КулЛиб электронная библиотека 

Погружение [Александр Захаров] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Бездна: Погружение

Пролог

— Хотелось бы сказать, что рад вас всех здесь видеть, но вы вряд ли в это поверите — голос разумного звучал едва слышно, он растягивал звуки и казалось обдумывал каждое слово, прежде чем его произнести.

— Я воспользовался правом созыва Совета кланов для решения вопроса, от которого зависит выживание всех наших людей, находящихся под нашей защитой — голос организатора стал наливаться силой, заставляя почувствовать всю его мощь, которая казалась просто удивительна для такого хрупкого тела.

Ростом, ниже среднего, он имел вытянутый назад череп, обтянутый тонкой, почти прозрачной кожей, без какого-либо намека на растительность. Глаза без белков, занимавшие больше половины лица, были ярко цвета и как будто бы светились изнутри.

Так же на голове присутствовали татуировки цвета безоблачного неба, которого многие жители этого подводного мира никогда не видели. Символы на открытых участках кожи образовывали замысловатую вязь, медленно меняющую свет от светлого до темно синего.

Из одежды на нем был комбинезон черного цвета, обтягивающий худощавое тело. На ткани периодически вспыхивали разные знаки лазурного цвета, отдаленно напоминающие смесь рун и иероглифов.

— Тут и так все в курсе, для чего ты нас позвал. Ты воспользовался Правом, и мы пришли. — грубо оборвав Лазурного, поднялась фигура на противоположном конце стола.

В отличии от первого участника собрания, его речь была быстра и в каждом слове угадывалась с трудом сдерживаемая ярость. Приглашенные обязаны были явиться, но вот держать свои эмоции в узде никто не мог их заставить.

— Из-за ваших игрищ во власть и бездействия мы упустили время. Когда был шанс, когда клан Янтарных пришел с предложением, вы все дружно проигнорировали их, боясь последствий. Что же сейчас изменилось?

Воин, а такого было трудно представить занимающегося чем-то мирным, так же был похож на человека только общими чертами. Высокий, широкоплечий, с лицом, подобным волчьему, был покрыт шерстью и едва заметными тонкими полосами татуировок алого цвета. На комбинезоне стального цвета изредка проскакивали символы цвета крови и чем громче становился его голос, тем сильнее они пульсировали. Из-за его спины выглядывали два эфеса мечей, а на бедре, в кобуре, покоился пистолет.

— Ага, а вы предлагали устроить локальный геноцид, вырезая всех несогласных с вами — вперед подался представитель Серой фракции, укутанный в плащ с капюшоном, из-под которого была видна маска серого цвета, полностью скрывающая лицо — и раздать оружие тому мусору, который обитает за Стеной.

— Этот «мусор» такие же люди, как и все мы и имеют право сражаться за себя и своих близких — Алый угрожающе наклонился в сторону Корна, представителя Серых.

— Забавно такое слышать от мясника вроде тебя — даже не повернув голову в сторону Гарса ответил он.

— Да и нам всем было не выгодно, чтобы Янтарная фракция получила преимущество. Слишком уж специфичное у них понимание о справедливости, видят произвол даже там, где его нет. — пресекая перепалку сказал Трэн, предводитель Лазурных.

Сделав над собой видимое усилие Гарс поправив пистолет шумно опустился на стул.

— Что ж продолжим! — Трэн поднял свою трехпалую руку, привлекая внимание. — Нам точно известно, что осталось меньше одного года до начала вторжения. Все чаще нашим патрулям попадаются корабли Гиров. Держатся они на расстоянии и каких-то агрессивных действий не предпринимают.

— Прощупывают оборону, которой у нас и так нет — не весело произнес Корн.

— У нас до недавнего времени не было внешних врагов, даже самые дальние экспедиции докладывали, что воды безжизненные, если не брать в расчет неразумных. — наконец-таки голос четвертого члена этого собрания, представительницы фракции Фиолетовых Треллы.

Внешне девушка больше всех походила на человека из всех здесь собравшихся. Не высокая, обладающая красивой фигуркой, которую выгодно подчеркивал комбинезон с фиолетовыми символами, милым лицом, непокорной рыжей шевелюрой и двумя пышными хвостами, обвившими ее талию.

Трэн в подтверждение этого кивнул головой и продолжил:

— То, что это будет именно вторжение знаем только мы и ограниченное количество людей, принимавших участие в последней экспедиции к Гирам. Выживших оказалось не много и предотвратить утечку информации было не трудно.

— Так же не вижу смысла сейчас сообщать простым людям о нависшей беде — поддержал Корн Лазурного — Нам сейчас только паники не хватает для полного счастья

— Поддерживаю — кивнула в знак согласия Фиолетовая. — Нам следует для начала выработать общий план действий и решить будем ли мы обороняться или уйдем в пещеры на Пике.

— Что, поджала свои хвостики, и готова сбежать, Трэлла? — ехидно заметил Гарс.

— Даже такому дуболому как ты должно быть понятно, что мы не можем атаковать, у нас и для обороны сил может не хватить. — девушка поджала губы. — Мы можем запереться на станции, но тогда у нас не будет пути к отступлению и нас возьмут измором. Наши фермы не смогут обеспечить такое количество людей, основная добыча провизии все равно ведется в Бездне.

— То есть ты за уход в пещеры? — Лидер Лазурной фракции посмотрел на Трэллу.

На несколько мгновений девушка задумалась, словно боролась сама с собой:

— Да. Мне тоже не нравится мысль о том, что придется бросить столько разумных и обречь их на гибель, но я вижу в бегстве единственный выход. Мы уже упустили возможность победить, так спасем хоть кого ни будь.

Кивнув, принимая ответ лидера Фиолетовых, Трэн посмотрел на Корна:

— Теперь тебе слово.

— Спасибо — кивнул представитель Серых — Я за уход в пещеры.

— Неудивительно, тебе лишь бы в грязи покопаться — вклинился в его речь Гарс.

Не обращая внимание на его выпад, Серый продолжил излагать свои мысли:

— За оставшееся время мы сможем расширить штольни в Пике и оборудовать места для беженцев. На всех места конечно не хватит, сможем забрать лишь часть людей. Энергией нас люди Трэна обеспечат, а едой Фиолетовые. Как-то так.

— На счет энергии нужно будет утрясти кое какие моменты и подобрать места для установки, а так мы сможем несколько новых реакторов — что-то присчитывая в уме, сказал Трэн.

— С пищеблоками, при должном обеспечении энергией тоже никаких сложностей. Главное определиться с количеством людей в убежище. — покрутив ладошкой в воздухе, промолвила Трэлла

— Идиоты! Вы действительно думаете, что они вас пощадят? Или вы действительно рассчитываете, что они, перебив оставшихся в Городе, свалят обратно? Нам ясно дали понять, либо мы, либо они. — вскипел Гарс.

— В условиях не было ни слова о том, что противника нужно вырезать под корень — возразил Трэн.

— Судя по тем остаткам эскадры, что вернулась от гирсов, они в корне не согласны с тобой — сказал Алый — Вы же видели записи и читали отчеты капитанов. Из пятнадцати ушедших судов вернулись только два, и то только по счастливой случайности.

— Увидев такое количество кораблей они могли подумать, что мы нападаем на них. Напоминаю, что я был против такого размера флота, достаточно было послать пару разведчиков — на мгновение на маске Трэна пронеслась полоска с символами серого цвета.

— Тебе там в твоих шахтах булыжник на голову упал? При подходе к их Городу, наши люди посылали множество сигналов, пытаясь установить с ними контакт, разве что из иллюминатора не высовывались флажками махать, а в ответ получили залпы из торпед. — ударил кулаком по столу Гарс

— А что предлагаешь ты? Ну кроме криков и махания кулаками? — задала вопрос Фиолетовая, мило улыбаясь.

— Сообщим всем о приближающейся беде. Вооружим всех, как и планировали. Заблокируем все лишние коридоры и доки, оставим проход до одного или двух доков. — начал излагать свой план Алый. — За год подготовим множество ловушек, минных полей, затрудняющих продвижение врагов. Запасем продовольствие. Гирам тоже будет необходимо чем-то питаться, долго они не смогут осаждать нас.

— Все твои идеи не выдержат и малейшей критик — не дав закончить Гарсу, сказал Трэн.

— Вот смотри, по поводу идеи все рассказать и раздать всем оружие. Там такая шваль обитает за Стеной, что как только они получат оружие, начнется бойня, где прав сильнейший. Даже наши подчиненные далеки от идеала и не во всем нас слушают, а твоя фракция так и вообще построена на силе — ткнул длинным тонким пальцем в Алого Трэн.

— И в этом наша сила, Лазурный — всем своим видом Гарс показывал, что размышляет о том, сразу сломать палец или обождать немного. — В отличии от вас, у нас все на виду, и мы не ведем грязных игр за спиной товарищей.

— Мы уже вели подобные разговоры не однократно о том чья схема власти лучше и сейчас нет смысла к ним возвращаться — Трэн взял со стола кубок с вином и слегка пригубил.

Промочив горло, он продолжил:

— По поводу минных полей и тому подобному. Ресурсов для производства всего необходимого у нас не так много, а количество их судов все мы, примерно, представляем. Потеря сотни, другой не станет для них сильным ударом и вряд ли из-за этого они повернут обратно.

— Блокировка доков тоже не вариант — сказал уже Трэн — не смотря на все проведенное здесь время, мы имеем плохое представление о планировке Станции. Даже заблокировав все известные доки, останется множество мелких аварийный шлюзов. Да, корабли к ним не пристыкуются, но для высадки десанта в неограниченном объеме им хватит с головой.

— Действительно, неплохое вино — сделав глоток, похвалил напиток Корн — Что-то из запасов Минувших обнаружили?

— Да — подтвердил Трэн — то ли восьмой, то ли девятый километр Пика.

— Похоже, что чем глубже мы погружаемся, тем интереснее становятся находки — предположил Серый. — Так вот, я считаю, что пещеры — это единственный выход

— Но это же тупик. Сколько вы спасете? Двадцать, тридцать тысяч из всех фракций? — не сдавался Гарс — Вы же видели условия победы, там не было ни слова о бегстве.

С каждым словом в глазах лидера Алых разгорался огонь, а татуировки светились все ярче.

— Вот ты, Трэн, или ты, Трэлла. Как вы будете смотреть своим людям в глаза, сообщая о том, что они останутся умирать, а кучка избранных сбегут в пещеры? Я считаю, что мы должны остаться. Не могли нам выдать невыполнимое задание, иначе нет в этом смысла. Я требую…

— Что ты можешь требовать, мясник? Ты здесь разговариваешь с равными! — раздался мелодичный голосок, исходящий от человека, присоединившегося к совещанию.

— Медная, сука, кто тебя пустил сюда? — выхватив пистолет и направив его на гостью, сказал Гарс. Шерсть на его теле встала дыбом и по телу заструились алые разряды.

Рядом с ним внезапно материализовалась Трэлла, неуловимым движением поднявшись из-за стола. Встав по правую сторону от Алого, она так же направила руку в сторону Медной, а ее хвосты в ярости замельтешили, снеся пару бокалов со стола.

— Спокойнее, Гарс, Трэлла, это я пригласил ее. Уберите оружие и сядьте на место, пожалуйста. — Трэн, приподнявшись с места, указал представителю Медной фракции на свободное место за столом — Присаживайся, Юна.

— Да-да, зверята, послушайте, что говорят умные люди — произнесла представительница Медной фракции с усмешкой — И спрячь пистолет, волчонок, а то поранишься ненароком, ну ногу там себе прострелишь, например.

— Трэн, у тебя минута для того что бы объясниться — не думая успокаиваться и не опуская пистолет с Юны, произнес Гарс. — или я пристрелю ее прямо здесь, а затем и тебя за компанию. Ты и так уже запятнался только одним общением с ними.

Трелла кивнула в подтверждение слов Алого, и направила в сторону Медной вторую руку. Между ладонями, облаченными в тонкие перчатки, заискрились молнии фиолетового цвета.

— Вряд ли Трэн стал бы просто так приглашать кого то, тем более Медных, на подобное совещание — сказал глава Серых.

— Я не тебя спрашивал, Корн — оборвал его Гарс и потянулся свободной рукой к рукояти меча, торчавшего из — за спины. — пол минуты осталось, Лазурный.

— У нее есть план по спасению, спасению всех, как ты и хотел — не высказывая хоть какого ни будь волнения ответил Трэн — просто выслушайте их предложение и сделайте свои выводы. Считайте, что это моя просьба к вам обоим.

— Ну раз ты просишь, я ее выслушаю, но, если мне что-то не понравится, вы живыми из этого зала уже не выйдете — убрав меч обратно, Гарс сел за стол, положив пистолет на стол, направив дуло на Юну, которая вальяжно развалилась на предложенном месте.

Трэлла же просто кивнула в знак согласия и без слов заняла свое место.

— Кстати, Трэл — устроившись поудобнее, спросила Лидер Фиолетовых — Тут уже пять из шести фракции, почему же нет Янтарных?

— Это еще одна из причин, по которой я пригласил вас сюда — Трэл взглянул на представителей других фракций — Янтарные отказались даже разговаривать о возможности эвакуации и сказали, что будут действовать по своему усмотрению.

— Все-таки ваши фракции очень похожи, Гарс — улыбнулась Алому Трелла. Тот не обратил внимание на нее, продолжая неотрывно смотреть на Медную, и девушка сделала вид что обиделась.

— Они как-то это аргументировали? — задал вопрос Корн.

— Не доверяют нам, наверное, как и мы им — с усмешкой сказал Трэл.

— Сразу могу сказать, что их план провалился, и их уже можно вычеркнуть из списка живых — прерывая их, сказала Юна и достала цилиндрик, высотой не больше сантиметров десяти и поставила его на стол.

Из устройства полился свет, формируя изображение на стене зала.

На стене появилось изображения одного из доков, разительно отличающихся от стандартных, находящихся на Станции. Но даже не это привлекло внимание четверых лидеров.

Возле одного из пирсов было пришвартовано судно, не менее пятисот метров в длину и в высоту сто — сто пятьдесят метров над уровнем воды.

— Это же док в Пике? И там вы обнаружили этот корабль? — моментально сделал вывод Корн. — За все время исследования таких больших пространств мы не обнаруживали.

— Найден Медными, во время исследования руин на глубине, примерно, двадцати четырех километров — к удивлению, собравшихся, на этот вопрос ответил Нерт — Как и многое другое, но об этом позже.

— Нет, не позже — прервал его Гарс — С начала объяснение как вы попали на такую глубину. Ниже восемнадцати километров никто не погружался, откуда у вас такие суда?

— У нас их и не было, Гарс — обольстительно улыбнулась Юна — мы смогли опуститься только на двадцать километров.

— Значит вам помогли — взяв в руки пистолет, Алый направил его на лидера Серых — это же вы, ушлепки, подсобили им? Как давно вы им служите? А?

— Успокойся, Гарс — в предостерегающем жесте махнул рукой Корн — они просто купили у нас оборудование и специалистов.

— То есть ты продал собственных людей этим гнидам? — палец Гарса опустился на курок.

— Никто их не продавал, Гарс, они пошли добровольно и с ними все хорошо, они уже вернулись — ответил Серый.

— Наговорились? Тогда смотрите внимательнее, сейчас будет увлекательное зрелище — привлекла их внимание Медная.

Во время разговора проектор продолжал проецировать картинку, и уже было видно, как судну направляется группа вооруженных людей в легких скафах.

— На данных кадрах вы видите, как ударная группа Янтарных направляется к кораблю, с целью его захвата — начала комментировать происходящее представитель Медных.

— Как они там вообще оказались, да еще и на такой глубине? — спросил Гарс. — Такое ощущение, что там уже все побывали кроме нас.

— Это к делу отношение не имеет. Вот сейчас начнется — ответила Юна.

Тем временем группа нападающих приблизилась к своей цели. Примерно с десяток человек осталось у трапа корабля прикрывая группу захвата.

— Как-то они легко прошли до столь ценного объекта — сказала Трелла.

— Место швартовки корабля находится на большом удалении от проторенных путей, там не бывает лишних посетителей — отреагировала Юна.

— Поэтому вход на станцию не охранялся должным образом, а присутствующие там работяги не могли оказать сопротивление должным образом.

— Видимо рабы не очень горят желанием помогать своим хозяевам. — продолжал злорадствовать Гарс.

— Не переживай, «дорогой», им простили их проступок — посмертно — улыбнувшись, произнесла Юна.

"Чокнутая дура" — почти синхронно подумали Гарс и Трелла.

— На сам корабль проникло двадцать четыре человека. К их несчастью, на тот момент на судне находился полный отряд абордажников в тяжелых скафах. Завязался бой. В ходе столкновения Янтарные понесли тяжелые потери, хотя и наше "мясо" они сильно потрепали — продолжила Медная.

— Как отряд в легких скафах смог вообще поцарапать "тяжей"? — уточнил Нерт.

— Когда атака захлебнулась, многие из нападавших стали подрывать батареи своей брони — нахмурилась Юна — Один вообще умудрился забрать с собой сразу шестерых.

— Я так понимаю, станция существенно пострадала? — задал очередной вопрос Корн.

Этот вопрос волновал большинство участников совещания, так как подобный корабль существенно увеличивал боевую мощь фракции.

— Да. Восстанавливать это судно придется долго — сказала представительница Медных и тут же со смехом добавила — Хорошо, что остальные три корабля не пострадали.

В зале совещаний повисла гробовая тишина. Подобное заявление рушило весь хрупкий баланс сил, выстроенный за последние сто с лишнем лет.

— Ну я пока вижу, как Медные убивают Медных. Картина конечно очень радует. С чего вы взяли что это были Янтарные? — спросил Алый.

— Остался последний отрывок. Сейчас сами увидите — произнесла Юна. — Запись из отсека с реактором. Видимо Янтарь понял, что остался одним из последних выживших и решил подорвать судно.

— Жаль, что не успел — ввернул Гарс.

— Не успел, хотя был близок — Медная оскалилась — Смотрите внимательней, глядишь узнаете лицо.

Юна дотронулась до цилиндра, и картинка поменялась.

Дверь в реакторное помещение открылась и в нее влетел спиной вперед влетел человек в легком скафе. Пролетев пару метров и ударившись о колонну, Янтарь, как утверждала Юна, грохнулся на пол. По его броне было видно, что его путь сюда был не из легких. Человек лежал на полу и почему-то шевелил только одной правой ногой и частично правой рукой.

— Похоже вышли из строя сервоприводы скафа. Не боевая модель, явно не рассчитана на такие нагрузки, да и вообще, я не заметил там боевых скафов. Как-то странно для профессиональных штурмовиков Янтаря — прокомментировал Гарс.

Не получив ответ на свой не заданный вопрос Алый продолжил наблюдать действо, разворачивающееся на экране.

Не смотря на повреждения, боец упорно продолжал ползти к установке. Но тут из той же двери вышел абордажник Медных и направился в сторону Янтарного. Тяжело ступая, "тяж" все ближе и ближе подбирался к ползущему человеку. Подойдя ближе, Медный со всех возможностей тяжелого боевого скафа пнул противника. От удара Янтарь подлетел в вверх метра на четыре и перевернувшись в воздухе, упал на спину. Абордажник, наклонившись и схватив врага, поднял его в воздух. Увидев, как противник пытается активировать резак на правой руке, Медный, перехватив его руку, дернул ее в сторону. Не смотря на всю прочность, легкий скаф не мог противостоять тяжелому, и рука Янтаря отлетела в сторону.

От увиденного поморщился даже предводитель Алых.

— Не обращайте внимание, как оказалось, они старые знакомые — прокомментировала Юна — Именно из-за него Грисса разжаловали в абордажники. Так что можно сказать, он компенсирует моральный ущерб.

— Неужели это он? — Трелла от волнения затаила дыхание, не отрывая взгляд от проекции.

Тем временем Медный, удерживая противника одной рукой, другой бил по креплениям шлема врага. И в тот момент, когда ему это удалось, камера приблизило лицо поверженного Янтаря.

— Вик? Виктор? — почти одновременно вскрикнули Алый с Фиолетовой.

Тем временем Медный на проекции приблизив к себе Янтаря, и что-то сказал ему. После, бросив Вика на пол, он поднял ногу над головой Янтарного, и перенес на нее весь вес своего тяжелого скафа.

Проектор погас. В зале воцарилась тишина. Каждый думал о своем.

— Он точно мертв? — взяв себя в руки, спросила лидер Фиолетовых.

— Ну что за вопросы? Ты же сама все видела. Мертвее мертвых. — издевательски всплеснула руками Медная — Можешь даже прийти посмотреть на тело. После таких действий со стороны Янтарных, планируем объявить их отступниками, а запись и тела их солдат послужат доказательством.

— Зачем они на вас напали? К чему была эта бессмысленная атака? — спросив, проанализировав ситуацию, спросил Корн.

— Какая разница? Главное, что у них ничего не получилось. — пожав плечами, ответила Юна.

— С их лидером разговаривали? — продолжил череду вопросов Нерт.

— В бегах. Это мы завтра официально объявим на него охоту, а уже сейчас наши боевики ищут его. — видя, что Гарс хочет прервать ее, Медная жестом остановила его и продолжила — Это наше право. Они первыми напали на нас и у них не вышло. Теперь наше время действовать.

— Плохо, данная ситуация лишила нас целой фракции. В преддверии атаки, отразить которую у нас и так не хватает сил — подвел итог лидер Лазурных — но, я так понимаю, Медным есть чем нас порадовать?

— Ну если твои люди уже знают про корабль и док, то они и доложили где мы их нашли, верно? — Юна пристально посмотрела на Трэн.

— Да, но они смогли обследовать только малую часть. Я отдал приказ, что бы они вас лишний раз не беспокоили — хмуро улыбнулся Лазурный — Расскажи подробнее.

— Хорошо. Так вот, пару месяцев назад мы обнаружили древние шахты в Пике. После разведки стало понятно, что это не просто шахты, а запасные ходы. Разведка обнаружила огромные рукотворные пещеры, которые позволят переселить почти всех людей отсюда. Ну, не считая изгоев и прочую шелупонь, конечно же — Медная обвела взглядом участников собрания.

— И командовать всем там, конечно же, будете вы? — уточнил Алый.

— Естественно — улыбнулась Юна.

— Я все равно расскажу всем на Станции что нас ожидает, пускай выбираю, защищать свою нынешнюю Родину или бежать, как крысы с корабля. — Алый медленно поднял пистолет, словно размышляя, перестрелять всех в этом зале или все же не стоит.

Остановив взгляд на Медной, он тяжело вздохнул и убрал оружие в кобуру:

— Я буду защищать свой дом, и когда спасу его, приду и выкурю из норы каждого из вас лично, чего бы мне этого не стоило. Пойдем, Трэлла, нам нечего делать среди них.

— Извини Гарс, я хочу спасти своих людей, а твой план обречен на провал — с каждым словом голос девушки становился все тише.

— Понятно, не ожидал я от тебя такого, Лиса — произнес воин, и развернувшись направился к выходу.

Глава 1

Было ли у вас такое состояние, когда вам казалось, что можете горы свернуть? Когда вы уверены, что все что не задумай, все сможешь сделать? Так и эта неделя шла настолько хорошо, что я постоянно вспоминал слова моего товарища: «Не к добру это ваше вот веселье!».

В начале недели, на планерке, мне с моим коллегой, Александром, объявили о повышении, и, хотя оно было плановым, не радовать это не могло. По негласной традиции нашего коллектива мы решили «проставиться» по данному случаю и пригласили коллег на празднование.

— Лену приглашать будешь? — хитро улыбнувшись, задал вопрос Сашка.

Спрятавшись за монитор, я попытался от увернутся от данного вопроса, сделав вид, что на меня напала избирательная глухота. Но от друга трудно было отвязаться, тем более данная тема уже второй месяц была его самой любимой.

— Ну хватит ходить вокруг да около — продолжал он — видно же, что она тебе нравится. В «курилке» эту тему уже давно обмусолили со всех сторон и пришли к выводу «Подходят друг другу, но к друг другу не подходят».

И начал ржать аки конь. Я же привычно кинул в него какой-то увесистой инструкцией, он в ответ на это привычно увернулся и продолжил свою речь, в очередной раз капая на мой бедный мозг.

— Смотри, она девушка, ты парень, пятьдесят процентов успеха уже гарантировано.

— У меня еще много снарядов…

— Голос разума не заглушить насилием, ну не сразу по крайне мере.

— И «обжимка» тоже рядом, а она металлическая…

— Голос тихо умолкает, но он еще вернется — Александр шутливо поднял руки вверх и сел за свой стол.

— Кстати, на счет курения. Завязывал бы там отираться — теперь уже «наехал» я на него — Ты как планируешь продолжать нырять? Совсем уже «дыхалку» посадил со своей отравой.

— Ой, всё. Последняя пачка и завязываю — в очередной раз пообещал он.

— Ага — в очередной раз не поверил я ему.

Данная тема поднималась мной изо дня в день не просто так. Уже второй год нашим главным увлечением являлся дайвинг. Но не тот, в котором на тебя навешиваю груду обмундирования, и ты можешь погружаться на приличные глубины, туда где и Солнца не видно. Нет, мы увлекались более «легким» видом и ныряли с трубкой, что позволяло нам не заморачиваться с подготовкой к нырянию. За все это время мы побывали во многих местах, благо остров со всех сторон окружен водой и каждый выбор следующего места был для нас приятным делом.

— Сань! Саня! Шурик! — зная, как его раздражает это форма имени я все равно не мог отказать себе в удовольствие подразнить его.

— Чего тебе?

— Куда поедем то в субботу?

— Вот смотри — он повернул монитор в мою сторону и открыл карту — Можем поехать сюда.

Он указал мышью предполагаемое место. Находилось оно на приличном расстоянии от города и добираться туда пришлось бы не меньше трех — четырех часов.

— Долго ехать, да и дорога такая себе, быстро не выйдет — высказал я первый довод «против».

— И? — прозвучал его аргумент.

— Надо рано вставать, если хотим успеть за день.

— И?

— Что-то ты не многословен… — и отвесил ему легкий подзатыльник

— Не вижу проблемы от слова «совсем» — почесал голову Саня и улыбнулся — тебе ж везти, я по дороге посплю.

— А если переживаешь, то поехали с ночевкой — продолжил он — места красивые, мы там как-то проезжали. Вид с сопок открывается шикарный, места дикие, надо будет взять что ни будь от клещей и медведей. Главное не перепутать средства обороны.

— Давай, надо будет палатку с гаража достать — начал строить планы я.

— Ага, ага, там мы тебя с Ленкой и запрем — друг все мог остановиться.

— Иди сюда, бить буду, может даже ногами.

Маленький «корпоратив» прошел на «Ура!». Собрались мы в конференц-зале нашего небольшого офиса. С каждым часов праздника атмосфера становилась все не принуждённой и под конец веселья я набрался смелость и пригласил Елену на совместный выезд в выходные. Вот вроде уже и не юнец, и отношения уже были, но все равно по-прежнему волнительно.

Больше всего из «корпоратива» мне запомнились ее радостные глаза, когда я пригласи ее поехать с нами на море. Может я действительно зря все это время сдерживался, боясь в очередной раз обжечься и не делал первый шаг?

В субботу встать пришлось спозаранку, так как именно мне предстояла заехать за друзьями. Закидав вещи в багажник джипа, как необходимые для разбивки лагеря, так и для ныряния, я направил машину в сторону Лениного дома. Уже подъезжая к многоквартирному дому, я достал телефон и набрал ее номер.

Утро доброе! Готова к незабываемому ощущению длительной поездке по лесным дорогам? — поприветствовал её я.

Пфф, всегда готова — услышал в ответ веселый, но слегка озадаченный голос девушки — Слушай, тут такое дело, родители сестру с собой взят не могли, а дома ей все выходные торчать не хочется!

Да без проблем, все вместятся, главное одежду ей нормальную возьмите и обувь — на всякий случай напомнил я, и услышав на заднем фоне, что они начали обсуждать что им взять, положил трубку.


Прождав полчаса, я наконец-таки дождался чуда, увидев, как дверь подъезда открывается и из нее выходят две девушки.

Даже при беглом взгляде можно было понять, что это сестры. Девушки, не смотря на разницу в возрасте, Лене было двадцать два года, а Екатерине всего семнадцать, они были очень похожи. Различались они лишь цветом волос, у старшей сестры они были рыжие, младшая же была настоящей блондинкой и ростом, младшая была чуть пониже.

Обе, одетый в джинсы и легкие курточки, утро сегодня было на удивление прохладным, хотя по прогнозу утром будет настоящая жара. Поздоровавшись с красавицами и отобрав у них сумки с вещами, закинул их барахло в багажник и дождавшись, пока они поудобнее усядутся и пристегнуться, поехал к следующему пункту назначения.

Уже в дороге набрал Александра и узнал, что наша компания станет еще больше. Оказалась, что его подруга, Ольга, так же едет с нами. Саня имел серьезные виды на девушку, и та отвечала ему взаимностью, так что дело верно шло к свадьбе.

Припарковав машину возле ворот частного дома, в котором они вместе жили, подошел к калитке и уже собирался нажать на звонок, как дверь открылась и из нее вышла Ольга.

— О, Вик, привет! Мы уже почти готовы, сейчас только Саша выйдет, что-то он забыл в гараже.

— Ничего страшного, не проспал и то хорошо.

— Ага, пришлось пинать его, чтобы поднять, а то он еще хотел «пять минуточек» покемарить…

— Давай пока рюкзак закину — я протянул руку, принимая увесистую сумку — Ого, ты туда сколько кирпичей сложила?

— Косметичку — засмеялась Ольга — О, а это кто у тебя в машине сидит? Неужели ты все-таки решился сделать первый шаг? Хотя да, уже двадцать семь лет, взрослый мальчик, вроде как пора.

Несмотря на то, что была младше меня на несколько лет, Оля любила изображать из себя старшую сестру. Грань приличия она не пересекала, так что мне было приятно с ней перешучиваться.

— Три раза «ха». Это Лена, а на заднем сидении ее сестра, Катя. Я думал Саня тебе рассказал, что она едет с нами.

— Я вчера уже поздно приехала, поездку к родителям пришлось отменить, а вечером уже было не до разговоров.

— Похоже у всех родителей какой-то общий тайный слет, куда посторонних не берут — открыв багажник, закинул рюкзак девушки и предложил ей занять место на заднем сиденье.

— Ольга, Лена, Катя. — представил я девушек друг другу.

Обменявшись приветствиями, девушки остались в машине, моментально найдя общую тему для разговора, а я направился на поиски самого пунктуального человека всей нашей компании.

— Саня? Шурик! Шурик, выходи гулять — подойдя к гаражу начал я его звать — ты там всё? Накрасился? Чулки надел? А то, судя по всему, в вашей будущей семье хозяином в доме будешь точно не ты, собираешься как будто девушка.

— Да, да, будешь такие шутки шутить, позову на свадьбу, подружкой невесты — раздался голос друга. — Держи сумку, я сейчас, только груза возьму. Олька внезапно появилась, вечером не успел собраться.

— Угу, я уже понял, целую неделю у тебя времени не было подготовиться, а свалить решил на бедную девушку — подхватив очередную сумку, я направился к машине — не забудь ласты, и начинай ими активно шевелить, и так уже из графика выбиваемся.

— Да иду я уже.

Вот за что я люблю Сахалин, так это за его природу. В любое время года остров прекрасен. Снежные зимы, жаркое лето, всегда есть куда выбраться и чем заняться. А если твои увлечения разделяют друзья, то пред вами открыты все дороги и скучать точно не придётся.

За все время чем я только не занимался. Играл в пейнтбол, катался на сноуборде, стрелял из лука, бродил по горам, но ныряние стало именно тем, что меня по-настоящему увлекло.

Компания для дорожной поездки подобралась отличная. Девушки щебетали на своем языке и даже Катя, уткнувшаяся до этого в телефон с жаром спорила с сестрой и Ольгой. Мы же с Александром вспоминали места где уже побывали и рассуждали куда еще стоило бы съездить.

И вот спустя четыре часа езды по проселочной дороге, мы выбрались на песчаный берег Охотского моря. Слева от нас, в море, не далеко от берега возвышалась скала. Это и было целью нашей поездки. Мы с Саней давно хотели обследовать ее, благо вода в бухте почти всегда была спокойной и прозрачной. Погода сегодня тоже благоволила, на небе не было ни облачка и ветер почти полностью отсутствовал. Направляя машину максимально близко к скале по песчаному берегу, я высматривал присмотрел место для ночевки.

— Смотри, вон там можно остановится — Саша хлопнул меня по плечу и ткнул пальцем в сторону большого валуна — Можно возле него расположиться, за одно будет куда амуницию сложить, не испачкав в песке.

— Согласен — повернув руль, я направил джип в указанную сторону.

Остановившись, мы выбирались из машины и принялись выгружать вещи. Первым делом, так как солнце палило нещадно, мы развернули тент с палаткой, чтобы укрыть девушек под ним.

Наконец закончив с разбивкой лагеря, выпустив девушек из машины. Разложив все вещи по местам, мы принялись подготавливать экипировку. При должной сноровке весь процесс занял не больше получаса, и вот мы уже были готовы.

Подойдя к палатке, чтобы взять перчатки, ткнулся на Лену. Девушка тихонько подошла, поднялась на цыпочки и легонько поцеловала, пожелав удачи.

— День становится все интереснее, да Витек? — от этого глазастого засранца ничего не скроется.

— Зависть плохое чувство.

— Вот еще, у меня Ольга есть, я двоих не вытерплю — с наигранным вздохом сожаления сказал Александр — Пошли уже, море зовет.

Зайдя в море по пояс, мы стали надевать ласты.

— Сразу к скале плывем или в округе порыскаем? — задал вопрос Саня, первым закончив экипироваться.

— Предлагаю с начала подальше от берега, посмотрим, может чего к ужину притащим, а потом уже к скале.

— Лады.

Надев перчатки и натянув на лицо маску, я вставил загубник от трубки в рот. Наклонившись, плавно лег на воду и взяв в левую руку мотовилу с тросом, к которому был привязан плотик, заработал ластами догоняя друга.

Море было спокойно и прозрачно. Казалось, что ты не плывешь, а паришь над дном. Было видно, как стайки рыбок снуют среди водорослей в поиске пищи.

Чем дальше я отплывал от берега стало больше водорослей, «морской виноград», длиной в несколько метров, образовывал фантастический лес, в котором мы и искали различных морских гадов.

Постепенно, в поисках живности, мы отдалялись друг от друга все больше. Дно, по началу каменистое, начало сменяться песчаным и все больше и больше уходило вниз.

Время под водой идет совершенно по-другому и взглянув на часы, с удивлением отметил, что в воде я находился уже более полутра часов. За это время моя питомза пополнилась парочкой довольно крупных крабов и несколькими «морскими гребешками».

Повернув в сторону скалы, в очередной раз нырнул и недалеко от себя разглядел смутные очертания какого-то большого объекта, смутно напоминающего рыболовецкий баркас. Подплыв ближе, я действительно увидел небольшое судно, значительно погрузившееся в песок.

Глубина в данном месте была уже примерно 8 — 10 метров, что для меня, как ныряльщика, было уже существенно, но устоять перед таким соблазном было невозможно. Лежа на поверхности моря и рассматривая баркас, я смог определить вход в его небольшую рубку.

Сделав несколько глубоких вдохов, нырнул и плавно работая ластами, начал погружаться, направляясь к рубке. Приблизившись к судну, мне стало видно, что данная посудина на морском дне находилась уже довольно давно. Покрытый водорослями, частично засыпанный песком, данный гость с поверхности совершенно не смотрелся чужеродным на дне. Казалось будто я сидел перед огромным аквариумом, в котором плавают стайки разноцветных рыбок, а в качестве декорации на камешках лежит пиратский кораблик. На этом баркасе явно отсутствуют сундуки с золотом, но даже ощущения от такой находки были большой великолепным.

Чувствуя, что воздуха становится все меньше, принялся медленно работать ластами, поднимаясь на поверхность. Прокручивая в голове увиденное, начал прикидывать лучший вариант для следующего погружения. Теперь я точно определился со входом в рубку и даже рассмотрел, что дверь была приоткрыта. Добравшись до поверхности, я с удовольствием сделал глубокий вдох, наслаждаясь ощущением доступности воздуха. Осмотревшись, я сперва заметил яркий плотик Александра и уже потом обнаружил его владельца. Помахал товарищу рукой, стараясь привлечь его внимание, и опять лег на воду восстанавливать дыхание.

Примерно представив направление, с учетом небольшого течения, с которого удобнее будет добраться до входа в баркас, я приготовился к нырку. Заработав ластами, стал погружаться, постепенно приближаясь к судну.

Заходя со стороны кормы и продвигаясь над бортом лодки, аккуратно продвигался к цели. Когда до ручки двери оставались считанные сантиметры, я ощутил как ласта на правой ноге за что-то зацепилась. Стараясь не совершать резких движений, попробовал аккуратно развернутся и посмотреть, что же случилось.

— «Твою дивизию!» — мысленно вскрикнул я.

Оказалось, что, проплывая над судном, я умудрился задеть рыбацкие сети. Ситуация была пока не критичной, так как для подобных ситуаций в снаряжении всегда имеется нож-стропорез. Подтянув себя к сети, я вытащил нож из ножен. Схватившись за сеть, я начал аккуратно ее разрезать. Чувствуя, что кислорода уже не хватает, а сеть отказывается выпускать из своего плена, меня начала накрывать паника.

— Режься! Давай! Давай! Черт! — Бросив нож, я попытался отцепить жилет и пояс с грузом, чувствуя, как темнота уже подкрадывается ко мне, лишая сил. А потом не в силах сдерживаться, открыл рот и начал захлебываться, чувствуя, как на меня наваливается свинцовая темнота.

Глава 2

— Ох ты ж! Как хреново! — пробуждение было мгновенным, словно кто-то дернул за рубильник и включил мое сознание. Собственное тело я почувствовал не сразу и как только чувствительность стала возвращаться, все тело стало покалывать сотнями маленьких острых игл. Видимо без сознания провалялся очень долго, умудрившись при этом отлежать себе все что можно, руки с ногами казались ватными, а открыть глаза и сфокусировать зрение мне удалось далеко не сразу.

Попытавшись пошевелить головой, ощутил, как одеревеневшие мышцы шеи сопротивляются насилию над собой. Чуть склонившись в сторону, я смог рассмотреть, что нахожусь на кровати с высокими полупрозрачными бортами.

Чувствуя, как от подобных физических нагрузок по лицу скатывается пот, решил, что сильно напрягаться пока не стоило. Расслабившись попытался восстановить хронологию последних событий.

— Поездка, ныряние, сеть, безуспешные попытки ее разрезать, вода, заливающаяся в рот — воспоминания были настолько яркими, что в груди кольнуло и сдавило легкие.

Прикрыв глаза и заставив себя дышать глубоко, стал постарался выбросить из головы все лишнее. Тело стало покалывать все сильнее и ощущения становились все болезненнее.

— Так, значит Саня все-таки меня вытащил, успел чертяга! — стараясь отвлечься я начал говорить в слух — Надо будет его хорошенько отблагодарить. Жаль лишь, что такие выходные всем испортил. Девчонок наверняка перепугал, кретин.

Организм вновь напомнил о себе болью, что стала пульсировать в унисон с сердцебиением. Шум в ушах все усиливался, очищая разум от лишних мыслей, и я постарался расслабиться, надеясь, что в скором времени мне полегчает.

Но очередной такт боли оказался внезапно в разы сильнее предыдущих и меня так скрутило, что из головы вымело всё, оставив меня наедине с болью, пожирающей тело и разум. Лишь смутно осознавал, как выл, моля о помощи, но никто так и не появился, а пытки все продолжались, пока не наступило спасительное забытье.

Следующее пробуждение было куда приятнее. Нет, я по-прежнему ощущал слабость, но проходила она быстро, и теперь тело было более послушным. Поднеся руку ко лбу, пальцами нащупал здоровенную шишку над левым глазом. Все-таки ударился о бортик кровати в бреду, ну или санитары приложили меня пару раз, что бы не брыкался.

Кстати о врачах. Еще немного полежав и удивившись, что никто не прибежал на мои крики, я решил подать голос. То, что я нахожусь в больнице, у меня не было сомнений. Куда еще меня могли привезти? Да и оборудование, рассмотреть которое позволяли прозрачные бортики кровати, было похоже на медицинское. Стойки и какие-то мониторы, от которых шли кабеля к моему ложу.

На мои негромкие крики никакой реакции не последовало и, ухватившись за бортики, подтянул свое тело вверх и попытался встать на кровать.

Удалось мне это далеко не сразу. Два раза умудрился приложился о края кровати, матеря на чем свет инженеров, догадавшихся создать такое неудобно ложе. На третий раз мне удалось сесть на корточки, но выпрямляться я не спешил, ожидая пока перестанет кружиться голова.

К сожалению, от вертикального положения тела, неприятные ощущения в пищеводе лишь усилились, и опасаясь запачкать кровать, я перегнулся через бортик. На удивление, никаких лишних биологических жидкостей из меня не полились, лишь во рту появился отвратительный привкус.

Повисел еще минуту в непонятной позе, каждую секунду ожидая подставы от организма, но так и не дождался. Решив, что негоже взрослому парню отступать на пол пути, сделал над собой волевое усилие и кулем свалился на пол, умудрившись благополучно приземлиться на пятую точку.

Едва не завалился назад, но спасибо кровати, удержался, лишь ударился затылком о что-то металлическое. Потерев ушибленное место, сел в пол обора и в очередной раз ухватившись за борти попробовал встать.

То ли организм начал в себя приходить, то ли решил, что второй раз головой биться себе дороже, но попытка удалась с первого раза. Стоя на дрожащих ногах, я прибывал некотором замешательстве.

Оказалось, что все это время лежать мне приходилось не на кровати, а в странно выглядящей капсуле с откинутой крышкой. Помимо моего ложа, в помещении имелись еще подобные устройства в количестве четырех штук.

Крепились они в вертикальном положении на стене справа от меня. Судя по всему, при необходимости эти устройства могли опускаться вниз, переходя в горизонтальное положение. В отличии от моей капсулы, остальные были непрозрачными и не позволяли рассмотреть, что же находилось у них внутри.

Слева от меня были выше упомянутые приборы, которые все меньше походили на привычные для меня. Я, хвала высшим силам, в больнице лежал только в детстве, да и то не долго, но телевизор смотрел, и ни в одном репортаже не видел подобного, разве что в фантастических фильмах.

Заглянув во внутрь своей капсулы, заметил, что на белоснежной поверхности не осталось ни малейшего следа моего пребывания. Дотронувшись до материала, что покрывал дно капсулы, ощутил, как моя рука утопает в нем. Казалось, как будто я погрузил пальцы в мягкий пластилин. Попытавшись надавить сильнее, почувствовал, как мягкость сменилась упругость, а затем и вовсе превратилась в твердость.

Еще немного поэкспериментировав с этим удивительным материалом, я переключился на следующую странность капсулы. Так оказалось, что нижняя часть механизма была вскрыта и повреждена. При чем ломали варварским способов, разнеся всю начинку в дребезги. Ожидая увидеть искореженные микросхемы, я, к моему удивлению не обнаружил ни одной платы, лишь осколки кристаллов разнообразных цветов и размеров.

Наконец отвлекшись от капсулы, осмотрел окружающую меня обстановку. Само помещение, в котором я очнулся, было не большим, шагов двадцать от одной стены до другой, и освещалось тусклыми лампами, создававшими полумрак. Большую часть комнаты занимали те самые капсулы, оставляя лишь совсем маленький пятачок свободного места.

За стойкой с монитором мне удалось рассмотрел дверь, ведущую из палаты. Сделав шаг вперед по направлению к выходу, неудачно споткнулся о стойку, отдаленно напоминающую капельницу и валяющуюся на полу. Там даже, кажется, какие-то пластиковые пакеты висели. Больно приложившись коленом о пол, я неудачно поставил руку и осколки пластика вонзились в ладонь.

Костеря уборщиков, главврача и всех причастных и не причастных, что оставили такой беспорядок, поднес ладонь к лицу и рассмотрел неглубокие порезы, из которых уже начала сочиться кровь. Капли были небольшими и мне подумалось, что было бы не плохо чем-то замотать руку. Посмотрев по сторонам и не обнаружив ничего подходящего, решил оторвать рукав и в очередной раз замер от удивления.

Одет я оказался в тонкий комбинезон. Он плотно облегал тело, закрывая шею и заканчивался почти у самого подбородка. Открытыми участками тела оставались только ступни ноги и кисти рук. Обувь, к сожалению, не завезли. Обновка была очень странная, казалось, что у нее совершенно отсутствуют застежки что спереди, что сзади.

Цвет у комбинезона в основном был черный, хотя готов был поспорить, что, когда вы лазил из капсулы он был белого цвета, но теперь на нем периодически стали проявляться символы золотисто-медного цвета, хаотично перемещающиеся по всей одежде. Чем дольше я разглядывал одежду, тем реже появлялись символы, постепенно затухая, а через некоторое время одеяние стало полностью черного цвета.

Немного помучившись, я попробовал оторвать лоскут от него, чтобы замотать руку, но не смог сделать даже надорвать его. Комбинезон хорошо тянулся и у меня сложилось что без острого ножа его не повредить.

Кровь из порезов практически прекратила сочиться и решив, что истечь кровью мне прямо сейчас не грозит, опять двинулся в сторону двери, на этот раз внимательно смотря, куда поставить ногу.

Дверь при моем приближении начала беззвучно откатываться в сторону, но застыла на пол пути. Пару секунд было слышно, как ее моторы начали работать с нагрузкой, пытаясь все-таки открыть дверной проем полностью, но тут внутри стены что-то громыхнуло и шум прекратился, а я почувствовал запах горелой изоляции.

— Черти что у них тут с техникой творится. Бардак какой-то. — возмущаясь, прошел в соседнее помещение через образовавшийся проход.

Первое, чем меня поразил этот зал, оказался гигантский монитор на всю стену, и куча более мелких, находящихся по его краям. Один их вид выдавал, что к медицине они отношения не имеют. Такие размеры больше подходили какому ни будь охранному посту на большущем заводе со множеством видеокамер. И опять-таки, было не понятно, зачем меня нужно было класть в подсобном помещении местных охранников, а не в нормальной палате.

Возле экранов располагался стол с кучей кнопок, коих великое множество я смог рассмотреть, приблизившись к нему. Перед столом находились два кресла, и если правое выглядело вполне обыденно спинка, сиденье, подлокотники, то вот левое могло подойти существу со строением тела, отличным от человеческого. Круглое глубокое ложе, находящееся на расстоянии не меньше метра от стола, вряд ли могло даже показаться удобным подобным мне, а уж как на нем можно сидеть, так и вовсе было страшно представить.

В отличии от комнаты, в которой я очнулся, данное помещение производило ощущение заброшенности, и толстый слой пыли, покрывающей кресла и пульт, лишь усиливало общее впечатление.

Смахнул комья пыли со пульта управления незнакомыми мне система, а то что это был пульт у меня не возникало никаких сомнений. Множество кнопок, от крохотных до огромных, рычагов, тумблеров, переключателей, там была даже большущая красная кнопка, которую я, конечно же, нажимать не стал.

Смахнув с части пульта пыль, сумел разглядеть, что все эти тумблеры подписаны, вот только таких буквы раньше я не видел.

Мне трудно считать себя полиглотом, да и не был им никогда, но данные символы совершенно отличались от чего-то родного, «земного».

— Все чудесатее и чудесатее… — мелькнула мысль в моей голове — Странности копятся, ответов нет.

Поискав среди надписей хоть что знакомое и не добившись успеха, продолжил дальше исследовать помещение. С левой стороны от мониторов и пульта, в конце зала, виднелись две двери. Одна смахивала на лифтовую, вторая же напоминала эвакуационный выход и именно к нему вели следы, оставшиеся в пыли.

— Только таблички «Выход здесь» не хватает — произнес вслух, заканчивая разглядывать помещение. Ничего интересного при осмотре я больше не обнаружил, поэтому двинулся в сторону выхода, ища хоть какие-то ответы.

Левая дверь оказалась заблокирована, и управляющая панель на ней была не активна. Да и не хотелось мне кататься на здешних лифтах, особенно после той сломанной двери. Не зря же все замеченные мною следы вели к другому выходу. Правая дверь была закрыта на обычный запорный механизм в виде рычага. Не смотря на общее запустение и не покидающее ощущение заброшенности данного места, механизм сработал на удивление легко и без малейшего звука.

Из открытой двери на меня полился яркий свет и в помещение, подобно волнам, ворвался запах моря. Выглянул наружу, я обомлел. Диспетчерская, а в этом я теперь был уверен на все шестьдесят процентов, находилась на высоте тридцати или сорока метров и позволяла рассмотреть новое помещение во сей красе.

С высоты открывался вид на огромный ярки освещенный док. В длину он был не менее полутра километров, ширину — два километра, а высоту — метров сто.

В левой части, по центру, находилось несколько причалов, позволявших спокойно пришвартоваться какому ни будь океанскому лайнеру. По краям дока были более маленькие причалы, я насчитал примерно двенадцать штук. В правой части дока была ровная площадка, на которой, по обоим сторонам, примыкая к стенам, шли одноэтажные помещения. Еще чуть дальше, в противоположной стороне от пирса была видна гигантская дверь, оплавленная чудовищным взрывом.

То тут то там были видны следы сражения. Подпалины на стенах, выбоины в полу, разрушенные стены помещений. При этом кроме характерного запаха морской воды, каких-либо других запахов я не ощущал. Складывалось ощущение, что бой был давно, да и тел нигде не наблюдалось.

Сам док производил впечатление грузового. Мне трудно было представить, что по нему могли ходить туристы. В моей голове рисовались совсем другие картины — портовые краны, фуры, погрузчики.

Больше не задерживаясь, но все же с осторожностью, держась за поручни, стал спускаться по винтовой лестнице. Шагал я медленно, собирая во едино все замеченные раннее странности. Непонятные надписи, странная одежа, помещения, которые казались заброшенными очень давно, но при этом работающие источники питания, дающие освещение. И кто-то же меня вытащил из воды и поместил в капсулу.

— Тогда почему не подождал, когда приду в сознание? — этот вопрос я задал уже в слух, и эхо разнесло его по всему доку. — Или это связано с произошедшим здесь сражением и меня просто не смогли разбудить и унести?

Первым моим предположением было, что выбросило меня возле какого ни будь секретного объекта нашей необъятной Родины, но данная версия совершенно не объясняла непонятную одежду, механизмы, а главное символы.

Так, стараясь найти хоть какое ни будь логическое объяснение, я, мерно переставляя босые ноги, спускался все ниже и ниже. Попытки выстроить хоть какое ни будь логическое объяснение происходящему разбивались об очередные странности, да и тишина, царящая вокруг, сбивала с толку.

Не было слышно разговоров людей, что должны были обслуживать такое огромное строение. Можно было бы предположить, что данное сооружение давно покинуто, но почему тогда так ярко светят лампы? Не понятно…

С каждой пройденной ступенькой мое самочувствие улучшалось, а слабость во сем теле почти исчезла. Даже голова перестала болеть, лишь пораненная рука да мелкий мусор, что колол ноги, доставляли неудобства.

Почувствовав урчание в животе, я сознал что зверски хочу есть, а это уже было серьезной проблемой, так как аппаратов по выдачи пищи я по близости не наблюдал.

Нужно будет поскорее найти хоть кого ни будь, а то как-то глупо будет умереть от голода, после того как тебя спасли. Хотя бы стоило обследовать те помещения, которые я разглядел с верхней площадки. Шансов мало, но если это действительно грузовой док, то должны и быть склады, может там хоть что-то завалялось. Мысли о том, что этот док могли уже давно не посещать, я старательно гнал из головы.

Наконец сделав шаг с лестницы на пол, почувствовал, как холодный бетон неприятно холодит ступни. Стоять было откровенно неприятно, и я завертел головой в разные стороны, прикидывая куда для начала податься.

С правой стороны от меня виднелись длинные здания, что с низу уже не казались такими уж и низкими. Посреди дока была открытая площадка, и ничего примечательного на ней не было, за исключением цветных линий, видимо служивших в качестве разметки для грузового транспорта.

Слева был пустой причал, на котором находились маленькие строения на подобие будок. Ближайшая стояла ко мне с открытой дверью и внутри нее горел свет, позволяя увидеть скромное внутреннее убранство. Стул без спинки, стол и расположенный на нем монитор.

Задрав голову вверх, смог рассмотреть среди металлических конструкций, закрепленных на потолке, металлические троса и грузовые крюки огромных размеров, видимо способных спокойно переносить многотонные груза.

Опустив взгляд вниз, я уже было намеревался двинуться вправо, как внезапно обратил внимание на странную деталь. Приглядевшись, увидел, как из-за будки таможенника выглядывают чьи-то шевелящиеся ноги в странной пятнистой одежде и серо-жёлтыми ботинками.

— Эй, друг, подскажи, куда я попал? — быстрым шагом я пошел в сторону пирса, надеясь, наконец, получить хоть какие-то объяснения.


Глава 3

Не смотря на крики, которые трудно было не услышать, мой потенциальный информатор совершенно на меня не реагировал, лишь продолжал изредка вздрагивать.

Подойдя ближе, ощутил неприятный запах гниющего мяса и инстинктивно приготовился услышать жужжание целого роя мух. Но док по-прежнему хранил тишину, лишь едва различимые всплески воды о причал вносили в нее разнообразие.

Запах становился все тяжелее и тяжелее, и я в очередной раз почувствовал, как к горлу подкатывается ком. Стараясь дышать как можно реже и не глубоко, зажав нос рукой, подошел к разлагающемуся трупу.

