КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Смертельные игры Пустоши. Узница (fb2)

Глава 1

Проникнуть в Главное полицейское управление империи, добраться до кабинета главы полиции, генерала Диннара Роннигуса так, чтобы её не обнаружил ни один из сотрудников и, соответственно, не успел сообщить генералу раньше времени, стало любимой забавой Елении Огдэн, приёмной дочери герцогини Данери.

Тем более, даже если бы ее раскрыли, то ничего бы не сделали. А кто бы что предпринял в отношении племянницы главы полиции Ровении, пусть не родной, но все равно любимой? 

Вот именно, никто и ничего, ведь её приемная мать — старшая сестра генерала, которую тот боготворил. Часть этой любви перешла и на неожиданную племянницу, явившуюся из другого мира.

Хотя сам Диннар Роннигус мог много чего предпринять в отношении неё. Последней, и самой ужасной, угрозой стало обещание выдать замуж. Вряд ли у него получится ее осуществить, все же он Елении не приёмный отец, но понервничать она заставляет.

Аккуратно пробираясь по коридору, прислушиваясь к каждому подозрительному звуку, Еления слегка поёжилась, вспомнив грозное выражение лица генерала, когда она совсем недавно снова буквально под носом у всех сотрудников управления незаметно пробралась в его кабинет, чем доказала, что его работники не совсем заслуженно получали свои премии и звания.

В тот день внушительная фигура главного полицейского Ровении от гнева будто бы увеличилась в полтора раза, его рык был слышен далеко за пределами здания управления полиции, а в звании понижены многие из сотрудников, отвечающих за безопасность и пропускной режим в управлении.

Да, герцог Роннигус мог быть очень внушительным и суровым. До дрожи в коленках, до заикания.

В подобные моменты сразу забываешь, что перед тобой, вообще-то, весельчак и балагур Диннар, добрый дядюшка, который обожает нянчиться с малолетним племянником, полуторагодовалым  сыночком  супружеской четы Данери, который дарит ей, Елении, красивые платья и редкие книги, а своей любимой сестре — шикарные драгоценности.

Что происходит в управлении после такого вот всплеска гнева с остальными сотрудниками — лучше не вспоминать.

По этой причине  эти самые сотрудники недолюбливали странно неуловимую племянницу генерала. Причём все, как один, считали, что Еления Огдэн обладает незнакомой им магией, ведь знали, что она иномирянка. Но девушку последнее обстоятельство искренне возмущало.

Да, она ловкая, быстрая и сильная, её сложно обнаружить, потому что она прикладывает к этому массу усилий, но она не прозрачная, не маг и вовсе обыкновенная пустышка. Просто человек, пусть и с изменённой кровью. А среди сотрудников полиции почти половина работников являлась магами. 

Поэтому Еле было непонятно, как каждый раз у неё получалось незаметно для всех добраться до главы полиции, чей кабинет находился на пятом этаже огромного многоэтажного здания Главного полицейского управления Ровении с запутанными коридорами, в которых с лёгкостью можно заблудиться, и с многочисленными кабинетами, отнюдь не безлюдными?! А если бы она была убийцей? Или воровкой? Или шпионкой?

Вывод напрашивался однозначный. Все сотрудники довольно расслабленно чувствовали себя внутри управления, что являлось недопустимым, поскольку если она может добраться до главы полиции, то кто-то другой, не менее ловкий, осторожный и удачливый, тоже сможет. 

Данное обстоятельство отчётливо понимал и генерал Роннигус, поэтому очередное внезапное появление племянницы и выводило его из себя. Но его можно было понять — у главы полиции ввиду его особого рода деятельности врагов было немало, как и тайн. А вот причина недовольства сотрудников была совершенно необоснованна. Им необходимо работать над собой, в частности, над своей внимательностью и другими способностями, — всё-таки они полицейские, а не лавочники, — а не показывать свое недовольство.

Обдумывая последнюю мысль, Еления вдруг услышала гулкие мужские шаги и буквально растворилась в небольшой нише узкого коридора, замерев, затаив дыхание и почти слившись со стеной. В данный момент она находилась на первом этаже здания, и впереди предстоял ещё долгий и трудный путь.

Широкоплечий молодой мужчина с подозрительно знакомым профилем и темными волосами уверенной неспешной походкой прошёл мимо, о чём-то глубоко задумавшись и не заметив её.

Еления с удивлением проводила взглядом мощную широкоплечую фигуру: «Как он здесь оказался? Ещё и одновременно со мной!»

Она лично, вот этими руками, после выполнения тренировочного задания закрыла его, связанного, в заброшенном доме на окраине столицы. И это произошло меньше двух часов назад. 

Теперь же обладатель знакомого профиля явно направлялся к генералу Роннигусу. 

Хочет опередить её с информацией? 

С него станется. 

Вот он как раз из тех, кто постоянно работал над собой, кого сложно хоть в чем-то обойти или обвести вокруг пальца, несмотря на то, что он тоже обычный человек. Хотя ей лично пока это удаётся.

Удавалось, по крайней мере. До этой минуты. Сейчас он ее опережает. 

Но и сегодня тоже у него ничего не получится. Или она не Еления Огдэн — лучшая шпионка-«пустышка» генерала Диннара Роннигуса.

Еления осторожно выглянула из ниши, мужская фигура только что скрылась за углом. Длинный узкий коридор был пуст. Девушка прислушалась. Никаких посторонних шумов больше не услышала.

— Чёрт тебя возьми! — еле слышно выругалась недовольная Еления, осторожно и медленно выдыхая. — Теперь снова придётся злить дядю. И конспирации конец.

Она осторожно пробежала по коридору и на мгновение замерла перед внушительных размеров знакомой дверью. 

— Ну прости, Джинус, я в последний раз, честное полицейское, — под нос пробормотала Еля, — некогда мне по ступенькам бегать и в нишах прятаться, — она уверенно толкнула массивную дверь и быстрым лёгким шагом балерины вошла в  кабинет.

— Что вы... — недовольно поднял голову сотрудник полиции, до этого очень усердно заполнявший документ круглым витиеватым почерком, и осекся. На молодом узком лице мелькнуло выражение досады, а затем застыло обречённое выражение. — Ровена Огдэн, — нахмурился полицейский, вставая и вежливо кланяясь. — Рад видеть вас. Надеюсь, что вы не...

— Добрый день, сержант Джинус, — приветливо улыбнувшись, Еления не дала договорить побледневшему мужчине. — Даже не надейтесь. Я хочу воспользоваться вашим замечательным окном. Как раньше. У меня в этом острая необходимость.

— Но генерал Роннигус в прошлый раз дал ясно понять, что если подобное повторится... — твёрдым голосом начал мужчина.

— Я все равно им воспользуюсь, — жестко произнесла девушка, уже подходя к окну и открывая его. — А вам лучше мне не мешать. Вы об этом и сами знаете.

— Конечно, ровена Огдэн, — тяжело вздохнул сотрудник полиции. — Окно, в вашем распоряжении. Только, когда меня уволят, мои дети...

— Спасибо, сержант Джинус, — прервала сержанта Еления, отворачиваясь и скрывая смущение. — Я скажу генералу, что вас не было в кабинете, когда я решила вновь воспользоваться коротким путём. А упоминание о детях — запрещённый приём...

Еления проворно залезла на узкий подоконник. Полицейский Джинус настороженно наблюдал, как тонкая девичья фигурка в чёрном мужском костюме исчезает из его кабинета.

— Осторожнее, ровена Еления! — обеспокоенно проговорил мужчина, когда, не сдержав любопытства, выглянул вслед девушке. 

Сержант задрал голову и, затаив дыхание, почти не дыша, наблюдал за хрупкой девичьей фигуркой, ловко и легко карабкающейся наверх по каменной кладке стены полицейского управления. 

Сержант Джинус не первый раз наблюдал за племянницей генерала и знал, куда она так уверенно направлялась вверх по стене, — в кабинет главы полиции Ровении, расположенный точно над его кабинетом. На пятом этаже.

Для Елении Огдэн данный путь являлся самым быстрым и коротким, но, чтобы не раздражать и не злить дядю, пользовалась она им крайне редко.

— Сумасшедшая, — недовольно проворчал сержант Джинус.

— Я все слышу, — ответила Еления с упрёком. Спокойно и совсем не запыхавшись. — И спасибо за беспокойство.

Мужчина остолбенел. Как?! Как девушка смогла  услышать его бормотание на той высоте?!

Сержант поскорее ретировался в кабинет, закрыв окно. Врут все, что племянница Диннара Роннигуса «пустышка». Она явно сильный маг. Причём один из самых сильнейших и ловких боевиков. Интересно, зачем Роннигусы всех вводят в заблуждение? 

Еления быстро и аккуратно подбиралась к кабинету Диннара. Сильные пальцы привычно и уверенно цеплялись за неровные камни, легко выдерживая вес хрупкого тела. 

Генерал, без сомнений, рассердится из-за того, что она снова воспользовалась таким опасным способом передвижения и рискует, по его мнению, жизнью. Еления совершенно отчетливо представила себе его недовольное лицо и ледяной взгляд. Поёжилась от плохого предчувствия. Даже на мгновение подумала, не вернуться ли обратно и не добраться ли до заветного кабинета, как все нормальные сотрудники полиции: по коридорам и ступенькам, через двери?

Тут же отбросила эту мысль — так она точно придёт второй.

А виноват во всем Аверин. Вот как он освободился и успел опередить её?! 

Еля облегченно выдохнула, когда поняла, что окно в кабинет главы полиции распахнуто настежь. В прошлый раз она очень долго ждала, пока генерал решит для себя, открывать окно или нет.

Девушка уже собиралась схватиться за карниз и подтянуться, когда услышала знакомый низкий голос, от которого сердце предательски дрогнуло. 

— Генерал Роннигус, неужели я опередил Елю? Не может быть!

Еления замерла. Она все же опоздала. 

Рон, что, бежал по лестнице на пятый этаж? Или это она слишком долго общалась с сотрудником Джинусом? 

А голос-то у него какой довольный и недоверчивый. Еще бы! Обычно он за ней не успевает.

Она бы и не опоздала, если б не увлеклась наблюдением за ссорящийся парой супругов. Похоже, что муж изменил своей благоверной, которая от души колошматила его крепким веником по всем частям его тщедушного тела, до которых могла дотянуться, прямо на улице, у крыльца дома, собирая вокруг себя любопытных. 

Еления, хотя и передвигалась после задания по крышам к зданию управления полиции, а тоже немного понаблюдала за уличным спектаклем. Уж очень все выглядело забавно.  В очередной раз убедилась, что мужья изменяют жёнам. Ну не хватает им одной женщины. Наверное, и нет такого, который был бы верен одной единственной, даже если любить её будет сильно. 

Теперь результат неуместного любопытства налицо. Она опоздала. 

Никогда нельзя отвлекаться, пока не выполнил задание. Генерал Роннигус постоянно буквально вбивал эту мысль в её легкомысленную девичью голову.

— Вы снова соревнуетесь? — голос Диннара был уставшим.

— Как всегда.

— Не надоело?

— Пока нет.

— И что на этот раз Елька провернула с тобой?

«Сам ты Елька! Хорошо не Ёлка», — поморщилась Еления. Все-таки она давно не та растерянная несовершеннолетняя пигалица, какой нашёл её Диннар Роннигус, тогда ещё подполковник полиции, в полицейском участке на Севере империи. Теперь она взрослая совершеннолетняя девица, целая принцесса Фурий, шпионка полиции, выполняющая сложнейшие задания.

— Почему вы уверены, что это Еля что-то провернула? — усмехнулся Рон Аверин, а Еля легко представила, как он исподлобья внимательно изучает полицейского своим глубоким взглядом.

— За все прошедшее время ты ни разу ни на одной тренировке не запер её, не связал, не закопал ... — терпеливо и очень серьезно стал перечислять Диннар.

Тихий довольный смех Рона Елю удивил, ведь она считала, что он очень злился на неё из-за подобных  проделок.

— Мне это не нужно, — ровным голосом  ответил Рон, успокоившись. 

— Но ты же сам придумал подобные условия.

— Для Ели. Чем бы дитя не тешилось... ей так интереснее. Иначе она давно нашла бы себе другого напарника.

— Ты знаешь, что этого не будет, пока жива Верховная Фурия Бердайн Огдэн. Иначе она скормит меня своим жутким паукам в яме.

Мужчины приглушенно рассмеялись. Очень дружно.

Еля застыла, напряглась и навострила слух. Очень удачно она решила воспользоваться коротким путём. Вот так и узнаешь много интересного. Значит, бабушка снова интригует? И последнее серьезное дело, порученное им Диннаром до последнего тренировочного задания, мог выполнить и кто-то другой?

— Как ты смог освободиться на этот раз? — с искренним любопытством поинтересовался Диннар.

— С каждым разом становится все легче и легче. Фантазия у Ели иссякает, и она начинает повторяться. Поэтому я предпринимаю меры заранее, кое-что готовлю...

Еления ещё крепче вцепилась тонкими пальцами в каменные выступы, угрожая их раскрошить в крошку и свалиться вниз. 

Значит, Рону становится легче? Её фантазия иссякает, а он готовится заранее? Сегодня она просто жалела его! Пощадила его мужское самолюбие!

Хорошо, что она узнала о его отношении к ней, в следующий раз она придумает такое... такое... мало не покажется, в общем. Несколько дней будет выбираться. Если вообще выберется сам, без её помощи. А потом сам откажется от неё, как от напарницы.

Еления насмешливо фыркнула, представив огромную тушку Аверина там, куда решила его заманить, и сразу поняла, что выдала себя. 

В кабинете наступило молчание. 

У-у, шпионка недоделанная! Это Аверин на неё так действует! Постоянно выводит из себя!

— А вот и госпожа Еления Огдэн, которая как всегда подслушивает снаружи, — невозмутимый голос Рона стал звучать ближе к ней.

Еля медленно вдохнула, выдохнула, усилием воли подавила охватившее раздражение, натянула на лицо непроницаемую маску и осторожно выглянула из своего укрытия.

 

 

 

 

Глава 2

От протянутой руки Аверина Еля отказалась, сделав вид, что не заметила её.

— Добрый вечер, ваше сиятельство, — с широкой улыбкой поприветствовала девушка младшего брата своей приёмной матери. — Привет, Рон, — пренебрежительно мельком посмотрела на Аверина, который ей кивнул, в уголочке знакомых губ пряча усмешку.

Генерал Роннигус сидел за массивным столом из чёрного дерева, на котором был идеальный порядок. Форма, как всегда, безупречно сидела на его крепкой широкоплечей фигуре, была застегнута на все пуговицы, волосы аккуратно уложены, лицо чисто выбрито, но вот знакомые, обычно живые и яркие, глаза сейчас казались запавшими, а вокруг них красовались такие явные темные круги, что Еля с трудом скрыла изумление. 

Сколько они не виделись? Две недели? Диннар хоть иногда спит?! Налицо сильное переутомление.

— Добрый день, Еления, — герцог Роннигус уже не смеялся, взгляд замерзал на глазах. — Я недостаточно ясно дал понять в прошлый раз, что подобное передвижение, — он с раздражением указал подбородком на окно, —  для тебя исключено? Когда ты научишься заходить в мой кабинет в дверь?

Еля, которая уже перебралась через подоконник и ловко спрыгнула на пол, настороженно посмотрела на дядю. Все же он рассердился. И похоже, что очень.

— Да в любое время, ваше сиятельство. Могу сейчас выйти из кабинета и зайти в дверь, — миролюбиво предложила Еля. — И могу пообещать, что сегодня это было в последний раз. Честное слово.

— Будь так добра, — устало проговорил Диннар.

— Обещаю! Кстати, сержанта Джинуса не было в кабинете. Не надо его наказывать. 

Под насмешливым взглядом Рона Аверина Еления, гордо выпрямив спину, направилась к двери. Хмурый взгляд герцога провожал тонкую фигурку.

Девушка вышла из кабинета главы полиции Ровении, поймала на себе изумленные взгляды некоторых сотрудников, которые сидели в приёмной и ждали своей очереди предстать перед грозными очами герцога Роннигуса, приветливо улыбнулась им, натолкнувшись на синхронное недовольство в глазах полицейских, и тут же вошла обратно в кабинет.

Диннар в раздражении закатил глаза. Рон, оперевшись плечом о стену у распахнутого окна и скрестив руки на груди, уже не скрываясь, ухмылялся. Ситуация его явно забавляла.

— Несносная девчонка, — недовольно процедил герцог Роннигус сквозь зубы. — Когда ты повзрослеешь? Ты понимаешь, что если однажды сорвёшься вниз, то Мадлен и Бердайн будут безутешны?

От этого упрёка Еля сразу почувствовала себя очень виноватой, но в то же время она была уверена, что никогда не сорвётся. Много лет она с лёгкостью преодолевала подобные препятствия. Вот Рон вряд ли смог бы с такой же ловкостью и быстротой забраться по каменной стене полицейского управления, а она может.

— Я не могу сорваться, Диннар. Вы это прекрасно знаете. И многие ваши поручения я выполнила только благодаря подобному способу передвижения.

— Я запрещаю тебе лазить по стенам, Еления Огдэн, — жестко перебил её полицейский. — Это опасно, а ты можешь обойтись и без этого, что неоднократно доказывала. И вообще... — он сузил тёмные глаза, которые опасно и нехорошо сверкнули, поджал губы и холодно выдал: — Пора тебе замуж. Пусть муж следит за твоей безопасностью, потому что я устал от этой обязанности. Поговорю об этом с Мадлен сегодня же вечером. 

— Какой ещё замуж? — прошипела Еля, сразу нахохлившись словно птичка. — Я ещё не пожила совсем! — возмущённо добавила. — И кто станет выполнять ваши сложнейшие задания, для выполнения которых нужны пустышки?

— Раньше как-то обходились в империи без тебя, — сухо проговорил Диннар. — Обойдёмся и сейчас. 

— У меня нет жениха.

— Жениха найдём, кандидатов хватает.

По каменному лицу Диннара и холодному взгляду стало понятно, что он не шутит.

На мгновение, от обиды и гнева, Еле показалось, что ей нечем дышать. Она застыла. Ее растерянный взгляд столкнулся с нечитаемым Аверина, который пристально смотрел на неё, перестав ухмыляться и тоже словно окаменев. 

Рон отлепился от стены и явно напрягся. Остро взглянул на генерала.

Девушка заставила себя расслабиться.

Вот зачем Диннар завёл свою шарманку о замужестве при этом субъекте?!

— Я одна из лучших ваших шпионов, — как можно спокойнее и увереннее произнесла Еления.

— Не возражаю, что одна из лучших, и много сделала для империи, но ты должна ещё детей родить, — хмуро проговорил Диннар. — Внуков для Мадлен и Бердайн. А поскольку ты постоянно рискуешь жизнью, даже тогда, когда это совсем не нужно, и у тебя нет инстинкта самосохранения, на этот раз я действительно отказываюсь от твоих услуг.

Еля сощурила глаза. Она это слышала не раз. Уже несколько лет Диннар то не мог обойтись без ее способностей боевика, то вдруг вспоминал, что это очень опасно для неё. Как правило, тогда, когда в империи начинали происходить зловещие события.

Потом снова, когда обстановка переставала быть критической, начинал воевать с родной сестрой из-за неё, настаивая, что Еления очень нужна полиции Ровении. 

Что произошло на этот раз? Дело явно не в сегодняшней выходке со стенолазанием. Что-то случилось. И это что-то может ей угрожать. А возможно не только ей, но и всей империи.

— Дядя, что случилось? — Еля с пониманием и участием смотрела в холодные глаза. Обида отошла на задний план. — Дело же не в моей выходке?

— Не только в ней, — уклончиво ответил Диннар. — Как всегда, чутьё при тебе, —  усмехнулся он.

— Вы расскажете мне? — спросила Еления, не сомневаясь в положительном ответе, но, к своему удивлению, услышала совсем не то, что ожидала.

— Нет, — невозмутимо отозвался генерал. — Узнаешь, когда станет возможно, а сейчас отдавай письмо и возвращайся домой. Через дверь, — уточнил он и строго добавил: — Магмобиль отвезёт тебя.

Еления поджала губы. Незадача. Любопытство тоже вовсю разыгралось.

— Я могу отвезти Елю.

Девушка медленно обернулась к Рону.

Зелёные глаза бутылочного цвета, которые сейчас смотрели на Диннара, мужественное лицо с такими неправильными, резкими, но родными чертами лица... нос с горбинкой...

Соскучилась. Душа потянулась к другу из приюта, который чуть не стал женихом.

— Спасибо, господин Аверин. Я не нуждаюсь в вашей заботе, — Еля с удивлением поняла, что уже ответила. 

Холодно. Быстро. Машинально. 

У неё уже до автоматизма дошло понимание исходящей от Рона опасности. Поэтому она не даст ему даже малейшей возможности снова проникнуть в сердце. Снова сделать больно.

Рон посмотрел на неё и безразлично пожал плечами:

— Как хочешь. Мне просто было по пути.

— Нам с тобой не по пути, ты знаешь.

На лице мужчины не отразилось ни одной новой эмоции. Только безразличие. 

Диннар с удивлением наблюдал за подопечными. Опять поцапались? Или ещё не помирились? Или это их нормальные отношения? Хотя нет... вроде не ругаться они тоже могут.

— Как скажешь. Я не настаиваю, — пожал плечами Аверин.

Диннар отметил, как усилием воли Еля сдержала раздражение и повернулась к нему.

— Ты свободна, —  сухо проговорил он. 

— Тогда до встречи за ужином. Если не придёте, расскажу Мадлен, как вы выглядите, — хмуро ответила девушка.

— А как я выгляжу? — искренне удивился генерал.

— Как будто с того Света явились, — недовольно прокомментировала Еля.

Через секунду её уже не было в кабинете. Исчезла так быстро, словно кто гнался за ней.

— Она с ума меня сведёт, — пробормотал герцог Роннигус. — После её посещений у меня сразу начинается мигрень или нервный тик.

— А меня сводит уже несколько лет, — мрачно признался Рон. — Все время еле сдерживаю желание схватить её, увезти в поместье и запереть, как мечтал в приюте.

— Женился бы ты уже на ней, Рон, — с раздражением в голосе произнёс герцог и увидел, как молодой мужчина помрачнел. — А то ведь, правда, другого мужа ей найду, чтобы вышла замуж целая и невредимая, с руками и ногами.

— Еля не хочет. Избегает меня.

— Так и не простила тебя? — брови Диннара от удивления поползли вверх. — Ведь там и прощать нечего. И прошло столько времени... А я думал, что у вас снова что-то произошло. А выходит, вы ещё не помирились.

— Ничего нового. До сих пор не простила, — глухо признался Аверин, и такая тоска появилась во взгляде, что Диннар поразился. 

Вот же маленькая зараза, эта Елька, — такого парня изводит! И чего ей не хватает?

— А ты объяснялся? — глава полиции с сочувствием смотрел на подопечного, которого знал, когда тот ещё совсем мальчишкой был.

— Конечно, — бесцветно ответил тот.

— Не верит?

Аверин вздохнул, поморщился, пожал плечами. Ссутулился.

— В том то и дело, что верит. Только говорит, что ребёнок должен расти в полноценной семье, а ей нет места в этой семье. Ничего не хочет слушать, никакие убеждения не действуют, а я недавно понял...

Рон осекся, отвел усталый взгляд.

— Что понял? — подтолкнул его Диннар к дальнейшим откровениям. 

Он сам удивился своему сопереживанию и интересу. Мало ему имперских проблем? Он теперь ещё несчастных влюблённых выслушивает. Мысленно вздохнул: а что делать, если Рон только при Еле хорохорится, а без неё словно щенок побитый?

— Понял, что устал постоянно что-то доказывать... — жёстко ответил Аверин, — что люблю её, что достоин её, что не виноват в том, что произошло... — в глазах появилась настоящая злость. — Как об стенку... Словно не девушка, а камень. А ещё устал ждать. Выдохся.

В кабинете наступило тяжёлое молчание. Диннар задумчиво смотрел на поникшего парня, который теперь очень внимательно рассматривал карниз штор, лишь бы не встречаться с ним взглядом.

— Ну и выкинь её из головы, — наконец искренне посоветовал полицейский. — Мало вокруг достойных баб? То есть девушек... А Еля пусть живет, как хочет. Потом сама локти кусать будет.

– Не нужен мне никто, кроме неё, — Рон снова посмотрел на генерала. — В этом всё дело. Запутался я.

— То устал, то никто больше не нужен, — устало проворчал Роннигус. — Точно запутался. Перерыв вам нужен в общении. Поверь моему опыту. Я когда устаю от отношений, расстаюсь на время, и если понимаю, что сходиться не хочется, значит, так тому и быть. Расстояние и время помогают разобраться в себе. Сделаем так... Я действительно отстраню Елению от заданий. Возможно надолго. Сейчас вновь становится слишком опасно в империи. А тебя отправлю с важным поручением на Север, — есть у меня одно дело, которое могу поручить только очень доверенному человеку. Поедешь?

— Поеду. Спасибо, — в глазах Аверина Диннар прочитал явное облегчение. Похоже, что парень был очень рад предложенному побегу.

— Тогда через несколько дней выезжаешь. И как раз будет время разобраться в себе.

Рон согласно кивнул, потом вспомнил, зачем собственно заявился в управление полиции.

— Господин Роннигус, вот часть того письма, которое мы должны были найти, — он достал из кармана сложенный белый листок. — Это половина письма, другая половина у Ели, но, похоже, что она унесла её с собой.

— Не унесла, — усмехнулся Диннар, поднимаясь и направляясь к двери, указал Рону на белый листок бумаги, пришпиленный к двери дротиком. — Успела дротик выпустить.

— В какой момент? Я ничего не заметил, — озадаченно проговорил Аверин, подходя к главе полиции и разглядывая документ. Диннар уже вернулся к столу и разглаживал на крышке стола слегка помятую бумагу. 

Рон узнал её — это была вторая часть письма, которое они должны были доставить.

— Я тоже не заметил как, — невольно вздохнул глава полиции, подумав: что он будет делать без  своей любимой шпионки Елении Огдэн? 

Говорят, незаменимых людей нет, но в данном случае за сравнительно короткий период времени Еления действительно смогла стать незаменимой. Её потрясающие физические и аналитические  способности поражали, с каждым годом она становилась все совершенней. Вот только характер портился. Или не характер... может быть, она просто повзрослела? А может быть дело в измененной крови, которая оказывала на неё воздействие? ...

Скачать полную версию книги





MyBook - читай и слушай по одной подписке