КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Начало пути (fb2)


Настройки текста:



Предисловие автора

Здравствуй дорогой читатель, рад приветствовать тебя на страницах моей книги. Тебе точно понравится если ты любишь наблюдать как герой растет над собой. Двигается к цели постепенно и не получает убер оружие (по крайней мере в самом начале).

За обложку отдельная благодарность прекрасной Виктории, что создала ее с душой и полностью прислушавшись к моим просьбам. Захочешь такую же крутую, пиши ей:

Почта: netereti@mail.ru ВК: Виктория Воробьёва (vk.com)

Надеюсь, моя книга подарит тебе незабываемые впечатления. Я действительно счастлив, что наконец могу представить миру, свою собственную книгу и поверь, она тебя не разочарует! Удачного путешествия!

Пролог. Ракеты летят на восток

Диктор на экране телевизора рассказывал о том, что несколько лет назад, по всему миру, началась массовая скупка оружия. Скупалось все от винтовок Второй Мировой, до современной бронетехники и самолетов. В это же время в стране участились пожары на складах с боеприпасами: именно так нечистые на руку офицеры скрывали продажу большого количества снаряжения и оружия со складов.

Ведущий продолжал свой рассказ, добавляя новые подробности: тогда участились нападения на лаборатории, что разрабатывали биологическое оружие массового поражения. Покупались компании с мировым именем в сфере новейших технологий. За деньги неизвестных инвесторов создавались целые города в нищих странах Африки. Появились новые частные военные компании, что в кратчайшие сроки провели массовый набор рекрутов и стали превосходить по своей численности конкурентов.

Диктор продолжал перечислять, огромное количество странностей, что начались пару лет назад и длились по сей день. Все сводилось к тому, что пару дней назад, все компании объединились в одну с громким названием "Еnemy corporation". Она в один момент обогнала все остальные мировые корпорации и заняла первое место по финансам.

И вот, в этот злополучный день, противоракетная оборона зафиксировала со стороны Африки взлет множества неопознанных объектов. Они разлетелись в направлении столиц всех стран мира. Объекты летели на недоступных для систем противовоздушной обороны скоростях и сбить их не удавалось ни одной из стран. После чего и последовало экстренное объявление по всем каналам, где людям попытались кратко рассказать, что происходит. В конце диктор стал говорить о том, что не стоит паниковать, что страна готова к любому развитию событий и Вражеской корпорации будет дан отпор.

Прекращение телетрансляции и красное зарево со стороны Москвы не дали диктору закончить патриотичную речь.

Не так он представлял себе конец, не было ни страха, ни других эмоций, что, по его мнению, должны присутствовать в такие моменты. Апатия накатила на него сразу после того, как оборвалась связь со всем остальным миром. Сейчас, глядя на кровавое зарево, что вспыхнуло за многие километры от него, он понял ‑ точка поставлена, жирная такая, с ярким оттенком крови в ночном небе.

Столица погибла, это было видно даже из его домика за сотню километров. Квартира, продуктовый магазин в который он заходил вечерами за пельменями и пивом, даже школа, для которой он этого желал лет в четырнадцать, все кануло в лету.

Отведя взгляд от окна, он посмотрел на телевизор, что уже минут пять показывал лишь "белый шум" и наполнил рюмку. Горло обожгла дешевая водка, к которой он перешел сразу после пары литров баночного пива. Он жив, он знает кто виноват, зря что ли диктор заливался соловьем последние минуты своей жизни? Максим отставил рюмку, что была его компаньоном на этот вечер, и подошел к зеркалу.

Взглянув на свое отражение, он увидел каменную маску. Человека, потерявшего все, даже огонь в глазах превратился в тлеющие угли. Черные волосы, простое овальное лицо с прямыми скулами и яркие в тусклом кухонном свете зеленые глаза. Ему за тридцать, а чувство будто теперь снова придется начинать все с нуля, как в двадцать лет, когда он разочаровался в армейской службе и ушел в поисках лучшей жизни. Даже форма осталась с тех времен, хоть и стала тесновата для его тушки.

Где они? Где эмоции? Где страх, горе, печаль? Неужели любимая, родные и друзья, что он потерял навсегда, не тронут в его душе ни единой эмоции. Как будто они спрятались в глубине, чтобы проявить себя в самый неожиданный момент. Он неожиданно для самого себя остался один, лишенный как близких, так и всех стремлений. Все его чаянья были в Мегаполисе, все мечты и перспективы, но теперь их нет, видимо, как и эмоций.

Вернувшись к столу и допив из горла остатки водки Макс подошел к окну. Мысли метались в голове не давая успокоиться. Планы строились один за другим и рушились как карточный домик. Долго он мог еще стоять, смотря сквозь ночь в направлении Столицы, но тут пришла мысль, такая простая, но в тоже время такая логичная. Еще немного покрутив в голове другие варианты и ни к чему не придя, отправился спать. Утро вечера мудренее — говорилось в сказке его детства.

Засыпалось тяжело. Он настолько привык к жизни, где все решают за него, что даже возможность принятия самостоятельного решения пугала его. Но усталость усиливалась, и он провалился в беспокойную дрему, что потом плавно перешла в сон.

Глава 1. За забором

Пробуждение было тихим. Не было слышно ни стрельбы, ни шума машин, даже птицы этим утром решили не петь.

«А книги, оказывается, врут», — подумал Максим, открыв глаза этим солнечным весенним утром.

Первым делом он выглянул в окно, но ничего интересного для себя не увидел. Пришел на кухню, приготовил яичницу и стал строить у себя в голове план дальнейших действий. Вчера он понял, что единственный верный путь для него — движение. Движение вперед несмотря ни на что. Путь в никуда, по местам, что могли измениться до неузнаваемости за одну ночь. Оставаться на месте он не хотел и вряд ли бы смог ‑ еды оставалось на пару дней. Мир вошел в круговорот, и лишь угнавшись за поездом под названием "изменения" Макс окажется впереди остальных.

Цепи привязанностей оборвались и ничего не держало его на старом месте как раньше. Глупо надеяться найти свою девушку, что была на работе в центре города в тот вечер, как и родителей, живущих внутри кольцевой магистрали, что окружила город. Да при наличии малейшей возможности их выживания, шанс встретиться был настолько мал, что надежда будет лишь отягощать.

Двигаться нужно было уже сегодня, пока еще сияет зарево войны, и страна бьется в агонии. Ни он, ни люди вокруг не знают, как жить в новом мире, где над ними никто не стоит и не расскажет новогоднюю речь. Он трус, но даже ему было ясно ‑ останешься на месте, к тебе придут: война, мародеры, голодные люди, кто знает, может и киношные мутанты появятся. Как говорит любая книга про вышивальщика: успей первым. Он последует этому совету со всем усердием.

Закинув в рот последний кусок яичницы, он выбрал первый пункт назначения: город «Зеленск». Он был расположен недалеко от деревни, где Макс сейчас находился. Возможно, там выйдет найти какое оружие. Вряд-ли в новом мире будет править любовь и дружба.

Да, в его доме тоже есть оружие, но обрез с малым количеством зарядов совсем не то, что может помочь против опасностей нового мира. При таком раскладе только удача позволит ему умереть от старости. Шансы нужно увеличивать, госпожа Фортуна капризна и не будет всегда тащить на своем горбу. Этим он и займется.

Набив свой походный рюкзак под завязку всем, что может понадобится в пути и привязав к нему топор с саперной лопатой, Максим перекинул ремень обреза через плечо и выйдя из дома обвел взглядом родной двор. Постояв так в течение минуты и бросив последний взгляд, он вышел со двора и двинулся в путь. Он не знал вернется ли обратно, а вернувшись увидит ли что-то кроме пепелища.

Первые часы пути дались достаточно легко, даже несмотря на то, что Максим решил пойти через лес в десяти метрах от дороги. Заканчивать свой путь, только начав ему не хотелось. Апрель выдался на удивление дивным, солнечный свет пробивался сквозь ветви деревьев, листва шелестела от теплого ветерка. За это время он смог немного уложить в голове мысли и убедится, что иного пути кроме путешествия он для себя не видел.

На третий час он вышел к местной речушке, что и была его изначальной целью. Тут ближе к лету частенько останавливались на отдых жители всех соседних поселков. Иногда из столицы заезжали на рыбалку или шашлычки. Воды у нашего путешественника было в достатке, но он решил наполнить одну из литровых бутылок, что уже успел опустошить.

У реки было тихо, птицы так и не подали голос. Живности, что любила приходить на речку утолить жажду видно не было. Это не давало покоя, Макса никак не отпускало ощущение, что не просто так животные спрятались в своих норах. Чувствуют они беду, ой как чувствуют.

Положив рюкзак у дерева на краю местного берега, Максим, перехватив обрез поудобнее, направился в сторону реки. Чувство беспокойства не отступало, жизнь научила его, что не бывает все просто так, нужно всегда сжимать булки покрепче ‑ как бы жизнь не захотела дать по ним пинка.

Беспокойство беспокойством, но дойдя до воды, он просто наполнил бутылку и вернулся обратно, не спуская взгляда с противоположного берега. Только оказавшись рядом с рюкзаком в тени деревьев, он слегка расслабился. Беда все не шла и напряжение начало отпускать. Макс выдохнул и продолжил путь.

Тишину солнечного дня раскатом грома прорезал вопль. Женский голос… как же он бывает прекрасен, особенно вместе со счастливой улыбкой. Но женский крик полная ему противоположность, он взывает к первобытным началам любого мужчины, требуя побежать, спасти, защитить, укрыть да сделать хоть что-нибудь. Он окоченел, перехватило дыхание. Максим всматривался в сторону другого берега в надежде разглядеть кто же кричит.

А крик лишь усиливался, прерываясь лишь в моменты, когда несчастная незнакомка делала глоток воздуха, чтобы закричать с новой силой. Звук был все ближе, будто бы уже среди деревьев виден силуэт, что мечется в поисках помощи. Макс начал движение в сторону берега, намереваясь выполнить долг каждого мужчины ‑ помочь женщине в беде. Выстрел оборвал вопль, эхом пролетев над лесом и увязнув в толстых кронах деревьев.

Максим остановился, понял, что опоздал. Стало страшно. Страшно от бессилия, страшно перед людьми, что могут хладнокровно убить женщину. Развернувшись, он побежал в глубь леса. Ветви хлестали его по лицу, корни деревьев путались под ногами, но он продолжал бежать. Его гнало от реки чувство беспомощности, собственной слабости и никчемности. Как в детстве, когда они с ребятами купались на речке и девочка, что ему очень сильно нравилась — чуть не утонула. Он стоял и смотрел, как она барахтается в воде и даже не пошевелился, в то время как другие ребята сразу бросились на помощь. Девчонку спасли, а он больше не осмелился появиться в той компании. Он всегда медлил в сложных ситуациях, все сомневался, старался продумать вместо того, чтобы действовать. Сегодня это стоило кому-то жизни.

Силы закончились и, найдя ближайший пень, он сел на него, тяжело дыша. Макс закрыл лицо руками, по щекам текли слезы. Взрослый мужик сидел и всхлипывал, как маленькая девочка. Перед глазами стояли самые счастливые моменты из его жизни и все они были связаны с людьми, которых он уже больше никогда не увидит.

Воспоминания о прошлом били больнее, чем когда-либо, ведь он теперь совсем один. Перестав плакать и посидев еще пару минут в тишине, он дотянулся до рюкзака, достал бутылку воды и залпом выпил почти половину. Лишь после этого он открыл глаза и устремил невидящий взгляд сквозь деревья, пытаясь увидеть то, чего не сможет никто другой.

Человек смотрел в самого себя. Оборона, что он держал вокруг своей души, разбилась, эмоции источили ее по всей границе, навалившись всем скопом. А стресс довершил дело одним резким ударом, разрушив хрупкие стены, что Макс строил вокруг себя, закрывшись от мира.

Максиму было страшно и больно от потерь, как никогда в жизни. Но он понял, страх необходим, страх движет им, он помогает думать, не дает делать глупые шаги, а также он закаляет. Максим редко в своей жизни сталкивался с ударами судьбы, что хлестко и жестко били его, заставляя перебарывать себя и двигаться к своей цели. У него была прекрасная, добрая семья, лучшие друзья и, конечно, девушка, что была его опорой достаточно долгий период его жизни. Но теперь их нет, жизнь ударила его. Оставалось либо сдаться, либо продолжить двигаться вперед.

Но все, что ни делается, то делается к лучшему, кризис миновал. Максим осознал и переборол себя, он готов продолжить путь. Да, страх остался, страх перед будущим, перед людьми, что страшнее любого дикого зверя, перед войной, перед смертью. Но когда-то давно его отец сказал: "слабый человек скрывает страх, сильный человек идет с ним рука об руку всю жизнь, не забывая спрашивать у него совета". Теперь им по пути. И Макс надеется, что его путь будет долгим.

Встал, отряхнулся, поднял рюкзак и пошел, такие простые, но такие важные действия для маленького одинокого человека, что бредет сейчас через лес. Макс вернулся немного назад, чтобы держать реку в поле зрения и пошел вдоль нее. Так он рассчитывал выйти на окраину города и уже там, исходя из обстановки, принять решение двигаться дальше или нет.

Максим посмотрел на свои якобы живущие на солнечной энергии часы, они показывали четыре часа дня. Нужно ускориться, чтобы первые дома показались до прихода темноты. Ощущение странности всего происходящего не проходило. До города осталось не больше часа, а никакого шума не слышно. Шоссе проходит сквозь город, всегда на несколько километров разносился шум машин.

Парень сжал покрепче зубы и лямки рюкзака. Не забывая смотреть по сторонам, Макс двинулся к шоссе. В момент, когда солнце подходило к горизонту, он вышел на край леса и оказался на возвышенности. Внизу был небольшой город, построенный вокруг междугородней трассы. Которая проходила сквозь город, деля его пополам. В городе проживало около двухсот тысяч человек.

От увиденного Макс раскрыл рот. В огне заката город пылал от настоящих пожаров, а звуки выстрелов он услышал только сейчас. Страшная какофония была совсем не свойственна вечернему городу. Там шла война, колонны бронетехники шли через город, наполняя его ревом своих моторов. Люди бежали, кричали и роились словно тараканы на свету. Макс не мог понять, что происходит, кто напал. Было ясно главное ‑ он в полной заднице.

Макс смотрел как Враг рушил город. Его воображение уже рисовало реки крови, текущие по улицам городов его страны, уши слышали мольбы о помощи сквозь оружейные очереди. Страх охватил его, сковал от головы до пят. Обрез выпал из рук, оставшись висеть на ремне. Даже в страшном сне, он не мог представить, что такое война и вот она у него перед глазами собирает свой урожай смертей.

Желание вернуться в лес было таким сильным, что он сам того не замечая сделал несколько шагов назад и чуть не упал, споткнувшись о корень дерева. Мысли бились внутри черепной коробки.

Что, черт побери теперь делать? Обойти город не спеша теперь не выйдет. Стоя на краю леса, он ясно видел людей, которые небольшими группами бежали из города и часть из них уже начала двигаться в его направлении. Он еще не был готов к первым знакомствам в этом новом мире. Он кинул взгляд в сторону колонны. настоящую колонну военной техники. Она уже почти прошла сквозь город и первые машины двинулись в сторону Столицы.

Макс понял, что «Враг» просто пробился с боем и не собирается браться за город всерьез.

«Надо попробовать пройти на скорости. Лесом добраться до шоссе, может, получится воспользоваться неразберихой и пересечь его, — подумал парень, — с другой стороны шоссе город сильнее всего пострадал от «Врага», даже мародерам там скорее всего делать нечего, а значит, встретить там неприятности маловероятно».

Приняв решение, Макс сделал несколько медленных вдохов и выдохов. Прочитал когда-то в интернете, что таким способом можно успокоить нервы. Он проверил наличие патронов в обоих стволах, зашел поглубже в лес и быстрым шагом двинулся в сторону дороги.

Этот отрезок пути прошел без происшествий. Притормозив у ближайших к дороге деревьев, Максим решил осмотреться. Разбитые в дребезги машины, осколки стекла и кровь, много крови. Ему стало страшно, осознание близости войны и смерти леденили его сердце. Страх мешал думать, но осмотревшись он понял, что на шоссе пока нет людей, по крайней мере живых. Этим нужно было пользоваться.

Быстрый рывок, и он уже на дороге. Десять секунд бегом, за это время он много раз успел пожалеть о своем решении. Ноги цепляются одна за другую, и он слетает с насыпи на другой стороне дороги. Финальным мазком в картине послужило приземление лица героя на приклад обреза. Макс «потерялся» на пару секунд от удара головой о деревянный предмет, после чего неловко встав, наконец добрался до спасительного леса. В лес он влетал так же лицом вперед, но уже не выпуская обрез из рук, что позволило его лицу встретится с мягкой родной землей.

Ощутив щекой холод и сырость матушки-земли Макс позволил себе минутную слабость и еще некоторое время лежал, охлаждая пылающее от удара лицо. Наконец, заставив себя встать, он достал из рюкзака воду, и сделал пару глотков. Сплюнув на землю кровь разбитых губ, он обернулся назад. Ну что сказать, на некошеной траве было четко видно направление его движения, а значит оставаться тут дольше было нельзя.

Звуки стрельбы сменили свою тональность и теперь вместо непрекращающегося огня, было слышно большое количество небольших очередей, доносившихся из разных частей города. Колонна техники ушла, накал страстей уменьшился, но битва продолжала идти своим чередом.

В уцелевшую часть города, он уже точно не пойдет, а значит осталось пройти через развалины и пепелище. А при нынешнем раскладе попробовать поискать оружие. Должен быть оружейный магазин. Макс бывал в этом городе раньше и примерно понимал, где находится, но какой был шанс, что магазин уцелел? После оружейного магазина, нужно найти место для ночлега.

На первый взгляд несложная задача, ведь пройти нужно не больше километра, но почему-то Максу казалось, что все будет ой как непросто. Осмотрев обрез и вытащив из стволов набившуюся туда землю, он косо взглянул на оружие, что принесло ему пока лишь боль и унижение, хотя было создано, чтобы приносить оную его врагам.

Взглянув вперед, Максу задался вопросом, почему в книгах все так легко: пришел, огреб, вернулся, подучился и раздал всем обидчиками люлей. Героические поступки совершают все, а в грязи и по канавам лазать приходится максимум пару первых глав, пока герой не найдет «убер» пушку, что каждый раз будет помогать ему в проигрышной ситуации. Но жизнь, не спешила одаривать его своими благами, а, значит, либо первые главы еще не закончились, либо он не главный герой. Хотелось бы верить, что первое, но верилось с трудом.

Собрав остатки храбрости, что он еще не растерял по в грязи. Макс добрался до ближайших развалин. В тот момент, когда он убрался с пустыря в тень разрушенной пятиэтажки, через пару домов от него раздались выстрелы. Макс вжался посильнее в остаток стены и перестал дышать. Он попытался понять, что там происходит. В направлении, где была стрельба стоял дом, развалившийся ровно по середине. Выглядел как искусственный каньон и давал слабый обзор. Максимум, что удалось разглядеть это вспышки выстрелов и размытые мелькающие в той стороне тени. День переставал был томным и становился стремным. Наикратчайший путь к оружейному магазину, шел как раз через этот дом.

Ночь начинала вступать в свои права, солнце уже наполовину ушло за горизонт, а значит времени закончить свои дела до темноты было все меньше. Решив немного подождать, Макс начал искать возможность другого прохода.

Война уже завершила свой архитектурный проект. Район представлял собой развалины. Почти все было усеяны кусками облицовки панельных домов. Можно было попробовать пройти по развалинам, но у него уже был неприятный опыт в молодости: шрам на ноге хорошо напоминал, что кроме битого кирпича и стекла, в подобных местах можно найти и кусок арматуры. Да и не стоит исключать шум что он создаст при проходе по руинам. К тому же это место ему и раньше было знакомо слабо, а сейчас он может и заблудиться.

Стрельба почти прекратилась и Макс услышал тихую ругань. Матерщинник приближался со стороны «каньона», куда стремился наш путешественник. В свете закатного солнца показался мужчина. На нем был окровавленный спортивный костюм «Адидас». Он шёл, припадая на левую ногу и прижимая левую руку к телу, в правой же держал пистолет, вроде «Макаров». Было далеко и Макс не был готов точно сказать.

Первый встречный из последних сил старался пробраться через раздвоенный дом. Он был так сосредоточен, что не заметил, как у него за спиной появился человек в военной форме с «Калашниковым» в руках. Раздавшаяся очередь, заставила Макс вжаться в стену еще сильнее и на пару секунд крепко зажмуриться.

Открыв глаза, он увидел, что человек, точнее солдат (а кто еще в первые дни войны, мог носить форму?), стоял над телом убитого «спортсмена» и оглядывался по сторонам. Сердце стучало как бешенное, Максу казалось, что его было слышно на километры. Шли секунды, но ничего не происходило, солдат лишь сместился спиной к стене и продолжил контролировать улицу.

Когда стрельба в городе наконец прекратилась, солдат обернулся и показал несколько странных жестов в сторону, откуда пришел. Потом он пошел обратно, не переставая наблюдать за улицей. Уже находясь в рукотворном каньоне, солдат на мгновенье остановился и посмотрел наверх. Он глубоко вдохнул ночной воздух и казалось, собирался постоять так еще немного.

— Черный! Пошли уже быстрее, — донеслось с той стороны дома, — нам еще три квадрата зачистить нужно! Рассредоточиваемся, бойцы! Распределяем сектора и двигаем к следующему сектору, нам до него квартала два на юг, бегом!

Сорвавшись с места, боец убежал, взглянув напоследок на труп.

«Что это, черт побери, было? — подумал Макс, — они что, убивают своих? Почему не воюют с той колонной, что прошла через город?». Никто не спешил отвечать на эти вопросы. Ответы Макс мог получить только сам. Недолго думая, аккуратно пригнувшись он двинул в сторону трупа.

Тело лежало на асфальте и не подавало признаков жизни. Макс решил попробовать забрать пистолет и возможно даже обыскать труп на наличие патронов. Но организм внес свои коррективы в этот план. После того, как Макс подошел ближе и рассмотрел во что превратился некогда живой человек. Изрешеченный пулями труп, итак, не представлял из себя приятной картины, а добавившийся запах освободившегося кишечника значительно ухудшил ситуацию.

Горло Макса свело судорогой, его тянуло блевать, но кто знает, как далеко ушли солдаты. Свернувшись в три погибели, он пытался удержаться, но понял — это бессмысленно. Быстро оказавшись у стены, он освободил свой желудок, тщетно стараясь издавать как можно меньше шума. Немного придя в себя, парень понял, что не готов обыскивать останки. Схватил пистолет и решил двигаться дальше. Даже при условии, что он старался не смотреть на тело, вид оного так и стоял у него перед глазами.

«Ну и что дальше?» — подумал "храбрый воин" — «меня выворачивает от одного вида трупа, а веселье, судя по всему, только начинается». Ему повезло, рядом с проходом трупов не было, лишь по углам улицы были видны тела мертвецов, в темноте похожие на тени, что выглядело не так страшно, как мертвый человек вблизи.

Макс вышел на улицу, она расходилась в две стороны ‑ на север и на юг. Оружейный магазин был на севере. Сжав булки по крепче, Макс прижался к стене правым плечом и двинулся вдоль дома. В выбранном направлении, развороченных тел на пути не было, а значит ему повезло: не придется снова освобождать и так уже пустой желудок.

Но тут его взгляд упал на автомат, что валялся в десятке метров от Макса рядом с одним из тел. Каждый уважающий воин должен иметь автомат, думал парень, а значит ему он тоже нужен. Сжав обрез покрепче, он двинулся в сторону оружия. Максим понимал, что тут уж точно придется обыскивать, если он хочет быть в полной боевой готовности. На пути к трупу с автоматом, лежала наплечная сумка. Она явно была заполнена до отказа, стенки сумки вздулись. Видно кто-то очень сильно пытался запихнуть в эту небольшую сумочку как можно больше. Подумав, что лишним не будет, Максим закинул ее на плечо.

Слева раздался шорох, Макс дернулся и направил обрез на предположительный источник шума. Один из мертвецов, как оказалось, не самый мертвый, тихо хрипя, полз к охотничьему ружью, до которого оставалось уже меньше метра. Человек был сильно ранен, из-за рта капала кровавая слюна, один глаз заплыл, а второй непрерывно смотрел на Макса. У нашего героя задрожали руки. Костяшки пальцев побелели от натуги. Противник был все ближе к ружью, а Максима сковал страх, мысли путались, палец, что уже пару секунд лежал на спусковом крючке, никак не хотел на него нажимать. Как в замедленной сьемке он смотрел на человека, который чувствовал неизбежность кончины и хотел забрать с собой еще кого-нибудь.

Рука раненного легла на приклад ружья, и он пытался подтянуть оружие к себе, не спуская безумного взгляда с Макса. Парень сам не понял в какой момент он закрыл глаза и нажал на спусковой крючок. Двойной заряд дроби прошил противника насквозь, оттолкнув от ружья и заставив замолчать навсегда.

Макс продолжал жать, от этого каждый раз раздавался лишь сухой щелчок, но этот звук заглушал его собственный крик. Максим все жал и жал и ему все было не понять, что он победил. Почти мертвого человека, но победил. Ведь он никогда не убивал, а будущий мертвец явно был готов нажать на спуск, сразу как оружие окажется в руках.

Макс победил страх. Нет не весь, но тот, что заставляет останавливается как вкопанному, без возможности сделать даже маленький шаг. Прекратив кричать, он завороженно смотрел на дело своих рук, пытаясь уложить у себя в голове, что только что лишил кого-то жизни. Ему помог дождь, капля упала Максиму на щеку, позволив прийти в себя и осознать, что он сейчас не только выстрелил два раза не из самого тихого оружия, но еще и кричал будто его резали. Солдаты были рядом и, кто знает, вдруг они хотят посмотреть на дурака, что стреляет посреди улицы. Забыв обо всем на свете, Макс побежал, но спотыкнувшись упал рядом с тем, кого он убил. Ремень ружья зацепился ему за ногу. Видно, его первый боевой трофей хотел, чтобы он забрал его с собой.

Стараясь не смотреть на труп, Макс подтянул ружье к себе и закинув на плечо, где была наплечная сумка, рванул дальше. Весь дальнейший путь был как в тумане, он бежал из последних сил, даже не глядя по сторонам. Ружье больно било в бок при беге, но все было не важно, Максу думалось, что его преследуют. Что за ним по пятам идет отряд вояк, что играючи уничтожил десяток человек. Казалось, из пустых провалов окон, на него смотрят снайперы. Что так мечтают взять его голову в перекрестье прицела и лопнуть ее как спелый арбуз. Бежать было тяжело, и он уже начал уставать, как в просвете домов показались поле и лес. Потратив последние силы и нервы, он добежал до чащи.

Останавливаться он не собирался, бежал пока ноги не начали отказывать, и, убедившись, что шум города полностью пропал, сбросил свою поклажу, упал лицом на землю и попытался отдышаться.

…………………………………………………………….

Хей! Привет Прекрасный Читатель! Если ты дочитал до этого момента, не поленись, поставь лайк) Подпишись на меня как на автора и можешь даже оставить комментарий) Поверь, ничто так не дает понять писателю, что тебе понравилось, как лайк) Заранее тебе спасибо) удачного дня и приятного чтения!

Глава 2. Смерть забирает лучших

Тьма накрыла весенний лес, и на удивление, Макс услышал его ночные звуки. Это было странно. Шум фауны заставлял насторожиться, но почему конкретно наш герой понять до конца не мог. Не говоря уже о том, что он просто был. Когда-то давно ему попалась научная книжка, где было сказано, что животные во время катаклизмов прячутся на продолжительное время. Иногда они могут не показываться дней десять. Как бы не было удивительно, но мир и так уже пошел под откос, и прежде, чем разбираться со странным поведением животных нужно найти себя на земле после апокалипсиса.

Дождь продолжал идти, Макс чувствовал его на своем уставшем теле. Поэтому и принял решение обустроить лагерь. Найдя два близко стоящих дерева, он растянул плащ-палатку, создав себе некое подобие укрытия. Он постелил вторую плащ-палатку на землю, забрался на половину в спальный мешок и решил приготовить себе поесть на газовой плитке. Она как-то давно была куплена для походов, в которые он собирался ходить аж каждый месяц, но был там лишь один раз.

Разогрев одну из пяти банок тушенки, он взял несколько кусков белого хлеба и используя их как ложку начал свой незамысловатый прием пищи. Он начал размышлять о прошедшем дне: совершил много ошибок, один раз был на волоске от смерти. Вот и весь итог первого дня новой жизни. Кто-то скажет, что такой день вряд ли можно назвать удачным, но он был жив и даже не ранен. Не считая разбитый губ об приклад обреза.

“А значит мы еще побарахтаемся в этой грязной луже”, - подумал наш герой. Вспоминая прошедший день, он дошел до момента убийства человека. Еда начала просится обратно, и он отложил ее подальше. Макс быстро понял, что те безумные глаза и тянущиеся к ружью руки еще долго будут приходить ему во снах. Но ведь он справился, переборол страх и нажал на спуск. Как говорится во многих книгах и фильмах, самое сложное в первый раз, совершить действие. Макс вступил на путь естественного отбора и пока еще не стал хищником, но уже точно отрастил себе когти.

Продолжив прокручивать день в голове и оценивать свои действия, Максу стало понятно — ему еще долго учится контролировать себя. Ведь, что мешало ему немного подумать, прежде чем начинать размещать лагерь. Стоило немного попетлять сначала по лесу. Захоти сейчас человек, знакомый с методами поиска следов в лесу выйти к его лагерю. Ему ничего не будет стоить пройти по стопам Макса даже не останавливаясь. Для профессионала его путь читаем как открытая книга. Нет, Максим уже не будет ничего переносить, он слишком устал, а ему еще нужно осмотреть свои приобретенья и поспать, чтобы с восходом солнца продолжить путь.

Дождь стал капать слабее, Макса этот факт обрадовал. Он подтянул к себе трофеи и стал их осматривать. Начать он решил с наплечной сумки. Это была обычная наплечная сумка, с двумя отделениями для карманов.

В центральном — самом большом и самом набитом кармане — он нашел банку тушенки, выключенный телефон, пауэрбанк с проводом, спички, несколько зажигалок и небольшую ракетницу с 10-ю зарядами к ней. Это была маленькая ракетница, похожую в его детстве использовал дед, чтобы отпугнуть стаю диких собак, что решила поселится у них в деревне. Ее можно было приобрести в любом охотничьем магазине. При грамотном использовании в темноте ей можно ослепить противника или наоборот привлечь внимание людей, если попадешь в беду. Его не оставляла надежда, что скоро все придет в норму и регулярная армия возьмет все в свои руки. Верилось в это слабо, но надежда согревала этой прохладной ночью.

Телефон был севшим и включить его удалось только после подключения к портативной зарядке. При включении устройство затребовало пароль. Попробовав пару комбинаций и не достигнув успеха, Макс закинул телефон обратно в сумку.

Стало зябко, он достал кофту из рюкзака и надел ее под китель формы. Продолжив осмотр, открыл второй карман. Там лежала пачка дешевых сигарет и струйный перцевый баллончик, который рекомендовано носить каждой уважающей себя женщине поздней ночью. Больше ничего в сумке не было. Наш герой закинул в один нагрудный карман ракетницу с несколькими зарядами, а в другой спички и зажигалку. Баллончик он переложил в боковой карман рюкзака к почти пустой бутылке воды.

Макс закурил. Первая затяжка за несколько лет давалась тяжело, но удержавшись от кашля и приноровившись, он почувствовал, как успокаивается. Не забывая не спеша потягивать сигарету, Макс взял охотничье ружье и осмотрел его. Оно было импортным — цевье и приклад были сделаны из пластика, а само оружие очень удобно лежало в руке, вес практически не ощущался. Отсоединив магазин, смог насчитать девять патронов. Значит у него теперь ружье на десять патронов ‑ девять в магазине, одно в стволе. Это была удача, у него наконец появилось нормальное оружие, с которым не обязательно подходить к обидчику на близкое расстояние. С грустью подумав о «Калаше», о котором он конечно же не вспомнил во время своего феерического побега за черту города. Будущий “воин”, решил осмотреть ПМ.

Пистолет был весьма изношен, весь покрыт царапинами и грязью. Немного протерев его краем плащ-палатки, Максим оценил и его боезапас — два патрона в магазине и один в стволе, не густо. Но это же не для войны, а на крайний случай. Докурив сигарету, он затушил окурок об землю и выкинул его подальше. Сейчас уж точно не стоит беспокоится о природе. Снарядив магазин пистолета, он поставил его на предохранитель и убрал в карман на ноге. Снарядив ружье и обрез, он положил их с двух сторон от себя и закутался в спальный мешок. Оставив руки на свободе, чтобы была возможность схватится за оружие.

Уснуть удалось с трудом, мысли прыгали с одно на другое: лица родных и друзей. Как ему повезло, что он пару раз сходил на частное стрельбище, да и даже недоучившись в военном вузе, он имел представление, как устроено оружие, особенно технику безопасности. Вряд ли он теперь даже спросонья позволит себе держать палец на спусковом крючке или носить оружие, не поставленное на предохранитель. В вузе это отбивалось быстро, Максим не был исключением. Наконец, он уснул.

Сны были путанными. То он был маленьким мальчиком, что с другими пацанами лазил по заброшенной церкви у деда в деревне, то, как вдруг он оказывается один посреди церкви, а к нему со всех сторон ползут раненые, одетые в спортивные костюм. Страшно хрипят и пытаются дотянутся до него своими руками. Резко дернувшись, он попытался сбежать от них, но наткнулся на солдата, что с грустью смотрел на звездное небо, а вокруг были лишь трупы. Так и стояли они некоторое время, пока солдат не решил обернутся, чтобы показать ему свое лицо. Макс почти увидел лицо воина, когда звезды потухли и тьма упала сверху, лишив его возможности что-либо разглядеть.

Макс проснулся от падения на него плащ-палатки. «Нужно было более качественно ее закрепить», — подумал он. Осмотревшись, он понял, что уже утро. Быстро выкурил сигарету и, сделав себе завтрак, ничем не отличающийся от ужина, начал собираться в путь.

Забросив свои пожитки обратно в рюкзак, Максим мысленно подсчитал в голове, что уже завтра днем ему нечего будет есть. Наплечная сумка полностью поместилась в рюкзак. Ремень ружья он перекинул через плечо — под правую руку. Обрез же парень перекинул у себя за спиной. Макс выкопал яму и закинул туда пустые консервные банки. Как-то давно ему один ветеран боевых действий рассказывал, что мусор лучше всяких указателей сообщит, что тут кто-то был, давая возможность определить дальнейшее направление.

Герой осмотрел в последний раз место своего ночлега после того, как разобрал лагерь. Он поднял голову и в просвет между деревьями увидел чистое безоблачное небо. Порадовавшись хорошей погоде, он отправился в путь.

Он пошел через лес. Дед еще с детства научил основам ориентирования, так что держать выбранное направление Максим умел. В первую очередь он решил уйти дальше в лес, а потом повернувшись в сторону Столицы, пойти параллельно дороге и постараться найти поселок или деревушку, где он сможет пополнить запасы путем бартера.

Первые пол часа прошли спокойно, Макс шел по лесу, внимательно смотря под ноги. Он хотел научиться ходить как тень и тщательно обходил все, что могло издать малейший звук. Так он и двигался, пародируя тренировки ниндзя, будто это сможет помочь ему в будущем.

Погруженный в это интересное занятие, он не заметил, как вышел на огромное поле, раскинувшееся на несколько километров во все стороны. Макс остановился. Открытое пространство его не привлекало. Немного подумав, он выбрал направление в сторону Столицы, оно как раз шло через лес. Не пройдя и пары шагов, он услышал гул, что все нарастал и приближался с противоположной стороны поля.

Из облаков словно раненая птица вынырнул реактивный истребитель. Современная модель, только год назад встала на вооружение армии. От него шел дым, а за ним как коршуны летели два неизвестных самолета, они были в разы мощнее и быстрее самого современного самолета, что он знал.

Гладкий продолговатый корпус, без малейших стыков, лишь небольшие отверстия из которых вылетали пули, портили картину. Макс сейчас явно наблюдал новых королей неба. Они кружили вокруг истребителя и пытались попасть в него из своих смертоносных орудий. Но человек за штурвалом поврежденного самолета совершал немыслимые трюки, даже на технически слабом транспортном средстве он умудрялся уходить почти от всех выстрелов.

Этот ас один вел бой против двоих. При этом он еще не успел потерпеть поражения. Макс с широко открытыми глазами смотрел на воздушную битву. Какой мужчина откажется посмотреть на то, как сверхскоростные истребители борются за право властвовать в небе.

Совершив мертвую петлю, пилот, оказался над одним из вражеских истребителей и запустив ракету смог нанести тому смертельные повреждения. Самолет врага направился к земле, разваливаясь прямо в воздухе и теперь началась честная воздушная дуэль.

Хотя честной ее было сложно назвать, даже с земли было видно, что один самолет имеет множественные повреждения и уже с трудом умудряется уворачивается от выстрелов противника. Видимо что-то решив для себя, пилот дождался пока Враг пролетит над ним и принялся выходить на встречный путь. Видели когда-нибудь как две машины едут друг на друга по прямой дороге, проверяя кто первый них свернет, испугавшись лобового столкновения? Именно это и наблюдал Макс с края поля, только вместо машин были сверхзвуковые самолеты.

Они поливали друг друга огнем летя на встречу друг другу. Он сжал кулаки, наблюдая за разворачивающимися событиями, ему казалось, что он сейчас в небе, рядом с пилотом летит на встречу «Врагу». С уверенностью, что, даже умерев, заберет вражескую душу с собой. До столкновения оставались считаные метры, когда один из снарядов аса что-то повредил в самолете противника. Он сначала завалился немного вниз, тем самым дав пролететь над собой нашему пилоту, а потом начал падать в сторону земли.

— Да! У тебя получилось! — закричал Макс, обрадованный этой небольшой победой. Радость длилась недолго, союзный истребитель задымился и пошел к земле. Макс, думал, что это конец, но тут рядом с истребителем в воздухе раскрылся парашют. Пилот был жив и даже смог катапультироваться. Падал он не так далеко от Макса — в лес с другой стороны поля. Он не мог оставить этого героя одного и сорвавшись с места, побежал в сторону белого парашюта.

Выдохся он уже на середине поля. Второй день он только и делает что ходит пешком, да и тяжелый рюкзак не добавлял сил. Но его глаза не переставали следить за парашютистом. Он уже почти опустился в лес и Макс пытался как можно точнее запомнить направление падения. Когда он на подгибающихся ногах зашел в лес, стало понятно — знание направления не сильно его выручит.

Лес встретил его тишиной и лишь иногда можно было услышать волчий вой, раздающийся вдалеке. Только спустя пять минут размеренной ходьбы, Макс смог привести дыхание в порядок и был готов к новому забегу, желательно, конечно, не такому интенсивному. Но у него на пути не было даже намека на следы приземления аса. Он ожидал увидеть хоть что-то, что могло дать подсказку на направление, но лес сохранял свой первозданный вид, не желая помогать гостю.

Его посещали различные мысли, а вдруг пилоту нужна помощь? Вдруг он ранен? Может, стропы его парашюта запутались в ветвях дерева и теперь он не может спустится вниз? Максим корил себя, за неспособность найти человека в лесу, он точно видел, что приземление было не так далеко от поля, так почему он еще не вышел к месту падения?

Звук выстрела раздался в дневном лесу. Последовавший за выстрелом скулеж был заглушен воем сразу нескольких глоток. Повернувшись в направлении звуков, Макс быстро снарядил ракетницу и перехватив обрез побежал в сторону, откуда донесся звук.

Выстрелы стали звучать непрерывным потоком, он пытался считать, но сбился уже на пятом. Между тем они становились все ближе, а вой волков яростней.

“Только бы успеть, только бы успеть!” — думал парень, не обращая внимание на ветви, что оставляли царапины на всех открытых участках его тела.

Макс выскочил на небольшую поляну и застыл в нерешительности.

Поляна представляла из себя неровный почти полностью лишенной растительности круг радиусом метров десять. Только вековой дуб, росший прямо по центру поляны, украшал ее своим присутствием. Его корни растянулись как паучья паутина, тут и там показываясь из-под земли, могучие покрытые листвой ветви надежно защищали как от солнечных лучей, так и от непогоды.

Над поляной нависла смерть, трупы волков были разбросаны повсюду. Ветви дуба были покрыты белой тканью парашюта, пряча под собой часть дерева. Корни, что пересекали поляну, были покрыты волчьей кровью, а завершал всю картину пилот, что стоял уперевшись левой рукой о ствол, а правой направлял «Глок» на приближающуюся к нему пятерку волков.

Летчик был совсем молодой парень. Его русые кудри выпадали из-под перекошенного летного шлема. Из голубых глаз можно было высекать искры. Столько в них было ненависти, направленной на остатки стаи.

Представители семейства собачьих были не похожи на тех волков, что Макс видел по «Энимал Плэнет». Бешенный взгляд красных глаз, по краям которых с трудом можно было заметить белок. Пена, капающая изо рта, шерсть клоками и тот факт, что стая охотится так близко от человеческих поселений — максимально ненормально. Они медленно окружали пилота, совершенно не обращая внимания на новое действующее лицо, появившееся на арене.

«Ракетница тут не поможет», — подумал Максим, и тут грянул выстрел, что отнял жизнь одного из волков, рванувшего в сторону парня. Видимо, в магазине закончились патроны, и пилот, перехватив оружие за ствол, приготовился использовать его как молоток.

Макс, выхватив обрез, произвел поочередно два выстрела, целясь в двух ближайших к нему волков. Дробь достигла своих целей, тем самым лишив стаю еще двух ее представителей. Скинув рюкзак Макс, взял в левую руку трофейный ПМ, а в правую — топор. Сжав покрепче зубы, он со звуком больше похожим на рев дикого зверя сделал рывок в сторону животных, что в этот момент набросились на пилота, безуспешно отбивающегося от них прикладом пистолета. Оказавшись рядом с волком, что вцепился парню в левую руку, Макс нанес размашистый удар топором животному промеж ушей, вбив лезвие глубоко в череп. Волк покинул этот мир, но челюсть так и не разжал.

Времени доставать топор уже не было и Максим повернулся в сторону летчика. Сородич павшего перегрыз свободную руку пилота и добрался до его шеи. Не размышляя ни секунды Максим произвел два выстрела в упор. Содержимое волчьей черепной коробки вылетело фонтаном, добавив еще немного красного в преимущественно зеленую цветовую гамму леса. Это поставило точку в противостоянии животных и людей.

…………..

Отойдя от эйфории выигранного сражения, Макс взглянул на летчика. Он зажал горло и начал медленно соскальзывать по стволу дерева на землю.

‑ Слышишь меня, эй, парень? Ты как? — пытался обратить на себя внимание Макс, одновременно ища по карманам, что-нибудь, чем можно закрыть рану. Открыв глаза, молодой пилот грустным взглядом посмотрел на него и открыл рот, попытавшись что-то сказать, но из рваного горла донеслось только бульканье.

С трудом сглотнув, стараясь не смотреть на кровь, сочившуюся сквозь пальцы летчика, Максим снова обратился к нему:

— Есть, может, какие лекарства? Супер-шприцы для военных, что дают человеку бессмертие на пару часов, пока не довезут до госпиталя? Хоть что-нибудь! Ты не должен просто так сдаваться, попытайся выжить! - перешел на крик горе-спаситель.

Пилот, все также зажимая шею, указал пальцем свободной руки на пилотную сумку.

‑ Значит все-таки есть что-то, что может помочь! — обрадовано выкрикнул Макс, рванув к сумке. Оказавшись рядом, он подхватил сумку и повернувшись к парню пытался понять, что же ему там искать. Но пилот, начал махать рукой подзывая его к себе. Макс быстро передал сумку летчику. Последний сунул свободную руку в один из карманов, пытаясь что-то нащупать. Было видно, что одной рукой ему будет сложно, что-либо найти.

Макс глубоко вздохнул и положил свои руки на шею парню, перекрывая рану и давая ему возможность использовать вторую руку, для поиска лекарства. Он с трудом удержался от того, чтобы отдернуть ее, когда почувствовал кровь, которая легкими толчками била об пальцы.

Его отвлек парень, что неразборчивыми звуками привлек его внимание. Он указывал за спину, делая испуганы вид. Резко развернувшись Макс направил оружие в сторону чащи, высматривая опасность.

Сзади раздался звук выстрела. «Бах»!

Он развернулся и обомлел. Бездыханное тело лежало, уперевшись спиной о дерево, а в одной из обмякших рук был пистолет с еще дымившимся стволом.

Образовалась тишина, только ворона взлетела с одной из веток и полетела вверх. Не успела она отлететь достаточно далеко, как ее догнал яростный крик, что напугал и заставил полететь еще быстрее.

— Зачем?! Зачем ты это сделал?! Разве не было другого выхода — кричал человек с силой вбивая кулаки в дерево — дебил, ты же молодой совсем! Пилот отменный, человек возможно хороший, да и…. — кричал он, постепенно переходя на неразборчивое бормотание, пока не уткнулся лбом в кору дерева и тихо заплакал.

Интерлюдия. Потерянное небо

День второй после падения ракет

9.00

Залезая в кабину уже ставшего ему родным истребителя, ас ВВС — Леха Шепилов, готовился к очередному скучному дню. Он уже не раз бывал в горячих точках заграницей и как никто другой знал, прежде чем выдвигать колонны в атаку, всегда нужно защитить небо. Но нынешний противник, вел себя очень странно, с самого первого дня. Пока из-за потери столицы не улеглась неразбериха и не определилась цепочка командования, у них получалось продвигаться в глубь странны.

В один момент генерал ВВС, что был на лечении в санатории рядом с побережьем, не принял командование всем воздушным флотом на себя. Прибыв в одну из резервных точек командования. Резко получившие возможность для координации военно-воздушные войска начали разбивать врага, по всем фронтам. Кроме западного направления, где армию корпорации сопровождали передвижные установки ПВО. Они не давали приблизится к ним даже высотным бомбардировщикам, что пытались сбросить бомбы с предельной дистанции.

Несмотря на высокотехнологичную наземную технику, что в разы превосходила современные образцы его страны, у них совершенно отсутствовала авиация. Вчера, не ожидав этого, они выделяли к каждой группе бомбардировщиков по три истребителя прикрытия. Да и еще тут и там, дежурили эскадрильи, расположенные так, чтобы находится на достаточно близком расстоянии к сразу нескольким группам бомбардировщиков. Но ничего не произошло и командование приняло решение не жечь сегодня топливо, а отправить по одному истребителю на группу бомбардировщиков, а резерв оставить на аэродромах.

Вытянувших жребий Лешка, грустно посмотрел в сторону одного из ангаров, где сейчас оставались, приткнувшись к стационарному радио его товарищи. У них была возможность узнавать все новости первыми. Возможно услышать о своих родных, пока он будет в небе. Не способный переключить станцию связи.

Вздохнув, Алексей стал проводить предполетную проверку. Через пять минут он был готов к вылету и запросив разрешения у диспетчера, вышел на разгонную полосу и совершил взлет. Уже в воздухе он достал из нагрудного кармана свадебную фотографию, где на него смотрела, ярко улыбаясь его любимая жена.

“Хорошо, что перед родами ее отправили вместе с тещей в военный санаторий, там она точно будет в безопасности” — подумал Алексей, аккуратно сложив фотографию и решив в этот раз убрать ее в сумку пилота, где всегда находился небольшой запас вещей на всякий случай.

Он зашел в хвост группе бомбардировщиков, что, если бы не крылья напоминали бы бегемотов, которых надули гелиевым газом и отправили в полет. Приготовившись к еще одному скучному дню. Как же он ошибался. В 11.15, когда группа бомбардировщиков сделала свой заход на цель, по рации стали проходить странные сообщения.

— это Орел 2, как слышите меня? они не видимы для радаров, повторяю они не……

— говорит аист 2, наше сопровождение пот….

— журавль 2 терпит крушение, они слишком….

Он пытался разобрать, что-то среди помех. После удара по Москве, со связью были серьезные проблемы и пока еще не удалось ее восстановить до приемлемого уровня. В этот момент в бомбардировщик находящийся впереди стали врезаться снаряды. Посмотрев в ту сторону, лейтенант увидел тройку странный истребителей, с черным черепом на корпусе. Не тратя время на раздумья, он ушел под прикрытие бомбардировщиков изображая побег.

Пока они были заняты постепенным уничтожением самолетов. Леха выпустил прямой наводкой пачку ракет в одного из противников.

Задымившись, противник, клюнул носом и отправился к земле. Увидев это, оставшиеся истребители Корпорации переключились на него. Шипилов начал уводить их от бомбардировщиков и на его удивление, ему это удалось. Радость длилась не долго, в обзорное окно он увидел, как из облаков вылетело еще несколько истребителей, что принялись добивать оставшиеся без защиты самолеты.

“Придется сначала разобраться с этими”- ухмыльнулся Алексей. Уведя их подальше, он вступил с ними в бой, который закончился Пирровой победой. Мало того, что разбился самолет, на котором он налетал больше сотни часов, так еще и волки обезумили и напали на него. Не отступая даже когда, он убил несколько их сородичей.

“Ну а теперь я смотрю в глаза этому мужчине, что чуть старше меня и не могу даже спросить имя у человека, что безвозмездно пришел мне на помощь” — подумал Алексей в свои последние минуты — “похоже Анька, придется тебе растить сынишку одного, но зато ты сможешь с гордостью рассказывать, что его папа был героем” — такой была последняя мысль Лешки Шипилова, прекрасного парня, великолепного пилота и любящего мужа. Смерть настигла его на земле, но душой он всегда был в небе, где и хотел встретить свой конец, летя на встречу такому близкому, но чертовски далекому солнцу. Даже в миг перед смертью его глаза были обращены наверх.

Глава 3. Типичные проблемы начинающего путешественника

3 день, утро

Максим сидел рядом с трупом молодого парня, что остался никому неизвестным героем. Лишь он один мог рассказать его историю. Он невидящим взглядом смотрел себе под ноги, облокотившись на ствол дерева рядом с трупом.

Его мысли уносились, все глубже в прошлое. К моменту, когда дед учил его стрелять из старенького охотничьего ружья по пивным банкам. За пару дней до этого, он дал ему, 13 летнему пареньку попробовать пострелять из обреза. Объяснив основные правила стрельбы из такого оружия. А сегодня он уже держал в руках ружье, целясь в центр банки, что стояла на старой покрышке, от не менее старой волги, его деда.

— деда? А зачем мне это нужно? Ты же сам говорил, что в наше время умение стрелять не так важно? — спрашивал тогда парень, смотря снизу вверх на дедушку, что с веселой ухмылкой передавал ему ружье. Выстрел и пуля улетев ниже, попала в покрышку завязнув в ней.

— "ты полностью прав внучек, в наше время это уже не так нужно, но мужчина всегда должен быть готов защищать свой дом с оружием в руках, своих близких и тех кому нужна помощь в трудный час"

Выстрел — мимо. Еще — мимо. Третий выстрел задел банку по самому краю, заставив ее чуть зашататься. Пятый — мимо. Только на 15 выстреле ему удалось первый раз в жизни пробить банку из гладкоствольного ружья.

Выстрел, еще выстрел, еще и еще, раздавались у него в голове, вторя его воспоминаниям. Его умение не смогло спасти человека, что нуждался в помощи. Не хватило скорости, умения, да банальной дыхалки, чтобы добежать на минуту раньше.

И теперь гложемый виной, он сидел рядом с еще теплым парнем и не знал, что ему делать дальше. С момента начала войны, ему еще не удалось ни одно дела завершить до конца, все шло через задницу. Не ясно как долго он бы еще сидел, в прострации, если бы не вой, что раздался в дали. Встрепенувшись, он повернулся к парню и решил похоронить его как должно. Время было, запах стаи, что была хозяином этих мест, еще не скоро выветрится, а значит, другие хищники точно не придут в гости в момент, когда он будет копать могилу.

Закурив сигарету, он бегло осмотрел место битвы, на пару секунд остановившись на трупе одного из волков."Нет, пытаться понять, что же с вами случилось, я буду позже», — подумал Макс и отбросив в сторону сигарету, наклонился к трупу, что сидел, прислонившись к дубу, уронив голову на грудь.

Он, поочередно вывернув все карманы парня, борясь с брезгливостью и подступающей рвотой от запаха разложения. При себе у пилота было немного: открытка, с видом на море и подписью на обратной стороне "тут красиво, но без тебя все равно одиноко, твоя Анна", а ниже адрес; обручальное кольцо что хранилось рядом с открыткой; небольшой кошелек, что мужчина быстро просмотрел и не найдя ничего кроме денег положил обратно в карман летчика; электронную сигарету, популярную у молодой части населения страны, как заменитель сигарет — вот и все, что ему удалось найти.

Следующим на очереди была летная сумка, где он нашел суточный набор сух-пайка, охотничьи спички, пистолет-ракетницу с тремя снарядами к ней, ну и конечно еще один запасной магазин к глоку. Кроме того, что был вставлен в магазин летчика. Так же в маленьком отделении он нашел фотографию, где на него смотрел пилот (а ведь он даже не знает его имени, понял Макс) и молодая девушка, что ярко улыбалась, смотря прямо в камеру.

Уже собираясь вставать, он вспомнил, что у военных должны быть жетоны. Он сорванный с мертвого тела на поле боя, служил доказательством смерти солдата. Передёрнувшись, от ощущения холодной кожи под летным костюмом он смог нащупать жетон. "Так вот как тебя зовут" — подумал Макс. Аккуратно сняв, и тщательно промыв жетон, водой из бутылки, Макс нацепил его себе на шею, чтобы точно не потерять. Немного постояв над своим наследством, он, подхватив все находки и подошел к рюкзаку.

Из маленького отделения он достал целлофановый пакет и завернул в него открытку с кольцом и фотографией (импровизированная защита от дождя). Теперь осталось лишь сделать самое сложное, с почестями похоронить Алексея Шипилова, достойного представителя своей нации.

Если вы когда ни будь копали, что-либо саперной лопатой, то вы должны понимать как это тяжело. Потратив несколько часов и последние силы, Макс смог вырыть яму достаточную что бы похоронить, Алексея. Еще час ушел на то, чтобы положить тело в могилу и закидать ее землей. Солнце уже клонилось к закату, когда он, вместо надгробия положил летный шлем. Постояв пару минут над свежевырытой могилой, повернулся что бы пойти подальше от этого места, но его взгляд снова вернулся к волкам.

“Черт, придется все-таки задержаться еще ненадолго”, - подумал Максим. Мир меняется и возможно осмотрев волков, он сможет понять, что его ждет впереди. Что бы выжить, нужно переставать быть небрежным в своих действиях, изучать мир, думать наперед.

Подойдя к ближайшему из волков, он сел рядом. В первую очередь он решил осмотреть глаза, что так запомнились ему, своей неестественной краснотой. Оттянув веко, он внимательно осмотрел глаз. В близи, стало видно, что красный цвет, был из-за полопавшихся капилляров, а на краю глазных яблок, была застывшая кровь. Не было понятно, как они вообще могли что-то делать, ведь боль явно была невыносимая.

Перейдя ниже, он осмотрел ротовую полость. Даже после смерти, челюсть была скованна в оскале. Десна были в сильных гнойниках. Тронув пальцем один из зубов, Макс увидел, что тот сильно шатается, а значит уже через пару дней, зубы начнут выпадать. Дальше он осмотрел шерсть, она вся была в проплешинах, на которых была видна голая кожа.

“Да что же черт побери с ними случились. выглядят так, будто их поразила лучевая болезнь”, - счетчика Гейгера у него не было и решив не испытывать судьбу, он встал и направился подальше от этого злополучного места.

Идти пришлось уже в полной темноте, но оставаться на ночь, с десятком гниющих трупов животных, ему точно не хотелось. Отойдя от поляны примерно на километр, он нашел подходящее место для ночлега. По-быстрому обустроив лагерь, точно также как и прошлый, он разогрел себе еду и стал готовится ко сну, предварительно положив рядом с собой оружие. Сон, не шел, мысли крутились, вокруг сегодняшнего дня. Он раз за разом прокручивал сегодняшний бой, пока наконец усталость не взяла верх и он провалился в сон.

Проснулся Макс в поту. Снова снился всякий бред, только теперь еще в финале появлялся молодой пилот, что подносил оружие к виску, смотря ему в глаза. Но вдруг он резко переводил его в сторону Макса и лишь тогда нажимая на спусковой крючок.

Придя в себя, после кошмара, Макс обратил внимание, что вокруг еще темно. Солнце еще не осветило землю, а значит поспал он всего несколько часов. Сна не было ни в одном глазу и поворочавшись для приличия пару минут, он решил вставать.

Пододвинув к себе рюкзак, решил пересчитать количество еды, что у него осталось. Похоже вчера он сам не заметил, как поел всего два раза, утром и перед сном. Желания есть, не было от слова совсем.

Пища эта энергия, что так нужна для нормального функционирования организма. Поэтому сегодня утром Макс приготовил себе две банки консервов. Через силу он смог вместить все это в себя, хоть и пару раз ловил себя на мысли, что возможно стоит просто выкинуть остатки. Как только организм почувствовал, что получил энергию, он сразу стал уговаривать Макса, еще немножечко поспать.

Наш путешественник был непреклонен, ему нужно идти дальше. Благодаря сух-пайку пилота, ему хватит еды до завтрашнего утра. Правда он уже не уверен, где находится, направление было потеряно вчера вечером, когда он в темноте уходил подальше, от злополучной поляны.

Нужно искать населенный пункт, теперь уже любой, ну и попробовать договорится с жителями обменять что-либо на еду. Специально для таких целей у него было несколько золотых украшений, прихваченных из дома. Он понимал, что вряд ли, кто-то согласится обменять еду на золото, которое уже никому не нужно. Так же ситуация обстоит и с зелеными бумажками, которыми был забит его кошелек. Скорее всего придется добывать еду угрозами, но Макс старательно уводил себя от этой мысли, надеясь, что удастся договорится миром.

Убрав Пистолет Макарова, с одним патроном в магазине поглубже в рюкзак, он заменил его «Глоком», зацепив за ремень. Ружье и обрез заняли свои места, справа и за спиной соответственно. А значительно прохудившийся рюкзак, легко взгромоздился на уставшую спину.

Когда Макс начал движение, в сторону примерного нахождения ближайшего населенного пункта, он вдруг осознал, что ему нужно помыться. Идти было неприятно, грязная одежда липла к потному телу. Ему, привыкшему каждый день ходить в душ, было очень дискомфортно. Мысли о поиске людей ушли на второй план, и он решил в первую очередь искать источник воды.

Что бы отвлечься от неприятных ощущений Макс продолжил идти, стараясь не задевать ни одной веточки в лесу. Ему казалось, что скоро он приноровится и ему станет гораздо безопаснее передвигаться по лесу, издавая меньше шума. В тот момент он не понимал, что запах, исходящий от него, животные могли почувствовать за сотни метров и прийти в поисках добычи.

Но его волновал лишь дискомфорт, что вызывала двухдневная грязь с непривычки. Двигаться было сложно, любое движение вызывало прикосновение одежды с кожей и сразу становилось дискомфортно. Абстрагироваться от этого чувства не выходило, как бы он не старался.

Концентрируясь на том, куда он наступает, мысли нет, да возвращались к воде и душу, что так приятно смывал с него пот и грязь, каждый божий день.

Солнце сегодня пекло особенно жарко, пот начал появляться с новой силой, дискомфорт лишь усиливался. а источника воды все еще не было. Единственное что хоть немного отвлекало, это его попытки тихого передвижения по лесу. В моменты, когда он реально был на этом сосредоточен, у него получалось в течении нескольких минут идти практически бесшумно.

В который раз попытавшись отвлечься от неприятного ощущения, Макс вдруг услышал звук воды. Не скрываясь, он быстрым шагом пошел в ту сторону, забыв даже о его попытках быть незаметным при передвижении по лесу.

Через пару минут он уже быстро сбрасывал с себя одежду находясь на берегу лесного ручейка, в который он сможет залезть максимум по пояс. Вокруг ручья был лес, а сам ручей шел сквозь чащу, плавно огибая препятствия и постепенно удаляясь дальше вглубь леса.

Быстро примерив на себя костюм Адама, он уже было хотел залезть в ручей, как вспомнил, что у него есть пара ненаполненных литровых бутылок. Он явно не хотел пить воду, после себя — он не «Беар» Гриллс, по крайней мере пока. Сгорая от нетерпения, он быстро наполнил бутылки и сделал пару глотков воды из ручья. После чего аккуратно залез в него.

Ему стало хорошо. Прохладная водичка, укрывала его в своем нутре в этот знойный весенний день. Сначала он долго счищал с себя грязь, а потом уже просто нежился, наслаждаясь каждым мигом отдыха. Но все проходит.

Придя в себя, Макс вдруг осознал, что оружие лежало больше чем в метре от ручья, случись какая опасность, он бы даже не смог до него дотянутся.

Быстро исправив свой косяк, он вылез из воды и стал стирать свою одежду, предварительно достав запасные брюки и китель, а военную майку заменив на черную футболку с розовой надписью “I am limited edition” и переложил все из карманов. Пока он переодевался и занимался стиркой, он уже не был так беспечен. Прислушивался к каждому шороху, что раздавался вокруг.

Стирка закончилась, а опасность так и не пришла. Немного расслабившись, он, повесив постиранные вещи на ближайший сук, решил сделать привал, пока сушится белье. Облокотившись спиной на ствол дерева, он сел в позу буддийских монахов. Положив на колени ружье, а пистолет под правую руку, решил перекусить сладостями из сух-пайка.

Поев, он уселся по удобнее и достав свадебную фотографию пилота, стал рассматривать девушку, что улыбалась ему с фото. Красивые русые волосы, что спадают до плеч, голубые глаза, в который можно утонуть и прекрасная улыбка, из-за которой даже у Макса, поднимается настроение. Следом за фото была извлечена открытка, он еще раз перечитал адрес, откуда она была послана. Макс примерно понимал, где это хоть и не сильно дружил с географией. До этого места было больше двух тысяч километров, раньше это было два дня на поезде. Теперь даже не понятно сколько недель понадобится.

Но ему нужна цель, долгосрочная, не найти еду, где поспать или оружие, а именно та цель, ради которой он все это будет делать. Сейчас он как ежик, что бредёт в тумане, он потерян, напуган и не знает где его дом и есть ли он еще. Ему нужно то, что придаст смысл его действиям, а девушка, что только потеряла мужа и даже не знает об этом, должна быть извещена. Она имеет право на честный рассказ, и кто знает, может ему удастся защитить ее от какой ни будь опасности и тогда его совесть будет спокойна.

Решено. Макс идет к этой девушке. Следовательно, нужна еда, боеприпасы, автомат и транспорт и кто знает, может даже попутчики. Он пойдет на юг и неизвестно, что ждет его в пути. Приняв второе судьбоносное решение в его жизни, он сам не заметил, как уснул.

……………………………………..

Громкий рык вырвал его из сна. К этому моменту уже стемнело. Вздрогнув, он судорожно поднял пистолет с земли и направив его на звук стал всматриваться во тьму. В следующий раз, рычание неизвестного зверя раздалось дальше, а значит он не двигался в его сторону.

Немного успокоившись, он начал действовать. Высохшие вещи комком полетели в рюкзак, как и остальные предметы, разбросанные на берегу. Ремень ружья на плечо, и сразу же взять его в руки, обрез на другое плечо, так что бы быстро выхватить. Пистолет занял уже привычное место под ремнем. Полностью собравшись, он продолжал смотреть во тьму, пытаясь разглядеть опасность, что мерещилась со всех сторон.

Рычание было все дальше, но тут, с другой стороны, раздался вой нескольких десятков глоток. Остальные хищные обитатели леса, также откликнулись, на зов, местного лидера. Со всем сторон до Макса доносились голоса множества животных, что в эту ночь вышли на охоту. Холодок пробежал по спине. Оказывается все это время он спал в окружении огромного количества опасностей. Страх подступил незаметно, желание двигаться по ночному лесу, улетучилось полностью. Теперь вряд ли в ближайшее время у него появится желание спать без защиты стен, со всех сторон.

Не смотря на страх, двигаться нужно. Ведь сейчас на берегу, все пропитано его запахом и шанс того, что им заинтересуются местные жители — велик. Как бы не хотелось остаться на одном месте, но нужно уйти подальше от разбушевавшегося хозяина леса — кто еще может так громогласно рычать. К этому времени, луна вышла из-за облаков и стало чуть светлее.

Внимательно смотря по сторонам и держа перед собой ружье, нацеленное во тьму, Макс шел по лесу. Звери затихли, но это лишь сильнее пугало, чем успокаивало. Ведь теперь он даже не знал с какой стороны может прийти опасность. Он реагировал на каждый шорох, ожидая что из тьмы на него кто-нибудь набросится. Макс очень сильно нервничал и желание побежать куда глаза глядят становилось все сильней.

“Почему же, одному так страшно?”, - думал он. Сейчас бы парочку товарищей что шли рядом — было бы спокойней. Ведь напади на него сейчас даже пятерка волков, он даже попасть по ним в такой темноте не сможет. Ну а если он от них отобьется, на шум сражение придут другие и скорее всего, он даже не успеет отстрелять все боеприпасы, как его растерзают.

Максима передернуло от представленной картины, он постарался отвлечься от гадких мыслей. Сосредоточившись на окружении и внимательно всматриваясь в ночной лес, он вдруг увидел далеко впереди вспышку, а вслед за ней и звук выстрела. Затем еще вспышка и еще, а вслед за этим раздался грозный рык хозяина леса. Кто-то вел ожесточенный бой и его одолевали сомнения, стоит ли идти в ту сторону. Не лучше ли изменить направление и пойти мимо, обходя столкновение.

Звук автоматный очереди разрушил все сомнения, ему очень хотелось автомат и вдруг удастся получить его за помощь или даже поднять с трупов. Он не был добряком и сейчас не особо стремился помогать людям, чьи мотивы ему не ясны.

Вдруг там сейчас воюют представители корпорации, что шли грабить и убивать в какую-нибудь деревушку. Макс решил сначала приблизится к сражению. Даже если он не будет вмешиваться, то там кроме людей и зверя больше не будет опасностей, так как вряд ли другие животные захотят зайти на территорию местного хозяина.

Определившись с планом, он начал движение к полю боя. За время, что он приближался стрельба лишь усилилась, а рычание стало звучать еще агрессивнее. Когда до места оставалось метров 100, Макс неожиданно вспомнил, что стоит, наверное, зайти “по ветру”. Судорожно вспоминая, как проверяют направления ветра охотники, он встрепенулся и быстро намочил палец слюной. Немного поводил им из стороны в сторону. Стало понятно, что ему повезло и ветер дует в его сторону. Также не стоит исключать, что сейчас там идет стрельба и все запахи перебиваются запахом пороха.

“Неужели я начал продумывать все свои действия”, - мелькнуло у него в голове, когда он, пригнувшись начал продвигаться вперед. Последние метры были преодолены ползком. Когда он оказался на краю леса, обрамляющего поляну, ему открылся вид на все действо.

В центре поляны возвышался огромный медведь, что, задрав передние лапы, пытался сверху попасть по противнику. Тот бегал вокруг него и стрелял из пистолета. Пули вязли в шкуре животного, что в свете луны отдавала серебренным. Видели когда-нибудь как собирают кольчугу? Так вот шкура медведя была похожа на кольчугу, пистолетные пули вязли в ней, даже не добираясь до кожи.

Автоматная очередь раздавшаяся от еще одного солдата, так же увязла в шерсти, но в этом случае медведь среагировал, начав еще яростней махать лапами. Третий участник присев на одно колено, выцеливал медведя из снайперской винтовки, пытаясь поймать его голову, которой он мотал во все стороны.

Так же на поляне были трупы еще четырех воинов, что были разбросаны тут и там изломанными куклами от мощных ударов зверя. Примечательно то, что все семеро были одеты в полностью черную форму, с черными шлемами, похожими на летные, только черное забрало занимало всю лицевую. поверхность шлема, до подбородка. Шеврон на плече представлял из себя белый череп, что выделялся на полностью черной поверхности.

Снайпер начал действовать, когда медведь чуть замедлился, чтобы посильнее замахнутся, на солдата с пистолетом. Выстрел ударил по ушам, а следом раздался яростный голос зверя. Пуля лишила его глаза, заставив замешкаться. Боец с пистолетом начал обходить его сзади, чтобы выстрелить в затылок, когда зверь, резко лягнул его в живот своей ногой. Солдат отлетел в дерево и затих не подавай признаков жизни. Зверь, встав на все конечности рванул в сторону снайпера, что начал беспорядочную стрельбу в сторону животного, уже не пытаясь целится.

Пули оставляли раны на теле медведя, но он, обезумев от ярости не обращал на них внимание. Когда снайпер понял, что нужно бежать, было уже поздно, зверь подмял его под себя и пару раз прошелся огромными лапами. Когда он закончив с снайпером обернулся в сторону, где раньше был автоматчик, того уже и след простыл. Хозяин леса задержался лишь на секунду, чтобы взять след и рванул следом.

Лишь когда Медведь покинул поляну, Макс позволил себе отмереть. Это было страшно, раньше было достаточно охотничьего ружья и нескольких выстрелов, чтобы убить медведя. Сейчас же его могла серьезно ранить лишь снайперская винтовка, крупного калибра, что сейчас валяется разломанная рядом с горе снайпером.

Услышав автоматные очереди в дали, Макс встрепенулся, нужно было собрать максимальное количество трофеев, пока идет погоня, как только автоматчик умрет, нужно будет бежать с поляны как можно дальше, пока зверь не вернулся.

Первым делом он рванул к парню с пистолетом, ведь у него был «Глок», а значит можно получить еще пару обойм сверху. Быстро добравшись до трупа, он осмотрел карманы разгрузки, к его удачи там было два магазина и штурмовая граната, которой солдат по непонятной причине не воспользовался. Следом он побежал через поляну к двум трупам что лежали к друг другу ближе всего, по дороге закинув в карман пистолет.

Обыскав их разгрузки, он нашел еще два магазина и странный предмет похожий на яйцо, с маленьким углублением по середине. Решил оставить это на потом, Макс просто бросил все в рюкзак.

Два автомата что лежали рядом с телами пришли в негодность, поэтому Макс немного подумав, быстро снял разгрузку с трупа, не забыв так же открепить и кобуру. Еще одну кобуру он позаимствовал с соседнего трупа, ведь теперь у него два пистолета.

Он стал быстро запихивать все в рюкзак, примотав разгрузку к нему же. Со стороны куда убежал медведь, вспыхнула мощная вспышка, на время разогнав тьму на сотни метров. Вслед за этим прозвучал громогласный взрыв, волна которого долетела даже до Макса, обдув его теплым ветром.

“Что может так взрываться? Неужели то странное яйцо?”, - с опаской он посмотрел на свой рюкзак. Звука стрельбы, как и голоса медведя больше не было слышно. Но оставаться тут ему точно больше не хотелось, как бы не душила жаба, но если все звери стали такими же как медведь, даже если и более “мягкотелыми” — ему в бою с ними пока ничего не светит.

Закинув рюкзак за спину, он быстрым шагом двинулся в направлении, как ему казалось юга. Сейчас он уже не знал где находится и оставалось надеется, что скоро выйдет куда-нибудь. Где нет, этого чертового леса и чертовых животных, бронирование танков.

Он шел уже несколько часов, когда в просвете между деревьев показались огни. Быстрым шагом он дошел до края леса и ему открылся вид на небольшую деревню, домов двадцать. В некоторых домах горел свет, а улицы были пустынными. Ему очень хотелось заночевать в четырех стенах, но вряд ли кто-то захочет к себе пустить человека с оружием.

Продолжая осматривать деревню, он заметил небольшое здание без окон, похожее на склад. В такой маленькой деревушке скорее всего к нему не будут представлять охрану.

Так и оказалось, подойдя ближе он увидел, что дверь просто прижата граблями, дабы ветер не шатал ее туда-сюда. Аккуратно открыв дверь, он прошел внутрь. Свет от прохода был тусклым, но даже его было достаточно, чтобы разглядеть помещение. Склад был забит всякими инструментами, дровами, и досками различных размеров. В углу стоял странный квадратный ящик, а пол был покрыт тонким слоем сена.

Прикрыв дверь, он тихим шагом подошел к ящику. Ему было любопытно, и он медленно приоткрыл его, стараясь издавать как можно меньше шума. Ящик был на половину наполнен консервами. “Вот это удача”, - подумал — Макс.

Он не стал много брать, захватил всего лишь шесть банок, а там оставалось еще в районе пятидесяти. Если получится, он завтра их отблагодарит, если нет, просто уйдет. Сейчас нужно быть эгоистом. В первую очередь нужно выжить ему, конечно, не потеряв перед этим все человеческое. Но и жалеть он никого не будет, у них точно есть еще запасы в каждом доме, а значит с голода они не умрут.

Положив все банки кроме одной в рюкзак, он вскрыл оставшуюся и быстро перекусил. После этого надел на себя разгрузку с кобурами, подтянув их под себя, разместив в них глоки. В разгрузку поместил магазины и штурмовую гранату, с яйцом, что скорее всего является термобарической гранатой. Такие гранаты в несколько раз мощнее штурмовой.

Полностью снарядившись, он приставил к двери лопату, чтобы, когда дверь откроется, он упала и создала шум, от которого он проснется. Выдвинув ящик в сторону, он забрался за него, подогнув ноги. Став не видимым со стороны двери. Спать конечно не удобно, но зато безопасно и вокруг нет зверей, что теперь воспринимают все живое лишь как добычу.

Перед тем как глаза Макса окончательно закрылись, он поймал себя на мысли, что его уже не так пугают мертвые тела и уже не так брезгливо их трогать. “Похоже я потихоньку движусь к тому, чтобы стать настоящим воином”, - с улыбкой подумал уставший мужчина и окончательно уснул.

Глава 4. Первое боевое столкновение

4 день, ранее утро

Рокот автомобильных моторов прорвался сквозь сон Макса. Очнувшись, он с трудом разлепил глаза и попытался понять, что происходит. Хлопки дверей и следом он услышал шум множества людей, что приехали этим ранним утром в деревню. Громкий бас, одного из гостей был слышен на всю деревню.

— Уважаемые жители, просьба всех покинуть свои дома, в стране сейчас принято Чрезвычайное положение, и мы как представители органов правопорядка, должны вывести вас всех в безопасное место. Повторяю, в стране объявлено Чрезвычайное положение…. - продолжал надрываться человек.

Макс, прильнув к щели между досками, старался разглядеть что же происходит. Но его взгляд наткнулся на мужскую спину. Следом раздался тихий диалог, который сильно его смутил.

— Ха, ты слышал, как наш босс заливает, Чрезвычайное положение бла бла бла… и никого не смущает, что мы все одеты по-разному.

— А что ты хотел от сельских олухов, которые привыкли, что человек с оружием, считается военным. Уже три деревни таким образом полностью отчистили.

— Я только одного не могу понять, зачем этим Корпоратам жители?

— Да какая тебе разница, платят за них неплохо, даже если попользоваться перед продажей девушками, ничего не говорят. Иди лучше посмотри, что в этом сарае есть, а я пока пойду в тот домик, видел какая там сочная крестьянка из окна выглядывала.

“Черт, этот мир уже совсем сошел с ума”, - подумал Макс. Нужно было готовится к гостям. Он схватил в правую руку топор, а в левую пистолет. Стараясь издавать как можно меньше звуков, направился к двери. Шум колонны автомобилей, был ему в этом деле помощником.

Добравшись до стены рядом с дверью, он притаился. Бандит шел не таясь, его топот было слышно заранее. Вот он открывает дверь и щурясь, привыкая к сумраку, заходит в помещение совершенно не осматриваясь. Одет гость кое как, военная форма висит на нем как мешок, а за плечом у него старенькое охотничье ружье, за которым не ухаживали уже долгое время. Из-под воротника вылезает татуировка волка.

Не дожидаясь пока враг привыкнет к темноте, Макс перехватил топор двумя руками и быстро приблизился со спины. Замахнувшись со всех дури, он нанес сильный удар в затылок. Лезвие почти полностью вошло в череп бандита, а кровь и кусочки мозга разлетелись во все стороны. Он начал заваливаться вперед, не успев издать даже звука. Максим, подхватив тело аккуратно положил его на пол и стараясь не шуметь.

Часть ошметков попала ему на лицо, и он с трудом удерживал себя от того, чтобы не заблевать все помещение. Морщась, он счистил с себя выделения. Дальше он попытался вытащить топор из головы. Оружие не поддавалось. Плюнув на все, он быстро пробежался глазами по складу и подхватив ржавый топор, что лежал в углу, решил использовать его как замену.

Прислушавшись к окружению, он смог услышать гул толпы, видимо люди уже начали выходить, на зов “военных”. В быстром темпе собрав все свои пожитки, он осторожно вышел за дверь. Снаружи было тихо, дверь склада смотрела в сторону леса. Тогда как все люди сейчас собрались на деревенской улице, что находилась с противоположной стороны.

Покинув место ночлега, он выглянул из-за угла здания. В центре дороги сейчас стояло три стареньких джипа и один грузовик с навесом, в который бандиты сажали жителей. Люди, испуганно озираясь забирались в машину. Каждый в руках держал какой-нибудь небольшой мешочек или рюкзак, прижимая к груди и боясь, что даже это могут у них отобрать.

На первый взгляд, там почти не было молодых или детей, видно покинули деревню в поисках лучшей жизни в мегаполисе. Почти все, кто садились в машину, были людьми за 40, лишь несколько человек было младше этого возраста.

Бандитов было 15 человек. Одеты они были кое как. Если присмотреться, то на многих была форма не под их комплекцию, а кто-то вообще был одет в обычный охотничий маскхалат. С оружием тоже было не все так хорошо, половина была вооружена пистолетами, часть ружьями и обрезами, и лишь у одного был автомат.

Они расположились вокруг жителей, якобы контролируя территорию, но на самом деле они контролировали самих жителей. Ведь за каждого из них, им заплатят оружием, снаряжением и едой. Они смогут нанять еще людей в банду и возможно, когда-нибудь, разрастись до небольшой армии.

С такими мыслями сейчас осматривал свою ватагу, мускулистый парень с конским хвостом в военной форме и автоматом через плечо. Когда началась война, он, недолго думая связался с Корпорацией. Тогда он уже взял командование над тройкой парней, с которыми он несколько раз занимался разбоем. Позже к ним присоединилось еще несколько знакомых.

Он предложил Корпорации свои услуги как наемный отряд и к его удивлению, они согласились. Теперь он уже командир группы, насчитывающей больше 15 людей, а ведь шел только третий день войны. Кто знает, может когда они захватят страну, ему даже дадут власть над небольшой территорией.

Макс пытался найти место, откуда можно было что-то сделать, чтобы спасти этих людей. Ему на глаза попался небольшой навес с деревянной поилкой и двумя стогами сена. Видимо тут кто-то из жителей кормил своих животных. Это место было гораздо удобнее угла дома, где он расположился.

Осталось найти подходящий момент, и он почти сразу же наступил. Бандиты отвлеклись на человека с конским хвостом, что начал раздавать указания. Рывок и он уже лежит в стоге, положив охотничье ружье на поилку, а рюкзак под свои руки для опоры.

Заняв позицию, он понял, что спасти жителей он уже не успевает. Все уже сидели по грузовикам. Часть противника заняв места в одном из джипов и грузовике начали движение (Среди них был их главарь). Оставшиеся девять человек собрались рядом с одной из оставшихся машин и начали обсуждать, кто в какой дом пойдет.

“Похоже это мой шанс. Если они сейчас разделятся, я точно не выиграю”, - спасти он уже никого не сможет, но лишить их половины боевой силы с помощью термобарической гранаты, легко. Ждать пока остальные бандиты отъедут подальше не было времени, не ясно как долго они будут спорить. Достав из разгрузки яйцо, он попытался понять, как оно работает.

Была всего одна кнопка и недолго думая он нажал на нее. Круг вокруг кнопки загорелся красным и начал уменьшатся. Поняв, что это таймер, Максим не тратя время замахнулся в сторону врагов, что стояли в метрах двадцати от него.

Силенок ему не хватило, граната упала в нескольких метрах от спорящих и стала медленно катится к ним. Бандиты удивленно смотрели на предмет, что неспеша приближался к их ногам. Один из них с улыбкой на лице наклонился, чтобы поднять. Дальше Максим не смотрел, он, укрывшись за поилкой, опустил голову лицом в землю, накрыв голову руками.

Взрыв, раздавшийся в деревне, было слышно на многие километры, по выбивались стекла в домах, у ближайших даже снесло часть шифера с крыши. Домашняя скотина, услышав взрыв — проломила забор и убежала в глубину леса. А в эпицентре, от противника не осталось практически ничего. Куски тел, разметало по всех деревне. Машина рядом с которой стояли противники, была похожа на металлолом, а у второй капот был в смятку.

Максиму, не ожидавшему такой мощи, тоже досталось, навес под которым он лежал упал на него сверху. Хорошо, что сено смягчило удар, а дерево уже прогнило. В ином случае, быть ему похороненным, благодаря собственной же гранате.

С трудом выбравшись из-под обвалившегося навеса и вытащив рюкзак, он сглотнув осмотрев дело своих рук. Он в свое время пересмотрел множество фильмов про войну, где показывали последствия взрыва в том числе. Такого он точно не ожидал увидеть.

Побледнев, он отвернулся от сотворенного им и пообещав себе никогда не использовать такое страшное оружие на людях если оно опять у него окажется (четко понимая, что вряд ли сдержит обещание). На подгибающихся ногах пошел в сторону леса. Желания собирать трофеи среди кучи разорванных тел, у него не было никакого.

Проходя мимо склада, что сегодня служил ему местом ночлега, он решил потратить немного времени и вернуть свой топор. Странная сентиментальность накрыла его. Наверное, таким способом его мозг старался отвлечься от совершенного “множественного убийства оружием, запрещенным Венской конвенцией”. Зайдя в здание и подойдя к трупу, он занял позу, с которой обычно дровосеки вырывают застрявший топор из пня.

Одна нога на полу, другой он наступил трупу на шею и раскачивая топор, начал тащить его наверх. Приложив усилие, через какое-то время ему удалось с хрустом вытащить топор, а заодно и еще немного крови с частью мозга. Он успел отвернутся и внутренности попали лишь на одежду.

Брезгливо стряхнув с себя налипшее, он решил прихватить и одноствольное однозарядное ружье трупа что, наверное, было старше чем он. Обыскав карманы, он также заполучил себе десяток патронов, которые по калибру подходят и к его многозарядному ружью. Быстро до снарядив ружье и закинув оставшиеся патроны, в свободный подсумок для магазина (увы, таких было много) он направился к двери. Перед глазами уже не мерещились обугленные куски мяса, что раньше были цельными людьми.

Еды было навалом…. “черт, как я мог забыть”, - подумал Макс. Быстро вернувшись к ящику с консервами он максимально набил свой рюкзак, даже пара банок влезла в карман сброса*, на разгрузке. Удовлетворённый он вышел из строения и неспешным шагом, направился через дорогу, чтобы войти в лес, с другой стороны деревни.

*Отсек расположенный чаще всего на спине, внизу разгрузки и предназначенный для сброса туда использованных магазинов, чтобы в горячке боя случайно их не снарядить.

Как всегда, бывает в дешевом боевике, не успел герой выйти из первого боя, как уже пора влезать в следующих. Шум двигателя застал его на середине дороги, а затем и показался сам источник. Джип, что уехал с грузовиком, забитым жителями деревни, на всех порах несся по дороге в его сторону. Недолго думая Макс побежал в сторону домов, хотев между ними пробежать к лесу. В честную перестрелку вступать он уж точно не собирался.

Уже пробегая мимо домов, он услышал за спиной скрип тормозных колодок. С криком “убью суку!” по нему открыли огонь. Первые выстрелы выбили щепки в стене дома рядом с его головой, а дальше не став дожидаться пока враг прицелится, он запрыгнул за угол. Интенсивность стрельбы уменьшилась, но противник продолжал стрелять, не давая высунутся. Понимание что нужно действовать пришло в тот момент, когда он сквозь выстрелы услышал фразу “я его обойду, продолжайте стрелять”.

Достав из разгрузки гранату, он лег на землю. В военной академии его учили, что противник всегда старается стрелять в торс и, если вылезти из укрытия ползком, он просто не успеет сместить сектор стрельбы. Выдернув чеку, он резким движение высунул из-за угла руку и кинул гранату в сторону врага. Дождавшись взрыва, перемешенного с криками «мля, я маслину поймал», Макс, вскочив на ноги рванул в сторону леса.

Когда до деревьев оставалось пару метров, со спины раздалась автоматная очередь, а левую руку обожгло болью. Из последний сил он добежал до леса, упав за первым же деревом на землю. Рука отказывалась слушаться, пуля попала чуть ниже плеча, застряв в мясе. Прилив адреналина пока не давал ему почувствовать всю боль, но даже отголосков ее хватало, чтобы сжать зубы. Подтянув себя к дереву, он аккуратно выглянул в сторону деревни.

Там стоял бандит с косичкой, направив автомат в сторону леса и старательно высматривал его среди зелени. Еще один бандит подходил к главарю держась рукой за правый глаз, сквозь пальцы которой стекала кровь. Больше никого не было видно, похоже остальных ему удалось убить. Дальнейшие его действия было сложно объяснить. Видимо Максу вскружило голову, от легкости с которой ему удалось убить большую часть врагов. Поэтому он, недолго думая решил добить и оставшихся, пока они стоят на открытой местности.

Стараясь не тревожить раненную руку, он скинул ружье с плеча и положив его перед собой начал выцеливать обладателя прически “Геральда”. Его действия не остались незамеченными и видимо среагировав на движение, бандит открыл огонь.

Пули пролетели у него над головой, и он от испуга нажал на спусковой крючок. Пуля выбила пыль под ногами главаря. Дернувшись, Бандит схватил своего подельника, что продолжал держатся за лицо, даже не пытаясь взяться за ружье, спрятались за ближайшим домом.

Желание продолжать бой у Максима пропало, боль в руке начинала усиливаться, а враги были в большинстве. С трудом поднявшись со своего места, он направился в глубь чащи, стараясь идти так, чтобы за спиной всегда были деревья. Он успел пройти метров десять, когда противник возобновил стрельбу, целя в то место, где он лежал минуту назад. Не оборачиваясь, он продолжал идти вперед, прислушиваясь к выстрелам за спиной, что звучали с небольшой периодичностью. Сначала уменьшился темп стрельбы, а потом и вовсе она прекратилась.

Макс, сжав зубы продолжал идти все глубже в лес. Его могли преследовать и следовало отойти как можно дальше, прежде чем заняться раной. Кровь сочилась сквозь прижатую ладонь правой руки, оставляя след на земле. Нужно было срочно что-то делать, а то иначе, его будет очень легко найти по “крошкам из-под печенья”.

Пройдя еще немного, он осел на землю. Достав из рюкзака, запасную футболку, используя зубы разорвал ее. Дальше он попытался сделать себе повязку, но одной рукой это было достаточно сложно. Еще пару раз ему пришлось рвать футболку на лоскуты, пока ему не удалось остановить кровь.

Теперь осталось уйти еще дальше, уже не оставляя за собой никаких следов и заняться извлечением пули из раны. Передернувшись от того, что его ожидает, Макс отперевшись здоровой рукой на ствол дерева, помог себе подняться.

Не успел он продолжить путь, как услышал голоса:

— видишь кровь, этот ублюдок где-то рядом, истекает кровью. Надеюсь, он уже еле движется и мне не придется тратить на него пули.

— босс, мне кажется, стоит вернутся, сквозь эту листву нихера не видно, а вдруг он поджидает нас в засаде?

— заткнись, я не успокоюсь пока этот урод не сдохнет. Он убил почти всех моих людей и теперь мне придется заново собирать банду. Откуда у него оказалась граната корпоратов, мля? Неужели он тоже выполняет их задания? Это что нужно было сделать, чтобы ему дали такое оружие?

— а вдруг он их всех порешил? и забрал гранату с их трупов, может у него даже есть еще? Я думаю, ну его, пойдем обратно босс, тут реально стремно, постоянно ожидаешь подставы.

— тсс, заткнись, видишь крови стало больше? — он уже рядом.

Сразу же, как он услышал этот диалог, Макс начал действовать. быстро разложив перед собой обрез и ружье, он стал ждать пока враг покажется. Бежать не было смысла. Пока он ранен, ему не удастся уйти далеко. Как бы он не был труслив, умирать от выстрела в спину ему точно не хотелось.

Смерть пилота и битва с волками, что-то надломили у него в душе и убивать себе подобных ему уже не казалось чем-то отвратительным. Засохшая кровь, на топоре, что привязан к рюкзаку — прямое тому доказательство. Тем более, что к тварям, что используют людей как обычный товар у него не было никакой жалости.

Кусты в нескольких метра впереди, начали трястись и даже можно было разглядеть, как сквозь них пробираются люди. Приготовившись, он положил палец на спусковой крючок обреза. На такой близкой дистанции он был идеальным оружием. Кусты раздвинулись в стороны и перед его глазами появился парень с раной на месте одного из глаз.

Не дожидаясь пока тот среагирует на человека, что лежал на земле, Максим нажал на спуск. Два скопления дроби прошили торс парня, отбросив его тело обратно в кусты.

Переложив руку на ружье, он начал стрелять сквозь кусты, надеясь, что ему удастся зацепить последнего бандита. Судя по крику, у него вышло. Очередь что раздалась на пару метров выше его лежки, заставила его вжаться в землю. Выстрелы били длинной очередью, изрешетив как дерево, за которым он лежал, так и землю в непосредственной близости от него. Стрельба прекратилась так же неожиданно, как и началась.

Макс, не дожидаясь пока враг перезарядится, выхватил «Глок» и спустил всю обойму в кусты. Как только вылетела последняя пуля, а затвор ударил пустоту, он, быстро засунув пистолет в кобуру и извернувшись достал второй. Перезарядить оружие из-за раненой руки он уже не мог, а значит у него остался пистолет и пара неистраченных выстрелов в ружье.

Держа кусты, откуда впервые появился противник на прицеле, он внимательно прислушивался к окружающим звукам. Стараясь услышать даже самый незаметный шелест. Но время шло, а со стороны противника не издавался даже слабый стон. Его начали одолевать сомнения, вдруг враг затаился и ждет пока Макс как-то проявит себя. Сейчас время играло не в его пользу. Он был ранен и через импровизированную повязку, уже начала проступать кровь. Нужно было действовать. Иначе начавшая подступать слабость, захватит его полностью.

Как можно тише высунувшись из-за дерева, он произвел два выстрела в кусты и сразу же спрятался обратно. В ответ тишина. Либо у его противника стальные нервы, либо закончились патроны, либо он мертв. Надеясь на третье, Максим начал медленно вставать с земли, продолжая прислушиваться к звукам чащи. Тишина, не успокаивала, а лишь наоборот добавляла нервное напряжение. Неизвестность пугает и именно сейчас он не знал, что ждет его впереди, мертвый или живой бандит.

“Чертов Шредингер со своим котом в ящике”, - думал Макс обходя кусты по кругу. Первое что ему попалось на глаза, это тело парня, что он прошил дробью в начале боя. Он неподвижно лежал на спине, направив свой уцелевший глаз в небо. Рядом с бандитом был длинный кровавый след, уходивший назад, в ту сторону откуда они пришли. Напрягшись, он внимательно смотрел в направлении где пропадал след, спрятавшись в зарослях.

Медленно продвигаясь вперед, Макс в любой момент был готов к прыжку в сторону. Но ничего не происходило, а пройдя сквозь заросли, он наконец смог выдохнуть. Главарь банды, что не смогла продержатся и четыре дня, лежал на животе. Его руки были вытянуты в сторону деревни, неподвижно лежа на земле. Голова его лежала на боку, а в теле было видно несколько сквозных дырок от пуль. Берцы, в которые он был одет, так же были пробиты в нескольких местах. Именно на них пришлись выстрелы из «Глока».

“Похоже зря я потратил обойму”, - подумал “вояка” и опустившись рядом с трупом, громко выдохнул. Как бы ему не хотелось заняться раной, но он уже давно хотел обзавестись автоматическим оружием. Сейчас после такой победы, он не мог отказать себе в удовольствии потрогать свой трофей.

Макс стянул автомат с трупа, что даже после смерти не хотел его отдавать, — сопротивлялся зараза. Подхватив его здоровой рукой, положил его на колени и начал рассматривать.

Автомат как автомат, обычный «Калашников», насмотрелся он на него в военке, но столько удовлетворения он уже давно не получал. Теперь он наконец сможет чувствовать себя чуточку уверенней, ведь у него появилось оружие настоящего солдата. А не охотника недоучки, что воюет с дедовским ружьем. С автоматом он умел обращаться гораздо лучше, погоняли его на стрельбище. Супер-стрелком он не стал, но мушку с целиком совместить точно сможет, были бы патроны.

“Точно, патроны!”, - отложив автомат на землю он быстренько перевернул труп и начал рыться в карманах формы, пытаясь найти магазины к калашу. К его разочарованию в карманах нашлось всего два магазина, фонарик с динамо машинкой, фляга (по запаху со спиртом) и выкидной нож из дешевой стали. Но Макс не сильно расстроился. Как показывает его небольшой опыт, перезарядится он еще ни в одном столкновении не успел, прежде чем оно закончилось. А значит и столько ему хватит.

Как бы ему не хотелось отдалить момент с изъятием пули из раны, но ждать больше было нельзя, мало ли пойдет заражение. Вернувшись за рюкзаком, он подтащил его к трупу главаря. Там его уже ждали основные инструменты для хирургической операции: фляга спирта, нож, ветка, найденная на земле. К этому добавились бутылка воды и часть чистых лоскутов, что он нарвал из футболки. Скептически осмотрев подготовленные им предметы, Максим, хмыкнув начал развязывать уже успевшую полностью промокнуть повязку на ране. Открыв к ней доступ, он отметил, что кровь уже не льет как раньше.

Немного посидев собираясь с силами, он взял в руки флягу и открутив крышку сделал один большой глоток. Тепло разлилось по телу, придав ему храбрости. Все же дальнейшие действия он будет делать, опираясь на опыт фильмов и книг. Где герой, сильно сжимая зубами какой-нибудь предмет, чтобы от боли не откусить себе язык, начинал ковыряться ножом в предварительно промытой спиртом ране.

Гигиена наше все и предварительно он промыл руки и рану водой, во время последнего сморщившись от неприятных ощущений. Дальше подверг спиртовой обработке нож. В рану он заливал спирт зажмурившись и не зря. Это вам не йодом разбитую коленку помазать, боль в несколько раз сильнее. Зашипев от боли, с трудом смог закончить это неприятное действие.

Дав себе время, пока боль отойдет на второй план, он быстро приступил к делу, не дожидаясь, пока уверенность пройдет и ему захочется оставить все как есть. Браво зажав зубами ветку, ладно… не очень браво. Он сначала пальцем решил нащупать пулю. Это была ошибка. Только начав давить пальцем, его скрутило от боли.

Глубоко задышав и зажмурившись, так что даже звездочки появились перед глазами, он продолжил лезть дальше. Несколько секунд, что растянулись для него на десяток минут и он пальцем нащупывает инородный предмет, так неудачно попавший ему в руку.

Быстро вытащив палец из раны, он постарался отдышатся, одновременно с этим протерев пот, что начал застилать глаза. Кровь стала течь сильнее, после его манипуляций. Стала появляться слабость в теле. Больше медлить было нельзя и он со рвением мясника, взял в руку нож и полез в рану. Боль, наступившая при контакте лезвия с раной, была невыносима. Его мычание огласило ближайший лес.

Из последний сил держась, чтобы не прекратить, он залезал ножом все глубже в рану. Вот наконец он смог зацепить патрон лезвием. Попытавшись вытащить пулю снизу, он слишком поспешил и краем лезвия задел стенку раны. Перед глазами потемнело, держать равновесие было все сложнее, а ветка так и норовила выпасть из-за рта.

Со второй попытки ему все-таки удалось зацепить пулю. Он, помня прошлую поспешность, чуть не лишившую его сознания и преодолевая боль начал очень медленно выталкивать осколок пули из раны. Рука дрожала, а нож так и норовил выскользнуть из потной ладони, но собрав остатки воли в кулак, ему удалось довести начатое до конца.

Пуля выскользнула из раны, упав в траву. А Макс в этот же момент начал терять сознание, привалившись к стволу ближайшего дерева. Все что он успел, это на остатках энергии схватить чистый кусок ткани и прижать его рукой к ране. Следом его накрыла тьма.

Глава 5. Счастье длилось не долго

Чувства приходили постепенно. Сначала он почувствовал ветер, что обдувал его потное тело. Затем появились запахи, что заставили его не до конца, пришедшего в себя, сморщить нос. Запах разложения смешивался с запахом вечернего леса. Создавая довольно странный аромат. Следующим что ему удалось почувствовать, это свет, пробивающийся сквозь закрытые веки. А в финале пришла боль. Ноющая боль в левой руке, что заставила его дернутся и с трудом открыть глаза.

В сознание он пришел в точно такой же позе, как и провалился в беспамятство. Тот же труп бандита, рядом с ним и та же тишина кругом. Мир как будто остановился, дожидаясь пока Макс придет в себя. Он решил воспользоваться этим затишьем в свою пользу.

Быстро окинув взглядом окрестности и убедившись, что никакой опасности в прямой видимости не наблюдается, он отнял руку от раны. С трудом оторвал тряпку, что прилипла к коже засохшей кровью. Он осмотрел поврежденную кожу и не найдя признаков загноения, промыл ее водой. Остатки спирта из фляги он влил в себя, чтобы алкоголь заглушил непрекращающуюся ноющую боль.

Следующим этапом он перевязал последним оставшимся лоскутом, ранение. Прислушавшись к своим ощущениям, он понял, что жить точно будет. Все остальное как-нибудь наладится. Решив восполнить, количество тряпок для перевязки, он снял с трупа форму и найдя самое чистые участки порвал их на тряпки. Получилось не так много, как хотелось бы. Ведь патронов он на бандита не пожалел, от слова совсем.

Осталось восполнить энергию и заняться сбором трофеев. Приготовив себе импровизированный ужин, состоящий из двух банок тушенки и бутылки воды. Он перекусил, с трудом запихивая в себя пищу. Организму нужна была энергия, чтобы быстрее восстановится от полученных ран, но перенесенный стресс оставил свой след.

Кое как расправившись с тушенкой и запив это все бутылкой воды, он с грустью взглянул на последние две бутылки. Вопрос с едой был решен минимум на неделю, а вот с водой нужно было, что-то делать.

Заняться вопросами выживания он успеет и позже, а пока нужно было перезарядить все оружие, что имелось у него в наличии. Обыскать последнего бандита, что валялся в кустах. Пришлось потратить достаточно продолжительное время на пополнение боезапаса, ведь одной рукой это делать достаточно сложно. Вторая пока слушалась с трудом, на любое движение отдаваясь болью.

Теперь настала пора обыска. Из оружия у второго бандита было такое же ружье, что он позаимствовал в деревне у его подельника. Как бы не хотелось ему обвешаться оружием. Сейчас побыть “Рембо” ему точно не удастся. Поэтому забрав у трупа все патроны, он бросил оба своих однозарядный ружья в кусты.

У него осталось, многозарядное импортное охотничье ружье с 20 патронами к нему, Калашников с двумя рожками, обрез с 4 патронами (выбрасывать не стал, ностальгия), два «Глока» с тремя магазинами на каждый. Казалось бы, теперь можно и в серьезную драку ввязываться, но без умения это оружие ничего не будет стоить. В своем умении Макс не был сильно уверен, все его небольшое количество сражений ему просто везло, иначе валялся бы он уже трупом в темной чаще доедаемый волками.

Единственное в чем он точно стал уверен, за последние 4 дня, это в том, что готовность убивать у него точно есть. А полученное ранение закалило его. Теперь он не будет боятся влезть в бой, но точно не будет глупо подставляться под пули. В игру под названием жизнь каждый человек играет без сохранений и лишь с одной жизнью. Во время войны, что разрывала его страну даже изнутри, важно обдумывать каждый шаг, иначе он станет последним.

Последним штрихом в его действиях стало то, что он снял с главаря несколько серебряных перстней, а с его подручного золотое обручальное кольцо. Максим бросил все это в пакетик со своими драгоценностями. Все диванные выживальщики, в своих статьях с советами на случай войны, всегда рекомендовали носить с собой немного драгоценностей. Они обязательно будут в цене, даже когда деньги потеряют свою значимость.

Закурив сигарету, он сел рядом с деревом. Его смущало то, что ни у одного из встреченных им людей не было никаких предметов для связи, ни раций, ни мобильных телефонов. Ладно он, человек, что еще до того, как все произошло, выкинул телефон в мусорку, но почему у остальных нет даже простейших видов связи? Вопрос, что пока остается без ответа.

Затушенный бычок отправился в кусты. Он взглянул на небо, что уже озарилось светом закатного солнца, прихватил все свои пожитки и направился в путь. Макс решил вернутся в деревню, вдруг джип, на котором приехали бандиты еще на ходу и его не сильно зацепило гранатой. Раненному идти по лесу спотыкаясь об каждую корягу от усталости ему не хотелось.

Обратный путь прошел быстрее, но все равно он выходил из леса в темноте. Первое что бросилось в глаза, это блеск костра на другой стороне деревни и три силуэта, что беззаботно сидели вокруг него.

Замедлившись, он подхватил автомат здоровой рукой и начал тихо двигаться через деревню в сторону людей что остановились на привал. Оказавшись достаточно близко, укрылся в тени дома. Макс решил внимательно посмотреть, что же они делают и почему их не особо волнует куча трупов, что до сих пор валялись на дороге.

Смех разлетелся над местом привала, трое мужчин лет под 30, весело переговариваясь, готовили кусок мяса на импровизированном вертеле. Оружие, видимо трофейное от бандитов на дороге, валялось вокруг костра. Люди совершенно не следили за обстановкой. Будто группа студентов, что отправилась в свой первый тур поход. Иррациональность происходящего не давала Максу покоя, слишком странное зрелище.

Все стало понятно, когда он внимательно присмотрелся к тому, что же крутится на вертеле. Кусок человеческой ноги, шкворча обжаривался под радостное общение каннибалов. У Макса перехватило дыхание от злости. Перед глазами появилась красная пелена, его охватил гнев. Дальнейшие его действия были как в тумане.

Вот он выходит из-за угла дома, наведя на них ствол автомата, сжимая его до побелевших пальцев двумя руками, совершенно не чувствуя боли от раны. Обратив на него внимание, они испугано шарахаются от костра и видимо увидев что-то в его глазах начинают оправдываться.

— мужик ты это… спокойно мы никого не убивали…

— это бесхозное мясо, оно просто валялось на дороге.

— не стреляй мужик, богом прош….

Очередь из автомата оборвала их речь. Пули скосили двух каннибалов, лишив их жизни. Третий попытался убежать в сторону леса, но пули были быстрее, и вот уже третий каннибал валится на землю. Мысли текут вяло, будто пробиваясь сквозь густые заросли. Ярость что пылает внутри него не дает рационально мыслить. Подойдя к каждому из мужчин, он поочередно вогнал им по пуле в голову. Дальше мир разделился на кадры.

Щелк. Вертел сбивается ногой, а кусок мяса летит прямо в костер.

Щелк. Следующим кадром он уже стоит над трупами, сваленными в кучу, и бросает на них подожжённую спичку. Керосин, что был найдет во дворе одного из домов, разгорается ярким пламенем, чтобы не оставить ни одного упоминания о трех ублюдках.

Щелк. Макс блюет прямо на землю, желудок отказывается удерживать пищу.

Щелк. Он стоит в прихожей одного из домов засунув в голову в ведро с холодной водой.

Щелк. Он падает на старый матрас, что валялся в углу дома.

Щелк.

Он стоит посреди поля, яркое звездное небо освещает землю как будто днем. Тишина стоит такая, что можно брать ложку и черпать ее. Вокруг лишь лес и намного километров вокруг нельзя увидеть ни одного живого существа. Ветер тихо шепчет ему в ухо, пытаясь отвлечь от любования звездами. Это зрелище гипнотизирует, заставляя смотреть, не отрывая глаз. Вот одна из звезд дернувшись, начала падать по дуге.

“Падающая звезда, можно загадать желание”, - подумал он с восторгом смотря, на звезду, что падает с небосвода. Звезда все увеличивалась и увеличивалась, пока не стало ясно — это комета и она летит прямо на него. Ему было весело, его желание оказаться на другой планете сбывалось. Ведь после падания такого огромного метеорита, вряд ли планета останется прежней. Как будто желая отвлечь его от просмотра, со всех сторон из леса раздался многоголосый рык.

А вот уже и сами звери начали выходить на поляну, смыкая кольцо вокруг Макса. Впереди шел огромный черный медведь, вместо одного из глаз у него был провал, а вся шерсть обуглена, будто он горел заживо. Он неспешно шел к центру поляны ведя за собой тысячи животных. Волки, лисы, зайцы, кабаны, лошади и множество других существ не спеша приближались к одинокому парню, что с восторгом смотрел на падающую смерть.

Медведь, подошел на расстояние метра, что можно было почувствовать его тяжелое дыхание на лице. Грузно сел на все четыре конечности, положив голову на передние лапы. Он обратил свой взгляд наверх, став вместе с человеком смотреть на комету. Максу показалось, что он увидел в единственном глазе медведя, икринки предвкушения. Остальные животные расселись полукругом вокруг них и так же начали наблюдать за небом.

Комета летела к земле в полной тишине, лишь размеренное дыхание тысячи зверей и одного человека раздавались на поляне. Вот уже половина небосклона закрыто «падающей звездой», что решила отделить землю от остальных небесных светил. Поляну накрыла тень и вот она уже в сотни метрах от земли, а существа даже не дрогнули от жара приближающейся смерти.

Комета рухнула точно на поляну похоронив под собой все живое.

Щелк.

Щелк.

Щелк.


5 день, утро

Вздох и он рывком садится на скрипучий матрас. Сон еще свеж в его воспоминаниях, и он пытается ухватится за него, чтобы не потерять внутри своей черепной коробки. Этот странный сон, как будто пробудил в нем новые чувства. Помог уложить в голове все произошедшее за последние дни и тем самым не дать сорваться. Он получил то, что ему не хватало — крепкий беспробудный сон. После пробуждения он ощутил, что готов к новым свершениям. Мотивация продолжать путь, стала лишь сильнее. Даже настроение было хорошим, если забыть, что он сейчас находится непонятно где. В мире, где даже люди теперь враги.

Солнце светило сквозь окно, оставляя полосы света на полу. Макс, придя в себя после странного сна, прислушался к звукам на улице. Лишь щебетание птиц было слышно вдалеке. Ни машин, ни гомона людей, тишина, что можно встретить только в дали от больших городов наполняла деревушку. Встав с постели, он подошел к рюкзаку, что лежал в углу комнаты. Достав бутылку воды, сделал пару больших глотков.

Левая рука потихоньку заживала, но сегодня он вряд ли куда пойдет, усиленно питаясь и отдыхая минимум половину дня. Посмотрев в окно, на пустынную дорогу, он решил потратить это время на приведение себя и своих запасов в порядок. Так же стоило обыскать деревню в поисках чего-нибудь полезного, что может понадобится ему в будущем. Ну и наконец собрать трофеи, осмотреть джип.

Определившись с планами, он приступил к их реализации. Набрав воду из колодца, он помылся во дворе дома, а затем наполнил все бутылки водой. Следующим шагом стала готовка завтрака. Затопив печку, он приготовил гречку и говядину, что были найдены в погребе одного из домов. Перекусив Макс продолжил заниматься делами.

Помыл грязную одежду, нормально уложил рюкзак, почистил и снарядил оружие. В освободившееся после укладки рюкзака место, он сложил небольшой фонарь, небольшие пакетики соли со специями и бутылку самогона, найденную в том же погребе. Вещи сушатся, рюкзак собран, оружие начищено, пора приступать к менее приятным вещам.

Через час перед ним во дворе дома, где он ночевал лежала стопка огнестрела, а рядом кучками по калибрам были рассортированы патроны. Дальше следующей кучкой валялись все украшения из золота и серебра, что он нашел в домах и всякая мелочевка в виде охотничьих ножей и фонариков разных размеров и видов.

Просмотрев представленный ассортимент из оружия. Он взял только ПМ, заменив им старый, что валялся в рюкзаке, а он о нем даже не вспоминал. Новый пистолет выглядел гораздо лучше, а его детали не были так изношены. Но он все равно отправился в рюкзак, как и три магазина к нему. Патроны он забрал все.

Те, что подходили к ружью и обрезу он разделил на две кучки. Одна была убрана в свободные карманы разгрузки, а другая вместе с остальными патронами была убрана в целлофановый пакет и запакована в отдельный карман рюкзака, так как основной отдел уже был полон. Вместе с патронами вторым пакетом были убраны украшения. Они, как и патроны, возможно будут служить новыми деньгами в этом мире, и кто знает, сколько их может понадобится.

А среди ножей и фонарей он выбрал по два самых приглянувшихся представителя и убрал в рюкзак и разгрузку. Перепроверив все свое снаряжение и расположив все максимально по карманам, он с сомнением посмотрел на две банки консервов, что лежали в сбросе и решил переложить их в плечевую сумку. Ее он нашел в деревне. Сумку Макс, немного поигравшись с креплениями закрепил у себя на груди, прямо на разгрузке. Снимать ее, он собирался снимать в очень редких случаях и поэтому там будет хранится его неприкосновенный запас. Он забросил туда еще пол литровую бутылку воды и переложил из рюкзака пакет с украшениями.

Закончив со всеми приготовлениями, он оставил обрез с рюкзаком в доме и подхватив ружье с автомат направился к джипу, стоящему у одного из дальних домов деревни. Во время своего блуждания по деревне, он уже осмотрел его снаружи и никаких серьезных повреждений не заметил. Был поцарапан корпус и пробито осколками гранаты одно из колес, но ничего нигде ни текло и не капало. Это уже внушало надежду, а значит был большой шанс того, что ему удастся его завести.

Заглянув в салон, он обнаружил ключи в зажигании и обрадованный попытался завести машину. Двигатель под капотом радостно взревел, огласив своим рыком окрестности. Веселая ухмылка появилась на лице, теперь ему не нужно пробираться лесами и оврагами, боясь в любой момент нападения дикого зверя. Осмотрев машину, он обнаружил в бардачке пистолет Ярыгина и две обоймы к нему. В ногах задних сидений спортивную сумку, а в багажнике две больших пятилитровых бутылки воды и запаску.

Пистолет с обоймами отправился в карман нагрудной сумки, заполнив ее окончательно. В спортивной сумке оказалось несколько наборов сменной одежды, блок сигарет и комплект запакованного мужского нижнего белья. Из блока он достал одну пачку и положил ее в карман, а трусы с носками отнес в рюкзак, грех от такого отказывается. Почти полный блок и сменную одежду он забросил обратно в сумку, оставив там, где и нашел.

До вечера он провозился с запаской, стараясь прилагать минимальные усилия раненой рукой. Как только он закончил, позволил себе закурить сигарету, счастливо смотря на дело своих рук. Осознание того, что у него теперь есть машина, возвращала его во времена молодости. В момент, когда они с пацанами скинулись и купили дешевенькую отечественную машину и гоняли на ней днями на пролет, пока она окончательно не сломалась.

Докурив, Максим перегнал транспорт к дому, где собирался провести еще одну ночь. Плотно перекусив, он до ночи занимался всякими глупостями: читал женский роман, найденный в одном из шкафов. Смотрел в окно на закат, просто валялся на кровати смотря в потолок и в довершение он даже позволил себе рюмку самогона. В общем засыпал Макс полностью умиротворенным.

В эту ночь сны не приходили, и он проснулся готовый к дальнейшему путешествию. Приготовив себе завтрак из пары яиц и выкурив сигарету, стал готовится двигаться дальше. Рука уже не так сильно болела, конечно, пока не стоит ее напрягать. Но в случае необходимости, он сможет использовать обе руки, без особого дискомфорта.

Оглядев комнату, что стала его временным жилищем на эти два дня, он подхватил рюкзак и вышел на улицу к машине. Погода сегодня была не в духе, на небе начали собираться тучи, закрывая солнце. Все предвещало дождь, что и так достаточно под задержался этой весной.

Закинув рюкзак на пассажирское сиденье, он подкорректировал водительское кресло под себя. Следующим действием он разложил на руле карту страны, что нашел в тумбочке одного из домов. Деревня, где он находился в этой карте была выделена, карандашом. Называлась она «Сироткино». По карте выходило что столица была от него в 200 километрах на юг, а адрес откуда жена пилота прислала, тому открытку был еще дальше — в 2500 тысячи.

Он все равно хотел пройти рядом со столицей, чтобы понять, что с ней и поэтому поедет он на юг. Ближайший населенный пункт в ту сторону, был в 40 километрах. Бандиты же приехали совершенно с другой стороны и почему-то Максу казалось, что там его точно не может ждать ничего хорошего.

Определившись с направлением и рассчитав, что бензина ему хватит километров на сто, он завел автомобиль. Не спеша он выехал из деревни, объезжая каждую кочку. Дороги тут были так себе и не хотелось пробить колесо, в самом начале пути. Выехав из деревни, он бросил взгляд назад, стараясь запомнить то место, где он вступил в свой первый бой. Пистолет Макарова он еще перед посадкой в машину, положил между собой и пассажирским сиденьем. Если случится столкновение с противником, его будет быстрее достать и не так жалко будет потерять в случае чего.

Нажав на газ, он ускорился, отдаляясь все дальше от деревни. Ветер весело задувал в открытое окно капли дождя, что начал падать с небес. Дорога по которой ехал Макс было достаточно узкой, на ней с трудом бы разъехались две машины. Со всех сторон дорогу закрывал густой непролазный лес. Смотря из окна на эту чащу, Макс радовался, что сейчас находится в машине, а не идет в лесу под дождем, утопая в грязи.

Дождь усиливался, и он закрыл окно, вместе с тем включил печку. Стало гораздо прохладнее. С каждой минутой видимость становилась все хуже, а ливень стал падать сплошной стеной. Будто решил отыграться за все солнечные дни, что были до этого. Дворники не справлялись с дождем. Видимость стала практически нулевая и Макс принял решение остановится и переждать.

Остановившись на краю дороги, он заглушил двигатель. Бензина было не так много, чтобы тратить его на печку. Достав из спортивной сумки несколько комплектов одежды, он накинул их на себя как одеяло, согревая руки и ноги. По его расчетам, проехать удалось не больше пятнадцати километров. А значит еще половина пути до населенного пункта.

Понимая, что дождь не прекратится в ближайшие несколько часов, он решил попробовать уснуть. Если вы никогда не пробовали спать в машине, то вам не понять какого это, когда долго пытаешься подобрать положение, в котором будет менее всего неудобно. Особенно это касается тех автомобилей, которые созданы, чтобы доставлять водителя из одной точки в другую быстрее, чем пешком. А не в тех, что заботятся о комфорте. У него долго не получалось уснуть, пока он наконец не провалился в дрему.

Очнулся он от непонятного дискомфорта. Дождь все так же лил стеной, но видимость немного улучшилась и можно было разглядеть, что происходит на десятки метров в стороны. Ощущение было, будто кто-то смотрит на него из глубинен леса. Взяв ПМ в руку, он внимательно всматривался в чащу. Неприятное чувство лишь нарастало, увеличиваясь с каждой секундой. Резко обернувшись, он посмотрел через дорогу, на другую часть леса.

Сквозь дождь показалось два красных огонька. Вот уже две пары, три, четыре, десять! Со всех сторон на него смотрели звериные глаза, что жутко сияли в темноте. Судорожно пытаясь завести машину, он увидел, как из леса начали выходить волки. По внешности они выглядели точно так же, как и те, с которыми он сталкивался на второй день своего пути. Только шерсти на них не было, они были полностью лысыми с большим количеством ожогов на телах.

Машина завелась лишь с третьей попытки, когда волки подошли на расстояние нескольких метров. Только услышав звук заработавшего двигателя, он резко рванул вперед. Звери были со всех сторон и не собирались отпрыгивать в сторону от едущего на них джипа. «Бам!» и вот уже он капотом сносит бесстрашных животных. «Хрясь!» и колеса подскочили на их телах, как на лежачем полицейском, а машина поехала дальше, постепенно отдаляясь от замерших волков. Руки тряслись, отказываясь управлять рулем как нужно, его вело из стороны в сторону. Пришлось сбросить скорость.

Со спины раздался многоголосый вой и дальше слышно было лишь стук дождя по кузову машины. Он посмотрел в зеркало и его руки чуть не отпустили руль. Сотни волков что бегут сквозь дождь в полнейшей тишине — жуткая картина. Когда они преследуют тебя таким образом, становится очень страшно. Руки тряслись, руль с трудом удерживался в потных ладонях. Одно дело сражаться с людьми, что так хорошо знаешь, а другое против зверя лишенного инстинкта самосохранения. Это пугает до дрожи в коленках.

Макс выжимал из стального зверя все что можно, на такой дрянной проселочной дороге. Но звери не отставали, постепенно приближаясь все ближе к машине. Когда им до джипа оставалось пару метров, часть зверей ушла в стороны, начиная зажимать машину в клещи. Они неслись через лес на одной скорости с машиной. Взяв Пм, Макс опустил оба передних стекла и попытался выстрелами сначала в одну сторону от машины, потом в другую отпугнуть их. Ему показалось что он даже смог в кого-то попасть, но их это не остановило.

Патроны в магазине кончились, а перезарядится на такой скорости было равносильно смерти. Поэтому он решил поднять стекла, а то вдруг случайно залетит голодный волк. Как оказалось, сделал он это не зря, уже через пару секунд в правое стекло врезался волк, попытавшийся своей мордой сломать его. Не ожидая такого удара Макс чуть, не слетел в канаву, не справившись с управлением. К следующему он был готов. Удары посыпались один за другим и вот стекла начали покрываться постепенно расширяющийся сеткой трещин, еще немного и они не выдержат.

К его удаче, дождь начал заканчивается и видимость улучшилась, что дало возможность максимально ускорится на прямом участке. Это позволило вырваться немного вперед, так что бы все волки оказались на пару метров позади. Это не продлилось долго, волки продолжили нагонять, снова занимая позиции для прыжков в машину.

У Макса было ощущение, что за ним гонятся роботы, а не обычные звери. Слишком не реалистично выглядела почти сотня волков, что спокойно держала скорость машины, которая едет под 80 километров в час.

В джип снова начали влетать тела животных. Вот уже правое стекло с треском крошится, частью осколков поцарапав лицо. Волк что довершил работу собратьев влетел в окно по шею, пытаясь достать зубами до водителя. Ничего не придумав умнее, Максим схватил пистолет Макарова, как молоток и начал им лупить волка по морде. Это неожиданно принесло результат, и волк полетел на дорогу. Ситуация становилась все хуже, джип трещал, скрипел, дымил — в общем высказывал свое негодование как мог. Макс совершенно потерял чувство времени и не понимал, сколько осталось до ближайшего поселка.

Дорога начала расширятся и кроме деревьев, Макс увидел впереди поле и прямую бетонку что шла через него. Обрадовавшись, он выжал из машины все последние лошадиные силы. Ему удалось. Вот уже с двух сторон от него лишь поля. Как бы ему не хотелось, но волки продолжали гнаться за ним, даже выбравшись из леса. Но благодаря прямой дороге ему удавалось уходить все дальше и дальше от преследователей.

Вот впереди показался, обрыв шириной метров десять, а внизу протекала бурная река. Дорога, по которой ехал Макс со своим “сопровождением” упиралась в бетонный мост, по которому могла проехать максимум одна машина или телега. Вид со стороны Макса открывался просто изумительный, если бы не одно, Но. Баррикада из нескольких легковых автомобилей и человек двадцать с оружием что стояли на его стороне обрыва.

Увидев машину, они сразу ощетинились стволами в ее сторону. Дальнейшее фееричное появление зверей, что неслись за машиной, произвело на них неизгладимое впечатление. Он видел, как они начали бегать за баррикадой, доставая оружие, что им действительно может помочь. В это время у Максима появилась идея. Так он, возможно, сможет выкрутится из данной ситуации.

Вжав педаль газа в пол, он гнал на полной скорости в сторону моста, не собираясь сбавлять. Люди на баррикаде перестали бегать и наставили свои стволы в сторону приближающихся проблем. Стараясь не спровоцировать их на стрельбу, Макс начал уводить машину правее от дороги ведя ее прямо к обрыву. Это было за сто метро до моста. Увидев это, половина животных сменило направление вслед за ним, а другая, обнаружив новую жертву направила свои лапы на баррикады. Макс несся под углом на встречу обрыву. Он успел пока ехал по прямой перекинуть на себя ремень ружья и автомата. Теперь они больно били по телу, подпрыгивая вместе с ним на каждой точке.

Двадцать метров, Девятнадцать, восемнадцать… считал он у себя в голове. Как только досчитал до десяти, он увел машину в управляемый занос, резко дав по тормозам и довернув руль. Волки, обрадовавшись, что добыча замедлилась, сделали мощный рывок вперед, стараясь зацепить джип. Но им назло автомобиль проехал левыми колесами по краю и чуть не соскочив поехал параллельно обрыву.

Животные попытались остановится, но они бежали слишком кучно и задние подталкивали передних. В итоге лишь десяток остался на краю, остальные улетели вниз. Этому десятку теперь понадобится время что бы восстановить скорость, а значит Макс успеет убраться подальше.

— Юху! — заорал он, переполняемый эмоциями от такой фантастической погони и смотря в салонное зеркало (боковые снесли волки). Мощный толчок в правый борт прервал его радость. Он по инерции дернул руль в противоположную от удара сторону. Слева был обрыв. Он понял это слишком поздно. Автомобиль летел в воду.

Глава 6 Встреча с прошлым

Когда Макс после всего этого, прокручивал этот момент в голове, он понял, что волк просто оказался в мертвой зоне, стоило лишь немного увести машину в сторону от обрыва и все было бы нормально. Но в тот момент, радость переполняла его и все умные мысли ушли на дальний план.

Он не помнил, как летел с обрыва. Чувство невесомости накрыло его и казалось, что будет падение будет длится вечно. Удар и машина влетает в воду. На секунду он потерял сознание, а когда пришел в себя кровь застилала ему глаза, а голова раскалывалась от боли. Машина, подхваченная мощным потоком, неслась вперед, а сквозь разбитое стекло заливалась вода. Он с трудом открыл дверь. И чуть не был снесен водой что полилась в машину через новое отверстие.

Схватив рукой рюкзак, он толкнул свое тело в воду, спасаясь из машины, что все глубже уходила в воду. Его закрутило и даже разок приложило об кузов. После встречи с его телом, машина уплыла дальше. С трудом удерживая рюкзак, он подтянул его под себя и бросив весь свой вес на него, сделал себе импровизированный плот. Течение крутило его, вертело, бросало о камни. Его вестибулярный аппарат не справлялся с нагрузками, а сознание покидало его. Один из следующих камней, что он встретил своим телом оказался достаточно большим, чтобы он отключился от удара.

С трудом открыв глаза, он оказался под водой, а рюкзака нигде не было видно. Вырвавшись из бурлящей реки. он успел сделать лишь один глоток воздуха, как течение подхватив его, снова толкнуло в воду. Еще долго он боролся с речным потоком, стараясь выжить, пока наконец не почувствовал, что вода больше не тянет его на дно. Открыв глаза, он увидел, что дрейфует в спокойном течении реки, что выбралась на больший простор. До ближайшего берега было не больше пятнадцати метров, но для его уставшего тела это было одним из сложнейших испытаний.

Преодолев последние несколько метров, он бросил свою тушку на песчаный берег. Не ясно как, но он смог отползти подальше от реки, успев при этом наглотаться песка. Сделав глубокий вздох, чистого воздуха, он вырубился.


6 день, вечер.

Придя в себя под вечер, он, не открывая глаз решил проверить свое состояние. Не двигаясь, он стал мысленно проходится по каждой части тела. Пытаясь почувствовать, где и что болит, вызывает дискомфорт. Раскалывалась голова и даже сквозь закрытые глаза его не отпускало ощущение головокружения. Похоже у него было сотрясение. Левая рука стала ныть сильнее, огнестрельной раной нужно будет заняться. Правая ощущалась побитой, похоже она вся в синяках. Ведь именно ей он пытался, борясь с течением прикрыть голову и левую руку. Тело чувствовалось как один большой синяк. Ноги побаливали, но скорее от усталости.

Теперь пришло время проверить как его организм среагирует на движение. Все части тела отозвались на его действия достаточно спокойно. Лишь левая рука отдавалась болью. Открыв глаза, он приподнялся над землей. Осмотрел небольшой пляж, надеясь найти свой рюкзак, что он потерял в первые минуты в воде. Его нигде не было видно.

Вздохнув, он начал снимать с себя одежду, чтобы она немного просохла, пока солнце не зашло за горизонт. Раздевшись, он посмотрел на левую руку, импровизированный бинт был весь в крови, а тряпки для перевязки остались в рюкзаке. Ничего больше не оставалось как порвать футболку, что была на нем. Часть ее пошла на бинты, другую же собирался использовать как тряпки для чистки оружия.

Выпив залпом бутылку воду, он сходил к реке и наполнил ее. Нырнул под воду, чтобы смыть кровь с ушиба на голове и промыть рану. После чего выйдя на берег — повязал свежую повязку. Следующим шагом нужно было поесть. Открыв одну из двух банок ножом, он перекусил. Вторую он оставил на крайний случай.

Оставшееся время до захода солнца он потратил на чистку и просушку оружия. Он на собственном опыте выяснил, что без оружия тут нечего делать. Сейчас у него было три пистолета (два «Глока» и «Ярыгин» в сумке), а также калаш с одним магазином и ружье с огромным количеством патронов к нему. Обрез утонул вместе с машиной.

Максим не представлял, что ему делать дальше, только он смог немного обрасти вещами и даже собственным транспортом, как жизнь показала ему, что не стоит радоваться раньше времени. Теперь он вернулся почти к самому началу своего пути. Единственное, что утешало, это то, что жизненный опыт у него точно никто не сможет отобрать. Он заматерел за эту неделю и уже не казалось, что впереди ждет лишь смерть. Он пережил схватку с бандитами, сбежал от сотни волков и в конце концов уже целых шесть дней не дает себя убить. Это что-то да стоило в этом гребанном мире.

Немного приободрившись от собственных мыслей Макс стал собираться в путь. Оделся, подправил на себе снаряжение, закинул на себя ремни винтовки и калаша. После, развернувшись спиной к реке направился в лес. Похоже лес скоро станет ему привычен, уже не было легкого мандража, когда он уходил в глубину чащи. Уже не пугали его звуки леса, что раздаются со всех сторон. Он шел, стараясь идти как можно тише, продолжая начатую пару дней назад тренировку. Становилось все темнее, а он продолжал идти, не собираясь останавливаться, сосредоточенный на придуманной им задаче.

Вот уже месяц появился на небе, немного осветив ему путь. Стало проще идти. Все тело ныло от боли, но он продолжал, надеясь, что ему удастся выйти к людям. Там он сможет найти еду и транспорт. Желание есть животных не было никакого, не было ясно, пригодно ли их мясо теперь в пищу.

Сейчас бы ему точно пригодился какой-нибудь анализатор ядов, что берут с собой в книгах путешественники по галактике. Проверяя пищу на неизвестных им планетах. Он себя именно так и ощущал, путешественником, что попал на незнакомую ему планету. Его родная земля менялась, становясь не похожей на себя прежнюю и виной тому были действия чертовых Корпоратов. Которые непонятно зачем решили нарушить мировой баланс, выстраиваемый годами.

Он не понимал мотивов этих людей, но надеялся, что сможет получить ответы и это не окажутся глупые фанатики, что возомнили себя вершителями судеб. Кто знает вдруг ему даже удастся понять их точку зрения и причины что сподвигли их устроить третью мировую войну. Иначе то что происходить на земле сложно назвать. Ему хотелось посмотреть в глаза этим людям и услышать ответы на свои вопросы. А для этого нужно было идти вперед и выжить не сдохнув, где ни будь в канаве.

Была уже середина ночи, когда он начал выдыхаться, ноги спотыкались об каждую корягу, моля их владельца об отдыхе. Тело начало покрываться бисеринками пота. Он так и не смог выйти к людям и теперь придется ночевать в лесу. Хотя совершенно не хотелось, по достаточно объективным причинам.

Найдя кусок поверхности, закрытый со всех сторон кустарником, он лег на землю, положив себе сумку под голову. Глаза слипались, а мысли путались и как только он закрыл глаза, сразу же уснул.

7 день, полдень

Проснулся он от озноба, что охватил его. Слабость разлилась по всему телу, голова кружилась, а головная боль отдавалась ударами молотка в черепной коробке. С трудом открыв глаза, он с удивлением обнаружил, что был уже день и солнце успело нагреть воздух. Холод не уходил, похоже он начал заболевать, еще и удар головой напоминает о себе.

Нужны были лекарства и еда — нужно было найти ближайший город, поселок, деревню. Да что угодно, лишь бы быстрее. С трудом поднявшись, он пошел в прежнем направлении, надеясь наткнутся хоть на что-то. Желания перекусить у него не было, он подозревал, что скорее всего выблюет все обратно. Так что к его и так плохому состоянию прибавился еще и постепенно нарастающий голод.

Он потерял чувство времени, то ли он идет уже целый день, то ли всего пару минут. Головокружение усиливалось, он шел от дерева к дереву используя их как опоры, чтобы не упасть. Пару раз он промахивался и пропахивал лицом землю.

Он вставал и продолжал идти, хотя очень сильно хотелось остановится. С каждой минутой желание лечь на землю становилось все сильнее, но он упорно гнал мысли об отдыхе. Читал он о людях, что в лютый мороз в лесу, поддавались желанию уснуть, чаще всего они уже не просыпались вновь.

Продвигаясь вперед, он начинал терять себя, вот уже странные тени стали надвигаться со всех сторон. Вот там в дали пробежал единорог, а на уровне деревьев к нему летит жар птица. “Может хоть согреюсь”-подумал он, смотря на ее приближение. Добравшись до Макса, она разлетелась на множество огоньков, не оставив после себя даже капли тепла.

Тени стали отчетливей и вот они уже превратились в силуэты людей. Каждый из них насмехался ему в след, советовал остановится, поспать, дать ногам отдых. Они умоляли его, просили, требовали, унижали. Голоса врезались в него резонируя с пульсирующими ударами головной боли. Перед глазами темнело и вот он уже идет с закрытыми глазами.

………………………..

С трудом распахнув их он обнаружил себя стоящим на лестничной площадке возле распахнутой двери в квартиру. В дверях стоит красивая девушка, бросая на него презрительный взгляд, что хочется спрятаться куда-нибудь, лишь бы на него так не смотрели.

— Ты ничтожен, Макс, ты ни на одной работе не задерживаешься больше месяца! я слышу лишь пустые обещания и твое вечное нытье. Вот посмотри на Костю, престижная работа, живет в центре, даже удивительно почему он с тобой дружит.

— Хватит вечно сравнивать его с ним, ты еще в постели нас сравни, кто лучше трахается — отвечает он с все нарастающим недовольство.

— уже! уже сравнила и знаешь, там он тоже гораздо лучше! — ответила она, захлопнув дверь перед его лицом.

— Что — эхом разлетелось по всему подъезду.

— Что?…Чтоо, Чтооо вторило ему эхо вечернего леса. Он обнаружил себя прислонившимся к дереву, что не давало ему упасть. Отогнав воспоминания, он попытался продолжить путь, но все это длилось до следующего дерева, в которое он врезался лицом, когда пытался обойти.

…………………………

— ты гребаный ублюдок! я же тебе верил! — выкрикнул он в лицо своему бывшему другу одновременно с ударом рукой. Но вместо встречи его кулака и лица бывшего друга, он увидел костяшки, что приближались к его глазам. Бах, он уже валяется на земле прикрыв лицо руками, а на него сыплются удары. После непродолжительного избиения, он услышал плевок, что упал рядом с ним и шаги друга, что становились все тише.

— сука! Он снова вернулся в реальность, стоя на четвереньках пытаясь подняться и продолжить путь. Но ему никак не удается справится с вестибулярным аппаратом, что заставляет землю вокруг него кружится и Макс решает продолжить путь на всех четырех конечностях, как животное.

Голова уже не болит, она раскалывается и, кажется, будто в ней огромная рана, что становится все больше. Сквозь слезы что текут из глаз, он пытается разглядеть куда он движется. Впереди все покрыто мутным туманом, как в несфокусированном фотоаппарате.

Он двигался на ощупь, прощупывая себе путь. Но вот его рука соскользнула с коряги, на которую он ее положил, а сил удержать равновесие не было. Упав на землю, Макс пытался отдышатся, ему было настолько плохо, что даже сил поднять веки не было.

……………………..

Хлопок за спиной и он, уже не слыша криков отца, которого пытается успокоить мать заходит в лифт. Закинув на плечо спортивную сумку с небольшим количеством вещей. Он едет в единственное место, где ему было хорошо, в дом, что остался от деда. Он уже давно там не был и возможно там он сможет залечить душевную рану и прийти в себя.

Может он даже сможет найти себя и определится со своим будущим, думал Максим смотря на мелькающие в окне пригородной электрички, деревья. Телефон был выкинут в мусорку, еще на станции. Он собирался на время оборвать со всеми связь. Он знал себя как никто другой и понимал, что, если бы он оставил телефон, он бы обязательно ответил матери. Она убедила бы его вернутся. Электричка начала притормаживать. Его остановка, пора идти.

Идти, идти… идти — зацепившись за это мысль, Макс полз вперед с упорством раненого животного, периодически наталкиваясь на деревья и обходя их. Болело все, что могло болеть и он уже давно перестал обращать на это внимание. Сфокусировавшись на движении вперед, он тащил свое больное уставшее тело, царапаясь об кусты, собирая грязь лицом. Ему нужно двигаться, он не умрет так просто, не в осточертевшем ему лесу.

Он должен стать хоть кем-то прежде, чем умереть, а не неизвестным скелетом, что потом найдут грибники, гуляя по лесу. Может в таком случае его скелет будет пылится в музее, как экспонат военного времени, если конечно будет кому отправить его останки в музей. Хотя мысли его ушли совершенно в другом направлении. Тело продолжало движение вперед.

Его рука, не почувствовав опоры провалилась в какую-то жидкость. Вытащив руку, он поднес руку ко рту и слизнул. Это была вода. Он с трудом расстегнув разгрузку снял ее с себя, вместе с кобурами и ремнями оружия.

В воду он упал мешком. Сразу же начав глотать ее и пытаясь насытится. Выпив огромное количество воды, он стал раздеваться прямо в воде. Скинув одежду в направлении остального снаряжения. Он начал смывать с себя пот и грязь, продолжая выпивать воду в огромных количествах. Стало чуть легче, он уже смог немного мыслить здраво.

Промыв лицо, он разлепил тяжелые веки и не вылезая из такой приятной воды, подтянул к себе сумку откуда достал последнюю банку и пустую бутылку воды. С трудом запихав в себя пищу, на удивление оставшуюся внутри. Он влил в себя воду, пока ему не стало тяжело и наполнил бутылку. С трудом выбравшись на берег, он, находясь в полу сонном состоянии подтянул к себе сумку. Снова использовал ее как подушку, провалившись в сон и надеясь, что, проснувшись станет легче.

Интерлюдия. Черный


5 день, полдень

— Черный, эй черный! хватит, он уже мертв! Да приди ты, черт побери, в себя!

Пули автомата прошивали уже мертвое тело, а он все жал на спусковой крючок, пока в магазине не закончились патроны.

— они уже получили свое, гребаные каннибалы уже в аду! там они за все ответят, а здесь нам еще нужны пули. Что бы передать туда как можно больше ублюдков, не трать их в пустую.

— Ада нет, лейтенант — тихо ответил он, отвернувшись от трупов, поедателей живой плоти. Которых они сегодня отрядом застали, прямо во время их пиршества.

— Когда умрешь узнаешь, а пока не спорь — ответил, ухмыляясь командир отряда разведки — а теперь ребята, быстренько обыскиваем тут все и уходим, оставив лишь пепелище.

Остальные члены отряда, услышав команду командира отлипли от стен «заброшки», откуда они наблюдали за привычными действиями их сослуживца и направились выполнять распоряжения. Лишь Черный остался в центре помещения смотря своими темными зрачками, на гору мяса, что лежала в углу. Раньше это были обычные люди, но вместо армии их раньше нашел отряд ублюдков, что любят есть человеческую плоть. Сейчас они стали лишь горой мяса, разделанной для готовки.

Такие вещи уже не пугали солдат. Они за эти дни, успели насмотреться достаточно, чтобы относится ко всему как к обыденности. Молодые ребята, что только подписали первый контракт, уже успели очерстветь. Их сердца больше не колотились от радости победы над врагом.

Их не сковывал ужас, когда они видели, что может сделать человек, который раньше был таким же как все, чьим-то соседом, другом. Уничтожение правительства и наступление анархии освободило людей от правил морали и наружу вылезли самые потаенные желания, что они сразу же начали претворять в жизнь.

— Неужели ты все еще не отомстил? Ты уже убил столько подонков, что хватит трижды помянуть твой первый отряд. Вам тогда не повезло, вы первыми попали под удар. Но ты выжил! И вместо того, чтобы радоваться каждому дню, ты жаждешь лишь мести. — командир подошел к нему, положив руку на плечо — ребята рассказывают, что в лагере ты избегаешь девушек и алкоголя как огня? зачем? Ты просто перегоришь, если не будешь хоть иногда позволять себе получать удовольствие.

— Мне это не интересно.

— Эх, поехали на базу. Ребята как раз закончили — сказал командир, повернувшись на выход из здания.

Выйдя на воздух, отряд расселся по трем армейским джипам, каждый из которых был оснащен пулеметом, и одному грузовику с навесом. Взревев, машины тронулись с места, покидая поселок, в котором уже не осталось живых людей.

Сидя у окна и смотря на мелькающие пейзажи, Черный думал. Уже второй день, как им пришлось покинуть город, отступив на старую военную базу, что стала им временным укрытием. База была давно законсервирована и о ней из их батальона знало лишь пара ветеранов, что раньше служили там.

Она была расположена в глубине леса, далеко от основных дорог и лишь поэтому их еще не нашли враги. Все эти дни они развед-отрядом, ездили по деревням и поселкам, собирая выживших. Базе были нужны врачи, учителя, женщины и другие, чтобы ее обслуживать. Разбавить вояк, дать им возможность наблюдать веселый детский смех и женские улыбки.

Но на пять пустых деревень, приходилась лишь одна с живыми людьми. Где-то как сейчас всех убила банда каннибалов. Где-то дикие звери, а иногда находились деревни, где жители пропадали, без видимых следов насилия, будто кто-то уводил их в другие места.

Несмотря на все помехи, база оживала. Помещения отчистили от грязи, устроили оборону. Установили привезенное оборудование и оружие. Батальон уходил с боем, но многое удалось забрать с собой, благо техники было больше, чем людей.

Так же в их новом пристанище стал слышан женский смех, а иногда даже детский плач. Забирали всех, не смотря на возраст. Более сотни мужчин поставили в ружье и теперь они тренируются на стрельбище, вспоминая забытое со срочной службы умение.

Говорят, что полковник (командир базы), начал думать о расширении. Ведь люди уже не вмещались на территории объекта и часть жила в палаточном лагере рядом. Черный считал, что еще рано об этом думать, им бы набрать сил и выдавить из города чертовых «Корпоратов», что после поражения их армии в небе, совсем разошлись.

С задних сидений раздался смех, парни из его отряда, рассказывали друг другу анекдоты, заливаясь веселым гоготом. Он не разделял их радости, ему казалось, что нужно идти, драться. Убивать как можно больше этих ублюдков, чтобы в итоге выкинуть их с нашей земли.

Наверное, поэтому ему так и не удалось ни с кем подружится. Солдат отпугивала его нелюдимость и та остервенелость, с которой он убивал своих врагов. А ему было просто все равно, он не хотел ни с кем сближаться, что бы потом не было грустно их потерять.

В настоящее время его отряду везло, они не потеряли еще ни одного бойца и на данный момент считались наиболее дееспособной боевой единицей. Именно поэтому их засылали в самые отдаленные места, ведь у них было больше всего шансов вернутся.

Лес за окном закончился, и они выехали на поле, что окружало базу со всех сторон. Давая возможность, увидеть нападавших заранее. Перед воротами, валялось несколько десятков трупов волков. Новобранцы оттаскивали внутрь базы, чтобы потом использовать их мясо для готовки. Опытным путем было выяснено, что мясо изменившихся животных пригодно в пищу и тем самым они смогли решить проблему с все увеличивающимся количеством ртов.

Заехав на базу, их отправили в казарму отдыхать, а лейтенанта вызвали на совещание. Появился он в казарме, через час. Хмуро осмотрев ребят, что во всю наслаждались отдыхом, кто играл в карты, кто сразу же лег спать. Например, двое парней, что ехали с Черным в машине, так и продолжали болтать, периодически громко смеясь на весь барак.

Найдя его взглядом, он подозвал к себе.

— Черный, нет… Серега. Я не знаю, чем они думали у себя в штабе, но с завтрашнего дня ты и еще двое ребят, которых ты выберешь сам, должны будете патрулировать лес. Нападения животных участились, и они считают, что так смогут знать о них заранее.

Вам даже выдадут станцию, чтобы вы могли связаться с базой, бьет она на пять километров, но в лесу они превратятся в два. Поэтому дальше полутора километров от базы не отходить, при любой опасности в первую очередь спасайте собственные задницы. Все.

Суть ты уловил, выбери себе помощников, ты старший. Вечером ко мне, выдам снаряжение и объясню все детально. Тогда же и скажешь, кого выбрал. — сказал лейтенант, неотрывно смотря парню в глаза, надеясь увидеть в них эмоции. — иди отдыхай.

— Так точно — ответил Сергей Ковалев, он же Черный и развернувшись на пятках направился к кровати, предстояло сделать трудный выбор, найдя еще двух смертников. А то, что задание смертельно, он не сомневался. От стаи им втроем точно не удастся сбежать.

Глава 7. Провожая в последний путь

7 день вечер

Рывков поднявшись от непонятного шума, Макс обнаружил зайца, что с остервенением пытается разорвать зубами его сумку. На удивление у него это даже начало получатся. Заяц тоже был подвергнут изменениям — шерсть стала угольно черной, глаза были странного желтого оттенка, а из-за рта капала слюна. Схватив нож и пистолет, он медленно направился к зверьку, собираясь пробить тому череп. Но заяц, заметив его приближение резко рванул вглубь леса.

“Ну хоть что-то осталось прежним” — подумал он, начав одеваться. Он чувствовал себя гораздо лучше. Максим принял решение, идти всю ночь, а утром попытаться найти дорогу или хоть что то, указывающее на цивилизацию. Уже одевшись, он услышал шуршание со стороны чащи. Посмотрев в сторону откуда раздался звук, он увидел множество зайцев, что медленно выходили из леса, в свете луны.

Зная чем обычно такие встречи заканчиваются, он побежал. Пытаясь придумать как ему выйти из этой ситуации. Шуршания сзади не было слышно, лишь топот его берц по траве. Обернувшись, он увидел, что зайцы так и остались у речушки, окружив ее со всех сторон и по очереди подходя к ней.

Решив не гневить удачу, Макс продолжил забег. Увы, долго бежать ему не удалось, силы покинули его. Он еще не до конца пришел в себя. Ему нужно как минимум несколько дней без сильного напряжения, чтобы собраться с силами. Этих дней, конечно, у него не было.

Перейдя на шаг, он двигался дальше, уходя от странных зайцев. Радовало то, что комары не стали хищниками, иначе налети на него такая стая, он был бы уже мертв. Видимо на насекомых неизвестный вирус не действовал, как он надеялся и на людей.

Желудок прервал его размышления, громко заурчав. Голод начинал давать о себе знать, воды тоже было всего пол литра. Он не представлял, где находится, куда идет. Лишь то, что он сейчас в достаточно населенном регионе страны успокаивало его. Поселки расположены, почти каждый десяток километров, лес пересекают сотни дорог и когда-нибудь он выйдет на одну из них.

Ночь подходила к концу, а Макс все та же шел по лесу. Продолжая тренироваться ходить бесшумно. Но с каждой минутой становилось все сложнее, а рассвет все не наступал. Он уже решил, что ночью спать не будет. Но похоже ему придется отступится от собственных планов, сил идти дальше не было.

Он прошел еще немного, глаза слипались, ноги зацеплялись за каждую корягу. Не выдержав, Максим сел на землю, облокотившись на дерево. Положил себе на колени автомат и слипающимися глазами осмотрел окружающее его пространство. Стало темнеть и перед тем, как он отключился, уронив себе голову на плечи, ему померещились странные камни.

8 день утро

Сквозь веки прорывался солнечный свет, Макс щурясь открыл глаза. Солнце мешало рассмотреть окружение и ему пришлось потратить время, что бы глаза привыкли. Увиденное заставило его вскочить.

Ему открылся вид на поляну, полностью освещенную солнцем. Но удивительней всего, было то, что находилось на поляне. Каменные тотемы — восемь каменных исполинов создавали ровную окружность. Они стояли на одинаковом расстоянии друг от друга и представляли из себя величественную картину.

Каждый высотой метров пять и на каждом было изображено уникальное животное. Особенно ему запомнились тотем волка, медведя и зайца. Они были так похожи на тех животных, что он встретил после начала войны. Звери с хищным оскалом и черными как уголь глазами, смотря на них он понимал, что тут изображены точно не существа старого мира. Даже ворон, что был на одном из тотемов изображал страшную птицу, в атакующей позе.

Тотемы были повернуты так, чтобы смотреть ровно в центр создаваемого ими круга, там было кострище. Именно такое, как показывают в фильмах, когда на него кладут тела падших в воинов, чтобы проводить в последний путь. Дрова, из которых было сложено кострище, выглядели будто их положили только вчера.

Макс не мог оторвать взгляда, насколько захватывающая и пугающая ему открылась картина. Он вышел из леса и направился к капищу, скорее всего это было именно оно. Сложно сказать наверняка, но в их стране были разрешены языческие празднования. Он лично слышал, что иногда язычники собирались в лесах, где делали небольшие капища.

На фото, что он находил в интернете, были лишь жалкие подобия, того, что открылось его глазам. Изображенные животные выглядели как живые, ему все время казалось, что как только он подойдет он подойдет, они оживут и нападут на него.

Макс уже был в нескольких метрах от ближайшего тотема, но ничего не происходило. Немного расслабившись, он прошел между исполинами и оказался в круге. Если кострище было собранно для падших воинов, то погибло их явно больше десятка. Настолько большим оно было. Обойдя будущий костер по кругу, он заметил на земле небольшой амулет с изображением оленя (тотема с таким изображением не было) и небольшой клинок, на лезвии которого имелся кровоток.

Он не стал ничего трогать. Решив, что ему и так хватает приключений реальных, не зачем влезать еще и в мистические. Главное, чтобы люди, что собрали этот костер, не занимались жертва-приношением.

Язычество уже давно идет в ногу с прогрессом и находит другие способы восхвалять богов. Но ведь условности уже больше ничего не значат. Максим видел каннибалов. Видел бандитов, что занимаются торговлей людьми. Наступило время, когда моральные границы начали стираться, а контроль со стороны государства пропал. Возможно, появились люди, что решили вернутся к старым порядкам и он не будет этому удивлен.

Место было настолько же древним, насколько пугающим. Ему была не одна сотня лет, хоть и видно, что за ним очень хорошо ухаживали. Те, кто устраивает здесь празднество в любой момент могут появится. Он не готов встрече с людьми, от которых можно ожидать чего угодно.

Его охватило любопытство, что, если не только звери изменились, вдруг и люди тоже? Возможно, теперь существуют те, кто обладает сверхъестественными силами. Думал он так, потому что животные стали сильнее, их шкура стала в разы прочнее, когти острее, а зубы могут рвать метал. Изменения произошли после начала войны, пока он видел их только у животных. Правда это не значит, что больше никто не изменится.

Он собирался это выяснить, вдруг люди что следят за этим капищем, что-то знают, а может даже и умеют. В нем заиграла детская надежда на чудо. Что нам так старательно прививают в детстве и отбирают в подростковом возрасте. Дед мороз, зубная фея, пасхальный кролик — многие верили в них в детстве, заменив потом на веру в бога.

Ему хотелось, чтобы сверхъестественное существовало. Такое желание есть у любого человека, что ничего не достиг в своей жизни. Надежда, что придет добрый волшебник. Скажет, что ты избранный. Укусит зверь и он станет сверхсильным или еще что. Когда ни делаешь ничего, но веришь, что все тебе подадут прямо в руки.

Макс был именно таким, ему хотелось стать избранным. Тем самым кто пойдет с кольцом в дальнее путешествие. Кто победит дракона, чтобы спасти красавицу принцессу. Его жизнь была ничтожна и даже пройдя через столько событий за эти дни, уверенности в нем не прибавилось.

Ведь ему не с кем было сравнить, а современный человек привык сравнивать. У кого больше квартир, машин, красивей девушка. Он воспринимал все сделанное им, как должное, ведь не мог ни с чем сравнить. Его зацепила эта идея и он решил найти таинственных язычников, может с их помощью, он сможет узнать больше о произошедшем в мире.

Обойдя поляну по периметру, он нашел тропинку, что вела вглубь чащи. Глубоко вздохнув, перехватил покрепче автомат и шагнул на нее.

Ступив на тропу, он сделал по ней несколько шагов, прежде чем осознал, что это неосмотрительно. Идти по дороге, что проторена другими ногами, значит идти по чужой территории. Он не был профессиональным военным, но в фильмах и книгах всегда рассказывалось, что ловушку нужно ставить там, где человек пойдет. Он всю жизнь жил в цивилизации и привык, что идти по тропинке, удобно и безопасно, но кто сказал, что сейчас также. Он не умел читать следы, а уж тем более замечать растяжки.

Поэтому он шагнул в лес, отойдя на пару метров от тропы. Макс начал идти параллельно дорожке стараясь ступать как можно тише. Двигаться бесшумно уже стало для него привычкой и ему казалось, что получается достаточно неплохо. Может быть, когда-нибудь он сможет стать невидимкой в лесу.

Идти было неудобно, приходилось продумывать каждый шаг, но под деревьями ему было привычней. Именно здесь он чувствовал себя в большей безопасности. Возможно, сказались дни одиночества. Возможно столкновение с опасностями нового времени. Макс начинал привыкать к изменениям, что произошли в его жизни. Теперь она имела хоть какой-то смысл. Он получал удовольствие от того, что ему удается проходить через разные неприятности целым и невредимым.

Идти рядом с тропой пришлось не больше пяти минут, как свозь деревья показалась деревянная крыша, а затем уже и весь дом. Замедлив шаг и тихо переходя от дерева к дереву, он подобрался достаточно близко, чтобы разглядеть открывшийся вид. На небольшой поляне стоял одинокий деревянный дом. Выглядел он старым и неухоженным. Если он принадлежит людям, присматривающим за капищем, то к своим богам они имеют явно больше почтения, чем к собственному комфорту.

Дом был немного покосившимся, но выглядел жилым. Стены были почти полностью покрыты диким виноградом, оставляя просветы лишь для окон, закрытых старыми шторами. Ступени, ведущие ко входу в дом, как и дорожка, были сметёнными от грязи и избавлены от сорняков, что любят прорастать через любые щели, буквально за пару дней. Вокруг дома был высажен небольшой огород, а на другом углу поляны стоял колодец.

Осмотрев поляну еще раз и поняв, что ничего интересного больше не увидит, Макс стал ждать, пока из дома кто-нибудь покажется. Вряд ли у них туалет прям в доме. А значит хотя бы по этой причине им нужно будет выйти наружу. Заняв удобную позицию, он нацелил ружье в сторону входа.

Шло время, со стороны здания не было слышно никаких звуков. Никто не мелькал перед окнами. Если бы не так давно протоптанная дорожка к дому, можно было подумать, что он заброшен. Макс никогда не сидел в засаде и ему было очень скучно. Все чесалось, лежать было неудобно, время текло медленно.

Так же сказывалась усталость и у него начали закрываться глаза. Теперь к остальным неудобствам добавилась еще и борьба со сном. Ему казалось, что он уже лежит несколько часов, но солнце, что практически не сдвинулось, указывало на обратное.

Решив, что дальше ждать нет смысла, он поменял ружье на автомат и поднявшись начал медленно идти к двери. Внимательно смотря по сторонам. Выйдя на поляну, он заметил новую деталь. Дверь была неестественно изогнута. Подойдя ближе, Макс увидел, что она деформирована от удара и болталась лишь на одной петле.

Насторожившись еще сильнее, он покрепче сжал автомат. Медленно открыл дверь, не спеша заходить. Максим вглядывался в темноту дома, держа оружие наготове, пока его глаза не привыкли к смене освещения. Предбанник представлял из себя прямой коридор, с небольшой тумбочкой для тапочек и старой вешалкой, на которой висело несколько курток.

Из прихожей было два выхода — один с правой стороны коридора, а другой в конце по прямой. Когда он смог разглядеть обстановку в доме, ему в глаза бросилась красная жидкость. Она засохла у входа в правую комнату. Внимательно осмотрев прихожую, он заметил такого же цвета брызги и на стенах.

Сжав оружие до побелевших костяшек, он стал медленно двигаться по коридору, не спуская глаз с обоих проходов. Идти он старался вдоль левой стены. Пройдя достаточно, чтобы на следующем шаге увидеть, что происходит в ближайшей комнате, он аккуратно выглянул.

Увиденное заставило его испуганно отпрянуть, с трудом удержавшись от того, чтобы нажать на спуск. Он пытался осознать увиденное. В комнате валялось несколько окровавленных тел. Изуродованных настолько, будто их пропустили через мясорубку. Трупы были так сильно повреждены, что даже где чья часть тела не понять.

Собравшись с духом, он начал медленно проходить мимо комнаты, внимательно осматривая каждый ее угол. Живых в ней не было. Тел оказалось пять и были они разбросаны по всему помещению.

Решив заняться этим потом, Макс отвернулся, продолжая двигаться к следующей комнате. Все повторялось. Только изуродованных тел было всего три, и они были расположены рядом с окнами. Скорее всего в последний миг своей жизни, пытались выбраться из дома. Вот даже видно открытое окно. Открыть успели, забраться в него — нет.

Осмотрев последнее помещение, Макс быстрым шагом вышел из дома. Он стоял на крыльце и дышал свежим воздухом, стараясь хоть на время убрать запах разложения. Его подташнивало, клонило в сон. Но нужно было еще осмотреть дом и разобраться с трупами. Для понимания кто это сделал.

Уже заходя в дом, он заметил на двери несколько глубоких порезов, оставшихся на деревянной поверхности. Они были похожи на когти и судя по размеру, принадлежали кому-то огромному. Он предполагал, что это могут быть изменившиеся животные, ведь вещи мертвецов были нетронуты. Это не характерно для человека. Теперь же он лишь сильнее уверился в своих подозрениях, да и раны на телах были будто людей рвали когтями.

Прежде чем начать осмотр, он открыл все окна в доме. И курил на улице, пока запах хоть немного не выветрится. Только после этого он приступил к обыску тел. Это было мерзко и неприятно, но ему нужно было становится сильнее и быть готовым к любым неприятностям, а для этого может понадобится все что угодно. Обыск тел был закончен в течении часа, дольше всего у него заняла, борьба с брезгливостью.

Итоги были неутешительны. Все оружие (несколько ружей и пистолет) были повреждены. Все что лежало в карманах было пропитано кровью. Целыми оказались лишь две коробочки с армейскими медицинскими наборами. Они представляли из себя небольшую оранжевую коробочку, размером с портсигар. К сожалению, оказались почти полностью пустыми. Осталось лишь два перевязочных комплекта. Один шприц обезболивающего и таблетки от головы. Все это Макс переложил в одну, а пустую бросил к остальному мусору.

Так же на шее у каждого мертвеца было по медальону. Изображения на них соответствовали изображениям на тотемах и у каждого был свой зверь. Макса вдруг резко кольнула мысль. А что, если они сделали кострище для себя?

Это звучало у него в голове как бред, но вдруг они догадывались о скорой кончине. Только это было слишком мистически, ведь не могли же они знать, что будет человек, который их туда донесет. Как только додумал мысль до конца, Максим понял. Теперь ему не отвертеться от этой обязанности, он не сможет уйти, оставив трупы в таком состоянии.

Дальше был обыск дома, но он тоже не дал ничего интересного. Лишь два батона уже подсохшего хлеба, один из которых он сразу же съел, запив остатками воды. Канистры бензина, со стоящей рядом с ней горелкой.

Создавалось впечатление, что они пришли сюда, выбросив все вещи, оставив самое необходимое для подготовки ритуала. Возможно, так и было, но ему не хотелось верить в это, ведь иначе он разочаруется в этих людях. Он не понимал самоубийц и надеялся, что никогда не поймет. Даже когда у него проскакивали мысли о самоубийстве, он всегда понимал, что никогда это не сделает.

Оказавшись голодным, раненым, ползущим в темноте по лесу, он не задумался о смерти. Почему же люди, что имели все шансы спрятаться в уединенном месте, могли решится на такое. Да еще и путем само поджога — он понять не мог.

Закончив размышлять, Максим начал готовиться к похоронам. Прежде чем начать таскать тела к капищу, он сел отдохнуть на веранду. Макс еще не до конца восстановился, а нехватка еды, никак не ускоряла процесс. При резких движениях периодически кружилась голова, иногда подкатывала тошнота. Радовало, что рука почти перестала болеть и не было видно загноений. Он уже ждал того момента, как сможет уснуть в доме. Если, конечно, запах выветрится, а для этого нужно как можно раньше вытащить тела.

Ему много нужно было сделать до захода солнца. Прежде чем начать, он набрал побольше воды из колодца. Благо он нашел еще пару пустых бутылок. Вдоволь напившись из колодца, он занялся самой неприятной работой.

Ему понадобилось достаточно времени, чтобы вытащить тела на улицу. Бросив их кучей у входа в дом, Макс отошел подольше и старался прийти в себя. Если бы кто, то со стороны посмотрел на него, то мог бы заметить, что он был бледный как мел.

Ему сложно далось таскать тела, которые в любой момент могли распасться на несколько частей. Стоит только не за то потянуть. У одного вообще рука висела на тонком куске мяса, что не понятно было как она еще не оторвалась. Он с трудом держал себя в руках. Было слишком тяжело морально, заниматься такой работой. Одно дело трогать тело, с пулей во лбу. Другое таскать мертвецов, что представляют из себя куски разделанного мяса.

Дав себе еще пару минут и немного придя в себя, направился за дом. Там он приметил тачку, когда набирал воду. “Подогнав” ее ко входу, он закинул туда несколько тел, бросив их друг на друга. Макс чувствовал себя в черной комедии, но у него не было ни сил, ни времени, чтобы проявлять уважение к мертвецам.

Таскать пришлось в несколько заходов, еще и останавливаясь по пути, чтобы передохнуть. Когда он сложил последнее тело силы покинули его. Принеся канистру с горелкой, он облокотился на тотем медведя и стал ждать наступления вечера. Солнце было еще высоко, до темноты больше пяти часов. Макс просто сидел и пытался отдохнуть. Устал он настолько, что не заметил, как уснул.

Он открыл глаза, когда наступила ночь и месяц ярко освещал землю. С трудом поднявшись, он размял затекшие конечности. Подхватив канистру, стал выливать бензин на кострище. Закончив, Макс постоял пару минут, смотря на будущий костер с лежащими сверху телами и пытался придумать, что можно сказать, отправляя этих бедолаг в последний путь.

“И так красиво уйдут”, - подумал он, так и не подобрав подходящих слов. Наклонившись за горелкой, он увидел кинжал, что в прошлый раз не взял с поляны. Решив, что он возможно сможет использовать его для бартера, Макс забрал его. Не забыл и амулет оленя, что привлек его своей уникальностью (единственный травоядный среди изображений хищников). Повесил его на шею к жетону.

Осмотрев поляну, он какой уже раз удивился своей глупости. Такой костер ночью будет покруче сигнальной ракеты. Явно вся округа сбежится. Но у него было чувство, что он просто обязан устроить погребальный костер, для этих людей. Тем более поздно давать заднюю, когда почти все было готово. Включив горелку, он поджег кострище.

Пламя полыхнуло, после чего успокоившись постепенно начало пожирать дерево, поднимаясь все ближе к мертвецам. Вот уже оно полностью окутало трупы и загорелось еще ярче.

Макс завороженно смотрел на прощальный костер, что горел так ярко. Наблюдая за огнём, он подумал, что если ему придеться, когда-нибудь умереть, то похороны он хотел бы именно такие. Конечно, если на них придет больше людей. Всматриваясь в сполохи огня, ему вдруг показалось, что с другой стороны огня кто-то есть.

Выхватив автомат он стал, не спеша обходить поляну. Пройдя достаточно, чтобы разглядеть другую сторону костра, он остановился. Там за кругом тотемов, на краю поляны был огромный темный силуэт. Он медленно приближался в сполохах огня к тотемному кругу. Макс, застыв смотрел на его приближение. Тело отказывалось слышатся, хотя в голове у него набатом билась мысль “беги! беги! беги!”.

Силуэт наконец вышел на свет. Это был огромный обезображенный медведь, вместо одного глаза у которого, была круглая рана. Тот самый, с которым сражались Корпораты. Максим подумал, что шансов у него уже точно нет, эта зверюга бежит быстрее автомобиля, ему не уйти.

В это время, хозяин леса уже оказался около тотемов. Подойдя на границу невидимого круга, что они создавали, он вдруг резко остановился. Понюхав воздух, он стал медленно обходить круг, постоянно принюхиваясь. Макс удивленно смотрел как зверь проходит буквально в нескольких метрах, даже не смотря на него. Внимательно присмотревшись к земле между тотемами, он попытался понять, что он там чует. Днем, когда он проходил через этот круг раз пять, он не замечал никаких порошков, рассыпанных на земле и тому подобного.

Сейчас он тоже не смог найти, что могло помещать медведю пройти по прямой. А зверь тем временем уже прошел круг, и оказался с противоположной стороны. Не оборачиваясь, медведь пошел в сторону леса. Макс следил за ним не дыша. Лишь дождавшись, когда зверь пропадет за деревьями, он позволил себе рухнуть на землю.

Он не знал, почему медведь не видел чертов огонь и его рядом с ним. Это пугало не меньше, чем огромные когти зверя. Не хватало ему еще вляпаться в какую-нибудь мистику. Он пытался придумать, как лучше поступить и не придя ни к какому решению, решил переждать ночь в кругу. Костер согревал, да и медведь вряд ли сюда вернется. С этими мыслями он лег достаточно близко к костру и довольно быстро уснул.

Глава 8. Выход к людям


Утро 9-го дня

Ночь прошла и солнце вышло на небо, разбудив его своими лучами. Когда он открыл глаза, костер догорел. На его месте была лишь большая куча пепла. Подойдя к ней, он раскидал ее ногой. Там на земле валялись 8 амулетов мертвецов. Веревки сгорели, но сами они остались целы. Макс, недолго думая, взял их с собой. Все еще надеялся, что ему удастся выйти к цивилизации и наконец поторговать.

Съев последнюю буханку хлеба и запив водой, он еще раз осмотрел поляну, в поисках следов медведя. Но он не нашел, как будто их и не было. Макс начал думать, что ему могло померещится. Ведь тот медведь, пока что самое страшное существо, что он встречал. Даже если ему показалось, он не горел желанием возвращаться к дому язычников. Поэтому закинув на себя свои оставшиеся пожитки, которых становилось все меньше, он отправился в лес. Который за эти девять дней успел ему надоесть.

Как и раньше путь по лесу был скучный. Тренировка не помогала справится с ней. Он с начала войны, не читал ни одной книги. А интернете не сидел еще на пару дней больше. У него начиналась легкая ломка, ему хотелось развлечься. Поиграть в компьютер, посмотреть сериал, почитать книгу, возможно пойти выпить. Да он сейчас даже с кем-нибудь пообщался. Настолько устал от одиночества, что хотелось начать разговаривать самому с собой. “Ну нет”, - подумал Максим — “еще рано для безумств”.

Решив немного отвлечься, он стал анализировать свое состояние. Рана на руке не ноет. Голова не кружится. Лишь редкие боли напоминают о том, что недавно он ей хорошенько приложился. В целом, он почти пришел в себя. Правда легкая слабость от отсутствия нормального количества пищи давала о себе знать. На очередной привале, который он устроил, что бы ноги немного отдохнули. Макс услышал отдаленную стрельбу.

Наученный горьким опытом, он решил не лезть не в свое дело. Но когда он услышал вой волков, чье количество сложно было различить из-за дальности, он захотел еще и побежать обратно. Каждая встреча с этими животными не приносила ему ничего хорошего.

Выстрелы стали интенсивнее, как будто стреляют, не жалея патрон. Максим задумался, большое количество боеприпасов может быть в двух случаях, либо это военный отряд, набитый под завязку. Либо рядом есть населенный пункт, где этих патронов навалом.

Так же, если они пошли в лес, у них есть еда. Мысли о еде, поставили точку в дилемме. Макс взял в руки автомат. Ружье поправил так, чтобы быстро выхватить, направился в сторону стрельбы. Пока он приближался к сражению, несколько раз раздавались разрывы гранат.

Когда он услышал первую гранату, он вспомнил о возможности встречи с Корпоратами. Оказаться в их лапах ему не хотелось. Поэтому он стал приближаться еще тише. Когда Максим был уже близко, смог разобрать, что стреляют из трех автоматов. Почти сразу же раздался выкрик и один из них перестал стрелять.

Пройдя еще немного, он понял, что находится позади волков и прямо напротив солдат. Он их не видел, но пули пару раз падали достаточно близко к нему. Решив подойти сбоку, чтобы не попасть под шальные выстрелы, он быстрыми перебежками от дерева к дереву, двинулся в сторону. Что бы подойти с фланга, понадобилось еще немного времени, и он боялся, что стрельба уже может прекратится и волки его услышат.

Подойдя сбоку, Максу открылся вид на небольшую лесную опушку. Увиденное напомнило ему момент встречи с пилотом. На опушке и в лесу валялось множество трупов волков, даже не пытался их считать. По сравнению с мертвыми собратьями, живых зверей оставалось в несколько раз меньше. Вот очередь из автомата снесла ещё одного волка. Что собирался прыгнуть в сторону людей.

Переведя взгляд на другую сторону опушки, он посмотрел на находившихся там мужчин. Первое что бросилось в глаза, это солдат, что валялся на краю поляны, с остекленевшим взглядом. А рядом несколько трупов животных. Ещё двое солдат, а это были именно представители вооруженных сил его страны, стояли в метре друг от друга и расстреливали волков, что выходили из леса.

Первый стоял прямо в центре опушки. Его взгляд и лицо не выражали ничего, как у лучших покерных игроков. Он неспеша водил автоматом из стороны в сторону контролируя все направления откуда могут выскочить волки.

Второй же мужчина стоял позади, на расстоянии вытянутой руки. Он не был так спокоен, как его товарищ. Его испуганный взгляд бегал от волков, в сторону спины его сослуживца. В одной руке он держал автомат, уперев его в свой бок. В левой руке у него была рация, в которую он что-то торопливо говорил, периодически обращаясь к впереди стоящему товарищу.

Слова разобрать было сложно, звук выстрелов сильно мешал, но пару обрывков, он услышал

— … у.…одна обойма… — сказал парень с рацией

— …у меня ещё …осталось… Справимся — ответил его товарищ.

Как и думал Макс, трата такого количества патронов привела к закономерному результату — у них осталось уже не так много. Зверей так же осталось чуть больше десятка. Ему казалось, что помощь может и не понадобится. А вот то, что у них к концу боя может не остаться боеприпасов было хорошо для Макса.

Будет проще вести диалог, не ожидая, что его захотят пристрелить, как подозрительную личность. А то, что он выглядит странно, Макс понимал. Он уже несколько дней не мылся и не менял одежду. Выглядел прямо сказать не очень, весь в траве, грязи, царапинах.

Будто бродяга, что заблудился в лесу. Только вооружен по самые зубы. Исходя из этого, он решил вмешаться только в крайней ситуации. Пока военным удавалось истреблять волков и без него. Впереди стоящий продолжал стрелять небольшими очередями, убивая выскакивающих из леса животных. Но все когда-нибудь заканчивается.

Закончились патроны в магазине и ему нужно было перезарядится. Дав сигнал радисту, он сбросил магазин и начал перезарядку. Ещё один волк выскочил на поляну. Макс как зритель с интересом смотрел за действиями профессионалов. Образовалась непривычная тишина и Максу почудилось, что он услышать щелчки, от оружия солдата. Скорее всего его сознание само дополнило картинку этим звуком. А ситуация была такова — радист с остервенением жал на спуск, но выстрелов не происходило.

Перезаряжающийся мужчина не успевал осуществить задуманное. Бросив эту затею, он потянулся к кобуре пистолета. Волк оказался быстрее, прыгнул когтями задев правый бок парня. Упав на землю, волк продолжил атаку, сжав в челюстях ближающую ногу. Выстрел ружья пробил ему бок и откинул в сторону от солдата. Раненный зверь, попытался подняться, но следующий выстрел остудил его рвение.

Раненный мужчина упал на землю и начал оказывать себе первую помощь, как будто у них не появилось новое действующее лицо. А радист испугано повернул в сторону стрелка автомат с пустым магазином.

Поняв, что больше скрывается смысла нет, Максим выскочил на поляну. Встав рядом с раненым, очередью убил ещё одного волка, выпрыгнувшего из леса. Потратив половину обоймы и убив ещё трёх зверей, он уставился в чащу. Никто не спешил нападать на них и расслабившись он повернулся в сторону солдат.

Первое на что наткнулся взгляд, это темный зев ствола пистолета, что сочетался с глазами парня, державшего его. Радист стоял чуть позади раненного у него тоже был пистолет в руках. Правда он не спешил направлять его на Макса.

Стараясь не делать резких движений, Максим отпустил автомат, дав ему повиснуть на ремне и поднял руки в примирительном жесте. Образовалась тишина, никто не спешил начинать диалог. Макс не знал, что сказать, а человек направивший на него оружие молча смотрел на него. Прервал образовавшуюся паузу радист.

— «Черный» успокойся. Он не похож на плохого парня, иначе бы он нам не помог — сказал он.

— но помогать тоже не спешил, не так ли? — ехидно спросил Черный. Макс дал себе паузу. Обдумать, что можно сказать. Правильные слова не спешили появляться под дулом пистолета.

— эмм, мне кажется тебе нужна помощь? — сказал Макс, взглядом указав на ногу, из которой вылилось уже много крови. Он перевел взгляд на руку солдата и заметил, что она побелела от потери крови — тебя нужно срочно доставить в место, где ее окажут.

— Хорошо — сказал черный, немного подумав и опуская пистолет — с тобой разберемся позже. Нам пора уходить, на выстрелы могут прийти еще.

Он попытался встать, но снова упал. Радист подскочил к нему и подставив плечо помог подняться.

— ты с нами? — спросил парень.

Кивнув Макс быстро подошел к трупу у дерева. Он сорвал с тела жетон и быстро пройдясь по разгрузке, захватил одну гранату и три магазина к калашу. Отвернувшись от тела, он столкнулся с двумя парами глаз, что пристально на него смотрели. Макс смутился, понял, что для других людей его действия выглядят как мародерство.

— Это… ну ему уже не помочь, а нам еще не ясно сколько двигаться — не увидев понимания, он продолжил — я верну их, честно. А то, что потрачу куплю, либо отработаю, я не собираюсь грабить. Если бы я хотел получить побольше трофеев, я бы дождался пока с вами расправятся звери.

Радист кивнул, принимая его слова, но Черный все так же пристально смотрел на него. Макс не стал отводить взгляд. Наконец Мужчина отвел глаза. Вздохнув Максим начал готовится к дальнейшему пути, проверяя и подготавливая снаряжение.

Его товарищи по несчастью занялись тем же самым, не забыв обработать и перевязать раны. Они находились на другой стороне опушки, сознательно создавая дистанцию. Он понимал, что к нему относятся с недоверием и не собирался переубеждать их, надеясь, что его действия скажут за него.

Этот пятиминутный отдых дал понять Максу, что он очень сильно, хочет есть. Накатила легкая слабость. Когда он обыскивал труп, он заметил у него наполовину полный сухпай. Но в тот момент ему нужны были лишь патроны.

Сейчас же спрашивать об этом — создавать о себе еще большее впечатление как о мародере. Ему хотелось, чтобы его считали хорошим парнем. А пока складывалось впечатление расчетливого человека, что ждал до последнего, чтобы вмешаться. Ему было стыдно за свои действия, ведь если бы он сразу вступил в бой, никто не был ранен. Сейчас нужно было помочь им дойти до места их дислокации и возможно тогда его совесть успокоится.

Немного поспорив сам с собой, он наконец решил озвучить свою просьбу о еде, объяснив, что не ел почти сутки. К его удивлению, ничего больше не спрашивая, ему разрешили забрать необходимое у мертвого солдата. Что он и сделал. После чего быстро насытившись, стал ждать пока они перевяжут рану. Так у солдата хватит крови, чтобы преодолеть дорогу через лес.

— далеко нам идти? — спросил Макс, когда они закончили.

— сюда мы дошли минут за сорок, но думаю сейчас будет дольше — ответил радист, помогая подняться своему товарищу.

Кивнув, Макс дождался пока, выбрав направление, солдаты выдвинутся в путь и пристроился за ними. Идя в нескольких метрах позади. Он взял на себя прикрытие с тыла. Поэтому ему приходилось периодически оглядываться и осматривать пройденный путь. После чего ускорятся и догонять ушедших вперед мужчин. Именно так они двигались, стараясь идти как можно тише. Тем самым замедляясь еще сильнее, а ведь они и так шли со скоростью раненого.

Первые минут десять прошли относительно спокойно. Лишь иногда, Макс замечал пробегающих в дали зверей, что ни обращали на них никакого внимания и слышал отдаленный вой волков. Его это успокаивало. Вой раздавался не со стороны, где было побоище. Иначе минут через десять на них бы уже вышла стая.

Он так внимательно смотрел по сторонам, что не заметил, как солдаты остановились. В последний момент успев не налететь на них. Перехватив автомат, он шагнул в сторону и уставился в том же направлении, что и они.

Там была кучка зайцев, неспешно поедающих труп лисы. Они вгрызались в мертвое тело своими зубами, отрывая каждый раз целые куски. Краем глаза Максим заметил, как солдаты достали оружие (радист автомат, Черный — пистолет) и направили стволами в сторону животных. Он вышел вперед, перекрыв им обзор и покачал головой из стороны в сторону. Военные неохотно убрали оружие, непонимающе уставившись на него.

Поманив их за собой и прижав палец к губам, он повел их в обход. Медленно обходя зверей и внимательно осматриваясь по сторонам. Еще были свежи воспоминания, когда одинокий заяц, привел за собой еще сотню. Лишь когда они ушли на достаточное расстояние, он позволил себе расслабиться.

-ты испугался кучки маленьких зверюшек? — с презрением поинтересовался Черный, когда понял, что мнимая опасность миновала.

— я уже видел, как один такой, в течении пяти минут привел еще сотню. Если хочешь можешь вернутся и проверить — не остался в долгу Максим.

Ничего не ответив, солдат отвернулся и облокотившись на радиста продолжил путь. Посмотрев в отдаляющиеся спины, он смачно плюнул и отправился догонять. Заняв свое место в этой импровизированной колонне, он вернулся к своим обязанностям.

Следующие сорок минут прошли спокойно, даже скучно. По мнению Макса они двигались слишком медленно, он один прошел бы в два раза больше. Не выдержав, он обратился к впереди идущим — долго нам еще?

Не оборачиваясь, радист просветил его, что осталось примерно одна треть пути, а еще минут через десять уже начнут попадаться первые патрули.

Макс так же решил задать вопрос про рацию, почему они никого не вызвали пойти им на встречу, если тут будут патрули. Ответ его удивил. Оказывается, Корпораты непонятным образом, глушили все виды связи. Лишь радиосвязь на определенных частотах работала, но и то громоздкие передатчики.

А для связи с небольшой рацией, нужно было проводить целые манипуляции. Знать направление, откуда пойдет сигнал, время и конечно частоты. Задачей солдат было, увидев опасность сразу же выдвинутся на одну из точек, где они могли бы предупредить базу о враге.

Встретив стаю, они пропустили их мимо и направились в сторону одного из таких мест. Звери вместо того, чтобы продолжить движение, напали на них и им пришлось отбиваться. Когда они разобрались с волками, опасность пропала, а значит и смысл в подаче сигнала. Пока Макс ел, радист с Черным обсудили и решили двигаться сразу к базе.

Теперь Максиму стало многое понятно. Отсутствие телефонов, почему никто не пришел на помощь к убитым им бандитам, даже через сутки. Он бы еще долго продолжал раздумывать над полученной информацией, если бы не многоголосый вой, раздавшийся со спины.

Макс обернулся в сторону звука, стараясь разглядеть опасность сквозь густые заросли. Но прошло время, а звери так и не проявили себя. Посмотрев в сторону солдат, он увидел, что они уже скрылись за деревьями. Все время оглядываясь назад, он начал сокращать расстояние. Сравнявшись с попутчиками, молча подхватил Черного. Краем глаза отметив полный недовольства взгляд. Нужно было спешить и сейчас точно было не время показывать самостоятельность — именно так думал Макс.

После того, как он присоединился к радисту, они заметно ускорились. Макс периодически оглядывался, но никого так и не увидел. Возможно, обошлось и волки нашли другую цель. Кто знает, вдруг им хватило и своих мертвых собратьев. На той опушке их осталось немало, на всех хватит. Так же был вариант, что они на территории другого зверя. Эту мысль он также отгонял подальше, сразу вспоминался огромный медведь.

Шло время, а никто так и не решил выскочить на них из-за деревьев. По уверениям радиста, они уже были в зоне патрулей, а еще минут через пять должны выйти из леса, в зоне видимости базы. Это обнадеживало, в отличие от солдата, что становился все тяжелее. Ноги уже не держали его. Он повис на руках у парней, как мешок. Повязка на ноге была мокрой от крови, а на земле оставался кровавый след. Лицо было неестественно бледным, а рука, за которую держал Макс мертвецки холодной.

Быстро обсудив с радистом ситуацию, они подхватили раненного свободными руками под колени и ускорились еще сильнее. Стараясь как можно быстрее выбраться на открытое пространство. Ему было тревожно, слишком легко они преодолели этот путь. Не верилось в такие поблажки.

Когда между деревьями показался просвет и можно было разглядеть открытое пространство, руки Максима тряслись от усталости, а глаза заливал пот. Увидев долгожданный выход, отряд начал замедлятся, расслабившись.

Рык, прозвучавший со спины, сработал как волшебный пинок. Найдя в себе силы, они резво выскочили из леса, отбежав на достаточное расстояние, чтобы позволить себе обернутся. Макс заметил несколько теней, что промчались мимо деревьев, не спеша выходить из чащи. Он понимал, что захоти животные выйти на открытое пространство, им ничего не помещает. Положив раненного на землю, Максим выхватил автомат и продолжил наблюдать.

Никто не нападал и воспользовавшись паузой, он быстро осмотрел место куда они вышли. Это было поле, покрытое невысокой травой. В дали, виднелся забор с колючей проволокой, а рядом можно было разглядеть палаточный городок.

В их сторону двигался пеший отряд из десятка человек, что уже был на середине пути. А из ворот базы выезжала небольшая автомобильная колонна, во главе с БТР. Это обнадеживало и Макс продолжил наблюдать за чащей, ожидая подмогу.

Видимо устав ждать, когда люди вернутся под тени деревьев, волки решили пойти за ними сами. Первая пара, выскочив из леса понеслась в сторону добычи. Автоматная очередь, охладила их пыл, оставив в каждом по несколько дырок.

Звери не стали выходить по одному, появившись сразу минимум десятком. Макс быстро бросил взгляд на раненого с радистом и увидел, что Черного уже оттащили на достаточное расстояние. Стал отходить спиной вперед. Магазин закончился быстро. Целей было много, не нужно целится, куда не выстрели, в кого ни будь попадешь.

Перезарядившись, ему пришлось отступать еще активнее. Паузы между стрельбой хватило, чтобы волки подобрались достаточно близко. Ни одна пуля не летела мимо, все они находили цель вгрызаясь в тела зверей. Их было слишком много, а они все продолжали выходить из леса, двигаясь в сторону людей.

Второй рожек подошел к концу, и он левой рукой выхватил «Глок», а правой достал гранату. Продолжая вести стрельбу, он пытался зубами разомкнуть чеку. Ему это удалось, когда пистолет уже пару раз вместо выстрела сухо ударил бойком, а у ближайшего волка можно было разглядеть слюну, капающую из-за рта.

Не глядя бросив гранату, он прыгнул спиной на землю, прикрывая лицо руками. Раздавшийся разрыв, он пережил достаточно легко и не открывая глаз стал на ощупь заряжать последний магазин в калаш. Открыв глаза, увидел в паре метров от себя волков. От испуга нажал на спуск, помешав им добраться до его ног. Неловко отполз назад и как можно резвее поднявшись, продолжил начатый геноцид. Пару раз чуть не упал, запутавшись в ногах. Лишь чудом ему удавалось вернуть равновесие, но как он не старался волки были все ближе.

В ход пошло ружье, которое совершенно не могло их притормозить, а десять патронов слишком мало, чтобы нанести ущерб. Следующим был последний «Глок», что так же быстро закончился. Наступил момент, когда он держал в руках нож и Ярыгина, вытащенный из сумки и вдруг отчетливо понял. Нужно бежать, ведь волки идут достаточно медленно, не собираясь повышать скорость.

Развернувшись, он рванул в сторону подмоги, что была уже в сотне метров от них. В полной боевой готовности, для встречи нежданных гостей. Вдруг тяжелая рычащая туша упала на него сверху, заставив повалится на землю. Резкая боль в спине, и он дернулся, оттолкнув навалившегося зверя. Дав себе возможность для маневра. Перевернувшись на спину, он обнаружил перед лицом огромные острые зубы.

Испугавшись, резко вытащил из-под этой туши руку с ножом и стал вгонять сталь ему в бок. Удар, удар, еще и еще, стараясь не обращать на сжимающиеся на второй руке, клыки. Он наносил удары, пока не почувствовал, что хватка ослабла. Зверь лежал на нем без движения и не подавал признаков жизни. Вытащив из сжатых челюстей, окровавленный кусок мяса, что раньше был его правой рукой. Он отметил для себя — все пальцы целы и вздохнул с облегчением.

Перед глазами плыло, во рту был неприятный металлический привкус и ему очень хотелось просто закрыть глаза и уснуть. Собрав последние силы, он с трудом скинул с себя волка и осмотрелся. Вокруг валялись сотни зверей. Большая часть из них была мертва, но некоторые еще подавали признаки жизни.

Оперившись на целую руку, поднялся. Не забыв подхватить пистолет что валялся рядом. Подошел к ближайшему раненому животному и выстрелил ему в голову, оборвав его жизнь. Так он шел от одного раненного волка к другому, тратя магазин, пока патроны не закончились.

Он пришел в себя, когда заметил, что вокруг него стоят люди. Они с удивлением смотрели на него и даже что-то говорили, но Макс не понимал не единого слова. Он попытался подойти поближе, и разобрать по губам, но ноги подвели его, и он рухнул на землю. Глаза заполонила белесая пелена. Он потерял сознание.


Глава 9 In The Army Now

10 день

Брезентовый потолок палатки, был первым, что он увидел, открыв глаза. Тело болело, особенно отдавало в ноге и руке. Мысли путались, не давая понять кто он и где. Глаза начали закрываться, унося его обратно в небытие. Напоследок он успел услышать, что он не один, рядом был слышен не разборчивый шепот.

Очнувшись во второй раз, перед его глазами появилась блондинка с прекрасной улыбкой, что нависла над ним. Увидев, что он пришел в себя, она подмигнула. Была она в белом медицинском халате, а ее руки бегали по всему телу мягко его ощупывая. Иногда застывая на одном месте, чтобы как заправский фокусник, лишь одним движением пальцев подправить повязку или подтянуть узел.

Дольше всего она возилась с левой рукой, что была полностью замотана бинтами и крепко привязана к туловищу, чтобы сделать ее наиболее неподвижной. Были видны лишь кончики пальцев. Макс, не обращая внимания на колдующую над ним медсестру попробовал подвигать пальцами.

К его радости, пальцы двигались. Улыбнувшись, он попытался приподняться на кровати. Только он начал менять свое положение, как медсестра сразу посерьезнела и одним быстрым, но аккуратным движением вдавила его обратно в матрас. Максим при этом почувствовал легкую боль в спине. Хотя по его воспоминаниям, ей досталось достаточно серьезно. Прислушавшись к своим ощущениям, он понял, что находится под сильным обезболивающим.

Тем временем девушка закончила менять повязки и встав быстрым шагом направилась к выходу. Он попытался позвать ее, когда он уже отгибала ткань, чтобы выйти на улицу, но пересохшее горло смогло издать лишь хрип. Тем временем он остался один в палатке.

Спать не хотелось и он решил осмотреть место, где ему случилось проснутся. Это был небольшой полевой лазарет на двух человек. Вторая койка стояла у противоположной от Макса стены и была пустой. В углу палатки горкой валялась его одежда, а сверху лежала сумка (по виду не тронутая). Оружия нигде не было видно, что наводило на мрачные мысли о том, что он тут не желанный гость.

Постаравшись отогнать от себя эти рассуждения, он продолжил осмотр. Но кроме лампы, что стояла в углу и давала слабое освещение, он ничего больше не увидел. Обстановка была спартанской. Поняв, что ничего интересного в палатке нет, он прислушался к звукам снаружи. Было слышно гул множества голосов, шум моторов и веселые крики детишек. “Достаточно оживленно”, - подумал Макс, постаравшись вычленить из общего шума, какие-нибудь конкретные фразы.

От этого занятия его отвлек приоткрывшийся вход в палатку. Свет, попавший с улицы, осветил погоны полковника, что зашел первым. За ним держа руки за спиной стояло два капитана, цепкими взглядами осматривая скромное убранство палаты. Они были похожи на хищников, готовых в любой момент среагировать на любое изменение в обстановке.

Полковник же производил совсем другое впечатление. Это был седой мужчина в годах, на лице которого была добрая улыбка. Глаза же его выражали лишь радость. Максу казалось, что перед ним стоит его дедушка, с радостной улыбкой понявший, что, упав с дерева он, будучи пацаном ничего себе не повредил.

Не смотря на создаваемое впечатление, раненый напрягся. И попытался немного приподняться на кровати, дабы комфортнее вести диалог. В том что разговор будет, он не сомневался. Радовало, что, судя по всему, вести его будут в достаточно комфортной обстановке и без наручников на руках. В то же время, к нему пришли сразу как он пришел в себя, а значит, им нужно срочно получить информацию. “Знать бы еще какую” — подумал Максим.

Тем временем полковник видимо посчитал, что дал более чем достаточно времени, чтобы рассмотреть гостей. Подхватил раскладной стул, что занес один из капитанов и сел рядом с больным. Оказавшись на расстоянии вытянутую руки от Макса, он цепким взглядом прошелся по всему его телу. Казалось, обратив внимание даже на самые незначительные детали. Дольше всего он всматривался в его лицо. Максим, не оставшись в долгу, так же смотрел в ответ. Молчание затягивалось и полковник, убедившись, что все внимание больного направлено на него, произнес:

— Наверное тебе интересно будет узнать. Все, кто видел твое появление, единогласно считают, что тебе подойдет позывной «Леший» — произнес командир базы, а в будущем и Максима. Именно эта фраза, запомнилась нашему “герою” в мельчайших подробностях. Именно с этим позывным в дальнейшем будут связаны все истории о нем. В изменившемся мире, он нашел себя и получил за это имя, что ознаменовало как начало его пути, так и его продолжение.

Дальше полковник очень долго говорил с ним. Рассказывал перспективы их базы. Его видение ситуации произошедшего в мире. Поведал о том, что известно о корпорации. Дальше рассказывал о быте на базе, людях. Рассказал о намерении расширения подконтрольной территории и опасностях, встречающихся на этом пути. Макс сидел и слушал, ему никак не удавалось уловить, зачем ему это рассказывают. Да и делает это командир базы, человек под чьим управлением находится несколько тысяч человек, огромное количество техники и боеприпасов.

Монолог не о чем продолжался еще в течении полу часа. Лишь рассказав почти все о быте базы, ее командир перешел к главному. Он задал несколько вопросов подряд, передавая таким образом эстафету собеседнику:

“Что ему известно о произошедшем”, “Максимально точная информация о измененных животных”, “откуда у него жетон военного, оружие, боеприпасы” и наконец “кто он черт побери такой”. На последнем вопросе, полковник резко посерьёзнел, вперив свой взгляд в Макса. А его помощники достали блокноты с ручками.

Глубоко вздохнув, он начал рассказывать. Начать решил с момента выхода из дома, упуская малозначительные детали. Он не забыл упомянуть, что уже встречал “Черного” (на этом моменте, полковник повернул голову к капитану что стоял по левую руку от него, а тот кивнув стал быстро записывать, что-то себе в блокнот).

Рассказ был о всем подряд, начиная о его походе по лесам, заканчивая встречей с хозяином леса, Корпоратами, каннибалами и работорговцами. Особенно интересны были подробности о людях (хотя не всех можно таковыми считать), что он встретил за время своего путешествия. Дольше всего его спрашивали о представителях корпорации. Посетовали о потраченной термобарической гранате и отметили, что он пока единственный человек, что видел их трупы. После битвы они забирали их с собой, а убить всех, чтобы некому было забирать, им еще не удавалось.

Макс умолчал о капище и тех событиях, что там произошли. Он не был до конца уверен, было ли все на самом деле. Не хотелось, чтобы его посчитали сумасшедшим, первые адекватные люди, встреченные им. После того, как Максим все в подробностях рассказал, ему с разрешения полковника, начали задавать вопросы его помощники.

Им удалось наводящими вопросами, помочь вспомнить такие вещи, которые он думал, что не знал. Целый час вопросы сыпались на него один за одним и лишь тогда успокоились. К этому моменту Макс был окончательно вымотан. Мысли путались, клонило в сон. Гости обратили внимание на его состояние и поблагодарив его, покинули палатку, не забыв позвать медсестру. Уже перед самым выходом, командир отметил, что завтра придут его представители. Они введут Макса в курс дела, а также предложат несколько вариантов сотрудничества.

После такого выматывающего разговора, у него совершенно выпало из головы, узнать о своем статусе и где его оружие. Сейчас ему хотелось лишь есть и спать. Первое его желание исполнила медсестра, принеся с собой поднос, на котором стояло несколько блюд. Она хотела покормить Максима с ложечки, но он отказался. Потратив на прием пищи кучу времени и последние силы, он закинул в себя последнюю ложку каши. Откинувшись на подушку, он провалился в сон.

11 день, полдень

На следующих день после обеда к нему пришли. Один из капитанов уже виденный им вчера и улыбчивый лейтенант, что представился главой разведывательного подразделения базы. Именно он вел диалог с Максом, в то время как помощник полковника стоял в углу палатки. Всем своим видом показывая, что он тут лишь для галочки.

После небольшого формального разговора о его самочувствии ему было предложено несколько вариантов пребывания на базе. Сразу дали понять, что оценили его действия по спасению солдат. Лейтенант искренне был благодарен, за своих ребят. Но держать его просто так, никто не собирался. После того как его выпишут из госпиталя, он должен будет войти либо в подразделение разведки, либо в обслуживающий персонал базы. Третьим вариантом, он мог покинуть их территорию и продолжить свой путь одиночки.

На его вопрос о возможности торговли, ему дали категорический ответ. Любые торговые отношения на территории, только для членов их базы, другого не дано. Они еще не вышли на уровень самообеспечения и у них нет излишков для торговли с людьми из вне. Такая возможность появится, но точно не в ближайшую неделю, а именно к этому моменту, его уже выпишут из госпиталя.

На вопрос об его оружии, ответ так же был однозначен. Отдадут только в двух случаях. Станет членом военного подразделения базы, либо покинет ее территорию. Если выбрать вариант, со становлением обслуживающим персоналом, его оружие обменяют на еду, материальные удобства и улучшения условий его жизни.

Макс начал понимать, что просто так его отпускать явно не захотят. Без еды, которую ему не дадут купить, он, покинув поселение далеко не уйдет. Самым лучшем вариантом становилось, вступить в подразделение разведки, тем более, как ему сказали, большинство боевых выходов будут на территории леса.

Ему дали время подумать, до момента его выздоровления, но он уже все для себя решил. Последний вопрос, который ему оставалось прояснить он задал уже перед уходом гостей.

— какой минимальный срок мне нужно будет пробыть с вами, если я вступлю в разведку, прежде чем мне дадут уйти? — спросил он, внимательно смотря за реакцией оппонента.

Лейтенант не на шутку удивился, ведь обычно одиночки рады присоединится к мощным военным формированиям и еще никто не задавал такого вопроса. Его компетенции не хватало, для ответа и он повернулся в сторону капитана, что, услышав вопрос, подошел ближе.

— минимум три месяца — ответил представитель полковника и не дожидаясь реакции покинул палатку. Лейтенант, виновато улыбнувшись, пожелал Максиму скорейшего выздоровления и так же оставил его одного. Не забыв напомнить, что с решением его никто не торопит и у него есть несколько дней, на подумать.

Следующие дни его больше не трогали, лишь медсестра скрашивала его скучные будни. За это время ему далось узнать, что ее зовут Алена и она присоединилась к поселению как беженец. До войны она училась в медицинском училище и ее знаний хватило, чтобы ее взяли медсестрой в местный госпиталь. Профессиональные врачи занимались лишь военными и тяжелыми случаями, а все остальное оставляли на медсестер и беженцев, что оказывали посильную помощь.

Алена даже принесла ему потрепанную книжечку, что бы он мог хоть чем-то себя занять. Вставать ему не разрешали и о том, что происходит за стенами палатки, он мог узнавать лишь из уст Алены. Судя по ее рассказам, жизнь на базе налаживалась, людей становилось все больше, но и проблем с провизией не наблюдалось. Запасы пополнялись за счет животных, что чуяли скопление людей издалека и нападали на базу почти каждый день.

Макс и сам периодически слышал выстрелы. По его ощущениям, зверей было не так много. Это подтверждали и слова медсестры, что видела в последний раз лишь десяток диких оленей. Они даже не успели добежать до колючей проволоки, что была вокруг палаточного лагеря. Макс понимал, что есть два варианта, либо уже истребили всех измененных животных в округе, либо они становятся умней. Он очень надеялся на первый вариант, но его не покидали сомнения. Еще свежи были воспоминания о медведе. Ему тогда показалось, что у того есть зачатки разума.

Как не хотелось Максу порассуждать на тему будущего развития животного мира, но у него была проблема по важнее. У него не было трех месяцев, чтобы остаться тут, но иначе он не сможет получить еду и снаряжение для дальнейшего пути. Вариантов не оставалось и в последнюю ночь перед выпиской он все для себя решил.

Он вступит в развед-отряд, наберется боевого опыта и немного улучшит свою физическую форму (из рассказов Алены, он знал, что солдаты тренируются каждый день, между выходами). Это по его расчетам займет от месяца до двух, тот максимум, что он может себе позволить остаться.

Дальше он попытается покинуть базу. Может дождется нападения большого количества зверей. Возможно, уйдет во время одного из выходов. Решения выхода из ситуации еще не было, но одно он знал точно — дольше двух месяцев он на базе не останется. Решение было принято, и он со спокойной душей лег спать. Завтра день обещал быть длинным.

день 14 утро

Он стоял в углу палатки и рассматривал себя в маленькое зеркало. На нем была его форма, в которой он прошел самый сложный путь в своей жизни. Она была выглажена, постирана и заштопана — спасибо Алене. Так же благодаря ей он был выбрит, причесан и выглядел теперь совершенно другим человеком. Сегодня рано утром, она пришла и положила все это рядом с его кроватью. Синяки под глазами указывали на то, что она потратила на это пол ночи.

“Нужно будет ее отблагодарить” — думал Макс, продолжая всматриваться в свое отражение и пытаясь найти какие-либо недостатки — “а для этого нужно узнать, где она живет” — заключил он.

Когда за ним пришли, он был полностью собран и сидел на кровати, читая книжку. В помещении появились уже виденный лейтенант в сопровождении молодого сержанта. Макс поднялся со своего места и отдал воинское приветствие. С непривычки оно получилось очень дерганым.

Гости не обратили на это никакого внимания (за последние дни привыкли общаться с гражданскими). Лейтенант, подойдя на расстояние вытянутой руки цепким взглядом осмотрел его с ног до головы. Видимо оставшись довольным, он отошел в сторону давая дальнейшее управление ситуацией сержанту.

— меня зовут Дмитрий, но обычно мы обращаемся к друг другу по позывным, мой — «Шаман» — представился черноволосый красавец, чья внешность явно заставляет сохнуть по нему половину базы. Форма сидела на нем идеально, обрамляя его спортивную фигуру.

Он быстро взял Макса в оборот. Вызнав у него, что у него есть в наличии как для быта, так и для участия в боевых операциях. Его удивило количество различных боеприпасов, что было у него при себе. А также список оружия, что ему должны были вернуть в момент заступления на службу. Бросив взгляд на старшего офицера, увидел, что он никак не среагировал на слова новобранца. Поэтому быстро взял себя в руки и продолжил опрос.

Все это время он держал в руках небольшой блокнот, куда активно записывал почти все сказанное Максимом. На просьбу о фене и микроволновке, он посмотрел на него как на дурака и поинтересовался, не нужно ли ему еще посудомойки. Макс решил тактично промолчать, быстро переведя тему. В итоге список оказался не таким большим, как он рассчитывал. Оказалось, что жить он будет в казарме, а питаться в общей столовой.

Надеяться на привычный быт, точно не стоит, а значит и вещей ему нужно не так много. База только начинала свое развитие и множества удобств просто не хватало и особенно это касалось жилья. Почти весь гражданский персонал базы, жил в палаточном лагере, по два, а иногда три человека.

Макс был интровертом и информация о том, что ему придется жить в одном помещении с еще десятком людей, расстроила. Видя выражения его лица, сержант заговорчески подмигнул и тихим голосом рассказал, что для парочек делается исключение, особенно в разведке.

На этих словах новоиспеченный вояка смутился. За все эти дни в лесу, он совершенно не думал о женщинах, но, когда лежишь в постели, а за тобой ухаживает красивая медсестра — не раз задумаешься о романтике. Он посмотрел в сторону входа пытаясь угадать, где же сейчас Алена. Видимо увидев, все в его глазах, Дмитрий весело рассмеялся. Даже вечно строгий лейтенант, позволил себе улыбку.

На этой веселой ноте первичный инструктаж закончился, и они направились к его будущему месту жительства. На выходе он немного притормозил, найдя взглядом Аленку и отпросившись у офицеров, зашагал в ее сторону.

За спиной у него в этот момент раздавались смешки. Алена стояла в группе из нескольких медсестёр. Когда он подошел и запинаясь пытался поинтересоваться у нее, где она живет и можно ли будет как-нибудь пригласить на прогулку, они сопровождали это веселыми улыбками и смехом.

В итоге назад он возвращался смущенный, но довольный. Осталось только дождаться ближайшего выходного и выбраться в гости.

Когда они шли к казарме, он ожидал увидеть внутри десяток парней, запах пота и незатихающий шум. Вместо этого он сейчас смотрел на пустое помещение с десятью койками. У каждой по тумбочке, а в другом конце помещения находится вход в душевые с туалетом.

Стояла гробовая тишина, лишь с улицы доносились крики офицеров, что тренировали людей на плацу. Как оказалось пополнение заселят завтра утром и именно тогда будет первый учебный день, а пока он может разложится и отдыхать. Покидать казарму ему запрещено.

Напоследок сержант уточнил, что завтра в девять утра в форме на плацу. На вопрос об оружии, ему ответили, что всю остальную информацию он узнает завтра. На построении вместе с остальными. Добавив, что основные гигиенические принадлежности и полотенца в тумбочке, ушел.

Хлопнула закрывшаяся дверь и Макс остался один. Осмотрев помещение, он прошел его, с одной стороны, до другой, подбирая себе лежанку по удобнее. В конце концов он остановился на месте ближайшем ко входу, чтобы в случае чего быть готовым быстро покинуть помещение. Не верилось ему, что в это изменчивое время, в самом начале войны и намечающегося раздора, кто-то может создать управленческую структуру надолго.

Шанс, что люди захотят, чтобы власть над ними держали военные, которые даже не способны были защитить столицу, был слишком мал. Но кто знает, вдруг у полковника получится удержать власть и расширить свою территорию. Макса это волновало не сильно, в его планах, набраться опыта под контролем опытных вояк. Возможно даже найти товарищей, которые захотят пойти дальше вместе с ним.

Он не знал, почему его так тянуло идти дальше. Одно он знал точно, пока он движется, он сможет найти себя в этом новом мире. Стать тем, кого запомнят. Сейчас он мог лишь рассуждать и предполагать. Только завтра покажет, какие препятствия встанут у него на пути.

Решив, что на сегодня размышлений хватит, он разложил вещи в тумбочку. Занялся своей гигиеной и провел остаток дня читая книги. Книга оказалась захватывающей и оторваться он смог лишь ближе к 12 ночи. Когда шум на улице стих, а на небо вышла луна. За последние дни, он успел привыкнуть спать на мягком матрасе и поэтому уснуть удалось буквально за пару минут.

день 15

— Сегодня вы стоите здесь, по той причине, что вы выбрали для себя путь защитника, воина, что защищает свой дом с оружием в руках и я рад приветствовать вас… — незнакомый майор, что представился заместителем по хозяйственной части, ходил вдоль строя. Говорил он явно заученную приветственную речь. За те десять минут, что он рассуждал о том, каким должен быть настоящий солдат, Макс успел заскучать. Он уже исследовал глазами все окружение. Как только понял, что майор настолько увлечен своей скучной речью, что даже не смотрит на тех, к кому она обращена. Позволил себе вертеть головой.

Его будущие товарищи не представляли ничего примечательного, среди них было лишь пару молодых парней, что скорее всего только закончили школу. Остальные же, были примерно его возраста и успели отслужить в армии. Для них все это было не в новинку, и они спокойно дожидались окончания речи, даже не пытаясь изображать интерес. Среди десяти новобранцев не было глубоких стариков, так и совсем юнцов. Это указывало хоть на какой-то отбор, при поступлении на службу. Что в свою очередь наводило Макса на мысль — все не так плохо в новом государстве. Ведь когда на войну начинают призывать стариков, женщин и детей — значит больше некого.

Встретились они все уже на плацу. Макс не успел ни с кем познакомится, как приведший остальных лейтенант, связался по рации и пришел “начальник по хозяйству”. Если честно, то Максима смущало, что что среди них не было даже одного профессионального военного, его планы на опытного наставника рушились даже до начала тренировок.

Тем временем Майор закончил и козырнув строю. Круто развернулся на каблуках и быстрым шагом задвигался в сторону своего кабинета. Лишь когда он отдалился на почтительное расстояние, глава разведывательного подразделения перешел к делу. Он обещал сделать из них настоящих бойцов. Угрожал адскими тренировка и даже несколько раз предлагал выйти из строя, тем кто не хочет трудится из последний сил. Глупцов не было, вряд ли того, кто выйдет из строя возьмут хоть на одну приличную работу на этой базе.

Описание предстоящих сложностей длилось несколько десятков минут. Из основного он понял, что теории будет самый минимум — по одному часу в день. Все остальное время займут физические тренировки и обучение практическим навыкам. Сначала из них сделают бойцов. Лишь потом после того, как покажут свою полезность, дадут возможность подучить теорию.

После своей речи, лейтенант дал возможность задать вопросы. Первым вызвался молодой парень крупного телосложения с добрым лицом. Он напоминал добродушного медведя. Его вопрос касался командира их отряда, хотелось знать кто им станет. На этот вопрос офицер пообещал дать ответ позже. Так как пока они сами еще не решили дать им сержанта или назначить кого-то из них.

Следующим высказался высокий брюнет. Его больше интересовало, наличие свободного времени. Тут ответ последовал сразу. Им пообещали один день в неделю на отдых по время подготовки. “Лучше, чем ничего”, - подумал Макс.

Было задано еще несколько вопросов, они касались бытовых вещей и ответы на них, были такими же бытовыми. После этого образовалась тишина и начальник разведки уже хотел перейти к следующей теме, как Макс задал вопрос.

— Я слышал, что тут принято обращаться к друг другу по позывным, когда мы их получим и кто нам их даст? — задал он интересующий его вопрос.

— О, неожиданный вопрос — улыбнулся офицер — в обычном случае, ваше прозвище будет получено вами от ваших товарищей в первую неделю подготовки, но у вас “Леший”, оно уже есть. Единогласно принято очевидцами вашего появления из леса,

хе-хе — на этот моменте он с улыбкой пробежался глазами по удивленному таким поворотом строю — Среди вас есть исключения из правил, но это не значит, что мы будем выделять его среди остальных. Скорее наоборот мы будем более требовательны — его взгляд вновь стал серьезным — а теперь давайте поговорим о том, как будет проходить ваш быт и нормально экипируем.

Он стоял и старался не реагировать на направленные на него взгляды. Сейчас на него смотрело девять удивленных пар глаз. Пытались понять, чем же он заслужил такой позывной.

Макс и сам не смог бы ответить на этот вопрос. Ведь, по его мнению, в его действиях во время защиты раненного не было ничего специфического и уж тем более в тот момент он не был в лесу. Ему еще предстояло выяснить причину такого позывного, и он собирался сделать это при первой же возможности.

Дождавшись пока новобранцы вдоволь насмотрятся на уже успевшего выделится сослуживца. Лейтенант громким кашлем привлек к себе внимание и продолжил рассказывать. Дальше пошла рутина, с которой Макс столкнулся еще при выписке из госпиталя и для себя не услышал ничего нового. Потратив на описание всего необходимого для нормальной службы, минут тридцать. Объяснив, где это получить в свободное время. Руководитель их подразделения наконец закончил с разговорами и перешел к делу.

Передав их знакомому Максу сержанту, что все это время стоял и терпеливо ждал окончания “приветственной речи”, он покинул их. А сержант, быстро построив их в колонну по двое, повел под своим чутким руководством в сторону склада. Там им выдали по два комплекта формы, белье, комплекты первой помощи, рюкзаки и сух паек на два дня.

Объяснив, что сухпай и медицинский комплект всегда должны быть в рюкзаке, их провели в оружейную. Где каждый получил по охолощенному Калашникову и пм. К каждому оружию прилагалось по два магазина патрон. Как объяснил сержант, сейчас им не собирались давать настоящие. Для того что бы привыкнуть всегда носить их при себе хватит и таких. Один из новичков, поинтересовался, как они будут учится стрелять. На что ему сообщили — боевое оружие они будут получать на стрельбище и в конце тренировки отдавать обратно.

“Похоже у них все строго” — подумал “Леший”, мысленно примеряя на себя свой позывной и как ему казалось даже удачно. По крайней мере отвращения от своего прозвища он не получал. Даже чем-то с ним был согласен, оно было явно лучше того, что могли дать его сослуживцы.

Прежде, чем отправить всех в казарму, сержант провел их по основным местам, где будет проходить обучение: Учебный класс для теории; полоса с препятствиями; стрельбище; спорт зал. После небольшой экскурсии их наконец привели в казарму. Дали им несколько часов, чтобы переодеться и обустроится. После чего им нужно было без опозданий прибыть на плац.

Когда за сержантом уже закрывалась дверь, Максим обратил внимание, что все взгляды в помещении обращены на него. У всех были вопросы, и они уже не могли были дождаться пока офицер уйдет, чтобы начать их задавать. Макс судорожно вспоминал свою учебу в военной академии. Пытаясь определить линию поведения, чтобы его не задавили толпой. Ничего путного не приходило в голову. С едва слышным щелчком дверь закрылась, отрезав будущих солдат от остального мира, тонкой деревянной перегородкой.

Глава 10. Без учебы никуда

10 день тренировок (25 с начала)

— Граната — крикнул Максим и упал лицом в грязь рядом с еще тремя сослуживцами. Он считал до пяти и за секунду до конца отсчета успел притормозить товарищей по яме. Отсчет закончен и «Леший» максимально быстро вскочил на ноги. Стреляя холостыми в направлении противника побежал к выбранному укрытию.

Как и учили, укрытие было максимум в двух секундах бега. В момент, когда он упал за мешки с песком, со стороны противника раздались выстрелы. Пришлось изображать из себя, человека, подавленного огнем, ожидая пока союзники начнут ответную стрельбу.

В паре метров от него высунулся из укрытия “Балу” и выставил ручной пулемет в направлении соперника. “Балу” был высоким широкоплечим и когда он бежал на тренировке казалось, что несется огромный шкаф. Он обладал добрым лицом и чистой душой и был всегда готов прийти на помощь. Несмотря на его размеры, он был очень вынослив и поэтому стал носителем самого тяжелого вооружения в его отделении.

Когда бывший слесарь, а теперь пулеметный расчет из одного человека открыл огонь холостыми, на противоположной стороне замолчали. И правильно, ведь в реальной боевой ситуации, когда в твою позицию летит сотня пуль в минуту, точно не рискнешь высовываться из-за укрытия.

Воспользовавшись моментом, он подал сигнал остальным парням и под прикрытием «Балу», они перебежками начали двигаться к окопу противника. Заходя с двух сторон. “Леший” с одной стороны, двое его парней с другой. Со стороны было удивительно, почему он так бесстрашно бежит к вражескому укрытию, ведь у них точно так же есть пулеметчик, что может открыть огонь в любой момент.

Все дело в том, что за спиной у Макса на возвышении лежал снайпер с позывным “Лингвист”, что в начале учебного столкновения выиграл снайперскую дуэль. Теперь он главенствовал на поле боя, а уже к концу первой минуты, они были впятером против троих.

“Лингвист” получил свое прозвище за то, что закончил институт по одноименной профессии. Неплохо владел несколькими языками и был очень начитанным. Тем удивительней было, что в первый же день на стрельбище, когда им подбирали оружие, он показал великолепные результаты уже в первые минуты стрельбы. Высокий худощавый парень, что не любил лезть на рожон, нашел себя в снайперском деле. Оно приносило ему огромное удовольствие.

Макс прыгнул в небольшую рукотворную яму в тот момент, когда “Балу” ушел на перезарядку. Сразу же случилось сразу несколько событий: крик граната, звук выстрела из снайперской винтовки и пулеметная очередь. Образовалась пятисекундная тишина, когда все пережидают взрыв воображаемой гранаты и дают время сержанту определить, заслужил ли кто выбывание из боя.

— Все застыли! — раздался над полем боя усиленный рупором крик сержанта. Все остались на своих местах, стараясь не делать резких движений. Если “Шаман” заподозрит, что кто-то решил воспользоваться моментом и подглядеть позицию остальных его сразу же выкинут из боя. После окончания накажут все отделение, да так, что завтра никто с кровати встать не сможет.

Убедившись, что все лежат, смотря в землю, он начал перечислять выбывших солдат.

— граната со стороны синих, “Балу” из желтой команды — выбывает

В этот момент, Макс чертыхнулся про себя. Враги смогли убрать самую важную деталь для атаки, огневое прикрытие. Теперь если сержант не уберет еще хотя бы одного противника, их даже под прикрытием “Лингвиста” могут расстрелять на подходе. Но паузу еще не закончили, а значит будут еще объявления.

— снайперский выстрел со стороны желтых, “Зингер” из синей команды выбывает.

“Леший” почувствовал облегчение, у него оставалась еще одна “граната” и можно ее использовать, чтобы выбить их пулемет. Он уже потянулся к разгрузке, когда понял, что продолжения боя не объявляли.

— Отличная очередь из пулемета со стороны синих благодаря которой нас покидают “Связист” и “Гослинг” — в голосе, даже с механическим усилением — была слышна усмешка.

“Связист” был обычным непримечательным парнем, получившим свой позывной, самым банальным образом, как и “Лингвист” по профессии. Он закончил академию связи и по праву заслужил место основного радиста их отряда, а также их отделения.

Паренек обожал копаться в технике и когда все валились от усталости в кровати, он шел в угол казармы и занимался разбором старого хлама. Как потом оказалось у парня были неплохие задатки. Он из дерьмовых станций, что им выдали, смог сделать вполне приемлемые устройства связи.

В будущем обещал гарнитуру, что позволит расходится между каждым человеком до 30 метров и связь останется (пока технарям базы, удавался результат в 20 метров). Макс не критиковал его деятельность, как остальные. Тем самым в момент выбора, заполучил к себе крутого технаря, с небольшими саперными умениями, что было просто находкой.

“Гослинг” был простым "своим в доску" парнем, а позывной получил за любовь к вождению и автомобилям в целом. У него за плечами было несколько соревнований по дрифту. Первое место на областному райли и как он утверждает огромное количество погонь от полицейских, за превышение скоростного режима.

Сначала все думали, что он балабол, но затем “Шаман” решил дать ему самую раздолбанную машину и создал на плацу небольшую полосу препятствий. Прежде чем выпустить на нее его. Он дал проехаться нескольким парням, в том числе Максу. Все они показали неплохой результат думая, что у “Гослинга” будет ненамного лучше.

Когда он закончил полосу препятствий, сократив время полосы почти в двое, Максу уже в какой раз удивился свое удаче. Все парни как на подбор, при чем выбрали они его сами. Но сейчас проблема не в этом, а в том, что “Гослинг” присмотрел очень крутой внедорожник с приваренной пулеметной точкой. Который, по его мнению, позарез как им нужен. А теперь он со своим другом подставляются как дети какие-то. Прямо под пулемет.

Отделению Максима пока ни разу не удавалось победить в учебном бою, против другого отделения. Такие бои начались на второй неделе и всего их будет семь. Команда победитель получит право первой выбирать себе транспорт, который будет использовать для передвижения. Они проиграли два боя подряд и, если сегодня будет третий, шансы выиграть уменьшаться еще сильнее.

— Продолжаем бой! — крикнул сержант. “Леший” резко выскочил из укрытия, на ходу перекидывая «Калаш» в левую руку и открывая беспорядочный огонь из подмышки. Второй изображая подготовку гранаты. Он пошел на такой рискованный шаг, чтобы выявить нахождение так ненавистного ему пулеметчика. Этот парень каждый бой вытягивает свою команду, выбивая по несколько человек в самый неподходящий момент. Он уже был у укрытия, когда “Бомбер” (пулеметчик синих), высунулся в его направлении.

Выкрик “граната”, что раздался одновременно с громом винтовки и “Леший летит прямиков в окоп противника. Он представлял из себя траншеи длиной несколько десятков метров и по расчету Макс, он был сейчас с другой стороны от оставшихся синий.

Не тратя время, он быстро перезарядился и уже был готов к продолжению боя, когда сержант вновь остановил бой.

— Выстрел и граната со стороны желтых, выбит “Бомбер” из команды синих.

Улыбка появилась на лице. Осталось забрать самого сложного противника, а как назло, один магазин в «Калаше» остался. Пистолетов им не дают, приучая к коротким боевым столкновениям, когда все решается за считаные минуты. Прозвучала команда к продолжению и перехватив автомат поудобнее двинулся в сторону предполагаемого местонахождения противника.

В этот момент, он не мог нарадоваться, что тренировался ходить как можно тише. Даже в лагере не забывал тренироваться вечерами, сполна используя этот навык, чтобы добраться до Алены. Провести с ней время за чашечкой чая, болтая о разном. С поличным ловили его лишь однажды, но там ему удалось договорится за пачку сигарет и его пропустили дальше. Пообещав не трогать на обратном пути если пойдет через них.

И вот сейчас он казалось превосходил сам себя. Он пригибался, двигаясь по окопу, ставя стопы так, чтобы не один камушек не покатился, веточка не хрустнула. Сейчас победит тот, кто первый услышит соперника. Обойти его точно не могли. Вылези сейчас “синий” из окопа и считай он труп.

Поэтому сейчас все зависело от Максима и его реакции. По его ощущениям, он уже преодолел половину окопа, а не услышал ни звука. Либо противник умеет передвигаться, так же как он, либо он ждет его в одном месте. Именно в тот момент, когда к нему пришла мысль, он заметил, что траншея изгибается почти под 90 градусов. Если кто-то есть за поворотом, то скорее всего он увидит его почти сразу, стоит выглянуть.

“Леший” застыл, его взгляд метался от одной стенки к другой, а он не мог придумать, что ему делать. Выигрывать нужно было обязательно, и он застыл в нерешительности. Идеи появлялись так же быстро, как он от них отказывался.

Ползком — не вариант, слишком медленно, не успеет извернутся; Высунуть только оружие — глупо, у него явно меньше патрон, а значит его просто возьмут измором. Легкий едва слышный шорох подтвердил опасения, а значит нужно было, что-то срочно придумывать.

Ему вспомнились слова “Шамана” в первый день на теории: “в большинстве столкновений, почти все мыслят в одной плоскости, забывая о том, что есть еще сверху и снизу. Если вы в лесу, вы можете залезть на дерево, рядом с озером — нырнуть под воду; в поле — выкопать яму. Не нужно ограничивать себя рамками, вам не обязательно сталкиваться лоб в лоб”. Макс вдруг понял, что ведь лишь противник ограничен окопом, в то время, как у него с этих проблем нет.

Подойдя к одной из стенок, он зацепился за край окопа и приподняв свое тело на руках, стал перебирать ногами по стенке, создавая видимость подъема. Затем он аккуратно спустился на руках, не издавая звуков и медленно двинулся к повороту.

Оказавшись у края, он подготовился к рывку, перехватив потными от напряжения руками автомат. Видимо в этот момент, край ствола вылез из поворота и сразу за этим раздалась автоматная очередь. Резко отпрянув назад, Макс пользуясь звуками стрельбы выдернул себя из окопа в тот момент, когда противник ушел на перезарядку.

— Думал поймать меня на глупый фокус “Леший” — раздался крик из траншеи, задавая Максу направление — ты добрался до меня, не издав ни звука и вдруг ты сделал такую оплошность? Ха, ха и еще раз Ха. — оставшийся синий явно разошелся.

“А нервы то от тишины сдают”, - подумал Максим заглядывая в окоп и направляя ствол в затылок брюнета, что водил автоматом из стороны в сторону и целился туда, где он был минуту назад. Сейчас же «Леший» находился в нескольких десятках сантиметров от последнего врага и даже можно было услышать его тяжелое дыхание. Разглядеть на неприкрытой шее бисеринки пота.

— нет “Север”, не думал — сказал он и не дожидаясь пока противник среагирует сделал несколько выстрелов чуть выше головы. Так пары из ствола не опалят лицо его прямого конкурента, а именно командира, противоборствующего им отделения.

— СТОП! Прекратить стрельбу! — раздался громогласный голос сержанта — желтые победили.

Услышав команду, он с его жертвой направили оружие в землю и вытащив магазин, почти одновременно передернули затвор. Следом поставили оружие на предохранитель. Как только с формальностями было закончено, Максим с чувством выполненного долга протянул руку для рукопожатия.

Выйдя с поля боя, он сразу попал в руки своего отделения. Они обступили его со всех сторон на перегонки обсуждая его действия, хваля или коря за те или иные моменты. Но их объединяло одно, он искренне радовались победе и его роли в ней.

Особенно счастлив был “Гослинг”, который уже начал настраивался на окончательное поражение. Значит и потерю машины, что он уже считал своей. Именно в этот момент Макс осознал, что так же является частью команды и что пользы от него ничуть не меньше, чем от его парней (за эту неделю, они стали для него таковыми).

Они еще какое-то время, пользуясь перерывом между тренировками, пообсуждали завтрашнюю площадку для боя. Ведь сержант обещал три разны площадки для битвы. Одна в первые три дня. вторая в следующие и в последний день, уникальное место, от которого, они будут в восторге. Ну, по мнению “Шамана”.

Все в отделении сходились в одной мысли, что вторая площадка в противоположность полю с окопами и редкими укрытиями будет в заброшенном здании или деревне. Где большое количество укрытий и возможностей для маневра.

Их разговоры быстро прервал сержант, подгоняя продолжить тренировку. Начать он решил с небольшого марш броска в пару километров. Небольшой он был лишь в сравнении со стандартным. Они всем отрядом с боязнью ждали того дня, когда им придётся бежать Большой марш бросок. Конечно была надежда, что никогда, но за время в учебке, они поняли только одно. С “Шаманом” нельзя быть уверенным ни в чем.

11 тренировочный день

Поднявшись ранним утром с кровати, он наблюдал за тем, как дружно весь отряд общался с друг другом, не смотря на конкуренцию. Вот "Балу" с "Лингвистом" собирают кровати, весело переругиваясь с соседями. Это были "Рэд" и "Стрелок".

Первый получил свое прозвище за то, что постоянно перезаряжался в самый неподходящий момент*. А второй, потому что в первый же день, попросил у сержанта, пойти стрелять из настоящего огнестрела. Он был именно тем случаем, когда прозвище не соответствует действительности, ведь до прихода на службу никогда не стрелял.

*(в подразделениях было принято при начале перезарядки, сообщать об этом криком "красный".)

Вот "Север" дрючит своих парней за неправильно заправленные кровати. Сержант обожал давать дополнительные нагрузки, за любые косяки. В том числе и в быте.

"Связист" стоял в углу казармы и что-то объяснял "Гослингу" тыча пальцами в груду техники на столе. Смотря на все это, Максим вернулся воспоминания в первый день, когда они все собрались в одном помещении. Он думал, что как только дверь закроется за сержантом, у них начнется распределение обязанностей и определение, кто будет главным, возможно даже путем насилия. Начиналось все очень похоже, не успела дверь закрыться, как он был окружён остальными парнями, что молча смотрели на него. Макс мысленно настраивался на столкновение и искал возможности решить конфликт без боя. Когда вперёд вышел один из новобранцев.

— Здаров, меня Серега зовут — сказал он, протягивая руку — слышал о твоих подвигах "Леший", говорят ты сотню Варгов с обрыва скинул, а потом и за ними прыгнул, расстреливая их в воздухе! Наверное, круто было бы такое увидеть.

— эмм, ты, о чем? Варги? — Он попытался хоть немного понять, о чем речь.

— Ну Варги, ты что никогда не играл в комп чтоль? Более мощные волки, сильнее и умнее своих младших братьев, я так наших измененных называю.

Он задавал вопрос за вопросом, смешивая настоящие факты с откровенно фантастическими историями. Сначала спрашивал один человек, потом к нему присоединились остальные. Оказывается, в их мире, с новыми опасностями сталкивались только обученные солдаты. Истории об обычно парне, что в одиночку выживал в течении недели разошлась по лагерю в одно мгновение. Она приукрашивалась, появлялись новые факты, в которых он был похож на Рэмбо.

Все это привело к тому, что многие обычные люди поверили в свои силы и часть из тех кто стоял перед ним, пошла в местную армию из-за этих историй. Это тешило его самолюбие, но он понимал, что в большинстве случаев, лишь удача помогала ему выжить.

Вопросы сыпались на него в течении нескольких часов и когда они наконец закончили, успели все перезнакомиться. На следующий день у большинства уже были позывные и именно в этот день его выбрали одним из командиров отделения.

Из воспоминай его вырвал "Север", он подозвал его к выходу из казармы, как оказалось все уже стояли там и ждали только его. Быстро застегнул китель по горло. Накинул ставший уже привычным за эту неделю бронежилет и широким шагом направился в новый день.

….. Они строем стояли на опушке леса. "Шаман" ходил перед ними и раздавал последние инструкции. На земле лежали 10 автоматов и нечто похожее на футуристическую броню, полностью заполненную датчиками. Сегодня они будут сражаться в лесу и в этом им поможет набор оружия и формы для Фаертага.

Это разновидность Лазертага, где у оружия сохранены все баллистические свойства, единственное исключение оно с холостыми. Как рассказал сержант, несколько дней назад они нашли склад местных выживальщиков которые увлекались данным видом игры.

Начальство решило таким способом улучшить тренировочный процесс. Теперь не было необходимости сражаться на открытом пространстве, и они могли отработать тактику действий в лесном массиве.

Сейчас они находились недалеко от базы, несколько сотен метров в глубину леса. У них был отряд прикрытия, состоявший из десятка парней, что закончили тренировки на пару дней раньше них. Именно они будут ответственны за безопасность.

Также их задачей будет создание периметра, за который они не смогут выходить во время боя. "Шаман" будет сидеть в джипе и с помощью техники анализировать ситуацию на поле. Сегодня он будет лишь записывать время выбывания каждого из участников и с помощью датчиков понимать, кто победил.

Все отделение Макса будет с одинаковым оружием, так же, как и их противники. Никакого захвата флага, никаких взятий в плен, победит та команда, у кого к концу боя останется хоть один солдат. К такому их не готовили, кроме "Лешего" никто из отряда не сражался в лесу. Да и его вряд ли можно считать асом в лесных боях.

Сегодня по словам сержанта они начнут свой тренировочный день с боя и уже после сражения продолжат отработку навыков среди чащи. Видимо он решил показать им, чем отличается бой на открытой местности от леса. Тут противник может прятаться в нескольких метрах от тебя, а ты его даже не заметишь.

Вот сержант закончил с водной информацией и раздав командирам отделений по рации, направился с командой синих к их стартовой точке. У них появилось пару минут, чтобы придумать тактику, исходя из водных. Макс не смог предложить своим парням ничего нового. В итоге посовещавшись, сошлись на том, что разделятся на три группы: "Балу" с "Лингвистом", "Связист" с "Гослингом" и Максим в одиночку, это должно увеличить их шансы на победу.

Они все были на взводе, ведь сегодня воевали на неизвестной для них территории. Перед прошлыми боями, почти неделю отрабатывали сражение, а теперь должны были сразу вступить в бой. Не имея никаких знаний о тактики сражений в таких местах.

Да и сам командир отделения был на взводе, ведь вчера вечером, он посещал Алёнку. Рассказал ей о первой победе, и она пообещала ему, если и сегодня им удастся выиграть, он получит поцелуй в награду.

Максим чувствовал себя подростком, оказавшись в такой ситуации, но ничего поделать с собой не мог. Он уже давно не знакомился с девушками и для него это был темный лес. А тут красивая медсестра, что явно чувствует к нему симпатию, а он даже не знает, как себя правильно вести. Почти все время, когда бегал к ней ночами, в ее палатке присутствовала ее соседка. Сегодня она должна быть на ночном дежурстве, и кто знает, может поцелуй превратится во что-то большее.

Для этого нужно сегодня выиграть, несмотря ни на что. Наверное, по этой причине он решил пойти один, отделившись от остальных. Так у него больше шансов остаться незамеченным и повлиять на исход боя.

Определив направление движения каждой из групп, он занял свою позицию и стал ожидать сигнала. Сегодня они воевали на большей территории, поэтому в самом начале можно успеть немного пробежаться, чтобы сократить дистанцию с противником.

Отдых закончился, и рация зашумела, передавая голос сержанта, начавшего минутный отсчёт. "Леший" подобрался, подготовившись вскочить с места, как только закончится время. По сторонам от себя он услышал шуршание листвы. Его парни также приготовились к забегу. Последние секунды подошли к концу и как только по станции прозвучал сигнал к началу, они впятером одновременно сорвались с места.

Некоторое время спустя….

Он сидел на опушке, скрестив ноги в позе для медитации, его взгляд был устремлен в сторону леса. Оттуда периодически доносились звуки холостых. Стрельба на время прекратилась, и он услышал треск веток. Кто-то выходил из чащи на поляну. Вот уже виден силуэт, что не спеша идет сквозь заросли. Через минуту он вышел на поляну и все присутствующие смогли разглядеть его лицо.

— суууукааааа… — протянул Макс, смотря на “Связиста”, потупившего взгляд в нерешительности и притормозившего на краю поляны. “Леший” оглядел остальных бойцов, что уже вышли на поляну, подводя неутешительные итог. Остался только “Гослинг”, тогда как не было ясно сколько им удалось выбить со стороны синих. Они собирались с другой стороны поля боя.

— сколько? — спросил он у парня, что до сих пор переминался у выхода из леса.

— ни одного — помедлив, ответил он — я даже не видел кто меня вынес.

“Значит еще как минимум двое с их стороны и только один “Гослинг” с нашей”- он уже не надеялся победить. А винить за сложившуюся ситуацию ему было некого, ведь именно Макс разделил отряд на три неравных части. И именно он, первый вылетел, нарвавшись на тройку противника.

Ему удалось забрать одного из них, но и они сразу же его выбили, тем самым лишая его команду единственного бойца, что способен наиболее тихо передвигаться по лесу.

Остальным парням, кроме будущего радиста отделения, так же удалось забрать по одному. Результат не был плачевным, да и поражение сейчас не сыграет большой роли, но с моральной точки зрения им очень важно выиграть этот бой, таким образом они сравняют счет.

Это в свою очередь позволит стать более собранными и уверенными в своем успехе. Это он узнал на теории по командованию личным составом, на которые сержант выделял по два часа в день. Сначала час для всего личного состава. Потом он оставлял только Макса с Александром (имя “Севера”) и на конкретных примерах из их тренировочной жизни, объяснял основные аспекты руководства.

Он запомнил самую главную вещь — поддержание морального духа. Без него отделение не сможет в полной мере выполнять свои задачи. Так же показательная уверенность командира во всем. Даже если кажется, что все идет через одно место, командир всегда должен излучать уверенность.

У него это совершенно точно не выходило. Возможность провести вечером ночь с девушкой, совершенно выбила его из колеи. Он перестал уделять внимание командованию. Пустил все на самотек и отправился в одиночный рейд, оставив своих парней без командира.

Тем временем со стороны леса началась интенсивная стрельба, было слышно сразу несколько стволов, что стреляли длинными очередями. Макс резко вскочил со своего места и подошел ближе к лесу. Он прислушивался к стрельбе вдалеке пытаясь понять, кто и по кому стреляет. Как будто это ему как-то помогло.

Сейчас он был бессилен на что-либо повлиять и это бесило его больше всего. Еще раз покорив себя за такое глупое решение, как разделиться, он продолжил слушать. Сопровождалось это нетерпеливой ходьбой. Меряя шагами поляну, ходил от одного ее края к другому. Тем временем стрельба лишь усилилась, но в один момент вместо трех автоматов, стрелять осталось только два. А это значит, что “Гослингу” удалось выбить одного из синих и теперь счет сравнялся.

Максим сам и не заметил, как остановился и сжав кулаки с такой силой, что побелели костяшки внимательно всматривался в чащу. К нему присоединились остальные ребята, встав на один уровень со своим командиром. Их любитель автомобилей, хоть и показывал самые худшие результаты на стрельбище, но обладал отменной реакцией и зрением. Они искренне надеялись, что у него все получится.

Вдруг стрельба стала безостановочной, кто-то решил одним махом расстрелять весь магазин. Возможно надеялся таким образом с помощью удачи задеть один из датчиков. В один момент выстрелы прекратились и образовалась непривычная тишина. Каждый из бойцов задался вопросом, что же послужило причиной окончания стрельбы? Ушли на перезарядку или бой закончился?

Как будто отвечая на незаданный вопрос, над лесом пролетел усиленный голос сержанта — Бой окончен! Собираемся у машины для подведения итогов.

Как только они поняли суть фразы, всем отделением побежали в сторону офицерской машины. Результат не был объявлен, а им не хотелось быть в неведении ни одной лишней минуты.

Когда они запыхавшись вывались из кустов рядом с сержантов, все остальные уже были на месте. Синие стояли дружной компашкой с непроницаемыми лицами, а в нескольких метрах от них стоял “Гослинг” и его лицо так же ничего не выражало. Рядом с машиной стоял сержант и с улыбкой на все лицо наблюдал за желтыми, что пытались определить кто же выиграл.

Не выдержав “Гослинг” вдруг засмеялся, заражая своим смехом сержанта и парочку парней из отделения “Севера”. Сам же Александр стоял с каменным лицом, как и еще один парень рядом с ним.

В этот момент в голове у Макса сложился пазл, и он с радостным криком подскочил к победителю, захватив его в объятья. Не успел он это сделать, как сзади налетела огромная туша “Балу” сбив их на землю. Сверху на них налетели остальные желтые. В итоге они превратились в кучу малу, что валялась на земле и весело гоготала.

Удалось успокоиться им только через минуту, да и то после нескольких окриков сержанта, которому надоело ждать, пока другие развлекаются. Кое-как поднявшись, они быстро привели себя в порядок, стряхнув грязь и листву. С веселой улыбкой заняли место в строю. У них было множество вопросов касаемо финала сражения, но смотря на вдруг посерьезневшее лицо сержанта, они понимали, что сейчас не время.

“Шаман” поднялся на подножку джипа. Внимательно оглядел своих подопечных и с улыбкой больше похожей на оскал произнес — а теперь-с мы начинаем мою самую любимую часть — разбор полетов.

Глава 11. Завершение обучения

Свет от прожектора, освещающего плац, пробивался в окно казармы. Максим стоял так, чтобы он попадал и на него. Был занят тем, что рассматривал себя в небольшое зеркало. На нем была темно синяя рубашка, заправленная в бежевые брюки, черные туфли, а на шее синяя бабочка.

Волосы были помыты и аккуратно зачесаны на бок. В принципе то, что он видел в зеркале ему нравилось. Он выменял одежду у местного охотника на десяток патронов для его ружья. Не было понятно зачем он захватил костюм с собой, когда покидал свою деревню, но Максима этим выручил.

Взглянув на часы и убедившись, что время еще есть направился в сторону своей тумбочки, стараясь никого не разбудить. Сегодня сержант превзошёл самого себя и отыгрался на них по полной. Они устали до такой степени, что, вернувшись в казарму сразу завалились спать. Макс так же был измотан, но единственное на что ему хватило времени, это на час сна. После чего он с трудом проснувшись, начал приводить себя порядок, чтобы успеть на свидание.

Дойдя до своего спального места, достал коробку шоколадных конфет. Она была выменяна на серебряную печатку. У одного из солдат вернувшегося из рейда по ближайшим населенным пунктам. Зажав конфеты под мышкой, он подхватил с тумбочки букет из подснежников, что он сегодня нашел в одном из лесных оврагов. Ему удалось убедить сержанта разрешить забрать их с собой на базу, но стоило это тридцати отжиманий. Макс ничуть не пожалел о своем выборе, ведь вряд ли хоть одна девушка в лагере, сможет похвастаться настоящими цветами, что ей подарил кавалер. А Алена сможет.

Увидев, что до назначенного времени осталось всего двадцать минут, он прошел к так называемому гардеробу. Который представлял из себя одну вешалку с десятком крючков на которых весели их кители и столько же рюкзаков, сваленных в одну кучу под ней. Раскопав там свой, он одним быстрым движением достал оттуда бутылку вина и засунул ее за пазуху. Бутылка была выменяна у того же солдата на водки, а сама водка… в общем Максим очень сильно запарился, что бы свидание прошло идеально, потратив на добычу всего необходимого не один день.

И теперь он стоял у выхода и всматривался в ночь сквозь открытую дверь. Ветер задувал в проем и растрепал волосы на голове, так что ему пришлось заново собрать их рукой. Обернувшись на спящий парней, он тихо вышел из помещения, не забыв закрыть за собой дверь.

До ворот в палаточный городок прошел по краю плаца. Здесь, обменявшись приветствиями быстро проскочил мимо часовых охранявших ворота. Проходя мимо, он краем взгляда заметил их удивленные взгляды. Улыбнувшись, он расправил плечи и широким шагом направился в сторону жилища Алены. Передвигаясь мимо палаток, он продолжал ловить на себе взгляды. Были удивленные, местами восхищенные, а от кого-то можно было услышать злобное бурчание.

Одно Макс знал точно, об Аленкином кавалере будет говорить весь палаточный лагерь. Было непривычно идти, под столькими взглядами. Он старался держать спину ровно, подбородок кверху, надеясь, что не споткнется. Не хватало еще полететь кубарем, пред таким количеством наблюдателей.

Наконец ему удалось добраться до своей цели. Вот он стоит перед входом в палатку и топчется в неуверенности. Постояв так некоторое время, одним резким движением отодвинул полог и прошел за порог.

Оказавшись внутри Макс впал в ступор от открывшегося вида. В центре стоял раскладной стол, такие обычно берут с собой на рыбалку ил пикник. По центру стола стояла свеча, огонь которой двигался в причудливом танце, отбрасывая красивые тени по стенам палатки.

С каждой стороны стола стояло по пластиковой тарелке с мясом (скорее всего волков), небольшой таре с нарезанным салатом (где она только овощи нашла). Довершало все два пустых пластиковых стаканчика. Может показаться, что это очень странное убранство для романтического ужина. Максиму же за эти дни питавшемуся практически одними консервами и сух-пайками, казалось, что он смотрит на стол, накрытый в самом дорогом ресторане Столицы. Столько души было в этом простом ужине и обстановке.

Главным же экспонатом, освещающим всю палатку своей улыбкой, была Алена. Она стояла в углу, а на ней было прекрасное черное платье по колено. Волосы ее были собраны в аккуратный пучок, а на руках было два простеньких браслета, что добавляли особый шарм к ее образу. Сейчас ее глаза были похожи на два бездонных блюдца, которыми она смотрела на Макса и цветы в его руке. Она явно не ожидала, что он придет не в форме, а оденется подстать ей.

Сегодня им обоим удалось друг друга приятно удивить, сделав из обычного свидания нечто прекрасное, что хочется запечатлеть в памяти одним цельным образом и оставить там навсегда. Максим стоял не в силах пошевелиться. Он тонул в ее глазах, а ее улыбка заставляла его сердце стучать как бешенное. Все мысли вылетели из его головы, осталось лишь желание. Желание схватить эту девушку в свои объятия и забыться в страстном поцелуе.

Он, не отрывая своего взгляда от нее, начал двигаться вперед. Проходя мимо стола на секунду остановился, чтобы поставить конфеты и бутылку вина. При виде вина, глаза Алены раскрылись еще сильнее, хотя казалось, что дальше уже некуда. Он сделал последний шаг в ее сторону и теперь между их лицами оставалось не больше десятка сантиметров. Он мог почувствовать ее дыхание у себя на лице. В этот момент у него щелкнуло в голове. Он, резко подтянув ее к себе, припал к ее алым губам…

В казарму вернулся лишь под утро. Прическа была перекошена, рубашка не заправлена, а на лице стояла мечтательная улыбка. Со всех сторон на него посыпались смешки его сослуживцев, но «Леший» не обращал на это никакого внимания. Прошел к своему спальному месту, чтобы переодеться.

Его тело уже привыкло совершать этот утренний ритуал на полном автомате. Поэтому он мог позволить себе вернутся мыслями, к ночи, что они провели не отходя друг от друга. К ужину они пришли не сразу, сначала они насытились друг другом, а потом искали куда можно поставить цветы. В итоге цветы оказались в углу палатки стоящими в железном стакане с водой.

Ужин был прекрасен, Макс ел, не отрывая своего взгляда от ее глаз, она отвечала ему тем же. После ужина с вином, они вновь сблизились и так было до утра. Разговоры сменялись действием и так по кругу, пока в палатку не пробились первые лучи солнца. Макс поцеловал ее на прощание и покинул это уютное место, мысленно пообещав себе, что после прохождения им учебки, он найдет им жилье, где они смогут быть вдвоем каждую ночь.

От воспоминаний его отвлек “Балу” сообщивший, что пора на построение. Макс не спал всю ночь и сегодняшний день обещал быть долгим, но его это совершенно не беспокоило, ведь он был счастлив. Кто же знал, что среди войны и горя, он встретит любовь.

Следующие два дня прошли очень продуктивно. Они хоть и проиграли в тот день когда Макс вернулся от Алены, но им удалось отыграться на следующий. Теперь все зависело от финальной, седьмой битвы. Это было еще не все, что ждало их в последний день учений.

Так совпало, что в этот день командование решило провести небольшой спортивный фестиваль с кучей соревнований и различных развлечений. Сразу после этого, сержант пообещал выдать им настоящее боевое снаряжение, если они пройдут один тест. Для Максима это означало, что ему вернут все его оружие до последнего.

Сейчас они стояли на выходе из базы, на краю палаточного городка. “Шаман” был тут же, а рядом с ним стояло четыре боевых джипа, со снятыми пулеметами. Место где будет проходить последнее сражение не было заявлено. Они ждали с нетерпением, когда его наконец озвучат. Сержант медленно двигался перед строем, заглядывая в глаза каждому из парней. Наконец пройдя строй до конца, он развернулся на пятках и произнес:

— поздравляю всех с последним днем учений солдаты, с завтрашнего дня вы уже станете частью военной разведки нашего лагеря. Пока нам нужно провести последнее сражение. Результаты которого будут решать, кому достанется выбор наиболее дееспособной техники. — говоря он подошел к одной из машин и хлопнув ее по капоту продолжил — вы будете сегодня передвигаться на этих малышках. От ваших водителей будет зависеть очень многое, ведь чаще всего именно на них будет обязанность вытащить вас из боя. Теперь перейдем к сути.

Как оказалось, сегодня будет два этапа битвы. В первом они должны на технике, продержатся как можно дольше под огнем двух станковых пулеметов с целеуказанием. На каждой машине стоят датчики, как и на их снаряжении.

Нужно будет как можно дольше оставаться не подбитыми. Как только одна из машин будет повреждена, пулеметчики продолжают стрелять по остальным, а экипаж техники выходит из автомобиля и готовится к сражению на открытой местности. Ситуация была с подвохом, тот кто первый покинет технику, сможет подготовится к появлению другой команды и сразу как они выберутся встретить их огнем.

Победитель определится по очкам: за каждого убитого противника и за время, сколько машина останется в строю. Пока Макс слушал вводную у него в голове зарождался план. “Шаман” учил их внимательно слушать условия и уметь находить пробелы, что помогут обойти правила не нарушив их.

Ему казалось, что он нашел такую возможность и как только им дали время на подготовку, подозвал отделение к себе. Объяснение его идеи не заняло много времени. Встречена она была с энтузиазмом и через пару минут они уже рассаживались по машинам.

Сегодня Макс был за рулем одной из машин, взяв к себе “Балу”. Вторую машину взял на себя самый опытный их пилот, забрав к себе остальных парней. Они должны были доехать до установленной позиции в середине поля и по сигналу ракетницы начать поездку. Через десять секунд после этого, по ним начнут огонь.

Вот они в указанном месте стоят на одинаковом расстоянии друг от друга. Макс нервничает, руки потеют. Сейчас от него зависит очень многое. Ему нужно будет взять на себя пулемет, который будет стараться выбить их технику и продержатся под его огнем необходимое время пока его не заменит “Гослинг”.

По рациям, установленным в машинах передали минутную готовность. На краю базы люди выходили из своих палаток, чтобы поглядеть на шоу. Многие даже отвлеклись от своей работы. Сегодня они не только должны победить, но и показать хорошее зрелище.

До старта остаются секунды. Руку на передачу, ногу на сцепление, вторую на газ, глубоких вдох. Вокруг образовалась гробовая тишина и в этот момент свет пришел раньше звука. Свет вылетающей ракеты послужил для них сигналом к началу. Когда она разорвалась в воздухе, он успел разогнаться и ехал в сторону базы.

В голове тикали секунды… пять…, четыре…, три…, две…. Резкий поворот руля и он поехал правой стороной к базе, двигаясь зигзагом на максимально возможной скорости. Сейчас он был на две сотни метров ближе, чем вторая машина и вряд ли пулеметчик откажется от такой лакомой цели. Так и оказалось — вспышки холостых патронов били в его сторону. Он продолжал нестись, выжимая из машины все возможное, постепенно начиная удалятся от базы.

— по нам начал бить и второй! — долетел до него крик сзади.

— Какого черта?! он уже выбил всех синих?!

— Нет! мы просто на полкилометра ближе!!

Резко крутанув руль и дернув ручник, Макс совершил нечто похожее на полицейский разворот и на всей скорости начал улепётывать от базы. Ему на встречу летела вторая машина. Расстояние между ними сокращалось и вот уже он проезжает мимо, уходя в управляемый занос и движется в сторону синих. Когда он это сделал, один из пулеметчиков сразу же переключился на машины противоположной команды.

— Ему похер на “Гослинга”!! Он хочет выбить нас! — прокричал “Балу”

Не успел он немного расслабиться, как пришлось продолжать маневры. Он приближался к синим, надеясь оказаться рядом, когда их поразят. Похоже один из джипов решил последовать их примеру, начиная сближение. Вдруг противник резко остановился, включив аварийку. Это значит, его поразили.

Не успел он обрадоваться, как в салоне раздался пронзительный писк. Чертыхнувшись дернул ручник, не забыв нажать на красный треугольник на приборной панели. Не успели они толком остановится, как сзади хлопнула дверь. Пулеметчик выскочил из машины. Прокатился по земле и вскочив на ноги нацелился в сторону желтых.

Макс вышел позже на несколько секунд, тут же уйдя в перекат. Он занял позицию для стрельбы, но это уже было не обязательно. “Зингер” с “Рэдом” стояли около джипа подняв оружие в воздух, а на их броне мигали датчики. Улыбка непроизвольно выползла на лицо Макса.

План удался, все было не зря. Пока он брал огонь на себя, вторая машина успела доехать до ближайших кустов. Которых на поляне было не то что бы много и высадить их снайпера. В правилах не было сказано, что нельзя покидать машину раньше, чем ее подобьют. Он этим воспользовался в полной мере.

Синие с удивлением смотрели по сторонам, пытаясь понять, кто же их вынес. “Леший” с удовольствием бы понаблюдал за их мимикой, но второй экипаж был еще цел и удачно маневрировал в нескольких сотнях метров от них. Их джипу так же удавалось продолжать движение.

Дав команду, он побежал в выбранном направлении. Там Максим видел небольшой деревянный забор, из-за которого открывался отличный вид на противника. Они еще не успели занять позицию, когда синих выбили. “Гослинг” продержался ненамного дольше и ему пришлось остановится. В этот момент обе машины были друг от друга в десятке шагов. Остановились так, что перекрыли обзор как снайперу, так и Максу с сокомандником.

Пришлось срочно менять позицию, надеясь, что парни продержатся до этого момента. Стрельба уже началась. У них не было обзора, но они неслись из последних сил, стараясь добраться до ближайшей канавы. Оттуда можно будет начать стрельбу по синим. Оказавшись на позиции, стало понятно, что они опоздали. Его парни с понурым видом забирались обратно в автомобиль. Их противник успел не только победить, но и занять позицию за своим джипом.

Началась перестрелка. Рокотали пулеметы, били очередями автоматы. Это не приносило видимого результата. А тем временем противники под прикрытием “Бомбера” начали двигаться в их сторону. Используя их же транспорт для укрытия. Ситуация была плачевной, надежда была лишь на “Лингвиста”, что должен был уже давно занять позицию.

Он не заставил себя ждать — грохнул выстрел и пулемет сразу же замолк, грохнул второй и вот уже “Север” выходит на поле с поднятыми вверх руками. Оставался только один и он не заставил себя ждать. Оставшись в большинстве, “Леший” расслабился и это была ошибка.

Выскочив из-под машины “Стрелок” открыл беспорядочный огонь. Не успел Макс ответить, как запищали датчики на его снаряжении. Каким-то чудом, противнику удалось его выбить. Повернув голову направо, он увидел “Балу”, чьи датчики так же давали понять, что он выбыл.

Снайперский выстрел последовавший вслед за этим и завершивший бой не принес радости. В самом финале им удалось подпортить себе настроение, проиграв самому неопытному стрелку конкурентов. Это чертовски обидно. “Ну хотя бы победили”, - подумал он, направляясь в сторону машины. Впереди был длинный день, а им еще и “Лингвиста” подбирать.

Через пять минут они стояли перед сержантом и слушали поздравления. Так же отдельную похвалу Макс получил за идею с высадкой из машины. Никто такого не ожидал, поэтому в этот раз такое засчитают. В дальнейшем внесут в правила, так как это дает очень сильное преимущество.

Окончив с поздравительными речами их провели на плац, где веселье уже шло во всю. Ему даже показалось, что они оказались на спортивном фестивале, с кучей конкурсов и несущественными наградами. И тут было что-то похожее, более десятка различных конкурсов, в каждом можно выиграть различные призы. Приведя их, сержант объяснил, как регистрироваться на каждое соревнование и быстрым шагом пропал в толпе.

Не прошло и минуты, как Макс уже стоял в одиночестве и в нерешительности смотрел на обилие развлечений. Он всегда был немного социофобом, поэтому и двигался в основном лесами, да глухими дорогами. Сейчас же на плацу наоборот собралась огромная толпа народа, почти все жители базы. Он бы, наверное, развернулся и пошел в казарму, если бы не тонкая женская рука, что неожиданно крепкими пальцами вцепилась в него и потащила за собой.

С этого момента все заиграло новыми красками. Они с Аленой поучаствовали в куче различных конкурсов, старясь преимущественно выбирать на двоих. Они пробегали полосу препятствий привязанные к друг другу, стреляли по тарелочкам, проверяли силу на боксерской груше. Макс даже поучаствовал в перетягивании канатов, куда его затащили парни с его отряда. Они всем десятком соревновались против отряда внутренней охраны базы. Если бы не “Балу” — им бы не выиграть. Он буквально за десяток секунд переменил ситуацию в их пользу.

Было еще много различных конкурсов, все и не упомнишь. Он даже по классике жанра смог выиграть в одном из них плюшевую игрушку, что сразу же отдал Алене. Время пролетело незаметно и вдоволь нагулявшись, и навеселившись они сбежали с праздника и нашли укромный уголок среди палаток. Обняли друг друга став вести разговоры ни о чем. Ему было хорошо с ней. Он бы сидел так целую вечность, но его как-то смогли отыскать, даже здесь и передать, что сержант собирает всех через пять минут у входа в казарму.

Попрощавшись, он быстрым шагом добрался до места назначения. Все остальные уже стояли в строю. Ждали только его и Максим, не став больше тратить время влился в коллектив. Как оказалось, собрались они для прохождения “теста”.

Суть заключалась в том, что у них в разведке нет строгого ограничения по количеству носимого снаряжения. Можно брать любое количество если пройти испытание. Под ним подразумевался 4 часовой марш-бросок с рюкзаком заполненным основным снаряжением и питанием минимум на двое суток. Все остальное бралось на усмотрение солдата. Если ему не удавалось выдержать темп, заданный сержантом или он падал от усталости — количество носимого груза уменьшается, а марш бросок начинается заново.

Из-за того, что никто не дает отдохнуть больше десяти минут после первого, вес приходится уменьшать существенно. Именно поэтому все стараются правильно рассчитывать свои силы. От этого будет зависеть количество снаряжения, что они смогут взять с собой.

Окончив с объяснениями и вдоволь насладившись удивленными лицами, «Шаман» провел их на склад за снаряжением. Пока остальные выбирали из предоставленных вариантов, Макса провели к его вещам. Он решил взять все, даже охотничье ружье. Оно было легкими, практически полностью состоящим из пластика.

Его снаряжение было следующим: Калаш с 6 магазинами, ружье с двадцатью патронами, два Глока с кобурами — к каждому по две обоймы. Ярыгин с двумя обоймами в сумке и две гранаты (на время марш броска замененные на муляжи) ну и все остальные вещи что положены разведчику по “формуляру”.

Через четыре часа лежа на земле в поту, он проклинал все на свете. Добежал прям на грани, из последних сил. Длись этот бросок на пару минут дольше и ему пришлось бы скинуть почти все свое вооружение. Он с трудом приподнялся на локтях.

Посчитал количество людей и рухнул обратно. Все добежали, с трудом, но добежали. На удивление проще всего было пулеметчику. Откуда у него только столько выносливости.

Даже сейчас он уже стоял и спокойно дышал, готовый к дальнейшим действиям, а ведь у него на плече висел пулемет. Он так же нес автомат, на нем висело две ленты с боеприпасами, а рюкзак набит сух-пайком на неделю. Остальные валялись на асфальте, а рядом ходил лейтенант.

— поздравляю вас с вступлением в разведку салаги! с завтрашнего дня вы становитесь отрядом под моим подчинением. Поэтому всю остальную информацию вы услышите завтра, спокойной ночи! — сказал он и ушел в направлении офицерского корпуса.

Еще немного полежав, они поднялись и поковыляли в сторону казармы. С завтрашнего дня они являются официальной боевой единицей Базы и поблажек им давать никто точно не будет.

Интерлюдия. Зал совещаний

Пояснение от автора:

В данном отступлении практически одни описания Глав Совета базы выживших. Это может добавить немного понимания, кто же сидит во главе стола. Сюжетно важных моментов тут нет. Мир раскрывается чуть шире, но не особо сильно. Так что если кто не любит кучу описаний можете не читать)

С любовью, автор.

P.s. В этом отступлении появится название базы, но в дальнейших главах оно так же будет фигурировать..


В просторном помещении посередине стоял стол. За ним восседали самые важные люди на этой базе. Таких было не очень много, но каждый из них обладал огромным влиянием на подчиненных им людей. Пятью тысячами человек управляло всего семеро, но начнем по порядку.

За первым креслом, около стены сидел главный — это был полковник. Он отвечал одновременно за все и ничего на базе. Все функции были распределены по остальным шестерым, ему же оставалось лишь принимать ключевые решения и раздавать указания. Казалось, а зачем он нужен, но на самом деле без него ничего бы не было. Если бы не полковник и его своевременные решения. Готовность брать всю ответственность на себя, этой базы бы не существовало, а солдаты остались бы в городе — в виде трупов.

По правую руку от главы, сидел майор Градский. Пожилой мужчина, в кителе полном различных наград, в большинстве своем за участие в учениях и за выслугу лет. Он отвечал за внутреннюю безопасность и был ответственен за любые происшествия на территории базы. Он не был недостаточно умным, чтобы быть хорошим командиром, но был настолько строгим, что дисциплина у него была на высоте. Его парни выполняли работу идеально (чаще всего из-за боязни наказаний).

Следующим на этой стороне стола был Капитан Климов. Один из самых верных полковнику людей. Прошел под его началом всю карьеру. От рядового солдата, до приближенного к командиру независимой базы выживших. Можно сказать, новому территориальному образованию. Если проводить аналогию со средними веками, то он был канцлер при короле. Климов был кем-то вроде политкомиссара, отвечал за настроения на базе и среди солдат. Именно его идеей было, провести спортивный фестиваль в воскресенье, что бы люди смогли немножечко расслабиться.

Последним по правую сторону от полковника сидел уже знакомый нам персонаж. Улыбчивый Лейтенант — глава разведывательного подразделения. Фамилия у него была Лисичин, и он старался ей полностью соответствовать. Обладая очень неординарным мышлением. Под его командованием было шесть отрядов по одиннадцать человек и это включая ново созданный отряд “Шамана”. Но он умудрялся с таким количеством людей добывать огромное разнообразие информации и рассказывать в этом зале что-то новое каждый день.

Переходим к другой стороне стола, к человеку, что управляет всеми вооруженными силами на этой базе. Майор Молчанов — мужчина сорока лет, с твердым взглядом и цепким умом. Дорос до этой должности в довоенное время своими силами и без посторонней помощи. Он служил в нескольких горячих точках и был наиболее подготовлен к ведению боевых действий в реальных условиях. В его подчинении все, кто умеют стрелять и всё что умеет. Единственным исключением был Лисичин, ему приказы поступали напрямую от Руководителя базы.

Рядом с Майором сидел сухонький мужичек по фамилии Бакшиев. Он отвечал за материальное обеспечение базы и весь гражданский персонал. Он был евреем и выглядело это все достаточно стереотипно, еврей — бумажные дела, но он был лучшим и это сложно отрицать. Его трудолюбию и усидчивости можно было только завидовать. Он в течении первой недели смог настолько все упорядочить, что теперь все было настроено как конвейер, ему нужно было лишь следить и направлять.

Последним за столом сидел глава госпиталя и можно сказать министр здравоохранения. Ему было почти 80 лет, но это никак не мешало. Он обладал огромным опытом и к нему относились с уважением. Когда началась война, именно его своевременные действия по спасению и лечению солдат спасли десятки жизней. Он работал медиком всю свою жизнь, а в бывшем батальоне проработал более двадцати лет, через него прошли все руководители, офицеры и солдаты, что служили до войны. Этот человек был самым почитаемым после полковника и к его мнению прислушивались все за этим столом.

Раз с перечислением всех присутствующих закончили, наверное, стоит рассказать почему столько важных людей собрались одновременно в одном месте. Это случилось по причине того, что уже больше двух недель образовалась полная тишина в эфире.

Стационарные радиостанции даже с помощью антенн не могут пробиться на расстояние больше ста километров. Образовался информационный вакуум и именно сегодня, после недели споров, обсуждений, ругани — они наконец пришли к единому решению.

С этого момента и до появления связи с командованием фронтом они становятся независимой базой выживших под названием “Осовец”. А люди сидящие за этим столом теперь становятся местным кабинетом министров. С этого дня у них начинается недельный отсчет, после которого они начинают полномасштабное расширение и зачистку территории от противника и бандформирований.

— Мне нужно знать, что с Столицей. Даже когда была связь, мне никто не мог ничего сказать, а сейчас и подавно. Мне нужна информация! Там были миллионы людей, неужели никто не выжил? — рукой остановив желавшего, что-то сказать Лисичина полковник продолжил — но это только после того как мы добудем танки, у нас всего в 40 километрах законсервированный склад, где должно быть, как минимум 30 танков, три зенитные установки и еще как минимум десять БТР с крупнокалиберными пулеметами. Это я еще не говорю о боеприпасах, снаряжении, питании. Да эта база на три батальона!

С каждым словом полковник все сильнее горячился, это была больная тема. Они исследовали во все стороны на огромное расстояние, но только сегодня смогли наконец определить местоположение базы. Оказалось, что в картах была ошибка и они почти пол месяца искали на десять километров в сторону. Когда это информация дошла до главного, он очень сильно разозлился. Они потеряли все танки в городе и теперь наконец могут их вернуть.

— пока у нас не будет танков и снаряжения, я не дам команду расширяться, но если не добудете мне их в течении недели, вы Молчанов, вместе с лейтенантом на одном джипе, вдвоем отправитесь к столице, на разведку! все ясно?

— так точно! — одновременно выкрикнули мужчины.

На этом совещание закончилось, уже уходя Молчанов позвал к себе в кабинет Лисичина. Там они обсудили план действий. Со стороны майора будет 15 опытных мехводов для танков, 50 солдат сопровождения, два БТР и десяток грузовиков (для снаряжения и боеприпасов).

Лейтенант же в свою очередь помимо отряда, что уже дежурит у объекта, выделит еще один, для разведки как спереди, так и сзади. Еще некоторое время офицеры обсуждали завтрашний день, пока не согласились по большинству пунктов, после чего пожав друг другу руки разошлись.

Глава 12 Дурная голова ногам покоя не дает

1 день в боевом подразделении

За окном пролетали красивые виды лестного леса. Солнце светило во всю, природа продолжала жить и радовала глаз. Но это не помогало улучшить атмосферу в салоне. Все были напряжены и внимательно смотрели по сторонам. Макс сжал автомат до побелевших костяшек, настолько он нервничал. Сидевший рядом “Лингвист” выглядел не лучше, он постоянно теребил свою винтовку. Лишь одному в этой машине было комфортно. Он чувствовал себя за рулем на своем месте и насвистывал какой-то веселый мотивчик.

- “Гослинг” скажи мне, ты совсем бесстрашный? — чуть наклонившись вперед спросил Макс — нас в свой первый мать его день, в подразделении отправили разведывать путь перед колонной, да еще и первой машиной! Мы с еще одной коробкой в 3 километрах от основной группы, случись боевое столкновение, до нас даже не успеют доехать!

— командир, у тебя определенно проблемы с доверием — весело ответил он — я за рулем ни первый год и поверь, сталкивался с моментами, когда мог сдохнуть. Я уверен в себе и в этой машине. А вот ты в себе нет, поэтому и нервничаешь.

- да пошел ты — Макс откинулся обратно на сиденье и попытался расслабиться. Сейчас они проехали уже половину пути. Осталось лишь два населенных пункта и на медленной скорости осмотреть проселочную дорогу, ведущую к пункту назначения. Дальше можно будет расслабиться.

Они ехали самыми первыми, за ними в сотне метров были остальные из отделения вместе с сержантом. Потом была основная колонна, а за ними на расстоянии в километр было отделение “Севера” ведущее разведку с тыла. “Чертов жребий” — подумал он, всматриваясь в виды за окном.

-пшш… через две минуты будет деревня, на въезде останавливаемся и ждем дальнейших указаний. Прием.

— вас понял, на въезде останавливаемся и ждем дальнейших указаний. Прием. — не замедлил он с ответом.

Через две минуты Макс держа станковый пулемет наблюдал за деревней. Хотя таковой ее сложно назвать, скорее два десятка покинутых домов без единого жителя. Тут уже проходили солдаты и прошлый раз никого не заметили. Это было два дня назад. Сейчас они не имеют права проезжать дальше и подвергать колонну опасности, пока не проверят деревню.

— заходим в каждый дом? — спросил по рации Макс.

— нет, медленно проезжаем по центральной улице и реагируем агрессивно на любое движение. Связи нет, им неоткуда знать, что за нами есть еще. Если нападут, то на нас.

— Вас понял. Разрешите начинать?

— Поехали!

Стукнув пару раз по крыше, он дал сигнал к движению. “И тут опять первые”, подумал он. Машина медленно ехала вдоль заброшенных домов. Вокруг было запустенье. Двери хлопали на ветру, ветер гонял мусор по дворам. Максим водил пулеметом из стороны в сторону, боясь не заметить опасность. Ему казалось, что из окон кто-то смотрит, но потом он понимал, что это игра теней и там ничего нет. Они проехали уже половину деревни, когда в одном из дворов проскочила тень.

Резко хлопнув по крыше он напрягшись всматривался туда. Движения больше не было.

— «Леший», что там у тебя — прозвучал по рации голос сержанта.

— кто-то пробежал в этом дворе, но возможно мне показалось. Черт! — резко вскрикнул он, чуть не нажав на курок. Из-за угла дома на него смотрел пес. Он сидел и смотрел в сторону машины, не предпринимая никаких действий. Внешне он выглядел здоровым, не было пены из-за рта, красных глаз. Обычная худая дворняга, которую давно не кормили. Еще немного посмотрев на людей, он развернулся и неспешно побежал в сторону леса. Выдохнув Макс включил передачу на рации.

— Отбой. Это всего лишь дворняга, да еще похоже не инфицированная.

— Понял тебя “Леший” продолжаем движение.

Дальнейший путь прошел без происшествий. Деревня была полностью заброшена. Когда они проехали последний дом, сержант связался с основной группой и доложил, что все чисто. Получив команду ускорятся и ехать дальше, Макс спустился обратно в салон. Напряжение потихоньку отпускало и когда они подъехали к следующему населенному пункту, он уже был спокоен и сосредоточен на поставленной задаче.

Они двигались через поселок на сотню домов, где-то в середине была дорога ведущая к нужному им объекту. Нужно было проверить дома перед дорогой и найти место, куда можно будет приткнуть половину группы. Ведь здесь они устроят перевалочный пункт, в котором всегда будет дежурить два десятка солдат, держа периметр.

Нужное место они нашли достаточно быстро и всего в паре домов от нужной дороги. Тут был большой пустырь куда можно поставить технику и двухэтажное здание управы, где можно спокойной разместить 50 человек. Лучше места не найти.

Определившись с местом и дождавшись всю остальную колонну, Сержант отправил их отдохнуть. Нужно время на подготовку перевалочного пункта и отряда для движения к финальной точке их маршрута. На это понадобилось несколько часов, за которые они успели поспать в одной из комнаты управы, специально выделенной под это дело.

Последние километры их отряд ехал всеми четырьмя машинами, а за ними двигался БТР, командир полу роты в джипе и грузовик с десятком солдат. Эти километры дались очень тяжело. Дорога была настолько плохой, что скорее напоминала тропинку. Ехать приходилось очень медленно. Казалось, что они огромные шумные медленные мишени, по которым так и хочется открыть огонь.

За всеми пулеметами в их колонне стояло по бойцу, они не могли позволить пропустить опасность. Макс был одним из них. Ветки хлестали его по лицу, пыль летела в глаза, а он старался ничего не упускать. Было очень тяжело и лишь когда впереди показались палатки разведывательного отряда, что ждал их, они смогли расслабиться.

Как оказалось, первый отряд получил указание лишь найти это место и доложить. Дальше они дожидались остальных, даже не пытаясь попасть внутрь объекта. Сейчас они стояли перед огромными дверями, находящимися в рукотворном холме. Двери были огромной толщины и по уверению инженера способны выдержать авиаудар.

Открыть эти двери можно было лишь двумя способами. Введя специальный код, что был у командиров всех ближайших военных баз вокруг этого места. Либо горой взрывчатки, которой у них с собой не было. Она и не понадобилась, все прошло слишком буднично. Лейтенант Корнев (командир колонны и полуроты пехоты) ввел код в специальную панель рядом с дверью, и она открылась.

Ворота начали медленно разъезжается, открывая проход, в который спокойно проехало бы два грузовика. Внутри было темно и солнце, уже почти спустившееся за горизонт, не упрощало задачу.

Зайдя внутрь, они потратили некоторое время на нахождение рубильника освещения. Когда свет включился, перед ними предстала очень интересная картина. Помещение представляло из себя огромный подземный ангар с наклонным полом, из-за чего он уходил гораздо дальше под землю и был гораздо более большим, чем могло показаться по холму над землей.

Тут было, как и утверждал полковник — 30 единиц тяжелой техники, десяток БТР последнего образца, несколько самоходных зенитных установок и огромной количество снаряжения и питания. Было законсервировано снаряжения на две тысячи солдат, то же касалось боеприпасов и еды. Все это они узнали из инвентарной книги, найденной в кабине рядом со входом. Скорее всего когда этот склад будет открыт, она должна была выполнять функцию КПП.

— Сержант, а если у нас теперь так много техники, нам перепадет один небольшой БТР-чик? За хорошую работу так сказать — шепотом поинтересовался “Гослинг”, не спуская глаз с так полюбившейся ему техники.

— ты и БТР умеешь управлять, работничек? или может знаешь кто умеет у нас в подразделении? — ехидно поинтересовался “Шаман”

Услышав об этом, гонщик пригрустнул, но это не продлилось долго. Он нашел взглядом одного из мехводов, что должны будут перегонять БТР. Не тратя ни минуты времени, он направился в его сторону и начал уговаривать научить управлять такой техникой, да хоть сразу танком.

Офигев от такой наглости, его попытались послать куда подальше, но он уже поставил себе цель и не собирался от не отступать. Уже через час он весело слушал выбранного им водителя. Который нехотя рассказывал приставучему парню основы управления тяжелой техникой.

До конца дня, техники и мехводы успели проверить лишь небольшую часть машин. По их словам, все тут застряли минимум дней на пять. Пару дней на проверку и ещё дня три им понадобится на перевоз всей техники.

Сержант решил их обрадовать ещё сильнее сообщив о задачах на эти дни. Патрули и сопровождение — отдыхать им точно не придется. Макс ещё от этой поездки не отошёл, а в ближайшие дни, ему придется заниматься этим сутками.

Увидев унылые лица, "Шаман" отправил всех отдыхать, сообщив что график дежурства сообщит завтра. Отряд расположился рядом с объектом, поставив палатки недалеко от первого отряда. Обустраивались основательно, это место станет их пристанищем на достаточно большой срок.

Поужинав и немного поболтав, отряд разошелся кто куда. "Гослинг" вписался в отряд водителей, продолжая выпытывать из них информацию о понравившейся ему технике.

Остальные также нашли чем заняться, лишь Макс остался у костра. Посидев некоторое время, просто смотря на огонь, он, прихватив фонарь, направился внутрь хранилища.

Свет пробежал по стенам освещая ангар, Он достаточно насмотрелся на представленные тут "экспонаты". Сегодня Макс выбрал для исследования самые дальние углы. При изучении помещения, был найден вентиляционных ход, ведущий вглубь горы. Можно было предположить, что он вел наверх и выходил где-то в лесу.

У Макса же крылись сомнения на этот счёт, ведь когда они расконсервировали объект, внутри было душно и вряд ли за годы что его не открывали, сюда поступал свежий воздух. Он озвучил свои сомнения "Шаману", но тот лишь отмахнулся, занятый более важными делами.

Отделение тоже не горело желанием лазить по узким проходам, в часы отдыха, поэтому Макс остался один. Дойдя до решетки, он подхватил с пола инструмент, оставленный им тут заранее и стал отвинчивать болты.

Через несколько минут крышка с грохотом упала на пол, подняв гору пыли. Дождавшись пока пыль уляжется, он схватил покрепче фонарь и залез внутрь. Проход был достаточно широкий, что бы Макс мог стоять в нем на коленях. Воспользовавшись этой возможность, он заработал всеми конечностями, направился вглубь по туннелю.

В течении пяти минут «Леший» лез по петляющей трубе, без единого ответвления. Даже развернутся не получилось бы, по ощущениям он спускался все ниже и ниже. Он успел ни один раз пожалеть, что попал в такую ситуацию из-за собственного любопытства. Рука так и тянулась к радиостанции, чтобы сообщить о своей ситуации.

Позориться не хотелось и решив проползти ещё немного, продолжил движение. Через некоторое время он успел полностью выбиться из сил, но луч фонаря осветил люк ведущий вниз из вентиляции. Обрадовавшись он принялся его открывать, благо инструмент он захватил с собой.

Закончив, ударом приклада автомата выбил его из петель. Не прошло и секунды, как раздался грохот. Макс не захватил никакой веревки и то что было не глубоко, было для него удачей. Но прежде чем спускаться он решил осмотреть все сверху.

Луч фонаря осветил помещение. Ему открылся вид на заброшенный штаб. Большое количество столов с старыми компьютерами и огромные карты на стенах были покрыты пылью. Давно сюда не ступала нога человека. Макс собирался исправить эту оплошность.

Зацепившись руками за край люка, он аккуратно спустил себя максимально низко и разжал хватку. Падать пришлось не далеко. Кашляя и отмахиваясь, он дождался пока поднятая им пыль осядет. Прежде чем начать исследовать помещение, он занялся поиском блока предохранителей. Потратив на поиски порядком времени, ему наконец удалось в углу помещения найти искомый предмет.

Электричество появлялось нехотя. Сначала загорелись потолочные лампы, из-за налипшей пыли дававшие тусклый свет, а затем и все остальные электроприборы. Включились настенные мониторы, карты, висевшие на стенах, покрылись лампочками различных цветов, а компьютеры начали включение. Добавилось к окружающим звукам неприятное тарахтение. Вентиляторы разгоняли пыль и Макс смог дышать, не прикрывая рот шарф-трубой.

Он шел от одного стола к другому пытаясь найти, что-нибудь интересное. Но пока встречал лишь пыль и бумаги, что превращались в нее, стоило их лишь коснутся. Пройдя почти все помещение ему удалось найти одно интересное место. В центре был стол радиста, на нем стояла древняя аппаратура, времён его деда и на удивление она работала.

Подойдя ближе Макс начал пробовать различные комбинации кнопок. На одной из попыток динамики зашелестели и из них полились переговоры. Используя колёсико, он подключался от одной волны к другой. Чего там только не было. Переговоры выживших, приказы местных генералов, бандиты, собирающиеся напасть на деревню.

Он стоял глядя на мигающие огни аппаратуры и заворожённо слушал. Больше всего его поразила история любви. Это были переговоры парня с девушкой. Он застрял в собственноручно собранном бункере. После бомбардировки над его домом, потолок убежища не выдержал и на него упала одна из опорных балок.

Он стал узником безопасного места. Все ничего, если бы не станция, до которой он мог дотянуться и радистка одной из баз выживших, что ответила ему при случайном поиске слушателей.

Как Макс понял, они общались уже несколько дней, и он попал как раз на последний сеанс связи. Бедный парень уже с трудом говорил, а девушка пыталась выдать хоть что то внятное сквозь рыдания. Наконец пожалев о том, что они встретились так поздно и поблагодарив за последние дни пост апокалиптический Ромео отключился. Ещё минуту были слышны лишь всхлипы, а потом волна и вовсе пропала. Макс стоял, пытаясь осознать, что он сейчас слышал.

Удивительная история, о которой возможно в курсе он один. Макс стоял в тишине. На фоне белый шум — в голове услышанный разговор. Но вот немного придя в себя и встряхнув головой, продолжил поиски интересностей. Удача вновь повернулась к нему лицом и на одной из стен ему удалось найти схему бункера, вместе с инструкцией датированной прошлым веком.

База "Резерв-5" была одним из запасных командных пунктов. Именно сюда должны были эвакуировать верхушку правительства. Реализовали бы это по линии монорельса идущего до самого города. Видимо, что-то пошло не так и первым гостем тут оказался наш герой. Изучив бумаги, он направился в сторону выхода, что должен был вывести его в ангар.

Дойдя до конца туннеля, следуя инструкции ввел код от двери, и она начала медленно и со скрипом открываться. Конечно же при открытии поднялись облака пыли, полностью перекрыв видимость. Стараясь не дышать, он всматривался в образованный проход, дожидаясь момента, когда он будет достаточно большим, чтобы пройти.

Когда щель стала больше, он смог увидеть сквозь пыль лучи фонарей и голоса людей. Среди них, он узнал голос сержанта. К этому моменту можно было выходить, и он не скрываясь зашёл в ангар. Пыли было достаточно много и разобрать что-либо кроме смутных силуэтов было проблематично.

— На землю быстро! Иначе мы откроем огонь! — крик "Шамана" заставил его встать как вкопанному. Попытавшись ответить, он неосознанно вдохнул пыль. Вместо отчетливых фраз получилось гортанное рычание, прерываемое кашлем.

— на землю бл*ть!! — Макс уже собирался повторно начать говорить, когда один из силуэтов резко дернулся в его сторону. Не успел он среагировать, как уже лежал на земле. Сверху сидел один из парней другого разведывательного отряда, крепко прижимая его к полу. Глаза ослепило фонарем.

— Ба! Так это же "Леший"! Чудо ты лесное ёпт, какого хера ты тут делаешь!!

Ситуация разъяснилась достаточно быстро. Оказалось, что рубильник включенный им в местном штабе, запустил все освещение, в том числе и внешнее. Множество прожекторов осветили местность вокруг базы. В лагере поднялась суета. В срочном порядке собирались отряды, люди готовились к бою.

Но прошло время и ничего не происходило. Дальше они начали искать способ вырубить прожекторы, но в ангаре ничего похожего на выключатель не было. Идею же расстрелять их, отверг лейтенант, сказав, что в "Осовец" он бы их захватил.

Когда же одна из стен внутри хранилища начала открывается, полностью вооруженные солдаты были готовы к худшему. В тот миг сквозь пыль к ним вышел смутный силуэт, что-то невнятно говоря — не расстреляли его лишь чудом.

В итоге, когда совсем разобрались, Макса даже похвалили. После чего виновника всей этой суматохи припахали к работе. Началась долгая бессонная ночь.

С исследованием помещений базы удалось закончить лишь к утру. Люди валились с ног от усталости, но тут и там можно было заметить счастливые улыбки. Сегодняшний день они проведут на территории охраняемой базы, с работающим электричеством и системой охраны. Камеры по периметру, огромное количество датчиков движения, встроенные огневые точки — это была лишь малая часть обороны хранилища.

Сейчас они были защищены сильнее чем на собственной базе и это не могло не радовать. С помощью радиостанции удалось наладить качественную связь с остальной группировкой. Выслушав об их находке на верхушке оживились.

Сразу же появились желающие перевести всех людей сюда, начались споры. В итоге ни к чему не придя, лейтенанту Корневу поступило указание пока не начинать перевозку техники и боеприпасов, привести всех солдат из поселка в бункер и ждать дальнейших распоряжений.

Максу тоже было чем заняться, сержанту было приказано выделить на осмотр туннеля одно из отделений, и он конечно же выбрал “Лешего”. Провожая их в путь “Шаман” решил уточнить, что отправляет именно их, по причине “ибо нехер лезть куда не попадя”.

Под недовольное бурчание своих подчиненных он направился к туннелю. На самой платформе поезда не было, а значит он не выехал из столицы. Зайти они должны были на глубину где радиостанция уже не добьет. После чего оставив метку флуоресцентной краской вернуться обратно.

Казалось бы, несложная задача, пройди на сотню метров и вернись обратно, но они уже прошли больше 100, а связь не обрывалась.

200 метров…, 300…, их до сих пор было слышно со станции. Став серьезнее, они продолжили движение, теперь внимательно осматривая пространство перед собой, пять фонарей полностью освещали туннель, не оставляя никаких темных пятен.

Самым странным было то, что им не встретилось ни одного технического углубления. Все это время они шли по прямой, без единого ответвления. И вот они уже на отметке 500 метров даже “Шаман” на той стороне, начинает нервничать.

— оставайтесь на месте, окопайтесь и ждите. Я быстро, до лейтенанта и обратно. — не придумав выхода из ситуации, сказал сержант.

Заняв позиции с одной стороны туннеля, они направили фонари во всех направлениях. Макса не покидало ощущение неправильности ситуации. Столица молчит, нет ни одного очевидца из города, даже стрельбы не слышно. Как будто город вымер.

А туннель, по которому они идут, идеально чистый. Сразу видно, что никто даже не попытался по нему выбраться. "Лешего" не отпускало ощущение чего-то ужасного, что он может увидеть в Столице. Поэтому и находясь на пути в столицу, готовился к худшему. А то что он там окажется, сомнений не было.

— Командир я что-то вижу — тихий голос "Лингвиста" прозвучал в полной тишине как гром.

— Внимательнее-сказал «Леший», пододвинувшись к своему подчинённому-что там?

— впереди, что-то отражает фонарь, я вижу блики.

Сколько он не всматривался, но так и не смог понять о чем говорит "Лингвист" Наконец приняв решение, что не стоит оставлять это без внимания он сказал выдвигается вперёд. Медленно двигаясь, постоянно осматриваясь, они пытались заметить, о чем же говорил их снайпер.

— вижу, и правда что-то бликует — прошептал "Балу" идущий впереди. Отряд продолжил движение и вот уже через десяток метров фонарь осветил огромный металлический силуэт перекрывший своей тушей туннель.

— а вот и монорельс — вслух подумал Макс — "Связист" доложи "Шаману" или кто там за него — и тут же продолжил — что встали, продолжаем движение, если бы там кто-то был, нас бы уже всех убрали по фонарям.

Подойдя к вагону, они не смогли найти никаких внешних повреждений. Окна были слишком высоко, для того, что бы осмотреть вагон снаружи.

— нужно заходить — с боков монорельса находились закрытые двери, а между ним и стеной было достаточно места, чтобы мог пройти один человек. Отправив самого сильного из них (предварительно забрав его пулемет), открывать дверь, они заняли позиции с двух сторон от вагона.

Скрежет сопровождающий открытие дверей разнёсся по всему туннелю. Максим до последнего ждал какого-то подвоха, но вот дверь открыта, а вокруг ни души.

— "Балу", без меня не заходишь — сказал "Леший" начав раздавать команды — "Связист" прикрывай тыл и сообщи если "Шаман" выйдет на связь. "Лингвист" иди сразу за мной. "Гослинг" остаёшься с другой стороны монорельса. Закончив он подхватил пулемет и подобрался к "Балу".

Запрыгнув на первую ступеньку вагона, присел осветив весь вагон. Признаков противника, да и в принципе жизни не было. Но он ни в коем случае не мог позволить себе расслабиться. Хоть ступенек и было всего три, ему казалось, что он поднимается на гору. Каждый шаг Максим ждал, что сейчас на него кто-то выскочит.

Последняя ступенька преодолена, и он оказался в салоне, стоя в проходе между креслами.

— все чисто, заходим, "Связист", "Гослинг" к двери, остальные со мной.

Дождавшись остальных, он начал медленно двигаться к концу вагона, оставив закрытую дверь машиниста за спиной. "Ей мы займёмся в последнюю очередь".

Глава 13 Отряд «Самоубийц»

Внутри был пусто и полностью стерильно. Макс повернулся, чтобы вернутся к кабине машиниста, когда его привлек блеск под одним из сидений. Это оказалась баночка с таблетками. Надпись на коробке — "Пси-3", Максу ни о чем не говорила. Задав вопрос своей команде, он был завален новыми сведениями.

"Пси-3" или цифровой кайф, наркотик появившийся в Столице пол года назад и подмявший под себя большую часть нелегального рынка. Его суть была в том, что он давал возможность принявшему оказаться в придуманной им реальности, очень похожей на видео игру. Каждый видел уникальный образ, но все объединяло наличие игровых правил. Любой кто хоть раз пробовал цифровой кайф с уверенностью мог сказать, что он играл в очень реалистичную игру.

Полоски жизней, оружие с цветовой градацией, прокачка. Одна таблетка позволяла "играть" целую неделю, когда в реальности проходило не больше часа.

Огромное количество людей, валяющихся тут и там с закатанными глазами, заполонили улицы столицы. Молодежь чуть ли не жила в выдуманных ими мирах, ведь каждый новый прием таблетки продолжал историю, а не создавал новую.

Очень опасный наркотик, из-за которого люди теряли связь с реальным миром, навсегда пропадая в глубине собственного сознания.

— и кто из вас его пробовал? — поинтересовался "Леший" у своих ребят. В ответ, он получил твердые заявления. Они против наркотиков и никогда бы не стали их пробовать.

У Макса остались сомнения на этот счёт, узнать есть ли наркоманы в его команде, было важным вопросом, но его прервали.

“Доклад!” — прозвучал голос "Шамана" по станции. Быстро объяснив ситуацию, присовокупив к этому свое мнение, Макс прекратил диалог..

На некоторое время в переговорах образовалась пауза. Воспользовавшись моментом, Макс проверил пуста ли банка. Там оказалось десяток таблеток. Она отправилась в один из карманов. Наконец все обдумав сержант выдал свое распоряжение:

— обыскиваете вагон и периметр вокруг него на пятьдесят метров, после чего пытаетесь запустить вашу находку и привезти ее на базу, выполнять!

— «Гослинг», «Лингвист» на вас кабина машиниста. Мне нужно, чтобы, когда мы вернулись в вагон, он сразу же поехал! Выполнять!”, - начал раздавать приказы «Леший». — “Связист” прикрываешь направление откуда мы пришли, «Балу» со мной.

Дождавшись пока все начали выполнять приказания, он махнул рукой пулеметчику. Они, наставив стволы во тьму, начали продвигаться вперед. Пройдя обозначенные 50 метров, наткнулись на проход в стене. Он был шириной не больше двух метров.

— будем проверять? — поинтересовался Балу.

— закинь туда фаер, посмотрим снаружи, не хочу лезть непонятно куда.

Фаер залетел в проход с легким шипением, осветив все в красный оттенок. Внутри оказались лишь голые стены и туннель что, извиваясь уходил подальше от входа.

Вдруг Макс услышал странный шорох. Который нарастал с каждой секундой. В свете фаера появились новые тени. Что-то лезло на них из прохода.

— отходим, не делая резкий движений.

Они начали медленно отступать. Звук становился все ближе и казалось, что он идет со всех сторон. Повернув голову в сторону, он различил темные силуэты. Довернув тело, Макс осветил фонарем десяток сгорбленных фигур, что шаркая надвигались на них.

Не долго думая, открыл огонь. Пули врезались в силуэты и заставляли их лишь поддергиваться от инерции. Появился страх, слишком уж нагнетающая была обстановка, да еще и с минимальной видимостью. Когда “Балу” открыл огонь, ущерб по «горбачам» стал заметен. Некоторым очередь перебила нижние конечности. Конечно это их лишь замедлило, ведь они продолжили ползти в направлении солдат.

Из бокового прохода вылез еще десяток, продолжая огонь и стараясь хоть как-то их замедлить, они отступали к поезду. Когда оказались рядом с вагоном, к стрельбе присоединилась остальная команда.

— Мы готовы ехать? — спросил Макс залезая в вагон и помогая забраться “Балу”. Он сразу же вылез верней частью туловища из окна и продолжил стрелять по тварям. Их уже собралось под сотню и скоро они окажутся рядом с вагоном.

— Да, мы можем ехать- услышал он сквозь шум стрельбы.

— Так какого черта?! поехали, они же скоро внутрь полезут! — сказал: “Леший” и сразу почувствовал, как вагон дёрнувшись стал набирать скорость, отдаляясь от толпы горбунов.

— Через минуту будем в бункере — сообщил «Лингвист», занявший место машиниста.

Не давая себя расслабиться Максим стал раздавать распоряжения. Перезарядится, проверить магазины, подготовится сразу же покинуть вагон. Команды летели одна за другой.

Поинтересовавшись у “Связиста” известно ли о ситуации в бункере. Оказалось, с первых выстрелов. Они так же сообщили, что начинают баррикадироваться и собирают большую часть солдат у входа в туннель, для отражения нападения.

Наконец “Леший” смог выдохнуть и расслабившись рухнул в одно из свободных кресел. Скоро им снова браться за оружие и нужно хоть немного прийти в себя.

…………………….

Фонарь практически не пробивал тьму туннеля. Продвигаться приходилось на ощупь. Двигаясь в узком проходе, почти касаясь стен плечами, он уже перестал бояться. Одно дело первые минуты, но он движется тут в одиночку уже час и смирился с возможностью подохнуть в этих темных коридорах.

Почему он один? А уже и не вспомнить. Стрельба, приказ и вот он здесь. Идёт в одиночный разведывательный рейд, так он для себя его назвал. Звучит гордо.

Мысли текли вяло, будто сонные. Что было до этого прохода забылось. Оружие в руках и цель. Вот что неизменно в его сознании. Бац… Максим останавливается от неожиданности. Начались изменения, проход расширяется и свет уже виден в дали.

Обрадовавшись ускорился, забыв об осторожности, слишком давила тьма. Выйдя на свет остановился, давая глазам привыкнуть к освещению. Процесс шел неспешно, но вот наконец он смог открыть глаза без боли и….

Лучше бы он остался во тьме разъедаемый собственными мыслями. «Леший» оказался в огромной ракетной шахте. В центре пустое пространство, где и должна стоять ракета, а вдоль стен вокруг больше десятка ярусов.

Но проблема была не в этом, а в огромном количестве "Горбунов" стоящих на каждом балконе и не один не издавал ни звука. Вот что пугало. Тысячи пар глаз, что смотрят на тебя и вокруг не звука. Тело сковало страхом.

Справившись с оцепенением, он подался назад, как вдруг страх поднялся с новой силой. Твари пришли в движение, страшное зрелище толпы безмолвных монстров, что без малейшего звука надвигается на тебя предстало перед ним. Лишь шорох тысяч ног раздавался в ушах Макса.

Он начал стрелять. Не пытался в кого-то попасть, стрельба была лишь способом заглушить тишину. Стрельба успокаивала, он перестал отступать. Магазин сменялся магазином, патроны заканчивались. Передёргивает затвор и новый смерч из пуль летел во врагов.

Он не боялся. Страх уступил безумной одержимости, смешанной с безысходностью. Горбуны уже были со всех сторон захватывая его в кольцо. В ход пошли гранаты, они летели вглубь толпы, но взрывная волна лишь помогала им приблизиться к Максиму. Последняя граната оказалась в руках, когда первые монстры были в метре, только рукой махнуть и дотянешься до темной твари. Предохранитель вытащен из чеки.

Бац. Хлесткий удар по щеке уронил его наземь, перед глазами появился луч света, а в ушах голос.

— "Леший" вставай! Подъем Макс! лейтенант совещание собирает, требовал тебя немедленно к себе".

Рывком поднявшись он обнаружил, что находится в одной из комнат бункера выделенной ему для отдыха. А отдых ему был необходим. «Горбуны» нападали 4 сутки. Так их прозвали за огромный волдырь на спине, единственное место на их теле, позволяющее убить их с одной пули. Нужно только попасть в темноте, в мешанине тел, плевое дело. Ха.

Оборона держалась, но люди были измотаны. Были вызваны все резервы, прекращена доставка техники на «Осовец». Все понимали с кем имеют дело, но чертовы штабисты до последнего отказываются принимать истину. Они убивают людей. Бывших людей, что жили на одной с ними земле и в одной стране. Теперь же это безмолвные твари, что своим видом нагоняют ужас.

Первым осознание пришло переднему флангу обороны, на второй день. Какой-то умник вел примерный подсчет, убитый существ. Их количество переросло в тысячи. Макс был там и видел, как невинное предположение, психологически сломило сотню храбрейших бойцов.

— а что если окажется, что столица не отвечает потому что все жители, превратились в “Горбунов”?

Видимо каждый солдат уже начал задумываться, а откуда же появилось такое количество существ? Но когда это предположение было задано в слух, что-то в людях надломилось. Макс видел, как менялись лица, стрельба становилась все реже, а некоторые даже опускали оружие. Твари продолжали наступать. Их не волновало, что половине из обороняющихся теперь нужен психолог. Вряд-ли их волновало хоть что-то.

Ситуацию исправили кардинальные действия. Обычный молодой пацан, только вступивший в ряды местной армии и участвующий в первом боевом столкновении, вытащил из омута мыслей всех. Как он это сделал? Очень просто…

Когда-нибудь слышали, что не стоит стрелять в замкнутом пространстве из ракетницы? Тот парень тоже не слышал. Яркая вспышка, взрыв в толпе «Горбунов», что сработал лучше любой оплеухи. Гул в шах от оглушения, звезды в глазах, но стрельба возобновилась с новой силой. Эта безумная выходка позволила всем прийти в себя.

Парня запомнили. Потом в общей комнате устроили темную, но били так, без усердия. Зла на него никто не держал.

После этого, версия с гражданскими превращенными в мутантов стала являться истиной для всех, в том числе и для Макса. Лишь высшее командование сидя на совещании у себя в уютном кабинете, до последнего отказывалась принимать такой расклад.

“Леший” вспоминал, спеша узкими коридорами на совещание. Сон почти выветрился из головы. Но предчувствие неприятностей осталось. Не ждал он ничего хорошего в будущем и как оказалось не зря.

На совещании людей было не много. Лейтенант Корнев собственной персоной. “Шаман”, “Север” и два сержанта из командного состава полу роты. Ждали лишь Максима и как только он прошел внутрь помещения, начали незамедлительно.

Слушая лейтенанта, «Леший» начинал все больше ощущать безысходность. Их слали на смерть, его ребят и команду “Севера”. Сержант сражался за них до последнего, но Корнев был непреклонен. Из них сделают “отряд самоубийц” был такой фильм в молодости Макса. Фильм он помнил слабо, но почему отряд был так назван запомнил. Их отправляли на убийственные задания из которых могло не вернуться больше половины, если не все.

Так вот, про “отряд Самоубийц” нашего времени. Исходные данные таковы: Превращенный в бронепоезд вагон, больше ставший похожим на вытянутую консервную банку. Десять человек, немереное количество боеприпасов, оружия и огромное количество взрывчатки, срабатывающей по старинке от фитиля.

Миссия была безумна и просто невыполнима. Они должны были на этом импровизированном бронепоезде проехать сквозь тварей и добраться до точки “Икс”. В этой точке по мнению аналитиков из штаба, были слабо укреплены стены туннеля. Именно в этом месте должны быть заложены заряды, чтобы перекрыть проход для основной толпы тварей. Закрытием небольших боковых проходов займутся позже и другие ребята. Главная задача сейчас перекрыть поток монстров и освободить немного сил для ответных действий.

Все бы ничего, да фитиль бомб рассчитан на минуту. То есть они должны будут остановиться в определенном месте в толпе монстров и заложив заряд, за минуту успеть уйти с места завала.

— Да это нереально! вы нас убить хотите! — выкрикнул “Леший” лейтенанту. После четырех дней непрерывных сражений, желание лебезить пропадает, само собой.

На удивление лейтенант остался невозмутим — “через пару дней мы выдохнемся окончательно. Помощь не придет, вокруг лагеря появились бандиты, все силы брошены на их устранение. Вариантов нет, вы можете погибнуть, но если вы не пойдете мы все погибнем наверняка. Просто уснем на баррикадах, держа в руках оружие, а они нас пожрут и пойдут дальше” –

Корнев разложил все по полочкам — “Залезая внутрь бронепоезда, вы становитесь вершителями собственной судьбы. Останетесь тут, испугавшись смерти, что может и не наступить — умрете без возможности, что-либо сделать”.

Макс уже понял, выбора нет. Их выбрали как мясо. Отдавать технику база не хочет, да и резервный бункер слишком хорошее место. Десять человек, это немного. В сравнении с тем, что они получат.

Взглянув на притихшего «Севера», он обнаружил, что тот сидит уставившись невидящим взглядом в пол. Решал что-то для себя.

— Я пойду с ними — сказал "Шаман" прервав тишину.

— Исключено, речи быть не может, ты нам нужен тут.

— Я более ценен, да? Это хотите сказать?.

— Нет конечно, для меня вы все одинаково важны!.

— Ну значит, если вы уже решились отправить десятерых, то прибавить к этому числу плюс один, будет не так страшно?

Макса передёрнуло, когда он представил, как командование на верху смотрит на них как на числа. Десять туда отправить, двадцать здесь на смерть кинуть. Выбирая среди меньших числовых значений, как выгодных. Не обращая внимания на человеческий фактор. Что важнее? Пять десятков единиц техники, которая может в битве забрать жизни более 100 противников или пять десятков человек, что в лучшем случае сравняют счёт. Ответ очевиден для многих.

Поэтому командование и не хочет верить в то, что вся столица мертва. Макс почему-то был уверен, что дело было в невосполнимых потерях живого ресурса. Чего чего, а человеческого ресурса в самом большом городе страны было завались.

Поэтому пока и уговаривать приходится десять человек идти на смерть. А когда людей станет больше и будет выбор, кого набирать в местные вооруженные силы. Вопрос добровольного выбора перестанет стоять как таковой.

Мысли продолжали метаться в голове и после совещания. На котором они понятное дело согласились на задание, хотя был ли выбор? Желание оставаться в лагере отпало. "Нужно будет поднять вопрос среди ребят, сегодня вечером" подумал Макс.

Сейчас строятся новые властные группы и вместо того, чтобы быть под одной из них. Да ещё и с таким отношением к людям. Он решил уйти в свободное плавание, главное вернулся в лагерь и забрать Алёну. А дальше можно и уходить, в одном из рейдов уйти в сторону, и никто за ними не погонится.

Ночь выдалась бессонной, подготовка, разговоры, проверка снаряжения — брали как на месячный выход. Конечно большинство боеприпасов скорее всего не пригодятся, но все же.

Самую дельную мысль по подготовке предложил "Гослинг". Макс озвучил ее "Северу" и в итоге пол ночи они вытаскивали половину сидений из вагона и расширяли дверной проход. А идея была гениально проста. Два квадроцикла, для отряда что будет класть бомбу. Успеть уйти прежде чем грянет взрыв.

Вагон с момента выхода ударной группы поедет назад, максимально отдаляясь от взрыва. Макс смотрел на дело их рук и устрашался. Вагон был заполнен доверху: снаряды, бомбы, оружие, гранаты.

Увидев масштаб первое, что сделал "Шаман" — запретил под угрозой расстрела курить. И "Леший" был уверен, увидит хоть одну зажженную сигарету, зубы выбьет точно, а может и жизни лишит. На войне как на войне.

За всей этой подготовкой он старался выполнить агитацию по максимуму. Как итог — отделение была за. Забрать близких и уходить. После рассказа о том, что было на совещании, иллюзий по поводу их положения пушечного мяса не осталось.

С "Севером" вышло сложнее. Либо он и правда не понимал аккуратных намеков, что вряд ли, либо не был согласен с идеей. К "Шаману" даже не стал подходить, пристрелит как собаку сразу же. Для этого вояки, приказ есть приказ. Даже если он с ним не согласен, он его выполнит.

Он и так делает больше, чем был должен — поведет отряд самостоятельно, а этого много стоит. Перед двухчасовым сном, к ним подошёл лейтенант. Стоит отдать ему должное, синяки под глазами у него были не меньше чем у остальных. Он с первого дня обороны лично командовал всеми процессами, ложась спать на пару часов.

Обратился он к ним с предложением передать на базу письма близким или же друзьям, если вдруг кто-то не вернётся. Сказал, что лично заберёт их у отряда перед атакой. Писали все.

…………………………………

За свою короткую, но активную новую жизнь, Макс побывал во множестве передряг. Во многих он был гораздо ближе к смерти, чем сейчас. Но сидя в одиночестве в пустом вагоне, ожидая пока пройдет последний час перед атакой, он слушал эхо выстрелов и думал.

Да, были моменты и поопаснее и страшнее, но никогда раньше он не оказывался наедине с собственными мыслями перед такой ситуацией. Когда решение приходилось делать за секунды, страх уходил и наступала решимость.

Сейчас же, Максим как никогда чувствовал, что до момента старта, страх будет с ним. Макс боялся, появилось даже желание аккуратно в ночи уйти в какой-нибудь угол и спрятаться там. Никто его искать не будет, пойдут без него.

Это был бы хороший вариант, лёгкий. Ему таких хватило в прошлом, вся его жизнь если смотреть на нее со стороны, была лёгким путем. Сейчас он стоит в начале будущего всего мира и может стать одним из тех кто сыграет важную роль в этом. Слабость и трусость пройдут и тогда он сможет с гордостью встать во главе какого-либо лагеря или может даже армии. Вдруг, ну вдруг, он станет во главе страны?

Хотелось стать лучше, очень хотелось и значит не время для побега. Когда то давно, он слышал от своих знакомых, интересную мысль. Большинство людей встречаясь с собственными страхами, загонами, старались абстрагироваться от них, занять себя работой, беспричинными связями.

Лишь единицы останавливались. Оставляли все дела и заглядывали внутрь себя, задавая самому себе вопросы и отвечая на них. Это как болото, залезешь в него и уже опускайся до дна, что бы было от чего оттолкнуться, что бы выбраться.

И неужели, он? "Леший"? Командир четверых человек, тот кто выжил в одиночку в лесу среди мутантов, корпоратов и мародеров, не справиться со страхом?

Конечно справится, нет другого варианта. С этими мыслями Максим сел поудобнее и сделал самое сложное, задал себе вопрос. Уже не важно какой именно и в чем была его суть. Вопрос был лишь стартом, первым шагом.

Он сделал это и дальше осталось лишь удержаться внутри себя. Продолжая отвечать на все новые вопросы, задаваемые уже по наитию. Ему казалось что время растянулось на часы и что пропустил атаку, битву и даже возрождение человечества.

Хотелось открыть глаза, прислушаться, вернуться в реальных мир, но нет. Он дойдет до конца, и он прошел. Когда он открыл глаза, то был весь в поту, а часы показывали без десяти шесть. Скоро придут остальные и нужно хоть немного привести себя в порядок. Чем он и занялся.

Дойдя до умывальника, быстро привел себя в порядок. Посмотрев в собственное отражение, Макс увидел там совершенно незнакомого ему человека. Такого Максима мир ещё не видел и ему понравилось, то зрелище что открылось.

Твердый взгляд, спокойное лицо, расслабленные губы, он был готов ко всему. Улыбнувшись самому себе, он отправился к вагону. Внутри все было готово к старту миссии, часы показывали что осталось 3 минуту.

Подойдя к своему месту рядом с квадроциклом, сел на пол. Суета прекратилась, все распределились по своим позициям, готовясь начать операцию. "Шаман" стоял в начале вагона и постоянно поглядывая на часы.

— Через минуту начинаем — после фразы сержанта начался легкий мандраж.

Быстро проверялись подсумки, оружие, количество снарядов. Все было проверено уже десять раз до этого, но сейчас это служило больше успокоением, чем на самом деле, что-то решало.

— "10 секунд!"

Руки напряжены, взгляд прямо. Максу все равно удавалось осмотреть окружение. "Балу" у огневой точки. "Гослинг" с "Связистом" в кабине машиниста. "Север" в конце вагона внимательно следит за действиями своих ребят. "Лингвист" сидящий рядом как второй пассажир их квадроцикла. «Бомбер» с «Стрелком», у соседнего квадроцикла.

"Шаман" занявший самое высокое место, что бы координировать действия всей команды, как командир корабля наблюдал за всеми и одновременно ни за кем.

— "1 секунда, Начинаем!"

По закону жанра они сейчас должны были рвануть с места, начав быстро набирать скорость. Увы в жизни все так не работает. Вагон монорельса неспешно начал движение, так что все почувствовали лишь лёгкий толчок.

Поезд неспешно набирал скорость, и стрельба становилась все ближе. Отряд прилип к окнам, стараясь разглядеть хоть что-либо в темноте депо. Да-да в бункере даже было собственное депо и именно в нем они “прокачали” поезд.

Но вот наконец они выбрались на платформу. Шум боя сразу заполнил пространство, кто-то даже потянулся за оружием. Платформа, именно на ней держали оборону от “Горбунов”, была завалена гильзами, не было времени даже собрать их. Когда появлялась свободная минута их скидывали с платформы на рельсы. Видимо свободного времени не было уже давно, гильзы лежали тонким слоем почти по всей платформе.

Они набрали достаточную скорость, чтобы через десять секунд оказаться рядом с обороняющими. В момент, когда поезд тронулся, часть баррикады отодвинули в сторону и освободилось место для поезда. Конечно за это время часть тварей прорвалась за баррикады и одному из флангов пришлось тяжко.

Прибытие поезда все изменило. Он уже набрал достаточную скорость, чтобы снести тварей, что напали на бойцов и выехав за баррикады поехать дальше.

В этот момент никто из пассажиров вагона-смерти и не думал стрелять, они замерли от происходящего. Поезд ехал сквозь существ, что не издавали ни звука и было слышно лишь как ломаются их кости, как кожа лопается от удара. Макс замер в ужасе, в полнейшей тишине такие звуки были в десятки раз страшнее.

— «Лучше бы они умели кричать», — в которых раз поймал он себя на мысли. Сейчас их отряд представлял очень странное зрелище. Кто-то блюет в углу, прям на собственный автомат. Часть парней сели на пол и закрыли уши руками и лишь самые стойкие остались на ногах, но были бледнее самой смерти.

- “Ссс. собрались ббббыстро!”- прокричал голосом как у подростка “Шаман”. Никто не обратил на него внимание, а тем временем они уже были в глубине туннеля. “Горбуны” начали цепляться за вагон и парочке даже это удалось.

“Леший” сделал глубокий вдох и трясущимися руками поднял автомат на уровень окна и не целясь открыл огонь. Выстрелы оглушали. Но в тоже время неплохо приводили в себя. Вот уже Макс непросто бездумно тратит боезапас, а выбирает цели. Твари что прицепились к вагону с его стороны, начали падать одна за другой.

Его примеру последовали остальные. Сначала присоединился один ствол, потом второй. Скоро были заняты все огневые точки, а отряд окончательно пришел в себя.

“Шаман” вернул командный голос и уверено раздавал приказы, а солдаты полностью отдались выполнению своей задачи. Когда все окончательно пришли в себя, а ситуация нормализовалась, Макс смог отойти от своего места для разговора с сержантом. Когда двинулся в его сторону, “Север” так же решил присоединиться.

Подойдя к командиру и не обращая внимание на любопытного товарища у себя за спиной, он вкратце изложил свое беспокойство.

Сейчас они проехали уже больше половины пути, а все еще пробивались через толпу тварей. Если так продолжится им придется просто выбросить бомбы из окна, с надеждой, что тела тварей не сильно смягчат удар и все же удастся закрыть проход.

Максу в это не верилось, по лицу “Шамана” он видел, что его беспокоит тоже самое.

“Неужели это и правда жители столицы?”- раздался голос из-за спины — “такое количество тварей ничем другим объяснить нельзя” — закончил свое умозаключение “Север”.

“Если ты подтвердишь свою мысль, тебе станет легче их убивать? — поинтересовался “Леший” — “эти твари сожрут нас без зазрения совести, а ты хочешь, чтобы мои парни сомневались, стреляя” — уже тише спросил он, придвинувшись так, что они столкнулись касками.

Макс был на пределе, ему хотелось сорваться и “Север” просто дал повод.

— «Успокоились, оба»- прошипел “Шаман”, влезая между двумя людьми, что готовы набросится друг на друга в любой момент — «через минуту мы будем на точке, а “Горбуны” не заканчиваются, наши действия?»

Обсуждение длилось недолго, но было бурным. Они пришли к выводу, что выпускать квадроциклы нет смысла. На ходу они не выскочат, а если поезд остановится, то твари просто завалят его собой, до того, как он успеет набрать скорость.

Решение было только одно, ехать до конца. Либо твари закончатся, либо в момент приезда на другую точку, они вступят в бой и попытаются погнать поезд обратно. По подсчетам умников в штабе, до платформы под столицей они доберутся за 10 минут. Точку закладки бомб они проходят в данный момент и твари заняли все пространство туннеля. Впрочем, как и везде до этого.

Придя к решению, ехать до конца, так же было принято решение готовиться покинуть вагон в любой момент. Быстро распределили смены — половина обороняется, от продолжающих лезть тварей. Другие занимаются сбором всего необходимого, через три минуты меняются.

Макс был собран уже давно, его рюкзак всегда забит под завязку. После выхода из леса, он всегда готов на максимум. Боеприпасы, оружие, еда, вода, различное оборудование, лекарства, даже ритуальный кинжал, найденный на капище, все еще при нем. Рюкзак был на спине, а дополнительная сумка, с которой он будет готов даже к длительной осаде в средневековой крепости, лежала на квадроцикле.

Следующие шесть минут прошли в толкотне и суете под аккомпанемент выстрелов и ломающихся костей. Когда наконец все было готовы к экстренному выходу, до приезда оставалось 3 минуты. Вид заполнивших все и вся тварей стал уже привычен и видимо будет сопровождать их всю поездку.

Настало время задаться другим вопросом, боеприпасов было достаточно для поездки туда и обратно, но с расчетом, что точка “Б” будет гораздо ближе к точке “А”. Поэтому они решили эту задачу хоть и с запасов, но явно не взяв в расчет, что им придется ехать до самой Столицы.

Весь пол был в гильзах, а ящики с патронами на половину пусты. Смотря на это «Леший! пытался придумать выход из ситуации. Повернувшись к “Шаману” он резко застыл. Что-то смущало его в поведении остальных и вдруг он понял. Стрельбы больше нет, как и хруста тварей под днищем вагона.

Первым пришел в себя “Шаман”, посмотрев на часы он произнес:

— «Через минуту прибудем на платформу. Я успел заметить, что твари повернули за нами. Поэтому нам придётся отправиться в обратный путь. Если мы задержимся на той платформе дольше минуты, твари окажутся слишком близко и нам не хватит набранной скорости что бы…”

— «Сержант! у нас проблема» — раздался крик “Гослинга” из кабины машиниста, вместе с тем, поезд стал замедляться. Услышав это, все командиры начали пробираться через весь вагон к кабине. Первым добрался “Шаман”, следующим оказался “Север”, ну и последним в командирской гонке с препятствиями пришел “Леший”.

Сквозь окно в вагоне, они могли наблюдать огромные шлюзовые ворота, перекрывающие дальнейший проезд. Не было и намека на то, что их можно как-то открыть. Ворота становились все ближе, скорость все меньше. Решения нужно было принимать молниеносно, и “Шаман”, в который раз показал себя как опытного боевого командира.

Повернувшись к командирам отделений, быстро приказал им взять по одному бойцу, что ближе всех будет к дверям и разделившись пойти в две стороны от ворот. Найти аварийный проход или возможно рычаг для ручного открытия. Отдав указание он чуть ли не пинками вытолкал их из поезда. Благо вагон тогда ехал со скоростью черепахи.

Макс со “Связистом” взяли на себя правую сторону ворот, “Север” левую. Обогнав поезд, они оказались рядом с гидравлическими воротами, что способны выдержать как потоп, так и взрыв. Такие обычным ломом не пробить. Осмотрев правую часть ворот и ничего не найдя, Макс медленно направился вдоль стены стараясь найти что-то похожее на рычаг. “Связист” побежал вперед, вдруг нарвется на что по удаче.

Так и произошло — “Тут проход” — раздался крик. Быстро оказавшись рядом, “Леший” заглянул внутрь. Как всегда, ни черта не видно, чтобы что-то найти нужно заходить. Посмотрев в направлении откуда прибыл поезд, он увидел, что “Горбуны” уже в зоне видимости. Если они не найдут как открыть дверь, то все трупы.

“Я внутрь, будь на стреме, кричи если что” — бросив напутствие он шагнул во тьму технического прохода. Высотой метра четыре, шириной в два. По стенам идут провода, наверху трубы. Макс автоматом запоминал, все увиденное, так как сейчас ему нужно быть очень внимательным. Нельзя пропустить рычаг. Хотя ему слабо верилось, что тут он будет.

Не пройдя и десятка шагов, Макс услышал выстрелы — твари уже достаточно близко. Ускорившись он пошел вперед, за поворотом его ждала маленькая дверь. Открыв ее, он обнаружил, складское помещение — пара стеллажей с несколькими коробками, швабра, ведро и чистящие средства, вот и все.

“Леший”… нашл…, они…! Сюда… сюда… сюда… “ и эхо выстрелов — донесло до Макса. Видимо пора возвращаться. Он отправился в обратный путь. Ближе к основному туннелю выстрелы становились все громче. Уже у выхода обратил внимание, что “Связиста” нет на месте, а все выстрелы идут со стороны поезда.

Понимая, что нужно спешить, Макс ускорился, лишь перед самым выходом перейдя на шаг, чтобы не вылететь случайно на пулю. Это и спасло ему жизнь, когда два “Горбуна” бесшумно прошли в проход, чуть не зацепив его своими когтями. Дернувшись назад, Макс открыл огонь. Твари даже не замедлились.

Развернувшись, рванул внутрь прохода. Бежал на пределе своих сил. Вот он уже проскакивает дверь в подсобку и бежит дальше. Пробежав по его ощущениям около сотни метров, он увидел свет. Жаль, что это было не единственным, что ему открылось. Десяток черных тварей, что начали движение в его сторону, как только он появился в поле их зрения, перекрыли проход.

Остановившись и осознав, что он в ловушке, Макс развернулся и рванул в сторону подсобки. Повезло, что “Горбуны” не умели бегать и вот через минуту он уже сидел в подсобном помещении, приперев дверь шваброй.

Глава 14. Снова один

Дуло направлено на дверь, рука на спусковом крючке, граната на коленях. Он готов к последнему бою, который увы будет быстрым. Слишком эти твари невосприимчивы к свинцу.

Он сидел в полном напряжении и ждал. У них не было времени на исследования. Они так и не выяснили умеют ли они определять где находятся люди, без визуального контакта.

Макс похоже сегодня станет подопытным кроликом, жаль что результаты вряд ли кому-то выйдет передать. "Передать, Пе-ре-дать…, Черт точно!"

Он забыл о рации, чем вселенная не шутит, вдруг получится выйти на связь. Только сейчас начинать попытки явно не лучшая идея. Проектируя эту каморку, вряд ли думали о хорошей звукоизоляции.

А вот и гости пожаловали. Хоть двигались они бесшумно, но любовь ходить толпой и длинные когти, играли "Лешему" на руку. Скрежет он услышал, когда твари были в нескольких метрах от каморки. Вжался сильнее в стену, полностью превратившись в слух.

Вот когти прошлись по двери, а следом раздался звук столкновения. Может Максу померещилось, от сильного нервного напряжения, но сейчас он был полностью уверен, что две группы "Горбунов" встретились.

Наступила тишина, он старался не двигаться, ожидая продолжения встречи. Прошла минута, но ничего так и не происходило. Вряд-ли он сможет просидеть, не двигаясь больше получаса. Значит и жить ему осталось примерно столько же.

Макс не успел додумать свой некролог. Скрежет, скрежет со всех сторон. Он был отовсюду, будто твари решили расширить себе проход, что бы дышалось по свободнее. Дверь страдала, появились вмятины, даже пара небольших дыр. Хорошо, что он выключил фонарь, когда сел в коморке.

Напряжение было страшным, ему уже мерещились черные глазницы, что заглядывают в образовавшиеся дыры. Он ощущал себя в очень страшных прятках, где на кон ставилась твоя жизнь. Звук был прям внутри головы, вызывая мучения. Хотелось кричать, стрелять, сделать все что угодно, лишь бы этот звук прекратился.

И вот, когда дверь начала шататься, а некоторые дыры были такого размера, что можно кисть просунуть, все закончилось. Дверь перестала трястись, а звук когтей по стене стал удаляться. Точнее разделился и направился в обе стороны.

Макс ещё долго не мог прийти в себя. Угроза смерти была слишком близко. Он уже был готов к своему последнему бою. Теперь же пытался убедить собственный организм, что опасность позади и заставить его расслабиться.

Расслабление наступило неожиданно. Он обмяк, сползя туловищем по стене на пол. Из глаз текли слезы, а лёгким не хватало воздуха, что бы надышаться. Конечно он быстро взял себя в руки, ну ему так казалось. Мысли наконец приняли осмысленную форму, сердце перестало стучать в ушах, а автомат снова держали крепкие руки.

Перекусив пайком и запив все это водой, решил действовать. Нужно было проверить связь, но прежде всего убедиться, что он никого не привлечет на свой голос.

Аккуратно встав, подошёл к двери и попытался разглядеть, что-либо в образовавшиеся трещины. Посмотрев так некоторое время, пришел к чёткому заключению — темно как у негра в…

Выходить из "домика" не хотелось, слишком страшно там за порогом. Но Макс уже понял, если он хочет выжить, придётся действовать через не хочу. Вот он собрался с мыслями, схватился за дверь и начал ооочень медленно ее открывать. Стараясь ни издавать ни звука. Когда расстояние стало достаточным, что бы пролезло туловище, выглянул.

Тьма была неподвижной, а значит твари точно не ходят по коридору, но это не значит что они там не стоят. Настало время света. Включал фонарь он направленным в себя. Уже потом стал аккуратно, прикрывая его рукой, освещать от пола к потолку в одну из сторон. В том направлении, откуда он пришел изначально, до ближайшего поворота фонарь никого не выхватил. Так же произошло и с другим направлением. Это успокаивало и уже не выключая фонарь он вернулся в каморку, чтобы попытаться провести сеанс связи с остальным отрядом.

Час спустя…

Макс сидел в своем любимом углу и в который раз крутил станцию, пытался поймать нужный канал. В сотый раз прошелся по каждому. Вбил огромное количество различных комбинаций, все без толку. Лишь пару раз он слышал шипение на канале его группы, но кто знает, что это могло значить.

В итоге вернулся на канал отряда и стал “напшикивать” мелодию. Он включал передачу сигнала и выключал ее, так что бы звуки создавали ритм. Конечно мелодией это было сложно назвать, но на его очень слабый музыкальный вкус — это была оно.

Ему надоело и это, он решил заняться исследованием помещения. Исследовать конечно тут было нечего, кроме нескольких коробок. Максу для разгрузки было достаточно и этого. На полках было три коробки. Начать решил с нижней, она выглядела самой потрепанной, а значит там могло быть больше интересного.

Открыв ее, «Леший» обнаружил чистящие средства. Разные цветные бутылочки, коробочки с порошком, несколько тряпок, ну и конечно резиновые перчатки.

-“По крайней мере в моем новом доме, всегда будет чисто” — усмехнулся собственным мыслям Макс.

Понадеялся, что в следующей будет что-то интересное, но нет. Хозяйственное мыло! вся коробка забита хозяйственным мылом. Можно было бы пошутить про мыло и пол. Но наклоняйся он за ним хоть целый день, никто не придет сюда. Черные твари стоят на страже его чести и свободы…

Отложив коробку подальше, достал последнюю свою надежду на интересные находки. Он не рассчитывал найти убер пушку, что спасет его из любой ситуации. Ему хотелось отвлечься, найти какой-нибудь грязный секрет местного уборщика. Пакетик травки, порно-журналы, может дневник педофила. Да что угодно! лишь бы отвлечься от мрачной атмосферы здешнего места. Он чувствовал себя тут как в клетке и собственно в ней и был.

Открывал коробку он заранее ожидая увидеть ничего интересного. Но жизнь решила преподнести ему сюрприз. Открыв тихо присвистнул увидев содержимое. Ему захотелось смеяться от абсурда происходящего.

“Какой заезженный трюк, уборщик драг-дилер”

Вся коробка была заполнена баночками с “Пси-3”, их было больше 50, этого хватит на месяц даже если принимать по одной таблетке в час. А сверху лежала обычная тетрадь в клетку, на обложке которой было белым маркером написано “сценарий”.

Тут Максима и прорвало, он засмеялся, нет! Он заржал. Его истеричный смех разнесся по помещению и его наверняка было слышно на десятки метров в коридоре. Спохватился он быстро и превратился в зверя готового к нападению. Схватил автомат и направил его на дверь. Максим замер прислушиваясь к звукам и ожидая “Горбунов”, что придут на его смех.

Прошло более пяти минут, но твари так и не появились.

Убедившись, что никого не заинтересовал обычный солдат, решивший посмеяться над уборщиком, что пишет сценарии — обратился к тетради.

Чтение шло туговато, подчерк у автора был не из приятных, но все же приноровился. Вначале написанное показалось ему очень дешевой бульварной книженцией, но чем больше читал, тем сильнее его увлекало. В итоге он прочел полностью всю тетрадь на одном дыхании.

Тут следует пояснить, что тетрадь не была “Сценарием” фильма, она была скорее дневников, что провел Макса по жизни простого столичного парня Димы. И нужно отдать этому дневнику должное, такой фильм — он бы посмотрел.


Жизнь Дмитрия Овсянникова

(Краткий пересказ)

Родился Дима за 30 лет до наступления апокалипсиса, в простой семье. Мама учительница, отец работает на заводе. Жили они в спальном районе на окраине столицы в многоквартирном доме. На удивление заработок обоих родителей и тот факт, что Дмитрий был их единственным ребенком, позволили им почти ни в чем не отказывать. У них не было машины или дачи, но был хороший ремонт, всегда новая одежда, холодильник полный еды и поездки заграницу два раза в год.

Родители вложили в своего ребенка все возможные ресурсы: любовь, заботу, время и конечно деньги. Его водили на различные кружки, оплачивали репетиторов и прощали ему практически все.

Дима ударил мальчика в детском саде? — Это мальчик его спровоцировал, а их сын не причем.

В школе Димочка толкнул девочку в стену, а на перемене выбросил рюкзак одноклассника из окна? — детские шалости.

И такие ответы были на все, на пьянство, гулянки, драки. В какой то момент у них стали пропадать деньги. Причем крупные суммы из того, что они откладывали ему на учебу. Вот тут глава семейства не выдержал и отправился выгонять Диму из дома.

Почему отправился, да потому что единственное хобби, которое парню действительно понравилось, оказалось рукопашный бой. А благодаря своему весу и росту он стал опасным противником не только для районной шпаны, но и для собственного отца.

Началось все с разговора на повышенных тонах, а закончилось на отце лежащем в луже крови в углу комнаты и матери кричащей в дверях не своим голосом. Вот тут его наконец проняло. 17-ти летний парень понял, что совершил самый непростительный поступок в своей жизни.

Он взял себя в руки, успокоил мать, вызвал скорую. Дождался, когда мама уедет с отцом в больницу на машине скорой помощи, собрал свои вещи и ушел из дома. Он думал, что отец напишет на него заявление. Да и не способен он был смотреть в глаза матери после своего поступка.

Следует отдать его родителям должное, они не подали на своего сына в Полицию. Это послужило еще одной соломинкой, что упала на весы судьбы и позволила Дмитрию стать тем, кем он стал.

Ушел он из дома и пришел к своему тренеру — Александру Александровичу или просто Сан-Санычу. Прекрасному человеку, что учил местных детей практически даром. Говорили, что раньше он работал в Полиции или чем-то похожем.

Никто не знал ни строчки из его биографии. Наверняка было ясно, что он не женат и у него нет детей. Поэтому для него детьми, стали ученики. Он учил их, защищал, некоторым помогал с деньгами, ходил по неоходимости на родительские собрания.

Дима не ошибся, придя к тренеру. Тот дал ему место где жить, помог с работой. До 18 лет Дима прожил со своим учителем, учась по учебникам и лекциям в интернете. Как только ему стукнуло 18 попрощался с Сан-Санычем, друзьями, девушкой и отправился в армию.

Благодаря своей физической форме его взяли в группу специальных операций. Ему невероятно повезло, его учили опытнейшие ветераны страны. Они тренировались на лучших тренажерах, даже еда у них была более-менее (эту беду не победить в армии никогда). Год прошел как один день и ему предложили контракт. Дима не раздумывая согласился, он не хотел обратно домой, даже увольнительные не брал.

Контракт был на год, платили неплохие деньги и почти все время поездки по другим странам. Этот год окончательно сделал из мальчика мужчину. В столицу вернулся совсем другой человек. Добавилось шрамов на теле, появилась мудрость во взгляде и конечно же пустота.

Пустота, которую поймут лишь люди что убивали, а так же теряли своих боевых товарищей. Угрюмый взгляд примораживающий своей холодностью прямо к полу, крепко сжатые губы и глаза, что постоянно в движении выискивая опасность.

Возвращаться на гражданку было сложно. На полученные деньги он приобрел себе однокомнатную квартиру и смог позволить жить несколько месяцев не работая. За это время практически не выходил из дома, тренировки, интернет и снова тренировки — замкнутый круг.

Но вот наконец, он свыкся, что жизнь больше никогда не станет прежней и что убитые им люди будут снится ему каждую ночь. А лица погибших товарищей он будет видеть в каждом встречном прохожем, что хоть отдаленно похож на одного из них.

Копаться в себе было тяжело. В итоге время проведенное в одиночестве, позволило ему перебороть собственные страхи. Он неожиданно для себя увлекся чтением. Причем литературы, которую можно отнести, хотя бы частично, к научной.

Три месяца, целых три месяца Дима провел в квартире, готовясь к выходу в новую жизнь. Жизнь без насилия и ежедневных боев. Возможно он бы и дольше оставался один на один с самим собой, но его финансы показали дно. Купленная квартира забрала почти все его деньги, но он был доволен, что теперь у него в Столице собственное жилье.

Первое что сделал, решив начать жить нормальной жизнью, это начал искать работу и почти сразу же ее нашел. Ему предложили пойти в правоохранительные органы. Один из его бывших инструкторов имел там связи. Одновременно с работой, ему предложили получить высшее образование, что бы он мог расти по службе.

Отказываться от предложения Дима не стал и устроился обычным постовым сотрудником — когда за плечами незаконченный 11 класс, то можно пойти только туда. Полгода стажировки и его приняли в штат, после чего он сразу поступил на учебу в высшую школу Полиции, заочно.

Благодаря своей физической форме и полученным навыкам, сразу стал звездой своего подразделения. Его отправляли на соревнования, на которых он занимал призовые места, давали интересную работу. В общем первый год ему нравилось. Денег платили немного, но ему хватало. Да и друзья появились, даже девушка. Жизнь налаживалась.

Второй год службы начался с перевода в оперативные сотрудники. Его заметили на одном из соревнований и предложили перейти к ним. Дмитрий согласился и жизнь заиграла новыми красками. Начали появляться связи, возможности. Он стал чувствовать собственную важность и конечно же столкнулся с финансовой стороной вопроса. С появлением связей появились и возможности дополнительного заработка.

До конца Дима так и не понял, почему его так быстро пригласили в эти темные дела. Видимо его неразговорчивость и нелюбовь сплетничать привлекали таких людей. После того, как он стал участников данных махинаций, денег стало много. Настолько много, что через полгода он купил себе машину, а ел только в ресторанах.

Время пролетело незаметно. Ему 25 лет, у него две квартиры, хорошая машина и куча лишних денег. Видимо возраст сыграл свое и он решил восстановить связь с родителями.

Первая встреча прошла достаточно скованно, после стольких лет разлуки ни он, ни родители не знали как себя правильно вести. Но Дима продолжал приходить, приглашал их в рестораны и отношения наладились. Жизнь ему казалось просто идеальной. Конечно же лишние деньги пошли на родителей. Он занялся их здоровьем, отправлял их отдыхать на дорогие курорты и через год, смог перевезти их в красивый район рядом с центром.

Все было прекрасно, он чувствовал, что это только начало и понимал, что после 30 он будет иметь гораздо больше. Связи появились почти во всех сферах жизни города. Он стал узнаваемым человеком. Был постоянным клиентом в нескольких ресторанах. Все было просто прекрасно.

Изменил все один день. В 27 лет он потерял обоих родителей. Их сбили на машине. Все бы ничего, но Дима знал этого человека. Он знал убийцу его родителей. Это был сынок одного из олигархов, которому Дима помог сохранить права, за вождение в пьяном виде. Не прошло и недели, как этот ублюдок опять сел за руль пьяным.

Он был убит горем, когда услышал новость, то первой его мыслью было желание совершить возмездие — кровную месть. Но решил, сначала похоронить родителей как подобает, и когда последняя горсть замли упала на гроб, полностью скрыв его от глаз, желание пропало.

Захотел справедливого суда и для этого начал пользоваться всеми возможными ресурсами. Борьба была сложной, деньги утекали рекой, вот уже была продана квартира, машина, потрачены все накопления. Убийца оставался на свободе.

Папаша олигарх всячески тормозил процесс, используя свои бесконечные финансы. Дима такой возможности не имел, но он использовал связи, знакомства, людей, которым он оказывал услуги. Многие отказывали, боялись идти против одного из богатейших людей в стране. В противовес находились и те, кто понимал, что-то же самое могло случится и с их семьей. Такие даже денег не просили.

После года беспрерывной борьбы и почти всех денег, что у него были, он смог таки посадить виновного. Срок был меньше чем ему хотелось, но последние деньги он использовал для того, чтобы убийце усложнили жизнь в тюрьме.

Он так и не узнал этого, но через два года, сын олигарха повесился в собственной камере. Люди проводившие расследование, следов насильственной смерти не обнаружили.

Дима этого не знал, потому что к тому моменту в органах уже не работал. Как только он отправил мажора в тюрьму, его отец полностью переключился на него. Наачальству под давлением пришлось уволить его. На улице на него несколько раз нападали. Полностью перекрыли возможность устроится на работу.

В итоге он оказался там, где и начинал в однокомнатной квартире с запасом финансов на год скромной жизни. К тому моменту от него уже отвернулись все — друзья оказались и не друзьями вовсе. Девушка ушла, как только перестала получать от него деньги на собственные хотелки.

Казалось бы, другой в его ситуации обратился либо к бутылке, либо к наркотикам, но Диму спасли книги и спорт. Он читал, тренировался и так по кругу. Скорее всего эта история закончилась бы тем, что он устроился в школу физруком и работал бы там до конца своих дней, женившись на учительнице начальных классов.

Но мы то знаем, что история закончится не смертью в теплой постели, держа за руку пожилую жену. На 29 году его жизни, с ним вышел на связь Сан-Саныч, тренер, что приютил его в трудную минуту. Оказалось, что он следил за Димой и знал все об его жизни и конечно же хочет предложить ему работу.

Дима согласился на личную встречу, думая что ему предложат быть тренером боевых искусств в зале бывшего учителя, но все оказалось гораздо интереснее.

Ему предложили внедриться в банду. Такого он точно не ожидал. Сан-саныч не стал раскрывать всего, но намекнул на хорошую зарплату и то, что предложение поступило от его бывших сослуживцев. Дима подозревал, что он работал в какой-то крутой структуре и теперь лишь сильнее уверился в этом.

Даже не стал думать над предложением. Согласился незамедлительно, терять ему было нечего. Дальше начался какой-то фильм про шпионов: месяц подготовки, легенда, грим, явочные квартиры, одноразовые телефоны.

Через месяц его наконец решили ввести в курс дела. Полгода назад в Столице появился странный наркотик, позволяющий оказаться в чертогах собственного разума. Разгоняя мозг и заставляя его использовать большую часть доступных ресурсов. Благодаря этому употребивший оказывался в другой реальности, созданной по подобию игры. Реальности у каждого были разные, но всегда присутствовали игровые механики.

Таблетка действовала час, но для человека проходила неделя. За один час он мог жить неделю в мире, созданном лично для него. Наркотик набрал неописуемую популярность. Казалось бы, почему наркотик? Ведь человек получает только позитив. Но ничего не бывает просто так. Ресурсы мозга не бесконечны и когда его использую на максимум, он начинает стареть.

Один час стоил месяцев жизни и вот через полгода улицы наводнили молодые люди с умственной активностью как у стариков. Самые жесткие наркоманы превращались в идиотов, пускающих слюни.

Наркотик назывался “Пси-3” и наконец смогли найти дилеров данных таблеток. Не перекупщиков, перепродающих товар, а настоящего дилера, который является первоисточником для всего товара в городе.

Тут то и наступал выход Димы, как оказалось, товар поступал, через подземные пути эвакуации для высших лиц в стране. Занимался этим обсуживающий персонал. Их вербовали уже в момент, когда они проработали там какое-то время и для этого нужен был именно Дмитрий.

Проблема была в требованиях, данный туннель для эвакуации являлся государственным объектом. Работать на нем могли лишь бывшие военные с высшим образованием и специальной подготовкой. Абсурдные требования, созданные бюрократией. Кто захочет работать уборщиком имея специальные навыки и высшее образование.

Поэтому там и оказывались такие как Дима — неугодные. Именно поэтому им нужен был он. Отказываться уже было поздно, да и не собирался. Здание не выглядело опасным, в своих навыках он уверен. Так ему еще и пистолет незарегистрированный дали. Теперь он точно спокоен.

Операция началась и шла она как по маслу. Устроился на работу легко, благодаря годам в Полиции втираться в доверие и знакомиться с людьми он умел. Так что нужные люди на него вышли быстро. А дальше началась скука. Оказывается, он был лишь маленьким винтиком в механизме. Возьми коробку в одном месте, принеси в другое. По факту он работал грузчиком, имея связь только с такими же грузчиками в точке приема товара и в конце маршрута.

Он стал пытаться разговорить таких же доставщиков и это было сложно. Тут все были как минимум ветераны боевых действий и умели держать язык за зубами. Дело шло медленно, но наконец Дима начал получать информацию.

Сначала он узнал про настоящее предназначение наркотиков. Оказалось, что это специальная разработка, для развития навыков и что в воображаемом мире, есть возможность учиться. Причем в разы эффективнее чем в реальном мире.

За семь недель можно получить столько же, сколько за месяц усердного обучения в реальности. Именно тут вступало в дело удача. Все зависело от реальности, что создаст твой мозг. Большинство попадало в фентэзийные миры, где они использовали магию и холодное оружие, но ведь в реальном мире магии нет, а «холодняк» почти не используется.

Другим же наоборот везло, такие попадали в миры, приближенные к реальности и тогда получали невероятные способности к обучению. Товар разлетался как пирожки на базаре. Люди, знавшие чем полезен “Пси-3” скупали его за любые деньги. Ведь если использовать не больше одной таблетки в неделю, можно сидеть на них до конца жизни. Лишь более частое использование приводит к старению мозга.

Единицы могли остановиться на одной таблетке в неделю, новый мир манил и в нем хотелось жить больше чем в реальности. Так же Диме за полгода отличной службе удалось получить подарок от начальства. Инструкцию по использованию таблеток. Там было расписано как себя настроить перед первым приемом, о чем лучше думать и таблица, где указано влияние количества таблеток в неделю на скорость старения человеческого мозга.

В конце тетради, Дима начал приводить цепочки поставок и все они вели не за пределы города, а внутрь. Последняя запись гласила, что источник находиться в здании центрального Зоопарка. Где конкретно написано не было. Записи заканчивались на самом интересном месте, и финал автора этих строк вряд ли станет когда-либо известен.

Глава 15 Добро пожаловать в лагерь «Смерти», солдат!

После прочтения жизнеописания уборщика, что по совместительству оказался агентом секретной организации. Макс остался в смешенных чувствах.

Ему показалось, что он прочитал сценарий отечественного фильма. Слишком много шаблонов, слишком яркие повороты судьбы. История выглядит выдуманной, но ведь в жизни всякое бывает. Ему то не знать. Безработный мужик, что в новом мире стал командиром отряда.

По его истории точно можно книгу написать. Дальше может и сюжет для фильма появится, если он выживет конечно. Подводя итог — читать было интересно и час своего одиночества он точно заполнил. Увы, история закончилась на самом важном, когда главный герой уже был близок к разгадке источника наркотика. По крайней мере, ясно где искать.

Вряд-ли Макс пойдет посмотреть на зверушек, он уже знаком с зверьём их климатической полосы, а что же он увидит в Зоопарке? Бронированного жирафа с зубами как у акулы, обезьян, двигающих со скоростью гепарда?

Тут у любого отобьется желание искать наркотик, а Максиму это тем более не нужно. Он к этой дряни не собирался прикасаться. "Может сжечь коробку?" — подумал, трогая зажигалку сквозь ткань кармана.

Но хомяк, что прятался глубоко внутри, требовал, чтобы любое найденное бесхозное имущество экспроприировалось (изымалось) в пользу нашедшего. Поэтому решено было оставить коробку. Пусть себе лежит.

Посмотрев на время, "Леший" с удивлением обнаружил, что находится в западне больше трёх часов, а казалось, прошло не больше часа. Время уходило. Он как никто понимал, что команда не будет ждать его возвращения вечно. Максимум на что он может рассчитывать, это сутки и то, в такое верится слабо.

Если у них сейчас там жарко, то уйдут они максимально быстро, если уже не ушли. Встав с пола, аккуратно направился к дверям. Прежде чем выйти наружу в темный коридор, он затушил фонарь и глубоко вздохнув направился искать выход из этой ловушки.

Два часа и десяток попыток спустя…

Макс сидел в углу и бился головой об стену. Ничего не выходило, он выманивал стаю с одной стороны, что бы она дошла до другой стаи пройдя мимо дверей. Не вышло, монстров настолько много, что они не все проходят мимо. Попробовал с другой стороны, противоположной той с которой он зашел сюда. Там монстры успевают пройти, но через сто метро за поворотом стоит еще одна кучка.

Как Максим несся обратно к подсобке…Он так никогда в жизни не бегал и похоже удача была на его стороне, он успел. Следующие 8 попыток (он их считал), были направлены, на ускорение горбунов. Он пытался вызвать их ярость, что бы они ускорились и тем самым скучковались. Это могло привести к тому, что они бы прошли мимо. Ничего не вышло.

Сейчас он наконец осознал, что в тупике. Его голова не хотела выдавать ни одной идеи. Он был близок к отчаянью и поэтому следующее, что он сделал, это начал выворачивать рюкзак и все карманы в поисках решения.

На удивление его запасливость оказалась неожиданностью даже для него. Больше десяти минут он выкладывал все из различным карманов, кармашков, рюкзака. Пол маленького помещения был заполнен полностью и часть вещей пришлось разложить на полках.

Больше всего было патрон. Почти две тысячи различного калибра. Больше всего было для автомата, что был при нем и пистолета. На третьем месте оказались патроны для охотничьей винтовки, что он всегда носил с собой. Еще два пистолета в рюкзаке и несколько охотничьих ножей. Венцом в его коллекции холодного оружия стал ритуальный кинжал, найденный на капище в лесу. Он так и не решился продать его или обменять.

Дальше пошли вещи первой необходимости, аптечка, спички, зажигалки, спирт, фильтр для воды, горелка, портативный аккумулятор с солнечной батареей для зарядки станции или навигатора, навигатор с десятком сохранённых карт. Список можно было продолжать долго, но чего-либо что могло помочь “Лешему” выйти из ситуации там не было. Двух недельный запас воды и еды радовал, но закидать их едой до смерти, точно не выйдет.

Настало время для самых перспективных идей и чрезвычайных. Стоит начать с перспективных. Три штурмовых гранаты и проволока. Это самая лучшая из идей, пришедших ему в голову, привлечь толпу со стороны входа и поставить три гранаты, запустив на одну растяжку. Если выйдет так как он хочет, то тварей станет гораздо меньше. В следующий раз он выманит их и есть шанс, что наконец их станет так мало, что они пройдут мимо его убежища, а он сможет вырваться на свободу.

Второй вариант был основан на изоленте и фонаре. Если гранаты не уменьшат их популяцию, то он привлечет их. Когда они пройдут мимо двери, их будет ждать источник света, прикрепленный высоко на потолке и возможно он заставит их скучковаться.

Все. На это его адекватные варианты кончались и начинались чрезвычайные. Самый первый заключался в штурме. Он будет пробиваться с боем. Второй заключался в постепенном расстреле “Горбунов” по одному, тоже очень рискованно. Ну а третий, он был подобен суициду, использовать “Пси-3”.

Почему он начал думать о таком варианте? Потому что, если он останется заперт в этой ловушке, жить ему максимум недели три растягивая воду и еду. Сидя в одиночестве в комнате 2 на 2. Так себе перспектива для жизни. Но таблетки должны позволить прожить ему за эти недели почти десять лет! за одни сутки он сможет проживать 24 недели. За неделю около трех лет. Скорее всего, будет все не так радужно и превратится в овощ гораздо быстрее. Все лучше медленной смерти от голода, жажды и одиночества.

На этом все, варианты закончились. Внимательно осмотрел свое добро. Макс быстро собрал все не нужное в рюкзак. Снова снарядил по карманам боеприпасы и перепроверил все свое снаряжение, в частности перенеся с рюкзака, топор на пояс — он явно более опасен для тварей, чем нож. Завершив подготовку, перешел к самому важному пункту, без которого нельзя начинать ни один план — приему пищи.

Наконец «Леший» был готов к исполнению первого плана. Растяжка с тремя гранатами — готова. Фонарь и изолента соединены, чтобы быстро прикрепить в прыжке. Он был готов, ведь решил провести сразу два плана одновременно.

Выйдя в коридор, прошел максимально далеко в противоположную сторону, от входа. Там перед поворотом, где его не увидят встречные “Горбуны”, он максимально подпрыгнул и закрепил фонарь, предварительно его включив.

Следом он отмерил три метра от фонаря и начал закреплять гранаты, делая растяжку. Закончив он вернулся в каморку и захватил свой рюкзак, предварительно забросив туда десять упаковок наркотика. Вдруг для чего пригодится и направился привлекать тварей.

Все шло по плану, твари прошли мимо, произошел взрыв. Потом наступила тишина, а твари все продолжали идти. Макс, прижавшись к двери, внимательно прислушивался к каждому скрипу. Он слышал легкое постукивание когтей и понимал, твари еще идут.

От напряжения у него сводило скулы, а слух начал слышать звуки, которых нет. Но вот наступила тишина. Он сначала не поверил, и включив оставшийся у него фонарь, направил его в пол. Это должно создать небольшой луч света который пройдет под дверью. Заглянул в одну из дырок в двери и обнаружил, что никого нет. “Горбуны” наконец прошли до конца.

Удержавшись, чтобы не побежать, он сознательно начал делать все тихо и аккуратно. Выйдя в корридор, чуть ли не на цыпочках направился в сторону выхода. Наконец дошел до места, где до главного туннеля оставалось какие-то десять метров. Никого не было, путь был свободен.

Вдруг впереди раздалась стрельба и несколько хлопков гранат, так же было слышно странных механический звук. Макс понял, ворота снова открываются, и группа будет прорываться обратно на базу. Ускорившись оказался у выхода, буквально через секунду. Пред ним предстала картина прорыва.

Все расстояние до ворот в туннеле было заполнено монстрами. Казалось нет ни одного свободного метра. И все они сейчас бесшумной толпой двигались в открывающиеся ворота, откуда по ним шел беспрерывный огонь. Но вот звуки стрельбы стали ближе и из ворот сбивая всех монстров на своем пути выехал поезд. Выглядел он уже не так как раньше. За пол дня его успели модернизировать, используя опыт прошлой поездки.

Как шипы к низу поезда по кругу были приварены подточенные арматуры, окна закрыты стальными листами, оставив лишь небольшие окошки для стрельбы. Но больше всего макса удивил огнемет! Сзади поезда валило пламя поджигая облитых керосином тварей, что сразу же загорались ярким пламенем.

Керосин лился сверху из канистр с импровизированными шлангами. Они стояли на крыше вагона и два человека направляли их, распрыскивая его равномерно с двух сторон. Последней новинкой, были странные рогатки метрового размера, расположенные так же на крыше. Их назначение ему понятно не было.

Когда поезд выехал за ворота, “Леший” даже не стал пытаться до них добраться. Это было бессмысленно, ему не прорваться через эту толпу. Он стоял и смотрел как его товарищи с огнем пробиваются обратно. Чувство безысходности наполняло его, а когда поезд скрылся за поворотом, он окончательно понял, что остался один.

Идея с огнеметом, позволила оставить большую просеку из трупов, но уже через минуту она заполнилась новыми монстрами. После того как поезд скрылся из вида, толпа стала более редкой, но их оставалось все так же много. В этот момент они уже начали крутится по сторонам. Наш герой решил вернуться обратно в свою коморку. Что делать дальше он не знал.

Стены содрогнулись от легкого землетрясения, а пол зашелся в вибрации. Максиму так же показался звук взрыва, донесшийся из далека. Первое, о чем он подумал, что парням удалось перекрыть проход и это было похоже на правду. А значит теперь даже если он выберется, то окажется один на другой стороне завала. Чертовски неприятное чувство.

Он ушел в себя, ощущал себя запертым в ловушке, из которой даже не было выхода. Хорошие варианты решения проблемы не дали сильных результатов и ему остается лишь прибегнуть к плохим. Но прежде он решил немного отдохнуть, напряжение последних часов слишком давило на него. Облокотившись на стену и положив автомат себе на колени, он провалился в сон.

Беспокойные сны сменялись один за другим, не оставляя ни следа в памяти, кроме тяжелых эмоций. Во время между снами, ему показалось, что он слышал шорох когтей по стенам, но даже не дернулся, чтобы встретить опасность. Провалившись в следующий сон.

Проснулся Макс от чувства голода. Поэтому убедившись в неизменности окружения, сразу же достал еду. Завтрак не занял много времени. Следом ему захотелось понять, сколько времени он уже один. Часы показали, что ровно сутки.

После пробуждения, уже не был так пессимистично настроен, а еда зарядила энергией для новых начинаний. Прокрутив в голове все сделанные им попытки и их результаты, он понял, что у него осталось три варианта. Они были одинаково рискованные. Прорваться с боем можно попробовать в противоположную сторону, но тенденции показывают, что тварей много везде.

Расстрелять их по одному, тоже звучит не обнадеживающе.

Обдумывая все это, снова вернулся мыслями к “Пси-3” и решил перечитать тетрадь. Во время повторного прочтения, его зацепил момент, что внутри грез, человек обучается в несколько раз быстрее. На выходе получая навыки, которых не было в реальной жизни.

Если повезет с выдуманной игровой вселенной, может Максу удастся чего-то достигнуть. Понимая, что это лучший из возможных вариантов, решился на попытку. Если не выйдет и там окажется какой-нибудь фентезийный мир, то он просто испортит все таблетки, раскрошив их в порошок. Дабы не пойти по самому легкому пути — став овощем проживая года за считаные дни.

Как только он утвердил эту мысль у себя в голове, сразу стало спокойней. Теперь Макс готов пробовать. Осталось лишь выбрать местечко поудобнее. Это будет не сон, целый час в бессознательном состоянии, когда даже выстрел может не пробудить. Забаррикадировав дверь за одним из стеллажей, он отодвинул второй от стены и забрался за него. Дальше дело за малым:

— открыть крышку;

— достать таблетку;

— проглотить;

— ждать….

1 сессия, пробуждение.

Переход из реальности в игровую по ощущениям происходил как сон. Макс заснул в коморке, а проснулся… Ну как проснулся, его чертовски нежно разбудили. Первое, что увидели его глаза, это приближающуюся плитку пола, а следом в появились искры от удара. Он с трудом перевернулся на спину, когда сверху раздался веселый мужской голос.

— «Доброе утро, новичок, ты бы осторожнее ворочался на кровати, так можно и нос сломать» — открыв глаза, Максим увидел улыбчивого бородача в черной военной форме, что тянул ему руку — «вставай, введу тебя в курс дела».

Макс подал руку и воспользовавшись помощью мужчины начал вставать на ноги. Когда уже почти поднявшись, получил резкую подножку. В этот момент его руку отпустили, и он полетел обратно на пол, успев прикрыть голову руками, так что ущерб был не сильный.

“Уже лучше, салага. У тебя пять минут, что бы добраться до полигона” — над ним стоял резко преобразившийся хмурый солдат. От его дружелюбия не осталось и следа — “Ты лучше не на меня смотри, а булками своими шевели! Только четкое выполнение моих приказов, позволит тебе протянуть больше 1 дня” — и не дожидаясь реакции на свои слова ушел.

Макс с трудом поднялся на ноги и тут же чуть не свалился обратно. У него перед глазами искрили иконки. Он сразу ощутил себя в одном из старинных шутеров. Внизу расположились ячейки оружия, гранат, аптечек и дополнительного снаряжения. Представляя из себя полосу, разделенную на прямоугольники различного размера.

Наверху в правом углу расположился компас, а в левом три небольших квадрата с нолями внутри. Но проблема была в яркой надписи “ПОДСКАЗКА”, что находилась прямо по центру перекрывая весь обзор. Он попытался тыкнуть в нее пальцем, но ничего не вышло.

Поэтому мысленно произнес и тут тоже ничего. Перелопатив у себя в голове, все воспоминания о том, как должен выглядеть интерфейс в виртуальной реальности. Пришел к выводу, что стоит попробовать мысленно нажать на нее. Это сработало и следом вверху зрения появился таймер, на котором было 3 минуты и время все убывало. По центру же подсказка преобразовалась в надпись:

“Добро пожаловать в игру под названием “Отряд Смерти”. Мы рады, что вы выбрали нашу игру, для развития своих навыков суперсолдата и нам жаль, что вы решили потратить свое время на чтение, этого бессмысленного приветственного текста. Но мы все же решили предоставить вам подсказку — НИКОГДА, НЕ СЛУШАЙТЕ ПОДСКАЗКИ В ЭТОЙ ИГРЕ!!

P.S. Не зли майора, БЕГИ!

На таймере оставалось две минуты. Макс мысленно смахнул надпись за границу своего зрения и рванул со всех ног. Выбежав из казармы, он оказался на огромной военной базе. Десятки казарм, куча дорожек, идущих в разную сторону и на удивление ни одной живой души.

Указателей не было и решив не тратить время на размышления он побежал на звуки стрельбы, доносящиеся откуда-то спереди. Таймер четко показывал, что времени почти не осталось. Макс бежал на пределе своих возможностей.

Путь его лежал между казарм, ангаров и административных зданий. Когда оставалось 30 секунд он наконец выбежал из плотной застройки базы и оказался на пустом пространстве. В сотнях метров перед ним, в начале огромной полосы препятствий стоял разбудивший его бородач. Он сосредоточено стрелял по банкам, положив их в десятке метров от себя.

Макс достал все свои внутренние резервы и умудрился успеть. Упав рядом с мужчиной, когда на таймере оставалось 5 секунд. Пытаясь отдышаться, удивленно смотрел как время продолжило истекать. Когда цифры стали показывать ноль, его мучитель наконец отвлекся от своего занятия.

Развернувшись на пятках, он жизнерадостно улыбнулся и направил пистолет на Макса: “А доложить?”- следом произошел выстрел.

ТЬМА…СВЕТ…ПРОБУЖДЕНИЕ…

Вскрикнув, «Леший» вскочил с кровати. Сердце билось как бешенное, а мозг только сейчас осознал, что произошло. Его убили! Как только пришло понимание, следом появился страх. Организм решил защититься от стресса своим способом.

Поэтому Максим сейчас скорчился на коленях в углу казармы и блевал. Помогло, отчистив организм он удивительно ясно понял, что, жив. Это значит, что он не может умереть. Эта новость обрадовала и дала силы действовать дальше.

Обратив внимание на интерфейс, ему на глаза бросился таймер. Время снова тикало и там было чуть меньше 4 минут. Поднявшись Максим побежал. Кто знает, вдруг в следующий раз его убьют более мучительно. Рисковать не стоит.

Оказался на полигоне, когда на таймере была еще минута. Он решил немного отдышаться и придумать способ доклада. В итоге решил — чем проще, тем лучше.

— Новобранец, на полигон прибыл! Сэр! — Прокричал он во весь голос, чтобы наверняка.

Осмотрев докладчика, мужчина произнес;

— Во-первых ты не новобранец ты — смертник.

— Во-вторых зови меня “майор Смерть” и поверь, для тебя я именно ей и буду.

— В-третьих мои приказы выполнять беспрекословно, но это я тебе уже говорил.

— В-четвертых так легко ты умираешь в последний раз. Можешь не благодарить — закончив он повернулся к Максу спиной — Ты должен пройти эту полосу препятствий, а потом уже поговорим как два человека без погон, понял меня?

— Так точно! Майор «Смерть»! Разрешите выполнять?

— Выполняй и маленький совет, не верь всему что видишь. Начинай! — услышав сигнал к началу, новоиспеченный “Смертник” побежал.

Какую же ошибку он совершил, думая, что это обычная полоса препятствий. Что бы пройти ее, ему понадобились сутки. Он умирал сотни раз и каждый раз просыпался в казарме.

Падал с четырех метров на шипы или землю, пытаясь пройти по тонкому деревянному мостику, облитому маслом. Тонул в кислоте. Подрывался на растяжках. Его пристреливал в спину майор. На него падали камни, грызли собаки. Он застревал в колючей проволоке. Его сдавливали стены, список можно продолжать долго.

Все бы ничего, но каждый раз его встречала новая полоса, никогда не угадаешь, что ждет впереди. Умирать было страшно, пару раз он даже не выходил из казармы, полностью забывая про таймер лежа в луже собственной рвоты трясясь в конвульсиях. В такие моменты, по окончанию таймера в казарме появлялся майор и дарил смерть. А дальше все сначала. Было лишь две причины почему Макс продолжал.

У него не было выбора, ведь если он не сможет получить навыки, что смогут вытащить его из ловушки, он умрет по-настоящему. Вторая же заключалась в любопытстве. Очень важно было получить ответы на свои вопросы.

После десятой попытки ему стало казаться, что семь дней пройдут в постоянном круговороте смертей, но разогнанный мозг вскоре дал о себе знать. Буквально через десять попыток, он реагировал почти на любую опасность, и мог справиться практически со всеми препятствиями. А к сотой смерти, он мог пройти 90 процентов, ни получив и ранения. Благодаря отсутствию усталости дальнейшее было лишь делом техники.

Через 25 часов после начала этого смертельного забега, он стоял перед «бородачом» и улыбался. Майор же молча смотрел в ответ. Вдруг «Леший» понял в чем дело.

-“Смертник, полосу препятствий закончил, товарищ майор!”

Вот тут он наконец среагировал:

- “Вольно, солдат! Пошли поговорим, отвечу на твои вопросы” — не дожидаясь реакции он отправился в сторону беседки, что была расположена неподалеку.

Интерлюдия. Мы все знали, на что шли

Через час после пропажи “Лешего”

“Шаман” смотрел на закрытый шлюз и думал. За спиной у него суетились бойцы, проверяя платформу на наличие опасностей. Они занимались этим уже больше часа, но слишком много выходов и туннелей, следовало убедиться в полной безопасности, чтобы отдыхать.

Но вот, “Север” подошел с докладом, что все проверено. Сержант отдал команду располагаться, назначив двухчасовых, на всякий случай. Пока у остального отряда был отдых, ему с оставшимся командиром, нужно было придумать план действий. Больше получаса они совещались, но идей получше, чем пробиться обратно, никто не придумал.

В этот момент к ним подошел снайпер из отделения “Лешего” и предложил варианты. Во время исследования платформы и части внутренних помещений, отряд обнаружил в одной из комнат сваленную в кучу арматуру и железные листы. Он продолжил объяснять свою идею, но “Шаман” сразу понял суть, и она ему понравилась. Оценив полезность совета, он решил думать коллективно. Собрав круг и предложив всем высказать свои идеи.

В итоге они придумали как использовать канистры с керосином, хранимые рядом с электрогенератором, а “Связист” сказал, что сможет собрать огнемет, на основе найденных материалов. Следом пришла идея с тем, как подорвать стенки туннеля, не останавливаясь. Для этого решили установить на крышу импровизированные рогатки, а динамит обмазать клеящим материалом, что бы он прикрепился к стенам выше уровня тварей.

Удивительно сколько было найдено в комнатах рядом с платформой. Видимо тут стали проводить плановый ремонт и поэтому завезли кучу материалов, но известные обстоятельства не дали им его закончить. Теперь это поможет завершить миссию целому отряду и добраться живыми до базы.

В конце импровизированного совещания к нему обратился “Балу”.

— Мы разве не будем пытаться вытащить, “Лешего”? может ему удалось спрятаться, и он ждет помощи. — произнес он, глазами ища поддержки у остальных. Те лишь стыдливо отводили глаза, да и сам солдат понимал, что это безумная затея, на которую никто не согласится.

Дождавшись пока взгляд “Балу” встретиться с его глазами, “Шаман” тихо произнес:

— Мы все знали, на что шли, прости — после чего встал и отправился к поезду. Тем самым обозначая, что совещание закончено и пора приступать к делу.

Через несколько часов, когда модернизация поезда закончилась. “Шаман” попросил помочь ему выгрузить один из квадроциклов и оставить его на платформе. К удивлению солдат, кроме сумки “Лешего” к технике был привязан большой тканевый мешок, явно набитый под завязку, а к боковине прикреплена полная канистра с бензином.

На вопрошающие взгляды подчиненных он дернул плечами и пробормотал себе под нос, так что бы никто не услышал — “Если сможет выбраться, ему это будет нужнее”. Через пару часов отдыха и ровно сутки, как они оказались на этой платформе. Поезд отправился в обратный путь.

Еще через двадцать минут, они прибыли на платформу героями. Через сутки их уже качали на руках. Недельная война закончилась. Поток тварей уменьшился, а через двое суток и вовсе прекратился. Для всех это был праздник. Лишь четыре человека каждый день приходили на край платформы и включали станцию, надеясь услышать хоть что либо, от их командира.

Его прощальное письмо, для Алены, забрал себе “Лингвист”. Он стал временным командиром отделения и не хотел верить, в смерть “Лешего”. Поэтому и письмо он передаст, только когда они вернутся обратно в лагерь. До этого момента, он будет считать его пропавшим безвести.

Глава 16. Весь мир — игра

Разговор вышел очень долгим, но удивительным. Его мозг разогнанный таблеткой до максимальны возможностей, не только создал для него полигон, что бы он мог стать сильнее. Но и все персонажи тут осознают, что они являются по сути своей, плодом его — Макса воображения. Это означает, что они делают все лишь исходя из задачи помочь, реагируя на его просьбы и подстраивая процесс обучения под них.

Суть игры была в обучении на пике страданий. Были и свои условности. Для того, чтобы соответствовать понятиям Макса, о том, как выглядят игры. То вся игра разделена на сессии, которые длятся ровно 7 дней одна. Сессии же разделены на два этапа.

Первый этап — обучение и нем состоит основа игры. Военная база представляет из себя огромный учебный центр, который может развиваться бесконечно, пока на то хватает фантазии. Для того, чтобы учебный центр развивался — добавлялись новые персонажи, другие полигоны, центры и различная техника и тут необходим второй этап.

Его суть в прохождении миссий, за которые игрок получает очки. Очки тратятся на все вышеуказанные улучшения. Всего каждую сессию доступно 3 миссии. Две из них появляются в момент начала сессии, а последняя создается в конце обучения и направлена на закрепление полученных за 7 дней навыков. Первые 2 миссии можно начинать в любой момент сессии. Все миссии в игре длятся не больше часа, но в каждой Макс будет с большой вероятностью умирать.

Сейчас в данной сессии все 3 задания дает майор. Одно из них Макс к своему удивлению прошел. “Смерть” является инструктором универсалом и по условиям — командиром отряда «Смерти». По ходу игры, Макс сможет разблокировать узкоспециализированных персонажей, но пока доступен лишь майор.

Как оказалось, в этой сессии Максу не дадут возможность найти выход из ловушки, ведь для этого нужен специальный инструктор и центр “Виртуальной подготовки”. По словам майора, для этого нужны очки, которые можно получить за прохождение как минимум 4 миссий.

В этот раз они пойдут по основам. Стрельба, единоборства, вождение автомобиля, использование укрытий, метание гранат и две миссии — соревнования по стрельбе и охота с копьем на кабана. Задания звучат очень странно, но Макс уже смирился, что в этой игре все никак у людей. Разговаривали они больше двух часов, а он так и не почувствовал усталость. Поэтому сразу после завершения. Они отправились на стрельбище и началась бесконечная неделя учебы.

1 сессия, 10 минут до конца.

Макс стоял на полигоне и слушал последние наставления наставника. Он был в идеально чистой черной форме, без каких-либо знаков отличия. Гладко выбрит и идеально пострижен. Именно таким он появлялся после каждой смерти.

На данный момент он умер 563 раза. Из них 100 раз очень мучительно, 10 раз невыносимо больно и после одного раза он настолько пострадал психологически, что “Смерть” потратил его очки, набранные за первую миссию. Создал специалиста по борьбе с посттравматическим синдромом.

Неожиданно, но эффективно. Уже через час “Леший” был как новенький и продолжились его мучения. К концу первой сессии итог стал таковым. Он научился попадать в яблочко с 50 метров используя любое видимое им ранее оружие. Научился использовать автомат на предельной дальности стрельбы и пользоваться снайперскими винтовками, на расстоянии 1 километра.

Так же улучшил навыки вождения, реакцию, научился ножевому бою и убивать врагов голыми руками. Список полученных навыков достаточно велик, но как итог, он сейчас обладал возможностями рядового сотрудника спец подразделения его страны, после месяца обучения. «Леший» уже в нетерпении ожидал, что же будет, когда таких сессий будет хотя бы пять, но майор внес свою ложку дегтя в эту бочку с медом.

Его вселенная была очень опасна. Если сравнивать с фентези миром, то в десятки раз опаснее. В данном режиме его мозг истощался с колоссальной скоростью. По словам майора, для точного нахождения оптимальной рецептуры использования таблеток лично для него, понадобиться еще минимум два сеанса. На данный момент точно ясно, что второй сеанс можно провести минимум через два дня. Иначе его мозг получит повреждения, которые не восстановятся никогда.

Убер-таблетки, что позволит максу возвыситься в новом мире не вышло. Судя по тенденции, после второго сеанса, он должен будет ждать минимум неделю, а в идеале две. Перспектива просидеть три дня в узкой комнатушке не радовала, но желания становится овощем у Макса точно не было.

Смотря на сомневающегося солдата, майор посоветовал уничтожить все таблетки кроме десяти штук. Таким образом даже если у него выработается зависимость, он просто не сможет их употребить. А десять таблеток если и повредят его созданию. Создав легкие отклонения в мозговой активности, но точно не убьют.

Макс постарался сделать понимающее лицо и всем своим видом показать, что обязательно так и поступит. В действительности, инструктор понимал, что близость к бесконечным возможностям развития в кратчайшие сроки, слишком манит.

Эти 7 дней изменили “Лешего” кардинально. Перед майором стоял подготовленный воин, а не уставший мужчина, который кое как умеет управляться с оружие и делает вид, что является профессиональным бойцом. Отсчет пошел на секунды, и «Смерть» произнес финальное наставление:

— «ты хорошо постарался за эти дни боец. Как очнешься, никакой мозговой активности. Поешь и сразу же ложись спать. Следующая таблетка через три дня! Помни об этом. Возможности, что тебе дает “Пси-3” колоссальны, но бездумное поглощение, приведёт лишь к одному финалу — смерти, хех — в этот момент время закончилось и Макс отключился.

Пробуждение….

Пробуждение в реальном мире, было хуже, чем проснуться с похмельем. Голова раскалывалась, мысли отказывались складываться в осознанные конструкции. Головокружение вызывало тошноту. Наощупь Макс дотянулся до рюкзака и достал оттуда флягу с водой и десяток крекеров. Когда голод был утолён, ему стало полегче и не дожидаясь пока боль снова усилиться провалился в сон.

Больше суток боролся с плохим самочувствие и лишь в начале следующего дня, ему стало легче. Желание употреблять таблетки полностью пропало. Его организм явно давал понять, что ни к чему хорошему наркотики, даже такие полезные не приводят.

Когда Макс наконец смог двигаться без головной боли, настало время испытания полученных в игре навыков. Единственное, что он мог попробовать, не боясь привлечь тварей — единоборства. Освободив как можно больше пространства, он приступил к повторению изученных приемов. По началу руки отказывались повторять за мозгом, но буквально через двадцать минут он уже делал их так же идеально, как в своей вселенной.

Ему захотелось прыгать от радости. У него получилось! Это указывало на то, что в скором времени он может выбраться из ловушки. Появилось желание сразу же уйти на второй сеанс. Останавливали лишь воспоминания, о том, что его ждет после. Посмотрев на коробку с таблетками, Макс решил последовать совету майора и уничтожить большую часть, растоптав их своим берцем.

Делать это пришлось через силу, его так и тянуло оставить больше десяти таблеток. Ему казалось, что он лишает себя самой простой возможности стать сильнее. Лишь четкое понимание последствий, останавливало его. Если судить по записям в тетради, зависимость проявляется у 95 % людей, хоть раз употребивших “Пси-3”. Маловероятно, что Максим попал в 5 %.

Закончив уничтожать наркотик, опустился на пол. Ему предстояло прожить в этой коморке еще минимум два дня и нужно было придумать чем себя занять.

Он никогда не мог подумать, что два дня без телефона или книги, в замкнутом пространстве, станут для него таким мучением. Максим испробовал все, листал карты в навигаторе. Рассчитал по порциям паек, чтобы в случае чего прожить тут 3 недели. Писал мысли в тетрадь и даже попробовал написать пару рассказов, но все в них сводилось к одиночеству, депрессии и смерти. Поэтому разумно решил перестать писать, по крайней мере пока его состояние не нормализуется.

В итоге «Леший» полностью посадил свой плеер. Портативный зарядник он использовать не решился. Под землёй не было солнца и тратить его зазря, когда это не жизненно важно, не стоит. В общем все пришло к тому, что он большую часть времени спал.

Даже умудрился себе комфортное спальное место сделать из картонных коробок, запасной одежды и рюкзака. Выспаться ему удалось на неделю вперед. Он думал, что сделает гораздо больший перерыв чем 3 дня, между приемами. В итоге, когда пошли четвертые сутки, он минут десять попытался себя чем-то занять, но плюнул на все и достал таблетку.

Сессия № 2

В этот раз Макс успел среагировать на сапог, летящий ему в бок и ловко прокатившись по кровати, слетел с нее на согнутые руки. После чего отжавшись выпрыгнул в стойку смирно. На лице застыла лукавая улыбка, а сердце стучало от предвкушения нового витка развития. Резкий удар промеж ног, дал ему понять, что для майора он все еще смертник. По крайней мере, всеми своими действиями пытался это показать.

“Зазнавшийся новичок” — бросил инструктор корчившемуся на земле парню и развернувшись ушел. Перед глазами у Макса появился таймер, а на нем две минуты времени. Ругаясь себе под нос, с трудом поднялся и похромал за наставником, пока тот не скрылся за одной из казарм. Новая игровая сессия началась.

5 дней спустя……

“Леший” лежал на полу и бился в конвульсиях. Последняя миссия вышла особенно тяжёлой. Главная проблема была в том, что она была направлена не на полученные навыки, а на выносливость. Полоса препятствий, полностью пронизанная током, с мощностью на грани, до смертельной. Ему пришлось сделать больше десяти попыток, пока он наконец не смог дойти до конца. Теперь же он ловил откат в виде фантомных болей.

Прийти в себя ему удалось через десять минут, а еще через двадцать он стоял перед новой постройкой, что по словам майора должна была ему помочь выбраться из ловушки. Здание отдаленно напоминало планетарий и было сделано из черного матового материала. Рядом со входом стоял мистер “Смерть” (так про себя его называл Максим) и новый инструктор, ответственный за здание.

Капитан “Око” был худощав, в очках и постоянно улыбался с хитрецой. По словам майора, “Око” был ответственен за моделирование среды и анализ обстановки, с дальнейшим придумыванием решения для воссоздаваемой ситуации.

Не тратя время на лишние разговоры, произошла быстрая передача “Лешего” из одних инструкторских лап в другие. Капитан, позвав за собой Максима, направился внутрь здания. Зайдя они оказались в огромном пространстве с небольшой трибуной по центру и комнатой управления с краю. Все остальное пространство было свободно.

Направив “Лешего” на трибуну, “Око” прошел к панели управления. После минутных манипуляций, запустилась моделирование. Так как все инструкторы были порождением мозга, то объяснять, что именно нужно Максу не требовалось.

Пространство заволокла тьма, через секунду он снова находился в знакомой коморке, а со всех сторон звучал голос инструктора:

- “Для более полного анализа, мне нужно, что бы ты умирал в различных ситуациях. Пытайся выбраться, используя все что у тебя есть. Все полученные навыки. После каждой смерти твое снаряжение будет снова при тебе.

Я скажу, когда хватит, но ты постарайся дать мне максимально разнообразные ситуации — плюй, кусайся, дерись только ногами, закрывай глаза руками и делай вид, что если ты не видишь, то и тебя не видят. В общем ты понял, поехали!” — сразу после этих слов прозвучал звук похожий на паровозный гудок и Макс ускорившись вывалился из помещения. Еще один поток смертей начался.

65 смертей, именно столько понадобилось, чтобы Капитан смог провести аналитику. “Леший”, даже разок и вправду попытался пройти мимо монстров закрывая глаза руками. Итог был ожидаем, но ментальную разгрузку мозг получил. Появившись после смерти, парень еще долго смеялся от абсурдности ситуации.

“Спасибо за помощь в сборе данных, мне понадобится два часа, чтобы найти оптимальный вариант решения проблемы, а пока отдохни” — окружение мгновенно поменялось. Макс вместо темного узкого пространства подземелья увидел перед собой реку. Он оказался на месте, куда они с дедом ходили на рыбалку. Дедушки не было, но была удочка.

Следующие два часа потратил на рыбалку. Даже успел выловить одну рыбину. Он подумал, что стоило бы попробовать ее пожарить, узнать какой вкус у еды в этом мире. В этот момент его прервали. “Око” вышел на связь.

- “Перейду сразу к делу, ситуация сложная, но решение есть. Правда для этого понадобиться третий сеанс и закрепление навыков в реальности. К сути — ты должен научится паркуру и скалолазанию без подручных инструментов. Ты пройдешь по потолку, используя руки и импровизированный страховочный трос. Но для этого придётся приложить все силы, иначе ты не успеешь выбраться, до того, как закончится еда”.

Дальше «Око» еще много говорил, детализируя некоторые моменты, главная мысль была ясна. Ему предстоит, начиная с последнего дня этой сессии, беспрерывно тренировать способность забираться с помощью пальцев и минимальных точек для опоры на потолок. Сначала он будет учиться по обычной скалолазной стенке, потом будет забираться на гору без страховки, а после уже они перейдут на подземелье.

В реальности Макс должен тренироваться сразу на стенах, а также сделать страховочный трос из веревки. Основной задачей будет наработка выносливости. Ведь висеть придётся долго. Не факт, что будет возможность воспользоваться тросом, для отдыха. Скучать ему точно не выйдет.

По подсчетам инструкторов в реальном мире он проведет еще 7 дней. 4 до следующего сеанса и 3 дня после, чтобы прийти в себя. Интенсивность употребления наркотика будет слишком высока, но не критична. Мозг получит урон, но с течением времени, восстановится.

Названные сроки, полностью устраивали Макса. В глубине души он боялся, что шансов выбраться нет. Сейчас же четко понимал, что все в его силах. Нужно лишь максимально подготовиться, выжать из себя все ресурсы организма и тогда он сможет увидеть свой отряд и Алену. Финальная подготовка началась.

Сессия № 3

6 день, на миссии

Максим выбежал из джунглей и оказался перед отвесной стеной высотой 15 метров. На нем были лишь плавательные шорты и ничего более. Сзади раздавались крики туземцев, что с копьями и камнями преследовали его последние пол часа по лесу.

Не останавливаясь он с разбегу залетел на стену и цепляясь за малейшие трещины в рельефе стал забираться наверх. Последние дни не прошли даром, а фантомные боли все еще напоминали о десятках сломанных позвоночников, при падении с высоты.

Подъем давался легко. «Леший» перестал задумываться над дальнейшими действиями. Каждый хват, каждый выбор места куда встать происходил автоматически, без раздумий. Макс заметил, что как только он концентрировался над выбором следующей опоры. Это приводило к плачевным последствиям.

Так же мешали копья, что ударялись об стены рядом с ним. Сегодня ему досталась очень странная миссия, он должен был выбраться из плена. Причем весь побег был основан на паркуре. Сначала он выбрался из четырехметровой ямы.

Следующая зона для паркура, попалась на краю деревни. Когда что бы перебраться на другой берег реки, ему пришлось прыгать с каноэ на каноэ. Они были связаны с друг другом на расстоянии двух метров. Это считалось, что мост “разведен”. Если аборигенам нужно было перейти на другой берег, они за счет нехитрых манипуляций притягивали к друг другу лодки, тем самым создавая нормальную переправу.

Для таких действий нужно было время, а его не было. Когда он прыгал по лодкам, в шутку подумал, что может ему еще придётся по аллигаторам прыгать, как в одном фильме….

После лодки был уступ, на который Макс сейчас забирался, используя все навыки, что получил. Когда он поднялся выше десяти метров, попытки в него попасть прекратились. Максим обрадовался и продолжил подъем.

Какого же было его удивление, когда, поднявшись на самый верх и обернувшись, увидел десяток туземцев, что с ловкостью обезьян забирались за ним. Сплюнув вниз и попав одному из них на бритую голову, Макчим продолжил побег.

Пять минут по джунглям, он снова стоит на берегу реки и офигевает. Она вся кишела аллигаторами, что плавали туда-сюда. Стоя на берегу и понимая, что ему предстоит “Леший” зарекся предполагать, что ждет его впереди. В его случае фраза — “мысль материальна”, имеет самое что ни на есть прямое значение.

Максим бы еще долго стоял и смотрел на зеленые бревна, что радостно клацали челюстями, если бы не звуки погони. Мысленно простившись с жизнью, беглец глубоко вздохнул и не дожидаясь пока страх парализует его ноги — прыгнул.

Дальше все было как в приключенческом кино:

Челюсти что смыкались рядом с пятками. Прыжки с одного аллигатора на другого. Ему казалось, что все происходит в замедленной съемке. Это было одновременно страшно и удивительно весело, как будто сбылась детская мечта повторить трюк из кино в живую.

В один момент все закончилось. Он стоял на другом берегу и удивленно смотрел на пройденный путь. Туземцы остались на противоположном, гневно крича в его сторону. Улыбнувшись, развернулся спиной к этим неудачникам и пошел дальше.

Пройти удалось недалеко, резкая боль в ноге заставила повалиться на землю. Как только он упал, его резко потащило назад. Вывернувшись увидел, что один из речных жителей, решил забрать его к себе домой. Схватив за лодыжку. Не думая, на чистом автоматизме, Макс начал бить свободной ногой по наглой морде. Конечно же ничего не вышло. Челюсти были сжаты сильнее капкана охотника. Через мгновенье, Макс оказался в воде.

В момент попадания в воду, Макс дернувшись смог попасть большим пальцем ноги животному в глаз. Это помогло, челюсти разжались, и он выбрался на берег. Не дожидаясь пока его опять потянут в реку. Из последних сил, хромая и периодически падая, рванул в сторону зарослей.

Оказавшись под покровом лиан, он быстро использовал первое попавшееся растение как жгут. После чего продолжил побег. В итоге, все закончилось тем, что «Леший» просто забрался на одно из деревьев и дождался пока погоня пробежит мимо. На этом миссия закончилась, и он оказался перед улыбающимися “Оком” и “Смертью”.

Как потом выяснилось, ему нужно было сразу после деревни забраться на дерево и все. Он же решил побежать дальше и им пришлось придумывать новые препятствия. Его идея с аллигаторами пришлась как нельзя кстати. В общем по итогу, его желание сделать все идеально и сбежать по-честному, чуть не стоила ему еще одной смерти.

После завершения миссии с инструкторами пошли в бар. Да-да, тут даже такое есть. Легкий отдых с алкоголем плавно пришёл в двадцати четырехчасовое «бухалово». Единственный плюс виртуальности, в том, что нет похмелья, а трезвеешь буквально за пол часа.

Пробуждение после сессии было очень тяжелым. В течении нескольких часов просто выплёвывал легкие, потому что больше выходить было нечему. В итоге, что бы восстановиться ему понадобилось почти полутора суток. После чего он сразу перешел к финальной подготовке.

Лишь убедившись, что может провисеть под потолком больше пятнадцати минут. Макс прекратил терзать свой организм и дал ему время на восстановление. Ему известно лишь о двух кучках монстров, что поджидали его на пути. Если их окажется больше, придётся тяжко. Максим будет делать это в реальности и шанс только один.

Когда подошло время начинать побег, не стал выбирать точное время до начала или проводить минутные отсчеты. Как только у него появилась мысль что пора, он закрепил рюкзак на все застежки и отправился в сторону “Горбунов”.

Предстояло подойти как можно ближе, но одновременно не попасть в их поле зрение, так он сможет сохранить драгоценные секунды. В итоге нужное место нашлось сразу, ориентиром стал разбитый фонарь. Видимо упал во время тряски вызванной обрушением туннеля.

Тварей не было, ведь не было и света что их удерживал. Операция по спасению собственной тушки началась. Закинуть петлю за трубу, что шла под потолком. Следом разбежавшись оттолкнуться от стены и схватиться за веревки. Дальше приложив немного усилий подтянуть себя и схватиться всеми четырьмя конечностями за трубу.

Дальше было дело техники, ползти по ней издавая как можно меньше шума и надеяться, что она достаточно прочная и не провалиться под его весом. Самый сложный момент наступил, когда он пополз над “Горбунами”. Потолки были не самыми высокими. Его рюкзак проходил в десятке сантиметров, над головами монстров. Любая ошибка и он сразу же привлечет к себе внимание.

Когда «Леший» пролезал над монстрами, то был максимально сосредоточен и практически не дышал. Казалось бы, всего десяток метров. Буквально минута времени. Но ему понадобилось больше пяти, чтобы пройти.

Главная проблема началась, когда ближе к концу толпы, он начал потеть от усталости. В этот момент он действительно перепугался и ускорился. Лишь чудом ему удалось не издать ни звука, а первая капля пота упала на пол за спиной последнего “Горбуна”.

Пройдя первое препятствие и оказавшись на достаточном расстоянии, он обмяк на веревке. В реальности, ощущая под собой десяток монстров, что совершенно бесшумно нашинкуют тебя на мясо для суши, было страшно.

Даже аллигаторы не были так страшны, ведь он понимал, что там смерть, лишь способ обучения и дальше снова будет жизнь. Сейчас же он рисковал своей единственной драгоценной тушкой. Исполняя странные акробатические трюки, чуть ли не дыша в макушку смерти.

Достаточно отдохнув и обнадежив себя, что дальше станет легче — продолжил. Легче не стало, каждый раз был как первый. На второй раз, на третий, на пятый. С каждым разом перерывы становились все дольше, а ползти все сложнее. От безысходности он подумывал вернуться обратно, пока точно уверен, что сможет. Запереться в маленькой, но такой знакомой коморке и просто умереть, пуская слюни и смотря сны о другом мире.

Не понятно, какая сила заставляла двигаться его дальше. Может быть желание выбраться отсюда поскорее, а возможно упрямство, что появилось в нем во время апокалипсиса.

Он не умер от голода, справился со стаей волков, выживал в одиночку в лесу, командовал собственным отрядом, и он не сможет найти в себе силы что бы дойти до конца? Конечно сможет и он с каждой пройденной стаей доказывал это. В первую очередь себе.

Финал наступил неожиданно. Макс прошел над особенно большим скоплением “Горбунов”. На прохождение ему понадобилось больше десяти минут. Руки отказывали, так и норовили отпустить злополучную трубу, но он все же смог. Преодолел десятую стаю.

Сейчас стоял двумя ногами на земле перед дверью и улыбался. Трубы закончились, и «Леший» наконец дошел. Не тратя время на предугадывание, что его ждет за дверью, Макс потянул ее на себя. Дверь не поддалась, он сделал несколько попыток, но она ни в какую. От обиды ударил ее ногой, и она открылась. Дверь нужно было толкать от себя.

……………………………….

Привет Прекрасный Читатель! Если тебе понравилась книга, поставь лайк) Подпишись на меня как на автора и можешь даже оставить комментарий) Поверь, ничто так не дает понять писателю, что тебе понравилось, как лайк) Заранее тебе спасибо) удачного дня и приятного чтения.

Глава 17. Все дороги ведут в Столицу

Пробурчав несколько нецензурных выражений под нос, он прошел за порог. Оказавшись внутри сразу воспрял духом. Макс стоял на платформе, идентичной той, с которой отправился их отряд в это путешествие. Только у этой были огромные шлюзовые ворота. Сейчас он стоял за ними, отгороженный от всех тварей и был чертовски счастлив.

Казалось бы, нужно проверить окружение на наличие опасностей. Найти место, доступ к которому есть только с одного направления и лишь после отдыхать. Максиму было все равно, он лег где стоял. Сняв перед этим рюкзак.

Усталость одолела его и когда он наконец осознал, что в безопасности то уснул незамедлительно.

Ему снился сон. Он сидел в кабине вертолета, что летел над городом и наблюдал. Наблюдал за огромной толпой горбунов, что бесшумно двигалась прочь из города. Ее поливали из пулемётов, забрасывали гранатами, расстреливали из танков, но она все так же продолжала, свой ход.

Максиму было отлично видно, как огромная армия Корпорации зачищала город, чтобы заново заселить его своими людьми. Самое удивительно было в том, что “Горбуны” не обращали никакого внимания на геноцид их вида. Они медленно шли за машиной с черепом на борту. На ней стоял огромный динамик, из которого звучали странные скрипучие звуки, совершенно не похожие на музыку. Они завораживали тварей, влекли их как флейта змей.

А в это время их уничтожали. Ему стало их жалко, и он попытался дотянуться до пилота, чтобы направить его в сторону машины. Нужно было выключить колонку. Пилот никак не реагировал на Максима. Продолжая сосредоточенно кружить над ордой. Устав от бессмысленный попыток, Макс дернул его за плечо, а затем отпрянул в ужасе.

Пилотом был “Горбун”, не обративший внимание, на то, что его дернули. Вся его сущность была направлена на то, чтобы кружить над ордой своих сородичей и давать Максиму наблюдать их смерть. Это было жутко, казалось, что именно он виноват в их смертях и сейчас в аду. Смотрит на их муки, летая на недосягаемой высоте. Совершенно не способный повлиять на ситуации.

В этот момент, что-то изменилось. Пилот прекратил кружить и пролетев над тварями, направил железную птицу в сторону самого высокого небоскреба. Уже подлетая к вертолетной площадке, Макс обратил внимание на странную картину. Десяток людей в плащах стояли в два ряда, создавая приветственный коридор. Между ними стоял еще кто-то в ярко красном плаще, а в руках держал закрытый поднос.

Подлетая все ближе, он так и не смог разглядеть их лиц. Когда же они приземлились, “Плащ” направился к нему. Подойдя на расстояние метра, встречающий сел на одно колено, держа поднос на вытянутых руках. Остальной десяток повторил его действие.

Макс медленно потянулся к подносу, поднимая крышку. Открыв, он увидел полностью черные глазницы, что казалось смотрели прямо в душу. Принадлежали они отрубленной голове — голове “Горбуна”. Не успел толком осмыслить ситуацию, как все одиннадцать человек, сняли капюшоны. Темные монстры, смотрели на него с осуждением и казалось надеждой. От испуга он отпрянул назад и зацепившись за что-то ногой, начал падать.

Резко вскочив, Макс проснулся. Стараясь отдышаться, он одновременно осматривал окружение для того чтобы понять, где он находится. Воспоминания о вчерашнем, всплывали одно за другим у него в голове. Следом ушли и неприятные ощущения от сна, а сам он забылся. Сейчас его переполняла радость и надежда на будущий день, ведь наконец выбрался и сможет двигаться дальше, не запертый в четырех стенах.

Платформа выглядела заброшенной, но все еще оставались заметны действия отряда. Небольшая куча арматур, несколько помятых металлических листов, все это указывало на то, что он сейчас именно на той платформ, где был отряд. Прежде, чем искать выход наверх, решил исследовать территорию. Аварийное освещение, работающее от генератора, позволяло ходить без фонаря.

Дойдя до конца платформы, у самых ворот он обнаружил квадроцикл, а на нем свою сумку с дополнительными припасами и тканевый мешок. Заглянув внутрь мешка, первое что он увидел, был небольшой лист бумаги. На листе была записка от “Шамана”. В ней он исповедовался, даже не перед “Лешим”, а перед самим собой.

“Максим, если ты выжил и сейчас читаешь эти строки, то знай, мне жаль. Я бы хотел отправиться на твои поиски, но в моем попечении оставалось еще девять человек. А от нашей миссии зависели жизни еще большего количества. Я ненавижу делать выбор, но сейчас мне пришлось. Когда встретимся, с удовольствием получу от тебя по лицу. Я это точно заслужил, бросив одного из своих бойцов. Не знаю, что еще можно добавить, слишком много хочется сказать, но времени нет.

Я собрал немного вооружения, оно в этом мешке. Вышло не так много, как хотелось, но тебе нужнее. Так же оставляю, один из квадроциклов. Удобнее будет выбираться из города, ведь если все пошло по плану, то туннель мы обвалили. Канистра прилагается. Если ты каким-то чудом, окажешься в городе, найди чем усилить сигнал станции и выйди на связь по каналу № 3342. Он будет включен еще минимум месяц.

Жду выхода на связь

Шаман”

Макс понимал, переживания сержанта, ведь ему пришлось оставить его на произвол судьбы. Он не винил никого в этом, ведь если бы не ловушка, Максим никогда не попробовал бы “Пси-3”. Тем самым оставшись обычным бойцом, с перспективой медленного развития и большим шансом смерти на передовой. Теперь же, ему нужно лишь несколько месяцев, и он встанет в один ряд с лучшими бойцами базы по подготовке. А через год, кто знает, сможет уже командовать собственной ротой или основать лагерь с блекджеком и кхм….

Но это совсем другой разговор. Сейчас же он был рад сделать первые шаги к воссоединению со своим отрядом. Убрав записку в карман, начал рыться в мешке. По итогу ревизии, Максим стал обладателем снайперской винтовки со складным прикладом, десятком магазинов к ней, дополнительными боеприпасами для автомата и пистолета, пятью гранатами и одноразовой ракетницей. Это было очень неплохое пополнение для его арсенала. Теперь он сможет даже танк подбить, если попадет конечно.

Воодушевившись приступил к еде. Ведь с момента пробуждения во рту побывало ни крошки. Следом приступил к исследованию платформы. Почти сразу обнаружил грузовой лифт, для спуска техники и крупногабаритных грузов, но к сожалению, он был обесточен. Поэтому отправился на поиски решения. Еще пол дня он занимался тем, что открывал дверь за дверью, проверял помещение за помещением и как итог, все же смог найти панель управления.

Дальше было сложнее. Методом проб и ошибок, он смог определить, какая кнопка за что отвечает. По итогу сейчас на платформе горело не только аварийное освещение. На полную мощность работала вентиляция — дышать стало гораздо легче и открылись закрытые ранее двери.

Потратив еще час на исследование оставшийся помещений, ничего стоящего ни нашел. Лишь на складе в глубине ему удалось обнаружить тетрадь, подозрительно похожую на ту, что принадлежала дилеру и по совместительству — тайному агенту. Вернувшись на платформу Макс принялся за чтение.

Некоторое время спустя он оторвал глаза от тетради. Его напряженный взгляд бессознательно метался от одного объекта к другому, пока он переваривал прочитанное. Через некоторое время, в полной тишине раздался хриплый голос Макса.

“Мне все равно наверх, почему бы не заглянуть…”

Про Таблетки

Действие “ПСИ-3”

Следует пояснить, что все происходящее во время употребление таблетки является лишь плодом воображения человека, что решил воспользоваться таблеткой. То какая вселенная будет создана зависит лишь от тех мыслей, что посетят перед первым употреблением.

Именно так была распространена байка, что вселенные все у каждого уникальные и обязательно в форме компьютерной игры. Тем самым создатели улучшили способность восприятия, ведь человек проще обучается, если все подавать в игровой манере.

Сложно объяснить, почему Макс получил такую извращенную вселенную. На это сыграли такие факторы, как информация прочитанная в тетради уборщика, где написано о возможностях обучаться и получать полезные навыки. Его желание стать сильнее, чтобы выжить и конечно уверенность в том, что сильнее можно стать лишь через боль и страдания.

Он сам создал для себя такой мир и будьте уверены, это было именно то, что ему нужно в один конкретный момент. Разогнанный мозг дал ему самую лучшую версию развития событий, исходя из его пожеланий и способностей.

“Лишь человек является творцом собственной реальности” — эта фраза как никогда лучше всего описывает произошедшее с Максимом. К чему это приведет — история покажет.

……………………………….

На этом первая часть истории Максима окончена. Дальше будет несколько интерлюдий и небольшой эпилог от меня — автора. Следующая часть выйдет 10 октября в 14.00 по Москве. Новые главы будут выходить два раза в неделю. Среда 19.00 и суббота 14.00.

Весело подмигивающий

Максим Семин

Интерлюдия. Наверху пищевой цепочки

В дали от большинства военных конфликтов, на континенте, что не затронут войной и вирусами. Там, где прыгают кенгуру. Глубоко под землёй находиться база могущественной корпорации. Именно отсюда, а не из стран Африки происходит координация всех военных операций.

На данный момент, это было самое защищённое место на планете. Ведь база охранялась не только солдатами в высокотехнологичной броне, самой современной техникой, но и монстрами. Самыми отвратительными существами, что мог придумать человеческий разум.

Вокруг Корпоратов расположилось шесть ареалов обитания:

1. Модифицированные гориллы, во главе который стоит королева, что размером с пятиэтажный дом и напоминает уродскую версию кинг-конга.

2. Тарантулы размером с машину.

3. Гигантские носороги, чью броню с трудом можно пробить из танковой пушки.

4. Жирафы, у которых выросли зубы как у акулы, а с увеличенной скоростью реакции и своей шеей, они были способны убить любого, кто приблизиться ближе чем на пять метров.

5. Пятый ареал обещания был занят мутировавшими гепардами, что способны развивать скорость спортивного автомобиля и поддерживать ее больше пяти минут.

6. Ну и финальным зверем, оказался медведь гризли, что совершенно не подходит, для местной среды. Он спокойно себя чувствовал в местном климате и благодаря улучшенному обонянию, знал обо всех, кто находиться на его территории.

Ни одна из стай не пересекала территорию другой, как это было реализовано знал лишь один человек, создатель вируса, а по совместительству начальник исследовательского отдела "Enemy Corporation" — Питер Йохансон.

Даже среди директорского состава, мало кто знал, как он выглядит, ведь тот редко покидал стены своей лаборатории. А сам глава признавал, что без него, они не смогли бы достигнуть, тех результатов, что были у них сейчас. Даже величайший стратег, чье имя никогда не упоминалось, признавал этого безумного гения и всячески содействовал ему, привозя новых зверей из своих победоносных походов.

Питер, всегда мечтал модернизировать современный биологический вид, за это он и был уволен с работы в исследовательской институте, после случая с тестами над людьми. Эту историю предали максимальной огласке и это лишь сыграло ему на руку.

Когда через месяц к нему пришли неприметные мужчины в черных костюмах, держа чемоданы денег, он не раздумывая согласился. А сейчас Йохансон является самым ценным сотрудником корпорации. Его потребности удовлетворяются незамедлительно, в просьбы воспринимаются как приказ.

Имея на своих счетах миллионы, он ни потратил из них ни одного цента. Ведь весь смысл его жизни был в создании нового биологического вида, что превзойдет человечество по множеству параметров. Все неудачные эксперименты отдавал своему боссу, а он уже использовал их в своих целях.

Хотя Питер и продвинулся далеко в своих исследованиях, но ему не хватало данных, не смотря на то, что на него работали тысячи помощников. Сейчас он оказался в тупике, его модификации человеческого организма остановились на физических усилениях.

В этом он достиг совершенства, но человеческий мозг был для него загадкой и как только он пытался внести изменение в его генетическое строение, то сразу же сталкивался с отрицательными результатами.

Его разработка, "Пси-3" было лучшим, что он имел на данный момент и давала совершенно не тот эффект, что он хотел. Слишком тяжёлым испытанием для мозга были его таблетки. Да и не помогали они улучшить мозг навсегда.

Сидя за огромным монитором у себя в офисе, Питер просматривал результаты клинических испытаний, проведенные на миллионах подопытных и пытался найти ответ.

Когда он уже отчаялся, то обратил внимание на небольшие отклонения в данных одной из групп. Активность мозга была занижена, но в совокупности это давало увеличение продолжительности жизни, при постоянном использовании таблеток в несколько раз. Пододвинувшись к столу, он нажал на кнопку вызова.

— "Командира группы захвата ко мне".

Интерлюдия. Собрание офицеров базы "Освенцим"

Полковник сидел во главе стола и слушал доклады своих подчиненных. Настроение было боевое, ведь сегодня пришел последний конвой с техникой и снаряжением. Сейчас они имели мощь, с которой нужно считаться. Танки и БТР помогут полковнику как оборонять свою территорию, так и увеличить сферы влияния.

На сегодняшний день их главное проблемой была столица. По заверениям аналитиков, существует большая вероятность, что столица пала. Большинство жителей превратились в черных тварей, прозванных солдатами как "Горбуны".

Столица была слишком лакомым куском. На территории города находилось большое количество военных баз, которые сейчас совершенно бесхозны. Нужно лишь прийти и взять.

Единственной проблемой были твари. Аналитики утверждали, исходя из операции "Метро" (так они назвали поездку на монорельсе отряда "Шамана"), что у них есть шансы. Причем с большой вероятностью они могут зайти в столицу и пройти даже без боя.

Практика показала, что "Горбуны" не способны пробить толстую броню, а значит танки и БТР. Они как ледоколы, пройдут сквозь толпы монстров. Ему очень хотелось покорить столицу. Первой своей целью он выбрал вертолётную базу, находящуюся в черте города.

Нужно пробиться через сравнительно небольшой участок. Да и полученные вертолеты, помогут им решить слишком много проблем. Их можно использовать как разведку, а если переоборудовать, то они станут ретрансляторами, что помогут наладить систему связи. Полковник и дальше, продумывал бы планы, но его внимание привлекли слова лейтенанта Лисичина.

— "В последние дни, мои ребята все чаще находят пустые деревни. Это проделки бандитов. Местной группировки, что занимается работорговлей. Они называют себя "Всадниками Апокалипсиса" и считают, что своими действиями приближают гибель прошлый устоев и рождение нового мира. Звучат как фанатики, но их действия доказывают обратное. Их командир точно имеет военную подготовку и стратегический склад ума." — слова Лисичина заставили всех находящийся в помещении встрепенуться.

Полковник не перебивал, внимательно слушая. "Вчера одному отряду удалось прийти в деревню, в тот момент когда бандиты уходили оттуда. Командиром этого отряда было принято решение не вступать в бой, а проследовать за ними и найти их базу. Я полностью поддерживаю его решение, да и это принесло свои результаты.

Сегодня вернулась половина отряда и они доложили, что местоположение найдено. Их командир остался с частью ребят, наблюдать за базой, а они вернулись для доклада. Получив данные, я могу с уверенностью сказать, что нам придется пересмотреть ближайшие планы" — после этих слов он перешёл к объяснению ситуации.

Чем больше полковник слушал, тем напряжённее становился. Самой главной проблемой было расположение. Бандиты находились в столице. Неглубоко, буквально километр от границы города, но это означало, что они умеют выживать в городе.

Размеры базы указывают на то, что получается у них это очень хорошо. По предварительным данным, у них есть около пяти сотен бойцов, несколько единиц бронетехники.

База окружена минами и системой сигнализации. Это было сложно, но не являлось проблемой. Проблема была в другом, перед самой отправкой обратно с докладом, разведка обнаружила Корпорацию.

Конвой техники с их символикой видели выезжающим с территории бандитов. Не понятно, что их связывает, но в колонне машин было несколько крытых грузовиков, что выезжали заполненными кричащими людьми. Они явно ведут активную работорговлю, а это нужно остановить.

Закончив свой доклад, лейтенант передал всем папки с информацией. Открыв папку, полковник принялся читать. Ему не понадобилось много времени, чтобы понять — бандитов нужно убрать и как можно быстрее. В этом случае, они смогут принести спокойствие в целый регион, а также увеличить популяцию базы за счёт пленных.

Подняв глаза от папки, полковник начал раздавать указания. Было определено, что они совместят захват базы и исследование столицы. Поэтому дал неделю на подготовку и как только все будет готово, они пойдут в столицу. Посмотрев в направлении, где находится город, произнес:

— "Мы должны усилить свое влияние и столица лишь первый шаг, на этом пути"

Эпилог. Вещи недоступные взгляду героя

Главный герой книги — Максим «Леший», обычный человек. Его сфера познания нового мира — мала. Ему недоступны многие вещи. А его знания ограничены небольшим количество увиденного.

Он не знает, что делает «Enemy Corporation». Продолжает ли она воевать на территории его страны? Существуют ли силы противодействия и продолжает ли действовать регулярная армия? Действительно ли связь потеряна и существуют лишь небольшие уголки цивилизации?

Максим не знает ответов на эти вопросы, но их знает автор книги и создатель этого мира. Теперь немного узнаешь и ты — читатель. Героя же мы пока оставим в неведении, позволив узнать обо всем самостоятельно. Столкнувшись в живую.

Начнем с корпорации и ее действиях на территории страны героя. Остальной мир нам еще не скоро будет важен и как они справляются со всеобщим врагом тоже.

Корпораты после уничтожения Столицы и превращения ее жителей в черных тварей (не всех жителей), занялись войной. Сотни тысяч солдат завербованных еще до начала апокалипсиса пришли в движения и напали. Было взято множество городов, что остались без связи с внешним миром. Захвачены военные базы и другие важные объекты жизнедеятельности.

К концу первого месяца Корпорация захватила 30 процентов территории и продолжала свое наступление. Сейчас им было тяжелее чем в начале. Армия была жива, хоть и потрепана. Связь частично восстановлена. Создано временное правительство, взамен погибшему.

Страна оживала и старалась дать отпор. Было сложно, но смекалка и храбрость решали множество проблем. Хоть войска и были слабее технологически, но их было больше, и они учились. Сначала размен в каждой битве был огромен. На одного «Корпората», войска теряли десяток солдат. Приходилось отступать, перегруппировываться.

Но чем дольше шла война, тем становилось легче. Привыкших к сытной жизни штабистов заменяли матерые офицеры, что встретили войну на передовой, вместе со своими парнями. Они знали с кем воюют и что могут противопоставить.

Когда пошел второй месяц войны. Армии удалось победить. Была выиграна первая битва и это дало новые силы. О ней рассказывали. Ее передавали из уст в уста. Узнав о победе, все больше людей вступали в ряды армии. Кто не мог вступить в армию, помогали материально. Шли на заводы, фермы, обслугу.

Сейчас Армия уже понимала, что минимум год, если враг не введет новые силы, они смогут бороться. На этом фоне появился огромный город глубоко в тылу. Далеко на Севере страны зарождалась новая Столица. Все жители стекалась туда. Назвали город «Надежда». Именно он был тем, что нельзя было терять ни в коем случае. Как только город падет, пропадет и надежда. Это понимали все.

Уже три миллиона человек жили и отстраивали город. Строились стены, ставилась оборона. Налаживались связи. Зарождалась новая страна и если им удастся выиграть, то она станет еще сильнее предшественницы. «Надежда» стала основой, что зародила веру в людях.

Корпораты узнали о городе. Сейчас их нападение разделилось на два направления. В сторону двух столиц. Погибшей, что была лакомым куском и зарождающейся. Поняв, что о «Надежде» прознали, Армия перестала делать вид, что старая Столица им важна и полностью переключилась на защиту своего города.

Корпорация ускорилась, на пути к старой Столице были лишь небольшие группы выживший, что не успели присоединится к новой стране. «Освенцем» так же стоял на их пути. А Корпораты имели около Столицы своих людей — банды, что продавали им жителей на эксперименты и разведывательный батальон, что через пару дней зайдет в столицу. Расчищая для Корпорации дорогу.

Война набирала скорость и двигалась в сторону нашего героя, что не ведает какая опасность его ждет.

Похоже «Горбуны» будут и не таким уж злом? Не правда ли, Максим?


Конец первой книги


Оглавление

  • Предисловие автора
  • Пролог. Ракеты летят на восток
  • Глава 1. За забором
  • Глава 2. Смерть забирает лучших
  • Интерлюдия. Потерянное небо
  • Глава 3. Типичные проблемы начинающего путешественника
  • Глава 4. Первое боевое столкновение
  • Глава 5. Счастье длилось не долго
  • Глава 6 Встреча с прошлым
  • Интерлюдия. Черный
  • Глава 7. Провожая в последний путь
  • Глава 8. Выход к людям
  • Глава 9 In The Army Now
  • Глава 10. Без учебы никуда
  • Глава 11. Завершение обучения
  • Интерлюдия. Зал совещаний
  • Глава 12 Дурная голова ногам покоя не дает
  • Глава 13 Отряд «Самоубийц»
  • Глава 14. Снова один
  • Глава 15 Добро пожаловать в лагерь «Смерти», солдат!
  • Интерлюдия. Мы все знали, на что шли
  • Глава 16. Весь мир — игра
  • Глава 17. Все дороги ведут в Столицу
  • Интерлюдия. Наверху пищевой цепочки
  • Интерлюдия. Собрание офицеров базы "Освенцим"
  • Эпилог. Вещи недоступные взгляду героя



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке