КулЛиб электронная библиотека 

Манипулятор - 2 [Егор Аянский] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Егор Аянский Манипулятор — 2

Глава 1


* * *

Ну здравствуй, Дарград! Не так я себе представлял нашу встречу, совсем не так…

— Вы что себе позволяете, молодой человек? — яростно прогнусавил дед на помосте, — Стража! Уберите это нахала!

Под неудержимый хохот юных дарований науки ко мне через толпу протиснулись четыре типа в серебристо-красных плащах с алебардами и дурацкими шлемами, похожие на ночные горшки с плюмажами из крашенных хвостов то ли белок, то ли сусликов.

Ни слова ни говоря, они взяли меня под локти и потащили куда-то за пределы площади под радостный свист толпы. Мощные ребята, Акакия так просто не потаскаешь.

— Так и будешь молчать?

— Мне петь от радости что ли? Ты не мог меня хотя бы в кусты закинуть?

— На чем концентрировался, туда и попал. Отмазывайся давай.

Я обвел глазами служителей правопорядка. Так вот у этого самый большой хвост на шапке.

— Это, мужики. Я так-то выпускник. Верните меня на праздник. — я сделал самый честный и искренний взгляд, на какой только был способен.

— Кто-о? А я тогда графиня Макарова! — длиннохвостый приблизил лицо вплотную ко мне, одарив вонючим дыханием, и посмотрел на меня как на идиота.

— Да серьезно! — возмутился я, — Я выпускник Королевской академии наук. А случилось со мной, ребята, вот что…

Договорить не вышло. Мою искреннюю речь прервал мощный апперкот главы стражи, аккуратно в нижнюю часть подбородка, после которого я потерял сознание.

— Да очнись ты уже! — голос Локи пришел откуда-то издалека.

Блин… Как же челюсть болит.

— Ты был неубедителен. Я разочарован, — буркнул с обидой Локи.

— Ну ни хрена себе предъявы! А ты бы что сделал на моем месте?

— Я бы не попал в такую ситуацию.

— Ну-ну…

Я уселся на край чего-то жесткого и осмотрелся. Обстановка вокруг напоминала подземелья Скайрима. Только вместо факела на стене висел тусклый фонарик, наподобие того, что был в усадьбе Марфы и Феофана. Все никак не доберусь посмотреть, что там внутри.

От этого самого подземелья я был отделен толстенной стальной решеткой, и моя компания внутри комнаты ограничивалась деревянной скамьей, на которой я, собственно, сейчас сидел, кружкой воды на полу и каменными стенами. Даже ведра под сортир не поставили!

Ах, да! Мое тело заботливо закутали в толстый синий плед! Но думаю лишь потому, что у меня больше ничего не было из одежды. И камень возрождения забрали, вместе с сумкой.

— Зато браслет снять не смогли!

Я перевел взгляд на руку и обнаружил кровоподтеки в области запястья возле своего украшения. Снять — не сняли, но пытались, по всей видимости, активно.

— Тебе, я смотрю пофиг, что твой алтарь унесли неизвестно куда?

— Не поверишь, но внутри Дарградской темницы он в полной безопасности. Ты бы на месте другого игрока пошел за ним в гнездовье стражников? В теории, как бы, можно конечно, но пока что никто из вас не достиг подобного могущества.

— И даже этот…? Абдул Карим, или как его там. Кто он такой вообще?

— Абутал Дагра? Мощный тип. Но на местную стражу даже он не рыпнется. Снесут с арбалетов за пять секунд.

— Ну не знаю. Стрелку он мою влегкую отбил.

— Потому что ты тормоз и, пока прицеливался, дал ему понять, что сейчас что-то произойдет. Он же ушлый и подготовленный к неожиданностям мужик. С такой хитрой штуки, как у тебя на руке, надо исподтишка стрелять. А арбалетных болтов — ну отобьет он пять-шесть снарядов, а дальше — все. И ведь кроме обычных стрел, есть и специальные, как раз против магов. Впрочем это уже твоя задача все узнавать.

— Этот Али-Баба, он тоже топ тысяча?

— Топ пятьдесят. Он боевой архимаг воздуха из одного очень воинственного мира. И умения ему достались отличные, но о них я тебе, конечно же, не могу говорить. Нам повезло, что ты находился над водой, иначе бы он тебя грохнул сразу. Просто ему западло было за алтарем нырять. На него заклинания не действуют.

— Локи, я вот тут подумал. А мы ведь теперь в полной жопе.

— Не мы, а ты. Зато в Дарграде!

— Сундук утонул, — продолжал я. — Все мои вещи в нем. У меня даже медяка нет.

— Башка на месте? Значит, прорвешься.

— Ты хоть понимаешь, что на те деньги можно было сделать?

— Понимаю, только очень сильно сомневаюсь, что они тебя спасли бы. Замок на них не построишь, хорошую охрану внутрь него не наймешь. Ты и сам видел сколько игроков шастает по планете. Вот годика через полтора-два — другое дело. Там останутся самые сильные, с десятилетиями игрового времени в запасе. В какой-то момент вы будете умирать не тысячами в день, а десятком-двумя в год. Тогда начнут решать ресурсы.

— Хм… Замок говоришь? И сколько стоит замок?

— Много, Антон, очень много. Но тебе его не разрешат так просто на королевской земле построить. Ты даже не дворянин.

— А как стать дворянином?

— Идешь в любую библиотеку, спрашиваешь Положение о дворянстве Вестландии, читаешь и узнаешь! Все очень просто.

— Не обижайся Локи. Ты, конечно, хороший парень, но немного козел.

— Это не я козел, это правила игры такие.

— Да, да, — вздохнул я, — Мир я познаю сам, но иногда внезапно на тебя находит милость, и ты даешь мне подсказки! Все очень просто и понятно… А как ты сам оцениваешь мои шансы? Только честно…

— Я бог обмана, честно не выйдет. Скажу лишь, что я всей душой верю в тебя. Главное ведь участие, а не победа.

— Спасибо хотя бы на этом.

В коридоре послышались шаги и мимо решетки, хромая на одну ногу, прошел пузатенький мужичок в серебристо-красном плаще. Увидев, что я не сплю он оживился.

— Проснулся, выпускник?

— Ага. Готов выпускаться, — как можно дружелюбнее ответил я.

— Хе-хе. Хорошая шутка, надо записать. А вот с выпускным тебе придется обождать.

— Чего так?

— Да вот думаем, что с тобой делать. Документов никаких, денег у тебя тоже нет. Хотели твой браслетик в качестве компенсации за ущерб забрать в пользу государства, но его ни снять, ни спилить не удалось.

— Вы его еще и пилили? Впрочем не важно, — спохватился я, быстро сообразив, что предъявлять себе дороже, — И что же мне нужно сделать, уважаемый стражник, чтобы уйти отсюда?

— Ох не знаю…, — задумался он, — Было бы у тебя что ценное — другое дело. Нам надо план закрывать по штрафам, казне королевской золото нужно. А с тебя мы не только денег не получим, но еще и потеряем. Одеть ведь тебя надобно, голым нельзя выпускать в город. А это же затраты, затраты… Родственники есть?

— Нет, все умерли…

— Тебе же хуже.

— Тоха, ты понял, что им от тебя нужно?

— Кажется да… Говоришь, в ментовке алтарю хорошо будет? А вдруг я умру? Потом придется как-то выбираться оттуда.

— А ты не умирай!

Стражник не уходил, ожидая от меня ответа. Я надеялся, что все равно меня отсюда так или иначе выпустят, стоит только подождать. Я ведь не крал, и не убивал. Но зачем тянуть время, если можно поймать двух зайцев сразу? Надо только удочку в правильное место закинуть.

— А скажите мне пожалуйста, — начал я, и он мгновенно оживился, — Мой родовой талисман у вас? Вы его мне вернете?

— Так, так, — его лицо расплылось в довольной улыбке, — Не о том ли ты камне говоришь, что мы обнаружили в твоей сумке?

— Фух! Значит с ним все в порядке? Спасибо! — я изобразил великую радость, — Он очень мне дорог, как память об отце…

— Сожалею, но мы не сможем тебе его просто так отдать…, — он словно на секунду задумался, но при этом внимательно следил за моей реакцией.

Я, как и положено, широко раскрыл рот и почти пустил слезу.

— Но, но… Не стоит переживать, выпускник! Ты ведь всегда его можешь выкупить и всем будет хорошо: у нас — показатель, у короля — казна, а у тебя — твоя фамильная ценность.

— А сколько он сможет здесь храниться?

— Пфф… Да сколько угодно. Как принесешь денежки и так и заберешь камень.

— А сколько денежек?

— Так, — толстячок изобразил мысленное усилие, — Штраф пять золотых, плюс тебя одеть — еще пять золотых, ну и содержание в темнице, эмм… скажем золотой. Итого: одиннадцать золотых!

— Локи, я че, за ночь в обезьяннике должен платить?

— Тебе ли не пофиг? Можно подумать ты побежишь сразу же алтарь выкупать. Пусть лежит тут до твоей трудовой пенсии. Лучше ему будет только в помещении королевской казны, но туда тебя не пустят.

— Ну, тогда выпускайте. Как денег найду, сразу вам принесу.

— Рано. Еще ночку посидишь для проформы, а тебе пока одежду подыщут. Ты лоб здоровый — не всякий размер подойдет, — покачал он головой.

— Ну тогда хоть в туалет сводите, да поесть чего-нибудь дайте.

— В туалет тебя отведут, а про «поесть» — так там еще один золотой будет.

— Золотой, так золотой, — мне уже было без разницы, сколько там насчитают. Локи прав — пора от этого чемодана без ручки избавляться, а тут тебе бесплатная, отлично охраняемая камера хранения.

Тюремщик ушел, а вместо него вскоре явились два молодца, под стать Акакию, которые любезно сопроводили меня до конца коридора и терпеливо ждали пока я справлю малую нужду в отверстие на полу. Несло оттуда похлеще, чем с Приморской помойки. Зато покормили весьма, и весьма неплохо. Видимо стражникам было лень бегать за стремной едой для единственного заключенного, а потому я поел то же самое, что и они — картошку со вполне себе приемлемыми котлетами.

— Счастье в неведении, — загадочно произнес Локи.

— Ты сейчас о чем? — я с удовольствием жевал принесенную еду.

— Ну ты ведь не знаешь с какого котла ее положили. С общего, или с того, куда стряхивают недоеденное.

— Вот умеешь ты порадовать!

Я постарался не думать о происхождении пищи и стойко ее доел. Еще вчера я был обладателем огромного состояния, а теперь вынужден гадать из какого ведра меня покормят, и как вообще дальше жить.

Следующим утром меня отвели в местный штаб прямо завернутым в плед. В кабинете меня встретил важный усатый мужик с орденами во всю грудь, который для порядка меня пожурил, прочитал лекцию о том, что такие как я разлагают нравственность цивилизованного общества, а затем подсунул мне на подпись бумагу, в которой я обязывался возместить причиненные убытки и не возражаю против того, что мое имущество временно будет на хранении здесь. Странно, что ни один из них не спросил, как я вообще очутился на площади. Ну, да ладно.

Я пробежал глазами предложенный листок и задумчиво уставился на графу со словами: «Задержанный удостоверяет, что им получена одежда за счет государства на сумму 5 золотых и обязуется возместить расходы.»

— А где одежда-то, собственно? — я поднял глаза на чиновника.

— На выходе получишь комплект, — невозмутимо ответил он.

— Ну ладно, — пожал я плечами, поставил наугад размашистую подпись и ее расшифровку: «Барон Флюген ге Хаймен».

— Вы барон? — удивился начальник.

— Ага, незаконнорождённый. Эмигрант из Тинзы. Хочу обустроиться у вас в Дарграде.

— Хм…, — ну тогда внесем вас в базу данных дворян, раз эмигрант, да еще и барон.

— Э-э-э… Какую базу? — удивился я.

В ушах раздался истеричный гогот бога, а чиновник позвонил в какой-то колокольчик. В кабинет вошла женщина в форме, с типичной для сидячей работы наружностью.

— О, нарисовалась! Сисек нет, зато задница с дверной проем, — сквозь смех надрывно пролепетал бог, и снова разразился хохотом.

— Я что-то не так сделал? Чего ты ржешь?

— Да все нормально, просто быть тебе теперь Флюге ге Хайменом Дарградским.

— Да я же по приколу. Че, все так серьезно?

— Поздно, — Локи опять забился в истерике.

Женщина поднесла к моему лбу какую-то непонятную стеклянную трубку. Та мгновенно вспыхнула и погасла.

— Когда его ментальный слепок будет готов?

— К вечеру, господин обер-лейтенант.

— Внесите в картотеку обязательно. Говорит, что он барон.

Твою мать… Вот и засветил Акакия по самое не могу. Впрочем, по фигу. Все равно он у меня планируется легальным законопослушным гражданином.

— Да не бойся, — отдышался от смеха бог, — Они сейчас сверят твой слепок с базой, а поскольку ты нигде не засвечен, заведут новую карточку, в которой ты по умолчанию будешь бароном-гастарбайтером. Правда, без земель и подтвержденного титула. Но зато налоги будешь платить как истинный дворянин.

— Допрыгался. То есть я как-бы аристократ, но как бы нет… Замок хоть дадут построить?

— Ты себе ужин построй для начала. Я же тебе сказал — посетишь библиотеку и все узнаешь.

— Свободен, господин барон! — обер-лейтенант убрал в стол мой договор и уткнулся в какие-то бумаги.

Я вышел из кабинета в коридор, где меня уже встречал худощавый мужик в гражданском. Он смерил мой рост наметанным взглядом и велел следовать за ним. Меня снова повели коридорами, потом лестницей, и в итоге я закончил путь в какой-то каморке, где у меня отобрали плед и выдали здоровенный холщовый мешок, с тремя прорезями.

— Ну и чего стоим? — рявкнул худой, — Переодевайся.

— Простите, а во что переодеваться? — искренне удивился я.

— Как во что!? В одежду конечно, — он указал глазами на мешок, — Размер ваш.

— В это? Вы хотите сказать, «это» стоит пять золотых?

— Я больше не могу, извини, — выдавил из себя Локи, а потом я услышал его быстро удаляющееся ржание и понял, что он на время покинул меня.

— А вы считаете не стоит? А фасон? А покрой? Не нравится — всегда можете вернуться в камеру и подождать выхода новой коллекции, господин барон.

Это он сейчас стебается, или я что-то не понимаю в этой жизни?

Эх… развели меня как хотели. Ну ничего, я трактирщику Прошку привел? Привел! Вам вообще дракона сюда приведу, если найду поблизости. Жаль, справочник ведьмачий в сундуке остался. Ну будем надеяться, что он не промокнет.

Я вздохнул и облачился в этот мешок. Хоть не воняет, и на том спасибо.

— Зеркало в углу, — буркнул кладовщик и скрылся за вертикальной ширмой.

Мда. Из отражения на меня грустно глазел лысый двухметровый тип, в бесформенном платье без рукавов. Стыдно в город выходить. В таком виде и не обманешь никого, разве что у церкви на паперти зарабатывать. Только вот для этого надо внешность калеки иметь, или хотя бы жалость вызывать. А Акакий в данный момент вызывал только желание обойти его по соседней улице и больше никогда с ним не пересекаться.

Встречай меня Дарград! Я полной грудью вдохнул запах свободы, нашел глазами небольшой пустынный парк и тут же предпочел скрыться в нем, запрыгнув в ближайшие кусты. Уселся на травку и задумался о своей горькой жизни. Надо бы как-то деньги из моря достать. Место вроде запомнил, вот только там еще до рифов было далеко, а значит сундук на приличной глубине. Да и триста километров голышом преодолеть будет сильно проблемно.

Значит предстоит нам подыматься с самого что ни на есть полного дна. И с чего начать? У меня есть мешок с дырками и универсальный швейцарский нож на руке, способный слона свалить. Киллером заделаться? «Убийца в сером платье нанес очередной удар по невинным жителям Дарграда». Хороший заголовок для газеты.

А может способности использовать? От двуличия большого эффекта пока ожидать не следует — голый Акакий может больше, чем голый Проныра. Хотя…

Меня внезапно озарила идея! Из этого мешка можно сшить вполне себе годный плащ для второй моей ипостаси. Да, буду выглядеть как бич, зато не как баскетболист-трансвестит в сарафане. По крайней мере в нем можно уже и милостыню попросить, и к местным нищим прибиться, а там уже варианты появятся.

Не теряя времени, поднялся на ноги, огляделся по сторонам и побежал в дальний угол парка, надеясь что там меня никто не застанет за интимным процессом. Здесь уже кусты были погуще. Хм, а что это вообще за парк? Логично предположить, что центральный, раз казармы стражи рядом, но вот прохожих почти нет. Какой-то он непопулярный. Ну и ладно. Мне же лучше.

Так, начнем. Я стянул с себя мешок, перевоплотился в Проныру и призвал клинок из браслета. Потихоньку начинаю привыкать к этой трансформирующейся штуковине. Она словно угадывает мои параметры и всегда удобно ложится на руку. Жаль что в левую, но отсоединять ножик мне нельзя, иначе запустится восстановление, а мне еще швейную иглу призывать.

Распорол «модное» изделие по шву и получил вполне себе здоровое холщовое полотно. Затем наметил выкройки, учел прорезанные дыры. Я конечно не модельер, но уж простой плащ-то состряпать должен. Один край распустил на нитки, затем разрезал ткань на части и сменил нож на толстую иглу, по типу «цыганской».

Шов я знаю один, но зато надежный — назад иголкой зовется. Спасибо урокам труда в начальной школе. Там еще какие-то показывали, но я тогда посчитал что это все для женщин, а мужику достаточно знать только один, самый крепкий.

В общем, через пару часов рукоделия я стал обладателем не самого красивого, но вполне себе крепкого плаща с капюшоном. На обочину не должны столкнуть — и то радость. Натянул его на голое тело и почувствовал себя значительно увереннее. Вот сапоги бы еще найти.

— Жених! — оценил мою работу Локи, — Хоть сейчас к Макаровой, да под венец!

— Да достали вы меня с этой Макаровой! Я ее уже боюсь.

— Зря, весьма интересная особа.

— Мне есть охота… Даже завтраком не накормили.

— Говорят, что голод отлично повышает работоспособность мозга. Так что вперед, к вершинам!

— Пока меня только пустят на вершину мусорной кучи, — буркнул я.

— Ну, в ней часто еда попадается.

Я вышел на тенистую аллейку и пошел в сторону оплота стражников, так как точно знал, что там имеется выход из парка. Вдалеке показалась молодая особа в расфуфыренном желтом платье, которая вальяжной походкой шествовала мне навстречу, ведя на длинном поводке что-то очень похожее на пуделя. Кстати, в собаках я разбираюсь лучше, чем в лодках — люблю их с детства. А ничего такая мадам.

Песик подбежал ко мне и радостно завилял хвостом. Я было захотел погладить его, но меня остановил истеричный визг хозяйки.

— Кусик! А ну отойди от него, заразу подцепишь!

Ну хоть камнем не кинула, и то хорошо. Но что-то мне нравится такое отношение к себе.

— Пода-айте ветерану на проезд! — я двинулся прямо на нее, чем вызвал новый приступ визга.

— Кто же тебя, чучело, в карету пустит! А ну пошел вон! Стража-а-а!

Так, я там уже был сегодня, ну его нафиг. Быстрым шагом добрался до ворот и потопал по дороге, оставляя позади большое серое здание местного органа внутренних дел. Спустился вниз по улице метров триста и замер от восхищения. Куда это мы вышли?

А вышли мы, по всей вероятности в центральную часть города. Жилых домов, поблизости я не обнаружил, зато сразу же увидел большую и красивую площадь с фонтанами, деревьями и лавочками, по которой прогуливались хорошо одетые люди. Думаю не стоит туда переться, судя по той реакции, что я только что наблюдал.

Сразу за площадью располагался огромный, прямо-таки громадный дворец. Иначе это здание с кучей башен и окон назвать было нельзя. Окружен он был высокой крепостной стеной, и перед расписными воротами дежурил целый полк ребят с пушистыми хвостами на шапках. Эти уже были не беличьи, а вполне себе лисьими, или кто тут обитает в местных лесах. Походу в этом дворце живет король. Чувствую, что в ближайшее время по ту сторону ворот мне оказаться не светит.

Как назло, вокруг не было ни одного бомжа, и все ходили такие из себя деловые и нарядные, из чего я заключил, что здесь мне пока ловить нечего. Нужно быстрее двигать в какой-нибудь квартал победнее. Или на рынок. Там хотя бы можно попробовать вопрос с едой решить.

— Слышь, ты! — донеслось сбоку.

Удивленно повернулся и увидел, что на меня смотрит бородатый извозчик. Я так решил потому что рядом с ним стояла накрененная набок карета. Рукава у мужика были закатаны по локоть, а на лбу виднелись капли пота.

— Да к тебе, тебе обращаюсь! — он смотрел прямо на меня, — Подсоби.

Ну ладно, мне не трудно. Я подошел к мужику, и он вручил мне в руки какую-то продолговатую железку.

— Я сейчас приподыму карету, а ты вот эту штуку подсунь вон туда, — он указал мне на отверстие в колесе.

— Хорошо.

Мужик подбежал к задней части своего транспорта, схватился руками за низ и покраснел от натуги. Карета слегка приподнялась на рессорах, ну или как там они называются, отчего отверстие совместилось со вторым, что было позади него. Я поймал момент и загнал врученный мне штырь внутрь.

— Готово, — сообщил я.

— Вот спасибо! Лови, — он подкинул пальцами монетку, которую я поймал и рассмотрел. Серебряный.

— Поздравляю, твои первые честно заработанные трудом деньги в этом мире.

— Надеюсь, что последние.

— Ну чего встал? Давай, иди, иди! — мужик добившись своего, резко охладел ко мне.

— Рынок подскажете в какой стороне?

— Два квартала вперед, — он махнул рукой, указывая сторону, — Затем идешь в сторону реки метров семьсот, а там увидишь.

— Спасибо, добрый человек. — я зажал монету в кулаке, ощущая ее тепло и двинул в указанном направлении.

Да. Придется хорошенько подумать, как выбраться из этого дерьма. На Зеленом острове я, хоть и был гонимым дурачком, но своим, родным. Здесь же, в Дарграде, я вообще никто, и звать меня никак. Где-то тут должен жить отец Иннокентий, вот только его для начала еще надо разыскать. Да и являться к нему можно только в образе Акакия, а он, как известно, не очень хочет светиться перед местной инквизицией. По крайней мере пока.

Я, не останавливаясь, отправился по обозначенным мне координатам, и спустя минут двадцать вышел к рынку.

— Локи. Это рынок? — я немного оторопел от увиденного, — Все это больше напоминало Приморскую ярмарку, только увеличенную раз в десять. Были здесь и лошади, и телеги, и помосты с какими-то лицедеями, и даже вполне себе такой цирковой шатер.

— Ну а ты планировал обычный базар увидеть? Это — Центральный рынок! Главное тусовочное место, почти все за что можно получить деньги, здесь представлено. Э-э… Ты меня слушаешь?

— Да…, — рассеяно ответил я.

Все мое внимание заняла небольшая цветастая палатка с любопытной надписью: «Узнай свое будущее».

— Антон, чего там?

— Кажется я только что придумал, как заработать себе на еду.


Глава 2


Я приблизился к шатру и уселся в сторонке на небольшой бордюрчик. Особого внимания на меня никто не обратил, что несказанно порадовало. Неподалеку были замечены еще несколько особей моего вида, клянчащие деньги, либо жующие какие-то объедки в сторонке. При их обнаружении я почувствовал себе значительно увереннее.

Не сказать, чтобы у палатки был ажиотаж, но очередь из пары клиентов имелась; по виду — обычные лопухи, каких в каждом городе хватает. Внутри палатки, перед небольшим столиком с картами и пресловутым хрустальным шаром, сидела пухленькая мадам, одетая на манер привокзальных цыган, что настораживало. Впрочем, пока могу ошибаться. Как-никак, а в этом мире есть магия, почему бы не быть и провидцам? Ну да ладно, послушаем, чего там он говорит.

— Вижу! Вижу! Потерю ты пережила большую, — заливалась гадалка соловьем.

— Ага, двоюродный дядюшка умер давеча, — девушка лет семнадцати, неброской внешности, удивленно кивала и чистыми наивными глазами смотрела на предсказательницу.

— И дорогу дальнюю нелегкую прошла, — продолжала гадалка, внимательно отслеживая реакцию клиентки.

— Так я же из деревни на учебу приехала! — всплеснула девушка руками, — И правда была. А расскажите что меня ждет?

— Вижу! Вижу! Мужчина около тебя появится. Ох, красавец какой!

— Правда? Красивый? — довольная девчушка хлопала глазками, развешивая уши все шире, и шире.

— Не то слово! Ой…, — мошенница профессионально «побледнела» и резко умолкла.

— Что там? — деревенская простушка открыв рот испуганно смотрела на гадалку.

— Горе будет большое, вижу черную даму, что завидует тебе люто. Заклятие готовит порченное, да болезни притягивающее.

— Я… а как же…, — глаза девахи заблестели в испуге.

— Ой, не знаю… Посмотрю, смогу ли чем помочь тебе, дитя, — гадалка отпустила руку клиентки, возложила свои ладони на шар и понесла абракадабру на непонятном языке.

— С «духами говорит», я сейчас точно вмешаюсь.

— Сиди. Этикет профессиональный соблюдай.

— Да ты посмотри на нее, эта мымра все деньги вытянет с дурочки. Готов поспорить, что она ей какой-нибудь оберег толкнет или «слово заветное» прошепчет. И ладно бы какая зажиточная лохушка была, а у этой и денег-то нет.

— Эх, Самойлов, защитник сирых и обездоленных. О себе бы подумал для начала.

Я поднялся со своего места и приблизился к столику.

— Извините, — обратился я к девушке, — Случайно мимо проходил и услышал о вашей проблеме. Я как раз профессионально занимаюсь защитой от порчи, а потому прямо сейчас научу оберегающему символу, и до конца жизни вас ни одна зараза не тронет.

— Это как? — она подозрительно уставилась на меня, все же моя «одежда» не очень располагала к доверию.

Гадалка, увидев это, слегка зависла и даже перестала бормотать.

— Вытяни правую руку вперед ладонью вверх. Очень хорошо. Теперь сожми ее в кулак а средний палец оттопырь вверх. Да, так, верно. Только его нужно на гадалку навести, вот отлично. И немного выгни запястье. А теперь произнеси заклинание: «Фак ю, олд битч». Запомнила? Пробуй.

— Фак ю, олд битч, — произнесла неуверенно девушка и навела палец точно на предсказательницу.

— Умничка! Теперь, как только видишь гадалку, повторяй этот обряд, и уверяю, в твоей жизни уменьшатся лишние затраты и появятся деньги на косметику и другие маленькие радости.

— Сколько я вам должна? — она потянулась к маленькой простенькой котомке

— Ни сколько. Истинный пророк призван помогать людям безвозмездно. Все, беги давай, купи себе румяна и тушь какую-нибудь, и скоро будет у тебя парень и все остальное.

Девушка благодарно мне кивнула и двинула прочь, а я повернулся к мошеннице и произнес:

— Погадаешь мне?

Ответить она не успела, сквозь начавшую собираться толпу протиснулся какой-то мелкий дрищ, ведущий за собой стражников.

— Вот он! Держите шарлатана!

— Так, — забасил один из стражников, — Что здесь происходит?

— Людей обманывает ходит, голодранец! — гадалка едва заметно покачала головой, словно поблагодарила заступника. Я перевел взгляд на мелкого, но тот быстро протек сквозь толпу и через секунду потерялся.

— Никакого обмана. Я истинный провидец и работаю бесплатно.

— Врет он! Никакой он не провидец! Это же шушера обычная! — гадалка не унималась.

— Он деньги взял с кого-то?

— Нет! Нет. — послышались голоса. Любопытный народ постепенно подтягивался на движуху. Еще бы — запахло бесплатным шоу.

— А какие тогда к нему претензии? — слуга порядка строго посмотрел на мошенницу.

— Да вы только гляньте на него! — она замахала руками, — Мешок напялил и ходит клиентов моих распугивает. Ну какой из него пророк? У него даже реквизита колдовского нет!

— Ты можешь подтвердить, что ты пророк? — стражник вновь перевел глаза на меня.

— Конечно! Горе большое у тебя в жизни давненько случилось, а еще ты посещал казенный дом, пережил дальнюю дорогу, и девушку красивую встретил на улице. И ты тоже, — я повернулся ко второму стражнику, — И ты, и ты, и ты.

Я по очереди показывал на каждого собравшегося. Кто-то в толпе уже смекнул к чему я клоню и начал хихикать. Я называл такие вещи, которые хоть раз, но были у каждого в жизни.

— Жестко ты ее. — заметил Локи.

— А нефиг было стражу звать.

— Тихо! — рявкнул стражник, — Тут доказательства нужны посерьезнее. Ты во всеуслышание назвался истинным пророком. Это правда?

— Да, — уверенно ответил я.

— Во-во! Я ж говорю, шарлатан, — гадалка не унималась.

— А ты не шарлатанка? — я смерил ее глазами, — Может состязание устроим? Выберем человека, и кто точнее расскажет о нем, тот и прав. Слабо?

Толпа одобрительно зашумела, похоже ей понравилось мое предложение. А судя по скучающим лицам стражников, они тоже были не прочь развлечься.

Из толпы вышел среднего роста мужик с густой бородой и опустился на стул.

— Вот он желает! — объявила гадалка. — Будем его судьбинушку читать. Тогда и поймем, кто прав.

Опа! А она не боится. Я быстро прикинул в голове возможные варианты и пришел к выводу, что это скорее всего кто-то из рыночных впрягся за нее. Кажется я только что заагрил местную мафию. Ну-ну, посмотрим. Мне похер — я бессмертный.

— Садись, — стражник указал мне на второй стул.

— Я хочу обсудить на что мы спорим. — произнес я, усаживаясь на предложенное место.

— Десять золотых! — быстро нашлась гадалка, и тут же вытащила из-под стола мешочек, звонко отсчитав деньги. — Но у тебя, голодранца, их скорее всего нет.

— Двадцать золотых! — объявил я, — Ставлю фамильный браслет!

Я вынул руку из-под плаща и продемонстрировал свое единственное сокровище. Хозяйка шатра склонилась над ним, пощупала, осмотрела и отсчитала еще десять золотых.

— Начинаем, — пробасил стражник. Похоже этим ребятам скучно на службе.

Толпа постепенно умолкла и с интересом уставилась на происходящее. Мошенница взяла руку добровольца, закрыла глаза и загробным голосом произнесла:

— Спрашивай!

— Как меня зовут? — произнес бородатый.

— Духи говорят, что Аристархом тебе нарекли! — торжественно объявила гадалка.

— Так? — служивый уставился на добровольца.

— Истинно так! У меня и документ имеется, — он вытянул из кармана сложенную вчетверо бумажку и протянул ее хранителю порядка.

Тот быстро пробежал по ней глазами и озадаченно покачал головой:

— Верно.

— А сколько мне лет? — мужик задал следующий вопрос.

— Стоп, стоп, стоп! — перебил я его, не дав ответить гадалке. — Думаю будет справедливо, если вопросы будут заданы перекрестно.

Мошенница и мужик еле заметно занервничали, однако стражник одобрительно кивнул.

— Можно вашу вторую руку?

Бородатый протянул ладонь, и я взял ее в свою

— Один момент, духов призову, — я наигранно сконцентрировался.

Включил свою способность и пару раз погонял на перемотке взад-вперед. Ну вот и ясно — одна шайка. Восемь человек, орудуют в разных точках рынка. Конкретно этот — шулер, дурит народ в игру, похожую на кости. А еще они любовники, только надо же — этой ночью он спал не с ней, а со жрицей любви.

— Можно начинать. — объявил я. — И мой первый вопрос: как зовут проститутку, с которой сегодня резвился господин Аристарх в борделе «Меж двух грудей»?

Бородатый побледнел и от неожиданности открыл рот, а на лице гадалки появилось недоумение, медленно, но верно переходящее в гнев. Она еле сдержалась и процедила наугад:

— Мария.

— Точно, точно. — мужик виновато закивал, понимая, что комедию нельзя ломать.

— Господин стражник, в правом кармане штанов у этого мужчины лежат женские трусики, на которых вышито имя «Анна». Он их прихватил с собой. Я думаю этого достаточно, чтобы понять, кто здесь истинный пророк.

— Да как ты смеешь, гнида! — мужик вскочил, занес кулак и попытался выдернуть руку, но я крепко вцепился в нее.

В следующую секунду его скрутили стражники и посадили обратно на стул. Один из присутствующих зевак подскочил к Аристарху, ловко выхватил из его брюк симпатичные кружевные панталончики, а затем победно развернул их над головой.

— Анна! Анна! — публика захлопала в ладоши, дружно скандируя написанное на них имя. — Пророк! Пророк!

— Это ничего не подтверждает! — заверещала гадалка, — Я тоже имею право на вопрос.

— А мне кажется, что мы уже все поняли, — произнес бородатый хранитель рынка. — Но так и быть, дадим шанс.

— Где сейчас мое кольцо, которое мне досталось от мамы? — дрожащим голосом произнесла мошенница.

— Ого, она кажется сама решила воспользоваться твоими услугами.

— Локи, палево. Если я сейчас переключусь с мужика на нее — запуститься откат способности. Выручай.

— А ты этого бородатого внимательно попроверяй.

— Давно потерялось? — поинтересовался я.

— Недели две как, — на ее лице появилось неподдельное волнение.

Я мотнул назад на двадцать пять суток и внимательно стал просматривать. Есть, нашел крысу!

— Твое кольцо украл Аристарх и отдал его за карточный долг вашему общему знакомому. Ты его знаешь. Он петушиные бои проводит.

— Ах ты гребаная мудила! — она вскочила из-за стола и зарядила возлюбленному в морду такую оплеуху, что тот вместе со стулом кувыркнулся назад.

— Так, кажется с этой веселой компанией придется серьезно поработать. — произнес второй стражник, до этого молчавший, и повернулся ко мне, — Забирайте свои деньги, вы нам все доказали. Кстати, захотите вступить в наши ряды — подойдите к администрации рынка и спросите Николая-стражника. Нам талантливые расследователи пригодятся.

— Подумаю, — пообещал я, сгребая монетки. Блин, даже мешочка нет. Надо бы сумку прикупить.

— Расходимся! Расходимся! — бородатый начал разгонять толпу.

— Неплохо, — оценил мою работу Локи, когда я довольно откинулся на спинку стула в таверне, одетый в новый плащ и поглаживающий набитый едой живот. — Двадцать золотых за час и первые связи в городской страже. Очень неплохо.

— А ты: «профессиональный этикет», — передразнил его я, — Это компашка со мной ничего общего не имеет. Разводить доверчивых простаков на последние копейки это совсем не то, чем я занимаюсь.

— Ладно, замяли. Я, как бог обмана, не вижу разницы в том, кого обманывать, кроме тебя разумеется.

— Надо мной ты по другому издеваешься, да.

Я поднялся со стула, рассчитался за еду и покинул заведение. Так, думаю можно теперь походить по рядам, да покумекать, как продолжить свое победоносное шествие наверх. Мне еще целый замок строить.

— Локи, есть мысли, что нам бы еще такое провернуть? Я не собираюсь работать гадалкой раз в пару часов. Это на крайний случай.

Блин! Опять замолчал! Ну что еще?

Я внимательно осмотрелся по сторонам, но никого и ничего подозрительного не заметил. Нужно срочно купить хоть простенькую карту, города. Надеюсь они здесь продаются. Помнится, я видел аж три алтаря в Дарграде. Интересно? А как они тут все вместе уживаются? Может группой играют?

Помня, что мой алтарь далеко и теперь мне нечего боятся, я прошелся по рядам и наконец-то нашел что искал. Небольшая лавочка с книгами, где имелась в продаже миниатюрная карта города, похожая на такие, что предлагают в России туристам на Черноморском побережье. И стоит всего один серебряный. Заодно прикупил здесь же важную брошюрку: «Вестландское уложение о наказаниях уголовных и административных.» Стоила она целый золотой, но важность для меня имела первостепенную.

Ну-с, посмотрим. Я открыл карту и нашел рынок. Вроде бы заходил отсюда и… И я замер, как столб на Плющихе. Меньше, чем в ста метрах от меня горел маркер алтаря.

Э-э-э…

«Алтарь Буагаманди, представитель — Никхот».

Интересненько. Я двинул в интересующую меня сторону и очень скоро услышал веселые крики. Очередной скоморох? Свою догадку мне удалось проверить, едва я пробился сквозь окружающую аттракцион толпу. В центре поляны находился раздетый по пояс амбал, подозрительно смахивающий на Сильвестра Сталлоне в его лучшие годы. Чистокровная итальянская внешность и весьма впечатляющие мускулы.

— Кто? — вопрошал он к толпе, — Кто еще готов рискнуть поднять волшебный камень? Плачу пятьдесят золотых!

Я опустил глаза и обнаружил на земле его алтарь. На ярком солнце его свечения почти не было видно. Интересный способ заработка. Мужик, нисколько не заморачиваясь, пользовался «эффектом Тора» и предлагал всем желающим попытать удачу.

Идентифицировать.

— Обнаружен игрок Никхот, покровитель Буагаманди.

— Я здесь, — довольно сообщил мне Локи.

— Чего делать будем?

— Валить конечно, — удивился он. — Идеальная обстановка. Попрактикуешься в стрельбе по мишени «накачанный олень».

Внезапно это как-то… Я, наверное, не готов к такому. К тому же он в группе может находиться. Налетят подельники и грохнут меня. Может у них тут засада? Спалили мой алтарь в Дарграде и теперь ждут, когда я засвечусь.

— Ну этого я тебе не подскажу, но да. Членам группы мгновенно придет сигнал, если ты попробуешь поглотить алтарь одного из ее участников.

Хм… А Локи со мной спокойно так говорит и не пропадает, хотя я обнаружил только одного. Намекает, что все цели вокруг обнаружены и его дружки сейчас далеко? И что, мне прямо сейчас убить человека?

— Да не очкуй! Он все равно воскреснет. Ты же понимаешь, что он просто так бы не рисковал. Заодно посмотришь, как это дело происходит.

— Ну же! — вещал Сталлоне, — Неужто в Дарграде перевелись настоящие мужчины?

— Я попробую! — от толпы отделился крепкий мужик, — Чего нужно с меня?

— Пять серебряных попытка!

— Идет! — доброволец вынул из легкой куртки деньги и передал их шоумену.

Стоит ли говорить, что у него ничего не вышло. Он покорячился, попыхтел, пытаясь сдвинуть камень, да и махнул рукой.

— Ну-ка, подыми сам!

Итальянский жеребец наклонился и легко поднял камень одной рукой, пару раз подкинув на ладони для солидности. Вид у него был при этом, как у юной кинозвезды, получившей свой первый Оскар. Публика яростно зааплодировала.

— Смотри как хорошо и неподвижно встал! Давай, вали его!

То ли в этот раз Локи был убедителен, то ли на меня снизошло понимание, что он все равно не умрет окончательно пока цел алтарь, но моя рука сама собой согнулась в локте, словно я решил почесаться, и раздался тоненький свист, быстро потонувший в овациях. Стрелка влетела прямо в центр его мускулистой груди, а я, словно заправский ассасин, даже не сдвинулся с места и радостно хлопал в ладоши вместе со всеми.

Мужик ошеломленно застыл, а через секунду рухнул на спину. Из маленького отверстия в районе сердца выступила капелька крови, которая быстро начала увеличиваться в размерах.

— Горжусь тобой! — как-то просто и обыденно сообщил мне Локи, словно я каждый день валил десяток-другой игроков.

— Охренеть…

— Да ты смотри и не отвлекайся. Сейчас самое интересное будет.

Толпа, осознав, что Рэмбо убили, заверещала и бросилась врассыпную. Послышались истеричные вопли, крики «стража», и внезапно тело исчезло. Воцарилась тишина. Люди замерли и неверящими глазами смотрели на одинокий камень в центре площадки — был пацан, и нет пацана.

А спустя несколько секунд, живой и невредимый Сталлоне, растолкал зевак, ловко подхватил алтарь с земли и рванул бегом на выход. Ошеломленная публика застыла в прострации, а затем кто-то неуверенно произнес:

— Отличный фокус!

Вновь послышались смех и разговоры. Люди, постепенно отходя от оцепенения, стали расходиться по своим делам, восхищенно обсуждая произошедшее.

— Локи, это получается я только что лишил его трофейного алтаря?

— Ага. А еще он больше не сможет мгновенно воскреснуть, пока не применит иную способность, если ты помнишь. То есть по факту ты его лишил сразу двух алтарей. Но судя по тому, что он побежал, рискуя умереть еще раз, а не телепортировался, например…

— То у него не осталось запаса, — закончил я фразу.

— Ну или он слабоумный и отважный.

Я неспеша двинулся следом за игроком, на ходу вытаскивая карту. Сталлоне уже был далеко, и постоянно наращивал расстояние между нами. Двигался он в сторону другого алтаря, который находился прямо у входа во дворец, где я сегодня уже проходил. Хм, посмотреть бы, что за место такое. Видимо там хранит камень его напарник.

— Пойдем, да глянем. У тебя теперь плащик модный, с дороги не столкнут.

— А давай сходим, даже любопытно. Только не сразу, подождем пока успокоятся.

— Господин пророк, я сделала, как вы велели! — раздался слева от меня голос.

Это еще кто? Я удивленно обернулся, и обнаружил ту самую деревенскую простушку из гадального шатра. Только теперь она держала в руке какой-то бумажный сверток, а ее мордашка была размалевана словно у придорожной проститутки.

— Локи, за что мне это? — взмолился я.

— «Мы в ответе за тех, кого приручили». Джейсон Майкл Стэтхем.

— Вообще-то, это был Экзюпери.

Я перевел взгляд на девчушку. Ну и что с ней делать?

— Тебя как зовут?

— Ася.

— Ася, милая, а ты про зеркало слышала?

— У меня не хватило, — она нахмурилась, — Я некрасивая, да?

— Красота — понятие субъективное.

— Суб… Суби, — попыталась она выговорить незнакомое слово.

— Идем, — вздохнул я, — Но для начала давай-ка пойдем вон к тому фонтану.

Я терпеливо дождался, пока она смоет остатки косметики, а затем повел ее в торговые ряды. Там я приобрел для нее за один серебряный небольшое зеркальце, после чего двинулся вместе с ней в сторону дворца.

— Ты откуда такая приехала?

— Из Фомичево, это сто километров на восток от Дарграда.

— И чего ты здесь делаешь?

— Я у тетушки остановилась, — она внезапно изменилась в лице, — Ой, погодите.

Я проследил за ней взглядом. Ася подбежала к очередному «предсказателю», вытянула руку и сложила пальцы в характерном жесте:

— Фак ю, олд битч! — звонко произнесла она, огорошив сидящую внутри гадалку.

— Твоя школа, — заметил Локи.

— Да уж. Но лучше так, чем она будет отдавать им последние деньги. За пять минут я ей не объясню, как отличить доброжелателя от мошенника.

— Я вернулась, господин пророк, — девчонка снова заняла место слева от меня, — Вы спрашивали, что я здесь делаю. Искусству шитья хочу обучится!

— Это дело хорошее.

— А еще парня найти! — выпалила она и покраснела. — Чтобы городской был и верный!

— Ну чтобы парня хорошо заарканить, это тебе нужно наставницу найти. Такую, что обучит тебя уловкам девичьим. Тетушку свою попроси.

— Она старая и без мужа всю жизнь, — буркнула Ася.

— А мама?

— Нету мамы, — вздохнула она, — Умерла когда я совсем маленькая была. А папка не женился больше, работы много у него. Долг помещику отдать надо.

— Тогда вот что я тебе скажу, Ася. Готовься пока к ремеслу своему, а через недельку давай встретимся у фонтана в полдень. Там где ты умывалась. К тому времени я что-нибудь придумаю. Сделаем из тебя светскую львицу, ну или как минимум львенка.

— Спасибо! — она встала на носочки и чмокнула меня в щеку, — Только не забудьте, господин пророк.

— Не забуду.

Девушка побежала обратно, а я перешел на другую сторону улицы и уселся на скамейку. Пора бы ознакомиться с местным законодательством, заодно подожду, пока Сталлоне и его друг успокоятся.

— Ты местным Бэтманом заделаться решил?

— Да жалко деваху, простая как три копейки.

— Если ты всех будешь жалеть…

— Ну, скажем, она нам частично помогла денег заработать. Девчушка добрая, такая в благодарности ответной никогда не откажет. Кто знает, что будет впереди? Может быть когда-то и мне помощь понадобится. Сегодня швея, а завтра королевский модельер. Не постеснялась ведь ко мне подойти, а значит потенциал на пробитие есть.

Книжку прочитал за пару часов, накрепко усвоив что можно делать, что нельзя, а на что могут закрыть глаза. По большому счету все тоже самое: не убий, не укради и прочее. Большинство мелочей наказывались штрафами, а за серьезные деяния грозила каторга. Смертная казнь светила только за убийство аристократов, госслужащих и стражников. Реализовывалась она через повешение. Правда не посреди города, как показывали в кино, а в специально отведенном месте. Впрочем, посетить его могли все желающие. Цивилизация, однако.

Порадовало, что здесь существует почти полноценное следствие, а не порадовало, что слово аристократа ценится выше слова простолюдина, если нет иных доказательств. И, конечно же, были дуэли. За них наказания не было, но проводились они исключительно на специальной площади в присутствии свидетелей и по правилам Дуэльного кодекса, который мне еще предстоит найти и прочитать. Впрочем, враждовать пока я ни с кем не собирался, да и сомневался, что местные сильно стремятся побыстрее помереть, решая таким образом пустяковые споры.

Закончив с просмотром брошюрки, я снова развернул карту. Два алтаря находились в одной точке, и думаю, уже можно сходить их проведать. Оторвал задницу от лавочки и потопал к королевскому дворцу. Выглядел я сейчас не то, чтобы очень презентабельно, но по крайней мере стражники на мне не задерживали взгляд, а важные господа с зонтами и в пенсне не стремились обойти за три метра.

Вот и почетный караул — передо мной появились королевские гвардейцы, охраняющие ворота. Большое дерево, метрах в двадцати от них, давало хорошую тень, и я сразу заметил под ним два ярких столбика света, поднимающиеся из кустов. Прошел вдоль строя, словно просто прогуливался, и рассмотрел местность получше. В центре декоративной клумбы был выложен узор из камней, среди которых и лежали два, что особенно интересовали меня.

— Весьма изобретательно, Локи. Хранить свои камушки там, где стоит круглосуточная охрана. И ведь попробуй залезь туда. Сразу пару стрел в задницу словишь. Интересно, а как они их туда засунули? Или просто подбросили? Если второе, то камни могут быть не закреплены. Локи?

Так, кажется я слишком рано пришел и эти ребятки все еще здесь. Я, не меняя поведения, прошел дальше и снова вывернул на площадь. Посчитал ворон, позевал, присел на лавочку и принялся потихоньку рассматривать людей. Сталлоне не было видно, но я был уверен, что кто-нибудь из них лазит поблизости. Внезапно в голову пришла неожиданная мысль.

— Локи, я идентифицирован?

— О чем мы там с тобой говорили? Ах да, что-то тебе везет на портних в последнее время…

Все ясно, меня срисовали. Ну что же, волноваться мне нечего — мой камень в безопасности. Жалко только будет умирать на целую неделю, и выходит, что девчонку зря обнадежил, так как пропущу встречу с ней. Алтарей у меня запасных, увы, пока нет.

Или все же не зря?

Мой взгляд остановился на хорошо одетом девяностолетнем старике, сидящем на лавочке напротив, который сосредоточенно читал газету.

— Локи какова вероятность, что сегодняшний номер «Вестника Тинзийского содружества» окажется в столице Вестландии?

— Очень низкая, Ватсон, очень низкая.


Глава 3


Идентифицировать.

— Обнаружен игрок Мудрец, покровитель Дахеом.

Хм. Мудрец значит. Очень самоуверенно. Но пока я не знаю что это за человек, не знаю какие у него способности, а значит не следует скидывать это со счета. Теперь вопрос: как мне правильно поступить?

Незаметно прикоснулся к браслету и попробовал активировать маленькое шило. Артефакт не сработал, а это значило что и смертоносная стрела все еще в откате. Интересно, что я до сих пор жив. Значит прямо сейчас у дедушки нет способа убить меня незаметно, либо он просто боится шумихи и гвардейцев. Кроме того, все осложняется тем, что поблизости, с большой вероятностью, бродит его напарник, а потому лучшее, что я сейчас могу сделать — убраться отсюда, пока меня не прикончили. Вот только сначала надо как-то скинуть их с хвоста. Я поднялся с лавочки и потихоньку двинулся на выход.

Где там мой зеркальный браслет? Я посмотрел на полированную поверхность и обнаружил, что дед свернул газету и двинулся следом. Ну еще бы, теперь они меня хрен просто так отпустят. Придется импровизировать. Ну и ладно. Истерику устроить не долго. Вот то скопление людей в северной части подойдет.

— Ах ты конченная проститутка! — громко заорал я, внимательно отслеживая реакцию гуляющих парочек.

Мужчины и их спутницы резко начали оборачиваться ища глазами возмутителя спокойствия, старичок-игрок удивленно замер, а взгляды королевских гвардейцев как один переместились на меня. Двое солдат моментально отделились от взвода, и быстрым шагом двинулись в мою сторону. Вот и хорошо! Заберите меня отсюда, да может короля увижу хоть одним глазком.

Что-то я отвлекся от спектакля. Кажется вон та мадам мне подойдет. Я сорвался с места и побежал к красивой, тридцатилетней молодой барышне. Эта особа заметно нервничала больше других, впрочем как и ее седоватый спутник, который беспокойно вращал головой. Очевидно, что они приняли эти слова на свой счет, а значит рыльце у обоих в пуху.

— Что ты уставилась, шлюха? Чего глазенками своими бесстыдными хлопаешь? — я остановился прямо перед ней, а в следующую секунду в мою спину прилетел мощный тычок и бравые гвардейцы скрутили меня.

— Позвольте…, — начал тип в шляпе.

— Вы его знаете? — поинтересовался королевский вояка у женщины.

— Нет, — испуганно ответил она.

— Ты че несешь, шалава? — я, попытался приподнять голову, — Променяла меня на сморщенный член, да?

Мои вопли привлекли зевак, которые постепенно образовали круг. Мужчина еще больше занервничал, а женщина начала стыдливо прятать лицо под вуалью.

— Господа стражники! Давайте проследуем куда-нибудь в участок и во всем разберемся, — ее кавалер наконец-то включил мозги.

— Давай лучше за угол проследуем! Я с тобой там разберусь! — не унимался я.

Один из солдат выпрямился и махнул рукой в сторону своего строя, а через минуту к нам подъехала большая карета, запряженная двумя лошадьми, с королевской эмблемой на дверце и оскорбленных первыми пригласили внутрь. Для меня выделили место сзади, в отсеке, так похожем на кузов родимого автозака. В его маленькое окошко я успел разглядеть расстроенного деда-игрока, который обреченно развернулся и поплелся обратно на лавку.

— А ты попроще не смог ничего придумать? — Локи кажется немного обалдел от моей выходки.

— Ну сработало же! Убить меня теперь не смогут — а бежать за каретой уважаемому дедушке слишком неудобно.

Повозка остановилась у стен уже мне знакомых. Именно здесь я ночевал прошлую ночь. Как некстати, неподалеку обнаружился чертов Рэмбо, который ошивался возле гвардейского оплота, видимо пытаясь придумать как выщелкнуть мой алтарь. Ну что за невезение! Переехал от одного игрока к другому.

Лицо качка выглядело ужасно расстроенным — видимо он отправился поискать подходы к моему камушку и понял, что это будет непросто. На приехавшую карету он не обратил особого внимания, как и на скрюченного меня с заведенными назад руками. Означать это могло лишь одно — он пока не в курсе что меня задержали, а идентифицировал меня именно дед. Однако, теперь есть вероятность, что его напарник скорее всего с ним свяжется. А значит пока меня будут мурыжить в местной милиции, эти двое вполне могут организовать засаду неподалеку. Плохо…

Меня, вместе с парочкой отвели в будку для допроса, где рассадили по разные стороны большого стола. Комнатка выглядела чистенько и опрятно. Уже хорошо — значит пинать меня здесь не будут. Правда двое гвардейцев за спиной сильно напрягали, но мне не привыкать. Сразу следом за нами в помещение вошел пожилой мужчина, который уселся посередине и начал нас терзать вопросами.

— Представьтесь, пожалуйста. — он уставился на меня.

— Меня зовут Николай Пузырев, — начал я, — Мы с женой приехали в столицу из Приморска, и я отправился по делам. Закончил их намного быстрее, чем планировал и решил вернуться обратно на денек пораньше. Иду я, знаете ли, в гостиницу, думаю цветов любимой женщине прикупить, и… охреневаю! Эта мымра, пользуясь моим отсутствием, гуляет перед королевским дворцом с каким-то муд… э-э-э… мужчиной.

— Да я тебя, идиота, знать не знаю! Я даже никогда в жизни не была в твоем сраном Приморске! — она вцепилась в столешницу и злобно уставилась на меня.

Я мгновенно сделал удивленное лицо и пробормотал неуверенно:

— А что у тебя с голосом, Наташа?

— Какая я тебе Наташа, выродок! Меня Регина зовут! А тебя я вообще, козла, впервые вижу.

— Документики ваши покажете? — дознаватель вопросительно уставился на нее.

— Секунду, господин дознаватель — вмешался ее седой спутник, — Можно этот вопрос решить как-то… эээ… анонимно? Мы бы не хотели озвучивать наши фамилии и предавать дело огласке. Совершенно понятно, что произошло обычное недоразумение и человек ошибся. Да? — он уставился на меня.

— Ка… кажется, — пробормотал я, во все глаза пялясь на «жену», — Боже, вы такие с ней одинаковые… Простите великодушно дурака! Простите…

— То есть вы не будете подавать жалобу об оскорблении, или клевете? — дознаватель продолжал пытливо глядеть на женщину.

— Хотела бы, но не буду, — буркнула она злобно.

— Простите, простите дурака слепого, — я сделал порыв встать перед ней на колени, но гвардейцы меня запихали обратно за стол, — Я же законопослушный! Вот, смотрите, у меня даже уложение уголовное с собой имеется!

— Сядьте на место! — рявкнул дознаватель, а затем повернулся к парочке, — Тогда, если у вас нет претензий к господину Пузыреву, вы свободны.

Влюбленные встали из-за своих мест и в сопровождении гвардейцев покинули кабинет, оставив меня один на один с местным следователем.

— А я? — мои жалобные глаза уставились на старичка, — Меня жена любимая ждет, с цветами…

— А вам выпишут предписание, — ответил он, — Оплатите расходы стражи и свободны. Формально вы ничего не нарушили. Надеюсь у вас есть с собой деньги? Иначе вам придется остаться здесь, а мы уведомим вашу жену.

— Э-э-э… а сколько я должен и за что?

— Два золотых за беспокойство. Карету ради вас подняли, королевскую гвардию потревожили.

Вот же они тут стригут, сволочи! Но по фигу. Я остался жив, сбросил временно хвост и это главное. Вот только теперь надо от засады снаружи уйти, а выход в город, насколько я помню, здесь один.

— Локи, я надеюсь они берут взятки?

— Вот сейчас и узнаешь.

— Эмм… Не сочтите за наглость, господин дознаватель, а можно меня увезти обратно? Ногу ваши сотрудники мне повредили. Я доплачу, — моя рука опустилась в карман, и я извлек шесть золотых. — Вот, два за проезд, два за обратный проезд и два вам в благодарность за отличную службу. Приятно встретить профессионала своего дела, который так быстро все расставил по своим местам.

— Кхм…, — дознаватель уставился на лежащие на столе монеты, — А куда вы, собственно, хотели доехать? Я через полчаса выезжаю в город на следственное мероприятие, так что могу подбросить.

— Да мне до рынка, здесь недалеко. Цветы же надо купить, а то виноватым чувствую себя перед Наташкой своей. Бес попутал! На невинную женщину подозрение затаил…

— Ну раз ногу повредили, то конечно помогу хорошему человеку. Подождете?

— Подожду.

Он с довольным видом сгреб монеты и вышел из комнаты. Чувствую я, что из них максимум только одна уйдет в казну. Собственно, первые подозрения ко мне пришли уже на том моменте, когда я заполнял прошлый протокол. Копию мне не вручили, чьих-то подписей я там не обнаружил, за исключением своей. Ну не может мешок с дырками стоить пять золотых!

Дознаватель, как и обещал, вернулся через полчаса и проводил меня во двор, где уже стояла служебная карета с кучером в военной форме. Он велел мне залезть назад, а сам уселся спереди и отгородился от меня внутренней перегородкой. Похоже новое знакомство завести не удастся, а жаль. Полезный человек.

Карета тронулась. Я уселся поудобнее и сдвинул шторки на окне, оставив маленькую щель. Накачанного итальянца уже не было на месте — видимо где-то засел в кустах. Его наблюдательный пост занял неспешно прогуливающийся дед, который периодически поглядывал на будку. Вот и ждите тут до китайской пасхи, а я пока подумаю, как ваши алтари отработать.

Слуга закона высадил меня у рынка, и укатил прочь, даже не попрощавшись. Я проводил экипаж глазами, грустно вздохнул и вывернул свои карманы. Три золотых монетки. Это все что осталось от моего дневного заработка.

— По средствам надо жить, а не по шесть золотых за такси отдавать.

— Зато я теперь в безопасности. Правда, что-то с ночлегом придумать надо.

От нечего делать поплелся на рынок — может еще что подвернется. С разводом гадалки на деньги конечно удачно получилось. Может еще одну сагрить?

Хм, а это что такое? Я уставился на шатер утренней «предсказательницы», который теперь крест-накрест был перетянут двумя ткаными лентами с надписью «Закрыто до выяснения».

— Локи, гляди какое место козырное, прямо у входа! Кажется турнули гадалку с рынка.

— Тебе-то чего? В барыги податься решил?

— Нет, но нужно тему обмозговать. На таком проходном месте можно что-нибудь интересное придумать. Пойду-ка, найду этого Николая-стражника, да выведаю у него что, да как. Он мне, между прочим, работу предлагал.

— Только попробуй в менты податься, я сам тебя дисквалифицирую!

Я прошелся вглубь рынка и вскоре отыскал администрацию. Она находилась в двухэтажном круглом здании из белого камня в самом центре рынка. Справа от него располагался небольшой невзрачный домик, на стене которого желтой краской было написано «Охрана». Постучался в массивную деревянную дверь с окошком и четверть минуты спустя в нем появилась толстая неприветливая физиономия.

— Че тебе?

— Николая ищу.

— А че хотел-то?

— Передайте ему, что мы с утра с ним встречались.

Окошко захлопнулось, а спустя минуту вышел тот самый стражник, что предлагал мне в расследователи податься. Вот сразу видно — толковый мужик, хваткий, шустрый. Не то что этот жиртрест.

— Мы знакомы? — он задумчиво уставился на меня, — Погоди, это же ты сегодня гадалку на чистую воду вывел? Никак предложение мое обдумал?

— Я пообщаться с тобой хотел, да разузнать кое-чего, в том числе и про службу. С меня выпивка.

— Деловой у тебя подход, уважаю. Подходи к восьми часам в таверну «Купеческая».

— А где это?

— Неместный что ль? Как с рынка выйдешь, направо пройдешь до третьего переулка, там и увидишь.

— Там ночлег есть? Что по ценам?

— Пять серебра, кажись, комната, а на золотой и погудеть можно нормально. Я много не пью, так что не обеднеешь.

— Идет! Ну, тогда не прощаюсь.

Я развернулся и двинул обратно. Деньги таяли катастрофически быстро. По большому счету, в этом городе можно легко жить на золотой в день, если не покупать постоянно новую одежду, да кататься по шесть золотых за километр.

— Ну и чего делать думаешь, мамкин бизнесмен?

— Думаю, как бы сделать так, чтобы деньги сами шли ежедневно и при этом бы мне ничего не было. Случайными делами я на замок долго копить буду, а если кого по-крупному кинуть — то опять дислокацию менять придется. Дарград, конечно, большой, но когда-нибудь всему наступит конец, а мне здесь нравится! Этот город прямо создан для меня и люди тут, словно родные. Я бы нововведение какое-нибудь с Земли применил, но ты говоришь что нельзя.

— Тут вопрос тонкий. Если какое-то мощное изобретение будет, способное произвести революцию в науке, сразу бан. А если что мелкое — например в покер играть кого научишь, или еще что-то, то это можно.

— Хочу на серьезный уровень выйти и жить по-человечески.

— Тогда думай, Антон, все в твоих руках.

Я понемногу удалялся от центра города. Вокруг стали появляться первые жилые домики: деревянные трехэтажные на два крыльца, и каменные, в один-два этажа с единственным входом. Заборов между ними не было, так как из-за близости центра здесь был застроен почти каждый клочок земли.

До встречи с Николаем оставалась пара часов, а потому я решил получше ознакомиться с этой частью города. Отыскал ту самую таверну, запомнил ее местоположение, а потом свернул к реке Зарянке, которая протекала на пару кварталов ниже. Берег в этом месте возвышался над водой метров на десять и был огорожен кованной металлической оградкой. Перед ней располагалась вымощенная булыжником мостовая, вдоль которой обнаружился ряд полупустых лавочек. На одной из них я и расположился. В целом, место очень мне напомнило родную Анапу — есть там у них похожая набережная. Разве что здесь речка, а не море. Горожане неторопливо гуляли, общались, но большая их часть уже возвращалась в город, поскольку потихоньку смеркалось.