То, что это существо было мертвым говорил не только запах, но и два длинных металлических штыря, что пригвоздили его к полу. Под телом образовалось целое озеро высохшей крови, имеющей голубоватый оттенок. Непропорционально длинные руки были вытянуты в сторону воды, и я заметил тонкую цепь, что сковывала запястья рук и проходила через ошейник на шее.

Цепь была в движении, словно кто-то в глубине постоянно дергал за нее, и то что я в начале принял за шум волн, оказалось всплесками на воде, когда она провисала.

Обойдя странный труп в непонятной одежде, я подошел к краю пирса и посмотрел вниз. Воды бы темны и создавали тягостное ощущение, словно этот океан никогда не знал даже крохотного лучика солнечного света.

Внезапно цепь замерла и из глубины стало что-то подниматься. Сначала появилось маленькое светлое пятно, что постепенно разрасталось и вот я уже смог разглядеть раскинутые в стороны руки и ноги.

— Ох, бля — непроизвольно вырвалось у меня, и от шока вздохнул полной грудью смрадного воздуха.

Очередной мертвец поспешил предстать предо мной. Слегка покачиваясь на воде, он позволил разглядеть, что у него отсутствовала часть черепа. И если мне в начале показалось что этот человек был когда-то коротышкой, то теперь я отчетливо видел, что у утопленника все конечность были обгрызены.

Разум тут же услужливо подкинул картинку, как где-то на глубине этого дока обитает гигантская рыбина, медленно пожирающая бедолагу.

— Да ну нах! — картинка вышла настолько правдоподобной, что меня передернуло.

Вокруг трупа замелькали мелкие существа, отдаленно смахивающие на рыбок, вот только за место плавников у них были крохотные щупальца, которыми они начали рвать плоть мертвеца.

Тварей оказалось на удивление много и вода в прямом смысле этого слова забурлила. Падальщики начали выпрыгивать из своей стихии, стараясь добраться до свободных участков тела, и их движения становились все агрессивнее.

Вот одна из рыбин взвилась вверх, и я, завороженные ее полетом, не сразу осознал, что она меня атакует. Лишь среагировав в последний момент, я умудрился разминуться с ней на считанные миллиметры, при этом неудачно запнувшись о труп лежащий на полу.

Заваливаясь назад, услышал многочисленные всплески и увидел, как косяк плавающей рыбы превращается в клин рыбы летающей. Уже лежа застыл от ужаса в ожидании дождя из местных «пираний», но очередной всплеск заглушив все окружающие, в очередной раз доказал правило, что на каждую страшную тварь, найдется чудовище пострашнее.

Длинное темное тело резко поднялось из глубин, распахивая гигантскую пасть, мгновенно проглотив утопленника с львиной долей мелких рыб. Хищник, схватив добычу, упал обратно в воду, обдав меня столпом брызг с ног до головы.

Ледяная вода быстро привела меня в чувства, и я, суча ногами по полу начал спиной назад отодвигаться от бортика пирса. Руки и ноги скользили по мокрому покрытию, еще и высохшая кровь, которая мгновенно впитав в себя воду, сделала пол значительно более скользким.

Монстр же, видимо решил не задерживаться на поверхности и начал быстро погружаться, потянув за собой тонкую цепь. Пока я, барахтаясь, с трудом отползал подальше, она все больше растягивалась, пока наконец не натянулась.

Видимо в голове у гиганта возникла небольшая дилемма, которую он решил разрешить силой. Тело передо мной задергалось из стороны в сторону, вторя движению цепи, а мне даже стало интересно, что же победит, рукотворная вещь или дикое создание.

Раздавшийся треск одновременно с мерзким хлюпаньем возвестил, что слабее всего человек. Труп, приколотый к полу разорвало пополам, демонстрируя сгнившие внутренности, в которых, к тому же, копошилась какая-то дрянь.

Верхняя половина тела соскользнула с бортика и упала вводу, стремительно исчезая в темной воде. Запах стал еще более отвратительным, и я, кашляя, рванул прочь, уходя из зоны поражения отравляющими веществами.

— Та-ак, мля, есть две новости. Хорошая — я жив, плохая — это явно не больница и помощи тут не будет — отдышавшись и вытерев лицо, стараясь еще больше не размазать грязь по лицу, тихо произнес я. Шуметь после увиденного совершенно не хотелось.

Ступни начали мерзнуть еще больше, и я даже посмотрел в сторону останков существа, на чьих ногах все еще оставалась обувь, но представив, как буду снимать их с полуразложившегося тела, решил, что могу и потерпеть.

Тяжело вздохнув, и посмотрев на свои грязные руки, понадеялся, что в ранки не попала какая ни будь инфекция, уж больно подозрительно шевелились кишки у бедняги.

Посмотрел в сторону одноэтажных домиков, которые заприметил еще когда спускался с диспетчерской. Решив, что в первую очередь стоить обследовать эти помещения, двинулся в их сторону, попутно шаря взглядом по окрестностям в надежде найти хоть что-то похожее на оружие.

К сожаление местные уборщики оказались лучше своих коллег, что должны были следить за порядком в комнате с капсулами. Может стоило вернуться назад и поковыряться в мусоре возле капсул? Почему-то сразу не сообразил, а теперь уже прошел больше половины пути до строений и как-то глупо возвращаться обратно…

Наконец то добравшись до левого дома, окинул его взглядом повнимательнее. Прямоугольной формы, оно имело высоту около двадцати пяти метров, а ширину все тридцать. Окна отсутствовали как таковые, лишь с торца, обращенного к пирсу, находились ворота.

Одна из створок была сорвана и валялась неподалеку, позволяя проникнуть внутрь. Следы взрывов и копоти явственно указывали, что упала она отнюдь не от старости. Еще по пути сюда я замечал странные выбоины на полу и стенах, но лишь сейчас понял из-за чего они.

Осмотревшись еще раз пришел к выводу, что перестрелка тут была знатная, кто-то явно не жалел боеприпасов, стремясь прорваться за эти двери. Еще немного порассуждав на данную тему, понял, что лишь оттягиваю время, лишь бы не идти внутрь.

Зловещая тишина все сильнее давила на меня, да и тот эпизод возле пирса до сих пор не выходил из головы. Закрыв глаза и досчитав до тридцати сделал глубокий вдох, аккуратно шагнул во внутрь.

Как известно, первое впечатление обманчиво и то, что я изначально принял за склад, оказалось гигантской шлюзовой камерой, разделенной на несколько отсеков. Весь шлюз был ярко освещен и давал возможность разглядеть, что он заканчивается очередными воротами, так же, как и внешние со следами копоти, но явно не поддавшимися нападающим.

— Судя по всему, эта шлюзовая камера служила для пропуска небольших объектов, что бы лишний раз не открывать те гигантские ворота — прикинув длину шлюза и расстояния до виденных мною раньше больших ворот сделал я вывод — Вот только зачем он такой длинный? Какие же тут составы ходят?

Дойдя до конца шлюза, увидел в закутке, образованном стенкой и каким-то высоким терминалом очередное тело. Это был обычный человек средних лет, облаченный в точно такой костюм, как и те двое. Выглядел труп значительно лучше виденных ранее, если так можно говорить о мертвецах и почти не пах, либо я уже стал менее чувствительным к таким ароматам.

Причину смерти я определил почти сразу и вот она мне совершенно не понравилась. Человек повесился на куске цепи, зацепившись за какой-то болт, выпирающий из стены. Мое настроение, как и шансы на спасение резко рухнули вниз.

— Это ты меня разбудил? Или кто-то из тех двоих? — сел на пол рядом с ним, опершись о стену, чувствуя, как ощущение безысходности поглощает меня.

Мертвец смотрел прямо перед собой и высокомерно молчал, совершенно не обращая внимание на мои слова. Я, укоризненно покачал головой, словно ожидал от него ответы на заданные вопросы.

Бросив взгляд на гермостворки, заметил, что кто-то пытался срезать запорный механизм, но лишь разворотил его, еще надежнее запечатывая дверь.

— Ну вот что за люди, а? Сами не справились, так еще и разломали тут всё — недовольно покачав головой, вновь обратился к мертвецу.

Он молчал, я тоже исчерпал словарный запас, которым был бы способен выразить все те чувства, что сейчас испытывал. Конечно можно было бы перейти на «великий матерный», но и там вряд ли было бы то, что подошло к бы данному моменту.

Посидев в полной тишине я со свистом выпустил воздух сквозь зубы и обратился к новому другу:

— Ты только не обессудь, но мне нужны твоя одежда и ключи от мотоцикла. Н-да, неудачная шутка, откуда у тебя тут мотоцикл то возьмется, так что я только обувь твою возьму, тебе то она уже явно ни к чему.

Наклонившись, принялся стягивать с трупа мягкие полуботинки, на ощупь сделанные из материала, напоминающего неопрен. Были они тонкие и имели прорезиненную подошву, которая хоть и не могла защитить от мусора на полу, но хоть не давала ногам мерзнуть.

К моей радости под ботинками оказались еще и чулки, так что моя обновка никак не соприкасалась с мертвым телом. Проверил на всякий случай еще и карманы комбинезона, отдаленно похожего на наши полусухие костюмы для дайвинга с «молнией» на спине, но они оказались пусты.

Обувшись, попробовал пройтись. Ботинки к сожалению, оказались на пару размеров меньше чем нужно, но из-за своей эластичности это было не так страшно.

— Спасибо тебе за компанию, но мне нужно еще проверить здание у противоположной стены, так, на всякий случай, вдруг тебе просто было лень туда идти.

Хлопнув самоубийцу по плечу и насвистывая незамысловатый мотив, двинулся к выходу. Прекрасно осознавая ненормальность своего поведения, я все же никак не мог остановиться, словно в моем мозгу что-то щелкнуло, не давая впасть в отчаянье.

Подойдя к выходу, осторожно выглянул наружу. Обстановка в доке вроде не поменялась, но чувство опасности кольнуло затылок. Что-то было не то, вот только мне никак не удавалось уловить суть изменений.

— Запах! Это с ним что-то не так — из-за запаха, разложения которым я, как мне казалось весь пропах, мне было трудно ощущать какие-то другие. Но спустя какое-то время меня начало отпускать, да и «аромат» почти улетучился, либо я к нему привык, но теперь я точно ощущал какие-то новые нотки в воздухе.

Сейчас же, по мимо аромат моря и протухшего мяса, явственно чувствовался отвратительный запах гниющих водорослей, выброшенных после шторма и пролежавших на берегу длительное время.

Прислонившись к створке ворот, высунул голову, старательно выискивая источники опасности. После того эпизода на пирсе доверия к этому месту у меня уже не было.

— Может какой выброс газа был из-под воды? Или опять какая-то хрень проплыла да что ни будь взбаламутила. Иль плавун к пирсу прибило, не видимый отсюда, а я накручиваю… — выждав пять минут и так не обнаружив угроз начал успокаивать себя.

Выждав еще минут десять и наконец собрав волю в кулак, пригнулся и едва не ползком выбрался из шлюза, направился в сторону другой стены дока. Пройдя метров десять, слегка расслабился, по-прежнему не обнаружив опасности, и встав в полный рост, уже смело пошел дальше.

Шорох, раздавшийся за спиной прозвучал подобно грому, и я почувствовал удар в плечо, от которого меня развернуло и сбило с ног.

Уже приземлившись на спину, увидел человека, стоящего на крыше здания. Выглядел он странно. На голове полностью отсутствовали волосы, а веки были плотно сомкнуты. Подобие одежды на нем странно шевелилась и блестела, как будто была покрыта какой-то слизью.

— Эй, что происходит? Не бойся, я не причиню тебе вреда — приподнявшись пола, произнес я, решив, что это может быть один из тех несчастных, что застряли здесь до меня.

Однако следующие его действия ввергли меня в шок. Человек поднял руки вверх, и одежда на нем разлетелась в стороны. Лишь спустя несколько секунд до меня дошло, что это были не обноски, а самые настоящие толстые щупальцами, плотно опутавшими все тело этого несчастного.

Они отрывались от тела человека с мерзким звуком рвущейся плоти, оставляя рванные раны, сквозь которые белели кости. Сама же жертва поражала болезненной худобой и было странно как она вообще держится на ногах. Щупальца, полностью распрямились за спиной своего носителя и стали хаотично двигаться. Этот непонятный союз двух существ запрокинул голову и издало громкий вопль.

— Да что же тут творится, мля?! Что это за урод такой? — уже окончательно придя в себя, вскочил на ноги и стал отступать спиной назад, не спуская взгляд в монстра.

Судя по всему, крик монстра был приглашением для его «товарищей», так как со стороны шлюза на противоположной стены и пирса раздались похожие вопли.

— Так, значит путь мне туда заказан — в голове крутились мысли куда же бежать, но кроме как вернуться обратно в диспетчерскую, у меня придумать не получилось.

— Двигаться! Нужно двигаться! — развернувшись, я рванул вперед, стараясь оторваться от твари, которая, спрыгнув на пол, тут же рванула следом за мной, надеясь добрать до верха быстрее этих тварей.

Уже на бегу увидел, как со стороны пирса мне на перерез мчатся еще два таких же урода, причем бежали они, опираясь как на руки с ногами, так и на щупальца, что позволяло им развить просто нечеловеческую скорость.

До лестницы я добрался первым, значительно опередив монстра, который почему-то затормозил на пол пути и куда то пропал.

— Подняться по лестнице! Заблокировать дверь! Подняться по лестнице! Заблокировать дверь! — твердил я про себя, мчась по лестнице вверх. Казалось, что легкие сейчас проломят грудную клетку и останутся навсегда на этих проклятых ступенях.

Пробежав больше половины пути, замедлился, переводя дыхание, и взглянул вниз. Два монстра только подбежали к началу лестницы, и я немного успокоился. До заветной двери оставалось совсем не много, и не смотря на их скорость догнать им меня будет проблематично.

И вот очередной «подарок» судьбы. Твари, присев, оттолкнулись всеми своими конечностям, и взвившись в воздух, преодолели значительно расстояние. Уцепившись за перила щупальцами, они синхронно совершили следующий рывок, быстро приближаясь ко мне.

Заорав, побежал как можно быстрее, передвигая одеревеневшими едва слушающимися ногами. Когда до заветной цели оставалось совсем немного, я вляпался. В прямом и переносном смысле этого слова. С начала наступил на что-то скользкое и не удержав равновесие здорово приложился коленкой о ступеньку.

Справа от меня появилось щупальце, а следом за ним подтянулся и весь монстр. В близи он выглядел еще более отвратительно. На животе у него находилось отверстие, полное острых зубов. Конечности плотно обвивали ноги и руки человека, что наталкивало на мысль о каком-то извращенном симбиозе двух существ. При чем на лице жертвы словно маска застыло выражение боли и ужаса.

Засмотревшись на существо, я совершенно забыл о его напарнике. Вот только он не забыл обо мне. Почувствовав касание, а за ним легкий укол в щеку, я было дернулся в сторону, но тело уже не слушало меня. Возникло ощущение спокойствия, казалось, что все что я пережил за последние несколько часов случилось не со мной.

Сквозь сон ощущал, как меня куда-то несут, затем услышал всплеск и почувствовал, как надо мной сомкнулась вода, а за ней меня ждала уже привычна темнота…

Глава 4

Сознание возвращалось ко мне постепенно. Сначала появились непонятные звуки, которые стали заполнять мою черепную коробку. Следующим подключилось зрение. С трудом приоткрыв глаза, увидел, что лежу на полу и смотрю на стену, находящуюся на расстоянии меньше вытянутой руки от меня.

Стена, почти полностью покрытая чем-то смахивающим на плесень буро-зеленого цвета, выглядела отталкивающе. Наросты на ее поверхности неярко светились и казалось, что вся эта масса шевелится сама по себе.

Пол подо мной тоже был далек от эталона чистоты, покрытый мелким мусором, который неприятно впивался в тело, да и воняло в этой дыре еще хуже, чем от монстров, принесших меня сюда. И знаете, даже как-то начал скучать по той капсуле в которой очнулся в первый раз. Все-таки там было значительно уютнее.

Я поднялся на ноги, стараясь не дотрагиваться до стен. И лишь только полностью выпрямившись понял, что звуки, разбудившие меня, затихли. Медленно повернувшись, непроизвольно вздрогнул и отступил назад, вжимаясь в поросль на стене:

— А вы, блин, откуда такие красивые, нарисовались на мою голову? — голос у меня у меня дрогнул и окончание фразы прозвучало как писк.

Новых знакомых оказалось трое. Двое из них стояли передо мной и с любопытством разглядывали меня, еще один копошился в углу возле кучи тряпья, что лежала на полу.

То, что это не люди, в привычном для меня понимании, мне стало ясно, даже при беглом взгляде. Казалось, что какой-то безумный ученный разобрал человеческое тело на части, а затем собрал его заново, добавив по своему разумению какие-то детали, причем не только человеческие.

Так первый незнакомец был невысокого роста, не выше метра с половиной, но свой небольшой размер он компенсировал шириной. Глядя на него тут же возникал образ тумбочки на ногах. Вот только у этой «тумбы» присутствовали глаза в количестве трех штук. Находились они, в отличии от привычного нам расположения, на одном уровне на лбу. Сами глаза, зрачки, белки выглядели вполне человеческими. Кожа на открытых участках была темно-синей, с металлическим оттенком.

Другой отличительной особенностью «глазастика» являлась дополнительная пара рук, растущих чуть ниже основных. Дополнительные конечности хоть и смотрелись на фоне двух нормальных рук меньше и тоньше, не производили впечатление дистрофичных. Складывалось впечатление, что ее обладатель довольно ловко ими управляется.

Следующий кандидат в «друзья» был полной противоположностью глазастого. Неимоверно худой, высокий, явно выше двух метров, с зеленоватым оттенком кожи.

— Кузнечик, как есть кузнечик — всплыла в мозгу ассоциация — хотя нет, скорее богомол. Главное, чтобы не самка.

Лицо «насекомого» еще меньше походило на человеческое, было вытянутое, с множеством мелких глазок. Каждый глаз смотрел в совершенно произвольные стороны, хаотично двигаясь. Рот существа был без губ, позволяя лицезреть длинные заостренные зубы. С прикусом у него были явные проблемы.

Количество конечностей у «второго» было в пределах нормы. Длинные руки «богомола» заканчивались тонкими, на вид очень острыми пластинками, прикрывающими пальцы на подобие кастетов. Ноги выглядели вполне нормально, за исключением коленей с костяными наростами на них. Несколько шипов были обломаны и из них сочилась жидкость синего цвета.

Третьего рассмотреть толком не получалось, так как он сидел ко мне спиной на корточках, с капюшоном на голове и продолжал свои непонятные дела.

Первым разговор начал коротышка, сопровождая фразы бурной жестикуляцией всех четырёх конечностей. Если бы он еще активнее махал руками, то я подумал бы, что у него в роду были итальянцы, уж на столько эти жесты были выразительны. Говорил он на совершенно незнакомом мне языке, но так импульсивно, что я непроизвольно сделал шаг назад и вытянул перед собой руки.

— Я вас не понимаю! На русском говорите? Ду ю спик инглиш? Шпрехен зи дойч? — исчерпав тем самым все свои познания иностранных языков, я отрицательно покачал головой, показывая, что попытка первого контакта с треском провалилась.

Мелкий опять повторил свою речь, на этот раз зачем-то указывая на свои уши. Увидев, что я его так и не понял, он переглянулся со своим напарником и кивком указал ему на меня. «Богомол» сделал шаг и вытянул руку в мою сторону.

Мне еще детства доставляло удовольствие наблюдать за насекомыми, но, когда свои лапы в твою сторону тянет двухметровая страхолюдина, всякий интерес уступает инстинкту самосохранения.

Прыгнув в сторону, я попытался разорвать дистанцию между собой и этой странной парочки. Вот только то ли ноги мои подвели меня, то ли «насекомыш» был все же быстрее, но перехватил он меня еще в прыжке, при этом здорово приложив затылком о стену.

Нависнув надо мной, он не давал мне пошевелить ни ногами, ни руками. Даже удивительно было, откуда в таком хрупком теле оказалось столько сил.

Пока мы с «богомолом» развлекались, к нам неторопливо подошел четырехрукий, присев на корточки и схватив за волосы, повернул мою голову сторону, внимательно рассматривая ее.

Что-то пробурчав, он уже громче позвал, привлекая внимание третьего из их шайки. В ответ невидимое мною существо, громко ответило, не уступая коротышке в эмоциональности. Завязалась перепалка, в конце которой они видимо все же пришли к общему знаменателю.

Я услышал металлическое позвякивание, как будто кто-то на тонких каблучках одет мелко семеня, и вот передо моим лицом появился край балахона. Все же сумев чуть-чуть повернуть голову, у меня получилось рассмотреть его обладателя. При первом «знакомстве» я посчитал что треть существо сидит на корточках, теперь же было очевидно, что оно было просто очень маленького роста, от силы метр. Одета оно было в бесформенный балахон, полностью скрывавший очертания фигуры, вот только теперь капюшон был откинут назад и мне удалось разглядеть лицо.

Третьим участником оказалась девушка-карлица. Голова у нее смотрелась как у взрослого человека, совершенно не соответствуя пропорциям тела. Девушка обладала приятным лицом, далеко не красавица, но что-то заставляло смотреть на нее не отрывая взгляда. Даже тонкие шрамы, начинающиеся ото лба и идущие до уголков рта, не могли испортить всю эту таинственную притягательность.

Глаза у Третьей были без зрачков, темно-синего цвета и при взгляде на них казалось, что в их глубине периодически возникают вспышки алого цвета.

Пока я разглядывал девушку, она наклонилась ко мне, держа в руке крохотную светло-желтую с металлическим отливом гусеницу со множеством отвратительно шевелящихся лапок.

«Коротышка» больно надавил на лицо, заставляя повернуть голову на бок и грубо ее зафиксировал, не давая ей пошевелить. «Богомол», навалившийся на меня, совершенно игнорировал всем мои попытки его скинуть, словно я находился под многотонной глыбой. Их напарница положила гусеницу за моим ухом, выждала секунд пять и удовлетворенно хмыкнув, вернулась обратно к куче хлама.

То место, куда поместили личинку начало покалывать, доставляя неприятные ощущения. Через две минуты, в течении которых я не прекращал попытки сбросить себя тощего, неприятные ощущения почти пропали, изредка напоминая о себе резкими уколами, которые постепенно становились все реже.

— И долго мне обнимать этого урода? Когда бионт заработает? Алин? — Богомол, придавивший меня, вдруг заговорил на понятном мне языке.

— Да не ори ты! Не отвлекай её, должна еще карту составить до прихода радусов. — коротышка, так же внезапно научившийся русскому, цыкнул на него. — И так нашумели, пока этого крутили. Да и «лингве» надо проанализировать его речь, благо орет как резанный.

— Форх — обратился богомол к коротышке — я просто не понимаю, зачем мы с этим Медным возимся, может завалим его, да и все?

— Нужно узнать откуда он здесь появился, да и будет кого оставить на съедение радусам. Уж лучше они на него нападут, чем на нас. ДА и опасно его убивать, вдруг Медные узнают, что это мы его пришили. Тогда проще будет сразу застрелиться.

Придя в себя от внезапной возможности понимать этих существ, и услышав, что меня вроде пока не планируют убивать, решил еще раз попробовать наладить контакт:

— Свали с меня на хер, чудище!

— Слышь, Дерек, это он тебя чудищем называет… — четырехрукий тихо рассмеялся и с размаху ткнул носком ботинка мне под ребра.

Услышав в свой адрес ненормативную лексику, он махнул Богомолу рукой — Слезай с него, Дерек, похоже бионт прижился.

Потирая свои ребра, я поднялся на ноги, тихо костеря про себя «тумбочку трехглазую»:

— Что за херня случилась? Вы вообще кто такие? И где мы находимся? Это вы меня сюда притащили?

Я успел рассмотреть только как Дерек делает шаг в мою сторону, а пришел в себя уже на полу, сплевывая кровь и ощущая, как онемела правая сторона лица.

— Погоди — коротышка остановил своего товарища от дальнейшей расправы — я же сказал, что он нам еще пригодится.

Подойдя к ко мне, он присел на корточки он продолжил уже разговаривая со мной:

— Не пытайся обмануть меня, цвет твоего комбинезона выдает тебя с потрохами.

— Я не понимаю…

Следующий удар пришелся в левую руку, и я почти перестал ощущать ее.

— Молчать — рявкнул Форх — отвечай четко. Как звать?

— Вик. Виктор если полностью.

— Что ты здесь делаешь и где твои рабы? — продолжил допрос коротышка.

— Какие, к черту, рабы? Я даже не понимаю, как здесь оказался — истерика начала захлестывать меня, так что следующий тычок в живот я почти не заметил.

— Форх, какой-то он странный Медный — обратился к коротышке Дерек — Один, без амуниции, на нем даже бионта не было. Да и их Чистые в таких местах если и появляются, то только с маленькой армией, а то и не маленькой.

— Да, странно все это — задумчиво почесал затылок Форх — Начнем с самого начала. Что ты делаешь в секторе Алых?

— Я даже не знаю про что ты говоришь — затараторил я, пытаясь за минуту рассказать в общих чертах о всех событиях, случившихся со мной с момента попадания сюда.

— Да уж, дела. Сколько говоришь капсул было всего? — спросила девушка, подошедшая к нам, пока остальные слушали мой рассказ.

— Не больше пяти, вроде — неуверенно сказал я. Попробовал пожать плечами, но сморщившись от боли, пришел к выводу, что стоит шевелиться по меньше.

— Что-то слышала про такое, Алин? — спросил Дерек третьего члена команды.

— Только слухи, но это как-то связано с прибытием Чистых — ответила она — говорят, что в Башне иногда никто не появлялся.

— Это конечно здорово, но ты нам путь отсюда нашла? Время поджимает — нервно прервал ее Форх.

— Да, достраиваю план и составляю маршрут. Еще минуты две на обработку и будет готово — из голоса девушки пропали эмоции, словно говорил не живой человек, а машина.

— Хорошо, не торопись, экономь заряд — коротышка посмотрел на меня и скривился — Хочешь знать, во что ты вляпался?

— Ты не поверишь, на сколько! — обрадовался я.

Несмотря на то, что его рассказ был больше на попытку меня на чем ни будь подловить или увидеть какую ни будь реакцию на моем лице, полезную информацию подчерпнуть я все же сумел.

Если вкратце, находились мы, на исполинской подводной станции. Троица была искателями, бродившими по заброшенным местам в поисках древних складов и забытой техники. В одном из полуразрушенных секторов, где они обычно вели поиски, умудрились попасть в засаду, организованную полу разумными существами радусами. Ведущие полукочевой образ жизни, они перемещались по заброшенным участкам станции-города в поисках пищи и носителей. Именно эти твари схватили и меня.

Общий градус напряжения по отношению ко мне снизился, но, когда на моем комбинезоне появлялись символы медного цвета Форх с Дереком непроизвольно дергались, а я постоянно ожидал очередного удара.

— Вот тут-то и самый смак. Мы, как сильно изменённые, уже не подойдем в качестве носителей, только в качестве корма, а вот ты, Чистый, самое то. — коротышка занес руку, и я инстинктивно сжался, ожидая очередного удара, но тот лишь похлопал меня по плечу.

— Звучит как-то не очень. — я прекрасно помнил, как этот самый носитель выглядит, и желание становиться им у меня не было.

— Они подсаживаю своих детенышей жертве, и уже в организме жертвы они начинают развиваться, постепенно захватывая контроль над телом. Говорят, что ощущения еще те. — видя мое позеленевшее лицо, Форх опять рассмеялся.

— Э, а что за хрень вы мне подсадили?

— Не переживай, это биомеханический переводчик. Подключается к твоему слуховому аппарату и преобразует любой язык в понятную для носителя.

— И никаких побочных эффектов? — звучало круто, но чувствовался какой-то подвох.

— Со временем он полностью заменит тебе слух и у тебя отпадут уши — улыбнулся Дерек.

— Очень, блин, смешно — за ухом покалывание усилилось или мне это только показалось?

— А я и не шучу, качество бионта низкое, куча побочных эффектов. — развел руками Богомол.

— Будешь решать эту проблему потом, если выживешь, конечно же. — на этой оптимистичной ноте Форх повернулся к Алин.

— Ты уже закончила?

— Да — при каждом движении девушки раздавался едва слышный звон, словно металл стукался об металл — придется пробежать около тридцати километров.

Вытянув маленькую ручку в металлической перчатке ладонью вверх, девушка включила встроенный проектор, формируя 3Д-проекцию хитросплетения коридоров.

На карте было видно четыре синих точки, явно обозначавших нашу небольшую компанию. Надо же, меня уже включили в команду…

Так же было видно еще три обозначения мигающими разными цветам.

— А это что такое? — ткнул в одну из отметок Дерек.

— Зеленая точка — это наша лодка, красный — зал где собралась основная масса дикарей и наконец, желтая — склад, который мы искали.

— А как ты определила, что в зале кто-то есть?

— Некоторые датчики еще работают и показывают повышенную температуру по сравнению с другими местами, так что там либо небольшой пожар, либо куча местных уродов.

— То есть мы можем отслеживать их перемещение? — Дерек задумчиво почесал щеку.

— Нет, тут все в плачевном состоянии и работает через раз, видно только крупные объекты. Поэтому я и предполагаю, что их там очень много, возможно гнездовье.

Глядя на карту Форх скривился:

— Да уж, далеко нас затащили. Жаль склад в стороне находится, не успеем заскочить.

Дерек ухмыльнулся:

— Кто, о чем, а коротышка о деньгах. Тебя, похоже, даже мысль о том, что нас сожрать могут, меньше беспокоит, чем информация о складе.

— Ага, а еду ты на что покупать собрался? А нашу малышку ты на что заправлять будешь? Мы и так считай в долг пашем. Еще пару таких заходов и останемся без нашего Осьминога — вспылил Дерек.

— Да понимаю я, просто сейчас бы живыми выбраться — вздохнул его товарищ — у нас что не вылазка, то приключение и постоянно в минус работаем.

— Что бы лучше жилось, надо было Чистым появиться, ну или родится на верхних уровнях Башни — прищурившись посмотрел на меня четырехрукий.

Стараясь не привлекать к себе лишнего внимания, я сидел молча и слушал их. Вопросов становилось все больше, голова шла кругом от всех этих событий, навалившихся на меня, и мне с большим трудом удалось удержаться от того, чтобы не застонать от бессилия.

Словно почувствовав мое состояние, Форх опять посмотрел на меня. — Что, Медный, совсем хреново? Плохо себя ощущать, когда не ты управляешь своей жизнь?

— Меня зовут Виктор — постаравшись унять дрожь в голосе произнес я — и я в душе не чаю, кто такие эти ваши Медные, понял меня, придурок мелкий!

Попытка показаться грозным полностью провалилась и уже последние слова я почти прошептал, но вместо очередного удара коротышка опять хрипло рассмеялся и положил одну из своих рук мне на плечо:

— Молодец, хоть и боишься, но от своего не отступаешь, но еще раз меня коротышкой обзовешь, и я тебя сам по пояс укорочу, понял? — смех его резко затих, а мое плечо словно попало в стальные тиски.

После моего кивка головой он отпустил меня и изложил свой план, который был прост как дважды два. Нам предстояло преодолеть все это расстояние максимально быстро и так же максимально скрытно, не привлекая к себе внимания радусов. Как это можно было совместить, я не представлял, но перечить мне особо не хотелось, болящие лицо с плечом как бы намекали.

Пока Форх что-то обсуждал с Алин, я наконец-таки удосужился рассмотреть помещение, в котором оказался. На первый взгляд создавалось впечатление, что мы находились в длинной трубе диаметром не больше десяти метров. Стены уходили вверх и в полумраке трудно было рассмотреть верхние перекрытия, лишь изредка сверху можно было заметить блики света, отражавшиеся от каких-то металлических балок.

Стены были покрыты светящимся мхом, который, по указке Алин, начал сдирать своими тонкими пальцами Дерек. Спустя пару минут работы проступили контуры двери, ведущий к нашей свободе.

— Так, Алин, начинай взламывать замки, Дерек, приготовься подсобить — раздавал указания Форх.

— А ты — продолжил он, смотря мне в глаза — будь на виду. Дернешься туда куда не надо, оторву ногу и оставлю радусам.

Отвечать я ему не стал, и так было понятно, что выбраться отсюда у меня получится только с этой троицей. Вряд ли местные твари будут на столько любезны, что проводят меня до дома, где бы он не был.

Восприняв мое молчание, как знак согласия Форх наконец то отстал от меня и стал гипнотизировать дверь. Пару минут не было заметно никаких изменений, затем с диким скрипом створки раздвинулись на каких-то пару десятков сантиметров и застыли.

— Якорь тебе в бухту — ругнулся Форх, кинувшись к двери, и потянув одну из створок в сторону. — Дерек, давай помогай. Этот звук слышно был в самой Башне. Сейчас прибегут падальщики.

Даже сквозь пыхтение и ругательства, раздающиеся со стороны этой парочки, пытавшихся расширить проход, сверху явственно был слышен гул, нарастающий с каждой секундой.

— Э, Форх — позвал я его — у нас, кажись, скоро будут гости.

— Да знаю, они почти сразу побежали к нам, как только услышали грохот. Алин, лезешь первая, ищешь способ заблокировать дверь с наружи. Вик, сразу же за ней.

— Понял! Хорошо — почти одновременно ответили мы.

Как только пространство между створками стало приемлемым, наружу юркнула Алин. Следом за ней с трудом протиснулся и я. Девушка уже ковырялась в приборной панели возле двери, видимо пытаясь открыть створки полностью. Дерек то пролезет спокойно, а вот с комплекцией Форкха наверняка возникнут проблемы, может и не пролезть.

Коридор передо мной был хорошо освещен, не смотря на общий вид запустения. На стенах и потолке присутствовала вездесущая плесень, теперь уже с красноватым оттенком, и даже при ярком свете казалось, что коридор длительное время использовали в качестве скотобойни.

То тут, то там я мог наблюдать множество дверей, находящихся по бокам коридора. Многие из них были в плачевном состоянии, а часть вообще лежала на полу, словно какая та сила прошлась по всем помещениям, ломая и круша все что попадалось под руку.

Из ближайшей комнаты несло таким смрадом и чувством опасности, что первые секунды я на полном серьезе подумывал вернуться обратно в камеру.

— Вик, сюда! — крик Дерека выдернул меня из ступора.

Пока я любовался окрестностями, он уже перебрался на нашу строну и теперь изо всех сил тянул Форха, который предсказуемо застрял.

Подскочив и схватил коротышку за одну из рук, уперся ногой о створку и потянул на себя.

— Тащите, быстрее, быстрее! Они уже спускаются! — легкие нотки паники начали проскальзывать в его голосе.

Одновременно с Дереком, дернув на изо всех сил на себя, я почувствовал, как коротышка чуть сдвинулся.

— Лишь бы не оторвать ему руки — мелькнула мысль и тут же пропала при виде радуса, спускающего по стене. Эта дрянь медленно ползла по вертикальной стене, словно для нее не имело значение где передвигаться. Я почти физически ощутил те волны удовольствия, которые накатывали на меня от радуса, получавшего удовольствия от паники, исходящей от Форха.

— На счет три, резко дергаем на себя! — сказал Дереку, упиравшись в стену уже двумя ногами.

— Раз! Два! Три! — потянув на себя так, что аж потемнело в глазах, почувствовал, как падаю на спину, а на меня наваливается коротышка.

— Алин, закрывай — не вставая с меня, прокричал Форх.

Створки двери начали медленно закрываться, спасая нас от монстров, что уже почти спустились в нашу темницу.

Глава 5

— Изверги, чуть родных конечностей не лишили — на смотря на сказанное, Форх поднялся и расплылся в улыбке — уже думал всё, каюк. Даже прикидывал как получше в камере обустроиться да гостей встречать.

Для себя решив, что буду считать это за благодарность, самостоятельно встал с пола. Весил коротышка прилично и мусор, находящийся на полу больно впился мне в спину. Скрючившись, я попытался дотянуться до спины, чтобы проверить нет ли там крови и с радостью обнаружил, что лишних порезов на теле не появилось. Рана на руке тоже уже давно перестала кровоточить, и я про нее уже почти забыл.

За дверью помещения из которого мы выбрались, раздался вой, тут же подхваченный соплеменниками монстра. Приглянувшись, мы не сговариваясь побежали в сторону, указанную Алин.

Проем в помещение, от которого мне было не по себе, троица обогнула на максимальном расстоянии. Следуя их примеру, совершил тот же самый маневр и сделал себе зарубку на память, что безопаснее будет двигаться за ними след в след.

Всю бесполезность этого я осознал, когда увидел скорость, с которой мои новоиспеченные товарищи передвигались. Не удивительно, что, услышав о том, что предстоит пробежать тридцать километров, они даже ухом не повели. По сравнению с ними даже наши самые лучшие бегуны нервно курили бы в сторонке.

Почти сразу же я начал отставать и Форх, раздраженно оглядываясь на меня, замедлялся. Было видно, что его раздирают противоречивые желания. Одно явно твердило ему, что стоит брать ноги в руки и мчаться от сюда на максимальной скорости, спасаю свою шкуру. Второе же, памятуя об их разговоре о моей продаже и скупердяйстве коротышке, видимо не позволяло ему бросить меня.

Впереди всех бежала Алин, которая развила приличную скорость, быстро перебирая гибкими цепями, периодически показывающимися из-под балахона. Цепи оканчивались треугольниками, похожими на наконечник стрелы. И цепей я насчитал не менее пяти штук, пока девушка не умчалась слишком далеко.

Мусор, валяющийся на полу, так же не способствовал скорости моего бега и уже спустя пару минут вдалеке виднелись лишь их спины, благо коридор был прямой, и я мог не боятся потерять их, по крайне мере пока они не достигнут первой развилки, указанной на карте девушкой.

Пробежав чуть больше двух километров до очередного перекрестка и повернув на нем, я буквально воткнулся в спину Дерека.

— Что случилось? — потирая ушибленное плечо спросил я. — Почему остановились?

Дальше наш путь тоже шел прямо и коридор прекрасно просматривался на приличное расстояние. Какой-либо опасности я не заметил, и как только хотел повторит свой вопрос, меня опередил Форх.

— Тихо. Кажется, мы не успели. Они бегут сюда.

— Радусы? Но я ничего не слышу?

— Не переживай, скоро ты их не только услышишь, а еще и увидишь. — коротышка повернулся к Алин. — Есть обходной путь?

— Только через склад. По остальным коридорам быстро не пройти, двери заблокированы. Вообще странно, такое ощущение что проход есть только в определенные места.

— Думаешь ловушка? — ухватил суть Дерек.

— Там и посмотрим. Решаем проблемы по мере их поступления — Форх пристально всматривался в глубь коридора. — Твою дивизию, вот и дождались.

Теперь даже я услышал гул, идущий из коридора, а вдалеке увидел смутные очертания тварей. Уродцев было так много, что им не хватало места на полу и они мчались в нашу строну, цепляясь за стены и потолок своими конечностями.

— Валим, проверка на скрытность провалена — слегка огорошив меня этой фразой, Дерек, развернувшись на сто восемьдесят градусов, рванул в обратном направлении.

Так быстро я бегал только в детстве в деревне, убегая от злобного пса. До сих пор помню эту шерстяную скотину. Тогда убежать не получилось, собака меня догнала и цапнула за ногу, подарив на память небольшой шрамик. Сейчас так легко отделаться точно не получится. Мчался я, перепрыгивая препятствия и молясь про себя, чтобы не споткнутся или не поскользнуться на какой ни будь гадости, валяющейся на полу.

— Сто. Семьдесят. Сорок. На перекрестке через двадцать метров на право — голос девушки все больше походил на механический, создавая впечатление, что издаваемые звуки принадлежат машине.

Сворачивая, я уже четко видел существ, преследующих нас. Расстояние между нами неумолимо сокращалось. Все четче были слышны крики стаи, настигающей своих жертв.

Бежать становилось все труднее, пот застилал глаза, не давая четко видеть препятствия. Воздух с хрипом вырывался из горящих огнем легких. В черепной коробке молотом, стучащим по наковальне, раздавался звук бешено колотящегося сердца.

Коридор начал плавно изгибаться постепенно поднимаясь вверх. Это стало последней каплей, я стал чувствовать, как постепенно начинаю замедляться бег, казалось, что ноги одеревенели и перестали слушаться меня.

Дерек и Алин, да и Форх, который все-таки решил, что жизнь дороже, уже прилично вырвались вперед и скрылись за изгибом проклятого коридора и рассчитывать на них уже было бесполезно.

В голове крутились различные мысли, постепенно вытесняемые чувством сожаления. Казалось, что вот он, новый неизведанный мир, полный приключений и опасностей. Многие мечтают попасть в параллельную вселенную, далекое будущее или не менее далекое прошлое. А теперь мне предстоит стать бездумным рабом какой-то погани.

Видимо в какой-то момент я попросту отключился и дальше бежал на автомате. Пришел в себя уже от увесистых пощечин, которые щедро раздавал Форх, держа меня нижней парой рук за плечи. Под средним глазом коротышки наливался существенный синяк.

— Всё, всё, очнулся — заметив, как в очередной раз заносит руку Форх, произнес я.

Вот только видимо это его не убедило и мне хорошенько прилетело в скулу.

— Знаю — сказал этот засранец, аккуратно меня прислоняя к стене и отпуская.

— А бить то зачем тогда? — к сожалению стене не удалось удержать меня, и я сразу рухнул на пол.

— Это он тебе за фингал под глазом мстит — с легкой улыбкой сказала Алин. — Мы, когда почти добежали до конца этого тоннеля, в его начале показался ты, преследуемый радусами.

— Точно, мы от них убежали? — видимо все-таки первым умру я, а потом уже мое любопытство.

— Нет, можешь им рукой помахать, вон они, не далеко стоят, твари! — эмоционально сказал Дерек и сплюнул на пол— ты как вбежал в тоннель, так они и остановились у самого входа. Знать бы еще почему.

С трудом встав на ноги, и посмотрел в указанную сторону. Сам тоннель представлял из себя прозрачную конструкцию с металлическим каркасом. За стенами царила кромешная тьма, в которой изредка мерцали огоньки света. Иногда огоньки гасли, обрисовывая силуэты странных обитателей. Из-за расстояния, трудно было предположить их действительные размеры, но это точно были не аквариумные рыбки.

Радусы, как и сказал Дерек, действительно толпились метрах в сорока он нас, издавая вопли от которых хотелось заткнуть уши. Несмотря на всю агрессию, которую я ощущал даже отсюда, ни один из них не решался вступить в тоннель.

— И чего они там застыли? Тут какое-то другое освещение? — задал я интересующий меня вопрос. — Или они боятся стекла?

— Да ничего они не бояться, уроды. — сплюнул на пол Форх — Сами не знаем, чего они там застыли, вот поэтому и стоим здесь. Там дальше большой зал и сразу же за ним склад. Только если там действительно есть что-то такое, что испугало этих падальщиков, то меня совсем не радует туда идти.

— Я думаю, у нас нет другого выбора, капитан — сказал Дерек, устало прислонясь к стене.

— Ну да, все очевидно — либо в зал, либо в гости к радусам — согласилась с товарищем Алин.

— А мы глубоко? Может разбить стекло и выплыть? — тут уже задал вопрос я, видя, что Форх тоже подустал и от него не так остро на меня реагирует.

— Во-первых ломать ты будешь до самой смерти, и то не факт что хоть поцарапаешь. Во-вторых, мы очень глубоко, долго ты там не продержишься.

— Ладно, хватить размусоливать, пора действовать — Дерек повернулся к Форху. — Командуй, командир.

— Действительно. Идем в сторону склада, нечего перед ними рассиживаться, а то еще не выдержат и кинутся за нами.

Мы вчетвером двинулись ко входу и уже у самого перехода ощутил, как по мне скользнули взглядом. Обернувшись, увидел, что стая отступает, а на меня смотрит самая крупная особь, всем своим видом показывая, что нам не долго осталось жить. Показав ему неприличный жест, я двинулся следом за троицей.

Стараясь производить как можно меньше шума, хотя вопли уходящих радусов гулким эхом разносились по тоннелям и были слышны даже здесь, мы двинулись к большой двери, находившейся, естественно, в противоположной части помещения.

В самом зале, в отличие от других, ранее видимых мной помещений, царил полумрак. По всему полу хаотично валялись кучи костей с обрывками одежды. Кажется я даже несколько черепов заметил, и не все они принадлежали обычным людям.

Впереди двигался Форх, следом за ним в трех шагах уже шли мы с Дереком, и замыкала наш строй Алин. Придерживаясь правой стороны, передвигались, старясь не шуметь. Но под ноги постоянно попадался всякий мусор, хруст которого в наступившей тишине бил по нервам.

Когда до выхода оставалось не больше пятидесяти шагов, я очередной раз наступил на чьи-то останки, которые под моим весом противно хрустнули, заставив Дерека погрозить мне кулаком, явно не в целях похвастаться наличием на ней шести пальцев. Да и когда на тебя смотрит множество глаз не мигая, это производит впечатления, хочу сказать вам.

Стараясь как можно еще более тщательно выбирать место, куда поставить ногу, что при отсутствии нормального источника света было еще тем квестом, краем глаза увидел, как Дерек зачем-то подпрыгнул.

Не успев удивиться такой глупости, как поперек его туловища обернулось белесое лоснящееся щупальце. Действуя на одних инстинктах, я вцепился в ноги Дерека, стараясь не дать утащить его в темноту, клубящуюся под потолком.

— Форх, Дерека схватили! — уже не скрываясь, заорал я.

Дальше события помчались вскачь, обрисовываясь в моем мозгу отдельными картинками.

Вот Форх оборачивается на мой крик и одновременно с этим на его плечо падает такое же щупальце, с присосками по всей длине размером с чайное блюдце. Оно впивается в тело четрыхрукого и начинает его поднимать вверх.

Вот Дерек начинается дергаться из стороны в сторону, пытаясь вырваться из объятий неизвестного монстра. Меня болтало туда-сюда вместе с жертвой, словно для монстра мы были как пушинки. «Богомола» захлестнуло еще одно щупальце, заставляя того закричать, словного его начали жрать заживо.

Очередная конечность просвистела рядом, лишь по касательной задев мою щеку присоской, в которой, как оказалось, находился коготь. Хоть контакт и был мимолетным, у меня возникло ощущение, что под кожу мне впрыснули кислоты. Скорее от шока, чем от желания, я не разжал руки и продолжал держаться за ноги Дерека.

Тут сверху на меня закапало зеленой жидкостью, заливая глаза. Видимо товарищ не сдавался, кромсая монстра своими шипами. Данный прием видимо пришелся чудовищу не по вкусу, так как он издал вопль, на секунду оглушивший меня и заставивший выпустить ноги Дерека.

Приземлившись на пол, благо высота был не большая, тут же отпрыгнул в сторону от едва не приземлившегося меня щупальца. Оглянувшись, увидел, как Дерек с Форхом поднимались все выше, уже не давая дотянуться до них.

В очередной раз увернувшись от атакующих щупальцев, видимо коротышка с Дереком все же здорово его отвлекали, начал прикидывать, чем могу помочь моим «товарищам», и не стоит ли вообще рвануть куда глаза глядят.

— Пригнись! — услышав голос Алин, сразу же упал на колени.

Над моей головой промчался сверкающий диск, образованный конечностями девушки с острыми наконечниками. Прыгнув на стену, она, словно паук, оттолкнулась ногами, и выстрелила собой в сторону дергающегося Дерека. Уже на подлёте девушка руками схватилась за щупальца, погрузив бритвенно острые ноги в плоть чудовища, почти на половину перерубив конечность. Совершив еще пару движений, она окончательно разрубила щупальце и под очередной рев монстра, Алин с Дереком рухнули на пол.

Видя это, тут же рванул к ним, не дожидаясь, пока монстр закончит выражать свое негодование. Казалось, что тот даже забыл о Форхе, все еще находящегося у него в плену. Подбежав к измазанным в слизи и крови Дереку, я помог ему освободиться от присосок. Некоторые из них «богомолу» пришлось срезать, так как другим способом снять их у нас не выходило.

Алин, не отвлекаясь на нас, в очередной раз взвилась вверх, цепляясь всеми своими конечностями за мельтешащие в воздухе щупальца. Видимо монстр не привык получать отпор и находился в замешательстве от огрызающейся добычи. Но не смотря на все те страдания, которые причиняли ему клинки девушки, оно ни в какую не желало выпускать Форха.

Перепрыгивая с одного щупальца на другое, девушка, совершая едва различимые обычным человеческим взглядом пируэты, приближалась к громко матерящемуся коротышке. Конечности монстра буквально опутали Форха, не давая ему двигаться, оставив на свободе только голову. Чем ближе Алин приближалась к Форху, тем больше разрасталась передней стена щупалец. Каким-то чудом ей удавалось буквально на расстоянии нескольких миллиметров проскальзывать между ними.

Полностью сосредоточившись на поимке девушки, монстр совершенно забыл про нас Дереком. Воспользовавшись временной передышкой, помог ему полностью освободится, и мы побежали на выручку товарищу.

Девушка тем временем уже добралась до клубка щупалец, полностью обвивших Форха и начала кромсать их, попутно уворачиваясь от попыток ее схватить.

Мы уже добежали до места схватки, но товарищи были на недосягаемой высоте для нас, и мы стали безучастными свидетелями, лишь периодически уклоняясь от случайных взмахов монстра. Изредка Дерек даже успевал наносить удары по щупальцам, но этого явно было мало, чтобы отвлечь это животное от Форха и Алин.

Усилия девушки все же не были напрасными, и я уже видел, как часть щупалец были искромсаны настолько, что фактически весели на лоскутах шкуры, и сквозь них просвечивалось тело Форха. Сначала девушка перерубила щупальца удерживающие плечи, за тем смогла освободить большую часть туловища коротышки. Вот только ее движения становились все медленнее. Она уже пропустила пару ударов, лишь в последний момент умудрившись не упасть вниз, повиснув на одной из конечностей, вонзив в щупальце свои «ноги».

Мы с Дереком стояли внизу и нам оставалось только надеяться, что сил девушки хватит освободить Форха. В голове вновь мелькнула предательская мысль бросить их и рвануть в сторону склада, до которого осталось совсем немного, но я отмел ее по нескольким очевидным причинам, лишь более пристально вглядываясь в схватку, чтобы в нужный момент прийти на помощь.

Алин уже из последних сил перерубила щупальце, держащее Форха и тот бесформенным кулем, свалился на нас с Дереком. Рядом с нами приземлилась Алин. Лицо ее посерело и выражало такую усталость, что краше гроб кладут. Стоя на своих ногах-«цепях» она покачивалась из стороны в сторону.

Форх, лежащий на полу выглядел еще хуже. Он был без сознания, воздух выходил из него с хрипом. Даже при беглом взгляде были видны множественные, пусть и не глубокие, порезы. Большее опасение вызывала рана на плече. На нем не хватало приличного куска мяса и крови натекло уже прилично. Отодрав от оставшейся на Форхе одежды лоскут такни, я прижал его к ране, стараясь остановить кровотечение

Монстр, окончательно упустивший свою добычу, закричал от ярости. Нет, не так. Он вопил так громко, что нас опять оглушило, при чем досталось и моим более крепким товарищам. Но что было гораздо хуже, придя в себя мы услышали ответные вопли, раздающиеся из тоннеля, по которому мы пришли.

Переглянувшись, мы с Дереком подхватили Форха под руки и потащили его в сторону склада. Щупальца, которыми изредка пытался нас перехватить монстр, отбивала Алин.

Тащить Форха было чертовски не удобно. Не смотря на его, так сказать компактность, весил он прилично, да еще и был перепачкан кровью как своей, так и монстра, поэтому постоянно норовил выскользнуть из рук.

С Дереком мы двигались спиной вперед, поэтому теперь я смог разглядеть собратьев чудища, что так потрепала нас в этом зале.

Местные обитатели выглядели как результат противоестественного союза гигантского слизня с осьминогом. Длинное полупрозрачное студенистое тело было вытянуто и на спине у него росли длинные щупальца в огромном количестве. Их было так много, что монстр прижимал их к себе, чтобы проползти сквозь арку тоннеля.

Сразу же после того как первое чудище ввалилось в зал, за ним тут же показалось второе. Все их движения сопровождались какофонией звуков, эхом разносившейся по всему залу. Первый гость уже начал подниматься по ближайшей стене, помогая себе всеми конечностями и стремясь перейти в привычное место обитания — потолок.

Его товарищ двигался чуть медленнее, таща в своих щупальцах еще живого радуса. Видимо стая наших преследователей не смогла разминуться с этими спрутами, и теперь довольные монстры возвращались в свое логово с добычей, не подозревая, что и тут их ждет пища.

Заползя в зал, спрут пару раз хорошенько приложил свою жертву о стены, буквально делая из него фарш. Отбросив безжизненное тело в сторону, он так же полез на стену, вслед за своим собратом.

Несмотря на то, что сами спруты были почти белого цвета, стоило им добраться до потолка, как их стал обволакивать черный туман, служа великолепной маскировкой в этом полутемном зале.

Чудище, которое уже находилось в зале, при виде своих сородичей, участило свои атаки, стремясь задержать нас как можно дольше. Алин, экономя силы, теперь уже старалась не отбивать атаки, а уклоняться от них, лишь отвлекая на себя внимание противника. Единственные удары, которые она старалась перехватывать, те, которые были на направлены на нас с Дереком и Форхом.

На нашу беду вновь прибывшие монстры на потолке развили приличную скорость и почти догнали нас. Посмотрев на приближающихся монстров и на девушку, все чаше попадающие под атаки монстра, Дерек закинул мне на спину Форха и подтолкнул в нужную сторону. Сам же встал рядом с отступающей Алин, чтобы перехватывать удары, направленные нас.

