КулЛиб электронная библиотека 

Всемирная история в десяти томах. Том 8 [ Коллектив авторов ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Всемирная история в десяти томах Том 8

ВВЕДЕНИЕ

Восьмым томом нашего издания открывается освещение периода всемирной истории, называемого новейшей историей. Основное содержание этой эпохи составляет переход человеческого общества от капитализма к социализму, начатый Великой Октябрьской социалистической революцией в России. Это — эпоха борьбы двух противоположных общественных систем, эпоха социалистических и национально-освободительных революций, эпоха крушения империализма, ликвидации колониальной системы, эпоха перехода на путь социализма все новых народов, торжества социализма и коммунизма во всемирном масштабе.

Великая Октябрьская социалистическая революция 1917 г. в России, осуществленная под руководством большевистской партии во главе с В. И. Лениным, явилась первой в истории человечества победоносной пролетарской революцией, социальным переворотом всемирно-исторического значения, положившим начало созданию нового, социалистического мира. В. И. Ленин писал: «Мы создали советский тип государства, начали этим новую всемирно-историческую эпоху, эпоху политического господства пролетариата, пришедшую на смену эпохе господства буржуазии»[1].

Октябрьская революция была не только русской революцией, ее породил весь ход мировой истории. Империализм с его непримиримыми противоречиями стал преградой на пути развития общества. Он проявил себя как виновник грабительских войн, как реакция по всей линии, как система, обрекающая народы на неимоверные страдания. Спасти человечество от гнета империализма мог только пролетариат, самый передовой, организованный и революционный класс современного общества, представляющий интересы всех трудящихся, всех угнетенных и эксплуатируемых. Россия оказалась самым слабым звеном в системе империализма. Здесь противоречия империализма были наиболее острыми, а пролетариат прошел суровую школу борьбы и имел испытанного руководителя — ленинскую большевистскую партию. Поэтому именно в России пролетариат прорвал цепь империализма и создал первое в мире государство пролетарской диктатуры. Опираясь на него, он провел в жизнь важнейшие экономические и социальные преобразования — социалистическую индустриализацию страны, производственное кооперирование крестьянских хозяйств, культурную революцию. Последовательная ленинская политика пролетарского интернационализма, дружбы и братства народов, бескорыстной помощи ранее угнетенным народам обеспечили всестороннее развитие всех наций и народностей Советского Союза, расцвет их культуры, национальной по форме, социалистической по содержанию. В Советском государстве окончательно ликвидированы эксплуататорские классы, построен социализм и успешно осуществляется развернутое строительство коммунистического общества.

* * *
Великая Октябрьская социалистическая революция и первая мировая война положили начало общему кризису капитализма. Порожденный развитием противоречий капитализма, приобретших особую остроту на его последней, монополистической стадии, он охватил все сферы общественной жизни — экономику, политику, идеологию.

Общий кризис капиталистической системы характеризуется дальнейшим обострением противоречия между общественным характером производительных сил и капиталистическими производственными отношениями; усилением паразитизма и загнивания капитализма; массовой безработицей; невиданными по масштабам и опустошительности кризисами перепроизводства; перерастанием монополистического капитализма в государственно-монополистический; растущей милитаризацией промышленности; чрезвычайным усилением неравномерности развития отдельных стран; сужением внутренних рынков и крайним обострением борьбы за внешние рынки и сферы приложения капитала; стремлением правящих кругов к разрешению противоречий при посредстве империалистических войн — локальных и мировых.

В период общего кризиса в капиталистических странах резко обостряется классовая борьба, происходят революционные взрывы, углубляются кризисы старых форм политического господства буржуазии, в частности кризис буржуазно-демократического парламентаризма. В одних странах ограничиваются демократические свободы, в других растущая милитаризация экономики, гонка вооружений и политика подготовки агрессивных войн сопровождаются установлением фашизма, открытой террористической диктатуры монополистической буржуазии.

Внешняя политика империалистических государств окончательно подчиняется целям борьбы за захват новых рынков, источников сырья, сфер приложения капитала, за новый передел мира. Захватнические войны — постоянный спутник капитализма — далеко превосходят по своим размерам, разрушительности и жертвам все, что было известно в истории. Появляются такие неслыханные ранее цели войны, как геноцид (физическое истребление целых народов), насаждение на всей земле господства «избранной расы», по отношению к которой всем народам суждено играть роль рабов.

На протяжении всего новейшего времени действуют как общая закономерность всемирно-исторического процесса две противоборствующие тенденции: революционная, состоящая в движении человечества к социализму и коммунизму, и реакционная, направленная на то, чтобы затормозить общественное развитие, сохранить гибнущий эксплуататорский строй. Борясь за победу первой из этих тенденций, Советская страна и возникшие затем другие социалистические страны положили в основу своей внешней политики ленинский принцип мирного сосуществования государств с различным социальным устройством. Такая внешняя политика исходит из уверенности в том, что народы всего мира по мере успехов социалистической системы получают возможность убедиться в ее превосходстве над капиталистической системой и что в мирном соревновании капитализм неизбежно будет отвергнут народами, а социализм победит во всем мире. «Ликвидация капиталистической системы, — говорит Н. С. Хрущев, — это коренной вопрос развития общества. Но только авантюристы могут думать, что изменение общественного строя может быть достигнуто путем развязывания войн между государствами. Социальные революции не экспортируются. Они не могут переноситься ни на штыках, ни на ракетах. Как мы не допускаем и мысли, чтобы кто-нибудь навязал нам чужой и чуждый образ жизни, точно так же мы не хотим вмешиваться во внутренние дела других стран, так как их образ жизни — неотъемлемое право каждого народа». Политика мирного сосуществования не означает ни отказа от классовой борьбы, ни примирения между социалистической и буржуазной идеологиями. Само существование государств с различным общественным строем есть форма классовой борьбы между социализмом и капитализмом. Но государства не должны решать посредством войны свои идеологические и политические споры.

Напротив, внешняя политика империалистических держав, отражающая реакционную тенденцию исторического процесса, рассчитана на разрешение спора между капитализмом и социализмом, а также противоречий внутри лагеря империализма силой оружия. Буржуазная пропаганда настойчиво твердит о превосходстве капитализма над социализмом, но проводимая империалистами политика разжигания войны свидетельствует о том, что они сами не верят в возможность выиграть мирным путем соревнование с социализмом. Дважды со времени Октябрьской революции империалисты пытались уничтожить Советское государство. Первая попытка в 1917—1920 гг. закончилась сокрушительным разгромом интервентов. Вторая, в 1941—1945 гг., привела не только к краху наиболее реакционных режимов в мире — в Германии, Италии, Японии, — но и к отпадению ряда стран в Европе и Азии от капиталистической системы. Несмотря на эти поражения, империалистические агрессоры стали после второй мировой войны готовить новую мировую войну. Однако ныне наступило время, когда объединенными усилиями могучего социалистического лагеря, миролюбивых несоциалистических государств, международного рабочего класса и всех сил, отстаивающих дело мира, можно предотвратить мировую войну.

Период общего кризиса капитализма стал временем резкого упадка буржуазной культуры. Наука и техника, величайшие достижения человеческого гения ставятся империалистами на службу войне. В литературе и искусстве капиталистических стран широко распространяются крайне реакционные направления, уход от действительности, циничное безразличие к судьбе человечества, пессимизм, обреченность. В отличие от стран социализма, где на основе глубоких преобразований, по праву называемых культурной революцией, складывается новая, социалистическая культура, развитие которой органически связано с раскрытием всех способностей и талантов людей, культура в капиталистических странах остается привилегией немногих. Но и в буржуазном обществе, противоборствуя с увядающей культурой господствующих классов, растет и крепнет культура демократических слоев, отражающая процесс движения человечества по пути прогресса, усиливаются элементы пролетарской, социалистической культуры. Передовые писатели, поэты, художники, музыканты ищут путей преодоления духовного кризиса; лучшие из них неизбежно переходят в стан рабочего класса. В своем творчестве они беспощадно разоблачают буржуазный строй и выражают оптимистическую веру в светлое будущее человечества. Свое вдохновение они черпают в жизни и борьбе народных масс.

Общий кризис капиталистической системы является неизбежным и закономерным состоянием капитализма в эпоху его упадка и разложения. Для капитализма нет выхода из общего кризиса. За первым этапом общего кризиса, в начале которого от капиталистического мира отпала Россия, наступил второй этап, когда от капитализма отпали многие другие страны Европы и Азии, в том числе великий Китай, сложилась мировая система социализма. Отличительными чертами общего кризиса капитализма на современном, третьем, этапе являются: торжество социализма в большой группе стран Европы и Азии, охватывающей третью часть человечества, могучий рост сил, борющихся за социализм во всем мире, и неуклонное ослабление позиций империализма в экономическом соревновании с социализмом; новый огромный подъем национально-освободительной борьбы и ускоряющийся распад колониальной системы; возрастание неустойчивости всей капиталистической системы мирового хозяйства; обострение противоречий капитализма в результате развития государственно-монополистического капитализма и роста милитаризма; углубление противоречий между монополиями и интересами всей нации; свертывание буржуазной демократии, тенденция к автократическим и фашистским методам управления; глубокий кризис буржуазной политики и идеологии.

Эпоха общего кризиса есть эпоха крушения капитализма и замены его социализмом. Каждая из стран социализма прошла свой путь развития в соответствии с конкретно-историческими условиями, сложившейся расстановкой классовых сил, национальными традициями. Но столбовая дорога к социализму была и остается для всех стран одна. Это — дорога, определенная опытом Великой Октябрьской социалистической революции и строительства социализма в России, опытом, который теоретически обоснован марксистско-ленинским учением о пролетарской революции и строительстве социализма. Общие закономерности социалистической революции, проявляющиеся во всех странах социализма, состоят в следующем: руководство трудящимися массами со стороны рабочего класса, ядром которого является марксистско-ленинская партия, в проведении пролетарской революции в той или иной форме и установлении диктатуры пролетариата в той или иной форме; союз рабочего класса с основной массой крестьянства и другими слоями трудящихся; ликвидация капиталистической собственности и установление общественной собственности на основные средства производства; постепенное социалистическое преобразование сельского хозяйства; планомерное развитие народного хозяйства, направленное на построение социализма и коммунизма, на повышение жизненного уровня трудящихся; осуществление социалистической революции в области идеологии и культуры и создание многочисленной интеллигенции, преданной рабочему классу, трудовому народу, делу социализма; ликвидация национального гнета и установление равноправия и братской дружбы между народами; защита завоеваний социализма от покушений внешних и внутренних врагов; солидарность рабочего класса данной страны с рабочим классом других стран, т. е. пролетарский интернационализм.

Главной движущей и руководящей силой в борьбе за социализм выступает рабочий класс, выражающий интересы всех трудящихся, защищающий национальный суверенитет и национальную независимость своей страны. Боевым авангардом рабочего класса являются коммунистические и рабочие партии; неустанной разъяснительной и организаторской работой они помогают рабочему классу осознать свою историческую миссию и ведут его к великой цели. Творчески применяя опыт Великой Октябрьской социалистической революции и социалистического строительства в России к конкретным условиям своих стран, они обогащают марксистско-ленинскую теорию, вносят свой вклад в учение об общих закономерностях социалистической революции.

Существование Советского Союза, мировой социалистической системы оказывает глубокое и все возрастающее воздействие также на капиталистические страны. Господствующие классы капиталистических стран вынуждены идти на уступки трудящимся массам; объем этих уступок определяется не только размахом классовой борьбы в странах капитала, но и исполинскими успехами социалистического лагеря.

Как составная часть общего кризиса капитализма, развивался и углублялся кризис империалистической колониальной системы, перешедший затем в ее активный распад. Великая Октябрьская социалистическая революция вовлекла угнетенные народы колоний и полуколоний в общий поток всемирного революционного движения. Победа Советского Союза во второй мировой войне, появление новых социалистических стран в Европе и Азии, образование мировой социалистической системы, поддержка национально-освободительных движений странами социалистического лагеря и международным рабочим движением в огромной степени ускорили процесс распада колониальной системы империализма. Социалистическая система стала надежным щитом суверенного национального развития освободившихся народов, гарантией того, что полный крах колониализма неминуем. Распад системы колониального рабства в Азии и Африке под натиском национально-освободительного движения явился одним из самых выдающихся событий новейшей истории, вторым по своему историческому значению после образования мировой системы социализма.

Народы колоний и полуколоний добивались национальной независимости различными способами — как путем вооруженной борьбы, так и невоенным путем. Но во всех случаях решительная победа достигалась только на основе мощного национально-освободительного движения, направленного против империалистов и их внутренней агентуры — феодалов, компрадоров и т. п. Наиболее последовательно выступает за национальное освобождение рабочий класс. Там, где он обладает достаточной мощью и организованностью, чтобы повести за собой крестьянские массы и возглавить союз рабочих и крестьян, создается широкий национальный фронт всех национально-патриотических сил. Первостепенное значение при этом имеет решение аграрного вопроса: без ликвидации феодальных и полуфеодальных отношений, тормозящих развитие производительных сил, нельзя удовлетворить насущные нужды подавляющего большинства населения и обеспечить подлинно прогрессивное развитие стран и народов, освобождающихся от колониального гнета.

В завоевании суверенитета и независимости объективно заинтересована также национальная буржуазия колониальных и зависимых стран, не связанная с империалистическими кругами. Поэтому она участвует в революционной борьбе против империализма и феодализма, а в некоторых случаях и возглавляет ее. Но национальная буржуазия неустойчива; она склонна к соглашательству с империалистами и феодально-компрадорскими элементами. Степень участия национальной буржуазии в антиимпериалистической, антифеодальной революции в разных странах различна в зависимости от уровня социально-экономического развития, соотношения классовых сил, международной обстановки.

Империалисты, стремясь любыми средствами сохранить колониальные прибыли, изыскивают новые формы эксплуатации народов, добившихся политической независимости. К этой цели направлены маскируемые филантропическими фразами планы «помощи» слаборазвитым странам, выдвигаемые империалистическими державами. Одновременно империалисты действуют и старыми способами колониальной агрессии — при посредстве вооруженной интервенции, диверсий, заговоров и т. д. Слабость внутренних прогрессивных сил, вмешательство империалистов, соглашательство или прямое предательство ставших у власти буржуазно-помещичьих кругов приводили в некоторых освободившихся странах к утверждению реакционных режимов и даже к утрате независимости. Однако исторический опыт доказывает, что реакция может одерживать только непрочные и недолговечные победы. Повсюду неизбежно вызревают условия полного освобождения всех народов мира.

* * *
Настоящий, восьмой том «Всемирной истории» освещает события 1917—1923 гг. Он открывается историей Великой Октябрьской социалистической революции, положившей начало эпохе новейшей истории, эпохе борьбы и победы коммунизма во всемирном масштабе. В период, рассматриваемый в этом томе, молодое Советское государство, разгромив империалистическую интервенцию и внутреннюю контрреволюцию, приступило к осуществлению ленинского плана строительства социализма, а в капиталистическом мире, на Западе и на Востоке, в результате резкого обострения всех противоречий империализма и под влиянием идей Октября развернулись мощные революционные выступления рабочего класса и национально-освободительные движения угнетенных народов.

В Советской стране за эти годы сложились новые производственные отношения, открывшие широкий простор развитию производительных сил. В короткий срок командные высоты в экономике заняла общественная собственность. Возникший с национализацией крупной промышленности, транспорта и земли социалистический уклад — высший по сравнению с другими укладами тип хозяйства — стал играть ведущую роль, что обеспечило на последующих этапах ликвидацию многоукладности в экономике страны и победу социализма. Изменилась и классовая структура России. Были сброшены с исторической сцены помещики, крупная буржуазия. Из эксплуатируемого и угнетенного класса пролетариат превратился в господствующий класс, в руководящую силу общества, объединив вокруг себя весь трудовой народ. В результате перехода помещичьих земель в руки крестьянства изменилось соотношение классовых сил в деревне; подъем ее материального уровня привел к тому, что центральной фигурой крестьянства стал середняк. Трудовое крестьянство сделалось прочным союзником рабочего класса. Из среды рабочих и крестьян сформировалась новая интеллигенция; к социалистическому строительству примкнула также часть старой, буржуазной интеллигенции.

Под руководством Коммунистической партии во главе с В. И. Лениным росло и крепло первое в мире государство диктатуры пролетариата, осуществлявшее на основе тесного союза рабочего класса с крестьянством демократию нового типа, демократию для трудящихся. Диктатура пролетариата в России утвердилась в форме Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов — органов государственной власти, возникших в процессе революционной борьбы пролетариата и обеспечивших тесную связь государства с массами, их активное участие в государственной деятельности. Значительные успехи были достигнуты в разрешении национального вопроса. Было уничтожено национальное неравенство, ранее угнетенные народы осуществили свое право на самоопределение и с помощью русского и других народов страны приступили к ликвидации фактического неравенства в области экономики, культуры, оставшегося от старого строя. Важнейшим результатом советского государственного и национального строительства этого периода явилось образование Союза Советских Социалистических Республик — свободного и равноправного объединения народов.

В капиталистическом мире 1917—1923 годы ознаменовались революционным подъемом, который породил существенные политические и социальные перемены. Во многих капиталистических странах господствующие классы были вынуждены провести некоторые социальные реформы: расширение избирательного права, аграрные преобразования, введение 8-часового рабочего дня, социальное страхование и т. п. Когда революционное движение пошло на убыль, буржуазия взяла назад значительную часть этих уступок, однако пролетариат сумел отстоять многие из завоеванных им позиций для продолжения политической и экономической борьбы. Великими, всемирно-историческими достижениями рабочего движения этих лет были рост его организованности и консолидация революционных сил, возникновение и упрочение коммунистических партий, образование Коммунистического Интернационала. К своему IV конгрессу, в конце 1922 г., Коммунистический Интернационал объединил под знаменем марксизма-ленинизма 58 коммунистических партий.

Капиталистической системе были нанесены тяжелые удары и на ее периферии — в колониальных и полуколониальных странах Азии, Африки, Латинской Америки. В Монголии победа народной революции открыла возможность развития страны к социализму, минуя стадию капитализма. В Китае «движение 4 мая» 1919 г. положило начало новому периоду в истории китайской революции, периоду буржуазно-демократической революции нового типа, в которой руководящая роль принадлежит не буржуазии, а пролетариату. Турция, Иран, Афганистан завоевали национальный суверенитет. Империализм еще удерживал в колониальной и полуколониальной зависимости много стран и народов, но ему все чаще приходилось теперь отступать, маневрировать, изыскивать новые формы для маскировки колониального гнета.

К исходу периода, рассматриваемого в VIII томе, стал очевиден крах попыток империалистов как военными средствами, так и с помощью экономической блокады задушить молодое Советское государство. Отстояв себя, оно создало прочную базу для строительства социализма, для объединения всех угнетенных народов мира вокруг первого отечества рабочих и крестьян.

Огромное значение для всего человечества имело дальнейшее развитие марксизма-ленинизма. Неоценимый вклад в марксистскую революционную теорию внесли труды В. И. Ленина, указавшие рабочему классу и всем трудящимся путь борьбы в новых условиях. Глубоко разработанные В. И. Лениным положения Маркса — Энгельса о диктатуре пролетариата, о сломе буржуазной государственной машины и создании нового государственного аппарата — органа социалистической революции, о двух фазах коммунизма послужили практическим руководством в борьбе за победу Октябрьской революции и построение социализма. Гениальный план социалистического строительства, созданный В. И. Лениным, стал неисчерпаемым кладезем опыта не только для данного этапа, но и для последующих времен. Разрабатывая основы внешней политики Советского государства, В. И. Ленин осветил перед всеми народами путь борьбы за мир и провозгласил принцип мирного сосуществования государств с различным общественным строем. Руководя Коммунистическим Интернационалом, В. И. Ленин воспитывал революционные кадры международного пролетариата, развивал важнейшие стороны теории международного рабочего движения. Вся деятельность В. И. Ленина, его труды и выступления были постоянным источником вдохновения для революционных борцов во всем мире.

* * *
В период, рассматриваемый в настоящем томе, большие изменения претерпела политическая карта мира.

На обширной территории бывшей Российской империи возник Союз Советских Социалистических Республик в составе 4 союзных республик — Российской, Украинской, Белорусской и Закавказской (объединявшей Азербайджан, Армению и Грузию), которые включали в себя 14 автономных республик и 14 автономных областей. В тесном союзе с СССР находились 2 народные советские республики — Хорезмская и Бухарская. На некоторых национальных территориях, входивших ранее в Российскую империю, образовались государства с буржуазным строем — Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша. В последнюю были включены польские земли Германии, Австро-Венгрии и России, а также западноукраинские и западнобелорусские земли. В нарушение договоров буржуазно-помещичья Польша захватила у Литвы Вильнюс и Вильнюсскую область.

В результате мировой войны и буржуазно-демократических революций значительные изменения произошли в Центральной и Юго-Восточной Европе. Место кайзеровской Германии заняла Германская республика. Эльзас и Лотарингия отошли к Франции, район Эйпен, Мальмеди и Морене — к Бельгии, Гульчинский район — к Чехословакии, часть польских земель — к Польше. Не стало Австро-Венгерской империи. На ее территории возникли новые государства — Австрия, Венгрия, Чехословакия. Южнославянские земли Австро-Венгрии объединились с Сербией и Черногорией в Королевство сербов, хорватов и словенцев (с 1929 г. — Югославия); некоторые южнославянские земли — Истрия, Триест и другие были отданы Италии, она же получила Южный Тироль (Трентино). Населенные главным образом румынами Трансильвания и Южная Буковина воссоединились с Румынией; в ее состав вошла и населенная украинцами Северная Буковина. Провинцию Бургенланд, входившую ранее в состав Венгрии, передали Австрии. Болгария потеряла часть своей территории на юге, лишившись выхода к Эгейскому морю.

На крайнем Западе Европы в результате национально-освободительного восстания возникло новое государство Ирландия, получившее статус доминиона Британской империи. Северо-восточная часть Ирландии — Ольстер — была присоединена к Англии.

На Ближнем Востоке прекратила существование Османская империя. Собственно турецкие земли составили новое национальное государство — Турецкую республику; в нее вошли также районы Карса, Ардагана и Артвина, принадлежавшие с 1878 г. царской России. Арабские земли бывшей Османской империи превратились в колонии империалистических держав под видом «подмандатных территорий» (Сирия, Ливан, Палестина, Трансиордания, Ирак) или стали самостоятельными государствами (Хиджаз, Неджд, Асир, впоследствии объединившиеся в Арабское Саудовское государство, а также Йемен). Египет был формально объявлен независимым королевством, но фактически оставался английской колонией. Додеканесские острова были закреплены за Италией, остров Кипр — за Англией.

Границы Ирана и Афганистана не изменились, но оба государства, бывшие прежде полуколониями, обрели национальный суверенитет.

В Центральной Азии возникло новое независимое государство — Монголия. Рядом с ней образовалась Народная Танну-Тувинская республика.

В Китае не произошло больших территориальных изменений. Захваченные империалистами китайские земли оставались в их руках; только Шаньдун, где германских колонизаторов во время мировой войны 1914—1918 гг. сменили японские, был затем возвращен Китаю.

Германские колонии на Тихом океане были поделены между Японией (Каролинские, Марианские и Маршалловы острова), Австралией (германская часть Новой Гвинеи) и Новой Зеландией (острова Самоа), а германские колонии в Африке — между Англией (части Того и Камеруна), Францией (части Того и Камеруна), Южно-Африканским Союзом (Германская Юго-Западная Африка), Бельгией (Руанда и Урунди) и Португалией (Кионга).

Политическая карта капиталистического мира отражала устремления империалистов к увековечению колониального гнета и эксплуатации малых народов. Однако уже в рассматриваемый период господство империалистов было подорвано. Влияние Великой Октябрьской социалистической революции, рост прогрессивных сил, обострение всех противоречий империализма неизбежно вели к новым потрясениям капиталистической системы.

* * *
Текст тома написан следующими авторами:

Введение — редакционной коллегией; гл. I и II — Г. Н. Голиковым; гл. III — И. И. Минцем и В. Г. Трухановским, за исключением подраздела «Революция в Финляндии», написанного В. М. Холодковским; гл. IV — В. В. Постниковым; гл. V — С. П. Суратом; гл. VI — Ю. А. Писаревым; гл. VII — Н. М. Лавровым и С. А. Могилевским; гл. VIII: разделы 1, 3, 5, 6 — Ю. А. Писаревым, раздел 2 — Я. Б. Шмералем, раздел 4 — А. Я. Манусевичем; гл. IX — Ю. А. Поляковым, за исключением подразделов «Образование советских республик в Прибалтике» и «Вторжение интервентов в Советскую Прибалтику», написанных А. А. Дризулисом (о Латвии) и Г. А. Конюховым (об Эстонии и Литве); гл. X: раздел 1 — П. В. Гурович, за исключением подразделов об английских доминионах, написанных С. Ф. Молочковым, и подраздела «Англо-ирландская война. Создание Ирландского государства», написанного В. Э. Куниной, раздел 2 — Л. П. Лавровым, разделы 3,4 — Н. М. Лавровым; гл. XI: раздел 1 — П. А. Лисовским, раздел 2 — Х. Гарсиа; гл. XII — С. И. Якубовской; гл. XIII — Л. Н. Кутаковым; гл. XIV: разделы 1, 2, 3, 4, 6 — А. Ф. Миллером, раздел 5 — А. А. Губером, раздел 7 — Н. С. Луцкой, раздел 8 — И. И. Потехиным; гл. XV — Н. М. Лавровым, за исключением подраздела «Куба», написанного А. М. Зориной; гл. XVI — А. Е. Иоффе; гл. XVII: раздел 1 — Н. М. Лавровым и С. А. Могилевским, раздел 2 — С. П. Суратом; гл. XVIII — С. И. Якубовской, за исключением подраздела «Враждебные выступления империалистов. Ультиматум Керзона», написанного А. Е. Иоффе.

Иллюстрации подобраны И. К. Эльдаровой. Редактирование иллюстраций проведено Е. П. Зенкевич. Хронологическая таблица составлена А. А. Курносовым, библиография — А. Б. Черновым. Карты составлены, оформлены и подготовлены к изданию Научно-редакционной картосоставительской частью Главного управления геодезии и картографии Министерства геологии и охраны недр СССР; авторы карт: Л. Н. Егорова, Е. П. Кучборская, М. Г. Подкаминская, Н. А. Смирнова, И. Я. Сукеник, М. А. Федосова, X. З. Фильгус, Г. Г. Чумалова, Г. Г. Яшуничкина. Редактирование карт проведено Б. Г. Галковичем.

Значительная редакционная работа по тому выполнена М. А. Полтавским.

В редактировании текста принимали также участие: по тому в целом — Н. Н. Яковлев, по главам I, II, IX, XII, XVI и XVIII — И. Б. Берхин, по разделу 3 главы X — Л. И. Зубок, по главе XIV — К. В. Кукушкин, А. И. Чичеров.

В подготовке тома к изданию участвовали Г. А. Агафонова, З. С. Белоусова, Т. В. Еремеева, И. А. Желенина, В. П. Золотухин, Е. В. Козаковская, Н. Б. Коник, А. М. Некрич, В. С. Парсаданова, Р. В. Хабаева, В. С. Чада.

Научно-вспомогательная и организационная работа проведена Л. Н. Горюновой.

Редакционная коллегия тома приносит свою глубокую благодарность историкам Китайской Народной Республики, Корейской Народно-Демократической Республики, Монгольской Народной Республики, Болгарской Народной Республики, Венгерской Народной Республики, Германской Демократической Республики, Польской Народной Республики, Румынской Народной Республики, Чехословацкой Социалистической Республики, Федеративной Народной Республики Югославии за присланные ими замечания, оказавшие редколлегии большую помощь при работе над текстом.

Редакционная коллегия выражает благодарность всем специалистам за ценные замечания по улучшению текста тома.

В. И. Ленин. Фотография. 1918 г.

ГЛАВА I ВЕЛИКАЯ ОКТЯБРЬСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ — НАЧАЛО НОВОЙ ЭРЫ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Двадцать пятого октября (7 ноября) 1917 г. в России победила Великая Октябрьская социалистическая революция, открывшая новую эру всемирной истории. Отныне капитализм перестал быть единственной и всеохватывающей общественно-экономической системой. На одной шестой части земли возникло новое, социалистическое общество.

Великая Октябрьская социалистическая революция явилась закономерным результатом всего предшествующего развития человеческого общества. Ее материальные предпосылки сложились в период господства монополистического капитала, в период империализма, который, по определению В. И. Ленина, «есть канун социалистической революции»[2]. Процесс созревания социалистической революции гигантски ускорила мировая империалистическая война, положившая начало общему кризису капитализма.

Социалистическая революция впервые победила в России — самом слабом звене мировой империалистической системы, где монополистический капитализм переплетался с пережитками феодально-крепостнических отношений, придавая гнету и эксплуатации особенно острый и глубокий характер. В ходе классовых битв в России сложилась могучая общественная сила, способная свергнуть капитализм, установить диктатуру пролетариата, построить социалистическое общество. Рабочий класс России, возглавляемый большевистской партией, повел за собой крестьянскую бедноту на победоносную борьбу за освобождение от социального и национального гнета, за построение коммунистического общества.

1. Россия накануне социалистической революции

Общенациональный кризис

Февральская буржуазно-демократическая революция 1917 г., свергнувшая самодержавие, открыла возможность перехода России к социалистической революции. Важнейшими событиями периода от Февраля до Октября были апрельский, июньский и июльский политические кризисы, разгром корниловщины. Эти политические кризисы явились этапами нарастания общенационального кризиса в стране. Революция стремительно развивалась. Знаменосцем ее выступила партия большевиков во главе с В. И. Лениным. В ходе борьбы большевики сплачивали широкие массы, формировали политическую армию революции, укрепляли союз рабочего класса с беднейшим крестьянством — решающую общественную силу в борьбе за победу социалистической революции.

Процесс перерастания буржуазно-демократической революции в России в социалистическую имел в своем развитии два основных периода: период до июльского кризиса, когда большевистская партия проводила курс на мирное развитие революции, и период подготовки свержения власти буржуазии и помещиков путем вооруженного восстания.

Мирное развитие революции было прервано из-за предательства оппортунистов — меньшевиков и эсеров, добровольно передавших власть империалистической буржуазии и запятнавших себя пролитием крови рабочих и солдат в июле 1917 г. Состоявшийся после июльских событий VI съезд Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) нацелил партию на подготовку вооруженного восстания. Съезд призывал массы готовиться к взятию государственной власти «для направления ее к миру и социалистическому переустройству общества». Все более обостряющиеся социально-экономические и политические противоречия в стране ускоряли нарастание общенационального революционного кризиса. Всем ходом общественного развития народные массы России во главе с рабочим классом были подведены в октябре 1917 г. к социалистической революции как единственному средству спасения от национальной катастрофы, освобождения трудящихся от социального и национального гнета.

Буржуазное Временное правительство не удовлетворило ни одного из требований народа: оно не дало ему ни мира, ни земли, ни хлеба. В своей экономической политике оно руководствовалось интересами монополистического капитала. Чудовищных размеров достигли прибыли банков, особенно таких, как Соединенный международный банк в Петрограде, Московский учетный банк, Московский купеческий банк. Крупные монополии — «Продамета» и др. — также получали огромные доходы. По их требованию Временное правительство выдавало им денежные субсидии, послушно санкционировало неоднократное повышение цен на металл. Вместе с тем буржуазная власть ничего не делала для борьбы с разрухой народного хозяйства и для улучшения положения трудящихся масс.

Промышленность находилась в катастрофическом состоянии. Валовая продукция ее сократилась по сравнению с 1916 г. почти наполовину. С марта по август 1917 г. прекратили работу по разным причинам 568 предприятий, многие из них — вследствие локаутов, применявшихся как средство борьбы с революционными рабочими. До 50% предприятий закрылось на Урале. Такая же картина наблюдалась в Донбассе и в некоторых других промышленных центрах страны.

Временное правительство поощряло саботаж предпринимателей. В сентябре 1917 г. было решено закрыть еще ряд предприятий в Харькове и Донецком районе, в октябре 1917 г. — в Москве. Правительственные органы называли такую экономическую политику «регулированием производства», но, по существу, предоставляли полную свободу действий капиталистам.

Хозяйничанье Временного правительства создало угрозу полного финансового банкротства страны. Источниками покрытия быстро растущих военных расходов являлись эмиссия бумажных денег и получение новых займов. На 1 июля 1914 г. в обращении находилось 1,6 млрд. бумажных рублей, к 1 марта 1917 г. — 9,5 млрд., а к ноябрю — уже 22,4 млрд. Государственный долг России составил колоссальную сумму — до 50 млрд. руб., в том числе около 16 млрд. руб. внешних долгов.

Делегаты I Всероссийской конференции фабрично-заводских комитетов в Петрограде 17 октября 1917 г. Фотография.

Неуклонно возрастала экономическая зависимость России от империалистических держав Запада, превративших Временное правительство в своего послушного приказчика. Совещание «деловых кругов», состоявшееся летом 1917 г. в министерстве торговли и промышленности, приняло решение передать в концессию американскому капиталу железные рудники Урала, Подмосковный угольный бассейн, золотоносные копи Алтая, нефть и уголь Сахалина, медные рудники Кавказа. Условия концессии были кабальными для России. Одобряя это решение, председатель Особого совещания по обороне П. Пальчинский говорил, что привлечение американского капитала «является для России делом государственной мудрости и необходимости».

Война, разруха и голод всей своей тяжестью обрушились на трудящихся, и прежде всего на рабочий класс. Реальная заработная плата рабочих в 1917 г. составляла лишь 57,4% по сравнению с 1913 г. Основные предметы питания в Москве за годы войны подорожали в 9,5 раза, а предметы широкого потребления — в 12 раз.

Политика продолжения империалистической войны, антинародная деятельность Временного правительства вызывали все возрастающую ненависть трудящихся.

К осени 1917 г. общенациональный кризис охватил все стороны экономических и политических отношений. Он нашел свое выражение прежде всего в росте революционной творческой активности народных масс. Они не хотели более жить по-старому и решительно требовали революционных преобразований общественного строя. В ходе развития революции народные массы все теснее сплачивались вокруг партии большевиков, руководимой Лениным.

Росло влияние большевистской партии в профессиональных союзах, фабрично-заводских комитетах и других организациях рабочего класса. Профессиональные союзы объединяли свыше 2 млн. рабочих и служащих.

Очередь за хлебом в Томске. Фотография. 1917 г.

Фабрично-заводские комитеты на предприятиях, по неполным данным, к осени 1917 г. имелись в 34 крупных городах. Состоявшиеся в октябре перевыборы фабзавкомов принесли огромную победу большевикам. Так, в фабрично-заводском комитете Петроградского трубочного завода большевики получили 23 места из 33.

Стачечное движение приобретало ярко выраженный политический характер и проходило под большевистскими лозунгами. Стачка печатников, начавшаяся в первой половине сентября, распространилась на всю страну. В это же время всеобщая стачка железнодорожников заставила правительство пойти на некоторые уступки. Забастовка нефтяников Баку завершилась большой победой рабочих, принудивших предпринимателей заключить с ними коллективный договор. Повсюду рабочие боролись против попыток буржуазии остановить работу на предприятиях, настойчиво добивались контроля над производством и распределением. В забастовке протеста против массовых локаутов на Урале участвовало до 100 тыс. человек. Стачка сопровождалась установлением рабочего контроля на многих предприятиях. Подобные факты наблюдались также в Петрограде, Москве, Донбассе, Харькове, Нижнем Новгороде, в Иваново-Кинешемском текстильном районе и т. д. Рабочее движение в своем развитии вплотную подошло к установлению диктатуры пролетариата в форме Советов.

Рабочий класс завоевал на свою сторону многомиллионные массы крестьянской бедноты. Трудовое крестьянство на опыте убеждалось в необходимости союза с пролетариатом, видя, что правящие партии кадетов, меньшевиков и эсеров не хотят решить вопрос о земле в интересах народа. Могучая волна крестьянских выступлений охватила к осени 1917 г. 91,2% всех уездов России. По официальным правительственным данным, в мае произошло 152 случая захвата помещичьих земель и имений, в августе — 440, в сентябре — 958 случаев.

Иваново-Вознесенский Совет рабочих и солдатских депутатов. Фотография. 1917 г.

В стране, где преобладало крестьянское население, эти выступления были одним из ярких проявлений общенационального кризиса.

Огромное значение для успеха грядущей социалистической революции имело укрепление влияния большевиков в армии. Особенно сильным большевистское влияние было в гарнизонах крупных промышленных центров, среди моряков Балтийского флота и солдат Северного и Западного фронтов; быстро революционизировались и солдаты других фронтов. 1 (14) октября 1917 г. газета «Солдат» писала: «Возглас «Вся власть Советам!» единодушно раздается по всему фронту — с крайнего Юга до крайнего Севера. Без него не обходится ни одна почти резолюция».

Изменился характер национально-освободительного движения. Народные массы угнетенных наций все активнее становились под интернациональное знамя рабочего класса. Для России, в которой более половины населения составляли угнетенные народы национальных районов, этот факт имел исключительно важное значение.

Процесс революционизирования народных масс получил яркое выражение в большевизации Советов. Рабочие заводов и фабрик отзывали эсеров и меньшевиков, посланных ими ранее в качестве делегатов в Советы, и заменяли их делегатами-большевиками. Так поступили, например, рабочие девяти крупных предприятий Московского и Нарвского районов Петрограда, Адмиралтейского судостроительного завода, фабрики «Скороход» и многих других. Вслед за принятием Петроградским и Московским Советами резолюций о переходе власти к Советам сотни местных Советов в сентябре высказались за переход всей власти в руки рабочих и крестьян.

Общенациональный кризис сказался и в том, что в лагере буржуазно-помещичьей контрреволюции господствовали смятение и раздоры. Правительственная коалиция буржуазных и соглашательских партий полностью проявила свой антинародный характер. Министр-председатель Временного правительства эсер А. Ф. Керенский, занявший после подавления корниловского мятежа также и пост верховного главнокомандующего, разоблачил себя в глазах народа как послушный слуга русской и иностранной буржуазии, как мелкий самовлюбленный авантюрист, метивший в Бонапарты. Другие члены коалиционного правительства, в том числе так называемые министры-социалисты В. М. Чернов и М. И. Скобелев, также показали себя как прямые прислужники империалистической буржуазии. В соглашательских партиях меньшевиков и эсеров нарастал разброд. В обеих партиях усилились левые группировки, ставшие в оппозицию к политике своего партийного руководства. Левые эсеры под влиянием революционных масс крестьянства начали создавать самостоятельную организацию. В партии меньшевиков росла оппозиционная группа интернационалистов.

Успеху борьбы рабочего класса России за социалистическую революцию способствовала и международная обстановка. Мировая война разъединяла и ослабляла крупнейшие империалистические державы. В народных массах воюющих стран — в Германии, Австро-Венгрии, Франции, Италии, на Балканах и т. д. усиливались антивоенные настроения; в ряде этих стран под влиянием революционных событий в России углублялась революционная ситуация. Поднималось национально-освободительное движение в колониях и полуколониях.

На основе всестороннего анализа внутреннего и международного положения великий вождь революции В. И. Ленин в сентябре 1917 г. констатировал наличие общенационального кризиса. «Кризис назрел»[3] — так характеризовал В. И. Ленин суть переживаемого тогда Россией исторического момента.

В ответ на нарастание всенародного возмущения правительство Керенского принимало меры к подавлению растущей революции; оно стягивало к столице казачьи части, которые должны были сменить революционный гарнизон Петрограда. В армии проводилась реорганизация, имевшая целью изолировать большевистски настроенные полки. Верховное командование и правительство готовили новый контрреволюционный заговор, вторую корниловщину.

Эсеры и меньшевики пытались противопоставить Советам, в которых они потеряли большинство, так называемое Демократическое совещание и Временный совет республики («Предпарламент»). Демагогические акты правительства Керенского — провозглашение России республикой, роспуск IV Государственной думы — имели целью прикрыть заговор против революции. Правительство намеревалось сдать Петроград немцам для расправы с революционными рабочими. Контрреволюционеры развернули против большевиков новую кампанию клеветы и инсинуаций.

Могучий революционный подъем народных масс, с одной стороны, и происходившая одновременно активизация сил контрреволюции — с другой, обязывали большевистскую партию во имя спасения страны и народа максимально ускорить подготовку вооруженного восстания.

Подготовка вооруженного восстания

После июльских событий в Петрограде В. И. Ленин находился в глубоком подполье, скрываясь от преследований Временного правительства. В сентябре 1917 г. он конспиративно проживал в Финляндии. В своих письмах, адресованных Центральному, Петроградскому и Московскому комитетам партии, большевикам — членам Советов Петрограда и Москвы, Петроградской городской конференции, участникам областного съезда Советов Северной области, В. И. Ленин всесторонне обосновал историческую необходимость вооруженного восстания, показал, что оно диктуется как внутренними, так и международными условиями развития русской революции. Переход власти к пролетариату во главе с большевистской партией соответствовал жизненным интересам народов России и всего прогрессивного человечества. Большевики могут и должны взять власть — таков был вывод В. И. Ленина. В письме «Марксизм и восстание» он писал: «Восстание, чтобы быть успешным, должно опираться не на заговор, не на партию, а на передовой класс. Это во-первых. Восстание должно опираться на революционный подъем народа. Это во-вторых. Восстание должно опираться на такой переломный пункт в истории нарастающей революции, когда активность передовых рядов народа наибольшая, когда всего сильнее колебания в рядах врагов и в рядах слабых половинчатых нерешительных друзей революции. Это в-третьих»[4].

Все эти условия были тогда налицо в России. «За нами, — писал В. И. Ленин, — большинство класса, авангарда революции, авангарда народа, способного увлечь массы.

За нами большинство народа...

За нами верная победа...»[5]

В. И. Ленин считал особенно важным для победы восстания иметь в решающий момент и в решающих пунктах подавляющий перевес сил. Это прежде всего относилось к Петрограду и Москве, к ближайшим фронтам — Северному и Западному, к Балтийскому флоту.

В письме «Марксизм и восстание» содержались также конкретные предложения о мерах по подготовке восстания. В нем указывалось на необходимость организовать штаб восстания, мобилизовать Красную гвардию и революционный гарнизон столицы, подготовить занятие важнейших пунктов в городе — телефона, телеграфа, вокзалов и правительственных учреждений, в установленный день и час арестовать правительство и военный штаб.

В письмах Центральному Комитету В. И. Ленин предупреждал, что затягивание подготовки восстания угрожает гибелью всему делу революции, что «промедление смерти подобно».

7 (20) октября В. И. Ленин конспиративно вернулся из Финляндии в Петроград. На следующий день он написал статью «Советы постороннего», в которой снова изложил основные положения марксистского учения о вооруженном восстании.

«1) Никогда не играть с восстанием, а, начиная его, знать твердо, что надо идти до конца.

2) Необходимо собрать большой перевес сил в решающем месте, в решающий момент, ибо иначе неприятель, обладающий лучшей подготовкой и организацией, уничтожит повстанцев.

3) Раз восстание начато, надо действовать с величайшей решительностью и непременно, безусловно переходить в наступление. «Оборона есть смерть вооруженного восстания».

4) Надо стараться захватить врасплох неприятеля, уловить момент, пока его войска разбросаны.

5) Надо добиваться ежедневно хоть маленьких успехов (можно сказать: ежечасно, если дело идет об одном городе), поддерживая, во что бы то ни стало, «моральный перевес»»[6].

10 (23) октября состоялось заседание Центрального Комитета партии. Выступив с докладом о текущем моменте, В. И. Ленин показал, что политические условия для успешного вооруженного восстания вполне созрели, и отметил необходимость обратить особое внимание на военно-техническую сторону дела, на выбор момента для нанесения решающего удара по врагу. ЦК принял предложенную В. И. Лениным резолюцию, в которой содержался глубокий анализ внутренней и международной обстановки, определялись задачи партии в борьбе за победу социалистической революции. «ЦК признает, — говорилось в резолюции, — что как международное положение русской революции (восстание во флоте в Германии, как крайнее проявление нарастания во всей Европе всемирной социалистической революции, затем угроза мира империалистов с целью удушения революции в России), — так и военное положение (несомненное решение русской буржуазии и Керенского с К° сдать Питер немцам), — так и приобретение большинства пролетарской партией в Советах, — все это в связи с крестьянским восстанием и с поворотом народного доверия к нашей партии (выборы в Москве), наконец явное подготовление второй корниловщины (вывод войск из Питера, подвоз к Питеру казаков, окружение Минска казаками и пр.), — все это ставит на очередь дня вооруженное восстание.

Признавая таким образом, что вооруженное восстание неизбежно и вполне назрело, ЦК предлагает всем организациям партии руководиться этим и с этой точки зрения обсуждать и разрешать все практические вопросы...»[7].

Против ленинской резолюции возражали только Каменев и Зиновьев. В своих выступлениях они по существу скатились на позицию меньшевиков, отстаивавших буржуазную республику. Это было изменой делу революции. Капитулянтская позиция Каменева и Зиновьева являлась прямым следствием всех их оппортунистических шатаний.

Центральный Комитет 10 голосами (против 2) принял резолюцию, предложенную В. И. Лениным. Она стала директивой партии — немедленно готовить вооруженное восстание.

В соответствии с решением Центрального Комитета большевистской партии при Петроградском Совете был создан Военно-революционный комитет (ВРК) — боевой орган и легальный центр подготовки и проведения вооруженного восстания. Как указывал Ленин, ВРК должен был стать полномочным беспартийным органом восстания, «который связан с самыми широкими слоями рабочих и солдат... Основное — победа восстания. Этой и только этой цели должен служить Военно-революционный комитет». В состав ВРК вошли представители Центрального и Петроградского комитетов большевистской партии, Военной организации при ЦК партии («военки»), президиума Исполнительного комитета и солдатской секции Петроградского Совета, Финляндского областного комитета Советов, профессиональных союзов и фабрично-заводских комитетов, железнодорожного и почтово-телеграфного союзов и других организаций. Вся деятельность ВРК направлялась Центральным Комитетом во главе с В. И. Лениным. Среди членов ВРК были: от Центрального Комитета большевистской партии — А. С. Бубнов, Ф. Э. Дзержинский, Я. М. Свердлов, И. В. Сталин, М. С. Урицкий; от Петроградского комитета — Г. И. Бокий и М. Я. Лацис; от Военной организации — В. А. Антонов-Овсеенко, К. С. Еремеев, Н. В. Крыленко, К. А. Мехоношин, В. И. Невский, Н. И. Подвойский, А. Д. Садовский, Г. И. Чудновский; от Центробалта — П. Е. Дыбенко; от Кронштадтского Совета — И. П. Флеровский; от левых эсеров — П. Е. Лазимир и другие.

По примеру Петроградского ВРК создавались военно-революционные комитеты на местах. Их опорой были Советы в тылу и солдатские комитеты на фронте, революционные гарнизоны и Красная гвардия. Рабочие Петрограда и других городов с энтузиазмом обучались в рядах Красной гвардии военному делу.

К моменту восстания Красная гвардия подготовила в Петрограде более 20 тыс. вооруженных рабочих, в Москве — 12 тыс., в Киеве — 5 тыс., в Харькове — 3500, в Саратове — 2600, в Нижнем Новгороде — более 1 тыс.; всего по 62 городам страны (по неполным данным) насчитывалось до 200 тыс. красногвардейцев. Эта вооруженная армия рабочего класса опиралась на волю и поддержку всего трудового народа. В этом заключалась неодолимая сила революции.

Линия Центрального Комитета на проведение в ближайшие дни вооруженного восстания получила одобрение всей партии. 11 (24) октября III общегородская партийная конференция большевиков Петрограда, представлявшая 50 тыс. членов партии, голосовала за ленинскую резолюцию о восстании. В те дни такое же решение приняли партийная конференция в Москве и Московское областное бюро большевиков, осуществлявшее партийное руководство в 13 губерниях Центральной России. Под знаком боевой подготовки и мобилизации всех сил и средств на борьбу за социалистическую революцию прошли в октябре областные, губернские и городские партийные конференции большевиков. Всего в стране состоялось до 30 партийных конференций, в решениях которых нашла свое яркое выражение воля партии к победе в социалистической революции. Они горячо одобрили решение Центрального Комитета партии. Так, в резолюции чрезвычайной партийной конференции Латвии говорилось: «Конференция считает, что настал момент последней, решительной борьбы, когда должна решиться судьба не только российской, но и всемирной революции... Приготовляясь к предстоящим боям, пролетариат Латвии ставит своей задачей поддержать самое тесное единение с революционными рабочими Петрограда и Москвы и поддерживать всеми силами и всеми средствами борьбу российского пролетариата за завоевание государственной власти». Большевики Латвии заверяли ЦК, что латышские полки готовы выступить совместно с пролетариатом и гарнизоном Петрограда в борьбе за власть Советов.

Одновременно с партийными конференциями по всей стране прошли съезды местных Советов, на которых выбирались делегаты на II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов. Они показали, что большевики добились решающих успехов в борьбе за массы. Делегатам на Всероссийский съезд в большинстве случаев давались наказы требовать перехода всей власти к Советам.

В обстановке мощного революционного подъема 16 (29) октября состоялось расширенное заседание Центрального Комитета большевистской партии. На нем, кроме членов ЦК, присутствовали представители Петроградского комитета, Военной организации, Петроградского Совета, профессиональных союзов, фабрично-заводских комитетов. В. И. Ленин выступил на заседании ЦК с докладом, в котором дал характеристику политического положения страны. Огласив резолюцию ЦК от 10 (23) октября В. И. Ленин заявил: «Положение ясное: либо диктатура корниловская, либо диктатура пролетариата и беднейших слоев крестьянства...

Из политического анализа классовой борьбы и в России и в Европе вытекает необходимость самой решительной, самой активной политики, которая может быть только вооруженным восстанием»[8].

Сообщение о подготовке к восстанию на местах сделал Я. М. Свердлов. Он отметил огромный количественный рост партии, насчитывавшей в это время 400 тыс. членов, усиление ее влияния в городе, деревне, армии и флоте. Представители Петроградского комитета, Военной организации и рабочих организаций заявили, что рабочие и солдаты гарнизона поддерживают большевиков. Член ВРК и Военной организации Н. В. Крыленко в своем выступлении сообщил, что «настроение в полках поголовно наше». Все это полностью подтверждало вывод В. И. Ленина о том, что условия для победоносного восстания созрели.

Выступившие с новыми капитулянтскими заявлениями Каменев и Зиновьев получили решительный отпор. Линию на проведение восстания отстаивали Сталин, Свердлов, Калинин, Дзержинский и другие.

Расширенное заседание ЦК приняло предложенную В. И. Лениным резолюцию, которая гласила: «Собрание вполне приветствует и всецело поддерживает резолюцию ЦК, призывает все организации и всех рабочих и солдат к всесторонней и усиленнейшей подготовке вооруженного восстания, к поддержке создаваемого для этого Центральным Комитетом центра и выражает полную уверенность, что ЦК и Совет своевременно укажут благоприятный момент и целесообразные способы наступления»[9].

Центральный Комитет выделил Военно-революционный центр в составе А. С. Бубнова, Ф. Э. Дзержинского, Я. М. Свердлова, И. В. Сталина, М. С. Урицкого. Этот партийный центр был включен в Военно-революционный комитет при Петроградском Совете как его руководящее ядро.

Потерпев поражение в Центральном Комитете, Каменев и Зиновьев совершили неслыханное предательство. 18 (31) октября газета меньшевистского направления «Новая жизнь» опубликовала интервью с Каменевым, который от своего имени и от имени Зиновьева заявил о несогласии с решением ЦК о вооруженном восстании. Тем самым Каменев и Зиновьев выдали врагам революции секретное решение о подготовке восстания в ближайшие дни. В. И. Ленин с негодованием заклеймил поступок Зиновьева и Каменева как штрейкбрехерство. ЦК на заседании 20 октября (2 ноября), заслушав письмо Ленина по этому вопросу, осудил предательское поведение Каменева и Зиновьева и потребовал от них прекратить дезорганизаторскую деятельность, запретив выступать с заявлениями против решений ЦК и намеченной им линии.

Троцкий, который был принят в партию на VI съезде, на заседаниях ЦК 10 и 16 октября не голосовал против решений о вооруженном восстании. Однако на собрании Петроградского Совета он заявил о необходимости отсрочить восстание до открытия съезда Советов. В. И. Ленин разоблачил троцкистскую линию отсрочки восстания до съезда Советов, показав, что на деле это означает линию на срыв восстания, так как эсеры и меньшевики могли отложить созыв съезда, а Временное правительство получало возможность сосредоточить силы для разгрома революционного выступления.

В. И. Ленин непосредственно руководил всей подготовкой пролетарской революции. «Весь целиком, без остатка, — вспоминала впоследствии Н. К. Крупская, — жил Ленин этот последний месяц мыслью о восстании, только об этом и думал, заражал товарищей своим настроением, своей убежденностью». Ленин давал указания членам ВРК, уточнял план действий, проверял, все ли сделано для того, чтобы обеспечить победу восстания. Как рассказывал в своих воспоминаниях председатель ВРК Н. И. Подвойский, Ленин подчеркивал, что «... восстание — это самый острейший вид войны. Это великое искусство... Руководители, не знающие тактики уличного боя, погубят восстание!» В письме Я. М. Свердлову Ленин писал: «Наступать изо всех сил, и мы победим вполне в несколько дней».

Центральный Комитет большевистской партии посылал своих представителей на места, оказывал практическую помощь советами и указаниями профессиональным союзам, фабрично-заводским комитетам, военно-боевым революционным организациям.

Члены военно-революционного центра. Фотографии. 1917 г.

А. С. БУБНОВ.

Ф. Э. ДЗЕРЖИНСКИЙ.

Я. М. СВЕРДЛОВ

И. В. СТАЛИН.

М. С. УРИЦКИЙ.

Буржуазно-помещичья контрреволюция еще надеялась, что ей удастся предотвратить восстание и разгромить руководящий штаб революции — Центральный Комитет партии большевиков. Керенский и некоторые другие руководители Временного правительства недооценивали мощь революции. Когда один из деятелей кадетской партии, В. Д. Набоков, выразил в разговоре с Керенским сомнение в том, что правительство сумеет справиться с большевиками, Керенский заявил: «У меня больше сил, чем нужно. Они (большевики. — Ред.) будут раздавлены окончательно».

Однако отдельные министры уже начали понимать безнадежность положения. 17 (30) октября на секретном заседании Временного правительства обсуждались меры борьбы с большевиками. Большинство членов правительства требовало решительных действий, но военный министр генерал Верховский заявил: «Активно выступать нельзя. План есть, надо ждать выступления другой стороны. Большевики в Совете рабочих депутатов, а его разогнать нет силы. Я не могу предоставить реальной силы Временному правительству и потому прошу отставку». Выступление военного министра явилось новым свидетельством разброда в «верхах».

С целью разгрома революции Временное правительство стягивало в столицу контрреволюционные войска. В Ставку, находившуюся в Могилеве, был послан приказ с требованием ускорить присылку частей с фронта. Стоявшие в Петрограде казачьи полки получили специальные указания быть наготове. Для охраны Зимнего дворца прибыли юнкера с пятью бронемашинами, на Дворцовой площади устанавливались пушки и пулеметы; усилилась охрана и других правительственных зданий. Штаб Петроградского военного округа отдал распоряжение об усилении патрулирования воинских нарядов по городу, об аресте всех лиц, которые будут являться в казармы с призывом к выступлению. Осведомленная о приготовлениях правительства газета «День» 17 (30) октября писала: «Подготовления к возможному выступлению большевиков во Временном Правительстве идут весьма энергично. Заместитель председателя А. И. Коновалов беспрерывно совещается и сообщается с начальником округа и другими лицами, привлеченными к делу борьбы с большевистским выступлением... А. И. Коновалов заявил, что Правительство располагает достаточным количеством организованной силы для того, чтобы подавить возможное выступление в корне...» Это сообщение, начатое в духе необоснованного оптимизма, газета заканчивала признанием, что предстоящее выступление большевиков ожидается правительством с большой тревогой.

Н. И. Подвойский. Фотография. 1917 г.

Американские, английские, французские представители побуждали Временное правительство усилить репрессии против революционеров. На специальном совещании руководителей военных миссий стран Антанты, происходившем 20 октября в помещении американского Красного Креста, английский генерал Нокс призывал Временное правительство «стрелять в большевиков». Участники совещания сожалели о провале корниловщины и рекомендовали повторить ее.

Никакие меры Временного правительства уже не могли спасти буржуазную власть. Соотношение классовых сил в стране к октябрю 1917 г. сложилось с гигантским перевесом в пользу социалистической революции. 21 октября (3 ноября) общее собрание полковых комитетов Петроградского гарнизона от имени всей солдатской массы признало, что Военно-революционный комитет является революционным штабом. Это позволило ВРК назначить своих комиссаров во все части гарнизона, а затем и в некоторые учреждения. ВРК объявил, что никакие приказы и распоряжения по гарнизону не подлежат исполнению без подписи комиссара как представителя Совета. Этот акт парализовал всю деятельность военных властей. Росла и крепла рабочая Красная гвардия. 22 октября (4 ноября) общегородская конференция Красной гвардии Петрограда приняла Устав, первый пункт которого гласил: «Рабочая Красная гвардия есть организация вооруженных сил пролетариата для борьбы с контрреволюцией и защиты завоеваний революции». Сосредоточение в ВРК руководства красногвардейскими отрядами и революционным гарнизоном создавало возможность четкого оперативного использования всех боевых сил революции.

Вооруженное восстание в Петрограде 24—25.X (6—7.XI) 1917 г.

Из Кронштадта и Гельсингфорса (Хельсинки) в Петроград были вызваны балтийские моряки. Крейсер «Аврора» и другие корабли получили боевые задания. Балтийский флот в то время имел свыше 100 тыс. человек личного состава и 690 боевых и вспомогательных кораблей. Большинство матросов было готово решительно поддержать рабочих столицы.

22 октября (4 ноября) проводился день Петроградского Совета, явившийся смотром готовности революционных масс к восстанию. Свидетель исторических событий октября 1917 г. в России американский писатель Джон Рид в своей книге «10 дней, которые потрясли мир» писал: «В эти дни Петроград представлял собой замечательное зрелище. На заводах помещения комитетов были завалены винтовками. Приходили и уходили связные, обучалась Красная гвардия... Во всех казармах днем и ночью шли митинги, бесконечные и горячие споры. По улицам в густевшей вечерней тьме плыли густые толпы народа. Словно волны прилива, двигались они вверх и вниз по Невскому...» Вся эта гигантская масса народа тянулась к Смольному — штабу революции.

Партия большевиков во главе с гениальным стратегом классовой борьбы В. И. Лениным привела в боевое состояние могучую армию социалистической революции, готовую вступить в решительный бой с отжившим свой век старым эксплуататорским миром.

2. Свержение Временного правительства. Переход власти к Советам

Вооруженное восстание в Петрограде

В ночь на 24 октября (6 ноября) Временное правительство отдало распоряжение о захвате Смольного и о разводе мостов через Неву (с целью отрезать рабочие районы от центра). К Зимнему дворцу стягивались новые отряды юнкеров, в том числе из Петергофа и Ораниенбаума, специально созданные для борьбы с революцией «ударные батальоны» и женский «батальон смерти». 24 октября главнокомандующий Петроградским военным округом полковник Полковников издал приказ, в котором потребовал удалить комиссаров ВРК из полков и предать их суду. Воинским частям запрещалось покидать казармы. «Все выступающие вопреки приказу с оружием на улицу будут преданы суду за вооруженный мятеж», — гласил приказ. Контрреволюция перешла в открытое наступление, взяв на себя ответственность за развязывание гражданской войны.

Утром 24 октября отряд юнкеров произвел налет на типографию, где печатались большевистские газеты «Правда» (выходившая тогда под названием «Рабочий путь») и «Солдат». Получив сообщение об этом, Центральный Комитет большевистской партии немедленно предложил Военно-революционному комитету привести революционные силы в боевую готовность, послать красногвардейцев и революционных солдат в типографию, изгнать оттуда юнкеров, обеспечить надежную охрану типографии и редакций большевистских газет. По указанию ЦК Петроградский комитет большевиков призвал революционные массы к выступлению за «немедленное свержение правительства и передачу власти Советам рабочих и солдатских депутатов как в центре, так и на местах». Военно-революционный комитет разослал своим комиссарам и полковым комитетам предписание, в котором говорилось: «Петроградскому Совету грозит прямая опасность: ночью контрреволюционные заговорщики пытались вызвать из окрестностей юнкеров и ударные батальоны в Петроград. Газеты «Солдат» и «Рабочий путь» закрыты. Предписывается привести полк в боевую готовность. Ждите дальнейших распоряжений. Всякое промедление и замешательство будут рассматриваться как измена революции».

Красногвардейцы и революционные солдаты изгнали юнкеров из захваченной ими типографии. К 11 часам утра 24 октября вышла газета «Рабочий путь», в которой большевистская партия призывала к свержению Временного правительства и установлению власти Советов. «Власть должна перейти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Красногвардейцы Путиловского завода у броневика «Лейтенант Шмидт» в октябре 1917 г. Фотография.

У власти должно быть новое правительство.

В развивалось избранное Советами, сменяемое Советами, ответственное перед Советами», — писала газета.

В течение нескольких часов пришла в движение огромная масса революционных сил: красногвардейцы, солдаты, матросы — в общей сложности более 200 тыс. человек. Каждый революционный отряд получил от ВРК боевое задание. «Я не могу без изумления вспомнить, — писал А. В. Луначарский, — эту ошеломляющую работу, и считаю деятельность Военно-революционного комитета в Октябрьские дни одним из проявлений человеческой энергии, доказывающим, какие неисчислимые запасы ее имеются в революционном сердце и на что способно оно, когда его призывает громовой голос революции».

На помощь Петрограду двинулись военные корабли Балтийского флота. Используя радиостанцию крейсера «Аврора», ВРК обратился ко всем революционным организациям вне Петрограда с призывом привести свои силы в боевую готовность и не пропускать к столице эшелоны с войсками, вызванными Временным правительством.

Правительство так и не получило ожидавшейся поддержки ни с фронта, ни от казачьих полков в столице, на верность которых оно рассчитывало. Днем 24 октября отказался нести охрану Зимнего дворца отряд самокатчиков. Перешел на сторону революции гарнизон Петропавловской крепости. Уже в первые часы открытой борьбы обнаружилась изоляция правительства. В донесении штаба Петроградского военного округа, посланном в Ставку, отмечалось, что создается «впечатление, как будто Временное правительство находится в столице враждебного государства».

В ночь на 25 октября (7 ноября) Ленин прибыл в Смольный. Восстание успешно развивалось.

Патруль революционных солдат и красногвардейцев у Смольного в октябре 1917 г. Фотография.

Красногвардейцы, революционные солдаты и матросы отбили у юнкеров мосты через Неву, заняли Центральный телеграф, Петроградское телеграфное агентство, железнодорожные вокзалы, электростанцию, Государственный банк и другие важные пункты и учреждения, блокировали юнкерские училища. Решающую роль в обеспечении успеха восстания сыграли рабочие Петрограда. Их дружно поддержал гарнизон столицы. В первых рядах революции шли и матросы Балтийского флота.

Овладев рабочими районами, революционные отряды продвигались к Зимнему дворцу, превращенному в главную цитадель контрреволюции. Красногвардейцы, матросы и революционные полки заняли свои места в соответствии с планом ВРК.

Керенский издавал приказы, требуя подавить восстание, захватить Смольный, разгромить ЦК большевистской партии и Военно-революционный комитет, немедленно прислать в Петроград войска с фронта. Но механизм старой государственной власти отказал. Деятельность правительства, Петроградского военного округа, Ставки была парализована.

Восстание развивалось бескровно и с необычайной быстротой. К утру 25 октября (7 ноября) вся столица фактически находилась под контролем ВРК. Только Зимний дворец, Главный штаб, Мариинский дворец и некоторые другие пункты в центре города еще оставались в руках правительства. Глава Временного правительства Керенский бежал в штаб Северного фронта (Псков); американское посольство предоставило ему автомобиль с флагом Соединенных Штатов.

В 10 часов утра 25 октября (7 ноября) Военно-революционный комитет опубликовал обращение «К гражданам России!», написанное В. И. Лениным. Оно возвещало о победоносном ходе социалистической революции, о низложении Временного правительства[10].

Эта радостная весть разнеслась по всей необъятной стране. Днем 25 октября В. И. Ленин выступил на пленуме Петроградского Совета. Он заявил: «Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась»[11].

Оставалось овладеть Зимним дворцом, где продолжало отсиживаться Временное правительство. К вечеру 25 октября дворец был полностью окружен. Лучшие отряды революционных бойцов заняли исходные позиции. Во избежание кровопролития Военно-революционный комитет предъявил Временному правительству ультиматум — капитулировать в течение 20 минут. Не получив ответа в установленный срок, ВРК приказал приступить к штурму. В 9 часов 40 минут вечера холостой выстрел из пушки крейсера «Аврора» дал сигнал начать штурм Зимнего дворца.

На штурм Зимнего были двинуты мощные революционные силы. Охранявшие дворец юнкера укрылись за баррикадами и отстреливались. Но это продолжалось недолго. К ночи началась деморализация гарнизона Зимнего. Первой сдалась рота женского батальона, затем ушла часть юнкеров школы прапорщиков Северного фронта. Революционные отряды перенесли борьбу внутрь здания.

Воззвание Военно-революционного комитета, написанное В. И. Лениным. Листовка.

ПЛАМЯ РЕВОЛЮЦИИ. В. И. Мухина. Бронза. 1922 г.

«Это был героический момент революции, прекрасный, незабываемый, — рассказывает Н. И. Подвойский. — Во тьме ночной, озаренные бледным, затуманенным дымом, светом и кровавыми мечущимися молниями выстрелов, со всех прилегающих улиц и из-за ближайших углов, как грозные, зловещие тени, неслись цепи красногвардейцев, матросов, солдат, спотыкаясь, падая и снова поднимаясь, но ни на секунду не прерывая своего стремительного ураганоподобного потока...

Крейсер «Аврора». Гравюра Н. Н. Купреянова. 1922 г.

Одно мгновение — и самые баррикады, и их защитники, и на них наступающие слились в одну темную сплошную массу, кипевшую, как вулкан, а в следующий миг победный крик уже был по ту сторону баррикад. Людской поток заливает уже крыльцо, входы, лестницы дворца».

Глубокой ночью революционные отряды заняли Зимний дворец. В 2 часа 10 минут 26 октября (8 ноября) находившиеся здесь члены Временного правительства были арестованы.

Взятием Зимнего дворца и арестом Временного правительства победоносно завершилось вооруженное восстание в Петрограде. Оно явилось замечательным примером бескровной победы народа над буржуазией. Это отмечалось всеми объективными свидетелями событий.

День 25 октября (7 ноября) 1917 г. вошел в историю человечества как день победы Великой Октябрьской социалистической революции, положившей начало новой эры — эры коммунизма. Этот день стал в Советской стране государственным праздником.

Открытие II Всероссийского съезда Советов. Провозглашение Советской власти

Победу вооруженного восстания закрепил своими решениями II Всероссийский съезд Советов, выражавший интересы трудового народа. Съезд открылся в Смольном в 10 часов 45 минут вечера 25 октября (7 ноября). На нем было представлено 402 Совета — больше, чем на первом съезде в июне 1917 г. Состав съезда отражал расстановку классовых сил, сложившуюся к октябрю 1917 г. Из 673 делегатов 390 составили большевистскую фракцию, 160 — фракцию эсеров, в большинстве своем левых, 72 — фракцию меньшевиков; остальные распределились по мелким фракциям или не указали партийной принадлежности. 505 делегатов привезли наказы своих избирателей с требованием передачи власти Советам.

Так, в наказе Минского Совета говорилось: «Вся власть в стране должна принадлежать только Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Никакого соглашения с крупной буржуазией, никакого участия в правительстве капиталистов».

Взятие Зимнего дворца. Гравюра В. И. Фидмана. 1919 г.

Наказ требовал заключить справедливый демократический мир, отменить частную собственность на землю и передать ее немедленно, до Учредительного собрания, крестьянству. Другой наказ, составленный Луганским Советом, отмечал: «Единственный выход из настоящего положения мы видим в немедленной передаче власти в руки Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов». Этот наказ требовал также мира без аннексий и контрибуций на основе самоопределения народов, роспуска Предпарламента, введения рабочего контроля над производством. Крестьяне Гдовского уезда писали, что Временное правительство оказалось совершенно неспособным выполнять волю народа. «Мы, — заявляли они, — отныне и навсегда не можем больше доверять безответственной власти перед народом и требуем, чтобы Всероссийский съезд... взял власть в свои руки как в центре, так и на местах».

Народные массы связывали с переходом власти к Советам свои лучшие надежды. Это было хорошо выражено в постановлениях собраний рабочих, солдат и крестьян. Резолюция одного из собраний в Тамбовской губернии гласила: «Верим, что вокруг Советов, как вокруг солнца, организуется революционная демократия, которая положит конец братоубийственной войне, затеянной мировой буржуазией. Земля будет передана трудовому народу, хлеборобам-крестьянам без выкупа».

II Всероссийский съезд Советов открыл от имени старого Центрального Исполнительного Комитета меньшевик Ф. И. Дан, но сразу же руководство съездом перешло к большевикам, как к самой крупной партийной фракции. В состав президиума, образованного на основе пропорционального представительства, вошли: от большевиков — В. И. Ленин, В. А. Антонов-Овсеенко, А. М. Коллонтай, Н. В. Крыленко, А. В. Луначарский, В. П. Ногин и др., от левых эсеров — Б. Д. Камков, В. А. Карелин, М. А. Спиридонова. Лидеры правых эсеров, меньшевиков и бундовцев отказались войти в президиум. Они пошли на открытый разрыв с Советами, выступив с прямой защитой контрреволюционного Временного правительства и клеветнически называя Октябрьскую революцию «военным заговором». Эта группа изменников покинула съезд и направилась в городскую думу, где приняла совместно с кадетами участие в создании контрреволюционного центра под названием «Комитет спасения родины и революции». Делегаты съезда проводили соглашательских лидеров возгласами: «Дезертиры!», «Предатели!» Большевистская фракция огласила резолюцию, в которой указывалось: «Уход соглашателей не ослабляет Советы, а усиливает их, так как очищает от контрреволюционных примесей рабочую и крестьянскую революцию».

Поздно ночью на заседание съезда прибыли участники штурма Зимнего дворца. Съезд восторженно встретил сообщение о падении Зимнего и аресте членов Временного правительства.

Вслед за этим II съезд Советов принял написанное В. И. Лениным воззвание «Рабочим, солдатам и крестьянам!» В нем говорилось: «Опираясь на волю громадного большинства рабочих, солдат и крестьян, опираясь на совершившееся в Петрограде победоносное восстание рабочих и гарнизона, съезд берет власть в свои руки»[12].

В воззвании провозглашалась передача власти на местах Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, которые должны обеспечить подлинный революционный порядок. Тем самым съезд объявил Россию Советской республикой, а Советскую власть — единственной законной властью в стране.

Воззвание содержало программу деятельности Советской власти: предложение немедленного демократического мира между воюющими странами, безвозмездная передача помещичьих, удельных и монастырских земель в распоряжение крестьянских комитетов, установление рабочего контроля над производством, обеспечение всем нациям, населяющим Россию, подлинного права на самоопределение, проведение полной демократизации армии и т. д.[13]

Съезд призвал солдат в окопах к защите революции от всяких посягательств империализма, к бдительности и стойкости, пока новое, Советское правительство не добьется заключения демократического мира. Оборона социалистического государства от империалистической агрессии стала одной из важнейших функций Советской власти.

Декреты о мире и о земле. Образование Советского правительства

Вечером 26 октября (8 ноября) состоялось второе и последнее заседание II съезда Советов. Съезд принял решения об отмене смертной казни на фронте, о немедленном освобождении из тюрем всех солдат и офицеров, арестованных за революционную деятельность. В обращениях ко всем губернским и уездным Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, к фронту, в воззвании к казакам съезд призвал трудящиеся массы в тылу и на фронте активно бороться за власть Советов, создавать новый общественный и государственный строй.

В центре внимания съезда стояли доклады В. И. Ленина о мире и о земле.

«Вопрос о мире, — начал свое выступление на съезде В. И. Ленин, — есть жгучий вопрос, больной вопрос современности. О нем много говорено, написано, и вы все, вероятно, не мало обсуждали его. Поэтому позвольте мне перейти к чтению декларации, которую должно будет издать избранное вами правительство»[14]. Ленин огласил составленный им проект Декрета о мире. Один из участников съезда рассказывает: «... Стояла такая тишина, будто люди даже перестали дышать. А потом как будто весь зал вздохнул облегченно, и вслед за этим вихрь и гром аплодисментов, радостных криков... И наш съезд выполнил волю народа — он принял историческое решение. Революционная Россия стала знаменосцем мира во всем мире, призвав народы покончить с кровавым кошмаром войны».

В Декрете о мире Советское правительство предлагало всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом демократическом мире без аннексий и контрибуций. При этом разъяснялось, что под аннексией Советское правительство «понимает сообразно правовому сознанию демократии вообще и трудящихся классов в особенности всякое присоединение к большому или сильному государству малой или слабой народности без точно, ясно и добровольно выраженного согласия и желания этой народности, независимо от того, когда это насильственное присоединение совершено, независимо также от того, насколько развитой или отсталой является насильственно присоединяемая или насильственно удерживаемая в границах данного государства нация. Независимо, наконец, от того, в Европе или в далеких заокеанских странах эта нация живет». Это определение аннексии, срывавшее маску с колониальной системы империализма, имело огромное международное значение, в особенности для народов колониальных и зависимых стран.

Декрет о мире разоблачил империалистический характер войны, заклеймил ее виновников и указал выход из нее. «Продолжать эту войну из-за того, как разделить между сильными и богатыми нациями захваченные ими слабые народности, — говорилось в Декрете, — правительство считает величайшим преступлением против человечества и торжественно заявляет свою решимость немедленно подписать условия мира, прекращающего эту войну на указанных, равно справедливых для всех без изъятия народностей условиях»[15].

Правительствам всех воюющих стран предлагалось немедленно заключить перемирие не менее чем на трехмесячный срок, в течение которого можно было бы завершить переговоры о мире с участием представителей всех без изъятия народностей и наций, втянутых в войну или вынужденных к участию в ней, и созвать полномочные представительные органы для окончательного утверждения условий мира.

Декрет о мире предусматривал, что Советское правительство приступит к опубликованию тайных договоров, «подтвержденных или заключенных правительством помещиков и капиталистов с февраля по 25 октября 1917 года», и все содержание этих договоров «объявляет безусловно и немедленно отмененным»[16]. Тем самым был осуществлен полный разрыв с империалистической внешней политикой свергнутого режима. Вместе с тем Советское правительство подчеркивало, что оно не считает свои условия мира ультимативными и готово обсудить условия, которые будут предложены другими державами.

Этот документ был адресован не только правительствам всех воюющих держав, но и народам. Обращаясь особо к сознательным рабочим Англии, Франции и Германии, Советское правительство выражало уверенность в том, что они «поймут лежащие на них теперь задачи освобождения человечества от ужасов войны и ее последствий» и помогут Советскому государству «успешно довести до конца дело мира»[17].

II Съезд Советов единодушно одобрил Декрет о мире, первый декрет Советской власти.

Так началась длительная и упорная борьба Советского правительства за мир и безопасность Советской страны и народов всех стран, за ленинские принципы мирного сосуществования различных общественных систем, за развитие международных связей на основе равноправия больших и малых наций. Подчеркивая стремление Советской власти к достижению мира с капиталистическими государствами, В. И. Ленин говорил на съезде: «Мы отвергаем все пункты о грабежах и насилиях, но все пункты, где заключены условия добрососедские и соглашения экономические, мы радушно примем, мы их не можем отвергать»[18].

Второй доклад В. И. Ленин посвятил вопросу о земле, который, как и вопрос о мире, затрагивал коренные интересы миллионных масс трудового народа. Предложенный Лениным Декрет о земле отменял помещичью собственность на землю немедленно и без всякого выкупа. Помещичьи имения, а также все земли удельные, монастырские, церковные со всем их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями переходили в распоряжение волостных земельных комитетов и уездных Советов крестьянских депутатов. Декрет устанавливал, что «какая бы то ни была порча конфискуемого имущества, принадлежащего отныне всему народу, объявляется тяжким преступлением, караемым революционным судом»[19]. Особо оговаривалось, что земля рядовых крестьян и рядовых казаков не подлежит конфискации.

Газета «Известия» с текстом «Декрета о мире».

Декрет о земле объявлял, что право частной собственности на землю отменяется навсегда и заменяется всенародной, государственной собственностью. Это соответствовало основному принципу аграрной программы большевистской партии — принципу национализации земли. Продажа, покупка, сдача в аренду земли, наемный труд запрещались. Вводилось уравнительное землепользование по трудовой или потребительской норме с периодическими переделами земельного фонда.

В основу декрета был положен крестьянский наказ о земле, составленный редакцией газеты «Известия Всероссийского Совета крестьянских депутатов» на базе 242 местных наказов, отражавших чаяния трудового крестьянства.

Требование ввести уравнительное землепользование содержалось в наказах трудящихся крестьян, которые рассчитывали, что благодаря этому прекратится расслоение деревни. В. И. Ленин указывал, что такие расчеты являются иллюзией, ибо расслоение деревни есть закономерный результат развития товарного хозяйства. Однако, хотя большевистская партия отвергала уравнительное землепользование как путь социального переустройства деревни, она считала нужным удовлетворить желание крестьянства. В. И. Ленин говорил, что «...как демократическое правительство, мы не можем обойти постановление народных низов, хотя бы мы с ним были несогласны. В огне жизни, применяя его на практике, проводя его на местах, крестьяне сами поймут, где правда»[20]. Большевистская партия указала верный путь выхода крестьянства из нищеты и разорения — путь социалистического переустройства деревни.

Декрет о земле был также единодушно принят съездом и стал исходным пунктом аграрной политики Советской власти. В результате проведенных аграрных преобразований крестьяне получили бесплатно более 150 млн. га помещичьих, удельных, монастырских и прочих земель. Стоимость всего земельного фонда, переданного Советской властью трудовому крестьянству, составила миллиарды золотых рублей. Крестьяне были освобождены от ежегодной уплаты огромных арендных платежей, от долга крестьянскому поземельному банку в сумме около 3 млрд. руб. и от различной другой задолженности, получили помещичий инвентарь стоимостью примерно в 300 млн. руб.

Трудовое крестьянство с огромным энтузиазмом встретило Декрет о земле, осуществлявший его вековую мечту.

II съезд Советов сформировал рабоче-крестьянское правительство Российской республики — Совет Народных Комиссаров. Главой первого в истории подлинно народного правительства был избран великий вождь революции, основатель Советского государства В. И. Ленин. В состав Совета Народных Комиссаров вошли представители большевистской партии. Левые эсеры, которым большевики предложили участвовать в правительстве, отказались от этого, не желая полностью разрывать с правыми эсерами.

В декрете об образовании Советского правительства указывалось, что контроль над деятельностью народных комиссаров и право смещения их принадлежат Всероссийскому съезду Советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов и избираемому им Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету (ВЦИК). В состав ВЦИК вошел 101 человек, в том числе 62 большевика, 29 левых эсеров, 6 социал-демократов интернационалистов и 4 представителя других партий.

Решения II съезда Советов отразили всемирно-исторический факт перехода в России власти в руки трудового народа — подлинного творца истории.

3. Триумфальное шествие Советской власти

Период с 25 октября (7 ноября) 1917 г. до февраля — марта 1918 г. В. И. Ленин назвал триумфальным шествием Советской власти. По всей России народные массы развернули борьбу за утверждение власти Советов, сокрушая ожесточенное сопротивление эксплуататорских классов. В триумфальном шествии Советской власти нашел яркое выражение подлинно народный характер Октябрьской революции.

Разгром первых контрреволюционных мятежей

Первым был разгромлен мятеж Керенского — Краснова. Бежавший в район расположения штаба Северного фронта, Керенский собрал контрреволюционные части и с помощью командира 3-го Конного корпуса генерала Краснова повел их на Петроград, чтобы свергнуть Советскую власть. 27 и 28 октября (9 и 10 ноября) контрреволюционные войска захватили Гатчину и Царское Село.

Моряки Кронштадта — участники подавления мятежа юнкеров в Петрограде. Фотография. 1917 г.

В Петрограде контрреволюционный центр — «Комитет спасения родины и революции» — организовал 29 октября (11 ноября) мятеж юнкеров. Юнкера были в тот же день разгромлены Советской властью, а 30 октября (12 ноября) казачьи отряды Краснова, приблизившиеся к Петрограду, потерпели сокрушительное поражение у Пулковских высот, после чего оставили Царское Село и беспорядочно отступили в Гатчину. 1 (14) ноября отряды революционных войск заняли и Гатчину. Керенский бежал; Краснов был арестован, но затем освобожден под «честное слово генерала», что он впредь не будет бороться против Советской власти (Краснов, нарушив свое слово, вскоре снова возглавил контрреволюционный мятеж).

В напряженный момент борьбы с мятежниками выступил против Советской власти Всероссийский исполнительный комитет союза железнодорожников (Викжель), которым руководили эсеры и меньшевики. Действуя под флагом «нейтралитета», Викжель предложил создать «однородное социалистическое правительство», в которое вошли бы не только большевики, но также меньшевики, левые и правые эсеры. Образование правительства с участием правых эсеров и меньшевиков, враждебных социалистической революции, означало бы ликвидацию Советской власти. ЦК большевистской партии с целью разоблачения этих антисоветских замыслов согласился на переговоры с Викжелем, выдвинув в качестве условия создания правительства его подотчетность Всероссийскому Центральному Исполнительному Комитету и признание им декретов и решений II Всероссийского съезда Советов. Викжель отклонил это условие, полностью раскрыв свои контрреволюционные планы.

Во время переговоров снова проявились оппортунистические колебания Каменева, Зиновьева и их сторонников. Не веря в победу социалистической революции в России, стремясь повернуть партию на путь буржуазного парламентаризма, они поддержали антисоветскую платформу Викжеля. Когда же ЦК партии принял резолюцию, в которой эта платформа была отвергнута, Каменев, Зиновьев, Рыков, Ногин и Милютин заявили о своем выходе из ЦК; одновременно Ногин, Рыков, Милютин и Теодорович вышли из состава Совета Народных Комиссаров. ЦК решительно осудил эти действия как дезертирство и капитулянтство. По предложению большевистской фракции Каменев был снят с занимаемого им поста председателя ВЦИК. На этот пост был избран выдающийся деятель большевистской партии Я. М. Свердлов, о котором В. И. Ленин впоследствии говорил, что это «наиболее отчеканенный тип профессионального революционера», что он выражал «самые главные и самые существенные черты пролетарской революции»[21]. В состав Совета Народных Комиссаров вошли известные деятели большевистской партии Г. И. Петровский, П. И. Стучка, А: Г. Шлихтер, М. Т. Елизаров.

Установление Советской власти в Москве

Первостепенное значение для судеб социалистической революции имел переход власти к Советам в Москве. Контрреволюция сосредоточила здесь большие силы, надеясь превратить Москву в свою главную базу. Утром 25 октября (7 ноября), во время заседания Московского комитета большевистской партии, пришло известие о вооруженном восстании в Петрограде. Тотчас же Московский комитет образовал партийный боевой центр, в который вошли М. Ф. Владимирский, В. Н. Подбельский, О. А. Пятницкий, Е. М. Ярославский и др., и призвал рабочих, солдат, крестьян, железнодорожников, почтово-телеграфных служащих к борьбе за установление власти Советов. В этот же день отряды Красной гвардии совместно с революционными солдатами 56-го полка во главе с А. С. Ведерниковым заняли почту и телеграф. Однако Московский комитет допустил серьезные ошибки в организации борьбы с контрреволюцией. Военно-революционный комитет при Московском Совете был создан с опозданием — вечером 25 октября (7 ноября), после того как открытая борьба за власть уже началась. Наряду с большевиками в него вошли и меньшевики. Одновременно меньшевики вошли в контрреволюционный центр — «Комитет общественной безопасности», образовавшийся в тот же вечер на заседании городской думы. В ночь на 26 октября (8 ноября) ВРК разослал приказ о приведении революционных сил в боевую готовность. Приказ воспрещал воинским частям исполнять распоряжения, не исходящие от Военно-революционного комитета.

М. Ф. Владимирский. Фотография. 1917 г.

Установление советской власти в Москве

Районным большевистским организациям предлагалось создать революционные комитеты на местах, а также вооружить революционные отряды и занять наиболее важные пункты в городе. В Замоскворечье, Сокольниках, Хамовниках, на Пресне и в других районах Москвы революционные комитеты, опираясь на Красную гвардию и революционных солдат гарнизона, быстро стали полными хозяевами положения. Большую роль при этом сыграли «двинцы» — так называли солдат-фронтовиков (860 человек), арестованных в Двинске (Даугавпилсе) за выступление против войны и Временного правительства и затем переведенных в Бутырскую тюрьму в Москве; по настоянию большевиков в сентябре 1917 г. было освобождено 593 человека, которые тут же примкнули к революционным силам. На «двинцев» возложили охрану Московского Совета, Военно-революционного комитета и Московского комитета партии большевиков.

К утру 26 октября (8 ноября) революционные отряды заняли типографии буржуазных газет и ряд важных учреждений. В Кремль, где находилось пять рот революционного 56-го полка, прибыла также рота 193-го полка. Командующий Московским военным округом полковник Рябцев, не имея достаточных сил для противодействия революционным частям и надеясь выиграть время, пока подойдут вызванные им с фронта войска, предложил ВРК открыть переговоры и обещал не препятствовать вооружению рабочих и отвести юнкеров от Кремля.

ВРК, в составе которого оказались оппортунистические элементы, пошел на переговоры с Рябцевым, согласился вывести из Кремля роту 193-го полка и снять свою охрану с почты и телеграфа.

27 октября (9 ноября) Рябцев, получив известие о наступлении Керенского — Краснова на Петроград, объявил Москву на военном положении и ультимативно потребовал ликвидации ВРК, вывода революционных солдат 56-го полка из Кремля и возврата вывезенного оружия в арсенал. Штаб Московского военного округа опирался на офицерство гарнизона, Алексеевское и Александровское военные училища, на школы прапорщиков, кадетские корпуса. В 10 часов вечера юнкера напали на отряд «двинцев», проходивших по Красной площади из Замоскворечья к Московскому Совету. Завязалась ожесточенная схватка; понеся серьезные потери, отряд героически пробился к зданию Совета. 28 октября (10 ноября) юнкера захватили Кремль, учинив кровавую расправу над солдатами 56-го полка.

О. А. Пятницкий. Фотография.

ВРК по требованию партийного боевого центра отверг ультиматум Рябцева и призвал массы к активным действиям. К этому времени меньшевики ушли из ВРК. Началось решительное наступление революции. 28 октября (10 ноября) в Москве была объявлена всеобщая забастовка. Рабочие прямо с заводов направлялись в штабы Красной гвардии за оружием. 40 тыс. винтовок были взяты в вагонах, стоявших на запасных путях Казанской железной дороги, и немедленно переданы на вооружение красногвардейцев. Революционные силы в Москве составляли в общей сложности 100 тыс. человек.

29 октября (11 ноября) революционные отряды снова овладели почтой и телеграфом, взяли штурмом здание градоначальства на Тверском бульваре. Горячие бои завязались на Сухаревской площади, на Остоженке и Пречистенке, на Садовой, у Никитских ворот. Рабочие Басманного, Рогожского и Благуше-Лефортовского районов вели осаду Алексеевского военного училища. Военно-революционные комитеты железнодорожников установили контроль над вокзалами и этим предотвратили возможность прибытия войск, направленных Ставкой в распоряжение Рябцева.

Е. М. Ярославский. Фотография.

П. К. Штернберг. Фотография. 1917 г.

Рабочие проявляли большую стойкость и мужество. Боями в Сокольниках руководил рабочий Е. М. Маленков, штурмом военных училищ — секретарь профессионального союза текстильщиков П. П. Щербаков, стоявший во главе красногвардейских отрядов Благуше-Лефортовского района. Революционными отрядами в Замоскворечье командовал вместе с профессором-большевиком П. К. Штернбергом молодой токарь телефонного завода П. Г. Добрынин. Работницы московских фабрик и заводов под пулеметным огнем рыли окопы, оказывали медицинскую помощь раненым бойцам революции. На помощь восставшей Москве прибыли красногвардейцы и революционные солдаты из Иваново-Вознесенска и Шуи во главе с М. В. Фрунзе, рабочие отряды из Владимира, Тулы, Серпухова и других городов. До 10 тыс. рабочих области приняли участие в борьбе за победу Советской власти в Москве. По указанию В. И. Ленина в Москву были направлены отряды петроградских красногвардейцев и балтийских моряков.

1 и 2 (14 и 15) ноября в Москве разгорелись решающие сражения. Революционные отряды шаг за шагом пробивались к Кремлю. 2 (15) ноября они вышли на Красную площадь и завершили окружение Кремля. В 5 часов дня 2 (15) ноября контрреволюционеры сдались. По условиям капитуляции «Комитет общественной безопасности» прекращал свое существование, юнкера разоружались. В ночь на 3 (16) ноября революционные войска заняли Кремль. В Москве утвердилась власть Советов.

Ликвидация контрреволюционной Ставки

Серьезную угрозу для Советской власти в те дни представляла Ставка верховного главнокомандующего в Могилеве, превратившаяся в центр контрреволюционного заговора. После бегства Керенского начальник штаба генерал Духонин объявил себя верховным главнокомандующим. В Ставку устремились бывшие министры Временного правительства, намереваясь создать там антисоветское правительство во главе с эсером Черновым. Иностранные военные миссии при Ставке советовали Духонину не подчиняться Советскому правительству.

П. Г. Добрынин. Фотография. 1917 г.

От имени Советского правительства В. И. Ленин категорически потребовал от Духонина немедленно начать в соответствии с Декретом о мире переговоры с германским командованием. Духонин отказался выполнить это распоряжение. Тогда Советское правительство сместило его с должности и назначило Н. В. Крыленко на пост верховного главнокомандующего. Духонин не подчинился и этому приказу правительства; с целью организации сил контрреволюции он освободил из заключения генералов Корнилова, Деникина, Лукомского, Романовского и других участников корниловского мятежа.

9 (22) ноября В. И. Ленин обратился по радио ко всем полковым, дивизионным, корпусным, армейским и другим комитетам, ко всем солдатам и матросам, призвав их взять дело мира в свои руки. Полкам, стоящим на позициях, было дано право вступать в переговоры с неприятелем и заключать соглашения о перемирии с передачей их на окончательное утверждение Совету Народных Комиссаров. В Ставку для подавления мятежа были отправлены отряды революционных солдат и матросов из Петрограда, Минска и других мест под руководством Н. В. Крыленко.

18 ноября (1 декабря) Могилевский военно-революционный комитет еще до прибытия нового главнокомандующего объявил себя высшей властью в городе и с помощью революционных отрядов взял в свои руки контроль над Ставкой. Духонин был арестован. Возмущенные солдаты расстреляли его.

Быстрый разгром мятежей Керенского — Краснова и Духонина свидетельствовал о полной и активной поддержке социалистической революции солдатскими и матросскими массами. Выезжавший в те дни на фронт Джон Рид писал, что «армия за армией, флот за флотом слали в Петроград депутации, радостно приветствуя новое народное правительство». В течение ноября в большинстве армий власть перешла к военно-революционным комитетам.

Установление Советской власти на местах

Базой социалистической революции была внутренняя Россия с ее промышленными и культурно-политическими центрами. В течение первых дней революции — с 25 по 31 октября (7—13 ноября) 1917 г. — власть Советов утвердилась в 16 губернских центрах, а к концу ноября — уже во всех важнейших промышленных пунктах и на основных фронтах действующей армии. Большую роль в установлении Советской власти на местах сыграли рабочие Петрограда, Москвы и других пролетарских центров. Петроградский ВРК направил в различные губернии более 600 агитаторов, 106 комиссаров и 61 инструктора. Около 10 тыс. рабочих Советское правительство послало в деревню для ведения революционной работы.

Установление Советской власти в различных районах страны имело свои особенности. В ряде крупных промышленных и политических центров страны, где Советы еще в период подготовки социалистической революции перешли на сторону большевиков и фактически являлись хозяевами положения, Советская власть установилась быстро и большей частью мирным путем. Так было в Луганске, в Иваново-Вознесенске и во всем Иваново-Кинешемском рабочем районе, в Екатеринбурге, Уфе, большинстве других городов Урала, в городах Поволжья — Нижнем Новгороде, Самаре, Царицыне. Но в некоторых городах контрреволюция навязала рабочим и крестьянам вооруженную борьбу.

В сложных условиях происходило установление Советской власти на обширных территориях Сибири и Дальнего Востока. Здесь, ввиду отсутствия помещичьего землевладения и развитой промышленности, классовая борьба не была еще столь острой. В деревне господствовала сильная прослойка кулачества. Немногочисленные рабочие были разбросаны по отдельным промышленным оазисам, главным образом вдоль Сибирской железной дороги.

Красногвардейцы Екатеринбурга. Фотография. 1917 г.

Большевистских организаций было немного; среди рабочих и особенно среди крестьян значительным влиянием еще пользовались эсеры и меньшевики. В Омске, Иркутске, Чите и других местах вплоть до осени 1917 г. существовали объединенные социал-демократические организации, в которых состояли большевики и меньшевики, что также тормозило борьбу за власть Советов.

Под руководством Центрального Комитета партии большевики Сибири и Дальнего Востока в короткий срок создали боевые организации и развернули успешную борьбу за победу социалистической революции. 29 октября (11 ноября) власть Советов установилась в Красноярске, а 29 ноября (12 декабря) — во Владивостоке. Разгромив в вооруженной борьбе силы контрреволюции, 30 ноября (13 декабря) взял власть в свои руки и Совет Омска. 10 (23) декабря III областной съезд Советов Западной Сибири, заседавший в Омске, провозгласил установление Советской власти во всей Западной Сибири. При поддержке красногвардейских отрядов Красноярска и других городов трудящиеся Иркутска в конце декабря 1917 г. разбили белогвардейцев, поднявших мятеж против Советской власти. 6 (19) декабря власть перешла к Совету в Хабаровске. 14 (27) декабря заседавший там III краевой съезд Советов Дальнего Востока принял декларацию о переходе всей власти к Советам в Приморской и Амурской областях.

ВСТУПЛЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОННЫХ ЧАСТЕЙ В КРЕМЛЬ. В. В. Мешков. 1923 г.

К концу января 1918 г. была ликвидирована и изгнана из Томска так называемая Сибирская областная дума, претендовавшая на власть в Сибири. Победу Советской власти в Сибири и на Дальнем Востоке закрепил II Всесибирский съезд Советов, состоявшийся в феврале 1918 г. в Иркутске.

Больших усилий потребовал от Советской власти разгром казачьей контрреволюции на Дону, возглавленной атаманом Калединым. Заявив о неподчинении Войска Донского Советскому правительству, Каледин стал на путь открытой войны против Советской власти. На Дон устремились главари российской контрреволюции — Милюков, Корнилов, Деникин и их сообщники. Каледин установил связь с контрреволюционным казачеством Кубани, Терека, Астрахани, с казачьим атаманом Дутовым в Оренбурге и другими контрреволюционными силами. Империалистические государства присылали Каледину деньги и оружие.

Правительства Англии, Франции и Соединенных Штатов надеялись с помощью Каледина свергнуть Советскую власть. Государственный секретарь Соединенных Штатов Лансинг писал в докладе президенту Вильсону: «Наиболее организованной силой, способной покончить с большевизмом и удушить правительство, является группа генерала Каледина... Ее разгром будет означать передачу всей страны в руки большевиков... Надо укрепить у союзников Каледина надежду, что они получат моральную и материальную помощь от нашего правительства, если их движение станет достаточно сильным».

Американские финансисты, французское и английское правительства предоставили Каледину крупные суммы денег на организацию антисоветского мятежа. Американская миссия Красного Креста пыталась переправить на Дон броневики и автомашины. Тогда же на деньги иностранных империалистов царские генералы Алексеев и Корнилов приступили к формированию белогвардейской, так называемой добровольческой армии.

Каледину удалось в ноябре овладеть Ростовом-на-Дону, а затем и Таганрогом. Установив в этих городах режим кровавого террора, Каледин объявил, что намерен предпринять поход на Москву.

Советское правительство направило на разгром Каледина красногвардейские отряды и революционные части из Москвы, Петрограда и Донбасса. Партия большевиков развернула разъяснительную работу среди казачества. В январе в станице Каменской состоялся съезд казаков-фронтовиков. На нем присутствовали представители Центрального Комитета и Ростовского подпольного комитета большевистской партии. Съезд признал Советскую власть, образовал Донской революционный комитет во главе с казаком Ф. Г. Подтелковым, избрал делегацию на предстоящий III Всероссийский съезд Советов и объявил войну Каледину. Каледин оказался атакованным с фронта и с тыла. Убедившись, что положение безнадежно, Каледин застрелился.

В начале февраля рабочие Таганрога подняли восстание и установили в городе Советскую власть. Отряды Красной гвардии вплотную подошли к Ростову и Новочеркасску. 24 февраля советские войска взяли Ростов, а через день и Новочеркасск. На Дону утвердилась Советская власть.

Вместе с русским народом самоотверженно боролись за установление Советской власти многочисленные народы национальных окраин России. Объединение революционных сил различных народов и народностей России обеспечивала ленинская национальная политика. Ее основные принципы были законодательно закреплены в Декларации прав народов России, принятой Советом Народных Комиссаров 2 (15) ноября 1917 г. Декларация провозглашала равенство и суверенность народов России, их право на свободное самоопределение, вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, отмену всех национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных меньшинств и этнических групп, населяющих территорию России. В обращении «Ко всем трудящимся мусульманам России и Востока», в Манифесте к украинскому народу и других актах Советское правительство ярко показало коренное, принципиальное отличие своей освободительной национальной политики от политики Временного правительства.

Политика пролетарского интернационализма сплотила вокруг Советской власти трудящихся всех наций. Однако особенности социально-экономического и политического развития национальных окраин сказались на ходе борьбы за установление Советской власти. Социалистическая революция встретила здесь ожесточенное сопротивление буржуазно-националистических организаций, возникших еще до Октябрьской революции (Украинская и Белорусская рады, Курултай в Крыму, Алаш-орда в Казахстане и т. д.), которые теперь, создав контрреволюционные националистические «правительства» и прикрываясь флагом борьбы за национальную независимость, объявили войну Советской власти. Устремившиеся сюда после Октябрьской революции активные контрреволюционные элементы блокировались с буржуазными националистами и пытались превратить национальные районы в очаги контрреволюции. Революционные силы испытывали в национальных районах также несравненно большее, чем в центре, давление иностранных империалистов. Трудности борьбы за власть Советов были связаны и с отсутствием или малочисленностью пролетариата, слабостью большевистских организаций, что приводило в свою очередь к сравнительно большему влиянию соглашательских и националистических партий на трудящиеся массы.

Советская власть быстро победила в неоккупированной немцами части Белоруссии и Прибалтики. На территории Белоруссии, в Могилеве, находились Ставка верховного главнокомандующего, буржуазно-националистическая Белорусская рада, большое количество контрреволюционных формирований, корпус генерала Довбор-Мусницкого, сформированный из поляков — военнослужащих старой армии, ударные батальоны и т. д. Эти контрреволюционные силы представляли собой серьезную угрозу для Советской власти, так как в любой момент могли быть использованы против Петрограда и Москвы. Но они не имели никакой поддержки в народе. Большевистские организации Белоруссии и Западного фронта еще накануне Октябрьской революции располагали большинством в Советах и солдатских комитетах, что позволило Минскому Совету 25 октября (7 ноября) 1917 г. взять в свои руки власть в городе. Вскоре это сделали Гомельский, Могилевский, Витебский и другие Советы. Как указывал в своем отчете Советскому правительству Исполнительный комитет Советов Западной области, переход власти к Советам во всех более или менее крупных пунктах занял всего две недели.

Во второй половине ноября в Минске состоялись областной съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, фронтовой съезд и съезд крестьянских Советов.

А. Ф. Мясников, Фотография.

В работе этих съездов участвовали уполномоченные ЦК большевистской партии, Совета Народных Комиссаров и ВЦИК Г. К. Орджоникидзе и В. Володарский. В Белоруссии образовался Совет Народных Комиссаров Западной области во главе с видным деятелем большевистской партии А. Ф. Мясниковым.

Успешно завершилась борьба за установление Советской власти в неоккупированной части Прибалтики. 24 октября (6 ноября) началось восстание в Ревеле (Таллине), и 26 октября (8 ноября) Военно-революционный комитет опубликовал воззвание о победе революции и установлении Советской власти в Эстонии. В Латвии, в городе Валк (Валга) 16—17 (29—30) декабря под руководством большевиков проходил съезд Советов рабочих, солдатских и батрацких депутатов. Съезд избрал первое Советское правительство Латвии.

Решительно поддержали почин русского пролетариата трудящиеся Украины. Революционные рабочие и солдаты Киева уже 25 октября (7 ноября) выступили с требованием немедленного перехода власти в руки Советов. Но в ответ на это контрреволюционные представители Временного правительства опубликовали воззвание с призывом к борьбе против Советской власти.

Ф. А. Сергеев (Артем). Фотография.

Рабочий класс Украины под руководством большевиков поднялся на защиту Советов. Рабочие завода «Арсенал», 3-го авиапарка и других предприятий Киева настаивали на принятии решительных мер против контрреволюции. 27 октября (9 ноября) на объединенном заседании Совета рабочих депутатов и Совета солдатских депутатов был создан Военно-революционный комитет. На следующий день его членов арестовали, но этот удар не сломил волю масс. Образовался новый ревком, под руководством которого рабочие и революционные солдаты Киева начали 29 октября (11 ноября) вооруженное восстание. В трехдневных боях они подавили сопротивление контрреволюции. Однако Центральная рада вызвала с фронта полки, находившиеся под влиянием украинских буржуазных националистов, и, создав перевес в силах, захватила власть в Киеве. Рада при помощи демагогии привлекла на свою сторону значительную часть крестьянства, главным образом зажиточного, и провозгласила свою власть над всей Украиной. 7 (20) ноября она опубликовала так называемый Третий универсал, в котором заявила о неподчинении Советскому правительству России. Рада заключила соглашение с командующим Румынским фронтом генералом Щербачевым о слиянии Румынского и Юго-Западного фронтов в единый Украинский фронт под командованием того же Щербачева и вступила в союз с атаманом Калединым.

Враждебные действия Центральной рады вынудили Совет Народных Комиссаров предъявить ей 4 (17) декабря 1917 г. ультиматум с требованием прекратить дезорганизацию фронта, не пропускать контрреволюционные части на Дон, отказаться от союза с Калединым, вернуть оружие революционным полкам и отрядам Красной гвардии на Украине. Советское правительство предупредило Раду, что в случае неполучения удовлетворительного ответа оно будет считать Раду в состоянии открытой войны с Советской властью. Одновременно Совет Народных Комиссаров в манифесте к украинскому народу признал независимость Украины и разоблачил контрреволюционный характер Рады, ее антисоветскую и антинациональную политику. Рада не дала удовлетворительного ответа на ультиматум Советского правительства и обратилась за поддержкой к правительствам стран Антанты, которые поспешили признать ее и прийти ей на помощь. Народные массы Украины на опыте убеждались в том, что Рада — это орган диктатуры националистической украинской буржуазии, прислужница иностранного капитала.

На Украине разгорелось пламя народной борьбы против Рады и ее империалистических покровителей. Революционный Донбасс не признал власть Рады. Большевики Харькова под руководством члена ЦК большевистской партии Артема (Ф. А. Сергеева), подавив местную контрреволюцию и установив в городе власть Советов, выступили совместно с Советами Донбасса на борьбу за Советскую власть на всей Украине. 11 (24) декабря 1917 г. в Харькове открылся I съезд Советов Украины. 12 (25) декабря он провозгласил Советскую власть на Украине, избрал Центральный Исполнительный Комитет и сформировал Советское правительство Украины — Народный секретариат, в состав которого вошли Артем (Ф. А. Сергеев), Е. Б. Бош, Ю. М. Коцюбинский и другие. Съезд объявил об установлении тесного союза Советской Украины с Советской Россией. Совет Народных Комиссаров Российской республики приветствовал Советское правительство Украины и обещал ему полную поддержку в борьбе с контрреволюцией.

Призыв к восстанию против Центральной рады. Листовка. 16 (29) января 1918 г.

Триумфальное шествие советской власти (октябрь 1917 г. — февраль 1918 г.)

Советская власть победила в Екатеринославе, Одессе, Чернигове и в ряде других украинских городов. 16 (29) января 1918 г. в Киеве началось новое вооруженное восстание. Это облегчило задачу революционных отрядов, наступавших на Киев. 26 января (8 февраля) они овладели Киевом. Рада бежала на Волынь. Советская власть утвердилась почти на всей территории Украины, в Крыму и Молдавии.

В начале 1918 г. после упорной борьбы власть Советов установилась также во многих крупных центрах Кубани, Причерноморья, а в марте и на всем Северном Кавказе. Выдающимися организаторами борьбы за Советскую власть на Северном Кавказе были С. Г. Буачидзе, У. Д. Буйнакский, С. М. Киров, Г. К. Орджоникидзе.

В Закавказье борьба за Советскую власть носила особенно сложный и затяжной характер. Это объяснялось многими причинами: отсутствием крупных промышленных центров, кроме Баку, и малочисленностьюпролетариата; разжигавшейся эксплуататорами в течение длительного времени межнациональной враждой; слабостью местных большевистских организаций и большой активностью давно сложившихся буржуазно-националистических партий, которые при помощи националистической и социальной демагогии приобрели значительное влияние на массы; прямым вмешательством иностранных империалистов.

В Баку — пролетарском центре Закавказья, где борьбой трудящихся руководила сильная большевистская организация, возглавляемая С. Г. Шаумяном, П. А. Джапаридзе, М. Азизбековым и др., Советская власть установилась 31 октября (13 ноября).

С.Г. Шаумян. Фотография. 1917 г.

Вскоре Советы победили почти во всем Азербайджане. Но 15 (28) ноября контрреволюционные националистические партии — грузинские меньшевики, армянские дашнаки и азербайджанские мусаватисты — при прямой поддержке иностранных империалистов создали в Тбилиси свой орган буржуазной власти, так называемый Закавказский комиссариат. Они развернули ожесточенную антисоветскую пропаганду, организовали с помощью белогвардейских генералов и иностранной агентуры вооруженные банды, злодейски расстреляли в январе 1918 г. революционных солдат, возвращавшихся с Турецкого фронта.

Борьба за Советскую власть в Закавказье затянулась на длительный срок. Трудящиеся Закавказья победоносно завершили ее лишь в 1920—1921 гг.

На Урале казачий атаман Дутов поднял в декабре 1917 г. в районе Оренбурга антисоветский мятеж. Его поддержали эсеры и меньшевики, буржуазия и помещики, казахские и башкирские националисты, иностранные империалисты. Захватив Оренбург, Дутов отрезал от Советской России Среднюю Азию, создал угрозу существованию Советской власти в промышленных центрах Урала и Поволжья. Дутов пытался установить непосредственную связь с Калединым.

На борьбу с Дутовым Советское правительство направило из Петрограда и Москвы отряды красногвардейцев, революционных матросов и солдат. В разгроме дутовщины участвовали трудящиеся Урала, Поволжья, Средней Азии, Казахстана. Чрезвычайным комиссаром по борьбе с дутовщиной был назначен видный член большевистской организации Урала П. А. Кобозев.

18 (31) января 1918 г. революционные войска при поддержке восставших трудящихся овладели Оренбургом и разгромили казачью контрреволюцию. Дутов с горстью своих приверженцев скрылся в Тургайской степи. Власть в Оренбурге взял в свои руки Совет рабочих, солдатских, крестьянских, казачьих депутатов. Разгром войск Дутова сыграл большую роль в утверждении Советской власти на территории Казахстана и Средней Азии.

П. А. Джапаридзе. Фотография.

В Средней Азии центром социалистической революции был Ташкент. 28 октября (10 ноября) 1917 г. рабочие железной дороги и революционные солдаты поднялись на вооруженную борьбу. Четыре дня шли ожесточенные бои в городе. На помощь восставшим рабочим Ташкента прибыли боевые дружины из ряда городов Средней Азии и Казахстана. 31 октября (13 ноября) вооруженное восстание в Ташкенте победило. Власть Туркестанского комитета Временного правительства пала. На состоявшемся в середине ноября в Ташкенте III краевом съезде Советов образовалось Советское правительство — Совет Народных Комиссаров Туркестана. Различное соотношение классовых сил в разных районах Средней Азии и Казахстана привело к тому, что в отдельных городах и областях борьба за Советскую власть затянулась на несколько месяцев. В основном этот процесс был завершен к марту 1918 г., когда были разгромлены основные силы и центры буржуазно-националистической контрреволюции в Средней Азии («Кокандская автономия») и в Казахстане (Алаш-орда), а также уральские, оренбургские и семиреченские белоказаки. Таким образом, в период с октября 1917 г. по март 1918 г. Советская власть утвердилась почти на всей территории России. Характеризуя это триумфальное шествие, В. И. Ленин писал: «По всей России вздымалась волна гражданской войны, и везде мы побеждали с необыкновенной легкостью именно потому, что плод созрел, потому, что массы уже проделали весь опыт соглашательства с буржуазией. Наш лозунг «Вся власть Советам», практически проверенный массами долгим историческим опытом, стал их плотью и кровью»[22].

Причины победы и историческое значение Октябрьской революции

Великая Октябрьская социалистическая революция явилась закономерным результатом всемирно-исторического процесса, приведшего человечество к социалистической революции и выдвинувшего рабочий класс России в авангард мирового революционного движения. Она победила потому, что ее возглавлял российский пролетариат, который обладал огромным опытом борьбы, раньше всех других классов России создал под гениальным руководством В. И. Ленина свою политическую партию — партию большевиков — и стал главной движущей силой всего социально-политического развития страны. В ходе борьбы сложился боевой союз пролетариата и крестьянской бедноты, составлявших большинство народа. Союз рабочих и крестьян, возглавляемый рабочими, воплотился в Советах — новой форме революционной государственной власти.

Решающее условие победы Октябрьской революции заключалось в том, что во главе народных масс стояла революционная партия большевиков, вооруженная передовой марксистско-ленинской теорией. В период подготовки и проведения Октябрьской революции марксизм-ленинизм получил дальнейшее развитие и обогатился новыми теоретическими положениями в решениях партии, в трудах В. И. Ленина. Октябрьская революция явилась образцом претворения в жизнь ленинской теории социалистической революции.

Быстрота и легкость победы революции объясняются и тем, что в лице русской буржуазии рабочий класс встретил сравнительно слабого противника. Отсталость российского капитализма, его зависимость от иностранного империализма, исторические условия, в которых он развивался, обусловили особую реакционность, политическую дряблость и недостаточную опытность российской буржуазии. Мелкобуржуазные партии меньшевиков и эсеров, открыто перешедшие в лагерь контрреволюции, разоблачили себя в глазах народа и оказались политически изолированными.

М. Азизбеков. Фотография.

Успеху революции способствовала и международная обстановка: обе империалистические коалиции, занятые войной друг с другом, не могли сразу предоставить русской буржуазии большую вооруженную помощь. Эффективную поддержку русскому рабочему классу оказали выступления международного пролетариата с выражениями солидарности и сочувствия.

Октябрьская революция произвела коренной переворот в исторических судьбах России. Рабочий класс в союзе с крестьянской беднотой сверг власть эксплуататоров и установил свое политическое руководство обществом, свою диктатуру, создав тем самым необходимые условия для победы социалистического строя. Он разбил старую государственную машину, национализировал фабрики, заводы, банки, конфисковал крупную земельную собственность, ликвидировал классовые и сословные привилегии, создал органы своей государственной власти — Советы рабочих и крестьянских депутатов.

В форме Советской власти возник новый тип демократии — демократии для самых широких народных масс, которые впервые в истории человечества стали хозяевами своей судьбы. «Само возникновение СССР и даже первые трудные годы его существования, — отмечает американский писатель Теодор Драйзер, — положили начало весьма убедительному и не вызывающему возражений доводу, ныне ставшему несокрушимым. На мировой арене появилась нация, обоснованно утверждающая: наша система дает не собственнику капитала, а его производителю справедливо и удобно построенную жизнь и все блага, которые способны изобрести гений, искусство, наука и силы человеческого разума. Этот светоч неизбежно стал не только маяком для России, но и могучим прожектором, безжалостно вскрывающим и разоблачающим махинации, лживость, конфликты, порожденные жадностью, темные предрассудки и мусор капиталистической системы».

В отличие от всех прежних революций Октябрьская Социалистическая революция привела не к замене одной формы эксплуатации другой, а к ликвидации всякой эксплуатации человека человеком; она уничтожила формы социального и национального угнетения, национального неравенства, подняв ранее неравноправные народы России до положения свободных и равноправных народов.

Социалистическая революция спасла Россию от нависшей над ней экономической и национальной катастрофы, от угрозы расчленения и порабощения английскими, американскими, германскими и прочими империалистами. Она провозгласила политику мира и указала всем народам пути выхода из кровавой империалистической мировой войны. «Когда освобожденное человечество будет отмечать даты своего освобождения, — писал французский писатель Анри Барбюс, — то с наибольшим подъемом, с наибольшим энтузиазмом оно станет праздновать день 25 октября 1917 года, день, когда родилось советское государство, одним из первых декретов которого был Декрет о мире».

«Новый мир. Россия». Рисунок А. Янга. 1920 г.

Победа Великой Октябрьской революции имела огромное международное значение. В. И. Ленин писал: «Мы имеем право гордиться и считать себя счастливыми тем, что нам довелось первыми свалить в одном уголке земного шара того дикого зверя, капитализм, который залил землю кровью, довел человечество до голода и одичания...»[23].

Октябрьская революция была глубоким переворотом не только в экономике, в классовой структуре общества, но и в идеологии рабочего класса. Великая победа, одержанная под знаменем марксизма-ленинизма, нанесла огромной силы удар по идеологии оппортунизма и ревизионизма, подняла мировое рабочее движение на новую, более высокую ступень. Октябрьская революция превратила Россию в первый очаг социализма, поддерживаемый трудящимися всего мира, утвердила за рабочим классом России роль авангарда трудящихся всех стран в борьбе за свержение капитализма, за социалистическое преобразование общества.

Борясь за сохранение завоеваний Октября и в дальнейшем за построение социализма, рабочий класс России неизменно чувствовал поддержку со стороны пролетариев капиталистических стран. В то же время рабочие капиталистических государств в своей революционной борьбе за дело прогресса, за социализм приобрели надежного друга и соратника. Во взаимоотношениях советского рабочего класса с пролетариями капиталистических стран получил яркое выражение принцип пролетарского интернационализма. «Мы не только солидаризировались с русской революцией, — пишет генеральный секретарь Французской коммунистической партии Морис Торез, — мы считали Октябрьскую социалистическую революцию своим кровным делом, делом пролетариата Франции и всех стран. Мы ее рассматривали как наше достояние, как достояние всего международного рабочего движения и мы, пролетарии Франции, заявили о нашей вере в нее и о нашем долге учиться у Ленина».

Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на другие страны было обусловлено тем, что ее основные закономерности и черты развития имеют, по определению В. И. Ленина, «не местное, не национально-особенное, не русское только, а международное значение»[24]. При этом, как указывал В. И. Ленин, нужно иметь в виду не одно лишь непосредственное революционизирующее воздействие Октябрьской революции, но и «международную значимость или историческую неизбежность повторения в международном масштабе того, что было у нас»[25].

Общие закономерности Великой Октябрьской социалистической революции в дальнейшем блестяще подтвердились на опыте других стран, где победили социалистические революции и началось строительство социализма.

ГЛАВА II СТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОГО СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ГОСУДАРСТВА. ВЫХОД СОВЕТСКОЙ РОССИИ ИЗ ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОЙ ВОЙНЫ

Решающим актом Великой Октябрьской социалистической революции было завоевание политической власти российским пролетариатом, руководимым большевистской партией. Пролетариат стал господствующим классом, ведущим за собой всех трудящихся города и деревни, а большевистская партия — правящей партией первого в мире социалистического государства.

Советское государство призвано было решить исторические задачи диктатуры пролетариата: подавить сопротивление классовых врагов, организовать оборону социалистической страны от враждебного капиталистического окружения, построить социализм, укрепить интернациональные связи с пролетариатом всех стран. На этом пути оно с самого начала встретило бешеное сопротивление свергнутых эксплуататорских классов. Выразители их интересов — монархисты, кадеты, эсеры, меньшевики, буржуазные националисты — делали отчаянные попытки восстановить старый, буржуазно-помещичий строй. Большую опасность для Советской власти представлял международный империализм. Но советский народ под водительством ленинской партии преодолел стоявшие перед ним трудности.

1. Первые социалистические преобразования в общественном строе

Создание нового государственного аппарата

Первоочередной и центральной задачей победившей революции стало строительство пролетарской государственной власти. Новое государство коренным образом отличалось от всех других типов государств, служивших орудием насилия меньшинства народа над большинством, орудием гнета и эксплуатации. Социалистическое государство должно было выражать и охранять интересы громадного большинства народа, быть государством подлинной демократии, опирающимся на самые широкие массы трудящихся. Наряду с функцией подавления свергнутых эксплуататорских классов ему предстояло осуществлять важнейшие хозяйственно-организационные и культурно-воспитательные функции, стать основным орудием рабочего класса в борьбе за построение коммунизма. Такое государство нельзя было построить на базе старого, буржуазно-помещичьего государственного аппарата.

В первые же дни своего существования Советская власть приступила к слому старой государственной машины и к строительству органов государства диктатуры пролетариата. Враги Советской власти надеялись на то, что большевистская партия не сумеет править государством и в течение нескольких дней или недель потерпит крах. Во французском посольстве, по сообщениям парижской печати, были убеждены, что «большевики продержатся не более 8—10 дней». Бывшие министры Временного правительства, лидеры меньшевиков и эсеров, говорили в те дни, что если они все же продержались шесть месяцев, то большевики не продержатся и шести недель.

Опыт истории опроверг пророчества врагов социалистической революции. Советская власть сломала все основные рычаги буржуазно-помещичьей государственной машины, в том числе старую армию, полицию, суд и другие органы насилия, и создала новую, социалистическую государственную организацию.

Созданием центрального аппарата Советского государства и советским строительством в масштабе всей страны руководила большевистская партия. Здесь вновь, как и в ходе Октябрьской революции, с исключительной силой проявился организаторский гений В. И. Ленина, государственного деятеля нового типа.

Глубоко веря в то, что революционное творчество народа является неиссякаемым источником в строительстве новой жизни, В. И. Ленин говорил, что Советская власть опирается на самую чудесную в мире силу — на сознательность и творческую энергию рабочих и крестьян. Тысячи людей из народа пришли на работу в государственный аппарат, в том числе и на руководящие посты. Вместе с тем большевистская партия стремилась привлечь старых специалистов на службу Советской власти. Не все звенья аппарата старого государства подлежали ликвидации. В буржуазном государстве, кроме аппарата насилия, имеется еще, по определению Ленина, аппарат, «не вполне государственный», — банки, почта, потребительские общества и т. п. «Этого аппарата, — писал В. И. Ленин, — разбивать нельзя и не надо. Его надо вырвать из подчинения капиталистам, от него надо отрезать, отсечь, отрубить капиталистов с их нитями влияния, его надо подчинить пролетарским Советам, его надо сделать более широким, более всеобъемлющим, более всенародным»[26].

Весь сложный процесс слома старого и создания нового государственного аппарата в основном завершился в течение нескольких месяцев, в период триумфального шествия Советской власти. Большую роль в строительстве советских органов власти сыграл Петроградский военно-революционный комитет (ВРК). Он руководил обеспечением порядка в Петрограде и оказывал огромную помощь Советам на местах; постепенно его функции переходили к создававшимся органам советского государственного аппарата, и в декабре 1917 г. ВРК был ликвидирован.

Контрреволюционеры всемерно старались сорвать государственную деятельность Советской власти. В качестве одного из главных средств они в первое время использовали саботаж верхов чиновничества, организованный кадетами, меньшевиками и эсерами при прямой поддержке дипломатических миссий империалистических государств. Так, например, народный комиссар внутренних дел, приступая к работе, застал в бывшем министерстве лишь груду сваленных бумаг, запертые столы и шкафы без ключей.

Военно-революционный комитет призвал рабочие организации принять участие в создании государственного аппарата. Партийные ячейки выдвинули своих лучших представителей на руководящую государственную работу. Профессиональные союзы занялись выявлением желающих работать в советском аппарате.

На призывы большевистской партии, Советского правительства и профессиональных союзов откликнулись тысячи революционных рабочих, солдат и матросов.

Демонстрация в Петрограде в декабре 1917 г. против саботажа чиновников. Фотография.

С помощью рабочих Путиловского завода и заводов Выборгской стороны начала налаживаться деятельность Народного комиссариата внутренних дел. Организацию аппарата Народного комиссариата торговли и промышленности взяли на себя студенты-большевики Горного института и рабочие водного транспорта. В Народный комиссариат иностранных дел пришли передовые рабочие завода «Сименс и Шуккерт», революционные моряки Балтики. Они составили первые кадры сотрудников этого Наркомата. Убедившись в безнадежности замыслов организаторов саботажа, бывшие служащие министерства иностранных дел поспешили подать заявления о возвращении на службу. В январе 1918 г. в аппарате Наркоминдела работало до двухсот сотрудников. Помимо выполнения текущей работы они успели за короткий срок опубликовать семь сборников тайных документов, более ста договоров и много других дипломатических материалов, в которых разоблачалась захватническая политика империалистических правительств.

В числе первых органов государственного управления образовался Народный комиссариат по делам национальностей. Его задачей являлось претворение в жизнь ленинской национальной политики. Этот Наркомат, возглавленный И. В. Сталиным, провел большую работу по национально-государственному строительству Советского социалистического государства, основанного на добровольном, братском содружестве народов.

28 октября (10 ноября) 1917 г. Советское правительство издало декрет о формировании рабочей милиции. Она создавалась Советами рабочих и крестьянских депутатов и находилась исключительно в их ведении.

Запись добровольцев в Красную Армию. Петроград. Февраль 1918 г. Фотография.

Важное значение имело постановление Совета Народных Комиссаров от 7 (20) декабря 1917 г. об образовании особого органа государственной безопасности — Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) во главе с Ф. Э. Дзержинским. ВЧК раскрывала и пресекала антисоветские заговоры внутренней и внешней контрреволюции, карала саботажников, спекулянтов и других врагов революции.

Декрет о суде от 22 ноября (5 декабря) 1917 г. упразднил старые судебные органы и отменил действие всех прежних законов, противоречивших целям и задачам Советской власти. Вместо старой судебной системы учреждались рабоче-крестьянские трибуналы и местные народные суды, избираемые Советами. Они были призваны подавлять сопротивление свергнутых эксплуататорских классов и защищать интересы трудящихся, воспитывать народные массы в духе социализма.

Декретом от 10 (23) ноября 1917 г. были уничтожены сословия, сословные привилегии и ограничения, гражданские чины, титулы и звания. Все граждане, независимо от их имущественного состояния, происхождения, пола и национальной принадлежности, объявлялись равноправными гражданами Советской республики. Устанавливалось равноправие женщин с мужчинами.

Декрет от 20 января (2 февраля) 1918 г. узаконил отделение церкви от государства и школы от церкви, установил полную свободу совести, ликвидировал привилегии церкви и отменил государственные субсидии ей. Этот декрет и его проведение в жизнь имели огромное значение для развития народного образования, обучения и воспитания подрастающего поколения в духе атеизма и научного социализма.

Судьба социалистической революции во многом зависела от успешного решения вопроса о ликвидации старой армии и строительстве новой, способной с оружием в руках защищать завоевания Октября. Война с Германией и ее союзниками не позволяла сразу распустить старую армию, поэтому Советское правительство на первых порах ограничилось принятием решительных мер к ее демократизации: армия и флот были подчинены Совету Народных Комиссаров, образован Комиссариат по военным и морским делам, изданы декреты об уравнении всех военнослужащих в правах, а также о выборности командного состава и предоставлении всей полноты власти в воинских частях солдатским комитетам и Советам.

Старая армия фактически разваливалась. Измученные империалистической войной солдаты покидали фронт и уходили домой. 10 (23) ноября 1917 г. Совет Народных Комиссаров принял декрет о сокращении численности армии. Главной задачей становилось формирование новой, рабоче-крестьянской регулярной армии. Отряды Красной гвардии и ставшие на защиту Октябрьской революции воинские части старой армии не могли полностью обеспечить оборону Советского государства от внешних врагов и внутренней контрреволюции. Нужна была мощная армия рабочих и крестьян, стоящая на страже их интересов, армия диктатуры пролетариата. 15 (28) января 1918 г. Советское правительство приняло декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии. Она формировалась на добровольческих началах. «В Красную Армию поступает, — говорилось в декрете, — каждый, кто готов отдать свои силы, свою жизнь для защиты завоеваний Октябрьской революции, власти Советов и социализма». Желающие вступить в Красную Армию должны были представить рекомендацию партийных, советских или других организаций, стоящих на платформе Советской власти. Коллективный переход частей старой армии и флота в Красную Армию допускался при условии круговой поруки и поименного голосования. В ряды Красной Армии отбирались наиболее сознательные и преданные делу революции представители трудящихся. 29 января (11 февраля) 1918 г. был издан декрет об организации Рабоче-Крестьянского Красного Флота, который строился на тех же принципах, что и Красная Армия.

Важнейшим конституционным актом периода становления Советского государства была разработанная В. И. Лениным и принятая ВЦИК 3 (16) января 1918 г. Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Она провозглашала Россию Республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и определяла главные задачи Советской власти: уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, полное устранение деления общества на классы, беспощадное подавление эксплуататоров, построение социализма. Российская республика объявлялась советской социалистической федерацией, построенной на принципах равноправия и дружбы народов.

Строительство местных органов Советской власти происходило, как и в центре, при активнейшем участии широких масс рабочих и всех трудящихся.

5 (18) ноября 1917 г. В. И. Ленин обратился к населению страны с призывом: «Товарищи-трудящиеся! Помните, что вы сами теперь управляете государством. Никто вам не поможет, если вы сами не объединитесь и не возьмете все дела государства в свои руки. Ваши Советы — отныне органы государственной власти, полномочные, решающие органы.

Сплотитесь вокруг своих Советов. Укрепите их. Беритесь сами за дело снизу, никого не дожидаясь»[27].

В большой мере способствовал укреплению местных Советов декрет ВЦИК от 21 ноября (4 декабря) 1917 г. о праве отзыва делегатов, позволявший очистить Советы от проникших туда враждебных элементов.

Крупное значение имело объединение Советов рабочих и солдатских депутатов с Советами крестьянских депутатов. Избранный II съездом Советов Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет (ВЦИК) включал в себя представителей Советов рабочих и солдатских депутатов и только часть представителей от Советов крестьянских депутатов; большинство же последних объединял созданный в мае 1917 г. Всероссийский Исполнительный Комитет Советов крестьянских депутатов, которым руководили правые эсеры, потерявшие теперь всякое доверие трудового крестьянства. В ноябре 1917 г. в Петрограде собрался Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов крестьянских депутатов; на нем большинство принадлежало левым эсерам. На совместном заседании с ВЦИК 15 (28) ноября этот съезд одобрил декреты о мире и о земле. Он избрал Временный исполнительный комитет Советов крестьянских депутатов, который вошел в состав ВЦИК, что и означало фактическое объединение рабочих, солдатских и крестьянских Советов во всероссийском масштабе.

В то же время вновь возник вопрос о правительственном блоке между большевиками и левыми эсерами. Под воздействием революционных настроений крестьянства левые эсеры заявили о признании ими завоеваний Октябрьской революции, после чего их представители были включены в состав Советского правительства. Это еще раз подтвердило готовность большевистской партии сотрудничать со всеми партиями, которые стоят на позициях Советской власти и признают декреты II съезда Советов.

Первые социалистические преобразования в экономике

Рабочий класс с первых дней существования Советской власти приступил к построению экономических основ нового общества. В этом вопросе, как и во всей своей деятельности, большевистская партия неуклонно руководствовалась марксистско-ленинским учением о строительстве социализма и коммунизма. Коренная задача состояла в том, чтобы старые, эксплуататорские производственные отношения заменить новыми, присущими социалистическому строю.

Первостепенное значение имел вопрос о банках. Руководствуясь ленинскими положениями о роли банков в системе общественного производства и учитывая уроки истории, в частности ошибку Парижской коммуны, оставившей банки в руках буржуазии, Советская власть сразу же стала на путь национализации банков.

26 октября (8 ноября) 1917 г. в распоряжение социалистического государства перешел Государственный банк. 14 (27) декабря 1917 г. ВЦИК издал декрет о национализации частных банков (непосредственным толчком к нему послужило саботирование владельцами частных банков закона о рабочем контроле). Согласно этому декрету все частные акционерные банки и банковские конторы объединялись с Государственным банком. Интересы вкладчиков из числа трудящихся Советская власть брала под свою защиту.

Национализация банков лишила буржуазию мощного финансово-экономического рычага. Вскоре была проведена также национализация транспорта, внешней торговли, аннулированы внешние и внутренние займы, заключенные царским и Временным правительствами. Тем самым Советская власть освободила Россию от финансовой кабалы, укрепила независимость страны.

Принятое 14 (27) ноября 1917 г. положение о рабочем контроле над производством и распределением способствовало успеху борьбы за обобществление средств производства, а также обучению трудящихся методам управления народным хозяйством. Проект положения о рабочем контроле был написан В. И. Лениным, а затем обсужден и дополнен Центральным советом фабрично-заводских комитетов и коллегией Народного комиссариата труда.

Система рабочего контроля предусматривала образование Центрального Всероссийского Совета рабочего контроля и местных советов рабочего контроля из представителей фабзавкомов, профсоюзов, рабочих кооперативов. Эти органы получили право не только контролировать действия капиталистов, но и участвовать в управлении производством, его планировании, составлении отчетности и т. д.

Рабочие национализированной «Ликинской мануфактуры». Фотография. Декабрь 1917 г.

В ноябре-декабре 1917 г. рабочий контроль был введен на большинстве крупных и средних предприятий в Петрограде, Москве и других промышленных центрах страны. Осуществляя контроль, рабочие учились управлять производством, подготовляли необходимые условия для национализации промышленности.

Закон о рабочем контроле встретил ожесточенное сопротивление буржуазии. Союзы заводчиков и фабрикантов, контрреволюционно настроенная часть технической интеллигенции, меньшевики, эсеры призывали препятствовать проведению этого закона в жизнь, закрывать предприятия, на которых устанавливался рабочий контроль, или же бойкотировать их. Многие фабрики и заводы были закрыты в Петрограде, в Московском промышленном районе, на Урале, в Донбассе. Саботаж буржуазии ускорил принятие Советской властью мер по национализации отдельных предприятий, а затем всей промышленности.

Еще в начале существования Советской власти перешли в руки социалистического государства все так называемые казенные предприятия, в том числе Ижорский, Обуховский, Балтийский и другие крупные заводы. 17 (30) ноября 1917 г. было принято первое постановление о переходе частных фабрик в собственность государства; оно предусматривало национализацию фабрики товарищества «Ликинская мануфактура» в районе Орехово-Зуева, намеченную к закрытию ее владельцами.

ПЕРВЫЙ ЛОЗУНГ. Н.Б. Терпсихоров. 1924 г.

Затем последовала национализация Путиловских заводов в Петрограде, ряда других крупных фабрик и заводов в Петрограде и Москве, предприятий акционерных обществ Богословского и Кыштымского горных округов Урала, крупных шахт Донбасса. Всего за первое полугодие 1918 г. было национализировано свыше 500 предприятий, причем больше половины — в порядке проявления революционной инициативы местных органов власти и рабочих коллективов. По декрету от 28 июня 1918 г. стала осуществляться национализация всей крупной промышленности. К сентябрю в руки Советского государства перешло уже более трех тысяч предприятий.

Национализация промышленных предприятий положила начало образованию социалистического сектора в промышленности, построению основ социалистической экономики. На национализированных предприятиях создавались государственные заводоуправления из рабочих с участием специалистов.

Для руководства всем народным хозяйством страны был учрежден согласно декрету от 2 (15) декабря 1917 г. Высший Совет Народного Хозяйства (ВСНХ). Вскоре началась организация советов народного хозяйства (совнархозов) на местах. Большую роль в управлении национализированной промышленностью сыграли тогда совнархозы Северного района (Петроград), Центрально-промышленной области (Москва), Урала (Екатеринбург), Донецко-Криворожского бассейна (Харьков) и другие. В мае 1918 г. I Всероссийский съезд совнархозов обобщил достигнутый опыт и наметил практические меры по управлению социалистическим хозяйством.

Социалистические мероприятия в сельском хозяйстве проводились более медленными темпами, чем в промышленности. В стране насчитывалось 15—16 млн. мелких и средних крестьянских хозяйств. Крестьян нужно было еще убедить в том, что и в сельском хозяйстве нет иного пути к лучшей жизни, кроме социалистического.

Основой аграрной политики Советского правительства являлся Декрет о земле, отменивший частную собственность на землю. Национализация земли послужила базой дальнейших аграрных преобразований. Принятые в развитие Декрета о земле законы определяли порядок проведения конфискации и распределения помещичьих земель среди крестьян. В большинстве случаев земля распределялась по количеству членов семьи с дополнительными наделами для малоземельных и безземельных крестьян. Живой и мертвый инвентарь конфискованных имений поступал в распоряжение земельных отделов волостных Советов, которые передавали его коллективным хозяйствам или общественным прокатным пунктам. Предусматривались льготы для коллективных хозяйств, а также создание в ряде конфискованных помещичьих имений социалистических советских хозяйств (совхозов).

Помещики лишились всех средств производства и были выселены из своих имений. По отношению к кулакам Советская власть тогда проводила политику частичной экспроприации и ограничений. У кулачества отбирались излишки земли, хлеба, семян, часть живого и мертвого инвентаря.

В этот период возникли первые совхозы, прокатные пункты сельскохозяйственного инвентаря и крестьянские коллективные хозяйства (колхозы). Постепенное кооперирование крестьянства началось, таким образом, уже с Октябрьской революции, ибо она создала «земельный строй, наиболее гибкий в смысле перехода к социализму»[28].

III Всероссийский съезд Советов

Становление Советского государства происходило в обстановке дальнейшего сплочения трудящихся вокруг Советской власти. Народ на своем опыте убеждался в преимуществах советской системы над всякой, даже самой демократической, буржуазной парламентской республикой. Банкротство буржуазного парламентаризма в России ярко обнаружилось в связи с вопросом об Учредительном собрании.

Подготовка к выборам в Учредительное собрание началась при Временном правительстве. После Октябрьской революции кадеты, эсеры, меньшевики, все контрреволюционеры надеялись с помощью этого собрания свергнуть Советскую власть. Зная о замыслах контрреволюции, Советское правительство все же пошло на его созыв в установленный ранее срок. Оно исходило из того, что народ должен сам, на собственном опыте убедиться в несовместимости Учредительного собрания с Советской властью.

III Всероссийский съезд Советов. Фотография.

Выборы проводились по спискам кандидатов, составленным при Временном правительстве; в тот период соглашательские партии еще не были политически изолированы, в деревне не развернулась борьба против кулачества, значительная часть крестьянства еще верила эсерам, а левые эсеры не оформились в самостоятельную партию. Это обстоятельство, а также сложная выборная система, в которой многие избиратели не смогли разобраться, порочность составленных старыми властями списков избирателей, нередко и прямые фальсификации результатов выборов со стороны свергнутых революцией партий (особенно в тех местностях, где к моменту выборов не утвердилась Советская власть) привели к тому, что итоги выборов не соответствовали коренным изменениям в соотношении сил, происшедшим в октябре — ноябре 1917 г. В Учредительном собрании образовалось антисоветское большинство. Контрреволюционность Учредительного собрания выявилась на первом же заседании, состоявшемся 5 (18) января 1918 г., когда его антисоветское большинство отказалось от обсуждения Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа. Существование такого Учредительного собрания противоречило целям и задачам социалистической революции. Декретом ВЦИК от 6 (19) января 1918 г. Учредительное собрание было распущено. Трудящиеся массы страны одобрили этот акт Советской власти.

Подлинным выразителем воли рабочих и крестьян явился III Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, открывшийся в Петрограде 10 (23) января 1918 г. В нем приняли участие делегаты 370 Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, 116 солдатских комитетов (армейских, корпусных, дивизионных и других). В ходе работы съезда к нему присоединились депутаты III Всероссийского съезда Советов крестьянских депутатов, на котором были представлены 340 губернских, уездных и других Советов, 129 солдатских комитетов и некоторые другие организации. III съезд Советов заслушал и одобрил доклад В. И. Ленина о деятельности Советского правительства и доклад председателя ВЦИК Я. М. Свердлова. На съезде была утверждена ленинская Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, ставшая основой первой Советской конституции.

С докладом о национально-государственном строительстве и принципах федеративного устройства Республики Советов выступил народный комиссар по делам национальностей И. В. Сталин. Исходя из ленинского положения о том, что «Советская Российская республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация Советских национальных республик»[29], съезд принял резолюцию о федеральных учреждениях Российской Республики.

Закрывая III съезд Советов, В. И. Ленин говорил: «Этот съезд, закрепивший организацию новой государственной власти, созданной Октябрьской революцией, наметил вехи грядущего социалистического строительства для всего мира, для трудящихся всех стран... Теперь мы, на расчищенном от исторического хлама пути, будем строить мощное, светлое здание социалистического общества, создается новый, невиданный в истории, тип государственной власти, волей революции призванной очистить землю от всякой эксплуатации, насилия и рабства»[30].

2. Борьба Советского правительства за выход из империалистической войны

Первые шаги Советской власти в борьбе за мир

Октябрьская революция победила в то время, когда миллионы трудящихся во всех странах, измученные длительной кровопролитной войной, жаждали мира. С одобрением и энтузиазмом они встретили советский Декрет о мире, указывавший реальный путь к прекращению войны. Борьба за мир явилась характерной чертой государства рабочих и крестьян, проявившейся с первых дней его существования.

Выход из войны и заключение справедливого демократического мира были неотложной и жизненно важной задачей для Советской власти. Без ликвидации войны нельзя было упрочить победу революции и приступить к социалистическим преобразованиям.

Декретом о мире Советское правительство начало упорную и последовательную борьбу за немедленное прекращение войны и заключение всеобщего демократического мира. 8 (21) ноября Советское правительство вручило послам Соединенных Штатов, Англии, Франции и ряда других стран ноту с предложением заключить перемирие на всех фронтах и начать переговоры о мирном договоре; к ноте был приложен текст Декрета о мире. Правительства держав Антанты не приняли этого предложения. Тогда Советское правительство направило 15 (28) ноября 1917 г. обращение к правительствам и народам воюющих стран, в котором говорилось: «На наше предложение официальные и официозные представители правящих классов союзных стран ответили отказом признать правительство Советов и вступить с ним в соглашение о мирных переговорах... 1 декабря мы приступаем к мирным переговорам. Если союзные народы не пришлют своих представителей, мы будем вести с немцами переговоры одни. Мы хотим всеобщего мира. Но если буржуазия союзных стран вынудит нас заключить сепаратный мир, ответственность падет целиком на нее».

В конце ноября и начале декабря Советское правительство еще несколько раз предлагало Соединенным Штатам, Англии, Франции приступить к мирным переговорам с противником, но не добилось положительного ответа. «Именно англо-французская и американская буржуазия, — писал немного позднее В. И. Ленин, — не приняла нашего предложения, именно она отказалась даже разговаривать с нами о всеобщем мире! Именно она поступила предательски по отношению к интересам всех народов, именно она затянула империалистскую бойню!»[31].

Империалисты Антанты хотели сохранить Восточный фронт, чтобы с помощью России ослабить страны Четверного союза и добиться победы над ними. Они надеялись также продолжением войны задушить социалистическую революцию в России, уничтожить при помощи германских штыков Советскую власть. Отклоняя предложения Советского правительства о мире, они в то же время оказывали поддержку Духонину, Каледину, контрреволюционным силам в Закавказье, Центральной раде на Украине. На состоявшейся в конце ноября 1917 г. в Париже конференции представители Соединенных Штатов, Англии, Франции и Италии открыто заявили, что союзники рассмотрят цели войны, как только Россия будет иметь «более устойчивое» правительство, т. е. выдвинули в качестве условия переговоров свержение Советской власти.

Мирные переговоры в Брест-Литовске

Не получив положительного ответа от стран Антанты, Советское правительство было вынуждено самостоятельно приступить к переговорам с Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией. Переговоры о перемирии начались 20 ноября (3 декабря) 1917 г. в Брест-Литовске, где помещался штаб Восточного фронта германской армии. Советское правительство и теперь не оставило попыток добиться всеобщего демократического мира. При открытии переговоров советская делегация предложила пригласить все остальные воюющие государства принять в них участие. Однако представители австро-германского блока отклонили это предложение.

2 (15) декабря стороны заключили перемирие сроком на 28 дней, автоматически продлеваемое до его денонсации с предупреждением за 7 дней. При этом советская делегация, учитывая интересы бывших союзников России в мировой войне, потребовала включить в акт перемирия обязательство Германии и союзных с ней стран не перебрасывать свои войска с Восточного фронта на Западный. Несмотря на упорное сопротивление представителей Германии, советская делегация добилась принятия этого требования. Исключение предусматривалось лишь в отношении войск, передвижение которых было начато до подписания перемирия.

Через неделю после заключения перемирия, 9 (22) декабря 1917 г. на Брест-Литовской конференции началось обсуждение условий мирного договора. Перед этим Советское правительство снова предложило правительствам держав Антанты принять участие в конференции, но они и на этот раз отказались.

В качестве основы мирного договора советская делегация предложила следующие шесть условий: 1) не допускаются никакие насильственные присоединения территорий, захваченных во время войны. Войска, оккупировавшие эти территории, выводятся оттуда в кратчайший срок; 2) полностью восстанавливается политическая самостоятельность народов, которые лишились ее во время войны; 3) национальным группам, не пользовавшимся политической самостоятельностью до войны, гарантируется возможность свободно решить путем референдума вопрос о своей принадлежности к тому или другому государству или о своей государственной самостоятельности. Референдум должен быть проведен на основе полной свободы голосования для всего населения данной территории, не исключая эмигрантов и беженцев; 4) по отношению к территориям, населенным несколькими национальностями, права каждого меньшинства ограждаются специальными законами, обеспечивающими ему культурно-национальную самостоятельность и, если к тому имеется фактическая возможность, административную автономию; 5) ни одна из воюющих стран не обязана платить другим странам так называемые военные издержки, а уже взысканные контрибуции подлежат возвращению. Возмещение убытков частных лиц, пострадавших от войны, производится из особого фонда, образованного путем пропорциональных взносов всех воюющих стран; 6) колониальные вопросы решаются при соблюдении принципов, изложенных в первых четырех пунктах. В дополнение к этому признаются недопустимыми какие-либо косвенные стеснения свободы слабых наций более сильными, в том числе экономический бойкот, подчинение в хозяйственном отношении при помощи навязанного торгового договора, сепаратные таможенные соглашения, стесняющие свободу торговли третьих стран, морская блокада, не преследующая непосредственно военных целей, и т. п.

Советская программа справедливого демократического мира выражала чаяния широких масс трудящихся всего мира. Германская делегация не решилась сразу отвергнуть ее и выступила с декларацией, в которой на словах соглашалась с советскими предложениями. Однако ряд оговорок, сопровождавших декларацию, делал ее нереальной, а спустя несколько дней представители Четверного союза совсем отказались от своих первоначальных заявлений.

В правящих кругах Германии все более усиливалось влияние милитаристской группировки во главе с Людендорфом и Гинденбургом. Соответственно возрастала и агрессивность представителей австро-германского блока на конференции в Брест-Литовске. Когда советская делегация поставила вопрос о сроках вывода германских и австрийских войск с оккупированных ими территорий России, представители Германии и ее союзники дали ясно понять, что их правительства вовсе не собираются делать это.

Значительное место в агрессивных планах австро-германского блока занимала контрреволюционная украинская Центральная рада. 27 января (9 февраля) 1918 г. Германия заключила с ней в Брест-Литовске сепаратный мирный договор, хотя к тому времени власть Рады была свергнута восставшими рабочими и крестьянами Украины и сама Рада изгнана из Киева. По этому договору Рада отдавала Украину на разграбление германским захватчикам, обязавшись поставить Германии до 31 июля 1918 г. 1 млн. т хлеба, 50 тыс. т мяса, 400 млн. штук яиц, сало, пеньку, лен, марганцевую руду и т. д. Договор был использован как основание для вторжения германских войск на территорию Украины. Германские империалисты восстановили на Украине власть Центральной рады, а фактически учредили здесь свою военную диктатуру.

В день подписания договора с Центральной радой германская сторона ультимативно потребовала от советской делегации принятия условий мира, по которым от России отторгались Польша, Литва, часть Эстонии, Латвии, Украины, Белоруссии.

Это были невероятно тяжелые, грабительские условия, но Советское правительство не имело выбора. Страшная хозяйственная разруха, чрезвычайное утомление народа войной заставляли Советское правительство во имя сохранения завоеваний Октябрьской революции принять аннексионистский мир с Германией и ее союзниками.

По вопросу о заключении мира возникла острая борьба внутри большевистской партии и Советского правительства. В. И. Ленин твердо стоял за мир. Его позицию поддерживали Я. М. Свердлов, Артем (Ф. А. Сергеев), И.В. Сталин и ряд других членов Центрального Комитета партии. Напротив, Троцкий со своими сторонниками и так называемые «левые коммунисты» во главе с Бухариным ожесточенно атаковали линию Ленина на заключение мира. Действуя заодно с левыми эсерами, «левые коммунисты» требовали «революционной войны» с германским блоком, утверждали, что война разбудит революцию в Германии и других странах. На деле отказ от заключения мира вел к гибели Советской власти. «Сохраняя Советскую власть, — говорил В. И. Ленин, — мы оказываем самую лучшую, самую сильную поддержку пролетариату всех стран в его неимоверно трудной, тяжелой борьбе против своей буржуазии. И большего удара для дела социализма теперь, чем крушение Советской власти в России, нет и не может быть»[32].

Ленинская линия победила не сразу. Первое время «левым коммунистам» удалось привлечь на свою сторону ряд местных организаций большевистской партии. Но народ жаждал мира. 11 (24) января на заседании ЦК точка зрения «левых коммунистов» была отвергнута, и советской делегации в Брест-Литовске дано указание вести переговоры, всемерно затягивая их, а в случае предъявления ультиматума со стороны Германии, — подписать мир. Однако Троцкий, возглавлявший в тот момент советскую делегацию, нарушил решение ЦК и директиву Советского правительства. Он отказался подписать условия мира и одновременно заявил на конференции, что Советская республика не будет вести войну и продолжит демобилизацию армии.

Предательские действия Троцкого нанесли большой ущерб Советской стране. Немецкие империалисты поспешили использовать их как повод для возобновления военных действий. Вероломно нарушив перемирие, немецкая армия 18 февраля перешла в наступление по всему фронту. Основной удар направлялся на столицу Советской республики — Петроград.

Многие участки фронта к тому времени были фактически оголены, так как старая армия находилась в процессе демобилизации, а новая, Красная Армия, еще только формировалась. В течение короткого срока немецкие войска захватили значительную часть советской территории, большие запасы снаряжения, продовольствия, боеприпасов. Над социалистическим отечеством нависла смертельная опасность.

Совет Народных Комиссаров по настоятельному требованию В. И. Ленина послал 19 февраля правительству Германии радиограмму о согласии подписать мир на условиях, предъявленных в Брест-Литовске. Правительство Германии молчало. Немецкая армия продолжала наступать. Каждый день войны приносил новые бедствия народам России, с каждым часом возрастала угроза для Октябрьской революции. Действительность с неумолимой жестокостью опровергала преступно-демагогические разглагольствования «левых коммунистов» о «революционной войне».

В опубликованном 22 февраля воззвании Совета Народных Комиссаров говорилось: «Социалистическая республика Советов находится в величайшей опасности... Священным долгом рабочих и крестьян России является беззаветная защита республики Советов против полчищ буржуазно-империалистской Германии»[33]. Советская власть призвала народ мобилизовать во имя спасения Родины все силы и средства на борьбу с мощным и коварным врагом. В Петрограде образовался Комитет революционной обороны во главе с Я. М. Свердловым, началась запись добровольцев в Красную Армию.

БРЕСТСКИЙ МИР 3. III 1918 г.

23 февраля в Петрограде и других городах состоялись массовые митинги, на которых трудящиеся выражали свою готовность вступить в ряды Красной Армии и пойти на решительный бой с врагом. Этот день, 23 февраля, — день массовой мобилизации народа на защиту социалистического отечества — вошел в историю как дата рождения Красной Армии.

Отряды Красной Армии вместе с сохранившими боеспособность революционными частями старой армии сдерживали натиск врага. Героическое сопротивление Красной Армии на подступах к Пскову и Нарве сорвало план немецкого командования молниеносным ударом захватить столицу Советского государства. Однако положение на фронте продолжало оставаться крайне тяжелым.

Обучение красноармейцев пулеметной стрельбе. Петроград. Март 1918 г. Фотография.

В новом германском ультиматуме, который Советское правительство получило 23 февраля 1918 г. (датирован 21 февраля и вручен русскому курьеру 22 февраля в 6 часов утра), содержались еще более тяжелые условия, чем те, которые ранее предъявлялись в Брест-Литовске. Уполномоченные Советского правительства должны были немедленно прибыть в Брест-Литовск и подписать мирный договор, подлежащий ратификации в течение двух недель. На принятие ультиматума давалось 48 часов.

Оценивая предложенные германскими империалистами условия, В. И. Ленин писал: «Невероятно, неслыханно тяжело подписывать несчастный, безмерно тяжелый, бесконечно унизительный мир, когда сильный становится на грудь слабому»[34]. Однако в сложившихся условиях нельзя было не подписать мир. Между тем «левые коммунисты» требовали продолжения войны. Потерпев поражение на заседании Центрального Комитета партии 23 февраля, когда было принято предложение Ленина о немедленном подписании мирного договора, они повели линию на раскол партии. В Московском областном бюро партии «левые коммунисты» добились принятия резолюции о недоверии Центральному Комитету и об отказе подчиняться его постановлениям. В объяснительном тексте к резолюции содержалось утверждение, что «в интересах международной революции целесообразно идти на возможность утраты Советской власти, становящейся теперь чисто формальной». В. И. Ленин назвал эту резолюцию «странной и чудовищной» и разоблачил политику «левых коммунистов», как авантюристическую, ведущую к гибели Советской республики[35].

Ленинская линия на заключение мира победила. 24 февраля ВЦИК решил принять условия, предложенные Германией.

Все это время правящие круги Соединенных Штатов, Англии и Франции проводили активную антисоветскую политику. В декабре 1917 г. на англо-французской конференции в Париже с ведома и согласия Соединенных Штатов было решено разделить европейскую часть России на сферы действия и помощи различным контрреволюционным силам; в английскую сферу вошли Кавказ, казачьи территории Дона и Кубани, во французскую — Украина, Бессарабия, Крым. В январе 1918 г. были опубликованы «14 пунктов» Вильсона — программа империалистического мира, направленная своим острием против Советской республики и ее предложений демократического, справедливого мира.

От политики бойкота и угроз американские, английские, французские империалисты перешли к подготовке открытой интервенции в России. На Дальнем Востоке готовилась к антисоветской интервенции и Япония. В то же время, используя все средства экономического, политического и военного нажима, державы Антанты пытались удержать Советскую Россию от заключения мира с Германией и ее союзниками. В конце февраля — начале марта 1918 г. они настойчиво требовали от Советского правительства возобновления войны с Германией, обещая свою помощь. Все это делалось в расчете на то, что в условиях разрухи и недовольства трудящихся масс продолжением войны Советская власть не сможет устоять и будет свергнута. Советское правительство, руководимое Лениным, не поддалось угрозам и провокациям империалистов Антанты.

Брестский мирный договор

3 марта 1918 г. сформированная в новом составе советская делегация подписала в Брест-Литовске мирный договор, отказавшись от обсуждения его условий. Она заявила, что заключаемый мир не основан на свободном соглашении народов, а продиктован Советской России с оружием в руках германским империализмом, воспользовавшимся временной слабостью молодой Советской республики; вследствие этого обсуждение договора бесполезно.

По Брестскому миру Германия и Австро-Венгрия захватили огромную территорию бывшей Российской империи — свыше 150 тыс. кв. км. Советское правительство вынуждалось к признанию договора между украинской Центральной радой и Германией, а также должно было немедленно провести полную демобилизацию армии, включая части Красной Армии, разоружить военно-морской флот, вывести войска с территории Украины, Финляндии, Аландских островов и военно-морские силы из финских портов. Восстанавливался невыгодный для России русско-германский торговый договор 1904 г. В Закавказье плебисцит должен был решить вопрос о судьбе округов Батуми, Карса и Ардагана.

Для окончательного решения вопроса о Брестском мире в марте 1918 г. был созван VII съезд большевистской партии. В политическом отчете Центрального Комитета В. И. Ленин всесторонне осветил сложившееся положение. Съезд подтвердил правильность ленинской линии и отверг гибельную для социалистической революции позицию Троцкого и «левых коммунистов».

VII съезд решил пересмотреть программу и изменил название партии. С этого времени партия стала называться Российской Коммунистической партией (большевиков).

15 марта 1918 г. IV Всероссийский Чрезвычайный съезд Советов ратифицировал Брестский мирный договор. Советская Россия вышла из империалистической войны. Это позволило сохранить Советскую власть и получить необходимую передышку для развертывания социалистического строительства. IV съезд Советов принял также постановление о перенесении столицы Советской республики из Петрограда в Москву.

Борьба Советской страны за мир оказала большое положительное влияние на мировое революционное движение. В период брестских переговоров демонстрации и митинги в поддержку Советского государства происходили почти во всех европейских странах. Интернациональная солидарность рабочего класса особенно ярко проявилась во время грандиозной политической забастовки рабочих Германии и Австро-Венгрии в январе 1918 г., проходившей под лозунгом защиты мирной программы Советского правительства. Оценивая международное значение Брестского мира, В. И. Ленин писал в октябре 1918 г.: «Во-1-х, если бы мы не заключили Брестского мира, мы сразу отдали бы власть русской буржуазии и тем повредили величайшим образом всемирной социалистической революции. Во-2-х, ценою национальных жертв, мы сохранили такое интернациональное революционное влияние, что теперь вот прямо подражает нам Болгария, кипит Австрия и Германия, ослаблены оба империализма, а мы окрепли и начали создавать настоящую пролетарскую армию»[36].

Брестский мир нанес удар по планам правящих кругов Соединенных Штатов, Англии и Франции, рассчитывавших использовать Германию для уничтожения Советской власти. Вместе с тем он усилил стремление народов воюющих стран к окончанию войны.

3. Ленинский план строительства основ социалистической экономики

В. И. Ленин о путях построения социализма в Советской России

Весной 1918 г. В. И. Лениным был разработан конкретный план строительства основ социалистической экономики. Ленин изложил его в своем труде «Очередные задачи Советской власти», в докладе на заседании ВЦИК 29 апреля 1918 г., в направленной против «левых коммунистов» работе «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» и в других выступлениях. Развивая учение Маркса, В. И. Ленин обосновал важнейшие положения об экономике переходного периода от капитализма к социализму. Он показал, что экономика России содержит в себе элементы различных общественно-экономических укладов, а именно: 1) патриархальное, т. е. в значительной степени натуральное, крестьянское хозяйство; 2) мелкотоварное производство, включающее в себя крестьянское и ремесленное производство, связанное с рынком; 3) частнохозяйственный капитализм — кулачество в деревне и владельцы ненационализированных предприятий в городе, торговцы; 4) государственный капитализм, включающий, главным образом, временно допущенные капиталистические предприятия, контролируемые и ограничиваемые пролетарским государством, и 5) социализм — национализированная промышленность, банки, транспорт, совхозы и сельскохозяйственные артели в деревне. Из всех перечисленных укладов в России, стране мелкокрестьянской, преобладало мелкое товарное производство, являвшееся базой сохранения и возрождения капитализма. Это была мелкобуржуазная стихия, представлявшая главную опасность для Советской власти и социализма. Задача партии и Советской власти состояла в том, чтобы преодолеть мелкобуржуазную стихию, укрепить социалистический уклад хозяйства, превратить его в господствующий, а затем в единственный и всеобъемлющий.

Особое внимание В. И. Ленин обращал на необходимость всемерного укрепления диктатуры пролетариата и ее основы — союза рабочего класса с беднейшим крестьянством, на организацию всенародного учета и контроля над производством и распределением продуктов, над мерой труда и потребления, на воспитание новой трудовой дисциплины и развитие социалистического соревнования, на введение единоначалия и хозяйственного расчета, повышение производительности труда. Нужно было не только провести национализацию фабрик и заводов, но и по-новому организовать на них производство, обеспечить более производительную работу. Рост производительности труда, учил В. И. Ленин, является решающим условием победы нового общества. Первостепенное значение в социалистическом строительстве имеет воспитание у рабочих нового отношения к труду, развитие социалистического соревнования среди трудящихся масс[37].

В. И. Ленин отмечал, что в борьбе за победу социализма, в борьбе против мелкобуржуазной стихии Советская власть должна использовать государственный капитализм. Это было встречено в штыки «левыми коммунистами», утверждавшими, что допущение государственного капитализма ведет к перерождению Советской власти и изменению классовой природы пролетарского государства. В. И. Ленин доказал полную несостоятельность «левых коммунистов», которые, считая себя марксистами, на деле даже не поняли сути госкапитализма, не поняли того, что в условиях диктатуры пролетариата развитие госкапитализма происходит под ее контролем и поэтому не может привести к изменению классовой природы государства. Он писал: «Государственный капитализм экономически несравненно выше, чем наша теперешняя экономика, это во-первых.

А во-вторых, в нем нет для Советской власти ничего страшного, ибо Советское государство есть государство, в котором обеспечена власть рабочих и бедноты»[38]. Анализируя состояние советской экономики в 1918 г., В. И. Ленин основную экономическую задачу Советской власти видел в обеспечении победы социализма над всеми другими укладами в экономике, в том числе и над госкапитализмом. Необходимо, указывал он, ликвидировать многоукладность в экономике страны и добиться безраздельного господства социалистического уклада, превратить его во всеохватывающую систему народного хозяйства. «...Начиная социалистические преобразования, — говорил В. И. Ленин на VII съезде партии, — мы должны ясно поставить перед собой цель, к которой эти преобразования, в конце концов, направлены, именно цель создания коммунистического общества...»[39]. Главное место в социалистическом преобразовании общества должно занимать развитие тяжелой индустрии, а основой управления промышленностью должен быть принцип демократического централизма, который сочетает широкую инициативу и участие масс в управлении производством с централизованным, плановым руководством экономикой со стороны государственных и хозяйственных органов. Большое внимание В. И. Ленин уделял задаче привлечения к работе в промышленности буржуазных специалистов, отмечая, что их опыт и знания могут быть использованы в условиях Советской власти для строительства социалистической экономики.

Ленинская программа социалистического строительства была одобрена Центральным Комитетом Коммунистической партии и Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Советов.

Осуществление этой программы протекало в ожесточенной классовой борьбе, в обстановке капиталистического окружения, при неимоверных трудностях, связанных с технико-экономической отсталостью России, разрухой народного хозяйства, саботажем свергнутых эксплуататорских классов.

На первое место партия выдвинула вопросы о повышении производительности труда и организации социалистического соревнования. На заводах стала вводиться сдельная оплата труда, основанная на принципе материальной заинтересованности рабочего. Добиваясь повышения производительности труда, рабочий класс сочетал метод убеждения малосознательных рабочих с методом принуждения по отношению к злостным дезорганизаторам производства. Большое воспитательное значение имела деятельность товарищеских рабочих судов, созданных в то время на большинстве предприятий.

Для укрепления трудовой дисциплины Всероссийский Центральный Совет Профессиональных Союзов (ВЦСПС) по предложению В. И. Ленина утвердил «Примерные правила внутреннего распорядка». Впервые такие правила ввели у себя рабочие Брянского металлического завода (9 мая 1918 г.); вскоре их примеру последовали рабочие других фабрик и заводов. В письме, адресованном конференции представителей национализированных предприятий машиностроительной промышленности, происходившей в Москве в мае 1918 г., В. И. Ленин рекомендовал узаконить «внутренний распорядок по типу брянских правил в интересах создания строгой трудовой дисциплины»[40].

Борьба за укрепление трудовой дисциплины и повышение производительности труда дала положительные результаты. На Металлическом, Балтийском судостроительном, Невском судостроительном и других заводах Петрограда производительность труда за первые месяцы 1918 г. поднялась в 1,5—2 раза.

Однако намеченные партией мероприятия не удалось тогда полностью провести в жизнь вследствие империалистической интервенции и гражданской войны.

Углубление социалистической революции в деревне

Советская власть получила в наследство от буржуазно-помещичьего режима крайне расстроенное продовольственное дело. Весной и летом 1918 г. снабжение городского населения продовольствием еще больше ухудшилось из-за саботажа кулаков, которые, имея большие запасы хлеба, отказывались продавать его государству по твердым ценам. В конце апреля 1918 г. суточный хлебный паек в Петрограде сократился до 50 г; в Москве рабочие получали в среднем 100 г хлеба в сутки. Голодала и деревенская беднота.

Голод в стране был вызван прежде всего тем, что контрреволюционеры, хлеботорговцы и кулаки срывали государственную хлебную монополию, правильное распределение продуктов среди населения, рассчитывая этим нанести решающий удар Советской власти. Борьба за хлеб стала в тот период одной из главнейших политических и экономических задач Советской власти. Это была борьба за социализм, за обеспечение обороноспособности страны, за сплочение деревенской бедноты и среднего крестьянства под руководством рабочих.

Обстановка требовала чрезвычайных мер. Постановлением от 9 мая 1918 г. Советское правительство ввело продовольственную диктатуру. Народному комиссариату продовольствия (его возглавлял А. Д. Цюрупа) предоставлялись чрезвычайные полномочия для закупки хлеба у деревенской буржуазии по твердым ценам; в его ведение передавалось все продовольственное дело. Это нанесло серьезный удар по кулачеству и положило начало ликвидации продовольственного кризиса.

С середины 1918 г. в деревню стали направляться продовольственные отряды, сформированные из передовых рабочих Москвы, Петрограда и других центров. Значительную часть их составляли коммунисты.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГЕРБ И ФЛАГ РСФСР. 1918 г.

К августу в продовольственных отрядах насчитывалось более 16 тыс. человек, а к концу года — уже 26 тыс. Рабочие продовольственных отрядов сыграли большую роль в сплочении деревенской бедноты, в подавлении кулацких мятежей и в изъятии хлеба у кулаков.

I съезд комбедов Малиновской волости Саратовской губернии. Фотография. 1918 г.

Большое количество хлеба, поступившего в Москву и Петроград летом 1918 г., было реквизировано продовольственными отрядами из кулацких запасов.

Продовольственные отряды рабочих помогли деревенской бедноте укрепить свои организации — комитеты бедноты (комбеды), образованные в соответствии с декретом от 11 июня 1918 г. К концу 1918 г. только по 32 губерниям РСФСР насчитывалось свыше 100 тыс. таких комитетов. Организация комбедов означала углубление социалистической революции в деревне. Комбеды стали опорными пунктами диктатуры пролетариата. Они осуществляли учет и распределение хлеба, сельскохозяйственных орудий, совместно с продовольственными отрядами изымали хлебные излишки у кулаков и обеспечивали продовольствием рабочие центры, Красную Армию. В результате их деятельности 50 млн. га кулацкой земли перешло в руки бедного и среднего крестьянства.

Все это усиливало социалистические элементы в деревне. К концу 1918 г. в стране уже насчитывалось (по неполным данным) 1600 крестьянских коллективных хозяйств — сельскохозяйственных артелей и коммун. Советское правительство содействовало их созданию, оказывало им возможную по тем временам материальную помощь. С этой целью в июле 1918 г. было выделено 10 млн. руб., а декретом от 2 ноября образован специальный денежный фонд в размере 1 млрд. руб. для помощи коллективным хозяйствам.

Значительно увеличилось количество совхозов. К осени 1918 г. их было уже несколько сот с общей посевной площадью более 1 млн. десятин. Крупные совхозы находились в ведении Народного комиссариата земледелия. Среди них (поданным за октябрь 1918 г.) 16 было в Орловской губернии, 12 — в Московской, 5 — во Владимирской, 3 — в Саратовской губернии и т. д.

Комбеды принимали также активное участие в строительстве Красной Армии.

Первые преобразования в области культуры

Наряду с революционными преобразованиями в политической и экономической областях Советская власть осуществляла коренную перестройку всей культурной жизни России. В стране создавалась новая, социалистическая культура. Советская власть сделала доступными для народа школы, университеты, библиотеки, театры, клубы, музеи, развернула широкую деятельность по ликвидации неграмотности. В. И. Ленин говорил, что в результате победы Октябрьской революции «все чудеса техники, все завоевания культуры станут общенародным достоянием, и отныне никогда человеческий ум и гений не будут обращены в средства насилия, в средства эксплуатации»[41].

Осуществлялась подлинная демократизация народного образования. Большую работу провел Народный комиссариат просвещения, которым руководил выдающийся деятель советской культуры А. В. Луначарский. 16 октября 1918 г. было опубликовано «Положение о единой трудовой школе». Другим декретом — о приеме в высшие учебные заведения — обеспечивалась возможность поступления в высшую школу всем желающим, в первую очередь рабочим и крестьянам. Для рабочих и крестьян, не получивших среднего образования, были организованы рабочие факультеты.

А. В. Луначарский. Рисунок И. И. Бродского. 1920 г.

Много сделало в области политического просвещения масс Главное Управление политико-просветительных учреждений — Главполитпросвет, деятельностью которого руководила Н. К. Крупская. Благодаря мерам по охране памятников старины и произведений искусства были сохранены как народное достояние замечательные исторические памятники — Зимний дворец, кремлевские соборы, дворцы в окрестностях Петрограда и пр. Советское правительство издало ряд декретов об охране научных ценностей, в том числе музеев, художественных коллекций, научных кабинетов, лабораторий, библиотек, о принятии на учет и запрещении вывоза за границу предметов искусства и старины, находящихся во владении частных лиц, обществ и учреждений. Третьяковская галерея, художественная галерея Щукиных, коллекции А. И. Морозова, И. С. Остроухова и другие стали широко доступны для трудящихся. В ведение рабоче-крестьянского государства перешли Московская и Петроградская консерватории.

Большую заботу рабоче-крестьянское правительство проявляло об организации массового издания произведений классической литературы, учебников и других книг.

Была осуществлена давно назревшая реформа русского правописания. Для установления одинакового с другими странами исчисления времени был с 1 (14) февраля 1918 г. введен вместо старого (юлианского) новый (григорианский) календарный стиль.

Советская власть поставила науку на службу народу. В феврале 1918 г. при Высшем Совете Народного Хозяйства был учрежден Совет экспертов, призванный объединить усилия инженерно-технических и научных сил для решения вопросов хозяйственного строительства. К весне того же года завершились переговоры Наркомпроса с Российской Академией наук о ее сотрудничестве с Советской властью в области изучения производительных сил страны. Перед Академией наук была поставлена задача «возможно более быстрого составления плана реорганизации промышленности и экономического подъема России»[42]. В июне в Москве открылась Социалистическая академия, на которую возлагались задачи проведения исследовательской работы и подготовки научных кадров по общественным наукам.

Уже эти первые мероприятия Советской власти в области культуры и просвещения имели огромное значение. Они явились началом культурной революции в стране.

Пятый Всероссийский съезд Советов. Первая Советская Конституция

4 июля 1918 г. в Москве открылся V Всероссийский съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Работа съезда протекала в обстановке обострения гражданской войны. На путь открытой антисоветской борьбы и контрреволюционных мятежей к этому времени стали и левые эсеры, которые еще весной 1918 г. в знак протеста против подписания Брестского мира вышли из состава Советского правительства. Выражая интересы кулачества, они стремились не допустить развертывания социалистической революции в деревне, выступали против организации комбедов. В дни заседаний V съезда Советов левые эсеры подняли в Москве контрреволюционный мятеж и с провокационной целью, рассчитывая сорвать Брестский мир, убили германского посла Мирбаха.

Н. К. Крупская. Фотография.

Левые эсеры хотели захватить власть, убить Ленина, Свердлова и других руководителей Коммунистической партии и Советского правительства, ликвидировать советский строй и снова ввергнуть Россию в империалистическую войну.

Антисоветский мятеж левых эсеров вызвал всенародное возмущение. В беседе с сотрудником газеты «Известия ВЦИК» В. И. Ленин отметил, что «преступный террористический акт и мятеж совершенно и полностью открыли глаза широких масс народа на то, в какую бездну влечет народную Советскую Россию преступная тактика левоэсеровских авантюристов»[43]. Мятеж был ликвидирован в течение нескольких часов. V Всероссийский съезд Советов постановил исключить левых эсеров из ВЦИК и Советов.

Съезд подвел итоги первых социалистических преобразований в стране. С отчетным докладом о деятельности Совета Народных Комиссаров выступил В. И. Ленин.

Делегаты V Всероссийского съезда Советов идут на заседание. Фотография.

Он подчеркнул, что опыт работы за истекшие месяцы подтвердил правильность внутренней и внешней политики Советской власти. «...Нет ни тени сомнения, — сказал В. И. Ленин, — что если мы пойдем по тому пути, который избрали и который события подтвердили, если мы будем твердо и неуклонно идти по этому пути, если мы не дадим ни фразам, ни иллюзиям, ни обману, ни истерике сбить себя с правильного пути, то мы имеем величайшие в мире шансы удержаться и помочь твердо победе социализма в России, а тем самым помочь победе всемирной социалистической революции!»[44].

Съезд одобрил деятельность Советского правительства.

10 июля съезд принял Конституцию Российской Социалистической Федеративной Советской Республики (РСФСР), первого в мире социалистического многонационального государства, основанного на принципах подлинного народовластия. Она закрепила то, что уже было создано революционным творчеством народных масс. Выступая перед делегатами V Всероссийского съезда Советов, В. И. Ленин говорил: «Если теперь этому съезду нами может быть предложена Советская конституция, то лишь потому, что Советы во всех концах страны созданы и испытаны, потому, что вы ее создали, вы во всех концах страны испытали; только через полгода после Октябрьской революции, почти через год после Первого Всероссийского съезда Советов, мы могли записать то, что уже существует на практике»[45].

Конституция 1918 года установила, что руководство Советским государством принадлежит рабочему классу, осуществляющему власть в союзе с многомиллионными массами крестьянской бедноты. Она законодательно утвердила государственную собственность на землю, национализацию фабрик, заводов, банков, железнодорожного и водного транспорта, монополию внешней торговли, а также социалистический принцип организации труда — обязанность всех трудиться («кто не работает, тот не ест»). В ней фиксировались завоеванные трудящимися великие демократические права и свободы — право на труд, на образование, свобода слова, совести, печати, демонстраций, митингов, шествий и т. д., равноправие граждан независимо от их расовой или национальной принадлежности, равноправие мужчин и женщин. Всем гражданам, достигшим 18-летнего возраста, за исключением представителей свергнутых эксплуататорских классов и групп, предоставлялись избирательные права. «Пролетарская демократия, — говорил В. И. Ленин, — в миллион раз демократичнее всякой буржуазной демократии; Советская власть в миллион раз демократичнее самой демократической буржуазной республики»[46].

Согласно Конституции всем нациям предоставлялось право на самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельных государств. Провозгласив, что Российская республика учреждается на основе свободного союза свободных наций, Конституция тем самым заложила прочные основы дружбы народов России, узаконила принцип пролетарского интернационализма, создала важные предпосылки для последующего образования Союза Советских Социалистических Республик.

Принятие первой Советской Конституции означало укрепление революционного правопорядка, создание единообразной системы органов власти в центре и на местах. Конституция обобщила весь накопленный трудящимися опыт строительства Советской власти.

Первая Советская Конституция имела большое международное значение. Ее великие идеи и принципы произвели глубокое воздействие на развитие мирового революционного движения. Охраняя интересы трудящихся, закрепляя равноправие и дружбу народов, она служила вдохновляющим примером для всех эксплуатируемых и угнетенных, ведущих борьбу за свое политическое, национальное и социальное освобождение.

ГЛАВА III ОКОНЧАНИЕ МИРОВОЙ ВОЙНЫ 1914—1918 ГГ.

Великая Октябрьская социалистическая революция и выход России из империалистической войны оказали огромное влияние на военные планы и операции Антанты и Четверного союза, на состояние тыла воюющих держав и на их внешнюю политику.

1. Воюющие коалиции в начале 1918 г.

Соотношение сил Антанты и Четверного союза в начале 1918 г.

С выходом России из войны Антанта лишилась многомиллионной русской армии, несшей колоссальное военное бремя и оттягивавшей на себя большую часть войск противника. Соединенные Штаты Америки, вступившие в войну весной 1917 г., смогли прислать в Европу значительные воинские контингенты лишь к середине 1918 г. Общее соотношение вооруженных сил в начале 1918 г. складывалось поэтому в пользу германской коалиции: она располагала 295 дивизиями против 274 дивизий Антанты (кроме того, 75 германских и австрийских дивизий оставались на русском фронте), имела превосходство в артиллерии; только в авиации и танках перевес был на стороне Антанты.

Германские и австрийские войска занимали большие территории в Румынии и Франции, оккупировали целиком Бельгию, Сербию, Черногорию и почти всю Албанию. Австро-Венгрия вновь овладела Буковиной и Галицией. Победа австро-германских войск при Капоретто в октябре 1917 г. сделала итальянскую армию небоеспособной на длительное время. Прекращение военных действий на русско-турецком фронте значительно облегчило стратегическое положение Турции.

Однако в экономическом и политическом отношениях германская коалиция находилась в значительно более тяжелых условиях, чем страны Антанты.

Три года войны привели Германию на грань голода. Пришло в упадок ее сельское хозяйство: в 1913 г. было собрано 4,4 млн. т пшеницы, 12 млн. т ржи и 52,8 млн. т картофеля, а в 1918 г. — только 2,5 млн. т пшеницы, около 8 млн. т ржи и 29,5 млн. т картофеля. В июне 1918 г. на душу населения выдавалось в неделю 1250 г хлеба-суррогата и 62 г суррогата жиров.

Блокада союзников не давала возможности ввозить недостающее продовольствие. С 1913 по 1918 г. импорт товаров из-за границы уменьшился почти в 10 раз. Сокращение ввоза вызвало также острую нехватку стратегических материалов: цветных металлов, марганца, жидкого горючего, смазочных масел и т. п. Ограбление оккупированных территорий не приводило к значительным результатам из-за сопротивления местного населения.

Боевые качества германской армии сильно понизились по сравнению с начальным периодом войны. Имевшиеся резервы, которыми могла быть пополнена армия, не превышали 100 тыс. человек. Железнодорожный и автомобильный транспорт был крайне изношен; возможности для его восстановления отсутствовали. В армии резко сократилось количество лошадей, в результате чего приходилось спешивать многие кавалерийские части. Недостаток сырья не позволял должным образом обеспечить войска новейшей военной техникой и прежде всего танками и самолетами.

Контакт с революционными русскими солдатами усиливал антивоенные настроения в германской армии. С каждым месяцем увеличивалось число дезертиров. Десятки тысяч их укрывались в нейтральных странах, таких, например, как Голландия (Нидерланды), и еще большее количество — в самой Германии. Многие солдаты на передовой линии уклонялись от участия в боях. Один из главных руководителей германской армии того времени, генерал Людендорф, впоследствии писал в своих воспоминаниях: «Воля к войне имела решающее значение, и она-то и дала отказ».

Союзники Германии переживали еще более глубокий кризис. Экономика Австро-Венгрии была дезорганизована до предела. В стране царил настоящий голод. Министр иностранных дел граф Чернин докладывал императору Карлу в начале 1918 г.: «Мы в продовольственном вопросе стоим непосредственно перед катастрофой. Положение ужасно, и я опасаюсь, что уже слишком поздно предотвратить полный крах, который следует ожидать в ближайшие недели». В ряде мест вспыхивали голодные бунты. Председатель австрийского совета министров Зейдлер писал, что «без помощи извне большое количество населения через несколько недель вымрет». Дезертирство приняло массовый характер.

В Турции также не хватало продовольствия, транспорт был расстроен, финансы дезорганизованы. Правительство не могло снабдить продовольствием даже армию. В ней резко усилились антивоенные настроения, участились случаи неповиновения; к концу войны число дезертиров превысило численность солдат на фронте.

В Болгарии многие предприятия прекратили работу, посевные площади резко сократились, стала реальной угроза голода. В стране ширилось движение против войны и против правительства, шедшего в фарватере политики германского империализма.

В общем обстановка, сложившаяся в Четверном союзе, была такова, что германское верховное командование считало возможным внезапный выход своих союзников из войны.

Англия, Франция и Италия также испытывали продовольственные затруднения, но в значительно меньшей степени, чем страны германского блока. Усилия Германии, пытавшейся в 1917 г. путем неограниченной подводной войны прекратить доставку в Англию и Францию вооружения, сырья и продовольствия из Соединенных Штатов и других стран, потерпели неудачу. Не были исчерпаны и людские резервы Антанты. Важным источником пополнения английской и французской армий были колонии. Кроме того, имея на своей стороне экономические ресурсы Соединенных Штатов и надеясь на прибытие в будущем американских войск, союзное командование могло в случае необходимости более смело бросать в бой свои резервы.

Положение трудящихся

Трудящиеся массы дорогой ценой платили за империалистическую политику правящих кругов. В воюющих странах был установлен режим военной каторги для рабочих. Созданная английским правительством специальная комиссия по расследованию причин волнений в промышленности отмечала в своем официальном отчете: «Рабочие уже три года работают в условиях, до сих пор никогда не существовавших: очень долгий рабочий день, чрезвычайная напряженность труда и огромная быстрота работы. Им отказано во всех возможностях отдыха и восстановления сил. И это происходит именно тогда, когда наблюдаются все более растущая физическая изношенность и усталость. Среди некоторых из них существуют достойная сожаления неуверенность в целях и задачах войны и подозрения насчет их. Теперь этот вопрос для них далеко не так ясен, как это было осенью 1914 г. Нервы рабочих и их близких расшатаны тяжелыми условиями труда, низкой, а в некоторых случаях несправедливой заработной платой, плохими жилищными и бытовыми условиями, горестями, вызванными войной и тяжелыми потерями, чрезвычайно высокими ценами на продукты питания».

Реальная заработная плата трудящихся неуклонно падала. В Германии индекс стоимости жизни, составлявший в 1913 г. 130 единиц, поднялся к 1918 г. до 407 единиц, а индекс общей денежной заработной платы, равный в 1914 г. 132 единицам, достиг к 1918 г. только 292 единиц. Аналогичное положение было и во Франции, где индекс заработной платы в промышленности и сельском хозяйстве поднялся со 117 единиц в 1914 г. до 219 единиц в 1918 г., а индекс стоимости жизни за то же время вырос со 111 единиц до 264 единиц. В Англии с июля 1914 г. до июля 1918 г. номинальная заработная плата поднялась на 52—70%, а цены на предметы потребления — на 110—114%. В Соединенных Штатах, совершенно не пострадавших от войны и больше других нажившихся на ней, номинальная заработная плата выросла с 1913 по 1917 г. на 33%, тогда как хлеб вздорожал на 75%, одежда — на 149%.

Война принесла трудящимся разорение и обнищание, а классу капиталистов — обогащение. Прибыли английских монополий за время войны увеличились на 4 млрд. ф. ст. Лейборист А. Гринвуд писал об обогащении английской буржуазии на войне: «По всей стране, но особенно в тех центрах, где население было занято производством военных материалов, вырос, подобно грибам в росистое утро, большой и сильный класс новых богачей. В особенности большие состояния почти без инициативы и усилий приносили судоходство, производство железа, стали и одежды.

Железный крест. Рисунок Г. Цилле.

Уже преуспевавшие становились баснословно богатыми; занимавшие скромное положение — младшие партнеры и во многих случаях предприимчивые и дерзкие молодые клерки, которые весной 1914 г. имели, может быть, несколько сотен фунтов, — вскоре обнаружили, что их богатство возросло в сто раз». Больше других обогатились на войне американские капиталисты. Среднегодовые доходы американских монополий в 1916—1918 гг. были на 4,8 млрд. долл. выше, чем за три года, предшествовавшие мировой войне.

Планы империалистического мира. «14 пунктов» Вильсона

Рост антивоенных настроений народных масс и усиливающееся воздействие революционных событий в России на трудящихся всего мира вызывали большое беспокойство в правящих кругах империалистических держав. Уже первые выступления российского пролетариата, руководимого ленинской большевистской партией, против империалистической войны, за мир без аннексий и контрибуций побудили империалистические правительства искать новые способы маскировки своих захватнических планов. Победа Великой Октябрьской социалистической революции, коренным образом изменившая всю международную обстановку, поставила империалистов перед необходимостью сформулировать «мирную» программу, с помощью которой можно было бы ослабить влияние предложений Советского правительства о заключении всеобщего демократического мира.

Наибольшую активность в этом вопросе проявили Соединенные Штаты Америки и Англия. Еще в сентябре 1917 г. президент Соединенных Штатов Вильсон предложил своему советнику, полковнику Хаузу образовать комиссию экспертов для выработки декларации о программе будущего мира. В состав комиссии вошли историки, географы, юристы, экономисты, специалисты по Балканам, Ближнему Востоку, Адриатике, Западной и Восточной Европе. Активное участие в работе комиссии принимал государственный департамент. В ноябре 1917 г. Хауз, находясь в Лондоне, рекомендовал Вильсону немедленно сделать заявление о целях войны «ввиду большевистских мирных предложений и возрастающих со стороны либеральных и рабочих элементов союзных стран требований обеспечить, чтобы война во имя империалистических целей далее не продолжалась». Одновременно Хауз вел по этому поводу переговоры с английскими государственными деятелями. 5 января 1918 г. премьер-министр Англии Ллойд-Джордж выступил с речью, текст которой предварительно был согласован с лидерами оппозиции в парламенте и с руководством тред-юнионов. Ллойд-Джордж утверждал, что союзники якобы не ведут агрессивной войны, а воюют «в целях самозащиты»; он говорил о необходимости освободить Бельгию, возвратить Франции Эльзас и Лотарингию, создать Польшу в ее этнографических границах; отмечал, что вовсе не помышляет о расчленении Германии и Австро-Венгрии, но рекомендует дать автономию славянам и вернуть Италии земли, населенные итальянцами; предлагал предоставить автономию нетурецким частям Османской империи — Армении, Аравии, Сирии, Палестине, решить на мирной конференции судьбу германских колоний и т. д. В тот же день, 5 января, министр иностранных дел Англии Бальфур телеграфировал Хаузу о выступлении Ллойд-Джорджа и просил, чтобы Вильсон в свою очередь выступил с ответом «на призыв, обращенный большевиками к народам мира».

8 января 1918 г. Вильсон обратился с посланием к конгрессу, перечислив в 14 пунктах предлагаемые им условия мира. Эта декларация и явилась официальной программой американского империализма, призванной прикрыть демократической; фразеологией захватнические цели войны. Она содержала высокопарные заявления о том, что отныне дипломатия будет действовать без всяких тайных соглашений, обещала установить гарантии, обеспечивающие сокращение вооружений, урегулировать колониальные споры и т. д. Конкретные предложения, включенные в «14 пунктов» Вильсона, сводились главным образом к следующему.

Предлагалось освободить и восстановить Бельгию, возвратить Франции Эльзас и Лотарингию, вывести германские войска из всех оккупированных ими французских областей и из Румынии, Сербии, Черногории, обеспечить Сербии доступ к морю, восстановить Польшу (однако с сохранением в пределах Германии большей части западных польских земель, захваченных в разное время Пруссией). Австро-Венгрию Вильсон предлагал сохранить в прежнем виде, лишь обязав ее предоставить автономию входящим в ее состав народам; американские империалисты игнорировали интересы славян, добивавшихся не автономии в рамках габсбургской монархии, а образования самостоятельных, суверенных государств.

Вопрос об Османской империи был сформулирован нарочито неясно — с таким расчетом, чтобы сохранить возможность раздела Турции и передачи Палестины, Сирии, Ирака и других территорий, населенных нетурецкими народами, под господство империалистических держав. Черноморские проливы — Дарданеллы и Босфор — предлагалось открыть не только для торговых, но и для военных судов всех стран, что облегчило бы вторжение войск Антанты в Советскую Россию с юга.

Вильсон требовал абсолютной свободы торгового мореплавания в мирное и военное время и уничтожения всяких препятствий для международной торговли, что в действительности имело целью удовлетворение претензий американских монополистов на захват мировых рынков.

Пункт 6 был посвящен урегулированию «русского вопроса». Он предусматривал «очищение всей занятой русской территории и разрешение вопросов, затрагивающих Россию, способствующее наилучшему и свободнейшему сотрудничеству других наций мира, с целью помочь России использовать беспрепятственно и без затруднений благоприятные возможности для независимого разрешения вопроса ее собственного политического развития и национальной политики и для гарантирования ей искреннего радушного приема в содружество свободных наций при условии установления ею формы правления по собственному выбору». Этот пункт, предварительно согласованный с бывшим русским послом в Вашингтоне Бахметевым, одним из активных деятелей контрреволюции, был фактически направлен на реставрацию буржуазного строя в России.

Считаясь с симпатиями народных масс по отношению к Советской России, а также надеясь побудить Советское правительство к продолжению войны против австро-германского блока, Вильсон тогда не выразил открыто свою враждебность к Советскому государству. Позднее, в конце октября 1918 г., утвержденный Вильсоном секретный «Комментарий» к «14 пунктам» уже прямо предусматривал уничтожение Советской власти и расчленение России. В «Комментарии» указывалось, что так как независимость Польши уже признана, то нечего говорить о единой России; на ее территории должны образоваться отдельные государства — Латвия, Литва, Украина и др.; Кавказ рассматривался «как часть проблемы Турецкой империи»; предлагалось также предоставить одной из стран-победительниц мандат для управления Средней Азией на основе протектората. При этом будущая мирная конференция должна была обратиться к «Великороссии и Сибири» с предложением «создать правительство, достаточно представительное, чтобы выступать от имени этих территорий», и такому правительству «Соединенные Штаты и их союзники окажут всяческую помощь».

В «14 пунктах» содержалось и предложение о создании Лиги наций — международного органа, который по замыслу американских правящих кругов мог бы явиться своего рода «Священным союзом» во главе с Соединенными Штатами для борьбы против Советского государства, революционного движения в капиталистических странах и национально-освободительных движений в колониях и полуколониях.

В целом «14 пунктов» Вильсона представляли собой довольно ловко замаскированную демократическими фразами экспансионистскую программу, рассчитанную на то, чтобы оправдать продолжение империалистической войны и парализовать выступления Советского правительства за подлинно демократический мир.

2. Подъем революционного движения в капиталистических странах

Тяжелые бедствия, которые обрушила на народные массы империалистическая война, усилили революционные настроения в воюющих странах. Под влиянием Октябрьской революции народные движения против империалистической войны стали перерастать в борьбу за свержение империалистических правительств. В ряде стран возник революционный кризис.

Революция в Финляндии

Одним из первых выступлений пролетариата, последовавших непосредственно за Октябрьской революцией, была революция в Финляндии. Здесь уже сразу после свержения царского самодержавия начался подъем стачечного движения, охватившего город и деревню.

Демонстрация в Хельсинки (Гельсингфорсе) в октябре 1917 г. Фотография.

Промышленный пролетариат требовал 8-часового рабочего дня, повышения заработной платы, улучшения продовольственного снабжения. Забастовки сельскохозяйственных рабочих проходили под лозунгами увеличения заработной платы и сокращения рабочего дня. Разорявшиеся мелкие арендаторы — торпари — отказывались работать на землевладельцев и вносить арендную плату.

Однако трудящиеся Финляндии не имели подлинно революционного руководства. Даже левое крыло Социал-демократической партии не было тогда готово возглавить революционную борьбу. Правые социал-демократы, вошедшие в состав буржуазного правительства, ничего не сделали для действительного облегчения положения народных масс. Правда, в апреле 1917 г. рабочим удалось добиться фактического введения 8-часового рабочего дня на предприятиях, а в июле сейм по предложению социал-демократов вотировал законы о 8-часовом рабочем дне, демократизации местного самоуправления и объявил себя носителем верховной власти в стране. Однако правительство Керенского отказалось утвердить эти законы и разогнало сейм.

Финская буржуазия больше всего опасалась развития пролетарского революционного движения. Готовясь к его подавлению, она стала укреплять свои вооруженные отряды — шюцкор, созданный весной 1917 г. для борьбы с забастовками. В ряде мест шюцкоровцы устроили кровавые расправы над бастующими рабочими. В ответ рабочие приступили, как это было и в 1905 г., к созданию отрядов Красной гвардии.

Победа Октябрьской социалистической революции воодушевила рабочий класс Финляндии. 13 ноября 1917 г. в стране началась всеобщая забастовка. Отряды рабочих заняли многие железнодорожные станции, телефон, телеграф, арестовали наиболее активных реакционеров. Революционные действия рабочего класса вынудили сейм снова принять законы, которые были в июле отклонены правительством Керенского, но дальше этого он не пошел. Требования трудящихся о борьбе с голодом и безработицей, о социальном страховании и другие остались неудовлетворенными.

Группа финских красногвардейцев. Фотография. 1918 г.

Красная гвардия требовала взятия власти пролетариатом. В. И. Ленин в письме руководителям левого крыла финской социал-демократии О. В. Куусинену, Ю. Сирола и др. выразил от имени пролетариата России уверенность в том, что «большой организационный талант финских рабочих, их высокое развитие и длительная политическая школа демократических учреждений поможет им успешно осуществить социалистическую реорганизацию Финляндии»[47].

Но в Центральном революционном совете, руководившем забастовкой, сторонники взятия власти оказались в меньшинстве, и совет, рассчитывая, что напуганная выступлением рабочих буржуазия добровольно согласится на создание социал-демократического правительства, 19 ноября прекратил забастовку.

Дальнейший ход событий показал необоснованность этих расчетов. В конце ноября буржуазное большинство сейма поручило образование правительства реакционному деятелю Свинхувуду. Правительство Свинхувуда сразу же обратилось к Германии с просьбой прислать войска для подавления революционного движения. Германия и до этого тайно поставляла оружие шюцкоровцам.

6 декабря сейм декларировал независимость Финляндии. 31 декабря Советское правительство признало Финляндию независимым, суверенным государством.

Между тем в стране быстро назревал революционный кризис. Резко обострилось продовольственное положение. Народные массы голодали, были случаи голодной смерти. Буржуазия прятала продовольствие. Обыски, произведенные Красной гвардией в Выборге, обнаружили в буржуазных домах большие запасы продуктов питания. Правительство, усугубляя трудности, вывозило продовольствие на север Финляндии, где создавало базу для готовившейся войны против рабочего класса.

12 января 1918 г. буржуазное большинство сейма предоставило Свинхувуду фактически диктаторские полномочия. Ненавистный рабочим шюцкор был взят на государственное содержание. Участились нападения шюцкоровцев на рабочих. Отряды шюцкора стали стекаться в среднюю и северную части страны, куда тайно выехали бывший царский генерал Маннергейм, назначенный главнокомандующим вооруженными силами буржуазии, и часть членов правительства.

В такой обстановке вечером 27 января 1918 г. в Финляндии началась революция. Красная гвардия заняла в Хельсинки правительственные учреждения, банки. На следующий день, 28 января, было создано революционное правительство — Совет народных уполномоченных. В него вошли О. Куусинен, Ю. Сирола, А. Тайми и другие. Совет народных уполномоченных послал приветствие Советскому правительству России и Совету рабочих и солдатских депутатов Эстонии. Руководство Социал-демократической партии Финляндии обратилось к международному пролетариату с воззванием, которое заканчивалось призывом к социалистической революции.

Революция быстро победила в Южной Финляндии с ее промышленными центрами и организованным рабочим классом. Здесь возникали новые, революционные государственные органы власти. Но более обширная северная часть страны, где большинство населения составляли крестьяне и была сильна кулацкая прослойка, осталась под властью буржуазии и явилась базой контрреволюции.

Революционное правительство немедленно объявило арендуемую торпарями землю их собственностью, чем сразу привлекло их на сторону революции. Оно повысило налогообложение богатых, освободило от налогов беднейшие слои населения, упразднило сбор в пользу церкви, обязало предпринимателей уплатить рабочим заработную плату за время стачек. Однако революционное правительство не выдвинуло лозунгов социалистической революции. В разработанном им проекте конституции оно предлагало установить не диктатуру пролетариата, а некую «чистую» демократию, при которой должна была сохраниться частная собственность на средства производства и на землю. Такая перспектива ослабляла революционный порыв пролетариата. По отношению к классовым врагам проявлялась неоправданная снисходительность. Отсутствовал орган для борьбы с активно выступавшей контрреволюцией. Трудовая повинность для буржуазии почти не проводилась в жизнь. Частные банки и вклады богачей не были экспроприированы. Впрочем, нередко случалось, что логика ожесточенной классовой борьбы побуждала Совет народных уполномоченных действовать революционнее своей программы и выступать в качестве органа диктатуры пролетариата. Буржуазия была фактически лишена политических прав, ее газеты закрыты, организации распущены. Предприятия и имения в случае саботажа или бегства хозяев передавались в распоряжение трудящихся. Финляндский банк был национализирован.

Тем временем обосновавшиеся в северных районах контрреволюционеры открыли военные действия против революционного правительства. Развернувшаяся активная буржуазная пропаганда утверждала, что белофинны ведут борьбу за «освобождение» Финляндии, а «красные» будто бы хотят подчинить Финляндию России и отобрать у крестьян землю. Буржуазии удалось настроить крестьян против революции и, введя воинскую повинность, вовлечь их в контрреволюционную белую армию. Эта армия была хорошо вооружена и располагала квалифицированным командным составом. На помощь белофиннам прибыло около 2 тыс. финских солдат из егерского батальона, сформированного в Германии для участия в войне против России, и около 1,5 тыс. вооруженных «добровольцев» из Швеции.

Рабочий класс гораздо слабее подготовился к вооруженной борьбе. Не хватало оружия, не было обученного командного состава, организованной разведки, резервов. К тому же революционное правительство упустило военную инициативу. Но рабочие были полны решимости бороться. Тысячи добровольцев вступали в Красную гвардию.

Она выросла до 80 тыс. человек и противостояла белой армии на фронте, пересекавшем всю страну от Ботнического залива до Ладожского озера.

Трудящиеся Советской России с огромным сочувствием следили за героической борьбой финских революционеров. В приветствии революционным рабочим Финляндии Советское правительство выражало надежду, что они доведут борьбу до победоносного конца, и обещало поддержку.

Хельсинки (Гельсингфорс) после артиллерийского обстрела войсками фон дер Гольца. Фотография. 1918 г.

Советская Россия тогда сама находилась в исключительно тяжелом положении, но, выполняя свой интернациональный долг, помогала революционной Финляндии оружием, делилась с ней продовольствием. Русские добровольцы сражались в рядах финской Красной гвардии. 1 марта 1918 г. между РСФСР и Финляндской Республикой был заключен договор об укреплении дружбы и братства.

За два месяца боев белым удалось добиться некоторых территориальных успехов, но юг с важнейшими промышленными городами оставался в руках Красной гвардии. Стремясь получить иностранную помощь, буржуазия была готова пожертвовать независимостью страны. 7 марта 1918 г. белофинны заключили с Германией мирный договор, соглашение о торговле и мореплавании, а также секретное военное соглашение, обязавшись не договариваться без ее санкции с соседними государствами о территориальных изменениях, предоставить Германии военные базы, задерживать суда антигерманской коалиции, допустить германский капитал на равных правах с финским к эксплуатации ресурсов Финляндии. 20 марта Маннергейм обратился к германскому правительству с просьбой о скорейшей присылке немецких войск, указывая, что «промедление будет иметь роковые последствия».

3 апреля немцы высадили в Ханко 12-тысячную «балтийскую дивизию» под командованием генерала фон дер Гольца, а немного позже у Ловисы — другой многотысячный отряд. Появление в тылу Красной гвардии опытных и хорошо вооруженных немецких войск, поддерживаемых военными кораблями и авиацией, резко изменило соотношение сил в пользу контрреволюции. Уже через несколько дней контрреволюционеры овладели городом Тампере. 13 апреля немцы захватили героически сопротивлявшуюся столицу страны — Хельсинки. По договоренности с немецкими интервентами правые социал-демократы (Таннер и др.) опубликовали воззвание, в котором клеветали на финляндскую революцию и Советскую Россию, доказывали бесполезность дальнейшей борьбы и призывали рабочих сложить оружие.

Революционное правительство переехало в Выборг. Продолжая героическое сопротивление, отряды Красной гвардии отходили на восток. 29 апреля пал Выборг, а в первых числах мая потерпели поражение и остальные части Красной гвардии. Несколько тысяч революционных рабочих пробились в Советскую Россию.

Главными причинами поражения революции в Финляндии являлись непоследовательность и нерешительность левого крыла Социал-демократической партии, предательская политика таннеровцев, отсутствие прочного союза рабочего класса с крестьянством, которое буржуазии удалось обмануть националистическими лозунгами, в особенности же военная помощь финской контрреволюции со стороны Германии.

Тем не менее революция имела большое значение. Она была первой после Октября пролетарской революцией. Несмотря на то, что у революционного правительства отсутствовала ясная социалистическая программа, оно на практике осуществляло не только общедемократические, но и некоторые социалистические мероприятия. В дальнейшем революционный опыт помог передовым рабочим освободиться от социал-демократических пережитков и основать в августе 1918 г. на базе левого крыла Социал-демократической партии Коммунистическую партию Финляндии.

После поражения революции финская буржуазия установила в стране режим неслыханного белого террора. Около 90 тыс. человек, в том числе тысячи женщин, были арестованы; из них более 30 тыс. были расстреляны, замучены или погибли в тюрьмах от голода и болезней, десятки тысяч приговорены к длительному тюремному заключению, сосланы на каторгу. Социальные завоевания рабочего класса были ликвидированы.

Палач революции, немецкий генерал фон дер Гольц фактически обладал высшей властью в стране. Финляндия была объявлена монархией во главе с немецким принцем Фридрихом Карлом Гессенским, зятем Вильгельма II. Только разгром Германии в мировой войне и германская Ноябрьская революция заставили финскую буржуазию отказаться от своих монархических проектов. В 1919 г. сейм принял республиканскую конституцию.

Обострение революционной ситуации в странах германской коалиции

Победа Октябрьской революции получила могучий отзвук в странах Четверного союза. Во второй половине ноября 1917 г. по всей Германии прошли многолюдные митинги и собрания, на которых рабочие заявляли о присоединении к советским принципам мира и требовали их осуществления. Во многих промышленных центрах начались забастовки. В демонстрациях в Берлине, Эссене, Золингене, Бремене, Гамбурге, Хемнице, Майнце и других городах участвовало более миллиона рабочих. Здания, в которых происходили митинги, были переполнены. Орган Социал-демократической партии «Форвертс» («Вперед») вынужден был констатировать, что «рабочие Германии без различия социалистического направления приветствуют предложения русских и готовы решительно поддержать их».

Собрания и демонстрации, все более революционные, следовали одно за другим. На них принимались резолюции, содержавшие заявления о солидарности с русской революцией и о готовности германских рабочих поддержать ее.

В воскресенье 25 ноября на площадях Берлина состоялись новые народные демонстрации за мир. Демонстранты требовали освобождения Карла Либкнехта, находившегося в заключении с 1916 г. Несмотря на аресты и избиение участников демонстраций полицией, организованное шествие проследовало по улицам столицы. В нелегальной листовке, изданной в декабре 1917 г., группа «Спартак» — революционная организация, объединявшая германских левых социал-демократов, — призывала немецких рабочих следовать примеру российского пролетариата и подняться на борьбу за мир, свободу и хлеб. В листовке провозглашались лозунги: «Долой войну!», «Долой правительство!», «Да здравствует социализм!»

Бурные выступления рабочих вызвали тревогу в правящих кругах. Полицейские арестовывали всех, кто раздавал или читал революционные листовки. Военные власти объявили, что будут преследоваться всякие попытки созвать «мятежные собрания», а их участники и распространители листовок будут рассматриваться как изменники.

Правые лидеры социал-демократии сразу же захватили руководство движением и содействовали подавлению первой волны стачек. Вскоре, однако, под влиянием агитации «Спартака» началось еще более сильное стачечное движение. Крупная забастовка вспыхнула 28 января 1918 г. в Берлине. Прекратили работу важнейшие военные заводы. Между бастующими и полицией происходили кровавые столкновения. В городе появились баррикады. На предприятиях были избраны Советы рабочих депутатов. Их представители, собравшись в Доме профсоюзов, предъявили правительству требование заключить мир на основе самоопределения народов, без аннексий и контрибуций, как это предложила советская мирная делегация, и привлечь делегатов от рабочих всех стран к мирным переговорам. Массовые стачки произошли в это время также в Кельне, Мюнхене, Гамбурге, Эссене и других городах.

Проникшие в стачечные комитеты правые лидеры Социал-демократической партии и руководители профессиональных союзов призывали прекратить стачки. Опираясь на их поддержку, правительство перешло в наступление против рабочих. Командующий войсками Берлинского военного округа издал приказ о введении «усиленного осадного положения в Берлине и всех его окрестностях и пригородах» и потребовал от бастующих немедленно приступить к работе.

Листовка группы «Спартак». Декабрь 1917 г.

Крайним сроком было назначено 4 февраля. Ко всем неподчинившимся приказу командующий грозил применить законы военного времени. Города, охваченные стачками, были наводнены войсками, тысячи рабочих брошены в тюрьмы. Военные суды выносили суровые приговоры.

Так суровыми репрессиями и с помощью правых социал-демократов правящие круги подавили стачечное движение.

Под влиянием Октября бурные события развернулись и в Австро-Венгрии. В Вене 11 ноября 1917 г. состоялись многолюдные митинги и демонстрации, участники которых приветствовали рабочих и солдат Петрограда, вырвавших власть из рук буржуазии, и Советское правительство, предложившее всем воюющим странам заключить мир без аннексий и контрибуций. Они требовали, чтобы австро-венгерское правительство немедленно открыло переговоры со всеми воюющими странами на основе русских предложений, заявляли о своей готовности бороться за скорый демократический мир.

Митинги и демонстрации состоялись также в Линце, Граце, Винер-Нейштадте, Зальцбурге, Нейнкирхене и десятках других городов Австрии. Восторженный отклик встречало каждое упоминание ораторов о Советской России, о советских предложениях мира. Революционные настроения масс были столь сильны, что Центральное правление Социал-демократической партии Австрии, руководимое оппортунистами, было вынуждено послать Всероссийскому съезду Советов приветственную телеграмму, в которой сообщалось о согласии с советскими мирными предложениями и о мощных демонстрациях рабочих в Вене, требующих немедленного заключения перемирия.

В поддержку советских мирных предложений выступили трудящиеся Будапешта. Такой грандиозной демонстрации столица Венгрии еще не видела. Среди демонстрантов было много рабочих из пригородов. 800 горняков, например, прошли 20 км, чтобы принять участие в демонстрации.

Антивоенная листовка австрийских леворадикалов. Январь 1918 г.

Благодаря подъему массового рабочего движения укрепилось образовавшееся во время войны левое крыло австрийской социал-демократии, так называемые леворадикальные социал-демократы. Леворадикалы объединяли в своих рядах лучшую, наиболее революционную часть рабочего класса. Они созывали нелегальные собрания, распространяли листовки, создавали комитеты действия для руководства стачечной борьбой, а в конце декабря 1917 г. организовали подпольный «Рабоче-солдатский Совет». В листовке, изданной в январе 1918 г., говорилось: «Русский народ и русская революция показали нам, как добиться мира. Русский народ научил нас, что надо делать для того, чтобы добиться прав и свободы».

Однако леворадикалы не решались организационно порвать с Социал-демократической партией.

Призыв группы революционных социалистов Венгрии следовать примеру большевиков. Листовка. Ноябрь 1917 г.

Непрерывно нараставшее в Австро-Венгрии движение против войны вылилось в январе 1918 г. во всеобщую стачку. Утром 14 января забастовали рабочие военных заводов промышленного района Винер-Нейштадт, на следующий день к ним стали присоединяться рабочие Вены, 16 января стачка охватила все промышленные районы Австрии. Бастовало около 700 тыс. человек. Бастующие выражали свое возмущение империалистическими требованиями германской и австро-венгерской делегаций на мирной конференции в Брест-Литовске и настаивали на немедленном заключении мира.

16 января в Винер-Нейштадте был создан первый рабочий Совет, а 18 января возникли Советы и в Вене. Правые лидеры австрийской социал-демократии, напуганные размахом революционного движения, попытались ввести его в русло только экономических требований. Пользуясь слабостью леворадикалов, они возглавили Венский Совет и превратили его в Центральный Совет Австрии, который стал решать вопросы, затрагивавшие интересы рабочих во всей стране.

18 января у председателя Совета министров Австрии состоялось совещание с руководителями Социал-демократической партии В. Адлером, К. Зейцем и К. Реннером. Последние обещали добиться прекращения стачек, но просили, чтобы правительство не выдвигало в Бресте аннексионистских требований и провело некоторые реформы. Правительство согласилось учесть эту просьбу, лишь бы прекратить забастовки и демонстрации.

В ночь на 20 января Венский Совет, заслушав сообщение лидеров социал-демократии о переговорах с правительством, постановил с 21 января возобновить работу на всех заводах страны. Мнения других Советов не запрашивали. 21 и 22 января газеты опубликовали призыв руководства социал-демократии и профессиональных союзов к рабочим прекратить стачки и воздержаться от демонстраций. Многие заводы не подчинились решению, и забастовки продолжались до 25 января. Но действия оппортунистов дезорганизовали рабочий класс. В то же время правительство прибегло к полицейскому террору. Всеобщая стачка была подавлена. 18 января забастовали фабрично-заводские рабочие в Будапеште и некоторых других промышленных центрах Венгрии. Стачка закончилась лишь после того, как правительство дало обещание выполнить требования рабочих об улучшении продовольственного положения.

Революционные выступления рабочих оказали влияние на солдат. 1 февраля 1918 г. началось восстание моряков австро-венгерской эскадры в порту Котор (Каттаро) на Адриатическом море. Оно охватило более 6 тыс. матросов на 40 боевых кораблях. Восставшие, возглавляемые Советом матросских депутатов, требовали немедленных переговоров о всеобщем мире без аннексий и контрибуций, предоставления народам Австро-Венгрии права на самоопределение, образования демократических правительств в Австрии и Венгрии. С помощью германских войск и экипажей подводных лодок австро-венгерское командование подавило восстание; сотни матросов были преданы военно-полевому суду, четыре руководителя восставших расстреляны. Палачом которского восстания был адмирал Хорти, будущий фашистский диктатор Венгрии.

Октябрьскую революцию горячо приветствовали трудящиеся Болгарии. Орган Болгарской рабочей социал-демократической партии (тесняков) газета «Работнически вестник» писала: «С 7 ноября великая русская республика пошла по новому, ясному, строго определенному пути. Это путь мира и освобождения народов от ужасных испытаний, которым они подвержены вот уже более трех лет. Русский революционный пролетариат... приблизил конец страшной, опустошительной всеобщей войны и взял на себя незабываемую историческую миссию спасителя человечества от полного самоистребления. Мы горячо приветствуем тебя, русский пролетариат, стража мира, свободы и братства народов».

10 ноября 1917 г. в печати тесняков был опубликован советский Декрет о мире. Вслед за тем на заседании Народного собрания (болгарский парламент) Д. Благоев от имени тесняков выдвинул требование рассмотреть Декрет о мире, но его предложение было отклонено. В ответ Центральный Комитет партии тесняков постановил созвать в Софии митинг. 2 декабря по призыву тесняков около Народного дома собралось более 10 тыс. трудящихся. Выступившие на митинге Д. Благоев, Г. Димитров и X. Кабакчиев рассказали о значении социалистической революции в России и призвали трудящихся к ее поддержке. В резолюции, принятой митингом, говорилось: «Собрание, убежденное в том, что оно выражает желание пролетариата и громадной, подавляющей части болгарского народа, посылает братский привет русскому пролетариату и заявляет, что болгарские рабочие и работницы считают дело русского пролетариата своим собственным делом и готовы приложить все усилия для его полного торжества».

Трудящиеся Софии требовали от Народного собрания принять советское предложение мира, восстановить в стране конституцию, отменить военное положение и вести мирные переговоры под контролем народа. Благоев заявил 3 декабря в Народном собрании, что весь болгарский народ «полностью принимает и поддерживает программу мира русского рабоче-крестьянского правительства...»

По решению Центрального Комитета партии тесняков резолюция софийского митинга от 2 декабря была отпечатана в виде листовки под названием «Русская революция и мир» и распространена по всей стране. Через солдат-отпускников она попала на фронт. Всюду резолюция получала полную поддержку народа. Помимо Софии, тесняки организовали массовые митинги в Сливене, Стара-Загоре и других городах. В конце 1917 г. состоялись массовые демонстрации женщин. Бурные рабочие демонстрации происходили также весной и летом 1918 г.

Тесняки развернули огромную работу в воинских частях. Под руководством Г. Димитрова солдаты-тесняки провели в прифронтовой полосе (в Западной Фракии) нелегальное совещание. С докладом о всемирно-историческом значении Великой Октябрьской социалистической революции и задачах партии тесняков выступил Г. Димитров. Собрание приняло решение об усилении работы в армии.

Зимой и весной 1918 г. в ряде воинских частей вспыхнули восстания. 24 руководителя восстаний были преданы суду, и только массовые протесты, организованные тесняками, спасли их от расстрела; триста рядовых солдат были отправлены в штрафные роты. По неполным данным, за февраль — март 1918 г. подверглись наказанию 40 тыс. военнослужащих, в том числе 800 офицеров. Многие солдаты покидали армию и с оружием в руках уходили в тыл. В нескольких полках возникли солдатские комитеты.

Нарастание революционного движения в лагере Антанты

В странах Антанты революционное движение развивалось несколько иначе, чем в Центральной Европе, так как они относительно меньше пострадали от войны. Но и здесь борьба трудящихся приобрела невиданный ранее размах. В ноябре-декабре 1917 г. под влиянием Октябрьской революции произошли мощные демонстрации и массовые стачки рабочих в Париже, Лионе и других городах Франции. Стачечное движение распространилось и на военные заводы. Премьер-министр Жорж Клемансо, сформировавший в середине ноября свой кабинет, потребовал от Всеобщей конфедерации труда, возглавлявшейся реформистом Жуо, прекращения стачек, угрожая «наводнить Париж войсками и возложить ответственность на Конфедерацию труда». Клемансо говорил: «Я веду войну, войну на фронте и войну в тылу». «Война в тылу» выразилась в арестах, штрафах, высылках, отправке рабочих на фронт.

Несмотря на репрессии правительства и вопреки противодействию правых лидеров Социалистической партии и профессиональных союзов, французский пролетариат выступил в поддержку советских предложений мира. В декабре профсоюзная конференция в Клермон-Ферране приняла резолюцию, в которой осудила тайную дипломатию и потребовала от правительства опубликования условий всеобщего прочного и справедливого мира. Конференция высказалась в пользу мира без аннексий и контрибуций, на основе принципа самоопределения народов.

В начале 1918 г. по всей Франции происходили демонстрации и стачки солидарности с условиями мира, выдвинутыми Советской Россией. В бассейне Луары бастовало более 150 тыс. металлистов и горняков. В Лионе состоялась трехдневная всеобщая забастовка, сопровождавшаяся митингами и демонстрациями. Бастовали также рабочие авиационных мастерских в Париже, оружейных заводов в Клиши, сталелитейщики в Изберге, металлурги в Деказвиле, Тарне, Невере. Стачки охватили все промышленные районы страны. Собравшийся в мае 1918 г. в Сент-Этьене Национальный конгресс профсоюзного меньшинства призвал рабочих к всеобщей стачке. По призыву конгресса в Париже забастовали 400 тыс. рабочих, к ним присоединились 180 тыс. рабочих бассейна Луары, а также рабочие Буржа, Вьенна, Лиона, Руана, Марселя, Гавра, Невера, Шосси и других городов.

Правительству удалось подавить забастовки. Однако они не прошли бесследно. В рабочей среде усилилось влияние революционного меньшинства. Французские интернационалисты ставили своей задачей поддержку большевиков и их инициативы в борьбе за мир; они выпускали подпольные издания и держали рабочих в курсе событий, происходивших в Советской России. В ходе классовой борьбы зрели революционные группы, все ближе подходившие по своим политическим убеждениям к позициям большевиков. К этим группам постепенно примыкали видные представители прогрессивной интеллигенции — Анри Барбюс, Поль Вайян-Кутюрье, Раймон Лефевр и другие.

В Англии также развернулось массовое рабочее движение. Несмотря на то, что умудренная богатым политическим опытом английская буржуазия сразу же после Октябрьской революции сочла необходимым сделать рабочему классу некоторые уступки (повышение заработной платы рабочих военной промышленности, демагогические декларации правительства о якобы справедливых целях войны), рост классового сознания пролетариата шел быстрыми темпами.

В январе 1918 г. конференция представителей шоп-стюардов (фабрично-заводских старост) Англии и Шотландии потребовала от правительства обсудить условия мира. Собравшиеся в Глазго секретари тред-юнионов и шоп-стюарды выдвинули такое же требование и высказались против закона о мобилизации рабочих на фронт. На митингах и демонстрациях в Глазго была принята резолюция с призывом бороться «за свержение капиталистического строя и создание социалистической республики». В Лондоне собрание представителей союза механиков потребовало немедленного заключения перемирия на всех фронтах и обращения к Центральным державам с предложением заключить мир без аннексий и контрибуций. Аналогичные резолюции принимались и в других городах.

Усиливалось стачечное движение. Бастовали машиностроители Ковентри, Бирмингема, рабочие хлопчатобумажных предприятий Ланкашира, железнодорожники Северной Англии, а затем Южного Уэльса и Лондона.

Революционные настроения распространялись и в военно-морском флоте. На некоторых кораблях возникли матросские комитеты, начавшие подготовку к всеобщей стачке военных моряков.

Массовое революционное движение содействовало росту левых течений в Британской социалистической партии, в Социалистической рабочей партии, в комитетах шоп-стюардов и в других симпатизировавших идеям коммунизма группах и комитетах.

Под давлением нараставшего революционного движения правительство Ллойд-Джорджа вынуждено было осуществить ряд демократических реформ; из них наиболее значительной была избирательная реформа. Закон, принятый в феврале 1918 г., впервые в истории Англии предоставил избирательные права женщинам. Хотя избирательные права распространялись на женщин старше 30 лет (мужчины имели право голоса с 21 года), новый закон имел большое значение — он увеличил число избирателей примерно с 8 до 21 млн. человек.

Подъем рабочего движения наблюдался также в Соединенных Штатах Америки. Русская революция произвела глубокое впечатление на американских рабочих. Уильям Фостер впоследствии писал, что «несмотря на свою политическую отсталость и неспособность полностью оценить значение этих событий, американские рабочие чутьем понимали, что случилось нечто из ряда вон выходящее, чрезвычайно важное и для их собственной судьбы». Во многих городах состоялись митинги солидарности с Советской страной. В них участвовали рабочие, прогрессивная интеллигенция. В начале 1918 г. на митинге в г. Сиэтле была принята резолюция, в которой говорилось: «Восторженно приветствуем славный русский пролетариат, который первым одержал победу над капиталом, первым осуществил диктатуру пролетариата, первым ввел и осуществил контроль пролетариата в промышленности... Уверяем русских борцов за свободу, что мы им горячо сочувствуем, готовы им помочь, и просим верить нам, что недалеко время, когда мы сумеем на деле доказать нашу пролетарскую солидарность». На митингах производились сборы средств в пользу Советской России. Эти выступления сочетались с усилившейся стачечной борьбой, в особенности среди железнодорожников, металлистов, текстильщиков, строителей. В 1918 г. число стачечников превысило уровень 1917 г. Рабочие требовали повышения заработной платы и прекращения войны.

Таким образом, и в странах Антанты и в странах германской коалиции под влиянием Октябрьской революции усиливалось антивоенное движение, в борьбу включались широкие массы трудящихся. Революционная ситуация в Европе, назревшая в ходе войны, все больше обострялась. Это оказывало сильнейшее воздействие на военное положение и военные планы обеих коалиций.

3. Военное поражение Германии и ее союзников

Военные планы сторон на 1918 г.

Германское командование, планируя кампанию 1918 г., отдавало себе отчет в том, что соотношение вооруженных сил в Европе должно к середине года, после прибытия американских войск, резко измениться в пользу Антанты. Вместе с тем усталость германского народа от войны, рост революционных настроений в Германии и в союзных ей странах исключали возможность ведения войны в течение длительного срока. «Обстановка у нас и у наших союзников, — пишет в своих воспоминаниях генерал Людендорф, — как и условия, в которых находились войска, требовали наступления, которое бы привело к скорейшему решению». Поэтому германское командование в начале февраля, хотя мир еще не был подписан ни с Россией, ни с Румынией, приняло решение начать наступление на западноевропейском театре военных действий.

Германский план наступления предусматривал удар по английским войскам на фронте между Аррасом и Ла-Фером с целью разъединить английские и французские войска и отбросить англичан к Ла-Маншу. Наступление было назначено на 21 марта.

Державы Антанты в своих планах не предусматривали окончания войны в 1918 г. Военные эксперты Антанты полагали, что и в этом году, несмотря на ожидавшееся прибытие американских войск, не удастся создать на фронте решающий перевес сил, который позволил бы рассчитывать на окончательную победу. Этот вывод проистекал из некоторой переоценки сил германской коалиции, а также из опасений революционных выступлений в странах Антанты в случае крупных неудач на фронте. На 1918 г. военные эксперты планировали оборонительные действия в сочетании с нанесением контрударов, а генеральное наступление предлагали отложить до 1919 г. Лишь на турецких фронтах предлагалось нанести уже в 1918 г. ряд ударов, чтобы разгромить Турцию и вывести ее из войны. При этом имелось в виду, что выход Турции из войны даст союзникам возможность оказать широкую поддержку враждебным Советской власти силам на юге России.

Предложения экспертов были утверждены на заседании Верховного военного совета Антанты 30 января — 2 февраля 1918 г. с поправкой относительно Турции: было решено, что англичане могут вести активные военные действия против турецкой армии, но свои основные силы все страны Антанты, в том числе Англия, должны сосредоточить против Германии. На таком решении настояло французское правительство, хотя Англия пыталась переложить тяжесть военных действий в Европе на своих союзников, чтобы тем временем захватить новые территории на Ближнем Востоке. Англия вообще не была склонна нести большие жертвы в войне с Германией, так как хотела сохранить в своем распоряжении достаточные вооруженные силы, которые, как писал Ллойд-Джордж в октябре 1917 г. королю, «заставили бы прислушиваться к ее голосу и считаться с ее волей в момент принятия быстрых решений Советом мира».

В конце 1917 — начале 1918 г. активные военные действия велись только в Палестине. Английские войска прорвали в ноябре 1917 г. турецкий фронт, проходивший по линии Газа — Беершеба, и 7 ноября заняли Газу, 16 ноября — Яффу и 9 декабря — Иерусалим. После взятия в начале 1918 г. Иерихона (Эриха) все опорные пункты Палестины оказались в руках англичан. Попытки турецкой армии вернуть обратно Иерусалим не имели успеха. В начале 1918 г. военные действия на этом фронте временно прекратились из-за наступившего периода дождей.

Немецкое наступление на Западном фронте в марте — июле 1918 г.

К середине марта 1918 г. германское командование сосредоточило на Западном фронте 13 армий, в состав которых входили 193 пехотные дивизии с 15 700 орудиями и 2800 самолетами; из этого числа 85 дивизий находились в резерве. Войсками командовали начальник штаба вооруженных сил Гинденбург и его ближайший помощник, генерал-квартирмейстер Людендорф.

Противостоявшие немцам войска Антанты имели 171 пехотную и 9 кавалерийских дивизий, 15 439 орудий, 3784 самолета и 893 танка. При этом 112 пехотных дивизий занимали фронт, а 59 пехотных и все кавалерийские дивизии находились в резерве. Французской армией командовал генерал Петэн, английской — фельдмаршал Хейг, бельгийской — король Альберт.

Немецкое наступление началось 21 марта 1918 г. В нем участвовали три германские армии в составе 62 дивизий при 6604 орудиях и 1 тыс. самолетов, нанесшие удар по правому крылу английской армии на фронте от Круазий до Ла-Фера. В течение первого дня наступления германские войска проникли в глубину английских позиций на 6—7 км, после чего вышли на р. Сомму и продвинулись за нее. Первые успехи вызвали у германского командования радужные надежды. Но 26 марта в сражении наступил перелом, и в последующие дни продвижение германских войск почти совершенно приостановилось. Французские резервы начали закрывать прорыв между английскими и французскими армиями. Предпринятая немецкими войсками 4 апреля атака с целью захвата Амьена — важного железнодорожного узла союзников — потерпела неудачу.

В ходе мартовского наступления германские войска разбили 5-ю английскую армию, нанесли серьезный урон 3-й армии, захватили 90 тыс. пленных, 1 тыс. орудий, много другого военного имущества и продвинулись на 65 км. Однако они не смогли ни сбросить английские войска в море, ни взять Амьен. Образовавшийся выступ фронта требовал от германского командования дополнительных войск для его удержания. Потери немцев в этой операции составили 160 тыс., потери англичан — около 174 тыс. человек.

В связи с опасностью, созданной немецким наступлением, англичане и французы достигли соглашения о более тесной координации своих усилий. 3 апреля французскому генералу Фошу было поручено общее руководство действиями французских, английских и американских войск на западноевропейском театре военных действий, а 14 мая он занял пост главнокомандующего армиями союзников во Франции.

9 апреля немцы нанесли союзникам удар во Фландрии, на р. Лис, но добились лишь незначительного успеха — был создан новый выступ фронта. 27 мая началось наступление германских армий на р. Эна. Они прорвали оборону французов на фронте в 80 км, продвинулись на глубину до 60 км, заняли Суассон, подошли к Реймсу и второй раз за время войны вышли на реку Марну, поставив под угрозу Париж, однако не смогли развить свой успех и в начале июня были вынуждены остановиться.

В июле германское командование предприняло новое наступление на Марне и в районе Реймса, рассчитывая нанести Антанте решающий удар. Германское командование рекламировало это наступление как «сражение за мир», как последнее усилие, которое приведет к разгрому врага и обеспечит окончание войны. Но к этому времени германская армия была уже чрезвычайно ослаблена предшествовавшими боями; солдаты утратили прежнюю веру в возможность победы, их боевой дух упал.

Командование Антанты знало о предстоящем наступлении противника и приняло предупредительные меры. 15 июля немцы атаковали французов силами 47 дивизий, форсировали Марну, но вскоре были остановлены. Наступление провалилось, германскому командованию пришлось отвести войска назад. 18 июля в районе Виллер-Котре французы при поддержке 1500 орудий и 340 танков неожиданно нанесли контрудар, и немцы были вынуждены очистить выступ фронта на Марне.

С этого дня начался перелом в кампании 1918 г. Стратегическая инициатива прочно перешла в руки Антанты. Германское командование поняло, что намечавшиеся им на 1918 г. военные планы завершились крахом. «Попытка победными усилиями германцев склонить народы Антанты к миру до прибытия американских подкреплений не удалась», — признает Людендорф в своих воспоминаниях.

Переход армий Антанты в наступление. Поражение Германии

За первую половину 1918 г. немцы потеряли свыше 700 тыс. солдат. Восполнить эти потери они не могли. Между тем количество дивизий союзников увеличилось за счет американских войск. Летом 1918 г. Антанта уже имела 210 дивизий против 207 германских дивизий. Германские войска были хуже оснащены, чем войска Антанты. Дисциплина в германской армии резко упала.

В августе союзные войска повели наступление с целью ликвидации Амьенского выступа. Удар нанесли 4-я английская армия и 1-я французская (26 пехотных и 6 кавалерийских дивизий с 3316 орудиями, 516 танками и 700 самолетами). 8 августа английские танки прорвали линию немецкой обороны. На следующий день в наступление включились французы. Германский фронт дрогнул, многие штабы попали в плен, руководство войсками было нарушено. Немецкие войска откатились на позиции, с которых они начинали свое мартовское наступление.

С 12 по 15 сентября союзные войска очистили от немцев другой выступ фронта — Сен-Мийельский. В результате этой операции немецкие войска потеряли 16 тыс. пленными и 443 орудия.

В конце месяца, 26 сентября армии Антанты перешли в генеральное наступление, нанеся удар между Реймсом и Верденом. На следующий день был прорван немецкий фронт у Сен-Кантена и Камбре (при этом союзники захватили 60 тыс. пленных и 600 орудий), а 28 сентября — во Фландрии. Немцам пришлось отойти на вторую оборонительную линию.

На состоявшемся 29 сентября совещании военных и политических деятелей Германии Гинденбург и Людендорф потребовали немедленного заключения перемирия, так как в противном случае, говорили они, «последует катастрофа на фронте». Германские правящие круги решили спешно придать более «демократический» вид империалистическому юнкерско-буржуазному государству, чтобы облегчить ход переговоров о перемирии с Антантой. 5 октября был объявлен состав нового правительства, которое возглавил принц Макс Баденский, слывший либералом. В состав правительства вошли и представители Социал-демократической партии Шейдеман и Бауэр. Новый канцлер направил через Швейцарию президенту Вильсону телеграмму с просьбой о заключении перемирия и мира на основе «14 пунктов». К просьбе Германии присоединилась Австро-Венгрия.

Подготовка условий перемирия с Германией

Обмен телеграммами между Берлином и Вашингтоном продолжался целый месяц. Вильсон требовал, чтобы германское правительство подтвердило свое согласие с «14 пунктами» и другими его заявлениями об условиях мира, обязалось не использовать перемирие для подготовки к возобновлению военных действий, прекратило разрушения при эвакуации территорий союзников и т. д. В нотах Вильсона содержалось также настойчивое требование об удалении кайзера Вильгельма и руководящих германских военных деятелей, ответственных за ведение войны против союзников.

Пытаясь спасти Вильгельма и монархию, правящие круги Германии в срочном порядке провели через рейхстаг изменения конституции, которые предусматривали, что объявление войны зависит от согласия рейхстага, канцлер остается на своем посту, пока он пользуется доверием рейхстага, а назначения и перемещения командного состава вооруженных сил производятся с согласия соответствующих министров. Однако в ответ на сообщение германского правительства об этих изменениях Вильсон указал, что может быть заключено лишь такое перемирие, которое исключит возможность возобновления Германией военных действий, и снова требовал разъяснений по вопросу об устранении Вильгельма и существующего военного командования.

Окончание мировой империалистической войны 1914—1918 гг.

Проводившаяся Вильсоном тактика затяжек объяснялась, во-первых, тем, что американским монополиям не хотелось слишком быстро отказываться от огромных прибылей военного времени, а во-вторых, наличием серьезных разногласий между союзниками по вопросу об условиях перемирия. Лишь 23 октября Вильсон официально уведомил союзные державы о своей переписке с германским правительством и запросил их, желают ли они заключить перемирие с Германией и принять «14 пунктов» в качестве основы будущего мира. Завязавшиеся англо-франко-американские переговоры сопровождались острой полемикой. Франция добивалась таких условий перемирия, которые привели бы к полному уничтожению экономической и военной мощи Германии. Напротив, Соединенные Штаты и Англия выступали за «умеренность» по отношению к Германии, которую они хотели сохранить как сильную державу, способную не допустить установления французской гегемонии в Европе. Немалую роль играло при этом и намерение использовать Германию в вооруженной борьбе с Советской Россией. Американский представитель в Верховном военном совете союзников писал Хаузу 28 октября 1918 г., что английский военный министр лорд Милнер «склонен возражать против демобилизации (полагая, что Германии, возможно, придется быть оплотом против русского большевизма)».

Резкие возражения английских правящих кругов встретило американское требование «свободы морей», в котором они усматривали угрозу своему морскому господству. Ллойд-Джордж по этому поводу заявил, что «Англия истратит все до последней гинеи, чтобы сохранить превосходство своего флота над флотом Соединенных Штатов». Хауз в свою очередь говорил, что американцы построят и будут содержать флот больший, чем имеет Англия.

Споры между союзниками приобрели весьма напряженный характер. Был даже момент, когда американское правительство пригрозило, что в случае отказа союзников принять «14 пунктов» оно заключит с Германией сепаратный мир.

В конце концов союзники согласились принять «14 пунктов» Вильсона за основу для переговоров с Германией, но с тем, чтобы вопрос о «свободе морей» был рассмотрен на мирной конференции. Одновременно они потребовали, чтобы Германия обязалась полностью возместить все убытки, причиненные военными действиями. 5 ноября союзники известили об этом Вильсона. В тот же день государственный секретарь Соединенных Штатов Лансинг сообщил германскому правительству о решениях союзников, одновременно уведомив его, что оно может направить своих представителей к главнокомандующему союзными армиями маршалу Фошу, который уполномочен вручить им условия перемирия. В этой ноте американское правительство уже не поднимало вопроса о Вильгельме и военном командовании.

Выход Болгарии, Турции и Австро-Венгрии из войны

В сентябре 1918 г., когда происходили решающие бои в Бельгии и Франции, Антанта активизировала военные действия и на других фронтах. 15 сентября войска союзников под командованием французского генерала Франше д'Эспере перешли в наступление на Балканском фронте. В первый же день они прорвали позиции противника и после этого быстро развили успех. В районе Скопье (Ускюб) в Македонии была взята в плен 11-я германская армия.

Болгарское правительство, напуганное начавшимся в это время восстанием солдат, капитулировало. По условиям подписанного 29 сентября перемирия Болгария должна была очистить греческие и сербские территории и демобилизовать свою армию, за исключением частей, сохранявшихся для «поддержания внутреннего порядка», т. е. для борьбы против революционного движения в стране. Войска Антанты получали право оккупировать любой пункт в Болгарии и использовать любые средства передвижения. Капитуляция Болгарии имела еще и то значение, что она открывала путь для наступления войск Антанты на Австро-Венгрию и дальше на Германию.

Почти одновременно началось наступление английской армии на Сирийском и Месопотамском фронтах. В это время турецкая армия уже находилась в состоянии полного разложения. Солдаты массами покидали фронт и с оружием в руках уходили домой. 19 сентября англичане разбили турок у Наблуса и стали стремительно продвигаться на север. 1 октября английские войска и отряды арабских повстанцев заняли Дамаск, 7 октября пал Бейрут, 26 октября — Алеппо (Халеб). На Месопотамском фронте 24 октября турки были разгромлены под Киркуком.

Турецкие правящие круги решили отказаться от дальнейшего сопротивления. 30 октября на борту английского крейсера «Агамемнон» в Мудросе было подписано перемирие между Турцией и Антантой. Турция обязалась очистить Аравию, Месопотамию (Ирак), Сирию, открыть для военных судов Антанты свободный доступ в Дарданеллы и Черное море, немедленно демобилизовать свою армию, сдать союзникам военные корабли, допустить офицеров Антанты для контроля над железными дорогами и средствами связи, освободить всех союзных военнопленных и т. д.

На Австрийском фронте наступление итальянских войск началось 24 октября, когда монархия Габсбургов уже разваливалась под ударами революционного и национально-освободительного движения. Попытки правящих кругов остановить революцию при помощи реформ не имели успеха. В октябре на территории Австро-Венгрии образовался ряд самостоятельных государств. Австрийская армия перестала существовать как единое целое. Ее солдаты восставали, покидали фронт и уходили домой. 29 октября восстал военно-морской флот Австро-Венгрии. 30 октября в Вене победила буржуазно-демократическая революция. Монархия Габсбургов прекратила свое существование.

3 ноября австро-венгерское командование подписало в Падуе перемирие с Антантой. Перемирие предусматривало демобилизацию и расформирование австро-венгерской армии, за исключением 20 дивизий, передачу союзникам значительной части военного имущества, речного и морского флота Австро-Венгрии и пр.

После капитуляции всех своих союзников Германия оказалась в совершенно безнадежном положении.

Компьеньское перемирие

К моменту получения в Берлине телеграммы Лансинга о том, что Фош уполномочен вручить германским представителям условия перемирия, в Германии уже началась революция.

Германское правительство, стремясь во что бы то ни стало избежать окончательного распада армии, 6 ноября отправило к Фошу делегацию во главе с лидером партии Центра, министром без портфеля Матиасом Эрцбергером. 8 ноября германская делегация была доставлена на станцию Ретонд в Компьеньском лесу. Фош принял ее в своем штабном поезде.

Предъявленные Фошем условия перемирия предусматривали, что Германия в течение 15 дней должна освободить захваченные ею территории в Бельгии, Франции, Люксембурге, очистить Эльзас и Лотарингию, вывести свои войска из Австро-Венгрии, Румынии, Турции. Территория вдоль левого берега Рейна с предмостными зонами на правом берегу эвакуируется германскими войсками и занимается войсками союзников, которые должны содержаться за счет Германии. Германия передает союзникам 5 тыс. артиллерийских орудий, 30 тыс. пулеметов, 2 тыс. самолетов, 3 тыс. минометов. Германский военно-морской флот подлежит разоружению и интернированию. Блокада Германии сохраняется. Военные действия прекратятся через 6 часов по подписании перемирия.

Германской делегации было дано 72 часа для ответа, принимает она предъявленные условия перемирия или нет. Эрцбергер стал добиваться смягчения условий перемирия, доказывая союзному командованию, что немецкая армия должна сохранить возможно больше вооружения для борьбы с «большевистской опасностью». Союзники вняли этим доводам и сократили количество пулеметов, подлежащих выдаче, с 30 тыс. до 25 тыс., самолетов — с 2000 до 1700.

Условия перемирия содержали также пункты, непосредственно направленные против Советской России. Статья 12 предусматривала, что германские войска покинут территорию России только после того, как «союзники признают, что для этого настал момент, приняв во внимание внутреннее положение этих территорий».

В статье 16 указывалось, что союзники «в целях поддержания порядка» будут иметь свободный доступ на восточные территории, эвакуированные немцами.

Утром 11 ноября германская делегация подписала акт перемирия. Военные действия закончились полным поражением Германии и ее союзников.

Впоследствии немецкие милитаристы-реваншисты и их идеологи придумали фальшивую версию, имевшую целью доказать, будто Германия потерпела поражение не в войне, а в результате Ноябрьской революции 1918 г., которая якобы нанесла Германии «удар кинжалом в спину». В действительности дело обстояло как раз наоборот: не революция привела Германию к поражению, а поражение дало толчок к революции. Военный разгром Германии определился задолго до Ноябрьской революции 1918 г. Его причины коренились в невыгодном для германской коалиции соотношении сил: страны Антанты располагали значительно большими экономическими ресурсами, людскими резервами, были лучше подготовлены к затяжной войне. Германия рассчитывала на молниеносную победу над каждым из своих противников в отдельности, но эти планы провалились в первые же дни войны. После этого и по мере дальнейшего роста невыносимых для народа тягот войны начал зреть революционный кризис в Германии. Он обострился под влиянием революционных событий в России, а военное поражение привело Германию непосредственно к революции.

Компьеньское перемирие было последним из актов, оформивших окончание военных действий в мировой войне 1914—1918 гг. По своему размаху эта война превзошла все ранее известные войны. Она продолжалась более четырех лет, в ее орбиту были втянуты 34 государства с общим населением более миллиарда человек, т. е. примерно 67% всего населения земного шара. Под ружьем находилось около 70 млн. человек, из которых около 10 млн. были убиты и 20 млн. ранены. На первом месте по количеству потерь стояла Россия: 2 млн. 300 тыс. русских солдат остались на полях сражений. Германия потеряла убитыми 2 млн. солдат, Австро-Венгрия — 1 млн. 440 тыс., Франция — 1 млн. 383 тыс. солдат, Англия — 744 тыс., Италия — около 700 тыс., Соединенные Штаты — 53 тыс. солдат. Военные действия происходили на территории свыше 4 млн. кв. км. Только прямые военные расходы государств — участников войны составили 208 млрд. долл.

На трудящихся пали неисчислимые тяготы. Жизненный уровень рабочих сильно снизился, условия труда резко ухудшились, увеличилась степень эксплуатации. Вместе с тем война явилась весьма доходной статьей для капиталистов, прибыли которых необычайно выросли.

Война не укрепила систему капитализма, на что рассчитывали правящие империалистические круги, а, наоборот, чрезвычайно ослабила ее, обострив все ее противоречия. Глубина этих противоречий ярко проявилась, когда державы-победительницы приступили к осуществлению своих планов послевоенного передела мира.

ГЛАВА IV ПАРИЖСКАЯ МИРНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ. ПОСЛЕВОЕННЫЙ ПЕРЕДЕЛ МИРА

Разгромив Германию и ее союзников, державы-победительницы приступили к оформлению своих планов послевоенного урегулирования. Это были планы империалистического передела мира, удушения революционных и национально-освободительных движений, порабощения сотен миллионов людей ради увеличения прибылей финансовых монополий и сохранения эксплуататорского, капиталистического строя, уже вступившего в стадию общего кризиса. Цели империалистов резко противоречили жизненным интересам подавляющего большинства человечества — пролетариата и всех трудящихся в побежденных странах и в странах-победительницах, многомиллионных масс народов колоний и полуколоний, народов первого и в то время единственного социалистического государства. Среди держав-победительниц не было единства по вопросам послевоенного устройства мира. Каждая из них стремилась усилиться за счет другой, у каждой были свои территориальные, политические, финансово-экономические и прочие притязания, расходившиеся с домогательствами ее союзников. Все эти сложные и неразрешимые противоречия непосредственно отразились на ходе переговоров о заключении империалистического мира.

Империалистические проекты мирных договоров

После окончания войны наиболее мощной в военном отношении державой в Европе оказалась Франция. Опираясь на это преимущество, французские правящие круги выдвинули обширную программу передела мира. В основе ее лежало стремление максимально ослабить Германию не только для того, чтобы обеспечить безопасность Франции, но и для того, чтобы установить французскую гегемонию на европейском континенте. Франция добивалась перенесения германской западной границы на Рейн, требовала от Германии крупной суммы в возмещение ущерба, причиненного войной (репарации), сокращения и ограничения германских вооруженных сил. Французское правительство высказывалось за территориальное расширение Польши, Чехословакии, Румынии и Сербии, полагая, что эти государства из опасения реваншистской войны со стороны Германии станут орудиями французской политики в Европе. Французские империалисты имели также в виду втянуть страны Восточной и Юго-Восточной Европы в интервенцию против Советской России и поэтому активно поддерживали притязания эксплуататорских классов Польши и Чехословакии на белорусские и украинские земли, а Румынии — на Бессарабию. Программа послевоенного устройства мира, выдвинутая Францией, включала и колониальные притязания на некоторые германские колонии в Африке, на часть малоазиатских территорий бывшей Османской империи.

Однако на полное осуществление своего плана французский империализм не мог рассчитывать. Франция в результате войны испытывала серьезные экономические затруднения. Положение осложнялось инфляцией и громадной задолженностью по военным займам Соединенным Штатам и Англии, а также существенной убылью населения во время войны. Все это ослабляло позиции Франции, и ей приходилось при обсуждении вопросов мирного урегулирования идти на компромиссы со своими союзниками.

Английский план исходил из необходимости ликвидации морского могущества Германии и ее колониальной империи. Вместе с тем правящие круги Англии стремились сохранить в центре Европы сильную империалистическую Германию, чтобы использовать ее в борьбе против Советской республики и революционного движения в капиталистических странах, а также в качестве противовеса Франции. Поэтому в английской программе мира было много противоречий. Англия решительно настаивала на лишении Германии колоний и основной части ее военного и торгового флота, но не соглашалась на большое ослабление своего бывшего противника в территориальном и военном отношениях. Английские интересы сталкивались с французскими также при решении репарационной проблемы, при разделе германских колоний, бывших владений Османской империи и т. д.

Англия опиралась прежде всего на свое военно-морское превосходство. Английский флот, несмотря на понесенные им во время войны большие потери, оставался самым крупным в мире. Германский флот практически больше не существовал, а американский пока был слабее английского. Но и Англия переживала большие экономические трудности. На многих важнейших рынках, где она раньше господствовала, значительно усилились позиции ее конкурентов, в особенности Соединенных Штатов и Японии. Английская промышленность отставала от американской по технической оснащенности. Британские товары были гораздо дороже американских. За время войны Англия, получившая от Соединенных Штатов крупные займы, превратилась в их должника. Это затрудняло английскому правительству проведение его программы империалистического послевоенного устройства.

Американские империалисты в своих планах послевоенного урегулирования исходили из все более определявшейся финансовой гегемонии Соединенных Штатов в капиталистическом мире. Во время войны европейские страны зависели от американских поставок вооружения, оборудования, сырья и продовольствия. Цены диктовались американскими монополиями. В уплату шло золото. В результате к концу войны Соединенные Штаты сосредоточили у себя около 40% мирового золотого запаса. В 1914 г. долгосрочная задолженность Соединенных Штатов другим странам составляла 7200 млн. долл., а к 1919 г. она уменьшилась до 3985 млн. долл., тогда как долгосрочные вложения американского капитала за границей увеличились с 3514 млн. долл. до 6956 млн. долл.; кроме того, возникла задолженность правительств европейских государств правительству Соединенных Штатов в 10 млрд. долл. Таким образом, общая сумма американских долгосрочных капиталовложений за границей, частных и государственных, за вычетом иностранных капиталовложений в Соединенных Штатах достигла 13 млрд. долл. Англия еще сохраняла первое место по объему заграничных капиталовложений, однако ей становилось все труднее соперничать с Соединенными Штатами в борьбе за сферы приложения капитала. После мировой войны, как отмечал В. И. Ленин, «только Америка оказалась в финансовом положении абсолютно самостоятельной»[48].

За годы войны значительно увеличилась доля Соединенных Штатов в мировой промышленной продукции. Увеличение экспорта, а также крупные военные заказы правительства стимулировали усиленный рост промышленного производства.

Все это наложило отпечаток на выдвинутую Соединенными Штатами программу послевоенного переустройства. Основные ее положения содержались уже в «14 пунктах» Вильсона. В дальнейшем американские империалисты предъявили новые требования, направленные на укрепление экономических и политических позиций Соединенных Штатов.

Одним из центральных пунктов американского плана было создание Лиги наций, которую Соединенные Штаты надеялись использовать для усиления своего влияния в международных делах. Первостепенное значение правящие круги Соединенных Штатов придавали также своему требованию о «свободе морей» как в мирное, так и в военное время. Это требование, предусматривавшее свободу торговли с любой воюющей державой и запрещение морской блокады противника, было рассчитано на подрыв английского морского господства. Американское правительство, кроме того, настаивало на всеобщем признании принципа «равенства торговых возможностей» и «открытых дверей», что поставило бы Соединенные Штаты, как сильнейшую в экономическом отношении державу, в наиболее благоприятные условия для экономической экспансии. В германском вопросе американский империализм выступал против большого ослабления Германии, рассчитывая использовать ее для борьбы против Советской России и революционного движения в других странах, а также в качестве противовеса Англии и Франции.

Однако и Соединенные Штаты не имели возможности добиться полной реализации своих планов. Состояние американских вооруженных сил в тот период еще не соответствовало удельному весу Соединенных Штатов в мировой экономике. Американский флот серьезно уступал английскому по тоннажу и боевой мощи. Соединенные Штаты не имели такой разветвленной сети военно-морских баз, какой располагала Англия. Американская экспедиционная армия, прибывшая в Европу в последний год войны, представляла собой гораздо меньшую силу, чем, например, французская армия.

Притязания Франции, Англии и Соединенных Штатов Америки играли решающую роль в определении условий послевоенного устройства мира. Но с захватническими требованиями выступали и другие участники антигерманской коалиции — Япония и Италия, входившие в число «главных союзных и присоединившихся держав», а также ряд малых стран.

Япония, как отмечал В. И. Ленин, «выиграла очень много, оставаясь в стороне от европейско-американского конфликта и захватывая громадный азиатский материк...»[49]. Она овладела германскими колониями в Китае и северной части Тихого океана, навязала Китаю кабальный договор, значительно укрепила свои экономические позиции, заняв, по существу, монопольное положение на рынках Восточной Азии и намного расширив торговлю с Центральной и Южной Америкой. За годы войны Япония почти в 4 раза увеличила оборот своей внешней торговли и почти в два раза свой золотой запас; общая сумма займов, предоставленных ею странам Антанты, достигла 500 млн. иен.

Открытие Парижской мирной конференции. Фотография.

Японские империалисты теперь требовали не только закрепления за Японией всех территорий, захваченных ею во время войны, но и признания ее господства в Китае. Они намеревались также захватить Советский Дальний Восток.

Италия требовала присоединения к ней обширных территорий, прежде входивших в состав Австро-Венгрии, в том числе Трентино (Южный Тироль) и некоторых южнославянских земель, а также выделения обещанной по тайным военным договорам доли при разделе Турции. Не располагая значительной военной или экономической силой, Италия надеялась главным образом на поддержку Англии и Соединенных Штатов, заинтересованных в создании противовеса Франции.

С претензиями на земли, принадлежавшие побежденным странам, и на получение доли в репарациях выступили и правящие круги различных малых государств. Были среди них и такие (Польша, Румыния), которые добивались также аннексии ряда советских территорий.

Открытие мирной конференции. Ее состав и основные органы

Мирная конференция открылась в Париже 18 января 1919 г. В ней участвовали 27 государств, принадлежавших к лагерю победителей.

Советское правительство, неуклонно следуя ленинским принципам внешней политики, ясно определило свое отношение к империалистическим проектам послевоенного устройства мира. В ноте президенту Соединенных Штатов Америки Вильсону от 24 октября 1918 г. народный комиссар иностранных дел Г. В. Чичерин разоблачил лицемерие «14 пунктов», положенных в основу мирного урегулирования. Советская нота требовала, чтобы правом на самоопределение могли воспользоваться не только народы, находившиеся под гнетом побежденных держав, но и народы, угнетаемые державами-победительницами, в том числе народы Ирландии, Египта, Индии, Филиппин.

Д. Ллойд-Джордж, В. Орландо, Ж. Клемансо, В. Вильсон. Фотография. 1919 г.

Ввиду того, что виновниками войны были капиталисты всех стран, советская нота предлагала отказаться от требования погашения военных займов, не возлагать на плечи народных масс непосильное бремя военных издержек. «Что же касается восстановления опустошенных войною стран, — отмечалось в ноте, — то мы находим вполне справедливым, чтобы все народы помогли в этом отношении несчастной Бельгии, Польше, Сербии». Советская Россия со своей стороны выразила полную готовность помочь этим жертвам войны «чем только может». Оказать помощь этим странам, заявляло Советское правительство, должен и американский капитал, наживший на войне миллиардные прибыли. В советской ноте содержалось также предупреждение о том, что предлагаемый Вильсоном «союз народов» может превратиться в «союз капиталистов против народов».

Не желая принять программу подлинно демократического мира и проявляя открытую враждебность к революционной России, державы-победительницы лишили Советское правительство возможности быть представленным на конференции.

Руководство Парижской конференцией официально осуществляли пять главных держав-победительниц: Соединенные Штаты, Англия, Франция, Италия и Япония.

Только их представители, по два от каждой державы, входили в Совет десяти — руководящий орган, созданный в начале работ конференции. В марте 1919 г. образовался более узкий орган — Совет четырех в составе президента Соединенных Штатов Вильсона, главы английского правительства Ллойд-Джорджа, французского премьер-министра Клемансо и премьер-министра Италии Орландо. «...Ничтожную группу богатейших стран, эту «толстую четверку» — Клемансо, Ллойд-Джорджа, Орландо и Вильсона, — писал В. И. Ленин, — посадили устраивать новые отношения!»[50]. Позже функционировали другие руководящие органы конференции: Совет пяти в составе министров иностранных дел Соединенных Штатов, Англии, Франции, Италии и специального представителя Японии, Совет глав делегаций и пр. Но фактически на всех стадиях конференции важнейшие вопросы решались представителями трех держав — Соединенных Штатов, Англии и Франции.

«Русский вопрос» на Парижской конференции

Несмотря на то, что Парижская конференция была созвана для выработки мирных договоров с побежденными странами, первым вопросом, которому было уделено большое внимание на заседаниях Совета десяти, был «русский вопрос». Руководившие Парижской конференцией державы были главными организаторами вооруженных походов против Советской России. Они оказывали их участникам финансовую помощь, содействовали в разработке стратегических планов, снабжали оружием, боеприпасами и продовольствием.

К моменту открытия конференции первые натиски интервентов на Советскую Россию были отбиты. Красная Армия наступала почти на всех фронтах. В то же время Советское правительство не прекращало своих усилий, направленных на достижение мира, предлагая империалистическим державам урегулировать путем переговоров все спорные вопросы. Успехи Красной Армии и миролюбивая политика Советского правительства способствовали росту движения среди трудящихся капиталистических стран за вывод иностранных вооруженных сил с территории России. В войсках интервентов значительно усилилось возмущение контрреволюционной войной.

В этих условиях империалисты были вынуждены внести изменения в тактику борьбы против Советской России. На отдельных фронтах, например на Северном и Дальневосточном, продолжали действовать английские, французские, американские и японские войска. Но основную ставку ведущие империалистические державы делали теперь не на свои армии, а на силы внутренней контрреволюции в России, на националистические элементы ее окраин и на соседние буржуазные государства, такие как Польша, Румыния и др.

Первыми за переход от открытой интервенции к интервенции прикрытой, проводимой чужими руками, высказались на Парижской конференции американская и английская делегации. Менее охотно на это шла французская делегация, упорно отстаивавшая старые, по ее мнению более надежные, формы борьбы с Советской Россией.

В середине января 1919 г. в Совете десяти обсуждалось предложение Ллойд-Джорджа и Вильсона о созыве конференции представителей Советского правительства и «всех борющихся в России групп» при условии предварительного прекращения военных действий. Основная цель этого предложения заключалась в том, чтобы на время конференции приостановить наступление Красной Армии и дать контрреволюционным войскам передышку, а если Советское правительство откажется от участия в конференции, то взвалить на него вину за продолжение войны и этим ослабить симпатии трудящихся капиталистических стран к Советской России.

Клемансо — наиболее упорный сторонник открытой интервенции — был против англо-американского проекта, но, уверенный в провале намечаемой конференции, дал согласие на опубликование призыва к ее предполагаемым участникам. 22 января 1919 г. Совет десяти обнародовал составленное Вильсоном обращение ко всем «политическим группировкам в России» с предложением прислать своих представителей на конференцию. Местом для конференции были избраны Принцевы острова в Мраморном море, находившиеся под полным военным контролем союзников.

Правительство РСФСР хотело сделать все возможное, чтобы добиться прекращения военных действий и создать условия для укрепления советских республик в экономическом и политическом отношениях. Поэтому оно уже 4 февраля дало положительный ответ на обращение Парижской конференции, изъявив готовность «...немедленно начать переговоры или на Принцевых островах, или в каком бы то ни было другом месте со всеми державами Согласия совместно, или же с отдельными державами из числа их, или же с какими-либо российскими политическими группировками, согласно желанию держав Согласия». Советское правительство также заявило, что, стремясь к установлению мира, оно не отказывается и от переговоров относительно долгов царского и Временного правительств, концессий и других вопросов.

Миролюбивый ответ Советского правительства, сорвав план империалистов, поставил их в затруднительное положение, и они пошли на новую провокацию: по указанию Клемансо, Черчилля и других приверженцев открытой интервенции ряд белогвардейских «правительств» отказался от участия в переговорах с Советской Россией. В результате конференция на Принцевых островах так и не состоялась.

25 февраля Совет десяти одобрил предложение маршала Фоша о расширении антисоветской интервенции путем привлечения к ней стран Восточной Европы. Обширная программа военной интервенции, изложенная Фошем, легла в основу плана наступления контрреволюционных сил весной 1919 г. Вместе с тем правительства Англии и Соединенных Штатов в целях обмана общественного мнения в своих странах и выигрыша времени для расширения интервенции снова завязали переговоры с Советским правительством. В Москву был направлен сотрудник американской делегации на Парижской конференции У. Буллит. 14 марта 1919 г. его принял В. И. Ленин. Переговоры с Буллитом завершились выработкой проекта соглашения о заключении мира между Советской Россией и белогвардейскими «правительствами» на условиях признания за населением всех территорий России права выбора желаемого правительства, при обязательном выводе из России иностранных войск, прекращении помощи белогвардейцам из-за границы и отмене блокады Советского государства. Погашение прежних долгов России должно было быть равномерно распределено между всеми правительствами, образовавшимися на ее территории. Советское правительство при этом руководствовалось стремлением укрепить Советскую власть и избавить народ от тяжелых жертв кровопролитной войны. Оно предвидело, что заключение мира на предложенных условиях неизбежно приведет к падению всех белогвардейских «правительств», державшихся лишь с помощью иностранных штыков.

В действительности переговоры с Советским правительством использовались иностранными империалистами как прикрытие для подготовки новой атаки на Советскую Россию. Предпринятое в конце марта широкое наступление войск Колчака на Восточном фронте возродило у интервентов надежду на уничтожение советских республик силой оружия. Поэтому Вильсон и Ллойд-Джордж дезавуировали Буллита и отказались принять проект соглашения, привезенный им из Москвы.

Наряду с разработкой военных и дипломатических планов борьбы против советских республик участники Парижской конференции вели между собой ожесточенные споры по поводу различных проектов раздела России. «Они, — говорил В. И. Ленин, — стали делить шкуру медведя, которого еще не убили, да и не убьют.

А между тем, из-за этого медведя у них идут уже раздоры»[51]. Реализуя англо-французское соглашение от 23 декабря 1917 г. о «сферах действия» в России, английские войска после капитуляции Турции оккупировали Азербайджан, Грузию и Армению. Летом 1919 г. армянские земли, входившие до мировой войны в состав России и Турции, были, по существу, включены в «сферу действия» Соединенных Штатов. Полковник американской армии Хаскель получил назначение на пост «верховного комиссара» в Армении.

Создание Лиги наций

Глубокие разногласия на Парижской конференции вызвал вопрос о структуре и полномочиях проектируемой Лиги наций. Выдвигая предложение о создании международной организации, якобы призванной обеспечить всеобщий мир, правительства стран-победительниц отдавали дань антивоенным настроениям широких масс. Народы требовали положить конец империалистической политике, ведущей к войнам, и создать надежные гарантии мира. В этой обстановке руководители держав-победительниц стремились изобразить себя поборниками мира и демократии. Особенно изощрялись в подобного рода демагогии американские империалисты. Президенту Вильсону, включившему предложение о «союзе народов» в свои «14 пунктов», буржуазная пресса и пропаганда создали ореол борца за мир, сделав его «идолом мещан и пацифистов»[52]. Отсюда широко распространилось мнение о том, что Лига наций является детищем Вильсона, хотя проекты международной организации разрабатывались не только в Соединенных Штатах, но и во Франции, и в Англии, притом задолго до окончания войны.

Французский проект Лиги наций, подготовленный специальной правительственной комиссией под руководством министра труда Леона Буржуа, имел ярко выраженную антигерманскую направленность. Германия не должна была входить в международную организацию. Предполагалось формирование международных вооруженных сил и международного генерального штаба при Лиге наций. Такой проект не удовлетворял ни Англию, ни Соединенные Штаты. Обе эти державы были против создания международных вооруженных сил, которые неизбежно попали бы под контроль Франции, как сильнейшей сухопутной военной державы капиталистического мира.

Английская правительственная комиссия во главе с лордом Филлимором разработала проект, который предусматривал, в сущности, не международную организацию безопасности, а лишь схему арбитража между некоторыми крупными державами, объединяемыми в «союз», с целью предотвращения внезапного нападения одного из членов «союза» на другого. По расчетам английских правящих кругов этот «союз» должен был облегчить Англии сохранение ее огромной колониальной империи.

Американский проект подготовила комиссия во главе с полковником Хаузом. По форме этот проект был ближе, чем английский, к уставу международной организации. Он предусматривал создание Лиги наций и ее главных постоянных органов. В отличие от английской схемы членство в Лиге не ограничивалось только крупными державами. Устанавливался принцип взаимных гарантий «территориальной целостности и политической независимости» всех членов Лиги. В то же время допускалась возможность пересмотра существующих государственных образований и их границ, если три четверти делегаций Лиги наций признают их не соответствующими изменившимся национальным условиям и «принципам самоопределения наций».

На основе проекта Хауза Вильсон по прибытии в Париж составил новый, так называемый Парижский, проект устава Лиги наций, включив в него пункт о переходе германских колоний и бывших владений Османской империи в распоряжение Лиги наций, с тем чтобы она выдавала мандаты (поручения, полномочия) на управление этими территориями малым странам.

За внешне демократическими положениями своего проекта американские правящие круги скрывали стремление ослабить позиции Англии и Франции. Предлагая допустить в Лигу наций Германию и малые страны, Вильсон рассчитывал, что они попадут в экономическую зависимость от Соединенных Штатов и будут следовать в фарватере их политики. Предусматриваемое уставом Лиги вмешательство в территориальные споры было призвано облегчить Соединенным Штатам подрыв английской и французской колониальных империй. Такую же цель преследовало предложение относительно германских колоний и бывших турецких владений. Передача их в распоряжение Лиги наций с предоставлением мандатов малым странам создала бы наиболее благоприятные условия для Соединенных Штатов как самой мощной в финансовом и экономическом отношении державы.

Устав Лиги наций, принятый Парижской конференцией после упорной борьбы, явился плодом компромисса между английским и американским проектами. Наряду с Ассамблеей, представлявшей всех членов Лиги, создавался Совет, обладавший почти такими же полномочиями. Постоянными членами Совета должны были стать пять главных держав-победительниц: Соединенные Штаты, Англия, Франция, Италия и Япония, а четыре непостоянных члена подлежали избранию Ассамблеей из числа других стран, входивших в Лигу наций. Устав Лиги наций подписали представители 45 государств. Государства германского блока не были допущены в нее.

Вопрос о германских колониях и арабских землях Османской империи был решен в уставе Лиги таким образом, что под видом установления мандатной системы фактически производился раздел этих территорий между державами-победительницами. Германия и Турция отказывались от своих бывших владений в пользу Лиги наций, но непосредственное управление ими поручалось державам-мандатариям. Мандаты предназначались Англии, ее доминионам, Франции, Японии и Бельгии, которые, таким образом, фактически приобретали новые колонии. Устанавливались три категории мандатов: «A», «B» и «C». Мандаты группы «A» распространялись на арабские территории бывшей Османской империи; как указывалось в уставе Лиги наций, народы этих стран достигли такой стадии развития, что могут «в скором времени» стать самостоятельными, а поэтому они передаются под управление мандатариев «временно». Германские колонии в Центральной Африке (Германская Восточная Африка, Того и Камерун) отошли в группу «B»; по поводу них не давалось никаких обещаний о скором предоставлении независимости. В отношении этих двух категорий Соединенным Штатам удалось добиться признания принципа «открытых дверей». Юго-Западная Африка и бывшие владения Германии на Тихом океане вошли в группу «C»; они должны были управляться как составная часть территории державы-мандатария.

Под воздействием антивоенных настроений народных масс конференция включила в устав Лиги наций статью, предусматривавшую экономические санкции и коллективные военные выступления членов Лиги против государства, совершившего агрессию (статья 16). Однако понятия «агрессия» и «агрессор» не были разъяснены, что открывало перед Лигой, т. е. перед господствовавшими в ней империалистическими державами, возможность произвольно толковать эту статью и использовать ее не против агрессоров, а против революционного движения и Советской России. По-настоящему бороться с агрессией Лига не предполагала. Уже в 1921 г. Совет Лиги вынес решение о том, что противодействовать агрессору нужно главным образом посредством экономических санкций.

Основным пороком Лиги наций была ее реакционная направленность. По замыслу основателей эта международная организация должна была содействовать борьбе с революционным движением и укреплению империалистической послевоенной системы. Связь Лиги наций с этой системой подчеркивалась включением устава Лиги в тексты всех мирных договоров, подготовленных Парижской конференцией.

Границы Германии

Острый кризис возник на конференции при обсуждении вопроса о границах Германии. Еще в конце 1918 г. Франция выдвинула требование о перенесении западной границы Германии на Рейн и об оккупации предмостных укреплений на его правом берегу войсками союзников. Эту позицию решительно отстаивала влиятельная империалистическая группировка во главе с маршалом Фошем, которая рассматривала Рейн как естественную стратегическую границу Франции.

После начала работ мирной конференции французская делегация, не решаясь открыто требовать аннексии левого берега Рейна, населенного немцами и исторически составлявшего неотъемлемую часть Германии, предложила создать здесь «независимую» Рейнскую республику. Статут нового государства должны были определить правительства Франции, Бельгии и Люксембурга. Предусматривалась постоянная оккупация территории Рейнской республики иностранными войсками впредь до выполнения Германией всех условий мирного договора. Республика не могла иметь своих вооруженных сил, а ее население подлежало призыву во французскую и бельгийскую армии. Экономические и иные связи «свободного» государства с Германией могли осуществляться лишь в таких формах и масштабах, которые не противоречили бы интересам Франции.

Англия и Соединенные Штаты выступили против этого плана, видя в нем угрозу установления полной французской гегемонии в Европе. По существу речь шла не только о судьбе территории, лежащей к западу от Рейна. Как ни велико было само по себе значение этой области в стратегическом и экономическом отношениях, граница на Рейне означала и нечто большее: Франция получила бы возможность контролировать Рур — важнейший военно-промышленный район всей Западной Европы.

«Публичные переговоры» в Париже. Карикатура из американского журнала «Лайф» 1920 г.

Проблема германских западных границ оказалась в центре борьбы, развернувшейся в связи с подготовкой мирного договора с Германией. В ответ на высказанные французским правительством опасения по поводу возможности реваншистской войны со стороны Германии Ллойд-Джордж и Вильсон предложили Клемансо заключить двусторонние англо-французский и американо-французский договоры, по которым Англия и Соединенные Штаты немедленно придут на помощь Франции в случае любой неспровоцированной агрессии, предпринятой Германией. Эти гарантии, указывали Ллойд-Джордж и Вильсон, делают ненужными отторжение левого берега Рейна от Германии и оккупацию его войсками союзников. Однако Клемансо продолжал стоять на своем. В ответной ноте Ллойд-Джорджу и Вильсону глава французской делегации по-прежнему добивался оккупации левобережья Рейна как основной гарантии против германской агрессии и отказывался заменить «одну гарантию другой».

К концу марта переговоры зашли в тупик. Ллойд-Джордж прислал Клемансо и Вильсону меморандум, озаглавленный «Некоторые замечания для мирной конференции до составления окончательного проекта мирных условий». По названию местности, где был составлен этот меморандум, он вошел в историю как «Документ из Фонтенбло». В нем предусматривалось возвращение Франции Эльзаса и Лотарингии, а также предоставление ей права на эксплуатацию угольных шахт Саара в течение десяти лет. Рейнская зона подлежала демилитаризации. При этом снова предлагалось, чтобы Франция в обмен на англо-американские гарантии ее безопасности отказалась от своего требования границы по Рейну.

Американская делегация в основном приняла точку зрения англичан, но французы не шли на уступки. Клемансо грозил уходом с конференции. В ответ на это Вильсон отдал приказ пароходу «Джордж Вашингтон» немедленно прибыть из Нью-Йорка в Брест, чтобы отвезти американскую делегацию в Соединенные Штаты. Конференция стояла перед угрозой провала.

Оказавшись перед объединенным англо-американским фронтом, Франция была вынуждена пойти на компромисс. Она получала Эльзас и Лотарингию. Саар переходил на 15 лет под управление Лиги наций, а Франции передавались в собственность саарские угольные шахты. Левый берег Рейна подлежал оккупации союзными войсками на 15 лет. Кроме того, вдоль правого берега Рейна создавалась демилитаризованная зона шириной в 50—60 км. К Бельгии отходили округа Эйпен, Мальмеди и Морене. Соединенные Штаты и Англия обязывались прийти Франции на помощь в случае нападения Германии (впоследствии это обязательство отпало, так как Соединенные Штаты не ратифицировали мирный договор с Германией, что привело и к аннулированию гарантийных договоров Франции с Соединенными Штатами и Англией).

Большие разногласия между Францией, с одной стороны, и Англией и Соединенными Штатами — с другой, вызвал также вопрос о восточных границах Германии.

Германия по версальскому мирному договору

Подъем национально-освободительного движения польского народа заставил союзные державы признать независимость Польши. Однако не все польские земли воссоединились в новом государстве. Польское правительство требовало возвращения исконных польских земель: Познани, Поморья, нижней части долины Вислы с древним польским городом Гданьск (Данциг), северной части Мазурского поозерья, Любушской земли и Силезии. Конференция отвергла эти требования. Наиболее решительно возражала Англия, тогда как Франция, стремясь как можно больше ослабить Германию и рассчитывая подчинить Польское государство своему влиянию, поддерживала некоторые из территориальных требований Польши.

Соединенные Штаты, Англия и Франция рассматривали польский вопрос лишь как предмет сделок и были заинтересованы в сохранении постоянной напряженности на польско-германской границе, что позволяло бы им оказывать давление как на Германию, так и на Польшу. Руководители Парижской конференции установили польско-германскую границу таким образом, что многие из исконных польских земель (Поморье, северные районы Мазурского поозерья, значительная часть Силезии и Любушская земля) остались за Германией. Выход к морю Польша получила в виде узкой полосы. Гданьск не вошел в пределы Польши, а получил статут «вольного города» под управлением Лиги наций.

При обсуждении вопроса о германо-чехословацкой границе государственный секретарь Соединенных Штатов Лансинг предложил передать Германии значительную территорию, где проживали так называемые судетские немцы, но в конце концов здесь оставили границу, разделявшую до войны Германию и Австро-Венгрию. Исключение было сделано лишь в отношении Глучинского (Гульчинского) района в Верхней Силезии, который передали Чехословакии.

Входивший до первой мировой войны в состав Германии древний литовский порт Клайпеда (Мемель) с прилегающей территорией передавался под управление Лиги наций (только в 1923 г. Литве удалось добиться возвращения Клайпедской области).

В общей сложности от Германии отходила одна восьмая часть ее прежней территории. В то же время в составе Германии оставалось около 100 тыс. кв. км исконных польских земель.

Раздел германских колоний

Долгие и ожесточенные споры велись на Парижской конференции по вопросу о разделе германских колоний. В конце концов, когда было достигнуто компромиссное решение о мандатах и тем самым определилось, что державы-мандатарии получают на подмандатных территориях, в сущности, такие же права, как и в обычных колониях, участники конференции пришли к соглашению.

Мандаты на основную часть Германской Восточной Африки, за исключением Руанды и Урунди, отошедших к Бельгии, и Кионги, переданной Португалии, получила Англия. Того и Камерун были поделены между Англией и Францией. Германская Юго-Западная Африка перешла к Южно-Африканскому Союзу. Германскую часть Новой Гвинеи отдали Австралии, а острова Самоа — Новой Зеландии. За Японией оставили захваченные ею германские владения в центральной части Тихого океана: Маршалловы, Марианские и Каролинские острова.

Шаньдун. (Японский империализм получает свою долю «пирога мира».) Карикатура А. Янга. 1919 гг.

Несколько особняком стоял вопрос о китайской провинции Шаньдун, которой Германия распоряжалась до мировой войны как своей колонией. Китай настаивал на возвращении ему этой провинции. Япония же требовала, чтобы мирный договор зафиксировал передачу ей всех германских «прав» в Шаньдуне. При этом она ссылалась на признание ее претензий Англией и Францией, зафиксированное в тайных договорах 1917 г., а также на свое «21 требование» и на соглашения, навязанные ею Китаю в соответствии с этими «требованиями».

Удовлетворение претензий Японии означало бы прежде всего вопиющее нарушение суверенитета Китая, захват китайской территории с населением около 36 млн. человек. Оно затрагивало также интересы империалистов Соединенных Штатов, Англии и Франции, соперничавших с Японией в Китае.

Вначале наиболее решительно выступили против японских притязаний на Шаньдун Соединенные Штаты, рассчитывавшие под лозунгом «открытых дверей» прибрать к своим рукам весь Китай. Более сдержанную позицию в этом вопросе занимали Англия и Франция, которым хотелось заручиться поддержкой Японии в борьбе против американской конкуренции в Китае.

Спор вокруг требований, выдвинутых Японией, продолжался в течение нескольких месяцев. С целью давления на своих партнеров и привлечения симпатий народов Азии японская делегация потребовала включить в устав Лиги наций специальное положение, декларирующее равенство рас. Затем, в апреле 1919 г., когда в Париж для ознакомления с условиями договора была вызвана германская делегация, японские представители решительно заявили, что, если вопрос о Шаньдуне не будет решен в пользу Японии, они покинут Париж, не подписав мирного договора.

Свою угрозу Япония выдвинула в самый критический момент конференции. Разногласия в германском вопросе достигли в это время крайней степени напряжения. Поэтому Вильсон счел целесообразным пойти на сделку с Японией. Он согласился отдать Японии Шаньдун, с тем чтобы она отказалась от требования равенства рас. Эта сделка показала истинную цену заявлений американских государственных деятелей о том, что политика Соединенных Штатов на Парижской мирной конференции якобы соответствует интересам китайского народа.

Репарации

Острые противоречия между участниками конференции обнаружились и при рассмотрении вопроса о репарациях.

Наибольшую заинтересованность в получении репараций от Германии проявляло французское правительство.

В начале работ конференции французский представитель Лушер настаивал на взыскании с Германии 480—600 млрд. золотых марок. Американские представители в соответствии со своей общей линией возражали против столь значительного ослабления Германии. Один из компаньонов банкирского дома Моргана, Томас У. Ламонт, выступавший на конференции в качестве эксперта, назвал сумму репараций в 200 млрд. золотых марок.

Позиция Англии в отношении репараций, как и во многих других вопросах мирного урегулирования, была противоречивой. С одной стороны, Англия хотела восстановить свою подорванную во время войны мировую финансовую гегемонию, что требовало поступления крупных сумм в качестве репараций. С другой стороны, перед лицом своего французского соперника в борьбе за господство в Европе она опасалась чрезмерного ослабления Германии. Немалую роль играли опасения английских промышленников, предвидевших значительное увеличение германского экспорта в связи с необходимостью получения средств на покрытие больших репарационных обязательств. Английские представители на Парижской конференции часто выступали с диаметрально противоположными проектами. Так, позиция лорда Канлиффа, председателя одной из подкомиссий в репарационной комиссии конференции, сближалась с французской точкой зрения. Напротив, Кейнс, финансовый эксперт английской делегации, утверждал, что от Германии нельзя требовать больше 50 млрд. золотых марок. Колебания по этому вопросу проявлял и Ллойд-Джордж. Во время избирательной кампании 1918 г. он заявлял, что Германия «заплатит за все». Вскоре после открытия мирной конференции он начал энергично добиваться уменьшения суммы репараций, а незадолго до подписания мирного договора снова изменил свою точку зрения в сторону сближения с позицией французской делегации.

Державы-победительницы так и не пришли к окончательному решению вопроса о размерах репараций. Поэтому они отказались фиксировать в мирном договоре сумму репарационных обязательств Германии и приняли общую формулировку, которая обязывала германское правительство возместить ущерб, причиненный гражданам союзных держав и оплатить расходы на пенсии солдатам стран Антанты и членам их семей. Определенно был установлен только первый взнос в счет репараций, подлежавший уплате до 1 мая 1921 г., — 20 млрд. марок. Решение вопроса о распределении германских репараций между державами-победительницами, как и установление суммы репарационных обязательств, передавалось репарационной комиссии в составе представителей Соединенных Штатов, Англии, Франции, Италии и Бельгии. В отдельных случаях к участию в работе репарационной комиссии вместо Бельгии предполагалось привлекать представителей Японии или образовавшегося тогда Сербо-хорвато-словенского государства (Югославии).

Под термином «реституции» (возвращение захваченного имущества) в мирный договор включались обязательства Германии выдать победителям большое количество скота, а также значительную часть торговых судов и подвижного состава железных дорог.

Экономические статьи договора устанавливали принцип наибольшего благоприятствования для граждан стран-победительниц в торговле и судоходстве.

Военные статьи мирного договора с Германией

При обсуждении военных статей мирного договора с Германией французская делегация настаивала на ограничении германского военного производства. Англия выступала против этого. Позиция американской делегации сближалась с позицией Англии. Вильсон решительно возражал против французского предложения о непосредственном контроле союзников над заводами Круппа и другими германскими военными предприятиями — вообще против создания системы постоянного и всеобъемлющего контроля за выполнением Германией военных статей мирного договора. Предложение Франции о резком сокращении германской армии также вызвало противодействие Соединенных Штатов. Мотивы, которыми руководствовалась американская делегация, были достаточно откровенно высказаны Вильсоном: на заседании Совета десяти 12 февраля 1919 г. он заявил, что Германии следует оставить армию, необходимую для «поддержания внутреннего порядка и подавления большевизма». В порядке компромисса Франция, Англия и Соединенные Штаты договорились о сохранении германской армии численностью в 100 тыс. солдат и офицеров. Ожесточенные дискуссии вызвал вопрос о судьбе военно-морского флота побежденных стран. Французская делегация предлагала разделить германские и австро-венгерские боевые суда между победителями. Английская и американская делегации, желая воспрепятствовать усилению Франции на море, выступали за потопление флотов побежденных стран. События, происшедшие за пределами конференции, сняли этот вопрос с обсуждения. 21 июня 1919 г. при попустительстве английского морского командования подавляющая часть германских военных кораблей, приведенных после поражения Германии на английскую военно-морскую базу в Скапа-Флоу, была потоплена их командами. Небольшое количество уцелевших судов было отдано Франции. Участники конференции согласились предоставить Германии право содержать военно-морской флот в составе 6 броненосцев, 6 легких крейсеров, 12 контрминоносцев и 12 миноносцев. Ей запрещалось иметь на вооружении танки, бронемашины, военную авиацию, подводные лодки и химические отравляющие вещества, предписывалось срыть все сооружения береговой обороны за пределами зоны, непосредственно примыкающей к ее побережью, а также укрепления вдоль западной границы.

Стремясь создать препятствия для германской агрессии в западном направлении и обеспечить возможность военного давления на Германию с запада и со стороны моря, державы-победительницы в то же время хотели, чтобы она могла активно участвовать в интервенции против Советской России. Поэтому на германской восточной границе сохранялись оборонительные сооружения. Германия должна была вывести свои вооруженные силы из всех оккупированных ею стран, однако германские войска в Прибалтике оставлялись там до тех пор, пока правительства «главных союзных и присоединившихся держав» не сочтут, что «внутреннее положение в этом районе делает их эвакуацию уместной».

Подписание Версальского договора

Когда проект мирного договора с Германией был окончательно согласован между державами-победительницами, в Париж для его подписания прибыла германская делегация.

Она попыталась добиться улучшения для Германии условий мира и 29 мая передала конференции возражения, занявшие более четырехсот страниц печатного текста. Германия протестовала против намеченного союзниками решения территориальных вопросов, требовала предоставления ей мандатов на ее бывшие колонии, принятия ее в Лигу наций, установления общей суммы репарационных обязательств в 100 млрд. золотых марок с выплатой в течение 60 лет, всеобщего разоружения и т. д.

Расчет германской дипломатии на новое обострение борьбы в лагере победителей оправдался лишь в незначительной степени. Правда, Ллойд-Джордж настаивал на серьезных уступках Германии по территориальным и репарационным вопросам, но в конечном итоге дело ограничилось соглашением о проведении плебисцитов в Верхней Силезии, Восточной Пруссии и Сааре. В остальном проект договора остался почти без изменений.

Для подписания мирного договора державы-победительницы предоставили Германии срок в пять дней, по истечении которого, как они заявили, будут приняты все необходимые меры для насильственного проведения его условий в жизнь. После ожесточенной внутриполитической борьбы германские правящие круги решили принять этот ультиматум.

28 июня 1919 г. в Версальском дворце германские представители поставили свои подписи под мирным договором.

Борьба за раздел территорий Австро-Венгерской и Османской империй

Парижская мирная конференция выработала также тексты мирных договоров, которые должны были подписать Австрия, Венгрия, Болгария и Турция. При обсуждении условий и этих договоров обнаружились резкие противоречия по вопросу о разделе территорий Австро-Венгерской и Османской империй. Наиболее сильными позициями в Дунайском бассейне и на Балканах располагала тогда Франция, вооруженные силы которой находились в Болгарии, Сербо-хорвато-словенском королевстве и в некоторых других государствах Центральной и Юго-Восточной Европы. Поддерживая территориальные претензии Румынии, Польши, Сербо-хорвато-словенского королевства и Чехословакии, Франция рассчитывала опереться на эти страны при проведении своей политики в Европе.

Но французская политика столкнулась с замыслами английского и американского империализма. Не желая допустить усиления позиций Франции, Англия и Соединенные Штаты выступили против ее предложений о передаче Польше, Румынии, Чехословакии, Сербо-хорвато-словенскому государству ряда территорий, принадлежавших ранее Австро-Венгрии. Кроме того, Англия добивалась крупных территориальных приращений за счет Болгарии и Турции для Греции, находившейся под ее влиянием.

В свою очередь Италия требовала аннексии некоторых территорий, в том числе со славянским населением. По секретным договорам 1915 и 1917 гг. ей были обещаны Трентино (Южный Тироль), Истрия с портами Триест и Пула, Далмация, Додеканесские острова, протекторат над Центральной Албанией, существенная доля «турецкого наследства», включая Измир (Смирну), а также увеличение колониальных владений в Африке.

После окончания войны, продемонстрировавшей слабость Италии в военном и экономическом отношениях, не только Соединенные Штаты, не признававшие заключенных без их участия тайных договоров, но также Франция и Англия не соглашались на передачу Италии всех этих территорий. Итальянское правительство продолжало настаивать на выполнении союзниками своих обещаний. Более того, оно требовало передачи Италии порта Фиуме (Риека), чего эти договоры и не предусматривали. В конце апреля 1919 г. споры по этим вопросам достигли особенной остроты. Получив от Ллойд-Джорджа и Вильсона решительный отказ, итальянская делегация во главе с премьер-министром Орландо демонстративно покинула мирную конференцию и выехала в Рим. Однако эффектный жест итальянской делегации не был основан на реальной силе. 2 мая Совет четырех вынес решение о том, чтобы Италия не упоминалась в тексте договора с Германией, и лишил ее представительства в соответствующих комиссиях. Тогда итальянская делегация уже без всякого шума совершила обратную поездку из Рима в Париж, где и оставалась до окончания мирной конференции.

Сен-Жерменский, Нейиский и Трианонский договоры

10 сентября 1919 г. в Сен-Жерменском дворце, близ Парижа, подписан мирный договор с Австрией. Он оформил распад Австро-Венгерской империи, происшедший в результате ее поражения в войне и подъема национально-освободительного движения населявших ее народов. Австрия признала независимость и границы Венгрии, Польши, Чехословакии, Сербо-хорвато-словенского королевства и отказалась от всяких прав на территории, отошедшие от нее к этим государствам, а также к Румынии. Часть южнославянских земель, прежде принадлежавших Австрии, отошла к Италии, которая присоединила к себе также Южный Тироль. У Австрии был отнят военный и торговый флот на Адриатике и Дунае. Ее обязали уплачивать репарации; определение их размеров и сроков выплаты поручалось репарационной комиссии, что давало странам-победительницам дополнительную возможность оказывать давление на Австрию. Военные статьи договора ограничивали численность австрийской армии 30 тысячами человек.

27 ноября 1919 г. в парижском предместье Нейи был подписан мирный договор с Болгарией. Победители значительно урезали территорию Болгарии — более чем на 11 тыс. кв. км. Были подтверждены условия Бухарестского договора 1913 г. о присоединении Южной Добруджи к Румынии. Часть Македонии, входившая ранее в состав Болгарии, перешла к Сербо-хорвато-словенскому государству. От Болгарии отторгли в пользу Греции Западную Фракию, и она, таким образом, потеряла выход к Эгейскому морю. Большое количество болгар оказалось за пределами своего государства.

На Болгарию возложили тяжелые репарационные обязательства. Не считая больших поставок натурой и сумм, выделявшихся на содержание различных союзнических комиссий, она должна была уплатить в течение 37 лет 2,25 млрд. золотых франков (что составляло не менее четверти довоенного национального богатства страны), а также передать в течение шести месяцев Сербо-хорвато-словенскому государству, Румынии и Греции свыше 70 тыс. голов скота и поставлять Сербо-хорвато-словенскому государству в течение пяти лет по 50 тыс. т угля ежегодно. Болгарии запрещалось содержать вооруженные силы, превышающие 20 тыс. человек.

Договор с Венгрией, подписанный 4 июня 1920 г. в Большом Трианонском дворце, воспроизводил основные условия Сен-Жерменского договора. Венгрия, как и Австрия, признавала установленные победителями границы новых государств. Кроме того, Венгрия отказалась в пользу Австрии от провинции Бургенланд. Венгрия обязалась уплачивать репарации, сроки и общая сумма которых не были зафиксированы в мирном договоре.

Севрский договор

Последний из мирных договоров Версальской системы был заключен державами-победительницами с султанским правительством Турции.

Европа по мирным договорам 1919—1921 гг.

Подписание его состоялось в Севре 10 августа 1920 г. К этому времени положение на Ближнем Востоке было далеко не таким, как непосредственно по окончании мировой войны. Победы Советской России в борьбе с контрреволюцией и иностранной интервенцией, успехи национально-освободительного движения в Турции и арабских странах, раздоры между империалистическими державами сделали нереальными первоначальные планы раздела территорий Османской империи между державами-победительницами. Тем не менее империалисты Антанты решили закрепить в мирном договоре те условия, которые они выработали в результате долгих обсуждений.

Севрский договор предусматривал отделение от Турции Сирии, Ливана, Палестины и Ирака, превращаемых под видом мандатных территорий в колонии Англии и Франции (Ирак и Палестина достались Англии, а Сирия и Ливан — Франции). Разделу подвергалась и собственно турецкая часть Османской империи. В различных юридических формах (прямая аннексия, передача под управление, «автономия» и т. п.) от Турции отторгались: в пользу Греции — Измир с обширным прилегающим районом и почти вся турецкая территория в Европе, за исключением одного лишь Стамбула с окрестностями; в пользу Франции — Киликия и соседние округа в южной Анатолии; в пользу дашнакской Армении — часть восточных провинций Анатолии; в пользу «автономного» Курдистана — часть юго-восточной Анатолии. Кроме того, в Анатолии создавались «сферы влияния» Франции и Италии. Стамбул оставлялся туркам лишь условно — его окончательная судьба зависела от строгого выполнения Турцией всех постановлений мирного договора. Закреплялся режим капитуляций, устанавливался контроль держав-победительниц над финансами Турции.

Босфор и Дарданеллы должны были быть открыты как в мирное, так и в военное время для торговых и военных судов всех стран. Контроль над выполнением этого условия договора передавался специальной Комиссии проливов, имеющей свои вооруженные силы, свой флаг и свой бюджет, в составе представителей Англии, Франции, Соединенных Штатов, Италии и Японии, располагающих двумя голосами каждая, и представителей Греции и Румынии, которым предоставлялось по одному голосу. Россия, Турция и Болгария, т. е. большинство черноморских стран, могли получить представительство в этой комиссии лишь после принятия их в Лигу наций. Фактически зона проливов переходила в полное подчинение к союзникам, и прежде всего к Англии.

Севрский договор означал смертный приговор Турции. Но империалистические державы не могли привести его в исполнение. Даже формально этот документ не имел законной силы. Поставившее под ним свою подпись султанское правительство уже не располагало реальной властью в стране: Стамбул, Восточная Фракия, Измир и ряд других районов были оккупированы войсками империалистов, а неоккупированная часть Анатолии подчинялась Великому национальному собранию, под руководством которого турецкий народ вел антиимпериалистическую борьбу.

Версальская система и ее противоречия

Система международных отношений, созданная после войны 1914—1918 гг. и получившая название Версальской, представляла собой результат сделок и компромиссов между империалистическими державами. Она была призвана обеспечить господствующее положение нескольких крупнейших государств-победителей. Однако расчеты империалистов не оправдались.

Версальская система оказалась неспособной выполнить свою непосредственную задачу — держать в узде побежденные страны. Поражение Германии в войне усилило несоответствие между высоким уровнем экономического развития страны и слабостью ее позиций на мировых торговых рынках, в сферах приложения капиталов. Одно из главных противоречий империализма, приведших к мировой войне в 1914 г., не было разрешено — борьба Германии за рынки сбыта, источники сырья и сферы приложения капитала должна была усилиться после войны еще больше. Ни попытка подорвать германскую экономику путем репараций, ни лишение Германии массовой армии не предотвратили подготовку реваншистской войны. Германские правящие круги начали думать о реванше сразу же после подписания перемирия.

Державы-победительницы были вынуждены признать новые независимые государства, возникшие в Центральной и Юго-Восточной Европе, но границы, установленные по мирным договорам, не были справедливыми. Они во многих случаях противоречили национальным интересам населения не только побежденных государств, но и малых стран, принадлежавших к лагерю победителей. Территории новых государств служили разменной монетой в дипломатической игре великих держав. В итоге Версальский договор и связанные с ним другие мирные договоры не разрешили национального вопроса в Европе, а еще больше осложнили и запутали его. Под видом мандатов Лиги наций империалистические государства антигерманской коалиции присоединили к своим колониальным владениям бывшие германские колонии и арабские территории, входившие ранее в состав Османской им-перии; они стремились превратить в колонию и собственно Турцию. Но это не могло остановить развитие кризиса колониальной системы империализма. В. И. Ленин говорил: «Получилось такое положение, при котором 7/10 мирового населения находится в порабощенном положении. Эти рабы разбросаны по всему миру и отданы на растерзание кучке стран: Англии, Франции и Японии. И вот почему весь этот международный строй, порядок, который держится Версальским миром, держится на вулкане, так как те 7/10 населения всей земли, которые порабощены, только и ждут не дождутся, чтобы нашелся кто-нибудь, кто поднял бы борьбу, чтобы начали колебаться все эти государства»[53]. Китай не подписал Версальского договора. Победа Турции над империалистическими интервентами привела к крушению Севрского «мира». Усиливавшаяся освободительная борьба угнетенных народов разрушала Версальскую систему и на других участках земного шара.

Непрочность, недолговечность Версальской системы были обусловлены также и тем, что она была направлена против Советской России, интересы и международное влияние которой нельзя было игнорировать. Творцы этой системы стремились создать в Центральной и Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в других районах антисоветские плацдармы, организовать враждебный Советскому государству блок.

Немаловажным фактором, подрывавшим Версальскую систему, являлись противоречия между главными державами-победительницами. Ожесточенная борьба за передел мира продолжалась и после подписания мирных договоров. На Ближнем Востоке Англия тайно поддерживала Сирию против Франции, а Франция — Турцию против Англии. В Европе, где Франции удалось укрепить свое экономическое, политическое и военное положение благодаря ослаблению Германии и ее союзников, а также заключению военно-политических блоков со странами Центральной и Юго-Восточной Европы, Версальскую систему активно подрывала Англия. Английские правящие круги оказывали большую экономическую и политическую поддержку германскому империализму, рассчитывая использовать его в борьбе против советских республик и революционного движения в капиталистических странах, а также для ослабления позиций Франции. Вместе с Италией, считавшей себя обделенной по мирным договорам, Англия старалась ослабить французские позиции также на Балканах.

Версальская система не удовлетворяла и американских монополистов. Условия мирных договоров способствовали усилению позиций Франции и Англии в Западной Европе, на Ближнем Востоке. Эти державы господствовали в Африке, в значительной части Азии и сохранили свои владения в Западном полушарии. Решения, принятые Парижской конференцией по германскому вопросу, углубили недовольство Соединенных Штатов, добивавшихся сохранения мощной империалистической Германии как потенциальной ударной силы в борьбе против советских республик и как противовеса влиянию Англии и Франции в Европе. Вильсону не удалось добиться включения принципа «свободы морей» в мирные договоры. Неодобрительное отношение американских влиятельных кругов вызвала передача Шаньдуна главному сопернику Соединенных Штатов на Дальнем Востоке — Японии. Даже Лига наций, обязанная своим возникновением прежде всего инициативе Соединенных Штатов, отрицательно расценивалась большинством руководителей Республиканской партии, господствовавшей тогда в американском сенате. По их мнению, Лига наций, поскольку в ней главенствующее положение заняли Англия и Франция, могла только затруднить Соединенным Штатам проведение экспансионистской политики. Ввиду всего этого Соединенные Штаты не ратифицировали Версальский мирный договор, а в дальнейшем сделали немало для подрыва его основных положений. Американские монополии расширили свои картельные связи с германскими концернами. Германия получила крупные американские займы, способствовавшие восстановлению ее военно-промышленного потенциала. Правящие круги Соединенных Штатов оказывали значительную поддержку требованиям германских реваншистов о пересмотре территориальных, политических и военных статей Версальского договора.

Версальская система не обеспечила мира народам. Напротив, ее создание способствовало значительному обострению всех противоречий империализма. Империалистический мир, порожденный империалистической войной, содержал в себе семена новых войн.

ГЛАВА V НОЯБРЬСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ 1918 ГОДА В ГЕРМАНИИ. РЕВОЛЮЦИОННЫЕ БОИ ГЕРМАНСКОГО ПРОЛЕТАРИАТА В 1919—1921 ГГ.

Революционный подъем, начавшийся во всем мире после Великой Октябрьской социалистической революции, ярко проявился в крупнейшей капиталистической стране европейского континента — Германии. Обострившаяся в годы войны революционная ситуация переросла здесь в ноябре 1918 г. в революцию, решающим фактором которой явилась борьба рабочего класса. Эта революция и классовые бои германского пролетариата в 1919—1921 гг. имели огромное значение для исторического развития не только Германии, но и других капиталистических стран.

1. Ноябрьская революция 1918 г.

Германия к концу мировой войны

Кайзеровская Германия была развитым империалистическим государством с концентрированной промышленностью и многочисленным индустриальным пролетариатом, но также с сохранившимися феодальными пережитками в виде юнкерского помещичьего хозяйства и полуабсолютистской монархии. Помещики-юнкеры занимали командные позиции в государственном и военном аппарате, деля власть с верхушкой монополистической буржуазии. Тесное сотрудничество юнкеров и монополистов придавало внутренней и внешней политике германского империализма особенно реакционный и агрессивный характер.

Германский народ дорого уплатил за развязанную империалистами войну. Два миллиона немцев погибли на фронтах, а вместе с пленными и ранеными потери составили семь с половиной миллионов человек. Война принесла разруху в промышленности, сокращение посевных площадей, катастрофическое падение урожайности. Из-за блокады почти полностью прекратился ввоз продовольствия и удобрений. Страна голодала, свирепствовали эпидемии.

Война углубила и обострила социальные противоречия. Реальная заработная плата рабочих резко снизилась. Солдатские семьи получали нищенское пособие. В то же время крупные помещики, заводчики, фабриканты, спекулянты наживали колоссальные барыши. В народных массах усиливалось движение протеста против существующего строя и против империалистической войны, поставившей страну на грань катастрофы.

Огромное влияние на германский народ оказала Великая Октябрьская социалистическая революция в России. Провозглашенные Советским правительством ленинские принципы демократического мира вдохновили трудящихся Германии на борьбу за немедленный мир. Окрепли политические позиции спартаковцев, выступавших пламенными и самоотверженными пропагандистами идей Октябрьской революции. На Восточном фронте участились случаи братания русских и немецких солдат. Командование перебрасывало многие воинские части, ставшие «ненадежными», с Восточного фронта на Западный, но это привело лишь к тому, что и на Западном фронте среди немецких солдат росло движение за окончание войны. В войсках началось разложение. Солдаты не хотели больше воевать. Прибывавших на передовые позиции резервистов фронтовики встречали криками: «Штрейкбрехеры! Долой тех, кто затягивает войну!»

Германские империалисты рассчитывали, что, навязав Советской России грабительский Брестский мир, они задушат социалистическую страну и предотвратят революцию в Германии. В действительности же оккупация Украины, Белоруссии и Прибалтики германскими войсками еще больше ослабила империалистическую Германию, втянув ее в тяжелую и изнурительную войну с народами оккупированных территорий, поднявшимися на борьбу за свое освобождение.

После январской всеобщей политической забастовки правительство стало вводить войска на важнейшие военные заводы. Однако милитаризация произвела слабое воздействие на рабочих, и военным властям так и не удалось полностью овладеть положением. В июле 1918 г. полицей-президент Берлина доносил верховному командованию, что народные массы не верят военным сводкам, а правительство потеряло всякое доверие у народа. «Народнуюдушу, — писал он, — волнует теперь только один вопрос: когда наступит мир».

Летом 1918 г. по всей стране прокатилась волна политических забастовок и демонстраций с требованием мира, демократии и улучшения жизненных условий. Бастовали горняки Верхней Силезии, саксонских каменноугольных шахт, металлисты Рура, текстильщики и металлисты Баварии. Всего в 1918 г. в забастовках участвовало около 2,5 млн. рабочих. История Германии не знала такого размаха забастовочной борьбы.

Во время стотысячной забастовки горняков Рура в августе 1918 г. рабочие говорили: «Полное обнищание масс — вот причина стачки. Ни рубашки на теле, ни одеяла, чтобы укрыться. Крохи хлеба и вода — таково сегодня положение горняков». К осени 1918 г. ясно обозначилось катастрофическое положение Германии на Западном фронте. Правящие круги стали изыскивать пути для скорейшего заключения мира. Этой цели и должно было служить образованное в начале октября новое правительство, которое, считаясь либеральным, могло бы, как они надеялись, предотвратить революцию и заключить мир с Антантой. Возглавленное принцем Максом Баденским оно имело в своем составе и представителей Социал-демократической партии. Господствующие классы уже не могли править страной без открытой поддержки со стороны руководителей социал-демократии. В свою очередь лидеры Социал-демократической партии охотно пошли на коалицию с буржуазными партиями, заявив, что это нужно в интересах «национального единения». Ведущий деятель правой социал-демократии Носке впоследствии писал: «Старая Социал-демократическая партия не хотела революции; когда военный разгром стал неминуем, она послала своих руководителей в правительство принца Макса Баденского, чтобы попытаться спасти положение».

Вошедшие в правительство социал-демократы Шейдеман и Бауэр старались ослабить революционный натиск масс, спасти монархический режим. С большим пропагандистским шумом были проведены некоторые реформы: установлена ответственность канцлера перед рейхстагом, ограничены права кайзера при назначении высшего командного состава армии, расширено избирательное право в Пруссии. Но обмануть народ не удалось. По всей Германии происходили забастовки, многотысячные демонстрации. Настойчиво выдвигалось требование свержения монархии, ввергшей Германию в интересах монополий и юнкеров в страшную войну.

В стране сложилась непосредственно революционная ситуация: народные массы больше не могли жить по-старому, а господствующие классы не могли управлять по-старому. В. И. Ленин писал в октябре 1918 г.: «Германская буржуазия и германское правительство, разбитые на войне и угрожаемые могучим революционным движением изнутри, мечутся в поисках спасения»[54].

Однако в Германии в то время не было революционной пролетарской партии. Социал-демократическая партия вела оппортунистическую политику поддержки империалистической буржуазии. Независимая социал-демократическая партия объединяла передовых рабочих, но возглавлялась центристскими лидерами, которые вели ее по пути соглашательства и оппортунизма. Лишь группа «Спартак» сумела правильно определить задачи грядущей революции. Состоявшаяся 7 октября Всегерманская конференция спартаковцев и бременских левых радикалов сформулировала политическую программу революционного авангарда германского пролетариата. Призвав рабочих к борьбе, конференция указала, что они не могут ждать удовлетворения своих требований от парламентских деятелей, а должны добиться этого силой. Выдвинутые конференцией демократические требования предусматривали освобождение политических заключенных, отмену осадного положения, аннулирование военных займов, национализацию банков, шахт, домен и крупной земельной собственности, сокращение рабочего дня, упразднение отдельных немецких государств и династий и т. д. В опубликованном воззвании подчеркивалось, что достижение этих целей явится лишь началом борьбы. Воззвание заканчивалось лозунгами: «Да здравствует социальная революция! Да здравствует мир! Долой правительство! Смерть капитализму!»

Организационно группа «Спартак» была тогда очень слаба; она еще входила в Независимую социал-демократическую партию. Лучшие вожди спартаковцев находились в тюрьме или в эмиграции; только 23 октября Карл Либкнехт вышел из заключения.

Начало революции. Свержение монархии

В конце октября германское военно-морское командование приказало флоту выйти в море для решающей схватки с англичанами. Этот приказ, отданный после того, как война была проиграна и уже начались переговоры о мире, означал явную авантюру, грозившую погубить 80 тыс. моряков. Экипажи судов потребовали возвратить корабли в порты стоянки. Посланная ими делегация заявила командованию, что флот готов защищаться в случае неприятельского нападения, но отказывается идти навстречу бессмысленной гибели. Командование отменило свой приказ, но, когда эскадры возвратились в Киль и Вильгельмсхафен, оно приступило к репрессиям против моряков. В ответ на это избранный матросами в Киле «Комитет доверенных лиц» назначил на 3 ноября демонстрацию протеста. Руководители кильского комитета социал-демократов пытались сорвать выступление; они говорили морякам: «Неужели подавление восстания в 1917 г. нас ничему не научило!» Тем не менее демонстрация состоялась. В ней участвовали также солдаты кильского гарнизона, хотя командование всемерно старалось удержать их в казармах. Во время демонстрации отряд флотских офицеров открыл по ней огонь, 8 человек было убито, 29 тяжело ранено.

Кровавая расправа над демонстрантами вызвала глубокое возмущение среди моряков, солдат и рабочих Киля. В городе началось восстание. 4 ноября пехотные части, посланные против матросов и рабочих, перешли на сторону восставших. В тот же день в Киле образовались Солдатский Совет и Рабочий Совет, действовавшие совместно. Советы возникли и на кораблях. 5 ноября на всех судах были подняты красные флаги. В городе вспыхнула всеобщая забастовка. Вся власть в Киле перешла в руки Советов, опиравшихся на поддержку вооруженных матросов и солдат. Для подавления революционного движения правительство спешно отправило в Киль статс-секретаря Гаусмана и депутата рейхстага, правого социал-демократа Носке. Доверчивые, политически неопытные матросы избрали Носке председателем Кильского солдатского Совета, а через несколько дней он был по решению Совета назначен и губернатором Киля. Носке сделал все для того, чтобы задержать дальнейшее развитие революции.

Воззвание группы «Спартак» 8 ноября 1918 г. Листовка.

5 ноября правительство опубликовало обращение, подписанное также социал-демократическими министрами, с призывом к «порядку и спокойствию». Правительство утверждало, будто проведенные им реформы превращают Германию в «народное государство». Одновременно, пытаясь не допустить распространения революции на всю страну, правительство препятствовало проникновению в печать сообщений о том, что происходит в Киле. Однако остановить ход событий было уже невозможно. Революционное восстание матросов и рабочих в Киле явилось началом германской революции.

Повсюду появлялись рабочие и солдатские Советы. В некоторых случаях они создавались спартаковцами, но большей частью возникали стихийно. На этой стадии Советы были органами революции, возглавлявшими борьбу за свержение монархической власти, за осуществление демократических свобод. 5 ноября революция охватила Любек, Брунсбюттель, Куксхафен. Вспыхнула всеобщая забастовка в Гамбурге, в которой участвовало 70 тыс. человек. Рабочие Гамбурга выработали революционную программу и избрали Рабочий и Солдатский Совет. К 8 ноября Советы образовались также в Бремене, Ростоке, Брауншвейге, Шверине, Дрездене, Лейпциге и во многих других городах.

Митинг в Берлине 9 ноября 1918 г. Фотография.

Революционное движение привело 7 ноября к свержению короля Баварии и 8 ноября — герцога Брауншвейгского. Вслед за ними были свергнуты короли Саксонии, Вюртемберга и другие коронованные правители.

Правительство, руководители профессиональных союзов и обеих социал-демократических партий всемерно старались изолировать Берлин от начавшейся революции, но и здесь трудящиеся массы поднялись на борьбу против монархии и войны. 8 ноября спартаковцы и образовавшийся в начале ноября Исполнительный комитет Берлинского рабочего Совета (в него входили революционные старосты, избранные рабочими на предприятиях в период январской забастовки) призвали трудящихся столицы к всеобщей забастовке под лозунгом свержения монархии и установления социалистической республики.

Утром 9 ноября сотни тысяч рабочих и солдат двинулись к центру Берлина. Только тогда Социал-демократическая партия отозвала Шейдемана и Бауэра из состава правительства и вступила в переговоры с Максом Баденским о назначении лидера социал-демократов Эберта на пост главы правительства и о немедленном провозглашении республики. Макс Баденский сам считал необходимым передать всю полноту власти правым социал-демократам. Он заявил: «В создавшейся обстановке единственный возможный рейхсканцлер — Эберт. Это даст возможность направить революционную энергию в рамки легальной избирательной борьбы».

Тем временем определилась полная победа восставших рабочих и солдат. Под давлением масс Шейдеман, выступая днем 9 ноября перед мощной народной демонстрацией, объявил Германию демократической республикой. Эберт, который еще надеялся сохранить монархию, был взбешен самовольным выступлением Шейдемана. Но возражать было бесполезно: революционный подъем был настолько велик, что он мог смести вместе с кайзером Вильгельмом также Эберта, Шейдемана и прочих правых лидеров социал-демократов.

Так революционное восстание привело к свержению 9 ноября 1918 г. монархии и кайзеровского правительства. Вильгельм II бежал в Голландию.

Спартаковцы считали, что революция сделала лишь первый шаг и что ее нужно довести до победного конца. Выступая 9 ноября около 4 часов дня с балкона императорского дворца перед огромным скоплением рабочих и солдат, Либкнехт заявил: «Я провозглашаю Германию свободной социалистической республикой». Он призвал рабочий класс «направить все свои силы на создание правительства рабочих и солдат, на организацию такого порядка в стране, при котором пролетариат установит мир, счастье и союз свободного немецкого народа с братьями по классу во всем мире». В этом кратком выступлении Либкнехт также приветствовал «борющихся русских — братьев по классу».

Правые социал-демократы, напротив, видели в свержении монархии не начало, а конец революции. Высказать откровенно свои намерения они не решались и поэтому прибегали к различным маневрам, чтобы сохранить за собой руководство движением. Прежде всего они предложили руководителям Независимой социал-демократической партии и Либкнехту войти в создаваемое Эбертом правительство. Либкнехт ответил, что согласен вступить в правительство на три дня для содействия окончанию войны при условии, что Германия будет провозглашена социалистической республикой, а вся власть будет находиться в руках Советов, избранных трудящимся населением и солдатами. Эберт отклонил это условие, и Либкнехт не вошел в правительство. Лидеры же Независимой социал-демократической партии приняли предложение правых социал-демократов.

Одновременно лидеры правых социал-демократов в противовес Исполнительному комитету Берлинского рабочего Совета наспех организовали в здании правления своей партии «Рабочий и солдатский Совет», стремясь этим способом создать впечатление, что Социал-демократическая партия стоит на позициях поддержки Советов. Этот маневр имел роковые последствия для всего хода революции. Пользуясь тем, что подавляющее большинство рабочих доверяло Социал-демократической партии, оппортунисты захватили руководство в Советах и через них стали оказывать давление на рабочий класс.

10 ноября в цирке Буш состоялось собрание Советов Берлина. Состав его был весьма пестрым, проверка мандатов не производилась. Это был скорее открытый митинг, нежели заседание представителей Советов. Большинство принадлежало солдатам, находившимся под влиянием правых социал-демократов. Либкнехт выступил с речью, в которой призывал к бдительности, указывая, что контрреволюция проникла и в ряды собрания. Однако большинство присутствующих встретило это выступление враждебно.

Собрание в цирке Буш приняло манифест «К трудящемуся народу». В нем заявлялось, что Германия стала социалистической республикой и политическая власть в ней принадлежит рабочим и солдатским Советам. Манифест приветствовал русских рабочих и солдат, которые пошли вперед по пути революции, и выражал «чувство гордости немецких рабочих, последовавших примеру рабочих России». В этом отношении манифест отображал чаяния и надежды немецких трудящихся. Однако правые социал-демократы рассматривали принятие этого документа как политический маневр, необходимый для усыпления бдительности рабочих.

Собрание избрало Исполнительный комитет Берлинского Совета в составе 6 правых социал-демократов, 6 независимцев и 12 представителей солдатских Советов, большинство которых также находилось под влиянием правых социал-демократов.

На этом же собрании было утверждено новое правительство Германии — Совет народных уполномоченных. В него вошли правые социал-демократы Эберт, Шейдеман, Ландсберг и независимцы Гаазе, Дитман, Барт. Совет народных уполномоченных взял на себя функции «политического кабинета», оставив на своих местах почти всех статс-секретарей в качестве «министров-специалистов». Правительство Эберта — Гаазе назвало себя «социалистическим», что свидетельствовало о мощном давлении масс и их тяготении к созданию социалистической республики. Но на самом деле новое правительство относилось к социалистической революции враждебно и по своей сути являлось буржуазным.

В первые дни революции старый государственный аппарат был временно парализован. В ряде мест власть оказалась в руках рабочих и солдатских Советов. В Бремене, Брауншвейге, Лейпциге и некоторых других городах Советы очищали государственные учреждения от реакционных, милитаристских элементов. На отдельных промышленных предприятиях рабочие устанавливали свой контроль над производством. Так, в Рейнской области рабочие заняли несколько предприятий и изгнали директоров, которым только с помощью английских оккупантов удалось затем вернуться на свои посты. В Гамбурге и Бремене были созданы отряды Красной гвардии. Однако подавляющая часть Советов не боролась за уничтожение старого, реакционного государственного аппарата. Над рабочим классом тяготело наследие социал-демократических иллюзий парламентаризма. Вследствие длительного господства оппортунизма в рабочем движении Германии большинство рабочих не имело ясного представления о средствах и путях достижения социализма и верило, что с окончанием войны, свержением монархии, установлением республики и введением всеобщего избирательного права завершается подготовка к установлению социализма. Эберту и Шейдеману при поддержке лидеров Независимой социал-демократической партии удалось обмануть массы, внушить им, что революция в Германии закончена.

Программа правительства Эберта — Гаазе

Провозглашение республики и образование Совета народных уполномоченных не означало ликвидации власти эксплуататорских классов. Свободы собраний и печати, отмены закона о трудовой повинности рабочий класс добился явочным порядком. Под давлением народной революции правительство было вынуждено ввести всеобщее избирательное право, предоставив право голоса и женщинам. Но программа правительства Эберта — Гаазе не выходила за пределы социальных реформ в рамках буржуазного строя. Весь монархический реакционный государственный аппарат остался в целости, позиции немецкого милитаризма не были затронуты, экономическое господство оставалось по-прежнему в руках помещиков и буржуазии. Правительство даже не поставило вопроса о земельной реформе.

Уже 10 ноября Эберт заключил тайный союз с Гинденбургом для борьбы против дальнейшего развития революции. По этому соглашению контроль над вооруженными силами полностью сохранялся за генеральным штабом. Эберт впоследствии признал, что он хотел «с помощью верховного командования армии создать правительство, способное восстановить порядок». 12 ноября Совет народных уполномоченных опубликовал «Обращение к народу». В нем демагогически утверждалось, что в Германии создано социалистическое правительство, которое будет осуществлять социалистическую программу, но тут же говорилось, что правительство будет защищать собственность от всяких покушений и соберет Учредительное собрание для решения вопроса о государственном строе Германии. О рабочих и солдатских Советах, о командовании армией не было сказано ни слова.

Стремление ограничить германскую революцию свержением монархии и проведением некоторых демократических реформ определяло и внешнюю политику правительства Эберта-Гаазе. Ноябрьская революция испугала всю мировую буржуазию, опасавшуюся возможного союза революционной Германии с Советской Россией.

Поэтому контрреволюционные силы Германии с самого начала ориентировались на помощь империалистических держав, главным образом Соединенных Штатов Америки. Американские империалисты угрожали, что в случае свержения капитализма в Германии державы-победительницы откажутся от перемирия и оккупируют германскую территорию. Правящие круги Соединенных Штатов, Англии, Франции готовились задушить германскую революцию голодом и всемерно вдохновляли контрреволюцию.

Условия Компьеньского перемирия дали возможность немецким войскам на Западном фронте беспрепятственно отступить и увезти с собой значительную часть военного имущества. Отведя войска на правый берег Рейна, Гинденбург произвел демобилизацию основной массы солдат, а оставшиеся воинские части пополнил офицерами и унтер-офицерами, чтобы иметь нужные силы для подавления революционного движения.

Одновременно новые правители Германии, стремясь обеспечить себе поддержку держав-победительниц, демонстрировали перед ними свое враждебное отношение к Советской России. 5 ноября правительство Макса Баденского по инициативе Шейдемана порвало дипломатические отношения с Советской Россией и выслало советское посольство из Берлина. Одним из важнейших лозунгов рабочего класса Германии в ходе Ноябрьской революции было требование о восстановлении дипломатических отношений с Советской Россией, к чему стремилось и Советское правительство. 11 ноября Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет принял постановление направить два эшелона хлеба германским рабочим и приступил к созданию постоянных фондов продовольствия для помощи им. Однако Гаазе от имени Совета народных уполномоченных отклонил помощь Советского правительства. Проводя ожесточенную антисоветскую кампанию, правительство Эберта — Гаазе вместе с тем заискивало перед правящими кругами Соединенных Штатов, униженно просило у них помощи, обещая навести в стране «порядок».

Правительство Эберта-Гаазе намеревалось включиться и в вооруженную интервенцию империалистов против Советской России. 16 ноября 1918 г. германское верховное командование в своем приказе немецким войскам на Востоке заявило, что «быстрое оставление всех восточных областей, в особенности Украины и балтийских территорий, противоречит национальным и хозяйственным интересам Германии». Через некоторое время, в декабре 1918 г., германское правительство направило державам Антанты официальную ноту с предложением организовать совместный поход против Советской России. В ноте говорилось: «Мы и наша армия видим в большевизме большую опасность и делаем все, чтобы эту опасность ликвидировать».

Германские милитаристы лелеяли надежду на сохранение своего контроля над Советской Украиной и Прибалтикой. Однако борьба советского народа заставила интервентов отступить. Украина, Белоруссия и Крым были очищены от немецких войск. Только в Прибалтике германские милитаристы, опираясь на специально созданные ими белогвардейские банды, еще удерживали некоторые позиции. Правительство Эберта — Гаазе сговорилось с Антантой о посылке туда новых немецких войск для подавления развернувшегося революционного движения и для подготовки наступления на Петроград.

Реорганизация буржуазных партий

Революция побудила буржуазию произвести реорганизацию своих старых политических партий. 20 ноября слились Прогрессистская партия и левое крыло национал-либералов. Новая партия, назвавшая себя Немецкой демократической партией, отражала интересы торговых кругов, собственников предприятий легкой промышленности, банкиров и биржевиков, главным образом провинциальных. Она пользовалась также поддержкой городской мелкой буржуазии и буржуазной интеллигенции.

22 ноября магнаты тяжелой промышленности, финансисты, крупные землевладельцы, ранее состоявшие в рядах консерваторов, свободных консерваторов и Христианско-социальной партии, объединились в Немецкую национальную народную партию. Реорганизовалась и партия национал-либералов, приняв 23 ноября название Немецкой народной партии. В нее также входили магнаты тяжелой промышленности, крупные банкиры и часть крупных землевладельцев, связанных с промышленностью и торговлей.

Католическая партия Центра стала называться Христианско-демократической народной партией (Центр). Эта партия и после падения монархии сохраняла свои монархические взгляды, временно скрывая их и приспосабливаясь к новой ситуации. Она имела прочные позиции и большое влияние главным образом среди католического населения в южных, юго-западных и отчасти в западных областях страны.

Все буржуазные партии поддерживали правительство Эберта-Гаазе и настаивали на скорейшем созыве Учредительного собрания.

«Союз Спартака»

В первые же дни революции вышли из тюрьмы руководители спартаковцев Роза Люксембург, Лео Иогихес, приехал из Голландии Вильгельм Пик. Вместе с освобожденным еще ранее из заключения Карлом Либкнехтом они составили основное руководящее ядро легальной организации спартаковцев.

9 ноября 1918 г. революционные рабочие и солдаты заняли помещение буржуазной газеты «Берлинер Локаль-Анцейгер» («Берлинский местный вестник») и объявили о переходе ее в руки рабочих. Новая газета стала выходить как центральный орган спартаковцев под названием «Роте Фане» («Красное знамя»). Она провозгласила лозунг борьбы за единую социалистическую Германскую республику, призывала рабочих укреплять Советы, оборонять революцию, очищать государственный аппарат от контрреволюционеров.

Первый номер газеты «Роте Фане». 9 ноября 1918 г.

На состоявшемся 11 ноября совещании было принято решение о переименовании группы «Спартак» в «Союз Спартака» и избран Центральный Комитет в составе 13 человек (Карл Либкнехт, Роза Люксембург, Лео Иогихес, Франц Меринг, Вильгельм Пик, Герман Дункер и другие). В результате образовался организационный центр, способный руководить ячейками, которые стали создаваться по всей стране. Однако процесс создания самостоятельной революционной партии германского рабочего класса тогда не был доведен до конца. Спартаковцы имели свои членские билеты, но не платили по ним взносов и оставались одновременно членами Независимой социал-демократической партии. Организационное подчинение спартаковцев руководству этой партии тормозило их революционную деятельность, мешало росту «Союза Спартака», задерживало высвобождение рабочих из-под влияния центристов.

КАРЛ ЛИБКНЕХТ.

РОЗА ЛЮКСЕМБУРГ.

ЛЕО ИОГИХЕС.

ФРАНЦ МЕРИНГ. Фотографии.

ВИЛЬГЕЛЬМ ПИК.

Слабость «Союза Спартака» сказалась и в том, что, выдвигая правильные, боевые революционные лозунги, он, однако, не сумел повести за собой народные массы. Спартаковцы не имели широких связей с провинцией, не создали своих групп в Советах, не возглавили борьбу масс за непосредственные демократические задачи. Недооценивая значение союза рабочего класса с крестьянством, они почти не вели работы в деревне. «Союз Спартака» выдвинул задачу конфискации помещичьих земель, но не сформулировал требования о наделении землей сельскохозяйственных рабочих и малоземельных крестьян. Ввиду этого массы малоземельного крестьянства и батраков не получили конкретной революционной программы для борьбы с юнкерством и прочими реакционными силами. В отдельных местах, например в южных областях Верхней Силезии, возникли революционные крестьянские Советы, развернувшие борьбу за раздел земельных владений юнкеров, но и здесь беднейшее крестьянство и батраки остались политически неорганизованными.

Между тем правые лидеры социал-демократии и профессиональных союзов в сговоре с юнкерами стремились сохранить старые порядки в деревне. Коренная земельная реформа не была проведена, состоялась лишь отмена средневекового «Устава о дворовых людях», что не устранило бесправия, ужасающей эксплуатации и тяжелых условий жизни батраков и трудящихся крестьян; сохранились даже телесные наказания. То обстоятельство, что революция не разрешила аграрного вопроса, оказало немалое влияние на позицию батраков и трудящихся крестьян. Деревня осталась в своей массе безучастной перед лицом наступления реакции на немецкий рабочий класс, а в ряде случаев контрреволюционные организации вербовали среди крестьян силы для вооруженной борьбы с революцией.

Несмотря на эти слабые стороны в организации, политике и тактике «Союза Спартака», сам факт его создания и появление печатного органа — газеты «Роте Фане», выступившей с самостоятельной революционной программой, были событиями огромной важности. Спартаковцы выражали подлинные интересы, надежды и чаяния германского пролетариата. Они стремились расширить его международные связи, рассматривая революционную борьбу в Германии как часть мировой пролетарской революции. Они понимали, что успех или поражение немецкого рабочего класса будут иметь величайшее международное значение. 25 ноября 1918 г. «Союз Спартака» опубликовал в «Роте Фане» за подписями Карла Либкнехта, Розы Люксембург, Клары Цеткин и Франца Меринга, обращение «К пролетариату всех стран», призывавшее к усилению революционной борьбы.

Активизация контрреволюции. Путч 6 декабря 1918 г.

15 ноября 1918 г. группа крупных промышленников, в число которых входили известные монополисты Борзиг, Стиннес и Шпрингерум, заключила с руководителями Всеобщего германского объединения профессиональных союзов соглашение о «деловом сотрудничестве», чтобы положить конец «революционной смуте». Монополисты признали за профсоюзами лишь те права, которые уже были завоеваны рабочими в ходе революции — право на объединение, 8-часовой рабочий день и коллективные договоры. Вместе с тем соглашение предусматривало, что все конфликты между рабочими и предпринимателями должны разрешаться только посредством арбитража. Так, за спиной рабочего класса лидеры профессиональных союзов сговорились с капиталистами о фактическом прекращении классовой борьбы.

В свою очередь правительство Эберта — Гаазе, стараясь обмануть массы фальшивыми лозунгами, образовало «комиссию по социализации» во главе с Карлом Каутским. Поднятая вокруг этой комиссии шумная пропагандистская кампания имела целью создать видимость, будто Германия идет по пути социализма, и прикрыть контрреволюционный сговор социал-демократических лидеров с магнатами капитала, юнкерством и генералитетом. Социал-демократическая пресса настойчиво твердила, что Германия станет социалистической страной, но для этого нужен «крепкий фундамент», которого еще нет.

Тем временем реакционное офицерство с ведома и поощрения социал-демократического правительства, используя средства, предоставленные буржуазией, приступило к формированию вооруженных «добровольческих» объединений. Возникли корпус Меркера, отряды Росбаха, Лютцова, Эппа, бригада Эрхардта, «Балтийская оборона», «Добровольческий корпус» и другие. В них состояли тысячи офицеров и унтер-офицеров, различные деклассированные и деморализованные элементы, которые за четыре с лишним года войны были выбиты из жизненной колеи и для которых война стала привычным ремеслом.

Опираясь на эти вооруженные силы, контрреволюционеры решили произвести государственный переворот, расправиться с Советами и установить террористический режим. 6 декабря 1918 г. контрреволюционная банда обстреляла в Берлине демонстрацию солдат фронтовиков и отпускников, требовавших включить их представителей в солдатские Советы. Были убиты 16 демонстрантов, в том числе руководитель Союза красных солдат Вилли Будих. Подверглась нападению редакция газеты «Роте Фане». Мятежники ворвались в помещение Исполнительного комитета Берлинского Совета и арестовали его членов.

Однако путч провалился. Рабочие по призыву спартаковцев устремились в центр города, освободили членов Исполнительного комитета и разогнали мятежников.

Выступление К. Либкнехта в Берлине в день похорон жертв контрреволюционного путча. Фотография.

7 и 8 декабря рабочие Берлина провели массовые демонстрации под лозунгами: «Долой правительство Эберта — Шейдемана, виновников кровопролития!», «Вся власть Советам рабочих и солдат!», «Немедленное разоружение офицеров!», «Немедленное образование вооруженных рабочих отрядов и Красной гвардии!», «Да здравствует Интернационал!», «Да здравствует Российская Социалистическая Советская Республика!» В демонстрации 8 декабря участвовало 150 тыс. человек, среди которых было много вооруженных. Контрреволюционерам пришлось временно отступить.

Всегерманский съезд Советов

Возникшие в ходе Ноябрьской революции Советы являлись детищем германского рабочего класса и опирались на поддержку народных масс. Не решаясь поэтому открыто выступить против Советов, правые социал-демократы решили разложить их изнутри, использовать в целях, совершенно противоположных самой сущности Советов рабочих и солдатских депутатов.

16—21 декабря состоялся Всегерманский съезд представителей рабочих и солдатских Советов. На нем присутствовало 288 правых социал-демократов, 87 независимцев, 27 беспартийных солдат, 25 членов буржуазных партий и только 10 спартаковцев, входивших к тому же во фракцию независимцев (Фриц Геккерт, Евгений Левине и другие); Роза Люксембург и Карл Либкнехт не получили мандатов. Не была допущена на съезд и делегация от Советской России.

В день открытия съезда Советов спартаковцы провели массовую демонстрацию рабочих. Демонстранты требовали, чтобы съезд провозгласил Германию единой социалистической республикой, передал всю власть в государстве рабочим и солдатским Советам и немедленно осуществил разоружение контрреволюции и вооружение рабочих. 250 тыс. человек прошли с этими лозунгами перед зданием, где заседал съезд. Однако руководство Социал-демократической партии, пользуясь своим опытом, влиянием на рабочий класс, разветвленной сетью газет, сумело обмануть народные массы.

Демонстрация 16 декабря 1918 г. в Берлине перед зданием, где заседал Всегерманский съезд рабочих и солдатских Советов. Фотография.

Социал-демократическая пропаганда утверждала, что революция закончилась и установление социализма отныне зависит от свободно избранного Национального собрания. Правым социал-демократам помогли и вожди независимцев. Учитывая тягу трудящихся масс к Советам, они внесли резолюцию, предлагавшую сохранить систему Советов. На деле это означало бы соединение Советской системы с Национальным собранием, подчинение Советов органу диктатуры буржуазии, что могло лишь извратить и дискредитировать самую идею Советов.

Обманутые социал-демократической пропагандой, общими декларациями правительства о социализации промышленности и незначительными уступками демократического характера, делегаты съезда Советов поддержали резолюцию правых социал-демократов о созыве Национального (Учредительного) собрания и о передаче всей законодательной и исполнительной власти Совету народных уполномоченных впредь до окончательного решения Национального собрания.

Съезд избрал Центральный Совет, которому формально предоставлялось право контролировать правительство. В Центральный Совет вошли только социал-демократы большинства.

Ноябрьская революция 1918 г. в Германии. Революционные выступления германского пролетариата в феврале — мае 1919 г.

Всегерманский съезд Советов решил основной вопрос революции, вопрос о власти, в пользу буржуазии. Тотчас после съезда правые лидеры социал-демократии перешли в наступление против революционного авангарда рабочего класса. В первую очередь они хотели лишить пролетариат созданных им вооруженных сил. С этой целью правительство предприняло провокацию, прекратив выплату жалованья так называемой Народной морской дивизии, насчитывавшей более 3 тыс. революционно настроенных матросов. Для разрешения конфликта представители дивизии прибыли 23 декабря в комендатуру Берлина. В то время как они вели переговоры с комендантом, социал-демократом Вельсом, комендантский патруль обстрелял на улице группу матросов, пришедших с делегатами. Двое из них были убиты, трое тяжело ранены. Возмущенные матросы задержали Вельса и отвели его в здание манежа.

Утром 24 декабря правительство, подтянув к манежу пехотные части и артиллерию, предъявило матросам ультиматум: очистить манеж, сдать оружие и освободить Вельса. Матросы отказались, после чего начался обстрел занятых ими зданий. На защиту моряков поднялись рабочие Берлина. Они двинулись к манежу, солдаты были оттеснены, и правительству пришлось признать неудачу затеянной им провокации и временно отказаться от роспуска Народной морской дивизии. Вожди независимцев вступили в переговоры с рабочими и матросами и уговорили их прекратить борьбу.

Провокационные действия правительства 23—24 декабря наглядно показали, что правые социал-демократы вместе с военщиной стали на путь открытой контрреволюционной политики. Среди рабочих начались волнения. Пролетарские массы добивались от вождей независимцев разрыва блока с социал-демократами большинства. Спартаковцы потребовали немедленного созыва съезда Независимой социал-демократической партии. Лидеры независимцев отказались созвать партийный съезд, но, понимая, что дальнейшее участие в правительстве Эберта грозит им окончательной дискредитацией в глазах рядовых членов партии, вывели своих представителей (Гаазе, Дитмана и Барта) из состава Совета народных уполномоченных. Места независимцев в правительстве заняли правые социал-демократы Носке и Виссель.

Отряд революционных моряков у Бранденбургских ворот в Берлине. Декабрь 1918 г. Фотография.

Образование Коммунистической партии Германии

Развитие революционных событий все острее выдвигало перед руководителями «Союза Спартака» проблему создания самостоятельной партии. К концу декабря 1918 г. спартаковские группы имелись уже в Руре, на Нижнем Рейне, в Гессене, Брауншвейге, Тюрингии, Восточной Пруссии, Баварии, в Штутгарте, Лейпциге, Хемнице, Дрездене, Магдебурге и других местах. 14 декабря «Роте Фане» опубликовала программное воззвание «Чего хочет «Союз Спартака»?» В нем ставилась задача борьбы за дальнейшее развитие революции с целью достижения победы рабочего класса и крестьянства, установления диктатуры пролетариата и образования единой германской социалистической республики. Были также сформулированы ближайшие требования: уничтожение прусского милитаризма, организация рабочей милиции, национализация банков, угольных шахт, тяжелой индустрии, проведение аграрной реформы, ликвидация отдельных германских государств, разоружение полиции, офицеров и всех вооруженных отрядов господствующих классов. 29 декабря общегерманская закрытая конференция «Союза Спартака» постановила порвать с Независимой социал-демократической партией и создать Коммунистическую партию. На следующий день, 30 декабря, в Берлине открылся Учредительный съезд Коммунистической партии Германии с участием 83 делегатов от 46 местных организаций, 3 представителей Союза красных солдат, представителя молодежи и 16 гостей.

Здание, в котором состоялся Учредительный съезд Коммунистической партии Германии. Фотография.

Заслушав доклад Карла Либкнехта «О кризисе в Независимой социал-демократической партии и необходимости создания Коммунистической партии Германии», съезд принял решение, в котором говорилось, что «Союз Спартака», разрывая свои организационные связи с Независимой социал-демократической партией Германии, конституируется как самостоятельная политическая партия под названием: «Коммунистическая партия Германии (Союз Спартака)». В основу организационного построения партии был положен производственный принцип — на предприятиях организуются коммунистические общины (ячейки), активисты на предприятиях образуют районный актив, который и выбирает свое районное руководство.

В центре внимания съезда стоял доклад Розы Люксембург «Программа и политическая ситуация». В докладе констатировалось, что Коммунистическая партия Германии стоит на почве революционного марксизма, подчеркивалось значение Октябрьской революции в России как великого примера для германской революции. Роза Люксембург и Карл Либкнехт выразили в своих выступлениях чувство братской солидарности с Советской Россией и заявили протест против антисоветской политики социал-демократического правительства Германии. Съезд принял приветствие «русским соратникам по борьбе против общего врага угнетенных всех стран». В этом приветствии говорилось: «Сознание того, что ваши сердца бьются за нас, придает нам силу и энергию в нашей борьбе. Да здравствует социализм! Да здравствует мировая революция!»

В качестве программы Коммунистической партии съезд утвердил воззвание «Чего хочет «Союз Спартака»?», внеся в него незначительные поправки.

Не все вопросы получили на съезде правильное решение. Участники съезда недооценили роль крестьянства как союзника пролетариата, и поэтому съезд не выработал аграрной программы. Под влиянием сектантских настроений он запретил членам партии работать в реформистских профессиональных союзах. Вопреки настояниям Розы Люксембург и Карла Либкнехта было решено бойкотировать выборы в Национальное собрание, хотя идея Национального собрания еще не была разоблачена в глазах широких масс и они не могли понять причин отказа коммунистов от участия в выборах.

Съезд уполномочил Центральный Комитет «Союза Спартака» выполнять функции Центрального Комитета Коммунистической партии до следующего партийного съезда.

Учредительный съезд Коммунистической партии Германии имел огромное международное значение. В немецком рабочем движении возникла партия с революционной марксистской программой, признающей диктатуру пролетариата. Как заявила на съезде Роза Люксембург, «теперь мы снова вместе с Марксом». Существенное воздействие на революционные силы во многих странах произвел и тот факт, что такие всемирно известные деятели рабочего движения, как К. Либкнехт, Р. Люксембург, В. Пик, Ф. Меринг, окончательно порвали с Независимой социал-демократической партией и основали самостоятельную Коммунистическую партию.

Образование Коммунистической партии Германии сыграло крупную роль в процессе создания Коммунистического Интернационала. В. И. Ленин писал: «...Когда «Союз Спартака» назвал себя «коммунистической партией Германии», — тогда основание действительно пролетарского, действительно интернационалистского, действительно революционного III Интернационала, Коммунистического Интернационала, стало фактом. Формально это основание еще не закреплено, но фактически III Интернационал теперь уже существует»[55].

Январские бои 1919 г. в Берлине. Гибель К. Либкнехта и Р. Люксембург

После провала провокации, устроенной правительством 23—24 декабря 1918 г., контрреволюционная буржуазия ускорила подготовку к решительному походу против революционного авангарда рабочего класса. В Берлин стягивались так называемые добровольческие отряды. 4 января 1919 г. начальник берлинской полиции, популярный среди рабочих независимец Эйхгорн, был отстранен от должности и заменен правым социал-демократом Эрнстом. Эта новая провокация имела целью вызвать рабочих Берлина на преждевременное выступление.

Вечером 4 января объединенное заседание правлений берлинских организаций независимцев и революционных старост с участием представителей Коммунистической партии (Карл Либкнехт и Вильгельм Пик) постановило не допускать смещения Эйхгорна и призвало рабочих Берлина провести 5 января демонстрацию, а в случае необходимости начать борьбу за свержение правительства. Был избран Революционный комитет действия, в который наряду с другими вошли Карл Либкнехт и Вильгельм Пик. В тот же вечер Центральный Комитет Коммунистической партии принял решение поддержать революционных старост и участвовать в демонстрации, но признал несвоевременным выступление с целью свержения правительства, ибо страна к этому не готова.

5 января состоялась грандиозная демонстрация. Революционный комитет, в который вошли и представители Независимой социал-демократической партии, обратился к рабочим с призывом бороться за роспуск белогвардейских отрядов, за вооружение пролетариата, за восстановление в должности Эйхгорна. Но вместе с тем был выдвинут и лозунг, к которому рабочие еще не были подготовлены: Революционный комитет призвал свергнуть правительство Эберта-Шейдемана и объявил, что берет власть в свои руки.

На следующий день, 6 января, в Берлине вспыхнула всеобщая забастовка. В этот и в последующие дни на улицу вышло до полумиллиона рабочих. 7—8 января рабочие заняли вокзалы, здание редакции и типографии газеты «Форвертс», но они не знали, что делать дальше. Лидеры независимцев, которые только что требовали свержения правительства, теперь пошли на переговоры с ним, дав контрреволюции возможность выиграть время для сосредоточения вооруженных сил. Ввиду этого Центральный Комитет Коммунистической партии 8 января решил отозвать Либкнехта и Пика из состава Революционного комитета. Вечером того же дня, после неудачи переговоров с Эбертом, входившие в Революционный комитет независимцы снова стали призывать к оружию. Однако это были одни слова. Настоящей подготовкой к восстанию независимцы не занимались. Между тем молодая Коммунистическая партия была еще не в силах повести за собой широкие массы: берлинская организация партии насчитывала всего 300 человек.

В эти дни члены правительства беспрерывно совещались с представителями генералитета. Во время одного из таких совещаний Носке потребовал принятия энергичных решений. Кто-то крикнул ему: «Так возьмитесь за это дело!» Носке ответил: «Ну, что ж, пожалуй, кому-нибудь ведь надо быть кровавой собакой. Я не боюсь ответственности». Прозвище «кровавая собака» так и осталось за Носке, палачом германской революции.

11 января правительство, подтянув войска, начало жестокую расправу. Против рабочих и солдат, оборонявшихся в здании полицей-президиума и в помещении газеты «Форвертс», были пущены в ход артиллерия, гранатометы. Захваченных в плен жестоко избивали, многих расстреливали на месте. Коммунисты были объявлены вне закона. В рабочие районы вступили главные силы «добровольческих» объединений — белая гвардия Носке. 13 января Центральное правление Независимой социал-демократической партии и революционные старосты объявили об окончании забастовки.

По решению Центрального Комитета Коммунистической партии К. Либкнехт и Р. Люксембург скрылись в подполье. Но они продолжали редактировать «Роте Фане». Р. Люксембург написала статью «Порядок царит в Берлине», в которой вскрыла причины поражения берлинского пролетариата. Деревня, которая дает большой процент солдатских масс, писала Люксембург, почти совсем не затронута революцией. Политическая незрелость солдатских масс позволяет офицерам использовать их в контрреволюционных целях. Многие революционные центры в провинции, например в Рейнской области, приморских городах, Брауншвейге, Саксонии, Вюртемберге, полностью стояли на стороне берлинского пролетариата, но между ними не было «единства действий, которое придало бы несравненно больший эффект и ударную силу выступлениям берлинских рабочих».

К. Либкнехт в своей статье «Несмотря ни на что», написанной 14 января, подчеркивал: «Да, революционные рабочие Берлина разбиты, и Эберты-Шейдеманы — Носке победили... Но бывают поражения, которые равносильны победам, и бывают победы более роковые, чем поражения... Разбитые сегодня, рабочие завтра станут победителями, ибо поражение есть для них урок».

Агентам контрреволюционной военщины удалось выследить квартиру, где скрывались Карл Либкнехт и Роза Люксембург. Вечером 15 января их схватили и доставили в штаб гвардейской кавалерийской стрелковой дивизии. Оба замечательных революционера были убиты озверевшими офицерами. Убийцы отправили тело К. Либкнехта в морг как «труп неизвестного мужчины», а тело Р. Люксембург они выбросили в канал (оно было найдено лишь 31 мая 1919 г.).

По всей Германии прокатилась волна протестов против убийства выдающихся вождей немецкого рабочего класса. Похороны Карла Либкнехта (25 января 1919 г.) и Розы Люксембург (13 июня 1919 г.) превратились в многотысячные демонстрации трудящихся.

Злодейский акт, совершенный германской контрреволюцией, вызвал бурное возмущение всего международного пролетариата.

Ноябрь 1918 г. Рисунок В. Шульца. 1918 г.

Выборы в Национальное собрание

Разгромив революционный авангард рабочего класса, германская реакция добилась своей непосредственной цели — обеспечила себе победу на выборах в Национальное собрание. Выборы состоялись 19 января 1919 г. в обстановке жестокого белого террора. В них приняло участие 30 млн. избирателей. Социал-демократы получили 11,5 млн. голосов и 165 мандатов, независимцы — 2,3 млн. голосов и 22 мандата. В общей сложности на долю этих двух партий пришлось 45.5% всех мандатов. Остальные 54,5% мандатов получили буржуазные партии. Коммунистическая партия не участвовала в выборах.

Национальное (Учредительное) собрание открылось 6 февраля в Веймаре, небольшом городе Тюрингии. В день открытия собрания Центральный совет рабочих и солдатских Советов постановил передать ему власть, «полученную от Всегерманского съезда рабочих и солдатских Советов». Тем самым была предрешена самоликвидация Советов.

11 февраля Национальное собрание избрало Эберта президентом республики, а 13 февраля Шейдеман сформировал правительство из представителей Социал-демократической, Демократической и католической партий. Правые социал-демократы перешли к открытой коалиции с буржуазными партиями.

Характер, итоги и значение Ноябрьской революции

Обострившийся в годы мировой войны кризис германского империализма поставил немецкий рабочий класс вплотную перед необходимостью завершить задачи буржуазно-демократической революции: уничтожить милитаризм, провести чистку государственного аппарата, экспроприировать имущество юнкеров и военных преступников, свергнуть монархический строй и создать единую германскую республику. «В этой борьбе, — как указывается в тезисах Центрального Комитета Социалистической единой партии Германии, опубликованных в 1958 г. к 40-летию Ноябрьской революции, — речь шла о том, чтобы рабочий класс накопил опыт, создал коммунистическую партию и установил союз с трудящимся крестьянством для того, чтобы перейти затем к пролетарской революции, которая объективно стояла на повестке дня». Народные массы стихийно рвались в бой за осуществление этих целей, а господствующие классы не располагали достаточными силами для подавления революции.

Вспыхнувшая в ноябре 1918 г. революция свергла кайзеровскую монархию. Рабочий класс выступал в этой революции как главная движущая сила. Образовавшиеся в ряде центров Германии рабочие и солдатские Советы пользовались поддержкой широких масс. Революции чрезвычайно благоприятствовало и создавшееся международное положение. Советская Россия успешно боролась с иностранной интервенцией и внутренней контрреволюцией. Многие страны Европы охватил революционный подъем. Назревала пролетарская революция в Венгрии.

Однако, несмотря на то, что в Германии еще до войны создались социально-экономические предпосылки для социалистической революции, Ноябрьская революция задержалась на буржуазно-демократическом этапе. Это проистекало прежде всего из слабости немецкого рабочего класса, его политической неопытности, отсутствия единства, из неумения повести за собой широкие народные массы. Возникшие под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции германские Советы имели оппортунистическое руководство и находились в плену парламентских иллюзий. Сказалась и политическая незрелость многомиллионной солдатской массы, революционной по отношению к милитаризму, войне и открытым представителям империализма, но неустойчивой и колеблющейся по отношению к социализму.

Все это позволяло оппортунистическим лидерам сбивать народ с толку, подрывать силы революции и оказывать поддержку контрреволюции. Подлинно революционной пролетарской партии, способной возглавить борьбу за социалистическую революцию, в Германии тогда не было. Спартаковцы не могли выполнить эту задачу, тем более что в решающий период революционного кризиса они еще не были организованы как партия.

В итоге рабочий класс Германии не смог реализовать великую историческую возможность, открывшуюся перед ним в ноябре 1918 г. «...Ведущие силы немецкой буржуазии и Антанты, — писал сорок лет спустя первый секретарь Центрального Комитета Социалистической единой партии Германии Вальтер Ульбрихт, — извлекли свои уроки из Октябрьской революции и сделали все, чтобы, используя германскую социал-демократию, расколоть рабочий класс, остановить развитие революции и подавить авангард рабочего класса.

Ноябрьская революция не решила своей исторической задачи. Вследствие оппортунистической оппозиции Социал-демократической партии даже буржуазно-демократическая революция не была доведена до конца».

Самое большое со времени Крестьянской войны XVI в. массовое революционное движение в Германии привело лишь к тому, что произошла буржуазно-демократическая революция, проведенная в известной степени пролетарскими средствами и методами. Ее ход подтвердил важнейшее положение ленинизма, состоящее в том, что социалистическая революция может победить только под руководством марксистско-ленинской пролетарской партии нового типа.

Тем не менее революционная борьба немецкого рабочего класса в период Ноябрьской революции была не напрасной. Она обеспечила народу Германии существенные достижения буржуазно-демократического характера: была свергнута монархия, низложены кайзер, 22 короля, герцога и князя, закреплены законом 8-часовой рабочий день, всеобщее избирательное право, в том числе и для женщин, право объединения в союзы, свобода слова и собраний и т. п. Вместе с тем германский пролетариат приобрел большой политический опыт. После Ноябрьской революции начался новый этап борьбы рабочего класса Германии за свои интересы.

2. Революционные выступления германского пролетариата в феврале-мае 1919 г.

Революционная борьба в Бремене и Руре. Мартовские бои в Берлине

Революционные бои берлинского пролетариата получили широкий отклик во многих частях Германии. Особенно острая борьба развернулась в Бремене, где коммунистическая организация, возглавляемая Иоганном Книфом, пользовалась значительным влиянием. Еще 24 декабря 1918 г. Бременский Совет отказался признать постановление Всегерманского съезда Советов относительно передачи власти Национальному собранию. Правительство пыталось разогнать Совет при помощи солдат, но потерпело неудачу: солдаты были разоружены рабочими. 10 января 1919 г. в Бремене была провозглашена социалистическая республика. Образовался Совет народных уполномоченных, в который вошли три коммуниста, три независимца и три представителя от солдат.

Советская власть в Бремене ввела военное положение, установила цензуру над буржуазной печатью. Совет народных уполномоченных предъявил правительству Эберта-Шейдемана требование уйти в отставку и послал приветствие Советской России. Были проведены демократические реформы, увеличены пособия безработным, утверждена новая тарифная сетка, предусматривавшая повышение заработной платы некоторым категориям рабочих и служащих. 11 января возникла Советская Республика и в Куксхафене.

После подавления январского выступления берлинских рабочих Носке отдал приказ белогвардейским «добровольческим» отрядам ликвидировать советские республики в Бремене и Куксхафене. Бременцы обратились за помощью к рабочим Гамбурга, но правые социал-демократы в Гамбургском совете саботировали организацию помощи и в конечном счете сорвали ее. Возглавленный Эрнстом Тельманом (в то время он был членом Независимой социал-демократической партии) вооруженный отряд шел от Гамбурга до Бремена пешком, так как социал-демократы, руководившие стачкой железнодорожников, отказались перевезти его, заявив, что это будет «штрейкбрехерством». В результате отряд Тельмана не успел своевременно прибыть в Бремен, и вторгшаяся туда белогвардейская дивизия Герстенберга в начале февраля 1919 г. сломила сопротивление рабочих. Вслед за тем потерпел поражение и революционный пролетариат Куксхафена.

Правительство послало белогвардейские отряды также в Рур, где участились случаи организованных выступлений рабочих против предпринимателей. В ответ на присылку отрядов рабочие Рура объявили всеобщую забастовку. Она продолжалась более четырех недель и охватила около полумиллиона человек. Социал-демократы, стараясь обмануть рабочие массы, провозгласили лозунг «Социализация проводится!», а Национальное собрание приняло закон «о социализации угольной промышленности», который, однако, не затрагивал вопроса о собственности на шахты, а лишь декларировал намерение установить «общественно-хозяйственное влияние в области сбыта продукции». Одновременно правительство ввело в Руре осадное положение и применило репрессии. В итоге борьба рурского пролетариата за экспроприацию собственности шахтовладельцев потерпела поражение.

Революционные выступления рабочего класса происходили и в других городах. В феврале 1919 г. установилась власть Советов в Аугсбурге и Ашаффенбурге. Несколько дней существовала Советская республика в Брауншвейге.

Снова обострилась обстановка в Берлине. Рабочие многих предприятий добивались объявления всеобщей забастовки солидарности с пролетариатом Рура и Средней Германии. Выдвигались требования признания Советов, освобождения политических заключенных, роспуска контрреволюционных «добровольческих» частей, восстановления дипломатических отношений с Советской Россией. Стремясь воспрепятствовать всеобщей забастовке в Берлине, правительство стало маневрировать: приказало арестовать офицеров, обвинявшихся в убийстве Розы Люксембург и Карла Либкнехта, обещало социализировать угольную промышленность. Руководство Социал-демократической партии заговорило о предстоящем созыве II Всегерманского съезда Советов. Тем не менее 3 марта 1919 г. Берлинский Совет под давлением рабочих принял решение о всеобщей забастовке. В тот же день Носке ввел в столице осадное положение. На улицах города начались столкновения рабочих с полицией. 5 марта борьба перешла в вооруженное восстание. Рабочие вступили в бой с регулярными войсками, строили баррикады. Однако на стороне правительства был огромный перевес сил, и восставшие потерпели поражение. Во время мартовских боев в Берлине погибло 1200 рабочих.

Подавив восстание, Носке распорядился расстреливать всякого, у кого будет найдено оружие. Волна убийств прокатилась по всей стране.

Борьба за Советскую власть в Баварии

Большие революционные бои развернулись в Баварии. В ноябре 1918 г., после свержения монархии, здесь образовалось республиканское правительство во главе с независимцем Куртом Эйснером; активную роль в нем играли правые социал-демократы. Это правительство не пошло дальше незначительных демократических реформ и фактически носило буржуазный характер. Несмотря на это, оно не пользовалось доверием буржуазии. С переходом контрреволюции в Берлине, Бремене, Руре и других местностях Германии в наступление баварская буржуазия, ободренная успехами Носке, стала все настойчивее требовать таких же репрессий против баварских рабочих и, считая Эйснера препятствием на этом пути, добивалась образования нового правительства. 21 февраля монархист граф Арко-Валей убил Курта Эйснера. Новое правительство во главе с правым социал-демократом Гофманом намеревалось проводить в Баварии контрреволюционную политику Эберта и Шейдемана, но оно не имело достаточных сил для этого.

После убийства Эйснера многие рабочие вышли из Социал-демократической партии и вступили в Независимую социал-демократическую партию; росла также популярность Коммунистической партии. В Мюнхене, Нюрнберге и других городах Баварии усилилось движение за создание Советской республики.

В этой обстановке часть правых социал-демократов, входивших в состав правительства Гофмана, выдвинула провокационное предложение о создании «советского» правительства, надеясь сохранить за собой руководство им и организовать под его прикрытием вооруженные силы контрреволюции. Руководители мюнхенской организации Коммунистической партии во главе с Евгением Левине отказались участвовать в таком мнимосоветском правительстве и разоблачили перед рабочим классом махинации правых социал-демократов. Независимцы же, поддавшись на провокацию, решили действовать без коммунистов и вопреки их позиции.

7 апреля 1919 г. независимцы объявили Баварию Советской республикой и сформировали «советское» правительство во главе с Эрнстом Толлером. Характер власти в Баварии фактически не изменился. Рабочие не считали советским правительство без коммунистов. Но правительство Толлера было неприемлемо и для контрреволюционеров. Лидеры правых социал-демократов, убедившись в неудаче своих махинаций, бежали из Мюнхена и объявили, что «законным» правительством в Баварии остается правительство Гофмана. Контрреволюция стала собирать силы для разгрома мюнхенского пролетариата. Правительство Толлера не принимало никаких мер борьбы с контрреволюцией и шло на поводу у событий. 13 апреля в Мюнхене вспыхнул контрреволюционный мятеж. Арестовав членов правительства Толлера, контрреволюционеры попытались направить главный удар против Коммунистической партии. Рабочие отряды под командованием коммуниста Рудольфа Эгельгофера разгромили мятежников.

Баварская Советская Республика

Вечером 13 апреля фабрично-заводские комитеты и Солдатский Совет Мюнхена объявили правительство Толлера распущенным и облекли всей полнотой власти созданный ими Комитет действия, в котором руководящую роль играли коммунисты во главе с Е. Левине. Это означало образование подлинной Советской республики в Баварии. Коммунисты понимали, что условия для установления Советской власти еще не созрели, так как многие рабочие идут за независимцами, влияние правых социал-демократов не сломлено, во всей Германии начался спад революционного движения, а коммунистическая организация в Мюнхене слаба. Тем не менее баварские коммунисты считали своим пролетарским долгом возглавить революционные рабочие массы, требовавшие создания и защиты Советской республики.

Правительство Советской Баварии ввело рабочий контроль на предприятиях, приступило к национализации банков, конфисковало продовольственные запасы для распределения их среди рабочих, образовало Чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, создало Красную гвардию и Красную Армию, вооружив 30 тыс. рабочих.

Баварская Советская Республика обратилась с приветствием к Советской России. В ответном приветствии (27 апреля 1919 г.) В. И. Ленин поставил перед баварскими коммунистами ряд важных вопросов, составлявших по сути программу ближайших мероприятий, которые должна была бы провести в жизнь Советская власть в Баварии: вооружить рабочих и разоружить буржуазию, раздать одежду и другие предметы широкого потребления рабочим, батракам и мелким крестьянам, экспроприировать фабрики и прочие богатства капиталистов, а также капиталистические земледельческие хозяйства, отменить ипотеки и арендную плату для мелких крестьян, обучать рабочих делу управления государством, добиться активной самодеятельности рабочих, батрацких и мелкокрестьянских Советов и т. д.[56]

Положение Баварской Советской Республики было исключительно тяжелым. Германское коалиционное правительство Шейдемана послало на помощь Гофману 60-тысячную армию. К северу от Мюнхена, в районе Дахау, начались бои между баварской Красной Армией и белогвардейскими отрядами. Красная Армия одержала ряд побед, но в критический момент независимцы совершили предательство.

Красногвардейцы охраняют здание правительства Баварской Советской Республики. Фотография. 1919 г.

26 апреля Эрнст Толлер, которому коммунисты доверили командование одним из участков фронта, покинул фронт и вернулся в Мюнхен, где с помощью группы независимцев, добивавшихся соглашения с реакцией, повел клеветническую кампанию против коммунистов, вынудив их 27 апреля выйти из состава правительства. Другой независимец — Клингельгофер, заместитель Толлера на посту командующего, отдал приказ об отступлении и открыл фронт врагу. 1 мая контрреволюционные войска вступили в Мюнхен. Красная Армия, возглавляемая Рудольфом Эгельгофером, оказала упорное сопротивление. В течение нескольких дней она обороняла улицу за улицей. Но силы были неравны. 5 мая бои в городе затихли. В Мюнхене и окрестностях начался белый террор. Под руководством Гофмана и Носке проводились жестокие репрессии. Были убиты многие передовые рабочие, запрещена Коммунистическая партия, шесть с половиной тысяч человек брошены в тюрьмы. 5 июня по приговору военно-полевого суда был расстрелян во дворе каторжной тюрьмы Евгений Левине. Его последними словами был возглас: «Да здравствует мировая революция!»

Значение революционных боев первой половины 1919 г.

Революционные бои, которые вел германский пролетариат в первой половине 1919 г., носили оборонительный характер являясь ответом на провокации со стороны правительства. В этих боях участвовали не широкие массы народа, а лишь авангард пролетариата в Берлине, Бремене, Гамбурге, Мюнхене, Руре и других промышленных центрах, принявший на себя весь удар контрреволюции, чтобы защитить рабочий класс и отстоять его завоевания.

Пролетарский авангард потерпел поражение. Против него выступила опытная, мощная буржуазия, которой оказали значительную помощь лидеры социал-демократических партий, расколовшие рабочий класс и ослабившие его. Борющийся пролетариат еще не располагал достаточным опытом, не имел сильной революционной марксистско-ленинской партии. Коммунистическая партия Германии, едва успев организоваться, была подвергнута репрессиям и загнана в подполье, а лучшие ее вожди убиты.

Несмотря на это, революционные выступления первой половины 1919 г. были выдающимся подвигом германского пролетариата. Они сорвали реакционные планы германской военщины и монархистов, не позволили ликвидировать полностью завоевания Ноябрьской революции. В отдельных местах (Бремен, Куксхафен, Мюнхен и др.) было поднято знамя борьбы за переход от буржуазно-демократической к социалистической революции.

Героические бои немецких пролетариев помогали международному рабочему движению, отвлекали десятки тысяч солдат, которых мировая и германская реакция хотела бросить против Советской России и Советской Венгрии, а также оказывали глубокое влияние на революционное движение в других странах Европы, содействуя ослаблению мирового империализма.

Немецкий пролетариат, руководимый молодой Коммунистической партией, вписал в историю революционных традиций Германии славную страницу, показал образцы самоотверженности, на которых впоследствии воспитывались новые поколения коммунистов.

3. Германия в первые годы Веймарской республики (1919—1921 гг.)

Веймарская конституция

Заседавшее в Веймаре Национальное собрание было призвано закрепить в республиканской конституции буржуазный строй с теми изменениями, которые произошли в результате Ноябрьской революции. В сущности, речь шла о поверхностных буржуазно-демократических преобразованиях в сфере государственного устройства, обусловленных ослаблением политической роли юнкеров и повышением значения промышленной и финансовой буржуазии. Стоявший у власти блок социал-демократов и буржуазных партий считал своей основной задачей охрану капиталистических порядков, создание плотины против пролетарского революционного движения.

К этой цели и направлялись усилия большинства Национального собрания. Коалиционное правительство всемерно поощряло демагогическую активность депутатов, выступавших с громкими декларациями о свободе и демократии. Такие речи и обильно расточаемые обещания улучшить положение трудовых масс поддерживали доверчивое отношение мелкой буржуазии и крестьянства к правящим кругам.

Искусно использовались также патриотические чувства немецкого народа, бурно протестовавшего в это время против грабительских и унизительных для Германии условий мирного договора, предъявленных Парижской конференцией. Ожесточенная шовинистическая агитация, развернутая правящими партиями против подписания мирного договора, отвлекала народные массы от революционной борьбы.

Шейдеман на заседании Национального собрания 12 мая лицемерно заявил: «Пусть отсохнет рука, которая подпишет такой договор». Собрание отклонило условия мира, в стране была объявлена «неделя национального траура», президент Эберт, Шейдеман и другие члены правительства выступили во главе массовых демонстраций протеста против договора. Но все это служило основной цели — добиться спада революционного движения. Когда эта цель была достигнута, коалиционное правительство социал-демократа Бауэра, заменившее правительство Шейдемана, подписало 28 июня 1919 г. Версальский договор, и 9 июля он был утвержден Национальным собранием.

Единственной политической партией в Германии, разоблачившей подлинный характер Версальского договора, была Коммунистическая партия. Коммунисты указывали, что этот договор, возлагающий на Германию огромные тяготы, является результатом сговора между германскими империалистами и империалистами Соединенных Штатов, Англии, Франции и что он заключен в интересах контрреволюции, с целью порабощения немецких трудящихся иностранными и «своими» капиталистами.

Вскоре после подписания Версальского мирного договора Национальное собрание завершило выработку конституции. 31 июля 1919 г. конституция была утверждена и 11 августа вступила в силу. По сравнению с кайзеровскими порядками она была шагом вперед, так как предоставляла рабочему классу некоторые возможности для развертывания борьбы за свои интересы. В ней были сформулированы буржуазно-демократические свободы — свобода слова, собраний, союзов, равное, прямое и тайное избирательное право, равенство всех перед законом, устанавливалась ответственность правительства перед парламентом и т. д. Но ряд статей конституции сильно ограничивал возможность народного волеизъявления. Президент республики, избираемый на 7 лет всеобщим голосованием, назначал рейхсканцлера и министров, являлся верховным главнокомандующим всеми вооруженными силами страны, мог по своему усмотрению распустить рейхстаг, назначить новые выборы и даже ввести чрезвычайное положение в стране, применить вооруженные силы и приостановить действие демократических свобод и конституционных прав. Конституция гарантировала неприкосновенность частной собственности. Сохранялось деление Германии на автономные государства — земли, что в значительной степени укрепляло реакцию и привилегированное положение Пруссии. Наряду с выборными рейхстагом и ландтагами земель был учрежден рейхсрат (имперский совет, составлявшийся из представителей правительств земель), который существенно ограничивал права рейхстага.

В целом Веймарская конституция утверждала господство буржуазии и помещиков. Провозглашение республики и введение всеобщего избирательного права не подорвало этого господства. Отличие от кайзеровских времен состояло в том, что в юнкерско-буржуазном блоке, правившем тогда страной, господствовали юнкеры, а в Веймарской Германии (как стали называть Германию после принятия конституции) руководящая роль принадлежала промышленным и финансовым магнатам.

Капповский путч

После заключения Версальского договора германская буржуазия, сохранив позиции внутри страны и получив от государства возмещение за потерю капиталов за границей, начала укреплять свои организации. В декабре 1919 г. в результате слияния Объединения центрального союза германских промышленников с Союзом промышленников образовался Имперский союз германской промышленности, который вместе с Объединением германских союзов работодателей направлял из-за кулис политику правительства. Объединение германских союзов работодателей занималось в первую очередь вопросами борьбы с организациями рабочего класса, вопросами заработной платы, рабочего дня и т. п., а Имперский союз германской промышленности — общими экономическими и политическими проблемами. Обоими союзами руководили Крупп, Стиннес, Гугенберг и другие магнаты монополистического капитала.

В конце 1919 — начале 1920 г. буржуазия усилила наступление на демократические права рабочего класса. 13 января 1920 г. был издан закон о фабрично-заводских советах, фактически запретивший забастовки. Вместе с тем контрреволюционные военные организации, вербуя офицеров, кулаков, реакционно настроенных студентов, деклассированные элементы, вели разнузданную шовинистическую и антидемократическую пропаганду. Активизировалась деятельность реакционной националистической военной организации «Стальной шлем», возникшей в ноябре 1918 г.

Правящие круги укрепляли и армию. К началу 1920 г. германские вооруженные силы, несмотря на ограничительные статьи Версальского договора, насчитывали 400 тыс. человек без «добровольческих» объединений. Часть германской армии с согласия Антанты все еще находилась в Прибалтике, где подавляла революционное движение и осуществляла агрессию против Советской России.

Стремясь к установлению военной диктатуры, верхушка генералитета — Людендорф, Лютвиц — стала готовить заговор с целью свержения правительства, реставрации монархии и уничтожения Веймарской конституции. Главой правительства заговорщики предполагали назначить помещика Каппа. Заговор поддерживали некоторые круги буржуазии и юнкерство. Заговорщики считали, что, захватив власть, они добьются пересмотра военных условий Версальского договора.

Постепенно и скрытно к Берлину подтягивались «добровольческие» части. 10 марта 1920 г. генерал Лютвиц предъявил правительству требование распустить Национальное собрание и переизбрать президента. Эберт и глава правительства социал-демократ Бауэр отклонили требование мятежников, но не приняли никаких мер для их обуздания.

В ночь на 13 марта «морская бригада» Эрхардта вступила в Берлин. Президент и правительство бежали в Штутгарт. В ответ на приказ Эберта рейхсверу выступить против мятежников генерал фон Сект, начальник общевойскового управления министерства рейхсвера, заявил, что «рейхсвер не сражается против рейхсвера». 13 марта Капп объявил себя рейхсканцлером. В воззвании, опубликованном в тот же день, Капп изложил свою программу восстановления привилегий юнкеров и военщины и заявил, что забастовки будут беспощадно подавляться.

Лидеры социал-демократии были противниками установления капповской диктатуры, так как считали, что реставрация монархии обострит политическое положение в стране. Однако практически они бездействовали. Против мятежников выступили рабочие, руководимые коммунистами и рядовыми социал-демократами. Уже 13 марта вспыхнула всеобщая стачка, которая вскоре охватила почти всю страну. Во многих местах рабочие начали вооружаться. В Хемнице взялись за оружие три тысячи человек. Несколько дней продолжались бои в Лейпциге и Галле. Почти во всех городах Тюрингии дело дошло до длительных баррикадных сражений. Серьезные столкновения произошли в Киле и Гамбурге. В Рейнской области и Вестфалии образовалась Красная Армия; десятки тысяч красноармейцев вступили в бой с отрядами мятежников. В Мекленбурге активное участие в борьбе приняли сельскохозяйственные рабочие, добывшие для себя и для городских рабочих оружие из складов, которые они обнаружили в захваченных ими поместьях. Так образовался единый фронт рабочего класса против реакционного переворота.

Всеобщая забастовка и вооруженное восстание рабочих сорвали путч. Диктатура Каппа была ликвидирована, а сам Капп бежал в Швецию. Тотчас после разгрома мятежа руководитель реформистских профессиональных союзов Легин заявил: «Ни одно правительство не удержится в Германии 24 часа против воли рабочих». Однако все помыслы реформистов были направлены на то, чтобы рабочий класс не смог осуществить свою волю.

17 марта правительство вернулось из Штутгарта в Берлин и объявило о прекращении забастовки. Оно обещало наказать участников мятежа, распустить контрреволюционные военные соединения, разрешить образование местных отрядов рабочей обороны, «немедленно приступить к социализации созревших для этого отраслей хозяйства» и т. д. Но вместо всего этого правительство направило «добровольческие» дружины против рабочих Рейнской области и Вестфалии, так как оно вооруженного пролетариата боялось больше, чем монархистских мятежников. Шейдеман следующим образом оценил положение, создавшееся в связи с выступлением рабочих против капповского мятежа: «Тогда существовала опасность, что под тяжестью этого напора по всей линии будет разгромлена не только власть военной силы в Берлине, повсюду встречавшая осуждение, но даже и рейхсвер, а на его месте возникнет нечто вроде республиканского народного ополчения, имеющего целью передать оружие исключительно в руки пролетариата».

Вооруженные рабочие Рейнской области и Вестфалии нанесли поражение «добровольческим» дружинам. Тогда правительство начало маневрировать, возобновило свои обещания, а тем временем направило в Рур 20 тыс. солдат рейхсвера. В кровопролитных боях рабочие были разбиты.

В итоге мятежники остались безнаказанными, обещания правительства не были выполнены, реакционные «добровольческие» части не распущены.

Дальнейшее укрепление позиций германской буржуазии

Поражение в Руре ослабило рабочий класс. Буржуазия использовала это и, опираясь на поддержку руководства Социал-демократической партии, еще больше усилила наступление на жизненный уровень трудящихся. Проводимая правительством политика инфляции помогала увеличению объема экспорта. Прибыли немецких экспортеров неимоверно росли. Акционерные компании наживали капиталы, а народные массы испытывали большие тяготы: продажа продовольствия населению сократилась, цены на предметы первой необходимости повысились.

Внутри страны открыто действовала черная реакция. «Два десятка тысяч профессиональных офицеров армии Гогенцоллернов, — говорилось в Манифесте II конгресса Коминтерна, — образуют, особенно после мятежа Каппа-Лютвица, крепкое контрреволюционное ядро... Эта централизованная организация террористов старого режима дополняется белыми партизанскими отрядами в юнкерских поместьях».

Реакционные силы Германии пользовались моральной и материальной поддержкой империалистов других стран и в первую очередь Соединенных Штатов Америки. 30 апреля 1919 г. Федеральное резервное бюро вынесло решение о предоставлении займа Германии. В том же году концерн «Стандард ойл» восстановил все свои старые связи с Германией, захватив значительную часть германского нефтяного рынка. С американскими трестами были тесно связаны видные германские буржуазные политические деятели и капиталисты — Штреземан, Куно, Ратенау и другие. В 1920 г. американский «король железных дорог» Гарриман заключил соглашение с гамбургской пароходной компанией «Гапаг». Тогда же возник ряд смешанных американо-германских банковских групп. Некоторые американские банки начали осуществлять финансирование крупнейших германских трестов, в том числе «Всеобщей компании электричества». Американские капиталисты способствовали начавшемуся перевооружению Германии и борьбе германской буржуазии против рабочего класса.

К середине 1920 г. германская буржуазия настолько окрепла, что у нее уже не было необходимости маскировать свою политику с помощью правых социал-демократов, тем более что позиции последних стали ослабевать. На выборах в рейхстаг в июне 1920 г. количество голосов, полученных Социал-демократической партией, сократилось наполовину (5,6 млн. голосов) по сравнению с выборами 1919 г. С другой стороны, число голосов, поданных за Независимую социал-демократическую партию, возросло больше, чем вдвое (5 млн. голосов). Коммунистическая партия, впервые участвовавшая в выборах, получила немногим более 400 тыс. голосов.

Положение в Коммунистической партии

Германские милитаристы решили покончить с коалицией и образовать правительство без социал-демократов. 25 июня 1920 г. один из лидеров партии центра, Ференбах, сформировал правительство из представителей Немецкой народной и Демократической партий при поддержке националистов.

После гибели К. Либкнехта и Р. Люксембург руководство Коммунистической партией возглавил Иогихес, но 10 марта 1919 г. он был арестован и затем убит в тюрьме предварительного заключения выстрелом в затылок. Находясь на нелегальном положении, неся многочисленные жертвы, партия тем не менее продолжала расти количественно, укреплялась идейно и вела энергичную борьбу против предателей из лагеря социал-демократии. В это время порвала с Независимой социал-демократической партией и вступила в Коммунистическую партию соратница К. Либкнехта и Р. Люксембург, ветеран рабочего движения Клара Цеткин, только что оправившаяся от длительной тяжелой болезни. На нелегальной конференции, открывшейся 29 марта во Франкфурте-на Майне, Клара Цеткин была избрана в состав Центрального Комитета.

К. Цеткин. Фотография.

В октябре 1919 г. в нелегальных условиях собрался в Гейдельберге партийный съезд; в его работе участвовало 46 делегатов, представлявших 106 тыс. членов партии. Съезд признал ошибкой бойкот выборов в Учредительное собрание и принял решение об участии партии в предстоявших парламентских выборах. Некоторые сектантски настроенные делегаты не согласились с этим решением и настаивали даже на том, что коммунистам не следует работать в реформистских профсоюзах. В феврале 1920 г. сторонники этой «левой» оппозиции были исключены из партии. Через два месяца они образовали так называемую Коммунистическую рабочую партию, однако большинство ее членов впоследствии вернулось в Коммунистическую партию, а Коммунистическая рабочая партия выродилась в небольшую сектантскую организацию, которая в течение ряда лет вела борьбу против Коммунистической партии Германии и Коммунистического Интернационала.

Летом 1920 г. под руководством Коммунистической партии развернулась борьба немецких рабочих за прекращение поддержки белополяков германским правительством. В Людвигсхафене, Мангейме, в Данцигском порту, на железнодорожных станциях в Берлине, Эрфурте, Хемнице, Штутгарте, Штеттине рабочие отказывались грузить и задерживали транспорты с оружием и снаряжением для буржуазно-помещичьей Польши.

Большую помощь молодая Коммунистическая партия Германии получала от братской Российской коммунистической партии (большевиков), от В. И. Ленина. В работах «Письмо к рабочим Европы и Америки» в январе 1919 г., «Привет итальянским, французским и немецким коммунистам», «Письмо Центральному Комитету Коммунистической партии Германии по поводу раскола» в октябре 1919 г. и «Письмо к немецким и французским рабочим» в сентябре 1920 г. В. И. Ленин дал ценные советы по важнейшим вопросам деятельности партии. Выдающееся значение для немецких коммунистов имела работа В. И. Ленина «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

В связи с ростом влияния коммунистов обострялся кризис в Независимой социал-демократической партии Германии. Многие рабочие в свое время примкнули к независимцам из чувства протеста против измены социал-демократических руководителей но здесь они снова встретились с оппортунизмом, лицемерием и соглашательством новых лидеров. Сознательные рабочие больше не хотели оставаться в одной партии с предателями. Подтверждалось положение, высказанное В. И. Лениным в октябре 1919 г., о том, что независимцы «кажутся единой партией; на деле масса их членов партии не солидарна с вождями в основном, в самом главном, в наиболее существенном»[57]. В октябре 1920 г. на съезде Независимой социал-демократической партии в Галле 236 голосами против 156 было принято решение о присоединении к Коммунистическому Интернационалу. В декабре 1920 г. собрался объединительный съезд коммунистов и революционного крыла независимцев. Он принял решение о ликвидации Независимой социал-демократической партии и создании Объединенной Коммунистической партии Германии. В Коммунистическую партию вступил и руководитель революционных гамбургских рабочих Эрнст Тельман, сыгравший крупную роль в организации левого крыла Независимой социал-демократической партии и в объединении этого крыла с Коммунистической партией. Насчитывавшая до объединения приблизительно 100 тыс. членов, Коммунистическая партия превратилась теперь в массовую организацию, охватившую более 300 тыс. членов. Во время выборов в прусский ландтаг в феврале 1921 г. Коммунистическая партия получила более 1 200 тыс. голосов.

Правые независимцы, возглавляемые Каутским, Гильфердингом, Бернштейном, сохранили за своей организацией название Независимой социал-демократической партии, но она просуществовала недолго и осенью 1922 г. слилась с Социал-демократической партией.

Мартовские бои 1921 г.

Усиление политической активности пролетариата вызывало у буржуазии большое беспокойство. Правящие круги решили нанести рабочим новый удар. 18 марта 1921 г. по приказу обер-президента прусской провинции Саксонии, социал-демократа Герзинга полиция и войска наводнили рабочие районы Средней Германии. Начались провокации, обыски, избиения и аресты. В ответ рабочие Мансфельдского промышленного округа, руководимые коммунистами, объявили забастовку протеста. Вскоре забастовка охватила всю Среднюю Германию и в ряде мест переросла в вооруженную борьбу с полицией. В Мансфельдском округе сформировались партизанские отряды, которые возглавил Макс Гельц — популярный среди рабочих руководитель вооруженной борьбы против капповцев в 1920 г. Партизаны наносили полиции и войскам удар за ударом. Движение солидарности с пролетариатом Средней Германии охватило Берлин, Гамбург и другие районы. Однако руководство социал-демократии и профессиональных союзов сделало все возможное, чтобы затормозить это движение. Выступление пролетариата Средней Германии было задушено.

Мартовские бои были навязаны рабочим буржуазией. В героической борьбе снова участвовал лишь авангард рабочего класса, вынужденный начать битву до выступления широких масс. Коммунистическая партия шла в первых рядах борющегося пролетариата и завоевала большой авторитет в массах. Как указывал в своем постановлении Коммунистический Интернационал, она доказала, что является партией революционного пролетариата. Но вместе с тем, отмечалось в решении Коммунистического Интернационала, партия допустила ряд ошибок, из которых важнейшая заключалась в том, что не был достаточно подчеркнут оборонительный характер борьбы.

Ошибку Коммунистической партии попытался использовать оппортунист Пауль Леви. После трагической гибели Иогихеса он пробрался к руководству партии и повел борьбу против укрепления ее рядов, против решений Коминтерна, а в феврале 1921 г. вышел из Центрального Комитета и создал свою фракцию. Едва закончились мартовские события, Леви выпустил брошюру под названием «Наш путь против путчизма». В ней говорилось, что в мартовских боях участвовали «деклассированные элементы», а партия стала на путь «путчизма и авантюр».

Центральный Комитет Коммунистической партии Германии в апреле 1921 г. исключил Леви из партии. «Если кто-либо после борьбы, в которой участвовали сотни тысяч, выступает против этой борьбы и поступает так, как Леви, — говорил В. И. Ленин, — то его нужно исключить. Это и было сделано»[58].

В августе 1921 г. съезд Коммунистической партии в Иене признал правильной критику ошибок партии, данную Коммунистическим Интернационалом, и принял постановление об усилении работы в профессиональных союзах. В письме к немецким коммунистам В. И. Ленин в эти дни писал о задачах, стоящих перед партией: «Не терять хладнокровия и выдержки; — систематически исправлять ошибки прошлого; — неуклонно завоевывать большинство среди рабочих масс и в профсоюзах и вне их; — терпеливо строить крепкую и умную коммунистическую партию, способную действительно руководить массами при всех и всяких поворотах событий; — вырабатывать себе стратегию, стоящую на уровне наилучшей международной стратегии самой «просвещенной» (вековым опытом вообще, «русским опытом» в особенности) передовой буржуазии...»[59]

Поражение авангарда немецкого рабочего класса в 1921 г. еще не было концом периода революционного подъема в Германии. Новое ухудшение внутреннего и международного положения страны привело через некоторое время к острому революционному кризису.

ГЛАВА VI РАСПАД АВСТРО-ВЕНГРИИ. ВЕНГЕРСКАЯ СОВЕТСКАЯ РЕСПУБЛИКА

Мировая война и Великая Октябрьская социалистическая революция углубили и чрезвычайно обострили социальные и национальные противоречия в Австро-Венгрии. Под ударами вспыхнувших здесь революций лоскутная империя Габсбургов распалась. На ее развалинах возникли самостоятельные буржуазные государства, а в Венгрии, хотя и на короткое время, установилась диктатура пролетариата, образовалась Советская республика.

1. Буржуазно-демократическая революция в Австро-Венгрии и образование национальных государств на ее территории

В годы мировой войны национальный гнет в Австро-Венгрии крайне усилился. Имперское правительство полностью ликвидировало даже те незначительные конституционные гарантии, которых ранее добились угнетенные народы. Парламенты многих земель (ландтаги, сеймы) были закрыты, национальные организации подверглись репрессиям. Национальное угнетение сочеталось с жестокой эксплуатацией трудящихся масс капиталистами и помещиками.

В результате обострения этих противоречий и под влиянием Великой Октябрьской социалистической революции, в огромной степени усилившей революционные и национально-освободительные стремления народов Австро-Венгрии, в стране создавалась непосредственно революционная ситуация.

Австро-Венгрия к концу мировой войны

Движущей силой национально-освободительной борьбы в Австро-Венгрии были трудящиеся во главе с рабочим классом. В национальном движении участвовала и буржуазия угнетенных наций. Она была неоднородна по своему составу, и участие ее различных групп в национальной борьбе было неодинаковым. Крупная буржуазия, тесно связанная с австрийскими и венгерскими монополиями и имперским рынком, не проявляла заинтересованности в ликвидации австро-венгерской монархии. Она не шла дальше требований предоставления ей политических прав и равных возможностей с австрийской буржуазией и, напуганная революционной активностью трудящихся масс, старалась достичь компромисса с монархией. Средняя и в особенности мелкая буржуазия оказывала более решительное сопротивление великодержавной политике австро-венгерского империализма, а на отдельных этапах национально-освободительной борьбы выступала вместе с трудящимися массами.

Крестьянство в целом требовало уничтожения феодальных пережитков и помещичьей собственности на землю. Поскольку крупнейшими помещиками являлись австрийцы и венгры, а массу крестьянства составляли угнетенные национальности, борьба крестьян за землю теснейшим образом переплеталась с национальной борьбой. В Австрии и Венгрии большой размах приобрели выступления крестьянской бедноты против помещиков и кулачества, которые наживались на эксплуатации сельского пролетариата и на спекуляции хлебом.

Пролетариат выступал за ликвидацию монархии, демократизацию страны, создание национальных независимых государств. Революционное крыло социал-демократии выдвигало также лозунги борьбы за социалистическую революцию и за ликвидацию самих основ капитализма.

Война ввергла страну в хаос хозяйственной разрухи. Сельское хозяйство пришло в упадок. Работоспособное мужское население деревни находилось в армии, рабочих рук осталось мало. Резко сократились посевные площади. Непрерывные реквизиции хлеба, фуража и скота довершали разорение деревни. Продовольствия не хватало даже для внутренних потребностей, а его еще вывозили в Германию. В январе 1918 г. в крупных городах выдавали по карточкам 100 г хлеба в день на взрослого человека, а в июне хлебная норма была еще понижена; в мелких городах совсем не существовало нормированного снабжения хлебом. Голодали и солдаты. Трудящееся население испытывало острый недостаток также в обуви, одежде, мыле, керосине и других предметах первой необходимости.

На почве голода происходили волнения, демонстрации, нападения на продовольственные лавки и склады.

Заработная плата рабочих и служащих намного отставала от роста цен. На рудниках «Альпине Монтангезельшафт» в Штирии номинальная заработная плата повысилась в 1918 г. по сравнению с 1913 г. вдвое, а цены на продовольствие выросли за это время в 10 раз. Между тем владельцы этих рудников получили за 1916/17 г. дивиденды в размере 38% вложенного капитала, тогда как до войны среднегодовой дивиденд не превышал 7%.

В погоне за наживой буржуазия стремилась еще больше усилить эксплуатацию пролетариата. Нехватку рабочих рук она компенсировала дальнейшей интенсификацией труда. Большинство фабрик и заводов обслуживало армию, и на них был введен удлиненный рабочий день, достигавший, как правило, 12 часов. Значительное число предприятий было непосредственно подчинено военному командованию. Только в Вене и Нижней Австрии к концу войны на таких предприятиях работало 300 тыс. рабочих. Много милитаризованных предприятий было и в других промышленных районах страны. Занятые на них рабочие считались мобилизованными, за малейшее неповиновение их наказывали по законам военного времени, они не имели права на забастовки и на уход с работы.

Монополистический капитал использовал милитаризацию экономики для дальнейшего подчинения государственного аппарата своему влиянию, а также для принудительного картелирования и поглощения мелких и средних предприятий крупными объединениями. Финансовая и промышленная олигархия создала свой единый центр — Имперский союз австрийской промышленности, в котором полностью господствовали магнаты тяжелой промышленности. Путем слияния мелких предприятий образовался единый картель и в текстильной промышленности.

Обострение революционного кризиса

Классовые антагонизмы за годы войны обнажились до предела. После всеобщей политической забастовки в январе 1918 г. и февральского восстания военных моряков в Которе (Каттаро) революционное движение в Австро-Венгрии стало нарастать ускоренными темпами. 18 июня, в связи с решением правительства сократить хлебную норму, снова вспыхнула всеобщая забастовка в Австрии. Она быстро приобрела политический характер. Рабочие требовали прекращения войны и немедленного заключения мира без аннексий и контрибуций. К австрийским рабочим присоединились металлисты Будапешта, потребовавшие демилитаризации предприятий. Полиция стреляла в забастовщиков. Это вызвало волну стачек пролетарской солидарности во всей Венгрии. В Будапеште возник первый в Венгрии Совет рабочих депутатов. Вновь возникли Советы в Вене и других промышленных городах Австрии. 22 июня на созванной в Санкт-Пёльтене конференции рабочих Советов Нижней Австрии было представлено 28 местных Советов. Однако многие рабочие Советы оказались под сильным влиянием реформистов. По призыву лидеров Социал-демократической партии после небольших уступок со стороны правительства (установление за счет государства надбавок к заработной плате) рабочие прекратили всеобщую стачку.

Республику! Плакат M. Биро. 1919 г.

Тем не менее внутриполитическое положение Габсбургской империи продолжало оставаться напряженным. К концу июня после провала наступления южнее Тренто, стоившего Австро-Венгрии более 100 тыс. убитыми, ранеными и попавшими в плен, правящие круги пришли в полное уныние. Правительство Зейдлера вынуждено было выйти в отставку. Новый глава правительства Гуссарек не уступал по своей реакционности Зейдлеру, но слыл более гибким политиком. Он пригласил лидеров Социал-демократической партии войти в состав кабинета, а когда последние, боясь разоблачить себя перед массами, отклонили его предложение, предпринял попытку создать коалиционный кабинет с участием представителей парламентских партий угнетенных народов — чехов, южных славян, украинцев и др. Но и эта попытка окончилась неудачей: буржуазные деятели национальных партий, понимая, что гибель империи неизбежна, отказались вступить в правительство.

В середине сентября войска Антанты прорвали Балканский фронт. 29 сентября капитулировала Болгария, открыв армиям Антанты путь для наступления на Австро-Венгрию с юга. В октябре итальянские войска прорвали фронт на реке Пьяве, угрожая вторжением в Австро-Венгрию с юго-запада. Близился и военный разгром Германии, в могущество которой прежде так слепо верили австро-венгерские правящие круги.

Исключительно тяжелое положение создалось для австро-венгерских империалистов в оккупированных ими районах Советской Украины. Украинский народ поднялся на освободительную отечественную войну. Солдаты австро-венгерской армии под воздействием революционных идей отказывались воевать с красноармейцами и партизанами, братались с ними, поднимали восстания. Ввиду угрозы полного развала армии австрийское командование приступило к спешной эвакуации своих войск из Украины. Но возвращавшиеся домой солдаты несли с собой правду о советской революции и ее завоеваниях, что усиливало революционное брожение в самой Австро-Венгрии. С середины октября в австро-венгерской армии начали возникать солдатские Советы.

Наиболее революционно были настроены солдаты славянских и других угнетенных национальностей. Они уклонялись от службы, бросали оружие и расходились по домам. К августу из австро-венгерской армии дезертировали 100 тыс., к октябрю — 250 тыс. солдат. Многие уходили с оружием и создавали в горах и лесах Трансильвании, Хорватии, Чехии, Крайны вооруженные отряды, которые боролись против правительственных войск. В одной только Хорватии в сентябре — октябре насчитывалось до 50 тыс. вооруженных дезертиров, так называемых «зеленых», которые с оружием в руках выступали против правительственных войск. Среди «зеленых» было много вернувшихся из Советской России бывших военнопленных, непосредственных свидетелей и даже участников Октябрьской революции.

Резко усилилось крестьянское движение, особенно в национальных районах. В Далмации, Истрии и Хорватском Приморье крестьяне перестали выполнять кабальные обязанности по отношению к помещикам и уплачивать налоги. В Боснии и Герцеговине полукрепостные крестьяне — кметы — нападали на местные органы австрийского управления, уничтожали долговые обязательства, прекращали работу на помещиков. В Мораваце, Дебельяче, Волошинове, Зренянине, Нови-Саде и некоторых других местах Воеводины крестьяне разделили помещичью землю и взяли власть в свои руки, создав народные веча. Сильное крестьянское движение развернулось также в Галиции, Словакии, Буковине, где массовая борьба крестьян за землю сочеталась с борьбой за национальное освобождение. В ряде районов Крайны, Хорватии и Славонии, в том числе в городе Вуковар и его окрестностях, восставшие крестьяне и «зеленые» изгнали помещиков, жандармерию и австро-венгерскую администрацию.

Буржуазно-демократическая революция

14 октября 1918 г. в Чехии вспыхнула всеобщая политическая забастовка. Ее начали пражские рабочие в знак протеста против распоряжения имперского правительства о вывозе из Чехии в Австрию запасов угля и продовольствия. Всеобщая политическая стачка рабочего класса имела решающее значение для создания Чехословацкого государства. На многочисленных митингах, проходивших в Чехии и Словакии, принимались решения о необходимости свержения монархии Габсбургов и провозглашения независимой Чехословацкой республики. По существу это было началом национальной буржуазно-демократической революции.

Император Карл, пытаясь удержать власть над Чехией, издал 16 октября манифест о преобразовании Австрии в союз национальных государств и о предоставлении чехам и другим народам национальной автономии.

Буржуазно-демократическая революция в Австро-Венгрии. Распад Габсбургской империи

Но в момент подъема массового национально-освободительного движения обещание частичных реформ уже не могло никого удовлетворить. 17 октября это запоздалое предложение было отвергнуто чешскими депутатами рейхсрата.

28 октября Пражский национальный комитет, руководящую роль в котором играли чешские буржуазно-помещичьи партии, объявил о создании самостоятельного Чехословацкого государства и переходе верховной власти в руки комитета.

Демонстрация рабочих в Кладно 14 октября 1918 г. с требованием всеобщего мира. Фотография.

Спустя два дня Словацкий национальный совет в городе Турчанский св. Мартин принял декларацию о вхождении Словакии в состав единого Чехословацкого государства. Все имперские законы и постановления чешского сейма оставались на территории Чехословакии в силе до введения новых законов; старые государственные учреждения должны были функционировать до создания новой администрации.

Вслед за тем Пражский национальный комитет, дополненный представителями руководящих органов политических партий, объявил себя Временным национальным собранием. 14 ноября 1918 г. Национальное собрание провозгласило Чехословакию республикой, избрало президента и образовало коалиционное правительство. Президентом республики стал один из руководителей чешской буржуазной эмиграции Томаш Масарик, главой правительства — лидер Национально-демократической партии Крамарж. Все руководящие посты в новом государстве оказались в руках буржуазии и помещиков, хотя основную роль в завоевании республики сыграл рабочий класс.

В южнославянских землях ведущие буржуазные партии Хорватии и Словении в начале октября 1918 г. созвали в Загребе Народное вече в составе членов бывшего провинциального Сабора. Вече объявило себя представительным органом всех южных славян в Австро-Венгрии и на первых порах не порывало с монархией Габсбургов. Но вскоре его позиция изменилась. В конце октября произошли революционные выступления в Риеке (Фиуме), Пуле и в ряде воинских частей, расквартированных в Далмации, Истрии, Хорватии и Крайне. В воинских частях возникли революционные комитеты, а в некоторых районах Воеводины и Славонии — даже небольшие «советские республики». Чтобы предотвратить взятие власти трудящимися, Народное вече в Загребе объявило 29 октября об отделении всех южно-славянских провинций от Австро-Венгрии и о создании самостоятельного Государства словенцев, хорватов и сербов.

Имперское правительство потеряло контроль и над другими национальными районами. В Буковине в результате народного восстания были созданы новые органы власти и ликвидирована зависимость от Австро-Венгрии; 3 ноября созванное в Черновцах Народное вече приняло решение о присоединении Северной Буковины к Советской Украине.

В Галиции 1 ноября была провозглашена Западно-украинская народная республика. Здесь тоже развивалось сильное движение за воссоединение с Советской Украиной, но украинским буржуазным националистам, захватившим власть во Львове, удалось помешать этому.

28 октября от Австро-Венгрии отделились польские земли. Созданная в Кракове польская буржуазно-помещичья «Ликвидационная комиссия» заявила о переходе власти в ее руки.

Восставшие рабочие и солдаты на одной из улиц Будапешта 31 октября 1918 г. Фотография.

В ночь на 31 октября началась революция в Венгрии. Восставшие рабочие и солдаты заняли стратегически важные пункты в Будапеште — мосты, почту, телеграф, арсенал, городскую комендатуру и потребовали создания независимой венгерской республики. Сформировалось коалиционное правительство во главе с Михаем Карольи. 16 ноября власть Габсбургов была официально низвергнута и Венгрия объявлена республикой.

Начавшийся распад империи оказал влияние на революционное движение в собственно Австрии. Буржуазные партии совместно с лидерами Социал-демократической партии сделали попытку задержать развитие революции. Еще в первых числах октября они сговорились о создании парламентского блока для формирования временных органов власти. 21 октября депутаты австрийского парламента объявили себя Временным национальным собранием. Социал-демократическая партия поспешила заявить, что этим актом «сделан первый шаг к образованию немецко-австрийского народного государства», хотя Национальное собрание даже не поставило вопроса о ликвидации монархии Габсбургов.

27 октября правительство Гуссарека было заменено правительством Ламмаша, который имел давние связи с представителями держав Антанты и поэтому считался наиболее подходящим для ведения переговоров о перемирии. Но народные массы не хотели удовлетвориться такими верхушечными перестановками. 30 октября в Вене была объявлена всеобщая стачка. Стихийно возникла многотысячная демонстрация под республиканскими лозунгами. Главной силой демонстрации были рабочие. Правящие круги, чтобы выиграть время и успокоить рабочих, пошли на образование коалиционного правительства из представителей буржуазных партий и социал-демократов. Пост канцлера занял один из видных лидеров австрийской социал-демократии Карл Реннер. Министром иностранных дел стал Виктор Адлер (через две недели он умер, и его заменил Отто Бауэр). Новое правительство завершило переговоры с Антантой, подписав 3 ноября перемирие на условиях, продиктованных Антантой и означавших фактически полную капитуляцию.

Надежды австрийских правящих кругов на то, что заключение перемирия с Антантой позволит спасти монархию Габсбургов, не оправдались. Под давлением революционного движения Национальному собранию пришлось 12 ноября провозгласить Австрию республикой. Но старый государственный аппарат почти полностью сохранился. Не были отменены и многие законы, действовавшие во времена австро-венгерской монархии.

Митинг в Будапеште 16 ноября 1918 г. Фотография.

В конце октября — начале ноября в Австрии оживилась деятельность старых рабочих Советов, возникли и новые Советы. Однако руководство ими захватили правые социал-демократы, которые сумели отвлечь австрийских рабочих от борьбы за власть и предотвратить вооруженное выступление пролетариата.

При активном содействии социал-демократии правительство создало в начале ноября свою вооруженную силу: вместо демобилизованной армии, в которой были сильны революционные настроения, были сформированы наемные войска — так называемый фольксвер («народная армия») под командованием реакционного офицерства. Но в первые месяцы своего существования фольксвер еще не являлся орудием реакции. Среди солдат фольксвера было много революционно настроенных рабочих, находившихся под влиянием коммунистов. 41-й батальон фольксвера даже именовал себя «Красной гвардией». Членом Солдатского совета этого батальона был коммунист Лео Ротцигель. С конца ноября председателем Совета в Красной гвардии стал Эгон Эрвин Киш, впоследствии известный революционный писатель.

Контрреволюция спешила противопоставить Красной гвардии различные реакционные военные организации — бюргервер и офицерские отряды. В борьбе с революцией буржуазия получала поддержку католической церкви, пользовавшейся большим влиянием среди отсталых слоев населения, в особенности среди крестьянства Тироля, Зальцбурга и Каринтии.

3 ноября 1918 г. в Австрии, раньше, чем в других странах Западной Европы, возникла Коммунистическая партия. Она была тогда немногочисленной и не имела значительного влияния на массы, но в дальнейшем превратилась в революционный авангард австрийского рабочего класса.

Историческое значение распада Австро-Венгерской империи

Народы Австро-Венгрии свергли габсбургскую монархию. Окончилось существование одной из старейших империй с прогнившим бюрократическим строем, феодальными пережитками, вековой отсталостью и косностью. Была ликвидирована крупная реакционная сила, оказывавшая на протяжении долгого времени большое влияние на политическую жизнь Европы.

Митинг в Вене 12 ноября 1918 г. в честь провозглашения республики. Фотография.

На развалинах лоскутной империи возникли новые, независимые государства — Австрия, Венгрия, Чехословакия, Государство словенцев, хорватов и сербов. Польское население Австро-Венгрии получило возможность воссоединиться в одном государстве с другими частями польского народа. Трансильвания, население которой состояло в большинстве из румын, воссоединилась с Румынией, населенные итальянцами области северного побережья Адриатики — с Италией. Украинцы восточных провинций Австрии освободились от гнета австрийской монархии и развернули борьбу за воссоединение с Советской Украиной.

Однако в результате сговора империалистов национальные интересы освобожденных от гнета Австро-Венгрии народов оказались во многих случаях нарушенными. Польше передали всю Галицию, в том числе и ее восточную часть (Западную Украину), Чехословакии — Закарпатскую Украину. К Румынии отошла не только Южная Буковина, населенная румынами, но и Северная, вопреки решению ее Народного веча о присоединении к Советской Украине. Ряд районов со славянским населением был передан Италии. В новых национальных государствах плодами победы народных масс воспользовались имущие классы (главным образом крупная буржуазия), сумевшие при помощи оппортунистических лидеров социал-демократии и при поддержке держав Антанты установить свою власть.

Рабочий класс не отказался от борьбы. Революционный подъем в странах Центральной и Юго-Восточной Европы продолжался. В Венгрии и Словакии в 1919 г. произошли пролетарские революции.

2. Венгерская Советская Республика

После провозглашения в Венгрии республики правительство Михая Карольи провело некоторые преобразования. Оно объявило о введении всеобщего избирательного права, декларировало политические свободы — свободу слова, печати, собраний, демонстраций, установило 8-часовой рабочий день, приняло закон об аграрной реформе, хотя и очень ограниченной.

Но практически было сделано мало. При господстве буржуазии политические свободы для трудящихся масс не могли быть обеспечены, закон о 8-часовом рабочем дне не соблюдался предпринимателями, не была проведена и аграрная реформа. Правительство Карольи оказалось неспособным принять реальные меры к ликвидации послевоенной экономической разрухи и к улучшению продовольственного положения в стране. В Будапеште и других промышленных центрах не работали многие предприятия, и выброшенные на улицу рабочие остались без средств существования. Бурно нарастала инфляция, безудержно обогащались ростовщики и спекулянты. Квартирная плата, цены на продукты питания, предметы широкого потребления и топливо быстро росли. По сравнению с 1914 г. хлеб, масло, сахар, картофель вздорожали к 1918—1919 гг. в среднем на 400—600%, топливо на 700—800% и т. д. В голодную зиму 1918/19 г. трудящиеся испытывали большие лишения. Все это усиливало недовольство народных масс.

Образование Коммунистической партии Венгрии. Курс на социалистическую революцию

20 ноября 1918 г. на совещании представителей революционных групп образовалась Коммунистическая партия Венгрии. Ядро ее составили руководители первых венгерских коммунистических кружков Бела Кун, Тибор Самуэли, Ференц Мюнних и другие. Многие из них были непосредственными участниками Октябрьской революции в России. Там они создали коммунистические группы среди бывших венгерских военнопленных и затем, по возвращении на родину, принесли с собой опыт революционной борьбы. В Коммунистическую партию вошли также революционные социалисты (Отто Корвин, Дьюла Хевеши, Йожеф Келен, Антал Мошойго) и левые социал-демократы (Ласло Рудаш, Бела Ваго, Дьюла Алпари, Бела Санто и другие).

Бела Кун. Фотография. 1919 г.

Во главе партии стоял Бела Кун. Он пользовался большой популярностью среди венгерских рабочих. Исключительно важное значение в глазах трудящихся имело то, что Бела Кун во время пребывания в Советской России встречался с В. И. Лениным. «Товарищ Бела Кун, — говорил о нем В. И. Ленин, — хорошо знаком был мне еще тогда, когда он был военнопленным в России и не раз приходил ко мне беседовать на темы о коммунизме и коммунистической революции»[60]. Коммунистическая партия Венгрии сразу же взяла курс на социалистическую революцию. Она разоблачала антинародную сущность буржуазного правительства и выдвигала лозунг установления диктатуры пролетариата. «Не нужно Учредительного собрания, — писал центральный орган Коммунистической партии, газета «Вереш уйшаг» («Красная газета»). — Вся власть Советам!» Коммунисты вели большую агитационно-пропагандистскую работу среди масс, завоевывая их на свою сторону. Они организовали кампанию протеста против грабительской квартирной платы, установленной домовладельцами. По инициативе коммунистов стали создаваться для управления домами комитеты трудящихся. Серьезное внимание партия уделяла также агитации и пропаганде среди безработных, инвалидов и ветеранов войны. Она нашла поддержку со стороны значительной части солдат, прежде всего в столице. Авторитет и популярность коммунистов — передовых борцов за дело рабочего класса-росли изо дня в день. В декабре 1918 г. венгерские рабочие перешли от разрозненных выступлений к массовым стачкам и созданию фабрично-заводских комитетов, которые требовали от предпринимателей заключения коллективных договоров. Фабрично-заводские комитеты создавались стихийно, в них иногда проникали случайные и даже враждебные рабочим элементы, но в целом это движение имело глубоко революционный характер. Там, где ими руководили коммунисты, комитеты играли важную роль — устанавливали контроль за деятельностью администрации, отстраняли саботажников, а иногда и брали управление предприятиями в свои руки; в некоторых случаях они превращались в органы власти на местах.

Во многих провинциальных городах образовались Советы рабочих депутатов. Они были неоднородны по составу, и в них шла борьба между реформистами и революционными элементами.

В конце 1918 г. в стране усилилось крестьянское движение. Особенно активным оно было в Закарпатской Украине, где крестьяне отказывались платить государственные налоги и нести повинности в пользу униатской церкви. В селах Великие Лучки, Подмонастырь, Новое Село и других создались вооруженные крестьянские отряды, которые нападали на помещичьи усадьбы, захватывали помещичью землю, забирали скот, сельскохозяйственный инвентарь. Зимой 1918/19 г. захваты помещичьей земли крестьянами происходили уже во многих областях Венгрии — в комитатах Шомодь, Пешт, Ваш и др.

Тибор Самуэли. Фотография. 1919 г.

По мере революционизирования трудящихся масс падало влияние социал-демократии. В январе 1919 г. лидеры Социал-демократической партии, опираясь на принадлежавшее им большинство в Главном правлении профессиональных союзов, исключили коммунистов из профессиональных союзов и Будапештского Совета рабочих депутатов. Это вызвало многочисленные протесты рабочих. Ряд организаций самого крупного в стране профессионального союза металлистов осудил действия Главного правления, а рабочие-металлисты подали сотни заявлений о вступлении в Коммунистическую партию. Профессиональный союз печатников также высказался против антикоммунистической кампании. Рабочие типографии социал-демократической газеты «Непсава» («Слово народа») протестовали против печатания клеветнических статей о коммунистах.

Правительство прибегло к репрессиям против Коммунистической партии. 3 февраля полиция разгромила типографию газеты «Вереш уйшаг», а 21 февраля были арестованы почти все члены Центрального Комитета партии. Но, несмотря на преследования, коммунисты продолжали борьбу. Уже 24 февраля, через три дня после ареста членов Центрального Комитета, Коммунистическая партия обратилась к трудящимся Венгрии с призывом активно готовить свержение буржуазного правительства. В тот же день многотысячный митинг рабочих-металлистов и безработных Будапешта резко осудил произвол полиции. Собравшиеся единодушно потребовали немедленного освобождения всех арестованных коммунистов. Такие же требования были выдвинуты 11 марта в Сегеде на демонстрации вооруженных рабочих и солдат, 18 марта в Будапеште на митинге 10 тыс. рабочих Чепельского завода и т. д. О необходимости союза с коммунистами заявил ряд профессиональных организаций, находившихся под влиянием Социал-демократической партии. 19—20 марта рабочие митинги и забастовки состоялись во многих городах страны. Один за другим Советы рабочих депутатов порывали с социал-реформистами и становились органами власти. Так, в середине марта рабочие Дебрецена арестовали реакционера бургомистра, в Сегеде рабочими были взяты под стражу правительственные чиновники, покровительствовавшие ростовщикам и спекулянтам, и управление делами города перешло в руки рабочего Совета. Трудящиеся смещали явочным порядком правительственную администрацию. В марте были изгнаны феишпаны (губернаторы) из 11 комитатов (областей).

Активность революционных масс достигла высшей точки, народ ждал лишь сигнала к вооруженному восстанию.

Установление Советской власти

Вмешательство империалистов ускорило революционный взрыв. 20 марта 1919 г. державы Антанты предъявили венгерскому правительству ультимативное требование согласиться на проведение новой демаркационной линии, в результате чего ряд районов страны оказался бы под иностранной оккупацией. Посягательство империалистов на государственный суверенитет Венгрии породило волну всеобщего возмущения. Трудящиеся требовали отвергнуть экспансионистские притязания Антанты и создать правительство, действительно выражающее интересы народа. Вооруженные отряды рабочих, руководимые коммунистами, заняли важнейшие пункты столицы. Буржуазия не осмеливалась оказывать им сопротивление.

Правительство Карольи, практически уже потерявшее власть, не могло решиться ни на принятие ультиматума Антанты, ни на отклонение его. Поэтому оно вручило власть социал-демократам. Но социал-демократы не имели достаточных сил, чтобы создать однопартийное правительство, и были вынуждены обратиться к коммунистам, которые пользовались наибольшим авторитетом в народных массах. На соглашении с коммунистами настаивали левые социал-демократы. В переговорах с находившимися в тюрьме руководителями Коммунистической партии лидеры социал-демократов предложили создать единую партию. Втайне они надеялись, что в результате механического объединения двух партий Коммунистическая партия растворится в Социал-демократической и потеряет свою боеспособность.

Бела Кун и другие руководители Коммунистической партии приняли предложение социал-демократов, потребовав в свою очередь выполнения следующих условий: провозглашения Венгрии Советской республикой, разоружения буржуазии, создания Красной Армии и народной милиции, национализации промышленных предприятий, оптовой торговли, банков, транспорта, средств связи, конфискации помещичьей земли и имений, отделения церкви от государства и школы от церкви, улучшения материального положения трудящихся, заключения союза с Советской Россией. Требования коммунистов немедленно стали известны широким трудящимся массам и нашли у них горячую поддержку. Лидерам социал-демократов пришлось принять условия коммунистов, и на этой основе состоялось соглашение между обеими партиями. В результате слияния Коммунистической и Социал-демократической партий образовалась Социалистическая партия Венгрии. Раскол в рабочем классе был организационно преодолен. Однако это, объединение партий таило в себе серьезную опасность. Скрытые замыслы оппортунистических лидеров, как показал ход событий, имели известные основания. Слияние партий произошло без достаточной предварительной работы со стороны коммунистов по идейному разоблачению оппортунизма. В объединенную Социалистическую партию Венгрии наряду с революционными рабочими вошли и случайные элементы, приспособленцы, даже враги рабочего класса. Все это ослабляло партию и затрудняло борьбу коммунистов за укрепление пролетарской власти.

Русский отряд венгерской Красной Армии. Фотография. 1919 г.

Вечером 21 марта Будапештский Совет рабочих депутатов провозгласил Венгрию Советской Республикой. Сформировалось правительство трудящихся, которое назвало себя Революционным правительственным советом, или Советом народных комиссаров. Председателем правительства был назначен социал-демократ Гарбаи. Народный комиссариат иностранных дел возглавил Бела Кун. Для управления экономикой страны был создан (в июне) Совет народного хозяйства, для централизованного снабжения промышленных предприятий сырьем — Бюро по распределению материалов. На местах всю власть сосредоточили в своих руках выборные Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Переход власти в руки народа произошел в самый критический момент, когда назревала опасность вооруженной интервенции империалистов, угрожавшей самому существованию венгерского национального государства.

Венгерская Советская Республика (21.III — 1.VIII 1919 г.)

Венгерская буржуазия показала полную неспособность организовать отпор Антанте. Она уже давно превратилась в реакционную силу и предавала национальные интересы. Только народная власть могла защитить страну. Это понимали многие представители рабочего класса, крестьянства, интеллигенции, мелкой и даже части средней буржуазии Венгрии.

В создавшихся условиях ни либеральная буржуазия, группировавшаяся вокруг партии Карольи, ни оппортунистические лидеры социал-демократов не могли предотвратить пролетарскую революцию. Этим и объяснялись действия Карольи, предложения социал-демократов коммунистам и вообще мирный переход власти в руки Советов.

Первые мероприятия Советской власти. Конституция Венгерской Советской Республики

Венгерское Советское правительство осуществило важные преобразования в интересах трудящихся. Ряд декретов Советского правительства Венгрии был направлен на подрыв политических и экономических позиций буржуазии, на защиту и укрепление Советской власти. К их числу относились декреты о разоружении полиции, жандармерии, старой армии и создании вместо них Красной охраны и Красной Армии, о национализации промышленности, банков, транспорта, введении государственной монополии внешней торговли и т. д.

Советская власть сразу же приступила к улучшению условий труда и материального положения народных масс. Впервые в истории Венгрии не на словах, а на деле был введен 8-часовой рабочий день, повышена более чем на 25% заработная плата рабочих, осуществлено переселение бедняков, не имевших жилья, в отобранные у буржуазии особняки. Только в Будапеште 30 тыс. рабочих семей получили новые квартиры.

На промышленных предприятиях была установлена новая система контроля и управления при посредстве производственных комиссаров, назначаемых правительством, и Советов, избираемых рабочими. Все рабочие и служащие обеспечивались социальным страхованием за счет государства, получали оплачиваемые отпуска и бесплатное медицинское обслуживание. Был провозглашен и претворен в жизнь принцип «кто не работает, тот не ест», и введена всеобщая трудовая повинность. Советская власть осуществила и другой принцип — «равная оплата за равный труд», благодаря чему женщины получили равные с мужчинами условия работы. Полностью запрещалось использовать труд детей. Школа была отделена от церкви и церковь от государства, установлено обязательное бесплатное обучение для детей до 14 лет, основаны рабочие университеты, рабочие клубы, читальни, библиотеки. Высшие учебные заведения широко открыли двери для народа.

Много внимания уделялось медицинскому обслуживанию населения и воспитанию детей, борьбе с безнадзорностью и беспризорностью. Спорт, являвшийся ранее привилегией обеспеченных слоев населения, стал достоянием трудящихся. В парках, где когда-то разгуливала лишь роскошно одетая знать, появилась рабочая молодежь.

Несмотря на трудное военное время, Советская власть предоставила интеллигенции — писателям, художникам, композиторам, учителям и артистам благоприятные условия для творчества. Бела Иллеш, Енэ Варга и многие другие представители лучшей части интеллигенции стали на сторону пролетарской революции. «Цветением» назвал венгерский писатель Жигмонд Мориц новый строй.

Большое значение имел декрет о ликвидации национального гнета. В нем говорилось, что Венгерская Советская Республика представляет собой союз народов, населяющих Венгрию, и что Советское правительство гарантирует равные политические права всем национальностям, уничтожает национальное угнетение и неравноправие, порожденные капитализмом. Провозглашенные в этом декрете принципы энергично проводились в жизнь. Были образованы национальные области. В Закарпатской Украине и некоторых других районах начали выходить национальные газеты, велась интенсивная подготовка к открытию школ с преподаванием на родном языке.

Выборы в районные советы Будапешта 7 апреля 1919 г. Фотография.

Из Будапешта в Закарпатскую Украину в порядке оказания помощи беднейшим слоям населения было отправлено 5700 ц муки, свыше 7500 ц семенного зерна, одежда, обувь.

Мероприятия Советского правительства отвечали коренным интересам трудового народа. На состоявшихся в апреле 1919 г. выборах в верховные и местные органы власти трудящиеся подтвердили свою верность Советской Республике. Выборы проходили на основе новой, подлинно демократической избирательной системы, предоставлявшей право избирать и быть избранным всем венгерским гражданам обоего пола, которые достигли 18-летнего возраста и занимаются полезным для общества трудом.

14 июня 1919 г. открылся Всевенгерский съезд Советов. Он принял Конституцию Венгерской Советской Республики, закреплявшую созданный в результате пролетарской революции государственный строй. «Взявший в свои руки власть пролетариат, — гласил первый параграф Конституции, — пользуется в Советской Республике всеми свободами и правами. Он ликвидировал капиталистический строй и господство буржуазии, заменив их социалистическим общественным строем».

Конституция отменила законы буржуазно-помещичьего государства, утвердила осуществленные диктатурой пролетариата революционные преобразования, гарантировала права трудящихся.

Венгерским коммунистам не удалось до конца выполнить намеченную программу. Этому воспрепятствовал натиск международной реакции. Кроме того, они сами допустили ряд ошибок. В частности, не получил должного разрешения аграрный вопрос. Помещичьи землевладения площадью свыше 100 хольдов были национализированы, но их передали не крестьянам, а государственным хозяйствам. Это вызвало у крестьян разочарование аграрной политикой правительства, и рабочему классу не удалось обеспечить прочный союз с крестьянством. Ошибкой была также национализация мелкой промышленности и ремесленных мастерских.

В. И. Ленин и Венгерская Советская Республика

Вождь мирового пролетариата В. И. Ленин проявлял глубокий интерес к венгерским событиям. Он горячо приветствовал пролетарскую революцию в Венгрии. «...Семя, посеянное русской революцией, — говорил он, — всходит в Европе»[61]. Одним из первых актов Советского правительства Венгрии явилось обращение к Ленину с предложением заключить союз между Советской Венгрией и Советской Россией. Сообщение об этом было сделано на заседавшем в то время VIII съезде Российской Коммунистической партии (большевиков). 22 марта 1919 г. съезд послал в Венгрию приветственную телеграмму, написанную Лениным[62].

В тот же день В. И. Ленин передал по радио приветствие «пролетарскому правительству Венгерской Советской республики и особенно т. Бела Куну»[63]. Приветственная телеграмма VIII съезда и радиограмма Ленина были напечатаны в венгерских газетах и встречены с большим энтузиазмом в самых широких слоях населения. Народные массы Венгрии видели в Ленине своего близкого друга. Его именем были названы многие учреждения, школы, заводские цехи, улицы в Будапеште и других городах; рабочий пригород столицы Эржебетварош был переименован в Ленинварош. 11 апреля 1919 г. первое пленарное заседание Будапештского Совета рабочих и красноармейских депутатов избрало В. И. Ленина почетным председателем.

В. И. Ленин предпринимал все возможные меры, чтобы наладить связь с Советской Венгрией и получение постоянной информации о положении дел в стране. 22 марта в своем приветствии по радио правительству Венгерской Советской Республики Ленин подчеркнул: «Безусловно необходимо постоянное радиосообщение между Будапештом и Москвой»[64].

На следующий день, 23 марта, Ленин в радиограмме в Будапешт выразил свои опасения по поводу включения лидеров Социал-демократической партии в правительство Венгерской Советской Республики и просил информировать его о составе и программе созданного правительства. «Сообщите, пожалуйста, — запрашивал В. И. Ленин, — какие Вы имеете действительные гарантии того, что новое венгерское правительство будет на самом деле коммунистическим, а не только просто социалистическим, то есть социал-предательским?

Имеют ли коммунисты большинство в правительстве? Когда произойдет съезд. Советов? В чем состоит реально признание социалистами диктатуры пролетариата?»[65]

В апреле-мае 1919 г. В. И. Ленин в своих выступлениях неоднократно отмечал значение Венгерской Советской Республики, подчеркивал необходимость укрепления интернациональных связей пролетариата.

В мае В. И. Ленин встретился с одним из руководителей венгерских коммунистов Тибором Самуэли, который, перелетев на самолете территорию, захваченную белогвардейцами, прибыл в Москву. Получив от Самуэли подробную информацию, В. И. Ленин направил 27 мая венгерским рабочим письмо, в котором снова предупреждал, что нельзя ни на йоту доверять реформистам. «Большинство социалистических вождей в Европе, как социал-шовинистского, так и каутскианского направления, — говорилось в этом письме, — так погрязло в предрассудках чисто мещанских, воспитанных десятилетиями сравнительно «мирного» капитализма и буржуазного парламентаризма, что понять Советской власти и диктатуры пролетариата они не могут. Пролетариат не в состоянии совершить своей всемирно-исторической освободительной миссии, не устраняя с своей дороги этих вождей, не удаляя их прочь»[66].

Ленин призывал коммунистов, венгерский пролетариат проявлять бдительность по отношению к проискам врагов, стойкость и решимость. Он указывал, что империалистических интервентов и внутреннюю контрреволюцию можно победить только при условии железной выдержки, дисциплины, твердости и беспощадного подавления подрывной деятельности реакции. «Вам предстоит теперь, — писал Ленин, — благодарнейшая и труднейшая задача устоять в тяжелой войне против Антанты. Будьте тверды»[67].

Венгерскому пролетариату необходимо, указывал Ленин, всемерно укреплять свою диктатуру, сурово и решительно подавляя сопротивление эксплуататоров[68]. Вместе с тем нужно внимательно относиться к нуждам трудящегося крестьянства и городской мелкой буржуазии. «Крестьянин, — писал Ленин, — как труженик, тянет к социализму, предпочитая диктатуру рабочих диктатуре буржуазии»[69].

В приветствии В. И. Ленина содержались и другие важные советы — об укреплении сознательной дисциплины и организованности пролетариата, о необходимости «порвать идейно со всей буржуазно-демократической идеологией», решительной борьбы против фразерства, косности, рутины[70].

Советы В. И. Ленина имели исключительно большое значение для венгерского и всего международного рабочего движения.

Начало империалистической интервенции

Империалисты с тревогой следили за развитием событий в Венгрии. Настроения американских правящих кругов в эти дни ясно выразил советник президента Вильсона полковник Хауз, записавший в своем дневнике: «... 22 марта... Большевизм повсюду завоевывает новые позиции. Только что поддалась Венгрия. Мы сидим на пороховом погребе, и в один прекрасный день какая-нибудь искра может взорвать его...» 24 марта в дневнике Хауза появилась новая запись: «... Вокруг нас рушится мир, и нам необходимо действовать с быстротой, соразмерной угрожающей нам опасности». Газета «Нью-Йорк геральд» требовала немедленно оккупировать войсками Антанты Будапешт и оказать быструю военную помощь соседним с Венгрией странам. «Нью-Йорк таймс» в злобной статье против венгерского народа писала, что «Венгрию надо проучить». Во французском парламенте выступил с воинственной речью министр иностранных дел Пишон, который заявил, что «все державы должны объединиться между собой и преградить путь большевизму».

К ОРУЖИЮ! Плакат Р. Береня. 1919 г.

Соединенные Штаты Америки, Англия, Франция и другие капиталистические государства отказались признать Советскую Венгрию и установить с ней дипломатические отношения. Империалисты подвергли Венгрию экономической блокаде. По распоряжению союзного командования была запрещена всякая торговля с Венгрией. Прекратился ввоз железной руды, угля, нефти, промышленного сырья и даже хлеба, в котором население испытывало недостаток. Американская организация помощи (АРА) отказалась посылать продовольствие в Венгрию. Ее глава Гувер цинично заявил, что не будет снабжать хлебом Советы. Этим способом империалисты хотели задушить молодую Советскую республику, поставить венгерский народ на колени. Как отмечал В. И. Ленин, европейская империалистическая буржуазия «дошла до такой наглости, что предлагает венгерскому правительству такие вещи: «Мы вам дадим хлеб, а вы откажитесь от Советской власти»»[71].

Одновременно империалистические державы приступили к организации военной интервенции против Венгрии. В Белград, Прагу и Бухарест был направлен приказ военным миссиям Антанты подготовить вторжение. Чехословакии и Румынии за участие в интервенции было обещано приращение их территорий.

16 апреля 1919 г. началась интервенция. В ней участвовали колониальные французские войска, а также войска Румынии и Чехословакии.

Из капиталистических стран только Австрия признала Венгерскую Советскую Республику. Но, провозгласив нейтралитет по отношению к Венгрии, она фактически нарушила его. Австрийское правительство, возглавлявшееся правым социалистом Реннером, объявило блокаду Венгерской Советской Республики, секвестровало находившееся в венских банках венгерское золото, запретило доставку из Австрии в Венгрию продовольствия и оружия. Вена стала главным центром, из которого Антанта осуществляла руководство подрывной деятельностью в Венгрии. Советская Венгрия оказалась зажатой в кольце фронтов и блокады.

К началу мая 1919 г. военное положение Венгерской Советской Республики стало критическим. Находившееся в руках правого социалиста Вильмоша Бема главное командование венгерской армии отдавало изменнические приказы об отступлении без боя. На сторону врага переходили многие офицеры. На Трансильванском фронте изменила целая дивизия, открыв фронт румынским интервенционистским войскам.

Румынские интервенты, продвигавшиеся с востока, дошли до Тисы и в нескольких местах форсировали реку. С севера наступали чехословацкие войска. Контрреволюция подняла голову и в Будапеште. Правые социалисты подрывали боеспособность армии. Они заявляли, что сопротивление бесполезно, и предлагали сдаться на милость победителя.

Международная реакция торжествовала в ожидании близкой победы. Английская газета «Таймс» 7 мая 1919 г. писала, что «Венгерскому Советскому правительству нужно немедленно капитулировать... Будапешт оккупируют войска держав Согласия... Венгерское Советское правительство должно подать в отставку».

Борьба венгерского народа против интервентов. Помощь международного пролетариата

Коммунисты призвали рабочий класс дать отпор врагу. 1 мая в Будапеште состоялась демонстрация, в которой участвовало свыше 90 тыс. рабочих и красноармейцев. Демонстранты несли красные знамена, портреты В. И. Ленина, лозунги: «Да здравствует пролетарская диктатура!», «Да здравствует Советская Венгрия!», «Да здравствует Ленин — вождь мирового пролетариата!» Были сформированы новые отряды Красной Армии. В течение нескольких дней возникла 100-тысячная армия вооруженных рабочих, готовых идти в бой. В Красную Армию шли лучшие коммунисты. Все члены профсоюзов объявили себя мобилизованными. Рабочие многих цехов уходили на фронт в полном составе. На предприятиях Будапешта и других промышленных центров рабочие самоотверженно трудились, производя оружие для Красной Армии. На защиту революции поднялся весь венгерский рабочий класс.

Венгерское Советское правительство приняло решительные меры против внутренней контрреволюции. Председателем Чрезвычайного революционного трибунала по борьбе с контрреволюцией был назначен коммунист Тибор Самуэли, начальником политического отдела Народного комиссариата внутренних дел — коммунист Отто Корвин. От имени Чрезвычайного революционного трибунала Тибор Самуэли опубликовал воззвание-приказ, в котором говорилось: «К классовому врагу пролетариата — буржуазии я не обращаюсь с какой-либо просьбой. Я хотел бы только, чтобы буржуазия запомнила следующее: кто поднимет руку на власть пролетариата, кто открыто или тайно будет подстрекать против нее и скрывать агентов контрреволюции, кто не будет выполнять всех приказов Совета народных комиссаров и главного командования, тот сам подпишет собственный смертный приговор. Исполнение приговора — наша задача».

Не унывай! Плакат с картой наступления венгерской Красной Армии в мае-июне 1919 г.

Самоотверженная деятельность коммунистов создала благоприятный перелом на фронте. Красная Армия остановила натиск интервентов и сама перешла в контрнаступление.

Успеху венгерской Красной Армии во многом способствовало происходившее в это время продвижение Красной Армии Советской России к западным границам Украины. Боевой дух венгерских трудящихся повысился, у них укрепилась уверенность в возможности быстрого разгрома интервентов.

Значительную помощь Венгерской Советской Республике оказал международный пролетариат. Плечом к плечу с венгерскими красноармейцами сражались против войск Антанты бойцы интернациональной бригады — чехи, словаки, сербы, хорваты, румыны, итальянцы, французы. Бывшие русские военнопленные, еще находившиеся в Венгрии, вступали в части венгерской Красной Армии и, кроме того, образовали батальон интернациональной бригады численностью более тысячи человек. Два батальона сформировали польские революционеры, свыше 1200 бойцов во главе с коммунистом Ротцигелем прислали рабочие Австрии.

Чешские и румынские коммунисты вели большую разъяснительную работу в войсках, посланных против Советской Венгрии. Революционная пропаганда открывала глаза солдатам интервенционистских армий. Среди них началось революционное брожение. В Словакии в тылу у интервентов стало развертываться партизанское движение. В некоторых чехословацких частях произошли волнения. В апреле на сторону Советской Венгрии перешли два батальона чехословацких войск.

Правительству Сербо-хорвато-словенского государства, ввиду революционного движения внутри страны и «неблагонадежности» своих войск, пришлось отказаться от намерения участвовать в интервенции. Усиливались волнения и в румынских частях. В мае 1919 г. при активной поддержке населения и партизан Словакии и Закарпатской Украины венгерская Красная Армия начала успешный поход на север. В своем приветствии венгерским рабочим 27 мая В. И. Ленин писал: «Вы ведете единственно законную, справедливую, истинно революционную войну, войну угнетенных против угнетателей, войну трудящихся против эксплуататоров, войну за победу социализма. Во всем мире все, что есть честного в рабочем классе, на вашей стороне»[72]. В июне венгерская Красная Армия, разрезав фронт чешских и румынских войск, вступила на территорию Словакии. 16 июня в юго-восточной Словакии была провозглашена Словацкая Советская Республика.

Падение Венгерской Советской Республики

Встревоженные успехами венгерской Красной Армии западные империалисты решили усилить интервенцию против Советской Венгрии. В июне 1919 г. представители Англии, Франции, Италии и Соединенных Штатов на Парижской мирной конференции договорились о новом выступлении. 13 июня Клемансо от имени конференции послал венгерскому правительству ультиматум, в котором выдвигалось требование о немедленном прекращении наступления венгерской Красной Армии и отводе ее за демаркационную линию, установленную Антантой при подписании перемирия 3 ноября 1918 г. В ультиматуме говорилось: «Если державы Согласия на основании информации своих представителей через 4 дня с полудня 14 июня не получат сведений о действительном выполнении этого распоряжения, они будут считать своим правом послать войска или принять иные меры...» В случае принятия этого ультиматума Клемансо обещал отвести румынские части на демаркационную линию и пригласить представителей правительства Венгерской Советской Республики на мирную конференцию в Париже.

Революционный артиллерийский пост на набережной Дуная в Будапеште 24 июня 1919 г. Фотография.

Советская Венгрия нуждалась в прекращении войны, чтобы приступить к мирному строительству. Кроме того, приглашение на международную конференцию означало официальное признание Венгерской Советской Республики. Эти обещания, однако, были коварной уловкой Клемансо, который и не думал выполнять их.

Ультиматум Клемансо обсуждался 19 июня 1919 г. на I съезде Советов Венгерской Республики. Реформисты, располагая большинством голосов, добились принятия предложений Антанты без всяких гарантий их выполнения. Некоторые коммунисты, в том числе Бела Кун, недооценили пагубные последствия этого шага и, не желая вносить раскол в правительство, согласились с социалистами. Противники принятия ультиматума — Тибор Самуэли, Отто Корвин, Ласло Рудаш и другие оказались в меньшинстве.

Венгерское Советское правительство распорядилось отвести войска Красной Армии на севере за демаркационную линию. Между тем Клемансо, вероломно обманув Венгрию, оставил румынские части на венгерской территории. Неоправданное отступление деморализовало Красную Армию, чему способствовала также подрывная деятельность старого офицерства и других враждебных элементов.

24 июня в Будапеште вспыхнул контрреволюционный мятеж. Он был подавлен вооруженными отрядами рабочих и солдат, но вследствие нерешительности правительства, боявшегося вмешательства Антанты, главари мятежников не понесли должного наказания. Почти одновременно вспыхнули мятежи в Пакше, Калоче и в некоторых других городах.

Контрреволюция начала формировать органы власти, которые должны были заменить Советское правительство. В Араде и Сегеде под охраной французских оккупационных войск было создано буржуазное правительство во главе с графом Дьюлой Карольи; пост военного министра в этом правительстве занял адмирал Хорти. В Вене был подготовлен другой кандидат на пост главы венгерского правительства — правый социалист Гарами. В Будапеште контрреволюционное подполье планировало создание «чисто социалистического» правительства под председательством Пейдля.

Здание газеты «Непсава» после налета банд Хорти в августе 1919 г. Фотография.

Ухудшилась и международная обстановка. После отступления из Словакии венгерской Красной Армии была задушена Словацкая Советская Республика Продвижение белогвардейских войск Деникина на Украине помешало намечавшемуся установлению непосредственных связей между армиями Советской России и Советской Венгрии. В это же время румынская военщина накапливала силы для новой интервенции против Советской Венгрии.

В таких условиях командование венгерской Красной Армии приняло решение предупредить удар войск Антанты и 20 июля начало наступление против румынских войск Однако операция была подготовлена наспех. Начальник генерального штаба Красной Армии совершил предательство, передав противнику оперативный план наступления. Предателями оказались и многие другие высшие офицеры. В результате венгерская Красная Армия на Тисе потерпела поражение и стала под давлением численно превосходящих румынских войск отступать к Будапешту Коммунисты призывали к сопротивлению. «Мы будем стойки в нашей революционной борьбе», — писал 1 августа в воззвании к международному пролетариату Бела Кун. Но пролетарской диктатуре был нанесен удар в спину. Правые социал-демократы из числа членов Совета народных комиссаров организовали заговор и, пользуясь своим численным перевесом, добились 1 августа ухода Советского правительства в отставку и образования так называемого профсоюзного правительства во главе с Пейдлем и Пейером.

Белый террор в Венгрии. Рисунок М. Биро. 1920 г.

«Профсоюзное правительство» издало декрет о роспуске Красной Армии, отменило национализацию банков и промышленных предприятий, ликвидировало и другие завоевания венгерского народа.

Измена, совершенная реформистами накануне вступления румынских войск в Будапешт, отняла у венгерского рабочего класса всякую возможность продолжать сопротивление интервентам. В. И. Ленин считал подрывную деятельность правых социал-демократов одной из главных причин падения Венгерской Советской Республики[73]. Это отмечал в своем манифесте и Коммунистический Интернационал: «Совершилось величайшее предательство. Советская власть в Венгрии рухнула под напором империалистических разбойников и чудовищной измены социал-предателей. На лбу этой партии лежит теперь клеймо Каина. Она предала пролетариат, революцию, славную партию венгерских коммунистов, Интернационал».

Действия правых социал-демократов расчистили путь для установления военной диктатуры. В стране воцарился кровавый террористический режим адмирала Хорти. Коммунистов и других патриотов истязали, бросали со связанными руками в Дунай, вешали на уличных фонарях. Около 5 тыс. героев Венгерской Советской Республики отдали свою жизнь за дело революции, более 40 тыс. человек были брошены в тюрьмы, десятки тысяч эмигрировали. Среди казненных были коммунисты Отто Корвин и Енэ Ласло. 2 августа 1919 г. был убит Тибор Самуэли.

Венгерская Республика потерпела поражение. Главными причинами этого были интервенция империалистических государств и предательство правых социал-демократов. Однако пролетарская революция не прошла бесследно для венгерского народа. В его памяти навсегда остались 133 героических дня, когда трудящиеся Венгрии впервые в истории страны пользовались подлинно демократическими свободами и когда Советская власть осуществляла в интересах народа глубокие социально-экономические преобразования.

Установление диктатуры пролетариата в Венгрии имело большое международное значение. В тезисах Центрального Комитета Венгерской социалистической рабочей партии, опубликованных в связи с сорокалетием со дня основания Коммунистической партии Венгрии, говорится: «Венгерский пролетариат под руководством коммунистов первым после русского рабочего класса сумел завоевать власть и вывести нацию из омута капиталистической эксплуатации и разорения. Венгерская Советская Республика доказала, что завоевание власти и установление диктатуры пролетариата является не просто «русской спецификой», а всеобщим требованием ликвидации капитализма и утверждения социалистического строя».

ГЛАВА VII ОБРАЗОВАНИЕ КОММУНИСТИЧЕСКОГО ИНТЕРНАЦИОНАЛА

Создание Коммунистического Интернационала было обусловлено объективными историческими факторами, подготовлено всем ходом развития рабочего и социалистического движения. Преданный оппортунистическими вождями II Интернационал потерпел крах в августе 1914 г. Расколов рабочий класс, социал-шовинисты призвали рабочих воюющих стран к взаимному истреблению на фронтах империалистической войны и в то же время к «гражданскому миру» внутри своих стран, к сотрудничеству со «своей» буржуазией, к отказу от борьбы за экономические и политические интересы пролетариата. Перед международным социалистическим движением возникла неотложная задача — добиться подлинно интернационального сплочения пролетариата на основе решительного разрыва с оппортунизмом, образовать новую международную организацию революционеров взамен обанкротившегося II Интернационала. В то время единственной последовательно интернационалистской крупной организацией в международном рабочем движении была большевистская партия, возглавляемая В. И. Лениным. Она и взяла на себя инициативу в борьбе за создание Третьего Интернационала.

Борьба большевиков за создание Коммунистического Интернационала

С первых дней войны большевистская партия наряду с призывом к превращению империалистической войны в гражданскую провозгласила лозунги: «Да здравствует международное братство рабочих против шовинизма и патриотизма буржуазии всех стран!», «Да здравствует пролетарский Интернационал, освобожденный от оппортунизма!»[74] В своих трудах «Война и российская социал-демократия», «Социализм и война», «Крах II Интернационала», «Положение и задачи Социалистического Интернационала», «Империализм, как высшая стадия капитализма» и многих других В. И. Ленин сформулировал идейные и организационные основы, на которых должен был строиться новый Интернационал. Несмотря на огромные трудности, порожденные войной и разгулом шовинизма, В. И. Ленину удалось на Циммервальдской (1915 г.) и Кинтальской (1916 г.) конференциях добиться размежевания революционных интернационалистов с социал-шовинистами и заложить основы интернационалистского объединения под руководством «Циммервальдской левой». Однако решить задачу создания нового Интернационала с помощью Циммервальдского объединения не удалось. Циммервальдская и Кинтальская конференции не приняли лозунгов большевиков о превращении империалистической войны в гражданскую и о создании III Интернационала; в Циммервальдском объединении большинство составили центристы, сторонники примирения с социал-шовинистами и восстановления обанкротившегося оппортунистического II Интернационала. Левые в социалистических партиях Запада и «циммервальдские левые» были еще очень слабы.

В апреле 1917 г. В. И. Ленин поставил вопрос о полном разрыве левых с Циммервальдским объединением — разрыве не только с социал-шовинистами, но и с центристами, прикрывавшими свой оппортунизм пацифистскими фразами. В. И. Ленин писал: «Надо основать именно нам, именно теперь, без промедления новый, революционный, пролетарский Интернационал...»[75]

Седьмая (Апрельская) конференция Российской социал-демократической рабочей партии (большевиков) отметила в своей резолюции, что «задачей нашей партии, действующей в стране, где революция началась раньше, чем в других странах, является — взять на себя инициативу по созданию III Интернационала, окончательно разрывающего с «оборонцами» и решительно борющегося также против промежуточной политики «центра»».

Победа Великой Октябрьской социалистической революции ускорила решение вопроса о новом Интернационале. Она наглядно показала трудящимся всего мира и прежде всего передовой части рабочего класса правоту ленинских идей, высоко подняла знамя интернационализма, вдохновила пролетариат капиталистических стран и угнетенные народы колоний и полуколоний на решительную борьбу за свое освобождение. Под ее непосредственным влиянием углубился и развился общий кризис капитализма и, как его составная часть, кризис империалистической колониальной системы. Революционный подъем охватил весь мир. Значительно полевели народные массы, возросла сознательность рабочего класса. Марксизм-ленинизм становился все более популярным. На его позиции переходили лучшие представители рабочих партий и организаций. Ярким выражением этого явилось усиление левых элементов в рядах социал-демократических партий.

В январе 1918 г. были предприняты первые после Октября практические шаги к созданию III Интернационала. Состоявшееся в Петрограде по инициативе Центрального Комитета большевистской партии совещание представителей социалистических партий и групп решило созвать международную конференцию на следующей основе: партии, изъявившие согласие вступить в новый Интернационал, должны признать необходимость революционной борьбы против «своих» правительств, за немедленное подписание демократического мира; они должны выразить готовность поддерживать Октябрьскую революцию и Советскую власть в России.

Одновременно с принятием этого решения большевики усилили работу по организации сил левых в международном рабочем движении, по воспитанию новых кадров. Еще в первые месяцы после Октябрьской революции находившиеся в России зарубежные левые социалисты стали создавать главным образом среди военнопленных свои революционные, коммунистические организации. В начале декабря они уже выпускали газеты на немецком, венгерском, румынском и других языках. Для улучшения руководства иностранными коммунистическими группами и в помощь им в марте 1918 г. были образованы иностранные секции при Центральном Комитете Российской Коммунистической партии (большевиков), которые в мае того же года объединились в Федерацию иностранных групп при Центральном Комитете РКП (б); председателем ее был избран венгерский революционер Бела Кун. Федерация создала из бывших военнопленных первый московский коммунистический отряд интернационалистов для борьбы с контрреволюцией, издавала на разных языках воззвания, брошюры и газеты. Эта пропагандистская литература распространялась не только среди военнопленных, но и среди немецких войск на Украине, посылалась в Германию, Австро-Венгрию и другие страны.

Подготовка созыва Учредительного конгресса III Интернационала

Борьбе за создание III Интернационала благоприятствовали глубокие изменения в международном рабочем движении и революционные события 1918 г. во всем мире. Триумфальное шествие Советской власти, выход России из империалистической войны, разгром чехословацкого и других мятежей продемонстрировали силу социалистической революции, повысили международный авторитет Советского государства и Российской Коммунистической партии. Темпы революционизирования народных масс нарастали. За революцией в Финляндии и январскими политическими стачками в Германии и Австро-Венгрии последовали восстание моряков в Которе (Каттаро), массовое движение солидарности с Советской Россией в Англии, всеобщая политическая забастовка в чешских землях, революционные выступления во Франции. В конце мировой войны вспыхнуло Владайское восстание в Болгарии, а революции в Германии и Австро-Венгрии привели к свержению режима полуфеодальных монархий в центре Европы, к ликвидации Австро-Венгерской империи и образованию новых национальных государств на ее территориях. В Китае, Индии, Корее, Индокитае, Турции, Иране, Египте и других странах Азии и Африки назревало широкое национально-освободительное движение.

Окно РОСТА (Российского телеграфного агентства). Текст и рисунки В. В. Маяковского. 1919 г.

С укреплением позиций марксизма-ленинизма ослаблялось влияние социал-демократии в международном рабочем движении. Значительную роль в этом процессе сыграли выступления и работы В. И. Ленина, такие, как «Письмо к американским рабочим», «Пролетарская революция и ренегат Каутский», «Письмо к рабочим Европы и Америки» и многие другие. Разоблачая оппортунизм и центризм, эти выступления оказывали: помощь интернационалистам, активизировавшим свою деятельность в социалистических партиях. В ряде стран интернационалисты открыто порвали с соглашателями и образовали коммунистические партии. В 1918 г. возникли коммунистические партии в Австрии, Германии, Польше, Венгрии, Финляндии и Аргентине.

В начале января 1919 г. состоялось совещание представителей восьми коммунистических партий и организаций. По предложению В. И. Ленина оно постановило обратиться к революционным пролетарским партиям с призывом принять участие в конференции по учреждению нового Интернационала. Обращение было опубликовано 24 января 1919 г. Его подписали представители Центрального Комитета Российской Коммунистической партии (большевиков), заграничного бюро Коммунистической рабочей партии Польши, заграничного бюро Венгерской коммунистической партии, заграничного бюро Коммунистической партии Австрии, Русского бюро ЦК Латышской коммунистической партии, ЦК Финляндской коммунистической партии, ЦК Балканской социал-демократической федерации, Социалистической рабочей партии Америки.

В обращении восьми партий и организаций была сформулирована платформа новой международной организации, которая должна быть создана конференцией. В нем говорилось: «Гигантски-быстрый ход мировой революции, ставящей все новые и новые проблемы, опасность удушения этой революции со стороны союза капиталистических государств, которые организуются против революции под лицемерным знаменем «Союза народов»; попытки со стороны социал-предательских партий столковаться и, дав «амнистию» друг другу, помочь своим правительствам и своей буржуазии еще раз обмануть рабочий класс; наконец, накопившийся громадный революционный опыт и интернационализация всего хода революции — заставляют нас взять на себя инициативу постановки в порядок дня обсуждения вопроса о созыве международного конгресса революционных пролетарских партий».

На конференцию по учреждению III Интернационала приглашались коммунистические партии России, Германии, Австрии, Венгрии, Польши, Финляндии, Эстонии, Латвии, Литвы, Белоруссии, Украины, чешские революционные социал-демократы, Болгарская рабочая социал-демократическая партия («тесных социалистов»), левое крыло Сербской социал-демократической партии, Социал-демократическая партия Румынии, Левая социал-демократическая партия Швеции, Норвежская социал-демократическая партия, Итальянская социалистическая партия, левые социалисты Швейцарии, Испании, Японии, Франции, Бельгии, Дании, Португалии, Англии и Соединенных Штатов Америки.

Бернская конференция социал-демократических партий

Укрепление интернационалистских элементов, образование коммунистических партий, рост движения за создание нового Интернационала — все это встревожило правых лидеров социал-демократии. Стремясь консолидировать силы противников социалистической революции, они решили восстановить II Интернационал и с этой целью созвали международную конференцию в Берне (Швейцария). Конференция заседала с 3 по 10 февраля 1919 г. В ней участвовали делегаты от 26 стран. Ряд партий и организаций, например социалистические партии Швейцарии, Сербии, Румынии, левая часть бельгийской, итальянской, финляндской социалистических партий, Интернационал молодежи, Женский секретариат, входившие ранее во II Интернационал, отказались прислать своих представителей.

Всю деятельность этой первой послевоенной конференции социал-шовинистских и центристских партий пронизывала ненависть к социалистической революции. К. Брантинг, один из лидеров II Интернационала, представитель Шведской социал-демократической партии, выступивший с основным докладом «О демократии и диктатуре», заявил, что Октябрьская революция есть отступление от принципов демократии, и фактически призвал к ликвидации диктатуры пролетариата в России.

В таком же духе высказывались Гендерсон, Каутский, Вандервельде, Жуо и другие социал-демократические лидеры. Все они старались предотвратить распространение международного влияния Октябрьской революции. Поэтому «русский вопрос», хотя он и не значился в повестке дня конференции, фактически был центральным. Однако конференция не приняла резолюции об отрицательном отношении к Советскому государству, ибо часть делегатов, боясь потерять влияние на рядовых членов социалистических партий, отказалась поддержать открытых врагов Октябрьской революции.

Бернская конференция вынесла решение о восстановлении II Интернационала (организационное оформление этого решения было завершено на двух последующих конференциях — Люцернской в 1919 г. и Женевской в 1920 г.). Для обмана масс в резолюциях конференции говорилось о строительстве социализма, рабочем законодательстве, защите интересов рабочего класса, но забота об осуществлении этих и других задач возлагалась на Лигу наций.

Усилия организаторов Бернской конференции и восстановленного Интернационала помешать дальнейшему полевению пролетариата, росту коммунистического движения и объединению партий нового типа в революционный Интернационал оказались безрезультатными. Возникновение подлинно революционного центра международного рабочего движения было неотвратимо.

Первый, Учредительный конгресс Коммунистического Интернационала

На обращение восьми партий и организаций от 24 января 1919 г. дали положительный ответ многие рабочие партии. Местом встречи была назначена Москва — столица первой в мире победившей пролетарской диктатуры.

Зарубежные делегаты по пути в Москву преодолевали большие трудности, вызванные как репрессиями в капиталистических странах по отношению к левым социалистам и коммунистам, так и обстановкой гражданской войны в Советской России, блокадой, антисоветской интервенцией. Один из делегатов, представитель Коммунистической партии Австрии Грубер (Штейнгарт), впоследствии рассказывал: «Мне приходилось ехать на ступеньках вагонов, на крышах, буферах и даже на тендере и на площадке локомотива... Когда мне удавалось сесть в вагон для скота, это было уже большой удачей, потому что значительную часть долгого, 17-дневного пути мне пришлось проделать пешком. Фронтовая полоса проходила тогда в районе Киева. Здесь шли только военные эшелоны. Я маскировался под оборванного солдата, возвращающегося из плена, и мне все время грозила опасность быть схваченным и расстрелянным белыми. К тому же я не знал ни слова по-русски».

Несмотря на все препятствия, большинство делегатов прибыло в срок.

1 марта 1919 г. на предварительном совещании были утверждены повестка дня конференции, состав докладчиков и комиссий. На этом совещании обсуждался также вопрос о конституировании конференции как Учредительного конгресса Коммунистического Интернационала. Ввиду возражения представителя Коммунистической партии Германии Гуго Эберлейна (Альберта), указавшего на немногочисленность состава конференции и на то, что во многих странах еще нет коммунистических партий, совещание решило ограничиться проведением конференции и выработкой платформы.

2 марта вступительной речью В. И. Ленина открылась первая всемирная конференция коммунистических партий и левых социал-демократических организаций. Вначале конференция заслушала доклады с мест. Представители Германии, Швейцарии, Финляндии, Норвегии, Соединенных Штатов Америки, Венгрии, Голландии, Балканских стран, Франции, Англии рассказали о развернувшихся в капиталистическом мире ожесточенных классовых битвах, о влиянии Великой Октябрьской социалистической революции на революционное движение в этих странах, о росте популярности большевизма и вождя мирового пролетариата Ленина.

В. И. Ленин в президиуме I конгресса Коминтерна. Фотография.

4 марта с докладом о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата выступил В. И. Ленин. В рабочем движении многих стран тогда велась острая дискуссия по вопросу — за или против диктатуры пролетариата. Поэтому огромное значение приобретало разъяснение существа буржуазной демократии как демократии для меньшинства и необходимости установления новой, пролетарской демократии, демократии для большинства, на основе свержения капиталистического ига и подавления сопротивления эксплуататорских классов. В. И. Ленин разоблачил защитников так называемой чистой демократии, показав, что буржуазная демократия, за которую ратовали Каутский и его единомышленники накануне и после пролетарской революции в России, есть форма диктатуры буржуазии. Между тем диктатура пролетариата, принявшая в России форму Советской власти, носит, указывал Ленин, подлинно народный, демократический характер. Ее сущность «... состоит в том, что постоянной и единственной основой всей государственной власти, всего государственного аппарата является массовая организация именно тех классов, которые были угнетены капитализмом...»[76]

В. И. Ленин показал, что Советы оказались той практической формой, которая предоставляет пролетариату возможность осуществить свое господство. Защита буржуазной демократии правыми социал-демократами, их выпады против диктатуры пролетариата являются отрицанием права пролетариата на свою, пролетарскую демократию.

ОБЛОЖКА ЖУРНАЛА «КОММУНИСТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНАЦИОНАЛ».

Тезисы и доклад В. И. Ленина о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата были положены в основу решений, принятых конференцией.

Тем временем в связи с прибытием новых делегаций, в частности австрийской, шведской и др., снова возник вопрос о конституировании конференции как Учредительного конгресса Коммунистического Интернационала. Такое предложение внесли представители Австрии, Балканских стран, Венгрии и Швеции. После краткого обсуждения было проведено голосование. Делегаты единодушно и с огромным энтузиазмом поддержали резолюцию о создании Третьего, Коммунистического, Интернационала. Представитель Коммунистической партии Германии Эберлейн в выступлении по поводу голосования сказал, что, связанный поручением своей партии и основываясь на личном убеждении, он старался отсрочить конституирование III Интернационала и воздержался от голосования, но, поскольку основание III Интернационала стало фактом, он постарается приложить все силы к тому, чтобы склонить своих товарищей «как можно скорее заявить, что и они являются членами III Интернационала». Сообщение об итогах голосования зал встретил пением «Интернационала». Вслед за тем было принято решение об официальном роспуске Циммервальдского объединения.

С принятием резолюции об образовании Коммунистического Интернационала конференция превратилась в Учредительный конгресс. В его работе приняли участие 34 делегата с решающим голосом и 18 — с совещательным, представлявшие 35 организаций (в том числе 13 коммунистических партий и 6 коммунистических групп).

Конгресс обсудил вопрос о Бернской конференции и об отношении к социалистическим течениям. В своем решении он подчеркнул, что воскрешаемый правыми социалистами II Интернационал явится орудием в руках буржуазии против революционного пролетариата, и призвал рабочих всех стран начать самую решительную борьбу против этого предательского, «желтого» Интернационала.

Конгресс заслушал также доклады о международном положении и политике Антанты, о белом терроре в Финляндии, принял Манифест к пролетариям всего мира и утвердил резолюции по докладам. Были созданы руководящие органы с местопребыванием в Москве: Исполнительный Комитет, в который вошло по одному представителю от коммунистических партий наиболее значительных стран, и Бюро из пяти человек, избираемых Исполнительным Комитетом.

6 марта 1919 г. первый Учредительный конгресс Коммунистического Интернационала закончил свою работу.

Международное рабочее и коммунистическое движение после I конгресса Коминтерна

Революционный подъем в капиталистическом мире продолжал нарастать. Свою классовую борьбу трудящиеся капиталистических стран сочетали с выступлениями в защиту Советской России. На империалистическую интервенцию против молодого Советского государства они ответили движением «Руки прочь от России!» В 1919 г. происходили события огромной важности: героическая борьба народов Советского государства против империалистической интервенции и внутренней контрреволюции; пролетарские революции в Венгрии и Баварии; революционные выступления во всех капиталистических странах; бурное национально-освободительное, антиимпериалистическое движение в Китае, Индии, Индонезии, Турции, Египте, Марокко, в странах Латинской Америки. Этот революционный подъем, а также решения и деятельность I конгресса Коминтерна содействовали тому, что среди рабочих и передовой части интеллигенции укреплялись идеи коммунизма. В. И. Ленин в то время писал, что «везде рабочие массы, вопреки влиянию старых, пропитанных шовинизмом и оппортунизмом вождей, приходят к убеждению в гнилости буржуазных парламентов и в необходимости Советской власти, власти трудящихся, диктатуры пролетариата, для избавления человечества от ига капитала»[77].

За этот год заметно усилились позиции сторонников коммунизма в социалистических и рабочих партиях, сформировались коммунистические партии (в Сербо-хорвато-словенском государстве, Голландии, Дании, Болгарии, Мексике, Соединенных Штатах Америки) и коммунистические группы (в Англии, Франции, Италии, в ряде стран Азии и Латинской Америки). Возникли первые марксистские кружки в Китае — кружок в Пекине во главе с Ли Да-чжао и в Чанша — во главе с Мао Цзэ-дуном. Итальянской социалистической партией, Британской социалистической партией были приняты решения о вступлении в Коминтерн. «Коммунистический Интернационал за несколько месяцев 1919-го года, — писал В. И. Ленин, — стал всемирным Интернационалом, ведущим массы, и безоговорочно враждебным изменникам социализма в «желтом» Интернационале бернской и люцернской братии»[78].

В следующем, 1920 г. коммунистическое движение еще больше расширилось. В апреле 1920 г. второй съезд Социалистической партии Греции постановил вступить в Коммунистический Интернационал и назвать партию Социалистической рабочей (Коммунистической) партией. Образовались коммунистические партии в Испании, Уругвае, Иране, Турции, Индонезии, коммунистические группы и революционные марксистские кружки в Бразилии, Чили. В Социалистической партии Франции сложилось сильное левое крыло, требовавшее присоединения к Коминтерну; в Москву для переговоров отправилась делегация, в составе которой был Марсель Кашен.

Молодые коммунистические партии и группы выступали как авангард в классовой борьбе пролетариата своих стран. Они пропагандировали идеи марксизма-ленинизма, знакомили трудящихся с декретами и другими документами Советского правительства России, материалами Коминтерна, трудами В. И. Ленина, разоблачали контрреволюционные планы Антанты и реакционную деятельность правосоциалистических лидеров II Интернационала.

В связи с мощной тягой рабочих масс к коммунизму некоторые видные центристские деятели социалистических партий (Криспин и Дитман в Германии, Ж. Лонге во Франции, Серрати в Италии) стали высказываться за выход из II Интернационала. Эти заявления делались под давлением рядовых членов партий и, как показало ближайшее будущее, были лицемерными.

Демагогия центристов таила в себе большую опасность проникновения оппортунизма в молодые коммунистические партии. Во многих странах сами коммунисты, недавно пришедшие под знамя революционного марксизма, еще не были свободны от оппортунистических социал-демократических традиций. Это была опасность справа, со стороны правого реформизма. Помимо этого в международном коммунистическом движении наметилась и другая опасность — «левизна». Ее порождали мелкобуржуазное бунтарство, анархистские и анархосиндикалистские взгляды, а также стихийное стремление рабочих масс к революционным методам борьбы, их недовольство правым оппортунизмом. Отражая эти настроения, некоторые так называемые левые в коммунистических партиях (Лауфенберг и Вольфгейм в Германии, Сильвия Панкхерст в Англии и др.) выступали против участия коммунистов в парламентской деятельности и в работе реформистских профсоюзов, отрицали необходимость железной дисциплины в партии и принципы демократического централизма. Линия «левых» вела к отрыву коммунистического авангарда от рабочего класса, к изоляции коммунистических партий, обрекала их на сектантство.

Исключительное значение для борьбы против правой опасности и левого уклона в международном коммунистическом движении имел труд В. И. Ленина «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», написанный весной 1920 г. В этом классическом произведении марксизма-ленинизма показаны героический путь русских большевиков, всемирно-историческое значение их борьбы с правыми оппортунистами, центристами, «левыми» доктринерами, подчеркнуто, что только размежевание с оппортунизмом дало возможность партии большевиков обеспечить победу Октябрьской революции.

Одной из основных причин, обусловивших победу большевизма в 1917—1920 гг., Ленин считал беспощадное разоблачение гнусности, мерзости и подлости социал-шовинизма и «каутскианства» (которому соответствуют лонгетизм во Франции, взгляды вождей Независимой рабочей партии и фабианцев в Англии, Турати в Италии и т. д.)[79]. Большевизм вырос, окреп и закалился в борьбе на два фронта — с откровенным оппортунизмом и с «левым» доктринерством. Такие же задачи предстоит решать другим коммунистическим партиям. Всем странам мира предстоит повторить главное из того, что было достигнуто Октябрьской революцией. «...Русский образец, — писал В. И. Ленин, — показывает всем странам кое-что, и весьма существенное, из их неизбежного и недалекого будущего»[80].

В. И. Ленин предостерегал братские коммунистические партии также против игнорирования национальных особенностей в отдельных странах, против шаблонизирования, требовал изучать конкретные, специфические условия. Но вместе с тем, при всех национальных особенностях и своеобразии той или иной страны, для всех коммунистических партий, указывал Ленин, обязательно единство интернациональной тактики, применение основных принципов коммунизма, «которое бы правильно видоизменяло эти принципы в частностях, правильно приспособляло, применяло их к национальным и национально-государственным различиям»[81].

Обложка книги В. И. Ленина «Детская болезнь «левизны» в коммунизме».

Отмечая опасность ошибок, совершаемых молодыми коммунистическими партиями, В. И. Ленин писал, что «левые» не хотят вести борьбу за массы, боятся трудностей, игнорируют непременное условие победы — централизацию, строжайшую дисциплину в партии и рабочем классе — и этим разоружают пролетариат. Он призывал коммунистов работать всюду, где имеются массы; умело сочетать легальные и нелегальные условия; если нужно, идти на компромиссы; не останавливаться ни перед какими жертвами во имя победы. Тактика любой коммунистической партии, указывал Ленин, должна строиться на трезвом, строго объективном учете всех классовых сил данного государства и окружающих его стран, на опыте революционных движений, в особенности на собственном политическом опыте широких трудящихся масс каждой страны.

Ленинская работа «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» стала программой действия для всех коммунистических партий. Ее выводы легли в основу решений II конгресса Коммунистического Интернационала.

II конгресс Коминтерна

II конгресс Коммунистического Интернационала открылся 19 июля 1920 г. в Петрограде, а с 23 июля по 7 августа заседал в Москве. Он явился свидетельством больших сдвигов, происшедших в международном революционном движении, убедительным подтверждением роста авторитета Коминтерна и широкого размаха коммунистического движения во всем мире. Это был действительно всемирный коммунистический конгресс.

Выступление В. И. Ленина на площади Урицкого в Петрограде в день открытия II конгресса Коминтерна. Фотография.

На нем были представлены не только коммунистические партии, но и левые социалистические организации, революционные профессиональные союзы и молодежные организации различных стран мира — всего 218 делегатов от 67 организаций, в том числе от 27 коммунистических партий.

На первом заседании с докладом о международном положении и основных задачах Коммунистического Интернационала выступил В. И. Ленин. Охарактеризовав тяжелые последствия мировой войны для всех народов, он указал, что капиталисты, нажившись на войне, взвалили ее издержки на плечи рабочих и крестьян. Условия жизни трудящихся становятся невыносимыми; нужда, разорение масс неслыханно возросли. Все это способствует дальнейшему нарастанию революционного кризиса во всем мире. Ленин отметил выдающуюся роль Коминтерна в мобилизации трудящихся масс на борьбу с капитализмом и всемирно-историческое значение пролетарской революции в России.

В. И. Ленин подчеркнул, что пролетариат не сможет завоевать власть, не разгромив оппортунизм. «Оппортунизм, — говорил он, — наш главный враг. Оппортунизм в верхах рабочего движения, это — социализм не пролетарский, а буржуазный. Практически доказано, что деятели внутри рабочего движения, принадлежащие к оппортунистическому направлению, — лучшие защитники буржуазии, чем сами буржуа. Без их руководства рабочими буржуазия не смогла бы держаться»[82].

Одновременно В. И. Ленин охарактеризовал опасность «левизны» в коммунизме, наметил пути ее преодоления.

Исходя из ленинских положений, конгресс принял решение об основных задачах Коммунистического Интернационала. Главной задачей признавалось сплочение раздробленных в данный момент коммунистических сил, образование в каждой стране коммунистической партии (или укрепление и обновление уже существующей партии) для усиления работы по подготовке пролетариата к завоеванию государственной власти, и притом именно в форме диктатуры пролетариата. Резолюция конгресса давала ответы на вопросы о сущности диктатуры пролетариата и Советской власти, в чем должна состоять немедленная и повсеместная подготовка к диктатуре пролетариата, каким должен быть состав партий, примыкающих или желающих примкнуть к Коммунистическому Интернационалу.

В целях предотвращения опасности проникновения оппортунистов, центристов и вообще традиций II Интернационала в молодые коммунистические партии конгресс утвердил разработанные В. И. Лениным «21 условие» приема в Коммунистический Интернационал.

В этом документе нашли свое воплощение ленинское учение о партии нового типа и всемирно-исторический опыт большевизма, который, как писал В. И. Ленин еще в ноябре 1918 г., «...создал идейные и тактические основы III Интернационала...»[83]. Условия приема требовали, чтобы вся пропаганда и агитация коммунистических партий соответствовали принципам III Интернационала, чтобы проводилась постоянная борьба с реформизмом и центризмом, осуществлялся на деле полный разрыв с оппортунизмом, велась повседневная работа в деревне, поддерживалось национально-освободительное движение колониальных народов. Они предусматривали также обязательную работу коммунистов в реформистских профсоюзах, в парламенте, но с подчинением парламентской фракции руководству партии, сочетание легальной и нелегальной деятельности, беззаветную поддержку Советской республики. Партии, желающие вступить в Коммунистический Интернационал, обязаны признать его решения. Каждая такая партия должна принять название Коммунистической партии.

Необходимость принятия такого документа диктовалась тем, что под давлением рабочих масс центристские и полуцентристские партии и группы добивались допуска их в Коминтерн, не желая, однако, отступать от своих старых позиций. Кроме того, перед молодыми коммунистическими партиями стояла задача идейного роста и организационного укрепления. Без успешной борьбы против оппортунизма, ревизионизма и сектантства это было бы невозможно.

В ходе обсуждения «21 условия» на конгрессе выявились различные взгляды, из которых многие противоречили марксистскому пониманию пролетарской партии и пролетарского Интернационала. Так, Бордига (Итальянская социалистическая партия), Вайнкоп (Голландская социалистическая партия) и некоторые другие делегаты, отождествляя массу рядовых членов социалистических партий с их центристскими лидерами, возражали против допуска ряда партий (Независимой социал-демократической партии Германии, Социалистической партии Норвегии и др.) в Коммунистический Интернационал даже в том случае, если они примут «21 условие». Часть делегатов критиковала «21 условие» с позиций реформистов. Например, Серрати и присутствовавшие на конгрессе с совещательным голосом лидеры Независимой социал-демократической партии Германии Криспин и Дитман возражали против принятия «21 условия», предлагая широко распахнуть двери Коммунистического Интернационала для всех желающих вступить в него партий.

В. И. Ленин среди представителей народов Востока на II конгрессе Коминтерна. Фотография.

Вместе с тем они ополчились против обязательного признания принципов диктатуры пролетариата и демократического централизма, а также против исключения из партии лиц, отвергающих условия приема в Коминтерн.

Отстаивая «21 условие», В. И. Ленин вскрыл пагубность для революционной борьбы пролетариата взглядов Серрати, Криспина и Дитмана, с одной стороны, Бордиги и Вайнкопа — с другой. Конгресс поддержал В. И. Ленина.

Последующая деятельность Коминтерна подтвердила громадное теоретическое и практическое значение «21 условия». Внесенные в «21 условие» положения эффективно содействовали идейному и организационному укреплению коммунистических партий, создавая серьезную преграду проникновению правых оппортунистов и центристов в Коминтерн и помогая изживанию «левизны» в коммунизме.

Важным шагом на пути организационного оформления мирового центра коммунистического движения явилось принятие Устава Коммунистического Интернационала. Устав отмечал, что Коммунистический Интернационал «берет на себя продолжение и завершение великого дела, начатого I Международным товариществом рабочих». Он определил принципы построения Коминтерна и коммунистических партий, основные направления их деятельности, конкретизировал роль руководящих органов Коминтерна — Всемирного конгресса, Исполнительного Комитета (ИККИ) и Интернациональной Контрольной Комиссии — и их взаимоотношения с коммунистическими партиями — секциями Коминтерна.

II конгресс уделил большое внимание проблеме союзников пролетариата в пролетарской революции, обсудил важнейшие стороны стратегии и тактики коммунистических партий в аграрном и национально-колониальном вопросах.

Разработанные В. И. Лениным тезисы по аграрному вопросу содержали глубокий анализ положения сельского хозяйства при капитализме и процесса классового расслоения крестьянства. В тезисах подчеркивалось, что пролетариат не может одинаково относиться ко всем группам крестьянства. Он должен всемерно поддерживать сельскохозяйственных рабочих, полупролетариев и мелких крестьян и привлекать их на свою сторону для успешной борьбы за диктатуру пролетариата. Что касается среднего крестьянства, то ввиду его неизбежных колебаний рабочий класс по крайней мере в начальный период диктатуры пролетариата ограничится задачей его нейтрализации. Отмечалась важность борьбы за освобождение трудящегося крестьянства из-под идейного и политического влияния сельской буржуазии. Указывалось также на необходимость учитывать в аграрной политике коммунистических партий сложившиеся традиции частной собственности и создавать благоприятные условия для обобществления крестьянских хозяйств. Немедленная конфискация земель должна производиться только у помещиков и других крупных землевладельцев, т. е. у всех тех, кто систематически прибегает к эксплуатации наемной рабочей силы и мелких крестьян и не принимает участия в физическом труде.

Конгресс указал, что историческую миссию освобождения человечества от гнета капитала и от войн рабочий класс не может выполнить без привлечения на свою сторону самых широких слоев крестьянства. С другой стороны, «трудящимся массам деревни нет спасения иначе, как в союзе с коммунистическим пролетариатом, в беззаветной поддержке его революционной борьбы за свержение ига помещиков (крупных землевладельцев) и буржуазии».

Обсуждение национально-колониального вопроса также имело целью разработать правильную тактику в отношении многомиллионных трудящихся масс колоний и полуколоний, союзников пролетариата в борьбе против империализма. В своем докладе В. И. Ленин подчеркнул то новое, что было сформулировано в представленных конгрессу тезисах и рассмотрено в специальной комиссии. Особенно оживленную дискуссию вызвало обсуждение вопроса о поддержке пролетариатом буржуазно-демократических национальных движений.

Конгресс отметил важность сближения трудящихся масс всех наций, настоятельную необходимость контакта между коммунистическими партиями метрополий и пролетарскими партиями колониальных стран с целью оказания максимальной помощи освободительному движению зависимых и неравноправных наций. Народы колониальных и зависимых стран, говорилось в решениях конгресса, не имеют другого пути для освобождения, кроме решительной борьбы с империализмом. Для пролетариата вполне допустимы, а иногда и необходимы временные соглашения и союзы с буржуазно-демократическими силами колоний, если эти силы не исчерпали своей объективно-революционной роли и при условии сохранения пролетариатом своей политической и организационной самостоятельности. Такое блокирование помогает образованию широкого патриотического фронта в колониальных странах, но не означает устранения классовых противоречий между национальной буржуазией и пролетариатом. Конгресс подчеркнул также необходимость решительной идеологической борьбы против панисламизма, паназиатизма и других реакционных националистических теорий.

Исключительную важность имели теоретические положения В. И. Ленина о некапиталистическом пути развития отсталых в социально-экономическом отношении стран. На основе ленинского учения конгресс сформулировал вывод о переходе этих стран к социализму, минуя стадию капитализма, при помощи победившего пролетариата передовых государств.

Одобренные конгрессом тезисы по национально-колониальному вопросу явились для коммунистических партий руководством к действию и сыграли неоценимую роль в освободительной борьбе народов колониальных и зависимых стран.

Постановка аграрного и национально-колониального вопросов на II конгрессе Коминтерна и принятые им решения глубоко и принципиально отличались от подхода II Интернационала к этим вопросам. Социал-демократические лидеры игнорировали крестьянство, рассматривали его как сплошную реакционную массу, а в национально-колониальном вопросе фактически стояли на позициях оправдания колониальной политики империализма, выдавая ее за «цивилизаторскую миссию» иностранного капитала в отсталых странах. Напротив, Коммунистический Интернационал, опираясь на принципы марксизма-ленинизма, в своих решениях указал революционные пути освобождения крестьянства от ига капитала, народов колоний и зависимых стран от гнета империализма.

Среди других пунктов повестки дня II конгресса Коминтерна большое значение имели вопросы об отношении коммунистических партий к профессиональным союзам и о парламентаризме.

Резолюция конгресса осуждала сектантский отказ от работы в реформистских профессиональных союзах и призывала коммунистов бороться за завоевание масс в рядах этих профсоюзов.

В тезисах о парламентаризме отмечалось, что революционный штаб рабочего класса должен иметь своих представителей в буржуазном парламенте, трибуна которого может и должна использоваться для революционной агитации, сплочения трудящихся масс и разоблачения врагов рабочего класса. В этих же целях коммунисты должны участвовать в избирательных кампаниях. Отказ от участия в избирательных кампаниях и парламентской работе является наивным младенческим доктринерством. Отношение коммунистов к парламентам может изменяться в зависимости от обстановки, но при всех обстоятельствах деятельностью коммунистических фракций в парламентах должны руководить центральные комитеты партий.

Отвечая на выступление Бордиги, пытавшегося склонить конгресс к отказу от участия коммунистов в буржуазных парламентах, В. И. Ленин в яркой речи показал ошибочность взглядов антипарламентаристов. Он спрашивал Бордигу и его сторонников: «Как вы обнаружите перед действительно отсталыми, обманутыми буржуазией массами истинный характер парламента? Если вы в него не войдете, как вы разоблачите тот или иной парламентский маневр, позицию той или иной партии, если вы будете вне парламента?»[84]. На основании опыта революционного рабочего движения в России и других странах В. И. Ленин сделал вывод, что, участвуя в избирательных кампаниях и используя трибуну буржуазного парламента, рабочий класс сможет успешнее бороться против буржуазии. Пролетариат должен уметь использовать те же средства, которыми буржуазия пользуется в борьбе против пролетариата.

Позиция В. И. Ленина получила полную поддержку конгресса.

II конгресс Коминтерна принял решения также по ряду других важных вопросов: о роли коммунистической партии в пролетарской революции, об обстановке и условиях, в которых можно создавать Советы рабочих депутатов, и т. д.

В заключение II конгресс принял Манифест, в котором дал развернутую характеристику международной обстановки, классовой борьбы в странах капитализма, положения в Советской России и задач Коминтерна. Манифест призывал всех рабочих и работниц стать под знамена Коммунистического Интернационала. В специальном обращении к пролетариям всех стран по поводу нападения буржуазно-помещичьей Польши на Советское государство говорилось: «Выйдите на улицы и покажите вашим правительствам, что вы не допустите никакой помощи белогвардейской Польше, не допустите никакого вмешательства в дела Советской России.

ПРАЗДНИК НА ПЛОЩАДИ УРИЦКОГО В ДЕНЬ ОТКРЫТИЯ II КОНГРЕССА КОМИНТЕРНА. Б.М. Кустодиев. 1921 г.

Прекратите всякую работу, остановите всякое движение, если вы увидите, что капиталистическая клика всех стран, несмотря на ваши протесты, готовит новое наступление против Советской России. Не пропускайте ни одного поезда, ни одного судна в Польшу». Этот призыв Коминтерна нашел широкий отклик среди рабочих многих стран, с новой силой выступивших в защиту Советского государства под лозунгом «Руки прочь от России!»

Решения II конгресса Коммунистического Интернационала сыграли большую роль в укреплении коммунистических партий, сплочении их на идейной и организационной базе марксизма-ленинизма. Они оказали серьезное влияние на процесс размежевания в рабочем движении, содействовали отходу революционных рабочих-социалистов от оппортунизма, помогли оформлению многих коммунистических партий, в том числе в Англии, Италии, Китае, Чили, Бразилии и других странах. В. И. Ленин писал, что II конгресс «...создал такую сплоченность и дисциплину коммунистических партий всего мира, которые никогда не бывали раньше и которые позволят авангарду рабочей революции пойти вперед к своей великой цели, к свержению ига капитала, семимильными шагами»[85].

II конгресс по существу завершил образование Коммунистического Интернационала. Развернув борьбу на два фронта, он разработал основные проблемы стратегии, тактики и организации коммунистических партий. В. И. Ленин писал: «Сначала коммунисты должны были на весь мир провозгласить свои принципы. Это сделано на I конгрессе. Это первый шаг.

Вторым шагом было организационное оформление Коммунистического Интернационала и выработка условий приема в него, — условий отделения на деле от центристов, от прямых и косвенных агентов буржуазии внутри рабочего движения. Это сделано на II конгрессе»[86].

Историческое значение образования Коммунистического Интернационала

После Великой Октябрьской социалистической революции пролетариат капиталистических стран развернул решительную борьбу против буржуазии. Но, несмотря на широкий размах движения и самоотверженность трудящихся масс, буржуазия сохранила власть в своих руках. Это было обусловлено в первую очередь тем, что в отличие от России, где имелась подлинно революционная, марксистско-ленинская партия, партия нового типа, обладающая громадным революционным опытом, рабочий класс в капиталистических странах оставался расколотым и его основная масса находилась под влиянием социал-демократических партий, правое руководство которых всей своей тактикой спасало буржуазию и капиталистический строй, идейно разоружало пролетариат. Коммунистические партии, возникшие в ряде стран в момент наиболее острого революционного кризиса, были в большинстве еще очень слабы как организационно, так и идейно. Они порвали с оппортунистическими вождями, с их открытой политикой измены, но не полностью освободились от соглашательских традиций. Многие из лидеров, присоединившихся тогда к коммунизму, на деле сохранили верность старым оппортунистическим традициям социал-демократии в основных вопросах революционного движения.

С другой стороны, в молодых коммунистических партиях, не располагавших необходимым опытом работы в массах и систематической борьбы с оппортунизмом, нередко возникали течения, порождавшие сектантство, отрыв от широких масс, проповедь возможности выступления меньшинства без опоры на массы и т. д. Вследствие этой болезни «левизны» коммунистические партии и руководимые ими организации недостаточно изучали, а в ряде случаев игнорировали конкретные национальные условия в отдельных странах, ограничивались формальным и поверхностным желанием сделать то, что было совершено в России, недооценивали силу и опытность буржуазии. Молодым коммунистическим партиям предстояла большая, упорная и кропотливая работа по воспитанию смелых, решительных, марксистски образованных пролетарских вождей и по подготовке рабочего класса к новым боям. В этой деятельности чрезвычайно важную роль должен был сыграть новый центр международного рабочего движения — Коммунистический Интернационал.

Образование Коминтерна явилось результатом деятельности революционных организаций рабочего класса всех стран. «Основание III, Коммунистического Интернационала... — писал В. И. Ленин, — было записью того, что завоевали не только русские, не только российские, но и германские, австрийские, венгерские, финляндские, швейцарские, — одним словом, международные пролетарские массы»[87]. Это был результат длительной борьбы большевиков против реформизма и ревизионизма лидеров II Интернационала, за чистоту марксизма, за победу марксистско-ленинских идейных и организационных принципов в международном масштабе, за торжество пролетарского интернационализма.

Выдающаяся роль Коммунистического Интернационала в истории международного рабочего движения заключалась в том, что он начал осуществлять на практике марксистское учение о диктатуре пролетариата. Как указывал В. И. Ленин: «Всемирно-историческое значение III, Коммунистического Интернационала состоит в том, что он начал претворять в жизнь величайший лозунг Маркса, лозунг, подведший итог вековому развитию социализма и рабочего движения, лозунг, который выражается понятием: диктатура пролетариата»[88].

Коминтерн не только сплотил уже существовавшие компартии, но и способствовал созданию новых. В нем объединились лучшие, наиболее революционные элементы всемирного рабочего движения. Это была первая международная организация, которая, опираясь на опыт революционной борьбы трудящихся всех континентов и всех народов, в своей практической деятельности целиком и безоговорочно стала на позиции марксизма-ленинизма.

Великое значение образования Коммунистического Интернационала состояло и в том, что оппортунистическому II Интернационалу социал-демократии, этой агентуре империализма в рядах рабочего класса, была противопоставлена новая международная организация, воплотившая в себе подлинное единство революционных рабочих всего мира и ставшая верной представительницей их интересов.

Принятая в 1928 г. программа Коммунистического Интернационала следующим образом определила его место в истории рабочего движения: «Коммунистический Интернационал, объединяя революционных рабочих, ведущих за собой миллионные массы угнетенных и эксплуатируемых против буржуазии и ее «социалистических» агентов, рассматривает себя как исторического преемника «Союза Коммунистов» и I Интернационала, находившихся под непосредственным руководством Маркса, и как наследника лучших из довоенных традиций II Интернационала. Первый Интернационал заложил идейные основы международной пролетарской борьбы за социализм. Второй Интернационал в свою лучшую пору готовил почву для широкого и массового распространения рабочего движения. Третий, Коммунистический Интернационал, продолжая дело I Интернационала и восприняв плоды работ II Интернационала, решительно отсек оппортунизм последнего, его социал-шовинизм, его буржуазное извращение социализма, и начал осуществлять диктатуру пролетариата...»

I и II конгрессы Коммунистического Интернационала проходили под руководством и при активном участии В. И. Ленина. Труды Ленина по кардинальным вопросам теории и практики коммунистического движения, доклады, выступления, беседы с представителями коммунистических партий — вся многогранная деятельность вождя мирового пролетариата внесла огромный вклад в дело идейного и организационного укрепления Коминтерна в самый момент его создания, помогая молодым коммунистическим партиям стать подлинно революционными партиями нового типа. Принципы, разработанные I и II конгрессами Коминтерна, способствовали росту авторитета коммунистических партий среди трудящихся всего мира и воспитанию опытных руководителей коммунистического движения.

ГЛАВА VIII РЕВОЛЮЦИОННОЕ ДВИЖЕНИЕ В СТРАНАХ ЦЕНТРАЛЬНОЙ И ЮГО-ВОСТОЧНОЙ ЕВРОПЫ В 1918—1923 ГГ.

1. Австрия

Распад империи Габсбургов внес в положение Австрии серьезнейшие изменения. Из политического, экономического, культурного гегемона обширного многонационального государства она превратилась в небольшую республику с 6,5 млн. жителей и с территорией меньшей, чем у любого другого государственного образования, возникшего на развалинах Австро-Венгрии.

Австрия после провозглашения республики

В прошлом экономическая система Австрии строилась на эксплуатации национальных районов. Ликвидация империи нанесла удар по самой основе этой системы. Исчезли источники дешевого сырья и продовольствия, резко сузилась топливная база, сократилась сфера приложения австрийских капиталов. Емкость внутреннего рынка оказалась далеко не достаточной для австрийской промышленности.

Экономическое положение республики осложнялось тем, что империя оставила ей огромную армию чиновников — до 500 тыс. человек. Правительство намеренно оттягивало увольнение их не только потому, что использовало государственный аппарат для подавления народных масс, но и потому, что не могло предоставить другой работы служащим. Средства на содержание этого аппарата поступали теперь только от Австрии; каждые 13 жителей должны были содержать одного чиновника. Тяжелые условия создались для столицы Австрийской республики. Исторически сложившаяся как центр огромной империи, Вена оставалась и после революции большим городом с более чем полуторамиллионным населением, составлявшим четвертую часть населения страны. Кроме колоссального бюрократического государственного аппарата в Вене сохранился значительный слой рантье, помещавших ранее свои капиталы в различных районах империи и живших за счет эксплуатации этих районов, а также многочисленный персонал правлений почти всех банков и акционерных компаний бывшей империи. Десятки предприятий, производивших предметы роскоши, обслуживавших императорский двор, а также насчитывавшиеся сотнями и тысячами средние и мелкие торговые фирмы жили в старой, довоенной Вене за счет бойкой торговли, а ныне, после распада империи, стояли перед угрозой полного краха. Служащие опустевших отелей и ресторанов, сотрудники закрывшихся газет, офицеры имперской армии и многие другие должны были подыскивать себе новое занятие.

Свертывание отраслей промышленности, работавших на армию, дезорганизация экономики, потеря рынков и источников сырья обусловили хроническую недогрузку промышленных предприятий и, как следствие этого, рост безработицы. В конце 1918 г. в одной только Вене насчитывалось более 50 тыс. зарегистрированных безработных; количество же рабочих, занятых неполную неделю, достигало сотен тысяч. Около полумиллиона демобилизованных солдат также нуждались в работе. Страна продолжала переживать серьезные продовольственные трудности, цены на продукты питания и предметы первой необходимости были очень высоки, а реальная заработная плата рабочих находилась на крайне низком уровне.

Правительство не желало принимать меры, которые могли бы затронуть коренные интересы буржуазии. Монополисты стремились провести реконструкцию промышленности за счет рабочего класса. Все же правящим кругам пришлось пойти на уступки трудящимся. В конце 1918 г. были введены 8-часовой рабочий день, оплачиваемые отпуска, социальное страхование рабочих, восстановлен отмененный во время войны воскресный отдых, ликвидированы милитаризация промышленных предприятий и система штрафов, ограничен детский труд. Демобилизованным солдатам и безработным государство выдало временные пособия.

В деревне, где особенно чувствовалось влияние католической церкви, отвлекавшей крестьянство от революционной борьбы, правительство не осуществило никаких преобразований. Австрия оказалась единственным из возникших на территории бывшей Австро-Венгрии государств, в котором не было проведено даже ограниченной аграрной реформы.

Коммунистическая партия предлагала преодолеть тяжелое наследие войны принятием решительных мер — обузданием спекуляции, изъятием средств монастырей и церквей, дополнительным налогообложением нажившейся на войне крупной буржуазии, а также планомерным снабжением городов продовольствием.

Коммунисты разъясняли трудящимся, что уступки со стороны буржуазии будут недолговечны. Орган Коммунистической партии газета «Векруф» («Призыв к пробуждению»), обращаясь к рабочим, писала: «Возьмите свою судьбу в собственные руки... Если вы промедлите, то упустите ее на долгие годы. В этом случае буржуазное законодательство на годы продлит и узаконит вашу нищету».

Лидеры австрийской социал-демократии, напротив, проповедовали классовый мир, заявляя, что установление буржуазной республики якобы обеспечивает мирный переход к социализму, а социалистическая революция в Австрии невозможна ввиду «нежизнеспособности» Австрийского государства. Реакционная теория о нежизнеспособности Австрийской республики использовалась Реннером, Бауэром и другими реформистами также для обоснования лозунга аншлюса — присоединения Австрии к Германии. Руководители социал-демократии предпринимали и практические шаги к аншлюсу. По их инициативе в закон о форме государства, принятый Национальным собранием 12 ноября 1918 г., был включен пункт о том, что «немецкая Австрия является составной частью Германской республики». Позднее они пытались добиться утверждения этого решения на Парижской мирной конференции.

Учредительное собрание

16 февраля 1919 г. состоялись выборы в Учредительное собрание Австрийской республики. В них участвовали все политические партии, кроме Коммунистической, которая бойкотировала выборы. Христианско-социальная партия получила большинство голосов в сельскохозяйственных западных районах, но по стране в целом на первое место вышли социал-демократы (свыше 1200 тыс. голосов из 2973 тыс.), опередив Христианско-социальную партию (1068 тыс.) и блок пангерманских партий и группировок (617 тыс.). Социал-демократы одержали победу и в мае 1919 г. на выборах в венский муниципалитет, большинство в котором ранее принадлежало Христианско-социальной партии.

Наибольшее влияние социал-демократы имели среди рабочих крупных городов, особенно Вены. Число членов Социал-демократической партии, составлявшее до войны 45 тыс., к 1919 г. увеличилось до 100 тыс. Социал-демократы вели за собой большую часть профессиональных союзов, объединявших 400 с лишним тысяч рабочих. Социал-демократическая партия и руководимые ею профессиональные союзы выпускали 73 газеты, находившие широкий спрос среди рабочих. Поддерживая эту партию, рабочие верили, что она приведет их к освобождению от эксплуатации, к социализму.

Между тем лидеры социал-демократии, искушенные во всех тонкостях политических махинаций, маскировали революционной фразой оппортунистическую политику. Сформированное в марте 1919 г. новое коалиционное правительство во главе с Реннером широко применяло социальную демагогию. Оно создало «Государственную комиссию по социализации», которая провозгласила «экспроприацию» путем налогов и постепенную «социализацию» крупных предприятий, на деле ограничившись передачей нескольких таких предприятий, преимущественно из числа неработавших или нерентабельных, в совместное управление представителей частного капитала, государства и кооперации. Такая «социализация» нисколько не подрывала основ капитализма. «Социализированные» предприятия снова впоследствии перешли в частные руки; многие из них были захвачены иностранным капиталом.

Народные выступления весной и летом 1919 г.

Обострение социальных противоречий в стране, а также сильное влияние общего революционного подъема в Европе, особенно в соседних с Австрией Венгрии и Баварии, привели весной и летом 1919 г. к массовым выступлениям австрийских трудящихся.

Рабочие выдвигали не только экономические требования. Они боролись и за политические права, за более глубокую демократизацию общественной жизни. Их не удовлетворяли уступки, которые были сделаны правящими кругами после провозглашения республики в 1918 г. О значительном полевении австрийского рабочего класса свидетельствовали успехи, одержанные коммунистами в начале 1919 г. в борьбе за завоевание Советов в промышленных центрах страны, особенно в Вене, Граце, Линце, Винер-Нейштадте. На выборах в Советы в апреле 1919 г. число голосов, поданных за коммунистов, значительно увеличилось. На некоторых крупных заводах Вены коммунисты получили даже больше мандатов, чем социал-демократы.

Передовая часть австрийского пролетариата встретила с огромным энтузиазмом провозглашение Советской власти в Венгрии и Баварии. Рабочие Винер-Нейштадта в сверхурочное время производили оружие для венгерской Красной Армии. Из Вены на помощь Советской Венгрии был отправлен отряд рабочих в 1200 человек. Вместе с венгерскими красноармейцами он принял участие в боях против интервентов.

В середине апреля 1919 г. в штирийском городе Донавице рабочие захватили металлургические заводы, объявили их социализированными и ввели на них рабочее управление. В Вене состоялась мощная демонстрация рабочих, переросшая в вооруженное столкновение с полицией; часть фольксвера отказалась выступить против рабочих и заявила о своей солидарности с ними. На почве экономических и продовольственных затруднений в Вене, Линце, Нейнкирхене и других городах происходили «голодные» волнения, в Восточной Штирии — крестьянские выступления.

Правящим классам пришлось пойти на новые уступки трудящимся. В срочном порядке был удвоен хлебный паек, увеличены пособия безработным. Учредительное собрание приняло законы об отмене дворянских титулов, о конфискации имущества императорской семьи с передачей его в фонд помощи инвалидам и жертвам войны. В мае был принят закон о создании заводских комитетов на предприятиях и предоставлении им права участвовать в решении вопросов найма и увольнения рабочих, а также осуществлять контроль над соблюдением предпринимателями правил охраны труда рабочих.

Но вместе с тем правительство усилило преследования коммунистов. Началась чистка фольксвера от революционных элементов. Для нанесения удара по рабочему движению правительство решило использовать демонстрацию пролетарской солидарности с Венгерской Советской Республикой, намеченную австрийскими коммунистами на 15 июня. Накануне этого дня полиция с целью провокации арестовала около 150 коммунистов. 15 июня демонстрация все же состоялась, но когда демонстранты направились к тюрьме, требуя освобождения арестованных, полицейские отряды обстреляли безоружных рабочих, убив 17 и ранив 100 человек.

Правительственный террор еще больше усилился после подавления венгерской революции.

Конституция 1920 г.

Сен-Жерменский договор, подписанный 10 сентября 1919 г., возложил на Австрию тяжелое бремя репараций. Зависимость страны от держав Антанты усилилась. Иностранный капитал стал проникать в основные отрасли народного хозяйства. Правительство социалиста Реннера все теснее связывало свои интересы с интересами правящих кругов западных держав. В то же время оно отказалось установить дипломатические отношения с Советской Россией и приняло вместе с другими капиталистическими странами участие в организации политической и экономической блокады первого в мире социалистического государства.

Призыв Коммунистической партии Австрии к всеобщей забастовке солидарности с Советской Россией и Советской Венгрией. Листовка. 1919 г.

1 октября 1920 г. Учредительное собрание утвердило конституцию Австрийской республики. Согласно конституции верховная власть принадлежала президенту и больше усилился после подавления двухпалатному парламенту. Австрия становилась федерацией земель, что было выгодно реакционным буржуазным партиям, в особенности Христианско-социальной католической партии, имевшей сильные позиции в провинциальных ландтагах. Как и в других странах капитала, конституция Австрийской республики закрепляла право частной собственности, т. е. сохраняла незыблемым капиталистический строй.

После уличных боев в Вене 15 июня 1919 г. Фотография.

Тем не менее принятие этой конституции было шагом вперед по сравнению с габсбургскими монархическими порядками. Конституция провозгласила политические свободы, завоеванные в ходе революции трудящимися массами, — свободу слова, собраний, печати и организаций, узаконила юридическое равенство мужчин и женщин, декларировала право рабочих на социальное обеспечение.

После принятия конституции состоялись выборы в парламент. Победа досталась буржуазным партиям, прежде всего Христианско-социальной партии, которая собрала 1,2 млн. голосов, оттеснив социал-демократов на второе место. Коммунистическая партия, бойкотировавшая выборы в 1919 г., теперь приняла в них участие; за нее голосовали 27 тыс. избирателей.

В ноябре 1920 г. Христианско-социальная партия сформировала правительство. Лидеры социал-демократов заняли скамьи оппозиции, продолжая, однако, оказывать поддержку правящим кругам.

Австрия в 1921—1923 гг. Женевские протоколы 1922 г.

На протяжении 1919—1920 гг. продовольственное и экономическое положение страны оставалось тяжелым. Оно обострилось еще более в 1921 г. в связи с кризисом в промышленности, финансах и сельском хозяйстве. Остановились десятки фабрик и заводов; тысячи рабочих были выброшены на улицу. С каждым днем падала покупательная способность денег. В 1922 г. в обращении находилось до 5080 млрд. крон, а правительство, возглавляемое лидером Христианско-социальной партии Зейпелем, продолжало губительную политику инфляции. В стране развернулось движение протеста против дороговизны и спекуляции. В Вене и других городах состоялись «голодные» демонстрации.

Первомайский митинг в Вене. Фотография. 1922 г.

Когда вплотную надвинулась угроза полной экономической катастрофы, Зейпель обратился к западным державам с просьбой о международном займе, соглашаясь в обмен предоставить им право контроля над финансами Австрии.

4 октября 1922 г. Австрия заключила в Женеве соглашение в форме протоколов с Англией, Францией, Италией и Чехословакией о международном займе в размере 650 млн. золотых крон и о политических условиях его гарантии. (Женевские протоколы вступили в силу с 1 января 1923 г. Фактическая сумма полученных Австрией кредитов выразилась в 587 млн. крон).

Страны — участницы соглашения устанавливали контроль над расходованием займа, для чего создавалась комиссия из представителей этих стран. Совет Лиги наций назначил в Австрию генерального комиссара, наделенного широкими правами. Без его санкции правительство Австрии не имело права истратить ни одной кроны из предоставленных сумм. Он же контролировал государственные доходы по тем статьям бюджета Австрийской республики, которые должны были обеспечить погашение займа. Фактически это означало, что почти все финансы Австрии были поставлены под контроль генерального комиссара Лиги наций и государств-кредиторов. Женевские протоколы подтверждали Сен-Жерменский договор в части, касавшейся запрещения аншлюса.

Условия Женевских протоколов влекли за собой усиление эксплуатации народных масс, за счет которых правящие круги проводили «оздоровление финансов». Австрийское правительство значительно сократило выплату пособий по безработице, увеличило прямые и косвенные налоги и провело другие мероприятия, ухудшавшие положение трудящихся. Используя чрезвычайные полномочия, оно стало нарушать провозглашенные конституцией 1920 г. демократические права народа. Оживилась деятельность реакционных партий и организаций. Так австрийская крупная буржуазия, получив помощь английских, французских, американских империалистов и опираясь на открытую поддержку католической церкви и скрытое содействие лидеров социал-демократии, перешла в наступление на рабочий класс и всех трудящихся.

После подписания Женевских протоколов развернулась острая борьба держав за влияние в Австрии. Особенно сильными были империалистические противоречия между Италией, Англией и Францией. Каждая из этих держав претендовала на господство в Австрии и других странах Центральной и Юго-Восточной Европы.

2. Чехословакия

Экономическое и политическое положение страны после мировой войны

Несмотря на то, что Чехословакия значилась в числе держав-победительниц, ей пришлось частично расплачиваться за побежденную и распавшуюся Австро-Венгрию. Репарационные обязательства, возложенные по парижским мирным договорам на правопреемников габсбургской монархии, формально распространялись только на Австрию и Венгрию, но фактически все государства, образовавшиеся на территории Австро-Венгрии или получившие хотя бы часть ее земель, должны были вносить репарационные платежи под названием «взноса за освобождение». Общая сумма их составила 1,5 млрд. золотых франков, из которых на Чехословакию падала половина — 750 млн. золотых франков, или 12 750 млн. крон. Сверх этого главные союзные державы потребовали от Чехословакии 4246 млн. крон за содержание чехословацких легионов, сражавшихся на различных фронтах, главным образом против Советской России. Эта огромная задолженность сразу же поставила Чехословакию в финансовую зависимость от англо-франко-американских капиталистов.

Война принесла Чехословакии дезорганизацию промышленности. Разруха усугублялась сужением внутреннего рынка из-за ухудшения положения народных масс. Некоторое оживление хозяйственной жизни в 1919—1920 гг. носило временный характер. С конца 1921 г. промышленное производство, едва достигнув двух третей довоенного уровня, под ударами экономического кризиса снова стало сокращаться. Большие трудности переживало и сельское хозяйство, продукция которого сократилась за годы войны более чем в два раза.

Образование Чехословацкого государства ознаменовалось бурным развитием чешского монополистического капитала. Денежная реформа в начале 1919 г., а также закон, обязавший иностранные компании, действующие на территории Чехословакии, перенести сюда свои центры, помогли чешским банкам установить контроль над важнейшими отраслями промышленности, в которых ранее господствовал австрийский капитал. Но в то же время активно проникали в экономику страны английский и французский капиталы, занявшие прочные позиции в металлургической, горнодобывающей, химической и военной промышленности.

Классовая борьба в Чехословакии была в первое время не так остра, как в соседних странах — Германии, Австрии и Венгрии, где происходили вооруженные выступления пролетариата против буржуазии. Лидеры чешской социал-демократии, играя на национальных чувствах, старались убедить чешских и словацких рабочих, что борьба против «своей» буржуазии может поставить под удар национальную независимость страны. Эти доводы оказывали серьезное влияние на значительную часть рабочего класса. В декабре 1918 г. съезд Социал-демократической партии одобрил политическую линию руководящей верхушки, рассчитанную не на углубление классовой борьбы, а на достижение соглашения с буржуазией в рамках правительственной коалиции.

Тем не менее давление со стороны рабочего класса было настолько сильным, что буржуазия пошла на ряд уступок трудящимся.

Демонстрация в Праге в честь провозглашения республики. Фотография. 1918 г.

В конце 1918-начале 1919 г. Национальное собрание приняло решения о введении пособий по безработице, расширении социального страхования. Особое значение имел принятый в декабре 1918 г. закон о 8-часовом рабочем дне, который закреплял положение, фактически сложившееся в большинстве отраслей промышленности. Вслед за социал-демократами буржуазные партии, в том числе и наиболее реакционная из них — Национально-демократическая, включили в свои программы требования национализации важнейших отраслей промышленности, проведения демократической аграрной реформы, ограничения крупных доходов и другие радикальные предложения. Вместе с тем они подчеркивали, что никоим образом не следует торопиться с практическим осуществлением этих требований, которое якобы грозит огромными экономическими трудностями. Все эти маневры буржуазии и социал-демократов имели целью затормозить распространение революционных настроений в стране и укрепить буржуазную власть.

Политическое маневрирование правящих классов было вызвано и тем, что попытки использовать унаследованные от Австро-Венгрии армию и полицию для борьбы против революционного движения оказались в значительной мере несостоятельными. Оставшиеся на территории Чехословакии солдаты многонациональной австро-венгерской армии отказывались выполнять приказы командования и уезжали к себе на родину. Возвращавшиеся же с фронта солдаты рассматривались властями как «ненадежные», и правительство, опасаясь, что они примут активное участие в революционном движении, разоружало их.

С первых дней своего существования чехословацкое правительство, возглавляемое лидером Национально-демократической партии Крамаржем, обращалось к державам Антанты с просьбой прислать свои войска. «Мы хотели бы действовать с крайней беспощадностью, — писал в конце ноября 1918 г. премьер-министр Крамарж министру иностранных дел Бенешу, — но для этого нам нужны в первую очередь совершенно надежные войска, в данной обстановке обязательно иностранные, которые не поддаются пропаганде».

Бенеш выдвинул план превращения Чехословакии в форпост борьбы с революционным движением. В меморандуме, направленном в этой связи державам Антанты, он отмечал, что «в нынешней обстановке опасность большевизма особенно серьезна в Вене, а по ряду причин еще серьезнее в Будапеште. Только чехи могут остановить это движение».

В результате противоречий между державами Антанты, опасавшимися к тому же роста революционных настроений среди своих солдат, иностранные войска не были введены на территорию Чехословакии. Но с прибытием в конце 1918 г. из Франции и Италии чехословацких легионов, сформированных там во время мировой войны и находившихся под командованием иностранных офицеров, правительство Крамаржа получило в свое распоряжение военную силу, которую оно могло использовать для проведения более жесткого курса во внутренней политике.

На первых порах власть чехословацкого правительства ограничивалась пределами земель с чешским населением. В начале декабря 1918 г. она распространилась на территорию Словакии, управление которой было поручено министру по делам Словакии, наделенному чрезвычайными полномочиями. Рабочие Советы, возникшие во многих городах и районах Словакии, были разогнаны, в ряде мест объявлено осадное положение.

Окончательно границы Чехословакии были определены Парижской конференцией. Закарпатскую Украину вопреки воле подавляющего большинства ее населения, стремившегося к воссоединению с Советской Украиной, присоединили к Чехословакии с предоставлением автономного статута, который, однако, так и не был претворен в жизнь. Вопрос о территориальной принадлежности Тешина, вызвавший острый чехословацко-польский конфликт, разрешился летом 1920 г. на конференции представителей четырех великих держав путем раздела этого района между обеими странами.

Революционный подъем в 1919 г. Конституция 1920 г.

В январе 1919 г. на почве экономических трудностей в нескольких городах Чехословакии стихийно вспыхнули массовые демонстрации. В течение последующих месяцев народное движение за улучшение снабжения, за усиление борьбы со спекуляцией и за проведение социально-экономических преобразований охватило важнейшие районы страны. Правительство объявило их на осадном положении, послало туда полицию и жандармерию. Но во многих случаях власти были не в состоянии справиться с выступлениями трудящихся, и правительству пришлось пойти на некоторые дополнительные реформы.

16 апреля 1919 г. после ожесточенных дискуссий Национальное собрание приняло закон об аграрной реформе, согласно которому излишки помещичьего землевладения сверх 150 га пахотной или 250 га всей земли отчуждались за выкуп. Впрочем, поскольку закон не предусматривал практических мероприятий для распределения земли среди крестьян, подлежащие отчуждению помещичьи земли оставались в руках прежних хозяев на неопределенный срок. Совсем ничего не было сделано для национализации ключевых отраслей промышленности: Национальное собрание постановило предварительно обследовать положение в промышленности, что позволило в дальнейшем вообще снять с повестки дня вопрос о национализации. Правительство Крамаржа активно включилось в вооруженную интервенцию Антанты против Венгерской Советской Республики, отдав своим войскам приказ о переходе чехословацко-венгерской демаркационной линии и продвижении на Будапешт. Интервенты натолкнулись на сильное сопротивление венгерской Красной Армии, которая в мае предприняла контрнаступление и перенесла военные действия в Словакию. 16 июня здесь была провозглашена Словацкая Советская Республика. Советское правительство Словакии национализировало банки, акционерные общества и крупные промышленные предприятия, конфисковало и передало государству помещичью землю, разработало меры по коренному улучшению положения трудящихся. Для защиты республики были созданы отряды Красной Армии.

Сопротивление правительства Крамаржа осуществлению демократических преобразований, широкое применение им репрессий против трудящихся, участие в вооруженной интервенции Антанты против Венгерской Советской Республики — все это привело к тому, что на парламентских выборах в июне 1919 г. Национально-демократическая партия потерпела серьезное поражение. На первое место вышли социал-демократы, за которых в чешских районах голосовала третья часть избирателей. В правительство, созданное лидером социал-демократов Тусаром, вошли также представители Аграрной и Национально-социалистической партий.

Новое правительство, большинство в котором принадлежало социал-демократам и национальным социалистам, продолжало, по существу, политику Крамаржа. Выполняя волю чехословацкой буржуазии и западных империалистов, оно прилагало все усилия к подавлению революционного движения как на территории своей страны, так и в соседней Венгрии. После того как венгерская Красная Армия и словацкие отряды красноармейцев, отойдя к демаркационной линии, покинули территорию Словакии, правительство Тусара жестоко подавило движение за Советы в Словакии.

К концу 1919 г. во многих районах Чехословакии снова возникли Советы как представительные органы рабочих. В ряде случаев они расширяли свои функции, принимая меры против спекулянтов, вводя контроль за распределением продовольствия, ценами, деятельностью предпринимателей. Особенно большим влиянием пользовался Совет рабочих депутатов в Кладно. Фактически во всем промышленном Кладненском районе местные органы власти не могли предпринять никаких действий вразрез с решениями Совета.

Для того, чтобы ликвидировать самостоятельные Советы, правительство решило применить обходные меры. В феврале 1920 г. Национальное собрание приняло закон, по которому на шахтах создавались специальные рабочие Советы, получавшие формально право контролировать администрацию и участвовать в распределении прибылей. Однако в своей деятельности они должны были подчиняться так называемым производственным советам, в которых большинство принадлежало представителям администрации.

Серьезные опасения у буржуазии вызывал рост движения крестьян, недовольных тем, что задерживалось осуществление аграрной реформы. Во избежание дальнейшего развития этого движения правительство провело в первой половине 1920 г. через парламент законы о порядке распределения отчуждаемой земли. Из 4 млн. га, на которые распространялось действие реформы, было в конечном итоге отчуждено лишь 1,7 млн. га. Часть земли перешла в руки государства, а часть была распродана крупными участками чешским капиталистам и кулакам; крестьяне приобрели только 640 тыс. га, и то по довольно высокой цене.

В феврале 1920 г. была принята конституция Чехословакии. Законодательная власть вручалась двухпалатному парламенту, избираемому всеобщим, равным и тайным голосованием, исполнительная — президенту и правительству. Конституция наделяла президента широкими полномочиями: он имел право назначать и увольнять в отставку Совет министров, созывать и распускать парламент, накладывать вето на принятые им законы, объявлять войну и вводить осадное положение.

Обострение классовой борьбы в 1920 г. Создание Коммунистической партии

В апреле 1920 г. состоялись парламентские выборы в соответствии с новой конституцией. Социал-демократическая партия получила 1,5 млн. голосов и 74 места (из 300) в Национальном собрании. Аграрная партия, которая умело использовала сопротивление правительства Тусара проведению аграрной реформы и с помощью широкой демагогии укрепила свое влияние среди крестьян, получила 42 мандата. Позиции остальных партий ослабели. Правительство сформировалось на основе коалиции Социал-демократической и Национально-социалистической партий с аграриями. Пост премьера снова занял Тусар. Министром иностранных дел по-прежнему оставался Бенеш.

Весной 1920 г. классовая борьба в стране обострилась. Выступления рабочих принимали все более боевой и организованный характер. В мае в Праге бастовало около 75% всех рабочих, а общее число забастовок в 1920 г. возросло почти в два с половиной раза по сравнению с 1919 г. За год рабочие добились повышения заработной платы более чем в полтора раза. Несмотря на это, реальная заработная плата сильно отставала от довоенной, так как одновременно происходил бурный рост цен. Товары первой необходимости к 1920 г. вздорожали в 10—12 раз по сравнению с довоенным уровнем, а заработная плата увеличилась лишь в 6—8 раз.

Рабочие все чаще выдвигали политические лозунги. Одним из них было требование прекратить помощь белополякам, ведшим агрессивную войну против Советской России. В мае железнодорожники линии Пршеров — Богумин отказались переправлять военные грузы в Польшу. Попытка правительства использовать для этой цели железные дороги Словакии также потерпела неудачу. Так из-за решительного сопротивления чехословацких трудящихся практически провалилось заключенное между Чехословакией и Польшей соглашение, по которому чехословацкое правительство обязалось обеспечить транзит через свою территорию оружия и снаряжения для Польши.

12 июня 1920 г. 30-тысячный митинг трудящихся Праги выразил протест против внешней политики правительства и потребовал немедленно приступить к мирным переговорам с Советской Россией. Аналогичные митинги состоялись во многих других городах. 19 августа по инициативе левых социал-демократов по всей стране была проведена 12-часовая забастовка солидарности с русскими рабочими. Забастовка охватила не только большую часть промышленных предприятий, но и многие помещичьи имения.

С ростом революционного движения усиливалось влияние левых социал-демократов на массы. Еще в начале 1919 г. под руководством Богумира Шмераля и Антонина Запотоцкого стала формироваться революционная оппозиция, впоследствии получившая название «Марксистской левой». Ее первым самостоятельным выступлением было основание в феврале 1919 г. газеты «Социал-демократ». Резко критикуя правых социал-демократов, Марксистская левая выдвигала перед пролетариатом задачу решительной борьбы с буржуазией, завоевания политической власти и установления диктатуры пролетариата.

Марксистская левая активно участвовала в создании Советов рабочих депутатов и сыграла большую роль в развитии революционного движения в стране. К весне 1920 г. большинство областных организаций социал-демократов приняли ее программу. Огромную помощь Марксистской левой оказал Коммунистический Интернационал. Летом 1920 г. представители чехословацких левых присутствовали на II конгрессе Коминтерна и встречались с В. И. Лениным.

В сентябре 1920 г. XIII съезд Социал-демократической партии вопреки сопротивлению правых высказался огромным большинством за образование самостоятельной Социал-демократической левой партии на основе революционного марксизма. Этот съезд имел большое значение для размежевания революционных элементов с оппортунистами внутри социал-демократии и явился важным шагом на пути создания массовой, подлинно революционной партии рабочего класса Чехословакии.

Победа революционного крыла социал-демократии сильно встревожила буржуазию и лидеров правых социал-демократов. Один из них — Бехине говорил в то время о необходимости нанести поражение левым любой ценой, «даже если бы для этого пришлось шагать по трупам». Правящие круги решили вызвать конфликт, который позволил бы разгромить революционные силы страны. В соответствии с планом, разработанным под руководством президента республики Масарика, «беспартийное» правительство Черны, сменившее правительство Тусара, 9 декабря 1920 г. направило несколько сот полицейских и жандармов к зданию Народного дома, где помещались руководство Марксистской левой и редакция ее центрального органа «Руде право» («Красное право»), и захватило его. В ответ Исполнительный Комитет Марксистской левой опубликовал обращение, в котором отметил, что вопрос о Народном доме — лишь предлог для организации генерального наступления буржуазии против рабочего класса, и призвал к всеобщей забастовке с целью осуществления важнейших политических и экономических требований рабочего класса — отставки правительства Черны, установления рабочего контроля на крупных предприятиях и в помещичьих имениях и т. д. Забастовка не была в достаточной мере подготовлена, но уже в первый день она распространилась на большинство районов Чехии, а в дальнейшем также на Моравию и Словакию.

Богумир Шмераль. Фотография. 1920 г.

В Кладно на многотысячном митинге был избран революционный совет, который фактически взял власть в свои руки. Рабочие разоружили полицию и некоторые воинские части, заняли вокзал, телеграф и телефон, организовали патрулирование улиц. Аналогичным образом развивались события в Годонине, Врутках и некоторых других городах.

Для подавления забастовки правительство мобилизовало войска, полицию и жандармерию, вооружило отряды спортивной организации «Сокол». Во многих местах произошли кровавые столкновения забастовщиков с войсками и полицией. В городе Ославаны рабочие в течение нескольких часов сдерживали натиск пехотного полка, поддержанного артиллерией. Но силы были неравны. К середине декабря правительству удалось подавить забастовку в большинстве районов. Около 3 тыс. рабочих были брошены в тюрьмы по обвинению в государственной измене.

Декабрьская забастовка 1920 г. явилась крупнейшим выступлением прол