Интересно, а что там с нашим волчарой? Я сильно обогнал его по морю, да и, помнится, еще один игрок должен был пересечься с ним. Так, посмотрим — я открыл маленькую карту Вестландии с другой стороны буклета. Масштаб никакой, но даже так понятно, что все не очень весело.

— А он упорный, — заметил Локи.

— Вот только его мне не хватало для полного счастья.

Значок Верва двигался к Дарграду. Исходя из своего прошлого опыта, я приблизительно высчитал, что ближайшие пару дней мне его не стоит опасаться. И вообще, чего мне теперь бояться? Он не видел меня в лицо, а казармы с алтарем ему точно не взять. Не дорос еще.

Я убрал карту и задумчиво уставился на темные воды Зарянки. Она текла лениво и неспешно — одно из тех зрелищ, на которое можно смотреть часами. Внезапно вспомнилось, что надо бы найти Иннокентия. Но это позже. У меня Акакий пока без штанов. Вода, святой отец… Святая вода, чудодейственная вода — мозг на автомате подхватил аналогию.

Хм… А если?

Мне вспомнилась одна древняя афера, которая прекрасно прокатывала в девяностых годах. Я тогда был совсем мелким, но не забыл, как к нам заявились люди в галстуках с умными лицами и настоятельно предлагали обработать квартиру от негативного излучения из космоса. Вся обработка заключалась в создании на стенах квартиры защитной пленки из жидкости, подозрительно похожей на ту, что бежала из нашего водопровода.

Отец их послал в далекое эротическое путешествие, однако несколько наших соседей все-таки заплатили мошенникам. Потом кто-то из них понял, что лоханулся и вызвал милицию. Космических защитников быстро забрали в РОВД, но затем также быстро отпустили. Почему?

Да потому что следователь не смог доказать, что их защита от пси-излучения, насылаемого враждебной расой рептилоидов, не работает. В итоге эти ребята преспокойненько вернулись к своему занятию и обработали таким способом полгорода. Учитывая, что здесь магическое средневековье, хоть местами и продвинутое, вера людей в сверхъестественное сильна, а значит такое вполне может прокатить.

Но это мероприятие уже на завтра, а сейчас меня ждет доверительный разговор с Николаем. Я поднялся с лавочки и медленно двинулся в сторону таверны. Она, на первый взгляд, выглядела весьма достойно, и я решился снять комнату на сутки — меньше было нельзя. Вот и минус пять серебра. Потом заказал себе какое-то симпатичное рагу за серебряный и уселся за свободный столик. Посетители выглядели весьма дружелюбно и были вполне трезвыми.

Неспешно расправился с едой. И как только девушка-официантка унесла грязную посуду, в залу ввалился Николай в гражданской одежде. Хм, а он здесь относительно популярен — пока парень добрался до моего столика с ним поздоровалась куча народа.

— Здорово, пророк! А где пиво? — он улыбнулся и сел напротив.

— Сейчас, — я подозвал официантку и снова повернулся к нему, — Закажи на свой вкус.

Нам принесли четыре кружки, размером примерно по пол-литра и копченое мясо, нарезанное ломтиками. Николай тут же высадил половину своего стакана одним глотком и довольно отрыгнул. Впрочем, как я уже понял, здесь это вполне себе приличный жест.

— Это для разгона, — сообщил он мне, — Ну, говори, чего хотел. А лучше сразу расскажи, как ты так гадалку обставил. Только не надо мне здесь про духов петь, не люблю я этого. Коль умел бы что магическое — давно бы уже на должности знатной сидел, а не в холстине по рынку шатался.

Хм. Отличный мужик, сразу к делу, да без прелюдий. Будет проще разговаривать.

— Дай мне вещь любую, — предложил я.

— Держи, — он вытащил из кармана медяк и протянул мне.

Я зажал монетку в руке и на средней перемотке промотал время назад.

— В караулке вашей лежал между досок, — улыбнулся я. — Ты переодевался в свои повседневные вещи и обнаружил его возле шкафа. Справа.

— Силен! — удивленно покачал он головой, — И внутрь комнаты ты не мог бы попасть подсмотреть. Так чего ты побираешься тогда, коль умением владеешь?

— Способность моя ограниченная, не могу я ее часто использовать. А дело вот какое к тебе, Николай, — я поднял кружку и отпил глоток, — Что нужно, чтобы павильончик тот на входе занять? И есть ли вообще какие-то шансы?

— Это с администрацией решать надо, а они народ такой — просто так не станут с тобой говорить. Место проходное, бойкое.

— То есть ты не сможешь помочь? — прямо спросил я.

— Могу попробовать, только интерес мне с этого какой? — честно и прямо ответил он.

— Ну, скажем, раз в день я смогу тебе помочь и точно восстановить события какого-нибудь происшествия. Кража или еще что. Только мы это сделаем по тихой и все выставим так, будто ты своим умом дошел. Глядишь, и в должности поднимут, а там и жалование повыше, и статус иной.

Он задумался, причем очень крепко. Минута, две, три. Я не мешал ему размышлять, а спокойно попивал пиво.

— В общем так…, — начал он, — А как звать-то тебя, кстати?

— Зови Антоном. — я не видел ничего предосудительного в том, чтобы назваться своим именем. Все равно тут все без паспортов гоняют.

— В общем так, Антон, обещать пока ничего не буду, но удочку закину и завтра тебе ответ дам. Только вот документы будут нужны о постоянном проживании в Дарграде, и какая-никакая репутация. Человек, как я понял, ты в городе новый, а потому тебе придется искать того, кто на себя аренду оформит, а ты уже у него якобы снимешь, это не запрещено, — он немного помолчал и предупредил, — С липовыми бумагами можешь прямиком идти страже сдаваться, а не ждать, пока за тобой придут. С этим делом в столице строго.

А вот это очень не очень. Допустим я оформлю настоящие документы на Акакия, но вот где я возьму прописку или знакомого, которому бы мог доверять? Я и знаю здесь только одну Асю, которая сама лимита. Выйти на ее тетушку?

— Не вариант. Она старая дева, там тараканы с носорога размером в голове.

— Вот, вот.

— Николай, а ты как сам? Не хотел бы службу сменить?

— Не-а, даже и не думай, — он отрицательно замотал головой, — Не мое это. Я из тех людей, что золотому предпочтут спокойствие душевное. Отработал смену, да и домой пошел. Вот в начальники бы куда пробиться — это я с удовольствием. Ну что, еще по кружечке?

— Давай!

Дальнейшая наша беседа проходила на ненапряженные темы. Мужик он оказался что надо. Не взяточник, но и не святой. Мог закрыть глаза на мелкие проделки, но по серьезному делу сразу вставал на букву закона. Благодаря ему, я лучше понял многие тонкости здешней жизни, которые мне могли здорово помочь в будущем.

От него я, например, узнал, что мошенники не являются серьезной силой этого города, и довольно редки. Хотя если за этим делом поймают и докажут, то штрафом не отделаться. Значительно больше проблем представляли из себя так называемые теневые гильдии: воры, убийцы. Кроме того, последнее время, серьезную силу набрали «торговцы дурманом». Их люто ненавидели две первых организации, и частенько устраивали с ними разборки. Тем не менее зараза уже просочилась в город, и ходили слухи, что даже дворянство нет-нет, да и побалуется чем-то запрещенным.

В итоге, посидели мы с ним неплохо, и я даже слегка превысил лимит денег, рассчитывая его отбить завтра. Зато ближе к полуночи он стал для меня Коляном, а я, соответственно, Тохой.

— Я тебе знаешь что скажу, друг? Хороший ты парень, но вот рожа у тебя… Терпеть не могу такие! — он громко отрыгнул и добавил, — Не, ты не подумай плохого, ты нормальный и все такое. Но вот смотрю на твою физиономию — вроде бы запомнил, на минуту отвернулся — и уже забыл. Я же тебя и не признал по началу в одежде новой, когда ты ко мне в будку приперся.

— Есть такое, Колян. Обидно даже бывает, что никто не помнит. Тебе на службу не надо что ли завтра?

— Я по суткам караулю. Два выходных у меня законных. Но ты прав — пора бы и честь знать, — он приподнялся и размял мышцы, — Ты тут заночевал?

— Ага. Слушай, Коля. А ты не посоветуешь мне человека надежного, с которым дела крутить можно, да чтобы в торговле разбирался и точку на себя мог оформить? Я бы тогда и тебя не напрягал.

— Знаю такого, — оживился стражник, — Боря-Баклажан, удобрениями алхимическими на Заречном рынке торгует. Восточная часть. Парень банкрот и за помощь любую схватится. У него, кстати, сестра в администрации нашего рынка трудится. Коль найдешь к нему подход, то он лучше меня все организует!

— А чего он не здесь торгует, раз сестра есть?

— Ну так бизнес специфический. Вся алхимия огородная на Заречке продается. Это на том берегу Дарграда. За серебряк доедешь с любым извозчиком.

— Понял. А чего он обанкротился? Не идут удобрения? И почему Баклажан?

— Да влетел он с ними. Партию большую взял фосфата и еще какой-то дряни на свои кровные, а тут какой-то хмырь заезжий весь город завалил им по дешевке. Вот теперь сидит без денег. А Баклажан почему? Да хрен его знает! Повелось так. Сколько его помню — всегда Баклажаном был. Ладно, Тоха, мне правда пора.

Я попрощался со своим новым знакомым, оплатил выпивку и поднялся на второй этаж. Моя новая комната сильно отличалась от апартаментов Марка, и даже от той таверны, где жил Скорострел. Стоила она дороже, а вот особых удобств в ней не было. Разве что умывальник, похожий на приделанное к стене ведро. Туалет был вообще общим — один на весь этаж. Цивилизация и прогресс на лицо, мать их! А еще столица называется. Быстрее бы разрулить с ближайшими игроками и начать жить как положено.

Я улегся на кровать, даже не расстилая ее, поскольку от простыней несло чем-то затхлым и уставился в потолок, переваривая сегодняшний день. Итак: у меня остался один золотой, я познакомился с неплохим и нужным человеком, а в перспективе познакомлюсь еще с одним, который банкрот.

Чертовы удобрения! Даже не представляю, что с ними можно сделать.

Хотя…

В голове завертелись шестеренки, обдумывая очередной прожект.

— Вот это по-нашему! — одобрил Локи, прочитав мои мысли. — Лох — зверь не краснокнижный и повсеместно встречающийся.

— Надеюсь, Локи, надеюсь.


Глава 4


Утром я первым делом проверил карту. Мой знакомый волколак приблизился к городу примерно на треть, и по моим расчетам должен прибыть к завтрашней полуночи, даже если опять чудом ускорится. Думаю, что такое быстрое перемещение его второе умение. Я бы не прочь был поживиться его алтарем, поскольку он меня прилично достал, но для поимки этого гада нужно все продумать. В данный момент ему никак не добраться до моего алтаря, а свой он с собой таскает.

Куда интереснее выглядят камни Рэмбо и Деда. Они все также находились под стенами дворца, и их добыча пока выглядела опасной. И, судя по карте, остается в Дарграде еще один игрок, что-то я до него все никак не могу добраться. Кажется его владелец сам по себе и ни с кем не состоит в группе. Вот только почему тогда эти двое им не интересуются? И почему им до сих пор не интересовался я? Прислонил палец к красной точке.

— Алтарь Бик'Тогарутэ, представитель — Забудь.

— Что еще за Забудь?

— Забудь — значит забудь, — ответил Локи, — Иначе говоря — не вспоминай.

— Ты о чем?

— Что я о чем?

— О чем ты сейчас говоришь? — удивился я.

— Об алтаре игрока Забудь.

— Какой еще Забудь?

— Проехали, — вздохнул Локи.

Я перевел взгляд на карту. Так, что я там рассматривал? Ах да, я думал о том, как бы мне по ловкому отжать камни возрождения у Рэмбо и Деда. Хм, а это что за алтарь?

— Алтарь Бик'Тогарутэ, представитель — Забудь.

— Локи, а что еще за Забудь? Это имя такое?

— Забудь, мать твою! Сверни карту!

— Зачем? — удивился я. — Мне же надо алтари отжимать.

— Вот и отжимай!

— А я что делаю? Планирую сижу. Слушай, а в городе оказывается три алтаря.

— Три, да…, — как-то обреченно произнес бог.

— А почему я до сих пор третьего не посмотрел?

— Ты смотрел уже, — казалось Локи сейчас заплачет.

Что это с ним?

— Да не смотрел я его! Ну-ка, что там у нас?

— Алтарь Бик'Тогарутэ, представитель — Забудь.

— Это имя такое? — поинтересовался я.

— Антон. Иди на рынок, а? — взмолился бог.

— Скоро пойду. Вот только посмотрю, что за третий игрок. Ты нервный какой-то сегодня.

— Пожалуй, я до Агимеи сгоняю, а то ты так и не уйдешь отсюда. Бывай.

— Алтарь Бик'Тогарутэ, представитель — Забудь.

Хм, странное какое-то имя. Жалко Локи ушел, я бы у него поинтересовался, что это за игрок такой. Ладно, потом как-нибудь.

Блин! А чего у меня так тело чешется? Одеяло такое было или чего? Не мог же я здесь чесотку поймать! Локи вроде говорил, что игроки не подвержены болезням. Закатал рукав плаща и обнаружил на внутренней стороне предплечья несколько маленьких красных точек…

Помню, мама в детстве возила меня на курорт. Что-то там не срослось с заранее забронированным жильем, и нам пришлось срочно искать квартиру. В итоге, за целый день мы нашли один-единственный вариант, в котором нам вынужденно пришлось остановиться. И вот тогда-то я впервые познакомился с бесшумными ночными убийцами, под названием — клопы. Я ревел всю ночь и чесался, а на следующий день матушка пошла жаловаться по местным администрациям и в санэпидемстанцию. Кажется, она тогда ничего не добилась, но первая половина нашего отпуска была испорчена окончательно.

Ну что же — проверим догадки. Я пошарил глазами по комнате и остановился на подоконнике, который заметно отходил от основной стены. Ну-ка! Присел перед ним и сильно надавил снизу, слегка приподняв его.

Мать-перемать! Табун коричневых рысаков галопом рванул в темноту — не меньше полсотни штук! Пойти предъявить трактирщику? Ну, брат Колян, ну подставил ты меня! С другой стороны он сюда только выпить приходит, мог ведь и не знать… А может это у них в Дарграде вообще в порядке вещей? Как в европейском средневековье. Но в Приморске-то ведь не было этой заразы!

Ну его в задницу! Не буду я разборки с трактирщиком устраивать, только время терять. Надо найти какую-нибудь разведенку, лет до тридцати, и спать с ней в чистой постельке. Можно и помоложе, конечно, но скорее всего там придется с предками знакомится, да еще и полвечера убеждать, что она мечта всей моей жизни и нам непременно стоит это закрепить актом любви у нее дома. Ночевать ведь надо где-то! А утром еще хрен отвяжешься от нее. Я с грустью вспомнил Вику из портового города. Вот та прекрасно понимала, что и как устроено в мире, без особых иллюзий.

Ладно. Что там у нас в программе? Знакомство с Баклажаном и защита Заречного рынка от порчи? Нужно подготовиться.

Я спустился вниз, отдал трактирщику ключ и поинтересовался, нет ли у него какой-нибудь емкости посимпатичнее.

— Есть конечно! — он слегка удивился моей просьбе, но тем не менее открыл дверь в подсобку, — Вот, выбирай!

Внимательно осмотрел предложенную тару и остановился на изящной серой бутылочке, которая была сделана будто из камня. Никаких надписей и этикеток — самое оно!

— Вот эту возьму!

— Один серебряный. — не моргнув глазом ответил хозяин таверны.

Ну еще бы. В акт добродушия и щедрости я, конечно же, изначально не верил, а потому молча протянул ему монету и забрал бутылку.

— Водички можно набрать или тоже надо платить?

— Ну, для клиента уважаемого это за бесплатно!

Он взял из моих рук бутылку, скрылся в подсобке, а спустя минуту вышел и торжественно объявил:

— Держи. Я тебе даже пробку нашел! Чего не сделаешь для хорошего клиента!

— Вот спасибо! Еще бы клопов потравил и цены тебе бы не было, — буркнул я и поплелся на выход.

— Ну извиняйте, — крикнул он вслед, — Коли найдется колдун, что эту заразу вывести сможет, тот озолотиться сказочно.

Хм. Заманчивая идея. Вот только, насколько я помню, даже в двадцать первом веке этих монстров на Земле так и не смогли победить.

Я выбрался на улицу, спрятал бутылку под плащом и двинулся в сторону моста. День был фантастический: на небе ни облачка, а утреннее солнышко ласково гладило мое лицо теплыми лучами, настраивая на нужный лад. Прошел два квартала и повернул налево, проверить заветный павильон. Он все также был закрыт и никем не занят. Это хорошо! Вчера Коля за кружечкой мне поведал, что они разогнали всю эту компанию. Ниточку потянули, а там и повылазили их мелкие косяки. Вроде как сбежали ребята из города, чтобы не платить пеню, но это не точно.

Впрочем мне не сюда. Сегодня моя цель тот самый Заречный рынок. Я поднялся вверх по улице, где обнаружил с десяток экипажей, извозчики которого с надеждой посматривали на проходящих людей.

— До Заречного рынка сколько будет?

— Два серебряных, — ответил усатый тип, смерив меня оценивающим взглядом.

— Один только есть, похожу поищу еще. Спасибо.

— Ну один так один. Поехали!

Блин. Люди, они и в другом мире люди! Назвал двойную цену — не прокатило, ну и хрен с ним. Ну а что? Ведь может и повезти. Я раз кустарный китайский айфон как шестую модель одному мажору на вокзале продал, хотя на рынок только-только вышел пятый.

До пункта назначения добрался достаточно быстро. Ширина Зарянки была от силы метров триста, и мост через нее меня приятно удивил. Я ожидал увидеть какую-нибудь полудеревянную шатающуюся конструкцию, но он оказался вполне себе надежным и каменным. Не иначе при помощи магии строили. Впрочем, не шарю я в строительстве мостов.

— Приехали!

Я рассчитался с извозчиком и покинул карету. Эта часть города сильно напоминала промышленный район. Заречный рынок, на первый взгляд, был не настолько популярным, как прошлый, но зато в несколько раз больше по площади. Продавали тут в основном строительные инструменты, доски, черепицу и другой громоздкий хлам.

Прошелся по незнакомыми рядами и свернул в восточную часть, как объяснял мне Николай. В этом секторе торговали различной огородной утварью, саженцами, какими-то семенами и прочими радостями садоводов-любителей. Странно, что я до сих пор не вижу никаких магических штук. Запрет на них что ли? Даже моих любимых магических светильников не видать.

Торговые ряды закончились и моему взору предстали сложенные из камня склады с деревянными дверками и воротами. Кажется, это где-то в этих степях. Неподалеку от меня обнаружился тощий мужик, который нагребал в ведро из мешка какие-то зерна. Вот у него и спрошу.

— Здрасте. Бориса знаете? Удобрениями торгует.

— Кого? — он оторвался от своего занятия и посмотрел на меня, — Не, здесь таких нет.

— А Баклажана? — я понял, что, скорее всего, неправильно поставил вопрос.

— Этого знаю! Кто ж его не знает, горемыку! — он махнул рукой в самый угол рынка, — Предпоследние ворота у забора. Найдешь его там, если не съехал еще. Но вроде сегодня видел его с утра.

— Спасибо, — я направился в указанное место и вскоре добрался до большого склада, двери которого были полуоткрыты. Перед ними стопкой лежали большие мешки с названиями удобрений и ценами, но рядом никого не было. Народа возле них шаталось предостаточно, но только не у его торгового места.

— Борис! — крикнул я в открытую дверь.

— Чего? — из-за стены высунулась удивленная физиономия чернявого парня лет двадцати пяти. Хм, я думал он постарше. Любопытные, слегка насмешливые серые глаза оглядывали меня с интересом. Парень на первый взгляд оставлял приятное впечатление.

— Здорово, я от Николая-стражника.

— По делу пришел? — его приветливое выражение лица начало меняться на серьезное.

— Ага, помочь тебе хочу.

— И чем же? Херь вот эту втридорога купишь? — он вышел наружу и беззлобно пнул стоящий на пороге мешок. Ростом примерно как я средней комплекции — ничего особенного. Разве что на лице выражение безграничного оптимизма. И вот оно прямо-таки располагало к себе и вызывало желание пообщаться. Ценное качество.

— Николай о тебе хорошо отзывался, вот я и решил поглядеть, что да как.

— Ну хоть что-то радует в этом мире. Так а чем ты мне помогать собрался? Если для этого нужны деньги, то я пас. Нет у меня их, все вот в этой херне хранится, — он указал на стопку мешков, сложенных крест на крест.

— Деньги мне твои не нужны, а вот связи и авторитет пригодятся.

— Авторитет на то и авторитет, чтобы им не разбрасываться где попало. Ты, вроде, парень неплохой, но я тебя не знаю.

— Я продам все твои удобрения.

— Чего-о? — он уставился на меня как на больного, — Да я их оптом купил дороже, чем их теперь в розницу продают!

— А чего тогда сидишь тут? Скинул бы по дешевке — хоть какие-то деньги бы вернул, а там бы потихоньку отбивать начал.

— По дешевке не могу — должен до хера. А сижу, потому что иногда дурак найдется, который купит. Да и когда-нибудь цена в нормальное состояние вернется. Надеюсь…

— Ага, значит людей дуришь?

— Ни хера. Они сами себя дурят, кому лень в вопрос вникнуть, да предметно поискать. Так что сами и виноваты. Я же не совсем идиот, чтобы рассказывать, что у меня товар самый дорогой.

Опа! Наш человек, мыслит правильно.

— То есть если человек дурак, то его можно обмануть? — продолжал я прощупывать его.

— Вот не нравятся мне эти формулировки твои. Чую ты меня к чему-то подводишь, от чего запашок херовый идет. Я в темные дела не полезу.

— А в серые?

— Что еще за серые дела? — удивился он.

— Ну это значит, что они не преступные, а обманутый дурак так и не поймет, что он дурак.

— Э-э-э… Я ни хера не понял, но звучит неплохо.

— Могу показать на примере. Есть кадило какое-нибудь?

— Не, я же не поп, — ответил он, — А тебе для чего?

— Увидишь. Но нужно реквизит подыскать для разбрызгивания, чтобы таинственно выглядел.

— А чего ты прямо не сказал? У меня этих брызгалок, как блох у собаки! Я же с удобрениями работаю. Идем.

Мы зашли внутрь склада. Мать честная! Да ту продавать и продавать! Снизу до потолка все было забито мешками. Из них вполне себе можно было построить дом и еще бы на гараж для лошади осталось.

— Вот тут посмотри. — он пнул ногой ящик.

Ящик меня удивил чуть меньше. Однако, едва я увидел все это многообразие средств для полива, так сразу и понял, что абсолютный дуб в этом. Ну его нафиг. Не шарю я в лейках.

— Боря, дружище. А может ты сам выберешь какую-нибудь хрень, чтобы она местным незнакомой была. Чтобы не сразу было понятно, что это.

— Та-а-к, погоди-ка. — он ушел в другой край склада и начал ковыряться еще в одном ящике, — Во! Нашел! На день рождения подарили, таких в Вестландии точно нет!

Он протянул мне странную штуку с перьями, одетую на какой-то здоровый орех. Я вообще не понял, как ей пользоваться, но выглядела она словно талисман вуду, что очень даже внушала. Борис сообразив, что я в замешательстве, сжалился надо мной.

— Это херня из пальмового плода сделана, мне ее с юга привезли, — он сделал движение рукой и шапка из перьев отсоединилась от конструкции, — Мочевину с водой мешаешь, сюда льешь и брызгай сколько влезет.

— Ну мочевину мы сюда лить не будем, это будет слишком обидно, а водичку, заряженную на удачу в торговле зальем.

— Какую еще водичку? — он уставился на меня, как на прокаженного.

— Вот эту! — я торжественно вынул из-за пазухи бутылку. — Сейчас тебе снаружи склад обработаем, и дураков приманим. Ты не сильно обидишься, если я твоих соседей немного на деньги разведу?

— Не обижусь, только они не дураки, и ни хера не поведутся на эту чушь.

— А ты мне подыграй. У хорошего развода обычно несколько этапов. Сегодня не поведутся, значит завтра будут упрашивать, чтобы я им торговое место обработал.

— И чего сделать надо? — на его лице появился азарт, ну точно наш человек.

— Короче. Ввожу в полный курс дела, — решился я, — То что я собираюсь сделать с твоими соседями — это мелочь для разогрева. Так сказать наука для тебя, чтобы ты понял, как можно на идиотах деньги делать. Главная цель — скинуть твои удобрения. Мы их продадим в десять раз дороже, чем они стоят. Если ты не веришь, можем договорится по другому — я тебе прямо сейчас напишу расписку, что обязуюсь их у тебя выкупить до конца месяца, и сразу заберу пару телег. Но в этом случае, вся прибыль от перепродажи моя, а ты получишь только то, что тебе причитается. Идет?

— Ни хера! Рассказывай давай полностью все. — Боря завелся не по-детски.

— Тогда слушай, как мы поступим.

Я поведал ему о своих планах, и конечно же получил кучу сомнений. Это было неудивительно. Когда люди узнают, как кого-то обманули, то обычно бьют себя кулаком в грудь, что уж они точно бы не попались. Но когда они попадаются сами, то как правило предпочитают молчать в тряпочку и быстрее об этом забыть. Никто не любит рассказывать, как его развели, особенно посторонним.

В итоге, Борька согласился рискнуть и пообещал, что уже завтра выбьет павильон у сестры, если я смогу подтвердить свои навыки и развести торгашей на обработку их торговых мест чудодейственным зельем.

— Ну тогда идем, посмотришь как работают профи. Запомнил, что говорить?

— Конечно!

Мы выбрались на улицу. Я встал на самое видное место и начал ритуал наполнения бутылки, предварительно накинув капюшон на голову и бормоча себе под нос абракадабру. Торговцы и редкие покупатели на меня особого внимания не обращали, кто-то косился иногда, но в целом пока всем было на меня пофиг. Ничего, сейчас вы живо заинтересуетесь! Занял исходную позицию и начал изображать шаманский танец, яростно опрыскивая стены склада Бориса вуду-лейкой.

— О! Я тебя сейчас музло включу, — воспрял из небытия Локи, — Секунду, ритм поймаю.

В ушах заиграла финская полька, и я подхватил ее своим новым гипнотическим баритоном:

— Як цуп цоп парви каридола тык паривила тиц тандула…

Я старательно дергал плечами, подпрыгивал и мотал головой. Борис еле сдерживался, чтобы не заржать, но пока ему удавалось сохранять таинственное лицо. Постепенно его соседи-торговцы стали образовывать вокруг меня полукруг и вопросительно посматривать на своего коллегу.

— Слышь, Баклажан, чего этот полудурок такое делает?

— Удачу мне приманивает, — важно ответил Борис, — Золотой отрабатывает.

— Боря, Боря. Вот вроде я тебя всегда умным парнем считал…

— Ну ты и лопух, где ты его откопал?

— Баклажан уже совсем отчаялся свои удобрения продать, вот и страдает дурью. Удача — птица капризная, даже королевские маги поймать не могут. Пойдем отсюда.

— Смейтесь-смейтесь! — гордо отвечал мой будущий компаньон, — Только помните, что если в одном месте удача прибавится, то в другом — убавится. Законы природы незыблемы!

— Погодь, Баклажан, — один из его ближних соседей сделал задумчивое лицо, — Это чего же, выходит моя удача к тебе перейдет?

— Ну не только твоя, я у вас всех помаленьку возьму, вы и не заметите даже. — Борис внешне был невозмутим и свято уверен в результате.

— Парамон! Ты че дуру гонишь?! Тоже в дурачки решил записаться?

— Да я просто спросил, чего вы сразу! — делано храбрясь отвечал сосед, однако тень сомнения не покидала его лицо.

Борис стойко сдерживал нападки коллег. Я закончил танец и протянул руку за вознаграждением. Получил свой звонкий золотой и с важным видом покинул рынок. Как и предупреждал мой новый знакомый, никто из ушлых торговцев не повелся. Но это и не нужно. Чем больше они будут думать про меня и сплетничать вечером, тем больше сомнений зайдет к ним в голову. А завтра мы с Борей медленно спустимся с горы и поимеем все стадо, как в старом анекдоте.

Ночь, вопреки своим планам на знакомство с хорошенькой вдовушкой, я провел в той же самой таверне с клопами. Денег то я не заработал! Наутро быстренько взглянул на карту, перепроверил расчеты и еще раз убедился, что раньше наступления темноты оборотня можно не ждать. Алтари Рэмбо и его пожилого друга, все также лежали под неусыпным взором стражи. И еще, откуда-то не возьмись, появился третий алтарь, но я забыл как зовут его владельца и слишком был занят, чтобы разбираться с ним.

В назначенное время приехал на Заречный рынок, и меня чуть не снесла с ног толпа уже у входа.

— Вот он! Вот он! — орал один, — Я первый его заметил.

— И что? — второй отпихнул его в сторону и начал тыкать мне в лицо монетой, — Господин кудесник, вот вам золотой, пойдемте со мной.

— В очередь, наглецы! Между прочим я сосед Баклажана, и больше всех пострадал! Мне первому положено! — вчерашний Парамон с заискивающим взглядом уставился на меня, — Ну пойдем, а? Два золотых дам.

— А че случилось-то, мужики? — раздался недоумевающий голос справа, — Че столпились тут?

— Баклажана знаешь?

— Ну…

— Пришел к нему, значит, какой-то хрен расфуфыренный утром…

— И че?

— Да ниче! Купил у него телегу удобрений по конской цене!

— Ну подумаешь. Это торговля, всякое бывает. Раз в год и палка стреляет!

— Да? Слушай дальше, едва только этот фуфарь уехал, как через полтора часа приехал еще один хрен.

— И че?

— Забрал у Баклажана еще телегу, и по соседям неплохо прошелся, недостающее докупил!

— Охереть… А кто к кудеснику последний?

— А хрен его знает. Господин ворожей, три золотых, я тут недалеко торгую…

— Кхм, — откашлялся я, и вокруг мгновенно наступила тишина, — Удача, вещь капризная, но законам мироздания подвластная. Ежели я вам всем прилавки обработаю, так она перераспределиться и все останется по-старому. Ни у кого не убавится, ни кому не прибавится. Борис-то один был, вот удачу со всего рынка и притянул.

— Слышали! Расходимся!

— Вот ты и расходись, а я обработаю. Мне прибыль не лишняя. Господин колдун, идемте со мной.

Моя затея проредить ряды желающих не сработала. Очевидно было, что я тут и за три дня не управлюсь…

— Локи, кажется, я к вечеру финскую польку лучше финнов петь буду…

— Сам напросился. Зато прикинь, сколько бабла!

— Да я бы на удобрениях заработал.

— Иди танцуй, колдун. И не забывай нам еще этой ночью волкодава гонять.

В общем не буду утомлять пересказом событий этого дня, поскольку он был до ужаса однообразным. Скажу лишь, что уже после обеда я потерял голос и хрипел похлеще Джима Моррисона, а мои ноги превратились в кисель. Зато рынок я покидал с увесистой сумой, в которой было не меньше восьми сотен золотых. И единственное, о чем я сильно пожалел, что затянул по времени первый танец и впоследствии мне приходилось отрабатывать по полной на каждой торговой точке, чтобы никого не обидеть. Если бы я продумал этот момент заранее, то успел бы обработать больше торговцев, а так пришлось им пообещать, что я еще обязательно приду.

С Борькой мы договорились встретиться вечером в гостинице «Очаг» возле королевской площади, в которой точно не могло быть маленьких кровопийц, поскольку ее статус был на три порядка выше «Купеческого» клоповника. Обошлась мне она не дешево. Мы здорово посидели в полноценном ресторане, а заодно я познакомился с двоюродным дядей Баклажана и его другом, которых пришлось взять в долю, но это была отличная инвестиция на будущее. Именно Степан и Фома подсобили нам с телегой и «купили» у Бориса товар. Оба оказались писарями при дворах каких-то из местных дворян, и имели очень презентабельный вид, исключающий любые подозрения в темных делах. Тем не менее они были двумя руками за любую движуху, на которой можно было заработать. Такие люди могут еще пригодится. По сути они просто перевезли товар в новое место в один из складов на рынке, где трудилась сестра моего нового друга.

Впрочем, рассиживали братцы-писари с нами недолго, и сославшись на каких-то молодых подруг, которые их заждались, откланялись и ушли, а я остался один на один со своим будущим компаньоном.

— Слушай, а давай еще что-нибудь такое провернем? — глаза Бориса горели азартом.

— Так удобрения же! — удивился я.

— Я честно говоря, ни хера не понял, как мы их будем толкать. Просто ты так убедительно рассказывал, что я купился на огонь в твоих глазах, и потому согласился с тобой крутануться.

— Скоро сам все увидишь. Завтра меня не будет, а ты те мешки, что Степан и Фома увезли пересыпь в небольшие бочки, и закупи много стеклянных пробирок.

— Сколько?

— Думаю тысячу штук хватит на пробу. Найдешь?

— Конечно найду!

— Отлично, свези все это в новый павильон и повесь на него ширму, чтобы люди не видели, что внутри. Еще нам пригодится чистая бумага, мешок крахмала, кристаллический йод и договориться с самой дешевой типографией на пару тысяч листовок.

— Чего-то до хера все это вместе стоить будет. Йод дорогой, у алхимиков только. А типографию мы не потянем наверное. Ты точно уверен, что получится?

— Держи, — я вытряхнул на стол свою долю заработанных сегодня монет, отсчитал себе пятьдесят золотых, а остальное отодвинул ему. — Если не хватит — добавишь из своей доли, отобьем. Йода много не понадобится.

— Если честно, я все равно ни хера не понимаю что заставит людей покупать у нас эту херню, но сделаю все как ты сказал.

— Жадность, Боря. А еще то, что люди склонны себя считать умнее окружающих. Впрочем сам все увидишь. Кстати, нам потребуются весы, но с этим думаю у тебя проблем нет. Послезавтра встретимся утром на рынке и первый день я поработаю сам — посмотрю на реакцию людей, а заодно подготовлюсь к разговору со стражниками. Они обязательно придут нас проверить. Я немного сменю внешность — усы, борода, но надеюсь ты меня узнаешь. И вообще, если какие претензии, ты не при делах. Сдал мне павильон в субаренду, а дальше не твое дело.

— А на хера внешность менять?

— Да навел я там шума недавно. Гадалку выгнал. Ты все понял?

— Понял. Ты здесь сегодня заночуешь?

— Ага, у меня еще дела есть. Так что до послезавтра.

Мы попрощались и разошлись. Я поднялся в свою новенькую комнату, которая теперь выглядела лучше даже, чем у Марка в Приморске, и раскрыл большую карту Дарграда, приобретенную сегодня.

— На юг не смотри!

— Там алтарь какой-то новый.

— Не смотри! — в голосе Локи слышалась такая мольба, что я решил не сопротивляться.

— Ну ладно, — пожал я плечами и уставился на еще один алтарь, который медленно, но верно приближался к столице Вестландии.

— Ну что, готов? Все что нужно купил?

— Думаю да.

— Ну давай, посмотрим ночное шоу.


Глава 5


Гостиница возле королевской площади была снята в первую очередь для того, чтобы не пропустить грандиозное событие. А именно — как волколак надерет задницу Сталлоне и Деду. Ну или они ему. Последнее, правда, мне нравилось меньше — два живых противника хуже одного. Способности обоих друзей-игроков я до сих пор не видел, а потому ставки было делать рано.

Поскольку мой алтарь находился вне досягаемости для мохнатого, то по моим расчетам оборотень, обломавший зубы о забор стражи, должен отправиться за ближайшими доступными камнями. Если он конечно не совсем отмороженный и не решится штурмовать казармы. По крайней мере я не находил других логичных вариантов. Парень не шибко любит раздумывать и планировать свои действия.

Так вот, если у него есть хоть немного мозгов, то он забьет на мой алтарь и отправится за алтарями этой сладкой парочки. Я уже видел, как просто и незатейливо действует оборотень и был уверен, что сегодня ночью просто обязан состояться крупный замес. И пройдет он в районе дворцовой площади. Собственно для того я и снял дорогой номер, окна которого выходили на интересующее меня место. Так что сейчас я сидел у окна в кресле качалке, закутавшись в халат, и попивал горячий брусничный морс. На столике передо мной лежала большая карта Дарграда, и я периодически посматривал то на нее, то на площадь. Алтарь волколака медленно, но верно приближался к городу.

— Локи.

— Чего тебе?

— Как убить оборотня?

— В книжке своей прочитай.

— Она в сундуке, а сундук под водой в трех сотнях километров отсюда.

— А я причем? Говорил тебе сходить в библиотеку?

— Говорил, но у меня денег не было. Спрошу по-другому. Игрок-оборотень и обычный оборотень имеют разную природу? Такой вопрос не против правил?

— Не против. Умение — это умение. У него есть срок действия и откат. А истинный оборотень, он такой всегда, со всеми вытекающими. А почему ты вообще решил, что он победит?

— Потому что мне так удобнее. Один выживший противник лучше двух.

— Оптимист, типа? Уважаю, но для такого исхода, придется вытащить задницу из теплого кресла и помочь ему.

— Посмотрим, — я любовно погладил браслет, к которому начал уже привыкать, и переключил взгляд на карту.

Сегодня на небе светила только одна луна, однако ее света хватало, чтобы прекрасно видеть что творится на площади. Я погасил фонарики в комнате и перенес карту на подоконник, наблюдая за быстро приближающимся маркером. Как и ожидалось, оборотень с минуту покрутился возле моего алтаря, а затем помчался ко дворцу.

Верв появился после полуночи. Двигался он неторопливо, прячась в тенях, мягко переступая с лапы на лапу словно кот. Светящиеся глаза монстра внимательно исследовали незнакомую территорию. С моей позиции было хорошо видно его светлую могучую спину, на которой был закреплен маленький мешочек. Очевидно, что там хранится алтарь. Я сдвинул кресло в глубину комнаты, и не сводил с него глаз.

— Ты смотри-ка! А наш Тузик поумнел!

— Ага. Больше не прет напролом.

Оборотень продолжал красться. Народа на площади не было вообще, хотя Дарград не спал и откуда-то издалека периодически доносились чьи-то пьяные дежурные вопли. Вход во дворец освещался яркими фонарями, и я видел стройные ряды бодрствующих гвардейцев как на ладони. Человек тридцать. Думаю, с ними ему точно не справится.

Но волколак и не собирался сражаться. Клумба, в которой были спрятаны алтари, находилась не в самом освещенном месте, да еще и сбоку от строя. Так что, при большом желании он смог бы попробовать прокрасться к ним, что собственно сейчас и делал. Вот только есть огромная разница, уничтожить алтарь за пять минут или пять часов, а поэтому я понимал, что скорее всего он попытается просто к ним прикоснуться и сагрить игроков. Странно что, я до сих пор не вижу их.

Оборотень достиг клумбы незамеченным. Я внутренне подобрался и напрягся.

— Тоха, а как у тебя со зрительной памятью?

— Так себе, а что?

— Ладно, ничего.

— Договаривай!

— Не-а, я просто спросил.

Хм, к чему это он? Я чего-то не заметил, что должен был?

Мои глаза зашарили по площади. Вроде все ровно и симметрично. Деревья, пара небольших фонтанов, оградительные столбики, лавочки…

Лавочки! Они образовывали ровный квадрат, располагаясь двумя рядами по всему периметру площади. И все бы ничего, вот только одна из них не имела пары и была словно втиснута между остальными. Находилась она на ближней к гостинице стороне, вне поля зрения гвардейцев, и была какая-то кособокая. Метров тридцать от меня.

— Да ну на хрен. Ты хочешь сказать, что это игрок?

— Я? — Локи изобразил искреннее удивление, — Да никогда в жизни! Мне ведь нельзя.

Что-то здесь нечисто. То Локи с пеной у рта доказывает, что не имеет права мне подсказывать, иначе нас забанят, а то откровенно читерит и ему все сходит с рук. Ну не верю я, что боги дураки и не понимают. Надо это серьезно обмозговать. Ну-ка.

Идентифицировать!

— Обнаружен игрок Мудрец, покровитель Дахеом.

— Офигеть! Это маскировка?

— Ага, маскировка, — Локи был довольным, как никогда. — Спит он так.

— Так погоди, он тогда может превратиться в кого угодно! Это чит!

— Не чит. Во-первых, объект должен быть примерно равным игроку по размеру и массе, а во-вторых, в этом состоянии он не может двигаться, так что все по-честному.

Хм… Ну вот, он опять мне подробно рассказал про чужое умение. Разобраться бы, как этот сломанный бог работает.

Оборотень наконец дополз до светящихся столбиков и возложил свои мохнатые лапы на алтари. А через четверть минуты, на него сверху, то ли с дерева, то ли с крепостной стены, упала здоровенная зеленая клякса. Псина взвизгнула и рванула в сторону, хотя «рванула» здесь малоподходящее слово, скорее быстро поползла, загребая землю передними лапами. Клякса обволокла его задние ноги, и судя по всему, здорово сдавила мышцы, так как Верв все больше и больше замедлялся. Гвардейцы, потревоженные шумом, повернули головы и от общей массы отделился отряд, который двинулся к этой слизистой массе.

Гигантский «лизун» был фактически неуязвим. Здоровенный волколак наконец-то умудрился частично освободиться из его захвата, и теперь когтями и зубами, рвал его на части. Куски слизи шлепались на каменную мостовую, и тут же сползались обратно, словно шарики ртути, вливаясь в общую массу.

— Локи, глядя на этих игроков, все больше и больше понимаю, какие мне говенные умения достались, — произнес я, глядя на Рэмбо, который, по всей видимости и был этой кляксой.

— Зато у тебя самый лучший бог, просто ты пока этого не понимаешь, — ответил Локи.

— А чем ты лучше остальных? Вон, Агимея все правила сразу рассказала Кристине, а ты дозируешь информацию, из-за чего я постоянно встреваю!

— Так надо. Я не могу тебе ничего объяснять, просто пойми, что во всем должен быть баланс. Боги тоже имеют своего рода особенности, которые могут влиять на игру.

— Увидеть бы твои эти особенности.

— Ты их видел, причем неоднократно, просто пока не осознал. Все, закрыли тему, — Локи внезапно повеселел, — Сейчас гвардейцы люлей обоим навешают, а может быть и нет. Смотри!

Я снова сконцентрировался на происходящей перед моими глазами битве. Оборотень сумел вырваться и теперь во всю потрошил слизня, разрывая его на мелкие дольки, которые расшвыривал далеко по сторонам. И наблюдать бы мне за дракой молча, но последняя фраза Локи не давала покоя.

— Локи, а что произойдет, когда у Рэмбо закончится время действия умения?

— Если не соберется в кучу, то — покойник. Оборотень на то и рассчитывает.

— Погоди! А откуда он это знает?

— Ему его бог сказал, — невозмутимо ответил Локи.

— А ты не охренел ли? — я аж подпрыгнул с кресла. — Значит, когда я спрашивал у тебя про Скорострела, ты мне доказывал, что нельзя!

— Угу.

— А ему получается можно?

— Я и так тебе сказал больше положенного. Дальше сам.

Это что же выходит? Локи по каким-то причинам ограничен в информации, которую мне может дать? При этом, иногда, он мне сообщает намеками вещи, за которые любая бы другая связка «игрок-бог» получила бы бан.

В ушах неожиданно заиграла скрипка, исполняя мелодию из «Собаки Баскервилей».

Очередной намек на доктора Ватсона? Значит я прав… Едем дальше.

А что если это его «божественное умение», и он может обманывать других богов, давая мне лишнюю информацию? При этом он не имеет права говорить мне прямым текстом, а иногда его намеки совсем тонкие. Один единственный раз Локи мне дал четкую подсказку, когда я держал руку на Святом писании, и она обернулась предупреждением от божественной администрации.

Музыка в ушах усилилась.

Я на верном пути! Так, что дальше. Он сказал, что во всем должен быть баланс. Может ли быть так, что за его возможность читерить я расплачиваюсь, обрезанной информацию о других игроках, правилах и прочих важных вещах?

Ба-бах! В ушах торжественно загремели барабаны и музыка стихла.

— Я тебя люблю, Самойлов! — Локи театрально зарыдал.

Я почувствовал колоссальное облегчение. Не сказать, что это открытие сильно меняло мое положение аутсайдера, но теперь, когда я понимаю как это устроено, мне будет несравнимо легче.

Или нет? Ведь у богов других игроков тоже должны быть плюшки?

— Все! Завязывай с ментальной мастурбацией. На площадь смотри!

Что-то я и правда отвлекся.

Между тем, королевские солдаты наконец-то достигли места битвы двух игроков.

— Именем короля! Стоять! — вперед выскочил какой-то бравый гусар с катаной, ну или что там у них. Не шарю я в холодном оружии. И в гусарах тоже.

Оборотень покосился на него, а затем врезал ему передней лапой так, что тот отлетел в сторону метров на десять и затих.

И вдруг все замерло…

Солдаты застыли в нелепых позах, не успев выхватить мечи; могучий волколак еще не вернулся в исходное положение после удара по стражнику, неустойчиво покачиваясь на двух ногах в неестественной позе. И даже та часть солдат, которая стояла у ворот, застыла и не шевелилась. Лишь кусочки слизняка продолжали двигаться друг к другу и собираться воедино.

— Ого!

— Вот тебе и ого. Все еще веришь, что мохнорылый победит?

Я быстро забегал взглядом по площади и наконец-то понял причину происходящего. Дедуля! Он проснулся и больше не был лавочкой, а расслаблено стоял с протянутыми вперед руками, неспешно рисуя в воздухе таинственные символы. Мне хорошо было видно что он делает, поскольку это был единственный участник шоу, находящийся в близости от меня. Я бы сейчас мог в него бросить камень и попасть.

— Локи, это остановка времени? Сон?

— Не время, и не совсем сон. Но штука убойная, согласись? — он был доволен, как никогда. Еще бы! Теперь общение нашей связки «бог-игрок» выходило на новый уровень. Осталось понять пределы того, что я могу с него выцедить в тот или иной момент.

— Ага. Мне кажется эти ребята в паре кого угодно размотают.

Зеленые сгустки неторопливо собрались в одну кучу и превратились в подобие человека, у которого не было лица. Со стороны он напоминал зеленый манекен, который научился ходить. Рэмбо благодарно кивнул своему напарнику, а затем подошел к оборотню и начал его снова обволакивать, но теперь делал это размерено и не торопясь. Оборотень медленно покрывался слоем слизи и при этом ничего не мог поделать. Часть скользкой субстанции устремилась прямо внутрь его глотки через раскрытую пасть. Да он же сейчас просто лишит Верва возможности дышать!

Моя левая рука поднялась и вытянулась в направлении колдуна. Я расставил два пальца в форме рогатки, создав импровизированный прицел, как это иногда делали те ассасины. В воспоминаниях артефакта я видел, что ядовитая стрелка летит очень далеко. Ее бывшие владельцы иногда умудрялись поразить цель примерно с сотни метров, что вполне можно было сопоставить со стрельбой из лука, а мне всего-то около тридцатки надо.

— Может сначала башкой подумаешь?

Я опустил руку и прикинул дальнейшие варианты. Хм, а ведь если сейчас оборотень умрет и выронит свой камень, он мгновенно воскреснет где-то в сторонке и проведет вторую попытку нападения. Не оставит же он им свой алтарь! У этого типа мгновенное возрождение имеется, и мне это хорошо известно. Он убил, как минимум, двоих игроков. Готовы ли к такому исходу Сталлоне с Дедом? Какой у них вообще опыт убийств? Видели ли они, уже как воскрешается игрок? Рэмбо точно знает как все происходит, так как потратил свое воскрешение на рынке. Он должен понимать, что оборотень может напасть.

Подождем.

Волколак полностью исчез внутри слизи, и, не выдержав кислородного голодания, благополучно умер, оставив на земле свой мешочек. А спустя несколько секунд закончилось действие умения слизня, и Рэмбо появился рядом с исчезающим трупом Верва в чем мать родила.

Честно говоря, я думал что он сразу попытается поглотить алтарь, но вместо это качок уступил место Деду, который, не сводя руки со спящих стражников, подобрал камень и вернулся на край площади ближе к декоративным растениям, что росли почти под моими окнами. Я аккуратно сдвинулся к стене и продолжил наблюдать. Вокруг старика зажегся светящийся круг, а его напарник встал на страже и шарил глазами по ближайшим кустам.

— Так, Локи. Я правильно понимаю, что Дед без запасного алтаря? Рэмбо потерял свое воскрешение на рынке, и по идее должен был сейчас восполнить пробел. Но он уступил его союзнику, видимо у них очередь организована.

— Шаришь, — усмехнулся Локи, — Кстати, вон мохнатый ползет.

Я отыскал глазами воскресшего оборотня. Тот крался новым маршрутом, теперь уже со стороны дороги ведущей на рынок и искал позицию для нападения на Деда, нагло пытающегося уничтожить его собственность.

— Смотри-ка, колдуна выбрал.

— Ну это логично, — пояснил мне бог, — Убив контроллера, он потом легко расправиться с итальянцем, пока тому недоступно превращение в соплю.

— А стражники? Они ведь должны проснуться!

— Не тормози, Самойлов! Что лучше, убить противного Деда, и затем попытаться завалить его напарника, или опять стопроцентно сдохнуть во сне? А стражники ему не сильно страшны, у всех оборотней мощная регенерация, или ты это впервые слышишь?

— Ну извините, господин Всезнайка, — злобно пробурчал я, — Я так-то и о черных эльфах не знал, а тролли в Варкрафте иначе выглядели, чем Прошка и имели абсолютно другие свойства.

— Ладно, не дуйся. С оборотнями почти все, как ты привык, только без серебра. Они и от просто хороших люлей окочуриться могут. Однако, Антон, думаю пришло время поучаствовать в битве и помочь мохнатому. Старик стоит неподвижно — отличная мишень для тренировки.

Я вновь прицелился в Деда. Рука немного дрожала, и я прижал ее к раме окна. Спокойно, Антон, ты уже один раз это смог сделать.

Тоненький свист, и игрок Мудрец резко вздрогнул, а затем шлепнулся в кусты, потеряв контроль над обстановкой. Стражники мгновенно пробудились, и почти сразу послышался стон их командира, который хоть и получил мощнейший удар когтями, но все еще был жив.

— Убить их! Нападение на офицера Королевской гвардии! — прохрипел он.

Солдаты моментально среагировали, и тело героя вьетнамской войны по версии Голливуда, меньше чем за пять секунд превратилось в ежа, густо утыканного стрелами и болтами. Он грохнулся на землю, прямо рядом со своим напарником, и мгновенно затих. Тела обоих остались лежать неподвижно и, к моей радости, не исчезали… Растерявшийся было на секунду оборотень, быстро принял решение и рванул к своему алтарю, погребенному под трупами игроков.

— Убить! — снова выкрикнул офицер.

Теперь стрелы полетели в волколака, однако плотность нового залпа была на порядок меньше. Арбалетчики еще не успели снарядить свое оружие и торопливо накручивали тетиву. Верв, двигаясь прыжками из стороны в сторону, от большинства снарядов увернулся, но все же часть из них поймал передними лапами и грудью. Кажется это его не сильно опечалило. Оборотень отшвырнул тела игроков, после чего попытался схватить свою сумку. Часть солдат, вооруженных мечами, ринулась на него и оттеснила его назад, не подпустив его к артефакту. Завязалась драка.

— Уничтожить! Уничтожить! — не унимался офицер. — Вы какого хрена там стоите?

Немногочисленные гвардейцы, что остались охранять ворота, услышав приказ побежали на помощь своим товарищам. Быстро сообразив, что лучше момента и быть не может, я прямо поверх халата накинул плащ, и рванул из комнаты вниз по лестнице. В зале ресторана начали собираться встревоженных шумом посетители, звон оружия и вопли солдат были слышны даже тут.

Выбрался на улицу и ринулся в обход площади. Долго, зато надежно. Пусть они себе там сражаются, а я огородами пройду. Незамеченным добрался до стен дворца и подбежал к клумбе, где меня уже ждали два замечательных столбика света.

— Давай Локи, действуй! За пять минут они там точно не закончат.

— Они не закреплены, прикинь?! Хватай камни и валим отсюда! Так безопаснее будет.

Я не стал размышлять над причиной, по которой эта сладкая парочка не воспользовалась «эффектом Тора», а просто поднял бесхозные камни и закинул их в карман. Обратно направился тем же путем, шагая неторопливо, и насвистывая незатейливую песенку. На самом деле сердце грозилось выскочить из груди, но я опасался случайного внимания стражников и корчил из себя обычного прохожего.

— Локи, ты на ходу можешь поглощать?

— Нет. Идем в гостиницу. Нужна неподвижность.

Неожиданно, кусты метрах в пятнадцати передо мной затрещали, и оттуда выскочил подранный Верв, истекающий кровью, утыканный стрелами словно дикобраз. Он поднялся на задние лапы, быстро перекинул свой мешок через плечо, а затем опустился на четыре конечности и, подволакивая заднюю ногу, помчался прочь, не обратив на меня внимания.

— Я надеялся, что ты кирпич отложишь, — голос Локи прозвучал расстроено.

— Почти…, — я ошалело замер на месте приходя в себя.

— Ну, собственно он пока не в курсе, что ты только что присвоил его трофеи, а карту ему в бою смотреть некогда.

Следом на дорогу вылетели стражники и начали крутить головами выискивая сбежавшего оборотня. Взгляд одного из них остановился на мне, но я его опередил:

— Псина! Здоровая! Туда рванула! Вон, кровь видите на земле? — я указал рукой направление.

— Спасибо, парень! — солдат махнул рукой остальным, и дружный отряд из десятка человек помчался в погоню.

— Не догонят, конечно, но говорят, что бег полезен, — саркастично заметил Локи.

— Фух…, — я наконец-то рискнул отдышаться, — Это было…

— Весело?

— Ну можно сказать и так.

— Ну тогда давай продолжим веселье. Два алтаря у нас есть, нужно их по-быстрому сожрать. А потом мы спокойно отыщем его, пока он слаб. У нас вся ночь впереди. Идем в гостиницу, там передохнешь, пока я буду поглощать камни, заодно халат из-под плаща снимешь.

— Локи.

— Чего тебе?

— Ты не приболел?

— С чего ты так решил?

— Ты сегодня прямо душка! Я бы сказал, что почти адекватный.

— Это ненадолго, губу не раскатывай. Я думу думаю.

— Это какую же?

— Про засранца Бик'Тогарутэ и его игрока. Как бы их нам грамотно выхлестнуть.

— Это кто такие?

— Забудь и его бог.

— Кого забыть?

Спустя пятнадцать минут, я вооружился картой Дарграда и покинул гостиницу. Денег с собой взял всего десять золотых, оставив запас в комнате, так как дело предстоит опасное, а гонять второй раз в дырявом мешке без налички не очень хочется.

Вообще, что-то подобное мной ожидалось этой ночью, потому я и запланировал на завтра выходной. Пусть Борька пока все готовит к нашей маленькой затее, а я постараюсь за это время отжать алтарь оборотня.

А вообще, классно вышло! Я изначально не мог и рассчитывать на такую удачу. Подумать только — мы с Локи отработали сразу два камня! Пусть тупые сражаются и нагибают, а я как-нибудь обойдусь без этого экстрима. Мое дело планировать, а не переть напролом, ну по крайней мере я так считаю.

Но вернемся к карте. Волколак ушел в восточную часть города и остановился на окраине Дарграда, в районе, где, судя по обозначениям, находились бедные кварталы. Называлась эта часть города просто и незатейливо — Душегубовка. Брошюрка, купленная мной в первый день, настоятельно предупреждала заезжих туристов не соваться туда, особенно ночью.

— Мне не очень хочется идти туда, — честно сообщил я богу. — Да, я очкую!

— Не хочешь идти — тогда поедем. Деньги на дорогу у нас есть.

— Вот большая разница, ага.

Но все же это было менее безопасно, а двигать туда в любом случае придется, так как второго такого шанса может не представиться. Сейчас Верв обессилен, и вечно находится в форме зверя не сможет. У меня есть запас алтарей, есть дистанционное оружие, и я не отображаюсь на его карте. Попробую застать врасплох.

Я двинул к тому месту, где недавно помогал вознице с телегой, и обнаружил пару ночных извозчиков. Один из них мирно дремал, а вот второй уставился на меня с неприкрытой надеждой.

— Доброй ночи.

— Доброй, — ответил оживившийся возница, — Ехать надо? Домчу куда угодно! Моя карета просто создана для чудесных…

— Душегубовка, — произнес я коротко.

Его радостное выражение лица мгновенно испарилось.

— Не-а, не домчу. Извиняй.

— Заплачу сколько скажете.

— Парень, я туда даже днем не сунусь. И ладно бы карету только потерять, так ведь и не вернуться можно. На кой покойнику деньги?

— А этот? — я без особой надежды кивнул на спящего.

— Этот вообще из центра не поедет.

— Ну а поближе хотя бы? — я протянул ему карту и тыкнул в алтарь оборотня, — Мне сюда надо.

— Вот до куда могу, — извозчик приложил палец в семистах метрах от нужного места, где стояла пометка «Выгребная». — Возьму золотой.

— Ладно, поехали…

Ну и названия районов у них! В одном задушат, в другом выгребут.

Если бы поездка происходила днем, она бы могла оказаться весьма познавательной. Но поскольку уличные фонарики быстро поредели, а вскоре и совсем исчезли, насладится местными видами не удалось. Скажу лишь, что каменные и деревянные домики постепенно сменились более бедными вариантами, а под конец нашего пути уступили место кособоким полуразвалившимся баракам. Да и дорога стала грязной и неровной, заставляя стучать зубами.

— Все! Дальше пойдешь сам. — извозчик остановил лошадей протянул руку за платой.

— Совет дадите? Как туда пробраться безопаснее?

— Никак. Если только летать умеешь. Да и то по любому собьют, сволочи.

— Обнадежили. Спасибо.

Карета развернулась и умчалась в места спокойные, а я остался посреди дороги, тревожно поглядывая в сторону Душегубовки. Вдалеке на ее территории горел костер, вокруг которого маячили подозрительные тени. Удивительно, насколько разным может оказаться один и тот же город. Величие и красота центра столицы сменились полной безнадегой и разрухой. Хоть луна светит, и то неплохо. Где там наш друг?

Алтарь на карте был неподвижен, но как назло, находился прямо в центре опасного района. Я скользнул в тень одного из домов и неторопливо пошел вперед. От костра вдали ветер приносил чей-то мат, и я точно решил, что мне туда не надо. Надеюсь проскочу мимо них как-нибудь.

Мне удалось даже пройти метров двести и никого не встретить, как вдруг ожил Локи.

— Под ноги смотри!

— А…?

Я споткнулся обо что-то мягкое и увесистое, а ноздри уловили запах нечистот. Сюда лунный свет почти не попадал, и мне пришлось немного наклониться, чтобы разглядеть препятствие.

А в следующий момент из меня чуть не выплеснулся ужин, вместе с тем самым брусничным морсом. Передо мной на тротуаре лежал бомжеватого вида мужик с разорванной грудью. Я конечно не эксперт-криминалист, но по-моему в этой области должно находиться сердце и легкие. Здесь же, меж разорванных ребер, просто зияла пустота.

Оборотень…

— Локи, ну нахер! Я не пойду дальше. — мне внезапно стало нехорошо. До меня наконец-то дошло, куда я вообще ввязываюсь. Это не с окошечка смотреть, как парни весело убивают друг друга.

— Ты если что, сегодня сам одного завалил. Расслабься и осмотрись, прежде чем паниковать.

— Але! Тут свежий труп лежит!

— И? Ты вообще-то не супермаркет за хавчиком пошел. Добро пожаловать в средневековье. Труп-то свежий! Сечешь?

Я глубоко вдохнул и попытался успокоиться. Так, он сказал про осмотреться…

Морщась от невыносимого запаха испражнений, я склонился над трупом и внимательно пригляделся к окружению. В окровавленной грязи обнаружились вмятины от здоровенных лап. Я конечно не Чингачгук, но уж человеческие следы от звериных отличу. Четырехпалые отпечатки выходили на дорогу, а затем терялись в тенях очередного дома. Оборотень, судя по всему, убил его не из прихоти, а именно для того, чтобы сожрать его сердце. Хм. Вообще, в каком-то фильме было такое, он вроде как там после этого быстро регенерировал.

Блин! Как же мне не хватает моего ведьмачьего справочника. Купить еще один, что ли?

Я, стараясь не шуметь, двинулся по цепочке влажных следов и остановился у канавы, из которой несло похлеще, чем от рыночной помойки в июле. Следы уходили внутрь горизонтальной расположенной дыры, похожей на ливневый слив. Решетка отсутствовала.

— В этих краях еще и канализация есть?

— Не знаю, давай проверим.

Сердце бешено забилось. А если он прямо там сидит и караулит? Хоть мне и посчастливилось стать обладателем мгновенного воскрешения, но как-то вот так, по глупости, не хочется жизнями разбрасываться.

Я отошел как можно дальше, туда где не было сырой грязи и прижался к земле, пытаясь заглянуть внутрь прохода. И я был бы рад сейчас сообщить скандинавскому другу, что у меня нет факела чтобы его исследовать, но далеко внутри, как назло, горел уходящий вдаль ряд огоньков.

— Не, не пойду. Хватит с меня приключений.

— Тоха! Кончай трястись! Запасная жизнь у тебя имеется; сдохнешь — так хоть Акакия перезагрузим. Барон с ожогами не очень будет в постели у Макаровой смотреться. Да и Верв все равно не успокоится, он за тобой полстраны бежал.

Хм. Так-то он верно говорит.

— Я пойду, но при одном условии. Ты мне намекнешь, если оборотень окажется рядом.

— А? Что? Нет конечно! — наигранно возмутился Локи. В его голосе послышался укор, словно я сболтнул лишнего.

Хм… Похоже мне просто нужно расслабиться и играть перед остальными богами в театр, словно я ни о чем не догадался пару часов назад.

— Хорошо, идем! Победим недруга поганого! — я победоносно вскинул кулак.

— Ты сейчас на Александра Невского похож!

— Надеюсь на настоящего Невского?

— Абсолютли! Вперед, мой юный падаван! Свиньи, оборотни — нам разницы нет!


Глава 6


Я кое-как протиснулся внутрь, сильно удивившись, что оборотень сюда вообще смог пролезть. Плащ прилично запачкался. Ноздри раздирало от страшной вони, отчего захотелось побыстрее убраться из этого места. Окружающая обстановка просматривалась плохо, но зато под ногами была твердая опора, пускай и противно хлюпающая. Не предназначенная для такого обувь мгновенно промокла, но я не сильно сосредоточился на этом. Поймать инфекцию или заболеть мне все равно не грозит.

Ну, первый шаг! Едва я поставил ногу на поверхность, как под ногами что-то зашевелилось и уши наполнились противным визгом то ли крыс, то ли еще какой-то живности. Бр-р-р. Кроме их писка и звука мерно журчащей воды я больше ничего не услышал. Это хорошо. Думаю Верв ушел далеко вглубь, судя по расстоянию до алтаря.

Я сконцентрировался на мерцании вдали. Очевидно, что это не светильники, а факелы. Слабый свет от них давал небольшое представление, что я нахожусь в не очень широком тоннеле. Расставил руки так, чтобы они уперлись в стены и медленно пошел вперед, вспоминая правило лабиринта. Мне ведь еще возвращаться придется. Ну, я на это надеюсь.

Стоп! Какого хрена?

— Локи, гад ты этакий!

— Че за наезд? — удивленным голосом поинтересовался он, словно не читает мои мысли.

— А ты мне не хочешь рассказать, какие плюшки положены твоему протеже за два алтаря?

— Они тебе не помогут против оборотня.

— Да я, как бы, и не планировал менять два камня на один. Это глупо. Но на будущее хочу знать.

— Там долго объяснять — много нюансов. Давай потом поговорим? Сейчас не лучшее время — враг рядом.

Хм. Сдается мне, он опять что-то мутит. Ну уж нет, хрен тебе, скандинавский друг.

— Я согласен поговорить позже, но при одном условии. Даже если я сегодня внезапно лишусь всех алтарей, ты мне все равно расскажешь о плюшках. Формально я выполнил твое требование и получил два камня. Иначе я сейчас развернусь.

— Ладно, ладно, — как-то обреченно произнес он. — А ты здорово поумнел. У тебя хороший учитель.

— Божественный, я бы сказал.

Вскоре я добрался до факелов. Освещенный тоннель в этом месте превращался в маленькую речку с сомнительной водой и узкими каменными проходами, расположенными по ее разные стороны. Пахло здесь уже не так тошнотворно. На правом берегу на полу виднелись отчетливые кровавые следы, уходящие далеко вперед.

— Локи, сколько там до перезарядки браслета?

— Минут десять.

— Ладно, пойду пока аккуратно и осторожно. Надеюсь все будет хорошо.

Хорошо не получилось. Едва я только дошел до первой подземной развилки, как увидел за правым поворотом два свежих трупа. Один из них, болтался в воде, насадившись грудью на какую-то арматуру, а второй остался лежать на каменном полу, свесив в канаву голову. Точнее то, что от нее осталось — верхняя половина его черепа была расколота и ее содержимое медленно стекало по волосам в воду. Мне опять стало не по себе, но рвота на этот раз не подошла. Привыкаю, походу. Мда, ощущение, что пошел с зубочисткой на мамонта. Страшно от того, насколько силен этот Верв, даже раненный.

— Ты лучше глянь на мужика, что волосы неудачно помыл. Одежонка почти не испорчена, можно прикид обновить. Твой плащ похуже выглядит.

— То есть ты считаешь, что переодеться в одежду трупа это вполне себе нормальная идея?

— Присмотрись внимательнее.

Я поводил глазами с одного мертвеца на второго и понял о чем он говорит. Несмотря на то, что наряд плавающего покойника был мокрым и грязным, он, один в один, был похож на одеяние его напарника — почти черный плащ, отороченный желтой каймой на рукавах. Это навевало мысли о том, что передо мной участники какой-то группировки. Интересно… В голове моментально завертелись тайные организации, масонские ложи и злобные оккультисты. Похоже эти двое стояли здесь на посту, а значит есть вероятность, что в глубине тоннелей я встречусь еще с кем-то. И чтобы меня не замочили сразу, имеет смысл прикинуться одним из них. По крайней мере издалека не опознают.

— Угу. Верно мыслишь, Склифосовский. Натягивай саван.

— Локи, я тебя ненавижу.

— Потом мне все выскажешь, переодевайся быстрее.

Я не стал спорить с богом, поскольку каким бы он не был засранцем, но общую ситуацию всегда видит лучше меня. А уж если он так серьезен, то прогулка обещает быть не самой простой. Я грустными глазами обвел труп и начал его раздевать.

Хм. А почему бы и нет? Моя рука легла на рукав и перед глазами появилась история плаща. Мотаем в обратную сторону. Чуть быстрее.

Труп в моем «видео» начал подниматься, затем от его головы «отскочила» лапа оборотня, которая поставила верхнюю часть черепа бедняги на место. Я успел разглядеть, что в теле зверя торчит по меньшей мере два десятка стрел. Вот Верв отпрыгнул обратно, из воды вылетел и ожил напарник безголового. Оборотень исчез за углом, а два сторожа встали рядом и начали неторопливо переговариваться. Здесь ускорим.

Я дождался того момента когда они поменялись местами с предыдущей сменой часовых, а затем замедлил воспроизведение и полностью отследил их дорогу. Направо, два перекрестка прямо, затем налево. Два раза им попались парочки одетых точно также людей — черный балахон с капюшоном и желтая оторочка по краям. Ребятки дошли до какого-то люка, спустились по очереди вниз и закончили свое путешествие. Конечной точкой оказался склад, забитый мешками до отказа.

— Молодец! — похвалил меня Локи, — Но дальше нам не интересно, до другого выхода ты все равно не доберешься — умения не хватит. Идем.

— Надеюсь, что это поможет мне помереть немного позже.

Стянул с трупа балахон и надел его поверх своего плаща. Вроде не торчит ничего. Противно конечно, но что делать? Не думаю, что эти черно-желтые ребята шибко дружелюбные и радостно примут меня в свой клуб. К тому же склад в канализации навевает на мысли, что там хранятся не очень правильные вещи. Я морально готов к смерти, а потому, если не умру от встречи с оборотнем, то загляну и туда, полюбопытствую.

Так, капюшон на глаза и вперед! И не звука!

Как ни странно, но цепочка следов Верва один в один совпадала с путем черно-желтых масонов. И чего он к ним поперся? Если раны зализывать, то можно было бы уже давно где-нибудь спрятаться. Канализация здоровенная и отлежаться тут можно где угодно. Хотя, вполне вероятно, что он решил сожрать их сердца, как у того мужика.

Вот и следующий поворот. Я помню, что там находился очередной масонский пост.

— Локи, спорим за этим углом два трупа?

— Не буду. Там два трупа, — уныло ответил бог.

— Страшные? А впрочем без разницы, — на меня откуда-то накатило состояние абсолютного пофигизма. Осталось лишь желание поскорее покончить со всеми игроками в Дарграде и наконец-то заняться делом.

Я не стал рассматривать лежащих крест на крест почивших бедолаг, а перешагнул через них и продолжил дорогу. Миновал следующие два пролета, где встретил еще одного мертвеца, точнее двух, но от одного осталась только голова, а тело не пойми куда исчезло. Здесь же я окончательно понял, почему Верв не выбрал другой маршрут. Его просто не было. То, что я изначально посчитал перекрестками в своем видении, оказалось небольшими рукавами в канализационной системе, заполненными стоячей водой.

Впереди послышались вопли и мат.

— Сука, вали его! А-а-а… Хр-рл-лр…, — последний звук был похож на бульканье, и доносился он отнюдь не из могучего горла Верва.

Так, похоже минус один член масонской ложи. Я весь подобрался и сообразил, что крики доносятся из люка впереди. Возле него обнаружились еще два разодранных покойника. Перешел на цыпочки и медленно двинулся к нему, ощущая как по спине забегали мурашки. Стараясь не особо высовываться, заглянул внутрь и обнаружил внизу волколака, зажатого в угол склада отрядом мечников. Верв с ними не справлялся. Вооруженные длинными клинками, они один за одним погружали их в его тело, и оборотень бессильно прикрывал голову лапами, не пытаясь контратаковать.

Хм. Какой знакомый запах! Зубная паста?

— Эх, я бы этой пастой зубки бы почистил…

Фиба! Точно!

В голове сложилась стройная картина. Раненный вервольф сбежал от солдат и искал себе укрытие. Вскоре он обнаружил подходящую нору, где собирался отлежаться, но оказалось, что приглянувшееся местечко занято торговцами дурью. А дальше он грохнул первых двоих, прибежали другие и понеслась!

Звуки битвы внезапно стихли.

— Куда он делся? — раздался громкий голос одного из масонов.

— Исчез! — растерянно произнес второй, — Вот, все что от него осталось.

— Че это?

— Булыжник какой-то. — ответил тот же голос, и из люка донесся удар камня о пол.

— А ну-ка проверьте все вокруг! Эта тварь не могла далеко уйти.

Так, походу это главарь.

— Надо валить, — задумчиво произнес бог, — Кажется наш мохнатый друг сбежал телепортом, но впопыхах забыл свой алтарь…

— Ну уж нет, я без него теперь не уйду. Помнится, на последнем «перекрестке» лежал одинокий труп, а рядом голова его друга.

— Жмуриком прикинуться решил?

— Думаешь не прокатит? Они все равно не знают, как там было на самом деле.

— Будет весело.

Я отбежал назад. Искомый мертвец был на месте, как, впрочем, и часть его напарника. Блин! А куда ее девать? Взгляд упал на воду в канале.

— Локи, а человеческая голова плавает или тонет?

— Посмотри в Википедии.

— Я тебе это припомню, ух, я тебе это припомню.

Времени проводить тесты не было, а потому я завалился лицом вниз, накинул капюшон и улегся на пол, спрятав бесхозную черепушку под одеждой. Офигеть, Антоша! Кто бы сказал пару месяцев назад, что я вот так буду валяться в канализации среди трупов с чужой головой подмышкой — не поверил бы. Но нет! Вот он я, а вот — она!

Вскоре послышался топот ног по коридору и взволнованные голоса.

— Гребаный вервольф! Столько наших ребят положил! Мигель, Лопес… А вон, кажется, и Фернандес с Гонсалесом! Найдите эту суку! — голос, полный скорби, принадлежал главарю. — Прочешите все вокруг! Я хочу посмотреть этому грязному гринго в глаза и вот этими руками вырвать его глотку!

Ну все понятно. Раз наркодилеры, значит латиносы со всей своей атрибутикой.

— Сам виноват. Переводчик ориентируется на твои ассоциации.

— Я с тобой не разговариваю. Понял?

— Да ладно ныть! Будто бы тебе Фернандес мешает. Он не так много места занимает, между прочим.

Через меня несколько раз переступили, но аккуратно. Даже никто не пнул. Шаги постепенно удалились, и я остался один на один с главарем. Тот ходил где-то в районе люка и причитал:

— Лопес. Я хорошо знал твоего отца… Ты был его достойным сыном. Покойся с миром. Мария-Луиза и маленький Хорхе ни в чем не будут нуждаться.

Наркобарон тяжело вздохнул, немного помолчал и продолжил.

— А ты, Мигель… Ты был просто хорошим другом!

Тяжелые шаги приближались. Моя очередь…

— Гонсалес! — в его голосе появилась дрожь и отчаяние, — Помнишь, когда мы были совсем детьми? Это ведь я тогда украл у твоей матери курицу, а попало тебе… Прости меня, брат.

Я весь внутренне сжался. Только бы он не начал переворачивать мое тело.

— Фернандес…, — он остановился около меня, — Ты был конченным ублюдком. Я даже рад, что ты сдох. Знаю, ты метил на мое место, падаль.

Раздался резкий выдох, и я почувствовал мощный пинок справа. К счастью, тяжелый сапог наркодилера прилетел аккурат по черепу Фернандеса и благополучно миновал мои ребра.

— У-у-у, сука! — главарь взревел как раненый кабан и запрыгал на одной ноге.

— Тебе хана, — сообщил Локи. — Ну или действуй, пока он не очухался. Сейчас прибегут дружки.

— Браслет?

— Две минуты еще.

— Блин! — у меня сжалось сердце.

— На твоем месте я бы стал Акакием, у него шансов больше.

— Он вооружен?

— Меч в ножнах. Давай, быстро! Он прямо сейчас отвернулся и рассматривает свою ушибленную ногу.

Не знаю, откуда у меня появилась отвага. Быть может потому, что я отчетливо понимал, что столкновения не избежать.

Я вскочил как ошпаренный и прямо на ходу перевоплотился, набирая разгон. Ткань плаща затрещала по швам, а привлеченный этим звуком наркобарон резко развернулся. Впопыхах, я совсем забыл про сапоги, отчего выросшие ноги сдавило так, что у меня глаза на лоб полезли. Ожидаемо споткнулся и всей массой Акакия врезался в противника, звонко припечатав его к каменной стене. Он каким-то образом умудрился схватиться за мою шею и повис на ней, обхватив ногами меня за пояс, после чего вцепился в лицо руками, пытаясь выдавить мне глаза большими пальцами.

— Сдохни, белая тварь!

— Локи! Я ни х-хрена не вижу! — моя голова моталась из стороны в сторону, пытаясь вырваться из захвата.

— Сделай вправо два шага.

— Там же люк!

— А у тебя есть лучше предложения? Его дружки уже бегут. Один хрен подохнешь, так хоть Эскобара с собой заберем!

К черту сомнения! Раз, два. Я почувствовал, как опора ушла из-под ног, и мы рухнули вниз. К счастью, или к несчастью, остатки моей разодранной одежды зацепились за край и меня больно приложило о вертикальную металлическую лестницу. Этого хватило, чтобы босс наркокартеля пролетел впереди меня и грохнулся спиной на каменную поверхность. Ткань плаща окончательно лопнула, и я устремился всей свой тушей на него сверху, сильно ударившись ногой о пол при приземлении. Из глубины груди вырвался стон, но мне, каким-то чудом, удалось не потерять сознание.

— Хватай камень мохнатого и валим телепортом!

— Где он!?

— Да прямо перед тобой!

Я помотал головой, приходя в себя, и увидел на полу алтарь Верва, который наркодилеры ошибочно приняли за булыжник. Вокруг него лежали разорванные мешки с зеленоватой фибой и еще каким-то белым порошком. Сверху послышались приближающиеся крики и топот.

Резко схватил камень, и… завис, пронзенный внезапной мыслью! А вдруг это мой шанс? Я между прочим целый наркокартель собираюсь сдать! Должен же я что-то с этого поиметь?

— Локи. Телепортируемся к воротам Королевского дворца. Эскобара берем с собой. Можно так?

— Можно. Только вот ты опять голый.

— Да похер уже!

— Как скажешь.

— Ни с места! Не двигаться! Брось камень!

Я поднял глаза и уставился на бравого офицера, который пару часов назад гонял по Королевской площади троих игроков. В мою сторону мгновенно устремились взведенные арбалеты, ощерившиеся острыми кончиками стрел.

— Доброй ночи, господа гвардейцы! Я барон Флюге ге Хаймен. Мне бы к королю попасть, я тут наркобарона поймал.

— Куда? — глаза офицера полезли на лоб. — Ты себя видел?

— Акх… у… кхра…, — Эскобар начал кряхтеть и приходить в себя.

— В тюрьму обоих! Этого, — он указал головой на меня, — Привести в порядок и на допрос. Он что-то про наркотики говорил.

Меня и моего спутника, скрутили и… о чудо! — заветные ворота открылись! Впрочем, мне тут же надели на голову мешок, подняли на ноги и толкнули в спину. Алтарь остался лежать на земле.

— Мужики, не могу идти. Нога болит, — взмолился я. — И камень мой фамильный сохраните, иначе я ничего не скажу!

— Поддерживайте его! — снова раздался голос офицера. А этому носилки организуйте.

— Да он здоровый как конь! — заикнулся было один из солдат

— Я сказал исполнять!

Меня сдавили с двух сторон несколько человек и потащили вперед, так что я почти сам не шел и смог поберечь больную ногу.

— Локи, там перелом?

— Не, ушиб. Медленно ходить сможешь.

— Чего с алтарем Верва?

— Забрал офицер. Ты, барон Флюгер, теперь не облажайся. Не каждый день в королевском дворце люди оказываются.

— Думаешь у меня что-то получится?

— Угу. Может сработать. Главное, чтобы в Душегубовские драгдилеры не чухнули, что босс не просто так исчез. Их надо брать, с поличным, и чем быстрее, тем лучше.

— Мужики! — заорал я, — Давайте быстрее! Там, между прочим, целый склад!

— Стоять! — раздался голос бравого офицера. — Склад чего? Где?

— Склад в Душегубовке! Фиба и еще какая-то дрянь. Думаю пара тонн наберется. Пока вы тут телитесь, они уже все перевезут. Этот, что прилетел вместе со мной, их главарь.

— Так. Тюрьма отменяется, в караулку его.

Мой маршрут резко изменили и уже через минуту я оказался в каком-то помещении. Меня немного провели вперед и усадили на скамейку, а затем наконец-то сняли с головы мешок.

Я вдохнул полной грудью и осмотрелся. Две лавки, разделенные столом; большой коричневый шкаф, выглядящий очень серьезно; и, конечно же, пресловутые магические фонарики на потолке. Офицер уселся напротив, а позади меня примостилась пара гвардейцев, которые положили мне на плечи ладони.

— Рассказывай, — он опустил руку на стол и припечатал к его поверхности алтарь, — Ты, кажется, боялся потерять эту вещицу?

— Ага. Родовая ценность, — я решил пойти проторенным путем.

Допрос прошел максимально быстро. Я выложил офицеру все, что знал, изменив общие подробности того, зачем я вообще поперся в эту канализацию. Затем показал на карте место и объяснил как попасть внутрь. Ну и, ясен пень, при каждом удобном случае повторял, что я барон, о чем даже сделана запись в Дарградском РОВД. Он молча выслушал мою историю, после чего махнул гвардейцам.

— Подымите Игоря Сергеевича, и найдите барону хоть какую-то одежду.

Так, так. Сейчас со мной договариваться будут. Я не в первый раз в жизни сидел на допросе и знал, что если служащий сможет повернуть историю в угоду себе, то он обязательно это сделает. К моему удивлению, офицер не проронил больше ни слова и просто ждал. Видимо не он является лицом, принимающим решения, а тот самый загадочный Игорь Сергеевич.

Спустя десять минут в караулку постучали, а затем внутрь не дожидаясь приглашения, вошел сонный… Берия.

— Локи! Охренеть!

— Людей много, Самойлов. Двойники не такая уж и редкость.

— Ну, не! Рэмбо был просто похож, а этот прямо реинкарнированный какой-то! У него даже пенсне формой, как у того очки!

— Не боись, мужик нормальный.

Меж тем, едва в дверях появился этот «мужик», как офицер подпрыгнул и вытянулся по струнке.

— Вольно. Что случилось? Чего подняли? — хрипловатым голосом произнес высокопоставленный визитер.

Офицер быстро изложил суть дела, не забыв упомянуть, что на площадь я вместе с Эскобаром выпал прямо из воздуха. Вот же гад! Отмазку лепить придется, и ведь с потолка не возьмешь. Это не маме объяснить, откуда у тебя в кармане табак. А если меня опять за демона примут и инквизицию подключат? Я пока никого из этой братии в Дарграде не видел, и еще бы столько же не хотел видеть. Акакия я не имею права засвечивать перед Стервятником. Он будущий граф Макаров, как-никак.

— Фернандеса мне простишь? — ухмыльнулся Локи.

— За отмазку?

— И за подсказку.

— Валяй, — я делано сменил гнев на милость.

— Секрет твоего дворянского рода. Ты имеешь право о нем не рассказывать даже самому королю. Сходил бы в библиотеку, как я тебе говорил, прочитал бы положение об аристократии на территории Вестландии, и все бы знал сам. Бей на то, что ты незаконнорожденный по матери. Меньше проблем будет.

— Вот так просто? Это мой фамильный секрет? А тебе от других богов не прилетит? Мир я познаю сам и все такое…

— Не прилетит, но в ближайшее время на мою помощь не рассчитывай. Мы исчерпали весь доступный лимит. И больше ни слова об этом, иначе в бан улетим.

А вот это прискорбно. Выходит у читерской особенности Локи тоже есть свой предел. Или это у него божественный скил такой на обмане завязанный? Предупреждения нам так и не прилетело. Интересно, а что тогда могут другие боги?

— Отправляйте на захват экипаж и группу гвардейцев. Немедленно! — Берия закончил слушать доклад и уставился на меня.

Офицер снова вытянулся по струнке, качнул головой, давая понять что услышал старшего по званию, и промаршировал за двери, оставив меня с Игорем Сергеевичем наедине.

— Барон значит, — он уселся за стол и сложил руки замком перед собой, облокотившись на них подбородком. Его стального цвета холодные глаза словно пытались заглянуть внутрь меня.

А вот хрен! Нагляделся я на таких «смотрителей» в прошлом. А до Стервятника тебе далеко.

— Совершенно верно! Его превосходительство, барон Флюге ге Хаймен. — я ответил ему прямым и честным взглядом, — Родился в Тинзе. Отец был бароном, а вот мать из простых.

Ну все, иду до конца. Была, не была.

— Ну с превосходительством вы погорячились, дорогой барон. Судя по всему, вы просто бедный бастард. Почему переехали именно в Вестландию?

— Отец умер и его ближайшие родственники ополчились на мать. Ей пришлось бежать кораблем.

— Она жива?

— Нет. Умерла в Приморске при родах, вместе с братиком…, — я состряпал грусть на лице. Обычно в таких случаях у собеседника пропадает желание мучать оппонента. Но этот похоже тертый калач. Ни один мускул не дрогнул.

— Вы сможете подтвердить свои слова? Документы например?

— К сожалению ничего не осталось. Разве что мой фамильный секрет…

— Красава! — похвалил Локи.

— Он как-то связан с вашим внезапным появлением? — Берия склонил голову набок, не сводя с меня глаз.

— Совершенно верно. Тайное знание искусства быстрого перемещения, что хранит род Хайменов с незапамятных времен.

— Продемонстрируете?

— Это требует больших сил, но если есть такая необходимость, то да.

Хрен с ним, пожертвую один алтарь на телепорт! Тут подтверждением моего аристократического прошлого реально запахло! Надо дожимать.

Берия задумался и начал тарабанить пальцами по столу. Он просидел так около минуты, а затем вновь уставился на меня.

— Хорошо! — наконец громко произнес он, — Перейдем к делу. Вы понимаете, что если мы подтвердим поступившую информацию, насчет склада наркотиков, это вызовет серьезный резонанс? Дело получиться публичное и громкое.

— Вы мне хотите что-то предложить? — прямо спросил я, ощущая, как затряслись коленки. Похоже мужик реально сможет мне помочь с дворянским медальоном.

— Даже так? — он задумался ненадолго, — А вы сразу берете быка за рога. Хорошо, барон. Да! Я предлагаю вам сделку.

— Слушаю, — я вытянул руки и положил их на стол, демонстрируя открытость и расположение к собеседнику. Одна из старых НЛП-фишек.

— Мое имя Игорь Сергеевич Строганов. Я начальник одного из отделов Тайной полиции при Королевском дворе. Вы мой завербованный агент. Это именно по моей наводке вы отправились в Душегубовку и отыскали склад. Думаю вас не затруднит сообщить это под диктовку секретарю на допросе? Разумеется за ответную услугу, — он слегка прищурился и наблюдал за моей реакцией.

— О какого рода услуге идет речь? Меня интересует только одно.

— Даже не сомневаюсь! Что еще может интересовать аристократа, который не может подтвердить свой титул? — он резко поднялся на ноги и оперся на стол. — Вам нужно подтверждение, что в ваших жилах течет дворянская кровь. И я его вам дам! Естественно, что мы на этом ограничимся. Никаких земель, родословных и прочего. Я лишь сделаю свою работу тайного полицейского и проведу проверку вашего прошлого. Не выходя из кабинета, разумеется.

На последних словах он улыбнулся краешком губы. Выглядело это одновременно и жутковато, и обнадеживающе.

— Локи, а какие вообще гарантии? Я ни хрена не шарю в этих придворных процедурах!

— Ну, скажем, для него подмахнуть тебе в этом деле не сложнее, чем тебе развести очередную дурочку на секс в туалете ночного клуба. А вот если ты изменишь показания и дашь заднюю, то наш Лаврентий Павлович серьезно встрянет. Так что это ему надо бояться и переживать за твою благосклонность. Все знают, что ты реальный свидетель — целый взвод гвардейцев наблюдал твое чудесное прибытие с наркодилером подмышкой.

— Понял.

— Лаврентий Па… э-э-э… Игорь Сергеевич, я согласен!

— Тогда договорились?

— Договорились!

Он схватил двумя ладонями мою руку, и выразительно пожал, а когда отпустил ее, то я увидел на запястье браслет наподобие того, каким меня одарил Стервятник.

— Это для вашего же блага, — пояснил он, — Торговцы дурманом опасные люди и имеют обширные связи, а так мы будем знать, где вас искать. Мы его снимем после расследования. Далеко живете?

— Здесь на площади, в гостинице…, — я все еще приходил в себя после его фокуса и пытался понять, радоваться, или плакать от такого подарка. Снять-то я его сниму, но как-то не очень, когда за тобой официально следят.

— Ну вот и хорошо! Завтра к вам придет человек, и вы с ним заполните все необходимые бумаги и анкету. А теперь, если не трудно, продемонстрируйте мне свою фамильную способность. Я вам конечно верю, но хотелось бы лично убедиться.

— То есть я свободен?

— Да! — он два раза хлопнул в ладоши и с интересом уставился на меня.

— До свидания, Лав… Игорь Сергеевич!

Я схватил камень Верва со стола и телепортом переместился в свою комнату.


Глава 7


Я проспал почти до обеда, пока Локи поглощал захваченный алтарь. Проспал бы и дольше, если бы меня не разбудил настойчивый стук дверь.

— Локи, кого там принесло? — буркнул я сонным голосом

— О, это будет занимательно, мой дорогой барон. Там женщина.

— Какая еще женщина? — я уселся на край кровати и попытался прийти в себя. В голове стоял шум от жуткого недосыпа.

Стук повторился, на этот раз еще более настойчивый.

— Секунду, одеваюсь. — крикнул я. Голос получился с хрипотцой.

— Интересно, во что? — ухмыльнулся бог.

— Вон халат лежит. Сейчас в Антона перекинусь, делов-то!

— Тут такой момент, Тоха… Ей нужен именно барон. Она из тайной полиции.

— О нет! — я вскочил с кровати и начал зашвыривать разорванные вещи Проныры под кровать. Черт! Растянутые сапоги превратились в какие-то деревенские галоши и полностью потеряли вид.

— Может все-таки подумаешь насчет костюма?

— Какого?

— Из местного аналога латекса. Все проблемы с перевоплощением решим на корню.

Блин! А действительно, во что мне одеться-то? Завернуться в простынь? Как-то глупо и не солидно.

— Господин ге Хаймен! С вами все в порядке? — голос раздавшийся из-за двери был удивительно приятным. Слегка низковатый, даже грудной, но совсем не грубый.

— Еще минутку! — крикнул я, — Только проснулся!

— Кстати она ничего такая. И мужа нет — карьеристка. Живет в центре Дарграда в своем собственном доме. Нам бы подошла, чем за гостиницу платить. Считай, только ночевать домой приходит. Ты когда-нибудь чпокал женщину-мента?

— А то ты не знаешь!

На меня накатили стремные воспоминания, когда я чуть не схватил условку по второй части сто пятьдесят девятой статьи. Следачка была прыщавая и тощая, словно пару лет содержалась в Освенциме, но в итоге мне удалось завоевать сердце «красотки» и пройти по тому делу свидетелем. Я потом видел ее пару раз во сне и просыпался в холодном поту. Правда, был и несомненный плюс в этом. Благодаря ее бесконечной болтовне о трудностях работы в полиции, я всерьез заинтересовался уголовным процессом и судебной практикой, открыв для себя много полезного.

Это все, конечно, хорошо, но во что мне одеться? Кроме вчерашних растянутых сапог и короткого гостиничного халата в комнате ничего подходящего не было. Я схватил его и попытался натянуть на Акакия.

Не налезает…

К черту! Быстро заскочил в ванную умыл лицо, а затем завернулся в простынь. Ну что, с божьей помощью?

— Помогу, чем смогу — доверительно сообщил Локи, — Такую цыпочку нельзя упускать. И одеяние свое пониже спусти, а то прибор видно. У вас пока не та стадия отношений. Мадам серьезная, не прокатит.

Я открыл дверь и еле сдержался чтобы не открыть рот. Все, как я люблю: строгий сюртучок с глубоким разрезом, приоткрывающий вид, на аккуратную грудь; слегка восточная внешность, темные выразительные глазки, с легким раскосом; пухлые яркие губки и выражение лица «обломай об меня зубы, сосунок». О фигуре даже говорить не буду. Она была идеальна!

— Здрасте…, — мне даже не пришлось сильно опускать глаза, красотка оказалась достаточно высокой особой.

— Барон ге Хаймен, доброе утро. — она нисколько не смутилась моему внешнему виду и без приглашения прошла в комнату.

— Присажи…

Но мадам уже деловито села в кресло и положила стопочку бумаг на столик, после чего снова уставилась на меня, сложив ноги крест-накрест.

— О да! — Локи был в восторге, — Это тебе не Вика, и уж тем более не Марфа. Сразу психологически отгородилась. Ну давай, Тоха, устрой мне мастер-класс.

— Оденетесь, барон? Или вам так удобнее?

— Тут такое дело, — я немного растерялся и сейчас усиленно приводил мысли в порядок, — В общем моя одежда повреждена после вчерашнего происшествия, а новую я еще не успел купить.

— Могу порекомендовать хорошего портного.

— Если он скроил ваш потрясающий костюм, то я только за! Очень хорошо на вас смотрится. — думаю, что она слышит это регулярно, но прощупать реакцию не помешает.

— Я знаю. — бесцветным тоном ответила женщина, — Нет. Это обычная государственная форма тайной полиции. Но мы уходим от дела, барон. Меня зовут Ангелина Джолиева, я старший дознаватель отдела проверок Королевской тайной службы. Вам необходимо заполнить вот эти формы, касающиеся вашего аристократического происхождения.

— Ну точно метисочка — фамилия ненашенская! Ух, я бы ее формы чем-нибудь заполнил. Сантиметров на тридцать.

— Локи! Ты видал какая стерва, а?

— Ну ты же ее хочешь, признайся? Вон простынь приподымается.

Блин! Я ощутил прилив крови к тазу и поспешно уселся во второе кресло, сжав ногами, все что можно сжать. Гребаный Акакиевский тестостерон!

— Правильно. Пока не будем ее пугать. Это ты верно сделал.

Гостья протянула мне что-то, похожее на авторучку с перьевым кончиком и склонила голову набок. Густая грива темных волос соскользнула с плеча, и она слегка откинула ее назад небрежным движением.

— Локи. Я сейчас взорвусь.

— Рано! Давай заполняй. Ты без пяти минут барон, сконцентрируйся.

Я уставился в мелкие строчки анкеты, которые быстро привели меня в чувство и резко снизили возбуждение практически до нулевого. Мало того, что здесь серьезно предстояло поразмыслить головой и внести придуманные данные, так еще и оказалось, что я по местным меркам буду ниже среднего госслужащего недворянских кровей. И единственным утешением было то, что мое положение не такое безвыходное. С этой «проверкой» я вставал на саму сложную ступеньку местной аристократии — первую, а дальше подъем по ней будет зависеть исключительно от меня. Но возможно стоило вчера пообщаться с Берией подольше. Например я не знал, насколько важными являются отметки о законченных университетах.

— Не парься. Это все дело наживное. Главное — ты теперь почти аристократ, а остальные бумажки мы с тобой потом раздобудем, если тебе так хочется.

В общем, все мое анкетирование свелись к рисованию сплошных прочерков, потому что ни колхозов, ни недвижимости, ни заводов с пароходами у меня не было. С каждым очередным движением пера я исподлобья поглядывал на эту богиню, но не находил в ней никакого отклика. Да если бы она выказала хотя бы расстройство и жалость к моему финансовому положению, уже было бы проще! Ангелина была холодна и недоступна. Бумаги постепенно подходили к концу, и я все сильнее и сильнее замедлялся, отчаянно пытаясь придумать способ не потерять контакт с этой цыпочкой. Примитивные пикаперские примочки, навроде сбежавшего из рая ангела, здесь не подойдут.

А может убить двух зайцев? У меня ведь есть деревенская простушка Ася, которой я обещал помочь! Вот и повод для продолжения общения будет.

— Ангелина, у меня к вам небольшая просьба. — я вернул ей заполненные бумаги и проникновенно уставился в глаза.

— Насколько небольшая? — на лице девушки появилось выражение «я бы тебя послала сразу, но этикет требует выслушать».

— Вы, несомненно, одна из тех женщин, кто заставляет мужчин терять голову. И пусть вы не совсем в моем вкусе, но я уверен, что оставшееся большинство кавалеров со мной не согласиться.

— Да вы что? — она ехидно приподняла бровь, однако я успел отследить легкое недовольство. Ну еще бы. Привыкай.

— В общем, есть одна девочка, точнее девушка. Я вас не прошу о многом, ей всего лишь надо дать пару советов насчет правильного поведения с мужчинами. Она слишком простая и наивная.

— А мне до этого какое дело, простите?

— Ууу, сука бессердечная! — взвыл Локи.

Блин! А ведь мне абсолютно нечем ее заинтересовать. Я просто уверен, что местные графья за ней табуном ходят, и могут предложить ей намного больше, чем я. А мадам, видать, жутко принципиальная и ждет трамвая. Нужно как-то пробить первый барьер, а дальше будет легче. Но чтоб его пробить, надо сначала найти уязвимость. Она есть у каждой женщины, нужно только хорошенько поискать.

Хм, а если заглянуть поглубже и подсмотреть ее жизнь? Я же теперь обладатель уникального умения! Недолго думая, сконцентрировался на предложенной мне принадлежности для письма и мгновенно потерпел фиаско. Она ее купила полчаса назад в какой-то галантерейной лавке по дороге сюда. Эх…

— Вон, волосок на кресле остался. Через пару часов мы будем знать об этой кошелке все.

— Вы не ответили. Впрочем, это не имеет отношения к моей работе, — она встала с кресла и начала складывать мою «анкету». — Хорошая была попытка уколоть меня, но я знаю себе цену, и вам она не по карману, барон.

— Ах ты валютная проститутка! Да мы тебя отжарим, и ты еще добавки попросишь! Это мы тебе не по карману!

— Извините, просто задумался. — пора было переходить в атаку, — У нас в Тинзе есть поверье, что люди, которые могут помочь другому человеку советом, не теряют ничего, но дают много. Пара добрых слов может изменить судьбу и подарить человеку счастье.

— Очень трогательно! Я почти заплакала. А что еще говорят в Тинзе? — ее косая усмешка начинала меня выбешивать. Спокойно, Антон!

— Но люди, что черны внутри и словом добрым не щедры, однажды встретят черный крест, затем второй, потом — конец! — процитировал я замогильным голосом.

— Ни хрена себе! Ты сам это сочинил?

— Почти, несколько слов заменил. Попробуем устроить психологическую атаку.

— Страшно-то как! — она наигранно всплеснула руками и покачала головой, — До свидания, барон!

Девушка развернулась и прошла на выход, но внезапно остановилась, словно что-то вспомнила.

— Ах да, совсем забыла. Группа торговцев дурманом задержана, так что вечером к вам придет следователь. Будьте у себя в номере в это время, господин барон.

С этими словами она покинула мой номер, легко прикрыв за собой двери. Ноль эмоций! Абсолютно непробиваема.

Ладно. Я тебе еще устрою приступ паники, подруга. Сама прибежишь. А пока у меня есть вопросы понасущнее. Например, где взять одежду? У меня есть что-то около сорока золотых, и этого вполне должно хватить на пару комплектов для Акакия и Антона соответственно. Думаю нужно попробовать заказать прямо сюда, ну или запаску выпросить.

Я поднялся с кресла и прошествовал к свисающему с потолка шнурку — этакая местная связь с обслуживающим персоналом. Дернул за него пару раз и уставился в окно. Вчерашнее поле боевых действий, в виде дворцовой площади, никак не напоминало о событиях минувшей ночи. Снова все те же гуляющие парочки, снова безупречные солдаты перед воротами. Жизнь протекала своим чередом.

Безусловно, мне было жаль целых два потраченных на телепорты алтаря, которые также легко ушли, как и пришли. Теперь у меня всего одно запасное воскрешение, ну или что там мне пригодится. Кстати! Он же мне должен раскрыть новые способности, доступные за два алтаря. Надеюсь там что-то убойное.

— Убойное. Но я считаю, что ты не зря вчера потратился. Хватит бомжом ошиваться по Дарграду.

— Угу, теперь я бомж с аристократической кровью. И то пока без гарантии.

— Да все получится! Берия уже себе новый китель присматривает, да звездочку очередную примеряет. И город тебе спасибо скажет, за то что Эскобара взял.

— Ну, спасибо он скажет Берии. А мы так — мимокрокодилы.

В дверь постучали.

— Секунду! — я перевоплотился в Антона и быстро натянул халат, пряча под него ставший великоватым полицейский браслет.

Внутрь комнаты зашла невысокая полненькая дама, лет тридцати пяти в переднике прислуги и вопросительно уставилась на меня.

— Чего изволите?

— Одежду порвал. Как бы мне прикупить плащик?

— Велите портного вызвать?

— Портной — это долго. Мне сегодня надо обернуться до вечера. А может у вас есть что-то на время?

— Я попробую помочь. Постояльцы иногда забывают свои вещи, если конечно вас не покоробит носить их после кого-то.

— Не покоробит, мне на время, сразу верну.

Ну а что? Неприятно, но я все равно ничего заразного подхватить не смогу. Игроки не болеют. Служащая покинула комнату, а я вцепился в бога.

— Давай, я внимательно слушаю информацию о плюшках за два алтаря. Ты обещал.

— За два камушка тебе полагается следующее. — начал он заунывно, — Первое — телепорт в область алтаря выбранного игрока без необходимости визуализации точки назначения. Она не может располагаться ближе двух километров непосредственно к алтарю. На самом деле чуть меньше, но я округлил.

— Ну это понятно, иначе было бы все просто. Второе?

— Второе: абсолютная невосприимчивость к умениям выбранного игрока на сутки. Заметь — только умениям. От удара лапой или клыков волколака оно бы тебя не спасло, так как это следствие примененной способности, а не сама способность. Сечешь?

— А, например, в этом состоянии я могу пробить неуязвимость?

— Если это умение игрока, то да.

— А третье?

— Принудительная связь с любым игроком, — буркнул Локи, — Он будет тебя обязан выслушать. Применяется для заключения союзов на расстоянии.

— А чего ты такой злой?

— Так ты же со своей русалкой, поди, свяжешься сразу.

Блин. Я вспомнил Кристину, и где-то внутри появилось теплое чувство. Совсем на меня не похоже. Я постарался абстрагироваться и выдохнуть. Спокойно, Антон! У вас ничего не было, и уж два алтаря тратить на то, что бы поговорить с ней, слишком дорогое удовольствие. А сундук я как-нибудь сам выловлю.

— Че серьезно? Не будешь звонить любимой? — Локи был удивлен не на шутку.

— Слишком дорогой межгород в этом мире. Не буду.

Внезапно раздался стук в дверь. Пришла горничная с каким-то вполне себе приличным плащом. Я поблагодарил ее и дал два серебряных. Ну что, пора на волю!

В полдень я уже гулял по городу в новой одежде и сапогах, и перво-наперво отправился на Заречный рынок, прихватив с собой реквизит для шаманства. Как и ожидалось, особого ажиотажа мое появление не вызвало. Впрочем, я честно предупреждал торговцев, чтобы они не рассчитывали на серьезный эффект из-за массовости обряда. Удача — она ведь такая.

— Что-то я не чувствую, чтобы продажи улучшились, — низенький торговец красками смотрел на меня грустными глазами, но без какой-либо агрессии.

— Так тебе говорили, что ежели удачу на всех поделить, так ничего и не изменится, — одернул его другой, — Господин Кудесник, а может мы это, попозже с вами повторим?

— Зачем попозже? — я удивленно уставился на него.

— Ну так удача когда-то же по рынку рассосется равномерно? Вот мы тогда втихаря обряд и оформим, но никому не скажем, я заплачу хорошо.

Так, кажется я сегодня с таким подходом хрен, что заработаю.

— Рассосется, куда же она денется. Пройдет пять лет, и все станет на свои места. Но ладно. Тогда я, пожалуй пойду. Здоровья вам и торговли бойкой! — я сделал вид, что собираюсь уходить.

— Постойте! Пять лет? — дрожащим голосом произнес торговец.

— Ну, да. Либо еще можно сделать обратный обряд. Только не думаю, что остальные теперь согласятся отдать свою часть удачи, — грустно ответил я.

— Ну тогда мне хотя бы сделаете?

— От чего же не сделать, идемте.

В этот день мне удалось заработать всего около сотни золотых. Оно было и неудивительно, так как большинство торгашей поняли, что от массовой обработки толку нет. Впрочем, одно то, что на меня никто не наехал уже было хорошо. Но место здесь уже не рыбное.

Обратно решил прогуляться пешком, поскольку до прихода следователя еще было порядком времени. И первым делом я наконец-то посетил небольшую библиотеку, где обложился всевозможной скучной литературой. В общем вся польза от моего будущего дворянства сводилась к тому, что я смогу посещать некоторые закрытые мероприятия для элиты, навроде балов и королевского совета, а также иметь право личной аудиенции у короля по интересующим вопросам. И да, на меня ложились повышенные налоги, а также обязательство предоставить свои силы в виде личных солдат на случай войны.

Ах да! Еще я теперь могу кидать дуэли аж раз в полгода! Только вот, как оказалось, проходили они невероятно редко, и как правило — до первой крови, без убийств. Свою задницу аристократы берегли, и только единицы дворян, с особо крепкими яйцами, решались бросить вызов оскорбившему их честь наглецу, а потому пользовались особым уважением у местных особей женского пола.

— Ну и на хрена мне все это? — уныло я поинтересовался у Локи, — Преимуществ-то особых и нет, только два алтаря зря потратил.

— Ну и дурак ты, Самойлов! То что дворянин решит на раз-два, обычному горожанину будет стоить нервотрепки, длиной в пару месяцев, да и то не факт, что исход будет положительным! Ты — элита! Понял? А у элиты свой круг общения.

— Локи. Я там буду как сорняк в роскошном саду. Ты сегодня сам видел реакцию этой стервы на мою бедность. А она даже не аристократка! Деньги, мне нужны деньги! И совсем не те, которые я получу от затеи с удобрениями. Мне нужно что-то серьезное!

— Ну так дерзай, у тебя все есть для этого и даже больше! Ты — игрок!

— Вот и дерзну! Только сначала с делами разгребусь. Слишком до фига всего навалилось — дворянство, наркодилеры; алтари, которых у меня всего один запасной. А прибавить еще к этому удобрения и затонувший сундук — так вообще голова пухнет. И Ася с этой коростой Джолиевой в довесок.

— А ты как хотел? Путь к могуществу он такой. Куда проще ежедневно сходить на службу, выполнить тупую работу, а вечером быть предоставленным самому себе. Можно в кабаке пива выжрать, или проститутку на ночь купить, а то и двух. Сказка, а не жизнь, да?

— Хрень это, а не жизнь. — я повернул в неприметный переулок, решив срезать дорогу до моста, — Вот ты Локи…

Я резко осекся. Передо мной развернулась стройка высокого здания из белого кирпича. На моих глазах, рабочий перевязал деревянный поддон со стройматериалами, а затем прицепил к обвязке какой-то небольшой красный цилиндр, похожий на картонный.

А потом случилось невероятное! Из этого цилиндра выстрелила тряпичная лента, которая начала быстро раздуваться и превратилась в большой воздушный шар. И он, мать его, взлетел в воздух! Прямо с кирпичами! Второй рабочий наверху потянул прицепленную к поддону веревку и благополучно вывел эту конструкцию на крышу, а затем дернул за шнурок внизу шара и вся эта дребедень мягко приземлилась около него.

— Ну и чего уставился? Не во всех мирах используют подъемные краны.

— Локи, — в моей голове активно заскрипели шестеренки, — А я могу совершить телепорт, прямо на утонувший сундук? Я прекрасно помню, как он выглядел.

— А чего бы и нет. Постой! — он на секунду умолк, словно отвлекся, — Ах ты хитрожопый! Ты хочешь телепортироваться на дно моря, прицепить к нему эту хрень и взлететь вместе с сундуком? А дальше?

— А дальше утренний бриз меня вынесет к берегу, если я ничего не путаю из уроков географии.

— Не путаешь, верно. Только вот тебе не надоело алтарями налево и направо швыряться? В городе остался всего один игрок, и он пока тебе не по зубам.

— Какой игрок? — удивился я. — Разве мы не всех уничтожили?

— Забудь.

— Кого забыть?

— Так, Самойлов! Пора с этим завязывать. — Локи, казалось, сейчас закипит, — Давай условимся, что пока у тебя не будет два лишних алтаря, ты больше не будешь задавать вопросов про алтарь на юге Дарграда?

Глупость он какую-то говорит. Впрочем, оснований ему не доверять у меня нет.

— Как скажешь. А кого забыть-то нужно?

— Никого, проехали. Иди решай вопрос с сундуком.

Я приблизился к ограде стройки и замахал руками, пытаясь привлечь внимание рабочего. Тот удивленно посмотрел на меня, но все же подошел.

— Че надо?

— Шарики не продадите?

— Какие на хрен шарики? — удивился он.

— Которым кирпичи наверх забрасываете.

— Нет конечно! Они же подотчетные! Я с магами связываться не собираюсь.

— Десять золотых за штуку! — рискнул я.

— Вали отсюда, а? Не мешай работать. Уже лень жопу до магической лавки донести. — мужик сплюнул на землю и отправился восвояси.

Хм. А ведь верно говорит, я за три дня в Дарграде так и не посетил ни одного пресловутого магического магазина. Выходит эти забавные летающие штукенции продаются там? А кстати, почему на них все поголовно не летают? Над городом бесполетная зона? Да и в Приморске я ничего такого не видел. Это же рай контрабандистам! Сиди себе, да отправляй ночью сундучки по воздуху. Видимо не все так просто с воздухоплаванием в этих широтах.

Бррр… Сейчас голова распухнет. Начнем по порядку.

Самая моя первая и главная цель — это подготовиться к завтрашней распродаже удобрений. Полицейская-стриптизерша пока подождет. Ей сегодня нужно переночевать с думами о своей скорой смерти и посомневаться в правильности своих взглядов на жизнь.

Итак, удобрения. Мне не хватает для реализации аферы именно листов с инструкциями для будущих лопухов. Все остальное покупается быстро. Пожалуй пора навестить Борьку-Баклажана, да посмотреть, как у него там идут дела. С этой мыслью я двинул пешком по мосту через Зарянку, на ходу обдумывая остальные моменты.

Второе важное дело — встретиться со следаком вечером. Впрочем, это не моя головная боль, так что переходим к следующему. Сундук пока не к спеху.

Алтари! У меня всего один алтарь, и тратить его на телепорт в подводные глубины не хотелось бы, не имея экстренного запаса. Да еще и Локи сказал, что мне срочно нужно два лишних камня, правда не помню зачем. Значит, после встречи с Баклажаном идем в типографию и за новой картой. Старую я потерял в канализации. Нужно подыскать ближайшее место, где я могу разжиться камушками игроков. При последней мысли меня охватил какой-то азарт. Не то, чтобы я любитель поискать приключений на свою задницу, но прошедшая ночь дала просто тонну адреналина. Круто осознавать, что даже если убьют, то тебе будут даны дополнительные попытки!

— Локи, а Локи?

— Ммм?

— Давай у кого-нибудь алтарь отожмем?

— Я не ослышался? А как же: «Ой локи, я так очкую, так очкую?». — последнюю фразу он произнес моим голосом.

— Я больше не очкую. Поможешь?

— Посмотрим, сначала карту Вестландии купи.

Вот и рынок, родимый. Я натянул на глаза капюшон и постучал в заднюю дверь нашего нового павильона, с которого теперь были сняты все ленточки и прочая дребедень. Борис оказался внутри и выглядел жутко вымотанным.

— Приперся! Я тут херачу целый день, говно это из мешков пересыпаю, а он прохлаждается ходит! — беззлобно произнес Баклажан.

— Дела были, извини. Я тебя честно предупреждал.

— Да в курсе я, просто обидно немного.

— Ладно. Это мелочи жизни. Все купил на завтра?

— Купить-то купил, и в типографии был. Там свободно, так что дуй-ка ты в нее, да пиши им свой текст, пока никто аппарат не занял.

— Писать? — я, честно говоря, пока не представлял, как выглядит типографский процесс в этом мире.

— Ай нахер, объяснять долго. — махнул он рукой, — Короче, иди туда прямо сейчас, если хочешь бумажки к утру получить. Это недалеко — вверх до главной улицы и три квартала налево. Там спросишь у кого, ну или сам увидишь.

— А чего по деньгам?

— Два медяка штука за самый дерьмовый сорт бумаги.

— Так, это значит за тысячу листов двадцать золотых, — прикинул я, — Дороговато…

— Ага, мне пробирки и то дешевле обошлись, — печально ответил он.

— А количество текста на листе значение имеет?

— Не-а. Хоть все испиши.

— Отлично! И последнее, сколько у тебя видов удобрений?

— Да всего понемногу. Самый геморрой, который не продается это: фосфат калия, ацетат меди и калийная соль. Их прямо до хера.

— Хорошо. Запомнил, тогда бывай!

Я выдвинулся с рынка наверх и примерно за двадцать минут добрался до искомого переулка. По дороге обнаружил, наконец-то магическую лавку, которая снаружи выглядела похлеще иного бутика на Арбате, сверкая толстыми витринами из радужного стекла. Кучеряво живут маги; думаю и цены там приличные. Заходить внутрь не стал, а прошел мимо и свернул во дворы, где, как подсказал мне прохожий, располагалась сама типография.

Она выглядела как не очень большой, внешне непримечательный домик. Я взошел на крыльцо, открыл дверь и попал в просторное помещение. Никакими ресепшенами и красивыми девочками-администраторами здесь и не пахло. Встретил меня суровый носатый мужик с закатанными по локоть рукавами, с ног до головы перемазанный черной краской. А рядом с ним располагался здоровенный станок, соединенный какими-то ремнями и валиками. В воздухе стоял запах скипидара и еще чего-то противного, что я не смог определить.

— День добрый! Чего изволите? Ежели книгу какую сварганить, то вам не сюда. Мы все больше по газетам.

— Здравствуйте. Мне нужно инструкцию напечатать. Тысяча листов для начала.

— А! Это мы можем! — мужик протер руки тряпкой и указал мне на стул, перед которым стояла симпатичная разлинованная в мелкую клеточку дощечка, — Вот, сюда вписываете буковки, по одной на клеточку, а дальше мы сами. За ночь управимся. Условия знаете?

— Да, полтора медяка листочек, — произнес я с уверенным лицом.

Ну не, а вдруг прокатит?

— Ага, щас!

— Это кто же вам такую цену-то назвал? — замотал мужик головой, — Два медяка лист наши услуги. Будете заказывать? Оплата вперед.

— Держите, — вздохнул я и отсчитал двадцать золотых ровно. Очуметь! За две пачки местного А-четыре отдать сорок косарей деревянных!

— Ну все, пишите! — он протянул мне странного вида палочку, похожую на спицу.

Я уселся на стул, взял предложенный инструмент, словно ручку, и прикоснулся к дощечке. Кончик будто бы в ней слегка увяз. Вывел первую букву. На моих глазах она изменила форму и превратилась в каллиграфическую! Ух ты, не иначе магия! Мне нравится!

Ну, поехали!

«Возьмите одну части олигофреновой соли и смешайте с одной частью даун-фосфата…»

В ушах раздался тихий ржач Локи.

— Чего?

— Да ничего. Пиши, пиши. Они и слов-то таких не знают.

— Все, не отвлекай! Мне тут пару часов точно торчать.


Глава 8


Как я и рассчитывал, на создание полновесной инструкции у меня ушло около двух часов. Носатый внимательно осмотрел мои записи, удивленно приподнял бровь, но не сказал ни слова по поводу содержания текста, лишь попросил проверить текст на наличие ошибок, поскольку он содержал уникальные для этого мира термины. Я заверил его что все написано верно, после чего он предложил мне забрать заказ на рассвете.

— Кстати у вас внизу очень мелко написано. Укрупнить?

— Нет, не нужно, — ответил я, — А скажите пожалуйста, много деятельность ваша приносит?

— Ну как, — почесал мужик голову, — Все ведь от заказа зависит. Ваш считается выгодным. А за некоторые заказы и браться неохота. Тут дело такое, вникать надо серьезно, чтобы понять.

— А газеты? Граждане же должны интересоваться новостями.

— Так их разве кто-то, кроме зажиточных читает? Кому интересно, что там король поменял в очередном указе? Дворянам что разве, да чиновникам. А простому люду до этих изменений и дела нет.

— Ну так напишите то, до чего дело есть! Графиня Макарова спала со своим извозчиком!

— Че, серьезно? — у мужика взлетели брови кверху.

— Конечно нет! — ответил я.

— А… Ну это тогда клевета! За такое на дуэль могут вызвать, а то и на рудники отправить.

— Хм, Локи. По ходу он не въезжает в тему.

— Конечно не въезжает. Ему же непонятно что Макаровой пришлось заночевать у дороги в одной карете со своим возницей из-за сломанной ступицы. Для него спит — однозначно чпокает. Иного не дано. Откуда ему в грамотном маркетинге шарить.

— Локи. Мне. Срочно. Нужна. Типография!

— Я тебе уже говорил? Все в твоих руках, Самойлов!

— Уважаемый. — я снова обратился к носатому, — А подскажите сколько стоит приобрести вашу контору?

— А я почем ведаю? Это у графа Полухина надо спрашивать, его хозяйство. Тут же много всякого — здание купить, наладить поставки бумаги, с магами договориться, чернила тоже в копеечку станут. Я только знаю, что вот эта вот колымага, — он легонько пнул средневековый ксерокс, — Стоила ему двенадцать тыщ золотом. А к ней расходники надо. Одни только пластины энергичные менять замучаешься.

— Энергетические, наверное?

— Да шут их знает, может и энергические.

— А где графа Полухина встретить можно?

— Что значит где? — мужик на меня посмотрел, как на больного, — В Полухинском графстве конечно! Замок у него там.

— А сюда он приезжает?

— Ага, пару раз в месяц. Только мне не докладывается, уж извиняй.

— А как учет ведется? Вот моя тысяча листов, например.

— Так оно все строго фиксируется в аппарате! Маги ведь создавали! Я как-то пару листочков потерял и просто перепечатал — думал сойдет мне с рук, так граф быстро вычислил и впаял мне штрафу. Больше не теряю. Завтра вот придете, бумаженцию мне эту отдадите, — он протянул мне листок, — Да и заберете свой товар.

Я уставился на бумажку, разрисованную вензелями, которые при покачивании рукой меняли форму. Что-то вроде водяных знаков наших, только на поверхности. Надпись гласила: «Заказ № 0902. Держатель сего документа имеет право на получение 1000 экземпляров продукции сорта „5“, с отпечатанным текстом. Содержание текста предоставлено заказчиком, им проверено, претензий не имею/имею.»

Ниже шли свободные строки, видимо для тех самых претензий, место для моей росписи, и автограф самого графа Полухина, который тоже переливался под разными углами. Ловко, однако. Я бы такое не подделал. Хотя конечно с моим суперскиллом можно посмотреть историю создания этого бланка, но не думаю, что я буду способен это повторить. Магия, мать ее, мне не доступна.

— Договорились! Завтра зайду и, скорее всего, возьму еще партию.

Я вышел на улицу довольным. Похоже, местные понятия не имеют о желтой прессе. Если я ничего не путаю, то даже на Земле эта тема появилась только в конце девятнадцатого века. Что-то я такое давненько на эту тему читал. Но ведь кроме дешевеньких газет можно всего столько учудить! Кто владеет информацией — владеет миром!

— Стэтхем?

— Ротшильд, блин!

Солнышко постепенно смещалось к горизонту, что говорило о скорой встрече со следователем. Посещение магической лавки я снова решил отложить, да и мой внешний вид оставлял желать лучшего. Я хоть не совсем обсос, но глядя на эти шикарные витрины, становилось не по себе. Это как после рабочей смены за станком припереться в модный бутик. Да, не выгонят, но относится будут как к бичу и вести себя соответственно, а я такое не очень люблю. А вот географический атлас я куплю, тем более что магазинчик печатной продукции под боком.

Новая карта обошлась мне всего в семь серебряных и даже рядом не стояла с тем шедевром, что я купил в Приморске. Я мельком взглянул на нее и отметил, что расстановка сил на континенте значительно изменилась. Точек стало значительно меньше. На юге Дарграда виднелся какой-то алтарь, однако я даже не успел приложить к нему палец, как услышал Локи.

— Мы кажется договорились? Пока не будет пары лишних камней…

— Да, да. Помню. — я отдернул руку.

Мельком осмотрел страну и обнаружил примерно в пятистах километрах маркер. Находился он на Большом королевском тракте и видимого положения не менял. Однако, судя по всему, у него есть два варианта движения — к Дарграду, и от Дарграда. Вечером проверю, на сколько он сместился, и куда. Вообще, надо будет выделить время и хорошенько изучить обстановку, а сейчас пора в гостиницу, ждать следователя. На полпути вспомнил еще об одной мелочи и заскочил на небольшой базарчик со всякой всячиной, где прикупил себе реквизит на завтра. Черт его знает, вспомнит ли кто из местных пророка, спугнувшего гадалку, но мне лишний раз загримироваться не трудно.

Я заказал ужин в номер, затем принял душ и расчехлил новенький комплект одежды Акакия. Это был недорогой, но удобный прогулочный костюм, состоящий из некоей смеси куртки и сюртука с медными пуговицами, а также штанов без стрелок. Ткань костюма была выполнена в мелкую клеточку и смотрелось все это дело не то, чтобы солидно, но с одеянием моей второй ипостаси и рядом не стояло. Этакий полуфрант.

— Полупокер. — хихикнул Локи.

— Сам такой. Ты вообще с конем спал по легенде! Выкусил?

— Это было давно и неправда. — в голосе бога послышалась натуральная обида. — Это…, Самойлов, давай не будем, а?

— Ты реально обиделся? — удивился я.

— Да достали! Ты в курсе, что студия Марвел на днях объявила меня бисексуалом?

— Не-а… В натуре? А тебе-то какая разница?

— Э-э-э, Антоха. Не шаришь ты в сущности богов. Я ведь такой, каким вы себе меня представляете. Сначала забыли меня совсем. Потом вспомнили и сняли одно кино, второе! Я было воспрял из небытия, обрадовался, и тут на тебе — приехали! Толерасты долбаные.

— То есть чем больше людей поверит в твою бисексуальность, тем быстрее ты захочешь мужика?

— Угу…, — всхлипнул бог.

— И чего, никак это не изменить? — мне стало его даже жалко.

— Последователи. Если набрать новых верующих, пусть даже в другом мире, то те, кого больше и сформируют новый образ.

— Как все сложно у вас… Но тогда у тебя есть шансы остаться тем, кто ты есть. Не думаю, что все жители Земли сразу примут это на веру. Локи у нас популярен последнее время.

— Надеюсь… Там, кстати, следователь подымается по лестнице.

— Женщина?

— Не, мужик. Красивый и притягательный…

— Че?

— Я пошутил, Самойлов.

Мой гость оказался полной противоположностью госпожи Джолиевой. Невысокий и полненький, к тому же очень болтливый, что было удивительно, учитывая род его деятельности. Он быстро записал мои показания и начал путать меня вопросами и уточнениями. Такое мне было не в новинку, а потому я выбрал самый простой способ — говорить правду, тем более мне ничего не угрожало. Когда же он начал пытаться выяснять, как долго я сотрудничаю с Игорем Сергеевичем и откуда у него появилась информация о складе, я просто отказался давать показания. Местный уголовный процесс я не знал, но думаю, что информация об агентах сотрудников Тайной полиции, как и на Земле, охраняется особым законом, иначе теряется весь смысл такой организации.

— Ну, так сказать, господин барон, благодарю вас за содействие. Было приятно с вами пообщаться.

— Браслет снимете? — я протянул ему руку.

— Он для вашей собственной безопасности. Мы считаем, что несколько членов банды все еще на свободе и могут угрожать вашей личности.

— Мне без разницы, господин следователь, умру я в браслете или нет. Если кто-то из них попытается меня отыскать и убить, думаю вы не успеете выслать подмогу.

— Но вас ведь, так сказать, могут и похитить! — возразил он.

— Игорь Сергеевич не говорил вам о моем фамильном умении?

— Говорил. — на лице следователя появилась вселенская грусть. Ну еще бы! Одной этой фразой я разбил все его аргументы. Я ведь могу удрать из любой тюрьмы, если у меня есть запасной алтарь. А если нет — то умереть и воскреснуть через десять дней. Но это на крайний случай.