С прибытием подмоги в виде двух монстров, дела наши стали совсем печальны. Алин еще умудрялась как-то отбивать щупальца, нанося ответные удары и заставляя рычать монстра от боли, а вот Дерек стал пропускать удары один за другим. Даже нам с Форхом досталось по паре ударов, чуть не сбивших меня с ног. Даже не знаю каким чудом я устоял и не уронил коротышку на пол.

Видимо монстры были в ярости, что мы посягнули на них, и вместо того что бы схватить, стремились просто забить нас насмерть.

Выход из зала был точной копией входа, через который мы прошли. Для нас это шансом на спасение, так как существенно сократило площадь атак монстров, так и существенным минусом из-за ограниченного места для маневров. Сам тоннель был коротким, не больше семи — восьми метров и заканчивался, конечно же, закрытой дверью.

Последние метры я тащил Форха волоком, сил уже не было никаких. Прислонив его к стене, я увидел, как мои товарищи уже тоже зашли в тоннель, отбиваясь от наседающих чудовищ.

— Алин, дверь заблокирована! — крикнул я девушке.

Без слов, она сделала сальто назад, избегая очередных щупалец и развернувшись, побежала к пульту управления дверью. Оставшись один Дерек тоже не стал рисковать и увеличив дистанцию отбежал как можно ближе к нам.

Видимо монстры как-то скооперировались между собой и пропустили вперед самого крупного, щупальца которого уже почти доставали нас, вовсю прижимающихся к дверям. Сквозь лес щупалец в теле спрута я разглядел темные силуэты, напоминающие человеческие тела. Богатая фантазия тут же нарисовала картинку как эта хрень хватает, проглатывает и начинает меня, еще живого, переваривать.

Такое будущее меня совершенно не прельщало, и я еще сильнее вжался в створки дверей, запирающих вход на склад. И вот очередной облом, силой прохождения сквозь стены меня не наделили.

Девушка все еще колдовала над консолью и нам оставалось только смотреть, как в нашу сторону медленно ползет монстр, все ближе и ближе. Пять метров, три, два. Я все четче ощущал смрад, что заполнил тоннель. Закрыв глаза и в очередной раз приготовившись распрощаться с жизнь, слушал как ревет спрут, приближаясь к нам.

Щелчок, раздавшийся за моей спиной и возвестивший об открытии двери, был самым чудесным звуком, слышимым мной в жизни. Едва не упав назад, схватил Форха за шиворот и затащил того на склад, оставляя на полу кровавый след. Алин забежала следом.

Дерек рванувший было за ней, под гневный рев монстра, во второй раз упускавшего свою добычу, внезапно остановился, а потом бросился на стеклянную стену. Щупальце, обхватившее Дерека за ноги, поднялось вверх и на этот раз ударило бедолагу об пол. Даже среди какофонии звуков, производимой монстрами, я отчетливо услышал, как хрустнули его кости. Не сговариваясь с Алин, мы рванули к нему. Схватив «богомола» за руки, потянул его за собой, а девушка, крутанвшись в воздухе, перерубила конечность чудища.

Под хор визжащих монстров, занес Дерека на склад, такого легкого, по сравнению с Форхом, и Алин тут же закрыла дверь, отсекая нас от очередного кошмара.

Глава 6

Створки двери сомкнулись, отрезая нас от шума, производимого беснующимся монстром. Он в исступлении молотил своими щупальцами по полу и стенам тоннеля. В створки несколько раз ударили, но материал из которого их изготовили, был явно прочнее плоти монстра, и тот, не добившись результата, наконец затих. На мгновения воцарилась звенящая тишина, нарушаемая только стонами Форха и тяжелым дыханием Дерека.

Склад был хорошо совещен, яркие лампы позволяли рассмотреть каждую вещь, находящуюся здесь и не оставлял ни малейшего шанса теням. После полутемного зала, в котором нас так здорово потрепало, для себя решил, что буду спать только при свете и с ножом под подушкой.

Помещение оказалось на удивление небольшим, метров пятьдесят в длину и столько же в ширину, а я уже даже стал привыкать к циклопическим размерам этой станции и ее обитателей.

А вот его высота впечатляла, не меньше двенадцати метров, и именно это позволяло разместить в нем кучу всякого, несомненно нужного, барахла. Склад был заставлен ровными рядами стеллажей, на которых находились различные коробки и контейнеры.

Даже при беглом взгляде были видны следы грабежа, перешедшего в вандализм. Некоторые стеллажи были повалены один на другой и то тут, то там валялосьнепонятное оборудование вперемешку с другим трудно идентифицируемым хламом. Создавалось впечатление, что предыдущие посетители что-то в спешке искали, мало беспокоившись о сохранности не интересующих их вещей.

От размышлений меня отвлек хрип Дерека, лежащего на полу. Выглядел он ужасно. На правой ноге была видна рана, из которой выглядывала кость, и нижняя часть фактически висела на тонкой полоске кожи. Правая рука была вывернута под неестественным углом и судя по тому, что, я не заметил у него лишних суставов, сломана была в нескольких местах. На лице больше половины глаз были выбиты, уродуя еще больше и так мало симпатичное создание.

Пару раз дернувшись, «богомол» застыл, а его оставшиеся целыми глаза словно потухли. Уже ни на что, не надеясь, я приложил ладонь к его груди и ощутил лёгкие движения грудной клетки.

— Алин, он еще жив! — крикнул я девушке, срывая жалкие остатки одежды с Дерека, и прикладывая к ранам, чтобы хоть как-то остановить сочащуюся кровь.

Не услышав ответа, я повернул голову в сторону девушки и увидел, что она завалилась на бок спиной ко мне и не шевелиться.

— Да что за ерунда происходит? Форх в отключке, Дерек вообще при смерти, так еще что-то с Алин — паника начала накрыла меня с головой. — шансы на благополучный исход только что упали на девяносто процентов, оставив жалких десять.

Бросившись к девушке и перевернув ее на спину, попробовал нащупать пульс, но тело у нее действительно походило на кукольное, разве что вместо ног у нее были цепи с убийственно острыми наконечниками. Сам металл был теплым и приятным на ощупь, с легкой шероховатостью словно человеческая кожа. Глаза Алин оказались широко распахнуты и никак не реагировали на мои манипуляции. Лицо было мертвенно бледным, но в тоже время каким-то спокойным, словно и не было ни безумного бегства, ни встречи с монстрами.

Дотронувшись до щеки девушки, я услышал мерный писк, исходящий от Алины. С каждой секундой он становился все громче и вдруг оборвался.

Тело девушки внезапно вздрогнуло и ее глаза уставились прямо на меня.

— Здравствуй, Виктор, давно не виделись. — не совсем понятно сказала она. Голос звучал тихо, словно девушке было тяжело говорить.

— Очнулась! — Обрадовавшись, что не остался здесь единственным выжившим от переизбытка чувств слегка приобнял ее.

Девушка слабо улыбнулась, чуть-чуть приподняв уголки губ:

— Что с Дереком и Форхом?

— Оба живы. Форх без сознания, кровь не останавливается, под ним уже целая лужа натекла. Дерек весь переломан и выглядит еще хуже коротышки и тоже — посмотрел я в их сторону.

— Даже не знаю, что можно для них сделать, тут врач нужен. — я пожал плечами.

— Посмотри, тут где-то должен быть терминал, мне нужно подключиться к нему. — на секунду закрыла глаза Алин. Речь ее становилась все более плавной, словно она приняла сильное успокоительное.

— Ты не можешь двигаться? Тебя тоже задело? — когда я разглядывал ее, каких ни будь видимых повреждений не заметил, лишь все ее тело было заляпано слизью и кровью монстра.

— Нет, заряд основной батареи истощился. — мотнула головой она — Перешла на запасной, но его едва ли хватить более чем на три часа. И то если отключить двигательные системы.

— И зарядить никак нельзя? Тут же может быть что-то подходящее?

— Для этого мне и нужно подключиться к терминалу, чтобы посмотреть, что есть в наличии.

Щеку, которую задела эта тварь своими щупальцами внезапно неприятно начало жечь, но спустя пару мгновений мне слово вкололи хорошую дозу обезболивающего, и я совсем перестал что-либо ощущать у себя на лице.

Удивившись, но особо не придав этому значения, поднял девушку на руки и направился в сторону терминала. Он находился возле первого стеллажа, если считать слева на право.

Это был высокий прямоугольник, около двух метров высотой и метр шириной. При моем приближении по середине терминала загорелся экран с множеством странных символов.

— Кажется нашел, вот только я ни черта не понимаю, что тут написано — произнес я, глядя на всю эту абракадабру.

— Это и не нужно — голос девушки периодически обрывался на полуслове — Просто поднеси к терминалу и приложи мою руку к корпусу.

Выполнив все действия, посадил девушку на пол, и подождав несколько минут, во время которых Алин сидела абсолютно не подвижно, пришел к выводу, тут справятся и без меня. Поднявшись, направился проверить ее потрепанных друзей.

Оба оказались еще живы, хотя состояние Дерека и вызвало большее опасение. Решив, что все же лучше будет их перенести поближе к стеллажам, принялся за нелегкую работу.

Поправив самодельную повязку, прикрывавшую рану на ноге и придерживая поврежденную руку Дерека, как можно аккуратней поднял его и понес к Алин. Когда затаскивал его на склад, то он показался мне значительно легче чем сейчас. Либо все было в реакции организма на стрессовую ситуации и мобилизация всех жизненных сил, либо же меня покидают силы.

Из-за всех этих бед, свалившихся на меня, я уже и непомнил, когда последний раз ел. Наваливающиеся одна за одно проблемы не давали отвлекаться на усталость и голод. Но теперь, в более спокойной обстановке, организм расслабился и эти чувства навалились с удвоенной, а то и утроенной силой. Если бы не было этих «товарищей» по несчастью, я бы уже давно валялся на полу в спасительном забытье.

Коротышка лежал без сознания. Мелкие порезы, которые он получил, когда был схвачен монстром, уже почти перестали кровоточить. А вот с плечом дело обстояло значительно хуже, но единственное что я мог сделать в данной ситуации, это поправить повязку и оттащить к терминалу.

Нести его было значительно труднее Дерека. Пока его тащил, вспоминал добрым словом его и всю его семью, чей отпрыск вышел таким тяжелым. С ругался про себя, а потом уже не сдерживаясь, чуть ли не орал на весь склад. Даже как-то полегчало.

И вот опять откуда-то появились мысли том, чтобы от них всех избавиться. Придавить по тихой, да и все. Вспоминая ту смесь страха и ненависти, с которой меня встретила эта троица я не ожидал от них благодарности за спасение, да и фраза продаже меня хорошего также не способствовала обоюдному доверию.

— С другой стороны, если бы их не было, то меня бы уже или сожрали, или подсадили «нахлебника» — ухмыльнувшись, резюмировал я и решил пока не торопиться, дождавшись информации от девушки.

Закончив их переносить, присел передохнуть, ожидая, когда Алин закончить проверять склад. Ждать пришлось совсем не долго.

— Виктор, тебе необходимо в шестом стеллаже на четвертой полке найти оранжевый контейнер. В нем лежат аптечки первой помощи, на них еще изображен зеленый круг. Бери ту, в которой он заполнен максимально.

— Понял — отсчитав необходимое количество, я пошел вдоль полок, внимательно выглядывая необходимый контейнер. Чем глубже продвигался, тем больше были видны следы беспорядка. Везде валялись ящики, сброшенные с верхних полок и вывалившееся из них содержимое. В некоторых местах мне даже приходилось перелазить через завалы, образованные всяким хламом.

Тем временем онемение опускалось все ниже, плавно переходя на руки и я почти перестал чувствовать все что было выше плеч. Потрогав шею, не ощутил абсолютно ничего, как будтотыкал пальцами в вату.

Поняв, что аптечка так же нужна и мне, чертыхаясь прошел еще метров двадцать вперед и наконец увидел необходимый ящик. Как и сказала Алин, контейнер находился на четвертой полке. Вот только если бы все было так просто, то было бы скучно, поэтому госпожа Судьба решила подкинуть мне очередную задачку. Эта самая полка была на высоте пяти метров и лестниц по близости естественноне наблюдалось.

Сам контейнер был большого размера, и глядя на него, у меня возникли сомнения, смогу ли вообще его сдвинуть. Так как других вариантов не было, подошел к полке и начал подниматься аки Тарзан складских джунглей.

Не без труда добравшись до желаемого, начал прикидывать как будет сподручнее это самое достать. Сверху не вариант, там совсем опоры не было, с боков и в глубине контейнер окружали еще более массивные ящики. Стоя на третьем ярусе, схватился за ручку, так удобно расположенную с торца контейнера с аптечками, и попробовал сдвинуть его. Без результата.

Дернув для приличия еще пару раз, прекратил бесполезные попытки и прислушался. Все отчётливее раздавались крики Алин с просьбой поторопиться. Что-то происходило с Форхом и Дереком, и это явно не шло им на пользу. И что-то подсказывало, что мне тоже не долго осталось.

Плюнув на технику безопасности, все равно тут страховой случай никто не оплатит, схватился двумя руками за ящик, уперся ногами об полку и потянул на себя. Безрезультатно. Крики становились все настойчивее. Начав рывками дергать, почувствовал, как контейнер приходит в движение, а я начал заваливаться на спину, падая на пол.

Приложившись об хорошенько спиной и пострадавшей щекой, я услышал, как ящик упал рядом со мной. Приподнявшись, увидел, что моя нога и контейнер разминулись на какие-то читанные сантиметры. Дотронувшисьрукой до щеки, почувствовал, как вляпался во что-то мокрое. Поднеся испачканные пальцы к лицу, я едва не завыл и не упал в обморок. Кровь была вперемешку с гноем зеленоватого цвета, в котором плавали маленькие личинки.

Собрав волю в кулак, подскочил к ящику, и отстегнул защелки, блокирующие крышку. Подняв ее, увидел пять прямоугольников, на боках которых был изображен зеленый круг. На трех из них эти круги мигали красным цветом, четвертый был бледно зеленого, и только пятая аптечка была нормального цвета.

Прихватив четвертую и пятую, я помчался обратно. Выбежав из прохода, образованного стеллажами, увидел, как оба мусорщика трясутся и выгибаются.

— Это херня с щупальцами нас заразила? — спросил я, срывая пломбы с аптечки. Онемение уже полностью перешло на руки и двигал я ими уже не так уверенно.

— Похоже. Когда ты ушел сначала начал трястись Форх, а за ним уже и Дерек — голос девушки задрожал. — А потом все стало значительно хуже.

Она, повернув голову, пристально посмотрела на меня:

— Нас? Ты хочешь сказать тебя тоже зацепило?

— Да, похоже задели за щеку, лица уже не чувствую. Еще немного и руки перестану ощущать — кивнул я.

Подойдя к Форху, снял повязку на плече, и матерясь во весь голос отскочил от него.

— Что там? — спросила девушка, хотя мне показалось, что она уже догадывается, что происходит.

— У него такая же дрянь в плече, как у меня, только больше — наклонившись, стал внимательно раглядывать рану. В ней копошились черви уже приличных размеров. Видимо спрут успел здорово напичкать его этой дрянью

— Вик, аптечка — вернула меня в реальность Алин — там должны быть инъекторы синего цвета. Для начала введи их Форху и Дереку, им досталось больше чем тебе.

Кивнув, положил аптечку на пол и достал небольшой цилиндрик необходимого цвета:

— Как ими пользоваться?

— Приложи плоским концом и надави на кнопку с верху. Желательно как можно ближе к ране.

Подойдя к трясущемуся Форху, приложил инъектор возле раны, ближе к шее и нажал на кнопку. Легкий толчок возвестил, что цилиндр использован.

Спустя мгновение коротышка выгнулся, издав крик полный боли, а затем его начало рвать. Перевернув его на бок, чтобы не дать захлебнуться, и навалился на него всем своим весом, стараясь сдержать бившегося в конвульсиях Форха. Вскоре он стал затихать, а в рвоте были видны мелкие личинки, которые противно шевелясь, пытались уползти. Встав на ноги, я подошел к ним и с нездоровым удовольствием раздавил их.

Схватив очередной инъектор, провел те же самые манипуляции и с Дереком. Его крючило значительно меньше, толи от того что зараза не успела сильно распространиться, то ли от того что он был весь переломан и попросту не мог двигать телом.

Дождавшись, когда его перестанет трясти, я посмотрел на Алин:

— А тебе? Ты ведь тоже контактировала с этой дрянью, едва ли меньше Форха.

— Об этом можешь не беспокоиться, сначала закончим с парнями и с тобой. Бери в аптечке баллончик, он должен быть промаркирован зеленым цветом. — лицо девушки начало приобретать нездоровый синеватый оттенок.

— Ты точно в порядке? Выглядишь еще хуже, чем я себя ощущаю — я по привычке дотронулся до лица, почувствовал, как палец проткнул кожу и по нему потек гной.

— Беру свои слова обратно, ты довольно привлекательно выглядишь — на меня все больше наваливалась апатия и ощущение какой-то нереальности происходящего, словно я это не я и вот-вот должен проснуться.

— Виктор, быстрее бери баллончик, пока не отключился! — прикрикнула на меня Алин.

— А, что? Точно, зеленая хрень. Сейчас, есть тут такие — наклонившись, лишь со второй попытки непослушными пальцами смог подобрать требуемое.

— Распыли его на парней, стараясь покрыть все раны равномерно. — голос девушки стал меня раздражать, вызывая желание послать ее к черту, но в очередной раз пересилив себя направил баллончик на тела.

При нажатии из него брызнула пена оранжевого цвета, которая при соприкосновении с телами, застывала, образуя твердую пленку. Убрав мешавшие остатки одежды, полностью залил их, стараясь не пропустить даже незначительные царапины. Затем перевернув на живота и так же обработал спину. Потратив на все эти процедуры около двух лет, по моему субъективному мнению, я получил от уже ненавидимого мню голоса следующие указания.

— Теперь возьми инъектор красного цвета и введи каждому в районе затылка.

К аптечке я уже полз на коленях и автопилоте, выполняя указания, лишь бы поменьше слышать этот проклятый голос, не дающий мне провалиться в спасительное забытье.

Ткнув красным цилиндром чуть выше шеи, я нажал на кнопку и опять почувствовал, как ввелось лекарство. После получениедозы тела вздрагивали и затихали.

Наклонившись над Дереком, не услышал даже дыхания, хотя сейчас я не смог, наверное, и паровозный гудок услышать. Только голос Алин каким-то образом проникал в мой мозг, заставляя тело двигаться.

— Виктор, Виктор! — слова пробивались сквозь пелену разума и звучали так, как будто говорящий находился на другом краю вселенной.

— Возьми инъектор желтого цвета. Вот этот, молодец, правильно, введи его. Теперь пеной на лицо, не бойся не задохнешься — теперь голос звучал успокаивающе, даже в какой-то степени умоляюще.

Задержав дыхание и закрыв глаза и рот, направил баллон на себя и нажал на кнопку. Пена начала покрывать меня мгновенно твердея. Откинув в стронуопустевший баллончик и попробовал вздохнуть. На удивление эта пена прекрасно пропускала воздух.

— Теперь вводи себе лекарство из синего инъектора — Алин была настойчива.

Даже впечатления от того как корежило парней после приема этого лекарства не смогли перевесит желание заткнуть ее и больше никогда не слышать.

— Будет не сильно больно — почти прошептала девушка, словно больше убеждая себя, а не меня — в желтом цилиндре было обезболивающее.

Я лег на спину и, приставив инъектор к распухшей шее, нажал на кнопку, отправляясь в страну кошмаров.


Глава 7

Первые секунды я не ощущал ничего кроме легкого покалывания, словно сотни маленьких иголочек легонько касались меня. А потом они раскалились и разом вошли в тело, выжигая изнутри.

Точно помню, что в начале кричал, проклиная всех, кого мог вспомнить. Создателей этого адского мира, тех по чьей вине я оказался здесь, эту троицу и в частности, эту куклу, которая обещала, что будет не больно, монстров, чьи детеныши сейчас питались моим телом и прорастали во мне.

Внезапно меня скрутило и изо рта вырвались, прорывая корку лечебной пены, целые потоки крови вперемешку со слизью и гноем. Меня словно выворачивало на изнанку и промелькнуло ощущение что сердце с легкими я уже выплюнул. Но вот наконец поток дряни иссяк, оставляя невыносимо мерзкое ощущение во рту и давая воздуху проникать в мой измученный организм.

Глаза были заляпаны пеной, и я не мог их открыть, а снять ее не позволяла слабость в руках. Мышцы словно одеревенели, словно я весь заржавел подобно механизму, оставленному без присмотра на длительное время.

Переживая подобные ощущения, я как будто бы оказался заперт в собственной черепной коробке, вот только и спасительное забытье ко мне не приходило, не смотря на всю ту физическую и психологическую усталость. Но вот вдалеке раздался едва слышимый голос, звучавший с каждой секундой громче, а следом ощутил, как волны тепла прокатываются по моему телу.

— Виктор! Виктор! Вик, ты меня слышишь! — зов звучал все настойчивее, заставляя вспоминать меня все те события, что были связаны с ним.

Попробовал ответить ему, но кроме неразборчивого мычания, которое сам толком не смог понять, ничего не выходило. Во рту было сухо и любые движения языком вызывали только боль.

Руку поднять удалось только с третьей попытки, которая сопровождалась звуками радости и облегчения со стороны, как я все-таки вспомнил, Алин.

Пока непослушными пальцами сдирал с глаз пласты пены, что бы была возможность смотреть, девушка не переставала радостно твердить мое имя на разные лады.

Наконец то продрав глаза, как в переносном, так и прямом смысле, почувствовал, что могу попробовать сесть и это мне удалось даже с первой попытки. Сидел я посреди лужи дряни, вытекшей из меня. Даже комбинезон был покрыт какой-то гадостью зеленоватого цвета, словно все лишнее выходило из меня даже сквозь поры на теле, и одежда это пропускала сквозь себя.

С трудом повернул голову в сторону девушки и посмотрел на нее. Видимо что-то не очень доброе мелькнуло в моем взгляде, так как ее улыбка мгновенно угасла, сменяясь на испуг.

— Ты сказал, что будет не больно. Что было в желтом инъекторе? — задал я ей вопрос — Еще немного и сдох бы прямо здесь!

— Прости, я должна была это сделать — несмотря на то, что Алин и так была бледна, лицо ее еще больше посерело от страха — Там был стимулятор, который не давал тебе отключиться.

Чувствуя, как волна ярости начинает меня захлестывать, я с трудом оторвался от пола и пополз в сторону девушки, чувствуя непреодолимое желание сомкнуть свои пальцы на ее шее.

То ли она умела читать мысли, то ли мои намерения и так были ясны, но она затараторила, пытаясь остановить меня.

— Вик, не надо, пожалуйста. У меня не было выбора, ты бы потерял сознание не известно на сколько. У меня осталось не больше двух часов, и тогда я не смогу ничего сделать. Вик, остановись пожалуйста — глаза девушки заблестели и на щеках появились две грязные дорожки.

Слезы Алин отрезвили меня, испаряя весь гнев, который был готов выплеснуться на нее. Да и в словах ее был резон, так как опять-таки, очнись тут в одиночестве, мало что мог бы сделать.

— Ладно, ты права, погорячился. — в примиряющем жесте поднял руки — Просто ощущения были те еще. Что дальше то делать будем? И как парни?

Слегка опешив от смены моего настроения, девушка задумчиво посмотрела на меня, но я уже видел, как разглаживаются складки на ее мордашке и страх отступает, оставляя легкую настороженность.

— Препарат, который был в красной капсуле ввел Форха с Дереком в искусственную кому, замедлили их жизненные процессы. Это позволит им продержаться какое-то время.

На какую-то долю секунды, почти не уловимую, речь девушки прервалась, а в глазах появилась какая-то тоска.

— Заряда осталось меньше чем на два часа, нам необходимо поторапливаться, так что хватай меня, только аккуратно — нотки паники в её голосе опять насторожили меня.

— С тобой что-то происходит? — задал я вопрос, внимательно ее оглядывая.

— Потом расскажу. Честно! — девушка едва покачала головой — Пожалуйста, пойдем. Нам сейчас нужно пройти в другой конец склада.

Все еще трясущимися руками попробовал поднять девушку на руки, но не смотря на ее маленький вес, задача была почти непосильной, поэтому пришлось просто прижать ее к себе, фактически закинув на плечо, и двинулся вдоль стеллажей:

— И что там нам нужно? — ноги, как и руки тоже были далеки от идеальной физической формы и со стороны всем мои движения должны были выглядеть как будто меня бьет током.

— Там должны находиться костюмы низшего класса защиты для глубоководных работ аварийно-спасательной команды. Вообще это малый склад спасателей, здесь должно быть много нужных нам вещей.

Видя с каким трудом мне удавалось передвигаться, Алин пыталась разговорами отвлечь меня.

— Защитные костюмы, они же скафы, позволяющие работать за переделами Станции. Здесь скорее всего должны находиться старые модели, но их должно хватить для нашего спасения.

С каждым моим шагом голос девушки постепенно мрачнел, когда ей стали видны масштабы причинённого урона от варварского обыска:

— Кто же мог учинить подобный разгром? Здесь же есть ценные вещи, а их даже не то что не забрали, а просто сломали. Форх так стремился сюда в надежде разбогатеть, а тут все переломано.

— Ну он все-таки сюда добрался — не подумав брякнул я.

Девушка не ответив уткнула лицо в меня и дальше мы уже вдоль полок шли молча, на наше счастье всего лишь один раз встретив завал.

Наконец стеллажи закончились, и мы вышли на свободную площадку. Слева от нас находился рабочие верстаки. Многие инструменты мне были не знакомы, но я точно увидел среди них отвертки и молотки, даже пару инструментов, смахивающих на пожарные топоры. Справа была распахнутая дверь, через которую я рассмотрел невысокие шкафчики и предположил, что это могла быть раздевалка и при таком раскладе можно было рассчитывать на интересные находки.

И той самой ложкой меда в бочке отнюдь не дегтя, в которую я окунулся по самую макушку, оказались десять прозрачных капсул, стоящих по центру стены склада, в которых находились пресловутые защитные костюмы, зафиксированные специальными креплениями.

Самая правая капсула была раскурочена, и скаф, находившийся в ней, даже на мой дилетантский взгляд, не подлежал восстановлению. Вторая и третья были открыты и абсолютно пусты. Не понятно, отсутствовали ли скафы там изначально, или на примере первой капсулы грабители разобрались с открытием дверей и смогли забрать их с собой. В оставшихся шести капсулах находились не тронутые, на первый взгляд, скафы.

Выглядели они впечатляюще. Массивные костюмы повторяли контуры человека — две ноги, две руки, туловище, плавно переходящее в огромный, не пропорционально вытянутый вверх и назад шлем. Основной цвет у них был оранжевый, видимо, чтобы выделяться при проведении спасательных операций.

Скаф был ростом метра три и весил, как потом выяснилось, чуть меньше полу тонны. На руках и туловище было множество креплений и разъемов, позволяющих подключать дополнительное навесное оборудование. Так, на втором скафе, вместо левой руки был встроен аппарат, позволявший, как разрезать различные препятствия, так и вести сварку при необходимости.

Руки у этих монстров были ниже колен и заканчивались трехпалой рукой. Ноги же тоже были хитрой формы, сгибаясь в коленях назад, подобно кузнечику.

На спине костюма был огромный горб. Именно через него оператор помещался в скаф. Не смотря на мелкие различия, касавшиеся в основной дополнительных цветов или какого-то навесного оборудования, было очевидно, что все они были из одной серии.

— Ну вот мы их нашли, что дальше? — задал я вопрос Алин.

— Повторим то же самое, что и с терминалом склада. — сказала девушка. — Подносишь меня, прикладываешь мою руку, получаем информацию.

— Хорошо. Тогда приступим. Сломанный скаф проверяем?

— Нет. Нам нужны только целые.

Приблизившись к терминалу, находящемуся у первой рабочей капсулы я приложил ладошку девушки и начал ждать. Сам процесс много времени не занял и закончив с последней, седьмой капсулой, отнес Алин к верстаку и расчистив место, усадил её. Сам же взял какую-то пустую коробку и устало опустился на нее, расположившись напротив девушки.

— Что-то необходимое выяснила?

— Угу, нам повезло. — на пару мгновений девушка опять застыла, а затем продолжила говорить — Первый и шестой скафы почти с пустыми батареями и для нас бесполезны.

Девушка опять застыла. Поднявшись, я дотронулся до ее лба, он был горячим и мне показалось что под кожей у нее что-то зашевелилось. Спустя секунду ее глаза посмотрели на меня.

— Ты опять отключилась на пару секунд и мне кажется ты все-таки тоже подхватила паразитов.

— Слишком много энергии ушло на проверку капсул, вот и отключаюсь. А по поводу личинок, не беспокойся, скоро все решится. — голос ее странно задрожал, затем она продолжила.

— Так вот, второй, четвертый и седьмой заряжены процентов на сорок. Седьмой — заряд восемьдесят четыре процента.

— Этого достаточно? Может есть способ зарядить другие? — решил уточнить я, ведь как известно запас карман не тянет.

— Тебе хватит заряда в седьмом, чтобы добраться до нашего корабля, но ты прав, зальем его по максимуму — согласилась со мной девушка.

— Мне? А как же ты, Форх и Дерек? Встреча у нас конечно не задалась, но мне не хотелось бы вас тут бросать одних.

— Ты меня то пугаешь, то удивляешь, Медный — видимо намекая в первом случае на мою вспышку гнева — но мне приятно что ты заботишься обо мне.

Девушка улыбнулась и тут же опять замерла. Каждое ее отключение длилось все дольше и с каждым пробуждением она выглядела все испуганнее.

— Так какой же у тебя план? Без вас я точно не уйду.

— Не волнуйся. Тебе будет необходимо принести сюда Дерека с Форхом и запихать их в костюмы. В программе скафа есть аварийный режим, обеспечивающий поддержание жизни в операторе даже при тяжелейших повреждениях.

Опять пауза и Алин продолжила:

— При благоприятных условиях заряда их скафов хватит на несколько месяцев для поддержания жизни. Нужно будет только добавить в медкомплект необходимых лекарств.

— А ты? Что с тобой будет? — задал я вопрос.

— Тебе необходимо отключить меня

— Что?! — не поверил я собственным ушам. То, что она не совсем человек, понимал прекрасно, но вот, что её можно было просто выключить звучало дико.

Встретившись со мной глазами Алин повторила:

— Тебе нужно будет отключить меня. Сзади, на шее, там, где металл переходит в живую плоть есть небольшой чип. Извлечешь его и подключишь к скафу. Необходимый разъем расположен в нижней части шлема с внутренней стороны, только сдерни подложку.

— Надо посмотреть. И вообще на сколько это безопасно?

— Безопасно, главное не затягивай с переносом — глаза девушки увлажнились, казалось, что она вот-вот заплачет.

— Что происходит то? Ты чего-то боишься?

— Да, боюсь! — я опешил от крика девушки, которая ни секунды не думая, сражалась с монстром, ни показывая хоть как-то страха.

— Боюсь темноты. Даже минута, проведенная в чипе, без возможности контакта с внешним миром растягивается для меня почти в год. Я остаюсь одна во тьме, она давит на меня. Я ощущаю, как начинаю терять себя!

Алин не выдержав, разрыдалась. Слезы текли по ее щекам и падали вниз разбиваясь о металл ее тела. Поднявшись, я шагнул к девушке и крепко обнял ее. Наверное, только сейчас наконец пришло осознание, что мир окружавший меня, реален. Что люди, как бы они не выглядели снаружи, тоже что-то ощущают, что у них есть желания, что они чего-то боятся. Этот мир реален, и я уже часть его, хотелось бы мне этого или нет.

— Ты уже проходила это? — шепнул на ухо девушке.

— Это была уже не я. Тогда видимо перенос затянулся, и я была одна слишком долго. — Алин прижалась своей щекой к моей голове, постепенно успокаиваясь. — Я почти ничего не помню из своего прошлого до момента пробуждения в этом теле. Только имя и зеленый лес сменяемый темнотой пещер.

— Я постараюсь сделаю все максимально быстро. Ты и не заметишь.

— Замечу — тихо произнесла девушка.

Дождавшись, когда девушка хоть немного придёт в себя, я продолжил реализацию плана по нашему спасению. Направился к скафу, и тут меня осенило:

— Алин, а как ими то пользоваться? Сомневаюсь, что тут есть толстый томик инструкций на русском языке.

— Я уже разблокировала доступ к капсулам, тебе достаточно прикоснуться к терминалу, он откроет и обеспечит доступ к скафу.

Подойдя к блоку управления капсулой с моим будущим доспехом, я приложил руку к панели. На секунду она вспыхнула, красным, но затем сменила на зеленый цвет и створки капсулы плавно раздвинулись. Платформа, на которой стоял скаф, плавно повернулась на сто восемьдесят градусов, предоставляя мне доступ к его внутренностям.

Не удержавшись, провел рукой по броне, покрытой множеством мелких царапин, образующих своеобразный узор. Видимой данной машине многое пришлось пережить, и я надеюсь она будет служить так же верно, как и предыдущему хозяину.

Верхняя часть спины и шлема были раскрыты на подобие створок раковины, позволяя мне комфортно разместиться в костюме.

— А я не буду болтаться в нем? Что-то он не сильно плотно меня облегает.

— Когда скаф будет загерметизирован, внутренний подклад подстроится под твое тело, не волнуйся. Разъем нашел?

Присмотревшись я увидел необходимый слот:

— Да. Он точно рабочий?

— В нижней части шлема есть небольшая панель управления. Приложи палец, костюм должен будет активироваться.

Приложив большой палец, я на секунду ослеп от яркой вспышки заработавшего экрана внутри шлема. По дисплею бежали какие-то символы, значки сменялись один за другим.

— Алин, тут какие-то символы, ничего не понятно.

— Как полностью активируешь костюм, они станут понятными. Пока посмотри, в нижнем правом углу должно быть видно схематичное изображение скафа.

— Есть такое — кивнул я головой, забыв, что девушка не может меня видеть.

— Все зеленное? Желтого и красного нет?

— Нет, все зеленное. Это же хорошо?

— Да, замечательно. Значит пора начинать.

Спрыгнув с доспеха, подошел к Алин. Она смотрела на меня, с трудом сдерживаясь, чтобы опять не заплакать. Молча взяв ее на руки, и вернулся к капсуле. Стараясь не уронить бесценную ношу, залез в костюм. Посадив девушку на край костюма, я в вновь обнял ее, гладя по волосам.

Придерживая Алин одной рукой, другой медленно провел по ее шее, нащупывая чип. От прикосновения живая часть девушки задрожала, и почувствовав наконец разъем, я немного отодвинулся от нее.

— Ты готова?

— Нет. К этому невозможно привыкнуть — девушка вздохнула — Только не бросай нас, пожалуйста!

— Мы обязательно спасемся. И я обязательно еще раз влеплю Форху по морде, только уже в сознательном состоянии! — наклонившись, я поцеловал девушку в лоб и быстрым движением вытащил чип.

Тело девушки изогнулось, резко дёрнувшись. Не ожидав такого, я не успел перехватить его и кукла, теперь уже точно кукла, упала на пол.

Глава 8

Чип, размером с нашу обычную тонкую флешку, имел прямоугольную форму и был фиолетового цвета. На одной из граней оказался выгравирован знак, напоминающий символ бесконечности. Сама гравировка была перечеркнута глубокой царапиной.

Отбросил в сторону лишние мысли и как можно аккуратнее вставил чип в слот костюма. Дисплей погас, а спустя мгновение скаф резко дернулся, да так что если бы я не был на половину в нем, то точно бы оказался на полу.

Доспех еще несколько раз вздрогнул, из-за чего я еще пару раз приложился многострадальным лицом о внутренности шлема, прекратил двигаться, при этом выдрав с корнем пару креплений, удерживающих его.

Внезапная вспышка и крики из встроенных динамиков костюма дезориентировали меня, заставив закрыть глаза и заткнуть уши руками. Придя в себя, открыл глаза. Экран периодически моргал, то чернея, то показывая интерфейс скафа.

Сквозь шум, производимый динамиками, явно слышались чьи-то крики:

— Нет! Не надо! Я больше не могу! Не мучайте меня больше! Хватит!

Голос принадлежал Алин и даже не задумываясь, работают ли микрофоны в костюме я закричал в ответ:

— Алин, все хорошо! Ты уже в костюме! Услышь меня!

— Вик, это ты? Это действительно ты?

— Да, да! Успокойся, у нас получилось.

Хочу вам сказать, что слышать девчачий плачь, исходящий от костюма в пол тонны весом и высотой метра три, не для слабонервных. Я, не зная, что предпринять, в конце концов просто положил ладонь к внутренней обшивке доспеха и легонько погладил.

Как позже выяснялось, Алин провела в своем персональном аду примерно год. Видимо интеграция с программным обеспечением скафа проходила медленно, оставляя девушку отрезанной от окружающего мира. Каких-либо отклонений в поведении девушки не заметил, разве что Алин стала более болтливой, стремясь разговорами наверстать время пребывания в одиночестве. Еще одним плюсом от пережитого ею потрясения, как бы жестоко это не звучало, стало то, что подозрительность ко мне окончательно сошла на нет.

Под командованием девушки, вещающей из внутренностей доспеха, я по очереди поместил во внутрь скафов Форха и Дерека. Её напарники внешне мало чем отличались от трупов, но по заверениям Алин, которая подключилась по технической сети к их костюмам, оба живы и шансы на их спасение были больше пятидесяти процентов.

— Нужно перестраховаться и загрузить в их скафы побольше лекарств. Мало ли что нам встретиться на пути к кораблю — задумчиво произнесла девушка.

— Ты думаешь мы не сможем прорваться к нему? Эта машинка выглядит внушительно — похлопал я по скафу, уже предвкушая момент, когда смогу облачиться в него.

— Это спасательный костюм, сильно много в нем не повоюешь. Даже я, в своем предыдущем теле при должном везении, смогла бы его разобрать по винтикам.

— То есть для тех уродов из зала и радусам я все равно на один зуб?

— Ну тут есть пару интересных штучек, так что шанс прорваться без потерь есть.

Услышав, как в животе в очередной раз заурчало, а желудок начал грызть позвоночник я таки задал вопрос:

— Алин, а тут у вас кормят?

— Чего? — девушка на пару секунд задумалась, словно сразу не поняла вопроса — А, секунду сейчас проверю по базе.

— Да. Есть не далеко от того места, где ты аптечки брал, через один стеллаж. — доложила Алин — Серые с жёлтым ящики, в нем упаковки неприкосновенного запаса.

Кивнув, я прикинул какой мне нужен проход и направился к нему.

— Стой! — воскликнула девушка — посмотри в ящиках с личными вещами. Где-то там может быть гарнитура связи.

— Не хочется оставаться одной. Опять… — голос Алин стал каким-то извиняющимся.

Есть хотелось конечно сильно, но еще сильнее хотелось закрепить те доверительные отношения, что стали устанавливаться между нами. Так что просто кивнув, а я точно знал, что девушка это видит благодаря внешним камерам костюма, направился в комнату, похожую на раздевалку со шкафчиками.

Зайдя в раздевалку, негромко проматерился от увиденного.

— Что такое? — микрофоны в костюме были на высоте, раз даже отсюда девушка расслышала мое бормотание

— Да я как-то привык, к передовым технологиям, чипам памяти, сенсорным панелям, доспеха. А тут, блин замочная скважина на каждом из ящиков.

Для приличия подергав за ручки, убедился в том, что шкафчики действительно закрыты. Вспомнив, что на верстаке видел молоток и отвертку, сходил за ними и вернулся обратно.

Спустя десять минут и двум пострадавшим пальцам, по которым несколько раз прилетело молотком, умудрился вскрыть все десять шкафчиков. За исключением парочки пустых, в них действительно лежали различные личные вещи. На одной из нижних полок я обнаружил ботинки с высоким берцом, внешне на один-два размера больше моего.

Глянув на свою обувь, изрядно потрепавшуюся за время бегства и стычки с монстрами, уже было хотел обуться в обновки, но взглянув на себя, заляпанного с ног до головы дрянью, которая еще и воняла, решил для начала привести себя в порядок. Так что отложив берца в сторону, продолжил мародерствовать.

В следующем шкафу нашлись штаны и куртка с капюшоном. В отличии от комбинезона, что был на мне, здесь ткань выглядела по проще и была грубее. Руководствуясь теми же соображениями, отложил их к обуви.

— Алин, скажи мне — не отрываясь от мародерства спросил я у девушки — тут в шкафчиках полно всяких личных вещей. Вот только фотографии ни одной нет. Ваши предки не любили фотографироваться?

Тему, по поводу Медных я пока решил не ворошить, чтобы лишний раз не провоцировать девушку и дать ей хоть как-то прийти в себя.

— Минувшие не наши предки, по крайне мере так считается. Когда здесь появились люди, они уже давно покинули Станцию — чувствуя, что сейчас приоткроется одна из граней этого мира, я навострил уши.

— После них остался этот город и пещеры в Пике, техника, фабрики, в конце концов их архивы. Вот только ни одной фотографии или записи, раскрывающей как, выглядели мы так и не обнаружили, по крайне мере информация об этом нигде не всплывала.

— Ну по крайне мере они походили на людей. Две ноги, две руки и голова, если судит по костюмам и одежде. — предположил я.

— Возможно, теорий много, но ни одна не может похвастаться какими ни будь вескими доказательствами.

— Бинго! — прервал я разговор о тайнах мироздания. В предпоследнем шкафчике на верхней полке я обнаружил гарнитуру. Была она, как и описывала её девушка, в виде небольшой тонкой пластинки, на ощупь похожей на пластик, и крепилась в области виска.

Закрепив переговорное устройство на голове, я негромко произнес:

— Раз, раз. Как меня слышно?

— Хорошо слышу. А ты меня? — звук, исходящий от костюма, плавно переместился в мою голову.

— На десять баллов из пяти. А как этой штукой управлять? Звук прибавить или убавить, например.

— Прикоснись пальцем к гарнитуре и представь, что меняешь уровень громкости.

Немного поигравшись с настройками, перешел к последнему шкафчику. Открыв дверцу, сначала решил, что он пуст, но приглядевшись, увидел в дальнем конце верхней полки небольшой кейс на защелках, смахивающий на те в которых у нас переносят оружие.

Вытащив чемоданчик на свет, положил на пол и щелкнув замками, раскрыл его. Внутри обнаружил какой-то кристалл размером с ноготь большого пальца, серебристый прибор, подозрительно похожий на пистолет, и чехол-кобура с поясом.

У прибора наличествовал ствол, спусковой крючок и рукоять, вот только выходное отверстие у оружия отсутствовало. Где у него магазин я тоже обнаружить не смог, рукоять была литая, да и сам пистолет производил впечатление цельной болванки, у которой только спусковой крючок и двигается.

На том месте, где у обычного пистолета присутствует курок наличествовала тонка зеленая полоска. Покрутив оружие в руках так и этак, не удержавшись, направил его в сторону стеллажа и нажал на спусковой крючок.

— Любопытно — глядя на результат выстрела, точнее на его отсутствие, протянул я.

Каких-либо изменений после выстрела я не заметил. Стеллажи не снесло к чертям, не было какого-либо взрыва или напротив, черная дыра тоже не образовалась, только полоска сменила цвет с ярко зеленого на едва насыщенный, а курок заблокировался. Спустя пару секунд панель опять загорелась зеленым, и я повторно выстрелил в том же направлении.

Надежда, что первый выстрел был просто холостым, умерла после второго выстрела, результат которого был таким же, то есть отсутствовал от слова «совсем». Я даже дошел да стеллажей и потрогал их, мало ли, вдруг оружие повредило их строение на молекулярном уровне, и они теперь рассыпаются от одного только прикосновения. Как выяснилось, не угадал.

Шанс обрести убер оружие, от которого враги будут разбегаться, узнав, что им приходится находится на одно планете со мной испарилась как туман в солнечный день. Да и вообще в последнее время мне на подобные подарки судьбы не везло, так что я особо и не расстраивался.

Единственные разумные существа, которые могли бы прикрыть мою спину, лежат при смерти в своих скафах как в саркофагах. Потенциальную принцессу я своими же руками превратил в стального голема, увидев которого в прошлой жизни я бы забился в самую глубокую нору.

Кстати о принцессах и их производных:

— Алин, а оружие Минувших может не работать? Просто все тут все выглядит надежным.

— Может. Мы находимся в относительно уцелевшей части города. Чем дальше от Башни, тем хуже состояние. А многие механизмы наших предшественников уже давно вышли из строя.

— Ну и хрен с ней, с этой золотой рыбкой — окончательно разочаровавшись, я все-таки спрятал пистолет в кобуру и кинул их на обновки. На всякий случай пусть будет в качестве пугача. Если что, ткну в морду местному аборигену и начну прокачивать навык запугивания.

Забрав из чемоданчика кристалл и положив в один из карманов куртки, наконец-то двинулся в сторону ящиков с сухпайками. Без проблем дойдя до нужного стеллажа все-таки не выдержал и уже не скрывая эмоций начал крыть весь окружающий мир трехэтажным матом. Чертовы аптечки, которые я с таким трудом добывал, рискуя своей шеей и чуть не лишившись ноги, лежали здесь на первой полке.

— Извини, я не видела их в списке — сказала мне девушка, когда я прекратил ругаться, остановившись перевести дух.

— Да ты то здесь при чем? — грубо прервал ее. — Это просто чертова карма. Мне удается избегать смерти, но за это судьба подкидывает одну гадость за другой.

Чуть сбросив напряжение, и даже уже немного успокоившись, обратился к Алин:

— Прости, не хотел на тебя сорваться. С меня букет цветов и шоколадка, если они у вас тут есть в наличии.

— Я запомню — на полном серьезе ответила девушка на мою шутку

Ящики с едой были тоже не высоко и достать пару коробок трудностей не составило. Сами коробки с НЗ внешне смахивали на наши индивидуальные рационы питания, которые выдают военным, только запакованы они были в крепкий пластик, а не картон. Взяв, по аналогии с аптечками, сухпайки на которых уровень заряда был самым большим, я прихватил еще четыре аптечки и направился обратно к скафам.

— У меня есть время поесть и привести себя в порядок или костюмам Дерека и Форха нужно сразу аптечки пополнить? — есть хотелось уже зверски, и я эгоистично надеялся, что эти «коматозники» могут и подождать, да и на обратном пути я приметил большой контейнер, который хотел приспособить для водных процедур.

— Садись есть, внутренних запасов скафа пока хватит с лихвой, а отдохнуть тебе точно стоит — обрадовал меня голос девушки.

«Взорвав» первый сухпай, нашел пару каких-то батончиков, по вкусу смахивающих на коксовые, и жуя их направился за контейнером. Тот действительно был на удивление легким, не смотря на размер, и позволявший мне полностью в нем поместится.

Подтащив его поближе к раздевалке, взял шланг, обнаруженный мною раньше на верстаке, и забросил один конец в контейнер, второй же протянул до крана, обнаруженного за рядами шкафчиков в закутке.

Повернув вполне привычный вентиль, услышал, как по трубам движется воздушная пробка, а за тем из крана хлынула прохладная, но вполне чистая вода, визуально не содержащая каких-либо примесей.

Покрутил вентиль так и этак, но все же не смог понять, как сделать воду теплее. На мой вопрос Алин лишь виртуально пожала плечами и предложила попробовать прогреть сам контейнер с помощью паяльных ламп, коих я смог бы найти на стеллаж не далеко от капсул.

Решив, что предложение имеет право на жизнь, воткнул конец шланга в кран и включил напор побольше, что бы контейнер заполнился побыстрее. Паяльники я нашел именно там, где и указывала Алин. Взяв четыре штуки, я расположил их по углам импровизированной ванны и с помощью указаний девушки отрегулировал их на необходимую температуру.

Пока вода набиралась и грелась, решил все-таки для начала нормально поесть. На коробках с сухпаем была подробная инструкция в картинка как правильно использовать их, видимо для таких грамотных как я. Оказалось, что упаковки были саморазогревающимся и уже спустя пару минут, достав несколько более мелких контейнеров и нажав, как было указано в инструкции, в нужных местах, поставил на пол.

Закончив с последним контейнером, сходил отключить воду и сполоснуть руки. Открыв первую порцию, которая уже успела разогреться и распространяла аппетитный аромат на весь зал, приступил к трапезе.

Утолив первый голод, я начал более осмысленно думать и задал вопрос девушке:

— А зачем нам дополнительные аптечки, если ты говоришь, что внутренних резервов хватит?

— В этих местах много случиться может, может случиться и такое что мы задержимся. Как видишь, мы тоже изначально рассчитывали на легкую прогулку, а вон как все обернулось.

— Так, тогда следующий вопрос. — на секунду задумавшись я продолжил — А зачем вы сюда вообще сунулись? Разве не было более безопасных мест?

— В Городе вообще безопасных мест, разве за исключением самой Башни, но там живет не так много людей. Даже эта область по сравнению с удаленными районами далеко не самая худшая. Тем более информатор Форха сообщил, что в этот район скоро должны прибыть переселенцы. Если они займут эту территорию, то добраться до трофеев станет еще сложнее.

— Куда уж сложнее? Двое в коме, ты потеряла тело — подвел итог их вылазки я.

— Но мы все живы. И есть шансы, что сможем вернуться домой, главное добраться до корабля.

Прикончив первую порцию, я плавно приступил ко второй:

— А Форх с Дереком какой расы? Много таких тут?

— В смысле? — с удивлением в голосе спросила Алин.

— Ну они не сильно похожи на обычных людей. Я и подумал может это какие-то пришельцы или мутанты.

— Они родились здесь и их внешний вид является последствием не контролируемых мутаций из-за дефектов принимаемых биотами.

Подскочив на ноги, я воскликнул:

— Биотами? Это та мелкая гадость, что теперь живет в моей голове?

— Не совсем. Биоты — это обобщенное название живых существ, которые подселяются в организм носителя и наделяют его какими ни будь способностями — произнесла девушка, таким тоном, что я явственно ее представил в очках и с указкой в руках.

— Ага, и лишними частями тела. — продолжил за нее.

— И такое тоже бывает. Но это зависит качества бионтов.

На несколько минут воцарилось молчание, я заканчивал с последней порцией, а девушка, вот почему-то у меня сложилось именно такое впечатление, что-то напряженно обдумывала.

— Вик, ты правда всего этого не знаешь? — прервала тишину Алин.

— А почему я это должен знать? — не совсем понял я вопрос. — Я же недавно появился тут.

— Просто все Чистые появляются в Башне группами, уже имея первоначальную информацию об этом мире — голос Алин напрягся — Я ни разу не слышала о ваших, появлявшихся с наружи, только были слухи, что были значительные промежутки в их появлениях. Может их, как и тебя каким-то образом перехватили?

Так как рот был занят большим куском чего-то отдаленно напоминающего мяса, я промолчал лишь развел руки в стороны.

— И лучше больше никому не говори, как здесь появился — наконец произнесла девушка.

— Почему? — спросил я, наконец победив вторую порцию.

— По тому что ты Медный. Твой комбинезон подтверждает это и тут уже ничего не попишешь — девушка замолкла, словно размышляя стоит ли продолжать дальше.

— Всем известно, что ваши отличаются жестокость и преследуют свои цели, любой ценой — все же продолжила она.

— Ну я вроде не давал повода усомниться в себе — возразил я, подходя к контейнеру и проверяя насколько уже нагрелась вода.

— Ты мне вот что подскажи, как это чертов камбез то снять, застежек я на нем не нашел?

— Вроде говорили, что под подбородком, есть уплотнение, нажми на него и он свернется — произнесла Алин.

Последовав совету девушки, я ткнул указательным пальцем себе в подбородок и комбинезон, словно живой зашевелился на мне. Он начал медленно подниматься вверх, обнажая мои ноги. Вот комбез достиг пояса, и я понял, что на мне нет нижнего белья.

Видимо эта странная одежда как то умудрялась сохранять тепло, потому что на открытых участках тела сразу появились мурашки. Не дожидаясь пока он полностью свернется перелез через борт импровизированной ванны и окунулся в теплую воду.

Позволив себе спокойно полежать несколько минут, заметил, что комбинезон остался на теле, образуя петлю на бицепсе правой руки и совершенно не ощущался. Со стороны было похоже, что мне на руку нанесли однотонную татуировку медного цвета.

Еще раз погрузившись с головой в воду, я с остервенением начал отмывать всю ту дрянь, что налипла на мне. С особой тщательность и аккуратностью вымыл так сильно пострадавшее лицо. Казалось, что с грязью из меня вымывается весь тот негатив, накопившийся за последнее время.

Вода в контейнере уже давно приобрела отвратительный цвет и запах, так что мне пришлось голышом вылезти из него и идти ополаскивать под краном с холодной водой.

Смыв с себя последние остатки грязи, вытерся заранее подготовленными тряпками и оделся в новый комбинезон Минувших. Стоило мне только его надеть, как он сам подогнался по размеру, совершенно не сковывая движения.

Подойдя к дверце одного из шкафов, на которой крепилось зеркало взглянул в него. Лицо было мне почти не знакомо. Усталые глаза, здоровенный рубец пересекавший пострадавшую щеку, синяки, доставшиеся от Форха. Казалось, что я резко повзрослел на десяток лет.

— Но черт побери, я жив, и я отплачу этому миру за все — прошептал я.

— Ты что-то сказал? — вздрогнул от голоса девушки, так как совершенно забыл, что подключил коммуникатор, когда одевался.

— Да так мысли про себя. Новый девиз новой жизни — хмыкнул я.

Приняв пару каких-то таблеток, которые посоветовала Алин, вроде как подстегивающих регенерирующие способности организма и наклеив искусственную кожу на пострадавшие части тела подошел к скафу.

— Спасибо тебе, Алин, большое. Без тебя бы я долго не протянул — поблагодарил девушку.

— Это тебе спасибо, что не бросил меня — Она видимо что-то сделала и свет на складе стал приглушенным.

— Пожалуйста. Обращайся, когда нужно — ответил я, устраиваясь на полу у самого скафа и закрывая глаза.

Глава 9

Спалось на удивление хорошо, лишь перед самым пробуждением мне приснился нескончаемым коридор, по которому я медленно брел, едва переставляя гудящие ноги, а за спиной нарастал гул приближающейся погони. Попытался было побежать, но внезапно предо мной из воздуха материализовались две двери.

Из правой лился яркий свет маня к себе. Глядя на нее, появилась уверенность, что стоит мне выбрать эту дорогу и я буду спасен.

Левая же дверь представляла из себя темный провал и казалось, что любой лучик света, попадающий туда просто исчезал. Тьма была словно живой, постоянно клубилась, но никак не могла покинуть отведенные ей пределы.

Шагнув к правой двери, был уже готов раствориться в этом сиянии, как вдруг тьма хлынула на меня, разом захлестнув мои ноги и окружила меня, замедляя движение. На какое-то мгновение свет потускнел, и я смог рассмотреть два силуэта, мужской и женский, протягивающие руки в бессильной попытке помочь мне выбрать из этой безжизненной, сковывающей темноты.

Дернувшись к ним на встречу, заметил, что теперь они смотрят на меня с каким-то отвращением и страхом, подобно Форху при нашей первой встрече. Почти дотянувшись до них, ощутил, что невидимая сила отсекает от спасительного света и водоворот тьмы подхватывает и несет меня в свое логово.

Тьма, не смотря на стальную хватку, мягко опустила меня на пол, и я смог рассмотреть, что оказался в каком-то странном подземелье. Каменные стены и пол были грубо обработаны, словно кто-то выдолбил все это пространство вручную.

Факелы, расположенные на стенах, издалека походившие на те, которые ни раз видел в учебниках по истории и фильмах, так же потрескивали и давали неравномерный свет. Вот только подойдя ближе, с удивлением обнаружил, что это высокотехнологичная поделка. Огонь был словно окружен каким-то не видимым полем, не позволявшим обжечься.

Не смотря на большое количество этих самых факелов и то что их свет я видел издалека, мне с трудом удавалось разглядеть что-то на расстоянии больше двух метров. Какие-то частички пепла кружились вокруг меня на постоянном удалении, не позволяя приблизиться к ним. Пару раз даже попробовал пробежаться, надеясь достигнуть границы, но обе попытки были бесполезны, словно вокруг меня образовалась зона, не позволявшая мне прикоснуться к ним, а им ко мне.

Пройдя дальше, я наткнулся на клетки, подвешенные к потолку на толстые металлические цепи. Подойдя еще ближе, заметил, что видимость улучшилась, позволяя мне лицезреть длинные ряды клеток, тянувших вдоль стен темницы.

Во всех клетках находились пленники. Они различались как внешне, так и по возрасту, и для каждого была персональная кара. Я прекрасно осознавал, что нахожусь во сне, но трудно сохранять спокойствие, когда при тебе сгорает живой человек или его разрывает на части.

Мои попытки спасти хоть кого ни будь пресекались таким же невидимым полем как на факелах. Хоть оно и не позволяло мне помочь людям, зато прекрасно пропускало звуки.

Какофония складывалась из криков умирающих людей, их стонов, мольбы о спасении, сменяющиеся проклятиями при виде меня, проходящего мимо. Каждый из них обращался ко мне по имени словно мы давно знали друг друга и от этого становилось лишь хуже.

Желание сесть на пол и зажать уши руками было нестерпимо, но внутренней чувство опасности подсказывало мне, что стоит так сделать и я сойду с ума, никогда не став прежним уже в реальном мире. Только эта мысль заставляла меня делать шаг за шагом, продвигаясь сквозь этот ад.

В одно из клеток обнаружил Форха, а следом за ним Дерека. Коротышка был жив, но один глаз оказался лопнувший и в пустой глазнице я рассмотрел несколько копошившихся в ней толстых белесых личинок. Там, где тело не было прикрыто одеждой, можно было разглядеть шевелящиеся под кожей комки. Судя по всему, черви завладели всем телом, доставляя Форху неимоверные страдания.

Дерек же был совершенно неподвижен, и то что он жив можно было определить только по прерывисто вздымающейся грудной клетке. Насекомыш еще сильнее усох, и его истончившуюся кожу прорвали осколки костей, сломанных после сражения со спрутом.

Отведя взгляд, я еще более угнетенный двинулся дальше. Бредя мимо клеток, видел множество мужчин, женщин, детей, совершенно фантастических существ, которых можно встретить только в подобных снах, и они тоже были разумны. И все они, не взирая на боль провожали меня взглядом, полным лютой ненависти.

Следующей я встретил Алин. У нее было нормальное человеческое тело, одетое в какую-то серую робу. Глаза девушки были широко распахнуты, но она словно смотрела сквозь меня, игнорируя мое присутствие. Иногда на ее лице проскакивали гримасы боли и отчаянья, как будто она находилась в трансе. Девушка парила в клетке, не касаясь дна, словно в невесомости.

Чуть-чуть постояв у клетки, я постарался сохранить в памяти образ девушки в нормальном виде, пусть и созданном моим подсознанием. На прощанье коснувшись поля рукой, двинулся дальше.

Пройдя еще немного, внезапно понял, что клетки почти закончились, оставалось всего семь штук и к моему удивление в четырех из них обнаружились Александр, Лена, Ольга и Катя. Во всей этой кутерьме я совершенно забыл про них, но этот бредовый сон решил вывернуть меня на изнанку и подсунул мне их образы.

Подобно Алин, они так же парили в воздухе, облаченные в комбинезоны с символами медного цвета которые пульсировали в унисон с нитями соединяющие их между собой и тянущиеся в сторону огромного каменного валуна.

Непонятно откуда пришло знание, что это не простой булыжник, а портал, что при определенных условиях должен открыть путь в… При попытке додумать, голову резко пронзила боль, словно запретив вспоминать пункт назначения.

В отличии от других встреченных разумных существ, страдающих от невыносимых мучений, мои друзья скорее бились в экстазе в унисон с движением символов.

В пятой клетке находилась девушка, чей образ оставался для меня расплывчивым. Я точно осознавал, что встречал ее в своей жизни, помнил запах ее волос, звонкий смех и горький плачь, но вот лица ни вспомнить, ни разглядеть никак не удавалось.

Девушка же сейчас же голыми руками отбивалась от нитей, пытавшихся оплести ее. Заметив меня, она что-то закричала, но тут звук не достигал уже меня, и я не мог ничего понять.

Шестая клетка была закрыта и наполнена клубящимся туманом, в котором проглядывался силуэт человека. Незнакомец стучал в дверцу, стараясь выбраться наружу, но клетка не поддавалась, почти не реагируя на его попытки.

Оставшаяся камера была свободна и гостеприимно распахнула дверцу при моем приближении. Заметив это, девушка от защиты перешла к нападению, заставив нити отступить на мгновение.

— Вик! — крикнула девушка, но неведомая сила уже увлекала меня, и я с каким-то обреченным облегчением, поддался ей, устремившись в клетку.


********************************


— Вик! Вик! Проснись — голос Алин звучал все громче, выдергивая меня из сна.

— Что случилось? — еще не до конца придя в себя, вскочил на ноги.

— Ты стонал во сне, а под конец вообще смеялся, так что мне стало не по себе — проговорила девушка, одновременно возвращая яркость освещения в помещении. — И еще звал кого-то.

Окончательно осознав, что же зацепило меня в нашем разговоре с Алин перед тем как лечь, я задал вопрос:

— Сон какой-то дурацкий приснился. Помнишь, ты говорила, что такие как я попадают сюда группами? — сделав небольшую импровизированную зарядку, разогнал кровь по телу и стал чувствовать значительно лучше.

Тело конечно побаливало, особенно пострадавшие части, но двигаться уже мог вполне уверено, не кривясь от боли при неосторожных движениях.

— Помню конечно — произнесла в ответ девушка.

Окончательно прогнав сонливость, обулся и решил позавтракать, ну или поужинать. Хотя, раз поспал, то будем считать, что начался новый день. Схватив второй сухпай, не мешкая приступил к моему первому завтраку в этом мире. Наверное, даже стоит завести календарик, и отмечать, что же я здесь делаю впервые.

— И эти группы формируются случайно? Или есть какая-то закономерность? — не смотря на все то время, что пролежала эта еда, вкус у нее был изумительный. В предыдущий прием пищи мне особо до ее вкусовых качеств дела не было, но сейчас я мог себе позволить посмаковать.

— Обычно сюда попадают маленькие группы людей, и они должны быть не далеко друг от друг.

— Сколько людей? Какое расстояние? — от подобной информации и следующих из нее выводов становилось не по себе, ведь был не маленький шанс, что в капсулах могли находиться мои друзья.

— Не больше пяти человек и в радиусе от двух до шести километров, но это примерно, более точно могут сказать только в Башне — произнесла девушка — Если тебе конечно пустят туда. А что такое?

— Со мной было еще четыре человек, парень и три девушки. И они как раз могли попасть под перенос, судя по всему.

Немного помолчав, я продолжил:

— Наверняка попали. Места безлюдные, вероятность почти сто процентная. Плюс в комнате где я очнулся, было еще четыре капсулы, а заглянуть я в них не догадался.

Это их ты звал во сне? — произнесла девушка.

— Да — думая о своем произнес я — Будем надеяться, что их все же перенесло в Башню, а в тех капсулах был кто-то другой, или вообще они были пустые.

Мысли, о том, что я их оставил в неизвестном ангаре совсем одних, старался отогнать, но они постоянно возвращались обратно. А если до них эти твари доберутся? Или они очнутся и сунутся к воде?

— Алин, а как далеко простираются охотничьи угодья радусов? — решив перевести тему, просил я её.

— Вряд ли они поймали тебя слишком далеко отсюда, иначе ты бы захлебнулся, пока тебя тащили под водой — поняла мою мысль девушка — Обещаю, как только мы доберемся до корабля и спасем Форха с Дереком, попробуем узнать, что ни будь про твоих друзей.

— Спасибо, буду признателен — даже если в том доке никого не окажется, по крайне мере буду знать, что следующей моей целью будет Башня и попытка разобраться в причинах моего прибытия сюда и выяснение судьбы моих товарищей.

Хоть как-то набросав планы на будущее и покончив с завтраком, сгреб оставшийся мусор в какой-то непонятный ящик и закрыл его, да бы лишние запахи не витали в воздухе. Потом добрался до крана и умывшись, начал разглядывать себя в зеркале. Синтетическая кожа почти полностью слилась с моей, скрывая шрам на лице. Синяки и отеки тоже почти сошли на нет, так что выглядел я значительно лучше, почти как после недельной попойки с постоянным выяснением отношений, переходящих в драку. В общем был еще тем красавчиком. С другой стороны, девушек, помимо одной запертой в «големе», по близости не наблюдалось, так что красоваться все равно было не перед кем.

— Всё, я готов покорять этот мир. С чего начнем? — закончив самолюбование, обулся и защелкнул пояс с пистолетом. Комбинезон поддерживал комфортную температуру, так что куртку я накидывать не стал.

— Для начала возьми таблетки, такие же которые принимал вчера. Они облегчат восстановление — взяв парочку, закинул их в рот и проглотил.

— Теперь из аптечек возьми красные инъекторы — опять у девушки прорезался командирский голос — и вложи их в ячейки аптечек костюмов парней.

Подойдя к скафу с Форхом, который по команде Алин повернулся на платформе ко мне спиной, вставил цилиндры в пустые пазы, под отодвинувшейся в сторону крышкой.

— Алин, тут у него еще какие-то капсулы есть — заметил я цилиндры с черной маркировкой.

— Это «боевые» стимуляторы, странно, что они установлены на мирной «броне». Мощная штука, повышает скорость реакции, силу вот только очень сильно истощает организм. Возьмем их на всякий случай, так что проверь другие скафы, может там тоже такие есть.

— Хотелось бы избежать этих случаев — закончив с извлечением стимуляторов, перешел к скафу Дерека. У него медицинский модуль был пустым и вставив красные цилиндры, захлопнул крышку.

Проверив другие костюмы, я нашел еще три черных стимулятора и в сумме с первыми двумя, обнаруженными в скафе Форха, вышло пять штук.

— Не плохо — возбуждённым голосом произнесла Алин — если мы их сохраним, то нам за них не плохо так заплатят.

— А Дерек говорил, что это Форх от жадности страдает. — решил подшутить над ней.

— Форх не страдает, а наслаждается ею. Капитан, благодаря этой черте характера, довольно таки широко известен в узких кругах мусорщиков — проигнорировав выпад в свою сторону девушка, переведя все стрелки на беднягу Форха.

Закончив с пополнением аптечек, шутливо щелкнув пятками ботинок, доложил:

— Задача выполнена, мой генерал!

— Мы все же под водой, так что будет точнее «адмирал» — строго поправила меня Алин, но не выдержав, рассмеялась — сейчас настрою медицинскую программу на их скафах и можно будет заняться нашим костюмом.

Не став дожидаться пока она закончит возиться с настройками, направился к стеллажам с едой и аптечками. Если верить девушке, случится может все что угодно и при этом с собой лучше иметь запас пищи и лекарств. Единственное, я пока не мог понять куда же это все запихать.

Сходив за необходимым, принес к капсуле по три штуки аптечек и пайков. Девушка уже успела закончить настройку и ожидала меня.

— Слушай, а ты сама скафом управлять не можешь? Ты же его вроде как контролируешь — задал я вопрос, прикидывая, куда же впихнуть все это добро.

— Нет, могу управлять только программным обеспечением. Тут еще установлен искусственный интеллект для помощи оператору, но сейчас я его толком не расконсервировала. Нужно будет его настроить, что бы наши массивы данных не конфликтовали. А так для управления самим костюмом нужно подключение оператора.

— Подключение? То есть там не руками, ногами двигаешь? — удивился я, вспомнив парочку фильмов — Надеюсь штыри куда не надо не втыкают?

— Нет — засмеялась девушка, увидев мою реакцию — все время забываю, что ты ничего не знаешь

— У этой модели подключение осуществляется через интерфейс, прикрепляющийся к любому обнаженному участку тела. Можно и вручную управлять, по старинке, но тогда скорость ответной реакции упадет.

— Наверное тогда стоит потренироваться в использовании, не хотелось бы опростоволоситься при встрече с радусами.

— Вообще не хотелось бы с ними встречаться — поправила меня Алин — хотя с нашим везением то…

— Ну теперь у нас есть эта «кроха», так что все будет отлично — с оптимизмом произнес я.

Подойдя к призывно распахнутым створкам, замер. Подобные ощущения у меня возникало, когда я покупал себе автомобиль. Момент первого контакта, когда ты внезапно осознаешь, что этот механизм тебя никогда не подведет и вытащит из любой неприятности, в которую тебя заведет неуемное любопытство или каверзы судьбы.

Еще раз проведя рукой по шершавому покрытию брони, подтянулся за скобу и вперед ногами заскочил в доспех. Тут же загорелся экран и по нему побежали очередные символы.

— Мне кажется, могут возникнуть проблемы. Я совсем не понимаю, что значит выводимая информация на экран.

— Все в порядке. Слева от тебя есть маленький ящичек с нейролинками. Открой его — первые слова Алин прозвучали особенно громко в почти замкнутом пространстве, но заметив, как я морщусь, дальше уже говорила тише.

Следуя указаниям, я открыл ящичек, достал оттуда тонкую пластинку, схожую с гарнитурой, только оранжевого цвета и приложил её к шее.

Глава 10

Прохлада металла, коснувшегося кожи, сменилась легким покалыванием в области глаз, а затем я резко ослеп. Но не успев даже испугаться, почувствовал жжение в глазах, а предо мной замельтешили разноцветные пятна.

— Твою дивизию, больно же! — воскликнул, схватившись за глаза — Да ты издеваешься!

Боль постепенно стала сходить на нет, но слезы текли ручьем. Когда у меня наконец то получилось разлепить веки и сфокусировать зрение на экране, понял, что могу разобрать информацию, выводимую скафом на экран. Внизу экрана появилась маленькая фигурка Алины, только уже с человеческим телом.

— Могла бы и предупредить, что будет больно! — злился я. Ощущение было подобно тому, как будто мне пришлось долго смотреть на сварку

Фигурка девушки мигнула и пропала, зато на пол экрана передо мной появилось ее задумчивое лицо:

— Я не ожидала такой реакции, все должно было проходить дольше и не так болезненно. Хотя уровень синхронизации для первого подключения довольно таки высокий, почти как при использовании прямого подключения.

— Это как? Провода прямо в мозг вживляют? — фантазия тут же нарисовала гигантских роботов с капсулами, в которых находились голые человеческие тела, оплетенный гроздьями проводов.

— Нет, либо через биотов, либо хирургические импланты. В первом случае выращивается дополнительный орган, который служит этаким переходником между организмом и техникой. Во втором, просто делается операция и вживляются специальные коннекторы, обычно по одному на каждую конечность и голову.

— А мне тогда что досталось? — все еще морщась и вытирая слезы, спросил я.

— Что-то вроде запасного способа управления скафом. Подходит почти каждому. Не требует затрат на установку. Вот только и управлять костюмом на полную мощность у тебя не выйдет. — Алин на мониторе развела руками — Синхронизация конечно будет постепенно увеличиваться, но по сравнению с обычным подключением, на нормальную мощность ты не выйдешь.

— То есть доспех будет меня замедлять? — уже не так радостно сказал я, огорченный от того, как мой суперсовременный танк превращается в паровоз.

— Нет, что ты! Может по началу тебе может и будет в нем неудобно двигаться, но ты быстро привыкнешь. Просто настоящие операторы, настолько сливаются со своими машинами и творят на них такие невообразимые вещи, что подумать страшно.

— Ладно, успокоила — на душе тут же полегчало, и у меня уже начали чесаться руки от желания порулить этой махиной.

Параллельно с разговором я так же изучал данные, выводимые на экран и которые не были загорожены изображением девушки. Здесь были указаны данные состоянии доспеха, запас энергии, оборудование, подключенное к нему.

Батареи теперь уже были заряжены до ста процентов, видимо девушка перенаправила энергии с неиспользуемых капсул на нашу. Встроенного оружия, к сожалению, не обнаружил, все-таки это был спасательный, а не боевой доспех.

Кстати, дельная мысль:

— А здесь на складе есть какие-нибудь модули, которые можно навесить на скаф? — обратился я к Алин — В другой капсуле вроде был скаф с чем-то похожим на оборудование для резки металла. Я смогу его сюда перекинуть как ни будь?

— Не, там нужны специальные знания, в базе костюма есть инструкции только по обслуживанию — девушка наконец то перестала загораживать экран и опять превратилась в миниатюрную фигурку.

— А что у нас тогда есть для повышения шансов на выживание? — спросил я, попутно мысленно попробовал вызвать карту.

На удивление, мне это удалось с первого раза, и по середине экрана появилась трехмерная модель склада. Подробно отображался только сам склад, коридор по которому мы сюда пришли был отображен схематично, а дальше информация вообще отсутствовала. Складывалось ощущение, что карта строилась на основании тех мест, докуда доставали сенсоры брони.

— Что ж, по крайне мере не заблудимся — задумался я, и видимо пропустил слова Алин — Ты что-то сказала?

— Я сказала, что здесь есть ручные плазменные резаки, их можно будет использовать в качестве оружия. Только они слабее встроенных, батареи меньшей ёмкости, но на складе есть запасные, так что возьмем их побольше.

— А складывать мы их куда будем? Что-то я не вижу безразмерного кармана на скафе. Да я вообще здесь карманов не наблюдаю.

Девушка согласно кивнула:

— Действительно, но подобные костюмы могут быть оснащены грузовыми контейнерами. Сможем положить туда еду, аптечки, батареи для резака и скафа, которые снимем с неиспользуемых костюмов.

— Слушай, а все-таки, почему вы сюда сунулись? Без оружия, без брони — этот вопрос давно вертелся у меня на языке, не давая покоя. — Вы же знали, куда идете.

— Не все так просто То, что ты видишь вокруг, все эти вещи, оборудование, это огромные богатства для таких как мы — вздохнула Алин — Такие склады, в почти не тронутом состоянии, встречаются очень редко. Продав все это, мы бы обеспечили себе какое никакое существование под Стеной.

— Это мне примерно понятно. Шанс вырваться из нищеты, грезы о счастливой жизни и так далее. Вот только не пойму, почему вы высадились так далеко и почему вы без оружия?

— В этом секторе были замечены корабли Медных, поэтому мы решили проделать оставшуюся часть пути внутри Станции — девушка тяжело вздохнуло, в очередной раз переживая встречу с радусами. — А на нормальное оружие нам не хватило денег. Форх заложил последнее, чтобы заправить «Осьминога». И то энергии должно было хватить только туда и обратно.

— Вы сюда так мчались из-за Медных? Хотели их опередить? — продолжал допытываться я.

— Нет. В эту часть должна была перебраться одна из общин. Как только они основали бы поселение, то эта территория перешла бы под их контроль, и тогда бы мы уже точно ничего не получили.

— Судя по всему, кроме неприятностей вы ничего и не получите — хоть мои слова и прозвучали грубо, но девушка ничего не ответила, тишиной подтверждая правоту сказанного.

— Алин! — позвал я девушку, разрывая затянувшуюся паузу.

— Что? — безучастно ответила девушка, на лице которой прекрасно читались обида на несбывшиеся мечты и страх одиночества.

— Извини и спасибо тебе — видя замешательство в ее глазах, решил объяснить про что я — Извини, что заставляю вспоминать такие неприятный вещи и спасибо, что делишься со мной информацией. Для меня это очень важно.

— Пожалуйста. Надеюсь мы сможем все исправить — голос Алин немного потеплел — А теперь давай займемся делом. Нужно взять со стеллажей навесные контейнеры.

— Опять работать — со вздохом сожаления уже приготовился вылезать наружу.

— Стоять! — скомандовала девушка — Батарея костюма полностью заряжена, можно уже его использовать, за одно и потренируешься

Алин коротко проинструктировала, как окончательно активировать скаф и махнула рукой, разве что фразы «Поехали!» не прозвучало.

Мысленно дав команду на герметизацию, я почувствовал, как створки люка за моей спиной смыкаются, полностью изолируя меня от внешней среды. Шлем, став целым, образовал круговой экран, позволяющий видеть, словно и не было никакой преграды между мной и миром.

Внутреннее покрытие скафа, как и говорила Алин, плотно сжало меня со всех сторон, не давая болтаться. Создавалось ощущение, что я по самую шею залез в бочку со смолой.

Попробовав поднять руки, увидел, как трехпалые манипуляторы брони, словно мои собственные руки послушно вторят моим движениям без какой-либо задержки. Сжал кулак, и мне даже показалось, что ощущаю прикосновение металла к металлу. Сделав, для пробы, шаг назад, вдруг услышал громкий скрежет и имел удовольствие лицезреть, как крепления, удерживающие костюм, оказались вырванными с корнем из капсулы.

— Упс! Это не я — взмахнул рукой и, задев верх дверцы капсулы, сломал еще и ее. — А вот это уже точно я.

Еще немного покрошив капсулу, мне все-таки удалось выбраться наружу. Вес костюма совершенно не ощущался, вот только привыкнуть к движениям в нем было сложно. Любой шаг или поворот, благодаря усилителям костюма происходил быстрее и с большей амплитудой, из-за чего со стороны могло показаться, что я сел за руль пьяным.

Внезапно прямо перед костюмом появилась Алина, точная копия самой себя, видимая мною во сне. Разве что тут она стояла на полу улыбаясь и была одета в пышное платье. Просто сюр какой-то. Вокруг нас декорации из фантастического фильма и монстры, а я стою и с открытым ртом смотрю на девушку, стоящую предо мной в белоснежном платье, похожем на бальное.

Совершенно позабыв, что нахожусь в костюме, сделал шаг вперед и попробовал до нее дотронуться. Моя рука прошла сквозь нее, не ощутив ни малейшего сопротивления.

— Эээ, руки прочь, я не танцую с малознакомыми парнями — со смешинкой в голосе сказала Алин.

— Ага, очень смешно — сказал я — Так понимаю это какая-то проекция, на подобие тех, что переводят надписи? Другие тебя увидеть не смогут?

— А ты умнее чем выглядишь — не преминула подколоть Алин, открываясь с неожиданной стороны — Все именно так, как ты сказал. Другие меня увидеть не смогу, тут не установлено необходимое оборудование и на складе такого нет.

— Ладно. Еще какие-нибудь подобные сюрпризы мне стоит ожидать? — пробурчал я.

Отрицательно качнув головой, девушка развернулась и пошла вперед. Я двинулся за ней, пройдя метров десять — пятнадцать до стеллажей, качаясь из стороны в сторону, и даже умудрился пару раз упасть, хорошо, что на руки. А при попытке встать, оттолкнувшись от пола, просто подлетел на пол метра, как будто бы на мне не было столько металла.

С каждым шагом мои движения становились все четче, добавляя уверенности в себе. Обратный путь прошел уже не так позорно и даже немного ускорился.

Девушка стоя в сторонке молча, видимо, чтобы не отвлекать, но я замечал, как она тень улыбки от моих кульбитов мелькает на ее виртуальном лице, а когда несколько раз подряд упал, так и вовсе едва не рассмеялась.

— И как ты себя в нем ощущаешь? — спросила она про скаф.

— Мне нравится. Чувствуется мощь, правда контролировать ее пока тяжеловато — ощущения и права были отличные, как будто сел за руль прокаченного джипа и готов ехать на нем в самые дебри.

— Тогда пойдем за необходимым — поманила меня движением руки девушка. — Сначала заберем грузовые модули.

Двигаясь за Алин, я потопал к первой метке. Расстояния между стеллажами было достаточно, позволяя мне спокойно пройти в скафе, не задев по пути ничего, но, естественно, пару ящиков я все-таки умудрился снести.

Дойдя до пункта назначения, отыскал необходимый ящик, который находился на третьей полке. Схватив и не рассчитав силу, грохнул его о пол. слегка помяв.

— Надо будет по аккуратнее с хрупкими вещами и рукопожатиями — сделал я мысленную зарубку на всякий случай.

Крышку снять, не повредив ее у меня не вышло. Провозившись с защелками минут пять, я просто сорвал их, и достал из ящика грузовые модули.

Были эти штуки небольших размеров и крепились на броне наподобие подсумков разгрузки. Прикинув их размеры, понял, что могу навесить, без ущерба для подвижности, четыре модуля, по два на ноги и два на спину.

С контейнерами, крепившимися на ноги проблем не возникло. Стоило мне только соединить модуль с креплением костюма, как на экране появлялось сообщение об обнаружении нового оборудования и его состоянии.

А вот с модулями, крепившимися к спине ожидаемо возникли проблемы. Точки креплений находились вне доступности рук, поэтому пришлось вылезти и устанавливать их вручную. Потратив на это минут десять, уставший, но довольный вернулся обратно в скаф.

Обсудив с Алин, решил забить один из модулей сухпайками и аптечками и направился в сторону полок с ними. Идя вдоль стеллажа, девушка притормозила возле одного из них:

— Вик, стой! Здесь лежат устройства сканирования и сигнальные ракеты. Они нам тоже могут пригодиться. — девушка ткнула рукой, на половину погрузившись в необходимый ящик.

— Что за устройства? Точнее, что они могут сканировать? — опять варварски взламывая ящик со сканерами, даже не заморачиваясь с креплениями. Внутри обнаружилось что-то похожее на пистолетный магазин только раза в три больше и заряженное сплющенными шарами белого цвета. В одной обойме их было шесть штук.

— Броня сама может сканировать окружающую обстановку, но на малом расстоянии. Эти же устройства работаю автономно и передают полученную информацию на скаф.

— Живых существ определяет? — я мысленно представил, как подношу к костюму эти устройства и увидел, как на левой руке сдвигается щиток, открывая устройство, куда вставлялись магазины.

— Лучше всего определяет людей, это все-таки спасательное оборудование — девушка одобрительно кивнула, видя, как у меня все увереннее получается обращаться с броней.

— Но сильно на них не рассчитывай, многие из здешних существ значительно отличаются от людей и сканирование их просто не обнаружит — продолжила Алин.

— Буду иметь ввиду — кивнул и закинул в контейнер восемь магазинов со сканнерами, а затем перешел к следующему ящику.

— Здесь у нас сигнальные ракеты — пояснила девушка — светят долго и ярко, горят в любой среде, то что нужно для освещения темных мест.

Магазины были точно такие же, как и для сканнеров, только сюда вмещалось десять зарядов и были они красного цвета. Забив контейнер до верху магазинами к ракетнице, так же полностью зарядил пусковое устройство костюма. Всего в нем было три разъема, и я решил вставить один магазин со сканнерами и два с сигнальными огнями.

Следующим пунктом нашего маршрута было оборудование для резки различных металлов. Сами плазменные резаки при первом взгляде впечатления не производили. Цилиндр батареи и изогнутая трубка, длиной сантиметров двадцать, примыкающая к ней, вот и вся незамысловатая конструкция.

Со слов девушки, эта штука спокойна могла прорезать сплав, толщиной до метра, а что она может сотворить с плотью вообще страшно представить, так что в качестве оружия ближнего боя точно сгодится. Взяв, на всякий случай, два резака и самые заряженные батарей к ним, первый закрепил на поясе, остальные начал складывать во второй контейнер.

— Слушай, Алин, только сейчас подумал — задал вопрос девушке — Вот доберемся мы до вашего корабля, а дальше что?

— Со склада есть еще выход, ведущий в шлюзовую камеру, а оттуда уже наружу — начала разъяснять девушка план — Приведем сюда корабль и через этот выход эвакуируем наших.

— Тогда что мне мешает выйти через него сейчас и пройти по внешней обшивке? Смысл совать голову в заведомо опасные места? — предложил я.

— С такой экипировкой ты там долго не протянешь — пожала плечами девушка — Максимум метров сто пройдешь при самом благоприятном исходе. На обшивке водятся чудища пострашнее радусов.

— Ладно, жираф большой, ему виднее — не стал дальше спорить я.

Пока Алин думала на что больше обидеться, на жирафа или на большую, закончил укладывать батареи и пошел за едой и аптечками. Благодаря карте, которая за время нашего хождения по складу стала более подробной, я прямиком направился к нужным контейнерам, девушка же двигалась за мной.

Добравшись до ящиков, распотрошил несколько, и выбравшись из скафа, забил под завязку один спинной модуль.

Последней целью наших сборов оставались батареи для самой брони. Вернувшись к капсулам, я извлек их из сломанного скафа. Батареи, к нашей общей радости были заряжены почти на семьдесят процентов. Чуть подумав, я так же снял батареи с неиспользуемых скафов и так же закинул их в последний свободный контейнер.

Наконец то закончив со сборами, подошел к капсулам с Дереком и Форхом. Мысленно пообещав вернуться и спасти их, развернулся и направился в сторону выхода.

— Готова? — спросил Алин, стоя перед дверью.

— Нет! — замотала головой из стороны в сторону девушка.

— И я нет. — ответил я со вздохом и дотронулся до управляющей панели двери.

Глава 11

Приложив бронированную ладонь к панели управления, мысленно подал сигнал открытия двери на управляющий контур. Створки со скрипом разошлись в стороны, открывая доступ в тоннель. Бросив прощальный взгляд назад, туда где оставалось мое первое убежище в этом непонятном мире, шагнул вперед.

Пройдя через дверь и коснувшись наружной панели, дождался, когда створки плотно сомкнутся:

— Алин, ты можешь заблокировать дверь так, чтобы вообще никто не смог ее открыть?

— А? — девушка выглядела расстроенной, то ли из-за оставляемых напарников, то ли из-за предстоящего пути. — Да, смогу. Подключись опять к двери.

Пока девушка настраивала систему доступа, благо, как она пообещала, это не должно занять много времени, стал рассматривать тоннель. Каких-либо сильных изменений в нем не заметил.

Вот следы крови, оставленные Форхом, пока я волок его к двери по тоннелю. В ней были видны мертвые белые личинки, совершенно не развившиеся. Видимо не хватили им пищи, чтобы стать больше и самостоятельно искать себе пропитание.

За прозрачными стенами по-прежнему стояла кромешная тьма, которую никогда не разгоняли лучи солнца и где изредка мелькали вспышки света от рукотворных источников.

Как я узнал от Алин, на поверхность этого безбрежного океана никто из нынешних обитателей проникнуть не смог, так как чем выше ты поднимаешься, тем холоднее становилась вода, постепенно превращаясь в монолитную стену льда. Из этой информации смог сделать неутешительные выводы: если меня не занесло в какую-то другую параллельную вселенную, то велик шанс, что от дома меня отделяет каких-то, плюс минус, семьсот миллионов километров безвоздушного пространства.

Но тогда та вода в доке должна быть скорее всего ядовита для меня. В физиологии радусов я, как это не удивительно, не разбирался, и мог с уверенностью сказать только за себя, но перемещение под водой обошлось без каких ни будь видимых повреждений. Странно все это как-то.

Освещение в тоннеле было не ярким и разгоняло мрак океана всего на несколько метров, но мне удалось увидеть проплывающую живность.

Существо с длинным, вытянутым телом, больше подходящее какой ни будь змее, чем рыбе, не спеша двигалось в толще воды. Костюм, уловив мой интерес, любезно приблизил изображение и обитатель глубин, словно почувствовав внимание, направился в мою сторону.

Подплыв к стеклу и зависнув сбоку, оно пристально стало вглядываться в меня, позволяя мне, в свою очередь, более подробно изучить его. Голова существа походила на человеческую, только без глаз и ушей. Губы были тонкие и бледные. Открывая и закрывая рот, полный острых, подобно иглам, зубов, оно явно вело со мной не слышимый для меня разговор.

Откуда-то я точно осознавал, что оно смотрит и говорит именно со мной, и стоит мне изменить положение, существо точно так же будет смотреть на меня. Не зная, что делать в ответ на это и боясь привлечь внимание монстров, обитающих в зале, я просто стоял и смотрел на него не в силах отвести взгляд.

Подождав немного, существо замолчало и развернувшись уплыло прочь.

— Алин, а кто это… — я оборвал себя, видя, как человекорыба возвращается обратно.

Скорость движения была велика, и не снижая ее, оно со всей силы ударилось о прозрачную стену. Благодаря скафу, словно в замедленной съемке, четко рассмотрел момент столкновения. Видел, как лицо существа сминается, как его нос сворачивается на бок, а губы рвутся в клочья от собственных зубов.

Несмотря на повреждения, существо снова развернулось и набрало скорость для следующего столкновения. И так раз за разом, пока оно просто не зависло в воде с размозжённой головой в облаке крови, которая даже при тусклом свете была ярко алой.

— Алин, что это сейчас было? — с трудом сдерживая дрожь в голосе спросил девушку. Я почти физически ощущал желание существа добраться до меня, не взирая ни на какие преграды. Ощущение, которое свело его с ума и убило. Чувство безопасности и легкая эйфория, появившиеся на складе, моментально пропали, словно на меня вылили ушат холодной воды.

— Не знаю. Это же пилигримы, они обычно безобидны — голос девушки был полон удивления — Никогда ни на кого не нападали. Даже иногда спасали людей, указывая путь к докам.

— Сдается, что он не путь мне хотел указать — отвернувшись от тела, медленно погружающегося в бездну, на которое уже напали мелки хищники, раздергивая его на куски, пробормотал я — Ты закончила?

— Да, готово. Оказалось, сложнее внести изменения в код, чем просто открыть или закрыть дверь.

— Получилось и то хорошо. Пойдем, пока к нам кто ни будь с щупальцами не пожаловал — я было двинулся по тоннелю, но тут же покачнувшись, остановился.

— Вот дурак — по привычке хлопнул себя ладонью по лбу. Вышло громко и я слегка качнулся от удара, усиленного сервоприводами костюма. Хорошо хоть не упал.

— Ты чего? — удивленно спросила девушка.

— Про скан забыл — подняв и направив руку в сторону зала, запустил сканирующее устройство.

Выждав пару минут, пока искин обрабатывал информацию, поступавшую с устройства, и строил трехмерную карту зала, я умолял всех богов морей, что бы там никого не было.

То ли боги тут отсутствовали, то ли ушли на перекур, но на карте отобразились две пульсирующие красные точки, обозначающие живых существ. Судя по размерам это явно были спруты, монстры, которые так сильно потрепали Форха с Дереком.

Прикинув, что лучше прорваться через двух монстров, чем танцевать уже с тремя я двинулся вперед. Первые пару метров я честно пытался двигаться тихо, но вы бы сами попробовали бесшумно идти в такой махине. Каждый мой шаг сопровождался таким громким лязгом, что даже, наверное, на ледяной поверхности этого мира всех испугал.

Прикинув, что, если буду так же медленно идти, чудовища успеют подготовится и заблокировать выход, рванул вперед. Сервоприводы ног чуть слышно загудели, оповещая о возросшей на них нагрузке, а встроенные гироскопы совместно с местным искусственным интеллектом помогли сохранять равновесие, так что бежал я почти красиво. По крайне мере надеюсь, что со стороны это выглядело именно так, а не как походка беременной утки.

Адреналин, бурливший в моей крови переполнял меня, и уже у самого выхода я слишком сильно оттолкнулся от пола, забыв, что шлем здесь почему-то был непропорционально больше.

Потолок тоннеля был на высоте метров пяти и уже влетая в зал, я зацепился о самую кромку. Почти совершив сальто в воздухе, умудрился вперед ногами влететь в зал и с грохотом приземлиться на спину. Больно не было, лишь внутренний подклад костюма сильнее стиснул меня, компенсируя всю кинетическую энергию, полученную скафом от собственного падения.

Видимо от столь эффектного выхода в шоке был не только мы с Алин, но и монстры. Так как пока прохлаждался на полу, они даже не пробовали приблизиться. Хотя на их месте я тоже к такому психу не приближался бы без особой нужды.

Придя в себя после столь позорного падения, и понимая, что столкновение со спрутами неизбежно, не вставая запустил сигнальную ракету в ближайшего монстра, свисающего с потолка.

— Лови подарочек, урод — мысленно выкрикнул я, тут же переводя руку на следующего зверя. — Это вам за все мои страхи.

И пришел свет! Все же Алин меня обманула. Сигнальные огни горели не просто ярко, сперва мне даже показалось, что взорвался маленький ядерный заряд в замкнутом помещении. Если бы не светофильтры скафандра, мгновенно сработавшие после вспышек, я бы точно не мог видеть ближайшие минут пять.

— Твою дивизию, что за херня? — заваливаясь на бок, уперся на руки и начал подниматься.

— Их вообще то используют под водой, там они менее ярко светят — сказала девушка таким тоном, будто считала меня каким-то профессором в области пиротехники, а тут я ее разочаровал до глубины души.

— Но результат впечатляет, да? — во весь рот улыбнулась девушка.

— Писец как — процедил сквозь зубы я, со второй попытки встав на ноги.

Пока поднимался, спруты пришли в себя и истошно вопя, двинулись в мою сторону, свесив все свои щупальца до самого пола. Каких-либо заметных повреждений от сигнальных ракет я не заметил, хотя они так и продолжали гореть в этих полупрозрачных тела, освещая поле битвы и разгоняя мрак. Разве что движения их стали более дерганые, словно двигались они на ощупь.

— Похоже глазки у них все-таки болят — пришла к тому же выводу Алин, наблюдая как конечности спрутов двигаются из стороны в сторону, словно ощупывая воздух.

Несмотря на это, спруты уверенно двигались в мою сторону, а их щупальца образовывали целый лес, стеной преграждающий мне путь к выходу.

— Выбора нет, будем прорываться — сказал я, опять стреляя световыми зарядами по монстрам — Сейчас дядя офтальмолог починит ваши «зенки» окончательно.

Снаряды в очередной раз впились в тела спрутов, а я, выхватив и активировав резак, рванул вперед.

Первую пачку конечностей отрезал монстру походя. Струя резака вырывавшаяся на расстояние более трех метров, проходила сквозь плоть, как сквозь масло, тут же прижигая раны существу. К сожалению, щупальца падали на пол прямо под ноги, что отнюдь не добавляло мне устойчивости, не смотря на помощь со стороны самого костюма.

Памятуя о своем феерическом выходе из тоннеля, мне пришлось снизить скорость, каждый раз выбирая куда поставить ногу. Пламя резака на какие-то мгновения отпугивало монстра, давая мне медленно, но верно продвигаться вперед.

Проблемы возникли, когда подоспел второй спрут, и обойдя меня вокруг, стал атаковать со спины. Не смотря на то что я уже не мог рассмотреть пола под горой отрезанной и дымящейся плоти и двигался, не отрывая ноги, казалось, что лес щупальцев сталь только гуще, словно чертовы твари отращивают новые, подобно мифической гидре.

Заряд батареи резака был уже ниже сорока процентов и у меня были сомнения, что уроды дадут мне осуществить ее замену. Стоя по среди кучи тлеющей плоти, крутился волчком, очерчивая вокруг себя круги огня, стараясь не подпускать спрутов к себе близко.

Пока размышлял как выйти из этой патовой ситуации, монстры сделали свой ход. На экран костюма выскочило сообщение о резко возросшем давлении на ноги брони, а следом земля ушла из-под ног.

Потеряв равновесие, упал на пол, покрытый шевелящейся массой и почувствовал, как меня начали поднимать вверх ногами. Щупальца монстров начали оплетать мои ноги, постепенно поднимаясь вверх по скафу.

Судя по показаниям, броня пока успешно справлялась с попытками выковырять меня, но давление все возрастало, прямо указывая что счастье может продлиться не долго.

Изогнувшись, направил резак в сторону щупалец, оплетавших мои ноги, но почувствовал, как очередная конечность монстра оплела руку с оружием, не давая мне приблизить на необходимое расстояние. Приложив усилие, заставившее приводы в очередной раз противно завибрировать, сдвинул руку на пару сантиметров, но еще больше щупалец схватило ее, надежно фиксируя и не давая пошевелиться.

Пока я пытался освободить руку с оружием, монстр окончательно оторвал меня от пола, и стал поднимать все выше и выше. Приблизившись к телу монстра, увидел, как раскрывается его пасть, полная острых кривых зубов.

Не желая проверять что крепче, костюм или клыки монстра, задергался, пытаясь освободиться. Щупальца спрута легко резались с помощью резака или той же Алин, с помощью ее цепей, но на разрыв были прочны и очень хорошо тянулись.

С каждым мгновением кокон становился все плотнее, перекрывая обзор и не давай пошевелить ни ногами, ни руками. Оставалась последняя камера, выводящая изображение пасти монстра, которая раскрылась до такой степени, что без труда могла целиком проглотить меня, а половина экрана покрылась предупреждающими сообщениями о возросшем энергопотреблении и давлении уже на всю броню.

— Алин, убери на хрен эти сообщения. Выводи только в случае критических повреждений — отдал я приказ девушке.

Резак продолжал работать, но монстры оплетали меня так, чтобы не касаться струи пламени, извергаемой им. Судя по показаниям, уровень заряда батареи упал уже до двадцати процентов и шансов на благополучный исход становилось все меньше.

Сделав пару глубоких вздохов, попытался хоть не много успокоится и прикинуть варианты дальнейших действий. Посоветовавшись с Алин, я дал команду на очередь оставшимися сканерами в обойме в надежде, что они достаточно крепки и их начальной скорости хватит пробить плоть чудовища на сквозь.

Хотя системы глушили слишком громкие звуки, я все равно почувствовал всем телом истошный вопль спрута, полный боли и ярости. На экране увидел, что четвертый снаряд смог пробиться сквозь кокон, а последний, пятый попал в самого монстра, схематично обрисовывая контуры его тела.

От неожиданной атаки, чудовище ослабило схватку, позволив мне управлять левой рукой, чем я и воспользовался, направив ее в пасть, и разрядил сигнальные ракеты прямо в его нутро.

Остававшиеся снаряды один за другим вырывались из пускового устройства, опустошая магазин, и с отвратительным хлюпаньем проникали в его тело. Огни вылетали без задержки и исчезнув внутри, вспыхнули почти одновременно.

На секунду монстр нестерпимо засветился изнутри, просвечиваясь насквозь, но светофильтры костюма опять сработали на «отлично» и сияние снизилось до такой степени, что позволяло смотреть без ущерба для зрения.

Благодаря такой мощной подсветке, я смог рассмотреть, как внутри монстра проступили очертания тел нескольких живых существ. Самое страшное заключалось в том, что они были живы и, видимо, в сознании, так как сейчас корчились вместе с монстром от яркой вспышки.

Все же полученные от меня яркие «подарки» произвели на чудище впечатление и он, разом обмякнув, расслабил щупальца и вместе со мной рухнул на пол, переставая шевелиться и погребая меня под своей громадной тушей.

В очередной раз встретившись с полом, я порадовался что скаф рассчитан и не на такие кратковременные воздействия и ни монстр, ни падение с высоты не смогли его повредить. Даже внешние модули, судя по сообщениям, выводимым на экран, не пострадали.

Монстр, придавивший меня, еще пару раз дернулся и окончательно затих.

— Один — ноль, урод! — победно воскликнул я, увидев, как искин подтверждает смерть спрута. — Теперь бы еще выбраться из-под тебя.

Лежал я опять на спине, полностью накрытый тушей монстра, и попробовав встать, понял, что такую массу мне не поднять даже с помощью брони. Но в этот раз Судьба видимо решила повернуться ко мне лицом, поэтому я мог относительно свободно шевелить руками.

Резак, видимо выключенный мною на автомате во время падения, был не поврежден, и задействовав его снова, принялся кромсать монстра на куски, молясь всем морским богам, чтобы успеть освободиться до того, как батарея инструмента сядет окончательно.

Дело шло споро, благодаря высокой температуре, части тела фактически испарялись, превращаясь в обугленные куски мяса. Все это выглядело на столько не аппетитно, что я так и не смог понять каким чудом меня не стошнило прямо в скафе. На шашлыки я точно не скоро поеду, однозначно.

Освещение, даваемое сразу шестью сигнальными огнями, давало возможность ориентироваться, и я упорно прокладывал себе путь к свободе. Пройдя половину пути сквозь тушу монстра, приблизился к нечетким силуэтам его проглоченных жертв.

Выключив резак, закрепил его на груди и разрывая плоть руками попробовал дотянуться до ближайшего тела. Продвинувшись еще немного, я попал в небольшую полость, заполненную какой-то полупрозрачной дрянью, на подобие той, которой были измазаны Форх с Дереком, побывавшие в объятьях монстра.

Первым в это место естественно проник несуразный шлем, и я непроизвольно дернулся, видя, как от плавающего тела в мою сторону стремительно летит щупальце радуса.

Очередной урод этого мира, только помельче, ударил в шлем, не причинив никаких последствий. Складывалось впечатление, что радус атаковал на одних инстинктах. Выглядел он еще более отвратительно, чем при жизни.

Носитель, да и сам паразит, были полупрозрачными, словно обесцвеченными. Можно было спокойно разглядеть мышцы или органы существ. Но самым неприятным был вид уже хорошо знакомых маленьких белых слизней с щупальцами, копошащимися в области живота и головы.

— Ты не находишь это забавным, Алин?

— Ты про что? — лицо девушки, возникшее на экране, было зеленого цвета, как будто ее сейчас тоже стошнит.

— Интересно зачем она это делает? Надо будет спросить ее об этом попозже — промелькнула у меня мысль, глядя на девушку изображавшую дурноту.

— Ну как-то иронично получается, паразит жрет паразита — пояснил я.

— Странный ты какой то, Вик — подозрительно на меня посмотрела Алин.

— Это я-то странный, ага — в очередной раз сглотнув ком в горле, отвернулся от этого «бедняги» и продолжил двигаться. Прикинув, где удобнее будет вылезать, активировал резак и продолжил шинковать монстра.

Сам путь наружу занял от силы минут пять, но на глубокий внутренний мир чудища насмотрелся по самое не могу. Пускай скаф и не пропускал внешние запахи и воздух внутри ни на грамм не поменялся, но выбравшись наружу я сделал глубокий вдох, словно эта туша давила напрямую на меня.

Вырвавшись на свободу из нутра спрута, скатился вниз по туше, приземлившись на колени. Прислонившись спиной к монстру, осмотрелся, выискивая второе чудище. Не обнаружив его по близости, решил перезарядить резак и пустые обоймы сканеров и сигнальных ракет.

С резаком проблем не возникло, отстегнув старую батарею, почти исчерпавшую свой заряд, достал запасную, благо модули были снабжены устройствами подачи припасов.

Еще на складе Алин объяснила, что при правильной загрузке, можно настроить подачу зарядов, не нарушая общую герметичность. К сожалению механизм работал только на подачу, поэтому использованную батарею мне пришлось оставить здесь.

— Алин, ты там как? Живая? — девушка после нашей встречи с зараженным радусом не произнесла и слова.

— Да, да, я здесь — отозвалась девушка — ты видел? Они же все живые, а их используют как инкубаторы. Мне даже страшно представить, что они ощущают.

Я с начала даже не поверил своим ушам, Алин жалеет радуса, вот это поворот:

— Честно, я не сильно огорчусь, если они перебьют тут друг друга — достав по одному магазину со сканерами и сигнальными ракетами открыл щиток на левой руке.

— Там не только радус был, я успела снять показания — кажется я уже начал понимать к чему клонит девушка — как минимум еще двое живых.

— Дай догадаюсь, ты предлагаешь их героически спасти, попутно отбивая от зубастой херни, которая где-то засела, и думает, как бы половчее сожрать нас — чертов третий магазин с огнями никак не хотел вставать в паз, видимо все-таки забился какой-то дрянью, когда я открывал запорный механизм на пусковом устройстве.

Плюнув на безуспешные попытки полностью зарядить устройство, я подал команду на закрытие. После оповещения о готовности к выстрелам, я сделал три выстрела в разные стороны.

Сигнал с четырех датчиков в совокупности с сенсорами костюма давали полную карту помещения. Точка, обозначающая второго спрута, обнаружилась в дальнем углу зала, явно указывая, что зверюга, впечатленная гибелью своего собрата, ретировалась, но на то что она про нас забыл даже не рассчитывал.

До прозрачного тоннеля, ведущего к центральному коридору, было каких-то двадцать-тридцать метров, и я даже был готов позорно оставить поле боя за спрутом, подремонтировав ему сверкающие пятки, но виртуальную напарницу похоже переклинило окончательно:

— Мы должны их попробовать спасти! — уже в приказном тоне девушка продолжала гнуть свою линию. — Нельзя их оставлять на произвол судьбы.

— Их, это кого? Паразитов, которых они собой кормят? Ты же видела радуса, он почти весь прозрачный, я его насквозь видел. — попытался достучаться до нее.

Голос Алин постепенно сменялся с требовательного на умоляющий:

— Пойми, я не могу их бросить. Когда-то я так же была беспомощна и меня спасли случайные люди, который просто не прошли мимо, хоть и могли. Ну пожалуйста, Вик!

Мне всегда было тяжело устоять перед просьбами девушки, тем более от той, которая спасла мне жизнь, так, что, чертыхнувшись, повернулся в сторону коридора и запустил очередной скан туда:

— Следи за картой, нашумели мы изрядно, а тут еще и третий спрут ползает где-то рядом.

Развернувшись к неподвижной туше монстра, все еще светящейся изнутри, я активировал резак и переквалифицировался с офтальмолога в патологоанатома.

Глава 12

— Надеюсь рыбу у тут вас готовят хорошо, а то с употреблением мяса я на какое-то время похоже завязал — данная мысль посетила меня, пока кромсал тушу. Вид горелой плоти и дым, идущий от опаленных частей туши создавал тошнотворное зрелище и никак не способствовал хорошему настроению.

— И куда мы их денем? Вернемся обратно на склад? — размышления о пребывании в одном зале с монстром, чьего собрата мне сейчас приходилось разделывать, заставляли нервничать меня все сильнее, каждую секунду ожидая сигнала тревоги.

— Обратно не выйдет, у меня не получилось нормально заблокировать деверь, так что теперь ее можно открыть только физически — обрадовала меня Алин.

— Я еще не обещал тебя выпороть? — вкрадчиво спросил я, перехватив резак поаккуратнее и продолжая процесс потрошения.

Мордочка девушки вылезла на пол экрана, загораживая обзор.

— Так вот, обещаю тебе, как только обзаведёшься телом, то обязательно это сделаю. — гаркнул я на Алин — А ну брысь с глаз, а то сейчас себе что ни будь лишнее срежу.

Девушка моргнула и исчезла с экрана.

— Так откуда тут другие обитатели, кроме радусов? — стараясь хоть как-то отвлечься от неприятного процесса, спросил Алин — Как-то сомневаюсь, что подобная хрень далеко отползает от своего логова.

Срезав очередной слой плоти, стал действовать более аккуратно, чтобы пламя горелки не задело уже смутно различаемое тело:

— Форх же вроде говорил, что это заброшенный сектор и сюда опасаются соваться все, кроме мусорщиков на вроде вас.

— Возможно они из общины, что решила обосноваться на новом месте. Такое изредка происходит, когда численность племени становится критической — ответила девушка, попутно указывая маркерами на экране участки, которые следует отрезать.

— Ага, а то, что тебя сожрать хочет каждый встречный — поперечный представитель фауны их не останавливает? Ладно доберемся до них, узнаем. Тогда следующий вопрос. Что мы с ними все же дальше делать будем, раз путь на склад заказан? — я снизил мощность резака до минимума, так как уже почти добрался до первого тела.

— Придется нести их на себе. Доберемся до какого ни будь укромного места и введем лекарство — похоже, что девушка уже все спланировала — потом доберемся до «Осьминога» и вернемся за парнями через шлюз.

— Интересно мне, как ты представляешь данный процесс? Даже с помощью костюма это будет проблематично. Как минимум обе руки они займут, а если нам по пути встретится кто?

Наконец я аккуратно срезал последний пласт мяса и жидкость, заполнявшая полость, хлынула на пол вместе с телом жертвы.

— Это же ребенок! — воскликнула Алин, умудрившись совместить в этом крике и чувство жалости в его сторону, и укор, направленный уже в мою сторону, явно намекая на мои возражения по поводу их спасения.

— Да вижу — игнорируя выпад девушки в мою сторону, наклонился над телом.

Внешне ребенок походил на человека, по крайне мере таких особенностей как у того же Форха, я не заметил. На первый взгляд ему было от силы лет двенадцать, худощавый, полностью обнаженный, без следа какой-либо растительности на теле. Не понятно, либо он тут сразу голым гулял, либо это полупрозрачная дрянь постепенно растворяла его, начав с одежды и волос.

Аккуратно повернул на бок, что бы пацан не захлебнулся, если его вдруг начнет рвать от жидкости, накопившейся в легких. Следом похлопал его по спине с максимальной осторожностью, дабы не сломать ему что-нибудь. Вроде получилось, хотя синяки у него точно останутся.

Вздрогнув, он распахнул глаза и начал извергать из себя целый поток неприятно красного цвета, естественно с вездесущими личинками.

— Что-то мне кажется парню плохо и долго он так не протянет— промолвил я, глядя на все это дело.

Аптечка с лекарствами находилась в контейнере за спиной и достать ее, не выходя из скафа, не смог бы при всем своем желании. Покидать же броню я естественно не собирался и даже Алин промолчала по этому поводу, прекрасно понимая всю опасность.

Ребенок закашлял и попытался приподняться на руках, но тут же обмяк и затих на полу.

— Он живой, просто отключился — сказала девушка, сверяясь с показаниями датчиков. — скорее освобождай следующего.

Оторвав взгляд от мальца, посмотрел на карту и убедился, что спрут по-прежнему сидит в своем углу и не принимает никаких попыток хоть как-то помешать вскрытию своего сородича.

До следующей полости с телом очередной жертвы добирался уже быстрее, приноровившись к работе с резаком и помогая себе свободной рукой, вырывая целые куски мяса.

— Работа на скотобойне — не то занятие, о котором я мечтал — отрывая очередной ком чего-то похожего на кишки, произнес я — к такому жизнь меня явно не готовила.

Даже мордашка Алин приобрела зеленоватый оттенок, то ли из солидарности со мной, то ли ей было так же неприятно, как и мне.

— Ну наконец то — разорвав кокон и аккуратно подхватив тело, положил его на бок рядом с первой жертвой.

Спасенный, а точнее спасенная, оказалась девочкой, чуть младше парня. Так же полностью обнаженная и без волос. Что-то было общее в их чертах лица, и я предположил, что они являлись друг другу родственниками. Пацан был выше и крупнее девочки, так что возможно являлся старшим братом.

— Ладно, мы их вытащили, теперь предлагаю уходить отсюда пока еще какой ни будь зубастый гость не пожаловал — подхватив безвольные тела, двинулся в сторону выхода.

Положив их на плечи и придерживая руками, медленным шагом направился в сторону тоннеля. Благодаря костюму я совершенно не ощущал их вес, но шел медленно, дабы не уронить ценную ношу, поскользнувшись на ошметках, оставшихся от монстра. Вот нелепая смерть была бы у них, выжить внутри спрута, но быть раздавленными собственными спасителями.

Тихонько передвигая ногами и стараясь не раскачиваться, вряд ли детишкам будет полезно лишний раз ударяться о броню, продвигался к выходу. Монстр, видя мое отступление, протяжно завыл, вместив в этот вой одновременно и боль от утраты близкого существа и какую-то безысходностью.

На долю секунды мне даже стало жалко его, на столько жалобно все это звучало, но в голове мелькнули лица Форха и Дерика, детей, которых покалечили ему подобные, что вместо жалости во мне стала разгораться ярость. С трудом удержавшись, чтобы не плюнуть внутри скафа, и в очередной раз пожалев, что у меня нет возможности все тут залить напалмом, покинул зал.

Очередной прозрачный тоннель был, как и раньше, ярко освещен и до следующего поворота прекрасно просматривался. Присутствия живности ни визуально, ни сканерами обнаружено не было на всем его протяжении, поэтому я чуть-чуть замедлился, давая Алин набросать примерный маршрут в связи с возникшей проблемой. Двумя проблемами, если быть точнее.

— Могу предложить два-три варианта пути. У каждого есть свои недостатки — наконец то произнесла девушка.

— Ага. Как в том анекдоте про плохие новости.

— Что за анекдот? — вопросительно подняла бровь она.

— Тебя реально это сейчас интересует? — скопировал я ее мимику. Вряд ли с моим «разукрашенным» лицом картина получилась приятной.

— Прости, действительно не уместно — произнесла ровным голосом Алин.

Обиделась похоже, но желания сейчас разбираться в ее причудах у меня не было. Да и ее внешний вид вызывал у меня когнитивный диссонанс. Порой я воспринимал ее как человека, а иногда почему-то как искусственный интеллект, суррогат разумных.

— Это ты меня извини, на нервах весь, да и после боя не отошел еще. Так что там на счет маршрута. Поворот уже скоро.

— Вот, смотри — девушка вывела на боковой экран карту помещений.

Карта была довольно схематична, лишь та часть, в которой мы побывали была более-менее подробна. Сейчас от зеленой точки, обозначавшей нас, исходили три разноцветные линии. Две из них, черная и красная вели прямо вдоль центрального коридора лишь изредка расходясь и упирались в большую точку, явно бывшую кораблем мусорщиков.

Третья маршрут был выделен синий линией и уводил в сторону от известных областей. Во многих местах, где он проходил зияли провалы на карте, словно Алин не хватило информации для более точного построения. Предполагаемый маршрут явно был длиннее первых двух.

— Дай догадаюсь — черные и красный пути нам не подходят? Герои всегда идут в обход? — хмыкнул я.

— Черный самый быстрый, но именно там мы наткнулись на племя паразитов — пояснила девушка — Красный же подразумевает спуск на нижние ярусы, и там можно встретить что ни будь похуже радусов.

— То есть ты считаешь, что плутание по местным лабиринтам самый лучший вариант? — для себя я уже решил, что приму любой вариант Алин, как более опытного товарища, но информация лишней не бывает.

В ответ девушка лишь кивнула, словно давая мне на откуп решение по данному вопросу, ну или просто перекладывала всю ответственность на меня, тут с какой стороны посмотреть.

— Понятно — аккуратно поправив неподвижные тела на плечах, подошел наконец-таки к повороту и аккуратно выглянул.

Коридор и дальше был пустынен, лишь стены и потолок начали обрастать красным мхом, видимым мною ранее. Казалось, что здесь давно никого не было, но я прекрасно помнил, какая стая мчалась за нами.

— Тогда идем в обход. Найди пожалуйста помещение, в котором мы смогли бы остановиться, а то я уже начинаю переживать за пассажиров — благодаря отдельным экранам, что я выделил под детей, заметил, что пацана уже начала бить мелкая дрожь. Смею предположить, что это был хреновый признак. Девочка же по-прежнему была неподвижна, лишь датчики брони убеждали меня, что она жива.

На очередной развилке повернул налево, уходя с коротких маршрутов. Нет, будь я один, все же рискнул бы прорваться с боем, уповая на возможности костюма, но сейчас шансы на спасение у детей были только при условии, что мы не будем спешить.

На карте призывно мелькали четыре точки, которыми Алин обозначила помещения, где мы бы могли остановиться на время.

Идя по пустым заброшенным коридорам я до боли в глазах всматривался в радар, боясь обнаружить хоть какое-то движение, но тот к счастью был пуст. Казалось, что жизнь покинула эту часть станции, и я, словно тот самым призрак, брожу громыхая за место цепей броней.

Задумавшись, почти пропустил перекресток, ведущий к помещению, которое первым отметила Алин. Свернув к нему, увидел, что дверь там была выломана словно изнутри. Ощущение опасности кольнуло затылок, совсем как в тот раз, когда мы сбежали от радусов, словно та комната переместилась сюда.

— Алин, что-то не хочу туда идти — казал я девушке, замедляя ход.

— Ты что-то почувствовал? — мгновенно среагировала она.

Вместо слов, я пнул кучу хлама по направлению к проему. Часть мусора не пролетела и метра, упав на пол, но пару металлических обломков, уже подлетавших к проходу, перехватили темные сгустки, вырвавшиеся из помещения. Металл бесшумно исчез, словно растворился без остатка.

По полу из помещения заструилась тень, медленно расползаясь в стороны. Она постепенно заполняла собой пространство коридора, заглушая все источники света. Черная клякса выбрасывала свои споры, цепляясь за стены и пол, с ужасающей скоростью перетекая вслед за мной.


Всё это я наблюдал уже на дополнительном экране «заднего вида», припустившись от очередной непонятной хрени по заново построенному Алиной маршруту. Дабы не искушать судьбу, поднажал, надеясь, что детишки переживут этот забег без существенных травм.

Следуя указаниям девушки, бежал вперед, периодически поворачивал то на право, то налево, стремясь увеличить расстояние между нами и кляксой. Я настолько сконцентрировался на управлении и слежением за картой с маршрутом, что казалось сросся с броней, мне порой казалось, что я даже ощущаю, когда на что-то наступаю. Это так захватило меня, что с начала даже не обратил внимание, на то что говорит мне Алин:

— Вик, все, оторвались. Остановись. Вик, остановись! — наконец то слова пробились ко мне.

— Всё, я с вами. Я в порядке — остановился, переводя дыхание. Несмотря на то, что костюм компенсировал почти все физические усилия, с непривычки мне было тяжеловато. Зафиксировав манипуляторы брони, я подал команду и освободив руки, вытер пот со лба. Неслышно заработали вентиляторы, приятно обдувая прохладным воздухом.

— Так, что это сейчас было? — спросил я девушку.

— Не знаю, в этом мире чего только не водится — проекция девушки появилась возле девочки, зависнув в воздухе и пристально разглядывая ее.

— Я не про кляксу. И так понятно, что бестиарий тут впечатляющий — мотнул я головой. — Меня другое интересует, почему я чувствовал через костюм. Едва, едва конечно же, но все же почему?

— Уровень синхронизации опять подскочил. Довольно неплохой результат, но не самый выдающийся.

— Надеюсь боли я чувствовать не буду от попаданий? — озвучил я свои опасения.

— Нет, для этого надо, что бы синхронизация превысила восемьдесят процентов, но тогда это будет не самой большой твоей проблемой — пожала она плечами, перелетая к мальчишке — Приблизившись к ста процентам произойдет слияние с искусственным интеллектом и тут будет два пути. В первом варианте твое сознание останется в кристаллах памяти, и ты еще просуществуешь еще лет пять, все будет зависит от типа кристаллов. Во втором случае ты просто станешь «овощем».

— Отличненько, что тут еще сказать — вернув руки обратно, я направился к следующей отметке, которая находилась совсем близко от того места, где мы остановились.

Коридор становился все шире и по нему уже могли спокойно разъехаться пара грузовиков. По сравнению с владениями радусов, тут было значительно чище и светлее. Стены были покрыты замысловатыми рисунками, которые были едва видны под многочисленными царапинами и выбоинами. Казалось, что кто-то специально прошелся по стенам, методично стирая все следы росписи.

Заметив чудом уцелевший кусок рисунка, я, заинтересовавшись, подошел к нему поближе. На осколке, общими штрихами, был изображен обычный человек, протягивающий на вытянутых руках белоснежный шарик, кому то, чье изображение было сколото неизвестными вандалами.

— Вик, пошли скорее. Детям совсем плохо — позвала меня Алин.

Чертыхнувшись на себя за свою неторопливость, сделал пару снимков и побежал в указанную сторону. Тоннель, по которому мы двигались, пересекал еще один точно такой же, образуя кольцо кругового движения. Судя по всему, это когда-то было оживленной трассой, по которой в разные стороны передвигались неведомые существа.

Алин кружила вокруг меня, попеременно подлетая то к мальчишке, то к его сестре. С каждым облетом, ее лицо выражало все большую озабоченность, да я и сам видел по показаниям датчиков, что дети уже на грани.

Наконец, почти перейдя кольцо, я увидел дверь, ведущую в какое-то небольшое служебное помещение, как показывала карта. Подойдя поближе, увидел, что дверь была чуть сдвинута в сторону и из-под нее струится неяркий свет.

— Ну, капли этой черной тут не должно быть, по крайне мере у входа — подбодрил себя, аккуратно положив детишек на пол. Лезть в незнакомое место с ними на руках было бы глупо.

Освободив руки, так же не вставая, подошел к двери, размеры которой позволяли мне пройти через нее, едва не задевая верхней перекладины, и уперся в створку рукой, сдвигая в бок, дабы проникнуть внутрь. Дверь со скрипом поддалась, и почти полностью ушла в свой паз, мне едва удалось остановить ее.

На схеме помещение было не большим, метров пятнадцать на десять, что позволяло всем нам разместиться почти в комфортных условиях. Зайдя туда, с удовлетворением отметил, что наша карта довольно точна и помещение именно такое, каким и было указано. Вдоль стен находились пустые стеллажи, лишь на одном валялись какие-то металлические обрезки и груда непонятного тряпья. В одном из углов находился большой длинный стол и пару кресел, на вид довольно неплохо сохранившихся.

Пройдя через все помещение, удостоверился, что здесь отсутствуют не задокументированные входы-выходы, из которых могут повалить неприятные сюрпризы. Придя к выводу, что помещение достойно стать нам убежищем на короткий промежуток времени, вернулся за детьми.

Парню становилось все хуже, синий цвет лица стал землистым, а из носа бежали две тонкие струйки крови, смешанные с гноем. Девочка выглядела получше, но и ее уже стала периодически потряхивать.

Подхватив, отнес их в помещение и положил на стол, благо небольшой рост детей и длина стола позволяла разместиться не мешая друг другу. Решив, что лучше перестраховаться, вернулся к двери, по пути прихватив несколько замеченных раннее железяк.

— Ты что-то задумал? — спросила Алина. Я прекрасно видел, что она не понимает почему я еще не вылез из костюма и не начал лечить детей. И был искренне благодарен, что она не сомневается, что делаю это не просто так.

Подойдя к двери, запустил пару сканеров в разных направлениях, перекрывая подступы к нам. Еще один положил возле самой двери, на всякий случай. Затем задвинув дверь, взял в руку горелку и переключив режим, начал заваривать дверь, отсекая нас от внешнего мира.

Глава 13

Закончив с блокировкой двери, я удовлетворённо хмыкнул, глядя на свою работу. Конечно же внешний вид двери знатно испортился, но зато теперь мог быть спокоен, что сюда никто не сунется без предупреждения.

Закончив укреплять наше пристанище, громыхая, дошел до центра комнаты и развернувшись лицом к двери, остановился. В случае чего, броня первой примет на себя удар, даруя нам хоть какой ни будь шанс на спасение.

Подав команду, освободил себя от тесных объятий костюма и открыл выход. Створки на спине распахнулись в стороны и «свежий» воздух хлынул в кабину. Только сейчас я смог оценить по достоинству встроенную систему фильтрации скафа, которая очищала воздух от любых запахов.

Схватившись за ручку, крепившуюся к верхней створке, подтянулся и спрыгнул на пол. Потянувшись, разогнал застоявшуюся кровь по телу. Алин говорила, что костюм не позволит сильно затекать мышца тела, периодически массируя их, но для этого искусственный интеллект должен подстроится под мой организм в нормальных условиях, которых у нас пока не было.

Открыв контейнер с аптечками, взял парочку и подошел к столу с лежащими телами. Рядом со мной материализовалась Алин.

— Для начала осмотри их и залей регенерационной пеной — призрачными руками девушка указывала на предметы.

Заметив, как конвульсии у пацана стали еще сильнее, она ткнула пальчиком в красные цилиндры:

— Нет, тогда лучше сначала эти используй. Проведи пальцем по боку инъектора до середины. Выйдет по половине дозы на каждого.

Проведя требуемые манипуляции, поднес цилиндр с лекарством к шее парня и нажал на кнопку. Он вздрогнул, но тут же обмяк, даже гримаса боли на его лице исчезла. Перейдя к девочке, ввел ей остатки лекарства, но та, в отличии от брата, лишь чуть слышно вздохнула и затихла. Только едва заметно поднималась и опускалась ее грудь.

Повернув их головы на бок, а я прекрасно помнил, что было со мной и парнями после принятия синего лекарства, я стал заливать их оранжевой пенной. Эта штука довольно быстро застывала, погребая под собой детские тела.

Перед тем как нанести регенератор на лица, я вколол им по синей ампуле и уже затем покрыл пеной их окончательно.

Через несколько секунд тела детей почти синхронно вздрогнули, и я услышал тихий стон, идущий от них. Они тихонько подвывали, и от этого звука мне было не по себе. Он никак не прекращался, и когда запас дыхания одного ребенка заканчивался, этот стон подхватывал другой.

— Что это с ними? — спросил Алин, стоящую возле девочки и словно пытающуюся ее погладить.

— Им больно. Очень. Боль проникает сквозь блокаторы, но больше им давать нельзя, могут не выдержать.

Прикинув, что от меня тут пока больше ничего не зависит, еще раз обошел помещение, но ничего интересного так и не обнаружил. Стеллажи были абсолютно пусты, лишь на одной полке я обнаружил еще какую-то кучу тряпья, но оно просто расползалось на лоскуты, стоило лишь притронуться.

Вернулся к столу, но там все было по-прежнему, лишь стон-вой стал еще тише, едва уловимый человеческим ухом. Решив, что не мешало бы перекусить, достал из контейнера провизию и пару емкостей с водой, которые захватил со склада.

Пока был возле брони, осмотрел ее на предмет повреждений, но та с честь выдержала столкновение со спрутами, лишь на правой руке добавилось пару новых царапин. Сам костюм был еще покрыт слизью и налипшими остатками плоти монстра, что издавали не самый приятный запах. Прикинув, что оттирать всю эту дрянь бесполезно, тут нужна капитальная чистка, махнул рукой на все это и отправился готовить еду.

Взяв одно из кресел и разместившись на нем поудобнее, раскрыл упаковку и начал разогревать порцию:

— Алин, что скажешь? Сколько им нужно времени нужно, чтобы прийти в норму?

— Часов двенадцать примерно на все про все. Они очнутся часов через пять, нужно будет еще раз вколоть им обеззараживатель и осмотреть на наличие ран, заклеив искусственной кожей — девушка словно заведённая, постоянно перемещалась между детьми.

— У них вообще шансы есть? Судя по всему, они довольно долго провели внутри этой твари — судя по скорости развития этих паразитов в Форхе, который дольше всех контактировал со спрутом, из детей давно должны были вылезти молодые особи этого чудища.

— Лекарство довольно успешно борется с паразитами, тут главное, чтобы сердце выдержало. Не самый лучший выбор, смешивать одновременно разные препараты, но других вариантов уже не было.

— Понятно — я вяло и без аппетита ковырял еду чем-то похожим на вилку. Запах тухлого мяса и слизи идущего со стороны скафа смешивался со специфичными ароматами лекарств, образуя отвратительное зловоние, которое мало способствовало аппетиту.

Решив, что не так уж и голоден, а спать пока не очень хочется, упаковал провизию обратно и пошел к застывшей броне. Подпрыгнув, зацепился за верхний поручень и влез во внутрь, активируя системы. Внезапно сбоку появилось лицо Алин, и я дернулся от неожиданности. Все-таки голограмма довольно реалистично передавала ее образ, и видя ее возле детей, я не ожидал внезапного появления.

— Ты что задумал? — поинтересовалась она.

— Спать пока не охота, а еда в горло не лезет, поэтому решил потренироваться в управлении этой крохой — вывел уровень заряда батарей на экран и с удовлетворением заметил, что за все это время они опустились всего на пару процентов.

Повернув машину, дошел до стеллажей и начал и методично их изничтожать. Минут сорок скручивал и раскручивал все до чего смог дотянуться, привыкая к металлическим пальцам брони. От первых стеллажей оставались покорёженные куски, когда я прилагал слишком много усилий. Как смог сюда донести детишек, не оторвав им по пути какие-нибудь конечности, ума не приложу.

С каждой попыткой мои движения становились все уверенней, а уровень синхронизации вырос еще на несколько пунктов. Возня с железяками подкинула мне одну идею, к реализации которой я сразу же приступил.

Выбрав кусок металла около метра длиной и сантиметров тридцать шириной, начал разогревать его резаком до полумягкого состояния. Метал оказался на удивление тугоплавким, и попытка довести до необходимой кондиции стоила мне половины батарейки резака. Как только металл начал плавиться, сжал большую часть заготовки между ладоней, стараясь сделать ее как можно тоньше. Первые три попытки не удались, и я перевел уже кучу подходящего металла и своих нервов. Лишь в четвертый раз изделие приобрело желаемую форму.

Железка стала отдаленно напоминать фальшион без гарды, выкованный слепым кузнецом-подмастерьем. Дав остыть режущей, по крайне мере я на это рассчитывал, части, ухватился за нее и начал возиться с рукоятью. С этим вышло гораздо проще. Раскалив нижнюю часть будущего оружия, крепко сжал его, заставляя тихо завибрировать сервоприводы костюма.

Разжав руку, положил меч на пол, давая тому остыть. Выглядел он совсем убого, но мне же его все-таки не на выставку везти. Дождавшись, когда тот совсем остыл, схватил его и порубил оставшиеся стеллажи. Не скажу, что результат произвел на меня впечатление, но по крайне мере меч не сломался и даже не погнулся, в отличии от полок, по которым им стучал.

Мелькнула мысль сделать маленький нож для себя, но прикинув, что даже с большим размером у меня вышло не очень, решил не разочаровываться в себе, как в кузнеце окончательно.

— Хорошо получилось — похвалила меня девушка, видя все мои манипуляции.

— Ха, ха. Очень смешно. Когда выберемся отсюда, повешу его над камином и буду внукам рассказывать о своих приключениях.

Закончив с прокачиванием ремесленничества, вылез из костюма. Запах в помещении стал то ли мене заметным, то ли просто уже привык к нему, но он уже не так меня напрягал. Прикинув, что в ближайшее время заняться мне нечем, опять уселся на кресло и решил узнать у девушки побольше о станции и населяющих ее существах.

— Алин, расскажи мне о Башне. Что она из себя представляет, и кто ее владельцы? — я пошарил в контейнере с едой и достал оттуда пару батончиков, которые так мне понравились еще в тот раз на складе.

— Говорят, она высокая, несколько километров в высоту и окружена тремя спиралями между которыми пробегают разряды — девушка была не многословна.

— Говорят? Ты разве там не была? — не совсем понял я девушку.

— Там из наших мало кто бывает — девушка на секунду задумавшись присела на пол. Я было дернулся уступить ее место на кресле, но подумав, что ей без разницы где сидеть, хоть на потолке, остался на месте.

— На сколько мне известно, Башня всегда была во владении Чистых из шести кланов. Алые, Лазурные, Серые, Фиолетовые, Янтарные и Медные — при упоминании последних голос Алин дрогнул.

— И естественно они между собой воюют — скорее констатировал я факт, чем задавал вопрос.

— Как ты догадался? — со смесью удивления и подозрения посмотрела на меня голограмма.

— Тут тяжело не угадать, вспоминая нашу первую встречу и тяжелые кулаки Форха и Дерека — пожал плечами и взял следующую шоколадку — вряд ли в этом мире вы так здороваетесь.

— Прости, Медные очень коварны, жестоки…

— И им нельзя доверять, да? — прервал я девушку.

— Прости — повторила девушка и опустила глаза — но ты сам должен понимать, что твое появление на заброшенной территории очень странно.

— Что же такого они сделали, что вы все так трясетесь только от одного их вида? — решился я все-таки на этот вопрос, хотя и видел, что он не приятен Алин.

— Они безжалостны на пути к своей цели. Вырезать целое поселение от мала до велика ради полупустого склада? Легко! Затопить целый уровень вместе с живыми существами, решив, что целесообразнее так избавиться от одного единственного беглеца, которого они упустили? С удовольствием! — девушка горько улыбнулась.

— Ты все это видела сама? — непонятное ощущение вины кольнуло где-то глубоко внутри, словно я сам принимал в этом участие и тут же пропало.

— Форх рассказывал про это — Алин посмотрела мне в глаза, и мне показалось, что на ее глазах наворачиваются слезы.

— Но я и сама видела — продолжила она, с трудом выталкивая слово за словом из себя — Это было несколько месяцев назад. Мы возвращались к Рынку через западный путь и на одном из верхних полуразрушенных уровней жило несколько сотен разумных. Они были совершенно безобидны, никого не трогали, иногда даже торговали с мусорщиками.

Голос девушки становился все громче:

— Мы шли над их уровнем, а под нами были сотни тел, прикованных к внешней обшивке. Ты представляешь! Медные всех их вывели через шлюз и хладнокровно утопили. Там даже дети были! Эти уроды убили всех.

— Представляешь, Вик, Медные даже не позволяли снять тела, выставив охранные турели по периметру и заявили, что так будет с каждым кто будет им мешать — Алин обняла коленки и заплакала.

Несколько минут мы провели в тишине, изредка прерываемые всхлипываниями девушки и стонами детей, лежащих на столе. Мир, который и при первой нашей встрече был не особо дружелюбен ко мне, стал еще более страшным.

Время словно замедлилось и мысли в моей голове беспорядочно крутились, разделяясь на два лагеря. Одна моя часть говорила, что любое зло должно быть наказано, без каких-либо компромиссов. Ударили по левой щеке, дай в ответ, да на порядок сильнее, что бы не повадно было.

Другая же часть разума вещала, что если спасение требует жертв, то нужно лишь взвесить это на весах и принять рациональное решение. Этот довод звучал словно издалека и я, устыдившись, отбросил его.

Мир, в котором небольшой геноцид может устроить любой, имеющий власть, отвратителен и не имеет право на существование. Он должен либо измениться, либо исчезнуть без остатка.

Увидев, что девушка уже почти успокоилась, я решил продолжить расспросы:

— Алин, а что с другими кланами? Какие они? И вообще, к чему вся эта сепарация?

— Если совсем в общих чертах, то Алые это войны, Лазурные — ученые, Серые — мастера, Фиолетовые — тоже ученые, но у них уклон в биологию. Янтарные же искатели, именно они исследуют заброшенные части Города и уходят вдоль Пика в Бездну — окончательно придя в себя ответила она.

— Вик, ты меня извини, что веду себя как истеричка, просто эти проклятые переносы выбивают меня из колеи, мне даже думать об этом больно — девушка виновато улыбнулась.

Все-таки поднявшись с кресла, я подошел к ней и опустился на корточки, положив руку на голову. Рука, естественно прошла сквозь голограмму, не ощутив ни малейшего сопротивления, но я попробовал изобразить, словно глажу ее по голове, и мы тихонько рассмеялись.

— Все в порядке, понимаю твое состояние. Самому хочется забиться в угол и зарыдать, с трудом себя сдерживаю. — поднявшись, потянулся, разгоняя кровь по венам. — Так что там по поводу разделения по кланам? Этому есть какое-то объяснение?

— Теорий много. Кто-то говорит, что Башня призывает Чистых и распределяет их по кланам, в соответствии с наклонностями. Но у тех же Алых есть свои ученые и довольно хорошие, и они к оружию вообще не прикасаются. Взять тебя, за все это время я не заметила от тебя какого-то негатива, на бессердечное чудовище ты тоже не похож. Вроде. — на полном серьезе заявила мне девушка.

— Спасибо от всего сердца — хохотнул я и отвесил легкий поклон в ее сторону — а комбинезоны только Чистые носят? Какая от них польза?

— На счет пользы не скажу. Даже то что тебе сейчас рассказала, это почти все мои знания об этом. А так в кланы берут и местных разумных. Кто-то больше, кто-то меньше. Те же Янтарные, хоть и малочисленные и часто гибнут, но проводят тщательный отбор среди местных. Алые же гребут почти всех, кто способен держать оружие в своих конечностях.

— И как они еще не зачистили весь город от других фракций? Тех же самых медяшек на корм рыбам, ну или какая тут еще гадость у вас водится?

— Количество, не всегда означает качество — назидательным тоном сообщила мне девушка очевидные вещи — да и остальные тут же объединятся против агрессора.

— А Медные не агрессоры?

— Я кланом не руковожу, точно объяснить их мотивы не могу — пожала плечами девушка — Могу сказать только одно, открытых противостояний не было, а вот разборки внутри клана обыденное дело.

— Ладно, до ваших клановых распрей мне дела нет, тут бы просто прогуливаясь, кони не двинуть — решив, что шоколадки были довольны сытны, и есть мне больше не хочется, закинул остатки еды в пищевой контейнер и сделал пару глотков воды.

— Если ты Чистый, а особенно Чистый из Медных, распри будут тебя касаться всегда, хочешь ты этого или нет — заявила Алин.

Махнув в ответ рукой на это заявление, я продолжил:

— Ну и последний вопрос. Для меня путь обратно существует? В мой мир — задав этот вопрос, прекрасно осознавал ответ, но должен был быть полностью уверен в этом.

— На сколько я знаю, это билет в один конец — подтвердила мои предположения девушка — по крайне мере даже слухов о том, что можно покинуть станцию нет.

— Ну это не однозначное «Нет», так что будем считать, что выход есть — ощущения опять раздвоились и я почувствовал одновременно и надежу на спасение, и ощущение черной печали, от того что уже никогда не смогу увидеть свет Солнца и синеву неба.

Проверив показания датчиков, разбросанных мною вокруг нашего убежища и не заметив никаких подозрительных движений, подошел к столу с детьми. Пена уже давно высохла и обтянула тела словно тонкая пленка. Приложив пальцы к шее каждого, я проверил пульс и убедившись в его наличии, сообразил, что, если бы что ни будь было не так, Алин давно бы уже подняла тревогу.

— Алин, сколько им еще восстанавливаться? Ты вроде говорила про пять часов? — спросил я девушку.

— Чуть дольше, они проспят дольше, но будет ощущать себя значительно лучше. У них, на удивление, крепкие организмы — обрадовала меня девушка. Место хоть и было относительно безопасно, но задерживаться здесь, отгородившись от внешнего мира одно, пусть и крепкой дверью, было довольно-таки неуютно.

Взяв второе кресло, доволок его до скафа и вернувшись за первым, соорудил из них, что-то наподобие лежака. Был он не удобен, но стоило мне лишь прикрыть глаза, как я провалился в сон, не обращая внимание на неудобную позу и отвратительный запах, по-прежнему витавший к зале.

Глава 14

Я стоял в большом шлюзе, полном множеством забитых и испуганных разумных, облаченных в какие-то лохмотья, а кто-то был и вовсе голым, демонстрируя следы побоев на своем теле. Вели эти отбросы себя по-разному, кто-то выл не переставая, умоляя пощадить их, некоторые матери протягивали на вытянутых руках детей мне и моим соратникам, облаченным, как и я в средние скафандры, словно прося унести своих выродков. Мы же стояли неподвижно, лишь изредка шевеля разрядниками, и уже привычно не обращали внимание на мольбы и стоны.

Между собой эти люди были скованы цепями, не позволяющие им свободно передвигаться без команды со стороны нашего центурия. Изредка кто-то пытался кинуться на нас с голыми руками, но в ответ на это в бунтовщика устремлялась белая молния, мгновенно заставляя его корчиться в мучениях на полу. Остатки разряда же проскакивали по цепи дальше, задевая соседей этого смелого идиота, образуя волну падающих людей.

— Легат, мы собрали здесь всех Иных — голос загрохотал в моей голове, и я, поморщившись, мысленно убавил громкость.

Легат, как и центурий, был облачен в модифицированный средний скаф, обеспечивающий полную защиту в данных условиях. Даже если мы всем отрядом обратим наши орудия на этих двоих, шансов пережить это сражение у нас не было, чего уж говорить об этих скованных оборванцах.

Повернувшись в сторону подчинённого, легат махнул рукой, указывая на створки шлюза:

— Приступайте. Пора смыть эту грязь с Ковчега.

Почти одновременно с его командой взвыли сирены и помещение окрасилось в алый цвет сигнальных ламп. Люди, осознав свою будущую судьбу, в едином, полном отчаяния, порыве хлынули в сторону карателей.

Десяток молний пронзил толпу, перескакивая с одного человека на другого. Люди валились друг на друга, и нижним явно приходилось не сладко, если они вообще смогли после такого выжить. Впрочем, скоро это станет совсем не важно.

Створки начали раздвигаться в стороны, предоставляя возможность потокам воды заполнять помещение. Воды этого безбрежного и темного океана были холодны и безжалостны к людям. Тех, кто стоял ближе всех к выходу, просто разорвало в клочья от напора воды.

Дав команду скафу, я закрепил костюм на полу магнитными захватами, не дававшими тому даже пошевелиться от бушующей жидкости, и молча наблюдал как мимо меня проплывают куски тел, принявших на себя первые удары океана. Пленники же, отбросив в сторону весь налет человечности, лезли друг на друга, на сколько это позволяли сковывающие их цепи, желая хоть на долю секунд продлить свою никчёмную жизнь.

Спустя несколько минут, когда напор иссяк и вода полностью заполнила помещение, командир дал команду выдвигаться наружу.

Какие-то несчастны были до сих пор живы и едва шевелились посреди своих погибших сородичей. Видимо мутации настолько извратили их человеческую сущность, что позволяли выжить даже в таких условиях.

— Стой. Не стоит их добивать — резкий окрик остановил центурия, который направлял свой наплечный лучемет, чей целеуказатель уже скользил по телам выживших.

В штурмовые отряды, подобным нашему отбирали отнюдь не дураков, поэтому мы все прекрасно поняли план легата и повинуясь его указу, подхватили концы цепей, выдвинулись из шлюза.

Отряд уже полностью вышел на открытую площадку, оставляя за собой шлюз полный разорванных тел от мала до велика. Я двигался почти последним, оставляя позади лишь центурия.

На секунду система оповещения мигнула красным, сообщая о тепловой аномалии за спиной, и включив заднюю камеру, увидел, как наш непосредственный командир запустил малый термический боеприпас в открытые створки. Раздался резкий хлопок, вызванный взорвавшимся снарядом и на какое-то мгновение вся жидкость в помещении, превратилась пар, прихватив даже кусок снаружи. Но этот проклятый океан нельзя было победить такой мелочью, и он почти в то же мгновение возвратил себе ранее захваченную территорию.

Я вдруг почувствовал приступ эйфории и на мгновенье окружающий мир стал ярче, разгоняя вечную тьму. Это ощущение было мимолетным, но мне было ясно, что это легат был доволен нашей проделанной работой.

Отойдя на пару десятков метров от шлюза, мы встали кольцом вокруг остатков Иных. Наши сканеры работали на пределах возможности, стараясь отследить угрозы, которые мог нам преподнести окружающий мир. Мучительно текли минуты ожидания, лишь изредка прерываемые вспышками орудий братьев, отгоняющих местную живность.

Но вот на моем радаре возникла точка, стремительно приближающаяся к нам. Спустя три секунды столб яркого света залил наш отряд, заставив меня процедить сквозь зубы ругательства, визоры скафа не успели вовремя среагировать и переключиться с режима ночного видения на нормальный, обеспечив болезненные ощущения.

Скорость судна, высветившего наш отряд, стала ясна буквально сразу, как зрение пришло в норму. Корабль вел сражение по меньше мере с тремя малыми левиафанами. Существа превосходили судно на порядок, но именно это стало для них фатальной проблемой.

Судя по всему, подлодкой класса «Трирем» управлял опытный триарх, который успешно маневрировал, успевая уклоняться от попаданий, и при этом вести огонь, в клочья разрывая тела левиафанов. Сама битва была скоротечна и закончилась без видимых повреждений для судна.

Подняв руку в верх, в жесте, выражающем наше восхищение, мы наблюдали как судно застывает над нами на расстояние в пол километра и расширяет световое пятно, обеспечивая нам приемлемую видимость. Одновременно с этим заработали малые орудия корабля, расчищая нам дорогу по внешнему корпусу станции. Хотя покрытие Города обычно было гладким, за долгие столетия множество водорослей разрослись необычайно буйно, буквально образуя непроходимые леса, на многие метры уходящие ввысь.

Обитатели этих зарослей тоже были далеко не миролюбивы и представляли серьезную угрозу даже для такого отряда как наш. Поэтому, не смотря на своеобразную артподготовку, шли мы медленно, попутно отстреливая недобитков, да и цепи с мертвыми Иными скорости не добавляли.

Пройдя по корпусу более двух километров, вышли на относительно чистое пространство, свободное от водорослей. По приказу легата, растянули цепи максимально в стороны и специально прихваченным оборудование начали крепить их к корпусу. Некоторое время было слышно лишь хриплое дыхание собратьев, пытающихся надежно закрепить всю эту конструкции.

С триремы же отстыковались автоматические оборонительные модули в количестве четырех штук. Были они похожи на перевернутые пирамиды и могли перекрывать сектор радиусом в два километра. Даже одна такая огневая точна была серьезным препятствием для противника, а уж четыре штуки и подавно. Закрепившись на своих позиция, они образовали квадрат и встали в режим охранения.

Возясь с последним звеном цепи, я заметил, как на меня, не отрываясь смотри один из немногих выживших Иных. Был он поход больше на зверя, чем на человека и обладал перепонками на руках и ногах. В руках он держал небольшое тельце, прижимая к себе, на сколько позволяли цепи. Его большие, почти полностью белые, глаза казалось прожигали меня на сквозь.

Не выдержав этого взгляда, я подал команду и наплечное оружие захватило в прицел Иного.

— Отставить. .! Я не отдавал такого приказа, .! — голос легата звучал слов он пытался достучаться до меня сквозь всю толщу воды, разделявшую нас.

— Вы всегда нами… — сорвались слова с моих губ, а прицел, словно повинуясь чьей-то команде, укрупнил картинку, и, заглянув еще глубже в бездну этих глаз, я выстрелил.

Вспышка белого, вспышка черного. Белое, черное, белое, черное, белое, черное, черное, черное…

И снова я оказался в том же самом подземелье, так же окруженный пеплом, кружащимся в одном ему понятном ритме вокруг меня. Так же ярко полыхали факелы, не давая нормального света. И так же я брел мимо клеток с несчастными.

Их стало больше и среди новых я смог разглядеть того самого Иного, застреленного во время чистки. Чуть, чуть задержавшись возле клетки, я увидел, как он висит в воздухе, но подняться выше ему не дает цепь, сковавшая его ноги. Кусок ткани свертка, который он держал в руках, был откинут в сторону и из-под нее выглядывала маленькая ручка.

— Ребенок? Младший брат или сестра? Просто случайно подобранный в безуспешной попытке спасти? — внутренний голос твердил, что это все бессмысленно, что все это произошло, происходит, будет происходить.

Часть меня твердила, что подобное нельзя оставлять безнаказанным, чудовищ, сотворивших подобное, нужно изничтожат, не зная спокойствия. Другая сторона шептала, что не стоит судить так категорично, не узнав себя до конца.

Спасаясь от этих противоречий, сводящих с ума, я бежал вперед, оставляя за собой клетки с Форхом и Дереком, с Алин и детьми, что тоже появились в моем сне, но в их клетках клубился дым, позволявший рассмотреть только лица.

Стоя перед последними клетками, я опять наблюдал борьбу незнакомой девушки с нитями цвета меди. Попытавшись добраться до неё, я лишь приблизился к седьмой клетке, которая призывно распахнула вход, суля покой и умиротворение. Не в силах сдерживаться, я бросил взгляд на незнакомку и шагнул в клеть.

********************************


Пробуждение мое было далеко от приятного. Неудобная поза и запах, который стал еще более отвратительный и действовал на подобие нашатыря, не способствовали хорошему настроению и вызывали только желание убивать. Я был готов пойти сражаться в рукопашку с радусами, лишь бы выбраться из этой каморки.

— Вик, ты в порядке? Выглядишь усталым и каким-то нервным — голос девушки раздался внезапно, и я с перепугу спрыгнул с кресел, непонятно от чего спасаясь.

— Спалось не удобно, да и всякая чепуха в голову лезет — я провел рукой по волосам и лицу. Уже начала пробиваться щетина, неприятно царапая ладонь. Хотелось хорошенько отмыться, да и почисть зубы в конце концов, но пришлось довольствоваться парой глотков воды да немного ее потратить для того чтобы умыться.

Закончив с процедурами, которые даже в качестве насмешки нельзя было назвать водными, немного размялся, сделав незамысловатую зарядку.

— Как дети? — я прекрасно понимал, что, если было бы что-то серьезное, Алин меня бы разбудила, но знание об их общем состоянии было не лишним. Да и не был я на столько чёрствым, чтобы не переживать о мальце и его сестре.

— Отлично, думаю через пару часов должны прийти в себя — голос Алин звучал довольно радостно, да и голограмма полностью ему соответствовала. Казалось еще немного и она пустится в пляс.

— Возьми пожалуйста из аптечки два стабилизатора. Они выглядят как два толстых прямоугольника с экранчиком на широкой части и темной полоской над ним — девушка подошла к раскрытой аптечке и указала пальцем в каком отсеке они должны были лежать.

Открыв защелку, я обнаружил именно их. Медицинские стабилизаторы на удивление, оказались довольно легкими и стоило мне их только поднять как экраны на них загорелись чередой символов различных цветов.

— Вик, теперь убери кусок пленки с плеча каждого и приложи их широкой часть к голой коже — продолжила инструктаж девушка.

Отодрать пленку оказалось сложновато, настолько плотно она прилегала к коже, но у меня хватило ума брызнуть на участки тел водой, и пленка сама стекла, слегка пенясь.

Стоило только прикоснуться прибором к плечу пацана и провести пальцем по темной полосе, как медстаб буквально присосался к коже и сменил комбинацию цветных символов.

— И что этот прибамбас делает? — спросил я Алин, закончив крепить медстаб к плечу девочки.

— Следит за общим состоянием и вкалывает необходимые лекарства, по мере необходимости — бормотала девушка, попутно выводя перед мной какие-то таблицы, явно указывающие на состояние детей. — а сразу мы их не прикрепили по одной простой причине, прибору нужно настроится, когда пациент находится в более-менее приемлемом состоянии, а их организмы были на грани, медстаб только бы навредил.

— А у меня почему такого нет? — поняв, что ничего не понимаю, из той информации что показывала мне Алин, я решил сделать то, что у меня получается лучше всего, то есть поесть.

— В начале не было времени все это объяснять и настраивать, да и действовать нужно было быстро — вспомнив ту дрянь, что начала развиваться в моем теле, я не мог не согласиться с девушкой.

Даже эти воспоминания и вонь, окружавшая меня, не смогли испортить моего аппетита, и я молча начал очередной прием пищи.

Жуя какую-то массу, отдаленно напоминающую по вкусу перемолотую варенную картошку с варенной же рыбой, я мысленно составлял план дальнейших действий.

Ввиду двух новых обстоятельств, кавалерийским наскоком промчатся по уровням и выйти к лодке у нас уже не выходило. Еще одна встреча в каком ни будь зале с радусами и спрутами, я по попросту не смогу защитить мелких.

Нести их на себе постоянно тоже не вариант, тогда у меня руки будут заняты и в случае чего я не смогу быстро их освободить и среагировать. Значит придется детишкам идти пешком, а как всем известно, скорость каравана зависит от самого медленного его члена. В голове мелькнула мысль попробовать соорудить что — то на подобие наплечной корзины из остатков стеллажей.

— А что, мысль то дельная, оставалось только найти хоть какие-то целые части, после того как на них испробовал свой меч-кладенец — я мысленно поморщился, вспоминая как увлеченно рубил стеллажи и побрел искать целые части.

К счастью, металлические трубки полок необходимой мне длины были в более-менее хорошем состоянии. Меч все-таки был туповат, как и его хозяин, так что достаточно было где-то выпрямить, просто хорошенько постучав по ним.

Вернувшись к броне, побыстрее заскочил в нее, дав команду на герметизацию, отсекая от ароматов, витавших в помещении. Уже почти привычно костюм обхватил мое тело, даруя ощущение силы.

Перед глазами на мониторе замелькали различные таблицы и рисунки, сообщавшие оператору о состоянии костюма. Нахмурившись, я вывел одну из пиктограмм на середину экрана. Ошибки не было, еще вчера, перед тем как вылезти из скафа, я посмотрел на заряд батареи, и он был почти полон. Сейчас там было от силы процентов шестьдесят.

— Алин, что эта за хрень? — мне стало немного не по себе.

Если учесть, что двигался я вчера не так много, даже взяв в расчет нагрузки при сражении с монстрами в зале, выходило что этот костюм жрет слишком много энергии. Сколько там у нас этих батарей? Три или четыре штуки. С таким запасом далеко не уйти и стоило мне представить, как я окажусь один на один даже с каким ни будь самым завалявшимся радусом, меня пробил холодный пот.

— А? Ты про что? — мордашка девушки появилась передо мной.

— Вот про это! — я взглядом указал на центральное изображение, висящее перед мной — какого черта заряд батареи так упал?

— Ааа, ты про это — протянула она — Забыла предупредить. Пока ты спал, я провела более тонкую настройку искина брони, подстраивая под твои параметры.

Девушка замолчала, словно с чем-то сверяясь, а затем продолжила:

— Сейчас твой уровень синхронизации должен был подняться еще выше. Так же искин будет более чутко реагировать, на все что будет происходить со здоровьем, и в экстренных ситуация постарается обеспечить сохранность твоей жизни.

— Например? — заинтересованно спросил я. Испуг стал сменяться любопытством, ведь полезные плюшки всегда хороши и чем больше, тем лучше.

— Если произойдёт разгерметизация костюма в районе руки, и ты подвергнешься заражению, то ИИ отсечет зараженные части, при этом уже не перепутав руку, ну, например, с головой — на полном серьезе заявила Алин.

— Вот же ж писец! То есть эта хрень, решив, что мне грозила опасность, могла меня невзначай умертвить? — не скажу, что ожидал именно таких плюшек. Скорее мне представлялась какая-нибудь убер настройка, на вроде луча смерти из глаз, да вообще без разницы откуда, лишь бы врагов разила, а тут мне вот это в качестве подарка преподносят. Просто великолепно…

— Попробуй подвигаться в костюме — посоветовала мне Алин, по-своему восприняв мое молчание.

Сосредоточившись на управлении машиной, первое на что я обратил внимание, так это на получение информации. Раньше мне требовалось мысленным усилием отдавать команды, выводить необходимые сведения. Сейчас же поток данных словно струился сквозь меня, не заставляя отвлекаться на него.

Движения же мои стали более уверенными, словно раньше я стоял на палубе корабля, пляшущего на волнах, а тут сошел на берег. Движения руками-манипуляторами стали более точными и аккуратными, хотя заниматься бисероплетением или выкладывать мозаики я не скоро смогу.

— Молодец, довольно неплохо получается. Не отлично конечно, я рассчитывала все же на большее — тут же меня опустила с небес под воду эта жестокая девушка.

Я только набрал побольше воздуха в легкие, дабы исторгнуть гневную тираду в адрес буквально растоптавшей мою гордость голограмме, как услышал четыре коротких сигнала, а где-то на периферии зрения замигали две зеленых точки.

— Вик, они пришли в себя — сообщила и так вполне очевидную вещь Алин радостным голосом.

Глава 15

Так и не успев насладиться ощущениям от увеличившейся синхронизации с машиной, с легким разочарованием, которое для меня самого оказалось удивительным, открыл скаф и выбрался наружу.

— Странное какое-то ощущение — пробормотал едва слышно — не хватало еще подсесть на это как на наркотик.

— Ты себя нехорошо чувствуешь? Что-то беспокоит? — с какой-то странной интонацией спросила Алин.

Видя, как девушка постоянно поглядывает в сторону проснувшихся, я лишь махнул рукой, мол не обращай внимание, и двинулся к столу.

Наши «пациенты» все активнее стали подавать признаки жизни, двигая руками и ногами и периодически издавая звуки, похожие на бессвязную речь.

— Главное не пугай их, Вик, бедняжки и так много пережили — сказала мне девушка, на глаза трансформируясь в наседку. Образно, конечно же.

Покосился на нее, но промолчал. Как бы сам реагировал, очнувшись в неизвестном месте, в какой-то липкой дряни, а в этот момент тебя разглядывает непонятный грязный мужик, как минимум с трехдневной щетиной и синяками на всем лице, даже представить не мог.

Сперва подошел к парню, который начинал все активнее двигаться, и вроде даже делал пока безуспешные попытки сесть. Лечебная пена, а нынче уже пленка с легким треском начала осыпаться, освобождая своего подопечного.

Мальчишка, нужно отдать ему должное, окинув окружавшую обстановку взглядом принял единственно верное решение в данном случае. С трудом двигаясь, он, не спуская с меня взгляда, пытался прикрыть своим телом девочку, чем заработал сразу пару пунктов уважения с моей стороны.

Попытка его, конечно была далека от успеха, все-таки без движения он провел довольно таки много времени, да и вынашивание в своем теле чужеродных организмов с кучей щупальцев вряд ли способствовало хорошему самочувствию. Пока он двигался медстаб даже пару раз моргнул красным светом, но чуть позже вновь переключился на желтый.

Прикрыв собой сестру, он на секунду поплыл и, потеряв равновесие, начал падать со стола. Перехватить его я успел почти у самого пола, лишь чуть-чуть смягчив падение. Решив, что рисковать не стоит, просто усадил на пол, прислонив к столу.

Пока малец пытался сосредоточиться, окончательно пришла в себя девочка. В отличии от брата, встать она не пыталась, лишь повернула голову в мою сторону и истошно закричала.

Видимо крик сестры подействовал на парня похлеще стимуляторов, которые ему вкололи, так как он вскочил на ноги и повернулся к сестре, что-то успокаивающе ей шепча.

— Чего ты на меня так смотришь? Я-то здесь причем? — заметив укоризненный взгляд девушки, ответил ей — сам бы в такие условия визжал бы как …, ну визжал бы в общем.

Услышав звуки моего голоса, парень замолчал и повернулся в мою сторону. Быстро произнеся пару слов, он замолчал, видимо ожидая моего ответа.

— Чего он говорит то? Может хочет чего? — повернулся к Алин.

— Не скажу, такой язык мне не знаком, да и знаю я их не много. Бионтов у нас необходимых нет, так что придется анализировать их речь и составлять словарь — ответила она.

Девушка подошла к парню и помахала перед его лицом рукой:

— Виктор, тебе, наверное, все-таки не стоит разговаривать с воздухом, со стороны это действительно странно выглядит. Они же меня не видят.

Парень опять повторил свои слова, по крайне мере звуки были похожи. Я же решил прибегнуть к тактике, неоднократно видимой мною в фильмах и прочитанной в книга:

— Привет, меня зовут Виктор! — пару раз повторил свое имя, тыкая в себя пальцем.

Тактика внезапно не принесла успеха, так как-либо пацан меня не понял, либо имя у него было похлеще чем титул у Петра Первого. Присев на корточки, на пыли схематично изобразил стрелку, указывающую на меня и повторил свое имя, затем провел черту в его сторону. Мальчишка опять разразился тирадой, при этом уже указывая на сестру.

Внезапно медстаб юной девушки вспыхнул даже не красным, а кроваво-алым светом и ее тело выгнулось, почти сложившись пополам. Левая рука стала резко дергаться из стороны в сторону, словно живя отдельно от всего остального тела.

— Быстрее, в аптечке есть сканер! — крик Алин вывел меня из ступора и я, схватив подсвечиваемый прибор и оттолкнув парня в сторону, склонился над ребенком.

Стоило мне навести прибор на девочку, как передо мной развернулось схематичное изображение ее организма. Изображение резко увеличилось в размерах, переместившись к левой руке. Даже без подсказок Алин я прекрасно видел, что кости левой руки, что ниже локтя, обвил по спирали какой-то червь который, медленно продвигаясь вверх, поглощая ее плоть.

— Алин, что делать? Алин? — я пытался докричаться до нее, но она словно впала в ступор и безмолвно вглядывалась в сканер.

Поняв, что толку от нее не будет, скинул куртку и всучил её парню, ткнув пальцем в сторону головы девушки. Тот без слов понял и скомкав одежду, подложили её под голову сестры. Сам же налег на девчонку, не позволяя той причинить себе еще больший вред.

Я же побежал к скафу и почти с разбегу запрыгнул в него:

— Алин, мать твою, приди в себя! Не время отключаться!

Мои слова сопровождал усиливающийся писк медстаба лишь нагнетал обстановку, и я уже почти физически ощущал, как жизнь утекает из ребенка.

Подхватив самодельный меч, вот честное слово, не ожидал, что ему так скоро придется испить чью-то кровь, я с грохотом пошел обратно.

— Вик, что ты собрался делать!? — наконец то очнулась Алин.

— Срочно выбери в аптечке, то чем можно перевязать руку и рассчитай, какой температуры должно быть пламя горелки, что бы можно было прижечь рану — разъяснять мои действия не было времени, да и она вроде не глупая, сама быстро поймет, что к чему.

Пододвинув аптечку к пацану, пальцами указал на самозатягивающиеся жгуты, но тот лишь не понимающе посмотрел на меня. Матерясь в голос, вылез из скафа, и сам взял их, накладывая на руку девочки чуть выше локтя. Соединив концы, увидел, как он плотно обхватывает руку, замедляя циркуляцию крови в конечности.

Взяв баллончик с пеной, продемонстрировал парню, как он действует и указал ему на руку. Тот с трудом удерживая дергающуюся сестру, лишь кивнул в ответ. Взяв тюбик с обезболивающим, я вколол его девочке и полез в скаф.

Очутившись внутри, подготовил меч и резак, который Алин уже настроила на необходимую температуру, и мне оставалось только решиться довести начатое до конца.

Пока я внутренне себя настраивал, пацан, увидев железку в моей руке, сообразил отодвинуть пострадавшую руку в сторону, давая мне места для маневра. Сам же полностью навалился на девочку, стараясь ее обездвижить, почти полностью распластавшись на ней.

То ли Алин окончательно пришла в себя, то ли искин моей брони уловил мое желание, но на руке ребенка, чуть выше локтя появилась коричневая метка, явно указывающая на место для удара.

Попробовав пару раз махнуть мечем, я понял, что лишь оттягиваю время, а проклятый писк медстаба, уже сводивший меня с ума, становился еще более невыносимым.

С трудом поборов желание закрыть глаза, в третий раз поднял меч вверх и резко опустил его на руку ребенка. То ли мне благоволила удача, то ли возросшая синхронизация и искин брони подсобили мне, но удар пришелся ровно туда где и была метка.

Крик девочки и испуганный стон Алин слились в один звук, а я словно в замедленной съемке видел, как конечность, занятая паразитом, медленно падает на пол, разбрызгивая во все стороны кровь. Тело малышки изогнулось, почти скидывая с себя брата, но тот словно клещ вцепился в стол, не давая сестре упасть со стола.

Активировав резак, пламя которого сменилось с бритвенного синего до добродушного желтого, я поднес его к культе малышки, прижигая рану. Теперь пацану сестру удержать не получилось, и он кубарем скатился на пол, но тут же подскочив, вернулся обратно.

Отрубленная рука неожиданно зашевелилась и из нее показалось зеленоватое тело с круглой пастью, полной мелких зубов. Тварь была совсем маленькой, но скаф увеличил изображение, и я смог все это рассмотреть в мельчайших подробностях. В очередной раз вздрогнув от отвращения, поднял ногу и с удовольствием наступил на червя, превращая того в кровавую кашицу, вместе с его домом.

Сидя в броне, ощущал, как меня бьёт мелкая дрожь, а пот градом стекает по-моему лицу, не смотря на то что системы обеспечения машины работали, обеспечивая приток свежего воздуха.

— Вик, все закончилось, но ей нужно еще помочь — дрожащий голос Алин вывел меня из ступора.

Сделав несколько шагов от стола, что бы скаф не мешался, я начал выбираться из него. Потянувшись, извлек свое тело наружу и спрыгнул вниз.

— Берегись! — крик Алин заставил меня отшатнуться в сторону, слегка пригибаясь и одновременно с этим пропуская в паре сантиметров от своей головы, кулак с зажатой в руках какой-то железякой.

Отпрыгнув назад, увидел, как пацан, державший обрезок трубы, которую я притащил вместе с другими, делает мне шаг на встречу, готовясь к следующему замаху. Орудие было тяжеловато для него, и движения выходили неуклюжими, видимо еще сказывались усталость и истощение организма.

Выставив руки перед собой ладонями к пареньку, я попробовал поговорить с ним.

— Стой, ты чего! Крышей поехал что ли? — предположение имело право на жизнь, особенно после случившегося, но ответа на свой вопрос естественно не получил.

Парень, перехватив по удобнее трубу двумя руками, шаг за шагом начал приближаться ко мне, выставив ее вперед. Он что-то тарабанил на своем языке, прожигая меня взглядом.

— Так, стоп! — внезапная мысль пронзила меня, и я опустил взгляд вниз, совершенно не задумываясь, что пацан может этим воспользоваться.

Комбинезон, в котором я пришел в этот мир ярко переливался медным цветом. Символы на нем попеременно вспыхивали, более мелкие сливались с другими такими же, образуя большие, а те в свою очередь, уже почти полностью заполнили поверхность комбеза, вытеснив черноту с него.

Засмотревшись на причудливую метаморфозу комбинезона, я таки упустил из виду парня и чуть было не поплатился за это целостностью своего черепа. Труба, прошла сверху вниз, едва не задев меня и мальчишка, не рассчитав силу инерции тяжелой железки, начал проваливаться вслед за ней.

Я не дрался уже довольно давно, еще с тех пор как служил в армии, и опыт уличных драк у меня отсутствовал как таковой, но упустить такой шанс было трудно. Подняв колено на уровне животе, просто подставил ногу по ходу движения и мой незадачливый противник сам себя наказал за безрассудную атаку.

Согнувшись пополам, он выпустил трубу из рук и осел на пол, пытаясь протолкнуть в свои лёгкие хоть глоток воздуха, открывая рот подобно рыбе, выброшенной на берег. Пока он приходил в себя, я ногой отбросил в сторону оружие, и поняв, что выбора нет, снял еще и штаны, сообразив из них импровизированную веревку.

Парень, размазывая слезы и сопли по лицу, с испугом смотрел за моими телодвижениями. Даже когда я шагнул к в его сторону, он не попробовал убежать, лишь громче заплакал. Видимо последнюю атаку он совершал на одних морально-волевых, а теперь и вовсе расклеился.

У меня мелькнула мысль, что может и не стоит его связывать, на столько безобидно выглядел, словно по волшебству превратившись из дикого звереныша в маленького мальчика. Но тут у меня зачесалось в районе виска, как бы напоминая, что это я мог бы лежать сейчас на полу с повышенной концентрацией металла в голове, поэтому подавив чувство жалости, лишь потуже затянул узлы на ногах и руках паренька.

Обездвижив мальчишку, с чувством удовлетворения распрямился и отряхнул руки. Сама схватка, если можно ее было так назвать, так как после упущенной возможности, у парня не было и шанса на победу, и последующее связывание вряд ли длились больше пары минут. Именно столько понадобилось времени, чтобы опомниться моей виртуальной напарнице.

— Ты чего творишь!? — Девушка задыхалась от гнева. Мне даже стало интересно, как виртуальные существа могут задыхаться. Надо будет как-нибудь расспросить на досуге.

Интонация Алин прекрасно давала понять, что, если бы у проекции была бы плотность и масса, я огреб бы похлеще, чем о от пацана:

— Это же ребенок! Ты как посмел его ударить, садист? Он же и так еле живой, а ты его чуть не добил окончательно!

— Успокойся, матушка-гусыня, ничего с твоим гадким утенком не случится — увидев, как глаза голограммы готовы вылезти от возмущения, понял, что только что подкинул на свою могилу пару лишних лопат земли.

— Что там с девочкой? Жить будет? — я постарался перевести разговор на другую тему, пока Алин стояла, пучив глаза.

Подобрав разбросанные медикаменты, уточнил у девушки где здесь успокоительное, и когда она подсветила требуемое, взял лекарство и вколол парню полную дозу. Предвосхищая гневную тираду Алин, я, складывая разбросанную мелочевку в аптечку, сразу заявил:

— Алин, включи мозг, или что там у тебя сейчас за место него — прозвучало, конечно грубовато, но концентрация адреналина в крови стала снижаться и на меня начал накатывать мандраж — Я не мастер по связыванию маленьких мальчиков и не хочу получить обрезком трубы по голове, пока занимаюсь девчонкой.

Разложив аптечку на столе, взял баллончик с пеной и обработал культю руки. Больше всего я опасался, что меч будет недостаточно острым, и лишь раздробит кости, но на удивление срез был довольно таки ровным. Да и прижег рану довольно удачно, по крайне мере кровь из обрубка не хлестала.

Само место среза выглядело страшно, и запах паленной плоти был на столько отвратительным, что если бы я не дышал подобной дрянью уже больше шести часов, то скорее стоял бы и блевал больше, чем врачевал.

— Кстати, да! Может мне надо было в моем мире пойти на военного врача? — обрабатывая рану, разговаривал сам собой в слух — А что? За последние дни только и занимаюсь тем, что сражаюсь да лечу. И даже все выживают вроде. По крайне мере жалоб пока не поступало.

Закончив наносить последний слой пены на девушку и для успокоения совести еще раз проведя над ней сканером, я с облегчением вздохнул. Каких-то пол часа, а я ощущал себя измотанным, как будто пробежал марафон, неся на себе шар земной.

Девочка затихла, окончательно отключившись от очередной порции обезболивающий и лишь хриплое дыхание да показания монитора жизнеобеспечения убеждали меня, что она жива. Ее брат лежал на полу скрючившись и похоже был без сознания. По-хорошему и его бы следовало проверить на наличие скрытых «пассажиров», но я настолько устал, что мне стало все равно, тем более тот же медстаб молчал, так что можно было не торопиться.

Руки начали дрожать сильнее, я с большим трудом положил лекарства в аптечку, и прямо там же опустился на пол, прислонившись к спинке стола спиной. Не смотря на усталость, спать мне не хотелось. Хотелось просто сидеть и ни о чем не думать. Слушать мягкий голос, пусть не осязаемой, но такой живой девушки. И надеяться, что я нахожусь здесь на самом деле, а не брежу в какой ни будь комнате с мягкими стенами.

— Алин? Алин? — позвал я девушку.

Та появилась предо мной, присев и положив голову на коленки, так что мне не нужно было разговаривать, задирая голову вверх.

— Что такое? Извини меня! Я не могу просто смотреть как они мучаются! А я не могу им ничем помочь! Я даже дотронуться до них не могу! — затараторила девушка.

— Алин!

— Что?

— Кто же ты на самом деле? — задал я ей вопрос.

Глава 16

Девушка удивленно подняла на меня глаза и вроде даже дернулась, будто собиралась проверить рукой, нет ли у меня температуры.

— Мне не понятен твой вопрос — Алин приблизила свое лицо к моему почти вплотную.

— А мне кажется вопрос вполне понятен — я сидел и прикидывал, чего мне больше хочется, пить или не шевелиться. Решив, что смерть от обезвоживания в ближайшее время мне все же не грозит, остался на полу.

— Иногда, точнее почти всегда, мне трудно предсказать твое поведение — решил все-таки развить свою мысль, видя, что девушка не торопится с ответом.

— Ты ведешь себя странно, я совершенно не понимаю, чего от тебя ожидать. То ты машина, выполняющая кучу расчетов за миг, а то ты ведешь себя как маленькая девочка, оставленная родителями посреди толпы и не знающая, что ей делать.

Внезапное нападение мальчика, которому я спас жизнь, словно щелкнуло какой-то тумблер в моей душе, и именно это дало понимание того, что времена, когда можно было быть в одном помещении с человеком и не быть в нем уверенным до конца, прошли.

— Почему ты на меня накинулась, когда я обезвредил парня? Да, мне пришлось применить силу, но я не видел другого выхода.

— Я испугалась за вас обоих. У тебя же был пистолет, достаточно было припугнуть его. Вряд ли бы он рискнул на тебя прыгать в таком случае! — слова Алин могли бы смутить меня или даже вогнать в краску из-за такой глупости, проявленной мною, но сейчас эмоциональности во мне было не больше чем у того меча, что перерубил руку малышке.

Внезапная ассоциация вывела меня из меланхолии, и я почувствовал, как слезы скатываются по моим щека. Нет, я плакал не из-за того, что лишил девочку руки или из-за того, что вырубил и связал ее брата. Это были необходимые действия, которые, как бы пафосно это не звучало, спасли им жизни.

Слезы мои были по жизни, к которой я уже никогда не смогу вернуться. Жизнь, в которой у меня было многое из того что я не ценил, или просто не считал важным. Семья, друзья, работа, девушка, к которой у меня были вполне искреннее чувства.

Закрыв лицо ладонями, прикрыл глаза, отрешаясь от окружающего мира. Постепенно исчезали окружавшие меня звуки, почти незаметный шелест систем вентиляции, прерывистое дыхание девочки, голос Алин. Я словно проваливался в состояние подобия транса, переставая что-либо замечать.

Не скажу, сколько прошло времени, но очнулся я от тихого голоса, исходившего откуда-то сверху. Повернув голову на право, увидел прислонившуюся и словно спящую девушку. На мгновения мне даже показалось, что я ощущаю ее тело и в неосознанном порыве попробовал ее обнять. Рука предсказуемо прошла сквозь проекцию, окончательно возвращая меня в реальность.

Алин приоткрыла глаза и не уверенно улыбнулась мне.

— Я в порядке — без слов понял я ее и тоже улыбнулся в ответ — видимо все же кукуху немного сорвало от всего этого. Но сейчас пришел в норму.

Поднявшись с пола, посмотрел на девушку и шутливо протянул ей руку. Улыбнувшись уже более уверенно, она изобразила что хватается за нее и встала предо мной в полный рост.

— Что с мелкой? — вспомнил я голос, из-за которого очнулся.

— Изредка приходит в себя, но тут же засыпая обратно. Ну и бредит, постоянно зовет родителей и брата. Умоляет отпустить ее. Судя по всему, на них напал отряд Медных — доложила Алин.

— Не удивительно что пацан бросился на меня, как только смог — почесал чудом не пострадавшую голову.

— Эээ, отставить! Ты понимаешь, о чем она говорит? — я внезапно сообразил, что именно сказала девушка.

— Ага, пока ты изображал из себя истукана, я поднапрягла искин нашего «голема» и тот проанализировал всю ту тарабарщину, что успел сказать нам бедный мальчик — Алин прям светилась от гордости, словно сама лично, вручную расшифровала криптограммы Бейла и обнаружила вожделенный многими клад.

— Правда многие слова могут быть не точно им спрогнозированы, так что базу их языка нужно будет пополнять. Но основная работа уже сделана — она явно напрашивалась на похвалу, и я решил, что она ее заслужила.

Закончив петь дифирамбы ее уму и сообразительности, заметил, как девочка на столе вздрогнула и стала что-то бормотать, двигая отсутствующей рукой по столу. Видимо возвращаться в страну бессознательного она не собиралась и нам с Алин опять предстоит налаживать контакты с туземцами. Жаль бусы не прихватил.

— Ты все это заварила, вот иди и разговаривай с ней — попытался я спихнуть ответственность на свою боевую подругу.

— А, блин, точно, они тебя же не видят — с трудом удержавшись, чтобы не хлопнуть себя по лбу и не испугать мелкую резкими движениями.

Девочка же, смотря на меня и изображая гусеницу, разбитую параличом, медленно отползала к стене, пока не уперлась в стену. Решив не дожидаться, когда можно будет выяснить, кто же крепче, стена или тело девочки, я сделал пару шагов назад попробовал к ней обратиться.

— Привет! Я Виктор, а это Алин — опять по привычке хотел ткнуть в голограмму, но вовремя опомнился и нелепо извернувшись ткнул в свой скаф.

— Блин, надо все-таки придумать ему название и выцарапать звездочку. До асов воздушных сражений моего мира мне конечно далеко, но начало то уже положено — мелькнула у меня мысль о побежденном чудовище. Озвучивать её конечно же не стал.

Из брони раздался поток несвязной речи, схожий с ранее слышимой этой парочки. Одновременно эти же звуки прозвучали в моей голове, накладываясь друг на друга. Ощущение было так себе, и я мысленно снизил громкость моей гарнитуры.

Девочка никак не отреагировала на речь, идущую от машины, и словно загипнотизированная, не отводила взгляд от моего костюма, на котором опять стали проступать символы.

— Вот не задача, я не помню, реагировал ли так комбинезон при нашей встрече с командой Форха? — пробормотал я и сделал шаг вперед.

Символы вспыхнули еще ярче и одновременно с этим девочка подняла руки, закрываясь от меня, а Алин вскрикнула:

— Вик, стой! Ты её пугаешь!

— Да я тут всех пугаю! Вон даже спрут чуть ли не рыдал от счастья, когда мы свалили с его владений — огрызнулся я, но все-таки сделал шаг назад — Ты заметила, как эта непонятная тряпка реагирует на них? Знаешь, что ни будь об этом?

— Совершенно ничего о таком не слышала. Чистые не особо общительны с такими как мы — замотала головой напарница.

Пока мы с ней переговаривались, искин послушно переводил нашу речь для девочки, причем повторяя наши интонации с потрясающей точностью, так что любому становилось понятно, что разговаривают двое.

Мелкая, устав держать на весу руки, при этом еще будучи раненой и поняв, что прямо сейчас ее убивать не будут, немного расслабилась. Символы на костюме замедлили пляску, но пропадать не спешили.

Заметив, как взгляд девочки наконец-то сосредоточился на моем лице, я попробовал приветливо улыбнуться и продемонстрировал пустые руки. То ли жест это у них считался не хорошим, то ли улыбка у меня совсем не голливудская, но она опять вздрогнула.

— Ну я пытался — разведя руками, обратился к Алин — хотя постой, есть идея.

Я взял с кресла до конца недоеденный сухпаек и достал оттуда несколько сладких батончиков. Вскрыв себе один, продемонстрировал как его кусаю, второй же бросил в сторону девочки.

— Вик, с чего ты решил, что она есть будет? Да и как она его с одной рукой то откроет, гений? — прорезался в голосе Алин сарказм, мною ранее не замеченный.

Ответом ей на это стал треск разрываемой упаковки, которую девчонка разорвала зубами и то, с какой жадностью она вгрызлась в шоколадку.

Медный цвет на костюме стал едва заметен, и я, решив, что это добрый знак, сделал медленный шаг вперед, затем еще и еще. Малышка настороженно следила за мной, не прекращая поглощать батончик, уже почти прикончив его.

Взяв еще один батончик, я вскрыл его, протягивая на ладони, а другой рукой тыкая в себя:

— Вик! Вик! Вик!

Переводчик вторил моему голосу, только по чему-то коверкая мое имя и превращая его в «Вэк».

Девочка смотрела то на меня, то на протянутую руку, переводя взгляд туда-сюда. Затем выхватив здоровой рукой шоколадный батончик, коротко произнесла: «Лирэ».

Победно улыбнувшись Алин, я еще раз повторил движения рукой показывая то на себя, то на девочку и произнося: «Вик» — «Лирэ», «Вик» — «Лирэ», «Вик» — «Лирэ». К третьему подходу она смотрела на меня, как на умственно отсталого, но я все равно был доволен собой как удав.

— Вот видишь, еда объединяет людей — поучительным тоном сообщил Алин, на что та лишь демонстративно закатила глаза. Такого жеста я за ней тоже раньше не наблюдал, и где-то в глубине сознания отметил странность ее поведения.

Подхватив сброшенную на пол куртку, найденную в шкафчике склада, встряхнул её, сбивая пыль и высохшую кровь. Не сказать, что это сильно помогло, чище она не стал, да и из-за пятен крови смотрелась страшновато, но ничего другого у меня не было.

Закончив приводить ее в божеский вид и расстегнув на ней молнию, раскрыл перед девушкой:

— Давай, Лирэ, тебе нужно все-таки одеться. Вредно сидеть голой на холодном.

Мелкая опустила взгляд вниз и как будто только сейчас заметила, что на ней нет ничего из одежды, лишь только тонкий слой оранжевой пленки покрывающий ее тело. Легкий румянец проступил на ее бледной коже, и она уже почти без опасения повернулась ко мне спиной, позволяя помочь ей одеться.

Не смотря на то что, одежда была большого размера, одеваться было не легко. Лирэ была сильно ослаблена и почти всю работу пришлось совершать мне.

Сняв с ее плеча медстаб, накинул на нее комбез и принялся просовывать руки в рукава, и если с целой рукой проблем не возникло, то с раненной пришлось повозиться. Несколько раз я замечал болезненные гримасы на лице девочки, когда ткань костюма сдавливала культю, но та стоически переносила боль, лишь с шипение выпуская воздух сквозь стиснутые зубы.

Закончив с одеванием, застегнул молнию на комбинезоне и тут же он начал подстраиваться под тело девочки. Левый рукав, обволакивая травмированную руку полностью, покрыл ее слоем ткани, защищая от внешних повреждений.

В конечном итоге Лире оказалась одета в нечто похожее на тонкую толстовку с капюшоном, длиной почти до колен. Судя по всему, комбинезон еще мог служить и корсетом, так как поврежденная рука согнулась и приняла максимально безболезненное положение без видимых усилий со стороны девушки.

— Не плохо у вас тут технологии развиты — присвистнул я, глядя на все это — даже удивительно как вы еще не зачистили всю эту станцию.

— Каждый хочет урвать кусок побольше, даже если пирог этот гнилой — ответила мне Алин.

— Лирэ! Лирэ! Где моя сестра, ублюдок?! — голос раздался из скафа, и я не сразу сообразил, кто это говорит.

Девочка, же которая не могла увидеть брата из-за меня и брони, которая заслоняла ей обзор, сначала замотала головой из стороны в сторону, а затем, спрыгнув на пол, зашагала в сторону костюма.

Сделав пару шагов, она споткнулась и начала заваливаться вперед. Я, примерно и ожидав, что так будет, успел подхватить почти невесомую малышку и под руки повел ее к брату.

— Кстати, Алин, заметила, что искин даже ругательства переводит? Или это он от себя добавляет? — хмыкнул я.

Ответа так и не услышал, так, как только девочка увидела лежащего на полу брата, оттолкнула меня в сторону и бросилась к нему. Упав возле него на колени, она попыталась развязать, узлы, сдерживающие парня. Парень же, увидев сестру, стал еще яростнее дергаться, и без того мешая той сделать хоть что-то.

Подождав минут пять, давая возможность как искину пополнить словарный запас, так и успокоиться парню, я вслушивался в его речь, почти полностью состоящую из ненормативной лексики и угроз. Лирэ же сидела подле него, тихонько плача, то ли от счастья, что ее брат жив, то ли от страха за их жизни.

— Так ты друзей точно не заведешь, мелкий! — решив, что с первого раза такой объем ругательств не запомню, да и Алин уже на мозг начала капать, призывая не издеваться над детишками, я обратился к парню.

Тот услышав знакомые слова, замер открыв рот:

— Лирэ, ты тоже понимаешь их?

— Если бы ты не орал, то уже давно бы это понял — опередил я с ответом девочку — и, между прочим, сидел бы развязанным и возможно даже с порцией еды в руках.

— Вик, да развяжи ты его наконец-то и дай им поесть и попить нормально! — не выдержала напарница. Голос ее прозвучал для всех, и парень начал выкручивать шею, стараясь разглядеть Алин.

— Не мучайся, это моя виртуальная совесть, так что фактически ее здесь нет в осязаемом виде — догадавшись, что ищет парень, сообщил ему.

Подойдя поближе, присел перед ним на корточки:

— Давай так. Ты обещаешь не делать глупостей, и я тебя отпускаю. Как видишь, сестра твоя цела, на столько на сколько это возможно было. Так что веди себя нормально и останешься целым. Договорились?

— Договариваться с Медными? Ты смеешься над нами? Ваши палачи напали на нас, убили дядю! — извернувшись, пацан попытался плюнуть в меня, но видимо организм был сильно обезвожен и у него ничего не получилось.

Только я хотел уже высказаться по этому поводу, как тут же услышал голос Лирэ:

— Рэф, он действительно спас меня. И видимо это он же вытащил нас из спрута — голос девочки был тихим, но его хватило, чтобы пробиться сквозь ярость брата.

— Но они же напали на наш дом — нотки печали сквозили в голосе Рэфа, перемежаемые с гневом — Лирэ, как ты не можешь понять?

Опять опередив девушку, обратился к парню:

— Если тебе станет легче, то судя по всему я какой-то эксперимент Медных — очень сжато пересказав свои приключения, опустив некоторые подробности, мне все же удалось немного успокоить Рэфа.

— Так что как-то так — закончив рассказ, принялся освобождать мальчишку, развязывая узлы. Пришлось повозиться, так как дергаясь и извиваясь, этот паршивец еще сильнее затянул их.

Судя по выражению их лиц, брат с сестрой хоть и поверили в мой рассказ, но все равно до конца не расслабились, постоянно ожидая с моей стороны каких ни будь неприятностей.

Окончательно освободив Рэфа, оставил его с сестрой, а сам пошел за едой и водой для этих бедняг. Поковырявшись в контейнере с запасами, я с прискорбием обнаружил, что это не скатерть-самобранка и не волшебный горшочек, так что из-за возросшего количества нахлебников, скоро придется озаботиться вопросами пропитания. Не на сухпайках же они тут постоянно сидят, в конце концов.

Закончив с сервировкой стола, то есть вскрыв упаковки и расставив их на той части стола, что была наименее заляпана кровью и мусором, погромыхав чутка стульями, чтобы ребятишкам не пришлось есть стоя, я пошел к ним.

Парень уже стоял на ногах, кривясь от покалываний, вызванных притоком крови к связанным до этого конечностям. Увидев меня, он инстинктивно встал между мной сестрой, защищая ее.

— Успокойся, мелкий, и для начала штаны надень все-таки — указал я кивком на предмет одежды, валяющийся на полу.

Рэф, подхвативший штаны, попробовал их надеть стоя, но не удержавшись упал на пятую точку, чем вызвал у сестры смешок и улыбку на лице. Парень же, натянув штаны, поднялся на ноги, отказавшись от протянутой руки Лирэ и с вызовом посмотрел на меня.

— Да накорми ты их наконец — Алин опять подала голос — они же вон какие худые, кожа да кости.

— Пойдемте к столу, гости дорогие — не стал дальше тянуть время и повернувшись к ним спиной, махнул рукой, призывая идти за мной.

Дети, расположившись на креслах, увлеченно поглощали теплую пищу и опустошали последние запасы воды. Глядя на все это, я подумал было есть им по медленнее, но Алин сказала, что еда ускорит их выздоровление и плохо им не станет.

Дождавшись, когда они хоть немного насытятся и смогут оторваться от пищи, решил приступить к расспросам.

Глава 17

Заметив мой взгляд, Рэф вопросительно посмотрел на меня, но жевать не прекратил, лишь чуть медленнее стал есть.

— Полегчало? Давайте-ка поговорим немного, пока вас не разморило после сытного обеда — Лирэ тоже посмотрела в мою сторону, оторвавшись от контейнера с пищей.

— Я прекрасно понимаю, что воспоминания могут быть для вас неприятны, но нам с Алин необходима информация, чтобы составить дальнейший план действий — продолжил я говорить — Для начала начнем с того, кто вы вообще такие.

Рэф уже было открыл рот, но сестра перебила его:

— А с кем вы постоянно переговариваетесь, постоянно косясь в сторону, как будто здесь кто-то еще есть?

Брат видимо хотел прервать Лирэ, но передумал. Любопытства у него судя по всему тоже было не занимать.

— А это моя боевая подруга, Алин, член команды «Осьминога». Страшная девушка — увидев, как в мою сторону летит кулак, я инстинктивно на секунду зажмурился, и уже после открыв глаза увидел завершение фаталити из одной хорошо мне знакомой игры.

— Эээ — впав в ступор от увиденного, я тем не менее исправился — Страшная в смысле, опасная для врагов, ну а так она очень красивая, да-да.

— То-то же — девушка уперла руки в бока и гневно посмотрела на меня.

— В общем сейчас она заперта в той машине — махнул рукой я на скаф — и может общаться через нее или гарнитуру. Она у нас к сожалению, одна, так что вы будете слышать ее только через скаф.

— На самом деле, можно попробовать перенастроить медстабы — сказала Алин — Они имеют встроенные динамики и обладают хорошим каналом связи, так что я могу повозиться с их программным обеспечением. Только сними с Рэфа, мне удобнее будет удобнее настраивать без лишнего потока данных.

Парень, внимательно нас слушая, сам, одной рукой снял медстаб и кинул в мою сторону. Перехватив его в воздухе, я положил прибор на стол рядом с другим, который снял с Лирэ, когда одевал её.

— Ладно, пока Алин прокачивает навыки в программировании, вернемся к вам — обратился я к детям.

Из рассказа Рэфа, иногда перебиваемого Лирэ, если та считала, что брат что-то не так рассказывает, мне удалось узнать много интересного.

Их община вела кочевой образ жизни и насчитывала больше трехсот разумных. Как пояснила Алин, подобная численность была уже избыточна для постоянных переездов с места на место и племена обычно стремились найти и занять территорию для постоянного жительства.

Рэф подтвердил это, сообщив, что уже как третий месяц подряд глава общины рассылал разведчиков во все стороны, стремясь найти подходящее место. Из-за большого количества скарба и повозок, в которых все это провозилось, кочевники могли передвигаться только по широким коридорам и именно их старались придерживаться разведчики. Путь был долог и не всегда они возвращались в оговоренные сроки. В таких случаях совет принимал решение, что этот маршрут небезопасен и шли в другом направлении.

И вот совсем недавно они обнаружили подходящий ангар, способный вместить всех сородичей и обеспечить необходимой защитой от нападения диких и не очень зверей. Их новый дом прилегал к огромному просторному тоннелю, судя по всему проходящему через весь этот сектор Станции.

Ворота, запирающие ангар, были довольно большими, метров пятнадцать в высоту и столько же в ширину. Створки был толщиной не меньше метра. Но, как докладывали разведчики, то ли механизм закрывания был не исправен, то ли сами створки как-то перекосились, но закрыть их полностью не получалось и оставался промежуток метра три между ними.

Поэтому, прибыв на место, первым делом соорудили перед воротами незамысловатую баррикаду из различного металлолома и повозок пришедших в негодность. Таким образом у них вышел первый рубеж охраны, позволявший вовремя среагировать на опасность и укрыться внутри.

Как я понял, то, что искин переводил как «повозка», было тяжелым транспортом, способным перевозить какое-то невообразимое количество груза. Выменял ее старейшина на шестнадцать молодых парней и девушек, а также семь малых батарей.

— В смысле стоило? — прервал я Рэфа, сперва не поняв, о чем тот говорит — Вы нашли грузовик, но его кто-то охранял и ваши люди погибли? Тогда при чем тут батареи?

— Нет, с чего ты это взял? Наш глава выменял повозку у другого, более крупного племени и заплатил именно такую цену.

— У вас еще и рабство процветает? — удивился я, хотя, судя по царившему «праву сильного» этого стоило ожидать. Да и в памяти всплыли слова Форха о моей продаже.

— Какое рабство? — удивился пацан — они сами рано или поздно покинули бы нас. Когда ребенок достигает пятнадцати — шестнадцати лет, он может уйти из общины и перейти в другую.

— Видимо, что бы избежать слишком сильного кровосмешения — сказала Алин. Судя по всему, мысли у нас двигались в одном направлении.

— Обычно такой обмен обоюдный, разве что может быть не равнозначный по количеству, но то племя узнало, что наш вождь задумал двигаться вглубь неизведанных территорий и отказалось хоть кого-нибудь отдать нам — вставила Лирэ и так с трудом молчавшая все это время.

Забавно было слушать, как дети строят правильные предложения и используют слова, которые в их возрасте и знать то не положено, но видимо так работал встроенный лингвист искина.

— Ты-то откуда знаешь? — посмотрел на нее брат с подозрением — Опять совала нос куда не следует?

— Ну мне же интересно было, да и я не специально, мы вместе с дядей были в доме вождя, когда тот договаривался с посланником — улыбка слетела ее уст, стоило только вспомнить о смерти близкого человека.

— Дядя! — парень стиснул кулаки, а на его скулах заходили желваки — Именно он нас спас в тот день.

Парень опять погрузился в воспоминания, вспоминая те страшные события. Дядя, которого звали Криусом, был кем-то средним между следопытом и инженером-водопроводчиком, как бы странно это не звучало. В его обязанности входило исследовать местность в поисках источников воды. Задача эта была важной, так как вода очень ценилась, и в отличии от пищи, сама в двери не стучалась.

Профессия была довольно сложной и требовала специфических технических навыков. При этом разведчик должен был способен постоять за себя. Для поиска скрытых в стенах водопроводов поисковикам выдавались специальные сканеры воды, которые были невероятно ценны. При этом только Криусу позволялось ходить в разведку одному с таким прибором.

В тот день дядя взял с собой Рэфа и Лирэ с собой. Идти было не далеко, а территория почти на километр контролировалась вооруженными людьми. Решив, что парню стоит привыкать к ведению разведки, Криус всю дорогу заставлял Рэфа выполнять различны упражнения и передвигаться чуть ли не ползком под смешки сестры.

Цыкнув на девочку и пообещав на обратном устроить ей такую же полосу препятствий, дядя продолжил изгаляться над парнем. Хотя со стороны и казалось, что Криус был расслаблен, глаза же его цепко следили за окружающей обстановкой, не оставляя без внимания даже самую мелочь.

Затратив порядка часа на каких-то двести метров, они подошли к небольшому т-образному перекрестку и свернули в узкий тоннель. Для какой цели служил этот переход догадаться было сложно, но двигаться им приходилось друг за другом. Пройдя около пятнадцати метров, они попали в небольшой технический тоннель, в котором уже Криусу пришлось иди полусогнувшись.

Проход упирался в небольшую дверцу, уже вскрытую дядей при прошлом посещении. Зайдя в нее, они оказались в небольшой каморке метра три в длину и ширину. Достав сканер, Криус начал показывать Рэфу как им пользоваться и как с прибора снимать показания. Лирэ же присев не далеко, тоже с интересом слушала дядю.

Как я понял, община Рэфа и Лирэ были довольно неплохо технически оснащены. Готовили они еду отнюдь не на костре и дома освещали не факелами. На грузовике перевозилась мобильная электростанция, способная обеспечить потребности племени. Воины же были экипированы ружьями и автоматами, легкими экзоскелетами, которые усиливали и так довольно-таки неслабых бойцов. Конечно моя броня была куда совершеннее их, но как я понял в общине такой и не было.

— Возможно у них было слишком много изменений в генах, не позволявших управлять какой-то сложной техникой — подала голос Алин, так же внимательно слушавшая рассказ.

— Ты не говорила, что тут еще есть и такие ограничения — посмотрел я на нее — да и не выглядят они страшными мутантами. Бледные да лысые, вот и все отличия от нас. Люди как люди.

— Изменения могут быть значительно глубже и не проявляться внешне — пожала плечами девушка в ответ.

В общем выходило, что община технологий не боялась и непонятным механизмам не покланялась, возводя их в священный ранг. Но у них было правило, с которым я полностью был согласен — «Нашел непонятную хрень и не знаешь, как ее использовать — продай соседу. Желательно втридорога». Звучало оно конечно по-другому, но смысл передал точно. Но что-то я отвлекся.

Провозившись несколько часов и успев перекусить предусмотрительно захваченными Лирэ бутербродами, они начали собираться обратно, когда услышали тихие хлопки взрывов. Из-за закрытого пространства звук в тоннелях распространялся довольно далеко, и они могли прекрасно слышать взрывы, изредка сменяющиеся звуками перестрелки.

Криус, тут же подобравшись, поудобнее взял свой укороченный автомат и протянул охотничий нож Рэфу. У того никакого оружия не было, так как необходимого возраста не достиг, но благодаря дяде он довольно неплохо обращался с ножом. Разве что реального боевого опыта не хватало.

Приоткрыв дверь, Криус выглянул из — за нее. Тоннель был пуст и судя по всему после них тут никого не было. Показав руками несколько движений детям, он дождался, когда они исполнят его указания. Язык жестов был довольно распространен в кочевых общинах даже среди мирных членов, так что дети прекрасно понимали его.

Первым в их троице шел Криус, посередине шла Лирэ, замыкал же колонну Рэф. Уже выходя из коридора внезапно погас свет, оставляя их в кромешной темноте.

— Как это так? — удивилась Алин — ведь это запрещено! Лезть в энергосистему Станции равносильно смертному приговору.

— Это же Медные. Им закон не писан, да и кто расскажет? Мы, судя по всему последние выжившие, и то спаслись случайно — поник Рэф.

Как только остановили подачу энергии, дядя включил фонарик, направив его вдоль прохода. Зрачки его глаз расширились, привыкая к полумраку, а экзоскелет, который он, казалось, не снимал даже дома, едва слышно загудел.

Подняв руку, Криус дал знак двигаться за ним и пригнувшись пошел к развилке. Стараясь двигаться максимально тихо, дети шли за ним, почти затаив дыхание. Подойдя к первому повороту, дядя заглянул за угол и увидел отблески пожаров на стенах. Звуки сражения постепенно затихали и лишь изредка слышимые выстрелы давали понять, что еще не все закончилось.

Едва стоило им всем выйти в тоннель с высоким потолком, как на них сверху почти беззвучно стали падать существа, похожие на гигантских мокриц, покрытых хитином. Каждая такая тварь была размером с кошку и уже в воздухе переворачивалась, выставив вперед клешни. Существ было так много, что казалось, как будто на людей падает лавина.

Первые же «мокрицы» сбили с ног Рэфа и Лире, но их дядя не зря считался одним из лучших бойцов общины. Взвинченные рефлексы в совокупности с экзоскелетом позволили ему вовремя среагировать на опасность. Выхватив запасной нож из голенища сапог одной рукой, второй он навел автомат и начал стрелять вверх, на лету сбивая тварей.

«Мокриц», что напали на детей он сбил ударами ноги. Мерзких созданий было действительно много, и прикинув, он позволил мертвым тушкам заваливать детей, надеясь, что те выдержат вес, который на них навалится.

Последних насекомых Криус добивал уже ножом, полностью израсходовав батарею своего автомата. Перезарядить его не представлялось возможным, так что пришлось поработать руками.

Получив пару болезненных укусов и стоя почти по пояс в трупах «мокриц», он с облегчением заметил, что поток тварей иссяк. Расталкивая тушки, начал пробираться к детям, надеясь, что те еще живы. Зарывшись в кучу, он с облегчением нащупал человеческое тело. Сняв с него насекомых, Криус увидел, как Рэфа стоял на локтях, прикрывая своим телом сестру.

Пока пацан рассказывал про все эти события, я обратил внимание на лицо Лирэ, которая с чувством благодарности и обожания смотрела на брата. Ей действительно повезло с таким родственником, что стоит за нее горой и готов защищать от любой опасности.

Подняв детей с пола, Криус быстро осмотрел их и не заметив каких-нибудь серьезных ранений, кроме ссадин, побрел в сторону выхода. Звуки его стрельбы, когда он отстреливался от мокриц, точно было слышно, но незваных гостей видно не было.

Бой совсем затих, и Криус, благодаря своим обострённым чувствам услышал крики полные ужаса и отчаяния. Не став говорить об этом ребятам, подойдя к перекрестку главного тоннеля, приказал им оставаться в малом коридоре.

Еще раз оглядевшись и отключив фонарик, он пригнулся и вышел на центральный проход. Отблески пожаров были единственным и не самым удобным источником света для разведчика, так как переменчивый свет больно бил по его чувствительным глазам.

Дядя, бросив взгляд на закоулок, в котором остались брат с сестрой, медленно двинулся в сторону их нового дома. Скрывшись за поворот, Криус пропал из поля зрения, и Рэф, не выдержав, взял сестру за руку и двинулся к выходу.

Когда до центрального коридора оставалось пару шагов, он услышал глухой удар и увидел летящего вперед спиной дядю. Тот, извернувшись в воздухе, вел беспорядочную стрельбу в лишь ему видимого противника. В тот же миг Рэфа схватили за плечи и, выдернув, не церемонясь бросили на пол.

Упав на живот, он у видел, как Криус стоя на одном колене, перезаряжает оружие. Встретившись с ним взглядом, дядя сделал резкое движение рукой и над парнем раздался глухой стон, после чего рядом с ним упало тело, облачённое в открытый экзоскелет, на подобие дядиного. Из глазницы нападающего, чья голова была без какой-либо защиты, торчал нож, по самую рукоять вошедший вглубь черепа.

Заорав от неожиданности, Реф подскочил и бросился на помощь Лирэ. Та стояла в окружении трех налетчиков, экипированных так же, как и первый. Только сейчас парень рассмотрел комбинезоны под усилителями, переливающиеся медным цветом.

Лица бойцов были подобно маскам и не выражали каких-либо эмоций. Казалось, что даже смерть их товарища была им абсолютно безразлична. Один из них схватил Лирэ и совершенно не обращая на ее сопротивление и крики, прижал к стене. Его напарник снял со спины рюкзак и стал извлекать какие-то медицинские принадлежности.

Третий же двинулся в сторону Рэфа, расставив пустые руки в стороны, явно намереваясь захватить его живьем. Парень, впав в ступор, молча наблюдал как-то приближается, и с каким удивлением не понимал, почему Криус не стреляет во врагов.

Выстрелы он услышал, но были они направлены не в эту троицу. Прежде чем его схватили, Рэф увидел того, с кем сражался дядя. Обходя горящие завалы, чей не ровный свет не позволил парню сразу разглядеть угрозу, появился тяжелый массивный бронекостюм. Подобные машины Рэф наблюдал, когда они были в большом поселении. На что рассчитывал Криус, ведя с ним перестрелку, было совершенно не понятно.

Махина, даже не обращая на заряды оружия, безрезультатно попадающие по броне, махнула рукой в сторону разведчика, и выпустила тонкий тросик с гарпуном на конце. Полет снаряда был на столько быстр, что даже разогнанной реакции не хватило Криусу увернуться.

Тонкая сталь пробила плечо дяди на сквозь, и раскрыв лепестки, надежно закрепилась в его теле. Пилот меха вновь взмахнул рукой, придавая тросику ускорение, и тело взмыло вверх, а затем словно послушная марионетка на ниточках ударилось об стену. После таких ударов вряд ли кто-то смог бы выжить и пилот, отстегнув наконечник гарпуна, начал сматывать трос.

Рэфа же, скрутив, оттащили к стене и поставили возле сестры. Пока один из бойцов продолжал возиться с непонятными инструментами, его товарищи, схватив детей за руки, подняли их над полом. Парень попробовал брыкаться, но получив пару болезненных ударов коленом в живот, замолчал. Лирэ же беззвучно плакала, закрыв глаза.

Мех, закончив свои дела, подошел к троице и не подвижно встал возле них безмолвным стражем. Боец наконец то закончил с подготовкой и загнал стеклянную капсулу с непонятной жидкостью, что светилась золотистым цветом, в пистолет-инъектор и посмотрел на детей.

Приняв для себя какое-то решение, он ткнул пальцем в Лирэ и боец, удерживающий ее, освободил ей руку. Игла пистолета проникла сквозь кожу девочки и содержимое капсулы стало поступать в ее кровь.

Рэф был на столько поглощён зрелищем, что не заметил, когда мех подал сигнал тревоги. Впрочем, судя по всему, и нападавшие не были готовы к подобному. К ним стремительно приближалось существо, лишь отдаленно напоминавшего их дядю.

Был он последнем издыхании и мог передвигаться лишь благодаря экзоскелету, послужившему искалеченному тело каркасом. Разбитое лицо, с зияющей пустотой глазницей, отсутствующая рука, на месте которой была рванная рана из которой хлестала кровь, колено, вывернутое в противоположную сторону. Всё это выглядело настолько ужасно, что казалось, что это какой-то грешник вырвался из ада спустя сотни лет пыток.

Не смотря на все эти страшные повреждения, экзоскелет выполнил свою задачу полностью, позволив Криусу добраться до меха. Пока тот начал разворачиваться в сторону ожившего врага, разведчик почти аккуратно, даже с какой-то нежностью обнял броню, а спустя мгновение грянул взрыв.

Пришел в себя Рэф почти сразу. Не понятно, то ли это был тонкий расчет Криуса, то ли просто везение, но от взрыва детей защитили тела врагов, принявших на себя основную поражающую волну.

— Хотя возможно дядя просто не хотел, чтобы мы живыми попались к ним в руки — тихо произнесла Лирэ, когда брат прервал свой рассказ.

Судя по тому, что я слышал от Алин, это версия звучала правдоподобно. Мало кто захочет, чтобы его близкие страдали от пыток. Уж лучше сразу и безболезненно.

— В общем, как только я очнулся — продолжил свою историю Рэф — подхватил сестру и рванул вглубь станции. Старался двигаться максимально тихо, но сестра так и не пришла в себя, а за нами пустили погоню. В итоге нарвался на спрута.

Голос парнишки совсем сник. Сестра же, положив ему руку на плечо, что-то успокаивающе зашептала.

— Ты молодец! Смог спасти сестру — я ободряюще улыбнулся ему.

Все-таки Рэф действительно, не смотря на свой возраст и не самые впечатляющие физические способности смог вывести их из-под удара. Да, во многом им помог их дядя да удача, но это нисколько не принижало его заслуг.

Услышав от меня похвалу, парень чуть расправил плечи, чем вызвал у меня улыбку. Его сестра даже хихикнула, но тут же придала лицу серьезное выражение, как только брат посмотрел на нее.

— Ладно, с вашей историей примерно понятно в общих чертах. Тогда сейчас делаем так — прикинув план действий я начал раздавать указания.

— Рэф и Алин, вы сейчас лезете в скаф и пытаетесь найти знакомые места на карте, которую мы успели составить. Лирэ, давай еще раз осмотрим твою рану и сделаем перевязку. После этого пару часов поспите, а затем будем решать в какую сторону двигаться.

Увидев, что возражений у моей маленькой команды нет, я подал руку Лирэ и повел ее к столу с аптечкой.

Глава 18

В очередной раз подивившись умной одежде, что сама подстраивалась под нужды хозяина, освободил пострадавшую конечность девочки от пены, которая со временем уплотнилась и превратилась в пленку. Вколов обезболивающее местного действия, стал ее стягиваться словно старую кожу.

Не смотря на лекарства и то, что я старался действовать аккуратно, Лирэ периодически морщилась от боли, прикусывая нижнюю губу. С каждой такой гримасой, меня все больше мучали угрызения совести. С одной стороны, размышлять не было времени и на тот момент я видел только один выход, с другой — может были и другие варианты, которые бы обошлись куда менее страшной ценой.

Словно уловив мои мысли, девочка положила руку мне на плечо и что-то прошептала. Встроенный лингвист почему засбоил и перевода я не услышал, но точно был уверен, что Лирэ не держит на меня зла.

Улыбнувшись в ответ на ее прикосновение, покрыл культю новым слоем пены, оставив ту высыхать. Сам же взял медстаб со стола, и уже хотел его приложить его к ключице девушки, как та перехватила мою руку и завела ее за шею. Прибор, прикоснувшись к коже, словно немного растекся, повторяя форму тела и я увидел активацию медстаба, вновь передающего состояние Лирэ.

Закончив возиться с девочкой, оставил ее сидеть на столе, а сам пошел к скафу. Изнутри того раздавались восторженные возгласы Рэфа, как будто ему подарили самый желанный подарок на День рождения. Улыбнулся, вспомнив какие ощущения охватили меня, когда сам первый раз залез в костюм. Не удивительно, что парень так возбудился.

Подойдя ближе, заглянул во внутрь, и не удержавшись, громко сказал: «Бу!», тут же получив в ответ испуганный взгляд пацана и гневное лицо Алин, чья мордашка занимала добрую половину экрана.

— Очень смешно — сказала девушка так, что я сразу понял, что было не смешно. Ну по крайне мере ей.

Рэф же, увидев, что опасность ему не угрожает, повернулся к экрану и руками начал тыкать в различные точки на карте. Внутренние датчики фиксировали движения парня и просчитывались искином, так что Рэф фактически мог управлять схемой, не прикасаясь к экрану.

Как соизволила объяснить мне Алин, когда перестала дуться, сейчас мы находились примерно в четырех километрах от бывшего дома Рэфа и Лирэ. После него от центрального коридора ответвляется малый коридор, по которому нам и предстоит, почти не сворачивая, добраться до корабля.

Я не произвольно вздрогнул, представив, сколько же мальцу пришлось бежать, фактически таща на себе безвольную сестру. Нести через коридоры, в которые даже взводу штурмовиков соваться опасно.

— Ладно, это все лирика — увидев, что на меня вопросительно уставились две пары глаз, понял, что произнес последнюю фразу в слух.

— Забейте, это я тихо сам с собой веду беседу. Алин, ты уверена, что нам вообще стоит идти в ту сторону? Вдруг там еще до сих пор эти отморозки находятся? — обратился к девушке.

— Обходные пути скорее всего есть, но до развилки нам в любом случае придется идти. Технические тоннели трудно наносить на карты, а заблудиться в них проще простого — проговорила напарница.

Слегка увеличив карту, она пометила основные повороты и тоннели, по которым нам предстоит пройти:

— А по поводу Медных, то я думаю, что им нет смысла задерживаться там долго — от ее слов Рэф вздрогнул, прекрасно понимая смысл сказанного — вряд ли они собирались организовывать аванпост, уж слишком далеко от их основных владений.

— Ну тебе виднее, я до сих пор не могу даже представать весь масштаб этой Станции — мне оставалось только согласиться с доводами Алин.

— Так, это тебе Рэф — протянул ему второй медстаб. Тот, в отличии от сестры прикрепил его, как и раньше, к плечу.

Оглянувшись назад, увидел, что Лирэ перебралась со стола на кресло и уже тихонько посапывает, почти целиком поместившись в него.

— Тебе бы тоже поспать — сказал парню — Давай выбирайся и иди отдыхать, я же пока «похимичу» со сбруей для вашей переноски.

По Рэфу прекрасно было видно, что машину покидать он не хочет, но усталость и пережитые события давали о себе знать, и тот, в очередной раз проявив рассудительность, согласился.

Дождавшись, когда парень, решивший лечь возле сестры на полу, согласно показаниям передатчика, заснет, я полностью залез в скаф и загерметизировал его.

Алин, улыбаясь, появилась предо мной на экране, впрочем, довольное выражение лица быстро сменилось испуганным, стоило ей заметить, как я отключил связь с детьми и положил руку на кнопку питания костюмом.

— Повторяю вопрос. Ты кто такая? — подозрения, возникшие после переселения Алин в скаф усиливались с каждой минутой, и внятных объяснений им я не видел.

— Ты про что? — почти натурально удивилась девушка, поправив рукой непослушный локон.

Я молча подвинул руку, слегка утапливая кнопку.

— Стой, не надо! Прошу тебя! — паника вспыхнула в её глазах — Я все объясню!

Я остановился, но пальцы не убрал, молча ожидая объяснения.

— Я не желала тебе зла, правда! Мне просто хотелось жить. Ты не представляешь каково это быть внутри машины, постепенно теряя хоть какое-то подобие чувств.

Алин всхлипывая, продолжила:

— Когда ты перенес меня в этот костюм, я поняла, что ограничена в своих возможностях. Мое предыдущее тело позволяло ощущать касания к чему-либо, чувствовать дуновение воздуха, да даже туже самую боль в конце концов. Этот же металлический гроб их у меня забрал, абсолютно все.

Девушка замолчала, словно заново пыталась вспомнить все те ощущения, которых лишилась:

— Когда ты подключился к костюму, я в обход искина запустила программу, снимающую ограничения на твою синхронизацию с машиной.

— Ты же сама говорила, что это опасно! Какая тебе выгода от моего слияния? — пораженно воскликнул я.

— Это позволило мне пропускать твои чувства и даже воспоминания через себя, переживая их как будто это происходит со мной. — девушка опустила глаза вниз, испытывая чувство вины. Хотя теперь я не был в этом уверен.

— А что было во время моего сна? Почему был такой расход батареи? — у меня было стойкое ощущение, что ответ мне не понравится, но я должен был его услышать.

— Я повысила скорость получения и обработки данных, поступающих от тебя, и для этого мне пришлось поломать некоторые ограничивающие протоколы — тихо произнесла девушка.

— Твою мать! Что ты натворила?! — не выдержав, заорал на нее.

— Уровень синхронизации теперь не имеет ограничений и будет расти все быстрее. Получая новые данные и переживая яркие эмоции, ты лишь ускоряешь её.

— То есть, достигнув максимального уровня, я сольюсь с этим големом? — подвел я итог ее словам.

— Не станешь. — а вот и последний шанс на спасение испарился словно туман — искин тоже эволюционирует вместе со мной. Так что он прост не даст тебе занять свое место.

— Сука, ты понимаешь, что я не смогу тут прожить без брони и дня? — меня начало колотить от злости. Захотелось обесточить костюм, обеспечив этой дряни пару лет ее личного виртуального ада.

— Вик, прошу тебя. Умоляю, не отключай меня! — глаза ее были полны отчаянья, словно у человека, вокруг которого сжималось огненное кольцо и который понимал, что скоро сгорит заживо.

Переведя взгляд с нее на мирно спящих детей, я сделал глубокий вздох стараясь хоть как-то успокоиться:

— Сколько у меня времени до того, как я не смогу больше залезть в скаф?

— Не больше двух недель — заметив смену моего настроения, обрадовалась девушка. Руку от кнопки я не убрал, то та уже видимо хорошо меня изучила, и понимала, что самое страшное для нее прошло.

— А идти нам, примерно, неделю — задумчиво произнес я — Рассчитай точное время и выведи мне его на экран, чтобы оно было там постоянно.

— Хорошо — кивнула Алин и спустя несколько секунд в верхнем правом углу появились цифры, отсчитывающие время.

— Теперь слушай меня внимательно, «подруга», — стараясь передать этим словом все мое отношение к ней, сказал я — если узнаю, что ты от меня еще что-то скрываешь, то выну твой чип и, нет, не сломаю, просто спрячу в этом лабиринте тоннелей. Ты меня поняла?

Девушка, сжавшись, лишь кивнула в ответ. Я же, включив обратно датчики Рэфа и Лирэ, вслушался в их мерное дыхание. Прикинув, что проснуться они не скоро, раскрыл доспех и начал крутить железяки, придавая им требуемую форму.

Настроение было ни к черту, и поэтому тихо матерясь, я создавал странную помесь сбруи и корзины со встроенной скамейкой, игнорируя попытки Алин завести разговор.

Тикающий таймер тоже не способствовал веселью, и я даже думал скрыть его, но решил оставить в качестве напоминания, о том, что тут нельзя никому верить.

Изделие получилось еще более убогим, чем меч. Вышла небольшая клетка без крышки, к одной из стенок которой крепилась изогнутая труба в форме вытянутого овала. Фактически один край цеплялся за шлем, не позволяя корзине упасть.

Существенным минусом стало то, что такой способ крепления блокировал створки костюма, не позволяя мне выбраться из него в случае необходимости. Хотя трудно представить, что может случиться такого, что мне будет безопаснее снаружи, а не внутри брони.

Закончив гнуть металл, я, взяв в руки резак, проварил в нескольких местах, постаравшись предать конструкции прочности. Закончив с этим, закинул конец крепления за шлем и начал потихоньку сгибать, подгоняя под плечи и молясь что бы труба не треснула.

Удачно пройдя проверку на гибкость, металл принял необходимую форму, и я с облегчением выдохнул. На экране тут же возникла Алин, но я ее опять проигнорировал.

Покрутившись с обновой на плечах, снял ее и поставил на пол. Дети на мои звуки почти не реагировали, лишь изредка вздрагивали. Разблокировав скаф, выбрался наружу. Собрав аптечку и весь хлам, оставшийся после нас, в один из контейнеров, я занял свободное кресло и погрузился в размышления.

Ситуация складывалась не приятная. С одной стороны, план по спасению команды Осьминога, основанный на надежде, что их корабль все еще пристыкован к станции и находится в полном порядке. Но, как говориться, есть один нюанс. Форх утверждал, что этот сектор необитаем, и разумных здесь не встретить. Теперь же у меня под боком спять двое «местных» а где-то в округе ходят эти отморозки Медные, хрен знает в каком количестве.

Шансы, что лодку не обнаружили, стремительно катились в бездну местного океана. Как вариант, я мог бы попробовать вернуться по маршруту общины Рэфа и Лире, как ни как они прибыли из жилых секторов. Вот только переселенцы двигались около трех месяцев и даже если рассчитывать на то, что они перемещались ну очень медленно, с частыми остановками, меньше трех-четырех недель мой путь точно не займет.

Даже если я буду бежать сломя голову, без сна и отдыха, у меня оставалось всего две недели, а потом придется передвигаться на своих двоих. Я прекрасно осознавал силы и супергероем, способным раскидать толпу врагов, себя не ощущал. Без оружия у меня не было шансов даже с радусом справится, а про спрута вообще молчу. И это я перечислили только тех местных обитателей, которых видел лично.

Значит все-таки корабль. Вот только чего мне ожидать от Алин и ее товарищей, после того как мы их спасем? Дружеских объятий, или шокер в спину, а потом «Добро пожаловать на невольничий рынок». Я прекрасно помнил слова Форха про это, а судя по его отношению к Медным, слишком долго раздумывать он не будет.

Вопрос о доверии по отношению к Алин тоже был не так прост. Да, с одной стороны было очевидное предательство и готовность обменять мою жизнь на свое выживание. Она могла бы сразу сама рассказать мне и возможно вместе мы бы смогли найти выход.

С другой стороны, легко рассуждать, когда это не тебе угрожает опасность забвения. Чужие проблемы всегда кажутся какими-то незначительными. С которыми ты бы разобрался в мгновение ока, а потом на тебя сваливаются какие-то неприятности, и ты уже сам весь такой несчастный и растерянный.

— Алин — тихонько позвал девушку, одновременно отключая переводчик у детей. Нечего им слушать такие разговоры.

— Да? — девушка тут же появилась передо мной, внимательно смотря на меня.

— Это было не красиво с твоей стороны, — девушка опять опустила глаза уставившись в пол, приготовившись к упрекам с моей стороны — но я тут поразмыслил и кажется понял, что двигало тобой. По крайне мере я надеюсь на это.

Протянув руку ошарашенной девушке, я увидел, как на ее грустном лице расцветает улыбка. Ничего не сказав, она положила свою ладошку на мою и уже гораздо увереннее улыбнулась.

— Но с одним условием. Больше ты от меня ничего не скрываешь. Это было последнее предупреждение. Договорились? — я попытался рассмотреть хоть какие-то эмоции на это заявление, но кроме чистой радости ничего не увидел.

Девушка кивнула и что-то хотела сказать, но ее перебила проснувшаяся Лирэ. Что-то бормоча на своем языке, она вопросительно смотрела на нас, видимо ожидая ответа. Спохватившись, я включил лингвиста.

— Прости, ты о чем говорила? — обратился я к девочке.

— Разбудили вы меня, говорю — недовольным тоном произнесла кроха — да и ощущения какие-то не приятные.

— Рука болит? Вик надо ее еще раз сканером проверить — всполошилась Алин.

— Нет, не в этом причина — мотнула головой Лирэ, но я все равно подхватил ее и перенес на стол.

Достав сканер, я еще раз тщательно проверил тело девочки на наличие чужеродных организмов. Не обнаружив ничего подозрительного, прошелся сканером и по себе. Чего-то странного прибор и у меня не обнаружил.

Рэф по-прежнему спал, свернувшись калачиком на полу. Решив его не будить, тихонько подошел и начал водить над ним сканером.

Я уже почти заканчивал проверять, как к нам в дверь постучали. Ну как постучали… Если бы в дверь моего дома так долбились, то я бы не задумываясь сиганул в окно, даже проживая на девятом этаже.

Парень, при первых же громких звуках подскочил и начал озираться в поисках опасности. Дверь еще держалась, благо была откатная, и сейчас прочно стояла в пазах, но вот погнули ее уже основательно, почти сбив все, что я на нее наварил. Карьера сварщика завершилась еще большим провалом, чем кузнеца…

Все это отмечал уже на ходу, закидывая свое тело в доспех. Закрыв скаф, надел на себя корзину. Датчики, заранее установленные мною перед дверь, уже давно сели, и я даже не мог предположить кто там может ломиться.

Дверь уже почти выбили, и я даже с облегчением вздохнул, увидев в проеме морду безглазой твари, покрытой костяными наростами. Все-таки с монстрами будет сражаться проще, чем с людьми.

— Давайте, залезайте на меня — стараясь придать голосу уверенность, сказал детям — сейчас посмотрим, сколько их там снаружи и возможно будем прорываться.

Я присел, и Рэф с Лирэ почти без проблем залезли в корзину, лишь парень пару раз поддержал сестру. Дождавшись, когда они хоть как-то разместятся, встал в полный рост. Лишний вес немного накренил костюм в сторону, но гироскопы брони быстро сработали, компенсируя его.

Очередной монстр с разбегу ударился головой в дверь, погнув ее почти пополам. Наведя руку на образовавшийся проем я два раза выстрелил. Первым вылетел сканер, уносясь в центральный коридор.

Второй же заряд был сигнальной ракетой, которую я, уже по традиции, всадил в застрявшего монстра, целясь в голову. Пробивная способность ракеты оказалась не достаточной и снаряд, застряв в головных пластинах, вспыхнул маленьким солнцем.

Светофильтры брони сработали должным образом, а вот детишек я как-то забыл предупредить и теперь база искина пополнялась новыми словами. Причем даже Лирэ не отставала в этом от брата.

— Извините, вы у меня первые спиногрызы, что сидят на моей шее — неуклюже пошутил я, признавая свою ошибку.

На экране высветилась площадка перед дверью, на которой схематично обозначились контуры живых существ. Было их там не много. Согласно полученным данным около десяти не самых крупных животных, что сидели по бокам от прохода, и два уже приличных размеров, которые по очереди таранили ворота. Одна такая тварь и застряла в двери, вопя от ослепляющего света. Сам же сканер постоянно двигался, видимо угодив в какую-то из тварей.

Прикинув, что торчать здесь смысла больше нет, так как убежище с выломанным входом таковым уже не является, взяв меч в правую руку, а левой, придерживая ценный груз, двинулся к выходу.

Глава 19

Набирая скорость, скаф превращался из неуклюжего «голема» в неудержимый снаряд. Искин костюма, проанализировав маршрут движения и габариты костюма, с навешенным на него дополнительным грузом, вывел на экран цветовые маркеры, указывающие траекторию, по которой необходимо было двигаться. Слегка изменив положение тела в пространстве, правым плечом врезался в погнутую дверь и застрявшего в ней монстра, заставив того взвыть от боли и кубарем выкатиться во внешний зал.

Я же, включив магнитную сцепку на ногах, застыл в проеме, слегка качнувшись корпусом. Пространство предо мной было освещено гораздо хуже, чем прежде. Царил полумрак, который прорезали вспышки от сигнальной ракеты, пока тварь с костяными наростами кувыркалась по полу.

Аппаратура доспеха подстроилась под это освещение, обеспечивая мне возможность в деталях рассмотреть незваных гостей. Как и показывал сканер, бронированных тварей оказалось две. Строением тела они напоминали собак, разве что в холке они достигали двух метров и были покрыты крепким панцирем. Судя по тому, что костяные наросты «собачки» оказались способны выдержать столкновения с дверь, в причем в свою пользу, и устоять перед выстрелом без значительных повреждений, сражаться мне предстояло с этакими танками на четырех лапах.

Их группа поддержки состояла из десяти мелких уродцев, на восьми лапах и с длинной полоской на спине, покрытой бледной кожей. К моему отвращению, полоса на одной из тварей разошлась в стороны, и я увидел, как в ней шевелятся тонкие нити, словно что-то ища. Одна гадина, скуля, ползала на полусогнутых лапах, оставляя за собой след из синей крови. Судя по показанию сканера именно в нее угодил мой первый выстрел.

Мое внезапное появление в совокупности с кувыркающейся «костяшкой» и скулящей мелюзгой явно ошеломило местных «гопников», так что, прикинув расклад, послал пару светляков в замершего броненосца, внося еще больше суматохи.

Заряды угодили прямо в голову твари, но, как и у его товарища, застряли в пластинах. Яркий свет ошеломил монстров, и я, поудобнее перехватив меч, ринулся в сторону тоннеля, который, согласно расчетам Алин, должен привести нас к поселению детей.

Стая беспорядочно кружила и визжала, явно не ожидая отпора с моей стороны. Лишь одна мелкая тварь, да и то, судя по всему, непреднамеренно, преградила мне путь, так что на ходу просто пнул ее в пол силы и смог наблюдать, как она приземляется спиной на своего собрата.

Тут же из разреза на спине монстра показались тонкие нити, которые стали проникать в приземлившуюся на него тварь. Какие процессы там проходили, мне не понятно, но очертания существа стали меняться пряма на глазах, все больше и больше походя на «костяную» тварь.

Зрелище было завораживающие, так что я выделил ему небольшой участок на экране, при этом не прекращая мчаться подальше от этого места. Сам тоннель был большой, а на полу почти не было мусора, так что мне удалось развить приличную скорость. Судя по показаниям приборов, скаф выдавал где-то около тридцати километров в час. Эта была не максимальная скорость, но превышать ее я не решился, так как опасался за сохранность детей, трясущихся в самодельной корзине за спиной.

Камеры костюма следили за монстрами, оставленными позади, но те видимо решили не рисковать и отказались от преследования. Тем более, судя по тому, как двое «броненосцев» набросились на еще не полностью сформировавшегося монстра, стая сегодня без еды не останется.

Пропустив несколько коридоров, образующих перекрестки с центральным, я свернул на очередном повороте согласно проложенному маршруту, окончательно потеряв из виду местную фауну. Чуть сбавив ход, запустил сканер в стену, обезопасив тылы.

— Вы там как? Живые? — обратился к детям, глядя как на экране замерцала очередная точка, передавая информацию.

— Вроде да — ответил мне Рэф, бросив взгляд на сестру. Та лишь молча кивнула и крепче обхватила поручень единственной рукой.

Я облегченно вздохнул, и уже полностью сосредоточился на окружающей обстановке. Тоннель стал еще больше, и размеры той машины, о которой рассказывал Рэф, уже не казались преувеличением. Можно было бы сказать, что вокруг царило запустение, но скаф любезно подсвечивал мне различные следы, оставленные местными обитателями, явно указывая на то, что очередных неприятных встреч избежать будет проблематично.

После того как искин в очередной раз указал мне на отметины на стене, я попросил его проанализировать их, так как на следы, оставленные дикими животными это похоже не было.

Немного поворочав виртуальными шестеренками, компьютерный «мозг» пришел к выводу, что эти повреждения были оставлены взрывом какого-то осколочного снаряда. Пройдя немного вперед, его предположения подтвердились. Следы боя виднелись то тут, то там, а у одной из стен обнаружился отчетливый след какого-то тяжелого механизма.

Судя по выкладкам искина, выходило что это были следы напавших на общину Рэфа и Лирэ. Следы четко показывали, что тут прошла небольшая колонна, в которой было по крайне мере около восьми тяжеловооруженных бойцов и пять шагающих тяжей.

— Странно, как это мы с ними разминулись? — этот вопрос не давал мне покоя. Благодаря анализу искина, становилось ясно, что отряд проходил здесь совсем недавно и лишь чудом мы с ним не встретились.

— Возможно они свернули в какое-нибудь коридор, мы уже много перекрестков пересекли — ответила мне Алин.

— Теперь помимо местной живности, нам стоит ожидать отряд местных отморозков? Вообще отлично — резюмировал я.

Мы, конечно, предполагали, что наткнемся на признаки присутствия Медных, но я рассчитывал, что они двинутся в другую сторону, и уж до места стоянки общины мы доберемся относительно спокойно. Не свезло, впрочем, ничего нового.

Двигаясь вперед, я крутил головой во все стороны и даже мысли о том, что искин или Алин заметят куда раньше возникшую угрозу, не успокаивали меня. Каждые пройденные пятьсот метров я запускал сканеры перед собой, обеспечивая нам зону контроля.

Тоннель стал все чаще изгибаться, с каждым разом все больше сужая дальность обзора и чувство тревоги вопило во мне, морально изматывая все больше и больше.

— Вик — голос Алин прозвучал неожиданно, и я вздрогнул, мысленно готовясь отражать нападение — успокойся, а то твои жизненные показатели заставляют меня волноваться.

— Страшно, блин! — честно признался я — Как-то не привычно мне бродить по заброшенному лабиринту, населенному всякой нечестью. Хорошо хоть освещение работает.

Словно в ответ на мои слова свет моргнул. Нет, не так, он стал более тусклым, что ли. Как будто ему приходилось пробиваться через какую-то преграду. И причину изменения освещения я увидел почти сразу.

Из очередного примыкающего коридора, находящегося от нас на расстоянии метров ста, вытекала шевелящаяся масса, покрывая собой потолок, стены и пол. Сначала мне подумалось о той черной субстанции, от которой я сваливал с детьми на плечах, но эта дрянь выглядела более светлой, этакая волна грязной воды, несущая в себе мелкий цветной мусор.

Закрывая собой светильники на потолках, она стала заполонять собой все пространство коридора. Сработало увеличение на экране, и я смог рассмотреть из чего же состоял этот поток.

Мой взгляд завороженно скользил с одного маленького, не больше ладони ребенка, существа на другое. Выглядели они на подобие медуз, с большими, чуть ли не в половину тела глазами различных цветов. Их короткие щупальца переплетались друг с другом, образуя единый организм.

Поток начал набирать скорость, сокращая расстояние между нами, а я уже четко различал останки и кости живых существ, кажется среди них даже был череп, напоминающий человеческий.

— Бежим! — крик Алин совпал с ударами Рэфа по броне, который пытался привлечь мое внимание, позабыв что я его тоже могу слышать.

На экране маршрут уже перестроился, предлагая мне вернуться чуть назад и свернуть в правый коридор. Похоже наш путь опять становится длиннее.

— Мне кто-нибудь объяснит, почему мы как угорелые умчались от тех медуз? — я уже добежал до развилки и свернул на новый маршрут. Коридор стал заметно уже и, если поставить рядом со мной такой же скаф, идти было бы уже не удобно.

— Это лаутус — с дрожью в голосе произнесла Алин.

— Сорок два! — ответил я.

— Что «сорок два»? — вклинился в разговор Рэф, а Алин с опаской посмотрела на меня, видимо прикидывая, не поехала ли у меня уже крыша.

— А что «лаутус»? Для меня ваши названия как бы ничего не объясняют — я взглянул на девочку. Та была бледна и выглядела не очень хорошо. — Лирэ, ты себя как чувствуешь?

— Нормально, только голова разболелась и подташнивает — пробормотала та едва слышно.

— Может стоит притормозить? Вколем ей какие-нибудь стимуляторы? — обратился я к напарнице.

— Нужно как можно дальше оторваться от латуса. Он обычно долго жертву не преследует, если теряет её из вида — отрицательно покачала головой Алин.

— Потерпи тогда немного. Хорошо? — обратился я к Лирэ, надеясь подбодрить ее. Та лишь кивнула в ответ, прикусив бледную губу.

— А теперь все же расскажите, что это за тварь такая? — выйдя на т-образный перекресток, я с неприятным ощущением увидел, что теперь нам следует свернуть в еще более тесный проход. Втиснуться я в него смог, вот только при малейшем наклоне в сторону, высекал искры из стен.

— Дядя рассказывал, что это одно из самых страшных бедствий для молодых поселений — Рэф, заметив, что Алин не спешит отвечать, решил ей помочь.

— Еще он говорил, что это искусственное создание, точнее множество, обращенное в единое. Вроде в каких-то лабораториях пытались вывести существ, которое будет чистить тоннели от всякого мусора и мелкой живности — слова парня прозвучали с ноткой грусти, когда он вспомнил о дяде, я же подумал про «хотели, как лучше, а получилось, как всегда».

— Как ты понял, эксперимент получился неудачным и мелкие особи, объединившись, получили зачатки интеллекта, можно даже сказать стали «псевдо» разумными — теперь уже Алин продолжила за Рефа — Кстати, говорят, что от той лаборатории ничего не осталось, а все команды чистильщиков, посланные туда, погибли.

— Вашим ученым лучше бы вязаньем крючками заниматься — пробормотал я, с сомнением разглядывая дорогу.

В отличие от центральных коридоров, освещение здесь еще хуже и все чаще попадались темные места. Этот же проход и вовсе был не освещён, так что чуть поразмыслив, я кое-как закрепил в корзине меч, а сам взял в руку резак, сделав из него импровизированный факел.

Мне, с помощью визоров брони, даже такая темень была для меня нестрашна, но, чтобы лишний раз не нервировать детей, все-таки решился на эту демаскировку. Да и как-то спокойнее, когда перед тобой есть огонь, который ты лишь одной мыслью можешь превратить в страшное оружие.

Шел аккуратно, стараясь не цеплять стены и не производить лишнего шума. Мои компаньоны тоже молчали, но я ощущал исходящее от них напряжение. Мне самому стало казаться, что ползу через толщу горы по узкому лазу, а надо мною находятся десятки километров породы, грозящихся рухнуть в любую минуту.

Стены тоннеля сузились и в неровном свете пламени приобрели зеленоватый оттенок. Казалось, что проход полностью поглощает малейшие звуки, не смотря на все технические приблуды скафа, каких-то несколько пройденных метров, а я уже не слышал ничего кроме звука собственного дыхания.

— Звуки! Дети! — мысль пронзила меня, стоило лишь осознать, что я их совсем не слышу.

Камера показала мне два безвольных тела, болтающихся в корзине. Я же почувствовал удар сзади и заметил, как чья-то рука, тянущаяся прямо из стены, схватилась за прутья.

Дернувшись, я освободился из слабой хватки, при этом на корзине осталась болтаться вполне человеческая кисть, разве что пальцев было шесть штук и оканчивались они когтями. Оторвалась она с омерзительным звуком, словно лопнул гнойный нарыв, и видимо именно этот звук послужил сигналом к атаке.

Позади меня по обе стороны из стен стали вырастать конечности различных существ. То, что я раньше принял за зеленый налет на стенах, оказалось слоем какой-то биомассы, состоящей из частей тел различных животных и разумных. Казалось, что какой-то безумный ученый сплавил их в единый организм.

Целый сонм различных рук, щупалец, лап, клешней потянулись в мою сторону, цепляясь за броню и корзину. Вот какое-то почти разложившееся щупальце хлестнуло по шлему, расплескивая слизь вперемешку с гноем и затрудняя обзор. Задние камеры показывали, как конечности уже почти залезли в короб с детьми.

Еще одна странностью, отмеченной мною где-то на грани сознания, было молчание Алин. С момента входа в тоннель, она была необычайно молчалива, а сейчас и вовсе не отвечала. Меня же опять охватила какая-то апатия, притупившая чувство страха как за себя, так и за детей.

Развернулся вполоборота назад и, активировав резак на полную мощность, направил струю пламени на атакующую биомассу. Ошибочность своих действий я понял почти сразу, увидев, что эта дрянь не боится огня и почти не горит, а лишь медленно тлеет, чадя белым дымом. При этом, словно в древних мифах про гидру, за место одной отрубленной руки тут же появлялись две ее копии.

В ту же секунду взвыли медстабы детей, сообщая что их организмы подвергаются химическому отравлению. Концентрация кислорода в тоннеле тоже начала падать, что для Рэфа с Лирэ так же было смерти подобно.

Бесчисленные конечности сплетались между собой, образуя непреодолимое препятствие, отрезая нас от возможности вернуться обратно, оставляя лишь путь вперед.

Уменьшив длину струи пламени резака, я провел ею вокруг себя, обрубая всю тут дрянь, что уже зацепилась за скаф. Дети по-прежнему безвольно полу сидели в корзине и их жизненные показатели из светло желтой зоны начали медленно темнеть.

Согласно карте, впереди был почти прямой путь длинно метров триста, поэтому выставив перед собой руку с активированным резаком, а второй удерживая корзину, рванул вперед.

Несмотря на то, что скаф обладал приличной силой, бег был затруднителен. Хоть плоть этого «существа» и была не прочна и рвалась при малейшем воздействии, ее было так много, что у меня возникло ощущение, как будто я брел по болоту, с гирями на ногах и руках.

При этом мне приходилось периодически еще больше замедляться, чтобы перерезать всю ту дрянь, что успевала добраться до корзины с детьми. Стало казаться, что я бреду по этому нескончаемому тоннелю уже третий час, хотя хронометр показывал, что прошло от силы минут пять.

Алин по-прежнему молчала, но я был слишком занят, продираясь сквозь преграды, воздвигаемые предо мной монстром, чтобы об этом сейчас думать. Толком рассмотреть эту тварь я уже не смог, так как центральные камеры были полностью заляпаны, и картинка строилась на основании дополнительных сенсоров и вычислений искина.

Спустя полчаса этого ада, смог заметить, что атаки стали значительно реже, а воздвигаемые препятствия почти уже не замедляют меня. Воспользовавшись передышкой, заменил батарею на резаке, ожидая очередной подлости от судьбы.

Согласно схеме, когда до выхода мне оставалось каких-то двадцать метров, я уперся в дверь. Переполняемый чувством гнева, уже был готов вынести очередную проблему ногой, но искин вовремя показал на экране четыре точки, которые было достаточно перерезать, чтобы открыть проход.

Стряхнув с себя ошметки плоти, покрывающей меня с ног до головы, очистил объективы некоторых камер и уже в «живую» смог наблюдать окружающую обстановку.

Перед дверью была небольшая площадка, заполоненная множеством костей тех несчастных, которым не повезло угодить в многочисленные лапы «гидры». Складывалось впечатление, что этот организм потихоньку продвигался вперед по тоннелю, оставляя за собой свое личное кладбище.

Перерезать удерживающие дверь штыри у меня получилось довольно быстро, и та с грохотом упала вперед. За ней оказалось продолжение маленького тоннеля, который через тридцать метров соединялся с большим центральным.

Глянув на показания медстабов и прикинув, сколько провожусь здесь приводя в чувства детей, решил, что не стоит испытывать судьбу и будет лучше убраться отсюда подальше.

Глава 20

Стоило мне покинуть узкий коридор с шевелящейся плотью, как на меня тут же нахлынуло чувство запоздалого страха. Вновь захотелось забиться в самый темный угол и не двигаться.

Одновременно с этим на экране перед мной появилось изображение Алин. Девушка выглядела измученной, словно это она пробивалась вперед, а в глазах ее застыли отголоски самого настоящего ужаса.

— Ты в порядке? — совсем не те слова сорвались с моих губ что я планировал ей сказать. Видя в каком она состоянии, мне резко расхотелось ругаться.

— Да, да — протяжно произнесла девушка — Что с детьми?

Я как раз уже подходил к перекрестку и посмотрев на данные с медстабов брата и сестры, решил, что тянуть больше не стоит. Запустив один сканер пред собой, а второй обратно в тоннель, из которого почти вышли, стал аккуратно снимать с себя корзину.

Поставив ее на пол, немного замешкался, так как вылезать наружу, даже с работающими сканерами, мне не хотелось совершенно. Тем более, судя по последним событиям, сканеры сто процентной гарантии своевременного обнаружения не давали. Ту же «гидру» искин скафа не обнаружил, пока она на нас сама не напала.

Уловив на себе вопрошающий взгляд Алин, все же дал команду на разгерметизацию и выбрался из объятий брони. Воздух оказался наполнен отвратительным смрадом, в котором невообразимым образом смешались запахи паленной плоти и гниющей мертвечины.

Температура здесь была значительно ниже той, к которой я уже почти привык, находясь на Станции. Каждый мой выдох порождал небольшое облачко пара, а организм требовал незамедлительно вернуться в спасительное чрево скафа.

Несмотря на все эти неудобства, подошел к контейнеру с аптечками, который, как вся броня, был покрыт далеко не самым тонким слоем дряни, а где-то даже и частями тел. Все это месиво не то что трогать было противно, даже одного взгляда хватило вызвать рвотные порывы, поэтому стараясь, как можно меньше прикасаться руками, стянул с крышки какие-то кишки и извлек аптечку.

Достав очередную порцию стимуляторов, вколол их детям и осмотрел на наличие травм, но кроме нескольких новых ссадин ничего не обнаружил. Выждал пару минут и как только медстабы показали улучшения их состояния, тут же полез обратно в скаф.

С чувством облегчения юркнул в чрево костюма, ощущая, как меня покидает чувство страха, а мысли становятся более ясными.

— Опять твои фокусы? — закинув драгоценный груз на себя, обратился к Алин.

— Я… Не хотела… Просто… — лицо девушки уже было расслабившееся, вновь напряглось.

— Успокойся, сейчас я даже рад что так получилось — ободряюще улыбнулся девушке, при этом внимательно разглядывая открывшийся перед мной тоннель.

— Твой страх, он просто начал поглощать тебя, и я ощутила, что ты скоро просто потеряешь себя, поэтому перенаправила твои эмоции через искин на себя — она замолчала и нервно прикусила нижнюю губу, не зная, как быть дальше.

— Да уж, не быть мне героем, что не испытывает страха — покачал я головой, вспоминая как выглядела Алин после моих эмоций.

— Ты уж все на себя не бери, хорошо? А то и сама перегоришь, и я погибну, недооценив ситуацию — напарница лишь кивнула, принимая неумелые слова благодарности.

Освещение в коридоре постоянно моргало, словно кто-то включил гигантский стробоскоп, выставив интервалы вспышек в хаотичном порядке. Подобная иллюминация здорово действовала на нервы, да еще и датчик температуры скафа показывал, что за бортом стало существенно холоднее.

Маркер на карте неумолимо указывал, что нам необходимо идти вперед и хоть какого-нибудь другого обходного пути уже не было. Дети до сих пор не приходили в сознание и это еще больше напрягало меня.

Стены стали покрываться конденсатом, а термометр показывал, что стало лишь холодней. Температура опустилась уже ниже десяти градусов и продолжала падать. Судя по показаниям очередного сканера, вроде третьего по счету, мне скоро предстояло преодолеть самую холодную точку моего маршрута. Было там значительно ниже нуля, и уже даже не доходя до центра непонятной аномалии, я словно попал в снежный лес.

Деревья в этом лесу заменяли столбы снега, возвышавшиеся минимум метров на пять и в обхвате они были не меньше двух метров. Снежинки, покрывавшие их, больше походили на чешуйки, и создавалось впечатление что это гигантские серебряные змеи заснули посреди внезапной зимы.

Прекрасно помня, что прикасаться в этом мире хоть к чему, прежде чем ты в это самое всадил как минимум пару снарядов из крупнокалиберной пушки, глупо, постарался обогнуть все эти столбы на максимально возможном расстоянии. Из-за этих маневров скорость моя снизилась, да и было на столько скользко, что мне пришлось включить магнитные зацепы на ногах.

Брел не спеша, и подойдя к центру аномалии, у меня перехватило дыхание от увиденной красоты. Посреди коридора, в воздухе, висел белый шар метра четыре в диаметре. Он медленно кружился вокруг своей оси, разбрасывая во все стороны эти необыкновенно белоснежно-серебристые снежинки.

Все пространство было пропитано каким-то умиротворением. Белизна вызывало чувство непорочности, и одновременно давала понять, что я, в своем грязном, вонючем скафе с детьми за спиной совершенно лишний в этом светлом месте.

Стараясь как можно меньше наследить и боясь даже дышать, прижавшись к стене и чуть ли не забравшись на нее, начал огибать эту сферу. Задержавшись на ней взглядом, на секунду ослеп, не смотря на встроенные светофильтры, и в зайчиках света, что отпечатались на сетчатке глаз, мне привиделся силуэт человека в позе эмбриона.

Шум, который я раньше едва слышал, стал все больше напоминать музыку. Она словно вымывала всю горечь и усталость, что накопились у меня на душе. Непроизвольно вытянув руку вперед, сделал несколько шагов в сторону сферы. Тут же заверещали датчики скафа, оповещая об опасности, а кончики пальцев обожгло так, что я аж взвыл.

Боль утихла почти моментально, лишь легкие покалывания в руке напоминали о ней. Сделав два шага назад и вновь прижавшись к стене, стал обходить непонятный шар еще аккуратнее.

— А это что за чудо нам попалось? — я начал удаляться от самого холодного места и передо мной вновь стали появляться загадочные столбы.

— Аномалия температурная какая та. Они изредка встречаются, при чем в совершенно разных местах. Очень опасные, если не заметишь какие-нибудь признаки, можно угодить в самый центр. Оттуда уже невозможно выбраться — девушка, вздрогнув, повела плечами.

— Трудно не заметить светящуюся четырехметровую хрень, транслирующую музыку прямо тебе в голову — сказал я, огибая очередное препятствие. Датчики стали показывать увеличение температуры, и мне уже было видно, что «лес» почти закончился.

— Ты про что? — девушка непонимающе взглянула на меня.

— Хочешь сказать, что не видела белоснежную сферу, окруженную снежинками? А столбы, что нас окружают? Их ты сейчас видишь? — теперь уже настала моя очередь удивляться.

— Нет, здесь ничего такого нет. Просто ты ходишь петляя. Я с начала подумала, что ты что-то ищешь, но, когда ты отпрыгнул от аномалии, решила, что ты знаешь, что делаешь.

— Ничего не понимаю. Мы же только что прошли через коридор, в котором стояли высоченные столбы, укутанные снегом, а в центре всего этого висел шар — не прекращая идти, я выдернул руку и поднес ее к лицу. Пальцы были покрыты мелкими белыми точками, которые буквально на глазах рассасывались, возвращая коже нормальный цвет.

— А температура? Датчики же фиксировали ее изменение. Да и в начале, когда я вылез наружу, было заметно холоднее — продолжил я допытываться.

Вместо ответа, Алин вывела на экран простыню логов и для удобства сгруппировала интересующие меня сведения. Температурные колебания были в пределах семи градусов, что для Станции было все же необычно, но никакой речи об минусовых даже близко не было.

— Ни хрена не понимаю — пробормотал я — Ладно, к черту все это. Не покалечило и то хорошо.

Невидимую границу снежной аномалии пересек со вздохом облегчения, лишь на мгновение в моем мозгу прозвучала мелодия, словно умоляющая вернуться к ней.

Переход от аномалии к нормальному окружению ознаменовался еще и сменой освещения. Если в «лесу» царил полумрак со сверкающим в центре источником сияния, то в коридоре яркий свет лился с потолка, не давая теням ни малейшего шанса.

То ли то что мы вышли из аномалии, то ли из-за запаха гари, о котором мне сообщил скаф, но дети стали приходить в себя. Первым очнулся Рэф. Держась за голову, он выпрямился в корзине. Придя в себя, первым же делом начал тормошить свою сестру.

— Не трогай ее, она в норме — осадил я парня. Медстаб показывал, что состояние Лирэ удовлетворительно и сейчас она просто спит.

— Что с нами произошло? Мы далеко прошли? — не смотря на мои слова, Рэф продолжал держать девочку за руку.

— Скажем так, не все коридоры одинаково полезны, если на тебе нет пару сантиметров брони — пошутил я — А на счет далеко или нет, это ты мне скажи. Вроде места ты уже должен узнавать.

Мы уже прошли пару перекрестков, по одному из них мы и должны были прийти сюда, если бы нам не преградил латус. Согласно схеме, нам оставалось чуть меньше полукилометра до поселения.

Судя по тому как Рэф всматривался вперед, он не терял надежды, что кто-то из его общины выжил. Я же не рисковал посылать в сторону поселения сканеры, так как если там враги, то мы сразу же заявим о себе. Если же поселение устояло, то они могут воспринять это как очередной нападение и не совсем адекватно среагировать.

Чем дальше шли, тем более заметны становились следы боя. Отметины от осколочных снарядов перемежались силуэтами тел, оставленных на стенах от какого-то высокотемпературного оружия. Мой резак даже рядом не стоял с чем-то подобным.

Обходя очередную кучу сгоревшего барахла, я услышал крик парня и увидел, как тот выпрыгивает из корзины. Приземлившись на ноги, Рэф бросился к стене и не дойдя до нее, упал на колени и разрыдался.

Уже примерно догадываясь, что я там увижу, подошел к парню и встал сбоку от него. На полу перед ним лежала оторванная голова, с ужасными ранами на пол лица, в которых уже копошились какие-то насекомые. Судя по поведению, да и по рассказу мальчишки, уж слишком четкий след от взрыва просматривался на противоположной стене, это мог быть только его дядя.

Не зная, что сказать, я лишь молча стоял рядом с ним и внимательно следил за окружающей обстановкой. С одно стороны мне вроде должно быть, как минимум грустно, ведь передо мной лежит разумный, что когда-то жил, радовался и грустил, строил планы, а теперь валяется мертвым в каком-то забытом всеми богами месте, и над ним рыдает его близкий человек. С другой стороны, ничего подобного не ощущал, все-таки все мы рано или поздно умрем, и его смерть была далеко не самой худшей, как я уже мог заметить.

— Рэф, нам необходимо идти. Может кто-то из твоих все-таки выжил и им сейчас требуется помощь — я сам не верил в свои слова, так как сомневаюсь, что члены общины, будь они живы, оставили бы просто так гнить тело своего соплеменника, даже из практических соображений.

Парень вздрогнул, услышав мой голос посмотрел на меня глазами, полными слез:

— Вик, а ты можешь использовать свой резак и сжечь его? Не хочу, чтобы он тут оставался один.

Подобные мысли посещали и меня, но озвучивать их я не осмеливался, не зная традиций местных жителей. Поэтому после слов Рэфа просто взял в руку горелку и включил ее на максимум, слегка расширив пламя.

Рэф встал с боку от меня и молча смотрел как под яростным пламенем начинает тлеть голова дяди. С каждой секундой плоть все больше обугливалась, обнажая череп, а спустя несколько минут и на его месте осталась лишь горка пепла.

Дав парню еще пару минут прийти в себя, вновь активировал резак и подошел к стене. Затратив куда больше времени, чем рассчитывал, уж больно тугоплавким оказался металл коридора, я закончил выводить надпись.

— Вик, что ты написал? — Рэф, который уже некоторое время с интересом наблюдал за мной, но не решался прервать, наконец-таки задал вопрос.

— «Криус, тебя будут помнить». Пускай фраза и вышла кривой, но мне кажется эти слова максимально точно передают мои ощущения — я присел и призывно помахал рукой, указывая парню на корзину, намекая что нам пора уже двигаться.

Тот же провел руками по уже остывшим буквам, словно прощаясь и наступив на скаф, забрался к сестре.

— Ты молодец, смог подбодрить Рэфа — внезапно сказала Алин — все-таки ты не плохой человек.

— Спасибо на добром слове — вполне искренне поблагодарил ее — Ты куда опять пропала? Могла бы сама парню несколько утешительных слов сказать.

— Хотела, но у тебя получилось лучше, и я решила не вмешиваться, чтобы не нарушить начинающий устанавливаться эмоциональный контакт.

— Я как будто с психологом разговариваю — ввернул я.

— Это твое плохое влияние. Кстати по поводу этого. Я сейчас настраиваю блокировки, чтобы не дать твоей личности захватить меня, так что иногда отвлекаюсь на это — продолжила свою речь Алин.

— Ну да, второго «меня» эта Станция точно не переживет — пошутил я.

Вот он, последний поворот, и уже можно было рассмотреть эти грандиозные ворота, что описывал Рэф в своем рассказе. Вживую они выглядели еще более впечатляюще. Для меня уже становились привычны размеры окружающих строений, но вот эти самые привычные для этого мира ворота снова напомнили какой я букашка.

Баррикады перед входом были раскиданы в стороны, и даже отсюда можно было рассмотреть следы крови, ведущие во внутрь ангара. Тел нападающих, как и обороняющих я не видел, а это могло значить лишь одно — кто-то их убрал.

Идти во внутрь мне хотелось все меньше и меньше, не смотря на возможность разжиться едой и оружием. В очередной раз совать голову в очередное замкнутое пространство на мой взгляд было глупостью, о чем я и сообщил своей команде, к которой вновь присоединилась проснувшаяся Лирэ.

К моему удивлению со мной никто не согласился. Дети, особенно Рэф, рвались туда, чтобы выяснить, остались ли кто в живых из их родни. Видя то, что я по-прежнему в сомнениях, парень даже порывался несколько раз выпрыгнуть из корзины и пойти самостоятельно, но Лирэ крепко в него вцепилась и не отпускала.

Алин же зашла с другой стороны и твердила о необходимости пополнить запасы. Мои доводы о том, что вряд ли мы там обнаружим после нападавших в расчет не принимались. Лишь после этого я понял две вещи: во-первых — Алин больше беспокоится за детишек и не хочет их отпускать одних, во-вторых — попозже надо будет обсудит это голосование и заканчивать с демократией в нашем отряде.

— Ладно, хрен с вами — произнес я, поддавшись уговорам — но, если какая-нибудь дрянь мне голову там откусит, я превращусь в местное приведение и буду преследовать всю вашу оставшуюся жизнь.

Добавлять про то что, их шансы на выживание после моей смерти были довольно невысоки, я не стал, они и сами все прекрасно понимали.

Выждав еще минут десять и не заметив хоть какого-либо движения, помянул всех морских богов и двинулся к воротам. То тут то там валялись стрелянные гильзы от оружия нападавших, так как на сколько я помнил, Рэф говорил, что в общине в основном энергетическое оружие.

Возле самой баррикады обнаружил одну из ног меха. Размер у этой конечности был метра два в длину, так что после не сложных расчетов и благодаря богатому воображению картинка рисовалась не самая приятная. Не хотелось бы мне с такой махиной выходить один на один, а вот порулить не отказался бы.

Среди высохшей крови, что обильно залила пол перед входом, копошились мелкие существа, что почти мгновенно разбежались в стороны при моем появлении.

Створки ворот были приоткрыты, но я никак не мог рассмотреть, что же творилось внутри ангара. Словно какая темная шторка висела передо мной, не давая свету ни проникнуть, ни выбраться наружу.

— Блин, вы точно хотите туда? — хоть и не чувствовал опасности, но заходить туда мне все же не хотелось.

— Точно! — прозвучавшие голоса брата и сестры были полны уверенности, хотя за всей этой бравадой улавливались нотки страха.

Решив, что бесполезно оттягивать неизбежное, я лишь пожал плечами и шагнул вперед.

Глава 21

Стена тьмы обволокла костюм, пропуская сквозь себя на ту сторону. Как только на обзорном экране появилась картинка, с ней возник и шум, состоящий из сотни голосов, что вкручивались мне прямо в мозг. Дети закричали. Судя по всему, будучи без какой хоть маломальской защиты, им досталось куда больше, чем мне.

Ощущая, как раскаленные иглы все глубже проникают в мой череп, я развернулся и начал ломиться обратно. Точнее, попробовал пройти, но лишь уперся в абсолютно непроницаемую преграду.

— Рэф! Лирэ! Стойте! — крик Алин ударил по мои многострадальным мозгам, немного отрезвляя.

В камеры увидел, как из корзины, пока я бодался со стеной, с помощью брата выбралась Лирэ, а следом за ней уже выпрыгнул Рэф. Дети, словно во сне, быстрым шагом двинулись вглубь ангара. Кричать они уже перестали, лишь едва различимо бормоча какую-то ахинею, которую встроенный лингвист никак не мог расшифровать.

И в качестве вишенки на торте из выломанных окон и дверей строений, видимо совсем недавно служивших поселенцам в качестве домов, начали выпрыгивать существа метрового роста, отдаленно напоминающие обезьян.

Твари были невероятно быстры и с мерзкими воплями, перекрывая ранее слышимые голоса, понеслись к детям, размахивая различным хламом, который держали в руках. У некоторых это были обломки труб и палки, у других я заметил осколки стекол, что были остры и резали руки своих же хозяев. Похоже у «обезьян» был высокий болевой порог, а может дело было в полном отсутствии инстинкта самосохранения, но мчались они вперед, не обращая внимания на собственные раны.

Первые особи были уже совсем рядом с детьми, и я прекрасно понимал, что не успею добежать до них. Не снижая скорость, вытянул меч из корзины и в очередной раз молясь всем богам, швырнул его между братом и сестрой.

Как будто в замедленной съемке, оружие подобно гигантскому пропеллеру разрубило воздух и, пролетев совсем рядом с Рэфом, просто смело со своего пути ближайшую тварь, зацепив еще несколько бежавших за ней следом.

Уже почти перед самыми детьми, я оттолкнулся от пола, и перемахнув через них, приземлился на очередную жертву местной эволюции. Почти полтонны стали и пятьдесят килограмм костей и мяса вступили в тесную взаимосвязь с вполне закономерным исходом. Я почувствовал лишь легкий толчок при приземлении, «обезьяна» почувствовала, как превращается в тонкий блин.

Поймав равновесие, пнул следующую тварь, что оказалась в зоне доступности. Удачно попав по голове и смяв почти половину черепа существа, с удовлетворением наблюдал как тушка улетает в темноту.

Следующими жертвами оказались две «обезьяны», которые прежде чем напасть, метнули в меня свои самодельные копья. Куски труб бессильно звякнули о броню, а черные тела взвились в воздух, пытаясь застать меня врасплох, пока я наблюдал за полетом оружия. Не будь на мне брони, данный маневр точно принес бы им успех, вот только искин изначально подсветил угрозы, обозначив железяки бледно желтым цветом, а тварей — светло красным. Так что эту парочку я перехватил в полете, схватив одного за голову и сжав кулак. Второй же монстр каким-то невообразимым образом извернулся в воздухе, и у меня получилось схватить только за одну из лап.

«Обезьяна», замахнувшись свободной рукой, ударила ею по броне, и я с изумлением увидел, как когти этой твари снимают с моего скафа металлическую стружку. Крутанувшись вокруг своей оси, и не отпуская лапу, со всей силы приложил существо об пол, услышав, как хрустят его кости.

Выведя из строя четверых, я охладил пыл стаи, заставив ее на какое-то время замереть на почтительном расстоянии от меня.

За все время схватки, дети словно во сне стояли неподвижно и только сейчас, выведя их изображение перед собой, я заметил, что они пришли в себя.

— Рэф, ты меня слышишь? — я слегка сдвинулся в сторону, закрывая брата с сестрой собой от стаи. Искин насчитал около двенадцати особей и стоило мне пошевелиться как они начали громко рычать, словно подстегивая себя.

— Да… да, что-то звало меня, как только мы здесь появились — парень говорил сбивчиво, словно сам не до конца понимал, что произносит.

— Я маму слышала — всхлипывая произнесла Лирэ. Девочка едва стояла, пошатываясь из стороны в сторону.

— Всё потом — оборвал я их — сейчас медленно подходите ко мне и забирайтесь в корзину. Только тихо.

Рэф взял сестру за руку и, аккуратно ступая, двинулся ко мне. Я же медленно снял с крепления верный резак и активировал его. Мои движения не остались незамеченными стаей, и твари стали подпрыгивать и стучать своим оружием по полу. Внезапно раздался скрежет и из одного домика выбрался предводитель этих хищников.

Вожак был значительно крупнее своих подопечных и походил на обыкновенную земную гориллу, видимую мной однажды в зоопарке. Искин сообщил мне, что рост этого существа чуть больше двух метров, а масса достигает двух центнеров.

Еще одной отличительной чертой вожака был посох в его руках, увенчанный головой человека. На ней еще оставались клочки длинных, видимо когда-то пышных волос, а пустые глазницы казалось смотрели прямо на меня.

— Какой кошмар! — тихонько воскликнула Алин, и я был полностью с ней согласен.

Камеры показывали, что Рэф уже забрался на корзину и теперь тянул вверх Лирэ. Они едва успели забраться во внутрь, как «горилла», не выдержав, пнула ближайшую «обезьяну» в нашу сторону.

Пинок вышел сильным, и тварь вереща, покатилась, кувыркаясь по полу в мою сторону. Ее скулёж и рык вожака послужили сигналом к атаке всей стаи.

Четыре твари, подражая своим погибшим собратьям, метнули в меня свое оружие, и прыгнули за ним следом. Оставшиеся «обезьяны» разделились поровну на две группы и стали обходить меня с флангов.

В очередной раз проигнорировав брошенные предметы, я тем не менее стал отступать назад, не поворачиваясь к противнику спиной, так как прекрасно понимал, что корзина с детьми точно не переживет столкновения.

— Вик, контейнер слева! Он вроде целый — наши мысли с Алин текли в одном направлении, и она прекрасно понимала, что дети являлись существенной помехой в этой битве.

До убежища было примерно двести метров и путь туда уже почти преградила одна из групп «обезьян». До тварей было около ста метров, и на Земле рекорд бега в моем мире составлял почти десять секунд, я же выжал из скафа все что мог на данный момент и влетел в кучу тел уже через пять, разметав их в стороны.

Лишь одна тварь успела среагировать и, подпрыгнув, зацепилась когтями за шлем брони. Тут же вспыхнуло алым схематичное изображение скафа в нижнем углу экрана и искин доложил о повреждении. Разгерметизации не произошло, но тенденция мне не понравилась. Если уж мелкие приспешники походя ломают мою «кроху», то какой же сюрприз может преподнести их вожак?

Подобные мысли пронеслись в моей голове подобно вспышке и тут же забылись, так как в легком приступе паники со всей силы стукнул кулаком по зацепившейся «обезьяне», размазав ее по шлему. Искин тут же доложил о новых повреждениях, в этот раз полученных мною от самого себя.

Тем не менее вырваться мне удалось, и я буквально через несколько секунд остановился возле зеленного контейнера. Был он небольшим и явно служил для транспортировки каких-то мелких вещей. Там даже до сих пор лежали какие-то ящики, занимавшие большую часть пространства. Но самое главное, что створки этого контейнера запирались на задвижку, тем самым затрудняя доступ во внутрь.

Сейчас двери были распахнуты настежь, и как только я повернулся к ним спиной, выглядывая приближающегося противника, Рэф, не мешкая выбрался из корзины и помог сестре спуститься. Лирэ молча юркнула во внутрь, лишь мельком посмотрев в мою сторону. Её же брат, немного задержавшись, произнес:

— Мы будем ждать тебя.

— Я вернусь за вами, обязательно — мы оба прекрасно понимали, что в случае моей неудачи, их ждет мучительная смерть либо от лап хищников, либо от голода.

— Все будет хорошо, Лирэ, Рэф, мы оба обещаем — уже от себя добавила Алин, пытаясь подбодрить детишек.

Пока она им что-то нашептывала успокаивающее, я закрыл створки за зашедшим во внутрь Рэфом и провернул запорный механизм. Искин оповестил меня, что стая опять появилась на расстоянии меньше ста метров. Бежали только мелкие сошки, вожака с момента атаки я больше не видел и мне это очень не нравилось.

Твари бежали настолько плотной группой, что у меня мелькнула мысль рвануть им на встречу, устроив очередную кучу мала, но тогда остались бы без защиты дети.

Пошарив взглядом вокруг, я заметил какие-то ящики, выглядящие довольно крепко, а рядом продолговатый баллон. Подняв ящик и прикинув с помощью искина траекторию, запустил первый импровизированный снаряд в стаю.

— Недолет! Хреновая из тебя катапульта, Вик… — ящик не долетел буквально каких-то пару метров до ближайшей твари. Вот только скорость монстра была довольно велика и не успев вовремя среагировать, он врезался в неожиданно возникшую преграду.

— Хотя неплохо вышло — произнес я, наблюдая как о первый ящик споткнулась еще парочка «обезьян». Подхватив следующий и в этот раз получше прицелившись, запустил и его.

В этот раз вышло куда лучше. Пускай снаряд и не убивал насмерть, зато калечил как надо, так что еще два звереныша вышли из строя, протяжно скуля. Общая скорость стаи замедлилась и я, решив, что у меня хватит времени запустить оставшийся баллон.

— Твою дивизию, мля! — и еще куча фраз на могучем вырвалось из меня, когда я наблюдал за результатом соприкосновения теперь уже не пойми чего с полом.

В общем, баллон при ударе лопнул и из него выплеснулась жидкость, воспламенившаяся то ли при соприкосновении с воздухом, то ли от искры, высеченной самим баллоном, не суть важно. Бахнуло ярко и громко, и пламя начало весело пожирать все, что могло гореть, включая и монстров.

Казалось бы, надо радоваться, вот только благодаря моим предыдущим запускам, стая рассредоточилась и местным аналогом «греческого огня» я зацепил только двух тварей. Остальные, не обращая внимания на пострадавших, лишь ускорились, теперь еще подстегиваемые и пламенем.

И что самое не приятное, вместе со вспышкой вернулись голоса, слышимые мною, когда мы только зашли сюда. Звучали они в этот раз еще громче, и если изначально у меня была мысль отстреливаться сигнальными ракетами, то теперь я уже не был уверен.

Голоса становились все тише одновременно с затуханием пламени и в связи с этим напрашивались вполне очевидные выводы. Посторонние звуки тоже воздействовали на членов стаи, причем заставляя самых ослабленных ранами, подобно детям двигаться к дальней стене.

Так что благодаря моему искусству метания и непонятной херне, что здесь творилась, до меня добежала группа лишь из шести тварей. Вид они имели потрепанный, но жажда крови в их глаза говорила мне, что расслабляться не стоит.

Истошно завизжав, первой на меня прыгнула тварь с тлеющей шерстью на груди. Сделав шаг вперед, поставил кулак туда где согласно законам физики и расчетам искина должна была оказаться ее голова. Законы физики в этот раз не оплошали, и зверь рухнул на пол с проломленным черепом.

— Минус один! — радостно воскликнул я. Азарт сражения нахлынул на меня подобно волне, и я уже не понимал почему не ощущаю страха, то ли это влияние Алин, то ли мне уже самому хотелось открытого боя, дабы выплеснуть все накопившееся напряжение.

Эти «обезьяны» довольно быстро учились, и почти сразу поняли, что тактика «один на один» для них заведомо проигрышная. Поэтому в следующей атаке на меня устремились сразу пять тел.

Первую тушку я все-таки встретил выстрелом из ручной установки, попав сканером в район живота. Остальные же вцепились в меня мертвой хваткой и искин опять завопил, сообщая о мелких повреждениях.

Два хищника начали кромсать броню на ногах, один запрыгнул на спину, благо, там еще оставалась корзина, служащая хоть какой-то защитой. Четвертая тварь же вцепилась в шлем и начала прокладывать путь прямо к моей голове.

Попытки сбить этих мелких уродцев не увенчались успехом, выходило так что я больше попадал по себе. Лишь один раз я зацепил тварь, грызущую ногу доспеха, но та, не обращая внимания на перебитую руку, извернувшись запрыгнула мне на грудь.

Схема доспеха все больше окрашивалась в красный цвет тут то там, сигнализируя о возрастающем ущербе. Я же, крутясь на месте, никак не мог сбросить с себя монстров. Положение становилось критическим и вновь сняв с крепления резак, подумывал уже о том, чтобы активировать его, наплевав на голоса, как вдруг «обезьяна», полосующая мою правую ногу, добралась туда куда не следовало.

Сообщение о том, что нижняя правая конечность доспеха временно не функционирует совпала с моей попыткой шагнуть вперед и я предсказуемо завалился на пол.

— Если выберемся из этого дерьма, помяну добрым словом эту «макаку» — произнес я вслух, с удовлетворением наблюдая за результаты падения.

«Обезьяны», находившиеся у меня на груди и ноге, превратились в кровавую кашу, похоже даже не успев понять, что с ними произошло. Твари, что пыталась прогрызть мой шлем, при падении, видимо повредило позвоночник, так как она оползала от меня на одних руках. Мстительно улыбнувшись, я всадил в нее последний заряд сканера, окончательно добивая.

— До восстановления подвижности осталось семь секунд, эта дрянь перерубила системы управления. Перевожу на дублирующие контуры — прозвучал голос Алин.

— Да я бы расцеловал эту «обезьяну» за такой подарок. Осталось разобраться с оставшейся — все еще радуясь, на волне эйфории ответил ей.

Последний член стаи уже прогрыз стенки корзины и забрался во внутрь, стремясь добраться до самой брони. Мою поделку было жалко, как никак это было мое второе изделие, послужившее верой и правдой, и тяжко вздохнув, я, оттолкнувшись, перевернулся на спину, слушая скрежет сминаемого железа и вопли раздавленной твари.

— Фух, это было тяжело — мне хотелось еще немного полежать, отдохнуть, но Алин сообщила, что скаф вновь может передвигаться на своих двоих и не мешало бы добить еще оставшихся в живых покалеченных хищников, окончательно обезопасив себя.

— Ну кажись, мы все-таки легко отде… — произнося эту фразу, я уже почти встал, как почувствовал удар и, оторвавшись от пола, полетел в глубь зала.

— Твою ж дивизию! — отлетел я на приличное расстояние, перевернувшись несколько раз на полу и замерев возле здоровенной кучи барахла, напоминающей импровизированную баррикаду. Не смотря на встроенные компенсаторы, тряхануло меня знатно и при столкновении с полом едва не прикусил язык.

— Вик, ты там как? Вы там живы? — голоса Алин и Рэфа слились в один.

— Живой, живой. Совсем расслабился, про босса уровня забыл — поднимаясь на ноги и разглядывая данные что посылали сканеры, застрявшие в тушках мелких тварей, ответил им.

Судя по их показаниям, «горилла» о которой мы совсем запамятовали, взяла на вооружение мою тактику, и пока я принимал вертикальное положение запустила в меня небольшую машину, очертаниями похожую на вилочный погрузчик. Надо будет поработать с алгоритмами обнаружения и оповещения у искина, а то так голову оторвут, а он и не среагирует вовремя.

— Бежит к нам — поделилась со мной информацией Алин, хотя я и так это прекрасно видел. Вот странная она, то слова не дождешься, то говорит про и так очевидные вещи.

Теперь уже бывший вожак стаи мчался на меня, сотрясая воздух своим ревом. В левой руке он сжимал свой отвратительный посох и оставшиеся волосы на насаженной голове развивались подобно жуткой пародии на стяг.

Сперва я подумывал зафиксировать ноги, сцепившись с полом магнитными креплениями, но вспомнив о многочисленных повреждения и чудовищной силе монстра, решил не рисковать.

Как только «горилла» приблизилась на расстояния удара шеста, она резко притормозила, и крутанувшись, обрушила шест на многострадальные ноги скафа. Удар вышел мощным, но значительного урона не нанес, лишь добавил новые вмятины на поверхности брони.

Я же, понимая, что просто стоять и получать удары, как минимум глупо, сделав пару быстрых шагов, сократив дистанцию, ударил по мерзкой роже. Мимо! Удар, казалось бы, точно рассчитан искином, проскользнул в каких-то считаных миллиметрах от тела врага.

Начав работать короткими двойками, я старался хоть как-то достать противника, но тот, не смотря на свой вес был невероятно подвижен, умудряясь каждый раз успешно уходить с траектории атаки. При этом «горилла» продолжала охаживать меня своим посохом, переместив свои удары в район шлема, одним из них окончательно выведя из строя очередную камеру.

— Какая верткая херня! — не смотря на то что, сервоприводы существенно облегчали движения в костюме, затяжной бой начал выматывать меня. Мне чисто физически не хватало реакции, чтобы своевременно реагировать на движение монстра.

Вот еще один удар оружия «гориллы» пришелся по ноге и выскочило сообщение об очередном отключении. Я мгновенно застыл на месте, не в силах даже сдвинуть пострадавшую конечность с места. Мой противник почти сразу же среагировал на это, отбросив посох в сторону и ударив по мне двумя руками.

Меня в очередной раз подбросило, и я увидел, как длинные когти, прошив насквозь бронепластины на груди, впились в ключицу, распоров комбинезон.

— Ссука, как больно же! — закричал я, чувствуя, как коготь проворачивается в ране, еще больше расширяя ее.

Монстр дергал лапами, все сильнее расширяя брешь в скафе, и пока он увлекся этим процессом, я обрушил удары на его голову. Теперь уже эта тварь поддалась паники, когда не смогла вытащить свои руки, застрявшие в броне. Я же молотил со всех сил, молясь создателям брони, что бы ее системы не отключились от столь значительных повреждений.

Верхняя часть монстра все больше и больше стала напоминать хорошо приготовленную отбивную, но казалось, что это мало его беспокоит. Освободив одну из рук, он стал блокировать мои удары, продолжая проталкивать коготь сквозь мое тело.

Очередная порция боли захлестнула меня, и я неудачно дернувшись начал заваливаться назад, увлекая за собой монстра.

— Зафиксировано критическое состояние оператора, активирую протокол «последнего шанса». Примерное время действия — четырнадцать секунд — внезапно раздался голос искина и почувствовал, как мое падение стало замедляться.

Казалось, как будто мы с моим противником зависли в воздухе. Я смог детально рассмотреть его отвратительную окрававленную морду, полную ярости и жажды крови. Смог более детально обработать информацию об окружающей обстановке и проработать дальнейший алгоритм действий, а число на экране только сменилось с тринадцати на девять.

Совершенно расслабившись, стал ожидать, когда закончится наше падение на пол. Казалось, что прошло не меньше пяти минут, но на табло девятка сменилась только на семерку, и я почувствовал, как остатки корзины, что каким-то чудом еще оставались на мне, коснулись пола.

Распластавшись, прижал тварь рукой, одновременно с этим фиксируя его свободную руку. Данный маневр мне обошелся разорванными мышцами и связками, но боль чудесным образом не наступала, позволяя мне двигаться дальше.

Кусок трубы, что так удачно торчал из ранее замеченной горы хлама, удобно уместился у меня в руке и позволил направить себя в наиболее пострадавшую часть черепа монстра.

— «Четыре» — конец трубы соприкосается с раной на голове вожака.

— «Три» — почти не встретив сопротивления, она входит все глубже и глубже.

— «Два» — глаза монстра, горящие до этого медным цветом, внезапно тухнут.

— «Один» — проклятая туша уже поверженного противника наваливается на меня.

— «Ноль» — и я отключаюсь, так и не поняв кто же произнес фразу «Приятных снов».

Глава 22

— Всем проверить вооружение и скафы друг друга, возможно придется высаживаться на обшивку, слишком плотный огонь — голос декурия раздался у меня в ушах, как и у каждого из моих собратьев. Сам же он ходил меж рядов бойцов, крепко зафиксированных на своих местах.

Я дал команду искину, и тот запустил сканирование моего товарища, находящегося напротив меня. Тот поступил аналогичным образом, и через минуту мы знаками показали друг другу, что все в норме.

Сейчас наш отряд насчитывал одиннадцать бойцов и все мы находились на борту штурмового судна «Авл», экипаж которого составлял около двадцати человек. Помимо команды, сейчас на борту было еще три таких же штурмовых отряда, на подобия нашего. Все мы были в малых абордажных челноках типа «Актиния» в количестве четырех штук, так что общая численность штурмовиков достигала сорока пяти бойцов.

— Напоминаю, что бой идет возле границы Купола, так что советую в случае чего, грести в противоположную сторону — продолжил наш непосредственный начальник. Мы все проходили курсы психологической подготовки и прекрасно понимали, что он пытается разрядить обстановку перед десантированием.

— А чего Седьмой сегодня при параде, а Четвертый? — произнес стоящий рядом со мной принцип под номером «Три», обращаясь ко мне.

В связи с тем, что противник, в отличии от многих был технологически с нами на одном уровне, было принято на время операции сменить привычные позывные, по которым нас могли узнать.

— Вроде говорят, что это его тридцатое сражение во внутренних водах. Если он переживет эту битву, его повысят до тессария — ответил ему, в очередной раз проверяя полученную перед выходом плазменную винтовку.

Свою предыдущую я сломал, заталкивая в пасть твари, что до этого уже поужинала двумя моими побратимами. Скорее всего я бы стал для нее третьим, но тут подоспел декурий, вопреки приказам сверху вернувшийся за нами. Какие бы слухи про нас не ходили, мы были готовы пожертвовать собой ради своих, если был хоть малейший шанс на спасение.

— Ну вот, теперь придется выкладываться на полную — показательно громко вздохнул «Второй», вечный хохмач отряда.

— Вы же понимаете, что я вас слышу? — Седьмой наконец-таки закончил проверять других бойцов и уже подходил к нам.

— А? Кто здесь? — Второй закрутил головой, словно ища источник голоса.

— Пойдешь на высадку первым, юморист — по достоинству оценив шутку, сказал декурий.

Посторонние посчитали бы это жестоким наказанием за дурацкую выходку, но мы все прекрасно знали, что, не смотря на веселый нрав Второй был еще тем отморозком в бою, предпочитая сражаться на передовой. Он даже доспех свой переоснастил под свой стиль боя. Впрочем, подобным занимались все в нашем отряде, что превращало нас в довольно специфическое зрелище.

— Четвертый, если и в этом бою потеряешь оружие, обратно можешь не возвращаться, иначе будешь в перерывах между сражениями драить сортиры — заметив, как я сжимаю винтовку, привыкая к изменившемуся весу, произнес Седьмой.

— Так точно! — гаркнул я, для полноты картины надо было бы еще каблуками щелкнуть, но в моей модификации скафа это было несколько проблематично.

Командир было открыл рот, чтобы что-то сказать в ответ, но тут освещение с привычного белого сменилось на тревожное красное. Одновременно с этим забрало моего шлема автоматически выдвинулось вперед, закрывая лицо. Перед глазами замелькали значки последней проверки систем костюма, и картинка на экране дополнилась многочисленными пометками. Мысленно смахнув лишнее, я прислушался к Седьмому.

— Обстановка осложнилась, в бой вступили дополнительные силы противника. К цели присоединились еще два судна. — декурий сейчас дублировал нам поступающую ему на командный визор информацию.

— Так, теперь нашей целью совместно с отрядом «Окто» является проникновение на главный корабль «Гэлет» и захват данных. Команды «Трэс» и «Сэптэм» займутся двумя гостями.

На экране возникло схематичное изображение нашей цели. Судном это можно было назвать с большой натяжкой, скорее «Гэлет» являлся миниатюрной плавучей крепостью в форме шара, снабженной двигателями. Скорость у нее была небольшой, что, собственно и позволило нам подоспеть до того, как она разобрала бы нашего союзника, что первым догнала ее и связал боем, на запчасти.

Нам досталась верхняя полусфера судна для атаки и на схеме отобразились огневые точки, что следовало подавить в первую очередь. «Октону» же досталась нижняя часть. При удачном проникновении мы должны были двигаться на встречу друг другу, попутно зачищая судно от его защитников.

— Вечно «Октон» халявит — проворчал Пятый. Этот товарищ был полной противоположностью Второго и всегда чем-то был не доволен. И естественно, согласно пословице, они с ним были не разлей вода.

— Сегодня никому расслабиться не удастся — почти что шепотом произнес последний член нашей пятерки под позывным «Первый». На редкость мрачный тип, чьи предсказания имели отвратительное свойство сбываться. Не смотря на позывной, обычно он был замыкающим и прикрывал наше отступление. Да уж, с такой ролью в команде я бы тоже грустным ходил.

Словно в ответ на фразу Первого свет в капсуле отключился и декурий сообщил что через десять секунд будем десантироваться и начал отсчет. Наверное, именно звуки его голоса, разделяющие спокойствие мирной жизни и хаос боя, были для меня самые волнительные.

— Пять. Включить «коконы» — прозвучала команда.

Отдав команду, стал наблюдал как нас с товарищами охватывает тонкий слой вещества, фактически испаряющий воду вокруг себя. Именно «кокон» позволял двигаться в морской толще с огромной скоростью, буквально прожигая себе дорогу.

К сожалению данное оборудование имело множество недостатков и кроме как в качестве средства для десантирования почти нигде не использовалось.

— Ноль! — голос Седьмого смыл все посторонние мысли, и я почувствовал, как изгибается штурмовой бот и буквально выстреливает меня и моих товарищей.

Покинув челнок, наши скафы перешли на общий канал обмена данных, который образовали между собой наши корабли. Судно носившее имя «Фейт» было уже основательно потрепано орудиями «Гэлета», но благодаря умелым маневрам умудрялось избегать критических повреждений.

— Мне кажется «Фейт» долго не протянет, тем более один против трех — произнес Первый, наблюдая как судно увеличило плотность огня, прикрывая высадку десанта, но при этом само подставляясь под снаряды противников.

— «Авл» скоро подойдет ближе и отвлечет часть внимания на себя — прокомментировал его слова декурий — да и наши «Актиний» добавят суматохи, благо у противника не было замечено малых судов.

С точки десантирования до цели было порядка двух километров что при моей начальной скорости означало две минуты свободного полета. Падая сквозь толщу воды, я совершенно не ощущал сопротивления, лишь изредка подпадая в поля мусора, оставленного после взрыва наших обманок, что стартовали несколькими секундами раньше нас, меня слегка потряхивало.

Чуть впереди, слева и справа от меня скользили Второй и Пятый, позади — Третий и Первый. Следом за нашим отделением шла вторая пятерка, состоящая из медика, двух электронщиков и двух спецов по очень большим «бадабумам». Согласно информации от декурия, судно нам забрать не позволят, какие-то клановые заморочки, но и оставлять его другим, в целом состоянии, начальство не планировало.

Двигаясь за ударной группой, Шестой и Восьмой должны были заложить взрывчатку в критически важных узлах «Гэлета», фактически после взрыва оставив бесполезный кусок металла.

— Второй, твоя цель орудие на одиннадцать часов. Пятый, ты на вторую огневую точку не попадаешь, при приземлении совместно с Четвертым разворачиваете щит — замыкал наш клин Седьмой, получавший данные от сканеров основных судов в реальном времени и успевавший вносить корректировки в план.

— Первый, твоя задача под щитом вынести турель на девять часов. Девятый и Одиннадцатый после приземления, сразу активируйте «пузырь» — продолжил декурий раздавать указания.

— Первым во внутрь заходит Восьмой, следом Десятый и Одиннадцатый. Остальные по порядку. Пятый — замыкающий.

— Принято! — ответы бойцов слились в один.

Самыми первыми точки приземления достигли я, Второй и Пятый. И если мы с моим напарником, едва коснувшись корпуса, объединили индивидуальные энергощиты в один, способный выдержать до двенадцати попаданий, то Второй просто рухнул на турель, выйдя из «скольжения» прямо над ней.

Масса скафа, помноженная на ускорение, сработала похлеще пушечного снаряда, почти пробив корпус орудия и выведя его из строя. Таким способом уничтожения огневых позиций пользовались единицы, так как даже простой выход в воду на таких скоростях был подобен приземлению на бетонный пол, тут же ощущения были в разы хуже.

— Псих — пробормотал я в адрес Второго, чувствуя, как уже шестой снаряд турели разбивается о наш щит.

За моей спиной Первый медленно, словно ему было невообразимо скучно заниматься этим, направил дуло своей винтовки на стреляющее по нам орудие и первым же выстрелом вогнал шарик плазмы в цель.

— Чисто! Чисто! — почти синхронно произнесли Первый и Второй, успев обезвредить цели до того, как к нам присоединились остальные члены команды.

Девятый и Одиннадцатый, предварительно пройдясь по корпусу плазмой и найдя технический люк, разложили на нем металлическое кольцо диаметром в два метра. Кто-то из них подал команду и пространство внутри прибора начало заполняться черной жидкостью, которая, впрочем, не могла покинуть его пределов.

— Тридцать четыре секунды до пробоя — доложил Одиннадцатый.

Ожидая, пока «пузырь» сделает работу, мы напряженно осматривали окружающее пространство, периодически отмечая вспышки взрывов, сопровождающие сражение между судами. Со слов Седьмого выходило, что наши сосредоточили все силы на двух судах, что прибыли в качестве подкрепления, давая нам возможно проникнуть внутрь «Гэлета», не рискуя при этом попасть под дружественный огонь.

— Бойцы из «Октон» тоже достигли корпуса, начали проникновение во внутрь корабля — сообщил декурий.

— Долго они — произнес Шестой. Его скаф, как и у Восьмого были существенно больше наших, но не за счет дополнительной брони, а из-за расширенных грузовых отсеков, в которых они переносили запасы взрывчатки.

— Это тебе не сверху падать — парировал ему наш медик.

Краем уха слушая их разговор я смотрел, как из «пузыря» поднимается вверх на два метра черная субстанция, образуя специфический шлюз, позволявший попасть внутрь корабля без угрозы затопления. Жрало это устройство уйму энергии и по сути было одноразовым, но зато позволяло, не привлекая внимания проникнуть куда требуется. Хотя о какой скрытности можно говорить, при учете двух уничтоженных турелей.

Восьмой, следуя указаниям декурия, шагнул в круг и исчез из виду, проскользнув во внутренние помещения корабля. Один за одним бойцы исчезали в проходе и когда наступила моя очередь, я шагнул вперед. Ощущения внутри «пузыря» было трудно описать, несмотря на то, что это был не мой первый раз. Я одновременно стоял и падал, был в вертикальном положении и горизонтальном.

— Твою мать! В следующий раз я лучше пойду через парадный вход — ругнулся наш медик. У каждого из нас был свой набор неприятных ощущений при переходе через это кольцо, но хуже всего было именно Десятому.

— Ты это каждый раз говоришь, и каждый раз отказываешься идти на пролом — хохотнул Второй.

— Отставить смешки! Пятый вниз. Одиннадцатый, вырубай — командир спустившийся предпоследним начал раздавать указания, скорее даже для проформы, так как, не смотря на легкомысленные разговоры, мы уже заняли позиции, максимально перерывая сектора возможной атаки.

Как только голова Пятого покинула черное пятно, «пузырь» выключился, возвращая потолку первозданный вид. Помещение, в котором мы оказались, явно имело техническое предназначение, так как было забито множеством труб, образующих замысловатую конструкцию и занимающих большую часть зала. Свободного места оставалось немного, едва позволяя нормально стоять и не цепляться за стену самым массивным из нас — Шестому и Восьмому.

Не теряя времени, Девятый извлек из поясного отделения небольшой шунт и воткнул его в одну из панелей, позволяя тому начать поиск информации о планировке корабля.

Я же присел на пол и аккуратно извлек на белый свет два небольших устройства. Этих чудиков я собирал лично, постоянно совершенствуя как технически, так и программно.

Выглядели мои маленькие разведчики словно две тонкие змейки, способные проникать в самые узкие места и предоставлять информацию, которую по каким-то причинам не могли получить из системы наши взломщики. Змейки транслировали изображение прямо на визор моего скафа, позволяя в режиме реального времени следить за обстановкой.

«Автономный разведывательный модуль дефис два ноля» — именно так на сухом инженерном языке звались подобные устройства, но я уже давно пересобрал и модернизировал их, присвоив им названия «Нага» и «Серпента».

Обе змейки имели сейчас темный окрас, но были способный менять цвет в зависимости от потребностей и обладали силой способной вывести простого человека в кратчайшие сроки.

— Четвертый, где там моя кроха? — напомнил о себе Второй, что занял позицию у выхода, ожидая, когда компьютерные гуру закончат свою работу.

Этот парень привык работать в паре с Нагой, которая помогала ему в рукопашной, а после того как она спасла его в одной из заварушек, так и вовсе стал относиться как к живой.

На экране всплыло сообщение об успешной активации малышей, и Нага тут же поползла вперед и залезла на Второго, устроившись на его груди. Серпента же замерла у моих ног, ожидая команды.

— Седьмой, у нас проблема — произнес Девятый, дольше обычного возившийся со своими программа. — Есть схемы только верхних шести палуб и нижних трех. Оставшиеся девять совершенно не просматриваются, там совершенно другой уровень защиты. Так же я разблокировал двери на этой палубе.

— Не нравится мне все это — пробормотал Пятый, но на него никто не обратил внимание. Вот если бы ему что ни будь понравилось, тогда все точно бы переполошились, а так…

— До лифта далеко? — декурий не стал выяснять почему у Девятого не получилось прорваться дальше, прекрасно понимая, что, если даже такому специалисту не удалось, значит там действительно почти идеальная защита.

— По этой палубе триста метров по прямой через четыре отсека. Живых на первых двух палубах не обнаружено. На третьей уже какая-то суета, могут готовить оборону — отрапортовал электронщик, рассылая нам всем схемы доступных палуб.

— Двинули стандартным порядком. Второй первым, Пятый замыкающий. Четвертый пускай своих «зверюшек» вперед — Седьмой махнул рукой и наш отряд двинулся вперед.

Второй крутанув задвижку на двери, слегка приоткрыв ее, пропустил вперед Серпенту. Та, скользнув вперед, проскочила в следующее помещение, просвечивая его на наличие противника. Не смотря на заверение Девятого, что противника здесь нет, мы решили лишний раз не рисковать.

Проверяя одно помещение за другим мы прошли все четыре и вышли к лифтам. Было их два: пассажирский и грузовой, и оба, согласно протоколам безопасности, были заблокированы.

— Отключены от сети полностью. Придется открывать вручную — доложил Одиннадцатый, провозившись с панелью управления.

— Шестой, ставь заряды. В темпе — раздалась очередная команда.

Установка взрывчатки заняла совсем мало времени, и после подрыва, створки лифта вмяло назад, освобождая проход на нижние палубы.

Глава 23

Второй, находившийся ближе всех к шахте лифта, достал из подсумка шарик сканера и запустил его во внутрь. Тот исчез в темноте провала, уносясь все глубже во чрево корабля.

— Семнадцатый, пятнадцатый, тринадцатый. Всё, дальше перегорожено бронеплитой — прокомментировал недолгий путь сканера Девятый.

— «Кислоту» туда по краям шахты — в ответ на команду Седьмого, Восьмой извлек небольшой куб, ядовито-зеленого цвета, и скинул его вниз. Даже без его объяснений, я прекрасно знал, что там сейчас происходит.

Зависнув на высоте полутора метров от пола, кубик начал быстро вращаться, разбрызгивая в определенном радиусе сильнейший окислитель, за считанные мгновения проедающий почти любой металл насквозь. Отсчитав необходимое время, Восьмой следом отправил следующий куб, который уже должен был вступить в реакцию с «кислотой» и обезвредить ее. Хлопнув по плечу Второго, он указал тому пальцем вниз. Штурмовик без вопросов, лишь перехватив свое оружие поудобнее и активировав щит, шагнул в шахту лифта.

Пролетев насквозь все шесть палуб, он приземлился на бронеплиту, но та, вся изъеденная «кислотой» не выдержала столкновения, и Второй проскочил на еще один этаж ниже.

— Прошёл на двенадцатый этаж и уперся в очередную плиту. Сопротивления нет — доложил он, сразу, как только улеглась пыль.

— Еще бы оно было. По их расчетам мы эти межпалубные перегородки несколько часов грызть должны — сказал Восьмой, который все никак не мог нарадоваться новой игрушке.

— Четвертый, твой выход — скомандовал декурий, и я, предупредив Второго начал свой полет к нему. Штурмовик посторонился, освобождая мне пространство, позволяя особо не выбирать места для приземления. Стыковка с полом произошла без каких-либо проблем, лишь анализаторы окружающей среды покраснели, сообщая о том, что без средств индивидуальной защиты в этом замкнутом пространстве находиться не рекомендуется. Взвесь, образовавшаяся после дезактивации «кислоты», тяжелее воздуха и заполнила шахту лифта метров на десять. Эта дрянь уже была не способна прожечь металл, а вот человеческие ткани для нее по-прежнему не были проблемой.

Остановившись перед лифтовой дверью, я взял сверло и проделал в створке отверстие, через которое могла проскользнуть Серпента. Змейка, поменяв окрас скользнула во внутрь, фиксируя небольшой белый освещенный коридор.

В нем уже набилось полно защитников, бестолково мешавших друг и с тревогой следящих за лифтом. Одеты они были довольно-таки странно. Белые халаты, резиновые перчатки, респираторы, закрывавшие большую часть лица. Складывалось впечатление, что это не охрана, а горстка ученых, которым вручили оружие.

Прикинув расклад и не желая подставляться по огонь в маленьком помещении без малейшего укрытия, я просверлил дополнительные отверстия, позволяя газу быстрее уходить из лифтовой шахты.

«Ученые», заметив увеличившее количество дырок в створках, в панике начали беспорядочно стрелять, лишь увеличивая бреши и ускоряя собственную гибель. Мы же со Вторым, укрывшись за отломанным куском бронеплиты, наблюдали как газ все быстрее вытекает в расширяющиеся отверстия.

Грязно-зеленное облако, стелясь по полу, стремительно приближалось к насторожившимся людям, прекратившим бесполезную стрельбу. Кто-то даже умудрился подстрелить своих, что по глупости перекрыли своими телами линию огня. Два таких неудачник уже сидели на полу, едва дыша, и оставляя под собой ярко-алые лужи на белоснежном покрытии.

Не совсем понятно, почему они столпились в таком небольшом помещении, даже не попытавшись его покинуть, чтобы не мешать друг другу, но это было явно нам на руку.

Первые крик боли людей, которых достигло облако, ввели в недоумение большую часть, а Серпента транслировала четкую картинку из местного филиала ада всем членам отряда, и мы могли наблюдать как отрава проникала под одежу, разъедая такую непрочную человеческую кожу, начиная с ног и поднимаясь все выше и выше.

Передние ряды, что попали под действия отравляющего вещества стали напирать на задние, прижимая тех к запертым дверям. Попытки убраться подальше от зеленого облака привели к давке, которая лишь стала приумножать жертвы.

— Почему они не свалят отсюда? — озадаченно пробормотал Второй, наблюдая как очередной человек упал на пол и затих, то ли от высокой концентрации «кислоты», количество которой внизу была приличной, то ли из-за то что на него уже встало несколько людей, наступив при этом на шею.

— Мля… — судя по голосу это произнес Десятый, наш медик, что в равной степени владел как умением лечить, так и калечить. Хотя думаю каждый из нас в тот момент был согласен с ним.

Обстановка среди «ученых» все больше накалялась, и кто-то из них, в конце концов не выдержав, пустил в ход оружие. Звуки выстрелов лишь на мгновения заглушили крики людей, которые вновь зазвучали с утроенной силой.

Что происходило в основной массе я не смотрел, внимательно наблюдая за человек, которого толпа отбросила в сторону. Он на четвереньках полз в нашу строну, разгоняя смертельную взвесь. Руки и ноги у него были покрыты язвами, на которые он, казалось, почти не обращался внимание. Нижнюю часть его лица покрывала маска, когда-то бывшая светло-синего цвета. Сейчас же она пропиталась кровью и рвотой этого обезумевшего от боли существа.

Он все полз и полз, и я уже приготовился выстрелить в него, когда человек нащупал в клубах «кислоты» оружие. Подняв пистолет, он с трудом его поднял в обожженную «кислотой» руку и истерически хохоча выстрелил себе в голову.

— Я, конечно всякого дерьма в этом мире повидал, но что-то мне сейчас не по себе — подавленно произнес Второй, вместе со мной глядя на труп.

— Четвертый, пару гранат в кучу и двигайтесь вперед. Мы идем за вами — прозвучала команда Седьмого.

С трудом сглотнув ком, застрявший в горле, я даже с каким-то облегчение закинул пару осколочных на другой конец коридора. Взрывы раздались один за другим и шрапнель добила еще остававшихся в живых защитников.

Второй же, отодвинув в сторону кусок плиты, ступил в коридор, шагом двинулся вперед, я же шел позади него прикрывая со спины. Двигались мы быстро, не забывая делать контрольные выстрелы по тем, кто мог бы оказаться еще живым. В этом мире некоторые существа поразительно живучи.

Задержавшись возле погибшего парня, я попробовал поднять его за одежду, но та под действием «кислоты» потеряла свою прочность и при прикосновении распадалась на лоскуты. Затылок парня обнажился, и я увидел нанесенный штрих код, на подобие того, что любят ставить работорговцы на своих жертв.

Проверив еще несколько тел и обнаружив такие же подобные отметины на них, решил об этом доложить:

— Седьмой, тут судя по всему были рабы. На всех специфичные татуировки.

— Похоже на то. «Окто» пробивается через какие-то склады. Там подобные «защитники» атакуют, словно у них отсутствует инстинкт самосохранения — согласился он со мной.

— Ну эти то спастись пытались, только их походу просто не выпустили. Дверь заблокирована программно. — вклинился в разговор Второй, ковырявшийся в панели управления дверью ручным дешифратором, не став дожидаться пока двое наших специалистов спустятся.

Провозился он по времени прилично и когда дверь с шипением откатилась в сторону, весь отряд был в сборе. Следующее помещение было еще меньше, позволяя уместиться только троим. На очередной панели ярко горела красная надпись: «Для дезинфекции обе двери должны быть закрыты».

— Выламывайте ее, время операции сократилось. Связь с отрядами, посланными на другие суда пропали. «Фейт» выходит из боя, слишком много повреждений. — ошарашил нас декурий.

— Какого хрена? Это же обычные корабль. У него не должно быть такого мощного вооружения — спросил Шестой, крепя малый заряд и отходя назад.

Прозвучал взрыв и все заволокло дымом. Как только он рассеялся, мы с удивлением уставились почти на неповреждённую дверь. Лишь в месте крепления взрывчатки образовалась небольшая выбоина.

— Не понял. Ее же должен вынести к чертям собачьим! — изумленно воскликнул наш подрывник.

Эхо от мощного взрыва из глубины судна докатилось до нас и освещение, моргнув пару раз, отключилось. Дверь же откатилась в сторону, пропуская нас вперед.

— Кто-то явно получше тебя разбирается во взрывчатке — пошутил Второй, мгновенно прикрывая собой Шестого от возможной угрозы.

Я же запустил вперед Серпенту и принялся обследовать новое помещение. Картинка показывала большое помещение, разбитое на множество мелких комнат с прозрачными стенами. Между ними были узкие проходы, позволявшие обойти клетки вокруг.

— В следующем зале чисто. Только один труп в дальней комнате. По форме напоминает охранника. Дальше проход в еще один зал — доложил я командиру.

— Тогда вперед. Десятый осмотри труп. — коротко бросил декурий.

Помещение было длиной метров пятьдесят и то тут, то там виднелись следы крови, вот только трупы, за исключением охранника, отсутствовали. То, что это был именно охранник, а не очередной раб подтвердил наш медик, осмотрев его.

Проскочив зал с клетками, мы попали в следующий. В отличии от предыдущего, этот больше напоминал лабораторию вивисектора. Заставленный множеством операционных столов, на некоторых из которых все еще лежали разумные, он производил гнетущее впечатление. Тела, что уже не подавали признаков жизни, были чудовищным гибридом из разумных и монстров Бездны, с некоторыми из которых мне приходилось сталкиваться.

— Не задерживаемся — произнес декурий, заметив, как некоторые из нас замерли, наблюдая за отвратительной картиной.

Третий толкнул меня плечом, заставляя отвести взгляд от человека, у которого была вскрыта черепная коробка и большую ее часть занимало существо, похожее на мертвенно-бледный коралл. Его хрупкие «ветки» пронзали шею бедняги в нескольких местах, образуя своеобразные шипы.

Отряд медленно двигался, обходя беспорядок, созданный подопытными, когда те освободились. Видимо основная часть рванула вглубь судна сея хаос, а нам повстречалась лишь малая их часть. Изредка нам попадались тела настоящих ученых, если можно так назвать людей, творящих подобное.

Внезапно на внутреннем дисплее возникла надпись: «Внимание, активирован протокол «Эдил». Обеспечить сохранность цели. Приоритет — высший».

— Может на сегодня сюрпризов хватит? — сказал Пятый, прочитав в слух сообщение.

— Капсула, третья по счету. Четвертый и Десятый проверьте что с человеком внутри — тон командира поменялся, что меня напрягло больше чем все события вместе взятые, которые мы за эту операцию пережили.

— Остальные в охранение. Восьмой, заминируй выход из зала в следующее помещение — продолжил нагнетать обстановку командир.

Я же подошел к вертикально стоящей капсуле и открутив щиток, закрывающий доступ к электронной начинке, подключил протянутый доком шлейф.

— Жизненные показатели в норме. Похоже на контролируемую кому — произнес Десятый глядя на показания — Секунду, сейчас посмотрим на него вживую.

Капсула беззвучно стала опускаться, принимая горизонтальное положение. Крышка съехала вбок, образуя невысокие полупрозрачные бортики. Содержимое оказалось вполне человеческим существом женского пола, без видимых признаков генетических отклонений, лишь ее длинные волосы цвета платины смотрелись необычно.

— И в чем же твоя особен… — не успел закончить фразу, наклоняясь над девушкой, как та распахнула свои глаза, и я стал тонуть в их бездонной синеве, что плавно стала сменяться беспроглядной чернотой.

Тьма захватила меня, таща за собой и не давая пошевелиться. Полет был бесконечно долгим, но в то же время я понимал, что время тут понятие относительное, поэтому появившись в очередной раз в пещере с клетками и орущими, визжащими людьми я не сильно удивился.

Материализовался я в своем бронескафе, в котором участвовал в операции. На нем до сих пор были свежие царапины, полученные в ходе десантирования, а на подошве ботинок были остатки плоти тех несчастных, что погибли от «кислоты». Единственным отличием было только то, что пропало все моё вооружение и я лишился шлема.

Двигаясь мимо клеток с людьми, заметил, что их ряды пополнили несчастные, что погибли на «Гэлет». Среди них почему-то я увидел весь свой отряд. Здоровяк Второй тихо сидел, прислонившись к стенке и улыбаясь ковырялся обожжёнными пальцами в своем распоротом животе, перебирая склизкие кишки.

Первый лежал на полу клетки смотря в потолок единственным уцелевшим глазом. Вторая половина черепа отсутствовала, словно ее срезало чем-то бритвенно-острым. Все мои товарищи, искалеченные, раздавленные, обожжённые, захлебнувшиеся, каждый из них словно обозначал путь, который нам пришлось пройти, покидая проклятый корабль.

И все они, в отличии от остальных пленников почти не обращали на меня внимание, лишь провожая взглядом. Только наш медик, у которого оказался прострелен затылок, внимательно рассматривал меня и по-доброму улыбался.

Я пытался задержаться возле него, но неведомая сила подхватила меня и влекла к последним клеткам, в которых по-прежнему были мои друзья и незнакомка.

Первым, что мне бросилось в глаза, оказались изменившиеся черты лица Кати. Девушка словно резко повзрослела и приобрела длинные платиновые волосы, став похожей на пленницу капсулы.

— Странный выверт сознания, не правда ли? — со смешком прозвучал голос от шестой клетки. Из ее чрева вышел второй Я и пристально уставился на меня.

— Те, кого я знал когда то, оказываются совсем другими, стоит на них посмотреть совсем другими глазами — его голос звучал все громче, заполняя пространство, а на комбинезоне вспыхнули символы янтарного цвета.

Он шаг за шагом приближался ко мне, а я даже не был в состоянии пошевелиться, не смотря на угрозу, исходящую от него. Вместе со мной замерли медные нити, что атаковали незнакомку, давая ей время на передышку.

Мои же друзья, имена которых я неожиданно не смог вспомнить, смотрели на меня с нескрываемым презрением, лишь Она улыбалась мне, как и Десятый, что сейчас лежал в одной из клеток позади меня.

— Ты же видел всех тех несчастных, что проклинают твое имя? Скольких ты обрек на гибель, а, Медный? — слова Янтарного били прям по мозгам, доставляя нестерпимую боль.

Не выдержав давления, упал на одно колено и с удивлением обнаружен что доспеха на мне больше нет, и подобно моему двойнику я оказался облачен в такую же одежду, вот только символы у меня медного цвета и были они едва видимы.

— Он не справляется. Похоже очередная неудача. — произнес голос, совершенно чуждый для этого места. Звучали слова совершенно на грани слышимости, словно из другой Вселенной, я был даже до конца не уверен, что это мне не послышалось.

С трудом подняв голову, увидел, что Янтарный подошел ко мне близко и занес руку для удара, как вдруг на его сжатый кулак опустилась ладошка Катерины. Сияние комбинезона второго меня резко снизило интенсивность, уже не так сильно режа глаза, а аура гнева и вовсе пропала.

Янтарный стал блекнуть, постепенно растворяясь в воздухе. Перед тем как окончательно исчезнуть он бросил на девушку взгляд полный такой безумно тоски, чту у меня сперло дыхание.

Катя же, дождавшись, когда он полностью исчезнет, опустилась передо мной на колени и я заметил, что ее образ вновь изменился. Лицо девушки осунулась, словно она давно и очень сильно болела. Когда она сделала до боли знакомый жест, проведя рукой по волосам и откинув в сторону непослушную прядь, я увидел пулевое отверстие.

Уже ничего не понимая, протянул ей руку помогая встать, но Катя, схватив ее, лишь прижала к своей щеке, а затем поцеловав ладонь, сама встала и отошла к своей клетке.

Я же, попытавшись подняться, почувствовал резкую боль в правой ноге и вновь ощутил, как меня тащит к выходу отсюда. Дверь раскрылась, пропуская меня во внутрь. Водоворот, состоящий теперь из света и тьмы подхватил, унося прочь.

******************************************

— Вик, мля, проснись! Вставай давай, тебе сейчас отгрызут кое-что нужное! — встретил меня в этом мире голос Алин.

— Тебе совершенно не идут подобные выражения, крошка — пробормотал я, не открывая глаза. Ощущения были такие, словно мое тело обмотали толстым слоем поролона и вкололи слоновью дозу успокоительных.

— Открой глаза, Вик! Тебя жрут — одновременно с ее словами мою ногу в очередной раз пронзила боль.

Распахнув глаза, я увидел, как в том месте, где на броне ноги была трещина, копошится полудохлая «обезьяна», пытающаяся по шире раскрыть аппетитную «консерву».

— Вот тварь же! — с трудом двигая ватным тело, я лишь со второй попытки смахнул с себя «гурмана», попутно размозжив тому голову.

— Алин, вколи-ка пару стимулятор, мне вновь захотелось жить — сказал я девушке и почувствовав, как утихает боль, блаженно улыбнулся.

Глава 24

— Что происходило пока я был в отключке? И что это за протокол такой? — спросил Алин, продолжая сохранять горизонтальное положение относительно пола.

Чувствительность возвращалась ко мне медленно, лишь боль в пострадавшей ноге, не смотря на лекарства, давала о себе знать. Чертов зверь вырвал кусок мышц и повредил связки, обеспечив мне пожизненную хромоту, если не удастся найти нормального доктора.

Сейчас же в ране отрабатывал свою задачу гель, останавливая кровотечения и обеззараживая ту заразу, что наверняка обитала на клыках «обезьяны». Алин пояснила, что прежде чем я смогу подняться без сильного ущерба для оставшегося у меня здоровья, должно пройти какое-то время.

Рана, которую мне нанес вожак стаи, почти не болела, и я вспомнил о ней только тогда, когда попробовал пошевелить рукой. Дырка на комбинезоне, судя по объяснения девушки, исчезла сразу после того, как автодок скафа залатал повреждения, при этом комбез использовал для восстановления энергию брони.

Как только Алин убедилась, что моей тушке больше ничего не угрожает, она вернулась к разговору с детьми. Пока я валялся без сознания, девушка общалась с ними, успокаивая и не давая впасть в панику. Рэф с Лирэ по-прежнему сидели в контейнере и чувствовали себя вполне сносно.

Решив, что не стоит мешать их разговору и так и не дождавшись объяснений от Алин по поводу «последнего шанса» принялся выпытывать информацию у искина.

Оказалось, ничего фантастического, по крайне мере по местным меркам, не было. Искин скафа оценил ситуацию и придя к выводу, что оператору угрожает гибель, принудительно активировал «боевые» стимуляторы. Эта местная «алхимия» увеличивала скорость прохождения нервных импульсов, позволяя быстрее обрабатывать поступающую информацию и вместе с этим повышала уровень синхронизации с броней.

Расплатой за подобное усиление служили сильнейшее истощение организма и головные боли, которые я сейчас не ощущал лишь благодаря обезболивающему. Выведя изображение с внутренней камеры, я от неожиданности зажмурил глаза и решился их открыть обратно далеко не сразу.

С экрана на меня смотрел смертельно уставший мужчина, лет сорока, с «нелегкой» небритостью и всклокоченными волосам. Мешки под глазами были почти черного цвета и их можно было спокойно забросить на плечи. Губы потрескались от сильнейшего обезвоживания, но автодок рекомендовал не покидать скаф еще минут двадцать, а остатки воды лежали в наружном контейнере.

Желания продолжать смотреть на уже почти незнакомое мне лицо у меня не было, и я отключил камеру. Полежав просто так пару минут, не выдержал скуки, не разгоняемой даже болтовней моей команды и начал рассматривать схему помещения, которую составил искин на показаниях сканеров и самого костюма.

Провозившись с картой минут пять, нахмурил лоб, пытаясь понять, что же меня в ней смущает. Провозившись еще немного, не выдержал и обратился к девушке.

— Алин, я тут понять не могу, почему сканеры не достают до дальней стены? Такое ощущение, что они упираются в какую-то преграду.

— Я тоже обратила на это внимание, но оттуда никаких сигналов не поступало — ответила девушка, прекратив описывать детям как выглядит Станция снаружи.

— Сейчас оклемаюсь и надо будет проверить ту сторону, прежде чем выпускать ребятишек. Не хотелось получить какие-нибудь сюрпризы в спину, на вроде летящего погрузчика, например — поделился своими мыслями с ней.

— Может тихо уйдем отсюда? — в девушке наконец то проснулся голос разума, вот только уже было поздно.

— Нет. В таком состоянии я далеко не уйду, а вылезти из скафа и приводить себя в порядок, не зная какая там хрень может водиться, вам меня не заставить — с легкой ноткой истерики в голосе произнес я.

Чертовы эмоциональные качели, на которые я последнее время зачастил, вновь пришли в движение. Чувствую, что еще пару дней такого «веселья» и просто тихо сойду с ума, ну или громко, тут уж как пойдет.

С шумом выдохнув воздух сквозь стиснутые зубы, у меня с трудом получилось взять себя в руки. Долбаные качели вновь пошли вверх, сменяя злость легким раздражением.

— Всё, с этого момента никаких самовольностей и «хотелок»! Ясно выражаюсь? — повысив голос обратился к Алин и детям — Советы принимаются, рекомендации тоже. За шантаж и попытки давить на жалость просто пну под задницу и дальше сами действуйте. Понятно?

Дождавшись утвердительного ответа от всех, я немного успокоился. Хотя давить на них не хотелось, но игра в «демократию» могла плохо кончиться для всех нас.

Если бы тут был человек опытный, подобный Криусу, судя по рассказам Рэфа, то подчинился бы ему без вопросов. Тут же мне достались «контуженная» девушка и дети, что толком и не знают о мире вокруг. Пускай мои знания еще меньше чем у них, но я по крайне мере могу быть уверен, что буду думать головой, а не мягким местом.

— Так, себя похвалили и хватит — это мысли я уже произнес в слух, вызвав удивление на лице девушки, но объяснять ей не стал.

Автодок скафандра сообщил что можно подняться, но рекомендовал сильно не напрягаться. Восприняв это как издевку, мне захотелось его хорошенько огреть, но я не знал где именно он находится в броне и пока размышлял об этом меня отпустило.

— Алин, у меня долго эти перепады настроения будут? Раньше такого за собой не замечал — поднялся на ноги с тихим стоном и громким скрипом трущегося друг о друга металла в поврежденных местах.

— Это уже не я, честно! — озабоченно произнесла девушка, подтвердив мои опасения и я ей поверил.

— Похоже мне все-таки понадобится хороший психоаналитик — хромая, побрел за своим оставленным мечем, который так удачно превратился в копье.

Искин вещал о многочисленных повреждениях, полученных в ходе схватки со стаей. Больше всего беспокоили неисправность ноги, что существенно замедляло мою скорость и дыра в области груди, которая сейчас была закрыта специальным раствором. Эта субстанция обеспечивала герметичность, но не могла похвастать прочностью, так что в моей обороне появились новые бреши.

Меч я нашел довольно быстро, не смотря на недостаток освещения. Лежал он возле одной из туш «обезьян», весь вымазанный их кровью и остатками чего-то похожего на мозги. Благо голыми руками трогать это не нужно было и подняв оружие, я пару раз взмахнул им, стряхивая налипшую дрянь.

— Так, теперь следующий пункт нашего увлекательного путешествия, — вновь развернувшись, я пошел в сторону загадочной стены.

Мелькнула мысль освободить детей, но вспомнив про зов, которому они поддались, решил, что пока не стоит. Пускай лучше посидят там, спокойнее будет.

С каждым шагом мне становилось не по себе все больше и больше, а на гране слышимости вновь появился хор голосов. Первоначальное чувство тревоги сменилось тоской, которая становилась все сильнее. В голове начали крутиться образы оставшихся на Земле родных и друзей. Я видел свои неудачи, которые теперь с новой силой выжигались у меня в памяти.

Дружба и предательство, что надолго отучило меня доверять кому-то постороннему. Первая любовь и расставание, которое последовало после, оставляя в душе выжженные участки. Провалы в работе и страдания людей, окружающих меня и кому я оказался не способен помочь.

Тем не менее я продолжал движение и вскоре вошел в белесый туман, словно поплывя в нем. Неожиданно стало предельно ясно, что все совершенные мною действия и попытки выжить были бессмысленными, лишь растягивающие мои мучения. С каждой секундой я все больше понимал, что у меня есть только один выход. Мысленно попросив прощения перед Алин, Рэфом и Лирэ, поднял меч перед собой, направляя острие в залатанную брешь на груди.

Некоторые люди утверждают, что перед смертью у человека перед глазами проносится вся его жизнь. У меня вот тоже завертелись перед глазами картинки, вот только начинались они с моего появления в этом мире.

Пробуждение, бегство от радусов, плен, очередное бегство. Картинки мелькали все быстрые, и в каждой из них я видел свои неудачи, ошибки. Меч все глубже входил в герметик, который почти не сопротивлялся оружию.

Вот перед глазами возникло сражение со спрутами и последующее спасение детей из чрева монстра. Стоп. Воспоминания замерли на моменте освобождения Лирэ и Рэфа. Отголоски тихой радости появились где-то на границе сознания. И лишь только сейчас я осознал, что все эти черные мысли были навязаны со стороны.

Да, у меня, как и каждого были падения. Да, я больно обжигался, но это послужило мне хорошим уроком. За любыми ошибками стоял бесценный опыт, который помогал мне двигаться вперед.

Отведя меч от груди, перехватил за рукоять и оперся на него словно на трость. Не смотря на спавшее напряжение, двигаться было тяжело, словно приходилось проталкивался сквозь песок.

Первый, второй, пятый, двадцатый шаг, а пелена все не кончалась. Хор стонущих голосов иногда появлялся, пытаясь вновь подавить мою волю, но тут же пропадал, стоило повеять ощущением надежды по началу исходившим от одного, а потом от нескольких источников.

Состояние скафа тоже было не понятно. Словно часть систем отключилась, остальные же работали с перебоями. Камеры транслировали одно и то же изображение, словно зависли. До Алин и исикна я достучаться не мог, хотя на интерфейсе каких-либо повреждений, кроме полученных ранее, не отражалось.

Блуждал я в тумане уже порядка двух часов и прекрасно понимал, что уже должен был пересечь ангар несколько раз, уткнувшись хоть раз в стену. Остановившись, попробовал прислушаться к голосам, от которых исходило чувство надежды. И не смотря на почти перекрывающие их вопли отчаяния, мне это удалось.

Сделав пару кругов, смог определить откуда исходили эти голоса, и вновь обретя цель, на максимально доступной мне скорости двинулся в ту сторону. Двигаться стало легче, словно вокруг меня образовался защитный кокон, который разгонял туман. Вокруг становилось все темнее и вот наконец я с облегчением вышел в темное пространство обычного ангара.

Голоса здесь отсутствовали и стояла безмолвная тишина, которую тут же прервал крик Алин:

— Нет! Нет, не хочу это видеть! Твари! Ненавижу! — девушка все кричала, даже не пытаясь остановиться, все же дыхание ей переводить не нужно было.

Я же просто стоял и смотрел. Каждый раз, когда мне казалось, что видел самые отвратительные реалии этого мира, он умудряется меня удивить.

До стены оставалось каких-то метров десять, вот только приближаться к ней совершенно не хотелось. И да, я нашел всех жителей общины, только вряд ли Лирэ и Рэф обрадуются такой встрече.

Люди были живы, если конечно это можно назвать жизнь. Все они оказались нанизаны руками и ногами на металлические штыри, что торчали из стены. В самом низу, почти касаясь пола находились самые крупные представители общины, выше них были чуть менее крупные и так далее в плоть до маленьких.

Все они были так ужасно измождены, что походили на мумии, пролежавших в жарких песках пустыни несколько столетий. Но что самое удивительное, они медленно, едва заметно шевелились, словно под порывом невидимого сквозняка. То тут, то там я замечал, как их лица медленно начинают поворачиваться в мою сторону.

С каждым их движением, черные нити, которые я изначально принял за тени, становились все толще и насыщеннее. Они всё явственнее стали проявляться на телах несчастных, произрастая из животов и сплетаясь с другими. Становясь больше, нити стали проникать через рот и нос в головы жертв, и словно в ответ на это, стена тумана сдвинулась в мою сторону.

Сделав шаг, второй, третий вперед, стремясь уйти от надвигающейся опасности я приблизился к живой стене, уже почти полностью ставшей черной, лишь глаза каким-то чудом живых существ были видны под черными щупальцами.

Я встретился взглядом с одним мужчиной, что находился почти у самого пола. Взгляд его был полон странной смесью гнева, ненависти и надежды. Буквально вычленив его зов из вновь зазвучавшего потока голосов, поднял меч и приставив к шее, надавил на него.

— Ты что творишь? Сволочь! Я так и знал. Это все твои дружки- выродки! — в исступлении кричала Алин, наблюдая как падает голова мужчины на пол, усеянный костями животных, заманенных в ловушку до этого.

Я же, не обращая внимание, шел вдоль стены, выбирая тех, кто еще был в сознании и чей разум не был поглощен черными нитями. Таких оказалось немного, и все они находились внизу, видимо, как самые крепкие и выносливые.

Бредя все дальше, стараясь не смотреть в их обреченные лица, в надежде, что они не будут посещать в ночных кошмарах, я тем не менее понимал, что не смогу их никогда забыть. Измученные, обескровленные и высушенные, их ждала участь похуже смерти.

Алин с ее криками я заблокировал, выключив ее голосовой модуль, так что мой путь сопровождал лишь нестройный хор, в котором с каждым движением оружия становилось все меньше человеческого.

Тварь, питающаяся телами, почуяв неладное в начале пыталась воздействовать на меня психически, но с каждым «освобожденным», ее атаки становились все слабее. Потом она попыталась ударить меня своими нитями, но те лишь бессильно соскочили по броне, не сумев повредить даже герметик, закрывавший прорехи.

Бросив бесполезные попытки, нити двигались вслед за мной, периодически пытаясь воздействовать на меня ментально, показывая ужасающие картины пыток всех этих людей. Это было действительно ужасно, и я стал понимать все те чувства, что испытывают местные по отношению к Медным. Вот только было в этом что-то не правильное, что-то что не давало мне покоя.

Задержался я только у одного из поселенцев, точнее одной. Это была женщина, удивительно похожая на Рэфа и Лирэ, если тем добавить волос на теле. Не смотря на свой невысокий рост и далеко не самое крупное телосложением, занимала она нижний ряд и именно от нее шел тот самый зов, что вывел меня из тумана. Именно он послужил маяком, собравший других, почти сдавшихся, вокруг себя и позволивший мне положить конец их мучениям.

Мать Лирэ и Рэфа посылала мне образы, словно спрашивая о судьбе своих детей, и я ей мысленно ответил, обещая сохранить их ценой даже собственной жизни. В ответ она закрыла глаза и на своей щеке я почувствовал легкое прикосновение, словно от мимолетного поцелуя. Кивнув, словно женщина могла меня видеть, я уже выверенным движением руки прервал ее мучения.

Стоило только телу безвольно повиснуть на штырях, удерживающих его от падения, как черная тварь в очередной нанесла удар. Острая боль пронзила мою голову, и я со стоном рухнул на одно колено. Боль все возрастала, опять лишая желания жить, но я все еще слышал голоса разумных, молящих о спасении.

Каждое движение давалось с трудом, и освободив еще троих, к четвертому — последнему, я уже полз на одних руках, так как перестал чувствовать ноги. После убийства предпоследнего разумного, тело начало неметь, так что мне пришлось оставить меч на полу.

Монстр все давил и давил на меня как ментально, так и физически, оплетая своими щупальцами, затрудняя и без того невыносимо медленное движение. У меня создавалось впечатление, что костюм мне приходится нести на своих плечах.

Последние метры и то как я, опираясь на стены, миллиметр за миллиметром поднимался по стене вверх мне почти не запомнились. Зато прекрасно ощущал страдания жертв, порабощенных взращённой Медными твари. Она транслировала мне в мозг картинки, как безмолвные солдат вкалывали местным жителям какую-то дрянь, а потом оттаскивали к стене и на живую приколачивали к ней, не щадя ни старых, ни молодых.

Многие из них сдались почти сразу, надеясь раствориться в монстре, получив спасительное забытье. Но тварь оказалась хитрее, не давая им полностью умереть, она подпитывалась образовавшимся полем страдающих, постепенно набирая силы и атакуя еще не сломленных.

Сопротивляющиеся люди были особенно ценны для Нити, что была выращена именно для этой цели. Еще не обладая разумом, она уже точно знала свое место в этом мире и была готова ее исполнить, дабы выполнить волю своих создателей.

Я даже остановился, сжав в руке голову последнего разумного, что еще держался из последних сил, в надежде понять для чего же было совершенно это безумство. Но очередная ментальная атака монстра заставила меня непроизвольно сжать кулак, раздавив череп несчастного.

С его гибелью Нить, осознав, что провалила свое предназначение, предприняла последнюю атаку, окончательно роняя меня на пол. Упав на пол, увидел, как черный поток щупалец бьется о броню в бессильных попытках навредить. Голоса в голове стали звучать еще громче, и я почувствовал, как тоненькие струйки крови побежали из носа и ушей.

Положив руку на верный резак, снял его с крепления и направил струю огня в монстра. Пламя весело сверкнув, стало перескакивать с одного щупальца на другое, словно это было не живое существо, а стог сена.

Монстр завизжал и попытался скрыться, но ему было не так просто вырваться из тел своих жертв, в которые он так сильно врос. Давление на мой разум мгновенно прекратилось, оставив после себя легкую боль и чувство жалости по разумным, что погибли такой страшной смертью.

Самый большой погребальный костер в моей жизни лишь разгорался сильней, и он точно будет не последним в этом мире.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики