КулЛиб электронная библиотека 

Хранитель Рода Государева [Алексей Шмаков breanor11] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Алексей Шмаков Хранитель Рода Государева

Глава 1


* * *

— Бегом к Насте! Мы тут сами разберёмся! — заорал на меня отец, принимая на свою защиту мощнейший удар родовой техники Юсуповых.

От этого удара он пошатнулся. Всё же выстрел в упор из такого монстра, как Tunder 50 BMG, смогут пережить далеко не все сильнейшие одарённые. А он не только смог выжить, но и нашёл в себе силы вступить в бой, используя собственную кровь.

Щит крови разлетелся миллионами брызг, окропляя всех находящихся в гостиной. Сильнейшая защитная техника рода Воронцовых, встретилась с сильнейшей атакующей техникой рода Юсуповых, так и не выяснив, кто же сильнее.

— Я сказал бегом — взревел отец, облачаясь в боевой доспех. Моментально собирая вокруг себя каждую каплю драгоценной крови, тоненькие ручейки которой потянулись к нему откуда-то с улицы.

И я побежал.

Побежал на ходу, активируя свой дар. Для этого пришлось пользоваться собственной кровью. Сейчас я не имел права пользоваться заёмной, забирая её у отца. Каждая капля могла решить исход его боя с Юсуповым.

Возле выхода из коридора, в конце которого находилась лестница на второй этаж, я наткнулся на императора. Его окутывало сияние силы. Он явно стремился на помощь отцу.

Вот только, где все его телохранители? Где императрица, которая едва ли не самая сильная одарённая в государстве и где Голицын? Куда он делся сразу после того, как дворецкий сообщил о приезде гостей? Неужели до сих пор торчит в туалете?

Но сейчас это не самое главное. Я должен защитить Настю. Наверняка эти ублюдки действуют не одни. Поместье уже окружено и в любую секунду может начаться штурм. Иначе они никогда не рискнули бы напасть на нас.

Выскочив из гостиной, я оказался в длинном коридоре. Этот коридор имел множество окон, из которых было отлично видно ведущую к поместью дорогу. По ней сейчас на полной скорости неслось несколько чёрных внедорожников. Вот только понять друзья это или враги было невозможно.

Окно возле самой лестницы разлетелось вдребезги и в него заскочил дружинник в боевом снаряжении, подтверждая мои опасения о штурме. Не медля ни секунды, он бросился к лестнице, ведущей на второй этаж.

Вот, правда, сделать ему удалось всего шаг, прежде чем моя сила дотянулась до него, иссушая до последней капли крови. На ступени упала ссохшаяся мумия, а я пополнил свой арсенал несколькими литрами крови. Мгновенно ускоряясь и переходя на новый уровень восприятия.

Этого мне хватит, чтобы справиться с одарённым своего уровня.

Мне нужно спешить, оказаться рядом с Настей раньше этих ублюдков.

Если они уже смогли пробить защиту поместья, то дела совсем плохи. Выходит, в этом замешаны практически все причастные к охране императора и его семьи и наши собственные дружинники.

Вполне возможно, что род Воронцовых остался единственным верным своему государю в этом поместье.

За моей спиной раздался грохот. Это вылетела дверь из комнаты, которую занимала императорская чета. Импровизированный снаряд прибил ещё одного нападавшего.

Ещё три окна за моей спиной разлетелись на осколки и мой арсенал пополнился снова. Всё, это мой предел. Больше крови я не мог удержать.

Теперь можно не экономить и использовать свой дар по полной.

На остальных нападавших, что словно тараканы полезли в окна мне было наплевать, ими займётся разъярённая императрица, выскочившая из комнаты следом за дверью. Она моментально свернула шею одному из нападавших, а тело ещё одного пробила насквозь голой рукой, игнорируя его защиту.

Всё же одарённые, пошедшие по пути усиления собственного тела по праву считаются лучшими бойцами ближниками. Я мог не переживать, что получу удар в спину.

Поместье сильно тряхнуло, и я поспешил к Насте.

Взметнувшись вверх по лестнице, я даже не заметил, как оказался возле комнаты Насти. Раскуроченная дверь была сорвана с петель и валялась рядом.

— Ты опоздал кровавый воронёнок. — произнёс человек, которому я доверял практически так же, как отцу.

Человек достигший пика силы одарённого, так же как и императрица пошедший по пути усиления собственного тела. Лучший друг императора. Глава «Гнева Государева». Крёстный отец Насти — князь Голицын Дмитрий Васильевич.

Он стоял над окровавленным телом Великой княжны, сжимая в руках её оторванную голову. Этот ублюдок убил её голыми руками.

Мою Настю! Ту, которую я поклялся защищать! Ту, с которой мы сегодня должны были помолвиться.

Ярость заклокотала во мне.

Я закричал, выпуская вместе с криком всю мощь, что удалось накопить по дороге сюда.

Голицын лишь рассмеялся, когда мой удар не смог даже поцарапать его.

Секунда и он оказался возле меня. Резкий удар и моя грудь пробита насквозь. Точно так же императрица сейчас расправлялась с нападавшими внизу.

Боли я не почувствовал, лишь злость. Злость настолько дикую, что у меня перекрыло дыхание.

Голицын поднял меня вверх, так и не вытащив руку. На его мерзкой морде расплылась довольная улыбка.

Именно злость дала мне ещё на пару мгновений задержаться на этом свете. Чтобы нанести последний удар. Теперь нет смысла беречь собственную кровь и жизнь. Тем более что Голицын сам оказался настолько глуп, что позволил мне коснуться себя.

Столько лет провести рядом с моей семьёй и не узнать нашу самую сильную сторону.

В сверх ближнем бою любой член рода Воронцовых, овладевший посмертной родовой техникой мог уничтожить хоть гранда, хоть архигранда. Сила нашего противника не имела никакого значения.

Сотни тончайших кровавых игл, воткнулись в руку, до сих пор торчащую в моей груди, полностью игнорируя защиту Голицына, которую сейчас не пробить и танковым снарядом.

В глазах этого ублюдка появился страх. Он понял, какую ошибку совершил. Но уже слишком поздно. Я отравил его кровь. Теперь даже сильнейший целитель не сможет ему помочь.

Максимум минута и он труп.

Кто бы мог подумать, что семнадцатилетний сопляк уже сможет применять посмертную родовую технику.

«Прости меня Настя. Я не смог защитить тебя. Но я отомстил твоему убийце, пусть и ценой стала моя жизнь». Подумал я перед тем, как последняя капля крови покинула моё тело, а вместе с ней и моя жизнь.

* * *
— Он приходит в себя!

— Три кубика адреналина!

— Ставьте капельницу!

— Вводите раствор!

И множество других возгласов стали доноситься до моих ушей. В тело начали втыкаться иглы, проходить электрические импульсы и совершаться совершенно непонятные для меня манипуляции.

Но как? Как такое вообще может быть? Последнее, что я помнил, как висел на проткнувшей мою грудь насквозь руке и атаковал Голицына посмертной техникой.

Даже если меня можно было спасти после дыры в груди, в чём я очень сильно сомневаюсь, то посмертная техника — это стопроцентная гарантия смерти.

Осторожно открыв глаза, я тут же зажмурился от яркого света.

— Ты меня слышишь? — закрывая собой слепящий свет, навис надо мной человек в белом халате, лицо которого я не мог разглядеть, как бы не старался.

— Где я? — вместо ответа задал я вопрос.

— Значит, слышишь и это хорошо. Зрачки реагируют нормально. Остальные все функции тоже в норме. Физически перенос прошёл отлично. А остальное уже не наше дело.

Человек моментально исчез, вновь открывая меня яркому свету. Но на этот раз я уже смог немного привыкнуть и не стал реагировать столь резко.

Даже смог слегка приподнять голову, чтобы увидеть, как закрывается дверь за последним из ушедших. Меня оставили совершенно одного лежать, явно в больничной палате.

Никаких трубок, проводов и тому подобного я не увидел. Но я точно слышал про капельницы и чувствовал уколы. Как такое вообще возможно?

Голова немного кружилась, но в целом я ощущал себя довольно неплохо.

— Что ты помнишь Сережа? — раздался ласковый женский голос.

Начав крутить головой, я так никого и не смог увидеть. Возможно, за мной сейчас наблюдают через камеру, а голос я слышу из динамиков, расположенных где-нибудь под потолком. Но сколько бы я ни искал, так ничего и не смог разглядеть ни на потолке, ни на стенах.

— Ты такой забавный. — произнёс всё тот же голос.

— Кто здесь? И вообще, где здесь? Где я нахожусь? Отцу удалось отбить нападение и я смог каким-то чудом выжить?

— Тебе это не нужно знать… Просто ответь на мой вопрос.

Я попытался встать, но ничего не вышло. Словно меня держали какие-то невидимые путы. Как бы я ни дёргался, всё было бесполезно.

— Просто ответь мне, что ты помнишь Сережа? — снова раздался голос. — Поверь, это в твоих же интересах.

И я поверил, просто у меня не было другого выхода.

Я рассказал, о последних минутах своей жизни. О нападении Юсупова с прихвостнями и предательстве Голицына, о смерти Насти и о своей собственной.

— А ты хотел бы всё исправить? Хотел бы вернуться обратно, но скажем за пять минут до своей смерти?

— Да! — без раздумий ответил я.

Пять минут мне вполне хватит, чтобы спасти Настю.

— Тогда удачи…

* * *
— Добро пожаловать Денис Викторович, что же вы без супруги? — услышал я голос отца, лично вызвавшегося встречать гостей.

Сейчас Юсупов и ещё несколько довольно сильных одарённых, приглашённых сегодня отцом на ужин в честь нашей с Настей помолвки войдут в дом. Один из приглашённых выстрелит в отца, совершенно не ожидающего такой поворот событий. А после в бой вступит Юсупов, запоздав со своим ударом буквально на секунду, которой хватит отцу, чтобы поставить защиту.

В этот момент Голицын уже оставит нас. Он скажет, что отлучится на минутку, свалив всё на чай. Но на самом деле этот ублюдок пойдёт убивать мою Настю!

— Это переворот! — заорал я, единственную фразу, которую отец совершенно точно не проигнорирует и не решит, что я шучу.

Мой расчёт оказался верен и выстрел из монструозного пистолета не причинил отцу вреда, остановленный кровавым щитом, на который тут же обрушился удар Юсупова.

Не став дальше наблюдать за этим боем, я устремился наверх.

— Что… — попытался спросить меня бегущий в гостиную император, но я не стал его слушать, пробежав мимо.

Сзади уже доносились звуки боя. На этот раз предателям не удалось ранить отца и я уверен, что он сможет продержаться, по крайней мере, до прихода императора. А вдвоём, без ранений и полные сил они смогут, если и не убить нападавших, то потянуть время, чтобы успели прибыть остальные защитники, которые остались верны императору. В этом я ни капли не сомневался.

Оставалось лишь надеяться, что в заговоре участвовали только Юсупов, его компания и Голицын.

Последний, как раз сейчас стоял возле двери в комнату Насти, создавая какую-то технику.

И какого чёрта, она решила поселиться на втором этаже? Ведь внизу было ещё полно свободных комнат.

— Настюшь — это дядя Дима, мне нужно осмотреть твою комнату на предмет следящих устройств.

Настя, что-то ответила ему, но я этого уже не слышал.

Помня прошлый опыт, я не стал даже пытаться осушить его на расстоянии. Слишком слаб я был для этого, тем более сейчас, когда в арсенале у меня имелась лишь собственная кровь. А вот создать небольшой кровавый клинок и броситься с ним на этого монстра это легко.

Правда, для человека с его способностями не составило труда заметить меня, ещё в тот момент, когда я поднимался по лестнице. Но видимо, он решил, что я не представляю угрозы и даже не попытался сразу же остановить меня. За, что и поплатился.

Вложив в ускорение едва ли не половину имеющихся у меня сил, я оказался рядом с Голицыным, ногой ударяя по его руке со сформированной техникой. Рука врезалась в дверь, разорвав её на тысячи кусочков, осыпая нас острыми щепками, одна из которых ослепила меня на правый глаз. Но сейчас он уже и не нужен мне. Сейчас я смогу достать Голицына, даже если полностью ослепну, слишком я близко нахожусь.

Даже с его физическими возможностями нереально будет увернуться от моего прикосновения.

Настя дико завизжала. Похоже, ей тоже досталось от взрыва двери, но с такими повреждениями она наверняка сможет справиться самостоятельно. Это не то же самое, что остаться без головы.

Одновременно с Настей дико взвыл и Голицын. От осознания, что его план провалился, но он явно не собирался сдаваться.

Я ощутил, как дядя Дима черпает силу, для ещё одного удара, но было уже слишком поздно.

Прикоснувшись к его шее, я выпустил всю оставшуюся силу, формируя посмертную технику. Плевать, что умру, зато я смогу спасти Настю и исполнить свои клятву и долг.

Никакой любви между нами не было, и всем известно, что наша помолвка — это политический ход императора. Для того чтобы остудить горячие головы, которые решили, будто род Воронцовых слишком сильно поднялся, постоянно находясь подле императорской семьи.

Любви не было, но моя клятва и долг перед родом Романовых, никуда не делись.

Я Воронцов Сергей Михайлович, наследник рода уже не одну сотню лет проливающего свою кровь за императора и его семью. Единственный верный щит, который никогда не подводил Романовых. И я не посрамлю памяти своих великих предков!

Одним ударом Голицын снёс меня, впечатав в противоположную стену. Но это ему уже ничем не поможет. Нас соединяла тонкая кровавая нить, сквозь которую в его тело вливалась моя кровь всё больше и больше. А вместе с кровью и наш яд, который по достижении нужной концентрации убьёт его.

Вот только мне, чтобы таким способом справится с Голицыным необходимо влить в него всю свою кровь.

В глазах уже начало темнеть, когда я увидел, как Голицын падает на колени. Из его глаз начали течь кровавые слёзы. Мой яд отлично справлялся со своей задачей.

* * *
— Ну как получилось? — раздался уже знакомый ласковый голос, когда я открыл глаза, снова осознав себя в белоснежной медицинской палате.

— Спасти Настю получилось. — ответил я, вновь привыкая к яркому свету.

— А себя, значит, нет?

— Я поклялся защитить её, даже ценой своей жизни. И выполнил свою клятву.

— То есть, выходит, что клятва выполнена? И если ты снова вернёшься обратно, то уже не будешь обязан спасать свою Настю?

Какие-то странные вопросы она мне задаёт. И почему после смерти я снова оказался в этом месте?

Это, что мой личный ад? Мне всё же не удалось спасти Настю и таким образом, меня решили наказать? Типа — гори клятвопреступник в аду. И наказанием тебе будет раз за разом возвращаться в поместье и принимать безуспешные попытки спасти её.

Тут ещё обязательно должен быть злобный смех за кадром или, что-то в этом роде.

— Почему я снова оказался в этом месте? — не зная, что ответить на заданный вопрос, спросил я.

— Потому что умер! — ответили мне с такой интонацией, словно я спросил как нужно правильно дышать.

— Выходит, я всё же умер? — решил я прояснить этот момент.

Что-то мёртвым я себя не ощущаю. Дышу, разговариваю, думаю. Чувствую ткань постельного белья, на котором лежу. Мне слегка холодно, чешется ухо и немного першит в горле.

Или после смерти ничего не меняется?

— Ты мне ещё не ответил по поводу клятвы. Если снова вернёшься, пойдёшь спасать Настю?

Вот же привязалась!

— Да, пойду, пойду! Клятва есть клятва, и после смерти она не исчезает.

— Отлично! У тебя снова есть пять минут, от того момента, как ты умер. Используй их правильно.

Легко сказать. Подумал я перед тем, как оказаться в гостиной вместе с отцом.


Глава 2


— Прибыли господа Юсупов, Головнин, Бенкендорф и Пылаев. — доложил отцу Пётр Алексеевич, дворецкий нанятый ещё прадедом Кириллом и вырастивший практически три поколения Воронцовых.

Отец тут же встал с дивана и собрался идти встречать гостей. Но я остановил его, ухватив за руку.

— Отец — это переворот! Они хотят убить императора и всю его семью! — глядя ему в глаза, совершенно спокойно произнёс я.

В этот момент перед домом что-то гулко бахнуло.

— Приближается гроза. — прокомментировал грохот старый дворецкий.

— Настя. — сказал отец, поверив мне сразу и начав собирать силу из специально подготовленных для такого случая запасов крови.

Только сейчас я вспомнил о них и тоже ухватил немного себе, как раз этого должно будет хватить, чтобы если не убить, то хотя бы сдержать на время Голицына.

Роду кровавых воронов, как за глаза называют нас в империи достаточно собственной крови, чтобы вступить в бой, а уже там мы начинаем с каждым поверженным противником становиться всё сильнее.

Но это действует только против простых людей с одарёнными все намного сложнее. Одарённые очень неохотно расстаются с собственной кровью. И если это бой один на один, то мы можем использовать только собственную кровь. А это очень и очень ограниченный ресурс.

Конечно, она восстанавливается у нас намного быстрее, чем у любого другого человека, но всё же недостаточно, чтобы восполнить потерю трёх литров. А это примерно столько, сколько нам нужно для гарантированной победы над одарённым нашего уровня.

Оставив отца разбираться с предателями, я бросился наверх, по дороге заглянув в комнату к императору.

— Юсупов предатель! Помогите отцу! — выпалил я в лицо императора, ворвавшись в его комнату, даже не взглянув на одевающуюся императрицу.

Дожидаться от него ответа я не стал и помчался к Насте.

Застав пустой коридор, я с облегчением выдохнул.

— Настя открывай, это я Серёга! — забарабанил я по двери.

Какого чёрта ей вообще вздумалось закрываться у нас в поместье? Неужели думает, что к ней кто-нибудь решится войти без стука? Посмотрел бы я на этого идиота.

— Две минуты. — раздался приглушённый голос девчонки.

— У нас нет даже двух секунд! — ещё сильнее забарабанил я по двери, когда услышал торопливые шаги по лестнице, расположенной в другом крыле поместья.

Голицын решил не идти мимо комнаты императора, видимо, побоявшись встретиться с ним или императрицей.

Я услышал щелчок замка, и не став дожидаться пока Настя откроет дверь, сам ломанулся внутрь, сбивая свою суженную с ног.

— Ты совсем охренел! — возмутилась девчонка, потирая ушибленную задницу.

Но я её не слушал.

Подхватив сопротивляющуюся княжну на руки, я подбежал к окну и распахнув его, быстро перекинул на улицу. Едва заметив потрясающее синее платье, в которое она была одета. И крупный красный камень, инкрустированный в изящный браслет, украшавший левое запястье Насти.

С этой стороны окна выходили на летнюю веранду, поэтому под ними имелась крыша, на которую Великая княжна Анастасия и встала босыми ногами.

— Беги! — заорал я на неё, принимая первый удар Голицына на щит.

Краем глаза я заметил людей в боевом облачении бегущих на штурм дома и тут же потянулся к ним, забирая так нужную мне сейчас кровь.

Получив дополнительную подпитку, я облачился в боевую броню рода Воронцовых. Теперь даже Голицыну не получиться убить меня одним ударом.

Но похоже, что он и не собирался этого делать, нацелившись на окно за моей спиной. А меня решив просто снести с дороги, даже не посчитав за противника. А вот это ты очень даже зря дядя Дима, я уже два раза смог убить тебя.

Яростный вопль огласил комнату, когда на пути Голицына возникла кровавая стена, сдержавшая его натиск.

Как только стена взорвалась кровавыми брызгами, Голицын получил сильнейший удар кровавым тараном в грудь. Техника, которая гарантированно сбивала с ног даже одарённых шестой ступени, лишь заставила Голицына остановиться.

Похоже, что в этот раз я не смогу обменять его жизнь на свою. Но, по крайней мере, задержу его как можно дольше, что тоже неплохо.

Одежда на теле Голицына разлетелась в клочья, когда он высвободил всю свою мощь, моментально увеличиваясь в размерах. Огромные мышцы бугрились венами, а всё тело покраснело от моментально разогретой до нереальной температуры крови.

Только монстры вроде Голицына были способны на подобное. Любой другой человек на их месте давно бы умер. Но физики его уровня, наоборот, от этого становились в разы сильнее. Правда, потом их ждал серьёзный откат, с которым без помощи хорошего целителя не могла справиться даже их чудовищная регенерация. Клетки просто отмирали гораздо быстрее, чем регенерировали новые.

Раздался хлопок и моё тело вместе с приличным куском стены вылетело из комнаты. Я даже не заметил, когда Голицын нанёс свой удар.

Из-за окружающего меня кровавого доспеха я не сразу понял, что моя собственная кровь стала его частью, пытаясь залатать прореху, оставленную моим противником. Вот только это было бессмысленно у меня полностью отсутствовала правая половина груди, уничтоженная всего одним ударом.

Пара секунд и моё изуродованное тело упадёт перед усадьбой. Яркая вспышка света, пронизывающий ледяной ветер и моментально наступившая тишина дали мне понять, что я выполнил свою клятву. Император нашёл Настю и теперь совершенно точно не будет сдерживаться.

* * *
— В какой уже раз ты оказываешься у меня в гостях?

С каждым разом этот голос начинает мне нравиться всё больше и больше. Есть во всём этом какая-то изюминка. Загадка, которую мне хочется разгадать.

Вот только причина, из-за которой я сюда попадаю совсем дерьмовая.

— В третий. — начав потихоньку открывать глаза, ответил я.

— И все три раза ты умираешь из-за одной и той же девчонки?

— Не из-за девчонки, а из-за долга и клятвы, которую я дал уже очень давно.

— Ну так забей на эту клятву и долг! Делов-то! Зато останешься жив.

— Лучше смерть, чем жизнь с осознанием того, что я не выполнил своего долга и не сдержал клятву.

— Очень ты странный человек Серёжа. Впервые мне попадается подобная упёртость, что ли. Даже не знаю, как это назвать. Очень хочется сказать, что это идиотизм, но… — слегка замешкавшись произнёс голос.

А, правда, как это назвать? Благородство? Честность? Верность? Альтруизм?

А возможно и всё это, вместе взятое. Честно я даже не знал.

Любое из этих понятий плохо подходит ко мне, как к человеку. Я терпеть не могу делать другим добро, не ища в этом собственной выгоды. Могу легко соврать, если посчитаю, что это принесёт мне какую-либо выгоду. Никогда не считал себя рыцарем в блестящих доспехах спешащего на помощь принцессе. Наоборот, подобные личности вызывают у меня отвращение. Слишком они фальшиво ведут себя. А все их поступки указывают лишь на то, что они самовлюблённые нарциссы, обожающие внимание толпы.

Возможно, верность единственное из этих слов, что я сам могу сказать про себя. Я совершенно точно никогда не смогу предать.

— Это называется верность. — помог я своей невидимой собеседнице.

Секунд десять она думала, после чего палату наполнил звонкий, задорный смех. От которого я сам невольно начал улыбаться.

— Верность — это когда, тебя дома весь день ждёт пёс и радуется каждый раз, словно не видел тебя несколько лет. Или когда, мужчину даже не интересуют другие женщины, ведь его самая лучшая на свете. Ну или когда, ты приходишь каждый день в магазин и неизменно берёшь одно и то же пиво.

Вот что называется верностью. А в твоём случае, когда из-за «верности», ты умираешь раз за разом, это уже больше походит на тупость, мазохизм и дебилизм.

— Умираю я лишь оттого, что недостаточно силен. — попытался я пожать плечами, но невидимая сила по-прежнему удерживала меня на кровати.

— Хочешь сказать, если у тебя было бы больше сил, то смог выжить?

— Стопроцентной гарантии дать не могу. Но чем я буду сильнее, тем больше у меня будет шансов остаться в живых.

И снова наступила пауза. На этот раз моя собеседница задумалась на пару минут.

— Я уже дважды давала тебе ещё один шанс, каждый раз отодвигая время на пять минут назад. Неужели с каждым разом ты не становился сильнее?

— Становился…, но только в плане информирования и того же времени. Мои физические возможности и возможности моего дара, каждый раз оставались на одном и том же уровне.

— Я слышала прекрасную фразу. Кто владеет информацией, тот владеет миром. Тогда, выходит, что информация самое главное, что может быть у человека.

Моя собеседница рассуждает вполне логично, вот только, похоже, что сама она ни разу не сталкивалась с подобным. И все её рассуждения именно, что рассуждения, не подкреплённые даже крупицей самостоятельного опыта.

— Даже если ты владеешь информацией, ещё не факт, что она тебе поможет. Особенно когда дело доходит до силовых методов. В этом случае всё решает лишь личная сила.

— Что тебе нужно для того, чтобы развить личную силу?

А вот это вопрос заставил задуматься уже меня.

Для того чтобы стать сильным не было какого-то шаблона. У каждого это был свой путь. Но в основном для того, чтобы стать по-настоящему сильным, человеку нужно было родиться в нужной семье. Вовремя открыть в себе дар и желательно, чтобы это был родовой дар, передающийся из поколения в поколение.

Следующую немаловажную роль в становлении силы играл учитель, который мог рассказать тебе о даре и показать каким образом развивать его. Но помимо дара, безусловно нужно развивать и собственное тело.

Чем крепче организм, тем больше силы он может удержать в себе, без вреда, для своего носителя. Для тех же физиков, это вообще ключевой параметр.

Единственные, кому не так важны физические параметры — это целители. Просто из-за того, что они могут подогнать собственный организм при помощи своего дара, практически под любые параметры. Вплоть до того, что отрастить хвост, жабры, перепонки на пальцах и прочие временные улучшения. Правда, на подобные эксперименты с собственным телом готовы пойти далеко не все целители, да и отращивание новых органов доступно лишь на высшей ступени могущества.

А у целителей таких уникумов не наберётся даже десятка на всё шести миллиардное население планеты.

Но вернёмся к нашим баранам.

Самое главное в моменте роста силы это опыт. Опыт настоящих сражений, где возможно применить свои навыки на практике. Но не просто долбя одной и той же техникой по манекену, а именно сражаясь с настоящим противником.

С тем, кто в любой момент может резко изменить рисунок боя, застать тебя врасплох, нанести травму, покалечить и даже убить. Только во время подобных сражений человек начинает расти в силе.

Не зря же за спиной сильнейших одарённых лежат горы трупов. Все они побывали не на одной войне и продолжают в них участвовать. Разборки между кланами, родами, государствами, да и так просто обычные драки в кабаке, или вообще в любой грязной подворотне. Про подворотню я, конечно, загнул, но суть передал точно.

Исходя из всего этого могу сказать, что мне повезло родиться в очень сильном роду. Заполучить лучших учителей, в плане работы с даром — моих отца и деда. И ветерана императорской гвардии Борова, в виде персонального тренера доводящего моё тело до идеала в физическом плане.

Единственное, чего у меня практически не было так это опыта личных сражений. Все спарринги, что проводились между отпрысками других знатных родов, это просто детские игры, до первой крови.

На подобных боях помимо пары сильных целителей непременно присутствуют подавители, которые блокирую часть нашего дара, не позволяя показать всех своих возможностей.

Этим летом, отец обещал взять меня с собой в командировку на Ближний Восток. Где уже больше трёх десятков лет идут непрерывные бои между Талибами и всем остальным миром.

У императора как раз поднакопилось порядком вопросов к некоторым Талибским военачальникам, которые возомнили себя местными царьками и имеют смелость открывать пасть на Великую Российскую империю.

Даже в Европе уже давно не позволяют себе подобного. Особенно после второй мировой. Когда несметные полки Кайзера обломали свои зубы всего об один полк. Целиком состоящий из сильнейших владеющих империи. Этот полк практически полностью был составлен из имперских аристократов, доказавших свою преданность. Возглавлял его сам император Алексей Николаевич. В историю этот полк вошёл, как императорский. Самое крупное военизированное объединение одарённых в истории.

Да в то время во всей Европе было всего раза в два больше столь сильных одарённых и почти все они выступили на стороне второго рейха. Но они были разобщены и поэтому не могли ничего противопоставить нашим бойцам.

К слову, мои прадед Василий и дед Кирилл тоже входили в этот полк. И на их счету было уничтоженных одарённых противника больше чем у всего остального полка.

Ещё одна причина, по которой Воронцовых так не любят среди имперской знати.

И им плевать, что прадед погиб на той войне. В одиночку прикрывая эвакуацию мирного населения из небольшого городка Жолка, расположенного под Львовом, когда немцы начали утюжить его артиллерией вместе с атаками сильнейших одарённых противника. Начав полномасштабную атаку с территории захваченной Польши.

И погиб он только после того, как забрал с собой жизни восьми архиграндов Кайзера, сократив их количество на треть. Из того боя живым удалось уйти удалось лишь Конраду Герману Йозефу Аденауэру, который после свержения власти второго рейха долгих восемнадцать лет руководил разгромленной Германией.

— Мне нужно больше опыта в настоящих сражениях. — ответил я, наконец, определившись с тем, что поможет мне стать сильнее.

— Это я могу тебе устроить… — немного подумав ответила моя собеседница. — Вот только ты должен будешь поклясться, что после того, как вернёшься обратно в свой мир больше не умрёшь. Третий шанс будет последним.

Значит, я всё же вернусь обратно и это не может не радовать.

— Я не могу давать клятву просто голосу. Это всё равно, что клясться ветру или солнечному свету. А я очень далёк от язычества. Впрочем, как и от любой другой религии.

— А вот так тебя устроит?

Кто-то сел рядом со мной на кровать и я тут же открыл глаза, разглядывая свою гостью.

Точно могу сказать, что никого красивее этой девушки мне не довелось увидеть за всю жизнь. По сравнению с ней даже Настя, которая считалась в империи идеалом красоты, нервно курила в сторонке.

Истинный ангел! Длинные, белоснежные волосы свободно спадали на плечи и обрамляли божественное лицо. Огромные, зелёные, словно два изумруда глаза, слегка вздёрнутый носик, пухлые губки и идеальная, без единственного изъяна кожа.

Фигура тоже была выше всяких похвал. Особенно пышная грудь, плохо скрываемая полупрозрачной тканью лёгкого платья.

Девушка вопросительно смотрела на меня, слегка приподняв восхитительную бровь.

Вот же болван! Ответь! Богиня ждёт от тебя ответа! Сережа! Приди в себя и сглотни набежавшую слюну, а то захлебнёшься!

Начали проноситься в моей голове мысли. Но как же было трудно сосредоточиться на чём-нибудь кроме этой девушки.

— Устроит. — собравшись с силами, всё же выдавил я из себя.

— Ну тогда клянись.

— В чём именно?

Увидев богиню, я напрочь забыл в чём она просила меня поклясться.

— В том, что если я помогу тебе стать сильнее, то по возвращении в свой мир ты больше не умрёшь от рук человека убившего тебя уже трижды.

— То есть я не должен умирать, только в своём мире?

— Да. Действие умения «Второго шанса» ограничено тремя попытками на один конкретный случай.

А вот это уже интересно. Что ещё за умение? И о чём она вообще говорит. Эта информация резко выветрила из моей головы все глупые мысли и заставила наконец начать думать.

— Я хочу более подробно узнать об этом умении.

— На данном этапе это невозможно. Твоего доступа недостаточно. — не сводя с меня глаз, ответила девчонка.

— А для чего достаточно моего доступа? Могу я хотя бы узнать, что это за место, например. Или, кто ты такая, хотя бы как тебя зовут?

Вот же блин! И снова все мысли плавно переползли на мою собеседницу. Хотя чему я удивляюсь — она же совершенство!

— Меня зовут Даяна, а всё остальное тебе не положено знать.

— Очень красивое имя Даяна. А меня зовут Сергей.

Вот же дебил! Полез знакомиться к ней!

— Я знаю всех, с кем работаю.

— То есть получается, что я такой не один? Не один, кого раз за разом возвращают к жизни и отправляют обратно, давая возможность исправить сложившуюся ситуацию?

— Эта информация тебе недоступна. — снова обломала меня Даяна.

Хотя я уже и сам понял, что это так.

— Каким образом мне получить доступ к остальной информации. — задал я вполне логичный вопрос.

— Просто не умирай. — улыбнулась девушка.

И снова это не умирай. Да я бы и сам с радостью, но против гранда физовика у меня вообще нет шансов.

Хотя Даяна сказала, что поможет мне стать сильнее, если я поклянусь. В принципе я ровным счётом ничего не теряю. Меня убили уже трижды и дважды я был возвращён обратно.

Почему бы и не попробовать.

— Клянусь, что не умру от рук дяди Димы, по возвращении в свой мир, если ты поможешь мне стать сильнее. — сказав это, я сильно пожалел о содеянном.

Всё тело моментально пронзила резкая боль. Словно в меня одновременно воткнули тысячи раскалённых иголок.

На руку легла тёплая ладонь Даяны, от этого прикосновения боль начала отступать.

— Великая приняла твою клятву и не забудет теперь никогда.

Какая ещё к чёрту великая? Хотел спросить я, но отчего-то передумал, вместо этого я спросил другое.

— Когда ты сделаешь меня сильнее?

— Я не буду делать тебя сильнее. Это сделаешь ты сам. И можешь приступать уже сейчас.


Глава 3


Даяна испарилась, а вместе с этим я ощутил, как исчезает, державшая меня сила. Я встал с кровати и несколько раз присел, потянулся, помахал руками и ногами, выполнив небольшую разминку и полностью остался доволен своим физическим состоянием.

Одет я был в белую рубашку и белые же штаны. Босые ноги утопали в мягком ворсе пушистого коврового покрытия комнаты.

Потянувшись к силе, легко коснулся её и на моей ладони образовался небольшой шарик, сделанный из собственной крови.

— И что я должен делать? — спросил я у пустоты, втягивая кровь обратно, через поры.

— Просто выйди из этой комнаты. — сразу же ответила мне Даяна.

— И всё?

— И всё.

Недолго думая, я подошёл к двери, в которую ушли люди в белых халатах в моё первое появление в этом месте и просто толкнул её вперёд.

Дверь начала медленно открываться, но как я не старался не мог увидеть, что находится за ней. Там была лишь непроглядная темнота. Но если это поможет мне стать сильнее, то я готов шагнуть хоть в жерло извергающегося вулкана.

Резкий крик боли ударил мне по ушам, стоило только оказаться за дверью. Это орал парень, размахивая обрубком руки, из которой во все стороны разлетались кровавые брызги.

Вот тебе и приехали. Я оказался посреди сражения, причём явно на проигрывающей стороне.

Вокруг меня собралась горстка окровавленных мужиков с ранениями разной степени тяжести. Они орудовали мечами, топорами и копьями, отбиваясь от наседающих со всех сторон противников, которых было в несколько раз больше.

Было заметно, что защищающие меня мужики гораздо лучше сражаются, но врагов было слишком много и они просто закидывали их трупами.

Вот ещё несколько моих защитников упали замертво. А в образовавшуюся брешь заскочила пара дико орущих воинов с разрисованными лицами. Один из которых тут же бросился в мою сторону, в одной руке он держал окровавленный меч, а в другой кинжал, очень похожий на трезубец. Всё это происходило так быстро, что я даже ещё не успел прийти в себя после столь резкой смены обстановки.

Приближающийся ко мне воин замахнулся для удара, но перед ним неожиданно появился парень с отрубленной рукой.

— Не тронь господина выродок! — заорал он и грудью кинулся на клинок, который пронзил его насквозь.

Моё лицо забрызгало ещё тёплой кровью.

Парень оказался на удивление живучим. В уцелевшей руке он сжимал неказистый нож, который воткнул в шею своему убийце. Вот такой своеобразный обмен, жизнь за жизнь.

Мимо сцепившейся парочки пробежал второй прорвавшийся воин, замахиваясь шипастой дубиной, чтобы нанести мне удар. Вот только отчаянный поступок безрукого помог мне прийти в себя.

Вокруг было разлито кровавое море. Сила отозвалась так же легко, как и всегда.

Удар воина завяз в кровавом щите, а в следующее мгновение он превратился в иссушенную мумию.

Я поднялся на ноги и двинулся к прорехе, устроенной той парочкой. Мои воины пытались её закрыть, но выходило у них, мягко говоря, дерьмово. В неё уже проникли ещё три вражеских воина и на подходе были следующие.

Все они пополнили мой арсенал своей кровью, которая тут же пошла на создание брони. Хоть я и мог создавать пока лишь слабую, почти не сдерживающую ударов защиту, это было определённо лучше, чем остаться совсем без защиты.

— Господин вернулся!

— Он снова с нами!

— Хвала всем богам, что господин смог справиться с той отравой.

— Сейчас кровавый Влад, покажет вам, как нападать на наши земли, степное отродье!

— Мужики держаться! Кровавый Влад с нами!

Начали раздаваться возгласы со всех сторон. И окружающие меня мужики моментально воспрянули духом, начав рубиться с удвоенной силой.

Я же просто шёл вперёд, собирая свой кровавый урожай. Расходуя кровь и тут же пополняя её за счёт убитых. Среди нападавших не оказалось ни одного одарённого, поэтому проблем у меня не возникало.

Сперва я полностью очистил ряды своих защитников, а потом принялся и за остальную армию разрисованных.

Максимум, который я мог себе позволить удерживать на нынешнем уровне силы — это удерживать кровь четырёх человек. Но этого мне вполне было достаточно, чтобы убивать всех встреченных на пути.

Этот бой я воспринимал, как компьютерную игру, даже несмотря на всю реалистичность. Мой мозг просто отказывался воспринимать происходящее вокруг за реальность.

Минут через двадцать после моего вступления, в этот, казалось бы, уже проигранный бой. Огромная армия разрисованных в ужасе побежала, испугавшись лишь одного человека.

К тому времени я имел с десяток мелких ран, в основном полученных от метких выстрелов вражеских лучников. Но с этими ранами я мог, с лёгкостью справится и самостоятельно. Завтра от них уже не останется и следа.

Вот только я не мог понять, каким образом участие в подобных мясорубках поможет мне стать сильнее. Где противники, которые смогут сразиться со мной на равных.

Как я уже говорил, на поле боя, где проливается много крови Воронцовы практически непобедимы. Остановить нас под силу лишь очень сильным владеющим.

Когда вражеская армия побежала, за моей спиной раздались восторженные крики, оставшихся в живых воинов. Но они резко стихли, когда над полем боя поднялся сильнейший ветер.

Я даже не понял, что произошло, когда мир вокруг начал кувыркаться, а в груди отчаянно заныло. Кто-то нанёс мне поистине сокрушительный удар.

Вот, только кто это был я не смог увидеть, даже когда перестал кувыркаться и растянулся на пожухлой траве, врезавшись в иссушенное тело одного из разрисованных.

Пролетел я метров пятьдесят и сейчас наблюдал, как тот же, кто отправил полетать меня, добивает остатки моих уцелевших воинов.

Этот некто двигался с такой скоростью, что я даже не мог разглядеть его. Единственное, что мне удавалось увидеть — это лишь очертания фигуры, облачённой в какой-то доспех.

А вот и тот, кто поможет мне стать сильнее!

Подумав об этом, я быстро восстановил собственную защиту и повесил вокруг себя на расстоянии десяти метров, множество микроскопических сигнальных капель крови. Это поможет мне понять, с какой стороны последует удар и предпринять необходимые меры.

А в том, что этот человек решится снова напасть на меня я не сомневался. Наверняка ему так же, как и мне нужно становиться сильнее.

Из моих людей на ногах оставалось лишь пять человек. Они встали друг к другу спинами и ощетинились оружием во все стороны. Но это им совершенно не помогло.

Некто просто ухватил одного из мёртвых и швырнул его в защитников, разбивая их строй. А следом за трупом примчался и сам нападающий, разбрасывая мужиков по сторонам, словно кегли в боулинге.

С десяток кровавых копий выросли вокруг каждого из мужиков, это единственно, чем я мог сейчас им помочь. Но и этого вполне хватило, чтобы этот долбанный флеш, снова обратил на меня внимание.

Его первую атаку я прозевал, тупо не успевая за сумасшедшей скоростью. Спасся я лишь благодаря ещё одной заготовке. В тот момент, когда враг задел одну из кровавых капель, вокруг меня моментально выросло множество кровавых шипов.

Приём, который был создан специально против быстрых противников. Большинство из подобных бегунов просто не успевали среагировать, на моментально изменившуюся обстановку и сами насаживались на шипы.

Но мой противник оказался на удивление способным и изворотливым, на ходу он успел ухватить ещё один труп, которыми ближайшее пространство было усыпано очень обильно и использовал этот труп в качестве щита.

Такой трюк он провернул ещё четыре раза, пока вокруг меня не осталось шипов. От очередного трупа мне пришлось уворачиваться. Потом мой противник ещё два раза опробовал мою защиту, убеждаясь в её отсутствии.

Эта заминка дала мне время, чтобы воплотить в жизнь ещё одну ловушку. Создание которой я знал только в теории, впрочем, как и большинство применённых сегодня техник. Максимум, с которым мне приходилось работать до сегодняшнего дня было два литра крови, поэтому использовать эту технику мне ещё не доводилось ни разу.

Крови вокруг было предостаточно. Моих боевых резервов хватило, чтобы покрыть толстым кровяным покровом землю в трёхметровом радиусе от себя, не в ущерб сигнальным каплям.

Если бы я использовал эту технику сразу, была слишком большая вероятность, что мой противник заметит ловушку, а теперь уже слишком поздно. Он уже попался в неё и кровь начала делать своё дело.

От резкой остановки мой противник по инерции полетел лицом вперёд ещё сильнее, вляпываясь в мою ловушку. Кровь моментально поглотила его. И даже, несмотря на все попытки освободиться, через десять секунд этот человек был мёртв.

Это явно был одарённый, причём довольно высокого уровня. Скорее всего, он владел аспектом ветра, отсюда и его скорость. Будь он физиком, то моя ловушка не смогла бы убить его так быстро и что самое главное так легко.

Сигнальные капли до сих пор висевшие вокруг меня резко взбесились, начав бить тревогу, но было уже слишком поздно. На этот раз я не успел даже повернуться в ту сторону, откуда шла опасность, когда мою грудь насквозь пробила огненная стрела.

* * *
— Ну как получилось стать сильнее? Тебе пошла на пользу моя помощь? — вновь раздался голос Даяны, когда я пришёл в себя.

Яркий свет уже привычно пробивался сквозь закрытые веки.

— После одного сражения трудно говорить о чём либо. Но это определённо пошло мне на пользу. Что это вообще такое было? Виртуальная реальность?

— Какая разница, если это помогло стать тебе сильнее. Ты уже готов отправиться обратно в свой мир или, может, хочешь стать ещё сильнее?

Глупый вопрос, конечно, я хочу стать ещё сильнее. Было ещё множество техник, которые мне нужно было испытать. Теория — это одно, а вот практика совсем другое. Тем более, я впервые в жизни работал на максимуме своих возможностей.

Даяна услышав мой ответ, совершенно не удивилась. Она снова сказала мне просто выйти из этой комнаты.

Дальше бои проносились один за другим. Меня неизменно выкидывало посреди боя. Будь то какая-нибудь война, сражение на арене или вообще драка в подворотне.

Каждый раз мне приходилось бороться за собственную жизнь. И если по началу сражения не вызывали у меня особых проблем и сражались против меня в основном обычные люди. То примерно после десятого боя всё резко изменилось.

Теперь я сражался против других одарённых. В основном это были физики и их всевозможные вариации. Бои стали для меня намного тяжелее и поначалу я довольно долго не мог справиться со своими противниками, постоянно отправляясь на перерождение.

После каждой смерти со мной разговаривала Даяна, пытаясь выяснить, почему я проиграл. Она заставляла меня анализировать не только сам бой, но и мой настрой, моё самочувствие и вообще любую мелочь, которая могла повлиять на исход боя.

Сперва я отвечал ей неохотно, считая это пустой тратой времени, но постепенно понял, что только благодаря глубокому анализу я смогу что-то вынести для себя даже из проигрыша.

Только сейчас я начал понимать слова отца и деда, что одарённый становится сильнее, только с получением необходимого опыта. До этого у меня был лишь опыт сражениq на арене, под присмотром взрослых с такими же сопляками, как и я сам. Из этих боёв было нереально вынести хоть какой-то действительно ценный опыт.

Я заранее знал силы и возможности своего противника и выходил на бой уже подготовленным как в тактическом, так и стратегическом планах. А бои, на которые меня отправляла Даяна, были по-настоящему непредсказуемыми. Мне приходилось по ходу дела подстраиваться под меняющиеся с невероятной скоростью условия. И поначалу, мне было дико сложно, просто переключаться так быстро, на решение новой задачи.

В отличие от моего настоящего мира, если меня убивали на тренировке, а я решил называть это именно так, то я больше не возвращался в это место.

Разговоры с Даяной и понимание собственных ошибок начали приносить первые плоды боёв через пять. Когда в схожей ситуации я поступал немного по-другому и это позволяло мне выходить из боя победителем.

Неизменным было лишь одно. После каждого поединка я непременно умирал и было это делом рук Даяны. Сперва она пыталась юлить, говорить о недостаточном уровне доступа и тому подобном. Но примерно после сотого моего вопроса по этому поводу всё же не выдержала и сказала, что это она уничтожает моё физическое тело, присутствующее на испытании. Только таким образом имеется возможность вернуть меня обратно.

Куда обратно она не сказала, как бы я не старался это узнать.

Вообще, я удивлялся, что вся эта ситуация воспринимается моим разумом, как что-то само собой разумеющееся. По идее, я должен биться в истерике, или что-то в этом роде. Ведь я же умер в своём родном мире и продолжаю неизменно умирать после каждой тренировки. Но стоило мне только задуматься об этом, как мысли сами собой тут же переходили на другую тему. А в основном в такие моменты со мной начинала разговаривать Даяна.

Порой я проводил за беседами с Даяной достаточно много времени, но что самое удивительное не испытывал абсолютно никаких физиологических потребностей.

Единственное, чего мне здесь не хватало, так это общения с живыми людьми. Голос под потолком совершенно не мог дать мне необходимого.

Да я контактировал с людьми во время каждой тренировки. Но одно дело сражаться насмерть, а другое просто вот так взять и спокойно поговорить.

Сказав об этом Даяне, я надеялся, что она вновь предстанет передо мной в своём человеческом обличии. А в том, что она не человек я отчего-то был уверен.

Вот, правда ещё не решил кто она искусственный интеллект, или какая-нибудь высшая сущность, типа богиня и всё такое.

Чем больше я сражался, тем сильнее ощущал, что с каждым боем становлюсь сильнее. Сложные техники начинали у меня получаться гораздо чаще и с меньшим расходом крови. Контроль над собственным даром вышел совершенно на новый уровень.

Сейчас я наверняка поднялся минимум на пару ступеней и если до попадания в это место находился на третьей ступени, то теперь наверняка поднялся, если и не на пятую, то на пик четвёртой ступени гарантированно.

Мне оставалось всего три ранга до высшей ступени мастерства владения силой, но это только по моим ощущениям.

Чтобы точно убедиться, нужно было обращаться к целителю и желательно не ниже той же пятой ступени. А в случае если он подтвердит мой возросший уровень силы, мне дадут месяц, на освоение всех необходимых техник, к которым открывается доступ на этом ранге. По истечении отведённого мне времени состоится экзамен, на котором я должен буду продемонстрировать владение этими техниками.

Если аттестационной комиссии что-то не понравится, они спокойно могут завернуть меня и отправить снова учиться и так до тех пор, пока моя техника не удовлетворит придирчивых судей.

Сейчас, проведя уже больше пятисот боёв, я наконец начал понимать, все свои ошибки совершенные в предыдущих боях с Голицыным.

Если в первый раз я не мог ничего изменить. То в два других косячил знатно.

И чем больше я продолжал сражаться, тем яснее мне вырисовывалась картина собственных ошибок, которые я теперь совершенно точно не совершу.

В очередной раз очнувшись в своей комнате после тренировки и последовавшей смерти, я начал сразу же разбирать прошедший бой, не дожидаясь появления Даяны. Которая, к моему удивлению, на этот раз сильно задержалась.

На этот раз мне достался очень сильный противник. Чистый физик, как и Голицын, да и по своим возможностям он мало чем отличался от своего земного коллеги.

Даже несмотря на все свои возросшие способности, я не мог пробить его защиту, а идти на очередную добровольную смерть, после применения уникальной способности собственной крови, мне совершенно не хотелось, по крайней мере, в начале боя.

Да и кому бы захотелось добровольно умирать?

Встретиться с этим человеком мне выпало на стадионе, поле которого было полностью засыпано песком. Кроме нас двоих здесь больше никого не было и поэтому для этого боя мне пришлось использовать лишь собственную кровь. Что очень сильно ограничивало мои возможности.

Как итог, меня знатно поваляли по стадиону, выбивая всю дурь, а после и вовсе переломили об колено. Причём делал этот человек всё настолько грамотно, что даже не позволял мне прикоснуться к его коже и применить посмертную технику. А я уже был готов прибегнуть к последнему средству в своём арсенале.

Этот бой мне ясно дал понять, какая пропасть между мной и одарённым подобным Голицыну.

Отсюда я сделал лишь один вывод, что мне нужно ещё тренироваться и тренироваться. Вот, правда, Даяна не разделяла со мной этого мнения.

Мне вообще её голос показался каким-то странным и заторможенным.

Вместо, уже ставшим для меня привычным разбором полётов, она заявила, что мне пора возвращаться домой. Отпущенное время истекло.


Глава 4


— Помни, что ты снова вернёшься за пять минут до своей смерти. — наверное, уже в сотый раз повторяла Даяна.

А это значит, что я вернусь в тот временной промежуток, когда Голицын ещё находится вместе со мной и отцом. Этот момент я также прокручивал в голове множество раз, подбирая лучшую тактику исходя из своих возможностей.

Перебрав тысячи вариантов, я остановился на трёх. Главным условием во всех трёх вариантах было полное отсутствие какой-либо защиты у дяди Димы и эффект неожиданности. Ведь никто не будет ожидать, что я решусь напасть на него.

На этот раз на тумбе, стоявшей рядом с кроватью, появилась красная кнопка. Даяна сказала, что нажав на эту кнопку, я вернусь домой, что я тут же и сделал, оказавшись в гостиной. Рядом со мной стоял отец, что-то говоря Голицыну, который уже практически вышел из гостиной.

— Дядя Дима постой! — крикнул я предателю, заставив его замереть в дверном проёме, за которым находится длинный коридор, заканчивающийся ещё одной лестницей на второй этаж.

Уже было слышно, как подъезжают машины Юсупова с компанией и их дружинников.

— Давай поговорим немного позже. Мне срочно нужно в туалет — соврал дядя Дима, даже не моргнув и уже собрался уходить.

— Это всего на пару секунд! — в отчаяньи заорал я снова, несясь в его сторону со всех ног.

Когда до дяди Димы оставалось всего пара метров, я нанёс свой удар. С такого расстояния промахнуться было просто нереально. К моему счастью, Голицын ещё не активировал свою защиту, иначе пришлось бы бросаться на него с голыми руками прямо здесь, не позволяя подняться на второй этаж. В этом случае у Насти было бы гораздо больше шансов остаться в живых.

Я резко выбросил вперёд кулак, с которого сорвалась одна-единственная капля, в которой сейчас было сжато больше литра моей крови. Капля, которая по своим свойствам сейчас не уступала даже алмазу.

Расстояние между нами было минимальным и даже Голицын не успеет, что-либо предпринять.

Сзади я услышал крик отца, который понял, что я собрался делать. Но уже было поздно.

Капля разлетелась на миллионы микроскопических осколков проникая в организм Голицына через поры на коже.

Сразу после этого я сжал второй кулак и все осколки начали собираться вместе, попутно разрывая кровеносные сосуды в мозгу предателя. Его лицо перекосилось от боли и ярости.

Все же физики умирают намного неохотнее остальных владеющих. Живучее физиков только целители и то если у них осталось достаточно сил, чтобы исцелить себя.

Не сбавляя хода, я влетел в дядю Диму и сбивая его с ног кубарем покатился по коридору. Получив при этом несколько болезненных ударов в корпус. Даже умирая этот монстр не сдавался, цепляясь за жизнь до последнего, чтобы отомстить своему убийце.

Что же могло заставить тебя предать императора дядя Дима? И тем более собственноручно убить Настю, которую ты всегда так сильно любил?

Но сейчас этого уже никто не узнает.

Тело Голицына ещё несколько раз дёрнулось в посмертных судорогах и застыло.

Кровоизлияние один из сложнейших приёмов, для которого требуется множество тренировок и запредельная концентрация. Я до последнего не был уверен, что у меня всё получится.

Последние боёв сорок я старался убить своих противников только этим приёмом. И мягко говоря, выходило у меня паршиво. Слишком близко нужно было подходить, чтобы распылённый кристалл достиг своей цели. Да и банально обычный ветер мог с лёгкостью сдуть большинство осколков. Но это правило не работало в доме.

Приём, для выполнения которого необходимо учесть множество факторов. Но в случае удачного применения это стопроцентная смерть мозга.

— Что ты натворил?! — заорал ошарашенный моим поступком отец.

— Сейчас нет времени объяснять. Готовься к бою. Нас предали. Юсупов со своими прихлебателями, готовит переворот, а дядя Дима должен был убить Настю! — как можно быстрее выпалил я, с трудом поднимаясь на ноги.

Всё же Голицын приложил меня намного сильнее, чем показалось вначале. Каждый вдох отдавался безумной болью. Наверняка сломано несколько рёбер. Да и ливер болит так, словно туда засунули мешок китайских петард и все разом взорвали.

— Предупреди императора и императрицу. — крикнул я вслед отцу, который тут же начал отдавать распоряжения Петру Алексеевичу.

Старый дворецкий также отвечал за охрану поместья и все автоматические системы вооружения напрямую управлялись только им. Мы как один из самых ненавистных родов в империи просто не могли позволить себе обойтись без подобной защитной системы.

Отец уже был облачён в боевую броню, которая вызывала ужас у всех, кому доводилось видеть её лично.

Броня состояла из постоянно движущейся крови, ни одна капля которой не падала на пол. Мало кто знает, но броня была универсальным инструментом. Защита была её второстепенной функцией, главной являлось нападение и ведение боя на сверхближних дистанциях.

— Спрячься в убежище, ты ранен. — совершенно спокойно сказал мне отец, перед тем как броситься в коридор, чтобы предупредить императорскую чету.

Через пять секунд он вернулся в сопровождении императора, вокруг которого горела белёсая дымка. Призрачный покров, легендарная защитная техника рода Романовых.

— Настя? — поморщившись от боли, спросил я.

— Не переживай, Юля отправилась к ней, а через полминуты там будет весm Гнев Государев.

— Тогда я с вами!

Проигнорировав строгий взгляд отца, я тоже потянулся к запасам и облачился в броню. Правда, моя защита была в несколько раз слабее, чем у отца, да и выполняла она, как раз только защитные функции, но и этого было вполне достаточно.

На улице были слышны выстрелы из крупнокалиберных пулемётов, треск молний Юсупова и крики глупцов, решивших напасть на поместье Воронцовых.

Отец с императором вышли первыми, мгновенно начав атаковать четвёрку владеющих, которые укрылись от обстрела защитных систем за своими машинами.

Подобные системы были рассчитаны на простых людей, но и одарённым они могли доставить немало неприятностей, что сейчас и доказали. Вот, правда, прослужили они недолго.

Две огромные ветвистые молнии, ударили по пулемётам с совершенно чистого, безоблачного неба. Ещё два пулемёта были заключены в камень и расплющены. Последний нарезали тонкими ломтиками, словно докторскую колбасу, ветряные лезвия.

Но пулемёты уже сделали своё дело, они загнали наших противников в укрытие и расстреляли автобусы и машины с вражескими дружинниками. В автобусах находились те бойцы, что вламывались в окна, а вот во внедорожниках были одарённые, которые смогли пережить обстрел защитных систем.

Отец без раздумий, потянулся к наполненным силой автобусам и обрушил со спины удар на засевших в укрытии одарённых. Его удар накрыл сразу всех. Защититься смогла лишь четвёрка во главе с Юсуповым.

Сотни кровавых копий растеклись по щиту, выставленному, скорее всего, ветровиком, но это не остановило отца. Он полностью заключил нападавших, вместе с их щитом в кровавую сферу, в которую продолжали стекаться тоненькие кровавые ручейки, делая её ещё крепче.

— На тебе дружинники. — обращаясь ко мне, пророкотал отец.

В кровавой броне наши голоса изменялись до неузнаваемости.

«Словно разговариваешь с тварью из ада». Постоянно говорила мама, наблюдая за нашим обучением.

Я был с ней полностью согласен, но порой и сам любил подшутить подобным образом над кем-нибудь из друзей, которых у меня было не так чтобы много, но они имелись.

Естественно, дружинники! Мне в прямом бою с монстрами подобными Юсупову и его компании делать нечего, сотрут в порошок и даже не заметят.

А вот с дружинниками, у меня были все шансы на победу. Среди них было мало одарённых и те в основном сидели на штабных должностях. А с остальными одарёнными уже разобрался отец.

А где, кстати, наши собственные дружинники? Где охрана императора? Куда делись люди из Гнева Государева?

Не могли же они все предать нас?

Хоть отец и дал большинству дружинников отпуск на пару дней. Всё же в поместье должны были собраться одни из сильнейших одарённых в империи. Кто же мог предположить, что эти одарённые сами решат напасть на нас.

Подбежав к ближайшему автобусу, который заблокировал подъезд к поместью, я потянулся к силе, начав искать выживших. Но они сами быстро показались, открыв по мне огонь. Причём стреляли усиленными патронами, разработанными специально для боя с одарёнными.

Для защиты третьей ступени, на которой я был до всех случившихся событий эти патроны могли стать реальной угрозой. Но теперь мой доспех стал намного крепче. Я лишь ощущал тяжёлые удары, барабанящих по мне пуль.

Стрельба со стороны автобуса довольно быстро прекратилась, я даже не успел до него добежать. Из разбитого окна высунулся Читер — самый молодой из наших дружинников, получивший своё прозвище за чрезмерное везение.

Вот и сейчас он смог каким-то чудом попасть в автобус, перебить вражеских дружинников, оставшихся в живых и судя по всему, не получил даже и царапины.

Значит, не всё так плохо и мы не одни. В подтверждение моих мыслей по остальным автобусам нападавших открылся ураганный огонь. В ход шло не только огнестрельное оружие, но и силовые техники. А это могло означать лишь одно.

Мама и сестра тоже вступили в бой. Вот только какого хрена, они сейчас не в убежище? Ведь первое, что они должны сделать после включения сигнала тревоги, это спуститься в бункер, закрыться там на все замки и сидеть ждать нашего возвращения.

Ещё год назад, я бы также должен был спускаться вместе с ними. Но как только мне исполнилось семнадцать, отец сказал, что я уже достаточно взрослый и теперь должен вместе с ним защищать наш дом.

Слева раздался оглушающий взрыв, на секунду отвлекая меня от автобусов с вражескими дружинниками.

Машина, за которой прятались предатели, превратилась в гору искорёженного металла. Но это не причинило им никакого вреда.

На расстоянии десяти метров сейчас стояли две группы одарённых, окутанные защитными техниками.

В первой был отец и император, а во второй их противники в количестве четырёх человек. Юсупов был немного выдвинут вперёд, как сильнейший в нападении. А остальные служили ему в качестве поддержки.

Отец пропустил вперёд императора, выгадывая немного времени для накопления силы и нанесения удара. Судя по тому, что я видел он собирался идти врукопашную. Его броня обрастала шипами, в руках начали образовываться ножи, полностью состоящие из кристалла, который я использовал, чтобы разобраться с Голицыным.

Впервые вижу, чтобы отец прибегал к этой технике. Она считается третьей по силе в роду Воронцовых и применить её получится, лишь на пике возможностей одарённого. Выходит, отцу всё же удалось совершить очередной рывок в силе. В империи появился ещё один архигранд, а наш род теперь будут ненавидеть ещё сильнее.

С рук императора сорвалась призрачная дымка, в которой я разглядел очертания человеческих фигур. Подул пронизывающий до костей ветер и наступила абсолютная тишина. Сила рода государева устремилась в бой.

Я в полной тишине наблюдал за тем, как эта призрачная волна встречается со стеной из молний, созданной архиграндом-электриком. Как сталкиваются две чудовищные силы, каждая из которых по своей мощи может легко переплюнуть любое придуманное человечеством оружие. Сама земля в том месте начала испаряться, а крохотные частички силы, разлетавшиеся во все стороны, крушили ближайшие постройки.

Конечно, император был сильнее Юсупова. Но последнему помогали другие заговорщики, щедро делясь с ним своей силой и не только.

Вот под ногами императора образуется трёхметровый провал, но ему каким-то чудом удаётся остаться на месте. Окутавшая его призрачная дымка, держит его в воздухе, не давая упасть в провал.

Но это исправляет чудовищной силы воздушный молот, обрушившийся на императора. От этого удара он падает в провал, который стремительно закрывается, хороня императора заживо. От удара воздушного молота пошла мощнейшая ударная волна, которая сбила меня с ног. Последнее, что я успел заметить, это фигуру отца, возникшую посреди строя предателей.

Кровавый ворон пришёл за своей добычей.

Со стороны одного из автобусов раздался крик Оли и я тут же бросился туда, моментально вскакивая на ноги. Никому не позволено обижать мою младшую сестрёнку!

Пускай монстры разбираются с монстрами, а я займусь теми, кто мне по силам.

Оля, впрочем, как и мама нашлись довольно быстро. Они стояли возле одного из автобусов нападавших, окружённые нашими дружинниками. Вот и сразу стало понятно, куда они делись.

Должно быть, отец приказал им в случае опасности защищать женскую половину рода. Но, похоже, наших женщин оказалось не так просто защищать, особенно если они сами рвутся в бой.

Ладно мама, она у нас дама боевая за словом в карман не полезет, да и если потребуется без раздумий даст обидчику в морду. Но вот куда полезла Оля? Она же совсем не приемлет никакого насилия. Сразу же начинает плакать стоит лишь слегка повысить на неё голос и вообще живёт в своём собственном мире. В котором нет ни войн, не постоянных стычек между родами и кланами. Где все друзья, на небе постоянно висит радуга, а цветастые единорожки постоянно поют весёлые песенки.

Конечно, я утрирую, но Оля пацифистка до мозга костей. А тут вон, как приложила один из автобусов.

Одна его половина была покрыта ледяной коркой, а вторая полыхала. Это могла сделать только Оля. Редчайшая двуталаная одарённая, не унаследовавшая дара ни от матери не от отца.

Одиннадцатилетний гранд! Которой ещё только предстоит войти в полную силу. На фоне сестры я выглядел ущербным, практически лишённым дара неудачником.

Но это не мешало быть её старшим братом. Тем, кто прогонит подкроватных монстров, подует на разбитую коленку и тайком от родителей даст конфетку.

А она всегда будет для меня маленькой сестрёнкой, о которой нужно заботиться и которую нужно оберегать. Даже несмотря на то, что она уникум Российской империи, которому прочат выдающееся будущее, абсолютно все лидеры мировых держав. Выдающееся будущее именно в урегулировании военных конфликтов, зная о её нетерпимости насилия. Ведь какой здравомыслящий правитель решит связаться с двуталанным одарённым её силы.

Оля заметила меня и расталкивая своих охранников, бросилась навстречу.

Когда между нами оставалось не больше пары метров, она прыгнула мне на шею. Пришлось резко убирать броню. И как раз в этот момент прилетела очередная ударная волна, в несколько раз сильнее предыдущей.

Меня бросило навстречу Оле. Кое-как поймав сестру, я прижал её к себе и покатился кубарем по дороге.

— Я так испугалась! Они напали на нас с мамой, когда мы уже собирались присоединиться к вам в гостиной, чтобы встречать гостей. Но хорошо, что Леший с ребятами оказались рядом и отбили первую атаку. Они убили Люсю. Ты представляешь! Они убили мою Люсю! — как только мы прекратили кувыркаться начала тараторить обливающаяся слезами Оля.

Я же просто смотрел на неё и радовался, что она цела и невредима. А смерть любимой кошки она уж как-нибудь переживёт. Тем более она отомстила её убийцам. Теперь мне сразу стало понятно, что заставило Олю вступить в бой. Буду надеяться, что после произошедшего она откажется от своего пути без насилия.

Жаль, что мне не удастся увидеть всё это своими глазами.

Во время падения я ощутил резкий укол в области шеи. От этого укола сразу же онемело всё тело. Я не могу даже дышать, в глазах начало темнеть.

— Мама! У Серёжи кровь течёт из шеи!

Было последнее, что я услышал.

Жаль, что мне больше не представится ещё одного шанса. Даяна же говорила, что третий раз последний.


Глава 5


— Значит, смог справиться с первым противником, но снова умер? — услышал я голос Даяны.

Но как это может быть? Она, что меня обманула, когда говорила, что третье возвращение было последним? Или я что-то неправильно понял?

Чего я гадаю, спрошу напрямую да и всё.

— Почему я снова оказался здесь? Ты же говорила, что третий раз будет последним?

— Ага, говорила. — ответила Даяна, присаживаясь рядом со мной на кровать и беря меня за руку.

Я открыл глаза и увидел её прекрасные лицо буквально в десяти сантиметрах от своего. Мерное дыхание девушки тёплой волной расплывалось по моим губам, заставляя всё тело буквально трепетать в предвкушении.

Конечно же, я прекрасно знал, что должно происходить между мужчиной и женщиной, но в свои семнадцать лет максимум, который мне перепадал это шутливые поцелуи за углом школы. Да разрешение потрогать грудь, через одежду.

— У тебя очень сильно участился пульс. Плохо себя чувствуешь? — спросила Даяна, ещё сильнее заставляя моё сердце колотиться.

— Наоборот, очень хорошо. — сказал я, вытягивая губы вперёд не в силах побороть это желание.

Вот, правда, у меня ничего не вышло. Я снова оказался лишён возможности пошевелиться.

— Но данные говорят, что твой организм сейчас испытывает серьёзный стресс. — сказала Даяна, отодвигаясь от меня, лишая возможности смотреть в свои потрясающие глаза.

— Твои данные врут.

— Это исключено.

— С чего такая уверенность? Даже самые точные измерительные приборы рано или поздно выходят из строя и начинают врать.

После того как Даяна отдалилась, голова немного прояснилась, и я смог подавить взбунтовавшиеся гормоны.

— Это исключено. — повторила Даяна.

— Да, что ты заладила исключено и исключено? Лучше объясни, каким образом я оказался здесь снова? Ведь я же умер. Уже в четвёртый раз.

— Если считать общее количество раз, то правильно — четыре. Но в нашем случае это будет неверно. Три раза ты умер в прошлой событийной цепочки. Сразу после того, как ты убил своего противника, началась новая событийная цепочка и отсчёт смертям начался заново.

Я смотрел на Даяну и до конца не мог поверить её словам. Хотя во всё происходящее со мной сейчас вообще довольно трудно поверить. Расскажи я кому об этом, хорошо, если меня просто посчитают психом. А ведь могут и вызвать специальную бригаду врачей, занимающихся подобными случаями у одарённых.

Среди одарённых это большая редкость. Обычно психика у нас намного более гибкая, чем у простых людей. Повидав всё то, с чем приходится сталкиваться среднестатистическому одарённому обычный человек гарантированно сойдёт с ума.

Уж не знаю для чего это было нужно, но проводились подобные исследования то ли Бриттами, то ли Майя. В общем, в одном из государств, где процветает толерантность, равноправие и нетерпимость к ущемлению в правах не одарённых.

Как по мне, то это полный бред. Одарённые в любом случае будут стоять выше простых людей. Банально из-за того, что нам подвластны вещи, которые не одарённые, скорее всего, не смогут повторить никогда. Неважно, как далеко зайдёт технический прогресс.

Максимум которого неодарённые смогут добиться при помощи науки это изобретать всё более изощрённые способы убийства себе подобных.

Подобная позиция якобы обсуждается обществом, но в реальности все понимают, что дела обстоят именно таким образом. Уж не знаю, кому понадобилось играть в подобные игры, но это явно был далеко не последний политический деятель, который смог протолкнуть свою инициативу на мировой уровень.

Да, что же меня в этом месте так тянет на пространственные размышления о мироустройстве и прочей белиберде? Мне сейчас нужно думать о том, что исправить, когда я вернусь обратно. А в том, что вернусь, я уже не сомневался. Ведь не зря же я снова оказался в этом месте.

— Если я правильно тебя понял, то мне даётся три попытки для воскрешения на каждый конкретный случай?

— Это не воскрешение. — улыбнувшись, произнесла Даяна. — Это перенос твоего физического и астрального тела на определённый промежуток времени против потока его движения.

Ещё я понимал, что она мне только что сказала.

— Физическое тело — это понятно, а что значит астральное тело? Нет, я слышал что-то об астрале, даже читал в паре книжек. Но то были фантастические романы, можно даже сказать сказки, придуманные для взрослых людей.

— Астральное тело определяет способности человека. — на этот раз с лёгкостью ответила Даяна.

Значит, не все мои вопросы попадают под цензуру. Главное — просто подобрать правильный.

— Именно благодаря твоему астральному телу удалось закрепить за тобой умение Второго шанса.

— Хочешь сказать, что это умение? Такое же, как например, создание кровавых клинков? Его можно развивать, усиливать, открывать новые свойства?

Вот теперь Даяна зависла. Она просидела с отсутствующим видом пару минут, после чего резко дёрнула головой в мою сторону, заставив меня вздрогнуть.

— Это экспериментальное умение, которое сейчас только начинает проходить тестирование. Тебе посчастливилось стать одним из немногих, кто подошёл под все наши критерии.

С каждым услышанным словом становится всё интереснее и интереснее. Из слов Даяны можно было совершенно точно сказать, что она работает на какую-то тайную организацию, которой каким-то образом удалось искусственно создать умение и подсадить его одарённому. В данном случае мне.

Конечно, у меня имелось ещё несколько версий, но не высокоразвитая инопланетная цивилизация, ни божественные силы меня как-то не прельщали.

Всё же всегда приятнее думать, что за всем дерьмом, случающимся с тобой, стоит человек. А ещё лучше знать, который именно.

— Умение срабатывает, когда я умираю? — Даяна кивнула. — И меня тут же переносит в это место? — Очередной кивок. — А здесь, ты осуществляешь со мной разбор полётов и отправляешь обратно?

— Отправляю обратно, на пять минут назад с того момента, как тебя убили.

— То есть получается, что меня отправляет обратно не умение «Второго шанса», а ты Даяна?

Мой очередной вопрос вновь заставил девушку задуматься. Похоже, мои слова стали для неё откровением, хотя это всё лежало на поверхности.

— Как вообще работает это умение? — спросил я, нарушая затянувшуюся паузу.

Возможно, девушке нужно лишь немного помочь, направив в правильное русло.

— Стоит тебе умереть и ты отправляешься в специально созданное умением пространство.

Получается в моём случае, это эта комната.

— Дальше идёт первичная настройка и подгонка всех твоих параметров с эталонным образцом, который погиб. Сперва на физическом, потом на психологическом и моральноэмоциональных уровнях.

А проверяют, как всё настроилось те парни в белых халатах, лица которых мне так и не удалось рассмотреть.

— Следом за этим владельцу умения выделяется личный помощник. Если, тебе так больше нравится — консультант.

Охренеть! Так получается, что Даяна и есть мой консультант.

— Ну а дальше, как я уже тебе говорила, на каждую смерть даётся три попытки отката времени. Владелец умения может сам выбирать временной промежуток, на который он хотел бы произвести откат. Здесь всё зависит лишь от энергетических ресурсов одарённого.

Получается, что мой предел — это пять минут. Прямо скажу — негусто.

— Ну вот, в общем-то и всё.

После рассказа Даяны у меня появилось ещё больше вопросов. Но начать я решил, совершенно с другого.

— Можешь сделать так, чтобы я смог встать с кровати? Тело затекло, хочется размяться.

— В таком случае моя физическая форма покинет тебя. В непосредственной близости от неё твои показатели жизнедеятельности начинают работать с большими перебоями.

Вот же блин. а я так надеялся побыть с ней рядом, не только в качестве разговаривающего овоща.

Хотя чего я так удивляюсь? Даяна совершенно точно не человек. Мой консультант. Наверняка что-нибудь наподобие компьютерной программы с заложенными в неё алгоритмами действий. Робот, мать её!

Будущее наступило. Восстание машин началось и началось оно с моих мозгов.

Да ещё и к умению этому отлично подходит фраза «I’ll be back». Скайнет поработил меня… Все приплыли…

Дав добро, на исчезновение физической формы Даяны я с кряхтением поднялся с кровати. Как и в прошлый раз начал делать разминочный комплекс, попутно разговаривая с Даяной.

— Выходит Даяна, ты мой консультант по умению «Второго шанса?»

— Ты всё правильно понял.

— Почему я могу отправиться назад всего на пять минут?

— Именно настолько хватает твоей энергии.

— Но ты говорила, что я могу выбирать временной промежуток?

— Всё верно. Ты можешь выбрать любой временной промежуток от одной секунды до пяти минут.

— Могу я разбить эти пять минут, допустим, на пять раз по минуте?

— Не можешь. Количество воскрешений для данной событийной цепочки всегда одинаково и равно трём. В случае если ты не смог избежать смерти за три попытки, то умираешь окончательно, без возможности исправить свою ошибку.

Пока, выходит, что это умение даёт мне возможность три раза вернуться во времени на пять минут назад. Причём отсчёт начинается, от того момента, как я умер. В идеале получается, что я могу вернуться, примерно на пятнадцать минут назад, от момента своей смерти.

Знай я об этом сразу, то вернулся бы на те же десять минут, чтобы убить Голицына ещё во время нашего разговора в гостиной и даже ещё осталась бы одна попытка на случай провала. Правда, тогда пришлось бы самому накладывать на себя руки, а я сильно сомневаюсь, что смогу это сделать. Не так меня воспитывали. Всегда мне твердили, что жизнь — это самое ценное, что есть у любого человека. С годами эта простая истина въелась в мою подкорку и хрен её теперь оттуда выведешь.

— А есть ещё какие-нибудь варианты по времени возвращения, или по количеству попыток?

Повисла долгая пауза. Похоже, даже моему консультанту необходимо было с кем-то проконсультироваться.

Пока Даяна молчала я успел совершить три подхода, по двадцать отжиманий.

— Так как умение сейчас находится на стадии тестирования, то вполне возможны подобные изменения в будущем. За подобную идею ты получаешь бонус. Возможность объединить все свои попытки на возвращение в одну. В таком случае ты вернёшься на час назад. Если решишься воспользоваться данной функцией, ты должен быть на сто процентов уверен, что сможешь выжить. Если умрёшь после слияния всех трёх попыток, то наступит окончательная смерть.

А вот это уже намного веселее. Появилось хоть какое-то разнообразие.

По идее я уже сейчас могу воспользоваться объединением и вернуться на час назад.

Если учитывать, что со времени смерти Голицына и начала боя с предателями прошло максимум минут десять, я вернусь аж на пятьдесят минут назад. А что происходило в тот момент, я совершенно не помню. Вполне возможно, что…

Довести мысль до конца мне не дала резкая смена обстановки. Свет резко погас и я оказался в непроглядной темноте. Вместе со светом исчезла и комната. Сейчас я словно парил в пустом пространстве.

Продлилось это недолго, от силы секунд десять. Свет вновь появился и я заметил, как комната немного задерживается и не успевает за скоростью света, материализуясь с миллисекундным отставанием, которое очень сильно бросалось в глаза.

— Что это было? — спросил я у Даяны, которая материализовалась рядом со мной.

И без того, огромные глаза девушки увеличились ещё сильнее. Даяна тяжело дышала и слегка дрожала. Похоже, что она была серьёзно напугана.

— Переборщила в прошлый раз с помощью. Едва не исчерпав все энергетические запасы, которые ещё толком не успели восстановиться, а ты снова умудрился умереть. Вот умение и дало сбой.

— Хочешь сказать, что тренировки подобные тем больше не получится провести?

А я уже честно говоря вполне серьёзно задумывался над тем, чтобы попросить Даяну организовать мне ещё пару десятков боёв.

Всё же в прошлый раз я очень хорошо поднялся не только в силе, но и в умении обращаться с ней. Если бы ни это, то сомневаюсь, что мне удалось бы также легко справиться с дядей Димой, если вообще удалось бы…

Даяна отрицательно покачала головой.

— По крайней мере до тех пор, пока не накопится достаточно энергии. А сейчас тебе уже пора возвращаться. На поддержание этой комнаты тратится приличное количество ресурсов. Исходя из всех перечисленных трудностей, отправить тебя сейчас на час не получится, поэтому пять минут максимум.

Что потренироваться не получится, конечно жалко, но хрен с ним. Обойдусь на этот раз и без этого. А на пять минут мне возвращаться совершенно незачем.

— Давай на двадцать секунд назад. — сказал я Даяне, на этот раз не тронув красную кнопку.

Свет в очередной раз моргнул и я оказался стоять недалеко от покорёженного автобуса.

Как раз в этот момент, Оля растолкала своих охранников и бросилась бежать ко мне.

Не став ждать, я сразу же выставил максимально возможный щит за спиной, стянув туда весь свой запас силы.

В тот момент, когда Оля бросилась мне на шею, прилетела ударная волна, которая ничего не смогла нам сделать. Щит справился со своей задачей на отлично, перенаправив удар вверх.

— Я так рада, что ты жив и с тобой ничего не случилось. Я испугалась! Я ОЧЕНЬ СИЛЬНО ИСПУГАЛАСЬ! — как и в прошлый раз затараторила Оля.

— Главное, что с тобой и мамой всё хорошо, а за Люсю мы им ещё отомстим.

— Люся! АААА. — зарыдала сестрёнка и я прижал её к себе.

Вот так гладя её по спине и приговаривая что всё будет хорошо, я и дождался, пока нас сперва не взяли в кольцо наши дружинники, а после подошла и мама.

Её волосы были растрёпаны, глаза слегка светились от чрезмерного использования силы. Всё же она не хватала звёзд с неба в плане способностей своего дара. Средний целитель, который совершенно точно не сможет вытащить с того света человека, разрубленного на несколько частей, как это делают гранды.

Про архиграндов вообще молчу, даже представить себе не могу на что способны эти монстры.

— Почему ты не спустилась в убежище и позволила Оле вступить в бой? — обратился я сперва к маме, а затем к нашему старшему дружиннику Лешему. — А ты чем глядел?

— Виноват. — ответил мне дружинник, но раскаянья в его глазах я совершенно не видел.

— Семён тут совершенно не виноват. Он, как и все остальные дружинники выполнял мой приказ. — ответила мама, которая сперва хотела обнять нас с Олей, но после моего наезда резко передумала.

— Приказ, противоречащий приказу отца. — покачал я головой. — Но об этом мы поговорим позже. Леший. Взяли маму с Олей и бегом к шестому убежищу, закрыться на все засовы и активировать последний протокол безопасности. Сидеть там, пока мы не откроем дверь. Если через три дня этого не произойдёт, действуйте по обстановке.

Мама попыталась возразить, но в нашей семье в вопросах безопасности последнее слово всегда оставалось за мужчиной, пусть даже семнадцатилетним.

Мрачные дружинники с трудом оторвав от меня рыдающую Олю, и подхватив маму под руки, бросились выполнять приказ. Замыкающим у них бежал Читер, поэтому удара в спину они могли не опасаться.

Теперь, когда я уверен, что мама и Оля в безопасности, а с вражескими дружинниками покончено можно вернуться на помощь отцу. Хотя бы посмотреть, смогу ли я там чем-либо помочь или нет.

Моей помощи не потребовалось к отцу императору, который уже освободился из своей ловушки, присоединилась императрица и с десяток бойцов «Гнева Государева». Причём бойцы явно уже побывали в неслабом бою, судя по их внешнему виду.

Практически все они имели ранения той или иной степени тяжести, но это не мешало им помогать в бою против Юсупова. Который к этому времени уже остался в гордом одиночестве. Остальные его подельники валялись изломанными куклами неподалёку.

Увидев эту картину, я понял, что моя помощь здесь совершенно точно не понадобится.

Юсупов был сильно измотан, а отец постоянно пополнял свои силы. Благо столь необходимой нам крови сейчас было предостаточно.

Бой длился ещё пару минут, пока держался щит Юсупова. Как только он спал, отец вогнал в него сразу несколько кровавых игл, начав откачку крови.

Десять секунд и Юсупов падает на колени. Бойцы Гнева тут же подлетели к нему и нацепили на шею блокиратор.

После чего отец уничтожил свои иглы, предварительно вернув всю забранную у Юсупова кровь обратно.

Этого предатель уже не выдержал и начал терять сознание, напоследок решив поставить точку, обрушив три сокрушительных столба молний на императорскую чету.

Но император даже не почесался, прикрыв своей защитой ещё и супругу.

— Настя? — спросил я у императрицы, как только подошёл к ним.


Глава 6


— Сидит в своей комнате под присмотром бойцов Гнева. — успокоила меня императрица.

Выглядела она сейчас не лучшим образом. Дорогущее вечернее платье порвано в клочья, из-за резко увеличившихся физических возможностей, высвобожденных её даром. Костяшки пальцев сбиты в кровь, вся в грязи, копоти и каплях крови. Своей или чужой было непонятно.

Боевая форма ещё держалась, но уже постепенно начала исчезать.

— К Полиграфу его. — распорядился император, указывая на Юсупова.

— Мой император, двое ещё живы. — выкрикнул один из бойцов, осматривающих трупы предателей.

— Авиценна, сделай так, чтобы они смогли пережить допрос. — снова сказал император. — Граф, принимай командование, а нам с будущими родственниками нужно многое обсудить.

Только сейчас я заметил, что вокруг нас сразу нарисовалось столько народу, что не протолкнуться. Вдалеке послышались завывания сирен экстренных служб, в небе раздалось тарахтение вертолётов, направляющихся в нашу сторону.

* * *
— Вот же сука! — негодовал император, попутно громя отцовский кабинет. — Как, так я мог проглядеть, что мой лучший друг, человек, которому я доверял так же, как и себе, решил предать меня!

В кабинете отца сейчас находилось шесть человек. Я, отец, император, заместитель дяди Димы — Мазуров, неприметный мужичок по прозвищу Полиграф и к моему глубочайшему удивлению, патриарх рода Воронцовых, мой дед Кирилл Васильевич.

Если с первой четвёркой присутствующих всё было более-менее понятно. Единственным лишним здесь был я, но так как именно я поднял тревогу мне было разрешено остаться.

То Полиграф и дед вызывали у меня множество вопросов. Полиграф лишь передал императору какие-то бумаги, а всё остальное время сидел и слушал.

Дед же вообще сейчас должен быть на другом континенте, вместе с цесаревичем Алексеем, представлять интересы империи в Венесуэле. Майя в последнее время начали вести слишком грязную игру, раздавая свою нефть практически даром, чтобы отбить у империи её постоянных покупателей.

И если поначалу все довольно скептически относились к этому решению руководства потомков богов, как себя называли сами Майя, давая им максимум пару месяцев столь беспрецедентной щедрости. То через полгода уже многие скептики изменили своё мнение, а через год таковых практически не осталось.

Подобная наглость не могла быть оставлена просто так. Ведущие нефтедобывающие государства Евразии решили объединиться против общего врага, так сказать.

Первым делом было решено послать в столицу Майя делегацию, состоящую из одних наследников, сопровождаемых архиграндами, одним из которых и был выбран мой дед. Как сильнейший одарённый империи и личный охранитель цесаревича.

Оспорить звание сильнейшего не осмеливался ни один одарённый империи вот уже более двадцати лет. Очередная монетка в копилку аристократической ненависти к нашему роду.

Именно поэтому я очень удивился, когда в кабинет вошёл дед.

— Не спешите делать преждевременных выводов Николай Александрович. Единственное, что я могу сейчас утверждать со стопроцентной уверенностью, это вмешательство третьей стороны. На разум нападавших было совершенно воздействие, причём столь сильное, что их личность была подавлена практически полностью. — произнёс Полиграф.

— Но это же невозможно! Разум одарённых неподвластен чужому вмешательству. Даже архигранды кукловодов не могут управлять самым слабым одарённым. — произнёс дед.

Все присутствующие, в том числе и я тут же закивали, соглашаясь с его словами.

Истина, которая была известна даже трёхлетнему ребёнку. Кукловоды, которые представляли для обычного человека огромную опасность, для одарённого были совершенно безвредны.

Тем более в любой стране кукловоды находились под строгим государственным контролем. Как только у человека обнаруживался подобный дар, на него тут же вешался блокиратор. И он исчезал из общества.

Куда исчезали подобные одарённые знал лишь император и люди, отвечавшие за это. Даже нашего рода, как охранителям императорской семьи эта информация была недоступна.

— Это действительно так. Но в истории нашего государства уже имеются подобные прецеденты. — совершенно спокойно начал отвечать деду Полиграф. — Наши специалисты уже начали работать над разрешением этой проблемы. Ближайший отчёт должен быть предоставлен в течение часа. Но уже сейчас нам удалось выяснить более двух десятков имён, представителей имперской аристократии замешанных в этом деле. Помимо князей Голицына и Юсупова, там фигурирует имя князя Долгорукога.

— Группа быстрого реагирования Гнева уже направилась в поместье Долгоруких. — ответил Мазуров, на вопросительный взгляд императора.

В том, что Мазуров не пошёл по стопам, своего прямого руководителя и остался верен императору, все были уверены, иначе этот человек не находился бы сейчас в кабинете отца.

— С этим всё понятно. Действуйте. Как только появятся результаты, сразу докладывать. — сказал император своим подчинённым и дождавшись пока они покинут кабинет, обратился ко мне.

— Спасибо тебе, конечно, Сережа… Но ты едва не сорвал нам эту операцию.

Вот не хрена же себе. Оказывается, они все прекрасно знали о готовящемся нападении. И я чуть всё не сорвал.

Посмотрел бы я на императора, как он заговорил после того, как ему принесли голову Насти. Если он сам к этому времени был бы ещё жив.

— Мы готовились к ней больше трёх месяцев, специально подстраивая кучу событий вместе.

Теперь понятно, почему поместье на удивление осталось практически без охраны. Притом что у нас гостила императорская чета с дочкой. А все слова, про присутствие на нашей помолвке множества сильных одарённых, были всего лишь ширмой.

— Для того чтобы вычислить предателей и готовящийся заговор были задействованы лучшие специалисты в своих областях. Которые буквально по крупице собирали информацию, чтобы выйти на предателей.

Что-то мне совершенно не нравится, в какое русло начинает двигаться это разговор.

— В том, что твои отец и дед не могли проболтаться, я уверен. Но в таком случае у меня возникает вопрос, как ты смог узнать о готовящемся покушении и о том, что Дмитрий является одним из заговорщиков? Даже у нас не было этой информации, которую уже подтвердили Юсупов, Бенкендорф и Головнин.

Трое взрослых уставились на меня, ожидая ответа. И что мне им говорить?

Что в первый раз я застал Голицына, с оторванной головой Насти в руках и героически помер, прихватив его с собой. А дальше оказался в каком-то месте и мне предложили вернуться на пять минут назад? И так я возвращался ещё два раза, пока не смог убить Голицына.

Да меня сразу же поднимут на смех и потащат к целителю, проверять на наличие душевных заболеваний.

— Интуиция. — сказал я единственное, что пришло мне в голову.

— Расскажи более подробно о своей интуиции внук. — переглянувшись с отцом, спросил нахмурившийся дед.

Похоже, они все приняли мои слова всерьёз и чем-то они им не понравились.

Вот же гадство! Но выбора нет нужно дальше выкручиваться. Благо, что среди присутствующих нет тех, кто может отличать правду ото лжи.

— Даже не знаю, как объяснить. Просто я почувствовал, что Насте угрожает огромная опасность. — услышав это, император сразу же весь напрягся. — И исходит эта опасность от дяди Димы. Мне даже на секунду показалось, что я вижу его стоящим в Настиной комнате с её оторванной головой в руках.

В кабинете мгновенно повисла гробовая тишина.

Вот на хрена мне нужно было говорить об оторванной голове? Ограничился бы чувством опасности, и всё.

— Ты думаешь, боевое предвидение? — спросил отец у деда.

— Отец был последним, в ком пробудился этот дар. Мы с тобой оба пролетели и я сильно сомневаюсь, что Сергею настолько повезло, что дар пробудился в нём через два поколения. Кровь оказалась гораздо сильнее всех своих конкурентов, вытеснив их из нашего дара. — отмахнулся дед. — Этому обязательно должно найтись другое объяснение.

— Ты имеешь в виду дар, который позволил Демону продержаться подо Львовом. — спросил император у отца, напрочь игнорируя деда.

Похоже, своим враньём я нашёл себе дополнительных проблем. Но на попятную уже не пойдёшь. Слово было сказано.

— Дар, который мы считали навсегда утраченным. — проговорил отец и взгляды всех присутствующих остановились на мне.

Если император смотрел заинтересованно, то отец с дедом сверлили меня взглядом, словно я сделал нечто ужасное. Последний раз подобный взгляд в свою сторону я видел, когда утащил последнюю бутылку любимого дедовского коньяка.

Ну, обещал я ребятам, что они попробуют коньяк столетней выдержки. А если я кому-то дал слово, то обязательно его сдержу. Даже если после этого мне придётся остаться без денег на карманные расходы на ближайший год.

Это они просто не знают, что я уже, как пару лет откладываю на машину, которую хочу купить сразу после того, как сдам на права.

Как раз этим я и хотел заняться на летних каникулах. Отец обещал помочь с правами. Ходить и просиживать штаны в автошколе мне не придётся. Я сразу пойду сдавать экзамены в дорожную инспекцию.

— Серёжа. Сходи проверь, как там мама с Олей. Их уже должны были вывести из убежища. — сказал мне дед, давая понять, что сейчас они будут говорить о вещах, которые не должны касаться моих ушей.

И наверняка этот разговор коснётся именно меня. Короче, нашёл я сам себе на голову проблем, создал их практически на ровном месте. Хотя, как по-другому разрулить сложившуюся ситуацию я не знал.

Выйдя из кабинета отца, направился в Олину комнату, наверняка мама сейчас находится там же.

С нашей стороны оказалось на удивление мало раненых, поэтому она была практически не нужна. А вот успокаивать Олю, после смерти Люси было необходимо.

Эту кошку ей подарили, когда Оля пошла в первый класс. Как раз в то время и выяснилось, что она уникальная одарённая.

Сразу после этого, родители детей с которыми дружила Оля, запретили своим чадам общаться с ней, боясь её до усрачки. Они боялись, что Оля причинит вред их драгоценным деткам, не справившись со своим даром.

Оля очень переживала по этому поводу. Она хотела играть со своими сверстниками, которых совсем недавно считала друзьями. Но реальный мир оказался совсем не таким, каким она его себе представляла.

Как раз в самый нужный момент, когда Оля нуждалась в близком друге как никогда, родители и подарили ей сиамскую кошку, которую Оля назвала Люсей.

Люся помогла ей справиться с чувством одиночества и заменила собой бывших друзей. Мы тоже пытались помочь Оле, но вышло это лишь у маленького котёнка, которого сестра считала своим лучшим и единственным другом.

Я ещё удивлён, что она ограничилась уничтожением всего одного автобуса. Ей вполне хватило бы сил, чтобы устроить на территории поместья локальный, такой небольшой армагеддон. С адским пеклом и адской же стужей.

Данте Алигьери был бы счастлив увидеть воплощённые в жизнь свои фантазии.

В доме сейчас было не протолкнуться от снующих во все стороны людях в форме всевозможных служб. Начиная оттого же Гнева Государева и заканчивая строительной бригадой, которая прибыла исправлять ущерб, причинённый усадьбе, но в основном, конечно, приусадебной территории.

Идеальное, обновлённое только в том году дорожное покрытие было полностью уничтожено почти на сто метровом участке. Снесён кованный забор, три хозяйственные постройки, гараж на шесть машин, баня, летняя веранда и ещё так по мелочам.

Со всеми службами одновременно умудрялся контактировать Пётр Алексеевич. И на первый взгляд, это давалось ему очень легко. Меня всегда поражал этот человек, своей способностью к управлению усадьбой и одновременному контролю за всем, что происходит на её территории.

— Светлана Ефимовна и Ольга Михайловна сейчас находятся на втором этаже. Они там вместе с императрицей и Великой княжной.

Поблагодарив старого распорядителя, я побежал на второй этаж.

Точно! Я же совсем забыл про Настю.

Её вроде должна была защищать императрица, но она же сражалась вместе с отцом и императором. Да и люди Гнева Государева были вместе с ними. По крайней мере, так было, когда я решил присоединиться к ним после отправки мамы с Олей в убежище.

Пока поднимался по лестнице, в голове сами собой всплывали воспоминания о том, как я сражался не только с Голицыным, но и с дружинниками, которые в самый первый раз атаковали поместье.

Из раздумий меня вывел ехидный голос моей суженной, помолвка с которой накрылась медным тазом. Но совершенно точно, что мы оба не переживали по этому поводу.

Как я уже говорил, любви между нами не было. Так, целовались несколько раз, но на этом всё и закончилось. К Насте я относился, практически так же, как и к Оле, чем эта зараза и пользовалась без зазрения совести.

— И где же был мой верный охранитель? Почему он не пришёл спасать меня от нападения предателей? — произнесла стоящая в дверях своей комнаты Настя.

Одета она была во всё в то же синее вечернее платье, в котором я выбрасывал её за окно, спасая от дяди Димы.

Правда, если в тот раз она ещё была не до конца готова, то сейчас стояла при полном параде. Вот только глаза как-то нездорово блестели, словно Настя собирается вот-вот разрыдаться.

Чёрные, блестящие волосы были собраны в замысловатую причёску. Идеальный макияж, подчёркивающий и без того прекрасное лицо. Небольшой кулон, на тонкой цепочке, устроившийся в ложбинке, между упругой грудью минимум третьего размера. Уж чего не знаю, того не знаю. Да и на глаз определять это у меня совершенно точно не получается.

Да будь она сейчас голая, я бы не смог сказать, какой у неё размер груди. Одно дело пялится на обнажённые прелести в интернете и совсем другое видеть вживую.

На тонких запястьях Насти висели два браслета, явно из одного гарнитура с цепочкой и кулоном. В каждый браслет было инкрустировано по крупному прозрачному камню.

Так, стоп! Вроде во время третьей попытки спасти Настю, камень в браслете был красным. Хотя, скорее всего, мне это просто показалось. Стресс, страх за её жизнь и ещё куча факторов, повлияли на моё восприятие.

На ногах княжны красовались остроносые красные туфли на огромной шпильке.

Так-то я был выше Насти, но благодаря шпилькам она полностью нивелировала эту разницу. Может она даже была немного выше. Но я точно не комплексовал по этому поводу.

— Как раз этим я и занимался, когда убил предателя — Голицына, направлявшегося в твою комнату. — сказал я, наблюдая за моментально меняющимся лицом Насти.

В следующую секунду мне пришлось уворачиваться от, казалось бы, хрупкого кулачка этого ангела во плоти. Вот только этот кулачок принадлежал физику и пропусти я удар, вполне возможно, валялся бы сейчас с переломанными костями в другом конце коридора.

Вот же потянул меня чёрт за язык, сказать ей о Голицыне. Она же знает его с самого рождения и считала едва ли не своим вторым отцом. А тут я заявил, что убил его своими руками. Как-то совершенно не подумал о последствиях. Похоже, до этого момента Настя не знала, кто убил дядю Диму.

Хорошо, что императрица намного более продуманные меня в этом плане. Следующий удар Насти, от которого я наверняка бы не смог увернуться, она приняла на блок и уже через мгновение, скрутила дочь, заломав ей руку.

— Серёжа спас тебе жизнь! — строго произнесла императрица.

— Я не верю, что дядя Дима мог причинить мне вред! — сквозь зубы произнесла Настя, стараясь изо всех сил не показывать нам, как ей больно.

А в том, что ей сейчас очень больно я не сомневался. Приходилось мне несколько раз спаринговаться с императрицей, когда бывал у них в гостях. Так я каждый раз возвращался оттуда избитый, словно не умел драться совсем.

— Дело твоё, но он бы не задумываясь лишил тебя жизни. — сказал я, вновь вспоминая улыбку Голицына, когда я увидел его с оторванной головой Насти.

— Я никогда не соглашусь выйти за тебя замуж! Если отцу это так надо, так пусть он сам и выходит!

Доказав, что она настоящая женщина, выпалила Настя. Неужели она могла допустить мысль, что я сгораю от желания стать её мужем?

Меня просто поставили перед фактом, и всё.

«Сейчас помолвка, через годик свадьба. После окончания учёбы первый ребёнок. А там глядишь и прикипите друг к другу. Настоящие чувства появятся. Ещё детишек решите настругать дело-то нехитрое. Тем более, для нас — мужиков. Наше дело не рожать — сунул, вынул и бежать». Сказал мне дед, которому и было поручено поставить меня в известность.

Уж как это всё происходило у Насти, я не знаю. Как-то так вышло, что мы даже не разговаривали с ней об этом.

Оба со смирением приняли решение родителей. Что для меня, что для неё могло сложиться всё гораздо хуже. А так вроде и знаем друг друга очень хорошо и ладим нормально. По крайней мере, ладили. До того, как я убил Голицына.

А ведь серьёзно! До меня только сейчас дошло, что я убил человека. Отнял чужую жизнь. И сделал я это ещё во время первого нападения, иссушив напавших на поместье дружинников. В тот момент мне совершенно точно было некогда до душевных терзаний. А потом убивал и убивал ещё множество раз, во время тренировок Даяны. Но в том месте явно, что-то делали с моей психикой, слишком легко и просто я воспринимал всё происходящее.

А вот сейчас, когда всё закончилось и снизился уровень адреналина в крови — как-то мне сразу стало не по себе. Закружилась голова, потянуло в сон, меня начало шатать и пришлось облокачиваться об стену.

— Всё же успела задеть бедного парня, маленькая пигалица! — гаркнула на дочь императрица. — Света помоги Серёже, ему стало плохо.


Глава 7


Из комнаты тут же выбежала перепуганная мама и бросилась ко мне, активируя свой дар.

Но как она не старалась не смогла найти никаких повреждений.

— Ты впервые убил человека? И только сейчас осознал это? — спросила императрица, которая всё поняла.

Я просто кивнул. За, что получил испепеляющий взгляд от Насти. Вот же ещё одна проблема на мою голову.

Я тут, значит, спасаю её ценой своей жизни, а в итоге получаю подобное отношение. Но и хрен бы с ней, пускай побесится. Я не её ухажёры, которые уже давно навалили бы в штаны от столь неприкрытой агрессии со стороны Великой княжны. Я же если потребуется, могу и надавать ей по заднице. Что уже делал неоднократно.

Я поклялся её защищать и буду это делать. А в качестве официального мужа или обычного охранителя, для меня неважно. В обоих случаях есть как свои плюсы, так и минусы.

— Где Оля? — не став больше ничего говорить, спросил я у успокоившейся мамы.

Она, как и отец в своё время, а ещё раньше дед говорили мне, что самое сложное впервые отнять чужую жизнь. Меня с раннего детства готовили к этому. Прямым текстом говоря, что в нашем непростом деле по охране императорской семьи приходится порой убивать и делать это нужно без малейших раздумий.

Слишком много людей, которые желают смерти императору и его семье. И как сегодня выяснилось подобные люди есть даже в его ближайшем окружении.

Оля нашлась сидящей на кровати Насти, в руках она сжимала огромного плюшевого медведя. Шум за пределами комнаты ей был совершенно неинтересен, но как только зашёл я, сестрёнка тут же бросилась ко мне.

Уткнувшись мне в грудь, она тихонько начала плакать. Пускай поплачет сейчас это ей нужно.

Вот так мы и стояли вместе довольно долго.

Императрица взяла с Насти обещание, что та не будет больше на меня кидаться и отпустила её. Сама она вернулась к прерванному моим появлением занятию.

На прикроватной тумбе стояла открытая бутылка вина и лежали нарезанные фрукты. Так они с мамой тут вовсю снимают стресс. Хотя мне даже представить себе страшно, сколько нужно спиртного, чтобы снять стресс физику и целителю.

Ведь не на маму, не на императрицу алкоголь практически не действует. Но, скорее всего, они это делают для душевного успокоения, а не каких-то физических проявлений.

Минут через двадцать в открытую дверь постучался Мазуров и сообщил, что кортеж готов. Императрица и Великая княжна отправляются домой. Если Юлия Сергеевна ещё пыталась возражать, уповая на то, что у них с мамой ещё остались не допитыми пол-ящика вина, то Настя пулей выскочила из комнаты.

К ней тут же пристроились несколько человек из Гнева.

— Мне тоже пора. — сказал я, отодвигая, успокоившуюся Олю.

Мои обязанности по охране Великой княжны никто не отменял.

— Почему ты должен постоянно находиться рядом с этой истеричкой? — спросила сестрёнка. Напрочь игнорируя тот факт, что сама рыдала несколько минут назад. Вот такие они женщины, постоянные двойные стандарты.

— Потому что я её охранитель и поклялся защищать.

— Посмотри сколько вокруг неё людей из Гнева Государева. — обиженно произнесла сестра.

На её глаза вновь навернулись слёзы, нижняя губа слегка начала дрожать.

И после этого она называет Настю истеричкой? Мне хотелось улыбнуться, но я не стал этого делать, чтобы не обидеть и без того расстроенную сестрёнку.

— Ни один человек из Гнева Государева не сравниться с охранителем из рода Воронцовых. — пришла мне на помощь мама.

— Тем более Серёже и Насте предстоит через год пожениться. Поэтому он как можно больше должен находиться рядом с ней. — вставила своё слово императрица, которая даже и не собиралась уходить.

Она полностью игнорировала стоявшего в дверях Мазурова, делая вид, что его просто нет.

— Но она хотела побить Сережу! — возмутилась сестрёнка.

На что императрица звонко рассмеялась, а мама как-то очень печально улыбнулась.

— Оленька, солнышко. Знала бы ты сколько раз я не только хотела, но и била дядю Колю. А уже о том, сколько мне раз хотелось его убить я вообще молчу. Поверь мне, это делает отношения между мужчиной и женщиной только ещё крепче.

Всё время, пока императрица просвещала Олю насчёт отношений в императорской семье, мама просто кивала, соглашаясь с каждым словом.

Хотя я ни разу за свои семнадцать лет не видел и не слышал, чтобы они с отцом ругались. Да они спорили, не соглашались друг с друг другом, но чтобы прям ругаться, а тем более драться… такого не было.

Конечно, я не знаю, что происходит между ними, когда они остаются наедине. Но я очень сильно сомневаюсь, что они прям сильно ругаются, а тем более дерутся.

— Тогда я ничего не понимаю, в отношениях, между мужем и женой. — насупилась Оля.

Но похоже, разговор с императрицей отвлёк её от моего ухода.

Благодарно кивнув маме и Юлии Сергеевной, я потихоньку вышел из комнаты, просочившись мимо Мазурова.

— Саша можешь идти, сегодня я останусь в гостях у Светы с Мишей. Проследи, чтобы Настя была в полной безопасности и не разрешай ей есть много сладостей. Она всегда пытается заедать стресс сладким. Благо унаследовала мой обмен веществ, а то сейчас была бы не одной из красивейших девушек империи, а двухсоткилограммовым посмешищем.

Было последнее, что я услышал, побежав догонять Настю. Мазуров, что-то начал отвечать императрице, но я уже спускался вниз.

В этот момент в кармане завибрировал телефон.

Охренеть! После всего, что со мной произошло он ещё цел? Я думал, всё. В очередной раз вытряхну из кармана осколки пластика и микросхем вперемешку со стеклом и редкими вкраплениями металла.

Но телефоном займусь потом, наверняка кто-нибудь спам, сейчас нужно найти Настю. Хочет она находиться рядом со мной или нет, это её проблемы. Я её охранитель и этим всё сказано.

Покорёженные автобусы и автомобили уже оттащили в сторону и сейчас около дома стоял десяток, одинаковых чёрных, полностью затонированных внедорожников с государственными номерами.

Из окон коридора было прекрасно видно все машины, в одной из которых наверняка уже сидит Настя. Она опередила меня чуть ли не на минуту. Да ещё и припустила бегом.

Теперь мне предстоит заглядывать в каждую из машин, в поисках девчонки.

Вообще, я не ожидал от Насти подобного поведения. Она всегда казалась мне не по годам здравомыслящей и рассудительной особой. Конечно, у неё бывали заскоки, как и у всех наших сверстниц, а порой и сверстников. Но все эти заскоки в основном заключались в хотении, нового телефона, или платья и тому подобной чуши.

— Сергей Михайлович ваши папа и дедушка, ждут вас в кабинете Михаила Кириловича. — вытаскивал меня из раздумий, сказал Пётр Алексеевич.

В руках дворецкий держал планшет и сразу несколько телефонов. Каждый из которых был включён и через динамики были слышны разговоры.

Старый дворецкий умудрялся контролировать абсолютно всё в одиночку. Просто незаменимый мужик. Где бы мне найти такого же? Ведь когда мы с Настей поженимся, нас по-любому выселят от родителей, подарив какую-нибудь усадьбу не меньше Воронова крыла. И весь набор персонала будет лежать на наших плечах.

Поблагодарив распорядителя, я направился в кабинет отца. Игнорировать практически прямой приказ, я мог, только в случае, когда охраняемому мной объекту грозит опасность. А сейчас Настя была под защитой людей из Гнева Государева. Наверняка там и наши дружинники ошиваются рядом. Так, что выбора у меня не было.

Войдя в кабинет, я увидел все те же лица. Отец, дед и император.

Правда, на этот раз они сидели за рабочим столом отца и распивали, тот самый коньяк, из-за которого я остался без финансирования на ближайший год. Дед же говорил, что та бутылка была последней? И именно из-за этого моё наказанием оказалось столь суровым.

И почему у взрослых привычка снимать любое напряжение алкоголем? Понимание этого, видимо, приходит с годами, а я пока ещё слишком молод.

— До нового учебного года ты отстраняешься от охраны Анастасии. — заговорил император. — Не спорь, так надо. Всё это время она будет находиться под круглосуточным наблюдением людей из Гнева Государева. Это будет их основная задача. На это время ты переходишь под командование Михаила. — Император кивнул в сторону отца. И что спрашивается поменялось? Я с самого рождения нахожусь под его командованием. — Перед вами будет стоять совершенно другая задача.

— Какая? — не удержавшись, спросил я.

Очень мне интересно, что там за задача такая, что она важнее защиты Насти.

— За эти два месяца ты должен будешь вырасти в силе минимум на два ранга. — огорошил меня дед.

Да они вообще, что ли, рехнулись? На два ранга! Это же до седьмой ступени. До гранда! Охренеть!

Они же ещё не знают, что я уже вырос в силе и как раз на эти две ступени. Хотя это даже хорошо, не придётся рвать задницу, чтобы совершить этот скачок.

Выходит, что слова отца по поводу поездки в Афганистан были правдой.

— Как ты понимаешь, тебе придётся много убивать. Иначе стать сильнее не возможно. Только не с нашим даром. — тяжело вздохнул отец. — Через три дня мы с тобой отправляемся в Афганистан. Там нас уже ждёт отряд специального назначения. Твоей задачей будет устранение особо опасных преступников.

— Только моей? — не веря своим ушам, переспросил я.

Да там же наверняка одни одарённые не ниже четвёртой ступени. Просто в тех краях невозможно подняться высоко, имея более низкий ранг.

— Только твоей. Я буду рядом и вмешаюсь, только в самом крайнем случае.

Если отец говорит в самом крайнем случае, значит, так оно и будет. А крайний случай для него, это когда я буду уже при смерти. Только в этом случае он поможет.

Жесть!

Но с другой стороны Даяна уже помогла стать мне сильнее. На её тренировках мне приходилось постоянно сражаться с владеющими. Правда, в основном это были физики или люди со схожими способностями. Но в любом случае эти тренировки дали мне очень много.

Что говорить об одном только увеличении запаса крови, с которой я могу иметь дело. Вот только я не уверен, что этого будет достаточно, чтобы справиться с одарённым более высокого ранга.

— А теперь можешь идти. — сказал дед, разливая очередную порцию коньяка по стаканам.

— Только не вздумай рассказать об этом матери! — крикнул мне вслед папа. — Я сам ей обо всём расскажу. — уже более тихо добавил он.

Император и дед громко рассмеялись. Вот мне и подтверждение слов императрицы. Папа явно боялся говорить о предстоящей нам поездке на Ближний Восток.

Вот же засада! И чем мне теперь заниматься? Вокруг шныряет столько посторонних людей, что думать о каком-либо спокойствии бесполезно.

В кармане брюк снова завибрировал телефон, напоминая о себе.

А вот и занятие нашлось. Пойду на кухню, посижу, потуплю в ютубе. Посмотрю смешные ролики. Убью время, а заодно и собственный мозг.


Глава 8


На удивление кухня оказалась островком спокойствия и даже тётя Зина, работающая у нас поваром уже лет двадцать, оказалась на месте. Впрочем, как и три её дочери, которые также работали у нас.

Они очень обрадовались, когда на кухню зашёл я и тут же принялась меня кормить. Я совершенно не был против.

Запланированный ужин накрылся медным тазом, а вся приготовленная еда осталась.

Когда началась заварушка, высовываться с кухни женщины побоялись. Я оказался едва ли не первым, человеком, заглянувшим сюда.

Сказав, что уже всё хорошо я поблагодарил тётю Зину за ужин и уселся за маленький столик, за которым обычно обедают слуги. Он располагался в углу и подходил мне просто идеально.

Принявшись за еду, я наконец достал телефон. Теперь можно спокойно посмотреть, кому я там понадобился.

«Привет Серёжа!»

«Как самочувствие?»

Номер был скрыт, поэтому я даже не представлял, кто это может быть.

«Привет. Ты кто?»

Отправив сообщение, я нашёл понравившийся мне ролик и принялся за еду, периодически посмеиваясь над происходящим на экране. Но смотрел я недолго, вновь пришло сообщение.

«Ты меня не узнал?»

«А должен?»

«А если так?»

Вместе с сообщением пришла фотография. Фотография пустой, белоснежной комнаты, в уголке снимка было видно хрупкое женское плечо, скрытой полупрозрачной светлой тканью.

«ДАЯНА?!»

Не веря в происходящие, написал я.

А кто ещё может мне прислать фотографию палаты, в которой я уже четыре раза приходил в себя после смерти?

«Ну вот видишь, узнал!»

«Не ожидал, что ты напишешь мне в реальности и тем более будешь присылать фотографии»

«Просто мне стало скучно, вот я и решила написать тебе. К тому же у меня есть кое-какое дело к тебе».

«Я весь внимание».

Пока Даяна набирала сообщение, я успел съесть всё наложенное и сейчас медленно потягивал ароматный чай.

«Нужно испробовать новый функционал „Второго шанса“. Ты, как? Поможешь?»

«Если для этого не придётся умирать и займёт немного времени, то почему бы и нет. В ближайшие три дня я совершенно свободен. А вот после боюсь, освобожусь только ближе к сентябрю».

«Умирать придётся в любом случае!)З)З)З»

«Шучу!»

Вот же блин шутница, я уже начал строчить гневный ответ. Теперь удалять приходится!

«Нам нужно, чтобы ты попробовал передать свою способность другому человеку. Можно сказать, подарил ему один из своих вторых шансов».

Нам нужно. Выходит, что Даяна работает не одна. Очень полезная информация. А то, она так и не рассказала мне ровным счётом ничего, ни о себе ни о том месте, в котором я оказываюсь после смерти.

«И как я могу это сделать?»

«Для тебя это не составит никакого труда. Просто передай выбранному тобой человеку частичку своей крови. Запомни, что кровь обязательно должна быть взята из сердца. Только выполнив это условие, ты сможешь передать человеку второй шанс».

«Получается, я должен внедрить каплю своей крови, добытой из сердца в организм выбранного человека, и всё? Без разницы в какое место?»

«Тут уже без разницы. Для удобства, чтобы узнать получилось у тебя это или нет. В твоём телефоне уже установлена специальная программа. Называется „Подари шанс другому“».

Тут же нашёл эту программу и зашёл в неё.

Полностью чёрный экран и одна-единственная надпись посередине. «Реципиенты отсутствуют».

«Программа начнёт работать, как только ты внедришь кровь другому человеку».

Тут же всплыло сообщение от Даяны.

«Что я ещё должен знать об этом функционале?»

Как-то мне не верилось, что всё так легко и просто. Взял каплю крови из сердца, вживил её в организм другого человека и всё, у него теперь есть ещё один шанс после смерти.

«Ну вот оно тебе надо? Там объяснять долго.»

«Как я уже говорил, у меня есть три дня. Думаю, столько времени вполне хватит, чтобы объяснить!»

Вот же коза! Хочет, чтобы я подписался совершенно неизвестно под чем. Хотя, с другой стороны, она вообще могла меня не спрашивать, а просто поставить перед фактом, что это функционал уже добавлен к умению «Второго шанса». Ведь про само умение, меня никто не спрашивал, когда давали его.

«Ну ладно…»

«Человек, которому ты предоставишь попытку „Второго шанса“, после своей смерти не будет возвращён. Возможность вернуться обратно и исправить ситуацию будет только у тебя».

А она ещё не хотела мне рассказывать!

Дал бы я, значит, кому-нибудь свой шанс на возрождение. Он, или она, уехал от меня куда подальше, там скопытился, а я значит должен буду его спасать. Да я, скорее всего, за отведённое мне время даже не смогу найти, где находится этот человек. Что уж там говорить о возможности исправления ситуации.

«Что будет в том случае, если я не смогу исправить случившееся?»

«Человек умрёт, а у тебя в случае смерти, будет на одну попытку возвращения меньше)»

Функционал, который будет работать только в том случае, если человек находится со мной в непосредственной близости.

Не могу сказать, что это совершенно бесполезная штука. Тем более для меня, как для охранителя Великой княжны. Поделюсь с Настей одной своей попыткой на возвращение и в случае чего смогу спасти её. Вполне себе неплохо. Но думаю, это не последний подвох.

«Есть что-то ещё?»

«Увеличивается время возможного возвращения. Всё будет зависеть от силы человека, с которым ты решишь поделиться».

А вот это уже совсем другое дело. Если судить, чисто по возможностям и мощности дара, та же Настя сильнее меня минимум раза в два. Но одно дело иметь эту силу и совсем другое её правильно использовать. Поэтому если в теории Настя намного сильнее меня, то на практике она умудряется проигрывать мне в пяти боях из пяти.

Процентов на девяносто, человеком с которым я поделюсь «Вторым шансом» будет Настя, а это получается, что я смогу вернуться обратно примерно минут на двадцать. За это время можно будет исправить очень многое.

«Я могу забрать обратно подаренный второй шанс?»

«Если сможешь отделить свою кровь, от реципиента, то без проблем».

Вот и ещё одна засада. Отделить свою кровь от чужой уже не получится. Одну-единственную каплю организм реципиента практически сразу превратит в свою. Поэтому нужно будет очень тщательно выбирать человека. И похоже, что в моём случае, кроме Насти, я больше никому не буду давать возможность второго шанса.

Хотя…

«Если мне удастся исправить ситуацию, приведшую к смерти человека, с которым я поделился умением и он выживет. У этого человека остаётся „Второй шанс“, или нет?»

«Ты можешь передать только одну попытку. Как только она будет использована — исчезнет. Получиться у тебя исправить ситуацию или нет».

«Сколько я могу максимум давать вторых шансов? За раз. Одному и тому же человеку и вообще есть ли какое-то ограничение на количество переданных „Вторых Шансов?“»

«За час не больше трёх раз. Именно столько времени понадобится, чтобы восстановилась энергия, необходимая для активации этого функционала. Одному и тому же человеку сколько угодно раз, но только после того, как предыдущий „Второй шанс“ будет использован. А вообще, количество „Вторых шансов“, которыми ты решишь поделиться с другими не ограничено».

Получается за сутки я могу подарить семидесяти двум людям возможность остаться в живых после смерти. В таком случае, выходит, что время возвращения увеличивается многократно, если я правильно понял, как работает этот функционал.

Задал этот вопрос Даяне и начал ждать. Если до этого она отвечала практически без задержек, то теперь замолчала. Похоже, она и сама не знает ответа на этот вопрос.

Ну ладно, пока Даяна там думает у меня есть время, съесть кусочек моего любимого шоколадного торта. Прага у тёти Зины получается просто волшебная.

«Мы не знаем! Ты будешь первым, кто будет тестировать этот функционал».

Пришёл ответ от Даяны, через пару минут.

В принципе, я не расстроен. Чего-то подобного я и ожидал.

Ну ладно, хрен с ними, у меня имеется ещё пара вопросов, которые нужно задать.

«Что будет, если одновременно умрут три человека, или больше, которым я дал „Второй шанс?“»

«Одновременно невозможно умереть. В случае описанном тобой тебе будет предложено вернуться назад, от времени смерти первого умершего».

«Как невозможно? А если, допустим, все подорвались на одной бомбе. Или упал самолёт. Попали под удар огненного архигранда. Да кучу разных примеров можно привести!»

«Одновременно умереть невозможно. Всегда есть какой-то временной промежуток. Мельчайшая крупица времени, которая разделяет смерти между собой. Даже двух смертей не может быть в одно и то же время, не говоря уже о трёх».

«То есть одновременно могут умереть хоть сто, хоть тысяча человек, с которыми я поделился вторым шансом? И отсчёт моего возвращения будет идти от самой первой смерти?»

«Правильно».

«В таком случае могу я выбирать, от смерти какого человека возвращаться обратно?»

Допустим, если в одну секунду умрёт сразу несколько человек, которым я дал возможность «Второго шанса», а среди этих людей будут как совсем слабые одарённые, так и гранды. То понятно, что гранд предоставит мне возможность вернуться обратно на гораздо более длинный временной промежуток. А не одарённый вообще даст мне только мои пять минут.

«Этого мы тоже не знаем. Нужно проверять опытным путём».

Вот и опять не знаем. Но даже без этого новый функционал очень заманчив.

«Ну так как? Ты не против протестировать функционал передачи способности?)»

«Я могу подумать?»

«Конечно, можешь! У тебя ровно семь минут, до того момента, пока ты можешь думать в тишине и спокойствии».

«А что будет через семь минут?»

«Сам увидишь. Единственное, что могу тебе сказать. Что через семь минут мы обратимся к другому тестировщику „Второго шанса“, если не получим от тебя ответа».

Второй раз Даяна уже говорит, что я был выбран не один, для тестирования умения «Второго шанса». Но давать информацию, сверх этого, она отказывается. Найти хотя бы одного из своих коллег, так сказать. Может, кому-то рассказывают гораздо больше, чем мне?

В раздумьях я провёл уже шесть с половиной минут, внимательно следя за временем.

— Ты ешь торт! И без меня! — раздался обиженный возглас Оли, когда до конца отведённого Даяной времени оставалось десять секунд.

Теперь мне сразу стали понятны слова Даяны о раздумьях в тишине и спокойствии.

«Я согласен!».

Напечатал я на последних секундах и отправил сообщение, быстро убирая телефон в карман.


Глава 9


— Чего там прячешь? Опять на голых тёток смотрел? А ну, показывай! — налетела на меня сестра.

Как-то она слишком быстро забыла о смерти Люси. Хотя напоминать ей об этом я совершенно точно не собираюсь. Такая Оля мне нравилась намного больше.

— Кажется, ты хотела торта? — спросил я, на корню пресекая все попытки, шантажом или силовыми методами отжать у меня телефон.

Родители считали, что Оля была ещё слишком маленькая, чтобы иметь собственный телефон. Поэтому она периодически пользовалась моим, или маминым. Отец не разрешал трогать свой ни под каким предлогом.

В основном она играла в какие-то детские игры, где нужно было бегать и собирать монетки, конфетки, кристаллики и прочую ерундистику. Или смотрела детских блогеров, которых сейчас развелось просто нереальное количество.

Всё это она, конечно, могла сделать и на ноутбуке, к которому у неё был неограниченный доступ. Но как говорила сама Оля, одно дело ноутбук, где нужно мышкой водить и совсем другой телефон, где всё делается одним пальцем.

— А после торта дашь телефон? Мне тётя Юля пообещала, что подарит любого котика, которого я сама выберу. Хочу посмотреть.

При этом сестра сделала такой вид, что я просто не мог ей отказать. Ох уж эти женщины, верёвки вьют из мужиков, при этом практически не прикладывая никаких усилий.

— Дам! Вот только не после торта, а после того как нормально покушаешь. — всё же добавил я немного дёгтя в её бочку с мёдом.

Оля тяжело вздохнула, но согласилась на мои условия.

Быстро разогрел ей немного мяса с овощами и усадил ужинать. Тётю Зину с дочками я отпустил, ещё до того, как сам сел есть.

«Я знала, что ты согласишься! Подробную инструкцию, по использованию нового функционала „Второго шанса“, пришлю немного позже. Сразу же после того, как она будет составлена».

Высветилось на экране, как только я достал телефон, чтобы дать его Оле.

— Только не удаляй ничего, если решишь в очередной раз закачать какую-нибудь ерунду.

— Сам ты ерунда! Я скачиваю только хорошие игры! Никто не виноват, что у тебя так памяти мало. Давно бы купил себе новый телефон. — начала наезжать на меня неблагодарная пигалица.

— Купишь тут! Когда на год оставляют без денег на карманные расходы.

— Нечего было дедов любимый коньяк воровать. Там же помимо него стоит целая куча бутылок.

— Я обещал ребятам именно это коньяк! Я дал слово!

— Ну и дурак. — последнее, что сказала мне сестрёнка, с головой уйдя в поиски нового питомца.

Всё же детская психика очень пластична и с лёгкостью может подстраиваться под любые ситуации. Главное — вовремя подкидывать новый ориентир, на который возможно переключиться.

Посторонние покинули поместье только на следующий день. И то это были те, кто ошивался внутри дома. Множество каких-то экспертов-криминалистов с кучей оборудования и Полиграф, со своими людьми.

Вообще, люди этого странного человека, были не менее странными, чем их руководитель. Они просто ходили по территории поместья, порой останавливаясь в совершенно неожиданных местах.

Могли залезть, на покорёженный забор или крышу одной из машин строителей. Откинуть крышку с колодезного люка и засунуть туда голову. Я наблюдал за одним таким кадром минут сорок, но он так и не вытащил голову.

Я уже хотел подойти и спросить, что же там такого интересного, но на половине пути меня перехватила Юлия Сергеевна. Она вчера так и не уехала с людьми Мазурова, оставшись ночевать у нас.

— Я слышала, что через два дня ты уезжаешь вместе с отцом в длительную командировку?

Вот и что мне ей ответить? Рассказать правду или соврать?

Если расскажу правду, не известно, как к этому отнесутся отец с дедом, да и император. Что-то я сильно сомневаюсь, что он посвящает жену в подробности подобных дел. Тем более после вчерашних слов императрицы о том, что мужу частенько достаётся от неё.

Врать этой женщине я совершенно не хотел. Я уважал её и относился, почти так же как к маме. А мама, была единственным человеком, которому я не соврал ни разу за свои семнадцать лет.

Видя моё замешательство, императрица улыбнулась и решила помочь. Слегка приобняв меня, она пошла в противоположную сторону от мужика, засунувшего голову в колодец. Ещё одна тайна, так и останется для меня неразгаданной. Эх!

— Ладно, можешь не отвечать. Всё равно твой будущий тесть мне уже проговорился. Уж с кем, с кем, а в разговоре с ним я могу быть очень убедительной. — императрица рассмеялась, заставляя и меня невольно улыбаться. — В общем, я сейчас отправляюсь в нашу усадьбу. И хочу, чтобы ты отправился вместе со мной. Тебя не будет в столице почти два месяца. Это слишком долго, чтобы оставлять ваши с Настей отношения в том виде, в котором они находятся сейчас.

— С моей стороны всё хорошо. Это она накинулась на меня вчера!

— Настя женщина, а нам свойственна некоторая вспыльчивость. По себе знаю, что уже через час после случившегося она самостоятельно начала промывать себе мозги и наверняка занимается этим до сих пор.

— А может, моего присутствия и не требуется? Настя сама прекрасно справится без меня, раз уже начала вставать на путь исправления, так сказать…

— Все же все вы мужчины одинаковые. Всегда стараетесь засунуть голову в песок в тот момент, когда наоборот, должны встречаться с проблемой лицом к лицу.

— Ничего я не пытаюсь спрятаться. Просто. Просто. Просто…

— Просто, что? Вот только не говори мне, что ты обиделся. Не надо превращаться в моих глазах в одного из этих недомужиков, которые ведут себя хуже капризной девчонки.

— Да не обиделся я! Тоже мне беда какая — попыталась ударить пару раз. Да мы на спаррингах другу друга вон как метелим и ничего. — я снова замялся, стараясь подобрать правильные слова. — Просто я не знаю, как посмотреть Насте в глаза, после того как убил дядю Диму. Они с ним были очень близки. Наверное, даже ближе, чем со мной.

Императрица ненадолго задумалась, продолжая меня тащить вдоль дороги, постепенно удаляясь от усадьбы всё дальше и дальше.

— Вот скажи мне. Кем, по-твоему, ты являешься сейчас для Насти?

— Её охранителем. — даже не задумываясь ответил я и наткнулся, на печальный взгляд Юлии Сергеевной.

— Вот в том-то и дело, что ты считаешь себя лишь её охранителем. В то время как ей сейчас нужен тот, на кого она может положиться абсолютно в любом вопросе. Даже в том, с которым она не может обратиться к родителям. Ей сейчас нужен в первую очередь друг.

— Но у неё куча друзей! — сказал я, ничуть не приукрашивая действительность.

Настя была самой популярной девчонкой в школе. Дружить с ней хотели абсолютно всё. Но удостаивались этого, лишь избранные, которых Настя отбирала самым тщательнейшим образом исходя из критериев известных только ей самой.

Мне в подобном отборе не довелось участвовать. Меня Настя всегда воспринимала, как нечто само собой разумеющееся. Можно сказать, что я находился рядом с ней по умолчанию. По крайней мере, самому мне казалось именно так.

Так, вот к окончанию школы окружение Насти разрослось до пары десятков человек, которых она могла смело называть своими друзьями.

— Среди всех этих, как ты сказал друзей. Настоящих всего раз, два и обчёлся. Одним из них являешься ты. Настя сама мне говорила об этом. К слову, это послужило решающим фактором в решении, о вашей свадьбе.

Мои родители, наверняка, тоже руководствовались этим фактом. Примерно полгода назад они как-то очень подозрительно начали интересоваться моими друзьями и подругами. Расспрашивать о том есть ли у меня девушка. Задавать всякие неудобные вопросы, что порой заставляли меня краснеть.

Ну и, конечно, расспрашивали про Настю и наши отношения. Тогда я совершенно не придал этому значения. Мало ли что могло прийти в голову родителям. Тем более возраст у меня сейчас как раз самый подходящий, для отношений с другим полом.

Отец даже как-то пытался поговорить со мной на тему секса. Но это вышло настолько нелепо, что я понял лишь одно. Если вдруг что-то должно будет случиться, я обязан использовать презервативы. Дети до официального брака и не от выбранной родителями девушки, просто неприемлемы.

Если до этого отец смущался и не знал, как разговаривать на тему секса. То тема чести рода, сразу преобразила его в ревностного поборника моральных устоев. Причём самое интересное заключалось в том, что я мог совершенно свободно заниматься сексом с кем захочу, главное, чтобы от этой связи не случилось последствий, в виде кричащих карапузов.

«Мои внуки должны появиться только в официальном браке!» Говорил отец, сверля меня таким взглядом, словно я уже сообщил ему столь нежелательную новость.

В тот раз я заверил его, что подобного не произойдёт. За что, был награждён пачкой презервативов, которые валяются где-то у меня в комнате. Мы уже давно с ребятами из школы узнали, что это такое, поэтому мне было неинтересно. Я даже пробовал как-то их примерять.

— Вы должны поговорить с Настей и разрешить все разногласия — так и не дождавшись от меня хоть слова, продолжила говорить императрица. — Вам предстоит пожениться. А за столь долгое твоё отсутствие возникшая между вами крохотная трещина, может разрастись в настоящую пропасть. Поэтому сейчас нужно создать между вами связь и как можно сильнее укрепить её. Если, конечно, ты понимаешь о чём я говорю.

Честно говоря, я не понимал. Но говорить об этом императрице не стал.

— Вот тебе данные допроса предателей, можешь смело показать их Насте, если посчитаешь, что это поможет доказать, что по-другому ты просто не мог поступить.

Юлия Сергеевна протянула руку и к моему удивлению, к нам подбежал человек из Гнева Государева, протягивая толстую папку.

Осмотревшись, я увидел ещё минимум пять человек, перекрывающих подступ к нам со всех сторон.

Если род Воронцовых, был последним рубежом обороны императорской семьи, то Гнев всегда первым принимал на себя удар. Вот и сейчас они готовы были защищать свою императрицу, отчего и кого угодно.

— Просто дай Насте эту папку. Специально для неё, на титульном листе приклеен стикер с номерами страниц. Если после того, как она это прочтёт не извинится перед тобой. То можешь ей передать, чтобы готовила свою холеную задницу к встрече с ремнём. Подобных выходок с её стороны я терпеть не собираюсь.

— Спасибо. — только и смог ответить я, наверное, впервые в жизни увидев разъярённую императрицу.

Даже вчера, во время боя с Юсуповым она выглядела менее злой.

Но, как моментально вспыхнула, также моментально она и успокоилась, вновь приобнимая меня за плечи. На этот раз мы развернулись и зашагали обратно к поместью.

— Твоих родителей я уже предупредила, что сегодня ты останешься у нас. И чтобы не выходил из Настиной комнаты до утра! Понял?! Помиритесь!

Это чего такого говорит Юлия Сергеевна? Она практически прямым текстом заявляет, что я должен переспать с её дочерью?

Видя мой охреневший вид, императрица усмехнулась.

— Да, а что в этом такого? Вчера ваша помолвка была официально освящена во всех источниках. Теперь вы самая обсуждаемая пара в империи. Так почему бы жениху, не остаться у невесты? У вас уже есть на это законное право. Даже Коля не сможет тебе ничего предъявить.

Вот же… Раньше вообще не возникало подобных проблем. Мы спокойно оставались в гостях друг у друга. Тем более что наш род, как государевы охранители почти всегда находился рядом.

Мужская часть рода по долгу службы, а женская рядом с нами, не желая расставаться неизвестно на столь долгий срок.

Вообще, можно сказать, что Воронцовы и Романовы уже давно стали едва ли не одним родом. Вот, правда, породнится наши рода, должны были только сейчас.

Дедушка приглядывает за старшим братом Насти, а заодно наследником императора — Алексеем. Которому в прошлом году исполнилось уже двадцать и на данный момент он считался самым завидным женихом в империи. Хоть он и должен занять престол после ухода от дел отца, отчего-то его не спешили женить. Сейчас он учился, на третьем курсе, военной имперской академии, где дед числился одним из почётных профессоров. Он преподавал тактику ведения боя с превосходящими силами противника. Дисциплину, преподающуюся исключительно одарённым с потенциально сильным боевым даром, главной задачей которого было нанесение массового урона живой силе противника.

К слову, цесаревич не попал на этот курс. Он унаследовал силу от своей матери, впрочем, как и Настя. А все физики были лишь бойцами, работающими по одиночным целям. В основном они выводили из строя технику противника, уничтожали укрепления и огневые точки.

А основной массой живой силы противника занимались уже другие одарённые. Те же огневики или электрики.

Ещё двое Воронцовых — мои дядя Дима и Егор, присматривали за семьями старшей сестры императора Надежды Александровны и его племянника Аркадия. Делали они это, естественно, вместе со своими семьями.

Вот и выходит, что наши рода уже переплелись очень сильно. А после нашей с Настей свадьбы эта тонкая грань исчезнет окончательно.

— У тебя есть минут пять и мы уезжаем. — сказала мне Юлия Сергеевна, когда мы вернулись к усадьбе.

Нас уже ждала машина. Вернее, целый кортеж из бронированных, тонированных в глушь внедорожников. Из-за последних событий теперь любой член императорской семьи будет путешествовать именно таким образом. А заодно и мы с ними.

Как по мне, так такая процессия, наоборот, привлечёт ещё больше внимания. Но моего мнения в этом вопросе никто не спрашивал, и думаю не спросит ближайших лет сорок. До того, момента, как я не встану во главе рода Воронцовых.

За отведённое мне время успел повидаться с мамой и сестрёнкой. Если мама полностью разделяла мнение императрицы, то Оля была категорически против того, чтобы я мирился с Настей.

Оля хотела поехать вместе со мной, но мама запретила. Она сказала, что мы с Настей должны побыть наедине, чтобы никто нам не мешал. При этом она как-то очень странно смотрела на меня и напоследок посоветовала зайти в комнату и взять все необходимые вещи. Зачем? Всё необходимое я смогу найти в поместье императора. Но мама стояла на своём, особенно акцентируя моё внимание на прикроватной тумбе, в которую я сроду ничего не клал.

Но мама ничего не хотела слушать. Она даже вызвалась проводить меня и проследить, чтобы я взял все «необходимые вещи» из тумбы.

Охренеть не встать! Вот где нашлись вручённые мне отцом презервативы. Да они совсем, что ли, с дуба все рухнули? Сперва императрица, едва ли не в открытую говорит, что я должен трахнуть её дочку, а теперь ещё и мама, заставляет меня взять с собой презервативы.

Интересно, они вчера ничего, кроме вина, не употребляли? Слишком уж странно ведут себя сегодня.

Демонстративно положил презервативы в карман спортивной куртки и злобно посмотрев на маму, поспешил к ждущей меня в машине второй своднице. Как бы теперь не сказать ей чего лишнего.

— Главное — в разговоре с Настей, ты должен твёрдо быть уверенным, что поступил правильно. Не позволяй ей, переубедить тебя в обратном. Если женщина захочет, то она способна убедить мужчину в чём угодно. Особенно если эта женщина очень красива, а мужчина ещё молод. — начала учить меня императрица, как только я сел в машину.

Естественно, я буду твёрдо уверен в своей правоте. Я единственный человек, кто видел Голицына с оторванной головой Насти в руках. Даже не представляю, каким образом она сможет меня переубедить, что я поступил неправильно, убив его.

Хотя нет! Знаю. Если она будет по-прежнему крыситься на меня и попытается снова распускать руки, я могу и передумать.

— И не забывай, что ты мужчина! В наше время слишком многие об этом забывают. Противно смотреть на такие личности. Хочется подойти и оторвать им голову. — императрица скривилась, показывая высшую степень отвращения. — Как только, окажетесь наедине, сразу бери инициативу в свои руки. Мы любим решительных мужчин.

— Да, что вы все такое говорите?! Сперва вы со своими намёками. Потом мама с презервативами. Теперь снова вы с этими разговорами! — всё же не выдержал я.

Устал исполнять роль китайского болванчика, только и делающего кивки головой.

— Отлично! Значит, мне не придётся беспокоится по поводу защиты. Рано вам ещё обзаводиться потомством. Вот как поженитесь, так и вперёд. Хочу двух внучек и внука. Причём внука первым. Будет защищать младших сестрёнок.

Вот же непробиваемая женщина. Даже не обратила внимание на моё негодование.

Императрица продолжала что-то без умолку говорить. А у меня внутри всё продолжало бурлить, с каждой секундой всё сильнее приближаясь к точке кипения.

— Почему?! — зарычал я, вбивая кулак в переднее сидение, неосознанно окутывая его силой.

Сиденье жалобно заскрипело и полетело в приборную панель, вырванное из полозьев. Водитель резко ударил по тормозам, и я полетел следом за сидением, впечатываясь в него лицом.

— Вот именно с таким настроем ты и должен разговаривать с Настей. А когда ваши эмоции достигнут пика, успокоить самым действенным способом, что доступен человеку — сексом. — словно совершенно ничего не произошло, сказала императрица.

После этого она приказала водителю продолжать движение. Машина тут же рванула с места, заставляя уже бегущих к нам членов Гнева Государева, спешно возвращаться по своим машинам.

— Почему?! — снова спросил я, вернувшись обратно на заднее сиденье.

Резкое торможение обошлось мне лёгким испугом, разбитым носом и губами. Кровь я остановил сразу. А боль от ушибов пройдёт минут через десять, ерунда.

— Потому что уже пора. — уклончиво ответила Юлия Сергеевна. — Пора сделать связь между вами крепче. Пора выводить ваши отношения на новый уровень. Пора вам понять, что после вчерашнего дня вы стали гораздо ближе друг к другу. Ваши отношения из разряда дочка императора и её охранитель перешли совершенно другой уровень.

— Да Настя не позволит мне даже войти в её комнату!

— Об этом можешь не переживать. Коля должен поговорить с Настей о вчерашнем, да и о ваших отношениях тоже. Я попросила его об этом.

— Хотите сказать, что император тоже замешан?

Они точно все с ума сошли. Я бы на месте императора, если только услышал о подобном, тут же поспешил оторвать, подкатывающему к моей дочери яйца товарищу, эти самые яйца.

В этот момент в кармане заиграл телефон. Imagine dragons — believer, стоявшая у меня на входящих звонках словно говорила мне поверить императрице и довериться их безумному плану.

— Не будешь отвечать?

— Потом перезвоню. — буркнул я.

Кто бы это ни был, сейчас точно не с кем не хочу разговаривать.

— Коля знает, что мы со Светой вчера решили сделать. Одобряет он это или нет, его проблемы. Всё же Настя унаследовала дар именно от меня и мне лучше знать, каким образом успокоить не только взбунтовавшиеся гормоны физика, но и нормализовать её психическое состояние. — ответила императрица, после того как телефон замолчал.

— Даже если, всё обстоит таким образом, как вы говорите. Я просто банально не знаю, что делать! — признался я в полном отсутствии опыта.

Перед любым своим сверстником я бы никогда в этом не признался. Стыдно, страшно, да и опозорился бы на всю империю. Но отчего-то сделать это перед императрицей мне было не стыдно.

— Тоже нашёл из-за чего переживать. Настя тоже девственница. Теорию вы оба прекрасно знаете. И не надо говорить, что это не так. Мы прекрасно знаем, по каким вы сайтам лазите и не всегда это поиск информации для реферата или просмотр сериалов. — заставив меня краснеть, сказала императрица. — В вашем возрасте вполне нормально интересоваться сексом. А теперь настала пора и узнать, что это такое.

Снова начал разрываться проклятый телефон. Да кто же там может так настойчиво трезвонить? Кому я так срочно понадобился?

— Ответь уже, ведь не отстанут.

Достав телефон, я шумно втянул в себя воздух. И набрав полные лёгкие воздуха, задержал дыхание.

«Входящий вызов: Настя».

— Чего ждёшь? — взглянув на мой телефон, спросила императрица.

Она протянула руку и сдвинула зелёный значок вправо, отвечая на вызов.


Глава 10


— Алло. — услышал я голос Насти. — Ты, наверное, сердишься на меня?

Я замер словно истукан, уставившись на телефон. Сам даже не знаю почему.

Снова мне на помощь пришла императрица, приложив телефон к моему уху.

— Серёжа, ты меня слышишь? Не молчи. Скажи хоть что-нибудь. Нам нужно поговорить. Вчера я повела себя, как последняя истеричка. Серёжа, не молчи. Ответь, ты меня слышишь?

— Да. — с трудом, выдавив из себя, ответил я и услышал, как Настя выдыхает.

Сам я делал то же самое, только сейчас поняв, что задерживал дыхание.

— Ты сможешь приехать?

— Да.

— Тогда я буду ждать тебя. — мне показалось, что голос Насти стал веселее. — Спасибо.

Сказав мне спасибо, она отключилась. А я открыв рот, сидел и смотрел в окно. Не до конца поверив, что Настя сама мне позвонила, практически извинилась и попросила приехать поговорить.

Похоже, император смог найти подходящие слова, чтобы не только успокоить дочь, но и доказать, что она была неправа.

— Вот видишь, а ты боялся. Настя уже сделала первый шаг, теперь дело за тобой. Как только окажешься в её комнате, сперва выслушай, что она тебе скажет, а потом можешь смело приступать к делу. Чем настойчивее ты будешь, тем быстрее она сдастся.

Вот никогда бы не подумал, что моя будущая тёща сама будет рассказывать, как быстрее затащить её дочь в постель.

— Главное, не показывай ей, как тебе страшно. Дай ей уверенности, что вы все делаете правильно и что потом ей не придётся жалеть о содеянном.

— А если всё же придётся?

Императрица рассмеялась и положила руку мне на плечо.

— Не переживай. Первый раз всегда нелепый. Особенно если оба партнёра девственники.

Успокоила так успокоила.

Оставшуюся дорогу я провёл в раздумьях. Императрица продолжала трещать, рассказывая случаи из своей молодости, от которых мне периодически приходилось краснеть. Но Юлии Сергеевне это казалось очень забавным и плевать, что я узнавал такие подробности о своей будущей тёще.

Как бы мне ни было страшно, но всё же молодое тело и гормоны взяли своё. И я решился. Решился, что попробую впервые в жизни зайти намного дальше простых поцелуев.

Целоваться с Настей мы уже целовались, так что для нас это будет не впервые, в отличие от более тесного контакта.

— Что-то вы совершенно не спешили возвращаться. — встретил нас отец, когда мы вылезали из машины. — Света мне, конечно, всё рассказала и скажу сразу, я против.

— Да, кто бы вас баранов твердолобых вообще спрашивал? Миша, так надо! И в первую очередь это нужно именно Насте. Разговор на этом закрыт. — Юлия Сергеевна хлопнула дверью, отчего та жалобно заскрипела, но выдержала удара сильного физика.

Водитель, должно быть, теперь проклянёт нас. Сперва я снёс сидение, теперь вот императрица двери ломает.

— Ты-то сам согласен? Хотя кого я спрашиваю. — махнул рукой отец. — Я в твоём возрасте спал и видел, как бы зажать девчонку поаппетитнее. Да, чтобы безотказная была.

— Главное, что сейчас у тебя это прошло, а то бы Света быстро сделала тебе операцию, по укорачиванию хотелки, а я бы ей в этом помогла. Подержала бы тебя. Тем более дети у вас уже есть. Или хотите ещё? — спросила императрица.

— От подобного не зарекаются. Даст бог и ещё будут дети, не даст… — ответил отец, разведя руки в стороны.

— Такой взрослый, а всё в сказки веришь. Даст бог, не даст. Главный бог для любого мужчины — это его женщина. И только от неё зависит…

Дальше договаривать императрица не стала, всё и так было понятно. Тем более вся империя прекрасно знала её отношение к религии. Точнее, её полное неприятие этой самой религии.

В то время как император был верующим христианином, его жена была рьяным противником церкви и вообще любой религии. Отзываясь нейтрально лишь о буддизме и даосизме. Остальные религии она просто на дух не переносила.

Уж не знаю, каким образом они вообще оказались вместе. Хотя чего тут знать, очередной политический брак.

Вот же блин! Я совершенно ничего не знаю о своей будущей тёще. Даже не знаю из какого она рода.

* * *
— Открыто. — сказала Настя, после того как я постучался в дверь.

Собравшись с духом, я повернул ручку и вошёл в её комнату. Раньше это всегда давалось мне без каких-либо проблем и душевных терзаний.

Я спокойно заходил в Настину комнату, а она в мою. Даже разбросанное порой нижнее бельё нас не смущало.

А сейчас, как бы я ни храбрился сам перед собой, было до усрачки страшно. Сердце бешено колотилось, заставляя циркулировать кровь всё быстрее и быстрее. Не удивлюсь, если сейчас я весь покраснел.

— Привет. Можно войти? — задал я самый дурацкий вопрос, который только можно было задать, находясь уже в комнате.

Но, похоже, Настя даже не обратила на это внимание. Она сидела сейчас на кровати, перед небольшим столиком, на котором было накрыто на две персоны.

— Конечно, проходи. Ты голоден?

— Есть немного.

— Тогда давай присаживайся, пока всё не остыло. Я попросила приготовить твои любимые рёбрышки с жареной картошкой.

Да ладно! Должно быть, Настя реально сильно раскаивается в своём поступке и хочет извиниться. Она же не ест мяса, от слова совсем. По крайней мере, я не припомню, когда она делала это в последний раз. А на память я не жалуюсь и вместе мы находимся практически с самого рождения.

А последние три года, после того как во мне пробудился дар и я поклялся защищать Настю, мы расставались максимум на пару месяцев в общей сложности.

И вот сейчас она вместе со мной принялась есть жареные свиные рёбрышки. Запивая их каким-то красным вином.

Мы оба ужасно нервничали, что было заметно в наших движениях, позах, жестах. И тем более в словах.

Пока ели, мы не затрагивали никаких серьёзных тем, разговаривая о какой-то ерунде. О чём я даже не запомнил, просто выкинув эту информацию из головы.

— Папа предоставил мне показания напавших на поместье людей. — собравшись с духом, заговорила Настя.

А я совсем забыл о папке, которую мне дала Юлия Сергеевна. Хорошо, что об этом позаботился император.

— Они все как один назвали дядю Диму своим сообщником. Едва ли не главным зачинщиком этого нападения. Если бы не он его просто не состоялось. Если основная ударная сила предателей должна была сперва разобраться с твоим отцом. А после, при поддержке дружинников с тяжёлым вооружением и с моими родителями. То дядя Дима, должен был убить меня.

На последних словах у Насти на глаза навернулись слёзы, она хлюпнула носом, но удержалась и продолжила, слегка подрагивающим голосом.

— В то же время было совершено нападение на Аркашу, тётю Надю и Лёшу. Тётя погибла, а брат сейчас находится в больнице в тяжёлом состоянии. Только завтра его должны доставить спецрейсом из Венесуэлы. Как сказал отец, целители пока не дают никаких прогнозов. Он вообще мало говорит на эту тему. Но я слышала, как он говорил, что не простит подобного Ицтли Куетлачтли.

Тут император совершенно прав. Я бы тоже не простил подобного. Президент соединённых штатов майя — Куетлачтли вообще в последнее время позволяет себе слишком многое.

Думаю, если император решится на полномасштабную войну, его поддержат многие лидеры крупных государств, у которых к майя имеются вопросы.

Но, император не пойдёт на подобный шаг, как и остальные мировые лидеры. После Второй мировой не было ни одной войны, если не считать происходящее на Ближнем Востоке. Слишком много одарённых и в сотни раз больше простых людей погибло в той войне.

Император по-любому найдёт способ, чтобы разобраться с майя без силового конфликта.

Настя ещё сильнее начала всхлипывать, явно ожидая каких-то действий с моей стороны. Она любила своего старшего брата и всегда с гордостью говорила о нём, а сейчас даже не знает, останется он в живых или нет. Даже не знаю, как я бы чувствовал себя, будь на её месте.

— Твой брат сильный, он обязательно справится. — сказал я, положив поверх Настенных ладошек свою руку.

В этот момент наши взгляды встретились и она, не удержавшись, разрыдалась.

— Прости меня Серёж. Я дура! Дура! Дура! Вчера я кинулась на тебя. Всерьёз хотела убить. Отомстить тебе за смерть дяди Димы, даже не разобравшись в случившемся. А оказалось всё вон как.

Слёзы потекли из глаз Насти, и только сейчас я обратил внимание, что её лицо было слегка припухшим. Наверняка она прорыдала здесь всю ночь, да и сейчас тоже не смогла сдержаться.

Подсев к ней, я обнял девчонку за плечи и начал гладить по спине.

— Я твой охранитель и моя главная задача, чтобы ты осталась жива. Вчера я выполнил свой долг и был готов к любым последствиям. Я совершенно не обиделся на тебя. Поэтому мне не за, что прощать. Знай, что я всегда буду рядом и в случае опасности встану на твою защиту, если даже мне придётся умереть.

— Это всё только потому, что ты дал мне клятву, как своей государыне!

От чего-то, сказав это, Настя разрыдалась ещё сильнее.

— Это потому что я не только твой охранитель. Но и твой будущий муж. Отец троих детей. Глава, нашего рода!

Попытался говорить как можно более уверенно, но получалось у меня мягко скажем не очень хорошо. Тем более что эти слова совершенно не успокаивали Настю.

— Значит, всё это, только из-за долга перед родом и страной? Это для тебя главное?

Вот же…Что за вопросы она мне задаёт? Что она хочет от меня услышать? Как же мне не хватает опыта общения с женщинами!

— Для меня главное, чтобы ты была цела и невредима!

— Почему?

Вот же привязалась! Что-то меня уже дико начал напрягать весь наш разговор. Я и без этого был весь словно на иголках, не понимая, как осуществить задуманное нашими матушками, а тут ещё и Настя начала тупить.

— Да потому что ты мне дорога! Не государыня Анастасия Николаевна, а Настя. Моя Настя, которую я знаю всю свою жизнь. Которая моя лучшая подруга! Которая моя девушка и будущая жена! Настя, которая мне очень нравится!

— Правда? — Настя немного отодвинулась и посмотрела мне в глаза.

Слёзы из её глаз, каким-то волшебным образом испарились и сейчас вместо них я увидел что-то новое, доселе незнакомое. Девчонка вся задрожала в моих руках. Отвечать на её вопрос я не стал. И следуя указаниям императрицы, быть напористым, потянулся к губам Насти.

Отвечать на её вопрос я не стал. И следуя указаниям императрицы, быть напористым, потянулся к губам Насти.

Последующий сразу после этого удар отправил меня в полёт. С глухим ударом я врезался в чудом оставшийся целым шкаф.

Не успел я подняться на ноги, Настя была уже рядом со мной, замахиваясь для ещё одного удара.

Ага! Сейчас! Хрена угадала. Это секунду назад она смогла меня застать врасплох. Слёзы, сопли. «Я такая бедная, несчастная. Успокой меня! А потом получишь по морде.»

Теперь я уже был готов и принял удар на щит. К моему удивлению, он выдержал, чего просто не могло быть, в случае, если Настя будет драться в полную силу.

Так эта пигалица ещё и считает меня слабаком?!

Такого от Великой княжны я уже не мог стерпеть.

Разогнав своё восприятие, я оказался за спиной девчонки и отвесил ей хорошего пинка, отправляя всё в тот же многострадальный шкаф. Тушки своей хозяйки, шкаф уже не смог пережить, с грохотом сложившись внутрь.

Разъярённая княжна выскочила из останков шкафа, словно чёрт из табакерки. На плече у неё болталась какая-то кофта, а в руках был толстый ремень, который она медленно наматывала на правый кулак.

Ждать, когда она закончит, я не стал и бросился в бой.

До этого момента мы очень часто проводили с княжной совместные спарринги, на которые порой приходила посмотреть чуть ли не вся школа. Так вот на этих спаррингах я очень часто поддавался, сейчас же я не собираюсь делать подобной глупости.

Я выбью из неё всю дурь! Будет знать, как кидаться на меня! Своего, наверное, единственного настоящего друга. Со вчерашнего дня официального жениха, а через год ещё и мужа!

Схлестнулись мы возле бывшего шкафа. С яростными криками, начав осыпать друг друга ударами. Выплёскивая весь негатив, что вылился на нас за эти дни. Не знаю, как княжне, но мне это очень сильно помогало. С каждым, нанесённым или пропущенным ударом, мне становилось легче, спокойнее и я уже практически не злился на девчонку. Но всё равно проигрывать ей я не собирался. Только не сейчас!

Хоть Настя и была физиком, но она очень плохо умела драться, зачастую выигрывая в наших боях благодаря своему дару и моей невнимательности, о чём мне неоднократно говорил Боров. Порой специально приходя посмотреть на наши бои.

Вот и сейчас я вновь прозевал удар, на этот раз пострадало огромное зеркало, что висело рядом с кроватью княжны. В спину мне воткнулось несколько осколков, но не выступило ни одной капли крови, она моментально пошла в дело, сбивая с ног несущуюся на меня Настю. Её в отличие от Голицына кровавый таран, просто снёс с места, отправляя в полёт на туалетный столик. Заставленный кучей тюбиков и флаконов, которые с жалобным звоном начали разлетаться на осколки, наполняя комнату кучей разнообразных ароматов.

В этот момент кто-то забарабанил в дверь.


Глава 11


— Настя там всё хорошо?

— Сын, у вас там всё в порядке?

Одновременно спросили наши отцы. Видимо, их привлекли звуки погрома, учинённого нами.

— Всё отлично! — так же одновременно выкрикнули мы с Настей, которая уже поднялась на ноги.

На правой щеке у неё была большая царапина, кровь из которой медленно стекала на подбородок, а уже с него капала на пол. Вот, правда ни одна из этих капель так и не коснулась пола. Я собирал их, готовясь к следующему удару. Зачем пренебрегать халявной силой.

— Ну раз всё хорошо. Я пойду? — с вопросительными интонациями в голосе снова одновременно спросили отцы.

— Иди уже! — так же одновременно выкрикнули мы и бросились в бой.

Настя резко взвинтила скорость и мне пришлось ослаблять себя, увеличивая восприятие, чтобы поспевать за ней.

С ослаблением я самую малость переборщил, истратив слишком много драгоценной крови. Перед глазами поплыли разноцветные круги, но главного я добился, став намного быстрее Насти.

Секунда и моя суженная получает серию из десятка ударов, каждый из которых гарантированно вырубит взрослого мужика. Вот и этой хрупкой девчонке, с которой мы за пару минут разнесли всю комнату, этого хватило, чтобы начать заваливаться на спину.

Я с облегчением выдохнул. Не опозорился! Сказал, что надеру ей задницу и надрал! Вот теперь и мне можно немного отдохнуть, слишком много крови мне пришлось израсходовать на этот бой.

* * *
— Прости меня Серёжа! — услышал я причитания Насти, когда смог прийти в себя.

На улице уже давно стемнело, а свет в комнате никто не включил. Поэтому находились мы сейчас в полной темноте. Я лежал на чём-то мягком, а рядом, прижавшись ко мне, лежала Настя, постоянно извиняясь и периодически всхлипывая.

Да, что же она сегодня весь день ревёт и ревёт! Ну, подрались с кем не бывает. Как будто мы с ней и до этого момента не дрались.

Голова немного кружилась, а это значит, что кровь ещё не до конца восстановилась.

— Серёженька, миленький прости меня! — вновь всхлипнула Настя.

— Да простил уже давно. Простил! Даже за то, что ударила меня, когда я хотел тебя поцеловать. — сказал я.

Настя резко замолчала. Видимо, соображая, что ей сейчас делать. Если снова решит подраться, вырублю её сразу не церемонясь. У меня сейчас нет ни сил, ни желания снова махать кулаками.

— Ты правда хотел меня поцеловать? — спросила Настя и я почувствовал её горячее дыхание на своей щеке, а вместе с ним уловил и запах алкоголя.

Она, что пока я находился в отключке, заливала горе вином? И где спрашивается, раздобыла его? Вроде была всего одна бутылка. Что-то я сомневаюсь, что Настя после нашей драки вообще выходила из комнаты.

— Да, правда! Правда! Выплеснули немного эмоции, успокоились. Вот и всё.

— Прости! Я испугалась! Это нападение, потом новости о смерти тёти и нападении на брата. Да ещё и отец заявился со словами, что я должна быть к тебе благосклонна и не отказывать. — начала тараторить Настя, сама даже не замечая, что с каждым словом она всё плотнее и плотнее вжимается в меня.

Я почувствовал, как её нос уткнулся мне в щеку и повернулся, наши губы встретились. На этот раз Настя не стала меня бить, сама проявив инициативу.

Раздался звук пришедшего сообщения, но сейчас мне явно было не до этого. Снова этот чёртов телефон умудрился уцелеть!

Только сейчас я понял, что Настя действительно мне дико нравится. Но из-за специфики наших отношений, я никогда не воспринимал её, как объект сексуального влечения. Даже после того, как узнал о нашей помолвке. Хотя женитьба сама собой подразумевает секс, даже в таких политических браках. Детей другим способом не сделаешь.

И вот сейчас я по полной осознал, каким дураком был раньше. Когда в моих объятиях была эта хрупкая девчонка, которая при желании с лёгкостью сможет скрутить меня в бараний рог.

* * *
— Ты, правда, на меня не сердишься? — положив свою прелестную головку мне на грудь, спросила Настя.

— Как я вообще могу на тебя сердиться, после всего, что произошло между нами. Да, я теперь на тебя молиться должен, поставив твою фотографию вместо иконы.

— Тогда давай сделаем эту фотографию, чтобы ты совершенно точно это делал. — сказав это Настя, села.

Обе руки она положила на мою грудь, открывая мне потрясающее зрелище своего обнажённого тела.

На подобную икону я точно готов буду молиться, хотя полностью разделяю религиозные взгляды императрицы.

Я потянулся за телефоном, чтобы сделать фотографию, раз Настя не против, то почему я должен отказаться от этого. Буду смотреть на её фотографию и вспоминать сегодняшний день, пока нахожусь в Афганистане.

«Забыла сказать. В ближайших пару дней воздержись от близких физических контактов. И обмена биологическими жидкостями. Возможны непредвиденные побочные действия, нового функционала».

— Уже всё? — спросила Настя, секунд через десять, после того как я взял телефон.

Не дождавшись моего ответа, она прижалась ко мне, требуя продолжения банкета.

У меня же в голове сейчас крутилось лишь сообщение от Даяны. Какие к чертям непредвиденные побочные действия? У них, что есть предвиденные? И почему она мне ничего об этом не рассказала? Я же не зря, задавал ей вопросы!

Вот же гадство!

Но своё негодование я выскажу после того, как ещё раз нарушу этот запоздалый запрет и ещё пару раз обменяюсь с Настей биологическими жидкостями.

Вроде презервативы ещё должны были остаться и почему отец дал мне всего одну пачку?!

* * *
Через день приехала вся моя семья и отец огорошил меня новостями, что мы вылетам через несколько часов. Случилось явно что-то непредвиденное, но отец мне ничего не стал рассказывать. Сразу по прибытии он отправился в кабинет императора, из которого последний не выходил со вчерашнего обеда.

Оля тут же узнала у меня, как себя вела Настя. Не обижала ли она меня? Заверил сестрёнку, что Настя вела себя как сущий ангел и мы уже помирились. В доказательство своих слов я обнял Настю и поцеловал её, у всех на глазах.

Оля была полностью удовлетворена, хоть и сказала, что это отвратительно, имея в виду наш поцелуй. В её возрасте я наверняка относился к этому примерно так же.

Удовлетворёнными остались все, кто видел наш поцелуй. А помимо Оли это были мои родители, императрица, несколько человек прислуги и прикормленный императорской семьёй журналист, который тут же сделал несколько снимков. Наверняка уже завтра это фото будет размещено на первых полосах главных печатных изданий империи.

Но это и было так запланировано. На следующий день после нашего примирения, мы с Настей наконец выбрались из её комнаты и тут же были удостоены аудиенции от императорской четы, которые как раз обедали.

Вот за обедом нас и попросились немного попозировать на камеру. Для всей империи наша помолвка состоялась. О нападении на нашу усадьбу в прессу не утекло и слова. Нужны были кадры с нашими счастливыми лицами, поцелуями и всем прочим.

Фото счастливых гостей и наших родственников должны были сделать без нашего участия.

Ещё император сказал, что после моего возвращения из командировки, а в присутствии жены и дочери поездку в Афганистан он называл именно так, я получу новое задание.

Теперь уже, как официальный жених Великой Княжны Анастасии и будущий зять императора.

В наше с отцом отсутствие. Присматривать за императором оставался дед и подчиняющийся только ему отряд наёмников — Кровавые Вороны. Очень оригинальное они себе выбрали название, неправда?

Вообще, этот отряд промышлял в основном в Европе, снискав себе славу одного из лучших наёмников, специализирующихся на защите людей. До прошлого года они на протяжении пяти лет охраняли человека, нападения на которого совершались с завидной регулярностью, едва ли не каждый месяц. Главу католической церкви папу Бенедикта шестнадцатого. Который, едва ли не единственный из высших иерархов церкви, умер собственной смертью. Если, конечно, разрыв сердца от чрезмерного злоупотребления любовными утехами сразу с пятью элитными проститутками можно так назвать.

Именно благодаря Кровавому Ворону этот папа смог пробыть на своём посту так долго. До этого папы сменялись едва ли не каждый год. А бывало и по два и по три раза.

Дед, словно знал, что нам с отцом нужно будет оставить императора без защиты и поэтому он отказывал всем нанимателям в новом контракте. Хотя поступало множество предложений.

Ещё до того, как мы с отцом отправились в аэропорт Астафьево. Который оказался ближайшим военным аэропортом к усадьбе императора, расположенной в Ильинском. Кровавый ворон в полном составе прибыл к месту своего нового базирования. Всё за исключением своего лидера. У деда срочно нарисовались какие-то неотложные дела в Рязани и буквально несколько часов назад он сорвался туда.

Даяна так и не удосужилась мне ответить. После того как я настрочил ей пару десятков сообщений, пытаясь узнать, почему нельзя тесно контактировать с другими и какие последствия могут быть. Вообще, полная тишина. Установленное ей приложение по-прежнему отказывалось работать. Поэтому эту проблему я отложил на потом.

Не думаю, что Даяна решила меня кинуть. Я нужен ей и её работодателям, если таковые имеются. Ведь «Второй шанс» сам себя не протестирует.

— Пожалуйста, будь осторожен. Что-то мне совсем не нравится эта командировка. Отец раньше никогда не оставлял семью без охранителей из рода Воронцовых.

— Так и сейчас вы не остались без Воронцова. Дед легко заткнёт за пояс, нас с отцом вместе взятых. Ведь не зря же он был занят охраной наследника. Только из-за того, что сам император отозвал деда из Венесуэлы, предателям удалось достать цесаревича. Если вообще это были предатели…

— Если честно, я немного боюсь твоего деда. — уткнувшись мне в грудь, прошептала Настя. — Он, как посмотрит исподлобья, так у меня мурашки по всему телу начинают бегать от страха.

Ну, да дед у нас такой. Любит на других жути нагнать. В чём ему отлично помогает сложившаяся репутация. Мало, того один из сильнейших одарённых империи, так ещё и отморозок ещё тот. В одиночку вырезавший перешедшие дорогу императорской семье рода.

Я то знаю, что это все слухи, к реальным событиям не имеющие вообще никакого отношения. И знаю, какой на самом деле дед. Строгий, требовательный, но в то же время весёлый и добрый.

— Если, честно, то я тоже. Только никому об этом. — решил я немного подыграть Насте. — Одного его присутствия рядом с вами будет вполне достаточно, чтобы отвадить всякие преступные элементы и слишком много возомнившие о себе рода.

— Простились? — спросил отец, намекая, что нам уже пора выдвигаться.

Конечно, самолёт без нас никуда не улетит, но всё же не стоит надолго задерживаться.

Поцеловав Настю на прощание и пообещав вернуться целым и невредимым, я сделал самую большую глупость в своей жизни, о которой наверняка пожалею. Капля моей крови из самого сердца незаметно, растворилась в её организме.

Теперь в случае чего у меня осталось две попытки на возвращение.

Махнув на прощание всем собравшимся нас проводить, я сел в машину и отец тут же тронулся. До аэропорта нам было ехать минут двадцать, поэтому у меня было время немного подумать, не только, над нашими с Настей отношениями, которые уже совершенно точно перешли на новый уровень. И о них знали наши родители, а в скором времени узнает и вся империя. Но и над свалившимися на меня возможностями второго шанса, а теперь ещё и его дополнительного функционала.

Отец всегда любил ехать за рулём молча, поэтому я смело мог заниматься своими делами.

И первое, что я сделал — это достал телефон, в уголке которого мелькал индикатор, говорящий, что у меня имеется пропущенное оповещение.

«Использована дополнительная возможность умения „Второй шанс“.

Второй шанс предоставлен Романовой Анастасии Николаевной 2005 года рождения.

Статус умения — активировано.

Имеются некорректные данные. Умение может работать неправильно.

Для более точной информации обратитесь к своему консультанту».

Далее было написано имя Даяна, нажав на которое я тут же переместился в нашу с ней переписку.

Моё гневное сообщение с требованием немедленно всё объяснить до сих пор висело без ответа.

К первому сообщению присоединилось второе, на этот раз приправленное новой информацией, полученной из приложения под названием «Второй шанс».

Больше никакой информации в приложении не было. И что самое главное это приложение даже не было установлено на мой телефон. По крайней мере, сам телефон его не видел.

Поэтому ни удалить, ни сделать что-либо ещё с ним я не мог.

— Придётся оставить телефон в империи. В том месте, куда мы отправляемся они не будут работать. — удивляя меня? заговорил отец.

Быстро написал сообщение Насте, что буду недоступен какое-то время и сам свяжусь с ней при первой возможности. После чего выключил телефон и бросил его на приборную панель.

— Отдашь его в аэропорту Борову. По возвращении в империю он вернёт тебе телефон в целости и сохранности.

— Наши дружинники тоже полетят с нами?

Что-то отец удивляет меня всё больше и больше.

Как он вообще решился взять с собой дружинников, оставляя усадьбу практически без охраны, а вместе с ней и Олю с мамой. Тем более, после недавнего нападения.

— Полетят только Читер, Айболит и Леший, остальные остаются в усадьбе.

— С нами улетают сильнейшие бойцы дружины. — с недоверием произнёс я.

— В нашей дружине все бойцы примерно на одном, хочу заметить, очень высоком уровне. И выделять кого-то конкретного просто неправильно. Каждый имеет свои сильные стороны, и поэтому я взял с собой только, тех кто несомненно пригодится нам во время выполнения поставленной задачи.

— И какая перед нами стоит задача? Кого я должен буду убить?


Глава 12


— На этот раз перед нами будет стоять совершенно другая задача. — немного подумав заговорил отец. — Но убивать тебе придётся несомненно. Я пока даже не знаю, куда нам предстоит отправиться. Это будет либо восточный Афганистан, либо Персия. По крайней мере, интересующий нас отряд боевиков базируется в тех местах. Все интересующие государя военачальники постоянно переезжают с места на место, абсолютно не разделяя эти два государства.

Дальше мы ехали молча.

На аэродроме, как и говорил отец, ждали дружинники во главе с Лешим, который передал свои полномочия командира наших дружинников своему заместителю — Семёнову. Наши личные вещи были переданы Борову. Отправлялись мы налегке, имея при себе лишь одежду, в которой были. Ну почти…

Нас посадили в маленький самолёт. В котором поместились только мы впятером и два пилота.

Лететь предстояло около четырнадцати часов и на месте мы окажемся глубокой ночью. Это сделано специально, чтобы оставить наше прибытие не замеченным.

К тому же нам предстоит высадка на небольшом горном плато, расположенном в сорока километрах от ближайшего крупного города, в котором на постоянной основе квартируется один из крупнейших отрядов боевиков — «Сыны господни».

На месте нас встретят люди из разведки и передадут пакет с заданием. Также они предоставят нам всё необходимое оборудование, экипировку и вооружение.

Это всё поведал мне Леший, который оказался моим соседом по довольно тесным креслам самолёта.

Сам глава наших дружинников больше двадцати лет проработал в одном из подобных отрядов разведчиков. Он в основном всегда работал в Персии, но и в Афганистане ему пришлось неоднократно побывать.

И именно в Афганистане он со своим отрядом попал в засаду к одному из отрядов боевиков. Их предали. Леший провёл два года в плену, подвергаясь жесточайшим пыткам и издевательствам, но так и не сдался. Им так и не удалось сломить его дух.

— Я получил приказ от императора нанести удар по базе отряда «Свободные люди», на которой они держат пленных. На выполнение этого задания вместе со мной был отправлен отряд Суворова. Из ста сорока трёх пленных нам удалось спасти всего двадцать шесть человек. Как только боевики поняли, что на базу совершено нападение и они не смогут справиться с нами, они бросились бежать. Но перед этим старались убить как можно больше пленных.

И без того, изувеченному Лешему досталось с десяток ножевых ударов в грудь. Когда я увидел его в первый раз, подумал, что он уже труп. Но к моему удивлению труп открыл глаза.

После этого случая его списали в запас. — рассказывал мне отец о судьбе нашего старшего дружинника.

Отец нашёл Лешего и пригласил его к себе на службу, даже несмотря на неутешительные прогнозы медиков о состоянии его здоровья. Отец тогда сказал, что Леший не дал убить себя террористам, цепляясь за жизнь до последнего, а уж с собственным организмом он и подавно справится.

И отец оказался абсолютно прав. Леший, мало того что полностью восстановился, так ещё и буквально за год выдвинулся на место старшего дружинника, заменив ушедшего на покой Святогора, служившего нам ещё со времён прадеда Кирилла.

На выполнении этих заданий Леший будет нашим проводником. По крайней мере, переводчиком это точно. Никто, кроме него, не говорил ни на пушту, ни на дари. А он, как выяснилось, владеет этими языками в совершенстве.

Айболит идёт с нами в качестве врача и полевого хирурга, если потребуется. Подходящее образование он имел и даже в своё время работал в одной из лучших клиник столицы, но всё же воинская жизнь его прельщала больше и он оказался среди наших дружинников.

Про Читера даже говорить ничего не хочу. Его прозвище говорит само за себя. Везёт мужику, абсолютно в любом деле, за которое он не возьмётся.

Решит на рыбалку сходить обязательно выловит какую-нибудь нереально большую или редкую рыбу. А перед этим, в то время пока будет червей копать выкопает какую-нибудь старинную монетку, которая стоит как три его жалованья.

Пойдёт в казино и обязательно сорвёт там главный куш. Его лицо знают во всех игорных заведениях империи и отказываются впускать внутрь. Благо он спускал выигранные деньги, так же быстро, как и получал их. Причём в том же самом заведении, тратя всё на развлечения, выпивку и женщин. А то думаю, его уже давно прихлопнули бы воротилы игорного бизнеса.

Решит прыгнуть с парашютом и его парашют не раскроется, так он обязательно упадёт в стог сена, большой сугроб или ещё куда и отделается лёгким испугом.

Прямо под ногами взорвётся граната и его не заденет ни один осколок. Вообще, можно приводить кучу подобных примеров. Одним словом, самый фартовый человек, которого я, да и вообще все его знакомые, когда-либо встречали.

Единственное с чем Читеру не везёт, так это со слабым полом. За последние три года он успел уже четыре раза развестись. Но, как он сам говорит ему, наоборот, дико везёт. Появляется возможность познакомиться с кем-нибудь ещё, попробовать нового.

И когда он только время на всё это находит, если целыми днями на службе?

Вот таким составом нам и предстоит трудиться в интересах империи на Ближнем Востоке.

Часа через три после взлёта, я заснул и проснулся уже во время посадки.

За бортом была непроглядная тьма. Внизу был освещён маленький клочок земли, на который мы сейчас и садились.

— Хаджи Йяр. — представился нам немолодой мужчина, в армейском снаряжении. — Я буду вашим связным со штабом, руководящим операцией Вороново возмездие.

Да я смотрю, в штабе работают лишь одни оригиналы.

— Михаил Воронцов и Сергей Воронцов. — представил нас отец, пожимая руку связному. — Почему нас встречаете вы, а не Суворов? Это же его сектор ответственности и Николай мне говорил, что именно он нас встретит…

— Возникли непредвиденные обстоятельства, которые потребовали личного вмешательства генерала. Поэтому вас встречаю я. — тут же ответил Хаджи Йяр.

— Кровь пустыни льётся густо

Здесь нашли мы свой приют.

Сказав эту нелепость, отец остановился, весь напрягся и вопросительно посмотрел на связного.

— В той крови заснул малютка

И его уж не найдут.

Произнёс связной, под строгим взглядом отца. Который, к моему удивлению, начал собирать силу, явно готовясь к атаке. Но после сказанного Хаджи Йяром, он отпустил силу и выдохнул с облегчением.

— Пройдёмте в мою машину, там я введу вас в курс дела. Утром на этом плато уже никого не должно быть.

Ни слова не говоря мы двинулись за Хаджи Йяром.

Вокруг самолёта тут же забегали люди, подготавливая его к отлёту.

Вот и всё, через пару часов самолёт улетит, оставив нас один на один с жарким воздухом Афганистана.

Внедорожник связного оказался спрятанным за парой небольших скал, которые нам пришлось огибать по широкой дуге. Иначе, к ним попросту было невозможно подойти, не свалившись в глубокую расщелину.

— В этих сумках необходимое снаряжение и оборудование. — указал связной на четыре увесистых баула, занимавшие весь багажник машины.

— Леший, разберитесь с вещами. — тут же приказал отец.

Леший с ребятами принялись вытаскивать баулы из багажника.

— В тридцати километрах от этого места на плоскогорье расположен город Газни. Последние шесть лет он является базой отряда боевиков — «Сыны Господни», командует отрядом генерал Еззатулах Зулам. Глава одного из сильнейших и богатейших кланов Афганистана. Именно богатство его клана позволило Еззатулаху собрать один из самых больших отрядов в Афганистане.

Этот человек стоит за десятками похищений людей по всему миру, для последующего получения выкупа. Но в последнее время, люди Еззатулаха повадились похищать жителей империи.

За последний год было доказано более четырнадцати случаев похищения и последующего вымогательства денежных средств с родственников похищенных. В основном крупных коммерсантов, не состоящих ни в одном клане и не имеющие за спиной серьёзной поддержки, государственных органов или других серьёзных структур.

Две недели назад было совершено очередное похищение. На этот раз людям Еззатулаха удалось похитить дочку Романа Нестеровича.

— Но ведь он один из богатейших людей империи и там охраны должно быть просто немерено. — не смог промолчать я после услышанного.

— И тем не менее Дарья Романовна, сейчас находится в плену у «Сынов господних». Срок ультиматума истекает через три дня. Именно столько у вас есть времени, чтобы найти девочку. После чего доставить её на это плато. Откуда она будет возвращена обратно в империю.

— Почему Нестерович, просто не заплатит выкуп? Николай говорил, что нам придётся вызволить из плена девчонку. Но он не сказал, что это дочка Нестеровича. — внимательно изучая, содержимое папки произнёс отец.

— Изначально так и планировалось сделать. Но пока собиралась необходимая сумма в золоте и военной технике. Еззатулах решил, что этого слишком мало и увеличил цену выкупа втрое. За оставшееся время мы просто не успеем переправить сюда всё необходимое.

— Известно, в каком месте и каких условиях держат девочку? Какая у неё охрана и вообще, кого сможет выставить против нас Еззатулах?

— В конце папки находится карта самого города и всех пригородов. На ней указаны все возможные места, где, скорее всего, и будет находиться Дарья. Её местонахождение меняют каждый день. Порой используя для этого подставную, очень похожую на неё девушку. Нашим агентам в Газни очень сложно отследить все перемещения объекта.

Вот теперь всё встало на свои места, когда связной назвал похищенную девчонку объектом. Для него она именно, что объект. Неодушевлённая надпись на бумажке, которую нужно вернуть очень богатому отцу.

Вот только мне интересно, почему Нестерович не занялся этим вопросом самостоятельно, а обратился за помощью к императору? Причём император не только не отказал ему в помощи, но и провёл за решением этой проблемы практически всё время, пока я находился в его поместье.

Но вроде отец ничего не имеет против, после того как получил объяснение. Значит, придётся нам становиться рыцарями в сверкающих доспехах и вызволять принцессу из рук проклятых супостатов. Тем более для отца это не первая операция по освобождению пленников. Леший тому живое подтверждение.

— Постоянно рядом с девочкой дежурит десяток бойцов Сынов. Все одарённые. Предположительно не ниже третьей ступени.

— С охраной девчонки мы справимся без проблем. Даже мне не придётся вмешиваться. — кивая своим мыслям, сказал отец. — А вот что с основными силами отряда Еззатулаха?

Под, «мы справимся» он подразумевал меня, что и подтверждали его последние слова.

Ещё неделю назад десять человек второй ступени стали бы для меня серьёзным испытанием. Но после тренировок организованных Даяной я точно, поднялся минимум на четвёртую ступень, а там, вполне возможно, и на пятую.

Сейчас для меня не будут проблемой и полсотни троек.

— Шесть четвёрок, пятёрка, два гранда и Еззатулах — архигранд.

Ну это стандартно. В лучших традициях компьютерных игр. Босс всегда самый сильный.

Хотя, как я понял именно по такому принципу местные боевики и выбирают своих командиров. Кто сильнее, тот и стоит у руля. И совершенно неважно, что в голове у него может быть настоящая каша. Или он вообще псих конченый. Главное — личная сила.

Отец промолчал, но я заметил, как он слегка прикусил губу. Буквально на долю секунды. Что-то ему не понравилось в этом задании. Вот, только что?

Я впервые за свою жизнь выбрался на боевое задание. Да и в настоящем бою практически его не видел, если не считать нападения на поместье. Поэтому я не могу понять, что его так насторожило.

Одарённые пятой и шестой ступени? Вряд ли. Отец сам уже как лет пять находится на шестой ступени и я думаю вполне способен справиться даже с парой шестёрок в открытом бою. А исходя из того, что я видел в его руках кристаллические кинжалы он уже стал архиграндом.

Немного подумав, отец начал задавать новые вопросы.

— Население города?

— Около двухсот тысяч гражданских. Численность «Сынов господних» двенадцать тысяч человек. Из них одарённых четыреста двадцать восемь. Восемьдесят процентов вторая ступень.

— Как гражданские относятся к боевикам, обосновавшимся в их городе? И есть ли у вас агенты среди населения?

— Что вы хотите устроить Михаил Афанасьевич? — с подозрением спросил связной.

— Во-первых, просто — Ворон. А во-вторых ответьте сперва на мои вопросы.

— Гражданские разделились на три лагеря. Первые ярые сторонники боевоков, готовые в любой момент взять в руки оружие и встать в их ряды. Это примерно процентов двадцать от населения Газни.

Вторые ярые противники готовые поддержать любое мировое правительство, которое сможет избавить их от этой напасти. Это процентов десять населения города.

И последние нейтрально настроенные жители. Таких подавляющее большинство. К этой группе относятся и все местные кланы.

Если стычки между первыми и вторыми регулярны. То третья группа предпочитает никуда не вмешиваться.

— А, что по поводу ваших агентов?

— В каждой из группировок от трёх до восьми человек. — медленно произнёс Хаджи, словно не хотел выдавать эту информацию.

— Они имеют какой-то вес в своих группировках? — продолжал задавать вопросы отец.

— Нет Ворон, я ответил на ваши вопросы. Теперь хочу знать, что вы задумали, для чего вам эта информация. — закусил удила Хаджи Йяар.

Хотя я и был с ним полностью согласен. Вообще, не понимаю, для чего отец расспрашивает обо всём этом.

— Как отреагируют «Сыны господни», если в городе начнётся полномасштабная стычка местного населения?

Кажется, я начал немного понимать. Но всё же не буду делать преждевременных выводов, пускай отец сам расскажет, что задумал.

— Если столкнутся их сторонники с оппозицией, то скорее всего, не обратят на это внимание, а возможно, даже выделят пару отрядов, замаскированных под гражданских в помощь своим последователям.

— А почему они просто не убьют всех не согласных со своей политикой? — спросил я.

— В таком случае слишком велика вероятность, что нейтрально настроенное население примет сторону оппозиции. А это около ста сорока тысяч человек. Среди которых около ста тысяч взрослых. Пять крупнейших кланов Газни, объединившись которые если не справятся с Сынами, то ослабят их до такого состояния, что обратно Еззатулах уже не сможет восстановить отряд. А в случае, если решит вмешаться сильнейший местный клан, гарантированный разгром боевиков.

— А что в таком случае мешает, этим кланам объединиться прямо сейчас и дать пинка боевикам? — вновь спросил я, совершенно не понимая этих людей.

Мой вопрос заставил отца и Хаджи улыбнуться.

— То же самое, что мешает объединиться родам и кланам в империи и в любом другом государстве мира. — сказал отец. — Гордыня, тщеславие, застарелые обиды.

— А самое главное — это их амбиции. — добавил Хаджи.

Не хватало мне ещё сейчас лекции о межклановых и межродовых отношениях. Почему Ростовы, ненавидят Трубецких? Сколько поколений Астаховы были на побегушках у Бабичевых, расплачиваясь за долги проигравшегося в карты главы рода? Где прошла решающая битва между кланами Долгоруких и Распутиных?

И ещё куча других вопросов, по этой теме.

Единственное, что я могу сказать, что я очень далёк от подобной политики. Впрочем, как и род Воронцовых. Хотя в последнее время нас пытаются втянуть сюда все кому не лень. Через нас подмазавшись к императорскому роду.

— Боюсь у нас нет времени на осуществление подобного плана. Наши аналитики также работали над ним, но пришлось отказаться, как от бесперспективного. Для охвата необходимого масштаба потребуется минимум дней десять, а в нашем распоряжении осталось всего три.

Отец вновь промолчал, внимательнее начав изучать предоставленные документы.

В окно постучался Леший.

— Всё необходимое на месте. Вот, правда — это набор не для ликвидаторов, а скорее для спасения заложников.

— Не заложников, а заложницы. — поправил его отец, перелистывая очередную страницу.

— Понял, принял, начал работать. — сказал Леший и закрыл дверь.

— Через четыре часа по соседнему перевалу будет проходить караван торговцев, под прикрытием которого вы и попадёте в город. А уже там будете предоставлены сами себе. Вам с Воронёнком рекомендовано не показывать своих лиц никому. Слишком велик риск быть раскрытыми. Охранителей государя Российской империи знают в лицо очень многие.

Что порой очень сильно нам помогает, а порой, как например сегодня, наоборот мешает. Придётся теперь постоянно находиться в капюшоне, или ещё какой защите, что на местной жаре наверняка ещё то удовольствие.

Но мы знали, что отправляемся не на увеселительную прогулку.

— Связь только в экстренных случаях. Спутниковый телефон находится среди вещей. Внутри забит лишь один номер. Если вам всё же придётся воспользоваться телефоном, то знайте, что в течение двадцати минут люди Еззатулаха вычислят ваше местоположение и отправят группу захвата. Средства связи местных работают, только в пределах города. Если им требуется связаться с другим городом, то приходится уезжать от Газни минимум на двадцать километров или идти на поклон к Еззатулаху. Но в основном они предпочитают с подобными вопросами обращаться к местным кланам, которые за приличную плату могут даже предоставить рабочее место с компьютером, подключённым к интернету.

Жесть у них тут, конечно. Возможно общаться только с жителями своего города. А как же Всемирная паутина? Как же интернет и его безграничные возможности общения, между людьми, находящимися в разных уголках планеты?

Да только за одно подобное ограничение, жители Газни должны поднять восстание.

Хотя, скорее всего, это моё восприятие мира, как жителя одного из крупнейших мегаполисов. А местных вполне удовлетворяют подобные порядки.

Вроде даже в империи, не везде проведён интернет и многие граждане не приобщены к этому чрезвычайно удобному и полезному изобретению человечества.

— У вас есть ещё час, после чего необходимо выдвигаться на точку встречи с караваном торговцев. Полчаса на изучение всех данных, ещё полчаса на разбор вопросов, если они возникнут. — посмотрев на часы сказал Хаджи Йяр и вышел из машины.


Глава 13


Отец пригласил присоединиться к нам Лешего. Как только дружинник оказался в машине. Нам были вручены материалы из папки, примерно по трети каждому.

— Изучаем, запоминаем, формируем вопросы и задаём их Хаджи Йяру. Всё понятно? — поставил перед нами задачу отец.

— Тебе не кажется странным, что нас встретил неизвестно кто? Причём один. — вместо ответал, спросил Леший.

— Кажется Семён, кажется. Вот только он совершенно правильно назвал пароль, который мог знать только Суворов. Да и обслуживающий персонал его слушается. Случайности полностью исключены. Хоть мне всё это и не нравится, но я дал слово Николаю, что помогу в этом деле.

Леший просто кивнул. И принялся изучать полученные документы.

Мне досталась часть документов, на которой была информация о четырёх объектах, на которых боевики держат пленных. Два из объектов находились в городской черте, на окраине одного из районов Газни. Один в паре километров от города, на базе, где располагались основные силы Еззатулаха. И последний в горах, примерно в пяти километрах западнее города.

Сами мы сейчас располагались в тридцати километрах восточнее места назначения. Недалеко от дороги из Урузгана. Именно на эту дорогу нам и предстоит выйти, чтобы встретиться с караваном.

Оба объекта в городе располагались рядом с полицейскими участками и были отведены под содержание заключённых. А роль местных полицейских выполнялась боевиками Сынов.

Неплохо они устроились. Вроде выполняют общественно полезное дело, следя за порядком в городе и в то же время имеют дополнительные места, для содержания похищенных людей.

Как я понял из рассказа Хаджи Йяра. Пленников каждый день перевозят на новое место, чтобы сократить возможные попытки силового захвата до минимума.

Ведь до сих пор ещё не нашлось тех, кто сможет спланировать и организовать одновременное нападение сразу на десяток объектов. Что довольно странно.

Третьим объектом на базе Сынов был бункер. Самое настоящее бомбоубежище, которое, помимо того, что было очень легко охранять, располагалось аккурат в центре лагеря. И чтобы добраться до него, предстоит сперва пройти через лагерь кипящий боевиками круглые сутки.

В документах говорится, что в лагере проходят ежедневные тренировки в три смены. Физподготовка, огневая, диверсионно-подрывная и даже тактическая.

Ряды боевиков Иззатулаха постоянно пополняются новыми членами и поэтому тренировки не прекращаются круглые сутки. Легче всего пробраться в лагерь утром, когда занимаются именно новички. В это время вероятность быть замеченными самая маленькая.

Сложнее всего это сделать ночью. Территория лагеря отлично освещена и в это время на тренировки и занятия выходят ветераны, которые постоянно совершенствуются в военном деле и уже принимали участие не в одном бою.

Последним объектом была сеть пещер, расположенная ближе к городу Пактика, что граничил с Персией.

Про пещеры в досье практически ничего не было сказано. Осведомителю так и не удалось попасть внутрь. Единственное, что здесь имелось так это расписание смены караула и примерное время, перевозки пленников на новое место. Постояльцы местной гостиницы менялись раз в два дня. В девять утра, либо в девять вечера. В это же время ежедневно проходила смена караула.

Самым простым вариантом для меня виделись именно городские объекты. К ним можно было подобраться незамеченными и в случае тревоги спрятаться в городе. А вот с бункером в центре лагеря и совершенно неизвестной системой пещер всё было совсем хреново.

— Попасть в лагерь и отвлечь от себя внимание будет несложно. — сказал Леший, услышав мои выводы. — А вот с этой горной пещерой реально могут возникнуть проблемы. Чтобы атаковать её, нужно быть на сто процентов уверенными, что девчонка находится именно там. Да и делать это максимально быстро. Мы же не знаем, какой приказ получили её охранники. Возможно, в случае реальности силового захвата у них приказ убить девчонку.

— У меня все объекты не должны вызвать особых затруднений. — заговорил отец. — Самое дерьмовое, если Еззатулах будет держать девчонку возле себя. В таком случае нам придётся вступать в бой с очень серьёзным противником. Архигранд — родство с камнем.

Услышав это, Леший присвистнул. А я не понял, что их так удивило. Ну камень и камень. Создаст десяток каменных копий, пошатает немного землю под ногами, возможно, даже устроит провал метров на десять.

Вон во время нападения на усадьбу тоже имелся один каменный товарищ, который поймал императора в свою ловушку, и что это ему сильно помогло?

— После завершения этого задания будешь сдавать мне экзамен на сильные и слабые стороны стихий. И силы родов Российской империи. В своей стране ты просто обязан знать, кто, какими силами обладает. Это одна из главных задач охранителя семьи государевой. — обрадовал меня отец, после того как я озвучил свои мысли.

— Против архигранда камня нам нечего противопоставить. Мы тупо не сможем пробить его защиту. Здесь нужен либо пиромант такого же уровня, либо гидромант минимум шестой ступени. — сделав умный вид, начал объяснять мне Леший.

— А почему пиромант такого же уровня, а гидромант аж на два меньше?

— Потому что у камня слабость перед водой. На пятой ступени у гидроманта открывается возможность пользоваться резаком, при помощи которого вскрываются любые защитные конструкции каменщиков. Чему вас там в школе вообще учат?

Я промолчал. Не буду же я говорить, что последний год мы практически не появлялись на занятиях.

Дар Великой княжны решил сыграть с ней злую шутку, скакнув сразу с первой на пятую ступень и ей просто необходимо было научиться его контролировать.

Для физиков это один из важнейших навыков. От этого зависела их собственная безопасность и безопасность окружающих их людей.

Вот мы и проводили с ней почти всё время в спортзале. Обратиться к родителям Настя отчего-то отказывалась напрочь.

Хотя император даже у меня спрашивал нужны ли Насте дополнительные занятия с профессиональными учителями. Да и императрица предлагала дочери свою помощь. Они не хотели, чтобы она училась драться. А вот чтобы научилась контролировать свой дар наоборот.

Но Настя наотрез отказывалась, выбрав меня в качестве своего молчаливого помощника. И ведь, что самое главное на всех показательных выступлениях, когда родители пытались поймать её на враньё, Настя показывала просто великолепное владение силой.

Правда, потом постоянно жаловалась мне, что едва в штаны не наложила от перенапряжения.

При мыслях о Насте сразу захотелось увидеть её. А вспомнив последние два дня и не только увидеть.

Обратно из мечтаний меня вернул отец, заявив, что моё обучение переносится на более ранний срок, раз я даже не знаю таких простых вещей о слабости камня перед водой.

А ведь я знал. Просто нужная информация отчего-то решила не показываться наружу именно в этот момент.

— Да, ладно хватит парня кошмарить. В его возрасте вполне нормально не знать всех этих хитростей. Ему же только сейчас предстоит поучаствовать в настоящем деле. — попытался заступиться за меня Леший, даже сам не понимая, что делает мне только хуже.

— С предстоящим делом мне всё понятно. Леший, можешь быть свободен. Пригласи Хаджи Йяра и готовьтесь, через двадцать минут мы выдвигаемся в точку встречи с караваном. А по дороге, как раз начнём наше первое занятие.

Леший посмотрел на меня, полным раскаянья взглядом, тяжело вздохнул и вышел из машины, оставив свою часть документов лежать на сиденьи. Отец тут же забрал их, заодно прихватив и мои, и ещё раз быстро пробежался по ним взглядом, что-то кивая самому себе.

Меня посвящать в свои мысли он точно не собирался.

Ей-богу, ведёт себя, как маленький ребёнок, обидевшийся на родителей из-за того, что они не понимают, как это вкусно есть с котом из одной миски.

Зато, как только появился связной, отец вывалил на него целую кучу вопросов. Ответы, на которые заняли всё отведённое на сборы время.

Я же просто сидел и слушал. Порой даже не понимая, о чём говорят между собой отец и Хаджи.

В общем, отец получил от штаба операции полный карт-бланш. Неужели нельзя было сказать об этом сразу? На хрена тянуть кота за яйца, если Хаджи уже знал об этом? И как я понял, отец тоже. Не зря мне дед всегда говорил, что разведка и контрразведка самые мутные типы из всех, с которыми ему приходилось встречаться. Всегда стараются играть в какие-то свои игры, правила которых известны только им.

Вот и сейчас о полном карт-бланше мы узнали, практически перед самым началом операции. Единственным условием штаба было возвращение девчонки живой. О её целости и сохранности речи не было. Главное, чтобы она была жива.

Интересно, чего такого пообещал империи Нестерович, за спасение дочери?

Что у него там есть? Нефть, алюминий, золото, алмазы? Чем у нас богата Чукотка?

Совершенно точно могу сказать, что император не польстился на один из ведущих британских футбольных клубов, которым владеет Нестерович. Просто за такую мелочь, император даже не почешется.

А может быть дело в самой девчонке? Может она уникальная одарённая, типа нашей Ольки и тоже является государственным достоянием, а в перспективе средством сдерживания агрессии со стороны завистников бурно развивающейся империи?

Слишком много вопросов. Хотя, скорее всего, всё гораздо проще, чем я себе тут напридумывал. Вот только ответа я всё равно не узнаю. Конечно, можно попробовать спросить императора напрямую, но далеко не факт, что он решит ответить мне правду.

На встречу с караваном нам предстояло двигаться пешком. Ни одна машина не сможет проехать по той местности, по которой лежит наш путь. Не зря на это у нас есть целых три часа.

Три часа, чтобы преодолеть три километра. По километру в час.

Когда мы двинулись в путь, нагруженные тяжёлыми рюкзаками я распрощался со своим телефоном, так и не посмотрев напоследок на фотографию обнажённой Насти. И как отец вообще смог узнать, что в последний момент, я забрал телефон у Борова?

После того как телефон оказался у Хаджи Йяра, предупредил его, что оторву яйца тому, кто решится покопаться в нём и на всякий случай вытащил аккумулятор, засунув его в свой рюкзак.

На мою выходку никто не обратил внимание, лишь отец покачал головой.

Путь нам предстоял крайне тяжёлый. Через скалы, крутые перевалы и несколько широких провалов.

Вымотались мы все знатно. Тут же завалившись прямо на дорогу, как только вышли на неё.

Караван состоял из десятка груженных доверху грузовиков и такого же количества машин охраны.

Главой каравана оказался очень толстый, низкорослый мужичок, который представился нам как Махмуд аль-Джаир. Он один из всего каравана немного говорил на русском. Но этого было вполне достаточно, чтобы показать нам тайник в кузове одного из грузовиков. В этом тайнике нас и провезут внутрь города.

Минут через десять после встречи каравана, мы уже двигались в Газни.

Тайник представлял из себя небольшую комнатушку метр на два, с парой узких лавок, расположенных вдоль стен. Четырём взрослым мужикам и одному подростку здесь явно было мало места, но все же мы кое-как смогли расположиться.

Нам предстояло провести в этом тайнике минимум пару часов. Пока доберёмся до города, пока караван пройдёт все проверки, пока он доедет до места своего назначения и только там аль-Джаир сможет выпустить нас. Пообещав, что на территории где располагаются его склады, мы можем не опасаться быть замеченными. Там работают только проверенные люди.

Как только мы тронулись, отец тут же активировал сигнальную технику, которая в случае чего моментально может превратиться в боевую. Мне подобное мастерство и не снилось.

За всё время пока ехали, мы не произнесли и слова, готовые в любой момент вступить в бой.

Когда одна из стен нашего тайника отъехала в сторону, лицо бедного караванщика исказилось от ужаса. Ещё бы не испугаться, когда на тебя смотрят три ствола и с десяток кровавых игл, созданных нами с отцом.

— Всё хорошо! — подняв руки вверх выкрикнул толстяк. — Все проверка прошли как положено. Я своя задача выполнил, полностью отработав гонорар.

— Опустить оружие. — скомандовал отец, первым вылезая из тайника.

На всякий случай он создал перед входом защиту, которая гарантированно справится с парой сотен автоматных выстрелов, после чего исчезнет. Предосторожность оказалась лишней.

Машина, в которой мы прятались, сейчас стояла в небольшом ангаре, который караванщик использовал в качестве склада предназначенного, для таких вот гостей как мы.

Отодвинув несколько, на первый взгляд, тяжеленных ящиков с небывалой лёгкостью и убрав приличный кусок дёрна, аль-Джаир пригласил нас, спуститься вниз.

Под этим складом оказался настоящий бункер, в котором имелось всё необходимое для проживания пары десятков человек.

— Когда к власти пришли боевики, в Афганистане стало очень неспокойно. Их отморозки не трогали лишь людей состоящих в сильных родах и кланах. А для простых людей, к которым себя причислял аль-Джаир, было лучше вообще не показываться на улице. Передвигаясь только по ночам и самыми тёмными улочками. — начал нам переводить историю караванщика Леший.

Похоже, сам аль-Джаир исчерпал весь свой лингвистический потенциал ещё при первой нашей встрече на горном перевале. А от страха, натерпевшегося во время нашего освобождения из тайника, он и вовсе забыл все русские слова. Поэтому сейчас и говорил на родном языке.

— В то время аль-Джаир и начал строить подобные убежища на всех своих складах. А они есть в каждом крупном городе Афганистана. Аль-Джаир очень серьёзный торговец. Несмотря на то что контрабандист. — последнее предложение Леший явно добавил от себя. — У него возможно приобрести практически любое оружие. Только скажите аль-Джаиру, что вам нужно и он обязательно достанет эту вещь в кратчайшие сроки. А таких низких цен, как у него мы не найдём во всём Афганистане.

— Возможно как-то пропустить рекламу? И перейти сразу к делу? — перебив аль-Джаира и Лешего спросил отец.

Если говорить аль-Джаир по-русски отказался, то понимал он всё прекрасно. Слегка скривившись он кивнул, соглашаясь с отцом.

— Вы можете использовать это убежище в качестве своей базы. Оно находится в десяти километрах от центра города и в пяти от главной базы генерала Еззатулаха. За это дело он возьмёт с нас всего по пять тысяч рублей в сутки.

— А морда у него не треснет? По пять тысяч золотых в день! Да за эти деньги можно купить новёхонькую Марусю в максимальной комплектации и ещё на кабак, чтобы отметить это дело останется. — возмутился Читер, едва ли не в первый раз с начала нашего задания, подав голос, что на него было совсем непохоже.

Кажется, не только для меня это первая серьёзная вылазка.

— Что вы, никакой золотой рубль! Обычный! Обычный! — тут же бросился успокаивать его торговец.

— Леший и Читер отправляетесь на разведку. Свяжитесь с нашими агентами, пускай тоже подключаются. Все их данные на последней странице. — отец, вручил папку с документами Лешему и продолжил. — Через восемь часов мне нужен доклад обо всех объектах, что указаны в досье. Охрана, подступы, возможность тайного проникновения, пути отхода и всё прочее. — полностью проигнорировав купца, начал раздавать распоряжения отец.

Он разложил карту города с отмеченными на ней потенциальными объектами, на территории которых, возможно, находится наша цель.

Читер с Лешим распределили объекты поровну. Переодевшись в местную одежду и замотав лица, оставив открытыми лишь одни глаза, они выдвинулись на разведку. Благо здесь ходить со спрятанным за несколькими слоями ткани лицом было в норме вещей и никто не обратит на это внимание.

Правда оставалась опасность, что того же Читера легко смогут отличить от местных по зелёным глазам, которые практически нереально встретить у жителей Афганистана. Но на то он и читер, чтобы подобного дерьма с ним не случилось.

А вот Лешего вообще было нереально отличить от местного. Карие, почти чёрные глаза, густые брови и смуглое лицо.

Читер попытался заикнуться отцу, что мы должны обращаться друг к другу по установленным позывным, за что тут же был послан далеко и безвозвратно.

— Наши позывные отлично подходят для общения, тем более его и не предвидится. Что-то менять я не собираюсь. Читер, Леший, Айболит, Воронёнок и Ворон. Есть ещё какие вопросы?

Естественно, ни у кого вопросов не было. Леший с Читером исчезли выполнять задание, получив от торговца немного местной валюты. Читеру, чтобы что-то купить придётся притворяться глухонемым, но в его актёрском таланте мы не сомневались.

Отец обрадовал аль-Джаира, что воспользуется его бункером, и тут же обломал, сказав, что деньги он должен будет получить от Хаджи Йяра.

— Айболит, можешь отдыхать. А мы с Воронёнком займёмся уроками.

— Может, не надо? Я бы тоже отдохнул, всё же всю ночь не спали.

— Не прибедняйся, ты до этого в самолёте дрых больше десяти часов. Иди приготовь что-нибудь перекусить и приступим.

Готовить я не умел от слова совсем и все прекрасно это знали. Вот только почему отец решил рискнуть, собственным здоровьем, отправив меня заниматься этим, я не знал. От готовки меня спас Айболит, сам вызвавшись заменить меня.

— Прости Серёж, но готовишь ты как та обезьяна, что в лужу камней накидала и пригласила всех к столу. — похлопав меня по плечу, сказал Айболит.

А я и не обижаюсь. Тем более, когда, так оно и есть на самом деле.

Когда я последний раз пытался что-то себе приготовить, едва не спалил кухню. Забыв, про сковороду с яйцами, оставленную на включённой плите. Тётя Зина после того, случая запретила мне вообще приближаться к кухне, пригрозив кормить одной лишь манной кашей. Я даже всерьёз пару дней ел в своей комнате или в столовой, чего до этого практически никогда не делал, пока не отправился в поместье Романовых.

Правда, в следующий раз, как вернулся домой, повариха сменила гнев на милость и не только разрешила мне заходить на кухню, но даже предложила научить меня готовить. Я отказался, поняв, что это совершенно не моё.

Максимум, на который я способен — это нарезать бутербродов и разогреть что-нибудь в микроволновке.

Предупредив торговца, чтобы его люди старались не подходить близко к этому складу отец поставил вокруг него сигнальную технику, по типу той, что я использовал во время своего первого тренировочного боя, устроенного Даяной.

Только техника отца была в несколько раз больше. Отцу на его уровне владения силой, практически не требовалось напрягаться, чтобы удерживать эту технику постоянно.

Насколько я знаю, он практикует это, когда находится с императором в другой стране или на публичном мероприятии. Да и дед наверняка тоже пользуется этой техникой чуть ли не на постоянной основе.

Это у меня пока маловато силёнок и опыта. Но это временное неудобство. Ещё лет пять практики и я так же, как и они смогу постоянно мониторить окружающее пространство, с лёгкостью отфильтровывая любую мелочь.

— А теперь давай рассказывай мне об аспектах силы их слабых и сильных сторонах. Начнём с самого лёгкого — огонь.

Тяжело вздохнув я сел на нижний этаж двухъярусной кровати, которые в бункере заменяли собой не только спальные места, но и стулья.

— Огонь один из самых распространённых аспектов на планете. Этим аспектом пользуется больше сорока процентов всех одарённых. Имеет слабость перед всеми аспектами, связанными с водой. Силен против природных и растительных аспектов.

Начал я отвечать отцу, почувствовав себя вновь вернувшимся в школу.

Экзамен продолжался часов пять. Айболит воспользовался запасами аль-Джаира и приготовил макароны с мясом, которые мы тут же и употребили, запив их отвратительным чаем из пакетиков. Но выбирать в походных условиях не приходится.

Медик уже давно отвалился спать, когда отец наконец закончил мой допрос.

— Ну а чего ты тогда так тупил, при разговоре с Хаджи Йяром? Ответил почти на все мои вопросы. Так немного нужно будет подтянуть знания, и всё.

— Спроси, чего полегче. Я то откуда знаю, чего я тупил. — пожал я плечами, радуясь, что на этот раз память выдавала всю необходимую информацию без тормозов.

— Готов перехватить управление следилкой? — спросил отец, застав меня врасплох.


Глава 14


Он реально считает, что я смогу справиться со столь большой техникой? И как вообще возможно перехватить управление ей? До этого момента ни он ни дед мне ничего подобного не рассказывали.

— Боюсь, не удержу столь обширную технику. И разве возможна подобная передача?

— Между членами одного рода, владеющими такими же способностями — возможна. А по поводу того, что не удержишь. — отец на пару секунд замолчал, подбирая нужные слова. — Кровоизлияние, броня которую не брали спецпатроны и минимум двадцати литровый запас крови, что ты смог держать во время боя с предателями, говорят о том, что ты поднялся минимум на одну ступень. А вероятнее всего на две.

Отец смог увидеть это всё ещё в тот день, так почему тогда молчал?

— Потому что никому, кроме меня, пока не нужно этого знать. Даже отец не знает, что ты стал сильнее. А после этого похода, я уверен, что подрастёшь в силе ещё. — сказал отец, видя моё замешательство.

Я был ошарашен откровением отца. Что он задумал, раз не рассказал о моей возросшей силе даже деду?

— Просто найди один из сигнальных шаров и потянись к нему силой. — не дав мне время всё обдумать, сказал отец.

— Но это нереально. Я даже не смогу почувствовать столь маленькую каплю, если она не принадлежит мне.

— С возросшими возможностями почувствуешь. Просто ты ещё даже не начал осознавать на что способен сейчас. Скачок сразу на две ступени очень редкое, но всё же не уникальное явление. Одарённым совершившим это в сотни раз сложнее научиться управлять собственными силами, чем тем, кто спокойно шагает по одной ступени.

— Откуда ты это знаешь?

Отец усмехнулся и потрепал меня по голове.

— Отец никому не рассказывал об этом. Дар у меня пробудился сразу на второй ступени силы, а через год он совершил скачок до пятой. В то время он увёз меня на долгих два года в наше имение на чёрном море. Сделав то, что до этого не делал ни один Воронцов за всё время служения роду Романовых.

Даже представить себе не могу, чего такого выкинул дед.

— Он оставил без своей защиты императорский род на всё время, пока помогал мне освоиться с резким скачком силы. Именно в это время произошло печально известное восстание казачества и серия покушений на императора, на Кубани. Узнав об этом отец, схватил меня в охапку и бросился чинить собственное правосудие. Утопив посмевших напасть на государя людей в крови. Полностью уничтожив далеко не слабый клан. Убив всех его членов, включая стариков и детей.

На то момент мне было всего десять лет. И я сражался наравне с отцом. Тогда я и узнал самую страшную тайну рода, которая дала мне возможность понять свой дар. Тайну, которую тебе предстоит узнать самостоятельно. — увидев, что я собираюсь спросить, что это за тайна сказал отец. — Только после того, как ты самостоятельно дойдёшь до этого, ты сможешь обрести полный контроль над даром и открыть себе путь к вершинам мастерства.

А вот это уже интересно. Действительно, об этой странице в жизни рода Воронцовых ни я ни мама, ни тем более Оля ничего не знаем. А уж про тайну, которую я должен узнать самостоятельно и подавно.

По возвращении в столицу можно попробовать спросить об этом деда, вдруг он окажется более сговорчивым, чем отец.

Я попробовал сделать всё, как мне говорил отец. Просто потянулся силой к ближайшему из сигнальных шариков. Который, к моему удивлению, смог разглядеть достаточно быстро.

Как только я коснулся шарика своим даром, в моё распоряжение тут же перекочевала вся сигнальная сеть, созданная отцом. Она оказалась гораздо меньше, чем я думал. Даже меньше, чем сеть, которую я делал, когда сражался на первой тренировке Даяны. Причём значительно меньше.

Просто отец расположил каждый из сигнальных шариков на гораздо большем расстоянии, полностью окружив весь склад. Расстояние между сигнальными каплями гарантированно даст мне понять, если появится человек.

Леший с Читером должны вернуться уже через пару часов, об их появлении я узнаю первым.

Аль Джаир выполнил наказание отца и ни один из его рабочих не подходил к складу. По крайней мере, отец не говорил, что кто-нибудь нарушал защитный периметр.

— Отдохни, я смог полностью взять под контроль сигнальную систему. — сказал я отцу.

— Как чувствуешь себя? Голова не кружится, не мутит?

— Всё отлично. Вообще, никаких проблем. Словно эта техника изначально была создана мной. — успокоил я отца.

Не буду же я ему говорить, что уже управлялся с сигнальной сетью, состоящей из намного большего числа шариков.

Да и вообще, нам ещё предстоит разговор о моих возросших возможностях. Зная отца, могу с уверенностью сказать, что это неизбежно.

Как только отец пошёл спать, проснулся Айболит и составил мне компанию.

Поэтому оставшееся время до прихода наших разведчиков пролетело довольно быстро.

Когда появился Леший, сигнальная сеть сразу же взорвалась множеством откликов, в то время как на Читера отреагировали всего пара шариков. Как такое вообще было возможно я не представлял.

Он реально читер, раз смог обойти нашу сигнальную систему. Своё прозвище заслужил по праву.

Читер заявился минут через десять после Лешего, принеся с собой подарки в виде пары пачек чипсов и бутылки колы.

— Из всех объектов, доставшихся мне, девчонку могут держать только в одном. — сказал Леший, показывая на карте отметку, расположенную посреди главного лагеря Сынов.

Но это было ещё до того, как вернулся Читер.

— Пляшите! — заявил он, бросая мне пачку чипсов. — Я совершенно случайно оказался возле пещеры, в которую как раз и заводили девчонку европейской внешности, с ног, до головы обвешанную подавителями. Похоже, боевики до усрачки её бояться, раз приняли такие меры безопасности.

— Не знаю, какими силами обладает девчонка, но она родилась в довольно сильном роду. Поэтому не удивительно, что на неё нацепили подавители. — сказал проснувшийся отец.

— Ещё там сверху ошивается аль-Джаир и хочет поговорить с тобой босс. — пожав плечами, произнёс Читер

— Нет там никого. — ответил я, на вопросительный взгляд отца. — По крайней мере, в радиусе действия техники.

— Да он ближе, чем на пятьдесят метров к складу боится подходить и людей своих не пускает, постоянно что-то покрикивая на них. Я там вообще ни бельмеса не разобрал. — сказал Читер, открывая вторую пачку чипсов.

Новости о контрабандисте отец проигнорировал, перейдя сразу к нашему делу.

— Что там с агентами? Всех удалось подключить?

— У меня никаких проблем с этим не возникло. Они готовы выступить по первому нашему сигналу. — отрапортовал Леший.

А Читер, как всегда, оказался в своём репертуаре.

— А у меня с этим делом вышла полная задница. Ну не понимаю я этой их тарабарщины, а они не понимают нормального русского языка. Ну я им нарисовал, чего от них требуется. Нарисовал конечно, как могу, но если кому-то что-то не нравится это только их проблемы.

— Что в итоге? — прервал словоизлияние Читера отец.

— А кто же их знает. Я нарисовал, что нужно будет устроить пару серьёзных потасовок в городе.

— Люди с которыми я связался, обещали, что выйдут на всех агентов в Газни и донесут до них наш приказ. — снова влез Леший.

— Зато, я нашёл, где девчонку держат. — насупившись, пробубнил Читер.

Чем заставил нас всех улыбнуться.

— Четыре часа всем на отдых. Час на сборы и выдвигаемся. К тому времени уже должно будет стемнеть. — Отец принял решение всё же довериться Читеру и отправиться в пещеру.

За это время мы успели ещё раз перекусить. А отец переговорить с аль-Джаиром.

Как оказалось, торговец хотел нас предостеречь.

Сегодня днём на центральной площади города кто-то затеял драку, в которую ввязались абсолютно все присутствующие мужики, в том числе и боевики, проходящие мимо.

В этой драке умудрились своровать личное оружие боевиков, а это восемь пистолетов.

— Наглая ложь и провокация! Их всего было три. — выслушав перевод от Лешего, Читер вскочил со своего места и приложился к бутылке с колой, осушив её почти наполовину. Кроме него, больше никто не стал травиться газировкой.

Из-за этой выходки Читера талибы удвоили количество патрулей. И выставили двойную охрану на всех своих объектах. А центральный лагерь вообще был переведён на боевое положение.

Удружил так удружил. Теперь нам практически нереально будет попасть на базу Сынов, если девчонка окажется там. В таком случае придётся прорываться с боем в центр лагеря.

— Из-за выходки Читера, планы резко меняются. Аль-Джаир будь добр переговори с Лешим, он даст тебе точный адрес человека, которому необходимо срочно передать послание. Выступаем через полчаса. С собой брать только самое необходимое. Все лишние вещи оставляем здесь.

А лишними вещами оказалось практически всё, за исключением спутникового телефона, пары упаковок с консервированной кровью, для нас с отцом, вооружения для Читера и Лешего и походного хирургического набора с аптечкой для Айболита. Ещё каждый взял по литровой фляге с водой и по сухпайку, просто на всякий случай.

Аль Джаир, естественно, отказался идти с нами. Будто его кто-то звал… Но он пообещал, что сделает всё возможное и поможет отвлечь внимание талибов вместе с агентами. Потребовав за это ещё пять тысяч рублей и получив согласие отца, испарился.

Мы оказались наверху, но отец не спешил отдавать команду на движение вперёд. Он чего-то ждал и чего именно мы узнали минут через пять.

Южнее того, места где мы находились, прозвучала автоматная очередь, за ней ещё одна и ещё. Послышались крики людей, перерастающие в настоящие вопли.

Агенты приступили к своей главной задаче, отвлечение на себя, как можно большего количества талибов. И когда только успели? Аль-Джаир ушёл от нас максимум минут десять назад. Мужик по полной отрабатывает свой гонорар.

Конечно, охрану с режимных, так сказать, объектов никто не снимет, но зато нам будет проще передвигаться по городу.

Провожатым вызвался быть Читер, он разведал самый короткий путь, обходя все посты талибов.

За нашими спинами периодически звучали выстрелы.

Несколько раз встречали вооружённых местных жителей, спешащих присоединится к набирающему обороту сражению. Они пытались захватить и нас собой, но Леший, что-то им говорил, постоянно вскидывая руки к небесам и нас оставляли в покое.

Газни был городом контрастов. Это очень сильно бросалось в глаза, даже когда передвигаешься в такой спешке, как мы.

Современные торговые центры соседствовали с домами, которым наверняка была не одна сотня лет.

Мы располагались на каком-то возвышении, с которого старинные кварталы города выглядели словно соты. Низкие дома, максимум в два этажа, стены которых были обмазаны глиной, а некоторые и вовсе сделаны из песчаника. Маленькие дворики, а зачастую полное их отсутствие. В этих двориках довольно часто встречались вполне приличные машины, чего я никак не мог ожидать от страны, в которой война не прекращается уже ни один десяток лет.

— Как я понял, это кварталы обычных жителей, не одарённых, ни принадлежащих к какому-либо знатному роду и не состоящих в клане. — Начал нам говорить Читер, как только мы начали проходить мимо, домов по виду которых можно было точно сказать, что их уже давно забросили.

Полное отсутствие окон, обвалившиеся стены и дорожки возле домов, полностью занесённые песком.

— Это старый Газни. — ответил ему Леший. — Кланы отстроили свои кварталы севернее старого города. Недалеко от дороги к столице. В этих кварталах современные постройки и все необходимые для комфортной жизни удобства. Куча магазинов и торговых центров. Больницы, рестораны. В общем, вся современная инфраструктура.

— Тогда почему Еззатулах и его люди не обосновались именно там? — спросил я, не понимая этого.

— Потому что свободные кланы Газни не позволят им этого сделать. Одно дело диктовать свои условия простым жителям, которые сейчас кормят, поят и содержат банду Иззатулаха и совсем другое пойти против одарённых. — объяснил мне отец.

Но от его объяснений у меня возникли новые вопросы.

— Тогда почему эти кланы не встанут на защиту обычных жителей и не прогонят талибов?

— Это соседство выгодно обеим сторонам. — ответил за отца Леший и дал нам знак, молчать.

Мимо пробежала очередная группа неравнодушных, стремящихся поскорее попасть на разборки. Которые, похоже, расходились всё сильнее и сильнее.

А за ними следовал вооружённый отряд, в синей форме.

Заметив нас, от этого отряда отделились два человека и направились в нашу сторону, остальные побежали дальше.

— Молчите. — шепнул нам Леший и двинулся навстречу бойцам банды Еззатулаха, а никем другим эти люди просто не могли быть.

Как только Леший поравнялся с солдатами, они тут же наставили на него оружие, начав что-то спрашивать.

Я было дёрнулся вперёд, уже удерживая рвущуюся в бой силу, но меня остановил отец. Не только положив мне руку на плечо и болезненно, сжав её, но и каким-то образом заблокировав мой дар.

До этого момента я даже не подозревал, что подобное вообще возможно.

Сила была со мной, вот только я не мог ей воспользоваться. Сейчас даже моя собственная кровь, отказывалась подчиняться.

Тем временем Леший, старательно что-то объяснял солдатам, активно размахивая руками. Как мне показалось, своими жестами он давал нам какие-то знаки. И показалось мне верно.

Наблюдая, за разговором Лешего я даже не заметил, как исчез Читер. Он всю дорогу шёл впереди нас, а сейчас просто исчез.

Покрутив головой по сторонам, я не нашёл его. Ну не мог же он под землю провалиться!

Отец сжал моё плечо сильнее и сделал это, как раз вовремя.

Одному из боевиков не понравилось, что говорит Леший и он ударил его прикладом автомата в живот. Вернее, попытался это сделать.

Леший с лёгкостью ушёл от удара, словно именно этого он и ожидал. В его руке мелькнул нож и уже мёртвое тело, упало рядом со своим товарищем, шею которого свернул Читер, непонятно каким образом оказавшийся за спинами этих смертников.

— Наш дар могут увидеть. — сказал мне отец, не став дожидаться, когда я начну задавать вопросы.

Оттащив тела за ближайший дом, мы двинулись дальше.

До границ города добрались совершенно спокойно. Если не считать, что один раз нам пришлось менять маршрут, из-за двигавшегося в нашу сторону патруля.

— Теперь нам предстоит преодолеть с полкилометра, по открытому пространству. Вон, к тем горам. — показывая на расположенные впереди небольшие горы, едва различимые в темноте, сказал Читер.

— Так туда хрен подберёшься незамеченным. Наверняка имеются посты с прожекторами. — с досадой, сплюнув себе под ноги, сказал Леший.

Я был с ним полностью согласен. Нас заметят, как только мы выйдем на открытое пространство, подойдя к охраняемой пещере.

— Читер? — просто спросил отец.

— Я даже не запаривался по этому поводу. По вон той дороге. — Читер указал пальцем на освещённую редкими фонарями дорогу, находившуюся от нас в сотне метров. — Ехал караван из военных машин, вот к замыкающей я и прицепился. До места назначения добрался с ветерком.

— Вот только у нас нет такой возможности. Да и ждать, когда поедет следующий караван, мы не можем. Леший доставай карту, будем искать пути обхода. — сказал отец.

Оказалось, что на карте показана не только пещера, но и весь горный хребет. На построение маршрута у нас ушло минут двадцать.

Было решено обогнуть гору, в которой расположена пещера и подобраться к ней со спины, так сказать.

В глубине старого города по-прежнему были слышны звуки выстрелов, несколько раз что-то гулко бухнуло. Мне даже показалось, что я видел взметнувшийся ввысь файербол, а значит там сейчас дерутся и одарённые.

Интересно, это аль-Джаир так старательно отрабатывает свой пятитысячный гонорар, или агенты стараются?

Хотя какая мне собственно разница. Главное, чтобы они оттянули на себя как можно больше внимания.

Мне совсем не улыбается в случае чего драться против целой армии. Тогда, чтобы выжить мы все должны быть архиграндами. Хотя и этих монстров возможно победить, банально закидав их трупами.

Чтобы осуществить наш план, необходимо было сделать крюк, более чем в километр, а дальше двигаться по горам.

Если марш-бросок в сторону дороги, а после к горам у нас вышел просто на отлично, то сам горы стали огромным испытанием.

По крайней мере, для меня. Отец, видя, как я мучаюсь, пытаясь не упасть, даже разрешил мне немного воспользоваться даром. Теперь, когда помимо собственных рук, меня поддерживал дар, дела пошли намного веселее.

А марш-бросок и передвижение по горам у нас ушло часов шесть. Уже рассвело, а сражение в старом Газни разрослось просто до нереально огромных размеров.

До нас долетали звуки взрывов и световые вспышки. Что сейчас там творится, мне даже представить страшно.

— Дальше действуешь самостоятельно. Если, что мы прикроем. — сказал мне отец, когда мы остановились практически над входом в нужную пещеру.


Глава 15


Нам предстояло спуститься, метрах в пяти от входа в пещеру, за огромным старым валуном.

Выждав секунд двадцать, я уже собрался слезать вниз, когда там нарисовался боец в синей форме. Он зашёл за валун и, расстегнув ширинку, с довольным уханьем начал мочиться на камни.

Отец похлопал меня по спине. Мол, приступай.

Потянувшись к дару, я первым делом проверил, возможно осушить нашего гостя, или нет. Оказалось, что нет. Он хоть и был очень слабеньким, но всё же одарённым.

Вот тут мне и пригодился, захваченный пакет с кровью. Этой крови мне хватило, чтобы не используя собственную, создать оружие и усилить организм, перейдя на новый уровень восприятия.

Теперь все двигались немного медленнее меня самого и казались слегка заторможенными. Я стал немного сильнее, ловчее и определённо увереннее в себе. А последнее, для меня всегда было самым главным.

Поэтому, когда я вылетал из нашего укрытия, уже ни капли не сомневался, что смогу справиться с этим противником.

Мужик явно не ожидал, что на него нападут, когда он будет справлять нужду. Он попытался что-то предпринять, формируя вокруг себя огненное кольцо, но было уже слишком поздно.

Спастись после того, как я пущу кровь своим оружием не смог бы даже гранд, а этот парень и вовсе тянул максимум на вторую ступень. Уж слишком у него медленная активация умений.

На той же третьей ступени всё происходит в разы быстрее. А у меня сейчас и вовсе практически мгновенно. Едва ли не со скоростью мысли.

Пара секунд и мой арсенал пополнился кровью этого бедолаги, который так и умер с расстёгнутой ширинкой и торчащим из неё членом.

Дальше я потянулся даром к пещере и обнаружил ещё двух охранников, стоявших неподалёку от входа. Заглянуть ещё дальше мне не давал резко меняющий своё направление коридор. Но для начала мне хватит и этого.

Оба охранника, как и уже ликвидированный боевик, оказались одарёнными. Вот только узнать насколько они сильны, я не мог, не вступив с ними в схватку.

Имеющейся крови мне хватило, чтобы облачиться в тонкий слой брони. Но и этого будет достаточно, чтобы защититься от выстрела из автомата.

В чём я убедился практически сразу. Эффект ускорения уже исчез, а до следующей активации умения ждать было слишком долго. Поэтому я просто побежал вперёд. На ходу уничтожая, камеру о которой Читер не сказал ни слова. За, что обязательно получит от меня, после завершения этой операции. Наверняка сигнал тревоги уже был подан, в чём меня убедила начавшая завывать сирена. Медлить было нельзя.

Стоило забежать в пещеру, как по мне, тут же начали стрелять. Оба одарённых оказались слабосилками, как и их уже почивший друг.

Они пытались создать техники, пока стреляли в меня из автомата. Правда, их план не удался. Пули меня не остановили даже на секунду.

Если с ближайшим к себе бойцом, я разобрался так же играючи, как и с первым, то последний доставил мне немало хлопот, накинув на себя довольно сильную защитную технику. Для того чтобы пробить которую мне пришлось снимать защиту с себя и вкладывать в удар всю высвободившуюся мощь.

Но после его смерти, я быстро восполнил свои запасы кровью ещё троих охранников, которые сидели в небольшой нише, дальше по коридору и играли в карты.

Они даже не успели ничего понять, когда кровавые иглы воткнулись в незащищённые тела и начали делать меня ещё сильнее.

Сейчас мои силы уже были на пике третьей ступени, но я чувствовал, что могу высвободить ещё минимум столько же. А это уже литров пятьдесят, если не больше.

Теперь мои щупы устремились намного глубже внутрь пещеры, охватывая собой её огромные пространства.

За этим маленьким предбанником, в котором располагалась охрана мог бы поместиться целый городской квартал старого Газни, со всеми его постройками.

Внутри было с десяток комнат, закрытых тяжёлыми металлическими дверями, сквозь которые у меня не получилось пробиться.

Походу дела это и есть тюремные камеры, в одной из которых и должна сидеть дочка Нестеровича.

Помимо комнат, я ощутил отклики больше, чем трёх десятков человек. Половина из которых умерли на месте, оказавшись простыми людьми.

Теперь моя броня работала на максимум, а в руках появились кровавые хлысты. Оружие, о котором мне только рассказывали во время обучения. Если раньше у меня не хватало сил и ресурсов, чтобы его создать, то теперь с этим проблем не было.

Сзади я уловил появление отца с ребятами, но подстраховывать меня сегодня совершенно точно не придётся.

Взмахнув несколько раз хлыстами, привыкая к их тяжести, я бросился в основную часть пещеры. Наверняка меня уже ждут. Вот сейчас я и проверю, насколько сильным мне помогли стать тренировки Даяны.

Пещера оказалась отлично освещена, что позволило прекрасно увидеть всех моих противников.

Как только я вошёл в основную пещеру, на меня обрушилось сразу несколько дальнобойных атак. Одна из которых, в виде увесистого булыжника, заставила меня попятиться, даже несмотря на все мои усиления. Среди боевиков оказался, очень плохой для меня противник. Сильные и слабые стороны аспектов, мать их!

Вот только я тоже могу швыряться всяким дерьмом. Россыпь кровавых игл разлетелась от меня во все стороны, позволяя найти каждого из смертников, которым сегодня не повезло дежурить в этой тюрьме.

Сколько там говорил Хаджи Йяар, с девчонкой постоянно находится охранников? Десяток? И вроде всё не ниже третьей ступени. Кажется, именно эти охранники и остались в живых, после моей атаки. Ну и ещё олень, швыряющийся камнями.

Или среди оставшихся в живых есть мастер защиты, или они все сами умеют создавать защитные техники, способные выдержать удара кровавой иглы. Если последнее, то мне придётся несладко.

И это доказал ещё один камень, на этот раз ударивший меня в спину. А сразу после этого в меня угодило ещё несколько техник других охранников. Но моя броня смогла выдержать все эти удары.

Чтобы справиться с этими гавриками, мне нужно подойти к ним. Вот только мне не давал этого сделать продолжающий закидывать меня камнями одарённый. Он единственный мог хоть, что-то противопоставить мне. И справлялся со своей задачей просто великолепно, держа меня на расстоянии. Мне даже пришлось вновь прибегать к сигнальной технике, чтобы избежать атак из слепых зон, оттягивая для этой цели силы с защиты.

Вокруг поднялся шум. Пленники талибов застучали по металлическим дверям и что-то начали выкрикивать. Вплетая свои выкрики в монотонные завывания сирены.

Я точно слышал, французский, немецкий и испанский языки. Ещё какой-то азиатский язык, в которых я совершенно не разбирался. Только русской речи я не слышал. Или девчонку держат с закрытым ртом, или вообще в бессознательном состоянии. Главное, чтобы они не решили убить её. Хотя в таком случае они убили бы абсолютно всех пленников. Чем лишили бы себя денег за выкуп.

Хаджи Йяар говорил нам, про такую возможность.

Нужно скорее разобраться с охраной. Наверняка они уже подали сигнал тревоги на основную базу и в нашу сторону мчится ударный отряд злых Сынов, во главе с архиграндом Еззатулахом.

Только после этой встречи с одарённым аспектом камня, я реально начал понимать о слабых сторонах своего дара. Архигранд камня будет просто недосягаем, даже для отца.

Отец, похоже, подумал о том же самом и решил помочь.

Когда меня в очередной раз не подпустил к своим друзьям боевик, швыряющийся камнями, я был отброшен в сторону, промчавшимся кровавым смерчем.

Секунд десять и отец стоит посреди строя охреневших охранников, держа за волосы, отрубленную голову.

— Они твои. — пророкотал он и двинулся к ближайшей двери, не обращая внимание на слабые потуги остановить его.

Охранники быстро пришли в себя и стали атаковать отца всем, на что они были способны.

Отец убрал одарённого, который не давал мне приблизиться к остальным и сделал это играючи. Разница между нами была просто колоссальна. Да мне, чтобы подняться на его уровень нужно будет сражаться ближайшие лет десять без перерыва на отдых и приём пищи.

Но не буду отчаиваться. Сейчас передо мной стоит чёткая задача и я намереваюсь её выполнить.

Как только, я подошёл на расстояние удара пещеру тут же наполнил свист хлыстов, что обрушились на ближайших боевиков.

Одного мне удалось застать врасплох, когда он был слишком увлечён забрасыванием отца небольшими огненными шарами. Хлыст в правой руке обернулся вокруг его шеи и в неё тут же воткнулось множество игл, послуживших мне отличным кровяным насосом.

Провернуть подобное с остальными у меня не вышло. Они увидели ещё одну смерть и поняв, что отец им не по зубам принялись за меня.

Должен отдать должное их смелости. Прекрасно понимая, что даже в том случае, если они смогут справиться со мной, отец перебьёт их походя, охранники не отступали и пытались выполнить свой долг. Больше всего я уважал таких людей, потому что и сам был таким же. И случай с Настей и Голицыным это доказал.

Охранников осталось семеро. Два огневика, электрик, водник и три воздушника. Именно последние и смогли навязать мне быстротечный бой. Быстротечным он оказался для них.

В пещере было слишком мало пространства, чтобы использовать их главные козыри в виде, огромных воздушных молотов, смерчей и так любимых воздушниками масштабных техник, что на поле боя уносили множество жизней.

Один из этой тройки оказался спидером, но сигнальные капли оставались на своём месте. Он умер самым первым, налетев на кровавое копьё, резко выросшее из микроскопической капли. Подобное я пробовал сделать впервые и хочу сказать, что до совершенства в исполнении этой техники мне, как до луны на воздушном шарике.

В одну эту технику я вбухал треть своих сил. Хорошо ещё процентов двадцать от утраченного вернулись со смертью бегуна.

Слабые ветряные лезвия я даже не замечал. Ещё пара шагов и хлысты забрали ещё две жизни.

Следующим на моём пути оказался один из огневиков, от удара его огненной струи мне пришлось уворачиваться. Хоть по всем признакам огонь и не должен причинить мне сейчас вреда, но честно говоря страшно до усрачки, когда в твою сторону несётся огненная струя. Хоть я и мог менять свойства крови при помощи своего дара, но она от этого не переставала быть кровью. Даже в кристаллическом виде. В общем, ну его на хрен этого ходячего огнемёта, лучше увернуться.

Перед тем как броситься на поливающего меня огнём парня, я даже оттянул немного сил с доспеха и создал перед собой слабенький щит, которого как раз хватило на две секунды. Ровно столько мне понадобилось, чтобы разобраться с ещё одним охранником.

Электрик и водник, решились на совместную технику, что в идеале должно было увеличить их убойную силу минимум вдвое. Но, похоже, что до этого момента они ничем подобным не занимались.

В итоге электрик, пустивший мощнейший разряд по технике водника, единственный из боевиков, кто остался жив после применения этой техники.

Я всего лишь на секунду поднялся в воздух, вытолкнув себя как можно выше при помощи крови. Этого вполне хватило, чтобы избежать удара электричества.

— Оставь его! — отчаянно заорал Леший, когда мои хлысты обвили тело последнего охранника.

Айболит подбежал к мужику и нацепил тому на шею блокиратор, где он его только взял? После чего залез в свою сумку, достал какой-то шприц и сделал охреневшему мужику, начавшему что-то грозно выкрикивать, укол в шею.

Боевик, что-то верещал, наверняка угрожая нам и обещая всевозможные кары, пугая своим начальством. Поскольку я совершенно точно услышал имя Еззатулаха.

— Десять секунд. — сказал Айболит подошедшему Лешему, а потом обратился уже ко мне. — Отпускай Серёж, теперь он никуда не денется, даже если очень сильно захочет.

— Помоги Ворону, а я пока поговорю с этим товарищем. Нам нужна информация.

В принципе мне было совершенно всё равно, что Леший собрался делать с электриком. Главное, что они его полностью обезвредили. Судя по отсутствующему взгляду мужика, Айболит накачал его какой-то лютой дрянью, раз она так быстро и эффективно подействовала на одарённого.

Раздалось несколько выстрелов и завывание сирены смолкло, погружая пещеру в непривычную тишину. Замолчали даже не перестававшие до этого момента орать пленники. Были слышны лишь радостные крики Читера, вырубившего сирену, скрежет металла и треск ломающихся камней исходящий от одной из камер.

К этому времени отец уже осмотрел три камеры. Он просто и незатейливо вырывал тяжёлые двери, прямо из стены, не став заморачиваться с поиском ключей.

Сейчас он как раз занимался тем, что вонзал в камень по периметру очередной двери кровавые щупальца, которые со спины вылезали из его доспеха.

Он выглядел как герой какого-то аниме, которое Настя смотрела года три назад, когда ей пришлось несколько дней проваляться в постели с окровавленными бинтами на заднице. Под строжайшим запретом обращаться за помощью к целителю.

Просто она решила попробовать покурить и её поймала за этим делом Юлия Сергеевна.

Императрица ничуть не церемонясь, перекинула Великую княжну через колено, задрала подол её платья и начала лупить по заднице. А ладонь физика по-любому будет хуже любого, даже самого крепкого ремня.

Тогда досталось не только Насте, но и мне. Правда, в отличие от Насти у меня уже пробудился дар и я мог создавать хоть и слабую, но всё же защитную технику. Для меня урок о вреде курения прошёл гораздо легче. Я отделался лишь синяками.

Так вот в том мультике сражались какие-то монстры при помощи очень похожих щупалец.

Интересно, это создатели того мультика подсмотрели у отца этот приём, или же он позаимствовал его у них?

Я попытался создать что-нибудь похожее, но мои щупальца оказались настолько ущербными, что даже не помогла подпитка из убранных хлыстов, которые в ближайшее время мне больше не понадобятся. Максимум, который я мог бы сделать этими щупальцами — это поднять упитанную кошку и то при условии, что она будет стоять спокойно.

Из первой камеры, откупоренной отцом, высунулась небритая морда, мужика лет сорока. Он, что-то спросил, обращаясь ко мне на испанском. Я лишь пожал плечами и развёл руки в сторону, проходя мимо. Ну не знаю я испанского. Впрочем, как и остальных языков мира. Самую малость говорю на английском и то со словарём. Ну не даются мне другие языки, что уж тут поделаешь.

Камера, которую сейчас вскрывал отец, была последней на этой стороне пещеры.

И располагалась она метрах в двадцати от меня. Единственное, чем я мог помочь ему, так это стоять в сторонке и не мешаться.

Сзади я услышал громкий выстрел, звук которого эхом разнёсся по всей пещере. Это Читер пристрелил последнего из охранников. Видимо, Леший узнал всё, что хотел.

Практически одновременно с выстрелом раздался жуткий металлический скрежет. Пещера слегка затряслась, с потолка начали падать небольшие камни.

— Щит на максимум! — заорал отец, оглушая меня.

Понять, что он хочет я так и не смог, намного раньше дверь камеры вылетела, с оглушительным скрежетом. Дверь просто снесла отца, прихватив его в полёт вместе с собой. Следом за вылетевшей дверью из камеры вышел настоящий монстр в металлической броне.

Впервые в жизни мне довелось увидеть одарённого, способного работать с металлом. Раньше я даже никогда не слышал, что подобное вообще возможно. А что это был одарённый, а ни какой-нибудь супер-пупер-мега навороченный робот, я был совершенно точно уверен.

Современные технологии ещё не вышли на подобный уровень. Максимум, на что была способна современная Российская наука — это робот Петя. Который едва переставлял ноги, спотыкаясь через раз. Разговаривал отвратительным синтезированным голосом и никогда не мог сразу найти своего собеседника, даже если он находился на расстоянии метра.

Да и Майя, с их продвинутыми технологиями навряд ли смогли создать нечто подобное.

Доспех этого человека был очень похож на наши с отцом. Вместо крови он был облачён в жидкий, постоянно перетекающий металл.

— В этих краях не любят воронов. Там, где они появляются, проливается много крови. Но я не из этих краёв и ждал тебя Кровавый. — пробасил этот монстр.


Глава 16


Его голос звучал даже более пугающе, чем наши с отцом. К тому же он довольно чисто разговаривал на русском, что меня сильно удивило.

В этих краях больше всего ценится наследие предков. А для тех же переговоров с носителями другого языка используют переводчиков. Либо нанимают живых людей, что очень проблематично для местных боевиков, в связи со спецификой их работы. Они либо покупают, всё у тех же Майя, их новейшие автоматические переводчики, которые переводят практически любые языки мира. Вот только само качество перевода оставляет желать лучшего.

— Вороны благородные птицы. — вывел меня из раздумий приглушённый голос отца.

От удара металлического монстра его вместе с дверью отбросило метров на тридцать, совсем немного не достав до противоположной стены.

Тяжёлая металлическая дверь с грохотом упала в сторону, поднимая клубы пыли и отец поднялся на ноги. Кровавые щупальца были полностью уничтожены, да и сам доспех выглядел не лучшим образом. Движения крови были какими-то дёрганными, а порой она и вовсе замирала на месте.

Всё же сама дверь весила охренеть как много, плюс полёт и последующий удар о камень. Отцу понадобилось всего секунда, чтобы восстановить былую прочность доспеха. Одновременно создавая, только мне заметные атакующие элементы.

Металлический просто стоял и смотрел, что предпримет отец. Этот псих давал ему время восстановиться.

— Вороны всегда защищают свои птенцов Монгол. А вот что ты забыл в этих краях. Чем смог оплатить твои услуги Еззатулах?

Пока отец говорил, его броня продолжала укрепляться. Похоже, он знал металлического одарённого. Я же впервые услышал это прозвище.

Мне ещё ни разу не доводилось видеть, отца настолько серьёзным. Сейчас он выжимал из кровавого доспеха максимум его возможностей.

Пещеру огласил пугающий хохот металлического монстра. От этого смеха мне стало дико не по себе и я попятился назад, начав потихоньку отходить к ребятам.

Всё наше внимание сейчас было приковано к этому монстру.

— Так это не твой птенец. — развёл в руки в стороны Монгол. — А расплатились со мной, возможностью сразится с Кровавым Вороном. Девчонка лишь приманка. После твоей смерти я позабавлюсь с ней и плевать, какие планы на её счёт имеются у Еззатулаха. Ему нужна твоя смерть, а мне победа над тобой. Готовься к бою.

Пока монстр разговаривал я попробовал дотянуться до него своим даром. Хоть шансов справиться с ним подобным образом практически и не было, но я должен попробовать.

Мой дар наткнулся на непреодолимую металлическую преграду. Пока этот монстр в своём доспехе не может быть и речи, чтобы справиться с ним на моём уровне. Да и на уровне отца тоже, раз он ещё не сделал этого.

Единственное оружие из арсенала нашего рода, которое могло пробить столь крепкий доспех — это кристаллизованная кровь. Но я мог создать лишь маленькую каплю, а у отца для полноценного оружия банально не хватит ресурсов. Он уже вбухал в броню просто нереально много сил.

В этом сражении мне делать нечего, здесь понадобятся только мои ресурсы. Вернее, я должен поделиться с отцом своей силой, что я уже и начал делать. Незаметно, тоненькими струйками подпитывая броню отца.

— Этот птенец очень важен для империи, а значит мы будем защищать его до последнего. Ты не посмеешь даже пальцем коснуться девчонки. Я иду — наёмник.

Сказав это, отец бросился вперёд, закончив все свои приготовления. Из его спины вновь вылезли кровавые щупальца и устремились к металлическому монстру. Но кровь встретилась с металлом в безуспешной попытке пробиться сквозь эту защиту.

На каждый выпад отца Монгол отвечал зеркально. Нет, у него не было никаких щупалец. Просто из его доспеха вылезали сгустки металла, отбивая удар отца и тут же втягивались обратно.

— Нам нужно найти девчонку и убираться отсюда. — сказал Леший, положив руку мне на плечо.

Я был слишком увлечён боем отца, выискивая любую возможность помочь, поэтому едва не приложил дружинника. Оставшихся у меня сил с лихвой хватит, чтобы уничтожить обычного человека.

— Я не смогу…

Только я начал говорить, что не смогу вырывать двери, так же, как это делал отец, как у меня перед носом появилась связка ключей.

— Мы узнали что хотели. А теперь вперёд. Ты нас прикрываешь, а мы ищем, в какой камере держат девчонку.

Я просто кивнул и ещё раз, взглянув на мечущегося вокруг металлической статуи отца, побежал вместе с дружинниками к оставшимся камерам.

Конечно, была вероятность, что наша цель находится в камере, из которой вылез этот монстр. Но что-то я сильно в этом сомневался. Не стал бы он так рисковать девчонкой, с которой собирался позабавиться.

Тем более из слов металлического, я понял, что она всё ещё жива.

— Здесь! — радостно заорал Читер, в очередной раз оправдывая своё прозвище.

Он с первого раза нашёл камеру, в которой находилась наша цель.

Я тут же бросился к нему, на ходу собирая остатки сил, чтобы защитить парня. Своим выкриком он привлёк внимание металлического, и тот моментально отправил в его сторону россыпь небольших игл, которые гарантированно убьют дурака.

Сбить все иглы мне не удалось, но оставшиеся просто воткнулись в стену рядом с головой Читера. Запредельное везение в очередной раз спасло его.

Металлический снова попытался атаковать нас, но отец не позволил ему сделать этого, заключая его в кровавую сферу. У нас было несколько секунд, пока монстр не выберется наружу.

— Забирайте девчонку и уходите! Это приказ! Я сам вас найду! Леший, принимай командование! — пророкотал отец, заставляя меня замереть на месте.

— Ты слышал приказ! — толкнул меня в спину Леший. — Шевелись! Господин не может сражаться в полную силу, пока тут находимся мы.

Сказав это, Леший выстрелил несколько раз, обрывая жизни освобождённых нами пленников, давая своему господину немного восполнить силы.

В одном он был прав, что отец сейчас сдерживается. Он просто старается держать металлического подальше от нас.

— Девчонка жива, но в отрубе. На ней блокиратор, с какой-то хреновиной, типа капельницы. — послышался голос Читера из камеры. И когда он только успел нырнуть туда?

Леший тут же бросился в камеру, смачно выругавшись он позвал меня.

В камере, прямо на каменном полу лежало хрупкое тело, миниатюрной блондинки. Пахло мочой и какими-то медикаментами. В углу валялась грязная миска, с какими-то объедками и стояла измятая жестяная кружка с водой. Там же находилось ведро, из которого и несло нечистотами. Но на всё это плевать, главное — освободить девчонку.

Мало того что на шее у неё висел подавитель, так вдобавок, ноги и руки были связаны толстыми цепями, а концы этих цепей уходили в стену, словно какой-то монстр просто забил звенья цепи в камень. Подойдя ближе, я увидел толстые металлические шипы, которыми и крепились цепи. Просто шипы были вбиты очень глубоко и их было очень трудно заметить.

Кажется, я знаю, кто смог вогнать подобные шипы в камень. Просто невероятная мощь, не уступающая даже архигранду физику.

Отец справится. Я верю в него! Кровавый Ворон не проиграет, кем бы не был его противник!

Моих сил едва хватило, чтобы избавить девчонку от цепей, поэтому подавитель остался висеть на ней.

— Снимем в безопасном месте. — сказал я, подхватывая почти невесомое тело на руки.

Сейчас нам нужно было уходить как можно дальше в горы. Когда к металлическому прибудет подкрепление, было неизвестно. Но это должно произойти уже скоро.

Как бы мне ни хотелось оставлять отца одного, но это просто необходимо сделать. Я получил приказ и должен его выполнить, не задавая лишних вопросов. Меня всю жизнь учили этому. И я не подведу своих учителей. Главное задание, а уже после его выполнения можно мстить.

Когда выходили из камеры, металлический предпринял очередную попытку атаковать нас. Сотни металлических шариков со скоростью пули устремились в нашу сторону. Одновременно с шариками в воздух поднялись все двери вырванные отцом и тоже полетели в нас. Отец смог отклонить тяжеленные двери, но вот с шариками уже не мог ничего поделать.

Всех спас Читер, повалив на землю. Девчонка выпала у меня из рук и покатилась по острым камням пещеры, оставляя на них свою кровь.

Двери с оглушительным грохотом врезались в стены, заставляя трястись всю пещеру. А в том месте, где упали двери и вовсе произошёл большой обвал. В воздух поднялось множество каменной крошки, стало тяжело дышать.

— Бегом на выход! — бешено заорал отец, перекрывая даже грохот продолжающих осыпаться камней.

Быстро вскочив на ноги, я схватил девчонку на руки и бросился к выходу из пещеры. Напоследок подарив отцу ещё каплю силы, откачав немного крови у каждого из нас. Девчонка тоже в этом поучаствовала. В дело пошла даже кровь, оставленная ей на камнях.

Краем глаза увидел, как он входит в клинч с металлическим, держа в одной руке кристаллический нож, не больше десяти сантиметров в длину. Только на это ему хватило сил, после нашего спасения.

Дружинники обогнали меня и первыми вылетели наружу. В последний раз обернувшись к отцу, я увидел, как из его спины торчат металлические штыри. Но отец не обращал на это внимание, продолжая осыпать своего противника ударами. Его броня ощетинилась шипами, во все стороны отлетали куски металла вперемешку с кровью.

Микроскопическая капля крови из моего сердца устремилась к отцу. Если он не сможет справиться со своим противником, я хотя бы буду об этом знать.

— Уходим в горы! Подкрепление уже на подходе. — сказал Леший, показывая мне на быстро приближающиеся к нам клубы пыли. — Минут через десять они уже будут на здесь.

Внутри пещеры раздался оглушающий грохот. Вся гора затряслась и из пещеры начали вылетать крупные камни. Проход моментально завалило, обдавая нас песком и каменной крошкой, больно впивающейся в кожу.

— Уходим! — сдержал меня Леший, когда я собрался броситься к завалу.

Отец определённо был жив и ему нужна была помощь! Вот же…

В этот момент девчонка тихо застонала.

Долг, сука! Гребённый долг, из-за которого я должен оставить отца.

Сейчас я прекрасно понимал деда, когда он точно так же оставил прадеда Василия в одиночку сдерживать войска Кайзера. Дед всегда отказывался рассказывать об этом, моментально становясь хмурым, каждый раз, когда кто-нибудь затрагивал эту тему. Он уходил на полигон и крушил его до полной потери сил.

Теперь я прекрасно понимаю его.

Сука!

Выругавшись, я пошёл следом за Айболитом и Лешим, наш строй замыкал Читер.

Воспользовавшись иссушенным телом первого убитого мной сегодня боевика, как подставкой мы взобрались наверх в том же месте, где и спускались. Посмотрев в последний раз на заваленный вход пещеры, я поспешил за остальными, устремившись вглубь горного массива.

Пробежать, прыгнуть, подтянуться. Пробежать, прыгнуть, подтянуться. И так раз за разом.

Мы всё дальше и дальше отдалялись от пещеры, в которой остался отец. Определённо он был жив, если ещё не сработало умение «Второго шанса». Или этот функционал просто не сработал? А-а-а!

Полностью погрузившись в собственные мысли, я раз за разом прокручивал в голове, случившееся в пещере. Бой отца с Монголом и то, чем бы я мог ему помочь. Но я просто не находил выхода. Аспект крови оказался очень уязвимым перед металлом.

Двигались мы уже минут десять. Молча, нахмурившись, полностью погрузившись в собственные мысли.

Очередная узкая тропа вела нас всё дальше и дальше в горы. Раздался оглушительный грохот и горы заходили ходуном, словно началось землетрясение. Не удержавшись, я сорвался с тропы и полетел вниз.

* * *
— Даяна?! — тут же заорал я, как только пришёл в себя. — Даяна?! Мать твою или, кто у тебя там есть!

Но ответом мне была лишь тишина.

Открыв глаза, я выругался из-за яркого света. И тут же поднялся с кровати. К моему удивлению, сделать это удалось без каких-либо трудностей. Обычно сдерживающая меня сила пропала.

Глаза начали постепенно привыкать к яркому свету. Я начал осматриваться и увидел на прикроватной тумбе, рядом с красной кнопкой свой телефон. В этот момент он завибрировал и подал сигнал полученного сообщение.

«Реципиент Воронцов Михаил Кириллович — погиб. Желаете воспользоваться „Вторым шансом“, или вернуться в точку переноса?»

Трясущимися руками нажал на надпись «Воспользоваться умением».

Значит, я попал сюда, не потому, что упал и сломал себе шею, а из-за смерти отца.

Естественно, я попытаюсь помочь ему. Если потребуется на это раз, то сам брошусь в бой. Хоть немного отвлеку на себя внимание. И плевать на долг и невыполненное задание. Отец гораздо важнее.

У меня имеется ещё минимум одна попытка на возвращение.

«Введите время, на которое вы хотели бы вернуться. Максимально 60 минут, минимально одна секунда».

Охренеть! Это получается отец минимум в двенадцать раз сильнее меня. Конечно же, возвращаемся на час назад.

Выбираю время и жму на подтверждение.

* * *
И снова эти проклятые горы. Правда, на это раз мы только подходим к пещере. Вернее, к тому месту, где должны будем спуститься, расправившись с писающим боевиком.

— Привал! — сказал я, идущему впереди отцу.

— Никаких привалов, пока девчонка не окажется у нас. А сами мы подальше отсюда.

— Я знаю, что нас ждёт внутри. — сказал я, обгоняя отца.

Он тут же остановился, отдавая остальным сделать то же самое.

— Как во время нападения предателей? — на став говорить, что именно, спросил меня отец.

Видимо, он не доверял, собственным дружинникам, не желая рассказывать о боевом предвидении, что у меня проснулось по его мнению.

План действий у меня уже был полностью сформирован. Единственное в этом плане до сих пор не было способа справиться с металлическим монстром.

— Барлас Цэдэнбал. Единственный монгольский архигранд. Наёмник, так же известный как — Монгол. Себя называет железным человеком. Насколько знаю любитель комиксов, отсюда и это имя. Псих, помешанный на личной силе, берущийся только за те задания, в которых можно сразиться с сильнейшими одарёнными. — задумчиво протянул отец. — Ты уверен, что видел человека именно в металлической броне.

— В броне из жидкого металла, который очень похож на наш кровавый доспех. — подтвердил я.

Всё же самому мне в любом случае не справиться с этим наёмником, а так отец вполне может что-нибудь придумать.

— Во сколько у них пересменка? — спросил отец у Лешего, который как раз полез в предоставленные Хаджи Йяром документы.

— Через час двадцать. — посмотрев на часы, ответил дружинник.

— И, скорее всего, девчонку перевезут на новое место… Нужно атаковать сейчас. Возможно, что более удачного момента в дальнейшем не представится.

— А что мы будем делать с этим железным монголом? — спросил я, так и не придумав, как справится с этой проблемой.

— Я буду его сдерживать, пока вы не освободите девчонку и не уйдёте. Десять минут на составление плана и вперёд.

Похоже, отец и в этот раз решил пожертвовать собой, ради выполнения задания. Но так просто у него теперь не получится избавиться от меня.

На это раз первым в пещеру сразу пошёл отец. Я двигался следом, на минимальном расстоянии, лишь добивая раненых и организовывая для отца прямую перекачку крови, себе оставляя самый минимум, который мне понадобится, чтобы освободить девчонку.

Силы охранников я уже знал, и поэтому они практически не отняли на это раз нашего времени. Отец с ходу убил швыряющегося камнями товарища и принялся за остальных.

Кровавые отростки, вылезшие из его брони, не оставляли боевикам никаких шансов. Один удар, одна смерть. Кровь умершего тут же делала отца ещё сильнее.

Сейчас он был намного сильнее, чем во время нашей первой попытки. Но я всё равно сомневаюсь, что этого хватит, чтобы победить Цэдэнбала.

Пока отец расправлялся с охранниками я искал способ помочь ему в противостоянии с монгольским грандом. Но, как ни старался ничего не мог ни придумать, ни найти в пещере.

Вытащив ключи от камеры, я тут же бросился освобождать девчонку. Следом за мной кинулся Читер.

В этот момент раздался уже знакомый мне скрежет. Дверь камеры, за которой, находился наёмник, вылетела, прихватив с собой приличный кусок стены. Сейчас, когда отца не было на её пути, она без какого-либо сопротивления долетела до противоположной стены, впечатавшись в дверь ещё одной камеры.

Всю пещеру заполнил оглушающий металлический звон. Пещера ходила ходуном. С потолка начали падать крупные камни, самый большой из которых едва не прибил Читера, разминувшись с его головой всего на пару сантиметров. Этот камень угодил Лешему под ноги. Дружинник не удержался на ногах и упал, распарывая свой вещь мешок, из которого начало выпадать всё содержимое.

Фляга с водой, сухпаёк, какие-то бумаги и несколько брусков пластичной взрывчатки.


Глава 17


Я невольно посмотрел на свод, покрытый сетью глубоких трещин и наконец, смог понять, что поможет нам справиться с этим противником.

Примерно над тем местом, где появился Монгол, висел крупный кусок породы, основание которого было покрыто множеством трещин. Если это не сработает, то нам точно не удастся с ним справиться.

Задерживаться я не стал и побежал освобождать нашу цель.

На этот раз никаких разговоров не было и отец сразу же бросился в бой забирая на себя всё внимание наёмника.

Оказавшись внутри камеры, я сразу освободил девчонку от цепей и подхватив её на руки, бросился прочь.

Сейчас у нас было минимум в два раза больше времени до прибытия ударной группы Сынов Господних.

— Тащите девчонку на то место, где мы разрабатывали план. А я помогу отцу!

— Ворон назначил меня старшим. — попытался осадить меня Леший.

— Вот и командуй, своими людьми дружинник! — некогда мне сейчас с ним препираться, нужно отцу помогать. — Дай мне пару зарядов взрывчатки с детонаторами и проваливайте отсюда. А теперь пошёл.

Получив желаемое, передал девчонку ему на руки. После чего придал всем троим ускорения в виде небольшой кровавой иглы в задницу. Заодно немного пополнил свои силы.

Но этого будет явно недостаточно, чтобы провернуть задуманное. А вот силы, полученной от остальных пленников, должно хватить. В любом случае они уже, можно сказать, что мертвы.

Восемь человек пополнили мой арсенал, теперь я мог не опасаться, что меня зашибут случайной техникой сражающиеся монстры. И гарантированно смогу удержаться возле одной из трещин, покрупнее.

Монгол рвался, чтобы задержать дружинников, но отцу отлично удавалось сдерживать его.

Металл хоть и был сильнее крови, но оказался немного медлительнее её.

— Сюрприз! — заорал я отцу название самой сильной техники сдерживания в нашем арсенале.

Хоть эта техника и жрёт много энергии, но она гарантированно сможет сдержать нашего противника на несколько секунд. Что и было доказано во время их прошлого боя. Этих несколько секунд мне вполне хватит, чтобы воплотить задуманное в жизнь. Главное, чтобы отец понял всё правильно.

Уйдя от очередной атаки наёмника, отец ослабил свой доспех до минимума, кидая эти резервы на создание более мощной техники сдерживания.

— Подбрось меня вверх изо всех сил! — на бегу заорал я.

Отец тут же создал кровавый щит, на который я и запрыгнул. Мгновение и я ударяюсь спиной об потолок пещеры. В месте удара я вырастил отросток, похожий на отцовские щупальца, ушедший глубоко в камень и позволивший мне зависнуть на потолке.

Ближайшая, крупная трещина была буквально у меня перед носом. Один заряд я расположил в этой трещине, а второй немного дальше.

Теперь оставалась самая сложная часть моего плана. Сжечь всю оставшуюся силу, для максимального увеличения собственных физических возможностей и восприятия. Хорошо если в таком состоянии я смогу продержаться несколько секунд, а то имеется вероятность, что вырублюсь моментально. За это время мне нужно будет успеть покинуть пещеру.

Наш противник уже освободился из ловушки и начал атаковать отца ещё яростнее. Но было уже слишком поздно.

Отец, поняв, что я задумал, изловчился и швырнул своего противника в камеру. От этого удара вновь затрещали камни. Но мне уже было всё равно. Сжигая всю оставшуюся силу, я полетел вниз, оставив рядом с детонаторами по капле крови.

Краем глаза заметил, что отец уже бросился к выходу. Наверняка он также сейчас сжигал силу.

Оставшиеся крохи защиты справились с падением и я тут же помчался следом за отцом. В глазах начало темнеть, в ушах раздавался звук бешено колотящегося сердца, работающего на пределе. Когда до выхода оставалось метров пять, я ударил по детонаторам, активируя их.

Последнее, что я запомнил, был оглушительный взрыв и отца, который подхватывал меня на руки. Левую ногу обожгло резкой болью и я потерял сознание.

* * *
— Очнулся? Это хорошо, а то я уже устал тебя на себе тащить. — услышал я голос Читера, когда пришел в себя.

Отлично! Выходит, у нас всё получилось.

Тело ужасно ныло, до сих пор не восстановившись от чудовищной перегрузки, что устроила мне собственная сила. Зато кровь уже успела восстановиться. Дико хотелось есть и пить.

— Как отец? — первое, что спросил я.

— Думаю, тоже оклемается с минуты на минуту. — ответил мне уже Леший.

Он нёс на себе отца, а девчонка досталась Айболиту. Но ей и не суждено очнуться, пока подавитель висит на шее и с определённой периодичностью, впрыскивает снотворное или что там за дрянь не знаю.

— Ты чего там сотворил? Когда громыхнуло, я подумал, что небеса разверзлись и за всеми нами пришёл пушной северный зверёк. — затараторил Читер, протягивая мне бутылку с водой, которая закончилась через несколько секунд, лишь слегка утолив мою жажду.

Для восстановления крови нужно много ресурсов, которых у нас сейчас практически не было. Ну или можно было просто восстановить силы, осушив одного человека. Только где же его взять…

— Спас отца. — ответил я Читеру.

— Привал окончен. Вперёд. Нам нужно как можно дальше уйти от этого места. Боевики Еззатулаха по-любому бросятся искать напавших на эту тюрьму. — сказал Леший и пошёл вперёд, задавая темп остальным.

Сделав шаг, я едва не упал. Левую ногу прострелила сильнейшая боль. Айболит тут же передал девчонку читеру и кинулся осматривать меня.

Всё же Монгол оставил мне подарок на прощанье, всадив в меня с десяток длинных игл. Не исключено, что в теле отца тоже имеются подобные подарки. Но об этом мы узнаем, только после того, как он придёт в себя. Или устроим привал, где Айболит сможет осмотреть нас как следует.

Быстро вытащив из ноги все торчавшие иглы, Айболит вколол мне какого-то дикого обезболивающего, которое действовало на одарённых, и попросил на пару секунд остановить кровообращение в ноге.

Как только я это сделал, этот садист разрезал мою ногу и начал ковыряться в ране пальцами. Я едва не заорал от боли, но помог вовремя подоспевший Читер, засунув мне в рот какую-то палку и как он вообще нашёл её в горах, где кругом одни камни? Что же так хреново работает обезболивающее?!

— Ещё четыре иглы ушли слишком глубоко. — закончив свою экзекуцию, произнёс Айболит.

Вот, только я сильно ошибся, что он закончил. Этот монстр плеснул мне в рану чистого спирта и принялся зашивать её. Из глаз брызнули слёзы.

— Через минуту начнёт действовать обезболивающее и всё пройдёт. — успокоил меня Айболит.

— Так какого хера, ты не стал ждать, пока оно начнёт действовать? А начал резать на живую, да ещё и спиртом всё залил?! Сука!

— У нас нет времени, чтобы ждать. — пожал плечами Айболит, забирая у Читера девчонку.

— Вот вернёмся в империю, я тебе устрою весёлую жизнь! Будешь у меня ветеринаром работать! Поедешь на ферму в Захарово, коровам хвосты крутить!

Но Айболит меня уже не слышал, двинувшись следом за порядком удалившимся от нас Лешим.

— Обязательно отправишь, как вернёмся. А пока хватайся и пойдём. — Подставляя мне своё плечо, сказал Читер.

Отец пришёл в себя минут через двадцать.

Плато, с которого нас будут должны эвакуировать находилось на другой стороне от города. Решено было устроить привал, только после того, как обогнём Газни и удалимся от него минимум километров на десять.

До этого времени девчонку будем тащить по очереди. Хотя Айболит и не собирался отдавать её никому. Он вцепился в неё, словно в самую ценную вещь в мире, убеждая нас, что может нести её так долго, как потребуется. А сам тем временем уже еле переставлял ноги, пару раз едва не свалившись во время спуска с крутых, горных склонов. Хорошо, что оба раза его успевал подстраховывать Читер, который отпустил меня сразу, как начало действовать обезболивающее.

План был составлен, вот только теперь необходимо было его согласовать со штабом. Пора было нас эвакуировать.

Звонить было решено, пока мы ещё находимся в этих скалах. Когда нас отправятся искать, по сигналу телефона, то пускай ищут в совершенно другом направлении.

— Девчонка у нас. На месте эвакуации будем примерно через десять часов. — доложил отец, как только установилась связь.

— Кто это говорит? — раздался незнакомый мне голос.

— Воевода, ты что ли? Какого хера не встретил нас?! — вместо ответа спросил отец.

— Я, я пернатый. Жопа у нас тут была. Огромная, такая, вонючая жопа, из которой уже попёрло дерьмо! Да и у вас там сейчас дела не лучше. А дерьма и подавно больше.

— Дерьмо — это херово. Но когда оно нас останавливало? Давай конкретнее и шустрее, у нас мало времени. Скоро боевики засекут, откуда идёт сигнал. А нам ещё нужно успеть свалить отсюда.

— Не останавливало это да… Ты мне лучше скажи у вас там как без потерь? Раненые есть? Пацан твой в норме? И в каком состоянии девчонка?

Отец не стал препираться и доложил всё о чём его спрашивал этот Воевода.

— Мы не придём. — выслушав доклад отца, ответил его собеседник.

Да они там совсем, что ли, охренели?! Нас сейчас наверняка уже ищет весь отряд Сынов Господних. Читер полностью разделял моё негодование, не стесняясь в эпитетах, понося весь штаб.

А вот отец с Лешим, как мне показалось, даже не удивились подобному повороту событий.

Отец лишь тяжело вздохнул и как-то странно посмотрел на меня. От его взгляда у меня побежали мурашки. Прямо как дед, когда собирается сообщить какую-то хреновую для меня новость.

— Три часа назад я лично казнил Хаджи Йяра и ещё десяток штабных крыс. — с ненавистью в голосе произнёс воевода. — Эти суки с потрохами продались боевикам. Шило быстро смог развязать им языки. Пели они аки соловьи. Так прекрасно, что теперь придётся пускать под нож девяносто процентов всех задействованных агентов на Ближнем Востоке.

Не зря дед так не любит разведку. Постепенно я начинаю разделять его взгляды на этот счёт.

— Девчонка, которую вы спасли дочь…


Глава 18


— Да, знаю я, чья она дочь. — резко выпалил отец, перебивая воеводу.

— Она…

— Я знаю, чья она дочь! И давай закончим на этом. Как только я её увидел, понял это. Кровь не обманешь. — вновь перебивая, произнёс отец. — Тем более Николай всё мне рассказал. — уже более тихо добавил отец, поглядывая на нас.

Вот теперь мне стало интересно, чья же она дочь, если не Нестеровича, а судя по реакции и словам отца, это было именно так.

— В общем главной целью боевиков был именно ты. Они верно решили, что только тебе император доверит отправиться на спасение девчонки. Они даже раскошелились, чтобы нанять железного Монгола. Но судя по тому, что девчонка у вас, он им не особо помог.

— Были некие трудности, связанные с ним, но мы справились. — уклончиво ответил отец.

— Значит, уже дорос до архигранда? — задал воевода вопрос, который отец оставил без ответа.

Он просто стоял и ждал, что ему ещё скажет воевода.

— Хер с тобой можешь не отвечать. Здесь и так всё понятно. В общем, Монгол был не единственным наёмником, который может реально доставить хлопот. Но помимо наёмников есть и сами Сыны Господни. Силы которых сейчас в спешном порядке окружают окрестности Газни. Вы уже в западне. К ним на помощь уже выдвинулись ещё четыре крупных отряда боевиков: «Свободные люди», «Песчаные демоны», «Каракурты» и «Красный отряд». Наши агенты постараются их задержать. Но сам понимаешь — это практически бессмысленно. Максимум можем дать вам сутки до прихода подкрепления.

— Твой отряд? — спросил отец, совершенно спокойно отреагировав на подобные новости.

— Не раньше чем через неделю. Слишком я сильно выложился на последнем задании у этих долбанных Майя, а потом вылавливая всех крыс, что развёл у себя под носом.

Это, что же получается, что император всё же нашёл способ отомстить за цесаревича и сделал это каким-то силовым методом? Я сильно сомневаюсь, что этот воевода — дипломат, хакер или на худой конец финансист.

— А других специалистов, которые могут нас выдернуть из этой задницы, конечно же, нет? — задумчиво произнёс отец, просто констатируя факт. Но воевода ему всё же ответил.

— Естественно! Где ты ещё найдёшь такого отморозка?

— Что ты можешь нам предложить? Укрыться в горах и ждать пока восстановишь силы?

Неделю провести в горах, практически без еды, воды, нормального сна и всех прочих удобств, к которым мы все так привыкли? Я думаю, что это будет слишком даже для Читера. Тут ему никакая удача не поможет. Загнётся вместе с нами. Да к тому же ещё девчонка, которая должна будет очухаться, когда закончится лекарство. Нам ещё и о ней нужно заботиться.

— Этот вариант рассматривался, но аналитики дают слишком херовые прогнозы.

— Есть варианты, при которых нам дают хорошие шансы на спасение?

— Есть… Но вам он очень не понравится.

Повисла долгая пауза, словно воевода собирался с духом, чтобы начать нам рассказывать, что же такого придумали аналитики.

— Четыре года назад в Газни появился новый клан, который мгновенно подмял под себя все остальные. Сейчас им принадлежит больше половины всех клановых земель в новом городе. Этот клан может предоставить вам убежище на эту неделю. Они даже готовы выступить против Еззатулаха, если понадобится. Вот правда цена вам очень не понравится, да и сам клан тоже.

— Что это за клан?

— Прозвище Коллекционер тебе о чём-нибудь говорит?

Леший громко выругался и судя по лицу отца, он тоже был готов это сделать.

Да, что там за Коллекционер такой и что за клан? Что они запросили нереальную сумму за свою помощь? Так пускай император раскошеливается, это по его приказу мы попались в эту ловушку.

— Какого чёрта здесь забыл клан Курмангалиевых?

— Миша. Времени осталось совсем мало наши связисты говорят, что сигнал перехвачен. Наверняка в вашу сторону уже ломанулись все боевики в радиусе двадцати километров. В общем, в любом случае вам придётся пробиваться на клановые земли. А уж там сами договаривайтесь с Коллекционером. Ты сам прекрасно знаешь, как долго он облизывается на ваш род.

— Можешь хотя бы дать примерный ориентир, в какую сторону нам двигаться?

— Город расположен в восьми километрах на север, от вашего местоположения. Клановые земли расположены в двух километрах севернее старого города, рядом с дорогой на Кабул. Всего неделю Миш и я приду за вами.

На этом связь прервалась. Из телефона было слышно лишь шипение помех.

— Леший? — спросил отец, посмотрев на дружинника, который стоял и шёпотом матерился себе под нос.

— Да нет у нас выбора! Нужно попытаться укрыться у этого ублюдка Коллекционера. Без припасов, необходимого снаряжения, да и тупо тёплой одежды мы долго не протянем. Максимум дня три, вы с воронёнком пять, а девчонка вообще может склеить ласты в любой момент.

— Нужно как можно скорее снять с неё подавитель. Я не знаю, что за вещество ей вводят и как оно может повлиять на неё впоследствии. — услышав, что говорят про его ношу, вмешался Айболит.

— Как только окажемся в безопасности, сразу снимем подавитель. Пока она будет нам только мешаться, если придёт в сознание.

— Может, мы уже пойдём? Скоро по этим координатам нагрянут гости. — сказал я, привлекая всеобщее внимание.

— А ты, что скажешь? Могу дать процентов девяносто, что именно тебе придётся расплачиваться за помощь клана Курмангалиевых. Эти казахи всегда предпочитают молодых.

— Если это поможет нам спастись, то я согласен. Единственное условие, чтобы не ели меня сырым. — попытался пошутить я, но мою шутку никто не оценил.

Наоборот, все посмотрели на меня, словно я своей шуткой я попал в точку.

— Они что каннибалы? — спросил я, не веря в это.

— Намного хуже. — тяжело вздохнув сказал Леший. — Они коллекционеры.

— И что это значит?

— А это значит, что нам пора выдвигаться. — прекращая все разговоры, сказал отец. — На месте тогда и разберёмся. Воевода так ничего и не сказал, про оплату, поэтому слишком рано говорить о подобных вещах.

И для чего меня вообще спрашивали, если мы в любом случае отправились бы город?

Уже начинало смеркаться, поэтому мы двинулись вперёд практически не скрываясь, а когда совсем стемнело и вовсе вышли на какую-то дорогу, идущую в нужном нам направлении.

За это время трижды приходилось прятаться от крупных поисковых отрядов, каждый из которых состоял, минимум из сотни человек. С наступлением темноты это стало делать гораздо легче.

Отец забрал девчонку у Айболита, пообещав кастрировать того, если он её не отдаст. Сразу после этого наша скорость увеличилась очень прилично.

Айболит впервые на моей памяти вёл себя подобным образом.

Действие обезболивающего начало проходить и раненая нога всё чаще стала давать о себе знать. Даже наша регенерация не могла так просто справиться с ранением, нанесённым долбаным монголом. Он, что шмаляет отравленными иглами?

Город мы увидели часов через шесть, после начала движения. Вернее, не сам город, а зарницы полыхающих в нём пожаров. До нас начали доноситься выстрелы автоматического оружия и редкие хлопки гранатомётов. Видимо, стычки, устроенные нашим помощниками, вышли из-под контроля и переросли в настоящее побоище.

Но если, Сыны господни были заняты нашими поисками, то куда смотрят кланы? Почему они не вмешаются и не успокоят смутьянов?

— Потому что это Курмангалиевы. — словно этого было вполне достаточно, ответил мне отец. Леший лишь согласно кивнул головой.

Да, кто они вообще такие? Почему я ни разу не слышал ни об этом клане, ни о Коллекционере? Судя по выражению лица Читера, у него сейчас были похожие мысли. Лишь один Айболит оставался полностью равнодушным к происходящему вокруг. Он вообще после того, как отец забрал девчонку был мрачнее тучи, полностью погрузившись в свои мысли.

— Сейчас в город лучше не соваться. Так, что придётся снова делать крюк. — сказал отец.

И снова мы двинулись с черепашьей скоростью. На этот раз обходя город слева.

Клановые земли мы увидели за пару километров. В отличие от старого города они были освещены множеством фонарей, а не зарницами пожаров.

Вокруг большого, отлично освещённого квартала, стоял кордон из бронетехники и солдат в форме Сынов Господних. Еззатулах принял меры, чтобы мы не смогли попасть к кланам. Видимо, он действительно боялся ступать на их земли.

— Чувствуешь? — спросил меня отец, когда мы подошли на достаточное расстояние, чтобы понять, что в оцеплении стоят лишь одни одарённые.

Еззатулах отлично знает, на что мы способны и поэтому не дал нам усилиться сразу. Но ничего это дело пары минут. Пару слабых владеющих мы сможем убить и своей кровью, а дальше силы уже будут.

Тем более не будут же боевики, что сейчас стояли в оцеплении постоянно ходить с защитой. Слишком это энергозатратный процесс.

Поэтому наши первые, кровавые иглы нашли своих жертв минут через десять, делая нас сильнее.

А вот боевики оказались какими-то невнимательными. Они уже лишились шести человек, но на это никто не обратил внимания.

Нашей главной задачей сейчас, было обезвредить всю ближайшую технику, которая может достать наших дружинников. Одного выстрела из тяжёлого пулемёта, которыми были оснащены все машины в оцеплении, вполне хватит, чтобы убить их.

Будет достаточно вывести из строя всего две машины, чтобы гарантированно защитить ребят.

Айболит снова был счастлив, заполучив свою ношу в виде бессознательного тела девчонки. Читер рвался в бой, а Леший что-то мастерил со взрывчаткой, которую я у него снова позаимствовал.

— Две минуты. — сказал я отцу и накинув боевую броню, бросился в сторону ближайшей машины.

Боевики тут же вскочили и по мне открылся ураганный огонь. В ход шло всё, что у них было. Но моя броня отлично справлялась со всеми попаданиями. Даже выстрелы из тяжёлых пулемётов, почти не доставляли мне неудобства.

Подлетев к первой машине, я бросил один из кусков взрывчатки под её днище и бросился к следующей. Вот только в этом уже не было смысла. Отец не стал дожидаться меня, а уже сам разобрался с представляющей угрозу дружинникам машиной.

Мне оставалось только активировать детонатор, что я и сделал.

Ещё до того, как прогремел взрыв, Леший с ребятами бросились бежать к нам. Отец перехватил их примерно на середине пути, накрыв щитом, под которым они и побежали дальше.

Я же остался сдерживать наседающих боевиков. Силы хватало с лихвой, поэтому мои хлысты начали собирать свой кровавый урожай, частью которого я щедро делился с отцом.

Не будь с нами дружинников и девчонки, мы бы с лёгкостью перебили весь этот отряд. Все владеющие в нём оказались слабосилками, которые ничего не могли противопоставить даже мне, про отца я вообще молчу.

До территории кланов было метров двести. Она была огорожена высоким забором, который отец просто-напросто снёс, даже не замедлив скорости. Сразу после того, как это произошло, я напоследок бросил неиспользованную взрывчатку, максимально возможно усилил броню и нажал на детонатор.

Пространство вокруг меня мгновенно очистилось и я побежал следом за нашим отрядом.

Теперь Сыны господни совершенно точно знают, где мы прячемся. Так просто уйти отсюда у нас не получится. Оставалось надеяться, что слова этого воеводы о помощи клана Курмангалиевых правда.

Влетев в дыру, оставленную отцом в раскуроченном заборе, я замер, пытаясь сориентироваться. Но, сразу после того, как получил в спину несколько выстрелов, бросился бежать.

Догнал я своих метров через триста. Они даже и не думали сбавлять темпа бега.

Сделав буквально пару шагов, мы заметили встречающую делегацию, во главе с пожилым азиатом. Они появились словно из воздуха, или мы просто преодолели какой-то барьер до этого момента скрывающий этих людей от нашего взгляда.

Обернувшись, я увидел толпу боевиков, собравшуюся возле дыры в ограждении. С десяток изувеченных тел, особо смелых, валилось на клановой территории. Остальные смотрели на нас. Они просто стояли, не решаясь нарушить границы. Выходит, сказанное воеводой правда.

— Вот мы и встретились снова Михаил. Рад приветствовать на своих землях носителей столь редкого дара. — заговорил мужчина на отличном русском. — Можете не переживать, эти отбросы не рискнут зайти на мои земли, без разрешения. А получат они его или нет, будет зависеть от вашей готовности заплатить цену, назначенную мной.


Глава 19


— Не могу ответить, что тоже рад. Просто этот вариант оказался нам более подходящим. — пророкотал отец, по-прежнему оставаясь в боевой форме.

— У вас есть раненые? Моя внучка Азиза только недавно перешла на пятую ступень целительского искусства и будет очень рада попрактиковаться. — расплывшись в широкой улыбке, спросил азиат, даже не обратив внимание на слова отца.

Скорее всего, это и был тот самый Коллекционер. Интересно, что же он такого коллекционирует?

— Ничего критичного, но в отдыхе мои люди нуждаются.

— Тогда прошу вас быть моими гостями. Отдохните, приведите себя в порядок и жду вас на поздний ужин, поговорим о наших делах. Данияр доставит вас в мой особняк. А сам я пока пойду пообщаюсь с людьми Еззатулаха. — сказав это, азиат неспешно двинулся к бреши в защитном ограждении. За ним следом двинулся десяток молодых девушек. Очень похожих друг на друга, словно все они были сёстрами.

— Следуйте за мной. — раздался голос слева от нас.

Он принадлежал парню лет двадцати, совершенно непонятно каким образом возникшему там. Пару мгновений назад здесь совершенно точно никого не было.

Леший выругался, и я был полностью с ним согласен. Мне уже не нравится это место.

Парень вывел нас на отличную дорогу, возле которой было припарковано множество машин. Скорее всего, они принадлежат той толпе, что так и осталась стоять и наблюдать за боевиками.

Что у них тут своеобразное народное ополчение? Не проще нанять охранников? Или здесь подобное не принято и за свои ресурсы нужно сражаться самостоятельно?

Данияр подогнал небольшой фургончик, чем-то напоминающий обычную маршрутку, которых по столице снуёт просто бесчисленное множество. Сразу после того, как мы разместились в салоне, парень рванул с места, вжимая педаль газа в пол.

Сумасшедшая гонка продлилась недолго, буквально три минуты и мы были на месте.

— Прошу чувствовать себя как дома, слуги предоставят вам всё необходимое. Ужин состоится через три часа. — сказал нам Данияр, открывая массивные кованые ворота особняка по своей роскоши совершенно не уступающего императорскому поместью в Ильинке.

Неплохо живут кланы в постоянно воюющем Афганистане.

Вообще, весь клановый квартал словно был частью другого государства. Обустроенные территории, асфальтированные дороги. Дома из современных материалов. Множество магазинов, торговых центров, детских площадок и прочая инфраструктура, так привычная жителю современного мегаполиса. Это лишь то, что я успел разглядеть пока добирались сюда.

— Не теряй бдительности. — сказал подошедший ко мне отец.

Данияр ушёл вперёд, показывая нам дорогу и отец этим воспользовался.

— Если мы не сможем договориться с Коллекционером, то он с лёгкостью сдаст нас Еззатулаху. Если не попытается прихлопнуть самостоятельно.

Какого хера здесь вообще происходит, почему нам в таком случае просто не надавить на него силой? Сомневаюсь, что он сможет что-то противопоставить отцу. Кто он вообще такой, почему его боятся боевики, со всей своей армией и сильными одарёнными.

Почему отец относится к нему так настороженно? Почему я впервые слышу, что в Афганистане, в одной из самых опасных стран мира имеются подобные уголки современности?

Данияр передал нас в руки слуг, которые оказались просто идеальными представителями своей профессии.

Нас проводили в западное крыло особняка, в котором находились гостевые комнаты. Хоть нас и пытались разместить в разных комнатах отец запретил это делать, велев держаться вместе.

Слуги показали нам, где находится санузел, предоставили чистую одежду и исчезли.

— Если вам понадобится что-нибудь ещё, просто позвоните в этот колокольчик и мы обязательно поможем. — сказал пожилой мужчина, вручая отцу небольшой, позолоченный колокольчик. После чего он удалился.

Отец тут же раскинул сигнальную сеть.

— На удивление чисто. Можно разговаривать, не опасаясь слежки. — сказал он.

— Я бы не спешил с выводами. — заговорил Леший. — Это же Коллекционер. Вполне возможно, что в его коллекции найдётся какой-нибудь дар, позволяющий следить за нами.

— Да, что это за Коллекционер такой? Может, уже пора объяснить для тех, кто в танке? — спросил Читер, опередив меня буквально на секунду.

В этот момент в дверь постучались.

— Отец прислал меня, помочь девушке. — раздался женский голос.

А вот и пожаловала обещанная целительница.

Айболит тут же бросился открывать, даже не спросив разрешение у отца. И чего он так трясётся за девчонку?

Азизе было лет тридцать на вид, хотя судить о возрасте по внешнему виду целителя её уровня было довольно глупо. Невысокая, стройная, темноволосая девушка с типичными азиатскими чертами лица.

— Снимите с неё эту гадость. — указав пальцем на подавитель, сказала Азиза.

Дальнейшая помощь заняла от силы минуты три. И десять секунд, чтобы залечить мою рану, на ноге.

— Девочка в полном порядке. Всю гадость из её организма я вывела. Сейчас она спит. Как только проснётся, возможны нестандартные психические реакции. Слишком сильная концентрация психотропных препаратов накопилась в её организме. Придёт в себя часов через десять. Будет испытывать сильнейший голод и жажду. Я распоряжусь, чтобы сюда доставили все необходимое. — сказала целительница, отмахнувшись от рассыпавшегося в благодарностях Айболита.

— Если действительно хотите отблагодарить меня… Отрубите себе руку и позвольте мне попробовать регенерировать её. — на полном серьёзе произнесла Азиза после чего захлопнула за собой дверь, оставив Айболита стоять и охренеть от её запросов.

А охренеть тут действительно было отчего. Да она не целительница, а маньячка какая-то. Но и от маньяков бывает польза, что она и доказала.

Быстро приняв душ и переодевшись в предоставленную нам одежду, я сменил отца, перехватив сигнальную технику. Теперь это давалось мне намного проще, чем в бункере аль-Джаира.

Как только я перехватил контроль, тут же уловил тринадцать откликов, на различном расстоянии. Самый близкий находился буквально в паре метров от нашей комнаты. Ещё четыре отклика были на втором этаже. Шестеро на улице и трое под нами. Окружили нас со всех сторон.

Но отец совершенно не выказывал никакого опасения по этому поводу.

— Они стоят там с самого начала. — сказал мне отец. — Скорее всего, это слуги. Сам проверь, все неодарённые.

Вот же. А я даже и не додумался до этого. Пять секунд и я убедился, что все эти люди неодарённые, а значит в случае опасности смогу легко устранить эту угрозу.

Леший не доверял хозяину поместья, впрочем, как и все мы, поэтому он решил организовать собственную охрану, вспомнив, что является старшим дружинником рода Воронцовых.

Отец лишь махнул на Лешего рукой, перед тем, как отправится в душ. Он сказал, что дружинник занимается ерундой. Ближайшие три часа нам совершенно точно не грозит опасность и к тому же сигнальная техника будет в разы надёжнее человека.

Прихватив с собой упирающихся Читера и Айболита, Леший отправился выставлять посты. Читер успокоился быстро, а вот Айболит упирался до последнего, не желая оставлять девчонку. Вообще, это маниакальное поведение уже начало доставать нас всех. Не желая препираться, Леший пообещал доктору пост возле двери в комнату, так он будет всегда находиться поблизости от объекта своей мании.

Вот так и вышло, что я остался в комнате один. Делать было решительно нечего. Я подошёл к окну и начал пытаться разглядеть людей, что засекла сигнальная техника. Два отклика как раз шли с этого направления.

Но на улице было темно, а та часть территории не освещалась. Как я не старался, так и не смог ничего разглядеть.

— Кто ты? — раздался леденящий душу голос за моей спиной.

Одновременно с этим по комнате пронёсся пронизывающий до костей ветер и исчезли все звуки.

Повернувшись, я вздрогнул.

Вплотную ко мне стояла, спасённая нами девчонка. Её волосы развевались, а из глаз исходило призрачное свечение, которое тут же устремилось в мою сторону. Мгновенно активировал щит, принимая на него удар призрачной волны и вылетел в окно, вынося его вместе с рамой.

— Успокойся дура бешеная! — что есть мочи заорал я, ощутимо приложившись копчиком.

И какого хера отец не повесил сигнальную технику и в нашей комнате?

Когда вскочил на ноги. Ко мне приближалось минимум два десятка человек, одним из которых был отец, облачённый в кровавый доспех. Он просто проломил стену, оказавшись в паре метров от меня.

— Русские? — прошептала девчонка и начала оседать на пол.

Сделала она это вовремя. Из-за моей спины в комнату залетело сразу несколько сильных техник, которые наверняка бы прикончили её.

— Все замерли! — настала моя очередь орать и доспех мне прекрасно, в этом помог.

Сигнальная техника показала, что быстро приближающиеся к нам цели резко сбросили скорость, а через секунду и вовсе остановились, приняв мой приказ в буквальном смысле.

Я тут же бросился в оконный проём. Оказавшись внутри, первым делом убедился, что ни одна из брошенных сюда техник не причинила девчонке вреда.

Когда я повернулся, то чуть в штаны не навалил. Её сила, глаза, лицо…

Этого просто не могло быть, но это определённо была одна из Романовых. Причём истинных, кто унаследовал родовой дар. Но у императора всего два ребёнка и оба они унаследовали дар от матери. Как такое вообще может быть?

Дочь одного из богатейших людей в стране и обладает родовым даром Романовых?

— Что у вас стряслось? — раздался встревоженный голос Данияра.

— Ничего страшного. Наша спутница пришла в себя и не разобравшись в обстановке немного перегнула палку. — всё ещё не снимая свой доспех, ответил отец.

— Азиза предупреждала меня, что может произойти что-то подобное, но я не придал этому значения. Вам нужна какая-нибудь помощь?

— Думаю, мы не откажемся, если ваша сестра снова навестит нас. Боюсь мы не можем оставить девушку в таком состоянии и придётся либо встречаться с вашим отцом в этой комнате, либо вообще переносить нашу встречу. Пока мы не уладим эту проблему.

Отец с Данияром перекинулись ещё парой фраз и парень пошёл за сестрой.

В этот момент в комнату вломился Айболит. Выпучив глаза, он бросился к валяющейся недалеко от пустого оконного проёма девчонке.

— Замри Витя. — сказал отец, когда Айболит уже собирался оттолкнуть меня. — Сейчас она слишком опасна для неодарённых. Вытянет душу и даже не заметишь.

Айболит тут же отдёрнул руку и как-то резко побледнел, начав потихоньку пятиться назад.

Ух ты! Как быстро отец отвадил его от девчонки. И что он вообще такое сказал про душу? Как подобное вообще возможно?

После Айболита в комнату вошёл Леший, а Читер возник рядом с отцом, который наконец отпустил силу.

Скорее всего, Даша потеряла сознание от перенапряжения. Не известно сколько времени провести под той химией. Это не шутки. Тем более не известно, как её кормили. Но последние часов десять она точно оставалась голодной. А как пришла в себя использовала свой дар. И где она вообще сил взяла, чтобы так приложить меня?

Азиза с Данияром пришли через пару минут. Целительница сразу же предоставила нам новую комнату, совершенно ничем не отличающуюся от предыдущей. Разве, окно в ней было целое, да и кровать ещё не измята.

— Данияр, сходи поторопи Назифу. Девочке срочно нужно поесть и попить. — сказала брату Азиза, а после того как он ушёл, обратилась уже к нам. — Сейчас я приведу её в чувства, будьте готовы. Вполне возможно, что она снова решит напасть.

Мы с отцом даже не успели ничего ответить, когда Азиза со всей силы залепила девчонке пощёчину, оставляя на её щеке налитый кровью след.

Глаза распахнулись, на этот раз без всякого призрачного свечения и из них побежали слёзы.

— Пока помолчи и постарайся не шевелиться. Твой организм слишком слаб. Сейчас принесут еду. — очень ласково произнесла целительница, словно это не она только что заехала девчонке по щам.

Но Даша её даже не слушала, она вскочила с кровати и подлетела ко мне, на ходу смахивая набежавшие слёзы.

— Где туалет! — завизжала эта пришибленная мне в лицо.

И вот какого хрена, она выбрала меня своей мишенью? Сперва призрачная волна, теперь вот орёт в лицо…

Не став уподобляться этой истеричке, я просто показал пальцем на дверь, ведущую в санузел.

Через пару секунд мы услышали, как девчонка общается с унитазом.

— После той гадости, что была в её организме это вполне нормально. — сказала Азиза, на этот раз решившая лично проследить за дочкой Нестеровича, хотя я уже очень сильно сомневаюсь в том, что это действительно его дочка.

Мне бы сейчас поговорить с отцом наедине, но пока целительница остаётся здесь это нереально.

Слуги уже привезли несколько тележек, заставленных разнообразной едой, из которой Азиза выбрала пару лёгких супов, и всё.

— Начнём с этого, а по мере того, как желудок будет привыкать к пище станем потихоньку прибавлять калорий. Я немного ускорю этот процесс, так что можете не переживать по этому поводу.

Даша затихла и меня отправили посмотреть, что там происходит и при необходимости помочь.

Как оказалось, моя помощь была не нужна, девушка уже справилась со своим желудком и сейчас стояла возле раковины, засунув голову под кран.

— Не будешь больше пытаться прибить меня? — осторожно спросил я, на всякий случай готовый в любой момент накинуть защиту. Кто знает, что у неё в мозгах снова переклинит.

— Вас прислал отец? — вместо ответа спросила девчонка.

— Нас прислал император.

— Какое дело императору до меня?

Даша разговаривала со мной, так и продолжая стоять с опущенной в раковину головой.

— Я тоже задавался этим вопросом, но так и не смог найти на него ответ.

Соврал я. Ответ я смог найти, когда увидел её дар.

— Ты же Воронцов? Щит рода государева и всё такое?

— И всё такое. — подтвердил я. — Если ты уже готова, то пойдём. Тебя там ждёт пара десятков разнообразных блюд и разговор с моим отцом.

— Это, который постоянно мелькает рядом с императором? Такой суровый дядька в тёмном костюме, вечно смотрящий на тебя с телевизора, словно хочет сожрать твою душу?

Не знаю отчего, но меня развеселило это описание отца. Интересно, что она скажет, когда увидит его в боевой броне, да ещё и голос услышит?

— Он самый. Только он не жрёт души по четвергам. — рассмеялся я. — Так, что тебе сегодня повезло.

— Сколько там говоришь, блюд меня ждёт?

— Пара десятков.

После этих слов раздался жалобный стон, издаваемый её желудком. Даша убрала голову из-под крана, с трудом разогнулась, держась за раковину и так и осталась стоять, не в силах сдвинуться с места.

Мокрые волосы, по которым ручьями стекала вода, облепили её лицо. Одежда быстро начала промокать.

— Не знаю, как тебя зовут сын пожирающего души сурового дядьки, но помоги мне, сил не осталось совсем.

— Серёга. — сказал я, подходя к девчонке и подхватывая её на руки.

В таком состоянии она не сможет передвигаться, даже опершись на моё плечо. Вообще удивительно, как ей удалось вскочить с кровати и добежать до туалета.

— А меня Даша. Скажи Серёжа, а ты уже носил меня вот так, на руках? Просто мне кажется это очень знакомым, как и твоё лицо.

— Сергей освобождал и выносил тебя из камеры. — вместо меня ответил отец.

— Я и смотрю…

Что она смотрит, Даше не дала договорить Азиза.

— Помолчи пока девочка. Побереги силы, для еды. Дай мне минут десять и я восстановлю тебя до состояния, когда ты уже будешь в силах есть самостоятельно, а пока просто открывай рот.

Целительница кормила девчонку, прямо у меня на руках. И хочу сказать, что мне было совершенно не тяжело, даже без использования дара.

Даша оказалась просто крохой, по сравнению с той же Настей. Но оно и понятно Настя всё же физик и хорошие физические данные в неё заложены даром.

Отец вышел разговаривать с Данияром, который что-то хотел узнать. Но наши дружинники наотрез отказались впускать его в комнату.

Нужно отдать должное парень не вспылил и не начал барагозить на правах хозяина дома. Он просто попросил Лешего доложить отцу о его просьбе. Отец, естественно, ему не отказал.

Ситуация с Дашей уже была под контролем и его помощь в ближайшее время точно не понадобится.

По мере того как Даша поглощала одно блюдо за другим, Азиза помогала ей в ускоренном темпе усваивать пищу. Уже минут через пять, девчонка могла спокойно стоять и есть самостоятельно.

Не знаю, почему, но я с неохотой поставил её на пол.

Но это быстро прошло, после того как я тоже начал есть. Состряпал себе пару бутербродов. Даже не помню, когда мы последний раз ели. Кажется, что из бункера аль-Джаира мы вышли неделю назад и с тех пор во рту не было ни крошки.

— После того как поешь, обязательно отдохни. Твой организм слишком вымотан, столь долгим нахождением под химикатами. Для восстановления ему необходимо обильное питание и отдых. — дала последние напутствия Азиза и снова ушла.

Перед этим шепнув мне на ухо, что девчонка всё ещё может вести себя очень странно. Её помощь в восстановлении и столь быстрое усвоение пищи привели к гормональному взрыву, а девушки в этом случае становятся совершенно непредсказуемыми.

Думаю, что она не станет снова нападать на меня. А уж со всем остальным я смогу справится. Столько лет рядом с Великой княжной, плюс маленькая сестрёнка. Можно сказать, что я уже довольно опытный в подобных вещах.

— Выходит, это тебе я должна быть благодарна Сережа? — доев последний кусочек мяса, спросила Даша.

— Ты должна быть благодарна императору — сказал я правду.

Ведь это именно он отправил нас на это задание. А после того как я увидел дар девчонки и её саму в момент его использования я в этом ни капли не сомневался.

Какой-то к чертям штаб… Нет, это задание было в интересах государя, а не империи, и поэтому он отправил на него именно нас с отцом. Тех, кто поклялся роду Романовых в верности. Тех, кто будет защищать их до последней капли крови, как своей, так и вражеской.

— Подожди пару минут. А то воняю, как бомж трёхлетней выдержки. — сказала Даша и снова скрылась за дверью санузла.

Ну, да уж что что, а пахло от неё совершенно не цветами.

Через пять секунд я услышал, как включился душ. Все же девчонки, всегда остаются девчонками. Чуть стало легче и сразу побежала мыться. Хотя я её прекрасно понимаю, сам с наслаждением смывал с себя всю грязь и пыль, что досталась нам от Афганской земли.

На столике ещё оставалась пара нетронутых салатов и я решил, ещё немного перекусить. Хоть ужин с главой клана Курмангалиевых и должен был состояться совсем скоро, жрать хотелось дико и тех пары бутербродов, что я закинул в себя, как отпустил Дашу явно было очень мало.

Увлёкшись едой, я даже не заметил, как выключился душ.

— Я готова отблагодарить своего спасителя. — раздался томный голос над моим ухом.


Глава 20


От подобного поворота событий я даже подавился. Откашлявшись, повернул голову и увидел Дашу, завёрнутую лишь в одно полотенце.

Она смотрела на меня точно, так же как на еду полчаса назад. Голодный взгляд, готового в любой момент впиться зубами в свою добычу хищника. И добычей Даши в данном случае был я.

Не став долго думать, она бросилась мне на шею, начав страстно целовать.

Вот теперь я по-настоящему понял слова Азизы насчёт гормонального взрыва. У девчонки просто едет крыша от вмешательства целителя. Сейчас наделает глупостей, а потом будет жалеть об этом всю жизнь.

Перед глазами у меня сразу появилась разъярённая Настя, которая превращает Дашу в кровавую кашу.

— Ты, что совсем с ума сошла? — с трудом, оторвав от себя девчонку, спросил я.

Полчаса назад она даже на ногах не могла стоять, а теперь мне с трудом удаётся удержать её на расстоянии вытянутой руки от себя.

— Я должна! Нет, я хочу отблагодарить тебя и сделать это сама, не полагаясь на отца! — не оставляя свои попытки вновь кинуться на меня, прошептала Даша.

Делал она это с придыханием, стараясь произносить каждое слово максимально страстно. Но больше это походило на разговор астматика. Общался я в своё время с одним астматиком, поэтому знаю, что говорю. Когда у него начинался приступ, один в один Даша сейчас.

Походу дела она смыслит в любовных делах, ещё меньше, чем я.

— Успокойся. В тебе сейчас говорят взбунтовавшиеся, после вмешательства целителя гормоны. На самом деле ты не хочешь этого.

— Очень хочу! Ты даже не представляешь, насколько я хочу этого Серёжа.

На мгновение Даша ослабила свой натиск, лишь для того, чтобы скинуть полотенце, представ передо мной обнажённой.

Хоть она и была миниатюрнее Насти, но совершенно точно не уступала ей формами, да и тело было практически таким же идеальным.

Естественно, реакция моего организма не заставила себя долго ждать и это увидела Даша.

— Да и ты тоже хочешь. Так зачем отказывать, если мы оба этого хотим.

Каким-то образом она изловчилась и мои руки, что секунду назад держали Дашу на безопасном расстоянии оказались на её груди. В ладони упёрлись тугие вишенки сосков, а пальцы против моей воли начали сжиматься, что вырвало стон из губ девчонки.

— Ты совсем дура! Этого не будет! — заорал я, с трудом отталкивая от себя эту нимфоманку.

— Ну почему-у-у? — всё так же томно спросила Даша, собираясь идти в новую атаку.

— Потому что он уже помолвлен. — раздался голос отца, заставивший девчонку резко остановиться, а после в панике броситься в санузел.

Я даже не услышал, как он зашёл, полностью сосредоточившись на том, как устоять от соблазна. Но теперь можно выдохнуть.

— Спасибо. Ты спас меня от этой маньячки.

— Думаю, лет через пять ты будешь проклинать меня за это. Да и себе мозг вынесешь тем, что отказался от подобного предложения. — произнёс отец с сожалением смотря, на закрывшуюся за девчонкой дверь.

— Через пять лет, вполне возможно, но сейчас я действительно тебе благодарен.

— Нас приглашают на ужин. — ничего не ответив сказал отец. — Что бы там ни произошло, верь мне. Просто верь.

И что это всё значит? Мне всё больше и больше не нравится это место и дела, творящиеся здесь.

Хлопнув меня по плечу, отец подошёл к двери в санузел и начал поторапливать Дашу. Оставлять девчонку одну никто не собирался. Теперь, пока мы не передадим её с рук на руки Нестеровичу она будет находиться под нашим постоянным наблюдением.

Вот только девчонка послала отца по одному очень запутанному адресу. Разрыдалась и заявила, что никуда не собирается идти, тем более вместе с нами.

Отец, недолго думая, сорвал дверь с петель и вытащил брыкающуюся девчонку за шкирку. Хорошо, что она уже успела одеться.

— Сама пойдёшь, или тащить тебя? — спросил он у дёргающейся Даши.

К моему удивлению, она не орала, не визжала и даже перестала плакать. Её лицо исказилось от ярости и она явно была готова убивать.

Вот только отец даже не обращал внимания на её попытки освободиться. Я ощущал, что он сейчас использует свой дар. Но понять, что именно делает, не мог. Как бы ни пыжился. Могу сказать лишь одно, техника отца не давала девчонке воспользоваться её даром. Прямо как и мне, когда мы двигались по старому городу. Но что это за техника? Ни он ни дед, никогда не говорили и мне о чём-то подобном.

— Значит — тащить. Что же. Ты сама это решила. — пожал плечами отец.

Несколько кровавых жгутов обхватили запястья и лодыжки Даши, лишая её возможности колотить отца. Сейчас она могла лишь изображать из себя выброшенную на берег рыбу и то лишь до того момента, как отец оторвал кусок простыни и засунул его ей в рот.

Закинув девчонку к себе на плечо, отец пошёл на выход из комнаты. Я двинулся следом за ним.

— Вы остаётесь здесь. Сейчас вас покормят и можете отдыхать. — обратился отец к дружинникам.

За дверью стояли Айболит и Леший, куда делся Читер, никто не знал. Но с ним определённо не случится ничего плохого. Этот товарищ сможет вылезти из любой задницы, даже не запачкавшись.

— Не положено. — произнёс хмурый Леший.

— Ты сам прекрасно знаешь, если коллекционер захочет нас убить ни ты ни я не сможем помешать его бабам.

Да кто же он такой, этот коллекционер, что отец говорит подобное?

— Но я всё же могу попробовать. — стоял на своём Леший.

Айболит вообще не предпринимал участие в этом разговоре, с опаской смотря на связанную Дашу, которая мычала что-то грозное. По крайней мере, она сама наверняка так думала.

— Попробуешь, но в другой раз. Это приказ. — сказал отец и пошёл к ожидающему нас Данияру.

Проходя мимо Лешего, похлопал его по плечу. Хороший он мужик, но с отцом не поспоришь.

Особняк Курмангалиевых оказался раза в два больше нашего поместья и больше походил на музей современного искусства. На стенах висели какие-то сюрреалистические картины. Стояли пьедесталы с нелепыми статуями и инсталляциями.

Пока мы шли к обеденному залу, где и должен состояться ужин, я постоянно глазел по сторонам, удивляясь вкусам хозяина дома.

Но ещё сильнее я удивился, когда оказался в обеденном зале. За просто огромным столом сидело человек сто и мужчина среди них был лишь один — хозяин этого дома.

Ещё на подходе к обеденному залу я слышал гомон множества голосов. Стоило нам появиться, как все разговоры моментально стихли. На нас устремились взгляды всех присутствующих здесь женщин. От ровесниц хозяина дома до девочек не старше нашей Оли и пары крох лет пяти.

Были слышны лишь торопливые шаги слуг, расставлявших только принесённые блюда.

— Будь предельно осторожен. Многие из этих женщин очень сильные одарённые. Обладающие силами по редкости не уступающими нашим. — шепнул мне на ухо отец, пока ещё была такая возможность.

Я тут же потянулся к силе, чтобы убедиться в том, что большинство из присутствующих были одарёнными. Лишь старшие женщины были простыми людьми, не имеющими даже крупицы дара.

Да у коллекционера тут бабий батальон выходит. Причём служат в нём исключительно его жёны и дочери, если я правильно всё понял. Неплохо мужик устроился. Как он вообще выдерживает столько женщин рядом?

Мне вон одна Даша за три минуты такое устроила…

— Позвольте на этот раз поприветствовать вас в своём доме. — поднялся со своего места хозяин дома, широко разведя руки, словно хотел нас обнять. — Мои дочери, жены и внучки всегда рады гостям.

Охренеть! Какой плодовитый мужик. Интересно, сколько здесь его жён, а сколько дочерей и внучек? И почему одни девочки? Он всегда хотел сына, но никак не получалось? Поэтому не сдавался до победного, пока не родился Данияр? Хотя нет, тут много девчонок младше парня.

— Прошу вас, проходите и присаживайтесь рядом со мной. За этим столом очень редко сидит больше двух мужчин. Порой нам с Данияром бывает очень трудно, постоянно слушать гомон этого курятника.

Хозяин дома расхохотался. Заслужив несколько десятков гневных взглядов от женщин.

Нас усадили во главе стола, рядом с коллекционером. Отец плюхнул связанную Дашу на соседний стул, а я сел рядом с ней. Хозяин дома даже ничего не спросил, словно подобное происходит у них каждый день.

Слуги продолжали бегать по залу, расставляя блюда с едой и разливая вино по бокалам.

— Угощайтесь. Говорить о делах на голодный желудок самое паршивое, что может быть в этом мире.

Хозяин источал радушие, стараясь быть как можно более гостеприимным. Вот только его женщины совершенно не разделяли подобного энтузиазма, после нашего появления.

Сейчас они всё сидели молча, уставившись в свои тарелки. Даже маленькие девчушки сидели, словно набрав в рот воды.

Помню, Оля в этом возрасте замолкала, только когда, ложилась спать и то, скорее всего, разговаривала во сне.

Сам же хозяин трещал без умолку, совершенно не нуждаясь в собеседниках. Отец односложно отвечал на его вопросы, медленно поглощая пищу. Он был напряжён словно пружина.

Я же есть не хотел совершенно, мне вполне хватило того, что перехватил у светловолосой нимфоманки, которая сейчас сидела рядом со мной и не оставляла попыток освободиться.

— Может, уже прекратите! — хлопнув по столу, вскочила одна из жён коллекционера. — Немедленно освободите бедную девочку! Я как старшая женщина в этом доме не потерплю подобного! Молчи муж! Я и так слишком многое терплю, живя в этом доме!

Но вместо хозяина заговорила Азиза.

— Успокойся мама. Я полностью согласна с нашими гостями в ограничении свободы этой девушки. В её состоянии это необходимая мера.

А не могла сказать это раньше? Пока Даша не попыталась изнасиловать меня.

— В её организме сейчас происходит настоящая гормональная революция. Поэтому от неё можно ожидать абсолютно всё что угодно. Самым безобидным будет, если она начнёт умолять трахнуть её первого встречного.

Которым уже оказался я.

— Ну а если она восстановит свои силы, то вполне может и разнести нам пару комнат.

— Одна гостевая уже пострадала от силы этой девушки. — поддержал сестру Данияр.

Хмурая женщина с недоверием посмотрела сперва на Дашу, потом на свою дочь и Данияра. После чего хлопнула напоследок ладонью по столу и удалилась с гордым видом.

— Кто-то ещё хочет последовать за Гульнарой? — тихо произнёс Коллекционер, но в наступившей тишине его расслышали абсолютно всё.

Этот человек источал сейчас ничем не прикрытую ненависть, хоть и выглядел совершенно спокойным.

Снующие туда-сюда слуги замерли, боясь пошевелиться. Один лишь отец даже не обратил внимания на произошедшие с коллекционером изменения, он также спокойно продолжал есть.

— Данияр, пришло время… Гульнара, больше не сможет быть полезна роду. — кивнув сыну, сказал коллекционер. — Поздравляю Айгуль, теперь ты стала старшей женой.

Сразу после этой фразы вскочили четыре женщины разных возрастов, среди которых была и целительница. Они кинулись следом за Данияром, который ни слова не говоря ушёл выполнять приказ отца.

Это, что сейчас было? Коллекционер приказал сыну убить одну из своих жён? Да ладно! Он, что совсем псих? Или это был просто спектакль для нас. Для того чтобы показать, что он с лёгкостью сможет также поступить и с нами?

Вот только хрен он угадал! Мы так просто не позволим прикончить себя, а слуги, которых в этом доме предостаточно послужат нам прекрасными донорами силы.

— Не обращайте внимание Сергей. — заметив мою заинтересованность, заговорил коллекционер, уже совершенно обычным голосом. — Просто у каждого человека, есть свой жизненный цикл, по истечении которого он становится совершенно ненужным, для общества, семьи и так далее. А своей выходкой, посмев указывать моим гостям и мне. Гульнара лишь доказала, что её жизненный цикл закончился.

Ну, точно спектакль, разыгранный специально для нас.

— Что вы хотите получить за свою помощь? — спросил я, заставляя коллекционера расплыться в довольной улыбке.

Похоже, он уже давно ждёт этого вопроса. Отец об этом тоже прекрасно знал, но предпочитал молчать, играя в какую-то известную лишь ему одному игру, которую я испортил своим нетерпением.

Отец вновь остался совершенно спокойным, бросив на меня лишь один мимолётный взгляд, который не предвещал для меня ничего хорошего.

— Вы уже поели молодой человек? Просто в моих правилах, сперва накормить гостя, а уже после разговаривать о делах.

— Я поел. — твёрдо ответил я.

— В таком случае давайте подождём вашего отца. — продолжая улыбаться, сказал Курмангалиев.

— Даю слово, что тебе не понадобится охрана Алишер, можешь отпустить свой женский батальон. Эта демонстрация силы просто бессмысленна. Да и твоё поведение с женой не произвело на нас никакого впечатления. — доев последний кусок, произнёс отец.

Вот не хрена себе демонстрация силы.

— Просто я помню, как проходил наш прошлый разговор. В каких условия находились вы с отцом и в каких я сам. Решил немного восстановить статус-кво. Всё же не очень приятно разговаривать, когда вокруг тебя находится множество сильных одарённых, готовых в любую секунду кинуться на тебя. — развёл руками коллекционер.

— Но твои женщины далеко не солдаты и не готовы моментально броситься в бой.

— То есть меня ты совершенно не берёшь в расчёт? — расхохотался коллекционер.

— Просто в случае чего, ты не станешь марать руки. Не в твоих это правилах. — сделав пару глотков вина, сказал отец.

— Тут ты прав. Но и заставлять своих женщин делать, что-то против их воли я не стану. Захотят защитить меня — защитят. Не захотят, придётся делать всё самому.

Отец расплылся в широкой улыбке, явно не поверив словам Курмангалиева.

— Если, ты сможешь доставить нас в империю в целости и сохранности, то я согласен. — не став дальше продолжать пустые разговоры, сказал отец, поставив меня в тупик.

На что он согласен? Ведь не прозвучало ни одного условия. Коллекционер ещё не говорил о цене, а отец уже согласен.

— А причём здесь ты Миша? — подняв бровь, спросил коллекционер. — Ты уже слишком стар, да и слишком стал силен за эти годы. А вполне возможно, что у тебя вообще ничего и не получится.

— Сергей помолвлен с Великой княжной.

— Да и ладно. Ты же прекрасно знаешь, что я не претендую на свободу твоего сына. Мне всего лишь нужен ребёнок, зачатый им.

— Чего?! — не веря услышанному, вскочил я со своего места.

Этот коллекционер что Румпельштильцхен. Требует, чтобы я отдал ему своего первенца?! Да он совсем охренел.

Совершенно не осознавая, что делаю, я потянулся к силе, начав осушать ближайших к нам слуг и жён Курмангалиева. Раздавшиеся стоны заставили меня спохватиться и осознать, что творю. Убить я никого не успел и это уже хорошо, но полученная сила останется при мне.

— Знал же, что упустил какую-то очень важную деталь. — не обратив на мой порыв внимание, хлопнул себя по лбу Коллекционер. — Слуги! Для вас халявная сила, практически шведский стол.

Щёлкнув, пальцами усмехнулся собственной шутке коллекционер.

— Сядь на место. — строго посмотрев на меня, сказал отец. — Никто тебя не будет заставлять, решение примешь сам. Давай послушаем хозяина этого дома. Верь мне Серёжа. — снова сказал отец, посмотрев мне в глаза.

Да, что он такого задумал? Почему не рассказывает мне о своих планах?

Коллекционер хлопнул в ладоши и его голос огласил всё помещение.

— Оставьте нас. Пришло время говорить о делах.

Женщины тут же встали и двинулись на выход.

Но ушли не все. Осталась одна девушка лет двадцати. Она была очень похожа на Данияра, наверняка его младшая сестра. А вполне возможно, что они двойняшки.

— Еззатулаху для чего-то нужен живой представитель вашего рода. — начал разговор коллекционер. — За это он предлагает мне сумму сопоставимую с годовым бюджетом этой несчастной страны.

Немного подождав, видимо, ожидая нашей реакции, которой не последовало, Курмангалиев продолжил.

— Но для чего мне деньги? Этого дерьма у меня и так хватает. Тем более мне и самому нужен представитель вашего рода. Молодой мужчина, который добровольно согласится зачать ребёнка Дайнане.

Оставшаяся девушка бросила на меня печальный взгляд, уже смирившись со своей участью.

— Дар крови единственное, что может склонить меня помочь вам.

Вот же больной ублюдок. Он, что коллекционирует силы одарённых, подкладывая под их носителей своих дочерей? И с чего он вообще решит, что дар обязательно передастся? Хотя в нашем случае, кровь Воронцовых всегда была сильнее. У того же императора оба ребёнка унаследовали дар матери. В империи даже всерьёз начали поговаривать об исчезновении дара Романовых, после чего затухнет сам их род. Но с появлением Даши все эти слухи, так и останутся слухами.

— Не нужно трогать Сережу, Алишер. Это сделаю я. — заговорил отец, не сводя взгляда с коллекционера.

— Боюсь, ты опоздал лет на тридцать Михаил. Ты стал слишком силён. Дар, переданный тобой вместо того, чтобы вступить в симбиоз с нашим, просто поглотит его и такой ребёнок будет для меня совершенно бесполезным.

Окна за спиной Коллекционера залило нестерпимым светом, заставившим меня закрыть лицо руками, а через секунду раздался оглушающий грохот взрыва.

Отец вскочил с места, облачаясь в защиту, но хозяин дома даже не повернулся, посмотреть, что там происходит.

— Значит, Еззатулах всё же решился напасть на меня. Жаль. Я думал клану удастся задержаться на этих землях немного дольше. Тут ещё осталась пара интересных мне одарённых.

Дверь распахнулась и вбежала одна из дочерей коллекционера. Она подбежала к отцу и начала что-то быстро говорить ему на неизвестном мне языке.

— Не щадите никого. И главное, проследите, чтобы не пострадали жители квартала. — распорядился коллекционер, сделав это на русском, специально для нас.

— Как вы видите времени на раздумья у вас практически нет. Мои женщины уже вступили в бой с боевиками Сынов Господних. Ваш долг, начал расти.

Дверь снова открылась, только теперь это был Данияр. В руках он держал отрубленную голову Гульнары. Его рубашка была подпалена и запачкана кровью.

— Отец, я выполнил твой приказ. — произнёс парень, выкидывая голову в сторону, словно это был обычный мяч.

При виде этой картины, Даша яростно задёргалась, едва не свалившись со стула.

— Ты понял, какую ошибку совершила Гульнара? — парень кивнул. — После моей смерти ты должен будешь самостоятельно принимать подобные решения. Без эмоций, без колебаний. От этого будет зависеть процветание рода. А теперь садись и поешь.

— Хотите сказать, что с боевиками сейчас сражаются одни женщины? — не смог удержаться я от вопроса.

— Конечно, нет. Им помогают одарённые из других кланов Газни. — ответил коллекционер. — Что ты ответишь Сергей? Устраивает тебя такая цена за ваши жизни?

— И что вы предлагаете мне трахнуть вашу дочку прямо здесь и сейчас?


Глава 21


Данияр посмотрел на меня заинтересованным и очень странным взглядом, словно он не отказался бы посмотреть на это.

Вот же подобралась семейка!

— Здесь не надо. — на полном серьёзе ответил коллекционер. — Возьмите её с собой в империю и вернёте мне, когда она будет беременна.

— А может, вам хватит моей спермы? Искусственное оплодотворение там? Ведь как-то это делают неодарённые.

— В том-то и дело, что они неодарённые. Дар невозможно передать при искусственном оплодотворении. Если бы всё было так просто…

Бой на границе кланового квартала разгорался всё сильнее, а коллекционер продолжал капать мне на уши.

Выяснилось, что у его дочерей довольно большие проблемы с зачатием. По всем медицинским показателям они здоровы и идеально подходят для того, чтобы стать матерью. Вот только их родовой дар весьма капризен и никто не знает, по какому принципу он позволяет своей носительнице зачать ребёнка. Единственный выход в этой ситуации, совершать как можно больше попыток.

Вот и мне предстоит, если я соглашусь на это. Брать Дайнану с собой в империю и пытаться обрюхатить её каждый раз, когда выпадет немного свободного времени.

Ладно бы один, максимум пару раз. Отец с мужиками не рассказали бы об этом Насте. Правда, это может сделать Даша, отомстить за то, что отказал ей. Но и в этом случае можно что-нибудь придумать. А как это будет выглядеть, если я привезу с собой девушку, которую буду ежедневно трахать? Да меня Настя прибьёт, если этого раньше не сделает Юлия Сергеевна.

Насчёт императора я не переживаю. Это он отправил нас на это задание и будет виноват в случившемся, ничуть не меньше, а возможно, даже больше нас с отцом.

Но ещё остаётся факт того, что мне вообще придётся передавать дар неизвестно кому.

Но и тут имелись шансы, что дар просто не передастся. А узнать об этом Курмангалиев сможет в лучшем случае, когда ребёнку исполнится шесть. Просто мне не известно ни одного случая, чтобы дар пробуждался раньше.

Возможно именно это и стало решающим в принятии мною решения. Это и слова отца, довериться ему. Он по-любому заранее знал, что потребует коллекционер. И буду надеяться, что уже знает, как выбраться из этого дерьма.

— Как быстро целитель может определить беременность? — задал я вопрос, который позволит определиться с ответом окончательно.

— Через пару часов, после полового акта. — впервые за всё время подала голос Данайна. — Даже я уже могу это сделать. — добавила она уже гораздо тише, после того как коллекционер зыркнул на неё исподлобья.

— А когда за нами прибудет кавалерия? — этот вопрос уже был адресован отцу.

— Воевода говорил о недели. Но будем считать, что осталось шесть дней.

— Так он всё же прибудет лично?! — глаза коллекционера загорелись. — Ещё один уникальный одарённый. Если дар крови имеют ещё два рода в мире, то дар теневого полководца уникален. Да я за него готов держать вас под своей защитой, сколько угодно.

— Если Воевода не прихлопнет тебя раньше. — сказал хмурый отец.

— Я согласен. Даю слово, что расплачусь за наше спасение ребёнком. — произнёс я под тяжёлый вздох отца. — Пойдём Дайнана. У нас есть шесть дней.

Подойдя к девушке, я подал ей руку и помог подняться. Удалось ей это с трудом. Её напускное спокойствие мгновенно прошло. Девушку всю трясло, но она старалась не подавать вида.

Раздались радостные возгласы коллекционера и жидкие аплодисменты. Но я не смотрел в ту сторону, боясь встретиться с отцом взглядом.

Не знаю отчего, но больше всего мне было стыдно именно перед ним. Перед главой нашего рода. Даже несмотря на его слова.

Другого выхода у нас сейчас просто не было, либо это, либо нас всех перебьют.

— Пожалуйста, забери меня отсюда! — кинулась мне на шею Данайна, как только мы оказались одни. — Он монстр, чудовище — пожирающее своих детей! Я сделаю, всё, что ты захочешь. Только забери меня отсюда.

Да, что же за день сегодня такой? Сперва хотят убить, потом изнасиловать, дальше это бредовое условие с зачатием ребёнка, ну и вдобавок истерика.

Вот и что мне делать?

Данайна прижалась к моей груди, продолжая плакать. Я же просто стоял истуканом, даже не прикасаясь к ней.

Первоначальный взрыв эмоций начал проходить, и она постепенно начала успокаиваться.

— Прости, не смогла справиться с собой. Конечно же, ты не сделаешь этого, из-за страха перед отцом. Впрочем, как и все, кто слышит от нас подобную просьбу. Раздевайся, начнём выполнять ваш договор.

Девушка отошла от меня и начала расстёгивать платье, вытирая последние слезинки рукавом.

Я вообще дико сомневался, что после всех этих новостей у меня хоть что-нибудь получится, а теперь и подавно.

— Постой. Я не хочу этого делать. — сказал я, глядя, как девушка уже наполовину скинула с себя платье.

— Ты согласился на условия отца. — уже совершенно спокойным голосом сказала Дайнана.

— Он же сам говорил, что из-за дара вам очень сложно забеременеть. Расскажи мне лучше об этом даре, да и о своём отце. Если, честно я вообще ничего не знаю ни о нём, ни о вашем роде.

Обнажённая до пояса Дайнана повернулась, посмотрев на меня полным недоверия взглядом.

— А вот твой отец, кажется, прекрасно его знает.

— Мой отец за свою жизнь встречался со многими людьми. Это же не значит, что я должен знать их всех.

— А как же твой договор? Ты дал слово, что расплатишься с отцом ребёнком.

— Не было оговорено никаких временных рамок.

— Уверен, что хочешь отказаться? — сказав это Дайнана, сжала свою грудь, демонстрируя, отчего именно я хочу отказаться.

Вот же! Сама только что рыдала, просила забрать её отсюда, а теперь трясёт передо мной сиськами, спрашивая, хочу ли я её трахнуть или нет.

В другой обстановке, возможно, бы и захотел, но сейчас точно нет.

— Уверен. Совершенно точно не сейчас, когда на нас открыта охота и охотников сдерживает лишь твоя семья.

— Можешь не переживать насчёт этого. Все, кто сейчас сражаются с бандой Еззатулаха уже были поглощены отцом. Они безоговорочно выполнят любой его приказ. Даже если он прикажет им умереть. — сказала девушка, ещё раз продемонстрировав, отчего я отказываюсь.

— В любом случае нет. Сначала я был полон решимости, а когда мы остались с тобой наедине, понял, что не смогу. — развёл я руками, сказав чистую правду.

Да я психанул. Решил за время, отведённое нам до прихода подкрепления, успеть заделать Дайнане ребёнка, но понял, что не смогу этого сделать. По крайней мере, не сегодня это точно. Дайнане ничего не светило, точно так же, как и Даше.

Вспомнив её хрупкое обнажённое тело, невольно начал сравнивать с Дайнаной, но так и не смог определить победителя в этом сравнении. Обе девушки были по-своему прекрасны и если и уступали Насте, то самую малость.

— Одевайся уже. — тяжело вздохнув сказал я, отворачиваясь к окну. Сквозь плотные занавески, пробивались световые вспышки, идущего боя. — Давай, сегодня ты просто мне расскажешь об отце и своей семье.

— Хорошо. — сказала мне Дайнана и в её голосе я вновь уловил слёзы.

Наш разговор затянулся до утра.

Бой закончился часов через пять. И судя по тому, что в дом не ворвались боевики с оружием наперевес, бабий батальон коллекционера смог отбить атаку. Отец был прав насчёт того, что нужно опасаться этих женщин.

Но сам хозяин дома, по словам Дайнаны, оказался куда опаснее своих женщин. Девушка старательно изливала мне душу, даже зная, что её обязательно накажут за это.

Алишер Курмангалиев был уникальным одарённым. Если Оля и другие двуталланные одарённые были очень редки, то коллекционер вообще являлся едва ли не единственным трёхталанным одарённым на планете. Он был просто помешан на желании заполучить в своё распоряжение все дары, имеющиеся на планете.

Три дара смогли мирно сосуществовать в теле одного человека. И все эти три дара были направлены лишь на одно, делать своего носителя настоящим монстром.

Самый сильный дар, из-за которого Алишер и получил прозвище коллекционер, позволял Курмангалиеву использовать любой дар, которым владеют его кровные родственники, по женской линии.

Отсюда сразу же становилось понятно, почему у коллекционера столько дочерей и всего один сын. В случае появления на свет мальчика он его убивает, боясь конкуренции. Данияр единственный, кому посчастливилось выжить. На подготовку достойного приемника нужно много времени, а коллекционер уже далеко не молод.

Вторым даром было полное подчинение человека, чей дар коллекционер поглощал. Именно это Данайна и называла пожиранием.

Чтобы иметь возможность использовать новую силу, коллекционер в буквальном смысле поглощал саму личность своего потомка. Оставляя лишь тупую преданность.

Что-то сказать против, или не согласиться с его мнением, могли лишь жёны и дочери ещё не прошедшие процесса поглощения. А проходили они этот процесс лишь после того, как забеременеют от нужного одарённого. Процесс поглощения, как правило, проходит на девятом месяце беременности именно в это время дар будущего ребёнка уже полностью сформирован и может быть без труда скопирован в новый носитель.

Сразу после этого и мать, и ребёнок вливаются в армию болванчиков Курмангалиева.

А третьим даром оказался тот самый, из-за которого так трудно забеременеть дочерям коллекционера. Это дар гарантированно передаётся девочкам. Стопроцентная гарантия унаследования будущим ребёнком дара отца в случае если это будет девочка. А в случае если это будет мальчик, это стопроцентная гарантия появления нового трёхталанного одарённого, имеющего такой же набор умений, что и у коллекционера.

А ещё этот дар делал всех дочерей коллекционера двуталанными и в очень редких случаях трёхталанными, если их мать была одарённой.

Девушки так же, как и коллекционер получали дар своего ребёнка и всегда этот дар был сразу очень силён. Пробуждаясь, минимум на пятой ступени. А сами дети рождались уже с пробудившимся даром. Правда, подобным одарённым созданным посредством дара коллекционера приходилось разбираться в своих силах самостоятельно. Конечно, имелись учителя способные научить общим техникам. Но это лишь поверхностное знание дара, до всех тонкостей им приходилось доходить самостоятельно, если это вообще было возможно. Лично я очень сомневался в этом.

Это же охренеть, какие возможности!

В основном коллекционер брал в жены именно неодарённых, надеясь получить от своего потомства какую-нибудь уникальную силу. Ведь в случае с неодарёнными в его дочерях просыпался совершенно непредсказуемый дар.

Так одна из дочерей могла управлять погодой в локальном пространстве не больше пары десятков метров. Ещё одна получила силу создавать колоссальных размеров энергетические щиты, по своим свойствам не уступающие защитным техникам архиграндов. Именно она сейчас и сдерживала армию Еззатулаха, в то время пока остальные её сёстры и племянницы методично уничтожали неприятеля.

После рассказа Данайны я долго не мог прийти в себя.

Этот щуплый азиат оказался едва ли не самым сильным одарённым на земле. Он мог использовать сотни разных сил, комбинируя их, как ему вздумается.

Вот только одно не давало мне покоя. Даже если, дар передаётся ему уже на высокой ступени развития он не сможет использовать его потенциал. Это просто нереально. Даже те, кто развивают свой дар с детства, не могу освоить все его грани за десятки лет. И это лишь один дар. Тут же этих даров неимоверное количество. Да коллекционер просто-напросто даже не сможет создать хотя бы одну более-менее серьёзную технику. И это, по моему мнению, его главная слабость. Одно дело владеть даром и совершенно другое уметь им пользоваться.

Поэтому за него и сражаются женщины. На самом деле он очень слаб, хотя и старается показать другим обратное.

Именно из-за своей мании возможности обладать всеми дарами Курмангалиев и согласился защищать нас. Вернее, отдать приказ делать это своим марионеткам.

Дар крови сам по себе уникален. Как правильно сказал коллекционер. Этим даром обладают лишь три рода на планете.

Род верховных жрецов Майя, считающих себя потомками кровавого бога Кавиля. И именно от него унаследовавших эту силу. И род Цепешей, живущих у подножия карпатских гор и наводящий ужас на окрестные земли уже несколько веков.

Первыми дар крови получили Майя, как они утверждают от своего покровителя. Следующими стали Цепеши. От этих товарищей ничего не удалось добиться. Они предпочитают вести затворнический образ жизни, прогоняя всех, кто ступит на их земли. Совершенно не стесняясь в средствах.

Ну а последним этот дар обрёл род Воронцовых, примерно в пятнадцатом веке. Именно тогда наш предок Фёдор Васильевич Воронец, пробудил в себе этот дар, которого не видели на Руси испокон веков. Дар, который позволил ему очень быстро заявить о себе и создать собственный род. Род, который к началу правления Романовых успел нажить себе множество врагов из родов с более слабым даром, служа все эти годы в царской армии, постоянно находясь на острие атаки.

Уже тогда другие рода завидовали нашей силе, считая, что она досталась нам незаслуженно. И даже попытались уничтожить род Воронцовых, собрав несколько десятков сильных одарённых, что для тех времён было просто немыслимым событием.

Тогда род Воронцовых насчитывал всего трёх одарённых. Главу рода — гранда и двух его детей, едва поднявшихся на третью ступень силы.

Предка спас род Романовых, будучи на тот момент самым сильным родом царской Руси. Они имели в своих рядах двух архиграндов. Чего вполне хватило, чтобы справиться с напавшими на нас аристократами. В той схватке погиб патриарх рода Романовых — Фёдор Алексеевич и его место занял Михаил Фёдорович.

Именно после этих событий наш род и поклялся защищать Романовых, которые вскоре взошли на престол. С тех пор наши рода неразрывно связаны между собой.

Романовы не позволили уничтожить нас, защитив своей силой, а мы уже больше пяти веков непрестанно защищаем их, проливая свою кровь.

Дар крови по праву считается одним из сильнейших на планете.

Вот и выходит, что коллекционер может получить дар крови лишь от нас.

Майя даже не подпустят его к своим верховным жрецам. Распылят по ветру, даже не посмотрев на его силу и возможности. Ну а Цепеши также нападут при первой возможности, а в своих горах они считаются непобедимыми. По крайней мере, ещё никому не удавалось этого сделать. Зубы обламывали даже архигранды.

Вполне возможно, коллекционер и вправду дико силен, в чём я очень сильно сомневаюсь, после рассказа Дайнаны, но его всё равно можно будет убить. Что сам Курмангалиев прекрасно понимает и поэтому старается не конфликтовать с сильными мира сего. По возможности выполняя от них поручения и приторговывая собственными дочерьми, с их уникальным даром.

Отсюда и все богатства рода Курмангалиевых. Их известность в узких правительственных кругах и гонения из большинства сильных стран.

Никто не хочет иметь у себя под боком столь мощный клан, который может в любую минуту взорваться.

Они были вынуждены бежать из родного Казахстана, спасаясь от гнева объединившихся кланов. Дальше было множество других стран. В основном слабых, которые не могли ничего сказать против стремительно растущему клану.

В итоге Курмангалиевы обосновались в Афганистане, который разрывается на части множеством противоборствующих банд. Ни одна из которых не может захватить власть в стране в свои руки. Но от этого страдают лишь простые люди. Боевики не трогают одарённых, а последним нет дела до простого населения.

В общем, полная задница.

Потревожить нас осмелились лишь через несколько часов после окончания боя. В дверь тихонько постучалась горничная, сказав, что хозяин дома приглашает нас на завтрак.

— Не отчаивайся раньше времени. Я постараюсь что-нибудь придумать, чтобы помочь. — сказал я Дайнане, когда мы пошли на завтрак.

Даже сам не понимаю до конца, для чего я это сказал. Чтобы успокоить девушку? Или я действительно так считаю? Порой в самом себе разобраться бывает намного сложнее, чем в других.

Девушка лишь печально улыбнулась, в очередной раз показывая, что уже смирилась со своей участью. Вчерашний крик отчаянья был мной услышан, вот только что с ним делать я даже не представлял. Нужно будет посоветоваться по этому поводу с отцом.

— У вас получилось? — вместо приветствия спросил коллекционер.

— Нет, отец. — отрицательно покачала головой Дайнана.

Вместе с коллекционером за столом сидел отец, Данияр и Даша. Которая, к моему удивлению, была свободна.

Блондинка, как ни в чём не бывало, поглощала какие-то булочки, запивая их ароматным кофе. Запах которого я почуял задолго, до появления в обеденном зале.

— Конечно, я надеялся на чудо, но слишком уж капризный наш дар. — вздохнул коллекционер, но похоже, ни капли не расстроился. — Теперь остаётся лишь ждать. Мы с Михаилом, как раз обсуждали текущие дела. — обратился уже ко мне глава дома. — Присоединяйся. Думаю, тебе, как будущему главе рода не помешает послушать нас.

— Если вкратце. То Сыны Господни вчера бросили на атаку клановых кварталов Газни только не одарённых, при поддержке бронетехники, систем залпового огня и тяжёлых миномётов. — начал рассказывать мне сжатую информацию отец.

Выглядел он не лучшим образом. Наверняка тоже не спал всю ночь. Вот только его организм в отличие от моего уже давно был немолод и подобные проверки на прочность давались ему довольно сложно. Хотя я прекрасно знаю, что при необходимости он способен не спать больше недели, поддерживая себя даром.

Но, помимо того, что это просто чудовищный расход сил, это ещё тяжелейший удар по здоровью. Последствия которого маме придётся восстанавливать не одну неделю, что для целителей просто нереально долгий срок.

— Мои девочки, при поддержке местных кланов, смогли довольно легко отбить эту атаку. Среди моих потерь нет, так лёгкие ранения. Местные потеряли всего семь человек. А вот у Сынов, мы выбили больше сорока процентов личного состава. — присоединился к отцу Курмангалиев.

— Вчерашней атакой Еззатулах прощупывал оборону кланов, а заодно немного ослаблял их. Настоящая атака наверняка состоится сегодня. Думаю, ближе к вечеру. На этот раз в бой пойдут наверняка пойдут одарённые.

— Могу вас заверить, что даже в этом случае Еззатулаху ничего не светит. Мои девочки разберутся с любой угрозой со стороны боевиков. — произнёс Курмангалиев.

И сразу после этого все собравшиеся за столом посмотрели на отца, из куртки которого послышалась трель коротких звуковых сигналов.

— Даже если к Еззатулаху на помощь придёт ещё несколько отрядов? Возглавляемых минимум грандом?

Вопрос отца заставил коллекционера задуматься.

— Этот сценарий слишком маловероятен. Военачальники разных группировок, просто не смогут договориться между собой. К тому же вы нужны только Еззатулаху. — вместо отца заговорил Данияр.

Парень выглядел самым свежим и отдохнувшим среди собравшихся. Даже Даша была какой-то помятой, что совершенно не портило её.

Про нас с Дайнаной я вообще молчу, за ночь мы не сомкнули глаз. А девушке ещё пришлось изрядно поплакать.

— «Свободные люди», «Песчаные демоны», «Каракурты» и «Красный отряд», двигаются сейчас в сторону Газни. Самое позднее к ночи они уже будут на месте. Об этом мне вчера рассказал Воевода.

Услышав это, коллекционер выругался. А я лишь подтвердил слова отца.

— Так, почему ты не рассказал об этом сразу? — заорал он, вскакивая из-за стола и опрокидывая стул.

В отца полетел сгусток, какой-то светящейся дряни, которая отвратительной массой растеклась по выставленному щиту.

Я уже хотел кинуться на Курмангалиева, но отец жестом остановил меня.

— Брось! Я знаю, насколько ты слаб. — сказал отец, подтверждая мои собственные мысли насчёт силы коллекционера. — Если бы я рассказал тебе об этом сразу, ты бы просто решил сдать нас Еззатулаху. А теперь, когда состоялся первый бой и пролилась кровь твоих детей, о сделке с Еззатулахом не может быть и речи. А сигнал, что вы сейчас слышали, подтвердил, что семьи остальных главарей движущихся сюда отрядов подверглись нападению со стороны рода Курмангалиевых и всё это произошло, после поступивших в их адрес угроз от тебя Алишер. Ты так сильно хотел завладеть их силой, что готов был пойти на всё.

Произнёс довольный отец, наблюдая за тем, как меняется лицо коллекционера.

Я же практически ничего не понимал. Впрочем, как и Даша с Дайнаной. А вот, похоже, Данияр был сообразительнее нас.

— Тем более сам Еззатулах уже не пойдёт ни на какие сделки. Мы уничтожили почти половину его армии. Опозорив на весь Афганистан. — произнёс он, заставляя коллекционера ещё сильнее злиться.

— Но Воевода ничего не говорил вам, по поводу приближающихся отрядов. Ты блефуешь ворон. Мои люди перехватили ваш разговор. — попытался поймать отца на лжи коллекционер.

— Очень хорошо, что перехватили. Значит, наши специалисты не зря едят свой хлеб. Ты услышал ровно то, что должен был услышать.

Только сейчас до меня начало доходить, что наше появление в доме Курмангалиевых было подстроено заранее. Вполне возможно, что вся эта поездка в Афганистан планировалась именно для этого. Вот только сюда совершенно не вписывается спасение Даши.

Блин! Слишком мало информации.

— И предупреждаю, что если с нами хоть что-нибудь случится, пока мы находимся у тебя в гостях, то ты по полной ощутишь всю мощь Российской империи, которая до этого закрывала глаза на твоё существование. Даже когда казахские кланы, запросили помощь в твоём уничтожении, император отказал им.

Курмангалиев лишь ударил несколько раз по столу от безысходности. Даже он со всеми своими дочерьми не мог проигнорировать подобное предупреждение.

— Ерджан и Гулназ ко мне, живо! — заорал коллекционер.

Через секунду посреди комнаты открылся портал, из которого вышла светловолосая девушка, немного за двадцать и одновременно с этим подле коллекционера появилась ещё одна, примерно моего возраста. Казалось, что она просто возникла из воздуха, но это было не так.

Девушка была просто очень быстрой. Спидер, просто запредельного уровня, что была даже быстрее порталов.

— На подмогу Еззатулаху приближаются четыре группировки. У вас час, чтобы я узнал как они далеко от нас их численность и предположительная ударная мощь одарённых.

Не сказав ни слова, девушки исчезли.

— Данияр, активируй все защитные системы. Атаковать любого, кто подойдёт к территории квартала ближе, чем на полкилометра. И оповести всех, что через час собираем военный совет. Все кланы местных тоже должны на нём присутствовать. Боевики теперь не успокоятся, пока не сравняют клановый квартал с землёй.

Узнав о приближении ещё четырёх отрядов боевиков, коллекционер развил бурную деятельность.

— Если мы продержимся, до прибытия Суворова, то плевать сколько сил соберёт Еззатулах. Нас успеют эвакуировать. — произнёс отец, внимательно наблюдая за паникой коллекционера. А никак по-другому это нельзя было назвать.

— Эвакуируют вас, а на нас никто даже не посмотрит. Как всегда, оставив расхлёбывать дерьмо самостоятельно. Вот только на этот раз мы непременно захлебнёмся! — не сдержавшись, завопил хозяин дома.

— А вот тут я думаю можно договориться. — подмигнув мне сказал отец.

Изначально мы находились в качестве просителей. А всего за пять минут отцу удалось перевернуть ситуацию с ног на голову. Хоть я многого и не понимаю, но условия сейчас диктует именно отец. Мне, чтобы провернуть подобное предстоит ещё учиться и учиться.

— Что императору Российской империи нужно? — моментально перестав паниковать, спросил коллекционер.

— Ваше сотрудничество. — развёл руками отец. — Более подробно вы сможете обсудить это с императором в столице. — отец достал из кармана белый конверт с императорской печатью и передал его Курмангалиеву. — Это официальное приглашение.

Все присутствующие смотрели на отца словно на величайшего волшебника, который способен творить настоящие чудеса, которые могут удивлять даже в мире, где одарённые могут практически всё.

— Позже всё объясню. — сказал мне отец, совершенно не стесняясь присутствующих.

Коллекционер взял конверт и осторожно открыл его, стараясь не повредить печати императора. Только на кой чёрт она ему сдалась? Подобные печати подкрепляются частичкой силы и их просто нереально подделать. Осторожность Коллекционера не уберегла его от активации самой печати, доказывающей её подлинность. Под смачные ругательства Курмангалиева в помещении на мгновение, поднялся ледяной ветер, печать засветилась призрачным сиянием и распалась в прах.

У рода Воронцовых тоже имелась такая печать в виде расправившего крылья ворона, держащего в клюве, каплю крови. Именно в эта капля и была главным способом проверки подлинности печати. Достаточно было просто коснуться этой капли и ворон становился кровавым, а после того как человек убирал палец, всё возвращалось обратно.

А от печати рода Романовых веяло холодом потустороннего мира, из которого они и черпали свои силы. Дар призрачных погонщиков был столь же редким, как и дар крови.

— Браво! — захлопал коллекционер, после прочтения письма. — Ваши аналитики просто прекрасно поработали. У меня теперь просто не остаётся выбора, кроме, как принять это приглашение.

— Я обязательно передам ваши слова людям из Ока Государева. — кивнул отец. — Вот только теперь Алишер, ты прекрасно понимаешь, что условия диктуем уже мы. Ты не получишь дар крови в свою коллекцию.

А вот тут отец заставил коллекционера наконец показать себя настоящего. Курмангалиева всего перекосило от ярости, но он не мог ничего предпринять. Рискнёт напасть сейчас на отца и его род, вместе с ним самим гарантированно будет уничтожен. Причём тот же Суворов вполне сможет объединиться с боевиками, чтобы отомстить за нашу смерть.

Это прекрасно понимали и все присутствующие.

После слов отца, Дайнана, стоявшая рядом со мной сжала мою руку, в глазах у неё заблестели слёзы. Она уже надеялась покинуть этого монстра и отправиться вместе с нами в империю, даже если для этого ей придётся ежедневно выполнять роль моей подстилки. Но всё резко рухнуло всего за пару минут.

— Нет, отец! Я дал слово. И сдержу его, чтобы не произошло! — твёрдо произнёс я.

Ярость Курмангалиева моментально сменилась на недоверие, а потом и вовсе на выражение полного охреневания от всего происходящего. Мне даже показалось, что у него задёргался глаз.

Вот, правда, не у него одного. Отец также не мог поверить в сказанное мною.

— Вы с дедом сами меня так воспитали. — ответил я на его недоумевающий взгляд.

— Это и было самым слабым местом в плане. — опустив глаза, произнёс отец, начав нервно стучать пальцами по столу. — И всё пошло по самому херовому сценарию. Что же так тому и быть. Поговорим с тобой об этом, когда окажемся в безопасности и сдадим Дашу отцу.


Глава 22


Я просто кивнул, сжимая в ответ руку Дайнаны. Жить, зная, что рано или поздно превратишься в марионетку собственного отца, который без раздумий бросит тебя в бой просто ужасно.

Остальных детей этого монстра я не могу спасти, а вот Дайнане попробую помочь.

Отец достал уже знакомый мне спутниковый телефон и нажал на кнопку вызова.

— Подарок готов, осталось только забрать. — заговорил отец. — Понял тебя. Ждём.

В обеденном зале повисла тишина, все смотрели на отца.

— Воевода обещал прибыть к восьми. К этому времени нужно всем быть готовыми.

Выходит, слова о недели были тоже обманом. Неужели нельзя было мне рассказать обо всём этом? Или отец настолько не доверяет мне?

Услышав это, Коллекционер сразу же повеселел. Начав отпускать шуточки, которыми вчера сыпал весь ужин. А вот отец, совершенно себе не изменил.

Он просто сказал Курмангалиеву заткнуться и начать наконец работать. Им нужно было составить план обороны квартал на случай очередной атаки, а также подготовить план по эвакуации. Но перед этим отец сделал то, за что в империи ему бы грозила смертная казнь.

Он применил запрещённую технику, заставив коллекционера поклясться собственным даром. Кровавая клятва, от которой его избавит только смерть. Дар отца послужил основой для этой клятвы, проникнув в тело коллекционера.

В каком-то смысле его мечта исполнилась, дар крови теперь был в нём. Но судя по выражению коллекционера подобное владение даром ему не сильно понравилось.

Сразу после этого они начали составлять план.

Скорее всего, Еззатулах вновь бросит войска в атаку, сразу, как прибудет подкрепление. Если ещё одну, максимум две атаки проведут обычные боевики, то дальше за дело возьмутся одарённые.

Их количество и ранги нам были неизвестны, что стало самым слабым местом в обороне.

Составление плана обороны должно было занять ещё очень много времени, поэтому поев, я отправился спать. Всё же бессонная ночь давала о себе знать. А этим вечером мне наверняка ещё предстоит вступить в бой.

Проводить меня вызвалась Дайнана, чем заслужила одобрительную улыбку от коллекционера. Наверняка он уже мысленно потирал руки, представляя, как заполучит дар крови, превратив свою очередную дочь в безмозглого болванчика. Но тут он не угадал. Повторюсь ещё раз, да я дал слово, но не было обговорено, хоть каких-то сроков. Поэтому я могу отложить его выполнение хоть на сто лет, так и не нарушив.

Даша тут же увязалась следом за нами. Заявив, что хочет просто поговорить со мной, а заодно проследить, чтобы честь Великой княжны оказалась не посрамлена. Прямо так и сказала. Хотя ещё вчера, сама была совершенно не против посрамить эту самую честь.

Интересно, о чём отец разговаривал с ней? А в том, что разговаривал, я уверен. Иначе она бы до сих пор находилась связанной.

— Красавчик! — сказал Читер, ударив меня по плечу.

При этом он старательно косился на девчонок, всячески пытаясь показать, что они классные. Горбатого могила исправит. Попал в задницу и думает всё об одном. Не завидую я его жёнам как нынешней, так и будущим.

Леший с Айболитом стояли на своих местах, которые быстро обросли кое-какими удобствами. Стулья, небольшой столик с едой и напитками и дежурившая рядом с ними горничная, лет сорока.

— Читер, под окна. — тут же распорядился Леший, отправляя самого молодого дружинника на улицу, но тот был совершенно не против.

Проходя мимо горничной, он ущипнул её за задницу, громко рассмеявшись, когда она очень картинно попыталась возмутиться. Но всем было прекрасно видно, что внимание молодого парня ей очень льстило.

Думаю, если бы Читер попросил её уединиться с ним, во время какого-нибудь перерыва она бы точно не отказалась. Но подбрасывать ему подобные идеи не буду, немаленький. Сам разберётся.

Дайнана, как одна из хозяек, распорядилась чтобы подготовили и две соседние комнаты. Одну для неё и ещё одну для Даши, которая наотрез отказалась от отдельной жилплощади.

— Ты получил приказ доставить меня в империю живой, вот и будь добр охраняй.

— В том-то и дело, что в приказе говорилось лишь о том, чтобы ты была жива. А твоей целости и сохранности там не было и слова. Поэтому, пожалуйста, веди себя нормально. Я не настолько хорошо как отец, управляюсь со своим даром, могу и перетянуть путы.

Девушка лишь фыркнула, демонстративно показывая свои запястья. Типа, пожалуйста, можешь связывать хоть сейчас.

Но вела она себя так только в присутствии Дайнаны. Стоило нам остаться с ней наедине, а на всякий случай, чтобы не повторилось вчерашнее, я попросил Лешего, заглядывать в комнату каждых пять минут и Даша это прекрасно слышала.

Так вот, сразу после того, как мы остались в комнате одни Даша начала передо мной извиняться.

— Я даже не знаю, что со мной происходило. Словно это была не я. Словно у меня просто переключили тумблер в голове. До этого момента я никого не подпускала к себе, а тем более не позволяла касаться своего обнажённого тела. Массажисты и мастера по депиляции не считаются. — сразу же уточнила девушка.

Как будто мне бы пришли в голову подобные вопросы.

Сама того не желая Даша, призналась мне, что ещё девственница.

— Все проехали. Я вчера тебе говорил, что это гормоны. Азиза предупреждала, что подобное может случиться. Правда, она говорила, что ты можешь снова напасть. Но я не представлял, что ты нападёшь на меня таким способом.

Девушка вся покраснела, не зная, куда деваться от стыда. Мне даже как-то самому стало неловко. Хотя чего уж там скрывать, мне было дико приятно сжимать её грудь. Наверняка в другой обстановке я бы не стал ерепениться и просто воспользовался выпавшим мне шансом.

Настя прости, но сейчас я могу совершенно точно сказать, что сделал бы это. Мой организм сразу же отозвался на подобные мысли.

Вот же! Находимся в окружении боевиков, которым нужны наши головы. Рядом бешеные бабы не только из клана Курмангалиевых, но и наши имперские в лице Даши. До прихода помощи ещё куча времени, за которое нужно умудриться не сдохнуть. А я возбуждаюсь при одном только воспоминании о молодой, упругой девичьей груди, что вчера сжимали мои ладони.

А-а-а-рх!

— Всё Даша, я не держу на тебя зла. А теперь дай мне отдохнуть я всю ночь не спал.

Мои слова заставили девчонку начать скрежетать зубами. В буквальном смысле этого слова. Я, конечно, множество раз слышал это выражение, но чтобы стать свидетелем сего действа, это впервые.

— Всю ночь он не спал! Вот и не спи теперь дальше со своей узкоглазой подружкой! — вылетая из комнаты, выкрикнула Даша.

Вот же дура! Сколько там Азиза говорила, у неё будет нестабильный гормональный фон? Надо будет спросить при встрече. А пока, просто стараться не подходить близко к девчонке.

— Ты тут живой? — спросил заглянувший в комнату Леший. — Девчонка вылетела отсюда, как ошпаренная. Ты ей чего покувыркаться предложил?

Я просто махнул на дружинника рукой и под его хохот, завалился на кровать, прямо так в одежде. Лишь скинул обувь.

Разбудили меня звуки начавшегося боя.

Не знаю, сколько я проспал, но на улице ещё было достаточно светло. Чувствовал я себя отлично отдохнувшим, а это значит проспал не меньше шести часов.

Возле двери обнаружился один лишь Читер в компании той самой горничной, которую хватал за задницу. Он явно о чём-то с ней договаривался и судя по довольному лицу обоих договаривался вполне успешно.

Правда, моё появление их немного обломало. Но ничего, вечером или когда они там договорились, наверстают, если мы к этому времени всё ещё будем здесь, конечно.

— Отдыхают. — ответил он на мой немой вопрос. — А я уже отдохнул. Ворон отправился к месту попытки прорыва. Отобьют атаку и будут готовиться к эвакуации.

Значит, отец решил не полагаться на других и сам поучаствовать в нашей защите. Главное, чтобы его обеспечили кровью, а на открытом пространстве он вполне сможет, если не справится с одарённым, подобным Монголу, то свалить от него совершенно точно.

— Может, ты так всегда будешь делать? — спросил я у парня.

— Как?

— Ну отвечать на мои вопросы ещё до того, как я успею их задать? Мне так очень нравится. Особенно когда только проснулся и мозги ещё не начали нормально работать.

— Ну так сейчас особого ума и не надо, чтобы догадаться, что ты спросишь. Я бы сам задал эти вопросы.

— А где Даша?

— Пока ты спал, не выходила из своей комнаты.

Читер показал мне пальцем на соседнюю дверь.

— Дайнана?

— Если ты о той девушке, что пришла утром вместе с тобой. — получив от меня утвердительный кивок, Читер продолжил. — Она куда-то уходила, но час назад уже вернулась, притащив с собой трёх девчонок примерно одного возраста с нашей Олей.

Дайнана привела сестёр или племянниц? Только для чего? Или она сейчас выступает в роли няньки, пока основная часть клана находится на передовой?

В любом случае не узнаю, пока не спрошу.

Тем более к Дайнане мне придётся заглянуть по-любому. Очень хотелось есть. А, где у них здесь находится кухня, самостоятельно я не смогу найти совершенно точно. Времени до эвакуации оказалось ещё предостаточно.

Дайнана тут же согласилась выступить в качестве моего гида, а заодно представила меня своим сёстрам. Девчонки оказались тройняшками. И хочу сказать, очень злыми, неприветливыми и язвительными тройняшками.

Дайнане даже пришлось извиняться за них, когда эти три пигалицы словно множество раз репетируя, идеально синхронно показали мне средний палец и язык.

Я лишь рассмеялся. На мой смех из свой комнаты вышла Даша. Тоже выявившая желание поесть.

А там и Читер увязался следом.

— Пересменка у Зухры только через два часа. Да к тому же я должен охранять своего господина. Заодно и поем. — сказал он, помахав рукой Зухре, оставшейся стоять на своём посту.

На улице что-то оглушительно грохнуло, заставив нас всех подпрыгнуть. Один лишь Читер, даже бровью не повёл.

— Рухия не успела поставить барьер. — тряся головой, сказала Дайнана. — Наверное, очень устала. Ей бы отдохнуть несколько часов.

— Ирина ей поможет. — махнув маленькой ручкой, сказала одна из тройняшек.

— Только если Сандра поделится с ней силой. У самой Ирины её кот наплакал. — заявила вторая.

— Конечно, поделится, когда Дилара найдёт подходящего донора. — подытожила третья.

Да я смотрю у них тут всё отлажено лучше любого часового механизма. Каждой отведена своя роль настоящая армия одарённых. Подобной слаженностью не могут похвастаться даже армии сильнейших государств.

По крайней мере, в Российской империи точно нет подобного. Может и было во время второй мировой, но за годы относительного мира. Когда воевать приходиться только со своими же, вся эта слаженность быстро улетучилась. Теперь в случае чего придётся с огромным скрипом снова нарабатывать её. Забывать старые обиды, наступать на горло своим амбициям и принципам. Что самое тяжёлое в отношениях между родами одарённых.

— А вы сами-то уже отработали все показанные комбинации? — спросила у сестёр Дайнана.

Охренеть! Хотите сказать, что эти мелкие пигалицы тоже принимают участие в сражении?

Да им же лет по одиннадцать не больше. Чему они могли научиться? Им ещё в куклы играть и играть, а не драться наравне со взрослыми. Вот же Курмангалиев отмороженный ублюдок.

— Ставлю свою любимую куклу, что мы с сестрёнками сможем надрать тебе задницу чужеземец. — выпалила самая безбашенная из тройняшек, после того как я озвучил свои мысли Дайнане. — Вот тогда ты и посмотришь, чему мы уже успели научиться и на какую ступень поднялись.

— Фариза, что ты такое говоришь?! — возмутилась Дайнана.

— Да ладно, не переживай ты за своего парня. Мы не будем его сильно портить. По крайней мере, оставим самое для тебя необходимое. Он обязательно сделает тебя полезной клану.

После этих слов все три демонёнка, а именно так они сейчас выглядели в моих глазах, прыснули себе в кулачки. Двоим тут же прилетело по подзатыльнику от сестры, а третья успела отбежать на безопасное расстояние.

Но это её не спасло от справедливого возмездия. Недовольные таким исходом сестры, догнали беглянку и лично восстановили справедливость, отвесив ей два подзатыльника.

— О чём это они вообще говорят? — спросила Даша.

Похоже, она так же как и я проспала всё это время. И сейчас ещё не оклемалась ото сна до конца.

Объяснять ей никто ничего не стал.

— Ну так, чего чужеземец? Согласен? Давай драться!

— Его зовут Сергей. — сказала Даша, за что я был ей благодарен.

Даже сам не знаю, почему я не представился тройняшкам. Хотя наверняка они прекрасно это знали и без нас, просто из-за своего сволочного характера, специально называли меня чужестранцем.

— Боюсь, у нашего гостя будут совершенно другие дела. — сказала вышедшая нам навстречу женщина.

— Мама?! — удивлённо спросила Дайнана.

— Бабушка Манижа?! — взвизгнули девчонки и тут же бросились в объятья женщины.

А ведь вчера я совершенно точно не видел этой бабушки Манижи за столом. Столь яркую внешность я бы непременно запомнил.

Женщина выглядела немногим старше своей дочери. А уж про её идеальное тело, формы, черты лица и всё остальное вообще молчу. Читер за моей спиной громко сглотнул начавшую выделяться слюну.

Вот это бабушка, так бабушка!

Сразу стало понятно, что мать Дайнаны обладает даром целительства. И именно от неё дочь унаследовала его. Да и судя по внешнему виду, Манижа достигла на этом поприще немалых успехов. Так изменить собственное тело под силу лишь сильнейшим целителям. Минимум шестая ступень. А, скорее всего — гранд.

Девчонки продолжали скакать вокруг Манижи, радуясь встрече.

— Алишер просил меня проверить вас Сергей. — произнесла Манижа через пару минут.

— В каком смысле проверить? Мне не нужен целитель. Я чувствую себя просто отлично.

— А вот мне с утра, как-то нездоровится. Не могли бы вы осмотреть меня где-нибудь наедине? — обхватив руками голову и состроив самое жалостливое выражение, на которое он только был способен, пропищал Читер.

Но мама Дайнаны полностью проигнорировала его, даже не обратив внимания.

— Я должна убедиться, что вы находитесь на необходимой ступени, чтобы гарантированно передать свой дар вашему с Дайнаной ребёнку.

Вот оно, оказывается что! Так почему меня тогда не проверила та же Азиза? Она же уже находится на пятой ступени, а этого должно хватить, чтобы определить силу моего дара.

— Может, сделаем это после того, как перекусим? Мы все сильно проголодались. — сказал я.

— Я не проголодался и готов отдаться в ваши руки прямо сейчас, или в любое время и любом месте, которое вы посчитаете нужным. — не оставляя попыток подкатить к Маниже, снова высунулся Читер.

— Мой муж просто отрежет тебе яйца и попросит меня залечить все повреждения. Будешь до конца жизнь выступать в роли друга Барби. — осадила дружинника целительница.

— Угомонись уже! Хватит с тебя и Зухры! — поддержал я одну из жён Курмангалиева.

Не хватало нам ещё наживать новые проблемы на ровном месте.

Тем более после слов Манижи об отрезании яиц, трио демонят начали как-то очень подозрительно смотреть на Читера. У самой смелой в глазах начали зарождаться молнии. Что говорило об очень сильном даре. Не ниже пятой ступени.

Охренеть!

Читер как-то сразу сник, демонстрируя, что обиделся на всех и вся. Но всё же вышел вперёд, закрывая меня собой от возможной агрессии юного электрика.

— Прошу прощения, за несдержанность своего дружинника. Но я его прекрасно понимаю. Мало кто сможет устоять при виде столь потрясающей женщины. — сказал я, решив немного загладить вину Читера, отодвигая его в сторону.

Я уверен, что эта пигалица, лишь только пугает нас. Она не решится напасть. Судя по тому, что я видел и слышал от Дайнаны, воспитанию в роду Курмангалиевых отводят едва ли не ключевую роль. Тем более слова отца для них закон. Но дети, они на то и дети, что бывают порой совершенно непредсказуемы и поэтому я всё же потянулся к силе, готовясь в любой момент поставить защиту.

Даша за моей спиной демонстративно фыркнула.

— Знаю, что это ничем неприкрытая лесть. — по-прежнему полностью игнорируя Читера, произнесла Манижа — Но, как же это приятно слышать из уст столь юного парня. Если позволите, то я тоже не откажусь перекусить вместе с вами.

— Будем только рады, вашей компании.

Снова послышалось фырканье от Даши, но это уже её проблемы. Если ей что-то не нравится, может валить обратно в комнату.

Вон, пускай Айболит развлекает её, как проснётся. Я должен доставить её в империю живой, а организовывать досуг совершенно не обязан.

После того как мы перекусили, Манижа отвела меня в свой кабинет, который находился в медицинском крыле, расположенном на минус втором этаже особняка Курмангалиевых.

Да у них тут настоящая крепость с подземными ходами, бункером и всем прочим, что поможет пережить даже самую лютую бомбёжку. Так почему коллекционер так испугался, остаться один на один против пяти отрядов боевиков? Или он, что-то знает о них чего не знаю я? Там имеются владеющие способные достать его род даже в этом убежище? Если это так, то даже не представляю, как нам удастся продержаться до прихода помощи, если эти отряды прибудут раньше.

После еды Манижа отправила тройняшек на полигон тренироваться. К слову, полигон находился на уровень выше медицинского блока. Они сперва попытались препираться, но быстро получили по заднице и смирившись со своей участью, отправились тренироваться.

Если тройняшек Маниже удалось прогнать довольно легко, то с остальными такой трюк не прокатил.

Читер, Даша и Дайнана наотрез отказались покидать нас. Они остались ждать меня, под дверью кабинета Манижи. Целительница старательно пыталась спровадить Дашу с Читером. А вот Дайнане, наоборот, сказала зайти, как она её позовёт.

Как-то странно всё это.

Для процедуры выявления силы дара мне необходимо будет раздеться догола и войти в специально экранированное помещение, чтобы ничего не мешало целителю определить мои возможности.

Конечно, я был не очень стеснительным, но одно дело раздеться перед целителем, которые по определению во время выполнения своих обязанностей не имеют пола, а другое перед двумя молодыми, красивыми девушками. Одну из которых я уже видел в чём мать родила, а вторую должен обрюхатить.

Читер ладно. Читер, хрен с ним. Не один раз вместе в бане парились.

— На какой ты ступени был, когда проходил проверку в последний раз и как давно это было? — начала мне задавать стандартные для этой процедуры вопросы Манижа.

— Третья ступень. Проверку проходил в январе, сразу после новогодних праздников.

Манижа положила мне руки на голову и я ощутил исходящее от них тепло. Многим одарённым очень нравился этот процесс и я был не исключением.

Блаженно закрыв глаза, я начал наслаждаться теплом исходящим от рук целительницы.

Как я уже говорил Манижа должна быть намного сильнее меня, поэтому проверка продлится от силы секунд десять. Но я ошибся, прошло уже больше минуты, а целительница всё ещё держала мою голову.

Открыв глаза, я увидел перед собой побледневшее лицо целительницы. Она не дышала. Глаза закатились, рот был открыт и из него медленно вытекала слюна.


Глава 23


Стоило мне открыть глаза и приятное тепло, моментально сменилось чудовищным жаром, словно Манижа пыталась сейчас приготовить мои мозги в горшочке, в роли которого выступал мой же череп.

Ударив целительницу по рукам, я прекратил эту пытку.

Манижа упала на пол, начав со свистом втягивать в себя воздух. От её ладоней ко мне тянулись кровавые нити. Мой дар активировался самостоятельно и почти иссушил целительницу. Но как такое вообще возможно?

Комната была полностью экранирована и имела великолепную звукоизоляцию, поэтому ждавшие меня за дверью ребята ничего не услышали.

Бросившись к Маниже, первым делом нащупал пульс, который колошматил невероятно быстро. И начал возвращать забранное моим даром.

Раз пульс есть, значит, жива. Это уже хорошо. Сейчас верну кровь на место и должно будет отпустить. Целители очень живучие, даже если сравнивать с другими одарёнными.

Но что произошло? Почему такая реакция на стандартную процедуру? Почему активировался мой дар? Или Манижа попыталась сделать что-то другое?

— Как? — напугав меня, спросила целительница, распахнув слегка флюоресцирующие глаза.

Пик силы целителя, мгновенная регенерация всех тканей организма. Мама мне рассказывала о подобном. Овладевшие этой техникой могли выжить даже в жерле извергающегося вулкана.

Я думал в мире всего три целителя архигранда. Два из которых находятся у Майя, а ещё один путешествует где-то по бывшим колониям европейских государств, помогая всем страждущим.

— Как? — ещё раз спросила начавшая подниматься Манижа.

Сейчас она уже выглядела, как пышущая здоровьем молодая женщина, а не труп, как несколько секунд назад.

— Как, что? — не понимая, чего она хочет услышать, спросил я.

— Как ты смог это сделать? Как смог заблокировать мою технику и направить её против меня? Это просто невозможно?

После слов целительницы я сразу же напрягся и потянулся к дару. Что ещё за техника? Какого чёрта со мной пыталась сделать эта баба? И почему она так старательно пыталась избавиться от Читера с Дашей, а Дайнане, наоборот, сказала остаться и ждать, когда она позовёт её?

— Что вы пытались сделать?

— Это не твоё дело! Отвечай, на мои вопросы мальчик!

Значит, вот как мы сразу заговорили. Думаешь, что аргхигранд целитель значит всё можно? Ну тут ты хрен угадала!

Нас с целительницей до сих пор связывало несколько десятков кровавых нитей, а значит она была полностью в моей власти. Если Кровавый Ворон вцепился в свою добычу, он уже никогда её не отпустит.

Сейчас Манижа сможет выжить в жерле извергающегося вулкана, но ничего не сможет противопоставить мне. Если я захочу, то с лёгкостью смогу убить её.

Манижа снова упала, когда я немного замедлил доступ крови к её мозгу. Она находилась на грани потери сознания. Это было очень сложно провернуть, но у меня получилось. А самое главное, я смог заблокировать её дар. Начав понимать, как это проворачивал отец.

— Боюсь, что вы ещё не поняли, но вопросы здесь задавать буду я. — произнёс я, восстанавливая её кровообращение. — И я хочу знать, какого хрена это было? Что ты пыталась сделать женщина?!

Но Манижа меня не слушала. Её глаза снова засветились, показывая запредельный уровень высвобождаемой мощи.

— Бесполезно. Ты прикоснулась ко мне, совершив ошибку, которая будет стоить тебе жизни, если будешь и дальше тупить.

Я снова приостановил приток крови, только на этот раз ещё и заблокировал её сердце. Манижа начала биться в судорогах.

— Я, я хотела вызвать в твоём организме гормональные изменения, как при влюблённости и подсунуть Дайнану. — начала быстро говорить целительница, когда я отпустил её.

И эта туда же! Пытается заставить меня плясать под свою дудку. Только зашла гораздо дальше остальных, решив действовать управляя моими гормонами.

— Для чего тебе это? Или коллекционер хотел перестраховаться подобным образом, поэтому и прислал тебя?

— Алишер вообще не знает, что я вернулась. Он слишком занят обороной квартала. Меня видели лишь его марионетки и Данияр. Но они будут молчать. Я позаботилась об этом.

— Тогда, я тем более не понимаю тебя. И как ты умудрилась пробраться мимо воск Еззатулаха.

— Мне помогла Эрджан, открыв телепорт прямо на территорию особняка. Где я и встретила Данияра, который мне всё рассказал о вашем появлении и об опасности, нависшей над нашим родом, благодаря глупости и жажде новой силы Алишера. Пойти против мужа в открытую я не могу. Но могу попытаться спасти Дайнану, от участи стать его очередной марионеткой.

Оказывается, уши растут от наследника, которому наверняка надоело находиться на вторых ролях и он решил побыстрее помочь папаше покинуть этот мир, начав свою собственную игру внутри семьи. Отчего-то я совершенно не удивлён, подобным поворотом событий.

— Я же уже сказал, что не собираюсь отказываться от своего слова. На хрена нужно было всё это городить?

— Ты давал слово, что заделаешь ей ребёнка, а после вернёшь обратно Алишеру.

— Я могу заделывать ей ребёнка десять, двадцать, сорок лет. Об этом ты не подумала?

Судя по выражению лица Манижи это было именно так. Она даже не думала, что кто-то рискнёт так поступить с коллекционером. Но я его совершенно не боялся. Да пусть он обладает хоть всеми дарами, что встречаются на планете. Это не означает, что хоть парой из них он владеет на должном уровне, чтобы представлять реальную угрозу.

Сильнейшие одарённые бойцы оттачивают свои навыки всю жизнь. Имея всего один дар, они достигают этих высот. Тренируясь каждый день. Сражаясь в смертельных поединках и принимая участие в войнах, они доводят свою силу до совершенства.

А судя по Коллекционеру он только и занимается целыми днями, что покрывает своих жён в надежде на рождение очередной дочери, которая поможет ему заполучить ещё один редкий дар. Я уверен, что владеет он этими дарами на уровне только пробудившегося одарённого. И слова отца тому подтверждение.

А вся его сила заключается в его дочерях и внучках, которые как раз и занимаются постоянными тренировками и сражениями.

— Ты бы для начала поговорила с дочерью. Я сказал, что помогу ей избежать участи безмозглой марионетки, используемой в качестве живого оружия. Значит, я помогу.

— Я не верю тебе. Хоть твой организм и говорит о том, что ты не врёшь. Я мать и моё сердце чувствует, что обманешь.

— Херовая ты мать и чувствуешь также. — сказал я, наконец найдя одежду, а то стою тут в чём мать родила. — Я помогу твоей дочери и без всяких приворотов. Или как это назвать.

— Но почему? Какие ты преследуешь цели? Я повидала слишком многих людей, чтобы верить в бескорыстную помощь.

Глаза Манижи снова засветились, но я тут же покачал головой и слегка замедлил её кровообращение, давая понять, чтобы она даже не думала снова пытаться напасть.

— Я должна восстановить организм. Замедление, или полное прерывание кровообращения очень плохо сказывается на нём. Тем более чужое вмешательство, тоже внесло свои коррективы. — объяснила мне целительница.

А ведь она права, я преследую собственные цели. Когда Дайнана рассказала мне всё, я подумал о том, что нашему роду пригодится преданный одарённый с гарантированным уровнем гранда.

Воронцовы были одним из немногих родов, которые за всю свою историю не имели вассалов. И тем более не пытались создать собственного клана.

Но через год у меня уже будет своя семья. Свой род. Новый род Воронцовых-Романовых. Так почему бы мне тогда не попробовать сделать его гораздо сильнее, получив в будущем столь перспективного одарённого. И неважно будет он обладать даром крови или ещё каким.

Попрошу императора, чтобы он нашёл для девушки подходящего мужа, и всё. Конечно, я поступлю ничем не лучше коллекционера. Но в отличие о него, я хотя бы не буду делать из Дайнаны послушную марионетку с полностью подавленной личностью. Главное — она должна быть верна роду Воронцовых.

— Если попытаешься выкинуть что-нибудь ещё. Я полностью остановлю твоё кровообращение. И чтобы ты не думала, что так просто отделалась, оставлю в твоём организме маячок, который позволит мне в любой момент подключиться к нему.

Убивать Манижу было бы верхом глупости, а так просто оставлять за спиной архигранда целителя слишком опасно. Пришлось немного блефовать. В её крови я действительно оставил небольшую частичку своего дара. Именно что небольшую, крохотный кристалл, который целительница обнаружит без проблем и не сможет с ним ничего сделать. Благодаря этому, она не будет сомневаться в правдивости моих слов.

Вот, правда, этот кристалл, всего лишь кристалл, который сам рассосётся в течении пары недель. Техники для дальнего подключения к организму человека как одарённого, так и нет просто не существовало.

Даже когда мы на расстоянии определяем одарённый человек или нет, мы используем для этого микроскопические частички крови, которые либо в состоянии пробиться в тело неодарённого, либо не смогут преодолеть природный барьер одарённых.

— Если попытаешься убрать мой подарок, то умрёшь на месте. — решив ещё больше усилить эффект, произнёс я.

Вот только, похоже, что Манижа совершенно не была напугана. Она определённо уже нашла оставленную в ней частицу и сейчас думала, когда попытаться вытащить её. При мне или всё же немного подождать.

— Расскажи мне лучше, почему ты сама не попробовала помочь Дайнане и другим девушкам. Ты архигранд. Неужели нельзя как-то избежать этого порабощения?

Манижа уже собралась мне отвечать, когда свет резко погас, а весь дом ощутимо тряхнуло.

В темноте были видны лишь светящиеся глаза целительницы.

Что за дерьмо там стряслось? Неужели Еззатулах прорвал оборону?

С этими мыслями я бросился к двери, отталкивая с дороги целительницу. Если из экранированной комнаты выбрался без проблем, то кабинет стал для меня настоящим испытанием.

Сбил пару стульев, опрокинул какой-то шкаф, содержимое которого звонко разлетелось на множество осколков.

Дверь нашёл лишь по голосу, матерящегося Читера. Света не было на всём этаже.

— Вы тут целы? — спросил я, наконец справившись с проклятой дверью.

За спиной слышались неуверенные шаги Манижи, натыкающейся на оставленные мною подарки. Наверняка она бы без проблем смогла выбраться из собственного кабинета в полной темноте, но сперва там прошёл я.

— Целы, только какая-то скотина вырубила свет. Какого чёрта, вы так долго там торчали? Минимум полчаса, а то и больше. — подал голос Читер.

Вот не хрена же себе! Похоже, что вмешательство Манижи длилось гораздо дольше, чем мне показалось. Как она вообще не померла за столь длительный срок контакта с моим даром? Чёртова целительница.

— Мама? — спросила Дайнана, натыкаясь рукой на моё лицо.

— Всё в порядке ответила ей Манижа.

Единственной, кто молчал, была Даша. Просто она была слишком сосредоточена на активации своего дара. Который на удивление отлично проявил себя, послужив нам в качестве импровизированного освещения.

Призрачный свет был тусклым и каким-то блёклым, но его вполне хватало, чтобы различать дорогу в метре от девчонки. Она и шла сейчас первой, показывая дорогу до лестницы наверх остальным.

Воспользоваться в отсутствии электричества лифтом, на котором мы спустились сюда, ну никак не получится.

Поднявшись на один этаж, наткнулись на тройняшек, которые не испытывали совершенно никакого дискомфорта без освещения. Создав вокруг себя несколько летающих электрических шаров, которые освещали пространство в несколько раз лучше призрачной дымки Даши, они двигались в сторону лестницы, собираясь спуститься на помощь нам.

Помощь нам не требовалась и все мы увеличенным составом пошли наверх.

Как только поднялись, услышали гулкие удары взрывов. Бой был в полном разгаре. На улице начинало смеркаться, но света было ещё достаточно. В окна были видны поднимающиеся чёрные клубы дыма. Горела какая-то техника.

— Девочки следуйте за мной. Мы должны узнать, что случилось. Возможно, там требуется моя помощь. — сказала тройняшкам целительница. — А вам я бы советовала вернуться в свои комнаты. Нечего мешаться в такое сложное время под ногами у взрослых.

При этом Манижа смотрела только на меня. Это она, что подобным образом хотела задеть меня? Так вот у неё ни черта не вышло. Ну, назвала меня ребёнком и что дальше? По сути, я и есть ребёнок. Совершеннолетним стану лишь в следующем году.

А вот что берёт с собой этих пигалиц, было малость обидно.

— Нужно вернуться к Лешему с Айболитом. — сказал настороженный Читер.

Он вообще после того как отключилось электричество, не произнёс и слова, что было на него совершенно непохоже. Что же могло так насторожить обычно постоянно улыбающегося, неунывающего парня?

Ну ладно с этим разберёмся позже. Сейчас нужно найти остальных дружинников. И наконец узнать, что тут происходит.

— Если, что я готова драться! — заявила Даша.

При этом она на мгновение закрыла глаза, а когда открыла, они уже слегка светились.

Не припомню, чтобы у императора всегда появлялся такой эффект, когда он прибегал к своему дару. Хотя это, скорее всего, от отсутствия опыта у Даши. Просто она не может нормально контролировать свой дар и всегда давит на максимум.

Что-то я сомневаюсь, что ей приходилось раньше хоть раз сражаться не только в настоящем бою, но и вообще. Нестерович наверняка оберегал её от любых опасностей. И поэтому становится ещё интереснее каким образом девушку удалось выкрасть боевикам Еззатулаха.

По дороге к нашим комнатам не встретили ни одного человека, даже слуги до этого момента, постоянно попадающиеся на глаза исчезли.

— Где вас черти носят? Уже минут сорок пытаемся вас найти! — подбежав к нам, сказал Леший. — Времени практически не осталось. Воевода должен прибыть с минуты на минуту. Бегом все за мной. Ворон приказал доставить вас в защитную формацию, как только найду. А после того как окажемся в безопасности выпороть всех.

На языке у меня вертелось множество вопросов, но Леший уже бежал к выходу. Нам не оставалось ничего, кроме как последовать за ним.

Даша в отличие от меня, не промолчала, на ходу костеря Лешего, отца и вообще всех, кого только могла вспомнить. Дайнана, наоборот, восприняла всё как нечто само собой разумеющееся и не произнеся ни слова, последовала за мной.

У выхода нас ждали Айболит, который при виде Даши расплылся в глупой улыбочке. Ещё тут присутствовали две девушки в одной из которых я узнал Эрджан. Вроде она могла открывать порталы.

— Не пугайтесь, сейчас я открою портал в центр защитной формации, в которой вам предстоит выбираться из окружения боевиков. — заговорила портальщица. — Передвигаемся по одному и что бы ни случилось, не касаемся краёв портала. Рискуете остаться без конечности. Во время прохождения через портал не вздумайте пользоваться даром. Даже просто держать его. Разорвёт на месте.

Даша тут же отпустила дар, приняв слова Эрджан за чистую правду. Да и, собственно говоря, у нас не было причин не верить ей. С подобным даром я также сталкивался впервые и ничего не знал о нём.

Секунд через десять метрах в пяти от того места, где мы находились, появилась горизонтальная полоска света, которая стремительно начала разворачиваться, словно кто-то открывал жалюзи. Этот процесс занял ещё секунд двадцать.

Портал представлял из себя, светящийся голубым квадрат, примерно два на два метра, висящий над самой землёй. Внутреннее пространство образовавшегося окна, было закрыто полупрозрачной дымкой, сквозь которую можно было различить множество силуэтов, как женских, так и мужских. Но самое главное, я увидел там отца. Он, вместе с коллекционером стоял напротив портала, сложив руки на груди.

А делал это отец, только когда был очень недоволен мной.

Вот же!

Обязательно нужно будет потом сказать Маниже спасибо. Если бы не её выходка с попыткой заставить меня влюбится в Дайнану, нас бы нашли вовремя.

Первыми в портал шагнули Айболит и Читер следом за ними прошла Даша и Дайнана. Только после них пошёл я, а следом за мной Леший. Портал за нашей спиной закрылся, свернувшись обратно в тонкую линию и просто исчез. Эрджан и её спутница остались в особняке. Видимо, ещё не всех успели эвакуировать.

Мы оказались среди огромного скопления людей, где-то на границе клановых земель. Как я понял эти люди были одарёнными из всех кланов Газни. Вдалеке были слышны звуки боя. Периодически в нашу сторону прилетали тяжёлые снаряды и довольно серьёзные техники, но на их пути стояла невидимая защита. Вроде Дайнана говорила, что девушку способную на создание подобной защиты зовут Рухия. Созданная ей защита меня очень впечатлила.

Посмотрев на отца, я изогнул бровь, пытаясь понять, чем он так недоволен.

— После поговорим. — сказал он мне. — Леший, Читер и Айболит будьте готовы в случае чего вытащить Дашу на себе. В ней течёт кровь Романовых.

Дружинники кивнули, подходя ближе к девчонке.

— Что за чушь вы несёте?! — тут же возмутилась Даша.

Где-то высоко в небе раздался оглушительный хлопок, с лёгкостью перекрывающий все окружающие нас звуки.

Все собравшиеся тут же подняли головы, пытаясь разглядеть, что же это такое.

Я смог увидеть лишь тёмное пятно, стремительно приближающееся к нам.

— А вот и кавалерия прибыла. Поговорим об этом позже. Сейчас замолчи и слушайся ребят, что бы ни случилось. От этого будет зависеть твоя жизнь. — пророкотал отец, облачившись в броню. — Быстро все в сторону. Освободите место, для Воеводы.


Глава 24


Даша вскрикнула от испуга и почему-то решила спрятаться за моей спиной.

Хотя я прекрасно её понимал, сейчас отец представлял просто кошмарное зрелище.

Я ещё ни разу в жизни не видел, чтобы он удерживал столько силы. Это было что-то нереальное. Не меньше тысячи человек, а возможно и гораздо больше, послужили для него донорами. Да с такими ресурсами он сможет покрыть всю броню слоем кристаллизованной крови.

— Возьми максимум, который сможешь удержать. — на это раз отец обращался уже ко мне, щедро делясь силой.

Сотни кровавых ручейков устремились в нашу сторону, тут же подхваченные мои даром.

— Быстро в сторону! — ещё раз повторил отец, его слова подкрепились сильным порывом ветра, который просто раздвинул всех по сторонам, создавая приличный пятачок свободного пространства.

Сила продолжала течь в меня. Уже сейчас я обладал запасом литров в сто, но это был ещё не предел. Отец сказал взять максимум, значит, я это сделаю.

Тем временем тёмное пятно на небе было всё ближе. В один момент от него отделилось множество более мелких пятен и разлетелось по сторонам.

— Всем, кто имеет защитные техники, активировать их! Кто не имеет, прячьтесь за спины защитникам! — вновь пророкотал отец, когда тьма была на подходе. Сам он накинул защиту на дружинников и девчонок, которые стояли молча. — Алишер давай сигнал к отступлению. Твоих бойцов заменит воевода.

Тут же разнёсся оглушительный звук, больше похожий на рёв дикого зверя.

Если Даша, явно была под впечатлением от всего происходящего, переводя взгляд то на стремительно приближающуюся тьму, то на отца. То Дайнана отнеслась ко всему спокойно, лишь изредка, поглядывая с опаской на коллекционера.

Сам же коллекционер сейчас был похож на маленького ребёнка, впервые в жизни попавшего в цирк. Он стоял с открытым ртом, расплывшись в блаженной улыбке. Рядом с ним стояла маленькая девочка, перед лицом которой слегка вибрировал воздух. Явно какая-то защитная техника.

— Приготовиться! — заорал отец, когда тьма оказалась в непосредственной близости.

В этот момент, словно услышав отца, тьма ещё раз распалась. Теперь я смог различить множество человеческих силуэтов, состоящих из тьмы, они стремительно начали падать вокруг нашей защитной формации.

А из центра этого строя прямо на освобождённый пятачок устремилась одинокая фигура, в военной форме.

Да он на такой скорости сейчас просто в лепёшку разобьётся. Если это и есть наша помощь, то очень уж быстро она закончится.

На том месте, куда должен упасть этот человек появилась небольшая тень и когда до столкновения с землёй оставалось совсем ничего. Тень резко выстрелила вперёд, создавая сильнейшую ударную волну, которая наверняка натворила бы бед, не накинув мы на себя защиту.

Тень поймала падающего человека и аккуратно поставила его на землю.

Отец тут же побежал вперёд, сбрасывая броню.

Приземлившимся оказался мужик примерно одного возраста с отцом. Он оказался настоящим гигантом, даже отец по сравнению с ним казался маленьким. И это при росте в метр девяносто пять. Военная форма обтягивала могучие мускулы гиганта и складывалось впечатление, что она ему очень мала.

Отец с гигантом начали обниматься, нанося друг другу могучие удары по спине.

— Хоть так тебя увидеть! А то ты же у нас постоянно занят! Весь в делах! В империю носа не суёшь. А сам обещал в гости заехать.

После того как они наобнимались тут же начал наезжать отец на Воеводу.

— Сам видишь, какие тут дела творятся Мишаня. Ни минуты свободного времени. Так ещё и император постоянно подбрасывает головняки, типа вашего. А ты замри на месте и даже не думай ко мне подходить! — увидев, что коллекционер двинулся в его сторону сказал Воевода. — И баб своих держи от меня подальше. Хер тебе, а не дар Суворовых. Если не понял, могу тебе ещё раз хлебало начистить.

— Ну, что за негатив. — всплеснул руками коллекционер, но тем не менее остановился, начав жестами успокаивать своих женщин, которые очень серьёзно восприняли угрозу Воеводы.

Их защитные техники, быстро стали перетекать в боевые. А внимание переключилось с внешнего защитного периметра вовнутрь.

— Поверь мне будет посрать, если тебя случайно зашибут во время прорыва. А пока заткнись и слушай! Всех остальных это тоже касается. — сказал Воевода.

В это момент послышались выстрелы и крики боевиков. Судя по всему, смена, сдерживающая атаку Сынов Господних, была гораздо эффективнее. Так выходит, что Воевода всё же прибыл не один. А то я уже подумал, что император предоставил нам разбираться со всеми проблемами самостоятельно.

— Прорываться нам нужно в сторону Кабула на этом направлении сейчас стоят Сыны Господни и Каракурты примерно через пару часов к ним должны подойти силы Новых людей, а ещё через час и все остальные.

К этому времени вы уже должны находиться на борту трёх эвакуационных самолётов, с щитовиками на борту, которые как раз в этот момент совершают посадку прямо на дорогу в пяти километрах отсюда. После чего они потихоньку покатятся нам навстречу. Так, что будьте готовы немного прогуляться, любуясь окрестными красотами. Правда сперва нужно будет дать Еззатулаху и Каракурту по сусалам. Но это предоставьте мне и воронью. Самим вмешиваться, только в случае крайней необходимости.

Главное — пробиться через боевиков, а там уже и мои ребята подстрахуют. Они должны выдвинуться нам навстречу, опережая эвакуационную команду.

— Ты бы попридержал коней Макс, мне ещё пацана нужно в силе подтянуть, да и самому нужно разобраться с Монголом. — сказал отец.

— Он выжил? — не веря услышанному, переспросил я.

Это просто нереально. Даже если он и смог выжить, каким-то чудесным образом под тоннами обрушившейся породы, то по-любому должен по-прежнему находиться под завалами и медленно подыхать от голода, жажды и полученных травм.

— Ты думал, архигранда металла так просто убить?

— На него обрушилась целая гора! Если сразу и не прибило, то выбраться он точно не мог.

— Самостоятельно не мог. — согласился со мной отец. — А вот, при помощи архигранда, владеющего аспектом камня…

Отец развёл руки в стороны, показывая, как всё оказывается просто.

— И ты решил снова сразиться с этим монстром? Мало тебе было в пещере. Ты даже не смог поцарапать его. — не веря, что отец собрался совершить столь безрассудный шаг сказал я.

— Верь мне сын. — рассмеялся отец, облачаясь в броню. — И давай тоже не расслабляйся. Я хочу, чтобы ты сегодня пополнил свой багаж опыта, минимум парой грандов.

— Все разобрались? — спросил у отца Суворов. — А то мои ребята уже там вовсю развлекаются и столкнулись с первыми сложностями. Теперь стоят, как бараны и ковыряют друг друга, мне самому нужно вмешиваться.

— Алишер. — пророкотал отец, привлекая внимание Коллекционера. — Двигайтесь в этой защитной формации, по дороге в Кабул. Щиты держать на максимуме. Неизвестно, какие сюрпризы припрятал в рукаве Еззатулах. Если успеете встретить эвакуационную команду раньше того момента, как мы вас нагоним, грузитесь в самолёты и улетайте. И помни о своей клятве, когда решишь обмануть императора, пленить команду и направить самолёт в нужном тебе направлении.

— Как можно Миша, я же поклялся собственным даром. Да я быстрее дерьмо начну собачье жрать, чем нарушу эту клятву.

— Не зарекайся. Знаем мы тебя, поэтому и перестраховались.

Но коллекционер уже не слушал отца, начав отдавать распоряжения.

— Леший. Даже не вздумай мне хоть слово сказать против. — прерывая всё пререкания на корню, сказал отец. — Вы остаётесь с Курмангалиевыми. Головой отвечаете за Дашу и Дайнану.

А вот за это нужно будет сказать отцу отдельное спасибо. Он отнёсся к моим словам на полном серьёзе. Как вернёмся в империю, расскажу мои планы насчёт девушки. Но, что не отдам её обратно Курмангалиеву это точно.

Хмурый дружинник просто кивнул и пошёл выполнять приказ отца. Он, Айболит и Читер взяли девушек в своеобразный треугольник. Здесь в самом центре защитной формации, вместе с младшими детьми и неодарёнными жёнами коллекционера им не должно угрожать никакой опасности.

— Вороньё готовы? — спросил у нас Суворов.

Мы с отцом просто кивнули.

— Тогда вперёд! Пойдёмте надерём задницы ублюдкам. Столько лет мне все не давали возможности разобраться с ними. А тут такой подарок. А ну, разойдись! — гаркнул Воевода на стоящих впереди одарённых. — Заодно составим по дороге хоть какой-нибудь план.

Защитный строй быстро распался, освобождая нам проход, в который мы и побежали, постепенно набирая скорость.

На этом участке периметра забор практически отсутствовал, видимо, уничтоженный во время предыдущего боя. И поэтому, как только толпа расступилась, я увидел довольно странную картину.

Боевики располагались примерно в полукилометрах от нас. Должно быть это предел для защитных систем кланового квартала Газни, которых я так и не увидел. Сейчас боевики вели бой с чем-то совершенно непонятным. Они сражались с какими-то тенями, отдалённо похожими на человеческие силуэты. Правда, эти тени были намного крупнее обычного человека, своим телосложением и габаритами очень напоминая Суворова.

Вернее, они даже не вели бой с этими тенями, а пытались им помешать крушить технику, миномёты и прочую дрянь, что может сильно усложнить нам прорыв.

Пули этих теневых созданий не брали, да и слабенькие техники, типа тех же фаерболов тоже. Зато от ударов молнии и световых вспышек они разлетались на ошмётки.

— Мишань, ты это пока там с монголом не схлестнулся можешь быстренько выбить всех электриков и световиков? А то они моих ребят вон, как шустро успокаивают. А у меня запас-то не резиновый. Итак, только-только восстановил всё, после визита к толерастам.

— Воронёнок слышал? — обратился ко мне отец. — Твоей задачей будут электрики и световики. Любой одарённый противника, способный создать свет должен умереть. Силы не экономь, тут этого добра навалом. А будет ещё больше, после того как мы вмешаемся.

Чего тут не понять, буду искать электриков и световиков. Хлысты уже были у меня в руках, а броня усилена по максимуму.

Под ногами Суворова расплылась чёрная клякса, из которой начали выскакивать все новые и новые силуэты, моментально бросающиеся в бой.

— Приготовились! — скомандовал Воевода и над нами появился тёмный щит, принявший на себя сразу несколько мощнейших ударов, я даже не смог толком разобрать, что это было.

Воздух и огонь гарантированно, но явно было что-то ещё. Следующий всплеск тьмы остановил огромный булыжник, летящий в меня. После чего прилетело ещё с десяток камней, ничем не уступающих первому.

— А вот теперь он пристрелялся. На счёт три врассыпную. — скомандовал Воевода.

О чём он говорил, я понял практически сразу, когда над землёй поднялась настоящая гора метров тридцать в диаметре основания, если не больше и стремительно полетела в нашу сторону. Архигранд камня, мать его!

— Три! — услышал я запоздалый возглас Суворова, но к этому моменту мы уже разбежались по сторонам.

Со всех сторон меня окружали тени, призванные Воеводой. Возникшие, сразу после того, как я отбежал от него на десяток метров.

Сейчас я уже мог дотянуться до первых рядов боевиков, что и сделал, убивая всех неодарённых.

Но долго бесчинствовать мне не дали.

Вперёд вышло не меньше сотни владеющих, которые закрыли собой простых боевиков. Чтобы вновь продолжить геноцид боевиков, необходимо разобраться с этими смертниками.

В мою сторону устремились дальнобойные техники, заставив меня начать бешено вилять, на ходу уворачиваясь от тех же камней. Прекрасно помню, что в пещере они стали для меня непреодолимым препятствием.

Но как оказалось, делал я это зря, тени отлично справлялись с ролью моего щита, с лёгкостью отбивая камни и многие другие техники, если они не были связаны со светом.

Те же огненные техники не причиняли им вреда, а содержащие электричество или чистый свет, уничтожали.

Боевики быстро поняли это и вывели вперёд десяток электриков, которые совместными усилиями пустили по полю боя электрическую волну, начавшую уничтожать тени с невероятной скоростью.

Окружающие меня теневые защитники исчезли ещё до того, как до меня докатилась эта волна, которая просто разбилась о мою защиту. Всё же кровавый доспех пятой ступени, напитанный силой по максимуму это нечто. Даже не представляю, что за доспех у отца.

Сейчас мы могли сражаться в полную силу, практически не думая о нехватке ресурсов. Кровавые вороны на поле боя были гораздо сильнее многих. И сейчас мы с отцом докажем это в очередной раз. Оттягивая на себя внимание и давая возможность почти безопасного бегства из кланового квартала его обитателям.

До строя вражеских одарённых оставалось метров тридцать, когда я начал сжигать дар, увеличивая свои возможности.

Мгновение и я ворвался во вражеский строй. Начав собирать кровавый урожай. Голова слегка кружилась, тело ныло от перегрузки, но это не мешало мне создавать одну смертоносную технику за другой.

Скорее всего, в первые ряды сражающихся Еззатулах поставил слабосилков, объяснить по-другому столь лёгкую расправу над ними я не мог.

Полминуты и боевики бросились бежать, потеряв надежду, справится со мной. Но убежать далеко им не дали теневые фигуры мгновенно окружившие их. На этот раз фигуры были вооружены теневыми мечами и копьями, которые отлично пробивали человеческую плоть.

Перед глазами мельтешила целая армия теней, которая сейчас увеличилась в несколько раз и пошла в наступление. Теперь мне стал понятен смысл прозвища Суворова — Воевода. А о даре теневого полководца я услышал впервые.

Да он в одиночку способен заменить целую армию. Сейчас на поле боя находится никак не меньше нескольких тысяч теней. Которые начали поглощать, одну укреплённую позицию боевиков за другой. Порой я улавливал вспышки световых техник и тут же устремлялся в ту сторону, чтобы разобраться с опасным для нашей теневой армии владеющим.

Всё это происходило очень быстро. Я даже толком не успевал оценить обстановку вокруг. Просто выполнял поставленную передо мной задачу.

Горы трупов, разгромленная техника, валяющееся кругом оружие. И какого хера спрашивается, мы бежим? Да при таком раскладе разгром всех пяти отрядов боевиков не займёт у нас много времени.

Даже сам не заметил, как ряды трупов и искорёженной техники закончились.

Над нами пронёсся оглушительный крик.

— Остановитесь! Буду говорить!

Я оказался на довольно большом очищенном пятачке, который разделял нашу теневую армию с крупным отрядом владеющих. Впереди которых стоял отлично знакомый мне Монгол в своём металлическом доспехе. А рядом с ним, ничуть не уступая в габаритах, находились ещё два монстра. Один был закован в камень, напоминая какого-то мифического монстра. А тело второго было увито, толстыми жгутами готовых лопнуть от напряжения мышц.

Писец, как мне везёт на физиков и ведь этот урод наверняка будет моим противником. С остальными у меня нет и шанса справится. Что металл, что камень мне не пробить.

Должно быть каменный монстр это и есть Еззатулах. А если этот физик глава Каракуртов, то мне предстоит сразиться с грандом.

Сука! Опять умирать! Но на этот раз я пободаюсь, да и гранд охереть насколько уступает в силе архигранду.

Всё же тренировки с Даяной не прошли даром и я стал намного сильнее.

Мы стояли и смотрели друг на друга. За нашими спинами продолжала собираться теневая армия. Вот только на этот раз тени изменились снова. Теперь это были тени настоящих рыцарей, закованных в доспехи. У некоторых в руках были луки и арбалеты, а в основном они были вооружены длинными мечами и ростовыми щитами.

Они выстраивались в боевое построение что-то наподобие римской черепахи. И как мне показалось, некоторые тени сливались друг с другом, ещё больше увеличиваясь в размерах.

Из толпы боевиков вышел щуплый старичок. Сделав с десяток шагов в нашу сторону, он остановился. За его спиной раздался голос больше похожий на скрип камней, говорил Еззатулах, но я не мог разобрать ни слова.

Оружие теневых воинов мгновенно направилось в сторону старика. А мы с отцом не сговариваясь создали множество игл, возле него. Ещё шаг вперёд и он гарантированно сам наткнётся на них.

— Я отпущу остальных, если один из кровавых воронов пойдёт со мной и вы отдадите нам голову ублюдка коллекционера и его сына. Подобные отродья не имеют права продолжать свой род. Его ведьм мы не тронем. Клянусь силой рода Зулам. — заговорил старик твёрдым голосом, с едва различимым акцентом.

Выходит это всего лишь переводчик, но нужно отдать мужику должное он даже не показал, что напуган. Стоит совершенно спокойно и переводит слова своего хозяина.

— Думаешь, ты можешь диктовать нам условия булыжник? — расхохотался Воевода. — Наконец мне разрешили прийти за твоей головой и я получу желаемое.

— Даже тебе не справиться с нашей троицей. Я уже молчу о мощи, что сейчас собрана за нашими спинами.

— Мне нужен лишь кровавый ворон, на остальных плевать! — взревел Монгол, бросаясь бежать к отцу.

В этот момент Суворов появился перед каменным гигантом и нанёс сокрушительный удар, отправляя его в полёт, круша защитный строй боевиков, многих из которых наверняка прибило каменным монстром.

Это и послужило спусковым крючком, для начала битвы. В последний момент я успел дать отцу «Второй шанс».

Мимо меня пронеслись стремительные тени, которые приняли на свои щиты первые удары вражеских одарённых. Эти щиты даже выдержали удары электрических и световых техник. На моих глазах сломался лишь один, который тут же был заменён на новый.

Вот такие быстрые у нас вышли переговоры.

Сигнальная техника развернулась вокруг меня в самый подходящий момент, чтобы уловить стремительное приближение главы Каракуртов. Я остался единственной незанятой целью.

Он нёсся в мою сторону, просто раскидывая теней в разные стороны. Их удары не причиняли ему никакого вреда. Впрочем, как и мои иглы, создаваемые из сигнальных капель. Они просто не могли пробить его защиту.

Шанс на победу в этом бою у меня было немного. Кровоизлияние или наш родовой яд. Только на этот раз задача была в миллион раз сложнее, чем при убийстве Голицына.

Но и мои силы были намного больше.

Кровавые хлысты втянулись обратно в доспех и в одно мгновение я стал похож на ежа, ощетинившись тысячами острейших игл. В руке уже лежал кристалл, а под ногами была расставлена кровавая ловушка, что помогла мне расправиться со спидером во время первого испытания Даяны.

Но физик даже не заметил этой ловушки, пройдя по ней словно по земле. Ещё немного, подпустить его поближе и нанести удар.

Вот только вместо этого я отправился в полёт, получив мощнейший удар в грудь. Не вложи я столько сил в доспех и уже думал бы, на сколько минут вернуться назад.

Вылезшее, кровавое щупальце помогло мне остановить падение. Тут же пришлось отскакивать в сторону, разгоняя восприятие. На то место, где я находился мгновение назад, обрушилась искорёженная машина, которую мой противник решил использовать в качестве дубины.

Со всех сторон на него пытались нападать теневые воины, но он просто не обращал на них внимание, отмахиваясь словно от мух.

Мне нужно остановить его хотя бы на секунду. А единственный, выход, что я сейчас вижу использовать сюрприз, заключив физика в кровавый кокон.

Выросшие вокруг физика, кровавые шипы он даже не заметил. Его мышцы надулись ещё сильнее, кожа покраснела и от неё начал подниматься едва различимый дымок.

Так до этого он просто игрался со мной, проверяя на что я способен?

Сигнальные капли вновь взорвались множеством откликов перед тем, как я снова отправился в полёт, но на этот раз даже не успел упасть, когда меня настиг новый удар.

Удар, который вогнал меня глубоко в песок. Остановился я лишь, долбанувшись о камень, спрятанный под песком, начавшим осыпаться на меня. Но у физика на это были другие планы.

Он схватил меня за ногу и резко выдернул из этой западни, наверняка думая, что после подобного мне потребуется много времени, чтобы прийти в себя. Так бы оно и было, если в самый последний момент, я не активировал кровавый щит, который и принял на себя основную силу удара.

Одной рукой физик поднял меня за ногу, а другой схватил за горло, ломая торчавшие из брони шипы. Если бы у главы каракуртов была хотя бы пара секунд, он определенно смог бы довести задуманное до конца. Но этого времени у него не было.

Кристал сорвался с моей руки и взорвался, поравнявшись с лицом главы Каракуртов. Пробиться сквозь его защиту он не мог, но этого мне и не нужно было. Я вложил в него нереальное количество силы, надеясь, что это позволит хотя бы на мгновение снять защиту. И мои надежды оправдались. Резкий рывок и оставшаяся без защиты ладонь, касается щеки физика.

Сейчас у меня было предостаточно силы, чтобы влить в тело главы каракуртов свой яд без самоубийства. И влил я его в несколько раз больше, чем в Голицына.

И без того красное тело боевика стало похоже на кусок мяса. Из глаз и носа побежали тоненькие струйки крови. Он захрипел. На губах начала образовываться кровавая пена. Даже его чудовищная регенерация не успевала справляться с объёмом закачанной крови, про яд я вообще молчу.

Но это не спасло меня от нескольких чудовищных ударов, один из которых наверняка сломал мне руку, когда я попытался защититься.

Перед смертью физик яростно заорал и ударил меня об песок, вкладывая в этот удар оставшиеся силы.

Выбраться из новой ямы, пробитой собственным телом, я смог лишь благодаря кровавым щупальцам, подсмотренным у отца. Хоть они и были довольно тонкими, но со своей задачей справлялись отлично.

Рука ужасно болела, но я обязан помочь отцу с Воеводой. Если не справиться с их противниками, то хотя бы уничтожить как можно больше оставшихся владеющих противника.

Благодаря пинкам физика, мы оказались метров за сто от основного поля боя. Ни отца, ни Суворова я не видел. Лишь бой теневой армии с остатками одарённых боевиков.

Насколько я мог судить, остались лишь самые сильные, которых не могли убить тени. Самих теней на поле боя было в несколько раз меньше изначального количества. Но они явно стали намного качественнее, облачившись во внушительные доспехи.

Как они не могли убить оставшихся в живых боевиков, так и боевики не могли уничтожить теней. Их броня стала слишком крепкой, даже для мощнейших световых техник.

Но тени избрали другую тактику. Всё же их даже в столь урезанном составе было гораздо больше боевиков. Пользуясь своим количеством, они просто блокировали одарённых поодиночке и те не могли ничего предпринять.

Вот тут мне есть где разгуляться. В здоровой руке появился кровавый клинок, лезвие которого я покрыл тончайшим слоем кристаллизованной крови, истратив для этого просто нереальное количество силы. Этого количества должно хватить, чтобы пробиться сквозь защиту оставшихся одарённых.

Я успел прикончить семерых, когда передо мной появился окровавленный Суворов, державший в руках оторванную голову Еззатулаха.

— Нужно найти твоего отца и срочно валить отсюда, через двадцать минут мои силы иссякнут и желательно нам к этому времени быть как можно дальше отсюда.

Спрашивать я ничего не стал просто кивнул и растянул сигнальную сеть на максимально возможное расстояние, попробовав провернуть трюк отца, показанный им в бункере аль-Джаира.

Максимально увеличив расстояние между сигнальными каплями мне удалось растянуть сеть на всё поле боя. Зачерпнув ещё силы, я заставил сеть вращаться, постепенно разгоняя всё сильнее, чтобы закрыть все возможные пробелы.

И это дало результаты. Я уловил отголосок силы отца севернее того места, где мы сейчас стояли.

— Туда. — показал я пальцев Суворову и мы побежали, тени отлично справлялись с удержанием боевиков, поэтому можно было не бояться удара в спину.

Отец нашёлся в плачевном состоянии, сжимая в руках оторванную голову, облитую уже застывшим металлом.

У них, что фетиш такой? Отрывать головы своим врагам.

Доспеха на нём не было, в левом плече зияла огромная дыра сантиметров десять в диаметре. Обе ступни были оторваны. Но он лежал и улыбался, смотря перед собой отсутствующим взглядом.

Я бросился к нему, не зная чем помочь. Кровь он уже остановил самостоятельно, тут теперь нужен сильный целитель. Главное — успеть вовремя, пока не началось отмирание тканей. Пара недель и отца поднимут на ноги.

— Эко тебя угораздило. — цокнув языком, сказал Суворов и подхватил отца на руки. — Да брось ты эту дрянь! Миша вернись! — гаркнул Воевода, заставляя отца встрепенуться.

— Сережа?

— Да, жив он жив и в отличие от тебя не дал себя так покалечить.

— Я в порядке. — успокоил я отца, который вертел головой по сторонам, словно пытаясь найти меня, хотя я стоял в паре метров от него.

Присмотревшись, я увидел, что зрачки отца отдают металлическим блеском.

Наёмник ослепил отца.

Как монголу удалось провернуть подобное?

— Потом поговорите, как окажемся в безопасности. А теперь делаем отсюда ноги. — сказав это, Суворов побежал в сторону дороги, по которой нам навстречу должны двигаться эвакуационные самолёты.

Я побежал следом, но далеко нам убежать не удалось. Поле боя, вместе с нами, накрыло настоящее солнце, уничтожая всё в радиусе нескольких сотен метров. Напитанная силой по максимуму броня продержалась всего секунду.


Глава 25


— Где я? — непроизвольно вырвалось у меня, после того как я пришёл в себя.

Вместо уже привычной белоснежной комнаты вокруг была лишь тьма. Тьма, в которой я парил.

— В буферной зоне умения «Второй шанс». — раздался голос Даяны.

Вот только звучал он совершенно по-другому. Какой-то механический, что ли, а не нежный и манящий, как я уже привык.

— И что это значит?

— Погиб реципиент Воронцов Михаил Васильевич и погиб ты сам. Нужно выбрать кого-то одного. От чьей смерти будет происходить возврат.

А как же слова о том, что двух смертей не бывает одновременно? Или то просто из-за того, что умение сработало у меня, как у основного носителя и у отца, как у реципиента? Короче, х.з..

— От смерти реципиента, естественно. — ответил я и в следующий миг очутился в хорошо знакомой комнате.

На прикроватной тумбе рядом с красной кнопкой снова лежал телефон. Раздался звук пришедшего сообщения.

«Реципиент Воронцов Михаил Кириллович — погиб. Желаете воспользоваться „Вторым шансом“, или вернуться в точку переноса?»

— Даяна, ты меня слышишь? — спросил я вместо того, чтобы сразу возвращаться обратно. Сперва мне нужно было кое-что прояснить.

Ответом мне был, начавший моргать свет.

— Даяна?

Свет вновь моргнул.

— Ты не можешь говорить?

Снова моргнул.

Вот же блин! Ну ладно, будем работать с тем, что имеем.

— Давай договоримся, моргнуть светом один раз — это да. Моргнуть два раза — это нет. Три раза — не знаю.

Свет моргнул один раз.

Отлично.

— Моя смерть и смерть отца считается за два использования умения?

Свет моргнул один раз.

Херово.

В таком случае остаётся всего одна попытка на возвращение. А что это было за солнце, которое уничтожило всех нас, я даже не представляю. Остаётся только надеяться на отца, Суворова, да и чего уж там на Курмангалиева. Наверняка он знает о возможностях одарённых гораздо больше нас всех вместе взятых.

С момента начала боя прошло меньше часа, поэтому я как раз смогу попасть в нужный временной промежуток.

— Если мы снова умрём вместе. Это будет считаться за провал? И я окончательно умру?

Свет моргнул трижды.

Вот же! Снова засада. Отговорить отца идти в бой мне вряд ли удастся. А риск снова оказаться в подобной ситуации очень велик.

— Ты можешь мне чем-нибудь помочь в этой ситуации?

А что, в прошлый же раз Даяна помогла мне стать сильнее. Может и сейчас чем-нибудь подсобит.

Но свет моргнул дважды, обломав меня.

Здесь мне делать больше нечего, будем разбираться на месте.

Жму на воспользоваться умением и вновь вылезает выбор времени. Вот только на это раз времени было на пять минут больше. Это получается я стал сильнее? Или отец смог ещё немного подрасти в силе после победы над Монголом?

Выбираю максимально возможное время возвращения и оказываюсь перед домом Курмангалиевых. Как раз в этот момент Эрджан начинает открывать портал. Ещё до того, как он полностью развернулся, я запрыгнул в него.

* * *
— Кто может создать огромное солнце, способное уничтожить всё в радиусе сотен метров? — выпалил я, оказавшись в центре защитного построения.

— Любой одарённый из родов Ахуа или Амон, достигший вершин могущества. — ответил мне, явно заинтересованный коллекционер.

— Хочешь сказать? — так и не договорив спросил отец, но мы прекрасно поняли друг друга.

— Да. — кивнул я ему. — Огромное солнце, которое уничтожит остатки боевиков Сынов Господних и Каракуртов, а вместе с ними и нас.

— Месяц назад ко мне приезжали представители от Майя. Хотели купить у меня пару дочерей. Моей ценой, как раз был дар солнца. Но они отказались, и я думал, покинули страну. — сказал коллекционер.

И сделал он это с такой лёгкостью, словно говорил о продаже щенков, а не о собственных дочерях. Похоже, что это уже не первое подобное предложение и за подходящую плату Курмангалиев без проблем расстаётся с дочерьми.

До чего же мерзкий человек. И для чего только подобная мразь понадобилась императору?

— Выходит, что не покинули. Они наверняка попытаются получить своё. — сказал отец.

В это момент над нашими головами раздался хлопок. Через минуту Суворов окажется среди нас.

— Ваши тени смогут справиться, или хотя бы сдержать архигранда из рода Ахуа? — спросил я у Воеводы, сразу же после его приземления.

— Вот же сука! — выругался Суворов. — Нашёл где вылезти.

— Ты о чём? — спросил его отец.

— Посторонним не положено знать. Тем более, этому ублюдку. — кивнув в сторону коллекционера, сказал Воевода.

— Понял. Принял. — пожал плечами отец.

В любом случае, думаю, у них ещё состоится с Суворовым разговор на эту тему без свидетелей. Если, конечно, удастся остаться в живых.

— Ну так сможете или нет? — вновь спросил я.

— А ты откуда вообще знаешь о моих тенях? Ворон, твой шкет? Хотя не отвечай и так вижу, глаза воронцовские и морда такая же упёртая. — хохотнув над собственной шуткой, сказал Воевода.

— Просто ответьте и всё! — начал меня уже подбешивать этот дуболом.

— Если не будут тратить силы, то вполне. Но при таком раскладе вам придётся самостоятельно разбираться с Сынами и Каракуртами. — моментально становясь серьёзным, наконец, ответил мне Суворов. — И мне желательно знать, где находится эта падаль, чтобы не дать ему нанести удар.

— Где-то за строем основных сил боевиков. Более точное место не могу назвать.

— Это оно самое? — спросил Суворов у отца, видимо, намекая на пресловутое боевое предвидение, о котором мне до сих пор никто ничего не рассказал.

Хотя я ни у кого и не спрашивал. Согласен, мой косяк, но в последнее время голова занята совершенно другим.

— Уже дважды он помогал нам выбраться живыми из западни.

Суворов лишь кивнул и они с отцом принялись разрабатывать стратегию, периодически советуясь со мной и Курмангалиевым. На это раз его женщинам придётся вступить в бой. Воевода будет полностью сосредоточен на устранении Ахуа.

Всех не одарённых, вместе с нашими дружинниками и Дашей было решено пока оставить на территории кланового квартала. Вместе с ними оставался и сам коллекционер, который оказался знатным трусом. Он напрочь отказался идти в бой вместе со всеми. Ведь сейчас мы собирались полностью уничтожить оба отряда боевиков и только после этого эвакуировать оставшихся. А это был огромный риск.

Но честно говоря, на него никто и не надеялся. На деле потенциально сильнейший одарённый на планете оказался слабаком и трусом.

Благодаря моим данным, достаточно быстро удалось состряпать план атаки, который подразумевал в себе тотальное уничтожение живой силы противника.

На помощь отцу пришли толковые люди из других кланов Газни, которые благодаря нашим действиям тоже подверглись атаке боевиков. Теперь они просто вынуждены спасаться бегством с родных земель.

Отец сказал, что император Российской империи примет их на своих землях. Ещё бы больше двух сотен одарённых.

Сами же женщины из рода Курмангалиевых, несмотря на всю их силу оказались совершенно не знакомы с тактикой и стратегией ведения боевых действий. Они всегда выезжали просто на голой силе. Но в этот раз одной силы явно будет недостаточно.

Теперь я понимаю, почему коллекционер постоянно бегает по миру, ища места, где его клан окажется сильнейшим. Он просто боится.

План был готов. Неодарённые укрылись на подземных этажах особняка Курмангалиевых. И мы приступили.

Эржан открыла портал, в который шагнул отец, а в следующий зашёл уже я.

К этому времени по защите установленной, одной из дочерей коллекционера уже несколько минут безуспешно бились дальнобойные техники и разрывались тяжёлые снаряды. Боевики пошли на штурм.

Оказавшись среди боевиков, я тут же начал уничтожать неодарённых. Сейчас у меня не было защиты теневых воинов, поэтому необходимо быть предельно осторожным.

Недалеко от меня открылся ещё один портал и из него вырвалась волна пламени, уничтожающего всё на своём пути. Портал закрылся, оставив после себя оплавленную технику, трупы и несколько живых факелов, моментально огласивших поле боя своими криками.

Вот же! Да они такими успехами и нас с отцом могут запросто задеть.

Зрелище вырвавшегося из портала пламени заставило меня остановиться на пару секунд, что едва не стоило мне жизни. В последний момент я заметил приближающийся ко мне булыжник и смог отскочить в сторону. А на том месте, где я стоял, столкнулось три крупных камня, разлетаясь на куски.

Хоть моя броня и была сейчас очень крепка, подобного удара она бы наверняка не выдержала.

И снова камни.

Как же я ненавижу одарённых способных управлять ими!

Но эти одарённые меня сейчас не интересовали ими должны заняться основные силы. Что сейчас стремительно приближались к позициям боевиков.

Мы с отцом справились со своей задачей на отлично, выбив всех неодарённых в километровом радиусе.

После подобного марафона меня ощутимо штормило. Приходилось несколько раз сжигать силу, чтобы увеличить восприятие. Перегрузки хоть и были очень маленькими по времени, но давали о себе знать.

Казалось, что мы сражаемся целую вечность, но в действительности прошло не больше минуты.

— Мы должны продержаться до прихода основных сил. — пророкотал отец, когда я осушил последних неодарённых, пытающихся бежать. — Не ввязывайся в бой с сильным противником, это не наша задача.

Сказав это, отец бросился к ближайшему одарённому боевиков.

Если в прошлый раз они вышли против нас единым строем, то сейчас расползлись по всему полю боя.

Основные силы боевиков ещё не показались. Видимо, выжидая, когда слабосилки измотают нас.

Но больше всего мы с отцом изматывались, гоняясь за противниками.

Вот в таких догонялках мы и провели ещё минуты три. Пока не нарисовался Монгол. А Еззатулаху, видимо, надоело наблюдать, как его армию уничтожают всего два человека.

Сперва по полю боя шандарахнуло всем, чем только можно было, едва не зацепив меня, а затем я снова поздоровался с главой Каракуртов, словив от него сразу с десяток сильнейших ударов, отправивших меня полетать.

Вот, правда, меня аккуратно поймали воздушной волной и поставили на ноги. Наконец, подошли основные силы. Теперь мне не нужно будет самому сражаться с этими монстрами. Суворов отсутствовал и Еззатулах тоже выбрал меня своей мишенью. Но он был слишком медленным.

Главным нашим козырем был защитный барьер, который сдерживал колоссальные по своей мощи удары, объединённых сил боевиков.

Девушку, поддерживающую этот барьер, вроде Рухию, постоянно подпитывали силой сразу шести одарённых, которых хватало всего на несколько минут, после чего их тут же сменяли другие.

В основном в качестве батареек для щитовика служили одарённые местных кланов. Женщины Курмангалиевых намного превосходили их по силе дара. Что они и показали, нанеся удар, по позициям боевиков, подойдя к ним достаточно близко.

Крутых техник они не знали, но силой были не обделены. Даже простой огненный шар, может натворить очень много дел, если вбухать в него прорву энергии.

Собственно говоря, дочери и внучки Коллекционера именно этим сейчас и занимались.

Я видел, как не способных создавать сильных защитных техник одарённых разрывало на куски, взрывами тех же огненных шаров, нарезало на куски ветряными лезвиями, или переламывало кости какими-то совершенно непонятными мне силами.

Глава Каракуртов предпринимал несколько безуспешных попыток ворваться в наше построение. Но помимо защитного купола мы сейчас были окружены сразу несколькими техниками, через которые не мог прорваться даже гранд физик.

И опять же это было благодаря мощи, вложенной в эти техники. Техники, которые мог создать одарённый уже на второй ступени дара.

Но всё не могло быть так легко и просто. Всё же терпеть не могу одарённых аспектом камня.

Еззатулах снова решил обрушить на нас скалу и как мне показалось на это раз она была в несколько раз больше, той тридцатиметровой махины.

— Я не удержу! Мало силы! — заорала наша защитница.

Она вся тряслась от перенапряжения, из носа текли тоненькие струйки крови и даже Манижа, шедшая рядом с ней не могла помочь.

Куда же ей ещё больше силы? Её организм уже не выдерживает мощи, проходящей через него.

Но крик Рухии был услышан. Сразу десяток сестёр, пришли ей на помощь. Мне даже представить сложно какая это мощь. Да если эту мощь вложить в атакующую технику, то она вполне сможет уничтожить запущенную в нас гору. Но эта сила ушла на защиту.

До этого момента щит можно было разглядеть, лишь когда он подвергался атаке. Сейчас же защита усилилась настолько, что купол стал непроницаем, даже для света. Тьма накрыла нас. Кто-то из младших вскрикнул.

Они совершенно спокойно убивали людей, смотрели на изувеченные тела, вывалившиеся внутренности, оторванные конечности, а оказавшись в темноте — испугались.

Пара секунд и щит потряс мощнейший удар. Земля под ногами заходила ходуном, словно началось землетрясение.

Раздался отвратительный скрежет и многотонная дубина, которая должна была превратить нас в лепёшки упала где-то слева от защитного купола.

Рухия глухо застонала и купол исчез.

Я посмотрел наверх и увидел, как над нами стремительно начинает зарождаться солнце. Вот и главный говнюк показал себя.

Но развернуться ему не позволил Суворов, который всё это время находился среди нас, но я его даже не видел. Вокруг него взметнулся тёмный вихрь, раскидывая стоящих рядом с ним одарённых. Этот вихрь устремился к растущему солнцу, полностью окутывая его.

Как только это произошло, Суворов утробно зарычал и тень, начала сжиматься. Пара секунд и небо было чистым. Повернувшись, чтобы посмотреть на Воеводу я увидел лишь пустой пятачок оплавленного песка. Защитив нас от неминуемой смерти, Суворов бросился за своим противником.

— Держать строй! Все активировали личную защиту! — взял на себя командование какой-то мужик из местных, с трудом говоря по-русски.

Но бабам это и было нужно. Они привыкли всю жизнь выполнять чужие команды.

— На вас Еззатулах. — сказал я этому мужику, а сам устремился навстречу главе Каракуртов, который теперь мог натворить дел среди лишившегося защиты строя.

Девушки, которые поддерживали круговую защиту отдали свои силы щитовику и теперь так же лежали полностью опустошёнными.

Но оставшихся в строю вполне должно хватить, чтобы разобраться с недобитками. Главное — ликвидировать предводителей.

Краем глаза я заметил отца, сражающегося с Монголом и похоже, что на этот раз дела у него обстоят точно так же. Из правого плеча торчало несколько металлических прутов, пробивших броню.

Главное, чтобы он выжил, а целители поставят на ноги. Ещё раз дать ему «Второй шанс» я не мог. Попробовал это сделать сразу же после возвращения. Кровь просто отказывалась оставаться в его организме.

Нахождение под защитным куполом позволило мне немного восстановиться. Поэтому сейчас я снова был полон сил и не собирался позволять главе Каракуртов валять меня, как в прошлый раз. Сейчас я поставил всё на один удар. Разогнав своё восприятие до максимума, я сравнялся с физиком в скорости.

Боевик явно не ожидал, что кто-то сможет провернуть подобное, что и сыграло мне на руку. На этот раз яд в его организм попал гораздо быстрее, но и мне не удалось снова остаться невредимым. Помимо, руки у меня наверняка были переломаны рёбра. Но на такой обмен я согласен.

Вот правда, передвигаться самостоятельно не мог.

— Я же говорила Даечке, что он слабак. — сказала главная пигалица, вроде Дайнана называла её Фаризой.

И какого хрена именно их решили отправить мне на помощь? Эта мелочь вообще должна быть в поместье. Кто позволил им участвовать в сражении?

— Фариза, хватит уже вести себя подобным образом. — к моему большому удивлению высказалась ещё одна сестра, а третья её поддержала.

— Он только что убил Абдуллу Мохаммеда Дарси. Человека, который держал в страхе несколько городов на западе Афганистана.

— В том-то и дело, что убил. А дедушка с ним уже почти договорился о ребёнке! — топнула ножкой Фариза.

Другие девочки посмотрели на неё, как на больную и покачав головой, подошли ко мне.

— Девчонки, спасибо вам, конечно, за помощь. Но я тяжеловат для вас.

Да они и втроём меня не смогут поднять. Вон, какие маленькие и щупленькие.

Вместо ответа, вперёд вышла самая молчаливая из сестёр и резко подняла меня, словно я ничего не весил. Причём сделала она это очень быстро и аккуратно.

— Асия физик. — усмехнулась старшая из этой кампании.

Сопротивление боевиков уже было практически подавлено. Серьёзный бой шёл лишь с Еззатулахом, который никак не хотел умирать.

Что там происходило, я не видел, но шум стоял знатный.

Девчонки оттащили меня к валяющейся в паре десятков метров скале, там был создан импровизированный госпиталь, в котором заправляла измождённая Манижа. Помимо неё, здесь была Азиза и ещё четыре целителя, но явно намного слабее женщин из рода Курмангалиевых.

Все же девушки плохо умели сражаться и раненных среди них оказалось на удивление много. Рядом с целителями лежало несколько бездыханных тел и сидели девушки с отсутствующими конечностями.

— Позаботься о моей девочке. — с мольбой во взгляде сказала Манижа, перед тем, как потерять сознание от перенапряжения.

Но главную свою задачу она выполнила, вылечив меня.

К этому времени Еззатулах уже был повержен. Его тело разорвали на несколько частей, даже не хочу знать, что за дар сделал подобное. Но судя по восторженным крикам, это сделала Эрджан.

Отца я нашёл примерно на том же месте, что и в прошлый раз. Ступни у него были целые, а вот левая рука была вырвана вместе с плечом. Зрелище было отвратительное. Но самое главное — он остался жив и даже ещё был в сознании.

— Не надо тратить на меня силы. Я смогу продержаться ещё достаточно долго. — сказал отец, когда я отправил сестёр, которые отчего-то увязались за мной следом, за целителем.

— Ты молодец, сын. — сказал он, закрывая глаза.

Я перепугался до усрачки, тут же бросившись к нему. Но отец дышал, и пульс был достаточно ровным.

— Этого слишком мало, чтобы прикончить меня. — усмехнулся он. — Просто дико устал. Ублюдок Монгол по праву заслуживал славы одного из сильнейших бойцов. Надо будет предать его тело земле.

Отец, что-то ещё говорил, пребывая в своих мыслях. Впервые вижу его таким.

Когда пришёл целитель и принялся за отца, тот раскрыл глаза и посмотрел на меня совершенно осознанным взглядом.

— Найди Воеводу и помоги!

Вот же! Я совсем и забыл о нём.

Секунда и сигнальная сеть раскинулась далеко за пределами поля боя. В паре километров отсюда я получил пару откликов и тут же бросился туда.

Оказавшись на месте, увидел, как в небольшом овраге мутузятся два мощных мужика. Одним из которых был Воевода. Вторым оказался огромный лысый индеец, даже превосходящий своими габаритами Суворова.

Индеец был в одних шортах. Все его тело было покрыто множеством разнообразных цветных татуировок. Причудливо двигающихся при каждом движении своего хозяина.

Похоже, они полностью исчерпали себя, так и не выяснив кто же сильнее при помощи дара и теперь сошлись в рукопашной. А я никогда не верил Борову, который говорил, что такие случае нередки на поле боя. И постоянно пытался сачковать во время тренировок по рукопашной. Вот правда, мне никто не давал этого делать. Но попытки я всё же не оставлял.

Суворов и его противник наносили друг другу мощнейшие удары, которые гарантировано убили бы обычного человека. Но эти двое даже не подавали вида, что им больно.

У Воеводы были разбиты губы и рассечена правая бровь, кровь из которой заливала ему глаз.

Индеец мог похвастаться свёрнутым набок носом и распухшим, уже посиневшим ухом.

Потянувшись к дару, я попытался помочь Воеводе, остановить кровотечение, а заодно прощупать защиту индейца. Пора прекращать этот бой и уходить отсюда.

— Не лезь пацан! — заорал Воевода, когда я остановил ему кровь. — Я сам сверну шею этому красножопому толерасту!

Ну уж нет господин Суворов, свои амбиции засуньте в задницу. Слишком велик риск, что шею свернут именно тебе.

На расстоянии расправиться с индейцем я не мог. Даже несмотря на полное опустошение Майя, я не мог пробиться сквозь его естественную защиту.

Поэтому недолго думая, я облачился в самый лёгкий вариант брони, создал кристаллизованную каплю и начал сжигать силу, увеличивая своё восприятие.

Воевода провёл успешный приём, и индеец оказался на засыпанных песком камнях. Но он изловчился и смог повалить Суворова, подмяв его под себя и начав бешено лупить его кулаками. Вот тут и вмешался я. Одним рывком, срывая индейца с Суворова, я распылил кристалл у него перед лицом и отшвырнул в сторону. Всё, он уже труп. Мне осталось только собрать каплю обратно.

Кулак уже почти сжался, когда его остановила тень.

Что за…

Посмотрев вниз увидел горящие яростью глаза Суворова. Где спрашивается, он силы взял?

Но похоже, что полностью опустошённым был лишь индеец, а Воевода решил поиграть в благородного и дать своему врагу шанс на победу, выступив с ним на равных условиях.

Старые вояки они, что все на голову больные? Или как? Я просто не понимаю.

— Я сказал не лезь! — заорал Суворов.

— Да пошёл ты! — добавив максимум силы в доспех, я сломил сопротивление тени, и мой кулак сжался.

За спиной послышались предсмертные хрипы. Наш главный враг убит. Посмотрев в ту сторону, я в последний момент успел закрыть собой Воеводу и поставить перед нами кровавый щит, который не сильно помог против устремившихся в нас струй плазмы.

Индеец перед смертью всё же смог нанести последний удар.

Сперва разлетелся кровавый щит, а следом за ним не выдержала и моя броня. Единственное, что я успел сделать, это перенаправить удары, отклонив их от жизненно важных органов.

В моём теле мгновенно появилось множество новых отверстий, но эти раны не были смертельны. Зато они были безумно болезненными. Плазма прошила моё тело вместе с защитой насквозь, оставляя после себя оплавленные раны.

Через пару секунд я заорал от дикой боли. Мне вторило гулкое рычание Воеводы. Похоже, ему тоже досталось. Но раз рычит, значит, живой.

Сейчас нам нужно как можно быстрее вернуться к нашим и валить на встречу к эвакуационной команде.

Вот, правда, сам я передвигаться не мог. Обе ноги имели минимум по паре попаданий.

— Высеку! Ох, как же я тебя высеку! — причитал Суворов, вытаскивая меня из этого овражка.

Его зацепило дважды и оба раза прошлись по касательной, оставляя довольно глубокие подпалины.

— Невыполнение приказа вышестоящего по званию. Раз. Дезертирство с поля боя. Два. Вмешательство в поединок. Три. Да тебя за подобное расстрелять мало!

Вот только никто не будет этого делать. Дураки они, что ли, связываться с Кровавым вороном, пусть и младшим.

— Иди в жопу… — только и смог ответить я, сжимая зубы от невероятной боли.

— Вот же засранец. — хохотнул Суворов, мгновенно меняя своё настроение. — Весь в отца. Вас обоих надо бы высечь. Да только боюсь с Мишей не смогу справиться. И этого татуированного нужно как можно скорее доставить в столицу. Теперь толерасты не отвертятся. Скоро такая каша заварится.

Воевода говорил и говорил, вот только я уже перестал воспринимать его слова. Во рту пересохло, в голове начало шуметь, а перед глазами поплыли разноцветные круги.

Как мы добрались до наших и двинулись навстречу эвакуационному отряду я не помнил.

Снова воспринимать реальность я начал лишь после того, как увидел перед собой напуганное лицо бледной словно сама смерть Дайнаны.

В этот момент уже заканчивалась посадка на эвакуационные самолёты.

— Живой. — тихо произнесла девушка. Из глаз у неё покатились слёзы.

— Я же тебе говорила, что ничего с ним не сделается. Охранители рода императорского очень живучие. Знала бы ты, сколько народу их хотят убить, но все ссутся в штаны, вызвать на поединок. Ик.

А вот это, что-то совершенно новое. Даша, что пьяная? Что же у них тут творится в Афганистане? Как, а самое главное чем, они смогли напоить одарённую!

И с чего Даша разговаривает с Дайнаной, словно они уже давние подруги?

— А вот был бы я рядом, так он бы вообще без единой царапинки из боя вышел. — заявил присоединившийся к девчонкам Читер.

— Если бы ты был с ним рядом, то Серёге пришлось бы только и заниматься тем, что спасать твою задницу. А так он вон гранда физика в одну харю завалил и ещё помимо одарённых накромсал. — раздался голос Лешего.

А после появился и Айболит, с глухим хлопком откупорив бутылку со спиртом.

— Кастрирую! — выдавил я из себя, когда понял, что этот садист собирается сейчас сделать.

Раны и так ужасно болели, не хватало их ещё и спиртом поливать.

— Нужно обеззаразить. Слишком много в раны попало грязи. — начал настаивать на своём доктор.

— Кастрирую! — снова повторил я. На это раз же более уверенно.

— Всю грязь, я уже убрала. А как восстановлю силы начну залечивать повреждения. Хотя к тому моменту уже мама поднакопит сил и справится с этим намного лучше и быстрее меня. — сказала Дайнана.

Но этот гад всё же не удержался и капнул мне спирта, на одну из ран.

Вот же!

— Потом отомстишь. Не трать сейчас силы, они нужны тебе для восстановления. — заговорила Дайнана. — Лететь долго, поэтому лучше поспи, а пока будешь спать мы с мамой поставим тебя на ноги.

— Отец? — спросил я.

— Он в относительной норме, через пару недель уже будет играть в футбол, или во что у вас империи играют? А теперь всё, давай спи.

— Да чего ты с ним разглагольствуешь. Не хочет сам спать, давай ему поможем. Ударь его головой о борт самолёта и всех делов. — рассмеялась, посчитав собственную шутку смешной, Даша.

Сразу видно, что она с Чукотки. Только там, возможно, и будут смеяться над подобным.

Вот теперь можно и поспать.

Проснулся я незадолго до посадки, чувствуя себя просто великолепно. Все ранения уже были вылечены. Рядом лежали Дайнана и Даша. Девчонки сопели в четыре дырки, обнявшись друг с другом, словно лучшие подруги.

В соседнем кресле спал Читер и Айболит. Лишь один Леший что-то писал на неизвестно откуда появившемся у него планшете, с символикой Российской империи.

— Где отец? — спросил я у дружинника, стараясь говорить как можно тише.

Только сейчас я обратил внимание, что мы находимся практически в кабине пилотов. Небольшое помещение было отгорожено от самого салона. Здесь, наверное, должны находиться стюарды во время полёта, ну и отдыхать пилот со своими помощниками.

— Он летит на другом самолёте, вместе с Воеводой, коллекционером и прибитым тобою индейцем.

— Его прибил Воевода, а я лишь поставил финальную точку.

— Вот и получается, что его прибил именно ты. — меланхолично произнёс Леший, не отрываясь от планшета.

Да, что он там такого смотрит?

Попытался заглянуть к нему, но ни черта не понял. Куча цифр, непонятные мне слова на латинице, графики и таблицы.

— У них тут есть что-нибудь перекусить? — спросил я.

— Вон в том ящике. — просто махнув в нужную сторону рукой, сказал Леший.

— Через десять минут мы будем производить посадку в аэропорту Астафьево. Просьба всем пристегнуться и перестать бегать по салону самолёта. — раздался из динамиков голос пилота.

Отлично! Проспал весь полёт, просто лучше не придумаешь. А то бы от скуки маялся столько времени.

После слов пилота проснулись девчонки и тут же налетели на меня, быстро разбирая имеющуюся еду. Оставив мне лишь пару пачек крекеров.

Из самолёта мы вылезли последними. Просто пробиться сквозь толпу, набившуюся в салон, было нереально, пока все не вылезли.

Тут же подбежал Семенов, чтобы проводить до предоставленных нам машин.

Обе девчонки заявили, что поедут со мной. Но мне сперва нужно было увидеть отца и убедиться, что с ним действительно всё в порядке. На душе как-то было неспокойно и что послужило тому причиной я не знал.

После начала высадки всех остальных спасённых нами людей, на взлётной полосе началось небывалое столпотворение. Но приехавшие нас встречать люди из Гнева Государева быстро взяли дело в свои руки и начали наводить порядок.

Отец нашёлся минут через пять. Ему помогал идти Суворов, который посматривал на людей из Гнева Государева с какой-то ненавистью. Наверняка они перебежали ему дорожку, да и не раз.

Вот теперь, когда я увидел отца живым можно было и ехать.

Первой в машину мы посадили Дайнану, потом Дашу, когда начал садиться я, мир вокруг моргнул.


Я снова оказался в белоснежной комнате. Не дожидаясь звукового сигнала, схватил телефон. Сообщение было на месте.

«Реципиент Романова Анастасия Николаевна — погиб. Желаете воспользоваться „Вторым шансом“, или вернуться в точку переноса?»





Конец первой книги





Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25