КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Духов День. Хаоме (fb2)


Настройки текста:



1

Поселение Трикет.

— Не думала, что этот год пролетит так быстро, — с обидой произнесла Мирта.

— Год как год, в чем проблема? — Елья переступила через корягу, приподняв длинный подол и примяв куст папоротника пошатнулась, но удержала равновесие и припустилась следом за подругой.

— Скоро явятся Эти лесные дикари Ийманны, их сородичи Дру-энры и остальные, не хочу учавствовать в этой общей мароналии, — поджав губы Мирта обернулась и взглянула на Елью, — И вот почему «Духов день Хаоме» должны на нашей территории отмечать? Переместились бы к Дру-энрам или Керейдам и гуляли бы там.

— И чтобы это изменило, А? — Елья сорвала с куста почти спелые ягоды фаллии и протянула ладонь Мирте, та покачала головой «нет», тогда Елья поднесла ладонь к своим губам и аккуратно подхватила оранжевые ягоды нежным язычком, — Спелые…

— Мы бы никуда не отправлялись, пусть отец злится, но я не хочу учавствовать в этих «обжинках». Хочу ещё годик-два свободной погулять.

— С Юроном? Свободной? — хихикнула Елья.

— И что? Мне с ним спокойно. Юрон не навязчивый и такой красавчик… Когда смотрит на меня, моё сердечко так странно трепещет… и целуется особенно не то, что эти дикари. От одного их взгляда, у меня от страха, зубы сводит, — произнесла Мирта, и пафосно закатила к небу мимолетный взгляд своих нежно-голубых глаз.

Впереди сквозь ольховник показался просвет и девушки вышли из лесу, направляясь в сторону озёра, которое их поманило своей прохладной зеркальной поверхностью. Спускаясь с пригорка Елья обогнала подругу, прямо на ходу развязывая поясок на белоснежном платье.

— Давай здесь, — произнесла она остановившись возле камышей и начала стягивать платье с плеч, оголяя свой стройный стан.

— Угу, давай здесь, — оглядевшись по сторонам Мирта взялась расплетать длинную до пояса русую косу. Она также быстро сбросила свой длинный наряд и побежала следом за подругой в воду. День выдался как и предыдущие жарким, не смотря на первую неделю лета. Чистая озерная вода окутывала и обдавала юные молодые тела холодком, смывая дневной зной и смолистый аромат их кожи.

В этот год, празднование «Духов день» по Великому календарю мира Хаоме, выпало проводить на территории поселения Трикет. На который съезжается не только лесной народ, но и молодые мужчины других поселений

Территория народа Трикет была второй по величине, после сектора Ийманн и богаче по разнообразию. Её кедровники и вековые ельники, а также многочисленные заросли высоченных кустарников, пьянили своей нетронутой первозданностью. Не проходимая стена вековых деревьев и дикие изгороди из можжевельников, скрывали это поселение от посторонних глаз. Своё жильё трикеты как и ийманны предпочитали скрывать в лесной чаще, в отличие от жителей секторов Дру-энр и Керейд.

Ийманны издревле расселялись в непроходимых зарослях лиственных лесов, защищая свою территорию глубокими оврагами. Из покон веков они были отличными охотниками и до неприличия гордились этим.

Дру-энры и Керейды занимали территории с мелколесьем и в основном равнины, невысокие заросшие пригорки и холмы. Предпочтение отдавали размещать своё человеческое жильё у рек, на равнинах с сочной травой и даже не боясь заболоченных местечек.

Жители мира Хаоме чем-то сродни древним кельтам (друидам), схожи по их культуре и традициям. Их жизнь протекает в параллельном нашему мире и только в период празднества «Духов день» пространство наших миров соприкасается на полных пять суток. До настоящего времени эти границы были нерушимы и жители Хаоме никогда не касались цивилизации и нашего современного мира.

Накупавшись вдоволь, дочь главы старейшин Кеда — Мирта и дочь целительницы Галы, Елья, сушили волосы предоставив это ласковому ветерку, после чего набросив свои одеяния они отправились обратно в поселение.

— Если отец заставит меня ещё и прислуживать на пиру, скажусь больной. Нужно у тебя что-нибудь из трав в тереме присмотреть.

— Мирта не смей. Мне ещё за прошлый раз матушка лица не кажет, хмурая и время от времени ворчит. Не нужно было над Уймой так потешаться. Без меня в этот раз, прошу, — Елья остановилась и с наигранной обидой обернулась к подруге, — Подумаешь, ну прислужишь, ну потанцуешь с одним, другим ийманном и с Юроном оставшиеся вечера проводи. Вряд ли отец тебя заметит, занят будет с такими же как сам.

— Легко тебе говорить Елья, ты ещё не на выданье. Твои родители тебя пока не тревожат, а мои почему-то здесь достойных для меня не видят, — запыхавшись произнесла Мирта и поднялась на пригорок и увидев знакомую протоптанную дорожку, выдохнула.

— Мирта! Елья! — послышался мужской голос в пролеске.

— Юрон? Он, что тебя по запаху находит? — шепнула Елья и засмеявшись помахала рукой высокому симпатичному блондину, — Мы здесь!

Поравнявшись с ними, Юрон с укоризной произнёс:

— Почему одни и так далеко? Наступают духовы дни и всякое может случиться.

— Да ладно тебе Юрон, что может произойти? Глушь кругом и зверьё не страшнее зайцев, — произнесла Мирта с милой улыбкой и чмокнула наклонившегося к ней парня в щеку, которую тот предусмотрительно подставил и приобнял её за талию одной рукой.

— Год на год не приходится, а вдруг? Следующий раз зовите с собой, буду рад посторожить ваши одеяния и одним глазком вас…

— Да хоть двумя, — рассмеялась Мирта.

Елья из-под челки глянула на парочку и вздохнула подумав о «вольности» подруги. А Мирта весело улыбаясь и поглядывая время от времени на своего парня начала что-то мурлыкать себе под нос, крепко держась за его руку. Елья приподняв подол шагала за ними следом глядя на их фигуры. Юрон был хорошо слажён и на полторы головы выше худенькой как тростинка Мирты. Хрупкая и нежная подруга крутила им как хотела, может это и есть любовь? Размышляла Елья по дороге к дому.

2

Поселение Ийманн.

Жрец Вахр окликнул Яра и Тиса проходивших неподалёку от кузни:

— Эй дубы! (доброе обращение в этой народности).

— Ну, Вахр? В чем дело? — поинтересовался Яр и взмахнув рукой, забросил тяжелый арбалет себе на плечо, неся в другой руке кожаный колчан со стрелами. Тис только выглянул из-за плеча друга, хмыкнув и прищурив один глаз развернулся в сторону жреца.

— Сегодня вечером старейшина оповестит тех, кто отправится в земли Трикет, на празднование «Духов дня». Пророчу, что в этот год вам без невест не вернуться, раз здесь не присмотрели, — скалился жрец.

Яр издал грудной рык и дерзко произнес:

— Язык прикуси Вахр, а то не ровен час пристрелю его к статуе Гебы.

— Яр тише, — одернул его Тис, — Ему б только трепать, а ты завёлся, — и обратился к жрецу, — В этот год там и без нас народу хватит, мы лучше на дичь отправимся, а то вижу у тебя Вахр талия появилась, худеешь? Или запасы в кладовой иссякли?

— Вымахали здоровенные как дубы и такими же неотесанными остались. Девчата вас как бурого боятся, не дубы вы, а «медвежьи дитя» и оскал тот же. Слова доброго от вас не дождёшься, всё нахрапом берёте, — качает головой Вахр.

— Всё сказал? — Яр нахмурил брови, обычно он не многословен, — До тебя девчата не жаловались, не всем слова нужны. Кому-то и не до слов… — зыркнул он на друга и кивнул ему «валим».

— Хорошо Вахр, вечером подойдём. Ну, давай жрец. — махнул ладонью на прощание Тис. И похлопав Яра по плечу они отправились по узкой улочке в сторону терема Яра. Подойдя ближе они оба разместились за столом стаявшим не по-далёку от крыльца. Яр положил на стол арбалет, а колчан повесил на угол спинки скамьи.

— Тянуться в такую даль не охото, дорога и пять дней пить, — сетует Яр.

— Да ладно тебе, развлечёмся и девок местных потискаем и не только. Свои уже приелись, — успокаивал его Тис.

— Что? — встревает в разговор отец Яра, подходойдя к ним сзади, — Их у нас и так мало, а вы их хаете. Не хорошо это, — присаживается Питер подле сына и обращается к нему заглядывая внимательно в лицо, — Дарина уже извелась по тебе, а ты всё как кремень не пробиваемый. Ну, когда уже девку замуж зазавёшь? А?

— Дарина… Ладная баба, но не моя. Она уже и Тису и Клею поднадоела. Ну её. Ты мать у Керейдов брал. Сколько ей тогда было? Двадцать? — Питер кивнул, — Может и мне у них в следующем году сыскать?

— Ещё год? Ну уж нет, в этом году поедете в Трикет за невестами. Я сказал и точка. И чтобы с пустыми руками не возвращались. Понятно объяснил? Дубы, вы мои дубы, — произнёс Питер не то в шутку, не то всерьёз и взъерошил обоим волосы на затылке. — Пошли вечерять, мать ждёт. Ты с нами Тис? — поинтересовался он у того.

— Нет, я к себе, — ответил Тис и встал чтобы уйти.

— Тогда пошли Яр, а потом на сходку. Хотя чего туда ходить, вас точно возьмут, — усмехнулся Питер.

В гостевой их ждала мать накрывая на стол.

— Хорош хлопотать, садись Оби. Может ты Этого, — Питер с улыбкой толкает в плечо сына, — Вразумишь, а то он в следующем году к Керейдам на «Духов день» собрался, прикинь мать, — Яр что-то буркнул себе под нос и начал есть тушёное мясо из небольшого чугунка.

— Яр, сын, едь в Трикет. Никто ж силой не заставляет, а вдруг кто приглянётся. Отец до меня тоже попоездил. А я за тебя помолюсь духу Гебы и пожертвую богам кусок оленины перед вашим отъездом, — мать Яра, высокая и статная женщина с приятной и мягкой улыбкой, погладила сына по руке и принялась есть.

— Лучше съешь его, а то пропадёт в пустую, — хмыкнул Яр, — А мелкая где? Почему не ужинает?

— Уже поела и отправилась готовится с подругами к вашим проводам, затеяли песни вам новые спеть. Порадовать хотят, — мать вздыхает и наливает сыну квас.

— Ясно, — Яр взял кубок и сделал пару глотков.

— Ты ешь давай и на сходку, — подал опять голос Питер, — Завтра по утру на кабана пойдём, Тис с нами? — Яр молча кивнул, — Ну вот, будет мясо в дорогу да и, с пустыми руками негоже в гости соваться.

Вечером Кёрн, местный староста, огласил присутствующим кого от поселения намерены отправить в земли Трикет для налаживания дружеских и «брачных уз».

Для мужиков Ийманна свобода в приоритете. Горячо желающих по своей воле не было, а тех кого называли бурно реагировали возгласами и звоном металла, лязгая мечами и топорами…

Всего от Ийманн в путь отправится 27 молодых мужчин и ещё человек пять для сходки старейшин, в том числе Кёрн и Вахр.

— Ну, что Яр на охоту и в путь за трикетским элем и ихними нимфами, — Тис улыбнулся своей фирменной улыбкой и прищёлкнул языком, Яр в ответ недовольно хмыкнул:

— А Клей и в этот год соскочил, вот же лис хитрый. — Да ладно тебе, не велика потеря. Пусть отсиживается и Дарину утешает, — последние слова Тис шёпотом добавил.

Охота выдалась удачной, три диких кабана и если бы не мамка с поросятами (на них табу) было бы четыре.

Тис. Провожали нас с песнями, а мне с Яром, сеструха его, ещё и венки на голову напялила. Вот же егоза. Сестра Яра, пятнадцатилетняя Вита, отличилась как всегда и была на виду. Пригожая и шустрая девчонка, за ней глаз да глаз нужен, чтоб чужаки не попортили раньше времени. Помогаю Яру присматривать за ней, лишняя пара глаз не помешает. Ранняя она, да любопытная до жизни.

Дарина перед отъездом не сводила глаз с Яра. Эта красивая, чернявая девица с ярким взглядом и пышными формами много кому нравилась в поселении. Но, выбор она свой остановила на немногословном и суровом Яре, после «долгого отбора и страстных проб». Яр перед отъездом неудосужил её даже взглядом, что очень расстроило девушку.

Ийманны провели сутки в пути, всего с двумя не большими привалами на пару часов, сами так решили, а отоспаться можно будет и по прибытии. В Трикет въехали ранним утром вторыми, их опередили только дру-энры. Тис увидев старых знакомых направился в их сторону чтобы поприветствовать.

— Здорово мужики, — протянул он им руку, — Вилл, Кад. О! И ты здесь Грай, а чё так? С той рыжей не сложилось поди?

— Да пошёл ты Тис, лесом и подальше! — протянул тот в ответ свою руку, — Она подомной, а на других облизывается. Ну неё, шмару эту.

— Значит в том же составе? — Кад покосился на Яра и громко рассмеялся, — Яр! Подходи, чё ты там? — Кад на минуту задумался и глядя на того выдал, — Слыш? А сколько тебе уже, дуб? Поди года на два меня младшей?

— Тридцать будет по осени, — ответил Яр.

— Значит на три, — приподнял задумчиво бровь Кад.

— Ну глянем, кто тут у них и как за четыре года подрос? — весело потирает руки Вилл, — Пять дней куда-то тратить нужно, не все ж в кубок нос совать.

— Кубок у них не плох, — теперь здоровается с ними Яр и протягивает руку, — Хорош у них местный эль. Может с нами остановитесь вон в той палатке? На шестерых. Или вы со своими?

— Со своими мы и дома напиться успеем. Ну Вилл, Кад? — спрашивает и вопросительно смотрит на друзей Грай, те согласно кивают, — Тогда меняем место стоянки. Вы вещи несите, а я лошадьми займусь.

Для ночлега гостей трикеты соорудили палаточный городок человек на пятьдесят, а особых гостей разместили в своих теремах, выделив им комнаты.

Яр, Тис, Вилл, Грай и Кад заняли лучшую по расположению палатку-навес, ближе к лесу и подальше от поляны для намеченных гуляний. Все эти лбы приехали сюда не только за невестами, но и весело провести время и хорошенько пригубить эль.

3

Наш Мир.

Будильник звонит уже в четвёртый раз. «Мм…». Пора. Встаю с трудом разлепив глаза и несу телефон в коридор, кладу его возле сумки. Если утро начать с кофе и телефона, то точно опоздаю. На сборы полчаса и нужно бежать на работу. На кухне уже шуршит отец, мама выходит из ванной поправляя халат:

— Стеша, солнышко, — целует она меня в висок, — Не скучай, а мы тебе привет из Барселоны привезём. А вот и мой кофе, — мама берет чашку у отца, — Спасибо Саш.

— Ма, ты мне лучше кепку привези фирменную ФК Барселона, можете и мяч с автографом если умудритесь.

Отец улыбается и добавляет:

— Жаль, что у тебя в августе отпуск, так бы сама за автографом съездила. А мяч кому?

— Кире, он мне в прошлом году косуху подарил, а я бы ему мяч подогнала от Барсы.

— Посмотрим. Стеш, может загонишь Кире в сервис машину, если у него будет время пусть глянет.

— А, что проблема нарисовалась? — спрашиваю отца.

— Да на панели постоянно загорается иконка подушки безопасности, что к чему не знаю.

— Ладно, посмотрим пап. Ой, уже опаздываю. Постараюсь сгонять к Кире. Па, ма, — чмокаю обоих, — Ну всё, отдыхайте и привет Барселоне, — ставлю чашку в мойку, на ходу дожёвывая бутерброд спешу в свою комнату одеваться.

Моя дорога на работу — это шесть станций метро, «так удачно», ни дождь, ни жара, ни пробки — нет помех.

Забегаю в больницу и прямиком к лифтам. Мне шестой этаж. Работаю медсестрой в общей хирургии, сегодня моё дежурство сутки через трое. Я на «посту», выполняю врачебные назначения, занимаюсь подготовкой и сопровождением пациентов на обследования, в том числе и другой текучкой. Бывают и сложные дни, особенно когда есть тяжёлые пациенты и это не о характере.

— Здравствуйте Стеша, — слышу голос и оборачиваюсь — это знакомый пациент.

— И вам доброе. Вас так и не выписали Остапенко?

— К концу недели обещали. Ну, что? Завтрак и ждём обхода? — отвечает он мне.

— Да, внутренний распорядок дня в действии и не забываем про врачебные назначения, — сажусь за стол и даю ему понять, что утром я занята. Перебираю карты больных, вникаю и произношу в слух, — Нам бы день простоять, да ночь продержаться, — Остапенко улыбается и уходит восвояси. Мои сутки. Понеслось…

Ближе к вечеру в ординаторскую заглянул Глеб (дежурный врач), полчаса сидели и трепались. Кроме меня было ещё две медсестры. Глеб как всегда бросал на меня свои сладостные взгляды, пригласил в очередной раз встретиться в не формальной обстановке и в очередной раз получил от меня «подумаю, не сейчас, очень занята». У него таких как я море, слухами больница полнится. Не хочу быть частью этих самых слухов.

Отдежурила. Утром на смену пришла Вика и я вкратце передала ей дела со словами «все тихо, без эксцессов, пока, пока». Приезжаю домой, подхожу к домафону и… О УЖАС! В сумке нет ключей! Родители на пятнадцать дней улетели на отдых, а я так попала…

Достаю телефон, на экране девять утра, звоню Кире. Он не сразу отвечает мне сонным голосом:

— Стеш… убью…

— Кир, прости, но я без ключей, а мои на отдых вчера отчалили. Приютишь? — клянчу его просяще.

— Подъезжай, с тебя завтрак. Наградили же меня предки бестолковой сеструхой двоюродной, — причитает тот.

Через полчаса я была у него.

— Ну, привет Теша-Стеша, — Кира захлопывает за мной входную дверь, — Запасные ключи если, что вон, на крючке висят, — указывает мне взглядом на стену и я чмокаю этого тридцати летнего не бритого великана в щеку.

— Угу, Привет Кир. — прохожу в квартиру и оглядываюсь, — Ты один?

— Н-да… С Ольгой месяц как разбежались. Ты, я так понимаю на долго ко мне?

— На пару дней, жаль ключи от тачки дома остались, отец просил глянуть её.

— Сама на сутках была?

— Угу. Кир я отосплюсь, а там может мастера вызову, хорошо паспорт с собой оказался, пусть вскроет квартиру, — проходим к нему на кухню, Кира наливает воду в чайник и я слышу характерный щелчок.

— Мы тут с ребятами на выходные за город собрались, планируем одну или две ночёвки. Может с нами? Там Серый будет, — Кира ухмыляется и подмигивает мне, — Хочешь?

— Раньше хотела, а теперь не знаю. Отосплюсь и подумаю до вечера, — отвечаю ему.

— Так мы в семь вечера отчаливаем. Пивом затарились, мясо за Бакланом, а удочки, спальники, палатка уже в багажнике. На работу заскачу на пару часов и фырррр за город. А ты спи и думай. Ну всё я в душшшш…

Клёвый у меня брат, только на девчонок ему не прёт. Ольга вечно жаловалась «проподает в своём гараже, бензой и другой гадостью пропах». В общем не угодил он ей, ушла за горизонт, наверное на поиски того который пахнет розами.

Я улеглась на диван укрывшись пледом, будильник в телефоне поставила на 16–00 и завалилась спать. Как и когда ушёл Кира я не слышала. Проснулась под звук будильника. Выспалась и наверное отдохнула.

Вечером Кир уговорил разбавить их мужскую компанию своим присутствием, а в случае чего предложил отвезти меня обратно в город. Я согласилась, сама вряд ли с кем-то выберусь. Час езды от кольцевой и мы на месте, у озера.

Сергей и Дракон уже были там, мы припарковались рядом. Следом подъехал Баклан на мотоцикле. Погода класс, вода супер, я отошла от наших подальше и минут десять плескалась в озере. Словами не передать, как здесь здорово после душного города, это полный «класс».

Баклан с Серёгой уже поставили палатку, Кира занялся кострищем, Дракон пошёл устанавливать удочки. Подхожу к нему вытирая полотенцем волосы и спрашиваю:

— И уха будет? — молча кивает в ответ, — А почему Дракон, — продолжаю я и он отвечает не отвлекаясь на меня.

— А, что Кир не говорил? — «не-а» отвечаю и он дальше что-то с леской колдует, — Значит не помнит, а ещё друг называется. Так я… это… в 7-м классе биологичке предложил скрестить летучую мышь и ящерицу, вот она меня тогда и назвала драконом. Запомнили гады, с тех пор и прижилось прозвище.

— Ясно, может и истинная пара есть? — подкалываю его, — Или как Кира в активном поиске?

— Так Ириска, не грузись и иди лучше займись вечерним меню.

— А почему Ириска? — любопытствую и хмыкаю про себя.

— Была одна такая прилипучая, потом пришлось с пломбами отрывать. Ну, чего стоишь дуй давай, фронт работ тебе обозначили, — видно мешаю, сплавил-таки меня Дракон.

Вечером сидели у костра, Серый прошёлся по водочке, я с остальными пила пиво, мне одной банки выше крыши. Пить совсем не умею и отхожу тяжело. Бокал сухого вина за вечер — это моя норма и не капли больше.

Шашлык от Баклана на кефире был отменный. Аплодисменты прозвучали от всех присутствующих как вознаграждение.

А ещё я не знала, что он хорошо на гитаре играет, я его всего-то два раза в гараже у брата видела. Вот так, сидим и слушаем в исполнении Баклана песни: Цоя, Мойданова и Высоцкого, а на заднем плане ему лягушки подпевают. Хорошо сидим, душевно. Потом Кира с Бакланом пошли купаться, а я немного посидев с остальными у костра и допив свою банку пива, отправилась в кустики…

Сижу в засаде и сквозь кустарник наблюдаю как отблески костра падают на мотоцикл Баклана, красиво со стороны смотрится. Подтягиваю джинсы и думаю, днём не сделала селфи, сейчас может наверстать? Хотя уже темно.

Не успеваю подойти к Хонде как слышу за спиной хихиканье и женские голоса, оборачиваюсь — никого. Я там минуты три назад была:

— Эй, кто там? — вглядываюсь в темноту, никого и тишина, ни одна веточка не шелохнулась. Пиво хмельное в башку дало, списываю всё на него и возвращаюсь к костру. Дракон сидит в телефоне, Сергей основательно приложился к «беленькой». Ладно, решаю прогуляться по берегу озера и накинув байку ухожу, возможно у воды уже свежо. Хотя минут через десять снимаю её и завязываю на бёдрах чтобы в руках не тащить. Иду и пялюсь в свой телефон, споткнулась, а за спиной в этот момент прозвучал голос Дракона:

— Эй, Ириска или Ангел? Принеси из воды ещё пару банок пива, — возвращаюсь немного назад и делаю то, о чем просил Дракон. Подхожу и протягиваю ему две мокрые банки пива:

— То Ириска, теперь Ангел? С чего бы? — спрашиваю, а они с Серёгой улыбаются.

— Это Серый первым заметил в темноте, блёстки у тебя на спине на майке, в виде крыльев. Ему спасибо скажи.

— Серый, — обращаюсь к нему, — ещё пару рюмах накати, может я и взлечу в твоих глазах, — подкалываю его.

— Легко, Стеша. Пью до твоего взлёта, — отвечает уже порядком «тёпленький» Сергей.

— Так, Серый притормози, может завтра тебе за руль придётся к вечеру сесть, — одёргивает его Дракон.

— Нет, Кира сказал на две ночи мы здесь. Кстати, что там с рыбой? Я бы с утра ухи похлебал.

— Есть рыба, не переживай. Всем ухи хватит. — теперь Дракон оборачивается ко мне и спрашивает, — Где спишь сегодня?

— В машине, однозначно, — отвечаю, — Не хочу в палатке или у костра комаров кормить.

— Как скажешь не Ириска. Тогда в моей машине ляжешь она больше, пойду сиденье разложу и плед достану, а мы ещё у костра посидим. Давно не виделись, когда ещё соберёмся.

— Я тогда ещё немного прогуляюсь, на звёзды полюбуюсь и спать, — отвечаю Дракону.

И вот я опять прогуливаюсь вдоль берега, в руках телефон, изредка поднимаю голову чтобы взглянуть на звёзды. Слышу за спиной всплески воды, это наши из озера вышли. Хорошо за городом, что не говори, полная нирвана.

Ну вот… Серый дошёл до кондиции и врубил в Кирюхиной машине МУЗЛО. Возвращаюсь на поляну, а он дуреть стал, подхватил меня и себе на плечи усадил. Все ржут, а Кира выдаёт «только не урони её, чудо».

— Кира спаси меня, — вою и держусь за пьяную голову этого балбеса. А Сергей крепко зафиксировав меня за ноги, кружится и ржёт подпевая песню: «А ты такая сладкая Хуба-бубна, я хочу целовать тебя прямо в губы. Внутри тебя наклейка, ай по-приколу, я выпью тебя всю как кока-колу…», — Снимите меня! — молю, ржу, плачу. Короче пока не допел песню не отпустил меня, вот же придурок пьяный. Ещё пару песен под магнитолу дурачился, а затем сам её же и выключил.

Кира спрятал от него водку, и они дальше сидели с гитарой у костра, а я пошла спать туда, где мне предложили. В машине оказалось душно. Ключи в машине, решаю её отогнать метров на двадцать под крону деревьев. Когда завела машину, Дракон привстал у костра и смотрел, что я делаю. И как только фары погасли он успокоился, а я переставив автомобиль, открыла пассажирскую дверь и улеглась спать. Черт с ними, с этими комарами, зато как дышится у кроны деревьев и кузнечики стрекочут. Было уже около двенадцати ночи.

4

Дру-энров приехало около двадцати, а ближе к обеду появились керейды, не больше пятнадцати человек. «Не густо в этом году» заключил Грай оценив взглядом всех кто сидел за обеденными столами под открытым небом. Кормили прибывших дважды в день, утром и вечером, провизии хватало с лихвой. Еду и напитки подавали молоденькие девушки Трикета и «бойцы» во всю на них пялились.

Когда принялись за вечернюю трапезу выступил Кед, глава трикетов. Он поприветствовал всех говоря, что «в сей год собралось 76 достойных и могущественных мужей… о том, что дочерей за последнее десятилетие боги нам дарят меньше и тем не менее они нам дороги…» да и ещё много чего он там говорил. Все пили эль и ели слушая его в пол-уха. Затем местный жрец Уран подал голос, который дополнил рассказом, о том что завтрашний день начнётся с утренней молитвы «Духам земель» и почитанию богине Гебе. А вечером начнём «обрядовые гуляния, первого дня» и так в течении пяти суток. Каждый год одно и тоже: чтение древних свящённых свитков и сказания легенд устами наших жрецов, поиск своей пары и гуляния у костра до рассвета и не только.

— «И до сего дня земля народа Хаоме зачарована магией и питается обрядами, щедро одаривая живущих на ней благами лесов, полей, рек»… и другой хренью, — это подал голос Грай, он пьёт эль и развлекает рядом сидящих. Тексты не меняются и многие их уже знают почти наизусть. Поэтому поддерживают Грая в меру хмельными усмешками.

— Интересно, — спрашивает Вилл, — Чей жрец завтра обряд «оживления бубна» начнёт и народ порадует своим гортанным пением?

— Не всё ли равно, — смеясь отвечает Тис, одновременно подливая всем эль. При этом наклонившись влево он наблюдает, как кому-то рядом девушка поднесла миску с ягодами и он шутя возмутился, — Иль я не хорош краса моя? Я тоже не прочь отведать спелых ягод из рук твоих! — и подмигнул друзьям. Через минут двадцать она к ним подошла и поставила кувшин с напитком и миску с ягодами фаллии.

— Благодарю, — привстал Тис и на долю секунды вгляделся в её лицо и коснувшись руки спросил, — Как звать?

— Елья, — ответила та смутившись и быстро удалилась.

— Ладно, живи Елья, — рассмеялся тот громко и Вилл его поддержал таким же громким и в меру хмельным смехом.

— Может искупнёмся? Здесь где-то не далеко озеро говорили есть? — поинтересовался Грай. Услышав его вопрос, рядом сидящий мужчина указал в сторону, где находилась тропа и объяснил как пройти к озеру.

Прихватив с собой одну небольшую бутылку эля все пятеро двинулись в сторону озера.

— Может, а ну эту утреннюю молитву. Утром опять на озеро рванём и эль прихватим. А вечером уже само собой развлечемся? — предложил Кад.

— Можно, но только давайте после завтрака. И втихую, как ветер в кустах скроемся, — согласился с ним Тис.

Полчаса заняла дорога к озеру, купались нагишом упиваясь тёплой водой и ранним летом, даже плавали на перегонки. Каждый из них был хорош в воде. Крепкие мужские фигуры, закалённые тяжелой физической работой и охотой были хороши. Кад уделал Тиса в скорости, двигаясь быстро, как никто под водой.

Тис дважды проиграл тому в гонке и будучи «под градусом» обиделся как мальчишка, но Яр его взбодрил, устроив с ним не большой бой в воде. Первым на берег вышел Вилл и не вытираясь набросил на себя лишь легкие льняные штаны, отправился босиком вдоль берега. Вечер набирал обороты, солнце касалось верхушек деревьев и лес приобретал красные тягучие оттенки.

Пение птиц затихало, вода взбодрила и немного отрезвила порядком тяжёлую от выпитого «особого эля» голову. «Хорошо здесь» подумал Вилл и не заметил как далеко он отошёл от своих. Пройдя мимо зарослей камышей он увидел впереди сидящего на берегу мужчину, беседовавшего с молоденькой девушкой. Он толком и не понял «почему она стриженая», её вьющиеся волосы доходили только до плеч и одета она была не в платье, а как и сидящий на берегу парень в синие обтягивающие штаны.

Он окликнул их, но те даже не повели ухом, он повторил ещё раз своё приветствие, но те явно не замечали его. Зато его услышал Грай и велел возвращаться. Девушка с полотенцем в руках развернулась и мило улыбнувшись обвела вокруг себя взглядом, но на нём не задержалась, словно нет его здесь. Забросив полотенце на плечо она пошла в сторону кострища, где были и другие парни. «Крепкий эль» решил Вилл и вопросительно пожав плечами, развернулся и отправился к своим.

По возвращении в лагерь все разбрелись кто куда. У кого-то завязывались знакомства, у кого-то гулянья и даже танцы. Грай заприметил Мирту и решил подкатить к этой юной красавице. Днём она уже один раз его проигнорировала, но это лишь раззадорило его. Зажав её в свои тиски возле чужой палатки он всё-таки узнал её имя и пообещал не сводить с неё глаз. Девушка была стройна и бела личиком, а её очень длинная коса удивила Грая, в его поселении женщины по пояс волосы не носили. Поцеловав не раз её в шею Грай позволил раскрасневшейся девушке выпорхнуть из его объятий.

Вырвавшись из тисков этого дикаря Грая, Мирта была сама не своя. Её сердце бешено трепыхалось, так нагло с ней ещё никто себя не вёл. И то, как он крепко сжимал её, в этом было что-то странное, заставляющее её кожу покрываться мурашками, но совсем не от страха. Она хотела найти Елью и поговорить с подругой о том, что с ней случилось. Но когда они встретились, неожиданно нарисовался Юрон и помешал беседе. Поэтому девушки решили сбежать в лес и прогуляться по-дальше от этого шумного места.

Тис выцепил взглядом как Елья с парнем и ещё одной девицей странно и, явно секретничая отправились в лес постоянно озираясь. «Интересно, куда это они?». Похоже направляются в сторону озера, но не факт.

Внешне Елья понравилась Тису, хотя на вид ей не было двадцати, но Тис надеялся, что ошибается и она старше чем выглядит.

— Я отлучусь, — шепнул он Яру и тот не заморачиваясь на просьбу друга сухо кивнул в ответ. И Тис отправился в след за этой странной компанией. Ведь там была Елья…

Тис нагнал их почти перед самым выходом из леса, они притаились в кустарнике и наблюдали за группой парней на поляне, среди которых была девушка, парни выпивали, ели и пели у костра. Они были необычно одеты. Ещё на поляне стояли две странные телеги с крышами, одна из которых изливала два ярких потока света. Ещё возле одной телеги стояло что-то на двух колёсах и даже с седлом.

— Подсматриваете? — спросил Тис хихикающих девушек.

— Ой, — вскрикнула Елья и обернулась на голос, — А это ты? Тшш, тут такое? Сам видишь. — и в этот момент странная девушка одетая как парень, которая находилась не далеко от них обернулась и спросила:

— Эй, кто там?

— Тшш, — повторила Елья и закрыла ладошкой свой рот, чтобы вновь не засмеяться, а Тис взглянул на незнакомку.

Симпатичная, даже очень, эмоции на лице так и пляшут. Не получив ответ она насторожилась, удивилась, улыбнулась и хмыкнула… Волосы вьющиеся длиной до плеч. Стройная. Нимфа одним словом… Необычная она, глазу приятная и эта девушка тоже понравилась Тису…

5

От костра доносились звуки музыки и песни, слова которых были понятны всем любопытствующим расположившимся в засаде в кустах. Девушка не получив ответа медленно пошла к парням. Постояв и поглазев на странную компанию ещё немного, Тис и Елья, Мирта и Юрон отправились к озеру. Они вышли из лесу и опять увидели ту самую девушку, которая шла вдоль берега им на встречу. Мирта помахала ей в шутку рукой, но та их не видела. Немного громче её окрикнули Тис и Юрон, но она несла в руках светящуюся штуку не обращая внимания на происходящее вокруг. Затем её окликнул знакомый парень и она развернувшись пошла обратно, при этом прихватив что-то из воды.

Вилл и Кад «хорошенько» приложившись к элю отправились в лес, в сторону озера, возможно ещё раз решили искупаться и хмель выветрить за одно. Немного сбившись с тропы они пошли на звук музыки и вышли к поляне и… от увиденного опешили. Они как вкопанные стояли на виду у всех и смотрели, как под громкие звуки музыки парень дурачился держа на плечах девушку, та возмущалась, а окружающих эта картина веселила.

— Я её видел днём у озера, — произнёс Вилл, — Она меня не видела и не слышала. Я тогда подумал, что это всё эль и виденье.

— Выходит не виденье, — ответил Кад и окликнул незнакомцев помахав им руками над головой. Ответной реакции не последовало.

— Странно всё это, — произнёс Вилл и друзья между собой переглянулись.

— Не видят нас? — удивился Кад. Он двинулся вперёд и подошёл к двухколёсной махине, стоявшей неподалёку от них и протянул руку к седлу, но рука прошла насквозь, словно здесь ничего нет или он сам не живой. Пнул «это» ногой, эффект был тот же. Оглянулся на Вилла через плечо, в недоумении покачал тому головой и вернулся к другу.

— Ты на поляне выглядел не обычно, почти как призрак, прозрачным был, — произнёс Вилл и сам насторожился от сказанных слов.

— Пошли от сюда, бесы нас испытывают или духи любопытством соблазняют, — сказал в ответ Кад и задумался, словам друга не хотелось верить, «это было чУдно».

Они вернулись к месту стоянки поселения трикетов и Кад рассказал об увиденном Граю и Яру. Тех это заинтересовало. Чуть погодя вернулся Тис, его волосы были мокрыми, значит он опять искупался. Тис подключился к общему разговору и поведал о том, что тоже был возле поляны и всё видел, а вот чужаки его не видели. Грай изъявил желание пообщаться со своим жрецом, возможно тот что-то объяснит им.

Вернувшись обратно, Грай передал слова жреца о том, что «это чужой мир и им стоит держаться от границы подальше».

— Выходит это «Духов День» показывает свою магию, — вздохнул Тис.

Яр был единственный кто не видел чужаков и любопытство точило его мозг. Пока друзья окунулись в гулянье, протекающее возле большого костра и статуи Гебы, он отправился в лес один, не смотря на то, что уже порядком темнело.

Яр ещё не успел выйти из лесу, как сквозь деревья его ослепил странный яркий свет, который двигался и дергался, проникая сквозь ветви деревьев.

Приблизившись к поляне Яр притаился за деревом. Крытая большая телега с рычащим грохотом мазнула по нему двумя яркими солнцами и развернувшись остановилась боком. Рык затих и яркий свет спереди погас, только внутри было слабое освещение. Кто-то из неё вышел, обошел эту махину, открыл маленькую дверь и залез внутрь укладываясь спать. Судя по фигуре и росту это была девушка. Он двинулся немного в сторону, увидел костёр и четверых парней, до него доносились отзвуки их разговора. Но открытая дверь интересовала его больше.

Он подошёл и заглянул внутрь, отблеск от костра позволил хоть и слабо, но всё же рассмотреть девушку. Она лежала на животе, подмяв под себя двумя руками подушку. Симпатичная, а вот странный запах внутри телеги был похож на свежий горный или даже зимний скалистый. Он протянул руку к ноге девушки и коснулся её, она в ответ дернулась поджав её. Тёплая, ощутил её Яр, выходит это не виденье, а всё настоящее. Он коснулся рукой двери, затем крыши и колеса телеги. На ощупь всё было не известным, он ещё раз провел рукой, но в этот раз по закрытой, зеркально гладкой двери и даже нащупал на ней ручку. И резко отдёрнулся, от звука зазвучавшего внутри телеги рядом с девушкой, он тихо присел в траву, облокотившись спиной о телегу.

«Да Света, слушаю… Поздно ты… Я за городом, может связь плохая… Дежурством? Ну давай, а когда ты хочешь? … Хорошо, значит ты в понедельник, а я за тебя во вторник. Ну давай, пока».

Яр слышал каждое слово, но с кем она говорила он не понимал, рядом с ними больше никого не было. Собеседника её хоть и плохо, но он всё-таки слышал. Чудно.

Рядом раздались тяжелые шаги, которые остановились у открытой двери и мужской голос произнёс: «Чего не спишь?». Девушка ответила «Света звонила, попросила поменяться дежурствами. А у нас вода есть?» и мужчина произнёс «Вот чёрт совсем забыл, есть конечно», теперь он обошёл эту железяку и открыл заднюю дверь, а затем так громко ею хлопнул, что Яр даже вздрогнул от неожиданности и решил отползти к кустарнику. «Держи, Стеш» произнёс мужчина и в тишине было слышно как она пьёт, её глотки. Мужчина продолжил разговор «Кстати, завтра возможно ребята подъедут на квадроциклах, каталась на них хоть раз?», «Нет, а можно будет?» спросила девушка. «Если приедут, покатаешься» ответил тот, «Ладно, спи, дверь тебе закрою, а то мало ли» и мужчина глухо хлопнув дверью пошёл в сторону костра.

Яр поднялся на ноги и осмотрелся, вспомнил из их разговора, что «завтра приедет ещё кто-то» подумал: «у этих возможно тоже праздник». И отправился обратно думая о том, что он смог дотронуться до «чужих» вещей и до девчонки тоже, а Кад не смог. Возможно сейчас чужаки его бы услышали, но он с ними не заговорил. Яр решил, что здесь что-то происходит, возможно это магия богов или Земли Хаоме о которой вещают жрецы.

В эту полночь вступил в силу первый «Духов День»…

6

Утром мой день начался с кофе и первого кто проснулся из парней я увидела Дракона.

— Доброе утро Стеша, — подошёл он ко мне и мило улыбнувшись, забрал из моих рук кружку, — Спасибо.

— Эй, это мой кофе! — возмутилась я.

— Как видишь уже нет, — рассмеялся тот, — Ты уже половину выпила так, что всё честно. Допью и займёмся ухой, — подмигнул он мне.

— Ладно, ты меня вчера водой поил, а тебя сегодня кофе угостила, — вздохнула я.

— Отпила и угостила, не честный обмен, — засмеялся Дракон.

По большому счету уху готовил Дракон, а я всего лишь подавала ему соль, перец и лаврушку принесла из машины.

А вот у тех, кто дольше нас спал день начался с ухи. Сергей с помятым лицом появился из палатки явно на её запах, как в заезженной рекламе «Nescafé».

Баклан сегодня уехал с концами, сразу после завтрака, сославшись на неотложные дела. Мы с братом тоже отправились в город, а по дороге вызвали на мой адрес специалиста по вскрытию замков. Вопрос решён, а мои ключи лежали на столике в прихожей, «вот же разява я».

Переоделась и взяла из дому ещё кое какие вещи, потом заехали в магазин за продуктами и вернулись на озеро.

Ближе к обеду приехали двое ребят на квадриках, окунуться в озере и провести с нами пару часов. Это знакомые Дракона, они где-то здесь не далеко катались на карьерах.

Опять в ход пошло пиво, шашлык и конечно же уха была нарасхват. Кто за рулем тот не пьёт, да и Сергей сегодня перешёл на пиво. Один из ребят по просьбе Дракона разрешил мне прокатиться на квадроцикле. Мы с парнем сделали пару кругов по поляне и направились вдоль озера, я за рулём.

Проехав метров триста или больше я заглохла и не смогла завестись. Хозяин этого зверя кряхтя слез, достал что-то из багажника и стал устранять поломку. А я спрыгнув огляделась и достала свой телефон.

— Что пишут в инсте? — поинтересовался у меня Гриня, колдуя над техникой.

— Я книгу читаю, — ответила ему и хотела отойти.

— Не отходи далеко, мало ли, — я остановилась и он продолжил спрашивать, — А ты чья из них?

Я развернулась и возмущённо посмотрела на него:

— Что? Без клейма не видно? — он оторвался от техники и поднял на меня вопросительный взгляд, видно не ожидал такого ответа, — Я здесь с братом, — буркнула я и повернулась к нему спиной.

— Который из них, твой брат? — спросил он и продолжил ремонтировать, а я передернула плечами услышав характерный скрежет инструментов.

— Кирилл, — сухо ответила ему.

— Студентка или работаешь?

— Работаю, — ответила в очередной раз на вопрос и повернулась к нему положив телефон в карман, — Скоро закончишь? — поинтересовалась я.

— С ремонтом?

— Да и с допросом тоже, — произнесла я в нетерпении.

— Уже. Так кем ты работаешь сказала?

— Я не говорила.

Он оставил инструменты в стороне и подошёл ко мне ближе.

— Искупаемся? — предложил он с пижонской ухмылкой.

— Я без купальника, — ответила и отступила на шаг назад.

— Я тоже, значит мы в равных условиях, — он ещё чуть приблизился ко мне и оперся бедром о бок своего квадра, — Искупнёмся, потом расскажешь где работаешь и кем, — и он протянул к моему подбородку пальцы, но я не позволила его руке коснуться моего лица.

— Нет, — оборвала я его плеяду, — Если машина в порядке поехали.

— Так значит, а зря, могли бы пошалить, — хмыкнул Гриня и отступив запрыгнул в квадрик, попробовал завести движок и у него получилось.

Он вернул инструменты в багажник и мы не успели отчалить как к нам подъехал его друг:

— Гринь? Проблемы? — спросил парень.

— Уже нет, — ответил Гриня.

— Ты должен был её катать, а не окучивать. Брат у неё нервный оказывается, очень.

— Садись за руль, — буркнул мне недовольно горе-инструктор, — Не будем заставлять твоего брата нервничать, — я села за руль, а он уселся позади меня на спинку сидения и мы поехали.

По приезду Кира на меня не хорошо и с укоризной зыркнул, что было чертовски не приятно. Кто-то из ребят достал мяч и все начали играть в волейбол. Я сидела ближе к лесу и наблюдала за ними, пару раз от сильного удара мяч подкатился ко мне. Пришлось его подбить ногой, а через час эти двое искупавшись в озере уехали.

Когда была у леса обратила внимание, что трава в том месте где я вчера ночевала в машине, была сильно вытоптана и там даже обнаружилась лесная тропа.

Позже я пошла по ней в глубь леса и по мере удаления от своих, слышала интересные и необычные звуки. Впереди меня на тропе, метрах в двадцати, мой взгляд что-то цепляло. Не большое «туманное облочко» скользило сквозь деревья и кустарники, то маня, то прячась от меня, оно словно поджидало, когда я замешкавшись отставала от него. «Эта необъяснимая сила» приковывала моё внимание, будоражила воображение и влекла за собой. Выглядело это всё бредово, но яркие солнечные лучи проникающие в лесную гущу, шорохи листвы и звонкое пение птиц придавали мне уверенности, волновали и влекли вперёд. Пару раз мне показалось, что ветви деревьев оглаживают мне руки, когда я их раздвигаю двигаясь вперёд.

День был в самом разгаре, около пяти часов дня. И вот в конце пути, сквозь деревья я увидела людей сидящих за столами, праздно прогуливающихся по большой поляне и танцующих у костра. На поляне возвышалась странная деревянная статуя женщины, протягивающая сведенные вместе ладони вперёд. Возможно это местное божество? Все эти люди были в старинных одеждах, одни одеты как воины, другие в более свободной, предназначенной для отдыха одежде, женщин среди них было мало и они были нарядными. На съемки исторического фильма это не походило, камер и съёмочной группы я не увидела.

Я отошла немного назад, достала из кармана телефон, выбрала лучший ракурс и начала снимать видео. Прошло минут пять и у моего виска неожиданно прозвучал тихий мужской голос:

— Любопытная лиса притаилась? — я от неожиданности вздрогнула и чуть не уронила телефон.

Он обхватив меня за талию развернул к себе.

— Пусти, — пискнув от страха и тяжело дыша я упёрлась руками ему в грудь.

— Отпущу если покажешь, что ты делала этой штукой, — произнёс он и я судорожно закивала головой, только тогда он ослабил свою хватку.

Я включила телефон и жутко нервничая сделала пару лишних действий, судорожно листала последние видеоролики, а затем нашла нужное видео. Включила просмотр и развернула к нему экран, моя рука слегка дрожала. Он смотрел в телефон, а я на него. Он взял его из моих рук и я была не против. Высокий мужчина, до тридцати, крепкого телосложения, блондин, волосы убраны в хвост и на лице была явно вчерашняя щетина. Ролик закончился и он поднял на меня взгляд.

— Пошли, — строго произнёс он и схватил меня за предплечье.

— Нет, не надо… пожалуйста, — выворачивалась я. Но он вывел брыкающуюся меня на поляну и подвёл к крайнему столу за которым седели двое других мужчин.

— Гляньте кого я вам привёл, — произнёс он заносчиво.

— Ого, та самая? — произнёс один из них и я от его слов замерла в ступоре.

— Тис! — прокричал один из сидящих за столом парней и помахал кому-то рукой.

— Что? — послышалось за его спиной.

— Иди глянь! И Яра прихвати.

Я дрожала как осиновый лист всё сильнее, по мере того как к нам подходили другие.

— Кто её привёл? — спросил один из подошедших.

— Я, — ответил блондин, всё ещё держа меня за плечо, — Она там пряталась, — он указал в сторону леса, где нашёл меня, — А ещё у неё в этой штуке картинки есть, — он протянул мне телефон и требовательно произнёс, — Покажи им.

Я включила последнюю запись и они внимательно склонившись над телефоном просматривали её.

— Что ещё эта штука умеет? — спросил сидящий за столом парень. Я дрожащими руками навела на него камеру и сфотографировав его показала им изображение.

— Это я? — спросил он и я молча кивнула в ответ.

— Похож, точно ты Грай, — произнёс рядом стоящий парень.

Я нервно сглотнула и все подняли на меня взгляд:

— Пить хочешь? — я не хотела пить, но от растерянности кивнула. Один из них налил мне в глиняную чашу жидкость и я поднесла её к губам, но почувствовав запах спиртного отказалась.

— Я алкоголь не пью, мне потом плохо становиться, — они переглянулись.

Среди них была девушка и она произнесла забрав из моей руки кружку:

— Я Елья, подожди, сейчас напиток принесу, я быстро, — и она действительно быстро вернулась, — Держи, это напиток из ягод калины, — я молча кивнула поблагодарив и жадно выпила всю кружку.

— Спасибо, — выдохнула я. — Теперь вы меня отпустите, — произнесла я тихо и выключила телефон. Они все переглянулись и пауза затянулась, очень затянулась.

— Посиди пока с нами, — произнёс кто-то позади и положил мне сверху на плечи свои руки, надавил на них так, что я как подкошенная села на скамью. Они тоже расселись. Пятеро мужчин и одна девушка все как один разглядывали меня. И вот Елья прошептала, рядом сидящему парню:

— Тис, спроси у неё про те большие штуки на колёсах.

Я глянула на неё и ответила:

— Это автомобили, мы на них ездим на дальние расстояния, на работу или на отдых… — она кивнула и улыбнулась мне.

— Ты ездишь на этих на работу? — оживились они с вопросами.

— Иногда, — отвечаю.

— Ты работаешь?

— Далеко?

— Кем работаешь?

Я обвела их взглядом и ответила:

— Далеко от дома работаю, но езжу не на автомобиле. Я работаю медсестрой в больнице.

— В больнице? Ты лекарь? — спросила Елья.

— Нет, я помогаю врачам…

— А то другое, без крыши на берегу, тоже автомобиль? — спросил тот, который меня сюда привёл.

— Почти, это квадроцикл. Он больше для развлечения.

— А зовут тебя как? — спросила опять девушка.

— Стеша, полное имя Стефания, но меня так никто не называет, — я смущённо обвела всех взглядом и робко произнесла, — Думаю мне пора, я дорогу обратно запомнила, — а про себя подумала «почти запомнила».

— А может с нами задержишься, у нас тут весело, гляди, — самый старший из них кивнул взглядом в сторону костра и статуи. «Нет» покачала я головой:

— Лучше к себе, там свои…

— Да ладно тебе, — произнёс блондин, — Потом проведём тебя, я кстати Вилл, это Грай, а это Кад.

— Я, Тис и мой друг Яр.

Я заметно нервничала, сжимала в руках телефон и конечно же не все имена запомнила.

— Мне нужно идти, правда, брат будет волноваться, — мне было не по себе и очень хотелось поскорее покинуть это место.

7

Ходили купаться на озеро, Тис отказался, решил остаться в поселении рядом с Ельей. Она принимала его знаки внимания и была не против общения с ним.

Вдоволь нарезвившись в воде, мы уже почти скрылись в лесу, но услышав странный грохот и сгорая от любопытства вернулись. Спрятавшись за деревьями, мы наблюдали как прикатила ещё одна безумная штука на колёсах и резко стихла. Девчонка сама управляла ею, а парень который был с ней, ремонтировал эту «телегу». Слышали весь их разговор. «Она была здесь с братом… общалась с парнем не охотно и отказалась с ним купаться». Затем появилась ещё одна такая же грохочущая «телега», которой управлял парень и они все вместе уехали. Этих парней мы вчера на поляне не видели и телег без крыши тоже не было. Странные штуки управляемые только руками и без лошадей, передвигающиеся с большой скоростью. Они были нам любопытны и мы по дороге их обсуждали. Вилл даже попытался рычать имитируя их грохот. Вернулись в поселение и перекусили на скорую руку. Одни из нас отправились помогать колоть дрова на вечер, другие участвовали в разделке туш. Тис и Вилл занялись выпасом лошадей, так как те застоялись в стойлах, да и много чем кто занимался.

Время тянулось не спешно, сегодня были первые сутки празднества. С утренней молитвы многие улизнули, а вот на вечерние гуляния были настроены с «особым аппетитом».

Вилл не долго был у костра и возвращаясь к палатке заметил отблеск в зарослях. Обошёл это место и увидев девушку, тихонько подкрался к ней. Ею оказалась та самая «чужая» девчонка. И эти её чудные картинки, которые она показала ему, а потом и остальным, удивили всех.

Стеша вблизи оказалась ещё симпатичнее и в общении приятная, стеснительная и такая милая. Мы предложили ей задержаться у нас, но она отказалась. Провела с нами в поселении не более пары часов. Яр и Кад вызвались её проводить обратно к месту на котором они «отдыхали», так она пояснила.

Шли втроём молча, только изредка бросая косые взгляды на Стешу. Она явно нервничала. Шла и часто спотыкалась, выглядела на тропе как-то неуклюже. Яр взял её за руку, сперва Стеша хотела её одернуть, но всё же смирилась и шагала рядом, при этом походка у неё стала на много увереннее. Яр держал её тёплую руку, периодически легонько сжимая и украткой потирая подушечками пальцев, она этого не замечала, а внимательно глядела под ноги.

Вот мы и вышли к поляне. Увидев своих она даже как-то радостно выдохнула. Поблагодарила нас и мы попрощавшись отправились обратно в поселение. А через минут пять мы услышали её крик, а затем до нас уже доносились её громкие несвязные слова…

Мы рванули обратно и когда выбежали на поляну, то увидели Стешу, точнее её прозрачную фигуру и замерли.

Она с трудом пыталась объясниться с ребятами размахивая перед ними руками, стоя у костра.

— Кира! Это я! Кира! — она присела перед парнем и хотела облокотиться ладонями о его колени, но её руки прошли сквозь его тело и она уткнулась руками в траву. Стеша попыталась выхватить у второго парня что-то из рук, но её рука опять прошла насквозь. От обиды и злобы она на всё и всех психовала, громко ругалась, а затем зло шагнула двумя ногами в костёр.

Кад стоял рядом со мной в ступоре, я резко дернулся вперёд, но замер, Кад меня придержал. Она стояла посреди огня, как ни в чём не бывало, закрыв лицо руками и вздрагивая плечами, плакала. А вот теперь убрав руки от лица, Стеша раскинула их в стороны со слезами на глазах и опять подошла к ним, начав размахивать ими словно косой по головам ребят, но и это было в пустую.

Парни её не видели и не слышали, мы стояли в недоумении наблюдая за этой немыслимой картиной.

Обратив своё внимание на автомобили Стеша нетвердым шагом подошла к одному из них. Она попыталась пнуть его ногой по колесу, потом кулаком по окну, но эффект был тот же. Рука и нога прошли сквозь препятствия. Видя свою беспомощность она оглянулась по сторонам и увидев нас с отчаянием прокричала:

— Чертово озеро! Чертова поляна! Проклятый лес!!! — она обхватила голову руками и опустилась возле автомобиля на колени склонив на них голову и громко взвыла, по звериному… Со стороны это выглядело жалко.

Кад ступил на поляну и оглянувшись на меня направился вперёд, подошёл и сел рядом с ней на корточки. Коснулся её плеча. Подождал минуту, другую и взяв её за плечи поднял на ноги. Она колотила по нему руками и отбивалась, но он с силой прижал её к своей груди. Кад глянул ещё раз на меня и не раздумывая взвалил её на плечо и понёс. Как только они покинули поляну, Стеша перестала быть прозрачной и мы между собой переглянулись.

— Кад, когда ты был на поляне, выглядел так же как она, призрачным, — произнёс я, Кад на моё заявление только нахмурился и промолчал в ответ.

Мы молча шли по лесной дороге, Стеша висела на плече Када и всё ещё хныкала, потом притихла и попросила опустить её на ноги. И он выполнил её просьбу, спустив её аккуратно вниз. Стеша пошла рядом с нами пошатываясь и периодически оглядываясь назад, то ли с надеждой, то ли с отчаянием. А на полпути она остановилась и начала внимательно всматриваться куда-то в сторону от тропы, затем протянула в этом направлении руку и резко одернула её.

— Что? — спросил я её.

— Вы это видите? — произнесла она дрожащим голосом.

Мы глянули в ту сторону и переглянулись меж собой, Кад качнул головой «нет» и я ничего не увидев ответил:

— Нет, а что там?

— Там, оно… не одно. Я не знаю, уже не уверена.

Странная она, может перенервничала и в голове кавардак, но главное, что уже не плачет. И мы продолжили путь в полной тишине.

До заката было ещё далеко, а в лесу наступила мертвая, тягучая тишина и от этого всем стало как-то не по себе. Ни звука, ни треска под ногами, ни жужжания насекомых, ни пения лесных птиц, даже ветерок и тот сник куда-то из этой чащи. Лес вёл себя противоестественно и необычно. Стеша сама уцепилась рукой за Када, почему она выбрала его? Заметив то, как она сжимает его руку, мне было не приятно, словно моё тронули без позволения. Не думал, что мне присущи чувства собственности или что-то подобное… Я шёл позади и не сводил с неё глаз…

8

Когда мы втроём появились в поселении и все увидели заплаканную Стешу, друзья насторожились, а в глазах читался немой вопрос. Пришлось всё рассказать. Тис и Елья молча переглянулись и куда-то отлучились, а когда они появились, с ними был уже жрец.

Вахр был недоволен увиденным и тем более услышанным, а глядя на девушку выдал ледяным тоном:

— Она пересекла границу миров и это плохо, среди нас «чужая», — и он невольно покачал головой.

Вернётся она назад или нет Вахр не знал ответа. И что с этим делать он тоже понятия не имел. Уйдя в себя и раздумывая над чем-то, он с серьёзным видом, почти беззвучно и растягивая слова произнёс:

— Сегодня пошли первые сутки, возможно после истечения пятых суток она сможет вернуться в свой мир, но это лишь догадки… — затем Вахр обвёл присутствующих пристальным взглядом и добавил, — Растревожили вы или разгневали духов, узнаём позже. Пойду поговорю с другими жрецами, а вы теперь за ней присматривайте, как бы беды не вышло.

Вахр ушёл, а Стеша опять расплакалась. Кто из нас первый нарушил эту самую границу, мы или она никто не знал, но ничего хорошего это не сулило.

— Завтра утром опять сходим к твоим, — предложил Грай пытаясь её успокоить и все его поддержали, — А вечером, может быть жрец поведает нам хорошие новости, а пока будем ждать, — произнёс Грай обнимая за плечо Мирту. Мы ещё какое-то время провели в палатке, а затем вышли на улицу и направились в сторону накрытых яствами столов.

Гуляния у статуи Гебы набирали обороты. Елья, Тис и Грай с Миртой покинули нас и отправились учавствовать в обрядовых танцах. Грай был решительно настроен не выпускать из вида Мирту и возможно в этом году у него наконец-то всё сложится. Стеша по немногу успокоилась, её явно обнадежила мысль о завтрашнем утре и вытерев рукавом глаза искренне поинтересовалась:

— Что у вас здесь происходит? — спросила она у оставшихся за столом глядя на празднество у костра.

— Это наш ежегодный праздник, — ответил ей Кад, — Общаемся с духами леса. Приносим различные жертвы силам природы, ублажая их. Жрицы говорят, что лет четыреста назад состоялась «Великая битва Деревьев на земле» разделившая нас на четыре народности. Теперь мы каждый год, встречаемся в «Духов день» не только под сенью леса, а они слыша наши молитвы благодарят нас, объединяя наши пары.

— Всё длится пять дней? Об этом говорил ваш жрец? — спросила Стеша и Кад кивнул ей в ответ, — Так вы, язычники? — насторожилась она, — А какие у вас жертвы? — с опаской округлила она глаза.

— Нет, мы никого не убиваем, жертвы это условно, — пояснил ей Вилл, — Природа — это самое ценное, что мы имеем. Мы научились её правильно использовать и беречь, и она за это отблагодарит нас, потом. На охоте, на рыбалке… А кого-то рождением детей, да и много чем ещё.

Стеша вздохнула и закрыла лицо руками:

— Боже, куда я попала? — мы все переглянулись между собой, а она покачала головой.

К нам вернулись Тис с Ельей и Грай с Миртой, Елья обвела нас весёлым взглядом и произнесла:

— Мы заберём Стешу не надолго, так надо, — она взяла ту за руку и потянула за собой.

— А вблизи ты ещё красивее, — сказала с улыбкой Мирта, — Мы тебя сейчас переоденем и настроение поднимем, не всё так плохо, поверь. Духи ничего просто так не делают. Это магия леса и их желание.

— Какая ещё магия, — вздохнув спросила Стеша.

— Ветви и листья деревьев притягивают солнечное тепло, пускают эту энергию по стволу к корням, а в них эта сила становится доступной для земли и человека, — пояснила Мирта.

— И если правильно использовать эту энергию, то можно получать заряд жизненных и магических сил. Так говорят Жрецы, — добавила Елья.

— Мы пришли, — произнесла Мирта, — Это терем моей семьи, идём же.

Мы зашли в большой деревянный дом-сруб.

— Мой отец глава старейшин, Кед, — с гордостью произнесла Мирта, — В Трикете тебя не обидят.

Я огляделась по сторонам. Запах внутри дома был особенным, приятным и свежим. Стены внутри и мебель были деревянные, величественные и необычные. Пока я всё разглядывала, Мирта тем временем достала из шкафа белое длинное платье с завышенной талией и золотистым пояском под грудью и предложила мне одеть его. Хорошо, но джинсы я отказалась снимать, в кармане лежал мобильный, а расставаться с ним я была не намеренна. Сняла мастерку и майку, а одев платье я приподняла подол. Да, на мне были кроссовки и снимать я их не буду, опустила подол обратно. Девушки мило переглянулись и одобрили мой наряд.

На улице Елья и Мирта сплели мне венок из цветов и молоденьких дубовых веточек и водрузили его мне на голову.

Я чувствовала себя очень странно, необъяснимый шелест листвы в венке, вразумил мои мысли и они перестали хаотично суетиться. Появилась удивительная легкость в ногах, возможно это магия о которой мне говорили девушки или я схожу потихоньку с ума в этом чудном мире. А ещё я чувствовала как что-то сверхъестественное витало в воздухе по мере приближения к массовым гуляниям.

Девушки о чём-то по дороге перешёптывались, а потом озвучили мне:

— Мы тебе ещё и жениха найдём…

— Что? Не надо, прошу, — возразила я.

— У нас со вчерашнего дня собралось четыре народа и каждый парень хорош. Отличный охотник, искусный всадник, бесстрашный, смелый и храбрый, — произнесла улыбаясь и подмигивая мне Мирта.

— И даже есть романтичные, — добавила Елья.

- Ого, Елья? — хихикнула в её сторону Мирта, — Идёмте же, нас ждут… — Мирта посмотрела на меня и потянула в самую гущу этих странных обрядовых игрищ.

9

Мы вернулись к компании уже известных мне мужчин, они стояли не далеко от статуи. Я попросила Мирту напомнить мне их имена. И она с улыбкой ответила, игриво упомянув, что Грай оказывает ей знаки внимания, а Тис не отходит от Ельи. Мне дважды повторять не нужно, «ясно» ответила я девушкам и дала понять, что я здесь не для этого.

Жертвоприношение всё же было, жрецы сожгли отдельно от большого костра соломенное чучело олицетворяющее «Зло» посеявшее раздор в мире Хаоме.

— Это душа и тело злого духа Арра, который спровоцировал «Великую битву Деревьев на земле», — пояснил мне позже Кад, — О битве я тебе упоминал за столом.

Потом была чаша в которую молодые люди жертвовали каплю своей крови, а девушки в другую чашу. Благодаря напору и активности Мирты и Ельи мне тоже пришлось добавить каплю своей крови в жертвенную чашу. Затем жрецы прочли на известном только им языке молитву некой богине и окропили кровью ноги деревянной статуи, предварительно смешав кровь в обоих чашах.

— Это Геба, богиня земного плодородия и любви, — прошептал мне у виска Яр, но так как кругом стоял гул и шум я плохо его расслышала.

— Кто? — переспросила я и повернула в его сторону голову и мы коснулись носами, — Ой, - улыбнулась я и он как-то странно дернулся в сторону, и повторил мне громче:

— Это статуя Гебы, богини земного плодородия и любви.

— А напарник у неё есть? Она же не может быть одна? — засмеялась я, — И где её бог? — спросила я из любопытства, слегка подкалывая его и он ответил на мой вопрос прищурив один глаз:

— Есть. Доонис, бог умирающей и воскрешающей вновь природы.

— И где его статуя? — не унималась я с расспросами.

— У нас, в поселении дру-энров, — вмешался в наш разговор Вилл, — Возвышается над цветущей равниной, — Он подстать богине Гебе, — дополнил он, — Идём танцевать? — спросил Вилл и потянул меня к себе за руку, но Яр быстро и крепко перехватил меня за талию, я странно дернулась в сторону Вилла, но Яр удержал меня возле себя:

— Мы позже подойдём, — сурово и без возражений ответил он Виллу.

Я накрыла его руку своей пытаясь её ослабить и дать ему понять, что он грубо поступает. Взглянув на меня Яр всё понял, молча извиняясь пожал одним плечом и переместил свою руку, взяв меня за ладонь и переплел наши пальцы. Мы ещё какое-то время наблюдали за шествием жрецов и их поклонением богине Гебе, а также любовались на большой горящий ритуальный костёр.

Потом мы как и другие участвовали в танцах, водили хороводы и не только. За это время на улице порядком стемнело и отблески большого костра безумно красиво освещали многолюдную поляну своим ярким светом и касались верхушек деревьев, а также всё до чего могли дотягиваться его лучи. Одни жрецы, время от времени глаголили древние легенды мелодичным песнопением не отходя от костра, другие же, это делали у статуи богини. До поздней ночи народ танцевал и исполнял обрядовые песни. Женские танцы и ритуальные хороводы отличались плавностью и величавостью, я лишь со стороны с упоением любовалась этим действием.

Меня всё время кто-то из этой тройки подхватывал и кружил, ограждая и не подпуская ко мне чужаков. Но Яр был настойчивее других. Не знаю сколько это длилось, но не смотря на глубокую ночь, я порядком устала и проголодалась и мы всей шумной компанией уселись за нашим столом.

Ели, выпивали и смеялись, парни рассказывали какие-то безумно весёлые истории из своей жизни, кто-то про охоту, а кто-то про магические вещи происходившие с ними…

Я ела мясо и овощи. Мясо было хорошо прожаренным и холодным, но всё равно вкусным. Его крупные куски мне было тяжело разрезать большим ножом, поэтому Вилл и Яр делали это для меня, подкладывая кусочки в тарелку с двух сторон. Мирта и Елья хихикали поглядывая на это соперничество.

— Хватит, — говорила я им, но они упорно пытались меня закормить до безумия, — Я не смогу танцевать с набитым желудком, — смеясь отвечала я.

— А ты запивай, — подкладывал мне уже овощи Вилл, — Кад! Подай нам напиток для Стеши, — обратился он к другу пока Яр его не опередил.

Вечер и ночь были насыщенными и весёлыми. Не знаю как я вместе с напитком из ягод калины умудрилась отведать за этим столом эль или мне его умышленно подмешали…

И вот моя голова уже немного кружилась и её накрывала легкая эйфория, ещё эти странные песни, звучащие как мантра на заднем плане, явно способствовали этому. В общем пришла я в себя от того, что стою под деревом и целуюсь с одним из парней. А он жадно обхватив меня за ягодицы плотно вжимается в меня бёдрами, очнувшись я кусаю его за губу и он резко отстраняется от меня:

— Ты чего? — удивлённо спрашивает тот и я вижу, что это Вилл.

— Пусти, — отталкиваю его в грудь и он убирает руки отстраняясь от меня. Вилл странно всматривается в мои глаза и холодно выдаёт:

— Да пожалуйста, больно надо, — разворачивается и уходит оставляя меня одну.

Стою и дышу как паровоз, встряхиваю головой и понимаю, что со мною не всё хорошо. Я всё ещё стою опираясь спиной о дерево и нащупываю рукой через платье телефон, он на месте, а значит я в джинсах и это хорошо. Вдруг меня кто-то хватает под подбородок и с силой прижимает затылком к дереву. В перейди никого, обидчик находится позади меня, мой нос зажимают и силой начинают вливать в рот алкоголь, я мычу, давлюсь и отбиваюсь размахивая руками в воздухе.

— А ну не трожь! — слышу впереди громкий знакомый голос и хруст сухих веток под быстро приближающимися шагами. Обидчик исчез также внезапно как и появился, а я пытаюсь прокашляться. Это был голос Яра и он уже рядом.

— Я в порядке… наверное, — произношу и наклонившись немного вперёд откашливаюсь. Он подходит вплотную ко мне и встряхивает меня за плечи.

— Кто это был? И какого лешего ты здесь оказалась, — спросил он сурово и заглянул мне в лицо.

— Я… не знаю. Не видела, он сзади за деревом стоял.

Моя голова совсем какая-то не правильная и я себя начинаю ужасно чувствовать, да и ноги слегка подкашиваются. Яр подхватил меня за талию и принюхался.

— Это не эль, — произнёс Яр, — Ты как? — поинтересовался он и обвёл ладонью овал моего лица, а затем коснулся большим пальцем моих губ.

— Мне плохо, голову ведёт и воздуха не хватает… Ой… — мои ноги дрогнули, но Яр меня придержал, — Мне прогуляться нужно, — произношу себе под нос или ему не знаю.

— Хорошо, куда пойдём? — наклоняется он к моему лицу и делает глубокий вдох, — Если не эль… то что это? — произносит шёпотом сам себе.

— К моим. Вдруг они ждут, ищут?

— К твоим? Но уже темно и ничего не видно, собьёмся с тропы. — возразил он.

— У меня фонарик есть, — и я полезла дрожащей рукой под платье за телефоном и потеряв равновесие сильно качнулась, отклонилась назад и чуть не упала, — Ой… - охнула я и выронила телефон.

Яр вовремя подхватил меня ладонью за спину и навис надо мной. И не долго думая приложился к моим губам и я улетела куда-то… сладко и надолго… Очнулась от того, что Яр вложил мне в руку телефон:

— Держи, — произнёс он тяжело дыша.

— Что? — тупила я и пыталась навести порядок в голове.

— Ты хотела к своим идти и светить фонариком, помнишь?

— Я? Хотела? — пыталась я сообразить остатками своего разума, — Ну-да… наверное, — прошептала неуверенно.

Я стояла и держала в руках телефон вглядываясь в экран. Он показывал уровень заряда 59 % и связи по прежнему не было. Я включила фонарик и меня вновь повело в сторону, но Яр опять придержал меня.

— Может не пойдём? Ты не совсем в себе…

— Идём, — всё-таки настояла я.

И мы пошли через ночной лес, Яр нёс в руке мой телефон и освещал тропу, время от времени бросая на меня недовольный взгляд. Я чуть шла, медленно переставляя ноги и вглядываясь вперёд, Яр придерживал меня второй рукой за талию помогая идти. Через какое-то время я резко остановилась и тихо произнесла:

— Там… — и указала рукой влево, — Они там… опять следят. Видишь их… Яр? — и сжала его руку на своей талии.

— Кого? — он сначала странно взглянул на меня, потом в сторону куда я указала.

— Там никого нет, Стеша, — ответил он после того как посветил в том направлении.

— Красные… глаза… видишь? И ещё одни… боюсь их, — я обхватила второй рукой его за шею и тяжело дыша попросила, — Давай вернёмся.

Он всучил мне телефон и резко подхватил меня на руки, я обвила его двумя руками за шею и он быстрым шагом направился обратно в поселение. Я выглянула через его плечо и ужаснулась. Глаза, их стало больше, но лишь одна пара из них была красной, наливаясь пламенем и яростью. От страха я зажмурилась и сильнее уткнулась головой в грудь Яра. Он наклонил свою голову и на мгновение прижался щекой к моему лбу.

Вокруг нас поднимался ветер образовывая воздушный вихрь, неожиданно затягивая нас в воронку тёплых и холодных воздушных потоков, почти сбивая с ног Яра.

— Мы уже рядом, — жёстко и холодно прозвучал его голос. Пара минут и мы вышли к поселению. Яр шумно выдохнул и опустил меня на ноги, но я не сразу разомкнула руки, он сам расцепил их.

— Уже всё? Пришли? — прошептала я оглядываясь на лес. Здесь было тепло, тихо и безветренно, а вдали раздавались мелодичные звуки и беззаботный смех. Он обхватил ладонями моё лицо и строго спросил:

— Что ты видела? Говори?

— Я… я… — мямлю сильно волнуясь и не верю своим глазам и как описать то, что необъяснимо, — Это не люди, оно другое… — ответила я растеряно.

— Какое другое? Ну?

— Не знаю? В этот раз красные глаза злились, — произнесла я и начала шмыгать носом.

— В этот раз? — повторил он мои слова, вздохнул и убрав руки с моего лица, прижал к своей груди, — И что же ты видела, Стеша…

— Голова болит… и моё сознание… Они чёрные, все тени чёрные и глаза светятся…

Была глубокая ночь. Шёл отсчёт «Второго дня».

10

Елья и Тис постоянно были рядом. Он не выпускал её из поля зрения, а теперь ещё из своих надежных объятий, при этом крепко сжимал нежную руку девушки, когда они были не одни. Все эти танцы были не про него, но юная Елья была так увлечена празднованием и проводимыми ритуалами, для неё это всё было впервые. Она охотно отдавалась ритму обрядовых песнопений и громкой музыке, двигаясь так пластично, что Тис не мог не любоваться выбранной им девушкой.

Весь этот праздник завораживал юную Елью в том числе и то, что происходило за пределами границ Мира Хаоме. Она не могла понять первых чувств Мирты, которая была против празднования на земле трикетов. От всего этого действия и близости столь красивого и обходительного мужчины, да ещё и переполняющих её эмоций у Ельи кружилась от счастья голова.

Она была готова окунуться в это фантастическое безумие искренне и жадно гонимая столь юным любопытством.

Оставшись с Тисом наедине, Елья позволила парню обнять себя и запустила свои пальчики Тису в волосы. Жёсткие и такие густые, она провела руками вниз и остановилась у основания шеи. Он крепко держал её в кольце своих рук и глядел на неё.

— Тис, — прошептала она, — и парень подхватив её за талию крепко прижал к себе. Склонившись к её шее он начал покрывать нежную девичью кожу дурманящими поцелуями. Его язык скользил вверх и вниз останавливаясь только для того чтобы сделать глубокий вдох, ощутить запах, впитать и сглотнуть вкус этой юной трикетки.

— Тис, — вновь прошептала Елья сильнее прижимаясь к его могучему телу. Тис осторожно прикусил её маленькую мочку и девушка почти повисла на нем почувствовав слабость в ногах. Взглянув в затуманенные глаза Ельи мужчина с вожделением припал в страстном поцелуе к её полуоткрытым губам. Слаще и вкуснее он ещё ничего не пробовал и эль был здесь не причём. Его пьянила эта юная особа своей девственной и никем нетронутой чистотой, выросшая средь лесного народа могучих кедровников и ельников.

Ему хотелось её не просто целовать, а поглотить полностью и ощутить весь внутренний огонь бушевавший в молодой трикетке. Эта «горячая штучка» проявляла себя везде, отдаваясь с душой и азартом: в песнопении, божественном танце и поцелуе. Дочь целительницы Галы бесповоротно поселилась в суровом и не ведавшем до селе любви, сердце ийманна.

Елья призналась, что ей ещё не было двадцати лет, но Тиса это не останавливало. За эти два дня он убедился и твёрдо решил, что посватается к ней, а в жены её возьмёт зимой, когда наступит её двадцатилетие. Он терпелив и умеет ждать, что такое полгода по сравнению с годами ожидания своей пары. И об этом он обязательно сообщит Вахру, при первом же удачном случае.


Мирта была беззаботна и весела, она постоянно тянула нас в ту или иную вереницу хороводов и игрищ. Граю нравилась её активность и прыть. Как только она хотела кого-то взять за руку, для участия в следующем действии будь то конкурс или испытание, Грай ревностно оказывался рядом и Мирта игриво хихикала видя это. Возможно она его специально дразнила и наблюдала за его реакцией, да и сама заводилась от этого ещё больше. Неугомонная пигалица. На Мирту, не переставая смотрел один из местных молодых парней и это не ускользнуло от внимания Грая. Он заметно нервничал. «Это друг детства» прошептала Мирта в конце концов чтобы успокоить Грая и снять подозрения с Юрона. Его реакция Мирте тоже была любопытна, он так мило злился на них с Граем, милашка Юрон. Но Грай был на много старше Юрона.

Его суровые черты лица манили её и мужественное тело к которому он прижимал её в танце будоражило и заставляло Мирту дышать с придыханием. Настоящий воин и охотник, она представляла его на холме, сидящим в седле с соколом на руке и, обязательно на закате в лучах уходящего багряного солнца. Красиво… Он был хорош в этой призрачной фантазии, так ей казалось.

Чтобы остаться вдвоём, Грай предложил Мирте прогуляться в глубь поселения и «перевести дух», та охотно согласилась, ответив «только не долго». И вот когда они свернули на узкую дорожку между двумя соседними домами, Грай проявил своё нетерпение. Он резко остановился и заключил Мирту в свои объятия, развернув её к себе лицом:

— Грааай? — от неожиданности выдохнула Мирта прижатая спиной к стене чужой постройки.

— Да… Мирта… — вкрадчиво прошептал он и наклонился к её губам.

— Нееет, — она слабо пыталась увернуться, но Грай накрыл её губы, наклонившись в нужную сторону не дав улизнуть её нежным губам. Поцелуй был мягким и тягучим, Мирта непроизвольно подняла руки и обвила его шею, отвечая на его ласку. Грай это расценил как желание к большему и приподнял её за талию, чтобы они были на одном уровне и продолжил поцелуй, вкладывая в него больше страсти и напора. Мирта как он и ожидал не просто открылась ему, а впилась в него также страстно как и он, получая желаемое. А она не из робких и это ему нравилось. Он спустил одну руку ниже и обхватил её за ягодицу, смутившись от такого действия она разорвала поцелуй:

— Не надо… — произнесла она, отстранившись от него и быстро переместила свои руки с его шеи ему на грудь.

— Напугал? Прости… — произнёс Грай тяжело дыша и опуская Мирту на ноги. Девушка кивнула и покраснев опустила взор. Грай прислонил её голову к своей груди и она с волнением слушала учащённое биение его сердца.

Так замерев они и стояли, наслаждаясь ночной тишиной и отголосками праздника, где-то там… И они стали невольными свидетелями разговора, проходящих не так далеко мужчин:

— Не стоит волноваться, мы ещё не всё обошли, — прозвучал голос Урана.

— Её нет уже пару часов? Что если… — мужской голос был взволнован.

— Она может быть на празднике с подругами, нужно разделиться и внимательно поискать, — Вахр вселял надежду отцу пропавшей девушки.

— Нет, она знает правила и её там нет. Всегда послушная, а тут такое…

— Её никто не тронет, не сгущайте краски… — Уран говорил уверенным голосом и их шаги удалялись в сторону праздника.

Мирта оторвала голову от груди Грая и спросила:

— Это жрецы? Неужели Мая пропала, ей всего шестнадцать… Отец её напуган.

— Уран прав, всё обойдётся, не думаю, что её обидят. Вернёмся? Или продолжим прогулку?

— Выбираю прогулку, — произнесла Мирта и потёрла ладошкой нос. Грай обнял Мирту за талию и они пошли по улице, направляясь в глубь поселения.


Яр и Стеша ещё немного времени провели на празднике, но в этот раз только наблюдая за беснующейся молодежью. Яр стоял прислонив к себе Стешу спиной и обняв её за талию, а она накрыла его руки своими. «Тёплые» подумал Яр и поцеловал её в макушку. Она откинула голову назад и он чувствовал как в её волосах играет лёгкий ветерок. Венок она давно сняла и оставила на столе, где они последний раз все вместе ели.

К ним подошёл Вахр и спросил «Всё ли у них в порядке?», Яр кивнул в ответ «да» и тот ушёл дальше, внимательно осматривая остальных.

— А когда спать? — спросила Стеша и зевнула прикрыв ладошкой рот. Он наклонился к её виску и спросил:

— Устала?

— Угу, поздно уже. Наверное и рассвет скоро? — вздохнула она, — Мирты не видно и Елья где-то…

— Рассвет не загонами, ты права. Идём. — Яр развернул её и взяв за руку повёл к своей палатке.

Когда они вошли, Стеша сонным взглядом обвела палатку и увидела несколько кроватей, их было больше пяти. Яр плотно сдвинул две деревянные кровати и усадил Стешу на край одной из них, присел на корточки и снял с неё по очереди кроссовки, сначала левый, затем правый. Держа её за щиколотки увидел на ней носочки, они были кружевными, красивые, их он не тронул.

— Платье нужно снять, — произнёс он, зная, что под ним на ней брюки.

— Я сама, а одеяло есть, — посмотрела она по сторонам и подтянула к себе с соседней кровати подобие пледа, — Отвернись, — произнесла она.

Яр хмыкнул и сделал вид, что отвернулся. Стеша стянула через голову платье и укутавшись в плед, улеглась со словами «странным и длинным был этот день».

Яр сбросил с себя рубашку и расположился рядом, подтянул к себе Стешу и обняв своими загребущими руками улыбнулся и, игриво потерся кончиком носа о её носик. Она нахмурилась и тихонько прошипела «Тшшш». Он поймал её губы своими и коснулся легким поцелуем, она приоткрыла рот и он смело влился в него языком, крадя у сонной девушки сладкий и ароматный поцелуй. Элем она не пахла и даже намёка на него не было. Он нехотя отстранился, Стеша громко выдохнула «Мм…» и вытянув из-под пледа руки коснулась его груди. «Спать…» произнесла она чуть слышно…

Странная, чужая и такая желанная. Он обнял её сильнее за спину впечатывая в себя и мирно дыша тоже начал отходить ко сну.

Через пару минут в палатку заглянули Тис и Елья, Яр слышал их сквозь сон.

— Они здесь. И уже спят, — прошептал Тис, — Идём, провожу тебя. Не будем её тревожить, — и они тихонько вышли.

— А он её… — вопросительно взглянула на него Елья.

— Пусть только попробует, — хмыкнул Тис и видя озадаченный взгляд подруги добавил, — Да шучу я, шучу. Идём.

11

Яр.

Проснулся утром обнимая Стешу. Ей было явно жарко рядом со мной и она раскрылась сбросив плед. Одну свою ногу она протиснула между моих, а рукой обняла меня за поясницу. Оглаживаю её по обнаженной спине, рука приостановилась на странной узкой и рифлёной полоске (это лифчик, но Яр не знаком с такой частью женского гардероба). Коснулся её плеча и немного отклонил Стешу от себя. Опустил взгляд с её лица на маленькую и аккуратную грудь, которая была скрыта белым плетёным ажуром и я чуть касаясь провел по нему пальцами, чтобы не выдать себя. Красиво. Стеша слегка дернула ногой и утренняя эрекция дала о себе знать. Моя реакция на Стешу. Положил ладонь на её грудь и легонько обхватил небольшое полушарие, странная на ощупь белая ажурная паутина и такая тёплая грудь под ней. Член увеличился в размере и почувствовал себя скрюченным и скованным. Запустил руку в штаны и поднял его выпрямив к верху, так ему лучше и мне удобнее. Я плотнее прижался бёдрами к Стеше и остановил свою руку на её аккуратной, обтянутой узкими штанами попке. Между нами были только её и мои штаны. Завалить бы её сейчас под себя… и моё воображение быстро разыгралось в этом направлении… Вспомнил как вчера перед сном целовал её сонную и мой член запульсировал, Стеша одновременно выгнулась сквозь сон, надавив на него и попыталась перевернуться на спину. Я убрал от неё руку и она вытянув свою ногу из моего захвата легла на спину, вскинув одну свою руку над головой. Красивая и миниатюрная, лежит рядом и руки мои уже тянутся к ней… Член так и рвётся в бой, встаю и прикрываю её грудь пледом, чтобы не соблазняться дальше. Выхожу из палатки и обливаюсь до пояса холодной водой, встряхиваю головой. Сам её к себе под бок положил, утром рассмотрел и прикоснулся. Наши девушки такой одежды не носят, хороши были бы в таком. Ножки Стеши в ажуре и грудь, интересно, а на попке что надето и какое оно… А она без этого всего? Какого цвета соски? Розовые, коричневые или… Опять встряхнул головой и ещё раз облился. Провел рукой по подбородку, нужно побриться, щетина ей вряд ли понравится.

Стеша. Проснулась на животе, на жёсткой большой кровати подмяв под себя подушку. Втянула носом запах — свежий, сосновый. Лето. Приподнялась на локти и повернула голову вправо, спиной ко мне спал Тис, а слево от меня за столом сидел Яр и брился острой бритвой глядя в маленькое зеркало. Я шумно выдохнула и уткнулась лбом обратно в подушку. Вспомнила, что ложилась спать с Яром, проснулась с Тисом. Кошмар.

— Проснулась? — произнёс Яр и хмыкнул. Я повернула в его сторону голову не отрывая виска от подушки, — Как голова? — спросил он и опустив правую руку на колено, чуть больше развернулся в мою сторону.

— Не знаю, я ещё не проснулась, — ответила я.

— Тогда просыпайся и вставай, — и он продолжил бриться.

Я заглянула под плед и увидела, что спала в джинсах и лифчике, уф, хорошо. Опять шумно вздохнула и начала разворачиваться чтобы встать, села свесив ноги с деревянной кровати. Прикрыла грудь тонким пледом и глянула на ноги. Я была в носочках, а кроссовки стояли не далеко. Проснулась одетая, это хорошо. Сзади зашевелился Тис, я окончательно стянула с него единственный на всех плед когда садилась, прости, но мне он нужнее. Ещё раз огляделась. Это не просто большая кровать, а сдвинутые вместе две деревянные кровати. Чуть дальше от нас, на соседней кровати всё ещё спал Вилл, а за ним Кад, Грая не было видно и две ни кем не занятые кровати я тоже увидела.

— А с девочками положить меня спать или вон там? Не судьба? — произнесла я единственному кто не спал. Но мне ответил Тис.

— Не знаю, что вы там в лесу делали, но Яр тебя после этого не на шаг от себя не отпускал, — я вскинула на Яра вопросительный взгляд, но тот в нашу сторону даже не посмотрел. Тогда я обернулась к Тису:

— А ты под боком, чтобы я не укатилась с ним обратно в лес? — и улыбнулась уголком рта.

— Чтобы не замёрзла, — нашёлся Тис и Яр услышав его слова зло на него зыркнул.

— А к моим когда пойдём? — поинтересовалась я, Тис в это мгновение провел по моей спине рукой задев застёжку от лифа, я дернула плечами и обернулась к нему, — Руки, — шикнула я тому. Яр обернулся, прищурил глаза и произнёс:

— После завтрака и расскажешь про лес, что помнишь.

— Про лес? А что с ним не так? Стоял до меня и стоит себе дальше бодренько… — ответила не раздумывая, но потом задумалась и округлив глаза посмотрела куда-то сквозь палатку и, зависла… Вспоминала вчерашний вечер… — А что вы мне вчера наливали? Чем-то дурманящим опоили или…

— Чушь не вороти, — возмутился Вилл и его кровать скрипнула.

— Тебя в лесу пытались опоить, помнишь? — спросил у меня Яр.

— Что? Кто? — спросили одновременно Вилл и Тис.

— Помню… — ответила я.

— Как голова, кстати? — опять спросил Яр.

— Не жалуюсь. — Так вы не видели, кто это был и чем поил? — озадачился Тис, «нет» помотал головой Яр и продолжил глядя на меня:

— Тогда сейчас побреюсь и на завтрак отправимся, — Яр указал мне взглядом на свело-серую рубашку, — Это надень, другого нет.

— Купаться сегодня пойдём? Или молитва… — спросил Вилл садясь в кровати.

— Как хотите, мы со Стешей на поляну пойдём, вдвоём. А там видно будет.

Я услышав о поляне обрадовалась, потянулась к рубашке и надела её, она мне была велика, очень. Рукава я закатала до локтя, застегнула три верхние пуговицы, полы в низу туго скрестила и затолкала спереди в джинсы, оставив свисать её только сзади. Одела кроссовки. Яр удивлённо, но одобрительно глянул на меня и произнёс:

— Пошли умоемся, сольёшь мне на руки и завтракать пойдём, — я согласно кивнула и посмотрела в телефон, который он мне подал перед этим со стола. «11–07», долго спала однако и сети по прежнему нет. Жаль, что ничего не изменилось, положила его в карман и пошла за Яром на выход.

Умылись, Яр подал мне полотенце, но быстро одернул и сам меня вытер, лицо и руки мои. Улыбнулся и поцеловал меня в кончик носа. Странно? Я чего-то не помню?

— Что? — спросила я.

— Ничего, — хмыкнул тот, — Просто выспался, а ты?

— И я… выспалась.

Он одел свежую рубаху с небольшим вырезом на завязках и мы отправились на завтрак. Вилл, Тис и Кад следом подтянулись. Елья уже шуршала накрывая на стол. Улыбнулась нам и коснувшись плеча Тиса что-то вкрадчиво прошептала ему на ухо. Тис расплылся в блаженной улыбке, а Елья пошла дальше что-то напевая себе под нос.

— У кого-то утро началось с хорошего настроения, — Кад смотрел на Тиса, тот в ответ кивнул и прошептал как заговорщик:

— Она поговорила обо мне с родителями. Хотят встретится со мной и жрецами.

— Да ладно! — похлопал тот его по плечу и Вилл тоже толкнул Тиса в плечо.

— Рад за тебя Тис. Значит так ты решил, молодец. — произнёс Яр и посмотрел на меня, — Стеша, ешь давай хорошо, следующий раз только вечером сядем за стол, — и подложил мне в тарелку ещё немного каши с мясом, при этом подвинув поближе овощи.

Позавтракав, Яр ещё немного пообщался с друзьями и мы пошли на поляну…

По дороге он спрашивал, что я помню из вчерашнего вечера, а именно в лесу… Рассказала, что вспомнила… тени или призраки с яркими глазами… и ветер порывистый я тоже помнила.

Вышли из лесу и оба замерли. Поляна была словно мираж, призрачная и воздух радужно колебался внутри неё. Машин и людей не было. Яр сделал пару шагов в её направлении, но словно упёрся в невидимую стену, протянул руку и скользнул ею вниз как по стеклу.

— Граница между мирами закрылась, — произнёс он тихо и обернулся. — Как? Без меня? — потерянно произнесла я и присела на корточки, всхлипнула и закрыла лицо руками. Яр отступил назад и погладил меня по голове:

— Ну-ну, Стеша не расстраивайся, ещё пара дней и возможно всё изменится. Я подняла на него глаза:

— А если нет? — спросила его.

Он взял меня за руку и поднял на ноги.

— Время покажет. Возвращаемся? Или на озеро, освежимся?

— Давай на озеро, — ответила я ему и мы вернулись на тропу.

Дошли до развилки и свернули в лево. В этот момент мой мобильник ожил и начал принимать многочисленные сообщения, сигнал за сигналом. Я резко остановилась, с радостью и надеждой в глазах выхватив его из кармана, стала всматриваться в экран.

Пять звонков от родителей. Двенадцать от Киры. И одно звуковое от него же. Включила: «Мелкая, Стеша я тебя прибью. Исчезла и вне зоны доступа. Молча слинять и не слова. Вещи и ключи оставила, так за мужиком рванула, что не до них. Если бы Гриня Дракону не позвонил и не сказал, что вы вместе, я бы и дальше голову ломал на твой счёт. Ты его не знаешь, но поперлась за ним сломя голову! Смотри, чтобы вторым Тимофеем не оказался, этому сама бить морду будешь если что! Ты девочка большая сама теперь разбирайся со своими мужиками».

Услышав это я пошатнулась:

— Что это значит? Какой Гриня? Причём тут он? Я не с ним? — гляжу на Яра и недоумеваю, мои глаза наливаются слезами, теряют резкость и я начинаю всхлипывать, — Они меня не ищут… Никто меня не ищет… — Яр зло смотрит на меня и выдаёт с оскалом:

— Гриня? Кто такой Тимофей? — подходит ко мне в плотную и сжимает меня за плечи.

— Жених… Тимофей, я сбежала от него из ЗАГСа… — отвечаю и в моей голове проносятся картинки, как я вошла в комнату жениха и увидела их. «Его коллега» стоит перед ним на коленях и он жёстко держа её за волосы, вдалбливается ей в рот своим членом. Рычит от удовольствия и хрипит, «Конечно не брошу, кто мне ещё так… будет, моя так никогда не сделает». Кира видел как я выскочила из дверей и рванула на улицу…».

— Свадьбы не было, год уже прошёл, — дополнила я ответ и по моим щекам потекли слёзы. На поляну я не вышла, Гриня им соврал на мой счёт и Яр ещё рядом злится. Я плакала…

— Тише-тише, не плачь. Стеша ты в порядке и здорова, это главное. Не надо, не плачь, — Яр прижал меня к себе, накрыв мою голову своей крупной ладонью, — Идём к озеру? — спрашивает, а я трусь о его грудь мокрыми глазами и киваю.

Дальше шли молча, я держалась за руку Яра и телепалась следом без настроения.

На берегу, чтобы не быть вместе, я отошла от Яра подальше в заросли камышей и полностью раздевшись вошла в воду. Яр уже плавал, слыша как он плещется в воде я поплыла вдоль берега удаляясь от него. Остановилась не далеко от берега чтобы обмыться, здесь вода доходила до груди. Неожиданно появилось странное чувство будто что-то трется у моих ног. А теперь ещё и за на ногу вцепилось, дернула ею пару раз, но оно было тяжёлым.

Меня поймали?! Сильно испугавшись я закричала:

— Яааар?!

Яр через минуту оказался рядом, а меня резко дернуло за ногу и я успев крикнуть, с головой ушла под воду:

— Нога! — бульк и меня нет. Он нырнул следом, нагло ощупав двумя руками мои ноги сверху вниз и что-то с силой оторвав от правой ноги подтолкнул меня вверх.

Я вынырнула на поверхность кашляя и барахтаясь руками в воде. Яр поднялся почти одновременно со мной, держа двумя руками сома, большого сома.

— Ты его поймала! Гляди! — он был искренне удивлён. Развернулся и отправился с ним на берег держа его двумя руками, одна из которых была в глотке этой здоровой рыбины. Он выходил, а я удивлённо смотрела ему вслед и когда из воды показались его голые ягодицы, от неожиданности я поскользнулась и отвернувшись поплыла в сторону. Яр бросил сома на берегу и быстро вернулся в воду, подплыв ко мне со спины остановился рядом:

— Стеша стой, — я обернулась к нему и зависла в воде.

— Испугалась? — я дважды кивнула «да», — Сом живет в ямах и норах. Мы ловим их на руку, выманивая из норы, а ты его на ногу поймала. Представляешь? — и он ещё приблизился ко мне, я барахталась и не успела отплыть.

— Не надо, стой. Я плохо плаваю, — попыталась стать на дно, но здесь было глубоко. Яр подхватил меня и обняв за талию притянул к себе, а я чувствуя наготу наших тел уперлась в его грудь руками.

— Яр пусти, — смутилась я и с силой упиралась в него, но он изучающе смотрел на меня, сжимая моё тело в стальное кольцо своих рук, — Яр…

Он схватил меня одной рукой за затылок и потянулся к моим губам. Но я не разомкнула губы для поцелуя, тогда он стоя на дне начал наклонять меня назад, погружая мою голову в воду. Я испуганно округлила глаза, открыла рот для глубокого вдоха и он резко впился в меня поцелуем. И я во власти его жаждущих губ подчинившись его рукам выпрямилась. Его язык переплетался с моим, целуя меня очень осторожно и нежно, смакуя мои губы и исследуя каждый закуток моего рта, то отпуская, то опять переплетая наши языки. Я держалась за его мощную шею и висела в его руках. Он разорвал наши губы и посмотрел на меня с улыбкой, чуть тронувшей уголок его губ. Он явно был доволен результатом.

Мы оба тяжело дышали, одной рукой он гладил меня по спине и теперь пытался своим коленом развести мои ноги в стороны, но я не поддавалась на его манипуляции. Его член ожил и напрягаясь стал подниматься вверх, нагло упираясь в меня. Яр вновь стал наклоняться надо мной дразня поцелуем, которого не было. Я погружалась и наклонялась спиной и головой назад глубже в воду, испуганно и плотнее цепляясь за него, Сцепив руки на его шее я вынуждена была развести ноги обхватив его за бедра. Он блаженно улыбнулся и выпрямился подхватывая меня одной рукой под ягодицы и зажав между нами свой член, который я чувствовала своим животом. Огромный напряжённый член. Яр снова целовал меня, но уже вложив в поцелуй стихийную страсть и наполнявший его жар желания, показывая своё нетерпение, он сильнее вжимался потираясь членом о мой живот.

Поцелуй мне нравился и тело его крупное и сильное, и стальные мышцы, а хитрость с которой он манипулировал мной сбивала меня с толку окончательно. Яр отпустил мой затылок и запустил руку между нами, двигаясь ещё ниже, пока не коснулся моего лобка.

— Такая гладкая, — выдохнул он и провел рукой, нежно изучая и оглаживая его, — Как ребёнок, ни волоска. Стеша, — он коснулся лбом моего лба и стал ласкать меня между ног, поглаживая и рисуя пальцами витиеватые узоры вокруг клитора, — Сколько тебе… лет? — спросил тяжело дыша.

— Двадцать три, — хрипло выдала между вдохом и полустоном.

— Это хорошо… Стеша, — произнёс он у самого моего виска. Яр кружа пальцем нажимал на мой пульсирующий клитор и прихватив его пальцами коротко сжал. Его движения были умелыми и идеальными.

— Яаар… — от его приятных ласк и оглаживаемая водой я постанывала ему в шею и сама двигалась на встречу, поддаваясь ему. Его надрывное дыхание, рука терзающая мою плоть и член почти между моих ног заставляли меня терять бдительность и отдаваться во власть его рук и губ, давно мне так хорошо с мужчиной не было.

— Яаар… — произнесла я растягивая его имя и ухватившись за его волосы, страстно сжала их в кулак одной рукой.

12

Яр.

Удивительная девчонка, глазами пожирает и одновременно сопротивляется, но я помня как она сказала «плохо плаваю» сыграл на этом. Пугливая, осторожная и такая горячая, а её лоно непривычно гладкое на ощупь и такое желанное. Вся желанная, в руках моих раскрывается, дышит в них по другому и шепчет в самую шею с ума сводя, касанием губ и словами у кожи. Ей двадцать три, это хорошо, значит можно взять, только сама пусть пожелает меня, сама.

Девушка уже завелась и поддаётся мне, выгибаясь на моей руке, слышу у шеи её сдержанные стоны, беру её руку и опускаю к своему возбуждённому и голодному члену. Заставляю обхватить его и сжать, она пугается:

— Нет… он… — вжалась в мою шею своим носом, но я ловлю её губы.

— Я большой… везде, — шепчу ей в губы, — Я уже не первый? — спрашиваю и смотрю ей в лицо, «нет» смущаясь мотает головой, — Стеша… я аккуратно, если будет больно ты мне скажешь?

— Я… боюсь, — одергивает руку и смыкает обе руки на моей шее, возбуждена, но волнуется и нервничает, не смотрит на меня…

Я осторожно трусь головкой о её лоно и она крепче сжимает мои волосы в кулак.

— Тише… тише… — произношу и глубоко с языком целую её. Одновременно с осторожностью надеваю её на свой член, толчок и ещё один… вхожу не полностью и выхожу. Каждое моё движение отдаётся её глубоким вдохом «Мм… Ааа…». Стеша вжалась своей щекой в мою и я начинаю двигаться ускоряясь приподнимая её за ягодицы…

— Стеша? — шепчу спрашивая её.

— Не… больно… — произнесла и сильнее сцепила свои ноги за моей спиной. Я вхожу в неё глубже, но не каждый раз, ускоряюсь и не могу уже сдерживать себя. Её гладкое и нежное тело, такое тугое и горячее внутри, сводит меня с ума. Толчок за толчком, всё яростнее и глубже, быстрее и быстрее… Стеша вскрикивает и выгибается пытаясь спрыгнуть с меня, дрожит всем телом, уткнувшись носом мне в ухо, «кончает» долго и затянуто. А я продолжаю насаживать её ещё и ещё. Ещё пара жестких движений и я кончаю не следом за ней, а догоняя её.

Не расплетая рук и ног стоим в воде, довольный собой заглядываю ей в лицо, а она опускает взгляд, её глаза и лицо готовы заплакать. Что не так не понимаю. Выскальзываю из неё и целую нежно шепча:

— Хорошая моя, милая прости. Что не так? Говори, Стеша? — машет головой:

— Не знаю. Так нельзя было, — кладёт голову мне на плечо отвернувшись в сторону, — Мы совсем не знакомы, чужие друг другу…

— И что? Вот и познакомились. Стеша, ты нравишься мне, — глажу её по спине, — Не хочу отпускать, позволь целовать и любить тебя… Стеша… — за волосы мои одной рукой так и держится, отпускать не спешит. Голову от плеча отрывает, но смотреть на меня стесняется, а теперь к виску прижалась щекой и молчит.

Двигаюсь в сторону берега, так и несу её на себе придерживая за попу и затылок, иду и касаюсь губами её лица, шеи, плеча.

— Яр… хватит, — пытается оттянуть меня за волосы, но я упёртый. Выйдя на берег укладываю её в траву и нависаю над ней. Оглаживаю рукой, запоминая черты её лица, целую в кончик носа, касаюсь губ и улыбаюсь:

— Стешааа, всё хорошо… — целую шею и спускаюсь ниже, подбираясь к груди, глажу рукой бедро и завожу руку ей под попу, — Сладкая моя… — касаюсь груди и смотрю на сосок, он розовый, такой маленький и просится мне в губы. Захватываю его в плен и смакую эту горошинку, слабо прикусывая и глубже всасывая в себя, играю с ним наслаждаясь услышанными стонами. Тоже самое проделываю со второй грудью. Стеша выгибается и прижимает мою голову плотнее…

Спускаюсь ниже не отрываясь от её тела губами и языком. Живот, обвожу языком по кругу пупок, она всхлипывает и дёргается, выгибается и я поднимаю на неё взгляд. Стеша прикусывает нижнюю губу, сдерживая очередной стон… Внутренняя часть бедра и её лоно, желал увидеть и коснуться любуясь им уже не в воде. Кладу на него руки и развожу эти розовые складочки, устраиваюсь удобнее между её ног и провожу по ним языком, снизу вверх, чувствую бугорок и с силой надавливаю на него и мы оба выдаём «Ммм…».

Невероятная, нежная как дитя и смущается как в первый раз, дорвался до её тела и начинаю терзать его своими ласками. Стеша уже не сдерживая себя стонет и рвано дышит реагируя на меня, пытается руками оторвать мою голову от своего лона, но я не подчиняюсь, не сейчас. Хочу подвести её ещё ближе к нужному моменту и войти в неё.

И вот она уже готова кончить, но я отстраняюсь и теперь поднимаюсь выше осыпая её тело короткими поцелуями. Нависаю над Стешей, она умоляюще смотрит на меня, прижимается и ёрзает, трется о мой член:

— Скажи это… Стеша, — прошу её и не позволяю ей остыть, поглаживая и сдавливая сосок губами и оглаживая внутреннюю часть бедра.

— Яр… пожалуйста… — произносит она. Я тяжело дышу ей в губы и пристраиваюсь у входа, но всё ещё медлю, — Прошу Яр…

— Скажи Стеша, чего ты хочешь? — беру её руку и направляю к своему члену, — Его Стеша, хочешь? — кивает, но отворачивается закрыв глаза. Целую её в шею и прошу:

— Ну же, Стеша?

— Тебя… хочу… его… Яааар… — и я вхожу в неё медленно в два толчка под её громкий вдох, глубоко, на всю длину и замираю.

— Яр… прошу…

— Стешааа будь собой… Не сдерживайся, — продолжаю целовать и прикусывать кожу на её шее. Дышу у её виска и начинаю двигаться в ней быстрее и яростнее, чтобы вместе с ней…

Голос Тиса вернул нас к реальности:

— Яр! Ты здесь? Яр! — услышав его я замер и накрыл губы Стеши своими, увидев её испуганные глаза.

— Тис уходи. — прокричал я в сторону, громко.

— Ты где? — Тис явно приближался к нам спускаясь к берегу.

— Я не один! Уйди! — я уже злился на Тиса, глядя на растерянную и зажатую Стешу.

— Грая нет и Мирта пропала, их ищут. И ещё одной девчонки нет. Жрецы нервничают. О, это сом? — удивлённо спрашивает, — Ты поймал?

— Тис! Забирай его и проваливай! — прохрипел я.

— Ладно, понял. Возвращайтесь скорее, — произнёс и отступил к лесу, его шаги удалялись.

— Только этого нам не хватало… — прошептал я глядя на Стешу, — Стеша, девочка моя, — возобновляю движения в ней, но она толкая меня в грудь пытается выползти из-под меня и упирается руками всё сильнее, — Стеша тише, ну же, тшш… — ускоряюсь и нагоняю потерянное время…

— Яааар, — выдыхает моё имя Стеша и уже дрожит подо мной. Она так долго приходит в себя, а я наслаждаясь полученным удовольствием и глядя на неё. Отдышавшись я медленно привстаю и сажусь. Приподнимаю Стешу и усаживаю к себе на колени, нежно целую не проникая в рот, глажу её по спине и не хочу никуда уходить, и возвращать в чуждый мне мир тоже её не хочу.

Когда Стеша одевалась я внимательно смотрел как она застёгивает свои штаны, подошёл к ней и попробовал повторить за ней.

— Это молния, — произнесла она, когда я уже взялся за железную пуговицу. Огладил её бедра и ягодицы.

— Тугие на тебе штаны, показывают все твои изгибы, — коснулся кончиком носа её щеки и поцеловал в лоб.

— Это джинсы, они могут быть и другими. Нас ждут, нужно идти, — произнесла она и потянулась за рубашкой. Я помог ей набросить её на плечи.

Шли по тропе молча, я вёл Стешу за руку, она постоянно спотыкалась и отставала. Отпустил её руку и подтолкнул вперёд, чтобы лучше её видеть. Вздохнула и пошла, переступая через коряги. Смотрю ей вслед и улыбаюсь, идёт не твёрдой походкой, пошатываясь. Неужели переборщил? Нагоняю и резко подхватываю её на руки, «Ой», слышу её неожиданный писк и спрашиваю у виска:

— Ты как? Болит что?

— Слабость и живот тянет… — тихо отвечает и обнимает меня двумя руками за шею, — Яр? — спрашивает меня и заглядывает в глаза.

— Что?

— А зачем ты возраст мой спрашивал?

— Хотел знать сколько тебе… Можно ли тебя… — смотрю на неё и умиляюсь её выражению лица, а она уже хмурится.

— Можно что?

— Взять… — она уже раздувает ноздри и злится, — Замуж взять, но сначала попробовать… тебя, — произношу и тянусь к её губам, а она мне выдаёт:

— Я замуж не собираюсь.

— За другого нет, а за меня пойдёшь, когда позову. У нас с двадцати лет девушек замуж берут. До двадцати трёх у нас не загуляешь, у меня уж точно. Я тебе не дня лишнего не дал бы.

— А если бы другого выбрала, а не тебя.

— Не выбрала, я не позволил бы, — хмыкаю ей в ответ, странная, пыжится, — Расскажи лучше, за что брат твоему жениху в морду дал? Одного ты уже смотрю выбрала? — смеюсь глядя на неё и прижимаю сильнее к своей груди.

— Яр! Раздавишь! — мотает она ногами.

— Не раздавлю, давай рассказывай, иначе… — но она перебивает меня.

— Иначе, опять топить будешь?

— Понравилось? — спрашиваю её с ухмылкой, — Можем вернуться и повторить. — опускаю её на ноги и обнимаю за талию, берусь рукой за тонкую шею и впиваюсь жадно в губы. Стеша барабанит кулаками по моим плечам, а я вжимаю её в свою крепкую грудь и она принимает мой поцелуй.

Размыкаю губы и руки, спрашиваю её:

— Так за что жених отгрёб?

— За дело… — отвечает нехотя.

— Любила, а замуж не пошла. Что не так?

— Слишком многие его любили, как оказалось и прохода не давали… Даже в ЗАГСе со спущенными брюками застукала.

— Лихо. Такому и я бы по морде дал, — отвечаю ей и шепчу поглаживая её по голове, — В моих штанах отныне только одна хозяйка, ты. Быть тебе сново невестой… моей… Стеша.

— Пусти! — толкает меня в грудь и отступает назад, хмурится и развернувшись уходит по тропе. Идёт и бурчит себе под нос, — Придумал тоже, пара дней и я домой вернусь, — оборачивается и произносит, — Мне только замуж не хватало для полного счастья здесь вляпаться! — отвернулась, шагнула и споткнулась. Подхватил её за талию и рассмеялся, а она локтями толкается, — Пусти, я сама…

— Далеко ты так не уйдёшь, — смеюсь и дразню её, — Джинсы спущу и разок или два ещё по тебе пройдусь, ходить совсем не сможешь! Одна дорога тебе только, замуж за меня.

Вскидывает на меня глаза, злющие и смешные, сдерживаюсь, чтобы не рассмеяться:

— Наглый и дерзкий! И как ты раньше справлялся, не мальчишка уже. А? — выдает мне. Хватаю её под попу и закидываю себе на плечо, похлопывая по этой милой заднице:

— Потом расскажу или покажу, ещё не решил, — отвечаю и шагаю по тропе.

— Громила, свалился же на мою голову… — вздыхает и уже сама смеётся, — Сбегу, так и знай.

— Угу, не далеко. Найду и топить понесу…

Так и шли перебрасываясь лестными словами. Поглаживал Стешу по заднице и умилялся. Если это сработала обещанная матерью молитва богине Гебе и подаренный кусок оленины, тогда придётся богиню отблагодарить. Удачно прогулялись к озеру…

13

Утром, жрецы и старейшины четырёх народностей собрались для обсуждения. Выяснилось, что после ночных гуляний в поселение не вернулся дру-энр Грай и дочь главы старейшин, Мирта. Жрец дру-энров Михай заверил всех, что этот юноша не в коем случае не причинит вреда девушке. Вероятно, они оба увлеклись чем-то или во что не хотелось бы верить, попали в неприятности.

— Дикого зверя близ поселения, в этих лесах давно не было. Неужели угроза исходит от людей? — высказался жрец Уран. Это всех сбивало с толку. Опрос местных жителей ничего не дал, поэтому они решили продолжить поиски в лесу. Вахр ещё в первый день оповестил всех об открытии границы между мирами, а вот о том, что в этот мир прошла «чужая» знали не все, поэтому пришлось сообщить и остальным.

Когда после длительной прогулки в палатке появились Яр и Стеша, Тис сообщил, что его разыскивали жрецы. Все парни, в том числе и Яр покинули палатку. Стеша осталась одна.

Встретившись, Вахр хотел услышать мнение Яра по поводу пропажи Грая и Мирты:

— Что если они пересекли границу миров? Как думаешь? — спросил Вахр.

— Это вряд ли, я был там утром. Граница закрыта и хода туда нет. Стена невидимая возведена. Возможно здесь другое? — Яр странно посмотрел на Урана и рассказал жрецам о ночных видениях Стеши в лесу, а также о резко налетевшем на них вихре.

Агвид, крещённый как «страж природы» и ставший жрецом керейдов, после изгнания четыре года назад эгоистичного Орма, вымолвил:

— Это не местные духи, — он глянул на Урана и тот подтвердил его слова кивнув тому в подтверждение, — Неужели сами… решили показаться? — при этом он обвёл присутствующих удивленным взглядом.

— Кто они? — спросил Яр.

— Кто? — удивился следом Тис.

— Вестники душ богов, — ответил Вахр.

— Выходит, сначала граница взору открылась, затем Вестники на глаза показались, — но его перебил Вахр:

— Только девушке показались, Яр их не видел, — при этом он глянул на Яра, — Или видел? — «нет» махнул головой Яр.

— Ещё её пытались опоить в лесу, не элем. Я почти сразу рядом оказался. У неё после этого голова кружилась, после чего она слышала и видела Этих. Ещё она какое-то время воли была лишена, не долго. Кто ее опаивал я не видел.

— Ох, не нравится мне всё это, — покачал головой Уран.

— Вестники их ожидают, значит боги где-то рядом. Неужели сами явятся, — неуверенно произнёс Михай.

— Яр, предупреди своих чтобы не расходились далеко на празднике, рядом были и на глазах, — произнёс Вахр и дал понять, что тот может идти.

Затем жрецы отправились в конец поселения, прямиком к пещере в которой располагался алтарь. Вахр, Уран, Михай и Агвид намеревались вознести молитвы богине Гебе, в защиту и во спасение душ Маи, Грая и Мирты, дабы оградила их от худого, своей божественной любовью. После чего Агвид возложил на алтарь свежесрезанные цветы Холмии, редкие и прекрасные, опьяняющие и вызывающие желания, не только запахом своим источающим, но и красотой.

Выйдя из пещеры жрецы остановились, направив все взоры к лесу они обратились в один голос к лесным духам-хозяевам, с просьбой усмирить ведьмака не весть откуда взявшегося:

«О, божества! Духи лесов, озёр, равнин и плодов земных! Окажите защиту свою всему сущему.

Усмирите и путь укажите к месту потаённому и скрытому, где хоронится Враг наш.

Ведьмак, способный вызывать бурю, повелевать ветрами и сотворять облака одним лишь дыханием.

Сдержите нрав его необузданный и обессильте помощников его, а мы во имя справедливости и сохранения мира Хаоме, жизней чад его и таинства любви, привлечём виновных к ответу…».

После этого жрецам оставалось только ждать — результатов поиска и «особого знака» от духов или явления богов…

***
Когда я осталась в палатке одна, ко мне заглянула Елья, принесла мои вещи, майку и мастерку и присела рядом на кровать. Я с большим удовольствием переоделась в своё.

— Спасибо Елья. Про Мирту что говорят? — поинтересовалась я.

— Ничего… Волнуюсь за неё. Иногда она бывает такой беспечной и взбалмошной. Что если с ней что-то случилось… — Елья была расстроена пропажей подруги и переживала за неё, тяжело вздохнув она встала с кровати, — Пойду, надо ещё нашим помочь, вечером на празднике увидимся, может и Мирта вернётся… — произнесла она с надеждой в голосе и вышла из палатки.

И снова я осталась одна. Телефон скоро разрядится и меня это печалило. Единственная связь с моим миром.

Я полулежала в кровати облокотившись на подушку и просматривала свои фото, некоторые из которых безжалостно удаляла. Вернулись парни и Яр присоединился ко мне. Прилёг позади меня на кровать, отвоевав подушку он прислонил меня спиной к своей широкой груди. Обнял, запустив руку мне под майку и уютно пристроил её на моем животе. Затем он слегка прокрался и нырнул пальцами мне в ширинку. Я фыркнула на него, но он вкрадчиво ответил шёпотом у моего уха «не отвлекайся». Так молча и лежали, смотрели фото в телефоне, он с любопытством, а я вспоминая те события. Яр время от времени поглаживал мой живот, то окуная руку чуть глубже в джинсы, то скользя ею вверх, почти до груди.

Фото… Я на отдыхе с родителями… На встрече выпускников… На дне рождения Киры…

— Стой! — произнёс Яр, — Покажи ещё раз, — я вернулась назад и показала фото, — Это ты? — спросил он, «угу» ответила я, — А рядом кто?

— Это Ольга, девушка брата. Отмечали его тридцатилетие в ресторане.

— Красивые вы. У вас такие короткие платья девушки носят?

— По колено, это ещё не короткие.

— Покажи, — наклонился к нам Вилл, — Ого, а в коротких платьях покажи, — полюбопытствовал тот.

— Вилл исчезни, — буркнул Яр.

Фото… На концерте Элджея с друзьями… Я в свадебном платье с Тимофеем — БЛИН! Начинаю их удалять…

— Стой! — Яр выхватывает из моей руки телефон и просматривает фото листая страницы, их не более пяти. Я была уверена что удалила все ещё год назад, но увы, что-то осталось. Он остановился на одной, где Тимофей навис надо мной, наклонив меня назад держит рукой за талию. Платье по фигуре, плечи открыты, а ноги на высоких каблуках оголены и видны из глубокого разреза впереди, одна нога эффектно приподнята второй рукой Тимофея и прижата к его бедру. Второе фото на котором он остановился — мы крупным планом, смотрим друг другу в глаза, искренняя любовь во взгляде или игра на публику, я уже не знаю, не помню… Это было перед поездкой в ЗАГС.

- Отдай, — забираю у него телефон обратно и начинаю удалять ненавистные фото.

Его грудь крупно вздымается, а шумное дыхание тревожит мои волосы на затылке.

— Вилл прогуляйся! Быстро! — зло выдаёт Яр. Я вздрагиваю и дальше отстраняюсь от него, глядя как уходит Вилл сползаю с кровати, — Куда? — ловит меня за локоть Яр. Вилл испаряется из палатки, а Яр хватает меня и подминает под себя. Вздёрнул мои руки вверх за голову и держит одной своей, навалившись на меня всем телом. Смотрит сурово, даже зло. Я в панике.

— Яр… Пусти, — кручусь как гусеница под ним и скулю, — Пожалуйста… Не надо… Я боюсь… пусти.

— Чего боишься? — рычит мне в лицо.

— Тебя… пусти… мне больно, — дышу почти задыхаясь, — Ты тяжёлый и смотришь так… Яр?

— На своего так смотрела… любишь его? — «нет» судорожно мотаю головой.

— Уже нет… Яр пусти… — отпускает мои руки и приподнимается на локти.

— Хорош мужик, голову тебе вскружил… А в постели как? Тоже хорош, раз замуж шла? — в глаза мои смотрит и прожигает их каждым словом своим. А они уже слезиться начинают и носом уже готова всхлипывать от того как он грозно ведёт себя. Сжалась от ужаса и лицо своё ладошками закрыла, ну вот, один ручеёк по виску стекать начал. — Хочу, чтобы ты на меня так смотрела, — произносит, — Всегда. Любила и улыбалась только мне. Слышишь?

— Нет… — робко произношу и он убирает мои руки от лица. Отворачиваюсь в сторону, — Ты пугаешь меня…

— Не зли и пугать не стану…

— Ты пользуешься мной и рядом держишь, — мой голос дрожит и я всхлипываю, — Давишь на меня. Так нельзя…

— Не могу по другому, ты рядом и я… — Яр накрывает мои губы и одаривает нежным мягким поцелуем и… одновременно расстёгивает мою ширинку заводя руку глубоко внутрь.

Я неосознанно выдаю «Мм…» и выгибаюсь, не могу сдержать себя. Он настойчиво и с ярым напором ласкает меня, запустив два пальца внутрь меня, жадно играя моим клитором своим большим пальцем. При этом уже осыпая меня короткими и рваными поцелуями: губы, подбородок, щеки и закрытые глаза. Он управляет моим телом так умело и быстро, не давая мне опомнится, и подгружает меня всё глубже и глубже в эту темную бездну удовольствия. Уткнувшись в него носом и вжавшись в его руку взрываюсь вспышками столь быстро нахлынувшего искрометного в очередной раз оргазма. Яр в последний миг сжимает пальцами мой пульсирующий клитор, тем самым продлевая мою сладкую агонию. И я дрожу, дрожу в его руках и прижимаюсь к нему, не открывая глаз. Яр убирает руку и гладит меня по спине и попке, наслаждаясь своим результатом, успокаивая меня, при этом вжимая в свой напряжённый пах.

— Стеша… — шепчет мне в лицо, — Быстрая моя и такая горячая. Мне никогда не наиграться тобой. Поцелуешь меня сама? Милая моя…

Я отлипаю от него, слабо киваю и протягивая всё ещё дрожащую руку к его щеке, тянусь в поцелуе к губам… его. И он позволяет себя целовать как я того хочу и я целую… Вложив в него всю горечь за то, что он опять поступил со мной как того сам хотел и безмерную благодарность за полученные эмоции быстрыми и горячими ласками его рук. Ненавижу этого громилу и дикаря, но тянусь к нему и вжимаюсь. Как же он нежен в этот момент, его губы и руки…

Проходит время и мы тихо, и молча лежим обнявшись. Он забросил мою ногу себе на бедро и поглаживал её, получил что хотел и успокоился, притих. Заглянул Кад и Тис:

— Хорош нежится, — произнёс Кад, — Идём Яр, дело есть. А Стеша пусть займёт себя чем-нибудь. Да и ужин скоро.

Яр подарив мне короткий поцелуй в лоб нехотя встал.

— Не скучай, — бросил он мне и ушёл с парнями.

Чтобы окончательно не впасть в уныние и не терзать себя мыслями о том как противоречиво поступает со мной Яр, я решила помочь Елье. Мы суетились у столов, прибирая и накрывая их к ужину. И как только они умудряются готовить такое количество и разнообразие блюд на всех приезжих и не только для них.

Время от времени в моей голове слышатся голоса, манящие и зовущие меня в лесную чащу. Не доверяю своему сознанию и первое время игнорирую этот шёпот и их просьбы. Но их настойчивость доказывает мне, что это не моё разыгравшееся воображение, а реальные голоса. Все чаще и чаще бросаю взгляд в сторону леса, расставляя блюда на столе и чувствую их присутствие в кроне деревьев, взирающих и зовущих меня…

Кто они? И чего хотят? Меня абсолютно не пугает и даже не настораживает. Они нуждаются во мне? «Стешаааа… время уходит» слышу и всё пристальнее смотрю в сторону леса. Но, вот возникает с другой стороны строгий мужской голос «Не смей с ними. Ко мне», слыша его неприятно напряглась и встряхиваю головой «пошёл вон из моей головы». И я выбираю манящее направление, мысленно отвечаю голосам, «Иду. Слышу».

— Елья, — обращаюсь к подруге, — Мне нужно отлучиться… меня ждут… — говорю сбивчиво, — Они зовут…

— Кто? — спрашивает она и удивлённо смотрит на меня.

«Стешааа…» вновь проносится в моей голове и я резко разворачиваюсь и бегу в сторону леса. Меня уже вихрем подхватывают и подталкивают в спину. От этого я бегу, почти лечу и в душе свет и радость, не передаваемая словами.

Елья недоумевая и пожимая плечами от услышанного, странного и сбивчивого объяснения Стеши, смотрит ей вслед и оборачивается по сторонам. Тиса и его друзей по близости нет и в надежде, что та скоро вернётся она продолжает хлопотать у столов, разнося напитки.

14

Ближе к вечеру появился Грай и все ринулись к нему с расспросами. На его голове была внушительная рана с уже засохшей кровью.

— Мы гуляли с Миртой в поселении и увлеклись разговором. Время шло и мы его не замечали. За поселением углубились в лес, ночь была звёздной и яркая Луна освещала путь… — рассказывал Грай, — Не знаю как это произошло, налетел вихрь и разделил нас. Я получил сильный удар по затылку и уже падая заметил как Мирту схватили и чем-то принудительно опоили, двое… их было двое… — Яр и Вахр пристально посмотрели на Грая и переглянулись.

— Дальше! — Уран был не терпелив и Грай продолжил.

— Пришёл в себя, а её рядом нет. Звал, искал. Меня словно по кругу водили одной и той же тропой, уйти не мог и свернуть с неё, как в западне бродил. Знал и понимал это, но ничего поделать не мог. Сумасшествие какое-то. А затем лес расступился и я вышел к поселению. Совсем рядом был, что за леший меня водил и время тянул, понять не могу. И Мирта? Где она? Что с ней? — Грай обхватил голову руками, — Сам виноват увёл нас далеко…

— Как голова? — спросил Вахр.

— Уже нормально, — ответил Грай.

— Рану нужно промыть и обработать. И отведёшь нас туда, осмотреться нужно, — торопил его Вахр.

— Грай? Всё произошло до рассвета или после? — поинтересовался Михай.

— До. Ветер и Мирта… до рассвета, — ответил тот и вздохнул, — Идёмте, пока светло покажу это место. Трава там изрядно истоптана, да и я усугубил поисками. А голова? Что с ней станет. Потом займусь.

Место, где пропала Мирта действительно было не далеко от поселения. Трава на удивление была не примятой и не единой тропы, словно здесь и нехожено. Деревья не тронуты, ветви целые, следов прибывания людей здесь однозначно нет. Странно всё, либо Грай лжёт, либо кто-то очень хорошо постарался, чтобы замести следы. У многих из присутствующих закрались сомнения на счёт Грая. Михай шёл последним, когда уже было решено возвращаться назад он заметил на кусте тонкую розовую ленточку, завязанную на узелок.

— Эй, — одернул он впереди идущих и те обернулись, — Чтобы это значило? — спросил он указывая на ленточку. Грай подбежал первым.

— Это Мирты, у неё на рукавах такие были, на платье, — сказав это он хотел отвязать ленточку.

— Стой, нужно оглядеться, — произнёс Михай и Вахр с ним согласился. Они подошли ближе, Вахр обвёл это место взглядом и присел:

— А вот здесь были люди, двое или более. Наследили, гляди Михай.

— Ты прав, наследили, — Михай отвязал ленточку и взглянул на неё, — Её оторвали не аккуратно и привязали на куст. Думаю знак нам оставили, — строил догадки Михай.

— Мирта, значит она знак оставила, — произнёс Яр, — Мы ведь в этой части леса поиски не вели?

— Нет, к сожалению, — ответил Уран, — необходимо взять ещё людей и найти хоть что-то.

Вернулись в поселение. Яр направился прямиком к палатке, но его окликнула Елья:

— Яр! — он обернулся, — Её там нет, она ушла.

Яр не сразу понял, что сказала Елья и всё-таки заглянул в палатку. Стеши там не было.

— Где она? — спросил он, а внутри всё закипало от негодования.

— В лес ушла. Сказала, что её зовут… и помчалась вон туда, — ответила Елья и указала рукой в направлении куда скрылась Стеша.

— Что за…? Туда? Ты не путаешь? — переспросил, нахмурившись Яр.

— Туда Яр, я уверена. Там тропа в сторону заброшенной… Ой?! Святые духи! — произнесла Елья и закрыла в испуге рот ладошкой, — Яр… там место не хорошее… а она туда…

Яр внезапно бросился в лес не дослушав Елью. Когда подошли Тис и Кад, она обхватила Тиса за пояс и мямлила себе под нос:

— Раньше надо было догадаться, но я не поняла, не сообразила… и вас увидела поздно, как уходили, я могла догнать, но у стола хлопотала и… Глупая я, такая глупая…

— Куда она направилась? — спросил Вилл.

— В сторону заброшенной мельницы, к ней болота подступились, место гиблым стало, вот люди туда ход и забыли. Тропы и дорога бурьяном заросли, да и волчий плывун разросся кругом, как на погибель. Ох, мамочки… — Елья тихонько заплакала, — Ну кто ж её глупую туда звал… — всхлипывала та.

— Яр рванул туда? — спросил Вилл и Елья кивнула, — Всё будет хорошо, — пытался он успокоить девушку.

Яр. Я не бежал, а с трудом прорывался сквозь лес, ломая ветви и переступая через бурелом. Руки уже исцарапаны, по ногам хлещут ветви, да и дикий кустарник словно сплошная непроходимая стена никак не заканчивался. Как она могла пройти тут ума не приложу, но то, что она там я не сомневался. Наконец-то я вышел к низкорослью. Там вдали была видна мельница, но до неё болото с жидкой чёрной трясиной преодолеть нужно и, как назло ни одной твёрдой кочки, чтобы ступить ногой. «Ужей тебе за пазуху болотный дух!» вырвалось у меня в горячке.

— Стешааа! — прокричал я не раз, что было духу, но мой голос и глухое эхо оседали у самых ног, не прорываясь сквозь воздух. Птиц здесь совсем не слышно, жужжания насекомых тоже, только бульканье и дрожь мутных лужиц бескрайнего болота. Нужно двигать обратно, может Стеша уже с нашими, вернулась и сидит у стола?

Возвращаясь обратно и замечаю, что путь к поселению стал свободен и преграды которые были ранее ушли в стороны. Но обернувшись назад, вижу как зелёная стена за моей спиной плотно смыкается и всё вновь обретает вид нехоженых мест и дикого лесного валежника. Лес меня туда не пускал, а обратно провожает не препятствуя… Лес или духи лесные?


Стеша. Я в одиночку шла через этот лес, долго, страха перед неизвестностью и опасностью я не чувствовала… Для меня это впервые, я по натуре трусиха и в лесу всегда держусь кого-нибудь рядом, а сейчас всё по другому. Тропа по которой я шла — широкая и ровная, ни корчей, ни упавших деревьев. Мелодичное пение птиц сопровождает меня в пути и я даже слышу кукушку! Настоящую! Я-то всего пару раз была в лесу, в детстве с родителями и мало что помню. И ещё один раз с друзьями в поход с ночёвкой ходила. Но я тогда много выпила и пропустила много интересного, проспав в палатке, а потом ещё дома с головной болью маялась. Так, что лес для меня диковинка.

Слышу впереди голоса и иду на их зов. Вышла к болоту и остановилась. И что дальше? А вот и они, вижу как летят мне на встречу, глазастики разноцветные. Подлетели, насторожились и замерли, глядят мне за спину, я медленно оборачиваюсь, а позади он, облаком чёрным нависает с глазами кровавыми и наступает на меня. Попятилась и призраки встречающие меня, стеной быстро перед ним выстроились, в защиту мою стали и оттеснили его в лес, прочь от меня отогнали. Значит он не сними.

Окружили меня и парят вокруг, суетятся, с любопытством рассматривают, между собой переглядываются и шепчутся. Неугомонные с виду. Те самые, которых я тогда с Яром впервые увидела. Руку к одному протягиваю, сверкает зелёными псевдоглазками и руку мою собой окутывает до плеча, словно туманом сизым. Вторую другому протягиваю, а он сперва подлетел к лицу и в глаза мне своими голубыми огоньками глянул, затем взмыл вверх радостный, покружился вокруг своей оси и тоже руку мою окутал. Оба похватали меня и в сторону мельницы понесли, низко плыли по воздуху, почти над самым болотом.

Приземлилась на почву твёрдую, а они все вокруг меня вьются круги нарезая, руки мои вверх подняли, закружились и вмиг раздели меня, ни ниточки не оставили. Телефон и часы сверху на одежду упали. Ойкнуть только и успела, а руками всё же прикрылась и понять ничего не могу. Что к чему? Отступили от меня и кивают довольные. «Жди Стеша… Она уже рядом… Жди». Вздохнула поглубже и жду обнаженная средь лесов и болот, возле скрипучей старой мельницы. А призраки у ног моих пристроились и тоже ждут, притихли. Чудно всё как-то. Небо краснеет и закат близится. Всё кругом замирает и тишина наступает.

Медленно в сторону голову поворачиваю и вижу Её… Чуть уловимый женский силуэт, прозрачный и призрачный, сущность бестелесная. Подходит ко мне и не касаясь прикасается руками своими к моим и от тела их отрывает. «Красивая ты, Стеша» слышу в голове голос её.

— Кто ты? — спрашиваю. «Я? Я Геба девочка моя, явилась к чадам своим. Последователи мои — жрецы, нуждаются во мне. Не спокойно здесь.»

— Богиня Геба? Но ты чуть различимая? Так им покажешься? — смотрю на неё удивлённо, а она рук наших не разрывает. Прислоняется ко мне вплотную и я чувствую наготу её и холодность. «Для этого ты мне и нужна, девочка. Телом твоим воспользоваться хочу. Но для этого согласие твоё нужно получить. Что скажешь?»

Я отстраняюсь от неё и руки свои от неё одёргиваю:

— Нет… Я не хочу так… Домой вернуться бы, а путь закрыт, застряла здесь… Вы меня для этого сюда… — Геба не даёт мне договорить, протягивает руку и щеки моей касается. «Милая моя Стеша, обещаю вернуть тебя куда попросишь. Но разве мир мой не люб тебе? Не успела осмотреться, а уже бежишь обратно или обидел кто?»

— Родители там мои и жизнь вся там… Не хочу здесь оставаться, не зачем мне это.

«Хорошо, тогда уговор меж нами заключим: Я телом твоим воспользуюсь на сутки, а затем верну тебя. Куда сама пожелаешь».

— Домой, прямо в квартиру. Можешь?

«Да, Стеша, могу прямо домой» — отвечает мне.

— Только одни сутки? — уточняю и она кивает в ответ. Домой хочется очень, но моё тело в чужие руки отдавать? А Геба в мысли мои проникает, «Не в чужие, а в божественные, решайся Стеша…», — Так и быть, — киваю, — Я согласна. «Тогда по рукам, и помни, передумать Стеша в твоей власти».

— Поняла, — произнесла я и она качнувшись в мою сторону вошла в меня, я только вздохнуть и успела.

— Это уже не твой вдох был, а Мой, — произнесла Геба и провела ладонями по своему уже телу, сверху вниз. Коснулась аккуратно пальчиками лица, затем спустилась ниже, огладив грудь, животик, бедра и попку, — Хороша, а дышится как? — Геба набрала полную грудь воздуха и шумно выдохнула. Обвела Вестников взглядом и обратилась к ним:

— И так, дочерей народа моего мы вызволим. С жрецами-хранителями традиций Мира Хаоме встретимся. А главное узнать, кто и для чего намеревается Арра призвать и чад моих обидеть? — те в ответ закружились в водовороте странного танца, подняв лёгкий ветерок и по телу Гебы пронеслись мелкие мурашки, — Ох, прохладно мне, одеться бы. Придётся по дороге решить во что.

Геба взглянула в сторону заката и с надеждой произнесла «Доонис, любовь моя… Увидеться бы… Любви твоей испить и сил набраться…». Глубоко вздохнув, богиня в окружении Вестников направилась в сторону поселения Трикет, а на тропе к ней присоединились духи-хозяева мест здешних, одев её в наряд природой созданный.

15

— Тише Мая, не плачь. Нас ищут и придут. Обязательно. Молись великой богине Гебе и спасение прибудет.

Мая находилась в этом подземелье дольше Мирты и уже не верила ни Мирте, ни словам её. Ей хотелось пить и есть. Похитители лишь дважды показывались здесь. Когда привели сюда её, а затем Мирту. Девушки за руку были прикованы наручниками на одну общую длинную цепь, которая была протянута через кольцо вбитое в стену. Они могли приблизится друг к другу, но Мая держалась обособленно.

Здесь было темно и сыро, запах тяжёлый и холодный. В темноте были слабо различимы контуры чего-то крупного, большого постамента или… на стол это вряд ли походило.

— Как думаешь, где мы? — спросила Мирта не надеясь на ответ, но Мая её удивила.

— Тсс… Это заброшенная шахта, лет тридцать как…

— Что? От куда ты знаешь? — Мирта не верила, что она чего-то не знает в Трикете.

— Брат мне эту шахту два года назад показал, по которой осуществляется спуск вглубь земли и только один коридор, а их здесь много. Это был наш секрет. Здесь раньше железо добывали, но прииск иссяк и его в покое оставили, восстанавливаться и сил набираться.

— Я не знала о существовании этого места, странное оно…

— Ничего странного, взрослые нам не говорили, обвалы тут могут быть, да и духов подземелья лишний раз тревожить не стоит, — ответила Мая.

— Духов? Позвать их нужно, может нашим спасителям путь укажут и нас…

— Тсс… кажись идут обидчики наши, — прошептала Мая и девушки притихли.

Заскрипела тяжёлая дубовая дверь и в проёме показался молодой мужчина с факелом в руке. Тусклый свет осветил помещение и с непривычки ослепил девушек, находящихся долгое время в кромешной темноте.

Мая и Мирта понемногу приоткрыли глаза и присмотрелись к вошедшему. Он был не знаком ни одной из них. Он подошёл к той, что была ближе, к Мае:

— На испей воды, позже принесу Вам поесть.

Мая жадно глотала воду из протянутого ей кубка, а Мирта молча и внимательно наблюдала за ними и тщательно рассматривала мужчину.

Одежда на нем не местная, у нас такой точно нет, «чужак», как и Стеша, заключила она. Неужели он из того чуждого Мира? Но как и зачем?

Мужчина словно почуяв на себе её взгляд, резко обернулся к Мирте и поймав её с поличным, произнёс с ухмылкой:

— Что смотришь? Или понравился тебе?

— Ещё чего? — шикнула на него Мирта, — Зачем мы здесь? — спросила она.

— Ответ тебе не понравится, так что пей, — произнёс он и подал ей тот же кубок.

Мирта взяла его, но при этом не сводила взгляда с мужчины, лет ему 25–27, не больше. Ухоженный, аккуратно пострижен и выбрит. Оторвав кубок от губ Мирта вернула его парню и выпалила вопросом:

— Как ты проник в наш Мир?

— Ого! — удивился тот и изогнул удивлённо бровь, — А ты не так глупа, Мирта. Любопытна и внимательна. Этот вопрос я тоже оставлю без ответа, теряйся в догадках, — произнёс он и хотел коснуться ладонью её лица, но Мирта быстро увернулась, — Хороша и дерзость есть, посмотрим кто за тебя жилы рвать будет, — произнёс он и пошёл в сторону выхода.

— Оставь нам факел, пожалуйста, — обратилась к нему с просьбой Мая. Он обернулся и кивнул.

— Хорошо, оставлю, тем более, что не долго осталось. Скоро уже все кто нужен явятся. Через полчасика поесть принесу, ждите, — сказал он напоследок и вышел. Мирта огляделась ещё раз. Высокое и просторное помещение, а вот… Мирта увидела подобие алтаря, не постамент и не стол, вздохнула и глянула с опаской на Маю. Девушка сидела на корточках, сцепив на коленях руки в кольцо, уткнувшись в них носом.

В голове Мирты возникло ещё больше вопросов и она решила таки призвать на помощь духов, хозяев подземелий. Закрыв глаза она мысленно обратилась к ним:

«Духи-хозяева мест настоящих, земных и подземных. Помощники Богов и Вестников их! Да придите и услышьте слова мои. И предстанут взору вашему люди злые, чужие, мне неизвестные. Оградите души невинные и ни в чём незапятнанные. Приведите тех кто место себе не находит, душой мечется и ноги сбивает поисками. Прошу Вас, справедливости ради и Мира в Трикете, услышьте мольбы мои и действуйте во благо», произнеся это мысленно Мирта прислушалась, вдруг знак подадут… Тишина, «не всё сразу», вздохнув успокаивала она себя. «Скоро все явятся» вспомнила она слова чужака и подумала с надеждой «успели бы наши…».

***
Геба гордо шагала сквозь лес, а тропа подстраиваясь под каждый её шаг, сама раскрывала ей путь в нужном направлении. Вьющийся волчий плывун, опутывающий вековые стволы деревьев и их кроны, под её «особым взглядом» сползал на землю, извиваясь словно змеи в предсмертных конвульсиях, чернел и рассыпался в пыль. Кустарники дикого шиповника и малинник прогибались к её ногам, приветствуя и, вновь выпрямляли свои ветви позади неё. И её сопровождение постоянно кружилось в воздухе радуя взор и являя лик богини Миру Хаоме. Геба поправила соскользнувшую тонкую лиану со своего плеча и вновь окинула взглядом свой наряд. Лиана из цветущих колокольчиков мило оплетала юный стан Стеши. «Н…да, я конечно хороша, во чтобы не завернулась, но на людях приличия соблюсти не мешало бы».

Богиня грациозно вышла из лесу и остановилась. «А вот и они, чада мои и служители веры нашей», она ещё немного понаблюдала за празднеством. Дивные хороводы и песнопения дарили усладу её взору и слуху. Она глубоко вдохнула запах приятного дыма и пищи доносящихся от костра, и блаженно выдохнула. Вот она ЖИЗНЬ, живая, осязаемая.

«Надо бы преобразиться» произнесла Геба в слух и ни капли не смущаясь сбросила лесной наряд к ногам своим, переступив через него. Возвела обе руки к небу вечернему. «Хитон!» произнесла она полушёпотом и на неё спустился белоснежный наряд, облегая стройную юную фигуру до колен. На левом плече хитон застёгивался фибулой в виде серебряной пряжки, талию опоясывал золотистый плетёный шнур, а края одеяния оставались не сшитыми и ниспадали сбоку красивыми складками. При ходьбе не сшитые стороны хитона распахивались, позволяя видеть обнажённые бёдра и ноги.

Чуть в стороне от шумного праздника стоял один из жрецов и Геба шагнула в его направлении. Увидев Стешу облачённую в хитон, Уран был крайне удивлён. Она шла к нему грациозной походкой, гордо вскинув свой носик. Не успел он раскрыть рта, как услышал её приветствие:

— Здравствуй служитель веры моей и хранитель Мира Хаоме, — Геба подошла вплотную к жрецу, обхватив ладонями его лицо и став на цыпочки поцеловала его в лоб. Опустив руку на его плечо богиня продолжила, — Как звать тебя Жрец?

— Уран, служитель народу Трикет, — Геба медленно соскользнула рукой с плеча Урана и остановила ладонь на груди мужчины.

— Биение сердца твоего уверенное и твёрдое, Уран, как и слова произносимые тобою.

Урон склонился перед ней на одно колено и вымолвил:

— О, Великая Геба, благодарю за честь оказанную выбором своим и впоследствии одобренный народом земель Трикета.

— Сначала порядок в Мире нашем восстановим, а затем и в лести рассыпаться будем Уран. Пока шла к тебе лик твой удивленным видела, тело моё не так хорошо или другие причины есть? — Прости за не доверие моё, взглядом созерцающим. Неожиданно увидеть тебя было «О, Великая» в теле знакомом.

— Из Мира чужого пришедшая, знакома тебе? — О, да. Девушка эта, в первый день празднества у нас появилась, а вернуться не смогла, граница Миров закрылась.

— Ясно, стало быть любопытство Стешу сгубило. Обещала вернуть её домой, после того как дела уладим и порядок восстановим, — Геба взмахнула рукой воздухе, призвав сопровождение своё. Уран впервые увидел Вестников, а вот духов он видел не первый раз, — Мне бы встретится со всеми жрецами, — продолжила богиня, убрав руку с его груди. Уран слегка поклонившись головой ответил:

— Я услышал тебя «О, Великая» и не заставлю долго ждать, — Уран быстрым шагом направился в сторону гуляний. Знаком руки и выражением лица он подозвал к себе Вахра, Михая и Агвида, собрав их воедино сурово предупредил «Геба явилась нам, ждёт».

Увидев богиню земного плодородия и любви, Гебу, жрецы преклонили пред ней одно колено, при этом потупив взоры. Геба подходила к каждому из них по очереди и коснувшись губами лба их, обратилась с просьбой представиться ей и услышала в ответ:

— Вахр, жрец народа поселения Ийманн.

— Михай, жрец народа поселения Дру-энр.

- Агвид, жрец народа поселения Керейд.

- Агвид? — переспросила Геба, — Но Орм? Что стало с предыдущим жрецом керейдов?

— Изгнан Советом «О, Великая» богиня, — ответил Агвид, — Этот змей, помыслы свои злые воплотить задумал, Веру нашу пошатнуть и устои вековые нарушить.

— Ясно, — произнесла она недовольно качнув головой, — Где мы можем поговорить от глаз сторонних и не отвлекая никого от гуляний? — Вахр и Михай одновременно указали рукой в сторону от поселения, где находилась пещера для церемоний.

Геба поманила рукой дав знак, и не только Вестники последовали за ними кружась в воздухе.

Они отправились в конец поселения к той самой пещере, в которой жрецы возносили молитвы Великим богам. Геба вошла первой и увидев алтарь медленно обошла его по кругу и не прикасаясь вела над ним рукой. В конце она подхватила один из розовых бутонов Холмии, грациозно поднесла его к носу и вздохнула нежнейший аромат. Затем резко обернулась к жрецам и полы хитона на мгновение открыли взору стройные ноги:

— Выходит ждали меня… Готовились.

— Да, Великая богиня Геба, — произнесли жрецы в один голос и все четверо приклонили пред ней одно колено.

— Не нужно, встаньте. Для меня достаточно слов ваших преданных, а в этих поклонах я не нуждаюсь. Прошу Вас это учесть на будущее. Благодарю, что верой и правдой дух и честь в детях моих воспитываете. Законы и традиции Мира нашего соблюдаете, волю желаний к жизни и любви поддерживаете в сердцах и душах людских.

— Внимаем словам твоим «О, Великая» и служим до дней своих нескончаемых и удара сердца последнего, — ответили жрецы и легким поклоном головы они выразили признательность богине.

В это мгновение в пещеру внезапно, словно фурия влетел дух подземелий и припал к ногам богини. Геба взмахнула рукой приказывая ему подняться:

- Никогда не пресмыкайтесь, вразумите же себе! Вы Хозяева мест здешних, а я лишь гостья. Служите с честью, а не падая в ноги, — дух воспарил к уху Гебы и донёс новости о месте нахождения пропавших девушек. Геба благодарно кивнула.

— Так значит? И злоумышленников двое? Ждут стало быть? Но вот кого не ведомо, — богиня взглянула на жрецов и усмехнулась, — Картина проясняется. Пусть ждут, враги наши нетерпением томимы. А нам есть что обсудить…

16

Шло празднование третьего дня. Молодёжь беззаботно веселилась и наслаждалась общением с местными и приезжими молодыми людьми.

В самом поселении Трикет об исчезновении девушек старались не распространяться и лишнего шума не поднимать. Срыв ежегодно проводимого празднования и паника была только на руку злоумышленникам. Поэтому не о чем не подозревавшая молодёжь отдавалась всеобщей феерии, даже не обращая внимание на частое отсутствие жрецов то у статуи богини, то у Великого костра.

Старейшины и сами не плохо справлялись в отсутствие оных, отвлекая молодёжь на легенды о богах. Они активно подмечали образовавшиеся пары, для того чтобы многие из них в дальнейшем скрепить брачными узами в одном из поселений Хаоме. Вот и сейчас к старейшине дру-энров Бергу, держась за руки подошла влюблённая парочка, чтобы заявить свои права и на пятый день празднования принять участие в финальном обряде «Мароналии» (Танец Огня).

Тис и Вахр сегодня встречались с родителями Ельи, целительницей Галой и кузнецом Сотом. Тис был взволнован, не говоря о том, что сердце его готово было сжаться от боли и биться в конвульсиях от услышанных слов отца Ельи. Но лишь до того момента, пока не услышал саму Елью.

Для Вахра встреча, на редкость прошла спокойно, хотя Сот желал дочери ещё немного повременить, обождать и проверить свои чувства до весны. Девушка хоть и сильно смущалась в присутствии родителей, но всё же высказала свою точку зрения. Молодые явно не хотели «тянуть резину». Поэтому было решено, что в сентябре Тис заберёт Елью в Ийманн, а в декабре быть свадьбе.

Вилл и Кад придавались всеобщему веселью, заигрывая с молоденькими трикетками, не забывая распалять свои и их желания местным элем.

Грай не находил себе места, из его головы никак не шли мысли о Мирте. Он постоянно себя одергивал и накручивал, да и местный «друг детства» то и дело попадался на глаза, чтоб его.

Тис и Елья лишь не надолго отвлеклись на гулянье, потанцевав и насладившись совсем чуть-чуть обществом друг друга, они решили найти Яра и Грая, чтобы узнать о результатах поиска.

Елья с надеждой в душе, да и Тис переживая за друга заглянули в палатку, там находился только Яр. Он лежал в кровати зарывшись головой под подушку.

— Яр? Ты чего? Прошёлся бы…

— По лесу? — вынырнул тот головой из под подушки, но не сразу, — Уже… нагулялся так, что надолго хватит, — и сново уткнулся в неё лбом.

— Может на улице с нами посидишь? — с волнением в голосе спросила Елья, — Всё ж не один. Да и нам веселее будет.

— Кстати, ты Грая не видел? — спросил его Тис.

— Он вроде с родителями Мирты и жрецами, часа два назад куда-то уходил, — ответил ему Яр тяжело вздохнув и вновь зарылся в подушку.

С кубком в руках и не твёрдым шагом в палатку вошёл Кад, обвёл всех хмельным взглядом и произнёс спасительную фразу:

— Засели тут! И не единой «горлицы» не видите. Стеша появилась, правда жрецы её куда-то уволокли… или это она их куда-то… — проговорил он с расстановкой, — Короче, хорош киснуть мужик, задницу свою оторвал и разузнал бы, что к чему.

Яр резко перевернулся и сел в кровати, зыркнул с недоверием на порядком «уставшего» Када и только хотел открыть рот, как в палатку ввалился Грай:

— Яр! Пошли, твоя Стеша здесь. Я сам её видел.

Глаза Яра вспыхнули надеждой и он в раз вскочил с кровати, лихо ломанувшись на выход за другом.

— Где она? Грай, — он крепко коснулся его плеча.

— Пошли в пещеру к алтарю, она и жрецы, только… — Грай остановился и озадачено взглянув на Яра договорил, — Одета она странно, не в своё и босая была.

— Даже так? — только это и вырвалось из уст Яра, — Идём!

Яр. Да плевать мне, во что она там одета и кто её переодел. Главное, что в поселении появилась сама, и искать больше не нужно. Мне хватило тех переживаний, за время неизвестности. Где она? Что с ней? И какого лешего её в лес погнало? И вся та чертовщина которая творилась вокруг неё, когда вместе были. Видела Вестников. Она их видела! Она «чужая», ей показались, а мне нет! Жителю Хаоме… Сколько времени её рядом нет? А я так сильно прикипел к ней, пара дней и завис на этой девчонке. Так бы из рук своих и не выпускал. Стеша, Стеша… И ведь дурак-дураком, не сдержался, вспылил когда в телефоне её жениха увидел. Хорош и красив мерзавец, и в день свадьбы всё случилось, сбежала… Или Стеша так глупа, или слепо любила, что «гулей» жениха не замечала. Да о его натуре блядской друзья знать должны были, но не сказали. Глаз ей вовремя не открыли, пока сама «картинку» не увидела. «Лешего бы им за пазуху», да я и сам не хотел бы такое увидеть, ещё и в день важный. Думать не хочется о таком. Любить её буду, лелеять, не дам повод на других даже посмотреть «с искрой». Что там Кад про рыжую свою говорил «подо мной, а на других облизывается»? Упаси меня Геба от такого, да и Стеша повода вряд ли даст. Своих к себе не подпускала и у нас ведёт себя «не разгульно». Жаль родители её не достижимы, я бы им права на неё заявил, а что тянуть? Это другие время теряют, когда не уверены и сомнения душу терзают. А моя душа вот она, как на ладони, открытая и лицом к Стеше повёрнута. Только бы домой не собралась, не улизнула через границу. Здесь удержать нужно, не силой и угрозами, а помыслами добрыми и чувствами… Вот только говорить красиво я не мастак. Руки распускать у меня проворней получается, чем языком молоть эти нежности девчачьи. В грудь впечатаю и не на шаг от себя не отпущу…

— Яр? Ты чего завис? — Грай, перед самым входом в пещеру одернул меня за плечо.

— Я… Да, что-то задумался… Идём, — я даже не заметил, что Кад плёлся за нами следом.

Зашли и двинулись вперёд по широкому коридору, туда, где виднелся яркий свет и доносились голоса жрецов и её голос, но интонация этого голоса меня настораживала с каждым шагом… Ввалились втроём, а уж с каким нетерпением я, чем обратили на себя очень не довольные взоры всех присутствующих у алтаря.

— Грай, Кад? — спросил Михай, а следом и Вахр:

— Яр? В чем дело?

Я смотрел на Стешу и не узнавал её. Это надменное и величественное выражение лица? Стеша ли… Сделал пару шагов в её направлении, но она свела брови и нахмурилась, а Вахр и Агвид моментально преградили мне путь. Даже Агвид резко остановил меня рукой, решительно уперевшись ею в мою грудь.

— Это богиня Геба, поприветствуйте её и будьте добры покинуть нас. Не до вас пока. Если понадобитесь, дадим знать, — произнёс строгим голосом Агвид.

Не знаю как там отреагировали Грай и Кад, они были позади меня, а вот я смотрел на неё в полном недоумении и в упор.

Её стать, поворот головы, голос, а интонация? Это действительно была не Стеша.

— Не нужно так строго, Агвид. Я так понимаю, пропавшие девушки были дороги им, — произнесла Геба-Стеша.

— Ты знаешь, где они? — Грай был нетерпелив.

— И да и нет. Время ещё есть. Вам не стоит о них беспокоиться. Все будет хорошо. А вот с виновниками, дела обстоят серьёзнее, поэтому мы решение найти пытаемся.

В это мгновение один из присутствующих Вестников взмыл ввысь и стал суетливо, даже нервно парить под самым потолком и… замер в своей невесомости, устремив свои псевдоглаза в сторону коридора.

Все внимательно наблюдали за ним и как он обратили свои взоры к выходу… и увидели Его. Чёрный призрак с огненно-горящими глазами, словно тайфун резанул по воздуху влетая в помещение и наши лица обдало холодным потоком. Он совершил один размашистый круг вокруг гордо распрямившейся Гебы и скрылся также внезапно, как и появился. Все выдохнули и переглянулись. Что это было?

— Он уже здесь. И ждёт… Арра. — Геба была серьёзна и нахмурилась.

— Показался таки на глаза, не выдержал, — голос Михая был подтверждением её догадки.

— И как мы поступим? Он смертен? — спросил Уран глядя на Гебу.

— Не дать ему возможности перевоплотиться в человека или? — Геба затихла и задумалась, затем обратилась к Михаю, — Что скажешь?

- Убить духов Зла не представляется возможным, поскольку они не являются живыми. В традиционных воззрениях умереть, означает отправиться в мир смерти (нижний мир). Духи могут уйти сами или их могут изгнать в нижний мир, но потом они возвращаются обратно, но уже в другом обличии, в тот момент, когда человек их не ожидает, — ответил рассуждая Михай и продолжил, — Важным средством защиты от злых духов были колючие кусты шиповника и боярышника, которых, по мнению предков, боялся Он сам и духи его. Зла они нам не причинят, а вот Арр?

— Он может представлять серьёзную угрозу не только обитателям земных миров, но и космическому порядку, установленному Вселенной, — говоря это Геба злилась и интуитивно сжала кулачки.

- Космическому порядку… — переспросил её Агвид и Геба кивнула в ответ.

— Другие Миры, небесные… а слова эти я в мыслях Стеши увидела и бесконечность звездную. Много интересного и непостижимого для нас в Мире её вижу.

Гебу неожиданно перебил пьяный Кад:

— Сам Арр прибудет что-ли? А то Вестник его был? — обратился он к богине набравшись наглости.

— К сожалению да. То был его дух Вестник. Не терпелив, однако. А ваша девочка его первая увидела и даже не раз. Арр обитает по краям небес. Четыре сотни лет назад был сослан в видимую северную часть неба, после того, как был проклят другими божествами. Видимо путь от туда далёк, нет его пока, вот Вестник и волнуется, что хозяин задерживается, — Геба подошла к алтарю, развернулась спиной и легонько подпрыгнув села на него попой, свесив ноги и поправив хитон на коленках она сложила на них руки в замок, — Обычно Вестники невидимы простым глазом, продолжила она, — В тех случаях, когда Этот показывается человеку, он принимает вид темного силуэта с огненными глазами, т. к. объединяет в себе все страхи и пороки людей.

Вахр обвел всех взглядом и остановился на нас троих:

— В сказаньях седых времён, от предков узнали мы, что кроме рода олоххов-ведунов, за гранью мятежных небес сотворил Арр послушников себе — Ведьмаков, кружащихся, как вихрь иль снеговой ураган и спустил их на землю с северных ущербных небес, дабы службу несли ему, зло творили и на землю его проводили для дел своих чёрных и людям опасных.

— Выходит один изгнанный жрец у него есть, а кто Ведьмак мы не ведаем, значит оба они на стороне зла. Неужели землю Хаоме в бездну ввергнуть хотят с помощью Арра или он сам задумал вернуться… Но я надеюсь… не только он явится, — Геба возвела глаза на всё ещё суетившегося под потолком Вестника и немного нервничая теребила пальчиками краешек хитона на коленях, — Так ведь? Вестник Доониса и… кто там у нас ещё есть? — жрецы удивлённо переглянулись меж собой слушая её и лишь догадывались, кого она имела ввиду.

17

Покормив Маю и Мирту сразу же отправился на выход, прикрыв плотно за собой дверь. Факел пришлось забрать из помещения, он ужасно чадил сжигая воздух, поэтому решил оставить пару свечей на алтаре, чтобы девушки не находились в кромешной темноте и не дотянулись к ним, а то мало ли.

Выйдя на верх из подземелья я не раздумывая направился в сторожку к жрецу.

— Орм, я их покормил. Что там с явлением Арра? — жрец сидел за изучением свитков.

— Скоро, уже скоро… — ответил тот отстранённо, неприятным и осипшим голосом.

Я застыл на месте как вкопанный и прикусил краешек губы, хочу спросить и сомневаюсь… С ним так не просто.

Помню как в детстве дед мой, Альвод, рассказывал о богах и создании Мира из многочисленных Миров.

«Арр — бог алчности и необузданного желания во всем. Он скверного характера и означает «разрушающее начало», несёт бедствия, болезни и всё враждебное для человека. Существует он особняком от всех божеств. Арр искушает людей на плохие поступки, преступления и внушает страхи, насылая на них страдания. Питается Арр душами, как людей, так и животных».

Каковы были планы Орма я до конца не знал и все его обещания порядком уже надоели. Он молчит и сеет сомнения. Границы двух Миров открыть мне удалось, хвала внутренней энергии рода и предков до пятого колена. И закрыл я их по его указке. Девчонку своенравную, приглянувшуюся мне перетянуть удалось, любопытство её на руку было. А вот опоить и закрыть для себя не вышло. Лёгкий наркотик, да и доза оказалась не достаточной, а виной всему не вовремя появившийся ийманн. Разозлился я тогда на них, чего скрывать, ещё и ревность взыграла, пришлось даже ветрами поиграть. Пугануть и страха напустить. Ещё и о Мирте в нашей игре речи не было, как и в планах её похищать. Орм позже о ней решение принял.

Делаю глубокий вдох и решаюсь заговорить рассчитывая на ответы:

— Так зачем нам девушки? Ты многого мне не говоришь? Орм?

— Девушки… девушки… — проговорил Орм на распев, — Для ритуала Мая нужна, кровь её юная и девственная. Посмотрим как себя Геба поведёт, может быть Мирта и не понадобится.

— Геба? Богиня Геба прибудет?

— Уже. Здесь она. Девчонкой из твоего Мира воспользовалась. А Вестник Арра её для хозяина присмотрел. Угодил ты ему, сам не подозревая о том.

— Что? — обозлился я, а вот этого я уж точно не ожидал! Для себя её привёл, здесь насладиться Стешей хотел, а потом бы геройски её вернул обратно в наш мир. И если бы оправдала ожидания мои, женился на ней. Видел, что она не испорчена соблазнами и душой чиста. Н-да, не привык я когда мне сразу отказывают, могла бы со мной поиграть малость или подинамить немного, но не стала. Сразу проигнорила и невниманием своим разозлила.

— Выходит ты Арра призываешь, а Геба ему в пару? А тело для Арра… чьё планируешь? — я с нетерпением ждал от него ответы, но этот придурок только ехидно взглянул на меня и коротко бросил:

— Потом узнаешь, с тебя и этого хватит, — он поднялся из-за стола и свернул свитки, зажал их в руке, развернулся и быстрым шагом вышел из сторожки. Я пошёл следом за ним на улицу, а он направляясь в лес и не поворачивая головы резко бросил мне, как приказал:

— Не ходи за мной!

Вот сволочь, он ещё и приказывать мне будет! Я для него… а он меня в неведении держит. До каких пор?

Из года в год в «Духов день» прихожу в Этот Мир, как только дед меня с двадцати лет научил этому. Скрыто участвую в праздновании и наслаждаюсь обществом местных девушек. Поля, Несса, Дарина… К нашим так не подкатишь, продуманные и до бабла жадные. А эти в сказки, мифы и легенды верят… любовь им большую подавай и слова нежные, чувственные… охи, вздохи… Ведуться в эти пять дней на меня и я их из рук своих уже не выпускаю, получаю всё с полна. А танец этот «Огня» или «Мароналии», в предверии брака — чушь полная, меня к этому времени уже нет и «след мой простыл…».

Хорошо, что здесь четыре народности, прикидываюсь кем удобно и лоббирую ситуацию под себя. Вот только в этот год Стеша все мои планы перечеркнула, когда увидел её. И Орм, до конца не объяснил зачем границы понадобилось открыть. «Вестник Арра её присмотрел»? Вряд ли для этого границы я открыл? Самый великий людской грех — это Власть, может от этого плясать необходимо? Как бы жрец меня не переиграл… Он на своей территории, живёт здесь с рождения, а я так, гость или турист временный. Дед был рождён в Мире Хаоме и отец. Вот только дед его в «чужой» мир отправил, когда Ведьмаки, а их всего-то три рода оставалось, в немилость духов попали, выходками своими. Тогда отец и осел в «чужом» Мире, женился и я вскоре появился. Дед не забывал нас, часто наведывался, это он меня всему учил и посвящал в дела ведьмовские. Отец больно очеловечился и уйти от всего этого хотел, не надолго его свободы хватило. Привлекли его к делам этого Мира и что-то пошло не так. Домой он больше не вернулся.

Богиня Геба и Стеша, Геба-и-Стеша… Геба ведь в паре должна быть? Но Арр не её пара, Арр насколько понимаю на чужое взирает и желает, значит Орм ему пособствует. Но Стешу, ему? Да ещё и саму богиню Гебу?

А вот и Вестник Арра вновь появился, летает-мечется в ожидании хозяина, а я в сомнениях от неизвестности. «Раздери тебя дух болотный, Орм», что же ты мне не договариваешь плут?

Орм. Изгнали таки меня керейды и думают я им всё с рук спущу? Наивные чада, знали бы они о моих планах…Иду чащей лесной и оборачиваюсь, чтобы этот не увязался за мною, не до него пока. Этот молодой Ведьмак из другого Мира слишком уж любопытен. Четыре года пришлось скрываться и вынашивать планы свои, чтобы в этот год осуществить их. Ведьмаков нашего Мира духи пасут, как овец домашних. А этот так удачно подвернулся, чудом его в прошлый год заприметил и заинтересовать пришлось, да и помощь из этого Мира ему не помешает. В прошлый год девушке голову любовью одурманил и доверчивостью её воспользовался. Пришлось мне его следы спутать, а ей песнь напеть, что злой дух с ней позабавился. Плакала в чаще лесной, я её и утешил словом добрым да сказками о том, что счастье непременно настигнет её, но потом, не сразу. Пусть в следующий раз голову не теряет, от слов сладких и тело бережёт от греха подальше и до свадьбы.

Ведьмак… ведьмак, горяч в желаниях своих. Сам говорил, что в Мире его девицы доступные, что же он у себя не наиграется, а сюда безголовый лезет. Видать наши девушки слаще, наивностью своей подкупают желания мужей.

Прибудет Арр и с границей Миров пусть сам решает. Достаточно ли ему одной или ещё открыть пожелает. А Ведьмака за ненадобностью пристращать можно, охоту бывать здесь отбить и пусть убирается восвояси, пока в конец не распоясался.

А вот и Вестник Арра появился. Чёрен, ох как же он чёрен и глаз его огненный, пугающий, что значит часть хозяина своего и отражение мира его внутреннего.

— Что смотришь? Налетался? — кружит вокруг меня, вижу, что нервничает, — Что узнал там? Ещё ждут кого-то? Кого ж им ждать, только хозяина твоего. Пусть страх свой включают и дрожат, людишки мелкие. За девчонками идёт кто? Нет? Это хорошо. Время жаль… уходит. Долго ещё Арра ждать? Ну? Что ж ты кружишь, как «бес ужаленный» замри и ответь! Куда понёсся? А ну!!! Унёсся и сгинул с глаз прочь. Неугомонный неслуш. С хозяином его надеюсь проще будет, у того интерес к Земле нашей и Миру Хаоме особый, неутолимый и алчный. Не смог он до этого захватить его, сослан божествами на задворки небес, теперь ждём его. Успел бы только, чтоб не в последний день…

18

В пещеру, яростно и нетерпеливо ворвался ветер, кружась сумасшедшим вихрем над алтарем, это сумасшествие в одно мгновение улеглось тёплым воздушным потоком у ног Гебы.

И, перед Великой богиней всеобщему взору предстала сущность ещё одного из Богов. Увидев его все замерли как один.

— Приветствую тебя… Карен, — произнесла Геба и протянула к нему руку. Он обвёл присутствующих своими голубыми глазницами и опять задержал их на богине. Один оборот вокруг своей оси и он вновь взметнулся вверх и быстро опустился, но в этот раз напротив Када. Немного помедлив и оставшись чем-то недоволен он подлетел к Яру, глянул на того в упор своим пленительно-голубым светом. Яр дерзко отступил на шаг и сущность резко отпрянула от него. Грай взглянув на Када и переведя взор на Яра, громко произнёс обращаясь к сущности бога Карена:

— Я готов служить вам «О, Великий», — и склонил голову в ожидании. Вестник Карена, таившийся всё это время за алтарем шустро оживился и видя, что задача решена, радостно ринулся к Граю и совершив один круг у его ног, взмыл ввысь, затем двинулся в сторону коридора и выпорхнул на свободу. Грай и сущность Бога Карена по обоюдному соглашению воссоединились и все в одночасье поняли, что пред ними материализовалось ещё одно Божество.

Геба медленно и соблазнительно-игриво виляя бёдрами приблизилась к нему. Нежно коснулась ладонями его груди, потерлась ласково лбом о его подбородок, затем став на цыпочки провела кончиком языка по его шее снизу вверх. И отступила босыми ножками от него на шаг назад:

— Лучшее наследие и ожидать не смела. Крепкий как скала и зоркий как сокол, вот он Равнинный воин — бог очищения и вожделения, бог дождя и плодородия — наш Великий Карен, — поприветствовала его Геба и не удержалась от соблазна прикоснуться к нему и сомкнув ладони у своих губ с надеждой спросила, — А где Доонис?

— В пути, уже рядом, — ответил тот сурово и глянул за спины жрецам, — Что скажешь Вестник Доониса? — Вестник подлетел и радостно закивал, сделав два оборота вокруг своей оси замер, — Жаль Ирис задерживается, как всегда… как всегда… — сетовал он.

— О, Ирис… и ей буду рада, — произнесла на распев Геба.

Жрецы подошли к Богу Карену и приветствовали его поклоном головы.

— Как же я доволен, необычайно. На землю ступить и воздухом одним дышать с вами. Душа моя взыграла. — Карен шумно выдохнул, шагнул вперёд и протянул руку к щеке Агвида, — Силён и смел ты в решениях своих «Страж природы», горжусь тобой. А с Ормом мы разберёмся. Не по зубам мы ему, — теперь он с укором взглянул на богиню Гебу, — У вас с Доонисом не более двух часов и не минуты сверх. Уяснила? А мы пока с чадами нашими пообщаемся, ведите меня жрецы, предстану пред ними первым.

Карен и жрецы двинулись в сторону коридора. Михай бросил взляд на Када, строго, даже сурово и кивнул ему «на выход». Тот двинулся не «твёрдой» походкой, жрец дождался его и они вышли последними.

В зале остались только богиня Геба и Яр. Он был в недоумении и не сводил глаз со Стеши. Ему было трудно осознать, что перед ним уже не та тихая и скромная девушка.

Геба завела руки за спину, переплела пальцы в замок и медленно молча вышагивала вдоль стен, обходя зал по кругу. Полы хитона при ходьбе раскрывались, оголяя ноги и бёдра Стеши. Геба ни чуть не стеснялась своей наготы. Яр видел как соблазнительно вздымается её грудь делая вдох-выдох и это злило его, и одновременно будоражило кровь. Вена на его шее начала нервно пульсировать отдавая жарким биением вниз, в самую грудь и опускалась томной волною всё ниже… и ниже…

Яр резко сжал правую руку в кулак, чтобы подавить в себе эту слабость и раздувая ноздри жёстко спросил Гебу:

— Что с ней потом будет, со Стешей? После всего… — не смог он промолчать.

Геба остановилась и мило улыбнулась ему, взяв в руку бутон Холмии она тихо произнесла:

— То, о чем мы с ней договорились, ийманн. А вот о чем будет ваш уговор с… — Геба не успела договорить, как в зал словно смерч ворвалась сущность Бога Доониса и его Вестник метнулся в этот безумный воздушный водоворот сопровождавший его хозяина, страстно танцуя с ним в одной воронке и переплетая теплые и холодные потоки.

Круговерть не унималась, сущность яростно кружила сжимая Гебу и та от неожиданности вобрав полную грудь воздуха чуть устояла на ногах, полы хитона от каждого безумного порыва ветра взлетали вверх, открывая наготу девушки.

— Тише ты… тише… Безумец… — выдохнула она и развела руки в стороны искреннее засмеявшись. Такова была её реакция на резкое появление долгожданного Доониса. И бог притих остановившись.

В тот момент как прозрачная сущность приблизилась вплотную к Яру, Вестник насторожился и замер в ожидании. Минуты длились бесконечно, о чем эти двое мысленно договаривались Геба даже не представляла себе… Ещё мгновение и пред ней предстал бог Доонис. Её желанный и любимый из всех известных ей богов. Она не двигалась и ждала с улыбкой на устах, пока он приближался к ней, делая шаг за шагом…

— Милая моя, Геба, — произнёс он, — Свет моих очей. В каком бы образе ты не предстала, готов тобой любоваться бесконечно… Милая…

— Ты не торопился, — Геба надула губки и игриво прищурила глазки.

— Как только узнал, сразу к вам, к тебе… Сгорая от нетерпения, — он приблизился и заключил её в кольцо своих сильных рук. Геба уперлась руками ему в грудь чувствуя его необузданную силу и мощь.

— Не сжимай, не вырвусь. Сама ждала, рада… Доонис… мой Доонис, — шептала та.

Геба обвила его шею, став на цыпочки и потянулась к желанному поцелую. Доонис наклонился и с огромным упоением впился в эти соблазнительные розовые губки…

Поцелуй был жадным, страстным и горячим, до одуряющей дрожи в этих молодых телах. Короткая пауза на глубокий вдох и губы Гебы вновь были захвачены в плен страсти Доониса. Геба чувствовала его «твёрдое и пульсирующее» желание у своего живота и выдала в губы Доониса непроизвольный стон. С её первым стоном он ослабил объятия, опустив одну руку на попку Гебы и сжал эту соблазнительную часть тела, облизывая её губы..

— Что-то мне подсказывает, что эти тела уже знакомы… и не раз… — предположил он.

— У нас всего два часа, не хочу тратить их на разговоры и твои догадки, — произнесла Геба и запустила свою руку в штаны любимому, — Ого, Доон… Ты не просто Великий бог, в этот раз ты очень Велик.

— Всё ради тебя, милая. Рад, что угодил, — прошептал он соблазнительно у её виска, — Каким ты хочешь видеть меня сегодня? Нежным? Страстным или…

— Тсс… — она накрыла его губы своими пальчиками, — Я так… скучала Доон, что если я… попрошу тебя… — Геба потупила глазки и с наигранной скромностью чуть слышно прошептала, — Жёстким… и нетерпеливым…

Доонис вскинул от удивления брови:

— Даже так? Неожиданно, но ради тебя… — Доонис сбросил через голову рубаху и привлёк к себе Гебу, — Твоё желание…

Он наклонился для поцелуя, но Геба уперевшись ладонями ему в грудь обозначила дистанцию. Он замер в ожидании. Богиня медленно скользнула руками вниз, оглаживая крепкий торс и остановилась на брюках. Прикусив нижнюю губу, Геба опустилась на колени и стянула с него штаны, выпустив наружу «его большое достоинство» и освободила каждую его ногу из пут одежды.

— Он идеален, — томно выдохнула Геба и подняв глаза на Доониса, облизнулась. Она обхватила своей рукой член у головки приподняв его, затем провела языком вдоль ствола от основания к залупе и лизнув уздечку вобрала головку в рот. Ещё немного поиграла языком с маленьким отверстием, захватывая и выпуская из губ головку, дразня Доониса и себя.

— Мм…. — выдохнул Доонис и запустил руку в волосы Гебы сжав их крепко в кулак, — Да, милая… вижу скучала.

Держась второй рукой за его бедро, Геба начала заглатывать член двигая по нему рукой от основания навстречу своим губам. Член был настолько велик, что ей было тяжело действовать с привычной ей страстью. Доонис уже завёлся и выполняя волю своей возлюбленной, начал жёстко и грубо насаживать её рот на свой член, давая ей возможность на короткие и рваные вдохи. Могучий член под давлением руки Доониса резко проникал в горло и очень грубо вдалбливался в её глотку.

— Да, милая… ты можешь, ты это можешь… ещё глубже, ну-же, — продолжал Доонис действовать дерзко и яростно держа её за волосы. От такого напора на глазах Гебы блеснули слёзы, а губы немели теряя свою чувствительность. Не выдержав такого напора, она схватилась руками за его бедра и оттолкнулась почти задыхаясь. Доонис ослабил хватку и подняв своей рукой член хрипло произнёс:

— Оближи их, как ты умеешь… вбери внутрь каждое… Да… Мм…

И Геба старалась как могла, играя с его большой мошонкой рвано переводя дыхание.

Доонис был терпелив и сдержан в своём желании и он видел какова реакция Гебы на происходящее. Он уткнулся пальцами в ямку под подбородком Гебы и заставил её подняться на ноги и пристально посмотрел ей в глаза.

— Думаю ты погорячилась в своём желании, признай это, милая, — Геба слабо кивнула и протянула руку коснувшись его щеки. Доонис приник губами к её ладони, скользнув второй рукой по её спине вниз и плотно прижался к ней. Запрокинув ей голову немного назад, он прильнул к распухшим губам в нежнейшем поцелуе, одновременно развязывая её пояс и сбрасывая с плеч хитон, который послушно соскользнул к их ногам. Теперь он плотнее вжался в её обнаженное тело, а она обвила его руками повиснув на крепкой шее.


19

Доонис приподнял Гебу за ягодицы и она плавно обвила его бёдра ногами. Медленно приблизившись к алтарю Доон разорвал сладкий поцелуй и с нежностью уложил Гебу на спину. Провёл рукой по её щеке и скользнул по желанному телу оглаживая пальцами шею, плечо и не большую грудь. Наклонился к розовому соску и захватил его в страстный плен своих губ. Геба выгнулась выдав лёгкий стон и шумно глотая воздух, запустила свою руку в волосы Доониса, а второй резко сжала первый попавшийся бутон Холмии.

Вторая рука Доониса скользила вниз по фигуре Гебы, дразня и побуждая к большему желанию. Его пальцы немного задержались на её бедре, огладили ягодицу и продвинулись дальше по внешней стороне ноги остановившись под коленкой. Оторвавшись от груди и покрывая короткими поцелуями её рёбра, живот, внутреннюю часть бедра, Доонис добрался до лона и забросил обе её ноги себе на плечи.

Бог взглянул затуманенным взором на Гебу и видел как она приоткрытыми губами рвано хватала воздух сгорая от нетерпения, её тело вздрагивало и изнывало в ожидании продолжения. Он чуть уловимо улыбнулся и приник к ней, проведя языком вдоль таких же нежных и розовых губ, которых ранее касался в нежном поцелуе.

Её гладкая поверхность и малые губки не скрывающие уже пульсирующий от жажды клитор, дурманили сознание и сводили с ума. И то, как это податливое тело отзывалось на каждое движение его языка, безудержно и рьяно гоняло кровь по его венам. Он не терпеливо сжал пальцы на её бёдрах и дерзко ворвался языком внутрь жаркого входа.

О вселенские небеса, он ощущал этот необычайный вкус её соков и не смог больше сдерживаться, зная что он ещё сюда вернётся Доонис выпрямился и произнёс:

— Желанная… и такая неповторимая…

Доонис обхватил член рукой и ткнулся своей вздутой головкой к её входу немного поигрывая с ним, затем двинулся вверх всё также дразня клитор и надавливая на чувственные точки, при этом жадно двигаясь и заставляя Гебу ещё больше тонуть и течь в ожидании близости. Всё это он проделывал не сводя глаз с Гебы, которая изнывала в томительном ожидании, чувствуя блаженный жар во всём теле и прикусывая нижнюю губу:

— Дооониисс… умоляю… — шептала она.

Он входил в горячее и тугое лоно медленно, глядя на вожделенную мольбу в её глазах сквозь полуопущенные ресницы и наблюдая как она высвобождала вспухшую нижнюю губу облизываясь. Её тело накрывала неумолимая дрожь, он чувствовал это своей рукой, оглаживая её вздрагивающий животик. Только с третьего проникновения он вошёл на всю длину члена в её обильно истекающее соками эластичное лоно, растягивая его изнутри своим слишком большим стволом и Геба захлебнувшись глубоким вздохом вскинув голову резко вскрикнула.

— Тшш… милая… я понял… тшш…

Доонис двигался в ней размеренно и не спеша, чередуя короткие и глубокие проникновения. Окончательно преодолев её внутреннее сопротивление и почувствовав ответные толчки теперь он входил в неё как по маслу, нанизывая её плоть на себя до упора. И Геба полностью отдалась этому долгожданному безумию, вбирая его целиком, после чего набирая обороты его толчки становились яростными и столь беспощадными. Дурея от её ответных действий и того как Геба подмахивала или интуитивно сжимала влагалище в этой страстной гонке, Доонис с остервенелой жадностью подхватил Гебу на руки. Он жёстко зафиксировал бедра прижав её к себе и сгорал от нетерпения разом окунутся в огненный вулкан единого оргазма. Геба вцепилась за шею любимого и задыхаясь в порывах страсти импульсивно сжимала его внутри себя и также горячо прижималась снаружи. Хлопки двух тел… атакующий толчок, ещё один и вот он, тот самый миг ради которого они слились во едино.

Геба первая вскрикнув «Доон…» начала тонуть в фейерверке полученных ярких эмоций. Всего лишь секунды разделили это обоюдное утопие искрометных судорог, разлившееся в обоих телах нереального наслаждения. Он так остро чувствовал как она спускала на его всё ещё окаменевший член, буквально обсасывая его бархатным вакуумом, при этом обжигая его шею своим дыханием.

Геба ослабила дрожащие руки и обняла ладонями лицо любимого, облизав свои пересохшие губы она коснулась его рта коротким поцелуем, выдохнув в него «Доониииссс».

Доонис слыша это и улыбаясь уголком губ прошептал:

— Так лучше… А твоё желание?

— Не нужно было меня слушать…

Поправив непослушный локон у её виска, Доонис ласково покрывал губами её глаза, кончик носа и с блаженной нежностью приник к искусанной губе лизнув её.

Время неумолимо бежало вперёд не давая поблажек влюблённым.

Прихватив в руку свои светлые брюки, рубашку и её хитон, Доонис обнял Гебу за талию и вжав податливое тело в себя прошептал «к озеру, душа моя». Резко оторвался от пола и воспарил с ней в воздух. Они мчали на выход, не теряя ни минуты драгоценного времени, отведённого им. Никто не заметил и не почувствовал порывов сопровождавшего их ветра, когда они проносились мимо взмывая над верхушками деревьев.

Озеро…

Окунувшись в него, прохладная вода ласково оглаживала их разгорячённые тела, пока они вновь придавались сладостным моментам единения тел и душ. Оголодавшие от длительной разлуки и истосковавшись по сладостным ласкам, эта долгожданная близость лишала их усталости и была упоительной и безудержной. Новые ощущения от яркого блаженного апогея оргазмов, ещё и множественных, которые затихали лишь не на долго, чтобы сотрясти тела очередной новой радужной волной наполняя молодые тела счастливейшими мгновениями до предела.

Вестники обоих богов, поддавшись лёгкому хаосу, безмятежно парили меж цветущих кустов, намеренно сбивая бутоны и нежные лепестки на землю, радуясь телесному воссоединению своих хозяев. Двести лет ожидания и безмолвной тишины, для неугомонных существ тяжелейшее испытание. А вот и Вестник Карена присоединился к их безумным лесным игрищам сопровождаемым птичьим перезвоном.

Насладившись желанной близостью (не в полной мере) им всё же пришлось вернуться к реальным событиям, чтобы пресечь безумие служителей Арра и не доводить ситуацию до крайности и неопределенности.

— Время… Карен ждёт, — произнёс Доонис облачая Гебу в хитон, при этом оглаживая её бедра в разрезах. Геба поправила пряжку на плече и с улыбкой на устах подала ему золотистый плетёный пояс. Он с особой нежностью и трепетом повязал его ей на талию и выдал с надеждой:

— Если быстро управимся, у нас ещё останется время…

Геба прильнула к его всё ещё обнаженному телу:

— Останется, мы… постараемся.

— Пора предстать пред чадами и обрушить все силы против явления Арра, окончательно обуздав его желания и защитить этот Мир.

— Пора… — вторила ему Геба.

Одевшись, Доонис обхватил Гебу за талию и коротко коснулся губами её лба. Оторвавшись от земли они оба взмыли в высь в сопровождении трёх Вестников, направляясь в сторону поселения. Вестники ненавязчиво планировали позади, не попадаясь хозяевам на глаза.

***
Как бы Мирта не обнадёживала Маю, та по прежнему была безутешна и время от времени плакала. Вот и сейчас Мая вытерла рукавом слёзы и уже почти не всхлипывала.

Замок по ту сторону щелкнул и через мгновение дверь широко распахнулась, вошёл жрец, об этом говорили его одежды. Обе девушки испуганно переглянулись, Мая вздрогнув всем телом начала вновь всхлипывать, а Мирта собрав остатки смелости вздернула подбородок.

— Что насторожились? Боитесь, это хорошо. Есть чего бояться, — произнёс Орм со звериным оскалом и подошёл к Мае, — Ты, руку дай, — Мая испуганно смотрела на него и не решалась протянуть руку.

— Нет… не надо прошу… — умоляла она ощущая себя жертвой в чужих сильных руках.

Жрец дёрнул на себя её руку и снял оковы. Он безжалостно потянул девушку к алтарю, прижав её к нему спиной и попытался опрокинуть её на спину, но она начала отчаянно брыкаться и сопротивляться. Её выходка была быстро прервана мужскими руками и вот она уже прикована за ноги к алтарю, ослабевшие руки ждала та же участь. Последний щелчок на запястье, страх и ужас в испуганных мокрых глазах Маи и безжалостный довольный оскал на лице жреца.

Видя это бесправие и призывая на помощь богов, прикованная к стене Мирта могла только кричать и ругаться:

— Мерзавец! Тебе не избежать наказания. Они придут и…

Орм подошёл к ней и дерзко схватив её за волосы швырнул словно куклу в стену, от полученного удара о скалистую поверхность Мирта обмякла и сползла на пол. Мая видя боковым зрением, то как он поступил с Миртой не переставала всхлипывать и молиться себе под нос, надеясь на помощь.

— Заткнись! — рыкнул на неё Орм, — Иначе сделаю это сам, заткну тебя на долго.

Он подошёл к ней вновь, в его руках блеснула острая холодная сталь. От предчувствия боли, к горлу Маи подступил ком, тело внутренне сжалось и жуткие судороги дали о себе знать колючей дрожью. Орм оголил её руки до локтя и покрыл не глубокими надрезами запястья. Кровь, выступая из ран мелкими каплями соединялась в тонкие кровавые нити и медленно сползала в выдолбленные на алтаре борозды. Видя как вокруг Маи змеится красная субстанция, вырисовывая иероглифы известные только его чёрной душе, Орм удовлетворенно выдохнул:

— Началось…

20

Как же тяжело находится в изгнании, на краю всеми забытых небес. Ущербных небес, одному. Сотня лет… ещё одна… и ещё… И так день за днём, час за часом в кромешной серости тягучего и едкого воздушного пространства.

Облокотившись локтями о колени и подперев подбородок сплетенными пальцами рук, в очередной раз сижу на каменистой графитовой возвышенности и взираю уставшим взором на это всё, думая о заточении.

Пустынно. Угрюмо и безжизненно, бл@ь. Растительности здесь нет, совсем нет, абсолютно НИЧЕГО.

Через образовавшиеся глубокие разломы земной коры на поверхность лениво выползает раскалённая вулканическая магма, перекатываясь, она поглощает под себя уже остывающие жгуты тёмной жижи. Мелкие чёрные воронки блюющие серой тугой массой и едкие выхлопы газов, поднимающиеся над ними, теперь это всё не так сильно опаляет моё дыхание.

Н…да, я так и не привык за столетия к этому убожеству окружающего меня пространства. Небрежно встаю стряхивая с плеча осевшие пылинки пепла. Делаю глубокий вдох и складываю руки за спиной, теперь направляю взгляд вниз к огнедышащей равнине. Вулканические бомбы и там, бурые потоки лавы медленными змеями умудряются огибать эти скудные воронки. Кроваво-тёмные жилы на чёрной поверхности повторяют годами всё тот же неизменный орнамент.

Небеса закрыты нависшими тучными облаками, не белыми и не серыми, а скорее грязно-бурыми. Здесь нет яркого тёплого солнца, прозрачного безоблачного неба или манящего искрами звёздного.

Давно забыл как выглядит день и ночь, а многочисленные звуки… Какими они были, звуки? Раскаты грома, шум дождя, пение птиц, шелест листвы и шёпот, а голоса? Здесь только хлопки вязкой жижи, шорох лавы и жар как в преисподней…

Сегодня я спокоен, даже очень, но так бывает не всегда… Бывают у меня и другие дни.

И вот чем яростнее я становлюсь, тем жёстче лютует здесь стихия. Градус накаляется и пространство яростно вскипает.

Правда есть здесь одно место с чистым источником воды, да и воздух там значительно прозрачнее и свеж. Берегу это место. Окунувшись в эту блаженную воду привожу своё тело и мысли в порядок, анализирую прошедшие события и о новых грежу.

Одна битва проиграна, но цель осталась прежней и желание не угасло.

Помню, всё помню и приговор вынесенный Богами, после чего приходится ссылку свою бесконечную отбывать.

С самого создания Мира Миров не забыть мне это. Как Боги создали Землю и приблизили красоту её к красоте нашего Верхнего мира. Зачем им это понадобилось? Для чего людям подарок такой преподнесли? Не оценят… И я, Арр, ревностно, по зверски затоптал и исцарапал её всю, не жалея и не щадя сил своих. Следы деяний моих Боги скрыли тогда, придав им вид рек, озёр, вулканов, средь многочисленных гор и возвышенностей. Досталось мне тогда впервые, но терпимо.

Не обошлось без моего вмешательства и при создании Мира Хаоме к которому был приставлен сторож, охраняющий от проникновения духа моего. Но я всё-таки пробрался и туда, подкупив Зелёного стражника учинил «Великую битву Деревьев», облив грязью творение богов. Вот тогда они увидев содеянное, изгнали меня на задворки ущербных небес, а землю и людей "очистили", но не совсем. Не всё им удалось. Осталась она, грязь подлая, внутри некоторых затаилась, в виде зависти и других людских пороков, в душах осела. Были бы они чисты с рождения, но нет, уже рождены были ненасытными. Ждут меня наверное, а я здесь… заперт.

Нет во мне уже прежней горячности, ярости и гнева, которые были присущи ранее. Теперь для меня все иначе, стал более собран и не так вспыльчив. Успел таки оставить на Земле приспешников своих и наблюдаю с раскалённых высот, как они плодятся и вживаются в роли свои, выживая и манипулируя завистью людской, жадностью, желанием преуспеть и дорваться к власти, сея раскол в землях и ослабляя дух людской. Редко, но вижу это сквозь пелену небес и выжидаю.

Не все такие конечно, кто-то и на светлую сторону переходит, есть они. Не большой толчок/стимул и изворотливый червь начинает точить людское сознание. Вот этим и питаюсь, это меня поддерживает, вдохновляет и не даёт опустить руки. Пусть боги всё видят, мир свой не идеальный.

Резкий удар в грудине, лишь миг и отпустило, но мысли мои мгновенно испарились. Насторожился. Запах в носу сменился и привкус железа ощутил на кончике языка. Что это? Что не так?

Легкая земная дрожь волной коснулась ног, приподнимаю бровь и прислушиваюсь всем телом.

Плавно наклоняюсь вперёд, а присев на корточки кладу ладонь на окаменелую бугристую землю. Толчок совсем лёгкий, чуть уловимый и в руку по венам вливается поток сладкой и чистой энергии. Руку не отрываю, закрываю глаза и наслаждаюсь, впитываю эту жизненную силу нутром и вновь этот привкус во рту…

— Привкус Крови! Да чёрт подери, её самой!

Голод ощущаю сущностью своей и желание вспыхивает яркое, жадное, загребущее. Внутри меня всё меняется, чувствую эту разницу, мышцы свинцом наливаются и тело тяжелеет, оседает и на землю заваливается, притяжение неимоверное к поверхности давит. Прибитым к земле себя чувствую, а вот дух/сущность моя вырваться норовит, тесно стало в оболочке неподвижной, прыжок во вне совершить пытается.

Не уже ли призывают меня? Мощная судорога простреливает уже неподвижное тело и Сущность Бога Арра, рьяно вырывается наружу. Метнувшись над телом раз, другой, резко бросается в сторону и разрывая огнедышащее пространство прыгает вниз, преодолевая все реальные и немыслимые границы.

Вырвался. Преодолел. Свет яркий и тёплый оглушает моё сознание.

Вот и оно — голубое бескрайнее небо Миров, с ярким солнцем и белыми, чуть уловимо налитыми влагой облаками. Зажмуриваю лишь на мгновение алые глазницы и продолжаю своё неминуемое и желанное падение вниз, жадно наслаждаясь прохладой небес и ускорением и… зовом девственной крови.

Пикируя всё ниже и ниже улавливаю запахи, звуки, а также вибрацию в воздухе и ещё что-то или кого-то.

— Доониса?!… Чёрт подери! Доонис!

Он там, в Мире Хаоме и не один. Глазницы пламенем и яростью наливаются, зашибу, уничтожу! Отомщу ему, им, каждому, за все сотни лет в изгнании и одиночестве.

Он в выси небесной не один, вижу их и чую, запах мужской терпкий и нежный лёгкий, не только его. Женский.

Сближаюсь и на всех парах врезаюсь в мужчину вышибая из тела крепкого, человеческого, дух Доониса. Внезапность мне на руку, он явно этого не ожидал. Сущность его мигом улетучивается в замешательстве. Он так и не почувствовал моего приближения. Притормозив, жёстко згребаю Богиню руками и прижимаю к себе, это Геба, она несомненно. Только она может так пахнуть невероятным желанием и похотью. Хороша как всегда. Втягиваю носом её запах наполняя легкие, он ввергает мою голову в водоворот легкой эйфории, но привкус крови отрезвляет и перебивает всё и вся. Сейчас мне не до неё, отталкиваю эту похотливую дрянь и уношусь, как изголодавшейся на зов свежей крови.

Подземелье. Моё появление в этих каменных застенках эффектно и ожидаемо. Медленно оглядываюсь, улавливая носом странные забыто-новые запахи и замечаю вибрацию присутствующих здесь тел. Их трое.

Вижу на стенах пентаграммы призыва. А вот и оно, моё блюдо, юная и девственная душа, истекающая кровью, лежит на убогом алтаре. Есть ещё одна девушка прикованая к стене, стоит и с ужасом зрит на меня.

— Яр? — произносит она несмело.

Усмехаюсь и неторопливо подхожу к ней, мне спешить не куда. Обнимаю её одной рукой за талию, в моих движениях нет суеты. Хрупкая и молоденькая. Она напрягается и зажмуривает в страхе глаза. Втягиваю ноздрями её запах, он почти хорош. Столько всего ощущаю после продолжительной огненной спячки. Возрождаюсь. Этот запах необычный, но не мой, не цепляет, не будоражит божественную сущность. Интерес мой девица не вызвала. Срываю с неё тяжёлые оковы и громко бросаю:

— Пошла прочь! — она резко дёргается от слов моих и действий. Шок, её ноги подгибаются, но я встряхиваю её за плечи и толкаю к выходу.

— Живо! — рыкаю чтобы придать ей ускорение.

Она, с тревогой оглядываясь на алтарь бросает недоумённый взгляд на меня и всё же, спотыкаясь на ослабевших ногах уходит прочь.

Теперь я подхожу к мужчине и с пренебрежением произношу:

— Ты меня призвал? Это мне подготовил? — киваю на алтарь и лежащую девушку.

— Да, — чуть слышно выдыхает, — Это… я Орм… жрец изгнанный керейдами…

— Плевать, — жёстко рыкаю на него, — Кто ты там и кем изгнан. Её я вижу, жертва есть, — дерзко указываю на ослабевшую девушку, — Для меня тело ты подготовил? Или я его должен был сам, по дороге сыскать? А? — подхожу к нему впритык и захватив его горло в свои тиски, прожигаю гневным взглядом. Жрец, что-то блеет как тупая овца, слов не разобрать. Вздергиваю на полметра вверх это тучное и не молодое тело, отрывая его от земли.

— Или ты надеялся, что я приму твою безобразную оболочку. Старик? Бога звал! На гнев нарвался! — отшвыриваю его к стене и тяжело выдыхаю, — Не такой приём я ожидал.

Подхожу к почти бездыханной девушке. Сколько ей, 15, 16? С другой стороны алтаря задорно выныривает мой Вестник, с усмешкой хмыкаю на его появление:

— Явился? Ну привет, — он наклоняется над девушкой и делает один оборот вокруг своей оси, замер, его огненные глаза мелко пульсируют, выдавая радость встречи.

Снимаю с ног девушки оковы. Кладу руку ей на щиколотку и иду вдоль лежащего и вздрагивающего тела. Медленно двигаюсь подушечками пальцев по её ноге, завожу руку под платье, касаюсь бедра. Она вся дрожит и мелко поскуливает. Наслаждаюсь её страхом и запахом. Мм… Юная и робкая. Её старик выбрал, не пожалел. А вина за ней есть? Или грех какой? Наклоняю ниже свою голову прищурив взор и руку с бедра убираю.

— Жить будешь, позволю, — произношу поправляя её платье накрывая ноги. Пытаюсь окунутся в самую суть её уставших от боли невинных глаз (зеркало души), глубоко, до печёнки, жизнь её короткую прочесть хочу… Ничего. Чисто там и невинно. Сжимаю пальцами её подбородок, закрывая свои глаза делаю вдох наполняя воздухом грудь до предела. Цветочно-медовый запах. Она как сладкий не сорванный бутон… На выдохе открываю глаза и снимаю с её руки ржавый браслет, слыша характерный щелчок от замка. Она вздрагивает и прикрыв глаза чуть слышно всхлипывает.

— Имя? — шепчу у самого уха, нарочно касаясь губами её волос.

— Мая… — выдаёт дрожащими губами.

— Маяяааа, — повторяю на распев за ней, — Сладкая Маяяааа.

Обхожу изголовье, поправляю ей волосы расчесывая их пальцами и снимаю с неё последний браслет, он лязгая цепью падает на пол. Переступаю через него. Беру её за руки и дую на порезы, запечатывая своим дыханием раны. Кожа смыкается на глазах и от них не остаётся и следа.

Поднимаю дрожащую Маю на руки и направляюсь к выходу. Она слаба и жизнь от неё готова отвернуться.

Вихрь вонзается в подземелье и предо мной встаёт Геба с гордо вздёрнутым подбородком. Видит мою ношу и с вызовом смотрит мне в лицо, преградив выход.

— Долго же ты на помощь собиралась, — парирую ей.

— Не тебе судить меня, Арр. — ну вот, за её спиной появился Вестник Гебы. Хмыкаю, видя за ними своего Вестника, который в предвкушении драки накаляет свой взор.

— С дороги! — бросаю ей, — На эту жизнь тебе наплевать было! Свои интересы в приаритете? А теперь щетинишься? — наблюдаю как под нахрапом моего дерзкого Вестника, эти двое переплетаясь за спиной Гебы в тугой кокон, исчезают с глаз долой.

Вынырнув на поверхность, услышал отдаленный гул людских голосов, Геба была рядом и не сводила с меня взгляда своих нереально изумрудных глаз. Я положил девушку на землю, прислонив её голову к упавшему дереву и хищно улыбнулся Гебе:

— Я здесь, — развожу руки в стороны, — Что будешь делать? Ну? — и резко, в одно мгновение бросаюсь к ней хватая её за горло. Она бьёт меня ладонью в грудь и мощный поток энергии отбрасывает меня на огромное расстояние, но я всё ещё держу её мертвой хваткой… Вместе отлетаем круша в полёте деревья.

21

Шумная и веселая обстановка на этом празднестве жизни радовала глаз Бога Карена. Он наблюдал столько молодых счастливых лиц в поселении Трикет, казалось, что их задор и улыбки сливаясь во едино, окутывали особой энергетикой в этом чистейшем еловом воздухе всех и вся. Думая о том, что в эти минуты Геба находится в объятиях Доониса он предвкушал встречу со своей парой, Богиней Ирис. Эта длительная разлука без неё была невыносима.

Его глубинно-голубой взгляд заволакивало туманностью, веки слегка прикрывались и Карен впал в воспоминания, мысленно покинув праздник.

…Создав многочисленные Миры, боги расслабились и поддались власти чувств, которые они испытывали к своим обретённым и любящим половинкам. Поводом к началу жёстких мер, которые были применены ко всем богам в Верхнем Мире, послужила выходка неуправляемого чернобога Арра.

Старшие Боги излечив миры, но не отмыв их окончательно от той грязи, которую Арр обрушил на них по нашей халатности и юной беспечности, отыгрались не только на нем, но и на нас. Разъединив не просто наши пары, они ещё и наложив запрет на посещение Миров — в своём истинном обличии. Только Вестники-служители каждого из нас, могут беспрепятственно путешествовать. А мы нет, лишь покинув тела, наши Сущности могут перемещаться среди Миров.

Не скрою, что я чертовски рад, что Арру досталось по полной. Его ссылка, на богами забытом краю ущербных небес и с жёстким запретом на перемещение. За весь, ранее отведённый ему срок, он так и не определился со своей парой, а после его выходки, гореть теперь ему одному в неизвестности средь тысячи необузданных вулканов. Чертова его несдержанность и горячность вечно досаждают и не дают никому покоя.

Ирис… моя Ирис. Более двухсот земных лет порознь. Видел мельком её Вестника в Мире Хаоме, теперь жду свою ненаглядную «стрекозу» с нетерпением. Геба и Доонис пребывают в чужих телах, но от этого их встреча не менее сладостна… Надеюсь Ирис меня также почувствует и примет в чужом теле.

Сквозь шум листвы вековых деревьев я словно слышу звуки её стрекозьих крылышек. Моя богиня. Как она там без меня? Богиня радуги, являющаяся после дождя в брызгах воды. Крылатая и единственная вестница Старших Богов. Только ей позволено разносить их поручения, что она и делает с быстротой ветра по земле, в морские глубины и даже в преисподнюю. Это её радуга является тем мостом, который соединяет небо и землю Верхнего Мира, теперь возможно и с другими Мирами.

Что если, после тех тяжелых событий она стала посредником между небожителями и миром людей? Но это всего лишь мои догадки. Увижу её и узнаю, всё выспрошу и то, как она без меня жила, маялась. Скорей бы уже. Безмерно скучаю по ней, по её томному взгляду, нежному журчащему голоску и стрекочущим радужным крыльям. Милая моя «стрекоза». Ирис…

— Да где ж эти двое запропастились?! Сил ждать нет, не уже ли страсть умы им затмила, — очнулся я от раздумий открыв глаза и вскидываю взор к небесам, — Ну наконец-то, — вижу их летящих над лесом, но не долго…

В считанные секунды что-то происходит и Доонис исчезает. Геба суетливо и нервно мечется в выси испаряясь следом. Пара минут и возле меня серым облаком с горящими синими огоньками-глазницами появляется Сущность Доониса.

— Что произошло??? Всё у вас через кавардак! Доон? — понимаем оба, что тело его упущено и другого не будет.

«Арр выбил меня…» услышал я полустон/полушёпот Доониса.

— Я надеялся исправить косяк наш с Арром, а вы подвели… Где Геба? Где Вестники? Куда теперь отправляться на поиски чернобога?

Жрецы находящиеся рядом и наблюдавшие за нами, переглянулись и напряглись узнав, что Арр прибыл в Мир Хаоме.

Сущность Доониса взмыла к небесам указывая направление. И я не теряя ни минуты присоединился к нему:

— Соберите лучших воинов и следопытов, — бросил я жрецам на лету, — И за нами, след Вам в воздухе мелкой дождевой паутинкой оставлю.

В пути к нам присоединились три Вестника.

Жутко нервничаю, как теперь всё исправить? И как всё повернётся? Вестник Ирис, время от времени подмигивая мне в пути своими радужными глазницами пытался не раз вселить в меня надежду. Я лишь слабо улыбался ему в ответ. Внезапно он дернулся в высь и исчез. Возможно Ирис почувствовал этот шельмец? Значит она вот-вот появится, а я её встретить хотел, ощутить хоть на мгновение единение долгожданной встречи, до того как пресечь новые попытки Арра.

Вскоре прибыли на поляну и увидели неподвижно лежащее, ослабевшее тело девушки. Не знаю на сколько я аккуратно встряхнул её за хрупкие плечи, но она приоткрыла глаза и чуть робко улыбнувшись посмотрела на меня.

— Жива… — выдохнул я и наклонившись осмотрел её. Совсем юная, обескровленная, но живучая девочка, восстановить силы мы ей поможем. Вестников и Доониса она не видела, не всем людям это дано. Скоро прибудут жрецы и заберут девушку, а нам Арра отыскать необходимо. Огляделся и вход в шахты заметил, проверить бы их…

***
Мирта судорожно выбиралась на свободу чувствуя дрожь в ногах, шаги её были неумелыми. Она вышла, к порядком заросшей дороге. Возможно это путь от шахты в поселение? Непреодолимый страх от творившегося внутри этих катакомб гнал её за помощью. Мирта не знала как долго Мая сможет ждать помощь и, что с ней сотворит этот сумасшедший старик, пока она в его руках. И Яр? Он ли это?

В висках болезненно стучал пульс, но не смотря на это, Мирта во все глаза неслась вперёд не разбирая дороги. Да и под ноги она ни особо смотрела, поэтому когда в очередной раз она споткнулась и упала ударившись коленкой о какую-то корягу, боли она уже не почувствовала. Поднявшись на ноги она огляделась и через мгновение тяжело выдохнув ощутила чьё то присутствие.

Перед ней парила полупрозрачная сущность с фиалковыми глазницами, которая чуть уловимо пульсировала разноцветными бликами. Странное и неведомое существо. Приведение? Днём? Не дух лесной это уж точно… Сбивчивые мысли беспорядочно роились в её голове и она не сразу осознала, что слышит нежный чужой голос в своей голове.

«Мирта. Милая Мирта. Я Богиня Ирис. Время дорого. Прибывшие в ваш мир боги нуждаются в моей помощи, а я в твоей».

— В моей? — усомнилась Мирта увидев и услышав Богиню?

«Арр, Бог алчности прибыл к вам. Мы должны остановить его. Позволь мне на время воссоединиться с тобой и я буду благодарна тебе за помощь».

— Арр? Тот самый? Но там Мая, я должна помочь ей… — Мирта указала рукой в сторону заброшенной шахты.

«Поможем милая, все вместе поможем и Арра остановим, обязательно. Но время уходит. Мирта».

— Если вы её спасёте, я согласна помочь без каких либо благ…

«Умница моя, а благодарность мы с тобой позже обсудим». Ирис спешно вошла в тело Мирты и взмыла над верхушками деревьев в направлении указанном девушкой.

Подлетая к поляне в сопровождении своего Вестника, Ирис почувствовала тёплый сгусток в груди, который разгорался всё сильнее по мере приближения к этому месту. Тяжело выдыхая жар она увидела Маю и его… своего Карена. Став на твёрдую поверхность Ирис в четыре шага приблизилась к нему. Карен, услышав за спиной шорох травы, привстал и обернулся:

— Ирис…

— Ты? Карен?! — обхватив его за шею обоими руками Ирис повисла на нем. Карен жадно сжал Ирис в своих объятиях, уткнувшись носом в её висок.

— Я ждал тебя… как же я ждал…

Ирис подняла на него глаза и с беспокойством в голосе произнесла:

— Давно он здесь? Многое натворил?

— Нашли только её, — Карен разжал объятия и позволил богине осмотреть девушку. Ирис склонилась над ней и коснувшись ладонью бледной щеки спросила:

— Кто это сделал с тобой?

— Старик, — чуть слышно произнесла та, — А другой, молодой, освободил и вынес меня… — девушка шумно вздохнула и устало закрыла веки.

В лесу послышались голоса и шум издаваемый людьми, которые уже приближались к поляне. Шагнув первым на поляну и увидев Маю, Уран быстро поручил трём мужчинам срочно доставить девушку в поселение. Вилл вызвался помочь и быстро соорудил носилки, нагло взявшись за них, он дал понять, что не отступится от своего решения и поможет доставить девушку в поселение.

Карен, Ирис, жрецы и ещё десяток молодых мужчин направились в шахту.

Минут через двадцать Кад и Тис волокли наружу из подземелья брыкающегося Орма. Агвид (жрец керейдов) не ожидал увидеть в Трикет этого змея, когда-то изгнанного с их земель.

Орм до последнего не хотел признавать своё поражение. Призвав Арра в Мир Хаоме, он рассчитывал на его благосклонность, выторговав себе звание Верховного Жреца и власть над всеми четырьмя поселениями и обязательно молодую жену, а лучше даже две, а то и три, чтобы с помощью наследников укрепить власть свою.

— Он здесь! И начал с Гебы, — плевался Орм словами, — А потом займётся и остальными, — не унимался он.

— Замолчи сумасшедший старик, — пнул его сапогом в задницу один из парней. Орм чуть удержался на ногах и расхохотался во весь голос. Смех был болезненно истеричный, он так и не смог понять о каком теле говорил Арр и, что он сделал не так разгневав того. Остаться ни с чем после того, что он предпринял, не укладывалось в его голове. Его душу разрывали отчаяние от поражения и возможная кара от людей поймавших его…

22

Как бы Вестники не старались противостоять друг другу и чтобы они не вытворяли в лесной чаще, силы их были равны. Неразумное и бесконечное противостояние вёртких духов. Они всего лишь слуги Богов, их проводники и дополнение, но не более того.

Увидев с небес нешуточную «потасовку» своих хозяев, мерцая глазницами Вестники бросились вниз и с беспокойством принялись наблюдать за исходом божественной драки.

Жутко измотавшись Геба поняла, что в одиночку ей не справится с Арром. Пара сотен вырванных с корнями вековых деревьев, вздыбленная земля и глубокие воронки — это то, что оставалось позади них. Нарастающий гвалт переруганных лесных существ оповещал приближение этого сумасшествия. Судя по всему 1/10 часть лесного массива Мира Хаоме была чудовищно вспахана от стычки Гебы и Арра. И хвала Великим, что Арр всё же не применил против неё свойственное ему бушующее пламя, разрывающее мужскую грудь от гнева, думала она. Арр бесспорно был зол, но не настолько чтобы уничтожить одну из Богинь, в добавок чужую пару, поэтому он просто размялся забавляясь этой ситуацией.

— Хватит Арр! — прохрипела Геба, когда он грубо обрушился на неё и подмял под себя, придавив богиню тяжестью своего массивного тела. Арр ехидно прищурил глаз и слегка приподнялся на руки, позволив Гебе сделать один не большой вдох. А вот теперь он огляделся вокруг и заметил, что они оказались вблизи песчаного морского берега, а в дали бесновались волны. Дерзко ударяясь о скалы они отлетали пенными брызгами обратно в пучину.

— Ого… Где это мы? Увлёкся я однако, — теперь он с милой усмешкой смотрел на порядком потрепанную Гебу, — Поговорим?

— О чем? О перемирии? — ещё не восстановив до конца дыхание прохрипела она.

— О том, как невинная истекала кровью, а ты с усладой придавалась ласкам. От тебя на версту прёт сексом, похотливая дрянь, — нет, он не злился, а просто констатировал факты, — Ты допустила это, так кто же из нас хуже.

— Ты пытался уничтожить этот мир, твоё зло масштабнее, — Геба упёрлась ладонями в его грудь отвоёвывая немного личного пространства, но он был недвижим словно скала.

— Теперь будем плеваться обвинениями? — парировал он, — Ваш сторож оказался продажным и… прекрати наконец подомной ёрзать, не заведёшь, — выдал он, вжав её сильнее бёдрами в землю, — Люди не заслуживают тех благ которыми вы их одарили, я так считаю и меня не переубедить. Одни готовы истребить друг друга чтобы возвысить себя, а другие словно дети, которым вы вбили в головы сказки и глупые ритуалы.

— Они сами живут легендами, а вера, поиск мира и любви, это их собственный выбор, как и желание продолжить свой род с определённым человеком. Таких большинство. Тебе этого не понять, твоя правда однобока и ты лишён каких либо чувств.

— Даже так? Тогда предлагаю роль наблюдателей со стороны, но вряд ли я увижу что-то интересное.

— Для этого понадобится время и четкий запрет на любое наше божественное вмешательство. Таков мой вариант и мы должны покинуть эти тела, тем более, что у меня обязательства перед Стешей, в теле которой я нахожусь.

— Ладно, но срок игры ограничим…

— Предлагаю год и это не игра, — выдохнула Геба, — И слезь с меня уже!

— Покинь тело если тебе тяжело. Согласен на год, — Арр потешался над ней и ему доставляло удовольствие наблюдать за трепыхающейся под ним богиней.

— Ты тоже не затягивай и освободи своё, — ответила та и её Сущность вознеслась к небу призвав своего Вестника. Геба не могла поверить в свою удачу: во первых Арр не прикончил её в отместку Старшим богам; во вторых в то, что Арр с такой легкостью согласился на сделку. А что если его слово ничего не значит и он передумает? И почему только боги не присекли его рождение… С этими мыслями Геба уносилась прочь на поиски Доониса, Карена и спасение девушек.

Я провожал взглядом удаляющуюся Гебу и тут же опешил…

— Отвали от меня, — прокричала Стеша влепив мне звучную подщечину.

Это было дерзко, не больно, но обидно до жути.

— Ты что творишь смертная? — возмутился я.

— Хватит меня трахать! Слезь немедленно, Яр! — девушка извивалась и попыталась выползти из-под моего грузного тела.

— Я Арр, узри слепая, — и я показательно сверкнул на неё огненным взором.

— Ещё один извращенец Бог на мою голову! Хватит меня запугивать и пользовать! Слезь с меня! — не унималась та.

Возмущенно раздувая щеки от услышанного и зло играя мимикой на лице я скатился на бок, освободив её.

— Твой рот изрыгает дерзости, неучтивая, — прибывал я в замешательстве от её выходки.

Стеша вскочила на ноги и отряхнув руками хитон выпалила:

— Один бог уже был во мне, следующим не будешь! Ещё раз залезешь в мой рот своим поганым чл… — и она тут же осеклась, — …Божественным стволом и ты услышишь не только мой дерзкий лексикон, но познаешь остроту моих зубов.

— Да ты… нахалка, — я поднялся на ноги и сделал шаг в её направлении, но Стеша успела отскочить и вскинув вперёд руку пригрозила указательным пальцем:

— Не приближайся! Божественный извращенец, — произнесла она и подняла взор к небу. Теперь девушка обратилась к той, которая исчезала из поля зрения, — Ты обещала вернуть меня домой! И мои вещи, верни их! В этом я словно голая, — девушка с вызовом развела руки в стороны и глянула на хитон подтверждая сказанное, — Ну же! Держи слово богиня.

Я рассмеялся во весь рот наблюдая за этой картиной:

— Тебя круто поимели грубиянка. Ты дома, пешком сутки до Трикета. С удовольствием полюбуюсь к кому ты так спешишь?

— Я не из Трикета, прикуси свой длинный язык.

— С каждым твоим плевком всё интереснее, — перед моими глазами замаячил Вестник, подмигивая и кое-что мысленно мне сообщая. Я приподнял одну бровь слушая его.

Через мгновение мы увидели как на песке появились штаны, мужская рубашка и обувь.

— А моё бельё и телефон? — уже тише произнесла Стеша поднимая вещи, — Отвернись, — глянула она на меня и под её ногами появился странный прямоугольный предмет. Подхватив и его она быстро отправилась к воде, — Не ходи за мной, — пробурчала она мне.

— Лишиться такого представления? Ну, уж нет, — произнёс я и потерев рукой подбородок глянул на неё в упор, и отправился следом.

Стеша обернулась:

— Ты серьезно? Заняться нечем, во истину извращенец, — прошипела она.

Я остановился на тёплом прибрежном песке и скрестив руки на груди покачал головой:

— Ты похожа на обозлённого щенка, кусаться ещё не умеешь, только тявкаешь от обиды.

Она промолчала и я наблюдал как девушка умылась в морской воде, не обращая на меня внимания встряхнула воду с рук и начала одеваться. Стоя ко мне полубоком она натягивала на себя синие узкие штаны, при этом странно подпрыгнув подтянула их на голую попку. Я удивлённо хмыкнул. Обернулась на мгновение и сбросив хитон облачилась в рубашку, затолкав её спереди в штаны, затем сидя на песке одела обувь. Развернулась ко мне и приподняв бровку съязвила:

— Всё рассмотрел? — я в ответ покачал головой «нет».

— Ты жульничала, когда отвернулась, — приблизился и хотел схватить её за руку, но она отскочила в сторону, — Хотя со спины тоже ничего, мой член не остался равнодушен глядя на тебя, хамка.

— Он такой же красно-глазый как и ты? — язвила она дальше.

— Не нарывайся смертная. Я не так терпелив как ты думаешь. Вестник сказал ты из другого мира. Которого из них?

— Дошло наконец-то. В двух словах не расскажешь, — ответила Стеша и насторожившись начала отступать назад видя как я сдвинув брови наступаю на неё. Пятясь спиной по рыхлому песку она споткнулась, но я успел подхватить её за предплечье и ухватился второй рукой за плечо. И вот сейчас она застыла увидев в моих глазах яркий огонь. Зависла от взгляда и я наклонившись над ней внимательно считывал с коридоров её глаз неведомую до этого мне информацию.

«Отрывки из её детства, санки, велосипед… Первая поездка в метро, гул в тоннеле её напугал… Школа, она весело скользит попой вниз по перилам… шушукается с девчонками… Выпускной… красивая и счастливая… Восторженно смотрит в круглое окно на облака… Повзрослевшая, кружится в танце не отводя глаз от холёного красавца… А вот она уже бежит от него в белом платье, вся с слезах и соплях не разбирая дороги… Вставляет трубочку с иглой в кисть мужчине, лежащему в белых покоях… Истерит на поляне стоя в костре… Она с мужчиной, в теле которого я нахожусь, они у озера… А теперь Геба в её теле и дорвалась до Доониса…».

Прочёл её и выпрямился, умерив свой пыл/огонь на пару секунд я прикрыл веки анализируя то, что увидел в глазах девчонки. Приподнял Стешу за спину, убрав от неё руки.

— Это было не честно с твоей стороны, — тихо произнесла она, — Это личное и я не позволяю тебе…

— Не тебе решать, что мне позволено, а чего нет, — отрезал ей коротко, — Так к кому ты спешишь в свой мир?

— К родителям, друзьям и… тебе этого не понять.

— С новым женихом вернуться желаешь? — подколол её с издёвкой.

— С одним из ваших дикарей? Нет уж, спасибо.

— Трахал как ты выразилась, тебя только один дикарь или он не так хорош, как бывший «не дикарь», — не унимался я.

— Я в женихах не нуждаюсь. Может к границе доставишь? Ты видел где она, — произнесла она умерив немного свой норов.

— Видел, но я тебе не Пегас из детских книжек и не твоя железная птица. Да и граница закрыта.

— Железная птица, это самолёт, — вздохнула она, — Выходит богиня меня обманула?

— Не то чтобы обманула, но для вас смертных всё иначе. Время придёт и граница откроется, подождать нужно.

— Точно, время, — произнесла она с надеждой в голосе, — Ваш праздник «песни и пляски» закончится и граница возможно откроется. Покажешь путь к поляне на которой они гулянье устроили?

— Пешком сутки, в полёте час или два…

— Но ты говорил, что не летаешь?

Возможно она почувствовала подвох в моих словах.

— А какова моя выгода? У меня здесь свой интерес и планы были… — выдал ей с иронией.

— Ну ты Бог… и у тебя всё есть, даже не знаю, что предложить?

— Мир свой покажешь, если с возвращением всё выгорит.

— Чур, только смотреть и ничего не трогать, — ультиматум мне выставила, не с тем тягается.

— А там есть, что потрогать? — искоса стрельнул на неё глазами. Стеша в ответ закатила свои к небу и торгуясь произнесла:

— Я буду решать, кое-что для тебя может оказаться небезопасным. Вдруг под каток попадёшь? — хихикнула она.

— Под каток?

— Проехали… Ну, соглашаешься?

— За сегодня это моя вторая сделка с женщиной. Что ж за день та-такой, — расплываюсь в улыбке и киваю головой, — Говорю «да». Но учти, меня ты вряд ли проведёшь.

Подошёл к ней ближе и протянул руку, кивнув головой вверх и глядя в небо, намекнул на полёт. Стеша недоверчиво приценивалась к моей руке.

— Да ладно тебе не дрейфь, круглого окна не обещаю, но этот полёт ты точно запомнишь, — Вестник отвлёк её на секунду и я схватив её за руку и поймав хамку другой рукой за талию уже отрывался от земли…

23

После своего долгого заточения и бездействия, я с особым азартом наслаждался стремительностью полёта, потеряв счёт времени и не обращая внимания на менявшуюся подомной картинку. Ещё и близость этой чудаковатой хамки придавала пикантность полёту. Вначале, она с неимоверным любопытством оглядывала горизонты и пространство внизу, бойко вцепившись в меня. Затем притихла, видимо вдоволь насмотревшись красот Мира Хаоме и вжалась своим носом в мою грудь. Забавно было наблюдать за ней, как и за мной наверное, ведь я давненько не мчал так с ветерком.

Не помню как долго это длилось, ушёл в себя и не заметил, как она ослабила руки и обмякла в моих тисках чуть не выскользнув из них. Дёрнувшись, я лишь чудом её подхватил. Чтобы понять, что случилось пришлось спуститься на землю бренную. Как только почувствовал опору под ногами, взглянул на бледную девчонку и встряхнул её за плечи.

Её затуманенный, почти безжизненный взгляд и неустойчивое, инертное состояние тела ввергли меня в тупик.

— Да, что не так с тобой? Гнёшься как камышинка на ветру.

— Замёрзла, — чуть слышно выдохнула она. И тогда я осознал, что в моих руках ледышка. Для пущей убедительности прощупал её всю: шею, плечи, ладони, залез под рубашку. Она была холодной, а под моими пальцами по её коже, будоражащими колючками разносилась мелкая дрожь. Стеша была слаба, она так и норовила осесть мне под ноги. Чёрт. И что теперь? Как её отогреть и где?

Сосредоточился пытаясь прикинуть… А ведь я кажется, не так давно пролетал мимо столпов тёплого пара и это было где-то не далеко… Подхватив девчонку на руки под колени, вновь взмыл ввысь. Минут десять и мы оказались на месте.

До слуха доносился шум беснующихся вод залива. А главное я увидел, что здесь находилось не менее тридцати горячих источников. Все они отличались размером и концентрацией поднимающихся над ними облаков пара. Это место выглядело в разы круче, чем мой водоём на краю ущербных небес. Войдя в эту тёплую туманную нежность, я выбрал не самый глубокий бассейн, выпускающий из своих недр мелкие минеральные пузырьки.

Начал раздевать девчонку, та в свою очередь так замёрзла, что сил на хамство и сопротивление у неё не было. А клубы испарений, исходящие от зеркальной глади уже во всю окутывали нас, маня теплом.

Сбросив с обоих одежду, осторожно держа Стешу на руках опустился в вводу, аккуратно исследуя ногами дно. Прижав спиной к своей груди ношу, принялся растирать её тело ладонями, дав возможность согреться в этой заманчиво-жемчужной воде. Через некоторое время она с облегчением вздохнула и потерлась затылком о мой подбородок. Сдвинул девчонку в сторону и привалил её спиной к гладкому и в меру мелкому берегу водоёма. Растерев ещё немного её плечи, руки и ноги, оставил девушку в покое, пусть отогреется и придёт в себя самостоятельно. А сам отправился на противоположную сторону источника, где выбранный мной водоём оказался значительно глубже. Вот теперь я смог расслабиться и наслаждаться этим чудом природы сам.

Что это были за земли я понятия не имел, но проникся этим местом в считаные минуты. Прикрыв глаза и освободив разум, я ощущал мелкое покалывание от каждого бегущего по моей коже пузырька. Чувствовал и осязал каждой клеточкой, как мелкие крошечные шарики прокатываясь по моему расслабленному телу и щекотя его, всплывали вверх. Глотнув своими лёгкими достаточно воздуха, медленно ушёл под воду скрывшись с головой, достигнув дна я оттолкнулся и также не спеша всплыл на поверхность. Лениво оглядевшись, завёл пальцы в волосы и пригладил их назад, убрав/выдавив из волос излишнюю влагу. Волшебное место и состояние полной отрешённости в котором прибывало тело и разум, действовали на меня чарующе. Внезапно мне захотелось оказаться в своём собственном теле, какого это было бы? Ранее и не подозревал о существовании таких уникальных мест. И чем ещё удивит меня этот Мир?

Открыв в очередной раз глаза, встретился со взглядом Стеши и её спокойным безмятежным выражением лица. Усмехнулся уголком рта и почти не размыкая губ спросил:

— Согрелась? — «не знаю» чуть уловимо пожала она плечом, — Мы не спешим, я уж точно. Грейся, — и я продолжил нежится в этих чудодейственных водах.

Я наслаждался неимоверной магией этого места и вдыхал рассеивающийся тёплый пар, время для меня вновь замедлило свой ход и почти замерло…

Сквозь сонную пелену я почувствовал, как чуть уловимая волна коснулась моей груди и откатилась, затем ещё одна и ещё. Прикосновение тёплой ладони к моему плечу заставило меня вернуться к реальности и я лениво приоткрыл глаза. Рядом находилась Стеша, она с особым умилением рассматривала меня, слегка наклонив голову к своему плечу, при этом протягивая свои пальчики к моей шее и щеке. Накрыв ладошкой мою щеку и прикрыв глаза она прильнула к моему виску и начала ластиться.

— Яр… — томно прошептала она мне на ухо и я замер, чтобы не спугнуть это мгновение:

— Арр… детка, сейчас я Арр.

Осторожно обхватил её за бедра, огладил и развёл ей ноги в стороны, подхватив Стешу выше, прижимая к себе.

Она продолжала опалять меня размеренным дыханием, скользнув своими пальчиками с моей щеки глубоко в волосы. Её близость и желание которое я чувствовал по биению сердец и её влечение на которое даже не смел рассчитывать, подтолкнули меня к решительным действиям.

Я сжал Стешу крепче и вынудил её обхватить мою поясницу ногами чтобы ещё плотнее вжаться в неё бёдрами. Она подчинилась и подразнила меня, потеревшись своей женственностью о мой или «не совсем мой» член.

— Яр… Арр… — всхлипнув, произнесла она теряясь в именах, одновременно сжав мои волосы в кулак, — Что ты… добавил в эту воду? — она слегка наклонилась назад и внимательно посмотрела в мои глаза. В них, место полному штилю уступил голод желания и я уловил отклик в её глубокой зелени глаз.

— Только тебя, — не разрывая контакта «глаза в глаза» произнёс я и притянул девушку к себе, впился в её дрожащие от неги розовые губки. Стеша с готовностью отозвалась на поцелуй, оплетая мой язык своим.

В этом тёплом и бархатном безумии, омывающем наши тела было что-то мистическое и трепетное. С трудом оторвавшись от её пьянящих губ, я позволил нам сделать вдох и приложился к её шее, прикусывая и одновременно зализывая нежную кожу скользил к плечу. С трудом сдерживал внутри себя изголодавшегося за столетия зверя, оружие которого со скоростью удара молнии налилось страстным желанием, готовым вонзиться в её молодую плоть.

Стеша постанывала в моих объятиях ощущая моё стальное орудие у своего лона, потираясь о головку своими набухшими лепестками. Она как маленькая птичка трепыхалась в моих руках, дразня своими коготками кожу на моих лопатках. Не отрываясь от основания её шеи и оглаживая ягодицы я скользнул вниз двумя пальцами вдоль её копчика. Массируя и надавливая, обвёл по кругу маленькое тугое отверстие ануса и завёл в него палец, всего на одну фалангу. Стеша резко напряглась и выпрямив спину выдохнула:

— Нет, — слабо выставив ладонь в мою грудь в защиту, — Не надо, — произнесла, при этом сильно сжав в кулак мои волосы. Глядя на неё я просчитывал ситуацию, не давая разгореться своему пламени и голоду в теле. Она неожиданно скользнула рукой вдоль груди вниз и обхватила мой член. Не сильно, скорее давая понять, чтобы я её услышал.

— Сильнее… сожми, — прохрипел я глубже запуская палец в её анус. Её глаза блеснули, желание и дурман окутавший её до этого испарился, она встрепенулась и метнула злостью, — Ну же, я не отступлюсь, — прикусил ей плечо и моя вторая рука замерла в ожидании на её затылке, как и палец внутри неё, но только не я. Держа девчонку почти за шею жадно пил её рот, в ответ обхватив мой ствол она жёстко провела рукой от головки до основания несколько раз, пока я терзал её губы. Зарычав, глубже впился яростным поцелуем заставив её задыхаться. Она мычала, вырываясь из моих оков и я смилостивился, дав ей глоток свободы, лишь для того чтобы приподняв насадить на свой член, изнывающий от ожидания и голода по женскому телу.

Стеша вскрикнула и яростнее обхватив меня за плечи вонзила все, до единого коготки в меня. Бросив на меня мимолетный взгляд она откинулась на назад, но я прижал её вновь и продолжил двигаться, изучая глубину ее желания, проникая с каждым толчком к её возможному пределу. Пара стонов и угасающий хрип, и Стеша вцепившись в меня начала насаживаться сама, не позволяя достичь свей глубины. И я принял её игру, так и быть… Но прочувствовав телом наступающий острый момент я не позволил ей кончить, поднял её и повернул к себе спиной. «Арр?!», возмутилась она. Направив её руки вперед, надавил на спину, заставив выгнуться и быстро вошёл головкой в анус предчувствуя, что там ещё нехожено. — Арр, нет! Прошу… — всхлипнула девчонка.

- Чшш… — не позволяя ей встать, придержал её спину и вновь вошёл и вышел только головкой, дразня себя и неё. Тяжело выдохнув вошёл таки в неё, не оскорбив её женское начало. На третьем толчке Стеша прогнулась, дав возможность брать её максимально глубоко при этом плотно сжимая мою плоть своим лоном. Наращивая темп и поднимая волны которые расходились кольцами по поверхности, выдавая нашу сумасшедшую спешку, Стеша уже не сдерживала своё нетерпение и эмоции. Слыша её приближающуюся сладкую агонию я зверел, желая вобрать эту силу женского сладострастия и упивался яркими красками не покидая её тугой пульсирующий коридор. Резко поднял девчонку и обхватив оплетая рукой её грудь, я жёстко вдалбливался толчок за толчком, слыша её стон за стоном и сходя с ума от тесного касания наших тел и её рук, вскинутых и терзающих мои волосы. Один поворот её головы и я жадно ловлю её губы. Мой звериный рык нарушая тишину, сливается с её хрипом. Вот он, тот самый миг которого стоило ждать, сдерживая своё алчное пламя разрывающее душу, после стольких лет вынужденного заточения.

Когда пульсация наших тел тонула в недрах общего оргазма, я сжал её грудь сдавив между пальцами сосок. Стеша продолжила свою сладкую агонию одаривая меня радужными эмоциями своего затяжного оргазма, находясь в моих руках, всё ещё не размыкая рук на моей шеё. Мой член, захваченный в её тугой плен, не спешил терять свою силу и покидать тугое уютное лоно….Сколько подходов я сделал к девчонке не знаю, не считал, не мог оторваться и сполна насладиться ею, мы чуть дыша лежали в траве. Но заметив, как она слаба и готова потерять сознание, мне пришлось унять бушующий внутренний огонь и сделать передышку.

Стеша не поднимая головы с моей груди произнесла дрожащим голосом:

— Арр… Как? Зачем мы здесь… оказались? — услышал её голос, после того как мы усмирили наше дыхание. В ожидании ответа, она немного приподняла голову и взглянула так, словно пыталась что-то увидеть в глубинах затихающего пламени моих глаз.

— Слишком высоко и быстро летел и ты замёрзла, — сверкнул я на долю секунды огненными зрачками оглаживая её тело рукой и задержался на бедре, обозначив ей, кто хозяин положения.

— И ты согрел… — выдохнула она устало, — Отличный способ для извращенца, — ответила мягко улыбнувшись уголком губ и только сейчас я заметил ямочку на её щеке.

— Ты первая начала, заметь… Сама коснулась меня, зачем завела…

— Не знаю, что на меня нашло… Ты был в этой дымке так безмятежен и… твои тусклые манящие угольки в глазах… — теперь, уложив Стешу на спину, я провёл рукой по её груди опускаясь к плоскому животику и уткнулся носом в её мокрые волосы. Особая нежность проникла волной глубоко под кожу, задев меня за живое, видя её улыбку со стороны.

— Если хочешь отдохнуть, можешь вздремнуть или…

— Просто полежим, — перебила она меня, — Прошу, иначе я не скоро поднимусь на ноги, — тихо произнесла и запустила свои пальцы в мои волосы, расчёсывая их и зарываясь глубже. Поднимаясь с поцелуями медленно вверх, согласился с ней. Просто лежать… наслаждаясь этим удивительным местом, прижав к себе девчонку из чужого Мира… Почему бы и нет?

24

Пока Стеша спала, я укрыв её рубашкой решил пройтись по-местности думая о том, что могло произойти в моё долгое отсутствие, в Верхнем мире и на Землях Миров.

Интересно, заключив сделку с Гебой хватит ли мне выдержки быть наблюдателем со стороны, не вмешиваясь в текущие события и главное, что я хочу увидеть? И нужно ли мне это?

Мир Стеши увиденный отрывками, необычен и в корне отличается от привычного мне. Любопытство и неуёмный азарт желает коснуться увиденного. Насколько нам реально преодолеть грань разделяющую Миры?

Задумался и тяжело вздохнув я взглянул на свои руки: «Как там моё неподвижное тело на краю небес? Что с ним? В чужом теле не так уж и плохо, но комфортным это состояние всё-таки не назовёшь».

Человека внутри не слышу, но жизнь его увидел и ощущений прожитого коснулся, до встречи с девчонкой и после. Всего пара дней и этот угрюмый мужлан сбит с толку от ситуации в которой оказался. И он не один такой, не считая меня. Ничего, подождёт парень, потерпит, от него не убудет. Успеет ещё повернуть на круги своя, может и спасибо скажет.

После договоренности с одной богиней, какова теперь будет позиция в отношении меня остальных не ясно, значит предстоит это выяснить.

Первый мой день здесь, неумолимо шёл к закату. Это чудное место позволило забыть о времени и пространстве, а возвращаться пора. Я нехотя развернулся и направился обратно к девчонке. Она проснулась и даже оделась, к тому же наблюдаю как мой Вестник трётся рядом с ней и пресмыкается. Приближаюсь и вижу, как она пытается коснуться его рукой что-то бормоча себе под нос, разглядывая и изучая его. Увидев меня она на мгновение стушевалась:

— Где был? — заметив меня Вестник шмыгнул к ней за спину, пафосно взметнув к верху её волосы, а она в ответ отмахнулась рукой отгоняя его.

— Прошёлся пока ты спала. Вижу отдохнула, значит в путь? — «угу» кивнула она в ответ и вновь отогнала Вестника.

— А можно мы мимо поляны пролетим, на которой я… Вдруг Геба не наврала и я смогу вернуться?

— Спешишь свой мир показать? — обидевшись на действия Стеши, Вестник метнулся ко мне и опустился у ног.

— Вернуться домой хочу… Чужая я здесь… В себя прийти хочу после произошедшего и устала… А твой мир или Ваш он ведь тоже где-то существует? Расскажешь? И… вот он, — она указала кивком на мои ноги, — Что он или кто? Я таких в лесу видела, даже слышала некоторых из них?

— Видела и слышала? — удивился я и взглянул на своего, — Вы себя показали? Ей? Серьезно? — Вестник в ответ сделал пару кульбитов и задорно блеснул алыми глазницами. Перевёл взгляд обратно на девчонку, — Наш Мир — это наш. Разговор шёл о твоём, других для тебя не существует, включая этот.

Вопросов в моей голове становилось всё больше. С какой стати девчонке знать о мире Богов и как она смогла преодолеть границу, ещё и увидеть и услышать то, что ей не позволено? Игры Старших? Или равновесие Миров дало сбои? Вестник уютно пристроился у меня на плече и молча выдал: «Она тебе понравилась? Я её для тебя выбрал. Старался угодить», услышав его, мой мысленный посыл был коротким: «Ничего особенного. А с тобой я разберусь позже».

Не сводя с девчонки взгляда произнёс:

— Нам пора. Говоришь через поляну путь держать? Давай через поляну, — ответил и подошёл к ней вплотную. Она несмело обхватила меня руками за пояс и понурив нос тихо спросила:

— Яр будет это… помнить, пока он не он? — промямлила она и я крепко зафиксировав свою руку на её талии взмыл в высь.

— Держись крепче, — строго приказал ей добавив, — Будет как и ты всё, что тебе устроила Геба и Доонис, — она тяжело выдохнула боднув меня в грудь и я понял, что слышать ей это было неприятно.

— Надеюсь это скоро закончиться, — прошептала девчонка сильнее вжимаясь в меня.

— Возможно, но только не для меня… — ответил я прощаясь взглядом с этим полюбившимся мне местом.

До заката было ещё полно времени, поэтому я не спешил отдавать нас воле ветров. Наслаждаясь неспешностью полёта я впитывал вновь забытые запахи, наполняя легкие этой гремучей смесью. Какие бы они не были и от куда бы эти гонимые ветром потоки их не приносили, главное не чувствовать запах и жар ущербных и опалённых небес.

Моя суть — пламя. Но пламя во пламени, жар внутри и снаружи — это перебор даже для меня, не та атмосфера о которой я грежу. Девчонка заёрзала и сильнее уткнулась в меня лбом:

— Скоро уже, — произнёс я и спустился чуть ниже. Здесь воздух был теплее и насыщеннее, да и картинки взгляду лучше читаемы.

Поправив свои волосы другой рукой, я обхватил ею Стешу за плечи, прижав плотнее к себе. Она подняла на меня глаза желая что-то сказать, но промолчала, неугомонный ветер трепал ей волосы и они хаотично развивались переплетаясь локонами. Эта девчонка была хороша, правда мелковата, но мужской взгляд было чем зацепить. Вестник от нас не отставал, а взглянув на него пару раз я заметил, что этот стервец выбрал её сторону. Мельтеша рядом он то и дело непроизвольно и явно охотно касался её плеч, волос и рук, которые она уже переместила обхватив мою шею. А вот встретившись с моим взглядом, Вестник ретировался, прячась в очередной раз за ней. Кому-то явно достанется по прибытии.

Увидев впереди поляну о которой говорила Стеша я спустился на землю немного в стороне, чтобы пройтись и размять ноги после пары часов полёта.

Стеша почувствовав под ногами землю, встрепенулась и огляделась. Убрав руки с моей шеи и поправив одежду, она вымолвила:

— Я знаю эту тропу, поляна в том направлении, — указала она рукой и сделав пару не твёрдых шагов направилась вперёд.

— Ну, пошли раз так, — произнёс я равнодушно и прищурившись дополнил, — Проверим правдивость слов Гебы. Вестник ринулся вперёд, но я его осёк, — Назад, знай своё место, — Стеша явно отнесла мои слова на свой счёт, остановившись, — Это не тебе, шагай, — успокоил я её.

Минут двадцать в пути и мы вышли к месту, куда так рвалась Стеша. Пара неуверенных шагов с её стороны и она замерла. Тишина и ни единого звука. Воздух здесь был свеж и я почувствовал необъяснимое напряжение во всём теле. По моим плечам скользнул холодок и дрожь пронеслась по груди и спине, а Стеша дёрнувшись отступила на шаг назад, оглянувшись на меня.

Граница скрыла от нас её мир. Витиеватые столбы многочисленных полупрозрачных жил, плотной стеной змеились поднимаясь от земли высоко вверх. Эта необъяснимая плетень/изгородь, явно что-то скрывала и только Стеша знала, что было по ту сторону, не я. Она вздохнула и развернулась ко мне:

— Я так надеялась… — глаза её блеснули от влаги и она была готова заплакать, отчаяние читалось в её действиях, понурив свои плечи она вернулась к тропе.

— Без соплей, не терплю этого, — произнёс и подумал о беспечности Гебы — одной она позволила пустить кровь, другой запудрила мозги. И каков ваш следующий шаг, Боги? — Возвращаемся, у тебя будет возможность с ней пообщаться и убедится в твердости её слов.

По мере того как мы продвигались по тропе, лес оживал и наполнялся голосами птиц, звуками и шорохами обитателей этого зелёного пространства переходящего в редколесье.

Вскоре мы вышли к поселению и Стеша заметив, знакомых ей девушек направилась к ним. Не успев проводить её взглядом я был ошеломлён, тем как на мою шею бросилась привлекательная брюнетка:

— Яр?! Где ты пропадал? Я… мы тут волновались… — мой Вестник разрывался в нерешительности, рвануть за Стешей или остаться рядом для того чтобы понять, что происходит и кто это? Ещё одна женщина? О нет, хватит с меня. Хмыкнув, я покинул тело парня и не озираясь направился в сторону пещеры чувствуя там себе подобных. Не интересуясь что произойдёт с этим типом дальше.

Яр сведя брови к переносице, отстранил от себя брюнетку держа её за плечи:

— Что ты здесь делаешь, Дарина? — сказать, что я был в недоумении, ничего не сказать. Я пересёкся взглядом с Клеем, глядя на него с мыслью «Какого чёрта они здесь?». Оттолкнул не раздумывая ни секунды Дарину, оторвав её руки от себя.

— Ты уехал и даже не попрощался, я… я… — но я не слушал, что она там лепетала, а нахмурившись пытался осознать всё, что произошло?

Кукловод покинувший моё тело унёсся прочь, моя Стеша… и всё, что я с ней вытворял или это был не я… «Волчьи проделки сумасшедших Богов, мать их». Сжав кулаки я рыкнул на Дарину:

— Прочь, не до тебя сейчас…

— Яр, — не прекращая цеплялась она за меня. Стеша беседуя с Миртой обнималась так словно они не виделись годы, а почувствовав что-то развернулась и мы замерли глядя друг на друга. Не отрывая от неё взгляда я безуспешно пытался освободиться от навязчивой Дарины. Мирта не долго думая потянула Стешу в глубь скопления народа, где полным ходом шли гулянья.

Зыркнув на Дарину и зло схватив её за оба запястья я негодовал:

— Что тебе не ясно, какое прощание? Я давно тебе дал понять — Ты не моя женщина, оставь и не вешайся на мужика. Клей рядом, давольствуйся им, чтоб тебя… Сидела бы ты в Ийманне, — оттолкнув её через-чур дерзко я направился на поиски Стеши. То, что произошло между нами волновало меня куда больше. И её стремление пересечь границу чтобы покинуть наш мир, заставляло моё сердце рвать грудь каждым своим неистовым ударом на части.

25

Я пробирался через густые кустарники раздвигая ветви и уклоняясь лицом чтобы не исцарапать его. Умышленно обходил тропу чтобы не попасться никому на глаза, нечего лишний раз светиться мне на людях.

Н-да, разозлил меня этот двинутый на всю голову старик Орм. Постоянно что-то темнит и зачем было с ним связываться? Толку никакого, постоянно держит меня в стороне, в неведении, олух древний.

Отвлёкся на выпорхнувшую птицу с права и нога зацепилась за корягу, резко споткнулся и чуть не подвернул ногу. Смачно выругавшись, двинулся дальше. В этот раз всё пошло не так, как-то не так…

Что там в Трикете происходит? Три дня как гуляния идут, а я с этим полоумным в пещерах. И девчонки им запуганы до смерти. Про обряд ничего так и не сказал мне. Лишь бы без крови и смертей. Дед не раз меня предупреждал: «Чтобы ты не задумал, помни — Не навреди жизни, жизнь самое ценное. И грех пред богами не покроешь даже потомками своими». Значит Орм жертву принесёт Арру, «кровь юную и девственную», сбрендивший старик. Да пошёл он, сам пусть… дальше без меня, кровью руки марать я не стану, дудки ему, на крови не замажусь. Стешу заберу и свалим от сюда. Двое пришло и двое вернётся.

Так… Срок уходит, успеть бы за пять дней. Стешу здесь оставлять нельзя, да и никого нельзя из пришедших. Дед всегда предупреждал о том, чтобы равновесие Миров не нарушали. «Каков бы Ведьмак силён не был, а боги управу на него всегда найдут, уясни внук». Боги, их самих ни разу не приходилось видеть ни деду, ни прадеду, да и много кому. Но предки писали в свитках, что были времена и их видели, казали они лик свой людям. Сила в них неимоверная и красОты природы скрыты внутри каждого. И кто-то из них с этой силой не совладал, навредил таки мирам…

Своих наказали, а Арра в ссылку отправили, меня, человечишку уж точно в порошок сотрут, уничтожат как пить дать… Орм меня не замажет, вовремя я ушёл в сторону.

Стеша моя будет, заберу обратно, чтобы мне Орм там не плёл про Арра и его вестника. Даже не знаю, как поступить? Пока не знаю. Может опоить её как ранее, припрятать где-нибудь на пару дней, а потом вместе вернёмся домой. Предстать перед ней спасителем, может покладистее станет. Не думаю, что она с этими одичалыми остаться вздумает…

А Орм пусть сам разгребается, не больно-то он во мне нуждается, как я посмотрю.

Пробираясь сквозь лес, остановился завидев поляну. Всё веселятся, а Стеши не видно и этих, дружков её. Девушки хлопочут, накрывая съестное на столы и остальные кто-чем занят. Ладно пройдусь и гляну на обстановку и, что к чему и чем дышит.

…То, что мне пришлось узнать, прогуливаясь по поселению — вывело меня из себя, и я чуть не сорвался на каком-то подвыпившем идиоте. Сдержался таки, не привлекая внимания этих дикарей. Стеша мутит во всю с каким-то Яром? А теперь ещё в их тела вселились души Богов? Какого чёрта? Явились сюда без телесных оболочек? Боги называется, всесильные, хера-с-два вам, значит не всё-то вы можете. Как появились, так и свалите, вот только для чего явились. Орм Арра призывает, а остальные чё? Прицепом прикатили, блин, как не кстати…

Подошёл к столу, улыбкой очаровательно-злой сверкнул на девчушку какую-то, прихватил себе съестного и отправился в тихое место чтобы перекусить, мысли в порядок привести и стратегию прикинуть. А каша с мясом ничего так, распробовав наяриваю в прикуску с овощами. Перекусил и настроение как-то немного окрылилось. Так, Яр этот из Ийманна, а я прошлый раз (год назад) кого-то от туда окучивал. Да, точно… Дарину. Она мне ещё про любовь втирала свою безответную…

…Выйдя из транса я был удивлён. Такого совпадения я точно не ожидал. Жаль только, что Яр этот упёртый дубина, но может выгорит чего, не зря ж я у деда многому выучился.

***
Ийманн. Они уезжали и я смотрела им в след. Не так я себе это представляла. Яр ни разу не обернулся, даже на родителей своих не посмотрел, не говоря уже обо мне. Его сестра так радовалась их поездке, ещё и с такими же мелкими сверистелками песни исполнили и шумной гурьбой провожали их. И, что теперь? Придётся довольствоваться Клеем? Не могу я так, устала… С каждым днём всё тяжелее выбросить этого упёртого болвана из головы. Засел там на мёртво, не выдрать теперь и не вытрясти от туда. Угрюмый мужлан, баран не пробиваемый, охотник не только за дичью, ранил в самое сердце и отвалил, поминай теперь как звали. «Не обещал ничего» видите ли, мужлан неотёсанный.

Почувствовала руку Клея на своём запястье:

— Не сейчас, — психанула и выдернула руку освобождая её. Ведь знает, что расстроена и почему, всё знает и терпит. Ждёт, что благосклонной к нему стану, вот кому терпения не занимать. Запасной вариант это хорошо, но я хочу Яра, этого упрямого дубину.

С их отъездом в поселении практически ничего не изменилось, жители всё так же хлопотали занимаясь своими обыденными делами.

На вторые сутки сон мне приснился. Яр. Он был так хорош и его эта улыбка, которую я видела всего пару раз, тогда мне показалось, что я для него единственная. Но я ошиблась. И то как он приглаживал рукой свои мокрые жёсткие, не послушные волосы заводя их на зад, стоя по пояс в воде. От этого видения меня обдало горячей волной по всему телу и я проснулась в поту. Дыхание стало частым, тело стало ломить от желания быть с ним. Умел он быть напористым и желанным, держать в руках крепко не причиняя боли и заставляя дрожать, изнывая от желания. Яр так далеко, а меня трясёт словно он только что рядом был, приснится же такое.

А что если он не один вернётся с Трикета? Нет, нет, только не он, такого охмурить никому не выйдет, пять дней это ничто чтобы его заполучить. Этот дуб вернётся один и только один. Пыталась я себя успокоить. Вновь прикрыла глаза, но сердечко ходило ходуном от увиденного и кололо от безответных чувств с его стороны. Но я настойчива в своих желаниях.

Плохо спала и с самого утра отправилась в лес, свежего воздуха глотнуть и беспокойство душевное унять. Пошла почти по ягоды и надо же было такому случиться…

Грэгон привиделся и голос его такой явный. Испугалась и отступила на шаг оглядываясь, ох уж. А он с серьёзным видом в дымке утренней укутанный, тихо молвит мне: «Не на тебя он виды имеет и облизывается. Слышишь меня Дарина? Отплатить тебе за обиду причиненную хочу. Время не теряй, в Трикет отправляйся, рядом с ним будь, тогда вместе парой вернётесь. Иначе… Да не стой столбом, кивни, что слышишь, что поняла меня, Дарина».

Треск и шум падающей ветки в стороне, заставил меня встрепенуться, очнулась я как из небытия и закивала как умалишённая. Перед глазами силуэт Грэгона, лицо его напряжённое и суровое. Враз и исчез лик его в одночасье. И нет никого. Но я то видела его, не померещилось.

Вскружил он мне голову год назад и растворился тогда со словами «Не в моей воле счастливой тебя сделать, не я твой суженный. Оглянись и увидишь того самого, поймёшь кто он. Любовью окружи его и всё получится». Растревожил душу мою девичью тогда, а я любви искала…

Не уж то знак мне духи лесные посылают? Я встрепенулась и глаза вверх подняла. Крона у дуба раскидистая, густая, сила мощная от древа исходит, видать не зря на этом месте всё произошло, видение моё…

Сразу вспомнила сон увиденный. И тот взгляд Яра, полный желания, выходит не ко мне он был обращён. Не уже ли там, в Трикет его обхаживает одна из местных девчонок? Поверить в это не могу, не хочу, душу рвёт на части от одной только мысли, что он там не один.

До самого обеда всё у меня валилось из рук, нервничала не на шутку, даже мать заметила.

— Да, что не так-то Дарина? Спала плохо, аль болит чего?

— Сон видела, что если вещий? Вот и переживаю…

— Тьфу на сон этот, с ночью его отправить надо было в путь дорогу, к землям дальним…

Яр матери моей нравился. Хороший мужик, суровый правда, но сдержанный и молчаливый и то, что не буйный это тоже ей по нраву. Охотник знатный, да и работящий. Вот только мне его к рукам прибрать ни как не выходит. Своенравный больно и постелью его обоять и приворожить не выходит, как бы не старалась. Не то что Клей, вскружила ему голову, думала на время, а он теперь ждёт, что благосклонна к нему стану и пойду за него. А мужикам вида не подаёт, что сохнет по мне, стесняется чувств своих. Вот так до обеда с мыслями тяжелыми и дотянула.

Узнав, что лошадь наша подкована, поспешила с кузни домой, теперь нужно с родителями поговорить, да в путь отправляться, пусть меня благословят. За мужика бороться надо, некогда мне прохлаждаться здесь. Не зря же Грэгон явился мне по милости духов лесных. Странно всё конечно, не уже ль Ведьмака в помощь нашёл? Аль сам чего доброго… Да и ладно, чего уж голову морочить догадками.

26

Мирта обняла и прижала к себе растерянную Стешу, заметив как та странно блуждала взглядом словно искала кого-то. Затем она обернулась и зависла. От Мирты не ускользнуло то как Стеша посмотрела на Яра, стоявшего с веревкой на шее в виде незнакомой девушки и его ответный жёсткий взгляд на Стешу тоже не ускользнул от Мирты. Ясно даже глупьцу, между ними что-то происходит. А эти их взгляды не назовёшь хорошим знаком. Она резко отстранилась и потянула Стешу за собой.

— Мирта, где ты пропадала? Грай и мы все волновались. Что случилось?

— Всякое и не совсем хорошее, — ответила Мирта вздохнув, — Но, я в порядке и с Маей всё хорошо, она уже дома. Не переживай.

Разговаривая, они протискивались сквозь многочисленную шумную компанию молодых людей. Заметив их, к ним подскочил подвыпивший Вилл и закружил Стешу, подхватив её за талию:

— Ещё одна пропажа нашлась, — приподнял он её к небу, оторвав от земли, — Мы уж думали ты домой вернулась и нет тебя.

— Вилл поставь её на землю, быстро! — возмутилась Мирта и Вилл её услышал.

— Скажу нашим, что всё в порядке и почти все в сборе, — не унимался тот.

— Ты был у Маи? — спросила Мирта строго.

— Да, она спит. Её чем-то опоила местная знахарка чтобы она отдыхала. Идём? — подмигнул он девушкам.

— Мы чуть позже, — ответила Стеша.

— Ладно. Подтягивайтесь к статуе, мы там куралесим, — ущипнув Мирту за попку весело произнёс Вилл и скрылся с глаз.

Мирта нахмурила носик от его выходки и взяв за руку Стешу, недовольно покачала головой. Проводив взглядом Вилла, вздохнула и произнесла:

— А тебя где носило? Говорили ты в лес убежала. Нагулялась? Голодная небось? — Мирта внимательно посмотрела на Стешу.

— Угу, — кивнула та. — В лесу гуляла, долго как-то гуляла… И есть хочу, — и обе девушки направились к накрытому снедью столу, — Мирта? Ты, Гебу не видела, ну, или дух её? — поинтересовалась Стеша.

— В пещере они у алтаря и… жрецы вроде там. Нам туда нельзя, Агвид запретил туда соваться.

Видя как Стеша уплетает за обе щеки всё, что я ей положила на тарелку, покачала головой:

— Тебя, что по лесу гоняли, вон аппетит каков, прям зверский, — подперев подбородок руками сижу напротив Стеши и диву даюсь.

— Почти. Скоро праздник ваш закончится? Дней осталось сколько?

— Два. Сегодня последние вечерние молитвы в благодарность богам, состязания и хороводы. Завтра финальный обряд — «Маронирия» танец «Огня». После чего пары обет и клятвы дадут друг другу, те которым «невмоготу», а там и до свадеб не далеко. И на этом всё. А по утру начнут разъезжаться.

— Значит ещё два дня… Подай кувшин, вон тот, — и Стеша указала взглядом на один из них.

— Там вино?! — осекла я её.

— И что? Налей, я выпить хочу.

— Стеша? — я колебалась.

— Мирта, мне б тревогу снять да нервы успокоить, не волнуйся не напьюсь.

— Ладно, тогда сама тебе налью.

Ого, глядела я на неё, как она не отрываясь осушила кубок в который я налила всего навсего половину.

- Так, где ты Стеша, говоришь пропадала?

— Я не говорила, — Стеша продолжала жадно есть, — У меня с Гебой уговор был, что вернёт меня домой, но похоже она меня обманула… Я была у поляны, там всё странно… Мирта, а мои вещи ещё у тебя? А то я в этой рубашке…

— Ешь и сходим ко мне, переоденешься. Так ты и Геба были едины? — Стеша кивнула «угу» и почти закончила есть, — Я и богиня Ирис тоже были… А Бог Карен в Грая вселился. Странно, что боги без своего истинного обличия явились в наш Мир? Никто даже помыслить о таком не мог.

— А Елья где? — Стеша поднялась из-за стола и огляделась, — Идём, Мирта.

— С Тисом где-то пропадает, их теперь не разлучить.

Стеша прошла вперёд и обернулась, подняла на меня глаза и замерла на мгновение, а затем не смело произнесла:

— Я наверное сделала кое-что не так?

— Что…

— Я Арру пообещала показать свой мир в обмен на то, что он меня сюда доставит. Мирта?

— Арру? Богу Арру? Стеша? Да он же — сам дьявол… Как же ты так? Выходит он здесь? Он же зло, тебя не убил, а сюда доставил? Нужно жрецам рассказать.

— Постой Мирта, если здесь и другие боги, то они сами разберутся. Он, он не дьявол, он мне показался не не таким уж плохим, да и с Гебой они уговор заключили. Может зря панику поднимем, это лишнее.

— Ну не знаю, Стеша. Идём, а то Грай меня скоро искать будет, с охоты со своими уже вернуться должен. А с Яром у вас что?

— Не знаю, я… Я домой вернуться хочу. Надеюсь завтра всё закончится. Не хочу пока с ним пересекаться и мелькать среди вас тоже, — Стеша вздохнула и нервно коснулась ладонью моей, переплетая пальцы и немного сжала её.

Уже в доме, Стеша переоделась и сидя на кровати попросила:

— А можно я здесь пока останусь. Не хочу там, со всеми… молитвы ваши и танцы эти… — она смотрела на меня умоляюще, — Как мышка здесь тихо сидеть буду.

— Да, что произошло? Чего ты? — сев рядом я обняла её за плечо. — Одной? Чего сидеть? Там гуляния, когда ещё так повеселимся. Мая уже дома, Орм пойман, с ним потом разберутся… Может боги лик нам покажут, такого лет 300 не бывало. Идём Стеша?

— Даже не знаю. Может к пещере сходим, с Гебой поговорить хочу, — выдала она мне.

— Агвид запретил, Стеша…

— Пожалуйста?

— Ну… Ладно… Пошли, — потянула я её на выход за руку, — А потом на празднование.

В пещеру нас всё-таки жрецы не пустили, сказав, что не велено богов тревожить. Мы ещё немного подождали, переминаясь с ноги на ногу, пока не вышел Уран и не сообщил: «Нет их уже, там что-то произошло».

— Значит соврала… Геба, — произнесла Стеша дрожащим голосом.

— Не надо так, может и не соврала. Стеша, ну-ну, не плачь, — видя как глаза Стеши заблестели, я обняла её на мгновение и потянула от сюда прочь. — Идём.

— Там семья моя, мой дом… А здесь я чужая, ничего своего…

— Прекрати ныть, а я, а Елья. Мы вместе что-нибудь придумаем, не пропадёшь. Да и два дня ещё, ты ж сама сказала.

— Мирта, я… не хочу туда идти… Напьюсь с горя ещё. Отведи меня лучше к себе, прошу.

Тяжело вздохнув, я нехотя согласилась и повела её обратно к себе домой. Не желает развеяться, смурная вся, не буду заставлять её, решила я. За нами шли жрецы четырёх поселений, глава старейшин Трикета Кед и староста Ийманна Кёрн, они бурно обсуждали, что Орма ждёт суд и как с ним поступить и чтобы значило явление богов, в свитках о подобном ничего не сказано…

***
Появившись в пещере вместе со своим Вестником Арр понял, что вся компания в сборе.

— О… Карен, Доонис, Ирис и ты Геба. Соскучились от безделия смотрю и снизошли до Мира людей, — сьязвил он, но сущности богов лишь коротко взглянув в его сторону, проигнорировали появление Арра.

— Теперь да, все в сборе, — грозно прозвучал голос Весеа (Бога управляющего течением Жизни и хранителя душ, с которым рано или поздно приходится встречаться не только богам, но и людям). Только теперь Арр заметил ИХ — «Верховных богов». Они стояли у алтаря, одетые в длинные до пят белые бурнусы-мантии, скрыв от всеобщего взора свои лица под длинными капюшонами.

— Арр, пока ты не сотворил ещё что неразумное, — сущность Бога Арра застыла против своей воли в неподвижности как и другие, ему подобные и Чесл «Бог Времени» продолжил, — Вернуть тебя надобно на край опалённых небес, что скажите Верховные? Прошла не одна минута и Жива, «Богиня света и тьмы» как обычно, не в первый раз вступилась за опального бога:

— Может хватит с него ссылки и пора смягчить наказание. Ну, Гебу чуть потрепал и на диалог с ней пошёл, да и девицу из Мира Иного не обидел, услугу оказал, хотя и сделкой её обязал. Что скажешь ты, Зорг? Твою тему он затронул.

— Затронул, — подал голос Зорг (создатель и управляющий Мирами и переходами меж них), — Слабинку дать ему желаешь Жива? Что ж, могу если одобрите. Отправить могу его с человеком в иной Мир, который увидеть желает, а чтоб властью не соблазнился над ним и зла не учинил, а жизнь увидел, вкусив радости и горести, обходясь лишь помыслами своими и поступками, да и уровень свой духовный до грани испытал, оценил качества присущие своей человечности — предлагаю лишить его Сил. Ваше мнение каким будет? — обратился он к присутствующим.

Весеа медленно снял капюшон своей мантии и показав божественный лик, подошёл к Арру:

— Готов вернуть тебя в телесную оболочку и жизнь человеческую тебе предоставить или предпочтёшь срок отбывать? — Верховные с вниманием ожидали его ответа. Но молвил Чесл:

— Он согласился наблюдать за течением жизней чужих, так пусть поучаствует на равных с людьми, но ответ даст не сейчас. Наказание прервать сегодня? Спешки не потерплю, пусть вернётся в огненную высь, а ответ его позже услышим.

— Согласен, — произнёс Зорг и подошёл к Весеа, также сняв с головы бурнуса покров, — Покинул край небес опалённых без нашего на то разрешения, значит вернуться должен. А мы сами тебя потом призовём и ответ твой примем.

Чесл, Жива и Весеа одобрили предложение Зорга.

— Возвращаемся, и вы, — Весеа обратился к Гебе, Ирис, Доонису и Карен. С вас тоже взыскание будет. Вестники пока при вас, но и с ними разговор отдельный пройдёт, чтоб призрачность свою впредь людям не являли и мысли при себе сдерживали, услужники распоясавшихся. — Уходим, — Зорг повёл правой рукой в воздухе, развернув ладонь к верху и боги в одночасье исчезли из видимости Арра.

После их ухода, Арр почувствовал воронку времени затягивающую его в темный и мрачный коридор. Страх охватил его в мгновение Ока от предвкушения гиены огненной мест его пребывания…

27

Я лежала на кровати уперев блестящий от влаги взгляд в потолок, разглядывая массивные деревянные балки на нём. Выть хотелось от всего происходящего со мной. Я здесь, в какой-то дремучей глуши Мира Хаоме и выбраться не могу. Была надежда на Гебу, но её след простыл как и мои грёзы на спасение.

На улице послышался шорох дождя и звук капель по крыше и окну…

Дождь пошёл и я приподнялась оперевшись на локти и глянула в сторону окна. Увидела яркое солнце и заметила косой мелкий дождь, он кривыми жгутами проливался на землю.

Поднялась с кровати и подошла к окну, распахнув его шире. Свежий и чудной воздух коснулся лица и я сделала глубокий вдох. Зажмурившись лишь на мгновение я вновь распахнула глаза и увидела… Радугу, а над ней ещё одну полупрозрачную. Невероятное чувство… и моей души коснулось что-то хорошее и светлое. У нас в городе такой красоты нет. Наблюдала как дождь перемещался в сторону леса и от яркого солнца капли в траве отражались искорками зеркальных зайчиков. Этот блеск слепил взор. Проводив радугу пока она не исчезла из виду, я вернулась в кровать и зарылась носом в подушки. Тяжёлые мысли вновь одолевали и искорка надежды гасла так и не разгоревшись.

***
Дарина… «лисье отродье» зачем только появилась. И Клей постоянно идёт у неё на поводу, проявил бы характер мужик, но нет. Вот что значит баба с нами сделать может, верёвки вьёт и вокруг пальца обводит. Был Клей мужик, а стал пёс цепной.

Я и сам не лучше. Всего пара дней, а я уже места не нахожу, за Стешей в поисках ноги сбиваю. Мелкая и как тростинка худенькая, а улыбнётся как… и в груди моей тепло растекается, душа радуется. А как прижму к себе да покрепче и того хуже, телом уж оторваться от неё не могу. Как там Арр, назвал её «камышинка», вот-вот, от ветра укрыть её и сберечь хочется. Боги, только б играться нами. А ведь девку ту малую, что с пещеры Арр вынес он не тронул и руки её заживил. А легенды про него такое говорят… Правда всё или ложь, поди разберись теперь.

А вот и Вилл идёт:

— Вилл, ты куда? Где там наши?

— О, ты вернулся, — засмеялся Вилл хмельной улыбкой, — Пошли, проведаем Маю. Пора бы ей проснуться. Её мать Ельи опоила чем-то, чтоб поспала и сил набралась. Идём же.

— А наши?

— Да, что им станет? Елья с Тисом пляшут. Мирта и твоя Стеша есть пошли. А мои парни с охоты уж скоро вернуться должны.

Зашли в дом помощника старосты, а там народу человек десять. Одни за столом в кухне сидят, а другие по лавкам расселись. Оглядываюсь и слышу:

— Это он, батя он, я признала его, — прозвучал девичий голос и все уставились на меня. Растерялся я и не поняв что к чему, отступил к двери.

— Он вынес меня и руки мои лечил, — ко мне подошёл низкий и коренастый мужик, тронув меня за плечо уточнил:

— Этот?

— Да, отец, — я глянул в сторону обеденного стола и увидел ту самую девушку, которую Арр из пещеры выносил.

— Пошли, разговор есть, — произнёс её отец и мы вышли на улицу. К нам присоединился ещё местный жрец Уран и целительница Гала.

Отвечая на их вопросы я нервничал, потому как объясняться пришлось, что я был не я, а бог Арр… Да и рассказчик из меня плохой. Выслушав меня внимательно, Гала подтвердила, что Мая много крови потеряла и была удивлена поступком Арра. Отец меня поблагодарил за спасение дочери, на том мы и разошлись. Я коротко бросил Виллу «Пойду», узнав, что тот решил задержаться. Ушёл на поиски Стеши. Чего приходил сюда? Девчонка в порядке, поправиться, эта Гала её выходит. Только бы Стеша вновь никуда не запропастилась.

По дороге попал под мелкий и тёплый дождик, рубаха немного промокла, да и с волос редкие капли стекали. Встряхнув головой заметил Вахра, идущего в сторону поселения.

— Стешу не видел? — поинтересовался я у того.

— Угомонись, Яр. Девах вот скока, а ты этой чужой проходу не даёшь. Запугал небось, вот носа и не показывает, — ответил он и хотел пройти мимо, но я его задержал, остановив за плечо.

— В жёны взять её хочу, мила она мне.

— Мила, говоришь? Так мила, что прячется от тебя.

— Где она? Говори коли знаешь. Завтра с ней придём на танец «Огня», венок ей сам надену из цветов Холмии, а вечером обряд проведёшь нам, здесь в Трикете.

— О как?! — удивился Вахр, — А она согласится? Спрашивал ты её? Каб хотела, при тебе была бы, рядом. А то вон, Дарина сломя голову припёрлась, а тебя нет. Гляди Яр, девке твоей космы повыдергает, — Вахр нахмурился и прожёг меня таким взглядом, что кулаки невольно сжались, — Не скрою, хотел тебя женить дубину этакую, но чтоб так? Н…да накуролесил ты.

— Говори что знаешь, время идёт.

— У главы старейшин, в его доме она схоронилась. Дочь его сказала. Кед обещал дочери присмотреть за ней и в обиду не давать. Так что учти это.

— Учту, а ты на завтра просьбу мою исполни. Поможешь и я в долгу не останусь.

— Сочтёмся. Ты девку эту не обидь, а то я тебя знаю. Словом добрым бери её, а то скрутишь небось как дичь…

— Хватит, понял я, — перебил я его речь и отправился к дому старейшины Кеда.

Дверь в терем была заперта, поэтому пришлось обойти дом и заглянуть в окна. Раз дверь на замке, значит все на гулянии. Увидел открытое окно и подтянулся к нему вверх:

— Стеша? Ты здесь? — спросил не громко.

На кровати в глубине комнаты кто-то ожил и я заметил её, Стешу.

— Яр? Это ты? — услышал я и подпрыгнув к подоконнику облокотился на руки, поставил на него одно колено и перелез, спрыгнув в комнату.

Стеша сидела на постели обняв свои ноги и подтянув их к груди. Я медленно приблизился присев на край кровати.

— Болит, что? Почему одна и здесь?

— Всё нормально. Я… Не хочу никуда идти. Это ваш праздник, вы и гуляйте.

Я коснулся её руки и хотел наклониться, но она остановила меня:

— Не надо Яр, хватит. Наигрались уже, устала. Всего пара дней, а столько всего произошло…

— Я не уйду и тебя одну не оставлю, слышишь? — и придвинулся к ней ближе. Обнял одной рукой за плечи, а другой обхватил её ноги и прикоснулся губами к макушке.

— Ты мокрый, под дождь попал?

— Это разве дождь? Так, пара капель. Если не хочешь никуда идти здесь останемся, только я рядом долго сидеть не смогу.

— Яр?! — я приподнял её подбородок и уже захватил в плен желанные губы. Она что-то промычала, сначала отталкивая меня, а затем выдохнув мне в рот уцепилась за вырез моей рубашки сцепив свои пальцы. Повалив её на подушки я сбросил рубаху на пол и навис над Стешей:

— Завтра мы с тобой… — но Стеша меня перебивает.

— Не будет завтра, Яр. Та девушка, она к тебе пришла… Любит наверное.

— Не про неё речь, у неё мужчина есть. Пусть с ним ладит, — я задрал ей майку и припал губами к её животу. Расстегнул на ней штаны и касаясь самой кожи шептал:

— Не отпущу тебя никуда, себе оставлю, — поднялся выше и продолжил глядя ей в лицо, — Замуж тебя зову, завтра Вахр нам обряд проведёт. Что скажешь, Стеша?

Она молчала и дрожала подо мной. Не мог понять напугана иль растеряна, молчит и смотрит на меня. Затем покачала в стороны головой и произнесла:

— Зачем ты так? — я не понял её вопроса и замер в недоумении.

— Стеша? Я… замуж тебя зову, что не так? Говори «да» я жду. Или у вас это по другому делают? Скажи как и я…

— Яр прекрати, — она толкнула меня в грудь и я отстранился, почти сел на неё.

— Да что не так? — в моей голове всё смешалось и я был растерян. Вот он я, а она что-то тянет, не договаривает, — Значит замуж за меня не пойдёшь? Чем не хорош? Говори, что не так?

— Какой замуж? Яр очнись, — она попыталась выползти из-под меня, но я её удержал, наклонился над ней и она напряглась отвечая с опаской, — Я домой вернусь, собираюсь вернуться… Не хочу я здесь, пойми, — вот значит как она решила, думает вернуться.

— А получится ли у тебя? Что если нет?

— Я должна… мои родители они будут искать, волноваться… Я одна у них. Понимаешь? Геба мне обещала. А ты с замужем своим. Я не собачонка, которую ты решил оставить себе, я уйти хочу…

Не могу отпустить её и слушать это не могу, правду говорит, а мне больно от слов её. Нутро выворачивают слова ею сказанные. Геба ей обещала? А мне Доонис ответил, что просьбу мою исполнит, если она не перечит чужому желанию. Вот значит как…

— А если не вернёшься, что делать станешь?

— Не знаю, я об этом не думаю.

Не думает она… Склонился к ней и в самые глаза ныряю, что увидеть хочу не понимаю. А они слезится начинают, блестят и моргают чаще, уже и носик насупила… ну… уже и реветь готова.

— Не надо Стеша, тише, не плачь. Всё будет хорошо. Там или здесь, — в груди словно барабаны бить стали, сердце вскачь отправилось. В голове шум и кровь прилила к мозгам. Нервничаю. Касаюсь её губ и успокоить Стешу хочу, себя обнадежить тёплом её губ. Целую и не торопясь рукой оглаживаю её лицо, шею, плечо… грудь аккуратную маленькую, бедро её и завожу руку под попу, жадно сжимая. Стеша выдыхает мне со стоном в губы и я не могу сдержаться:

— Хочу тебя, снова, — выдаю ей хриплым голосом и стягиваю судорожно с неё штаны.

— Яр? — Стеша пытается унять моё желание, хватая меня за руки, но все её действия бесполезны.

Задираю вверх майку и припадаю к её груди, и Стеша выдаёт первый стон хватая меня за плечи. Как безумец ласкаю её с мыслью, что она хочет уйти, уйти от меня, сбежать и оставить одного. Жадно припадаю губами ко всему её телу и суетливо спускаясь всё ниже и ниже… Развожу руками её бёдра и впиваюсь в нежную плоть. Стеша выгибается и выдаёт стон за стоном, произнося моё имя и всё её тело как и она сама в моей полной власти. Оно отзывается, дрожит и она течёт, я чувствую это. Чувствую, как она хочет большего и готова принять меня, но я хочу чтобы она кончила именно так, только от моих ласк. И это происходит, Стеша непроизвольно приподнимает голову отрывая её от подушек, выгибается и вскрикивает не сдерживая себя. Дрожит, бьётся в мелкой сладкой агонии и начинает задыхаться от нахлынувшего яркого безумия. Поднимаюсь вдоль её тела. Целуя в живот пробираюсь выше и ловлю блаженные вибрации её тела. Настигаю её губы и она хватается за этот поцелуй прикусывая мою нижнюю губу…

Пока она успокаивается, я быстро сбрасываю с себя оставшуюся одежду и оголяю её.

— Ляг на живот, — задыхаюсь в нетерпении от желания и переворачиваю её. Подкладываю под её бёдра подушку и оглаживаю миниатюрную попку. Стеша тяжело дышит и пытается завести руку вверх, чтобы коснуться моей щеки. Дышу ей в затылок нетерпеливо и берусь рукой за член, дразню её щель надавливая головкой и найдя вход толкаюсь в Стешу. Она пискнула как зверёк и сжав руками подушку уперлась в неё, при этом выгнув спину и подставив себя удобнее моему члену. И я не смог промолчать вколачиваясь в неё:

— Вот так ждать меня будешь в постели, мокрая вся, слышишь? — хриплю ей на ухо, — Петь подо мной и биться руками как крыльями, вжатая мною в кровать. Птичка моя сладкая, не отпущу никуда, слышишь? — продолжал толкаться в Стешу, под звуки мелкого дождя и наши придыхания.

Резкий глубокий толчок и она вскрикнула уткнувшись носом в подушку сжалась внутри и я замер.

— Не сдержался. Налетел на тебя. Больше никогда не обижу, — тихо произнёс, — Всё для тебя сделаю и губ твоих не оскверню, без воли твоей не трону, слышишь меня Стеша, — она сама двинулась подо мной раз и ещё раз и я с жадностью ускорился. Миг и я, мы, достигли конца, дрожь пробила оба тела и только дыхание напоминало о том, что мы делали. Обильно спустил в неё, так словно девок год у меня не было. Знал это с самого начала как лёг на неё, как задумал так и сделал.

Целую её плечи, шею и оглаживаю спину, попку. Поправил ей волосы заведя их назад и целую в ушко, в щёку, в носик. Потом откидываюсь на бок, переворачиваю Стешу и укладываю к себе лицом. Смотрю на неё, смотрю…

Лежим на боку и я плотно держу свою Стешу, обхватив её жадно, как добычу за которой долго гоняться пришлось и выпускать не хочу. Рисуя кончиком носа по её лбу и касаясь его губами шепчу:

— Избу нам построю большую, светлую, чтобы детишкам было где бегать в смурные зимние вечера. Много детей желаю, Стеша. Охоте их научу, а дочерей лелеять буду, как тебя к сердцу прижимать и любить. Не уходи… Ийманн тебе понравится, всё сделаю для тебя… Вот только богам по морде дать не могу, а руки чешутся. Стеша?… Не молчи.

Она уткнулась носом в мою грудь и начала тихонько всхлипывать. Немного отстранился и взглянул на неё:

— Стеша?

— Ничего не говори и не обещай, пожалуйста… — произнесла дрожащим голосом. Вот так и лежали в тишине, сколько не помню, она тихонько вздыхала, а я запустив в её волосы руку успокаивал её. Хотел услышать короткое и желанное «да», но она его так и не произнесла. За окном стало смеркаться и я оглаживая Стешу поцеловал её, долго и смакуя, не удержался. А затем предложил выйти на улицу, прогуляться, с Миртой и Ельей увидеться. Стеша шумно выдохнула и согласилась. Начали одеваться и я не удержавшись вновь осыпал её шею и плечи поцелуями, задержавшись дольше на губах. Оделся быстрее и улыбнувшись, сам помог ей одеть кроссовки. Выпрыгнув в окно, аккуратно поймал Стешу и опустил её на землю. Сегодня уже праздновали четвёртый день Духов дня.

28

Мы шли и Яр всю дорогу не выпускал мою руку из своей, время от времени бросая на меня угрюмый взгляд.

Вечернее солнце ещё не коснулось верхушек деревьев, но предвкушение красивого заката меня будоражило и притягивало мой взгляд к лесу. Два дня, оставалось два дня.

Я робко улыбнулась Яру, ответив на его очередной взгляд и он отпустив мою ладонь обнял меня за плечо. Между моих ног было влажно и я шагала испытывая дискомфорт. За эти дни это не первый случай, когда он оставляет во мне… Чёрт, что если? От этих мыслей меня стало потряхивать, Яр вновь взглянул на меня и в этот раз улыбнулся уголком рта. Он что читает мои мысли, ужаснулась я.

По мере того как мы приближались к поляне, людской гул, смех и песнопения становились громче. Мы прошли мимо компании в которой была та самая девушка из поселения Яра и я почувствовала как он сильнее сдавил моё плечо.

— Идём туда, видишь где Тис? — Яр вновь взял меня за руку и потянул за собой, прокладывая нам дорогу. Услышав позади «Воровка», брошенное нам в спину я не сомневалась в том кто и кому это адресовал. Тяжело вздохнув я следовала за Яром.

— Яааар?! — услышали мы со стороны и повернули в право, — Где вы всё шляетесь, пропустите всё, — Кад улыбался во все свои 32 зуба, — Наши у статуи, а позже собираемся смыться в лес, от этих песнопений подальше. Жрицы уже вскружили этой ахинеей голову похлеще эля, — Кад в шутку щёлкнул меня поносу и Яр свёл брови, насупившись на мгновение.

У статуи Гебы действительно были все наши, Елья увидев меня подскачила ко мне пританцовывая как стрекоза:

— Стеша?! А платье? Давай хоть венок тебе оденем, — она обернулась к одной из девушек и хотела… но Яр её остановил.

— Не надо, завтра у неё будет венок из цветов Холмии.

— Что? Из… — спросила Елья и все как-то странно на нас посмотрели. Кад хлопнул Яра по плечу и рассмеялся:

— Ну дуб! Ну удивил! Видать спешишь, — Кад наклонился ко мне и подмигнув выдал, — Поздравляю мелкая, — а теперь сказал громко, для всех, — Значит сегодня пьём эль за Ийманн и сыновей его, улов видать у них хорош в этот год, — я удивлённо смотрела переводя взгляд то на Яра, то на Елью, Грая, а рядом все находящиеся ликовали что-то выкрикивая. Смогла разобрать лишь знакомое — танец «Огня».

Я стояла вжатая спиной в тело Яра и смотрела вперёд сквозь толпу, прямо на статую Гебы и думала о том, что боги не могут быть лжецами. Они многое могут иначе… веры им не будет. В это мгновение Яр прошептал:

— Иди к ним, — и легонько подтолкнул меня к Елье, и та уже поволокла меня вперёд. Поравнявшись с Миртой, меня потянули в общий задорный хоровод девушек. Вот же чума подумала я, но Елья хихикнула:

— Ты справишься, Стеша, — и мы вписались в живую цепь и припустились танцевать у статуи. Мужчины по особому хлопали в ладоши, звуки барабанов задавали ритм и меня странным образом окутала какая-то феерия этого древнего, дикого, языческого действа. Солнце садилось всё ниже, темноту на поляне разрезали многочисленные отблески костров — кругом было весело, шумно и не забываемо.

А вот далее, Яр не выпускал меня из своих рук. К нам подошла девушка, в её руках был кувшин и деревянные кружки:

— Кому эль? — спросила она и Вилл не долго думая потянулся за выпивкой.

— Может чуть-чуть? Если хочешь? — обратился ко мне Яр, «нет» покачала я головой.

В поле зрения появился Агвид, он поднял в верх руки, привлекая к себе внимание, успокаивая всех. Мы расступились образовав круг и жрец начал свою речь переходящую в легенду. Яр обхватил меня за талию прижав плотнее к себе и я накрыла его руки своими. Его тёплая грудь и размеренное дыхание в моих волосах успокаивали.

— … Духи-хозяева земель и лесов наших всегда на страже стоят, не теряя изведу нас и род Недобрых контролируют, пока те злобу к людям не проявят, вот тогда они непременно наказывают виновных, — Агвид вновь вознёс руки к небесам и продолжил, — Благодаря помощи Богов мир и порядок восстановлен уж 300 лет как и сохранить его не только во власти жителей Небес и духов, но и нашей с вами. Не менее могущественный Арр «Вор Мира», повержен был и сослан в те времена далёкие, летописью нам переданные. Да прибудет с нами милость Богов, во все года и времена, — он повернулся к статуе Гебы и поклонился ей в пояс. А затем развернулся…

Мне казалось, что словам Агвида конца и края не будет. Кад не выдержав этой тягомотины улучил миг короткой передышки в словах жреца и громко крикнул:

— Да прибудет отрадный хмель желанного празднования и блаженные волны любви накроют прибывших на великое торжество и в пятый день «Духов дня» одарит нас парой, — молодёжь поддержала его слова возгласами и криками «Да прибудет! И Отпустим жреца».

— Ну что ж, — вздохнул жрец, — Пусть теперь Луна полна и ярка, окружённая звёздной пылью станет свидетелем ночи последней празднества и вознаградит Вас чувствами светлыми и подарит сердцам Вашим любвь. И оградит от одиночества души юные и трепетные. Не буду мешать Вам, — Агвид улыбнулся чистой блаженной улыбкой и отправился прочь с поляны.

— Ну, что? Скроемся в лесу, я уж и место приметил, — произнёс Кад и кивнул вопросительно обведя всех взглядом, — Да ладно вам?! Ну же, выпьем эля и страшилки послушаем про Арра или…

— Пошли. Я уж и бревна подготовил с кострищем, — Вилл хлопнул Грая по плечу и мы все отправились в лес.

Яр шепнул мне на ухо:

— Если не хочешь? — но я кивнула и согласилась пойти.

На поляне уже кто-то разжигал костёр, мы разместились усевшись на большие брёвна и Яр накрыл мои плечи вязанным пледом, который лежал рядом. Возле наших ног кто-то поставил кувшин и кубки, штук шесть или больше я не считала.

Мы сидели у костра и слушали легенды про богиню радуги Ирис, про Живу — Верховную богиню света и тьмы, дня светоносного и ночи звёздной. Не скрою, мне было интересно и я слушала как ребёнок попавший в сказку, представляя это в своём воображении.

— Может напиток калины кому дать, тёплый? — услышали мы за спиной и нам протянули кубок.

— Будешь? — спросил Яр и я согласившись кивнула. Он подал мне кубок.

Вот так мы, человек двадцать сидели слушая сказки на ночь.

И вдруг со стороны прозвучал вопрос:

— А это правда что среди нас есть чужая, с Иного мира? — и я напряглась от неожиданности. Яр поцеловал меня в висок и прошептал «всё хорошо» и ответил им:

— Есть и ничем она не отличается от нас. Но миры и вправду разные.

— Это она? Рядом. — я кивнула, — А легенды или поверья в вашем мире есть какие? Расскажешь?

Я задумалась. Все смотрели на меня и я понимала что они с любопытством ждут и отмолчаться не выйдет. Пауза затянулась, один парень подошёл ближе к костру и поправляя в нем дрова, повернул голову в мою сторону. Они ждали. И я произнесла тихо:

— Есть одна, я прочту…

— Только погромче, — попросили они меня. И я начала.

— Это Шотландская баллада, из Роберта Стивенсона, мы её в школе учили:


«Из вереска напиток
Забыт давным-давно.
А был он слаще мёда,
Пьянее, чем вино.
В котлах его варили
И пили всей семьёй
Малютки-медовары
В пещерах под землёй.
Пришёл король шотландский,
Безжалостный к врагам,
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.
На вересковом поле,
На поле боевом
Лежал живой на мёртвом
И мёртвый — на живом.

Ко мне приблизилось пару ребят и присели напротив на корточки, внимательно и пристально глядя в упор. Я немного смутилась, но продолжила.


…Лето в стране настало,
Вереск опять цветёт,
Но некому готовить Вересковый мёд.
В своих могилках тесных,
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.
Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой наравне.

И вот здесь я замолчала, забыла, глянула растерянно на Яра и «не помню» прошептала, он крепче обнял меня и поцеловал в висок. И справа от нас прозвучал твёрдый мужской голос:


…Король глядит угрюмо:
«Опять в краю моём
Цветёт медвяный вереск,
А мёда мы не пьём!»
Но вот его вассалы
Приметили двоих
Последних медоваров,
Оставшихся в живых…

Я смотрела на парня и не могла поверить своим глазам, на последних строчках он уже стоял рядом мысленно вызывая меня на поединок. И я продолжила:


…Вышли они из-под камня,
 Щурясь на белый свет, 
— Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.
К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но ни один из пленных
Слова не произнёс…

Это был Гриня. Он смотрел на меня в упор и продолжил:


…Сидел король шотландский,
Не шевелясь, в седле.
 А маленькие люди
Стояли на земле.
Гневно король промолвил:
«Пытка обоих ждёт, Если не скажете, черти,
Как вы готовили мёд!

Он сделал паузу и я продолжила:


…Сын и отец молчали,
 Стоя у края скалы.
Вереск звенел над ними,
 В море катились валы.
И вдруг голосок раздался:
«Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь!

Теперь снова Гриня:


Старость боится смерти.
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну!»
— Карлик сказал королю.
Голос его воробьиный
Резко и чётко звучал:
«Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал!
Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему нипочём…
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нём.
Пускай его крепко свяжут
И бросят в пучину вод —
А я научу шотландцев
Готовить старинный мёд!..
Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.

Гриня умолк, давая мне слово, но я зависла и кто-то нетерпеливо попросил «А дальше?» и я продолжила:


…Волны над ним сомкнулись.
Замер последний крик…
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик:
— Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды.
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.
А мне костёр не страшен.
Пускай со мной умрёт
«Моя святая тайна —
Мой вересковый мёд!»

Последние строки мы произнесли вместе с ним. Читая до конца я не сводила взгляда с него, как и он с меня. Как и откуда он взялся? Моё дыхание сбилось, в голове зашумело и взгляд заволокло туманом, на миг я крепко сжала руку Яра. Открыв рот я хотела произнести «Гриня?», но он приложил палец к своим губам «Тсс» и отступил назад, а я внезапно почувствовав слабость уже теряя сознание завалилась на бок, на Яра.

Очнулась от того, что мне обтирают влажной тканью: щёки, шею и тихонько дуют в лицо.

— Стешаааа? — услышала я голос Мирты, — Ты как?

29

Я слабо приоткрыла глаза, картинка была смазана, резкости не было. Вопрос Мирты доносился странным тихим гулом, словно через тунель. Со слухом тоже не всё хорошо? Я вновь закрыла глаза и повернув в сторону тяжелую голову затихла. Вряд ли у меня есть силы подняться, да и голова магнитом в подушку вдавлена. Почему со мной опять всё не так…

— Что с ней? — прозвучал голос Ельи, она глядела в недоумении на свою мать, целительницу Галу.

— Опоили, но чем? Рвоты нет — уже хорошо. Слабость и вялость, это не страшно. Пусть отдыхает.

Мирта коснулась своей ладошкой моей щеки.

— Болит что? Стеша? — спросила она. Я в ответ качнула головой и опять забылась, провалилась в бездну темную и глубокую.

Пробуждение было странным, шумный выдох и внутренний испуг и я почувствовала себя жутко возбуждённой.

Моё дыхание было глубоким, грудная клетка вздымалась от каждого глубокого вдоха-выдоха, при этом низ живота необычно крутило ярким нарастающим желанием.

Резкий жар, будоражащей до мурашек волной растекался по всему телу и я неловко передернулась. Да что же это? Чёрт?!

Я поднялась и села в кровати всё ещё тяжело дыша и огляделась. Одна.

В окно пробивался слабый свет, значит занимался рассвет. Предрассветное солнце было красным и робко, словно с любопытством заглядывало сквозь занавески в комнату. Меня снова скрутило сладкое возбуждение и я интуитивно сжала ноги одновременно напрягая живот. Меня точно опоили, мать Ельи права, такое со мной впервые. Руки не произвольно потянулись и огладили низ живота. Ну вот, тело моё изнывает, но голова всё ещё при мне. Так… Вспомнила как сидела у костра, потом провал, а теперь я здесь, в чужом доме.

Дверь приоткрылась и я повернула голову в её направлении. В комнату тихонько вошёл Яр. Увидев его я интуитивно облизнулась. Да что же такое? Но вовремя прикусила нижнюю губу чтобы не выдать себя.

— Стеша… Мы волновались, — Яр подошёл и сел рядом. Я как голодная смотрела на него и не могла унять лютую жажду и подавить внутренний жар. Его губы и эта сексуальная улыбка, которая коснулась их, отозвалась в моем теле вибрацией. И я, будучи без лифчика почувствовала как мои соски напряглись. Невольно потянулась ладонью к его лицу и коснувшись произнесла:

— Колючий, — выдохнула и вновь прикусила нижнюю губу, выдав себя ещё и дрожью в руке, вполне осознавая, что теряю контроль, — Яр я… хочу, — и я потянулась к нему за поцелуем, держа его лицо обеими ладошками.

Яр немного уклонился и вопросительно вскинув бровь пристально взглянул на меня.

— Стеша?! — он был озадачен, грубо запустив руку мне в волосы и схватив меня за затылок не отрывая взгляда. Меня это ещё больше завело и я не сдерживаясь облизнула губы, одновременно скользя своей рукой по его ноге направляясь прямиком к паху. Яр резко перехватил мою руку и сжал.

— Пожалуйста, — прошептала я, — Яр, прошу. Ни о чем другом не могу думать. Ты рядом… и ты… — он сильнее сжал мои волосы в кулак, но боль меня не пугала и он замер. Я видела как моё поведение вогнало его в ступор. Он зло поднялся с постели и направился к двери. Был слышен щелчок задвижки и он быстро вернулся к кровати.

Схватив за плечи, Яр вздёрнул меня вверх.

— Тебя чем-то опоили и ты не в себе. Понимаешь? — я глупо улыбнулась и согласно кивнула, — Стеша… — произнёс он на выдохе.

— Вот и успокой… Яр, — стоя на кровати на коленях я не терпеливо взялась руками за пояс его брюк, но он перехватил меня за запястья и резко крутанув, завалил на подушки.

— Сейчас ты замрёшь и успокоишься, слышишь?

— Нет, — всхлипнула я и непроизвольно выгнулась, — Яр…

Яр лёг рядом набок, обхватив меня жёстко руками прижал к себе, ещё и ногу забросив на меня. Я вжалась в него и ёрзала, просунув глубже свою ногу между его бедром вжалась в пах. Пыталась выклянчить немного ласки у этого мужлана, которого ранее побаивалась. Яр сдерживал меня, себя, но его тело выдавало обратное и член увеличиваясь в размерах охотно отзывался на меня. Я чувствовала его возбуждение и меня это ещё больше распаляло. Я подняла на него глаза и мы замерли скрестившись взглядами. Я смотрела с надеждой, смешав во взгляде голод секса, мольбу и нежность… Изнывая от желания я текла и горела ярким пламенем изнутри. Как же я хотела его, а может и любого кто бы не оказался сейчас рядом. Моё животное нетерпение уже давно подавило остатки разума.

— Ты так смотришь и я уже не могу сдержаться, мне тяжело… — Яр ослабил хватку и коснулся моих губ.

Всё!!! Он сдался. Ждала этого и получила. Влипла всем телом в него и страстно припала в поцелуе переплетая наши языки.

— Мм… Мм, — выдавала я и уже не владела собой, тело само начало игру нетерпеливо срывая с Яра рубаху. Я тяжело дышала и спешила, словно у нас нет времени или оно ограничено. Яр помог себе и мне освободиться от одежды и навис надо мной. Внимательно всматриваясь и прерывисто дыша, он видел, всё видел, как я изнываю покусывая и облизывая свои губы. Обхватив одной рукой Яра за шею я пыталась привлечь его к себе. Другой вновь потянулась к его губам, а затем проникла двумя пальцами ему в рот и выдала очередной стон после того как он их слегка прикусил. Он не сдержался и грубо толкнулся в меня, очень грубо и я вскрикнув выгнулась поджав губы и приподняв подбородок. От второго и третьего жёсткого толчка я уже плыла «Да… Яр…». В этот раз не было ни каких ласк и поцелуев. Всё произошло быстро, жёстко и не истово.

Кончив, мы не разрывали наших тел. Я лежала под ним и смело смотрела на него всё ещё с трудом восстанавливая дыхание. При этом не испытывая ни грамма смущения.

Как же он красив, мужественные черты лица, суровость во взгляде, широкие дуги бровей и глаза — синие, глубокие… Что в эти минуты видел он я не знаю. Когда он улыбнулся я провела ладонью по его щеке:

— Колючий, неотесанный мужлан и такой красивый, — произнесла я и притянула его голову к себе, коснувшись его губ. Яр склонился и поцелуй вышел томным и нежным, в разрез грубому только-что пережитому сексу.

— Стеша… — Яр покинул мои губы чтобы осыпать мою шею и плечи ласковыми прикосновениями. Но в конце он всё-таки прикусил мою кожу на плече, явно наказывая. Я заерзала под ним и он сильнее вдавил меня в кровать, — Пойдёшь за меня? — произнёс он целуя меня в ушко.

— А без замуж, можно? — спросила я и игриво улыбнулась.

- Нет, — твёрдо ответил он, — Только замуж, — шумно выдохнув произнёс он, — Страшно подумать, что произойдёт если ты сейчас покинешь эту комнату. Ты такая…

— А кто сказал, что я собираюсь от сюда выходить? Яр… — я вновь облизнулась и царапнула его своими коготками по груди. Яр только рыкнул в ответ и вновь впился в мой рот. В этот раз обошлось без нежностей.

— Замуж, иначе я тебя… Да что ж такое… — Яр быстро перевернул меня и дернул на себя поставив на четвереньки. Я выгнулась дрожа от предвкушения. Яр стал осыпать поцелуями мою спину, жёстко фиксируя меня за бёдра. Его пальцы вдавливались в бедра, а я выдавала стон за стоном потираясь попой о его стальной член.

— Яр… ещё, — хрипела я от нетерпения, — Не тяни…. — и он вошёл, насадил на себя одним жестким толчком. Легче добычи для мужчины и желать нельзя. Этот раз был таким же жёстким и грубым. Восстановив дыхание мы всё ещё лежали в постели. Я взгромоздилась на Яра и вела себя как благодарный питомец. Ластилась, осыпая его шею урчанием, дразня его кожу губами и кончиком языка. Яр держал меня за загривок периодически оттягивая от своей шеи.

— Сверну этому ублюдку голову, — выдал он почти сдерживая свои эмоции и рык, — Чем он тебя опоил… И как долго это продлится? — Яр сбросил меня с себя и припер к стенке, в ответ я лишь мило улыбалась, — Стеша… — выдохнул он и коротко поцеловал в кончик носа, при этом сжав рукой мою ягодицу и я в ответ тихонько взвыла, — Может тебя в холодную воду окунуть с головой?

— Окуни… с головой и с собой, можешь даже притопить, — заискивающе улыбнулась я, — Ещё раз отдери, а потом окуни…

— Что? Ремня что ли дать? — удивился он.

В дверь внезапно кто-то толкнулся, а поняв что заперто, постучался.

— Кто запер? Стеша отвори, — это был голос Галы. И Яр ответил:

— Чуть позже, я сам к вам подойду.

Яр одевался, а я всё ещё ластилась к нему как кошка. Накинув на себя рубаху он нехотя оторвал от себя мои руки, которые блуждали по его прессу и груди. Затем вздёрнул меня и строго произнёс:

— Одевайся, иначе в бочку с холодной водой окуну, слышишь? — я поморщила носик и выдохнула «Не-а, не окунёшь». Яр вздохнул, коротко и спешно поцеловал меня, прикусив при этом мне губу. Я тихонько визгнула и обиделась как малое дитя. Яр помог мне одеться и направился в сторону двери.

— Я сейчас вернусь, а ты ни шагу, — приказал он мне и я молча кивнула.

Через минут десять в комнату вошли: жрецы Вахр и заспанный Уран, старейшина Кед с женой, Яр и целительница Гала. Я смиренно сжав ноги сидела на кровати.

Гала протянула мне кубок:

— Выпей девочка, так нужно.

Я поднесла кубок к губам и в нос ударил горький запах, я медлила. Яр обхватил мою руку сжимающую кубок и заставил меня выпить почти всё.

— Гадость, — произнесла я недовольно.

— Ничего, следующий раз будете думать перед тем как принимать питьё у незнакомцев, — произнёс недовольный Уран, — А ты Вахр потом с этого дуба три шкуры сдерёшь, потому как волю мужскую не сдержал.

— Я? — возмутился Яр, — Я её в жёны взять хочу, только она с ответом тянет, — и он поднял меня с кровати приобнимая за талию, — Скажи Стеша, согласна?

— Я… я домой хочу, — произнесла и из меня вырвалось тихое «Ап-чхи». Жена Кеда улыбнулась и произнесла:

— Как котик чихнула, — затем она обратилась к Гале, — Выглядит уже лучше и взгляд осознанный, может на свежий воздух её? Чего в доме держать.

— Я с ней прогуляюсь, а то руки на этого Грэгона так и чешутся, вдруг не сдержусь.

— Я тебе не сдержусь, — возразил Вахр, — Идите, только не далеко, а потом целительнице покажитесь и чтоб без сюрпризов. Ты понял Яр? — тот кивнул и потянул меня на выход.

На дворе было уже по утреннему тепло. Яр на крыльце снял с меня обувь и заставил пройтись босиком по росе. Чтобы я не возмущалась он поступил также. Было прикольно. Мы направились на окраину поселения, ближе к лесу. Наваждение отпускало мою голову медленно, все мои тараканы как и жар в теле затухали и неспешно исчезали. Я смотрела на Яра определённо виновато, то и дело отводя стыдливо взгляд в сторону.

— Ты как? — прижал он мою голову к своей груди.

— Плохо, — тяжело вздохнула я.

— Голова болит? — «нет», чуть мотнув головой я потерлась носом о его могучую грудь и опустила глаза.

— Стыдно… — Яр на это хмыкнул и улыбнулся.

— Кроме меня никто этого не видел и… Хорошо, что не попробовал, — я услышав этот довольный тон с девичьей обидой толкнула его в грудь рукой.

— Яр?!

— А я, что? Я ничего! Стеш, — он обхватил меня за талию и приподнял.

— Пусти Дуб. Так они тебя назвали?

— Не отпущу, теперь моя. Будешь при дубе и ни куда не денешься, — я пыталась вывернуться из его объятий, но он был твёрд как горы. Яр опустил меня на землю и нежно-нежно поцеловал, — Я ведь тебя не обидел там, в доме главы старейшин?

— Мы были в доме Мирты? — я даже этого не заметила, думала совсем о другом, — Кошмар…

Яр улыбнулся и произнёс:

— Может в начале и был кошмар, после того как ты отключилась, а вот когда на меня в бой ринулась кошмара не было, — Яр произнёс это у самого виска обнимая меня и поглаживая по спине. Я не отлипала от его могучей груди и только тихонько вздыхала.

А потом меня осенило:

— Яр! Там же был Гриня, у костра. Это он был, я его узнала. Что если мы назад вернёмся…

Яр резко изменился в лице и сдвинув брови выдал:

— Молчит твой Гриня, ни слова нужного. Внук ведьмака и сам ведьмак. Опоил тебя и молчит. Дарина к нему в помощники подрядилась, что если бы тебя отравили? Вот же баба-дура. А ты с ним вернуться надумала.

Моя внезапная надежда была грубо уничтожена, глаза наслезились и я вновь уткнулась в него носом. Утреннее солнце согревало плечи, тёплый ветерок играл в моих волосах, не мешая хозяйничать в них Яру. Он перебирал пальцами мои локоны и вздыхал:

— Стеша, Стеша… Что же ты со мной делаешь? Потерял таки голову… — тяжело вздохнул и добавил, — И грудь давит когда не рядом…

Где-то далеко послышались голоса, посёлок оживал встречая новый день. Лай собак, блеяние коз и что-то ещё… Всё это в очередной раз напомнило мне, что я не дома.

30

Сидели у костра. Нас тут человек 20 и Стеша рядом со мной, такая родная. Обнял её укрыв плечи. Сидит и так внимательно слушает тихонько улыбаясь. Вижу что ей здесь нравится.

Кто-то сзади протянул нам напиток, я даже не обратил внимание на эту девушку потому, как голос был знакомым. Когда Стешу попросили поведать нам сказание из её Мира, она растерялась лишь не на долго, а затем кубок в траву опустила. И начала говорить, с выражением, с душой, странным языком как песнь… Жрецы наши так легенды не кажут… Красиво у неё выходило, а потом шепнула «забыла» и… Этот выплыл не весть откуда? Смотрел на неё как на вещь свою, глазами поедал моё. Оба песнь читали, словно и нет рядом никого, никого не видели…

Но после того как Стеша потеряла сознание, чуть с ума не сошёл. Что не так? Что произошло? Кто сделал и когда? Стешу уложив на бревно, мигом подскочил к нему. Тот рванул прочь, но от меня не уйти, не ему — это точно. Вилл помог, да и Грай рядом оказался. Руки ему заломил и шею хотел свернуть, но не дали, сдержали меня… а зря.

Это был парень с её поляны. Не сразу его узнал, а вот когда скрутили его и в свете костра лицо разглядели наказать захотелось. Н… да переполох я конечно устроил на глазах у всех. Тис меня с трудом удерживал.

Выходит он с ней в наш Мир пришёл, но зачем? А вот когда Мирта прокричала, что это он был в шахтах с тем сумасшедшим стариком, тут уж не только я зверел. Грай инициативу перехватил и сам его размазать вздумал.

Вот тогда все гурьбой и вмешались, растащили нас в разные стороны чтобы к жрецам его на суд доставить.

Приковали его за ногу в кузне и допрос учинили. А он вначале молчал, сволочь этакая. Морду набить не позволили, а руки у многих чесались. Грай ввалил ему слегонца, умудрился таки. Отец Маи убить его готов был за дочь, да и брат её туда же… А он только одно знай себе толдычил «Не виноват он. Только границу открыл. Стешу ему подавай. Вместе вернуться должны». Кто ж ему позволит? Я? Моя она теперь! Да и после того как Мирту и Маю в подземелье держали, да кровь пустили, не видать ему и Орму воли. Старика этого сумасшедшего, что Арра призвал наказание ждёт и этот тоже не отвертится. На свободу вздумал вырваться и домой вернуться. Не бывать этому. Агвид деда его вспомнил, всю его змеиную семейку и дела их не чистые. Ведьмаки, что с них взять? Пойманы, значит от наказания не уйти. Жрецам и старейшинам решать и суд вершить.

Отправился в дом Мирты узнать как там Стеша. Кед к ней даже близко не подпустил и Гала приказала держаться от неё по-дальше. Нашли кому указывать… Всё равно пробрался к ней. Но она… Совсем на себя не похожа. Как вела себя и голод её? Что если бы другой мужик рядом оказался? Лучше об этом не думать, а то глаза кровью наливаются.

Поговорил с Галой и та отвар для неё приготовила. Грэгон или как там его — Гриня, признался, что сонного отвара ей подали чтоб без шума вернуть её обратно. Не всё сказал, явно солгал падаль этакая. Что он туда ещё добавил раз её так пробрало. Зато Тис потом поведал, что это Дарина нам напиток подала из ягод калины. Прижал он её хорошенько пока Клей не вмешался и успел таки узнать, что сок Дикого ямса эта змеюка в кубок плеснула. Вот ведь стерва. Может и Клея какой гадостью при себе держит, а тот и не ведает о подвохе. От того Стешу так и понесло во грех окоянный. Опорочить значит её вздумала. Всё никак не успокоится баба шальная.

Стоим у леса со Стешей, обнимаю её. Руки крепче смыкаю на талии, так и хочется через плечо перебросить и в дом родительский унести, пока свой не выстрою. Нам построю большой и светлый. Сам, своими руками всё сделаю. Батя конечно помогать ринется, не без этого… Матери Стеша понравится, ей любая сноха сгодится, только бы я скорей женился, да детишками обзавёлся. А вот от Дарины она всегда глаза недовольно воротила.

Стеша в грудь мою носом трётся и вздыхает. Тяжело ей здесь одной или не одной, у неё теперь я есть. Только замуж нейдёт, упрямая пигалица.

— Стеша, Стеша… Что же ты со мной делаешь? Потерял таки голову…

Припёр её спиной к дереву и к губам припал в поцелуе, а она упирается и за волосы на затылке меня оттаскивает. Нашла с кем спорить. Оторвался от губ сладких и улыбаюсь ей:

— Сама меня миловала в доме Мирты, а теперь… — подхватываю её руками под попу.

— Яр?! — шипит она на меня.

— Останься со мной Стеша, ты лекарь, врачевать будешь. Люди полюбят тебя… Я мужем тебе стану… За всю жизнь столько не говорил, сколько тебе… До свадьбы не трону, если только сама… терпеть буду. Стеша, прошу. Женой моей стань.

А она молчит, лицо в сторону повернула и голову на плечо моё положила.

— Давишь на меня… Что ж ты упрямый такой… — поднимает глаза и спрашивает, — Правда не тронешь, пока? — глядим друг на друга взгляда не разрывая, — Яр?

— Не трону, сказал же, — и ко лбу её губами припадаю. И вот, что мне делать?

— У вас сегодня последний день празднества? И по домам?

— Угу, — спускаюсь губами по виску и целую в щёку, — Ночь будет знатная, свободы много не бывает. Жрецы за всем не уследят, — ухмыляюсь, а Стеша на меня смотрит с удивлением. Слабо и коротко касаюсь её губ, дразню поцелуем, а она хмыкает не то игриво, не то капризно по детски. Опускаю её на ноги и вжимаюсь телом, пах зудит от одной мысли чего лишён будет. От талии рукой вверх по спине крадусь, прижимаю Стешу плотнее к себе. Рука на её затылке замирает, в глаза смотрю и шею эту тонкую сдавить хочется чтоб не артачилась и воле мой не противилась.

Руки свои к груди моей протиснула и упирается. Хмурится насупившись и губы поджала. Надумала что-то…

— Яр хватит, я есть хочу. Может вернёмся, думаю ждут нас, а мы…

— Мы здесь и нам не до них. Вахр нам сегодня обряд проведёт после «Мороналии», помнишь?

— Свадебный? Я согласия не давала…

— Значит не хочешь меня? Сама задницей перед моим носом крутила…

— Яр!!! Я же извинилась…

— Отлично, утром мужика захотела, а теперь перехотела!!!

— Не рычи, пусти меня! Ты мне кости переломаешь! — психует она, а я? Мне значит артачиться нельзя? Не заметил как дерзко сжал её в руках, отпустил руки и отступил на шаг. Дышу зло, как изголодавшийся гризли после спячки, так бы горло ей и сдавил чтоб язык за зубами держала. Кулаки сжав до скрежета в зубах, развернулся и прочь пошёл, гнева полный. Не далеко ушёл и позади услышал:

— Яаар… Яаар! Да стой же ты! — догоняет она меня и за руку хватает, разворачиваюсь к ней, я ещё зол, — Как не по твоему так сразу злишься, а мне каково. Говорю, говорю тебе, а ты только своё услышать желаешь. Попробовал он меня и замуж зовёт… А я… Я так не могу, Яр. Так не правильно, я боюсь тебя и не знаю совсем. То смотришь так, что провалиться сквозь землю хочется или сбежать без оглядки. То на руках носишь и целуешь так, что голову теряю… Про дом свой, про детей говоришь… Ты мне ещё медведя из лесу притащи…

Бубню ей:

— Надо будет и приволаку, шкуру его тебе подноги брошу, — хмуро отвечаю.

— Ты точно не нормальный?! — и опять не рассчитав силу свою в объятиях её сжимаю.

— Рядом хочу быть, чтоб другие к тебе рук не тянули. Мила мне. Только этим голова забита. А ты «Да» не говоришь. Не подхожу тебе? Потому и молчишь, боишься «нет» сказать?

— Точно дуб неотесанный. Я не хочу «нет» говорить. Но «да»? Не могу… Не готова я.

— А если…? — тихо ей говорю, — Понесла от меня? — услышав это, глаза вскинула и пытается оттолкнуть меня и в грудь бьёт, но я держу и рук не размыкаю.

— Ты… ты специально это сделал? Да?

— Нет… Не совсем… Когда подомной… Ты такая сладостная… И когда злишься сестру меньшую напоминаешь. Как своя мне… Дней совсем мало, а я уже прикипел. Сказал тебе не трону, а теперь себя браню, — вздыхаю и глажу её по спине. Теперь она вздыхает и рубаху мне руками теребит.

— Пошли, я есть хочу и босой ходить не привычно, — размыкаю руки и за ладонь её беру, пальцы переплетаю.

— Платье сегодня надень. Красивая будешь. Пусть Вахр обряд нам проведёт чтобы лишнего языком никто не болтал. Хорошо? — попросил её и она молча кивнула на это, но не улыбнулась, — Значит договорились.

Иду за ним и за руку держусь, а он её крепко сжимает. Дуб неотёсанный, а ведь правду говорит. Вон как психанул. Вздыхаю. Рядом всё время и других не подпускает. Ревнует. За таким мужиком как за горой, боятся нечего… Вот только дом мой не здесь, а там… Мой дом…

В доме Мирты появились вовремя, стол к завтраку был уже накрыт и места нам нашлись. Меня усадили напротив Мирты, между Яром и Галой. Мирта на нас с интересом поглядывала, делая свои выводы. Затем, пока она готовила нам тёплую воду чтобы обмыться в бане, Вахр, Уран и Кед учинили мне допрос. Пришлось рассказать им, что со мной происходило в лесу, как воссоединилась с богиней Гебой и о её обещании. Каково было рядом с чернобогом Арром и о чём они договорились с Гебой. А вот интимные подробности между Гебой и Доонисом, мной и Арром я опустила. А на вопрос Урана:

— Принудил ли тебя Яр хариться с ним?

— Что такое хариться? — удивилась я.

— В ложе лечь против воли, — пояснил Вахр и я в ответ помотала головой «нет», — А насчёт обряда, что решила? Яр говорил с тобой?

— Я не знаю, Яр давит на меня, но я не уверена, что это правильно. Ваш обряд — это не совсем свадьба?

— Как сказать, как сказать, — вмешался Кед, — Обряд проведённый в такой праздник, сам Дух земель Мира Хаоме благословляет, даруя парам милость свою и плодовитость.

— Семья Яра достойная в Ийманне, да и он не плох, толковый парень, хотя упёртый бывает, — Вахр говорил и смотрел на меня словно изучая, о чём думаю, в чём сомневаюсь, — Раз люба ему, значит при тебе покладист будет. «В умелых руках и ржавый секач при деле». Так, что думай дева, а вечер покажет — в сторонке стоять хочешь, аль Мужем обзавестись.

— Мирту сегодня дру-энру отдам, — добавил Глава старейшин Кед, — Ей поди уж 21, а всё хвостом мела, а тут этого Грая увидала и четыре дня ласточкой летает. Чего ради дочери не сделаешь. Думай дева, был бы плох Яр, уже б сбежала отсель и схоронилась. Может он всё же нравится тебе? Сердечко своё послушай.

В комнату заглянула Мирта:

— Скоро вы? Вода уж готова, — произнесла она стоя в дверях.

— Да, мы закончили, идите, — ответил Кед и обратился к жрецам, — Пусть идёт, подумает.

Мылись с Миртой вдвоём. Весело было, она рассказала, что Елья пришла домой только под утро, миловалась с Тисом. Я сполоснула Мирте волосы отваром трав, который она приготовила, а затем она мне. Подсушили волосы на солнышке, сидя на скамье у бани и наблюдали как мужчины что-то бурно обсуждали, поглядывая в нашу сторону. Одевшись к празднику я заплела Мирте две косы «наоборот», на её длинных волосах они смотрелись шикарно. Свои волосы я не тронула, просто уложила, они после отвара ещё больше виться стали. Образ свой завершили венками из белых полевых цветов. Мы готовы. Выйдя из дому, Яра я уже не увидела, зато как сказала Мирта «Вон, брат Маи стоит, Игор». Парень подошёл к нам и предложил прогуляться в сторону кузни. У него явно был какой-то интерес… По дороге Игор попросил меня выучить его стихотворению «Вересковый напиток» и я пообещала. Он упомянул, что Грэгон постоянно требует меня и хочет нас вернуть обратно, но его словам явно не доверяют.

— Может он задумал чего, в Мир наш ходит когда вздумается и дев наших обижает, кровь им пускает. Ведьмаки, они не так просты, лживы насквозь. Может тебе Стеша, правду скажет?

Здесь он Грэгон, а у нас значит Гриня, Григорий… вот те на.

Зашла в кузню одна. Гриня выглядел «не айс», синяк на скуле, запекшаяся кровь на губе и плечо рукой потирал во время нашего разговора. Психовал на меня, оказывается он мне знаки подавал, а я слепая и не внимательная, ничего не видела. Вот ему и пришлось меня опоить. Дуру из меня делал. В лесу опоил, у костра… А подойти и поговорить у него мозгов не хватило. Освободить его уговаривал, потом требовал, а затем и до угроз дошло… Говорил «Если не вернёмся — равновесие Миров нарушим». А когда тащил меня сюда о равновесии он не думал? Точно сказано, ложью пропитан насквозь. Ведьмак они его называли, значит нечего от него чистой игры ожидать… Терпеливо я его слушала, всего пару раз шикнула на него с обидой и вышла с не лучшим настроением из кузни. «Всё бестолку» озвучила я ребятам и мы втроём отправились на праздник, но по дороге заглянули к Елье чтобы прихватить и её.

Последний день «Духов Дня» набирал обороты, у Мирты на него были большие планы как и у многих других пар…

31

Стояли у дома Кеда и долго спорили. «Гриня сказал вернутся им со Стешей нужно».

— Лжёт он, никакого равновесия миров не нарушено. Арр явился, но Боги решили этот вопрос. А мы виновных накажем. Сейчас Мир Хаоме спокоен, — произнёс Уран.

— Отпускать его нельзя. А какое наказание применить потом решим. Может год в тяжёлой работе проведёт или народ подскажет, — размышлял жрец дру-энров Михай.

— Что если твоя Стеша от обряда «Мароналии» откажется? — спросил внезапно Вахр.

— Что? — опешил я.

— Тогда пусть Грэгон вернёт её, — предложил Агвид. Услышав это я уже негодовал.

— От обряда «Мароналии» (танца Огня) она может и отказаться, а вот заключить брак? — подошёл к нам Михай. Я закипал и ноздри ходили ходуном.

— Перестань пыжиться и шуметь, — Вахр успокаивал меня, — Думаю она станет твоей, если только Геба… — я прожигая его взглядом сдерживался чтобы не вспылить, — Не смотри на меня так. Она же ей обещала Возвращение, — не выдержал и всё-таки психанул. Развернулся и пошёл прочь. Меньше слышу, меньше накручивать себя буду.

***
Елье я заплела колосок и слегка вытащила отдельные пряди придав косе объём.

— Красавицы, — произнесла Мирта и мы выдвинулись на поляну к статуе Богини Гебы.

Как только мы показались в поле зрения ребят, Грай сразу же прибрал к рукам Мирту, а та в свою очередь засияла от счастья как звезда в кромешной темноте. Прав был Кед, его дочь влюблена. Тис обнял Елью за плечо и начал ей что-то тихонько нашептывать и та краснела смущаясь. Вилл уже был «навеселе», а Кад с другими дру-энрами громко о чём-то спорил, после чего они все разразились громким смехом, что привлекло всеобщее внимание. А вот Яра нигде не было. Я стояла как неприкаянная и нервничала. Вилл пригласил меня на танец и я согласилась, не хотела быть «пятым углом». Ноги у него не заплетались, а энергия била через край. Да и праздник накрывал своим весельем. Было шумно и весело. В танце Вилл признался, что ему приглянулась Мая, а для начала он сдружился с её братом. Пообещал тому в следующий раз сокола подарить для охоты, но Игор отказался. И попросил лучше подарить Мае красивую певчую птицу. Не плохая идея от Игора. Мае наверное 16, Виллу не больше 25, выходит у них всё ещё впереди.

Все эти обрядовые танцы напоминали мне Калядные или средневековые, из кинофильмов когда-то мной просмотренных. А в перейди был главный — «Мороналии», танц Огня. Зрелищный наверное. И вот, Музыка стихла и молодёжь отступила, освободив центр поляны вокруг статуи Гебы. В центр вышли жрецы держа в руках барабаны, которые напоминали барабаны шаманов или дервишей и этот ритм, который они начали выдавать… Он был таким… По моему позвоночнику пробежала странная дрожь. Звук барабанов нарастал и разносился гулким эхом по окрестности.

Следующий ритм, который они начали отбивать был чем-то сродни танцу Кармен, но в разы ярче. Странное и острое возбуждение пронеслось по телу, приподнимая вверх корни волос до дрожи, а затем опускаясь вниз, сжимая всё жарким узлом в бёдрах.

Этот, в чём-то дикий или дерзкий ритм рисовал в моём воображении не мысленные картины и они всплывали сменяя друг друга, со скоростью ударов барабанной агонии в моём мозгу. «Дерзкие и быстрые захватчики, всадники Востока неслись по степи поднимая густую пыль и сметая всё на своём пути», теперь «Огненный вихрь проносящийся над сожжённым убогим и жутким лесом, уничтожая всё недо живое, оставляя лишь позади чистую ровную гладь для новой жизни, орошая её радужным дождем». И конечно же сама, гордая и непокорная Кармен, в кроваво-алом платье. Она искрит взглядом, чарует жестами, излучает дерзость, страсть и любовь. Вскидывая в верх руки держит полы юбки и намеренно оголяет свои стройные ноги — заставляя созерцать танец гордой испанки. Покоряя разум и приковывая к себе взор и ты забываешься оказавшись в иной реальности.

Я неожиданно вздрогнула от чужих прикосновений. Это Яр, он оказался позади и обхватил меня за талию, вжавшись в меня бёдрами и я накрыв его руки своими сжала их. Моё сердце, как и его было готово вырваться из груди, я слышала и ощущала вибрацию каждого их удара. Яр зарылся в мои волосы носом, сопел и шумно выдыхал в них будоража и так горячую до предела кровь. Я прикрыла глаза прислушиваясь к своим ощущениям и впитывая его близость. Глубокое дыхание Яра, тиски в которые он меня захватил и его пах в котором уже чувствовалось желание. Все эти удары барабанов на заднем плане бьющие как набат в висках, сносили крышу похлеще наркотиков не только мне. В таком состоянии не то что замуж пойдёшь, а побежишь со всех ног, спотыкаясь и волоча парня не к алтарю, а прямиком в постель, срывая по дороге с него одежду.

Открыв глаза я увидела как Грай припал к шее Мирты и та выгнулась давая ему большее поле для действий. Я уже с трудом сдерживала возбуждение и мелкую дрожь. Чёрт, чёрт, откуда во мне это первобытное желание.

Глаза накрыла влажная пелена и я так ярко вспомнила, как по утру Яр неистово вдалбливался в меня и я как последняя шлюха стонала под ним. Жар в очередной раз пронесся по телу и мои коленки дрогнули, но Яр держал меня крепко. Так крепко, что чувствовал всё, что со мной происходило и в этом я не сомневалась. Он резко развернул меня и запрокинув мне голову назад, держа её за затылок жадно впился в мой рот. Венок соскользнул с волос и я уцепилась за Яра губами и руками, прижавшись к нему словно я с этим венком сама наземь падаю. Языки переплетались извиваясь в диком ритме, губы намертво впечатались и я сильнее обхватила шею Яра. Когда он разорвал наш поцелуй для вдоха, мы оба хватанули воздух как загнанные звери и смотрели в глаза друг другу. Яр первый одарил меня лёгкой улыбкой и барабанная дрожь стала затихать. Он коснулся рукой моего лица и поцеловал в кончик носа.

— Если бы не все эти… Я бы задрал тебе юбку…

— Ты же обещал, — прохрипела я всё ещё не контролируя своё дыхание.

— Помню… Но это не на долго. Так ведь? — и в это мгновение Грай толкнул Яра в плечо:

— Чё застыли? Идёмте, там наши уже готовятся к последнему танцу — холостяков. Так, что «Танец Огня» не за горами. Отлипай уже от Стеши, это не на долго. Кад со своими присмотрит за ней.

Н…да танец холостяков был прикольный. Повеселили они нас, балбесы великовозрастные. Когда танец закончился, запыхавшийся Яр подошёл и сгрёб меня в охапку, и не долго думая поволок прочь от сюда.

Мы были уже в знакомой мне палатке. Яр усадил меня к себе на колени и нетерпеливо припал к моей шее. Я запустила руки в его волосы и медленно перебирала их пальцами. Яр плотнее подтянул меня к себе и обхватил моё горло рукой глядя слишком пристально в глаза.

— Что ты решила? — его голос был рваным и непривычно строгим.

— Я? Яр убери руку, пожалуйста, — и я накрыла его запястье своей и он нехотя повёл ею вниз скользя по груди и еще ниже. Его руки уже обхватили мою попку и покидать её были не намерены.

— Стеша, я задал вопрос? — спросил он вновь и слегка сжал руки.

— Если я соглашусь, то ты… — я замялась и не знала как сказать, но Яр прервал мои сомнения.

— Не стоит меня бояться, Стеша… — он поднялся с кровати и аккуратно уложив меня на спину сам разместился рядом, подперев одной рукой свою голову. Лежал и внимательно рассматривал меня, оглаживая пальцами моё лицо. Брови, лоб, убрав непослушный локон за ухо провёл по щеке и начал рисовать пальцем по губам. Легонько коснулся коротким поцелуем и вновь доверил мои губы своим пальцам.

— Жаль, что ты не отсюда. Всё ещё хочешь сбежать?

— Не сбежать, а…

— Чшшш, не говори. Не хочу это услышать, — и он начал нежно покрывать мои глаза, щеки и губы поцелуями.

— Яр, не надо… Ты меня разрываешь на части…

— Я уговариваю тебя остаться…

Просто лежать в тёплых объятиях и таять в чувственных поцелуях «Не это ли счастье»? Он бывает таким разным, этот неотёсанный мужлан, а сейчас он такой, каким хотела бы видеть своего парня каждая девушка.

- Я хочу остаться здесь, с тобой и никуда не ходить. Давай пропустим все эти танцы, если только ты… — предложил он.

— Останемся здесь… — и я накрыла его руку своей когда та была у моего уха, и Яр поцеловал меня… Я действительно наслаждалась им, получала столько нежности в каждом взгляде, в каждом прикосновении и поцелуе. И страха перед неизвестностью не было, не было его и в завтрашнем дне.

Не знаю сколько мы так лежали целуясь и переплетая наши пальцы, но я вынуждена была прервать эту идиллию тихонько шепнув:

— Яр…

— Мм…

— Я есть хочу, только не смейся… — Яр оторвал от моего плеча свою голову и улыбнулся.

— Значит придётся тебя покормить, — он вновь поцеловал меня, нехотя встал с кровати и подал мне руку. Когда я поднялась, он поправил мне волосы и взяв за руку вывел к выходу из палатки.

За столом мы были не одни. Все бурно обсуждали танец «Огня» и предстоящие клятвы. Яр всё время искоса поглядывал на меня. Сзади к нам подошли Грай и Мирта. Грай навис над нами и обнял обоих за плечи:

— Где вас носит? Мирта устала ваш венок беречь, — и они положили нам на стол венок из белых цветов Холмии. Эти цветы мне напомнили лилии, только эти бутоны были меньшего размера.

К нам подошёл Вахр и Агвид, первый напомнил нам о просьбе и сказал, что ждёт нас через пол часа.

Всё происходило в стороне от общих гуляний, ближе к лесу. Кроме нас и жрецов здесь присутствовали Мирта и Грай, её родители, Тис и Елья тоже были, и немногие другие. Вахр прочёл молитву верности и единения душ, Яр надел на меня белоснежный венок, принесённый Миртой и обещал быть лучшим из мужей, сделав меня счастливой.

Во время его клятвы я увидела как появились за спинами Яра и жрецов — ОНИ. Это были действительно они, заметив их я непроизвольно делаю шаг назад под своё сумасшедшее сердцебиение и замираю. Геба и Доонис. Красивы как истинные боги сошедшие с небес, во плоти и крови.

«Не передумала вернутся? Стеша?» Молчу и слёзы наворачиваются на глазах. «Стеша, решай. Он ждёт. Мы… ждём». Я взглянула на Яра, он был растерян, сделал шаг на встречу, но я снова отступила. Смотрела на богов, на Яра и вновь на них… Яр обернулся и только сейчас заметил ИХ, перевёл умоляющий взгляд на меня и протянул руку. Я медлила глядя на Яра и как в замедленном кино стянула с головы венок уронив его под ноги и помотала головой «нет». По щеке скатилась первая слёза и я кивнула Гебе «Да», сдерживая истерику накрыла ладонями рот. Яр не веря в происходящее простонал «Стеша. Нет?!», а я уже чувствовала как растворяюсь в пространстве. Последняя попытка Яра схватить меня увенчалась провалом, его руки прошли сквозь моё тело. Я дёрнулась в испуге. Это выглядело безумно…

«НЕТ… Не уходи» слова Яра, были последними, что я услышала…

Я чувствовала слабость и сильное головокружение. Стоя у стены в своей комнате я судорожно дрожала. Робко касаясь рукой её поверхности я медленно опустилась на колени и закрыла лицо руками. Я верила и не верила в то, что оказалась дома. Ночная жизнь города, редкими звуками проникала в комнату через открытое окно. Гул авто, слабый скользящий по потолку свет фар, все это доказывало, что я вернулась в свой мир. Это мой дом и моя жизнь.

32

Прибыв в места своего заточения и пережив тяжелое воссоединение своей бестелесной оболочки с обмякшим телом, я взвыл как раненый зверь. Стоны с привкусом горечи и слёзы стекающие тонкой дорожкой по вискам обессиленного тела, были отголосками глубоко таившейся во мне человечности.

Не знаю как долго и неподвижно лежал я на пепелище, вдали от раскалённых потоков лавы ползущих тугими змеями вниз со склона.

Воспоминания о единственно проведённом в мире Хаоме дне, беспощадным молотом гремели в моих висках, погружая моё сознание в небытие под грубые и монотонные удары. Тело с трудом приходило в себя как и осознание того, что я вновь на безжизненном краю ущербных небес.

Когда я очнулся, первым делом ощупал место на котором лежу — каменистая, графитовая поверхность.

Жар дышал мне в лицо, а не я вдыхал его. Я вернулся, но желал ли я этого? Вернуть тело — Да. Но продолжить находиться здесь — Нет.

Я накрыл грудь ладонью, жуткое и паническое биение сердца разрывало грудь и отзывалось острой болью в каждом ребре.

С трудом присев и облокотившись на одну руку, я поднёс вторую к носу и коснулся его подушечками пальцев. Кровь, у меня носом шла кровь? В ушах стоял странный гул и я коснувшись ушей почувствовал кровь. Не помню когда в последний раз кровоточили мои раны. Что происходит?

Неторопливо поднялся на ноги и пошатнулся, слабость в ногах не позволила сделать первые шаги. Встряхнул головой и серый пепел слетел с волос, а я попытался сосредоточить взгляд на привычной ранее картинке. Жар, исходящий от изрыгающей лаву поверхности, размывал изображение перед взором.

Возвращение из Мира людей негативно сказалось на моём самочувствии. Пошатываясь, я двинулся к единственному в этой части облюбованному мной месту проклятых небес.

Опускаясь в воду и сделав глубокий вдох я на мгновение замер, а вытолкнув из лёгких горячий воздух, издал непроизвольно грудной полухрип.

Закрыл глаза и накрыв лицо ладонями, я вспомнил источники с мелкими пузырьками с Земли и забылся в себе.

Через какое-то время, прийдя в себя, я ощутил на кончике языка странный привкус и в голове эхом пронеслись запахи, вкусы и звуки земель Хаоме. А вспомнив о полёте… кулаки непроизвольно сжались. И… физическое удовлетворение тела, которым меня одарила иноземная хамка я тоже вспомнил. Сделку с Герой и договорённость со Стешей…

Прочь хандру, решил я и поднялся на поверхность. Я Арр и я силён, им меня не сломить и не подмять, ни моё сознание, ни мою волю. Размяв хорошенько конечности, шею и торс я двинулся по своим владениям, как бы убого они не выглядели. Шло время и я по прежнему был одинок в этом аду, на краю всеми забытых багровых небес.

А вот и первый гость средь вулканических раскалённых земель и блюющих жижей воронок, земли давно изьетой огненными жилами. Это Жива.

— Ну здравствуй Арр, — произнесла она спокойным, почти умиротворённым голосом.

Усмехнувшись уголком рта я сделал пару шагов на встречу ей:

— Приветствую, хотя рассчитывал, что гостем буду я.

— Будешь, но не сегодня. Это моя личная инициатива прибыть сюда, — она огляделась и поднесла руку к лицу, прикрыв нос и губы, — Невыносимо жарко здесь, — она прокашлялась и продолжила, — Ты должен принять их условия и покинуть этот ад. Боги не раз обсуждали твоё заключение и я как могла отстаивала твою сторону. Но это не значит, что я прощаю тебе твои прегрешения. Я настояла на изменении срока наказания, — она схватилась за моё запястье чтобы удержаться на ногах. Её внезапно повело в сторону от нехватки воздуха и она нуждалась в опоре. Я притянул её к себе и придержал за талию. Она не многим выглядела старше меня, а по красоте с ней могла сравниться лишь Ирис. Жесткая и справедливая по своей натуре, богиня Жива всегда занимала позицию равновесия нежели осуждения, не поддаваясь мнению большинства.

— Каковы их условия?

— Ты их уже слышал. Весеа напомнил богам твои хорошие проявления, хоть их было и не много. Жизнь девушки, которую ты не тронул и вынес из подземелья — из последних твоих плюсов и раннее сохранённая часть суши в Мире СахоАн, во время вселенского потопа Аргона.

— Не густо. И это сработало?

— Возможно. Тебя скоро призовут и я… Прошу, будь сдержан.

— С чего такая милость?

— Ты знаешь… Что твоё существование необходимо Мирам, как противовес Светлой стороне. Твоя Тьма, тьма единственного Бога — есть разрушающее начало. Держи её в узде. Без неё нет красот Света тёплого и яркого. А твоя чернь возвышает добро и придаёт большую лучезарность звёздам, — говоря это, Жива тяжело дышала и на её висках проступили мутные капельки пота, — Мне пора, Арр. Я надеюсь на твоё благоразумие.

— Выбор не велик. Я тебя услышал, — ответил я и крепче сжал пальцы на её талии. Она резко отстранилась от меня и исчезла с глаз.

Был гость и нет его… Я посмотрел на ладонь которой обнимал Живу и поиграл пальцами в воздухе. Я бы ими сейчас не талию держать хотел, а запустить их в горячую изнывающую женскую плоть… Рука сжалась в кулак и я хмыкнул… Ладно, она предупредила о скрой встрече, значит жду.

Эта ненавистная раскалённая поверхность небес была уже для меня как проторённая стежка, а вот что ждало меня там, отняв мои божественные силы, я даже помыслить не мог.

И Боги призвали меня и огласив своё решение, мне предстояло согласится либо далее отбывать срок ещё сотни лет.

Я выбрал единственный предложенный мне шанс: «Лишившись всех сил, отправиться на Землю. Не для праздного любопытства, а жить среди людей, коих я считал недостойными благ дарованных Высшими Богами. Стать одним из них сроком на год».

Переход сквозь границы Миров был лёгким, а вот появление моё на Земле, приятным не назовёшь.

Ночь. Падение/прыжок с небес на ноги, на твёрдую поверхность и яркий резкий свет ослепил глаза, лишь на мгновение я прикрыл их рукой и получив глухой удар пал наземь.

***
Утром, сняв с зарядки телефон и выпив кофе я отправилась прямиком на работу, прихватив запасной комплект ключей. Мой график был пересмотрен и вопрос моего отсутствия с натяжкой урегулирован. Для начала мне предстояло месяц отработать в приёмном отделении. Лето и отпускной период. Специалистов не хватает и я временно, «в наказание» переведена сюда, поэтому меня как изгоя наградили только вторыми сменами. Что поделать… Отработаю этот месяц и вернусь на прежнее место, в общую хирургию.

Первые два дня были тяжелы, но я быстро адаптируюсь. Волокиты бумажной много, врачи из отделений появляться на вызов в приёмное не спешат, а народ нынче нервный… Зато появились новые знакомые среди бригад скорой помощи.

В четверг вечером позвонила Кире и пригнала ему авто в гараж. Разговор с ним не клеился, Кира с недовольным видом сидел в нашем автомобиле и проверял автоматику. А по дороге на работу я заехала к нему домой и забрала свои вещи.

К концу следующей недели из Барселоны вернулись отдохнувшие и счастливые родители. Привезли с собой море положительных эмоций и презентов. Мячом и кепкой они не ограничились… Моя жизнь по-тихоньку возвращалась в своё обычное русло.

В свой выходной заехала к Кире домой с презентом (мячом) и хотела «навести мосты» так сказать… Но, он был не один. Ольга? Она-то почему здесь? Оказывается они сошлись и не просто сошлись, а планируют расписаться. Не скрою, что была удивлена. Ольга выглядела счастливой, суетилась на кухне и предупредила, что моё приглашение на свадьбу не за горами.

Кира выглядел довольным, то и дело приобнимал Ольгу за талию и помогал накрывать на стол обед. Вот так всё может неожиданно поменяться. Наверное Ольге было с кем сравнить или без Киры ей оказалось тяжелее, чем она думала. Привычка или прикипела? У них всё впереди, поживём увидим.

33

Я медленно открывал глаза и сразу невольно щурился. Яркий свет слепил.

Осторожно приоткрыл веки и начал рассматривать окружающую обстановку. Взору предстал белый потолок и такие же белые стены. Я лежал на кровати, а к руке с верху тянулась трубочка в которую что-то капало и я непроизвольно потянулся к этой руке.

— Не трогай парень, — услышал я строгий мужской голос и возле меня уже стоял старик. Он наклонился и внимательно взглянул мне в лицо, — Не шевелись, я сейчас врача позову.

Через минут десять в палату зашёл врач и молоденькая девушка, они оба были в белом.

— Ну здравствуй неопознанный пациент, — произнёс врач и пододвинув к моей кровати стул присел рядом, — Пришёл в себя, это хорошо. Как самочувствие? Сухость во рту, головокружение…

— Ещё не знаю, — почти шёпотом произнёс я и мой голос казался не привычным.

— Может расскажешь, какие последние события ты помнишь?

— Дорогу помню… Яркий свет и острую боль. Это всё, — ответил я ему вяло.

— Ясно. Как тебя зовут и место жительства помнишь?

— Не помню… А где я нахожусь? — поинтересовался я в ответ.

— Авария. Ты был сбит на мосту автомобилем. Сейчас находишься в 6-ой клинической больнице в отделении травматологии. У тебя диагностировали ЧМТ, перелом трёх рёбер и множественные гематомы. Недели две пока полежишь у нас. А вот то, что ты не помнишь о себе ничего, это плохо, — и он обратился к своей помощнице, — Необходимо найти его близких или родственников, — он медленно поднялся со стула и подмигнул мне, — Выздоравливай, — и они оба ушли.

Мужчина, сосед по палате приподняв вопросительно бровь спросил меня:

— Не помнишь как звать? Странно… Милиция придёт про аварию спрашивать, может и твоих кого-нибудь нейдёт. А ты пока отдыхай.

Прошло ещё несколько дней и я понемногу начал вставать с постели и прохаживаться по коридору. Допросил меня и милиционер, разговор с ним был странным…

На окружающую обстановку я смотрел с удивлением, чаще молчал наблюдая за происходящим вокруг и всё запоминал.

Раз в сутки мне ставили капельницы и делали уколы витамина В. Рёбра побаливали, для меня это было странным и непривычным, думаю, что ранее я не знал, что такое боль.

Кроме меня в палате было ещё двое мужчин. Старик, который позвал для меня врача и другой, 35-ти лет.

На четвёртый день стоя у зеркала я рассматривал себя. Арр собственной персоной. Синяк на скуле уже приобретал желтые оттенки. Руку со стороны повреждённых рёбер я поднимал с трудом, так как небольшая боль всё ещё распространялась по телу. Зато ходить я мог, ноги были в порядке.

На шестой день моего прибывания ко мне пришли посетители.

Я следил за шахматной партией моих соседей по палате, когда к нам вошли двое мужчин и женщина средних лет.

— Артём?… — произнесла дрожащим голосом женщина и повисла на моей шее.

— Аккуратнее с ним, Наташа, — произнёс мужчина и приблизился ко мне вплотную. Он внимательно взглянул на меня и коснулся плеча, — Сын… Артём. Где же ты пропадал эти недели? Мы уже и не знали, что думать?

Как я понял это была моя семья. После беседы с заведующим отделением, меня решили выписать из больницы через три дня.

Родителей я не помню, дом в который меня привезли также был мне не знаком. Всё было абсолютно не ведомым для меня. А вот ещё и сестрёнка лет 17-ти повисла беспардонно на моей шее, радуясь, что я нашёлся.

Где я пропадал почти месяц придётся выяснить нанятым отцом детективам. А пока я осваиваюсь в «своей» семье.

За ужином мне пытались безуспешно «освежить» память, как и в последующие дни. Но пока безрезультатно. Я занял чёткую позицию — изучаю, запоминаю, приспосабливаюсь.

И так — я, Артём Кулагин, мне 33 и я средний сын банкира Дмитрия Кулагина от первого брака, как и его старший сын Сергей. Сестра Лена — от второго брака, в котором отец сейчас состоит. У нас с Сергеем свой бизнес, мы владельцы строительной компании «CtroyKulagin-Холдинг», правда доля моя почему-то составляет всего лишь 35 % и я на неё пока прав временно не имею. В этом меня ограничил отец и брат. Интересный вопрос, узнать об этом предстоит позже. А ещё, как оказалось я люблю морды бить, а точнее сказать занимаюсь кикбоксингом, не профессионально. Короче увлечение у меня есть. А ещё у меня есть подруга, мисс фото 2019. Мария Снежина, 23-х лет. Красивая, самоуверенная и для меня доступная, что она мне и продемонстрировала в одну из наших встреч. Умелая красотка без комплексов и секс на высоте. Меня это устраивает, а вот отцу эта особа «не по вкусу», уж очень публичная личность.

Сегодня я еду с Сергеем на фирму, он обещал заехать за мной к восьми утра. «Может я что-нибудь вспомню?» предложил он отцу и тот согласился с ним.

Принял душ, оделся и направляюсь в гостиную на завтрак. Подхожу к лестнице и спускаюсь на первый этаж, а там сестра мило-мило мне улыбается и проходя мимо неё… она ущипнула меня за задницу. Выглядело это как-то беспардонно, был крайне удивлён не скрою, и взял это на заметку.

Завтрак прошёл спокойно. Отец лишь раз напомнил о том, что: «Мне нужно быть осмотрительнее в общении с друзьями. Не известно от куда ноги растут да и, авария оставляет много вопросов».

Заехал Сергей и мне предложили сесть рядом с ним на заднее сидение автомобиля. Это моя вторая поездка после больницы. Странная техника, тесная, но скорость движения этой повозки «Tesla» меня удивила, не скрою.

Из окна автомобиля я наблюдал за большим количеством людей куда-то спешащих, такими же авто на дорогах города и разглядывал здания… Они были причудливой формы и их высота изумляла, что не могло ускользнуть от внимания брата.

— Не могу поверить, что ты ничего не помнишь, — удивился он, — После того как тебе не раз отбивали башку на ринге без каких-либо последствий, ты всё-таки умудрился «всё обнулить».

— А может заново родиться? — спросил я и пристально посмотрел на него.

— В 33 и заново? Не говори ерунды, тоже мне Иисус нашёлся. Твоя Снежина говорит, что с другой памятью у тебя как раз прогресс, — Сергей это произнёс со странной ухмылкой.

— Отчиталась тебе? Могу одолжить попользоваться, я не жадный.

— Неужели. И как давно ты щедрым стал?

— А был другим?

— Не то слово, — удивился он, как и я его словам.

И сколько мне о себе ещё вспомнить придётся. Или не о себе? То, что я занял чужое место я понял ещё в больнице, увидев семью, которой у меня никогда не было.

— Расскажи, — хотел я продолжить беседу…

— Приехали, вечером пообщаемся. У меня будет для тебя безлимит. Идём Артём.

В офисе было любопытно, не скрою. В «своём» кабинете я рассматривал обстановку и фото на столе, а их было много. Видно друзей у меня куча-мала судя даже по ним, нужно будет пообщаться решил я, поставив очередную рамку на место.

Отварилась дверь и в кабинет вошла симпатичная блондинка, смело подошла к креслу в котором я разместился и развернула его к себе. Приподняв юбку уселась задницей на стол напротив меня. Я удивлённо приподнял бровь наблюдая эту картину. Далее она сняла туфли и одну ногу пристроила между моих заведя её мне под пах.

— И что это значит? — спросил я.

— Я скучала… ты не звонил…

— Напомни-ка мне кто ты и… покажи как скучала, — хмыкнул я.

Она мило улыбаясь облизнулась и подразнила меня, двигая пальчиками на ноге, а затем вытянув из-под меня ступню, накрыла ею мой пах.

— У тебя нас так много, что ты забыл свою зайку?

— Кого? Зайку?… — сдерживаюсь чтобы не рассмеяться, — На колени зайка, — дёргаю её на себя за запястье, — Посмотрим как быстро я тебя вспомню, а то у меня внезапно мозги обнулились, как выразился Сергей.

Зайка наигранно удивилась и опустилась на колени. Смело и по хозяйски она взялась расчехлять мой стояк. Ублажать ртом она умела, что и доказала мне на деле. Бывалая зайка меня почему-то не зацепила, как и ни одной моей душевной струны. Таких как я у зайки видно полчища. Не дав зайке закончить губами начатое, вздёрнул её вверх за волосы и развернув, впечатал стройное тело в стол. Задрал на заднице юбку и резво вошёл в неё сзади. Отодрал зайку грубо и не жалея, с мыслью «доступна всем» кончил ей на спину, измазав ей одежду. Вытер свой член её блузкой и стал застёгивать свои штаны.

— Я тебя не вспомнил. Одевайся и проваливай «Зайка». Ещё раз попадёшься мне на глаза — отдеру тебя до скрипа так, что ноги держать не будут.

А она моим словам практически и не удивилась:

— Что-то это мало смахивает на угрозы? — произносит она с улыбкой и поправляет на себе одежду осматривая её, — Ты испортил мне блузку, идиот… — возмущается зайка, — Мне ещё пол дня работать…

— Для такой работницы одежда не нужна. Убирайся или голышом отправлю, — выдал я строго, обхватив её лицо ладонью.

— Прекрати Артём, — оттолкнула она меня, — Тебе никогда на нравился «ванильный секс», что не так?

В этот момент открылась дверь и показался брат:

— О, Лия? Быстро же ты пропажу навестила. Иди к себе, могла бы и вечера дождаться, так не терпелось…

Зайка гордо вскинув голову удалилась, обернувшись на мгновение у двери. И брат обратился ко мне, — Я же тебя просил не драть их на работе, все эти сплетни им только на руку.

— А я ни коим боком, она сама появилась, не смог отказать. Желание дамы закон, — ответил я.

— Уволю её, надоела и толку от неё никакого, — произнёс недовольный Сергей, — Отцу пришли на mail твои результаты анализов. Ты чист.

— И что это значит? — не понял я его слов.

— То и значит. Наркоты в тебе не было, а ты ею баловался.

В кабинет вошла молоденькая девушка держа в руках странный предмет и Сергей строго взглянув на меня, а затем на неё, произнёс:

— Смелее Вика, — она подошла к нам и он продолжил, — Она освежит твою память. Посидите в ноуте и прошу тебя Артём, пожалуйста, без своих бля@ских замашек, — последняя фраза прозвучала не приятно. Думаю Артём тот ещё кабель.

Виктория придвинула ещё один стул к моему столу и открыла ноут… Сергея уже не было рядом. А вот то, что показывала мне Вика… было до искр в глазах интересно. Незаметно время приблизилось к вечеру, я даже отказался от обеда в пользу информации, которая меня захватила.

В моём кармане заиграла мелодия и я достав из него телефон, вопросительно взглянул на Вику. Она вздохнула и взяв его из моих рук произнесла:

— Звонит Сергей, вам нужно ответить.

— Как? — спросил я и она показала.

В общем мы договорились с Сергеем, что эта Вика нужна мне на ближайшие, не знаю сколько дней и он согласился. И наши занятия по «воспоминаниям» гаджетов, пользователя Артёма проходили здесь же в офисе. А вот по вечерам личный водитель брата, Степан, «обновлял» мою память в вождении авто. Это мне понравилось больше. Из чего я сделал вывод — а я оказывается способный ученик, для свалившегося с небес неуча. При всём этом, как оказалось, близкие друзья называли меня Ар, что мне импонировало больше, чем полное имя Артём.

В мою новую жизнь потоком вливались «старые» друзья Артёма и новые друзья Арра. Познакомился с рингом, ФСК «BAZA-Volat», совладельцем которого я являлся. Нас трое, я, Гарик и Макей. Тренируясь на ринге я чувствовал себя раскованно, и к боли я уже приловчился. Это были новые ощущения, не скрою, хоть и не всегда приятные. Прошёл месяц и я был доволен собой и жизнью в которую окунулся. Мария Снежина, а попросту Мари, появлялась в моём поле зрения редко, ссылаясь на постоянную занятость, фотосессии, съёмки… Поэтому, своё неуёмное желание в сексе приходилось компенсировать на стороне, в чём у меня проблем не было. Сегодня вечером в компании Гарика, Макея и ещё пары друзей завалились в клуб «Радео», после занятий с Викой и перевода денег на карту в благодарность за её занятия и терпение.

34

Сидим в VIP зоне. Заказали выпить. Макей, увидев кого-то из знакомых отошёл в зал, а мы в ожидании заказа созерцаем стриптизёрш.

Шурик подвёл двух «цырл», так они называют однодневок которые трутся в поисках ни к чему не обязывающих разовых перипихонов. Глядя на этих силиконовый вертихвосток решил для себя, что сегодня я «пас» с сексом.

Достал IPhone и принялся изучать новые приложения, которыми меня озадачила Вика. Постоянно появляются интересные разработки и нужно быть в курсе, держать так сказать руку на пульсе, как утверждает Вика.

Я сделал глоток виски, который обжигающей тёплой волной покатился внутрь и безразличным взглядом обвёл зал. Народу прибавилось, в основном девчонки, фигуристые и глаз за них цепляется. И эта музыка… странная, энергичная и не в меру громкая. Цырлы пили коктейль и трындели о чём-то пустом, Гарик уже вовсю нагло щупал одну из них и та сладостно млела.

Люди этого мира в общей своей массе избалованные и развращённые. Здесь многое доступно для утех, не то что за гранью их понимания, в иных Мирах. Морали лишены с рождения видать…

Мир Хаоме поделён на четыре народности с единым языком, а вот на Земле всё сложнее. Много стран и речь отличается, основные языки знать нужно, иначе с общением проблема. Без переводчика в nete ты «0». Что за Боги создали этот Мир? Пока завис в телефоне и размышлял о своём, Макей вернулся не один и представил нам своего знакомого:

— Прошу любить и жаловать — это Баклан, автомеханик «золотые руки». Пол года назад он мой BMW GT вернул к жизни после того, как один «не хороший человек» попал на нём в мотоаварию, — и он прищурившись зыркнул на Шурика, — Одним словом Бог в этом деле, — прохлопал он того по плечу. Мы все обменялись с Бакланом рукопожатием и я его подколол:

— Ну привет Бог, — а для себя заметил усмехнувшись: два Бога за одним столом, а сил божественных ни в одном глазу.

У парней завязался разговор на автотему, Шурик повёл одну из девиц танцевать или «пританцевать её своим шестом» где-нибудь в укромном месте. Повеяло скукой и я отправился отлить… Когда вернулся к своим, Баклана уже не было и Макей мне пояснил:

— Он сегодня с друзьями отрывается. Его друг скоро жениться, вот они и развлекаются по полной, — я уже ничему не удивлялся. А Гарик, услышав про мальчишник, загорелся:

— Бл@, а я никогда не был на этой херне. Может подключимся? Если что, готов влить бабло чтобы веселей зашло.

Зря это было сказано, потому как все эту дурацкую идею подхватили и мы поперлись с ответным визитом к Баклану. Их было пятеро, нас с девчонками семеро, по итогу — большая получилась компания.

Жених-Кирилл, нормальный такой мужик оказался, как и все остальные — заводные и лёгкие на подъём… и нас понесло во все тяжкие. Пару часов тусили здесь же, потом в «Kardinal» зарулили. Затем Карп ляпнул, что-то вроде «Туса без сауны и баб — это для малолеток» и мы уже не могли остановиться. Прихватив из клуба ещё пару девчонок, двинули в сауну…

Проснулся я в своей квартире ближе к обеду. Сполз с кровати и направился в сторону кухни. А там уже Гарик сидит в телефоне и опохмеляется пивом, увидев меня выдавил из себя измученную мину.

— Если я надумаю жениться, то такую херню не переживу, — произносит он и ухмыляется глядя на мою аналогично потрёпанную рожу.

— Раз этой ночью выжил, значит переживёшь. Но, я бы тебе за твою идею… — и я не успел договорить, телефон Гарика ожил и ему пришлось ответить на звонок. И я отправился в ванную.

— Это Шурик звонил, — выдал он мне, когда я уже готовил себе кофе, — Интересовался, где мы? Они с Карпушей очухались в гараже у Баклана, прикинь. Совсем кукуху отпили, даже не помнят как мы разъезжались из сауны. Девок ещё туда с собой приволокли. Дурни. Им мало было драть их в сауне, выходит по всему маршруту их потянули. На свадьбу к Кириллу не попремся, мне мальчишника хватило. Ну, может букетом отметимся в ЗАГСе, типа того.

— Н…да, — покачал я головой вспоминая вчерашний вечер, — Эти идиоты никогда не перебесятся, в спам таких, напрягают уже. А вот Жених с Драконом несмотря на выпивку, на этих вертихвосток и ухом не повели, а могли бы оторваться, всё же проплачено было.

— Нафиг этих цып, они как дверные ручки в общественных местах, «метить таких — себя не уважать», — Гарик вздохнул и потёр переносицу, — Ты не забыл, что вчера с Макеем решил на горнолыжный слетать на неделю-другую?

— Помню, но куда? — отвечаю ему забрав кофе из кофемашины и подойдя к окну.

— Да вы вчера так и не определились, Италия или Франция, — он выбросил банку из под пива в мусорку и взглянув на часы перевёл взгляд на меня, — Ладно, пива дёрнул и поеду я, такси уже ждёт. Чувствую, моя малая опять обиды клеить будет, не хочу её злить. Покуролесили знатно, на долго хватит впечатлений. Хорошо, что без кокса обошлось. А ты молодец, держишься, не зря говорил «Завяжу». Ну бывай, — и мы попрощались.

Прошло больше месяца как я здесь. И мне не приятно, что окружающие хоть и редко, но напоминают мне о наркотиках. То, что у Артёма были с этой дрянью проблемы я уже понял, а вот на сколько серьёзно, могу только догадываться. По видимому это и послужило причиной того, чтобы отец и брат меня «временно» ограничили в активах кампании.

Тупость в прожигании времени в клубах, если не брать тренировки на ринге, требовало координальных перемен. И первый мой шаг — побывать на заснеженном курорте в Альпах. Пусть это будет Франция решил я. Позже наберу Макея, обсудим с ним поездку и сроки. На днях озадачил Вику и ждал от неё интересного предложения, поэтому первый звонок утром был ей:

— Артём? Здравствуй, — услышал я в трубке её голос.

— Чем порадуешь Вика?

— Сейчас я занята, не могу обсуждать, но кое-что отправила тебе на mail, с коротким описанием. Глянь за выходные. При желании можешь дополнить своими идеями.

— Понял, гляну. Ну давай, до встречи в офисе, — попрощался я и она первой сбросила звонок.

Я просил Вику подобрать мне любопытный маршрут для путешествия с необычными водоёмами. Сидеть безвылазно в городе не хочу. В памяти были ещё свежи воспоминания о минеральных озёрах Мира Хаоме…

Открыл файл и вскользь пробежался по тексту.

«Поездка в Венецию. Италия. Город расположен на небольших островах Адриатического моря. Дорог нет, движение только по каналам. Множество дворцов в готическом стиле и стиле эпохи Возрождения. Площадь и собор Святого Марка… колокольная башня…» Первая мысль — из города в город? Подумаю об этом позже. Далее просматриваю…

«Сенот Кристалино. Мексика. Сенот — это не только озёра и колодцы, но и пещеры с подземными реками, которые представляют большой интерес для дайверов. Подводные пещеры соединены с ближайшим сенотом Azul и путешествия по ним, как утверждают дайверы, очень увлекательны». Вот это уже не плохо.

«Фареры. Дания. Удаленные острова между Норвегией и Исландией. 18 островов вулканического происхождения». Вспомнив свою ссылку, меня неприятно передернуло и по позвоночнику пронёсся жар. «Острова соединены между собой туннелями, паромами, дамбами и мостами. Десятки фьордов — мелких ступенчатых водопадов. Тысячи видов птиц, обитающих на архипелаге… излюбленные места туристов». Ну, не знаю, не знаю…

«Египетский оазис Сива. Он располагается во впадине Катара. Уникальное и нетронутое цивилизацией поселение. Культовый храм Оракула, куда царица Клеопатра приходила за Советом и храм Солнца, построенный в честь Бога Ра. В окружении финиковых пальм и оливковых рощ располагаются солевые бассейны. За счёт высокой температуры и содержания рассола в бассейнах — вода с легкостью удерживает тела на плаву». О как, Царица? Бог Ра? Заинтригован, не скрою. Обязательно наведаюсь туда.

«Развлечения:

Формула 1 в Абу-Даби. Празднование Фестиваля Битвы воздушных змеев в городе Хамамацу (Япония). Масштабные фейерверки на Рождество. Ежегодный бразильский карнавал в Рио-де-Жанейро».

Да, в этом мире есть на что посмотреть. Молодец Вика и это только ничтожная часть. А ведь Стеша должна была организовать мне экскурс по своему миру Земля. Интересно, где сейчас эта хамка?

Через две недели отправились с Макеем на крупнейший горнолыжный курорт Франции — Три Долины. 15 дней, проведённых в предгории Альп были для меня не забываемыми. Учился кататься на сноуборде. Я конечно не ас, но обучаем и это было круть. Ещё и езда на снегоходах…

От туда отправились в Майами, это идея Макея — «Зима — Лето». Гулять так гулять.

Майами как оказалось, весьма популярный американский курорт, куда стремятся поклонники водных видов спорта.

Майами-Бич (6 км песчаного пляжа) — настоящий рай для сёрфинга и дайвинга.

Оценил это место по достоинству. Теплая и мягкая вода, приятный климат, редко стихающие волны — что может быть лучше? Зависли в Мэтсон Хэммок, он подходит для новичков, коим я и являюсь. Матвей резвился сам, а я вовсю занимался с частным инструктором. Освоил таки с трудом сёрф, но оно того стоило.

Затем переместились в Сэнди-Бич. Интересно было попробовать и кайтинг, он похож на виндсерфинг, только вместо паруса воздушный змей. Чего только эти людишки не придумают чтобы получить порцию адреналина. Их сообразительность меня впечатлила. День проводили рассекая волны, а ночью зажигая на пляже с такими же беспечными туристами как мы. Месяц на побережье пролетел в одночасье. Как же не хотелось возвращаться…

Во время полёта Матвей меня подколол:

— Глянь на блонди, глаз не сводит с тебя, — хмыкнул он.

— Да ладно тебе, — не поверил я ему, — Тебе кругом секс мерещится.

— Он мне не мерещиться, я чую его запах, уж поверь и проверь… — произнёс он подмигивая мимо проходившей нас стюардессе.

А ведь он был прав. Эта блондинка меня всё-таки подловила возле туалета. Горячей и ненасытной оказалась девица лет 25-ти, мы даже очередь умудрились создать…

Выхожу у подъезда из такси, всё ещё под впечатлением от проведённых полутора месяцев вне шумного мегаполиса. Поднимаюсь на лифте и меня неприятно передёрнуло, вспомнив свою ссылку на краю всеми забытых раскалённых небес. Отголоски памяти, чтоб их…

Захожу в квартиру, ставлю чемодан и с тоской вздыхаю. Приняв душ и распаковывая вещи замечаю, что в квартире что-то изменилось. Не которые вещи не на своих местах и запах мне не свойственный. Прошёлся и огляделся. Действительно, в моё отсутствие здесь кто-то был.

В среду вечером наведался в «Volat». Пробыл там допоздна и решил, что пора закруглятся. Привстаю со скамьи для жима, а напротив меня стоит парень и показательно хлопая в ладоши произносит:

— Молодец, смотрю вжился в роль. Даже очень.

Он снимает капюшон свитшота и я смотрю на своё отражение стоящее во весь свой рост. Застыли оба и не сводим друг с друга оценивающего взгляда. Два Артёма Кулагиных на одно вакантное место, не перебор ли?

35

Я поднялся со скамьи и настоящий Кулагин подаёт мне полотенце, вытерев лицо я повесил его на шею.

— Я в душ, — небрежно бросил ему через плечо и пошёл на выход.

Пропажа жива — это хорошо, вот только появилась она неожиданно, размышлял я стоя под душем. Когда вышел, Артём ждал меня в раздевалке.

— У тебя не плохая семья, работа. И друзья, правда не все, — начал я, — Надеюсь ты в порядке?

— Почти… — ответил Артём и облокотившись спиной о шкафчик с интересом разглядывал меня, — Один в один, даже недоумеваю, если бы только не эта хрень на твоём предплечье. Так откуда ты взялся?

Я взглянул на своё предплечье и заметил бледные очертания символа. До недавнего времени моё тело было чистым и безупречным, странно… Не проявляя эмоций я произнёс:

— Сам был удивлён, когда свалился под колёса. Не я «взялся», они меня сами из больницы забрали, а я всего лишь принял ситуацию.

— Выходит принял и вжился, — хмыкнул Артём. — Понравилось?

— Не скрою… Да.

— Допустим… Вот только две задницы на одном стуле? Ты же понимаешь? — зло прищурился Артём.

Взяв в руку спортивную сумку я бросил ему ключи от Tesla, поймав их и покрутив в руке он довольно хмыкнул. Набросив на голову капюшон Артём кивнул «за мной» и мы отправились на подземную парковку. За рулем авто он чувствовал себя уверенно, «хозяин», подумал я.

— Мне нужна будет твоя помощь, — произнёс он твёрдо и безоговорочно, — Официально Ты это Я, а я пока в тени. Ты мои глаза и уши. В долгу не останусь. И так… — он начал вводить меня в курс дела, а я внимательно слушал всё что он говорил, задав ему лишь один вопрос:

— Твои проблемы с наркотиками? — коротко взглянув на меня я получил быстрый ответ «Уже нет» и Артём резко притормозил остановившись у тротуара. Он медленно повернулся:

— Эту проблему я решил первой. Главное не проколоться, что нас двое. Мне пора. Будем на связи, в случае чего звони в любое время и не напортачь. Здесь мы расстанемся, не буду светиться.

Наше знакомство продлилось не долго и он исчез в темноте улиц, а я отправился на квартиру. Значит с завтрашнего дня возвращаюсь в дом отца и пора Снежиной напомнить о себе. Жизнь Артёма нагнетают чёрными полосами, значит нужно вычислить художников и отбелить её…

***
Стеша. Жутко не высыпаюсь, постоянно зеваю и готова вырубится прямо на ходу. Работы больше не стало, всё в обычном режиме. А силы куда-то деваются, сквозь пальцы просачиваются оставляя меня выжатой как лимон или растение-сухостой. Задумалась о том чтобы кардиограмму сделать, анализы сдать, может витамины пропить… Лето, а я немощная как после зимней спячки. Прошло больше двух месяцев с тех событий. С чего бы это?

Вечером родители решили о чём-то серьёзном поговорить. Тема оказалась неожиданной. Отцу предложили учавствовать в новом проекте. «Строительство трёх гидроэлектростанций в Южной Корее», контракт на 5 лет. Предприятие на котором отец работает предоставило двух своих сотрудников и он один из них. Эта компания, «Korea Hydro&San» уже не первый год с ними сотрудничает. Отец уже дал своё согласие и мама едет с ним. Я конечно не против, в свои 23 в няньках не нуждаюсь, но это было неожиданно… Отъезд через две недели. Мама расстроилась, что я остаюсь одна, да и на свадьбу к Кириллу они не попадают, но это уже второстепенно.

Провожала их в аэропорту.

— Стеша, солнышко, мы будем скучать. Обязательно звони по скайпу, — мама прослезилась обнимая меня. Отец, сжав меня в своих крепких руках шепнул на ухо:

— На твою свадьбу обязательно вырвемся и вы своё свадебное путешествие проведёте в Ёндон.

— Да ладно пап, у меня ещё и жениха-то нет. Так что с путешествием повременим.

Обьявили посадку и я разволновалась. Вот теперь я окончательно осознала, что остаюсь одна, совсем, на долгих пять лет. Моя семья уезжает, а я остаюсь… Глаза стали влажными, плечи поникли и я прощаясь махала им вслед, пока они не скрылись из виду.

Со среды начала обследование. Итог: отклонений от нормы нет, в весе немного набрала, всего-то 2 кг, но это ерунда. По этому поводу я не парюсь. Сегодня в конце рабочего дня заглянула в отделение гинекологии. Валентина Сергеевна меня уже ждала. Плановый так сказать осмотр. Осмотр…

— Даже не знаю как сказать, коллега, — произнесла Валентинка, так её ласково называют сотрудники отделения. Я удивлённо вскинула брови лёжа в кресле, — Давай-ка пройдём на УЗИ. Когда ты говоришь у тебя последняя менструация была? Две недели назад?

— Угу, — кивнула я, — Правда в скудном режиме и всего-то два дня.

Аппарат УЗИ был ко мне беспощаден, правда огрела меня как обухом по голове. Я беременна… И не просто беременна, а двойней. Два плода?! Сердцебиение у каждого прослушивалось чётко, срок десять недель. Валентинка по сердцебиению каждого выдала своё резюме — дети разнополые. Значит… мальчик и девочка. Вот, откуда недомогание и упадок сил.

Я была ошарашена и раздавлена этой новостью. Одна… беременная двойней… Мамочки… Я накрыла лицо ладонями и всхлипнула.

— Стеша… Девочка? Ты чего? Ну-ну, — Валентинка пыталась меня утешить, — Ты здорова, беременность в норме. С отцом детей поговори… Сейчас с зачатием столько проблем, ЭКО не каждому по карману, а ты в слёзы…

Приехала домой и переступила порог. Пустая квартира ждала меня каждый вечер, как и с перспективой на ближайшие пять лет. Вот только сегодня я в неё вошла с тяжёлым сердцем… Не скрою, мысли о прерывании беременности всё же посетили меня. И ужас от последствий тоже… Мысли о рождении детей к коим я не была ни капельки готова, тоже заставляла сжиматься моё и так клокочущее сердечко в ужасе. Десять недель… десять недель… Слёзы тихими ручейками катились по щекам пока я сидела на диване поджав по себя ноги. Рожать предположительно в марте…

ЯР Я ТЕБЯ УБЬЮ!!! Что же ты натворил… Лишить жизни двух маленьких беззащитных существ, которые притаились в моём теле я конечно не смогла. А какая из меня выйдет мать мне предстоит узнать. Справлюсь ли я?

Родителям я ничего не сообщила, да и по скайпу старалась не выдать себя с потрохами.

Учитывая моё «интересное» положение, меня перевели в диагностический центр при нашей больнице. Работа в регистратуре. Восьми часовой рабочий день, пятидневка, этот график меня вполне устраивал.

В августе во время отпуска стала на учёт по беременности и навестила папину двоюродную сестру Лиду. Провела у неё на даче две недели, рядом лес и не далеко озеро. Красота и блаженство.

Во время одной из прогулок гуляя в лесу, меня не покидало чувство, что за мной кто-то следует и сверлит мои лопатки острым взглядом. Но как бы я не крутила головой никого и ничего не увидела. Паранойя или…

Пришла золотая осень и настало 10 октября. Сегодня день свадьбы Киры и Ольги. Привожу себя в порядок, причёска, макияж и жду, когда за мной заедет Сергей. Он конечно та ещё бестолочь, но брат меня теперь одну старается на долго не оставлять. Сергей сегодня моя пара, так как свою он ещё не встретил на жизненном пути, так сказать. Накануне звонила Ольга и предупредила, что на следующее УЗИ идём вместе. Она записала нас к профессору Николаенко, в платную клинику. У неё срок маленький, а любопытство зашкаливает, мы с ней теперь подружки по интересам и Кира за нами обоими бдит.

Я в платье бежевого цвета, фасон А-line А-образного силуэта, при этом расширение платья начинаться не от талии, а от груди. Мой не большой животик, на сроке в четыре месяца ещё не совсем заметен окружающим, а в курсе моего «положения» только самые близкие. Сергей позвонил в домофон и сообщил, что ждёт меня в автомобиле. Я набросила пальто, надела туфли на высоком каблуке и отправилась на свадьбу брата, расчитывая приятно провести время в кругу не многочисленной родни и друзей.

Ольга выглядела очаровательно, как и любая невеста в такой важный день. После ЗАГСа была фотосессия на «Острове влюблённых», затем посетили ещё пару особенных мест и наконец-то приехали в «Villaggio». Сергей на свадьбе друга много не пил и как ни странно вёл себя достойно. За столом ухаживал и даже с особым интересом танчил со мной.

Около восьми вечера вышла на улицу подышать свежим воздухом и не много насладиться тишиной. Вся эта суета была для меня обременительна и я чувствовала лёгкую усталость.

К ресторану подъехали два «не дешёвых» авто и из них вышли стильные красавчики с цветами. Неужели к Кириллу с Ольгой? Подумала я, хотя в соседнем зале другая большая компания праздновала чей-то юбилей, возрастной категории «за 40». Я развернулась и направилась ко входу, взялась за ручку и уже собиралась войти вовнутрь, как услышала позади себя «Стеша?!». Я обернулась, но не увидела знакомых лиц и вошла внутрь. Наши были на танцполе, ведущий готовился к очередному конкурсу, а я взглядом искала Сергея. Дракона и Баклана в компании девушек я заметила, а вот Серого нигде не было. И в это мгновение меня кто-то обхватывает за талию сзади и резко разворачивает.

— Стеша?! Я так и знал, что это ты! — передо мной стоял незнакомый парень и улыбался во все свои белоснежные зубы. Я попыталась отстраниться и упереться руками ему в грудь, но он был твёрд в своём захвате.

— Пусти меня! — фыркнула я защищаясь и всё-таки вывернулась. Он опустил взгляд на мой живот, что-то явно обдумывая. «Вот-вот, я в положении» догадался он и нечего пугать беременных, подумала я. Он отступил ещё на один шаг по прежнему пристально разглядывая и оценивая мою фигуру. Я хотела ускользнуть в сторону и дёрнулась, но он перехватил меня за локоть. Дёрнул с силой на себя и направился в сторону лестницы, вынудив тем самым подчиниться ему.

— Пусти меня… Пусти немедленно, — попискивала я, глазея по сторонам в надежде увидеть своих.

— Я скоро, — бросил он друзьям и я вспомнила их, это были те самые парни с парковки.

Парень втолкнул меня в коридор для обслуживающего персонала. Прижал за плечи к стене, сверлил острым взглядом и зло фыркнул:

— Ты беременна? Как давно? — он хотел коснуться моего живота, но я отшвырнула его руку.

— Кто ты? И что тебе от меня нужно? Мы даже не знакомы!

Он навис надо мной как глыба и прищурив один глаз произнёс:

— Знакомы Стеша, — процедил он, — Даже очень знакомы, могу напомнить… — он зафиксировал мою голову схватив меня за подбородок и потянулся к моим губам, но сжав свои в тонкую нитку я увернулась и дала ему пощёчину.

— Отстань от меня придурок, — рявкнула я и сделала безуспешную попытку вырваться от него. Он вновь схватил меня за шею вжав в стену, не сильно, скорее чтобы дать понять, что мои попытки бесполезны. И у него это получилось.

— Стеша-Стеша… А ведь кто-то обещал мне экскурс по Земле. Но вижу ты занята, допрыгалась здесь на Земле? Или ещё там… в мире Хаоме?

— Чтооо… — процедила я растерянно, — Что ты сказал?… Ты… Это ты? — я часто заморгала в недоумении, — Но как?

— Да я, собственной персоной. Так ты замужем? Или, — он на пару секунд скользнул взглядом вниз по моему телу и схватив мою правую руку взглянул на неё, — Кольца нет, значит нагуляла, — прорычал он, — У вас как я посмотрю с этим полный хаос. С кем хочу и как хочу?

— Дурак! — возмутилась я, — Вас таких везде в избытке и тут и там. Только о себе думаете. Манерами не отличаетесь, не только руки распускаете. Сам то, до многих здесь дорвался?

Он не приятно усмехнулся и выдал:

— Мы сейчас о тебе. Кто отец ребёнка и не вздумай лгать.

— А то что? — огрызнулась я.

Дверь в коридор отворилась и к нам влетели Баклан и парочка незнакомых ребят.

— Артём ты чего здесь… — спросил один из них.

— Стеша ты в порядке? — подлетел к нам вплотную Баклан и нервно спросил меня, одновременно глянув на Артёма, — Ты чего? Руки от неё убрал!

— Знакомую встретил, — Арр был спокоен как удав, — Вот решили поговорить, — ответил он и перевёл взгляд на меня, — Да Стеша?

— Нашли место, а в фойе поговорить не додумались? — Баклан был недоволен увиденным.

— Артём, идём, — похлопав его по плечу, незнакомый парень кивнул ему головой в сторону выхода. Не отпуская мой локоть Арр потянул меня за собой и мы все отправились в сторону двери. «Мы не договорили» цыкнул мне на ухо настырный бог.

Я была в шоке, увидев Арра в нашем мире. Мысли вихрем завертелись в голове окунув меня в ту самую атмосферу воспоминаний мира Хаоме…

Мы сидели с ним на диванчике и я не скромно рассматривала собеседника. А он хорош, чертовски хорош. Мужественное лицо с грубоватыми чертами придавали ему особый шик. А рост и спортивное телосложение говорило о том, что он идеален.

— В чьём теле ты на этот раз? — не удержалась я от вопроса.

— Это мой настоящий облик, — хмыкнул он, — Лучше чем Яр? Вижу оценила, — выдал он мне с наглой ухмылкой.

— Придурок! — ляпнула я не раздумывая.

— Хамка, как была так и осталась. Ну… рассказывай… Сама сбежала? Или Геба слово сдержала?

— Геба, без неё у меня шансов не было, — ответила я, опустив в пол глаза и повернув немного голову в сторону.

— А это? От кого понесла? — он положил руку на спинку дивана и наклонился ко мне. И я молча подняла на него взгляд. Минуты бежали… Он ждал. Я накрыла животик рукой и мои глаза заблестели от накатившейся влаги… И я опять отвернулась.

— Значит Яр, — заключил он, — Стервец. Своих девок мало было на иномерянку нацелился… Что же ты здесь дурака не нашла? Сейчас бы плясала как ваша невеста, — услышав это я вскинула на него блестящие от влаги глаза и прошипела:

— Может я и хамка, но не змея… — а затем помедлив прошептала, — Я… Я… не смогла… но думала об этом… Чтобы их не было…

— Не понял? Что думала? Кого не было?

Я почувствовала себя ужасно, меня окатило горячей волной, к лицу прилила кровь и я поднялась с диванчика. Пошатнулась и хотела уйти от него, но он вскочил и поймав меня за плечи развернул к себе:

— Ты хотела… Дура безмозглая! — рявкнул он. Мои ноги подкосились и я ослабла, повисла в его руках.

— Я думала… и мне было страшно… Их двое. Детей двое, а я одна, что если не справлюсь? — я уже всхлипывала. Он прижал меня к своей широкой груди, накрыв мою голову рукой.

— Что ж вы людишки бестолковые такие, — тихо произнёс он.

Я не видела как к нам подошёл Кира с ребятами, но его голос был до не возможности дерзким:

— Ты? Артём? Бл@… Стеша, так это ты отец? Стеша?

— Нет, не я, — ответил он коротко и отстранив меня предложил, — Давай я тебя домой отвезу, — и я молча кивнула «да». Я посмотрела на Кирилла и размазав пальчиками ручеёк бежавший из глаза обратилась к нему:

— Думаю мне лучше поехать домой. Не хочу омрачать твой праздник своими соплями.

— Ты уверена? — Кирилл хотел удостоверится в моём решении и я кивнула.

— Давай я отвезу, — вмешался Сергей. Но Арр пресёк его предложение, обняв меня за плечо он обратился к Кире:

— Я сам. Стеша не против. Так Стеша?

— Угу, — ответила я и глянув на Киру подтвердила слова Арра, — Кира я буду в порядке, правда. Просто накатило, я сейчас по любому поводу так… реагирую странно.

Кира молча одобрил моё решение и мы отправились в гардероб за моим пальто.

Арр молча вёз меня домой, не проронив ни слова. Я лишь изредка вздыхала, а он бросал короткие и суровые взгляды на меня.

36

Подъехали и остановились у самого подъезда. Он молча вышел из авто, открыл мне дверцу и подал руку. Не проронив не слова отправился следом за мной и я не возражала.

Уже в квартире Арр не разуваясь прошёлся по комнатам, а я тихо стояла в прихожей и наблюдала за ним.

— И этот курятник ты предпочла жизни в Хаоме? — недовольным тоном он сделал заключение, а затем подошёл ко мне и помог снять пальто.

— Это не курятник, а мой дом, — тихо произнесла я снимая туфли пока он придерживал меня за локоть.

— Ты здесь одна живешь?

— Сейчас да. Родители уехали на пять лет.

— Значит одна, — медленно произнёс он и небрежно сбросив с себя куртку повесил её в шкаф рядом с моим пальто, — Я бы кофе выпил. Идём, — и мы прошли в кухню. Я включила кофемашину и присела за стол напротив него. Он протянул руку и приподнял мой подбородок, вынуждая меня взглянуть на него.

— Не дрейфь, справишься. А я рядом буду. Я здесь на год, будешь под надзором. С деньгами как? И с работой?

— Нормально… Ещё и отец переводами помогает, денег пока хватает.

— Ясно, — он забрал кофе из кофемашины и поставил его на стол, а я молча подала ему сахарницу.

— Н-да, не всегда хамство помогает… — он сделал глоток и продолжил, — Странно, что Яр тебя отпустил. Он вроде как виды на тебя имел. Суровый мужик, не шуточно поплыл на тебе, — его тон был недовольным и ни единой нотки душевного участия.

— Он замуж меня звал… Но мы… такие разные и я уже одного почти замужа хлебнула. Думала только о том чтобы домой вернуться.

— Домой… — он немного напрягся, — Теперь ты дома. Довольна? Пустоголовая. Прихватила частицу чужого мира. Как скоро они должны появиться на свет?

— В марте… — ответила я и почувствовав изжогу прикрыла губы ладошкой. Я поднялась чтобы выпить воды, думаю меня мутило от ресторанной еды.

— У врача давно была? «Неа» промычала я, делая очередной глоток воды и вылила остатки в мойку.

— Визиты не пропускаю. Со мной всё в порядке, почти, — я стояла у окна и смотрела на Бога.

Арр допил кофе и достал свой телефон:

— Номер диктуй, — он приподнял бровь, нетерпеливо бросив на меня взгляд и я продиктовала. И его номер тут же отразился в моём телефоне.

— Если я звоню, — строгим голосом озвучил он мне, — Ты всегда отвечаешь на звонок, поняла?

— А если я…

— Даже если ты на толчке, исключений нет. Я не шучу, — его тон был безоговорочным, — Мне пора, — и поднявшись из-за стола он отправился на выход. В прихожей Арр уточнил место моей работы, во сколько возвращаюсь домой и у какого врача наблюдаюсь. Серьёзно взял меня под контроль, вздохнула я.

Закрыв за ним дверь и прихватив в комнате халат я отправилась в душ. Было почти десять вечера. Стоя под струями тёплой воды я зависла, уперевшись лбом в стену. Нет, я не плакала, но чувствовала себя никчёмной и бестолковой, как назвал меня Арр. Думала о том, что он пробудет здесь год. Арр нашёл меня и я под колпаком. Хорошо это или нет, ещё не знаю.

Интересно как он здесь устроился? Его Tesla и дорогая одежда говорила о том, что он здесь совсем не бедствует. Такие везде в шоколаде. Боги они во всём боги.

В воскресение выспалась от души и настроение как никогда было бодрым. Позавтракав в 11 часов я принялась за уборку в квартире, но без фанатизма. Отвлёк меня звонок в дверь и открыв её я была крайне удивлена посетителю.

— Ты?

— Я на пару минут, — Арр протянул мне полный пакет фруктов, — Это тебе и помни, что я говорил про звонки.

— Спасибо, — смутившись ответила я и пошла с пакетом на кухню думая, что он идёт следом, но услышала за спиной как защелкнулся замок входной двери. Значит ушёл.

***
Сидя за рулём я переваривал всё о чём узнал от Стеши.

И Геба будет мне говорить, что эти людишки достойны лучшей жизни? Глупцы и бестолочи. Один пытается разгрести дерьмо которое ему или его семье подбросили, заслуженно или не совсем? Другая, вскружив мужику голову сбежала к мамочке, когда на горизонте замаячила семейная жизнь. Алчный Орм, власти возжелал и дел наворотил. Возомнил себя решителем судеб, возложил на алтарь юную и не замаранную грехами жизнь, меня призывая. А в этом техногенном мире, власть — это Деньги, которые открывают перед их владельцем все двери. Везде жадность и глупость людская. И похоть безмерная. И вот за этим я должен по словам Гебы наблюдать? Увидеть добро, любовь, милосердие… Чушь полная.

Ужинал на кухне в отцовском доме, сидя в полном одиночестве. На тел пришло сообщение от Снежиной. Пишет, что соскучилась и предлагает встретить её в аэропорту, в понедельник в 10–45. Придётся провести с ней для начала день-два. А также, каким-нибудь образом прошерстить её телефон, по просьбе Артёма.

А вот и домой вернулась сеструха. Не поздновато ли? Подошла и с резиновой улыбкой и уселась напротив. Она пьяна и это видно невооружённым глазом.

— Везёт тебе, — проговорила она заплетающимся языком подтырив у меня из тарелки кусок колбасы.

— Потому что трезвый? — спросил я её.

— Нет… У тебя квартира есть, а ты здесь… — и она потянулась за очередным куском, но я хлопнул её по ладошке.

— Брысь. Там не покормили? В своей квартире сопьёшься или с голоду помрёшь, — шикнул я на неё.

— Нет, не сопьюсь, — она поднялась с места и обошла меня пристроившись сзади. Прижалась к спине и обхватила меня за шею прильнув к уху, — Артём? — я повёл плечом отмахиваясь от неё как от назойливой мухи, — У тебя осталось что…

Я вскинул на неё острый взгляд и резко поднявшись, схватил её за подбородок. Впиваясь в её глаза, а именно в зрачки. На её лице отразилась боль от моего захвата.

— Пуфтиии… — прошипела она.

— Ты что принимаешь? Пустоголовая малолетка, — я был взбешён. Этот день сегодня закончится или меня ждут ещё сюрпризы? Услышав шаги на лестнице я быстро прошипел ей сквозь зубы, — Быстро в комнату, — и пнул её на выход.

— Ты? — удивилась Наталья, — Неужели по дому соскучился? — она спускалась по лестнице шурша длинным шелковым халатом.

— А тебе смотрю не спится? — буркнул себе под нос и продолжил есть.

— Не спиться… Дмитрия ещё нет… — её тон был несколько заигрывающим и я скосил на неё взгляд. Она пристроилась рядом, коснувшись плечом моего плеча наклонившись над столом и забрав последний кусочек колбасы из моей тарелки. Я брезгливо хмыкнул.

— Раз не спится, так за дочерью приглядывала бы, а то по ночам шастает не понятно где.

— Она уже не ребёнок, что за ней присматривать, — и она томно провела пальчиками по моему виску и я мгновенно перехватив руку сжал её пальцы до хруста.

— АААй?! Артёооооом… — проскулила она.

— Руки держи при себе. Раз не спится — посуду помой, — произнёс зло глядя глаза в глаза и отшвырнув её руку. Встал и не оборачиваясь отправился на верх в свою комнату.

— Твою ж мать?! — вскипел я увидев Аню в своей ванной.

— Не прогоняй меня, — она «никакая» сидела в обнимку с белоснежным другом. «Поскудники бЕсовы» матерился я про себя, на ней не было лица, да и косметика потекла. Её в конец разнесло.

Я наклонился над ней, собрав её волосы в хвост и зажав их в своей руке, помогая ей проблеваться.

— Что ты принимала? — эта ситуация бесила меня.

Её рвало, она всхлипывала и была жалкой. Не знаю сколько это длилось, с каждым позывом рвоты мне хотелось размозжить её голову об этот чёртов толчок.

— Артём… Я… Я… — проскулила она и схватилась за мою рубашку, но я перехватил её руку и вздёрнул сеструху на ноги.

— Тебе нужно умыться, — я подволок Аню к умывальнику и не жалея её милого личика грубо обмыл ей фейс, смывая не только последствия бурного вечера, но и остатки косметики. Ей было не приятно, но сопротивляться моей выходке сил уже не было. Вытер и бросил полотенце в корзину для белья.

— Пока отец на работе, вы бл@ди не знаете куда себя деть, — не сдержался я от возмущения. Она хотела приткнуться лбом к моей груди, но я не позволил ей этого. Обхватил лебединую шею пальцами и почти нос к носу стараясь сдержать гнев тихо спросил, — Как давно ты на этой дряни сидишь? — она зажмурила глаза и пропищала:

— Только попробовала…

— Лжёшь, — тихо прошипел я и она покачала головой «нет», врёт, не верил я ей, — А под мужика когда первый раз легла? Говори бестолочь.

— Я не… Пусти… я ещё не… Артём… — пищала она как мышь и я жёстко схватил её за лобок поверх брюк. Она дёрнулась в испуге не ожидая моей выходки и я ни сразу выпустил её.

— Завтра мы с тобой навестим медцентр и всё проверим, если Наталье до тебя нет дела, то я этим займусь. И молись чтобы сказанное тобой было правдой. Пошли, — и я подтолкнул её на выход. Провёл по коридору до её комнаты, втолкнул внутрь и закрыл за ней дверь.

Утром коротко изложил Артёму про Аню и о том, что хочу её проверить на наличие… И получил от него ответ: «Клиника Медфа», анонимность гарантирована, я предупрежу о вашем визите».

За завтраком мелкая выглядела «не айс». Наталья предупредила, что отправиться в SPA центр, а я сообщил, что намерен провести день с сестрой.

— Мы с Аней давно планировали, вот случай и предоставился.

— Хорошо, — одобрил отец и как всегда первый выйдя из-за стола отправился на работу.

Сначала мы с Аней заехали в магазин, я купил фрукты и ещё кое-что по мелочам. Заехали к Стеше, после чего отправились в клинику. Угробил на неё более часа. В моче выявлено остаточное содержание амфетаминов. Рекомендовали повторить анализ через два дня чтобы удостовериться — это была разовая акция или нет. В кабинете гинеколога присутствовал лично, пока её осматривали за перегородкой. Аня не соврала, она девственница.

До парковки шли молча, а вот уже в автомобиле я спросил:

— В понедельник повторим анализ, я его отвезу, а ты на занятия отправишься. Она кивнула не споря со мной.

— Артём, — произнесла она тихо не поворачиваясь ко мне, — Я правда только раз попробовала, друзья взяли на понт и я решила выпендриться.

— У тебя это получилось. Нужно было тебя на тел снять. Ты бы собой гордилась, а так единственный лайк и тот от унитаза.

— Давай в зоопарк съездим, — попросила она и обернулась ко мне, — Помнишь? Как тогда? — я конечно же ничего не помнил, но улыбнулся чтобы разрядить обстановку и потрепал её по голове.

— Зоопарк, так зоопарк, — согласился я и мы выехали с парковки.

Выходной день, народу много, а детей вообще «тьма». Никогда не видел в одном месте такого количества детворы. Эти мелкие человечки с полными счастья глазами приковывали моё внимание. Да что и говорить, у их родителей было не меньше блеска в глазах прогуливаясь мимо вольеров с дикими животными. Вот же «пепел мне нАголову» замер я увидев впервые зубра. Аня вслух прочла с таблички краткую характеристику об этом чуднОм звере.

Далее был страус, ещё одно чудо-птица, заставившее меня вскинуть от удивления брови. Аня хохотала глядя на меня сквозь слёзы:

— Артём, я уже не могу с тебя смеяться — голова хрустит, а ты всё никак не придёшь в себя, — я глянул на неё и обхватив за плечи прижал её спиной к себе, обнимая и разглядывая пингвинов, — Я скучала, правда, — произнесла она накрыв мои руки.

— Я к вам на долго, потом не жалуйся, что надоел.

— Не дождёшься, — прошептала она и потёрлась затылком о мою грудь.

— Давай закругляться, я уже есть хочу. Да и ты не особо активно завтрак поглощала, — высказался я и мы отправились в кафе в котором Аня с Артёмом часто просиживали, когда она ходила в начальную школу.

— Ты лучше, чем Сергей, — произнесла она уплетая с аппетитом бульон, — Хоть тебя я и побаиваюсь.

— Отшлёпать бы тебя, чтоб дурь выбить из башки, — ответил я и слегка улыбнулся ей.

— Одного раза хватило, — парировала она и я вопросительно глянул на неё, но тут же изменился в лице чтобы не спалиться, — На долго запомню. И вчерашний вечер, и унизительный визит в клинику я тоже запомню…

— А я закреплю эффект. Ешь давай, — после десерта решили сходить в кинотеатр. Смотрели «Маленькие женщины» Луизы Мей Элкотт. Казалось бы ничего особенного, но эта костюмная драма про XIX век и Гражданскую войну меня заинтересовала. История четырех сестер: трудности взросления и подростковое бунтарство, нежная женская дружба и несчастная любовь, поиски себя и желание самореализоваться. Я был под впечатлением, рационально оценивая каждую героиню. Почему-то вспомнилась Стеша, наше первое знакомство и недавняя беседа на кухне, да и на Аню я периодически поглядывал. Взрослеет девчонка, но вот в какую сторону её качнёт?

Воскресный день подошёл к концу и я выходя из душа чувствовал новый привкус этого мира. Люди, искренние улыбки детворы и судьбы близких мне человечков. Их ошибки, решения и желание двигаться дальше. Что-то в нём всё-таки есть, в этом странном Мире и рассмотреть это мне ещё только предстоит.

Я завалился в постель. Завтра первым делом в ”Volat” наведаюсь, а затем в аэропорт, встреча со Снежиной. Метка на предплечье дала о себе знать и я потёр её ладонью. Зуд и тепло, как ни странно, сразу же стали исчезать.

37

Через неделю после Кириной свадьбы мы втроём отправились на УЗИ. Ольга сидела впереди и всю дорогу до клиники что-то щебетала, отвлекая Кирилла. А вот под дверью кабинета она уже была взволнована. Это её первое обследование. Я ждала их в коридоре сидя на диванчике, просматривая новости в телефоне. Они вышли из кабинета со счастливыми улыбками, а в руках Кирилла был снимок. Он пристально рассматривал первое фото их ребёнка. «Дочь» озвучил он мне с наинежнейшей улыбкой. Значит у них будет девочка, «поздравляю» ответила я и улыбнулась им в ответ. Ольга светилась как звезда в ночи и не отлипала от брата.

Я следующая. Это был мой четвёртый визит к узисту. Я улеглась и оголила живот… «Отклонений от нормы нет». Малыши под конец исследования были не на шутку активны, поэтому я то и дело ёрзала выбирая удобное положение, но не тут-то было. Они на перебой выпячивали свои крохотные то ножки, то ручки, а то и попросту мутузились не думая обо мне. В общем, мой живот во всю ходил ходуном. Получив не шуточно под ребро, я уже думала только о том как бы быстрее принять вертикальное положение и покинуть этот кабинет. Ну, ФСЁ… больше не могу, ухожу.

А вечером ко мне наведался Арр и предложил прогуляться в центральном парке, поесть мороженое, но я отказалась сославшись на усталость.

— Когда в тебе постоянно копошатся две активные амфибии, порой не до прогулок. Извини, но нет. Пока они притихли я и сама хочу посидеть в тишине, — оправдывалась я перед другом-богом.

— Как знаешь, — не настаивал он и я предложила ему посмотреть какой-нибудь фильм. Но он прищурившись улыбнулся и удивил меня, — А давай в «морской бой» сыграем? Меня тут сестра Артёма научила, занимательная знаешь ли игра.

— А то, конечно знаю. Мы в неё в школе часто резались, ну или в футбол, или висельницу… — поддержала я его идею.

— В Висельницу? — он был крайне удивлён, — В школе?

— Да это не та висельница Арр, это тоже игра, только в слова…

В общем наш вечер прошёл в моих школьных воспоминаниях, играх, задорном смехе и его признании, что детства своего он как такового не помнит. Совсем никаких воспоминаний, пусто там, пробел, длинный такой пробел, как ночной темный тунель без единого авто.

Ну вот опять мелкие оживились и я Ой-кнув накрыла живот ладошкой. Арр оценивающе глянул на меня, слегка наклонил голову к плечу и потянулся к нему своей рукой, но замешкавшись всё же вопросительно изогнув бровь произнёс:

— Можно? — в его голосе были нотки нерешительности.

— Угу, — кивнула я и он осторожно коснулся меня. Арр аккуратно огладил мой живот по кругу и резко удивился:

— Живые?! Они такие там живые, ткнули меня в ладонь. Вот! Опять! — и он по-детски светился от происходящего.

Мы сидели на полу. Арр поднялся и обошёл меня сев позади, плотно прижавшись ко мне со спины. Двумя руками обнял/накрыл мой живот и стал его медленно и аккуратно исследовать пальцами или ладонями. Малыши притихли, а я замерла от необычности ситуации. Было странное чувство, словно они сговорились между собой без моего участия. Арр оглаживал мой живот и когда он останавливался, дети робко били в его руку ножкой или ручкой. Игра по их правилам. Я была удивлена и ощущала затылком как Арр улыбается.

— «Кошки мышки», — прошептал он мне, зарываясь носом в волосы, — А они у тебя оказывается компанейские.

Я недовольно встряхнула головой и отвела его руки от своего живота:

— Хватит, не нужно Арр, — мне было странно чувствовать себя рядом с ним и не приятно… или это было приятно? Я не могла понять и оценить происходящего между нами. Отстранившись от него я начала вставать на ноги, Арр поддержал меня и помог подняться. Я была смущена и не решалась взглянуть на него. А может я стеснялась или стыдилась… но чего? Странный сумбур творился в моей голове.

— Ты чего? Я же…

— Не нужно больше меня касаться так… произнесла я смутившись.

— Как так? Я не имел ничего…

— Думаю тебе пора Арр. Уже поздно, — я нервничала и перебивала его, словно в чём-то виновата и чувствовала себя как не в своей тарелке. Вот чёрт, по-дурацки всё как-то получилось…

— Ну раз поздно, значит мне действительно пора, — не возражал он, хотя взгляд его был пристальным и острым. Он явно меня читал, мои эмоции, мои мысли и видел больше чем я осознавала. Этот бог на многое способен, насквозь видит каждого человека. И я прямиком направилась в коридор давая ему понять чтобы он не задерживался.

Перед уходом он ещё раз залип взглядом на моём животе и взяв меня за затылок поцеловал в лоб:

— Следующий визит к врачу будет со мной и это не оспаривается. А сейчас отдыхай. Спасибо за вечер, Стеша.

Он ушёл, а я стояла ещё какое-то время в коридоре облокотившись спиной о стену. Опять я осталась одна в пустой квартире. Огляделась вздохнув и обиженно фыркнув пошла чистить на ночь зубы. Я лежала под одеялом и закрыв глаза гладила свой животик. Меня окружали не свойственная городской суете тишина и пустота. Ещё и мелкие притаились, а может уже спали. Молча пальчиками оглаживала живот через пижаму и вздыхала что-то мурлыча себе под нос. Очередной раз тяжело вздохнув я поймала себя на мысли, что всё ещё чувствовала на себе его тёплые руки и широкую грудь, прижимающуюся ко мне сзади. Мои глаза стали влажными и я пыталась проморгаться. Так нежно меня обнимал только Яр, там на берегу… а ещё когда замуж звал и про ритуал говорил.

Я вспоминала как нёс меня на руках, сильно прижимая к большой груди, когда оба убирались прочь из леса и от его загадочных теней, и дикого ветра…

Вспомнила как просил остаться, как детей хотел и дом, он обещал построить нам большой дом. И я вновь всхлипнула. На подушку медленно скатилась первая слезинка, потом ещё одна и ещё. Я плакала, очень тихо, как притаившийся в норке мышонок. Только этому мышонку 23 и он в положении, а его норка с кучей пустых холодных и одиноких углов. В норке ни души. И сейчас мне хотелось чтобы меня обнимали сильные мужские руки, гладили по бестолковой голове, шептали нежные слова, а я бы прижималась в ответ и была самой благодарной и счастливой мышкой. Сегодня… завтра… послезавтра. Нет, хочу чтобы так было каждый день, каждый мой грёбаный день. Не хочу быть одной, хочу быть рядом с ним, прижатой к его крепкому надежному плечу, щекой к этому суровому дикарю с сильными руками, к мужчине которого я возможно никогда не увижу.

Со временем успокоившись я вспомнила прощальный взгляд Арра и решив, что обидела его своей резкой выходкой, отправила ему сообщение для примирения. А теперь спать, мне тоже нужно отдохнуть пока мои малыши притихли.

Тяжёлые мысли плавно покидали мою голову и я монотонно дыша и поглаживая животик засыпала даже не подозревая, что в этом доме я уже была не одна. Прохладный легкий ветерок коснулся моих волос, плеч, но этого я уже не чувствовала, я спала как младенец. Три пары огненных глаз под потолком, внимательно изучали хрупкую фигуру, лежащую и мирно посапывающую в постели. Тени переглянулись между собой и опустились ниже, лишь не на долго зависнув в свете уличных фонарей. Красноглазый, юрко совершил кульбит и пристроился на одеяле возле живота Стеши, второй прикорнул на подушке прикрыв свою синеву глазниц, а третий сжавшись в калачик ёрзал у спины разминая складки на одеяле. Вестники не сразу нашли её и были довольны увиденным. Они знали то, о чём ещё ни одна душа их мира даже помыслить не могла. Дети, эти ещё не рождённые дети они… особенные и это умиляло странных существ. А вот её не хорошие мысли, на ближайшее время теперь их забота, с ними они справятся, обязательно. Вестникам будет лучше здесь, рядом со Стешей, чем болтаться без дела вдали от своих Богов. Верховные Боги оценят их самовольство и заботу, потом…

Сказочная нега, не свойственная этому миру, накрыла комнату лёгким покрывалом заботы в ожидании нового дня…

***
По дороге домой в телегу пришло сообщение от Артёма. Он назначил встречу. Хорошо, что не далеко отъехал от дома Стеши, иначе пришлось бы крюк делать. Задал маршрут и развернулся на первом же перекрёстке.

Пока ехал к Артёму не мог понять Стешу… И вот, что я сделал не так? Почему руки мои отстранила и «любезно» меня выперла? Подумаешь с мелкими немного почудил и что? Даже не подозревал, что они такие живчики и могут там чем-то заниматься. Думал дети в утробе только спят, молчат и растут. Им же там темно и тесно, а они оказывается внутри брыкаются и резвятся. И я этому по неопытности и по-детски удивлён. А Стеша на это как-то ревностно отреагировала.

Подъезжаю и вижу на противоположной стороне. дороги Артёма. Манёвр в лево и паркуюсь на стоянке подъезжая к нему ближе.

Артём садится ко мне в авто на пассажирское сидение и молча протягивает увесистую папку.

— Ого, — взвешиваю я её в руке и протягиваю ему другую руку, — Привет. И что мне с ней делать?

— И тебе не хворать, — пожимает её своей в ответ, — Не поленись и вникни. Здесь очень занимательное чтиво. Конверты лично передашь по назначению. Не по почте. Адресаты указаны, — он прокашливается и продолжает, — А что у тебя? Как мелкая?

— Аня чиста, но я не уверен, что ей вновь мозги не запудрят.

— Будешь рядом и не запудрят. Снежина как?

— Не могу её понять, чувствую что играет. В телефоне её ничего не понять, для меня это сложно. Может ты с ней покувыркаешься и выяснишь.

— Покувыркаешься? После того что о ней узнал, теперь вряд ли… Про неё тоже почитаешь и про Наташу. И повнимательнее будь, кого на жезл насаживаешь. Не подпускай чужих к себе.

От удивления я даже приподнял бровь, слушая его.

— Что за Стеша? Твоя?

— Это подруга, — как он узнал о ней, хотя? И я продолжил, — Ей можно доверять, да ей и самой сейчас помощь нужна, а мне не в напряг. Она одна, но думаю не на долго…

— Подруга? Значит не твоя и дети тоже… А у подруги хорошая подруга есть? А то я совсем одичал, тепла душевного и ласки хочется.

— Я не сводня, не знаю.

— Да ладно… забудь, кругом мерзота… Разгребу эту срань господню и может сам познакомлюсь с кем. С ребятами тоже будь на чеку, сомнения меня гложат, хотя на них пока мало что есть..

Артём покинул авто и я смотрел ему в след. Он выглядел уставшим. Видать прижало его не на шутку. Поздно уже и я отправился домой глянув мельком на чтиво, которое меня ждало перед сном.

Телефон подал сигнал и я прочёл сообщение от Стеши: «Извини за перепады настроения. Может на неделе в кафе сходим? Я подругу могу взять, посидим, пообщаемся?». Я улыбнулся читая сообщение и подумал про Артёма… Интересно в каком масонском кафе мы будем прятаться чтобы пообщаться?

38

Встретил в аэропорту Снежину. Маша… Маша… Сама неотразимость и грация. Увидев меня, она расплылась в милой улыбке и потянулась к моим губам оплетая руками мою шею, но я увернулся от её поцелуя.

— Не здесь, — произнёс я и опустил её руки себе на грудь. В ответ она наигранно надула губки.

— Я скучала, а ты… — обиделась она и вздёрнув носик продолжила прищурив глазки, но уже чуть тише, — Ну держись, быть тебе сегодня наказанным. Ты весь мой и безлимитный. Вези меня.

Хороша чертовка, а играет как. Со стороны я уловил на ней пару голодных взглядов и притянув её за талию прошептал:

— Адрес? Придётся кому-то сегодня поработать?

— И… Кому же?

— Тебе. Покажешь как соскучилась. Сама же сказала — я весь твой? — говоря это я как факир приподнял игриво одну бровь и она клюнула.

— Ко мне и живее, иначе перегорю…

— Летим мой ангел, пока ты в огне… — улыбнулся я уголком рта.

О…да, эта малышка отработала меня на все 360, нетерпеливо начав процесс ещё не переступив порог своей квартиры. Со вкусом и страстью, приятно ошеломив меня. Я даже где-то проникся этой снежинкой. Оставшись в комнате, когда она отправилась в душ я отправил Артёму короткое «Ты где?» и мысленно прокручивал прочитанное на неё.

«Слишком много звонков компаньону отца. Да и с Натальей в последние полгода у неё через-чур много любезностей». Ответ от Артёма не заставил себя ждать: «На месте». Я быстро подошёл к двери и впустил его в квартиру.

— У нас пара минут, — произнёс я и мы двинулись в комнату. По пути он разделся до пояса и остался босым, а я набросив пиджак озвучил ему:

— Драла она меня знатно, ненасытная сегодня, гляди ещё и тебе перепадёт.

Артём не приятно скривил face и выдал:

— Станет с неё и тебя, — он протянул мне её ноут, — Макс ждёт в машине, у вас 20 минут не больше.

В ванной затих шум воды, воцарилась тишина и я уже был по ту сторону двери.

Что за манипуляции с её ноутом проделывал Макс я не знаю, но по итогу тот был доволен своей работой. После чего я просочился в квартиру и положил ноут на место. Артём в это время с ней был на лоджии. Этот перец что-то мастерил, а она подавала ему отвертку. Я улыбнулся, выглянув из-за угла и кивнул Артёму: «дело сделано».

Я помнил, его совет «внимательнее быть, кого на жезл насаживаешь», но ради дела… Сегодня я спускал ей в глотку и был в презике, а вот следующего раза у нас с ней надеюсь не будет.

В час ночи встретились с Артёмом в одном из ночных клубов. Он сообщил много интересного, ещё и фотками подкрепил. Бл@… Да тут интриги-на-интриге… А вот за Аню мы кое-кому задницы надерём, это дело я люблю. Давно не разминал свои кости. Даже жаль стало, что моего фирменного блеска в глазах никто не увидит. Эти людишки оценили бы мою мощь по достоинству.

Через пару дней накрыли этих сучих выродков в их гараже и накостыляли им по полной. Дерьмом набитые отродья, всего за штуку согласились нашу девочку на одну хрень подсадить, а потом и на хрен насадить. О да, в гараже им тоже знатный порядок навели, долго будут ещё хозяину арендованного бокса ущерб выплачивать. Заказчики ждут своего часа, Артём планирует главный выстрел, только бы всё срослось.

С нами сегодня разминался и веселился один из друзей Артёма, «Фара». Как он сам выразился: «Ну вот и пригодился. Помню хорошее и отплатить рад». Бывший одноклассник Тёмы. Впервые я услышал это прозвище и оно мне понравилось. Разъезжались по домам и я озвучил Артёму предложение Стеши.

— Так мы можем у моей бабки собраться, — произнёс Фара, — За городом. У нас там два дома. Баня, шашлык. Комната для девчонок будет, места всем хватит. А Тём? — Фара взглянул на нас с надеждой и Тёма уж слишком мило для пацана произнёс, покачав головой:

— Вот знаешь ты как за нерв нужный потянуть? — и глянув на меня уточнился, — Если подружка не шалава, я за. Душевно посидеть хочу. Устал зараза с этим всем, — и вернув взгляд к Фаре выставил ему требование, — Не бухаем, а отдыхаем и с тебя гитара, Цой, Лоза, и… Ну ты в курсе.

— Как в старые добрые? «А Сектор газа?» — Тёма кивнул и Фара в ответ улыбнулся, — Замётано.

Уже будучи дома и стоя под душем я улыбался как енот на солнышке. Руки, ноги размял. А содранные костяшки на пальцах и синяки заживут, это ерунда. Главное драйв получил. Тёма и Фара мне дьявольски симпотны. Сделаем короткую паузу на отдых, развею Стешу и буду наблюдать дальше за «не скучной жизнью людишек». Предплечье вновь неожиданно обожгло и я взглянул на рисунок.

— Какого трифлекта???

Рисунок на коже стал более выраженным и чётким. Метка на моём идеальном теле? Это был один из Треугольников сущностей — «Создание, сохранение и уничтожение».

Неужели дело рук Живы? Она единственная кто касался меня за предплечье, ещё там в ссылке. Тогда я не обратил на это внимание, кругом царил жар и тело привыкло быть опалённым. Даже горячий воздух проникая в лёгкие меня не смущал. Привычка.

Но, что бы это это значило? Сейчас, в этом мире? Зачем оно на моём теле если я лишён всего? Или… не совсем лишён? Я пристально взглянул в зеркало и не увидел никаких изменений в зрачках. Обычный… я обычный человек без своих возможностей.

Утром позвонил Стеше и предложил поездку за город. Она была против, напомнив о своём положении, ещё и ночовка в чужом доме? Но я ее убедил, пообещал не пить и отвезти её домой если что-то пойдёт не так.

Ехали за город по первому снежку. Припудренный белёсостью лес по обе стороны трассы приятно умилял взгляд.

— Ты говорил про УЗИ, помнишь? — произнесла Стеша.

— И… — отвлёкся я от дороги и взглянул в зеркало заднего вида. И мы со Стешей пересеклись взглядами.

— Мне назначили на 23 декабря в 10–00.

— Хорошо, я запомнил, — ответил я и обратился к новой знакомой, — А вы Светлана вместе учились или работаете? — и она мило улыбнувшись ответила:

— Работали. Обе медсестры, коллеги так сказать.

— Мм… Ожидаемо, — произнёс я и подмигнул обоим в зеркало.

Мы немного заплутали, навигатор меня ввёл не раз в ступор и мы всё-таки приехали. И вот к моему удивлению всё оказалось слишком феерично. Мы вышли из машины и Артём со 100 %-ым удивлением издал:

— Светик-семицветик???

Светлана была не менее удивлена:

— Тёма? — она прижала ладошки к губам с трудом сдерживая не-то писк, не-то визг.

Артём подскочил к ней и сграбастав её стал кружиться с ней как волчок. Вот теперь она пищала от души. Из дома выскочил Фара, а мы стояли и наблюдали со Стешей за этой картиной Репина.

— Светка?! — крикнул Фара, — Мелкая? Ты?

— Я!!! И ты здесь??? — засмеялась Света и Артём опустил её на ноги.

— Что здесь происходит? — Стеша первая спросила и все обернулись к нам.

— Стеша, познакомься. Это Артём, а это Мишка, мы его ещё Фарой называли. Он вечно в гараже с нашим соседом дедом Костиком пропадал, помогал ему мотоцикл древний ремонтировать. Мы в те времена в одной двухэтажке жили, пока дом под снос не пошёл. Родителям новые квартиры дали, вот мы и разъехались кто-куда. Мне тогда почти 12 было.

— Ясно, — прошелестела Стеша и вопросительно глянула на меня, — Почему вы с Артёмом так похожи?

— Ооооо… Слишком много вопросов, а вечер только набирает обороты, — осёк её Фара и пригласил нас в дом.

Всё было как мы и планировали: баня для мужчин, шашлыки, гитара у камина и поздние разговоры. Светка светилась как Северная звезда от воспоминаний, Тёма не оставлял её без внимания и норовил каждый раз зацепить её взгляд хоть чем нибудь. Стеша решила остаться ночевать и первая отправилась в постель. После того как она стала клевать носом проводил её и немного задержался. Алкоголь и эта чертовски приятная атмосфера царившая вечером нешуточно зацепила меня и расслабила.

Когда мы вошли в комнату я плавно прижал Стешу к стене и обхватив её голову ладонями, глубоко втянул носом запах каштановых волос.

— Не нужно Арр, — выдохнула она от неожиданности.

— Чшшш… — прошипел я. Ее выпуклый животик упирался в меня и я странным образом млел от этого. Я опустил руки сначала ей на плечи, а затем на животик. Там было затишье, — Спят? — спросил я. Стеша взяла меня за запястья и развела мои руки в стороны.

— Арр… не нужно так. Это лишнее. Не прикасайся больше… Я… я себя от этого странно чувствую как…

— Как? — спросил я и наклонился к ней. Но она отвела голову в сторону.

— Это не нормально, уходи. Ты выпил, а я устала… Не нужно меня лапать.

— Лапать? Лапать? — не понял я удивившись, — Я всего лишь… Или тебя ещё кто-то лапает?

— Нет, не так… — она помотала головой. Что-то невидимое сдавило мне горло и я резко схватившись за него рукой отступил на шаг.

— Отдыхай, ты права мне лучше уйти.

Он вышел, а Стеша с круглыми глазами смотрела на потолок. Две пары знакомых глазниц уже замерли в неподвижности. Красноглазый последним метнулся от выходившего за дверь Арра и присоединился к ним. Стеша уловила тот миг, как он выскользнул из-под руки Арра, когда тот обхватил свою шею.

— И как давно вы здесь? — прошептала она и двинулась к кровати, присев на краешек. Они молчали и плавно приблизились к ней. Стеша почувствовав слабость, глубже села в кровати и уже откидываясь на подушки засыпала. «Ей пора отдохнуть. Поздно уже» решили они и сделали доброе дело. Мама и малыши сегодня нарушили режим, каким бы хорошим не был вечер. Почему здесь Арр? Нас он не видит и не чувствует, силы в нём нет. Это плохо или хорошо? Вестники остались в недоумении.

Ближе к обеду все стали разъезжаться. Артём явно замутил со Светиком, значит быть продолжению. Весь вечер наблюдал за ними, чудные они. Неожиданно всё обернулось. И что ни говори хорошо посидели, душевно.

В декабре со Стешей был на УЗИ. Смотрел на экран как умалишенной, даже разинув рот. Там были эти мелкие человечки. Экран их видел! И я! Придумал же кто-то эту всевидящую штуку. Вот только кто из них девочка, а кто мальчик мы не поняли. Малыши явно отвернулись от нас решив, что любопытным в их маленьком мирке не место. Стеша на всём протяжении приёма была смущена. Меня стеснялась? Было бы с чего? Да она у меня ещё там, в Мире Хаоме была как на ладони, я ей ещё тогда дал это понять. А после близости, чего уже меня стесняться-то? Пока шли к авто я посмеивался глядя на неё.

— Хватит на меня так пялится, Арр, — не выдержала она.

— Злишься, что меня папашей назвали? Или мне это отрицать нужно было? — я обнял её за плечо и открыл дверь, пропускал Стешу на выход.

— Прекрати меня подкалывать. Я и так знаю, что во всем накосячила. А вы все такие идеальные и уникальные, — выпалила она мне с обидой уже на парковке перед автомобилем, — Это вы начудили с границей Миров! Вы меня туда на пять дней забросили! Вы со мной всё это сделали… Вот это всё… А теперь усмехаешься… — произнесла она уже тише сморщив обиженно носик.

— Я не смеялся… просто… — притянул её к себе чтобы успокоить и моё горло опять что-то сдавило, я захрипел. Стеша резко вскинула голову вверх и крикнула:

— Хватит! Остановитесь! — я закашлялся и от неожиданности вылупился на неё округлив глаза. Горло не сразу пришло в норму.

— Что это было? — сипло спросил я, но она проигнорировала мой вопрос и дёрнув ручку открыла дверцу сев в авто.

— Мы едем? Или как? — я захлопнул ей дверцу и недовольно кивнул «едем-едем, Адавы псы». Знать бы что происходит. Сев за руль, ещё и метка дала о себе знать. Всего пара секунд, но я был этим не доволен. Вот только этих заморочек мне не хватало.

— Я не знаю что со мной? Прости, — Стеша отвела взгляд и отвернулась, — Эти перепады настроения, ещё и ваши здесь появились.

- Что? Кто появился? — я коснулся её плеча и она тихо ответила:

— Вестники. Недавно появились. Это твой тебя приструнивает, когда мне твоя близость неприятна. Чувствует это и пресекает. Даже сюда добрались. И куда только ваши пограничники смотрят? — я недовольно покачал головой услышав это, завёл авто и тронулся с места.

- Где они сейчас? Рядом? — поинтересовался я.

— Нет, смылись уже куда-то, — ответила Стеша.

— Близость говоришь моя… — пробурчал я недовольно.

Значит есть о чем подумать. Отвезу девчонку домой и займусь головоломкой. Дальше ехали молча, Стеша время от времени поглаживала живот и тихонько вздыхала.

39

Дмитрий Кулагин, после того как получил «увесистое письмо счастья», начал серьёзную проверку на фирме. Специалистов компетентных и проверенных привлёк. У зама его очко знатно заиграло, да и Наталья дёрганная ходить стала, шипит на всех по делу и без.

Анна удивилась тому, что отец в ВУЗ к ней наведался. Переживала чтобы лишнего не узнал. Мой ответ ей был коротким: «Не косячь, а учебой займись и всё будет в норме». Снежина поджав хвост в Париж на Рождество свалила, оставив лишь короткое голосовое сообщение. А ведь так скучала, так скучала…

А ещё Зайка меня в очередной раз удивила. Подкараулила на парковке и очень интересные документы передала в обмен на свой иммунитет. Пришлось Сергею эту информацию передать, о чем он с ней потом толковал даже догадываться не хочу.

Короче, не хилые жернова мельница запустила и насколько они в мелкую пыль сотрут недостойных — меня это уже мало интересовало. Надеюсь Артём знает, что делает иначе бы на Старый Новый год не укатил на неделю со Светланой в неизвестном направлении. Каникулы себе новогодние устроил. Выросла его бывшая соседка и вовремя ему на глаза попалась. Вот так бывает, сначала жизнь разводит людей, а потом на перекрёстке их сталкивает, когда они этого совсем не ожидают.

А теперь и моё очко заиграло. Уже несколько дней как не могу дозвониться до Стеши, она не доступна. Домой к ней наведывался, нет её там. Соседи ничего не видели, не слышали. Вот же «адовы псы», в её то состоянии смыться куда-то и не сообщить? А до марта считанные месяцы остались, вот же пустоголовая девчонка…

***
А Светка оказывается со своим Артёмом серьёзно замутила и уехала с ним на неделю. А я вспоминаю как глаза её горели, когда она вещи собирала и ведь ни словом не обмолвилась куда едут. Правду говорят: «счастье любит тишину», вот и она молчала чтобы не спугнуть.

Мою посуду после завтрака, а Вестники возле плиты и у рук моих трутся:

— Кыш надоеды, — рукой отмахиваюсь от них, — Что ж вы под руки всё лезете? Прилепучие… Что молчите? Там разговорчивые были, а здесь как воды в рот набрали, только снуёте туда-сюда. А они в ответ только переглянулись меж собой и глазницами сверкнули, вот ведь команда молчунов.

Закончила свои дела на кухне и в комнату направляюсь, а один из них волосы мне сзади поддевает потоками воздуха, развлекается зараза. Глубоко вздыхаю и сетую на них головой качая:

— Мелкие такие и кипишные. Это вам не в мире Хаоме носиться на воле или где вы там жили, это квартира, «курятник» как сказал твой хозяин. Слышишь? Красноглазый? Скучно вам здесь наверное? — а он знай передо мной кружится и дразниться, то расплываясь чёрным пятном, то в сгусток плотный собираясь, — Праздники, а мне скучно, — вздыхаю глядя на них, — Может к тете Лиде на дачу, загород наведаться? И ей не так одиноко будет? Что скажите, охрана? А не засиделись ли мы с вами в четырёх стенах? — наблюдаю, как взметнулись все трое к потолку и закружили в хороводе, — Согласны стало быть, непоседы иномирные.

Позвонила тёте Лиде и она не раздумывая предложила погостить у неё дольше, чем несколько дней. Только за кольцевой сообразила, что телефон дома забыла, так и не зарядив его. Пустоголовая… То ключи, то телефон… А с другой стороны, кому я нужна, все развлекаются Рождество как никак. И Арр небось тусит со своими. А если вспомнит обо мне, пошумит, повозмущается да и успокоится…

А за городом красота, заснежено всё как в сказке. В посёлке тихо, без суеты. Только дымок из одиноких печных труб белыми ватными облачками поднимается.

Номер телефона Арра я на память не знаю, поэтому целую неделю провела без его надзора.

Лида осудила меня за то, что от родителей всё скрываю, неправильно говорит это. Да я и сама понимаю, что поступаю глупо, но ничего поделать с собой не могу. Не хочу чтобы мама сорвалась и в переживаниях обо мне домой вернулась. Пусть с отцом рядом будет. А мне придётся рано или поздно раскрыться, но тяну с признанием.

Зато я высыпаюсь у тети Лиды. За городом дышится легко и спится блаженно, вечера и ночи спокойные, почти безветренные. А звёзд на небе сколько и яркие такие, не то что у нас в городе. И Вестники при мне, рядом, раздолье им здесь. Носятся по улице как угорелые, лихачат или планируют в потоках легкого вечернего ветерка. А как они перемигиваются меж собой? Приколисты. Прям искорки небесные, маячки радужные…

А ещё, мне трикетки приснились, как мы танцевали вместе и смеялись, как с Миртой в бане мылись, только во сне не я, а Мирта беременная была… Наверное вышла замуж за Грая, счастливая.

И Яр мне снился… Я даже проснулась от того, как сердце моё сжалась увидев взгляд его, умоляющий и растерянный, когда я уходила. Только перед тем как исчезнуть назад попятилась, оступилась и на задницу бухнулась, как в лужу села. Обидно за себя стало во сне, неуклюжая растяпа какая-то со стороны была. Приснится же такое? Знакомы были всего-то ничего, а он такие планы строил насчёт нас… Как он там сейчас? Ненавидит меня наверное и злится люто… Целое утро потом разбитая ходила и всё из рук вон валилось. Лида перед отъездом предложила мне с детьми первое время помочь и я согласилась с ней. Говорит тяжело мне одной придётся, я даже не сомневаюсь в этом. Закаток дачных собрала мне в дорогу, причитая что я совсем в весе не набрала, а надо бы за троих есть. Смешная она, всего то на восемь лет отца старше, своих детей не нажила, вот и бубнит, беспокоится.

Вестники при мне мне везде, ни на шаг не отходят. У ног часто сидели, когда я с Верой беседы вела. Да и мне с ними спокойнее как-то, чувствую, что они оберегают меня. Красноглазый самый бдительный, даже хозяина своего ко мне в городе не подпускает, а я и не против.

Приехала домой и первым делом набрала Арра, зарядив телефон. Он не ответил. Странно, ну и ладно, он парень взрослый мало ли. Решила отправить ему короткое сообщение: «Я в порядке, уже дома. Гостила у тети». Разобрала тётушкины вкусняшки: варенье, закатки, сухофрукты… Затем приняла душ и отправилась в постель. Вестники тем временем устроились уже на кровати и ждали меня. А ведь странно подумала я, что если бы их впервые здесь, в нашем мире увидела? Наверняка приняла бы их за приведение или нет? Но визгом я их своим вряд ли порадовала бы. Улыбнулась сама своим размышлениям и на подушки откинулась, животик поглаживая. Красноглазый самый хитрый, всегда норовит поближе к нему в постели пристроиться. Первое время я его отчитывала и гоняла, а теперь нет. Дети при нем чаще смирные и тихие. Тогда меня это настораживало, а когда закономерность увидела перестала на него шуметь. Может он им на своём древнехаомском сказки рассказывает? Только мне этого не узнать, молчат Вестники в нашем мире, не делятся тайнами и мыслями своими, молчуны глазастые.

Получил от Стеши сообщение и выдохнул, значит у неё всё в порядке, это хорошо. Выходит зря только волновался. Волновался? Всё-таки людишки незаметно и уже плотно вызывают во мне поток эмоций. Артём, Аня, Стеша — на первом месте, но и к судьбе других я тоже не остаюсь равнодушным или безучастным.

Нет во мне сейчас того огня-пламени присущего с рождения, дух мой дерзкий в Том мире остался, за гранью. Сущность моя там где-то дрейфует, в ожидании хозяина своего, а я здесь размяк как червь бесхребетный. Ну ничего, год пролетит и я вернусь в свою ипостась, только время дайте… боги Верховные.

С Артёмом встретились. Смотрю на него — светится весь, удалась значит поездка и маховик им запущенный в нужном направлении катится. Выходит не ошибся он со стратегией по всем фронтам. Вижу доволен собой.

Вот и Новогодние праздники отгуляли. Сначала по семейному вечер провели. Я настоял чтобы Артём с с семьей был, хватит ему изгоем ныкаться. А затем он к Светлане наведался, всего ничего вместе, а как прикипел к девчонке? А я с друзьями покуролесил, в Канаду сгоняли на четыре дня, оторвались по полной. Мужской компанией. Ещё раз прощупал их на причастность к проблемам Тёмы и ничего подозрительного не обнаружил. Это хорошо, Карп из них самый бестолковый и как оказалось бесхитростный.

В конце февраля вылезла наружу вся жесть и чернь, которая годами копилась вокруг семьи Кулагиных.

Ох и накрутили делов Наталья с компаньоном отца. А началось всё с банального любовного романа. Затем жадность проснулась и решили отжать бизнес у Дмитрия Кулагина. Схем чёрных наворотили, подставить его решили и с кресла сместить. А чтобы стержень его надломить — по детям пройтись задумали. Артёма на наркоту не навязчиво и плотно подсадить. Снежина была в деле, за бабки ей не трудно было. А с кем спать таким змеям особой разницы нет. И аварию организовали тоже они, когда узнали что в клинику лечь надумал. В больнице по анализам всё выяснилось бы, а журналистам только повод дай и утопят враз в грязи. С Аней тоже не церемонились, мать сначала против была, но Захар убедил её — всё для дела. Не мать, а сука беспринципная. И компаньон мразь. Дмитрий должен был быть подорван со всех сторон. Не только по бизнесу, но и по святому били, твари…

Люди Захара Свету в последние дни перед судом похитили, чтобы на Тёму надавить, показания изменить потребовали. Стеша тогда перенервничала серьезно. Светка ей позвонить успела, когда её после работы подкараулили и из машины выдернуть пытались, уроды проплаченные. Время поджимало и я Вестника своего призвал и тот появился предо мной, явил себя. Путь к ней показал, мы туда с полицией нагрянули. В общем пока вызволяли Светлану, Стеша досрочно в роддоме оказалась. Навестили её только дома. Тётка при ней первые недели была. А Вестники, гадёныши мелкие, оборону вокруг неё и детей держат и вновь мне не показываются, а силу ко мне применяют. Не позволяют приблизится ни к ней, ни к малышам. А дети-то мелкие совсем. Даже не верится, что из таких человеки вырастают.

Эти события, связанные с Артёмом и Арром о которых я не знала, а потом звонок от Светки. Она вся в соплях, испуганная и меня подорвало, перенервничала я.

Как скорую вызывала… как рожала… всё словно сквозь сон происходило со мной. А вот помощь Вестников я ощутила и оценила по достоинству. Рядом были и сил придавали. И роды мои гладко прошли, со слов тех же акушеров. Имена детям сама надумала, не советуясь ни с кем. Сына назвала Даниил, а дочь Дарья. Даня и Даша, мои двойняшки.

Из роддома меня только Лида и Ольга забирали, парни как оказалось в этот день заняты были. Лида сегодня ночью умаялась помогая мне с детьми. И я настояла чтобы та днём отдохнула и отправила её поспать. А тут ещё Арр и Артём со Светой неожиданно нагрянули без звонка и мы немного пообщались. По взгляду Арра видела как он ошеломлён. Неужели малышей никогда не видел? Вымахал лоб здоровенный, Бог лучезарный, а от таких приземлённых вещах глаза округляет.

Через месяц отпустила тётю Лиду домой. Вижу что тяжело ей с нами, не молодая и силы уже не те. Суетится много, угодить хочет. Немного помогла мне и я ей благодарна, не хочу навязываться и быть в тягость. Наплела ей, что посадки на носу, она же без своих грядок жизни не мыслит, а мы её потом порадуем, в гости приедем.

Уложила детей спать и решила поужинать, чай заварила…

Артём вернулся к своей обычной жизни, а мне пришлось освободить его квартиру. Переехал в арендованное жильё в том же доме, что и Артём по его же просьбе. По делу Захара Ильина и его пособников на конец апреля назначено заседание суда. Не избежит наказания и Наталья за подделку документов да и до Снежиной дотянулись, она тоже фигурирует в деле. Суд всё расставит по местам. Аня от этих событий и того, что произошло между родителями в шоке до сих пор. Решил Стешу навестить и мелких проведать, ключами дверь тихонько открываю, вдруг они уже спят? Тишина. Вхожу на кухню и вижу как Стеша за столом заснула. Посуда не убранная на столе стоит, значит поела. Не голодная, это хорошо. Беру её на руки и на цыпочках отношу в комнату. Она сонная трется носом о мою грудь и что-то неразборчивое шепчет. Уложил её на кровать, пледом укрыл и к детям подошёл.

Заглянул в кроватку Дани, сопит малец и улыбается во сне, подрос за месяц. А Дашка ёрзает, носик насупила, видать плакать надумала, погладил её по головке и на бок повернул и она успокоилась, притихла и заснула.

40

Мелкие уже сладко посапывают и я присел в кресло. Сижу глядя на спящую Стешу. Намаялась за день, а сколько ей ещё предстоит пока она детей на ноги поднимет. Совсем одна, а всё пыжится, самостоятельность и независимость показывает. Родителям о детях так и не сказала, вот же упрямая пигалица. Время тянет. Часы показывают двенадцать и я невольно зеваю от созерцания спящего трио. Стеша словно почувствовала чьё-то присутствие и перевернувшись на живот привстала на локти, встряхнув головой спросонья. Затем медленно повернулась в мою сторону и взглянула на меня.

— Ты? Случилось что? — спрашивает она сонно.

— Нет, просто по делам недалеко был. Вот решил заехать, а вы уже спите.

Она присела на кровати и поправила волосы, убрав их назад. Подняла к верху глаза и зависла улыбнувшись. Я обвёл взглядом комнату и не заметив ничего особенного спрашиваю её шепотом:

— Они здесь?

— Только твой, другие где-то притаились, не видно их, — отвечает она мне всё ещё сонно.

— Попроси его чтобы показался, тебя он слушается.

— Зачем он тебе? — нахмурилась прикрыв ладошкой зевоту.

— Попроси говорю, — настаиваю я.

И она нехотя обратилась к нему, но затем покачала головой «нет».

— Не хочет он, видно причины есть на твой счёт у него. Без меня, сами с этим разберитесь, — ответила и не торопливо поднялась с постели, — Тебе постелить в соседней комнате или к себе поедешь?

— К себе, поздно уже, а вы отдыхайте. Проводишь? — спросил и она кивнула, и мы направились в прихожую.

Я обулся и облокотившись о стену рукой, намеренно навис над ней. Хочу подразнить Вестника, вдруг всё-таки появится передо мной. И в это мгновение кто-то из детей захныкал. Я недовольно закатил к верху глаза, «вот ведь непруха». А Стеша фыркнув отбросила мою руку и почти вынырнула, но я перехватил её другой рукой за талию и прижав к себе крутанул на 180, а затем выпустил из захвата. Судя по взгляду ей моя выходка не понравилась. Я остался в коридоре и услышал её настороженный голос:

— Аааарр?

Заглядываю к ним с мыслью «Ну что там?» и вижу как Стеша, удивлённо прикрыв ладошкой рот наклонилась к Дане. Вглядывается ему в личико, а затем медленно и недоуменно переводит взгляд на меня.

— Что? — спрашиваю ничего не понимая и смотрю то на неё, то на ребёнка.

— Его глаза… — шепчет она убирая ладонь с губ. Я хочу наклониться к кроватке, но Вестники словно щитом отгородили меня от Дани, не позволяя взглянуть на него. Злясь на происходящее, отгоняю их отмахиваясь руками. «Да чтоб вас», а они все как один стоят за мальчишку горой.

— Да отвалите вы, — психую на Вестников и уклоняюсь не оставляя попытки заглянуть к ребёнку, но всё тщетно.

Ну вот, от нашей возни ещё и Даша проснулась и начала тихонько хныкать. Стеша взяла её на руки и в щечку чмокнула:

— Чшшш, Дашенька, чшшш. Приснилось что или кушать захотела? Тихо-тихо девочка моя.

Я так ничего и не увидев кроме выходки Вестников, не оставляю попытки узнать в чем дело:

— Стеша, что с мелким? — А Вестники-гады к двери меня оттеснять стали, — Да что вас берёт? Что за секреты? Мы же одного мира ягоды, а вы… Стеша утихомирь свою охрану, — прошу её и сопротивляюсь по прежнему отмахиваясь от них руками.

Не успев ответить мне, она недовольно бурчит на Вестников, — Отвалите от него, от меня. Позвольте ему взглянуть. Я здесь главная и я решаю. Но они противятся её словам и по прежнему закрывают мне обзор, всё дальше оттесняя из комнаты. Улавливаю только как малыш мелкими ручками и ножками воздух сотрясает.

— Эти нежити что-то знают, намеренно меня не подпускают. Стеша что ты увидела? — спрашиваю выглядывая из проёма дери, а она наклонилась в кроватку и прошептала:

— Ну-ка глазки закрывай и сны детские досматривай.

Затем Стеша обернулась ко мне и удивлённо произнесла:

— Глазки синие. Может мне всё почудилось? Не высыпаюсь, вот и мерещится чертовщина разная.

Стоя в прихожей и окружённый Вестниками бурчу недовольно:

— Поздно я в гости нагрянул и эти ещё не в духе. Закрой за мной дверь и займись детьми.


Держа на руках дочь проводила Арра и обернулась осуждающе зыркнув на Вестников:

— И что это было? Почему не позволили ему знать? — вздохнула я и погладила Даника по носику. А он вновь красными искорками сверкнул, — Даня? О Боже? Только этого мне не хватало, — Дашенька на руках притихла, а Вестники вновь устроились в кроватке возле Дани.

— Вы знали об этом? — спросила я их и красноглазый закивал, — Вот ведь… Давно? — и они все как один отвернулись пряча глазницы как нашкодившие питомцы, — Угораздило же меня, так угораздило.

Я присела на кровать и начала кормить грудью Дашеньку. Час от часу не легче. За что мне всё это? Здесь… в этом мире… И что теперь с нами будет? Видя мои переживания или читая мысли, синеглазый Вестник вынырнул из кроватки и подплыл ко мне, мило устроившись у моих ног окутал их словно успокаивая.

Покормив и уложив в кроватку Дашу, взяла на руки бодрствующего Даню. Такая кроха, в глаза мне смотрит и улыбается счастливой беззубой улыбкой. Осыпала его личико мелкими поцелуями, а он не перестаёт блаженно и умиротворённо лыбиться и пытается что-то «агукать». Спать хочу, зеваю и укладывая его рядышком в свою кровать кормлю его грудью. Так в моей постели и заснули.


Еду домой и ума не приложу. Что-то явно происходит. Вестники скрываются от меня, а перед ней, как ни в чем не бывало, зримы и милы. На защите её детей стоят, особенно Даниила. «Глаза» сказала Стеша и что? Что не так? Если проблема, значит врачу показать ребёнка нужно. Пока мысли в голове перебираю, метка на предплечье дала о себе знать и я машинально потёр её ладонью. Уже стоя под душем внимательно разглядывал её. Рисунок стал рифлёным и приобрёл бордово-серые оттенки. Зарываясь в постель, ко всему прочему ещё почувствовал недомогание и ломоту в костях. Со мной такое впервые. Но никаких физических нагрузок не было, питаюсь нормально и с аппетитом. Чтобы это значило, ума не приложу. Этой ночью засыпал разбитым, уставшим и потирая метку…

Через две недели в ботаническом парке сопровождал на прогулке Стешу с детьми. Малыши почти полтора часа проспали на свежем воздухе. А я пытался убедить Стешу рассказать её родителям о детях, но она закрылась от меня, не проронив ни слова «ни да, ни нет».

Первым проснулся Даниил и я не удержавшись взял его на руки. Улыбчивый пацан растёт. И в это мгновение между нами произошёл необычный зрительный контакт. Его зрачки налились блеском, как угольки в ночи. Они приобрели оттенок раскалённый лавы и всё больше разгораясь окрашивали белки. От них исходила нереальная сила от которой моё дыхание стопорило не на шутку. Я не мог отвести взгляда или моргнуть и оторваться от него тоже не мог. Завис как зачарованный и чувствовал как моё тело наливаясь тяжестью приобретало мощь и желание взмыть в высь, но земное притяжение не позволяло воплотить желаемое.

Ощущения были не бывалые и я невольно и исподтишка взглянул на Стешу. Она засмотрелась на статую в фонтане не обращая на меня внимание. Я вновь перевёл взгляд на мальца, но его глазки уже потухая приобретали глубокий синий цвет. Присев с ребёнком на скамью моё тело до самой макушки накрыло вожделением и секундной горячей волной. Я испытал давно забытое чувство превосходства над телом, миром, и не одним…

— Даня? — шептал я, наблюдая его возвращение к обычному синеокому земному человечку, — Ребёнок. Данный миром Хаоме или миром Богов… Ребёнок наделённый не земным даром и не принадлежащий возможно не одному из миров. А может ты моё… дитя? — малыш зажмурился и насупил носик и я с опаской оглянулся в ожидании появления Вестников, но не заметив ничего необычного успокоился. К нам подошла Стеша с коляской и присела рядом.

— Неужели устал наматывать круги и уселся? — произнесла она и мило улыбнулась поправляя мне руку, чтобы я правильно держал ребёнка. Я промолчал кивнув и соглашаясь с её предположением. Выходит Вестники в курсе происходящего и скрывают от меня его способности. Вот отбуду срок ссылки и разберусь тогда со своим красноглазым предателем. И в этот момент я почувствовал во всём теле прилив божественных сил. А в руках движение горячей крови по венам было столь явным, что я не смог сдержать надменной ухмылки глядя на Даника. «Так вот в чем дело? Вот значит что пытались скрыть Вестники? Не удалось вам…». В душе я ликовал, радуясь и осознавая чем это для меня оборачивается.

— О чем задумался? — спросила меня Стеша, а я молча и испытывающе глянул на неё, — Что не так? — и улыбка чуть тронула её пухлые губки.

— Да так. Прикидываю сколько я здесь. Вроде как мой срок подходит к финишу или… — прищурился я одним глазом и Стеша в ответ пожала плечами.

— Возможно. Выходит тебе скоро домой. Везёт. А возвращаться есть к кому? — она потянулась ко мне и аккуратно забрала сына.

— Вряд ли. Может остаться здесь, с тобой? — и оценивающе улыбнулся уголком губ, — Желаешь?

— Со мной? С чего бы это? — и она глядя мне в глаза словно притормаживала с ответом, растягивая слова, — Нет… Ты не… Мой вариант.

Я дерзко взметнул к верху правую бровь и недовольно хмыкнул.

— Не твой говоришь? А кто тогда? — обвёл взглядом парковую зону и дополнил, — Что-то я не вижу жаждущей толпы, претендующей на твою руку, — сказал и придвинувшись к Стеше навис над ней, а она всё ещё притормаживала.

— И я… не вижу… Но это не значит… — и тут проморгавшись и внутренне собравшись она стала прежней, — Не думай, что я первого попавшего к себе подпущу, — парировала она уже мне.

— Первого попавшего, говоришь? Я бог, а ты меня сравниваешь с первым попавшимся или ты недооцениваешь мои возможности? Не пойму?

— Ерунду не говори. Причём здесь ты? Возвращайся к себе и твори свои добрые дела там — в мире Хаоме. Надеюсь вытворять ты ничего не намерен?

— Как сказать… — хмыкнул я и лениво как лев выгнул спину, чувствуя отголоски тёплых покидающих моё тело волн, — Не пора ли вам домой? Давай проведу и… Лучше за одно подскажи мне как с моим Вестником мосты навести? А то сторонится меня как прокаженного.

— Я же говорила, не знаю Арр, сами с этим разбирайтесь.

Мы покидали парк направляясь в сторону дома Стеши. Проводил их и сидя в машине стал призывать своего Вестника. И тот на удивление появился. Сначала я почувствовал его присутствие, а затем и увидел.

— Выходит бережёте мальчишку? — сдерживая своё возмущение обратился я к тому, — Знаете о его даре, выходит не с проста появились на Земле, — Вестник недовольно покачивался и отводил в сторону свои глазницы. Я потянутся к метке и приподняв рукав футболки, показал её, — А об этом тоже знаешь, что скажешь? — Вестник удивлённо отреагировал и не на долго притих, а затем радостно оживился. Суетливо, как волчок крутанулся в машине и исчез. Что за недомолвки? Вот же зараза. Так ничего мне не сказав, оставил меня наедине с многочисленными вопросами.

Мимо авто проходила девушка и взглянув на меня мило расплылась в улыбке, облизав верхнюю губку. Даже так? И я подмигнув ей открыл пассажирскую дверь приглашая её во внутрь и вот она уже сидит рядом со мной:

— А ты ничего такой, — выдала она мне.

Взглянув на неё я увидел отблеск своих красных зрачков в её глазах и расплылся в хищной ухмылке:

— Ты даже не представляешь какой… — ответил я жёстко надавливая на педаль газа.

Знатно я оттрахал эту юную обольстительницу и чуть живую отправил на такси восвояси. Таким не убиваемым и довольным собой я не был давно. Забытое чувство. Позже заглянув в один из ночных клубов спровоцировал драку и положил репой в пол, как минимум человек десять, досталось даже двум охранникам. Превысив скорость на проспекте и разозлив погоней полицию, скрылся от этих неповоротливых преследователей. Наконец-то моя жизнь заиграла красками. И мысли о том, что я почти очеловечился смел со счетов. Продлилось это состояние не полных трое суток и мои супер силы иссякли. Чтобы пополнить их запасы явился к Стеше без предупреждения, а тут такое…

41

Стеши дома не было, зато во всеоружии встретила меня Жива, ещё и Вестники при ней в комплекте. Она жёстко припечатала меня к стене в коридоре, одной рукой в грудь, а другой намеренно надавив до жгучей боли в плече на метку. Быстрая стерва, я даже увернуться не успел.

— Жива?! — прошипел я сквозь зубы.

— Так значит? — негодовала она, — А я уже понадеялась, что ты утихомирился? Ан нет, глоток силы и ты возомнил себя не весть кем? Вздумал воспользоваться даром дитя? Не выйдет. Пока чада малые, займёмся их оберегом, а тебе я вижу срок продлить не терпится. Этого хочешь?

— Что за ересь? — огрызнулся я, — Всего-то раз, а ты уже накрутила по максимуму?

Я стоял как истукан и не мог шелохнуться не на йоту. Чувствовал себя немощным и ущербным и от того как она вдавила меня в стену и вцепилась в метку, мой организм била не шуточная мелкая и колючая дрожь. Ещё пара минут и мои ноги дрогнули слегка подкасившись, я практически висел пригвождённый к стене, как тряпичная кукла.

— Я и так слаб, давай лучше спокойно поговорим. Уймись… Жива? — простонал я.

— Нет. Я всё ещё злюсь. Я — поручилась за тебя, а ты…

— Я помню… Жива… Не забыл… Отдай мне её… с детьми… — прошептал я тихо, — Или в Хаоме верни нас.

— Она не твоя и не была твоей. Дети тебе не игрушка. И пока остальные не в курсе твоей выходки перенесёмся, иначе распоясаешься в конец.


На приёме у педиатра я заметила как медсестра зависла рассматривая Даника. Секунд на 20 она замерла как истукан глядя в глаза моему сыну. И как только тот растянулся в блаженной улыбке и прикрыл веки после этих гляделок, та резво встрепенулась приходя в себя.

— Какой чудный малыш, просто прелесть, — произнесла она и жадно облизнув ярко накрашенные губы хотела чмокнуть его в носик, но я не позволила ей этого. Со стороны это выглядело вульгарно. Неужели он вновь сверкнул глазками? Возможно он влияет на подсознание людей и пытается манипулировать ими? Вот же черт, терялась я в догадках.

Возвращалась из поликлиники не довольная, с тяжёлым сердцем и головой набитой сумбурных мыслей.

Как только я переступила порог меня уже поджидали Вестники и Геба с Доонисом.

— Вы… — удивилась я незваным гостям и словно превращаясь в кирпичную стену отгораживаю от них коляску с детьми.

— Так не должно было случиться. Мы не предполагали… Стеша? — тихо и извиняясь произнесла Геба.

— Хватит! Возвращайтесь к себе! Всё никак не наиграетесь Боги бестолковые, — злилась я защищая детей как тигрица.

— Твои дети — они особенные, — вступил в разговор Доонис, — Дарья тоже раскрывает свой дар, не смело и робко прислушиваясь к себе, к вам… и к нам сейчас.

Я резко обернулась и глянула на Дашу, та притаилась в коляске и напряжённо смотрела на меня своими большими глазками-пуговками.

— Даша… и ты? — с неподдельным любопытством всматривалась я в личико дочери. Взяв её на руки и повернувшись к ним, парировала, — Я мать, а для матери её дети всегда особенные.

— Стеша, в этом мире их дар не к месту и опасен. Его нужно запечатать либо детей доставить туда от куда они…

Но я не позволила договорить Гебе и перебила её тираду:

— Они мои и мне решать, где их воспитывать и с кем!

— Они не простые земные дети, — мягким голосом произнёс Доонис, — они полу…

— Доон?! — но Геба осекла его тронув за плечо.

— Хватит мной манипулировать! А теперь ещё и детьми! Это всё вы и ваши выходки. Границы, тела, обещания… Хватит этих игр, убирайтесь! Это мой дом. Вы здесь лишние.

Вестники, до этого метавшиеся под потолком спустились ниже, монотонно покачиваясь передо мной они странным образом воздействовали на меня. Гипнотизировали что ли, сбивая меня не только с мысли, но и всю спесь с меня. Я чувствовала их метания/переживания и бурю противоречивых эмоций. А их глазницы? Они становились тусклыми и холодными угольками, редкими мигающими вспышками, умоляющими меня упокоиться.

Не сразу у меня получилось усмирить внутри злюку и начать говорить с ними на одной волне.

Боги были удивленны не меньше моего, когда почувствовали дар моих детей через тонкий поток энергии, присутствующих рядом с детьми Вестников. Эти непоседы сами не догадывались, что помогая мне присматривать за детьми — проложили кармическую информационную связь между Мирами. И не просто связь, а целую сеть хитросплетенных потоков, связывая пространство многочисленных Миров. Выходит, что теперь мои дети не просто обладают даром при рождении, они ещё и подпитывают себя энергией затронутых Миров. А как безгранична их сила и каким даром они наделены, нам предстоит узнать.

Лёжа на моей кровати, Даня и Дарья внимательно разглядывали наклонившихся над ними богов и с не менее заинтерисованными взглядами те смотрели на малышей.

— Они… полукровки, — услышала я как Доонис прошептал на ухо Гебе.

— Не факт, — ответила та, — Давно не было рождения богов, — тихонько вторила она ему.

— О чём это вы? — спросила я их в полный голос дав понять, что глухотой здесь никто не страдает.

— Мы ощущаем их силу. Они как губки, концентрируют в себе энергию, вбирая в себя многое и не только из вашего мира.

— Ничего удивительного? Дети растут и познают мир, — ответила я.

— Не совсем. Это иное, твои дети плод творения смертных и богов, — Доонис глядя на детей улыбнулся такой очаровательной и умиротворенной улыбкой, не свойственной обычным мужчинам. Затем плавно перевёл взгляд на меня и подмигнул, — А они хороши и зачаты в определённый час, в великий праздник, и самое удивительное — не без нашего вмешательства.

Услышав такое, я не сдержалась:

— Выходит нами воспользовались? Как марионеток за ниточки дергали. Так, да?

— Нет! Что ты, Стеша! — взмолилась Геба, — Ни о чем подобном мы даже не помышляли. Для нас самих это было впервые, их зачатие и рождение такая же загадка как и для тебя.

— Верховных в известность поставить нужно, — произнёс Доонис и обнял Богиню за плечо. Притихшие до этого малыши оживились, они не только расплывались в улыбках, но и активно перебирали ножками и ручками в воздухе, глядя на Вестников. Я думала те невидимы для детей, неужели ошибалась.

— Можно я её подержу, — спросила Геба умоляюще глядя на меня и уже протягивала руки к Даше. Не охотно, но я кивнула, позволив ей взять мою дочь на руки. И как только та прижала её к себе, голубые глаза богини в раз засверкали игривыми искорками. Со стороны казалось, что эти двое о чём-то мысленно беседуют. Дашенька протянула ручку и коснулась её щеки, при этом улыбаясь широкой беззубой улыбкой. Я даже упустила тот момент, когда Доонис взял с кровати Даника. И Боги, держа на руках моих детей переглянулись между собой.

— Ты это чувствуешь? — спросил он Гебу и та кивала как заворожённая.

— Думаю нам предстоит ещё многое узнать и увидеть, — ответила та и они перевели взгляды на меня.

— Тебе у нас понравится Стеша. Собирайся с духом и пора возвращаться. Они уникальны. Возможно тебе удастся познакомиться ещё с одним миром, если Верховные Боги позволят. Олимпия прекрасна.

В святая святых меня всё-таки не допустили. Пока Верховные решали судьбу моих чад и возможно мою, я осталась с Гебой на задворках прекрасной Олимпии. Ещё и Доонис куда-то запропастился без предупреждения. Боги блин… их недомолвки и странные правила. Мы разместились на небольшом пирсе, свесив ноги в воду на берегу Розового моря. Сидеть в тишине и касаться пальчиками ног тёплых волн было необычайно приятно. Давно я так не отдыхала в безлюдном месте, на берегу ещё и на закате солнца. Оранжевый апельсин никак не желал завершить свой день и плавно погрузиться в море, а время словно застыло в этом удивительном и не обычном месте. Это море, с водой насыщенного малинового цвета на закате, было похоже на марсианский пейзаж, который я когда-то видела на картинках в nete.В очередной раз поддев пальчиками ног воду, я вдруг вспомнила кое о ком:

— А где Арр? Тоже где-то здесь? — спросила я, когда Геба указала мне на летящую в дали Ирис, спешившую выполнить очередное поручение богов.

— Думаю там, где и положено быть, — ответила та с пренебрежением.

— Вместе с другими богами-парнями тусит? — не поняла я её.

— Думаю в заточении, на краю огненных небес.

— Что? За что? Он же не напортачил?

— Не нам судить. Важные решения принимают только Верховные боги. Хватит Живе за него ручаться. Вечно благоволит надеясь на лучшее, то отщепенцам, а то чокнутым психам.

— Психам? Он тебе не нравится? И Жива… — возразила я ей, но она меня проигнорировала и сменила тему.

— С того момента как мы здесь появились я чувствую, что детям здесь комфортно. Они часть нас, часть Олимпии, — и она коснулась моей руки, накрыв её ладонью и по доброму заглядывая в мои глаза поинтересовалась, — В этот год празднование в Мире Хаоме проходит в Иймане. Может хочешь увидеться с кем-нибудь?

Этим вопросом я была застигнута врасплох и не скрывая удивления округлила глаза. От услышанного я как немая рыба молча смыкала и размыкала губы не зная что ответить, — Стеша? Ты чего? — и эта чертова богиня глядя на меня расхохоталась, — Подруги, друзья? А ты о чем подумала?

— Я… я…

— Ну или… — она наклонилась ко мне и заглянув глубоко в самую душу, прошептала томным голосом, — Как там Яр, например? — от растерянности я резко отпрянула от неё и безмолвно отвела взгляд, а она дополнила, — Узнаешь: нейдёшь ли из его головы до сих пор или не вспоминает землянку и уже устроился с другой?

— Устроился? — тихо повторила я оборачиваясь вновь к ней и моё сердечко встрепенулось в глубине груди.

— Желаешь взглянуть… Всего одним глазком? Ну? Время у нас есть, — и я очень медленно кивнула Гебе, видя её расплывающуюся улыбку.

42

Арр уже не первый день находился в урочище поднебесной. Не смотря на все высказанные Живой претензии, его не отправили отбывать окончание срока на задворки преисподней, «прелести» которой он запомнит на долго.

Чтобы обрести былую силу бога, ему понадобится не один месяц. Нет пока того внутреннего запала, что был в нём и от того он безобиден в стане богов. Сейчас он сродни обычному человечишку одного из людских Миров и в ожидании долгожданного чуда, время для Арра ползёт хуже сонной исполинской черепахи.

Отсчитывая дни и бесконечно тренируя своё божественное тело, наконец-то Арр переполнен гордости за себя. Сегодня, он впервые после возвращения с Земли обнаружил, что смог оторваться от её поверхности. Не высоко, но всё же. Этому событию он радовался как малое дитя и на ум великовозрастному богу пришли воспоминания о поездке с Аней в зоопарк, тоже чувство накатило на него и сейчас. От предвкушения приближающегося возвращения в свою ипостась, из самой глубины сердца исходила приятная нега, расплываясь тёплыми волнами в мужественной груди. Быть равным своим, вот чего на самом деле жаждал Арр. Ну, и если быть честным до конца — превосходить их в силе, повелевая огнём как внутренним, так и принадлежащим природной стихии.

Он ещё раз взмахнул руками разрезая воздух и на этот раз взлетел в высь на целых два десятка метров. Он огляделся по сторонам, настороженно и без своей привычно надменной ухмылки и… быстро спустился вниз. Любопытных глаз или подобных им глазниц он остерегался, незачем им раньше времени знать о его успехах. И вот теперь, каждое утро приносило Арру не большие, но очень приятные победы. И только Вестнику Арра было позволено быть подле и знать о происходящем.

С самого раннего утра Вестник был через-чур неугомонным и не дал хозяину выспаться. Арру было не привыкать, но всё же… Стоя на радуге и кружась вокруг своей оси, Арр отрабатывал скорость реакции и пытался поймать своенравного Весника, который дразнил его уже с полчаса и он уже с трудом сдерживал свой психоз. За последний год, взбалмошный служака возомнил себя свободным от обязательств и всё бесцеремоннее вёл себя с хозяином. В очередной раз надменно уклонившись от руки Арра, Вестник не на долго завис и внимательно вглядывался во что-то находившееся на поверхности мира, а затем радостно сверкнув глазницами на хозяина рванул туда, вниз. Арр недовольно проводил его взглядом и внимательно всматривался в пространство. Но после того как заметил вдалеке две девичьи фигуры, Арр словно сёрфер, не раздумывая соскользнул с радуги и понёсся к ним во всю прыть.

Геба и Стеша покидая окрестности Олимпии двигались в направлении поселений мира Хаоме. Арр ещё не определился кто же из двоих девушек его интересует больше. Но то, что Стеша покинула Землю и оказалась здесь, его приятно удивило.

Без единого шороха он возник у них за спинами. Как только они приземляясь коснулись босыми ногами сочной зелёной травы, он обхватив обоих девушек за талии прижал их к себе томно шепча:

— Сюрприз, — девушки от неожиданности вздрогнули, но испуга не выказали. Стеша первая сбросила его руку нагло спустившуюся на её бедро и обернулась:

— Брысь! Я же тебе объяснила, — психанула та. Она пережила не приятный полёт в холодном пространстве из молочных облаков, ещё и этот возник из ни от куда. А Геба резко развернувшись заломила ему руку за спину, даже не подозревая, что Арр сам позволил ей проделать этот трюк, умиляясь происходящему.

— Сдаюсь… сдаюсь, — взмолился подыгрывая ей Арр.

— То-то же, — буркнула Геба и отпустила его похотливую конечность.

— Где дети? — обратился он к Стеше уже более серьёзным тоном, но Геба взглядом дала ей понять чтобы та молчала.

— В няньки набиваешься? — спросила Стеша, — Не нужно. Уже есть.

— Пристроила детей и рванула во все тяжкие? — засмеялся Арр словно подросток, — Подругу смотрю ты выбрала «ту ещё». Гляди не переборщи с гулями. Ты ведь помнишь её увлечение «по гланды»… — Арра понесло и он явно потешался над девушками. Стеша от воспоминаний неприятно передернула плечами.

Гебу присутствие недобога злило и она в попытке прервать его тираду попыталась влепить ему пощёчину, но Арр молниеносно перехватил её руку:

— Ну-ну, Геба?! Ты же богиня держи себя в руках. Не то на каждую собаку придётся бросаться когда та лает.

Арр намеренно скрестил её руки за спину и прижал ту плотно к себе, лицом к лицу. Правда с учётом её роста взгляд ему пришлось опустить, склонив к ней голову.

Стеша глядя на этих двоих даже не думала вмешиваться. Боги — что с них взять: то грызутся, то обнимаются. Она перевела свой взгляд вдаль, туда где из леса показались два силуэта. Один походил на паренька-подростка, лет так 12-ти или старше, а вот второй силуэт? Не может быть… Девушка слишком походила на… И Стеша с нетерпением как зачарованная рванула, спотыкаясь на ухабах и разметая руками высокую траву она неслась им на встречу.

— Пусти немедленно! — где-то позади доносился до неё голос Гебы уже больше напоминающий удалённое эхо.

Богиня нешуточно брыкалась в захвате сильных мужских рук, но не тут-то было.

— А ведь у нас назрел разговор, милая проказница, — умилялся Арр её попыткам освободиться, — Уговор наш помнишь Геба? Я всё-таки был средь людей… почти год. И нам есть что обсудить красотка? — и не дожидаясь её ответа он расхохотался во весь свой божественный голос и оторвавшись от земли быстро взмыл в высь, унося её на всех порах. Боковым зрением он проводил убегающую Стешу и крепче вдавил в себя ношу. Его даже не заботил тот факт, что кто-то увидит его обновлённые силы, которые практически вернулись. Его глаза вновь полыхали ярким огнём, который заставлял Гебу не сводить с него взгляда. Подчинившись его воле она уже смирилась с ситуацией в которую попала и даже помыслить не могла чтобы освободиться из захвата. Хотя короткие вспышки разума напоминали ей не доверять ни ему, ни обстоятельствам в которые он её вовлечёт.

Стеша не сразу заметила дрейфующего в потоке ветра и лично сопровождавшего её красноглазого Вестника. Она бежала вперёд сквозь не скошенное поле шепча и шепча «Елья, там Елья».

Вестник Арра чёрным облачком мельтешил у плеч Стеши и обгоняя её не на долго, приветливо заглядывал ей в лицо, подмигивая красными глазницами. Правым-раз, левым-дважды и наоборот. Засмотревшись на него, Стеша споткнулась и упав на четвереньки ушибла коленку. Медленно поднялась, растирая ту и вздохнула не до конца понимая, что она скажет Елье, что сделает и прикусив нижнюю губу нахмурилась и огляделась вокруг…

Елья с пареньком стояли в пару сотен метров от неё. А она уже без суеты шла к ним видя, что они её ждут.

Приближаясь к ним Стеша ожидала ощутить радость встречи, но Елья не почтила её даже улыбкой.

— Привет, — выдала Стеша, тяжело дыша как после марш броска. Парень внимательно рассмотрев Стешу медленно перевёл вопросительный взгляд на Елью.

— Явилась таки беглянка, — ответила та с вызовом, скрестив на груди руки, — Смотри Клиф, — обратилась она к пареньку, — Это та, из-за которой по сей день Яру покоя нет.

Клиф сурово нахмурился услышав не приятное.

— Я лишь хотела вернуться домой из чУждого мне мира, — пыталась оправдаться Стеша.

— Из чУждого? — хмыкнула Елья, — Неужто всё так плохо было? Мы и парни… Все с тобой нянчились. А Яр? О нём ты подумала?

— Зачем ты так? — Стеша чувствовала себя виноватой, чтобы она не услышала от подруги, — Где мы находимся? В землях Трикет? — поинтересовалась землянка.

— Нет, в Ийманне, — ответила та, — Что будешь делать? Погостишь и опять дёру дашь?

— Я… я… Не знаю. Всё сложно, — растерялась Стеша.

— Не знаешь… Ну конечно, чего от тебя ещё ожидать?

— Прости… — это всё что смогла выдавить из себя Стеша.

— Как думаешь Клиф, мы нагулялись? Возвращаемся? — и паренёк кивнул согласившись с ней. Он перебросил из руки в руку плетёную корзинку с ягодами и первый пошагал по тропе в сторону поселения. Елья отправилась за ним и через пару шагов оглянулась на растерянную Стешу, стоявшую как статуя позади:

— Ты идёшь? Или план побега обдумываешь?

Стеша обернулась назад и не увидев ни Вестника, ни богов тихо прошептала «Иду».

Елья сама поравнялась с ней и взяв ту за руку тихо произнесла:

— Накуролесила ты конечно знатно. Надеюсь выкрутишься, — Стеша окинула Елью внимательным взглядом и только сейчас заметила, что та беременна. Животик был не большой, но уже заметен глазу.

— Ты с Тисом? — робко спросила Стеша и Елья улыбнулась погладив животик, — Поздравляю Вас.

Елья крепче сжала ладонь Стеши и уже более приветливым тоном продолжила разговор.

— Мирта с Гаем тоже прошли обряд. Правда я её почти год как не видела, надеюсь у них всё хорошо.

Лес по левую сторону тропы всё никак не заканчивался, а вот поляна начала плавно переходить в заросли и впереди уже читались строения жилищ ийманнов. Сердце Стеши от волнения бросилось вскачь и она невольно переплела пальцы сжав их ладони в замок, свою и Ельи.

— Главное ничего не бойся, — прошептала подруга, — Трусов никто не любит, — Стеша только глубоко вздохнула в ответ.

Стеша не боялась, она волновалась за детей. Когда же Боги их вернут? Чесл, один из Верховных богов управляющий течением времени заверил её, что дети даже проголодаться не успеют, не то что соскучиться по маме. «Не успеют…», а она всё равно волнуется.

— У меня столько всего произошло, — обратилась она к Елье и та улыбнувшись ответила.

— В доме поговорим, — произнесла и хмыкнула намекнув взглядом на недопустимую длину сарафана, одетого на Стеше, — Пройдёмся задворками, нас и не заметят… Может быть…

43

Куда уносил её Арр, Геба даже не догадывалась. И то как он по хозяйски вжал её в своё могучее тело, настораживало Гебу. Разорвав контакт с Арром «глаза в глаза» богиня наклонила затуманенный взор вниз, осматриваясь по сторонам. Местность была не знакомой, она и понятия не имела где они пролетают и куда направляются.

В начале Арр уносил возмущенную и брыкающуюся Гебу в ту часть мира, где он когда-то не плохо отдохнул и душой и телом. Затем одним лишь взглядом он подавил её волю, чтобы облегчить полёт. Причинить Гебе вред в его планы не входило, он был настроен совсем на другое…

Они направлялись в ту туманную часть мира Хаоме, где многочисленные минеральные источники манили прохладой и перешептыванием бурлящих пузырьков. Арр мечтал побывать здесь как только обретёт силу и сможет перемещаться в пространстве. И этот момент настал. А Геба выбрана компаньонкой для отдыха, «беседы по душам» и шалостей о которых он думал вжимая её сочное тело в своё. О Доонисе он не думал, может потом как-нибудь, а сейчас его боевой настрой яро пульсировал в штанах, смущая Гебу.

Приземлившись у одного из водоёмов он заметил как лицо Гебы залило краской, а румянец на щеках намекал на принадлежность девы скромной девственнице. И как она это делает? Её вид заводил его ещё больше. Геба не могла не почувствовать его возбуждение, но чтобы так реагировать? Арр хитрО прищурив глаза, не дал отпрянуть Гебе ни на йоту от себя.

Приземлившись на твёрдую поверхность он резко стянул с её плеча хитон и тот оголил привлекательную грудь с сочными и аккуратными розовыми сосками. Геба попыталась закрыться руками, но Арр ей этого не позволил.

— Ты хотел поговорить? — умоляюще произнесла она, в надежде избежать той ситуации в которую он её втягивал.

— Поговорим, но сначала… — Арр с нетерпением схватил ее за загривок и жадно впился поцелуем в пухлые губки, поцелуй вышел горячим и страстным. Геба не просто ответила на него, она разгорелась так, что Арр почувствовал некий поток энергии перетекающий из тела в тело. В области не только живота, но и паха растекалось неуёмное желание. Чертовски заманчивая вещь происходит подумал он, — А Доонис жмот, — выдохнул он размыкая их губы и заглядывая в её томный взгляд, — Таким бутоном делиться нужно, — в ответ Геба всё ещё с надеждой в голосе простонала «Давай поговорим». Арр сверкнул на неё внутренним пламенем и произнёс, — Конечно поговорим. Я и Доонис, но позже, — и сорвав окончательно с неё хитон, отшвырнул его в сторону.

Геба даже не уловила как они оказались в воде. Мелкие колючие пузырьки перекатываясь по телу снизу вверх расслабляли и пробуждали большее желание, а мужские руки оглаживающие её грудь, а затем и бедро — закрепляли этот эффект. Она чувствовала что плавится в его объятиях и страшилась мысли, что близость с Арром чревата разрывом с Доонисом. Она попыталась отвести взгляд чтобы обезопасить себя от влияния сил Арра и его сексуальности.

— Арр пощади… — прошептала она в надежде.

— Я решу проблему с Дооном, — томно прохрипел ей на ушко Арр зарываясь кончиком носа в шелковые волосы, — Решу, — повторил он и приблизив её лицо к своему заглянул в голубые, так манящие желанием глаза. Геба восседала на его бёдрах почти по грудь в воде и пропадая в этой игре взглядов, медленно переместила свои руки с его груди вверх, оплетая ими сильную мужскую шею.

— Ну же… смелее Геба… — подначил он её приподнимая за бедра. Его рука скользнула вниз и он ввёл в её женственность два пальца, неожиданно выдав, — Так быстро и уже готова?

Геба шумно выдохнув потянулась за поцелуем и он касаясь сладостных губ проник в её рот языком, одновременно насаживая Гебу на свой член. И они синхронно выдали «Мммм»…

Геба оказалась опытной сексуальной партнершей. Одним взглядом, томной улыбкой, языком тела она затягивала Арра в воронку неудержимого секса, на который он лишь надеялся, а теперь получал с лихвой. Этот марафон однозначно был лучшим за весь период его пребывания как здесь, так и на Земле.

Чтобы передохнуть, они разместились у водоёма на ковре из мягких душистых трав. Арр откинулся на спину и прислонил Гебу к себе, поглаживая богиню за плечо.

— Хорошо пообщались, — выдохнул он и приподняв её за подбородок подарил лёгкий поцелуй Гебе в носик.

— Что теперь будет? — спросила растерянная богиня всё ещё прибывая в приятном томлении после бурных игр с опальным богом.

— Очень много интересного, — усмехнулся Арр и сжал её попку пятернёй. И уже через минуту он резко перевернувшись и раздвинув стройные ножки навис над ней, — Если Доонис откажется делить тебя, ему же хуже. Значит будешь только моей.

Услышав такое, Геба поджала губки и округлила от удивления глаза, а Арр глядя на неё рассмеялся таким чистым смехом подростка, что Геба недовольно пнула его в грудь всё ещё дрожащими руками, при этом оплетая его бедра ногами в замок.

— Болван! — пыталась она рыкнуть на него, но голос был еще слаб, — Что за фантазии, Арр? — удивилась она своей слабости осознавая, что заездил он её знатно.

— Тебе понравится, — продолжал смеяться тот, перехватив её руки, — Два Бога в твоём арсенале. Ох и обзавидуются обделённые девы. Мы тебя ещё оба залюбим так, что за уши не оттянуть будет, — смех сошёл на нет и он приложился губами к её лебединой шее. Осыпав плечи Гебы мелкими поцелуями он почувствовал легкое недомогание. Встряхнув невольно наваждение он взглянул на Гебу и увидел в расширенных зрачках красно-огненный отблеск. Его удивлению не было предела. Неужели она впитала часть его сил или некий энергетический взаимообмен произошёл. Геба часто и по актёрски заморгала веками выдав с игривой улыбкой:

— Съел? Охотник на чужое?

Арр фыркнув и сжав её подбородок впился в неё алчным поцелуем, в надежде вернуть своё. Но не тут-то было.

— Как ты это сделала? — тихо прохрипел он сверля её взглядом.

— Не знаю, — также тихо и искренне ответила она.

Ещё какое-то время они так и смотрели друг другу в глаза, выискивая в них ответы на происходящее. Геба оглаживала его висок ладонью, запустив пальчики в его волосы и перебирая пряди, понимая что по прежнему уже ничего не будет. Этот мужчина её приятно удивил и собачиться с ним у неё уже не было желания. Его вспыльчивый нрав, страстный темперамент и ловкость с которой он всё провернул — обезоружили её. И то как он в это мгновение открывался перед ней оголяя эмоции, закрепило в ней желание не отказываться от этого безумца. Если она способна лишать его части врождённых сил даже таким способом, значит «Она «будет тем самым равновесием между добром и злом. Геба постарается извлечь из этого столько пользы на сколько только способна.

— Ты поговоришь с Дооном? — прошептала она, — и её тонкие пальчики застыли на его подбородке.

— Обещаю, — только губами прошелестел Арр и накрыв её руку своей, стал зацеловывать её пальчики, при этом рассматривая каждый из них.

С Арром явно что-то происходило и это ему нравилось, хоть и настораживало. Может всё не так уж и плохо. Перебесился? Или созрел для нового витка жизненных перепитий. Что его ждёт и как всё обернётся, эти мысли нешуточно будоражили его мозг и распаляли любопытство.

После того как Геба поборов свой внутренний барьер и стыдливость от мысли, что измена для неё не приемлема, она всё-таки отдалась ему без остатка. И то как она сейчас смотрит на него и оценивает произошедшее без толики лжи во взгляде и прикосновениях — удивляет и заставляет уважить её просьбу «Поговорить с Доонисом». Его нужно убедить сохранить этот тандем: Геба, Я и Доонис. Это будет фееричное трио, а Геба в наших руках ещё сильнее раскроется, стоит только быть терпеливее и проявить уважение к её желаниям. Касаясь её нежных пальчиков губами он думал о том что, если эти отношения стоят потери части его сил, так тому и быть. Главное получать удовлетворение от существования, а не в метании меж ссылкой и войной за господство над Мирами. И всё же прибывание на Земле и людишки, которые окружали его в последний год, пробили брешь в его душе. Геба коснулась его метки на плече и прошептала:

— Красивая, давно она у тебя? — «нет» молчаливо мотнул он головой и она обвела её по кругу, после чего прорисовала орнамент повторяя его по контуру, а затем взглянув на Арра спросила, — Как насчёт жемчужных ванн?

— Желаешь продолжить? — спросил Арр выплывая из своих размышлений и заигрывая вновь приподнял одну бровь.

— Не так быстро, — мило улыбнулась та, — Хочу насладиться этим необычайным местом сполна. Иначе кроме твоих ласк в памяти ничего не задержится.

Арр скатился с Гебы и в секунду подхватив её на руки трепетно входил со своей ношей в один из водоёмов, шепча ей в ушко:

— Обещаю, что ты запомнишь каждую минуту проведённую здесь, со мной.

Через пару часов их уединение нарушил визит Ирис. Она отправила сообщение от Чесла в виде бумажного кораблика дрейфующего сквозь пелену тумана, дабы не смущать эту странную парочку неловкой встречей.

Арр придерживал рукой за талию лежащую на нём богиню. Её попка так приятно елозила по его паху, от чего он периодически касался губами её плечика, основания шеи и аккуратного ушка, которые Геба охотно ему подставляла. В ответ, откинув назад одну свою руку Геба оглаживала его ладошкой, запустив пальчики в его шевелюру.

— Смотри Арр?! Нам послание, — она протянула вперёд руку и подхватив намокший кораблик передала его Арру. Он раскрыл сообщение и они внимательно пробежались по нему взором.

— Нам пора, — вздохнул Арр чмокнув её в макушку, — Но мы непременно продолжим позже. Что скажешь, моя красавица?

Геба перевернулась к нему личиком и мило улыбнувшись напомнила:

— Если ты убедишь Доониса в том, что предлагал. А я не откажусь от тебя и твоего огненного потока энергии. Это было странно, необычно и не забываемо, — Арр провёл большим пальцем по её пухлым губкам и подтянув Гебу повыше к себе коснулся её коротким поцелуем.

— Ах ты похотливая штучка. Всё сказанное мною в силе, а теперь давай собираться. Пора кое-кому познакомиться со своими детьми, а кое кому перестать быть через чур самостоятельной. Арр как в замедленной съемке надел на Гебу хитон, поправив пряжку он огладил плечико и прошёлся по нему губами. Затем требовательно прижал богиню к себе и завязал на ней плетёный поясок:

— Жаль, что не ошейник, тебе бы пошло, — произнёс он рисуя губами дорожку от основания шеи до её ушка и захватив губами в плен маленькую мочку. Затем с серьёзным видом скрестил их взгляды и увидев чистейшей голубины влажные глаза богини, хмыкнул, — Или только моя? — и пройдясь большим пальцем по уголку её глаза смахнув крохотную каплю прошептал, — Только мне решать.

Подхватив с земли былую рубаху и такие же белоснежные свободные брюки Арр быстро оделся. Притянув к себе Гебу и крепко обхватив ту за талию, он уже больше походил на того Арра, от которого стоит держаться подальше. Геба хорошо запомнит всё что здесь произошло, что было сказано и эту перемену в нём она тоже запомнит. Это Арр и на быстрые изменения в нем надеяться не стоит, а вот позволить надеть на себя ошейник одновременно набросив на него аркан, может быть стоит. Вот только Доонис… как быть… А ещё не маловажный вопрос «Дети» и как поведёт себя в данной ситуации Арр не известно. Так что придётся быть рядом и сдерживать его набирающую обороты силу. Размышляя над этим, Геба обняла его за шею и плотнее вжавшись в него глубоко вздохнула. Арр, крутанувшись в полёте на 360, заботливо обнял её одной рукой за плечи и молвил у самого виска:

— А кого предпочтёшь ты? — неожиданно спросил он после долгого молчания.

— Обоих, — не раздумывая с серьёзным видом ответила она.

— Значит так тому и быть, — услышав это, Геба не поднимая на него лик, расплылась в короткой милой улыбке, значит «ошейник и аркан».


44

Мир Хаоме.

Вахр, желая Яру и Тису вернуться в этот год из поселения Трикет с невестами, даже не предполагал что их ждёт.

Он и Агвид проводили обряд единения, скрепляя пару Яра со Стешей брачными узами. С массового празднования молодая пара тихонько улизнула и обряд новоиспеченных молодожёнов «Мароналии» они тоже проигнорировали.

Выполняя просьбу Яра, жрецы проводили обряд в стороне от шумных гуляний и лишних глаз. Все без исключения заметили, что рядом с ийманном Стеша выглядела вполне довольной. «Выходит решила по своей воле остаться в нашем мире», подумал Вахр. Молодые стояли держась за руки, а для пущей верности Яр придерживал Стешу за талию.

Завершая свою речь, жрец первым заметил как в одночасье Стеша изменилась в лице и перевёл полный недоумения взгляд на Яра. Тот посмотрел на девушку и внутренне напрягся. Таким жрец Яра ещё не видел. Сердце непривычно кольнуло переживая за судьбу этого дуба и от увиденного далее.

Боги появились в самый разгар обряда, но не для того чтобы скрепить этот союз, а натянуть до предела ту тонкую нить между парой, которую Яр так пытался удержать в своих крепких руках. Стеша, освободилась из рук Яра и пошатываясь отступила назад, качая головой «нет». И уже через мгновение она растворяется в воздухе словно морозная паутинка.

Яр не мог поверить в происходящее. Ужасная мысль о том, что она хочет вернутся домой преследовала его, но он надеялся, верил, что этого всё же не произойдёт. И вот… Только что она была рядом и он с нетерпением ожидал услышать «Да», как неожиданно появились Боги. Опять они здесь и в этот раз окончательно отняли у него Стешу.

«Стеша. Нет…» прохрипел он видя как она роняет на земь венок и отступает растворяясь. Пульс бешено подскакивал и он протягивая ей руку всё ещё не терял надежды, но… всё тщетно. Голова идёт кругом, ноги слабеют и кровь лавой обжигает тело. Неуёмная дрожь охватывает руки и ноги от одной только мысли, что они больше не коснутся девушки, а глаза не увидят её лик.

Казалось, что силы окончательно покидают его могучее тело затмевая разум. Яр как в бреду мотал головой и отказывался верить в происходящее. Он медленно обернулся к виновникам и растерянно прошептал, глядя на Доониса:

— Почему?… Уговор… У нас был уговор.

Но ему ответила Геба:

— Это её решение. Я лишь сдержала данное слово. Ваш уговор был второстепенен.

— Зачем допустили… Впустили её к нам, в наш мир, в мой мир, — он коснулся груди в области сердца сжав руку в кулак, — Как теперь жить? С этим жить? — от боли голос приобрёл гортанный рык и он уже негодовал, — Жестокие Боги… Воспользовались нами и развели по мирам…

Доонис хотел было что-то сказать в оправдание, но Геба не позволила. Дёрнув его за руку они взмыли вверх, улетая и распадаясь на сотни мелких искорок исчезая уже из виду.

Яр запрокинул в высь голову и зло сжав кулаки, взвыл как раненный зверь.

Его сердце щемило адской болью. Он не мог осознать, что потеряв девчонку его накроет такая адская горечь, а его сердце в каменной и могучей груди будет так больно жечь.

Не отводя взгляда с небес и встряхивая в беспомощности головой он всё же умолк. Сколько времени он так стоял молча, сжав зубы до скрежета он не помнил.

Как же Яр в эти минуты ненавидел всех и вся: незримые границы миров, жрецов с их легендами, богов с их договорами и выходками, ОЗЕРО с которого всё началось… и решение Стеши вернуться в свой мир.

Как только на месте, где стояла Стеша остался лишь венок, Мирта молча ткнулась носом в грудь Грая и оплетая руками крепкое тело дру-энра вжалась в него. Грай успокаивал девушку, поглаживая ту по спине и шепча «Всё наладится, у него всё наладится». Но Мирта вскинув на него влажный взгляд произнесла «Так не должно быть. Это не правильно. Я видела как они оба… Стеша и Яр они…». Мирта тихонько всхлипнула, обвела присутствующих робким взглядом и вновь уткнулась в него носом. «Я знаю, тоже видел. Тише, тише» шептал Грай зарываясь носом в волосы девушки и целуя Мирту в макушку. Он с не свойственным ему терпением пытался её успокоить.

Тис не хотел тревожить друга в его горе. Ни одно сказанное им слово не могло заглушить ту боль, что испытывал Яр. Крепко сжимая руку Ельи он отправился провожать её домой. По дороге девушка не проронила ни звука. Свои переживания она выражала рукой — нервно переплетая их пальцы то сжимая их в замок, то высвобождая, а то и вовсе хватаясь за его крепкую руку как за спасательный круг своей дрожащей ладошкой. И лишь только у крыльца дома она тихонько произнесла:

— До сентября так долго… Ты ведь приедешь за мной?

— Конечно приеду и заберу тебя. Ты только не думай плохого. У нас всё будет хорошо. Слышишь? Только плохого не думай.

Тис обнял Елью и поглаживая её за затылок, жадно прижимал к своей груди. Ему казалось, что он слышит как с каждым ударом сердце девушки пытается вырваться наружу чтобы достучаться до его собственного, в надежде избавиться от той боли что тревожит юную трикетку. Быстрее бы осень и я увезу её, заберу себе, а в декабре она станет моей окончательно и никто этому не помешает. Не позволю помешать. Думать о том, что он вернётся в Ийманн к родителям с радостной вестью, а Яр с тяжелым сердцем было невыносимо.

На мгновение прикрыв глаза, он вспомнил как они присутствовали во время обряда Грая и Мирты. Дру-энр так уверенно и по-собственнически надевал на Мирту венок под обрядовую песнь Михая, что Тис непроизвольно и как-то через чур крепко прижал к себе притихшую Елью и та неожиданно ойкнула. А затем Грай с особой нежностью обнимал невесту давая ей клятву верности и целовал Мирту так словно рядом нет ни души. Равнинный воин поселения Дру-энр и его хрупкий, приручённый сокол из поселения Трикет. Они были прекрасны в это мгновение, их чистые взгляды и улыбки не вызывали сомнений в обоюдном желании быть вместе.

Тис тогда ещё обратил внимание на отца Мирты и мать, их глаза блестели от влаги в бликах костра. Родители одобрили выбор дочери, а значит это были слёзы радости.

Тис встряхнул головой отгоняя это наваждение, а оторвав от груди Елью потянул ее в сторону. Быстро завернув за угол дома он с нетерпением приложился к её губам. От неожиданности та не успела сообразить что происходит, но почувствовав жар его губ и свою необходимость в этом спасительном поцелуе, так сильно прильнула к нему чтобы оставить в памяти дорогой её сердцу поцелуй и его объятия. Успеть насладиться этим мгновением до его отъезда и их расставания…

Те не многие присутствующие на обряде Яра и Стеши потихоньку молча расходились. Никто из них не остался на всенощную.

В конце концов Вахр похлопав Яра по плечу увёл парня с собой.

Где-то в глубине поселения слышалась музыка и эхом доносились голоса гуляющих, последняя ночь рьяно набирала обороты. Но для самого Яра как и для его друзей, праздник уже не имел никакого значения.

Мирта и Грай отметились в «Танце Огня» и прошли обряд «Мароналии», пока Яр и Стеша прятались от всех в палатке. Их связь была скреплена жрецами обоих поселений, Трикета и Дру-энр. Грай на правах жениха планировал задержаться здесь ещё на пару недель, а затем увезти Мирту к себе уже как состоявшуюся жену.

Сегодня была их первая ночь, ночь в доме главы Кеда. Волнение перед женихом Мирта не испытывала, были ещё свежи переживания за Яра и Стешу.

Этой ночью Грай решил несвойственно для себя быть нежным и бережным со своей молодой невестой. Страсть и свою мужскую силу, а так же весь свой горячий нрав он оставил на потом, учитывая как ранима может быть его трикетка. Эта ночь была наполнена особой нежности, ласки и трогательной любви. Грай сам не ожидал, что способен быть таким ради своей милой и бойкой Мирты. Для неё он будет таким мягким и сдержанным, если понадобится. Главное не спугнуть её и дать время разглядеть его потенциал и принять его настоящим. Молодая невеста неустанно хваталась своими тонкими пальчиками за крепкое тело Грая, задыхаясь от его действий и чувств переполнявшись её душу до дрожи в хрупком теле, которое так умело отзывалось на прикосновения и ласки равнинного воина, ставшего ей мужем. Она даже не предполагала, что существует что-то ещё слаще поцелуев. Лишь поздним утром Мирта проснулась в жарких объятиях своего дру-энра и сонно улыбнулась отвечая на его поцелуй в носик и в губки.

Его пару, так богатую на эмоции, в жизни ждало много интересных событий, Грай твёрдо был в этом убеждён. Бог Карен не подведёт и Мирта одарит его как минимум двумя, а лучше тремя сыновьями, такими же крепкими и умелыми как все мужчины его рода. И то, что он испытывал к этой трогательной трикетке было впервые в его жизни и эта ночь, наполненная нежности сплетая столь крепкое мужское и хрупкое девичье тело, он назвал любовью. Мирта так робко отзывалась на него, лишь раз замерев в тот самый момент когда он осторожно проник в неё, а затем ухватившись за его плечи больше не отпускала, спрятав коготки и цепляясь пальчиками, она доверилась ему шепча и шепча его имя. Грай желал чтобы эта ночь никогда не заканчивалась, но увидеть милую улыбку Мирты по утру он желал больше.

С раннего утра поселение гудело как улей, суета и шумные сборы гостей в дорогу, подарки и напутствия от жителей Трикета были нескончаемы. Многих из них ожидала не простая дальняя дорога.

В эту ночь Яр практически не спал и мысленно порывался в кузню чтобы пересчитать кое-кому зубы и не только их. С первыми трелями птиц он всё-таки отправился к Грэгону и напоролся на Вахра. Приближаясь к жрецу его кулаки сжались до хруста в пальцах.

— Куда это ты намылился пока некоторые спят? — нахмурился Вахр преграждая тому путь.

— Потолковать кое с кем, — фыркнул недовольно Яр.

— Знаю я как ты разговоры ведёшь, — ответил Вахр с суровым видом уперев в бока руки.

— Что вы решили на его счёт? Отпустите? — спросил Яр, а жрец уже чувствовал как тот не терпеливо каменел от злобы дожидаясь ответа.

— Нет… Заберём с собой. Но ты его не тронешь. Его род из одного из наших отдаленных посёлков, может там ещё остался кто-то, хотя…

— Отдай его мне, — зло произнёс Яр.

— Не кипятись дуб. Никто его тебе не отдаст? Он поди не собака… — Вахр вскинул предупредительно вперёд руку и упёрся в грудь Яра, — Всё… Уймись говорю. Пойди собери вещи и в путь готовься. А ведьмак поедет со мной, я сам присмотрю за ним.

— На привязи тащи его! — рыкнул Яр.

— Сказал же уймись или мне парней позвать чтоб скрутили тебя?

— Не нужно, — неожиданно ответил Яр и убрал руку жреца.

— Вот и молодец, иди собирайся, — похлопал жрец того по плечу, — И нашим скажи, чтоб в дорогу готовились. Отгуляли и будет. Сразу после завтрака и отправляемся. Жаль только погода портится. Вона туча какая с запада идёт, — и Вахр кивнул головой в сторону надвигающейся грозовой темени, — Нечего тянуть.

После завтрака парни прощались, кто шутками, а кое-кто молча кивая, сочувствовал Яру. Подошёл попрощаться с друзьями и Грай:

— Держись Яр, — произнёс Грай и вложил ему в ладонь странного вида не большой камень, размером со сливу. Гладкий и полупрозрачный с темно-оранжевыми вкраплениями, — Это янтарь, его мой прадед на побережье нашёл. Говорят удачливый он. Мне точно помог, — и Грай расплывшись в улыбке прошептал, — Хороша моя трикетка. Возьми его и молись хошь богам, а хошь преисподней и твоя беглянка вернётся.

Прощаясь, Грай обхватил Яра за плечи, а затем уже крепко зажал руку Яра с янтарём внутри. И тот поблагодарив Грая провел его взглядом. Стоя и рассматривая подарок он вспомнил что мать, отправляя его в дорогу молилась богине Гебе, а та с ним обошлась не лучшим образом. Выходит, теперь придётся молиться нежити? От этой странной мысли Яр противно сплюнул подноги и пошёл к своей лошади, которая в ожидании возвращения домой нетерпеливо била копытом и фыркала ноздрями.

Елья провожала Тиса ни капельки не стесняясь, обвив руками крепкую шею. Парень склонившись над ней что-то нашептывал трикетке, а она в ответ кивала головой и уже с нетерпением ждала новой встречи через пару месяцев. О свадьбе была пока предварительная договорённость и оставалось лишь дождаться двадцатилетия Ельи.

Вахр усадил связанного пленника на лошадь, а затем вскочил и на своего жеребца. Окинул внимательным взглядом своих и не спешил. Староста Кёрн, Клей и Тис держались вблизи Яра, это хорошо. Не ускользнул от него и хмурый вид недовольной Дарины. Видя, что все готовы отправиться в путь, он отдал команду «Ату!» и дёрнув за поводья лошадь с пленником возглавил колонну. Первый отряд отбыл в Ийманн. В след за ними, крепко обнимая Мирту, Грай проводил взглядом своих. Керейды последними покидали Трикет с громким кличем и песнями.

Вот и всё, гости отбыли восвояси. В поселении Трикет возобновилась спокойная и размеренная жизнь без праздничной суеты и шумных посиделок. Кед отцовской улыбкой глянул на Мирту и задумался: интересно, как скоро дочь подарит им маленьких карапузов? От предвкушения он расплылся в блаженной улыбке вспоминая ночную возню в соседней комнате. Зять Кеду понравился, выбор дочери они с женой одобрили. Силён дру-энр и вынослив, а значит охотник и добытчик из него знатный, вот на днях охоту снарядим и проверим это.

45

Бывший жрец Орм отправился в земли поселения Керейдов. Совет старейшин принял решение: откуда был изгнан — туда и вернётся отбывать наказание.

По прибытии на место, староста Керейдов определил его в помощь местному пастуху, наказание посредством принудительного труда так сказать. Отныне он занимается выпасом рогатого ската и ночлег его только под открытым небом. А дабы он не сбежал, на ногах его главный атрибут — деревянные кандалы на цепи, которые возможно со временем ему и снимут. Всё зависит от него самого и усердия, которое он возможно проявит. В его обязанности теперь входит помощь пожилому пастуху Сэму и его четырнадцатилетнему внуку.

Двое суток предстояло добираться путникам в Ийманн. На протяжении всего пути Гриня ловил на себе не добрые взгляды, а особенно Яра и от того приходилось постоянно нервничать додумывая, что же его теперь ожидает.

Яр словно коршун кружил вокруг Грэгона, намеренно заставляя того дергаться от каждого своего острого взгляда, непредсказуемого действия и дерзкого слова брошенного в адрес Ведьмака.

Пол пути пройдено, ночёвка худо бедно пережита. А вот утром Грэгон выглядел как затравленный зверь, уставшим и не выспавшимся. От Тиса он получил на завтрак миску перловой каши и подзатыльник, от которого парень не смог удержаться, даже наблюдая за недовольным прищуром Агвида. Издёвки и пинки в походе стали для Ведьмака привычным и неприятным делом, таким униженным Гриня себя никогда ещё не чувствовал. Ещё и эта недалёкая Дарина ко всему прочему упорно игнорировала его. Неужели есть за что? Он же ей пытался помочь вернуть возлюбленного дикаря? Значит, эта дура не оценила помощь.

Дарина была единственной девушкой в походе и о цели её появления в поселении Трикет знали все, и от этого ей было не по себе, учитывая ещё и последних события. Её выходка не только со Стешей могла аукнуться главным образом со стороны Яра, ещё и Агвид непрерывно бросал на неё укоризненные взгляды, да и Клея приходилось тоже избегать. И то как она не устояла перед очарованием Грэгона, лишившись своей девственности, о чём могли узнать ийманны пугало её не меньше. Всё это выворачивало её на изнанку. Как теперь исправить то, что она натворила своей глупой ревностью, женское чутьё упорно не подсказывало.

Яр всё-таки улучил момент и подкравшись к сонному Грэгону сзади, схватил того за горло и припечатал головой к дереву, пока тот до конца не очухался. Напугал он его знатно, из-за чего пришлось заткнуть ему рот, чтобы тот ни издал ни звука.

— Бойся гнева моего. А я до тебя дотянусь, не сомневайся, — прохрипел Яр ему на ухо и также тихо исчез как и появился. Гриня ещё долго ощущал боль в горле от захвата его руки. «Тупой, безмозглый дикарь». И Гриня всё так же нервно дергался ожидая от Яра следующей выходки, но вот показались Земли Ийманна и Гриня выдохнул надеждой на то, что возможно Агвид присмотрит и защитит его…

По прибытии в Ийманн жители встречали своих не скрывая радости и предвкушая хорошие вести. Вита в не терпении бросилась к Яру и тот подхватив младшую сестру за подмышки, усадил на жеребца впереди себя. Впервые за последни дни лицо Яра коснулась улыбка. В свои 15, эта неугомонная пигалица была всё такой же непосредственной и открытой лицом, она радовалась встрече с братом с чистой душой. Брат для неё был самым крепким дубом, за которым ни зверь, ни зимняя вьюга не страшны.

— Как съездили? Яр, — пропела она радостным голоском, — Присмотрел кого или нет? — щебетала она неугомонно, но Яр молчал, — Отец грозился если с пустыми руками вернёшься, сошлёт тебя по осени на долгую охоту, — и прошептала как заговорщик, — Говорит: чтоб вымерз так и уже не отвертелся от женитьбы. Яр не молчи?

— Значит быть долгой охоте, — пробурчал не весело Яр и потрепал её по голове, — И вон того с собой возьму, чтобы скучно не было, — кивнул он в сторону Грэгона.

— А кто он? — задержала она взгляд на не знакомом парне.

— Ведьмак, — ответил Яр и добавил, — Держись от него подальше, иначе схлопочешь и не посмотрю, что не дитя.

Вечером семья ужинала в молчаливой обстановке. Питер даже прихлопнул ладонью назойливую муху, которая нарушила эту зловещую тишину. И только на закате, сидя на крыльце Яр поделился с отцом о том, что произошло в поселении Трикет. Мать стояла в дверном проёме позади них и тяжело вздыхала слушая сына. Питер держал в руке янтарь привезённый сыном и прокручивал его в руке разглядывая.

— Диковинный камень, глянька Оби, — и подал его жене.

— Я от матери слышала о таком, — произнесла она глядя на янтарь, — Эти камни точно слёзы древнейших деревьев, соки их закаменелые. И в правду красивый он, — она вернула янтарь Яру и позвала всех в дом, поздно уже. Устал сын с дороги и вести привёз тревожные. А вот за Тиса Оби была рада. У каждого дуба долга быть своя опора и дом полный счастья, по другому быть недОлжно. Человек не зверь чтоб одиноко слоняться по земле.

Агвид выяснил, что из родни у Грэгона осталась лишь престарелая тётка и та почти слепая. Даром Ведьмака её природа обделила, зато врачевать эта женщина была мастерица ещё с молодости.

Грэгона определили к Тирку в кузню, физически тяжкий труд для его холёных рук был в самый раз. Пусть обучается мастерству настоящего мужика. Тирк хоть не хотя, но согласился, не гоже отказывать жрецу.

Лето в этот год было щедрым на урожай, да и зверья в лесах знатно прибавилось. А из не приятного — волков в лесах к осени развелось как никогда. И беда совсем от них ийманнам. То устрашающе воют близ поселения, то на скотину зазевающуюся нападают. О дикой охоте на них думать пока не хотелось.

Яр переодически околачивался у кузни, наблюдая за неумёхой с никчёмными и не приспособленными к мужицкому труду руками. Тирк только ухмылялся глядя на то как у одного руки чешутся от нетерпения, а другой косится затравленным взглядом то на него, то на Яра.

— Дай сюда, — всё не выдержал Яр и резко вырвал из рук Грэгона щипцы с раскалённой заготовкой подковы, — Толку от тебя «пшик» ещё и без руки останешься.

Тирк с ухмылкой, а Грэгон вспотевший и с трясущимися руками наблюдали со стороны как Яр управляется с делом и от того как подкова выходит ладной.

— Многому тебя Питер научил, молодец Яр, мужиком вырос. Остужай её в баке и поди ополоснись и этого тоже кульни, а то три пота с него прёт, — Тирку, что не говори было в тягость нянчится с Грэгоном. Его кузня — это его хозяйство, а тут этот под ногами мешается. Постоянно приглядывать нужно, а то не ровен час руку или ногу огнём повредит.

Яр вывел из кузни Грэгона пнув того в плечи. Стоя у колодца они обмывали шеи, голову и руки от плеч. А в конце, когда Грэгон уже надел чистую рубаху, Яр всё-таки не удержался. Вместо того чтобы линуть ведро воды в лохань, он размахнулся и окатил Грэгона ведром ледяной воды, облив того с головы до ног. Погода в этот день была пасмурная, да и ветер не хороший. Грэгон не сразу отскочил от Яра, реакция у него не та, что у местных. И теперь он трясся на ветру от ветра. Яр схватил его за грудки и мокрая рубаха скрипнула меж пальцев:

— Не сиделось тебе в своём мире. Хлебни теперь нашего, — Грэгон даже не сопротивлялся, его силы против дикаря ничто. Не убьёт же тот его в конце-то концов, а синяком больше, синяком меньше, это уже не столь важно. Яр резко дал тому под дых, дважды, в пол силы и Грэгона скрутило болью, лишая воздуха в лёгких, — Думай безумец как жить будешь. А я тебе её разнообразить помогу, так что своего Арра просить о смерти будешь. И на охоту тебя возьму, нюхнешь зверя дикого, — прохрипел он тому на ухо и встряхнул Ведьмака. И он было уже замахнулся чтобы дать ему в репу, но Грэгон взмолился:

— Я могу тебе её показать. Хочешь? — прозвучало это как-то не уверено. Гриня ляпнул интуитивно, больше от растерянности, но в рожу получать в очередной раз не хотелось.

— Что? Что ты сказал? — опешил Яр.

— Девку тебе покажу. Твою…

Яр прищурился и медленно убрал от того руки, обтянул на Ведьмаке мокрую рубаху и пригрозил:

— Решишь сбежать или обман учинить? Размажу?! — Гриня нервно сглотнул и кивнул в ответ.

Перед ритуалом Гриня заметно нервничал. Одно дело самому духом явиться перед человеком, как перед Дариной например. А тут, чужой дух переместить нужно и не просто на расстояние, а сквозь пространство Миров. Он читал в письменах об этом, вот только дед ему запретил такие штуки проделывать. Ну, была не была…

Оба парня стояли на небольшой поляне в дали от поселения и ждали последних бликов заходящего солнца. Грэгон приготовил отвар из особых кореньев, пепла костей зверя, змеиных глаз и в конце добавил туда свою кровь и кровь Яра. Они оба испили из чаши гадкое на вкус зелье и оставалось лишь ждать. Яр знатно нервничал посматривая на недруга. Они должны были вдвоём совершить это бестелесное перемещение в мир Стеши.

— Началось, — шепнул Грэгон с последним угасающим багряным лучом.

Яра повело в сторону, он потерял равновесие и опустил взгляд на руки. Они становились прозрачными, как и всё его невесомое тело.

Парни оказались в узком темном коридоре.

— Это её квартира, — произнёс Гриня, — Надеюсь, — добавил он на всякий случай. Оба переглянулись, оценивая со стороны свои еле уловимые прозрачные силуэты. Яр протянул руку и хотел коснуться Грэгона, но рука прошла сквозь оболочку напарника. Оглядевшись, Ведьмак уверенно прошёл на кухню и поманил Яра рукой и тот не заставил себя долго ждать.

Свет был тусклым и исходил от вытяжки у плиты. Стеша дремала за столом уложив голову на руки. «А её волосы стали заметно длиннее» отметил Яр. И выражение лица, безмятежное, она словно улыбалась во сне. Он протянул руку чтобы коснуться её волос и в это мгновение хлопнула дверь и щёлкнул замок. В проёме показался молодой и статный мужчина. Они оба от неожиданности отступили к окну. Незнакомец убрал со стола грязную посуду и сделал то, что не успел сделать Яр, бережно пригладил Стешу по голове. А затем аккуратно подхватив её на руки унёс. Яр бросился за ними, но… Оказался на поляне под звёздным ночным небом вместе с Грэгоном. Считаные минуты и всё исчезло?! Не коснулся, не рассмотрел, не обмолвился ни словом?! И кто это был? В её доме?

От обсурдности ситуации Яр стиснув кулаки нервно оглядывался вокруг, а Грэгон громко и нагло рассмеялся пялясь на того, да ещё таким злорадным смехом, что казалось само эхо лесное ему помогает насмехаться над Яром. Вот теперь Яр остановил свой гневный взгляд на единственной цели, которая возомнила себя бессмертной… Грэгон даже не понял «За что?». Всё удалось, а дебильный смех от того, что дар не пропьёшь и не выбьешь тумаками…

Яр не сразу отошёл подрагивающей походкой от Ведьмака. Всю свою злобу, гнев и очередную порцию боли он излил наружу — безжалостно избивая парня, даже не заботясь о том, что тот не сопротивляется, а как куль валяется под его ногами. Тяжело дыша Яр упал перед Грэгоном на колени и перевернул покорное тело на спину. Потрепал того по щекам и услышав болезненный стон прохрипел:

— Жить будешь… но не долго, ещё выходка и прибью, — и откинулся навзничь рядом с ним, переводя дыхание.

Только утром Яр приволок Грэгона к лекарке, за что услышал в свой адрес гору чёрной брани. Позже ещё отгрёб от Агвида и Питера. Запрет — не приближаться к Ведьмаку был нарушен. Оби укоризненно качала головой обрабатывая раны сыну на руках.

— Ты же знаешь, что за ведьмовские проделки к духам в немилость попасть можно, а ты? Яр-Яр. И парня за это чуть не покалечил… Совсем с ума сходишь… — причитала Оби.

За обедом Питер озвучил, что участок для нового дома простаивает. Пора бы заняться им.

— Хороший, равнинный и ручей не далеко бьёт. Староста добро давно уж дал, так что за дело браться нужно, а не кулаками махать, да и мы поможем. На том и порешили. Мужчины заготовкой брёвен занялись для сруба и участок под строительство разметили. А Оби, пока мужчины заняты, решила наведаться к алтарю, с прошением к богине Гебе. Да и молитвы прочесть за спокойствие души сына, смиренность мыслей его и гнева. Сердцу путь благой чтоб указала святыня небесная и любовь сохранила в нём. Без любви человеку нельзя, он тогда подобен сосуду пустому, бесполезен и ничтожен.

И как на зло зверь близ поселений вновь лютовать нАчал. Волки — адово отродие, к людям нагло и не таясь выходить стали. А на медни эти зверюги чуть не загрызли путника, не весть откуда взявшегося, вот на совете и было принято решение выдвигаться на охоту. Поубавить их численность надобно и не дать к зиме в пары сойтись, чтоб к весне приплода много не было.

46

Пока мужчины лес валили, брёвна тесали, да сруб ладили, Вита чувствуя вину за брата стала помогать знахарке выхаживать Ведьмака. Врачевала, присматривалась к чужаку и речь его изучала. Отличался он от местных парней, странный какой-то и с секретом внутри. Подозревала она, что и лукавства в нем скрыто много. А тот точно также изучал молоденькую помощницу лекарки, дикарку.

Сначала всё выглядело безобидным, да и пациент слишком смирным да покладистым был. А как на поправку пошёл уж очень жульничать стал, пользуясь наивностью молодой девушки, так он думал. Вита не сразу раскусила хитрость парня, а после и сама подыгрывать ему стала. Глазки круглые и любопытные строит, пока он ей чепуху про иной мир рассказывает, а сам то рукИ её нежно каснётся, то в ушко шепнёт пока она примочки из трав ему накладывает, да мази втирает. И Гриня в раш вошёл, с предвкушением теперь каждый день иль через день игрушку свою ждал.

А Вита хихикая к избе подходит, плечики выпрямит, нахмуриться чтобы себя не выдать и входит с «глазками-пуговками» да улыбкой наивной. Увлёкся Ведьмак игрой этой и как-то раз, приложился губами к тонкой шее девушки сзади, пока та его рану на ноге обрабатывала сидя к нему спиной. А она возьми и сдави рану пальцами выпустив коготки у самого края, да почти до крови. Боль острая бедро парня прострелила. Взвыл неожиданно Гриня и отпрянул:

— Что ж ты не ловкая то такая, — сжал он кулак и зубы от боли стиснув.

— Ещё раз руки аль губы распустишь? — обернулась она в полуоборота к нему и хитро прищурилась, — С Яром приду. Или… вовсе ходить брошу. Дома порешу как быть, — и подняться со стула вздумала, но услышав такую дерзость его накрыло возмущением и окатило странным жаром. И он схватив ее за талию, вжал в себя и в губы девичьи жадно влип. Вита в плечи его уперлась руками тонкими, но всё тщетно, а вот за уши его когтями отцепить от себя получилось. И как ошпаренная, раскрасневшаяся и запыханая выскочила прочь из избы. За угол забежала и ладошкой губы накрыла, зло топнув ногой. Такого Вита от Ведьмака не ожидала, что если он так девушек привораживает? Не дождётся изверг! Не бывать такому! Встряхнула дерзко головой как пташка и приподняв подол бросилась домой бежать.

Гриня потёр левое ухо, его неприятно саднило. Видел как вылетела за дверь, быстрая, что молния. Чёртова малолетка?! И что это было? Гриня! Вот же чёрт, тебя уделала какая-то мелкая дикарка. Тебя? Выходит это она тобой играла? Она? Не я? А эти её наивные голубые глазки и губки бантиком, и пальчики нежные… и томный поворот головы… и кедровый аромат каштановых волос… и ужимки, и шорох платья по полу… и вкус алых губ. И дерзость скрытая до поры до времени??? Бля?! Гриня? Ты попал? Сука, на малолетку попал и пропал? Теперь мне точно яйца открутят, не Орм, а эти дикари ийманна, чёрт их подери. Да ей же не больше 16-ти…

Злясь на самого себя, Гриня недовольно раздувая ноздри неловкими движениями начал сам бинтовать рану. Остановился и провёл пальцем по коже, где следы от её ногтей остались. Задержался на их месте и вздохнул… И надо же было ей оказаться сестрой Яра? Как будто девок в округе мало. Доигрался выходит геймер хренов, мать твою…

На общем сходе было решено что быть охоте и учинить облаву зверю. Главными в этом деле были Питер и Тирк, они решали — кому преследовать, а кому быть волкогонами и насетниками. Гриню было решено тоже взять, ему и ещё десятку парней предстояло выполнить роль насетников — доставить сети к месту облавы и поджидать зверя.

С раннего утра Вахр благословил речью многочисленный отряд ийманнов и те молча тронулись в путь.

Через назначенный час Питер обозначил каждому отряду свою задачу и как действовать сообща чтобы в нужный момент загнать волка в сети. Мужики молча рассредоточились занимая позиции.

Первым действовал отряд волкогонов, в него впервые взяли младшего брата Тиса. Это была его первая серьёзная охота и Клиф был безумно горд за себя. Волкогонам предстояло поднять зверя. Они выстроились в шеренгу и двинулись в глубь леса. Царившая прежде тишина вмиг нарушилась. Звуки труб, треск колотушек и людские крики сотрясали воздух и далеко разносились по лесу. Испуганные звери в ответ пОдали свой воинственный вой.

Гриня напрягся от необычности происходящего. Он и его спутники быстро продвигались в глубь леса к месту доставки сетей, где предполагался итог — вылов волков. Яр же со своей командой преследователей брал зверя в кольцо и гнал к «волчьей смерти», к месту, где их будут встречать насетники. Главное чтобы Питер и Тирк не просчитались.

Насетники заняли место и натянули сеть и не одну. Первыми у сетей показались зайцы и лисы, их не тронули. С каждой минутой ожидания тревожное волнение нарастало. Гриня обвёл парней настороженным взглядом.

— Не дрейфь! — хмыкнул Клей подмигивая тому и перекидывая дубину из руки в руку, — Как пойдёт волк и в сеть путаться, не мешкай малый и лупи его, что есть дури. Понял? — Гриня не приятно передернул плечами и кивнул, а руки его так и лихорадило от происходящего.

В дали послышался жуткий треск и сквозь деревья показалась серая стая летя что туча над землёй. Пошёл таки зверь…

Шум, треск, людской гам и волчий вой в перемешку с жутким скулёжем, всё смешалось воедино.

Преследователи и волкогоны окружили зверя, сообща били не только попавших в западню и добивали раненого зверя, но и вязали мертвые туши. Лишь двум удалось уйти от смерти, но не далеко. Одного из них настиг Тис и с проломленной башкой вернул волоча за задние лапы к «волчьей смерти».

— Этот мой. Крупный зараза, видать вожак. Сниму с него шкуру и в дом снесу. Порадую Елью, — почти весёлым и уставшим голосом произнёс Тис кладя тушу отдельно от других. Во всей этой суматохе Клиф не сразу заметил, что отсутствуют Яр и Тирк, о чем и доложил Питеру. Выяснив, где те отстали от отряда волкогонов, Клей, Питер и Грэгон ушли на их поиски.

Досталось же этим двоим. Загоняя волков Тирк по грудь провалился в сугроб, оказавшийся медвежьим зимовьем. Разбуженный зверь быстро пришёл в ярость. Вдвоём, без арбалетов и мечей против медведя — та ещё каверза и злая насмешка богов. Тесак и нож — слабый аргумент против шатуна. Серьезно ранив Тирка, зверь переключился на Яра… Подмога спешила идя по снежному следу и увидела лишь последний момент кровавого поединка.

Медведь подмяв под себя Яра и разинув огромную пасть даже не предполагал, что тот из последних сил успеет таки чекануть его по горлу. А вот высвободиться из-под обмякшей туши Яр уже не мог, силы покидали его. Огромного бурого медведя вовремя оттащили от парня.

Тяжёлой выдалась охота. Увидев на снегу многочисленные лужи крови, окровавленного Тирка ещё и измученного Яра, Гриню колбасило как никогда. Он дрожащими руками помогал Питеру погрузить Тирка на смастерённые на скорую руку носилки, поднять и отчистить Яра от следов борьбы и снега дабы не замёрз. У Тирка были многочисленные рваные раны, да и Яр выглядел потрепанным…

Знатно перебив волков, уставшие, но торжествующие ийманны возвращались по домам. Сутки были даны на отдых и восстановление сил. А празднование удачной охоты проходило по домам, семьями и с друзьями, кто как того хотел. Выделкой шкуры медведя лично занимался Яр, не доверив это дело даже отцу.

Оби приготовила медвежатину, потушив её особым способом в печи. Открыв соленья и разлив по бутылкам эль приготовленный ещё по старинному рецепту деда Питера, в доме ожидали гостей. Семья Тиса пришла в полном составе, включая молодую невесту. Староста, жрец и Грэгон подтянулись чуть позже. Тис и Елья были в предвкушении свадьбы и счастливой семейной жизни. Хозяйкам двух семей предстояло обговорит подготовку к этому событию. Оби радовалась за Тиса как за своего родного сына. Каждый в тот вечер вёл свои разговоры, будь то мужские или женские.

Вита тоже ждала от этого вечера чего-то особенного. В последние недели Гриня явно избегал общения с девушкой и это её злило. В тот вечер Яр наблюдал, как меньшАя сеструха заглядывается исподлобья на Ведьмака. Или ему это кажется? Да ладно…

Выпито в тот вечер было много. Обсуждали охоту и не только. Мужикам было чем похваляться перед жёнами. День был на исходе и наступила пора расходиться.

— Смелый ты, я бы так не смог, — озвучил Яру Грэгон стоя уже на крыльце. Эль взыграл градусом и у парня развязался язык.

— Да мы все смелые когда смерть в глаза смотрит, — произнёс Питер поправляя на голове Грэгона меховую шапку.

— Умереть легко, а вот выжить тяжко, но нужно. Ради них например, — стрельнул Яр пьяным взглядом на Грэгона обнимая Виту за шею, беря её тонкую шею как в хомут.

— Пусти! Яр! Удушишь же, — брыкалась смущённая Вита глядя исподтишка на Грэгона.

— Ну-ка пусти сестру, — сделала ему замечание Оби, — Провожайте гостей и идите укладываться. Ночь уже на дворе.

Мужчины стояли всё ещё разговаривая на улице и даже колючий морозный ветер не мог заставить их разойтись по домам. Тис поднял повыше воротник на тулупе Ельи и повёл девушку в сторону родительского терема.

— Хороша девка, — подмигнул Питер отцу Тиса и тот молча кивнул.

— Толковая. Даже Клиф с ней ладит, — ответил собеседник подав Питеру на прощание руку.

В стороне от них был слышен и другой разговор.

— А ты молодец, — похлопал Яр Гриню по плечу, — Парни говорят не обделался, хоть и с виду дохлый.

Гриня слабо улыбнулся и прошелестел пьяным голосом:

— Обделался, если бы на твоём месте оказался. Даже не сомневайся. Вся жизнь за секунду пролетела бы, бесполезная она у меня как оказывается.

Яр несвойственно подвис и изменился в лице, и глянул на того как-то странно:

— Вся жизнь говоришь? И у меня пролетело… Вот только уйти не могу… Не в этот раз…

— Ты о чём? — не понял он Яра и покукожился от холода зарываясь в шарф, — Пьяный я совсем, разнесло меня. Пойду что ли?

— Иди уже, — пнул Яр парня в плечо и ещё раз поправил ему шапку, — Ежели замёрзнешь, кто Тирку в кузне помогать станет?

Грэгон ушёл и Яр постояв немного проводил взглядом удаляющихся Тиса и Елью, глубоко вздохнул и вернулся в терем отправляясь спать.

Мать и Вита ещё долго шуршали по дому, прибираясь после ухода гостей.

Всю ночь выла вьюга, а Яра меж тем мучали кошмары, переплетая меж собой странные события. Воспоминания о Стеше, как был с ней… как ушла… Снилось как боролся с бурым и это Стеша почему-то была в шкуре медведицы. Рычала и своевольничала, цокая перед его носом зубастой пастью. Злился на неё, на привязь садил, хорошо хоть не освежевал во сне. Проснулся в ночи от снов дурных и пьяных, испил воды и лишь только под утро уснул.

47

Тирк быстро шёл на поправку. А Гриня как мог старался управляться с кузней, хоть и не так справно как это делал сам хозяин. Вита пару раз подсматривали за ним в окошко. Точил её червь изнутри, обидчивый и прыткий, не понимающий за что он её избегает. Как же ей хотелось залепить ему по роже, вот только повода не было, так как где бы они не сталкивались он молча избегал её.

В декабре справили свадьбу Тис и Елья. Весело было и шумно. Солнечный морозный день искрил бликами на снегу радуя не только молодожёнов, а отсутствие лютых морозов позволило веселиться на улице до поздней ночи. Давно такой солнечной зимы в Ийманне не было. Вита и другие девушки с позволения отца Тиса прокатились на свадебных санях с бубенцами. Потом резвились играя в снежки, катались с горок и дурачились как малые дети. Запустив снежком пару раз в Грэгона, стоявшего подле терема с гуляньем и не получив в ответ ничего: ни взгляда, ни ругани, ни ответного броска, Вита с девичьей обидой в душе отправилась домой. Так она и просидела весь вечер в тереме одна, пока Яр с родителями не вернулся.

Дарина все эти месяцы ходила за Яром как тень. Выжидала в надежде, что парень одумается и окажет ей знаки внимания. Но всё было тщетно.

Яр вышел из-за свадебного стола и направился на двор, по нужде. Кого-кого, но встретить за хлевом Дарину он точно не ожидал.

Девушка появилась из ниоткуда и повисла у него на шее прильнув к груди щекой:

— Яр… Скоко можно? Не могу глядеть как один маешься…

Яр будучи слегка подвыпившим, отклонил её от себя и прошептал у самого лица:

— Один? С чего взяла?

Дарина с милой улыбкой опустила свою руку на пах парня и сжала её в надежде что его член восстанет. Немного взбрыкнув тот всё же остался вялым, чем знатно расстроил девушку. Яр зло хмыкнул и отодрал её от себя, но та вцепилась ему в штаны, упала на колени и стала нервно возится расстёгивая их. Яр крепко сжал её за плечи и резко дёрнул вверх:

— Дура ты баба, как есть дура! Думаешь этим мужика берут! — Дарина с мокрыми глазами мотала головой и смотрела на него не веря, — Ещё раз полезешь ко мне, — зарычал он, — Задеру подол, изобью задницу в жар и пущу по улице без исподнего. Пусть все глядят на красоту.

Униженная Дарина с плачем кинулась убегать, а Яр взбешённый её выходкой вернулся за стол и выпил за раз полный кубок эля.

Последний месяц зимы выдался суровым и жизнь в Ийманне словно замерла, застыла. Яр застелил у себя в комнате шкуру медведя на пол и прохаживался по ней босиком. Затем улёгся на неё спиной подложив руки под голову и прикрыл глаза. Дверь отворилась и в комнату вошла Вита. На цыпочках она прокралась к Яру и улеглась рядышком, хихикнув «мяу».

— Брысь, — выдал ей шутя Яр.

— Я тихонько, — прошептала та и вздохнула, — Опять колючая вьюга и во двор не выйти, — сетовала она.

— Тшшш…

Яр проснулся от того, что Вита трясёт его за плечи сидя над ним:

— Яр… Яр? Ты чего?

Яр дернулся как из небытия, потряс головой и внимательно посмотрев на сестру прохрипел:

— Нормально. Я… в порядке. Иди, оставь меня.

Вита поднялась со шкуры, поправила юбку и пошла, лишь на мгновение обернулась у двери. Был ещё глубокий вечер, а вьюга никак не унималась. Яр прокашлялся и сел оперев локти на колени. Сон не хороший приснился, к чему бы? Вспомнить удалось не всё. «Стеша лежала вся в белом. Она не то кричала, не то плакала. На помощь звала или ругала, осуждая. А вот имя своё её устами произнесённое он расслышал чётко». И что это значит? Снам он никогда не придавал значения, но Стеша? Грудь странно стиснуло и он с минуту не мог глубоко вздохнуть. Затем поднялся, свернул шкуру и затолкал её под кровать. С Грэгоном играть в ведьмовские штуки он не станет, хотя… Нет, не станет решил он.

Через пару дней над его кроватью появился оберег. Мать сказала, что сделала это для его блага. Сплела ветвь ивы в форме круга и заполнила его внутри узорами из паутины. Объяснив так: «чтобы то хорошее увиденное ночью во сне проникло в его жизнь, а дурное — запуталось и сгорело в предрассветных лучах солнца». Видать Вита ей нажаловалась, что сплю беспокойно, вот она и придумала своё. Яр вспомнил про янтарь, достал его из шкафа и положил под подушку. Совсем он забыл про него.

По весне возобновили строительство дома. Оставалось накрыть крышу и можно приступать к внутреннему убранству терема.

Грэгон свыкся со своей участью кузнеца и даже кое в чем преуспел. И как результат — спалился перед Тирком. Скрывая от всех он ковал ветку с бутоном розы, пока его не увидел Тирк.

— Это твоё? …Однако?! — спросил Тирк обнаружив находку.

— Положи и не трожь, — по мальчишески обиделся Гриня.

— Не злись, кладу. Ладно у тебя вышло, видать многому ты научился. И когда только девку завёл, скрытный какой.

— Нет девки, не надумывай лишнего, — угрюмо ответил он и продолжил прерванную работу.

К весне оживилось всё и вся, в том числе и Вита. В феврале ей стукнуло 16 и её юное сердечко ждало новых интересных открытий, эмоций, но уже не от игр и шалостей с подругами.

После травмы Тирк всё ещё припадал на одну ногу, но боль от травмы уже не беспокоила. Вита в очередной раз принесла ему мазь, которую для него исправно готовила Оби. Сегодня в кузне был только Грэгон. Она задержалась у открытой двери и не решаясь войти внутрь, так и стояла в дверном проёме глядя на парня. Он резко обернулся от чего Вита дёрнулась.

— Чего тебе? — спросил тот не поднимая на неё глаз и отложил наконечник от стрелы в сторону.

— Я… Это… Тирку мазь передашь? Или мне в другой раз зайти?

— Там поставь, — буркнул Грэгон и кивком головы указал на небольшой стеллаж, а сам продолжил начищать наконечники. Поставив мазь, Вита с любопытством принялась рассматривать всё, что попадалось её взору. Ей хотелось хоть на чуть-чуть задержаться здесь. И вот в самом низу стеллажа она обнаружила что-то интересное, свёрток, а развернув мешковину удивилась:

— Это кому такая красота?

Грэгон резко обернулся и опешил увидев Виту, державшую в руках кованную розу. От неожиданности он не знал что ответить, растерялся и тупо завис. Её глаза удивительно сияли от созерцания этой находки. Она исследовала цветок тонкими пальчиками, лепесток за лепестком и поднесла его ближе к носу всматриваясь в мелкие детали. Ответа не поступило. Молчание затянулось и она перевела взгляд с цветка на него. Блеск в глазах девушки испарялся, улыбка сошла с лица, руки дрогнули и она прошептала:

— Твоей девушке понравится, — промямлила она кладя цветок на полку и как-то не ловко развернувшись что-то зацепила. Это что-то с грохотом упало и она ОЙкнув рванула на выход давая стрекоча. Вот теперь реакция Грэгона не подвела, в секунду он подскочил к ней и поймав её у двери схватил сзади за талию. Она по детски взбрыкнула и всхлипнула, он быстро развернув её лицом к себе и оторвав от пола, припёр её спиной к стеллажу. По щекам Виты стекали струйки слёз которые не успокаивались и она их лихорадочно размазывала чтобы он их не увидел.

— Ты чего, глупая? Кого надумала? — Грэгон дрожащей рукой вдавил её личико себе в грудь и гладил по голове, пытаясь успокоить сопливую девчонку, — Глупая?! Не выросла ещё и в голове бардак.

Вита хлюпая и вытирая нос об его рубаху робко выдала:

— Бардак? Какой бардак? — тихо повторила она задрав к верху носик. Грэгон аккуратно поцеловал её в лоб и прошептал в ответ:

— Сюда кроме тебя никто не ходит. Откуда здесь другой взяться?

— Не ходит? Правда? — шепнула она хлюпнув носом и глядя на него. Он улыбнулся и её глазки посветлели, она уже теребила шнурок на его рубахе и готова была сама улыбнуться, но хмурила брови и сдерживалась.

Он приподнял её личико за подбородок и внимательно смотрел в голубые блестящие от влаги глаза. Медленно наклонился и поцеловал их, Вита привстала на цыпочки и шумно выдохнув замерла. Грэгон глядя на это чудо сверкнул радостно улыбкой и легонько прихватил её носик зубами.

— Ой, — опешила Вита и распахнула ресницы.

— Попалась, — улыбнулся ей Грэгон, — и прошептал, — А это тебе за обстрел снежками, — и приложился к её губам в нежном поцелуе. Вита от избытка чувств плавилась в его крепких руках и не разжимала кулачки на его рубахе, захваченной ею в плен. Грэгон медленно отлип от юных сочных губ и наблюдал как Вита застыла боясь шелохнуться и он вновь прикусил её носик.

— Опять?! — распахнула та вновь реснички.

— Угу, — теперь он поцеловал её в носик.

— А цветок? Он мой? — спросила она.

— Нет, — покачал он головой и она быстро нахмурилась, — Ещё нет, — шептал он, — Вот доделаю его тогда и будет твоим, — Грэгон наклонился чтобы вновь ощутить вкус юной дикарки на своих губах, но с улицы послышались шаги и они синхронно отпрянули друг от друга.

В кузню вошёл Тирк и глянув на этих двоих хмыкнул:

— Вита? Ты моя спасительница. Никак мазь принесла?

— Угу, — теребила та нижнюю пуговицу на своей куртке, вся разрумяненная, — Я… Пойду… Мне тут… Пора уже… До свидание, — спалила себя с потрахами Вита и побежала на выход. Тирк глянул на Грэгона, потом перевёл взгляд на розу и расплывшись в улыбке выдал:

— Нет значит девушки, говоришь? Ну-ну… — вот так и Грэгон оказался пойман с поличным, — Только… Подрасти невесту для начала. А не то Яр тебе кости пересчитает, да корень твой подрубит, даже я не спасу.

Вита стеснялась и не приближалась к Грэгону, кругами ходила и лишь робко поглядывала на него. Ждала когда он сам себя проявит и цветок подарит. Но тот только сдержанно улыбался уголком рта, чем смущал девушку ещё больше. И вот как-то раз подружка Вите нашептала, что подслушала разговор Грэгона и Дарины. «Обвиняла Дарина его во всех бедах, из-за него мол жизнь её разрушена. И он должен всё исправить, иначе…» После чего в голове Виты начался бардак. Что же эта Дарина никак не успокоится и замуж неЙдёт. Все мужики от неё шарахаются. Яра от неё воротит, Тис зверем смотрит, да и Клей в этот год в земли Дру-энров на «Духов день» ехать наметил.

Терпением девчонка похвастаться не могла, а вопросов в голове стало больше чем здравого смысла. Пришла ранним утром к избе Тирка и переминается с ноги на ногу перед крыльцом, а как зайти не знает, что сказать не знает? Дверь открывается и выходит Тирк, а следом Грэгон. Тирк увидев раннюю птаху улыбнулся и спрашивает:

— Не спится Вита? Или принесла что? — а та спину выгнула, плечики расправила, сделала глубокий вздох и выпалила:

— Нет! Поговорить пришла, — и пальцем в сторону Грэгона «тырк», — Вот с ним!

Тирк прыснул, но сдержался от смеха. Гриня вскинул удивлённо брови и посмотрел в недоумении на Тирка. А тот плечом повёл и говорит:

— Ну раз пришла поговорить? Говори, а я пойду, на что мне чужие разговоры, — и прошептал Грэгону, — Кости и корень береги, помнишь? — и с улыбкой сошёл с крыльца и уже задержавшись у Виты прошептал и ей в самое ухо, — Не рано ли на разговоры бегаешь? Получишь ремня от Яра, говоруха, — и пошёл на кузню хихикая. Вита провела его взором и только теперь поднялась на крыльцо. Грэгон осмотрелся по сторонам боясь свидетелей их встречи, но никого не увидел. И только хотел сказать ей чтобы в дом вошла, а она сама туда юркнула волоча его за собой за руку.

— Что случилось? — опешил он, — Обидел кто? — «нет» помотала она головой и нервно теребила кончик пояса на платье, прикусывая нижнюю губу, — А что?

— Ты…Почему больше не смотришь… Не хороша как Дарина?

— Ох… и дура ты малолетняя, — приподнял он её личико пальцами и в глаза заглянул.

— Я не дура! — пшикнула она ему.

— Тогда чушь вот из этой головы выбрось, — пнул он её пальцем в лоб, — И не верь всему что слышишь.

— Что ей от тебя нужно? — злилась та.

— Я сам с ней разберусь. А ты к Тирку прислушайся, иначе точно ремня от Яра получишь, а вот мне от него достанется по полной.

— Не правда! Я уже взрослая. Не тронет он, — Грэгон нахмурился, провёл тыльной стороной ладони по её щеке и произнёс сердито:

— Взрослая ты станешь в 20-ть, когда замуж пойдёшь, а с таким нетерпением и выходками тебе с Дариной по одной дороге.

— Нет, не говори так, — топнула она ногой и он закатил глаза от возмущения, а Вита сделав шаг на встречу быстро обхватила его руками за пояс и он ласково обнял её за плечи.

— И вот что мне с тобой делать?

— Поцелуй, — привстала она на цыпочки и потянулась губками.

— Ремнём? — выдал он.

— Нет!

— Вита я не деревянный, поцелую и не сдержусь, завалю. Угомонись.

— Не хочу, — обидевшись уткнулась она лбом в него, — Я Яру скажу чтобы тебя не трогал.

— Не нужно, я сам с ним поговорю.

— А когда поцелуешь? — не унималась Вита.

— Ты пришла поговорить? Поговорила? Тогда пошли, — развернул он её к выходу и пнул, но она крутанулась и быстро став на цыпочки обхватила его ладошками за щёки и прильнула к его губам. Грэгон же в ответ вжал её в себя и ответил на поцелуй. Целовал Виту долго, жадно, получая всю её пылкость с которой она к ему явилась. «Корень» дал о себе знать и Грэгон шумно дыша оторвался от девушки, а та краснея скользила руками вниз по его груди, делая шаг назад и опуская взгляд на штаны парня, округляя глаза.

— Пока, — выпалила она и дала деру из дома Тирка.

— Вита! — окрикнул он её, но дверь уже захлопнулась. И за что мне это? Покачал он недовольно головой, а с Яром теперь поговорить придётся, однозначно.

48

Дарина пыталась отговорить Клея от поездки в Дру-энр и ластилась к нему используя свои женские ужимки. Но после событий в поселении Трикет он уже глядел на неё другими глазами. Прозрел.

Была ею использована и любая возможность заговорить с Яром, но тот был как кремень, молчал и твёрдо игнорировал её. Кроме этого оговорить Грэгона в глазах людей не удалось. Сплетни и наговор не прижились, а он сам был сдержан и ни перед кем не оправдывался.

Народ поселения теперь видел в ней корыстную манипуляторшу мужскими сердцами. Не складывалось у Дарины ничего как не крути и как не пытайся.

Грэгон в конце дня пришёл к дому который строила семья Питера. Дождался пока освободится Яр и начал не простой для себя разговор. Яр хмуро и с недоверием воспринял появление Грэгона и саму беседу с Ведьмаком.

То, что девка ранняя брат и сам заметил, как в сторону Грэгона смотрит тоже, а вот выбор её он не одобрял. Но то, что предложил ему парень заставило его задуматься и позволить тому действовать. Решено было держать её в узде: под контролем брата и подле Грэгона не подпуская других. Вот теперь Грэгон отвечает за неё головой и если что, Яр самолично снесет ему башку с плеч.

Грэгону предстояло сдерживать юношескую влюбленность Виты, бурление гормонов и перенаправить всю эту неуёмную энергию в нужное русло. Раз ей нравилось песни сочинять, решено было увлечь её написанием о чём хочет, хоть про любовь. А ещё парень подтолкнул Виту писать историю поселения Ийманн, начиная с преданий и легенд жрецов о богах, воспоминаний предков и стариков. Тут уж и сам Грэгон увлёкся этим делом и стал её внимательным слушателем. Почерк ей красивый выправил чтобы письмена вела. Без поцелуев конечно же не обходилось, это было наградой девушке за новую интересную главу, а Грэгону лакомым десертом за проявленное терпение и усердие. А вот рукам усладу, целуя её пальчики пока она рассказывает о чём узнала или писать намеревается, он позволял себе реже, чем сама Вита. Ей он дозволял большее, сдерживая и дрессируя своё мужское начало. Вот такую злую шутку сыграли над ним Боги.

В начале июня молодые ийманны отбыли в земли Дру-энр на празднование «Духов дня». А в Ийманне дни текли своей чередой, без лишней на то суеты. Вита с самого обеда околачивалась у кузни Тирка. Хозяин давно поправился и вернулся к привычной жизни, а выглянув из кузни на улицу и увидев девушку, покачал головой выдав парню:

— Иди уже, сам закончу не то она нам всю траву вытопчет.

Парень для форса нахмурился и стал стягивать с себя тяжёлый кожаный передник.

— Спасибо, — вымолвил он и вышел. Вита увидев его, обрадовалась и как в мольбе сомкнула под подбородком ладошки, озаряя личико лучезарной улыбкой.

— Уже отпустил?

— Угу, — кивнул он и подмигнул ей.

— Я поесть тебе принесла и рубаху чистую.

— Чистую? — подколол он её, — «ага» кивнула Вита, — Сама сшила небось? — подошёл он к колодцу и набрав воды вылил её в лохань и стал обмываться, оголившись по пояс.

— Нет, не сама. А вот ворот расшивала сама.

— Да ладно? — отвлёкся он и она подала ему полотенце. Помогла ему вытереть волосы и увлеклась, запустив пальцы в его светлые вьющиеся локоны и томно вздохнула. Грэгон вытирая шею и плечи поймал её руку в волосах, поцеловал пальчики и шепнул:

— Вита? Кузня хоть и на отшибе, но и здесь есть глаза, — Вита нахмурила носик и кивнула, — Давай свою рубаху. Надел её и Вита давольной улыбкой оценила на нем обновку. Тот хмыкнул и наклонившись поднял с травы розу и вручил ей, ту самую, кованную. Вита обомлела, увидев ветку с листочками и почти с раскрывшимся бутоном.

— Держи! Чудо ты моё, — рассмеялся парень. Вита хлопая ресницами взяла цветок и прижила его к груди:

— Мой! Он мой! Теперь он мой! — и от радости запрыгала на одном месте. Тирк выглянул из кузни и крикнул:

— Идите уже! Не то назад его заберу!

Вита быстро подхватила корзинку с едой, всучила её Грэгону и потянула парня за руку в сторону леса тараторя по пути:

— Ты даже не представляешь, что я узнала сегодня от одноглазого Мора. Оказывается в нашем лесу давным-давно жила ведьма с двумя головами и змеиным языком.

— Что? — засмеялся раскатисто Грэгон.

— Тебе смешно? А сидела и терпела чтобы не рассмеяться и обидеть его. А он всё говорил и говорил…

Грэгон смотрел на Виту и не мог налюбоваться. Столько было в ней доброй и чистой энергии, столько юной радости и тёплого света, от чего она светилась ярче солнышка. А если бы ЕЁ такую юную кто обидел? И от этих мыслей Грэгон нечаянно споткнулся злясь на себя. А Вита в этот момент обернулась и произнесла:

— Я твою розу никому не покажу. Моя она, — услышав это он расплылся в широкой улыбке позабыв о плохом, а она тихонько добавила, — Глупая, да?

— Нет, — и он обнял её одной рукой, Вита потянулась к нему губками, а он хитрюще прошептал, — Этим я сыт не буду. Покормишь? — «да» плавно кивнула она и коротко чмокнула его в губы, на что Грэгон грозно приподнял одну бровь.

— Не удержалась. Прости. Я ведь уже хорошая и послушная. Да? Вот только взрослею медленно…

— Ты не исправима, — улыбался Грэгон глядя на девчонку, — Делаем привал и покажешь, что ты там после встречи с Мором наваяла и чем меня кормить собираешься. А я тебе про нашу Медузу Горгону потом расскажу.

— У неё тоже было две головы? — спросила она посмеиваясь и раскладывая припасы на расстеленное в траве полотенце.

- Нет, одна, но зато какая…

Олимпия. Празднование «Духов деня» в прошлый год проходило как обычно, если бы не вмешательство богов сошедших с небес и их вольность воспользоваться телами смертных. А всё Орм, одержимый идеей призвать Арра и появление Стеши в результате открытия границ потомственным Ведьмаком Грегоном, смешало всё в кавардак. И как следствие — единение Стеши с богиней Гебой, а потом и связь с Доонисом и Арром оказавшимися в теле Яра, что не осталось не замеченным узкому кругу богов. Это возымело непредсказуемые последствия, о которых никто даже помыслить не мог.

И не случайное появление Вестников на Земле дабы оберегать молодую мать, произошло не без содействия и по единогласному одобрению Чесла и Зорга, Живы и Весеа. И как результат всего произошедшего — рождение двух уникальных детей. Как выразился Зорг — «рождение третьего поколения олимпийцев», хоть и не чистокровных.

Все эти события показали титанам Олимпии какими могут быть невероятными сплетения душ мироздания верхнего и нижнего миров. И возникшие с этим перемены, которые могут непредсказуемо повлиять на устои Миров.

Как же поступить с детьми обладающими сверхчеловеческими способностями, даром полученным от связи богов и смертной? Всё это заставило Верховных принять не простое решение, а разлучать мать с детьми даже не рассматривалось.

Способности Даниила перекликались с огненной силой Арра, а вот Дарья вобрала в себя частично дар Гебы и дар Доониса. Сами же души рождённых полубогов имели принадлежность к миру смертных. Вот такой необычный коктейль созерцали сейчас Верховные глядя на двойняшек.

После долгих распрей Верховные Боги пришли к единому мнению о котором и были уведомлены непосредственные участники тех событий.

Ирис нашла Гебу за пределами Олимпии, у источников земель Хаоме. И пуская сообщение-кораблик в сень облаков туманности по водной глади, она была уверена, что получит его Геба и Доонис. Но она ошиблась. До её слуха слабо доносились голоса принадлежавшие Гебе и Арру. Гебе и Арру??? Это не укладывалось в её наивной головке. Поэтому второе сообщение Ирис молча отдала Доонису и быстро скрылась средь садов Олимпии.

Получив сообщение Верховных от радужно-крылой Ирис, Доонис был крайне удивлён содержанию. «Дети полубоги? От их единения душ и тел со смертными?» — вот это поворот. И теперь он пытался разыскать Гебу, которая отсутствовала вторые сутки.

Ирис была встревожена как никогда. «Странно всё это». По возвращении на Олимпию, она ни с кем и словом не обмолвилась. А вот Жива и Весеа встретили её на террасе с несвойственной для них откровенностью.

Они поделились величайшей тайной о том, что Геба и Арр изначально были предназначены друг другу. Но Арр сбился с пути и теперь ему предстоит многое пройти, осознать и сделать не простой выбор чтобы достичь первоначальной цели. И возможно не сразу он примет уготованную ему небесами пару. И лишь богиня земного плодородия и любви уведёт его с пути грядущего раскола и войн. У каждого из них своё предназначение и многовековая судьба. Каждый из богов играет в этом не маловажную роль, в том числе и Ирис. Богиня — радости небесной и радуги объединяющей сердца, вестница между людьми и богами, а с появлением маленьких полубогов её роль становится ещё более ценной. Она является голосом Верховных и вещает их волю.

Арр, как никто другой должен принять не простую любовь к женщине, усмирить дикую алчность, впустив в холодное сердце ещё более безграничную любовь к своей единственной. А делить полюбившуюся женщину с другим не каждому дано. И это ещё не всё. Возьмёт ли он ответственность за ребёнка к рождению которого причастен. Осознает ли, что при зачатии даровал тому часть бушующей огненной силы, с которой он обязан помочь справиться Даниилу.

От услышанного Ирис впала в уныние и честно говоря было от чего. Арр? Её светлый и юношеский разум не мог принять этого. А как же Доонис? Как он воспримет всё? Он не откажется от Гебы, ведь они любят друг друга столько столетий. Как же всё сложно?

Жива нежно обняла молчаливую Ирис за тонкие плечики и прошептала:

— На всё воля вселенной, а она посылает ту ношу которая нам по плечу. Сообщения доставлены и ты можешь отправиться отдыхать в земли Мира Деара тем более, что Карен тебя заждался.

Ирис подняла на Живу пытливый взгляд и не могла не спросить:

— Что если Арр не имеет любящего сердца и не примет предназначенную ему? А Доонис, что будет с ним?

Слушая её, Жива тихонько щёлкнула Ирис по кончику носа и мило улыбнувшись ответила:

— Как же ты ещё юна, наша стрекозка. Всё будет хорошо, иначе в чём смысл столь долгой жизни. Всему свой срок.

Мир вечно зелёного Деара встретил Карена и Ирис многочисленными полями, заполненными цветущими белоснежными маками. А в далеке, уже виднелись тонкие шпили городских крыш и где-то там, средь них притаился не большой домик, их домик, в котором всегда было так тихо и уютно.

Ирис уже представляла как приготовит Доонису завтрак, блинчики с мёдом из пыльцы бутонов кромелии…

«Всему свой срок» прошептала богиня радуги и крепче сжала ладошкой руку Карена.

— Всему свой срок? — повторил за ней Карен вглядываясь в её личико.

— Да, — вздохнула Ирис и поинтересовалась у него, — Как думаешь, долго ли нам быть вместе?

— Вечность, — улыбнулся тот мягкой улыбкой, — Тебе от меня не упорхнуть, не сбежать, — ответил он нежно прижимая к бедру юную богиню.

— Не сбегу, не надейся, — отвечая ему Ирис прильнула к своей паре, нежась в объятиях и подставляя свои розовые губки для поцелуя.

Когда Арр и Геба явились на встречу с Верховными, Доонис уже был там. О рождении полубогов они узнали из сообщений, а вот о даре которым обладали молодые олимпийцы им пришлось узнать выслушав Весеа, повелителя жизни и душ как богов так и смертных.

— Дарья только начинает формировать в себе некую часть дара Гебы — силу земной любви и твоей Доонис, силу воскрешающей природы. Как будет направлена её мощь и чем так уникальна она будет в Мире Богов, нам предстоит ещё узнать. Дарья Ваше дитя, плод любви со смертными, в чьих телах вы пребывали. Теперь Ваша главная задача чтобы «дарованная вселенной» не навредила ни себе, ни людям до её становления или совершеннолетия, — пояснил Весеа и Жива отдала малышку Гебе и та расплылась в улыбке, — А это Даниил, — обратился Весеа к Арру, — Твоё творение со Стешей, пока ты пребывал в теле ийманна. Он также «дан нам вселенной» и обладает лучшей составляющей твоей силы. Душа его подвержена человеческим страстям, но желания обладать чужим и развязать войны в его сердце нет. Тебе также как Гебе и Доонису предстоит быть рядом до его совершеннолетия и гасить избыток пламени, иначе дитя может не справиться, сгорит, а потерять его нам нельзя.

Арр принял из рук Зорга Даню, пристально посмотрел в глаза ребёнка и увидел в них слабые искорки пламени, прямо как когда-то на Земле.

— Взрослеть дети будут с матерью, — дополнил Чесл, — А вы при них. Люди самостоятельно не справятся с этой ношей, воспитывая полубогов. Мать сейчас в поселении Ийманн и вы поможете ей воссоединиться с детьми.

Арр, глядя на малыша не желал становиться нянькой. Жил только для себя, а тут с этой мелочью возиться, сдерживать его до совершеннолетия? А с другой стороны, не сдерживать, а вбирать в себя бонус к тому, что у него уже имеется. Может это и не плохо?

— Арр, — обратилась к нему Жива и он поднял на неё глаза, — Я тебя слышу, — не произнеся ни слова, она лишь прошелестела губами.

— Пора, — скомандовал Весеа и все трое с детьми на руках отбыли в земли мира Хаоме.

В дороге Геба выдала твёрдым голосом:

— У меня есть ТЫ и у Стеши должен быть мужчина, отец детей.

Произнесённое «ты» Доонис отнёс на свой счёт, а вот Арр улыбнулся думая, что «ты» легко может стать «мы», тем более что Геба озвучила своё желание выбрать «Обоих».

— Ясно, — ответил ей Арр, — Не будем мешать встрече смертных, а отправимся прямиком в дом, где детям будут рады, — говоря это он желал поскорее сплавить с рук мелкого.

Питер сидел на крыльце своего дома и чинил походную сумку. Увидев появившихся перед собой людей в белоснежных одеяниях, он удивлённо замер.

— Ваше желание дождаться наследие от сына исполнено, — Доонис и Арр поставили перед ним две люльки с детьми. Питер удивлённо округлил глаза рассматривая подношение в виде детей.

— Не понял? — прошептал он неуверенно и перевёл взгляд с детей на незнакомцев.

— Твои внуки. И сын скоро приведёт невестку, если всё правильно сделает. Так, что быть большой радости в этом доме. Поздравляем и лично присмотрим чтобы ваш дом не покидало счастье, — подмигнул ему Доонис и Боги исчезли лишь для того чтобы появиться позже и убедиться, что пара смертных воссоединилась.

49

Каждый день Яр наблюдал за сестрой и со временем успокоился. Теперь её поведение не вызывало у него тревоги. То ли Грэгон нужный ключик к ней подобрал, то ли Вита лихо взрослеть начала обгоняя время. Каким он сам был в 16? Да наверное таким же весёлым и беззаботным, а дурь мужскую на охоте с отцом выплёскивал. Хорошее было тогда время, вспоминал Яр.

Узнав об увлечении Виты в написании истории поселения Ийманн и не только, Вахр подарил ей блокнот в кожаном тесненном переплете, завязываемый шнурком.

Июньское солнце только-только показалось на горизонте, а Вита уже расположившись на траве у дома что-то старательно выводила в блокноте, разместив его на коленях.

— Покаж? — наклонился над ней брат подкравшись сзади.

— Не мешай Яр, а то собьёшь, — одёрнула она плечиком.

— Как твой кузнец? — поинтересовался тот искренне.

— Ну, Яр?

— Всё, молчу, — улыбался он, а видя как из дома вышел отец указал ему кивком головы на сестру. Питер подходя ближе подмигнул сыну и прошелестел лишь губами:

— За то все при деле, — и добавил уже в голос, — Идём пока жары нет, парни ждут.

Строительство дома активно близилось к завершению. Тис и Яр работали на кровле, а Питер доводил до ума крыльцо. Старый Мор подавал Питеру гвозди и рассказывал о том, как Вита запишет его небылицы в летопись и они будут жить в веках. Старый чудила, усмехался Питер и снисходительно кивал тому головой, соглашаясь с ним чтобы не расстраивать старика. От куда не возьмись появился запыханный Клиф и увидев старшего брата на верху дома прокричал:

— Тис!

— Оуу? — отозвался тот.

— Елья чужую в дом привела!

— Какую такую чужую? — громко перекрикивались они меж собой чем привлекли всеобщее внимание.

— Стешу!

— Кого? — не понял Тис, — Клиф не придумывай?!

— Правду говорю! Елья так и сказала «Явилась беглянка?» — парировал младший брат.

Вот теперь Тис переглянулся с Яром и всё ещё не веря в услышанное спросил Клифа ещё раз, дабы убедиться в правдивости его слов:

— А одета она в синие штаны?

— Нет! В короткое платье. Вот такое, — и мальчишка показал рукой на свои коленки. Яр вытер пот со лба и озвучил больше для себя:

— Хорошо что в платье, а не в шкуре медведицы.

— Яр, ты бредишь? — не понял его Тис.

— Пошли, а то не успеем, — поторопил его Яр. Они спустились вниз и умылись на скорую руку в ведре с дождевой водой. Парни быстрым шагом направились к родительскому терему Тиса.

— Празднование проходит в Дру-енр, выходит границы открыты не только там, — предположил Тис. Друг лишь молча шагал рядом и Тис боковым зрением наблюдал как грудная клетка Яра нервно вздымается шумно выпуская воздух из лёгких. Он переживал за друга, видя как тот нервничает перед предстоящей встречей.

Клиф заранее указал им в которой комнате находятся девушки. Тис вошёл с крыльца, а Яр обошёл дом и заглянул в указанное окно.

Елья пригласила Стешу в дом, а Клиф тем временем отправился гулять, так он сказал невестке. Девушки расположились в угловой комнате и беседовали сидя на большой кровати. Елья рассказывала последние новости Ийманна и о том, как хотела бы увидеться с Миртой. А Стеша так и не успела толком открыть рта и рассказать о себе, так как в доме раздался громкий голос Тиса:

— Елья! Ты где?

— Здесь! — ответила та быстренько подскочив и уже выбегая из комнаты прошептала Стеше:

— Жди здесь.

Как только захлопнулась дверь, широко распахнулось окно и в него влез Яр. Как ни странно, но в помещении одновременно прозвучало два голоса:

— Яр?

— Стеша?

Стеша до этого сидевшая на кровати поднялась и не зная куда девать руки, зажала в кулачки платье по краям. Яр медленно и как-то плавно подступал к ней шаг за шагом, сжимая в кармане янтарь и не веря своим глазам. После того злосчастного сна он больше не расставался с подаренным ему камнем. Стеша глянула на дверь и отступила на пару шагов, но в этот момент с обратной стороны щёлкнул замок и она вздрогнула. Пути отступления нет, «молодец Тис» мысленно поблагодарил Яр друга.

Он всё также медленно приближался боясь спугнуть Стешу. Она была босая и одета в светлое платье на широких ажурных бретелях. А короткий подол, снизу отороченный кружевом и в правду чуть закрывал её коленки. Сейчас её волосы были длиннее прежнего и всё также завивались крупными локонами.

По мере его приближения Стеша поджала нижнюю губу и её глаза заблестели, то ли от яркого полуденного солнца бьющего в окно, то ли от волнения. Яр приблизился и она почувствовала его терпкий мужской запах. Какой же он крупный с широк в плечах и… он отрастил бороду, не большую. И снова на нем была эта непривычная тканая одежда. А его взгляд? Суровый и даже немного осуждающий. И вот уже через минуту он сменился на трепетный и полный надежд. Стеша даже не предполагала, что парень может быть таким знакомым и не знакомым одновременно. Сейчас он ей больше напоминал археолога, героя из тех давних черно-белых фильмов 60-х годов.

Стоя в шаге от неё он не удержался и положил руки на её открытые плечи. Они всё также молча смотрели друг на друга. Стеша первая неловко опустила взгляд, остановив его на мужской груди на уровне выреза рубахи, красиво отороченного вышивкой. Яр немного наклонился к ней и шумно втянул воздух полной грудью. Всего один глубокий вдох. И как только воздух наполнил лёгкие и он почувствовал её запах, Яр понял — он бы его узнал из тысячи других и вымолвил:

— На долго к нам?

— Я… Не знаю.

— Не знаешь стало быть. Ты сбежала от меня, помнишь? — и Яр крепче сжал её плечи и она соглашаясь кивнула, — От второго жениха сбежала. Выходит к новому. С кем этот год жила?

— Я… — мямлила Стеша не находя слов.

— Я видел Вас, в твоём тесном доме. Кто он? — и Яр с силой тряханул её как грушу, выколачивая из неё ответы, а затем стал пробираться одной рукой вдоль линии плеча и медленно накрыл пятернёй тонкую шею.

— Там был Арр и Вестники. Они присматривали за мной, — сказала она не поднимая глаз.

— Арр и…? Зачем? — но не дождавшись ответа вновь с нетерпением спросил, — У тебя кто-то есть? — снедала его ревность и крепкие пальцы плотнее обхватили шею девушки. Стеша паникуя и зажмурив глаза вертела головой «нет», затем почему-то кивала «да», — Кто? — его дыхание сделалось шумным и он не церемонясь приподнял её за подбородок, всё ещё держа шею в захвате.

— Их двое, — тихо произнесла она.

Яр чуть не задохнулся услышав такое. Рука вмиг повисла и он качнувшись отступил назад.

— Двое? — прохрипел он непонимающе повторяя за ней.

«Угу» молча кивала она. Но, осознав его дрожащий голос и абсурдность своего ответа, Стеша вскинула на него извиняющийся взгляд и добавила, — Им четыре месяца и я дала им свою фамилию… Твою я не знала, — уже чуть тише она проговорила последние слова и залпом выдохнула.

Яр ожил и нахмурив брови пристально посмотрел на неё. До него туго доходили её слова. Яр словно ничего не понимал, не мог сложить сказанное ею воедино, не верил своим ушам.

— Они твои и никого другого не было, — дополнила она и её глаза заблестели от влаги и она отвернулась в сторону прошептав, — Я была совсем одна…

Вот теперь Яр качнулся к ней и сгреб Стешу в охапку, с силой вжимая в себя и судорожно целуя её в волосы.

— Понесла таки… Теперь не отпущу, — шептал он ей в волосы.

— Только не злись на меня, пожалуйста, — всхлипывала Стеша.

— Выпороть бы тебя, да не смогу. Я так тебя ждал. Засела во мне как заноза, а эти тяжёлые сны… Плакала ты в них и меня ругала.

— Только один раз ругала, — рваным голосом сказала она, — Когда рожала.

— Выходит услышал тебя. Рожала и ругала, — хмыкнул Яр и подхватив Стешу под попку поднял на руки, а она ухватилась за его могучие плечи, — Двух мужиков мне родила? — спросил он окрылённый.

— Нет, — покачала она головой и он вопросительно приподнял одну бровь, — Дочь и сына, — ответила Стеша и он расплылся в улыбке.

— Идём, — поставил он её на ноги и потянул к окну как вдруг резко остановился, — А дети? Где они?

Стеша странным образом округлила глаза увидев под потолком Вестника Арра, который радостно кружился.

— Где дети? — спросила она Вестника и он поманил её за собой к окну. Яр недоумевал, но теперь Стеша сама потянула его к окну со словами «Вестник здесь, он знает, он покажет».

Вестник привёл их к родительскому терему Яра.

За столом на улице сидели Питер и Вита, они оба держали на руках малышей. Из дома вышла Оби и улыбаясь присела рядом с дочерью, забирая из её рук внучку. Питер дразнил мальца шнурком от сумки, а ребёнок лёжа на одной руке у дедушки перебирал ручками и ножками в воздухе.

Яр видя родителей и своих крохотных детей, метрах в двадцати остановился и замер, держа за руку Стешу. И за их спинами раздались голоса:

— Что-то он не сильно рад? — констатировал Арр, — Может домой, Стеша?

— Уймись, — осекла его Геба.

— Рад и злюсь решая кому из вас первому в рожу дать, — ответил им Яр, на что чернобог хохотнул. А Яр слыша его смех недовольно развернулся к тому, — Присматривать, не значит носить на руках чужую женщину, — выдал он Арру.

— Ооо, я между прочим для тебя старался. Помогал. И где моё спасибо?

— Спасибо сейчас на шее повиснет, не разогнёшься!

— Дуб дремучий, — заключил Арр, — И как с тобой Стеша ладить будет? Сначала морды бьёшь, а затем слово даёшь.

— Стешу не тронь. Уяснил? Я тебе по роже давно дать хотел, ещё бы и до второго дотянуться, — Яру было не до шуток.

— Какие мы дерзкие? — не унимался Арр, — Дети между прочим и наши тоже, — решил он показать свою божественную причастность к рождению детей.

— Арр уймись, — и Геба пнула Арра в плечо.

— Ты что несёшь? — Яр сверлил того взглядом и приблизился на шаг.

— А ну-ка успокойтесь, — шикнула Стеша на обоих и придержала Яра за руку.

— Дар детей не смогли заблокировать даже на годы, придётся Нам эту силу контролировать до их совершеннолетия. Ты понимаешь о чём я? — обратилась Геба к Стеше и та кивнула. Теперь Яр непонимающе глянул на Стешу.

— Я потом тебе объясню, — коротко ответила она Яру обхватив его двумя руками за запястье, — Идём же к ним, — потянула она его к детям.

Они подошли к родителям и Яр крепко обхватив Стешу за талию прижал её к своему бедру.

— Это Стеша, — произнёс он, а Стеша от волнения выдавила из себя робкое «Здравствуйте» и улыбнулась, — Это мой отец Питер и мать Оби, а это…

— Его сестра. Я Вита, — не дала договорить ему сестрёнка и уже быстренько подскочила к ним с любопытством разглядывая девушку, — А почему босая? — спросила она удивлённо у Стеши. И тут Яр сам опешил, «А ведь точно, почему?» задумался Яр. А Стеша пожала плечами и тихо ответила:

— Так получилось, странно…

Оби поднялась со скамьи и подошла к детям:

— Стеша стало быть? Ну тогда знакомь нас с внуками дочка, — улыбнулась она и поцеловала её в висок.

— Это Дарья, а сына я назвала Даниил.

Дарья потянулась ручками к маме и Оби отдала её.

— Что застыли? — поднялся с внуком из-за стола Питер, — В дом приглашайте невестку, что ли.

Оби накрывала на стол, усердно хлопотав и время от времени поглядывала исподлобья на мужа. Вита тихонько зашла в комнату Яра и поставила на пол кожаные сандали для Стеши.

Яр стоял у окна, а Стеша кормила грудью детей сидя на его кровати и отвернувшись от него впол-оборота. Закончив, она укладывала их сонных на эту же большую кровать. Пока она возилась, подошёл Яр и положил вторую подушку на край кровати чтобы те не скатились во сне. Стеша вздохнула, а Яр обнял её и осыпал поцелуями лоб, щёки и остановился у виска.

— Колючий как йети, — подняла она на него глаза и провела ладошкой по его бороде.

— Йети? — прищурил он взгляд, а она улыбнулась и пояснила:

— Это дикий и дремучий получеловек живущий в непроходимых лесах.

— Теперь побреюсь. Для тебя, — он подвёл её к двери и наклонившись поднял с пола сандали, и подхватив Стешу на руки вышел из комнаты. А проходя через кухню, бросил матери:

— Мы в баню, придём голодные, а вы за детьми гляньте, они уже спят.

— Вам чистое принести? — спросила Оби и глянула на Виту.

— Несите, — ответил Яр и вышел.

Усадив Стешу на полог, Яр сбросил рубаху и принялся сбривать бороду. Стеша принюхивалась и молча осматривалась по сторонам, а затем глянула на свои ноги и поджав губы поиграла грязными пальчиками. Яр увидев это растянулся в ухмылке.

— Что? — спросила Стеша уже глядя на него.

— Ничего, сейчас закончу и помою тебя.

— Я сама могу.

— Знаю, но я хочу сам это сделать или думаешь не справлюсь? — Стеша хихикнула и закатила к верху глаза, дразня его.

— Не делай так, а то…

— Что? — смеялась она и отодвигалась от наступающего на неё Яра.

— Помою не только ноги…

— Ты лучше поторопись, а то нас ждут, — защищалась она.

— Подождут… Я дольше ждал, — он уже наклонился над ней и она ткнула ему в щёку палец выдав:

— Ты здесь пропустил.

— Потому что ты отвлекаешь, — оправдался Яр.

— Могу уйти… — и она вытерла мыльный пальчик о его нос.

— Сидеть и не шевелиться, — выдал он строго и отошёл. Стеша поджала губки хихикнув ещё разок. Яр услышал и обернулся, а она беззвучно пролепетала «молчу».

Яр закончил бриться и обмывшись до пояса в кадушке с водой сменил в ней воду, а затем подошёл к Стеше. Поставил перед ней ёмкость и взяв её за щиколотки опустил в воду её ноги.

— Бррр… Холодная, — выдала Стеша, а Яр хмыкнул:

— Ничего, потом обогрею, — он аккуратно обмывал её пяточки и пальчики которыми она взбрыкивала боясь щекотки. И тут она наклонилась к его виску и прошептала:

— Главное чтобы не топил.

Яр на мгновение замер, его руки перестали блуждать в её пальчиках, поднял на неё глаза и стал медленно пробираться мокрыми руками по её ногам вверх.

— Яр нас ждут…

— Я помню…

Он задрал ей сарафан и подхватив её за бедра развернулся, а сев на скамью усадил Стешу себе на колени.

— Таким ты мне больше нравишься, — провела она ладошкой по его гладкой щеке.

— Уже не Йети? — потерся он щекой об её ладошку.

— Уже не Йети, — ответила она глядя на его губы и потянулась к нему за поцелуем и Яр ответил на поцелуй придвинув её плотнее к себе. Парень сжимал её своей крупной пятернёй за ягодицу, а второй рукой придерживал за затылок. Целовал он Стешу жадно и неуёмно. Стеша чувствовала его мужское желание и голод, и этот горячий поцелуй — всё вместе взятое выбивало землю у неё из под ног, хотя она и в правду до неё не дотягивалась, сидя у Яра на коленях. Но его рука на её шее… — Яр… - прошептала она задыхаясь, когда они разомкнули губы чтобы перевести дыхание, — Ты на меня не злишься? — Сегодня уже нет, — ответил он шумно дыша, стягивая с её плеча шлейку и оглаживая пальцами плечико касался его губами, — А что? — Я хотела попросить… — он отвлёкся от плеча и посмотрел на неё выжидательно, — Не нужно меня… за шею брать. Ты пугаешь.

Яр опустил взгляд на её тонкую шею и скользнул рукой вдоль линии плеча к основанию шеи и накрыл её сзади. — А так? — и Яр начал осыпать поцелуями её шею, поглаживая спину, а поднимаясь в верх уже запускал пальцы в её волосы. — Так можно, — ответила Стеша подставляя ему оголённое плечо и основание шеи для поцелуев.

Скрипнула входная дверь в баню и Яр с большим трудом оторвался от Стеши:

— Пора.

В предбаннике Яр надел чистую рубаху и вновь подхватив Стешу на руки понёс её в дом.

50

На крыльце Яр опустил Стешу на ноги и они вошли в дом держась за руки. Родители сидели за столом, а рядом стояли две детские кроватки.

— Вот, что нашёл на чердаке, твоя и Виты. Крепкие ещё, — произнёс Питер, — Оби их привела в порядок и застелила детским. Без вас детей решили не тревожить. Вита пока подежурит, а мы перекусим, да потолкуем.

Стеша подошла к деревянным кроваткам чтобы рассмотреть их, но Оби подала голос:

— Ну что застыли? Присаживайтесь и будем вечерять, а то у нас с тобой Стеша мужики не кормлены, да и мы проголодались. Так ведь, дочка?

Стеша кивнула и они с Яром сели напротив родителей. То, как Яр был голоден она заметила, глядя какую гору он навалил себе в тарелку. При этом не забывая накладывать и ей, внимательно выбирая куски мяса помягче.

— Хватит, Яр. Я столько не съем, — остановила Стеша его руку.

— Ешь, тебе за троих нужно, — Поддержала его Оби.

— Значит погостила дома и решила вернуться? — спросил Питер, — Родители небось скучать будут?

Стеша нервно сглотнула недожёванный кусочек и чуть не подавилась, ещё и ложка дрогнула в руке:

— Они не знают… Ничего, — выдала она и взглянула исподлобья на Яра.

— Как это? — спросила Оби, а Питер услышав такой ответ нахмурился. Яр на мгновение замер, затем его грудная клетка начала вздыматься от тяжелого дыхания и уже раздувая ноздри он развернулся к ней строго спрашивая:

— Ты дома была? — Стеша молча кивнула, — Родителей видела? — опять кивнула, — Говори, почему? — он взял её за запястье и забрав из руки ложку положил ту на стол.

— Отцу предложили новую работу и они с мамой уехали, на пять лет. А потом я узнала… что беременна и не говорила им, не хотела рушить их планы. И мне было… не ловко признаться.

— Не ловко? — прорычал Яр.

— Сын. Держи себя в руках, — Оби осекла его.

— И всё это время ты была одна? — негодовал Яр, — Одна управлялась с детьми? Ушла от меня чтобы быть одной?

— Я тебя знала всего пару дней и… Я была не совсем одна…

— Ну да… этот недобог и его красноглазый, — гневался он на неё и хотел выйти из-за стола.

— Сядь немедленно и поешь, — рыкнул на него Питер, — Хватит злиться и шуметь, иначе детей разбудите.

Яр с трудом сдерживался сжав на столе левую руку в кулак и продолжил есть. Кровь закипала в жилах, а в груди назревала буря. Ел он словно не жуя, а зло заглатывая с тарелки всё без разбору. Не прошло и пяти минут за столом, а Стеша уже не за шею переживала, а за свою задницу, робко посматривая на Яра. Ужинала вяло и без особого аппетита, хотя желудок нетерпеливо урчал, а нос улавливал приятные запахи деревенской еды.

— Стеша, ты кушай-кушай дочка. А с родителями ты зря так. Дети не виноваты, не зачем было от родителей таиться. Такой радости их лишила, — вздохнула Оби.

— Я не хотела рушить их планы, — тихо повторилась Стеша, — Иначе бы мама вернулась ради меня, оставив отца одного. Но папа, он бы там ни за что не остался, он очень любит меня и нашёл бы способ прервать контракт. — Не хорошо это, — сетовал Питер, — И что ушла, они тоже не знают? — спросил он и она покачала головой «нет», — Плохо ты с ними поступила, не правильно…

— Я поел, спасибо мать, — Яр ощетинившись встал из-за стола, недовольно и как-то извиняясь взглянул на Оби, а затем наклонившись к Стеше сурово наказал, — Пока всё не съешь, из-за стола не выйдешь.

После чего он подошёл к детской кроватке и взяв её на бедро, понёс в комнату.

— Я помогу сын, дверь придержу, — и Оби отправилась следом. Питер в их отсутствие тихонько похлопал Стешу по руке и прошептал:

— Не бойся, не тронет он тебя. Пока в моем доме, не бывать этому. Ну-ну, не расстраивайся, ешь давай дочка, — проговорил он уже по-отцовски поглаживая её левую ладошку.

В кухню вошла Вита и взяла со стала огурец, с хрустом откусив кусочек она подсела к Стеше:

— Они такие милые и сопят как ёжики, особенно Даня. Интересно все маленькие дети такие или нет?

Стеша натянуто улыбнулась и пожала плечиком «не знаю», наколола на вилку последний кусочек помидора и мяса отправив их в рот. «Доела», подумала Стеша тяжело вздохнув и в эту минуту вошёл Яр, подхватив вторую кроватку он глянул на пустую тарелку Стеши и указал ей кивком головы «за мной». Стеша нервно подобралась и медленно поднялась из-за стола:

— Я его боюсь, — прошептала она больше для себя.

— Не посмеет. Вы женщины умелые, знаете чем мужика приструнить, — как заговорщик подбадривал её Питер.

— Это точно, — сказанула Вита и отец перевёл на неё строгий взгляд.

— А ты помалкивай вертихвостка. Знает она.

Стеша тихонько вошла в комнату и увидела, что дети уже лежат в кроватках, а Яр стоит возле спящего Даника.

— Он во сне улыбается, — произнёс тихонько Яр и притянул к себе Стешу. Приподнял её за подбородок и сурово спросил:

— Что я ещё должен знать?

— Только о детях. У них врожденный дар.

— Какой дар? — нахмурился Яр сжав в кулак её платье за спиной на талии.

— Не нужно было хамить богам и мы бы узнали, — ответила Стеша и положила ему руки на грудь поправляя вырез его рубахи, но на самом деле обозначила для себя безопасную дистанцию, хоть и не на долго.

— Они первые начали, — прошептал Яр возмущаясь.

— Ты бы мог сдержаться. Когда собака лает, ты же в ответ ей не гавкаешь?

— Чего?

— Ничего, — огрызнулась тихонько Стеша и увернулась высвобождая подбородок из руки Яра, — Они перенесли меня с детьми сюда выяснить про дар, но толком ничего так и не сказали. А всё ты виной, — она поправила одеяльца у спящих детей, а затем подошла к большой кровати и коснувшись пальчиками висевшего над ней оберега, начала его вращать наблюдая за ним. Яр приблизился и стал позади плотно прижавшись всем телом. Обхватил её за талию и зарылся носом в её не послушные локоны.

— В тереме Мирты ловцов снов не было, — прошептала она отклонив голову в сторону и подставляя ему шею, будто заигрывая с ним.

— Мать недавно повесила. От куда про них знаешь? В вашем мире такие тоже есть?

— Да, но скорее как украшение.

Яр нетерпеливо развернул Стешу и усадил её на край кровати, а сам присел на корточки у её ног. Снял с неё обувь и повёл руками вверх, а остановившись на коленках, приподнял подол и стал ластиться целуя коленки:

— Тебе нельзя носить такие платья. Не хочу чтоб другие на тебя голодом смотрели, да и не принято у нас так.

— А у нас принято за девушкой сначала ухаживать и лишь потом заглядывать под юбку или «пробовать» как ты выразился в первый раз, — и она остановила его руки, которые уже нагло пробирались к бёдрам.

— Измучился по тебе, — высвободил он руки из под платья поднимаясь на ноги. — Истосковался весь, — Яр наклонился и обняв её за талию подтянул Стешу глубже в кровать и уложил на подушки. — Обещал же обогреть.

И Яр почти лёг на неё, а раздвинув её ноги коленом разместился поудобнее. Целуя её в висок и опускаясь к шее его дыхание становилось тяжёлым. Взяв её ладонь он приложил её к своему паху показывая, как он возбуждён.

— Значит ухаживаний не будет… — заключила она с сожалением.

Яр пристально смотрел на неё и вновь пробирался под её одежду, а остановившись на бедре зажал пальцами краешек трусиков. Вторая рука как змей скользнула Стеше под шею и он суетливо осыпал её лицо лёгкими поцелуями и как страждущий приник к полуоткрытым губам.

Яр очень хорошо слышал её последнюю фразу, но сегодня был нетерпелив. А ещё он прекрасно помнил как обещал в прошлый раз, что не тронет её до свадьбы, но выполнить данное слово именно сейчас он был не в состоянии.

Его желание быть с ней просто зашкаливало. Член маялся без разрядки с того самого момента как только девушка появилась в Ийманне и он прикоснулся к ней. Этот год для него был невыносимым, душа выла и не находила места, а мужская сила закрылась словно на засов и молчала выжидая. Не было рядом той желанной, на которую хотелось бы лечь. А сейчас у него колом стоит и яйца гудят, в нетерпении.

Стягивая с её бедра трусики Стеша сама приподняла попку и он расценил это как согласие. Теперь он был решительнее. Сняв их окончательно он зажал их в кулак и произнёс:

— Будешь ходить без них.

— Что? — опешила она.

— Без исподнего и в длинной юбке. А я буду брать тебя когда захочу. Это для тебя и наказание, и дань за самый тяжёлый мой год, — проговорил он хриплым голосом спрятав трусики себе в карман и начал быстро раздеваться. Сняв и бросив на пол рубаху, следом за ней полетели штаны. Яр с нетерпением вздёрнул Стешу с подушек и рывком снял с неё платье, оголил её без лишних церемоний и бросил снятое туда же на пол.

— Я голая ходить не буду, — пыталась она возразить.

— Не голая, а всего лишь без них, — ворчал он и уже осыпал поцелуями её бедра, поднимаясь всё выше и выше, суетливо помечая губами животик, пупок, талию… Навис над ней упираясь пульсирующей головкой в промежность, надавливая и дразня её своим желанием. Страстно зацеловывая её он одновременно пробирался во внутрь желанного тела, такого узкого и горячего.

Услышав её первый «ох и стон» проникнув в неё без остатка Яр замер. «Такая же узкая» подумал он и дал ей передышку освоиться под него. И лишь затем начал двигаться медленно и томно, боясь выстрелить досрочно и разочаровать Стешу. Она тихонько постанывала и он ловил её рваное дыхание своими губами и накрывая пальцами. Не мог он позволить чтобы эти нежные губы оставались без внимания. Ему казалось что она изменилась, стала более чувственной и открытой. Пару раз она сама ему подмахнула, но при этом вздрогнула как отболи, зажав в пальцах его волосы. Видать сама по нему изголодалась и спешила насладиться им, промелькнула надежда у Яра.

Утомил её всё-таки и сейчас, слыша её размеренное полусонное дыхание, прижав её к себе он невесомо прикладывался губами к её лбу и поглаживая по спине присыпал Стешу. Её миниатюрное тело и эти кудряшки рассыпавшиеся на его груди и подушке — невероятное чудо, которое он уже не надеялся увидеть, коснуться и вкусить ещё раз.

Она заснула уткнувшись в его горячую грудь носом и шумно сопела. Он дал ей чуть свободы и её монотонное дыхание влекло его за собой в страну сладких снов, где было много тёплого и трепетного.

Проснулся Яр от шороха, в кроватке копошился Даник. Он подошёл и увидел сына бодрствующим:

— Ну что не спиться? — спросил он того шепотом. — Маму приспали, теперь придётся и тебя.

И чтобы не мешать Стеше, Яр расстелил медвежью шкуру и лёг на неё с Даней. Ребёнок какое-то время поиграл с отцовской крупной рукой, его пальцами и заснул раскинув ручки и ножки в стороны, отвоевав себе пушистое пространство. Яр поглаживал тихонько голову мальца и принюхивался. Этот детский запах был таким не привычным и трогательным, и уже подсознательно ему люб. Как и когда он уснул сам, Яр так и не понял.

Стеша проснулась рано утром и неприятно обнаружила, что она одна в большой постели. Приподнялась на локти и огляделась, его нет в комнате. Она вкрадчиво сползала с постели и увидела их. Яр с сыном мирно спал на полу на огромной коричневой шкуре. Она не верила своим глазам. Наклонилась и запустила в неё пальцы — такая пушистая, мягкая и жесткая одновременно. Даша проснулась и Стеша покормив её легла с дочерью на пол, пристроившись к мужчинам. Часы на руке показывали четыре утра и сон на тёплой шкуре не заставил себя долго ждать.

Первые лучи восходящего солнца застали эту четвёрку спящими на полу и только Яр сделал первые потягуши. Он не был удивлён картине представшей его глазу. Стеша была рядом, а между ними озоряемые утренними лучами солнца, спали их дети. Он блаженно расплылся в улыбке и аккуратно поднялся не тревожа их сон. Теперь ему с особым желанием хотелось завершить строительство терема. Помогая днём по хозяйству, Стеша развешивала на улице постельное бельё. Стоя на цыпочках, она пыталась забросить мокрый пододеяльник на веревку и у неё это плохо получалось. Неожиданно появился Яр и приподняв её за талию помог ей. Развесив вместе оставшееся бельё он уже нагло лапал её утащив за сарай. Забросив Стешину ногу на своё бедро он нетерпеливо запустил руку под юбку и прошептал:

— Без исподнего…

— Яр, пусти, увидят, — причитала Стеша извиваясь в его руках, а Яр только рассмеялся такой её реакции и подхватив ту под попу прижал к стене. Жадно зацеловав её вгоняя в краску, он выпустил Стешу из захвата и поддел ее:

- Следующий раз я тебя возьму, здесь, так и знай, — и смачно шлепнул её по попке. Она дыша как паровоз и оценивая ладошками свои пылающие щеки, в ответ показала ему язык и приподняв подол отправилась быстренько к дому. На крыльце Стеша столкнулась с Витой и та выглядела озадаченной. — Вита, что-то случилось? — искренне поинтересовалась Стеша, но Вита мотнув головой и буркнув короткое «нет» быстро юркнула в дом. Закрывшись в своей комнате Вита плюхнулась на кровать и накрыла голову подушкой, её раздирали противоречивые мысли. Она зажмурилась, а сердце вновь пустилось вскачь, вспоминая недавно пережитые события.

51

После очередной встречи с Витой, Гриня чувствовал себя паршиво. Мужское желание внутри каждый раз безудержно порывается наружу и сдерживать себя становится всё труднее. Год без секса в этом дремучем мире, да ещё под надзором ни одной пары глаз, давят на него как строительный каток и не шуточно. А девчонка не смотря на все его старания, так и норовит поглубже запустить в него свои любопытные пальчики.

Вите было уже почти 17 и она с нетерпением желала побыстрее достичь совершеннолетия. Ей доставляло неимоверное удовольствие не только касаться тела Грэгона, но и созерцать его, будь он рядом или же подглядывая за ним со стороны.

Узнав от Тирка о том, что Грэгон ушёл к озеру, Вита не дожидаясь его, а полетела вприпрыжку по проторённой дорожке к озеру.

Найдя его там, она разместилась на косогоре и любовалась как он четкими и отработанными движениями двигается к середине зеркальной поверхности и обратно. И вот он в очередной раз нырнув показался на поверхности и поплыл в сторону берега. Но на берег не вышел, а почему-то задержался в зарослях камышей. Вита подхватившись с места, ринулась вниз и раздвинув заросли увидела его и растерялась…

Грэгон был обнажён и стоя к ней в полоборота терзал свою мужскую плоть, обхватив ствол рукой. Вита как зачарованная и гонимая любопытством приблизилась на пару шагов и Грэгон услышав шорох, обернулся. Девушка приподняв бровку глянула ему в лицо, а опустив свой взор «туда» протянула руку вперёд к бедру и остановилась в нерешительности. Грэгон не раздумывая взял её ладонь и принудил обхватить свой член. Накрыв руку девушки своей ладонью и глядя на неё, он продолжил ритмично двигаться от основания члена к головке, сильнее сжимая и ослабляя её руку, при этом активно наращивая темп. Затем он сместил её руку и накрыл ею головку, намекая поласкать ту пальчиками. Вита странно посмотрела вниз оценивая происходящее и с неподдельным удивлением подняла глаза на Грэгона. А вот теперь, сжав её руку он стал действовать более жестко, сильнее надрачивая свою плоть. И уже через минуту, задыхаясь в предверии разрядки он обхватил Виту и судорожно дыша у её виска излился, грубо вжимая девушку в свою грудь. Вита ошарашенная таким финалом резко высвободила свою руку. Грэгон дрожащей рукой теребил её волосы и шептал:

— Не смей ко мне больше подкрадываться, я предупреждал, что не сдержусь.

Вита терлась головой о его обнажённую грудь и ныла о том, что «она никому ничего не расскажет».

Его нагота и её тесные объятия ещё больше затуманили рассудок парню, тело напряглось и с него сорвало все запреты.

Он запрокинул её голову и шумно выдохнув, жадно впился в девственный рот, одновременно нагло задирая её юбку и разводя ноги. Его язык вёл себя дерзко от чего Вита безнадежно мычала и выворачивалась, но он уже запустил в её трусики руку и ввёл пальцы между нежных складочек. Тело подчинилось неизвестным до селе грубым и одновременно мягким ласкам и девушка в страхе замерла перестав трепыхаться. Она затихла, прислушиваясь к этим новым и неведомым ощущениям. Подчиняясь его глубокому поцелую она позволила творить его языку и умелым рукам невообразимые и приятные вещи. Вита вся, до кончиков пальцев на руках и ногах потерялась в этой странной агонии.

Грэгон глубоко проникнув в её рот теперь целовал её нежно, переплетая их языки в такт двигающимся пальцам внизу. Его рука выводила на её плоти все накопившиеся в нём нежности от которых голова девушки шла кругом. Её сердце трепыхалось, а молодое тело била мелкая дрожь сново и сново подчиняясь его опытным мужским рукам. Ноги ослабли и он поддерживал её вжимая в свою грудь подводя к чему-то большему. И оно подступало. Задыхаясь в его предверии: ну… ну же… сейчас… И ВОТ ОНО!

В глазах Виты брызнули искры, от резких вибраций тела и ярких судорог она вцепилась ногтями в плечи Грэгона, и окончательно ослабев повисла в его руках.

Парень губами нежил раскрасневшееся личико Виты, оглаживая рукой её попку и спину. Успокаивая девушку он прислушивался к её первому оргазму. Вита ткнулась лбом в его грудь чувствуя как в трусиках становится влажно и ей до ужаса от этой влаги становилось стыдно. Всё происходящее на столько было странным, что не удержавшись она всплакнула.

— Всё, уже всё… ну-ну Вита. Тише, — гладил её Грэгон по голове и поддерживал за талию.

— Зачем ты это? Зачем?

— Тебе же понравилось? — спросил он и она

кивала размазывая редкие слёзы о его грудь.

— Всему виной твоё любопытство, — прошептал он, — Я не боюсь огласки, я заручился за тебя, но мне тяжело с каждым днём выполнять взятое на себя обязательство, — он отстранил её голову и взглянув во влажные глаза строго произнёс. — Сейчас мы уйдём и ты больше не будешь ко мне подкрадываться. Мы условились вечером, значит жди вечера. Ты меня поняла?

Вита тихонько кивнула и убрав от него руки вытерла остатки слёз на висках.

— До вечера долго ждать, — всхлипнула она не поднимая глаз.

— Вита, это не отговорка, уясни. Позволь мне одеться и нам нужно возвращаться.

Вита медленно подняла на него взгляд и замерла. О чём думал каждый из них в эти минуты останется непостижимым для каждого. В её лице что-то изменилось, нахмурив лоб взгляд стал строже и она отступила. А через мгновение резко толкнула его в грудь и рванула прочь даже не оглядываясь. Грэгон дернулся открыв рот чтобы окликнуть её, но… промолчал. Накосячил всё-таки — теперь жди расправы. Не справился я с поставленной задачей. Голод он такой, не только башку срывает, но и руки распускает к недозволенному.

Подхватив на берегу одежду парень стал суетливо и нервно одеваться. Разрядку Грэгон получил, но на душе было паршиво, да и гильотина в виде Яра пугала. Возвращаясь с озера, он решил уехать на неделю к тётке, навестить её так сказать, хотя толком ту даже и не знал. Ему нужна была моральная передышка после произошедшего. Вахр услышав его просьбу, не возражал. О том, что парень выкинет что-нибудь неподобающее смывшись с Ийманна, таких мыслей у жреца не возникло. А вот надежда укрепить парня ещё сильнее в этом мире у него была.

Собравшись в дорогу Грэгон не ожидал, что вернувшись с кузни Тирк решит отправиться вместе с ним.

Сутки на дорогу и они прибыли в посёлок. Тирк навязал лошадей, а Грэгон пошёл в дом, знакомиться с престарелой тёткой.

Старушка практически была лишена зрения, но здоровьем была ещё крепка. Странное и вымирающее, а некогда бывшее многочисленным поселение было отдалённым и окружено топкими болотами. Сейчас оно насчитывало не более двадцати человек. А из молодёжи здесь были только 29-ти летняя симпатичная девушка, Ирма, да мальчишка лет 10-ти.

Как рассказала тётка: сирота, мать которой померла при родах, а отец пару лет как сгинул на охоте.

Тирк рубил дрова, в то время как Ирма принесла старухе молока. Увидеть новые лица в поселении было удивительным. Смутившись, Ирма оставила крынку с молоком на крыльце и быстро удалилась. На следующий день Грэгон и Тирк ладили ступени на входе в дом и правили провисшую дверь. Дом родственницы был не в лучшем состоянии, а решив напоследок отремонтировать крышу, мужчины задержались ещё на неделю.

Ирма каждый день находила причину чтобы наведаться к слепой старухе. Наблюдая за крепкими мужчинами она оценила умелость того, что постарше. Накрывая обед и помогая хозяйке, Ирма разглядывала сильные жилистые руки и кисти Тирка. Смущения в девушке уже не было. Сидя в стороне на лавке и наблюдая за ними она о чём-то серьезно размышляла.

— На тебя глаз положила молодуха, — усмехнулся Тирк обгладывая тушеное мясо с кости и кивая Грэгону на Ирму.

— И не надейся старый хрыч. Это она с тебя глаз не сводит. А ты как я погляжу слеп, — удивил его Грэгон.

Услышав их тётка вздохнула и прошептала:

— Забрали бы вы её с собой. Пропадёт она здесь. Старики одни кругом, а ей жизнь вкусить надобно. Лекарству её обучила, не безрукая она, а вось пригодится у вас в поселении, — мужчины украдкой поглядывали на девушку пока тётка речь вела.

— Я уже с одним нянчусь, — хмыкнул Тирк. — Мне только девки не хватало, — дал он ей понять, что не намерен идти на поводу просьбы. Но старуха его удивила:

— А я её не тебе всучаю. К лекарке вашей отведите её, она у вас вдова и бездетная. От помощницы не откажется. А мужика Ирма сама себе выберет, не глупая она, да и в обиду себя не даст. С характером девка. Замуж пойдёт, детей родит — вот и жизнь её наладится.

Ирма как почувствовала, что о ней разговор ведут, хмыкнула не довольно и поднявшись с лавки к лесу направилась.

Прогуливаясь по заболоченным местечкам девушка набрала трав редких, лечебных. А вечером вновь к ним наведалась.

Тирк сидел у колодца и разглядывал найденную у разволившегося хлева подкову. Грубо сделана та была и изношена порядком. Ирма присела рядом и протянула ему два холщовых мешочка:

— Здесь золотник змеиный и толкун-трава, передай вашей лекарке, она знает что делать, — а взяв подкову из рук Тирка улыбнулась, — Нашёл стало быть, а к чему находка такая знаешь?

— Ерунда всё это, — хмыкнул Тирк, — Себе возьми в дорогу, тебе нужнее, а это лекарке сама передашь, — и Тирк вернул ей травы, — Коли желаешь можем взять тебя с собой, к лекарке определим, она не откажет.

— А с тобой можно? — удивила она его.

— Со мной? — покачал он головой, — Уволь, я сам по себе. Один справляюсь.

Ирма отвернулась в сторону и вздохнула. Затем вернула ему подкову и зажала в его ладони.

— Твоя она… А если меня люд ваш не примет? — поинтересовалась она робко.

— От тебя зависит, что они увидят. Коль зла в тебе нет, то и бояться нечего.

— А ты что видишь? — спросила Ирма и очень смело в глаза его заглянула.

— Стар я для тебя, да и одиночка, — ответил тот.

— У тебя руки красивые, сильные и натруженные. Ежели у вас все такие мужики, то пожалуй пойду с вами, а вернуться восвояси завсегда можно.

Ирма поднялась и встряхнув платье пошла прочь, а у калитки обернулась и вымолвила:

— И ничего ты не старый, я так вижу…

Грэгон оторвался плечом от хаты слыша весь их разговор и подошёл к Тирку:

— Покажи находку, — и взяв подкову в руку улыбнулся. — Раритетная вещь и молодая девка — хорошее сочетание, — засмеялся он добрым смехом.

— Ещё одно слово и ввалю, — пробурчал Тирк.

— Ввалю… — произнёс уже не весело Грэгон, — От Яра жду расправы, подвёл я его.

Тирк резко встал и схватил того за грудки:

— Так значит сбежал сюда? Тронул таки девку?!

— Нет! Ты чего? Только рукам волю дал, не сдержался в последний раз… лапал её дурак, — Тирк отпустил его и отступил назад тяжело вздохнув.

К концу второй недели они возвращались в своё поселение, захватив Ирму с небольшим нажитым девичьим скарбом.

52

Ийманны вернулись с ежегодного празднования. Улов в этот год был не велик, всего четыре невесты прибыло в поселение. А увидев улыбающегося Клея, да ещё и с приобретением, Дарина была не просто в шоке, девушку переполнял завистливый гнев. Подобрав руками подол и раздувая от злобы щеки, Дарина дерзко развернувшись отправилась по мокрой траве в сторону дома.

После недавнего дождя, встречая вернувшихся парней на месте сходок, люд наблюдал над небосводом необычную для этих мест радугу. Яркую и чёткую, ослепительно насыщенную красками. Давно такой ляпоты здесь не было. В добавок ещё и на солнце не единого облочка, небо просто сияло прозрачной голубизной. Даже Вахр высказался по этому поводу:

— Никак богиня Ирис одарила нас своей божественной радостью, славой небесной. Видать удача будет сопутствовать в этот год нам в делах, а может ещё и границы между мирами упорядкует. Вон как радуга, упирается концами своими в землю, — и уже тише дополнил, — Согласно сказаниям, этот уникальный мост между небом и землёй был создан Богами, как знак обещания никогда более не насылать на людей болезни, невзгоды и потоп.

Восхитительное явление, подумала Стеша любуясь на эту красоту. А ведь она второй раз наблюдает это чудо в Мире Хаоме, только в прошлый раз радуга была двойная. Пока она отвлеклась на созерцание небесной красы, Яр уже стоял с Клеем и о чём-то беседовал.

Клей вернулся не один, а с миниатюрной девушкой и мальцом, на вид тому годика четыре. Как им пояснил Клей: у Весты чуть больше двух лет как муж погиб на охоте. Смуглая и чернявая глазами, девушка чем-то немного напоминала цыганку. Да и две тёмные косы красили её точёную фигурку. Было в ней и что-то восточное. Обряд бракосочетания пара решила пройти здесь в Ийманне, а вот остальные три пары уже были скреплены узами в поселении Дру-енр.

Через пару дней вернулись и Тирк с Грэгоном. В тот же день Ирму определили к местной лекарке. Вита была удивлена появлению новой девушки и с подозрением подглядывала на Грэгона.

К ближайшим выходным в поселении решили гуляние учинить, в честь удачной охоты и возвращения парней из поселения Дру-энр. Все семьи наконец-то в сборе, лето в разгаре и пар новых в Ийманне прибавилось.

Ирма лекарке пришлась по нраву. Шустрая девушка и смышленая, и до дел охвочая. Да и по хозяйству не безрукая, с коровой вон как ловко управляется, а та у Ханы с характером, дрянь однорогая. Не смотря на все свои достоинства, девушка обладала и сильным характером, кое в чем спорила, отстаивая свою точку зрения. Травы по своему заварила, когда старый Мор животом маялся. И ведь помогло. А как тот пришёл отблагодарить её, она лишь улыбнулась и ответила:

— Делаю, что умею. А вот чего не знаю, туда носа не кажу. Мне ещё многому учится надобно, — и глянув на свою хозяйку Ханну, робко улыбнулась, — Вы ведь научите? Я хлеб зазря есть не буду, обещаю.

Хана лишь прищурилась её словам и отметила, «а девчонка то не кичится тому, что умеет». Хорошую ей однако помощницу сосватали, теперь главное чтоб замуж быстро не пошла, а то опять одной маяться придётся. А ведь кроме неё, ежели коснись, в поселении и роды то принять некому.

Ирма не глупа и почти сразу заметила как на неё пара местных парней заглядываться стало, но она в ответ держалась обособленно. А вот когда на гулянии один из них норов проявил, она в ответ взяла и улизнула, но не домой… Ирма все эти дни искала взглядом лишь одного мужчину, но его как назло нигде не было, да и на гулянии он не появился. Выпив для смелости чарку медовухи она отправилась к его дому.

Тирк был на заднем дворе. Днём он уже пообщался со своими завсегдатаями и эля привезённого из Дру-энра выпил, а потом пару часов отсыпался. А вся эта кутерьма всенощная не про него. Его удел работа и тишина.

Тирк сидел на лавке и ладил арбалет. Когда в поле зрения появилась Ирма он заметил сразу и покачал недовольно головой.

— Привет, — поздоровалась та и с улыбкой присела рядом на скамью, — Чего на гулянья не пошёл? Там весело.

— Раз так весело, чего сбежала? — усмехнулся он, а она в ответ робко пожала плечами, — Хана довольна тобой, да и старик Мор говорит, что рука у тебя лёгкая. Значит приглянулась ты нашим, — похвалил он её и отложил арбалет в сторону.

— Видать не всем, — печально ответила Ирма и отвела взгляд, затем поднялась и отошла от него на пару шагов. Резко развернулась и выпалила на одном дыхании, как отрезала, — А тебе чем не приглянулась? Не тронутая никем. С тобой быть хочу. Чтобы первым был, сердце по тебе ноет и если не люба тебе буду вернусь к себе, домой… — а затем тихонько подошла и присев на корточки у его ног, руки ему на колени поклав произнесла с просьбой, — Тока возвернуться хочу тяжёлая от тебя и рожу сама. Не хочу чтоб люди о тебе плохо говорили…

Тирк застыл от услышанного и какое-то время молчал. Ирма вновь присела рядом и прижавшись к нему плечом голову свою прислонила к мужчине. Ждала что скажет, что сделает.

— Однако… — выдал тот, — Вот только на что я тебе, да и не молод уже…

— Сколько бы не было… Отказываешь стало быть? — вздохнула она разочарованно и оторвав от него голову хотела подняться со скамьи, но Тирк накрыл его ногу ладонью и придержал.

— Мне 43 и ни одна баба от меня не понесла. Думаю тебе лучше другого выбрать. А что не тронутая это хорошо, замуж возьмут.

— Не хочу за другого! — взбрыкнула она подскочив с места, — Даже если не женишься и не понесу от тебя… Рядом быть хочу! Говорю тебе — Ты приглянулся!

— Так приглянулся, что готова яриться со мной, без обряда? — сурово произнёс Тирк и Ирма кивнула даже не моргнув.

— Моя жизнь! Как решу, так и жить буду! — выдала она ему.

— Ну… коли так… Сегодня и начнём, — огорошил её Тирк и забрал арбалет надеясь, что девушка всё-таки передумает. Но она первая в дом пошла. Вошла внутрь и замерла в кухне.

— Комната там, — кивнул он вправо и она вскинув гордо подбородок прошла вперёд.

Ирма остановилась у кровати, затем развернулась и глядя на него начала раздеваться. Тирк остался стоять спиной у прикрытой двери и глядел как она развязывает шнуровку на сарафане. Недавний норов и смелость явно испарились. Девушка начала заметно нервничать, руки стали путаться в шнуровке и она с растерянным взглядом или даже умоляющим уселась на кровать, сложив руки в замок так и не раздевшись.

Тирк приблизился и спросил:

— Ещё не поздно вернуться на праздник.

«Нет» покачала она в ответ:

— Не хочу уходить, но мне… стыдно и… страшно.

Тирк вздохнул и поднял её на ноги, прижал к своей груди и стал гладить по спине успокаивая девушку. Затем обнял её лицо и стал осторожно осыпать Ирму поцелуями остановившись на губах…

Тирк в любви не мастак, поэтому как бы он не старался бережно отнестись к девушке, та всё таки вскрикнула и вся сжалась от боли, когда он проник в неё. Замер и дал ей время прийти в себя. А она шептала как молитву: «Это только первый раз так, потом будет по другому… Скажи?» И он кивал в ответ. «По другому. Я сейчас… Только не передумай… Я сейчас»… Тирк удивлённо смотрел на эту упёртую девчонку и аккуратно продолжил начатое…

Ирма явно была довольна произошедшим, как бы её не смущало само действие. Они оба обнаженными лежали на боку лицом к лицу. Тирк молча разглядывал девушку. Её глаза и как хмурит носик, пухлые губы и мимику сменяющуюся на лице так часто, от чего сам не заметил как стал ей умиляться. Ирма путешествовала пальчиками по его грудной клетке, рассматривала шрам под сердцем, затем рука скользнула к бедру и опустилась ниже. И вот она уже обхватила его член слегка сдавив, с любопытством подняла на него глаза и спросила:

— Научишь меня как тебе понравиться?

— Тебе это не зачем. Странная ты вся и переделывать тебя не хочется, — ответил тот и убрав её руку завалил девушку на спину накрыв собой. И вновь долго рассматривал её лицо в свете луны проникающей в комнату. Второй раз для Ирмы был другим и она немного осмелев дала волю рукам и ногам, обвивая мужчину как змея. Поспать им удалось всего пару часов. Девушка уткнулась носом в его могучую грудь и вдыхая до сели неизвестный, но столь желанный мужской дух заснула.

Грэгон вернулся под утро в тот самый момент как Тирк и Ирма выходили из комнаты.

— Ого, — пшикнул он от удивления, — Я же говорил, что на тебя она глаз положила, — и подмигнул Ирме, чем смутил девушку и она спряталась за плечо Тирка. Проходя мимо них Грэгон похлопал того по плечу и отправился спать.

Тирк проводил взглядом парня, взял Ирму за руку и проговорил:

— Идём, вещи твои заберём. Здесь жить будешь. И никуда не уйдёшь без моего на то позволения. Это понятно?

Ирма как зачарованная расплылась в улыбке и ответила:

— Даааа… Не уйду, пока сам не прогонишь, не уйду, — и в благодарность сжала его ладонь. Когда они уходили из дома лекарки, Хана качая головой сетовала: «Сам же её привёл и себе же девку забрал. Однако».

Яр и Стеша не долго были на празднике. Она помогала Оби и другим женщинам накрывая столы. А затем немного развлеклась, танцуя с Яром. Примерно в полночь нагулявшись, они возвращались домой. Стеша не надолго задумалась и споткнулась. Яр не мешкая подхватил её на руки:

— Наплясалась и устала? Надеюсь не голодна?

— Нет… Яр? — робко спросила она, — Давай обряд пройдём? Так правильно будет. Я не сбегу больше. Правда, — сказав это она накрыла его щеку ладошкой и подняла взгляд.

Яр остановился и опустил Стешу на ноги. Обхватил её лицо руками и внимательно смотрел. Стеша руками обхватила его за пояс и чуть уловимо улыбалась.

— Закончить обряд стало быть хочешь? — спросил он растягивая слова.

— Закончить? А по новому его пройти можно? С самого начала? Я исправить всё хочу…

Яр слегка прищурился и довольно расплылся в улыбке:

— Таков значит твой выбор? Можно конечно. С самого начала можно. А я молчал, спугнуть тебя боялся, а ты вон это как повернула? Сама значит захотела, — он вновь подхватил Стешу на руки и пошагал в сторону дома горя от счастья и не ощущая ни капельки усталости. Стеша обхватив его крепкую шею уткнулась носом в самое ухо и тихонько щекотала его дыша как ёжик, упиваясь его смехом.

Ночью Стеша попросила Яра расстелить на пол шкуру медведя и больше её не убирать. Яр только хмыкнул на это. А когда увидел, что Стеша сбросила с постели на неё подушки глянул на ту удивлённо. А она в ответ пожав плечиками уселась на шкуру и поманила его похлопывая ладошкой рядом с собой. Яра уговаривать не пришлось. Сегодня Стеша сама оседлала своего мужчину и дрожала над ним от удовольствия лишь дважды остановилась чтобы припасть к его губам. Яр вынудил её оставаться до последнего момента сверху, дождаться пока он не кончит, в неё кончит, придержав её за бедра. После чего быстро перевернул Стешу уложив на спину, подложив ей под попу подушку.

— Родишь нам детей, много. Я твой муж и твой хозяин. Мне теперь решать как поступать с нами. И перечить не стоит, а лучше слушаться и подчиняться во всем…

— Но Яр, дети ещё совсем маленькие, а ты ещё хочешь? — пыталась она взять отсрочку. На что Яр улыбнулся и наклонился к ней целуя её в носик:

— Думаешь они с первого раза получаться? Э, нет. Нам придётся постараться. А завтра к Вахру наведаемся, про обряд поговорим.

Этой ночью Яр и Стеша засыпали на полу, на мягкой и уютной шкуре, а вот проснулись уже вчетвером. Покормив под утро детей, Стеша оставила дочь и сына рядом, уж очень ей выспаться хотелось…

На гулянии Грэгон совсем немного выпив эля, всё время поглядывал на жреца. Разговор у него к тому был, за исход которого он переживал. И вот улучив момент когда тот остался один он обратился к Вахру:

— Я про Виту поговорить хотел.

— Ну раз хотел, говори. Что с ней не так? — поинтересовался Вахр с чуть пьяной улыбкой.

— Что если ты позволишь нам расписаться до её двадцатилетия? У нас на Земле с 18-ти лет можно в брак вступать.

Вахр засмеялся:

— Значит в 18 взять её хочешь? А она просила в этот год вам позволить обряд провести. Выходит в тебе терпения побольше.

— Она говорила с тобой?

— Говорила, пока тебя не было. Прискакала ко мне и всю плешь мою проела. «Грэгон хороший… Замуж хочу мочи нет». И что вам неймётся? — улыбался Вахр хмельной улыбкой, — С отцом её поговори. А я что? Обряд провести не откажусь, тока юная она совсем, гляди чтоб не бесилась потом, да нас не хаяла.

Поговорил называется с жрецом, а вопрос таки остался висеть в воздухе. А как Питер и Яр на это отреагируют даже мыслей не было…

53

На следующий день Стеша и Яр наведались к жрецу, у него в гостях был староста.

— Да вы, что сговорились все? — рассмеялся Вахр.

— Ты не лыбу дави, а делом займись, — упрекнул его Кёрн, — Вон как молодёжь счастьем горит, а у этих уж и детишки есть.

— Так а я что, я ничего. Проведу обряд раз просят. Стеша сама к нам пришла, стало быть выбрала этого дубину. По сердцу стало быть наш парень пришёлся. Глупая девочка, жаль, что не сразу поняла сердце своё и его услышала, — сказав это Вахр внимательно смотрел на пару.

— Вырвана была из привычного мира и напугана, вот и не сразу разглядела. Что если времени ей тогда не хватило? — Кёрн также глядел на них по доброму ухмыляясь, — Так на когда решили обряд провести? — поинтересовался он у тех. И молодые переглянулись меж собой. Стеша сильнее сжала руку Яра и прошептала:

— Как ты решишь, только хочу по семейному, чтоб тихо всё прошло. Яр крепче обнял её за талию и обратился к жрецу:

— Слышал её? Давай средь недели, чтоб без лишней шумихи.

— Как сами решили, так стало быть и сделаем. Небесная благодать вам в помощь, — произнёс Вахр. На том и порешили.

По возвращении домой Стеша и Яр думали обрадуют родителей, но застали тех растерянными, от чего и встревожились.

— Что? — прошептала Стеша. Оби как-то отрешённо покачала головой, а Питер прижимая к груди Дарью кивнул в сторону их комнаты.

— Ну? — Яр обхватил мать за плечи ожидая объяснений, а Стеша сломя голову бросилась в комнату и замерла увидев напуганную Виту у кроватки Даника.

Она резко захлопнула дверь и медленно подошла к девушке тронув ту за плечо. Вита стояла как статуя не шелохнувшись. Стеша пару раз ударила ту по щекам, приводя её в сознание и Вита встрепенувшись перевела взгляд на Стешу выдав «Ох…».

Стеша с опаской глянула на сына. Глаза Дани всё ещё были красными, а огоньки-искорки уже меркли затухая. Яркое пламя, которое окутывает завораживая взор и притягивает внимание, когда он желает воздействовать на людей, исчезло. Стеша взяла его на руки и оглянулась на Виту:

— Ты как? — спросила она с волнением в голосе.

— Не знаю… Что это было? Я видела и радость и боль, и горе… но ничего поделать не могла… шелохнуться не могла… Как он это сделал?

— Это всё Боги, я сама толком не знаю.

В закрытую дверь ломился Яр и девушки переглянулись.

— Успокой Яра и родителей, пожалуйста, — попросила Стеша Виту и та кивнула в ответ.

Яр был обеспокоен не на шутку. Вита пыталась ему что-то сбивчиво объяснить, но он смотрел только на Стешу и ждал слов от неё.

— Ты только не волнуйся, всё будет хорошо. Я встречусь кое с кем и они всё уладят, — шептала Стеша глядя на Яра и покрывая голову сына мелким поцелуями, — Идём, — и Стеша потянула Яра за руку на улицу.

— Да, что случилось? — он был зол и одновременно растерян.

— Яр, нужно их вызвать. Они помогут. Боги помогут, — шептала Стеша.

Яр непонимающе мотал головой и шёл рядом. Они отошли далеко от дома приближаясь к лесу. Стеша мысленно звала Арра, шепча что-то сумбурное.

Но на её зов откликнулась Геба. Она появилась из ниоткуда и молча взяла в руки их сына. Она плавно прохаживалась держа ребёнка на руках и пристально глядя в детские глазки. До родителей доносились лишь отголоски её неведомой речи, похожей на красивое не то пение, не то стихочтение.

Наблюдая за этой картиной Стеша одной рукой держалась за рубаху на поясе Яра сжав ту в кулак. Ей казалось, что так она скроет свою дрожь и волнение. Яр в ответ гладил её по спине и не сводил взгляда с богини. Это длилось не долго, Геба развернулась и с лёгкой улыбкой направлялась к ним:

— Вот и всё. И не нужно было так беспокоиться. Он ещё совсем мал. В следующий раз просто прикройте ему ладошкой глазки и что-нибудь напевайте. Это его не на долго отвлечёт и нас зовите. Только без паники, ни к чему она вам и нам, — и она передала сына Яру и коснувшись ладонью щеки ребёнка попрощалась, — Будь умницей и не заставляй родителей тревожиться.

Проводив её взглядом они отправились домой.

Даник ухватился мелкими пальчиками за волосы отца и что-то весело «гулил» на своём детском, словно ничего и не произошло.

— В нем проявляется сила и они обещали её сдерживать, — произнесла Стеша успокаивая себя и хмурого Яра.

— Выходит наш сын… как они? — прошептал Яр не веря своим домыслам.

— От части да, — вздохнула Стеша, — Вы верите богам, поклоняетесь им, значит такова была их воля.

— Воля? А позволить тебе уйти от меня, это тоже была их воля? — зло произнёс он.

— Не накручивай себя Яр. Что было, то было. Сейчас я здесь и рядом.

Стеша остановилась перед ним и став на цыпочки потянулась вверх и нежно коснувшись поцеловала Яра. А затем взглянув на сына, погладила того по голове и также изнеженно прикоснулась к нему губами.

Вита сидела в своей комнате и недоумевала. В тот самый момент в глазах племянника она увидела странные события, отрывками. Не осознавала на сколько они реальны и можно ли им доверять. Поэтому она решила оставить их при себе и мысли об этом тоже оставить только себе.

Стеша слышала от Ельи, что после её исчезновения, Грэгона было решено отправить в Ийманн. Так здесь называли Гриню. Она даже была рада, что за время её прибывания они ни разу не пересеклись. Но сегодня он сам явился в их дом. О чём Гриня беседовал с Питером, Оби и Яром она не знала. И Вита как заговорщица её просветила. Оказывается у них чувства и они уже давно встречаются. Кто бы мог подумать?

Оби выглянула в окно и позвала Виту в дом, а Стеша осталась гулять с детьми на улице. Она каталась на качелях которые смастерил Яр, не большая скамья со спинкой обложенная подушками. Стеша мерно раскачивалась наблюдая как дети сидя на покрывале играли меж собой. И она вздохнула думая о том, почему же явилась Геба, ведь мысленно она звала Арра. Странно всё это…

***
Арр не находил себе места. Лютовал и злился. Это же надо? Он сам пожелал появиться на месте своего ужасного заточения. На краю раскалённых ущербных небес. Его свирепый взгляд метающий молнии, ярость и злоба ввергли огненное безжизненное пространство в ад.

До селе ползущие алые жгуты магмы, в этот раз фантанировали от его свирепости на небывалую высоту, падая в раскалённой ипостаси и не успевая остыть. Чёрные блюющие жижей воронки бурлили с небывалым астервенением, пытаясь переплюнуть огненных змеев в высоту.

Всё окружающее пространство, куда бы не дотянулся его взгляд напоминало адов кипящий котёл. Тоже самое Арр чувствовал и в душе, которая билась о рёбра словно в заточении, сгорая от нетерпения вырваться на свободу. Чернобог задыхался от урагана поднимавшего в высь мелкую пыль и пепел. Лёгкие Арра вдыхали эту адскую смесь, а сплёвывал он её уже приправив желчью и яростью. Как себя успокоить и перебороть гнев он даже не представлял. Время небывало растянулось и замерло в этой бурлящей огненной круговерти.

Доонис отказался делить с ним Гебу. Жмот ублюдочный. И забрать её не позволил. Они сцепились с ним не на шутку.

Всё происходило на скалистом острове куда их забросило волей Верховных, чтобы избежать землетрясения и разрушений. Из-за упрямства и остервенелой стычки они сравняли остров, что взлётную полосу. Казалось этой битве не будет конца и даже когда безумный бой продолжился в глубинах моря, силы соперников были по прежнему равны. Геба пыталась вмешаться и предотвратить бесконечную бойню, но Арр в гневе отшвырнул её не осознавая, что делает.

Никто его не понимает, никто его не признаёт, никому он нах@р не сдался. Выскочив из пучины вод к небесам он знал куда направляется — в адову дыру, там он выпустит пар ярости.

Созданный им огненный шторм не утихал ни на йоту. «У Карена есть юная радужная Ирис. У Доониса — любвеобильная Геба и дочь. У Стеши есть Яр и дети полубоги. А у меня? Что есть у меня? НИЧЕГО?! Значит нужно брать самому! Нянчится с мелким отпрыском, о котором я не просил? Ну уж нет! Стало быть заберу себе девчонку. Вкусил её и заполучу! А Верховные пусть дальше верят в свои сладкие сказки о добре в мире Миров»…

Сделав три глубоких вдоха и выдоха Арр прикрыл глаза и замер. Многочисленные вихри сошли на нет, ветер стих и пепел начал томно опускаться на поверхность кружа словно чёрные снежинки. «Стало быть решение принято».

Арр в предвкушении встречи смахнул с плеча вулканическую пыль и судорожно дыша взмыл ввысь покидая ущербные небеса, а затем дико рассмеявшись нетерпеливо спикировал вниз разведя руки в стороны. Время действовать.


Доонис даже не предполагал, что после того как они передадут детей Стеше, Арр его огорошит подобной чушью. Делить с ним Гебу, иначе заберёт её себе! Да он выжил из ума. Где и когда он это решил? В ссылке или на Земле? Да не всё ли равно. А как он по хозяйски обнимал её за талию и та даже и не возражала. Думать о том, что они могли уже быть вместе мысли он не допускал.

Пока Арр пытался меня склонить к любовному треугольнику, я спорил отсекая все его доводы. Геба в мужской спор не вмешивалась, ждала. А вот, когда мы уже сцепились с ним не на шутку она оживилась и попала ему под тяжёлую руку. Вот теперь я рассвирепел и отчаянно бился не жалея сил. Долго, мучительно долго мы сотрясали скалы…

Выскочив следом за чернобогом из морских вод, даже в помыслах не было преследовать его, а вот Гебу разыскать надо бы. Вот только нет её нигде, найти не могу.

После ошалелого удара полученного от Арра, Геба ретировалась и оставила этих самцов меряться своим эго наедине. А ведь Арр обещал спокойно поговорить и убедить Доониса. Выходит плохой из него переговорщик, да и Доонис свою позицию обозначил чётко. Геба приняла решение исчезнуть на время, спуститься к людям и принять участие в праздновании «Дня Хаоме» в поселении Дру-энр. В начале она наблюдала со стороны не желая тревожить людей, но в последний день решила явить свой лик.

Богиня почтила своим присутствием танец огня «Мароналии» и свадебный обряд, благословив пары на долгую и счастливую жизнь.

Это событие наполнило душу богини яркими и прекрасными эмоциями. Она искренне радовалась за людей, гордилась их принятыми решениями и чувствами которыми были наполнены их сердца.

Пришли ей на память и события произошедшие в Трикет год назад и она решила навестить юную трикетку Маю. У этой девушки всё сложилось хорошо. Ещё и Орм попался ей на глаза. Роль пастуха ему была не приятна, но справлялся он с ней на удивление отменно. А вот с людьми он вёл себя по прежнему обособленно. Геба уже надумала возвращаться на Олимпию, как услышала голос Стеши. Девушка звала Арра, но зная что творится в его безумной душе, Геба откликнулась на её зов не раздумывая.

Милый Даник с огненным взором и силой Арра, успокоить ребёнка ей не составило особого труда. Стеша и Яр терпеливо ожидая сына стояли обнявшись, со стороны было приятно их созерцать. И то как Яр бережно взял из её рук сына не ускользнуло от богини. Видеть людей счастливыми для богини земного плодородия и любви было настоящим бальзамом для её божественной души.

Геба вздохнула и решила какое-то время не показываться на глаза ни одному, ни другому богу. Вот только куда ей направиться она не знала…

54

Гриня после визита к Питеру уходил как в замедленной съёмке, с затуманенным взором и тяжёлым сердцем. Беседа была не из лёгких. Отец Виты разнёс его в пух и прах. Яр на протяжении всего разговора угрюмо наблюдал не вмешиваясь. Гриня уже прилично отошёл от дома, как внезапно возник Арр. Такого Гриня не ожидал.

Стоя перед ним, Арр цинично ухмыльнулся и наклонив голову сначала к левому, затем к правому плечу дерзко прищурившись метнулся к нему за спину.

— Не дают тебе девчонку? — зло прошипел тот захватив горло Грэгона локтем, — Она уже не Хило течёт по тебе. Да и у тебя вижу болт чешется не на шутку.

— Что тебе нужно? — выдавил с трудом Гриня.

— Приведёшь мне Стешу. А если заартачишься, заберу твою малолетку, — прошипел Арр схватив парня за волосы и рванул его голову назад.

— Нет! — выкрикнул тот с болью в горле.

— Не зли меня человек, не забывай что ты хрупкий. Так на ком мы остановим свой выбор? — упивался он своей властью над ведьмаком. И внезапно в поле зрения показалась Вита. После того как отец отчихвостил её она бросилась следом за Грэгоном.

— Грэгооооонн! — прокричала она и немного замедлилась от увиденного.

— Выбор сделан, — цинично заржал Арр и пнул брыкающегося Гриню. И уже пижонской походкой направился к девушке.

Откашлявшись пару секунд Гриня бросился следом и что было мочи прохрипер:

— Беги!

Вита в панике сжалась как пружина и лихо развернувшись дала стрекоча, а Гриня сзади набросился на Арра:

— Чёртов ублюдок! — но тот предугадав нападение, вполоборота отшвырнул парня одним ударом плеча и руки. И в этот момент где-то позади прозвучало мягкое «Ааааарр». Бог плавно и не свойственно для себя обернулся увидев Гебу. Она двигалась не спеша и изящно, мило улыбаясь словно в какой-то другой реальности. Арр замер и смотрел как она приближается всё также даря ему тёплую улыбку.

— Привет,