его переменился. Злость и обида ушла, и сейчас он явно не хотел причинить мне боль.

«Я боялась… Сказать тебе… не хотела тебя видеть, а если бы ты узнал о ребенке, то приехал бы, а я не хотела на тот момент…» ответила шепотом я, по-прежнему прижимаясь к стенке.

«Какие же мы дураки, Полина, оба… Разрушили свое счастье, свою любовь… Прости меня, пожалуйста, за все» прошептал снова он, и я почувствовала, как его руки опустились мне на талию и обвили её. Сердце мое заколотилось с бешеной силой. Его горячие губы заскользили по моей шее, а руки стали ласкать меня по бедрам. Как же мне на тот момент захотелось отдаться ему полностью. Забыть про все горечи и обиды и просто, как и раньше утонуть в его сладостных объятиях. Но я убрала его руки от себя.

«И ты меня прости… Но теперь уже поздно!» четко сказала я и направилась к выходу, оставив Сашу наедине со своими мыслями, и дав волю своим слезам…

Я стала его избегать. Не хотела его видеть, но раз на раз не приходилось. Мы часто встречались на съемках. После нашего разговора он снова пытался поговорить со мной, а я, как и тогда избегала его, но на этот раз осознанно и так было нужно. Мне больно было с ним разговаривать, смотреть на него, а тем более находится рядом. Очень больно. В голове моей звучала эта идиотская фраза: ничего изменить нельзя и ведь так и было. Я поняла, что нужно договориться с ним, общаться меньше и вести себя просто как приятели, на что он согласился вскоре. А я занялась старым дело, начала вновь выступать в клубах.

Наш договор продержался сравнительно недолго. После недельной разлуки, он не выдержал и приехал ко мне на концерт в одном из клубов. Он пробыл от начала концерта до конца и, пробившись в толпе фанатов, все-таки добрался до меня.

«Но мы же договорились, Саш! Зачем ты приехал сюда?»

Он, молча, вручил мне букет из белых георгин, как напоминание о былых чувствах. Я закатила глаза, но приняла цветы.

«Пожалуйста, давай поговорим?» предложил он. Эту фразу я уже слышала в двадцатый раз.

«Зачем? О чем мы будем разговаривать, Саш?»

«Ответь мне на один вопрос, всего на один, ладно?» попросил Саша.

«Хорошо, только один»

Неожиданно он будто сорвался. Саша прижал меня к стене и взял в свои ладони мое лицо.

«Ты меня все еще любишь? Скажи только честно!» спросил он. Он пристально смотрел в мои глаза, и я не могла ему соврать.

«Да… но что это меняет?»

Он прижал меня к себе. Я почувствовала, как тряслось его тело.

«Полина, я ведь тоже тебя люблю… Давай попробуем начать все заново, а? Давай!»

«Но я не могу так!»

«Почему не можешь, что нам мешает? Перечеркнем все и будем счастливы, что нам мешает? Опять твоя гордость?!»

Я поняла, что парень пьян и стала вырываться от него.

«Причем тут гордость? Отпусти меня, Саш!»

«Ну, тогда что? ЧТО?» взорвался он.

«Да замужем я!» не выдержала я и закричала почти на весь клуб. Хорошо, что играла музыка, а иначе были бы слышны наши крики.

«Не понял… что ты сказала?» переспросил Саша.

«Я замужем, поэтому не могу, понятно? У меня в Америке есть муж и я… не могу его бросить»

«Ты замужем? Ты вышла замуж? Поверить не могу, теперь все ясно…»

«Он помог мне пойми! Саша? Ты слышишь меня?»

«Я не хочу ничего слушать… все ясно… желаю, счастья и все такое, я пойду»

Я пыталась его вернуть в тот вечер, что-то ему объяснить, но он ушел, сделав для себя какие-то выводы… И больше мы с ним старались не пересекаться, но как же это можно было сделать, когда съемки шли полным ходом, и на каждом испытании должна была присутствовать я. На нас обоих без слез нельзя было смотреть, мы все еще любили друг друга, но каждый старался показать другому, что все отлично, стараясь держать голову гордо приподнятой вверх.

Наверное, я снова впала в депрессию. Ничто мне не помогало, ни работа, ни тусовки с друзьями, ни концерты в клубах. В моей голове был один Саша, блин, и я тосковала по былым временам каждый день. Часто пересматривала наш альбом отношений с прошлыми фото. Ах, как же мы были счастливы на тот момент! Увы, это счастье, застыло навсегда на жесткой и цветной бумаге фотографий…

Оля советовала забыть его, но как? Как можно было забыть человека, который являлся частью моей души и сердца? К тому же, он был постоянно рядом, не давал забыть себя. Я уже тысячу раз пожалела, что согласилась на съемки шоу. Нужно было ехать срочно в Америку к своему мужу. С ним когда-то мне удалось забыть Сашу…

Популярность Александра, кстати, росла на глазах. Он становился новой молодой и талантливой звездой. Он с легкостью проходил испытания и был на первом месте к победе, так же как и милашка, Рита, которая тоже имела своих поклонников и нравилась всем мужчинам съемочной группы. Даже Марат на неё заглядывался! От этого мне было не по себе. Раньше, я была звездой этого шоу, и только ко мне был прикован взгляд всех, а сейчас появилась новенькая и милая Рита, которая «отобрала» мою славу себе.

Я не могла не заметить, что Саша становится с каждым днем все более и более популярным, как и я когда-то. В интернете стали появляться его фото, вконтакте создали фанаты его группу, где однажды я обнаружила подозрительные статьи и фото. Изучив на досуге поподробнее группу Александра, я вдруг поняла, что между Сашей и Ритой что-то происходит, и фанаты явно желают, чтобы Александр Лиговский и Рита Савкина были вместе. Это меня взбесило. Повсюду были сделанные фото фанатами, где Саша и Рита вместе и надписи типа таких: «Здорово будет, если Сашенька и Рита будут вместе!» Это меня стало напрягать, когда я каждый день заходила в группу и видела все новые фото и пожелания.

Тем временем интуиция фанатов не подвела их и однажды после съемок я увидела, как Саша и Рита стояли за руку и целовались. Даже не передать словами, что я почувствовала на тот момент! И ревность, и злость, и боль, и обида, и слезы… Оказывается, парень и девушка начали встречаться, но пока тайно ото всех. Сначала я была очень зла на них обоих, но потом, проплакав полночи, поняла, что злиться ни к чему: он наверняка пытается меня забыть и строить свое будущее дальше. И правильно… Не сидеть же всю жизнь и не оплакивать наше расставание? Он сделал все правильно, что предпринял попытку забыть меня.

Я старалась за них радоваться и даже однажды подошла к ним обоим и выразила им свою радость. Саша сначала не поверил в мою искренность слов, но потом в сторонке я ему объяснила, что это на самом деле правда. Он только покачал грустно головой и ушел, но затем вернулся и попросил не говорить Рите, о том, что мы когда-то встречались. Я пообещала молчать.

Я стала больше общаться с Ритой. Не знаю почему, ведь это был мазохизм в чистом виде. Когда я видела их вместе, то внутри у меня творилась буря из чувств, но я, сдерживая слезы, продолжала улыбаться. Вскоре мы с Ритой стали подругами. Я поняла, что эта девушка намного лучше меня. Рита была из довольно небогатой семьи, вырвалась в столицу сама, устроила себе карьеру сама, при этом обладая ценными качествами, которых так редко можно было найти в современных людях. Она была как невинный ангел, такая добрая, открытая, искренняя и просто замечательная. Она подходила Саше больше чем я… Рита призналась, что очень любит Сашу и не хочет его потерять. И я поняла, что никогда не сделаю больно этой девушке. Может, у Саши с ней получиться счастье, которого не получилось у нас… Но от судьбы, как видимо, не уйдешь…

**********
«В каком смысле? Ты хочешь приехать в Москву?!»

Я, дрожа всем телом, зашагала по детской, держа около уха домашний телефон Марата.

«Ты что не рада, я не пойму?» послышалось в трубке.

«Конечно, рада! Я же так соскучилась любимый!» соврала я и закатила глаза.

«Тогда жди меня, я позвоню тебе, когда прилечу в аэропорт, встретишь меня?»

«Безусловно, любимый… Я буду ждать»

«Я люблю тебя, до встречи»

Я нажала на кнопку и откинула подальше от себя телефон. В это время в комнату вошла Оля.

«Ну, что?» спросила она меня. Я обессилено села на кровать.

«Остин будет здесь через два дня…»

«Что здесь такого? Муж приедет к своей жене, он соскучился, чего так переживаешь?»

«Это катастрофа! Он просто отличный психолог, он поймет, что со мной произошли перемены, а вдруг он узнает про Сашу? Ужас!»

Я была вся на нервах.

«Не накручивай себя, откуда он может узнать про Сашу, к тому же ЧТО он про него узнает? У вас с ним ничего нет, он с другой девушкой, ты работаешь, никаких косяков за тобой нет, успокойся!»

«Да, ты права, все будет хорошо… Буду играть роль любящей и верной жены» нервно сказала я. Оля хитро прищурилась и шепотом спросила:

«А ты ему изменяла хоть раз?»

«Оля! Отстань!»

В Москву должен был приехать Остин и ни то, чтобы я не хотела, чтобы он приезжал, а то, что я чего-то боялась. Оля была права, косяков за мной нет, но у меня было такое ощущение, что Остин все узнает про Сашу, хотя в этом ничего не было. Муж и так знал, что я его не любила, но надеялся, что со временем, как говорят: стерпится слюбиться.

Остин прилетел, как и обещал через два дня. Я с фальшивой радостью встретила его в аэропорту вместе с Маратом. Остин просто не выпускал меня из своих объятий. Он так рад был меня видеть, в отличие от меня. Жалко на него было смотреть. Он, как ребенок так искренне радовался, увидев любимого человека, а я, как последняя дрянь, хотела, чтобы поскорее он меня отпустил из рук…

Ольга приготовила шикарный ужин и была до тошноты любезна с Остином. Марат тоже был так вежлив и гостеприимен, даже дети проявили к гостю больший интерес. Казалось, все были только рады его приезду и за наши отношения. Одной мне было тошно отвечать на его сладкие поцелуи и смотреть на счастливое лицо. Эгоистично, я знаю, делать больно тому, кто так тебя любит и столько для тебя сделал. Но что я могла поделать, когда в сердце и в голове совершенно другой человек, а к этому, кто сидел рядом ты испытываешь только дружеские чувства и чувства долга быть рядом за заботу. Я считала, что замужество, это уже для него большая награда, а любить его я не могла… Сердцу не прикажешь.

Даже после ночи с ним, жарких объятий, я не почувствовала ничего к нему. Не мой это человек, не мой… Какая бы ни была страсть, поцелуй от Саши был в тысячу раз драгоценнее, чем близость с нелюбимым человеком. Так что я в лишний раз убедилась, что ни с кем я так счастлива не буду, как с Сашей и, уехав обратно в Америку, мне лучше не станет… Я была несчастна.

Оля говорила со мной на эту тему много раз. Остин души во мне не чаял, а я воротила нос, как говорила она. Все: Марат, Оля и даже чуточку Марина с Колей хотели, чтобы я напрочь забыла этого Сашу и была счастлива с Остином, человеком, который ради тебя был готов на все. Не думайте, что я настойчиво говорила, нет на их слова. Я слушала, внимательно, каждое слово. Несколько раз себя настраивала на изменение своего отношения к Остину, но все проваливалось при виде на работе участника Александра Лиговского, который наедине со мной делал такой тоскливый вид, что я готова была разрыдаться на месте, а на людях мы фальшиво улыбались остальным… Чтобы мы не делали, как бы ни пытались забыть, с кем бы ни пытались построить свое счастье, нас тянуло друг к другу каждый день. Мне стало совсем невмоготу. Казалось, еще скоро и я при всех наброшусь на него со слезами и поцелуями.

А тут еще и у Риты, моей новой подруги и подружки Саши «случилось» день рождение. Мы с Остином в тот день гуляли по уже, немного заснеженному парку, как по пути увидели толпу из фанатов, окружающих новоиспеченную звезду шоу «Ты артист!» Маргариту Савкину. Она заметила нас и, убежав от фанатов, подошла к нам. Я познакомила Остина и Риту, та приятно удивилась появлению рядом со мной такого красивого парня, да еще и из Америки. Немного разговорившись, она сказала, что у неё день рождение через несколько дней и пригласила нас с Остином. Я сразу же отказалась, но муж выкрикнул, что мы придем обязательно. Понятно, почему мне не хотелось идти. Там будет Саша, однозначно, и весь вечер он проведет с Ритой, а я снова в конце вечера буду рыдать в подушку, да только рядом с Остином этого не сделаешь, а сдерживать слезы мне в последнее время стало все труднее.

На день рождение приглашены были многие из съемочной группы, участники шоу, даже Марат с Олей, ну, естественно я и Остин. Как не отговаривалась я, все равно мой отказ никто не принял, и пришлось собираться на день рождение. Опять я сделала все для того, чтобы мужской взгляд был прикован только ко мне, я была неотразима и затмевала всю женскую половину на этом вечере. Рита явно перестаралась. Народу было очень много, но она выглядела счастливой и тоже очень привлекательной. Мы с Остином появились последние. Поздравив именинницу, началось знакомство с моим мужем. Женщины, сидевшие за столом, завистливым взглядом осматривали меня и Остина, а он невинно всем улыбался. Я заметила, какой пылкий взгляд, Саша бросил на меня и какой ревностный на Остина. Наверное, у меня был такой же при виде Риты рядом с Сашей. Я заранее чувствовала, что вечерок выдастся бурным и веселым.

И это оказалось правдой. Если бы никто не был занят разговорами и выпивкой, то заметили наши переглядки с Сашей. Не проходило и минуты, чтобы я не ощущала на себе взгляд парня и наоборот, а потом, не знаю почему, он встал после всего этого и вдруг объявил, что с Ритой они официально встречаются, и поцеловал её. Все загудели, а мне стало плохо. Я отвернулась от этой картины и залпом, не запивая ничем, выпила водку. Потом еще и еще, пока прилично не напилась. Но алкоголем я не смогла уменьшить свою боль и в самом разгаре вечера, я пожелала уйти домой и не видеть всего этого. Остин хотел пойти со мной, но я настойчиво попросила Олю, чтобы та оставила Остина здесь. Я хотела побыть одной и снова поплакать. А что еще мне можно было сделать. Слезы — это единственная на тот момент была вещь, чтобы хоть как-то заглушить боль. Я попрощалась коротко со всеми и, шатаясь, вышла на улицу. Прежде чем поймать такси, я остановилась, чтобы покурить. Не успела я поднести к губам сигарету, как из моих рук её кто-то выхватил.

«Ты перестанешь курить или нет? Ведешь себя, как мужик!» сказал резко Саша и сломал сигарету напополам.

«Тебе какое дело? Хочу и курю, мой организм, понятно? Отстань от меня!» огрызнулась я и ладонью небрежно вытерла невольно упавшую слезу.

«Ты куда собралась?» спросил он.

«Домой…» дрожащим голосом ответила я.

«Зачем? Твой муж еще здесь»

«Да не могу я больше, не могу, понимаешь?! У меня сердце изнутри ребра ломает, когда я вижу, как вы целуетесь… Не могу, я Саш, так больше…» выкрикнула я и уткнулась в стенку, плача навзрыд. Он тут же подошел ко мне и обнял.

«И я так не могу, Полина… Думаешь, я люблю Риту? Нет… я хотел тебя забыть, но не выходит. Я бы душу отдал, чтобы быть с тобой вместе…»

Я повернулась к нему. Тушь была размазана по всему лицу. Я выглядела жалко, даже страшно было посмотреть, но на его излучающие боль глаза было смотреть еще страшнее и невыносимо.

«Я тебя так люблю, Полина…» прошептал он и, закрыв глаза, я увидела на щеках слезы. Эти слова были пропитаны такой болью и раскаянием, что мне по-настоящему стало жаль его. Жаль нас обоих. Два несчастных стояли около друг друга и просто плакали, от того, что не могут быть вместе. Губы мои задрожали, новый поток слез был готов вырваться наружу, и я со всем свои желанием и горечью вдруг прижалась руками к его щекам и поцеловала в соленые губы… Он обнял меня с такой горячностью и любовью, что казалось, еще секунда и мое платье вспыхнет от огня. Не замечая никого на улице и ничто на свете, мы наслаждались теплом губ друг друга. Саша будто совсем обезумел и стал целовать меня в шею, в щеки… Расстегивать мое платье прямо на улице. От этого я пришла в сознание.

«Не здесь, Саша!» прошептала я ему. Он весь разгоряченный, схватил меня за руку и повел к своей машине. Хлопнули двери, и автомобиль Toyota Chaser увез меня по дороге к былому счастью.

…мое юное, горячее тело двигалось в ритме страсти платонической любви. Наконец, за долгое время, я испытала незабываемое чувство, как когда-то испытывала рядом с Сашей. Эта была не просто близость, это был ядерный взрыв из чувств, чего так желало мое тело столько времени, и чего не мог никто дать мне кроме этого парня, который находился рядом. Я не могла остановиться, не могла насытиться его страстным голым телом. Отдавшись желанию полностью, я утонула в объятиях любимого мужчины и позволяла делать со мной, что он пожелает, лишь бы он никогда не останавливался. Это продолжалось несколько часов и много раз подряд. Нам было мало, мало друг друга…

В машине запотело все от нашего страстного дыхания, и капельки воды стекали вниз по стеклам. Мы лежали рядом оба нагие, обвивая руками и ногами друг друга. Одежда была разбросана по всему салону, часы показывали три ночи. У каждого телефон разрывался от звонков, но нам было все равно. Казалось, мы забыли обо всем и обо всех на свете. Все вокруг не имело значения. Впервые, я почувствовала себя счастливой… Саша убрал с моего лица мокрые волосы и поцеловал еще раз.

«Я хочу, чтобы эта ночь не кончалась никогда…» прошептал он мне. Я закрыла глаза и прижалась к его горячей груди.

«И не закончится… Я всегда буду теперь рядом, любимый…» 

Глава двенадцатая: «Злодейка судьба»

Мои щеки пылали, как утренняя заря. Угольки в камине уже источали последние капельки жара, который как раз и заставил мои щеки гореть. Они начинали больно и приятно покалывать, но я не пыталась даже сдвинуться с места. Я смотрела на догоравший костер и была занята собственными мыслями. Я сидела на полу, слишком рядом с камином, а на моих коленях, склонив голову, дремал мой любимый человек. Он тихо и смешно сопел, обхватив руками, мои ножки, словно подушку. А я, счастливо улыбаясь, шевелила руками его темную шевелюру. Эта картина достойна была умилений. Настолько у меня были счастливые глаза и улыбка, что, казалось, они источали свет в темной маленькой комнатке. Но вот, я взглянула на часы, висевшие на белой стене, и поняла, что нужно будить это родное и любимое чудо. Я медленно склонилась над его головой. Мои светлые волосы защекотали парня по щекам и носу.

«Пора просыпаться, родной…» прошептала тихо я и поцеловала его в губы.

«Я и не спал, просто не хотел нарушать такой прекрасный момент. Тишина, теплый огонь в камине и мы вдвоем… Это так редко выпадает» ответил он и встал с моих колен. Я провела своей рукой по его щеке. Он перехватил мою руку и поцеловал её.

«Когда мы будем сидеть вот так, только на законных основаниях, не прячась ото всех?» спросил жалобно Саша.

«Не знаю милый, но очень хочу, чтобы скоро» вздохнула тяжело я.

«Пора домой?» спросил он, смотря на часы.

«Угу» пробормотала грустно я и пошла за верхней одеждой.

Мы встречались с Сашей. Нет, не официально, а тайно, как любовники. И это происходило каждый день. Когда мы с ним очутились наедине в машине, то поняли, что больше нет смысла скрывать своих чувств. Он не мог без меня, а я без него. Остин улетел обратно в Америку, сказав, что если я не прилечу обратно, то увезет меня силой. А я и не хотела обратно, здесь теперь меня держал мой любимый человек.

Да, я знала, что я поступаю неправильно по отношению к Остину и Рите. Они не заслуживали такого отношения к себе, но любовь затуманила мне разум и я лгала всем подряд, что у нас с Сашей только дружба, а сама по ночам плакала от чувства вины. Так ведь долго продолжаться не могло. Нужно было что-то для себя решать. Но в те моменты, я не хотела думать о будущем. Я летала словно окрыленная любовью и вновь обретенным счастьем. О чем может еще думать влюбленная дурочка?

Саша тоже себя корил, что поступает неправильно по отношению к Рите. Рита была чистой и доброй девушкой, а мы с Сашей поступали с ней вот так. Она не заслуживала этого никак. И поэтому так больше продолжаться не могло. Саша предложил все объяснить Рите и Остину о том, что мы любим друг друга и не сможем быть не вместе.

Я боялась. Боялась сказать Остину правду. Боялась сказать ему, что все это время была с ним только из-за чувства долга, а не любви. Он не отпустит меня так просто, думала я. Но Саша настоял. Я ему каждый день обещала, что объясню все мужу, а сама оттягивала этот момент, а потом решила просто поставить Остина перед фактом: собрать все документы на развод втайне от него, а потом прилететь в Америку и сказать ему обо всем. Саша же сказал, мне, что Рите признается только после того, как я улажу развод с мужем. На том и порешили.

Я стала с помощью знакомого юриста готовить документы на развод. Сама я в этом почти не разбиралась и поэтому полностью взвалила этот груз на знакомого.

О наших отношениях никто не знал, кроме Марины и Николая. Они все-таки были лучшими друзьями и все хранили втайне. Даже Оля и Марат ничего не знали. Но потом Оля заметила мои сияющие от счастья глаза и поняла, что мы с Сашей снова вместе и у нас все хорошо. Марату она ничего не сказала, и это был наш секрет. Ни Оля, ни Марина меня не осуждали. Они, наконец, поняли, что единственное счастье в жизни это Саша и его заменить никто не сможет. Так что иногда они нам помогали, прикрыть или оставить наедине…

Когда документы были готовы, юрист сообщил мне, что нужно лететь в Америку. Нужна была подпись мужа и еще что-то там. Саша не хотел меня отпускать, так как сильно ревновал меня к мужу. Глупенький, это было ни к чему, ведь в моих мыслях был только он. Уговорив Сашу, что поездка необходима, я стала собираться в Америку. Остину не говорила ничего, решила заявиться сюрпризом. Директор меня отпустил, так как у меня появились несколько свободных дней от съемок. Перед отъездом мы провели с Сашей бурную ночь, и он не хотел меня отпускать. Почти всю ночь он прожужжал все уши, что любит меня и если узнает, что муж ко мне приставал, то его убьет. Это было сказано в шутку, не более. Опять мне пришлось его уверять, что Остина я не люблю, а люблю только его.

И вот я снова была в Нью-Йорке. Остин в тот день был на работе, поэтому я позвонила ему и предупредила, что я прилетела в Америку. Он счастливый заверил меня, что постарается уйти с работы пораньше. Я тут же не стала терять время и направилась в наш дом. Здесь еще были некоторые мои вещи. Я за несколько минут их упаковала и достала из сумки все документы, ручку и положила на стол, приготовившись к серьезному разговору.

Весь день меня трясло, и я не могла найти себе места. Я даже немного прибралась в теперь уже бывшем доме, приготовила Остину ужин, чтобы отвлечь себя и даже чуточку порадовать мужа. Наверное, я в тот день потеряла тысячи нервных клеток, так как сильно волновалась. Как же ему сказать обо всем? Остин явно впадет в депрессию… Он же меня любил, а я… так поступила. Я себя чувствовала полной дрянью.

Остин пришел поздно вечером. Пораньше ему не удалось освободиться. Уже с порога он поднял меня на руки и стал целовать.

«Как же я соскучился, котеночек!» сказал он и принялся снимать с меня одежду, в надежде уложить меня в постель.

«Остин, подожди! Надо поговорить!» стала останавливать его я. Но он был настойчив.

«Разговоры подождут, я хочу тебя!» с жаром произнес он мне на ухо и продолжал настойчиво предпринимать все попытки снять с меня одежду.

«Давай сначала поужинаем?» предложила я, продолжая отталкивать его от себя. Он прекратил свои нежности и заглянул на кухню.

«Ты же никогда прежде не готовила?» сказал он, прищурившись.

«Я решила сделать тебе сюрприз» улыбнулась фальшиво я.

«Ах, ты моя девочка! Я люблю тебя!» сказал Остин и поцеловал меня.

«Идем пробовать?» предложила я. Остин кивнул и мы ушли на кухню. Я с фальшивой любезностью и любовью разогрела ему ужин, а сама ушла в спальню, чтобы успокоиться. Я смахнула с лица слезинку и села на диван. Остин казался таким счастливым, и я не могла просто так испортить ему вечер. В тот момент я подумала, что этот человек заслуживает на прощальный и единственный счастливый вечер… Ну, а утром так уж и быть. Придется разрушить его иллюзии. Я и не заметила, как оставила документы на столе, забыв их спрятать…

Это было просто невыносимо смотреть на человека, который весь светился от счастья только из-за того, что я была рядом. Остин заслуживал любви, он был светлым и добрым человечком, а я делала ему в тот момент больно, хотя он пока не знал об этом. Я притворилась, что все нормально, все было, как и раньше. Фальшиво улыбалась и смеялась, а внутри сердце готово было разорваться на мелкие частички от боли. Это были необъяснимые чувства. Чего я тянула? Я прекрасно знала, что делаю неправильно. Утром ему станет еще хуже от моего признания, но язык мой просто не поворачивался сказать Остину эту жестокую правду.

Перед сном я закрылась в ванной, а Остин остался ждать меня в спальне, готовясь к ночи, которую он так ждал. Я плакала, но мне ничуть не было себя жаль. Я полная дрянь. Как же в тот момент я хотела заснуть и больше никогда не проснуться, чтобы избавиться от этого нелегкого груза. Почему все происходит наяву, а не во сне? Почему я не могу проснуться и осознать, что ничего всего этого нет? Эта реальность просто меня убивала. Но всю эту кашу я заварила сама, и расхлебывать приходилось только мне одной.

"Я так по тебе скучал… — шептал мне парень, целуя мое оголенное тело, проводя жаркими губами вниз по шее и ниже, — по твоим губам, улыбке"

Я же нехотя отвечала взаимностью на его поцелуи, а сама чувствовала, как слезы катятся по моим щекам. Остин мог увидеть это и поэтому, я выключила свет. Остин расценил это, как продолжение на большее чем просто поцелуи.

Мы переспали с ним. Долго, даже страстно. Честно мне даже понравилось, но это для меня ничего не значило. Я вдруг поняла, что совершила еще одну большую ошибку. Переспав с Остином, я изменила Саше. Хоть формально это было не измена, Остин ведь являлся моим мужем, но Саша уже был моим парнем, а я его девушкой. Я поняла, что если останусь еще в этом доме, городе, стране, то наделаю еще больше ошибок. Пора возвращаться в жесткую реальность и раскрывать свою подлую ложь.

Утром я проснулась раньше мужа и ушла в ванную, чтобы обдумать, как начать свой разговор. Это было очень долго, и все равно я не придумала ничего. Наверное, наш разговор отложился снова до вечера, пока я не вошла в спальню и не увидела, как Остин стоит около стола, где лежали документы на развод. Он держал их в руках и с каменным лицом их читал, не обращая внимания на меня. Сердце мое стало биться, наверное, больше ста ударов в минуту, а на лбу выступили капли пота. Парень повернулся к входу в спальню и увидел меня. Глаза мои заслезились, и я не смогла посмотреть в его стеклянные глаза.

"И когда ты мне собиралась об этом рассказать?" спросил он холодным тоном. Я проглотила ком в горле, но так и не могла найти нужные слова, чтобы все ему объяснить.

"Или ты собиралась сделать все втайне, например, подделать мою роспись, чтобы я не знал, как собрала все эти бумажки втайне?"

"Нет" промямлила жалким голосом я. Остин сел на кровать и запустил руки в волосы.

"Это все из-за того парня да? Александра?" спросил все тем же холодным голосом Остин. Я вскинула вверх брови. Откуда он узнал?

"Откуда…" начала, было, я, но он перебил.

"Откуда я знаю про то, что ты мне изменяла с тем парнем? Я профессиональный психолог Полина, думаешь, я ничего не понял, когда видел, как вы смотрите друг на друга? Хотя, наверное, только слепой не смог этого заметить…"

"Ну, тогда ты должен меня понять, Остин" наконец отмерла я.

"Ты его любишь?" спросил Остин.

"Да…"

"Тогда прощай" коротко ответил Остин и неожиданно схватил со стола ручку и что-то черкнул на бумагах. После он протянул мне их. Я не решалась взять их.

"Ты свободна, я все подписал. Можешь забрать бумаги"

"И ты вот так просто меня отпустишь?" не поверила ему я. Остин встал с кровати и подошел ко мне.

"А ты что хотела каких-то скандалов, сцен? Мы взрослые люди, к тому же я знаю, что ты никогда меня не любила. Я знаю, что ты мне изменяла много раз и я не жалею, что не бросил тебя и мы прожили вместе все это время. Я сделал хоть что-то хорошее. Помог преодолеть тебе такой сложный барьер в жизни, и ты не обязана быть со мной вечность из-за благодарности…"

"Из-за этого мне и плохо… Остин, я просто в колоссальном долгу перед тобой и поступила так…" я стала рыдать, но Остин обнял меня.

"Я буду рад, если ты будешь счастлива… Сделай для меня одну вещь: пожалуйста, уйди. Я не могу больше смотреть на тебя, иначе я сорвусь и стану плохим. Никуда тебя не отпущу, не представляешь, как я хочу сделать это сейчас, так что уходи, умоляю!"

"Остин, будь счастлив, прости, если сможешь!" сказала, вытирая слезы я.

"Полина, уйди, прошу!"

Я стояла и не знала, что ему и сказать и что вообще делать. Я ожидала чего-то другого. Он так легко меня отпускал.

"Надеюсь, ты будешь счастлив» спросила наивно я тихим голосом.

"Пожалуйста, Полина, уйди…" ответил мне он снова.

Остин промчался мимо меня куда-то на кухню, а я быстро стала собирать вещи. Когда я уходила я слышала, как парень стал кулаками бить стены от боли. Я этого больше не вынесла и быстро сбежала по лестнице. Больше я не видела этот дом, этот город и эту страну…

…Я прилетела домой вскоре. Саша в день моего приезда обратно в Москву встретил меня в аэропорту с букетом белых георгин… Он поговорил с Ритой, и их разговор оказался намного лучше моего. Рита, оказалось, и сама понимала, что между нами с Сашей что-то есть и отпустила его, сказав, что не хочет рушить чужие отношения и разбивать любовь. Рита была просто ангелом, а не девушкой. Наверное, таких как она можно было пересчитать по пальцам и такого отношения она явно не заслуживала. Я решила, что обязательно попрошу у неё прощения и попытаюсь помочь наладить её личную жизнь. Она стала мне по-своему дорога.

А у нас с Сашей началась беззаботная и счастливая жизнь. Теперь мы могли не стесняться наших отношений, и даже несколько раз нас ловила пресса, которая, кстати, до сих пор считали, что Рита и Саша были вместе. Фанаты так тоже думали и очень хотели почему-то, чтобы два молодых участника шоу "Ты артист!" были вместе. Но теперь я была с Сашей и, казалось, что все несчастья остались позади, но это было только начало…

**********
И снова очередной сезон шоу "Ты артист!" подходил к концу. Саша, Рита и еще один талантливый парень вырвались в финал, и началась просто умопомрачительная битва талантов. Такого жаркого сезона, как этот на протяжении существования шоу еще не было. Рейтинги росли, директор и Марат были вне себя от радости, а Саша был знаменит, как никто. Теперь имя Александр Лиговский звучало повсюду, и каждая молодая девушка мечтала иметь мужа похожего на талантливого и красивого участника Сашу, ведь сам он был занят мной, и я его не собиралась делить ни с кем. На самом же деле в звездной прессе все думали иначе. Все только и говорили о романе участницы Риты Савкиной и Александра Лиговского. Это было уже давно не правда, но пресса не унималась, добавляя в журналы какие-то нелепые фото Саши и Риты. Но мне было наплевать. Мой мужчина был рядом и только моим. Это главное.

Наши отношения с Сашей были на пике романтизма и страсти. Мы даже решили пожениться после того, как уложится шумиха после шоу. Я была счастлива, как никогда раньше и снова иногда стала опасаться, что вскоре неожиданно снова что-нибудь произойдет плохое… И это случилось.

За два дня до съемок финала шоу "Ты артист!" я стала замечать изменения в своем организме. Сначала я не понимала, что происходит, а иногда просто не замечала этого из-за плотного графика. Но когда меня стало тошнить по утрам, я вдруг вспомнила свое состояние больше года назад. Я немедленно обратилась к Оле.

"Ты уверена?" спросила она меня утром, готовясь к уходу на работу.

"У меня задержка Оль! И тошнит по утрам, совсем как тогда. Тем более, как только я вернулась в Москву, то бросила пить противозачаточные…" нервничая, сказала я ей. Оля серьезно посмотрела на меня.

"Ну, ты знаешь, что делать. Тесты в тумбе"

Я сидела неподвижно и задумалась.

"Знаешь, это же здорово! Ты чего грустишь то? Если ты беременна от Саши это же просто замечательно! Ты же об этом мечтала, а там и свадьба не за горами" сказала весело Оля и села рядом со мной.

Я осознала всю ясность её слов. Она права. Если это правда и я беременна, то я стану самой счастливой на свете. Ребенок от любимого человека, с которым я так хотела быть вместе. Саша тоже будет очень рад. Мы поженимся… И родители будут плакать на небесах от счастья за свою дочь. Ведь я была тогда счастливой…

Но тут до меня кое-что дошло. Ужасная мысль пронеслась у меня в голове.

"Оля… мне нужно знать срок с точности до дня" сказала напряженно я.

"Сделай вначале тест!" сказала она мне и сама принесла мне из зала тест на беременность. Я выхватила его из рук и унеслась пулей в туалет. Ольга встала под дверью.

"Зачем тебе срок такой точности? Ребенок то Сашин по-любому да?" спросила она меня подозрительно.

"Хотела бы я быть так уверена…" промямлила я.

"Не поняла?"

Я открыла дверь и вынесла результат теста. На нем были две розовые полоски. Но на тот момент я не выглядела счастливой.

"Поздравляю тебя будущая мамочка!" пискнула Оля и обняла меня, но тут же отстранилась.

"Ты не договорила. Полина, в чем дело?"

"Оля… мне кажется, что я беременна от Остина, а не от Саши" вдруг сказала четко я и сама испугалась этой фразы.

"Ты что такое говоришь?! Это когда было то, Остин уехал давно… Погоди, ты, что с ним переспала, когда приезжала в Нью-Йорк на счет развода?!" не поверила Оля.

"Так получилось, Оль… Что мне делать?"

"А Саша знает?"

"Не дай Бог, ты что? Если он узнает… не знаю, что будет, а если еще и ребенок не его… Оля я не смогу без него, я сделаю аборт!" сказала в горячке я.

"Ты что с ума сошла?! Во-первых, не паникуй, а во-вторых не факт, что это ребенок от Остина, с чего ты это взяла?" успокоила меня Оля.

"Потому что у меня плохое предчувствие и так получилось у нас тогда с ним… И его фраза о том, что мы еще вскоре встретимся, вдруг он все это сделал специально, вдруг он знал о разводе и таким образом решил меня удержать?"

"Не говори ерунды! Знаешь, тебе нужно сходить на УЗИ и узнать срок. Я тебе дам визитку одного врача, он, конечно не молод, но просто гений своего дела. Он может определить срок в точности до дней. Я могу позвонить ему"

"Оля, я тебе буду благодарна, это нужно сделать срочно, пожалуйста, хоть сегодня хоть сейчас!" в истерике стала кричать я.

"Сейчас позвоню и договорюсь" сказала Ольга и ушла набирать номер телефона. Я села в зале на диван и запустила руки в волосы. А что если это правда и я беременна от Остина. Обманывать Сашу я не смогу, а он… Он не простит, и тогда я останусь вновь одна и потеряю его на этот раз навсегда. Это был просто замкнутый круг, но на тот момент у меня была надежда, что это ребенок Саши и у нас все будет хорошо, когда он узнает о моей беременности.

Оля вернулась через пять минут и сказала, что обо всем договорилась. Доктор примет меня сегодня в ближайшее время. Я мигом собрала все необходимое и понеслась в поликлинику.

Сердце мое билось часто. Меня трясло. По дороге меня не покидала мысль о том, что я могу быть беременна не от любимого человека. Что будет с моей жизнью, когда Саша обо всем узнает. А он узнает, рано или поздно и даже если бы я ему врала, он узнает, хотя врать ему бы я не смогла.

В поликлинике была очередь, но это меня не остановило. Я сквозь крики недовольных женщин в мою сторону ворвалась в кабинет и сразу с порога крикнула:

"Я от Ольги Тарановой, Полина Ковалева!"

В кабинете сидел молодой парень и больше никого. Он недоуменно посмотрел на меня.

"Что-то простите?" переспросил он.

"Я от Ольги Тарановой, вам звонили на счет меня по поводу срока беременности с точностью до дней"

Парень все равно не понял меня, и я вспомнила, что говорила Оля. Врач должен был быть не молодой, а мужчиной в возрасте.

"А вы доктор?" теперь спросила я.

Парень вдруг вскинул вверх брови, верно, узнал меня.

"Вы Полина Ковалева? Да, да я доктор проходите, конечно" сказал весело он. Я забыла вмиг, о чем думала и зашла за ширму. Парень долго изучал снимки на экране. Даже показал моего будущего малыша, который был совсем еще крошечным тельцем. Потом он сказал, что позовет меня, и я осталась ждать в коридоре.

Ждать пришлось очень долго. За это время я искусала все ногти, пересчитала все сроки и когда, наконец, дождалась результата, то вмиг побледнела и стала плакать, прям при всех. По срокам ребенок был не от Саши… Я засунула снимки в сумку и поплелась, рыдая, на улицу. Это был конец, Саша не простит, я вновь останусь одна… Это было ужасно. Вот, что имел в виду Остин. В тот момент ужасная ярость захватило мое тело. Я со злостью набрала номер бывшего мужа.

"Ты сделал это специально, да?!" рявкнула я на всю улицу, когда он снял трубку.

"Что сделал?» непонимающе ответил Остин.

«Не прикидывайся!»

«Да о чем ты?»

«Я о том, что беременна от тебя!»

«Ты беременна? Так это же все меняет, мы снова сможем быть вместе» заликовал Остин.

«Я не буду с тобой вместе никогда, я люблю Сашу и буду с ним, понял?! И ребенок мне твой не нужен!» закричала я.

"Ты носишь моего ребенка, не забывай об этом" сказал Остин.

"Имей в виду, я его ненавижу так же, как и тебя сейчас, никакого ребенка не будет, я сделаю аборт, ты меня понял?! И все равно мы будем с Сашей вместе!" закричала я в гневе.

"Тогда я ему все расскажу, о том, что ты спала со мной и была беременна, думаешь, он будет с тобой после такого?"

"Делай что хочешь, я с тобой никогда не буду вместе, слышишь?! НИКОГДА!"

Я бросила трубку и села на лавочку в парке, чтобы успокоиться, но вместо этого разрыдалась еще больше. Как он мог поступить так? Даже я, после всего, что я сделала, не заслуживала такого… И этот ребенок… Я его ненавижу и не хочу. Но и аборт был не выход. Одного ребенка я уже потеряла. Еще такой ошибки я не сделаю. Он не виноват, что его мать такая дура.

Я пришла домой только под вечер. Телефон мой раскалился от звонков. И от Оли, и от Марата, и от Саши. Ни с кем из них я не хотела разговаривать тогда. Я ничего не хотела и не знала, как поступить. Все навалилось на меня сразу, и я подумала, что эта черная полоса никогда не перестанет меня преследовать.

Оле я все рассказала и про срок и про Остина. Она сказала у меня один выход: сказать Саше правду самой и попытаться все объяснить, а не потом, когда он узнает это от других. Я ждала, что она скажет что-нибудь другое, более мягкое, но ведь она была права. Надо сказать правду.

"Если он любит тебя, он поймет и примет этого ребенка, чьим бы он ни был" сказала мне Оля.

"Боюсь, он и слушать не станет, когда услышит, что я беременна от Остина…" вздохнула я. На последних словах в комнату вошел Марат и услышал слова о беременности.

"Ты беременна от Остина?!" воскликнул он.

"Нет, ты, что конечно нет!" стала оправдываться испугом я.

"А от кого тогда?" переспросил Марат. Он не знал, что мы с Сашей были вместе.

"Ни от кого, то есть я не беременна!" сказала я. Марат прищурился.

"Марат, выйди из комнаты" попросила Оля.

Марат засмеялся и выбежал с воплем:

"Моя племяшка беременна, все слышали?"

"МАРАТ!" прогремела Оля.

"Оля поговори с ним, не хватало, чтобы он рассказал об этом кому-нибудь" насторожилась я.

"Хорошо, поговорю, но долго у тебя это скрывать не получится"

"Я знаю… Ты права, я поговорю с Сашей, но не сегодня"

Я слышала вечером, как Оля пыталась переубедить Марата в том, что я не беременна, но было бесполезно.

На следующий день Марат уехал на съемки раньше меня, а я решила подойти позже, так как боялась встречи с Сашей. Дядя уехал сияющий, и я боялась, чтобы он не сболтнул лишнего. И не зря… Когда я приехала на съемки работа была в самом разгаре. Саши нигде не было. Я отыскала глазами Риту и спросила, не видела ли она его. Рита ответила, что он уже полчаса, как один на улице курит. Ужасная мысль пронеслась в моей голове. Я хотела мигом побежать к нему, но тут объявили о начале съемок. Все появились на съемочной площадке, в том числе и Саша. Он как то странно посмотрел на меня и отвернулся на камеру. Не успела я к нему подойти, как объявили: "Камера, мотор, начали!"

Мы снимали предпоследнюю серию сезона. Три финалиста стояли на площадке, а напротив мы с Маратом. Неожиданно Марата будто прорвало, и он не по сценарию стал задавать глупые вопросы Саше и Рите.

"Наших зрителей интересует один вопрос, — начал говорить он на камеру, — вы с Ритой так гармонично смотритесь, как жених с невестой! Вас связывает только дружба или не только?"

Я недоуменно посмотрела на него и стала его останавливать, игриво говоря на камеру.

"Ну, что ты Марат, неприлично такое спрашивать"

"Почему же нет? Я обещал, что в конце сезона открою все свои карты" вдруг сказал Саша. Я напряглась. Неужели он скажет на всю страну, что мы вместе? Значит, все нормально и он не знает о моей беременности. Я даже стала улыбаться.

"Мы с Ритой действительно вместе и я очень люблю эту девушку" сказал парень и резко притянул к себе Риту и поцеловал в губы. Мою улыбку стерло сразу, а глаза мои расширились от увиденного и услышанного. Что происходит?

"Ого, такого в нашей программе еще не было! Вот это заявление! Два соперника стали идеальной парной, ну и ну! А на этом наше шоу заканчивается, смотрите нас завтра долгожданный финал и объявление победителей с вами был Марат Таранов и Полина Ковалева, до встречи!" сказал Марат, и камеры выключили.

Я стояла окаменевшая с ног до головы. Только слезы стали катиться из глаз ручьем. Что случилось? Я ничего не могла понять. Рита отстранилась от Саши, как только выключили камеры. Она ударила его по щеке и убежала. То же самое решила сделать и я. Я подбежала к парню и со злостью ударила его по другой щеке.

"Как ты мог?!" закричала я. Саша впился своими глазами в мои.

"Как я мог?! Как ты могла так поступить после всего, что между нами было!" закричал парень и на глазах его выступили слезы.

"О чем ты?"

"А ты не знаешь да? Интересно, что ты собиралась сделать? Обмануть меня? Сказать, что это мой ребенок да?!"

Теперь все встало на свои места. Марат проговорился о моей беременности Саше…

"Нет, я хотела тебе все рассказать…" тихо ответила я, кусая губы от боли.

"И какой реакции ты ожидала, Полина?"

Парень отвернулся от меня, видимо не хотел, чтобы я видела его слезы.

"Я думал, ты меня любишь, Полина… а ты…"

"Но я люблю тебя, малыш! Давай поговорим, я тебе все объясню, выслушай меня!"

"Нет, мало того, что ты мне изменила с ним, так ты еще и ждешь от него ребенка… Это конец, Полина…"

Саша направился к выходу, и у меня началась дикая истерика. Я побежала за ним, рыдая навзрыд.

"Саша, ну, выслушай меня! Не уходи, я же люблю тебя!"

"Я не хочу тебя видеть, уйди!"

Я обежала его и перекрыла ему дорогу.

"Саша, я не смогу без тебя, не бросай меня ты слышишь, я умру без тебя!" ревела в истерике я, но он грубо оттолкнул меня, и я больно ударилась о стену. Он посмотрел на меня красными заплаканными глазами и сказал:

"Все кончено, Полина… Не звони мне больше…"

Он развернулся и ушел. Эти слова будто раскаленным железом опалили мне душу. Я сползла по стенке и уткнулась в колени, растирая слезы по щеке. Это реально был конец. И не только нашим отношениям… В голове моей вдруг четко промелькнула одна страшная мысль… Больше я выносить этого не могла. Я не хотела больше жить… 

Глава тринадцатая: "Немножечко до счастья"

На старый и счастливый снимок двух влюбленных молодых людей упала хрустальная слезинка… На снимке была я еще такая счастливая и привлекательная, не знающая горечь утраты и жестокости от жизни, а рядом улыбался он… Тот, которого я любила больше жизни, который украл мое сердце и изранил его до крови… На фото мы были такими счастливыми, как никогда и такими мы остались лишь на старой и жесткой бумаге. Такими мы не будем больше никогда, так думала я в тот момент.

Я сидела в своей душной комнате дома Ольги и Марата и пересматривала свои старые фотографии с Сашей. Старый альбом наших отношений. Когда мы искренне любили друг друга и не знали что такое боль, когда мы встречались в такие редкие дни, не зная слова предательства… Одну за другой я вытаскивала из фотоальбома фотографию и рассматривала по полчаса, пока не поняла, что во мне не осталось больше слез и сил. Я была опустошена. Обессилена, растоптана и униженна. Даже мысль о ребенке меня не спасала. Это мне напомнило мое состояние в больнице после гибели родителей. Вновь я одна, брошенная, несчастная и никому ненужная. На этот раз виновата во всем была только я и никто другой. Винить было некого, и я ненавидела себя.

Кто еще мог быть в этой ситуации виноват только я сама. Это я ушла тогда, хлопнув дверью, не дав шанса все объяснить Саше… Это я переспала с Остином и теперь забеременела от него, предав Сашу… Я. Вина лежит на мне.

Жизнь стала серой и скучной. Ребенок был мне не нужен, любимого я потеряла теперь навсегда, родителей рядом нет… Я одна, снова одна, как и в прошлый раз. Теперь мне это до ужаса надоело и я, не скрывая от себя этих ужасных мыслей, решила уйти из жизни. Не просто так в один момент наглотаться таблеток или порезать вены, устраивая показуху для всех, в надежде, чтобы меня остановили и пожалели. Нет… Я должна была попрощаться со всеми и уйти из этой жизни красиво и в одиночестве, где бы меня никто не смог остановить. В этой жизни для меня теперь не было смысла.

Последняя серия шоу «Ты артист!». Финал, объявление победителя и жаркая концовка сезона, который всегда проходил феерично и должен состояться на следующий день. Именно этот день я подобрала для своего страшного замысла. Съемки должны были пройти вечером в кругу звезд и поклонников, поэтому проснувшись утром рано, я с глупой улыбкой на лице решила поехать к Марине, в надежде попрощаться с любимой подругой. Марина на тот момент подготавливала свое платье для сегодняшнего вечера и так была занята своими заботами, что даже не заметила моего подавленного настроения. Я пробыла у неё полчаса и поняла, что не должна её отвлекать. Перед уходом домой я крепко её обняла и попрощалась. Марина поцеловала меня в ответ и убежала кормить своего малыша. Счастливая… У неё есть любящий муж и ребенок, которые, её так любят. Все это могло бы быть и у меня, но нет… Наверное, я не достойна всего этого счастья.

Марат еще с утра ушел на студию, а Оля тоже примеряла наряды для вечера. Она знала, что случилось, и пыталась утешить меня, как могла. Я лживо улыбнулась ей в ответ, сказав, что все отлично. Конечно, все прекрасно, сегодня вы видите меня в последний раз. Больше я никому не буду портить жизнь.

Я закрылась в своей комнате, рассматривая снимки УЗИ на моей кровати. Мой малыш, он совсем еще кроха. Слезы ручьем хлынули из моих глаз. ОН ни в чем не виноват, что его мать такая дура… Но поступить иначе я не могла. Больше разочарований, предательства и боли я выносить не могла.

Под вечер позвонил Марат и сообщил мне, что нужно ехать в студию. Я вяло согласилась и стала подбирать наряды и макияж для сегодняшнего прощального вечера. Через час я уже выглядела неотразимо, вот только глаза предательски выдавали, что я несчастна. Ольга вошла в мою комнату ровно тогда, когда я собиралась выходить. Она подошла ко мне и, заглянув в мои глаза, обняла меня крепко. Я снова не выдержала, и глаза мои наполнились слезами.

«Полина, все еще наладиться, моя девочка! Я вижу, как ты страдаешь, это невозможно не заметить, но поверь мне он не стоит твоих слез» сказала она мне.

«Нет, Оля, я виновата сама… Саша не виноват не в чем, это я разрушила свое счастье!» воскликнула я и крепче прижалась к Оле, как к матери.

«Он виноват только в том, что дал тебе уйти. Если бы он любил тебя по-настоящему, то ему плевать было бы, чей это ребенок! Он принял и его и тебя! А что он? Поступил, как мальчишка, а не как взрослый и адекватный мужчина. И ребенок не виноват ни в чем, ты же знаешь мы всегда с тобой. Мы поможем тебе, да и Остин все еще готов быть с тобой рядом…»

Я простонала при упоминании имени Остин.

«Нет… никогда я не буду больше с этим человеком! И знаешь… все хорошо, я переживу, я же сильная!» фальшиво улыбнувшись, сказала я.

«Этот настрой меня и пугает. Я же вижу твое состояние, пожалуйста, не наделай глупостей!» умоляющим голосом сказала Оля. Я ей не ответила, а только слабо кивнула головой и ушла к выходу. Оля осталась в комнате. Она села на кровать, задумавшись о том, как бы мне помочь. Но она ничего не могла сделать…

В студии уже было полно народу. Все были одеты ярко, пафосно. Повсюду были камеры, свет украшенные стены. Пахло алкоголем и дорогим парфюмом. Марат носился туда-сюда по студии. Увидев меня в шикарном красном платье с глубоким вырезом, он ахнул и обнял меня.

«Ну, вот и конец сезона! Ты рада?» спросил он.

«Да точно… конец…» пролепетала я, но Марат не услышал.

«Идем, нужно начинать»

Марат схватил меня за руку и повел меня к камерам. Он вручил мне бумажку с текстом, и я нехотя стала изучать его. Неподалеку от себя за спиной я услышала голос директора.

«А вот и наши финалисты!»

Я обернулась посмотреть на трех участников финала. Рита сияла, словно прекрасная молодая звездочка. Её рыжие волосы были уложены в красивую высокую прическу с завитыми локонами, синее платье и её нежная кожа были покрыты блестками, а глаза источали радость и восхищение. Справа от неё стоял молодой парень по имени Дмитрий, который был очень рад своей маленькой победе и все время улыбался. А слева стоял Саша. Его серый элегантный костюм идеально подчеркивал его фигуру и изысканность. Даже на расстоянии я почувствовала его дорогой парфюм. Но вот ярко синие глаза, как ни старались изображать счастливого финалиста, все равно источали грусть и боль, особенно когда они встретились с моими… Я мигом отвернулась и стала дальше читать слова на бумаге, стараясь заглушить порыв нахлынувших эмоций. Директор живо подбежал к каждому и стал объяснять, что им нужно было делать.

До эфира оставалось совсем ничего, когда сзади ко мне подошла Рита.

«Ты как?» спросила она и мягко сжала мою руку.

«Все в порядке, а что?» солгала я.

«Саша мне все рассказал… знаешь, я не претендую на него и тот поцелуй… он просто был не в себе, прости меня!» с жаром сказала она.

«Все в порядке, Рита, я не сержусь на тебя, а вот на счет Саши… может у вас что-нибудь получится, раз у нас не получается…»

«Нет, он тебя любит Полина! И ты его любишь, я думаю, все наладится!»

«Хорошо, спасибо за поддержку, иди сейчас начнутся съемки» сказала бодрым лживым голосом я. Рита поцеловала меня в щеку и ушла, а я подняла глаза вверх, уговаривая себя не расплакаться.

Итак, съемки начались, объявление результатов и награждение победителя. Перед камерами я держалась идеально. Как всегда счастливая маска на лице, а внутри ураган из чувств. По результатам голосования Марат объявил, что на третьем месте оказался Дмитрий, на втором Маргарита, а на первом Александр Лиговский. Как только объявили победителя, Саша просто растерялся. Зал взорвался от эмоций, когда Марат вручил ему заслуженный приз. Рита нисколько не была огорчена, а наоборот поздравила Сашу и радовалась его победе вместе со всеми. Повсюду кричала толпа фанатов, звездные гости поздравляли победителей, особенно Сашу и от этого всего мне стало не по себе. Он будто перестал замечать мое присутствие. Волна победы и звездного гламура накрыла его с головой, и он никого не замечал вокруг себя.

«И ладно! Я ненавижу тебя, и не буду с тобой прощаться!» выкрикнула я в отчаянии, но никто этого не услышал. Я ринулась через всю толпу на улицу. Люди вокруг толкались, что-то кричали, но голова моя была занята одной лишь мыслью: скорее уйти отсюда… навсегда уйти.

Почти на самом выходе я наткнулась на какого-то парня. Даже не извинившись, я собиралась идти дальше к заветному выходу, но этот парень схватил меня за руку и развернул к себе.

«Полина! Куда спешишь, детка?»

Я взглянула ему в лицо и ахнула. Это был Олег Лиговский. Я давно его не видела и он сильно изменился. Стал взрослее, а так же красивее в миллион раз. Теперь он был будто близнецом своего брата.

«Олежек!» сказала в порыве эмоций я и обняла его.

«Как ты изменилась, похорошела! А ты куда бежишь? Идем, будем сейчас отмечать победу моего брата! Он по секрету мне сказал, что вы снова вместе, я так обрадовался. Ты единственная кто мне нравится из его девушек»

«Нет, Олег, мы не вместе и это навсегда. Извини, что разочаровываю тебя, но тебе придется, скорее всего, полюбить другую девушку твоего брата…»

«Полина?» спросил чей-то мягкий до боли знакомый голос сзади. Я обернулась и увидела рядом Ларису Сергеевну Лиговскую. Сердце мое больно ёкнуло, вспомнив, что когда-то она мне была второй мамой. Колени мои задрожали и я, словно маленькая девчонка, обняла её со слезами. Лариса Сергеевна тоже не скрывала своих чувств.

«Девочка моя! Как я рада тебя видеть, сколько времени уже прошло» сказала она. Я отстранилась от неё и вытерла слезы.

«Вы не представляете, как я рада вас видеть!» горячо сказала я.

«Что случилось? Я слышала ваш разговор с Олегом. Мой сын говорил нам, что вы снова вместе, ради этого мы даже приехали в Москву на финал!»

Я закусила губу, мне так не хотелось разочаровывать эту замечательную женщину.

«Я совершила ошибку, Лариса Сергеевна… Большую и непростительную ошибку. Я понимаю и люблю вашего сына, я его недостойна… Дело в том, что я жду ребенка, но не от него. Этим все сказано, поэтому мы не вместе» дрожащим голосом произнесла я.

«Я все знаю, Полина. Саша мне рассказал, но я хотела послушать тебя. Я разговаривала с ним на счет этой ситуации. Он в замешательстве, не знает, как ему поступить, но не отказывается от тебя. Дай ему времени, не делай поспешных решений»

«Я все для себя решила… я уйду навсегда из вашей жизни, хоть я и люблю его и вас, как родную мать…» пролепетала я. Больше я этого выносить не могла.

«Прощайте, мама!» сказала я и быстро убежала из студии.

На улицы Москвы спустились густые сумерки. Небо окрасилось в розово-лиловый цвет. Возле здания стояла еще куча народа, которые не смогли пройти внутрь, но ждали победителей на улице. Куча прессы приготовила свои фотоаппараты, чтобы не пропустить всех событий. Как только я оказалась на улице на меня, на меня надвинулась толпа. Кто-то что-то спрашивал, кричал, повсюду полились вспышки фотографов. У меня стала кружиться голова и внутри закипать злоба.

«Отстаньте!» крикнула я и стала, распихивая всех, пробираться к своей машине. Внутри толпы я вдруг услышала четий зов моего имени. Я стала искать глазами источника и увидела Ольгу.

«Полина постой!» кричала она мне, тоже пробираясь сквозь толпу. Я испустила стон. Нет, больше никого я не хочу видеть из родных, никого! Я срочно должна ехать туда, где моя жизнь оборвется. На мост… Туда, где остались воспоминания о нашем счастливом прошлом, наше любимое место. Оказавшись в машине, я быстро вставила ключ в зажигание и с бешеной скоростью стала нестись по вечерней Москве. Пальцы мои больно вжались в руль, сердце колотилось неистово в груди. Скорее на мост, скорее… Скорее сделать так, чтобы не было больно. Почему мне так больно? Прекратите! Я не могу её больше терпеть!

Телефон стал буквально разрываться от звонков, будто все догадались, что я собираюсь сделать. Звонила Оля, а потом и Марина и, когда я сбрасывала звонок от Оли, я увидела входящий от Саши. Неужели они поняли, что я хочу сделать? Нет, невозможно, я вела себя как идеальная актриса, играя свою роль.

«Никаких звонков! Больше никто не потревожит меня!» выкрикнула я, сбрасывая звонок от Саши. Я совсем не заметила, как оказалась на том самом мосту. Заглушив мотор, я быстро вышла из машины и направилась к перилам. Я хотела сделать все быстро, но тут вцепившись в перила, я заметила старую надпись, когда-то сделанную нами. «Саша + Полина=любовь» Это растрогало мое сердце, и я окунулась на минуту в воспоминания.

Я, еще семнадцатилетняя девчонка с каштановыми волосами, веселая и игривая, весело шагала по мосту, держа за руку красивого высокого парня с ярко-синими глазами. Тогда мы были самыми счастливыми, не зная горечи утраты и предательства… Наши чувства были искренними и невинными, как благоухающая роза, что с ними стало теперь? Куда все это подевалось? Жестокий мир, растоптал нашу любовь под гнетом лжи и предательства, безжалостно срывая лепестки… И теперь я одна во всем этом мире, где меня ожидает еще больше боли, слез и разочарований. Но всего этого я больше не смогу вынести. Нет… с меня хватит. Рита, наверное, сможет сделать его счастливым и родит ему ребенка, но не я. Я недостойна его. Нет…

Раздумывая над всем этим, я, наконец, посмотрела вниз на черную холодную воду, что была далеко внизу. Это совсем не страшно, думала я. Один момент и мне станет легче. Никакой больше боли, одна легкость и небытие. Мои руки дрожали, ноги стали ватными, но я через усилие смогла забраться через перила. Теперь моя жизнь держалась только на моих руках. Еще минута и я разожму руки, и мое тело упадет вниз… Слезы высохли на моем лице, глаза расширились от страха. Прохладный ветер трепал мои крашенные пшеничные волосы из стороны в сторону, словно пытаясь остановить меня. Но ничто не сможет заставить меня отказаться, НИЧТО!

Резкий пронзительный голос прорезал густые сумерки и завывающий ветер. Я резко обернулась и увидела рядом с моей машиной автомобиль Toyota Chaser…

«Полина!» крикнул еще раз Саша и подбежал ко мне. Я крепко вцепилась в перила и наклонилась вперед.

«Не подходи ко мне!» выкрикнула я ему, угрожающе нависая над темнотой внизу.

«Не делай этого малыш, прошу! Я люблю тебя!»

«НЕТ! Зачем ты приехал, зачем помешал мне?! Я не хочу жить, как ты догадался, что я здесь?!» в истерике стала спрашивать я.

«Мне мама сказала, что с тобой что-то не так и я все понял. Мы же всегда понимали друг друга без слов… Куда ты еще могла поехать, что попрощаться с жизнью? На наше место, прошу, дай мне руку!» нервно попросил Саша.

«Нет, уходи! Я не хочу жить, понимаешь? Уходи!»

«А что будет со мной, если тебя не станет, ты подумала? Ты моя жизнь Полина, как и наш будущий ребенок… Вы мне нужны, малыш!»

«Ты врешь! Я не нужна тебе и ребенок это не твой, ты сам нас бросил!» закричала я и почувствовала боль в руках.

«Я знаю, это ребенок Остина, но я много думал обо всем этом и понял: неважно, чей он, Полина, главное, что мы любим друг друга, но потерять я больше тебя не смогу. Мы вырастим этого ребенка, как своего и я люблю вас обоих, Полина, прошу тебя, поверь мне» сказал Саша и из глаз его потекли слезы. Я сама заплакала, не зная, что мне делать. Остаться за перилами и избавиться от всех проблем или дать руку Саше и попробовать все заново, не зная, что меня дальше ждет. Я смотрела на него в мучениях. Парень же протягивал мне свою руку.

«Ну же! Малыш, дай руку!» нервно приказал он. Я, заплакав со всей силой, повернулась к нему и прикоснулась к его руке.

«Помоги мне только все преодолеть! Не оставляй меня одну, пожалуйста!» сказала я.

«Мы вместе и это главное» прошептал Саша и помог мне перелезть обратно. Как только я оказалась на асфальте. Саша обнял меня со всей силой и стал целовать в щеки.

«Что же ты хотела сделать? Разве ты бы позволила мне остаться одному? Эгоистка! Я бы бросился с моста через секунду, как только бы узнал, что тебя не станет! Никогда так больше не делай! Ты — моя жизнь, поняла?» накричал на меня Саша. Я разрыдалась еще больше и крепок вцепилась в его плечи. Мне стало стыдно за свой поступок. Я действительно эгоистка, привыкшая думать о самой себе.

«Прости меня, я не буду так больше! Просто будь со мной рядом всегда, малыш!»

«Навеки вечные» горячо прошептал Саша мне на ухо и стал целовать мои губы с такой любовью, что оторвал меня от пола. Я ответила ему взаимностью, но мой телефон помешал нам. Я посмотрела на телефон и увидела входящий от Оли. Я взяла трубку.

«Полина, почему ты не отвечаешь?! У меня важная новость для тебя!» взахлеб сказала Оля.

«Прости, я была занята… Что за новость?» спросила с интересом я, вытирая слезы. Саша прислушался к нашему разговору.

«Я видела твои снимки УЗИ на кровати. Когда я их увидела и срок твоей беременности, то поняла, что здесь что-то не так. Я ведь опытный врач, ты же знаешь. Потом я позвонила врачу, который должен был тебя принять, но он сказал, что когда ты приходила на прием, то тебя осматривал практикант интерн! Понимаешь в чем дело?» спросила веселая Оля. Сердце мое застучало, когда я стала догадываться, к чему она клонит.

«Он ошибся в подсчетах, Полина! По срокам, когда ты уезжала в Америку ты уже была беременна, это Сашин ребенок!»

Ноги мои подкосились, и я бы упала, если Саша не успел меня подхватить. Не может быть… Я ношу ребенка от любимого человека. Это Сашин ребенок, Боже! Вместо радостных возгласов я выбросила телефон от себя и отошла от Саши, уткнувшись в ладони. Теперь я осознала, что я собиралась сделать. Я чуть не убила ребенка Саши.

«В чем дело малыш? Ты слышала все, что сказала Оля? Это наш ребенок! Я знал всегда это! Почему ты плачешь?»

«Ты прав, я эгоистка! Я чуть не убила нашего ребенка, почему я всегда думаю о себе, почему?! Я не достойна ни тебя, ни счастья!» выкрикнула я.

«Не говори ерунды, давай снова не будем ничего усложнять, малыш? Ты беременна, я люблю тебя и мы снова вместе, что еще надо? То, что ты хотела сделать ужасно, но судьба не дала тебе это сделать и ты отказалась, дав мне свою руку, значит, в тот момент ты думала не только о себе…»

«Ты прав, но я должна буду измениться! Ради нас и начну прямо сейчас»

Я, недолго раздумывая, схватила телефон и набрала номер Олеси, который взяла когда-то и зачем-то у Марины. Теперь я знала, что я делаю.

«Прости меня Олеся за то, что я сделала, когда я сдала тебя Марине и тебя выгнали. Я сожалею об этом, — начала я, когда девушка подняла трубку и узнала, кто говорит с ней, — так же я прощаю тебя за прошлое и не держу зла на тебя. Если тебе все еще нужна работа, я с удовольствием помогу тебе и твоей семье»

В трубке послышалось рыдание и благодарственные слова. Саша мило улыбнулся мне, когда я выключила трубку.

«Ты меняешься на глазах!» сказал он мне.

«Она достаточно понесла наказание, месть не выход»

Саша нежно обнял меня за талию и повернул меня в сторону неба. Я не могла поверить своему счастью. Еще пару минут назад я хотела покончить с собой, и моя жизнь была словно ад. Теперь же мой любимый стоит рядом, а под сердцем бьется сердечко нашего малыша… Неужели черная полоса так вмиг кончилась?

«Ты чувствуешь это?» спросил Саша, обвивая мою талию и руки сзади, шепча мне на ухо. Он втянул в себя прохладный воздух.

«Что?» не поняла я.

«Это вкус и запах нашего долгожданного счастья… Которого, мы, наконец, заслужили…»

Эпилог

В мое ухоженное круглое личико пахнул зимний мягкий ветерок. Он принес на мое серое пальто много резных красивых снежинок, словно в дар счастливой и милой девушке. Я стряхнула снежинки вязаными рукавицами с белого берета и пальтишка и опустила руку на круглый большой животик. При одном моем прикосновении малыш внутри зашевелился.

«Ну, как тебе моя история? Печальная, правда? Но все же у неё счастливая концовка» сказала я, заканчивая свою биографию наших отношений с любимым мужем. Малыш снова зашевелился внутри.

«Я знаю, тебе понравилось, я это чувствую маленький. Вот так все непросто было у нас с твоим папой, но преграды и даются, чтобы их, преодолев обрести настоящее счастье… Эх, видели бы нас с тобой твои бабушка и дедушка…» прошептала я, и глаза мои наполнились слезами, вспомнив родителей.

«Чего грустим?» спросил подошедший ко мне мой любимый муж Александр. В руках он держал пакет с абрикосами.

«Ох, где ты их нашел? Они выглядят так, будто их только что сорвали со свежего зеленого куста!» удивилась я.

«Я волшебник! Я все исполню, что ты и наш малыш пожелает, правда?»

Саша поцеловал меня в губы.

«Пока тебя не было, я рассказала нашему малышу всю нашу историю от начала до конца, кажется, ему понравилось»

«Получается, меня столько времени не было? Долговато!»

Я погладила рукой живот и устремила свой взгляд вдаль на другую скамейку. Неожиданно я увидела неподалеку знакомую рыжеволосою девушку, а рядом высокого и тоже знакомого парня.

«Посмотри, это же Рита да?» указала я на них Саше. Саша прищурился, и глаза его расширились от удивления.

«А рядом с ней Остин?!»

Действительно. Рядом с красивой Ритой Савкиной стоял Остин Хоггартон. Они так мило смотрелись вместе, держась за руку, и нежно целуя друг друга в щеку. Саша вскочил со скамейки и направился к ним. Я же осталась сидеть на месте, наблюдая за ними. Рита и Остин так же были удивлены увидеть Сашу. Они все обнялись и подошли к нашей скамейке. Я медленно встала и поздоровалась с каждым из них.

«Ну, вы ребята даете! Не ожидал если честно» сказал Саша, выслушав историю Риты и Остина.

Оказывается на финал шоу «Ты артист!» прилетел Остин из Америки в надежде увидеть меня, но так как я быстро сбежала, он неожиданно столкнулся с Ритой. Он вспомнил ту милую девушку, на дне рождении в клубе. Рита тоже его запомнила, а потом все быстро завертелось и закрутилось. Сейчас Рита собиралась лететь в Америку к Остину.

«Я рада за вас ребята» сказала искренне я, увидев, что бывший муж счастлив.

«И мы за вас, кого ждете?» спросила Рита.

«Мальчика, назовем Максимом» ответил Саша. Я ему улыбнулась в ответ. Потом немного погодя Рита и Остин попрощались, так как собирались лететь сегодня. На меня эта встреча произвела большое впечатление.

«Они счастливы, так же как и мы… я так рада! Вот, малыш и конец нашей истории» сказала я и погладила животик. Он снова зашевелился в ответ.

«Ты рассказала все до конца? Как жаль, я бы хотел еще раз её послушать» огорчился Саша.

«Я могу начать заново» игриво сказала я.

«Я согласен!» отозвался Саша. Я засмеялась звонким смехом и провозгласила:

«Итак, эта история начинается еще в трудном подростковом возрасте, когда лишь взглянув на понравившегося тебе любого парня, сразу мозг орет как сумасшедший: о Боже! Я влюбилась! Но только не я… Итак начнем, пожалуй, с истоков…»


Оглавление

  • Биография наших дней
  •   Часть первая
  •     Глава первая: "Принцесса готики"
  •     Глава вторая: "Без масок"
  •     Глава третья: "Ищи меня вконтакте"
  •     Глава четвертая: "Парень из прошлого"
  •     Глава пятая: "Это неземное чувство"
  •     Глава шестая: "На одной волне с фортуной"
  •     Глава седьмая "Разбитые мечты"
  •     Глава восьмая: «В комнате пустой»
  •     Глава девятая: «Учиться жить заново»
  •   Часть вторая
  •     Глава десятая: «Падший ангел»
  •     Глава одиннадцатая: «Испытания для чувств»
  •     Глава двенадцатая: «Злодейка судьба»
  •     Глава тринадцатая: "Немножечко до счастья"