КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Ева для Снежного Барса (СИ) (fb2)


Настройки текста:



Пущина Лара-Ева для Снежного Барса

Глава 1

– Светлана Ильинична, день добрый! А я уже вернулась! На югах такая теплынь! А Артем далеко? Я что-то до него уже несколько дней дозвониться не могу.

– Евушка, ты что ли?

­ – Да я, я! Вы что же голос мой успели забыть за две недели? Вот и уезжай в отпуск. А я вам сувенирчик привезла. Завтра выйду на работу и вручу. Так вы Артема позовите к телефону, пожалуйста.

– Так это… Я Артема Сергеевича позвать не могу…

– Что-то случилось? Вы здоровы? Голос у вас какой-то странный… Опять давление?

Светлана Ильинична, дама уже в возрасте, была косметологом от бога. Ее жизненным кредо во все времена была фраза «В свои 60 женщина должна выглядеть на 60, но так, чтобы мужики дышать забывали!».

Никто не знал, перешла ли она этот критический для большинства женщин рубеж, но выглядела Светлана Ильинична в полном соответствии.

Злые языки шептались, что легко ей быть красивой и ухоженной, когда дома не ждут ни муж, ни дети, и торчать в нашей клинике пластической хирургии с утра до позднего вечера.

Даже если эта клиника и была ее собственной и называлась скромненько – «Мечта».

Кроме незатейливого названия, мечтой для всех сотрудниц женского пола и пациенток любого возраста был молодой красавец-хирург Артем Сергеевич. И то, что в 30 лет он все еще оставался холостым, согревало сердца всех окружающих нас дам надеждами если не на брак, то уж на яркий флирт точно.

На романы внутри коллектива Светлана Ильинична смотрела сквозь пальцы, главное, чтобы это работе не мешало. А уж если клиентки строили глазки своему любимому доктору, подсовывали записочки с намеком на приятный вечер, так это даже приветствовалось.

Как говорится, ничего личного, бизнес есть бизнес.

Для меня же Светлана Ильинична стала и наставницей, и доброй тетушкой, с которой всегда можно было посоветоваться или поплакаться в жилетку.

 А случалось это нередко, особенно в первые месяцы моей профессиональной карьеры, когда, закончив с отличием медицинский колледж, я попала стажером в эту элитную клинику. А уж когда на меня обратил внимание САМ Артем Сергеевич, житья от коллег женского пола совсем не стало.

Как ни странно, Светлана Ильинична одобрила наши стремительно развивающиеся отношения, и для всех это стало негласным приказом отступиться. Девушки на время затихли, зная по опыту, что это ненадолго. Но я-то этого не знала и строила планы на счастливую семейную жизнь.

– Светлана Ильинична, что же вы молчите? Я так соскучилась! – Где-то внутри набухал и разрастался колючий комок паники и недоброго предчувствия.

– Евушка, ты только не волнуйся, - голос Светланы Ильиничны дрогнул, и, уже не пытаясь что-либо понять или объяснить, она едва слышно обронила, - женится твой Артем. Вот прямо сейчас и женится. Час назад уехали в наш загородный филиал.

– Как женится? – тупо переспросила я, сползая по стенке на пушистый оранжевый коврик, который Артем подарил мне на последний День влюбленных, игриво намекая, что на нем приятно любовью заниматься – как на солнышке. Что и продемонстрировал, не откладывая в дальний ящик.

– Ева, ты здесь? Я сейчас приеду, держи себя в руках! Он ведь всем сказал, что вы расстались.

– Не приезжайте, Светлана Ильинична. Я в порядке. Мы, действительно, расстались… - я отключила телефон и на ватных ногах побрела на кухню.

Где-то здесь должна быть бутылка виски. Мне нужно выпить. Срочно. И подумать. Но мысли, как назло, расползались и их никак не удавалось собрать в кучу. Плеснула в чашку вонючий напиток – никогда не любила виски! – и выпила залпом, пытаясь удержать волну подступающей истерики.

 Как такое могло случиться?! 

А ведь могло! Это я, дура, не хотела замечать переглядывания подруг, шепотки за спиной и явные намеки на то, что наша love story подошла к концу.

Да, последние пару месяцев мы ссорились, и довольно часто. Вроде, по пустякам. То мне казалось, что Артем чаще обычного задерживается на работе, то его раздражали мои профессиональные успехи, особенно после того, как я решила вернуться в колледж и подала документы на заочный факультет, чтобы получить лицензию фитотеравпевта.

 Что из-за этого беситься? Народная медицина уже давно признана во всем мире. А я всегда увлекалась траволечением, и бабушка была в деревне опытной травницей.

Помню, как то и дело заглядывали к ней соседки за советом, а на крытой веранде всегда висели пучки засушенных растений. А уж после того, как написали о ее талантах в областной газете, люди стали приезжать даже из столицы. Всем она старалась помочь.  

Вторая чашка виски уже не казалась противной на вкус. Внутри разливался огонь и пробуждалась обида. Пожалуй, даже не обида, а самая настоящая бабья злость.

Сволочь! Не мог расстаться по-человечески, как сотни и тысячи других, осознавших – вдруг! – любовь прошла, завяли хризантемы. Или что там завяло?

Слинял, как трус! Стоп! Светлана Ильинична сказала, что он женится. Когда же он успел?! Меня всего две недели не было. Да и путевку на курорт он мне подарил, как бы в знак примирения.

Убью гада! Значит, я в качестве жены ему не подходила, со мной, значит, - «спешить нам, любимая, некуда», а какая-то зараза за две недели его окрутила. Или у них давно роман завязался? Ну, конечно, не женятся через две недели. Или женятся?

Господи, больно-то как!

Слез почему-то не было, хотя брошенные женщины должны по идее плакать. Я чувствовала, как холод и пустота разливались внутри тягучим потоком, захотелось забраться в постель, укрыться с головой и забыть обо всем в надежде, что открою глаза утром и окажется, что все мне приснилось, а Артем просто уехал в командировку и у нас все хорошо.

Я подхватила недопитую бутылку и побрела в спальню. Еще с порога заметила сложенный вдвое листок фирменного бланка. Развернула его дрожащей рукой, уже зная о том, что сейчас прочитаю.

«Ева, прости, что не смог сказать тебе этого в лицо. Я ухожу. Не спрашивай, почему. Ты умница и сама все понимаешь. За вещами пришлю кого-нибудь из ресторана. Присмотри какое-то время за Анфисой. Она поможет тебе успокоиться или травки свои попей. Артем».

Я сжала кулаки, борясь с новой волной обиды, грозившей полностью затопить мозг. Надо срочно взять себя в руки, а то и в психушку можно загреметь. Мысль «я не первая и не последняя» совсем не утешала.

Но ведь другие брошенные женщины с этим как-то справляются. Но почему так, почему не поговорить, не объясниться? Зачем так подло?!

Дверца стенного шкафа скрипнула и приоткрылась. В полумраке гардеробного пространства послышался шорох и сверкнули два зеленых огонька. Мать честная! Уже и глюки на почве нервного расстройства.

Я запрыгнула с ногами на кровать и едва не перекрестилась. «Спокойствие, только спокойствие!», - забубнила чуть слышно и потянулась к телефону, чтобы позвонить то ли в скорую, то ли в полицию.

 И тут из шкафа показался пушистый хвост, а следом опасливо высунулась ушастая голова Анфисы, огромной котяры, которую Артем купил на какой-то супер-выставке и приволок в мою квартиру, так как свою сдал жильцам на время нашего совместного проживания.

– А вот и ты, зараза хвостатая! Что, тебя тоже бросили?

Анфиса моргнула, будто поняла, о чем я, и скорбно опустила голову.

– Ну, уж нет! По морде твоей хитрой вижу, что знала ты, знала, что этот подлец баб в мою квартиру водит! А вот мы сейчас поедем прямо на свадебку и вручим тебя новой хозяйке в качестве подарка.

Анфиске моя идея явно не понравилась, и она попыталась забиться обратно в дальний угол. Но меня уже понесло. Я выгребла ее из шкафа, крякнула от натуги – раскормила на свою голову! – рванула в прихожую, натянула кое-как куртку, мимоходом глянув в огромное зеркало.

И застыла в немом изумлении. Там стояла лохматая рыжеволосая мегера с бешеным взглядом и кошкой в обнимку. Это я? Анфиса скорбно мяукнула, подтверждая эту малоприятную картину. Вдруг зеркальное пространство покрылось серебристой рябью, засветилось откуда-то изнутри… и исчезло.

Анфиса резко рванула вперед. Я, пытаясь удержать ее одной рукой, другой для устойчивости вцепилась в так и не распакованный чемодан, но колесико поехало – и я следом за ним… 


Глава 2

Одуряюще пахло цветами. Аромат был знакомым и все же каким-то ускользающим. Но ведь сейчас поздняя осень, какие могут быть цветы? Разве что в горшках на подоконнике. «В краю магнолий плещет море…» - не к месту вспомнились строки полузабытой, когда-то популярной песенки.

А еще было жарко. Невыносимо жарко. Видимо, в самолете подхватила вирус, и у меня жар, слабость и бред. Надо доползти до ванной. Там, в аптечке, должен быть аспирин. А еще чаю с малиной не мешало бы выпить.

Я открыла глаза и попыталась подняться. Да что же это такое?! Лежу в траве, хорошо, хоть не под забором! Вокруг лес незнакомых деревьев, в густой листве которых хлопочет какая-то живность, и солнце припекает совсем по-летнему. А я в зимней куртке, шапке и сапогах! Неудивительно, что жарко.

А может, я все еще в отпуске? На пляже перегрелась и схлопотала солнечный удар... Тогда почему никто не вызывает спасателей и врачей? Вот тебе и курорт для богатеньких – человек подыхает, а им хоть бы хны!

Хотя, нет. Я ведь уже прилетела. Была дома. И меня бросил Артем. Задремавшая обида проснулась, но усилием воли я заставила ее отступить и сосредоточилась на окружающем пейзаже.

Так, во-первых, почему я сижу на траве, откуда доносится запах цветов и что за птичий гомон слышится вокруг? В то время, когда я должна быть дома, пить валерьянку и «любоваться» из окна серой промозглой погодой, типичной для конца ноября.

Резким движением вскочила на ноги и едва не грохнулась обратно – голова закружилась, в ушах зазвенели колокольчики и симпатичный пейзаж слегка поплыл. Нет-нет-нет! Только не это – в жизни такого не бывает!

 Нужно себя ущипнуть или, на худой конец, умыться холодной водой. Ущипнула. Да так, что чуть не взвыла от боли. Ничего не изменилось, только стало еще больше не по себе!

Вдалеке заметила ручей, от которого веяло приятной прохладой. Я наконец-то стянула с себя куртку и забросила вязаный берет на какой-то куст. Оставшись в тонком свитерке и джинсах, потопала в модных сапогах на высокой шпильке к воде и глянула на свое отражение.

Ну да, вот она я – почти 25-летняя Ева Альбертовна Зимина собственной персоной. Загоревшая на карибском солнце, рыжая и кареглазая, брошенная бой-френдом медсестра с ошалевшим лицом. Попавшая неизвестно как неведомо куда.

Конечно, я читала романы в жанре фэнтези! Кто ж их не читает? Иногда даже завидовала некоторым попаданкам, оказавшимся в параллельных мирах или других вселенных. Но то ж книги. В реальной жизни так не бывает. Или бывает?

Я плеснула в лицо ледяной водой, сложила руки лодочкой и сделала несколько глотков. Вода на вкус оказалась необыкновенно сладкой и освежающей. Стянула с шеи легкий шарфик, смочила его и, оглянувшись по сторонам, блаженно подсунула под свитер, чтобы обтереть уже прилично вспотевшее тело.

«Летний сарафан и босоножки были бы сейчас просто незаменимы!», - только подумала я, как заметила в двух шагах торчащую ручку моего курортного чемодана. Ура! Дрожащими руками открыла его, уже ничему не удивляясь, и просто умилилась обилию летнего гардероба.

Как раз по погоде, а как и почему – подумаю позже. Главное, можно снять с себя осточертевший свитер и джинсы и натянуть любимую юбку с топиком!

Дышать мне сразу стало легче, да и думалось яснее. Осторожно посмотрела по сторонам, храбро расправила плечи и решительно приказала сама себе - надо отправляться в разведку, найти кого-нибудь из местных и выяснить, куда меня занесло.

Я затолкала в чемодан свое зимнее снаряжение – а вдруг пригодится? – выбрала направление, как вдруг услышала голоса.

Слава богу, женские. Мне тут еще мужиков не хватало! Иди знай, может, у них рабство процветает – поймают, свяжут и сдадут за гроши на галеры. Хотя нет, на галеры обычно женщин не отправляют, сила не та, но и в гарем к любвеобильному сарацину как-то не хочется.

***

– Как ты могла нарушить приказ мэтра, Зарина? Ведь сказал перед отъездом – до инициации сидеть тихо в ее мире! Чтоб ни один волосок с ее головы не упал! Что мы теперь ему скажем?

– Простите, дени! Так получилось... ее кавалер бросил. Она была в истерике и захотела от меня избавиться. Где бы мы нашли нового проводника так быстро? А портал сам открылся, мэтр дель Артего именно на такой случай настроил. Я даже не сразу поняла!

– Ладно, что уж теперь… Обратный портал мы открыть не сможем, а просить магов опасно – могут кристалл перехода отследить. Пока все не закончится, никому нельзя доверять.

– Вот и я так думаю. Нам ее спрятать нужно до возвращения мэтра. Только ведь она вопросы начнет задавать…

– Конечно, начнет! Зря ты ее не подготовила. Но делать нечего, придется что-то рассказать. Она сильная и не глупая, не случайно же боги ее отметили. А пока успокой ее и веди в замок. По дороге легенду придумаете.

– Да, понимаю. Ой!

***

Румяная девушка, по виду моя ровесница, ойкнула, уставилась на меня зелеными глазищами и что-то блестящее спрятала за спину.

– Привет! – сказала я, разглядывая ее яркий полосатый сарафан и плетеные сандалии. Просто отлично – ее одежда от моей практически ничем не отличается! Это хорошо, что чемодан при мне оказался.

– Ты местная?

– Я в замке живу, - чуть заикаясь проговорила она, но глаз не отвела. Странно, конечно, но что-то в этом взгляде показалось мне знакомым. – Хочешь, отведу тебя туда?

– А в этом замке кто живет? Надеюсь, не людоед?

Мою шутку не оценили, значит точно в другой мир попала. У нас кто же не знает известную страшилку?

– Замок принадлежит лорду Лориану дель Артего, магу Десятого круга и магистру Академии боевых искусств. Он правитель Рассветной Долины.

– Ясно, что ничего не ясно. А тебя как зовут? И где другая девушка? Та, с которой ты разговаривала.

– Я Зарина. А другой здесь не было... – Зарина тряхнула головой и, видимо, приняла решение. – Я по кристаллу связи говорила с домоправительницей замка.

Она протянула руку, которую до этого прятала, и я увидела круглый прибор, в центре которого голубым светом мерцал небольшой экран. Оттуда на меня внимательно смотрела дама в строгом платье. Мы встретились взглядом лишь на секунду, после чего экран погас.

– Зарина, почему мне кажется, что мы с тобой знакомы? Ведь мы никак не могли раньше встречаться, правда?

– Мы не просто встречались. Мы жили в одном доме, точнее, квартире. И вы называли меня Анфисой.


Глава 3 

«Всё страньше и страньше! Всё чудесатее и чудесатее!», как сказала бы героиня известной сказки.  Сказать, что я обалдела – ничего не сказать.

Вредная кошара, которую Артем не так давно приволок из зоомагазина, где проходила выставка редких пород животных, сидит сейчас передо мной, лупает своими зелеными глазами, теребит подол вполне человеческого сарафана и разговаривает!

Я вспомнила, как гоняла Анфису, пытаясь отобрать рыбью голову, которую она умудрилась стащить из мусорного ведра, как швырялась в нее тапком за поцарапанный диван, только привезенный из магазина, и кормила сметаной, чтобы задобрить и договориться по-хорошему, и буквально рухнула на землю, скорчившись от истерического смеха.

– Знаете, уважаемая Ева Альбертовна, когда долго находишься в кошачьей ипостаси, очень трудно сдерживать врожденные инстинкты!

Похоже, прочитав мои мысли, Анфиса, которая Зарина, даже обиделась. Ее лицо будто вытянулось, зрачки начали приобретать вертикальную форму, а на руках вместо аккуратных ноготков прорезались когти.

Я завороженно смотрела на это превращение, и истерика прошла как бы сама собой.

– Молодец, Зарина! Я так понимаю, что эта демонстрация была вместо хорошей оплеухи. Можешь дальше не меняться – верю! – но я пока не готова увидеть вместо хорошенькой девушки противную кошку.

– И вовсе я не противная!

– Ладно, договорились. Ты – не противная, я – не сумасшедшая, и все происходящее – не бред от перегрева или результат бурной ночной попойки. Тогда рассказывай, что происходит.

 – Ева… можно я так буду вас называть?

Приняв мой кивок за согласие, Зарина глубоко и как-то обреченно вздохнула.

– Я не справилась с заданием магистра…

– Это тот, который Лориан как-то там десятого круга?

– Я бы не называла его так неуважительно. Он очень сильный маг, пожалуй, сильнейший в нашем мире. И я не удивлюсь, если вдруг прямо сейчас раскроется портал и он шагнет оттуда.

Зарина осторожно оглянулась по сторонам и убедившись, что посторонних нет, продолжила.

– Я провалила курсовую работу…

– Чего? – Тупо пискнула я и внимательно посмотрела на девушку. Может, это не я, а она с катушек съехала?!

– Ты что же думала, только в вашем мире девушки образование получают? Да, я адептка Академии боевых искусств, третий курс.

– Ты? – Меня, кажется, заклинило, потому что я вообще что-либо перестала понимать, а Зарина, совершенно не реагируя на мой шок, продолжала как ни в чем не бывало.

– Мэтр дель Артего, наш магистр, дал мне возможность пересдать во время практики, но для этого надо было отправиться в человеческий мир, войти в ваше доверие и защитить от возможных покушений и похищений до инициации.

– Чьей инициации?

– Вашей, конечно.

Я почувствовала, что мой мозг отказывается воспринимать такую чушь и, протянув руки в предупреждающем жесте, сама себе напомнила сцену из немого фильма эпохи Чарли Чаплина.

– Все, хватит! Я ничего не понимаю, но предлагаю сделать перерыв. Мне нужно подумать, глотнуть воды, а лучше всего чем-нибудь подкрепиться в смысле перекусить.

– Да, конечно, - тут же согласилась Зарина, обрадовавшись антракту не меньше моего. – Здесь неподалеку есть ферма. У тетушки Аноры всегда найдется, чем угостить. И лишних вопросов она задавать не будет. А вещи свои оставьте здесь – их потом переправят.

Я поднялась, отряхнула с юбки прилипшие травинки и поспешила вслед за Зариной. Думать не получалось. Ну, и ладно.

От моих решений все равно на данный момент ничего не зависит. Опасности я не ощущала – интуиция меня никогда не подводила - а потому решила довериться своей спутнице или как ее называла дама из кристалла – проводнику.

Ферма «Родник у дороги» - название я прочитала на красочном щите перед добротными воротами, будто распахнутыми специально для нас, - чем-то напоминала прибалтийский хутор.

– Постойка-ка, - вдруг осенила умная мысль, - а почему я понимаю твою речь и могу прочитать надпись? Разве в других мирах говорят и пишут по-русски?

– Нет, конечно. Мы с вами говорим на нашем языке. Так всегда бывает при переходе.

Усыпанная мелкими камешками дорожка вела к двухэтажному дому, сплошь увитому изумрудным плющом. По сторонам виднелись аккуратные грядки с незнакомыми овощами.

Несколько раскидистых деревьев сверкали на солнце яркими плодами самой невообразимой формы, а из огороженного штакетником палисадника доносился одуряющий запах цветущих растений.

Входная дверь отворилась и на крыльцо выплыла дородная женщина в кружевном чепце и веселеньком фартуке.

– Зарина! Давно тебя не было! С практики вернулась?

– Доброго дня, тетушка Анора! Вернулась, по вашим пирогам соскучилась. Вот путницу в лесу встретила. Не угостите вашим знаменитым отваром? Жуть как хочется чего-то холодненького! Жарко как сегодня!

– Путницу, говоришь… Ну-ну…

Тетушка Анора посмотрела на меня внимательно, приветливо кивнула и махнула рукой в сторону беседки.

– Садитесь, девушки, в тенек. Сейчас принесу, и не только отвар.

Пока мы устраивались на резных деревянных скамьях, из-за ближайшего куста, усыпанного мелкими голубыми цветами, послышался шорох и чуть заметное мелькание.

– Эй, малышня, хватит прятаться! – засмеялась Зарина, и на веранду выскочили два взлохмаченных котенка.

– Знакомьтесь, Ева. Это мои ужасные племянники Филимон и Эльза. У них пока одна сущность, кошачья. А вот через пару лет наш мир ожидает катастрофа – уж таких безобразников надо еще поискать!

Котята недовольно фыркнули, посмотрели друг на друга и сиганули к дому, откуда уже выходила тетушка Анора с полным подносом в руках.

Я даже зажмурилась в ожидании звона и грохота, попрощалась с вкусно пахнущим перекусом, как вдруг поняла, что сижу в беседке одна, а оба котенка болтаются в зубах рассерженной кошки, так похожей на Анфису.

Пока я хлопала глазами, невозмутимая фермерша прошла к столу и стала расставлять угощение: пышную сдобу, желтоватый сыр и холодное мясо. А ароматный, чуть кисловатый напиток, чем-то напоминающий клюквенный морс, смыл остатки растерянности и удивления.

От вкусной еды и переизбытка впечатлений меня здорово разморило, и я поинтересовалась у Зарины, вернувшейся в «человеческую» форму, нельзя ли нам ненадолго задержаться.

Она не возражала, сказав, что спешить нам некуда, а в замок даже лучше попасть ближе к вечеру – чем меньше народу нас увидит, тем лучше.

Зарина ушла в дом, чтобы помочь по хозяйству, а я устроилась в палисаднике на старых качелях и буквально на секунду закрыла глаза.

Какой долгий день! Даже не верится, что еще утром я была в самолете, пыталась дозвониться до Артема и узнала, что он меня бросил…

Накатила какая-то странная усталость, сердце сдавила тяжесть, и я почувствовала, как медленно проваливаюсь в пучину беспамятства. Черный туман завихрился у моих ног, стал подниматься все выше, охватывая бедра и талию, и я вдруг осознала, что, если он дойдет до груди, я пропаду навеки.

Не найдут меня ни в этом мире, ни в каком-либо другом.  И так отчаянно захотелось, чтобы нашли…

– Нет! – откуда-то издалека послышался знакомый голос.

Последним усилием воли я открыла глаза и увидела Зарину. Из ее протянутой руки струился яркий ослепляющий луч света. А потом наступила тьма.


Глава 4 

Очнулась я от жгучей боли в груди.

Медленно, дрожащей рукой прикоснулась к простенькому на вид медальону на тонкой золотой цепочке… и вдруг почувствовала жар, будто внутри украшения разгорелся пылающий костер.

На коже – там, где кулон касался тела, нащупала ожог – маленький, но довольно болезненный.

– Что это было? – пробормотала я плохо слушающимися губами, пытаясь снять эту чертову штуковину.

– Что вы! Нельзя! – чья-то рука остановила меня, и я повернула голову.

Рядом, прямо на земле у моих ног сидела девушка-кошка – с таким выражением на лице, будто я только что умерла и ожила снова. Испуганные котята выглядывали из-под ее руки.

Я поморгала, оглядывая их и пытаясь разложить по полкам кашу, в которую превратились вдруг мои мозги.

– Какой-то жуткий туман и… ощущение… что я в нем утопаю. Зарина, что… происходит?

Зарина отрешенно мотала головой, даже не пытаясь мне что-то объяснить, только повторяла раз за разом: «Простите, Ева, простите! Я не думала, что все так серьезно!».

Достав дрожащими руками кристалл связи, она отошла в сторону, и я мельком увидела на светящемся экране взволнованное лицо домоправительницы замка. Я попыталась прислушаться, но улавливала только обрывки слов, из которых невозможно было ничего понять.

– Зарина, черт бы тебя побрал! Скажи немедленно, что это была за гадость? Что ты сделала и почему просишь прощения?!

Она снова помотала головой.

– Нам нужно ехать в замок, Ева... и быстро. Там безопасно. За нами пришлют карету.

Большего я от нее не добилась. Я попыталась успокоиться, дышать становилось легче, да и медальон постепенно остывал и было уже не так больно.

Вскоре прибыла карета, запряженная резвым скакуном, и мы отправились в путь, попрощавшись с гостеприимной фермершей и пообещав, что вскоре навестим ее.

***

Карета плавно катилась по мощеному тракту, но беспокойство не отпускало.

Мысли беспорядочно, как в испорченном калейдоскопе, перескакивали с одной на другую, и все же я попыталась сфокусировать их на одном, самом важном вопросе - с какой стати обыкновенная побрякушка, подаренная сто лет назад бабушкой, вдруг повела себя так, будто ее в печи раскалили? Что в этом медальоне за сила? Или, наоборот, проклятье?.. Бабушка сказала – никогда не снимай, и у меня ни разу не появлялось даже желания ослушаться. Носила эту безделушку и в пир, и в мир, и не задумывалась над вопросом: зачем, почему?

И я вдруг осознала, что ужасно устала. Наверное, следует поступить, как Скарлетт, и подумать обо всем завтра. Хотя, кто знает, что будет завтра…

За маленьким окошком в вечерних сумерках мелькали мохнатые ели, гигантские сосны и какие-то другие, порой, странные деревья, названия которых я не знала.

Иногда проносился всадник на резвой лошадке в развевающемся плаще и с мечом на поясе. Я почувствовала себя участницей массовки на съемках исторического фильма.

Как-то подруга уговорила пойти на пробы, и мне жутко понравилось примерять на себя платья старинных фасонов, обмахиваться веером и любоваться красивыми подтянутыми мужчинами в камзолах и жилетах, расшитых фальшивыми драгоценностями.

Правда, когда они смывали грим и сбрасывали утягивающие корсеты, то становились самыми обычными безработными учителями, почтальонами или охранниками, которым просто нужна была подработка. Кино, одним словом.

Зато хороши были каскадеры! Они-то и были настоящими профессионалами! Как здорово они держались в седле, сражались на мечах и спасали похищенных красавиц! С одним парнем у меня даже завязался легкий роман.

Пару раз после съемочного дня мы уединялись в душной гримерке, и в перерывах между поцелуями он увлеченно рассказывал о фильмах, в которых снимался, актерах, с которыми дружил, и женщинах, с которыми хотел бы переспать.

Актрисой я, конечно, не стала. Не мое это. Зато записалась в секцию верховой езды и на курсы самообороны… Жаль, что приобретенные навыки не понадобились мне в жизни.

В той жизни.

А здесь они вполне могут пригодиться.

– Зарина, расскажи хоть о своем мире.

– О, наш мир прекрасен! Вам здесь обязательно понравится! – вдохновилась она, явно обрадовавшись, что я перестала пытать ее о случившемся на ферме.

– Астания – так называется наш мир – объединяет пять Свободных Земель. Замок и поместье Рассветная Долина, куда мы направляемся, находится в королевстве Эрнин.

Его столица Аргония была построена на живописных холмах первым королем из династии Эрни. Там, кстати, находится Академия, самая престижная в Астании.

На востоке – государство светлых эльфов Изумрудный Лес. Его властитель достопочтенный лорд Михандаэль Торендаль. Он правит эльфами уже тысячу лет!

Аранские горы разделяют владения двух кланов – Снежных Барсов и Горных Львов.

А вот на самой границе континента – Великая Пустошь. Туда нет дорог, и только самые отчаянные маги иногда рискуют пересечь границу с помощью мощных кристаллов переноса.

Все Земли – кроме Пустоши, разумеется – поддерживают между собой дипломатические и торговые отношения. Иногда, как и в любом мире, случаются какие-нибудь конфликты. И тогда спорные вопросы решает Совет Старейшин.

– А что за люди населяют все эти земли?

– Ну, люди – это громко сказано, - засмеялась Зарина. – Правильнее сказать – расы. Хотя есть и люди. Они живут в основном в больших городах, нанимаются в услужение, держат лавки или мастерские.

«Ясно. Люди здесь не очень котируются, - подумала я. – Зачем же тогда меня сюда занесло? Должно же этому быть какое-то объяснение. Может, им медсестер не хватает?».

А Зарина увлеченно продолжала.

– Аранские горы – владения оборотней. В основном, из семейства кошачьих, как нас называют в вашем интернете.

– Ты что, в мой комп залезала?

– Надо же было чем-то заниматься, пока ты на работе чужую красоту лелеешь. К слову, очень много полезной информации нашла. Жаль, что рассказать никому не смогу – секретность!

Лицо Зарины пошло красными пятнами, даже уши запылали, и я тут же догадалась, какую «информацию» она имеет в виду.

– Так вот. Мой род называется Бурмилла. И наша домоправительница, и тетушка Анора с племянниками – мы все из одной семьи.

– Мне показалось, что у вас очень теплые отношения…

– Да. Просто бурмилл осталось в нашем мире очень мало. Тысячи погибли во время последней войны между Снежными Барсами и Горными Львами. Мои родители тоже остались навеки там, в горах… Они сражались на стороне Барсов, которые в конце концов победили и загнали Львов за Грозовой перевал.

– Мне жаль… Знаешь, я ведь тоже сирота. Мне было два года, когда родителей не стало. Росла у бабушки в деревне. А год назад и бабушка покинула меня. Дом сгорел, и я переехала в город. Вот, один медальон от нее на память остался.

– Я знаю, Ева. Я ведь читала твое досье.

– Досье?!

–Конечно! Магистр искал тебя по всем мирам!

***

Карета резко остановилась, и я чуть не врезалась в сидящую напротив Зарину. Что за черт! Как не вовремя - только-только могла узнать что-то важное!

Я открыла дверцу, чтобы выяснить причину остановки, но Зарина как-то по-звериному рыкнула «Сиди здесь!» и выскочила наружу.

Через мгновение возле кареты стояло грозное существо гигантских размеров, со вздыбленной шерстью и сверкающими в свете горящих факелов острыми когтями.

 Возница с перепугу рванул в придорожные кусты, а я растерялась до такой степени, что не знала: прятаться мне под сидение или схватить что-нибудь тяжелое и бежать сражаться с неведомыми врагами.

– Зарина, расслабься! – раздался из темноты басовитый смешок. – Я сегодня добрый, путников не ем! Ты уже всех зверей в лесу своей боевой формой перепугала.

– Я на службе, позвольте напомнить. Ева, познакомься – маг и целитель поместья, дамский угодник Блез Волонтир.

– Ну, зачем же так сурово! У леди сложится обо мне предвзятое мнение.

Всадник в плаще с накинутым на голову капюшоном окинул меня внимательным взглядом и слегка поклонился. Света факелов не хватало, чтобы рассмотреть все в деталях. Но холодный интерес в его глазах мне не понравился.

– Наша милая домоправительница попросила меня встретить леди и проводить в гостевые покои. Да так, чтобы слуги не знали. А это значит, что мы отправимся через портал. А ты, дорогая Зарина, считай свою задачу выполненной.

Не успела я опомниться, как обозначенный Блез спрыгнул с лошади, вытащил меня из кареты, и мы шагнули в никуда...


Глава 5 

Габриэль Алт’Норан стоял на открытой террасе своей спальни и задумчиво смотрел, как заходящее солнце рубиновым светом окрашивает снежные вершины Аранских гор.

Порывистый ветер распахнул полы атласного халата, обнажая широкую грудь и подтянутый живот. Тонкие домашние брюки плотно обтягивали мощные бедра, а босые ступни, казалось, вросли в каменную плитку пола.

Альфа Клана Снежных Барсов любил эти вечерние часы, когда можно было побыть в одиночестве, не думая о нескончаемых делах, проблемах, нарастающих, как снежный ком, и дворцовых интригах, характерных для смутного времени.

Буквально сегодня пришлось казнить двух аристократов ближнего круга за участие в заговоре. Он до последнего не был уверен в их вине.

И если бы не магический Венец правды, привезенный из храма Священного Ирбиса, возможно, враги избежали бы заслуженного наказания.

Члены Совета старейшин были недовольны. Проклятие, насланное на клан 300 лет назад, начинало сбываться.

Вот уже больше двух десятилетий детский смех не звучал в дворцовых стенах. Ни одна аристократическая семья за эти годы не подарила миру дитя. Включая его самого. Клан старел, и враги начали поднимать головы.

Сегодня никто уже не помнил, в чем провинился клан перед богами. Архивы были частично уничтожены снежным обвалом, обрушившимся на храмовые постройки у подножия гор.

Погибли древнейшие рукописи, исторические документы, ценные артефакты. Счастье, что во дворцовой библиотеке хранились многие копии, сделанные старательными жрецами.

Именно там и отыскалось предсказание оракула, записанное на священном кристалле. И хоть не весь текст пока удалось расшифровать, сильнейшие маги Пяти Земель Северного материка сейчас заняты толкованием этого важнейшего артефакта.

Но время шло. Сокровищница таяла, как весенний снег, а внутренний зверь метался в ярости, не желая понимать, почему до сих пор не явилась его истинная Пара, единственная, кто может подарить ему ребенка.

С каждым днем все труднее и труднее удавалось сдерживать его, контролировать свою звериную сущность, готовую в любой момент порвать в клочья любого, попавшего под горячую руку, точнее, лапу.

– Милый, вернись в кровать. Мне так холодно без тебя.

Женщины… так много женщин. И ни одна не способна родить ему наследника.

Этой ночью он позвал в свою спальню Лавинию, страстную голубоглазую красавицу, уже давно добивавшуюся его внимания.

Ее семья, принадлежащая к древнему аристократическому роду, была бы счастлива породниться с альфой клана. Как, впрочем, и десятки других семей, то и дело подкладывающих в его постель своих дочерей.

В отличие от других, чванливых, эгоистичных или пугливых, Лавиния казалась умной и искренней, рассудительной дамой высшего света, которая прекрасно разбиралась в политических играх и умела держать лицо в любых ситуациях.

И что немаловажно, оказалась настоящей тигрицей в постели. Его зверь снисходительно принимал ее ласки, но… Она не была его парой, а значит – в ее чреве не могла зародиться искра новой жизни.

Габриэль в последний раз вдохнул прохладный ветер с гор, закрыл дверь на террасу и шагнул к развороченной постели. Одним плавным движением он скинул халат с плеч и предстал перед восхищенной фавориткой во всем мужском великолепии.

Одна маленькая деталь мешала, чтобы картина была совсем уж полной. Лавиния привстала на колени и дернула шнурок, поддерживающий брюки.

Она не впервые любовалась обнаженным мужским телом. Но то, что видела теперь, достойно было резца скульптора. Атлетический разворот плеч, тонкая талия с мощным прессом, длинные ноги с буграми мышц.

Взгляд Лавинии задержался на мужском достоинстве любовника, с каждым мгновением набирающем силу и обещающем незабываемое наслаждение. Не удержавшись, она легко прикоснулась к нему и услышала глухой рык в груди этого прекрасного тела.

Кокетливо улыбнувшись, женщина откинулась на пушистое покрывало и приглашающе протянула руки.

***

Стараясь не разбудить уснувшую Лавинию, Габриэль одним плавным движением спрыгнул с высокой кровати и как был обнаженным вновь вышел на террасу. Аккуратно закрыл дверь и подставил лицо обжигающему ветру.

Ночь была бурной, но так и не принесла полного удовлетворения. Он послал мысленный зов Кристиану и тот ответил сразу же, будто и не спал вовсе, хотя рассвет еще только вступал в свои права.

– Я хочу поохотиться сегодня, - сказал, вглядываясь в едва заметную горную гряду. – ты со мной, брат?

– Ты недостаточно поохотился ночью? – съязвил Кристиан, но моментально оценил свою неуместную язвительность. – Да, конечно, пора порадовать двор свежим мясом.

– Тогда собирай охрану, попрощайся со своей дамой и спускайся вниз. Сегодня, похоже, будет хороший день.

– И хорошая охота. Нам всем не мешает разогреться.

Вернувшись в комнату и окинув взглядом разметавшуюся во сне Лавинию, Габриэль заботливо укрыл ее одеялом и улыбнулся. Хорошо потрудилась девочка. Пусть отдохнет.

Набросив халат и стянув кожаным шнурком белоснежные, длиной до середины спины, волосы в высокий хвост, он вышел в коридор и дал распоряжение задремавшей на стуле служанке.

– Когда леди проснется, приготовишь ей ванну, подашь завтрак и передашь мой приказ. Пусть отправляется в охотничий домик, я навещу ее через несколько дней. Изумрудное ожерелье на столе – подарок для нее.

– Да, мой господин. Хорошей охоты!

– И еще. Если будут новости от мага, скажи, чтобы срочно отправляли гонца. Пусть возьмет кристалл перехода.

Габриэль Алт’Норан спустился по мраморной лестнице во двор, где его уже поджидал младший брат и десять парней охраны. Все возбужденно переговаривались, но почуяв своего альфу, сосредоточили взгляды на нем в ожидании приказа.

 «Отправляемся!» - скомандовал тот и отряд высоких как на подбор, широкоплечих и накачанных красавцев моментально обернулся в свою звериную ипостась и, разбрасывая мощными лапами сверкающий в лучах восходящего солнца снег, понесся в сторону гор.

Впереди, задыхаясь от восторга в предвкушении крови и нежного мяса летел альфа клана Снежных барсов, для которого интриги, заговоры и косые взгляды старейшин в данный момент ничего не значили.

***

– Довольно! – раздраженно хлопнула в ладони дама в облегающем платье из черного бархата. – Разбивая вазы и круша мебель, ты не изменишь судьбу!

От резкого окрика Лавиния застыла на мгновение и уже более осмысленно посмотрела на свою гостью. Ворсистый ковер из эрнинской шерсти был усеян осколками и лоскутами изорванного в ярости платья. Уже более часа женщина металась по своему будуару, бурно переживая оскорбление, нанесенное ей Габриэлем.

– Ты обещала мне, арра, обещала, что он будет моим! Ты говорила, что знаешь, как забеременеть и родить от него! Я осыпала тебя золотом и дарами, а он ушел, даже не поцеловав меня на прощание. Я выпила твой отвратительный отвар и была страстной и неутомимой в постели, делала все, как ты учила, а он – ушел!

Лавиния размазывала по щекам слезы и остатки косметики и истерично заламывала руки. В эти минуты только слепой назвал бы ее красавицей.

– Ты ведешь себя как кухарка из придорожной таверны, а не наследница знатного аристократического рода. – Арра Флоренс презрительно скривила губы и протянула Лавинии кружевной платочек. – Вытри лицо и позови горничную – пусть приберет здесь все, если только от твоего визга не все слуги сбежали.

– Как ты смеешь мне указывать, арра! – вскинулась Лавиния, гордо расправляя плечи. – Ты всего лишь жалкая ведьма!

– Ну вот, так уже лучше! И позволь уточнить – твоя ведьма, и к тому же – единственная родственница, не считая, конечно, папаши-пьяницы.

Арра Флоренс поправила на Лавинии сбившееся во время войны с вазами платье, затянула потуже корсет и погладила по щеке.

– Пойдем в сад – я наберу свежих трав и сделаю тебе одну волшебную маску по старинному рецепту, который нашла недавно в библиотеке нашего ордена. Твое уродливое опухшее лицо быстро придет в норму.

Пока арра Флоренс придирчиво выбирала травы в специально для нее построенной теплице, Лавиния нервно блуждала по пустынным в этот час тропинкам, вновь переваривала подслушанный разговор и лелеяла свою обиду. Нервно кусая губы, она будто наяву слышала, как альфа приказал через служанку явиться к нему, как портовой шлюхе. Ей!

Лавиния сжала кулаки и повернулась к ведьме.

– Быстрее, арра! Я хочу посмотреть в хрустальный шар, - и поспешила, не оглядываясь, в свои покои.

Усевшись в кресло рядом со столиком, на котором бледно мерцало ее главное сокровище – Око Судьбы – Лавиния нетерпеливо наблюдала за Флоренс, сосредоточенно проводившей обряд. Сама она магией не владела, и мысленно проклинала своих предков за то, что каждый раз приходилось обращаться за помощью к ведьме. Чем та без зазрения совести пользовалась.

Шар замерцал и налился опаловым светом.

– Возложи руки и смотри! – произнесла Флоренс ритуальную фразу, и Лавиния, зябко передернув плечами, привычно всмотрелась в туманные образы.

Сначала ничего не происходило, и девушка уже хотела недовольно отвернуться, как вдруг перед ее восторженным взглядом возник тот, кого она любила, кажется, больше жизни – ее прекрасный барс! - альфа, терзающий тушу только что задранного оленя. С его клыков капала алая кровь, а когтистая лапа властно прижимала к снегу, потерявшему свою белизну, голову с ветвистыми рогами.

– Он мой… только мой – в каком-то экстазе бормотала Лавиния.

Но тут внезапно картинка изменилась, и вместо барса появилась девушка, стоящая к ней спиной. Рыжие волосы развевал летний ветерок, стройные босые ноги утопали в зеленой траве и … незнакомка смеялась так заливисто и звонко, как может смеяться только очень счастливая женщина.

Будто почувствовав чужой взгляд, она оглянулась и вздрогнула, будто споткнувшись.

– Кто это? – удивилась Лавиния, отпрянув от шара, как от ядовитой карэны – самой опасной змеи в их землях.

– Они нашли ее! Нашли… - растерянно забубнила ведьма и закрыла лицо руками.


Глава 6 

Я проснулась. Именно проснулась, а не пришла в себя, очнулась или как там еще говорят в подобных случаях. За распахнутым окном ярко светило солнце. Легкий ветерок развевал тонкие занавески и приятно овевал.

Прислушалась к себе – нет ли каких-нибудь болезненных ощущений. Нет. Наоборот, необычайная легкость соперничала с бодростью духа: хотелось петь и танцевать, всех расцеловать и так далее и тому подобное – в общем, все то, что характерно для начинающего наркомана. Но я же не наркоман. Или меня насильно накачали чем-то таким бодрящим?

Я встала с кровати и, слегка покачнувшись, влезла в тапочки, заботливо стоящие рядом. Главный вопрос – где я нахожусь и как вообще тут оказалась – как-то ускользал, и я попыталась сосредоточиться на мелочах. Хотя какие уж тут мелочи!

Кровать – просторное ложе под легким балдахином – стояла на возвышении. И со своего места я, как Наполеон на поле Аустерлица, смогла охватить взглядом всю довольно большую комнату.

Ничего лишнего - столик с кувшином воды, на подносе сиротливо лежит яблоко. В камине тлеют угли – видимо, ночью топили, по углам - две плотно закрытые двери.

Я спустилась с пьедестала, стараясь не шуметь. Надо проверить, что там. За одной дверью оказалась ванная комната с нормальным человеческим туалетом и внушительной ванной, что очень порадовало – прогресс налицо! За другой небольшая гардеробная с небогатым набором мужских костюмов, и это подтвердило мою первоначальную догадку о том, что спальня мужская. Уже одно отсутствие туалетного столика буквально кричало об этом.

Зато на стене нашлось зеркало в деревянной раме. Зеркало! Да еще в полный рост!

Я разглядывала себя и, как ни странно, себе нравилась. Все-таки прежде больше думала о красоте своих пациенток, а они не торопились делать взаимные комплименты.

Выглядела я, скажем прямо, неплохо. Белоснежная, довольно откровенная ночная рубашка как бы подчеркивала легкую бледность в лице. Ну, я же, наверное, считаюсь в этом мире аристократкой, а не обычной медсестрой, раз меня называют леди, а для них – леди - если судить по фильмам и любовным романам, бледность – святое дело.

Длинные рыжие волосы, которые я обычно заматывала в строгий пучок, аккуратно причесаны - кто-то постарался! – и собраны лентой в хвост. Карие глаза с густыми ресницами смотрят со здоровым любопытством. Не сказать, что я красавица, но совсем неплохо после всех волнений.

 Ага, а вот здесь подробнее! Значит, волнения все же были! И не просто волнения, а самый настоящий стресс!

События постепенно разворачивались широкомасштабным полотном. Видимо, действие наркотика или местных снадобий начало выветриваться.

Итак, я хренова попаданка и нахожусь в другом мире. А еще была девушка-кошка Анфиса-Зарина, которая и притащила меня сюда. С ней мы еще поговорим! Вспомнила какой-то гадостный туман и таинственного целителя по имени Блез. Он-то и стал последней каплей. Точнее последним воспоминанием.

Входная дверь открылась и в комнату вошла юная особа в белой косынке с подносом, на котором я заметила несколько склянок, похожих на лабораторные колбы.

– Леди, вы проснулись! Что же не позвали? Я специально колокольчик на стол поставила. А я Ирма, помощница мэтра целителя. А ну-ка ложитесь в постель, я его позову.

Да, медицинский персонал во всех мирах, видимо, одинаков – я сразу узнала этот строго-приказной тон и улыбнулась. Сама такая. Но спорить не стала. Сыграем роль покладистой пациентки, а там посмотрим – навести шороху я всегда успею.

Только об этом подумала, как посреди комнаты загорелся синими сполохами квадрат и из него шагнул уже знакомый – кажется, целитель? - Блез Волонтир. Надо же, и имя даже запомнила! Говорят, он дамский угодник? Что ж, получи и распишись!

Не торопясь, прошла к кровати, удовлетворенно почувствовав, как этот маг и целитель раздевает меня - и так полуодетую – глазами. Послушно легла, укрывшись тонким одеялом, недвусмысленно обрисовавшим контуры моего тела.

Услышав, как целитель судорожно сглотнул – мужчины! – я хмыкнула и приступила к допросу.

– Не расскажите ли мне, любезный господин, что я делаю в ваших покоях? Они ведь ваши, я не ошибаюсь?

– Вы не ошибаетесь, леди Ева. Уточню только – к незнакомым мужчинам, если только они не аристократы, следует обращаться ден, а к дамам дени.

– Учту, - однако, быстро он взял себя в руки и перестал пускать слюни. Сейчас передо мной стоял уже не ошалевший от моей ню неопытный юнец, как показалось вначале, а вполне себе зрелый мужчина.

Иссиня-черные волосы средней длины были перехвачены на лбу узким кожаным шнурком. Глаза то ли черные, то ли темно карие – разглядеть не удавалось – смотрели с легкой насмешкой, но не злобно. Уже одно это радовала, так как моя показушная храбрость долго не выдержит.

Блез был одет в простой домашний сюртук, из рукавов которого выглядывали кружевные белоснежные манжеты. В распахнутом вороте рубашки я заметила татуировку с изображением змеи, обвивающей своим чешуйчатым телом бокал на тонкой ножке. Здорово! Миры разные, а символы так похожи.

– Должен извиниться перед вами, леди. Я не мог предположить, что вы непривычны к порталам. Признаюсь, я слишком спешил и не подготовил вас.

– И куда же вы так спешили, позвольте спросить?

– Я принимал роды у одной знатной дамы в городе, когда меня вызвала дени Санталь и попросила срочно перенести вас в поместье. Сказала, что вы гостья магистра, и вам угрожает опасность. Признаюсь, я был слегка раздражен, но дени Санталь не оторвала бы меня от работы по пустякам.

– Но почему я оказалась не в замке, а у вас?

– Да потому что вы во время переноса потеряли сознание, потом неожиданно появился жар и началась болотная горячка! – будто злясь на себя, едва ли не выкрикнул он. – Я не понимаю, как это произошло, но вы не приходили в себя три ночи и четыре дня. Я решил оставить вас у себя, чтобы не переноситься каждый раз в главный дом и обратно. Это, знаете ли, требует немалых магических затрат.

– Вас послушать, так я еще и виновата…- сделала я обиженное лицо, надеясь узнать как можно больше.

– Еще раз извините, леди Ева. Просто я очень волновался и уже почти потерял надежду. Я практикую уже много лет, но никогда не сталкивался с таким случаем. Думаю, на вас воздействовали магически. И это магия не человеческая. Если честно, уже хотел погрузить вас в лечебный сон до возвращения магистра, но к счастью, вы пошли на поправку.

– От ваших слов у меня, по-моему, опять начинается жар… Вам Зарина рассказала про туман, который чуть не сожрал меня?

– Да. Думаю, в нем и кроется причина. Вероятно, Зарина не смогла полностью уничтожить его воздействие. Но сейчас, слава Богам, вы полностью здоровы. Хорошее питание, прогулки, положительные эмоции – и к возвращению мэтра вы будете в полном порядке.

– Да кто он такой, этот ваш мэтр, в конце концов? – постоянное упоминание Великого и Ужасного уже начинало раздражать.

– Вы узнаете об этом в свое время, леди.

– Допустим. А на прогулки мне выходить в ночной рубашке?

– Я бы не возражал, чтобы вы гуляли в таком виде только со мной, но, увы…

Честно говоря, я бы тоже не отказалась погулять с ним где-нибудь в райском саду – уж больно соблазнительно сверкали его глаза и манили губы, а я так соскучилась по самому обычному флирту.

– Сейчас моя помощница принесет оздоровительный отвар, одежду и проводит в замок. Там уже ожидают портнихи, которых вызвала дени Санталь. Мы встретимся, возможно, завтра - в замке есть неплохая лаборатория, я провожу там много времени.

– Я смогу навестить вас там?

– Вас интересую я или вопросы целительства?

– Пока не могу ответить однозначно, - кокетливо заморгала я, изображая юную деву, только выпущенную из пансиона.

Блез не выдержал, расхохотался и вышел. Смеялся он ооочень соблазнительно. Может, намечается в этом мире страстный роман? А почему бы и нет? Я девушка свободная.

***

Задумчивая улыбка все еще блуждала на губах целителя, когда он открыл дверь своего кабинета. В широком кресле у окна сидел седовласый мужчина в голубом камзоле с золотой перевязью через плечо. Прислоненная к креслу изящная трость посверкивала драгоценными камнями алого и изумрудного цвета.

– Не увлекайся, Блез, - произнес он, не оглянувшись на вошедшего. – ты должен помочь ей приспособиться к нашему миру, а не влюбить в себя.

– Я понимаю, магистр. Но Ева такая забавная! Совсем не похожа на наших девушек.

– Девушки во всех мирах одинаковы.

– Позвольте не согласиться, мэтр. Вы вырвали ее из привычного мира, перевернули, можно сказать, ее жизнь с ног на голову, а она вместо того, чтобы рыдать, трястись от страха и биться в истерике, задает логичные вопросы, язвит и даже кокетничает.

– Ты просканировал ее ауру?

– Да, как только ей стало лучше. Черный туман едва не уничтожил ее. Но сейчас аура Евы выглядит просто великолепно! Она полыхает всеми цветами радуги! Поверьте, я такого еще не видел. Но определить, какой у нее дар я не смог.

– Ты проделал хорошую работу, Блез. Недаром был моим лучшим учеником в Академии. Но не пытайся узнать то, что тебе закрыто. Как говорят на родине Евы, меньше знаешь – крепче спишь. А я и так тебе доверил слишком много.

– Я горжусь вашим доверием, но не могу не восхищаться этой девушкой.

– Да, у Евы сильный характер. Но ведь такой и должна быть истинная пара правителя.

– Знать бы еще кого из них двоих…


Глава 7 

– Добро пожаловать в замок, леди! - чопорно произнесла дама в строгом платье до пят, единственным украшением которого были очки на длинном шнурке, свисающие с довольно изящной шеи.

По связке ключей, позвякивающих на поясе, я догадалась, что это и есть домоправительница, перед которой трепетала Зарина. Да и целитель отзывался о ней весьма уважительно. Странно, я представляла ее старше.

Перед распахнутыми коваными дверями, ведущими в просторный холл внушительного здания, выстроились слуги – несколько горничных в серо-серебристых форменных платьях длиной до середины икры, двое ливрейных лакеев и толстушка в поварском колпаке.

 – Благодарю, - решила я поддержать официальный тон: не бросаются с объятиями и поцелуями – и на том спасибо! Расшаркиваться не хотелось, да и не положено, видимо, мне по статусу.

Служанки склонились в поклоне, не поднимая глаз, лишь изредка я ловила на себе их любопытные взгляды.

 Зато мужчины застыли соляными столбами, уставившись куда-то мне за спину. Так и хотелось оглянуться – что же такого интересного они там высматривали?

Чуть заметно улыбнувшись, дружелюбно кивнула всей встречающей компании и прошла в дверь с гордо поднятой головой, как и полагается даме высшего света, тем более, гостье загадочного мага… который все никак не проявится.

Слуги мгновенно исчезли, как по команде, а я осталась наедине с домоправительницей.

– Дени Санталь, если не ошибаюсь? – подсознание подсказывало, что с этой женщиной надо срочно налаживать отношения.

– К вашим услугам, миледи, - сухо ответила она и жестом пригласила следовать за собой. – Ваши покои находятся в восточном крыле.

Я поднималась по широкой парадной лестнице за суровой, неприступной с виду женщиной, и вдруг мне ужасно, до боли в груди, захотелось, чтобы она стала мне другом в этом чужом мире.

Я, выросшая без матери, интуитивно чувствовала, что под строгой официальной маской тщательно спрятана нежная душа и доброе, заботливое сердце.

К тому же дени Санталь была одной из немногих, кто знает хоть что-то о моем перемещении. Эта мысль полыхнула в сознании так неожиданно, что я едва не оступилась на широких мраморных ступенях.

В ту же секунду домоправительница оглянулась, успела подхватить меня под локоть и уткнулась взглядом в медальон, показавшийся из-за ворота платья. Ее рука как бы непроизвольно потянулась к нему в желании… нет, не сорвать, я это почувствовала сразу – а всего лишь прикоснуться.

И все же я невольно отшатнулась. Дени Санталь вздрогнула, будто очнулась от наваждения, извинилась и провела меня к двери, ведущей в мое новое жилище.

***

В просторной комнате, вероятно, гостиной суетилась девушка, на которую я обратила внимание еще на входе в замок – чем-то внешне она напоминала Зарину. Такие же зеленые глаза, пухлые губы и непослушные волосы, собранные в затейливо уложенные косы.

– Меня зовут Анет, - представилась она – я буду вашей горничной, леди. Хотите освежиться с дороги?

– Да, было бы неплохо, - пробормотала я, все еще мысленно переваривая сцену на лестнице.

Передо мной так и стояло бледное, взволнованное лицо дени Санталь, и я все пыталась понять, что же такого особенного в моем кулоне, если при виде его окружающие впадают в столбняк?

 Странно, дорогая лично для меня вещица всегда казалась простенькой безделушкой, а в этом мире она вызывает восторженное онемение, будто редчайший бриллиант.

Пока Анет готовила ванну, я с чисто женским интересом решила осмотреть свои апартаменты, которые на первый взгляд напоминали номер в шикарном отеле – ковры, картины, антикварная мебель, позолота… пошлость и кич, одним словом.

Два окна от пола до потолка выходили в сад и были слегка приоткрыты. Легкий ветерок едва шевелил тонкие занавеси, отделяющие комнату от широкого балкона.

Несколько удобных кресел и уютных диванов намекали на то, что в этой комнате принято принимать гостей. Хотя уж слишком близко к двери, ведущей в спальню.

Видимо, гости предполагались с интимным уклоном. Я невольно хихикнула – ну, это мы еще посмотрим! – и заглянула в спальню.

Огромная кровать, сплошь усыпанная подушками и подушечками самых невообразимых расцветок, занимала большую часть комнаты.

На ней впору было разместить, кроме меня – такой тонкой и звонкой – еще человек пять-шесть! На круглом столике – вычурная ваза с одуряюще пахнущими цветами, похожими на лилии (терпеть их не могу!), а в уголке примостилась ширма, разрисованная экзотическими птицами.

Ну, прямо не спальня скромной девушки, а будуар преуспевающей куртизанки из бальзаковского романа!

Для полноты сюжета не хватает только страстного любовника или стареющего папика – любителя юных дев.

Они здесь, что же, смеются надо мной или просто проверяют мой уровень благопристойности и границу пошлости?!

Я начала потихоньку закипать, и вовсе не потому, что мне не нравилась эта дурацкая комната. Но я все же не девочка, которая пришла бы в дикий восторг только от того, что попала в сказку, очутившись среди магов и волшебников.

Я видела, что вокруг меня происходят какие-то действия, меня куда-то перемещают, что-то рассказывают, а на что-то намекают – и ждут, что я буду воспринимать все как нормальное течение жизни.

Но все не нормально! Я больше не хочу бродить в неизвестности, предполагать и догадываться. Я должна знать, зачем я здесь, в магическом мире, кому вдруг понадобилось меня похищать и что ожидает в будущем… хотя бы не в далеком… хотя бы завтра…

– Одет! – как-то даже визгливо позвала неведомо куда подевавшуюся горничную. – Проводи меня к домоправительнице!

– Но как же ванна? Я что-то сделала не так? Простите, леди… - раскрасневшаяся девушка растерянно комкала в дрожащих руках края фартука, видимо, решив, что я недовольна именно ею. Непослушная прядь выбилась из косы, а в глазах закипали слезы.

И мне стало стыдно, ужасно стыдно…

Я вызверилась на это симпатичное создание, которое просто выполняло свою работу. Для меня, кстати. И не она виновата в том, что я оказалась здесь.

– Прости, милая… Я не на тебя сержусь. Помоги снять это платье и пойдем купаться… покажешь, что здесь и как…

Горячая вода с ароматной пеной – это настоящее чудо, что в нашем мире, что в магическом! Давно я не получала от купания такого удовольствия! Дома, в моей небольшой двушке и ванны-то не было, только крохотная душевая кабинка. В ней разве расслабишься?

Иногда, правда, удавалось тайком от всех проскочить в СПА-салон при нашей клинике, но это случалось не так часто, как хотелось бы. 

Я почувствовала, как медленно отпускает тревога, расслабляются мышцы, наполняются живительной влагой клетки – и мысли потекли плавно и умиротворяюще.

Ну, да, я попала, но ведь не в дикие леса и мрачные горы, где обитают человекоподобные монстры или, скажем, злобные чудовища, или даже драконы.

Нет, слава богу! Вполне себе приличное место, где меня кормят, одевают, лечат, даже к аристократическому классу почему-то причислили…

Вот и слуг предоставили, которые не знают, как угодить. Надо только самой не психовать и дождаться хозяина замка, потому как без него мне ничего не объяснят.

Это я уже поняла.

Едва я, разомлевшая, выбралась из ванны, завернувшись в мохнатое и подогретое (что за кайф!) полотенце, Одет «осчастливила» меня новостью - лорд дель Артего соизволил явиться и ожидает меня в кабинете.

Прямо как по заказу – вспомни черта, и черт придет.


Глава 8 

– Вот мы и встретились, Ева! Насколько я знаю, в мире, где вы выросли, позволительно людям старшего поколения так обращаться к молоденьким девушкам?

Передо мной стоял высокий статный господин лет пятидесяти на вид, в черном деловом костюме, будто только что сошедший с обложки популярного финансового издания.

Его совершенно седые волосы были гладко зачесаны назад, открывая лицо, словно высеченное из камня. Красиво очерченные губы, крупный нос с едва заметной горбинкой и слегка прищуренные глаза уж никак не создавали впечатление пожилого человека.

Мощная аура власти и какой-то нечеловеческой силы, исходящие от него, заставили мое сердце пропустить удар, отступить на шаг и едва ли не спрятаться за стоявшее поблизости кресло.

Но длилось это всего мгновение - давление отступило, и я смогла вздохнуть свободнее.

– Простите, мне было необходимо заглянуть в вашу сущность, чтобы удостовериться…

– В чем же? Надеюсь, не в том, что под моей личиной скрывается оборотень типа Зарины?

Мужчина запрокинул голову и рассмеялся так искренне и заразительно, что я не удержалась и, несмотря на страх и накопившееся за последние дни раздражение, улыбнулась в ответ.

– Вы просто восхитительны! Я рад, что не ошибся в вашем уме и силе духа. Буду откровенен – я опасался слез, упреков и обмороков. Как любой мужчина, я до ужаса боюсь женских истерик! Даже был готов набросить на вас заклинание покоя. Вижу, этого не понадобится. Присядьте, Ева.

Я плюхнулась в кресло, за которым до сих пор стояла, и настороженно посмотрела на хозяина кабинета – он, не спеша, подошел к барному столику, плеснул в хрустальные бокалы какого-то напитка и один протянул мне. Что ж, я не стала жеманничать и отказываться и сделала небольшой глоток. Нечто, похожее на мой любимый ликер Амаретто – неужели он даже это знает обо мне?

– Итак, начнем с начала. Позвольте представиться – лорд дель Артего, владелец замка в Рассветной долине, дипломат и советник короля Эрни Четырнадцатого Справедливого.

– Что-то вы забыли добавить – маг Десятого Круга и магистр Академии боевых искусств – съязвила я, не сдержав ехидства, так и рвавшегося наружу. - Именно так вас называли окружающие.

– Просто не хотелось вас утомлять перечислением своих титулов… Да, и маг, и магистр, и много чего еще. Просто пока это не имеет отношения к нашему разговору.

В его глазах сверкнули огненные искры, и я вздрогнула, невольно поежившись, как будто в комнате внезапно похолодало. Не стоило вести себя, как вредная девчонка, ведь от этого человека зависела моя судьба в новом мире.

Чтобы хоть чуточку успокоиться – и согреться! – я одним махом опустошила свой бокал, вскочила с кресла и, уже не думая о приличиях, налила себе еще.

– Простите, лорд дель Артего! Я не знакома с этикетом, я не знаю, как вести себя в вашем обществе, не знаю правил игры, не знаю, для чего я вам понадобилась… я вообще ничего не знаю! Кроме того, что жила себе тихо и мирно, никого не трогала, работала и любила, а потом – бац! – оказалась черт знает где! Согласитесь, что моя – мягко говоря – растерянность вполне оправдана!

Я начала задыхаться, казалось – еще чуть-чуть – и я потеряю сознание, как какая-нибудь изнеженная барышня.

– Ева… - я не заметила, как лорд подошел сзади и положил руки мне на плечи. От этого прикосновения по всему телу разлилось такое сладостное тепло, что захотелось закрыть глаза, довериться силе этого странного мага и больше не думать ни о чем. И самое удивительное – в этом желании не было ничего интимного – лишь жажда души, уставшей от тревог и переживаний.

Слезы, первые за эти сумасшедшие дни, хлынули бурным потоком, и я, прижавшись щекой к его изящным рукам чуть слышно прошептала: «Я так хочу домой!».

Лорд дель Артего неожиданно погладил меня по растрепавшимся волосам.

– Мне жаль, Ева… Но дело в том, что вы уже дома…

 Чего-то подобного я и ожидала, просто прогоняла от себя мысли, что мне не вернуться к прежней жизни, что я здесь застряла надолго, если не навсегда. Но дом?! О чем говорит этот чужой мне человек, к которому я так доверчиво прижимаюсь? Я вот ему сейчас паспорт суну под нос, где черным по белому записаны и место рождения, и адрес прописки. Вспомнилась вдруг дурацкая сцена из «Иронии судьбы», где молодой Мягков зачитывал пьяным голосом не менее молодой Барбаре Брыльской: «3-я улица Строителей, дом 25, квартира 12».

– Нет, нет! Вы просто ошиблись, перепутали с какой-то другой девушкой, возможно, тоже Евой, возможно, тоже рыжеволосой – мне казалось, что я кричу… кричу так пронзительно, что должны были бы лопнуть стекла во всех окнах этого величественного замка! Но губы едва шевелились, издавая неразборчивый лепет, а сердце колотилось так, что готово было выскочить из груди.

– Простите, дорогая! Вам надо передохнуть. – лорд дель Артего сделал замысловатый жест, подхватил меня на руки и уложил диван. Он оказался прав: без заклинания покоя такие новости не вынесет даже самая невозмутимая особа женского пола.

***

– Я вам не верю, - четко и едва ли не по слогам произнесла я, как будто только что не валялась на кабинетном диване в полуобморочном состоянии. – Приведите хоть одно доказательство того… того, что я – даже смешно сказать! – дома.

– Что ж, вы правы. Что вы знаете о медальоне, этой безделице, на которую никто не обращал внимания в том мире, где вы жили?

– Что значит – никто не обращал внимания? Очень симпатичный, кстати… - я даже как-то обиделась, а пальцы непроизвольно погладили бабушкин подарок. – И вообще, какое он имеет отношение к тому, что я сейчас сижу перед вами?

– Видите ли, Ева, это не просто украшение. Это древний защитный амулет, на котором лежит к тому же блокирующее заклинание и отвлекающая иллюзия. Очень сильная, кстати. Только в магическом мире, и только посвященные могут увидеть его истинную красоту и силу.

– Что за чепуха! Вы меня за дурочку принимаете или просто разыгрываете? Откуда у моей бабушки, обычной деревенской знахарки и травницы, может быть такая вещь?

Он издевается! Точно! Вертится, как уж на сковородке, лишь бы не отвечать на мои вопросы! Или это я уже не знаю, как получить ответы, но такие, чтобы мне понравилось?! Пора уже смириться, ведь его терпение тоже не безгранично.

– Хорошо, вы можете снять иллюзию, чтобы я увидела, как медальон выглядит на самом деле?

– Нет ничего проще, но ее потом нужно будет вернуть, чтобы тайна медальона пока не вышла за двери этой комнаты.

Маг сфокусировал взгляд на моей шее, произнес короткое заклинание и взмахнул рукой, словно стряхнул невесомую паутину. Потом протянул небольшое зеркальце – и я даже зажмурилась, не веря собственным глазам – вместо привычного, довольно скромного кулона на мне сверкал солнечно-золотой камень в форме слезы. Он был так великолепен, что даже я, никогда не носившая бриллиантов, видевшая такую красоту разве что на картинках или в кино, смогла оценить его уникальность.

– Не может быть, - только и смогла прошептать онемевшими губами.


Глава 9 

Оранжевое солнце медленно опускалось за острые вершины Аранийских гор. В небольшой низине у подножия пика Сантамир горели костры, освещая своим пламенем небольшую группу молодых полуобнаженных мужчин. Их могучие, накачанные ежедневными тренировками тела могли бы послужить прекрасными образцами идеальной красоты для резца скульптора или кисти художника. Разгоряченные охотой, они возбужденно переговаривались, вспоминая самые опасные моменты сражений с дикими хищниками – а их в горах водилось немало! – смеялись, обмениваясь скабрезными комментариями, и беззлобно подшучивали друг над другом.

Широкие спины с четко очерченной мускулатурой то и дело склонялись над тушами убитого зверья, а руки точными взмахами остро отточенных ножей снимали ценные шкуры горных онегров – жутких и смертельно опасных чудовищ, чей мех стоил баснословных денег на рынках Астании, хотя их пропитанное ядом мясо было несъедобным.

А вот туши оленей и голубых баранов, исходящие паром и кровью, уже жарились на вертелах, и их одуряющий аромат вызывал обильное слюноотделение в предвкушении пиршества.

Два снежных барса наблюдали за этой живописной картиной с высоты небольшого заснеженного уступа. Один, тот, что покрупнее, с более светлым, почти серебристым окрасом, казался старше и смотрел на веселящуюся внизу молодежь как-то снисходительно. Его гибкое, обманчиво изящное тело вальяжно раскинулось на снегу, а длинный хвост свободно свисал с камня и расслабленно покачивался.

Мех второго зверя был более темным с почти черным рисунком. В его желтых глазах плескалось простодушие и веселье, а еще – нетерпеливое желание поскорей присоединиться к парням и вонзить зубы в сырое, ну, или чуть прожаренное мясо.

Барс вопросительно посмотрел на своего альфу и тот кивнул большой лобастой головой.

Звери одним мощным прыжком спустились с уступа, обернувшись еще в воздухе, и пружинисто приземлились неподалеку от самого большого костра, на котором жарилась огромная туша убитого альфой оленя.

Охрана замерла на мгновение, гордо любуясь своим вожаком и его братом, и почтительно склонила головы.

Габриэль Алт’Норан стоял с таким же, как у других, обнаженным торсом, лишь пятнистая шкура редкого в их местах леопарда покрывала его могучие плечи. Тонкую талию охватывал широкий кожаный пояс, в переплетениях которого посверкивали драгоценные камни.

Альфа достал из высокого, до колен, сапога охотничий нож с широким лезвием и, подойдя вплотную к огню, отрезал большой кусок сочного мяса, с удовольствием прожевал его и одобрительно кивнул. Этот древний ритуал стал сигналом к началу пира.

 «Хорошая была охота! Воины заметно взбодрились!» - удовлетворенно подумал Габриэль и с любовью посмотрел на брата. Тот совершенно не считался со своим привилегированным положением в клане и с большим удовольствием сражался в спарринге с кем-то из друзей на тренировочной площадке замка или дрался на дуэли с другими безбашенными дуралеями за внимание понравившейся дамы (сюда можно добавить и пару-тройку обманутых мужей!), чем участвовал в политических переговорах или официальных приемах. Вон и сейчас, измазанный кровью и жиром, мутузит парня на голову выше его и гораздо более крупной комплекции, ловко уворачиваясь от ответных ударов!

Счастливчик! Рожденный всего на две минуты позже, он был признан старейшинами младшим и освобожден от бремени власти, проблем и ответственности за клан. Но альфа всегда знал, что может рассчитывать на лояльность и поддержку брата-близнеца, что за его внешней легкомысленностью кроется трезвый, рассудительный ум, преданность и отвага.

Габриэль вздохнул и посмотрел в сторону охотничьего дома. В небольших окнах горел свет и мелькали неясные тени. Там, в спальне, отделанной редкими породами дерева, его ждала еще одна «проблема» - Лавиния. Эта женщина во всем была хороша – ошеломляюще красива, родовита, страстна в любви… и ревнива, как дикая кошка. Она могла бы быть отличной парой любому правителю, но выбрала его, Габриэля Алт’Норана, а он не мог, да и не хотел назвать ее своей женой. И не только потому, что не испытывал к Лавинии ничего, кроме вожделения. Она была бесплодна, как и все остальные женщины знатных семей клана.

Это проклятое пророчество! Оракул из храма Священного Ирбиса изрек его в день зимнего солнцестояния более двух десятилетий назад. Именно тогда барсы узнали, что не будет в их семьях приплода, пока не появится в клане рыжеволосая девушка из другого мира. Но в пророчестве до сих пор были загадки, которые пока недоступны магам всех Пяти Земель.

Да и что говорить, не все они были заинтересованы в том, чтобы клан обрел свою былую мощь.

Эрнинский маг Лориан дель Артего обещал свою помощь. Его королю нужны Снежные Барсы, охраняющие границы королевства в Аранийских горах от диких и агрессивных Горных Львов. Те только и ждут, когда воины Габриэля станут слабее, чтобы хлынуть в плодородные земли Эрнина, захватить рудники, где денно и нощно добываются драгоценные камни, поработить красивых девушек, чтобы пополнить свои гаремы.

– Господин! Простите, что беспокою! – альфа резко обернулся, машинально выхватил кинжал и увидел отпрянувшего в страхе мальчишку-слугу. – Прибыл воин из пограничного форта и привез послание из Эрнина.

– Наконец-то! – облегченно произнес Габриэль и поспешил к дому.

***

Лавиния сидела у камина и смотрела, как языки пламени сжирают сложенные горкой поленья. Такое же пламя сжигало и ее изнутри. Так и хотелось рвануть на себе ворот зимнего платья, чтобы выплеснуть эту огненную ярость наружу и спалить все вокруг – и этот проклятый дом, в котором она сидела уже два дня в ожидании Габриэля, и слуг, смотрящих на нее с плохо скрываемой жалостью, и даже арру Флоранс с ее постоянными нравоучениями. Но надо было держать себя в руках, изображая благовоспитанную леди, сдержанную и довольную своей судьбой – одним словом, такую, какой желает ее видеть альфа. Он считает, что осчастливил ее своей близостью? Что ж, пусть будет так, она спрячет свою гордыню.

Габриэль ждет свою истинную пару? Ха-ха! Он и не подозревает, что эта рыжая девица, эта обещанная оракулом самка, не доживет до их встречи – об этом позаботятся те, кто не желает добра Снежным Барсам! Да, она, Лавиния, предаст свой клан, заплатит любую цену ради того, чтобы ее мужчина остался с ней!

К сожалению, опять пришлось просить о помощи Флоренс. Долги растут, как снежный ком, но это ничего, это не страшно… Флоренс тоже не бессмертна. Наступит и для нее час расплаты…

Лавиния расхохоталась, как безумная, взяла со столика фигурный флакон, из которого накапала в бокал с красным, как кровь, вином несколько капель янтарной жидкости – это волшебное снадобье еще больше распалит ее страсть и позволит как можно дольше удержать любимого в постели.

Женщина медленно расстегнула жемчужные пуговки платья, сбросила его на пол и оглядела себя в большом зеркале. Провела руками по высокой груди, тонкой талии, округлым бедрам… Потянулась, как кошка, и изогнулась, чтобы увидеть себя сзади. Удовлетворенно кивнула отражению и, не стесняясь своей наготы, вызвала служанку.

– Приготовь ванну с моим любимым ароматом и передай господину, что я жду его в спальне.

– Простите, леди… - девушка замялась у порога и попятилась, сжав трясущиеся руки.

– Ну? – закричала Лавиния, почувствовав, как ярость охватывает мозг. – Что ты топчешься? Где он?

– Господин… господин Алт’Норан получил какое-то известие и только что ушел через портал…


Глава 10

 – Думаю, вам нужно отдохнуть, Ева, - лорд дель Артего галантно предложил руку, и я поднялась на все еще ватных ногах. – Понимаю, что неведение раздражает, но и избыток информации не пойдет вам на пользу - вижу, вы еще не совсем окрепли после болезни. Отдыхайте, гуляйте, набирайтесь сил – в вашем распоряжении весь замок. Слуги уже получили необходимые распоряжения, а мне надо отлучиться по неотложным делам.

В центре кабинета засветилось марево голубых сполохов и открылся портал, в глубине которого я увидела очертания невысоких зданий и пустынную улицу.

– Еще минутку, лорд дель Артего, - окликнула я его. – Вы ведь знаете, почему я оказалась здесь?

– Позже, Ева, позже, все в свое время. И, кстати, вы можете называть меня по имени – Лориан.

Маг шагнул в портал, который тут же исчез с легким хлопком, а я задумчиво подошла к письменному столу, где так и осталось лежать зеркальце. Еще раз глянула на свое отражение и погладила рукой медальон, выглядевший уже простым привычным кулончиком, будто он и не сверкал буквально несколько минут назад ярким магическим светом. Чудеса! «Позже», - сказал Лориан. Что ж, пусть будет позже. Пора уже осмотреться и начать привыкать к новым реалиям.

Я уже собиралась покинуть комнату, подарившую столько новых впечатлений, как в дверь постучали.

За дверью стояла невозмутимая дени Санталь, а из-за ее плеча улыбалась Одет.

– Ваши вещи перенесли в другие покои, леди. Надеюсь, там вам будет удобнее, - деревянным голосом произнесла домоправительница.

– Благодарю, - в ее же тональности ответила я и подмигнула служанке.

Думаю, с этой девушкой мы подружимся, хотя началось наше знакомство не самым лучшим образом.

Новое жилище оказалось гораздо уютнее, да и на душе стало как-то спокойнее. Наверное, еще сказывались отголоски магического заклинания. Ну, и ладно! Стоит признать, что вся моя прежняя жизнь не была так насыщенна событиями, как последние несколько дней. Возможно, это будет даже интересно!

Я с удовольствием забралась в кровать, вытянулась под легким одеялом и, едва закрыв глаза, мгновенно уснула. Последнее, о чем успела подумать: «Все будет хорошо!».

***

Утро выдалось пасмурным и суетливым. Солнечные лучи с трудом пробивались сквозь нависшие облака. Из постели вылезать не хотелось, но Одет уже расставляла на круглом столике ранний завтрак: крохотные бутербродики с холодным мясом, оладьи, политые горячим сиропом и половинку оранжевого фрукта, похожего на апельсин. Едва я закончила завтрак, в спальню заглянула дени Санталь и торжественно объявила о прибытии портных. Вот и замечательно! Посмотрим, какие у них тренды в моде.

В комнату чинно вплыла дородная дама в чуть легкомысленном, на мой взгляд, платье с глубоким декольте и рукавами фонариком. Она придирчиво оглядела меня с головы до ног, порылась в кипе рисунков, протянутых помощницей, и представилась:

– Доброе утро, леди Ева! Меня зовут дени Арлетт. Лорд дель Артего просил помочь вам с гардеробом.

– Рада знакомству, дени! – я разглядывала предложенные модели, платья и костюмы, бальные наряды и комплекты белья с набором бантиков, рюшечек и кружавчиков и с трудом сдерживала смех – представить себя в этом я могла только на шуточном маскараде, а не в повседневной жизни. Но чтобы не обидеть даму, похоже, не последнюю в этом мире, раз ее прислал Лориан, я выдвинула встречное предложение.

– Простите, но это не совсем в моем стиле. А давайте, я покажу вещи, которые привезла с собой, и мы вместе решим, как приспособить их к здешней жизни?

Одет принесла несколько платьев, сарафанов, шортиков и брюк из моего отпускного набора и разложила перед дени Арлетт. О, да! Ее лицо стоило увидеть! И пока даму не хватил удар, я подхватила ее под локоток и подвела к столику, на котором помощница уже разложила листы бумаги и карандаши.

Конечно, в чем-то пришлось пойти на компромисс, но по поводу «дизайна» я была непреклонна – никаких бантиков!

А вот цвета образчиков тканей и их качество были просто великолепны! В результате долгого и утомительного обсуждения мы остались довольны друг другом и остановились на нескольких фасонах повседневных и вечерних платьев.

Выбор бальных нарядов я оставила на усмотрение дени Арлетт, так как в этом у меня не было ни малейшего опыта.

Какие развлечения могли быть у обычной медсестры с мизерной зарплатой? Дальше молодежных тусовок и редких ночных клубов мой досуг не распространялся, а здесь, похоже, мне предстоят балы и приемы.

Дотошно сняв с меня мерки и повздыхав по поводу отсутствия плоти на стратегических местах, мастерицы портняжного искусства удалились, а я обессиленно рухнула в кресло.

Никогда не думала, что будни богатеньких дам так утомительны!

Добравшись, наконец, до ванной, быстро ополоснулась, натянула широкие пляжные брюки, чем-то похожие на длинную юбку, и обтягивающую футболку с изображением Эйфелевой башни и спустилась в сад.

Узкая дорожка петляла меж фигурных клумб с пестрыми цветами самых экзотических расцветок. На их лепестках светились прозрачные шарики, как капельки росы, которые время от времени лопались, выпуская фонтанчики прохладной воды. 

Надо бы поискать в библиотеке – должна же в замке быть библиотека? – названия здешних растений. Скорей всего, здесь растут и лечебные травы – поил же целитель Блез меня какими-то отварами. А еще нужно поискать его лабораторию – интересно же, что он там магичит!

Заметив под сенью раскидистого дерева ажурную скамейку, я направилась туда, чтобы спокойно полюбоваться окружающей красотой.

Все свое детство я провела в деревне. Летом помогала бабушке собирать в лесу полезные растения, грибы и ягоды. Зимой, сделав уроки, училась составлять лечебные сборы, даже заговоры запоминала.

Бабушка всегда приговаривала, мол, никогда не знаешь, что в жизни пригодится.

Когда пришло время поступать в колледж, пришлось переехать в город. Привыкали тяжело и долго, при малейшей возможности вырываясь в парк, на речку или просто загород, чтобы вдохнуть чистого воздуха, прикоснуться к деревцу, не усыпанному городской пылью, побродить и подумать.

Как-то так сложилось, что подруг у меня не было, да и парни в очередь не выстраивались, а те, с которыми все же сходила пару раз на свидание, не находили в душе никакого отклика.

Лишь с Артемом загорелась в душе искорка, но … и с ним не получилось.

Забавно!  Первый раз вспомнила о своем бывшем! А сколько шуму и слез было пять…- или шесть? – дней назад!