— Вы точно уверены, что хотите снять его, господин барон?

— Точно! И как можно быстрее.

Похоже, что браслет — это мое право, а не обязанность. Вон его как колбасит от расстройства.

— Тогда распишитесь здесь. — вздохнул он и извлек из своего портфеля документ.

Я взглянул на бланк. Старая добрая подписка о невыезде, только здесь она именовалась, как «Запрет на выезд». Я быстро отыскал глазами приписку внизу, которая сообщала, что за нарушение условий мне грозит до полугода тюрьмы. Жестко, однако.

— А когда мы в следующий раз встретимся?

— Ну, так сказать, проблем возникнуть не должно — преступники взяты с поличным и не отвертятся. Думаю до конца недели мы снимем с вас все ограничения.

— Хорошо. Тогда не смею вас больше задерживать, господин следователь.

Коротышка поднялся с кресла. Я протянул ему руку, и он поднес к моему запястью продолговатый металлический стержень. Из него выскочила синяя искра и браслет распался на две половинки.

— Это типа электронный замок? Да я такой и сам открою!

— Как, интересно?

— В шерстяных носочках по ковру побегаю. Статическое электричество, не?

— Ну, ну, Самойлов. Люди для их создания магические академии заканчивают, а он носочками замки открывать собрался!

— Не статическое, да? Магическое?

— Мир ты познаешь сам.

Я проводил следователя и наконец-то остался один. Взгляд упал на кресло, на котором все также одиноко висел волосок с роскошной шевелюры Ангелины.

— О-хо-хо! Это будет лучшая порнушка, что я видел! Телка хоть и стерва, но шпилится как надо!

— Знаешь, Локи. Я бы тебе сейчас затер про то, что меня интересует только ее психотип и прочее, но на этот раз ты прав. Я изучу всю ее жизнь с момента, когда вырос этот волосок. Так что доставай свой попкорн, а я пока вниз за пивом сгоняю. Ты знаешь какую-нибудь местную альтернативу чипсам?

— Вяленая оленина. Отлично зайдет!

Шок. Зависть. Осознание своей никчемности. Я сидел в кресле в состоянии прострации и понимал, насколько я ничтожен.

— Ну не грусти, Самойлов, будет и на твой улице праздник.

— Локи! Не ну ты видел? Видел?

— А ты думал она девственница?

— Я думал, что тут процветает мораль и нравственность. Средневековье же…

— У тебя неправильные представления о средневековье. Ты еще скажи что комсомольцы в СССР сексом не занимались. Но она шикарно исполняет, согласись?

— Меня больше смутило не это. Я ведь думал как, Локи… Балы, красавицы, дуэли, честь и достоинство… А они тупо собрались в одном замке и устроили свингерскую вечеринку! Да у них даже пеномашина с диджеем есть! И пофигу, что магическая. Сам факт!

— «Ну и зачем мне это дворянство, Локи», — бог как хотел коверкал мой голос и издевался по полной. — «Подумаешь, элита!».

— Признаю, недооценил я местных аристократов.

— Ну и что теперь, Тоха?

— Думаю, что мне надо пахать, пахать и пахать. Мне определенно нужно попасть в эту тусовку. Я вот тут что подумал…

— Что?

— Сколько килограмм я могу унести с собой телепортом?

— Не больше, чем ты сможешь оторвать от земли, а что?

— Отлично!

— Э-э! Додумывай мысль, я ее прочесть не успел! — возмутился он.

— Не-а. — я мгновенно все выкинул из головы и сконцентрировался на карте Вестландии. Не то, чтобы у меня были от Локи тайны, но пусть побесится. Не все ему меня драконить.

— Самойлов! Это ни в какие ворота! — обиженно воскликнул бог.

— Нет! Давай лучше противников посмотрим. Вот смотри, кажется к нам едут гости.

Значок, который я отметил на карте еще днем, сместился ближе к Дарграду. Я приложил палец к маркеру.

«Алтарь Турган, представитель — Артист.»

— Ого, парень на гастроли в столицу собрался и ведь не боится с алтарем путешествовать.

— Антон. Что ты задумал? — не унимался Локи.

— Да ничего я не задумал! Просто спросил на будущее. Из тебя информацию клещами тянуть приходиться, а так я буду вооружен в нужное время.

Я поводил взглядом по карте, и уже собрался свернуть ее, так как ситуация меня вполне устраивала: Артисту еще добираться долго, судя по его скорости; остальных видимых перемещений алтарей нет. Но тут внезапно мое внимание приковала соседняя страна. Точнее не так. Западная граница Вестландии и некоего Награйского королевства.

Мне сперва показалось, что это какая-то ошибка, но обведя пальцем территорию и прочитав информацию о маркерах я был изумлен. В одной точке находились одновременно восемь! алтарей.

— Локи, эмм. А как так? Ты ведь говорил, что союз игроков не может включать в себя более трех человек.

— А кто тебе сказал, что они в союзе? — удивился он.

— Ну не могут же они там спокойно воскрешаться и не трогать чужие алтари!

— Значит могут. — хмыкнул Локи.

— Я обязательно поеду туда. Чуть попозже, только. Аферу с удобрениями отработаю и поеду.

— Герой, да? Один на восьмерых? Силушку почувствовал?

— Локи. Если есть возможность одним махом получить сразу восемь плюшек, то почему бы и не рискнуть?

— Ну хотя бы потому, что они там до сих пор лежат. Думаешь такой сладкий кусочек ни привлек ни одного игрока? Впрочем, Тоха, я только за. Ложись спать уже, завтра рано вставать и предстоит много работы.

Следующим утром я был почти свеж и весел. Почти, потому что легкий шум от вчерашнего возлияния все же немного дал о себе знать. Впрочем легкий завтрак в ресторане внизу, и холодный компот привели меня в порядок. Артист все также неторопливо двигался в сторону Дарграда, восемь алтарей находились на своем месте, так что я был спокоен. Не исключено, конечно, что в столице есть и еще игроки, но тут уже как карты лягут.

Интересно, как там Ангелине спалось?

— Весело ей спалось, значительно лучше чем тебе. К ней вчера в гости целый герцог приезжал и катал ее ночью по Зарянке на личной яхте. Знаешь что они там делали?

— Умеешь ты поддержать и вдохновить. Спасибо, друг!

Покончив со всеми утренними ритуалами я наконец-то отправился в типографию. Носатый, по всей видимости еще не уходил, потому что встретил меня с невыспавшейся физиономией и торжественно мне вручил толстую пачку листов. Я осмотрел заказ и остался доволен. Да, бумага не фонтан, похожа на газетную, но само исполнение печати более, чем хорошее. Мне и нужны-то эти листочки только как источник информации и предупреждения для начинающих алхимиков.

Рынок еще не открылся, тем не менее Баклажан уже был на месте. Я прошел внутрь павильона и начал гримироваться. Небольшие усики, тонкий валик под верхнюю губу, немного теней под глазами.

— Ну ты даешь! — Боря наблюдал за мной с интересом, — А и впрямь не узнать.

— Парфюмерная промышленность переживает кризис…, — я повернулся к нему и процитировал начало заготовленной речи для будущих лопухов.

— А че за кризис?

— Боря, не тупи. Надо же как-то обосновать то, чем мы здесь занимаемся. У нас с тобой заказ на производство сырья для духов. Поскольку мы не можем позволить себе нанять на постоянку квалифицированных рабочих, нам с тобой приходится пользоваться услугами обычных людей, желающих подзаработать.

— А-а-а.

— На. Читай и просвещайся. — я протянул ему один из типографских листов.

— «Возьмите одну части олигофреновой соли и смешайте с одной частью даун-фосфата…, — начал читать он вслух, — Затем долейте полторы части воды и прокипятите полученную смесь на открытом огне до полного выпаривания жидкости. Добавьте две части имбецилового оксида и рассыпьте все это тонким слоем на гладкой поверхности до полного высыхания…». Антон! В этой херне сто двадцать четыре пункта!

— В том-то и дело! — ответил я, — Раз-два и надоест! Но тот, кто доведет дело до конца — получит целый золотой!

— Погоди, так это мы им платить будем? — удивился Борька.

— Угу. — я наконец-то добился желаемого результата во внешности и остался доволен. — Давай, подписываем бочки. Вот здесь у нас будет имбециловый оксид — его больше всего, это будет олигофреновая соль, она белая и основную ее часть мы перемешаем с крахмалом…

— А откуда будут деньги приходить? — ну унимался мой напарник.

— Борь. Сейчас все увидишь.

В общем, к открытию рынка у нас все было готово. Столик гадалки преобразился и теперь на нем стояли рядки аккуратно составленных пробирок, наполненных удобрениями. Из тысячи пробирок, сотня не содержала в своем составе крахмал.

— Заработок, хороший заработок, — я расхаживал перед павильоном и громко повторял эти строки привлекая к нам внимание.

— А что вы такое интересное предлагаете? — ко мне подошел хорошо одетый горожанин в клетчатом костюме с тростью.

Я громко начал объяснять, так чтобы слышали остальные, что, дескать, нам нужны помощники для получения очень ценного сырья, используемого в парфюмерной промышленности. Якобы вы можете совершенно бесплатно получить у нас необходимые компоненты, провести дома ряд нехитрых операций, а затем принести нам результат, за который мы заплатим золотой, если качество конечного продукта нас устроит.

— Вот пожалуйста — все инструкции. — я протянул ему отпечатанный лист.

— Ого! — удивился он, — А если я возьму у вас сразу килограмм?

— О, извините, но мы не можем позволить себе рисковать таким количеством сырья. Оно слишком ценное, и есть вероятность, что вы его испортите. Вот, берите три пробирки и пробуйте. За это вы получите золотой, как только экспертиза покажет, что вы справились.

— Но ведь я потрачу весь день, а заработаю всего золотой!

— Это хорошие деньги. Один человек успевал за сутки сделать два полных цикла. Два золотых в день, простите меня, это уже серьезная сумма. Много ли в Дарграде работы, за которую платят два золотых в сутки?

— Дайте мне, я попробую, — мужика оттолкнула старушка и уставилась на меня. — Чего нужно сделать, милок?

— Здравствуйте, бабуля. Вот здесь описаны сто двадцать четыре нехитрые операции. Если вы выполните их безошибочно и принесете нам результат, то получите свои денежки.

— Так просто? — она покосилась на меня недоверчиво.

— Да, бабушка. Вот держите. — я протянул ей три пробирки, — Только тару нам верните, пожалуйста, и не нарушайте технологию. Один неверный этап и вы ничего не заработаете.

— Конечно верну, милок! Ничего не нарушу! Я женщина аккуратная!

— Ну не! — мужик с тростью не мог успокоится. — А сколько стоит килограмм вашего сырья?

— Олигофреновую соль мы закупаем по пять золотых за меру, даун-фосфат по три и имбециловый оксид по два Это редкие вещества и в Вестландии их не добывают, приходится возить с другого материка. Из этого можно приготовить один килограмм продукта.

— Это получается десять золотых за набор? — мужик почесал голову. — Дороговато. А сколько заплатите за конечный продукт, если я их, например выкуплю, а потом принесу готовый результат?

— Если у вас получится не нарушить процесс, то сто золотых за килограмм готового сырья.

— Дайте-ка мне ваши пробирки, я попробую для начала.

— Держите!

— А можно два комплекта?

— Нет, извините. Один в руки, и вот, инструкцию не забудьте.

Толпа собиралась и собиралась. Весть о халяве распространялась за пределы рынка, и к полудню мы раздали все подготовленные реагенты.

— Все! На сегодня прием окончен, приходите завтра! Тары больше нет.

— А насыпьте мне в кулечек!

— У меня вот — коробочка есть!

— Господа, внимание! — я сильно повысил голос, — На сегодня выдача компонентов прекращена. Теперь мы работаем только на прием. Экспертиза будет проходить до вечера.

Народ недовольно поворчал и постепенно начал расходиться. Я зашел к Баклажану в павильон и тот на меня уставился волчьим взглядом.

— И чего? Они же скоро обратно эту херню потащат.

— Ага. Боря, ты вроде смышленый парень, удобрениями торгуешь, и так ничего и не понял? Я ж тебе объяснял, что жадность людская не знает границ. Помоги мне лучше пока «экспертизу» подготовить. Где йод?

— Держи. — он протянул мне бутылочку с темными кристалликами.

Я порылся в оставшихся удобрениях и нашел какой-то черный порошок, которого был всего один мешок. Взял небольшую часть, насыпал в него йод и хорошенько перемешал, а затем все это дело пересыпал в бочонок. Универсальный определитель качества продукта готов! Ждем возвращения наших начинающих алхимиков.


Глава 9


Ближе к закрытию начали подходить утренние экспериментаторы, и первой, как бы это не было странно, пришла та самая бабуля. Причем не одна, а с целой вереницей своих сверстниц, которые, видимо, от нее узнали о новом способе заработка. Борька первым ее заметил через маленькое окошко павильона и сообщил мне.

— Вон, приперлась, старая, пора экспертизу делать.

— Погоди, сейчас народа побольше подтянется. Все же должны узнать, что мы не какие-то шарлатаны, а честные работодатели.

— Да уж…

— Ну и бабушек мы с тобой не будем обманывать. Это такое сарафанное радио, что только держись.

— Радио? — Баклажан удивленно покосился на меня. — Это че за херня?

— Это такая магия в некоторых странах, — спохватился я, — Позволяет оповестить людей на расстоянии.

— Ну я что-то такое слышал. Говорят Вестландская церковь владеет таким знанием, а еще королевские тайные службы, но только хранится это в строжайшем секрете. Может и врут, конечно.

— А может и не врут, — задумчиво произнес я. Узнали ведь об Акакии в Дарграде достаточно быстро. — Ладно, Боря. Нам пора, народу много собралось.

Мы вышли из павильона, и я мило улыбнулся бабулькам. Такими ценными кадрами нельзя разбрасываться. Они рекламу могут сделать — мама не горюй! Как и антирекламу, кстати.

— Ну что, приступим?

— Конечно, милок! Все как велено в анструкции сделала! Ух, и вымоталась я с энтими порошками!

— А вот сейчас и посмотрим бабушка! Давайте сюда ваши пробирочки.

Старушка передала мне две пустых, и даже чисто вымытых пробирки, и одну заполненную результатом ее трудов. Я взял маленькую мерную ложечку и зачерпнул из-под прилавка удобрение с йодом, а затем сыпанул в пробирку. Жидкость приобрела синий цвет, вступив во взаимодействие с крахмалом.

Бабка с напряженным лицом следила за мной вместе со своими спутницами. А когда произошло яркое окрашивание ахнула.

— Поздравляю! У вас все получилось! — улыбнулся я, — Вот ваш золотой!

Под громкие аплодисменты делегации престарелых горожанок, бабуля торжественно помахала монеткой и бережно убрала ее в кошелек.

— А еще? — в глазах новоиспеченного пожилого алхимика горел огонь азарта.

— Приходите завтра утром. Нам нужно собрать и подготовить тару.

— Насыпьте, насыпьте! — подготовленные бабки одна за одной стали протягивать мне невесть откуда появившиеся бутылки, грозясь опрокинуть всю нашу лабораторию.

— Тихо-тихо! — замахал я руками. — Процесс очень сложный, и не всегда гарантированный. Редко кто может изготовить концентрат в большом объеме и не нарушить технологию. Завтра мы все подготовим и снова раздадим продукт всем желающим.

Так. Пора здесь слегка все остудить. Я зашарил глазами по толпе и увидел приметного горожанина со сплюснутым носом, о котором точно помнил, что ему досталась порция нашей бурды без крахмала.

— Следующий! — произнес я, глядя на него.

Он устремился ко мне и на глазах у всех я снова провел «экспертизу». На это раз смесь приобрела коричневый оттенок.

— Извините, вы допустили ошибку на одном из этапов.

— Вот черт! Просил ведь жену не перекипятить! — всплеснул мужчина руками. — Завтра еще дадите?

— Конечно, но будьте в следующий раз предельно внимательны. После второй ошибки мы перестанем бесплатно вам выдавать компоненты.

Конечно я врал, что перестану раздавать пробирки. Всех все равно нам не запомнить, но люди не любят, когда их узнают и прилюдно стыдят за попытку обмана. Зато они всегда могут купить наши порошки и не бояться разоблачения.

И пошло-поехало! Утренние экспериментаторы все подходили и подходили, толпа росла. На девять удачных экспертиз приходилась одна неудачная, но народ расстраивался не сильно. Платить-то они не платили за попытку. Подумаешь, не повезло — повезет в следующий раз.

А вот и клетчатый мужик с тростью, что хотел сразу и много. Ты вовремя.

— Здравствуйте еще раз, уважаемые. Вроде бы все сделал верно.

— Давайте посмотрим. — я посыпал его бурду реагентом, и она ожидаемо окрасилась в синий.

— Держите ваш золотой. Следующий! — я переключил внимание на других людей, словно он меня мало интересовал, — Да не торопитесь вы так! Пока всех не проверим не закроемся.

Народ ликовал. Еще бы! Почти все пришедшие получили свои денежки, а наши карманы опустели на двести с лишним золотых.

— Погодите! Я хочу купить пять килограмм! — мужик с тростью созрел, — Вы говорили, что можно!

— А разве можно купить? — донеслось из толпы. — Правда что ли?

— Тихо! — крикнул я, и сотни глаз переместились в мою сторону.

— Вы все видели, что не всегда процесс заканчивается успехом. Более того! Всего одна неверная операция, и мы не сможем принять ваш продукт. — объявил я. — Но компоненты действительно продаются.

— Ну ведь я смог уже все сделать правильно? Значит и еще раз смогу, только побольше надо взять, а то муторно это!

— А почем можно купить? Вам-то какая разница, вы свои денежки вернете. Ну не получится — не получится, еще попробую.

— Да, я бы тоже килограммчик взял.

— Вы мне продадите мои пять килограмм? — клетчатый начал возмущаться. — У меня вот, мешочки с собой есть.

— Коллега, насыпьте этому господину пять килограмм нашего «особого» товара.

Особый — значит с крахмалом. Боря с важным видом взял мужика под руку и завел в павильон, а через пару минут тот вышел абсолютно счастливым и, крепко сжимая мешки в руках, довольный направился к выходу.

Стоит ли говорить, что началось твориться дальше. Конечно же не все могли разом расстаться с солидной суммой, но потенциальная десятикратная прибыль дурманила мозги и отключала здравый смысл напрочь. Несомненно, были и те, кто взял совсем чуть-чуть, рассчитывая поднять к завтрашнему дню с десяток золотых. Были и другие, кто кричал, что легких денег не бывает, и все это обман. К нам даже разок подходила стража, но к счастью без Николая, а то думаю он бы меня узнал, хотя бы потому, что рядом крутился Борис, на которого он же меня и вывел. Они осмотрели наш «продукт» и узнав, что здесь ни у кого не отбирают деньги, а еще и раздают, претензий не выказали, а я в их присутствии еще раз дополнительно озвучил во всеуслышание, что процесс сложный и нестабильный.

— Павильон закрыт! — наконец-то объявил я собравшимся, когда Боря мне просигналил, что у нас закончились удобрения, — Завтра жду вас с результатами после обеда. Утром мы, как и прежде работаем в режиме выдачи продукта.

Народ постепенно разбрелся, и нам удалось благополучно закрыться к моменту окончания работы рынка.

— Сколько? — это был мой первый вопрос, когда я остался наедине с партнером.

— Две тысячи четыреста восемьдесят семь золотых, — дрожащим голосом произнес Баклажан, — Охереть…

— Ты покрыл свои расходы?

— Больше, чем на половину!

— Теперь возьми сколько тебе необходимо для расчетов с самыми надоедливыми кредиторами, а остальное не трогай. Завтра мы снова будем выкупать товар, и иногда даже в больших количествах. В минус не уйдем, но нам нужно дать понять самым неверующим, что система вполне рабочая. В какой-то момент дело пойдет на спад, однако мы раньше скинем все удобрения и закроемся. Смотри внимательно на людей: кто во что одет, кто как себя ведет, кого можно обмануть, а кого не стоит. Мужика с тростью запомнил?

— Конечно!

— Он азартный человек. Завтра мы ему отдадим его пятьсот золотых, и он возьмет еще больше, у него есть деньги. А вот бабушка набрала совсем немного, потому что хоть и заработала, но подсознательно понимает, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Зато она привела нам своих подруг, которые еще приведут людей. Большинство склонно недооценивать стариков, а потому многие, глядя на нее и ее подруг решит, что раз она смогла, то и он сможет.

— А если кто-то начнет скандалить? Я имею ввиду из тех, кому мы хер пропишем? — забеспокоился Баклажан.

— Боря, читай внимательно внизу инструкции мелкий шрифт.

— «… уведомляем, что манипуляции с большим количеством реагентов зачастую приводит к отрицательному результату. Приобретая реагенты вы подтверждаете свое согласие на возможные риски.» — озадаченно произнес он.

— Понял теперь? Те кто берут стартовый набор алхимика так и будут стабильно получать по одному золотому в сутки. Мы не обеднеем, так как у нас ограниченное число бесплатных комплектов. Но поверь мне, люди, у которых есть деньги не станут утруждать себя возней с десятью граммами, а будут раз за разом пытаться отбить вложения, даже ценой провала. Ведь одна единственная удача с лихвой перекроет пять-шесть неудач. Они и будут нашим основным источником дохода.

— Понял. Короче пострадают только жадные и богатые дураки. Мне нравится. Идиоты! — расхохотался Борька. — А с мелким шрифтом это ты нехерово придумал! Я тоже его только сейчас заметил. Ух! Не представляю, сколько мы получим в самом конце!

— Ну-ну! Ты сейчас делаешь ту же самую ошибку, что и те самые жадные дураки: видишь только деньги, но не видишь рисков. Запомни, Боря, всегда есть шанс влететь. Так что, повторюсь: внимательно смотри, с кем имеешь дело. Вот что ты сделаешь, если к тебе подъедет какой-нибудь аристократ и захочет купить, скажем, тонну?

— Я бы сначала ответил, что продал бы, но теперь чувствую что вопрос с подвохом, — он нахмурил брови.

— Правильно чувствуешь. Юридически мы правы, все предупреждены, но по факту никто не отменял пролом черепа в темном переулке. Так что не ведись на слишком крупные суммы, и не бойся отказывать. Скажи — товар кончился. Тогда мы спокойно распродадим все запасы, а потом прикроем лавочку. И еще есть один опасный момент. Я не знаю, как в Дарграде все организовано, но думаю существует вероятность, что мы кого-то сильно обидим, и этот кто-то обратится, например, к друзьям в гильдию алхимиков, с просьбой исследовать наши компоненты. А вот тут уже могут начаться серьезные проблемы.

— Это алмазные рудники, сразу, — заволновался Баклажан, — Чего-то я об этой херне не подумал.

— Вот-вот, зато я продумал. В этом случае вали все на меня. Я подтвержу, что ты был не в курсе настоящего расклада дел и пал жертвой своей неосмотрительности и доверчивости, попав в сети мошенника, то есть меня.

— Э-э-э. Ну я, знаешь ли, не поверю, что ты возьмешь и просто так, из чистых побуждений, закроешь меня своей грудью.

— И правильно, что не поверишь. Если такое случиться, мы должны будем пересмотреть наши доли. Скажем, я заберу твои двадцать пять процентов.

— Это надо обдумать. — Боря не на шутку всполошился и выглядел тревожно.

— Правильно, не фиг тут на твоих мозгах выезжать, — ожил Локи. — Давно бы так. А ты чего, на каторгу решил прогуляться?

— Может быть. Потом об этом поговорим.

— Ну тогда до завтра? И не забудь привезти еще удобрений, у нас товара почти нет.

— Конечно привезу. — лицо Бориса было мрачнее тучи. Похоже, я запугал его до чертиков.

— Ну не печалься ты так, я же не настаиваю. Ты можешь прямо сейчас из дела выйти, если боишься. Завтра мы полностью отобьем все твои вложения с лихвой, еще и в наваре останешься. А потом ты сможешь начать новое дело. Полностью законное. А я закончу здесь один и отдам тебе половину твоей доли.

— И хочется, и колется, Антоха. — честно ответил он, — А ты разве не боишься каторги?

— Боюсь, но готов рискнуть.

Ну откуда ему знать про телепорт и двуличие.

— Эх, железные у тебя шары. — вздохнул он и немного помолчал, — Ладно, давай закрываться.

— До завтра, Боря.

На обратном пути я навестил типографию и заказал еще три тысячи листовок. Пока хватит, а там будем смотреть, как дела пойдут. Сдается мне, проторгуем мы до конца недели, а дальше затея резко пойдет на спад. Хотя, Дарград здоровенный — может и подольше протянет тема.

А теперь домой и не забыть захватить на рынке кисть и черную краску, да такую, чтобы «хрен ототрешь»!

В дверях своего номера я обнаружил повестку от следователя. В ней сообщалось, что послезавтра рано утром мне необходимо явиться в здание Тайной полиции для последних уточнений, после чего с меня снимут ограничения на перемещение. Это хорошо, нужно глянуть где это находится. Я было открыл карту, чтобы отыскать указанный в послании адрес, но меня опередил Локи.

— Это там, где твоя ненаглядная Ангелина служит. Мы ведь сегодня ночью туда сходим?

— Сходим, сходим. Еще как сходим.

В своих видениях я узнал об этой девушке все, что можно. В том числе и место ее жительства, и место ее работы. А обладая этой информацией я легко могу приступить к реализации первого этапа психологической атаки.

Остаток времени я провел в наблюдениях за картой и размышлениях относительно необходимой части моего существования в этом мире, а именно — самой королевской битве. Я твердо решил не предпринимать никаких действий, пока у меня в запасе всего один алтарь. Мгновенное воскрешение или телепорт — это то, что может спасти в самый критический момент. Поэтому в моих ближайших планах на первом месте стояла добыча алтаря Артиста, а потом уже вытаскивание сундука из моря. Пять тысяч золотых, что лежали там, здорово мне помогут в осуществлении планов по покупке типографии. А кроме того, там загадочная надпись, которую как-то надо перевести. Пари, заключенное в Приморске с Локи, я ведь проиграл…

— Чпокнешь Макарову, и перевод в кармане.

— Слушай, а где я могу ее вообще встретить?

— На любой аристократической тусовке. Скорее ты выиграешь королевскую битву, чем Макарова пропустит какое-нибудь событие.

— О! А она была на той вечеринке свингеров с Ангелиной?

— Была. Но они друг друга ненавидят, а потому ты ее не мог заметить. Да и Макарова орешек, покрепче твоей стриптизерши с Земли.

— Ну наконец-то, хоть какая-то информация о ней.

— Более того, она девственница. Как тебе такое?

— Девственница, которая ходит на свингер-пати? Ты ничего не попутал?

— Ну, по твоей стриптизерше с Земли тоже не скажешь, что она никому не дает. Но факт остается фактом.

Хм. Ну теперь мне Ангелина нужна еще больше, если я хочу соблазнить эту самую Макарову. А я, видимо, хочу. Сдается мне, что та загадочная надпись содержит в себе что-то, что меня может здорово бустануть в этом мире.

— Локи, какой я там в вашем божественном рейтинге?

— Восемь тысяч восемьсот двадцать шестой.

— Ого! Это я на чем так вырос? На алтаре волколака?

— Не-а. Просто вас осталось меньше двенадцати тысяч.

Я вышел из гостиницы в полночь, оставшись в образе Антона. Оно и понятно, если меня поймают за хулиганством в личине барона, то все мои аристократические потуги могут накрыться медным тазом. И все же, гулять по ночам я бы предпочел именно Акакием. Все-таки он выглядит слишком неудобной целью для местных гопников.

Ночь выдалась безлунная и идеально подходила под мои планы. Пятилитровое ведерко с краской в сумке здорово оттягивала мое плечо, обещая не самую легкую прогулку. Впрочем, это не Душегубовка, а почти центр города. Можно относительно безопасно передвигаться по главным улицам. Тайная полиция находится не так уж и далеко — пять кварталов на восток, и я прекрасно помнил туда путь, так как уже хорошо изучил карту. Моя задача за сегодняшнюю ночь подготовить первый этап уничтожения стервы, сидящей внутри Ангелины.

Едва я только добрался до нужного района, как столкнулся с патрулем, что шествовал по периметру квартала, где находилось здание Тайной полиции. Эти бравые ребятки отличались от всех остальных стражников, что я видел до сегодняшнего дня. Во-первых беличьи хвосты на их шапках имели черный цвет, а во-вторых, вместо мечей на их поясах висели булавы, наподобие той, что носил Стервятник. Но тогда был день, и потому в хрустальном навершии я не разглядел ничего странного. Сейчас же, в темное время суток, внутри этих набалдашников переливалось фиолетовое свечение, выглядящее весьма угрожающим. Не удивлюсь, если эти штуки дальнобойные.

Я сделал физиономию кирпичом и просто прошел мимо, однако, едва они скрылись за поворотом, как сразу же вышла вторая парочка. Похоже, нагадить Ангелине будет непростой задачкой. Зашел в тень, чтобы не мозолить глаза патрульным и принялся заново просматривать ее историю, намотав на палец волосок.

— Давай вечеринку еще раз посмотрим?

— Отвали, я на серьезном задании.

Так. Вот моя будущая любовница уселась за свой стол и уставилась в окно. Три створки и стекла в виде причудливого витража, только бесцветного. Я поднял глаза на нужное здание и попытался отыскать похожие. Подходящего рисунка не нашлось. Не отрубая кино, перешел на следующую сторону и сходу обнаружил искомый объект. Ее окно располагалось на последнем этаже под самой крышей.

— Вот ты себе геморрой создал, Самойлов. Не проще ли это было сделать возле ее дома?

— Дома у нее хватает забот, да и ты сам видел, что эта кукушка ведет ночной образ жизни и почти там не появляется. А мне нужно, чтобы она видела зловещий рисунок постоянно. Она же ни хрена не делает на работе, только сидит весь день и пялится в окно, да губки красит. Вот мы и создадим ей цель для пристального исследования. Жаль что на прямо на витраже крест не нарисовать — на территорию здания с такой охраной мне не пробраться.

Я двинул по прямой линии от ее окна вглубь квартала, подыскивая себе полотнище. Мое творение должно быть грандиозным и непохожим на мальчишеские проделки. Только нацеленность на стопроцентный результат. Нужна хорошая стена или что-то типа того. Но как назло, вся часть города перед окном состояла либо из охраняемых зданий, либо из унылых темно-серых кирпичных построек, либо из посадок деревьев, на которых шибко не порисуешь. Похоже и впрямь придется двигать к ее дому и ваять мрачный крест на противоположном доме или заборе. Грустно.

Оба-на! А это что?

Я выбрался на большую площадь и застыл от удивления. Передо мной возвышался здоровенный полуголый мужик из мрамора, которого я как-то в темноте и не заметил издалека. Правой рукой он указывал вдаль, прямо на здание Тайной полиции, а левой прижимал к телу то ли лютню, то ли арфу. Блин! Да в нем роста метров двадцать! Внимательно огляделся по сторонам — ни стражи, ни прохожих и окна не горят. Пустые лавочки, да небольшие клумбы по периметру, вот и все мои свидетели.

— Локи, это что за хрен?

— Легендарный герой прошлого, типа земного Орфея. Золотой голос Вестландии — Никола Колбасков.

— Колбасков, значит? Ну-ну. Слушай, у этого типа на груди отличный мольберт. И смотрит он прямо на окна нашей красавицы. Это просто мечта художника!

— Ты чего промышленным альпинизмом решил заняться? Ты ведь хрен туда залезешь!

— Ну надо же улучшать владение браслетом? У меня в нем, если что, лебедка имеется.

— Да он гладкий, как яйцо! Извини, Тоха, но из тебя альпинист, как из говна пуля.

— А ты гляди, какая у него грудь волосатая! Мне кажется я смогу там удержаться. Мне всего-то крестик три на три метра нарисовать.

— Тоха, Ангелина конечно красивая, и исполняет в постели как надо, но тратить столько сил на шалость, это надо быть полным отморозком…

— Локи! Во-первых, она мой пропуск к Макаровой. Нет ничего круче, чем отбить у ненавистной соперницы ухажера. Ты ведь сам сказал, что они в контрах. А во-вторых, это просто шедеврально! Первый создатель граффити в этом мире! Будет что детям рассказать.

— Ладно. Действуй, Самойлов. Но если грохнешься — не вздумай алтарь юзать! Посидишь недельку в небытие, подумаешь.

Я снова задрал голову и присмотрелся к возможному маршруту. Так-то я даже в пару раз на скалодром ходил и неплохо справлялся. Мужик глядел на меня с укором, словно понял, что ему не отвертеться. Ладно, не переживай, Коля. Думаю местные маги тебя отмоют когда-нибудь. На всякий случай обошел памятник по кругу, но так ничего подозрительного не увидел.

Прицел. Огонь!

Металлический стержень с тихим свистом устремился вверх и воткнулся аккуратно в левую ноздрю Николы. Теперь слегка выгнуть руку. Артефакт мерно загудел и меня потихоньку потащило вверх. Всегда вот так мечтал пошагать по вертикальной поверхности аки спецназовец.

Само восхождение оказалось не таким уж и сложным и через пару минут я достиг первых кудряшек. Они оказались вполне себе крупными и мне удалось с комфортом на них разместиться. Ух, какая высота, аж дух захватывает! Я посмотрел вдаль, где четко выделялось подсвеченное фонарями здание полиции. Надеюсь, что завтра у Ангелины сожмется кое-что пониже спины.

Приступим!

Я аккуратно переместился на левую половину груди — туда где начиналось плечо, подтянул лебедку. На последней кудряшке удалось удобно закрепить ведро. Обмакнул кисть и провел широкую линию. Блин! Маловато будет, здесь как минимум нужно проходить в три ряда. Впрочем времени у меня много, главное чтобы не заметил какой-нибудь ночной гуляка. Хотя, судя по тому, что я и сам не увидел статую издалека, это будет сделать крайне сложно.

Спустя пару часов, я стоял у подножья постамента и любовался результатом своего творчества. Местный Орфей теперь имел на теле украшение, которое напоминало две пулеметные ленты, пересекающие могучую грудь певца. Надо будет потом глянуть, как это дело смотрится при дневном свете. Но в одном я был уверен — шок моей будущей любовнице обеспечен.

— Локи, как тебе крестик?

Тишина.

— Локи, ты уснул?

О, нет! Только не это…

Я замер на месте и зашарил глазами по сторонам, ожидая все, чего угодно. Подсознательно я уже приготовился умирать, однако ничего вокруг не намекало на присутствие игрока. Тихо себе пели какие-то кузнечики в кустах, да издалека доносился легкий городской гул без каких-либо особенных звуков.

Хм, я разговаривал с богом последний раз минут десять назад, во время спуска. Значит все это время игрока не было рядом, и он появился только-только. Ну-ка, что у нас на карте?

Пусто! Никаких алтарей, кроме южного, который мне запрещено смотреть. Выходит, возле меня находится либо его загадочный владелец, либо же это вообще левый путешественник, который надежно спрятал свой алтарь далеко отсюда и решил посетить столицу Вестландии.

Так, так. У меня есть шансы, пусть и малые, если конечно меня уже не срисовали.

Я отправился в первый попавшийся переулок, но никого не встретил. Перешел на соседнюю улицу — тоже пусто, нет ни стражи, ни ночных гуляк. Буду искать до последнего. Логично, что раз десять минут назад его не было, значит игрок только что пришел или приехал. Либо просто проследовал мимо, но в этом случае мой скандинавский друг должен скоро появится.

— Локи?

Бог молчал, а значит игрок находился все еще поблизости. Я перешел на следующую улицу и вышел к хорошо освещенной гостинице. Возле нее стояла дорогая красивая карета, из которой пара одинаково одетых лакеев выгружали большой сундук и чемоданы.

Внезапно, двери заведения открылись и на крыльцо вышел напомаженный аристократ в нетипичной для Дарграда одежде. Похоже главный. Он с высокомерным видом раздал указания слугам на иностранном языке, и я его слова естественно понял, вот только это не дало мне никакой информации о происхождении и стране, из которой он прибыл. Ладно — попытка не пытка. Уставился на аристократа и мысленно отдал команду.

Идентифицировать!

— Идентификация провалена. Следующее применение способности возможно не раньше, чем через сутки.


Глава 10


Ну-с, приплыли. Можно смело идти домой, если только меня сейчас не отправят к моему же алтарю экспресс-методом. Я еще раз осмотрелся, и не найдя ничего подозрительного, отправился восвояси.

— Локи.

— Чего?

— Да ничего. Все равно ведь не ответишь. Правила игры же…

— Потрясающее умозаключение, но ты прав.

Шагалось домой действительно грустно, поскольку раньше я не проваливал проверку. В голову постоянно лезли различные мысли. С чего я вообще решил, что это именно они? Вокруг сотни домов и шансы обнаружить противника мизерны.

— Локи, можно ли хоть как-то укрыться от идентификации?

— Нет.

— Можно ли скрыть на карте сам алтарь?

— А вот это правильный вопрос, Самойлов. Отвечать я на него конечно же не буду.

Хм. Значит можно. Надо бы подумать в этом направлении. Ладно. На сегодня хватит мыслей и пора спать, а то завтра запутаюсь с этими порошками и реагентами.

Утро задалось, и это было великолепно! Для начала скажу, что свои бесплатные пробирки мы сплавили за полчаса после открытия, так как народу к нашему павильону навалило неимоверно. Вчерашний мужик с пятью килограммами подошел прямо в разгар основной суеты. В руках у него была здоровенная бутыль с нашей бурдой.

— Все-таки не послушались и за один раз все приготовили, — посетовал я для вида.

— Ну а что? Делать деньги — так хорошие! Ну давай уже, сыпь свой порошок. — он потоптался на месте в нетерпении.

Я поднес ложечку с удобрением к горлышку и это наверное были самые тихие пять секунд в моей жизни. Кто-то громко сглотнул слюну и на него недовольно покосились окружающие. Сыпем…

— Да!!! Да!!! — мужик победно вскинул руки над головой.

— Коллега, отсчитайте этому человеку пятьсот золотых! — не моргнув глазом ответил я, — Поздравляю вас, господин! Отличный результат.

Баклажан невозмутимо кивнул и подозвал мужчину внутрь павильона

— Не надо денег, я беру еще двести килограмм! — громогласно объявил он. — Сколько с меня еще?

Толпа ахнула. А я даже глазом не моргнул. В девяностых годах на похожей афере люди брали товар мешками, да еще и прибегали по восемь раз, несмотря на неудачные попытки.

— Эмм, ваши пятьсот золотых — это пятьдесят килограмм, остается еще сто пятьдесят, итого вам необходимо доплатить тысячу пятьсот золотых.

— Чек на предъявителя примете?

А вот это для меня новость. С такой формой оплаты я до сих пор не сталкивался. Даже интересно, как тут все организовано. Борис, увидев мою нерешительность, сам взял быка за рога:

— Какой банк? — деловито поинтересовался он.

— Дарградский Королевский, разумеется!

— Конечно примем! Вам доставить реагенты на адрес?

— Нет, я сам заберу, у меня экипаж неподалеку.

— Ну что вы, я вам помогу! — Борис начал грузить мешки на весы.

Чек оказался весьма занимательной штукой. Я внимательно наблюдал, как мужчина вписал необходимое число, а затем бумага полыхнула вспышкой и изменила окраску на синюю.

— Это значит, что у него есть необходимая сумма на счете, — добродушно пояснил Локи. — Иначе бы, он окрасился красным. Разработка магической академии. Пока чек не будет разорван пополам, эти деньги заблокированы.

— А какая разница Баклажану тогда, какой банк? — увиделся я.

— Ну так бюрократы же! Сегодня денег нет, приходите завтра. А Королевский — это гарантия быстрого получения и отсутствия очередей. Правда у них самые низкие проценты, зато стабильность и анонимность! И проверки в нем проводятся только по разрешению королевского двора, а это еще тот геморрой! Я бы тебе советовал тоже обзавестись в нем счетом. Не поверишь, но все серьезные жулики хранят деньги там.

В этот день мы поработали в хорошую прибыль, а через нас прошло народу в несколько раза больше чем вчера. Сегодня процент брака был значительно выше, но людей это не останавливало, поскольку они прекрасно видели успех других «народных алхимиков». И только бабушки все также брали сырье на пару-тройку золотых. Пузырь начал раздуваться.

К полудню у нас почти закончился товар, и я снарядил Баклажана на Заречный рынок, строго предупредив отслеживать возможные хвосты. Все развивалось намного быстрее, чем мной планировалось изначально, и я понимал, что быстрый и скандальный конец неизбежен. В отсутствие Бориса меня проведали стражники, причем они были не из рыночной братии. У них не нашлось никаких существенных претензий, однако внутри меня появилось плохое чувство. Мне начали мерещиться контрольные закупки, подозрительные лица в толпе, и я понял, что нужно как можно скорее сворачиваться. Особенно мне не понравился один прохиндейский мужик в дорогом черном сюртуке с длинным подбородком, которого я за день заметил несколько раз. Он ничего не покупал, а просто наблюдал из гущи посетителей рынка. Не нравится мне он, блин.

В общем все шло к тому, что надо быстрее рубить концы. Когда приехал Боря, на него накинулись толпы горожан, разбирая товар прямо с телеги. Однако, недооценил я дарградцев. Деньги потекли водопадом, а мне все больше и больше становилось неуютно внутри. В какой-то момент я отвел Борю в павильон, объявив небольшой технический перерыв.

— Борис. Сколько у нас золота?

— Двенадцать тысяч монет с хвостиком! — его глаза горели огнем. — Пять тысяч чеками и больше семи тысяч монетами.

— Пора тебе выходить из игры.

— Ну уж хер! Я теперь с тобой до конца!

— Боря, это не игрушки! — я с укором покачал головой, — Завтра рано утром мы перевезем остатки со склада на Заречном, и я останусь торговать один до последнего. Меня возможно поймают, но это уже мои трудности. Свои двадцать пять процентов ты получишь.

— Сдается мне, Антон, что ты не хочешь просто делиться деньгами поровну. — он уперся руками в бока и склонил голову, пристально разглядывая меня. — Все же законно, клиенты предупреждены про риски

— Боря! Херню не неси, — я перешел на его язык, — Мы же вчера с тобой об этом говорили. Одна экспертиза у алхимиков и хана. Открывай законный бизнес и работай нормально. Денег тебе хватит с лихвой.

— Нет. — твердо ответил он.

— Че ты его уламываешь? Хочет влететь — пускай влетает. Ему тут жопу за недорого прикрывают, а он еще и выпендривается.

— Как хочешь! Тебя предупредили. — пожал я плечами, — Ладно, забыли. Ты мне скажи, что нужно для открытия счета в банке?

— Деньги. — хмуро ответил он.

— И все? — удивился я. — А документы?

— Слепок с тебя снимут магический, а больше им ничего не нужно. Ты вообще в банке ни разу не был?

— Тогда давай мне мою долю чеками. Пойду открывать.

Борис немного помедлил, словно раздумывая, но в итоге набрал мне синих бумажек на шесть тысяч двести золотых.

— Держи. Сегодня еще подойдешь?

— Нет, скорее всего, тут час до закрытия остался. Объяви крупным покупателям, что приемка готового продукта переносится на завтрашний вечер, из-за отсутствия проверочного реагента. Продавай внимательно, как я тебе говорил. Сдается мне мы привлекли излишнее внимание.

— А что не так с реагентом? — он покосился на меня.

— Хочу снять максимальный куш днем, пока не разойдутся слухи, что у нас каждая экспертиза провальная. Они в этом городе уж слишком быстро летят. И еще. Мне завтра утром нужно по делам, так что приду на пару часов позже.

— Понял. Один поторгую.

Хм, кажется он даже рад, и мне не совсем нравится это.

Я выбрался с рынка и взял карету, на которой быстро домчал до гостиницы. Там отпустил возницу и перевоплотился в Акакия, после чего нарядился в новый костюмчик и придирчиво осмотрел себя в зеркало. Ну что, Антон, начинается у нас рискованный этап? Надеюсь, что Боря не напортачит в мое отсутствие.

Теперь нужно все провернуть грамотно.

Королевский банк, располагался не так далеко от того места, где я впервые увидел магический бутик. Надеюсь, что и в него я скоро наведаюсь.

Внутри банк был великолепен! Гладкие мраморные полы, яркое освещение, совсем не похожее на свет привычных магических фонариков, и красиво одетые люди. Здесь протекала совсем другая жизнь — неторопливая и богатая. Все элегантно, без камер и проводов, но с красивыми хрустальными шарами и выдрессированным персоналом в ливреях. Наш набитый электроникой мир проигрывал по всем параметрам. Думаю тут охранных магических примочек хватает, просто я не в курсе.

— Добрый день, чем могу вам служить? — симпатичная румяная девочка с пухлыми губками уставилась на меня.

— Здравствуйте, я хотел бы открыть счет и завести чековую книжку.

Она ответила мне длинной лекцией, из которой мне стало понятно, что самый подходящий для меня способ — это накопительный счет. В принципе меня все устраивало, за исключением того, что суммы более пяти тысячи золотых необходимо заказывать за трое суток, если конечно расчет не производится чековой книжкой, которую мне тут же предложили оформить. Я, естественно, ответил согласием, но памятуя о том, что меня в каждую минуту могут убить, поинтересовался о мерах при возможной ее потере.

— Мы вам просто выдадим новую.

— А старая?

— Вы впервые оформляетесь?

— Да, — не стал я лукавить, — Я эмигрант из Тинзы и в Вестландии еще не сталкивался с банковской системой.

— Вашей книжкой можете воспользоваться только вы, ведь она связана с вашим магическим слепком. Но лучше ее не терять — изготовление новой обойдется вам в пятьдесят золотых.

— Спасибо! Премного благодарен.

В этот день у будущего барона ге Хаймена наконец-то появился свой личный счет и надежды на лучшую жизнь. Ознакомившись с банковскими правилами, я подписал кучу бумаг, которые пробежал глазами и дважды порадовался за анонимность и оперативность.

— Ну и, Самойлов? А теперь представь, что у тебя бы не было двуличия? И что бы ты делал? В носочке деньги хранил? — победоносно заявил Локи. — В том самом, которым статическое электричество добывать собрался?

— Признаю, был не прав. Это намного удобнее, чем закапывать сундуки с монетами под деревом, учитывая, что меня в любой момент могут грохнуть.

— А ты еще на каторгу собрался. Знаешь, что делают с имуществом преступников?

— Да все! Все! Ты победил. И вообще, каторга это на крайний случай.

На выходе из банка висели здоровенные красивые часы, которые мне неумолимо сообщили, что после того, как я доберусь до гостиницы и переоденусь, смысла на рынок уже не будет идти. Ну и ладно, прогуляюсь туда в обличии Акакия. Заодно посмотрю со стороны, как мой партнер работает без меня. По дороге заскочил в магазинчик сумок и приобрел серьезный рюкзак, на случай, если придется выносить деньги монетами.

Ну вот и наш павильончик. Народа не много — стоят ждут. Что-то Бори не видно. Я повертел головой и обнаружил его около телеги. Баклажан разговаривал с тем самым подозрительным мужиком, которого я заприметил еще днем. Блин! И ведь показать его компаньону не успел. А встревать сейчас и спалить свою вторую личность, я просто не имею права.

Так, спокойно. Я спрятался за телегу и наклонился к ботинку, якобы зашнуровывая шнурки.

— … у меня здесь нет столько, — голос моего напарника звучал взволнованно.

— Очень жаль. Я хотел взять полтонны, но раз так, то извините.

— Постойте!

У меня похолодело внутри. Боря, Боря… что же ты делаешь.

— У меня есть склад на другом берегу Зарянки. Давайте свой адрес, и я вам подвезу необходимое количество.

— Идиот! Какой же идиот!

— Да уж… Напарничек.

— Я не хотел бы распространяться посторонним людям о своем месте жительства. Быть может мы проедем вместе? У меня как раз и телега с грузчиками с собой.

— Да. Можно. — неуверенно ответил Борис.

Я чуть не взорвался на месте. Он что, совсем не въезжает?

— Только знаете, есть один неприятный момент. — Баклажан снова подал голос.

— Я вас слушаю?

— Завтра у нас экспертизы не будет, закончился реагент. Работаем только на продажу.

— О! Это не страшно, я все равно не управлюсь с таким количеством за один день. Приеду послезавтра. Ну так едем?

— Да, сейчас павильон закрою.

Твою мать! Я лихорадочно придумывал, что делать. Теперь я был просто уверен, что это какая-то подстава. Перевоплотится прямо здесь? Но это глупо! Из-за одного дурака потерять все…

— Не рыпайся. Засветишь себя и можешь забыть о Дарграде. Жадность фраера сгубила — он сам виноват.

— Ну хотя бы мозгов хватило экспертизу на послезавтра перенести. Нахрен. Завтра финальный аккорд и прикрываем лавочку.

Я направился к выходу с рынка, обдумывая как поступить в сложившейся ситуации. Пожалуй, пора и мне поработать оперативником. Последим за этой подозрительной личностью. Свистнул проезжавшую мимо карету и уселся внутрь.

— На Заречный рынок, пожалуйста.

— Боюсь, вы не успеете, сударь, он закрывается. — с сомнением потянул извозчик.

— Езжайте, куда сказано! — настроение было ни к черту.

— Ты, Самойлов, прямо как настоящий барон.

— Приехали! — донесся снаружи голос возницы.

— Встаньте так, чтобы я видел главные ворота и просто стойте. Я оплачу ваше время.

— Как скажете, сударь.

Примерно через полчаса подъехала телега. Причем это была не какая-то там развалюха, а вполне себе добротная серьезная повозка, запряженная парой лошадей, оборудованная каретой и длинным кузовом. Этакий средневековый вариант мини-грузовичка. Из нее выскочил Боря и подбежал к проходной, где с минуту жестикулировал у окошка. Затем створки ворот открылись, и он махнул своему спутнику. Телега въехала на территорию рынка.

Я прождал примерно полчаса, и проход снова открылся. Оттуда выехал груженая мешками повозка, и покатила прочь, а следом вышел Борис. В руке он сжимал синий чек.

— Пойдешь с ним говорить?

— Нет, Локи. Не пойду. Сдается мне, что наш напарник решил нас кинуть. Посмотрим на его поведение завтра утром. Если это подстава, то тем, кто ее затеял нужно отследить и зафиксировать всю цепочку, а потом брать с поличным. Пока они не подтвердят фальшивую экспертизу, в которой и заключается обман, бояться нечего. А он прямо ему сказал, что реагент закончился.

— Езжайте к Королевской площади. — обратился я к вознице и откинулся на мягкую спинку сиденья в задумчивости.

Все происходило слишком быстро. К неподъемной горе моих дел теперь прибавлялся еще и этот геморрой. Если этот с длинным подбородком из Тайной полиции, или еще откуда-нибудь, и сейчас проводит оперативный эксперимент, надо сворачиваться немедленно. Бьюсь об заклад, что наше дельце накроют! А еще утром идти к следователю по этим наркодилерам. Блин. Ну почему вместо двуличности мне не досталось два тела? Я бы тогда все успевал. Но Боря, конечно, урод…

Этой ночью я почти не спал и ворочался с боку на бок, обдумывая завтрашние действия. Хотелось все бросить и оставить этого придурка Баклажана одного, а самому продолжить жить своей жизнью и больше не рассчитывать на таких ненадежных людей. Но механизм был запущен, на каторгу у меня свои отдельные планы и отказываться от мечты накопить на собственную типографию я не собирался.

— Тебе еще Ангелину обрабатывать. — напомнил Локи. — Думаю завтра самое время ее проведать, ты же в полицию пойдешь.

Не хочу в полицию! Хочу в ночной клуб к Макаровой, Джолиевой и свингершам-аристократкам!

Я встал затемно, точно определившись что делать. И перво-наперво, я решил съехать с этой гостиницы. Она может быть засвечена местными операми.

— Уже покидаете нас?

— Да, обстоятельства таковы, что я вынужден переехать в другую часть города.

— Очень жаль. Впрочем мы всегда будем вам рады. Помочь погрузить вещи?

— Нет, — улыбнулся я и показал купленный вчера рюкзачок с комплектом вещей Акакия, — Это все.

— Тогда удачи вам!

С легким настроением я покинул здание и пошагал в сторону своего нового места жительства, отслеживая возможные хвосты. Но на улице не было ни души, что меня дико порадовало. Возможно я просто не заметил, но на этот случай у меня еще кое-что припасено.

Итак, я решил переселиться в ту самую гостиницу, где провалил идентификацию. Буду вычислять потенциального врага в ее окрестностях. По дороге заскочил в подворотню и выждал десять минут. Никого. Прямо здесь перевоплотился в Акакия и переоделся. Мне ведь не привыкать по Дарграду без штанов рассекать. После этого вышел с другой стороны переулка и, довольно насвистывая, двинул вперед. На новом месте жительства я должен быть зарегистрирован как барон, и никак иначе. Начинаем обретать вес и репутацию в обществе. Теперь прямиком в новое жилье!

— Здравствуйте, свободные номера есть?

— Есть.

— Мне обычный.

— Полтора золотых в сутки.

Хм. Дешевле чем на Королевской площади. Только бы…

— Извините, а у вас клопы водятся?

— Упаси, боже! Конечно нет!

— Это хорошо. Вот держите на неделю.

— Номер двести двадцать, второй этаж.

— Спасибо!

Комната оказалась ничуть не хуже, чем в моем прошлом месте ночевки. Ванная здесь имелась, да и в остальном все было также, как и там, даже присутствовал маленький холодильник, правда пустой. Видимо цена отличалась только из-за близости к Королевскому дворцу. Рюкзачок с вещами Антона прихватил с собой, посчитав что сегодня может возникнуть необходимость перевоплотиться на ходу. Пора выдвигаться.

Тайная полиция меня встретила проходной, на которой дежурили серьезные мужики с черными беличьими хвостами на головах. Я показал повестку от следователя, и мне выдали металлический жетон, вписав мое имя в журнал посещений. Впрочем, в эти конторы только попасть трудно без приглашения. Внутри какого-нибудь ГУВД края ты спокойно шаришься по всему этажу и до тебя никому дела нет — все бегают занятые, а приглашенные вечно ждут своей очереди в коридоре. У местных срабатывает сигнал: раз человек прошел проходную и не в наручниках, значит приглашенный посетитель и находится здесь законно. Этим я и планировал воспользоваться, чтобы устроить Ангелине сюрприз и навестить ее в кабинете.

У следователя меня встретила бюрократическая скука. Сначала меня повторно допросили и не найдя расхождений в показаниях, отправили ждать в коридор. Якобы им нужно еще полчаса, чтобы подготовить ряд бумаг, после чего меня снова пригласят. Естественно, сидеть я не стал, а отправился изучать местные красоты. Моя цель находилась на последнем этаже. Едва я на него поднялся, как столкнулся с Берией.

— Здравствуйте, барон, какими судьбами?

— Да вот, на допрос вызвали, Игорь Сергеевич. А сейчас прямо — туалет ищу. Как там моя проверка поживает?

— Дознаватель по вашему делу приболел. Но не волнуйтесь, все почти готово. Она скоро подъедет и подготовит отчет, так получите свое подтверждение и медальон аристократа. Услуга за услугу. — он ухмыльнулся с намеком. — Кстати, на этом этаже нет туалета.

— Ангелина заболела? А что с ней такое?

— Вчера утром пришла на службу и упала в обморок.

— Ыыы.

— Да вы что! — делано удивился я, всплеснув руками. — И что послужило причиной?

— Не ясно. Но дело и вправду странное. Кто-то осквернил памятник Николе Колбаскову. Сослуживица говорит, что Ангелина Амировна как его в окно увидела, так и рухнула.

Хм, Амировна, значит… Прикольно.

— А она его поклонница?

— Ну что вы…, — он внезапно спохватился, — Простите, но мне нужно идти. Приятно было вас встретить, барон ге Хаймен.

— Какие мы вежливые стали! — зажеманничал Локи, — Готовься вступить в элиту, Самойлов!

— Поскорее бы.

Мда. С этой барышней я походу немного переборщил. Глядишь и уже сегодня бы отмечал праздник с шампанским и девочками. А так, своими руками ее в обморок отправил, чем отстрочил собственную проверку. Впрочем, у меня еще сегодня дела. Покончив с допросами, я наконец-то стал свободным и отправился на рынок, по дороге снова сменив облик в переулке.

Боря торговал прямо с телеги, не успевая принимать деньги.

— А экспертиза когда? — вопрошали прибывшие.

— Ближе к вечеру, реагент уже скоро привезут! — отвечал он.

— А мне еще килограмм! — кричали новоиспеченные алхимики.

— Ну вечером, так вечером. Дайте мне тогда полкило. Успею к вечеру еще партию сварганить.

— Здорово, Боря! — обратился к нему я.

— Привет! Помогай давай! — он вытер пот со лба и закинул мешок на весы.

— Как вчера все закончилось?

— Да как ты ушел, так и все — как отрубило! — не моргнув глазом ответил он.

— Все-таки крыса, — заключил Локи.

— Похоже на то.

— А сегодня как?

— Сегодня хорошо! Сам видишь, отгружать не успеваю. Ну чего стоишь! Помогай.

Я присоединился к общему делу, обдумывая свои последующие действия и наблюдая за тем, что Боря дальше будет делать. Ближе к обеду напарник закрыл переднюю створку павильона и объявил покупателям пятнадцатиминутный перерыв, позвав меня в павильон переговорить.

— Денег дохера набралось! — Баклажан деловито указал на здоровенный мешок с золотом, — Предлагаю их прямо сейчас перевезти в безопасное место. Поторгуешь один? Я их на склад свой увезу и попозже подъеду. Не бросать же точку.

— Он вот сейчас серьезно? Лохов типа нашел?

— Боря, а точно вчера почти никого не было? — повторил я свой вопрос.

— Да я тебе клянусь! Ты же сам уходил, видел, что товар кончается! Сотни две от силы наторговал! — он посмотрел на меня обиженным взглядом, словно был оскорблен до глубины души моим недоверием.

— Сама невинность! — возмутился бог. — Угу. Сам уже дилижанс заказал до Награйского королевства и с сестрой попрощался.

— Давай лучше я отвезу? У тебя торговать как-то быстрее выходит.

— Да тебя там не пустят в мой склад, — начал юлить он, — Я туда и обратно, а ты пока всем все объяснишь…

Внезапно в дверь павильона раздался стук, а затем, не дожидаясь разрешения, ее самовольно открыли. На пороге стоял вчерашний вечерний клиент в сопровождении тройки дюжих мужиков в гражданском. Он быстро обвел взглядом внутреннее помещение павильона, заметил деньги в раскрытом мешке и ехидно произнес:

— О! И напарник здесь ваш. А я вот вам готовую продукцию привез. Целая телега отборного сырья! Пойдемте проверять качество.

— Телега, значит…, — у меня пробежал по спине холодок, но я скрыл волнение и перевел взгляд на Борьку. — О какой телеге он говорит? Ты его помнишь?

— А-а-а… Эм-м-м…, — глаза Баклажана забегали по сторонам, — Да это там… Я же вам говорил вечером подойти! У нас реагент кончился!

— Да? А это что? — мужик указал глазами на бочонок полный черного порошка.

— Это… это другое! — выпалил мой напарник и уставился на меня, ожидая поддержки. Лицо его было красным от волнения.

— А вот мы сейчас проверим, — предложил мужик, — Ребята, выкатывайте!

Трое молодцов вошли внутрь, оттолкнули нас в сторону и дружно выставили бочку на улицу. Толпа зашумела.

— А говорили реагента нет!

— Охренеть! Вы видели сколько этот мужик привез? Это же целое состояние.

— Да не факт, что у него получится! В таких количествах сложно, скорее всего пролетит!

Мы вышли на улицу следом. Я уже все прекрасно понял, но решил дождаться конца представления и остался стоять на пороге павильона. Мужики стянули с телеги три бочки и выставили перед народом.

— Ух, волнительно! — произнес кто-то.

— Никакого волнения! — высокомерно ответил наш гость, а затем зачерпнул прямо рукой черное удобрение и бросил его в бочки по очереди.

— Синее! Синее!! Синее!!! — толпа ахнула и громко зааплодировала.

— Господа примите пятьсот кило отборного товара. С вас пятьдесят тысяч золотых.

— Мы… мы не готовы сейчас рассчитаться, — Боря жалобно посмотрел на меня. — Антон, скажи им.

— Я ему ничего не продавал! — усмехнулся я. — Но человек выполнил свою работу и должен получить вознаграждение. Сейчас я вынесу вам ваши деньги.

Я развернулся и со скачущим в груди сердцем направился в павильон.

— Конечно вынесешь! — мужик расхохотался и достал из кармана инкрустированный медальон, — Тайная полиция Дарграда. Инспектор Сычев. Эти граждане вас обманули и продавали вам под видом компонентов обычные удобрения, а их чудесный реагент, не что иное, как реакция йода и крахмала. Взяты с поличным в особо крупном размере.

— Что???

— Это ложь! Я получил свои деньги! Ребята честно работают!

— А я нет! Целых двадцать золотых потерял!

— Ну что Локи, пора делать ноги?

— Угу.

Я зашел внутрь, ухватился за мешок и с трудом оторвал его от земли. Да он раза в три тяжелее моего утопленного сундука будет!

Прыжок!


Глава 11


— Локи, сколько здесь?

— Шестнадцать тысяч двести шестьдесят девять монет. Совесть не давит, Самойлов?

— Давит. Он хоть и кидала, но блин… Ему наверное лет пятнадцать светит.

— Ага. Пацан к успеху шел. Не повезло… Знаешь ли, те полтонны, что были приобретены Сычевым на контрольной закупке, финансировались из казны Тайной полиции. И теперь ему предстоят веселые ночки в казематах. В отбивную превратят его к утру, если чек не отдаст.

Я тяжело вздохнул и уставился на мешок с золотом посреди моего номера. На душе было херово, иначе и не скажешь. Да, Боря сам виноват, что повелся на деньги, виноват, что решил кинуть напарника. Но…

Твою мать!

В моей голове заскрипели шестеренки. Сейчас Баклажана доставят в Тайную полицию. Там начнутся разборки из-за потерянных государственных денег. Вполне реально, что слухи о происшествии на рынке долетят и до отдела Берии, а он в курсе умения Акакия телепортироваться. Связать, однозначно не свяжет, но в гости может зайти, полюбопытствовать. А я оставил им свой новый адрес! Черт! Черт! Черт!

— Ты как всегда хорош, Ватсон! — ухмыльнулся Локи, — Думаю, час у тебя есть, чтобы спрятать деньги.

— На счет загнать не проканает, наверное. Голову на отсечение даю, что у Тайной полиции есть в банке агенты. Борис, скорее всего, уже раскололся и слил все подчистую. Возьмут барона ге Хаймена прямо у кассы с полцентнера золота, да спросят откуда у бедного аристократа такие бабки.

— Есть такая вероятность…

— Надо рубить концы.

Так, нужно сделать все так, чтобы не вызывать подозрений. Но блин! Тут хрен знает сколько килограмм, и просто так мне незаметно их из гостиницы не вынести. А если пойду через холл с рюкзаком, могут появится вопросы. Сказать что съезжаю? Будет подозрительно.

Мысли работали на полную катушку. А ведь никто не знает, что я вернулся в номер, хотя администратор видела как я уходил. С «неприметностью» двухметрового Акакия, сложно проскользнуть незаметно. Значит нужно валить другими путями.

Я подошел к окну. Оно выходило на улицу и сейчас там было довольно людно: сновали туда-сюда кареты, бродили зеваки. Значит мне нужна другая сторона здания, и, кажется, окно в коридоре подойдет!

Открыл купленный вчера рюкзак и переложил золото внутрь, вместе с мешком. Попробовал его приподнять за лямки. Мать честная! Как же он много весит. Ну хоть ремни не рвутся, и то хорошо. Все же китайские портные до этого мира пока не добрались, и качество предметов радует.

Я приоткрыл дверь номера и опасливо выглянул в щель. Посмотрел по сторонам, надеясь не натолкнуться на уборщиц. Вроде чисто. Кряхтя от напряжения добрался до торцевого окна. В двух метрах отсюда располагалось соседнее здание со сплошной стеной, что гарантировало отсутствие случайных свидетелей. Только теперь надо спрыгнуть вниз. Блин! А если рюкзак порвется? А если в окно первого этажа увидят? Хотя не должны, там же коридор. Эх, была не была! Я сбросил на землю рюкзак, и, не раздумывая, сиганул следом — второй этаж не девятый.

Фух! Кажется жив, и ничего не повредил. Немного отбил правую ногу, но это терпимо. Взгромоздил ношу на спину и поперся, согнувшись в три погибели, на параллельную улицу. Теперь остается вопрос: куда все это добро спрятать? В городе бессмысленно. День-два оно в кустах может и полежит, а потом найдут местные бичи. Закопать — тем более не выйдет незаметно. Утопить в Зарянке? Так она с берега просматривается и купающийся мужик с рюкзаком однозначно вызовет подозрения.

Парк! Точно! Тот самый, где я открывал кружок кройки и шитья, когда мастерил себе плащ из холстины. Абсолютно непопулярное место, скрытое от посторонних глаз. Яму можно выкопать своим универсальным браслетом. Лопаты в нем нет конечно, но и широкий нож подойдет. В крайнем случае ладонями себе помогу — они у Акакия как экскаваторы. Главное, что там люди не ходят и кустов дофига.

— Извозчик! — я помахал проезжающей карете, — До оплота стражи сколько?

— Ох, ну и скрючило тебя, бедного! Будто мешок золота тащишь! Садись давай. Две серебрушки за груз возьму.

— Отлично, поехали.

Домой я вернулся через полтора часа. Потный и немного грязный, но абсолютно счастливый, если не считать преследующих меня скверных мыслей о судьбе Бориса. На обратной дороге прикупил себе домашний халат и новый комплект одежды для барона, значительно лучше предыдущего. Пора создавать себе истинно дворянский гардероб. Мило улыбнулся администраторше и прошествовал наверх в свой номер. Девушка мне не сказала ни слова, а значит, скорее всего, гостей еще не было. Однако, едва я только сполоснулся в душе и натянул на себя обновку, как в мои двери постучались.

— Сюрприз! — голос Локи прозвучал довольно.

Я был готов встретить на своем пороге кого угодно, но только не ее. В номер влетела запыхавшаяся Ангелина и, в своей излюбленной манере, сразу же примостила задницу, не спрашивая разрешения.

— Здравствуйте барон, у вас есть выпить?

Ну уж хрен тебе.

— Глянь в холодильнике. — как можно более равнодушно бросил я.

Она недоуменно вскинула брови, но не сказала ни слова и поднялась с кресла.

— Здесь пусто!

— Ну, значит пусто. — пожал я плечами. — Чего хотела?

Ноздри девицы пришли в движение от возмущения, но она сдержалась и натянула искусственную улыбку.

— Как вы смотрите, чтобы прогуляться со мной до здания Тайной полиции?

— Мне там нечего делать.

— А мне кажется, есть чего. — едко произнесла она и хитро прищурилась.

— И чего же? — по моей спине медленно начали карабкаться вверх холодные щупальца. Я где-то прокололся? Чего-то недоглядел?

— Медальончик свой забрать не желаете?

Меня охватил трепет, а температура щупалец мгновенно сменился на противоположную, обдав меня жаром.

— Вы серьезно?

— Серьезнее некуда. Кроме того, мне нужно поговорить с вами по личному вопросу.

— Подождите за дверью. Я переоденусь.

— Стесняетесь? — усмехнулась она. — Я была о вас другого мнения.

— Да это тебе придется стесняться, если мы тебе нашу балду покажем! Тоха, давай ее удивим? Ну пожалуйста-а-а!

— Локи. Я не хочу демонстрировать ей ожоги на теле. Надо уже будет как-то выбрать время и помереть, да переродится заново. Представь себе: обсуждают меня аристократические цыпочки за спиной, и одна говорит, что у барона ге Хаймена мужественные отметины на теле, а вторая заявляет — что его кожа как у младенца. Сечешь?

— Ну так-то да…, — расстроенно произнес бог.

— Прошу. — я приоткрыл дверь и указал ей рукой направление.

Ангелина, ни слова не говоря, поднялась с кресла, и вышла в коридор.

— Мне кажется, ты пережестил. — заметил Локи

— Слушай, если мне реально ничего не светит с ней, то чтобы я не делал — все равно пролет. Но судя по ее поведению, шансы у меня есть, потому что я вызываю у нее хоть какие-то эмоции. И это, вроде бы, не брезгливость, и не равнодушие, а значит выбранная линия пока работает.

— Ладно, надевай штаны герой-любовник. Сегодня мы станем аристократами!

— Барон, — Ангелина красивой походкой неспешно вышагивала справа от меня, впрочем, держа приличную дистанцию, — Помните, вы говорили о девочке? Ася, кажется?

Вот оно что! Неужели ей хватило одного черного креста, и она решила не дожидаться второго?

— Помню. Да, Ася. Хорошая девчушка, но слишком простая для столицы.

— Я бы поговорила с ней. Она ваша хорошая знакомая?

— Не совсем, Ангелина. Просто мне захотелось помочь человеку. Научить правильно себя вести с окружающими, отрастить зубки. А что вас вдруг заставило изменить первоначальную точку зрения?

— Не знаю. Просто я так решила. — неопределенно ответила она.

— Пфросто я тфак рефыла, — издевательски передразнил ее Локи, — А то что трусы замучалась отстирывать после вашего крестика, я вам, конечно же, не скажу, барон.

Меня пробило на смешок, и девушка удивленно воззрилась на меня.

— Извините. Момент из детства вспомнил. — оправдался я, — Очень личный.

Дальнейшая дорога проходила почти без слов, и это меня жутко бесило. Ну не может же она быть такой! И ведь я видел в прошлом, на что Ангелина способна, но это ее ментальное ограничение на неуспешных самцов было железобетонным. Ладно, пока держим все на том уровне, которого достигли. Я знаю ее слабости и скоро ей предстоит полная обработка.

Мы прошли через проходную, где меня снова записали в журнал, а затем поднялись в ее кабинет. Там она протянула мне уже подготовленную стопку бумаг, в которых я поставил необходимые подписи. После этого девушка извлекла из сейфа маленькую коробочку и передала ее мне.

— Вот ваш медальон, барон. И вот ваше письменное подтверждение о принадлежности к аристократическому обществу.

Блин! Как-то все просто и обыденно.

— А ты барабаны с оркестром ожидал? Посвящение в бароны через соитие с дознавателем на его рабочем столе и канистру пива в подарок?

— Хоть бы поздравила, что ли…

— Спасибо. — я взял из ее рук предмет.

— Значит ровно в полдень через три дня на центральном рынке у фонтана. Так?

— Да, встретимся там, — ответил ей я, — Ася будет нас ждать.

Обратно я шел в прескверном настроении, даже коробочку не открыл, решив ознакомиться с моими новыми регалиями в номере. На самом деле эта штука тот еще геморрой! Если меня убьют, то скорее всего я его лишусь. Конечно, можно будет его восстановить, но как-то неудобно его таскать с собой и знать, что можешь потерять.

А едва я вошел в комнату, как мне стало еще обиднее. На первый взгляд, здесь все так и было. И если бы я не знал, что ко мне могут прийти, я бы может ничего не заметил. Но я ожидал подобного, а потому сразу увидел что вещи хоть чуть-чуть, но лежат иначе. И это не была горничная, потому что она бы навела порядок. Кто-то прошерстил здесь все, пока меня не было. И выходит, что вся эта поспешность Ангелины была организована для того, чтобы выманить меня из номера, пока сотрудники ее ведомства будут шманать комнату. Ну и фиг с вами со всеми, надеюсь, что она хотя бы на встречу придет. А нет — так нарисуем ей еще один крестик.

Ну, вроде как ничего не пропало, собственно у меня и пропадать нечему. Посмотрим наше сокровище? Я приоткрыл коробочку и увидел в точности такой же медальон, что был на шее того подставного аристократа в Приморске. Ничего особенного: круглая блямба из непонятного металла, даже не драгоценного, с тиснением в виде замысловатой формы веточки неизвестного мне растения на круглом щите, символизировавшем герб Вестландии. Никаких надписей и опознавательных знаков.

А вот бумажка уже поинтереснее. Переливающиеся магические знаки по краям и куча пробелов, касающихся моих родственников, наследных земель, промышленных предприятий и прочего. И еще пометка о проведенной проверке. Вот и все. Да и черт с этими пробелами! У меня есть законный пропуск в высшие круги, а большего мне и не нужно. Все равно всем, по большому счету, плевать, кто у тебя папа и мама. Бабки — вот что определяет твое положение, и Ангелина мне ясно дала это понять.

Ладно. Теперь нужно разобраться с остальными проблемами. Я расположился в кресле поудобнее и расстелил на столе карту. Артист, к моему удивлению, свернул на прилегающую к тракту дорогу и двинул перпендикулярно Дарграду, в сторону границы двух королевств, где располагались те самые восемь алтарей. Ага, все-таки парень ехал не за мной, а за добычей пожирнее. Ну до туда ему шпарить не меньше недели и значит охота на него снимается с повестки. Хм, придется пока поискать другого кандидата — я ведь остался совсем без запасных камушков. Что еще стоит обдумать?

В голову медленно полезла картинка сегодняшнего полуденного происшествия на рынке: размахивающий медальоном инспектор Сычев, ошеломленные вскрывшейся правдой клиенты, и, конечно же, испуганное лицо Баклажана. Ну почему я опять об этом думаю? Прав я, или не прав, что вот так с ним поступил? С одной стороны мне бы забить на все и двигаться дальше; от того, что нас бы поймали обоих для него ничего не поменяло бы. Он встрял по уши, показав Сычеву свой склад и подтвердив тем самым, что был в курсе обмана. Но вот с другой…

Жил себе, да жил простой торговец удобрениями. Крутился помаленьку, не всегда успешно, но как-то ведь существовал? И тут такой появляюсь я, в белом фраке с блестками, и показываю ему другой путь. Пацан ошалел от денег и его накрыло. Решил срубить побольше бабок и пошел на кидок, но по итогу был кинут сам.

А если его казнят? Вроде как не должны по местному уголовному кодексу, но особо крупный размер — это в любом случае на полжизни каторга. А у него, в отличии от меня, нет новой попытки и возможности начать заново в другом месте.

— Локи, чего думаешь?

— Думаю, что ты слишком мягкотелый. У тебя в этом мире своя задача.

— Может ты и прав. Пойду-ка подышу свежим воздухом, да хорошенько подумаю.

Я пообедал внизу и покинул гостиницу, направившись в сторону рынка пешком. Однако, не успел пройти и квартала, как уперся в невысокого парнишку в простой одежде с маленьким ведерком и кистью. Тот заботливо клеил на доску объявлений листовку с физиономией… меня! В смысле Антона…

Приехали…

— Ты смотри-ка! Как две капли воды похож!

— Локи, у них точно нет фотографии в этом мире?

— Не-а. Но тебя видело немало народа. А дальше маги помогли.

Твою мать! А если все-таки мой прыжок, и фамильное умение барона ге Хаймена свяжут воедино? Это ведь не так уж и трудно проверить. Пригласит меня, скажем, тот же Берия к себе в кабинет, а там нате, распишитесь — будет сидеть какой-нибудь маг, который невзначай пролезет мне в голову. Умеют же, например, инквизиторские менталисты шариться по мозгам! Я тогда засвечу и себя, и Акакия, и на этом мой Дарградский эпос закончится. Убить насовсем не убьют — кишка тонка, но вот появляться в оплоте стражи каждые десять дней голышом около камня и снова умирать — будет совсем не очень.

— Локи. Расскажи мне о воскрешении? Или тебе опять нельзя?

— А ты вспомни, как появился убитый тобой Рэмбо на рынке.

Хм. А ведь и правда, он вылез откуда-то сбоку, а значит есть вероятно какой-то радиус, в котором можно возродиться. Это существенно меняет дело.

— Сечешь!

— Погоди, а я могу воскреснуть за пределами здания, где хранится мой камень?

— Думаю сможешь. — усмехнулся бог. — Может и не за воротами, но где-нибудь в укромном местечке точно.

Меж тем, парнишка заботливо разгладил мою физиономию на доске почта и принялся лепить второй листочек. Едва он только прижал его к поверхности щита, как у меня екнуло сердце. Я знал, кто на нем изображен. Слишком была свежа в памяти ночь, когда я раскрашивал Колю Колбаскова.

— Локи, узнаешь?

— Ага. Убийцей оказался дворецкий! — довольно произнес он.

На второй картинке был нарисован никто иной, как один из слуг того напыщенного чувака, что ночью приехал в город и разгружал вещи перед гостиницей. Но что он делает на доске?

Парнишка закончил свою работу, удовлетворенно осмотрел плоды своих трудов и, насвистывая простой мотивчик, двинул дальше. Я подошел ближе и прочел:

«Внимание, жители Дарграда. В столице действует банда, которая похищает ценности и исчезает с места преступления. Будьте осторожны! За мертвого или живого, указом королевского двора, назначена награда в три тысячи золотых.»

Едва я дочитал текст до конца, как обиженно воскликнул:

— Ни хера себе! За что, Локи?

— За твою и его тушку, конечно. Три тысячи золотых за рыло — вполне достойно.

— Здесь написано за голову, и еще и с одобрения Королевского двора! В уголовном кодексе ни слова об этом не было! Я, вообще-то, на каторгу рассчитывал!

— Ты забыл, где находишься? Так-то в стране последнее слово за королем. Он выше законов, а ваш случай — исключительный. В Тайной полиции тоже не дураки сидят, и понимают, что вы можете сбежать из тюрьмы тем же способом, каким украли деньги. Геморройно вас ловить, а потому проще грохнуть.

— Хм, а чего он такого украл, интересно?

— Пойдем спросим у него? Но сдается мне, Самойлов, что кто-то раньше тебя додумался, как ловко обменивать трофейные алтари на деньги.

— Я уже это обдумывал, если что. Просто не хотел размениваться на мелочи, а сразу грабануть алмазные рудники. Или ты забыл о чем мы говорили в тот день, когда я скрыл от тебя мысли?

— Ну ты и жук. Ладно, признаю — недооценил.

Я присел на стоящую неподалеку лавочку и задумался о том, что делать дальше. Акакия однозначно попытаются связать со всем этими происшествиями, судя по проведенному в моей комнате обыску. Пока на меня у них ничего нет, но это не значит, что они будут бездействовать и не пытаться. Слишком похожие способности у барона ге Хаймена и преступников.

— Локи?

— А?

— Маг-менталист может прочитать мысли спящего?

— Ага, только такую хрень галимую увидит, что лучше не заглядывать. Но иногда может и что дельное найти.

— А если, допустим, маг-менталист попытается залезть в мозги игрока, тогда что он там увидит?

— Ничего, чтобы касалось игры. О ваших способностях и умениях никому не узнать. Да и вообще ментальная магия не панацея, существует много способов заблокировать мозг, как магических, так и психологических. Если читаемый не захочет думать о том, о чём надо — хрен ты чего увидишь. Даже ты смог от меня скрыть свою идею насчет каторги. Если бы все так было просто, то все преступники были бы уже пойманы, а все украденные ими деньги найдены.

— Хм… Тогда я кажется кое-что придумал.

— Неплохо, думаю вполне себе может сработать. — бог прочитал мои мысли сходу.

Я решительно поднялся со скамейки и направился в сторону здания Тайной полиции. Не знаю, кто такой этот аристократ и его второй слуга, но определенно я должен обернуть себе эту ситуацию на пользу. И нужно действовать прямо сейчас, пока эта троица не уехала из города.

— Добрый день. Я к Лаврентию… э-э-э Игорю Сергеевичу.

— Как вас представить? — стражник с черным хвостом на голове потянулся к журналу.

— Ребята, я вас сегодня был уже два раза. Скажите ему, что барон ге Хаймен принес информацию об особо опасных преступниках. — я повертел головой и увидел на стене проходной знакомые физиономии, — Во, эти вот двое!

— Это вам не к Игорю Сергеевичу, а в другой отдел.

— Это мне к Игорю Сергеевичу! — с нажимом повторил я, и как бы между прочим покрутил в руках свой новый медальон. Не, ну а че?

Как ни странно — подействовало. Меня вновь вписали в журнал, выдали жетончик и любезно объяснили как и куда идти. Впрочем, этаж я знал, а потому достаточно быстро отыскал нужный мне кабинет.

— Так-так. Что-то вы зачастили к нам, барон. — он не поднимаясь из-за стола, кивнул в сторону стула, — Присаживайтесь. У вас какие-то вопросы по вашему новому статусу?

А морда такая хитрая-хитрая.

— Нет, Игорь Сергеевич. Кажется со мной по соседству живет банда грабителей.

— Это какая же? — он оперся подбородком на кулаки и внимательно уставился мне в глаза.

— А вот на столбах в городе повесили сегодня. Одного из них я точно видел.

Я подробно рассказал ему об иностранце и его спутниках. Берия аж разволновался.

— Знаете, барон, а ведь мы считаем, что их чудесный способ исчезновения, связан с вашим фамильным умением.

— Это вы на что намекаете? — возмутился я, впрочем тут же сменил гнев на милость, — Хотя все возможно. У папочки было множество любовниц, и не только в Тинзе. Любил путешествовать очень. Может и правда кто-то из них мой родственничек… Но знаете, — я снова повысил голос, — Закон — есть закон. Аристократ, который грабит, не достоин быть аристократом! Я бы плюнул в лицо такому родственнику!

— Ну, епта, ты сама справедливость! — оценил Локи мой праведный гнев.

— Вы абсолютно правы! Не сочтите за наглость, господин барон, но может быть у вас есть мысли о том, как можно поймать человека с вашим фамильным умением? — Берия был весь во внимании.

— Есть. Но сначала у меня будет к вам пара вопросов. Во-первых, три тысячи золотых, или шесть, если их там двое, мне бы очень не помешали, вы знаете мое бедственное положение.

— Это даже не вопрос. Награда объявлена официально, так что вы получите свои деньги, в случае успеха операции. Что еще?

— Мне нужно будет осмотреть их вещи. Вдруг я найду что-то, связанное со своим отцом?

— Думаю, мы сможем вам в этом помочь.

— Что с ним сделают, если я расскажу, как его поймать?

— Казнят, по-тихому и без огласки, сразу после расследования. Преступник такого рода сбежит из любой тюрьмы, вы лучше меня это понимаете. Я даже рад, что вы такой ответственный и открытый человек, а потому и я буду честен с вами. Но это только между нами барон, и только благодаря вашему сотрудничеству. Вы, кстати, так и не сказали, как нам его поймать.

Хм. Меня такой расклад устраивает более чем.

— Усыпить с помощью магии. И держать в этом состоянии до самой казни, удивлен что никто из вас еще не додумался.

Эх… Кажется я самому себе подписываю приговор, если у меня в будущем что-то пойдет не так.

— Гениально! — Берия вскочил с кресла и взволнованно заходил по кабинету туда-сюда. — Так просто и изящно! Нам потребуется помощь Королевских магов, но думаю, что мы решим этот вопрос незамедлительно. Ступайте к себе в гостиницу и ждите. Мы вас разбудим.

— Разбудите? — удивился я, — Вы что же, думаете преступники будут там сидеть до завтра? Я даже не уверен, что они до сих порт там.

— Вы меня неправильно поняли, барон. Мы усыпим сразу всех постояльцев и возьмем обоих, если они там. Немного противозаконно с нашей стороны, но вы же никому не расскажете?

— Как вы могли подумать, Игорь Сергеевич! Конечно нет! Правосудие обязано быть с зубами! Но я все-таки лучше погуляю неподалеку, пока вы будете делать свои магические дела. Спать днем мне не очень хочется, проблемы со сном, знаете ли.

— Как вам будет удобно, барон. — ответил Берия.

Достал меня это пафосный театр, если честно, но кажется у меня завязываются вполне хорошие и полезные отношения с эти типом. А он все-таки не самая мелкая сошка в местной иерархии исполнительной власти.

Обратно я вернулся в приподнятом настроении. Теперь, если все получится, я стану богаче на три тысячи и отведу от себя подозрения. А если все получится совсем идеально, то… Но, впрочем, посмотрим.

Отряд местного спецназа прибыл спустя полчаса, после моего возвращения. Я неспешно прогуливался неподалеку от входа и сразу же увидел остановившуюся метрах в пятидесяти от гостиницы вереницу карет. Из них вышли Берия, мой знакомый по рынку Сычев и пара человек, о которых я не имел представления. Пятым и шестым гостем был маги, которые словно сбежали из детской сказки. Я уже видел одного такого в своем видении, когда искал ключ от сейфа Марфы и Феофана. Ну вот на хрена им эти нелепые халаты и колпаки со звездами? Или может я что-то не знаю, и они дают плюс стопятьсот к скорости прочтения заклинаний и интеллекту?

Маги осмотрелись по сторонам, а затем зашли в переулок скрывшись из виду. Мне их отсюда было не видно, и я поспешил пройти вперед. Интересно же посмотреть!

Впрочем, никаких спецэффектов я не увидел. Они поболтали ладонями в воздухе, что-то пошептали и просто вышли обратно. Увидев, что они закончили, инспектор Сычев сделал знак рукой, и из карет выскочили черно-беличьи хвосты, которые вместе со своим начальством устремились внутрь, словно штурмовики на захват террористов. Ну, кажись и мне пора туда.

Я поднялся на крыльцо гостиницы и вошел в холл, но меня остановили на пороге гвардейцы и вежливо попросили подождать. Ну ладно, не выгнали — уже хорошо. Я пожал плечами и уселся в одно из кресел, разглядывая мирно дремлющую администраторшу за стойкой. А ничего такая, не белозубка из Приморска, но вполне себе.

Спустя пятнадцать минут сверху спустилась вся бравая компания, которая тащила на руках спящего аристократа и его двоих слуг. Берия гордо шествовал с ними рядом и нес в руках небольшой мешочек, из которого торчали какие-то бусы и украшения. Кажись, взяли парня с поличным. Сергей Игоревич встретился со мной взглядом и показал большой палец. Круто, че!

— Вот этот, — он указал рукой на игрока, — Жил в комнате триста пять. Мы нашли при нем похищенные из ювелирной лавки драгоценности, так что одно дело, можно сказать, раскрыто полностью. Второго преступника, мы не обнаружили. А еще, господин барон, мне думается, что я знаю, какую вещь вы хотели у него найти.

— И какую же? — удивился я. Вообще-то, я рассчитывал по его шмоткам определить, куда он зашкерил свою добычу. Но добыча уже уплыла, так что я не совсем понял, о чем он говорит.

— В ту ночь, когда мы с вами познакомились в королевском дворце, у вас был при себе камень.

Ах ты, сукин сын! У меня внутри все засвербило от волнения. Ну не мог бы ты быть не таким внимательным и дотошным, Лаврентий Палыч?

— Да, это моя родовая ценность. — наконец-то ответил я, немного подумав.

— Держите еще одну свою родовую ценность! — Берия вынул из кармана… алтарь! и протянул мне, — Сдается мне, он все-таки ваш родственник по папочке. Но предупреждаю, даже не думайте его пытаться вытащить из тюрьмы. К утру его казнят и это не обсуждается.


Глава 12


— Был игрок, и нет игрока-а-а. — довольно пропел Локи поглотив очередной камушек. — Понравилось, Самойлов, чужими руками жар загребать?

— Это было круто! — я развалился на кровати и мечтательно глядел в потолок. — Когда стану богатым и уважаемым человеком — найму такого мага. Он мне будет усыплять игроков, а ты в это время уничтожать их алтари.

— Ты сначала стань богатым. Да и такая халява нечасто будет попадаться. Но вообще, я бы не хотел оказаться на месте этого Ловкача. Там его бог-куратор сейчас на заднице волосы рвет. Они в первую тысячу входили и в прямом бою порвали бы нас на лоскуты.

— Ну не порвали же? — ухмыльнулся я, — А теперь, дорогой Локи, признавайся: три трофейных алтаря позволяют скрыть с карты свой собственный? Я прав? Интересно, на какой срок?

— Вот будет у тебя три алтаря, тогда и поговорим, Самойлов. Лучше думай, что нам делать дальше.

Я снова начал размышлять о судьбе Бориса. Жалко мне его, очень жалко. А вообще нужно подумать и о себе тоже. Ведь мне теперь придется только личиной Акакия жить. Антоновская рожа висит на каждом столбе, и каким бы я был неприметным, но рассчитывать на то, что меня однажды не узнают — глупо.

Может бросить все, да переехать в другое королевство? Но я сам не хочу, да и освоился я тут, более-менее. Можно, конечно, Антона постоянно гримировать, да только это не выход. Полиция и стража будут тянуть любого похожего на меня, и когда-нибудь все это дело раскроется, тем более род моей деятельности предполагает свечение мордой на публике.

Хм… А если самому обрубить все концы? Если опасного преступника убьют, то все постепенно успокоятся и забудут о нем. Поживу временно честным аристократом, со свингерами потусуюсь, типографию у Полухина куплю, ну или сам новую организую — денег должно хватить.

Есть конечно и минусы. Придется потратить на воскрешение целых десять дней своей жизни, но что я в итоге теряю? Да, пропущу встречу с Асей, но если Ангелина туда придет, они встретятся и без меня, а если нет — то я там буду лишний. Жалко девчушку, но задница Акакия мне ближе и роднее.

Зато опять же, плюсы: барон избавится от ожогов и пристального внимания полиции, Антона постепенно забудут и перестанут искать, да и я, наконец-то узнаю, как происходит это чертово воскрешение. А еще можно использовать эту ситуацию и отмыть бабки, что немаловажно!

— И как ты это хочешь организовать? Публичное харакири себе сделаешь на дворцовой площади?

— Не, Локи. Нужно, чтобы меня шлепнули и отдали тело властям. Сам я к ним живым не пойду — чего доброго схватят и допросят с магами-менталистами, еще и золото мое выкопают. А с трупа спроса нет. Я убиваю кучу зайцев одним выстрелом. Об Антоне забудут и дело закроют.

— Думаешь легко найти того, кто согласиться убить человека, пускай законно и за деньги. Я у тебя таких знакомых не припомню. Асю попросишь?

— Думаю я знаю, кого на это дело подрядить. Заодно и о судьбе Баклажана поспрашиваю.

— С корешем его бухать собрался?

— Ага. С Николаем. Не самый продуманный вариант, но действовать нужно сейчас, а дальше по ситуации посмотрим.

Я решительно поднялся с кровати и покинул комнату.

Николая, как я и ожидал, нашел в таверне «Купеческая». Тот сидел за столом в полном одиночестве и накачивался пивом, разглядывая лежащий перед ним портрет Антона.

— Ну, сука, ну пророк! А я, придурок, сам друга благословил, думал у них все по-честному.

— Свободно? Присяду? — я водрузил перед ним две здоровые кружки и сел напротив, поигрывая своим новеньким медальоном.

— Ты кто такой? — он посмотрел на меня пьяным взглядом, потом заметил аристократическую примочку и спохватился. — Ой, п-простите господин, не признал. Не часто сюда ваша братия заглядывает.

— Да вот, проходил мимо, решил что пивка выпить не помешает.

— Это вы п-правильно решили. — он поерзал на месте, вожделенно поглядывая на любимый сорт пива в чужом стакане.

— Угощайтесь. — я придвинул ему кружку, а сам пригубил вторую. — Что-то на вас лица нет.

— Да разве же вы не слышали, господин, что на центральном рынке п-приключилось? — он благодарно взял в руки бокал и сделал большой глоток.

— Слышал. Вроде как мошенники полгорода обманули.

— Ну так вот самый главный урод сбежал, — он тыкнул пальцем в листовку, — А товарища моего, Бориса, п-поймали и все на него свесили. И ведь светит п-парнишке каторга, а настоящий преступник гуляет на свободе. Да только вот не доказать никак. Борис уже и так, и сяк п-полицейским рассказывал, что охмурил его этот чернокнижник, да его волей и сознанием завладел.

— А вы тоже считаете, что ваш друг не виноват?

— Конечно! — воспрял Николай, — Я же с этим п-пророком вот как с вами сидел на этом же самом месте. И показывал мне он чудеса, такие, что обычный человек и знать не может. Эх, знал бы тогда, чем все обернется… А друга своего я с детства знаю! Он бы никогда в дела мутные не п-полез. Парень отчета в своих действия не отдавал — дурман в голове был. Точно говорю.

— Ты смотри-ка, Баклажан не раскололся!

— И это хорошо, Локи. Если бы сознался — хана. А раз так, то думаю я попутно смогу и его вытащить. Но деньги не отдам. Будет ему уроком на всю жизнь.

— И как ты это делать собрался?

— Увидишь.

— А вы сами это пройдоху поймать не пытались? — я снова сделал небольшой глоток.

— Да где же его искать теперь-то! Уже поди и из города ушел. — грустно ответил стражник. — Умение у него есть внезапно исчезать. Такого надо сразу валить наглухо. За его башку три тыщи, между прочим, дают!

— Говорят, преступники всегда возвращаются на место преступления. Он мог что-то забыть на рынке впопыхах, а когда все будут спать, попытается вернуться.

Николай поднял на меня ошалевшие глаза и громко отрыгнул от неожиданности.

— А ведь верно говорите, господин! Шанс конечно маленький, но имеется ведь? — он поднялся из-за стола, и начал торопливо собираться, — Засаду. Устрою засаду!

Николай, словно крейсер, качающийся на волнах, растолкал посетителей и направился ко входу, сшибая столы и косяки.

— Мда, из него засадник сейчас… Как бы ему самому по дороге не засадили.

— Нам тоже пора, Локи. Время готовиться к смерти.

Я поднялся из-за стола и вышел следом. Николай упорно шел вперед, распугивая прохожих и громко бормоча что-то про предстоящую победу правосудия. Надеюсь, он все-таки доберется до рынка, иначе Борина судьба не сложиться. С каторги я его точно не вытащу.

Он исчез в переулке, а я свистнул ближайшего извозчика и отправился обратно.

— Здравствуйте.

— Добрый вечер. — администратор гостиницы с интересом уставилась на меня.

— Я решил съездит на родину в Тинзу. У меня дядя умер, нужно принять участие в дележе наследства. Так что если кто-то спросит барона Флюге ге Хаймена, передайте им пожалуйста эту информацию.

— Ох горе-то какое! Соболезную. — всплеснула она руками, — Так когда вы съезжаете?

— Через пару часов, уже купил билет на дилижанс. Но я обязательно вернусь, примерно через месяц. Кстати, вы не продадите письменные принадлежности? Мне нужна тетрадь и перо.

— Чего же не продать, правда бумага плохонькая у нас.

— Мне любая сойдет.

Поднявшись в номер, я уселся за стол и начал быстро заполнять тетрадку, предварительно помяв ее в руках и придав затасканный вид.

— Это че?

— Это личный дневник чернокнижника-мошенника, Локи.

— Ай да хорош!

Целых два часа я старательно вырисовывал пентаграммы, какие-то китайские иероглифы, перемежая записи на русском, с записями на языке Фархада. Все что мне надо, они отсюда вытащат — уж переводчика Тайная полиция найдет. Я насочинял кучу историй. О том, что приехал с другого континента, о том, как ездил по странам и обманывал людей. Подробно расписал как завладел сознанием отрока невинного Баклажана, как вероломно подставил его, а сам сбежал. Описал процесс телепортации, сделав так, чтобы он не имел никакого отношения к фамильному умению барона ге Хаймена. Якобы — это древнее искусство таджикских монахов, и простым людям этого мира не ведомое.

В общем, через два часа тетрадь превратилась в полноценный дневник с датами. Оставалась лишь пара шероховатостей. Первая — Боря поймет, что это какая-то постанова, но скорее всего будет молчать в тряпочку, иначе его посадят обратно. Вторая — обожравшийся пива Николай может вспомнить, кто его навел на мысль о засаде — слишком Акакий приметный. Но тогда барон может попытаться потребовать свою долю вознаграждения, а потому стражник должен умолчать этот факт. Он такие деньги за всю жизнь не заработает. Конечно, риски есть, но они есть всегда, а у меня, слава королевской битве, в этом мире имеются дополнительные попытки.

Ладно. Как говорил старик Конфуций: «Будут проблемы — будем решать». Преступник убит, преступление раскрыто, а подозрения к делу не пришьешь. Я покинул номер, прихватив все свои вещи, и поехал в сторону оплота стражи. По дороге купил еще один комплект одежды Акакию, на случай внеочередной смерти. Прибыв на место, сразу отправился в свой теперь уже любимый парк, где спрятал вещи Акакия, карту, медальон, чековую книжку и всю имеющуюся на руках наличность. В этот раз я воскресну во всеоружии!

— Локи, а сильно там скучно, в небытие этом? Десять дней я протяну?

— Ты в нем уже был, Самойлов, во время нашего знакомства. Время там летит незаметно. Что думаешь делать потом?

— Пока здесь все будет утрясаться, скатаюсь на границу с Награйским королевством. Не зря же я месяц отпуска взял! Мне те восемь алтарей не дают покоя. Смерть дядюшки отмоет мои деньги, чтобы ни у кого вопросов не возникало откуда у меня бабки на типографию.

— Ну давай скатаемся. Быстренько там помрем и экспрессом окажемся в Дарграде.

— Ты такой оптимист, Локи. Все так страшно?

— Ну как сказать. Можешь начинать придумывать вопросы. Желательно самые сложные.

— Чего-о-о? — я немного прифигел от такого заявления.

— Ничего. Тебе послышалось.

Хм. Его советом я конечно воспользуюсь, вот только странно. Зачем мне придумывать вопросы? Я ведь не на «Что? Где? Когда?» ехать собираюсь. Ну надо — так надо. Сдается мне, что это будет необычная поездка.

Худо-бедно, переулками-огородами, но по ночной столице я добрался до рынка в личине Антона, стараясь не пересекаться с маршрутами патрулей. Издали осмотрел вход, однако нашего бравого пьяного стражника пока видно не было. Сердце начало набирать разгон, ускоряя пульс. Все-таки не каждый день идешь на верную смерть. Я аккуратно перелез через ажурную металлическую ограду и начал тихо красться к опечатанному полицией павильону. Сейчас в меня прилетит арбалетный болт и все закончится.

Ни хрена. Здесь словно все вымерло.

— Локи, где этот алкоголик?

— В засаде сидит. — бог еле сдерживал смех.

— Я серьезно!

— И я серьезно!

Блин! Ну ладно, пошумлю немного.

— Где-то здесь я забыл свои вещи, — начал я громко причитать, — Где же они могут быть?

В ушах раздалось ржание бога.

— И здесь их нет… Может быть они тут? Нет, тоже нет! Проклятые легавые! Все забрали, волки позорные!

— Локи. Ну дай намек. — взмолился я.

— Да спит он на крыше в соседнем ряду обожратый. Ты сильно-то не ори, а то сегодняшнюю смену стражников привлечешь. Они там в кости у себя в караулке играют. Не мешай им.

Вот же блин! Я пошарил глазами по сторонам и нашел деревянный поддон. Подойдет. Подтащил его к нашему бывшему павильону и взобрался на крышу.

Ну точно! Вон оно спит, животное, мертвецким сном на противоположной стороне, а рядом с ним валяется взведенный арбалет. Засадник хренов. Надо бы его разбудить. Я спустился на землю и набрал горсть небольших камешков.

Раз, два, три. Камни с тупым стуком отскакивали от головы стражника и катились по крыше, но тот лишь что-то бурчал себе под нос и отмахивался во сне.

— Локи, ему ваще похер!

— Ага. Может булыжником зарядишь?

— Да ну, прибью еще и шума много будет. Ладно. Даже если он проснется, то все равно в меня не попадет. Придется к нему лезть и импровизировать.

Я спустился с павильона, перетащил поддон и снова взобрался наверх, только уже на соседнюю крышу. Потолкал его пару раз, ну хоть бы хны!

— Да вставай ты уже, скотина синяя! — я со всей дури пнул его ногой по ребрам.

— А… чего… кого…? — он подскочил и начал протирать глаза.

— Кого, кого! Ты меня убивать собираешься, или я зря сегодня сознанием уважаемого в городе человека завладел и тебе намеки в «Купеческой» таверне давал? Ты разве еще не понял, что я могущественный колдун?

— Ты-ы!? — его глаза широко раскрылись, и он начал шарить рукой по крыше в поисках арбалета.

— Я, конечно. Слушай сюда, Коля. Сейчас ты меня пристрелишь, а завтра получишь свою награду и будешь молчать в тряпочку. В этой тетрадке доказательство невиновности Бориса, хотя он, конечно, лжет и никто его разумом не завладел. Кидала твой друг и жадина, так ему и передай. Но на первый раз я его прощу.

— Я… ничего не понимаю.

— Тебе и не надо понимать. Будете себя вести хорошо — будете оба живы. Расскажете кому-то про меня — и я вернусь с того света за вами обоими. Все ясно?

— Я… ясно…

— Через неделю приду к тебе и проверю. Понял?

— По-понял… как п-придешь? М-мертвый что ли?

— Мертвый, или ты сомневаешься? — я протянул ему арбалет, — Пойдем спустимся, внизу тебе удобнее будет.

Я повернулся и пошагал к краю крыши, но едва только собрался слазить, как мне обожгло левую половину спины и из груди, в районе сердца, выскочило острие болта.

Хм. А стреляет он весьма неплохо для пьяного. Мое тело медленно завалилось вперед, и я рухнул с крыши.

Темнота.

— Ну, как? По-моему все неплохо получилось. От Акакия подозрение отвел, Бориса, вроде как, оправдал, тело преступника властям выдал.

— Странные у тебя методы, Самойлов, но надо отдать должное — действенные.

— Расскажи хоть, чего там в Дарграде твориться. А то болтаюсь в этом вашем небытие…

— Баклажана твоего отпустили. Тетрадочка все решила.

— Ну и хорошо. Надеюсь за голову возьмется.

— Зря надеешься. В общем чек он Тайной полиции вернул, а вот деньги с вашей первой прибыли у него остались. Он же все добытое вами золото свесил на тебя мертвого. Пацанчик кредиторов своих покидал и рванул в Награйское королевство. Собрался там снова удобрения толкать по твоей схеме.

— Мда… Наверное такое следовало ожидать. Ну теперь это сугубо его проблемы. А что Николай? Бабки все пробухал уже?

— Прикинь — нет! На накопительный счет положил и продолжает стражником работать. Пенсию государственную хочет. Но ты его проверь, как обещал, а то у него сомнения в голове витают, он же весь из себя честный.

— Обязательно проверю. Расскажи про Асю с Ангелиной? Встретились?

— Ага. Там все сложно, но кажется у твоей подруги-метиски проснулся инстинкт старшей сестры. На материнский пока она не тянет.

— Надеюсь девчонка в надежных руках. А что с Берией и Сычевым? Акакий вне подозрений?

— Почти. Ты у них на карандаше, но пока предъявить тебе нечего. Они сейчас усиленно ищут на карте мира Таджикистан. Больно их заинтересовало искусство быстрого перемещения.

— Ну пусть ищут. Чего бы еще спросить, пока ты такой добрый? Во! Что там с моим рейтингом?

— Четыре тысячи пятьсот восемьдесят шестой.

— Из пяти тысяч игроков?

— Нет, из семи тысяч с лишним. Можно сказать, что ты серьезно продвинулся.

— За счет чего?

— У тебя теперь есть бабки, Самойлов. По их общему количеству ты в первой сотне игроков, если считать утонувший сундук. Ну и Ловкача мы красиво накрыли. Никто из богов не ожидал от тебя такого финта.

— Неплохо. А когда мне уже можно будет воскрешаться?

— Можешь воскрешаться. У тебя сутки, потом принудительный респ. Кстати, сейчас вечер.

— Серьезно? Уже можно?

— Угу. Небытие — оно такое…

И вот я снова летаю в виде бесплотного духа. Передо мной возникло что-то, напоминающее хранилище вещдоков в американском фильме, естественно со средневековым привкусом. Деревянные стеллажи и множество стоящих коробок на них. Среди прочего я узнал баночки с зеленоватой фибой. Хм, а тут неплохо можно поживиться, вот только если я воскресну прямо здесь, то застряну внутри. Выходы все закрыты.

Так, ну поехали. Я поплыл дальше, пролетел над головами двух бравых молодцов, охраняющих хранилище снаружи и проскользнул через железную дверь. Теперь сквозь стену. Вот блин! Тут казармы, народу дофига. Я попытался двинуть к следующей стене, но внезапно понял, что меня дальше не пускает.

— Локи?

— Ты превысил радиус воскрешения.

— А сколько он?

— Метров пятнадцать.

— А расстояние до забора?

— Двадцать пять.

— Хм. Ну ладно.

Я взмыл вверх и оказался на крыше здания. Внимательно осмотрелся по сторонам и обнаружил пару вышек с часовыми. Не, тут тоже опасно. А вот это деревце вроде неплохое. Можно в кроне спрятаться и воскреснуть на ветках. А дальше-то что? Я ведь с него не допрыгну до забора…

Стоп! У меня же есть браслет!

Я поднялся на самую верхушку дерева и посмотрел в сторону парка. В нем тоже росли деревья. В голове возник план побега, вот только он сильно был похож на сцену из американского боевика, а в них я не очень верил.

— Зря сомневаешься. Жопу конечно об ветки обдерешь, но это весьма здравая идея. Тебя отсюда никому не видно.

— Думаешь смогу?

— Ну поищи другие варианты. Только мне кажется, едва ты воскреснешь в другом месте, как тебя продырявят арбалетными болтами. А здесь тебя листья прикрывают.

— Ну тогда воскрешаемся! Попытка не пытка.

— Принял, босс! Готово.

Я материализовался в виде голого Акакия на самой верхушке клена или чём-то очень похожим на него. Не шарю я в местных деревьях. Сразу же вцепился руками в ветки и замер, прислушиваясь. Вокруг царила гробовая тишина и часовые меня не заметили. Первый шаг сделан.

— А теперь давай, перелетай как Индиана Джонс на хлысте! Кажется, то дерево с шишечками нам подходит.

Я уставился на парк и разглядел высокую сосну возле его ограды. Очково, блин! Но вариантов нет. Сидеть без трусов на высоте пятнадцати метров над землей то еще удовольствие. Была не была. Расположил руку на рогатине и навелся браслетом.

Выстрел!

Волшебная иголочка с тонким свистом улетела вперед и остановилась, погрузившись в ствол. В ночной тишине этот звук для меня прозвучал словно запуск ракеты земля-воздух. Струна натянулась между двумя деревьями, а я весь сжался и обратился в слух.

— Слышал? — донеслось со стороны вышки.

— Ага. Птица, наверное, свистит.

— Че это за птица такая? Вот я знаю соловья, сову, коршуна, голубей…

Стражник-орнитолог монотонно демонстрировал свои познания в местной фауне, перечисляя все новые и новые виды, а я никак не решался прыгнуть.

— А давай проверим? Мне кажется она сидит вон в тех ветках. Сча пальну.

Твою мать! Я снова уставился на сосну, боясь сделать один единственный шаг, хоть и понимал, что валить надо. Получить стрелу в голую задницу я очень не хотел.

— Прыгай уже! Им все равно из-за кроны тебя плохо видно.

Ветки громко зашелестели и прямо перед носом пролетел здоровенный болт, воткнувшись в ствол.

— Кажись, мимо, давай я попробую! — снова донеслось с вышки.

Ну нет. Хватит с меня! Я набрал в грудь воздуха и оттолкнулся, выгибая запястье.

— Ого! Ты видел? Огромная, сука! С меня ростом! Это по любому птенец грифона!

— Да не гони! Я, кажется, разглядел здоровенный член. Разве у птенца…

Дальнейших разговоров я уже не слышал, поскольку в ушах засвистел ветер и меня неумолимо понесло на противоположное дерево.

— Работай запястьем, Самойлов! Не то сейчас шмякнешься и все заново!

— Понял!

Я выгнул кисть в обратную сторону и струна сильно дернула руку, замедлила падение. Мое тело жестко приземлилось какие-то кусты и полетело дальше кубарем по траве. Исцарапался прилично, но кажется физиономия в порядке и кости целы.

— Локи! Они не сагрились? — я приподнялся на руках и попытался отдышаться.

— Не, спорят о размножении грифонов. Один говорит, что они несут яйца, а второй утверждает, что живородящие.

— Ну и слава богу.

Я отряхнул с кожи налипший мусор, в виде прошлогодних листьев и мелких палочек, а затем направился к тайнику с одеждой. Ну наконец-то! Теперь надо сваливать из города. Конечно, хочется дождаться утра и положить все заработанное имущество в банк, но что-то я не готов туда заявляться, пока не легализую свои доходы. Надо же мне как-то обосновать будущую покупку типографии? Заодно все-таки попытаюсь добраться до тех алтарей. Если мне удастся отжать их, то я смогу забить на некоторое время на игру и плотно заняться легальными прожектами.

— Ты к Николаю заглянешь перед отъездом? Надо бы его сомнения развеять — совесть его гложет. Расскажет про твои финты на ночном рынке какому-нибудь собутыльнику, и опять слухи пойдут ненужные. А там еще и ляпнет, что он в двухметрового аристократа превращался, который, внезапно, на карандаше у ментов. Вот обидно будет.

— Обязательно загляну! А он, поди, опять в «Купеческой» сидит?

— Угу.

— Хм. А что с моим мертвым телом? Надеюсь его не сожгли?

— Закопали в братской могиле без гроба.

— Это отлично!

Ну а что? Раз зеленка на Акакии после визита к троллю сохранилась, то и грязь должна, верно ведь? Недолго думая, перевоплотился в Антона и густо намазал физиономию сырой землей.

— Похож на мертвеца?

— Вполне.

Я перекинулся обратно в барона и надел на себя один из спрятанных костюмов. Красота! Ожогов больше не было, теперь их заменили мелкие царапины от колючек, оставшихся после моего приземления, но эти неудобства временные. Дело осталось за малым. В кошелке есть пара сотен золотых, на руке универсальный браслет, а значит можно смело отправляться в путешествие! Чековую книжку, медальон и второй комплект вещей я снова закопал под деревом, в путешествии мне они все равно не нужны.

Карета остановилась прямо у таверны с памятными клопами.

— Вы надолго, сударь? — поинтересовался нанятый мной извозчик.

— Буквально минута, — ответил я, — Нужно кое-что посмотреть. Ждите.

Я обошел здание справа, поскольку нужное мне окно находилось именно с той стороны. По дороге столкнулся с очередным писуном, который сосредоточено рисовал струящиеся узоры на стене кабака. Пришлось ждать, когда он закончит свои дела. Светиться с перевоплощением я не могу.

— Ик… Господин, а вы тоже? — он посмотрел на меня осоловевшим взглядом.

— Что тоже?

— Тоже… ик… любите писать под звездами?

— Очень люблю. Закончил?

— Погодьте… стряхну. А то ведь капельки… сами знаете.

Я терпеливо дождался, когда он скроется за углом, брезгливо переступил через общественный туалет и прошел до третьего окна. Именно рядом с ним всегда любил сидеть Николай. Аккуратно высунулся.

Блин. Он не один — запугать без последствий не получится. Пришлось мне вернуться обратно в карету.

— Возница, подъезжай прямо к выходу. Постоим немного. Я оплачу лишнее время.

— Как скажете, сударь.

Ждать пришлось около часа. Наконец на крыльцо вышел пьяный Николай в компании двоих мужиков. Он с ними еще немного поболтал, крепко пожал обоим руки и поплелся по улице. Отлично!

— Поезжайте за этим человеком и медленно обгоните его, хорошо?

— Хорошо, сударь.

Карета поравнялась с пешеходом. Я перевоплотился в Антона, раздвинул оконные шторы и прилип измазанной в земле физиономией к стеклу. Стражник удивленно поднял глаза и замер с открытым ртом, побелев от испуга. Я строго погрозил ему пальцем, после чего Коля медленно закатил глаза и рухнул в придорожную канаву.

— А теперь гоните на выезд из города. — довольно приказал я извозчику. — Едем до стоянки междугородних дилижансов.

— Понял, сударь. За полчаса доберемся.

— Ну как? Думаешь успокоится наш стражник?

— Дурак ты, Самойлов, и шутки у тебя дурацкие. За это я тебя и люблю. — заржал Локи.

Я снова превратился в Акакия и довольно откинулся на спинку сидения. Впереди меня ждал новый этап моей жизни, теперь уже довольной и сытой, а еще восемь алтарей. Надеюсь…

— Девять, Самойлов, уже девять.

— Чего?

Я развернул карту и уставился на границу двух королевств, водя пальцем по скоплению точек. Локи был прав. В полку камней прибыло, и как ни странно, новый алтарь принадлежал тому самому Артисту.

Похоже, там затевается что-то очень интересное. И я буду не я, если не поимею там всех.


Глава 13


Нанятая мной карета свернула направо, и Королевский тракт уступил место ухабистой проселочной дороге. Прошло уже три дня с того момента, как я покинул Дарград и первая половина пути не представляла из себя ничего интересного — бесконечные поля, засеянные злаковыми культурами, да изредка попадающиеся деревеньки, навроде Андроновки. Все эти земли принадлежали местной аристократии, и мне только и оставалось, что скучать, да мечтать о том, что когда-то у меня будет хотя бы часть этого. За это время мы пару раз останавливались на постоялом дворе, где я смог приобрести простенький плащ для Антона, на случай, если мне придется перекинутся.

Место, до которого меня обещал довезти извозчик, называлось Кукуевка — небольшая вымершая деревенька, от которой всего-то и осталось, что одинокий придорожный трактир. Судя по слухам, последний как раз вполне себе процветал. Область между двумя королевствами, которую мне предстояло посетить, славилась, якобы, несметными богатствами, что ждут смелых авантюристов. Впрочем, и нечистью разной она тоже славилась, будь здоров, а потому снующие по городам и весям извозчики отказывались ехать дальше того самого постоялого двора.

Тем не менее, вопрос с транспортом можно было решить. Смекалистый хозяин Кукуевской таверны организовал у себя перекладной пункт и вроде как у него даже можно было приобрести лошадку. По крайней мере, такую информацию мне дал мой попутчик, который спешился на том перекрестке. Звали его Михаил, и, по счастливой случайности, трудился он распорядителем ни у кого иного, как у самого графа Полухина. Это тот аристократ, у которого я планировал попробовать выкупить типографию.

По словам Михаила, Вячеслав Полухин был слишком хорош для этого мира, а потому всячески избегал аристократических тусовок, проводя время в гордом уединении в своем родовом замке. Как оказалось, в деле типографском он не шибко разбирался, а связался с ним исключительно потому, что в душе был писателем. Правда никто его опусы не читал, а имевшиеся немногочисленные издательства Дарграда, отказывались эти творения печатать, мотивируя тем, что никто его книги не покупает.

Тогда-то Вячеслав и надумал заняться самостоятельным тиражированием своих шедевров. Но, к его удивлению, покупка печатного станка проблему не решила, а стала загонять его в минус. Страдания молодого творца, излитые на бумаге, по-прежнему никто не читал, тонны бумаги пропадали зря и нераспроданные экземпляры пылились на складах магазинов. В результате типография перешла на издательство политических газет и выполнение мелких заказов, навроде моего, отрабатывая в ноль или небольшой плюс.

Несмотря на все эти неудачи, Полухин писать не бросил, но теперь к изданию книг относился более аккуратно и печатал свои новые произведения исключительно маленьким тиражом, который пытался втюхать знакомым аристократам. Те отнекивались, изображая стеснительность, но после долгих уговоров соглашались принять их в подарок. Впрочем на этом все и заканчивалось. По словам Михаила, всю чтение сводилось к открытию первой страницы, а дальше у читающего срабатывал рвотный рефлекс, и книжка отправлялась в камин.

Тем не менее, информация для меня оказалась более чем полезной, поскольку я теперь точно знал, с какой стороны заходить к этому человеку. Как никак, а читать я очень любил, и даже имел пятерку по литературе в школе.

Но, возвращаясь к Кукуевке и ее окрестностям. Оказывается, пару-тройку сотен лет назад эта область была густо заселена, и даже славилась какими-то серьезными достижениями в сельском хозяйстве, навроде рекордных надоев и необычайного качества шерсти местных коз. Росла тут какая-то чудодейственная травка, которую парно и непарнокопытные очень уважали. Четко обозначенной границы между государствами не было, и она условно проходила вдоль разделяющего страны Солнечного перевала, где и паслись рогатые. Сам перевал долго считался ничейным, пока в один прекрасный день не выяснилось, что его недра битком набиты самородным золотом.

И пошло-поехало. Банальный дележ земель между королевствами вылился в конфликт, результатом которого стала война. И длилась она ровно до тех пор, пока к ней не привлекли магов. Вестландия на тот момент, уже сформировала свой магический кодекс, согласно которому черная магия и сопутствующие ей дисциплины, вроде некромантии и ведьмовства находились под смертным запретом. Награйское королевство, в свою очередь, таких ограничений не вводило. Ну и, в результате, чернокнижники соседа наваляли люлей Вестландским магам, жахнув каким-то не до конца изученным заклятием.

По итогу, перевал никому не достался, а все, кто на нем обитал бесславно погиб, после вырвавшегося из под контроля заклятия, и превратился в каких-то упырей, которые бродили по этим местам и наводили страх на окрестные деревни. А сотню лет спустя это место облюбовал залетный дракон, который пожег местную нежить к чертовой бабушке. Перевал с того самого события переименовали в Огненный.

Драконы, по словам Михаила, не по зубам никому в этом мире, но ведут себя порядочно и с людьми не конфликтуют. Однако, если уж хвостатый выбрал себе место, то потом его оттуда хрен прогонишь. Якобы чешуя у них из антимагической десятимиллиметровой стали, а соответственно магия никакая против них не работает. На своей территории хвостатые никого не терпят, но ходит молва, что если прийти к нему с миром, то можно попытать удачу и получить от него плюшку, да еще и в живых остаться. К сожалению, если верить статистике, на несколько сотен сгоревших в его пламени искателей знаний так и не нашлось ни одного новоиспеченного обладателя плюшки, а потому проверить правдивость этих легенд никому не удалось.

Впрочем, дракон был один, а желающих рискнуть и накопать золота, обеспечив себя деньгами на всю жизнь, много. Вот и гоняли авантюристы обоих королевств на перевал, несмотря на кое-где выжившую нежить и, собственно, самого чешуйчатого хозяина. Кого он замечал, того сжигал. Кого не замечал — тех прибирала к костлявым рукам случайно выжившая мертвая братия. Но, вроде как, были и те, кому все-таки удалось вынести на своем горбу целое состояние. И успех этих счастливчиков порождал все новых и новых приключенцев.

В общем, весь путь занял у меня местную неделю, и я таки добрался до этой Кукуевки. Ну и конечно же, по закону подлости, оказался единственным посетителем той таверны, слегка не успев к отбытию хорошо вооруженного отряда авантюристов. Местный трактирщик мне предоставил ночлег и даже отметил на карте несколько путей, по которым мне рекомендовалось двинуть к своей цели, дабы избежать нежелательных встреч с упырями, к которым я в общем-то страха не испытывал. То ли я был натренирован земными фильмами про зомби, то ли просто со своим условным бессмертием ощущал себя неуязвимым, но его рассказы о призраках и вурдалаках не заставили меня отступить. Недавно перенесенная гибель от арбалетного болта показала, что не так уж это и страшно. А девять алтарей были достойной наградой за возможные риски.

— Но самое паскудное господин, это ведьма-потрахушка, что обитает в заброшенных селеньях. — заговорщически прошептал владелец таверны, в которой я остановился перекусить и, может даже, приобрести лошадь.

— Кто? — я подавился квасом и часть его пролилась из моего рта на стол под веселое ржание скандинавского бога.

— Ведьма-потрахушка, — повторил он воззрился на меня удивленным взглядом. — Вы что ж, никогда не слыхали, господин?

— А значит вурдалаки и духи не так страшны? — я не стал радовать его своим невежеством и ответил вопросом на вопрос.

— Духи — они могут с ума свести, но ежели воля крепкая, можно пережить. А вурдалаки ток по ночам охотятся, и средство от них имеется. Чеснок с собой возьмите, и они к вам не подойдут.

— А с потрахушкой чеснок не работает?

— А вот с ней беда, — как-то горестно произнес хозяин, — Ни свету дневного, ни чеснока, ни даже знака божьего не боится! Прицепится к мужичку залетному и не отвяжется, пока не засношает до изнеможения. Мужик потом осунувшись ходит, а как немного силы вернет, так она снова на него запрыгнет.

— То есть как прицепится? — удивился я. — Если ведьма — значит живой человек, а раз живая — то и справится с ней можно.

— Не можно, господин, она форму бесплотную принимать умеет! А еще видения насылает на всех вокруг. Вот и кажется, одурманенному, что он мечту своей жизни встретил. Окружающие же, видят рядом с ним бабу ладную, да крепкую — и порадуются за него, а то еще и женится уговорят. Есть у нее свойство — нравится всем. Суккуб — слыхали про таких?

— Слыхал.

— Так вот это зараза похуже будет. Ежели суккубку словом святым прогнать можно, то ведьма-потрахушка живет со своей жертвой до самой кончины мирской — обет у нее клятвенный. Питается она энергией мужицкой, от того бессмертие и силу свою имеет.

— А про дракона расскажете?

— А что про него сказать? Дракон он и есть дракон, существо высшей мудрости. Да только не поделится он ей ни с кем, а сожрет вас раньше. А вы господин, ежели за золотом прибыли, то я вам пути обходные покажу. С нежитью справится можно, вы вон какой крепкий, да здоровый! Чеснок, рогатина осиновая — глядишь и отобьетесь. Ночуйте у воды — они туда не подходят, а уж озер в наших краях хватает. Только тут науку надо знать. Ежели озеро не озеро, а пруд или болото — то там духи злые водятся, а коли большая вода, так там русалки утащить могут.

— Так. А вы покажете мне правильные озера? — я извлек из кармана карту.

— Плохая карта у вас, господин — трактирщик вытащил из-под прилавка бумажный рулон и развернул его на столе, — Вот здесь видать хорошо. Масштабу поболее.

Я взглянул на его карту и мой подбородок отъехал вниз. Не потому, что она была невероятно подробной, а потому, что все девять алтарей в данный момент двигались прямо ко мне с ужасающей скоростью.

— Локи, что за хрень твориться?

— Иди на улицу, да посмотри.

Воздух задрожал, словно на военном параде в Москве, когда проходит шоу со сверхзвуковыми истребителями, однако трактирщик был невозмутим и спокоен.

— Идемте, господин, сейчас и увидите дракона своими глазами. — он проследовал к двери трактира, а я, соответственно, соскочил со стула и выбежал следом.

Высоко в небе, пронзая облака, летело нечто зеленое, размером с авиалайнер, отчего я нервно сглотнул слюну. Мне уже все стало понятно. Судя по двигающимся на карте алтарям, игроки каким-то образом прятали их на драконе или, что еще хуже, внутри него.

— Ну как? Все еще уверен, что поимеешь их всех?

— Э… Как? Как они к нему подобрались?

— Подобраться к нему не проблема, проблема уйти живым после того. Но это уже узнавать тебе самому. Пытай трактирщика.

Дракон наконец-то скрылся за горизонтом, а я уставился на хозяина таверны.

— Расскажете о драконах побольше?

— А вы останетесь на ночь? — вопросом на вопрос ответил он и прищурился.

— Так сейчас же утро! — ответил я, понимая, что он хочет заработать. — Раньше выдвинусь — раньше закончу. Давайте лучше я вам заплачу за науку и лошадь у вас куплю?

— Ты наездник известный, Самойлов, да-а-а. — иронично заметил бог, — Ты хоть морду лошадиную от жопы отличишь?

— Уж как-нибудь справлюсь.

— Можно и так, — ответил трактирщик, — Пойдемте внутрь.

Из рассказа хозяина таверны я узнал, что драконы почти не изучены, по причине того, что ни один из тех, кто с ним побеседовал, не вернулся обратно. Впрочем, кое-какие догадки за тысячелетия у людей сложились. Во-первых, они невероятные долгожители, и весьма умные. Во-вторых, питаются эти ребята всем подряд, но примерно раз в неделю дракон осуществляет вылет куда-то далеко за пределы своего ареала, где набивает брюхо до отвала, после чего все это сгорает у него внутри в драконьем пламени. Вроде как, оно сжигает даже камни. Ну и в-третьих, ходят слухи, что если разбудить дракона, он тебя не сожрет сразу, а предложит померятся мудростью и загадать ему загадку. Если сможешь его заставить ошибиться, то в живых останешься.

— Локи, ты поэтому мне говорил вопросы придумать?

— Угу. Только учти, все драконы во Вселенной имеют связь между собой, а потому знают ответы практически на все вопросы. Так что даже не пытайся к нему соваться с гипотезой Пуанкаре. Докажет ее тебе влегкую.

— Но на Земле ведь нет драконов!

— Таких планет, как Земля, тысячи. Ты думаешь в другом технологическом мире все иначе устроено?

— Хм…, — похоже придется поломать голову и спросить что-то из русского фольклора. Только вот для начала надо туда добраться и как-то объехать упырей и вурдалаков.

— Спасибо! — поблагодарил я трактирщика за информацию, — Может лошадей покажете?

— А и покажу! Идемте.

После его рассказа я приблизительно понял, что замутили все эти игроки. Кто-то первый, а быть может это была группа игроков, сообразил, что раз алтари неуничтожимы и не поддаются воздействию магии, значит они не сгорят в чреве дракона. А раз воскрешаться можно в определенном радиусе, то стоит просто дождаться, пока дракон уснет, а затем появится в сторонке и по-тихому смыться. Только вот, судя по всему, выходит, что каждый из них прошел процедуру поедания заживо. Хотя, ради такого надежного сейфа, пожалуй и я бы пошел на это. Но сразу возникает логичный вопрос — почему алтари до сих пор не вышли естественным путем?

— Потому что в чреве дракона все сгорает и превращается в чистую энергию, а значит жопы у них, согласно теории сэра Чарльза Дарвина, со временем атрофировались за ненадобностью. — любезно пояснил Локи. — Где твоя дедукция, Самойлов?

— Ну извини, не догадался.

Мы вышли из трактира и зашли в небольшой нарядный сарайчик. Впрочем, он только хорошо смотрелся снаружи, а вот внутри меня ждал конкретный облом.

— Вы это называете лошадьми? — у меня чуть не выпали глаза, когда я увидел предложенный товар.

— Ну, худоваты маленько, — почесал голову трактирщик и смерил меня расстроенным взглядом. — Хороших всех разобрали.

Представленные экземпляры транспорта едва доставали Акакию до груди и смотрелись рядом с ним, как пони, которые с рождения жили в голодающей африканской деревне. Я, конечно, не знаток чистокровных скакунов, но даже мне было понятно, что я далеко не уеду на них.

— Господин, да не переживайте вы так. Тут ехать-то сутки от силы.

— А пешком?

— Пешком долго будет, да и опаснее в разы.

— Как бы мне не пришлось вашу лошадку на себе тащить.

— А вы ее бросить всегда можете, — радостно оскалился трактирщик, — Они у меня умные и дом знают. Доберутся обратно сами.

— Вопрос в том, как я потом обратно доберусь.

— Так вы разве не к дракону собрались? — удивился он.

— К дракону.

— Так от него обратно не приходят, чего вам переживать!

— Это у него юмор такой, да?

— Ну, вообще-то, мужик привык к подобному исходу событий.

Я грустно задумался. И ладно бы дело было только во времени — его-то как раз у меня хоть отбавляй, но переться через перевал, полный нечисти на своих двоих жутко не хотелось. Хотя…

— И сколько стоит ваша лошадка?

— Двадцать золотых залог, по одному золотому за день пользования, — скороговоркой выпалил хозяин таверны. — Ежели вернетесь живым, то денежки свои сразу и заберете, за вычетом аренды естественно.

Нормально мужик устроился. Путник помер — денежка в карман и лошадь с большой вероятностью вернулась. Но вариантов у меня особых нет, так что буду брать.

— Держите. Возьму вот эту. — я отсчитал ему нужную сумму и указал на самую, на мой взгляд, нормальную кобылу.

— О! Хороший выбор, господин! Ласточка самая умная и спокойная у меня! Вы не смотрите, что неказистая. Главное отдыхать ей давайте.

— Отдыхать? Ей еще и отдыхать надо?

— Ну вы-таки крупный мужчина. Подождите маленько, сейчас я вам ее оседлаю.

Я вышел из конюшни и уселся на неподалеку стоящую лавку. Мда, моя затея все больше и больше казалась мне сомнительной. Впрочем, я по сути ничего не теряю. Дарград и его окрестности почти свободны от игроков, мой алтарь в целости и сохранности под надежным присмотром, так что надеюсь, что уже завтра к утру я буду на месте.

Как же я ошибался! Сначала все шло относительно неплохо. Лошадка оказалась вполне себе послушной. Естественно, что я не стал перевоплощаться в Антона на глазах трактирщика, а потому предпочел отвести животное под уздцы подальше, пока его таверна совсем не скрылась с глаз. Все-таки моя вторая ипостась весит не полтора центнера, как плечистый Акакий, а в два раза меньше. Соответственно расчет был на то, что и поеду я на ней значительно дальше и быстрее.

Верховая езда, вопреки популярной теории о всевозможных падениях новичков, оказалась не шибко сложной, но это только на первый взгляд, о чем мне любезно сообщил по дороге Локи.

— В седле отжимайся! Балансируй корпусом, двигайся в такт с лошадью. Поясницу прогни вперед! Шлоссом обхватывай крепче бока.

— Че?

— Через плечо! Ты на ней болтаешься, как известная субстанция в проруби. Спину ей всю сотрешь, или ты думаешь седло на хребтине это так приятно?

— Ну ведь еду же!

— Я бы на ее месте, уже давно тебя скинул. Она смотри какая доходная, тебе еще повезло, что спокойная!

В общем, худо-бедно, но с подсказками Локи я более-менее понял, что от меня требуется и перешел на рысь. Дорога была несложная, а благодаря тому, что трактирщик мне подробно разрисовал безопасные пути и хорошо опознаваемые ориентиры, я очень даже неплохо справлялся с топографией. Ехать приходилось в основном через поля, и лишь изредка встречались подлески с молодыми деревьями, а кое-где стояли огромные, но сгоревшие исполины, напоминая о событиях прошлых лет.

И скакал бы я так, и скакал, и может даже добрался бы к вечеру до отмеченного им озера, в котором, по его словам, «и духов нет, и для русалок оно мелкое», если бы не капризная погода. Ближе к вечеру стали сгущаться тучи, и я понял что удовольствия прокатиться под дождем мне не избежать.

Крупный холодный ливень зарядил так, что дальнейшую дорогу и ориентиры было сложно различить, а ночевать под таким небом уж очень сильно не хотелось. Я вытащил карту и остановился под здоровенной осиной, чтобы не промочить бумагу. Так, вот нужная отметка для ночевки — мне примерно до нее ехать еще полчаса. А вот…

Мои размышления резко прервались. То ли мне решил отомстить кто-то из проигравших божков, то ли это была просто случайность, но надо же было так случиться, что шальная молния со всей дури влупила именно по тому дереву, под которым я занимался изучением местности.

Раздался грохот, да такой, что заложило уши, а «умная и спокойная» кобылица в испуге шарахнулась в сторону. Моя тушка перелетела через ее голову вместе с картой и вещами, и шлепнулась пластом в какую-то лужу.

— Твою мать!

Я неуклюже поднялся на ноги и попытался смыть грязь с лица струями дождя, а когда наконец-то смог различить обстановку вокруг себя, понял, что остался один… Ласточка задала стрекача и смылась в неизвестном направлении, кинув меня одного под горящим деревом. Оно, кстати, опасно накренилось и мне пришлось отбежать в сторону.

— Отъездил, жокей…, — саркастично заметил Локи.

— Гребаные лошади, гребаные драконы, гребаные алтари! — я протер от грязи размокшую карту и всеми силами старался разглядеть и запомнить ближайшие ориентиры последующего безопасного пути.

— Бамс! — весело произнес бог, а в следующую секунду мне долбануло по макушке градиной, размером с шарик от пинг-понга, отчего в голове неприятно загудело.

— Да сколько можно! — я был готов закричать от бессилия.

— Ну-ну! Не расстраивайся, Самойлов. Ты же помнишь, где нужное озеро? Там домик добротный есть.

— Домик? — я мгновенно воспрял духом.

— Ага.

— А в нем кто-нибудь живет?

— Сходи посмотри. — с издевкой ответил он.

— Локи. Я обязательно выиграю этот турнир, стану богом, и надеру тебе задницу. Понял?

— Это отличная мотивация, Самойлов! Я даже сам любезно подставлю тебе ее, если выиграешь королевскую битву. Тем более, к тому времени есть вероятность, что мне это даже понравится.

— Ты про Марвел что ли?

— Ага.

— Не дождешься! — мое живое воображение любезно нарисовало эту сцену, и меня неприятно перетряхнуло от этой картины.

— Ну, я могу и девочкой стать, — немедленно отреагировал бог.

— Все, отвали!

— Ладно-ладно, пошутил. Чеснок не забудь и шмотки свои, вон под деревом лежат. Повезло тебе, что лошадка с ними не удрала.

Блин! Я вспомнил рассказы трактирщика о местной нечисти, и с меня как рукой сняло всю обиду на дождь. Как я уже выяснил, нежить живущая у перевала не любит воду, а значит велик шанс, что в ливень меня вурдалаки не тронут. А русалок на нужном мне озере нет.

Я глубоко вздохнул, надел на шею связку чеснока и перевоплотился в Акакия — он бегает быстро, и заодно переоделся. Его вещи тоже насквозь промокли, но по крайней мере не были такими грязными у Антона.

Вперед!

Как бы это не было странным, но в итоге, несмотря на почти непроглядную стену дождя, я таки добрался до берега этого проклятого озера. Пока я бежал здорово стемнело и похолодало. Мое тело продрогло до костей, но перспектива в скором времени оказаться под крышей придала дополнительных сил.

— Локи, я правильно пришел?

— Локи, не спи!

— Локи?

Да ну на хрен! Игрок? Здесь?

Я пошарил глазами по сторонам, но из-за проклятого дождя и непроглядной темноты ничего не разглядел, а потому пригнулся к земле и затаился. Честно говоря, хотелось плюнуть на все и телепортироваться в Дарград, настолько меня взбесило это чертово путешествие. Никого, я естественно не обнаружил и уже собрался помирать от какого-нибудь боевого умения, как вдруг долбанула очередная молния и высветила неподалеку от меня небольшую избушку, что расположилась метрах в пятнадцати от кромки берега.

Мне показалось или нет? Кажется видел, как в нее заходил человек. Это и есть игрок? Видел ли он меня?

Я нырнул в камыши, но к воде вплотную приближаться не стал. Хрен их знает этих русалок, однако думаю, что лишние пять метров от берега им без ног сходу не преодолеть. Подниматься на ноги я не рискнул и полез по-пластунски в сторону домика. Его очертания постепенно начали вырисовываться, а затем в нем зажегся свет, обозначив окно четким квадратом. Я не ошибся.

Скорее всего, этот игрок недавно погиб, и сейчас двигал в сторону трактира в Кукуевке, потому что ближе населенных пунктов, я на карте не видел. Человек, судя по очертаниям, был одет, как минимум, в шляпу, но думаю, что когда у тебя четко известна точка воскрешения — можно было озаботиться и спрятать комплект одежды неподалеку. Я ведь так уже делал.

Спустя минуту, мне удалось добраться до проклятой избы. Вылазить из камышей не стал, а начал пристально следить за окном. Вскоре в нем появилась тень, и я весь сжался, боясь себя выдать. Смертоносный браслет уже был наготове, но я сомневался, что смогу попасть с такого расстояния. Все тело колотил озноб и руки сильно тряслись. А вдруг у этого игрока бог тоже умеет давать читерский условный сигнал, что поблизости противник?

Так, ладно. Лучше я рискну прямо сейчас, чем к утру обращусь в сосульку и замерзну в этих камышах. Я захватил в руку горсть камней и снова пополз к дому. Метрах в трех от него росло какое-то дерево, похожее на иву, только ствол у основания был потолще, и я решил его использовать в качестве укрытия.

Была не была. Маленький камушек полетел в сторону окна, однако я промахнулся, и он ударился о ставню. Второй, третий. Они отскакивали от стены, издавая негромкий стук. Внезапно, в падающем на землю свете промелькнула тень. Я приготовился стрелять и крепко прижал трясущуюся руку к стволу, направив ее на окно. Вот сейчас этот игрок выглянет, и я его хлопну. Уж стекло мой ядовитый дротик пробьет.

А вдруг это не игрок? Вдруг я убью обычного жителя? Блин…

Вопреки моим ожиданиям, человек из домика к окну не подошел, зато я отчетливо услышал, как хлопнула дверь. Я весь напрягся и перевел браслет на угол дома. А спустя секунду из-за него появилась фигура в плаще с фонарем в руках и внимательно уставилась в темноту.

Идентифицировать!

— Обнаружен игрок Молния, покровитель Арефэй.

Это один из тех, чей алтарь находился в числе тех девяти. Извини, друг. В этот раз я не раздумывал ни секунды и выпустил ядовитую стрелу. Темноту огласил звонкий женский крик, а затем тело рухнуло на землю и мгновенно исчезло. Упавший фонарь покатился по земле и остановился у моих ног.

Девушка?

— Ну не юноша же! В этом мире их еще не сложно отличать.

— Фух, Локи. Это было волнительно.

— Пошли греться, уже. Там печка есть.

Я без раздумий направился к дому, захватив с земли вещи убитого противника. Посмотрю внутри.

В домике было сухо и тепло. А еще у меня появилось ощущение, что его кто-то специально обустроил внутри именно для таких ночевок. Здесь была пара раздельных кроватей с матрасами, столы со стульями, вешалки, и даже те самые магические лампочки. Вот сейчас отогреюсь и разберу одну, наконец-то!.

Убитая мной барышня уже успела затопить печь, и охапка дров весело потрескивала внутри нее. Я прикинул расстояние до дракона, и понял что до утра сюда никто не должен прийти. Во-первых ливень скорее всего в ближайшее время не кончится, а во-вторых не думаю, что эта Молния станет тратит мгновенное воскрешение и телепорт, чтобы убить сомнительного игрока, у которого даже алтаря с собой нет.

Блин, никак не могу согреться! Я скинул с себя мокрую одежду, развешал ее на стульях, после чего голышом нырнул под толстое одеяло. Чистых простыней здесь никто не оставил, но в моем положении на это жаловаться глупо. Тепло и ладно.

Постепенно я согрелся и разомлел, захотелось спать. Я было уже почти задремал, как в ушах раздался голос бога.

— Сюрприз, Самойлов!

А спустя секунду открылась входная дверь…


Глава 14


Я ожидал увидеть кого угодно, но только не такое… Если бы сейчас внутрь избы зашла Молния, кто-то из других игроков, или даже какой-нибудь вурдалак с драконьим детенышем на поводке, я бы удивился, но не так сильно…

В дверях появилась натуральная Баба-Яга. Вот прямо такая, как ее рисовали в старых советских мультиках: морщинистая, патлатая и со скрюченным носом. Она деловито уперла руки в бока и, внимательно оглядев избу, остановила взгляд на моей ошалевшей физиономии, выглядывающей из-под одеяла.

— Здравствуй, касатик. — проскрипела она голосом, похожим на звук несмазанной калитки.

— Здрасте…, — я лихорадочно пытался придумать, как себя правильно повести.

Это ее дом? А почему она сухая, если пришла с улицы? Я было попытался задать вопрос, но застыл от изумления.

Бабка залихватски скинула через голову старое платье, обнажив дряблые груди, и начала эротично покачивать костлявыми бедрами. Кончик языка старухи вылез изо рта и медленно заскользил по поросшей черными волосками верхней губе, как в дешевой порнухе.

— Локи… э-э-э… она че, больная?

Стоит ли говорить, что вместо ответа, мои уши наполнились истеричным ржанием. Причем бога просто прорвало, он так даже с Прошкой не смеялся.

— Пхха, С-с-самойлов, а-а-а-а… ска…

— Локи! Что за херня здесь творится?

Сообразив, что ответа в ближайшее время от него мне не получить, я натянул одеяло повыше и снова испуганно уставился на старуху. Думаю, если бы браслетик не был в откате, я бы ее точно со страху завалил.

— Мальчик мой, иди к своей куколке, — с придыханием в голосе произнесла она, а затем подняла руками вислую грудь и облизала морщинистый сосок. Взгляд старой стриптизерши был полон неудержимой страсти..

— Бабуль, у тебя все дома?

— Какая же я тебе бабуля? — недоуменно ответила старушка и от неожиданности выронила грудь. Та с размаху громко шлепнулась об колено, и бабка недовольно поморщилась.

— Ну а кто ты? Юная девственница?

— Я мечта твоей жизни, та, что ты видел в своих самых эротишных и сокровенных снах, — уверенно заявила она и встала на четвереньки. Бабкин хребет прогнулся, натянув дряблую кожу на костлявой заднице, после чего она, томно облизываясь, поползла ко мне.

И тут я все понял…

— Локи, это и есть ведьма-потрахушка?

— Ага, — сквозь слезы выдавил из себя бог.

— Трактирщик говорил, что она красивая должна быть.

— Короче, Самойлов, — бог попытался отдышаться, но снова безудержно расхохотался. — Погодь… сча… В общем, ты должен ее видеть в том образе, о котором эта старуха говорит. Но тут такое дело — в твоих мозгах хозяйничаю я, а не она. Поэтому внушение не прокатывает. А она никак не может понять, что впервые за несколько веков, ее колдовство дало сбой.

— И че делать? — я поджал ноги, так как старуха уже начала заползать на кровать.

— Да забей. Насилие она к тебе не может применить и убить тоже. Обет у нее. Можешь пнуть ее ногой, она не обидится.

— А где там наш малыш? — с придыханием произнесла бабка и рывком сорвала с меня одеяло.

Естественно «малыш» никак не отреагировал на это представление, но даже в таком виде внушал уважение. Челюсть старушки медленно поехала вниз.

— Бабуля, кончай спектакль. Не действует твоя магия на меня.

— То есть как так не действует? — пробормотала она, не сводя глаз с объекта ее вожделения.

— А вот так. Ты страшная, уж прости. Рожа небритая, сиськи до пола, ребра торчат. Вот как такую захотеть?

— Ядрена вошь! — бабка спрыгнула с кровати и заходила по комнате, так и не одевшись, — И чегой-то мне теперь делать?

— Идти куда шла, не? Или это твой домик?

— Так я же теперь не могу уйти. Я же тебя обозначила! — растерянно произнесла она.

— Э-э-э. Обозначила?

— Ну да… — она уселась на стул и схватилась руками за голову, — Ой, горюшко… Да как же ты, окаянный, от аллюзий укрылся?

— Может быть иллюзий?

— Аллюзии, иллюзии, коллизии… Какая, к едрене фене, разница? — на бабке от расстройства лица не было, — Мне же теперь мотаться по всему свету с тобой, пока ты не помрешь… А где же я теперь энергию эротишную брать буду? Ты подумал, а? Слушай, а может мы разок попробуем, а там, глядишь притремся друг к дружке?

Я завернулся в одеяло, слез с кровати, а затем поднял ее лохмотья с пола и протянул ей.

— Одевайся, бабуля. А там подробнее расскажешь, с чего-то это тебе со мной ходить нужно.

— Эх, горе-горюшко…, — Бабуля натянула на себя свое старое платье и зашарила глазами по избе. — Выпить есть?

— А я откуда знаю? Я думал этот твоя избушка.

— Да откель же моя? Мимо пролетала — гляжу свет горит. Дай, думаю, загляну, может перепадет чего — я же долго без мужчинки не могу протянуть. И попала теперь я, выходит, на ближайшие полста лет. Ты же парень молодой и крепкий, до семидесяти годков точно протянешь…

Она поднялась со стула и открыла шкаф, в котором стояли какие-то кружки и коробочки. Достала одну, понюхала, поставила и так несколько раз. Наконец нашла что-то в одной из баночек и произнесла:

— Отвар смородинового листа будешь?

— Давай. Ты только расскажи мне, почему уйти не можешь?

Бабка поставила чайник на плиту и начала свою историю. Звали ее Агафья, а лет ей было больше тысячи, точнее она и сама уже не помнила. Оказывается, что культ старушек-потрахушек уходил своими корням чуть ли не в те времена, из которых был мой браслет, а может и еще древнее. Ведьмы тогда встречались повсеместно, и было их множество всяческих разновидностей. Потом, с зарождением Единой церкви, их начали гонять инквизиторы. Кого-то сожгли, а кто-то успел уйти в леса, где со временем уцелевшие разработали новые методы выживания. Так появилось новое направление колдовства, позволяющее ведьмам превращаться в бесплотный дух, на который не действовала святая магия, что дало им возможность игнорировать атаки церковников. Только вот накладывало это на дамочек серьезные ограничения. Во-первых, для того, чтобы иметь возможность обращаться требовалась им энергия, да не простая, а сексуальная. А во-вторых, единожды избрав объект сношения, ведьмочка не могла его сменить до смерти последнего. Я так и не разобрался во всех этих колдовских материях, но понял, что теперь эта бабуля будет моей верной спутницей до следующей смерти.

— Это чего, получается что ты теперь везде со мной шляться будешь?

— Угу, — тоскливо подтвердила мои опасения бабка. — Да ты не бойся, я исчезать могу, а если и появлюсь, то все увидят подле тебя красавицу неписанную.

— Но я-то не увижу! — возмутился я.

— Ну извиняй, не знала я, что ты такой антимагический. Давай перепихнемся, а? — она снова попыталась закинуть удочку.

— Даже и не мечтай!

— А придется, — вздохнула бабка, — Коли не будет энергии, я магичить не смогу, а раз не смогу, то и буду в своем натуральном облике за тобой ходить.

— Да мне тебя прибить будет проще!

— Не смогешь, касатик. Неубиваемая я. — грустно вздохнула бабка.

— Локи.

— Чего?

— Она вот сейчас правду говорит?

— Ага. Но она с тобой до первого перевоплощения в Антона. Как только Акакий уйдет в небытие или умрет, так все магические метки с него и послетают.

А вот это, прямо-таки, замечательная новость! Однако торопиться избавляться я от нее не стал, поскольку в моем воспаленном воображении появилась замечательная мысль, как ее использовать.

— Локи, я могу ей рассказать, что я тоже бессмертный?

— А чего нет? Главное про игру и богов не упоминай, а так можешь плести ей все, что тебе угодно.

— Бабуль. Тут такое дело, я тоже умереть не могу.

— Чего? — она в испуге подпрыгнула и пролила свой смородиновый отвар на стол.

— Вот так вот. Рассказывать о своей сокрытой силе я тебе, конечно же, не буду. Впрочем есть у меня одна идейка, как нам с тобой разойтись полюбовно.

— Какая? — бабка с надеждой уставилась на меня.

— Если я сброшу с себя твою привязь, ты сможешь, перейти на того человека, которого я укажу?

— Молодой? — с надеждой произнесла Агафья.

— Молодой, мажористый. Студент, короче.

— Ух! Студентов я люблю. — облизнулась старуха. — Уговорились!

— Э, нет, бабуль. Не все так просто. Ты же иллюзии умеешь накладывать на окружающих?

— А чего ж там не уметь! Всю свою жизнь накладываю и накладываю, иначе же никак.

— Тогда слушай!

Я ей подробно поведал о своем плане, на что она поморщилась, и сказала, что в город жить не пойдет. Якобы ей природа под боком нужна. Однако, при дальнейшей беседе выяснилось, что в нашем случае это совсем и не проблема. После того, что я задумал, Федька, а именно на него я собрался натравить старушку-потрахушку, скорее всего не сможет учиться в академии, и ему ничего не останется, как вернуться на Зеленый остров к папочке. Жестоко, да. Но за смерть Дмитрия он должен ответить.

— Уговорил, касатик. — довольно произнесла Агафья. — Хотя, конечно, такие странные иллюзии мне создавать пока не доводилось.

— Тогда есть еще одна проблема, бабушка. К дракону мне надо наведаться. Подскажешь чего?

— Э, нет, милок. Тут ты сам разгребай. Зеленые нашу братию не привечают.

— Ну ты же тысячу лет живешь! Должна знать хоть что-то!

— Знаю что и все остальные: дракон неуязвим, владеет высшей магией, жрет все подряд, но к людям не лезет, пока не разозлят. Никого не терпит на своей территории, но загадки любит, а потому перед тем как сожрать, шанс тебе даст знанием блеснуть. Да только не выйдет у тебя ничего, больно умные эти зеленые. Но раз ты бессмертный, то наверное тебе может и стоит попробовать. А какого лешего ты вообще забыл у него?

— А вот это, бабушка, уже мое дело.

О своем решении придержать бабулю подле себя я пожалел сразу, как только попытался заснуть. Несмотря на то, что в комнате было две кровати, она упорно пыталась лечь рядом со мной и приласкаться, а потому я вздрагивал от каждого шороха.

— Так, бабуля! Я не понял, мы договорились или нет? — мое терпение наконец-то лопнуло.

— Бессердешный ты! — обиженно произнесло старушка, и превратилась в светлячка, который повис под самым потолком избы.

— Локи, она точно больше не полезет?

— Точно, можешь спать спокойно. До утра не будет к тебе приставать. Ты давай лучше думай, как нам дракона озадачить.

Я проснулся хорошо отдохнувшим, и разбудил меня, как ни странно, запах жареной картошки. Бабка уже во всю хлопотала у плиты и пахло очень даже вкусно. В какой-то момент я даже задумался о тех людях, кто не отягощает себя постоянным кручением по жизни, в поисках счастья, а просто заводит семью и регулярно ест такие завтраки. Наверное, есть в этом что-то хорошее, но лично для меня, такая жизнь если и станет когда-то пределом мечтаний, то не раньше, чем я обустрою свой собственный островок безопасности и достатка.

— Выспался, касатик. А я тут картошечки нашла немножко.

— Это замечательно! — я поднялся с кровати, под грустный вздох бабки, вожделенно посматривающей на мои причиндалы, и оделся в высохшую одежду.

— Когда в Дарград-то поедем?

— К студенту?

— Ага.

— А вот сразу и поедем, как только я с драконом поболтаю.

— Неужто знаешь, то, чего этот чешуйчатый не знает? — удивилась она.

— Может быть. — ответил я, хотя был абсолютно не уверен в своих возможностях. — Что там с дождем?

— Кончился ливень. Дорогу показать безопасную к хвостатому? — услужливо предложила старушка.

— Бесплатно, надеюсь?

— Бесплатно…, — расстроено вздохнула бабка, — Все равно ведь за любовь не согласишься. А зря, между прочим, я за тысячу лет такому научилась! Беззубый минет пробовал?

— Бабуля, замолчи! — взмолился я.

— Между прочим реально круто, зря отказываешься.

— Она страшная!

— Ну глаза закрой. А хочешь — я ей дам твоим сознанием завладеть ненадолго?

— Нет уж, спасибо. Я потом жить не смогу.

Бабуля сдержала обещание, и уже к полудню вывела меня какими-то, одной ей известными тропками, к огненному перевалу. Вопреки моим опасениям, он оказался совсем не выжженым, и нисколько не напоминал окрестности Черной горы из Варкрафта. Единственное, что меня удивило, так это полное отсутствие каких-либо птичек, или зверюшек. Здесь было тихо, как на погосте. Зеленая травка, яркое солнышко, пересекающая небо радуга, после дождя и мертвая, даже слишком, тишина.

— Дальше сам, — произнесла бабуля и указала мне на вершину холма. — Вот где вон та скала начинается, там и есть его логово.

— Ты со мной?

— С тобой, но плоть свою поберегу. И так уже никакущая развалина стала.

Бабка перевоплотилась, и зависла тусклым огоньком у моего плеча. Вот везет же кому-то! Она одетая в этом мире появляется, а я как дурак с этими шмотками вечно парюсь.

Ну что, с богом?

— Я тут, — ответил Локи, — Загадки придумал?

— Да хрен его знает, если честно. Пойдут такие, на которые я сам не знаю ответа?

— Дракон сразу поймет, что ты пургу несешь. Он же мудрый, как-никак. Ты давай, не рассусоливай здесь, а бегом покорять гору.

Сам перевал оказался не таким уж и громадным. Конечно, он в разы превышал холмики Зеленого острова, но порядочно не дотягивал до тех гор, где жил мой знакомый тролль.

Тут и там по дороге встречались заброшенные места добычи золота. Некоторые из них были жутко древними, украшенными почерневшими от сажи каменными постройками, другие напротив — совсем свежими, можно сказать только начатыми. Одно было неизменно — все их окружало пятно выжженой бесплодной земли. Не осталось ни инструмента, ни костей. Видимо, разговор с золотодобытчиками у дракона был коротким — сжигать без выяснения обстоятельств. Впрочем, несколько мной замеченных пещер, уходили на приличную глубину. Уж не знаю, был ли там кто внутри, однако по узкому входу было сразу заметно, что дракону внутрь не пролезть. Края таких лазов были сильно обуглены, но вот говорить о том, нашли ли свою смерть проникшие туда, было сложно.

Естественно, будь у меня другой склад характера, возможно, и я бы испытал удачу внутри этих подземелий. Золото — оно и есть золото. Но поскольку я не был особым любителем поиска приключений на свою задницу, то решил не соваться внутрь. Моя задача сегодня в другом, а деньги я заработаю более безопасными способами.

По итогу, к заходу солнца я достиг вершины, и теперь опасливо посматривал на огромный вход внутрь скалистого утеса. Дракона подле него не было, но я твердо знал, что встречу его внутри.

— Локи. Он точно меня сразу не сожрет?

— Точно. Ты же к нему лично пришел, а не золото добывать. Пунктик у него такой есть — сначала пообщаться с гостем, а потом сожрать.

— И чего, те игроки не пробовали пообщаться? Неужели из всего множества миров, никто не смог найти загадку, на которую у него не было бы ответа?

— Ну, во-первых, это было никому не нужно — их цель была заныкать алтарь туда, где его никому не достать. А во-вторых — да.

— Что да?

— Ответ на твой второй вопрос. Да, никто пока не смог придумать такого, чего бы не знал дракон. Игра ведь не так давно идет.

Внезапно, вокруг что-то неуловимо изменилось, а затем в моих ушах загрохотал голос, от которого сжались все кольцевые мышцы в моем теле.

— Ну и долго ты сиськи мять будешь, человечина?

— Э-э-э…

— Чего ты там пищишь? Двигай сюда! — из норы показалась голова дракона, размером с трансформаторную будку. Он безошибочно повернул голову в мою сторону и уставился на меня вертикальными зрачками, величиной с хорошую такую дверь. Пасть дракона была усеяна здоровенными зубами, размером с меня, а из здоровенной глотки, как и положено, вырывались языки пламени.

— Давай, иди. Эти ребята жутко раздражительные.

— Понял.

— Привет, я Антон. — я благодушно улыбнулся и на трясущихся ногах направился к этому крокодилу. Блин, он с земли казался намного меньше, и это я еще его тела не вижу. Впрочем, в данной ситуации не имело значения, какие у него габариты. Мне бы хватило и одной его головы, чтобы помереть.

— За мудростью приперся, человечина? — снова прогрохотал дракон.

— Вообще-то по делам. Мы же можем просто поговорить?

— Конечно, нет! — ухмыльнулся дракон, — Сначала покажи, что достоин говорить со мной.

— Но…

Дракон не дал мне закончить фразу, а раскрыл пасть и выпустил надо мной такую струю огня, что у меня задымились только недавно отросшие волосы, а голову словно опустили в хлебную печь.

— Сначала загадки, потом скажешь, все что хотел. Еще одно слово не по теме, и у меня будет внеплановый шашлык, а у тебя… а у тебя ничего больше не будет, вот! — дракон поморщился, словно расстроился, что не удалось быстро подобрать остроумный ответ.

— Локи, по-моему, он не очень мудрый.

— Это он к драконьей межпространственной сети пока не подключился.

— Слушаю твою загадку, у тебя три попытки! — проревело чудовище и вытянуло шею вперед, положив свою огромную хлеборезку прямо передо мной. Немигающие глаза рептилии внимательно уставились на меня.

— Эм… Два конца, два кольца, посредине гвоздик. — решил я начать с русского фольклора. Ну а чего?

— Ножницы. Посложнее ничего придумать не мог? — расстроенно произнес дракон. — Вторая попытка.

— Локи… А откуда он это знает? — я, признаться, не ожидал, что он так быстро ответит. — Неужто на Земле и вправду есть рептилоиды?

— Такая примитивная загадка существует почти в каждом мире, Самойлов, как, собственно, и сами ножницы. Честно говоря, я разочарован.

— Вторая попытка! — требовательно произнес дракон, обдав меня огненным жаром.

Блин! И чего тут придумать? Мои русские народные заготовки накрылись медным тазом. А если…

— Торчат на грядке красные пятки! — вспомнил я глупую загадку из своих школьных времен.

На этот раз дракон сразу не ответил, а прикрыл глаза.

— Это он модем врубает свой?

— Угу.

— Ну будем надеяться, что он обломается.

— Краснопяточный грядкоторчатель! — торжественно проревело чудовище, полностью сокрушив мои надежды на благоприятный исход встречи.

— Э-э-э… Локи, скажешь эта загадка тоже есть в других мирах?

— Возможно, что она есть на Земле в параллельной Вселенной, где могут водиться драконы.

— А почему я об этом узнаю только сейчас? Ты не говорил про параллельные вселенные!

— Ты не спрашивал! — мгновенно парировал бог.

Ну вот и что ему предъявить?

— Третья загадка! Потом я тебя сожру. — лениво произнес дракон. По его виду я понял, что он тоже разочаровался во мне.

Эх, похоже на поражение. Но зато я теперь точно знаю в какую сторону копать в следующий раз. Нужно хорошенько подумать на досуге и понять, до каких областей мироздания не может достать их драконячий скайнет.

— Самойлов не тупи! — почти с мольбой в голосе произнес Локи.

Опять намек?

— Третий вопрос! — раздраженно повторила рептилия. — Не тяни время.

Сейчас, сейчас… Я мысленно сопоставлял происходящее с подсказкой Локи, а я был уверен, что это подсказка. Почему это я, по его словам, туплю? Я точно помню, что подумал про драконью сеть и мироздание, а значит…

Игра! Никто не знает про игру, кроме богов и игроков!

— Локи. Драконы и боги хоть как-то пересекаются? Ну, там, боги-драконы?

— Нет конечно! Бог может иметь любую форму, но бог — это бог, а дракон — это дракон.

— Мне тебя уже можно начинать жрать? — зеленый подался вперед и вытянул длинную шею из логова.

— Что не способен уничтожить дракон, но могу уничтожить я?

Хм. Вроде нормально сформулировал.

— Ничего! — мгновенно ответила рептилия, — Драконье пламя уничтожает все, кроме самого дракона! А у тебя кишка тонка меня победить.

— Ответ неверный! — радостно воскликнул я.

— С хрена ли? — удивился чешуйчатый.

— У тебя в желудке девять предметов, против которых твое пламя бессильно!

— Врешь! Там все сгорает!

— Докажи, что это не так, а потом жри меня. Я даже одежду сниму, чтобы тебе вкуснее было.

— Легко! — дракон выполз из норы, явив мне свое громадное тело, снова прикрыл глаза и вдруг стал прозрачным. Внутри него появились просвечивающие насквозь органы, в том числе гигантский желудок, на дне которого кучкой лежали камушки.

— Высшая магия, — шепнул мне Локи, — Но ты красавчик, Самойлов!

Я, затаив дыхание, наблюдал за монстром, а он изумленно смотрел на свой живот.

— Не понял?

— Заметь, ты дал ответ! И он неправильный. Я выиграл.

— Слышь, ты тут не выпендривайся, человечина. Ну-ка говори, что это за хрень внутри меня?

— Камни волшебные. — пожал я плечами

— А я-то думаю, что-то зачастили ко мне люди! Приходят тут всякие постоянно, да про какие-то булыжники мне пытаются сказать!

— В смысле? — удивился я, — А я не первый?

— Нет конечно! Их тут много ходит.

— И что ты с ними сделал?

— Сожрал! — ответил дракон, — Им ясно было сказано: сначала три вопроса, потом все остальное. А они мне давай что-то втирать на своей волне. Сами виноваты. Ты вот, правильно сделал, что полезную информацию в загадку завернул и не трепался попусту. Но я так понял, что у нас наклевывается обоюдовыгодная сделка? Ты же за этими камнями пришел?

— Ага…, — было начал я.

— Секунду. — перебил меня дракон и прикрыл глаза.

Он пробыл в этом состоянии минут пять, а потом разочарованно выдохнул.

— Не. На эти штуки магия никакая не действует. Чудеса! Придется тебе внутрь меня лезть.

— Эмм… Я ведь сгорю!

— Пфф. — фыркнула рептилия, — Нашел проблему. Я же все-таки целый дракон, а не ведьма-потрахушка, какая-нибудь. Сейчас чего-нибудь придумаем. А ты их сумеешь как-нибудь снаружи уничтожить?

— Локи сможешь?

— Угу. Только тебе надо возле его живота находиться.

— Могу, — ответил я, — Но, во-первых, быстро это сделать не получится, может потребоваться пара суток. А во-вторых, сюда сразу нагрянут хозяева этих камней и попытаются нам помешать.

— Мне-то что? — удивилась рептилия, — Сожру их еще раз.

— Я не за тебя переживаю, а за себя. Надо все подготовить.

Я в двух словах объяснил дракону, не раскрывая подробностей игры, свой план, и он удовлетворенно покачал головой, после чего мы оба скрылись в его логове.


Глава 15


Внутри логова дракона не нашлось ничего примечательного. Признаться, я до последнего верил, что тут, согласно земным легендам, будет гора золота, над которой он чахнет и пересчитывает монетки холодными зимними вечерами. Но нет. Просто здоровенная пещера, под стать своему хозяину.

Хозяин логова неуклюже развернулся, выбрал место и с размаху воткнул коготь в землю, оставив в нем вертикальное углубление.

— Поместишься?

Я придирчиво осмотрел получившуюся трещину и убедился, что Акакий туда вполне пролезет. Свободного пространства вокруг было мало, а это означало, что и места для воскрешения игрока рядом со мной не будет.

— Помещусь.

— Тогда начинаем.

Дракон дождался, пока я протиснусь в дыру, а затем накрыл меня своим телом, разместив свое пузо прямо надо мной. Получилась этакая тесная яма для техосмотра транспорта, в которой роль автомобиля играла гигантская рептилия, ну а мне, соответственно, выпала честь побыть механиком.

— Не задохнешься? — донесся до меня глухой утробный голос.

— Вроде не должен. — я несколько раз глубоко вдохнул, и понял, что воздух сюда попадает. — Ты, главное, не впускай сюда никого. У тех, кто придет могут быть самые разные магические способности.

— Приступай уже! — рявкнул дракон, — С твоими недругами я как-нибудь сам разберусь.

— Ну что, Локи. — обратился я к богу, — Начнем с Молнии?

— Девушек вперед? — ухмыльнулся бог.

— Не. Я просто знаю, что она умерла первая. Чем черт не шутит, вдруг она не успеет воскреснуть, или у нее вообще нет лишнего алтаря. Вторым — пусть будет Артист. Он тоже недавно погиб.

— Как скажешь. Поехали!

Пространство вокруг меня осветилось белым светом и Локи принялся за работу.

Спустя несколько секунд дракон взревел, и я почувствовал, как яма у краев начала сильно нагреваться, а затем раздался громкий женский крик. Кажется, Молния бесславно сгорела. Извини, подруга, но такова жизнь.

— Первый алтарь готов! — через пять минут произнес довольный Локи. — Приступаю к Артисту.

И снова дракон издал рык, а я понял что еще один игрок отдал концы. Схема была идеальна: игроки могут телепортироваться либо в пещеру, либо в какую-то точку снаружи. Вне логова мне на них плевать, а внутри их сожжет дракон. Очень надеюсь, что ни у кого из них не будет неуязвимости. Локи говорил, что скилы игроков не повторяются, а значит шанс, что мне попадется такой экземпляр минимален. Впрочем, даже если у кого и окажется такая способность, дракона еще как-то надо сдвинуть с места, чтобы добраться до моей наглой тушки, решившей получить все и сразу.

— Второй есть! — настроение Локи было на высоте.

— Агха-а-а…, — позади меня раздался сдавленный крик, словно человека чем-то сильно придавило.

Я вздрогнул и развернулся. В свете божественной магии, передо мной предстало человеческое лицо, наполовину выглядывающее из скалы. На беднягу было страшно смотреть — живая плоть переплеталась с камнем, образуя страшное месиво, достойное занять место в каком-нибудь фильме ужасов. В глазах игрока, что так неудачно попытался воскреснуть возле меня, были и страх, и боль, и отчаяние.

Идентифицировать!

— Обнаружен игрок Артист, покровитель Турган.

— Тварь…, — прохрипел застрявший в камне человек, а затем умер повторно. Его вросшая в скалу голова так и осталась торчать возле меня. Больше у него нет мгновенного воскрешения, но что-то мне такое мало нравится. Сидеть в яме, из стен которой торчат части тела мертвых игроков, не самое приятное занятие. Если так попробовал воскреснуть Артист, где гарантия, что через пять минут также не попробует следующий?

Внезапно, в голову пришла мысль, от которой мне серьезно поплохело.

— Локи. А игрок может попытаться воскреснуть прямо во мне?

— Исключено! Иначе бы вы так друг друга убивали. Не отвлекайся, Самойлов, приступаю к третьему алтарю.

Я развернулся и вжался в стену так, что передо мной осталось около двадцати сантиметров свободного пространства. Затем быстро набрал комбинацию на браслете, превратив его в отравленный клинок. Черт его знает, вдруг кто-то найдет хитрый способ появиться около меня. А там ему хватит одной боевой способности или заклинания, чтобы остановить мой триумф. Защитных скилов мне боженьки не дали.

Попытался отвлечься от созерцания Артиста, но взгляд снова, и снова невольно перескакивал на лицо бедолаги, и это зрелище, мягко говоря, вызывало тошноту. Однако, отступать уже было нельзя, да и глупо. Если мне удастся завершить это дело, я на ближайшие несколько месяцев, а то и год, смогу забыть о королевской битве и плотно заняться своим подъемом по аристократической лесенке.

Третий игрок, казалось, вообще решил не появляться. То ли у него не было алтаря для телепорта, то ли он просто решил забить на игру, но в итоге мне пришлось пять часов страдать от безделья в яме.

Дракон лежал спокойно и никого не пытался уничтожить, а я почувствовал, что здорово проголодался и начал грызть чеснок, потому что иной еды у меня не осталось. Хоть бы потрахушка появилась поболтать, что ли… Скучно.

— Готово! — сообщил Локи, — Приступаю к четвертому.

Следующие два игрока поочередно появились в пещере телепортом, но судя по поведению дракона никакого серьезного сопротивления рептилии оказать не смогли. Магия и физические атаки этой летающей ящерице урона не наносили, а потому он быстро их укокошил. Четвертый сдох повторно, а вот пятый воскрес где-то снаружи в неудобном для дракона месте и стал искать способы противодействия. Запустились еще долгие пять часов ожидания. От скуки, я прикоснулся к чешуе дракона и запустил свою суперспособность, погрузившись в просмотр немого фильма из разряда «В мире животных.»

Впрочем, это оказалось достаточно интересным времяпрепровождением. Не каждый день тебе открываются такие невероятные кадры. Наш дракоша, оказывается, был не таким уж и древним, судя по моим внутренним ощущениям от перемотки. Мой браслет точно был его старше.

Вылупился он, как и положено из здоровенного яйца. Новорожденный крылатый крокодильчик был единственным ребенком в семье и достаточно долго жил со своими родителями в каком-то не очень приятном месте, покрытом безжизненными скалами и вулканами. Располагалась эта локация, по моим ощущениям, где-то на соседнем континенте.

В основном мне было интересно посмотреть что-нибудь из его обучения Высшей магии. Мое воспаленное воображение нарисовало симпатичную драконью школу, в которую ходят маленькие рептилоиды с портфелями на спине, но все оказалось куда скучнее. Дракон просто сидел в родовом гнезде несколько сотен лет, учился ходить, летать, охотиться на коров вместе со своим зеленым папкой. А потом раз — и стал Великим колдуном, ни с того, ни с сего. Высшую магию, как я понял, он получил нахаляву, вместе со всеми остальными знаниями, когда на каком-то общедраконьем празднике посвящения во взрослую жизнь подключился к Скайнету.

Впрочем, за все время просмотра кино, он применял магию только пару раз. Первый — когда превратил людей в камень, за то, что они что-то попытались предъявить рептилии; и второй — когда схватился с какой-то громадной морской тварью, навроде Кракена. Бедного осьминога просто подняло над океаном в воздух и разорвало на кусочки. Но в основном он всех неприятелей уничтожал пламенем, как и положено.

Было в этих видениях еще много чего, но большую часть зрелищ я пропустил из-за ограниченного радиуса обзора, и мне приходилось о недостающих кадрах лишь догадываться. Чаще всего я видел его полеты и скалы вокруг, когда он спал.

— Приступаю к шестому! — сообщил мне Локи.

К моему удивлению, вместо одного игрока, на битву с драконом прилетело сразу три, судя по тем репликам, которые отпускал в их адрес дракон. Уж не знаю, какими умениями обладала эта пачка, но чешуйчатому с ними пришлось повозиться. Он даже частично сдвинулся с места, чем прервал каст поглощения камней у Локи.

— Чего там?

— Дистанции не хватает, ждем. — деловито сообщил мне бог.

Впрочем, хвала драконьей соображалке, он не бросил меня одного, а снова пододвинул туловище на яму и недовольно пробурчал:

— Вот уроды! Нежить на меня натравить решили!

— Некроманты что ли? — удивился я.

— Ага, есть там один, недоделанный! Но сбежать смогли. Чего там у тебя, долго еще? Я энергии много потратил на этих засранцев, теперь надо бы восстановить едой.

— Ты сбил процесс. — ответил я ему.

— Сколько по времени?

— Сутки максимум, если нападающие не умрут в ближайшее время.

— Ууу. Ладно, сейчас что-нибудь придумаем. Ты поди тоже жрать хочешь?

— Очень. — честно ответил я.

— Полетели, покажу тебе одно местечко.

— Далеко?

— Часов шесть лету, но натрескаемся до отвала.

— Соглашайся! — радостно произнес Локи, — Я и в полете могу поглощать алтари, только надо, чтобы ты как-нибудь безопасно разместился под его пузом и сильно резко не двигался.

Хм… А ведь это идея! Теперь игрокам придется умереть, чтобы воскреснуть около своих камней — телепортироваться к нам они уже не смогут, так как не имеют понятия, как выглядит новая точка прибытия. Оказаться же после смерти с голой задницей на высоте пары километров и приземлиться точно на дракона, летящего на огромной скорости, задачка посложнее, чем воскреснуть на верхушке дерева.

— Идет! Только мне спрятаться надо у тебя под животом. Наколдуешь чего-нибудь?

— Легко!

Дракон замер, а я почувствовал, как меня что-то начало мягко обволакивать со всех сторон, будто бы воздух слегка сгустился. Он поднял меня и прижал спиной прямо к брюху рептилии. Получился этакий дельтапланерист, только вместо дельтаплана, надо мной располагалась многотонная туша этого летающего крокодила.

— Все, погнали! — он приподнялся на лапы и начал набирать разгон.

Земля внизу все сильнее ускорялась, а затем нас неумолимо потянуло вверх. Потихоньку начало закладывать уши и появилось ощущение перегрузки, словно я сидел в самолете. Точнее не сидел, а лежал внутри прозрачного пузыря, что намертво прицепился к брюху дракона.

— Начинаю, Самойлов! — весело произнес Локи. — Можешь пока поспать, ну или чеснок погрызть.

Спать хотелось действительно, но я стойко продержался первый час и наблюдал, как подо мной проносились леса и озера. Было действительно круто — совсем не так, как ты наблюдаешь за этим в иллюминатор самолета. Постепенно, монотонность полета меня убаюкала и глаза сами собой стали закрываться. Лежать на мягкой воздушной подушке было приятнее, чем даже в гамаке.

— Эх, сейчас бы прямо здесь потрахаться… Красотища-то такая! — раздался голос сбоку.

Я резко вздрогнул и открыл веки. Из ниоткуда материализовалась ведьма Агафья и улеглась рядом со мной, мечтательно поглядывая вниз.

— Э-э-э! — попытался запротестовать я.

— Спи, спи, касатик! Я же только помечтала. Хорошо-то как!

Естественно, после появления такой «соседки», я уже не смог сомкнуть глаз. Можно конечно было попросить бабулю снова исчезнуть, но на старческом лице ведьмы был такое выражение детского восторга, что мне ее даже стало жалко.

Стоп! Чего это я тут развожусь?

— Бабуля, ты же сама умеешь летать! Чего ты меня тут лечишь?

— Да то разве полеты! — возмутилась она, — Всего-то и могу что бесплотным огоньком над землей парить. Да и ощущения совсем не те… Ой, смотри! Человечек полетел!

Она указала узловатым пальцем вправо, и действительно — я еле успел заметить исчезнувшее позади голое туловище, неумолимо несущееся к земле, а спустя несколько минут Локи довольно произнес:

— Шестой готов, приступаю к седьмому.

В итоге, к концу путешествия, я стал счастливым обладателем девяти алтарей, точнее десяти, если считать тот, который мне достался от ловкача. Ни один из их владельцев не обладал сколько-нибудь полезной способностью, чтобы помешать нам, или как-то причинить неудобства в воздухе. Можно сказать, что мне в этом повезло. Думаю, что если бы здесь находился камень того мага воздуха, который чуть не укокошил меня в море, все бы могло сильно усложниться, но обошлось.

Дракон пересек какое-то огромное то ли море, то ли озеро, потом летел еще около часа над безлюдной пустыней и приземлился в центре огромной зеленой долины, на вершине холма. Здесь было намного теплее, чем в Вестландии. Едва его лапы коснулись земли, как моя соседка по купе резко исчезла, предпочтя не сталкиваться с зеленым.

— Все, иди ешь. — он указал головой в сторону рощи, состоящей из невысоких деревьев с крупными желто-красными плодами. — А я пока на козлов поохочусь. Встречаемся здесь, потом поговорим о твоем подарке.

— Каком подар…, — я не успел договорить. Дракон спланировал вниз и исчез за холмом.

Ну и ладно. Я не гордый — от подарков не отказываюсь. Интересно, что мне на этот раз перепадет? Надеюсь, это будет настоящий такой рояль! Быть может даже целый клавишный оркестр!

— Господи, как же хорошо! — старушка-потрахушка снова приняла человеческий облик и умиленно смотрела вдаль.

Я повернулся и обнаружил в центре долины симпатичное озерцо, вокруг которого росли все те же плодовые деревья. В высокой траве тут и там прыгали какие-то веселые зверушки, а зеленые луга утопали в ярких оранжевых цветах, похожих на наши жарки. Сам я не то, чтобы любитель подобных зрелищ, мне как-то городские пейзажи ближе. Но в данном случае зрелище действительно было потрясающим. Наверное, так выглядит рай в представлении большинства землян.

— Локи, что это за место?

— На карте посмотри.

— Она размокла!

— А я причем? Вон, у потрахушки спроси.

— Бабуля. Это мы где?

— Очень похоже на Неизведанный край, если верить легендам.

Хм. Я вспомнил, что однажды уже слышал про него от жителей Зеленого острова, но там были крупицы информации. Якобы земель полно там плодородных, да богатые на руды недра, но все желающие найти его бесследно пропадают и не возвращаются

— А поподробнее?

— Пойдем, милок, расскажу по дороге. Мне ведь тоже кушать иногда надо.

Мы направились в сторону фруктовой рощи, и это оказались персиковые деревья! Я не раздумывая сорвал крупный плод и откусил. Мать честная! Такого вкуса я не ощущал с самого своего дошкольного детства! В то время в России о китайских продуктах еще не слышали и на рынках южных городов изредка можно было набрести на такие сочные медовые плоды. Фрукты просто таяли во рту, и хотелось их есть снова, и снова.

— По преданиям, — начала Агафья, — Есть в мире место прекрасное, но сокрытое от глаз людских. Окружено оно мертвым лесом, где нежить могущественная живет. А коли сможет человек найти способ его преодолеть, то за лесом будет пустыня непроходимая, где сгинет всякий, что захочет ее перейти.

— Ну так по воздуху же можно, — удивился я. — Мы ведь как-то прилетели?

— Не можно, — ответила старушка, — Духи злые воздух сторожат, и уничтожат любого, кто захочет над законами природы возвыситься.

— А дракон?

— Так зеленому же плевать на них! Он сущность антимагическая. А злые духи, между прочим, тоже в его пламени неплохо горят. Вот и не лезут.

— Ну а что в этих местах такого замечательного? Тут какой-то клад спрятан? Древний золотой город?

— А никто не знает. Есть легенда и все. Да и толку от таких мест мало. Людей здесь нет, цивилизации тоже, а одной красотой сыт не будешь. Ой, все. Возвращается зеленый…, — бабулька мгновенно исчезла, а спустя минуту возле меня приземлился дракон.

— Чую, потрахушкой пахнет. — он уставился на меня подозрительным взглядом.

— Она со мной. — не стал отпираться я.

— А получше бабу не мог себе найти?

— Да это не моя, — попытался я оправдаться, — Она мне для дела нужна.

— Знаю я, для какого она тебе дела нужна. Впрочем ладно. Я тебе теперь как бы должен приз, а потому готов исполнить одну твою просьбу.

— Ого! — воспрял я духом. — Любую?

— В пределах моих сил. Например, могу тебя отвезти в Вестландию.

— Э-э-э… А разве мы не вместе полетим обратно? — опешил я.

— Уговора такого не было. — прищурился дракон. В его вертикальных зрачках промелькнула издевка. — Я тебе предложил пожрать, ты согласился. Но мы не договаривались, что я тебя отвезу обратно.

— Ах ты хитрожопый крокодил! — возмутился Локи, — Но он прав, Самойлов, уговора не было.

— А что я могу у него попросить?

— Все что угодно, но один раз. Уговорить отыскать и завалить всех игроков у тебя не выйдет — слишком много действий, да к тому же придется тогда ему про игру рассказывать. Попросишь десять тонн золота — он их тебе укажет, вот только транспортировкой придется самому заниматься, а то и добывать их самому придется. Ну и королем, например, он тебя не сделает — ибо короля признают люди и все такое. Формально он может привезти тебя во дворец и сообщить всем, что ты здесь новый правитель, но потом придворные тебя все равно грохнут.

— Я понял. То есть он как злобный джин. Формулировать надо точно, иначе этот рептилоид все сделает буквально и по-своему?

— Угу. Смотри, не ошибись.

— Сколько действует предложение? — я задумчиво покосился на дракона.

— Бессрочно. — поморщилась рептилия, мгновенно сообразив к чему я клоню. — Думать будешь?

— Ага.

— Ну тогда счастливо оставаться! Как надумаешь — произнеси вслух мое имя — Горторон, а потом сформулируй свое желание. После этого мы будем в расчете. Счастливо добраться до дома!

Он вновь спланировал вниз, затем резко ушел на вертикальный подъем, и сделав высоко в небе «мертвую петлю», набрал скорость и скрылся в облаках.

— Ну и что будем делать, Локи? Такое ощущение что он нас слегка поимел.

— Да ладно тебе, Самойлов, у нас камней теперь хоть задницей ешь!

— Кстати, о камнях! — я внезапно понял, что есть еще кое-что приятное в этой жизни. — Дорогой мой боженька, огласи мне весь прайс. Что я могу получить за три камушка, что за четыре, и так далее!

— За три, как ты уже догадался, тебе доступно скрытие своего камня с карты на три месяца, либо обнаружение сокрытых алтарей на карте. Кроме того, за такое количество ты можешь принудительно найти любого игрока.

— Это как? — удивился я. — Его перемещения станут видны на карте?

— Ага, а кроме того, он будет для тебя подсвечиваться при встрече.

А вот это не самая приятная новость. Теоретически выходит, что за пять алтарей можно достать любого игрока: тратим три алтаря на его поиск, а затем два на телепорт в область его обитания. Впрочем, думаю этого стоит опасаться ближе к концу игры. Сейчас надо быть полным дураком, либо сильно кого-то невзлюбить, чтобы разменять пять своих камней на один, да и то еще не факт, что ты справишься с выбранной целью.

— Ну, тебя уже многие невзлюбили, Самойлов.

— Кто? За что? — удивился я и начал лихорадочно перебирать в голове возможных противников.

— Самые топовые игроки, конечно. — в голосе Локи прозвучала странная таинственность.

Вот же, блин! Кажется, я знаю о чем он. Уничтожение девяти алтарей за сутки не могло пройти бесследно.

— Я номер один в рейтинге?

— Угу. И еще провисишь на этом месте очень долго.

Хм. На самом деле мне это достижение никуда не уперлось. Вот честно. Только внимание к себе привлекаю. Но будем надеяться, что задетое самолюбие местных топов не заставит их раскошелиться на кучу камней ради моего убийства. Ладно, что там у нас дальше?

— Локи, а что доступно за четыре алтаря?

— Ты можешь набросить неуязвимость на свой камень на двенадцать суток. Никто его не сможет уничтожить в течении этого срока. Если камень не закреплен, то он автоматически прикрепится к точке. Вторая способность за эту стоимость, позволяет тебе призвать свой алтарь к себе, где-бы ты не находился.

— Это все?

— Нет. Есть еще одна способность, за пять алтарей, последняя. — как-то неохотно произнес бог.

— Слушаю, — оскалился я ехидной улыбкой. Напрячь Локи — это бесценно!

— Тебе позволено напрямую обратиться к любому богу, но только один раз.

— Нафига? — удивился я. — Он исполнит три моих желания?

— Нет, конечно, но выслушает твое предложение точно, а это дорогого стоит.

— Ничего не понимаю. Ну выслушает, а дальше что?

— А вот тут все зависит от бога и его характера. Какая-нибудь Афродита, например, может помочь влюбить Макарову в Акакия. Кто-то из выбывших богов одарить способностью своего умершего игрока.

— Э-э-э? Серьезно?

— Ага. Но могут и не помочь, — ехидно оскалился Локи, — Это своего рода лотерея — может крупно повезти, а можно впустую потратить пять алтарей.

— Ну ты ведь расскажешь мне, с кем из богов можно иметь дело?

— Не-а. Про лутбоксы в играх знаешь? Вот здесь тоже самое. Ты покупаешь кота в мешке.

— То есть я трачу пять алтарей, и ты устраиваешь мне сеанс связи с выбранным богом?

— Да. Он тебя выслушает и с определенной вероятностью пошлет на хрен, но может и помочь.

— А если я ему что-нибудь предложу взамен? Это повысит шансы?

— И что ты ему предложишь, Самойлов? — расхохотался Локи. — В клуб сходить вечерком за твой счет?

Блин! А ведь правда. Богам от смертных, кроме веры, ничего и не нужно по сути.

— Угу. — подтвердил он мои мысли, — Хотя если ты предоставишь ему пару-тройку тысяч верующих, то шансы значительно повысятся. Готов возложить на свои плечи великую миссию и отправиться искать последователей?

Мда, как-то совсем не круто. Потратить кучу времени, набрать паству, заставить их поверить в нового бога, а в итоге еще не факт, что он согласится помогать. Либо просто крутануть рулетку наудачу и профукать пять алтарей? Хорошее предложение, но пользоваться им я, конечно же, не буду.

Ладно, поразмыслю над этим позже. Сейчас нужно решить, чего делать дальше, и думается мне, что пора вплотную заняться утонувшим сундуком, так как в Дарграде появляться все еще рановато.


Глава 16


— Ух, учуял зеленый! — Агафья материализовался около меня и опасливо посмотрела далеко на север, куда скрылся дракон. — Ну и что, касатик, делать надумал? Придумал, как до Дарграда добираться будем?

— Это как раз не проблема, бабуль. — ответил я. — Меня сейчас другой вопрос интересует: как бы со дна морского сундучок достать?

— Какой такой сундучок? — удивилась она.

— Обычный, примерно вот такого размера. — я показал руками габариты. — Имущество свое я в океане утопил, да все заняться вытащить не могу. Кстати, ты воздухоплаванием, случайно, не увлекалась в юности?

— Это как так? — она подозрительно посмотрела на меня, — Разве ж в воздухе плавать можно?

Я ей подробно рассказал о своем плане, воспользоваться услугами утреннего бриза, а заодно поинтересовался, где еще можно купить воздушные шары, кроме Дарграда.

— Ох, милок, неужто самолично в воздух хочешь подняться? — всплеснула руками бабка.

— Ну да, а что такого? — удивился я.

— И инквизиции Единой церкви не побоишься?

— Не понял? Вот с этого места поподробнее.

— Так ведь небо, по писанию святому, лишь для духов и сущностей магических! Негоже человеку к Всевышнему приближаться! Инквизиция за такое сразу в костер!

— Погоди, погоди бабуля! — меня охватило изумление. — Это что же, церковь запрещает людям в воздух подниматься?

— Ну да! Бесовское дело, говорят. Ежели богом не даны крылья человеку, значит оно так и нужно.

Признаться, я оторопел. До сего момента Вестландия казалась мне вполне себе светским и продвинутым государством, но вот это ее заявление…

— Бабуля, а ты случайно времена не перепутала? Может это в пору твоей молодости было? Чего-то я не слышал, чтобы Вестландская церковь кого-то сжигала.

— Всегда это было! С того дня, как единая вера появилось! — нахмурилась старушка. — Я может и старая, но умом ясная.

В принципе, ее объяснение полностью снимало все мои вопросы по поводу того, почему в этой стране воздушные шары есть, а полетов на них нет. Вот только это все равно удивляло. Ведь за счет этого можно здорово усилить страну. Сбросить, например, на голову вражеской армии какую-нибудь гадость во время войны. Или организовать таким способом доставку людей на территорию. Хотя, с другой стороны, в этом мире есть маги, и они скорее всего предлагают достойные альтернативы. Ладно, позже проштудирую этот вопрос подробнее. Так-то мне плевать, что там думает инквизиция, но раз люди попыток не делают — вполне возможно, что у церкви есть какие-то свои способы за небом следить.

— Локи, а церковь может обнаружить мой полет в Усть-Белогорске? Там же вроде городок небольшой. Хотя воздушный шар, это не лодка — обязательно кто-нибудь из местных меня с берега заметит.

— Угу, сдадут летающего Акакия церковникам. Я вообще не знаю, чего ты вцепился в эти шары. Барон должен быть чист перед богом. Одна встреча со Стервятником, затем коротенький разговор в пыточной инквизиции, и вот уже все знают, что господин ге Хаймен вчерашний дурачок с Зеленого острова.

— Твои предложения?

— Так или иначе, тебе потребуется веревка, метров тридцать. — сжалился надо мной Локи, дав намек на нужную глубину, — И не важно, лодка это будет, или шар — скорее всего нам придется потратить два алтаря. Первый — чтобы выбраться отсюда и все подготовить, а второй — чтобы точно телепортироваться на крышку сундука.

— Жаба давит два алтаря отдавать. Может просто умереть? Тогда я через десять дней воскресну в Дарграде и куплю все необходимое. Я когда шел к дракону на смерть рассчитывал, если честно.

— А бабуля? Здесь бросишь? Отвяжется ведь от тела твоего.

Блин! Я совсем забыл про старушку. Конечно, от голода она не умрет, пока персики есть, но вот так бросить человека, пусть и слегка двинутого на сексе, в необитаемом месте это выше моих сил. «Эротишную» энергию она вряд ли здесь найдет. Зачахнет, а я потом корить себя буду.

— Бабуль!

— Чего, милок? — откликнулась Агафья.

— В общем, если хочешь отсюда выбраться и студента своего заполучить, придется веревку плести. Тридцать метров. Наколдуешь?

— А чего же не наколдовать? Вон крапива растет, видишь? — бабка мне указала на густую растительность внизу долины. — Стебли на солнышке просушим, да канатик и сплетем. Вот только не пойму я, как ты с помощью веревки в Дарград попасть хочешь? Не слыхала я о таком колдовстве.

— Во-первых не в Дарград, а в Усть-Белогорск, а во-вторых это уже мои трудности. Полетим отсюда прямиком на морское дно.

— Ну так я в огонек превращусь и все. Мне глубина не страшна. — пожала плечами бабка. — Пойдем крапиву рвать.

Стоп!

— То есть ты своим огоньком можешь под воду погрузиться и не дышать?

— Могу. — бабка уставилась на меня с подозрением. — Погодь! Ты что, хочешь чтобы я нырнула в море, нашла сундук, привязала его для тебя и вымокла, как драная кошка?

— Ну не как кошка, но в целом все верно. — подтвердил я

— Ни за что! Хотя постой…, — бабка победно улыбнулась и облизала губы, — Коли ночь любви мне устроишь, то мож я и подумаю…

— Соглашайся! Алтарь сэкономим, крапиву рвать-сушить не придется. — загоготал Локи. — По-моему одни плюсы! Да и потрахаешься нормально — давненько у тебя не было уже, а Агафья в этом деле шарит как никто другой.

— Локи, ты в курсе куда тебе пойти, да?

Я разозлился на бога и перевел глаза на свою спутницу.

— Ну и оставайся здесь тогда, бабуля. Вот я сейчас пойду и с горы сброшусь насмерть, а потом появлюсь в Дарграде. А ты тут будешь жить без людей, да духов с нежитью соблазнять!

— Ну я-то как-нибудь выберусь, допустим. А вот тебя проклятье за это ждет, — парировала старушка. — Да такое, что смерть тебе не поможет! Воскреснешь, а оно тут как тут и не отцепится.

— Локи, она же врет?

— Ну, теоретически, она может наслать порчу непосредственно на образ. Бабка знает, что ты бессмертен, а значит стоит ей применить визуализацию, как твоя новорожденная тушка притянет проклятие повторно. Думаю Агафье раз в неделю не трудно будет тебя вспоминать для профилактики. Так что решай сам. Сил это, конечно, много у нее будет отбирать, но если занять принципиальную позицию — можно и потерпеть.

Хм. Как-то малоинтересен такой исход событий. Я конечно не очень шарю в проклятиях, но вот какая-нибудь магическая дизентерия может здорово помешать. Испорчу случайно воздух в спальне Макаровой, и вся романтика к чертям.

О! А если…

— Бабуль, а давай в кредит оформимся? Я тебе обещаю такую ночь любви со студентом, что он к утру от усердия на пятнадцать килограмм похудеет, но тебя зарядит твоей этой энергией по самое не хочу.

— Это как же? — снова подозрительно на меня уставилась бабка.

— В том сундуке афродизиак природный спрятан. Говорят, что даже у мертвого поднимается. Про троллячьи бородавки слышала?

— Ох, касатик, чего ж это не слышала. Конечно слышала! Только вот горный тролль редкий гость в наших землях. Лет двести, так точно, живого не видела. Я бы с ним подружилась — больно хорошо эротишная энергия из мужичков качается после его пупырок.

— Я тебе даже расскажу, где такой живет! Соглашайся давай. Там пупырки отменные — он их несколько веков выращивал.

— Ладно. Уговорил… Рассказывай, чего задумал, куда нырять надо?

Я поведал бабке свой план. Был он конечно похуже того, чем если бы я сразу прыгнул на крышку сундука, но зато экономился целый алтарь. Теперь я четко осознавал их цену, и для демонстрации умения чиновникам из Тайной полиции уже бы не потратил.

— Ну таки все? Летим в Усть-Белогорск?

— Летим, — вздохнул я, и сдерживая физиономию, чтобы не скривиться, поднял бабку на руки, словно пушинку. Та, недолго думая, обвила костлявыми руками мою шею и ухмыльнулась.

— Все, Локи. Прыгаем.

— Давай ты еще так постоишь, Самойлов? — шмыгнул носом бог, изображая слезы счастья. — Не каждый день ведь тебе даму на руках поносить удается. Я пока фоточку для своего семейного альбома сделаю. Смотри, какая у тебя подруга счастливая!

— Ну ты и козлина!

— Ладно, ладно. Три, два, один. Пуск!

Мир мигнул, и мы перенеслись на берег моря, в точности к тем скалам, о которые чуть не разбил мою головушку архимаг воздуха. Я моментально поставил на землю бабку, которая уже успела прикорнуть к моей груди и томно закрыть глаза.

— Со студентом своим будешь обниматься сколько угодно. — я поспешил сделать шаг в сторону.

— Эх. Когда мы до этого студента еще доберемся. Он хотя бы симпатишный, Федя этот твой?

— Первый парень на Зеленом острове был. — ответил я, — Увидишь его скоро, надеюсь. Все, бабуля, не расслабляемся — нужно найти лодку напрокат.

Мы дружно развернулись и направились к пристани, что располагалась возле устья Зарянки. Каменистый берег был полностью пустынным, и никаких признаков цивилизации не подавал; разве что со стороны гор периодически раздавались перекаты взрывов. Судя по всему, этот звук шел оттуда, где добывали тот самый мрамор и известняк.

Спустя минут пятнадцать, мы добрались до уходящей вверх тропинки, на которой в крутых подъемах кем-то были заботливо выбиты каменные ступеньки. А едва мы забрались по ним на возвышенность, как в метрах ста пятидесяти увидели грузовую баржу и множество небольших суденышек, возле которых суетились люди в рабочей одежде. С кем-то из них сейчас мне и придется договариваться. Вот только не вижу я у пристани ни одной маленькой лодки и это печально. Самые небольшие суда формой напоминали наши Енисейские буксиры, и, кажется, работали на каких-то магических источниках энергии. Оно и понятно — против течения на парусах не поплывешь.

— В огонек не хочешь превратиться? — предложил я бабке, понимая, что такая «очаровательная» спутница будет лишней на переговорах.

— Ну и превращусь, — как-то обиженно ответила она, — Вроде парень мозговитый, а нет-нет, да иногда и отключается умишко.

— Она права. — встрял в наш разговор Локи, — По ходу ты забыл, что старушенция магией иллюзий владеет в совершенстве?

— Забыл. — признал я свою ошибку, — Думаешь ее стоит с собой взять?

— С ней у тебя шансов больше в разы. Ты может переговорщик и хороший, но красивая женщина пинком открывает те двери, для которых мужикам приходится долго искать ключи.

Ладно. Посмотрим на старушку в деле, хоть мне и сложно принять, что вот этот набор древних костей может окружающим красавицей казаться.

— Извини, бабуль. Совсем забыл, что ты колдунья.

— То-то же! — довольно ответила она и начала разглаживать свои лохмотья

Я приосанился, немного пригладил волосы и направился к причалу.

— Здорово, мужики! Дело есть. — обратился я к ближайшей бригаде.

Они смерили меня оценивающим взглядом, потом перевели взгляд на Агафью. Лица рабочих сразу посветлели, и они начали активно подмигивать бабке и улыбаться. Бррр. Хотел бы я на это посмотреть с их стороны, но видно не судьба.

Один из них, по-видимому старший, подкрутил кверху усы и произнес тяжелым басом:

— Ну, допустим, есть у тебя к нам дело. А что именно надобно? Плыть куда-то желаешь?

— Вещи я утопил свои давеча в море. Но место помню хорошо, и вытащить сундучок способ имею. — попытался я подстроится под его манеру разговора. — Мне бы какую лодку небольшую арендовать, да канат подлиннее одолжить. Заплачу сколько скажете. Тут плыть-то метров триста-четыреста всего.

— Раз заплатишь, чего бы и не помочь. — согласился он, — Только нет у нас лодок простых. Мы же не рыбаки. А буксир тебе никто не доверит — море здесь нехорошее. Так что возьмем по стандартной таксе за выход на большую воду.

— И сколько стандартная такса? — в голову закралось подозрение, что меня сейчас будут разводить.

— Сто золотых за ходку, а потом каждый час по десятке. — немного подумав объявил он, и перевел плотоядный взгляд на Агафью. — Жена ваша, никак?

— Сестричка сводная. — мгновенно нашелся я. — Жениха хотим в Дарграде ей подыскать.

— Жениха-а-а…, — задумчиво потянул мужик и сделал шаг к бабке, — А вы в курсе, мадам, что из моряков получаются лучшие мужья?

Та скромно потупила глаза и потеребила край юбки. Со стороны это смотрелось нелепо, но, блин, работало! Может стоит из этого выгоду поиметь?

— А судна в Дарград ходят пассажирские? — снова поинтересовался я.

— Ходят. Каждый восьмой день недели. Ровно через пять дней и уедете.

Хм. Конечно, для поддержки конспирации перед Берией, мне лучше в городе не светиться со своим ранним приездом, а потому мне это даже на руку. Хотя бы еще недельку надо выдержать. Если кто вдруг срисует меня из полицейских — скажу что вернулся раньше, ну или на свою телепортацию сошлюсь, в крайнем случае. А начнет задавать вопросы почему, то как-нибудь отбрехаюсь. Наплету, что умение имеет свои ограничения, что похороны прошли быстро и наследство поделили без проволочек. Вот только торчать здесь пять дней с сундуком золота под мышкой и без крыши над головой совсем не охота.

А может к графу Полухину по дороге заехать? Если я не ошибаюсь, его земли находятся ниже Дарграда, относительно течения Зарянки. Приказчика я его уже знаю, так что можно закинуть удочку насчет типографии.

— А что за вещи у вас утонули? — вмешался в мои размышления бригадир, не сводя глаз со старухи. — Контрабанда, поди?

— А вам до этого есть дело? — как можно мягче ответил я, наблюдая за обоими. Их игры в гляделки для меня выглядели жутко, но я стойко держался.

— Мне-то как раз нет, а вот на пароме стражники обязательно досмотрят пожитки ваши. Вижу, вы не местные, а потому предупреждаю от души и бесплатно. Плохо будет, если такую красавицу стража под белы ручки в темницу уведет.

Он немного осмелел и аккуратно провел тыльной стороной ладони по щеке Агафьи, а та чуть ли не замурлыкала и сама потянулась за ней.

— А они времени зря не теряют! — захихикал Локи

— Да уж… Меня сейчас стошнит.

— Не лезь. Сейчас она нам скидку вымутит.

Меж тем мужик уже смекнул, что ему может кое-чего перепасть и начал истекать елеем:

— Если что, господа дорогие, мы сегодня вечером отходим в столицу, сразу как баржу погрузят. Ровнехонько до Дарграда и поплывем. Так что могу подсобить без лишних вопросов, за отдельную плату, разумеется.

— Дороговато будет за три сотни километров.

— Зато с гарантией, и без досмотра! — мгновенно ответил он, словно ждал от меня такого возражения.

Так, так. Вот я прямо по его тону чувствую, что у них это дело налажено. И вроде бы городок небольшой, вахтовый… Судя по всему, им контрабанду возить дело привычное. Интересно, что такого можно незаконно привезти с мраморных рудников? Или здесь не только мрамор добывают?

— Я пока прогуляюсь и подумаю. — ответил я ему, сообразив, что настал момент, когда этих голубков стоит оставить наедине. — Побудешь здесь, сестренка?

Агафья подмигнула мне и утвердительно кивнула.

— Что думаешь, Локи?

— А чего тут думать? Идеальный вариант. Мужик нормальный, а если у этих морячков и появится интерес к сундуку, то мы всегда можем свинтить телепортом. Агафья — умничка! Она нам сейчас все организует.

— Про скидку я уже понял. Как бы они всей толпой ее в дороге не изнасиловали.

— Нашел за кого переживать, Самойлов. — возмутился Локи, — Да старушенция будет этому только рада. Считай плюсы: достаем сундук, экономим алтарь, плывем с комфортом и без проверок. И Агафье радость — натрахается вдоволь!

— Я вот как раз и не понял, какая ей с этого радость. Из того, что она мне рассказала про себя, нужную энергию бабуля может брать только с того, кого обозначила своим колдовством. Связь она со мной самостоятельно разорвать не может.

— Тут тонкость есть. — решил просветить меня Локи, — У ведьм-потрахушек качество связи с жертвой сильно завязано на эмоциональном состоянии последней. Смекаешь?

— Эмм… Ты хочешь сказать, что если ее избранный будет в депрессии, то с него «эротишная» энергия хуже пойдет?

— Именно, Ватсон! — обрадовался бог, — Потому колдунья бережет этот канал связи, и жертве своей не изменяет, чтобы ее не травмировать душевно. А энергию нужную она может с любого взять, только не такую качественную. Влюбленный в ведьму мужик даст ей больше сил, чем отряд солдат, не имеющий привязанности к ней.

— Но в моем случае, ей как раз не важно, что я о ней подумаю. — закончил я за него. — А потому она будет довольна и морячками. Ты прав. Одни плюсы.

— Идем обратно.

Вернувшись к пирсу, я застал сладкую парочку держащимися за руки. Остальные матросы уже взошли на буксир и готовили корабль. Бригадир, или уже, наверное, капитан, сразу направился ко мне.

— Ну так как? Согласны с нами работать?

— Дороговато…, — потянул я в сомнении.

— Семьдесят золотых за выход в море, а в Дарград, уж так и быть, бесплатно вас отвезу — все равно по пути! — объявил он, — Дешевле не могу, в убыток будет.

Ну вот, другое дело! Почти пятидесятипроцентная скидка.

— Идет! — я протянул руку капитану, и он крепко пожал ее.

— Тогда можем выдвигаться. Однако, я так и не смекнул, кто сундук за канат зацепит? — он вопросительно посмотрел на меня.

Я быстро переглянулся с ведьмой, и она обреченно покачала головой.

— Сестренка моя ныряет хорошо. Она справится.

— Эх… Негоже такую красотку заставлять в морскую воду лезть! — грустно произнес моряк.

— Ей это в радость, поверьте. — осклабился я и подмигнул Агафье.

А дальше, на удивление, все прошло все как по маслу. Буксир вышел в море и одной только команде известными путями благополучно добрался до приблизительной точки погружения, миновав подводные рифы. Матросы опустили в воду канат и сообщили, что глубина около двадцати восьми метров.

— Не нырнуть ей так глубоко. Это просто невозможно! — воскликнул капитан.

Старушка, на это усмехнулась, и, призывно виляя бедрами, подошла к перилам. Лохмотья упали на палубу, обнажив дряблое старческое тело, но команда судна лишь бурно зааплодировала и засвистела, восхищаясь «гладкой попкой, изящными формами и точеным станом», а меня снова затошнило.

— Эх, Локи. Хоть бы одним глазком взглянуть на то, что видят они.

— Ты уверен, что этого хочешь? — с сомнением произнес бог.

— А ты можешь мне такое устроить?

— Нет. Иначе она завладеет твоим разумом.

— Но ты же бог! Неужели с ее колдовством не совладаешь?

— Совладаю, но, освободив тебя от ее влияния, нарушу правила игры. Такое мне не простят.

— Я всегда могу умереть, или перевоплотиться. — попытался возразить я.

— Ошибаешься, Самойлов. После того, как она возьмет контроль над твоим сознанием, ты уже не захочешь не умирать, не перевоплощаться. Так что игра не стоит свеч. Обещаю, что когда мы перекинем ее на Федю, ты налюбуешься на ее магию вдоволь.

— Эх… Надо еще как-то все организовать. Куда там ходят отдыхать по вечерам сынки аристократов, не в курсе?

— Как минимум, у него скоро первый звонок, а потом посвящение в студенты. Так что за это можешь не переживать.

— Жду не дождусь!

Старушка оттолкнулась от борта и топориком спрыгнула в воду, подняв кучу брызг, однако у матросов на этот счет было свое мнение. Они снова радостно зааплодировали.

— Чистенько в воду вошла!

— Сразу видно опытную ныряльщицу.

Капитан же не стал ничего комментировать, а прильнул к бортику и обеспокоенно вглядывался в волны. Старушки не было минут пять, и он постепенно начал нервничать. Еще бы — скидку сделал, а «тела девичьего» так и не попробовал!

Но все обошлось. Ведьма вскоре вынырнула из воды, и ухажер лично скинул ей веревочную лестницу, а затем помог подняться на палубу, галантно протянув руку.

— Замерзла, красавица?

— Замерзла, — проскрипела старушка. — Сейчас бы чашечку чего-нибудь крепкого для согрева, да прильнуть к чьему-нибудь теплому телу.

— Пойдем, пойдем в каюту, голубка моя! Есть у меня согрев, целая бутылка припасена! — капитан подхватил ее одежду и тоже окинул меня недобрым взглядом. — Не бережешь ты сестренку!

Я хотел было ответить ему, но в этот момент корабль огласили радостные крики и из воды показался мой сундук. Речь оборвалась на полуслове, сердечко замерло. Как же я долго ждал этой встречи!

— Проверь, не промокло ли имущество? — матросы живо обступили мокрый ящик, окидывая его любопытными взглядами.

— А вот у себя в каюте и проверю! — ответил я и подхватил сундук на плечо. Слава богам, габариты Акакия внушали уважение, и настаивать на досмотре никто не стал. Возможный конфликт умер в зародыше, сохранив мне лишний телепорт.

Мои апартаменты размещались по соседству с капитанскими и отличалась весьма скромными размерами. Выглядело здесь все относительно обыденно, но имелась пара крепких гамаков для сна и прибитый к полу стол с парой легких табуреток. Туалета и прочих удобств внутри не было — все это находилось отдельно и являлось общим, однако меня это вполне устраивало. Все же это куда лучше, чем плыть с комфортом, но опасаться досмотра имущества на пассажирском судне.

Я водрузил сундук на стол, затем закрыл каюту изнутри и взялся руками за крышку, но почему-то медлил от волнения.

— Ты словно на вручении Оскара трясешься, — заметил Локи, — Открывай уже!

Защелки разъехались в сторону, и я откинул верхнюю часть сундука. Все мое имущество было на месте, хотя сырость слегка проникла по углам. Тем не менее, даже ведьмачий справочник оказался не поврежден влагой. Не обманул Фархад.

— И пупырка Прошкина цела! — радостно произнес бог. — Доволен?

— Доволен, — выдохнул я вслух и развернул свою любимую карту, что купил еще в Приморске у старичка-шутника.

Обстановка почти не изменилась. Разве что на Огненном перевале больше не было алтарей. В Дарграде все также горели два красных значка: один мой, а другой того игрока, о котором мой скандинавский товарищ просил забыть на время. А дальше по всем сторонам было чисто и следующие отметки начинались только в Награйском королевстве. Красота!

— Локи…, — начал я, но он меня перебил.

— Тихо! Прислушайся! — хихикнул бог.

Я замер и отчетливо расслышал стоны, доносящиеся из-за стены капитанской каюты. Причем, к моему удивлению, они были мужскими и перемежались со смачным чмоканием.

— Отрывается карга по полной.

— Только не говори, что это и есть фирменный беззубый минет.

— Он самый! — утвердительно ответил Локи, — Хочешь, я тебе картинку в голову передам?

И снова меня чуть не стошнило от его предложения.

— Нет уж спасибо, я пока лучше монстрячий справочник почитаю. Сколько нам плыть до Полухинского замка?

— Дня четыре. Течение сильное у Зарянки в этих местах.

— Вот и отдохну заодно.

Я забрался в гамак и открыл книгу, однако стоны за стеной быстро превратились в страстные хрипы, а затем активно заскрипели то ли половицы, то ли кровать. Чтение обещало быть сложным…

— Локи, дружище, включи музыку, а?

— Ладно, Самойлов, так и быть, отдыхай. Ты это действительно заслужил!

Стоны и хрипы в ушах сменились композицией «WeAreTheChampions» группы Queen, и под божественный голос Фредди Меркьюри я постепенно заснул. Больше ничего меня не отделяло на пути к успеху в этом мире. Держись, Дарград! Скоро ты узнаешь, что такое четвертая власть! Вот только дело осталось за малым — выкупить типографию.


Глава 17


Три дня подъема вверх по течению Зарянки тянулись исключительно долго. И хотя сам я проезжал по этому маршруту впервые в жизни, местные красоты, в виде бесконечного горного массива и плакучей ивы по берегу быстро мне надоели. Я прочитал ведьмачий справочник от корки до корки дважды, и теперь был подкован на тему фантастических тварей и мест их обитания похлеще, чем иной местный житель. Некоторые виды существ практически не отличались от их земных аналогов, начиная от славянского лешего и заканчивая подобием латиноамериканской чупакабры. А некоторые были мне в диковинку, да настолько, что мой встроенный переводчик не находил знакомого аналога и в итоге оставлял труднопроизносимое название на местном.

Впрочем, все эти создания были крайне редки и старались держаться от людей и их деятельности подальше, за исключением тех, кому проживание по соседству с человечеством было жизненно необходимо. Например суккубы, домовые и некоторые виды кровососов, именующихся здесь вампирообразными. Последние терроризировали в основном далекие глухие деревеньки и, судя по иллюстрациям, ничего с Эдвардом Калленом и Беллой Свон общего не имели. Никакого гламура и прочей чепухи — зверообразные уродцы, лишь отдаленно напоминающие людей, с интеллектом трехлетнего ребенка. Зато они могли летать и были ужасно быстрыми, а потому поимка такой твари могла растянуться на недели.

В общем, последние дни я откровенно исходил скукой и доставал местного лоцмана, разглядывая с ним карту Вестландии и считая оставшиеся километры. Как я и предполагал, Полухинские владения действительно находились на нашем маршруте, а потому я принял однозначное решение ехать к нему. Если получиться сплавить ему сундук с деньгами, как задаток за типографию, это будет просто замечательно. Правда Локи был настроен более пессимистично, и не мог взять в толк с чего я вообще решил, что он будет ее продавать.

Но были на этом судне и другие люди, а именно обслуживающая его бригада матросов. И вот их путешествие как раз скучным назвать было нельзя. Ведьма вошла в раж и убедила капитана выделить ей отдельную каюту, которая очень быстро превратилась в гнездо разврата. Честно говоря, по первому впечатлению, мне казалось, что этот мужик собственник и никого к своей голубке не подпустит, но видимо чары Агафьи оказались сильнее. Он даже пытался оправдаться передо мной, якобы ему очень неудобно, что моя «сестренка» так себя ведет, на что я махнул рукой и сообщил ему, что это у нас семейное и в порядке вещей.

Ах, да! Еще я узнал, чего такого контрабандного возят туристы из Усть-Белогорска. И это оказались совсем не драгоценные камни-самоцветы, а банальная травка. В предгорьях того самого мраморного месторождения находился аналог нашей Чуйской долины, который был покрыт густым покровом какого-то растения, и сейчас, ближе к концу лета, подходило время сбора урожая. Впрочем матросы, надо отдать должное, за употреблением наркотика замечены не были.

Как бы то ни было, но четвертый день плавания настал, и я с нетерпением стоял у бортика судна, ожидая, когда покажется Полухинская пристань.

— Чего заскучал, касатик? — раздался знакомый голос сзади.

Я невольно вздрогнул и обернулся. За прошедшие три дня мне не довелось увидеть ведьму ни разу, а потому я сейчас слегка оторопел от ее внешнего вида. Нет, бабка сильно моложе не стала, и все также выглядела древней старухой. Но вот ее глаза… Они словно наполнились жизнью и заискрились, а на дряблых щеках даже появился здоровый румянец.

— Не признал, ой не признал! — обрадовалась она, — С пользой значит времюшко провела!

— Так может оно тебе так лучше будет? Зачем вообще привязываться к какому-то конкретному мужику, раз у тебя физиологическая потребность? — ответил я. — Оставайся со мной, да и живи в свое удовольствие.

Со стороны, наверное, это мое беспокойство выглядело как забота, но если честно, я уже начал обдумывать, как использовать бабулю в корыстных целях. Мне-то магия не доступна, а вот такой карманный Копперфилд здорово мог бы помочь в восхождении наверх. Однако проницательная бабка мгновенно просекла замысел.

— Людей дурачить собрался моими иллюзиями? — она строго посмотрела мне в глаза.

— Да. — не стал отпираться я, поскольку быстро сообразил, что навряд ли смогу потягаться во лжи с тем, кто больше тысячи лет обманывает других.

— Не выйдет, милок. — старушка сочувствующе покачала головой. — Захирею я в городе. Думаешь сама не знаю, что там мужиков полно? Но мне без лесу жизни не будет. Колдовство мое природную основу имеет, а на одной эротишной энергии далеко не уедешь. Месячишко может и протяну как-нибудь, а потом сгину.

— Месячишко…? — задумчиво потянул я.

— Ага. Но так и быть, помогу тебе в твоих начинаниях, а дальше сам барахтаться будешь. Уговору у нас не было на то, но если выйдет тебе подсобить, то подсоблю без злоупотребления.

— Да мне бы сенсацию какую-то организовать. — честно ответил я, — Хочу газету выпускать. А если первый номер понравится людям, дальше уже полегче будет.

— Ну вот ты с Федькой придумал? Придумал! Чем не сенсация? И еще что-нибудь придумаешь. — попыталась воодушевить меня бабка.

Хм… А ведь верно говорит! Что-то я свою месть даже под таким углом и не рассматривал — нужно хорошенько подумать. Но это все позже, сейчас главное с Полухиным общий язык найти. Мой попутчик, а по совместительству приказчик вышеуказанного графа, по дороге к Огненному перевалу много мне о нем рассказал, и у меня сложился довольно подробный психологический портрет этого кадра. Да и по литературе я могу ему кое-что подсказать, так как достаточно много читал на Земле. Не думаю, что здешние вкусы людей сильно будут отличаться от наших.

— Дождался своей пристани! — раздался за спиной голос лоцмана.

— Где? — мгновенно воодушевился я и обернулся.

— Излучину впереди видишь? — указал мне направление рукой матрос, — Вот сразу за ней и будет причал.

Отлично! Я поспешил в свою каюту и быстренько собрал немногочисленные вещи. Мда… Запашок от них исходил совсем не баронский — все же я не озаботился запасным комплектом, да и негде его купить было. Нужно будет решить вопрос с гардеробом в местном райцентре. Я взвалил привычным движением сундук на плечо и снова вышел на палубу. Буксир понемногу сбавил скорость и пара матросов уже стояли у правого борта, держа в руках длинные пеньковые канаты.

Капитан провожать свою возлюбленную не вышел, зато команда судна собралась целиком. Каждый из присутствующих считал своим долгом напоследок шлепнуть Агафью по заднице, да чмокнуть в щеку. Старушка сияла неподдельным восторгом и счастьем, а я этому немного удивился. Ведь понимает, старая, что всех обманула и грош цена такой искренности, но даже не парится по этому поводу и радуется, как первокурсница.

— И правильно делает, — возник в голове голос Локи, — Бабка не один век прожила, давно преодолев все кризисы среднего возраста и прочую ментальную чушь, в отличии от тебя.

— Хочешь сказать, что у меня водятся тараканы?

— Как и у всех людей, хотя у тебя их, надо отдать должное, поменьше. — философским тоном заметил бог. — Но такова ваша людская сущность. Осознание неправильности прожитой жизни приходит к людям обычно перед смертью, когда уже поздно что-то менять. В этом плане бессмертным проще.

— Это ты меня сейчас к высшим материям настраиваешь? — немного удивился я. Слышать от Локи такое было, мягко говоря, непривычно.

— Угу. Полухин тот еще зануда. Пойдешь на рынок — купи его книжку.

— Обязательно, если найду.

— Найдешь. Это же Полухинское графство.

Я и бабуля высадились на бревенчатом причале, глубоко заходившим в русло Зарянки и, под непрекращающийся свист и гогот моряков, сошли на берег. В последний момент я успел заметить печального капитана, который ненадолго появился на своем мостике и грустно проводил нас глазами. Вероятно, мужика одолели противоречивые чувства насчет Агафьи. Впрочем, это были сугубо его душевные проблемы, а меня ждала дорога в замок Полухина. Я выцепил глазами единственного на пристани извозчика, который нетерпеливо поглядывал в нашу сторону и пошел с ним договариваться.

— День добрый! — соскочил он со своего места, словно таксист на междугороднем вокзале, — Смотрю багаж у вас тяжелый. Далеко ехать?

— К графу Полухину, но по дороге еще нужно куда-нибудь заскочить — одежды купить и ночлег подыскать. Есть у вас здесь рынок поприличнее?

— Это вам надо в Приозерск наш. Вещи там похуже ваших, но добротные. Двадцать километров отсюда ехать.

— Надеюсь, он по дороге?

— А то! Главный поселок наш! — обрадовал меня извозчик, — А от него до замка еще столько же ехать. Граф наш уединение любит.

— Хм, Локи. Думаю не стоит появляться в замке нахрапом. Я же теперь барон и должен, наверное, сначала его уведомить о своем визите.

— Шаришь, аристократ!

— Тогда сначала на рынок, потом в гостиницу, а там дальше видно будет. — велел я вознице.

— Сделаем все как надо! — отрапортовал извозчик, а затем склонился и прошептал. — Жена ваша? Красавица! Ух, завидую!

Я ничего не ответил ему, смерив таким взглядом, что он мгновенно пожалел о своем любопытстве и тут же ринулся хлопотать о моем багаже. Вскоре вещи были размещены, и мы наконец-то тронулись. Пейзаж речного берега сменился бесконечными полями, на которых активно работали крестьяне, собирая урожая местных зерновых. Агафья наполовину прикрыла глаза и развалилась на мягкой скамье напротив меня, о чем-то неторопливо размышляя. Я решил последовать ее примеру, проигрывая в голове варианты предстоящей беседы с графом.

— Вот, лучший наш постоялый двор! — донесся до меня голос извозчика.

Я открыл глаза в полудреме и немного размял затекшее тело. Место, куда мы приехали, напоминало Купеческую таверну в урезанной версии, но выглядело достаточно прилично и опрятно.

— Надеюсь, клопов здесь нет? — строгим тоном поинтересовался я.

— Нету, конечно! — он удивленно посмотрел на меня, — Мы же не городские, у нас такая зараза не водится! Вы располагайтесь пока тут, а я могу уведомление на графский двор доставить.

Мужик отчаянно хотел заработать монету-другую сверху, и я не стал его расстраивать. Он помог нам разместиться в таверне, взяв все хлопоты на себя, а после отправился к графу Полухину с моим письмом, в котором я ему изложил цель нашей встречи. Якобы у меня есть уникальная идея для романа, которой я хочу поделиться с таким замечательным писателем.

Что касается старушки, мной был снят для нее отдельный номер с хорошей ванной, чему она была безмерно рада и даже попыталась меня поцеловать в щеку. А спустя час, мы с ней уже бродили по местному рынку. Как и предупреждал возница, какой-то изысканной одежды здесь не нашлось, но мне удалось купить симпатичный прогулочный костюм, подходящий для путешествия по этим местам. Снова удивила «первокурсница» Агафья, у которой загорелись глаза при виде цветастых сарафанов и дешевеньких украшений, работы местных ремесленников.

— Выбирай, бабуля. Все что понравится. — не удержался я.

— Правда? — она широко раскрыла глаза и снова стала похожа на жизнерадостного ребенка, который дорвался до халявных игрушек.

— Правда. — ответил я с удивлением подловив себя на мысли, что мне искренне хочется ее чем-то порадовать. Я даже не подумал о возможной выгоде от своей щедрости, что меня немного удивило.

— Расчувствовался Самойлов? — полюбопытствовал Локи.

— Сам не пойму. Но мне действительно захотелось ей сделать приятное. Она же в своем лесу не видит ничего, кроме зверюшек и деревьев. Да и одежда у нее времен нашествия Чингисхана, а мне десяток золотых не жалко.

Бабка особо злоупотреблять моим предложением не стала, но все-таки выбрала парочку юбок и блуз, а также присмотрела какие-то деревянные лакированные бусы. Последние она исследовала долго и тщательно, словно они ей были нужны не для ношения, а чего-то другого. Она даже несколько раз их понюхала, и, удовлетворившись результатом, сделал выбор.

— Вот уж не ожидала! Спасибо тебе, касатик. — расчувствовалась ведьма, — Вижу что от чистого сердца подарок твой.

После этого, мы забрели в небольшую лавку, где продавалась различная канцелярия. И вот здесь я наконец-то обнаружил то, что искал. Основное пространство лавки занимали стеллажи, на которых длинными рядами стояли Полухинские опусы. Я выбрал несколько бывших в употреблении экземпляров и оплатил, после чего мы с Агафьей вернулись на постоялый двор и разошлись по комнатам.

Ну-с, приступим. Мною была выбрана книга с многообещающим названием «Покорение Светланы».

«Первый лучик пробудившегося от беспечного сна солнца скользнул по ставням, прыгнул на выцветший от времени подоконник, и медленно, словно крестьянская лошадь, лениво бредущая по пыльной проселочной дороге, заскользил вверх по гладкой стене спальни. Он стремился все выше, и выше, будто отважный покоритель скал, желающий скорее взобраться на самую вершину неприступного горного пика, чтобы насладиться тем самым чувством, когда ты, вопреки своим внутренним сомнениям и страхам…»

— Самойлов, закрой это, а? — взмолился Локи.

— Погоди, мне надо понять, — попытался возразить я, тем не менее осознавая, что все равно не смогу одолеть сие творение дальше пары страниц.

— А ты еще не понял? Светлана появится в середине книге, но так и не даст главному герою. Оставшуюся половину романа он будет думать о смысле жизни и страдать. По-моему диагноз налицо.

— Хорошо, уговорил. — согласился я. — Но писать он, вроде, может, хоть и занудно. Я думал все будет намного хуже.

После этого я приступил к исследованию остальных произведений. Вот только уже не читал, а до самого вечера просматривал их историю с помощью своей способности. Я специально выбрал для покупки потрепанные книги, так как это давало гарантию, что у них было несколько владельцев. Отслеживанием их реакции я и занимался, запоминая, на каких местах они бросали чтение. Полухин победил всех — ни один из его читателей не смог осилить книгу до конца. Зато у меня появилось четкое понимание, над чем нужно работать.

Остаток времени до сна, я бегло пролистал некоторые моменты, на которых бывшие владельцы книг хоть как-то заостряли внимание и эмоционально реагировали, после чего уснул. Да, я не писатель, но у меня есть то, чего нет у остальных жителей этого мира — прошлая жизнь и знания о том, как идет развитие. И этим я завтра воспользуюсь.

Наутро меня на первом этаже таверны встретил вчерашний извозчик, который сообщил, что граф меня ожидает в первой половине дня, но без спутницы. Причин этого он не объяснил, однако я особо в них вдаваться не стал — главное, что он не против встречи. Так что Агафья осталась в гостинице охранять сундук, а я принял душ, оделся в чистую одежду и снова отправился в путешествие через поля.

Замок графа был прекрасен! До сегодняшнего дня я еще не видел, как живет местная аристократия, за исключением не самых приятных участков королевского дворца, куда меня водили на допрос и жилища Феофана. Впрочем, последнее даже рядом не стояло с обителью Полухина. Так что когда мы прибыли на место, я был приятно удивлен нахлынувшими воспоминаниями из исторических фильмов: добротные каменные стены, решетчатые металлические ворота, шпили-башенки и прочая знакомая атрибутика.

— Все же решили нас навестить, барон? — произнес Михаил, который лично встретил меня.

— А как же! Я ведь обещал, — улыбнулся я. — Вы графу про меня рассказывали?

— Безусловно, именно поэтому он и согласился на встречу. — Михаил провел меня через мощенный булыжником двор и, уже перед самым входом в замок, шепнул: — Готовьтесь, он заинтересовался вашим письмом, но как всегда настроен пессимистично.

Мы прошли длинными коридорами, украшенными гобеленами с изображениями важных особ, по всей видимости являющихся старшими экземплярами его генеалогического древа, после чего по витой каменной лестнице поднялись на третий этаж замка и проследовали через переход, ведущий, как я понял, в пристроенную к основному строению башню. Приказчик остановился у красивой деревянной двери, а затем громко три раза постучала и отворил дверь.

Передо мной предстал на удивление аскетичный кабинет с серыми каменными стенами, в котором кроме большого письменного стола, заваленного бумажными листами и двух стульев, больше ничего не было. Посреди комнаты спиной к нам задумчиво стоял стройный мужчина, который пристально глядел в зарешеченное окно без стекла. Блин, узник замка Иф какой-то. Комната действительно напоминала средневековую тюрьму, вот только сам узник был одет в слишком дорогой и нарядный камзол, который рушил первое впечатление.

Услышав как мы вошли, он обернулся и уставился на меня внимательным взглядом. Лицо его имело по-настоящему красивые ровные черты, которые лишь портила вселенская печаль в его глазах. Выглядел он сильно ухоженным, даже чересчур. Приглядевшись повнимательнее, я сделал вывод, что на его лицо нанесена пудра, а брови аккуратно выщипаны.

Я, как младший по титулу, первым отвесил принятый в Вестландском аристократическом обществе вежливый поклон головой и представился:

— Барон Флюген ге Хаймен.

— Граф Вячеслав Полухин. — ответил он, сдержанно кивнув в ответ и перевел глаза на приказчика. — Ты можешь идти, Михаил.

Он проводил взглядом распорядителя, а затем снова уставился на меня.

— Я не так вас себе представлял, барон. Вы совсем не похожи на человека, читающего книги. Да, собственно, не примите это как оскорбление, но и на аристократа вы тоже не похожи.

— Слышь ты, гоблин-метросексуал, зато мы нормальные пацаны и косметикой не пользуемся. И, в отличии от тебя, нам бабы дают потому что хотят, а не потому что им приказали.

— Локи, с каких пор ты опять гопником заделался?

— А че он выкаблучивается? Ты в курсе, что его девки терпеть не могут? У него погоняло — Нарцисс!

— Хорошо, что девки. Могло быть и хуже.

— У нас в Тинзе, достопочтенный граф, — начал я, — Несколько иное понимание аристократии, так что прошу прощения, если мои манеры немного не соответствуют общепринятым — я все еще учусь. В любом случае, я бы хотел сказать вам спасибо за ваши книги. Я считаю, что только вы сможете реализовать всю грандиозность моего сюжета.

— Напрасно вы так думаете. Никто, слышите, никто не способен понять истинной мысли творца! Читатели глупы и не видят всей глубины замысла.

— Не соглашусь с вами. — ответил я, — В «Покорении Светланы» очень хорошо показана вся тщетность порывов отвергнутой личности. Вы, словно Николай Колбасков от литературы! Так филигранно, и вместе с тем мощно сыграли на струнах моей читательской души, что только полный невежда не способен прочувствовать тот эмоциональный порыв, что был вложен в строки этого замечательного романа.

— Вы серьезно так считаете? — выпучил он удивленно глаза, сообразив, что нашел в моем лице единомышленника, — Тогда ответьте: почему остальные этого не видят?

Так, я попал в точку. Теперь следует грамотно подвести его к нужной мысли, не усердствуя в навязывании своих убеждений.

— Я думаю, что ваша мысль слишком хороша для их понимания.

— Не соглашусь, барон. Но быть может вы сможете пояснить, что привело вас к такому заключению?

— Достопочтенный граф. Я, как и вы, аристократ, но волей судьбы мне удалось побывать в нижних слоях общества, и только недавно я оправился от удара, что нанес мне мой отец, лишивший мою мать и меня всех привилегий.

— Сочувствую вам. Быть может вы поделитесь ощущениями? Думаю я смогу написать об этом книгу. Да, точно! Я назову ее «На дне»! Как вам такое? — внезапно загорелся он.

Блин! Он немного уходит от мысли. Надо бы его вернуть в русло.

— Скажите, граф. Вы когда-нибудь пропускали завтрак?

— Нет, конечно! — удивился он, — Разве что только во время хандры.

— А я пропускал, а еще и обед, и ужин. Мне банально не хватало денег на свое содержание. И уверяю вас, в такие моменты мне совсем не хотелось думать о возвышенном. Но я продолжал читать книги, и заметил, что мои вкусы внезапно изменились. Больше не хотелось знать о чьих-то душевных заблуждениях и муках философского выбора. Теперь я желал мотивирующей литературы, где герой борется за существование, побеждает врагов, получает самых лучших женщин.

— Глупость какая… — внезапно он оборвал фразу и преобразился в лице, пораженный догадкой, — Постойте! Быть может поэтому черни не интересно, что я пишу?

— И не только черни, граф. — я облегченно выдохнул, теперь его надо вести по этой тропинке. — Вам нужно определиться, стремитесь ли вы к признанию небольшим клубом снобов, или же вы хотите, чтобы ваше имя гремело по всей Вестландии, а в Дарграде появился еще один памятник?

Я решил бить не на деньги, а именно на признание. Сомнительно, что этому человеку не хватает средств. Главное теперь грамотно закончить начатое.

— Я хочу! — загорелся он, — Определенно хочу! Быть может вы мне расскажете еще что-нибудь о желаниях обычных людей? Вы крайне интересный человек, барон, вы словно мостик между мной и миром!

— Ты смотри-ка! А как же «чернь», напудренная морда? — снова вставил свои пять копеек Локи.

— С удовольствием стану для вас консультантом, и даже возьму на себя почетную роль распространителя ваших книг. Но у меня перед этим есть к вам одна просьба.

— Какая? — покосился на меня он, выражая искреннюю готовность помочь, по возможности.

Пора!

— Я бы хотел выкупить у вас типографию.

— Вообще-то я брал ее для того, чтобы печатать собственные книги. — задумчиво произнес он, — Хотя, конечно, прибыли она не приносит.

— Уверяю вас, с этим проблем не будет, граф. Более того, я могу вам гарантировать успех вашей следующей книги и огромные тиражи.

— Очень сомнительно, барон. Вы ведь не писатель, хотя, признаться, что-то в вас есть такое…, чего я пока не могу уловить. Предлагаю сделку — я уступлю вам типографию, и даже по себестоимости, вместе со всеми контактами и поставщиками, при условии, что моя следующая книга продастся, допустим, в трех тысячах экземплярах.

— Тогда у меня встречное условие, — ответил я, — Вы сделаете все как я скажу, используете мою идею, и ваш писательский талант. Затем я прочту книгу и дам вам рекомендации. А потом мы ее напечатаем и вместе посмотрим на результат. С процентом решим позже.

— Сначала давайте мне идею, барон.

— Ну что, Локи, с чего начнем? Властелин колец? Гарри Поттер? Приключения Шерлока Холмса?

— Я бы начал с порнухи. Это гарантированно продастся. — ответил бог.

— Хорошо, граф. Вот вам идея. Лучший ученик магической академии умирает от несчастного случая и попадает в другой мир, где на одного мужчину приходится десять сексуально озабоченных женщин…


Глава 18


— Отвратительно! Мерзко! Я не буду этого писать! — лицо Полухина приобрело пунцовый цвет, и он даже затрясся от возмущения.

— Назовите хотя бы одну причину, почему вы, — я специально сделал ударение на последнее слово, — Не будете этого писать?

— Я уважаемый человек, аристократ в шестнадцатом поколении! У меня есть благопристойное имя!

— Постойте, граф. А кто сказал, что вы будете писать это под своим именем?

— А… э…, — он внезапно замер и странно посмотрел на меня, — Псевдоним?

— Конечно псевдоним.

— Но я не хочу псевдоним! Я хочу, чтобы мной восхищались!

— Так вами и будут восхищаться — это же вы написали! Наша с вами задача сейчас нащупать литературную жилу, вдарить по сокровенным мечтам и желаниям жителей Вестландии, а раскрыть свою личность вы сможете позже, если того захотите. Представляете, какой будет эффект? О вас будут говорить все!

— Не захочу! От вашей идеи пахнет плебейством! — не унимался он.

— А вы представьте какого-нибудь стражника, которому вы подарите немножечко счастья, проведенного за вашей книгой. — попытался дожать я, — Да он с ума сойдет от приключений, которых нет, и не будет в его скучной серой жизни. Вы словно художник, раскрасите ее своим изящным словом!

— Пошлым словом, — буркнул Полухин. — Неужели в таких низменных плотских желаниях может скрываться секрет успеха? Это примитивно! Это не раскрывает меня, как творца!

— Похоже нужно слегка изменить задачу. — задумчиво произнес Локи.

— Думаешь?

— Угу. Он не сможет хорошо рассказать читателям про то, что в его жизни может появиться по щелчку пальцев. Нужно заставить его написать о том, чего он себе не может позволить даже за свои деньги. Чтобы он с головой погрузился в персонажа.

— Хм… Кажется, у меня есть идейка.

— У меня есть другой вариант, граф. — сделал вторую попытку я, — Но он очень сложный. Скорее всего, вы не справитесь.

— Это вызов, барон? — Полухин немного расправил плечи и приосанился, готовый доказывать мою неправоту. Вот и хорошо — попробуем тебя взять на «на слабо».

— Можно сказать и так. Представьте: вы проснулись рано утром запертым в чужой неизвестной комнате и обнаружили, что стали девушкой.

— То есть… как девушкой? — растерялся он

— А вот так! Вы оказались в далекой стране, без единой монетки в кармане в красивом женском теле. Вас похитили разбойники, продали иноземному султану, и сегодня ночью он должен лишить вас девственности и сделать своей пятнадцатой женой в гареме!

— Как… э…, — впечатлительный граф прикрыл глаза и часто задышал, видимо представив эту картину.

Я не стал ему мешать погружаться в образы и внимательно наблюдал за его лицом. Судя по реакции на нем, подобного ему еще читать не приходилось.

— Гениально! — наконец-то выдохнул Полухин, — Какое не паханное поле для творчества! Только подумать — мужчина внутри женщины! Постойте, а я теперь люблю сильный или слабый пол, став девушкой?

— Как вам угодно. Развивайте тему того, как герой всеми способами пытается сохранить девственность, потому что внутренне остался мужчиной. Это можно обыграть с юмором. Или наоборот — герой принимает свою новую сущность и, обладая знаниями аристократа из прошлого, пробивает себе путь наверх, а потом интригами захватывает власть в этом государстве.

— Через постель? — скривился он.

— Да как хотите! Вы писатель, граф — вам и решать. Но эротические сцены придадут пикантность повествованию и здорово увеличат шансы на успех. Как бы вы не противились, но людям нравится проникать в чужие секреты.

— Девушка…, — задумчиво произнес Полухин, — Как я смогу прочувствовать и передать ее ощущения?

— Найдите себе хорошенькую служанку в консультанты и помучайте ее немного на эту тему. Уверен, она захочет поучаствовать в таком занимательном эксперименте.

— Точно! Я немедленно сажусь писать! — возбудился граф, переметнулся к столу и начал рыться в письменных принадлежностях.

— Мы не до конца обсудили условия сделки, — как можно мягче заметил я.

— Вы про типографию? — раздраженно бросил Полухин, и, не дожидаясь моего ответа буркнул, — Забирайте ее себе. Михаил оформит все бумаги и поставит вам условия, подходите завтра.

— Сколько? — затаив дыхание произнес я.

— Не дороже, чем она стоит. Я ведь уже сказал — все обсудите с моим распорядителем. Простите, но мне нужно работать! — он положил перед собой чистый лист бумаги и начал быстро-быстро выводить строчки, полностью отключаясь от реальности.

Я пожал плечами и вышел в коридор, где меня терпеливо ожидал приказчик. На его лице играла легкая улыбка. Подслушивал?

— Да стопудово!

— Ну как вам наш граф, барон?

— Весьма интересная личность. Кстати, он сказал, что вопрос с типографией мне придется решать с вами.

— Как всегда, — вздохнул Михаил. — Ладно, разберемся. На завтра назначил?

— Ага. У меня как раз есть задаток золотыми монетами.

— Золото — это хорошо, — задумчиво произнес он, — Наличные — это всегда приятно. Я велю вам снарядить карету. В Приозерске остановились?

— Да.

— Тогда договоримся так. Завтра в полдень я пришлю за вами лошадей, будьте готовы.

— Сделку прямо здесь будем заключать?

— Конечно, если вам удобно. Нотариуса из Дарграда я приглашу.

На следующий день все прошло как по маслу. Графу Полухину было абсолютно неинтересно, что творится у него в хозяйстве, а потому он появился всего один раз, не глядя подписал бумаги и снова ушел в свой кабинет, поглощенным мыслями о своем будущем романе. Мы достаточно легко сошлись с Михаилом на сумме в семнадцать тысяч пятьсот золотых. Я не стал обременять себя изучением цен на недвижимость, поскольку Локи расщедрился и сообщил мне, что предложение для нас действительно выгодное и подводных камней нет.

Впрочем, ради этой сделки мне пришлось пойти на уступку и подписать дополнительный договор на эксклюзивное обслуживание полиграфических нужд графа в течении трех лет по себестоимости, что мне не показалось обременительным. Так, или иначе, но я был уверен, что даже если его первый роман не пойдет, то мы все равно нащупаем правильное русло — уж популярных книг и фильмов в моей голове бессчетное количество. Тем более, я теперь становился если не его редактором, то как минимум человеком, который сможет оценить его опусы со стороны.

Что касается моей части от продажи книг Полухина, то мне было предложены тридцать пять процентов, от итоговой выручки, за вычетом затрат. Я не стал оспаривать эту сумму. Если дело пойдет, и графу потребуются новые идеи от меня, мы всегда можем пересмотреть наши доли.

Единственной неприятной новостью, стало сообщение нотариуса, что я смогу начать деятельность на территории Дарграда ровно через две недели, пока все необходимые бумаги не пройдут нужные городские инстанции и регистрацию. С другой стороны, может оно и к лучшему. За это время я смогу закончить оставшиеся дела, подробнее изучить принципы работы типографского станка, а заодно попытаться реализовать кое-какую идею и вывести свою будущую газету на новый уровень. Чувствую, мне это обойдется в солидную сумму, но, надеюсь, овчинка стоит выделки. Я уже видел работу магов-менталистов, которые сумели нарисовать физиономию Антона-преступника для доски почета, видел изображение Академии наук в своем ведьмачьем справочнике; так почему бы не использовать этот способ вместо фотографии? Люди склонны верить газетам, но еще охотнее они верят изображениям. Пугает, конечно, что этот способ не используют другие типографии. Думаю все дело в цене.

В общем дел было выше крыши, а потому я не стал откладывать передачу оставшихся денег в долгих ящик и назначил встречу на утро следующего дня в кабинете этого самого нотариуса. Михаил любезно предложил снарядить карету до банка в Дарграде, но я вежливо отказался. Не стоит ему знать, в каком «банке» у меня лежать деньги. Барон, хранящий свои сбережения под землей в городском парке — это уже слишком.

Вернувшись в Приозерск, я, к своей радости, застал Агафью в своем номере одну. Она в мое отсутствие вела себя благопристойно и даже никого не привела к себе в комнату, однако вид у нее был печальный.

— Скучаешь, бабуль?

— Страдаю без леса моего, касатик. Долго ль нам еще в этой деревне куковать?

— Уже можем ехать. Ты как, готова выезжать в Дарград?

— Готова, но жить в гостинице больше не буду. — проворчала она.

— Э-э… А где ты жить будешь? — удивился я.

— Лесок бы мне какой, да где же его в городе найти-то…

— Локи. Все так серьезно?

— Угу. У нее без природы ломки похлеще чем у наркомана. Хуже только вдали от тебя будут.

— Погоди. Я же съездил в замок и ничего не случилось.

— Она тебе говорить не станет, как ей плохо здесь было, пока ты свои дела у Полухина решал.

— И какое расстояние для нее безболезненное?

— У нее спроси.

— Бабуль, а скажи-ка мне, как далеко ты от меня можешь находится, чтобы не грустить?

— Километр-полтора. — коротко ответила старушка.

Хм. Выходит мне опять нужно селится поближе к Королевской площади. Тогда будут и волки сыты, и овцы целы. Оттуда до парка самое большое метров шестьсот. Я прикинул время поездки из Приозерска до столицы. Выходило, что нужно отправляться немедленно, тогда я буду в Дарграде к полуночи и смогу безопасно выкопать свои денежки, а затем перенести их к себе в номер. Ну а утром уже спокойно их доставить к нотариусу.

Так что больше ничего меня в Приозерске не держало, и я вместе с Агафьей выдвинулся в город все с тем же извозчиком, который привез меня сюда от пристани. Монополия у него на перевозки что ли?

В город мы вернулись чуть за полночь. Я предусмотрительно заехал в нужную мне гостиницу и справился о наличии свободных номеров, а после того как получил положительный ответ, отпустил извозчика и пешком отправился в парк вместе со старушкой.

— Ну как? — поинтересовался я у Агафьи когда мы пришли на место, — Здесь лучше, чем в гостинице?

Она ни сказала не слова, а превратилась в тусклый огонек и полетела исследовать территорию. Я же занялся выкапыванием рюкзака и остальной мелочевки. Все вещи остались на месте, да и сомнительно, чтобы было иначе — парк не пользовался популярностью у горожан абсолютно.

— Нехорошее здесь место. Гиблое. — Агафья наконец-то закончила разведку и с любопытством разглядывала мой рюкзак, который я неспеша очищал от налипших комьев земли.

— Чего это оно гиблое? — удивился я, — Место, как место.

— Много народа здесь убили. — продолжила она. — Дух смерти витает в воздухе. Ищет душу, чтобы магическим источником насытиться.

— Локи, это она о чем?

— Да не обращай внимания. Тебе это без разницы, поскольку у тебя даже зачатков магии нет.

— А поподробнее? По этой причине в парке людей почти не бывает?

— Площадь здесь раньше находилась, где людей казнили публично. Был тут один серьезный маг-либерал, который однажды попытался в Вестландии переворот организовать. Ничего у него не вышло и его поймали, да приговорили к казни. Перед смертью он пообещал, что проклятие настигнет всех его недругов. Проклятие, королевские маги, конечно, нейтрализовали, но поверье осталось, а потому народ сюда лишний раз ходить избегает.

— Но бабка говорит, что духа чувствует…

— Самойлов, если тебе интересна эта тема — иди в библиотеку. Этих духов в воздухе витает где только можно и сколько можно, другой вопрос насколько они сильны. Поверь, нашей бабуле ничего не угрожает. Она — колдунья, причем весьма, и весьма неслабая.

— Может лучше в гостиницу? — поинтересовался я у нее. — Ванная, пища, все удобства.

— Нет, касатик. Здесь мне лучше будет. Ты только не тяни с Феденькой. Как соберешься — придешь сюда и кликнешь меня по имени.

— Хорошо.

Блин. Вроде бы как бабка отрицательный персонаж, а чего-то мне ее даже жалко становится. Я попрощался с ней, взвалил рюкзак на спину и пешком отправился обратно в гостиницу. Возницу я брать не рискнул — уж лучше пускай с меня сойдет семь потов, чем необоснованно рисковать и распускать слухи. Ну что может выносить среди ночи из парка человек? Явно не совсем обычные вещи.

Добраться до таверны удалось без приключений. Этот район я уже знал прекрасно, а потому пробрался незамеченным, минуя маршруты патрульных. А как только оказался внутри своего номера, то рухнул на постель без задних ног и моментально отключился.

На следующий день я поднялся в прекрасном настроении. С самого утра посетил магазин и приобрел себе нормальный гардероб. На этот раз я взял вещей про запас, причем отличного качества. Барон ге Хаймен постепенно становился похожим на аристократа, причем не только внутри, но и внешне. Так что к полудню я, уже одетый с иголочки на Дарградский манер, пожаловал к вчерашнему нотариусу, где мы успешно закончили сделку. Антон стал беднее на семнадцать с половиной тысяч золотых.

— Поздравляю, барон! — торжественно произнес Михаил, когда в договоре появились последние подписи. — Надеюсь вы сможете вывести это маленькое мероприятие на новый уровень. Моему графу не удалось.

— Спасибо, надеюсь…, — как-то устало произнес я.

— Самойлов, такое чувство, что ты каждый день приобретаешь типографии. — заметил Локи. — Ау, очнись и возрадуйся! Скоро мы поставим раком этот город!

И вдруг, после этих слов, в мою голову по-настоящему пришло осознание того, что я сделал. Мне реально стало страшно. Я только что заплатил тридцать пять миллионов рублей за предприятие, о котором знаю лишь понаслышке. На самом деле мне не никогда не приходилось связываться с подобного рода проектами, а уж тем более заниматься своим собственным делом.

А вдруг не пойдет? Я же дуб дубом в всем этом.

— Э-э-э… Не раскисай! Ты же знаешь, как дальше действовать! — заволновался бог.

— На самом деле только в теории. Я вот тут задумался, Локи, и понял, что за всю свою прошлую жизнь так и не сделал ничего серьезного. Всегда все мои заработанные деньги шли куда-то в другие места: девочки, клубы, развлечения… А вот серьезный бизнес никогда не был в числе моих достижений.

— Ну так давай исправим это! — голос бога излучал жизнерадостность, — У тебя появилась такая возможность, причем она мне по душе. Вот если бы ты булочками торговать начал, или работать в полицию пошел — я бы обиделся. Поверь, журналистика — это интересно. Сложно найти где-то больше обмана, чем в средствах массовой информации. Это невероятные лгуны! Больше них врут только политики.

— В политику я точно не пойду.

— Не зарекайся. — философски произнес Локи. — Твоя будущая деятельность очень сильно переплетается с ней. В этом мире нет радио, нет телевидения, а уж тем более нет интернета. Теперь ты один из тех, кто будет формировать мнение народа.

— Именно поэтому мне и страшно.

— Не очкуй, друг! Ответственность — тяжелое бремя, но мы справимся. Ты ведь еще не передумал выпускать газеты с фотографиями? Если нет, то предлагаю сегодня провести разведку в Магической академии.

— Не передумал. А чего сразу не в Королевской? Кстати, я так до конца и не понял, чем они различаются.

— Королевская — это что-то типа вашей Академии наук. Там заседают все, кому не лень, и волшебники — лишь малая часть всего сообщества ученых. А нам нужен нормальный такой ментальный маг. Так что найти что-то подходящее будет проще всего именно в Магической.

— Тогда едем прямо сейчас! — решился я.

— Другое дело! — ответил довольный бог.

Магическая академия располагалась на самом краю города, а точнее в восточной его части. Я взял карету и, не заезжая домой, отправился прямиком туда. У меня была мысль позаботиться о маскировке, однако Локи заверил, что это лишнее. Федьку мы в любом случае не встретим, поскольку учеба еще не началась, а больше там никого и нет, кто смог бы узнать меня.

Едва мы добрались до нужного района, как меня охватила небывалая ностальгия. Бывает, что на твоем пути попадается место удивительно похожее на то, с которым связаны одни из самых ярких моментов твоей жизни. Не секрет, что студенческие годы если и не самые лучшие, то уж точно самые интересные. Ты, вроде как, не школьник, но еще и не то, чтобы взрослый человек со всеми его проблемами, болячками и прочими трудностями. Жизнь прекрасна, и тебе кажется, что теперь так будет всегда.

Местная академия оказалась практически копией моего родного института, который был построен еще в довоенные годы, а потому не был похож на здания двадцать первого века. Здоровенное четырехэтажное здание с полукруглыми крышами, занимающее огромную территорию; и ты знаешь, что внутри оно еще более огромное, а в его переходах можно заблудиться. Усиливал сходство и растущий рядом хвойный лес. Ну прямо вылитый академгородок, в котором мне довелось провести целых пять лет своей жизни.

Я немного полюбовался этим великолепием и направился к большому крыльцу, которое выходило на дорогу. Мне показалось, что это и есть парадный вход. Людей не было видно, но оно и понятно — все-таки учебный год еще не начался. Внутри обнаружилась проходная с небольшой прилегающей к ней комнаткой, где сидел лысенький тщедушный старичок, похожий на профессора. Лет ему было, наверное, под девяносто.

— Здраст…, — я не успел закончить фразу, как дедушка ехидно уставился на меня и произнес:

— Акакий здравый молодец — в штанах огромный огурец!

Сказать что я охренел, значит ничего не сказать. Мало того, что какой-то незнакомый древний дед вместо приветствия, выдал мне стремное двустишие, так он еще и сходу назвал две вещи обо мне, которые точно знать не мог. Пока я медленно приходил в себя, старичок снова заговорил.

— Лучше Марфа-шлюшка, чем ведьма-потрахушка!

— Локи, мать твою, это что за кадр?

— Сам охреневаю! — впервые за все время голос бога выражал недоумение. — Я не могу разобрать его мысли — у этого типа в голове полная херня творится!

— Ты же бог! — удивился я. — Как ты не можешь?

— Вот так, Самойлов! У этого мужика в мозгах какая-то мусорка. Сейчас попробую там поковыряться.

Внезапно, из той самой прилегающей к проходной комнатки, появился человек в служебной форме. Этот был не такой древний и уже создавал впечатление какого-никакого, но охранника.

— Клим Дмитриевич, господи! Я же просил не разговаривать с посетителями! — он попытался взять деда за плечи, но тот резво от него увернулся и соскочил со своего стула.

— Ванька на толчок сходил, а руки, сволочь, не помыл!

— Локи! Да что за цирк здесь происходит? — взмолился я.

— Локи обожает теребить свои коки! — победным взглядом уставился на меня дед и снова ловко отпрыгнул от охранника.

— Че? — мне казалось, что я схожу с ума.

— Ну подумаешь, чешутся яйца иногда…, — ответил бог.

— Ау! Он только что назвал твое имя! Это нормально?

— Поверь, я все еще удивлен не меньше, чем ты.

— Клим Дмитриевич! Если вы сейчас же не прекратите, я доложу ректору! — снова взял слово охранник и рявкнул командным голосом. — А ну марш в комнату!

Дед как-то быстро сник и понуро поплелся к двери. Едва за ним закрылась дверь, как охранник виновато уставился на меня и произнес:

— Извините, великодушно, господин, за это недоразумение. Человек старый, больной. Отлучился я в уборную ненадолго, думал никто не придет, а оно вон как вышло…

— Да я не в обиде. — нашелся я, — Но может вы мне расскажете, что это за человек такой?

— О! — обрадовался охранник моей доброжелательной реакции. — Это же сам Клим Непревзойденный!

— Эмм. Дело в том, что я не из этих земель.

— А, тогда понятно! — оживился охранник, — Он бывший преподаватель сразу нескольких дисциплин академии, гений нашего времени.

— Что-то он не похож на преподавателя…, — сомнительно потянул я.

— Так ведь в мире как устроено. Если получил человек от бога больше, чем другие, то значит в другом месте у него убудет. Вот Клим Дмитриевич умом и тронулся. Жалко человека. А ректор наш нынешний сам у него студентом на курсе обучался, вот и сжалился над стариком — приютил его в академию уличным уборщиком.

— Погодите! — я слегка удивился. — Вы хотите сказать, что маг-гений теперь занимает место дворника?

— Так где-то же надо работать! Человек так устроен, что ему кушать надо. — с философским видом пояснил мне охранник.

— Э-э-э. А пенсия, например?

— Какая у магов пенсия? — теперь уже удивился охранник. — Они же пожизненным контрактом связаны. Вижу вы совсем в порядках наших не понимаете.

— И что, если умный человек вдруг стал нетрудоспособен, то его теперь в дворники определять?

— Определили бы куда-нибудь еще, да только не справится он. Клим Дмитриевич, ведь, как неразумное дитя, ей богу, разве что под себя не ходит.

— Ну не скажите. Человек, между прочим, чужие мысли читает! Причем с легкостью!

— Да это бредни сумасшедшего! — возразил охранник. — Неужели вы думаете, что я бы не помыл руки после туалета? Вы, вообще, по какому вопросу?

— Врет он все, Самойлов! Дед чистую правду глаголит.

Я понял, что этот тип больше не хочет говорить о старике, а тем более о своих немытых руках, и потому больше не стал задавать вопросов. Пора переходить к тому, зачем я, собственно, сюда пришел.

— Меня интересует проецирование мыслей на бумагу. Ну, знаете, вот как листовки с лицами преступников по городу развешивают? Или на дорогих книгах обложки делают. Хотелось бы поговорить со специалистами в этой области.

— Это вам на третий этаж, факультет ментальной магии. Сейчас пропуск выпишу. Документики, пожалуйста.

Я протянул ему свой листочек, который мне выдали в тайной полиции вместе с медальоном, и он начал переносить оттуда данные в журнал посещений. Дело это было не быстрое, а потому мой скучающий взгляд начал изучать доску информации, где висели различные расписания экзаменов, занятий, приказы ректора и прочая учебная дребедень. Здесь же был и перечень поступивших на учебу абитуриентов, среди которых я обнаружил Федора Феофановича. Правда в следующем списке, где были имена тех, кому предоставили общежитие, его не было. Хм. Скорее всего будет жить в съемной квартире. Запомним. Что у нас тут еще?

Следующее объявление сообщало, что через две недели состоится торжественное мероприятие, связанное с зачислением в академию новых студентов-первокурсников. И все бы ничего, вот только какой-то умник в самом низу сделал едва заметную приписку карандашом:

«Вечеринка пройдет у Коробейниковых».

— Локи, это то, о чем я думаю?

— Угу. Сынок герцога — будущий однокурсник нашего Феди.

— Мы с тобой там просто обязаны быть!

— Дерзай! — усмехнулся бог. — Уже придумал, как туда попасть?

— Нет. Но мне и ненужно ничего придумывать. — злорадно усмехнулся я, — У меня есть Агафья, и наше присутствие на этой дискотеке полностью в ее интересах!


Глава 19


— Можете пройти наверх. — наконец-то сообщил охранник и передал обратно мои документы. — Сейчас по этой лестнице до второго этажа, там повернете налево и пройдете метров двести до перехода в следующий корпус, затем упретесь в еще одну лестницу…

Блин. Все прямо как в моем родном институте — сплошные лабиринты. Впрочем, топографическим кретинизмом я никогда не отличался, а потому внимательно слушал все его указания. Объяснял он довольно понятно.

— Запомнили? — как-то обреченно произнес вахтер.

— Запомнил.

— Правда? — он слегка удивился заметно повеселел.

Я благодарно кивнул ему и отправился прямиком на факультет ментальной магии по озвученному мне маршруту.

— Локи, ну что там с дедом?

— Погоди, вычисляю. — голос бога прозвучал очень напряженно, а потому я предпочел отказаться от дальнейших расспросов.

Странно все это. Не скрою — старикашка-профессор меня заинтересовал. И не только потому что мне нужен был личный маг. Я даже пока не знал, подойдет ли он вообще для моей типографской задумки. Но его невероятные возможности просто поражали. Да что там поражали — они были однозначно на голову выше всего, что я встретил в этом мире. Даже дракон на их фоне выглядел как-то блекло.

Путешествие до факультета ментальной магии заняло приличное время. Тот самый кабинет, что мне обозначили преподавательской, находился в одном из соседних корпусов, соединенном с другими бесконечными переходами. Надо отдать должное, выглядела окружающая обстановка дорого, и было видно, что совсем не давно здесь сделали ремонт. Наконец тяжелая деревянная дверь с табличкой, резко отличающаяся от остальных, сообщила, что я на месте. Меня охватило легкое волнение, и я быстро прогнал в голове все вопросы, которые намеревался задать обитателям храма колдовской науки.

— Локи, ты здесь?

— Я сейчас отлучусь ненадолго. Тут очень, и очень странные дела творятся. — огорошил меня бог.

— Погоди. Давай после встречи с магами? — заволновался я. — Я же ведь ни черта в этом не понимаю.

— Ты с драконом смог поговорить, неужели с парочкой магов не справишься?

— Но…, — я было хотел возразить, однако почувствовал, что он меня покинул.

Потоптавшись на пороге еще с минуту, я набрал воздуха в легкие и постучался.

— Войдите! — раздался глухой голос.

Внутри кабинета меня встретила достаточно простая обстановка, не сильно отличающаяся от подобных мест на Земле: четыре деревянных стола, заваленные кипами бумаг; несколько больших шкафов, заставленных различными книгами и большой кожаный диван, на котором в расслабленных позах сидели два человека среднего возраста в расшитых узорами мантиях. Ну, хотя бы этих глупых колпаков на головах нет.

— Добрый день, — я изобразил легкий вежливый поклон, — Меня зовут барон Флюге ге Хаймен. С кем я могу поговорить насчет технологии переноса изображения из мыслей на бумагу?

Блин. Странная формулировка, но другой у меня нет. Не думаю, что если я назову это ментальной фотографией, то меня сходу поймут.

— Добрый день, барон. — ответил мне один из них, выглядевший более солидно. — Я декан факультета ментальной магии — Порфирий Ясный. Пройдемте.

Он указал мне глазами на еще одну дверь, по всей видимости свой кабинет, и медленно поднялся на ноги. Я внимательно осмотрел его внешность. Ростом значительно ниже меня, а вот в ширину не сильно меньше. Впрочем, если Акакий состоял в основном из мускулов, то этот был полной противоположностью: рыхловатое тело, редеющие волосы, намекающие на скорую лысину, и не очень приятный взгляд. Не Стервятник, но и не простачок.

Мы прошли внутрь его владений, и я услышал, как щелкнул замок двери. Не то, чтобы меня это беспокоило — бояться мне особо нечего, но я решил внутренне быть настороже. Все-таки этот мужик неслабый менталист, как-никак. Расслабишься — и залезет к тебе в голову, тем более дедок снизу уже продемонстрировал свои умения. А мысли у меня не самые стандартные для обычного жителя этого мира и лучше им оставаться в моей голове.

— Рассказывайте. — произнес он и грузно опустился в большое кресло возле невысокого столика, кивком показав на противоположное, чуть более меньшего размера. Тем не менее зад Акакия прекрасно туда поместился, и оно оказалось вполне удобным.

— Дело в том, — начал я. — Что мной приобретена типография.

— Так… — кивнул маг и сложил руки на животе.

— Я бы очень хотел печатать газеты с новостями, и у меня…

— И вы хотите прилагать к статьям картинки, которые бы подтверждали правдивость ваших статей? — опередил он меня.

Хм. Ну этого следовало ожидать. Глупо было надеяться, что я здесь один такой гениальный.

— Верно. — подтвердил я его предположение. — Однако я совсем не смыслю в магии и…

— Так ли уж совсем? — перебил меня он и пристально уставился мне в глаза.

— Да. У меня даже и капли магического дара нет. — пробормотал я.

Так, стоп! Я совсем не собирался этого ему говорить. Блин! Локи, где ты? Меня тут кажется незаметно магическим образом разводят. Что он там говорил насчет обмана менталистов? Сконцентрироваться на чем-то левом? Я принялся резко перебирать в голове возможные варианты сопротивления, однако столкнулся с опешившим взглядом декана, который, казалось, уже передумал ковыряться в моих мозгах.

— То есть как нет дара? Вы хотите сказать, что вы представитель аристократической ветви, и при этом являетесь пустышкой? — ошеломленно произнес он.

А вот сейчас обидно было. Впрочем, Порфирий Ясный быстро спохватился и поправился:

— Простите за мою резкость, не хотел вас обидеть. Но вы говорите удивительные вещи. Вы позволите? — он поднялся со своего места и проследовал к полке, на которой стояла куча непонятных мне штук и приборов.

— Позволю что? — наконец-то нашелся я и перешел в наступление. — Между прочим мне кажется, что вы превышаете свои полномочия. Я достаточно недавно в Вестландии и еще не успел ознакомиться с местными порядками, но думаю, что вот такое вторжение в мысли дворянина не одобряется законодательством.

— Это надо доказать, барон. — заметно напрягся он и внимательно уставился на меня, ожидая моего ответного выпада.

Блин! Все идет через задницу. Локи, где ты, когда так нужен? Я понимаю, что наша беседа с деканом уходит в ненужное русло противостояния. Но и вести себя как тряпка я перед ним не собираюсь. Мне ничего не известно об этом человеке, но при любых раскладах, я не могу изображать из себя готового терпеть его выходки простофилю.

— Знаете, господин декан. Я пришел сюда с конкретной определенной целью, но чувствую, что мы ушли от предмета разговора. Все что мне нужно — узнать о возможности иллюстрирования своих газет.

— Она есть. — не раздумывая ответил он и слегка расслабился, увидев, что я не хочу продолжать противостояние. — Проблема в том, что ни один владелец типографии не согласиться оплачивать услуги гильдии магов в той сумме, которую они запросят. Это экономически не выгодно. Маг не станет работать за копейки, а издатель никогда не продаст такого тиража, чтобы отбить все расходы.

Ну наконец-то! Хоть какой-то ответ. В принципе — ожидаемо.

— А теперь позвольте забрать минуту вашего драгоценного времени, барон. — продолжил декан. — «Пустышки», уж простите меня за такую формулировку, необычайная редкость в наше время.

Он подошел ко мне с небольшим устройством, размером и видом похожим на градусник из темного стекла.

— Это что?

— Всего лишь измеритель дара. — нетерпеливо ответил он. — Нужно замерить ваше магическое излучение.

Хм. Надеюсь он меня не обманывает. Все-таки Локи очень невовремя слинял, а больше мне спросить и не у кого. Я немного подумал и дал согласие. Надеюсь, это как-то поможет.

— Хорошо. Измеряйте.

Декан поднес прибор к моему лбу и начал водить им туда-сюда. С каждым следующим движением его глаза расширялись все больше и больше, и, честно говоря, мне было абсолютно непонятно почему. Градусник в его руках не светился, не издавал звуков, а просто оставался таким, какой есть.

— Ну так что? — в нетерпении произнес я, — Теперь мы можем перейти к дальнейшему обсуждению моего вопроса?

— Вы абсолютно пусты! — мой собеседник в рассеянности почесал свою голову, словно и не слышал моего вопроса. — Невероятно! Я бы хотел провести несколько опытов с вашего позволения. Сдается мне, вы можете привнести огромный вклад в изучение магии.

От моего взгляда не ускользнул азарт в его глазах. Похоже удача мне сегодня благоволит.

— Боюсь мне это не интересно. — я покрутил головой, словно разминал шею и скучающе зевнул.

— Академия заплатит вам, барон…, — начал он.

— Увы, деньги меня в данном случае не интересуют. Впрочем, если вы поможете мне в той просьбе, с которой я пришел, быть может я и соглашусь.

Декан стоял некоторое время в раздумьях, а затем произнес.

— Предлагаю сделку. Вы посвящаете один час вашего времени в неделю мне, а я, соответственно, сделаю тоже самое для вас. За это время мы сможем спроецировать на типографский станок изображение любого события, если оно имело место быть в реальности.

А вот это уже интересно!

— То есть если человек, например, что-то придумал и представил в голове что так и было, результата не будет?

— Барон, вы как будто с неба свалились! — удивился он. — Ментальные проекции для печати берутся из области бессознательного, а потому как бы свидетель события не убеждал себя в чем-либо, если это ложь — то затея заранее обречена на провал. И не забывайте, очевидец происшествия должен добровольно согласиться на вмешательство менталиста, либо же использование атферикса, иначе картинка выйдет смазанной или вообще абстрактной.

— Атферикс? — удивленно произнес я. Похоже у меня сегодня день открытий.

— Магический прибор — посредник между типографским станком и человеком, чьи воспоминания вы хотите спроецировать.

— Погодите! — мгновенно загорелся я, — Вы хотите сказать, что участие мага не обязательно? И сколько же он стоит?

— Он бесценен, барон. Во всей стране только два таких прибора: в королевском дворце, и, собственно, у нас. Даже и не рассчитывайте — никто вам их не даст. В вашем случае, намного дешевле будет использовать наемного мага-менталиста первой ступени, коим я и являюсь. Но повторюсь — это не выгодно никому. Таких чародеев единицы, а уж использовать их услуги на постоянной основе вы точно не сможете. Процесс достаточно энергозатратный — это вам не воду в бочке вскипятить.

— Допустим я соглашусь на ваше предложение. — немного подумав ответил я, — Но сдается мне, как только вы закончите свои исследования, сделка потеряет свою силу, и я останусь без иллюстраций?

— Мы можем договорится на уменьшение цены в будущем. Скажем, процентов десять. — как-то неопределенно потянул он.

Мда. Это как грузчику с вокзала купить Феррари со скидкой — сколько цену не уменьшай, но денег все равно не хватит. А мне такие услуги потребуются постоянно. Хотя…

— Сколько времени займет исследование меня?

— Думаю пару месяцев. — ответил декан. — В течении них вы можете рассчитывать на мою помощь с вашими иллюстрациями.

— Я согласен, но при одном условии. Вы мне покажете устройство этого вашего атферикса и поясните принцип его работы.

— По рукам! — как-то чересчур быстро ответил он и расплылся в довольной улыбке. — Идемте со мной.

Вот же блин! Судя по его реакции, кое-кто только что бездарно пролетел…

Я расстроено поднялся со своего места и последовал за ним. Мы покинули кабинет и двинулись длинными путанными коридорами до неприметной лестницы на следующий этаж; там опять прошли по переходам и остановились у здоровенной металлической двери.

— Это наша главная лаборатория. — пояснил он и сделал несколько пассов руками.

Внутри меня встретила… Хм, как бы это описать. Наверное подобное можно увидеть в каком-нибудь художественном фильме о безумном ученом и его обители. Сотни каких-то колбочек, шлангов, реторт, всевозможных кристаллов. Все это дело располагалось на специальных столах и подставках. И, пожалуй, единственным отличием от кино было то, что здесь ничего не кипело и не бурлило. Как-никак, а еще лето и все работники, скорее всего, в отпуске или как у них это здесь называется.

— Вот она — наша гордость! — торжественно мне указал Порфирий Ясный на стеклянный аквариум, в центре которого прямо в воздухе висел прозрачный камень.

— И все? — удивился я. — Я думал, что такой уникальный прибор должен иметь сложное строение…

— Изготовить прибор легко. Проблема в компоненте. Никто не знает, как получить такой кристалл.

— Но вы же его получили?

— Оба камня были найдены в вещах Клима Непревзойденного после того, как он сошел с ума. К сожалению, никто не знает, откуда они взялись. Мы их исследовали, и пришли к выводу, что они заряжены невероятной по силе магией, которая даже не доступна человеку. Да что там говорить! Если собрать всех сильнейших колдунов нашего королевства, то они и на процент не смогут приблизится к этому результату.

— Постойте, но ведь кто-то смог? — возразил я.

— Увы, нам этого никогда не узнать. Кроме того, сам кристалл также имеет неизвестное происхождение. В Вестландии подобных минералов найдено не было.

— А этот ваш Клим. Он ездил куда-нибудь до того, как сошел с ума?

— Ездил. — ответил декан. — Он вообще много путешествовал, но всегда один и никого в свои планы не посвящал. Однако в той его последней истории все очень странно. Клима Дмитриевича нашли у себя дома, причем запертым снаружи и без сознания. С того дня он ведет себя как ребенок и полностью потерял свои способности и умение колдовать. Правда, если говорить на чистоту, что-то с ним твориться непонятное. Иногда старик может озвучить вслух чужие сокровенные мысли, как бы их не скрывали и в этом ему нет равных. Вот только управлять этим процессом он не умеет. А ведь ему когда-то не было равных…

— Я слышал, что он работает при академии дворником. Профессия простая, тем не менее в ней все равно соображать надо. Маленький ребенок навряд ли справится.

— Повторюсь. Никто не понимает, что с ним твориться. Увы. — декан на секунду грустно замолчал. — Я выполнил одну из частей нашей сделки? Вы довольны?

Хм. Нужно обязательно потом будет найти способ просканировать этого деда своей способностью. Конечно я не рассчитываю многое увидеть, но все же думаю там можно найти много интересного. А поканужно закончить с этим Порфирием.

— Можно потрогать камень? — поинтересовался я, — Он не опасен?

— Нисколько. Трогайте. Несмотря на мощь заключенной в нем магии, все, на что он способен — считывание-трансляция образов, и не более. Атферикс, скорее, играет роль музейного экспоната. Вот если бы он мог снимать мысли против воли участника…

Я подошел к стеклянному кубу и опустил в него руку. Аккуратно дотронулся до твердой поверхности и сконцентрировался на видениях с самого начала. Камень оказался природного происхождения и некоторое время лежал в земле, а затем, быть может несколько тысяч лет назад, его добыли какие-то древние шахтеры с кирками. Дальше он пошел по рукам, и люди, что имели с ним контакт в конце его путешествия, очень напомнили мне тех же колдунов, которые изготавливали мой браслет. Из этого я сделал заключение, что кристалл приблизительный ровесник моего украшения. А дальше…

А дальше было странное, или даже страшное. Десяток таких же обработанных камней одинаковой формы положили на алтарь, и колдуны совершили нехороший обряд, поливая их кровью на протяжении нескольких дней. И, судя по количеству этой крови, ради этого принесли в жертву много… людей? Брр… Надеюсь, что нет. Ограниченный радиус действия моей способности не позволил понять, кому она принадлежала.

Этот ритуал продолжался около недели, и в какой-то момент камни засветились ярким светом, а затем в воздухе появился прозрачный силуэт отдаленно напоминающий человеческий. Кровавые жрецы мгновенно упали перед ним на колени и склонили головы. Силуэт все больше и больше обретал отчетливые очертания, пока не превратился в мрачного типа в черном балахоне. Лицо его было скрыто капюшоном, однако под ним светились глаза, похожие на змеиные, которые уставились точно на меня.

— Антон…, — слабый голос раздался в моих ушах.

Я вздрогнул и отдернул руку, ошалев от происходящего. Видение мгновенно погасло, и следующее, что я увидел был удивленный взгляд Порфирия Ясного.

— С вами все в порядке, барон?

Сердце колотилось как бешенное. Я часто задышал, пытаясь осознать, что только что произошло. Либо у меня галлюцинации, либо я действительно слышал голос.

— Барон! Что случилось? Вы дышите, словно у вас приступ астмы.

— Извините, — немного придя в себя произнес я. — Вы правы, это астма, но все уже позади.

Ну хоть как-то себя оправдать. Однако мой визит в эту академию становится все более странным. А самое обидное, что мое умение видеть историю предметов, ушло в откат.

— Идемте. — произнес декан таким тоном, словно начал чего-то опасаться.

Мне пришлось нехотя подчиниться, так как объяснения, что мне нужно побыть здесь в ближайшую пару часов я найти не смог. Впрочем, остается еще дедушка, который контактировал с камнями. И чувствую я, что нам с Локи предстоит повторная поездка сюда.

— Ты тут? Ау!!!

Тишина…

Мы с деканом покинули лабораторию и направились обратно. Но не к нему в кабинет, а прямо на выход. Он любезно предложил проводить меня, продолжая поглядывать в мою сторону с каким-то опасением.

— С вами точно все порядке, барон? Когда ваша рука прикоснулись к камню, мне показалось, что вы словно пропали.

— Все в порядке, не переживайте. Это просто очередной приступ старой болезни.

— Тогда хотелось бы поинтересоваться, когда мы сможем приступить к нашим исследованиям. — задал он следующий вопрос.

— Я думаю, через пару недель.

— Отлично! Как раз после праздника зачисления первокурсников. — довольно потер руки декан, — Где встретимся?

Я быстро объяснил ему местонахождение моей будущей типографии, и он удовлетворенно качнул головой. На этом мы и расстались. На выходе из академии я понадеялся встретить того безумного дедульку, но на этот раз лицезреть его мне не удалось.

— До свидания, барон. — произнес охранник.

— До свидания.

По возвращению в гостиницу меня ожидал сюрприз, причем я не знал, радоваться мне этому или нет. Едва я появился в холле, как меня подозвала администратор и протянула конверт. Я немного удивился, поскольку на нем не было никаких отличительных знаков, а потому решил ознакомится с ним у себя в комнате. Поблагодарив девушку, поднялся наверх и принял душ, смывая с себя остатки сегодняшнего, крайне странного дня. Ну, что там нам написали? Посмотрим? Я вскрыл письмо и увидел уже знакомый мне почерк:

«Рада Вашему возвращению, барон. Загляните завтра в мой кабинет в 10:30. Пожалуйста, не опаздывайте.

Ангелина Д.

P.S. Вы не поверите, но мне кажется, что я по вам немного соскучилась.»

Так… Похоже странности на этом не заканчиваются. К этой девушке я испытывал определенное отношение, а потому нахлынувшие на миг ощущения были весьма и весьма приятные, я бы даже сказал головокружительные. Но именно это и отрезвило меня, поскольку всю свою жизнь я только тем и занимался, что сам доводил своих жертв до подобных эмоций. Я отложил лист бумаги в сторону и задумался.

Хм. Откуда она узнала, что я уже в городе? Я понимаю, это тайная полиция, повсюду шпионы и все такое. Но что в мое отсутствие могло произойти? Откуда такая душевная расположенность к бедному барону и почему ей так срочно надо увидеться со мной? Один раз она уже смогла меня вытащить из дома, и в результате этого в моей комнате произвели обыск.

С другой стороны. Я ведь теперь, без пяти минут владелец типографии, о чем она вполне могла уже узнать. Может в этом причина? Барон стал богаче, а меркантильная дама изменила свою позицию, якобы он «подрос» в ее глазах?

Да не, бред! Она с герцогами тусуется. Применительно к моему прошлому миру это выглядит так, как будто она сменила ко мне отношение, потому что я купил подержанную шестерку. И все это на фоне ее ухажера, который ездит на каком-нибудь «Порше». Я бы не поверил в чистоту намерений.

А значит это что? Правильно — ловушка! Вот только я не понимаю, на чем меня можно поймать. И зачем меня куда-то приглашать, если мою беззащитную тушку можно взять прямо в гостинице. Я видел, как эти ребята по моему совету схватили того несчастного игрока. Даже королевских магов подрядили и усыпили все здание, ради этого. Выходит, что если за мной не прибыли с отрядом, значит я себя еще не достаточно скомпрометировал.

— Локи, где же ты, когда мне так нужны твои намеки и подсказки?

Я налил себе стакан воды и задумался. На чем меня можно поймать? Вторую свою личность я благополучно похоронил. Преступник мертв, дело закрыто. Да, у Берии имелись некоторые подозрения, но я уже с десяток раз просчитал в голове все варианты и благополучно замел все следы. Связи с рыночным мошенником нет, разве что способность к телепортации. Ну так этот вопрос решенный.

Блин! А может быть Николай-стражник все-таки на меня донес? Ляпнул, что двухметровый барон имел с ним беседу, в результате которой он «геройски» прикончил преступника на рынке…

Хм, это вполне себе имеющий место быть вариант. Моего имени он не знает, но это ничего не меняет. Может случится так: я приду в тайную полицию, весь такой влюбленный и счастливый, что богиня обратила на меня взор, а в кабинете уже будет сидеть Коля, подготовленный для очной ставки и опознания.

— Локи! Ты где? — попытался я снова обратиться к своему богу, на этот раз вслух.

И в этот момент в моих ушах загремел голос, который я уже прекрасно знал, а прозвучавшее сообщение заставило сжаться хорошо известные проктологам мышцы.

«Божество Локи временно отстранено от кураторства игрока Свинотрах до выяснения обстоятельств нарушения им правил. В случае окончательного отстранения будет произведена принудительная смена куратора, о чем игрок будет уведомлен дополнительно.»


Глава 20


— Э-э-э… Стой! — практически выкрикнул я вслух. — Что еще за принудительная смена куратора?

Как и следовало ожидать, арбитр игры проигнорировал мой вопрос и пропал. Блин! Ну почему, когда у тебя однажды начинает все получаться как надо, обязательно произойдет какое-нибудь дерьмо? Меня охватило отчаяние, и я со злости пнул стоящий перед собой столик, опрокинув стоящий на нем стакан. Вода пролилась на его поверхности и потекла вниз, создавая лужицу на полу.

— Так, спокойно, Антон…, — медленно произнес я вслух и несколько раз глубоко вздохнул. — Только еще не хватало потерять над собой контроль.

Итак, что мы имеем?

Локи отправился выяснять, что происходит с этим дедом и натворил что-то, не очень понравившееся богам. Но зная этого хитрого засранца и его способность выкручиваться из любых ситуаций, я просто уверен, что он бы не попался. Значит дело в чем-то, чего он никак не мог знать.

Дед! Это сто процентов тот безумный дед-дворник. Как его там? Клим Дмитриевич Непревзойденный, кажется… За все время нашего с Локи общения, мой бог ни разу не был в таком недоумении.

Следовательно этот старикашка-стихоплет намного больше, чем просто сумасшедший. Он знал про Локи, хотя никак не должен был. Может ли быть такое, что дед игрок? По возрасту вполне подходит. Возможно он должен был умереть, но в этот момент началась королевская битва.

Я потянулся рукой к карте, так как помнил, что в Дарграде кроме меня есть только один из участников состязания, ну или по крайней мере его алтарь. Локи велел даже не думать о противостоянии с ним, пока у меня не будет два лишних камня. Почему два? Да потому что это связано с теми плюшками, которые они дают? Что там у нас? «Связь с выбранным игроком» и «телепорт без визуализации». Они отметаются сразу. Следовательно, остается только «невосприимчивость к умениям другого игрока»…

Так, стоп! Почему я до сих пор ничего не знаю об этой персоне? Ведь за столько времени, я должен был выяснить о нем хоть что-то! Но я не помню даже его ника!

Я задумался и просидел неподвижно с полчаса, проигрывая в голове все, что помнил об этом из наших с Локи разговоров. В голову лезли безумные предположения, и ни одного логичного, которое бы могло объяснить ситуацию. Ну не тратить же сейчас два алтаря просто так, не зная, что меня ждет!

Или все-таки стоит попробовать? Кажется, невосприимчивость действует сутки. Значит за это время я должен буду от него избавится и найти возможную связь с пропажей моего бога. Готов ли я? Думаю, что нет. Я уже в Дарграде достаточно долго и этот игрок до сих пор не предпринимал никаких действий по отношению ко мне или моему алтарю. Не думаю, что в ближайшие сутки что-то изменится.

А вот игры с тайной полицией и Ангелиной необходимо завершить как можно быстрее. Тем не менее, кое-что по первому вопросу я могу сделать прямо сейчас!

Я немедленно вскочил с кресла, прямо в халате выбежал в коридор и направился к лестнице, намереваясь обратиться к администратору на первом этаже. Однако на пути мне попалась миловидная дамочка лет тридцати пяти, которая старательно подметала ступеньки. То, что надо!

— Здрасте. — обратился к ней я.

— Добрый вечер. — она подняла глаза и вопросительно посмотрела на меня.

— Мне нужна ваша помощь в одном деликатном вопросе. Я вам заплачу.

— Сколько? — поинтересовалась уборщица, даже не спрашивая о предмете просьбы.

— Два золотых. Хватит?

— Я должна закончить уборку. Господин подождет полчаса?

— Подождет. Комната…

— Я знаю где вы живете. — улыбнулась она. — Вас сложно забыть. Вы такой большой и… и симпатичный!

Еще этого не хватало! Кажется она по-своему истолковала мою просьбу.

— Эмм, сударыня… Сдается мне, что мы неправильно поняли друг друга.

— Конечно правильно! Ждите, я скоро подойду! — она подхватила свои принадлежности для уборки и отправилась куда-то вниз.

Все-таки неправильно… Ну и хрен с ней. На месте все объясню.

Как и ожидалось, мадам заявилась ко мне во всеоружии. Простенькое, но чистое платьице, легкий аромат каких то цветочных духов и кокетливый взгляд из-под длинных ресниц, слегка подкрашенных тушью. В принципе она была весьма обаятельной, и если бы не сложившаяся ситуация, из-за которой я был вынужден не переставая думать о решении проблемы, возможно я бы и соблазнился этим недвусмысленным предложением.

— С чего начнем, господин? — она якобы «стеснительно» потрепала край блузки, намеренно выставив вперед немаленькую грудь, обтянутую тонкой тканью, через которую отчетливо выступали два твердых бугорка.

Ну, блин! Я попытался стряхнуть с себя пошлые мысли. Она всего лишь уборщица, подрабатывающая гостиничной проституткой… С другой стороны — а мне ли не плевать на это? Я ведь не собираюсь с ней любовь крутить! Она предложила, я оплатил. Все по-честному и без недомолвок. Та же Ангелина ничем не лучше. Тьфу! Потом об этом подумаю, сначала дело.

— Сядьте в кресло, пожалуйста, и внимательно наблюдайте. Записывайте все, что будет происходит. Ясно? — твердым тоном ответил ей я и протянул листок бумаги с карандашом.

— Как скажете, господин. — она устроилась поудобнее, и намеренно подтянула юбку, да так, что мне открывался неплохой обзор на некоторые, весьма интересные части ее тела.

Я отвел взгляд и сконцентрировался на лежащей на столе карте. Вот и наш маячок…

— Алтарь Бик'Тогарутэ, представитель — Забудь. — раздалось в ушах.

— Забудь? Так зовут игрока? Улица Южная, дом 16. — произнес я вслух и в этот момент что-то произошло.

Я поднял глаза и обнаружил напротив себя соблазнительную особу, которая удивленно посматривала на меня. Чего это с ней? Будто призрака увидела. Еще и ножки оголила! Не затем я ее я позвал сюда. Надо приступать к эксперименту, ведь я так ничего и не выяснил.

— Вы готовы записывать? — произнес я.

— У-уже п-пишу! — заикаясь произнесла она. — Я думала вы уже начали.

— Даже не приступал. Поехали!

Я прикоснулся пальцем к маячку и в моих ушах раздался голос.

— Алтарь Бик'Тогарутэ, представитель — Забудь.

— Забудь, значит…

Стоп!

— А где мой куратор Локи? — обратился я к нему.

Арбитр игры ничего не ответил, и мне пришлось вернуться к своему исследованию. Так. Вот он алтарь, а вот…

— Господин. С вами все порядке? Я боюсь. — прервал мои мысли голос посетительницы.

Блин! Ну вот чего она мне мешает?

— Делайте что я попросил, пожалуйста. Я с вами так никогда не начну!

— Так вы уже ведь два раза начинали, господин! — удивленно ответила она. — Нужно забыть или отыскать какого-то куратора Локи. А еще вы сказали адрес…

Локи? Откуда она знает про Локи? Не понял… Какой еще адрес?

— Молчите! — резко произнес я, осененный догадкой.

Я отодвинул карту и подошел к ней. На листке бумаги, что я ей дал обнаружилось несколько строчек.

— Это вы написали?

— Да. Все как вы просили. Вы дважды тыкали пальцем в карту и произносили слово «забудь». А еще сказали, что это имя какого-то игрока и номер дома.

Я быстро попытался абстрагироваться от творившейся чертовщины. Выходит, что кто-то играется с моей памятью или мыслями? Это способность у игрока такая? Значит, если я сейчас прочту то, что написано на бумажке, то скорее всего опять забуду обо всем. И не удивлюсь, если потом еще и бумажку потеряю.

— Вам прочитать вслух? — заботливо предложила она.

Хм. А она ведь не забывает, в отличии от меня! Может быть на обычных людей его способность не работает?

— Не надо вслух. Просто делайте что я прошу и не удивляйтесь, если я произнесу одно и то же несколько раз. — ответил я, — Возьмите чистый лист и запишите прямо сейчас на нем фразу.

— Пишу!

— «Не вздумай разворачивать это и читать». Написали?

— Написала.

— Теперь сложите его пополам текстом вверх, а на внутренней части напишите: «Игрок, которого ты ищешь, живет по адресу…», далее впишите номер дома, который я назвал, но не произносите его вслух. — я выдержал десятисекундную паузу, — Готово?

— Да.

— «… он воздействует на тебя ментально, и ты забудешь то, что только что прочитал». — закончил я.

— Господин! Я ничего не понимаю!

— Вам и не надо. — я забрал листок у нее из рук, свернул и убрал в карман сюртука, а заодно вытащил из него пару золотых монет. — Вот ваши деньги.

— И это все? — в ее глазах появилось разочарование, — Я думала…

— Что вы думали? — строго ответил я.

— Что причина, по которой вы меня позвали…, заключается в обычном мужском желании…, — она запнулась и покраснела, — Я… у меня… у меня уже почти год не было секса!

Последнюю часть фразы она прямо-таки выпалила в воздух и испуганно сжалась, сообразив, что сболтнула больше, чем планировала. Вот же, блин…

К черту все! Она весьма неплоха и чистоплотна, а я уже скоро в монаха превращусь со всей этой божественной кутерьмой. Не раздумывая больше, аккуратно подхватил ее на руки и направился в сторону душевой.

— Господин, но…, — попыталась возразить она.

Договорить я ей не дал, просто заткнув рот поцелуем, на который она сразу же ответила. Тело девушки задрожало, и ее руки крепко обвили мою шею. Сегодня ночью мы с ней оторвемся по полной, а завтра я начну с Ангелины, а закончу устранением этого странного игрока. И для этого мне не потребуется тратить алтари, уж я найду способ!

Проснулся я чуть раньше чем обычно. Не смотря на активно проведенную ночь, чувствовал я себя отдохнувшим и полным сил. Дама, имени которой я так и не спросил, уже ушла, оставив после себя смятые простыни. Эх, Антон, не сдержался ты от порыва эмоций. Это на тебя не похоже.

Я медленно поднялся с кровати и осмотрел комнату. Вроде все на месте. Да и не думаю, что могло что-то пропасть — девушка была не того сорта. Тем не менее, для успокоения души проверил карманы одежды. Все было на месте, и даже больше — я нашел в них свернутую записку с предупредительной надписью. Память тут же напомнила о вчерашнем эксперименте, а следом и об остальных произошедших событиях.

— Локи? — негромко произнес я с надеждой.

Молчание.

Скверно… Я вдруг почувствовал себя одиноким перед всем этим огромным и незнакомым миром. Откуда-то появились страх и неуверенность, словно меня выбросили одного голышом против до зубов вооруженного отряда. Я попытался успокоится. Еще ничего неизвестно, а Локи совсем не дурак и должен выкрутиться, чего бы он там не натворил. И будет стремно, если по возвращению он найдет меня в таком раскисшем состоянии, словно дитя, оставшееся без мамочки.

Странно, но эти мысли словно придали мне сил. Нужно приступать к решению оставшихся проблем. Я привел себя в порядок, выбрал неброский костюм и отправился на прогулку. Тайная полиция определенно что-то задумала, а значит мне нужно их переиграть. И делать это надо никак не двухметровым верзилой с приметной внешностью. В Антона мне тоже пока рано превращаться — и двух недель не прошло с момента его смерти. Но есть еще вариант!

Интересно, за мной следят?

Я покинул гостиницу и двинул в сторону Королевской площади, стараясь не оборачиваться. Людей на улице было предостаточно, поскольку все спешили на работу или по своим делам, а значит я не мог быть уверенным, что кто-то в толпе не окажется соглядатаем полицейских. Впрочем, мой путь все-равно лежит в любимый парк. Там я точно смогу понять, пасут меня или нет, поскольку в этом районе всегда пусто. Заодно вытащу на прогулку Агафью, а уж она мне поможет изменить внешность для предстоящего дела.

Внезапно я замер и остановился, пораженный вовремя пришедшей в голову мыслью. Если бога со мной нет, значит я теперь уязвим для чар ведьмы! Интересно, поймет она, что моим сознанием теперь можно завладеть или не станет даже пробовать?

Неожиданно возникшая проблема заставила меня остановится. Я приметил небольшой скверик и уселся на лавочку, обдумывая, как мне обойти это досадное препятствие. Локи говорил, что как только она подчинит меня, я уже не смогу думать о самоубийстве или превращение в свою вторую ипостась, а следовательно нужно обмозговать заранее, как мне заставить себя умереть в случае провала.

К моему удивлению, решение пришло в голову очень быстро. Я повертел головой, и, не найдя любопытных взглядов, аккуратно выстрелил браслетом прямо в лавочку. Ядовитая иголочка прошила доску насквозь и упала на каменную мостовую. Вот ты мне и поможешь откинуть копыта, подруга!

Я поднял опасное оружие с земли и убрал в карман, после чего покинул сквер и двинулся дальше. По мере приближения к оплоту стражи, народу на улице становилось все меньше и меньше, пока я не достиг входа в парк. Здесь снова внимательно осмотрелся, и с удовольствием убедился, что меня никто не преследует. Видимо, Ангелина и ее полицейская компания уверены, что я сам к ним приду. Это хорошо.

Иголочка покинула мой карман и отправилась под мышку. Я аккуратно разместил ее между внутренней частью руки и телом так, чтобы острые концы упирались мне в кожу. Теперь, стоит только расслабиться и потерять над собой контроль из-за чар старухи, как смертоносная стрелка проткнет меня и убьет. Конечно будет жалко, если из-за потери связи с колдуньей я не доведу до конца задумку с Федором Феофановичем, но своя задница мне на порядок дороже.

В парке, как и всегда, не было ни души. Я выбрал симпатичную тропинку и отправился вглубь по одной из аллеек, полностью скрываясь от любой возможности незаметно следить за мной. Преодолев пару сотен метров и забурившись в густые заросли, я наконец-то успокоился и произнес не очень громко:

— Агафья!

Секунд через тридцать около меня появился знакомый огонек, который сделал вокруг меня круг и превратился в старушку. Выглядела она теперь намного хуже, чем после путешествия на корабле, показавшись мне еще более древней, чем даже при первой нашей встрече.

— Пришел, касатик? — проскрипела она.

— Дело есть. — ответил я, стараясь не показывать неуверенность.

— А чего такой взволнованный? — она внимательно посмотрела мне в глаза и ехидно произнесла: — Так-так…

Ну вот и приехали… Я уже приготовился сжать мышцы руки и самоустранится, как она продолжила:

— Вижу что без защиты ты пришел, милок. Смелый поступок. Вот только на хрен ты мне не нужен со своими странностями. Ты же один черт выкрутишься, а потом еще и мстить мне будешь. И нейтралитет у нас с тобой заключен. Так что не бойся и выкладывай что случилось.

Я расслабленно выдохнул, однако иголку из подмышки убирать не стал.

— Тут такое дело, бабуля…

Дальше я ей пересказал свою историю и объяснил, какая именно от нее требуется помощь. Она внимательно выслушала меня и ответила согласием. А спустя несколько минут, из пустынного парка под ручку вышла неприметная пара пожилых горожан, которая неспешно направилась в сторону центра города.

На нужное место мы прибыли вовремя. Большие часы на одном из зданий показывали половину одиннадцатого, однако внутрь строения на встречу с Ангелиной я, естественно, не пошел. Вместо этого мы продолжили прогуливаться неподалеку так, чтобы я видел проходную тайной полиции. Если нужно — я тут до вечера буду шастать, пока не пойму, в чем заключается приготовленная для меня ловушка.

Ждать долго не пришлось. Примерно через час из здания проходной вышел Берия и внимательно осмотрелся по сторонам. Его взгляд мельком скользнул по нам, однако задерживать его он не стал и снова продолжил кого-то выискивать. Почему-то мне кажется, что он высматривает именно меня, а если это так — то он очень опасный противник, который продумывает свои шаги наперед. По ходу я тебя недооценил, дружок. Ну и ладно. Еще поглядим, кто кого переиграет.

— Разнюхивает что-то подлец. — хмыкнула Агафья. — Тебя ищет?

— Думаю, что меня. — ответил я, продолжая изредка коситься в его сторону боковым зрением.

Берия удовлетворился результатом разведки и зашел обратно. После этого открылись ворота, откуда медленно выехала служебная карета и начала неуклюже разворачиваться. К счастью, шторы на окне задернуты не были, и мне удалось рассмотреть пассажира. Это была красивая девушка, на лице которой покоилось выражение полной уверенности в своей неотразимости. Интересненько…

— Ух ты цаца какая! — произнесла моя спутница, — Завидую по-хорошему. Эх, молодость, молодость…

И тут меня словно током ударило! Я узнал ее.

Ася… Простушка с рынка, которой я помог отбиться от гадалки. Ангелина и Берия хотели, чтобы мы встретились у нее на работе все вместе? Но зачем?!!

В голове медленно закрутились шестеренки, пытаясь определить причину такого хода тайной полиции. И постепенно все сложилось в логическую цепочку. Я ведь сам предложил Ангелине помочь деревенской девчушке! Видимо они в процессе общения стали чем-то вроде подруг — вон как она преобразилась, поди еще и фору наставнице даст. В какой-то момент они, скорее всего, затронули тему обо мне в своих беседах, и благодаря этому всплыла моя промашка.

Ошибка заключалась в том, что Ася видела меня только в облике Антона, а Ангелина в облике Акакия. Видимо у девушек возникли разногласия по поводу того, как я на самом деле выгляжу, и дознавательница сообразила, что они говорят о разных людях. Есть небольшая вероятность, что Ася увидела мою физиономию на листовке и опознала своего рыночного знакомого, который, внезапно, оказался злостным мошенником. А дальше Берия включил логику и…

И если это так, то я в огромной жопе…

С другой стороны, доказательства того, что я и преступник с рынка одно и то же лицо, у них пока нет. И подтверждение этого заключается в том, что я все еще свободно гуляю по Дарграду. Вот только эта свобода всего лишь вопрос времени. Так, или иначе, но к моей персоне снова повышенное внимание и с этим нужно что-то делать, причем немедленно. Деньги Полухину уже переданы, и я теперь привязан к этому городу типографией, которую очень не хочу бросать.

Конечно, совсем пропасть мне не грозит — я относительно бессмертен и могу сбежать в другую страну, где меня не знают. Но так не хочется проходить весь путь заново…

И что делать? Если я начну скрываться от встречи с Асей, это лишь ухудшит ситуацию.

А может просто убрать единственного свидетеля?

По коже пробежал мерзкий холодок. Неужели я только что подумал о том, чтобы убить невиновную девчонку. Бр-р-р… В кого я превращаюсь в этом средневековье?

Нет, так я точно не буду делать. Можно просто сграбастать ее и в охапку и телепортироваться на другой конец мира, а там выбросить в каком-нибудь городе и пусть выкручивается. Останется живой и ладно.

Все-таки я урод! Сказал бы мне кто месяц назад, что я захочу так поступить с человеком — плюнул бы ему в лицо, а теперь вот спокойно думаю об этом. А может телепортировать Берию с Ангелиной?

Хороший вариант, но есть вероятность, что о моей несчастной персоне знают еще какие-то сотрудники, и меня все равно в покое не оставят.

— Случилось чего, касатик? Совсем лица на тебе нет. — раздался участливый голос спутницы.

Агафья… Блин, а ведь она мой шанс! Я просто в наглую пойду на встречу с Ангелиной и Асей, развевая все их сомнения раз и навсегда. У меня же целый мастер иллюзий в корешах ходит!

— Бабуль, мне срочно нужна твоя помощь. Обещаю, скоро ты получишь своего Федьку.

— Помогу, раз обещала. Что делать-то нужно?

— Идем. Расскажу по дороге.

Мы направились обратно в парк, и я по дороге выложил ей свой план. Выслушав меня до конца, ведьма лишь усмехнулась и сказала, что проблем не возникнет. Якобы, для нее создать такое колдовство проще пареной репы. Возле парка я попрощался с ней и приступил к следующей части, касающейся того таинственного игрока с этой треклятой способностью забывать о нем.

Мне нужно постоянное напоминание о наличии у него противного умения, а значит информацию с бумаги необходимо перенести в такое место, чтобы я не мог ее потерять и постоянно помнить о его существовании. Не знаю, что из этого в конечном итоге выйдет, но я готов рискнуть, чтобы сэкономить алтари. Кроме того, я пока все равно не могу их использовать в отсутствие Локи. Блин, как же мне не хватает этого придурковатого, но такого родного засранца!

По дороге обратно мой взгляд упал на неприметное заведение с небольшим затемненным окошком, слегка выглядывающим на главную улицу из неказистого переулка. Я мельком прочитал вывеску над ним и замер, осененный идеей. То что нужно!

— Здравствуйте, я бы хотел сделать надпись!

Владелец местного татуировочного салона, сухонький мужичок в жилистыми руками, приветливо осмотрел меня и понимающе кивнул.

— И что вы хотите написать?

— Вам может это показаться странным, но мне нужно, чтобы об этом никто не знал.

— Молодой человек! — строго произнес он, — Я в этом бизнесе уже без малого сорок лет! И уж поверьте, таких странностей и причуд насмотрелся. У меня все конфиденциально, иначе я бы уже здесь не работал.

— Тогда держите. — я протянул ему клочок бумаги, — Меня интересует строчка, написанная внутри. Перенесите ее содержание, скажем… скажем вот сюда!

Я закатал рукав и провел пальцем по внутренней стороне левого предплечья.

— Три золотых. — невозмутимо ответил он.

— Идет.

Через час я уже шагал довольный в сторону здания тайной полиции, помня о зудящей надписи на своей руке. Читать ее при постороннем человеке я конечно же не стал — неизвестно, какой эффект она на меня произведет, однако теперь я точно не потеряю эту информацию и постепенно найду способ, как добраться до этого невероятного игрока. Но сначала мне нужно закончить с Ангелиной и компанией.

— Здравствуйте, дознаватель Джолиева у себя?

— Вы по записи? — поднял на меня глаза полицейский с проходной.

— Нет. Передайте ей, что барон ге Хаймен хочет с ней встретится.

— Ге Хаймен…, — задумался он, — Хм… Что-то она такое говорила утром про вас. Кажется, она вас ожидала к половине одиннадцатого.

— У меня были дела. Но я готов пообщаться с ней прямо сейчас. Скажите, что я очень тороплюсь и заскочил ненадолго.

Последнюю фразу я сказал специально, решив не давать времени этой шайке повторно доставить Асю сюда. Будем играть по моим правилам, а не по их.

Меньше, чем через пять минут на проходной появилась взволнованная дознавательница.

— Барон! Я же просила вас не опаздывать! — недовольно произнесла она, но тут же спохватилась и смягчила тон. — Как ваши дела? Рада, что вы так быстро вернулись!

Ну-ну. Можно подумать тебе интересно, как у меня дела, актриса хренова. Ну ничего, я тоже так умею.

— Дела неплохо. — вальяжно бросил я. — Типографию вот недавно прикупил. Но позвольте узнать, с чего вы так сильно захотели меня увидеть?

— Я…, — она на секунду запнулась, но быстро подобралась и продолжила. — Я тут думала о вас последние дни. Вы, оказывается, очень неплохой человек, и мне стыдно за нашу первую встречу. Я на самом деле не такая, какой хочу казаться окружающим.

Ее взгляд стыдливо устремился в пол, однако я прекрасно понимал, что это представление. Возможно, если бы я не засек Асю утром, я бы в эту сказку даже поверил, уж больно она хорошо исполняла свою роль. Даже сейчас я легко поддавался ее очарованию, а потому соображал не так быстро, как бы мне хотелось.

Но теперь у меня есть козырь — я знаю, для чего Ангелина все это устроила. Более того, я уверен, что сейчас попытается назначить повторную встречу.

— Не стоит расстраиваться. — я взял в свои пальцы ее ладонь, и почувствовал, как она еле ощутимо вздрогнула, но не выдернула ее. Хм… Двоякий знак.

— Я бы все равно хотела извинится.

— Извиняйтесь. — невозмутимо произнес я.

Видимо она не ожидала такого ответа, а потому неопределенно уставилась на меня, словно пытаясь понять к чему я клоню.

— Прямо здесь? — наконец-то неуверенно произнесла она, — Мне кажется это совсем неподходящее место, барон. Как вы смотрите на то, чтобы пригласить меня сегодня на ужин? Хотя нет… Это неправильно! Я сама вас приглашаю! Да, так будет более уместно.

Я задумался. По идее, от этой встречи можно ожидать что угодно, а значит мне нельзя допустить, чтобы тайная полиция все подготовила так как нужно им. Раз они меня не вызывают официально и до сих пор не усыпили, значит им не хватает оснований и улик. А спугнуть меня не в их интересах — ведь по их мнению я в любой момент могу телепортироваться.

— Чур, место выбираю я! — ответил я веселым тоном, показывая, что ничего не подозреваю. Этакий влюбленный заигрывающий лопушок.

— Идет! — легко ответила она, поддерживая игру и улыбнулась. — Куда мы пойдем ужинать?

— В ресторан, что находится на первом этаже мой гостиницы. Очень достойное место.

— А вы хитрец, барон! Прямо возле вашего номера. Я уже вас боюсь! Вдруг вы меня похитите? — задорно произнесла она.

Ангелина продолжала флиртовать, и это было не очень хорошо для меня. Значит она совсем не волнуется за выбор территории, хотя понимает, что незаметно устроить засаду около моего места жительства будет проблемно. Тем не менее, я не стал увиливать и менять выбор.

— Ждите меня в восемь часов вечера! — она слегка приподнялась на цыпочки, всем видом показывая что хочет чмокнуть меня в щеку.

Я не стал препятствовать и наклонил голову, позволив сделать задуманное, а затем поцеловал ее в ответ, чувствуя, как начинаю заводиться. От нее пахло чем-то очень приятным, похожим на смесь ароматов луговых цветов. Эх! Ну не могла бы ты быть не такой хитрой стервой… Всю жизнь меня тянет на подобных особ.

— До вечера, барон! И не опаздывайте на этот раз — у меня для вас имеется сюрприз! — девушка выпорхнула обратно, оставив меня наедине с ошалевшим полицейским, на глазах которого все и происходило.

Знаю я, какой у тебя сюрприз, подруга. Знаю…

— До свидания. — произнес я в сторону удивленного служителя закона и покинул проходную.

Остаток дня я провел у себя дома, проигрывая в голове всевозможные варианты предстоящего ужина. Несколько раз я спускался вниз и осматривал зал ресторана, а также территорию вокруг гостиницы, но все было спокойно. Более чем спокойно. Никаких подозрительных шевелений, никаких оперов, изображающих из себя гражданских. Похоже, что мой план должен сработать, и от меня наконец-то отвяжутся раз и навсегда.

За пару часов до начала встречи, я наведался в парк, где снова вызвал Агафью, и мы вместе вернулись обратно. Она выглядела спокойной и уверенной в себе. Это не могло не радовать — значит бабуля знает, что справится.

— Волнуешься, милок?

— Немного. Как-то слишком все гладко складывается.

— Ну и хорошо, что гладко. — ответила она. — Ты, касатик, за меня не беспокойся, главное сам не подкачай.

Полчаса. Оставалось всего полчаса до встречи, когда я решился на более глубокую разведку. Агафья превратилась в тусклый огонек, накинула на меня внешность одного из неприметных жильцов, и я покинул гостиницу.

Уже на выходе я заметил подозрительного типа, который точно не был постояльцем гостиницы, однако он был абсолютно один и это порадовало. Тем не менее, не стоит скидывать со счетов потенциального наблюдателя. Я почти уверен в успехе сегодняшней встречи, но всегда предпочитаю знать всю обстановку, а потому, обойдя по кругу гостиницу и убедившись, что засады нет, отправился дальше.

Обычно, когда служители закона на Земле готовят какую-то операцию в городе, они базируются неподалеку от места событий. Как правило, это дополнительная машина, внутри которой сидят ребята, готовые действовать по первому сигналу. Чего-то подобное мне сейчас и предстояло найти. Я достаточно далеко отошел от гостиницы, но и здесь все было спокойно. Это был центр города с широкими улицами и небольшим количеством хорошо просматриваемых переулков, спрятаться тут было негде. Однако, кроме пустых карет и лениво зевающих извозчиков, я так ничего и не обнаружил.

Впрочем, Берия, как сегодня выяснилось, весьма непростой фрукт, и, возможно, предусмотрел вероятность того, что я могу что-то подозревать и выйти на разведку. Я более чем уверен — он находится где-то неподалеку, вместе с Асей, которой и предстоит стать главным разоблачителем того, что барон ге Хаймен не тот, за кого себя выдает. Интересно, она это делает по своей воле? Или ее как-то обманули?

— Не нашел? — участливо поинтересовалась из ниоткуда материализовавшаяся ведьма.

— Не-а. — слегка взволнованно ответил я.

— Ну и ладно! У нас все получится. Идем, времечко подошло. — она снова превратилась в огонек и спряталась у меня в кармане.

Я вернулся обратно в гостиницу, чувствуя, как мое тело постепенно охватывает легкий мандраж. Стрелки часов в фойе приблизились к восьми, и пора было переходить помещение ресторана.

Ангелина уже находилась здесь. Девушка была одета в красивое бело-красное платье и скучающими глазами водила взглядом по окружающим людям. Увидев меня, она слегка приосанилась и улыбнулась. Я двинул к столику.

— Превосходно выглядите, барон!

— Спасибо, вы тоже очень хороши! — ответил я комплиментом на комплимент. — Чем вы меня сегодня будете угощать?

Я держал на лице шутливую улыбку, однако внутренне был напряжен и внимательно разглядывал присутствующих людей. Вроде подозрительных личностей нет — обычные парочки, мило беседующие друг с другом. Но кое-что мне очень не понравилось, а именно дальний угол ресторана, который считался этакой ВИП-зоной. Обычно, он всегда был открыт, несмотря на то, что там частенько сидели важные и богатые особы. Однако сегодня он был затянут ширмой. Это мне сильно напомнило тот день в Приморске, когда точно так же за ней прятались два толстых чиновника, решившие кинуть меня на орехи. Тогда все прошло гладко. Будем надеяться, что так будет и сегодня. Держу пари — там сейчас сидит Ася и Берия.

— Угощать? — ответила она и хитро улыбнулась. — А может сначала сюрприз?

Эх… Я думал, что мы хотя бы поедим для вежливости. Но видимо девушка настроена побыстрее доиграть свою роль и отвязаться от меня. Ну пусть будет так. Быстрее разберемся с этим и отправимся разбираться с игроком и таинственным сумасшедшим дедом. Может и про Локи что-то станет известно.

— Не люблю сюрпризы, но ради вас готов потерпеть, Ангелина.

Она с торжественным видом поднялась и проследовала за ширму, а через секунду вышла оттуда вместе со своей подопечной. Ася была одета в роскошное голубое платье с бархатными оборками, и выглядела просто восхитительно. Надо отдать должное — дознавательница постаралась на славу. Не было больше глупой простушки из деревни. Перед мной стояли две светские львицы, готовые разбивать сердца местных аристократов.

— Ну что бабуля, теперь вся надежда на тебя. — прошептал я.

— Не волнуйся, я все уже сделала, касатик. — раздался тихий голос над моим ухом.

— Здрасте, дядюшка! — радостно произнесла Ася, увидев меня, однако тут же спохватилась и виновато посмотрела на свою наставницу. — Простите… Господин барон, очень рада вас видеть!

— И я тебя рад видеть, Ася! Ты очень сильно похорошела. А за манеры не переживай — научишься со временем. Зато ты искренняя!

— Это госпожа Ангелина постаралась! Спасибо вам! — она приблизилась к нашему столику.

Я поднялся со своего места, легонько приобнял ее и перевел взгляд на удивленную дознавательницу. Та не ожидала такой реакции девушки на меня, а потому сейчас лихорадочно водила глазами, решая, как ей действовать дальше.

— Ангелина? Что-то случилось? — участливо поинтересовался я, стараясь скрывать язвительные нотки в своем голосе.

— Знаете, барон…, — произнесла она рассеяно. — Мы немного не сошлись с Асей в описании вашей внешности, но теперь я вижу, что это не так…

— Это как-то должно повлиять на наш вечер? Признаться, я думал мы проведем его наедине. Но я действительно рад видеть эту девочку, так что не против продолжить наш ужин в такой замечательной компании. Присаживайся. — я демонстративно отодвинул пустой стул.

— Простите… Кажется, я себя плохо чувствую. — болезненным голосом произнесла Ангелина, — Я, наверное, поеду домой. Не провожайте меня… Извините еще раз…

Вот и все. Цирк закончен. Я облегченно выдохнул. Неприятно конечно, что все ее ужимки были всего лишь игрой, а когда она поняла, что потерпела фиаско, быстро решила свалить. Похоже, что с этой красоткой я пролетел по полной. Но лучше так, чем потерять все, что я уже приобрел в этом городе. Теперь можно никого не бояться и сконцентрироваться на своей работе.

Внезапно, ширма за спиной Ангелины отъехала в сторону и оттуда появился довольный Берия, за спиной которого стоял высокий человек. Его лицо было скрыто тенью, однако что-то в нем было неприятно-знакомое, отчего у меня побежал мерзкий ручеек холодного пота по спине. А дальше случилось то, чего я не мог предполагать в своих самых продуманных вариантах.

Ася удивленно уставилась на меня, и раскрыла рот…

Прямо из воздуха, на ковровое покрытие зала упала Агафья и начала корчиться и извиваться, словно ее тело горело изнутри…

Человек, до этого скрытый тенью, сделал шаг вперед и уставился на меня взглядом победителя…

— Это несомненно он. — произнес тот, кому я когда-то дал кличку «Стервятник». — Это и есть тот демон в обличье дурачка, сбежавший с Зеленого острова.

Главный инквизитор Вестландии вытянул вперед булаву с хрустальным навершием, перед глазами полыхнуло фиолетовое пламя, и я потерял сознание.





Конец




Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20