Может, если бы так не истерила, не провалилась бы в этот мир, жила бы тихо и спокойно, пусть даже и без Артема, училась, работала…Никаких тебе балов, приемов, магов… Скука смертная…

Я и не заметила, как задремала, поэтому, услышав легкий шорох гравия, которым была посыпана дорожка, решила, что это Одет пришла звать меня к обеду, но так не хотелось вставать – посидеть бы еще чуть-чуть в тишине!

Шорох затих, я открыла глаза – все-таки неудобно заставлять себя ждать – и чуть не заорала благим матом! Прямо напротив меня стояла огромная зверюга с длиннющим хвостом!

Мамочки, что же делать? Бежать? Но по книгам знала, что нельзя убегать от зверя: играть в догонялки – это их природный инстинкт!

 Да и куда бежать?! До замка далековато, я и двух шагов не успею сделать, а звать на помощь некого – в саду нет ни души.

Говорят, если не паниковать, с животными можно договориться…

Я забралась на скамейку с ногами, подтянула брюки повыше, чтобы не тяпнул, и дрожащим голосом пробормотала:

– Ну, привет, животное… ты ведь меня не съешь?

Зверь внимательно посмотрел на мои оголившиеся ноги и Эйфелеву башню на груди, встряхнулся и мотнул головой.

– Я правильно понимаю, что нет? Очень хорошо! Я и не вкусная совсем!

Робко протянув руку, дала себя понюхать. Вот и ладушки! Раз сразу не набросился, значит есть надежда, что он из местных – возможно, даже сторожевой… пес… нет, конечно, не пес, а кто-то из кошачьих. Фильмы про животных я смотреть не очень любила, а зря… Так, тигры – полосатые, львы - гривастые, леопарды - пятнистые, но рыжие, кажется… А этот застывший передо мной экземпляр был серебристого цвета с черненькими пятнами по всему телу. Да и крупнее он леопарда. Вспомнила!

– Ты ведь снежный барс, правда? – совсем осмелела я. – Можно я тебя поглажу?

Зверь смешно шлепнулся на попу и удивленно посмотрел на меня - видимо, таких храбрых еще не встречал. Из клыкастой пасти вывалился розовый язык, и я не выдержала и расхохоталась.

– Да ты у нас симпатяга! Иди-ка сюда, я тебя за ушком почешу!

Барс будто понял меня, приблизился, положил голову на колени и осторожно провел горячим шершавым языком прямо по моей обнаженной голени.

– Ах ты, проказник, - почему-то засмущалась я, но все же погладила зверя по нежной шелковистой шкуре, под которой скрывалось сильное тело. Барс совсем по-кошачьи муркнул, закрыл глаза и прижался еще сильнее.

– Леди Ева, где вы? Пора обедать! – Со стороны замка показалась запыхавшаяся Одет, и я уже хотела помахать ей и похвастаться своим новым знакомым, как барс встрепенулся и в два прыжка оказался за широким стволом дерева. Перед тем как исчезнуть, он оглянулся, почти болезненно пронзил меня взглядом, и я услышала в голове четкое слово: «Нет!».


Глава 11 

«Нет»? Барс, что же, не хочет, чтобы о нем узнали? А как я сама об этом узнала? Услышала? Здесь звери умеют говорить? Навряд ли… Магия магией, но не до такой же степени! Но я точно услышала в голове его голос, даже приказ – и послушалась…

 Я что, стала телепатом, и он об этом знал?! Да и откуда он вообще взялся в этом чудесном саду? Может быть в замке есть зверинец, и барс оттуда просто сбежал… или поместье охраняется этими милыми зверюшками? Вопросы, бесконечные вопросы…

Надо осторожно расспросить Одет, нет, лучше Блеза – я же собиралась посетить его лабораторию.

– С вами все в порядке, леди? – обеспокоенно спросила горничная, поджидающая меня в конце дорожки. – Вы побледнели…

– Все хорошо, просто я немного устала и … проголодалась – сбивчиво ответила я.

Целителя искать не пришлось – он сам меня встретил у входа в замок.

– Надеюсь, вы не возражаете, если я присоединюсь к вам за обедом, Ева? Магистр просил составить вам компанию.

Вот вроде и сказал вежливо, а что-то меня зацепило.

– Разумеется, не возражаю, только при одном условии – если мое общество для вас не очень утомительно, - не сдержалась от укола.

– Ну, что вы… почту за честь!

– В таком случае, вам придется подождать, пока я переоденусь, ну, чтобы стать совсем уже достойной.

Блез подошел почти вплотную, наклонился и прошептал прямо в ухо: «Я буду ждать!».

Да, интимненько… Так и хотелось ответить ему в духе Андре Моруа: «Возможно, завтра я буду ваша!», но я сдержалась и только хихикнула про себя.

Как бы то ни было, с этой язвительной личностью у меня с самого начала сложились довольно странные отношения: на его сарказм я отвечала сарказмом, иронию воспринимала как удачную шутку и почти не сердилась, одним словом, чувствовала себя легко и раскованно, будто мы знакомы не неделю от силы, а годы и годы.

 И, кажется, не только потому что он вытащил меня из трясины болотной горячки, можно сказать, от смерти спас. Просто мне всегда нравился этот тип мужчин – в меру красивых, но не нарциссов, умных и саркастичных, готовых помочь и не требующих благодарности. Очень хотелось не ошибиться на его счет…

В спальне Одет продемонстрировала новые наряды, присланные от портнихи – быстро же они тут работают, без волшебства, точно, не обошлось!

Дени Арлетт с точностью учла все мои пожелания и с присущим настоящему профессионалу вкусом сотворила два изумительных платья, к которым прилагались шарфы и накидки, легкие туфли и сандалии. Тут же обнаружилась и записка, сообщающая, что остальные вещи прибудут позже.

К обеду я выбрала платье нежно-зеленого цвета, прекрасно оттеняющее мой загар, с широкой пышной юбкой и облегающим лифом. Анет хотела сделать прическу, но я решила оставить волосы распущенными, лишь заколола на висках перламутровыми заколками в виде ракушек.

Из косметички достала пудру, тени и помаду и сделала легкий макияж – да, косметику надо экономить, пока не разберусь с магазинами, должны же здесь быть какие-нибудь лавки.

А еще выплывает на поверхность финансовый вопрос – если я здесь задержусь, мне нужны какие-нибудь средства к существованию, не могу же я быть на вечном содержании у магистра Лориана.

Я повертелась перед зеркалом, и сама себе понравилась – как никак первый обед в этом мире с симпатичным мужчиной. Надеюсь, и Блез оценит мои старания – из размякшего целителя гораздо легче будет вытянуть нужную информацию.

Сбежав по лестнице в предвкушении интересного разговора и вкусной еды, которую обещали ароматы, доносившиеся с кухни, я буквально влетела в объятия Блеза, а учитывая то, что была на голову ниже, то лбом врезалась прямо в его челюсть, отчего зубы несчастного подозрительно клацнули. Я хотела отодвинуться и извиниться, но этот нахал сжал меня крепче, уткнулся носом в шею и глубоко вдохнул.

– Вы просто напрашиваетесь на неприятности, Ева… Еще немного, и я не устою от соблазна вас поцеловать!

– Вы называете поцелуй неприятностью? – захотелось отшутиться, но не тут-то было – жадные руки уже бродили по спине, и крепко прижатое тело прозрачно намекало, что ему не до шуток.

– Не думаю, что это хорошая идея, - растерянно пробормотала я, быстро соображая, как разрулить дурацкую ситуацию. – Давайте лучше обедать…

Ну, да, ничего умнее не придумала!

Блез наконец разжал свои медвежьи объятия, предложил мне руку, ехидно заметив:

- Конечно, леди… если вы считаете, что это лучше.

Как там его называла Зарина – дамский угодник? По-моему, это слишком мягко сказано.

Обеденный стол, за которым мы устроились, был рассчитан человек на десять, поэтому, к счастью, нам не пришлось сидеть близко друг к другу – все-таки не хотелось испытывать судьбу и искушать этого ловеласа еще больше.

Да и за себя я не могла бы поручиться – уж больно игриво улыбались его губы и сверкали глаза. Уууу… коварный соблазнитель!

Чтобы отвлечься, стала смотреть по сторонам и заметила двух истуканов в ливреях с подносами в руках, замерших у дальней стены и, видимо, ожидавших знака начинать. Я кивнула, а пока слуги расставляли суп и салаты, уставилась на белоснежную скатерть, прошитую серебристыми нитями и… чуть не подпрыгнула от удивления: над плоской вазой со свежесрезанными цветами, стоящей в центре, взлетел рой почти прозрачных бабочек со сверкающими крылышками. Они суетливо запорхали над поданными блюдами, создавая вполне ощутимый ветерок, и быстро угомонились, вновь спрятавшись среди цветов.

– Что это было? – ошалело спросила у своего сотрапезника.

– Простите, дорогая, я все время забываю, что вы из другого, не магического, мира. Это манкиросы – существа, определяющие яды. Их можно держать в ларце, в перстне, даже в курительной трубке, а вот наш уважаемый хозяин поместил их в вазу. Очень оригинально, не правда ли?

– Оригинально? И кому же так насолил лорд дель Артего, что он опасается отравителя?

– В нашем мире от многих можно ожидать пакостей, особенно сейчас, когда в Пяти Землях очень нестабильная политическая ситуация. Вы ведь знаете, что магистр – советник короля и, можно сказать, его правая рука?

– Я только это и знаю, а вот о том, что происходит в вашем мире, не имею ни малейшего понятия. Может, вы меня просветите?

Я лениво ковырялась в тарелке, стараясь не спугнуть разговорившегося Блеза и не показать, до какой степени все это интересно и важно для меня.

Целитель на миг задумался, отодвинул тарелку с недоеденным супом и долил в свой бокал розового вина, взглядом спрашивая, не хочу ли и я. Я мотнула головой, желая лишь одного – чтобы Блез продолжал говорить.

– Сколько вам лет, Ева? – неожиданно спросил он.

– Скоро будет двадцать пять – сердце неожиданно сделало кульбит, и я перестала дышать. – Но какое это имеет отношение к… к нашему разговору.

– Двадцать пять… - Блез внимательно посмотрел на меня. – Именно двадцать пять лет назад в Астании началась кровопролитная война.

– Блез, почему вы на меня так смотрите? Уж не хотите ли сказать, что война началась из-за меня, - попыталась отшутиться, но вдруг стало до жути страшно. Вскочив из-за стола, я едва не опрокинула стул и бросилась к открытому окну – воздуха не хватало катастрофически!

– Давайте выйдем в сад.

Я сделала несколько шагов и попыталась успокоиться. Истеричка! Хотела интересных историй? Получи и распишись! Еще ничего толком не услышав, хочешь уши заткнуть?! Не выйдет!

– Простите… что-то я расклеилась, наверное, днем на солнце долго была… Продолжайте, пожалуйста!

– Уверены? Мы можем этот урок истории перенести на другой раз…

– Нет-нет, продолжайте, мне любопытно!

– Так вот… В клане Горных Львов, чьи земли находятся далеко отсюда, на севере за Аранскими горами, произошел государственный переворот – власть захватили молодые аристократы, недовольные правлением вождя Балтазара из древнего рода Тор’Квин.

Семья правила Львами железной рукой много веков, старшие сыновья сменяли постаревших отцов, и так продолжалось из поколения в поколение.

Заговорщики решили эту традицию изменить, ночью перебили всех сторонников Балтазара, и самый сильный воин клана - и фактически организатор всего заговора – Андреас Тор’Амон вызвал вождя на смертный бой.

Он был молодым и жестоким Львом в то время, как Балтазар уже давно не охотился и больше занимался кабинетными делами. Конечно, Андреас выиграл битву, сбросил тело соперника в глубокое ущелье и надел на голову венец вождя.

Но для окончательного утверждения своего права на трон он – по традиции - должен был взять в жены вдову побежденного врага, леди Норель, но она и еще несколько придворных дам таинственным образом исчезли. Говорили, что они погибли в горах, пытаясь пройти Грозовой Перевал. Тело вождя Балтазара тоже не нашли. Вам еще не надоело, Ева?

– Что вы! Это так… познавательно!

– Вы замечательная слушательница! Успех вскружил голову Андреасу, и он решил не ограничиваться одной победой, расширить территорию клана, которая, кстати, не была ни плодородной, ни богатой на полезные ископаемые, и напал на владения соседей – Снежных Барсов.

 И вот тут в войну вступил наш король Эрни Справедливый. С его помощью Барсы изгнали Львов со своей земли, усилили границы и подписали с нами вечный договор о дружбе и военной помощи.  Но Львы до сих пор не смирились и время от времени сотрясают своим рычанием пространство… Ну, вот, эту историю вам расскажет и даже споет любой бродячий музыкант, а на сцене Королевского театра уже два десятка лет идет очень популярный спектакль с грустным названием «Сказ о прекрасной Норель».

– Блез! Как вам не стыдно! Вы меня разыграли и просто пересказали модную пьеску!

– Как знать, дорогая, как знать…

Блез не успел договорить, как воздух рядом с нами вспыхнул, открылся портал и оттуда буквально выскочил, как черт из табакерки, непривычно возбужденный и взлохмаченный лорд дель Артего.

– Простите, что прервал вашу увлекательную беседу, но… Блез, немедленно ко мне в кабинет!

Я едва успела захлопнуть рот, уже готовый возмутиться, как эта парочка исчезла.


Глава 12 

– Ты давно уже не мой ученик, Блез, но должен сказать, что разочарован твоей болтливостью!

Лориан дель Артего вышагивал по кабинету, как по военному плацу, четко впечатывая шаг в ворсистый ковер. Блез давно не видел магистра в таком взбешенном состоянии, значит, что-то случилось, что-то нарушило его планы.

– Я всего лишь пересказал Еве старую легенду… но ведь не это вас так беспокоит, магистр?

Лориан нервно дернул плечом, рванул с шеи шелковый платок и повернулся к карте Астании, висящей над камином.

Это была декоративная карта, больше похожая на живое полотно с плавно текущими реками, бурлящими вулканами и колышущимися лесами. Да, когда-то у него было время на это баловство…

Он любил дарить своим женщинам забавные безделушки, созданные силой фантазии с небольшим добавлением магии – ожерелья с меняющими цвет и форму драгоценными камнями, заколки с поющими птичками и браслеты, сплетенные из редких растений, которые никогда не увядали….

До тех пор, пока в его жизни не появилась она – единственная, прекрасная и… принадлежащая другому.

Память тут же воссоздала любимый образ, и Лориан сжал голову дрожащими руками, пытаясь загнать видение в самый дальний уголок памяти, туда, где ему и место.

«Только не сейчас!», - прошептал он едва слышно и сел за стол, машинально перебирая бумаги, скопившиеся за время его недолгого отсутствия

– Прости, Блез… ты прав. Я почувствовал проникновение в поместье и – ты не поверишь! – испугался за безопасность Евы. Но, слава богам, не все так страшно, как могло бы быть – я проследил след кристалла переноса. Он ведет к Снежным Барсам – значит, Габриэль уже побывал здесь и видел нашу гостью. Раньше, чем я рассчитывал, но здесь уже ничего не поделать…

– Значит, и Андреас скоро узнает… если уже не…

– Скорей всего. Но больше я не допущу такой оплошности!

Лориан грохнул по столу кулаком так, что листы документов разлетелись во все стороны, а Блез довольно улыбнулся – перед ним сидел уже не седой растерянный учитель, а могущественный магистр, тот, к чьим советам прислушивался даже король.

– Неплохо бы накрыть замок защитным куполом, - с обманчивой ленцой в голосе протянул он, искоса поглядывая на Лориана.

– Я еще не совсем дряхлый никчемный старец, мой дорогой, - купол уже раскинут и не только над замком. Теперь незваные гости не попадут сюда без нашего ведома и позволения.

– А еще надо бы предупредить Еву, магистр, пока она не нафантазировала себе невесть что… Вы хотите ей рассказать все?

– Нет, разумеется! Всего не знает даже король. Но то, что ты пересказал ей сказку про Львов, может, даже и неплохо… Даже если Еве что-то не понравится, всегда можно сослаться на неясность сведений и неточность информации – в ее мире это самая популярная уловка.

Лориан вновь заходил по кабинету, продумывая варианты разговора с Евой и особенно – ее встречу с альфой. Блез ему не мешал, хотя было очень соблазнительно прочитать мысли магистра. Навряд ли это получится – тот всегда держал щит от ментального воздействия – но сегодня он так возбужден… даже немного рассеян… попробововать?

Лорд дель Артего резко повернулся и полоснул ученика пронзительным взглядом. Блез виновато улыбнулся – не вышло! - взял из книжного шкафа первую попавшуюся книгу и сделал вид, что читает.

 Вдруг целитель хлопнул себя по лбу и вскочил с кресла.

– А почему Ева не рассказала о встрече с Габриэлем?

– Вот и я думаю – почему?

Лорд Лориан позвонил в колокольчик и в кабинет важно вошел его камердинер Онейм, чем-то отдаленно похожий на самого магистра, но по возрасту годящийся ему в отцы, если не деды. В замке он служил уже более полувека и так удачно копировал повадки и жесты своего господина, что в его отсутствие вполне мог заменить хозяина замка. А уж если говорить о молодых слугах, то Онейма они боялись, пожалуй, даже больше, чем лорда Лориана.

– Онейм, пошли кого-нибудь за леди Евой – мы оставили ее в столовой. И, будь добр, закрой окно и задерни шторы – к вечеру похолодало.

Онейм не без труда поклонился, выполнил поручение и гордо удалился, не проронив ни слова, а Лориан хитро улыбнулся ему в спину. Блез не был до такой степени тактичен и расхохотался в голос.

– Иногда я вас просто не понимаю, магистр! Вы могли одним щелчком пальцев проделать все это – и окно, и шторы, и даже Еву вытащить – а устроили целое представление! Старику давно уже пора на покой! – Блез смотрел с искренним любопытством – неужели его учитель становится сентиментальным?

– Ты слишком молод, мой мальчик, чтобы понять, как важно любому, особенно в преклонном возрасте, ощущать себя нужным, быть при деле. Онейм не знает другой жизни, он вырастил меня и ему приятно сознавать, что я все еще нуждаюсь в его помощи. Поверь, Онейм этим гордится и уверен, что я бы пропал без него. Такие преданные люди, как он и дени Санталь не имеют цены в нашем мире…

Санталь стояла у распахнутого окна в мансарде и слышала каждое слово, произнесенное в кабинете этажом ниже. Вид взволнованного магистра, открывшего портал прямо в столовой, удивил и насторожил ее.

Альфа Снежных Барсов проник в поместье и встретился с Евой? Нет, этого не может быть! Домоправительнице обязательно доложили бы об этом – все знали, что Лориан доверяет ей безоговорочно. Но даже если это и так, что такого страшного произошло – ведь Ева и оказалась в замке именно для того, чтобы встретиться с Габриэлем?

Что-то не сходится… ускользает от понимания…

Как не вовремя Онейм закрыл окно… Но Лориан обязательно расскажет ей… позже… возможно, даже этой ночью.

Может ли тайна происхождения этой рыжеволосой девушки, такой наивной и милой, что даже сердце «холодной Санталь» дрогнуло и готово раскрыться навстречу, быть еще более загадочной, чем рассказал магистр?!

«Да, может», - ответила она себе и уже собиралась покинуть мансарду, как в глубоком кармане платья завибрировал кристалл связи.

Санталь достала его, провела над экраном рукой и едва не отшвырнула в сторону, увидев ненавистное лицо Флоранс.

– Ну, здравствуй, сестрица, - прозвучало обманчиво ласковое приветствие. – Давненько не общались! Забыла, что за тобой должок?

Голос ведьмы нарастал с каждым произнесенным словом, а лицо превратилось в чудовищную маску со звериным оскалом.

– Как ты посмела, дрянь, скрыть от ордена, что твой любимый Лориан отыскал Обещанную и даже привел ее в наш мир?

– Я ничего не должна тебе, Флоранс, и твоему проклятому хозяину тоже. Я покинула орден много лет назад, и богиня освободила меня от клятвы.

Санталь попыталась побороть охвативший ее ужас, но злоба, которую источал кристалл, буквально гипнотизировала ее.

– Не лги себе, Санталь, от клятвы, данной на крови, невозможно освободиться – ты такая же жрица Великой Тени, как и прежде!

– Нет! Лориан сказал, что я свободна! Флоранс, я же была тогда ребенком!

Голос Санталь дрожал и прерывался, а в голове билась единственная мысль: «Надо предупредить… надо спасти…».

– Ты уничтожишь Обещанную и не посмеешь ослушаться, иначе умрешь сама!

Санталь вдруг заметила, как из самого дальнего угла к ней потянулось черное марево, бесформенное и невесомое. Оно подбиралось медленно, плавно - и тем более жутко. Женщина знала, что это такое, и только теперь поняла, что грозило Еве там, на ферме. Черная смерть! Как она могла об этом забыть?!

Женщина отступала, прижимая кристалл к груди, и, как заводная кукла, качала головой из стороны в сторону.

– Я не могу, отпусти меня, мы же все-таки сестры…

Стена за спиной появилась неожиданно – комната была совсем маленькой – и Санталь поняла, что отступать дальше некуда.

– Не смеши меня … сестра, - ядовито произнесла ведьма и столько ненависти было в ее словах, что Санталь поняла, что прощения не будет.

Черный туман подступил совсем близко, вот уже окутал колени и пополз по складкам платья, вычерчивая какой-то загадочный рисунок.

– Подумай, глупая, еще есть время…

Вместо ответа Санталь, собрав последние силы, отчаянно бросила в пространство мысленный зов: «Лориан! Прощай!».

И упала, уронив кристалл, из которого еще несколько мгновений разносился зловещий хохот. Потом он вспыхнул и превратился в горстку пепла.


Глава 13 

Я вошла в кабинет и попыталась с первого взгляда оценить открывшуюся картину. Кабинет был просторным, на два больших окна, сейчас завешенных плотными шторами. Между ними – солидный письменный стол, заставленный разнообразными предметами не совсем понятного назначения. В прозрачной шкатулке поблескивали разноцветными огоньками кристаллы. Вдоль одной стены протянулись книжные шкафы с сотней толстенных фолиантов, свитков и листов бумаги, перевязанных бечевкой – видимо, рукописи или документы. Внимание привлекло полотно над камином – что-то в нем было не так! Ну, конечно же, это не мазки кисти, а самая настоящая магия – изображенные фрагменты, чем-то напоминающие материки и океаны, ни секунды не оставались в состоянии покоя, они дышали, издавали умиротворяющие звуки – они жили своей собственной жизнью!

С трудом оторвав взгляд от этого волшебного шедевра, я подошла к стулу на изогнутых ножках, проигнорировав приглашающий жест Блеза устроиться в кресле рядом с ним.

Лорд Лориан, весь в черном, внимательно наблюдал за мной и не произносил ни слова, вероятно предполагая, что я сейчас забросаю его вопросами. Не дождется – мы это уже проходили! Зато затянувшуюся паузу прервал целитель.

– Извините, Ева, что так бесцеремонно покинули вас – магистру было необходимо переговорить со мной.

– Ничего страшного, - церемонно ответила я и холодно посмотрела на своего недавнего кавалера и сотрапезника. – Я уже начинаю привыкать к вашему, как вы выразились, бесцеремонному обращению.

Ну, да! Было обидно, ужасно, по-детски обидно – ведь мне показалось, что жизнь в новом мире начинает налаживаться. Более того, что появился какой-никакой друг в лице этого самого Блеза Волонтира. Оказывается, нет, я просто пешка в непонятной игре этих двух мужчин!

– Довольно! – вступил наконец Лориан тоном, не терпящим возражений.

И я тут же представила его в магистерской мантии за кафедрой какого-нибудь местного Оксфорда.

Маг стоял у окна и выглядел так, будто собирался меня встряхнуть или хорошенько отшлепать. В его глазах читалось еле сдерживаемое недовольство, а еще – тревога и… одиночество. И я вдруг поняла, что он намного старше тех лет, на которые выглядит, что на его все еще сильных плечах лежит гигантский груз жизненного опыта, в котором наверняка было место и бедам, и потерям. И я для него просто еще одна проблема, которую надо решить…

– Ева, мы все чрезмерно возбуждены сегодня, но события развиваются слишком быстро, не оставляя нам времени на расшаркивания.

Я затаила дыхание, осознав, что сейчас услышу что-то очень важное и совсем не обязательно приятное.

– Что вы знаете о своих родителях?

Неожиданный вопрос магистра был сродни кувшину ледяной воды, опрокинутому мне на голову, и несомненно связан с вопросом Блеза о моем возрасте.

– Ну… - я попыталась скрыть шок и не задерживаться на столбняке. – Я их вообще-то не знала… Бабушка рассказывала, что они… разбились в дорожной аварии, когда я была совсем маленькой...

Голос прервался, и я судорожно попыталась выровнять дыхание.

– Это не совсем так… даже совсем не так. Ваши родители жили в этом мире и были астанийскими аристократами древнего рода. Я ведь уже говорил, что вы дома?

– Получается… бабушка Ангелина этого не знала… или лгала мне всю жизнь? Или она мне и не бабушка вовсе – вы на это намекаете?

– Я не намекаю, Ева, - в голосе мага зазвенела сталь, но он продолжал говорить неторопливо и твердо. – Дени Ангелина была придворной дамой при дворе вашей матушки.

– А мама? – чуть слышно прошептала я и даже не сразу заметила, как по щеке покатилась горячая слеза.

Блез протянул батистовый платок с вензелями и сочувственно взял меня за руку.

– Ваша мать умерла, едва вы появились на свет…

Лорд Лориан отвернулся и застыл в позе, которую поэты назвали бы скорбной – ноги широко расставлены, будто им не хватает устойчивости, кисти рук сжаты за спиной. Но мне было не до поэзии.

«Я не успел спасти ее…», - прозвучало в моей голове, и я вздрогнула, не отводя взгляд от мага, а он резко обернулся и удивленно спросил:

– Вы слышите мои мысли?

– Не з-знаю, - заикаясь, пробормотала я. Зубы выбивали дробь, голова закружилась, и я едва не упала со стула.

Да что же это творится! Да я в прежней жизни только смеялась над книжными барышнями, которые периодически теряли сознание, не имела даже понятия о том, что это за глупость такая, а здесь – что ни день, то обморок.

Хотя не удивительно – от таких-то открытий!

– А раньше такое случалось? - продолжал пытать меня этот безжалостный лорд.

Господи, прямо какая-то дурацкая викторина! Вы нам вопрос – мы вам ответ.

– Сегодня утром, в саду, я встретила красивого барса, и мы поболтали.

Ну, да, немного приукрасила! Не рассказывать же, что я и услышала-то всего одно слово.

Мужчины с интересом уставились на меня, и Блез с ухмылкой заявил: «Мне кажется, что пора ехать в храм!».

И только я хотела спросить о каком храме идет речь и зачем нам ехать туда, дверь распахнулась и в кабинет влетела испуганная Одет.

– Дени Санталь… ее нашли… там… в мансарде…

– Оставайтесь здесь! – рыкнул Лориан и исчез в портале вместе с целителем.

Как же, я так и послушалась! Схватила Одет за руку, выскочила из кабинета и понеслась по лестнице, ведущей в мансарду. Испуганная девушка вырвалась, затрясла головой и уселась прямо на ступеньки, указав дрожащим пальцем на комнату в конце коридора - оттуда доносились неясные звуки и мелькали вспышки света. Осторожненько – чтобы не прогнали – я заглянула в приоткрытую дверь. Дени Санталь лежала без движения на полу на каком-то облаке черного шевелящегося месива. Юбка ее повседневного платья чуть задралась и из-под нее выглядывала изящная нога в тонком чулке и туфельке из тонкой кожи. Всегда строгое невозмутимое лицо сейчас искажала маска страха – наверное, то, что она увидела перед падением, было поистине ужасным. Одну руку Санталь отбросила в сторону, а вторую, сжатую в кулак, прижимала к груди.

Рядом с едва дышавшей женщиной стоял Лориан – его голова была запрокинута, взгляд затуманен, а поднятые к потолку руки излучали волны зеленоватого сияния. Вдруг тело домоправительницы дрогнуло, вытянулось и поднялось в воздух. Черной дряни, опутавшей его, это явно не понравилось – она шипела, булькала, отплевывалась ядовитыми брызгами и нехотя отдавала свою жертву.

Целитель стоял в стороне, внимательно наблюдал за происходящим и … раздевался. Его парчовый жилет, в который Блез нарядился к обеду, уже валялся на опрокинутом кресле, а руки уверенно расстёгивали пуговицы батистовой рубашки.

– Быстрее, Блез! Она уходит! – крикнул Лориан и тот рванул застежку так, что оставшиеся пуговицы сыпанули дождем в стороны.

На обнаженной груди засветилась уже знакомая татуировка – знак целителя. Голова змейки шевельнулась, опустилась в чашу, в которой «ожила» багряная жидкость, сделала несколько глотков и застыла, будто ожидая приказа. Блез произнес заклинание на незнакомом гортанном языке… и змея поползла, перебралась на руку, и с кончиков пальцев плавно слетела вниз, обвивая шею умирающей тугим кольцом.

– Что это?! – я машинально схватилась за горло.

Понимала, что это страшное зрелище не рассчитано на посторонних, но уйти не могла – наоборот, сделала шаг и вошла в комнату. Лориан грозно посмотрел на меня, но не проронил ни слова.

– Я могу чем-то помочь? – робко спросила, не в силах оторвать взгляд от висящего в воздухе тела. – Если помните, я медицинская сестра.

– Ступайте к себе и переоденьтесь во что-то более удобное, - устало произнес Блез. – И накиньте шаль – мы перенесем Санталь в мою лабораторию, а там всегда прохладно. В замке уже можно лазарет открывать…


Глава 14 

Дни потянулись однообразной чередой. Санталь не приходила в себя, но все еще дышала, поэтому Лориан ввел ее в магический сон, который позволял сохранить угасающие силы.

Я почти не видела лорда - он безвылазно находился в кабинете, связывался с кем-то по кристаллу, писал письма...

Я не вникала в детали, не лезла с вопросами - не хотела мешать, понимая, что ведется расследование и когда что-то прояснится, мне обязательно расскажут.

И еще я поняла, что все случившееся связано со мной, что какие-то силы не желали моего появления в этом мире и мне грозит серьезная опасность.

У постели Санталь мы с Блезом дежурили по очереди. Делать особенно было нечего, разве что прислушиваться к ее едва слышному дыханию, сменить постель, переодеть больную, протереть лицо влажной салфеткой.

Мне это было привычно и не обременительно – во-первых, потому что иногда, ночами, подрабатывала в больнице, во-вторых, последние полгода перед смертью бабушка часто болела, и я ухаживала за ней.

Бабушка… Я по-прежнему называла ее бабушкой, ну, никак не могла – даже мысленно! – произнести «дени Ангелина».

Мне кажется, я даже полюбила ее еще больше, узнав, что эта женщина рискнула отправиться в чужой мир только для того, чтобы спасти меня. Но от чего или от кого? Это мне еще предстояло узнать.

– О чем задумалась? – Блез вошел бесшумно, значит, моя смена закончилась, но уходить я не торопилась. Мы с ним как-то совершенно естественно перешли на «ты» и общаться стало намного проще.

– Разве не о чем подумать? – ответила я вопросом на вопрос. – Я узнала о себе так много, что просто не укладывается в голове. Значит, как порядочная женщина, я должна все аккуратно разложить по полочкам, порядок навести, одним словом.

– Я уже говорил, что восхищаюсь тобой?

– Не раз, но я могу послушать еще, - я поняла, что кокетничаю, и засмущалась.

Блез мне нравился – красивый, умный, уверенный в себе мужчина, явно не равнодушный ко мне. Да и маг к тому же.

Девушка я или нет?! Как такой мог не нравиться? И все же… что-то не пускало пойти навстречу и ответить на его чувства. Очень хотелось, как говорится в мыльных операх, остаться друзьями. Но устроит ли Блеза такой расклад?

Он, будто почувствовав мое замешательство, отошел к столу, заставленному склянками и колбами, и стал колдовать над травами, составляя сбор, который в заваренном виде напоминал кофе, но эффект бодрости сохранялся гораздо дольше.

Вообще за это время я успела оценить настоящие сокровища этой лаборатории. Чего здесь только ни было!

Десятки пучков засушенных растений висели вниз головой на натянутой под потолком бечевке, в огромных прозрачных емкостях шевелились змеи и прочие создания, которые я видела только в фильмах ужасов.

В суконных мешочках жужжали пчелы, а на стеллажах красовались банки с плавающими медузообразными существами.

После первого посещения этой комнаты я спросила целителя, зачем ему вся эта коллекция жути – ведь он маг, и одним мановением руки или, скажем, заклинанием может исцелить больного.

Блез рассмеялся и любовно оглядел свои владения.

– Но ведь это так интересно! Ты ведь травница, Ева, и должна ценить дары природы. Сила целительской магии велика, но глупо тратить ее по пустякам. К чему использовать магию, если мальчишка разбил коленку, когда мазь из смеси цветка антеи и жарковки поможет не хуже, а отвар бодрянки восстановит силы за считанные минуты! Я уж не говорю об омолаживающих кремах, за которые дамы готовы душу продать! Когда мы разберемся с нашими проблемами я, если захочешь, конечно, обязательно научу тебя.

 Блез принес полную кружку ароматного напитка и уселся рядом. Я сделала несколько глотков и не удержалась от вопроса.

– Скажи честно, что случилось с дени Санталь?

– Мы не смогли выяснить всего, но то, что я знаю, выглядит очень тревожно. Санталь с кем-то общалась по кристаллу связи – об этом говорит сильный ожог на ее руке, видимо, кристалл раскалился, прежде чем превратиться в пепел. Если бы мы пришли чуть раньше, пока он был цел, Лориан смог бы отследить, откуда поступил вызов, но, увы, мы опоздали…

– А черное облако, в котором она лежала, что это было? Оно ведь такое же, как то, что меня… коснулось тогда, на ферме… Да?

Я невольно вздрогнула и поежилась, вспомнив мерзкое ощущения бессилия и падения в пустоту, из которой нет возврата…

– Ты права, Ева. Это Черный Туман - запрещенная в нашем королевстве черная магия, которой владеют колдуны и ведьмы, населяющие Великую Пустошь. Иногда их принимают на службу правители.

– Но кому могла помешать обычная домоправительница?

– Действительно странно, но придется подождать, пока она проснется, и сама расскажет нам об этом, - попытался пошутить Блез, но по моему укоризненному взгляду сразу понял, что шутка относится к разряду черного юмора и в данной ситуации просто неуместна.  – Мы во всем разберемся, Ева, обещаю!

Целитель на мгновение замер, и я поняла, что он получил зов. Попыталась подстроиться, но ничего не получилось – ага, поставил значит защиту.

После того, как Блез с Лорианом поняли, что я могу общаться мысленно, - правда, пока это получалось спонтанно - они ставили защиту против моего любопытства, если не хотели, чтобы я что-то подслушала.

Сказано, конечно, громко, но напряженные тренировок приносили свои плоды. Я уже могла на расстоянии внушить Одет, какое принести платье, или к примеру, мысленно приказать садовнику вскопать тот или иной кустик.

Полное обретение ментального дара, который по словам Лориана достался мне от матери, произойдет только после посещения храма и моей инициации как магини.

Пока же я воспринимала обретенные способности как игру и радовалась им, как ребенок новой игрушке.

– Лориан приглашает нас в кабинет.

Лорд дель Артего стоял у ярко полыхающего камина и смотрел, как языки пламени отражаются оранжевыми бликами на мраморных плитах пола.

– Я получил послание от альфы Снежных Барсов Габриэля Алт’Норана - он приглашает Еву в свои владения и гарантирует защиту, - произнес Лориан, не оборачиваясь и продолжая сверлить взглядом огонь.

– Неплохо бы узнать, кто такой этот господин и почему я удостоена этой чести, - съязвила я, немного обиженная равнодушным тоном магистра.

Обстановку разрядил, как всегда, Блез.

– Во-первых, Снежные Барсы – наши верные союзники, Ева, а во-вторых – с одним из них ты уже знакома, если не ошибаюсь…

– Вы что же, хотите отправить меня в звериное логово? Поручить мою охрану хищникам? – от возмущения я плюхнулась – едва не промахнувшись! - на ближайший стул и приготовилась защищаться.

К счастью, этого не понадобилось, так как лорд Лориан наконец вышел из созерцательного состояния, недоуменно на меня посмотрел и расхохотался.

Я ничего не понимала, не знала рассердиться по-настоящему или улыбнуться в ответ. Конечно, он пошутил, ведь иначе и быть не может!

– Моя дорогая, простите! Я не предупредил, что барсы – оборотни, такие как Зарина, к примеру, только чуть-чуть – и Лориан хитро улыбнулся целителю – покрупнее. Снежный барс – мощный, умный и хитрый зверь, несмотря на обманчивую изящность, но, поверьте, и в человеческой ипостаси они хороши. Разве вам не понравился тот зверь, с кем вы общались в саду?

Я вспомнила, как большая зубастая кошка, которую я гладила и чесала за ушком, облизала мою голую ногу… и покраснела, как подросток.

– Эт-то что же… тот барсик – мужчина?!

– Представьте себе…

Я представила – и меня опалило таким жаром, что ледяной душ был бы сейчас в самый раз, ну… а еще неплохо было бы прямо здесь провалиться на месте, лишь бы не встречаться взглядом с ехидно усмехающимся Блезом.

И все же… очень захотелось посмотреть на этого нахального барса еще хотя бы раз, высказать все, что я о нем думаю и укоротить его девять жизней на одну – впредь не будет облизывать незнакомых девушек и смущать их своим горячим языком.

В кабинете неожиданно стало нечем дышать! И, конечно, во всем виноват этот огнедышащий камин, а не мои взбунтовавшиеся гормоны!

– В горы вы отправитесь через несколько дней, - как ни в чем не бывало продолжил Лориан. – За это время мне надо закончить несколько дел, вам - посетить столичные магазины и пополнить гардероб, а Блезу заняться артефактами, которые могут пригодиться в гостях. И, конечно же, мы отпразднуем ваш день рождения, дорогая.

Господи, за всей этой кутерьмой я совершенно забыла об этом!

А ведь еще совсем недавно мечтала, как приготовлю любимые блюда Артема, испеку торт, красиво украшу квартиру и, в ожидании сюрпризов, буду гадать: что же он мне подарит?

Это должен был быть наш первый общий праздник…

На короткий миг стало грустно, но это чувство быстро прошло – и Артем, и работа, и квартира остались в прошлом. А настоящее? Оно обещает быть беспокойным, да, возможно даже опасным, но зато каким интересным!


Глава 15 

Столица королевства Эрнин – Дагония – встретила нас обычной суетой и шумом типичного средневекового города. Пару лет назад я накопила денег и купила турпоездку в Англию – то, что я видела перед собой, в точности напоминало исторический городок Стратфорд-на-Эйвоне

в графстве Уорикшир.

Портал открылся в центре небольшой оживленной площади, окруженной двухэтажными особняками, магазинами и тавернами.

С живописных балкончиков и террас свисали гроздья цветов, создавая уютную тень, за столиками прямо на улице сидели красиво одетые дамы в сверкающих на солнце драгоценностях и кавалеры в светлых фраках с бархатными воротниками и серебряными пуговицами, о чем-то беседуя и попивая чаи и прочие напитки.

Картина маслом – иначе и не скажешь.

На нас никто не обратил ни малейшего внимания, видимо, Лориан постарался – наложил какое-нибудь простенькое заклинание.

Я сравнила свой наряд из коллекции, созданной дени Арлетт, и поняла, что одета не хуже. Платье с завышенной талией в стиле ампир из муслиновой ткани цвета топленого молока прекрасно подчеркивало мои скромные достоинства, а туфельки на высоком каблуке делали выше и изящнее.

Из-под кокетливой шляпки выглядывали локоны затейливой прически, а короткая вуалетка прикрывала глаза, горящие любопытством.  Я наконец-то почувствовала себя дамой высшего цвета, подала руку Блезу и храбро вступила на выложенную белоснежным камнем мостовую.

Как там говорила героиня из фильма: в любой ситуации веди себя уверенно – и все решат, что это не незнание правил, а оригинальность. Вот и ладно! Вот и буду оригинальной!

Городской дом Лориана находился неподалеку, и мы решили не брать карету, а прогуляться и полюбоваться витринами. Правда, надолго меня не хватило – я и раньше не была шопоголиком, а здесь свою роль сыграло еще и смущение от щедрости моего кавалера.

Стоило взгляду задержаться на какой-нибудь забавной вещице, как Блез делал знак продавцу и тот выносил красиво завернутую покупку прямо на улицу.

В конце концов, я заявила, что устала, и этот хитрюга усадил меня за столик возле таверны с загадочным названием «Голова русалки».

Что-то надо решать с финансами – ну, не привыкла я быть содержанкой, уж извините! А если мне понадобятся какие-то предметы личной гигиены? Мне что же, Блеза в лавку посылать – он хоть и целитель и в курсе потребностей женского организма, но не до такой же степени!

Так об этом и скажу Лориану. Раз я им понадобилась в этом мире, значит пусть назначают зарплату или как это здесь называется… А восхитительные наряды, которые Одет сейчас раскладывает и развешивает в городском доме – это как бы рабочая одежда и входит в оплату моей миссии.

Ой, что-то меня заносит, даже самой стало смешно!

Лорд дель Артего встретил меня в гостиной, одетый по-домашнему в длинный вязаный кардиган и узкие брюки, заправленные в мягкие замшевые сапоги. Да и выглядел он в городе как-то по-другому, более расслабленно, что ли.

Лориан встал из кресла, отложил в сторону книгу, окинул меня одобрительным взглядом и удовлетворенно кивнул.

– Как вам понравилась столица, Ева?

– Красиво и интересно… но…я чувствовала бы себя спокойнее, имея свои собственные средства… - неуверенно сказала, не представляя, как Лориан воспримет такое заявление – может быть, в их мире женщине и не положена финансовая самостоятельность.

К счастью, лорд отреагировал вполне адекватно, а подумав минуту, подошел к картине, изображающей сцену из сельской жизни, отодвинул ее в сторону – и моему взгляду открылась неглубокая ниша.

Помедлив какое-то время, он вытащил шкатулку, похожую на ту, в которой бабушка хранила разные мелочи, небольшие сбережения и… кулон, подаренный мне перед смертью.

– Что это? – прошептала я в миг севшим голосом.

– Это ваше наследство, дорогая. – Лориан нежно погладил шкатулку и нехотя протянул ее мне.

– Но какое у меня может быть наследство? И… почему оно у вас?

– Присядьте, Ева. В прошлой раз я не все рассказал… Ваша мама действительно умерла вскоре после родов, но до этого ей пришлось долго скрываться в горах. Фрейлины нашли довольно большую пещеру и пытались хоть как-то обустроить ее…

– Вы…вы были с ней?!

Лориан сделал несколько шагов к двери, будто хотел сбежать от предстоящего разговора, но все же решительно развернулся и приблизился, не сводя с меня напряженного взгляда.

– Да, я был там. Я и дени Ангелина… мы оставались с ней до последнего. Две придворные дамы, бежавшие с леди Норель, к тому времени уже погибли – леди Фроу сорвалась в расщелину, а леди Марианна стала жертвой диких хищников…

Лютый холод сковал все мое существо, я не чувствовала ни рук, ни ног, лишь сердце отчаянно билось где-то возле горла. Воображение безжалостно подбросило картинку – незнакомая женщина, слабая и больная, подарившая мне жизнь – мама…

Лориан сел у моих ног, взял за руки - и магическое тепло медленно начало наполнять меня. Я почувствовала, что оживаю и потрясенно посмотрела на магистра.

– Вы сказали…  леди Норель? Но ведь это имя из легенды, которую рассказывал мне Блез… Норель Тор’Квин, так кажется… Значит все это было по-настоящему?

– Прекрасная леди Норель… - задумчиво протянул Лориан. – Вы так похожи на нее…

Лорд дель Артего развязал шнурок, стягивающий ворот рубашки, и снял с шеи медальон на длинной золотой цепочке. Прозрачная крышечка щелкнула, и я увидела миниатюрный портрет женщины, загадочно улыбающейся и… рыжеволосой, как две капли воды похожей на меня.

– Простите, я должен был отдать его сразу… но… не смог.

– Вы любили ее?

– О да! Я любил Норель… безумно… - с плохо скрытой желчью в голосе произнес Лориан. – А она этого даже не замечала… потому что так же преданно любила своего мужа… И лишь когда осталась одна, в беде, призвала меня и попросила о помощи. Я в то время был молод, глуп и ревнив, поэтому не сразу откликнулся. А когда разыскал ее в этой ужасной пещере… было уже поздно… Норель умирала, прижимая к груди крохотное рыжее создание… вас…

Лориан резко вскочил на ноги, подошел к столику, уставленному графинами, и наполнил два бокала на тонких ножках.

Свой он опустошил залпом, а я сделала пару глотков и едва не задохнулась – это было покрепче привычного мне алкоголя!  Разлившийся в груди огонь сотворил благое дело - я сразу почувствовала себя готовой к продолжению этого невероятного рассказа. Магистр тоже, похоже, взял себя в руки.

– Я знал, что узурпатор ищет вас, и чувствовал, что его ищейки уже близко. Времени на раздумья не было. Вас с кормилицей я собирался отправить в свой замок, в Эрнин, а сам должен был задержаться, чтобы похоронить Норель. Но… что-то пошло не так… Там, в горах, магия всегда была неустойчивой… Портал открылся, и вы исчезли…

Лориан замолчал, а я пыталась переварить услышанное. Не верить магистру у меня не было оснований – я не сомневалась, что он говорил искренне. Об этом буквально кричали его наполненные болью глаза, сбивчивая речь, дрожащие руки.

Куда подевался могущественный маг? Передо мной был обычный мужчина, потерявший много лет назад свою единственную, все еще любящий и страдающий…

– Вы знаете, что в этой шкатулке? – спросила его спустя какое-то время.

– Нет, конечно. Это фамильный артефакт – ларец может открыть только близкий по крови… только вы… Вот сюда надо приложить палец, и магия подтвердит ваше родство. Ну же, Ева, решайтесь! – Лориан смотрел с нетерпением, будто ожидал, что в этом зачарованном предмете окажется какое-нибудь послание и для него.

Я осторожно протянула руку к шкатулке, всмотрелась в вырезанный на деревянной поверхности узор и опустила указательный палец в едва заметное углубление. Руку пронзила мгновенная боль и я ее отдернула, завороженно наблюдая, как алая капля крови превратилась в тонкий ручеек и потекла по резному желобку.

Замочек щелкнул, и шкатулка открылась. Ее содержимое прикрывал квадрат батистовой ткани с вышитыми инициалами в уголке.

Под ним обнаружился сверток, который я осторожно развернула прямо на коленях и ахнула от неожиданности и восторга – это была диадема из розового золота с крупным бриллиантом по центру, окруженном россыпью жемчужин более светлого оттенка.

– «Роса любви», - благоговейно прошептал Лориан. – Свадебный венец леди Норель ... он так и не достался Андреасу…

Я не могла оторвать взгляд от драгоценности – неужели эту красоту можно носить? Ее место в музее или, на худой конец, в коллекции какого-нибудь шейха. Осторожно прикоснулась к камню, обвела пальцем цветок, сложенный из жемчужин… невероятно!

Рядом с украшением обнаружился крохотный ключик, на который я бы и внимания не обратила, если бы не магистр – он бережно достал его из шкатулки и внимательно осмотрел.

– А вот и он! Кто бы сомневался – Норель знала, что ее ждет, и позаботилась о своем нерожденном ребенке заранее. Вы хотели быть финансово независимой? Прекрасно! Теперь вы можете себе это позволить.

– Какую же таинственную дверцу открывает этот ключик? – неуверенно спросила, тут же припомнив деревянного Буратино.

– Он открывает персональную ячейку в Королевском банке.

Я смотрела на Лориана с открытым ртом и думала, что уже ничто не сможет удивить мою закаленную событиями психику. Но не тут-то было – на дне шкатулки лежал вдвое сложенный лист бумаги. Письмо с того света? О боже! Сеанс шокотерапии что-то затянулся…

«Я, Норель Тор’Квин, супруга Великого вождя Балтазара, подтверждаю, что сие дитя – наша кровная дочь и законная наследница трона клана Горных Львов».

Вот тебе, бабушка, и Юрьев День! Попаданка, потяряно-найденная дочь, да еще и наследница в придачу! Чем не сюжет для индийского фильма?


Глава 16

«Ева…» - шептал мне прямо в ухо бархатистый голос с легкой хрипотцой. – Ты так сладко пахнешь во сне…» - мужская рука по-хозяйски лежала на моей груди и слегка шевелила пальцами, лаская сосок.

Его дыхание опаляло губы, и я нетерпеливо потянулась за поцелуем. И он меня не разочаровал – нежное касание и дразнящее покусывание вскоре превратилось в огненный вихрь, от которого нет спасения.

Но я и не искала его, это самое спасение, хотелось лишь одного – сгореть в страстном пламени и возродиться вновь, чтобы повторять это волшебство снова и снова.

Мужчина слегка отстранился, я разочарованно застонала и опрокинула его на спину, чтобы полюбоваться прекрасным телом.

Провела рукой по рельефным мускулам груди, губами прочертила дорожку по кубикам плоского живота, остановившись на полпути и хитро глянув на обнаженного мужчину.

Интересно – я знаю совершенно точно, что это МОЙ мужчина, могу целовать его и чувствовать прикосновения, но черты лица как-то расплываются, ускользают. Ну, и пусть… лишь бы он сам не исчезал, лишь бы слышать его прерывистое дыхание, бешеное биение сердца и глухой рык с трудом сдерживаемой страсти.

«Возьми меня!» - умоляли мои распухшие от поцелуев губы и в тот же миг меня пронзил мощный рывок и по всему телу разлилась огненная лава оргазма…

***

– Просыпайтесь, леди! – Одет раздвинула шторы и в спальню хлынули лучи солнечного света. – Вы пропустили завтрак, но ден Блез приказал вас не будить.

Я с трудом разлепила глаза, но не спешила вылезать из постели. Простыни сбились в комок, внизу живота все еще пульсировали отголоски… мужского вторжения, а между ног было влажно.

Надо срочно отослать Одет и прийти в себя после приснившегося …безобразия. Такого со мной не случалось со студенческих лет, когда влюбилась в красавца-однокурсника и мечтала о его ласках. Слава богу, что горничная на меня не смотрит, восторженно рассказывая о чудесах городского дома.

– Представляете, леди, здесь не надо таскать воду для ванной – из трубы льется и горячая, и холодная. А на кухне поварята – зелененькие орки, совсем не страшные. Зато дени Тама, главная повариха, жутко строгая, с ней даже лорд Лориан никогда не спорит – это мне здешние слуги сказали по секрету. А какие мужчины служат в охране дома! Один мне даже подмигнул утром, а я…

– Одет, остановись! Ты все успеешь рассказать и показать, а пока наполни мне эту чудесную ванну и попроси замечательных поварят принести пару бутербродов и какой-нибудь сок.

Горничная бросилась выполнять мои поручения, а я, любовно глянув на оставленную с вечера открытой шкатулку – неожиданный дар из прошлого, накинула тонкий прозрачный пеньюар, присланный накануне волшебницей-портнихой, подошла к большому зеркалу и внимательно осмотрела себя с головы до ног.

То ли эротический сон сделал свое коварное дело, то ли само переселение и вихрь сногсшибательных событий, но выглядела я сейчас лет на пять моложе – грудь торчком, как у восемнадцатилетней, кожа буквально светится изнутри, на щеках здоровый румянец, а взлохмаченные рыжие кудри рассыпаны в художественном беспорядке по плечам.

Довольная увиденным, я сделала несколько танцевальных па и отправилась в ванную комнату.

Над ванной, покрытой расписной эмалью, клубился пар и я, сбросив пеньюар и взяв с полочки брусок розового мыла, блаженно опустилась в горячую воду.

Некоторые фрагменты сна попытались присоединиться ко мне, и я вновь почувствовала, как напряглась грудь и табун мурашек притаился внизу живота. Но… хорошенького понемногу, впереди замечательный день и расслабляться совсем ни к чему.

В принципе, вчерашний день тоже был неплох, несмотря на шокирующий рассказ Лориана. А уж внушительная горка золотых монет и стопка чеков на предъявителя, оставленные в банке, легли бальзамом на душу и придали уверенности моей будущей жизни в этом мире.

В гостиной меня уже поджидали двое моих мужчин – и когда они успели стать моими? Лорд Лориан в парадном голубом камзоле, прошитом серебряной нитью, и Блез в длинном черном сюртуке, украшенном огромной бриллиантовой брошью, о чем-то беседовали и разглядывали внушительных размеров сверток на одном из кресел.

Предупрежденная горничной о готовящемся сюрпризе я тоже не теряла времени зря – выбрала из своего раздувающегося день ото дня гардероба ярко алое платье с глубоким v-образным декольте, из которого выглядывали полукружия груди, и летящими рукавами из прозрачного шифона.

Признаться, я получала огромное удовольствие, любуясь новыми нарядами, хотя никогда не была модницей и выбирала одежду скорее удобную, чем красивую.

Конечно, и у меня были одно-два выходных платья плюс обязательное маленькое черное, но в повседневной жизни носила в основном джинсы, блузки или свитера в зависимости от сезона.

Ну, и конечно, кроссовки – куда же без них! Только в отпуске и позволяла себе принарядиться для поддержания курортного настроения. А здесь… да у меня в жизни не было такого количества вещей!

Было немного совестно, но… ужасно приятно! Все-таки есть что-то магическое в красивой одежде – чувствуешь себя настоящей красоткой-соблазнительницей.

Вот и сейчас я буквально таяла под восхищенными мужскими взглядами, хотя смотрели они по-разному – лорд дель Артего с высоты своего статуса и возраста разглядывал меня с эдаким отеческим одобрением, а вот Блез, казалось, был готов проглотить вместе с платьем и туфельками, ну, или сорвать и то и другое.

Настроение приподнялось еще на пару градусов.

– Дорогая Ева, - наконец вышел из столбняка целитель и изящно поклонился. – Позвольте поздравить вас с днем рождения и вручить скромный подарок!

Впорхнувшая в комнату Одет принялась разворачивать сверток и подала Блезу что-то мягкое и пушистое. Он это что-то встряхнул, подошел ко мне сзади и набросил на плечи меховое облако – иначе и не скажешь – длинный плащ темно-коричневого цвета с жаккардовым узором по низу, подбитый мехом неизвестного зверя. Приятное тепло мгновенно окутало меня с головы до ног, но жарко не стало, хотя в гостиной и было натоплено.

– Что это? – восторженно прошептала и, развернувшись в кольце рук, нечаянно уткнулась носом прямо в колючую брошку на груди Блеза, отшатнулась и встретилась с его жадным взглядом.

Не ожидавший такой близости, целитель застыл на мгновение, потом резко склонился и впился в мои губы нетерпеливым поцелуем.

В ужасе от происходящего я пискнула, вцепилась в его сюртук и попыталась оттолкнуть, но железная хватка целителя стала только крепче и, если бы не звон опрокинутой и разбитой Одет вазы, неизвестно чем бы закончилась эта сцена.

Блез разжал руки и я, потеряв равновесие, пошатнулась и вцепилась в край стола, а этот… мать твою… шалун довольно произнес:

– Не представляете, как давно я хотел это сделать. Надеюсь, мой подарок вам понравился.

– Блез, ты увлекся игрой во влюбленность! – недовольно пробурчал Лориан и я ощутила, как он осторожно пытается прочитать мои ощущения.

Ага, сейчас! Сам же учил, как ставить блок. Хотя подумаешь – ну, поцеловал красивый мужчина, не устоял перед моей сумасшедшей красотой, что такого страшного произошло?

И не буду я краснеть и смущаться, просто сделаю вид, что это – как говорил Карлсон, который живет на крыше – дело житейское.

– Спасибо, ден Волонтир, мне понравилось… понравился… Только ведь сейчас лето, жаль, что я не смогу его быстро обновить.

– Это у нас лето, а в горах самый разгар зимы. Этот плащ с мехом онегра будет согревать вас в лютые холода и напоминать обо мне.

– У меня тоже есть подарки, - лорду Лориану, похоже, надоело слушать наш обмен любезностями, и он протянул мне бархатный мешочек – внутри позвякивали какие-то предметы.

«Если драгоценности – не приму, и так похожа на содержанку», - подумала, развязала шнурок и высыпала содержимое на стол. Ну, конечно, кольцо с золотистым кристаллом и браслет чеканной работы. Я решительно посмотрела на Лориана, но он предупредительно поднял ладонь.

– Я знаю, что в том мире, где вы росли, неприлично принимать от малознакомых мужчин драгоценности. Но не торопитесь отказываться – это не простые побрякушки, а защитные артефакты, необходимые в путешествии и не только…В комплекте с вашим кулоном – кстати, с него уже можно снять иллюзию - они обеспечат необходимую защиту.

– Что ж, благодарю! Но вы так и не сказали, какие опасности меня ожидают…

– Мы об этом поговорим в другой раз, - опять ушел от ответа Лориан, - а сегодня будем праздновать ваш день рождения. Дени Тама, наша повариха, приготовила замечательный ужин и испекла гигантский торт.

Мы прошли в столовую, нарядно украшенную в мою честь. Каково же было мое удивление, когда за длинным столом я увидела человек десять гостей, в основном мужчин, которые при нашем появлении встали и принялись вразнобой поздравлять меня.

«Сюрприз!», - прошептал на ушко Блез и провел к месту во главе стола. На другом конце остался Лориан, и дождавшись пока слуги наполнят бокалы игристым вином, произнес тост: «За мою воспитанницу Еву!».

Местное общество дружно улыбнулось, а я со всей дури врезала каблуком в ногу севшего рядом целителя. Блез зашипел от боли и обиженно посмотрел на меня.

– Ты не мог предупредить меня?

– Приличные девушки в нашем мире не дерутся, - надулся этот артист, но все же не сдержал хитрую ухмылку. – Мы хотели устроить настоящий день рождения, а ты не ценишь…

– Но кто все эти люди? Магистр говорил, что мы не должны мелькать в обществе…

– Успокойся, Ева! Это не общество и не люди. Это всего лишь – Блез картинно обвел рукой столовую с гостями и слугами – искусная иллюзия. Но вино и торт настоящие.


Глава 17

Храм Благословленной Матери Дагны возвышался над столицей, подавляя своей красотой и величием.

Белокаменное чудо архитектуры с целым лесом шпилей и скульптур, остроконечных башенок и колонн, завораживало взгляд и создавало вокруг ауру поклонения и безграничного восторга.

Несмотря на то, что мне приходилось бывать в российских и европейских храмах во время экскурсий, когда ты просто вертишь головой по сторонам, любуешься убранством и внимательно слушаешь гида, здесь, прямо у порога, хотелось преклонить колени и застыть в позе раскаивающейся грешницы.

К главному входу вели мраморные ступени, на каждой из которых были начертаны руны – наверное, цитаты из священных книг.

Час был поздний, и свет неполной луны скупо освещал величественную статую женщины в свободно спадающей с плеч тунике.

Ее лицо было скрыто длинными волосами, а рука опущена в воду небольшого бассейна, на дне которого шевелились неясные тени.

В какой-то миг мне показалось, что я вижу там человеческие очертания, но тут двери храма распахнулись и мне навстречу вышла босая жрица в накидке до пола с капюшоном, обрамляющем довольно молодое лицо.

Жестом она указала на мои ноги, и я поняла, что тоже должна разуться.

В последний раз я оглянулась на своих сопровождающих – целителя, подхватившего мои туфли, Лориана, поглядывающего на меня с плохо скрываемой отеческой гордостью, и парней из охраны, не отходящих от меня ни на шаг вот уже несколько дней – и решительно шагнула в полумрак храма.

Под ногами тут же засветилась дорожка, а редкие плавающие светильники по сторонам погасли. Босые ступни холодил задувший откуда-то легкий ветерок и тишина, оградившая нас от реальности внешнего мира, давила на сознание.

Очень хотелось расспросить жрицу о том, как будет проходить таинственная процедура инициации, так как мои знакомые маги на вопросы отвечали неохотно, дружно утверждали, что никакой подготовки не требуется и у каждого будущего мага ритуал проходит по-разному.

Я даже не знала, сколько времени проведу в храме и на всякий случай положила в карман румяное яблоко и пару крошечных бисквитов, выпрошенных у строгой поварихи.

По обе стороны дорожки ветвились коридоры, ведущие к многочисленным дверям. Но мы проходили мимо, и я вдруг поняла, что потеряла счет времени. Казалось, что мы движемся уже часы в бесконечном потоке времени и конца этому не будет. Ну, не может быть храм таким большим!

– Куда мы идем? – все-таки не удержалась от вопроса.

Жрица улыбнулась, молча качнула головой, и я услышала тихий шелест окруживших меня звуков: «Тебя позовут!».

В тот же миг стены исчезли и передо мной появилось небольшое озеро. Оно, как круглая тарелка, лежало на каменном полу и манило своей неподвижной зеркальной гладью. На другой стороне виднелась поляна с изумрудной травой и пестрыми цветами.

Жрица жестом указала на большую каменную скамью, на которой лежало свернутое полотенце и короткая прозрачная туника.

Ясно – мне предлагают переодеться и искупаться! Плавать я не умела, но вода не казалась глубокой. В конце концов, я просто не буду далеко уходить от берега.

Лориан говорил, что я не должна бояться, и, хотя обстановка напрягала, решила верить ему.

Ступив в воду, почувствовала легкую вибрацию, будто вода присматривалась, знакомилась…

Сделала еще несколько шагов, и нежная волна подхватила меня, закружила, обнимая и лаская, и я рассмеялась в полный голос, задыхаясь от охватившего вдруг счастья. Впервые за все это суматошное время, с того самого дня, когда не по своей воле попала в магическую Астанию, я наконец-то почувствовала себя дома.

Озеро действительно оказалось неглубоким. Наплескавшись вволю, я перешла на другой берег и нисколько не удивилась, увидев уже знакомую скамью с сухим полотенцем и аккуратно свернутым платьем. Правда, стояла она не на каменном полу, как прежде, а утопала в пронзительно фиолетовых цветах роскошных бугенвиллей.

Сбросила прилипшую к телу мокрую тунику, завернулась в полотенце и прилегла отдохнуть – признаться, немного утомилась от переизбытка эмоций – и не заметила, как задремала.


«Просыпайся, дитя!» - мелодичный голос прозвучал будто издалека, и я распахнула глаза.

Передо мной, прямо в густой траве, сидела женщина необычайной красоты и играла бусинами кораллового ожерелья. На жрицу она была не похожа, но и посторонних здесь не должно было быть.

– Кто вы, дени? – восхищенно прошептала, любуясь ее элегантным одеянием, золотыми волосами и тонкими пальцами, небрежно перебирающими коралловые шарики.

Дама ласково глянула и улыбнулась.

– Дени… Меня еще никто так не называл… Разве я похожа на обычную женщину, Ева?

– Простите, если я вас обидела…

– Ничего страшного, немного непривычно, но … приятно. Меня называют Матерью Дагной, только никому не рассказывай, что мы говорили с тобой, а то мои дети – народ Эрнина – замучают просьбами показаться и им.

– Вы… богиня?!

– Ну, да. А ты что же думала, что меня просто придумали?

Кажется, она все-таки обиделась… Хотела извиниться еще раз и вдруг поняла, что все это время мы беседовали мысленно.

– Ну, разумеется, Ева, мы общаемся ментально – ты ведь для этого и приходила, не так ли?

– Значит, я прошла инициацию?

– Конечно! Теперь ты при желании можешь передавать и читать мысли и ощущения на расстоянии, правда, сначала это будет не просто, но твои друзья обучат тебя. Ментальные маги редко встречаются среди женщин, так что благодари мать за этот дар – он очень ценится в нашем мире и… вызывает зависть у тех, кто его лишен. Так что будь осторожна, без необходимости не показывай его.

– Моя мать… я ведь не знала ее…

– Что ж, значит, такова твоя судьба. Но я помню Норель – она всегда приносила дары и навестила храм перед свадьбой с вождем Горных Львов. Этот брак стал залогом мира между Эрнином и владениями оборотней. К сожалению, это продолжалось недолго…

– Какой она была… Норель… моя мама?

– Красивой, милой девушкой… и очень храброй. Я знаю, у тебя много вопросов, но я отвечу только на один. Хорошенько подумай и спрашивай.

Действительно, вопросов было немало, но какой же самый важный, глобальный, что ли? Почему я оказалась здесь именно сейчас? Что ждет меня в будущем? Какие опасности угрожают? Нет, все не то… Ничего не придумав умнее, я покраснела от смущения и ляпнула:

– Уважаемая Дагна! Это, наверное, глупо, но меня беспокоит одна вещь: если мой отец был оборотнем, значит и я … тоже?

– А ты этого хочешь, Ева?

Я замотала головой так, что еще чуть-чуть – и она бы открутилась. Как нарочно, Дагна медлила и я в ожидании ответа даже дышать перестала от ужаса. «Не хочу!» - лихорадочно билось в голове. И богиня услышала.

– Что ж, пусть так и будет.

Дагна изящно поднялась и совершенно по-женски отряхнула со складок платья прилипшие травинки.

– Ты заслужила награду, дитя! – Богиня повернулась лицом к озеру, протянула руки – и вода взвихрилась бурным фонтаном. На моих глазах из прозрачных хрустальных капель соткался невесомый кружевной белоснежный наряд, плавно подлетел ко мне и упал прямо в руки.

Бог мой! Да это же свадебное платье! Но зачем оно мне – я не только не собираюсь замуж, но и потенциальных женихов не видно на горизонте. Богиня шутит?!

Но… Дагна загадочно усмехнулась… и растворилась в воздухе, лишь след на примятой траве говорил о том, что все это мне не приснилось.

Из задумчивости меня вывел приход жрицы, и я поняла, что пора возвращаться, как говорится, с небес на землю. Пока одевалась, краем глаза заметила, как девушка удивленно разглядывает дар богини – значит, не каждого Дагна наделяет щедрыми подарками с намеком. Что ж, надеюсь, это хороший знак.


Глава 18 

Выйдя из храма, я зажмурилась от яркого солнечного света. Сколько же меня не было? Когда уходила, на небе только взошла луна – неужели я всю ночь провела, купаясь и общаясь с Дагной?

На площади поджидала карета, из которой бодро выпрыгнул Блез, взбежал по ступеням и помог обуться – я только сейчас вспомнила, что все еще босая. Странно, раньше его прикосновения к моим голым ступням обязательно вызвали бы смущение и – возможно! – даже возбуждение, но сейчас я ощущала в себе такую силу, такой прилив энергии, что просто не обратила на это внимания. Блез сразу почувствовал перемену, шутливо поклонился, подхватил на руки – я даже возмутиться не успела – и отнес в карету. Следом поспешила жрица с пакетом, в который мы завернули платье, – нечего ему мозолить глаза, ведь неизвестно, когда пригодится.

– Поздравляю, магиня! Я могу по-прежнему обращаться к вам по имени?

– Перестань паясничать, Блез! Ничего не изменилось, кроме того, что теперь я могу узнать все твои коварные планы.

– Размечталась! Просто сейчас придется усилить ментальную защиту, когда ты рядом. Голодная?

Я кивнула, и мы поехали в таверну, где нас дожидался Лориан и остальная компания. По дороге целитель пытался расспросить, как прошло ночное бдение, но я молчала, как комсомолец на допросе, и он деликатно отступил.

А вот почему мы не отправились обедать в городской дом лорда я поняла не сразу. Увидев сундуки и баулы, выставленные прямо в коридоре таверны, удивленно посмотрела на мужчин.

– Увы, дорогая, надо отправляться немедленно, - предупредил незаданный вопрос лорд дель Артего. – Дольше оставаться в Эрнине опасно – я получил неутешительные известия. – К сожалению, мы с Блезом не сможем вас сопровождать – король Эрни поручил мне очень важную дипломатическую миссию, а ден Волонтир должен быть рядом с дени Санталь – она может прийти в себя довольно скоро.

Я застыла, просто не могла поверить в услышанное, представляла, как буду рассказывать с шутками-прибаутками о своем ночном приключении, а тут - гром среди ясного неба. Настроение упало ниже некуда, а по лицу Блеза поняла, что это известие для него тоже стало неожиданным.

– Не расстраивайтесь так, Ева! Уверен, вам понравится у Снежных Барсов. – Лориан сделал театральную паузу и продолжил с лукавой улыбкой. – Тем более, что вы будете там не одна - с вами поедет Одет и одна старая знакомая…

Я обернулась и сияющая, как новогодняя елка, Зарина бросилась мне на шею.

Выглядела она как героиня комиксов – вся в коже, на тонкой талии клинок в богато украшенных ножнах, из высоких ботфортов выглядывает рукоять кинжала.

– Клан Бурмилл прислал Зарину в качестве телохранительницы, ну, или компаньонки… это уже как вы между собой решите, - прокомментировал Лориан. - Центральный портал столицы, настроенный на владения барсов, откроется в полдень, так что есть еще немного времени на то, чтобы отдохнуть и переодеться.

Лориан старался выглядеть спокойным и рассудительным, но я-то теперь могла читать все его эмоции – магистр волновался за меня, беспокоился и… явно что-то скрывал. Блез, напротив, даже не пытался сдержать недовольство, нервно мерял шагами комнату и прожигал взглядом своего наставника. В конце концов, он не выдержал.

– Магистр, простите мое вмешательство, но что могло случиться за те несколько часов, пока меня не было?

Лориан молчал, и я уже потеряла надежду услышать хоть какие-то объяснения, как он вдруг решительно кивнул головой, будто отвечая на собственную внутреннюю борьбу и протянул целителю кристалл связи, на котором сохранил короткое послание.

Блез читал и я видела, как его лицо наливается кровью.

– Это недопустимо! Что он себе позволяет?!

– Возьми себя в руки, Блез! Ты знал с самого начала, что не имеешь права увлекаться. Колесо Судьбы запущено и тебе там нет места! – Лориан, не повышая голоса остудил целителя долгим ледяным взглядом, и тот моментально затих, обессиленно прислонившись к стене.

– Ау, господа хорошие, вы про меня не забыли? – Зарина попыталась меня удержать – да где там! Разъяренной фурией я подлетела к столу, схватила отброшенный Блезом кристалл, прочла короткое послание и оторопело плюхнулась на стул.

– Ничего страшного не произошло, Ева. Альфа Габриэль не желает видеть на своей территории посторонних мужчин. Я мог бы это предположить, пожалуй, в этом есть даже какая-то логика – самцы…


Выйдя из портала, который тут же захлопнулся за нашей спиной, я застыла от открывшейся взору ошеломляющей картины: солнце всходило над Аранскими горами, окрашивая алым цветом вершины, прятавшиеся в перламутровых облаках.

Склоны были укутаны снежным покровом и, казалось, дремали под теплым одеялом. Ажурные снежинки медленно падали, и я подняла голову, чтобы ощутить их прикосновения.

Сзади топтались и переговаривались Зарина и Одет, рассматривая гору вещей, отправленных магистром заранее.

 Лорд Лориан и ден Блез – эти такие непохожие мужчины - оставили глубокий след в моей жизни: лечили, заботились, постоянно удивляли своими признаниями, возможно даже любили… Надеюсь, мы расстались не навсегда – ведь и магистр, и целитель обещали научить, как рационально пользоваться даром, как лечить местными травами.

Я запахнула плотнее новый меховой плащ – как неожиданно быстро он мне понадобился! – притопнула мягкими замшевыми ботиночками и натянула на голову капюшон. Замечательный выходной наряд, но… если мне захочется отправиться на пробежку, к примеру, или поразить местное общество сапогами на высокой шпильке? Вот! Для этого и пригодится мой земной набор – яркая дутая курточка и фирменные кроссовки из отпускного чемодана, которые я, конечно, прихватила с собой. Даже шапочка вязаная имеется!

 Мои девушки тоже красовались в обновках и нетерпеливо поглядывали по сторонам. Ну, и где же встречающие и обещанная охрана. Только я успела подумать, как вдали показалась группа всадников.

Тот, кто был во главе отряда, состоящего из десяти вооруженных воинов, резко затормозил, подняв вокруг снежное облачко. Животное, на котором сидел молодой мужчина, выглядело непривычно – очень похожее на лошадь, оно все-таки было другим: короткие сильные ноги нервно притаптывали, огромные круглые глазищи на  вытянутой гривастой голове смотрели пристально и как бы оценивающе, а хвоста и вовсе не было, лишь толстенький обрубок, как маятник, непрерывно ходил из стороны в сторону.

Всадник спрыгнул и галантно поклонился.

– Приветствую вас, дамы, во владениях клана Снежных Барсов! Меня зовут Кристиан Алт’Норан. Альфа Габриэль оказал мне честь сопроводить вас во дворец.

Одет и Зарина присели в поклоне, а я во все глаза разглядывала свой диковинный эскорт и его предводителя.

Кристиану на вид было лет 35. Каштановые волосы с отблесками гречишного меда спускались до середины спины и немного растрепались от быстрой скачки. Из ворота распахнутого камзола струилось кокетливое жабо, заколотое золотой булавкой, рукава с широкими манжетами украшала затейливая вышивка. Голубые смешливые глаза с интересом осматривали нашу троицу, на полных губах то и дело мелькала лукавая улыбка.

Одет от такого количества незнакомых мужчин заробела и стояла, не поднимая глаз, а вот щеки Зарины полыхали румянцем и взгляд стремительно перескакивал с одного всадника на другого. Ну, что тут можно сказать – кошка она и есть кошка, хоть десять клинков на нее повесь.

Кристиан взмахнул рукой и к нам подвели трех скакунов. Это что же, он рассчитывает, что мы продолжим путь на этих чудовищах?

– Дракодилы – так называют этих замечательных животных. Их разводят только в наших краях, так как обычные лошади не очень любят оборотней, - попытался нас успокоить этот шутник, но оказалось, что он совсем и не шутит. – Вам лучше сразу с ними подружиться, иначе придется все время сидеть в четырех стенах, пока не растает снег.

– А когда он растает? – подала голос Одет, с ужасом наблюдая, как я подхожу к одному из этих милых зверюшек.

Дракодил отступил на шаг, вытянул морду и вполне разумно посмотрел мне в глаза. Вспомнив о своих новообретенных способностях, я ласково подумала: «Привет, милашка! Тебя как зовут?» и чуть не села в сугроб, услышав «Буран». Браво, Ева! Спасибо Дагне – теперь и со скакуном можно будет поболтать в тайне от всех. А еще спасибо бабушке, что поощряла мои занятия верховой ездой. Заметив заинтересованный взгляд Кристиана, сделала вид, что ничего такого интересного не произошло, - подумаешь, с лошадкой познакомилась - уверенно вставила ногу в стремя и легко запрыгнула в седло.

Тем временем Зарина уже взобралась на своего скакуна, и сразу стало понятно, что для нее это дело привычное. А вот Одет все никак не могла решиться, пока наконец одному из парней охраны не надоело ждать, и он схватил визжащую девушку в охапку и забросил себе за спину. Остальные воины разобрали багаж, и мы поскакали в сторону виднеющегося в глубине гор дворца.


Глава 19

Габриэль нервно расхаживал по кабинету в ожидании сообщения от брата. Расстояние от портала до дворца было самым опасным участком в продуманной, казалось бы, до мелочей операции - враги вполне могли устроить засаду на горных тропах.

В то же время открытие портала ближе тоже вызвало бы подозрения у шпионов и предателей, которых в государстве было предостаточно. Никто, кроме самых доверенных, не должен знать, что Обещанная оракулом уже находится в его владениях.

Ева… Какое мелодичное имя! Габриэль улыбнулся, вспомнив спящую в беседке девушку – такую нежную, хрупкую… и в тоже время храбрую – ведь нисколько не испугалась его зверя!

Такой и должна быть мать наследника! А волосы, какие у нее прекрасные волосы цвета пламени! Неужели у его сына будет такой же огненный окрас?

Как ласково она гладила его голову и уши, перебирала пальцами жесткую шерсть на спине… И запах! Ее сладостный запах до сих пор щекотал ноздри и вызывал страстную истому!

Габриэль представил свою самку на белоснежных простынях спальни и почувствовал приятную тяжесть внизу живота.

– Дорогой, представляешь, стража не хотела меня пускать, пришлось припугнуть этих идиотов твоим гневом. Что случилось? Ты так взволнован, - в комнату без стука впорхнула Лавиния, окинула его внимательным взглядом, заметила внушительную выпуклость на брюках и соблазнительно улыбнулась. – О, мой барс соскучился!

«Лавиния становится назойливой!», - раздраженно подумал Габриэль и не зная, как объяснить свое состояние, лишь фыркнул и отвернулся к окну, за которым еще только разгорался новый день.

Но любовница не спешила сдаваться, подошла сзади и обхватила его за талию. Ее руки опустились ниже, грудь крепко прижалась к спине, и Габриэль услышал учащенное дыхание и сдавленный стон.

– Прекрати! – Альфа резко оттолкнул женщину, но быстро взял себя в руки. – Извини, но иногда ты ведешь себя как распутная женщина, и, если бы мне понадобились подобные услуги, я искал бы их в другом месте.

– А раньше тебе это нравилось… - Лавиния отшатнулась, как от пощечины, - и ты легко забывал, что я не шлюха, а знатная аристократка, чей род древнее твоего!

– Значит, пришло время вернуться к твоему славному роду.

– Не прогоняй меня, любимый! Если твоя страсть прошла, я просто хочу быть рядом, видеть тебя иногда…Поверь, я смогу!

– Хорошо, я подумаю над этим. – Габриэль понимал, что поступает жестоко, к тому же Лавиния действительно происходила из уважаемой семьи и увеличивать число врагов сейчас просто опасно. – А теперь оставь меня, пожалуйста – я жду важных известий от Кристиана. 

Лавиния кивнула и уже подходила к двери, когда услышала вибрирующий сигнал кристалла связи. Она сделала шаг в сторону и спряталась за широкой портьерой, отделяющей кабинет от спальни.

***

– Я встретил твою самочку – а она хорошенькая! – На голубом экране появилось довольное лицо брата. – С ней прибыла служанка и симпатичная кошка из клана Бурмилл по имени Зарина. Ее я оставлю себе, если не возражаешь. Говорит, что она телохранительница Евы, - Кристиан расхохотался и повернул кристалл так, чтобы стала видна вся их кавалькада.

«Хорошо держится в седле», - отметил Габриэль еще одно достоинство своей будущей пары. «А Ева ведь и не догадывается, что она моя Истинная! - вдруг осенило его. – Интересно, как она поведет себя при встрече?».

– Отлично, Кристиан, но все-таки будь осторожен! Постарайся привести их до наступления темноты. Гостям понадобится отдых, поэтому я приму их завтра.

– Неужели вытерпишь до утра? – Кристиан удивленно ухмыльнулся, но увидев серьезное лицо альфы, согласился с ним. – Ты прав, пусть Ева увидит тебя во всей красе и оценит по достоинству.

***

Лавиния с трудом сдерживала рычание, готовое вырваться из груди. Она незаметно выскользнула из кабинета и помчалась по коридору, не замечая никого на своем пути - встречные слуги едва успевали отскакивать в стороны.

Влетев в покои, которые занимала во время визитов во дворец, женщина едва не сбила с ног арру Флоренс, склонившуюся над хрустальным шаром.

–Ты что здесь делаешь, ведьма? Кто позволил тебе смотреть в Око Судьбы без моего ведома?

Лавиния схватила со стола графин с водой и со всей силы швырнула в родственницу.

Флоренс успела отскочить, но осколки разбившегося стекла все же зацепили ее лицо – струйка крови потекла из рассеченной брови, добралась до подбородка и скатилась на шарф, наброшенный на плечи.

Ведьма смотрела, как на белом шелке расплывается алое пятно, и ненависть к истеричной, безвольной аристократке наполняла ее душу. Эта дура только все портила!

Она, Флоренс, жрица Великой Тени, выбрала Лавинию не за тем, чтобы та, как девчонка, втрескалась в альфу, а для того, чтобы взять в плен его сердце, душу и чресла.

Он должен был забыть о пророчествах оракула, разных Обещанных и наследниках! И что в результате? Ни-че-го!

Иномирянка на пути ко дворцу, Габриэлю не терпится поскорее оплодотворить ее, и как только на свет появится наследник, все молодые самки начнут рожать одна за другой.

Не пройдет и десятка лет, как армия снежных барсов вырастет в десятки раз.

Лавиния больше не нужна – влюбленная дурочка только мешает. Но напоследок пусть полюбуется на ту, которая не должна была появиться. Флоренс сжала зубы, затолкала свой гнев поглубже и указала пальцем на светящийся шар.

– Я как раз собиралась позвать тебя, дорогая, и показать кое-что интересное. Подойди поближе!

В глазах ведьмы полыхнула молния и Лавиния, как завороженная, сделала несколько неуверенных шагов. Она жадно вгляделась в свое сокровище - Око Судьбы – где по заснеженной горной дороге в направлении дворца скакал отряд воинов в коротких накидках с гербом Снежных Барсов.

Впереди, рядом с Кристианом, летела, взметая снежный вихрь, молодая женщина. Из-под откинутого капюшона рвались на волю рыжие пряди, лицо светилось азартом…

Лавиния уже протянула руку, чтобы сбросить шар на каменный пол и разбить вдребезги, как почувствовала легкий укол за ухом, как раз там, где совсем недавно ласкал ее язык любовника. Она удивленно посмотрела на Флоренс, хотела возмутиться, но ноги стали ватными - и Лавиния рухнула замертво.

– Вот и умница! – проворчала ведьма, оборачивая потухший хрусталь шалью. – Тебе уже не понадобится эта вещица, а я найду ей гораздо лучшее применение. Прощай, Лавиния! Тебя похоронят с почестями – ведь все решат, что ты скончалась от неразделенной любви...

Не знаю, что я ожидала увидеть, но резиденция альфы Снежных Барсов приятно удивила – дворец был высечен прямо в гигантской скале и нависал над глубоким ущельем.

На многочисленных балконах и террасах горели факелы, освещая ювелирную резьбу перил и ступеней центральной лестницы, по обеим сторонам которой возвышались скульптуры барсов в полную величину.

При нашем появлении из бокового прохода опустился подъемный мост, и цокот подков дракодилов разнесся эхом над окружающими дворец горами.

Стены просторного холла украшали ковры и гобелены со сценами битв и охоты, чучела поверженных животных, клинки и кинжалы. Сразу стало понятно, что здесь обитают не изнеженные аристократы, а закаленные в сражениях воины и охотники.

Набежавшие слуги расхватали багаж – Одет только успела охнуть и понеслась следом, а мы с Зариной уставились на Кристиана.

– Добро пожаловать во дворец! Ужин вам подадут в комнаты. Альфа Габриэль, встретится с вами завтра, а пока устраивайтесь и отдыхайте. Наш дворецкий, арр Соломон, проводит вас и выполнит все просьбы.

Из боковой двери, которую мы сразу и не заметили, вышел худощавый мужчина с пышными усами и совершенно лысой головой. Он сдержанно поклонился, развернулся и степенно, как и положено всем дворецким, пошел вверх по лестнице.

Я тут же вспомнила персонаж из недавно прочитанной книги, где высокомерный мажордом выглядел в точности, как этот, и хихикнула.

Прямая, как доска, спина напряглась, но никакой другой реакции не последовало, и я в смущении зажала рот рукой.

– Зарина, - зашептала на ухо подруге, - а здесь что, все оборотни?

Девушка смешно принюхалась и уважительно посмотрела на дворецкого.

– Этот господин – точно барс, только очень старый, а остальная прислуга – люди.

Наши с Зариной комнаты располагались по соседству на втором этаже. Одет принесла из кухни полный поднос еды и накрыла ужин в моей гостиной.

Быстро перекусив холодным мясом, сыром и удивительными на вкус фруктами, мы разошлись по спальням.

Я отправила горничную отдыхать – ее комната находилась в крыле для прислуги, а сама блаженно растянулась на мягкой перине – все-таки поездка верхом порядком утомила, мышцы ног с непривычки ныли, спина требовала массаж, а глаза попросту слипались.

Мысли потекли медленно и сонно, наверное, поэтому я никак не отреагировала, когда с меня сползло одеяло, а в живот уткнулось что-то мягкое и теплое...

В темноте я нащупала пушистую голову и зарылась пальцами в бархатную шерсть. «Барсик пришел…» - прошептала в полудреме и услышала в ответ: «Моя… Ева…».

Сильная лапа легла на мое бедро и быстро царапнула.

Я вздрогнула и уставилась на появившуюся капельку крови, а барс, издав глухое рычание, быстро слизнул ее и пошел, не оглядываясь, к открытой двери.

«Приснится же такое!» - подумала удивленно, почувствовала легкий озноб, натянула одеяло повыше и перевернулась на другой бок.


Глава 20

Великий вождь клана Горных Львов возлежал на троне Священного Кугуара и равнодушно смотрел на распростертую у его свисающих мощных лап худенькую девушку.

Толстый хвост с белой опушкой на конце нервно подрагивал, а глаза цвета старого янтаря были прикрыты – вот уже который день вождя изводила головная боль такой силы, что хотелось крушить все вокруг.

Вот и сейчас, глядя на провинившуюся наложницу, он думал лишь о том, чтобы суд поскорее закончился, и эта ничтожная человечка наконец перестала скулить.

– Помилуй, Великий, - с трудом приподняла голову девушка, и стоящий рядом с ней хранитель гарема взмахнул хлыстом с металлическим наконечником. Резкий свист рассек тишину тронного зала, и вождь мотнул головой от нового приступа боли.

Мутным взглядом он оглядел сбившихся в кучку испуганных слуг, тяжело вздохнул и спрыгнул с трона. Его ноздри раздувались, впитывая пьянящий запах страха и крови, пропитавшей изодранное в клочья платье непокорной.

Он хорошо понимал, что его звериный облик наводит ужас не только на прислугу, прятавшую глаза, но и на разнеженных придворных, толпящихся неподалеку.

Только так он мог удержать власть, подавляя малейший намек на смуту и закрывая навеки рты тем, кто все еще называет его узурпатором. Лишь своей личной гвардии вождь доверял и это не удивительно – 30 молодых бесстрашных львов были сыновьями тех, кто воевал с ним и погиб в войне со Снежными Барсами.

Лев медленно обошел вокруг скорчившейся от боли девушки, принюхался и одним резким ударом лапы прервал ее жизнь – пусть все видят, как ее душа взлетает к потолку слабо мерцающим огоньком и тут же гаснет!

По залу разнесся одобрительный гул придворных подхалимов, но вождь все же отметил несколько нахмуренных лиц и запомнил внешность дамы, упавшей в обморок.

Пока слуги уносили тело несчастной и наводили порядок, лев, царапая когтями каменный пол, вышел на террасу и через несколько минут вернулся уже в человеческом облике.

Это был молодой мужчина невысокого роста с широкой грудью, затянутой в кожаный колет, и короткими сильными ногами в сапогах грубой работы. Голые руки от плеча до кисти были сплошь покрыты татуировками.

Породистое лицо с надменно сжатыми губами рассекал длинный шрам от виска до подбородка, слегка прикрытый искусно подрезанной курчавой бородой с редкими вкраплениями седины. Маги давно предлагали убрать его, но Андреас упорно хранил это «украшение» как напоминание о великой битве, принесшей ему венец вождя.

Он победил в честном бою! И никто не смеет называть его узурпатором! Клан должен вести за собой сильнейший Лев – такова традиция! Балтазар был тряпкой в руках жены – сочинял для нее стихи, заполонил дворец художниками и музыкантами и забыл, что такое настоящая охота. Эта Норель… избалованная магичка из Эрнина…

Уж он-то, Андреас, научил бы ее, что значит быть супругой льва – любил бы так, чтобы она днями не выходила из спальни и забыла про глупые песни и дурацкие выставки! Его метка была бы так сильна, что ни один мужчина не решился бы подойти близко! После победы она должна была стать его женой!!!

Но… она сбежала… выбрала смерть вместо того, чтобы сидеть на троне Священного Кугуара рядом с ним…

Андреас сжал кулаки, и придворные расползлись в стороны, как трусливые кролики. В груди закипала злоба, головная боль сделала новый виток и, издав почти звериный рык, Андреас покинул тронный зал.

Следом за ним тенью последовала фигура в темном балахоне с низко опущенным капюшоном.

– Говори, - приказал Андреас, едва за ними закрылись двери тронного зала.

Вождь шел быстрым шагом, едва ли не рысью, надеясь, что идущий сзади собьется с дыхания и растеряет всю свою спесь. Посланец дружественной державы… Да чтоб они провалились в самое глубокое ущелье Аранийских гор!

Дохлый варан дернул его за язык, когда попросил помощи у колдунов Пустоши! А еще отсохли бы лапы, когда подписывал договор о дружбе с Великой Тенью!

Сколько красивых юных дев, которые могли бы услаждать его тело ласками, пришлось отправить за многие годы в пасть этой ядовитой кляксы для жертвоприношений! И что он получил взамен? Ничего! Кроме безликих жрецов, лезущих во все щели, вынюхивающих и высматривающих неизвестно что.

Андреас зашел в свои покои, тяжело уселся в кресло, сжал голову руками и, не глядя на колдуна, грозно повторил:

– Я приказал тебе говорить, жрец! Зачем ты искал встречи со мной?

– Позволь сначала помочь тебе, вождь, - и, не дожидаясь разрешения, этот прислужник тени хлопнул в ладоши.

В комнату тут же вошел слуга, одетый в тунику из грубого сукна, едва прикрывающую колени, и заметив, что вождь на него не смотрит, раболепно склонился перед колдуном. «Не глуп, совсем не глуп…» - глаза под капюшоном заинтересованно блеснули. – Хорошо бы с ним познакомиться поближе…».

– Принеси все, что я поручил приготовить, малыш.

Слуга поклонился еще ниже и занес в комнату поднос с горкой сушеных трав, раскаленными угольками в глиняной миске и флаконом ароматического масла. Андреас хотел возмутиться, но сил сопротивляться одновременно головной боли и наглости жреца практически не осталось. Он улегся на кушетку и закрыл глаза в ожидании ритуала, ставшего уже привычным.

– Я, Зонтар, жрец Великой Тени, взываю к вам, темные силы Великой Пустоши! – Полы хламиды, в которую был обряжен колдун шевельнулись от неведомо откуда взявшегося сквозняка, и слуга, забившийся в угол, рухнул на колени.

Зонтар серебряной ложечкой зачерпнул немного травы, резко сыпанул на тлеющие угли, и комната наполнилась сероватым дымом. Андреас сделал судорожный вдох, еще один, и еще… и почувствовал, как сознание уплывает, унося с собой тягостные мысли, проблемы и боль. Только ради этого блаженства и стоило терпеть присутствие проклятых колдунов…

Глядя на расслабленное тело гордого вождя клана Горных Львов, Зонтар довольно улыбнулся: все они, даже самые сильные, слабы перед могуществом Великой Тени.

***

Андреас проснулся, когда солнце уже скрылось за горами. Он прислушался к себе – отлично! – ничего не болит, в жилах кипит энергия и сила, даже появилось желание посетить гарем…

Но прежде надо узнать, чего хотел от него жрец Зонтар – явно ведь приходил не только для того, чтобы поиграть в целителя. Вождь усмехнулся и послал за колдуном. Тот явился незамедлительно, будто ждал за дверью.

– Ты заработал награду, жрец. – Андреас достал из ящика стола мешочек с золотыми монетами и показушно позвенел ими. – Но ты ведь прибыл не для этого?

– Ты прав, вождь! Я принес тебе дар Великой Тени, - Зонтар посмотрел на слугу и тот сдернул тряпицу с предмета, который был установлен на треногу в дальнем углу комнаты.

– Что это? – Андреас удивленно посмотрел на небольшую хрустальную сферу, внутри которой застыли черно-серые клочья, чем-то напоминающие грозовое небо.

– Око Судьбы – магический шар, в котором можно увидеть то, что предначертано каждому в этом мире. Этот древнейший артефакт мы считали потерянным много столетий назад.

– И откуда же он взялся сейчас? – подозрительно спросил вождь, не веря в такую непривычную щедрость жрецов.

– Око Судьбы скрывалось в сокровищнице одной аристократической семьи из клана Снежных Барсов. Наша преданная жрица, арра Флоренс, скажем так, разыскала его.

– Ты хочешь сказать – украла, - ухмыльнулся Андреас. – Что ж, передай ей нашу благодарность. Мы будем рады видеть эту даму в наших владениях.

Жрец склонил голову, возложил на шар руки и прочитал заклинание на древнем языке жителей Пустоши. В воздухе запахло озоном, все светильники в комнате погасли, а хрусталь ожил и засветился.

– Я покажу тебе ту, которая успокоит твою тревогу и принесет благополучие клану.

Вождь замер и уставился на картинку, открывшуюся его взгляду – на площади незнакомого города стояла… Норель?!... нет, девушка чуть постарше, но с такой же изящной фигурой и огненно-рыжими волосами… Неужели это она, пропавшее дитя леди Норель? Законная наследница клана Горных Львов – опасность, грозившая ему потерей трона… или – наоборот – удача, посланная Священным Кугуаром?

– Я хочу ее, - зарычал Андреас. – Ты слышишь, жрец? Она должна стать моей или… пусть умрет…


Глава 21

– Леди, просыпайтесь! Гляньте, какая красота вокруг! – восторженный голос Одет ворвался в мой сон, но глаза не желали открываться, а тело все еще ломило от вчерашней скачки на дракодилах.

– Ну, же! Вы только гляньте, что творит наша Зарина! – не отступала горничная и я неохотно, охая и постанывая, выползла из теплой постели и завернулась в стеганый халат, отороченный мехом.

За окном на утоптанной площадке сражались на мечах двое – один, тот, что на две головы выше и раза в два мощнее, уверенно наступал и мог бы поразить своего противника в считанные мгновения… но почему-то не делал этого.

Другой боец… другая?!... Господи, да это же Зарина! Ну, конечно, она же говорила, что учится в Академии на боевого мага, как я могла забыть об этом!

Подруга уверенно отбивалась, но было ясно с первого взгляда, что силы не равны. Однако она упорно не сдавалась и зрители, толпа возбужденных схваткой мужчин, азартно поддерживали ее криками и свистом.

Вдруг Зарина, видимо поскользнувшись на лужице растаявшего снега, неловко взмахнула руками, клинок выпал из рук и отлетел в сторону.

Девушка плюхнулась на пятую точку, громко выругалась, и парни разразились громким хохотом. Но ее соперник - я узнала Кристиана –окинул толпу суровым взором и смех тут же прекратился.

Парень поднял меч и протянул его Зарине, но та лишь качнула головой. Партер недовольно заворчал, но я даже со своего второго этажа почувствовала их уважение к поверженной и попыталась ментально тоже поддержать ее.

Удивительно, но Зарина почувствовала мой посыл, резво подпрыгнула, ухватила Кристиана за шею и впилась губами в его усмехающийся рот. А он, явно не ожидавший ничего подобного, пошатнулся и парочка рухнула прямо в сугроб, так и не расцепив страстных объятий.

А ничего себе игрища! Оборотни, что ли, все такие сумасшедшие? Мы с Одет потрясенно переглянулись, а по двору пронесся одобрительный гул.

Горничная занялась делами, а я все стояла у окна, наблюдая, как разгоряченный молодой мужчина в одной лишь безрукавке на голое, потное от схватки тело, с гривой растрепанных волос, в которые намертво вцепилась Зарина, несет девушку во дворец, не обращая внимания на свист и улюлюкание окружающих.

Интересно, они дойдут до спальни или сделают остановку на полпути?

И о чем я только думаю! Мне встреча с хозяином дворца предстоит, а я глупостями занимаюсь.

Дверь распахнулась и в гостиную влетела взъерошенная Зарина.

– Ты видела, Ева? Видела, как я этого самоуверенного барса с ног сбила?

– Вообще-то, то, что я видела, больше похоже на сцену из эротического фильма… Насмотрелась, наверное, пока жила в моей квартире?

– Я и без фильмов знаю, как удивить мужчину. А вот ты, дорогая подруга, скоро превратишься в сушеную… рыбу без регулярного секса.

– Ты, наверное, имеешь в виду сушеную воблу... не важно. Лучше признайся, тебе именно Кристиан так понравился или ты пока не определилась с выбором.

Зарина внимательно посмотрела на меня и стала непривычно серьезной.

– Ева, а почему ты сердишься? Что тебя беспокоит?

– С чего ты взяла? И совсем я не сержусь… И вообще мне пора принять ванну, позавтракать и тоже пойти дурачиться на улицу…

Злясь сама на себя и не желая соглашаться с намеками подруги на сексуальную неудовлетворенность в окружении таких колоритных мужчин, я резким движением скинула халат, осталась в коротенькой ночнушке и направилась в ванную комнату, когда меня остановил голос Одет.

– Леди, а что это за кровь на простыне? Женские дни недавно закончились… Вы может быть порезались? Дайте-ка я посмотрю!

Горничная засуетилась, стала осматривать руки, ноги, даже спину… Никаких порезов не находилось…

– Ева, к тебе кто-нибудь приходил ночью? – Голос Зарины, казалось, мог заморозить огонь в камине.

– С ума сошла! Кто мог ко мне прийти?! Тем более ночью. К тому же я еще никого здесь не знаю, кроме Кристиана.

– Нет, это не он – запах Кристиана я запомнила…- Зарина задумчиво покачала головой, подошла ко мне и подняла ночную сорочку, обнажив бедро.

На чуть покрасневшей коже мы увидели крохотную татуировку – звериную лапку с выпущенными когтями, будто поглаживающую мою ногу. Одет громко ахнула и зажала рот руками.

– Ч-что это? Откуда эт-то взялось? – я растеряно тыкала пальцем в рисунок, даже послюнила его, пытаясь стереть непонятно откуда взявшуюся картинку, но лапа вцепилась намертво. – Может, попробовать мочалкой?

Зарина загадочно улыбнулась.

– Ева, это очень важно – кто приходил в спальню после того, как мы расстались?

– Да говорю же, никого здесь не было – я сразу уснула и… мне приснился замечательный сон.

Ну, вот не буду рассказывать и все! Мое личное дело – кого гладить во сне.

– Тебе… приснился… барс?

Я покраснела, кажется, с головы до ног, одернула рубашку и кивнула.

– Что ж, - протянула подруга, - он поторопился тебя пометить…

– Кто – он? И что значит – пометить?

– Думаю, что это альфа – никто другой бы не осмелился. А эта милая лапка, от которой, кстати, и я бы не отказалась, Первая Метка – знак принадлежности. Так оборотни помечают свою будущую пару. Будущую – заметь! Вторая Метка – на груди – появляется только после брачного ритуала в храме Священного Ирбиса.


Что за чепуха! Такого просто не может быть! И как меня может пометить зверь, если я даже не представляю, как он выглядит в человеческом облике?! Вдруг он уродлив, как горгулья, или жесток, как Синяя Борода, или… Да как он вообще посмел сотворить такое без моего согласия?! А ведь притворялся белым и пушистым, ластился, как котенок! И я – идиотка! – чесала его, наглаживала, Барсиком называла!

Видя, как я свирепею все больше и больше, Одет сбежала от греха подальше, а Зарина наблюдала за моими метаниями и лишь покусывала губы, чтобы не рассмеяться. Наконец, она не выдержала, схватила меня за руку и… обняла.

– Успокойся, Ева! Ничего страшного не произошло – барсы всегда помечают свою самку, если она им нравится. Это очень темпераментные звери, а в человеческом обличье – сильные, красивые, страстные мужчины. Только посмотри на Кристиана или парней из охраны! А быть парой альфы – большая честь! Ты даже не представляешь, сколько дам из окружения Габриэля Алт’Норана мечтают об этом!

– Ты оборотень, Зарина! И для тебя такой образ жизни – норма. А я всю жизнь провела в человеческом обществе и поступок этого отвратительного барса воспринимаю как бесцеремонный и наглый, и не собираюсь с ним мириться.

– Подруга, признайся, не такой уж Барсик и отвратительный. – Девушка, уже зная мой вспыльчивый характер, потихоньку отступала к двери. - К тому же тебя никто ни к чему не будет принуждать – это не принято - а Первая Метка просто послужит знаком для других мужчин, что ты, пардон, занята!

Я схватила подушку и запустила ее в хохочущую Зарину. Та ловко увернулась, выскочила в коридор, а я все-таки отправилась в ванную – вдруг все-таки метка смоется?

***

Для Габриэля день начался не самым лучшим образом – слуга, принесший завтрак в гостевые покои, обнаружил мертвую Лавинию. Хвала Богам, это был взрослый опытный лакей, а не юная девица, которая подняла бы визг на весь дворец.

Альфа смотрел на неподвижную любовницу и никак не мог разобраться в собственных ощущениях. Казалось бы, он должен испытывать горечь потери – ведь эта красивая женщина совсем недавно услаждала его в постели, он знал ее тело в мельчайших деталях, ее запахом была пронизана его собственная плоть…

Но не чувствовал ничего подобного, будто появление Истинной пары стерло все воспоминания, все запахи других женщин. Только Ева занимала мысли, лишь она наполнила смыслом его жизнь.

– Мы должны сообщить семье Лавинии о случившемся, - голос брата пробудил его от раздумий.  – Это так не вовремя!

– Смерть никогда не приходит вовремя, - пробормотал Габриэль и сам поморщился от банальности этой фразы. – Что говорит лекарь?

– Он не нашел никаких ран на теле, следов отравления тоже нет. Значит, покушение можно исключить. Что-то могла бы объяснить родственница Лавинии, арра Флоренс, но она странным образом исчезла. Служанка сообщила, что они ссорились вчера. Возможно, Лавиния ее просто отослала – характер у нее был вздорный, ты же знаешь, брат.

– Да, знаю… знал… Возьми на себя все хлопоты, Кристиан, во дворце не должны узнать об этом. И поручи службе безопасности разобраться во всем и представить мне отчет. Родня Лавинии обязательно потребует его.

– Не беспокойся, брат.

Габриэль собрал волосы в хвост, набросил на плечи плащ и вышел на улицу. На ступенях дворца задержался, и заметив, как охрана собралась последовать за ним, сделал протестующий знак – хотелось побыть в одиночестве. Издалека услышал ржание своего скакуна Кайта и пошел в сторону конюшни. Быстрая скачка – как раз то, что поможет собраться с мыслями!

Заметив альфу, конюший бросился седлать дракодила, как вдруг резво отскочил в сторону, и Габриэль увидел, как прямо на него несется молодая необъезженная кобыла с испуганной всадницей на спине.

Ева! Как она оказалась здесь? Габриэль, не раздумывая, бросился навстречу, ухватил скакуна за болтающуюся уздечку и повис на ней. Дракодил моментально замедлил ход, недовольно встал на дыбы и сбросил всадницу в снег.

– Леди, с вами все в порядке? – Габриэль склонился в учтивом поклоне и протянул руку, помогая Еве выбраться из сугроба.

– Благодарю! Я цела, просто перепутала скакуна – думала, это Буран, а оказалось… вот… они так похожи…

– Вы просто не привыкли, хотя трудно перепутать жеребца с кобылой, - глядя на смущенную девушку, альфа с трудом сдерживал смех, а Ева сделала удивленное лицо и так по-детски развела руками, что оба прыснули и принялись отряхивать друг друга.

– Разрешите проводить вас, леди?

– Да, конечно, ведь вы спасли меня от неминуемых переломов и синяков, а мне предстоит сегодня встречаться с вашим альфой и высказать все, что я о нем думаю.

– И что же вы о нем думаете? - заинтересовался Габриэль.

– Поверьте, ничего хорошего, - сердито произнесла Ева и сжала кулачки. – Но это личное. Еще раз благодарю и прощайте – мы уже пришли.

Габриэль Алт’Норан посмотрел вслед воинственно шагающей девушки, усмехнулся и отправился в свои покои, чтобы достойно подготовиться к встрече, предсказанной оракулом много лет назад.


Глава 22 

К вечеру дворец был наряжен, как рождественская елка. Оказалось, что мы прибыли сюда как раз накануне праздника Середины Зимы.

Об этом сообщила Одет, перезнакомившаяся за короткое время со всеми слугами и ставшая прекрасным источником информации по бытовым вопросам.

А вот Зарину, учитывая ее теплую дружбу с Кристианом, я назначила своим секретарем и пиар-менеджером по общественным связям. Она-то и принесла приглашение от альфы на аудиенцию и последующий прием с участием придворных и особо важных персон.

При королевских дворах бывать мне, разумеется, не доводилось, но исторических фильмов насмотрелась в свое время достаточно. Да и что сказать, в гости я к ним не напрашивалась – сами позвали, вот и не буду робеть, пусть принимают такую, какая есть.

Это я себя так уговаривала. На самом деле если не страх, то уж неуверенность от торжественности предстоящего знакомства я, конечно же, ощущала. Хотела даже спрятаться в каком-нибудь тихом уголке, но гордость взыграла.

Мы долго выбирали подходящий наряд и остановились в конце концов на платье малинового цвета. Широкий волан обрамлял довольно глубокое декольте, талию стягивал пояс более темного оттенка, а юбка, открывающая спереди щиколотки, сзади тянулась пышным шлейфом.

К наряду прекрасно подошли мои «земные» лаковые босоножки и крохотный клатч все из тех же запасов. Одет соорудила замысловатую прическу с множеством шпилек и заколок – никогда не думала, что такое можно носить на голове!

Но не идти же с привычным хвостом или распущенными волосами. А вот над макияжем задумалась – пожалуй, стоит сделать акцент на губах, слегка подвести контуром глаза и подкрасить ресницы. Ничего вызывающего!

Зарина принесла шкатулку – мое загадочное наследство – и я засмотрелась на сверкание драгоценных камней. «Роса любви» - мамин посмертный подарок…

Нет, нет, и еще раз нет! Лориан сказал, что я почувствую, когда придет время надеть родовую диадему.

Я вспомнила наш последний разговор. «Ева, - сказал тогда маг, - не забывай, что в этом мире ты – знатная аристократка, но никто, ты слышишь, никто не должен знать, что ты наследница трона Горных Львов. Это смертельно опасно!

Политическая ситуация пока очень нестабильна, но скоро все изменится, обещаю! Прошу, поддержи мою легенду – ты моя воспитанница и гостья альфы Габриэля и обязательно носи защитные амулеты».

Я без труда согласилась, так как и сама еще не привыкла к высокому статусу. Да и надо ли мне это?

Расправила на груди свой любимый кулон, с которого уже давно сняли иллюзию, – золотистая слеза уютно устроилась в ложбинке меж соблазнительно выглядывающих из выреза платья грудей, прикрыла длинными перчатками подаренные Лорианом артефакты – браслет, защищающий от стрел и кинжалов, и кольцо – панацею от всяческих ядов - и в последний раз посмотрела в зеркало.

Ну, что можно сказать – леди, не придерешься! Никогда не была самовлюбленной кокеткой, а здесь очень даже себе понравилась! Держитесь, барсы – Ева идет!

За дверью меня уже поджидал дворецкий ден Соломон. При виде его остолбеневшей фигуры так и хотелось ляпнуть: «Сигизмунд, я готова!», но надо было держать марку, и я лишь кивнула головой. Соломон развернулся и деревянными шагами повел меня по дворцовым коридорам.


Перед внушительными двустворчатыми дверями стояли два бравых молодца в богатых камзолах и обтягивающих сильные ноги штанах, заправленных в сапоги.

Их обманчиво расслабленная поза не ввела меня в заблуждение – я сразу почувствовала, что это опытные и опасные воины, скорей всего, личная охрана альфы.

Отметила и еще одну деталь – ноздри парней затрепетали, будто принюхиваясь, глаза заинтересованно оглядели меня с головы до ног, а головы уважительно склонились – ну, да, метку, наверное, учуяли.

Теперь я с ней, как прокаженная, буду разгуливать по дворцу - пусть только альфа попробует не снять!

Двери распахнулись, и я оказалась в большой комнате. Под потолком летали осветительные шары, вдоль стен тянулись шкафы, заполненные книгами, за раздвинутыми шторами открывался вид на едва заметные в вечернем сумраке горы.

За окном разыгралась метель, но в комнате холодно не было – я уже знала, что дворец построен прямо над спящим вулканом, и кипящая в толще горы лава обогревает полы и стены. Так что камины, если и были в комнатах, выполняли лишь декоративную функцию. 

Вот и здесь у пылающего огня, огороженного кованой решеткой, в мягком кресле, покрытом шкурой какого-то зверя, широкоплечий мужчина задумчиво листал книгу в кожаном переплете.

 Его белоснежные волосы были заплетены в десятки длинных косичек, на конце которых висели крохотные бриллиантики, сверкающие на черном бархате вечернего костюма.

При моем появлении он поднялся, пролетающий мимо шар осветил лицо – и я ахнула! Передо мной стоял тот симпатичный герой, который этим утром храбро остановил понесшую кобылу со мной на спине! А я говорила с ним, как со слугой, хорошо хоть «на чай» не дала!

Конечно, я смутилась, даже покраснела и растеряла весь свой пыл постучать кулаком по столу, потребовать объяснений и потопать ногами. Вместо этого сделала элегантный реверанс – не зря же тренировалась с Зариной полдня! – и опустила глазки долу.

Мол, ничего не знаю и знать не хочу.

– Счастлив познакомиться с вами, леди, и принимать в своих владениях! – раздался низкий голос с едва заметной хрипотцой и я, как наяву, услышала слова из сна: «Ева… Моя…». Кровь взбурлила, жаркая волна опалила все тело, ноги стали ватными, и я пошатнулась. Альфа подоспел вовремя, чтобы усадить меня в кресло и не дать опозориться окончательно.

– Вероятно, утренняя скачка не пошла вам на пользу, - невозмутимо продолжил он и протянул розу на длинной ножке.

Ну, конечно же, скачка, падение в снег, возможная простуда, столбняк и еще сто причин – только не томление лишь от одного звука его голоса! Что же это творится? Неужели так действует метка, которой он меня заклеймил?

Я попыталась взять себя в руки, сделала несколько глубоких вдохов, так и не поднимая глаз, и осторожно, чтобы не уколоться, взяла шипастый цветок – не хватало еще пораниться! Вдруг ему взбредет в голову опять зализать ранку. Нет уж, хватит!

Альфа будто прочитал мои мысли, плотоядно улыбнулся и отошел на несколько шагов.

– Я так и не представился вам, леди, простите – был обеспокоен вашим состоянием. Лорд Габриэль Алт’Норан, альфа клана Снежных Барсов, к вашим услугам.

«А вот от услуг избавьте!», - подумала про себя, но природная вежливость не позволила нахамить вслух.

– Очень приятно, - выжала дежурную фразу, - мое имя вы знаете. Благодарю за приглашение!

– Ну, что вы, Ева! Это я должен благодарить вас! Вы просто очаровательны!

Обмен любезностями затягивался, и я заставила себя посмотреть на альфу. Ну, что тут скажешь, хорош! Его бы фотку – да в Инстаграм, вот был бы взрыв! Наверное, и здесь дамочки так и стелются ему под ноги, очередь занимают или, наоборот, локтями дорожку к его спальне расчищают.

Почему-то стало неприятно и я удивилась этому ощущению – мне-то какое дело до его спальни?!

Я недолго погощу и вернусь к милому Блезу, Лориану, да и дени Санталь к тому времени поправится…

Я сосредоточилась, как учил меня целитель, попыталась мысленно прощупать этого красавца и тут же почувствовала, как он напрягся.

– Не надо, Ева! Я не желаю вам зла…

Да… Учиться мне еще и учиться… Стало стыдно.

– Простите, лорд Габриэль! Я недавно узнала о своих способностях и еще не владею ими в достаточной мере.

– Я вас понимаю. Когда учился в Академии, тоже любил экспериментировать и часто попадал впросак. Вы не могли бы меня называть просто по имени? А то я чувствую себя каким-то старым дядюшкой…

Ну да, кокетничает! Знает ведь, гад, что до дядюшки ему, как до луны. Габриэль наклонился к небольшому столику с напитками и плеснул в два бокала янтарной жидкости, а я, как последняя дура, уставилась на его зад и налитые силой бедра.

В голову полезли неуместные в данной ситуации мысли, и табун мурашек пустился вскачь по спине, рукам и всяким другим, большей частью интимным местам.

Ароматный напиток, по вкусу похожий на ягодную настойку, оказался очень кстати – пара глотков сняла напряжение, поэтому, когда Габриэль сел в соседнее кресло и взял за руку, я отреагировала почти спокойно.

– Ева, я знаю, что вы – иномирянка, и многие наши обычаи вам незнакомы и непонятны.

Альфа уже не выглядел журнальным красавцем и, наверное, поэтому я приготовилась услышать взрослого мужчину, политика и правителя, каким он и был на самом деле.

 - Я понимаю, что вам нужно время, чтобы освоиться в нашем мире и не собираюсь давить на вас и торопить, но позвольте сказать, что вы покорили мое сердце с первого взгляда.

– Поэтому вы без спросу пометили меня? – спросила в лоб, сама поражаясь прямолинейности вопроса и глядя в глаза застывшему оборотню.

Всю его любезность как волной смыло – Габриэль резко поднялся, рывком открыл дверь на балкон, запуская в комнату порывы зимнего ветра.

Я зябко поежилась, но не могла оторвать взгляд от его окаменевшей спины и развевающихся косичек.

В душу заползала тревога и странная боль, томительное ожидание и бесконечная надежда… и вдруг я осознала, что эти ощущения – не мои, а этого большого сильного одинокого мужчины, и с горечью поняла, что полученный ментальный дар, способность воспринимать чувства других и разделять их – вовсе не благо, а мука и наказание.

Тишину, повисшую в библиотеке, прервал стук в дверь и в комнату вошел дворецкий.

– Ужин подан, лорд, леди! Гости собрались и ждут.

Габриэль очнулся от раздумий, подал мне руку и прошептал: «Мы поговорим позже».


Глава 23 

Наше появление в украшенном цветами и гирляндами зале послужило сигналом к началу праздника. А вот то, что альфа вошел с незнакомой дамой, то есть со мной, вызвало недоуменный шепоток.

Волна постороннего любопытства буквально затопила, и я, вспомнив уроки Лориана, быстро поставила эмоциональный щит. Так-то лучше! Теперь и осмотреться можно.

Просторное помещение напоминало банкет-холл, в котором я побывала однажды на корпоративной вечеринке. Вместо магических шаров зал освещали сотни свечей, мигающие огни которых отражались в сверкающих драгоценностях присутствующих дам, в хрустале бокалов и серебре столовых приборов.

На плавающих платформах разместились артисты: на одной музыканты исполняли тихие ненавязчивые мелодии, на другой полуобнаженные танцоры двигались в такт музыки. Красиво!

Гости расположились за круглыми столиками, заставленными разнообразными угощениями, и не сводили глаз со своего альфы.

Я заметила, как дамы моментально расправили обнаженные плечи, демонстрируя грудь, а кавалеры дружно встали и склонили головы.

По тому, как они реагировали на меня, было понятно, кто из присутствующих оборотень со звериным обонянием, а кто человек или представитель других рас – да, были здесь и такие.

Мы прошли к отдельному столу на небольшом возвышении, где нас уже ждал Кристиан с белокурой дамой в голубом наряде. Она надменно глянула на меня, сморщила острый носик и недоуменно посмотрела на Габриэля.

Тот никак не отреагировал на провокацию, а я сделала заметку – выяснить личность заносчивой красотки.

Габриэль поднял руку и наступила тишина.

– Мы рады приветствовать всех в этом зале – знатных лордов и леди, дипломатов и послов дружественных государств!

Все дружно зааплодировали и подняли бокалы с шипучим вином, а альфа продолжил:

– Также хочу представить нашу почетную гостью из Эрнина, леди Еву дель Артего. Для меня большая честь принимать воспитанницу и названную дочь прославленного мага Лориана.

Гости возбужденно зашептались, а я едва не опрокинула бокал с напитком на свое замечательное платье. Ничего себе дела! Это когда же Лориан успел удочерить меня?! Или они сговорились, даже не подумав предупредить меня?

Хотя, с другой стороны, не называть же меня гражданкой Евой Альбертовной Зиминой в этом славном собрании аристократов, и, тем более, Евой Тор’Квин… И все же это просто возмутительно!

Я зашипела, блондинка выпучила глаза, Кристиан хихикнул - и все это произошло одновременно! А Габриэль как ни в чем не бывало положил мне на тарелку аппетитный кусочек мяса, видимо, чтобы я заткнула рот и чего-нибудь не ляпнула.

Очень вовремя, надо сказать, так как за всеми хлопотами я с утра ничего не ела.

Ну, хорошо, сейчас подзаправлюсь, еще больше разозлюсь и выскажу этим братишкам все, что о них думаю!

Случая поговорить за ужином так и представилось – к Габриэлю то и дело подходили разодетые в пух и прах вельможи, женщины разных возрастов делали реверансы, приседая так, что я искренне забеспокоилась за их вытянутые шеи и норовившую выпасть грудь, а спутница Кристиана жеманничала и строила глазки.

Вся эта кутерьма меня жутко раздражала. И если бы не замечательное розовое вино, я бы просто не выдержала.


Наконец, ужин закончился, и гости перешли в бальный зал. Это был прекрасный момент улизнуть, а задуманный скандал перенести на завтра, но не тут-то было – Габриэль возник рядом и железной рукой ухватил за локоть.

– Подарите мне танец, прекрасная Ева!

–Только при одном условии – мы продолжим разговор прямо с того места, на котором прервались!

– Обещаю! – шепнул прямо в ухо этот бесстыдник, и прозвучало это почему-то так двусмысленно, что я опять поплыла.

А он, не оставив возможности поспорить и поторговаться, обхватил меня за талию и закружил в танце, очень похожем на вальс.

Опозориться я не боялась, так как классическим танцем занималась в студенческие годы, даже в конкурсах участвовала – медалей и призов не заработала, но на танцполе чувствовала себя уверенно.

В какой-то момент мне даже показалось, что альфа удивлен моими талантами. Габриэль прижал меня сильнее, склонился к шее и провел губами по обнаженной коже, моментально покрывшейся мурашками.

– Ты сводишь меня с ума! – с силой выдохнул он и склонился над моими задрожавшими губами. Я потянулась навстречу, забыв на мгновение, что мы не одни.

 Я чувствовала его возбуждение – ни один щит не мог бы выдержать такого напора страсти – и не знала, что делать. Мы все еще кружились в вальсе, не отрывали глаз друг от друга, а воображение рисовало совсем иной танец.

Танцующие пары отступали все дальше и дальше, пока мы не остались одни в центре зала. Прямо как в моем любимом фильме «Война и мир».

Да вот только мне не шестнадцать, как наивной Наташе Ростовой, да и оборотень – не пересушенный сухарь Андрей Болконский.

Музыканты перестали играть, а в моих ушах гремел оркестр – гормоны бунтовали и требовали «продолжения банкета».

Габриэль смотрел голодными глазами и, если бы не шушукающаяся по углам публика, взял бы, наверное, меня прямо здесь. И я бы, наверное, не очень сопротивлялась…

Но пора было брать себя в руки – конечно же, во всем виновато выпитое вино, зря я им так увлеклась.

Мы, наконец, отлепились друг от друга – сразу стало странно и одиноко. Что же со мной происходит?

Я никогда не считала себя чрезмерно страстной особой – секс с Артемом не заставлял мое тело так гореть и плавиться, а ведь с альфой и секса-то еще не было. Можно только представить…

Нет, не буду даже представлять… Во всем виновато вино и его отвратительная метка!

– Я… я хочу уйти, - пролепетала, сгорая от стыда и не решаясь посмотреть на Габриэля.

– Понимаю… ты устала. Я провожу.

Хотела возмутиться его тыканьем, но вместо этого отшатнулась и смешно взвизгнула:

– Нет! Я найду дорогу!

– Ты боишься меня? – Альфа довольно улыбался, как большой пушистый кот, объевшийся сметаны. – Или себя?

Ничего не ответив, я повернулась и вышла из зала на слабеющих с каждой минутах ногах, молясь лишь о том, чтобы не упасть у всех на виду.

***

Недолго побродив по коридорам, я все же нашла свои покои, разбудила задремавшую на кушетке Одет и попросила приготовить ванну.

Служанка как-то странно на меня посмотрела и отправилась выполнять поручение. Было ощущение, что метка оборотня у меня на лбу, а не под складками нарядного платья!

Горячая вода уговорила тело расслабиться, и я почувствовала себя лучше. Завернувшись в поданный девушкой халат, села за туалетный столик, чтобы снять косметику, и пока Анет разбирала прическу и расчесывала волосы, проиграла весь сценарий прошедшего вечера.

И чего я так переполошилась? Ничего же страшного не произошло – возбудилась от близости красивого мужчины? Так это нормально!

В конце концов, я не девственница, и такая реакция организма вполне объяснима, особенно учитывая, как давно у меня не было секса.

Насиловать меня никто не собирается, а если сама захочу – вон сколько вокруг сильных накачанных самцов! Если бы не метка…

Если верить Зарине, ко мне никто из оборотней не посмеет прикоснуться. Лишь один может наложить на меня лапу – в прямом смысле.

Стоп, Ева! Об этом думать не будем!

Я отправила непривычно молчаливую Одет отдыхать, сбросила халат и забралась в постель. Хрустящие простыни приятно холодили тело, ноги гудели от усталости, голова кружилась от выпитого вина…

Наверное, я задремала, потому что, услышав странные звуки, буквально подскочила на кровати. В спальне было темно, но явно я была здесь не одна. Одет? Но что ей делать ночью в моей комнате?

Ветерок из приоткрытого окна шевельнул занавеску и свет полной луны упал на неподвижную фигуру в кресле напротив. Хотела закричать и позвать охрану, но, присмотревшись, узнала знакомые очертания тела – Габриэль!

– Что вы делаете в моей спальне? – я натянула повыше одеяло, прикрывая обнаженные плечи.

– Хотел пожелать спокойной ночи, - невозмутимо произнес этот нахал, поднялся из кресла и крадущимися шагами подошел поближе. – Если не ошибаюсь, так принято в вашем мире. Могу еще сказку рассказать и подарить поцелуй перед сном…

Дыхание перехватило, и я, как загипнотизированная, не могла оторвать взгляд от его высокого гибкого тела – длинный халат был небрежно перехвачен поясом на тонкой талии, подчеркивая широкие плечи и открывая мускулистую грудь. Одну ногу альфа выставил вперед, будто готовясь к прыжку, отчего халат немного распахнулся, и я поняла, что под ним ничего нет. Он осторожно прикоснулся губами к руке, сжимавшей одеяло, и медленно поцеловал каждый палец. И столько нежности было в этом жесте, что я не выдержала, обхватила руками шею мужчины и притянула его к груди. Габриэль судорожно вздохнул и накрыл меня своим телом.


Глава 24 

Альфа смотрел сквозь полуопущенные ресницы на спящую рядом женщину и не мог поверить охватившему его счастью. Это незнакомое прежде чувство заставляло сердце биться чаще и охватывало все тело жаркой истомой.

Сколько раз за два десятилетия ожидания он надеялся и… сомневался в предсказании оракула! Но вот она – его самка, его истинная пара, способная подарить клану наследника и спасти барсов от вымирания.

Неожиданно он понял, что даже если бы не это, Габриэль никогда не отпустит ее, будет сражаться за Еву до последнего вздоха, перегрызет горло любому, кто посмеет отобрать ее.

Альфа осторожно, чтобы не разбудить, провел кончиком пальца по небольшой округлой груди, животу, нежно прикоснулся к метке на бедре. Под его рукой знак тут же запульсировал и стал горячим.

Ева зашевелилась, что-то бормоча во сне, губы ее приоткрылись, и Габриэль не устоял от соблазна – нежно поцеловал, вдыхая неповторимый запах.

Пора было уходить, заниматься неотложными делами, выслушивать прошения понаехавших гостей и надоевшие комплименты назойливых дам... Но так не хотелось!

Как все это мелко и неважно рядом с женщиной, разметавшейся на смятых простынях! Просто какое-то наваждение!

Он давно уже не мальчик и утренних пробуждений в чужих постелях в его жизни было множество, но никогда еще он не испытывал такого ощущения правильности происходящего и ни с чем не сравнимого всплеска эмоций.

Удивительная женщина – на первый взгляд скромная и стеснительная, но всего один его поцелуй пробудил в ней такой вулкан страсти, что Габриэль моментально осознал – вот что значит найти свою истинную пару!

 Ева вздохнула, повернулась к нему и уткнулась носом в подмышку. Стало щекотно и горячая волна страсти обожгла тело. Нужно уходить, иначе…

– Габи… - прошептала она и открыла глаза. – Какой чудесный сон!

– Тебе понравилось? – улыбнулся альфа и пропустил сквозь пальцы прядь рыжих волос.

–  О господи! – Взгляд Евы прояснился, и она попыталась выскользнуть из его объятий. – Что мы наделали?!

– Мы провели вместе ночь, если ты забыла. – И, мне кажется, ты была не против.

– Но мы познакомились только вчера! Мы практически незнакомы! – Ева смотрела на него таким недоуменным взглядом, что альфа понял – она не притворяется и не кокетничает.

– Это ты со мной не знакома, а я ждал этой ночи больше двадцати лет!

– Я… я не понимаю…

– Твое появление предсказал оракул в храме Священного Ирбиса. Ты моя Истинная пара, и родишь от меня наследника клана Снежный Барсов.

Габриэля захлестнула обида. Да, не такого пробуждения ожидал он! Альфа резко встал, подхватил с пола халат и как был обнаженный вышел из спальни, громко хлопнув дверью.


Я закрыла лицо руками и разревелась, как глупая школьница.

В спальню влетела испуганная Зарина, за ее спиной топталась смущенная Одет.

– Что случилось? Альфа был груб с тобой?

– Не-ет… - я размазывала слезы и, как японский болванчик, качала головой.

– Чего же ты ревешь?

– Не з-знаю… Я обидела его… Он был таким… таким нежным… и таким… а я прогнала его! Габриэль меня никогда не простит…

Зарина гладила меня по голове и улыбалась.

– Все хорошо, Ева. Ты его выгнала? Ничего страшного – пусть привыкает, что не все женщины пускают слюни при его появлении. Вчера на балу все видели, как между вами сверкают молнии, так что успокойся – никуда альфа не денется! Он был хорош, да?

Я покраснела и натянула одеяло на голову. Но Зарина уже развила бурную деятельность.

– Одет приготовь леди ванну – ей надо смыть с себя следы бурной ночи, и открой окна, пока я не задохнулась от ароматов любви и не помчалась искать какого-нибудь темпераментного самца.

Она сорвала с меня одеяло, комично схватилась за сердце и принялась меня тормошить.

– Расскажи, Ева, а то я умру от любопытства!

– Перестань, бесстыжая кошка! – я засмущалась сквозь слезы, но настроение заметно улучшилось.

Пока я нежилась в ванной комнате, Зарина поведала, как столкнулась с альфой в коридоре.

– Он едва не сбил меня с ног! Несся, как бешеный барс, совершенно голый со звериным оскалом на перекошенном лице. Слуги рассыпались по углам, придворные застыли, как статуи, а он выбежал прямо во двор, на глазах у всех обернулся в звериную ипостась и умчался в сторону гор. Это было великолепно!

Я представила так ярко описанную картину и истерично расхохоталась – оказывается, все гораздо хуже, чем я думала. Теперь все знают, что Габриэль провел ночь со мной, как и с десятком других своих любовниц до этого. А я-то считала себя приличной девушкой, не склонной бросаться в постель с первым встречным красавчиком. Когда слышала на работе рассказы коллег о случайном сексе где-нибудь в самолете, поезде или отеле, морщилась, хоть и старалась никого не осуждать, но было неприятно. А здесь… сама. Ханжа! Лицемерка!

И все-таки что-то здесь не так…

– Зарина, о каком пророчестве говорил Габриэль? И почему я должна родить ему наследника?

– Ну… - замялась Зарина. – Очень давно их женщины почему-то перестали рожать детей, и когда лорд Габриэль после победы над Горными Львами был избран альфой клана и посетил Храм Священного Ирбиса… оракул Люциан неожиданно для всех произнес пророчество…

Девушка замолчала и нервно сжала руки.

– Продолжай… - обстановка в комнате накалилась, стало тяжело дышать, как перед грозой.

– Люциан сказал, что, когда альфа встретит свою истинную пару, которая родит его наследника, проклятие Священного Ирбиса будет снято и барсы обретут невиданную силу.

  – Но почему Габриэль решил, что именно я - его истинная пара?

– Ева, ну, я же говорила, что звери инстинктивно чувствуют свою пару. Вспомни, Барсик еще при первой встрече принял тебя, и ты не испугалась. К тому же оракул предрек, что дева придет из другого мира…

По всему телу разлился холод, я отстранилась от подруги и внимательно посмотрела на нее.

– Значит и ты, и Лориан, и Блез… вы все знали с самого начала и ничего не сказали мне… Всю мою жизнь я прожила во лжи ради чьих-то благих целей, меня прятали и оберегали, чтобы в назначенное время вырвать из привычной жизни и использовать как свиноматку…или барсоматку… Все, кого я успела полюбить, просто манипулировали мной…

– Ева, ты все не так поняла… я дала клятву… я не могла… прости…

– Оставь меня… пожалуйста… я хочу побыть одна.

Девушка тихо вышла, а я, как в замедленной съемке оделась, заплела волосы в косу и оглянулась на разворошенную постель. Всего несколько часов назад я плавилась, стонала, умирала и возрождалась в руках мужчины, который мог бы стать для меня единственным.

А теперь… я, наверное, никогда не смогу зайти в эту комнату…

Набросила плащ и вышла на улицу. От группы смеющихся молодых стражей, дежуривших возле подъемного моста, отделились двое, видимо, приписанные ко мне.

Но видеть и тем более общаться ни с кем не было желания. Оглянувшись, сконцентрировала сознание и послала мысленный приказ оставаться на месте.

Парни удивленно переглянулись и застыли, а я, завернувшись плотнее в меховой плащ, перешла по мосту на другую сторону ущелья и побрела по утоптанной тропинке.

Неожиданно вспомнились зимние развлечения из недавнего прошлого: лыжные походы, катание на коньках, игра в снежки… Украшенные елки в Новый год, свечи в окнах и салат оливье… Как хорошо было дома - жизнь текла спокойно, размеренно, привычно… Без всяких магов, целителей и оборотней.

И пусть они все твердят, что мой дом здесь, - я никогда не привыкну, просто не смогу принять этот мир! Наверное…

Снег приятно хрустел под ногами, в воздухе было морозно, но не ветрено, и я даже не заметила, как удалилась от дворца на довольно большое расстояние. Решила вернуться – ведь больше идти было некуда, как вдруг заметила бегущего навстречу барса. Неужели Габриэль?! О нет, только не он!

Я резко свернула с тропинки в заросли хвойного кустарника и моментально провалилась в глубокий сугроб.

Хотела закричать, но тут в паре метров от себя увидело бело-голубое сияние. Время остановилось, и я заторможенно наблюдала, как распахнулась бесконечность портала, оттуда выскочили двое в черных балахонах и набросили на меня какую-то липкую паутину. Последнее, что услышала перед тем, как сознание покинуло меня, был душераздирающий то ли звериный рев, то ли человеческий крик: «Нет!».


Глава 25 

Габриэль мчался на пределе своих возможностей. Он заметил грустно бредущую Еву еще издалека – она выглядела такой одинокой, что сердце сжалось от щемящей боли.

Часы, проведенные среди величавых гор, пошли ему на пользу. Во всем виноват только он сам, точнее, гордыня, взлелеянная женщинами, готовыми на все ради его благосклонного взгляда.

Он, как глупый мальчишка, оскорбился, когда Ева отшатнулась утром после проведенной с ним ночи, испуганная собственным страстным порывом и неожиданной близостью с малознакомым мужчиной. Вместо того, чтобы успокоить, приласкать, сказать, как счастлив, он бросил ей в лицо обидные слова, будто все, что произошло между ними – лишь необходимость зачать ребенка.

Но ведь она другая и не только потому что из другого мира, ей чужды кокетство, лесть и корыстность придворных дам.

Просто в силу характера, ну, и воспитания, наверное… И вообще, что он знает о ней, как она жила, кем был ее первый мужчина, любила ли она его? Ева права – они совершенно ничего не знают друг о друге.

Если ему – оборотню – было достаточно того, что самка принимает его страсть и жарко отвечает на близость, то Еве, вероятно, нужно было нечто другое.

Габриэль твердо решил все исправить, набраться терпения и сдержать звериный темперамент. Он больше никогда не будет давить на свою пару и сделает все, чтобы Ева сама пришла к нему.

И тут он увидел ее, на мгновение они встретились глазами и Ева, пытаясь спрятаться, шагнула в сугроб.  

Габриэль в страхе, что она может пораниться, ускорил бег и заметил отсветы открывшегося портала, из которого появились двое в черном, подхватили Еву и… исчезли.

Альфа почувствовал, что грудь сейчас разорвется от ужаса и боли. Он зарычал и могучее эхо прокатилось над вершинами гор.

Когда он добрался до того места, где буквально несколько минут назад стояла его пара, то увидел лишь лужицу подтаявшего снега. В ярости барс вгрызался зубами в мерзлую землю, вырывал с корнем кусты, лизал горячим языком следы, оставленные Евой на снегу.

На рев альфы прибежала стража, но ни один из них не решался подойти, видя, как бешеный зверь, будто укушенный ядовитым онегром, мечется по небольшой поляне.

– Габриэль, тебе лучше выйти из тела барса, - сквозь туман звериной ярости Габриэль услышал голос брата. – Клянусь, мы найдем Еву и уничтожим тех, кто посмел похитить ее.

Альфа устало мотнул головой и принял человеческий облик. Кристиан набросил плащ на голое исцарапанное тело и пораженно застыл – никогда еще он не видел такого безумия в его глазах. Так вот каково это – найти и потерять свою Истинную пару!

От группы воинов выступили двое и упали к ногам Габриэля.

– Прикажи нам умереть – мы отпустили леди одну…

Альфа выхватил из ножен Кристиана клинок и занес над опущенными головами.

– Остановись, брат! – Кристиан схватил его за руку. – Они выполняли приказ Евы! Сейчас нам дорог каждый воин, ты и сам знаешь это! Мы теряем драгоценное время. Думаю, надо вызвать мага Лориана – он отследит, куда ведет портал.

Габриэль в последний раз посмотрел на истоптанный снег, отшвырнул меч и молча пошел ко дворцу.

Дворец гудел, как растревоженный улей. Со всех концов обширных владений, из дальних поселений и поместий знатных аристократов сюда стекались отряды барсов, молодых девушек и солидных матрон, незрелых юнцов и опытных воинов. Пока все они были в человеческом обличии, но в любой момент готовы принять боевую форму, чтобы защитить честь клана. Пока никто не знал, с кем придется воевать, но все единодушно откликнулись на призыв альфы. На подступах к дворцу горели костры, оборотни мрачно переговаривались и ждали приказа командиров.

 В кабинете, вокруг разложенной на столе карты, стояли трое сосредоточенных мужчин: альфа Габриэль Алт’Норан, его брат Кристиан и высокий худощавый господин с военной выправкой – арр Корнел, начальник секретной службы.

Молчание прервал стук в дверь. Вошедший дворецкий арр Соломон объявил о прибытии мага Лориана дель Артего.

Габриэль с облегчением вздохнул и посмотрел в упор на вошедшего. В глазах гостя он сразу увидел блеск расплавленного металла – признак с трудом сдерживаемого гнева.

– Как я и предполагал, портал ведет во владения Горных Львов, - произнес Лориан голосом, способным заморозить озеро, подошел к альфе вплотную и едва ли не ткнул пальцем его в грудь. – Я обещал Еве твою защиту, а ты… ты потерял ее в считанные дни. Но сейчас не время для упреков – мы должны вытащить девочку как можно скорее.

– Что ей грозит у Андреаса? – спросил Кристиан, подливая в бокал розовое вино и жестом предлагая выпить магу.

– Если бы твой нетерпеливый брат не поторопился пометить Еву – у нас было бы больше времени на то, чтобы тщательно продумать план. Но как только Андреас учует метку….

– Продолжай, Лориан! – Габриэль стукнул кулаком по столу и грозно посмотрел на мага. – Что случится, когда лев поймет, что Ева – моя Истинная Пара?

– Он убьет ее… скорей всего… - Магистр ссутулился и сел в кресло. Сразу стало заметно, что прожитые годы оставили на нем заметный отпечаток.

– Но почему? Зачем ему Ева? Неужели только для того, чтобы навредить нам?

– Ты глупый мальчишка, Габриэль, хоть и храбрый предводитель. Ева – потерянная дочь вождя Балтазара, который проиграл битву за трон 25 лет назад. Я не говорил тебе об этом раньше… был не уверен, но сейчас есть прямые доказательства. – Лориан устало прикрыл глаза, хотя времени на отдых в ближайшие часы не предвиделось.

– И если бы Андреас мог жениться на его дочери, - подхватил его мысль Кристиан, - его права стали бы вполне законными. Но раз на Еве уже есть метка не просто другого, а заклятого врага… Получается… что она больше не нужна…

– Он убьет ее? – глухо спросил Габриэль, не обращаясь ни к кому конкретно.

– Если мы не успеем – обязательно убьет. В его владениях и так неспокойно, – подал голос арр Корел. – Наши агенты докладывают, что в горах замечены небольшие отряды львов, тайно уходящих по горным тропам. Похоже на то, что вождю готовится неприятный подарок.

 – Тебе известны имена придворных, готовых свергнуть Андреаса? Возможно, к ним можно обратиться за помощью в обмен на будущую поддержку? – Кристиан с надеждой посмотрел на начальника секретной службы.

– Нет! – Габриэль окинул мужчин твердым взглядом и решительно расправил плечи. – Я сам пойду за своей парой.

– Твоя армия готова, альфа, - щелкнул каблуками арр Корел. – Мы можем выступить хоть сейчас.

– Ты хочешь начать войну из-за женщины, лорд Алт’Норан? – медленно проговорил Лориан. – Ты уже забыл, сколько воинов погибло в прошлый раз, сколько осталось одиноких вдов и сирот? А еще ты забыл, что альфа – это не только храбрый воин, но и расчетливый политик.

– Что ты хочешь сказать, маг? – зверь в груди альфы рычал и рвался на волю. – Я должен отказаться от Евы, позволить убить ту, которую предсказал оракул, единственную женщину, способную спасти мой клан от вырождения?! – Альфа рванул ворот рубашки, полоснул по груди появившимися когтями и, даже не почувствовав боли, едва слышно прошептал: «Ту, которую полюбил…».

Лорд Лориан не спеша достал из кармана пузырек с каким-то настоем – это бодрящее зелье, приготовленное Блезом, проясняло мысли и прогоняло смятение и усталость - сделал несколько глотков и сочувственно посмотрел на капли крови, набухшие в глубоких царапинах оборотня.

– Ты вызовешь Андреаса на бой и уничтожишь это кровожадное чудовище!

– Да!  Я убью его, - облегченно выдохнул Габриэль и благодарно посмотрел на мага, подсказавшего единственно правильную мысль. – Арр Корел, отправь гонца в логово Горных Львов и передай мой вызов вождю Андреасу Тор’Амону. Я буду ждать его на рассвете на границе наших владений.

– Ты не можешь пойти туда один! – Кристиан возмущенно обвел взглядом притихших мужчин. – Андреас хитер и обязательно устроит какую-нибудь ловушку.

– Успокойся, брат! – усмехнулся альфа. – Не думаю, что маг Лориан позволит мне это сделать. По глазам вижу, что у него есть хитроумный план, как, впрочем, у всех дипломатов, не так ли?

  – Ты прав, юноша! Я открою портал для небольшого отряда самых верных барсов, которых предложит уважаемый начальник секретной службы. Уверен, что и Андреас не появится в гордом одиночестве. Скорее всего, он прихватит свою хваленую личную гвардию – это десяток отборных верных бойцов. В преданности остальных подданных он не очень-то и уверен – слишком много крови на его лапах. Есть и еще одна тайная сила, которая с удовольствием примет участие в этом небольшом конфликте. Если боги будут к нам благосклонны, мы избежим большой войны, ты, Габриэль, вернешь свою пару, а горные львы избавятся от узурпатора.

– Звучит очень обнадеживающе, - процедил сквозь зубы побагровевший Кристиан. – Только ты забыл упомянуть мою роль в этом небольшом спектакле. Брат, ты же не прикажешь мне оставаться во дворце, утешать твоих брошенных любовниц и охранять стариков и детей, пока вы будете орошать снег своей кровью?

– Нет, Кристиан, я дам тебе другой приказ и другую роль – ты как мой прямой и единственный наследник возглавишь клан Снежных Барсов на время моего отсутствия… ну, или моей гибели, не позволишь панике и волнениям пошатнуть нашу силу, гордость и честь.

Кристиан гордо вскинул голову и приложил руку к груди, принимая тяжелую ношу ответственности и нежеланное бремя власти, и, хотя в душе все противилось этому, он знал, что не может подвести брата.


Глава 26

Я очнулась от резких запахов, окруживших меня со всех сторон. Невольно поморщилась, чихнула и уставилась на склонившуюся надо мной девушку, державшую в руках пузырек с какой-то вонючей смесью. Наверное, местные нюхательные соли, приторможенно догадалась и оглянулась вокруг. Куда меня опять занесло? Точнее, занесли – отлично помню, как из портала выскочили две мрачные личности и, подхватив под белы рученьки, утащили в портал. А вот дальше – темнота и неизвестность...

Девушка увидела, что я пришла в себя, приветливо улыбнулась, помогла приподняться и крикнула куда-то в глубину помещения:

– Слава богам, она очнулась!

Тут же меня окружила стайка разодетых в шелка красоток и загомонила звонкими голосами. Из этого океана охов и ахов я с трудом различала отдельные фразы: «Какая рыженькая!», «Откуда она?», «Бедняжка!»…

Но меня больше интересовало другое – где я? Этот вопрос я и озвучила, удивленно рассматривая просторную комнату, прозрачные занавески, разделяющие ее на отдельные сектора, как в больнице, разбросанные по полу пестрые подушки.

– Ты в гареме Великого Вождя Горных Львов Андреаса Тор’Амона, - ответила первая девушка. – Разве ты ничего не помнишь?

Я ошарашенно покачала головой – вот только гарема мне и не хватало для полного счастья! И тут же вспомнила рассказ Блеза о событиях, предшествующих моему рождению.

– Это тот оборотень, который сверг… прежнего вождя и захватил трон?

Девушки в ужасе уставились на меня, на мгновение замерли и бросились врассыпную, как от чумной. Рядом осталась лишь та, которая привела меня в чувство.

– Откуда ты взялась, такая храбрая… или глупая? Или еще не поняла, где оказалась? Да за такие слова даже Льва ждать не надо, тебя евнухи в клочья разорвут! Молись, чтобы наши гурии не настучали – а они могут, поверь! И даже не по вредности – просто от скуки, господин давно гарем не посещал, вот они и дуреют.

Гурии… Я вспомнила значение этого странного слова – так в исламе называли райских дев поразительной красоты. Но я уж точно не в раю!

– А ты, значит, не настучишь? Не боишься? – я присмотрелась к девушке внимательней, и что-то в ней показалось мне знакомым… Длинные пушистые волосы были прикрыты ажурной сеткой с вплетенными жемчужинами, тонкая точеная фигурка, ярко зеленые глаза с золотистой искрой хитро поблескивали и улыбались…

– Боюсь, конечно! Но любопытство все-таки сильнее. – Девушка запрокинула голову и рассмеялась. – Как бы то ни было, нам здесь все равно ничего хорошего не светит, а терпеливо ждать, пока вождь соизволит пригласить в спальню – это, знаешь, не по мне. Я свою честь без боя не отдам какому-то льву, пусть даже и вождю. Лучше умереть!

Зеленоглазая красавица осторожно оглянулась и достала из глубокого декольте полупрозрачной шифоновой блузы крохотный кинжал.

 Я уважительно кивнула и протянула руку.

– Меня зовут Ева.

– А я Орна. Ничего странного, что ты не помнишь, как здесь оказалась. Они всегда блокируют сознание перед тем, как притащить в гарем, ну, чтобы не кричала и не сопротивлялась. Покой вождя берегут. – Орна презрительно скривила губы и наклонилась ко мне вплотную. – Я сразу поняла, что тебя у Снежных Барсов украли, и метку чувствую, только не пойму, чья она, – браслет заглушает обоняние и блокирует магию.

Только сейчас я заметила на ее предплечье браслет из странного серебристого материала, похожего на фольгу. Глянула на свою руку – точно такой же! Я вцепилась пальцами в жесткую ткань и попробовала расцепить прочные звенья – бесполезно, только ногти обломала!

– Не старайся, - махнула рукой Орна. – Я уже что только не перепробовала.

– Так ты оборотница?

– Ну да, кошка из клана Бурмилл. Если бы не этот проклятый браслет, давно бы обернулась и сбежала.

Ну, конечно! Она была похожа на Зарину, и не просто похожа, а точная ее копия, только лет на пять моложе! Я уже была готова забросать девушку вопросами, но в последний момент остановилась – пусть это и попахивает фобией, но осторожность не помешает.

А тут и новый персонаж появился на пороге – худая высокая дама в платье чернильного цвета, на фоне которого ее бледное лицо с ярко нарумяненными щеками и поджатыми в линию губами выглядело хэллоуинской маской.

Девушки засуетились и выстроились вдоль широкой ковровой дорожки. Орна тоже нехотя поднялась и пристроилась с краю. Дама молча испепеляла меня взглядом, но я даже не пошевелилась. Наше молчаливое противостояние длилось с минуту, в конце концов она не выдержала, зло бросила ближайшей девушке короткую фразу, развернулась и… исчезла.

– Кто это? – ошарашенно спросила вернувшуюся Орну.

– Арра Флоранс, ведьма и новая смотрительница гарема, вредная и очень опасная особа.

Ведьма? Я как в ознобе передернула плечами и попыталась ментально прощупать обстановку в комнате. Увы, ничего не получалось, зато браслет на руке мгновенно раскалился, и я вскрикнула от боли.

– Даже не пытайся, Ева! Эту магическую дрянь делает колдун, Зонтар. Никто не знает, откуда он пришел, но с его появлением все стало намного хуже – девушки начали исчезать…

Ну, и дела! Вышла прогуляться называется – и попала, как говорится, из огня да в полымя. Я слышала о том, что горные львы воруют девушек из дальних поселений, это мне еще Одет рассказывала. Но чтобы открыть портал среди бела дня в двух шагах от дворца альфы клана Снежных Барсов – это не вписывалось ни в какой сценарий. Ну, не идиоты же они! Не могли же мои похитители знать, что я в растрепанных чувствах откажусь от охраны и буду «в этот час на этом самом месте». Или могли?

Неужели за мной следили?! И куда же смотрел мой охранничек Габриэль? Хотя, ясное дело, куда он смотрел! Он и думал-то только о том, как заделать мне ребеночка! Правильно говорила наша кастелянша Антонина после третьего развода – все мужики сволочи!

Вот и пусть, так ему и надо – не будет ему теперь наследника.

– Орна, кроме этой комнаты, здесь еще какая-нибудь территория? Парк или сад? На воздух хочется…

– Есть сад, довольно большой… Но если ты думаешь сбежать – не получится, я уже пробовала.

– Почему?

– Пойдем, покажу.

Я набросила на изрядно помятое платье свой меховой плащ, Орна закуталась в шубу из меха рыжей лисицы и под косые взгляды скучающих наложниц мы вышли через стеклянную дверь на каменную площадку, со всех сторон окруженную горами. Да, Орна права, без крыльев не сбежишь. Эх, сюда бы дельтаплан…

Крутые ступени вели вниз и вверх. Над нами высилась мрачная громада дворца из черного гранита – он, как гигантский паук, сидел на мощных колоннах и заслонял солнце.

На соседнем уступе раскинулся пышно цветущий сад. Но… это же просто невозможно – кругом все покрыто снегом, а здесь… Я восхищенно замерла и не сразу заметила прозрачный купол, висящий над деревьями и цветами. Орна, заметив мое удивление, рассмеялась.

– Ты что же, думала увидеть елки да подснежники? «Сад леди Норель» - единственное светлое место в этом жутком дворце. – И, оглянувшись по сторонам, прошептала:

– Говорят, бывшая правительница силой своей магии возвела это чудо! А еще говорят, что Андреас несколько раз пытался уничтожить его, но сад появлялся вновь и вновь…

– Орна! – на одной из террас появилась девушка, с которой раньше шепталась смотрительница гарема. – Тебя зовет арра Флоранс.

Моя спутница досадно поморщилась.

– Иди, Ева! Я узнаю, что нужно этой мегере и вернусь.

Одной оставаться было страшновато, но я приказала себе собраться и, спустившись на несколько ступеней вошла в летнее царство. Контраст был потрясающим – за тонкой стеной купола сверкал серебристый снег, а здесь благоухали клумбы, покачивали головками розы на длинных ножках, таинственно шуршала листва на невысоких деревцах.

Я села на скамью у фонтана и задумалась – зачем я здесь? Ведь меня похитили с какой-то целью, ради гаремных утех навряд ли стали бы так рисковать – я не писаная красавица, о моем странном происхождении знает всего несколько человек…

Я протянула руку к шее, чтобы уже привычно прикоснуться к маминому кулону, в магическую глубину которого поместила миниатюрный портрет, и вздрогнула – украшение исчезло.   

– Я здесь, родная… - прозвучал мелодичный голос совсем рядом.

Я подскочила и стала судорожно оглядываться. Вдруг воздух передо мной сгустился и принял очертания женской фигуры. Еще мгновение – и рядом стояла грациозная дама в свободно ниспадающей тунике, та самая, с портрета...

– Мама? Ты призрак? – прозвучало как-то не очень… Но чудо, что я вообще смогла произнести хоть что-то, до такой степени была растеряна, да и, признаться, испугана. Что поделаешь, не приходилось раньше с привидениями встречаться.

– Призрак? Можно и так сказать… Но все же как-то непривычно… - Привидение сделало несколько неуверенных шагов, улыбнулось и присело на бортик фонтана, журчащего в двух шагах от меня. – Так приятно видеть тебя, дитя, в моем саду! Ты стала настоящей красавицей! И эти огненные волосы, совсем, как у меня, они до сих пор сводят мужчин с ума?

Я, наверное, покраснела, потому что мама – ну, как еще мне называть это явление?! – посмотрела на меня внимательно и протянула руку, будто желая погладить по голове.

– Твое сердце грустит… Твой мужчина обидел тебя?

Я пожала плечами, уже сама не понимая, отчего так завелась этим утром. Но рассказывать о Габриэле не хотелось, зато в мыслях крутилось множество вопросов, на которые она могла бы ответить. Но леди Норель, почувствовав мое нетерпение, приложила палец к губам.

– Мне жаль, дорогая, но мне не позволено отвечать на вопросы...

Я разочарованно вздохнула и задумалась.

– Зачем я здесь?

– Об этом знают только боги!

– Мой отец… ведь его тело так и не нашли… Он жив?

Дух леди Норель заволновался и на глазах стал рассеиваться.

– Подожди! Не уходи! Ответь мне! – я закричала, не в силах сдержать слезы. – Вы все мне лжете! Мама, вернись!

По саду пронесся легкий ветерок и наступила оглушительная тишина. Да что же это такое! Обида, злость, разочарование – весь этот коктейль чувств переполнял душу! Казалось, еще немного и я просто взорвусь от навязанной мне роли, этого спектакля, в который меня втянули насильно. Схватив первый попавшийся под руку вазон с приторно пахнущим цветком, я швырнула его со всей силы в то место, где только что мерцал дух женщины, подарившей мне жизнь.

– Что случилось, Ева, в кого ты швыряешься горшками? – испуганно вскрикнула вошедшая Орна.

Но я обессиленно упала на скамью, закрыла лицо руками, пытаясь спрятать слезы, и прошептала:

– Мышь… Это была просто мышь…


Глава 27

Как ни странно, но потрясение от встречи с духом леди Норель (после ее позорного бегства как-то расхотелось называть эту даму мамой) и небольшое извержение слезного потока настроение из печальной стадии перешло в боевое, и я бодро отправилась вслед за новой подругой.

Мы подоспели как раз к ужину – девушки рассаживались на подушки за общим столом. Жаль, что у меня забрали перстень с манкиросами – мушками, определяющими яды, но, похоже, травить меня не собирались, разве что за компанию с остальными.

На больших овальных блюдах высились горки риса, перемешанного с небольшими кусочками ароматного мяса, тушеные овощи, сладости и фрукты. Что ж, голодом наложниц явно не морили.

Да и одевали девушек непривычно, но нарядненько – каждая красовалась в шелковой блузе навыпуск с затейливой вышивкой по низу и штанишках чуть ниже колен. А вот цвета нарядов были разные – по цвету волос. У блондинок – разные оттенки от белоснежного до кремового, у брюнеток – черные, но с отблеском серебра или стали.

В моем уголке, который условно можно было назвать комнатой, я нашла комплект оранжевого цвета и с удовольствием переоделась, представив себя в роли одной из героинь популярного телесериала, от которого сходили с ума санитарки и медсестры на моей бывшей работе.

Вот только отдаваться я никому не собиралась. Одному уже отдалась, хватит! Только вот что-то спасать он меня не торопится… Видимо, не так уж и нужен ему этот самый наследник…

Почувствовав, как обида вновь зарождается в глубине души, я зажмурилась и попыталась выбросить из памяти жаркие моменты прошедшей ночи. Но не тут-то было!

Тело не собиралось забывать страстные прикосновения, огонь в крови и восторг, какого я еще никогда в жизни не испытывала!

До сих пор не могла поверить, что это я так извивалась, стонала и вскрикивала под сильным прекрасным телом Габриэля, мужчины, который называл меня истинной парой.

Да и он в постели был таким горячим, таким нежным и неутомимым, когда раз за разом подводил меня к бездне наслаждения, пока сам не взорвался в ошеломляющем извержении. Даже мое имя на его губах звучало непривычно – страстно и возбуждающе! «Моя Ева!»… Неужели я никогда больше этого не услышу…

Нет, этого не может быть! Альфа обязательно вытащит меня отсюда! А уж как там сложатся наши отношения – об этом думать пока рано.

***

После ужина делать было нечего. Девушки разбрелись по своим уголкам, а Орна, видя, что я думаю о своем, уселась неподалеку с книгой. 

Я забралась с ногами на мягкую кушетку, обложилась подушками и, вглядываясь в горный пейзаж за окном, попыталась послать мысленный зов Габриэлю.

Браслет моментально нагрелся, но я к этому уже была готова и, сжав зубы и сконцентрировав сознание, повторяла его имя вновь и вновь. В какой-то момент показалось, что я слышу в ответ неясный отклик, но тут в комнату вошла смотрительница гарема в сопровождении двух евнухов. 

– Ты! – ткнула в меня пальцем арра Флоранс. – Размечталась о ласках господина? Поднимайся, Великий Вождь не любит ждать!

– Ева! – ко мне подбежала Орна, оттолкнув девушку, попытавшуюся преградить ей путь.

–  Ничего не бойся, он не берет девушек силой - не любит шума, главное, не зли его – он становится беспощаден, но эта ведьма может одурманить, так что ничего не ешь и не пей, - горячо зашептала мне в ухо.

Подоспевший евнух схватил Орну за рукав блузки и наотмашь ударил. Тонкая ткань порвалась, и она упала на пол, вытирая выступившую из губы кровь и с ненавистью глядя на арру Флоренс.

Та лишь небрежно махнула рукой и приказала:

– Брось эту тварь в темницу. Я сама отведу новенькую к Великому.

Ведьма посмотрела на меня в упор, в ее жутких глазах сверкнули молнии, и я, как послушная кукла, пошла следом.

Однако несмотря на то, что телом я не владела и передвигала ватные ноги как бы автоматически, а руки безвольно болтались вдоль тела, мыслительный процесс колдовская магия не затронула.

Наверное, поэтому сразу заметила, что вместо того, чтобы двигаться в направлении львиных покоев, которые мне раньше показывала подруга, мы шагаем в противоположную сторону.

– Куда мы идем? – спросила, едва шевеля губами.

– А ты любопытная, да? Рыжая иномирянка, обещанная оракулом… Тьфу! – Женщина даже передернулась от отвращения. – Давно нужно было от тебя избавиться! Но вокруг одни идиоты – никому ничего нельзя поручить!

– Но почему? Что я вам сделала?

– Мне? Что ты можешь сделать мне, жрице Великой Тени?! Прекрасной Черной Силы, которая не желает, чтобы в мире был мир и порядок. Барсы выродятся, исчезнут с лица Астании, Львы перегрызут глотки друг другу в борьбе за трон, Эрнин сгинет под ударом стихий, а бессмертные эльфы… Эльфы пусть катятся в другие миры! Останется лишь Хаос и Черный Туман!

– Вы сумасшедшая!

Флоранс резко обернулась и я, шедшая за ней как собачонка на привязи, едва не уткнулась носом в костлявое плечо. Если бы не отвратительная беспомощность, с каким удовольствием я бы ей врезала, вспомнив уроки самообороны!

– Это ты – глупая, наивная человечка! – краем зрения я заметила в руках ведьмы сверкнувшее лезвие кинжала и почувствовала под грудью острый укол.

– Остановись, Флоранс! – прогремел суровый окрик, и в конце коридора появился мужчина в черном балахоне. Лицо его было скрыто глубоко надвинутым капюшоном, но по очертанию фигуры я узнала одного из моих похитителей. – Ты забыла, что мы должны возложить эту рыжую на алтарь Великой Тени! Но сначала вождь должен отказаться от нее и добровольно принести в жертву. Ее кровь слишком ценна, чтобы проливать ее просто так в глухом коридоре! Не смей нарушать ход событий!

Флоранс зарычала, как взбесившееся чудовище, лицо исказила жуткая гримаса … и она отступила, отбросив кинжал в сторону.

– Забирай ее Зонтар, пока я не передумала. Займусь пока другой девкой – она тоже из проклятого племени оборотней.

Зонтар откинул капюшон, но черты лица рассмотреть не удавалось – их скрывала мутная подрагивающая маска, тонкая и почти прозрачная.

Я постаралась всмотреться повнимательней, но ничего не получалось, хотя и казалось, что еще чуть-чуть - и эта пелена спадет…

С уходом ведьмы оцепенение пропало, и я сделала несколько осторожных шагов в сторону – там, в углу, за большой кадкой с низкорослым цветущим кустом поблескивал брошенный Флоранс нож.

Зонтар внимательно наблюдал за мной, но мешать не пытался, лишь когда до вожделенного оружия оставалось всего ничего, кинжал вдруг исчез и появился в руках колдуна.

Я разочарованно зашипела, а лицо под маской дрогнуло, будто усмехнулось. Игра в кошки-мышки меня порядком взбесила, но это состояние мне нравилось гораздо больше, чем страх и беспомощность.

Что ж, желаете поиграть? Нет ничего проще, тем более что срок моего убийства отступил на неопределенное время.

Не дожидаясь колдуна, я бодро зашагала в сторону обиталища местного вождя. Зонтар опередил меня перед единственной дверью в конце коридора.

На страже застыл могучий воин, сначала показавшийся мне обычной статуей. Но как только мы подошли ближе, он стремительно выхватил из ножен меч и направил его точно в грудь колдуна, не обратив на меня ни малейшего внимания.

Зонтар, даже не вздрогнув, полоснул гиганта взглядом и брезгливо отвел одним пальцем оружие в мгновенно ослабевшей руке - страж будто сдулся, как проколотый воздушный шар, и отступил в сторону.

«Ничего себе сила! - уважительно подумала я, заново оценивая колдуна. – От такого сбежать – не стоит и пытаться».

Что ж, значит, будем тянуть время и ждать, пока мой прекрасный соблазнитель, гордый альфа, не вытащит меня из этого дерьма. И если слабый человек мог бы струсить, избежать рискованных действий, зверь никогда не позволит сопернику забрать свою самку. Только бы он успел!

Мы зашли в слабоосвещенную комнату без окон – летающие под потолком два светильника выхватили из полумрака сидящего в широком кресле коренастого мужчину, к подлокотнику была прислонена трость с набалдашником, изображающим оскаленную звериную пасть. Желтые, чуть раскосые глаза выжидающе смотрели на меня.

Ждет, что я паду перед Великим ниц? Не дождется! Андреас ухмыльнулся в курчавую бороду, отчего жуткий шрам на его лице дернулся, как длинный червяк, и удовлетворенно кивнул, заметив, как я невольно вздрогнула. Величавым жестом он приказал колдуну отойти в сторону, а мне приблизиться.

Я сделала несколько шагов вперед и тут вождь вскочил на ноги, ноздри его нервно затрепетали, а из груди вырвался оглушительный рев.

– Зачем ты привел ко мне эту меченую шлюху, колдун?

Зонтар удивленно посмотрел на взбешенного Андреаса, потом на меня и нахмурился.

– Я не оборотень, Великий вождь! Откуда я мог знать, что на ней уже стоит метка?

Голова Горного Льва стала увеличиваться, тело покрываться шерстью, а из узловатых пальцев полезли острые изогнутые когти. И когда я уже решила, что вот сейчас этот чудовищный монстр откроет свою зубастую пасть, набросится на меня, разорвет в клочья… в комнату ворвался воин в кожаной портупее и крикнул:

– Великий Вождь! Альфа Снежных Барсов вызывает вас на смертельный поединок! Он ждет на границе с отрядом личной стражи и магом из Эрнина!

«Габриэль… Лориан…», - промельнуло в гаснущем сознании и я упала на каменный пол.


Глава 28 

– Ева, очнись! Вставай же, надо срочно уходить отсюда! – чей-то приглушенный голос сверлил мозг и, как я ни пыталась увернуться, не отпускал и повторял, как заезженная пластинка, «вставай-вставай-вставай». А выплывать из такого мягкого теплого тумана совсем не хотелось… Для чего? Чтобы опять увидеть это чудовище, вновь задыхаться от ужаса и умирать-умирать-умирать… Резкий удар обжег щеку, я подскочила и ошарашенно посмотрела на Орну. Да… видимо во всех мирах пощечина – лучшее лекарство от обмороков.

– Ну, наконец! А то я уже собралась за помощью бежать, хотя лучше бы нам здесь не светиться. Сильно ударилась? Сможешь идти?

Я потрогала внушительную шишку на лбу, но крови не было. А вот колено ободрала знатно – кожа рассечена и из глубокой царапины стекает красный ручеек.

– А куда подевался этот… клыкастый… и остальные?

– Разбежались кто куда! Пошли, по дороге поговорим.

Орна помогла мне подняться и повела к скрытой за занавеской двери.

– Постой! – На меня вдруг нашло просветление. – А как ты вообще здесь оказалась? Тебя же в темницу отвели.

– Значит, не довели! – девушка лукаво усмехнулась. – Этот кошак-евнух потискать меня захотел, ну, я и не сильно сопротивлялась, а потом заехала ему пяткой промеж ног и пока он корчился и лелеял остатки своих причиндалов, сбежала.

– А лев куда подевался и почему меня не сожрал?

– Вот здесь, извини, не знаю! Но если мы сейчас же отсюда не смотаемся, то если не он, так кто-нибудь другой тебя слопает. Нам нужно пробраться в гарем, взять теплую одежду и выбраться наружу. Что-то мне подсказывает, что во дворце намечается мятеж…

– Но с чего ты это взяла?

– Слуги ведут себя странно, придворные попрятались – пока тебя искала, ни одного не встретила. Неплохо бы кого-нибудь расспросить, но опасно…

Я вспомнила фильмы про войну и внесла вполне разумное предложение, несмотря на ушибленную голову.

– А давай возьмем языка!

– Кого? – Орна затормозила и посмотрела на набухшую шишку, видимо, решив, что я ударилась о каменный пол сильнее, чем она предполагала.

– Ну, служанку или евнуха – короче, того, кто знает, что происходит… болтуна, одним словом.

– Молодец, Ева! – Девушка достала из выреза блузки свой кинжал и воинственно распахнула дверь в соседнюю комнату. – Это спальня Андреаса, отсюда должен быть тайный ход в гарем – не могли же наложницы ходить к нему через весь дворец.

Мы принялись заглядывать во все углы, отодвигать ширмы и простукивать стены.

Я по ходу дела прихватила каминные щипцы – как никак оружие, а Орна, наконец, нащупала едва заметный выступ за гобеленом рядом с кроватью, нажала на него, и тканая картина с изображением обнаженной девицы отъехала в сторону, открывая узкий коридор.

Неплохо устроился вождь – хлоп в ладоши и наложница тут как тут!

Вот доберусь до Габриэля – первым делом проверю все ходы-выходы! Габриэль… Сердце сжалось от странной тоски и блокирующий браслет на руке стал нагреваться.

Стоп! Я об этом подумаю потом…

В гареме было пусто. Я с удовольствие скинула с себя «униформу» наложницы, натянула платье и сапожки, оторвав от ненужной уже блузки широкую ленту, перевязала многострадальное колено – ходить сразу стало легче. В своем углу возилась Орна.

Подхватив плащи, мы уже собирались выходить, как услышали тихие всхлипы со стороны купальни.

Сжав покрепче свою железяку, я осторожно заглянула туда – из-под вороха полотенец, сваленных в углу, торчал остренький нос и испуганные глаза.

– Ты кто? – спросила я почему-то шёпотом.

– Слу-служанка… новенькая… пер-первый день я… - девочка лет тринадцати попыталась зарыться поглубже, но полотенец даже для ее небольшого роста явно было мало.

– Не повезло… А куда наложницы подевались?

– Так ведьма их заколдовала и увела куда-то… только я успела спрятаться…

– А евнухи где? И вообще… что происходит?

Служанка пожала плечами, но убедившись, что с нашей стороны ей опасность не грозит, повела себя уверенней.

– Я слышала, как стражник говорил, что во дворец проникли мятежники, вот они и побежали сражаться. А Великий Вождь Андреас ускакал с отрядом биться со Снежными Барсами. А кто такие мятежники? Страшные чудовища?

– Тьфу на тебя, дурочка! – вступила в нашу милую беседу Орна. – Ева, нужно уходить…

– Погоди минутку! – я пыталась ухватить мелькнувшую мысль, что-то из того, что говорил вождь перед тем, как наброситься на меня… - Андреас назвал меня меченой шлюхой – не очень приятно… Но что-то было еще … Вспомнила! Вошел воин и сказал: «Альфа Снежных Барсов вызывает вас на смертельный поединок!».

Габриэль! Он здесь, он пришел за мной! В эту минуту я готова была простить ему все обидные слова! Я глупо улыбнулась и виновато посмотрела на подругу.

– Ясненько… - медленно проговорила Орна. – Значит тебя пометил лорд Габриэль… то есть получается, что ты пара альфы Снежных Барсов и, возможно, его будущая супруга. Мне уже начинать кланяться или пока повременим?

– Ради всех богов, перестань язвить! – Я отвернулась и сделала вид, что поправляю повязку на ноге. – Еще ничего не решено и вообще… сама сказала, что надо сначала выбраться отсюда.

– Ладно, поговорим позже, но с тебя, дорогая, причитается за скрытность. А сейчас нам надо попасть на крышу дворца – там есть смотровая площадка, с которой хорошо виден Грозовой перевал. Скорей всего, там и встретятся … соперники.

Орна повела меня по переходам и лестницам и когда я уже решила, что мы окончательно заблудились, последняя дверь распахнулась и порывистый ветер подхватил полы наших плащей.

От вида, открывшегося с невероятной высоты, перехватило дух – площадку со всех сторон окружали горы, сверкающие белизной, и глубокие ущелья, прикрытые голубоватым туманом.

А прямо напротив уступа, на котором мы с Орной застыли в немом изумлении, на фоне этой неземной красоты, развернулась драматическая картина кровавого сражения – два могучих зверя кружили на плоском утесе, скаля клыки и взбивая снег мощными хвостами.

Их обманчиво ленивые движения напоминали какой-то кошмарный танец, гипнотизировали, и я вдруг поняла, что не могу отвести глаз.

Лев и Барс. Жестокий зверь, уничтоживший мою семью, и тот, кто называл себя моей парой, мой Барсик...

Они почти не отличались размером и силой – короткие мощные лапы, изящные чуть вытянутые тела, жесткий мех цвета расплавленного шоколада у одного и бархатисто-светлый, почти серебристый окрас у другого.

В одно мгновение картина изменилась и плавный танец превратился в жестокую схватку – звери одновременно подпрыгнули и сцепились в смертельном объятии.

Глухое рычание мешалось с шипением, с треском разрываемой острыми зубами плоти… На груди Габриэля показалась кровь, и он слегка пошатнулся. Мое сердце сделало резкий скачок и заколотилось едва не в горле.

Горы содрогнулись от рева хищников, окруживших сражающихся вожаков, но ни львы, ни барсы не вмешивались в битву по закону кланов. Лишь один мог остаться победителем, сторонники побежденного уходили в изгнание или приносили клятву верности новому вождю.

Лев довольно мотнул головой и вдруг… посмотрел прямо мне в глаза! От неожиданности я застыла и не заметила, как барс, будто в замедленной съемке, поднял лапу и полоснул острыми когтями по горлу своего противника.

Андреас отскочил, удивленно посмотрел на бурный поток крови, хлынувший на почерневший снег, как-то по-щенячьи взвизгнул и рухнул, распластав моментально ослабевшие лапы.

Габриэль поднял к небу окровавленную голову и огласил наступившую тишину победным рыком, прокатившимся вибрирующим эхом над горными вершинами.

Я смотрела на этого могучего зверя и не могла поверить, что именно я – причина этого боя, я – награда, доставшаяся моему мужчине в кровавой схватке. И сердце заполнили гордость и признание – да, я его пара!

Через мгновение вместо возбужденных хищников на площадке толпились не менее взволнованные воины. Барсы хлопали друг друга по спинам, пожимали руки и уважительно посматривали на своего альфу.

Воины из клана Горных львов, оставшиеся без вождя, неуверенно топтались в стороне, явно не зная, как поступить: забрать своих самок и уйти в горные поселения или сражаться с врагами и принести в жертву свои жизни.

Все были так заняты прошедшей дуэлью, что не сразу заметили небольшой отряд, появившийся со стороны Грозового перевала. Впереди выступал пожилой воин с гордой осанкой и аристократическими чертами лица. Он слегка прихрамывал, но шагал все еще твердо и уверенно. Побежденные львы расступились в стороны, а Габриэль сделал шаг вперед и уважительно склонил голову.

Подняв правую руку с зажатым в ней мечом, незнакомец громко произнес:

– Я, Великий Вождь Балтазар Тор’Квин, посвященный в Храме Священного Кугуара, заявляю свои права на трон клана Горных Львов!


Глава 29

– Что там происходит, Орна? Мне послышалось… этот мужчина назвал себя Балтазаром Тор’Квином? Ведь послышалось, да? Фу! Смешно просто…

– Да нет, Ева! Он действительно так себя назвал… Странно… Я с детства слышала легенду о том, что Балтазар погиб, разбился в ущелье, проиграв бой Андреасу. Его тело искали… и не нашли. Но почему тебя это так волнует – вся побледнела, дрожишь… Твой мужчина победил, он жив – а ты вместо того, чтобы бежать к нему, броситься на шею, расцеловать, спрашиваешь о совершенно чужом оборотне?

– Действительно, чужом… - я расправила плечи, посмотрела в последний раз на группу беседующих вдалеке мужчин и отвернулась.

Орна сразу взяла на себя бразды руководства.

– Так, перелететь через ущелье к твоему красавчику мы не можем – хоть здесь и небольшое расстояние, но магия у нас не та. Ты ведь не умеешь телепортироваться? – я помотала головой, а девушка деловито продолжала. - Идти через весь дворец к главным воротам опасно – мы не знаем, что там происходит. Думаю, лучше всего спрятаться и подождать, пока нас найдут – они же оборотни, вот пусть и унюхают.

Орна с грустью посмотрела на свой блокирующий браслет, зло дернула его и застыла – браслет на глазах становился тоньше и прозрачней, пока не исчез окончательно!

Я посмотрела на свою руку и увидела лишь пару небольших пятнышек-ожогов, оставшихся после моих неудачных экспериментов с ментальной магией.

– Это значит… значит колдуны больше не имеют над нами власти! Я ясно чувствую твою метку, Ева! И я могу обернуться! – Орна сделала несколько танцевальных па, радостно муркнула… – и рядом уже важно прогуливалась изящная кошечка золотистого окраса с тонкими полосками более темного оттенка и белой звездочкой на лбу.

– Ты такая красавица! – восторженно вздохнула я и чмокнула свою новую подругу в усатую мордашку.

– Ты тоже ничего! – услышала ее ментальный ответ и плюхнулась от неожиданности прямо на попу в снег.

Ура! Мой дар тоже вернулся! Я сосредоточилась, как учил меня Лориан, и мысленно позвала: «Габриэль!». Несколько секунд ничего не происходило, я уже готова была разочарованно вздохнуть, когда голову затопил отчаянный зов: «Ева! Где ты?».

По всему телу разлилась волна пронзительного облегчения, томительного предчувствия встречи и чего-то еще, совершенно неуместного в данной ситуации…

– Это он? – Орна, вернувшая себе человеческий облик, нетерпеливо тормошила меня. – Скажи, что будешь в спальне Андреаса – думаю, сейчас это самое подходящее для вас место!

– С ума сошла?! А если он решит, что я там ночь провела? – Я поднялась, отряхнула снег с плаща, а заодно и дурацкую улыбку со своего лица. ­– Я девушка приличная, по чужим спальням не шастаю, и вообще… свои кошачьи намеки можешь оставить при себе.

Я посмотрела в оторопелое лицо Орны, хихикнула и ловко щелкнула ее по носу. Девушка поморщилась, хотела обидеться, но вовремя передумала и ехидно ответила:

– Ну, если ты считаешь, что гарем звучит приличнее, чем спальня, идем в гарем. 

­– Нет, ты права. Давай лучше останемся здесь – не стоит искушать возбужденного победой мужчину, а то еще возомнит всякое! - Наверное, я покраснела, но Орна воздержалась от дальнейших комментариев.

Послав мысленную картинку альфе, мы уселись на найденный неподалеку камень и приготовились ждать, но не прошло и минуты, как рядом вспыхнул портал и из него вышел лорд Лориан с мечом в руке и Габриэль в окровавленном, потрепанном камзоле.

Мгновенно забыв все обиды, я бросилась магу на шею, расцеловала по-русски в обе щеки, из-под опущенных ресниц наблюдая за застывшим в ревнивой оторопи оборотнем.

Лориан гладил меня по волосам и тихо приговаривал: «Все хорошо, милая, все хорошо!».

Но Габриэль не стал дожидаться конца нашей почти семейной встречи, твердой рукой отодвинул магистра в сторону и подхватил меня на руки.

– Никогда… никогда не отпущу тебя!

Голос его неожиданно дрогнул, альфа уткнулся носом в пульсирующую жилку на моей шее, судорожно вдохнул, захватил губами выбившийся из прически локон и нежно дернул.

– Жить без тебя не могу… Обещай, что не сбежишь больше… Прекрасная, рыжая, упрямая, единственная…

Не желая выслушивать дальнейших характеристик, я хитро глянула на него и провела рукой по небритой щеке.

– Ну… не знаю… возможно, когда ты побреешься…

И не обращая внимания на зрителей, скромно стоявших в сторонке, Габриэль прижал меня еще крепче, громко расхохотался и накрыл губы жарким поцелуем.

Я чувствовала, как в его груди волнуется зверь и рвется наружу, как вся моя сущность стремится ему навстречу, но это уже не пугало, а даже как-то наоборот…

Мы с трудом нашли укромный уголок и никак не могли насытиться друг другом. Поцелуи становились все настойчивей, тело горело и требовало более интимных прикосновений, но вокруг мельтешили взволнованные слуги, вооруженные воины, разряженные придворные, и не было никакой возможности уединиться полностью и отдаться всепоглощающей страсти, внезапно охватившей нас с Габриэлем.

Господи, надо было всего лишь оказаться на грани смерти, чтобы понять, что этот мужчина – тот единственный, о котором в глубине души в любом из миров мечтает каждая девушка.

Наконец, альфа, судорожно вздохнув, опустил меня на пол. Ноги подкосились, и я вновь обхватила его за шею.

– Мы должны остановиться, родная, иначе я за себя не ручаюсь!

Я нехотя отпустила его и отступила на шаг, пряча в смущении глаза. Габриэль прав! Еще не хватало опозориться, отдавшись ему у всех на глазах!

А ведь я могла… и не просто отдаться, а яростно наброситься на него, срывая одежду и осыпая поцелуями это прекрасное тело. Никогда не подозревала в себе такого темперамента, такой огненной страсти!

Габриэль поедал меня глазами, но, в отличие от меня, внешне выглядел вполне прилично. Конечно, у него-то опыта побольше! Ну, и пусть! Я быстро учусь!

К тому же мои теоретические знания тоже могут пригодиться – Камасутра, к примеру, или порнофильмы, которые я терпеть не могла, но по настоятельной просьбе моего бывшего иногда краем глаза посматривала.

Боги, о чем я думаю!

– Лорд Габриэль, - произнесла официальным тоном, - у вас, вероятно, много дел. Да и мне предстоит нежданная встреча… с как бы отцом…

– Хочешь, я пойду с тобой?

– Нет, я должна пройти через это сама!

Я резво повернулась и торопливым шагом – чтобы не передумать! – отправилась искать Орну. Нужно срочно привести себя в порядок - не идти же к папаше в таком растерзанном виде!

Девушка в нетерпении топталась неподалеку.

– Изголодались, любовнички! – язвительно проворчала она и куда-то потащила. – Старик-камердинер вождя тебя уже обыскался! Нам выделили комнату, туда притащили груду платьев какой-то сбежавшей леди, отряд служанок ждет у двери – а вы обжимаетесь, как в последний раз!

– Да ты никак завидуешь, Орна? – потрясенно притормозила я.

– Очень надо! У меня, может, тоже жених был, пока эти гады не похитили…Только он не бросился меня искать, как твой, а быстро утешился и нашел себе другую… Зато теперь я свободная и могу выбрать любого, хоть человека, хоть оборотня… И вообще – ты же ничего обо мне не знаешь!

Действительно… Мы знакомы два – или три? – дня, а сколько всего произошло за это время! Даже поговорить было некогда! Но я это обязательно исправлю!

– Скажи, милая, у тебя же есть сестра?

– Есть… А ты откуда знаешь? Я Зарину не видела очень давно – была совсем маленькая, когда ее отправили в интернат, а меня взяла тетушка Анора, мамина кузина. Потом сестра поступила в Академию и иногда навещала нас…

– Ты не поверишь, Орна, я знаю и твою тетю, и сестру, и даже племянников. На ферме мы останавливались однажды, а с Зариной у нас отдельная история – пусть сама тебе расскажет.

Глаза Орны радостно загорелись.

– Вот так и знала, что мы не случайно встретились!

– Как говорила бабушка: все случайности не случайны.

– Думаю, твоя бабушка была непростой женщиной, раз отцом оказался Великий вождь львов, - Орна хитро прищурилась. – По лицу вижу, что для тебя это такая же новость, как и для большинства окружающих.

– Я недавно узнала правду о своих родителях, но думала, что они мертвы… Оказалось, не совсем…

Ладно, сегодня хороший день, не будем портить его грустными мыслями.

– Ты права! Я немедленно отправлюсь в Эрнин, найду Зарину, мы вместе восстановим наш особняк и пригласим тебя в гости.

– Разве я тебе не сказала? Зарина здесь – во дворце Габриэля!

Пораженная Орна съехала по стеночке прямо на пол и растерянно посмотрела на меня. Зеленые глаза наполнились слезами, дрожащей рукой она прикрыла рот и, как эхо, повторила:

– Здесь? Я смогу увидеть сестру прямо сейчас?

– Конечно!

Я послала ментальный зов Лориану и попросила открыть портал во дворец альфы. К нашему счастью, маг был занят срочными делами и не стал задавать вопросов. В комнате вспыхнул голубой квадрат и Орна робко сделала шаг, потом обернулась кошкой и исчезла, махнув на прощание пушистым хвостом.

Я немного помедлила и шагнула следом - не хочу выглядеть, как бедная родственница, в чужих нарядах. Перед отцом, его подданными и, конечно, перед Габриэлем хотелось предстать при полном параде. Не зря же меня портнихи обшивали, да и драгоценности в маминой шкатулке имеются.

***

При моем появлении Одет радостно вскрикнула и низко поклонилась. Да ладно! Неужели слухи о моем происхождении так быстро разошлись? Мне теперь что же и подруги кланяться будут?

– Леди, я так беспокоилась! Слава богам, вы живы! Лорд Кристиан наблюдал за боем по кристаллу и все рассказал!

– Все хорошо, Одет! Мне надо быстро принять ванну, переодеться и вернуться обратно.

– Вы теперь будете жить у Горных Львов? А как же лорд Габриэль?

– С чего ты взяла? И с альфой мы уже помирились.

Сбросив помятое и изрядно испачканное платье, я прошла в купальню и задумалась.

Действительно, раз мой отец жив и вернул себе трон, а я, значит, его наследница – как же я могу жить «во грехе» у холостого мужчины?

Одно дело, когда я просто приехала погостить и «случайно» переспала с ним, и совсем другое остаться в его дворце… на правах кого? Содержанки? Любовницы? И хотя с вождем Балтазаром я еще и словом не перемолвилась, позориться не хотелось.

Долго в ванне нежиться не стала – понимала, что меня ждут.

Выбрала из предложенных Одет платьев светло фиолетовое с кружевной вставкой, зауженными рукавами и широкой юбкой до середины голени.

Пока Одет возилась с прической, нанесла на щеки немного румян, слегка подкрасила ресницы и губы. И все это время чувствовала смутное беспокойство, неясный зов, исходящий от маминой шкатулки.

В конце концов, не выдержала и открыла ее. Венец «Роса любви» переливался огнями камней, жемчужины светились изнутри разными оттенками розового и манили своим теплом и изящностью.

Я посмотрела на застывшую Одет, кивнула и она осторожно закрепила диадему в переплетениях сложной прически.


Глава 30

У жарко полыхающего камина, вытянув ноги к огню, сидели двое мужчин и в молчании потягивали красное аранийское вино.

Лорд Лориан дель Артего время от времени поглядывал на своего бывшего соперника, которого избрала единственная возлюбленная всей его жизни.

Балтазар заметно сдал, четверть века скитаний в горах наложила жестокий отпечаток на когда-то харизматичного и могучего вождя, перед которым не устояла даже первая красавица Эрнина леди Норель.

Маг уже давно не испытывал ненависти к этому не по годам постаревшему оборотню – судьба подарила Балтазару всего несколько лет счастья в браке с любимой женой, но в обмен забрала и долгожданного ребенка, и трон.

Лориан не знал подробностей того, как Балтазару удалось выжить после падения в ущелье, но всегда был уверен, что вождь жив.

И лишь когда он напал на след Евы в другом мире, практически одновременно с этим, обнаружилось и тайное поселение скрывающихся от ищеек узурпатора опальных придворных.

Число недовольных росло год от года, армия Тор’Квина уже насчитывала более тысячи воинов – оборотней и людей. Тогда-то и встретились бывший Великий вождь Балтазар и хитроумный дипломат лорд Лориан и разработали план наступления.

Но! Удивительные виражи, порой, творит Колесо Судьбы! Если бы не похищение Евы, если бы не любовное помешательство Габриэля, неизвестно на чьей стороне была бы победа, не говоря уж о том, сколько воинов с обеих сторон полегло бы в битве!

Зато сейчас все обошлось малой кровью, и Лориан вполне мог гордиться собой – жестокий узурпатор уничтожен, трон возвращен законному вождю, Ева спасена, Габриэль счастлив и, похоже, скоро намечается свадьба, которая скрепит узами родства два четверть века враждующих клана оборотней. А потом можно и на покой…

– Так странно после стольких лет вновь сидеть в своем кабинете, наслаждаться покоем и пить дорогое вино! – прервал затянувшееся молчание Балтазар. – Я безгранично благодарен тебе, Лориан, за помощь! И, в первую очередь, за мою найденную дочь – ведь я даже не знал о ее существовании! Бедное дитя!

– Я принимаю твою благодарность, вождь, но ты ошибаешься – жизнь Евы в другом мире была вполне благополучна: благодаря заботе леди Ангелины, которая назвалась ее бабушкой, ее всегда окружала любовь!

– Но она наследница трона, принцесса, а вела жизнь простолюдинки!

– Счастливой простолюдинки, заметь! Она получила хорошее образование, занималась любимой работой. Ева не избалована, не капризна, как большинство дам высшего света, и, хотя появление в нашем мире потрясло ее, твоя дочь не билась в истерике, не рвала на себе волосы, а встретила свою судьбу достойно! Ты можешь гордиться плодом своей любви!

– О, да! Я горд, но моя дочь не торопится познакомиться с отцом! – Балтазар поднялся и, скрывая навернувшиеся на глаза непрошенные слезы, прошел к письменному столу, заваленному бумагами. – Иногда я чувствую себя таким старым, Лориан! Прости, друг, понимаю, что сейчас не самое подходящее время для самокопаний, но встреча с местами, где я был так счастлив, излишне растрогала меня.

– В таком случае не заняться ли нам делами? Как ты планируешь поступить с колдунами? Я слышал, одна из двоих, женщина, подозревается в убийстве знатной аристократки из клана Снежных Барсов.

– Еще и это злодейство! – поморщился вождь. – Мне доложили, что эти двое покушались также на жизнь моей дочери. За это я с удовольствием перегрыз бы им глотки собственными клыками, но Великая Тень требует вернуть жрецов в Пустошь и предлагает обмен на наших магов, застрявших там в ходе научной экспедиции. Так что, Лориан, сделай еще одно доброе дело – открой портал, вышвырни колдунов в объятия их хозяина и верни ученых домой.

– Сделаю, как только закончим с бумагами. Уже все аристократы ближнего круга принесли присягу?

– Оборотни - все, кто не сбежал, а вот двоих людей из знатных семей пришлось казнить… жаль…

Еще одна проблема – девушки из гарема. Мне они не нужны, но не выгонять же их на улицу – родные от них отказались, а многих вообще привезли из других мест. Не отдать ли их замуж за состоятельных холостяков? Ты не хочешь выбрать себе молодую жену?

– Нет уж, благодарю, мне не справиться с молодой красавицей, - задорно рассмеялся Лориан, но каждый, кто увидел бы его в эти минуты, навряд ли поверил в искренность сказанного. Вот и Балтазар с легкой завистью оглядел стройную подтянутую фигуру мага и лишь качнул головой.

В кабинет неслышно вошел старый слуга, поклонился и торжественно произнес:

– Великий, у стен дворца собрались твои подданные, они хотят поприветствовать своего вождя!

Балтазар Тор’Квин оторвался от бумаг, надел на поседевшую голову венец, расправил плечи и мельком глянув на одобрительно кивнувшего Лориана, вышел на террасу. Его встретил приветственный гул голосов.

Неожиданно этот греющий его измученную душу звук грянул с новой силой. Вождь повернул голову и увидел рядом с собой прекрасную девушку, его дочь, точную копию погибшей супруги. Ева улыбнулась ему и Балтазар утонул в океане тепла, который она излучала, и переливчатого цвета короны в ее рыжих волосах. «Роса любви»…

***

Наконец, мы остались одни: Лориан занялся «изгнанием» колдунов на родину, в Великую Пустошь, Габриэль нехотя отправился к своему отряду – снежные барсы, приняв звериную ипостась, устроили лагерь-лежбище прямо на снегу у стен дворца. 

В кабинете слуги накрыли для нас с отцом поздний ужин, и только сейчас я поняла, что не ела ничего с самого утра. Лорд Балтазар старался не смущать меня пристальным вниманием, подкладывал кусочки мяса и тонкие ломтики поджаренных овощей, но я постоянно чувствовала его нетерпеливое желание поскорей закончить трапезу и задать тысячу вопросов. Сам он едва прикоснулся к еде и лишь для вида ковырял вилкой какую-то несчастную колбаску.

Наконец я решила, что тянуть время – это не выход, рано или поздно, но разговор все равно произойдет.

– Ты выглядишь уставшей, Ева. Мы могли бы поговорить завтра… если тебе нужно время…

– Не беспокойтесь, лорд Балтазар, у нас впереди много времени для бесед.

Старый вождь поморщился, как от зубной боли, и с упреком попросил:

– Ты не могла бы называть меня отцом? Понимаю, что это непривычно, но… пожалуйста!

– Разве у вас нет сомнений, что именно я ваша дочь? Я, например, так не уверена!

Понимала, что вредничаю, ведь леди Норель в своем последнем письме, которое я нашла в шкатулке, написала совершенно четко, но ничего не могла с собой поделать – 25 лет считала, что мои родители погибли, а здесь – на тебе!

Балтазар усмехнулся и внимательно осмотрел меня с головы до ног.

– Даже если бы я не был оборотнем и не чуял твою принадлежность к клану, если бы не было вообще никаких доказательств, ты – само подтверждение нашего родства.

Вождь вытащил из кармана мой потерянный кулон, бережно погладил его, щелкнул замочком и задумчиво всмотрелся в портрет.

– Лориан нашел его в покоях колдуна Зонтара, видимо, этот мерзавец хотел убедиться, что ты нашей крови, столь ценной для жрецов, что они были готовы на убийство!

Балтазар вскочил и принялся мерить шагами комнату. Похоже, все никак не мог смириться, что в угоду политическим играм вынужден был отпустить преступников.

– Посмотри на портрет своей матери, дитя, а потом в зеркало – какие еще нужны доказательства?

Я сжала в кулаке протянутую миниатюру и почувствовала, как из глаз потекли слезы.

– Простите… я понимаю… и верю, но это все так странно!

– Иди ко мне, дочь! – Балтазар протянул руки, я сделала шаг вперед и, оказавшись в его объятиях, тихо прошептала: «Отец!».

Мы проговорили почти до рассвета. Отец рассказывал о своих ранах после боя с Андреасом, о том, как нашли его изломанное тело горные кочевники и на веревках вытащили из глубокого ущелья. Как бродячие музыканты узнали о его чудесном исцелении и донесли тайными тропами эту весть до недовольных властью узурпатора придворных. Как постепенно рос их отряд, с годами превратившись в мощную армию.

– Если бы я знал, что моя любимая жена родила ребенка! Что мое кровное дитя скрывается в другом мире так же, как и я, в этих заснеженных горах!

– Не надо, отец, прошу тебя! Ведь сейчас все хорошо!

– Сейчас – да! Но мы потеряли столько лет, которые могли провести вместе! Будь проклят дух Андреаса Тор’Амона! Пусть его тело склюют грифоны, дети черного Хаоса!

Я взяла за руку грозного вождя и попыталась успокоить его – не хватало еще, чтобы папочка у меня на глазах превратился в грозного льва! Вполне достаточно острых ощущений для одного дня!

– Ты останешься со мной, Ева? – неожиданно спросил лорд Балтазар. – С альфой Снежных Барсов ведь еще ничего не решено?

– Ну, раз у меня появился отец, то по правилам мира, где я росла, Габриэль должен просить разрешения на брак у вас… Но у меня есть другая просьба.

– Все, что захочешь, дитя мое!

– Я бы хотела побывать на Земле, прежде чем остаться в Астании навсегда. Возможно, лорд Лориан смог бы помочь в этом…

– Но зачем, Ева? - Судя по удивленному взгляду родителя, я поразила его до глубины души.

– В моем доме, там, где я жила с бабушкой… с леди Ангелиной, остались дорогие моему сердцу вещи, любимые книги, сувениры из путешествий… Прошу тебя, отец!

– Нет! – дверь резко распахнулась и в кабинет ворвался Габриэль. – Я не позволю тебе вновь исчезнуть!


Глава 31

От неожиданности я неуклюже плюхнулась в кресло, а Балтазар грозно сжал кулаки и сделал шаг навстречу разъяренному альфе.

– По какому праву ты, лорд Габриэль, врываешься в мой кабинет без приглашения?

– Давно ли он стал вновь твоим, вождь, и не я ли освободил его для тебя?

Оборотни смотрели друг на друга испепеляющими взглядами и казалось, еще чуть-чуть - и на их месте появятся два свирепых зверя с оскаленными мордами.

Я не стала дожидаться этого «чуть-чуть», резво встала между ними и, глядя сначала на одного, потом на другого мысленно приказала успокоиться. Подействовало, честно говоря, не очень, но во всяком случае пар от них поубавился. Вот и ладненько!

Габриэль первым взял себя в руки, сделал несколько глубоких вдохов и произнес сухим официальным тоном:

– Прости, достопочтенный вождь! Ева моя Истинная пара, и ты как оборотень должен понимать, что это значит.

– Я понимаю тебя, но ты забыл, что моя дочь не оборотень – она наполовину человек с магическим даром. Ты не имеешь права приказывать ей, как своей самке, и требовать подчинения. К тому же моя дочь – Ева Тор’Квин – наследница трона Горных Львов и я в качестве ее отца требую соблюдения традиций!

– Отец, о чем ты говоришь? Габриэль не принуждал меня… я сама… - Ну, вот, пожалуйста, я опять покраснела и оправдываюсь. ­– О каких традициях ты говоришь?

Заметив, как альфа смутился, я слегка напряглась – не рано ли бросилась на его защиту?

– Пойми, Бальтазар, у нас было мало времени, потом Еву похитили…

Господи, мой любовник лепетал как младенец, точнее, как подросток, поцеловавший одноклассницу и застуканный ее папашей! Мой могучий барс был смущен и… почти раздавлен!

– Ну, тебе же хватило времени пометить мою дочь вместо того, чтобы сходить с ней в ваш храм…

– Мне кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? Зачем нужно было идти в храм?

Балтазар усмехнулся и обнял меня за плечи, ненавязчиво отгораживая от барса.

– А затем, дорогая Ева, чтобы Священный Ирбис подтвердил истинность выбора. Потому что, если этого не произойдет, лорду Габриэлю Алт’Норану придется искать другую пару.

Нет-нет-нет, я не хочу, чтобы он искал другую! Я едва не прокричала это вслух, но вовремя остановилась – я же вообще-то уже не заблудшая попаданка без роду и племени, а даже как бы наследница одного зверя и возлюбленная другого. И дом у меня родительский есть типа дворец, наряды-драгоценности-счет в банке... Наверное, не по статусу мне теперь бросаться Габриэлю на шею…

Но… сердце, истосковавшееся по любви, твердило другое: не отдам, никому не отдам этого великолепного мужчину, сильного и мужественного, страстного и нежного – моего!

Я умоляюще посмотрела на отца и взяла за руку Габриэля.

– Я люблю его! И не сомневаюсь в том, что я его Истинная пара. Но если традиции требуют, - лукаво глянула на обоих мужчин, - я готова отправиться в храм хоть сейчас.

– Сейчас, дорогая дочь, ты отправишься в свои покои и будешь отдыхать. Ты сама-то помнишь, когда спала в последний раз? Бледная, под глазами круги… А молодой барс вернется в свой дворец и приготовит дары жрецам Священного Ирбиса – может, тогда священнослужители встретят его более благосклонно и закроют глаза на нарушение традиций… Ева! Можешь проводить нашего гостя. Мы прибудем в его владения после захода солнца.

Я во все глаза смотрела на лорда Балтазара и… млела от его строгого вида и заботливого голоса: так вот что значит иметь отца! Выросшая сиротой, никогда не представляла, что отеческая забота может быть такой приятной!

Похоже, Габриэль тоже проникся моментом – я едва не хихикнула, увидев его обескураженное лицо. Немного потоптавшись на месте, он все же выдавил из себя слова прощания, сверкнул глазами в мою сторону и подал руку.

Ах, ах, ах! Какие мы официальные! Ну, заяц, погоди! Едва выйдя за дверь, я затолкала Габриэля в ближайший угол и прижалась всем телом. Он нежно обнял меня, и я задохнулась от переполнявших эмоций. Отец прав – мне нужно отдохнуть и сбросить перебор адреналина.

– Никогда не думал, что с отцом невесты так трудно говорить!

– А я твоя невеста? – кокетливо прошептала, целуя его в ухо.

– Ева, не искушай, а то я никогда не уйду! Или уйду, но с тобой… в спальню!

Я задумалась, погладила его, как ребенка, по белоснежным волосам и все же качнула головой.

– Нет, милый! Давай все сделаем по правилам.

Храм Священного Ирбиса расположился на берегу рукотворного озерца, замерзшего по зимнему времени и сверкающего в отсветах многочисленных факелов. Высеченный из цельной гигантской горы, храм казался нереальным в этом зареве огней. Полная луна и далекие ритмичные удары барабанов только усиливали чувство эйфории.

На суд верховного бога барсов мы отправились на скакунах-дракодилах – портал открывать там не допускалось – с довольно внушительным сопровождением. Возглавляли процессию лорды Балтазар и Лориан, следом скакали мы с Габриэлем, а уж за нами пристроились несколько придворных и воины охраны обоих кланов. Все считали это событие чрезвычайно важным и двигались медленно и в торжественном молчании.

Я, отдохнувшая, скромно одетая (не в рубище, конечно, но все же…) и укрытая теплым меховым плащом, изредка поглядывала на задумчивого Габриэля и посмеивалась про себя. Надо же, как они своих богов боятся! Ну, допустим, не боятся, - с трудом верится, что такой могучий барс вообще боится кого-нибудь. Скажем так: уважают и прислушиваются к высочайшей воле. Не могу сказать, что я сама была спокойна на все сто – кто их знает, этих богов. Вон в греческой мифологии описаны и вредные, и капризные, и жестокие боги.

Но Священного Ирбиса все называют Справедливым, что ж, поверим на слово.

Внутреннее убранство храма с первых шагов поразило роскошью, драгоценной отделкой, инкрустацией серебром, рубинами, изумрудами и слоновой костью.

Ровно в полночь из бокового прохода послышалось пение, и жрецы в белых одеждах, в основном женщины, вышли, пританцовывая под барабанную дробь. Их руки были молитвенно протянуты к гигантской статуе из белого камня, возвышавшейся в центре зала. Как только песня закончилась, скульптура, ранее скрытая в полумраке помещения, засветилась изнутри и будто ожила. Это был мужчина гигантского роста, его широкие плечи покрывала пятнистая шкура, широко расставленные ноги прижимали к камню какое-то мерзкое пресмыкающееся. Я явственно почувствовала, как меня буквально сканируют мудрые глаза этого каменного истукана и недовольно передернула плечами. И – конечно, мне это показалось! – бог… хитро улыбнулся.

Пока Габриэль вручал жрецам принесенные дары – шкатулку с драгоценными камнями, старинный меч с ножнами, украшенными древними рунами, и - почему-то! – каравай хлеба, я играла с богом в «гляделки» и похоже ему это нравилось!

Наконец, официальная церемония закончилась, и старший жрец попросил всех посторонних удалиться. Перед статуей остались лишь мы с Габриэлем.

– Приложите руки к стопам Священного Ирбиса, нашего отца, заступника и покровителя! – загробным голосом произнес жрец.

Альфа взял меня за руку, переплел пальцы и прикоснулся к каменным ногам статуи. Холодный камень неожиданно стал нагреваться, и я попыталась выдернуть свою руку из крепкой хватки Габриэля, но не тут-то было – и его, и мои пальцы будто приклеились к камню.

 В зале наступила зловещая тишина. Казалось, весь окружающий воздух превратился в тяжелое ватное одеяло и накрыл нас с головой. Стало трудно дышать и, если бы не твердая рука Габриэля, обхватившая меня за талию, я бы, наверное, упала. Вдруг откуда-то послышалась заунывная мелодия и под ее аккомпанемент в потолке храма открылось окно, в котором обжигающе ярким оранжевым диском светилась полная луна.

Как завороженная, я наблюдала, как от нее протянулся тонкий луч, побродил по моему платью и легонько толкнулся в грудь. По всему телу разлилась приятная истома и я теснее прижалась к Габриэлю.

Неожиданно все закончилось. Статуя вновь стала холодной и неподвижной, жрец исчез и нас окружила возбужденная толпа.

– Священный Ирбис благословил наш союз и подтвердил истинность нашей связи!

Габриэль распахнул камзол и расстегнул ворот рубахи, обнажая грудь. На гладкой смуглой коже, прямо над подрагивающим соском, красовалась татуировка, прекрасней которой я никогда не видела – перевернутая, точно вычерченная лапа, в глубине которой, как в ладони, пульсировало алое сердце.

– Позволь мне… - прошептал он и немного приспустил декольте моего платья.

Я невольно ахнула и уставилась на точно такую же метку, только размером поменьше. Ну, и шутник, этот Священный Ирбис! Лапка разлеглась как раз по самому краю выреза – хочешь, демонстрируй всем, кому не лень смотреть, хочешь – спрячь под кружевами или шарфом. Вторая Метка – знак супружеской связи!

– Ты доволен, вождь Балтазар? – смиренно спросил мой теперь уже подтверженно-истинный, хотя никаким смирением в его прикрытых густыми ресницами глазах и не пахло.

– Да, альфа Габриэль! Традиции соблюдены, и я рад, что наши соглашения теперь будут закреплены родством!

Вожди пожали друг другу руки и на нас со всех сторон посыпались поздравления. Габриэль не отпускал меня ни на шаг и потихоньку отступал к выходу, чтобы, наконец, подхватить на руки, запрыгнуть на скакуна и умчаться в сторону заждавшейся нас спальни.


Глава 32

Я смотрела на спящего Габриэля и никак не могла стереть с лица блаженную улыбку. Неужели все беды остались позади, и моя суматошная жизнь теперь потечет плавно и размеренно?

Каждое утро я буду просыпаться вот так – в объятиях любимого мужчины, любоваться его прекрасным обнаженным телом, прислушиваться к размеренному дыханию…

Большая ладонь альфы полностью накрывала мою грудь и между слегка раздвинутыми пальцами виднелся уголок метки.

Рисунок, как живой, вздымался в такт дыханию и это было так эротично, что я не удержалась и судорожно вздохнула. Габриэль, не раскрывая глаз, улыбнулся и забросил на меня ногу.

– Сегодня ты не убежишь?

– Это ты убежал в прошлый раз, а я просто немного … смутилась. А ты…

Габриэль не дал мне договорить, накрыв поцелуем рот. Наши тела мгновенно пробудились и были готовы вновь – уже в который раз! – пуститься в умопомрачительный танец, но альфа неожиданно отодвинулся, встал с постели, и я недовольно заворчала.

– Ева, - нарочито строго проговорил он. – Ты стала моей супругой по традиции оборотней, так?

Я кивнула головой, уставилась на его мускулистое гибкое тело и едва не застонала.

– Но ведь у людей в другом мире церемония проходит иначе? – Я опять, как заведенная, кивнула.

– Иди сюда, родная, и дай мне свою руку! 

Было ужасно неловко вылезать из постели голой, - ну, не привыкла я разгуливать без одежды! – но любопытство победило.

Габриэль медленно, будто издеваясь, взял со стола бархатный мешочек, развязал шнурок и достал изящное колечко из плетеных золотых нитей, на внутренней стороне которого я заметила крохотную пластинку с изображением летящего барса.

– Зарина сказала, что в мире, где ты росла, муж и жена обмениваются кольцами. Ты можешь выбрать любую драгоценность из нашей сокровищницы – все богатства клана принадлежат тебе - но я прошу тебя принять именно это колечко как символ моей любви, доверия и верности. Оно принадлежало моей матери и передавалось по женской линии много поколений.

Габриэль надел кольцо на указательный палец, и я ахнула от восторга – в тот же миг перед нами загорелся портал, в глубине которого… светило солнце, переливался золотом песок и плескалось море!

– Когда наши женщины уставали от дворцовой суеты и хотели уединиться для отдыха или размышлений, они надевали кольцо и отправлялись в «Жемчужный оазис» – так называется это волшебное место. Иногда они брали с собой и мужей…

Габриэль вопросительно посмотрел на меня, и я в полном восторге бросилась ему шею.

– О да! Это так замечательно! Я обожаю море! Мы проведем там наш медовый месяц!

– Медовый месяц? – удивился муж. - В нашем календаре нет такого месяца!

– Теперь будет! Уверена, тебе понравится! А когда мы туда пойдем?

– Ева, ты не поняла, это твое кольцо, твоя летняя резиденция и только ты можешь пригласить меня – иначе портал не пропустит.

– А ты не боишься, что я просто уйду… и не вернусь… - я задумчиво посмотрела на моментально напрягшегося альфу. Его лицо как-то закаменело, кулаки сжались, и он твердо посмотрел мне в глаза.

– Боюсь… ты права. Но, клянусь, я никогда не буду удерживать тебя насильно! И сделаю все, чтобы ты не захотела уйти…

– Тогда давай сходим туда ненадолго прямо сейчас. Мне ужасно хочется проверить на деле твою готовность… Хотя… постой! Не идти же голыми – вдруг там кто-то есть!

Габриэль расхохотался.

– Дорогая, там никого не может быть! И зачем нам одежда, если мы собираемся купаться, валяться в песке и… - мой муж интригующе посмотрел на мою тут же потяжелевшую грудь и заскользил глазами ниже.

Боже! За что мне это… счастье?

Мы провели на пляже несколько замечательных часов, плескались в теплой воде, любили друг друга и говорили обо всем на свете.

Габриэль рассказывал о своем детстве, о том, как после гибели родителей им с Кристианом было нелегко удержать клан в повиновении и лишь пророчество оракула давало надежду на лучшие времена.

– Ты – моя любовь и спасение снежных барсов! Когда появится на свет наш сын, мы, наконец, вздохнем свободно. Ты даже не представляешь, как много молодых супружеских пар ждет этого!

– Но вдруг я не забеременею? – Я невольно поежилась и прижалась теснее к мужу.

– Глупышка! Поверь, ты уже беременна!

Габриэль нежно погладил мой плоский живот, поцеловал метку на груди и поднялся на ноги, отряхивая с тела и волос песок, как большой лохматый пес.

– Нам пора возвращаться во дворец. Вечером на прием прибудет знать обоих кланов, и я представлю всем свою прекрасную жену.


Затаив дыхание, мы с Зариной любовались разложенным на кровати платьем.

– Откуда у тебя это чудо? – почему-то шепотом спросила подруга.

– Не поверишь, но, действительно, чудо! Этот свадебный наряд мне подарила богиня Дагна, когда я была в ее храме. Она соткала его на моих глазах из хрустальных капель воды храмового озера. Я тогда не могла понять, зачем? Ведь не было ни женихов, ни даже возлюбленных… А она все знала!

– Богиня… Но почему ты ничего не сказала раньше?

Я лишь пожала плечами, сама не понимая, почему скрыла такой сказочный подарок. Может быть, потому что он сказочный?

А разве все, что со мной происходило с того момента, как я оказалась в этом мире, не сказка? Сказка! Невероятные приключения, встреча с прекрасным принцем на белом коне, пардон, дракодиле, оборотни, колдуны и ведьмы, коварное похищение и славная победа добра над злом! А в финале, как и положено в классической сказке, завершающим аккордом – свадебный прием! Но эта сказка неожиданно стала для меня реальностью!

«Решайся, Ева! Я хочу увидеть свой дар на тебе!» - вдруг услышала журчащий голос богини. Платье взлетело, приблизилось и… в следующее мгновение я уже видела в зеркале себя в этом невероятном, воздушном наряде!

В волосах сияла свадебная корона «Роса любви», на груди поблескивал золотыми искрами мамин кулон, с которого уже давно сняли иллюзию простенького медальона, с портретом женщины, подарившей мне жизнь.

Из декольте, обрамленного кружевным воланом, кокетливо выглядывала Вторая Метка – знак любви моего мужа, который я бы не променяла на все сокровища мира.

Не знаю, сколько бы я простояла еще в задумчивой неподвижности, если бы краем глаза не заметила, как Зарина склонилась в придворном поклоне.

Оглянувшись, увидела на пороге высокого статного красавца в черном бархатном костюме. По его плечам струились белоснежные волосы, а лоб перехватывал тонкий платиновый венец.

Габриэль смотрел на меня восхищенным взглядом, полным любви и безграничного обожания. Я гордо расправила плечи и протянула мужу руку.

Мы прошли в тронный зал под приветственные крики придворных и гостей, прибывших из ближних и дальних мест.

Рядом с троном альфы стояло кресло размером поменьше, в которое Габриэль галантно усадил меня и взмахнул рукой, подав знак музыкантам начинать бал.

***

Казалось, что этот день никогда не закончится. Танцующие пары еще кружились в звуках сменяющих одна другую мелодий, когда мы перешли в кабинет, чтобы попрощаться с отбывающими отцом и Лорианом. Лорда Балтазара ждали неотложные дела в возвращенных владениях, а мага срочно вызвал Блез Волонтир, который все это время находился с дени Санталь. Домоправительница, пострадавшая, в общем-то, из-за меня, наконец пришла в сознание - что меня ужасно обрадовало! – и можно было приступать к восстановительному лечению. Но мне почему-то казалось, что Блез не приехал поздравить меня по другой, более личной причине и от этого было немного грустно.

Лориан, почувствовав мое настроение, достал из кармана квадратик бумаги и протянул мне. Твердой рукой целителя было написано всего одно слово: «Поздравляю!».

– Леди Ева, если не ошибаюсь, вы хотели посетить мир вашего детства и юности, прежде чем приступить к обязанностям супруги альфы клана Снежных Барсов, - проговорил маг, глядя в упор на моего мужа, а не на меня.

Габриэль заметно напрягся, но промолчал.

– Я обсудил этот вопрос с лордами Балтазаром и Габриэлем, - Лориан забавно улыбнулся. – Поверьте, это было не легко!

Я заторможенно кивнула и, кажется, перестала дышать, а этот хитрец продолжал:

– Позвольте преподнести вам свадебный подарок! – И он протянул голубой кристалл, который я тут же сжала дрожащей рукой.

– Это, как вы уже догадались, кристалл перехода. Вам достаточно представить место, где вы хотите оказаться, и тут же откроется портал. Но! – Лориан сделал театральную паузу. – Так как тот мир не магический, заряда хватит на несколько дней, и как только цвет кристалла начнет тускнеть, вы должны будете поторопиться и вернуться обратно.

– Я не сказал своего окончательного слова! – Габриэль не выдержал и вцепился в меня, как утопающий хватается за соломинку. – Это опасно!

– А может быть это не будет так опасно, если со мной отправится мой храбрый муж? – Я скорчила просительную рожицу и нежно погладила альфу по щеке. – Разве ты не хочешь воспользоваться таким замечательным подарком и посмотреть на другой мир? К тому же это прекрасная возможность узнать больше о моей жизни. Габи, ну, пожалуйста!

И, разумеется, мой оборотень дрогнул!


Глава 33

Портал открылся в центре моей любимой кухни – именно ее я представила, стоя в полной боевой готовности к переходу. Господи, какая же она крохотная!

Вот недаром говорят, что все познается в сравнении. После просторных покоев дворцов и замков, в которых успела побывать в последнее время, все вокруг казалось таким миниатюрным, таким кукольным!

Интересно, сколько времени прошло с того знаменательного дня, когда я вслед за кошкой провалилась в зеркало?

К счастью, электронные часы-календарь были включены в сеть и привычно мигнули зеленым светом. Так… 27 декабря… Из отпуска я вернулась 26 ноября, значит, целый месяц меня здесь не было. Хорошо хоть холодильник пустой, а то вся квартира провоняла бы испорченными продуктами.

А вообще довольно странно: в квартире чисто, будто я только что провела генеральную уборку. Обычно из-за близости к перегруженной магистрали пыль приходилось вытирать каждый день и это при том, что я не маньячка чистоты, а самая обыкновенная работающая женщина.

А здесь… как в операционной – так обычно выражалась моя бывшая начальница Светлана Ильинична, проводя наманикюренным пальчиком по всем многочисленным уголкам нашей клиники пластической хирургии.

 Магия? Возможно…Неужели Лориан подозревал, что мне захочется побывать здесь? Какая же он умница!

Габриэль нервно топтался за моей спиной и удивленно смотрел по сторонам. В конце концов, он не выдержал.

– Неужели ты жила здесь, в этой клетке?

– Знаешь ли, не все живут во дворцах, - сухо ответила мужу, как-то даже обидевшись за свою недвижимость, вполне себе достойную по земным меркам.

– Извини, я сказал глупость… мне просто не по себе… В нашем мире я знаю, отчего может грозить опасность, а здесь…

– Здесь нам ничего не грозит, поверь мне! Ты же знаешь, что магии в этом мире нет, а со всякой нечистью, как в человеческом, так и в потустороннем виде, мы как-нибудь справимся. Но обещаю, что буду осторожна и без тебя ни на шаг!

– Очень на это надеюсь! А пока показывай все, чем хотела удивить своего темного мужа.

Да… Мой «темный» альфа смотрелся весьма колоритно – обтягивающие кожаные брюки, черная рубашка с пышным жабо и меховой плащ с капюшоном.

Для рождественского маскарада - наряд высшего класса, но для будничной прогулки по провинциальному городу 21-го века… мягко говоря, не совсем то, что нужно.

Мне-то было проще – еще перед переходом вырядилась в куртку-шапку-сапоги, в которых меня принесло в Астанию. А вот Габриэлю срочно надо прикупить какую-нибудь стильную косуху. Благо, предновогодние скидки в самом разгаре!

Значит, наше земное приключение начнем с интернета, заодно и еду закажем.

Я включила компьютер и быстро защелкала клавишами. Габриэль придвинул кресло, уселся рядом и стал с интересом наблюдать за моими манипуляциями.

– Это и есть компьютер, который работает через интернет, - уверенно произнес он и я едва не выпала в осадок. – Что мы ищем?

Ну, Зарина, ну, зараза, весь кайф мне сломала!

– Неужели ты думала, моя дорогая, что я не подготовлюсь к этому экзотическому путешествию? – альфа иронично ухмыльнулся и быстро поцеловал меня в нос. – Я твою подругу целый день допрашивал и даже кое-какие записи сделал. А эротические фильмы мы будем смотреть?

Ну, разумеется! Что еще полезного могла посоветовать эта бесстыжая сексокошка?! Уж не цикл научных программ, конечно!

Рука Габриэля гладила мое колено, обтянутое джинсами, и я глупо хихикнула, вспомнив его ошалелый взгляд, когда он впервые увидел меня в земной одежде. Ничего, скоро мы и тебя обрядим в джинсы, голубчик!

На экране, наконец, открылся сайт магазина мужской одежды, на котором любил копаться Артем. Мой бывший вообще был неравнодушен к хорошим вещам, и часто делал покупки на довольно внушительные суммы.

Я даже подшучивала, что одежды у него больше, чем у меня, и попросила купить отдельный шкаф. Кстати, может он не все свое барахло забрал…

Я зашла на страничку верхней одежды и показала мужу, как выбирать модели, а сама пошла в спальню, чтобы проверить наличие отсутствия. Отсутствие было налицо. И не только исчезли Артемовы вещички – даже шкафа не было!

На тумбочке мигал огонек автоответчика на телефоне. Задумалась – стоит ли слушать голоса из прошлого? Я ведь для себя уже все решила и домом называла тот мир, где остались Лориан, Блез, Зарина и те, с кем еще не успела подружиться… Мир, в котором я встретила свою любовь, свою судьбу…

«Судьба» неслышно зашла в спальню и, обняв за плечи, поцеловала в висок.

– Почему ты грустишь, Ева?

– Да вот смотрю на телефон и думаю, стоит ли слушать тех, кого я больше никогда не увижу.

– Ты имеешь в виду этот кристалл связи на столике?

Я кивнула, и Габриэль стремительно нажал кнопку прослушивания.

– Не надо бояться прошлого, дорогая, оно ведь прошло.

Несколько секунд аппарат молчал, потом грохнул голосом разъяренного Артема.

– Ева! Быстро же ты сменила замок! Но выставить за дверь целый шкаф с моими вещами – это подло! Не думал, что ты такая сука!

Вот это поворот! Похоже, Лориан очистил квартиру от нежелательных мужчин в самом прямом смысле! Браво!

– Это был он? Тот, кого ты любила?

Любила? Тогда я думала, что да, любила… даже замуж собиралась. Я посмотрела в серьезные глаза Габриэля, такие родные, понимающие, немного обеспокоенные… и утонула в их бездонной глубине. Разве нужны слова, если действительно любишь?

После двух рекламным роликов и напоминалке о пропущенной очереди в парикмахерскую раздался взволнованный голос Светланы Ильиничны:

– Евушка, где ты пропадаешь! Надеюсь, все с тобой в порядке! Ты помнишь, что в субботу новогодний корпоратив? Приходи, пожалуйста!

А вот это отличненько! Я приду! И приду не одна!


Весь следующий день прошел в хлопотах. Выдав Габриэлю пачку дисков с сериалами и фильмами разных жанров для расширения кругозора, я показала, как пользоваться плеером, а сама села за компьютер.

Итак, что мы можем взять с собой в мир, где нет интернета, электричества и связанных с этими благами жизни приспособлений?

Если купить сотню батареек с большим сроком годности, то вполне уместно прихватить планшет и набор флэшек с любимой музыкой.

Фен? Вполне может пригодиться! Кофемолка и пару кг кофейных зерен, зеленый чай и блэндер для коктейлей… Косметика, лекарства… Я задумалась.

А надо ли это все тащить в магический мир? Я же отправляюсь не в страну третьего мира. Удовольствия на пару месяцев, а что потом? Ностальгия? Нет, это не по мне!

Я решительно стерла уже довольно раздутый список и достала из комода альбом с фотографиями. Вот единственная и самая дорогая ценность, которая всегда согреет душу приятными воспоминаниями!

И еще пару книг – обязательно «Унесенные ветром» и «Джейн Эйр». Я смогу их читать мужу вслух зимними вечерами, сидя у камина, или на пляже в своей личной резиденции «Жемчужный оазис».

Странно! Оказывается, мне ничего большего и не нужно из прожитой на Земле жизни!

Я подсела к Габриэлю, который застыл в напряженной позе у экрана телевизора - на его глазах разворачивались бурные страсти из жизни Дикого Запада.

Удобно устроившись на коленях мужа, положила голову ему на грудь и прикрыла глаза. Где-то там стреляли, ржали лошади, страстно вздыхали дамочки из салунов, а мне уже хотелось домой…

***

Габриэль не сразу согласился на мое предложение отправиться на вечеринку, но я очень, о-очень постаралась его уговорить.

Так что, кроме модной кожаной куртки, нам пришлось заказать и супер-фирменные джинсы, черные и облегающие, как вторая кожа, его соблазнительную попку, и клубный пиджак с серебристым отливом, с которым отлично смотрелась рубашка с пышным жабо.

Этакий винтажный мачо получился!

Я вырядилась в любимое платье от Донны Каран, на тонких бретельках и едва прикрывающее колени, и мой муж нахмурился, разглядывая ноги в лодочках на высокой шпильке.

Я скромно пожала плечами – в конце концов, мне лучше знать, как принято одеваться в этом мире. Но для спокойствия его нервной системы вместо короткой куртки достала из шкафа длинное кашемировое пальто и мохеровый шарф крупной вязки, который не столько грел, сколько придавал моему наряду некую загадочную изюминку.

До начала корпоратива еще оставалась куча времени и я предложила вызвать такси, чтобы просто покататься по городу и полюбоваться на празднично украшенные витрины, гирлянды разноцветных фонариков на деревьях и нарядно разодетые елки на площадях и в окнах домов.

Пока Габриэль молча разглядывал виды за окном медленно ползущей в вечернем трафике машины, я гордо любовалась его мужественным, немного напряженным профилем и искренне восхищалась невозмутимым спокойствием, с которым он воспринимал все чудеса технологичного мира.

Когда мы добрались до банкетного зала, вечер был в самом разгаре, бодренько наяривал популярный ансамбль, повсюду слышался смех, разговоры и звон бокалов с пузырящимся шампанским.

Навстречу выскочила как всегда красивая и ухоженная Светлана Ильинична, принялась щебетать, как замечательно я выгляжу, как бы между прочим оценивая профессиональным взглядом моего спутника.

Габриэль стоял со скучающим видом и со стороны могло показаться, что подобные развлечения для него – тоска смертная. Но я-то знала, что он внимательно прислушивается и приглядывается, прощупывая своим звериным чутьем окружающую обстановку.

– Ева, дорогая, где же ты пропадала? Ты представишь своего загадочного кавалера? – проворковала тем временем моя начальница.

– Почему же загадочного, прекрасная леди? – вступил в игру Габриэль.

От звучания его бархатистого голоса с легким «иностранным» акцентом даже у меня побежали мурашки, а молодящуюся Светлану, по-моему, пот прошиб.

– Габриэль Алт’Норан, к вашим услугам.

– Интересное имя…  - кокетливо протянула Светлана Ильинична. – Вы иностранец, полагаю… Позвольте предложить вам закуски - мы пригласили лучших кулинаров города.

– Благодарю! Но я собираюсь пригласить Еву на танец, поэтому прошу извинить…

– Конечно, конечно! Мы еще успеем поболтать! Евушка, а ты уже видела Артема?

А вот это она зря! Как я ни старалась удержать лицо, Габриэль сразу догадался о ком идет речь и слегка напрягся, но виду не подал. Вот что значит дворцовая выучка!

– Это вы о том глупце, который упустил свое сокровище? – как бы лениво переспросил он. – К моему великому счастью, кстати… Скажу больше - я вашему коллеге даже благодарен!

Меня слегка затошнило от этой светской беседы. Со всех сторон на нас глазели гости, среди них были и знакомые лица бывших коллег.

И если раньше я наивно думала, как гордо перезнакомлю всех со своим мужем и меня никто не станет жалеть и называть брошенной, то сейчас я просто задыхалась от волны недоброжелательства и зависти.

От плохо скрытых шепотков хотелось заткнуть уши и бежать, куда глаза глядят. Никогда раньше я не ощущала по отношению к себе столько негатива.

Да и чему было завидовать? Моей самой заурядной внешности? Да таких, как я, особенно без косметики, хоть мешками грузи! Или крохотной двушке в центре города? Так и это сейчас для многих не проблема.

Ни дачи, ни машины, ни богатенького покровителя… Ну, да, был интерес со стороны Артема – «первого парня» в нашем коллективе. Так ведь все, кроме меня, знали, что это временно и ненадолго.

А тут являюсь вся такая-растакая красивая и разодетая, да еще в сопровождении мужчины, от которого глаз не оторвать!

Пока я занималась психоанализом этого самого мужчину уже облепили со всех сторон и засыпали вопросами, не забывая демонстрировать свои прелести – у кого что было на показ.

Все-таки косметическая клиника, а красота, как все мы знаем, страшная сила. Габриэль как приличный… оборотень не мог растолкать эту довольно агрессивную, но все-таки женскую компанию и только умоляюще поглядывал на меня. А я…

– Милый, ты тут поболтай, а я схожу в дамскую комнату.

Габриэль собрался меня сопровождать, но я красноречивым жестом попросила не перегибать с охраной и отправилась на поиски тихого уголка, где смогу просто передохнуть от избытка эмоций. Отдохнула! Только вышла в безлюдный коридор, как нос к носу столкнулась с бывшим.

– Ева! Прекрасно выглядишь! – Артем окинул меня заинтересованным взглядом и по-хозяйски положил руку на талию, собираясь притянуть поближе и… Поцеловать?!

Я задохнулась от возмущения, вывернулась и зашипела, как рассерженная кошка, которой прищемили хвост. Все-таки что-то звериное от папочкиных генов мне перешло…

– Ну что ты, детка! Я просто хочу поговорить! Я ошибся, мы еще можем быть вместе! – Артем схватил меня за плечи и прижал к стене. – Нашла себе богатенького, чтобы мне отомстить? Понимаю и прощаю! А теперь поедем домой, Ева, я так скучал!

Он меня прощает?! Я затряслась в истерическом хохоте, хотела сказать что-нибудь язвительное, но никак не могла остановиться.

Артем побледнел, в его глазах блеснул нехороший огонек, и я заметила, как он достал что-то из кармана и почувствовала запах эфира.

– Прости, но мы должны поговорить… Ч-что это?

Артем отскочил в сторону и забился в угол, бросив меня на произвол судьбы, точнее, на съедение дикого хищника, осторожно крадущегося по полутемному коридору. Оконные стекла дрогнули от раздавшегося рыка, мой бывший завизжал, как недорезанный поросенок, а я пошла навстречу своему прекрасному барсу.

– Ты, как всегда, вовремя, дорогой! – Я притянула к груди мохнатую голову и пригладила встопорщившуюся шерсть. – Давай поскорее отправимся домой!

Зверь мотнул головой и обернулся. Я в очередной раз залюбовалась его высокой фигурой в модном земном костюме, слегка растрепанными серебристыми волосами, широкой мускулистой грудью, к которой прижалась с восторженным вздохом.

А потом посмотрела на дрожащего от ужаса Артема. Его взгляд был совершенно пустым и застывшим. Как могла я думать, что люблю это ничтожество, как могла умываться слезами, узнав, что он бросил меня?!

– Что с ним будет? -  спросила у мужа.

Габриэль равнодушно пожал плечами.

– Кажется, ему понадобится специальное лечение, но целителем он уже не будет.

Мы забрали из гардероба верхнюю одежду и вышли на заснеженную улицу. Из окон банкетного зала доносилась громкая музыка, слышались обрывки разговоров и пьяный смех.

Народ веселился и готовился к главному празднику года. Пожалуй, стоит и в Астании завести такой же обычай. Надеюсь, мой грозный барс не будет против.


Эпилог

– Все готовы?

Я оглядела довольно многочисленную компанию и надела на указательный палец магическое колечко, подаренное мужем в честь нашего подтвержденного богами союза.

Портал приглашающе распахнулся, мои дорогие гости восторженно загомонили и ступили за мной на золотистый песок летней резиденции «Жемчужный оазис».

Позади остался нарядно украшенный зал с высокой пушистой елкой в центре. Всю прошедшую ночь мы веселились, водили хороводы и пели новогодние песенки под моим чутким руководством.

Как я и предполагала, праздник встречи Нового года пришелся жителям Астании по душе и вот уже несколько лет отмечался как аристократами, так и простыми жителями. 

Особый интерес вызывало праздничное меню, которое мы с Зариной составили для нашего повара. И угадайте с трех раз, что в нем было?

Конечно, салат оливье, селедка под шубой и холодец. Над ингредиентами пришлось поразмышлять, но в конце концов мы справились.

Правда, наши гости не сразу решились опробовать новые блюда, но глядя, как мы с Габриэлем уплетаем за обе щеки, все-таки не выдержали и осторожненько ковырнули высокую шубу, щедро украшенную яичными желтками, золотистый крутой холодец, ну, а про оливье и говорить нечего – пошел на «ура».

Уже под утро, уставшие и возбужденные, мы разбрелись по спальням, чтобы через считанные часы встретиться в холле дворца. О сюрпризе, который я тщательно готовила несколько дней, знал только муж и некоторые слуги.

 Да и вообще о существовании этого сказочного места не знал никто из посторонних – тайна «Жемчужного оазиса» хранилась в семье веками.

Только в этом году с позволения Габриэля я решила поделиться ею со своими самыми дорогими и близкими друзьями. И повод для этого был самый подходящий – нашим близнецам в конце года исполнилось пять лет.

Именно в этом возрасте малыши, дети смешанных браков, могут впервые обернуться и встретиться со своей звериной сущностью и только после этого становятся полноправными членами клана.

Габриэль оказался прав – я действительно забеременела в первую же нашу ночь, проведенную вместе после посещения храма. Ровно через девять месяцев дворец, казалось, затаивший дыхание, пока я ходила толстая, неуклюжая и капризная, огласился бодрым боевым криком – на белый свет появились наши дети, сразу двое, мальчик и девочка.

Первые дети за многие десятилетия… Блондинистый крепыш Георгий Алт’Норан, наследник клана Снежных Барсов, и рыжеволосая, вся в кудряшках, Ангелина, названная в честь придворной дамы, отказавшейся ради меня от собственной судьбы.

А вскоре все благородные леди, желающие обзавестись потомством, гордо ходили по улицам, выпятив животы, а швеи городов и селений были завалены работой, изобретая изящные модели для будущих младенцев.

Можно сказать с чистой совестью, что я дала старт бэбибуму во владениях Габриэля. Художники изображали мою скромную персону на картинах, а ремесленники копировали их на открытках и продавали за немалые деньги, что приносило неплохой доход в казну.

Но всех переплюнул Совет старейшин, установив мою магическую скульптуру в храме неподалеку от САМОГО Священного Ирбиса – хорошо хоть в ранг богини не возвели!

От всей этой суеты я частенько пряталась в летней резиденции, иногда приглашая с собой и мужа, который не уставал напоминать, что неплохо бы увеличить численность нашего семейства.

Я каждый раз обещала подумать, но в глубине души была пока не готова к такому подвигу – во время беременности меня разнесло как шар, и я только-только начала приходить в норму.

Да и роды были не сказать, чтобы скоропалительными. У местных магов и целителей никакого опыта в приеме молодняка не было, они скорбно разводили руками и с опаской поглядывали на неадекватного альфу, не без оснований гадая, что им грозит в случае моей кончины.

Но я оказалась живучей и помог мне в этом не кто иной, как мой несостоявшийся поклонник Блез Волонтир. В Эрнине дамы рожали исправно, к тому же немалую роль сыграло и то, что Блезу я доверяла безоговорочно, и он уже во второй раз вытащил меня с того света.

Ну, вот. Наследников я родила? Родила! Пророчество оракула исполнилось? Исполнилось! Можно и отдохнуть, насладиться жизнью, путешествовать, заседать во всяких разных дамских комитетах на правах супруги альфы клана.

А еще у меня появилась масса идей, связанных с демографическим пополнением наших владений.

Во-первых, нужно было заняться организацией детских ясель, садиков и школ – за многие десятилетия никто уже и не помнил, как устроен мир, в котором постоянно рождаются и растут дети.

А к воспитанию оборотней нужен, наверное, особый подход. Значит, усиленная физическая подготовка, а это разнообразные кружки и секции.

Подготовкой воспитателей, нянечек и педагогов я поручила заняться своей лучшей подруге Орне, недавно получившей диплом бакалавра в области бытовой магии, и она, недолго думая, объявила набор адептов в новую Академию магических педагогических наук.  

Несмотря на то, что обучение было платным, от желающих освоить новые знания не было отбоя. Габриэль посмеивался над нашей бурной деятельностью, но я-то знала, как он гордится мной, и иногда задирала нос. Ну, да, я такая неугомонная!  

– Это самое невероятное место в нашем мире! Я благодарен тебе, Ева, за приглашение! -

Я вздрогнула, не сразу заметив, как у моих ног прямо на песок уселся неунывающий Блез.

– О чем ты так глубоко задумалась?

– Да так… Воспоминания накатили. Старею, наверное.

– Ты? – Блез заливисто расхохотался. – Не кокетничай, Ева, ты прекрасно выглядишь! И, кстати, не забывай, что брак с оборотнем и метка альфы удлиняет твою жизнь на неопределенно долгий срок.

– Ну, могу же я иногда поностальгировать! Все-таки я пусть и частично, но человек, а человека хлебом не корми, а дай поскулить.

Вот такой он – Блез Волонтир, маг и целитель, мой самый верный и надежный друг. Разумеется, после того, как он пережил свою влюбленность и мог воспринимать меня как младшую сестру, нежели несостоявшуюся возлюбленную.

И как ни удивительно, помогла ему в этом Орна, которую я встретила в гареме вождя из клана Горных Львов. Их чувства вспыхнули практически с первой встречи, но девушка хотела учиться в Академии – у нее неожиданно пробудились способности к бытовой магии.  

И только получив диплом, Орна приняла от любимого брачный браслет и по обычаю оборотней поставила на него свою метку.

Я едва не рассмеялась в голос, вспомнив, как мы обсуждали, куда этот супружеский знак пристроить: я консервативно предлагала плечо или грудь, а Орна склонялась к более интимным местам и, скорей всего, исполнила свою задумку, так как метки на приличных местах видно не было.

– Это должно произойти сегодня? – спросил Блез, с любопытством глянув на играющих в песке детей.

Я пожала плечами и, как всегда, залюбовалась плодом нашей с Габриэлем любви. Серьезный Георгий что-то покровительственно внушал рыженькой веснушчатой Ангелине и она, раскрыв ротик, восторженно слушала брата. Неужели это я родила такое чудо, эту невозможную красоту? Глаза наполнились слезами счастья.

– Священный Ирбис так сказал.

– Ты опять говорила с богом? - Блез заинтересованно посмотрел на меня. – А Габриэль знает?

– Ну, говорила – это слишком громко сказано… Но этот хитрый каменный истукан каким-то образом дал понять. Но я не сказала альфе, вдруг мы ошиблись в подсчетах… Габи и так уже извелся - не терпится ему увидеть звериную сущность своих наследников. А мне все-таки привычнее вот так – мальчики-девочки…

– Ева, ты же знала, что так будет. – Блез взял меня за руку, заглянул в глаза, и я ощутила теплую волну покоя и умиротворения. Ну, да, теперь я тоже так умею, но периодически забываю о своих ментальных способностях. – Пойдем лучше купаться, пока твой ревнивый муж занят беседой с нашими стариками.

Габриэль стоял к нам спиной, предоставив солнечным лучам свободно прогуливаться по его прекрасному телу. Его бедра и ягодицы туго обтягивали пляжные шорты, которые сотворили местные портнихи по моим эскизам.

Став отцом, Габриэль еще больше заматерел и частенько поглядывал свысока на неженатого брата Кристиана. Но тот и не собирал пока обзаводиться семейством, отшучиваясь, что и без его потомства во дворце достаточно шумно.

Только вот его шуточки смолкали моментально, когда в гости приезжала зеленоглазая кошка-бурмилла Зарина. Моя сексуальная подруга невероятным образом создавала вокруг себя такую ауру неприкрытой эротики, что все окружающие оборотни тут же начинали часто дышать, а Кристиан просто выпадал из реальности на все время ее визита.

Правда, слуги докладывали, что не раз видели Кристиана выходящим посреди ночи из Зарининой спальни, но подробностей никто не знал – и он, и она молчали как партизаны. А мы с Габриэлем решили не вмешиваться. Вот вроде и сестры они с Орной, а такие разные!

Напротив Габриэля под полосатым навесом сидели, как выразился Блез, наши старички. Ну, да! Обоим перевалило за две сотни, а выглядят как бравые пятидесятилетние по земным меркам.

Мой нежданно-негаданно найденный отец Балтазар Тор’Квин, вождь клана Горных Львов, и лорд Лориан дель Артего, дипломат и маг Десятого Круга, что-то бурно доказывали Габриэлю.

Вот всегда так! Ни один договор, ни одно соглашение не обходилось без яростных споров, которые – слава богам! – пока не доходили до вооруженных конфликтов. Но зато потом, после подписания государственных бумаг, вся троица упивалась красным эрнинским вином вдрызг, обнималась и горланила песни, которым я сдуру научила и отца, и мужа.

Но самые горячие баталии разгорались вокруг наших детей. Балтазар, в конце концов смирившийся с тем, что я не желаю да и юридически не имею права быть его наследницей, приняв родовое имя Алт’Норан, требовал, чтобы внучка Ангелина после совершеннолетия приняла статус наследной принцессы его клана и уже сейчас обручилась с молодым львом из знатного семейства.

Здесь уже свои пять копеек вставляла я: династические браки при моем земном воспитании казались абсурдными и неприемлемыми. А как же любовь?

Нельзя лишать девочку свободы выбора! Вот вырастет, влюбится и сама решит, за кого замуж выходить. В своем решении я была непреклонна и мужчины затаились до поры до времени.

Но я чувствовала, что за моей спиной они продолжают свои дебаты, чисто по-мужски решая судьбу нашего ребенка.

Была еще одна проблема, о которой предпочитали помалкивать оборотни обоих кланов. Об этом мне по секрету рассказал Лориан, когда дети были еще совсем маленькими.

– Ева, ты должна быть готова к тому, что, когда придет время первого оборота, у Ангелины может оказаться львиная сущность. Не забывай, что в тебе течет кровь Балтазара наравне с магической кровью Норель.

– Но как же так… они же с Георгием близнецы… - известие оказалось настолько ошеломительным для моего ослабленного тяжелыми родами организма, что я едва не грохнулась в обморок.

– Видишь ли, в пророчестве шла речь об одном наследнике снежных барсов, а ты умудрилась родить двоих прекрасных детей и нарушила ход Колеса Судьбы.

– Но может быть это не я, а какие-нибудь ваши хитроумные боги так подшутили над нами…Знаю я двоих… те еще шутники!

– Но я бы хотел, чтобы ты знала… хотя Балтазар и просил меня молчать.

– А Габриэль знает?

Лориан пожал плечами, хотел что-то сказать, но тут слуги принесли подносы с напитками и закусками и вопрос остался открытым. Больше к этой теме маг не возвращался, но зато я замучила вопросами мужа, и он признался, что теоретически такое может случиться, хотя подобные случаи ни в одной древней книге не описаны - он, оказывается, уже проверял.

Что ж, «кто мы такие, чтобы спорить с богами?», как сказала героиня из какого-то дурацкого фильма.

***

Почувствовав мой взгляд, Габриэль оглянулся, сделал несколько упругих шагов и, подхватив на руки, вошел в теплую ласковую воду изумрудного моря.

Я так и не успела сбросить легкий пляжный халатик, и тонкая ткань тут же стала прозрачной и облепила тело. Хорошо, что под ним был крохотный купальник-бикини из старых земных запасов, в котором при гостях я как-то стеснялась разгуливать.

Муж смотрел на меня таким влюбленным, голодным взглядом, как будто не было между нами этих шести лет, наполненных безумной страстью.

И так было всегда, стоило лишь встретиться взглядом или прикоснуться друг к другу. В такие мгновения казалось, что наши тела живут своей собственной жизнью, отметая правила приличия, и мы начинали судорожно искать потаенный уголок, чтобы прижаться друг другу и утонуть в жарких нетерпеливых поцелуях. А ночи… ночи были похожи то на ураган, морской шторм или извержение вулкана, то на томительное парение на воздушных волнах нежности…

Габриэль ласково накрыл губами метку на моей груди, и я в ответ приложила ладонь к его сердцу, где нервно пульсировал точно такой же знак.

Не обращая внимания на гостей, я обхватила мужа на шею, запуталась пальцами в серебристых волосах и слизнула соленую капельку с любимого лица. Тело Габриэля ощутимо напряглось и он шепнул хрипловатым голосом: «Моя!».

– Фу, опять они целуются! – прозвучал совсем рядом недовольный голосок сына.

Дети, держась за руки, стояли по пояс в воде и ждали, пока на них обратят внимание эти несносные родители. Георгий был заметно недоволен увиденным, а Ангелина зачарованно не сводила с нас глаз.

Боже, какие же они все у меня красивые и любимые! Габриэль рассмеялся и отпустил меня, покрасневшую и взволнованную, а сам, скрывая собственное возбуждение, нырнул и поплыл, разрезая воду мощными гребками.

Пока дети плескались в воде у самого берега, я блаженно раскинулась на горячем песке, позволяя ласковому солнцу слегка подсушить влажное тело. По ясному пронзительно голубому небу плыли бело-розовые облака, навевая покой и легкую дрему.

– Ева, милая, проснись! – услышала тихий голос мужа и буквально оглохла от наступившей тишины.

Не слышно было ни разговоров моих гостей, ни щебета птиц, ни ритмичного шороха набегающих волн… Мы с мужем взялись за руки и неотрывно смотрели на медленно приближающийся силуэт могучего зверя, беззвучно ступающего по самой кромке воды.  Священный Ирбис все-таки явился во всем своем великолепии!

Подойдя к застывшим в немом восторге детям, главный бог клана Снежных Барсов как-то мелодично рыкнул, одобрительно кивнул своей гигантской лохматой головой и… исчез.

А там, где мгновение назад в песке играли вихрастый мальчик и изящная рыженькая девочка, смешно сидели на толстеньких задиках пятнистый барсик и смешная крошечная львица с красным бантиком, зацепившимся за пушистое ушко.

Конец


Оглавление

  • Пущина Лара-Ева для Снежного Барса



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики