КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Черный барс (fb2)


Настройки текста:



Черный барс

Глава 1. Синий туман — бесконечный обман

В час ночи Алекс пришел к элитному подмосковному поселку «Золотые горы» на двенадцать домов, чтоб ограбить трехэтажный особняк.

Рядом с поселком благоухал сосновый бор, серебрилась река. Особняк был расположен на участке в двадцать соток с ландшафтным дизайном. В идеальном порядке высажены ели, горные сосны, туи, каштаны, жасмин и розы. А еще рядом с особняком стоял отдельный домик для персонала с гаражом.

Сам особняк построили в ультрамодном стиле. Гигантская столовая, пять спален, на цокольном этаже кинозал, бильярдная, спа с турецкой и финской баней, джакузи, комнатой отдыха и тренажерный зал. По сведениям Итальянца, владелец дома имел сеть химчисток, мебельный заводик, супермаркеты электроники в Москве и области и за прошлый год заработал около полусотни миллионов долларов.

— Лакомый, лакомый кусочек, — сказал тогда Итальянец. — Видишь, как с него капают капельки жира? Осталось только пошире открыть пасть и проглотить его.

Алекс работал с Итальянцем уже пять лет, больше, чем с кем-либо еще. За все это время ни одной осечки. Он «ломал» дома в Москве и Московской области, изредка в Санкт-Петербурге, все по наводкам Итальянца. Процент отдавал нехилый, половину награбленного, но оно того стоило. Итальянец работал только по денежным клиентам, людям с миллионными доходами.

— Конечно, можно просто чистить квартиры в многоэтажках, — говорил он. — Но это уровень заезжих гастролеров, гостей из провинции. Если уж воровать, то миллион.

Настоящего имени Итальянца Алекс не знал, да никогда и не стремился узнать. Знал только, что родился Итальянец в России еще в советские времена где-то в сибирской глухомани, никакой Италией там и не пахло. Больше ничего о прошлом товарища не знал. Они просто партнеры по бизнесу, ничего личного.

Сам Итальянец нисколько не походил на организатора краж. Он и в самом деле походил больше на уроженца солнечных Аппенин. Низкорослый, тучный, смуглый, с большим носом и лысеющей каштановой шевелюрой, всегда в кремовом костюме с жилеткой и обязательной бабочкой, Итальянец представлялся окружающим преподавателем Московской консерватории имени Чайковского.

Что интересно, Итальянец и в самом деле подрабатывал там на полставки на оркестровой факультете. Он великолепно разбирался в классической музыке, разговаривал на испанском языке и превосходно играл на фортепиано и виолончели. Разве можно было заподозрить такого душку в намерениях ограбить тебя, приглашая в загородный коттедж дать пробный урок музыки для подрастающей дочери?

Вот и сегодня Алекс был уверен, что все пройдет по тщательно разработанному плану. Поздно вечером он оставил свою тойоту короллу в зарослях за двадцать километров от поселка, а сам добрался до «Золотых гор» пешком через лес.

На дворе стоял жаркий июль. Алекс переоделся в машине и надел черное термобелье с капюшоном и маской на все лицо. На руках тонкие черные шерстяные перчатки. За плечами черный рюкзак со всем необходимым, чтобы пробраться в охраняемый особняк: очки ночного видения, портативный аппарат с дешифратором для взлома сигнализации, рация, отмычки и еще разная мелочь.

Сосновый бор подступал к самому поселку. Высокий кирпичный забор щедро освещали фонари.

Чуть дальше на север стоял какой-то научный центр, тоже строго охраняемый. Его окружали бетонные стены с колючей проволокой и вышки с вооруженными автоматами охранниками.

— Говорят, там испытывают сверхсекретный энергетический ускоритель, типа адронного коллайдера, ну помнишь, как у европейцев в Швейцарии, — сказал Итальянец, когда обсуждали операцию. — Но я точно не знаю. Построили совсем недавно, сведений мало. Я не стал сильно копать, чтобы не привлекать внимания.

Глянув мельком на научный городок, Алекс чуть удивился. Весь центр окутал густой туман с синеватым отливом. Мощные фонари еле пробивались сквозь клубы. Наверное, охлаждают свою сверхмощную установку, вот и полез пар во все стороны, решил Алекс и вышел из леса.

Быстро добежал до забора. Видеокамера на этом участке давно барахлила и сейчас не работала. Это были точные сведения, потому что Итальянец подкупил одного из охранников.

Не останавливаясь, Алекс прыгнул на забор, оттолкнулся от еле заметного углубления между кирпичами и взмыл вверх. Зацепился за край и тут же подтянувшись, взобрался на вершину забора. Оттуда, не мешкая, прыгнул вниз, на идеально подстриженный газон.

— Вор по элитным домам должен быть в превосходной физической форме, — учил Итальянец. — Ежедневно посещай в спортзал, держи диету, постоянно наблюдайся у врача. Здоровье превыше всего.

Алекс и без этих напоминаний любил заниматься спортом. Штанги, гантели, гири, упражнения на турнике и брусьях. Ежедневные пробежки в парке рядом с домом. В прошлом году увлекся паркуром, очень полезным для вора занятием. Весной постоянно прыгал с парашютом. А еще любил альпинизм и для покорения вершин каждое лето ездил на Кавказ.

Две маленькие рации на груди молчали. Алекс загодя настроил их на волны охраны поселка и полиции. Если возникнут проблемы, он узнает о них первым.

Спрыгнув на мягкую траву, Алекс на мгновение замер. Огляделся. Он очутился в роскошном саду, окружающем поселок. Всюду декоративные деревья. В поселке царила первозданная тишина, только в одном из особняков гремела музыка и кричали гуляющие люди. К счастью, не в том, куда нацелился Алекс.

Быстро, но осторожно он начал двигаться в сторону двухэтажного дома с темной крышей, освещенного разноцветными наземными прожекторами.

Прошел мимо погруженного в тень домика для персонала. Владелец особняка на месяц уехал в Испанию, прислугу отпустил отдыхать. Дома ни души. Даже любимого добермана Того забрали с собой. Заходите воры, забирайте, чего душе угодно.

Подойдя к дому, Алекс обошел его и подкрался к черному входу. Бесшумно пошел по дорожке возле стены дома, выстроенной из красного кирпича. Остановился возле застекленной двери, быстро взломал замок, открыл дверь, нашел пульт сигнализации и набрал пароль.

Когда Итальянец готовился к операции, его помощник разговорился с владельцем особняка в парилке фитнес-центра, куда бизнесмен ходил два раза в неделю. Они разговорились об охранных домовых системах и бизнесмен случайно обронил, что он сохранил одинаковый пароль на устройстве для постановки и снятия тревоги. Остальное было делом техники. Под видом электромонтеров люди Итальянца устроили фиктивный ремонт электропередачи рядом с особняком и перехватили пароль из системы сигнализации.

На мгновение Алекс застыл, опасаясь, что сейчас раздается сигнал тревоги. Но нет, сигнализация отключилась без проблем.

— Бингоу, мой друг, бингоу, — пробормотал Алекс. План работал, как швейцарские часы.

Он снова закрыл дверь. Вытащил из рюкзака очки ночного видения и надел на голову. Отрегулировал точность и коридор, в котором он очутился, замерцал светло-зеленым цветом. Все видно, как днем.

У него в запасе максимум пять минут. Надо быстро забрать барахло и сваливать отсюда поскорее, пока охрана не заподозрила неладное.

Пройдя по коридору, Алекс попал в просторный холл. Панорамные окна от потолка до пола, паркет, лестница из натурального камня и дерева. Дизайн хай-тек, вся обстановка ультрасовременная. С улицы в дом светили фонари. Алекс быстро пересек холл и поднялся по лестнице на второй этаж.

Снова широкий коридор и несколько дверей. Ориентируясь по заученной схеме, Алекс подошел к одной из спален и открыл дверь. Не задерживаясь возле кровати и шкафа, направился к ванной комнате. Попав в нее, подошел к ванне.

Из рюкзака достал ломик и ловко поддев край, оторвал основание. С ванны посыпались кусочки кафеля и плитки. Продолжая работать ломиком, Алекс разворотил основание ванны и сунул руку под нее. Почти сразу нащупал маленький прямоугольный металлический предмет. Отлично, как и планировалось. Сейф на месте. В нем должны быть драгоценные камни на полмиллиона долларов.

Чуть напрягшись, Алекс вытащил сейф из-под ванны и положил в рюкзак. Темно-коричневый ящичек с дисплеем и колонками кнопок приятно оттягивал руки.

Все, дело сделано. Алекс выпрямился и вышел из ванны. Выйдя из спальни, остановился, как вкопанный.

Из окон второго этажа и холла внизу в коридор падали мелькающие блики. Обычно такие бывают от мигалок полицейских машин.

Сорвав с себя очки ночного видения, Алекс напряженно вгляделся перед собой. Глаза не сразу привыкли к ночному мраку, но Алекс сразу заметил красно-синие отблески на стенах и потолках.

— Выходи с поднятыми руками, дом оцеплен! — сказал голос, усиленный мегафоном.

— Твою-то матушку, — шепотом выругался Алекс. Весь тщательно разработанный план накрылся унитазом.

Он осторожно подошел к окну в конце коридора и выглянул наружу.

Мать честная, полицейских нагнали со всей округи, да еще и с соседних добавили. Алекс никогда не видел такого скопления машин с мигалками в одном месте. Как будто они не вора-домушника пришли брать, а террориста с переносной атомной бомбой в рюкзаке.

Парковочная площадка перед домом была заставлена сразу пятью полицейскими машинами. Видимо, высокий статус владельца особняка, который должен будущей осенью пройти депутатом в Госдуму от правящей партии, заставил полицейских начальников напрячь все силы.

Синий туман, вырвавшись из научного центра, к тому времени добрался и до поселка «Золотые горы». Он уже накрыл соседние дома. В свете фонарей туман был голубым, а там, где его скрывала темнота, он оставался фиолетовым. Плотной мглой туман уже частично добрался до дальних от дома машин и незаметно их поглощал.

— Повторяю, дом оцеплен, — повторил полицейский у передней машины. — Выходите немедленно.

Не хотят портить ценное имущество, врываясь в дом крутого бизнесмена, догадался Алекс. Он сел на пол и постарался выровнять дыхание. Ну что же, значит у него есть пара минут в запасе. Надо будет использовать их с умом.

Что он не мог понять, так это того, где прокололся. Вроде все сделано чисто, по плану. Рации молчали, как рыбы. Алекс нажал на дисплей, чтобы проверить их работоспособность. Внезапно одна из раций, настроенная на частоту полицейской волны, ожила. Услышав голос, Алекс не поверил ушам.

— Выходи из дома, коллега, — сказал Итальянец. — Игра окончена, мы все просрали.

Они взяли Итальянца! Эти суки взяли Итальянца! Как им это удалось? Итальянец был в тысячу раз осторожнее мыши под полом кошачьего питомника.

Ладно, размышлять о превратностях судьбы можно будет потом, когда удастся уйти от полиции. Этот густой туман давал кое-какие шансы на спасение.

Алекс подбежал к окну на противоположной стороне коридора и поглядел вниз. Со стороны черного входа его тоже ждали полицейские. В кустах сидели несколько ребят в форме. Мышеловка закупорена со всех сторон. Они рассчитывали, что вор в панике решит, что задний вход свободен и побежит через него сломя голову.

Но Алекс поступил по-другому. Выбежал в одну из спален, собрал покрывало с постели, скомкал, открыл окно и бросил вниз. Со стороны на первый взгляд это выглядело, будто кто-то спрыгнул в темноте со второго этажа.

— Он здесь, сиганул сбоку! — закричал кто-то, заметив движение.

Топот ног и хриплое дыхание. Алекс уже мчался к рабочему кабинету. Его окна выходили на противоположную стену дома.

Внутри стоял рабочий стол, рядом кресло на колесиках. Еще в кабинете были тумбы и шкафы с книгами и документами. У стены диван и еще один столик с креслами у окна. Видимо, здесь хозяин сидел и пил кофе, отдыхая от праведных трудов и наслаждаясь видом на лес и кусочек реки.

Распахнув окно, Алекс бросил вниз одно из кресел. Кресло с треском и стуком упало в траву и замерло на месте.

Никакой реакции. Неужели никто не заметил? Алекс бросил вниз еще одно кресло. Снова никто не заметил. Может, тоже здесь спрыгнуть и убежать в лес? Нет, бегущую фигуру заметят, как только он хоть немного отделится от дома.

— Выходи с поднятыми руками! — предложил все тот же голос в мегафон.

Но затем на первом этаже послышался стук двери и топот ног. Они все-таки начали штурм здания. Алекс кинул еще одно кресло и услышал крик:

— Эй, он с другой стороны спрыгнул!

Ладно, хватит морочить голову полиции. Алекс выбежал из кабинета. Рюкзак бил по спине во время бега.

Он снова забежал в спальню, откуда выкидывал покрывало. Выглянул в окно. Никого, только сосенки и елочки на газоне. И бесформенное пятно покрывала прямо под окном.

Алекс глянул в сторону фасада. Туман подступил вплотную к особняку, накрыл полицейские машины и готовился проглотить весь дом целиком. Что же, пора, тем более, что топот ног и крики штурмовиков уже слышались со второго этажа.

Прямо через окно Алекс прыгнул вниз. Сгруппировался на лету, удачно приземлился, перекувыркнулся и тут же встал на ноги. В очередной раз убедился, что занятия паркуром приносят пользу в воровском ремесле. Не медля ни секунды, помчался к фасаду здания, где на парковке стояли полицейские машины.

Здесь уже вовсю царил туман. Алекс с разбегу ворвался в него и оказался в бело-голубой каше. Сбоку размытыми пятнами мерцали красно-синие мигалки полиции. Позади и чуть сверху кто-то крикнул:

— Вот он, в окно прыгнул. В туман забежал, главное направление.

Видимо, кто-то из зорких полицейских в здании все-таки успел заметить его прыжок.

Алекс продолжал мчаться в тумане. Из мглы вынырнула сосна, Алекс не успел притормозить и влетел прямо в ствол, ощутимо ударившись головой и грудью. Вдобавок ветви расцарапали лицо. Он пошатнулся, чуть не упал на спину, но удержался на ногах.

Тряхнув головой и уняв звон в ушах, Алекс побежал дальше. Сзади в тумане тоже послышался топот ног и крики: «Стой, паскуда, а то хуже будет!». Это заставило Алекса прибавить ходу. Он вытянул перед собой руки и бежал осторожно, стараясь не столкнуться снова с деревом. Вдобавок он помнил, что скоро появится стена и не хотел ушибить пальцы, нарвавшись еще и на нее.

Чтобы сбить погоню с толка, Алекс побежал в сторону. Крики, тяжелое дыхание и топот преследователей послышались сначала близко, буквально за спиной и Алекс испугался, что его сейчас поймают, а то и шмальнут в спину. Но затем вдруг посторонние звуки ушли куда-то далеко-далеко. А потом и вовсе исчезли.

Продолжая бежать в тумане, Алекс недоумевал, куда подевалась стена и другие деревья. Мгла вокруг была настолько густая, что он не видел ни рук, ни ног.

Затем Алекс заметил, что туман постепенно потемнел, будто все фонари в поселке отключили одним махом. Его окружала только бесформенная темнота и Алекс слышал только собственное хриплое дыхание. На какой-то миг ему даже показалось, что вокруг вообще ничего нет и он бежит в пустом пространстве, а может быть, даже парит в космосе.

Это, наверное, последствия столкновения с деревом, решил Алекс и снова тряхнул головой.

— Я от бабушки ушел, я от дедушки ушел, — хрипло сказал он и поразился, как блекло и глухо звучит голос. Как будто он пытался говорить под водой.

По его расчетам, он уже давно должен был достигнуть стены. Но стены все так и не было.

А потом вокруг резко посветлело. В поселке наконец-то включили свет. Видимо, отключали на время проведения операции по поимке вора. Хотя зачем это делать, Алекс так и не мог понять.

Под ногами шуршала колючая высокая трава. Откуда она здесь, ведь тут должен быть газон?

Туман постепенно рассеялся. Вокруг стало светло, как днем. Алекс в изумлении остановился.

Он находился в лесу, причем не аккуратном сосновом подмосковном, а в дикой чащобе, с буреломами, завалами старых сухих стволов, густыми кустарниками и полным отсутствием троп. Солнце ярко сияло над кронами деревьев.

Что такое, черт побери? У него что, от удара об дерево был провал в памяти? Когда он успел перейти через стену и забраться в этот девственный лес? Когда ночь успела смениться днем?

Алекс оглянулся, надеясь увидеть поселок «Золотые горы», но сзади был такой же непроходимый лес. Кажется, он заблудился. Впервые в жизни Алекс с радостью приветствовал бы полицейских.

— Мама родная, куда это я запропастился? — спросил себя Алекс и снова удивился странному звучанию своего голоса. Он стал более мелодичным и звонким.

А затем Алекс удивился еще больше. Машинально почесывая за ухом, он глянул на свои руки и закричал от удивления.

Вместо ладоней и рук у Алекса оказались кошачьи лапы.

Глава 2. Суперспособность хамелеона

Руки были не просто покрыты волосами, а превратились в настоящие кошачьи, вернее, пантеровы лапы, потому что были полностью в черной блестящей шерсти.

Поначалу Алекс грешным делом, подумал, что получил полицейской дубинкой по голове и отключился. А лес и лапы ему просто почудились в бреду. Он стоял, нелепо глядя на свои зооморфные руки и просто кричал без перерыва.

Потом опомнился и ему показалось, что преобразились не только руки. Алекс глянул ниже и увидел, что ноги под термобельем и в кроссовках тоже превратились в вытянутые лапы, покрытые черной шерстью.

Алекс ощупал лицо и понял, что полностью превратился в странного зверя. Голова округлилась, была мягкая и пушистая на ощупь, притом, что трогал ее Алекс подушечками лап. Далеко в стороны вытянулись усы, длинные и прочные, как у леска. Уши теперь располагались не сбоку, а на макушке и были теперь не полукруглые, а треугольные. Они свободно поворачивались в разные стороны.

— Вот это я сходил в домик за добычей, — пробормотал Алекс, пощупав острые клыки в своей пасти.

Он все еще не верил в происходящее и ждал, когда причудливый сон прекратится. С другой стороны, раз уж он оказался в этом невиданном лесу, надо из него выбираться. Вздохнув и перестав лапать себя, Алекс пошел вперед.

Лес и вправду оказался труднопроходимым. Некоторые деревья Алексу были знакомы. Дубы, ясени, вязы и ели. А вот это что за дерево похожее на пальму, но с толстым стволом и листья которого росли не только на вершине, а по всему дереву? Или вот это странное дерево с искривленным стволом, как питон, свернувшееся вокруг дуба?

Изредка Алекс снова поднимал руки, глядел на лапы и сокрушенно вздыхал. Добраться бы до озера и заглянуть в воду, чтобы оценить, насколько он изменился. Скорее всего в этом мире, а Алекс уже был уверен, что это не сон, а самый настоящий другой мир, куда он попал неведомым образом с помощью тумана, очень трудно найти настоящее зеркало.

Он пробирался по лесу, не разбирая дороги, через кусты и буреломы и через пару часов такого хода ободрал термобелье в нескольких местах. Через дырки выглядывала черная шерсть.

— Прощай, цивилизация, — печально сказал Алекс и сорвал с себя штаны и кофту с длинными рукавами, оставив только подобие набедренной повязки.

Он шел по лесу и думал о том, что, скорее всего, органы чувств его не обманывают и он действительно попал в неведомый мир. Что ему остается, так это принять свершившееся, как данность и попробовать разобраться, что здесь к чему.

Причина внезапного переноса, как подозревал Алекс, крылась в синем тумане, накрывшем научный центр. Видимо, там произошла авария и туман обладал свойством отправлять людей в параллельные измерения. Интересно, полицейских и жителей поселка «Золотые горы» тоже забросило сюда или кинуло в другие миры?

Немного разобравшись с происходящим, Алекс приободрился. Ничего, главное, жив и здоров, тело пантеры вроде тоже имеет кое-какие преимущества. Так что выше голову и вперед. Все-таки, люди двадцать первого века, насмотревшись самых разных фантастических фильмов, готовы психологически и не к таким чудесам.

А затем Алекс учуял запах дыма и слабый аромат жареного мяса. Со вчерашнего дня у него не было ни крошки во рту. Он облизнул длинным языком нос, определил, откуда дует ветер и принюхавшись, пошел в сторону костра.

Оказалось, что его обоняние гораздо сильнее, чем человеческое. Алекс шел по лесу еще полчаса, прежде чем за деревьями показалась полянка, на которой стояли два шалаша с лежанками из охапок веток и звериных шкур. Рядом виднелись мешки со всякой всячиной и деревянный сундук с позолотой на покатой крыше.

Перед шалашами дымился костер. Над огнем на вертеле жарилось мясо. Рядом на камнях стоял казанок с аппетитно пахнущей похлебкой, кажется, из грибов, овощей и рыбы.

Вокруг костра сидели трое человек.

Поначалу Алекс хотел выбежать навстречу первым встреченным им людям, но инстинкт вора заставил его затаиться.

Он пригляделся к незнакомцам, рассматривая их сквозь заросли. Оказалось, что людей у костра только двое. Третий оказался зверолюдом. Только он был не пантерой, а волком. Большая голова с вытянутой пастью вся в серой шерсти, маленькие ушки тоже поворачивались в разные стороны.

— Хватит меня перебивать, — сказал один из мужчин. Он был смуглый, с кучерявыми волосами, в ухе поблескивала золотая сережка. Алекс слышал речь на незнакомом языке, но чудесным образом понимал все, потому что для кошколюда, в тело которого он вселился, это был родной язык. — Так вот, знаете, что этот бард говорит ярлу?

— Поцелуй меня в зад? — предположил другой мужчина, широкоплечий здоровяк. — Что еще можно сказать ярлу, который хочет забрать твою невесту?

— И оказаться после этого без головы? — спросил волкообразный. — Он же все-таки разговаривал с представителем власти, а не с таким тупым ублюдком, как ты.

— Представитель власти? — переспросил здоровяк. — Я бы этого представителя власти макнул головой в бочку с дерьмом. Знаю я этих ярлов. Те еще кровососы. Тот, что правил в моем городе, не стеснялся вымогать деньги с крестьян за урожай, который они вырастили в своих собственных огородах. Мы по сравнению с ним жалкие неудачники.

— Ярл на ярла не приходится, — возразил волкообразный. — Наш ярл в Блосларке был справедливый и честный. Он жил в маленьком домике на краю города, а свой отдал сиротам. Его уважали и слушались все вожаки преступных кланов.

— Ты опять несешь какую-то гребаную дичь, — недовольно сказал здоровяк. — Рассказываешь какие-то сказки. Где это видано, чтобы ярл отдал свой дом? Да любой ярл скорее заберет последнее жилье у вдовы, чем отдаст свой. Это же жадные придурки. Они готовы мать родную продать за гроши.

— Я говорю еще раз, если твой ярл грабил сирых и убогих, это не значит, что все ярлы такие, — ответил волк. — Это значит, что…

— Вы собираетесь меня слушать или нет? — недовольно спросил мужчина с серьгой. — Я вообще-то историю про барда и похищенную невесту рассказывал. Или мне пойти в лес и сдохнуть на суку, пока вы здесь закончите лаяться?

— Ладно, рассказывай, — сказал здоровяк, а волкообразный подошел к костру и покрутил вертел. С мяса в огонь капали куски жира. У Алекса потекли слюни.

— Спасибо за разрешение, — огрызнулся мужчина с серьгой. — Значит, я могу продолжить?

— Да, — милостиво сказал здоровяк. — Наши уши у тебя.

— Нет уж, я лучше подожду, пока пожарится оленина, — сказал мужчина с серьгой. — А басню про находчивого барда услышите потом, когда решите, какой ярл лучше.

Они замолчали и Алекс почувствовал, как ему в спину выше рюкзака ткнулось что-то острое.

— Не двигайся и медленно иди вперед, — прошептал сзади незнакомый голос, чуть присвистывая.

Алекс поднял руки и спросил:

— Чего-то я не понял, что мне делать: стоять на месте или идти?

Острие больно кольнуло в спину.

— Не прикидывайся придурком. Просто иди вперед и не оборачивайся.

Подчиняться неведомому свистящему голосу Алекс не пожелал. Он был уверен, что здесь нет огнестрельного оружия, а с обычным аборигеном, размахивающим ножом, он справится без труда. Поэтому Алекс с места скакнул в сторону, одновременно отбив от себя клинок стоящего сзади человека.

Только это оказался не человек. Перед незадачливым вором снова стоял нелюдь, ящер на двух ногах и размахивающий мечом. Зеленая чешуйчатая кожа, узенькие желтые глазки, пасть, полная крючковатых зубов. Настоящий бегающий крокодил.

— Стой, я тебе сейчас кишки выпущу! — закричал рептилоид и сделал выпад вперед, метя мечом в живот Алексу.

Разговоры у костра стихли и оттуда послышался шум и топот ног. Перевес сил оказался явно не в пользу Алекса и он счел за лучшее удалиться со сцены. Просто развернулся и побежал прочь, прямо через колючие кусты в темную чащу леса.

— Стой, мерзкий ублюдок, я сделаю коврик из твоей шкуры, — кричал ящер вслед.

Но сквозь кусты ломиться не стал, поберегся.

Отбежав подальше, Алекс наткнулся на перегородившие путь поваленные стволы деревьев. Беглец остановился и прислушался. Судя по приближающемуся треску и знакомой ругани, за ним гнались здоровяк и рассказчик басен с серьгой в ухе.

Деваться было некуда и Алекс прыгнул на стоявший рядом тополь. Машинально из лап вытянулись когти и надежно вцепились в ствол дерева. Ноги будто прилипли к тополю.

Алекс разжал руки, подпрыгнул вверх и снова вцепился когтями. Чуть не упал. Подпрыгнул снова.

Шаги преследователей послышались совсем рядом. Чуть выше росла толстая ветка, на которую можно было сесть, но она вряд ли скрыла бы беглеца от посторонних взглядов. Делать нечего, Алекс запрыгнул на ветку и только прислонился к стволу спиной, как к завалу выбежали здоровяк и мужчина с серьгой.

Алекс застыл на ветке и даже затаил дыхание.

— Куда он девался? — спросил верзила, едва переводя дух. В руках он держал огромную секиру. — Перепрыгнул?

Он задрал голову и посмотрел на окружающие деревья. Его товарищ тоже огляделся. Пару мгновений они смотрели в упор на Алекса, но затем отвели взгляд. Беглец молил всех богов этого мира, чтобы они отвели от него беду.

— Ушел, сволочь, — заключил мужчина с серьгой и сплюнул на землю. Он держал в руке топор.

— Да, точно. Надо было Сенгриуфу бежать, он бы по запаху след нашел, — согласился здоровяк и закинул секиру за спину в длинный чехол.

— И допустить, чтобы сгорело мясо? — спросил его спутник. — Да ни за что на свете. Пусть этот бродяга бежит куда хочет. Появится снова и я порву его вонючую любопытную задницу.

— А вдруг он пришел не просто так? Вдруг его подослал Кхилxеx? — подозрительно спросил верзила. — И он сейчас побежит и доложит, где мы остановились.

— Я тебе вот что скажу насчет Кхилxеха… — начал было мужчина с серьгой, но издалека донесся крик волка:

— Эй, вы долго еще будете шляться? Мясо готово!

Преследователи развернулись и пошли обратно, продолжая тихонько беседовать между собой.

Алекс перевел дыхание и медленно отлип от ствола. Почему они не заметили его?

Он оглядел себя и чуть не вскрикнул от удивления. Оказывается, его тело приняло темно-серый цвет с извилинами трещин, точь-в-точь, как кора тополя. Он полностью слился с деревом, а рюкзак за спиной остался незаметным.

Это что же теперь, он навсегда останется таким, спросил себя Алекс и тут же получил ответ. Шерсть на глазах потемнела и снова поменяла цвет на совершенно черную. Видимо, у его тела есть такая способность, мимикрировать под окружающую среду, как у осьминога.

Алекс еще раз подивился тому, что попал в тело, идеально подходящее его воровским наклонностям. Какие грандиозные дела он мог бы провернуть в своем родном мире, имея такое тело!

Он потихоньку уселся на ветке, свесив ноги вниз. Надо научиться управлять мимикрией, чтобы осознанно менять облик и цвет шерсти.

Пока его нечаянные соседи улетали мясо, Алекс сидел на ветке и учился менять цвет тела по собственному желанию, как хамелеон.

В лесу стемнело и он решил, что набрался достаточно опыта. Алекс уже мог более-менее быстро менять цвет, сливаясь с тополем.

Он потихоньку спустился с дерева и попробовал превратиться в траву под ногами, улегшись на землю. Это удалось с третьей попытки. Надо было просто затаить дыхание и представить, что он и есть трава. Шерсть и кожа быстро приняли темно-зеленый цвет, вдобавок, еще и с полосками, имитирующими отдельные травинки.

После этого Алекс счел себя достаточно вооруженным, чтобы вернуться к негостеприимным незнакомцам.

Он снова подкрался к костру, горящему в ночи. На этот раз оглядывался по сторонам, не желая снова оказаться застигнутым врасплох. Двое местных жильцов, ящер и здоровяк, вповалку лежали вокруг костра. От них пахло алкоголем с привкусом моченых яблок. Волкообразный залез в шалаш и оттуда торчали сапоги. Оставшийся смуглый мужик сидел у огня, грел руки и охранял покой товарищей.

Чтобы не выдать свое присутствие, Алекс осторожно отполз от лагеря, а затем пошел вокруг, огибая большой круг. Он хотел подобраться со стороны леса к шалашу волка, чтобы проведать стоявший рядом сундук. Чутье вора подсказывало, что там есть чем поживиться.

В лесу кричала сова, затем завыли волки. Свет костра то исчезал за черными стволами деревьев, то снова появлялся. Когда по расчетам Алекса шалаш с волком очутился, наконец, между ним и костром, он снова пополз к лагерю.

Изредка он наступал на сухие ветки и замирал на месте, когда слышался слабый треск. Часового с серьгой заслонял шалаш и Алекс видел его только изредка. В ночном лесу постоянно слышался посторонний шум и шорохи и, судя по всему, треск веток не встревожил охранника.

Вскоре Алекс благополучно добрался до шалаша. Он уже приспособился к ходьбе на лапах и предпочел снять кроссовки, так как упругие мягкие подушечки жесткой кожи на ногах отлично пружинили по земле и не шумели. Алекс перевязал шнурки кроссовок между собой и повесил обувь на шею.

Возле шалаша рос куст жимолости. Рядом стоял сундук и два мешка. Чуть поодаль темнел шалаш, из него торчали ноги волкообразного Сенгриуфа. Алекс отметил, что его новые глаза отлично видят в ночи. Он заметил, как на одну ногу опустился комар. Спустя пару секунд ноги Сенгриуфа вздрогнула, одна волосатая нога почесала другую.

Алекс полез через жимолость и под ним затрещала ветка. Сильно, будто здесь хозяйничал медведь. Ноги исчезли в шалаше, а потом оттуда вынырнула его голова. Нос настороженно подергивался.

Алекс слился с жимолостью. Он представил, что и есть куст, что он растет давным-давно, что он раскидистый и пахучий.

— Это ты, Сенгриуф? — спросил от костра охранник.

Волкообразный не ответил. Он вылез из шалаша и подошел к жимолости. Нос продолжал усиленно дергаться. Алекс тихонько скосил глаза вниз и увидел, что его тело тоже покрылось темными полосками, превращаясь в куст.

— Откуда эта кошачья вонь, не могу понять, — пробормотал Сенгриуф и подошел вплотную к Алексу.

Затем он увидел кроссовки, висящие на кусте и наклонился, сказав:

— Это что еще за херня?

Алекс ударил его в подбородок. Сенгриуф упал на спину и чуть не повалил шалаш. Ноги раскинулись в стороны. Руки безвольно лежали вдоль туловища. Он был в отключке

— Ты чего там, все в порядке? — спросил часовой.

Не получил ответа и подошел ближе. Огляделся. Ничего не понятно, Сенгриуф валяется без сознания, а вокруг никого нет. Только ветки куста колышутся от ветра. Он похлопал товарища по щекам, но не смог привести в чувство. Взял за лапы и оттащил в шалаш, бормоча:

— Что, мед в голову ударил? Никогда пить не умел, а вечно просишь.

Вылезя из шалаша, он снова огляделся, бдительно подошел к краю поляны и вгляделся в ночной лес. Ничего не обнаружил и продолжая бормотать:

— Надо меньше пить, надо меньше пить, — пошел к костру, приплясывая на ходу.

Что эти существа потеряли в лесной чаще? Скрываются от таинственного грозного Кхилхеха? Или сами кого-то подстерегают? Представители секты, оберегающей святыни вдали от людей?

Алекс задавал себе эти вопросы вплоть до того момента, как заглянул в вожделенный сундук. Крышка еле скрипнула, когда он открыл сокровищницу.

Внутри оказались интересные вещи. Тугие кошельки с позвякивающим содержимым, золотые браслеты, колечки и ожерелья.

— Вот это я неплохо заглянул на огонек, — пробормотал Алекс.

Шалаш скрывал его действия от костра, где расслабившийся часовой продолжал сокрушаться о горестной доле людей, не умеющих выпивать. Судя по бульканью, он на собственном примере решил доказать, что есть люди, умеющие противостоять губительному влиянию алкоголя.

В сундуке, кроме богатств, нашлись другие ценности. Алекс извлек шелковый камзол, кожаные женские сапожки и парчовый халат с позолотой на краях. Самому такие шмотки не понадобятся, может, удастся загнать подороже.

На самом дне лапа наткнулась на твердое. Алекс схватил продолговатый предмет и вытащил из сундука. Это оказался длинный костяной лук со спущенной тетивой. Там же в сундуке нашелся и колчан, покрытый кожей и полный стрел с пушистыми оперениями.

Алекс довольно хмыкнул и засунул все добытое в рюкзак. Кошельки многообещающе позвякивали. На одном из них темнело пятно. Алекс понюхал и почуял кровь.

Лук он взял в руку. Вокруг колчана перемотана веревочка. Алекс распутал ее и перебросил через плечо, подвесив колчан у пояса.

На всякий случай осмотрел мешки, но там оказалась только грязная одежда, скверно к тому же пахнущая.

Все, здесь больше нечего делать. Вдобавок в шалаше беспокойно зашевелился Сенгриуф, выходя из забытья. Алекс тихонько удалился, тем же путем, откуда и пришел.

Глава 3. Уроки стрельбы на лоне природы

Утро застало Алекса на ветвях дуба. Он забрался туда еще ночью, предварительно убедившись, что запутал следы. Алекс был убежден, что владельцы сундука придут в ярость, когда обнаружат, что их обчистили и обязательно бросятся в погоню. Чтобы сбить тонконосого Сенгриуфа с толку, он долго шел по ручью, найденному в лесу.

Потянувшись, Алекс размял онемевшие руки и ноги. Чтобы не свалиться с дерева, он привязал себя к стволу веревкой, оставшейся в рюкзаке. Нельзя сказать, что отлично выспался. Спина и задница превратились в сплошную мозоль.

— Твою же ногу налево, — пробормотал Алекс, вспомнив вчерашнее приключение с лесными жителями.

Ночью он еще раз осмотрел одежду и заглянул в кошельки. Обнаружил еще пятна крови на одежде. Скорее всего, люди, которых он ограбил, сами отобрали их у путников. Это разбойники, живущие в лесу. А еще поссорились с Кхилхехом, наверное, своим главарем и теперь скрываются от него. Своровать у таких добычу — святое дело.

Что это за место, где люди пользуются мечами и луком со стрелами? Где есть другие расы вроде больших кошек, волков и ящериц? Он угодил в сказку, совсем как в фантастическом фильме. Интересно, как его сознание угодило в чужое тело? Где прежний владелец, если это действительно не его тело?

Раздвинув шерсть пальцем, Алекс пощупал рукой подмышкой. Там у него с давних пор змеился длинный шрам, воспоминание трудного детства. Найдя шрам, Алекс поразился. Это что же получается, он не вселялся в чужое тело, а его собственное преобразилось до неузнаваемости? Как такое фундаментальное изменение могло произойти незаметно? Что за адский замес устроили ученые в том городке рядом с «Золотыми горами»? И, в конце концов, можно ли будет вернуться обратно в свой мир и при этом обрести прежний облик?

Вздохнув, Алекс спустился с дерева. Надо найти какого-нибудь ученого или сведущего колдуна, способного закинуть его обратно. Он заметил вдали на севере дым над лесом. Возможно, там есть какое-нибудь поселение, где можно побольше узнать об этом мире.

Во время спуска колчан бил по копчику. Алекс достал из разбухшего рюкзака лук и попробовал согнуть, чтобы натянуть тетиву. Он хотел проверить, получится ли более-менее сносно послать стрелу в мишень? Он передумал продавать лук. Раз уж все здесь орудуют холодным оружием, то лучше научиться хотя бы стрелять из лука.

Натянуть тетиву оказалось не так уж и просто. Алекс осторожно сгибал лук, но узелок тетивы не дотягивался до другого конца. Один раз выпрямившись, лук хлестнул нового хозяина по лицу. Разозлившись, Алекс прорычал:

— Сгибайся, подлая тварь, — и поставив один конец лука между ступней, надавил на второй обеими руками, уже не опасаясь сломать вредное оружие. Лук согнулся максимально сильно, так что Алекс подумал, что он действительно сейчас сломается. Но нет, лук выдержал и на него успешно удалось натянуть тетиву.

Алекс поднял лук и потрогал туго натянутую тетиву. Да, такое напряжение и вправду может придать стреле дикую скорость для полета. Алекс еще раз осмотрел лук, теперь уже при свете дня.

Неизвестный мастер сделал это оружие из рогов крупного животного. Алекс искал места соединения составных частей, но не находил. Что это за животное такое, из рога которого можно сделать такой длинный лук? Или изготовитель искусно их спрятал?

Потрогав гладкую поверхность лука, испещренную письменами на неизвестном языке, Алекс поцокал языком. Светло-серая кость будто бы мерцала изнутри ровным белым светом. Кажется, это и в самом деле дорогая вещица, продав которую можно выручить неплохие деньжата.

Ладно, довольно зрелищ и любований. Алекс достал из колчана стрелу, приладил к тетиве и нацелил на дерево, на котором провел ночь. Натянул лук и вдруг стрела соскользнула с тетивы и пролетев пару метров, грузно упала на землю.

— Чтоб тебя, — чертыхнулся Алекс. Искусство стрельбы из лука, оказывается, требовало больше времени и сил, чем он полагал. Это вам не в магазин сходить за углом.

Он достал новую стрелу и снова натянул тетиву, с силой удерживая оперение. Алекс чувствовал, что можно натянуть еще больше, но у него не хватало сил. Навел на дерево, чувствуя, как от напряжения задрожали пальцы. Отпустил. Тихонько тренькнув, стрела неожиданно быстро пролетела до мишени и вонзилась в дерево.

— Однако! — удивленно сказал Алекс. Он не ожидал, что у него получится.

Достал еще одну стрелу и снова натянул тетиву. Держал недостаточно сильно и сначала стрела соскользнула. Коротко ругнувшись, Алекс выровнял стрелу и опять навел на дерево.

Из-за ствола дуба выглядывала оскаленная морда волка. Не Сенгриуфа, а обычного дикого волка. С серой шкурой и белой полосой на груди.

— Ну, здравствуйте, — сказал Алекс и выпустил стрелу в волка.

От неожиданности у него дрогнула рука и стрела позорно упала на землю перед волком. Зверь перестал скалится, удивленно посмотрел на стрелу и снова поднял голову на Алекса.

— Видал-миндал? — спросил Алекс. — Ты давай, беги отсюда, пока цел.

Волк не послушался ценного совета. Наоборот, глухо зарычал. И тут же, не успел Алекс сказать и слова, как рядом с ним из кустов и за стволами деревьев одна за другой, показались головы других волков.

— Ох ты ж твари мерзопакостные, — сказал Алекс и побежал прочь.

Бежал недолго, потому что волки на четырех ногах все-таки быстрее. Даже не оглядываясь, Алекс нутром чувствовал, что звери бросились следом и уже готовятся вонзить клыки в его вихляющие ягодицы.

Чтобы этого не случилось, Алекс, как истинная кошка, запрыгнул на ближайший ветвистый вяз и молниеносно забрался повыше. Сзади послышался лязг зубов и разочарованное ворчание.

Вскарабкавшись на ветку, Алекс поглядел вниз. Волки сидели внизу под деревом и глядели на недосягаемую добычу с голодным блеском в глазах. Их набралось с десяток здоровенных особей.

— А вот выкусите, сосунята, — сказал им Алекс.

Волки уселись под вязом и принялись терпеливо ждать. Видимо, пришельцы из земного мира для них особый деликатес и чтобы отведать его, они готовы пожертвовать драгоценным личным временем. А может, они просто не жаловали больших черных котов с рюкзаком за плечами и луками в руках.

Кстати, о луках. Алекс поглядел на лук и стрелы, болтающиеся в колчане. Почему бы не продолжить урок стрельбы по движущимся мишеням? Тем более, что они преисполнены отнюдь не благостными намерениями в отношении загнанного на дерево человека.

— Ну ладно, — сказал Алекс внимательно слушающим его волкам. — Щас вы получите порцию угощения.

Он достал стрелу, приладил к луку и натянул тетиву со всей силы. Волк с широкой белой полосой на груди, самый крупный в стае, видимо, главарь банды, презрительно высунул язык.

Стрела с коротким свистом впилась в плечо сидящего рядом с ним серого хищника с черным загривком и хвостом. Волк завертелся на месте, скуля от боли.

— Ну что, получили, твари?! — закричал Алекс, сам не ожидавший такого отличного выстрела.

Воодушевленный результатом, он выстрелил еще три раза, но все три попытки закончились провалом. Раненый волк убежал в кусты. Его товарищи снова уселись в кружок вокруг дерева, посчитав недавний удачный выстрел нелепым недоразумением.

— Ну ладно, учиться так учиться, — пробормотал Алекс и снова натянул тетиву, хотя спутавшейся шерстью на лапах появились саднящие мозольки.

Он снова промахнулся, но зато следующей стрелой попал в ляжку другому волку рядом с вожаком. Раненый тоже уполз в кусты, откуда уже слышалось жалобное поскуливание его ранее поверженного собрата.

Еще через пять выпущенных мимо стрел он снов попал в другого волка рядом с вожаком. Алекс метил в начальника серой группировки, но тот был, видимо, заколдованный, потому что стрелы летели куда угодно, но только не в него.

После очередного удачного выстрела вожак разобрался, что к чему и понял, что дальнейшее пребывание под вязом выкосит половину его стаи. Он коротко тявкнул и помчался подальше от дерева. Остальные волки, и невредимые, и раненые, потянулись вслед за лидером.

— Давайте, давайте, канайте отсюдова, — сказал Алекс им вдогонку. — Скатертью дорожка.

Но затем он услышал неподалеку медвежий рев и понял, что поспешил с выводами. Волки услышали тяжелую поступь медведя, лесного владыки, и заранее ретировались с места происшествия.

— Тебя еще здесь не хватало, — сказал помрачневший Алекс.

Медведь долго ревел в кустах и даже успел поймать кого-то из раненых волков, о чем свидетельствовал отчаянный визг пойманного зверя. Некоторое время он скулил и визжал, а медведь сильно ругался в ответ, но затем все быстро утихло.

Завидев смерть коллеги, волки окончательно покинули поле боя, а медведь то и дело урчал в кустах, то приближаясь, то отдаляясь. Алекс грешным делом подумал, что тоже привлек внимание исполина в качестве закуски к волку, но затем медвежий рев затих.

Выждав еще с час на всякий случай, Алекс отважился спуститься с дерева. Солнце уже стояло высоко, в ветвях деревьев беззаботно щебетали пташки, а в животе раздавалось голодное урчание. Алекс тоже не отказался бы перекусить, хотя бы свежесжаренным волком.

В лесу было тихо. Его обитатели разбежались по своим делам. Алекс собрал стрелы и пошел в ту сторону, где по его прикидкам находился север.

По дороге он нашел кусты с малиной и залез в них с головой. При этом он поблагодарил судьбу, что густая шерсть защищает его от колючек.

Затем он увидел вдали среди деревьев силуэт оленя, мирно жующего траву. Алекс достал стрелу и приложил к тетиве, затем полусогнувшись пошел к рогатому существу, строя из себя заправского охотника и мечтая отведать жареной оленины на ужин.

Олень, конечно же, не оценил его стараний и грациозно умчался при первом же неосторожном треске веточки под ногами Алекса. Несостоявшийся охотник пробормотал ругательство, спрятал лук и стрелы в бездонный рюкзак и отправился дальше.

Еще по дороге ему повстречалась необычная поляна, на которой паслись мамонты, а их охранял великан с громадной палицей. Алекс постарался стать невидимым и неслышимым, лишь бы не попадаться им на глаза.

К вечеру он, усталый, голодный и злой, вышел из порядком надоевшего леса к реке. Вдали ниже по течению, на обрывистом берегу, стоял город, окруженный бревенчатыми стенами. На причалах от волн колыхались кораблики с одним-двумя косыми парусами.

— Ну наконец-то, цивилизация, — выдохнул Алекс и на негнущихся ногах пошел берегом реки к городу.

Когда он подходил слишком близко к воде, то из прибрежного ила и камней вылезали гигантские крабы и угрожающе шевеля клешнями, пытались его раскроить на кусочки.

Не дойдя до города пару километров, он обнаружил рыбаков. Двое мужчин сидели на лодочках недалеко от берега, опустив удочки в воду.

Профессия вора приучила Алекса собирать как можно больше информации об интересующих его объектах. Кто предупрежден, тот вооружен. Поэтому он изобразил на кошачьей морде самую любезную улыбку, махнул рыбакам рукой и крикнул:

— Как поживаете, уважаемые?

Он хотел разузнать побольше о городе, да и вообще обо всем этом мире, куда его угораздило залететь.

Один из рыбаков, сильно пожилой мужчина в рубахе и надвинутой на лоб шляпе, поглядел на путника, сплюнул и отвернулся. Не очень любезный ответ, знаете ли.

Зато второй сложил удочки на дно лодки, уперся шестом в реку и скоро подплыл к берегу.

— Как улов, богатый? — спросил Алекс, продолжая льстиво улыбаться.

— Херовый улов, — ответил рыбак, выбираясь из лодки. — Не клюет зараза, не хочет.

И тоже сплюнул на землю.

Алекс постарался состряпать на лице участливую мину.

— Ну ничего, сегодня мало, завтра больше. После грозы выглядывает солнце и так далее и тому подобное.

— А еще ты разорался на всю реку, чтоб тебя, — беззлобно ругнулся рыбак. — Чего хотел?

Алекс на мгновение запнулся, рассматривая собеседника. Тот оказался орком, массивным и широкоплечим, с большой головой, напоминающей кабанью и клыками, торчащими изо рта. Короче говоря, все, как полагается. Тут, оказывается, не только звериные расы имеются, а еще и сказочные.

— Я тут проездом, — сказал Алекс, наконец. — Что это за город, не расскажете?

Орк вздохнул.

— Ты из-за этой чепухи тут кричишь, как барсучиха в период течки? Вон на ферме бы поспрашивал, им все равно делать нечего, все грядки уже по двадцать раз перекопали.

— Ну как, — неловко ответил Алекс. — Предпочитаю лучше спросить у вас. Фермеры те еще вруны, а вот рыбаки самые честные люди на свете. Одни рассказы об уловах чего стоят.

Орк принял его слова за чистую монету и немного смягчился.

— Ты откуда вообще? — спросил он, вытаскивая снасти из лодки. — Из Каджетогора, что ли?

— Не, я из Москвы, — простодушно ответил Алекс.

Орк почесал за ухом и сокрушенно покачал головой.

— Не, не слыхивал о таком фиорде. Далеко, наверное?

Алекс замахал руками.

— Так далеко, что я и сам не знаю, сколько. Так что это за город?

— Это Тиевиль, — ответил орк. — Крабий город. Раньше здесь останавливались баржи с раками из Лазурного моря. Но из-за войны с проклятыми морскими эльфами вся торговля сейчас заглохла, караваны не ходят.

— Понятно, — сказал Алекс рассматривая бревенчатые стены. — Экономический кризис, торговые санкции и рост инфляции?

— Чего? — спросил рыбак.

— Нет, нет, это я так. А народу в городе много?

— Да уж немало. Тысяч пять наберется.

— Ого. Да это прям мегаполис. А во главе кто стоит? Герцог, граф или князь? Или губернатор? А может быть, мэр?

— Как-то непонятно ты говоришь, странник, — орк недоумевающие повел плечами. — Распоряжается всем ярл Ротгайн. Та еще сволочь. До баб охоч, пьет медовуху до упаду, да еще и дерет со всех последнюю деньгу.

— Ну, понятно, типичный глава администрации, — сказал Алекс. — Все, как обычно. Значит, деньжата у него водятся?

— Я же говорю, тот еще жлоб, — орк собрал в охапку удочки, рыболовную сеть и снасти. — Когда только нажрется, все ему мало.

— А еще кто у вас из людей с полным кошельком? — спросил Алекс. — Я тут скоро торговый караван приведу, как раз с крабами. Хочу часть товара сбыть у вас.

— Ты тогда к купцу Баллатону иди, — подумав, сказал рыбак. — И в храм загляни. Служители любят морепродукты. Как же ты только через заслоны эльфов пройдешь, будь они неладны?

— Что-нибудь да придумаю. Ну, а тебе спасибо, мил человек, — улыбнулся Алекс. — И тебя отблагодарю, дай только приехать с товаром.

Орк рассеянно кивнул и пошел к небольшому домику на берегу с сетями, развешанными вдоль забора. Ладно, Алекс получил кое-какие крохи нужной информации, о дальнейшем нужно будет разнюхать в самом городе.

Уже стемнело, когда он добрался до городских ворот. Если бы он не знал, что это Иная реальность, то легко мог принять происходящее за съемки исторического блокбастера.

У ворот Тиевиля стояли натуральные стражники с пиками в руках, в клепаных доспехах. Двое, похожи друг на друга, как близнецы. Завидев Алекса, тот, что справа, вышел вперед и заявил:

— Хода нет, поворачивай обратно.

— А что так? — удивился Алекс. — Я никому вреда не причиняю, просто вышел из леса, дай, думаю, загляну в город, раковый суп отведать.

Стражник неумолимо покачал головой да еще и пикой погрозил, шельмец.

— Ты оглох, что ли? Сказано, поворачивай. Приказ ярла, после захода солнца в город хода нет.

— Понял, понял, — Алекс выставил руки вперед. — Слушаю и повинуюсь. Только, друг мой любезный, можно у тебя спросить кое-что?

Стражник поднял острие пики и слегка наклонил голову.

— Ну, чего тебе?

Алекс приблизился и доверительно шепнул ему на ухо:

— А что если мы забудем о том, что солнце уже село и сделаем небольшое исключение для заплутавшего путника? — а сам тихонько сунул грозному церберу серебряную монетку, загодя приготовленную из уворованных кошельков.

Стражник удивленно поднял мохнатые брови и на мгновение Алекс подумал, что местные пограничные службы неподкупны и честны, как кристаллы. Он уже прикидывал, куда бежать, если его попытаются арестовать за дачу взятку должностному лицу при исполнении служебных обязанностей, но тут стражник хмыкнул и сказал:

— Что же вы раньше не сказали, господин хороший? И вправду ведь солнце еще светит. Поторопитесь, а то скоро совсем сядет, — и монетка молниеносно исчезла в недрах его штанов.

Повернулся и сделал напарнику знак, мотнув подбородком на ворота мол, все в порядке, открывай, это свои. Его сослуживец понятливо кивнул и приоткрыл створку высоких железных ворот. Алекс улыбнулся и не мешкая, нырнул в открывшиеся двери.

Впрочем, внутри радость его поуменьшилась. Сразу за воротами в полумраке вдоль грязной улицы стояли дома с соломенными крышами. А вот перед самым близким домом рядом с двумя стражниками стояли старые лесные знакомые, четверо грабителей во главе с Сенгриуфом.

— Вот он, тот самый кошак, — сказал здоровяк с секирой. — Явился не запылился. Теперь никуда не денешься.

И они все вместе бросились на Алекса.

Глава 4. Пьянство и сплошная болтовня

О том, чтобы оказать сопротивление, не могло быть и речи. Численность и весовые категории противника явно превосходили возможности Алекса. Поэтому он просто развернулся и резво помчался вдоль внутренней стороны стены.

— Стой, пушистый ублюдок! — донесся сзади отчаянный крик одного из преследователей, кажется, верзилы с секирой. — Все равно не уйдешь!

В своей прежней, земной, жизни Алекс уже скрывался от полиции. Тут самое главное — не мешкать, а шевелить мозгами и задницей одновременно, петляя и запутывая погоню.

Поэтому Алекс нырнул в первый же попавшийся переулок, обещавший надежное укрытие своей непроглядной темнотой.

Дома здесь теснились друг к другу, образуя извилистый тесный коридорчик. Алекс пробежал немного и уперся в непонятно зачем поставленную деревянную стену поперек дороги. Надо же, тупик. А он уже рассчитывал уйти от преследования.

Шум погони раздавался совсем близко, преследователи тоже забежали в переулок. Вот-вот настигнут.

Делать нечего, Алекс вцепился когтями на лапах в преграду, напряг мышцы, рванул вверх. Мигом перескочил через перегородку. Думал прыгнуть на другой стороне обратно в переулок, но стена продолжала тянуться вдоль улочки, закрывая путь вниз.

— Куда он делся? — запыхтел незнакомый голос, наверное, одного из стражников.

— По стене ушел, сволочь, — прохрипел мужчина с серьгой.

— Я туда не залезу, что теперь делать? — спросил здоровяк.

Не желая слушать, к какому решению придут преследователи, потому что любое из них было для него нежелательным, Алекс побежал по хлипкой перегородке между домами. Кое-где она переходила в крыши и была покрыта соломой. Лапы мягко и гулко стучали по подпрыгивающим доскам.

— Вон он, бежит поверху к Ракушечьей улице, — крикнул сзади сдавленный голос.

Алекс оглянулся на ходу. Один из преследователей, давешний рептилоид, тоже залез на стену и теперь распластался на крыше одного из домов. Алекс припустил по крышам еще быстрее. Оглянулся еще и увидел, что ящер уже вскочил на ноги и мчится следом за ним. Вот ведь неугомонные.

Нога провалилась в отверстие между досок. Алекс полетел вниз через сено и бревна. Перевернулся в воздухе, приземлился на все четыре лапы, как заправская кошка. Руки чавкнули в грязь. В лицо брызнуло вонючее и холодное.

— Да уж, — сказал Алекс, поднимаясь из грязи. Он снова очутился в узком переулке и рванул вперед со всей возможной скоростью.

Вскоре переулок закончился и беглец выбежал на широкую улицу, на которой ровными рядами стояли дома и торговые лавки. Огляделся туда-сюда, куда бы деться.

Дома мрачно стояли черными рядами, отбрасывая длинные неподвижные тени. В широких лужах отражались дрожащие коньки крыш. Город уже погрузился в сон, но кое-где по улице светили огнями таверны, откуда доносилась музыка и кричали люди.

Сзади снова послышался неумолимый топот преследователей. Алекс побежал было к ближайшей таверне, но вдруг в доме напротив приоткрылась дверь, оттуда высунулся человек, махнул, подзывая к себе.

— Эй, ты, давай сюда! — негромко крикнул он.

Что же, в условиях, когда за тобою по пятам гонится местная жандармерия и обворованные тобой незнакомцы, лучше принять любое, даже такое сомнительное предложение. Поэтому Алекс не раздумывая, юркнул в предложенную укромную норку. Дверь за ним немедленно захлопнулась.

Тяжело дыша от пережитых треволнений, Алекс огляделся.

Он очутился в небольшом двухэтажном доме, кажется, гостинице. По совместительству еще и притон. В передней комнате столики и лавки, стойка с бочонками и мутными бутылями алкоголя местного разлива. Под одним столом ползали две мышки. На стенах висели светильники. В углу дверь с винтовой лестницей на следующий этаж. Дальше в полумраке дверь, а за ней виднелся коридорчик, ведущий вглубь помещения. Кроме спасителя, здесь больше никого не было.

— Ну как, стоила она того, эта твоя красотка?

Алекс, наконец, поглядел на своего избавителя от погони. Им оказался невысокий плотный малый с широкой улыбкой, шальными узенькими глазами и буйной рыжей шевелюрой. Из одежды на нем были простенькие рубаха да штаны грубого покроя.

— Это ты о чем, любезнейший? — уточнил Алекс.

На улице еще звучали поспешные шаги преследователей. Потеряв след добычи, они злобно перекрикивались между собой.

— Как о чем? — спросил спаситель. — Не далее как вчера за другим осквернителем женской чести гонялась такая же толпа городской стражи и обманутых мужей с приятелями.

Алекс добродушно улыбнулся. Что же, весьма подходящяя причина, чтобы объяснить происходящее.

— Да, она способна свести с ума любого мужчину, — туманно ответил он, одновременно думая о том, как бы дать поменьше информации и получить побольше. — Назвать ее имя не могу из соображений конфиденциальности.

— Как ты странно разговариваешь, — заметил любознательный незнакомец. — Впрочем, я с тобой полностью согласен. Мужчины, бахвалящися списком одержанных побед над женщинами, похожи на крикливых обезьян. Видел таких потешных существ в бродячем цирке в столице?

— Видел, видел, — ответил Алекс, все еще прикидывая, как быть. Затем протянул лапу спасителю. — Спасибо за помощь. Меня зовут Алекс, а тебя?

Незнакомец несколько удивился. Затем неловко пожал лапу. Видимо, у них здесь другие нормы приветствия.

— А меня зовут Зельд Длиннорукий, — сказал новый знакомец и вдруг сделал рукой престранный знак: сложил три пальца в колечко да еще и дунул в него. Поглядел на Алекса многозначительно, не заметил ответной реакции, кроме любопытного взгляда и засмеялся: — Не обращай внимания, это я так, иногда у меня бывают диковинные завихрения разума и я лопочу несусветную чушь.

— Последствия удара по голове? — поинтересовался Алекс.

Зельд махнул, мол, не бери в голову.

— Здесь можно присесть и увлажнить горло? — спросил Алекс. — Что это за гостиница такая? Почему так мало народу?

— Гостиница? — переспросил Зельд. — Из каких ты краев, что так необычливо выражаешься? Первый раз вижу тигроида с таким странным акцентом. Это постоялый двор «Толстый узел», хозяин — мой хороший друг, а постояльцы либо спят либо ушли на промысел. Садись за вон тот стол, сейчас я найду пару кружек медового эля и кусочек жареной баранины.

— Промысел — это лов рыбы? — спросил Алекс, усаживаясь за стол. Мышки из-под соседнего стола немедленно перебежали под его столик, подергивая блестящими носиками и предвкушая скорую трапезу.

Возвратившись с бутылкой, кружками и тарелкой, полной пахучих тонких ломтиков мяса, Зельд усмехнулся.

— Да, можно сказать, рыбный промысел. У кого-то богатый улов, у кого-то худой.

— А ты чем занимаешься? — спросил Алекс сквозь набитый рот. Едва почуяв пищу, он не смог удержаться и запихал в себя как можно больше. — По тебе не скажешь, что рыбак. Городской парень. Хотя и не офисный воротничок.

— Я помаленьку помогаю на верфи. Работаю пилой и топором, — сказал Зельд и тоже сунул в рот ломтик баранины. Потом налил в кружки из бутылки и подвинул одну к Алексу. — Выпьем за то, чтобы все прихлебатели ярла сгорели в пекле.

— Прихлебатели ярла? — спросил Алекс.

— Ну да, стража и вся ярлова дружина. Пусть горят красным пламенем.

— Ну, за такое грех не выпить, — Алекс поднял кружку с мутноватой зеленой жидкостью, в которой плавали подозрительные коричневые кусочки неизвестного происхождения. — Пусть горят тыщу лет, а потом дьявол перевернет сковородку и они прожарятся с другой стороны.

— Кто это — дьявол? — спросил Зельд, остановив кружку перед губами. — Ты, наверное, имел ввиду Огненного бога Жуму, наказывающего грешников?

— Ага, его самого, — кивнул Алекс и осторожно отпил из кружки. На удивление, пойло оказалось приятным на вкус, нечто вроде лимонада с привкусом легкой горчинки. — М-м-м, вкусно!

— Да ладно, обычная медовуха, у Гигля варят еще вкуснее, — пренебрежительно заметил Зельд и тоже отпил из кружки. — Так ты не местный? Наверное, родом из Каджетогора? Я там когда-то был проездом.

— Ага, я там родился, — кусок баранины оказался жестким, как резина, невозможно разжевать и Алекс сплюнул его мышам на пол. — Потом уехал за море и почти все время провел там. И только недавно вернулся. Поэтому ничего не знаю о местных краях и обычаях.

— Ты был за Тенистым морем? — искренне изумился Зельд. — Я слышал, что на другой стороне, за морем, земля обрывается и все течет в гигантскую пропасть. На дне ее сидит крылатый крокодил с огромной пастью и пожирает все живое. Я еще не видел человека, бывавшего за морем.

— Нет, там живут такие же люди, как мы, — ответил Алекс и добавил для забавы, потому что его слова еще не скоро смогут проверить: — Только они ходят вниз головами.

— Как это, вниз головами? — рот Зельда удивленно округлился. — Разве так можно?

— Запросто, — Алекс закинул в рот последний кусок баранины и спросил: — Может, сообразишь еще закуски? А то все закончилось. А что касается тех, кто живет за морем, то там ведь земля перевернутая. Поэтому они вынуждены ходить вниз головой. Это же логично.

— Ну да, верно говоришь, — сказал Зельд и поднялся из-за стола за новой порцией еды. Зашел за стойку, пошарил там, звеня бутылками и спросил: — Есть жареная рыба с луком, будешь?

— Давай, тащи, — благосклонно разрешил Алекс и отпил еще медового эля.

— Так значит ты здесь уже недавно и уже успел согрешить с местной красоткой? — спросил Зельд, возвратясь за стол с полной тарелкой и новой бутылкой, так как прежняя стремительно пустела. Деревянный пол скрипел под ногами. — Ловок, однако!

— А, это так, случайное знакомство, — отмахнулся Алекс. — Лучше расскажи про ваш город. Ты здесь родился?

— Так и есть, — кивнул Зельд. — Родился тут, в Сосновом квартале. Когда мне было двенадцать, мор забрал моих родителей и остальных братьев и сестер. Я пошел к дядьке и помогал ему работать в порту. Так и выучился ремеслу плотника.

— Тогда мне тебя сами небеса послали! — оживился Алекс. — Я как раз состою помощником одного торговца, он строит флот для короля. Ему нужна древесина для кораблей. Ты наверняка знаешь, кто из местных торговцев занимается лесом. Только мне бы кого посерьезнее, крупный контракт будем заключать.

— Ого, а ты высоко летаешь, к тому же, — Зельд с уважением покачал головой. — Это который король делает корабли, наш Данкианин Блистательный?

Обманывать там, где у тебя мало информации — это тоже самое, что танцевать на тонком льду без плавсредства. Поэтому Алекс, секунду поразмыслив, сказал:

— Нет, это король на севере, его зовут Путин Усмиритель.

— Видимо, издалека ты приехал, никогда про него не слышал. Подожди, он не король Вегрофтона?

— Нет, это Россия, далекое северное королевство, очень могущественное, — сказал Алекс. — Там живут бородатые варвары, они ездят на медведях и пьют медовуху изо льда.

— Кажется, я что-то слышал об этой стране, — радостно улыбнулся Зельд. — Говорят, там купаются в прорубях.

— Да, есть такое, — кивнул Алекс удивленно. — После бани.

— Нет, так они охлаждаются, чтобы их не настиг гнев Огненного бога Жумы, — Зельд поднял кружку. — Давай выпьем, чтобы ты заключил свой контракт и королевство Россия построила свой флот.

— Спасибо, — Алекс чокнулся с новым приятелем. — А тебе здоровья и успехов в твоем деле.

Дверь со скрипом открылась и в помещение вошел высокий человек с худым скуластым лицом и длинными узкими ушами. Широкие глаза светились изумрудом. Сначала Алекс думал, что он одет в темную куртку, но присмотревшись, понял, что у него черная, как у негра, кожа. Руки, выглядывающие из-под рукавов рубахи и лицо темнели в полумраке входа. В руках вошедший держал корзину с овощами.

— Чего это прихвостни ярла шныряют по улице, как муравьи, ошпаренные кипятком? — ворчливо спросил он. — Крюк хотел принести кусочек копченого, но не…

Он заметил, что Зельд сидит с Алексом и осекся.

— Это Бхетеросс, владелец этого заведения, — слегка заплетающимся языком пояснил Зельд. — Эй, Беха, смотри, с кем я познакомился! Это Алекс из Каджетогора, он помощник короля Путина, бабник и вообще важная шишка. У тебя есть еще бутылка того розового медового эля, который мы пили на праздник Семи Красных лун? Тащи его сюда, а то мы лакаем какую-то бурду.

Бхетеросс прошел к коридору и скрылся в соседней комнате. Вскоре вернулся, но уже без корзины и с квадратной черной бутылью.

— Осталась последняя, — сказал он, подойдя к столу и многозначительно добавил: — Ты помнишь, сколько она стоит, Зельд.

Алекс завороженно смотрел на его черные руки и заостренный подбородок.

— Мы уже пересекались, пушистик? — спросил Бхетеросс, заметив его пристальный взгляд. — Или ты вместе со Снежками? Что-то имеешь против черных эльфов?

— Эм, нет-нет, — поспешно ответил Алекс. — У нас относятся к черным эльфам со всем возможным почтением, за Теневым морем перед ними даже становятся на колено.

— А что, это хорошая мысль, — улыбнулся Бхетеросс.

— А кто это, Снежки? — осторожно полюбопытствовал Алекс. — Просто у нас нет такого названия.

— У вас что, нет белых эльфов? — спросил Зельд. — Странно, я думал, они всюду встречаются. Снежки — это белые эльфы. Они с черными не очень любят друг друга.

Видимо, из-за небольшого опьянения он иногда плохо выговаривал букву «с» и сказал «Шнежки», а не «Снежки».

— Среди них, по идее, должны попадаться хорошие эльфы, — сказал Бхетеросс. — Но я что-то до сих пор не встречал. Разве что среди мертвых.

— Да ладно тебе, Беха, — поморщился Зельд. — Шреди них тоже встречаются классные парни.

Черный эльф отошел за стойку, пробормотав что-то нехорошее. Зельд открыл черную бутыль и налил полные кружки медовухи. Они чокнулись за то, чтобы все плохие ярлы поскорее попали в пекло и выпили, причем Зельд пьяно настаивал, чтобы Алекс выпил до дна отборный розовый эль.

Напиток и впрямь имел светло-красный оттенок, а на вкус напоминал квас. Алекс с удовольствием осушил кружку до дна.

Со второго этажа спустились другие постояльцы и тоже заказали мяса и эля. Кое-кто вошел с улицы. Вскоре комната заполнилась местными жителями, из которых только двое были людьми, а остальные оказались черными эльфами, орками, драканоидами и волкообразными, которых здесь, оказывается, называли волколаками. Бхетеросс носился туда-сюда с подносами, заставленными тарелками и бутылями. Судя по всему, постояльцы гостиного двора вели ночной образ жизни.

Эль ударил в голову. Алекс сидел, глядя по сторонам и не верил в происходящее. Ему до сих пор казалось, что все вокруг — это пьяный бред. Бывают же случаи длительных галлюцинаций, пьяно размышлял он, почти не слушая бесконечное шепелявое бормотание Зельда. Может, он сейчас на самом деле лежит в коме от удара полицейской дубинкой по голове, а вся эта бредятина видится его травмированному мозгу?

— Я должен отлить, — вдруг сказал Алекс, проведя ладонью по лицу и поднялся с лавки. — Где здесь уборная?

— До чего же ты странный человек, сразу видно, иностранец, — криво ухмыльнулся Зельд. — Ишь ты, уборную ему подавай, как какому-нибудь графу или герцогу. Выйди через коридор на задний двор, там выгребная яма, туда и делай свои дела.

— Благодарю, милостивый государь, — покачнувшись, Алекс склонил голову. — Вы в очередной раз спасли меня.

Зельд пьяно захихикал, а Алекс вышел из комнаты.

Когда он вернулся, на помощь Бхетероссу пришли две молоденькие девушки, одна драканоид, другая человеческой расы. Они носились по комнате с подносами, а постояльцы норовили их ущипнуть.

— Давай выпьем за процветание флота нашей страны! — провозгласил Зельд и погрозил пальцем. — Только, чур, до дна!

Алекс пьяно кивнул и показал новоприобретенному другу серебряную монету.

— Будь любезен, разменяй эту денежку у Бехи. Я хочу, чтобы этот прекрасный банкет был только за мой счет! Нет, я не хочу слушать никаких возражений!

Довольно улыбаясь и при этом продолжая слабо протестовать, Зельд поднялся и пошел к стойке.

Не теряя времени, Алекс схватил свою кружку и живо вылил содержимое на грязный пол, усыпанный опилками. Розовый эль, столь ценимый товарищем, частью мгновенно просочился сквозь плохо подогнанные доски, а частью впитался в опилки.

Когда с пригоршней медных монет вернулся Зельд, Алекс поднес кружку ко рту и притворился, что выпил до дна.

— Оставь сдачу себе, мой доблестный друг, — заплетающимся языком сказал он и улегся грудью на стол, сложив руки перед собой. Затем добросовестно захрапел, всем своим видом изображая пьяного вдрызг посетителя.

— Эй, торговец, — медовым голосом пропел Зельд и ткнул сомлевшего приятеля в бок, проверяя, насколько крепок его сон.

Алекс захрапел еще громче. Тогда Зельд подхватил его подмышки с удивительной для его комплекции силой и сноровкой и потащил к коридору. Алекс безвольно болтался в его руках, как мешок с картошкой.

По знакомому маршруту Зельд вытащил бесценного друга из коридора во внутренний двор и подволок к выгребной яме. Бесцеремонно бросил, стащил рюкзак и обшарил шерсть, проверяя не осталось ли чего за поясом. Звякнул привязанными кошельками, отвязал и забрал себе, а потом толкнул было бесчувственного приятеля в яму. Но у него не получилось.

Глава 5. Ремесло — оно и в Африке ремесло

За стеной Тиевиля шумела река. На постоялом дворе с неаппетитным названием «Толстый узел» шумели посетители и изредка визжали официантки. Кто-то лежал у стены заднего двора и громко блевал, а потом хрипло кашлял и страстно шептал, что умирает. Ночь была в самом разгаре.

Не вставая, Алекс пнул любезного друга в пах и с удовольствием услышал сдавленный стон. Приподнялся, добавил по голове, а когда Зельд повалился на землю, уселся сверху и поднес к его лицу лапу с остро торчащими когтями.

— Хочешь жить, говори.

Зельд стонал и не отвечал. Тогда Алекс провел коготком указательного пальца по лицу верного друга. На лице появилась кровавая полоса. Зельд забился под ним от боли, стараясь скинуть тяжкий груз.

— Для начала я отрежу твой нос, потом выколю глаза, затем возьмусь за уши, — доверительно поведал Алекс. — Ночь длинная, мне некуда торопиться.

Зельд понял, что придется сдаваться.

— Эй, я просто хотел тебя прокоптить, — прохрипел он снизу. — Ты же торгаш, на воровские знаки не ответил, я тебя вправе выпотрошить по-полной. Вот и добавил сонного зелья, когда ты выходил во двор, думал, что неплохо с тебя поживюсь.

— Я не торгаш, — сказал Алекс и поблагодарил свою обостренную интуицию, с самого начала предупредившую его о возможном подвохе. Затем подумал и решился сказать правду, немножко адаптировав ее к местным реалиям. — Я прибыл из другого мира. С помощью волшебства. Там все по-другому. Люди ездят на железных конях и летают на железных птицах. Но там я тоже вор.

— А, через портал, наверное, — сказал внимательно слушающий Зельд. — Я слышал такие истории. У генерала ордена Черной кошки в Фрейвелле есть такой же.

— Фрейвелл? — переспросил Алекс. — Это где?

— Ну как, где? — Зельд под ним заворочался, в очередной раз пытаясь освободиться. — Страна Краниа. Столица Фрейвелл. Ты вообще ничего про нас не знаешь, что ли? Слушай, отпусти меня, я больше не буду тебя коптить.

— Коптить — это значит усыпить и обворовать? — спросил Алекс, слезая с распластавшегося под ним человека.

— Ага, — кряхтя, ответил Зельд. Он сел, вытер кровь с лица и добавил. — Дернуло же меня связаться с чокнутым тигроидом.

— А еще коптить это значит утопить в выгребной яме? — уточнил Алекс, снова невзначай показывая лапу с растопыренными когтями. Серп луны как раз заглянул на задний двор, выйдя из-за туч и осветил их милые посиделки. — Получается хорошо пропитанный дерьмом кусок мяса.

— Да я же сказал уже, что это была глупая ошибка. Я же не знал, что ты тоже вор. Хотя, по нашим понятиям, если ты не член ордена, с тобой можно делать все, что угодно.

— Что за орден? — поинтересовался Алекс. Перед ним открывались все новые горизонты.

— Все мы, грабители, воры, мошенники и прочие преступники поклоняемся богине Тхаг, Великой и Ужасной Змееглавой деве, покровительнице слабых и обездоленных.

— Это вы обездоленные? — язвительно спросил Алекс, отбирая свои вещи у Зельда.

— Конечно, — убежденно сказал давешний собутыльник. — Разве мы стали преступниками по собственной воле? Нет, мы опустились на самое дно, придавленные нечистотами так называемого порядочного общества. Представители этого общества живут, жрут, пьют и жиреют за наш счет, каждый день празднуют и веселятся, а многие из них, например, приближенные короля, грабят столько, что нам и не снилось.

— Да ты философ, прямо Руссо, — заметил Алекс, хотя во многом был согласен с собеседником. Он и сам в свое время, будучи круглым сиротой и бездомным, выпрашивал милостыню на улицах Москвы. — А как же обычные работяги, которые трудятся за гроши? Они тоже жируют за ваш счет?

— Змееглавая богиня не велит их обижать и обдирать до нитки, — объяснил Зельд. Он встал и отряхнулся. — Можно просто намочить клювик и взять у них половину, а лучше четверть добра.

— Ладно, — сказал Алекс, тоже поднимаясь, потому что разговор уходил в какие-то неведомые этические дали. — И у вас есть полусекретные преступные сообщества, которые вы называете орденами? Знакомая схема, в нашем мире тоже есть такое. В Тиевиле есть такой орден?

— Конечно, — сказал Зельд. — Орден Серебряной полумонеты. Именно такую полумонету по легенде богиня отдала вору по кличке Синий дрозд на кончике своего раздвоенного языка, когда выползла из подземной норы в окрестностях Тиевиля. Хочешь, расскажу эту легенду?

— Да ты не только философ, но еще и сказочник?! — усмехнулся Алекс. — Хватит болтать, веди меня к вашему генералу. Я хочу с ним поговорить.

Послушный Зельд покорно повел коллегу обратно в помещения постоялого двора. Перекинулся парой слов с Бхетероссом и двумя другими гостями сего респектабельного заведения, одетых в драные тулупы и меховые штаны. Те оценивающе глянули на Алекса и кивнули. Вернувшись, довольный Зельд сказал приятелю:

— Договорились. Генерал будет ждать тебя после обеда в загородном храме. Пока можешь отдохнуть в одной из комнат наверху.

— Ого, поездка за город! Я бы рад, да только как я выйду за ворота? Меня же стража сразу скрутит. Ориентировки на меня наверняка по всему городу развешаны.

Зельд улыбнулся еще шире.

— Насчет выхода из города не беспокойся. Ярл думает, что власть в городе принадлежит ему, но на самом деле всем заправляет орден Серебряной полумонеты. А что за ориентировки?

Алекс поправил рюкзак на плече и пояснил:

— Это такие портреты с рисунками и описанием внешности преступников. Помогают их ловить.

— Хвала Великой змееглавой богине, у нас до такого еще не додумались, — облегченно заметил Зельд.

День, а тем более ночь выдались нелегкими и Алекс с радостью избавился от позитивного, но тем не менее занудливого общества потрошителя коммерсантов. Он заплатил пару медных монет, получил еще тарелку с закуской и бутылочку эля, поднялся по дребезжащей винтовой лестнице на второй этаж, озаряя путь огарком свечи и вошел в свою комнату.

Интерьер номера оформили в лучших традициях минимализма: грубая деревянная кровать с двумя шкурами, одна под голову, другой укрываться, стол и два стула.

Как бы Алекс не валился с ног от усталости, но техника безопасности в незнакомом мире всегда на первом месте. Он поставил свечу на стол, запер дверь на засов и подпер ее стулом. Затем подтащил стол и тоже приставил к двери.

Открыл ставень узкого оконца и высунул наружу любопытную голову, потому что плечи уже не пролазили. Глянул влево и вправо.

Выше шла крыша, высланная соломой, по обе стороны длинный ряд таких же окошек. Без веревок и крючьев забраться в его комнату будет затруднительно.

Кое-как поизвивавшись, Алекс сумел-таки вытащить плечи из оконца. При желании, если к нему будут ломиться в дверь, он сможет отсюда вылезти. Дальше можно зацепиться рукой за балку и подняться на крышу.

Он съел закуску и допил эль, тот самый, подешевле, со вкусом лимонада. Затем лег на скрипящую кровать, закрыл глаза и уснул.

Остаток ночи и утро он провел без происшествий. Пару раз кто-то пытался открыть дверь, но не смог преодолеть воздвигнутые Алексом баррикады.

— Кто там? — каждый раз громогласно спрашивал Алекс, мгновенно приходя в состояние боевой готовности.

— Ничего, ошиблись дверью! — отвечали снаружи и попытки вломиться на этом прекратились.

Зельд явился после полудня, не запылился. Алекс к тому времени сполна насладился чудесным видом на улицу, заваленной грязью и навозом, по которой то и дело с криками проезжали всадники и тарахтели повозки, запряженные лошадьми.

Член ордена обездоленных предложил Алексу новую бутыль с элем.

— Надеюсь, эта без сонного зелья? — строго осведомился Алекс.

— Что ты, как же можно, тебя ведь ждет встреча с таким могущественным человеком, — обиделся Зельд, разливая пойло в кружки. — Это просто на дорожку, чтобы путь был легким и приятным.

Они выпили и вышли с постоялого двора. До ворот, через которые Алекс проник в город с таким шумом, было рукой подать, но Зельд повел его дальше по улочке вдоль стены.

Дома здесь стояли жалкие и убогие, некоторые сделаны из веток и гнилых досок, другие лачуги вовсе разваливались на глазах.

Возле домов деловито копошились безобразные фигурки нищих. Грязная и оборванная одежда, вонь и смуглые лица. Не тот контингент, с которым ассоциируется великое преступное сообщество. Один из нищих с жалобным ворчанием приблизился к прохожим, прося милостыню. Алекс заметил, что это человек, а не существо и правая сторона лица у него покрыта рубцами от ожогов. Из-под испачканного пятнами и рваного капюшона выглядывала прядь длинных спутанных рыжих волос.

— Дай ему серебряную монету, чтобы наш визит к генералу прошел удачно, — посоветовал Зельд.

У всех воров есть суеверия и судя по всему, преступники Крании не отличались в этом от земных. Поэтому Алекс кинул радостно заурчавшему нищему серебро, заметив при этом:

— У вас же клан полумонеты, а не целой. Может, ему тоже надо было кинуть половину?

— Можно и так, но ее надо было заранее приготовить, — простодушно ответил спутник. — Ты не додумался сделать такой подарок?

Другие нищие, заметив щедрость прохожего, с надеждой повалили к ним и окружили полукольцом, но ничего не получили.

— Пошли отсюда быстрее, — сказал Алекс и ускорил шаг, вырываясь из блокады. — Пока они не разорвали нас на части. Зачем мы сюда пришли?

— Не торопись. Этот район называется Крысятник, — сказал Зельд, не торопясь. — Здесь живут бедняки и многие братья и сестры нашего ордена. Места возле стены со стороны реки и леса считаются самыми худшими. Когда приходят враги и штурмуют стены, то бросают зажигательные снаряды и первым делом загораются эти дома.

— Какую приятную экскурсию ты мне устроил, — ответил Алекс. — А из города мы тоже выберемся на зажигательных снарядах?

— Нет, все гораздо проще, — сказал Зельд и направился к одной халупе, готовой хоть сейчас раскатиться по бревнышкам.

Они вошли внутрь. Никаких полов, коридоров и комнат, только деревянные стены, обмазанные глиной. Задней стороной лачуга примыкала к деревянной городской стене. Зельд подошел к стене, нажал на нее и тут же в неприступной твердыне открылась узкая щель, куда с трудом мог протиснуться один человек.

— Ого, у вас здесь тайный проход. Просто клад для врага, решившего захватить город, — заметил Алекс.

— Этот проход в два счета превращается в ловушку, — ответил Зельд и первым прошел через стену.

Алекс последовал за ним и пройдя через двойной ряд толстых бревенчатых стен, очутился снаружи города. Стоило ему выйти, как Зельд со скрипом закрыл проход. Отверстие отлично замаскировали, со стороны оно ничем не выдавало себя и его невозможно было найти без особых примет.

Алекс посмотрел на стену. Построена давно, бревна потемнели от старости. Между деревянных блоков уложили ряд валунов, укрепляющих стену.

— Пошли отсюда подальше, а то стража заметит, — поторопил Зельд. — Обычно мы пользуемся проходом по ночам, но сегодня тебе позволили пройти днем.

Река осталась в стороне. Нелегальные мигранты быстро отошли от стены и углубились в березовый лес, подступающий к городу. В небе хмурились серые тучи, но здесь щебетали птицы.

Зельд повел товарища по лесу по едва заметной тропе. Березы сменились ветвистыми вязами и соснами. Однажды участник секретного общества остановился, подняв руку. Вдали между деревьев мелькнула вытянутая тень.

— Это твой родственник, коричневый тигр, — шепотом поведал проводник. — Можешь с ним договорится, если нападет?

— Он меня же первым и сожрет, — тоже тихонько ответил Алекс.

Они подождали немного и пошли дальше. Где-то неподалеку раздался рев.

— Наверное, тигр с медведем дерется, — все также шепотом сказал Зельд, округлив глаза от страха.

— Нет, это лось призывает самку, — уверенно ответил Алекс.

— Ну не знаю, я в лесу редко бываю, — сказал Зельд и пошел по тропе.

Петляя и кружа, дорожка вывела их к скалам, а затем к пещере, надежно укрытой от посторонних взоров среди валунов и деревьев. Алекс осмотрел прямоугольный вход явно искусственного происхождения и заметил:

— Что это за пещера такая? Штольня, что ли?

— Это заброшенная шахта, — ответил Зельд и вошел в темный проход. — Когда-то давно здесь добывали руду.

— А где же храм? — поинтересовался Алекс, идя следом. На всякий случай он держался настороже и был готов убежать в любой момент, потому что место очень удобное для копчения незваных гостей из параллельных миров.

— Так это и есть наш храм, — ответил Зельд. Он пошарил у входа, достал факел, щелкнул огнивом и зажег огонь. Желтый свет трепетно озарил вытесанные в скале стены. — Богиня Тхаг предпочитает любые укромные помещения, лишь бы там можно было творить ритуалы Молчания и Змеиного укуса. Обычно генерал находится в городе, но сегодня дела вынудили его выйти за стены. Это место называется Свистящая шахта.

Они двинулись по забою вглубь шахты. Крысы с писком бросились прочь при виде света. Под ногами шуршали камешки и песок.

— Какой он, ваш генерал песчаных карьеров? — спросил Алекс. С одной стороны, ему действительно было любопытно, а с другой, стены искусственного грота давили на психику и ему хотелось поболтать.

— Увидишь, всему свое время, — туманно ответил Зельд, чем, напротив, не ослабил, а усилил паранойю спутника. — Пять лет назад здесь было не протолкнуться от рабочих, солдат короля и дружины ярла. Они забирали руду на кузницы и плавили железо. Каждую неделю несколько рабочих погибали от завалов. Неудивительно, что вскоре здесь появились призраки. Они наполняли стены шахты заунывным свистом. Рабочие отказались копать дальше. Кроме того, один маг провел здесь расчеты и доказал, что железа уже вот-вот истощится. Так добыча руды и прекратилась.

— Занятная басенка, — сказал Алекс. Он вслушивался в шорохи во мраке пещеры и ему показалось, что впереди кто-то свистит. — Долго еще идти?

— Нет, уже пришли.

Они свернули за крутой поворот и за выступом обнаружилась большая пещера, освещенная десятками фонарей. Потолки и основание тут и там соединяли бугристые колонны. В дальнем конце возле вагонеток для перевозки руды стоял камень, похожий на стол. Рядом у стены высилась каменная статуя женщины со змеиной головой и высунутым раздвоенным языком с посверкивающей на нем монеткой.

Но больше всего внимание Алекса привлекли не обстановка, а люди. Ибо в шахте, помимо них, находились еще трое заговорщиков, их темные фигуры скрывали загадочные черные плащи.

Одна фигура сидела во главе каменного стола перед статуей. Видимо, это и был таинственный глава ордена.

Две другие фигуры безмолвно маячили по обе руки руководителя собрания.

— Они что, молятся? — прошептал Алекс на ухо Зельду. — Ритуал вызывания духов огня?

— Нет, владыка внимает гласу Черноокой богини. Он решает, по какому пути пойти.

— А что у вас, впереди развилка появилась?

— Да, у нас разногласия с другим орденом, с Красными головами. Они нас теснят там, где…

Ябедную речь Зельда прервал громоподобный возглас, рокотом прокатившийся по всей пещере:

— Иди сюда, пришелец!

Зельд подтолкнул Алекса и лихорадочно шепнул:

— Давай, иди, нельзя заставлять ждать владыку.

Алекс пошел навстречу могущественному теневому правителю города, хотя в душе морщился от окружающего пафоса. Что за дешевые приемчики для устрашения новичков? Хотя бы музыку похоронную добавили и замогильный голос за кадром.

Так, пытаясь унять волнение внутренней бравадой, Алекс приблизился к трем черным фигурам.

— Ты хотел видеть генерала ордена, — сказала фигура справа. — Говори, чего хотел?

Ну что ж, раз здесь собрались люди дела, можно долго не расшаркиваться, а тоже сразу приступить к главному.

— Я прибыл издалека. Из другого мира, — сказал Алекс чуточку низким голосом. — И там я тоже был вором. И у нас тоже есть такие ордены, как у вас. Я там занимал должность хранителя печати, — раз уж это невозможно проверить, то почему бы не повысить свой призрачный статус? — Теперь, попав к вам, я тоже хочу заняться здесь старым ремеслом. Я понимаю, что могу работать только с вашего позволения и смиренно прошу его предоставить.

— Нет, — сказала фигура во слева. — Не бывать этому.

— А что случилось? — чуть погодя спросил Алекс, все еще не веря, что переговоры так быстро закончились провалом. — Я могу предложить много новых идей по развитию ремесла. Вместе мы сможем поднять орден на недосягаемую высоту. Я даже согласен на…

— Ты уже успел ограбить дружественную ордену группу, — перебила фигура справа. Алекс еле успевал мотать головой туда-сюда, глядя на непримиримых собеседников. — Нам поступила жалоба от Шониана. Ты украл у них всю добычу, а самое главное, стащил ценный артефакт — лук Кровавого дыхания из бивней мамонта с магическими рунами.

— Ну, мало ли что наплел этот ваш Шаниан, — пожав плечами, непринужденно сказал Алекс. — Никто не ловил меня за руку. Пусть докажут. Надо лучше за своими вещами присматривать. Я встречался с ними в лесу, не отрицаю. Но они сами хотели на меня напасть, я еле ноги унес.

— Значит, ты отрицаешь факт кражи? — тоном прокурора на суде зловеще спросила фигура слева.

— Готов вернуть одну треть, — быстро сказал Алекс. — Я ведь ничего не знал о ваших обычаях. Ну, и компенсирую всю стоимость похищенного из будущей добычи, если мы договоримся с вами. Я как раз хотел предложить распотрошить одного купца, Баллатона. Для вас он, наверное, не по зубам. А вместе мы могли бы…

— Баллатон? Откуда ты знаешь? — спросила доселе молчавшая фигура во главе стола и порывисто стащила с себя капюшон. — Какой болтливый ублюдок рассказал тебе про будущее ограбление Баллатона?

Но Алекс только вытаращил глаза, не в силах вымолвить и слова. Генералом ордена Серебряной полумонеты оказалась девушка с синими волосами.

Глава 6. Истинный генерал

Причем девушкой генерал, вернее, генеральша ордена оказалась весьма симпатичной. То есть не девушкой, а кошечкой-тигроидкой. Широкие миндалевидные глаза, белая шерстка, премилые усики гневно топорщились в стороны.

— Как тебя зовут, незнакомец? — спросила глава ордена.

— Алекс, э-м-м, Черный барс, — сказал Алекс, добавив кличку для пущей важности.

— Ладно, неважно. Повторяю, откуда ты узнал о Баллатоне?

Двое завернутых в черное фигур по обе стороны тоже решили расстаться с инкогнито и сняли капюшоны. Тот, что справа, оказался могучим орком. Он сердито глядел на Алекса, будто тот наступил ему на толстую ногу и не извинился.

Тот, что слева, оказался рептилоидом. Кожа темно-зеленая, глаза ядовито-желтые, из-под полы плаща показался толстый хвост. Этот глядел не сердито, а внимательно, как на ценный научный экспонат.

— Откуда, откуда… — сказал, раздражаясь, Алекс. — Не знал я ничего о ваших планах. Просто он у вас один из самых кошельковых людей в деревне, вот я на него и нацелился.

— Значит, ты ничего не знал о Рубиновом когте? — спросила девушка.

Алекс помотал головой. Честно говоря, он уже понял, что уйдет отсюда с пустыми руками. Если с этими тугодумами не удастся договориться, придется действовать своими силами.

— Не знал и не собираюсь знать. Так как, вы даете разрешение или нет?

Девушка замолчала. Советники по обе стороны тоже онемели, как будто в немое кино попали.

— Да ладно, все в порядке, Анастасия, — сказал откуда-то сбоку трескучий голос. — Мы его проверили, он действительно случайно узнал о Баллатоне.

Все обернулись. Из хитроумно скрытого, почти незаметного отверстия в стене справа появилась еще одна темная фигура. Вышла неторопливо в свет факелов и остановилась.

Это оказался старик в грязном балахоне, с рыжими волосами и обожженным лицом. Алекс пригляделся и сразу вспомнил, где же его видел. Это же тот нищий, которому он дал серебряную монетку.

Кто-то сзади легонько, будто птичьим перышком коснулся алексова плеча. Он обернулся. Рядом стоял Зельд, подобострастными глазами показывал на нищего и едва слышно прошелестел, не шевеля губами:

— Поприветствуй генерала, дурья твоя башка, чего стоишь бревном?

Ах, вот оно что! Сложно у них тут все устроено, конспирация почище, чем в разведке. Как же он, Алекс, такой тертый калач, мог принять бабу за генерала?!

Срочно исправляя положение, Алекс неловко поклонился

— Здравия желаю, генерал.

Старик кивнул в ответ и прошаркал к каменному столу. Остановился рядом с Анастасией и веско сказал:

— Значит так, на торговца пойдете втроем. Все равно Вервольф приболел, нужен кто-то на замену. Пусть наш пришелец покажет, чего умеет. Ты, Анастасия, девочка моя милая, будешь его подстраховывать. Если чего не так пойдет-побежит, сама все закончишь, по плану. А ты, Зельдушка, подсоби им, за шумом пригляди, чтобы никто не помешал. Договорились?

Ух ты, как круто дед быка за рога сразу берет. Это хороший признак, что не хочет слова попусту на ветер бросать.

— А моя доля? — спросил Алекс, хотя Зельд легонько толкнул его в бок, мол, соглашайся и даже не спрашивай ничего. — Я хочу две трети от добычи. Ваш Красный ноготь пусть остается у вас, бог с ним.

Старик усмехнулся.

— Ишь ты, шустрый какой. Одной трети тебе за глаза хватит. И не Красный ноготь, а Рубиновый коготь, невежа! Ты знаешь, что с его помощью можно проникнуть в Алую комнату?

— Мне до Алой комнаты дела нет, — сказал Алекс, покачав головой. Зельд рядом улыбнулся жалостливой улыбкой, мол, господин генерал, не гневайтесь на умалишенного, что с него возьмешь. — Проникайте туда сами, сколько вашей душе угодно. А вот за одну треть я работать не буду, нашли дурачка.

Старик молча глядел на Алекса. На мгновение тому стало неуютно. Если осерчает, тут, пожалуй, никакие хамелеоновы методы не помогут. Тюкнут по макушке и бросят труп в шахте. Очередная глупая жертва на алтарь змеиной богини.

Истинный глава клана продолжал тягостно молчать, сверля Алекса пронзительным взглядом. Зельд на всякий случай отодвинулся подальше. Двое помощников радостно приготовились к броску на несчастную жертву.

Тогда Алекс решил идти ва-банк. Это как в покере, если попались плохие карты, делай вид, что у тебя выигрыш. Где наша не пропадала, в конце-концов. Он важно приосанился и солидно добавил:

— Хотя нет, я передумал. С продажи вашего драгоценного когтя тоже гоните мне две трети. Иначе я ухожу. Прямо сейчас.

Сказал, а сам чуть не задохнулся от собственного нахальства. Зельд так вообще потерял дар речи. Анастасия подалась вперед и зашипела:

— А может тебе всю добычу отдать и коготь впридачу? И ключи от сокровищницы ордена? А не хочешь, чтобы…

Старик поднял руку и она замолчала.

— Половину от найденной добычи, а о Рубиновом когте забудь.

— Договорились, — с облегчением сказал Алекс. На самом деле, он за эту половину и боролся. Проси больше, соглашайся на меньшее. — Надеюсь, договор подписывать не будем, у вас здесь ценится честное слово?!

Старик не обратил внимания на ехидство.

— Будь готов сегодня ночью. Как только стемнеет, за тобой придет Зельд.

— А что, уже сегодня? — поразился Алекс. — Так я же не готов. Ничего не знаю.

— Мы так планировали, — с улыбкой ответил генерал ордена. — Сегодня самое удобное время. Купец с семьей в отъезде, дома мало людей. Приедет Баллатон только через три дня, за это время мы скинем добычу. Или ты уходишь? Прямо сейчас?

Алекс обреченно пожал плечами. Сегодня так сегодня, ничего не поделаешь.

Вернувшись на постоялый двор «Толстый узел» после встречи с верхушкой ордена, он едва успел перекусить и отдохнуть, как заявился Зельд. На улице уже стемнело, операция по хищению имущества купца должна была начаться в ближайшие часы.

К слову, как выяснил Алекс, в этом мире сутки были короче земных и состояли из двадцати двух часов. Все здесь было другое, небывалое. Глядя на ночное небо, он пытался найти знакомые созвездия, например, Большую медведицу. Он отчаянно припоминал скудные познания в астрономии, но вверху были только непонятно расположенные звезды.

— У меня чуть сердце не лопнуло, когда ты начал торговаться с Калмуфом, — сказал он, восхищенно качая головой. — С ним еще никто и никогда не смел пререкаться по поводу цены. Во всяком случае, из ныне живущих или гуляющих на свободе.

— У вас есть тюрьмы? — полюбопытствовал Алекс. — Каменные башни, куда запирают на долгие годы?

— Нет, у нас есть подземелья, где люди пропадают без вести. Они называются Бездонные пасти. Если туда попал, считай, уже никогда не выйдешь на свободу.

— Веселое, наверное, местечко.

— Пойдем, надо скорее ехать на место, — озабоченно поторопил Зельд. — Нечего болтать.

Поначалу Алекс хотел взять на дело только набор отмычек, а знаменитый рюкзак оставить в номере. Но, поразмыслив, собрал все свои пожитки и вышел вслед за суетливым товарищем со двора. Во-первых, неизвестно, что случится с вещами за время его отсутствия, поскольку у него были веские причины не питать особого доверия к службе безопасности отеля. А во-вторых, некоторые из инструментов наверняка пригодятся в предстоящем деле, если не ему, так его коллегам. Все-таки, он участвовал в мероприятии с бухты-барахты, без подготовки, а в таких случаях обычно всегда появляются непредвиденные сложности, это уж как пить дать.

На улице их ждала повозка, запряженная двумя лошадьми. Впереди сидел извозчик. Уже хорошо, хоть не придется тащиться до места на своих двоих.

— Где находится объект? — тихонько спросил Алекс, усаживаясь на заднее сиденье вместе с Зельдом.

— Чего?

— Я говорю, где нужное место?

— А, так бы сразу и говорил, — перед тем, как сесть, Зельд достал из кармана булькающий бутылек. — Скоро приедем, не боись. Ты, кстати, плавать умеешь?

— Умею. А зачем это нам?

Но Зельд уже увлекся напитком и не отвечал, только загадочно усмехался. Это чуть было не взбесило Алекса, но он постарался держать себя в руках. Нет ничего хуже, чем потерять контроль над собой перед операцией. Но у него до сих пор не было подробностей о предстоящей акции и это его сильно тревожило.

Повозка свернула с окраин к центру города. По мере продвижения дома становились выше, опрятнее и красивее. На первых этажах домов встречались лавки и мастерские, с литыми рекламными вывесками над входом.

Люди и другие существа тоже попадались, причем гораздо цивильнее, чем обитатели Крысятника. Глядя на редких прохожих, спешащих по домам, Алекс подумал, что еще так и не осмотрел толком Тиевиль.

Зельд толкнул его в бок, выбросил опустевшую бутылку и сказал:

— Мы на месте.

Они вылезли из повозки, которая не медля умчалась дальше. Алекс проводил кучера задумчивым взглядом. Сдаст ведь, сволочь, правоохранительным органам, если нажмут на него хорошенько.

— Это наш человек, — заверил его Зельд, правильно оценив опасения напарника.

Облегченно вздохнув, Алекс огляделся и первым делом посмотрел на небольшое озеро, возле берега которого они очутились. Посреди озера темнел островок с трехэтажным домом.

— Нет, только не это, — сказал Алекс. — Вы серьезно?

Зельд улыбнулся и кивнул. Они отошли в тень кустов, подальше от любопытного света фонарей. Там уже стояла Анастасия. Белую шерсть на всем теле, в том числе и на лице, девушка спрятала под туго облегающей черной накидкой. Стала похожа на ниндзя. За плечами мешок, точь-в-точь, как рюкзак гостя с Земли.

— Откуда здесь взялась эта лужа? — спросил Алекс. — Как Баллатон умудрился выстроить дом посреди озера в черте города?

— Раньше в этом озере ничего не было, — объяснил Зельд. — Этот отрезок реки стоял здесь еще до расширения города. Потом Тиевиль разросся, построили дамбу и рукав реки превратился в озеро. Ярл катался там на лодках с приближенными. Баллатон выкупил его, насыпал земли и построил дом. В город ездит по деревянному мосту, который поднимает или опускает по собственному желанию.

— Я смотрю, мы замахнулись на очень серьезного человека, — удивленно сказал Алекс.

— А ты не знал? — зашипела Анастасия. — Зачем ты вообще влез в это дело, если не готов к нему? Зачем только Калмуф взял тебя?

— Ок, дамочка, давайте без лишних эмоций, хорошо? — попросил Алекс. — Раз взял, значит было, за что. Это уже не твои проблемы. Вы мне расскажете, в конце концов, как планируете брать эту крепость?

Они замолчали, потому что по соседней улице прошли трое стражников. Когда шаги затихли в темноте, Анастасия сказала приглушенным голосом:

— Значит так. План простой даже для такого туповатого парня, как ты, пришелец. Мы плывем к острову, проникаем через люк канализации в дом и поднимаемся на второй этаж. Там в спальне Баллатона стоит сундук с его самыми ценными сокровищами, в том числе, и с Рубиновым в когтем. Мы потрошим его и уходим через другой тайный ход прямо в город.

— Стоп, что за другой подземный ход? — перебил Алекс. — Почему нельзя вернуться назад обратно через канализацию и спокойно уплыть?

— Это секретное убежище торговца, чтобы в случае чего уйти из дома в город под озером. О нем никто не знает, даже ярл. Мы не можем уйти тем же путем, что и пришли, потому что в час ночи возле люка происходит смена караула. Охранник уйдет на несколько мгновений, мы должны будем пробраться через люк за это время. Потом придет другой охранник и останется уже до утра.

— Понятно, — пробормотал Алекс и обратился к Зельду: — Ты докуда с нами идешь? Прямо до спальни?

— Нет, он останется ждать в канализации. Подстрахует на случай тревоги.

Алекс поглядел на дом с редкими огнями в окнах и покачал головой, сомневаясь:

— Ох и чует моя задница, что получится грандиозный пшик. Я не знаю местности и плана дома.

— Нечего было лезть, куда не просят, — немедленно ощетинилась Анастасия. — Я все сама сделаю, ты главное, под ногами не путайся, понял? Если бы не оплошность Вервольфа, он бы пошел вместо тебя. А так приходится идти с каким-то незнакомым придурком и рисковать в таком горячем деле.

— Кажется, ваш шеф сказал, что он заболел, разве нет? — уточнил Алекс. — Причем тут его оплошность?

Анастасия и Зельд переглянулись.

— Ты не член ордена, тебе знать не положено, — отрезала девушка. — Ну, пошли, долго мы здесь болтать будем?

Огляделась, отметила, что вокруг никого нет и тихонько нырнула в озеро. По воде колыхнулась рябь. Надо понимать, что местные кошки совсем не боятся плавать.

Зельд скинул свои простецкие штаны и рубаху и тоже оказался в черной одежде. Он почти слился с темнотой. Кивнул приятелю и последовал за девушкой. Нырнул погромче, забрызгав немного берег, но тоже незаметно.

Сняв рюкзак, Алекс затянул потуже все отверстия. Очки ночного видения и другие электронные механизмы он спрятал в пакеты. Рюкзак водонепроницаемый, вещи от воды не пострадают.

Почесав голову, и пробормотав: «Эх, что я делаю!», Алекс тоже вошел в холодную воду. Хотел сделать пару шагов и постепенно погрузиться, но дно резко ушло из-под ног. Здесь у самого берега таился подводный обрыв. Хочешь не хочешь, а тоже пришлось нырнуть.

Не успев набрать полную грудь воздуха, Алекс, тем не менее, рыбкой поплыл под водой, сожалея о замечательных ластах, супермодных очках и трубке для дайвинга, оставшихся в гардеробной комнате его московского жилища. Какой же далекой и невероятной отсюда казалась его прежняя жизнь! Будто бы смутный и постепенно стирающийся из пасти сон. Неужели его до такой степени поглотила новая фантастическая реальность?

Усиленно работая лапами, Алекс плыл под водой и глядел на две темные фигуры, ловко, подобно дельфинам, снующие перед ним. Давно, еще с детства, он не принимал ночных ванн в речных водоемах.

Вода в озере была чистая и холодная. От темноты она казалась зеленой. Отличный освежающий душ. Своим превосходным кошачьим зрением Алекс видел камешки и водоросли на глубоком дне. В воде мелькали тени сноровистых рыбок. Вверху над поверхностью светилось звездное небо.

Воздух заканчивался и ныряльщик подплыл к поверхности, чтобы глотнуть целительной субстанции. Осторожно высунул голову, втянул в себя кислород и нырнул снова, опасаясь, как бы кто-то из бдительных охранников с таким же прекрасным ночным зрением не успел его заметить.

Но нет, вроде все тихо. Он поплыл дальше. Впереди из толщи воды вырисовывался громадный массив острова, на котором построили дом торговца. Анастасия и Зельд достигли земли и изгибаясь телами, поплыли вдоль нее, оставаясь на глубине. Ну, понятное дело, вылезать нельзя, могут заметить.

Алекс сразу взял в сторону, двигаясь напрямик к соратникам. Они уже обогнули остров и почти скрылись за черной толщей земли. Алекс быстрее заработал всеми конечностями, стараясь не упустить товарищей из виду. А то пропустит зону высадки и как потом быть? Выныривать на виду у всех охранников?

Воздуха уже не хватало. Легкие отчаянно требовали новой порции кислорода. Алекс крепился, хотя внутри все горело адским огнем.

Его спутники метнулись в сторону и вышли на берег. Ну наконец-то! Сделав последний невероятный рывок, Алекс тоже добрался до нужной точки и получил право показаться из воды.

Высунув голову из озера, он судорожно вдохнул воздух, стараясь не дышать слишком громко. Анастасия и Зельд уже вышли на берег и скрючившись, сидели в кустах.

— Ну, долго ты там будешь прохлаждаться? — злым шепотом спросила Анастасия.

На небе появилась огромная луна. В этом мире она была совсем другая, чем на Земле. Не светло-желтая, а бледно-розовая, иногда зеленоватая. Вода в озере тихо плескалась. Алекс подплыл к берегу, стараясь не шуметь и присоединился к товарищам.

— Тихо! — приказала Анастасия. — Ты шумишь, как стадо кабанов. Мы на месте. Скоро охранник покинет пост.

Выглянув из кустов, Алекс заметил черную фигуру охранника, одиноко темнеющую на фоне светлой стены дома.

С шерсти ручьем текла вода. Хотелось от души отряхнуться, как собака, но нельзя привлекать внимание и Алекс терпеливо ждал. В озере плескалась рыба.

Кто-то вдали негромко свистнул. Охранник свистнул в ответ и шурша сапогами по земле, усыпанной галькой и песком, пошел вдоль стены.

— Пора, — сказала Анастасия и скользнула меж кустов к дому.

Зельд молча последовал за нею.

Вроде бы Калмуф, ихний начальник и фельдмаршал ордена страждущих, назначил старшим меня, если не изменяет память, подумал Алекс. А по факту выходит, что он здесь, как стажер. При таких условиях трудно будет претендовать на половину добычи. Ладно, ничего, в доме он еще покажет себя, решил Алекс и последовал за своими шустрыми подчиненными.

Глава 7. Ограбление по-краниански

С люком Анастасия управилась в два счета. Поколдовала над замком, звякнула отмычками, лязгнула крышкой люка. Стремительно, как настоящая кошка, нырнула внутрь. Зельд тоже не терял времени, тут же сиганул следом.

Интересно, как они при средневековом уровне развития умудрились создать системы ассенизации, спросил себя Алекс и шагнул в черный зев люка, не забыв прикрыть за собой крышку. Замок так и продолжал болтаться на ней. Если новый охранник не станет строить из себя бдительного цербера и не проверит тщательно люк, то незаконное вторжение останется незамеченным.

В полумраке подземного хода Алекс свалился в небольшой туннель. Упал на все четыре лапы в дурно пахнущую жижу и тряхнув головой, поглядел вперед. Анастасия и Зельд уже ушуршали по туннелю, шлепая по ручейкам с, пардон, дерьмом, в обилии текущим по дну коллектора.

— Хм, я по уши в дерьме, — несколько преувеличенно посетовал Алекс, вскочил, чуть не стукнувшись макушкой о потолок и побежал вслед за товарищами.

Помимо отходов, в канализации водились крысы. Они встретили непрошеных гостей негодующим писком. Некоторые раззадоренные особи даже пытались укусить посетителей за ноги. Не обращая на грызунов внимания, участники операции свернули несколько раз по туннелю и остановились перед новым люком, зияющим в потолке.

— Надеюсь, этот не заперт снаружи? — спросил Алекс. — Потому что в таком случае вся наша суета в полной заднице.

— Тихо! — по привычке осадила его Анастасия.

Лестницы наверх не было, поэтому она просто прыгнула вверх и полезла, цепляясь когтями за стенки колодца, ведущего из туннеля к люку.

— Ох, малышка, тебе придется делать заново весь маникюр, — пробормотал Алекс, услышав, как когти девушки скрежещут по камню.

Настя, как мысленно уже прозвал ее землянин, доползла до люка, уперлась в него головой и потихоньку приоткрыла. Поглядела через отверстие, в которое сразу полился хоть и не яркий, но ощутимый свет.

Алекс и Зельд стояли внизу среди зловонного туннеля и смотрели на ее фигурку, закутанную в черные штаны и кофту, с лапами, упертыми в стенки колодца.

Девушка не двигалась, будто свет превратил ее в статую.

— Ну, чего там? — не выдержал Алекс, когда молчание и неподвижность затянулись на несколько минут. Зельд погрозил пальцем, мол, сохраняй режим тишины.

Может от его слов, а, скорее всего, потому что Настя улучила благоприятную минутку, но девушка открыла люк полностью и выбралась наружу.

Зельд приглашающе протянул руку вверх.

— А ты чего же? — спросил Алекс. — Давай, лезь.

— Я остаюсь здесь, — пояснил Зельд. — Прикрывать вас. Вы только заберите меня на обратном пути, не забудьте.

Алекс пару мгновений посмотрел на напарника, остающегося ждать остальную команду в вонючем тоннеле, но вовремя сообразил, что любые увещевания бесполезны. Тогда он хлопнул товарища по плечу, бодро заверил:

— Конечно заберем, не беспокойся, — и тоже прыгнул вверх.

Карабкаться вверх по скользким камням оказалось непростым делом. Если бы не гимнастическая подготовка, он бы давно свалился вниз в потоки фекалий, никакие когти не спасли бы. Поднявшись до люка, Алекс по примеру Насти уперся в него плечами и головой и осторожно приподнял.

Прямо перед собой он увидел ноги. Толстые слоноподобные ноги в кожаных сапогах. Их обладатель стоял пятками к люку, повернувшись в сторону длинного коридора, тоже видного из канализации. Носок правой ноги еле заметно постукивал по полу в такт насвистываемой мелодии. Короче говоря, Алекс глядел из-под крышки люка на ноги охранника.

Посмотреть вниз Алекс не мог, потому что подпирал крышку головой. Если же опустить голову, то крышка люка могла стукнуться о края колодца. Теперь понятно, почему Настя так долго стояла без движения.

Через некоторое время у Алекса от напряжения заболела шея. Не забывайте, что лапами он продолжал усиленно упираться в стенки. В общем, не самая удобная поза для наблюдения за скучающим охранником. Проклятый часовой так и будет торчать всю ночь перед люком?

Вскоре однако, к огромному облегчению Алекса, ноги медленно зашагали по коридору. В поле зрения постепенно появилась вся мешковатая фигура бегемотоподобного охранника с огромным молотом за спиной. Он не торопился, а Алекс от усталости чуть не сломал шею, продолжая держать крышку.

Наконец охранник скрылся за поворотом. Алекс выдохнул воздух, отодвинул крышку и выбрался наружу. Закрыл люк и огляделся. В обе стороны от люка шел коридор, тускло освещенный светильниками. Куда подевалась партнерша?

Тут же в ответ на немой вопрос в стене справа приоткрылась дверь. Алекс узнал желтые глаза Анастасии, неистово глядящие на него из темноты комнаты. Он быстро перебрался к ней.

Девушка сидела в каком-то небольшом помещении без окон, заполненном мешками, ящиками и корзинами. Пахло овощами и крупами. Понятное дело, кладовая.

— Какого дьявола ты там застыл? — сердито обрушилась на него Настя. — Охранник вот-вот вернется обратно. Хотел провалить всю операцию?

— Я тебя искал, — неистово зашептал в ответ Алекс. — Ты можешь посвящать меня в дальнейшие планы, чтобы я имел о них хотя бы малейшее представление? Я твои мысли читать еще не научился.

Вместо ответа Настя зажала ему рот лапкой. Вроде бы достаточно милый жест, да еще и в такой интимной обстановке темной комнаты, но после канализации лапа девушки пахла не самым приятным образом. Поэтому все мысли Алекса о романтике испарились. Прислушавшись, он услышал, как деревянный пол коридора скрипит под тяжелыми сапогами вернувшегося с обхода дозорного.

— Он уйдет через несколько минут, — прошептала Настя на ухо, приятно щекоча его усиками. — Мы выходим и идем по коридору до лестницы. Поднимаемся на второй этаж и прячемся в свободной комнате рядом с лестницей. Там тоже ходят охранники, поэтому будь начеку. Понял меня?

Алекс осторожно кивнул. Нет, все-таки сидеть в темноте рядом с симпатичной девушкой все равно приятней, чем лазать по канализации или разглядывать чужие сапоги.

— Сколько охранников на втором этаже? — спросил он.

Своим острым кошачьим зрением увидел в темноте, как Настя подняла четыре пальца на лапе. Хорошо, как-нибудь проскользнем мимо.

Они сидели в темноте и ждали. Алекс слышал тихое дыхание девушки. Наконец, пол снова скрипнул. Настя выглянула в щель и махнула, мол, готово, пошли на выход. Охранник опять ушел за поворот.

Они тихонько выбрались из кладовой и пошли по коридору в другую сторону. Настя грациозно шла на цыпочках по краю коридора, где доски скрипели меньше всего. Алекс шел позади след в след, наслаждаясь прекрасным зрелищем крадущейся девушки.

Перед каждым поворотом Настя вытаскивала перед собой лапу с зеркальцем и смотрела через отражение, нет ли там кого. Так они миновали три поворота и добрались до каменной лестницы. Дом себе торговец, надо признать, построил на славу. Не то, что жалкие лачуги из веток в Крысятнике.

Из коридора неожиданно вышел охранник и взломщики мигом взлетели на второй этаж, почти не касаясь лапами ступеней.

Там стоял другой охранник, здоровенный орк. К счастью, он повернулся спиной к лестнице и ковыряясь в носу, глядел на картину с изображением речной пристани Тиевиля.

Анастасия спряталась за выступом стены, а для Алекса места не нашлось. Он заметался по площадке и в этот момент охранник повернулся. Алекс прижался к светло-коричневой стене и постарался слиться с ней. Здесь почти не было светильников и он надеялся, что маскировка надежно укроет его.

Бдительный орк, тем не менее, что-то успел заметить.

— Чего это? — спросил он и подошел ближе, сжимая в руке угощение для грабителей в виде тяжелой шипастой палицы.

Постоял, усиленно вглядываясь в темноту, и хотя Алекс, затаив дыхание, находился прямо перед ним, сторож не заметил ничего подозрительного и вернулся на прежнее место. Поковырялся снова в носу, проворчал на картину:

— Дурацкая размазня, — и отправился дальше по коридору, помахивая палицей.

Алекс подошел к Насте и прошептал:

— Ну как, будем ждать или пойдем следом за ним?

Но девушка молчала и глядела на него изумленными глазами, будто бы он прошел сквозь стену или взлетел в воздух.

— Эй, ты чего это? — спросил Алекс. — Все в порядке?

— У тебя что, есть способность к мимикрии? — спросила Настя. — Почему раньше молчал? Ты знаешь, какая это редкость среди тигроидов?

— Нет, не знаю, — ответил Алекс. — Серьезно? Я чувствовал, я знал, что я уникум.

— Ладно, потом поговорим, — сказала Настя, опомнившись. — Пошли быстрее, пока не явился другой охранник. Они ходят по всему второму этажу.

Охотники за богатствами вышли в коридор и потихоньку направились вслед за уходящим по коридору орком. Светильники горели почти на каждом шагу, Алекс чувствовал себя, как на ладони. А еще в коридоре оказалось множество массивных деревянных дверей, ведущих в разные комнаты.

Охранник свернул за угол. Настя предусмотрительно сунула туда же зеркальце и тут же показала на дверь ближайшей комнаты. Алекс потянул за ручку и дверь отворилась. Они скользнули внутрь.

— Там навстречу идет охранник, — дрожа от возбуждения, сообщила Настя. — Хорошо, что я всегда проверяю повороты.

Девушка стояла совсем рядом и Алекс чувствовал ее учащенное дыхание. Он оглянулся на комнату и увидел, что они попали в спальню. Напротив огромного окна в алькове стояла гигантская кровать. Свет от луны падал на пол. Самое подходящее место и время для рандеву с девушкой-кошкой.

— Знаешь, я хотел пригласить тебя на чашечку кофе, — страстно прошептал Алекс.

— Чего? — спросила Настя. Ее изящные ушки выбились из-под накидки и развернулись в разные стороны. — Какое кофе?

— Ах да, у вас же нет кофе. Я имел ввиду…

Но напарница уже отвернулась и выглянула в дверь.

— Пойдем, охранник уже свалил. Потом разберемся с твоими чашками и тарелками.

И вышла из комнаты. Печально оглянувшись на кровать, Алекс вышел следом.

Они на цыпочках крались в прежнем направлении, по прекрасно освещенному коридору с длинными ковровыми дорожками на полу. Возле одной из дверей Настя остановилась. Открыла и бесшумно вошла внутрь. Алекс, как хвостик, последовал за ней.

Они попали в огромную гостиную, судя по камину, овальному столу в центре и множеству стульев вокруг. На шкафах стояли бронзовые статуэтки и посуда из меди и серебра. В углах деревья в кадках и высокие кувшины. Стиль ретро, старинный дизайн, усмехнулся Алекс.

— Это здесь? — спросил он. — Ты же говорила, что он прячет сокровища в спальне.

— Так и есть. Спальня за стеной, — Настя указала в сторону. — Но мы же не хотим, чтобы охранники нашли нас с отмычками в руках перед дверью? Там сложный замок. Поэтому лезем через окно. Ставни тоже заперты, но их легче взломать. Будешь меня держать, а я займусь засовами на окнах.

Она открыла ближайшее к стене окно и выглянула наружу. Луна осветила ее черную гибкую фигуру. В комнату ворвался влажный воздух, несущий прохладу от озера. Где-то в ночи квакали лягушки.

— Это как держать, руками, что ли? — спросил Алекс. В его понимании гораздо надежнее было бы застраховаться веревкой. Тем более, что все оборудование имелось под рукой. Он даже снял рюкзак и пощупал внутри моток крепкой веревки, альпинистские крючья для скал и карбоновые карабины. — Давай, я лучше закреплю страховку, ты будешь спокойно висеть на стене и делать свое дело.

— Ты спятил? — спросила Настя. — У нас совсем нет времени на твои дурацкие трюки. Давай, лезь ко мне.

Может, как начальнику группы, ему следовало бы применить свой авторитет, но до сих пор фактическое руководство принадлежало этой стервозной девке. Она бы просто не послушалась его, а в бесплодных препирательствах они действительно потеряли бы уйму времени.

Вздохнув, Алекс подошел к окну, пообещав себе, что больше никогда не пойдет на операцию без подготовки и с непроверенными помощниками. Правила работы, которым он следовал на Земле, нужно соблюдать и в другой вселенной, если он не хочет окончить дни в местных подземельях.

Строптивая помощница тем временем уже вылезла из окна и ловко забралась на соседнее.

— Ну, чего ты там застрял? — злобно прошипела она. — Давай быстрее.

Алекс натянул на плечи рюкзак и быстро осмотрелся. Из окон открывался прекрасный вид на озеро и темные ряды домов на другом берегу. Под окнами росли деревья и густые кусты, а дальше плескалась вода. На первом этаже, в комнате прямо под ними, горел свет. Ночные бабочки кружили в воздухе и пытались пробиться к огню.

Встав на подоконник, Алекс тоже вылез из окна и пощупал наружную стену. Построена из неровных каменных плит, соединения замазаны глиной. Есть за что держаться.

Хватаясь когтями за трещинки, Алекс быстро перелез по стене к соседнему окну, к Насте.

— Встань сзади меня, — прошептала девушка. — И держись покрепче. Не за стену, а за ставни, идиот.

— С удовольствием окажусь позади, — ответил Алекс и прикрыл партнершу собой, схватившись за железные ставни. — Это одна из моих любимых поз.

— Заткнись, — пробурчала Настя и занялась засовом. Поскольку она перестала держаться и полностью оперлась на товарища, на него в тот же миг навалилась тяжесть ее тела.

Держать ее было трудно, но терпимо. Тоже достаточно интимная поза, но опять не время и не место. Вцепившись в ставни, Алекс вдыхал легкий запах ее тела, с примесью ароматов полевых цветов, терпкого пота и остатков канализационной вони.

— А сразу нельзя было сюда подняться из озера? — спросил он, чтобы немного отвлечься от близкого соседства соблазнительного женского тела. — Чего ради было тащиться через канализацию?

— Под нами помещения охраны, — сквозь зубы прошептала Настя. — Целых три комнаты. Думаешь, ты бы прошел незаметно мимо них?

— Конечно, — уверенно ответил Алекс. — Отвлек бы их внимание с другой стороны здания, а сам бы прошел здесь. Вы всегда так сложно планируете свои операции? Надо ведь идти самым простым путем.

На миг Настя замерла, обдумывая его слова. Ничего не ответила и продолжила возиться с засовом. Алекс усмехнулся. Ничего, приручать надо постепенно. Пусть девочка поразмыслит на досуге над тем, кто здесь на самом деле профессионал.

— Ты когда сменишь Клыка? — спросил чей-то густой бас прямо под ними. — У него же караул еще час назад должен был закончиться.

Настя застыла на месте, а Алекс тихонько поглядел вниз. Прямо под ними у стены дома стояли двое охранников. Когда успели появиться, непонятно.

— Не, он сегодня заступил позже, — сипло ответил другой страж и протяжно зевнул. — Поэтому я иду через полчаса. Видишь, песок в часах еще не вытек?

Они так и остались стоять, а у Алекса начали болеть руки от напряжения. Воры не смели пошевелиться, боясь, что скрип ставен выдаст их с головой.

— Что-то задолбала меня эта работа, — сказал сиплый чуть погодя. — Я просил у Крысы надбавки к жалованью, так он в лицо смеется. Не нравится, говорит, уходи с зажатой задницей. На твое место сразу другие прибегут.

— От Крысы осколок булыжника в камнепад не дождешься, не то что прибавки к жалованью, не знал, что ли? — ответил басовитый.

Руки Алекса нестерпимо болели. Настя не могла взяться за ставни, чтобы облегчить его ношу, опасаясь, что где-нибудь что-нибудь заскрипит.

— Надо было в разбойники идти, когда меня Ашгоаг звал, — продолжал сетовать сиплый. — Сейчас бы лежал в лесу и спал на сундуке с богатствами.

Да иди хоть в трубочисты, только свали отсюда, взмолился мысленно Алекс, руки которого грозили отломиться, как сухие ветки.

— Песок вытек, иди, заменяй Клыка, — приказал басовитый охранник.

Подождав еще немного, Алекс глянул вниз. Под ними никого не было. Охранники разошлись также тихо, как и появились.

— Давай быстрее, — прохрипел Алекс. — Я уже не могу держать.

— Смотри, не испачкай штанишки, — презрительно ответила Настя и снова занялась засовом.

К счастью, теперь она управилась быстро и вскоре ставни раскрылись. Девушка открыла окно и партнеры осторожно влезли в темную комнату.

Глава 8. Другая сторона серебряной полумонеты

В спальне купца царил мрак, потому что другие окна были прикрыты ставнями. Своим ночным суперзрением Алекс все равно разглядел обстановку.

Да, Баллатон не жалел на себя денег. У дальней стены громадная кровать, тоже в алькове. Рядом подставки для напитков и закуски. У другой стены шкафы до потолка. Всюду картины и статуи. В углу три сундука с закругленными крышками.

— Вот они, — сказала Настя и бросилась к сокровищам. — Вскрывай тот, что справа. Я займусь тем, что посередине.

Как же, однако, ей не терпится добраться до драгоценного Рубинового когтя, подумал Алекс, глядя на девушку, нагнувшуюся к среднему сундуку. Надеюсь, оно того стоит.

Сам он послушно подошел к сундуку справа, сняв с себя рюкзак. Достал отмычки и тоже приступил к работе.

Некоторое время слышались только звяканье хитроумных приспособлений для взлома и прерывистое дыхание. Наконец, Алекс первым открыл замок на своем сундуке и запорный механизм глухо упал на пол.

Пробормотав: «Сезам, откройся!», Алекс откинул крышку. Настя сердито покосилась на него и завозилась со своим замком с удвоенной скоростью.

Содержимое сундука превзошло самые смелые ожидания Алекса. Он был до краев полон золотых монет и драгоценных камней.

— Ого, вот это я неплохо зашел, — сказал Алекс и хищно потер руки. Затем окунул в тускло блестящую желтую массу, выудил парочку монет и попробовал на зуб. Золото, настоящее золото, сомнений нет. — Этот Баллатон у вас прям маркиз-барабас. Как мы все это утащим?

Настя продолжала бороться со своим замком. Не глядя на счастливого спутника, она процедила:

— Посмотри, что там в третьем сундуке. Торговец тот еще барыга. Хранит доходы ярла от продажи бродягам запретной дурман-травы и сбыта оружия из королевских кузниц речным эльфам. Так что там может быть еще больше.

Вдохновленный огромной добычей из первого сундука, Алекс кинулся к стоящему слева. Вскрыл еще быстрее, чем первый, порезав, правда, указательный палец. С любопытством откинул крышку и заглянул в сундук.

— Ну, что там? — нетерпеливо спросила Настя, все еще копаясь в замке. — Тоже золото?

— Неа, — ответил Алекс, поднимая голову. — Тряпки какие-то. Старые доспехи. Барахло, короче говоря.

— Где? — Настя оторвалась от замка и подскочила к открытой сокровищнице. — Ты спятил? Это же магический плащ для усиления стихии огня, перчатки иллюзии, шапка очарования. А это кираса, зачарованная от ударов копья и попадания стрелы. Это барахло ценнее, чем все золото в первом сундуке.

Девушка копошилась в сундуке, перебирая вещь одну за другой. Доспехи стукались о стенки.

— Ну, откуда мне знать? — пробормотал Алекс, чуть отодвинувшись. — Меня другое интересует, как мы это все утащим?

— Утащим как-нибудь, не боись, — девушка вернулась к сундуку посередине. — Есть способ. Ах, чтоб тебе в пекле сгореть!

— Что такое? — спросил Алекс.

— Я сломала коготок. Займись этим проклятым замком, что ты там сидишь и прохлаждаешься?!

Ага, значит, все-таки устала вскрывать или не может справиться с замком, догадался Алекс. А попросить по-хорошему не в ее характере, вот и придумала причину.

— Дай сюда, я посмотрю, — сказал он. — Ты пока перекладывай добычу в мешки.

Сердито бормоча под нос, Настя достала из поясной сумки мешки, развернула, взяла один и начала с тихим звоном сыпать в него золото и драгоценные камешки.

Замок тихо щелкнул и раскрылся. Конечно же, грубые средневековые отмычки не сравнятся с хитроумными сверхпрочными устройствами двадцать первого века. Настя тут же опустила мешок на пол и бросилась к открывшемуся хранилищу богатств, грубо отпихнув Алекса со словами:

— Дай сюда, это уже наша добыча.

Не желая препираться с взволнованной девушкой, Алекс отодвинулся к краю сундука и с любопытством заглянул внутрь. Ну-ка, посмотрим, что там за Рубиновый коготь такой.

В вожделенном железном ящике оказалось на удивление мало вещей. Длинный меч в ножнах с сапфиром в рукояти, зловещего вида кинжал с изогнутым клинком и скрюченная золотая вещица. В последней, присмотревшись, Алекс узнал искусно выточенную лапу орла с большим рубином на тыльной стороне. Он протянул руку, но Настя опередила его и первая шустро схватила лапу.

— Это и есть ваш знаменитый коготь? — спросил Алекс. — Он что, действительно дороже всех остальных сокровищ, вместе взятых?

— Потом узнаешь, — проворчала Настя и спрятала коготь в сумку на поясе. — Давай быстрее, уходить надо. Бери золото, я возьму шмотки.

И в самом деле, они здесь подзадержались. Алекс поднял мешок и снова начал перекидывать туда золото и камни, черпая горстями из сундука справа. Настя сложила чудодейственную одежду, доспехи и оружие, засунула в другой мешок и закинула его на спину.

— Ну, ты долго там еще? — спросила она, готовая к далекому походу.

— Помогла бы, что ли… — ворчливо ответил Алекс. Несколько монет выпали из сундука и покатились по полу.

Девушка подскочила к нему и тоже принялась перекладывать сокровища в мешок. Вдвоем дело пошло быстрее и вскоре они наполнили его наполовину. Алекс приподнял мешок, потряс в воздухе, ощущая тяжесть и с сожалением сказал:

— Эх, хватит уже. Больше не унесу. У меня еще свой рюкзак есть, тоже полный.

Настя кивнула. Судя по всему, ей было плевать на золото. Алекс пристроил мешок на спине под рюкзаком, обвязав ремешками и веревкой. Тоже встал, подпрыгнул на месте, проверяя, не шумят ли монеты и сказал:

— Ну, давай, поехали.

Без лишних слов девушка подошла к окну и встала на подоконник. На фоне лунного неба показалась ее черная гибкая фигурка с непомерно раздутым мешком за спиной. Настя скользнула в сторону и исчезла за окном.

Приблизившись к окну, Алекс тоже взобрался на подоконник. Тяжесть за плечами ощутимо увеличилась, тело клонило назад. Он ходил осторожно, стараясь не шуметь, будто нес спящего младенца.

Внизу пусто, никаких нежданных стражников. Настя выглянула из окна гостиной, откуда они начали путешествие в сокровищницу и махнула, как всегда торопя напарника. Алекс вцепился когтями в стену, шагнул с окна и быстро пополз к Насте.

Чуть не упав по дороге, потому что ноша тянула спину и до крови ободрав пару когтей, он добрался до окна гостиной и залез в комнату. Девушка помогла ему вскарабкаться и сердито сказала:

— А чего ставни за собой не запер? Теперь поднимут тревогу раньше времени.

— Мы к тому времени далеко будем, — тяжело дыша, ответил Алекс.

Они крадучись подошли к двери и Настя осторожно выглянула наружу. Шепнула: «Чисто!» и выскользнула из комнаты. Алекс последовал за ней.

Соблюдая меры предосторожности, но и не мешкая, расхитители сокровищ все также незаметно пробрались на первый этаж. Там по коридору пришли к люку канализации. Охранники, ничего не подозревая, продолжали беззаботно ходить по ограбленному дому.

— Забираем Зельда и уходим, — шепотом скомандовала Настя. — Вход в подземелье дальше, в одной из подвальных комнат.

В этот миг снова появился охранник и они забрались в кладовую, чтобы переждать, пока цербер пройдет мимо.

— Послушай, Настя, я тут подумал, что если у нас все закончится хорошо и мы выберемся отсюда, мы можем встретиться и выпить прекраснейшего медового эля? — спросил Алекс. — Так сказать, отпраздновать добычу?

Девушка поглядела на него удивленно, потом лукаво улыбнулась.

— Ты меня что же, на свидание приглашаешь? Течку почуял, что ли, хотя она у меня прошла? А ты знаешь, что отношения между членами ордена строго запрещены?

Ух ты, сколько вопросов сразу. Алекс хотел ответить по порядку, но девушка приложила пальчик к мордочке.

— Тихо! Охранник ушел. Потом поговорим.

Они вышли в коридор и Алекс открыл люк. Из канализации дохнуло влажной вонью. Там было гораздо темнее, чем в освещенном коридоре и пока глаза привыкали к полумраку, Алекс тихонько позвал:

— Зельд, пошли! Это мы.

В ответ тишина. Только тихое журчание ручьев с отходами и писк крыс. А еще Алекс услышал снизу урчание зверей побольше. Что за чертовщина?

— Зельд! — снова позвал Алекс. — Уснул он там, что ли?

— Подожди-ка, — нахмуренная Настя схватила факел со стены отодвинула Алекса в сторону и бросила горящую палку вниз.

Факел удачно упал на дно колодца, не попав в фекалии, а приземлившись на сухое место. Так и продолжал гореть, освещая лежащее рядом тело Зельда и трех огромных крыс с отвратительными розовыми безволосыми телами, рвущих человека на куски. Они шарахнулись от огня, потом вернулись снова и продолжили кровавую трапезу.

— Что это за твари? — спросил Алекс. — Они размером с теленка, если не больше.

— Мы называем их крысиные короли. Они иногда водятся в канализации, — ответила Настя, закрывая крышку люка. — Не повезло Зельду. Великая Тхаг, прими его душу.

Они пошли дальше. Вскоре коридор разделился надвое, уходя в разные стороны. Настя повела Алекса влево. Освещение здесь было реже, стены более грубой кладки, почти без замазки. Через сотню шагов коридор стал постепенно клониться под углом вниз. Настя остановилась перед одной из дверей с железной решеткой снаружи и сказала:

— Вот подземный ход. Видишь, двойная защита? Сначала надо открыть решетку, потом саму дверь. Давай, приступай. У меня когти сломаны.

— Хорошо, ты гляди по сторонам, — согласился Алекс, доставая отмычки.

В мертвенной тишине коридора тихий скрежет отмычек неожиданно прокатился громовым грохотом.

— Ты можешь потише? — попросила Настя. — И побыстрее?

— Ты можешь под руки не говорить? — огрызнулся Алекс. — Имей терпение. И смотри, чтобы охрана не пришла.

Настя ушла по коридору вверх следить за периметром. Вскоре Алекс взломал замок на тяжелой решетке, открыл ее с протяжным скрипом и взялся за не менее тяжелую дубовую дверь.

— Ты скоро? — рядом появилась взволнованная Настя. — Охранник идет. Скоро будет здесь.

— Делаю, что могу, — процедил Алекс, ненавидевший, когда его торопят.

Он вскрыл замок в последнее мгновение перед появлением охранника. Воры проникли за дверь, не забыв запереть решетку и стояли в тесной подвальной комнате, заставленной ящиками и тюками. От каменного пола тянуло холодом.

Глаза быстро привыкли к полной темноте и Алекс увидел небольшую дверцу в противоположной стене. Она походила на дверцу в каморке папы Карло из сказки о Буратино, давно в детстве Алекс видел такие в детском спектакле. Взрослому пришлось бы вползать в нее чуть ли не на четвереньках.

— Прошел охранник? — прошептала Настя.

Алекс пожал плечами, мол, откуда мне знать? Может, страж подземелья услышал шум и сейчас стоит перед дверью, пытаясь открыть решетку.

Постояв некоторое время, они успокоились. Вроде бы повезло. Охранник прошел мимо, ничего не заподозрив.

— Пошли дальше, скорей! — Настя кивнула на дверцу.

Возле дверцы валялись обломки камней. Здесь тоже пришлось повозиться с замком. Правда, он оказался несложным, как и все местные запорные устройства. Алекс быстро открыл дверь и распахнул ее со словами:

— Дамы, конечно же, вперед.

И пропустил девушку.

— Ну конечно, нет бы самому проверить местность, меня первую пустил, — недовольно фыркнула Настя, незнакомая с этикетом землян и полезла в дверцу.

С женщинами всегда так, хотел лучше, получилось еще хуже. Алекс безнадежно пожал плечами и полез следом за девушкой, неловко наступая лапами на обломки камней, валявшиеся на пыльном полу.

За дверцей оказался выложенный плитами проход с низкими потолками. Он уходил далеко вперед, конца края не видно.

— Пошли, это и есть проход к городу, — сказала Настя и побежала вперед.

— Надеюсь, здесь не водятся крысиные короли, — крикнул Алекс и побежал следом. За спиной в мешке гремели золотые монеты.

Проход не был идеально прямым, как линия метрополитена. Они пробежали несколько десятков метров, как насчитал Алекс и проход сначала круто ушел вниз, потом свернул в сторону, потом снова нырнул вниз и опять в сторону. Надо понимать, над ними сейчас текли тонны речной воды, поэтому подземелье все время уходило вниз.

У Алекса заложило в ушах. Он попытался зевнуть, чтобы освободить слух, но это плохо помогало. Вскоре, впрочем, проход пошел вверх. Изредка среди стен и на полу змеились толстые корни деревьев.

Настя упорно бежала впереди. Какой бы не был у девушки стервозный характер, надо признать, что вором она была отличным. Мы бы могли составить с ней неплохую команду, размечтался он, а затем спросил:

— Настя, а разве ты не говорила, что это тайный проход?

— Как ты меня назвал? — спросила девушка, тяжело дыша и замедляя шаг.

— Настя. Сокращенно от Анастасии. А что, нельзя?

— Да нет, почему же, — девушка с любопытством оглянулась на спутника. — Просто меня так никто еще не называл. Так что ты там спрашивал?

Проход к тому времени перестал кружить и петлять и ровно тянулся в гору.

— Я говорю, это же должен был тайный проход. Я думал, он замаскирован будет.

Настя остановилась так резко, что Алекс не успел затормозить и с криком врезался в девушку. Он ударился макушкой о потолок и с досадой спросил:

— Ты чего застыла? Забыла чего?

— А ты ведь правильно спросил… — сказала Настя, повернувшись к нему. — Проход должен быть спрятан. Я совсем забыла. Та дверца должна быть вмурована в стену и замазана глиной. И еще прикрыта ящиками. А там…

Она запнулась, пораженная внезапной мыслью.

— А там везде валялись обломки, — закончил за нее Алекс. — Хочешь сказать, кто-то прошел перед нами?

— Точно, — сказала Настя и обернулась вперед. — Там кто-то есть. Может быть, Зельд тоже погиб не случайно, потому что крысиные короли не водятся в таких узких коллекторах. Я думаю…

Подземелье озарилось вспышками ярко-желтого света. Алекс успел заметить, что их пускал с обеих рук человек в темной мантии, стоявший в дальнем конце прохода. Пару вспышек ударили в Настю. Девушка вскрикнула и ее отбросило прямо на Алекса, сбив его с ног.

Вспышки прекратились. Девушка стонала, лежа на Алексе. Он был бы совсем не прочь от подобного развития событий, но чтобы при этом Настя стонала от удовольствия, а не от боли.

Осторожно выбравшись из-под девушки, Алекс положил ее на пол и бегло ощупал. Два ожога, на плече и на животе. Наткнувшись на тлеющую одежду, Алекс отдернул лапу.

— Дай мне пузырек с лекарством, там, на поясе, — попросила Настя. — Только не перепутай с усыпляющей мазью.

— Сейчас, сейчас, — Алекс торопливо залез к девушке в поясную сумку достал несколько флакончиков и спросил: — Который?

Настя ткнула пальцем в один и Алекс быстро откупорил сосуд. Влил девушке в рот и услышал сзади шаги.

— Где коготь? — спросил сзади знакомый низкий голос. — Отдайте по-хорошему и отправитесь в Бездонную глотку, откуда может быть, выберетесь. Не хотите, придется вас помучить перед смертью.

— Ты спятил, Ларзаин, — простонала Настя с пола. — Мы выполняли задание ордена. Генерал прикажет бросить крабам твою тупую задницу.

— Ты ошибаешься, милая Анастасия, — вкрадчиво сказал человек в темной мантии. Алекс узнал в нем одного из тех, кто экзаменовал его в Свистящей шахте, он стоял справа. — Это я действую с ведома генерала. К сожалению, ты и Зельд подверглись процедуре остракизма. Очень жаль, но теперь вы изгои. Лучше отдайте коготь добровольно и получите шанс на выживание. Где твой сумасшедший напарник, придумавший, что он прибыл из другого мира? Эй, со мной такие штуки не пройдут!

Пока члены ордена мило беседовали, Алекс снял с себя рюкзак и мешок и прижавшись к стене, слился с нею. В руках у него остались лук и стрела.

Не видя товарища девушки, Ларзаин швырнул в потолок вспышку ослепительно белого света. Все вокруг было, как на ладони: чародей в плаще, девушка в обожженных одеждах на полу и разбросанные в беспорядке мешки. Только Алекса не видно.

— Ты хочешь поиграть со мною, щенок? — завопил маг и пустил вспышки желтого пламени по стенам. Одна из них чуть не задела едва заметную фигуру, замершую у стены с поднятым луком в руке. — Ага, попался!

Но прежде чем вор-колдун пустил новую вспышку, Алекс выстрелил из лука. Стрела, смазанная усыпляющим соком, вонзилась ликующему чародею в ногу.

Очередная вспышка пламени беспомощно разбилась о потолок. Маг захлебнулся криком и упал на спину без сознания. В подземелье снова воцарилась темнота.

Глава 9. Куда теперь податься?

Первым делом Алекс бросился к Насте. Приподнял за голову, спросил:

— Как ты, жива?

От резкого движения с лица девушки слетела накидка и в темноте забелело личико со светлой шерсткой. Настя приоткрыла желтые глаза и прошептала:

— Все хорошо. Надо срочно уходить отсюда.

Да, это она верно подметила. У Алекса совсем не было желания оставаться в коварном подземном царстве. Однако, поскольку девушка вряд ли могла идти, его груз увеличился вдвое, если не втрое.

Кряхтя, Алекс собрал мешки и рюкзак, натянул на себя, взял Настю на руки и потащил по проходу. Через пару шагов он выругал себя за самонадеянность, а через десяток пожалел, что у него нет под рукой небольшого экскаватора, чтобы нести грузы.

Проходя мимо Ларзаина, мирно лежащего на полу, Алекс споткнулся и чуть не упал. Чародей даже не шелохнулся. Алекс опасался, что он встанет в любой момент и опять начнет швыряться всполохами огня во все стороны.

Надо было спросить у Насти, на какое время работает снотворное. Может, разбудить ее и спросить, а то разлеглась на руках и только изредка постанывает от боли.

Так отвлекая себя от неимоверной тяжести на руках, Алекс тащился вверх по наклонному подземелью. Наконец, не дойдя чуть-чуть до двери в конце прохода, он почувствовал, что уже не может идти дальше. Алекс почти уронил девушку на пол и без сил опустился на колени. Пробормотал:

— Ладно, бог с ним, заработаем еще, — и снял с себя мешок с золотом.

Отдышался, чувствуя, как перед глазами перестали бешено вертеться огненные круги, а руки перестали трястись и снова поднялся. Снова взял Настю на руки и потащил дальше.

Добравшись до двери, он полез за отмычками, затем подумал, что дверь может быть открыта. Иначе как сюда пробрался злой коллега? Он толкнул дверцу, такую же низенькую, как и в начале прохода и она с легким скрипом открылась. Алекс вылез наружу сам, потом вытащил Настю за ноги.

Перед тем, как снова поднять девушку, он огляделся. Они очутились в тесной комнате с ящиками, похожую на кладовую. В белой стене напротив темнела дверь. Высунув от усталости язык, Алекс открыл ее и вынес девушку в просторный зал незнакомого здания.

Оглядевшись, он понял, что это такой же фиктивный дом, как и лачуга у стены, через которую они проникали за стену. Голые стены и потолок, только пара комнат. Предусмотрительный человек этот Баллатон.

Пожалуй, ему тоже следует поразмыслить о будущем. Если он выйдет сейчас в город, его могут арестовать, найдя с раненой девушкой на руках и кучей награбленного добра за спиной. Однако, куда теперь податься, если в ордене их вроде как не очень жалуют? Оставаться в этом доме тоже нельзя, вот-вот за ними бросятся в погоню.

Алекс положил девушку у выхода, открыл дверь и выглянул наружу. Они находились в ночном городе, вдоль темной улицы тянулись ряды домов. Не тех халуп, что в Крысятнике, а двух- и трехэтажных особняков, построенных из светлого камня.

Вернувшись обратно, Алекс в который раз поднял девушку. Ничего не поделаешь, придется нанять повозку и добраться до постоялого двора и на время схорониться там. А там, глядишь, Настя подскажет, как быть дальше.

Но девушка уже сейчас приоткрыла глаза и прошептала:

— Уходи в лес. В городе пропадем. Ты слышишь меня? Иди быстрее, не медли.

— Хорошо, — прошептал Алекс. — Сейчас я положу тебя в кусты, лежи там и не шуми. Я постараюсь раздобыть повозку.

Он вытащил напарницу из дома, побрел к озеру, оказавшемуся как раз за домом и спрятал девушку в густых кустах. Если не искать специально, ее совершенно нельзя было заметить с улицы. Лишь бы не стонала и не орала на весь город.

Затем Алекс занялся повозкой. Где-то вдоль улицы он слышал ржание лошадей. А где обитают лошади, там найдется и повозка.

К счастью, навстречу не попался ни один патруль. Алекс добрался до дома, за стеной которого его чуткое ухо уловило храп лошади и постучал в ворота. Тут же, гремя цепью, громко залаяла собака. Проклиная четвероногих друзей человека, Алекс продолжил стучать. Наконец, в калитку вылез заспанный человек.

— Чего ломишься? — хрипло спросил он. — Иди отсюда, а то пса натравлю.

— Я хочу купить у вас повозку, — ответил Алекс. — Мне надо отвезти подругу к доктору.

— Я тебе что, извозчик, что ли? Иди в «Быструю кобылу», там помогут.

Человек хотел закрыть калитку, но Алекс вовремя подставил ногу, не давая захлопнуть.

— Даю десять золотых.

Насколько он успел разобраться в местных ценах, повозку с лошадью можно было купить за пять золотых. Поэтому человек замер и мгновение подумав, сказал:

— Отдам за двадцать.

Столько у Алекса не было. Мешок с золотом он оставил в подземелье, из денег у него осталось только те, что он награбил в лесу. Он так и сказал:

— У меня столько нет. Даю десять золотых и пять серебряных монет.

Человек снова задумался. В темноте Алекс видел длинную бороду и пожилое морщинистое лицо. Он уже решил, что если этот жлоб сейчас откажет, то он оглушит его и украдет повозку. Но человек кивнул:

— Хорошо. Давай деньги.

Спустя десять минут Алекс выехал со двора на повозке. Быстро, но не торопясь, чтобы не привлекать внимание стражи, подъехал к кустам, где оставил девушку.

Насти в этом месте, конечно же, не было. Пропала и сама девушка, и мешок с добычей.

— Чтоб тебя за ногу налево, — пробормотал Алекс и огляделся. Куда она девалась? Кто ее утащил?

Из кустов поодаль, у стены фиктивного дома, откуда они вышли, раздался тихий свист.

— Потерял кого-то, красавчик?

Алекс облегченно вздохнул. Успела переползти в другое укрытие, чертовка. Он подошел к кустам и обнаружил там девушку, сидящую в обнимку с мешком.

— Ты когда успела очнуться?

Он помог ей подняться и повел к повозке.

— Недавно. Кто-то ходил у реки, вот я и решила отползти подальше от греха.

Алекс уложил девушку в повозку, закинул туда мешок с добычей и взобрался сам. Затем поехал к воротам. Настя указывала дорогу.

Чтобы избежать риска опознания, они направились к северным воротам, не тем, через которые Алекс проник в город.

На улицах начало светать, небо из черного стало серым. Из-за крыш домов изредка выскакивал бледный серп луны, а потом снова прятался. Поначалу Алекс наблюдал за ним, а потом забыл о шалуне, потому что впереди показались ворота.

Часовые стояли снаружи, внутри стояла сторожевая башня. В башне сидел караульный, а высота сооружения позволяла ему обозревать окрестности как за стеной, так и внутри города.

Когда Алекс подъехал, из домика рядом с башней вышел сонный дозорный. В кольчуге, шлеме и высоких сапогах, борода падала на грудь, в одной руке обнаженный меч, в другой — горящий факел, все, как полагается.

— Куда прешь? — грубо спросил он. — Ворота откроются после звонка колоколов, не знаешь, что ли?

Не возражая, Алекс показал ему серебряную монету.

— Мне срочно надо, — попросил он. — Жена заболела, к лекарю за реку едем.

Стражник глянул на раненую Настю, потом на монету. Хмуро сказал:

— Сказано же, нельзя. Я тебе…

Алекс жестом фокусника убрал серебряную монету, взамен показал золотую и перебил:

— А если так?

Стражник нахмурился еще больше, отошел к воротам и отворил их. Алекс улыбнулся и кинул ему золотую монету, да еще и серебряную добавил. Каково же было его удивление, когда стражник швырнул деньги обратно и проворчал:

— Я сказал же, нельзя, глухой, что ли?! Но раз уж супруга заболела, то езжайте, чего уж там. И деньги оставь себе, понадобятся еще.

Монеты упали в повозку рядом с бесчувственной Настей. Алекс улыбнулся еще шире.

— Спасибо! — и выехал из города на скрипучей повозке.

Только они выбрались из Тиевиля, как на башне в городском храме ударили колокола, возвещая о чрезвычайном происшествии. Алекс хлестнул лошадь, призывая ее ускорить бег. Лошадь послушалась и повозка, подпрыгивая на ухабах, помчалась по грязной дороге.

Мимо промелькнули столбы с табличками, на которых Алекс успел разглядеть: «Шоследо — 75 миль», «Фрейвелл — 157 миль» и «Лонт — 298 миль».

Понимая, что промедление неминуемо приведет их задницы к жесточайшей порке, Алекс не останавливал лошадь до самого полудня. Настя так и не приходила в сознание и каталась по днищу повозки от одного края до другого. Изредка у дороги или вдали попадались деревушки, но Алекс не останавливался. Только в одном поселении притормозил у трактира, купил эля, хлеба и жареного мяса.

В полдень он свернул с большой широкой дороги на небольшую, ведущую в чащу леса. Усталая лошадь шла медленным шагом. Алекс отъехал подальше и оставив дорогу в поле зрения, спрятал повозку под кроной дерева и в растущих рядом зарослях.

Затем повернулся к девушке, потряс ее за шею, пытаясь привести в чувство, осмотрел раны. Огненные вспышки опалили шерсть и прожгли тело до костей. На месте ожогов виднелось нежное розовое мясо. Застонав, Настя открыла глаза и облизнула пересохшие губки. Первым делом, конечно же, она спросила:

— Где мы?

Алекс дал ей глотнуть эля и объяснил:

— Мы уехали из Тиевиля. Гнали весь день напролет. Сейчас в лесу. Слышишь, птички поют?

В ветвях вяза, под которым они укрылись и в самом деле резвились веселые разноцветные пернатые.

— Плевать на гребаных птиц, — пробормотала Настя и приподнялась на локтях. — Дай мне целебное снадобье из сумки. Такой зеленый флакончик, там внутри жидкость с запахом укропа.

Алекс нашел лекарство и вылил девушке в пасть. Она выпила, морщась от боли.

— А теперь брониолову мазь, тоже в сумке. Смажь мои раны. Не мог сам догадаться, что ли?

Алекс достал бутылку с пахучей мазью, вылил тягучую жидкость на лапы и осторожно втер прямо в ожоги.

— Уфф, хорошенько втирай, — Настя скрипела зубами, но терпела. — Это как раз против ран, причиненных заклинаниями стихии огня.

— Меня с самого утра терзает животрепещущая тема, — сказал Алекс, продолжая втирать чудодейственную мазь. — Куда нам теперь податься? Тебе, я так понимаю, сейчас в город лучше не соваться?

— А чего думать? Поехали в ближайший город, а лучше сразу в столицу, в Фрейвелл. Там тоже есть ордены, у нас как раз есть все необходимое для вступительного взноса.

— А что такое остракизм? — спросил Алекс. — И за что тебя так?

— Ох, ты напомнил об этом и меня сразу потянуло блевать, — простонала Настя. — Остракизм — это когда члена организации исключают из ордена по решению генерала или совета магистров. По большей части за нарушение устава, а иногда по личной инициативе генерала. В нашем ордене в последнее время Калмуф завел привычку выгонять наиболее перспективных воров. Я не верила этому. И зря. Теперь поплатилась за свою тупость.

— Будешь мясо? — спросил Алекс и отрезал себе кусок говядины.

Настя покачала головой и отпила эля.

— Нет, я на еду сейчас смотреть не могу. У меня все нутро горит от огненных заклинаний. Я хочу пить.

Она выпила весь эль, а Алекс съел все мясо и хлеб. Потом он прислушался своим чутким кошачьим слухом и уловил неподалеку журчание ручья.

Алекс пошел и набрал прозрачной ледяной воды в кувшин. Придя, он дал воды Насте и она снова осушила весь кувшин. Лошадка щипала траву.

— Слушай, а чего вы все сошли с ума из-за этого когтя? — спросил Алекс. — Он и вправду такой ценный?

Настя улеглась поудобнее на дно повозки и кивнула. Алекс запряг крайне недовольную необходимостью ехать куда-то дальше лошадь, выглянул на дорогу и бегло осмотрел на предмет погони, не нашел ничего подозрительного и выехал из убежища.

— В Крании есть одни из самых высоких гор в нашем мире. Они называются Ледяные шипы, — сказала Настя, лежа в повозке с закрытыми глазами. — Ученые маги из Университета волшебства уже давно обнаружили в тех горах следы древней цивилизации. Они утверждают, что когда-то на месте наших земель колыхался океан. Всего этого: лесов, полей и лугов не было, все это было дно моря, представляешь? Эти долбанутые яйцеголовые чародеи совсем уже спятили со своими заклинаниями. Как можно придумать такую чушь, что вместо леса было море?

— Вообще-то, такое случается сплошь и рядом, — заметил Алекс. — В моем мире тоже такое было. За миллионы лет моря сменялись равнинами, а потом снова морями.

— Ты лучше за повозкой следи, умник! — разозлилась Настя. — Мне всю задницу отбило на ямах и колдобинах.

— Ты хочешь сказать, что Ледяные шипы тоже когда-то были на дне океана?

— Это не я хочу сказать, а эти тупые маги, чтоб им пекло сожгло все внутренности. Они так утверждают. Так вот, у подножия одной из самых высоких гор, ее называют Таиса, Щекочущая пятки бога, они обнаружили древний город, полный сокровищ и магических артефактов. Экспедиции смогли пробиться только в самые первые помещения и стоимость обнаруженных там сокровищ, говорят, намного превысила все самые безбашенные ожидания.

— Любопытно, — хмыкнул Алекс.

— Не то слово, — Настя дернулась слишком резко и вскрикнула от боли. — А Рубиновый коготь, по слухам, является одним из ключей к вратам древнего города.

— А как же он оказался у Баллатона? Ваш торгаш, как я посмотрю, еще тот жук. Нацелился на древние сокровища?

— Не только. Там же очень ценные волшебные артефакты. Любой ярл или сам король почтит своей милостью того, кто их преподнесет. Впрочем, владелец этих артефактов может даже своим могуществом превзойти самого короля. Недаром орден магов в Тиевиле из кожи лезет, чтобы заполучить Рубиновый коготь.

— Орден магов в Тиевиле? — переспросил Алекс, оглянувшись на девушку.

— Ну да, а ты не знал? Они хотели выкупить коготь у Баллатона, но тот заломил непомерную цену. Тогда они заказали ордену Серебряной полумонеты выкрасть его. Мы выполняли как раз это задание.

— Так теперь за нами, помимо торговца и воровского ордена, будут охотиться еще и маги? — недовольно спросил Алекс. — Какая благодать, новости с каждым разом все лучше и радужнее. У вас нет ордена наемных убийц, может они тоже спешат по нашим следам?

— Конечно же, есть, — спокойно кивнула Настя. — Кстати, именно они, скорее всего, и отправятся за нами. Воры и Баллатон вряд ли будут бегать за нами, они предпочитают нанимать исполнителей.

— Да, с вами не соскучишься. Получается, нам надо поскорее добраться до столицы и затеряться там? Ты сможешь выдержать быструю поездку?

— Нет, перед столицей нам надо заглянуть к одному отшельнику. Он живет в болотах за Шоследо. Я подлечусь у него, а ты поучишься кое-каким полезным фокусам.

— Что за отшельник? — подозрительно спросил Алекс. — Твой бывший парень?

Настя хрипло засмеялась и тут же застонала.

— Увидишь. В любом случае, тебе будет полезно увидится с ним. Он посмотрит твое прошлое и будущее, даст советы, как избежать напастей и злых людей. В нашей ситуации это не помешает, как считаешь?

— Ладно, давай заедем к твоему шарлатану, — вздохнул Алекс. — Пусть подлатает тебя и развлечет своими сказками.

— Это не сказки, — обиделась Настя. — Он предсказал мне будущее. Даже то, что я стану воровкой и членом ордена. А также, что я столкнусь с предательством и коварством. И все сбылось, даже встреча с тобой.

— Вот как? — скептически улыбнулся Алекс. — Он назвал мое имя и точно описал внешность? Может, он сказал, какого числа я появлюсь в вашем мире? Если это так, то я припаду к его ногам.

— Ну, он не называл тебя по имени. Он сказал, что я встречу тигроида-льва из далеких земель, искусного вора и вместе с ним возродится моя старая боль и любовь.

Алекс засмеялся, а потом услышал вдали топот копыт. Он оглянулся и увидел, как из-за поворота дороги выскочили пятеро всадников, угрюмых, сосредоточенных, поверх одежд вверх-вниз метались грязные плащи. Кони усталые, сразу видно, скачут давно. Смех застрял у Алекса в глотке.

— А вот и гости дорогие пожаловали, — сказал он и остановил повозку.

Глава 10. Беги, Черный барс, беги!

Глядя на приближающихся всадников, Настя пронзительно закричала:

— Ты спятил? Поехали дальше!

Алекс потянулся за луком, тщательно упакованном в рюкзаке и ответил:

— Куда поехали? Они догонят нас.

Только сейчас израненная напарница поняла, что они пропали. Но надежды не потеряла. С неожиданной силой, небывалой для такой миниатюрной кошечки, Настя толкнула Алекса в бок, сказав на прощание:

— Вот коготь, унеси его как можно дальше.

От сильного толчка Алекс потерял равновесие и кубарем скатился с повозки. Всадники неумолимо надвигались на них. Передний, волколак с длинной коричневой шерстью, свирепо закричал:

— Не двигаться! Никому не двигаться или лапу отрублю!

Проклиная все на свете в общем и сумасшедших вороватых девчонок в отдельности, Алекс поднялся на ноги и обнаружил, что держит в руке знаменитый Рубиновый коготь.

— Стой! — заорал волколак. — Стой, урод волосатый!

Настя же вполголоса сказала нечто совершенно противоположное:

— Беги, Черный барс, беги! Я постараюсь их задержать. Главное, коготь не отдавай.

Времени на раздумья не осталось. Алекс развернулся и помчался в лес, а вслед ему неслись страшные проклятья и безбожные ругательства.

— Эй, если вы ищете коготь, то он совсем в другом месте! — слабо запищала Настя, и вправду пытаясь самоотверженно отвлечь погоню на себя.

— Не слушайте шлюшку, я видел как он забрал коготь! — продолжал зычно кричать волколак. — Стизо, проследи за ней, все остальные живо за черным уродом!

Когда Алекс на полном ходу ворвался в кусты, ветки хлестали его по лицу, но он не замечал этого. Первоначальный план накрылся медным унитазом, теперь ему придется взять на себя основной удар противника.

Блин, я же оставил рюкзак и оружие в повозке, досадливо вспомнил Алекс на ходу и снова посетовал на торопливость и взбалмошность Насти. Что за глупая девчонка, вот что значит несогласованные импульсивные действия и отсутствие плана! Бегай теперь по лесу от четырех всадников почти что голый с проклятым когтем в руке.

Словно бы напоминая о погоне, за спиной слышались крики и топот копыт. Оглянувшись, Алекс увидел, как люди на конях с проклятиями прорываются за ним сквозь заросли, а животные громко ржут, протестуя против губительного отношения к природе.

Поскольку он, как кролик, за которым гонятся охотничьи псы, остался в лесу без оружия, осталось только одно — бежать и уворачиваться. Алекс последовал этому мудрому совету и круто свернул влево, стараясь прокладывать самую трудно проходимую дорогу по густо заросшему кустами лесу.

— Куда он девался? — кричал волколак.

— Свернул куда-то! — ответил кто-то, а потом радостно заорал: — Вон он, вижу! Уходит на юг.

Затихший было топот копыт возобновился за спиной с удвоенной силой. Чертыхаясь про себя, Алекс снова свернул, на этот раз вправо. Ветки деревьев и кустов хлестали по лицу. Надо что-то делать, не вечно же бегать от всадников.

Памятуя о ручье, где они останавливались на отдых, Алекс рванул в сторону водопоя. Он вспомнил, что кони преследователей бежали весь день, а значит, выбились из сил. Ему надо дойти до ручья, сбить погоню со следа, покружить по лесу до темноты, а ночью можно будет легко оставить их в дураках. Жаль только, что Настя осталась у них в заложниках.

Один из всадников, скорее всего, тот самый, глазастый, вырвался вперед и начал нагонять беглеца. Тогда Алекс прыгнул за ствол дуба и постарался слиться с темно-серой морщинистой корой дерева.

— Куда, шалишь, не уйдешь! — азартно закричал всадник, развернул ржущего коня и тоже заехал за дерево. Не нашел беглеца и крайне удивился. Обогнул дерево несколько раз и пожаловался подъехавшим товарищам: — Как-то успел сбежать, косматый уродец.

Волколак хищно огляделся, приподнявшись на стременах и вдыхая в себя воздух.

— Он где-то здесь, близко, я его чую. Ищите. Далеко не уйдет.

Они рассыпались по ближайшим кустам, обшаривая каждую травинку. Алекс отделился от дерева и тихонько побежал в свободную от преследователей сторону. Потом немного взял вправо и направился к ручью.

Он бежал по быстро темнеющему лесу, а крики гонителей постепенно остались позади. Алекс на мгновение остановился, подумав, что можно прийти на помощь Насте, но затем решил следовать первоначальному плану. Сначала надо полностью стряхнуть с себя погоню и только потом помочь девушке.

К ручью он прибежал в темноте. В лесу наступил вечер. Алекс перебрался на другой берег, напился воды и остановился передохнуть. Возле бережка лесные обитатели натоптали тропу. Алекс заметил следы волков, медведей и даже мамонтов.

Отдохнув, он скорректировал план дальнейших действий. Всё, что ему надо делать, это идти по тонкому льду, не попадаясь в лапы преследователей, но и не убегая от слишком далеко, чтобы окончательно их вымотать. А еще желательно раздобыть оружие.

Поглядев на коготь, мерцающий в темноте ровным красноватым цветом, Алекс отказался от мысли использовать предмет в качестве оружия. Можно повредить эту дорогущую безделушку, от которой заварился этот сумасшедший сыр-бор.

Он успел посидеть около получаса, когда в лесу снова послышались голоса. Надо же, этот коготь и в самом деле ценный артефакт, раз по их следам пустили таких неутомимых и упрямых гончих.

Алекс поднялся и побежал по звериной тропе дальше вглубь леса. Из кустов вылетели светлячки и крохотными огоньками полетели в стороны. Над головой звенели комары.

Вскоре Алекс почуял резкую вонь и громкое урчание. Спустя полминуты он выскочил на окраину большой поляны. Источник смрада находился именно здесь. Это было семейство мамонтов и охраняющие их два великана.

Никогда раньше Алексу не доводилось вживую видеть таких гигантов. Одно дело смотреть на них с безопасного экрана телевизора или в кинотеатре и совсем другое находиться рядом, в темном лесу, на едва освещенной лужайке.

Мамонты стояли тремя неподвижными глыбами в центре поляны под огромным дубом, по размахам не уступающим баобабу. Судя по всему, они спали. В глубине их трио Алекс заметил мамонтенка с толстеньким хоботом.

Чуть дальше тлел огромный костер и на земле лежал огромный человек в звериных шкурах. Еще один стоял на краю поляны, запрокинув дубинку на плечо. Мамонты по высоте едва достигали его пояса.

— Вы-то мне и нужны, друзья! — сказал Алекс и побежал на середину поляны, потому что слышал сзади топот копыт на звериной тропе.

Он подобрался к мирному стаду волосатых слонов слишком близко, прежде чем самый большой мамонт заметил неладное. Кроме того, стоявший на краю лужайки гигантский пастух тоже увидел человека в самый последний момент. Поэтому они никак не могли помешать тому, что произошло дальше.

— Эх, торопись, налетай! — заорал Алекс самым страшным голосом, на который был способен. — Вон в том магазине бесплатная раздача вайфая! Кому свежая горячая пицца?! А вот шаурма с пылу, с жару!

Продолжая выкрикивать первое, что пришло в голову, он врезался в мамонтов, хлопнул ближайшего по ляжке и пнул другого по ноге. Мамонты затрубили на весь лес от неожиданности.

Самый большой мамонт гневно захлопал ушами и побежал на крошечного нарушителя спокойствия. Великан тоже заметил наглеца, назойливым комаром кружившего возле стада мамонтов и направился к нему огромными шагами. Он заранее приподнял дубинку, готовясь прихлопнуть ничтожного человечишку, как вредную муху.

Этого Алекс и добивался. Заметив, что ему удалось разворошить это мирное стойбище, он бросился наутек, на этот раз обратно к тропе, то есть к тому самому месту, откуда явился, не запылился.

За Алексом гнались два мамонта и великан. На удивление, они оказались очень быстры и вору пришлось напрячь все силы, чтобы его не растоптали. Он почти добежал до тропы, когда из леса навстречу ему на поляну вывалились все четыре всадника.

Алекс оказался между двух огней, чего, собственно говоря, и добивался. Он метнулся между удивленных наездников и побежал дальше к тропе.

Всадники бросились врассыпную, потому что на них налетели мамонты, а потом и разъяренный великан. Забежав в лес и продолжая мчаться по тропе, Алекс с большим удовольствием слушал за спиной крики боли, глухие удары и трубный рев мамонтов.

Сегодня ему пришлось бегать так много, как никогда раньше. Алекс чувствовал усталость. Он не спал почти сутки и больше всего ему хотелось лечь сейчас где-нибудь в кустиках, свернуться калачиком и окунуться в здоровый очищающий сон. А проснуться лучше всего было бы у себя в квартире в Москве и лежать, ничего не делая в постели, и слушать гудки автомобилей и крики людей за окном.

Но все это сейчас было недостижимо, как звезда Сириус на небе. Поэтому Алекс собрал силы в кулак и побежал дальше по тропе. Тем более, что вскоре сзади опять послышались топот копыт и несмолкаемая брань.

— Я тебя прикончу, тупой ублюдок! — кричал в ночи незнакомый голос. — Дай только поймать тебя и я засуну кулак в твою глотку и буду тянуть ее все дальше, пока моя рука не вылезет из твоей паршивой гребаной задницы! И тогда я подниму тебя вверх, разорву на две части и распну в этом чертовом лесу, чтобы твоя шерсть висела между деревьев, слышишь ты, мерзкая тварь?!

Слушая эту весьма недружелюбно высказанную декларацию, Алекс сошел с тропы и спрятался в кустах. Мимо него, продолжая изрыгать проклятия, промчались всего двое всадников. Они не заметили притаившегося в кустах беглеца и ускакали дальше. Вдали на лужайке ревели мамонты и что-то басовито кричал великан.

Алекс встал и пошел дальше по лесу, не рискуя выйти на тропу. Под ногами шуршали ветки и низкорослая трава. Он решил пройтись немного, чтобы преследователи умчались вперед, а потом бежать выручать Настю.

Некоторое время он шел в тишине и спокойствии, наслаждаясь запахами ночного леса. На дереве кричала кукушка. А затем идиллию снова нарушили надоедливый топот копыт и ржание коней.

Одним из уцелевших охотников за головами оказался проклятый непотопляемый псоглавец. Он, конечно же, учуял, что Алекс сошел с тропы и вернулся назад вместе со своим крикливым товарищем.

— Да чтоб вас за ногу налево, — выругался Алекс и устало вздохнув, побежал по лесу.

Беглец петлял между деревьев, как усталый заяц, а позади снова раздались торжествующие крики:

— Я вижу его, Мулмон, я вижу его мерзкую, вонючую задницу! Давай поджарим его!

Его угрюмый лохматый спутник закричал в ответ на скаку:

— Не смей его жарить! Не смей! А то повредишь гребаный коготь!

Ну, хоть какая-то польза от этого когтя, подумал Алекс, снуя между стволов деревьев. Задница пока что осталась целой.

Он бежал изо всех сил, а копыта сзади стучали по земле все ближе и ближе, и вот уже Алекс услышал прямо за спиной злорадный смех. Он каждую секунду ожидал получить удар мечом в спину и в отчаянии хотел повторить старый трюк: нырнуть вправо и слиться с деревом.

Но когда он вбежал в заросли, густо растущие впереди, неожиданно земля ушла из-под ног. Заросли скрывали крутой овраг и Алекс с криком покатился по его крутому склону, поросшему, между прочим, шиповником, репейником и другими малоприятными колючими растениями.

Его неутомимые гонители угодили в ту же ловушку. Кони со ржанием упали вниз в овраг, а всадники вылетели из седел и превратились в катящиеся по склону и сквернословящие шары.

Занятия паркуром, а особенно тот его раздел, где учат группироваться во время падения, снова помогли Алексу быстро прийти в себя и остановить невольное путешествие вниз по склону. Он отделался незначительными ушибами и небольшими царапинами. Сначала застыл в кустах, стараясь сориентироваться.

Чуть выше по склону жалобно ржали кони. Еще левее и ниже трещал в кустах и отчаянно чертыхался тот самый преследователь, что обещал вытащить кулак из задницы Алекса.

Волколак Мулмон не издавал ни звука. Может, он тоже быстро оправился от падения и сейчас рыщет по склону, разыскивая Алекса? Впрочем, его громогласный спутник сам выдал местоположение товарища.

— Вставай, Мулмон! — закричал он. — Вставай, мы сейчас поймаем драного кошака и выполним это чертово задание! Слышишь, Мулмон?! Вставай, ты не можешь сдохнуть так, в этом долбаном овраге. Мулмон, мы ведь прошли через такие передряги, слышишь меня?

Пришлось прервать его жалостливую речь. Алекс бесшумно подошел к жалобно причитающему преследователю со спины и оглушил ударом по голове. В овраге наступила долгожданная тишина, даже кони перестали ржать, а только тихонько хрипели выше.

Обшарив карманы и наплечные сумки гончих, Алекс собрал деньги, бумаги, флаконы со снадобьями и кое-какие съестные припасы. Конечно же, забрал мечи и кинжалы. Мулмон при падении сломал шею.

Поднявшись по склону к коням, Алекс осмотрел животных. Они сломали ноги. Чтобы не мучились, Алекс перерезал им глотки. Обессилевшие кони не могли ему сопротивляться.

После этого, весь в царапинах и ссадинах, Алекс с трудом выбрался из оврага. Посидел немного на краю, отдыхая и почувствовал, что сейчас заснет. Похлопав себя по щекам, он выпил воды из фляжки, изъятой у мертвого Мулмона и заставил себя подняться.

Затем, едва переставляя ноги, побрел к тому месту, где оставил повозку с Настей.

Дойдя до ручья, Алекс разделся до пояса и ополоснул тело холодной водой. Это освежило его и отогнало усталость и сонливость. Ниже по течению в ручье плескались другие животные, выдры или бобры. Алекс набрал воды в фляжку и отправился дальше.

Повозка так и осталась стоять возле дороги. Рядом горел костер. Поодаль на земле лежала связанная Настя, а оставшийся преследователь, его еще звали Стизо, грел руки у огня. Алекс подошел ближе и услышал их разговор.

— Я тебе скажу так, девочка-кошка, — говорил Стизо. — Все, что ты сегодня рассказала, конечно же, для того, чтобы разжалобить меня, на самом деле нисколько не сработало. Мне плевать, что твои кошачьи родители сдохли у тебя на глазах, мне плевать, в скольких борделях ты побывала, мне плевать, что для того, чтобы вступить в орден, ты целый год пахала бесплатно. Все это было интересно, но, поверь мне, нисколько меня не тронуло.

— Я рассказала это вовсе не для того, чтобы разжалобить тебя, придурок, — ответила Настя. — Ты сам попросил рассказать про мое прошлое, потому что тебе, видите ли, было скучно, забыл?

— Нет, я же знаю, — Стизо улыбнулся и покачал головой. — А еще ты, поведав мне историю своей жалкой жизни, конечно же, тем самым хотела предотвратить неизбежное.

— Что именно? — спросила Настя.

— Не строй из себя идиотку. Ты давно уже догадалась, что этой ночью я тебя трахну, хочешь ты того или нет. Твой дружок оказался очень изворотливый, за ним будут гоняться до утра, а нам пока можно развлечься.

— Да что ты говоришь? — с издевкой спросила Настя.

— Ага, и я очень надеюсь, что ты расслабишься и сама получишь удовольствие. И единственное, что удерживало меня до этого момента, так это вовсе не история жизни такой паршивой шлюшки, как ты, а только то, что ты тигроид. Я не имею ничего против тигроидов, но я все-таки человек, а ты драная кошка и мне еще не доводилось совать член в мурлыкающий меховой коврик.

— Да ты, оказывается, расист? — с ноткой удивления продолжала допрашивать Настя. — Ты что же, ни разу в жизни не трахался с представителем другой расы?

— Да не расист, я, тупая ты дура! — досадливо ответил Стизо. — У меня были темные и белые эльфийки. Они почти не отличаются от людей, знаешь ли. Но вот баб из тигроидов, волколаков или драканоидов, признаюсь честно, еще не было. С другой стороны, в этой жизни надо все попробовать хотя бы один разок, как думаешь? Ты это, постарайся тоже получить удовольствие, хорошо?

Он поднялся и снимая с себя кафтан, направился к Насте. Девушка извивалась на земле, пытаясь освободиться. Вовремя я вернулся, подумал Алекс и скользнул из темноты к сластолюбивому Стизо.

Глава 11. Волосатая лапа поддержки

Утром Алекс проснулся в тарахтящей по дороге повозке. Все тело ломило, кожа на лице и руках горела огнем от порезов и царапин. Ноги болели от вчерашних пробежек.

Его спутница чувствовала себя не в пример лучше. Снадобья подействовали и уже ночью Настя смогла взять поводья и управлять лошадьми. Они тоже запрягли коня незадачливого Стизо в повозку.

Некоторое время Алекс лежал на дне повозки и смотрел на тучи, бегущие по небу. Потом заметил зеленую гусеницу, ползущую по краю повозки и спросил низким после сна голосом:

— Ты научишь меня изготавливать сонные зелья?

— Ты уже проснулся? — оглянулась Настя. — Как себя чувствуешь?

— Как гусеница, на которую наступили носком сапога, — ответил Алекс и сбросил насекомое с края повозки щелчком пальцев. — Так ты научишь меня?

— Без проблем, — пообещала Настя. — Надо только раздобыть нужные ингредиенты.

— А какие ингредиенты нужны? — спросил Алекс, поднимаясь и принимая сидячее положение.

— Ну, я не знаю, есть ли в твоем мире такие растения, — Настя пожала плечами. — И, строго говоря, это не совсем усыпляющее зелье. Это яд, замедляющий все жизненные процессы организма. Цель не может двигаться и впадает в летаргический сон.

— Так что же нужно, чтобы добиться такого сногсшибательного эффекта?

— Ну, смотри, нужна пыльца мухомора, несколько болотных кувшинок, собачье сердце и порошок из корня полыни. Еще желательно, но не обязательно добавить сушеный желудок обезьяны.

Алекс схватился за края повозки, чтобы от удивления не свалиться назад.

— Собачье сердце, желудок обезьяны? Да на вас экоактивистов не хватает! С такими ингредиентами это зелье должно быть на вес золота.

Настя снисходительно улыбнулась.

— Может быть, в вашем мире эти ингредиенты и трудно найти, но у нас они есть в каждой алхимической лавке. Правда, я должна согласиться, полученный раствор дороже обычных исцеляющих зелий, но в нашем деле без него никуда, — она помолчал и спросила: — А почему тебя так привлекло именно усыпляющее снадобье? Обычные яды гораздо дешевле и удобнее.

Они ехали по дороге, а вокруг по-прежнему стоял лес. Однажды Алекс заметил вдали между стволов фигуру гигантского паука и невольно содрогнулся. Солнце еще не поднялось высоко, но уже жарило вовсю.

— В мой этический кодекс вора не входит привычка убивать людей, — ответил Алекс, помахал руками и поморщился от боли. — Достаточно того, что я отнял их имущество, зачем лишать еще здоровья или жизни?

— Ну, тут раз на раз не приходится, — задумчиво сказала Настя. — Мы тоже не поощряем убийства, но если другого выхода нет, то ничего не поделаешь. А уж если на тебя напали, то в ход идут любые средства.

— Всегда можно убежать, а потом попробовать снова, — убежденно возразил Алекс.

— За невыполнение задания могут подвергнуть остракизму, — сказала Настя.

— Ты выполнила задание, а тебя все равно подвергли этой процедуре, — парировал Алекс.

Настя пришла в бешенство. Усы выпрямились и встопорщились, а шерстка на шее встала дыбом.

— Это совершенно разные случаи! Не сравнивай! Но если перед тобой стоит выбор, убить жертву или вылететь из ордена за невыполнение задания, то любой выберет убийство.

— Любой, но не я.

— Поэтому ты не убил этого мерзкого Стизо ночью? И не дал мне сделать этого?

— Да, я же сказал тебе, что нельзя убивать пленника.

— Этот урод хотел изнасиловать меня! А если бы ты попался ему и его дружкам, они бы с тобой не церемонились! Забрали бы коготь, подожгли шерсть и забавлялись, глядя, как ты горишь живьем.

Голос Насти дрогнул и она тихо добавила:

— Я много раз видела, как враги поджигают пленных тигроидов и волколаков.

Они замолчали. Дорога пошла вверх на холм. Настя продолжала править повозкой, а Алекс сидел рядом.

— А где ближайшая лавка алхимиков? — спросил Алекс. — В деревнях бывает?

— Конечно, бывает. Там обычно всегда есть алхимики и колдуны, торгующие травами. Но самый большой ассортимент товаров, конечно же, в городах.

— И какой ближайший город? Долго до него еще ехать?

— Ближайший город — это Шоследо, — сказала Настя и кивнула вперед. — А ехать до него не надо. Вот он.

Они взобрались наконец на холм и сразу за ним лес резко поредел, а с высоты виднелся город, привольно раскинувшийся в тенистой долине. Прямоугольное поселение окружали стены, в основании каменные, а выше деревянные, с частоколом.

В каждом углу прямоугольника стояло по высокой башне, а в центре гордо стояло здание с башней еще выше. Крыши домов по большей части были не соломенные и деревянные, как в Тиевиле, а черепичные, темно-коричневого цвета.

— С этих башен далеко видно, — заметил Алекс, когда повозка бодро поехала вниз с холма по дороге к городу.

— Еще бы, — усмехнулась Настя. — Видишь, лес вокруг города вырублен? Никакой враг не подступит незаметно.

— Я вообще-то имел ввиду, что Баллатон и орден вскоре узнают, что мы ехали по дороге на Шоследо. Они будут искать нас здесь.

— Еще бы, ведь кто-то у нас такой милосердный, прямо воплощение бога на земле, — съехидничала Настя. — Ладно, расслабься, мы здесь долго не задержимся. Закупим припасов, разнюхаем новости и поедем дальше. Надо добраться до отшельника, а там видно будет.

— Кстати, каким богам вы поклоняетесь? — спросил Алекс. — И кому поклоняются в Шоследо?

Лошади везли повозку к воротам, а Настя, быстренько забрав Рубиновый коготь у товарища, спрятала его в дупле старого дуба на подходах к городу и прочитала коротенькую лекцию о религиозном положении в Крании. Оказалось, что в стране царит культ Семерых богов. Во главе пантеона стоит некий Всесущий Арканиус, бог всего сущего, покровитель добродетелей и благих намерений. Он создал наш мир из песка, росы и света звезд.

— Очень романтичный образ, — заметил Алекс. — А лепестки розы забыл, что ли?

— Не перебивай меня, — привычно окрысилась Настя и продолжила монолог религиоведения.

Шестеро других богов и богинь — это младшие братья и сестры вездесущего Арканиуса. Дабила — богиня любви, Санкдир — бог ремесел, торговли и труда, Тамос — бог знаний, Кунара — богиня земли и плодородия, Рамс — бог войны и Унида — богиня ветра, моря и кораблестроения.

Некогда они эта великолепная семерка освободила только что созданный мир от ужаснейшей тирании некоего демона Жумы, воплощения зла. Это стоголовое прожорливое чудовище сумело под шумок захватить мир и безраздельно править им почти тысячу лет, плюс-минус столетие. Опомнившись от нахальства, боги свергли узурпатора с престола и заточили в подземное царство, коим он и правит до сих пор. Сами они с тех пор обитают на седьмом небе и оттуда правят людскими судьбами.

— Любопытно, но кое-что подобное я читал в детстве в мифах нашего мира, — сказал Алекс. — А эти боги едины для всех, независимо от расы?

— И да, и нет, — ответила Настя.

Оказывается, у каждой расы существовал культ тех же самых Семерых, но назывались они по-разному и иногда отличались по старшинству и покровительству явлений. Например, у тигроидов Кунар называлась Киумария и считалась богиней любви и плодородия, а Дабила называлась До и покровительствовала семье и детям.

Шоследо был защищен покруче Тиевиля, о чем свидетельствовали мощные ворота, в два раза выше, чем в речном городе. Кроме того, с внешней и внутренней стороны врата закрывала огромная решетка.

К тому времени повозка наконец подъехала к городу. Алекс с любопытством разглядывал стражников в черных приталенных кирасах, круглых шлемах и высоких, до колен, сапогах. Униформа, надо признать, смотрелась стильно, дизайнеру можно поставить десять баллов из десяти.

Но вот по части вежливости часовые заслуживали самых низких оценок. Один из них оказался человеком, а второй был орком.

— Чего приперлись, кошаки? — спросил человек. Он был высокий и худой, из-под шлема выбивались светлые волосы, а пальцы крепко сжимали древко копья. — Езжайте в свои горы, нечего у нас шляться.

Над воротами на стене висел герб города: рыцарь в доспехах пронзал копьем огромного великана, а сверху над ними, раскинув крылья, парил орел.

— Мы едем в город, — хмуро сказала Настя, оглядывая стражника. — И можем заглянуть к Бострекаду, советнику ярла по внутренней политике. Кажется, у вас здесь частенько нарушают положения Унии баланса интересов?

Стражник оценивающе осмотрел девушку, сплюнул и кивнул товарищу.

— Ладно, пропусти их.

Похоже, несмотря на то, что миры разные, среди служб правопорядка и на Земле и здесь обязательно найдутся гнилые элементы. Такой печальный вывод Алекс сделал, въезжая на скрипучей повозке в Шоследо.

Был самый разгар дня и город кипел жизнью. По грязным улочкам сновали пешеходы, ехали повозки и кони. Кое-где в паланкинах везли богачей или аристократов. Перед такими обычно бежали слуги и выкрикивали:

— Дорогу его светлости герцогу Тегталоту Шосскому!

Или:

— Посторонись, едет торговец Оружейной палаты, советник ярла Винефред Серебряный!

Прохожие послушно сторонились, некоторые не торопились, а другие плевали вслед паланкинам. Изредка толпу прорезал отряд солдат, одетых все в те же черные доспехи и старательно марширующих с пиками наперевес.

Повозка ехала по улицам города и Алекс видел все четыре башни по углам и центральную впереди. На вершине каждой изобразили животных: на одной дракона, на другой единорога, на третьей льва и на четвертой — медведь. На центральной башне фигурка всадника с копьем.

— Что за копьеносец изображен на гербе города? — спросил Алекс. — Висит на всех плакатах и рекламных билбордах?

— Это святой Кристиан, покровитель города, — ответила Настя и закричала на зазевавшегося прохожего: — Эй, шевели задницей, заснул, что ли? Согласно легенде, Кристиан был странствующий рыцарь. Он убил великана Яра, терроризировавшего Шоследо несколько веков назад.

— А куда мы едем? — спросил Алекс, рассматривая остроконечные коньки на крыше церкви, украшенные вдобавок золотистыми изображениями солнц с расходящимися в стороны лучами.

— Мы едем на рынок. Там мы найдем тех, кто нам нужен.

— Это воров, что ли? — спросил Алекс. — Обязательно попадаться им на глаза? Исходя из опыта сотрудничества с ворами в вашем мире, мне кажется, что от них лучше держаться подальше.

— В Шоследо есть четыре ордена страждущих, — сказала Настя. — Тремя из них управляют тигроиды. Я хочу встретиться с генералом самого крупного и влиятельного, он называется орден Хрустальной розы. Я попала в этот город в пятилетнем возрасте и научилась здесь воровскому ремеслу. Секухон, генерал ордена, рос вместе со мной в Черном квартале. Это район, где живут нищие и преступники.

— Короче говоря, он твой земляк, — подытожил Алекс. — Так бы сразу и сказала. Это и есть рынок?

— Да, мы приехали.

Они и впрямь подъехали к окруженному низкой ветвистой изгородью пространству. Внутри стояло множество палаток и деревянных лавок, а между них ходили люди. Продавцы зазывали покупателей, покупатели торговались с продавцами, скот мычал, кукарекал и ревел на всю округу. Сноровистые носильщики таскали ящики с товарами на спине и на тележках. Туда-сюда ходили женщины с горячей похлебкой и элем и за пару медяков кормили желающих.

— И где обитают твои рыцари хрусталя и розы? — спросил Алекс, осматривая все это богатое биоразнообразие. — Где их убежище?

— Убежище часто меняется. Я найду их, подавая знаки, — они остановились возле постоялого двора и Настя слезая с телеги, кинула медную монету одному из служащих заведения, чтобы он присмотрел за лошадьми.

— Ах да, я помню, как покойный Зельд, да хранят Семеро богов его душу, тоже пытался меня проверить, перед тем, как коптить в выгребной яме, — Алекс тоже вылез из повозки и вдвоем с девушкой пошел за изгородь на бурлящую территорию рынка.

Тайные знаки сработали на удивление быстро. Настя шла по рынку, приложив к ладони левой руки вытянутые указательный палец и мизинец правой. Время от времени она делала вращательное движение руками.

Так они обошли весь рынок и когда повернули обратно, из толпы прохожих вынырнул неприметный темный эльф, низенький, тощий, с надвинутой на лоб шапкой. Он скрестил два пальца перед собой и кивнул Насте.

— Вот он, посланец ордена, — сказала девушка негромко и они пошли вслед за незнакомцем.

Не оглядываясь, эльфик быстро шел через рынок, ловко лавируя между прохожими. Вскоре они вышли с торжища и подошли к постоялому двору, где Настя оставила повозку. Он назывался просто «Окорок» и посланец тайного общества скользнул по ступенькам и исчез внутри.

— Мы что же, с самого начала были рядом с нужным местом? — спросил Алекс, приоткрыв рот от удивления.

— Получается, так, — ответила не менее изумленная Настя.

Они вошли на постоялый двор через приоткрытую, чуть перекошенную дверь. Воздух внутри пропитался ароматами жареного мяса и парами алкоголя. За длинным рядом столов сидели люди, в основном мужчины разных рас. Они с аппетитом ели и пили, а девушки разносили заказы. На гостей никто не обратил внимания.

— Куда подевался наш гонец? — спросил Алекс, осматриваясь. — Я его не вижу.

— Он зашел во внутренние кабинеты, — ответила Настя и указала на дверь в конце помещения. — Скорее всего, вон туда.

— Ах да, как же я мог забыть, — спохватился Алекс. — У вас все важные дела проходят на заднем дворе или во внутренних помещениях.

Они пересекли весь зал, причем Настя шла впереди, а Алекс заметил, как оценивающе на нее смотрели другие мужчины.

За дверью оказался узкий коридор, а в нем ряд дверей из грубо сколоченных досок. Из двери справа в конце коридора выглядывал давешний темный эльф и нетерпеливо махал отставшим гостям.

— Вы заставляете его ждать, — прошипел он, когда посетители подошли ближе.

— Ничего страшного, — процедила Настя, проходя мимо сердитого проводника в комнату. — Подождет, я его тоже когда-то ждала, не дождалась.

Они попали в сдвоенную комнату, в первой за столом сидели трое здоровенных орков и играли в карты, а во второй тоже был накрытый столик, только он стоял в темном углу. За ним тихо переговаривались двое: человек и тигроид.

Хвала всем Семерым, в этот раз я не ошибусь с опознанием генерала, подумал Алекс, памятуя о том, что руководитель ордена как раз и есть тигроид.

Двое переговорщиков обернулись к вошедшим и тигроид оскалил пасть, улыбаясь. Человек, светловолосый и белокожий мужчина, молча смотрел на гостей.

— Ох, кого же я вижу! — радостно сказал тигроид. — Да это же самая симпатичная попка во всей центральной Крании, чтоб мне тысячу лет гореть в пекле!

— Только в центральной части? — Настя удивленно приподняла бровь.

— Ох, что же я говорю, во всей Крании, а то и на всем Клирилурском континенте, — поправился тигроид, вставая с места и целуя Настю в щечку. — Садись, красавица и отпей вместе с нами розового вина.

Темный эльф поднес два стула и Настя с Алексом уселись напротив. Тигроид, продолжая улыбаться Насте, холодно поглядел на Алекса. Строго говоря, его надо было называть не тигроидом, а львом, так как его большую кошачью голову окружала густая грива рыжих волос.

— Ты представишь нас своему таинственному черному другу? Не люблю разговаривать с незнакомцами.

— Без проблем, — ответила Настя. — Это Секухон, генерал ордена Хрустальной розы. А это Алекс, мой хороший друг. Он прибыл из далеких земель, тоже вор и хочет вступить в орден.

— В мой орден? — спросил Секухон, не сводя с Алекса пронзительного взгляда.

— Нет, мы держим путь в столицу. Попытаем счастья там.

— Очень, очень жаль, — заметил Секухон и тряхнул роскошной львиной гривой. — Я вижу тигроида с большими возможностями. Прямо-таки, гигантскими. Очень перспективный экземпляр.

— Я тоже в этом не сомневаюсь. Поэтому мы и едем в Фрейвелл, — сказала Настя и спросила, оглянувшись на темного эльфа. — Кто-нибудь нальет даме вина?

— А что тогда привело вас к нашему скромному провинциальному жилищу? — генерал наконец-то отвел взгляд от Алекса и посмотрел на Настю. Вина ей, кстати, никто так и не налил. — Забежала на минутку, узнать, как дела?

— Вроде того, — Настя оглянулась, прикидывая расстояние до двери.

Алекс тоже осмотрелся и заметил, что трое громил-орков перестали играть в карты и столпились в дверях, отрезая путь к отступлению.

— Мы хотели попросить об одолжении, Секуха, — продолжила Настя, мило улыбнувшись. — У меня вышли кое-какие нелады с организацией в Тиевиле. Если они появятся здесь и будут спрашивать о нас, ты можешь сказать им, что не видел нас?

— Ох, Ани, ты все такая же сумасбродная и безумная девочка, какой была в юности, ни капельки не изменилась, — Секухон покачал головой. — Ты предлагаешь мне соврать моим коллегам и товарищам? Тем, кто верит каждому моему слову?

— Конечно, — ответила Настя. — Ничего, возьми небольшой грех на душу. А мы за это достойно тебя отблагодарим. У нас есть хорошие артефакты.

— Значит, ты явилась сюда за волосатой рукой или, буквально говоря, лапой поддержки? — продолжал уточнять Секухон. — Как и когда-то много лет назад, помнишь?

— Да, — ответила Настя. — И я очень благодарна тебе за ту помощь, поверь мне.

— Ну что же, почему бы и нет, — сказал генерал и переглянулся со своим молчаливым другом. — Особенно если мы можем получить за это небольшую мзду. Что скажете, например, о Рубиновом когте?

Глава 12. Дипломатическое урегулирование конфликта

Стены постоялого двора, казалось, сдавили череп и у Алекса вылезли глаза на лоб. Подсознательно он ждал чего-то такого, неожиданного. Поэтому он не удивился особо, когда Секухон упомянул Рубиновый коготь. А вот спутница чуть ли не взвилась в воздух, подскочив со стула.

— Ты издеваешься, Секуха? При чем здесь вообще эта безделица?

Генерал нехорошо засмеялся и повернулся к другу, приглашая его разделить веселье.

— А мне кажется, что это ты издеваешься, малышка. Явилась сюда после стольких лет разлуки, как ни в чем ни бывало и думала развести меня на пустышку, как мелкого «клопа»? В то время как за пазухой спрятала такого жирного карася!

Настя презрительно фыркнула, сморщив розовый носик.

— Я думала, что иду к старому другу, а попала к мерзопакостному обманщику, легко верящему любым слухам и сплетням обо мне. Ты что, так и не понял, что меня специально обвинили в похищении когтя, чтобы сбить всех с толку?

Она пристально уставилась на Секухона, а главарь воров неотрывно смотрел на девушку. Они молчали и сверлили друг друга взглядами. Затем Секухон снова рассмеялся. Вот такой вот смешливый оказался генерал.

— Ах ты ж моя умничка, Ани, — сказал он, улыбаясь. — Давно я так не веселился. Видишь, как обрадовался, встретив старую подругу? А ты злишься, не даешь и слова вымолвить. Ты, конечно же, спрятала коготь где-то, поэтому сидишь такая уверенная в себе. Ах, Ани, ты так и не изменилась за эти годы. Все такая же восхитительно наивная. Неужели ты думаешь, что если устав ордена запрещает проливать кровь, то ради когтя я не нарушу кое-какие правила? Ты и твой спутник, так потешно сверкающий глазами, пойдете отсюда прямиком к ярлу. А уж его некроманты умеют прочищать мозги и выуживать нужную информацию. Как тебе такой расклад?

Настя не ответила, с ужасом глядя на старого друга. Зато теперь в беседу смог вступить Алекс.

— Послушайте, уважаемый, ведь вы вроде бы взрослый челов…, тьфу, тигроид. Давайте поговорим без этих оскорбленных чувств многолетней давности. Вам нужна информация о Рубиновом когте или сам артефакт, а нам нужна ваша помощь и кое-какие товары и ингредиенты для нашего дальнейшего путешествия. Так?

Как только Алекс начал говорить, Секухон злобно уставился на него, но по мере рассудительного выступления землянина генерал ордена немного расслабился. Похоже, разумные слова сыграли свою роль.

— Предположим, так, — согласился Секухон. — Хотя поскольку вы находитесь на моей территории, я и так могу вытащить из вас нужную мне информацию. Поэтому я не вижу особого смысла заключать с вами соглашение.

— Ну вы же разумный чел, э… тигроид. Зачем портить себе репутацию, расправляясь с давними знакомыми? Не лучше ли договориться по-хорошему? Или, еще лучше, выиграть пари.

— Какое пари? — заинтересовавшись, спросил Секухон.

— Мы выполним для вас любой заказ и распотрошим какого-нибудь богатея, на которого ваш орден давно нацелился. Если мы это сделаем, то получаем половину добычи и все необходимые для нас припасы и ингредиенты, а вы молчите о нашем пребывании здесь. Если же мы не выполним заказ, то отдадим Рубиновый коготь.

— Ишь ты какой, — сказал Секухон. — Соглашения мне какие-то подсовывает. Зачем мне это надо?

Он чуть подумал, затем схватил Настю за локоть и притянул к себе.

— Знаешь, почему бы нет. Я согласен. Ты притащишь мне карту Алой комнаты из дворца ярла. А Настя пока побудет со мной, на тот случай, если ты вздумал меня кинуть. Если не выполнишь заказ, то и девушка остается со мной, и коготь. Договорились?

Настя прошипела, пытаясь вырваться из крепкой хватки давнего друга:

— Не вздумай соглашаться, урод! Ты почему со мной не поговорил сначала? Ты вообще понимаешь, что ты несешь? Ты знаешь, что я с тобой потом сделаю? Да я тебе вырву яйца и скормлю больным собакам. С чего ты вообще рот раскрыл?

— Знаешь, забирай ее в любом случае, — болезненно поморщившись, сказал Алекс. — Я давно искал возможность избавиться от нее.

Секухон, его друг и подручные, короче говоря, все мужчины в комнате, сочувственно расхохотались.

— Ну уж нет, оказывается с годами ее характер только ухудшился, — сказал Секухон, вытирая слезы. — Кому нужен просроченный товар? Выполняй заказ и забирай ее. Я не знаю, как долго вытерплю ее присутствие, поэтому даю тебе два дня. Послезавтра ты должен принести карту. Иначе я отдам ее мастеру некромантии для опытов.

Настя ударила его локтем в грудь, вырвалась и влепила Алексу пощечину.

— Давно пора было это сделать, — добавила она, когда подручные генерала схватили ее за руки. — Чтоб тебя там мертвецы сожрали, тварь облезлая!

Таково было ее последнее пожелание удачи, потому что потом девушку увели, а Алекс, провожая ее взглядом, спросил:

— А что за карта Алой комнаты?

Секухон неподдельно удивился:

— Ты не знал? Это же карта самого последнего помещения в древнем городе у подножия горы Таисы. Там есть ключи к тому, как открыть когтем проход дальше.

— Что же ваши артефакты раскидало по всей стране? — укоризненно спросил Алекс. — Следить надо строже за раскопками.

Но генерал улыбнулся, хищно обнажив клыки и показал на большие песочные часы на другом столике у стены.

— Время течет, как вода, пришелец из другого мира. Твое время.

Алекс помахал шефу ордена и вышел из комнаты. Выйдя с постоялого двора, он поглядел на повозку и лошадку, мирно жующую сено. Похлопал животное по морде.

Хотел погладить коня, отобранного у Стизо в лесу, но это тот злобно глядел. Еще укусит, чего доброго. Алекс убрал руку и стал думать. Как быть дальше? Куда они утащили Настю? Попробовать ее вытащить или принять участие в дурацком соревновании?

Решение пришло сразу. Первым делом, конечно же, надо перекусить. На голодный желудок хорошие идеи ему никогда не приходили. Алекс огляделся. Снова заходить на вражеский постоялый двор не хотелось.

На территории рынка, неподалеку от входа он заметил закусочную. Вроде бы достаточно приличная, с чистенькими стенами и окнами, пьяные эльфы у крыльца не валялись. Он решил рискнуть и отобедать там.

Мимо пробегал служащий общепита, тот, кому они с Настей поручали смотреть за повозкой.

— Эй, уважаемый, — позвал Алекс малого. — Ты давай, приглядывай за лошадьми. Дай еще корма, вот тебе денежка, — и вручил в быстро протянутую пятерню еще один медяк.

— Самый лучший корм, господин, самый сладкий и душистый. Даже коней ярла так не кормят, как у нас, господин, — служка согнулся в угодливом поклоне.

— А ты бывал во дворце? — спросил Алекс, глядя в его гладкое белесое лицо, когда он поднял после поклона голову. — Видел ярла?

— Конечно, много раз. Отправляли с поручениями, — кивнул работник. — Я, можно сказать, с ним чуть ли не за ручку держался.

— А что у него там, говорят, всякие некроманты и колдуны злющие шастают? — подозрительно спросил Алекс. — Видел таких.

Работник харчевни огляделся и кивнул.

— Есть такое. У нас в Шоследо, по правде сказать, не ярл правит, а его главный советник, мастер некромантии Феранд. Наш ярл Горгокол — это большая и горластая башка, а Феранд — морщинистая и длинная шея. Шея крутит башкой, как хочет. Хотите чего-то ярла добиться, лучше сразу идите к некромантам в святилище Диса возле дворца.

— Святилище Диса? — переспросил Алекс. — Это что за божество? Я просто недавно попал в Кранию и не особо разбираюсь в ваших верованиях.

Проворный малый обернулся, потому что кто-то окликнул его из окна:

— Эй, ты долго будешь еще болтать? Надо набрать эля в погребе, давай быстрее!

Работник крикнул:

— Сейчас, иду уже! — и ответил настойчивому посетителю: — Дис — это божество царства мертвых. Некроманты отрицают существование чудовища Жумы и считают, что вместо него душами умерших управляет Дис, бог преисподней. Феранд выстроил ему большое святилище рядом с дворцом, там, где раньше протекали горячие минеральные воды. Идите туда, если у вас есть дела к ярлу.

И прежде чем Алекс задал очередной вопрос, быстренько убежал на постоялый двор. Почесав затылок, Алекс отправился в подмеченную ранее столовую.

Толпа на рынке нисколько не убавилась. Наоборот, народу привалило еще больше. Харчевня оказалась забита людьми и сказочными существами. Алекс нашел свободный столик в углу и уселся на лавке. Тут же к нему подбежала полная девушка с острыми ушками и спросила, чего он изволит испробовать.

Заказав жареной баранины с овощами и бутылочку эля, Алекс осмотрел зал.

За другими столами и у стойки сидели посетители и с удовольствием кушали, пили и болтали между собой. Шум от множества голосов стоял невообразимый. Лучи солнца падали сквозь открытые окна на столы и тарелки. В воздухе носились мухи.

Забавы ради Алекс вытянул указательный палец и мизинец правой руки и ткнул в ладонь другой руки. Ничего не произошло, на его жест никто не обратил внимания. Алекс безнадежно махнул и уставился в окно. Отсюда он видел постоялый двор, где обосновался орден Хрустальной розы и несколько повозок перед ним, в том числе и свою.

Девушка принесла ему жаркое и бутылку, мило улыбнулась и убежала принимать другие заказы. С некоторой опаской Алекс принялся за еду.

Мясо, впрочем, оказалось очень даже ничего, а овощи по вкусу напоминали помидоры и баклажаны и тоже сочились во рту. Алекс быстро прикончил всю тарелку и потянулся налить себе эля, когда обнаружил, что за его столом сидит другой посетитель.

Им оказался белокожий эльф с длинными светлыми волосами до плеч. Он был худой, с пронзительным взглядом зеленых глаз. Под блестящим темно-красным плащом черный кафтан с серебряными нашивками на груди и рукавах. Руки в перчатках.

— Чего хотел? — приглушенно спросил эльф. — Добро толкнуть?

— В смысле? — спросил Алекс, отодвинув пустую тарелку и наливая себе эль в кружку. — Куда толкнуть?

— Ты дурачком не прикидывайся, — раздраженно продолжил эльф. — Говори быстрее, чего хотел. Кого на крючок насадил?

— Да я вообще не рыбак, — недоуменно ответил Алекс. — Похоже, ты меня с кем-то спутал, друг.

— Чего тогда пальцами машешь во все стороны? — сердито спросил белокурый эльф и встал из-за стола. Только тогда Алекс догадался, чего собеседник хотел от него.

— Эй, минуточку, подожди, друг! — крикнул он. — Я хотел спросить кое-что. Я просто не сразу понял, чего ты хотел.

Эльф молча уселся за стол. Когда он стоял, Алекс заметил под плащом лук и колчан со стрелами.

— Надеюсь, ты не из Хрустальной розы? — понизив голос, спросил Алекс. — У меня с ними не совсем безоблачные отношения, если можно так выразиться.

Эльф качнул головой:

— Нет, мы не якшаемся с этими придурками. Я адепт ордена Четырехглазой кобры.

— А как это проверить? — еще тише спросил Алекс. — Извини, но я обычно мало верю людям на слово.

Эльф молча потянул рукав и на предплечье правой руки показалась татуировка кобры с раздутым капюшоном, на котором горели два глаза.

— А, вот теперь верю, — сказал Алекс. — Мне бы поговорить с вашим генералом или командиром рангом повыше. С тем, кто принимает решение. У меня есть для него хорошая информация.

— Ты хочешь рассказать о Секухоне? — спросил эльф. — Мы видели, как ты вышел из «Окорока».

Алекс кивнул:

— И о Секухоне тоже, само собой.

Эльф несколько мгновений испытующе глядел на него, затем встал и позвал за собой. Алекс расплатился за обед, забрал эль и вышел из заведения вслед за почитателем кобр.

Они пошли по рынку. Затем, против ожидания Алекса, что сейчас они снова заглянут на какой-нибудь постоялый двор, эльф миновал торговые ряды и вышел с территории рынка. Они углубились в тихую улочку, мощеную булыжниками и окруженную каменными двух и трехэтажными домами.

Прошли немного и эльф подошел к одному из зданий и постучал в дверь. Четыре раза, потом один и снова четыре. Дверь открыл гориллоподобный орк и свирепо ощупал Алекса на наличие запрещенных предметов. Затем кивнул и эльф повел гостя по узкому темному коридору.

Вскоре скрипнула другая дверь и они вошли в комнату, освещенную свечами. За столом сидели трое: двое людей и один тигроид.

— Вот он, Дрер'аераф, — сказал эльф, отодвигаясь от Алекса и выставляя его на всеобщее обозрение. — Тот самый незнакомец от Секухона. Говорит, ему нужен генерал.

— Отлично, Герменион, — сказал тигроид, пристально глядя на незваного гостя. Он сидел посреди двух людей и Алекс логично предположил, что это и есть генерал ордена. — Ты привел как раз того, кого нужно. Мы недавно говорили о нем. Ну, садись, пришелец и расскажи, чем пахнет Хрустальная роза.

Алекс с грохотом отодвинул грубо сколоченный стул и уселся на него.

— Скверно пахнет, честно говоря, — заявил он. — Этот ваш Секухон не генерал, а набитый дерьмом волосатый мешок. Строит из себя льва и главу прайда.

— Ну-ну, не горячитесь, юноша, — сказал тигроид. — Лучше расскажите о себе, а потом о ваших делах с Хрустальной розой.

Алекс внимательно поглядел на собеседников. Тигроид был и вправду тигром, с поседевшей от времени шерстью на голове и шее. Желтые белки глаз испещрены черными прожилками. В пасти не хватало нескольких клыков. Короче говоря, потрепала его жизнь. Одет он был просто, в рубаху и штаны.

Зато его товарищи, напротив, щеголяли, как и эльф, черными кафтанами с позолотой и длинными плащами. Один был молод, с горящими глазами, на поясе висел длинный меч. Второй постарше, задумчиво вертел в руках связку тихонько позвякивающих ключей.

— А с кем я разговариваю, позвольте узнать? — спросил Алекс. — Я хотел поговорить с кем-то из верхушки, чтобы не повторять по двадцать раз. И покажите ваши татуировки, пожалуйста.

Тигроид улыбнулся, закатал рукав рубахи и показал такую же татуировку с коброй, как и у эльфа. Мужчина постарше последовал его примеру, у него была та же самая татуировка, а вот молодой неистово закричал:

— А не пойти бы тебе прогуляться в задницу Жумы, малыш? Чего ради я должен доказывать тебе, что я из Четырехглазой кобры? Может, лучше мой меч докажет тебе это? Как считаешь?

Алекс пожал плечами:

— Мне достаточно увиденного.

Тигроид сказал:

— Я Дрер'аераф, генерал ордена Четырехглазой кобры. Теперь расскажи о себе.

Вот теперь успокоенный Алекс рассказал о своем прибытии из далеких миров и бегстве из Тиевиля.

— Где вы заныкали Рубиновый коготь? — снова закричал молодой парень, прервав его рассказ. — Дрер'аераф, надо подвесить его над костром и хорошенько допросить.

— Все считают, что коготь забрали мы, — мягко ответил Алекс. — Но на самом деле это уловка ордена Серебряной полумонеты. Они всех пустили по ложному следу. На самом деле коготь отобрал один из колдунов ордена, когда мы уходили из дома Баллатона.

— Ты лжешь, мерзкий кусок дерьма! — снова закричал нетерпеливый юнец. — Надо окунуть тебя в ледяную прорубь и тогда ты расскажешь правду.

Дрер'аераф поморщился и одернул нетерпеливого коллегу:

— Огас, помолчи, пожалуйста. А что тогда вас связывает с Секухоном? Это нас интересует, пожалуй, больше всего.

Алекс рассказал, какую помощь в итоге оказал им орден Хрустальной розы. Горячий Огас хлопнул ладонью по столу.

— Я всегда говорил, что эти вонючие слюнтяи готовы предать любого вора! К ним пришли за помощью, а они устроили такую подлянку! Надо их всех колесовать на площади перед дворцом ярла. Не понимаю, чего ты с ними церемонишься Дрер'аераф?

Тигроид обменялся взглядом с третьим товарищем и сказал:

— Да, это похоже на правду. Чего же ты хотел от нас, Алекс?

— Помощи в освобождении моей спутницы, — тут же ответил Алекс. — Как только она окажется на свободе, мы выполним для вас любой заказ и уедем из города.

— А ваше соглашение? — строго напомнил Дрер'аераф. — Ты разве не дал обещание выполнить его условия? Я, знаешь ли, вор старой закалки, не то что нынешние. Если дал слово, надо его держать.

— Но я заключил его под давлением, — возразил Алекс. — Почему я обязан его соблюдать?

— Да потому что мы уже два года охотимся за картой Алой комнаты! — воскликнул Огас. — И потеряли на этом трех членов нашего ордена, одних из самых лучших. Так что выполняй соглашение с Секухоном, а мы окажем тебе все необходимое содействие. Правильно, Дрер'аераф?

Тигроид лукаво кивнул.

— Да, я как-то забыл об этом обстоятельстве. Мне казалось, что я смогу убедить тебя демонстрацией моей старомодной честности, Алекс.

Ну что же тут поделаешь. Ничего не попишешь, придется снова идти на дело, решил Алекс.

— Ладно, — сказал он. — Рассказывайте, как пробраться во дворец ярла Горгокола.

Глава 13. Ведьмина башня

Вечером того же дня Алекс пришел к замку ярла.

Сооружение стояло на высоком зеленом холме в центре города. К замку вела единственная мощеная камнем и огражденная невысоким забором дорожка. По ней с трудом могла протиснуться карета или повозка.

Дорога вела к воротам, проделанным в высокой каменной стене, окружающей резиденцию. Других легальных способов пробраться в замок не существовало.

За стенами виднелись башни и переходы между ними, защищенные сверху черными крышами. Самая высокая башня, не только в замке, но и во всем городе, та самая, которую Алекс заметил, когда они с Настей только приехали в Шоследо, стояла в центре замка. На ней, как и над воротами на въезде в замок, разноцветной мозаикой выложили изображение святого Кристиана.

Официально высокое, как вытянутый палец, сооружение называлось башней святого Кристиана, но Герменион сказал, что в народе ее прозвали Ведьминой.

— Проклятые некроманты сделали эту башню своим главным проходом в подземелье, — объяснил он, когда обсуждал вместе с Алексом способы тайного проникновения во дворец ярла. — Там ходят скелеты и зомби, постоянно валит разноцветный дым от костров, на которых колдуны варят зелья. Иногда вылетали ожившие птицы и потом падали в городе. Раньше, до кончины, в башне жила жена ярла, а теперь обосновались чародеи и все обгадили.

В стороне от замка, на берегу небольшого озерца, от которого поднимался сизый пар, стояло святилище Диса. Большое здание с причудливыми шпилями и барельефами на крышах, похожее на церковь, построенную в готическом стиле.

Замок и святилище занимали весь центр города. Остальные здания, как могли, теснились вокруг, подобно стайке воробьев, окруживших двух важных гусей.

— Если ты не входишь в круг доверенных лиц ярла и не являешься действующим чародеем, то попасть в замок сможешь в лучшем случае через месяц, — огорчил днем Алекса Герменион, когда они, получив благословение Дрер'аерафа, уединились в соседней комнате, в том же самом неприметном здании неподалеку от рынка. — Гребаные маги не хотят выпускать ярла Горгокола из сферы своего влияния и тщательно проверяют всякого незнакомца, желающего пройти во дворец. Можно, конечно, придумать легенду и пройти в замок официально, но у тебя, кажется, мало времени?

— Значит, придется действовать как обычно, тайно и неформально, — со вздохом согласился Алекс. — Ну ладно, я так и думал. Главное, дайте мне план замка, сведения о передвижениях охраны и скажите, где находится эта бесценная карта.

— План есть, сведения об охране тоже, — сказал эльф. — Ты спокойно пройдешь в замок, если хоть что-то соображаешь в нашем деле. Но самая главная трудность не в этом. Думаешь, твои предшественники не справились бы с этим заказом, если бы им противостояли обычные охранники?

— А в чем проблема? — спросил Алекс, рассматривая план замка, врученный только что эльфом. — Вход защищают гигантские черные собаки? Или высокоинтеллектуальная охранная система последнего поколения?

— Иногда ты разговариваешь непонятно, как драугры, восставшие из гробниц, — заметил Герменион и продолжил: — Нет, главная сложность заключается, конечно же, в некромантах. Проклятый Феранд устроил в подземелье уйму ловушек и понаставил везде своих учеников и помощников. Там ходят мертвецы и скелеты.

— Подожди, а при чем здесь подземелье? — спросил Алекс. — Уж не хочешь ли ты сказать, что карта находится в подземелье?

Эльф серьезно кивнул.

— В этом-то и загвоздка. Феранд взял карту у ярла якобы для исследований и спрятал у себя в Жарком логове. Это огромные туннели и сооружения, спрятанные под замком и святилищем. Там, говорят, очень жарко, потому что из-под земли все время идет сильный пар. Поэтому это подземелье и назвали Жаркое логово. Преступников, осужденных на заточение в тюрьме, некроманты забирают в это место для опытов. После этого люди пропадают навсегда.

— Веселое место, — сказал Алекс, зябко поежившись и потерев глаза. — Никогда еще мне не доводилось «ломать» термальные источники. А попасть туда можно только через замок? Может, попробовать через святилище?

Герменион покачал головой.

— У нас нет плана святилища и там все время топчутся маги. Они тебя раскусят в два счета.

— А в Жарком логове, значит, не раскусят? — скептически спросил Алекс. — Там, как я понял, тоже полным-полно волшебников.

— Там магов гораздо меньше. В подземелье жарко, всюду пар и в основном там проводят исследования. К сожалению, плана Жаркого логова у нас тоже нет.

— Ну конечно, а то все было бы слишком легко, — огорченно вздохнул Алекс и еще раз поглядел на план. — Значит, попасть в Жаркое логово я могу только через Ведьмину башню? И мне еще предстоит незаметно добраться до нее?

Эльф серьезно кивнул. С момента знакомства он так ни разу и не улыбнулся. Видимо, понимал, что возлагает на плечи непонятно откуда свалившегося пришельца непосильную ношу.

— А где пропали ваши люди? — продолжал допрос Алекс. — Ну, те, которые пошли до меня? В замке или в подземелье?

— Мы не знаем точно, но, скорее всего, в Жарком логове, — ответил Герменион. — Если бы они попались в замке, мы бы узнали через доверенных людей ярла. А так они просто ушли и не вернулись. И никаких вестей. Как будто в воду канули. Кстати, другие ордены тоже пытались пробраться в подземелье, но, насколько мне известно, их попытки также провалились.

В общем, получилось весьма пессимистичное обсуждение плана. С таким настроением даже гвозди нечего идти заколачивать, не то что дворец ярла обрабатывать.

Поэтому сейчас, когда на Шоследо опустилась тьма и Алекс стоял перед замком, он старался привести себя в ровное расположение духа. Отстраниться от забот и тревог, нехватки времени и ответственности за жизнь Насти.

Когда город накрыл вечер, большая часть населения разбежалась по домам. В замке загорелись огни, по стенам и дорожке, ведущей к воротам, начали сновать стражники в знакомых черных мундирах.

Вскоре патруль из трех охранников гордо прошествовал мимо Алекса. Расхитителя имущества, полностью слившегося со стволом вяза, они не заметили.

Для акции Алекс разделся полностью и вынужден был оставить свой драгоценный рюкзак в штаб-квартире ордена Четырехглазой кобры, доверившись совершенно незнакомым людям. Он рассудил, что все еще полезен для Дрер'аерафа и понадеялся, что тот не будет ставить подножку своему временному союзнику против конкурирующей группировки.

С собой Алекс взял только свои универсальные отмычки и несколько баночек с усыпляющим зельем, любезно предоставленных Герменионом в знак дружбы. Эти легкие принадлежности укрылись в незаметной поясной сумке, отлично скрывшейся в складках алексовой шерсти.

— В замок пойдешь один или прогуляться вместе с тобой? — напоследок спросил Герменион.

Как обычно, Алекс предпочитал действовать самостоятельно, тем более, что он не знал, насколько хорош эльф и не хотел, чтобы тот путался под ногами. Но предложение было ценным само по себе и он ответил:

— Спасибо, конечно, но по условиям договора я должен работать в одиночку.

Эльф не особо расстроился и мрачно сказал:

— Тогда желаю легких замков и сонных охранников.

Видимо, в этом мире тоже не принято желать удачи, чтобы не спугнуть капризную фортуну. Алекс кивнул и вышел из дома.

Когда патруль прошел, он неслышной тенью оторвался от дерева в траву. На ходу перестроил свою маскировку на цвет темной травы и осторожно, но не медля, побежал по склону холма к стене.

Расстояние до стены Алекс преодолел быстро и вроде бы никого не встревожил. Часовые как бродили поверх зубцов с факелами, так и продолжали идти, ничего не замечая.

Прилепившись к холодной стене, состоящей из сцепленных между собой камней разных размеров, он снова поменял цвет шерсти на темно-серый с извилистыми полосами. Став таким образом неотличимым от стены, Алекс пополз вверх. Трещины между камней были широкие и удобные, настоящая мечта для тренировки скоростного скалолазания.

Вскоре он без происшествий добрался до верха. В городе выли собаки и ржали кони. Звезды на темном небе заслоняли серые тучи.

— Как бы мою куриную ножку не сожрали, — озабоченно сказал мужской голос прямо над головой Алекса. — Кто-то уже третью смену подряд жрет мою курочку. Драгоценную курочку.

— Я знаю, кто это делает, — ответил низкий звонкий голос чуть выше и слева. — Только я не скажу.

— Почему? — подозрительно спросил владелец жареной курочки. — Может, это Кхаквакс? Этот орк такой обжора, родную мать готов сожрать.

— Неа, — непреклонно ответил его товарищ.

— А может Дравугейл? Как говорится, темный эльф — темная душа. Этот всегда способен вонзить кинжал в спину.

— Неа, — возразил товарищ.

— А кто тогда? Или это Стартонин? Точно, это белый эльф, так я и знал. То-то он в последнее время избегает меня и даже не здоровается в караулке. Знаешь что, я стащу его рыбу, которую он прячет в погребе. Я даже…

— Это не Стартонин, — прервал его товарищ.

Скажи уже ему, злобно подумал Алекс, пальцы которого начали болеть от напряжения.

— А кто тогда? — в отчаянии спросила жертва продуктового вора. — Тролмон, Катерин или Анах? Ума не приложу!

— Это сделал я, — ответил товарищ.

— От кого угодно я ожидал этого, но только не от тебя, Хуггет! Почему ты это сделал? Ты же знаешь, как я люблю курочку! Как ты посмел так предать меня?!

Вероломный Хуггет покаянно молчал, а его товарищ продолжал сетовать на судьбу и на то, что в наше время никому нельзя доверять. Наконец, они ушли продолжая перебраниваться между собой. Обессилевший Алекс взобрался на стену и перевалился через выступ.

Времени на отдых не было и он быстро сбежал по лестнице во внутренний двор замка. Стражников поблизости не было и он хотел укрыться возле загона для лошадей. Кони внутри зафыркали, почуяв незнакомца и Алекс вынужден был скользнуть вдоль стены к ближайшей башне.

По внутреннему двору прошли стражники и Алекс скрылся от них в тени башни.

Так, то прячась в темных уголках, то бесшумно передвигаясь по двору, он добрался до входа в замковую башню. Отсюда изнутри был проход к Ведьминой башне. Возле входа стояли два стражника. Эти между собой не разговаривали, а стояли молча.

Алекс, конечно же, не стал соваться напролом через главные двери. Он по большой дуге прокрался от крепостной стены к замковой. Неподалеку в темноте стоял колодец.

Поглядев вверх, Алекс увидел окно с небольшим округлым балкончиком. Окно темнело прямо над ним на высоте пяти метров. Оглядевшись, Алекс не заметил опасности. Стражники у входа в замковую башню остались в стороне. Похититель археологических артефактов подтянулся и полез по стене наверх.

Он довольно быстро добрался до балкона, взобрался на него и прислушался. А еще принюхался. Из окна исходил аромат жаркого с тонким привкусом розового эля, коим его когда-то угощал Зельд.

Осторожно приоткрыв ставни, Алекс залез внутрь. Согласно плана он очутился в так называемой Рыцарской комнате. Одно из самых больших помещений в замке, ярл здесь частенько трапезничал с приближенными. Сейчас здесь не было ни души, только остались запахи недавнего сытного ужина.

Закрыв ставни, Алекс огляделся. Рыцарской комната называлась из-за обилия доспехов, стоящих здесь в каждом углу. Всю большую стену занимал огромный камин с резьбой и статуями дракона, единорога, льва и медведя на каминной полке. Посередине самая крупная статуя всадника с копьем.

В центре комнаты стоял прямоугольный стол и стулья с высокими спинками. Около камина к потолку высились колонны из черного дерева.

— Ну, поехали дальше, — прошептал Алекс и прошел по каменному полу к двери в противоположном конце комнаты.

Перед тем как выйти, прислушался. Возле двери стояла фигура рыцаря в доспехах. Металл тускло блестел в ночном мраке. Алекс вспомнил про некромантов и подумал, а вдруг сейчас рыцарь оживет и схватит его за шкирку. А что такого, в этом мире магия обыденное явление.

Но рыцарь стоял неподвижно и Алекс потихоньку вышел из комнаты. В коридоре никого не было, даже светильники потушили. Алекс прошел по коридору и уперся в дубовую дверь. Где-то вдалеке слышались голоса, наверное, слуги переговаривались между собой.

Он открыл тихо скрипнувшую дверь и пробрался в следующую комнату. По плану это была оружейная палата.

Здесь тоже никого не было, даже привидений и мертвецов. Алекс осмотрелся. Тоже большая комната, пожалуй, полтораста квадратных метров занимает. Вдоль стен тоже стояли фигуры в доспехах, а еще шкафы со стеклянными крышками, в которых хранилось самое разнообразное оружие. В глубине комнаты стоял огромный шкаф, на дверцах висели замки. Видимо, там хранились самые ценные экспонаты. Вдоль потолков шли деревянные вставки все из того же черного дерева. Алекс посетовал, что у него нет времени, чтобы порыться в шкафу и двинулся через всю комнату к другой двери.

Пол выложили каменными плитами, они приятно холодили лапы. Алекс подошел к двери и хотел открыть ее, когда услышал снаружи шаги. Он метнулся к шкафу и едва успел спрятаться за ним, когда в комнату вошел человек.

Судя по всему, это был слуга. Он тащил баулы и посуду. Бормоча сквозь зубы: «Вот сама бы и тащила, если такая умная…», он сердито прошел через комнату и скрылся за дверью, откуда вошел Алекс.

Сам непрошенный гость облегченно выдохнул за шкафом. На мгновение он подумал, что ему не удастся скрыться и сейчас его поймают.

Снова подойдя к двери, Алекс прислушался, не услышал ничего подозрительного и открыл дверь. Коридор был пуст. Алекс вышел из Оружейной палаты и пошел по коридору.

В конце его обнаружилась лестница и Алекс быстро поднялся на три уровня.

Там он снова вышел в коридор и пройдя по нему, очутился в переходе между башнями. Это была небольшая уютная комнатка, соединяющая строения вокруг Ведьминой башни с замковой башней.

В стенах по обеим сторонам вырубили огромные окна с арками в верхней части. У окон стояли скамеечки и шкафчики с затейливой резьбой. На потолке балки и люстра в виде волшебника, испускающего огонь из рук. Сейчас у волшебника горела только одна рука и комнату заливал мягкий свет.

Переход вел к другой лестнице, на этот раз винтовой, откуда, в свою очередь, можно было пробраться к Ведьминой башне.

Алекс услышал, как по лестнице кто-то спускается, тихо напевая под нос. На этот раз у вора было время подготовиться и он замер у стены, слившись с нею.

В переходе появился стражник. Он прошел мимо Алекса, но остановился у окна и поглядел в ночную тьму. Неизвестно, видел ли он там чего, но какое-то время стражник стоял неподвижно, только ковырялся в носу.

Если бы он повернул голову, то увидел бы Алекса, правда тот слился со стеной и распознать его в неясном свете было бы затруднительно. Затем стражник закончил чистить нос и двинулся дальше, снова напевая песенку.

Подождав достаточное время, Алекс поднялся по лестнице на следующий уровень. Прошел через так называемую гваалскую комнату. Как он выяснил, в древности большую часть континента захватили гваалы, могущественный народ, давно исчезнувший с лица земли, но оставивший многочисленные памятники архитектуры и градостроительства. Многие комнаты, таким образом, частенько оформляли в гваалском стиле. Основным отличием этого стиля были овальный потолок и изображения крылатых львов на полу и стенах. Одну стену занимала печь, выложенная разноцветными плитками. В углу стоял шкаф на высоких ножках.

Пройдя эту выставку древнего дизайна, Алекс снова оказался в коротком коридоре. В конце за дверями опять появилась лестница. Она вела и вверх и вниз. Алексу нужно было вниз, в подземелье и он осторожно начал спускаться по каменным ступенькам.

Шел он довольно долго. От постоянного кружения зашумело в голове. Под ногами скрипел песок. Стены башни изнутри выложили мелкими булыжниками.

По мере того, как Алекс спускался, становилось все жарче. Шерсть на голове и спине Алекса намокла от пота.

Когда он подумал, что уже спустился на порядочную глубину, лестница привела к новой дверце. Здесь известный ему план заканчивался, он спустился на самое дно Ведьминой башни. За этими дверями начиналось Жаркое логово.

Перед тем, как открыть дверь, Алекс прислушался. Поначалу ничего не было слышно, а потом из-за двери раздался голос:

— Ну что ты там застрял, как неродной, Алекс? Заходи, не стесняйся, будь как дома.

Глава 14. Карта древнего города

Сказать, что Алекс удивился, это сказать ничего. Меньше всего он ожидал услышать свое имя за дверью, будто пришел на вечеринку к старому другу.

Пока он раздумывал, не ломануться ли ему обратно вверх по ступенькам, дверь открылась сама и за нею в коридоре Алекс увидел троих человек. Вернее, одного человека в стальных доспехах с мечом и круглым щитом в руках. Он стоял справа с краю.

Остальные к человеческому роду имели самое отдаленное касательство. Слева с краю стоял темный эльф со смуглым худым лицом и зловеще посверкивающими черными глазами. На нем был длинный черный плащ до пола.

А посередине горой высился мощный орк в шелковом кафтане и штанах. Этот усмехался, демонстрируя впечатляющие клыки в нижней части пасти.

— Ну как, учитель, правильно я ему сказал? — спросил орк, повернувшись к эльфу. — С ворами и грабителями тоже надо разговаривать вежливо, даже если они и поедут вскоре на испытательный стол, не правда ли?

— Чрезвычайно верно, мой господин, — скрипуче ответил эльф, не сводя с Алекса пронзительного взгляда. — Когда я укладываю подопытных на Ложе Исцеляющих Страданий, я тоже стараюсь общаться с ними благопристойно. Вежливость — украшение правителя, мой господин.

— Ну, что ты встал столбом на пороге, драный кошак? — спросил тем временем воин, поднял меч и указал на пришельца, чтобы он понял, что обращаются к нему. — Заходи и не дергайся. Я тебе, если что не так, мигом меч в задницу засуну, понял?

Понимая, что сбылось самое страшное в карьере вора и он попался в лапы владельца имущества, Алекс мгновение помедлил, оценивая обстановку, а затем вошел в коридор.

Жар здесь стоял еще сильнее, чем на лестнице. Алекс ощутил себя, как в предбаннике.

— Проходи, пожалуйста, внутрь, — орк укоризненно взглянул на невоспитанного воина и приглашающим жестом указал на дверь в стене коридора. — У нас здесь беспорядок, так что не обессудь.

Этот любезный господин, конечно же, являлся главой города, как догадался Алекс. Знакомьтесь, ярл Горгокол собственной персоной.

Эльф в плаще, само собой, маг Феранд, а грубоватый воин, надо понимать, главный телохранитель или что-то в этом роде.

Подавив досадный вздох, Алекс прошел было мимо троицы, рассматривавшей его во все глаза, как небывалую диковинку. Воин, однако, не стал расточать любезности, а отвесил проходившему тигроиду пинок, да еще и прорычал сердито:

— Чего с ним церемониться, прямо здесь отрежу ему башку!

Горгокол, однако покачал головой и зацокал языком.

— Нет, Тачибан, только не это. Ты же знаешь, как отчаянно наш учитель нуждается в поставках новых тел и мозгов для своих научных экспериментов. Нет, Алекс, не в эту дверь, это столовая. Вам надо дальше, в конце коридора, в четвертую по счету дверь. А ты, Тачибан, обращайся с Алексом вежливо, как с фрейлиной при дворе короля, понял?

— Ага, еще чего, — пробормотал непокорный воин. — Может, тогда лучше трахнуть его, если он как фрейлина?

Слушая их учтивую беседу, Алекс обреченно открыл указанную дверь и вошел в комнату. В голове вертелась только одна мысль: кто успел его сдать, Хрустальная роза или Четырехглазая кобра? Если флористы, это значит, что Настя пропала. А если поборники рептилий, то надежда спасти девушку еще осталась. При условии, что ему удастся выбраться целым и невредимым из этой передряги.

Впрочем, входя в комнату, куда его пригласили, Алекс снова замер на пороге. В нос ударил резкий запах тухлого мяса, крови, пота и мочи. Судя по представшему перед ним зрелищу, шансы спастись у него оказались минимальные.

Он попал в ту самую комнату для экспериментов над людьми. Всюду стояли столы, заваленные свитками. Вдоль стен клетки и устройства, отдаленно напоминающие гинекологические кресла, с цепями для рук и ног. В некоторых до сих пор лежали останки тел, отрубленные конечности и куски мяса. На деревянном полу кое-где темнели лужи засохшей крови.

— Ну, как вам наша комната для приема гостей? — спросил ярл за спиной. — Производит незабываемое впечатление, не правда ли?

А маг добавил:

— У объекта весьма необычный венерин бугор и ярко выраженные затылочные доли.

Говорил он монотонно, а когда нетерпеливо вырвался вперед и устремился к ближайшему столу, то походил на профессора, изучающего лабораторную крысу и спешащего записать результаты опытов.

Ну что же, действовать в таких случаях нужно стремительно и неожиданно. Иначе действительно разберут на запчасти и сдадут в утиль.

Бросившись в сторону, Алекс метнул за спину горсточку толченого красного перца. Мешочек с этой полезной приправой он также вытащил из рюкзака и сунул в сумку. Никогда не знаешь, где пригодится. Угощайтесь, дорогие хозяева.

Ярл и его бодигард, чьи многострадальные головы покрыло темное облачко, незамедлительно принялись чихать.

— Ты чего это удумал? — хрипло закричал Феранд, вытягивая вперед обе руки, из которых к Алексу метнулись струи яркого фиолетового пламени.

Тут же в двух шагах от пленника из воздуха соткалась мумия высокого длиннорукого лысого воина с топором и яркими синими глазами. Воин зарычал и немедля бросился на Алекса.

К счастью, рассвирепевший Тачибан в это мгновение также, невзирая на одолевающее его чихание, рванулся к метателю перца. Он столкнулся с мумией прямо перед застывшим от удивления Алексом и лысый призрак сразу же атаковал чихающего телохранителя.

Не теряя времени, Алекс выскочил в коридор через открытую дверь. Краем глаза он успел заметить, как Феранд выкрикнул заклинание и останки тел на устройствах для пыток поползли друг к другу и соединились в уродливые окровавленные тела. Когда Алекс выскочил из комнаты, мертвецы как раз с урчанием поднимались с пола.

Очутившись в коридоре, Алекс хотел броситься к спасительной лестнице и мучаться наверх, наплевав на проваленную миссию, но там уже шли два человека в коричневых плащах с капюшонами.

— Эй, стой! — крикнул один и тоже вытянул вперед руки.

Не раздумывая, Алекс побежал к двери в конце коридора, углубляясь таким образом в самое нутро Жаркого логова.

Позади раздалось странное постукивание. Оглянувшись, Алекс увидел, что преследователи из знакомого фиолетового тумана, также как и Феранд, сотворили двух скелетов с ржавыми мечами и щитами. Заметив беглеца, скелеты устремились за ним.

В комнате пыток звенело оружие и кричали люди.

Алекс добежал до двери, открыл ее и захлопнул перед самыми носами подбежавших скелетов. Задвинул засов и облегченно вздохнул.

Затем обернулся. Он угодил большое помещение, кажется, столовую. Сейчас в ней никого не было. На стенах горела пара светильников, в центре стояли столы и скамейки.

Запертая дверь сотряслась от ударов. Скоро взломают и ворвутся сюда. Надо срочно валить отсюда.

Алекс бросился через всю столовую к следующей двери. Перед тем, как распахнуть, прислушался. Вроде никого.

Открыл, выбежал в очередной коридор. Этот оказался широким и темным, на стенах висели горящие факелы.

Алекс торопливо пошел вперед и когда дошел до поворота, услышал впереди шаги. Прижался к стене, сложенной из камней и постарался слиться с ней.

Из-за поворота вышел человек в плаще с капюшоном. При ходьбе плащ распахнулся и на поясе у него сверкнула связка ключей. Он прошел мимо Алекса, чуть не задев его локтем и направился к столовой. Выждав немного, Алекс побежал вперед.

Свернув за угол, он увидел, что коридор вел к очередной двери. Открыв ее, Алекс увидел ступеньки, ведущие вниз. Он быстро спустился и наткнулся на новую дверь.

За нею беглец нашел обширное помещение со множеством зарешеченных комнатушек. Это было похоже на мини-зоопарк, только за решетками сидели люди и другие разумные существа. Некоторые лежали на каменном полу, а некоторые сидели, вцепившись в прутья решеток. Добро пожаловать в подземную тюрьму, где томились будущие жертвы псевдонаучных опытов.

Посередине за столом сидели два охранника и играли в карты.

По привычке Алекс открыл дверь тихо и также потихоньку прикрыл за собой. Охранники сидели к нему спиной и не заметили появления постороннего лица.

Оглядевшись, Алекс двинулся вдоль стен и решеток. На его счастье, камеры не освещались. Светильники находились на столе в центре помещения, там же на массивной колонне в специальных железных отверстиях горели факелы. Охранники увлеченно шлепали картами.

— Эй, приятель, — прошептал кто-то сзади. — Помоги, не проходи мимо.

Алекс оглянулся и увидел смуглого человека в оборванной одежде. Он сидел за решеткой и с надеждой глядел на Алекса сквозь прутья. Руки и ноги в синяках, в черной бороде зияли дыры от выдранных с корнем волос.

— Как я тебе помогу? — сквозь зубы тихо спросил Алекс. — Меня самого вот-вот поймают.

— Потяни вон тот рычаг справа, а затем рычаг посередине, — человек показал на систему рычагов и блоков рядом со столом охранников. — Все решетки разом откроются и мы выйдем на свободу.

А что, неплохая идея, почему бы и нет? Скоро сюда и вправду могут ворваться преследователи. Сейчас они наверняка обшаривают каждую комнату в Жарком логове. Если удастся вызволить всех заключенных и устроить массовый побег, то во взбаламученной таким образом воде можно будет ускользнуть от погони. Чертовому ярлу и всем местным чародеям будет уже не до Алекса.

Только вот как добраться до заветных рычагов? Незаметно подобраться не получится, система расположена прямо у охраны под носом.

Подумав немного, Алекс нашел выход.

— Сиди тихо, я постараюсь помочь, — сказал он смуглому бородачу и двинулся дальше вдоль решеток.

Не сказать, чтобы его появление произвело фурор, но пленники заволновались. Те, кто заметил крадущегося вдоль камер тигроида, пытались подняться и коснуться его. Некоторые прыгали от возбуждения по темницам. Алекс прикладывал палец к губам, призывая их к молчанию, но бесполезно.

— О, вы только гляньте! О, всего лишь посмотрите! — нараспев закричал один из узников, а другой начал скакать по камере, дико визжать и трясти прутья, прямо как натуральная обезьяна. Кажется, проведенные над ними опыты лишили бедолаг рассудка.

— Заткнитесь, твари! — закричал один из охранников и потряс дубинкой. Затем ударил ею по столу и вгляделся в полумрак у решеток. — Или я сейчас вам последние мозги вышибу!

Алекс замер у темницы пленник-обезьяны, а тот, к несчастью, совсем распоясался. Запрыгнул, понимаешь ли, на решетку, пополз вверх и с воплями начал биться головой о потолок. Алекс закатил глаза и присел на корточки. Постарался максимально похоже принять окрас стены и прутьев решетки.

Охранник с дубинкой пробормотал:

— Этот псих достал меня, от его криков у меня болит башка, — бросил карты и встал из-за стола.

Не двигаясь с места, Алекс прочитал мысленную молитву всем местным богам, прося сделать его невидимым. Он чувствовал бешеный стук своего сердца.

Охранник подошел ближе и ударил дубинкой по прутьям.

— Ну-ка слезь оттуда, тварь! — закричал он на безумца.

Но голосящий вовсю узник продолжал биться головой о потолок. Тогда охранник ударил его по пальцам и человек с воплями свалился вниз. Он шмякнулся, как мешок с мукой и наверняка сломал пару косточек.

— Я тебе сейчас голову пробью, если не заткнешься! — заорал охранник и встав вплотную к стене, просунул дубинку внутрь и хотел ткнуть ею вопящего человека. Ногой он задел Алекса и поначалу не обратил на него внимания. А потом вдруг умолк и посмотрел вниз, под ноги.

Вздохнув, Алекс подставил ему подножку и бросил на пол. Охранник был так удивлен, что сначала не мог вымолвить и слова. Опомнился он, когда Алекс отскочил и тогда охранник принялся махать дубинкой и закричал:

— Тревога, здесь посторонний!

Второй охранник вскочил из-за стола и Алекс, вынырнув из темноты, сбил его с ног. Охранники беспомощно валялись на полу и в этот момент в подземную тюрьму вбежали двое чародеев в плащах и Тачибан, грозно размахивающий мечом.

Не теряя времени, Алекс потянул один рычаг, а затем взялся за второй. Он не поддавался, а Тачибан заметил беглеца и заревел на все Жаркое логово:

— Вот он, лови ублюдка!

Алекс навалился на рычаг изо всех сил и когда охранники, успев наконец подняться, накинулись на возмутителя спокойствия, проклятый рычаг все-таки повернулся.

Дверцы решеток распахнулись и узники с радостными воплями выбежали из камер. В темнице оказалось около трех десятков камер и в каждой было по двое, а то и по трое пленников.

Завидев ненавистных тюремщиков, арестанты бросились на них и план Алекса действительно сработал. Преследователи тут же переключили внимание на бунт заключенных.

Пользуясь возникшей суматохой, Алекс выскользнул из тюрьмы через небольшую дверь в конце помещения. Там снова оказался коридор, но только не с каменными стенами, а с земляными, будто гигантская нора.

Здесь было темно, только впереди, за извилистыми поворотами, брезжил слабый свет. Обнаружив засов, Алекс с радостью запер за собой дверь и побежал по коридору. Сырая земля приглушала шаги и поэтому двое человек в конце туннеля не услышали его приближения. Они сидели за маленьким столиком в небольшом углублении в стене. Коридор заканчивался и за приоткрытой дверью Алекс снова увидел обширное помещение.

— Ты слышишь? — спросил один. — Какой-то шум в тюрьме?

Второй прислушался и покачал головой.

— Да ладно придумывать. Все в порядке. Давай лучше выпьем еще эля.

Но первый, видимо, обладал более тонким слухом. Он выставил перед собой руку и в ярко взметнувшейся фиолетовой вспышке появился скелет.

— Я пойду проверю, — сказал неугомонный чародей и пошел по тоннелю мимо Алекса. Скелет неуклюже бежал перед ним.

Алекс подождал, пока они пройдут и скроются за поворотом, а затем прошмыгнул мимо второго колдуна в следующее помещение.

Судя по всему, теперь он оказался в алхимической лаборатории. Здесь стояла невыносимая жара. В нос шибануло резкими запахами трав, вареного мяса и костей. Довольно большое помещение было заставлено горящими печами и кипящими на них котлами и кастрюлями. В углу на столах лежали кучи трав и порошков.

Поначалу Алекс подумал, что в лаборатории никого нет, но затем заметил шевеление в углу. Рядом с одним из столов стоял эльф в плаще и тихо звенел стеклянной пробиркой. В ней пенилась ярко-зеленая жидкость. Эльф поднял пробирку и посмотрел на свет.

Решив не отвлекать ученого, занятого разрешением трудной научной проблемы, Алекс двинулся по затемненной стороне комнаты. Рядом с ним оказались шкафчики, полные мешочков и склянок.

Подумав немного, Алекс собрал пахучие мешочки в сумку, справедливо рассудив, что если ему суждено выбраться отсюда, то эта добыча может хоть как-то пригодиться. Затем на одном из мешочков он разглядел надпись: «Сушеное человеческое сердце» и ему расхотелось собирать другие пакетики.

Пробравшись бочком вдоль стены, он выбрался из лаборатории незамеченным. Эльф продолжал взбалтывать в руке пробирку с жидкостью и что-то бормотал неразборчиво под нос.

За лабораторией обнаружилась винтовая лестница. Она привела Алекса в коридор с каменными стенами. Вдоль стен тянулись двери. Алекс тихонько заглянул в одну и обнаружил заурядную спальню, правда, без окон. На этом уровне было не так жарко, как внизу.

В конце коридора на стене слева высилась дверь побольше остальных. Алекс заглянул туда и обнаружил другую спальню. Размерами комната не уступала гостевым покоям в замке ярла. В центре у стены стояла огромная кровать, напротив стол со свечами, пентаграммами и порошками. У кровати строят шкафчики, а дальше сундуки, окованные железом и с богатой резьбой на крышке.

Сердце Алекса взволнованно дрогнуло. Неужели ему посчастливилось попасть в покои Феранда?

Он пролез в спальню и быстро обшарил все сундуки и шкафы. Обнаружил несколько свитков с непонятными письменами и сунул в сумку. Карты нигде не было.

Оглядевшись, Алекс заметил на столе шкатулку. Быстро вскрыв ее, он нашел перстни и золотые цепочки с драгоценными камнями, золотые и серебряные монеты, а еще свернутый пергамент. Развернув его, Алекс увидел план городских помещений и комментарии, написанные сбоку мелким почерком на неизвестном языке. Сверху надпись: «Схема Алой комнаты».

— Вот оно! — ликующе сказал Алекс и бережно спрятал пергамент в сумку. Посмотрел на драгоценности и монеты, но не стал брать, поскольку ему некуда было их прятать.

Он направился к выходу, но затем остановился. Вытащил снова пергамент, поднес к свечи и пригляделся. Под начертанными чернилами рисунками и надписями он заметил полустертые.

— Чтоб твою ногу за ногу, — прошептал Алекс. Ему чуть было не подсунули фальшивку.

Он снова огляделся и заметил на кровати небрежно скомканную бумажку. Развернул и еле слышно вскрикнул от радости. Снова непонятные схемы и надписи на незнакомом языке, но вверху изображение Рубинового когтя. Вот теперь в его руках настоящая карта.

Осторожно сложив бумажку в сумку, Алекс вышел из спальни Феранда.

Глава 15. Кто живет в таинственных уголках подземелья?

Сознание хорошо выполненной работы всегда грело душу Алекса. Еще в детстве, вытащив кошелек из кармана зазевавшегося покупателя на рынке, он радовался не столько удачной краже, сколько тем, что сумел превзойти в ловкости другого человека.

Вот и сейчас, выйдя из покоев Феранда, он ликовал в душе, а на губах змеилась торжествующая улыбка. Машинально огляделся по сторонам, прикидывая, куда бежать.

Факелы в этом коридоре горели повсюду, заливая его ярким светом. Здесь было не так жарко, как в подземной тюрьме, но все же не прохладно.

Надо рискнуть вернуться тем же путем, каким Алекс сюда пробрался. Герменион категорически не рекомендовал ему соваться в святилище Диса.

Дверь в конце коридора, через которую он сюда вошел, открылась и показались две фигуры все в тех же надоевших плащах. Отступать обратно в покои Феранда было поздно и Алекс вжался всем телом в стену.

Мельком глянув на себя, он заметил, что благополучно поменял цвет шерсти на серый и коричневый с полосками, слившись с каменной стеной. Лишь бы его не задели, проходя, тогда есть шанс, что он унесет отсюда ноги.

Две таинственные фигуры в плащах молча прошли по коридору и в одной из них Алекс с ужасом узнал Феранда, а в другой незнакомого человека. Тоже, наверное, из их колдовской братии, ближайший сподвижник верховного мага.

Чародеи прошли мимо Алекса, причем Феранд все-таки задел его трепещущей в воздухе полой плаща.

— Этот оказался самым изворотливым, — заметил спутник Феранда. — Тех других, предыдущих, мы поймали почти сразу.

— Пусть Секухон молится, чтобы он не стащил мои драгоценности, — мрачно ответил Феранд и открыл дверь в свою комнату. — Иначе я разгоню всю их…

Они скрылись в покоях и закрыли за собой дверь. Алекс отделился от стены и направился было к двери, напряженно размышляя об услышанном.

Этот разговор пролил свет на загадку, терзавшую его с момента гостеприимной встречи, устроенной ему на входе в Жаркое логово. Значит, его слил все-таки орден Хрустальной розы. Неужели они выбили из Насти сведения о местонахождении Рубинового когтя? Неужели Настя уже не представляет для них угрозы? Может, ее уже и в живых…

Дверь открылась и в коридор вошел еще один маг. Закрыл дверь ключом, потом направил руку на замок и прошептал заклинание. Честно говоря, похоже на абракадабру с вкраплениями матерщины.

Из пальцев волшебника сверкнули голубые вспышки, замок засветился синим цветом и медленно угас.

Чародей удовлетворенно развернулся и пройдя по коридору к застывшему у стены Алексу, вошел в одну из комнат.

Не веря глазам, Алекс покачал головой. Без сомнения, чертов ублюдок заколдовал замок. Впрочем, чему удивляться в этом мире, где магия встречается на каждом шагу? Теперь замок не вскрыть, если только не прочитать контр-заклинание.

Пробормотав ругательство в адрес бдительных чародеев, Алекс развернулся и быстро пошел к двери в другом конце коридора. Там он еще не бывал, потому что предполагал, что она ведет к святилищу.

Проходя мимо спальни Феранда, он услышал внутри приглушенные вопли. Ай-яй-яй, кажется верховный маг обнаружил пропажу карты. Надо торопиться, сейчас начнется форменное безумство.

Алекс подбежал к двери и с удивлением обнаружил, что она сделана из железа и запирается на толстый засов снаружи. Это что же, получается, внутри кого-то закрыли? Кто бы это мог быть?

Времени на раздумья не было. Он отодвинул засов и с громким скрежетом распахнул тяжелую дверь. Выбегая из коридора, Алекс услышал, как Феранд выскочил из своей комнаты, крича:

— Где он? Где этот гребаный вор? Дайте мне его немедленно!

Да, торжествовать победу еще слишком рано. Надо выбраться отсюда, а учитывая гнев, ослепивший главного городского волшебника, это может быть оказаться очень проблематично.

Закрыв дверь, Алекс поискал засов, но с этой стороны его не оказалось. Он огляделся и увидел, что попал в очередное необычное помещение.

Оно походило на огромную подземную оранжерею. Факелов не было, а приглушенный зеленый свет давали растущие повсюду на холмиках кусты со цветами, напоминающими колокольчики. Овальные головки цветов клонились к земле и мягко светились в темноте.

К неровному потолку там и сям крепились темные кучки, похожие на пчелиные улья. Приглядевшись, Алекс увидел, что это кладки яиц, по размерам не уступающих куриным. Интересно, с каких это пор куры прикрепляют свои яйца к потолку?

Около светящихся зеленых цветов порхали насекомые вроде стрекоз, только больше их размерами и держащие свои тонкие тельца вертикально в воздухе.

В этой подземной идиллии пахло свежей влажной землей и полевыми травами, впрочем, с некоторыми едва уловимыми нотками гнили. Так пованивает от стога сена, пролежавшего несколько месяцев и уже разлагающегося изнутри.

— А где коровки, дающие молоко? — спросил Алекс и двинулся вперед. За железной дверью, через которую он пришел, послышались крики и шаги. Алекс спрятался за холмиком со светящимися цветами и замер на месте.

Дверь распахнулась. Было немного странно видеть железные врата посреди неземного поля с зелеными цветами. Из-за двери высунулся Феранд, а за его плечом виднелся давешний соратник в плаще.

— Господин, оно того не стоит, — увещевающе сказал спутник мага. — Если он сунулся сюда, то его остается только пожалеть. Через какое-то время мы отвлечем и усыпим Свинотавра, а затем спокойно обшарим весь Зеленый предел.

Не слушая его разумных доводов, Феранд нетерпеливо вошел было в помещение, но откуда-то из глубин поля послышался ужасный далекий вой, полный голодной боли.

— Мой господин, не стоит рисковать, — помощник схватил остановившегося верховного мага за рукав и потащил обратно. — Давайте подождем самую малость. Свинотавр близко.

Он повел его к выходу, а Феранд, надо признать, не очень-то и сопротивлялся. Вскоре странная парочка скрылась за дверью, с грохотом захлопнула ее и Алекс услышал скрежет засова. Его заперли в этом диковинном подземном поле, которое, судя по всему, прозвали Зеленым пределом.

Поднявшись на чуть подрагивающих ногах, потому что на него дикий вой тоже произвел впечатление, Алекс машинально отряхнул колени и локти.

Мимо с жужжанием летела стрекоза, но задержалась и с любопытством приблизилась к Алексу. Он почувствовал на лице слабый ветерок от ее быстро порхающих крыльев. Стрекоза облетела человека, поняла, что он не представляет для нее никакого интереса, гастрономического или сексуального и важно направилась дальше по своим делам.

Как теперь быть? Что здесь за существо воющее такое обитает, которое даже могущественному чародею не по зубам? Впрочем, выбора уже не осталось, пришлось идти вперед, соблюдая, однако, все меры предосторожности.

Причудливые стрекозы то и дело пролетали перед его носом, а от зеленых цветов исходил еле слышный хрустальный звон. Алекс пригнувшись шел посреди кустов и пугливо озирался по сторонам.

Так он шел минут пять, похожий на солдата под обстрелом. Но нет, вокруг все также мирно жужжали стрекозы и тихо звенели цветы. Из кладки на потолке на землю шлепнулось круглое яйцо, треснуло и из него полезло сморщенное насекомое, юная стрекоза с мокрыми крылышками.

— Ну и уродство! — заметил Алекс и пошел дальше.

Вскоре впереди засиял яркий свет, будто среди пустых улиц включили огромный рекламный билборд. Пройдя еще немного, Алекс увидел за холмиками и кустами дерево с раскинутыми ветвями. Синие листья ярко полыхали в темноте. Алексу показалось, что он попал прямо в сказку. Хотя, если подумать хорошенько, разве не туда он и угодил из-за зловредного синего тумана?

Возле дерева слонялась черная фигура здоровенного человека с большой головой неясных очертаний. Приглядевшись, Алекс понял, что вместо человеческой головы у незнакомца большущая свиная морда. Ага, значит это и есть тот самый грозный Свинотавр. Ну-ка, сейчас поглядим, так ли уж он опасен, как о нем говорили.

Алекс осторожно пошел среди кустов, не теряя Свинотавра из виду. У зверочеловека, оказывается, был сверх чуткий слух.

Едва под ногами Алекса зашуршала трава, стоящий у дерева монстр сразу повернулся на звук. Его уши встали торчком, как локаторы. Алекс замер. В нос снова шибануло гнилью и вонью тухлого мяса.

Свинотавр зорко глядел в его сторону, горой возвышаясь над кустами. Алекс навскидку прикинул его рост и вышло, что свиночеловек около четырех-пяти метров в длину. Торс, руки и ноги у него были мощные и мускулистые, как у накачанного борца. Из пасти торчали клыки. Такому действительно лучше не попадаться. Разорвет на части и даже не поморщится.

Решив держаться от Свинотавра подальше, Алекс хотел уйти в темноту, но затем заметил в стволе сверкающего дерева небольшую дверцу. Он замер на мгновение, не веря своим глазам.

Это что, действительно выход из Зеленого предела? Может, если поискать хорошенько, найдется другая дверь? В другом, не столь опасном месте?

Он потихоньку начал отступать, но, как ни старался, снова чуть зашуршал по траве и задел небольшие камешки. Свинотавр, повернувшись было к дереву, снова обернулся. Да еще и хрюкнул при этом.

Алекс опять замер. Свинотавр сделал по направлению к нему пару шагов и Алекс решил, что настал его последний день, а он спустился под землю и так и не увидел после этого здешнего неба.

Но в этот миг в дверь постучали, изнутри ствола. Свинотавр снова радостно захрюкал и огромными скачками побежал к дереву. Дверь быстро открылась, чьи-то проворные руки выкинули оттуда большие свертки, а затем дверь мгновенно захлопнулась. Еще и закрыли изнутри на засов.

Радостно урча, Свинотавр подбежал к прилетевшим подаркам, перевернул, с треском оторвал кусок и принялся жадно есть. Настало время ужина, значит.

Воспользовавшись тем, что свин занят трапезой, Алекс отошел назад. Все-таки надо прочесать местную территорию на предмет других выходов.

Как он и подозревал, проход в дереве оказался единственным доступным местом наружу. Огибая дерево по большому кругу, Алекс наткнулся на стену. Он прошел ее из конца в конец, но не нашел дверей, только знакомые кладки стрекозиных яиц на потолке.

От усталости и влажных испарений кружилась голова. Алекс вздохнул, как обреченный на смертную казнь и поплелся обратно к дереву.

Ко времени его возвращения Свинотавр уже прикончил переданные ему гостинцы и снова бегал вокруг дерева. Несколько раз великанья фигура останавливалась под ветвями и Алекс имел возможность разглядеть красавца в полном объеме. Зрелище, признаться, малоприятное. Особенно, когда зверолюд закинул голову вверх и испустил тот самый жуткий вой, от которого стыла кровь в жилах.

Чтобы выйти из этого сказочного места и избавиться наконец от назойливого общества Свинотавра, Алекс разработал простенький план.

Он дождался, когда свинтус уйдет подальше от него, а затем выскочил из кустов и рванул к дереву. Свинотавр и вправду обладал великолепным слухом.

Он сразу услышал посторонние звуки, обернулся и помчался к непрошенному гостю, злобно похрюкивая. Торопясь, Алекс споткнулся на скользкой земле, усыпанной остатками ужина Свинотавра и чуть не упал. Он уже думал, что не успеет и начал читать молитву, но в последний момент успел запрыгнуть на нижние ветви дерева.

В лицо ударил свет от листьев. Дерево было похоже на новогоднюю елку с гирляндой. Сейчас свинообразный Дед мороз угостит тебя конфетами, отчаянно подумал Алекс, быстро, как обезьяна, карабкаясь по веткам.

Внизу ревел Свинотавр, мощная комплекция которого не позволяла сходу оседлать дерево.

Постаравшись принять облик веток и светлых листьев, Алекс припал к стволу, надеясь, что стал незаметным для Свинотавра. Тот неуклюже полез вверх, ломая ветки и сшибая листья.

Кстати, как только листья отрывались от ветвей, то переставали светиться и кружась, черными ожухлыми корками падали на землю.

А еще на земле Алекс заметил оторванные кисти человеческих рук и ступни ног. Кое-где лежали и черепа с остатками кожи и скальпа. Только теперь Алекс догадался, что за свертки кидали Свинотавру на ужин. Хорошо, что это были мертвые, а не живые люди. Вот, значит, куда деваются останки жертв опытов Феранда.

Видимо, Свинотавр ориентировался не только по слуху, но и по запаху. Иначе как объяснить, что он полез прямиком к Алексу, хотя тот был почти неотличим от ствола дерева?

Спасаясь от разъяренного чудища, Алекс скакал по веткам дуба, как заправская обезьяна. Проклятый Свинотавр каждый раз находил его по звуку и запаху. Зрение у него, к счастью, было слабое и поэтому Алексу еще удавалось ускользнуть.

Вскоре, однако, в дверь постучали. Свинотавр тут же забыл об Алексе и бросился вниз. Алекс рванул туда же, стремясь опередить монстра.

И снова он успел в самый последний миг. Когда дверь открылась и кто-то изнутри швырнул сверток, Алекс очутился как раз рядом с дверцей.

— Чтоб тебя разорвало! — прокричал кто-то испуганно и попытался захлопнуть дверь, но Алекс схватил ручку, толкнул официанта Свинотавра внутрь и ворвался в ствол дерева.

Сзади раздался торжествующий рев. Свинотавр дорвался до свертка и принялся за еду, не обращая внимания на дверь. Алекс быстро захлопнул ее и задвинул засов.

— Попался, воришка! — снова закричал доставщик корма и за спиной Алекса мелькнули фиолетовые вспышки.

Мгновенно обернувшись, Алекс заметил, что находится в самом низу винтовой каменной лестницы. Выше на ступеньках стоял маг в плаще и капюшоне, тот самый, кого он толкнул. В тот же миг рядом с Алексом появился скелет с топором, вызванный заклинанием мага.

Присев на месте, Алекс ловко увернулся от удара топором, а затем толкнул скелета в корпус и опрокинул на лестницу.

Маг побежал вверх, горланя во все горло:

— Скорее сюда, я нашел его!

Вот ведь паршивец, сейчас поднимет тревогу! Алекс перескочил через ворочавшегося на ступеньках скелета, гигантскими скачками настиг беглеца и тоже толкнул в спину.

Незадачливый волшебник споткнулся, повалился на ступени и с грохотом покатился вниз. Алекс поглядел наверх, затем оглянулся на мага.

Тот скатился к подножию лестницы и остался лежать на месте без движения. Скелет пропал, лопнув в воздухе, как мыльный пузырь. Видимо, магия возрождения мертвецов действовала только тогда, когда заклинатель был в сознании.

Чуточку поразмыслив, Алекс спустился вниз и обыскал бесчувственного мага. В карманах нашел ключи и склянки с зельями. На поясе кинжал.

Сняв с мага плащ с капюшоном, Алекс надел одеяния на себя. Настало время сыграть небольшую роль. Хватит бегать от врагов, как перепуганный заяц.

Глубоко вздохнув, Алекс пощупал все свои вещи на поясе и начал уверенно подниматься по лестнице.

Шел он довольно долго и ноги начали подкашиваться от усталости. Наконец, лестница закончилась и он выбрался на площадку. В стене заметил дверь и осторожно открыл ее, готовясь в случае чего убежать, хотя и не знал, куда.

Бежать никуда не требовалось. Алекс попал в огромное помещение, заполненное людьми в плащах и капюшонах.

На полу плиты, стены выложены из гладкого камня, Алекс был готов поклясться, что это мрамор. Высокий потолок поддерживали огромные круглые колонны. Все выкрашено в черный цвет и везде на стенах горели факелы и висели светильники.

В центре стояла огромная статуя человека с посохом в руках на колеснице, а у его ног вились каменные змеи и рычали каменные львы. Алекс обратил внимание, что глаза статуи полыхали желтым огнем. Забавная иллюзия.

Перед статуей в большом прямоугольном бассейне трепетали вода.

— Эй, ты покормил Свинотавра? — спросил кто-то сбоку.

Алекс обернулся, не показывая, однако, лица и кивнул.

— Или быстрее к Рохеису, он искал тебя, — отрывисто приказал невидимый собеседник.

Не смея возражать, Алекс кивнул и поспешно пошел вглубь огромного зала.

Глава 16. Святилище Диса

Идя по выложенной плитами внутренней площадке храма, Алекс ощутил, что жара, преследовавшая его с самого начала операции, исчезла. Он понял это, когда от быстро проходящих навстречу людей на него вдруг повеяло прохладным ветерком. Исходя из этого, он догадался, что поднялся из жарких глубин на поверхность. Может, вон за теми огромными позолоченными воротами его ждет простор и свобода?

Повернув голову, Алекс незаметно осмотрелся. Перед статуей Диса и бассейном располагалась большая площадь, на край которой он как раз ступил.

С четырех сторон она была окружена малыми статуями: крылатого мальчика с мечом в руке, трехголового пса с ошейником из змей, старика на лодке и с веслом в руке, а также толстой извивающейся змеи со львиной головой. В железных чашах по краям площади пылал огонь.

Склонив голову вниз и делая вид, будто он погружен в благочестивые раздумья, как и полагается усердному храмовому служке, Алекс неспешно пошел через площадь к воротам.

— Эй, Озегаг, иди сюда, — кто-то схватил его за рукав. — Мы тебя ищем везде, а ты здесь прохлаждаешься.

Чтобы не выдавать своего инкогнито, Алексу пришлось подчиниться, тем более, что неизвестный приятель тащил его в нужном направлении, как раз к воротам.

Так неразлучная парочка пошла через площадь. Возле статуи крылатого голого мальчика с воинственно поднятым мечом на коленях сидели трое адептов и молились. Они раскачивались из стороны в сторону, бормотали: «Великий и ничтожный Натанос, запирающий души в Бездонном эфире, отрежь прядь волос тому, кто отрастил пряди лишней жизни» и припадали лбами к полу.

Не доходя до ворот, спутник повел чуть сопротивляющегося Алекса в сторону.

— А разве нам не туда? — спросил Алекс, безнадежно ткнув пальцем в сторону ворот.

— Коровы для ритуала вон там, в Красном зале, мы вчера их туда отогнали, пока ты дрых, — напомнил спутник.

— Эм, а что с коровами? — осмелился спросить Алекс.

— Сейчас будем их потрошить и коптить, — ответил неунывающий товарищ. — Во славу нашего великого подземного Диса.

Они к тому времени почти подошли к стене за огромной статуей. Здесь в тени, падавшей от мраморного Диса, в стене были еще три двери, ведущие в разные отверстия. Возле одной из них, посередине, Алекс заметил Феранда и его неистового помощника, готового крушить всех и вся.

Другая дверь, слева приоткрылась, оттуда вышел огромный орк в плаще явно не по размеру, свисающем ему только до колен. В приоткрытую дверь Алекс увидел помещение, заполненное стадом коров. Буренки стояли тесно, рядом друг с другом и мычали. Чуткий нос Алекса уловил легкий запах навоза.

— Знаешь, я забыл свой тесак в подземелье, — Алекс высвободился из цепкой хватки и отвернулся. — Сейчас подойду.

Не давая опомниться спутнику и не слушая его протестующих выкриков, он пошел обратно к воротам. В конце концов, ему надо только выйти отсюда под благовидным предлогом, не обращая внимания ни на что, пусть хоть камни валятся с потолка.

Но ему все равно помешали. Когда Алекс был на полпути от ворот, в святилище раздался мелодичный звон колоколов. Звук исходил откуда-то сверху. Задрав голову, Алекс увидел, что над статуей потолок уходит ввысь наподобие башни, а в самой ее вершине качаются колокола.

По этому сигналу абсолютно все служители разом, как стая птиц, направились к площади. Маги, шедшие навстречу Алексу, с удивлением смотрели на него.

— Разве ты не будешь участвовать в ритуале? — недоумевающе спросил один из служителей.

Вот же повезло очутиться здесь прямо на время религиозной церемонии. Алекс увидел, что один из адептов культа запер ворота и тоже пошел навстречу Алексу. Пришлось развернуться, чтобы не бросаться в глаза и тоже присоединиться к огромной толпе храмовников.

Все последователи культа собрались на площади. Молча стояли рядом друг с другом и глядели на помост в конце площади перед бассейном. Рядом с помостом установили подставку для толстой книги с запирающейся на замок и обвитой цепями черной обложкой. На подставке горели свечи, чтобы освещать текст.

На помост, приподняв полы плаща, взобрался Феранд. Его окружили ближайшие помощники. Все остальные маги низшего ранга стояли на площади и глядели на верховного чародея. Алексу ничего не оставалось, кроме как тоже стоять и смотреть на обворованного им темного эльфа.

— Братья и сестры, приверженцы Диса Неумолимого, властелина семи миров! — торжественно начал Феранд. — Вы все знаете, какой сегодня великий день! Ровно пять столетий назад состоялось пришествие Диса на нашу землю, Клирилурию. Его появление сопровождалось оглушающим громом и ослепительными молниями, разрушительными землетрясениями, мощными наводнениями и обжигающими пожарами.

Ох, давно уже Алекс не был на проповеди. В последний раз в подростковом возрасте, когда стянул у замерших в религиозном трансе прихожан кучу бумажников, часов и браслетов.

Сейчас у него тоже зачесались руки. Особенно, когда он незаметно огляделся и заметил, с каким вниманием все слушают оратора. Можно пройтись пару раз по рядам и собрать богатую добычу. Но одним из принципов работы Алекса был строгий запрет на смешение заказов. Иными словами, он не мог отвлекаться на одно воровство во время другого. Поэтому он заставил себя стоять тихо и слушать верховного жреца.

Оказалось, что сегодня почтенное собрание должно заколоть массу коров и овец в честь Диса. Адепты культа не теряли надежды снова вызвать обожаемого бога на землю и вживую лицезреть его сияющий лик. Принесение скота было одной из составных частей сложного многодневного ритуала, который в течение года проводили в святилищах Диса по всей Крании.

Алекс не очень вслушивался в речь Феранда, в которой восхваления бога перемешивались с призывами поклоняться ему еще больше и усерднее. Он, к великой своей радости, заметил связку ключей на поясе у служки, стоящего через два ряда впереди. Это был тот самый служка, что запер ворота. Почему бы не стащить у него ключи и не отправиться потихоньку к воротам?

Помедлив самую малость, Алекс шагнул в следующий ряд, потеснив стоящих там служителей культа. Те смиренно промолчали и дали место новичку.

Затем Алекс хотел таким же наглым манером прорваться в следующий ряд, но внезапно все опустились на колени и коснулись лбами пола. Алекс остался стоять, как одинокое дерево посреди поля. С большим запозданием он тоже опустился на колени и приложил голову к полу.

Он сидел в этой позе, пока не услышал ворох плащей. Оглянулся по сторонам. Оказывается, он снова опоздал. Все вокруг уже давно поднялись с колен и стояли, а он продолжал сидеть, скрюченный, как будто его разбил паралич.

Притворившись, будто его обуяло религиозное благоговение и поэтому он оставался на полу, Алекс поднялся и сразу шагнул в следующий ряд. И опять его пропустили безо всяких проблем.

Служитель с ключами теперь стоял прямо перед ним. Достаточно просто протянуть руку и забрать ключи, по какому-то недоразумению до сих пор висящие на боку этого простофили.

Довольно усмехнувшись, Алекс приблизился к держателю ключей и в этот момент Феранд провозгласил:

— А теперь обнажите головы, братья и сестры!

И все собравшиеся на площади начали снимать с себя капюшоны, а некоторые сняли и плащи. Алекс в панике огляделся и понял, что только он остался в капюшоне.

— Эй, ты чего, снимай капюшон, а то из-за тебя церемонию не сможем провести, — сказал кто-то рядом и пихнул его локтем в бок.

— Ах да, да, конечно, я задумался о божественной силе Диса! — ответил Алекс, стащил с себя капюшон, притворно закашлялся и спрятался от бдительного взора Феранда за стоящим перед ним эльфом с длинными ушами.

Верховный маг продолжил пламенную речь, тем временем Алекс попытался стащить ключи у стоящего перед ним стража.

— А теперь введите жертвенных животных! — прокричал Феранд.

Где-то скрипнули двери и в зал зашли мычащие и блеющие скотины. Воспользовавшись тем, что все смотрели на них, Алекс снова попытался украсть ключи, но ключник вдруг встал и пошел к воротам.

— Эй, друг, я тебе помогу! — крикнул Алекс и побежал следом за стражем.

Они дошли вместе до ворот. Алекс украдкой обернулся на ходу и увидел, как к Феранду подвели тучную черную корову с белым пятном на лбу, а главный волшебник занес руку с острым ножом. Собравшиеся на площади некроманты протяжно затянули заунывный мотив. Колокола снова зазвонили.

— А ворота? — напомнил Алекс, обернувшись и заметив, что ключник сложил плащ и собирается обратно идти на площадь.

— А что ворота? — недоумевающе ответил тот. — Я их закрыл до конца церемонии, все в порядке.

— Слушай, давай откроем на минутку, мы забыли снаружи корыто для сбора крови, — попросил Алекс, сочиняя предлог на ходу.

Ключник был высоким белым эльфом с длинными ушами, а по носу у него шла полоска светлого меха. Он подозрительно уставился на Алекса и нахмурил белые брови.

— Зачем тебе наружу? Ты чей подмастерье вообще? Гиллигана?

— Эм, да, я него с этой недели, — ответил Алекс, продолжая импровизировать.

Эльф продолжал молча смотреть на него, а Алекс изобразил на морде самое невинное удивление. Наконец, ключник пожал плечами и направился было снова на площадь. И тогда Феранд, пристально, оказывается, глядевший на Алекса, закричал, вскинув руку и забыв о церемонии:

— Эй, кто там! Немедленно задержите этого тигроида!

Ох, плохи дела! Алекс толкнул удивленного ключника в спину и выхватил у него с пояса ключи. Краем глаза заметил, как от помоста отделились несколько помощников Феранда и побежали к воротам.

Маскарад закончился, можно было не таиться. Алекс кинулся к воротам и быстро отпер их.

— Ты чего творишь, щенок? — закричал хранитель ключей, валявшийся на полу. — Нельзя открывать до окончания церемонии!

— Взять его! — гремел Феранд издали. — Это шпион, лазутчик, он хотел осквернить наши святыни!

Толкая тяжелую створку ворот, Алекс услышал позади топот множества ног. А затем мелькнули знакомые фиолетовые вспышки и рядом заворчали живые мертвецы.

В последний миг, когда вся эта рать готова была поймать нахального вора, Алекс успел выскользнуть в узкую щель между воротами. Выйдя, он тут же навалился на створку и с тяжелым скрипом закрыл ее.

Он очутился снаружи храма. Здесь было светло, щедрое солнце вставало на востоке и его лучи били в глаза.

Поглядев по сторонам, Алекс понял, что стоит перед главным входом в святилище. Это была огромная ровная площадка, вытесанная из камня. Дальше вниз вели ступеньки. Они спускались прямо к небольшим озерцам минеральных источников, от которых шел пар.

Внутри святилища слышались крики и рычание мертвецов. В суматохе они не могли открыть ворота.

Алекс отбросил ключи и побежал подальше от храма. Он слетел по ступенькам и едва успел нырнуть в обжигающую воду, как ворота открылись и из святилища высыпало множество адептов.

Плывя под водой, Алекс старался стать прозрачным. Он пожалел, что у него нет жабр, как у рыбы.

Дно горячих источников было неровным и каменистым. К поверхности озерца поднимались мириады пузырьков. Алекс заметил, что впереди в озеро обрушивается водопад. Потоки мутной воды изливались в озеро.

Подплыв под водопад, Алекс вынырнул на поверхность. У него почти закончился воздух и он стоял за стеной падающей воды и жадно дышал. Рот во время плавания наполнился соленой водой и Алекс выплевывал ее.

— Где он? Куда он делся? — спрашивали люди на берегу озерца и на ступенях.

Алекс стоял неподвижно под водопадом и глядел, как неподалеку ходят фигуры в плащах и ищут его. Сквозь потоки непрерывно льющейся воды преследователи выглядели размытыми прямоугольными силуэтами.

— Это значит, тот самый ловкий ублюдок, что прошел все Жаркое логово и Зеленый предел? Да еще и освободил всех узников в лаборатории? — спросил ясный голос совсем рядом. — Из какого он ордена? Из Хрустальной розы?

— Говорят, что из Четырехглазой кобры, — ответил другой голос.

— Кто бы он ни был, он слишком ловкий и скользкий ублюдок, — одобрительно заметил первый. — Такому палец в рот не ложи.

Видимо, они стояли над водопадом, потому что их голоса доносились сверху. Алекс не смел шевельнуться, чтобы не выдать себя.

— Говорят, он спер у Феранда перстень Преображения.

— А мне Расмек сказал, что он утащил посох Наведенного Безумия.

— Да, старику не повезло… Слушай, ты когда вернешь мне долг?

— Какой долг?

— Ты издеваешься, что ли? Десять серебряных монет, которые проиграл в кости на прошлой неделе? Забыл?

— Я что-то не помню такого. Мы же были вдрызг пьяные. Мало ли что я мог наобещать.

— Как так? Ах да, даже не десять, а двадцать монет! Я вспомнил, я же заплатил той шлюхе за нас обоих, за каждого по десятке серебряных монет. Потом ты предложил сыграть в кости и проиграл мне еще десятку. В итоге ты должен двадцать монет!

— Мы же были такие пьяные. Откуда мне помнить такое?

— Послушай, Герболд, оказывается, это ты здесь самый ловкий и скользкий ублюдок. Это тебе не надо ложить пальца в рот. Случайно, у тебя за пазухой нет посоха Безумия?

— Мне кажется, ты несколько преувеличиваешь, Бриотос.

Их увлекательный диалог прервал окрик с берега:

— Эй, водопад проверили?

Спорщики хором ответили:

— Проверили, там его нет?

— Вы туда залазили? — продолжал допрашивать настырный крикун.

— Конечно, залазили, — после небольшой заминки ответили спорщики.

— А почему у вас одежда сухая? — не унимался крикун с берега. — Вы точно туда лазили?

— Мы лазили туда по очереди, — ответил Гербольд. — Я отдал одежду Бриотосу, а потом залез он, а я держал его одежду.

— Ладно, понятно. Молодцы. Пошлите, Феранд продолжает церемонию Жертвенного мяса. А этот воришка уже давно сбежал.

Сквозь падающую воду Алекс видел, как фигуры потянулись к ступеням, а оттуда ко входу в святилище. Он облегченно выдохнул воздух. Неужели он все-таки сделал это и выбрался из подземной ловушки?

Чтобы не попасться, он выждал еще с час. Затем снова нырнул и поплыл под водой к берегу озерца. Осторожно высунул голову над поверхностью и огляделся.

Солнце уже палило вовсю. Сидеть в горячей и соленой воде в такую погоду не самое приятное занятие. На поверхности озерца лопались небольшие пузыри.

Отсюда виднелись ступени, площадка перед вратами и само святилище. Сбоку высился замок ярла. Вокруг не видно ни одного некроманта. Алекс потихоньку вылез на каменистый берег, усеянный острыми черными камнями.

Когда он отошел подальше от озерца, острые камни сменились землей и низкой ровной травой. Алекс зашлепал по земле мокрыми лапами.

Затем он вышел на каменную дорожку, ведущую мимо берега к святилищу. Направился по ней в противоположную сторону, к домам неподалеку. Вышел за изгородь и пошел по улице среди прохожих с мокрой шерстью и капающей водой, делая вид, что в этом нет ничего необычного.

Через полчаса он добрался до рынка. По дороге Алекс тщательно проверял, нет ли за ним «хвоста». Вроде все чисто, никакой слежки.

Около рынка он выбрал постоялый двор почище и подороже, там, где слуги были не такие проныры, а у хозяина внушающие доверие глаза. Снял комнату на две ночи.

Оказавшись внутри, отодвинул кровать, разворотил доски пола и спрятал сумку с добычей в образовавшейся выемке. Затем придвинул кровать на прежнее место и вышел из комнаты.

До убежища в логове ордена Четырехглазой кобры отсюда было рукой подать. Алекс сделал круг, снова проверяя, нет ли за ним слежки и только потом явился к зданию союзников.

Некоторое время он сомневался, можно ли доверять Дрер'аерафу. Может быть, это он навел ярла и колдуна на вора? Но помощник Феранда упоминал Хрустальную розу и Алекс решил довериться этой информации.

Он постучал в дверь условным сигналом, но ему никто не открыл. Алекс постучал еще и снова ничего не произошло.

— Ублюдки, — прорычал Алекс. — Значит, они были в сговоре.

Он злобно толкнул дверь и она легко отворилась. От того, что Алекс увидел внутри, его глаза чуть не выкатились на пол.

Глава 17. Отчего так сильно ругался командир?

Тайное убежище ордена многоокой рептилии оказалось разграблено самым варварским образом. В комнатах валялись перевернутые столы и лавки, у опрокинутых шкафов с корнем вырваны дверцы. Кровати лежали вверх дном и все постельные принадлежности разбросаны по полу.

Во второй комнате, похожей на номер в провинциальной гостинице, посреди разбросанного хлама и беспорядка в луже крови лежал орк-великан. Тот самый, что встретил Алекса, когда он впервые пришел сюда с Герменионом. На окровавленный руке поникшая татуировка кобры, у нее будто сдулся капюшон. Воняло так, будто здесь разделали свинью и раскидали вокруг все ее внутренности.

Заглянув в комнату, где он общался с Дрер'аерафом, Алекс увидел тот же самый хаос. Даже посильнее, чем в других комнатах. В этой комнате не поленились вскрыть полы и понаделали многочисленные дыры в стене. Явно что-то искали.

Вспомнив про свой драгоценный рюкзак, Алекс помчался в комнату, где устроился на проживание. Дверь была открыта, что подтверждало самые худшие опасения. Конечно же, его комната также подверглась разгрому, а все вещи исчезли.

— Чтоб вас разорвали на кусочки и сварили в самом жарком котле пекла, — Алекс с досадой пнул лежащую на боку кровать. Затем поднял упавший стул и уселся на него, обхватив голову руками. — Что же делать, что здесь случилось?

Может быть, он отыщет на улице свидетелей происшедшего? Алекс вскочил и бросился из разграбленного дома.

Выбежав на улицу, он огляделся по сторонам. Улочка была пустынная. В дальнем конце проехала повозка с бочками. На другом конце прошла компания молодых людей, болтающих и радостно смеющихся. Наверняка у них нет проблем в виде похищенной подруги и вражеской воровской организации.

Оглядевшись еще, Алекс увидел, как в доме напротив на окне еле заметно дрогнул ставень. Эге, кажется он нашел того, кого искал.

Подойдя к дому, Алекс решительно забарабанил в дверь. Никто не отзывался и дверь оставалась закрытой. Потом Алекс опомнился и постучал условленным кодом: четыре удара, потом один и снова четыре. Замер в ожидании. Через несколько секунд дверь отворилась.

На пороге стоял сморщенный старичок. Седые пряди выбивались из-под колпака на голове. На нем был старый халат, на котором он потуже затянул пояс.

— Ну, что ты на пороге ошиваешься, как Ведьмина башня? — проворчал он. — Заходи быстрее, не мозоль глаза.

Алекс шагнул внутрь и старичок шустро запер за ним дверь. Они очутились в передней комнате, где лежала обувь и на вешалке покоились плащи.

— Пошли, расскажешь, как все прошло, — пробурчал старичок и вышел в другую комнату.

Дом оказался маленьким и уютным. На одном этаже четыре комнаты. Старичок привел Алекса в гостиную, служившую одновременно столовой.

Через щель в прикрытых ставнях дул прохладный ветерок. На подоконнике стоял горшок с красным цветком и возле него жужжала пчела.

— Может, отведаешь похлебку с грибами? — предложил старик. — Ты вроде бы вернулся с заказа и наверняка проголодался.

— С радостью, но я очень тороплюсь, — ответил Алекс. — Скажите, что случилось в доме напротив? Кто напал на них?

— А вместе с похлебкой я подам жареные хлебцы с сыром и яйцами, — продолжал старик, будто не слыша собеседника. Его горящий взор, казалось, был готов испепелить собеседника. — А запьем все это дивным медовым элем пятилетней давности. Как тебе такое?

Понимая, что спорить бесполезно, Алекс вздохнул и сказал:

— Отлично. У меня как раз пересохло горло.

— Я очень рад, что ты заглянул ко мне, — радостно сказал старичок, подняв руку с вытянутым указательным пальцем. — Я побежал на кухню готовить обед. А ты посиди здесь и ничего не трогай. Кстати, меня зовут Мизарус. Я бывший глава ордена Четырехглазой кобры и собственно говоря, его основатель. А тебя зовут Алекс, если я не ошибаюсь, правильно?

Отрицать что-либо такому сверхосведомленному деду было бесполезно и Алекс снова кивнул. Старичок радостно закивал в ответ и выбежал из комнаты.

Пройдясь по комнате, Алекс осмотрел ее и немало подивился. На первый взгляд, в гостиной было совсем мало предметов. Шкаф, лавки у стен и сундуки в углах. Несколько картин. Большой стол посередине.

Но приглядевшись, Алекс обнаружил, что в шкафу на полках стояли статуэтки драконов и богов с трезубцами из металла, напоминающего платину. Технологиями изготовления этого редкого металла в это время, насколько он знал, люди еще не владели.

Другие полки были забиты книгами и свитками. На корешках книг надписи на незнакомом языке, а то и вовсе с непонятными закорючками.

Картины вроде бы простенькие, с изображениями закатов и рассветов, но в углу каждой Алекс заметил крохотные фигурки кобры с горящими глазами на капюшоне, готовой для броска.

Что таится в сундуках, Алекс не стал выяснять. Вдруг у этого странного деда здесь еще и скрытые камеры установлены?

На крышке одного из сундуков, свернувшись в клубок, мирно спал черный кот. Алекс протянул лапу, чтобы его погладить, но кот поднял голову и сверкнул желтыми глазами.

— Мы же с тобой одной крови, ты и я, — попробовал успокоить его Алекс, но несносное черное создание вскочило и зашипело, вытянув хвост трубой. — Ну и пес с тобой, мерзкая тварь!

— А вот и наш обед прибыл, — сказал Мизарус, входя в комнату с подносом в руках. — Помоги-ка, юноша, а то у меня уже годы не те, чтобы тяжести таскать. Ты уже познакомился с Угольком, как я вижу?! Он чужих особо не жалует, так что не обижайся.

Алекс принял поднос и поставил на стол. От мисок поднимался ароматный дымок и Алекс вспомнил, что уже сутки у него во рту и крошки не было.

Они сели за столом у окна и аппетитно перекусили. Алекс выпил эля из кружки и заметил, что Мизарус пристально смотрит на него.

— Ты взял карту? — спросил затем старик совершенно серьезно.

Алекс чуть не поперхнулся элем. Похоже, в Шоследо каждая собака знает о его миссии.

— Может взял, а может и нет, — ответил он. — Я с вами это не обсуждал.

— Взял, конечно, взял, — усмехнулся Мизарус. — Недаром ярл и Феранд будто бы с цепи сорвались. Впервые на моей памяти вся верхушка ордена схвачена. Это не ты их сдал?

— Ага, значит их взяли люди ярла и некроманты? — догадался Алекс и покачал головой. — Нет, это не я. Это Секухон. Он и меня сдал. Когда я пробрался в Жаркое логово, они уже ждали меня.

— И как же ты вырвался от них? — недоверчиво спросил старик. — Тогда-то ты и сдал им наш орден? Не выдержал пыток?

— Слушайте, я никого не выдавал! — разозлился Алекс. — Говорю же, что вас сдала Хрустальная роза. Если бы я попался, то разве они бы арестовали вас так быстро? Нет, я выполнил заказ и ушел, а они начали хватать всех подряд.

— Может быть это так, а может быть и иначе, — Мизарус покачал головой и в этот миг черный кот запрыгнул ему на колени. Старик угостил кота кусочком гриба, затем поднес к уху и послушал его мурчание. — Знаешь, а Уголек говорит, что ты не обманываешь. Вот его мнению я верю.

Алекс недоверчиво посмотрел на кота и подумал, что чем черт не шутит, но в этом мире вполне могут попасться говорящие коты.

— Мне надо встретиться с Секухоном и освободить мою подругу, — сказал он. — Скоро истекает назначенный срок. Только я не знаю, как это сделать. Секухон наверняка обманет меня и я останусь без заказа и без подруги.

— Ох уж эта Анастасия, — покачал головой Мизарус. — Я помню ее еще маленькой чумазой девочкой. Она не играла с другими детьми, потому что ее заботил только один насущный вопрос: где найти пропитание? Кто бы мог подумать, что спустя так много лет она станет одной из причин размолвки между орденами? Где ее держат, знает Дрер'аераф, а вот он сам находится в тюрьме при городской казарме.

— А что мне делать с Секухоном? — снова спросил Алекс. — Скоро истекает срок, который он назначил.

Мизарус махнул рукой.

— Да забудь ты о Секухоне. Карта у тебя, значит ты держишь его за яйца, как не можешь этого понять? Он будет ждать столько, сколько понадобится.

— А ведь верно, — Алекс улыбнулся. Эта мысль как-то не приходила ему в голову.

— Ты главное, вытащи Дрер'аерафа из тюрьмы, малыш. А он поможет тебе вытащить Анастасию, понял? А с Секухоном можешь даже не разговаривать. После того, что он сдал нас людям ярла, его орден скоро падет в грязь с пьедестала.

— Понял, — Алекс встал из-за стола. — Благодарю за обед, все было очень вкусно. Интересно, теперь Уголек позволит себя погладить?

Он протянул было лапу, но вредный кот все равно зашипел и тоже вытянул лапу с растопыренными когтями. Алекс ругнулся и отступил.

— Тюрьма находится на Сосновой улице. Там все здания деревянные и сложены из сосны, — сказал старик, поглаживая кота.

— Не беспокойтесь, я же каждый день вытаскиваю пленников из тюрьмы, — Алекс чуть поклонился. — Так что скоро вы обнимете вашего обожаемого Дрер'аерафа. Кстати, вы, наверное старше него, раз являетесь основателем ордена? Намного старше?

— Не буду хвастаться, но замечу, что орден основали сто шестьдесят лет назад.

Алекс проглотил язык и молчал, пока не очутился на улице. Только там он заметил:

— Я обедал с гребаным долгожителем.

Выбора не оставалось, нужно действительно вытащить верхушку ордена из тюрьмы. Секухону и вправду нет доверия, стоит только показаться ему на глаза, и он отправит Алекса в руки стражи или, того хуже, сдаст некромантам для биологических опытов. Вот только как вызволить союзников без подготовки и посторонней помощи?

Для начала Алекс решил сходить на Сосновую улицу и разнюхать обстановку. Он расспросил прохожих и выяснил, что улица находится на противоположном конце города, неподалеку от замка ярла. Чтобы не плестись туда пешком, он нанял извозчика и поехал на крытой повозке, как какой-нибудь граф или барон.

На улицах в грязи лежали свиньи. У одного дома Алекс увидел коров, а возле другого стадо овец. Также во многих дворах он заметил куриц и гусей. Возле постоялых дворов на земле лежали пьяные. Босоногие детишки бегали по улицам в одних рубахах.

Когда проезжали мимо замка, Алекс посмотрел на стены и подивился, как у него хватило храбрости залазить на них.

— Вот она, Сосновка, — сказал извозчик, белокожий эльф, когда они поехали на более-менее чистую улицу, мощеную деревянными досками. — Какой дом нужен?

Алекс огляделся и увидел, что местные дома получше, чем около рынка. Нарядные, вырублены из свежей древесины, пахнут смолой.

В конце улицы стоял самый высокий деревянный забор, а внутри двухэтажный дом из толстых бревен. Перед воротами вытянулись двое вооруженных алебардами стражников в знакомых черных мундирах.

— Вам, наверное, к торговцу лесом, у вас, тигроидов, сегодня же праздник, — извозчик кивнул на трехэтажный дом неподалеку. — День Острого клыка Осборна Праведного.

— Праздник, говоришь? — рассеянно спросил Алекс. Его голова усиленно работала, рассматривая разные варианты освобождения узников. — Что-то я вспомнить не могу, ну-ка проедься вдоль улицы.

Извозчик послушно тронул повозку. Его лошадка недовольно оглянулась на ездоков, прекратила жевать траву, исторгла из-под хвоста вонючие «яблоки» и поехала вперед.

Тем временем Алекс во все глаза рассматривал казарму. Во внутреннем дворе маршировали солдаты. Рядом с одним домом воздвигли, оказывается, другой, с железной дверью и зарешеченными окнами.

Понятно, вот где тюрьма. Алексу даже показалось, что он видит в окне знакомое лицо, вроде бы того драчливого Огаса, который во время знакомства все время угрожал вспороть брюхо.

— А что же здесь у вас все здания такие новенькие да опрятные? — спросил Алекс у возницы, когда они доехали до конца улицы и уперлись в тупик, образованный старыми домами из камня и дерева.

— А ведь пожар здесь был в прошлом году, — ответил извозчик, разворачивая каретное транспортное средство. — Все сгорело подчистую. Вот и отстроили потом заново. Чуешь, как смолой пахнет?

— Отлично чую, — ответил Алекс, улыбаясь. — Поехали отсюда к рынку, я вспомнил, что мне совсем в другую сторону надо было.

Он уже выяснил, все, что ему было нужно. План сложился сам собой в голове, как будто пазл.

Извозчик отвез его к постоялому двору у рынка. Отпустив повозку, Алекс первым делом закупил на рынке все самое необходимое для предстоящей акции. Поднявшись в номер, проверил сохранность сумки с картой, убедился, что все в порядке и лег спать.

Честно говоря, он еле держался на ногах от усталости, а это на самое лучшее состояние, чтобы вытаскивать из городской тюрьмы несколько человек.

Будильников здесь, конечно же не было, но при необходимости Алекс просыпался по желанию точно в назначенное время. Он заснул мертвым сном, едва голова коснулась подушки, а пробудился незадолго до рассвета.

Выскользнул со двора, уложив необходимое оборудование в сумку.

На улице царила ночная прохлада. Темно, хоть глаза выколи. То и дело ходили патрульные, освещая себе дорогу факелами. Во дворах лаяли собаки. Иногда сонно ржали лошади и неохотно мычали коровы. Их готовили вести на пастбище за пределами города.

По ночному городу Алекс быстро добрался до Сосновой улицы. В кромешной темноте он видел прекрасно, зато сам оставался невидимым для стражи.

Один из часовых дремал на посту перед воротами. Другой зевал и поеживался от прохлады. Алекс легко перелез через забор неподалеку от них, и его никто не заметил.

Во дворе было пусто. Только в дальнем углу возле казармы в небольшом открытом помещении с деревянной лошади крышей стояли наковальня, молоты и печь для отлива железных изделий. Два орка в мундирах усердно точили на камне мечи и кинжалы.

Крадясь вдоль забора по двору, Алекс пробрался к казарме. Достал из сумки бутыль с оливковым маслом, полил стенку казармы. Масло текло бесшумно и быстро.

Щедро полив стены казармы с трех сторон, Алекс оставил двери нетронутыми. Не хватало еще спалить заживо ни в чем неповинных солдат.

Затем он обошел казарму с задней стороны и приблизился к тюрьме. Возле входа тоже спал часовой. Алекс также облил маслом стены тюрьмы и вернулся тем же путем к казарме.

Когда он снова очутился между стеной казармы и забором, рядом зарычала собака. Оказывается, все это время за ним следил косматый здоровенный пес. Хорошо, что его оставили на цепи. Видимо, он только сейчас заметил постороннего тигроида.

Алекс приложил лапу к губам, призывая собаку к молчанию, но собака тут же залаяла.

— Чтоб тебя! — в сердцах выругался Алекс.

Впрочем, собака почти не помешала его планам. Наоборот, помогла разбудить солдат. Алекс поджег стену и огонь весело побежал по бревнам. Все три стены казармы мгновенно заполыхали.

— Пожар, спасайтесь! — истошно завопил Алекс и побежал вдоль стены к тюрьме.

Быстро запалил и там стены, а затем спрятался возле бочек в углу двора.

Орки и часовой немедленно оторвались от своих дел и бросились тушить пожар. Они таскали ведра, полные воды из колодца рядом с казармой и выливали на стены.

Из здания выбежали заспанные солдаты и присоединились к пожарным.

— Выпусти узников! — закричал один из командиров часовому. Не видишь, сейчас они сгорят?!

Часовой бросил ведро и побежал к пылающей тюрьме, на ходу отыскивая ключи. Быстро отпер дверь и приказал арестантам выстроиться неподалеку. Алекс, глядевший из-за бочек, с удовольствием отметил, что из тюрьмы вывели с десяток человек, а среди них он сразу узнал Дрер'аерафа, Огаса, Гермениона и других членов ордена Четырехглазой кобры.

Где-то тревожно забили колокола. В отсветах багрового пламени солдаты выстроились цепочкой и передавали друг другу ведра, торопясь как черти в пекле. Собака лаяла без перерыва и кидалась на всех пробегающих мимо людей. В суматохе никто не заметил, что к узникам присоединился еще один тигроид и быстро освободил их от кандалов.

Солдаты, как проклятые, боролись с огнем до самого рассвета. Только под утром удалось погасить пламя. Казарму удалось спасти, хотя одну стену придется отстраивать заново. А вот тюрьма сгорела дотла.

— А где узники? — спросил командир у давешнего часового. — Отвел в замок? Молодец, что догадался.

— Никак нет, господин командир, — ответил часовой, мертвея от ужаса. — Они стояли вот здесь.

Командир заметил расстегнутые кандалы и начал кричать так сильно, что собака в страхе забилась в будку и не смела показывать оттуда нос. Бедный часовой, если бы мог, тоже спрятался бы туда рядом с ней. Но ему пришлось стоять и выслушивать поток ругательств. Зеваки, собравшиеся снаружи забора, окружавшего казарму, с уважением слушали крики и запоминали наиболее заковыристые обороты.

Глава 18. Женское постоянство

После освобождения, когда группа беглецов пробиралась темными улицами по городу, избегая патрулей, Алекс первым делом спросил у Дрер'аерафа, где его рюкзак. Генерал беззаботно пожал плечами.

— Не знаю. Наверное, утащили к начальнику городской стражи.

— Это который Тачибан? — уточнил Алекс на ходу. — Я его помню, он все время мечом размахивал. Вот ведь ублюдок, забрал мой бесценный рюкзак.

— А где ты его видел? — удивленно спросил Дрер'аераф.

И тогда Алекс рассказал о своих приключениях во время выполнения заказа. Когда он закончил, они подошли к неприметном у дому возле городской стены. В темноте выли собаки. Неподалеку прошли стражники.

Дождавшись, когда солдаты уйдут, они вошли в дом по очереди.

— Будете уходить из города? — понимающе спросил Алекс.

— Откуда ты знаешь? — снова удивился Огас.

— Я видел такой же дом в Тиевиле, — ответил Алекс. — Только там он вплотную примыкал к стене, а ваш стоит отдельно.

— Это потому что наш тайный ход проходит под землей, — ответил Дрер'аераф.

Они прошли по узкому коридору и открыли дверь в конце. Там обнаружился ведущий вниз туннель с земляными стенами, укрепленными деревянными досками и балками. Из черного зева тянуло влагой и сыростью.

Первым в проход, обнажив меч, шагнул Огас. За ним Дрер'аераф, а затем все остальные. Алекс шел предпоследним. По стенам тянулись извилистые корни деревьев. Под ногами осыпалась земля.

В туннеле все молчали. Длиной проход был небольшой, сначала все шли вниз, затем почти сразу начали подниматься наверх. Алекс ощутил на лице дуновение ветра.

Впереди забрезжила полоска света. Огас наклонился, заскрежетал замком и со скрипом открыл дверь. Все по очереди вышли в дубовую рощу, росшую рядом со стеной.

Алекс огляделся и понял, что они оказались снаружи Шоследо. Городские ворота, через которые они попали в поселение с Настей, остались далеко на севере. Там на башнях горели костры и по стене прогуливались стражники. Огонь отсвечивал на кончиках их копий.

Группа беглецов пошла рощей к одному из холмов, окружающих город. На востоке заалела заря. Редкие дубы сменились вязами, тополями и густым кустарником. Где-то методично кричала кукушка.

Забравшись в кусты под дубом с необычным раздвоенным стволом, Огас затрещал ветками. Алекс пригляделся и увидел в темноте на стволе дуба знакомое изображение кобры с раздувающимся капюшоном. Два глаза на капюшоне змеи горели красным цветом, как потухающие угольки.

Огас стукнул в кустах чем-то тяжелым, затем снова скрипнули петли. Остальные члены ордена один за другим исчезли в зарослях.

— Это наше подземное убежище, — объяснил Дрер'аераф. — Некоторое время я не смогу появляться в городе и буду отсиживаться здесь. Спасибо, что освободил нас.

— За это можешь благодарить вашего древнего покровителя, Мизаруса, — ответил Алекс. — Это он надоумил меня помочь вам. А теперь говори, где Секухон держит Настю.

— Штаб-квартира ордена Хрустальной розы находится в Темном квартале, в лавке алхимика Акхазриеля. Этот эльф тоже член ордена. Там они держат твою девушку, — сообщил Дрер'аераф. В темноте его тигриный профиль виделся четко, как в мультике про Короля-льва. — Отдохни, а завтра утром я пришлю к тебе Гермениона на помощь. Ты останешься с нами или вернешься в город.

Что же, оказав услугу ордену, Алекс действительно приобрел верных друзей. Он сказал, где остановился, попрощался с генералом тайной организации и отправился обратно в город через туннель.

Вернулся на постоялый двор под утро, усталый до дрожи в ногах. Сначала, естественно, проверил, на месте ли карта. Все было в порядке и Алекс завалился спать.

Проснулся оттого, что его кто-то мягко тряс за плечо. Открыв глаза, Алекс зажмурился от яркого света. В открытое окно били лучи полуденного солнца.

Около кровати стоял Герменион, чистенький и свеженький, будто не провел до этого почти сутки в тюрьме. Солнце просвечивало через его длинные острые ушки.

Принюхавшись, Алекс учуял аппетитные запахи жареной картошки с яйцами и колбасой. На столе стоял поднос с дымящимися мисками и кружками.

— Герменион, ты спас меня от голодной смерти, — сказал Алекс, поднимаясь с кровати. — Только за одно это, — он указал на стол. — Тебя нужно было вытащить из тюрьмы.

— Благодарю за помощь, — серьезно сказал эльф и поправил лук за спиной. — Если бы не ты, нас бы казнили сегодня на рассвете. Давай перекусим и обсудим наши дальнейшие действия.

— Ах да, я и забыл, что ты редко улыбаешься, — вспомнил Алекс. — Но насчет перекуса согласен, это хорошая идея.

Он быстро умылся и уселся с эльфом за стол. Они позавтракали или, вернее, пообедали, потому что солнце стояло высоко в небе.

— Я жду твоих указаний, — сказал Герменион и отпил эль из кружки. — Генерал отправил меня помочь вызволить твою подругу и приказал слушаться тебя во всем.

— Ого, а вы мне хорошо доверяете, — заметил Алекс и тоже отпил из кружки. — Черт, эта медовуха похожа на старую мочу. Где ты ее взял?

— После похищения карты и нашего освобождения о тебе говорят во всем городе, — бесстрастно ответил эльф. — У тебя огромный авторитет. Все называют тебя Черным призраком.

— Э, подождите, моя кличка же Черный барс, — сказал Алекс. — При чем здесь Черный призрак?

— Недавно прибыли эмиссары из Тиевиля, от ордена Серебряной полумонеты. Они утверждают, что ты украл Рубиновый коготь.

— Врут, чертовы ублюдки и не краснеют, — проворчал Алекс и зябко передернул плечами. — Сами стибрили коготь и спрятали куда-то, а свалили все на нас.

— Так какие будут указания? — бесстрастно спросил Герменион. — Ты уже придумал план освобождения своей девушки?

— Да, есть кое-какие наметки, — кивнул Алекс. — Мне надо, чтобы ты навел на Хрустальную розу людей ярла и колдунов. Можно еще и посланцев из Тиевиля. Сбрось сведения, будто бы я спрятался там и держу там карту Алой комнаты.

— Поднимется большой переполох, — предупредил Герменион. — Разве не лучше было бы держать все в тайне?

— Пусть будет как можно больше шума, — беззаботно ответил Алекс. — Ты знаешь, что большую рыбу лучше ловить в мутной воде? Главное, сделай это к ночи. Темнота — лучший друг молодежи.

— Хорошо, — ответил эльф и встал. — Сегодня вечером к убежищу Хрустальной розы явятся солдаты, некроманты и воры из Тиевиля.

Он удалился, не сказав больше ни слова. Весьма деловой малый, надо заметить. Говорит только то, что нужно. Принес завтрак в номер и ушел по первому требованию. Идеальный помощник.

До конца дня Алекс восстанавливал силы в постели, пользуясь заслуженным отдыхом, жалея только о том, что здесь еще не придумали ванные комнаты и спутниковое телевидение.

Под вечер служанка принесла ему отбивные и кувшин с прохладной водой. Перед ответственным мероприятием Алекс предпочитал оставлять голову свежей и незамутненной парами алкоголя.

После ужина Алекс выбрался из мотеля и направился к пресловутому Черному кварталу, где когда-то провели свое темное детство Настя и Секухон. Этот густонаселенный район оказался расположен не так далеко и Алекс добрался туда за час.

На город опустились сумерки. Прохожих на улицах заметно поубавилось, а вот солдат, наоборот, стало больше. В целях конспирации Алекс поменял цвет шерсти с черной на рыжую и поэтому у встречных патрулей его личность не вызывала особенных подозрений.

В Черном квартале плотность головорезов, нищих, пьяниц и дешевых шлюх на квадратный метр была выше, чем где-либо еще в Шоследо.

Дома тоже не радовали глаз изяществом линий и оригинальностью конструкций. Проще говоря, это были жалкие лачуги, в которых и свиньи постыдились бы селиться, не то что люди.

— А где тут лавка Акхазриеля? — почтительно осведомился Алекс у случайного прохожего, одетого более-менее прилично и опрятно.

Тот оглядел Алекса с головы до ног и сплюнул, ничего не ответив. Видимо, вежливый разговор с рыжими тигроидами не входил в перечень его приоритетов. Алекс пожал плечами и пошел дальше.

Дорогу ему подсказал нищий, за что пришлось расстаться с медяком из стремительно худеющей поясной сумки. Оказалось, что главная контора любителей прозрачных цветов расположена совсем неподалеку, направо после третьей улицы.

Когда Алекс добрался до нужного места, на Шоследо уже опустилась ночь. Небо весьма удачно затянули тучи.

На углу третьей по счету улицы Алекс остановился и оглядевшись, поменял цвет шерсти снова на черный. Теперь он стал почти невидимым на фоне черной закопченной стены одноэтажного здания, возле которого он стоял.

Вокруг никого не было и он надеялся, что его маскировочный маневр остался незамеченным.

Лавка алхимика находилась в глубине улочки. Это было угрюмый небольшой домик с закрытой дверцей и закрытыми на ночь окнами. Над дверью на железке болталась вывеска: «Эликсиры на любой вкус».

Впрочем, по некоторому размышлению Алексу показалось, что дом не такой уж и мрачный, а вполне обычный и даже местами симпатичный. Видимо, у него предвзятое отношение, после того, как он узнал, что здесь расположена главная берлога Секухона.

Все дома на улице были погружены в безмолвную тьму. Огоньки горели только в самом крайнем домике в конце улицы. Возле одного из домиков сидела, виляя хвостиком, дворняжка. Неподалеку от нее неподвижно лежал человек и Алекс слышал, как он храпит. Через улицу появились двое бродяг в лохмотьях и периодически прикладываясь к кувшину, прошли мимо.

Алекс стоял у стены здания на углу улицы и ждал. Когда же наконец Герменион соизволит выполнить свое обещание?

Вскоре с другой улицы послышался шум и шаги многочисленного отряда. Там шла целая толпа людей с факелами в руках. Огонь отсвечивал на лезвиях мечей. Приглядевшись, Алекс узнал черные мундиры солдат и темные капюшоны некромантов.

Понимая, что встреча с ними не входит в его ближайшие планы, Алекс вжался в стену здания, рядом с которым стоял, жалея, что ему не даровали способность становиться невидимым, хотя бы на пару минут.

Шумные враги промаршировали мимо него прямо к алхимической лавке. Особо не церемонясь, выломали двери и ворвались внутрь. Снаружи остались стоять около десяти солдат и четырех некромантов. Изнутри послышались протестующие крики, топот и пару раз даже ударили знакомые фиолетовые вспышки.

Усмехнувшись, Алекс продолжал вести наблюдение. Надо подождать, пока вода в мирном омуте ордена станет достаточно мутной, тогда можно действовать самому.

Перед зданием собрались несколько зевак. Некоторые из зрителей покачивались, еле стоя на ногах. Другие просили у солдат милостыню. Третьи спорили, отвечая на вопрос, чем это Акхазриель умудрился не угодить властям.

Поскольку приближалось время его выхода на сцену, Алекс подошел к пьянице рядом с собачкой и стащил с него поношенный кафтан и помятую изорванную шляпу. Дворняжка не протестовала, только продолжала мирно махать хвостом в знак одобрения его действий.

Напялив на себя вонючую и грязную одежду, Алекс снова поменял цвет шкуры на рыжий и притворившись бродяжкой, тоже влился в группу зевак рядом с разгромленной лавкой алхимика. К тому времени спорщики пришли к единому мнению, что Акхазриель, скорее всего, попался на торговле запрещенными возбуждающими травами, вроде желтой беладонны.

Прошло с полчаса, шум и разговоры на повышенных тонах в лавке прекратились. Наоборот, оттуда послышался довольный смех, а чуткий нос Алекса уловил ароматы первоклассного эля.

— Ловок, паскуда, — проницательно подметил один из участников дискуссии. — Сунул золото начальству и все, ускользнул из лап правосудия.

— Теперь и дальше будет впаривать травку, — признал его оппонент.

— Верно, сволочь он, этот ваш гребаный черножопый эльф! — закричал один из раскачивающихся свидетелей происшествия. — Он мне тогда вместо зелья от головных болей слабительное подсунул! Ломайте лавку!

Но солдаты предупреждающе ощетинились копьями, а некроманты подняли руки, окруженные фиолетовым паром, готовым смениться порождающими скелетов всполохами.

— Пошли отсюда, — один из спорщиков потянул другого за рукав. — Мы еще с тобой так и не решили, существуют ли параллельные миры, как об этом проповедовал один из священников. У меня осталась бутылочка крепкого эля, давай раздавим ее под аккомпанемент нашей плодотворной беседы.

Второй не особо сопротивлялся и вскоре они скрылись в темном переулке. Толпа начала потихоньку расходиться и из лавки как раз вышли солдаты и чародеи.

В командирах отрядов Алекс узнал Тачибана и Феранда. С ними, оживленно жестикулируя, разговаривал высокий темный эльф.

Надвинув шляпу на лоб и пользуясь тем, что на него никто не обращает внимания, Алекс вошел в алхимический минимаркет. Один из солдатов у входа все-таки пытался его остановить, но Алекс пробормотал: «Я принес товар» и солдат пропустил вонючего курьера, не желая с ним связываться.

Он очутился в обширном помещении, заставленном прилавками, мешками и ящиками с пахучим содержимым. В углу на огне печи варился котелок. Рядом на столе в тусклом огне свечей блестели бутыли и флаконы. На аптекарских весах лежали гирьки и кучки синего порошка. Из соседней комнаты доносился негромкий разговор.

Наслюнявив пальцы, Алекс потушил пару свечей, оставив только одну. Затем снял вещи пьянчужки и остался без одежды. Принял цвет окружающих дощатых стен и медленно двинулся к двери во внутренние помещения.

Разговор прервался, из соседней комнаты выглянул бдительный помощник, тоже темный эльф. Благодаря принятым мерам, Алекс остался незамеченным.

— Да ладно, наверное ветром свечи задуло! — сказал голос его собеседника, в котором, Алекс, затрепетав, признал голос Секухона. Присмотревшись, он узнал в помощнике того самого пронырливого гонца, что привел их с Настей к Секухону, повстречав их на рынке.

Не посмев противоречить шефу, помощник снова исчез в соседней комнате. Разговор возобновился. Судя по всему, Секухон обсуждал с ближайшими соратниками, с чего это вдруг ярл и Феранд вздумали искать украденную карту в штаб-квартире ордена.

Из торгового помещения вглубь вела еще одна дверь. Алекс очень рассчитывал, что это не просто какая-нибудь кладовая или подсобка, а переход в другие неизведанные пространства, в конце которых он найдет наконец, измученную Настю.

Тихонько открыв дверь, Алекс выглянул за нее и в самом деле увидел узкий коридор. За поворотом он обнаружил еще двери, деревянные, а в конце коридора еще одну, только железную. Она была заперта на ключ и Алексу пришлось пустить в ход свои замечательные отмычки земного производства. За деревянными дверями он не ожидал увидеть ничего интересного, это наверняка спальни или кладовые, а вот железная явно вела в интересующем его направлении.

После небольшого усилия металлическая преграда со скрежетом пала перед его напором и Алекс проник на территорию главного убежища Хрустальной розы.

Здесь на удивление почти не было людей. Пробираясь по коридорам, стены которых выложили мелкими камушками, Алекс наскоро обшарил каждое помещение. Большая часть дверей была не заперта, в некоторых комнатах лежали люди и сладко спали.

С одной из дверей, тоже железной, Алексу пришлось повозиться, там было целых три замка. Открыв ее, он попал в комнату с железными стенами, явно защищенными от огня. Здесь явно было что спасать от пожара, потому что сундуки и мешки в комнате были заполнены золотыми и серебряными монетами, а еще украшениями с драгоценными камнями. Богатств было больше, чем в давешней спальне торговца Баллатона. Эдакая пещера Алладина и сорока разбойников. Вздохнув, Алекс вышел, потому что на сегодня у его операции была несколько иная цель.

Впрочем, он не остался внакладе. На выходе около двери Алекс заметил свой собственный рюкзак и хотя не имел понятия, как он сюда попал, тут же проверил содержимое и радостно закинул за спину. Из рюкзака на первый взгляд ничего не пропало, даже коробочка с драгоценностями из особняка с Земли, виновница его перехода в этот магический мир, осталась на месте.

В конце очередного коридора он нашел новую железную дверь и взломав ее, попал по винтовой лестнице на нижний уровень. Надо же, а снаружи лавка Акхазриеля выглядела как обычный простецкий домик без подвохов и сюрпризов.

В первой же комнате справа по коридору Алекс обнаружил Настю. Девушка мирно спала на кровати и не выглядела замученной до полусмерти. Постель застелена атласными одеялами и простыней, на девушке соблазнительная шелковая сорочка, рядом на столике фрукты и початая бутылочка. А еще там лежал Рубиновый коготь.

Чуток поразмыслив, Алекс сунул артефакт в рюкзак, наклонился и потряс Настю за плечо. Девушка проснулась не сразу, а когда открыла глаза и увидела Алекса, то отпрянула назад.

— Ты откуда здесь взялся, придурок? — спросила она, мелко дрожа.

— Мимо проходил и за тобой зашел, — ответил Алекс, отметив, что лексикон девушки за время пребывания у воров не претерпел изменения к лучшему.

— Ну вот и иди дальше, тупой недоносок! — почти выкрикнула Настя. — Не то я сейчас Секуху позову.

Поначалу Алекс решил, что девушка шутит, но присмотревшись, понял, что она говорит серьезно.

Глава 19. Кто знает, может еще встретимся?

На всякий случай Алекс решил уточнить, а то может быть Настя имела ввиду что-нибудь другое:

— Я пришел за тобой, Настя! Это я, Алекс. Мы ехали в столицу, помнишь?

Девушка поморщилась и зажгла свечу на столе.

— Да помню я все отлично, что ты меня за дуру держишь?! И зовут меня, кстати, не Настя, а Анастасия, мог бы уже давно понять. Для близких друзей я просто Ани, но ты в их число не входишь, усек?

Давным-давно, когда Алекс был еще сопливым мальчишкой, дядя Олег, старый жулик, обучавший юнца воровскому ремеслу, сказал про женщин:

— Легче поймать ветер в поле, чем удержать женщину. С глаз долой, из сердца вон, помни эту поговорку. И не расстраивайся особо, если она от тебя убежала.

До сегодняшнего дня Алекс и сам не заметил, как прикипел сердцем к озорной плутоватой кошечке. И, конечно же, в необъятной глупости своей полагал, что она относится к нему точно также. А на самом деле его удел это максимум френдзона, да похоже и оттуда его уже давно выселили.

— А как же отшельник, столица, коготь? — спросил Алекс напоследок, стараясь пробудить в ветреной красавице хоть какие-то остатки симпатии к нему.

— Ах да, отшельник Зансеос, — вспомнила Настя давно позабытую цель. — А зачем мне идти к нему, если все, что он предсказал, сбылось?

— Он предсказал, что ты останешься тут? — изумленно спросил Алекс. — Что-то ты мне об этом не говорила.

— Он сказал, что после бегства из могущественной организации мне поможет лев, чья любовь еще не иссякла. Это, конечно же, Секухон. А еще Зансеос предсказал, что после этого я обрету любовь.

— Я не могу сказать, что твой благородный лев нам как-то помог. Наоборот, он сдал меня ярлу и некроманту, — скептически заметил Алекс.

— Это было просто недоразумение, — ответила Настя. — Во всяком случае, мне теперь незачем идти в столицу или к отшельнику. Я и вправду обрела любовь. И в знак моей любви отдала избраннику Рубиновый коготь.

— Значит, ты отдала коготь своему ненаглядному Секухе? — бешено спросил Алекс, раздуваясь от ревности. — А меня забыла об этом предупредить?

Настя беспечно пожала плечами и налила эля в серебряный бокал с тонкими стенками.

— Вообще-то, этот коготь тебе и не принадлежал. Ты забыл, о чем вы договаривались с Калмуфом? Разве я виновата, что ты бросил свою долю добычи в подземном переходе?

Удивительно, как быстро друг может превратиться во врага. За несколько мгновений на глазах Алекса его бывшая союзница превратилась в непримиримую противницу.

— После того, как твой сраный Калмуф нарушил все договоренности и послал мага убить нас, наша сделка с ним потеряла всякую силу, разве это не понятно? — холодно осведомился Алекс. — А свою добычу я оставил, чтобы вытащить из-под земли чью-то обожженную задницу, ты забыла об этом?

Настя отпила эля и отсалютовала бокалом Алексу.

— Я имею на коготь больше прав, поэтому не нуждаюсь в твоих советах, что делать с ним. Спасибо, конечно, что спас меня, только поэтому я еще не расправилась с тобой. Проваливай отсюда, пока я не позвала Секуху.

Тут она поглядела на стол внимательней и ее морда исказилась от ярости:

— Где коготь, тварь? Только не говори, что не трогал его!

Алекс усмехнулся и похлопал себя по плечу.

— Было твое, стало мое. Я тебе тоже не собираюсь давать советы…

Ему пришлось прерваться, потому что Настя с диким рычанием бросилась на вора. Оттолкнув взбесившуюся девушку, успевшую, однако, его поцарапать, Алекс отодвинулся к двери. Настя упала на кровать и завопила:

— На помощь, Секухон! Он здесь, Черный призрак здесь!

Стащив рюкзак со спины, Алекс крикнул:

— Да заткнись ты уже, вот он твой коготь! — а сам, орудуя двумя лапами внутри рюкзака, быстро открыл усыпляющую мазь, которой его снабдила в свое время девушка и помазал кончики когтей на артефакте.

Настя и в самом деле замолчала, сидя на постели с расширенными глазами.

— Где же он? — пробормотал Алекс, оттягивая время. Наконец, он окунул все выступающие части когтя во флакон и они заблестели в колеблющемся пламени свечей. — Ах да, вот он, наконец-то. Я его засунул на самое дно, понимаешь?

Он извлек бесценный ключ из рюкзака и подошел к Насте, протянув коготь и успокаивающе говоря, как капризному ребенку:

— На, забери свой коготь, мне он даром не нужен. Я поеду в столицу и заработаю там себе на жизнь. Только скажи Секухону, чтобы прекратил на меня охоту, потому что карта не у меня.

Настя протянула лапу, чтобы взять коготь. Алекс схватил ее другой лапой, притянул к себе и вонзил коготь в плечо. Девушка тоненько мяукнула, совсем как кошка, которой наступили на хвост и отпрянула.

— Ах ты, мразь, — прошептала она. — Это же надо догадаться, использовать против меня мое собственное снадобье…

А затем зеленые глаза девушки закатились и она повалилась на постель мордой вниз.

— Что поделать милая, ты не оставила мне выбора, — ответил Алекс и перевернул Настю набок, чтобы она не задохнулась во сне. — Счастливо оставаться со своим любимым Секухоном. Кто знает, может еще свидимся?

Он спрятал коготь снова в рюкзак, стараясь не касаться блестящих кончиков артефакта. Не хватало еще поцарапаться и самому заснуть здесь в обнимку с бросившей его компаньонкой.

В коридоре было тихо. На крики девушки никто не отозвался. Алекс пошел обратно тем же путем, каким и очутился здесь.

Путь обратно не занял много времени. Когда он поднялся на уровень выше, в узкий коридор из боковой комнаты внезапно вывалился орк, явно не первой трезвости. Алекс успел запрыгнуть на землистый потолок и спрятался там, растопырив лапы в стороны.

Когда орк проходил под ним, из-под лап Алекса просыпалась земля и пыль. Орк поднял толстую голову вверх и посмотрел на потолок мутным взглядом. Ему показалось, что наверху по черному земляному покрытию прошли трещины в виде человекоподобной фигуры. Поморщившись, обитатель убежища потряс головой, пробормотал: «Чего только не предвидится!» и отправился дальше за новой порцией горячительного напитка. Когда орк скрылся за поворотом, Алекс спустился на пол и благополучно отправился дальше.

В помещении, соседствующим с торговой комнатой, шли уже совсем другие разговоры. Там было много больше человек, чем раньше. Теперь переговорщики зажгли светильники и на стене Алекс заметил по меньшей мере пять активно жестикулирующих теней.

Спор шел на повышенных тонах. Когда проскользнуло упоминание о Рубиновом когте, Алекс остановился возле прилавка с охапками душистых цветов и навострил уши.

— Секухон, все мы знаем о вашей давней дружбе с Ани. Она сделала в нашем ордене неплохую карьеру, поднялась до магистра, что для девушки, прямо скажем, очень хороший результат. Она могла стать генералом, первым генералом женского пола во всей Крании, понимаешь? — голос был незнакомый, наверное, кто-то из посланцев Калмуфа. — Но предпочла стащить коготь и убежать с первым попавшимся проходимцем, с этим долбаным Черным призраком. За это мы подвергли ее процедуре остракизма. А ты теперь снова взял ее под свое крылышко и наивно думаешь, что эта девка не кинет тебя при первой возможности?

«Эй, я вообще-то Черный барс!», в который раз мысленно возмутился Алекс. «Неужели так трудно запомнить?».

— А теперь послушай меня, Бишолайс, — сказал Секухон и Алекс услышал в его голосе плохо сдерживаемую злость. — Вы пришли в мой город и требуете, чтобы я выдал вам мою старую подругу. Тигроидку, доверившуюся мне. Вы утверждаете, что у нее так называемый Рубиновый коготь, но не приводите каких-либо доказательств. Вы говорите, что это по моему заказу Черный призрак ограбил ярла, но опять же это снова пустые слова. Теперь вопрос: как долго вы будете сотрясать воздух и как долго мне терпеть все это?

Если бы Алекс не видел Рубиновый коготь собственными глазами полчаса назад, он бы решил, что Секухон сказал правду, так убедительно говорил генерал. Видимо, и Бишолайс поверил тоже. Он решил притормозить на самом скаку.

— Секухон, твой голос имеет большой вес в вордовском сообществе, — сказал посланец Серебряной полумонеты. — И у меня действительно нет доказательств. Если ты говоришь, что Анастасия ничего не знает о Рубиновом когте, так тому и быть. Единственное, что у нас есть и почему мы явились сюда, это анонимное послание, которое мы получили сегодня. В нем утверждается, что Рубиновый коготь и карта Алой комнаты спрятана здесь, у тебя. Поэтому мы и пришли к тебе.

— С каких пор вы начали верить анонимным писулькам, Бишолайс? Разве честный вор может прислушиваться к какому еще посланию, кроме послания Змеиной богини? Когда Ани явилась ко мне, израненная и несправедливо преследуемая вами, я спросил у богини, как мне быть. И богиня ответила, что мне следует оказать помощь давней подруге. Что я и сделал.

Они надолго замолчали. Алекс тоже застыл на месте, желая знать, чем закончатся переговоры. Наверное, смотрят друг на друга, сидя за столом и сверлят глазами.

— Что же ты предлагаешь, Секухон? Поверить тебе и уехать из Шоследо с пустыми руками? — спросил наконец Бишолайс.

— Нет, почему же, — ответил Секухон. — Давайте объединим усилия и поймаем этого неуловимого Черного призрака. Его ищет весь город и я сам бы с удовольствием послушал, что он ответит насчет когтя и карты. Чертов ублюдок без спросу явился в наш город и перевернул здесь все вверх тормашками.

— Отлично, Секухон, — сказал Бишолайс с облегчением. — Это то, что я хотел услышать. Нам ничего больше не надо, кроме как поймать этого урода. Из-за него в Тиевиле на нас ополчились торговцы и маги.

— Может, теперь соизволишь выпить изумрудного эля, Бишолайс? — спросил Секухон. — Я открываю его только в особых случаях.

Зазвенели бокалы и послышался звук льющейся жидкости. Алекс двинулся дальше, потому что услышал, все, что было нужно.

Пройдя пару метров, он наткнулся на черный мундир. Прямо в нос ему уперлась пряжка ремня. Алекс оцепенел от страха и едва осмелился поднять голову. Сверху на него смотрел верзила солдат. Он был орком и снисходительно улыбнулся пойманному им вору.

Алекс от неожиданности открыл рот, а солдат ткнул в его лоб ручищей и сказал:

— Передай своему хозяину Акхазриелю, чтобы прислал в замок еще болеутоляющего зелья для жены Тачибана. У нее опять рези в желудке.

И поскольку Алекс молчал, солдат хлопнул его по плечу и спросил:

— Ты понял меня?

Алекс кивнул и сказал:

— Аха.

Солдат улыбнулся еще шире, кончики клыков сверкнули из-под носа. Он направился к выходу, сказав на прощание:

— А я тебя сначала не заметил, хорошо спрятался.

Алекс снова кивнул и едва успел спрятаться, когда в торговое помещение снова заглянул черный эльф, помощник Секухона. Он заметил уходящего орка и крикнул:

— Чего хотел, солдат?

Орк, не оборачиваясь, ответил:

— Чего хотел, я уже сказал, — и вышел из лавки.

Черный эльф снова скрылся в соседней комнате. Алекс тоже не стал мешкать и вышел из лавки.

На улице все также царила ночная тьма. Посмотрев в стороны, Алекс не заметил ни души. Он пошел по улице обратно на постоялый двор, часто оглядываясь и проверяя, не следит ли кто за ним.

Ночной город спал и видел сны. Над головой в черном небе сияли звезды. То и дело некоторые срывались и падали вниз. На западе пролетел метеор и сияние от его хвоста долго тлело на небе. Алекс подумал, что если бы находился на Земле, то это, скорее всего, приняли бы за пролет искусственного спутника.

По тихим улочкам он добрался до постоялого двора. Во дворе стоял конюшня, там спали лошади и одна лягнула во сне калитку. Алекс тихонько прошел в свою комнату, собрал сумку и вышел.

Уйдя со двора, он направился к другому, рядом с «Толстым узлом», где они с Настей, въехав в Шоследо, оставили повозку.

Он нашел лошадей в конюшне, а повозку рядом со зданием, где жили постояльцы. Мешки с добычей он обнаружил в кладовке на первом этаже. Животных и повозку Алекс не стал трогать, а вот добычу забрал.

Поначалу он недоумевал, почему Настя не распорядилась забрать их, но потом решил, что девушка совсем сдурела от любви и забыла о добыче.

Рынок располагался неподалеку и даже ночью там копошились люди. Торговцы и их слуги готовили палатки к очередным продажам, а еще всюду ходили сторожа, охраняющие товары.

С очередного постоялого двора Алекс направился к секретному проходу из города, принадлежащего ордену Четырехглазой кобры.

Было немного жутковато пробираться по темному туннелю ночью и почему-то раскованное воображение Алекса начало рисовать ему всяких мертвецов и зомби, поджидающих его в темноте. Затем он вспомнил, что и так находится в чудном мире, где подобные страшилища и так разгуливают здесь где угодно. Поэтому впоследствии Алекс приободрился и уже довольно весело выбрался из убежища.

Дальше он пошел по памяти и вскоре оказался вблизи тайного дома ордена, укрытого в кустах. Остановился, раздумывая, как теперь найдет замаскированный вход в убежище и внезапно услышал сверху угрожающий рык:

— Проходи, нечего тут ошиваться.

Алекс поглядел наверх и увидел в ветвях вяза неясную тень. Он заносчиво ответил, потому что устал и желал поскорее попасть к Дрер'аерафу:

— Где желаю, там и ошиваюсь.

Ветки затрещали и с дерева спустился охранник, размахивающий мечом. Он угрожающе спросил:

— Может быть, тебе яйца отрезать, чтобы ты знал, где можно ходить, а где нет?

— Весьма интересная перспектива, — устало ответил Алекс. — Но я хочу перекинуться с Дрер'аерафом парой слов, поэтому пусти меня, Огас и оставь мои яйца в покое.

— Ох, это ты, мой самый лучший друг! — сказал, смеясь, Огас, так как это действительно был вспыльчивый помощник генерала. — А я тебя не узнал! Это же только вы, тигроиды, прирожденные воришки, прекрасно видите в темноте.

Он показал Алексу почти незаметный люк в земле, присыпанный сверху землей с кустиками и открыл отверстие. Алекс поблагодарил бдительного часового и спустился по железной лестнице вниз. Ему показалось, будто он очутился в канализации.

Лестница привела его в туннель, в конце которого горел слабый свет. Стены укрепили досками и вертикальными балками. Алекс пошел на свет и вскоре стоял перед кельями, прорытыми в боковых стенках туннеля.

По сути убежище оказалось огромной норой. Несмотря на то, что в туннеле было душно, его создатели предусмотрели систему вентиляции и Алекс чувствовал, как откуда-то дует свежий воздух.

Кельи были зашторены большими кусками ткани. Алекс хотел отодвинуть ближайшую занавеску, но из дальней кельи раздался голос Дрер'аерафа:

— Не туда.

Усмехнувшись, Алекс направился дальше и вошел в нужную комнатку.

Это оказалось небольшое помещение без углов и окон. В глубине выдолблена кровать, ближе к входу круглый столик из сруба и пара стульчаков, сколоченных из полен. На столике горел светильник, стояли деревянная миска и глиняная кружка. Уютное, надо признать, жилье из экологически чистых материалов.

Дрер'аераф сидел на кровати и читал послание. Рядом на постели лежала целая гора свитков.

— Где твоя ненаглядная? — спросил он. — Давай, знакомь. Чего спрятал ее, стесняется, что ли?

Алекс покачал головой.

— Один я вернулся. Она решила остаться.

Генерал ордена, похоже, не слишком удивился. Видимо, за долгую жизнь достаточно хорошо познал женскую натуру.

— Ну и в пекло ее, найдешь другую, получше. Ты теперь куда?

— Я вообще собирался в столицу вашу, — ответил Алекс. — Но хотел еще по дороге заглянуть к отшельнику. Слышал про такого?

— Про Зансеоса? Конечно, слышал. Мизарус с ним хорошо знаком. Будущее хочешь узнать?

— И будущее, и прошлое, — туманно улыбнулся Алекс. — Где его найти?

— Иди на северо-запад от города. Пройдешь поселение Сроклэнд, а там спросишь у любого, покажут. Он живет у подножия Мохнатой горы. Только ты может, того, переночуешь у нас, а потом пойдешь с утречка? Угрюм-лес в ночное время не самое приятное место для прогулок.

— Нет, спасибо, — отважно сказал Алекс. — Я пойду. Зашел только попрощаться. Не поминайте лихом, как говорится.

Дрер'аераф поднял кулак и потряс в воздухе.

— Ну, тогда удачи, Черный призрак. Кто знает, может еще встретимся?

Из соседних келий несколько голосов, среди которых Алекс различил голос Гермениона, повторили:

— Удачи, Черный призрак.

Глава 20. Путешествие по Угрюм-лесу

Утро Алекс встретил в лесу. Обычно считается, что на природе можно отлично выспаться, а затем идти по своим делам со свежими силами, но он почувствовал себя замерзшим, измотанным и голодным.

Выйдя из убежища ордена, Алекс бодро прошагал несколько километров по лесу, а затем устроился на ночлег. Костра разводить не стал, потому что жарить было нечего.

Поначалу спал, как и всякий неопытный турист, на земле. Затем, заслышав как недалеко воют волки, быстро перебрался на дерево. Ветки были тонкие и неудобные для взрослого тигроида, вдобавок под утро в лесу сильно похолодало. Короче говоря, утром Алекс чувствовал себя не самым лучшим образом, выругал себя за то, что по дурости своей отказался от ночлега у ордена и устало потащился по лесу. Помнится, Дрер'аераф называл его Угрюм-лесом.

Почему такое нелицеприятное название, стало понятно почти сразу. Редкие деревья, сквозь ветви которых весело пробивалось солнце, вскоре сменились темной чащей, куда лучам вход был воспрещен. Алекс шел и на ходу пугливо озирался на далекий волчий вой или визг кабана. Действительно, не самое удачное место для загородного похода.

К полудню Алекс выбился из сил и прилег отдохнуть у большого дерева. Помимо сквернословия в свой адрес из-за того, что не остался переночевать у Дрер'аерафа, теперь он ругал себя еще и за то, что не догадался захватить провизии.

Лес не курорт, здесь не стоят шашлычные на каждом углу. За утро Алексу удалось перехватить малины в кустарнике и еще он нашел несколько грибов. Вода ему не попадалась и он был бы далеко не прочь оросить горло живительной влагой.

Подремав с полчаса, Алекс достал из рюкзака лук, натянул тетиву и приготовил стрелы для стрельбы. Потихоньку отправился дальше. Если попадется олень или кабанчик, он постарается обеспечить себя обедом.

Высоко в ветвях деревьев щебетали птички. Издалека послышался стук, похожий на барабанную дробь. Наверное, дятел бил по стволу дерева. В лесу было темно. Повсюду росли непроходимые заросли, через которые приходилось с трудом продираться.

Через несколько часов Алекс заметил впереди просветы между деревьев и вскоре выбрался из чащобы на прогалину. Не выходя на открытое место, он сначала осторожно осмотрелся.

И правильно сделал. Лесную поляну оккупировали мамонты и великаны. В центре поляны росли дубы, а рядом возвышалась небольшая скала. У подножия скалы великаны вырыли углубление и прикрыли ветками и звериными шкурами. Получился большой шалаш. Рядом горел костер, стояли ящики, мешки и даже большой железный сундук, крышка которого была на уровне головы взрослого человека.

Мамонты паслись на краю поляны, обрывая хоботами ветки с деревьев. Алекс насчитал троих животных.

Великанов было двое. Один лежал на земле рядом с шалашом, завернувшись в одеяло из все тех же звериных шкур. Другой ходил неподалеку от мамонтов с дубинкой на плече, переваливаясь с ноги на ногу.

В другое время Алекс предпочел бы обойти опасное место стороной. Он уже делал так раньше. Но увидев, что на костре жарится целая туша кабана, Алекс сглотнул слюну и поклялся, что отведает кусок, даже если против него ополчится целое полчище великанов.

В целом, задача не представлялась слишком сложной. Можно обойти поляну по кругу, оставив мамонтов и великанов за скалой и деревьями в центре. Уйдя таким образом из их поля зрения, можно добраться до костра и отрезать себе кусок мяса. Если получится, надо стащить воды или эля или чего там еще пьют великаны.

Короче говоря, учитывая его успехи на воровском поприще в этом мире, Алекс не думал, что кража еды у великанов отнимет у него много усилий. Как и планировал, он обошел поляну по кругу, двигаясь на юго-запад.

В одном месте он заметил пещерного тигра, пристально глядящего на мамонтов из кустов. Алекс замер на месте и поблагодарил небеса, за то, что по привычке передвигался бесшумно и маскировал свою шерсть под окружающую листву кустарников. Тигр посмотрел на мамонтов еще минут пять, а потом развернулся и ушел снова в лес, предпочитая не связываться с великанами. Алекс не придал этому знаку судьбы особого значения.

Вскоре он добрался до точки, откуда оставался невидимым для обитателей поляны. В голову пришла мысль подождать до темноты, но жажда и голод нетерпеливо гнали его вперед.

Выйдя из зарослей и ступив на низкотравье поляны, Алекс перебежками начал приближаться к центру. Иногда он останавливался, прижимался к траве, едва доходящей ему до колен и бегло просматривал все вокруг.

В траве трещали кузнечики. В небе парили птицы. Солнце палило вовсю, иногда скрываясь за белыми тучками. Все вокруг дышало миром и благодушием.

Первым делом Алекс дошел до деревьев в центре поляны. Это были вязы и дубы, у подножий поросшие высокими кустами. Ориентируясь по памяти и примерно запомнив, где лежит великан, Алекс шагнул в тень деревьев и раздвинул руками заросли. Он хотел пройти через рощицу напрямик и выйти к костру.

Запахи жареного мяса, молока и сыра дразнили его обоняние. Алекс никогда бы не подумал, что великаны доят мамонтов и делают сыр из их молока, но они действительно так делали. Уши его уловили раскатистый храп, исторгающие могучие легкие гиганта.

Он прошел через заросли, раздвигая их руками и споткнулся о толстое бревно, лежащее в кустах. Чуть не полетел на землю и мысленно выругался. Затем сделал еще пару шагов и увидел перед собой мерно вздымающийся и опускающийся холм.

Присмотревшись, Алекс увидел на холме волосы и звериные шкуры. Он понял, что стоит перед спящим третьим великаном, лежащим в тени деревьев. То бревно, о которое он споткнулся, было вытянутой рукой великана.

Поначалу Алекс похолодел от страха. От великана ужасно воняло, как от стада коров. К запахам пота, мочи и навоза примешивались пары алкоголя. Великан лежал пьяный, да еще немного похрапывал. Осознав это, Алекс успокоился и начал прикидывать, как лучше преодолеть препятствие: обойти или перелезть.

Плюсы и минусы обоих вариантов были очевидны. Обходить дольше, но безопаснее. А перелезть гораздо рискованнее, можно разбудить великана, да еще и попасться на глаза его товарищам на поляне. Но зато так можно быстрее добраться до костра.

Ароматы жареной кабанятины продолжали терзать обоняние Алекса и он решил руководствоваться принципом «кто не рискует, тот не ест кабана и ходит голодный». Поэтому он шагнул к мерно дышащему холму и полез вверх, цепляясь за волосы на боку великана.

Когда он поднялся на пару метров, волосы в лапе оборвались и Алекс чуть не полетел на землю. Чтобы не упасть, пришлось вцепиться когтями в кожу великана, впрочем, грубую, как кора дерева.

Гигант лежал на спине и Алекс планировал подняться ему на грудь и спуститься с другого бока. Он надеялся, что ему не придется идти рядом с гениталиями великана.

Поначалу все шло по плану. Алекс взобрался на грудь великана, действительно похожую на небольшой холм. Здесь тело великана укутывали шкуры больших животных, кажется бизонов. Алекс сделал несколько шагов, ноги утопали в шкурах, как в ворсистых коврах.

Он дошел до противоположного края груди великана и посмотрел вниз. Прикинул высоту и решил, что прыгать не стоит, лучше аккуратно слезть. Глянул влево, где высился бородатый подбородок великана. Каждый волос был толщиной с палец обычного человека.

В это мгновение великан резко выдохнул и на Алекса будто бы дунул порыв ветра. Алекс поморщился, еле вытерпев вонь алкогольного перегара.

Затем великан поднял руку. Алекс в панике смотрел, как гигантские пальцы несутся к нему в воздухе, угрожая придавить, как назойливого комара. Ему пришлось откатиться в сторону, чтобы не попасть под удар огромной ладони.

Почесав грудь, великан перестал храпеть и повернулся на бок, не открывая глаз. Чтобы не скатиться вниз, Алекс вцепился в шкуры и повис над землей, стукаясь о грудь великана.

Но неугомонный гигант, поворчав, снова почесал грудь и Алексу пришлось отпустить шкуру и все-таки упасть на землю. Кусты смягчили удар и он приземлился на все четыре лапы.

Великан заворочался на земле, грозя придавить человека и Алекс отбежал в сторону. Он присел в кустах, наблюдая за беспокойным соседом. Тот как раз нечаянно задел коленом вяз и дерево затряслось, грозя завалиться набок.

Наконец, великан успокоился и захрапел дальше. Выглянув из кустов, Алекс обнаружил, что оказался совсем недалеко от костра. Другой засоня-великан так и продолжал спать на земле, ни разу не пошевелившись. Третий, следивший за мамонтами, успел сесть на траву и положил дубинку рядом с собой. Он сидел спиной к костру, а, следовательно и к Алексу.

Раз уж так вышло, расхититель провизии не стал терять времени. Он быстро подкрался к костру, достал нож и отрезал здоровенный кусок мяса от горячей ляжки кабана.

Нетерпеливо откусил от добычи и сунул ее в мешок. Затем отрезал еще ломоть. Посмотрел по сторонам и увидел недалеко от костра на подстилке желтые бесформенные головки сыра. Подошел и отрезав кусок, тоже сунул в мешок.

Оглядевшись еще, Алекс увидел неподалеку громадный глиняный кувшин. Это то, что нужно больше всего.

Подскочив к кувшину, Алекс отодвинул крышку и почуял терпкий запах эля. Аромат напоминал запах белого вина. Наклонившись, Алекс перелез через горлышко кувшина и окунул лицо в густую жидкость. Начал жадно пить, жалея о том, что у него нет с собой термоса или захудалой бутылки, чтобы набрать про запас.

Сквозь толщу эля Алекс почувствовал, что кувшин трясется, будто произошло землетрясение. Он мгновенно выпрямился и высунул голову из горлышка. Обернулся, стирая лапой эль с морды и вовремя увидел рядом с собой двух разъяренных великанов, неожиданно очнувшихся от спячки. Третий тоже быстро приближался к месту происшествия, грозя дубиной и оставив удивленных мамонтов на краю поляны.

Действовать надо было быстро, без раздумий, на голом рефлексе. Алекс отпрыгнул в сторону от кувшина, как заправская кошка, да еще и кувыркнулся в воздухе, выправляя центр тяжести, чтобы приземлиться на все четыре лапы.

Великаны обрушили на кувшин кулаки. Они были далеко не так проворны, как Алекс и туго соображали, но зато обладали чудовищной силой. Нив чем не повинный кувшин разлетелся на осколки и эль растекся по земле.

Мало какое зрелище могло разозлить лесных жителей еще больше, чем вид разлившихся спиртных напитков. Заревев на весь лес, великаны развернулись к Алексу и бросились к нему, стремясь раздавить ступнями. Алекс еле успевал уворачиваться от их монументальных ног.

— Господа! — кричал он, еле видимый в клубах пыли, поднятой разбушевавшимися колоссами. — Я просто проходил мимо и отведал кусочек вашей стряпни. Отпил чуть из кувшина. Ну что вы, в самом деле? Много убыло с вас?

Но великаны не успокаивались и продолжали топтать воришку, гоняясь за ним вокруг костра. К ним присоединился и третий исполин, размахивающий дубинкой. Он пару раз ударил по земле, чуть не зацепив Алекса. Тот понял, что надо срочно уходить, иначе скоро его превратят в лепешку.

Чтобы затруднить погоню, он улучил момент и забежал в рощу посреди поляны. Стволы деревьев загораживали великанам дорогу, а густые заросли скрывали Алекса от их взора.

Великаны потеряли его из виду и с досадой стукнули по деревьям. Вязы покачнулись. Алекс неподвижно сидел в кустах, постаравшись максимально слиться с ними.

Озлобленно переговариваясь между собой на незнакомом языке, великаны обыскали рощу, но так и не нашли похитителя кабанятины. Пару раз они чуть его не раздавили, но Алекс проявил выдержку и не пустился бежать, когда в метре от него опустилась огромная рука и обшарила кусты.

Вскоре великаны успокоились и уселись возле костра. Сквозь заросли Алекс видел, как один достал из сундука еще один кувшин и отпил оттуда. Чего тогда так взбеленились, когда разбился первый сосуд?

Не желая рисковать, Алекс просидел в кустах до вечера. Великаны обладали превосходным слухом или обонянием, иначе как бы они засекли его, когда он пил эль? Поэтому Алекс дождался, когда на лес спустится темнота и великаны окончательно забудут о нем. Затем он тихонько удалился, оставив рощу между собой и великанами.

В ночном лесу водились волки и медведи, но Алекс предпочел бы встретиться с ними, чем иметь дело с великанами. Он ушел подальше в чащу, забрался на дерево и поужинал наконец жареным мясом и сыром, запахи которых терзали его нюх все это время.

Потом Алекс уснул, жалея, что не удалось стянуть у великанов крынку мамонтова молока.

Ночью погода испортилась и пошел дождь. Впрочем, капли почти не проникали сквозь густую крону деревьев и их мерный стук по листьям, наоборот, убаюкивал.

Утром Алекс, против ожидания, проснулся отдохнувшим. Видимо, сказалось то, что он довольно-таки сытно поужинал и спал на удобных толстых ветвях. Только зверски хотелось пить.

После дождя в воздухе чувствовалась особая свежесть. Алекс шел по утреннему лесу и вскоре услышал журчание воды. Это был самый благостный звук на свете. Он пошел на звук и вскоре обнаружил родник.

Напившись от души, Алекс почувствовал себя на седьмом небе от счастья. Как все-таки мало надо человеку, чтобы быть довольным жизнью.

Воду было некуда налить и Алекс не стал изощряться и сооружать из непромокаемых стенок рюкзака сосуды для хранения воды. После перенесенных приключений он верил, что в крайнем случае найдет воду в лесу. Поэтому, отдохнув у ручья, Алекс направился дальше.

Оглядевшись, он заметил, что деревья уже не стоят так близко и лес поредел. Неужели он прошел его?

Вскоре лес прервался пересохшим руслом реки, поросшим густыми высокими кустами. На другом берегу снова начинался лес и далеко над деревьями Алекс заметил струйки дыма, поднимавшиеся в серое небо. Где-то там находилось поселение, о котором говорил Дрер'аераф.

Кинув взгляд в стороны, Алекс убедился, что пересохшее русло уходит далеко и вправо и влево. Обходить его слишком долго, зачем терять много времени и сил? Поэтому достав нож, Алекс отважно спустился вниз, разрубая на своем пути высокие и толстые стебли трав.

Влажная земля скользила под ногами, в лицо бросались целые тучи комарья, из травы выпрыгивали потревоженные лягушки и ящерицы. О том, что здесь могут водиться змеи, Алекс вспомнил в последнее мгновение, когда было уже поздно.

Когда он срубил очередную порцию сорняка и споткнулся о камень, торчащий из земли, навстречу, разинув пасть, выпрыгнула толстая пестрая змея с двумя желтыми полосками на голове. Алекса спасла только молниеносная кошачья реакция. Он отпрыгнул в сторону, одновременно ударив по змее лапой.

Удар сбил рептилию в сторону и она упала на землю, похожая на спутанный моток веревки.

Во время прыжка Алекс уронил нож, но сейчас он действовал голыми, так сказать, лапами. Шипя от ярости, Алекс подскочил к оглушенной змее и прижав ее голову к земле, располосовал когтями на клочки.

Когда все закончилось, Алекс подивился возможностям своего нового тела. До этого он как-то не задумывался о том, что его острые загнутые когти могут пригодиться не только для лазанья по стенам, но и в целях самозащиты. Полезный лайфхак, надо признать.

После встречи с змеей он без происшествий, хотя и с бешено колотящимся сердцем, пересек русло и поднялся на другой берег. Здесь деревья стояли уже совсем редко и между каждым росли кусты. Алекс пошел в направлении, где видел дым.

Через час он выбрался из Угрюм-леса к небольшим холмам. Дальше участки леса перемежались с лугами и замеченными полями.

На краю леса, среди деревьев стояли дома. Их окружал частокол из заостренных бревен высотой в два человеческих роста. Из труб некоторых домов на крышах поднимался дым. Алекс услышал далекое мычание коров и еле уловимое бряцание железа в кузнице.

Солнце стояло в зените и Алекс неторопливо направился к поселению.

Глава 21. Не близок путь до Лунной пещеры

Перед тем, как подойти к поселению, Алекс остановился в небольшом лесочке за полкилометра и разложил на пеньке свои нехитрые пожитки. Он давно уже хотел скинуть ненужные вещи и приобрести необходимые.

Вздохнув, потому что вещи напоминали о Насте, он посмотрел на свои богатства. На пне лежал старый поношенный плащ, порванный в двух местах, кожаные коричневые перчатки, сапоги грубого пошива, мятая шапочка с птичьим пером. Особняком покоилась старая погнутая кираса. Настя говорила, что она не пропускает удары копьем и попадание стрелами. Хотя, поглядев на испещренную вмятинами поверхность доспеха, Алекс недоверчиво усмехнулся.

Рядом с пнем на землю он положил меч и кинжал. Совсем забыл об этом оружии.

Рубиновый коготь и свиток с картой Алой комнаты не вытаскивал, наоборот, спрятал поглубже на дно рюкзака. Очки ночного видения, рация, кнопочный мобильник, прибор для расшифровки данных — все эти полезные на Земле вещи в этом мире давно остались без заряда. Алекс не представлял, где найти электричество, чтобы подзарядить их, а даже если бы это удалось, то как их использовать? Поэтому он просто выкинул эти беспомощные куски пластика и железа, оставив, конечно же, отмычки, веревку с крючьями и другие нужные мелочи.

В рюкзаке еще осталась металлическая коробка с драгоценными камнями, которую Алекс украл из особняка в «Золотых горках» и пара кошельков с золотыми монетами и драгоценными украшениями.

Кошельки Алекс тоже спрятал в рюкзак, а потом решил заняться камнями. В этом мире они должны иметь неплохую ценность.

Он взял в руки тяжелую металлическую коробку с дисплеем и выпуклыми кнопками цифр от 0 до 9, сделанными из какого-то светлого мягкого материала, вроде силикона. Потряс в руке, прислушался к вожделенному стуку камушков внутри и начал вспоминать комбинацию цифр, чтобы открыть. Этот шифр Итальянец сказал ему еще до начала операции, а потом несколько раз проверял, запомнил или нет.

Поэтому нужный семизначный код быстро всплыл в памяти и Алекс с щелчком открыл крышку сейфа. Ошарашенно уставился на содержимое. Драгоценных камней здесь не было и в помине, только комочки засохшего навоза и записка с надписью: «Выкуси, урод».

— И это дерьмо я таскал с собой по всей Крании? — обиженно завопил Алекс и отшвырнул коробку в сторону. — Идиот, чего я раньше не заглянул сюда?!

Решив таким образом наболевший вопрос с драгоценными камнями, Алекс занялся шмотками. Все это были, по словам Насти, какие-то волшебные предметы. Хотя что за прок ему от них, если он почти не использует магию? Надо продать все это и избавиться от лишнего груза.

Он поднял меч и полюбовался сверкающим клинком, правда, несколько затупленным и с зазубринами на острие. Видно, что оружие побывало в бою и сделано не для того, чтобы козырять им на парадах. От него тоже придется избавиться, все-таки холодное оружие — это не стихия Алекса. А вот острый кинжал с изогнутым клинком, пожалуй, можно оставить. Полезная вещь, пригодится в хозяйстве, особенно вместе с обычным ножом, который у него уже имелся.

Приняв решение, Алекс запихал все вещи на продажу снова в мешок. Закинул его за спину и потащил к поселению. Как там его называл Дрер'аераф? Кажется, Сроклэнд.

Через час он вошел в поселение. Ворота никем не охранялись, возле канавы кудахтали курицы. Только внутри поселения, на главной улице, Алекс заметил стражу.

Возле дома с надписью: «Трактир» стояли двое мужчин в желтых кожаных камзолах поверх кольчуг и островерхих шлемах. На поясе мечи. Заметив Алекса, они направились в его сторону.

Двигаясь навстречу местным органам правопорядка, Алекс успел оглядеться. На улице полно народа. Кто-то гнал коров с пастбища домой, кто-то тащил дрова, кто-то просто шел по своим делам. Двое драканоидов сидели на ступеньках ближайшего дома и болтали между собой, одновременно лениво разглядывая Алекса.

— Откуда путь держишь, странник? — спросил один из стражников, напоминая тем самым полицейский патруль на вокзале. Как бы сейчас паспорт не спросил.

— Я из Блосларка, — ответил Алекс, выудив название небольшого городка из глубин памяти и стараясь не нарушать своего правила не рассказывать правоохранительным органам, откуда он на самом деле. — Иду в Джихтон. Правда, я немного отклонился в сторону.

Стражники были молоды и доверчивы.

— Да, ты завернул к западу миль на двадцать, — подтвердил один из них. — Тебе надо идти по дороге на столицу, а потом свернуть налево.

— Спасибо, — искренне ответил Алекс. — А где тут у вас можно отдохнуть и заночевать? Я последние несколько дней по лесам, по долам все шлялся, знаете ли.

— А вон к трактиру иди, — другой стражник ткнул назад большим пальцем. — Там и проспишься.

И на Земле и здесь правила общения с любой полицией одинаковы. Будь дружелюбен и проси о помощи. Они любят выказывать свое превосходство и помогать убогим. Алекс кивнул и пошел к трактиру, затылком ощущая, как стражники глядят ему вслед. Кажется, они все-таки взяли его на заметку.

Но на самом деле останавливаться здесь на постой он не собирался. Ярл и маги Шоследо, а еще Хрустальная роза наверняка организовали за ним погоню и отправили гонцов во все окрестные поселения. Эта дыра Сроклэнд по юрисдикции, скорее всего, подчинялся администрации Шоследо, а значит его могли опознать и арестовать в любую минуту. Эх, зачем только он не догадался сменить цвет шерсти с черного на какой-нибудь другой!

Поэтому, пройдя мимо трактира, Алекс заглянул в лавку подержанных товаров, расположенную в соседнем доме.

Открыв скрипучую деревянную дверь, он попал в помещение, напоминающее магазинчик, торгующий сувенирами на курорте. Товары — одежда, оружие, кухонные приборы, стройматериалы и всякая иная мелочь — лежали на прилавках, настенных полках и висели на подставках. Вся мебель сколочена из досок.

За самым большим прилавком у задней стены стоял белокожий эльф с длинными проворными ушками и хитрыми узкими глазками.

— Эх, заходи, мимо не проходи! — почти пропел он сладким голосом. — У Сагаруса есть все, что нужно. Все, чего твоя душа пожелает.

— А товары к покупке принимаешь? — спросил Алекс, внимательно осматривая костяные ожерелья, иглы и ножи на прилавке перед ним. — Я продать кое-что хочу.

Эльф сощурился еще больше и спросил обычным голосом, без напевов:

— Чего там у тебя, показывай.

Алекс полез в мешок и начал выкладывать содержимое на прилавок. Когда вытаскивал шапку, вспомнил, что Настя упоминала, что этот головной убор помогает очаровывать окружающих и на всякий случай нахлобучил шапку на макушку.

— Эх, могучий молодец и охотник, где такие хорошие товары раздобыл? — снова запел Сагарус, ощутимо подобрев. — У бабушки на чердаке или в заколдованной пещере, сразив дракона, охраняющего сокровища?

— Купил в городе, далеко отсюда. Хозяину срочно деньги нужны были, — скупо ответил Алекс. Все-таки он продавал краденые вещи и предпочитал особо не распространяться об их происхождении.

Эльф потер тонкие ручки и принялся осматривать товары, переворачивая их и вертя в воздухе. Тонкий нос его тихонько подергивался, глаза превратились в совсем уж незаметные щелки.

— Ну что же, охотник наш хороший, товары у тебя хорошие, сразу скажу, — сказал он, закончив осмотр. — Я возьму плащ, перчатки, сапоги и кирасу. За все про все даю двести золотых.

Алекс удивился. Он рассчитывал самое большее на полсотню. Насколько он разобрался в здешних ценах, ему предложили очень хорошую цену. Двести золотых в этом мире — огромная сумма, можно год прожить припеваючи. Впрочем, раз уж так повезло, может попробовать поторговаться?

Нахмурив брови, Алекс отчаянно замотал головой.

— Э нет, так не пойдет. Издеваешься, что ли? Знаешь, сколько мне за эти товары предлагали? Владельцу они обошлись за тысячу золотых вместе. Вот одна эта кираса на полтысячи золотых потянет. Я у тебя прошу за пятьсот, просто из снисхождения к твоему честному и доброму лицу. О лавке Сагаруса хорошая слава идет, мне разные люди говорили, иди к нему, он хороший торговец, не обманет!

Эльф улыбнулся, слушая льстивую речь и, наконец, сказал:

— Ладно, ладно, великий ты наш лучник, из уважения к тебе и только потому, что сегодня день рождения моей племянницы, даю двести пятьдесят!

Алекс замахал руками.

— Ты что, многоуважаемый Сагарус, разве я могу нарушить слово, которое я дал прежнему владельцу, славному барону из дальнего городка Блосларка? Я обещал ему, что не продам меньше, чем за пятьсот и он меня слезно умолял об этом.

Эльф улыбнулся еще шире и величаво простоев руку к потолку, сказал:

— Хорошо, только из уважения к достославному городу Блосларку, известному своей стариной и благонравием жителей, я даю триста и ни медяка больше!

К этому мгновению у Алекса вдруг зашевелилось подозрение, что любезность торговца связана с воздействием магической шапочки. Чтобы проверить это предположение, он быстро стянул шапку с головы и сказал:

— Шестьсот и ни монетой меньше!

Лицо эльфа будто бы мгновенно покрылось сеткой угрюмости и раздражения. Он перестал улыбаться и сварливо ответил:

— Я тебе и так уже предложил огромную сумму за эти старые тряпки. Не хочешь за триста, проваливай отсюда и не морочь мне голову. Тем более, что ты притащил их из такой вонючей дыры, как Блосларк. Да любой другой на моем месте не дал бы и сотни за всю эту рухлядь!

Все ясно, эту приторную любезность действительно вызывала волшебная шапка. Алекс снова одел ее на голову и Сагарус тут же ослепительно улыбнулся.

— Ладно, давай за четыреста и забирай эту шапку в придачу, — сказал тогда Алекс и показал на макушку. — По рукам?

— Ай, добрый молодец, что же ты делаешь, совсем без штанов меня оставляешь, — запричитал Сагарус, но улыбаться не прекратил и полез за прилавок, отсчитывать монеты.

Пока он звенел и бренчал золотыми, Алекс размышлял, правильно ли он поступает, решив продать эту удивительную шапку. Да и другие предметы, наверное, тоже не просто так лежали в сундуках Баллатона. С другой стороны, Алекс все равно не маг и эти вещи ему только мешают, а во время работы и вовсе могут выдать с головой. Поэтому, пожав плечами, Алекс решил все равно расстаться со всеми вещами, тем более, что одним из его принципов было как можно быстрее избавляться от краденого товара.

Он тщательно пересчитал четыре тугих мешочка по сотне золотых монет в каждом и отдал Сагарусу все вещи. Когда он стащил шапку с головы, торговец сразу перестал слащаво улыбаться и состряпал недовольную гримасу, рассматривая товары.

— А где здесь можно продать оружие, уважаемый Сагарус? — спросил напоследок Алекс.

Эльф сердито собрал вещи в охапку и ушел в другую комнату, недовольно буркнув:

— Не знаю я, иди на рынок, там продавай.

Ну что же, и на этом спасибо, подумал Алекс и тщательно уложив золото в рюкзак, вышел из лавки.

Рынок оказался неподалеку, потому что Сроклэнд был небольшим поселением, всего несколько сотен жителей и центр находился, как говорится, в шаговой доступности от главной улицы. Хотя площадью рынок был и поменьше, чем в Шоследо, здесь продавались, как водится, любые товары, от пергаментов и перьев до быков и носорогов.

Пройдя несколько рядов, Алекс заметил прилавки торговцев оружием.

— Эй, рыцарь, не проходи мимо! — закричали продавцы, заметив интерес Алекса. — Смотри, какие мечи и булавы, совсем под твою руку. Вот этим топором ты отрежешь член самому большому великану!

— Вы сами покупаете оружие? — спросил Алекс, остановившись у ближайшего прилавка.

Продавщица, высокая пожилая толстая тетка-волколачка, кивнула и оскалила пасть.

— Показывай, что там у тебя, котик?!

Алекс вытряхнул из мешка меч и показал женщине. Она придирчиво осмотрела оружие, потрогала, как держится сапфир в рукояти и сказала:

— Дам сто пятьдесят золотых.

Алекс снова решил поторговаться.

— Как же так, хозяюшка? Да мне в кузнице за этот меч пятьсот предлагали. Здесь один сапфир на две сотни золотых потянет!

Женщина махнула и отдала ему меч.

— Если давали, что же тогда не продал? Иди туда и продавай, чего мое время тратишь? Сто пятьдесят и это окончательная цена!

Алекс взял в руку меч и задумался. Шапки у него нет, видимо, он все-таки зря ее продал. С магическим головным убором можно было очаровать пожилую мадам и продать оружие за вдвое большую сумму. Он был готов согласиться, когда с соседнего прилавка закричал продавец-орк:

— Эй, малой, не вздумай продавать меч за эту цену! Это же грабеж среди бела дня!

— Заткнись, кабанья твоя башка! — завопила женщина. Оказывается, она все это время напряженно следила за Алексом, надеясь, что он согласится продать за предложенную сумму. — С каких это пор ты лезешь не в свое дело? Разве он тебе предложил купить? Стой спокойно и молчи!

— Эй, малой, ты что не знаешь, что у тебя в руках меч высшего класса из сефисской кузницы? Ему уже самое малое три века исполнилось, а он до сих пор, как новенький! — продолжал кричать орк. Другие продавцы и некоторые из покупателей остановились и посмотрели на спорщиков. — Этот меч может захватывать души убитых врагов и наносить дополнительный урон магии врага! Я отсюда вижу, какой чистоты камень в рукояти!

— Заткни свою поганую глотку, мерзкий выродок! — взбешенно заорала женщина. — Не смей вмешиваться в мою торговлю! Это не твой покупатель!

— Ты забыла, как позавчера отговорила покупать у меня троих торговцев из Силурии, сука? — заорал орк в ответ. — Или как год назад твой муженек не отдал мне долг в пять серебряных монет? А потом вы вернули мне долг ржавыми кинжалами и первый же покупатель через день принес их обратно, потому что они сломались, когда он просто резал капусту! Так что я любому покупателю, тем более тигроиду, будут говорить, что не надо покупать у вас, паршивых псов, даже сломанный столовый нож, поняла?

Во время перепалки Алекс приблизился к прилавку орка и робко спросил, наклонившись вперед:

— Скажите, а за сколько вы могли бы купить этот меч?

Орк мгновенно перестал ругаться с женщиной и доверительно шепнул, тоже склонившись к клиенту через прилавок:

— В Звенящей кузнице у тебя с радостью возьмут этот меч за три сотни. У меня просто нет таких денег. Ты знаешь что, иди к кузнецу Дегарру, скажи, что тебя послал Бролвар. Зачем ты только подошел к этой мерзкой волколачке?

— А что, не надо было? — осторожно спросил Алекс, покосившись на все еще ругающуюся тетку.

Орк удивленно посмотрел на него.

— А разве ты никогда не замечал, что волколаки недолюбливают тигроидов? Вы же постоянно скрыто грызетесь между собой. Эй, малой, не строй из себя невинную девочку! Давай, иди побыстрее к Дегарру, пока он домой не ушел.

Триста золотых на дороге не валяются, поэтому Алекс спрятал меч в мешок и прошел через весь рынок к кузнице, где шумели меха и звенело железо на наковальне. Высокий широкоплечий орк бил молотом по раскаленному куску железа, а ему помогал орк-мальчишка.

— Меня послал Бролвар, — громко сказал Алекс, стараясь перекричать шум. — К кузнецу Дегарру. Вот этот меч я продаю за триста золотых.

Он достал меч из мешка и протянул кузнецу.

Тот взял меч, осмотрел, провел ладонью по лезвию, пощупал камень и рукоять. Ни говоря ни слова, ушел в дом рядом с кузницей, держа меч в руке. Мальчишка, весь чумазый и потный, продолжал держать щипцами брусок на наковальне.

— Он надолго ушел? — спросил Алекс у мальчишки, но тот промолчал.

Вскоре кузнец вернулся из дома и передал Алексу тяжелый кошелек. Алекс заглянул внутрь и увидел, что кошелек полон золотых монет. Он подошел к горячей печи, высыпал золото на точильные колесо и пересчитал монеты.

Кузнец тем временем снова начал махать молотом. Алекс убедился, что ему дали ровно триста монет и довольный, спросил:

— Вы не знаете, как можно добраться до отшельника?

Кузнец продолжал бить по железу. Алекс постоял, не дождался ответа и ушел. Кузнец так не сказал ему ни слова.

Ладно, чего отвлекать людей от работы, подумал Алекс и вернулся к орку Бролвару. Тот уже перестал ругаться с волколачкой и улыбнулся Алексу, как давнему приятелю.

— Я ищу дорогу к отшельнику Зансеосу, — сказал Алекс. — Как к нему пройти?

Орк понятливо кивнул.

— Я сразу понял, что ты немного тронутый. Один псих ищет другого. Может, оставишь эту затею, поживешь у нас, немного очухаешься? До Лунной пещеры путь неблизкий. Скинешь ведь там.

Алекс покачал головой.

— Мне очень надо к нему.

Орк сокрушенно вздохнул.

— Ну ладно, хочешь подохнуть в расцвете лет, иди, чего уж там. На запад, вон к тем горам, видишь? Там есть дорога, правда она заброшена, мало кто ездит. Дорога приведет тебя к Могильному форту, в него не заходи, там полно разбойников. Иди дальше и у подножия горы увидишь Лунную пещеру. Отшельник живет внутри. Если повезет добраться до него целым и невредимым, скажи пусть замолвит доброе словечко за Бролвара перед верховным богом Арком Метателем Молний.

Поблагодарив орка за подробную навигацию, Алекс закупил на рынке провизии и немедля отправился в путь.

Глава 22. Обиталище одинокого чудотворца

После распродажи вещей и выброса ненужного груза рюкзак Алекса значительно полегчал. Пища не занимала много места и не оттягивала плечи. Выбравшись из Сроклэнда, он отправился по дороге на запад, к горам, о которых говорил торговец оружием.

Дойдя до небольшой рощицы, Алекс остановился перекусить и отдохнуть. Предварительно огляделся, чтобы проверить, нет ли за ним погони. Но нет, дорога осталась пустынной и тихой. Алекс спрятался под сосной, разложил на камне снедь и быстро поужинал, потому что дело уже шло к вечеру.

Поскольку он был голоден, то наелся на всякий случай так, что еле передвигал ноги. Спрятавшись под камнем и свернувшись клубочком, Алекс задремал. Проснулся, когда стемнело. В Сроклэнде зажгли огни и в верхушках деревьев дул сильный ветер, клоня ветви к земле. Алекс быстро собрался и пошел дальше, надеясь добраться до цели до наступления темноты.

Погода быстро портилась, закапал мелкий дождик. Алекс пожалел, что в этом мире до сих пор не изобрели зонтика. Ему, как тигроиду, было очень неприятно идти по грязной проселочной дороге и мокнуть под дождем. С другой стороны, ничего страшного, мокрая шерсть быстро высохнет, особенно если не обращать на это внимания.

Он самоотверженно шел по влажной дороге еще час и вскоре заметил, как изменилась местность. Холмы вздымались все выше и выше, а затем их сменили скалы. Резко похолодало. Вместо дубов и берез у подножий скал росли ели. Чтобы согреться, Алекс пошел быстрее. Дорожная колея превратилась в еле заметную тропинку, заросшую травой и вела вверх.

Скалы, громоздились друг на друга и заслоняли путь. За очередным поворотом Алекс увидел вдали у края дороги остов каменной башни с круглой крышей. Это, наверное, Могильный форт, куда ему не советовали совать любопытный нос. В одном из окон горели огни.

Путник остановился, переводя дух. Заглянуть в это мрачное сооружение или обойти стороной? Может, подкинуть монетку, подумал Алекс, хотя уже принял решение. Действительно, зачем лезть туда, куда не просят и искать на задницу приключения? Ладно бы, если у него имелся план здания и приблизительная информация об обитателях форта. Но он совершенно не подготовлен, а это противоречит главному принципу его работы. Поэтому, ну его в пекло этот форт и всех его жителей.

Чтобы не попасться на глаза бдительным часовым, Алекс сошел с дороги, к тому времени окончательно превратившейся в тропу, и потихоньку начал обходить форт через ели и крутогор. Благодаря своему кошачьему зрению он превосходно видел в темноте и в дожде.

Когда он приблизился к форту, то заметил, что он состоит не только из башни. Форт стоял в стороне от дороги и даже немного ниже ее уровня. Он состоял из трех башен, окруженных добротным каменным забором. Между башнями устроили каменные перемычки, по которым ходили часовые. В темноте они выглядели сплошными черными тенями.

Около забора стояли ели. Некоторые деревья выросли выше забора и надежно скрывали форт от посторонних глаз. Задней стороной форт упирался в скалу и Алексу из его убежища не было видно, есть там забор или нет. Для себя по чисто профессиональной привычке он отметил, что нелегально проникнуть через забор можно, как минимум, двумя способами: перебраться с помощью елей или спустится со скалы прямо во двор с задней стороны.

Как уже было решено, экспериментировать с поселенцами форта на предмет изъятия ценностей не имело смысла и Алекс все также продолжил путь среди скал и деревьев. Дождик здесь, кстати, почти не капал и Алекс с удовольствием по-кошачьи отряхнулся.

— Всегда хотел ощутить, как себя чувствуют собаки и кошки, когда так делают, — пробормотал он.

Впереди среди елей возник синий огонек. Он ровно плыл над землей по направлению к форту. Алекс чертыхнулся и остановился, всматриваясь в неожиданное явление природы.

Огонек скрылся за деревьями, а потом появился на тропе. Теперь его цвет изменился с ровного синего, похожего на горящий метан, на кокон, переливающийся зелеными и желтыми всполохами.

Присмотревшись, Алекс увидел, что огонек летит не сам по себе. Он оказался частью полупрозрачного человекообразного существа с длинными руками и ногами. На голове колыхались черные пряди волос, растущие вверх и немного в стороны.

Диковинное создание будто бы нарисовали черным карандашом прямо на воздухе. Сквозь него Алекс ясно видел верхнюю часть башни форта, ель и кусочек забора. Огонек пылал в области живота сказочного существа. Он напоминал Алексу старого школьного друга, у которого будто бы загорелось пивное брюшко.

Странный носитель огня скачущей походкой прошел через тропу к форту. Его заметили часовые, Алекс услышал крики и свист стрел. На заборе заметались факелы.

Полупрозрачное существо больше не было видно в темноте, только огонек плясал вверх-вниз. Он мелькнул на фоне забора и башен, легко подпрыгнул в воздух и вдруг взорвался ослепительным разноцветным фейерверком. Крики постепенно утихли и вскоре над забором снова начали плавать черные тени часовых.

— Тьфу, сгинь, нечистая сила, — пробормотал Алекс и пошел дальше, раздвигая перед мордой колючие еловые ветви.

Он прятался, пока башни форта не скрылись за очередным крутым поворотом. Алекс прошел еще сотню метров и осторожно выбрался на тропу.

Дождь к тому времени почти прекратился, на землю опустился белый туман. Алекс надеялся, что это может быть чудодейственная пелена, которая унесет его обратно на Землю. Но пройдя немного, он убедился, что это самый стандартный туман, к тому же, еще не самый густой.

Когда Алекс поднялся в горы еще на километр, туман рассеялся, над головой засияло холодное звездное небо. Он поднял голову и выдохнул из пасти воздух, мгновенно обратившийся в пар. Затем Алекс опустил голову и огляделся, спросив вслух:

— Где же прячется этот сумасшедший старик?

В основании скалы слева он заметил нагромождение огромных камней, а между ними темную щель, уходящую вглубь. Подойдя ближе, он обнаружил, что около входа на камне высечено изображение луны. Оно мерцало изнутри слабым зеленым цветом, будто его натерли светящейся краской.

— Лунная пещера… — пробормотал Алекс. — Спасибо за быстрый ответ.

Он поправил на плечах лямки рюкзака и отважно вошел в отверстие в скале.

В пещере стояла такая кромешная тьма, что даже Алекс со своим ночным зрением не видел ни камешка. Двигаясь на ощупь, он вскоре понял, что стенки скалы максимально сблизились между собой, будто бы грозя расплющить дерзкого путника, нарушившего покой горы.

В некоторых местах пришлось протискиваться между каменными плитами. Когда в очередной раз Алекс пролез через узкое отверстие, чуть не ободрав шкуру, он остановился передохнуть и снял рюкзак со спины, взяв его в лапы. Он очень надеялся, что на него не свалится какой-нибудь случайный валун и не зажмет намертво в проходе, как кусочек яблочной кожуры между зубами.

К счастью, все обошлось и вскоре Алекс почувствовал, что попал в более просторную часть пещеры. К тому же здесь стало чуточку светлее и он даже смог разглядеть вокруг каменные стены и валуны, в беспорядке валявшиеся на земле.

В одном месте ему попались огромные камни, стоящие друг на друге и готовые обвалиться. Непонятно, как они еще держались друг на друге и не падали. Закинув рюкзак на спину, Алекс с опаской пошел дальше, обойдя опасный участок по широкой дуге.

Проход то расширялся, то снова сжимался, не уменьшаясь до таких пределов, как вначале. На стенах и каменном полу то и дело попадались большие мясистые грибы с слабо колыхающейся бахромой по краям. Они мерцали в темноте диковинным зеленоватым светом.

В некоторых местах грибы росли целыми гроздьями и светились особенно ярко, совсем как неоновые лампы. Проходя мимо такой колонии, Алекс наклонился, протянул лапу и хотел сорвать пару грибов, но растения сжались и испуганно отодвинулись от его когтей. Совсем, как живые водоросли на дне океана.

Не желая пугать разумные грибы, Алекс выпрямился и отправился дальше. На всякий случай он ступал мягко и бесшумно, мало ли кто еще может повстречаться в пещере.

Осторожность оказалась совсем не лишней. Он поблагодарил себя за бдительность, когда за очередным поворотом увидел впереди крупную розовую тушу, похожую на кабана, только остриженного наголо. Животное стояло спиной к Алексу, из-под жирной спины, покрытой редкой щетиной, тянулся длинный хвост.

От неожиданности Алекс застыл на месте. Затем огляделся, прикидывая, куда бежать в случае опасности. Позади над скоплением зеленых грибов он заметил удобный выступ на уровне головы взрослого человека.

Розовая жирная тварь развернулась к Алексу и неспешно направилась в его сторону. Она еще не заметила незваного пещерного гостя.

Стараясь не двигаться резко, Алекс попятился назад. О том, чтобы спасаться на голом ненадежном выступе, не было и речи. В лоснящемся мерзком существе с узкой вытянутой мордой и короткими ушками он узнал короля крыс, одного из тех самых отвратительных монстров, что сожрали в канализации Тиевиля несчастного Зельда. Что самое плохое, так это то, что за округлой спиной приближающейся твари он заметил смутные очертания еще двух, точно таких же.

В панике Алекс отступал по проходу, пока не понял, что короли крыс так и не показались из-за поворота. Интересно, что задержало их там?

Проверять, почему твари так и не появились, у него не было никакого желания. Алекс помнил, как короли крыс глодали мертвого Зельда и злобно рычали друг на друга из-за наиболее лакомых кусков. Ему совсем не хотелось, чтобы эти ужасные твари точно также воевали бы над его бездыханным телом.

Решив сначала, что визит к отшельнику не стоит такого риска, Алекс даже развернулся было обратно к выходу из пещеры. Но затем остановился и посмотрел на поворот, за которым таились короли крыс. Отшельник мог поведать, имеются ли в этом мире возможности для возвращения на Землю. Ради такой информации Алекс готов был бесплатно отдать Рубиновый коготь и карту Алой комнаты со всеми ее сокровищами в придачу.

Подумав немного, Алекс решил попробовать пробраться мимо королей крыс. Может быть, их можно усыпить или отвлечь или что-то еще в этом роде. Если не получится, всегда можно бесшумно удалиться и забыть про отшельника, живущего в пещере с такими отвратительными соседями. В конце концов, прорицатели и колдуны в этом мире встречаются на каждом шагу, авось найдется какой-нибудь компетентный маг, который откроет ему секрет телепортации обратно на Землю без таких сомнительных трюков в тесных пещерах.

Приняв такое решение, Алекс крадучись двинулся по узкому проходу. Вот он снова достиг поворота и осторожно выглянул за уступ скалы, ожидая нос к носу столкнуться с королем крыс.

Но за поворотом было пусто. Только зеленые грибы насмешливо колыхали толстыми шляпками с мягкой бахромой, потешаясь над трусливым тигроидом.

Переведя дух, Алекс отправился дальше по проходу, всматриваясь перед собой. Не прошел он и десяти шагов, как впереди заметил мерно вздымающуюся тушу короля крыс. Животное неподвижно стояло мордой к Алексу и его глаза тускло поблескивали в слабом свете грибных люминесценций. Что делал этот монстр, почему стоял на месте и не шевелился?

Тихонько отойдя обратно за выступ, Алекс достал лук и натянул тетиву. Затем смазал наконечники шести стрел сонным зельем и наложил стрелу на лук, приготовившись к стрельбе. Неприятным сюрпризом для него стал тот факт, что стрел осталось немного, да и запас усыпляющего зелья тоже подходил к концу.

Снова медленно двинувшись вперед, Алекс ощущал, как сердце бешено колотилось в груди, а руки вспотели от страха. Совсем не то психологическое состояние, что требуется для успешного усыпления трех тварей размерами с хорошего теленка.

В голову лезли самые разные неподходящие мысли. Например, Алекс спрашивал себя, почему, будучи в Сроклэнде, он, придурок эдакий, не купил достаточного количества стрел и ядовитых мазей. Теперь, если у королей крыс окажется иммунитет к сонному зелью, ему придется экономить стрелы.

Стоявший неподвижно монстр вдруг двинулся навстречу Алексу. Более того, в ту же секунду он заметил тигроида и радостно заурчав, помчался по проходу.

Ничего другого не оставалось и Алекс, быстро натянув тетиву до отказа, пустил стрелу в надвигающегося огромными скачками короля крыс. Расстояние было небольшим, промахнуться трудно. Стрела вонзилась в плечо твари и на мгновение остановила ее. Брызнула кровь, король крыс со злобным шипением замер в пяти метрах от Алекса.

— Получи, урод, — пробормотал Алекс и быстро вложил в лук другую стрелу.

Король крыс быстро оправился от выстрела и снова бросился к Алексу. Вторую стрелу лучник выпустил уже почти в упор и угодил в голову твари.

Чудовище завертелось на месте от боли. Алекс увидел за ним двух его собратьев, мчащихся на помощь и побежал назад по проходу.

Твари жутко верещали за спиной и Алекс несся так быстро, как никогда до этого в жизни не бегал. Он на ходу проклял себя за глупую самонадеянность и за то, что вообще полез в эту дурацкую пещеру.

Быстро промчавшись по узкому проходу, Алекс выбежал в просторный участок пещеры, где камни лежали в беспорядке. Возле стены он увидел валуны, опасно лежащие друг на друге и решил воспользоваться удобной возможностью.

Встав за хрупким сооружением, Алекс посмотрел в образовавшуюся щель между ними и увидел двух королей крыс, скачущих по проходу.

— Эй, придурки! — закричал он. — Я здесь! Идите и сожрите меня!

Его громкий голос отразился от стен и эхом метнулся по пещере. Поначалу твари не поняли, где он находится. Алекс решил, что все пропало и они пробегут мимо импровизированной ловушки. Но затем короли крыс повели розовыми носами из стороны в сторону и кинулись прямо к нему. Через узкую щель, появившуюся между еле-еле держащимися друг на друге валунами. Короче говоря, как надо.

Чуть отскочив назад, Алекс пнул камень справа. Затем еще и еще. В отчаянии он решил, что хрупкость нагромождения обманчива и на самом деле камни лежат прочно и основательно, а значит ему, Алексу, пришел конец. Но затем сооружение задрожало и обрушилось прямо на королей крыс, опрометчиво забравшихся в самую его середину.

Раздался жалобный писк и треск костей. Еще несколько минут огромные камни беспокойно ворочались на месте, поскольку погребенные в завале твари никак не хотели умирать. Они оказались чудовищно сильны, поскольку старались приподнять валуны весом свыше центнера.

Алекс вытер лоб, так как чувствовал, что холодный пот прошиб его даже сквозь густую шерсть. Только сейчас он ясно понял, что спасся только благодаря счастливой случайности.

Он поблагодарил всех богов этого мира, затем достал новую стрелу и снова отправился в проход. Надо посмотреть, что случилось с раненым королем крыс.

— Ах ты тварь, — прошептал Алекс, увидев, что первый король крыс мирно спит в проходе, загородив его своей огромной тушей. Одна стрела так и торчала из его плеча, а вторая, попавшая в голову, валялась на полу пещеры, сломанная надвое.

Еле дыша, Алекс обошел усыпленного монстра и направился дальше в глубь пещеры. Он надеялся, что другие твари здесь не водятся.

К счастью, его надежды на этот раз оправдались и короли крыс больше не попадались. Вместо них несколько раз Алекс видел в проходе обычных крыс, маленьких серых грызунов, настоящих лапочек по сравнению со своими королями.

Светящиеся грибы все также сияли на стенках и полу пещеры. Осмотрев пространство вокруг них, Алекс заметил, что оно усыпано такой же слабо светящейся пылью. Видимо, она падала со шляпок грибов. Подумав, Алекс собрал эту пыль в мешочек и сунул в рюкзак.

Вскоре проход разделился надвое. Алекс прикинул и сначала отправился направо. Проход постепенно сужался и вывел Алекса в большую пещеру, полную крыс. Они сотнями копошились на полу, а в центре, в углублении, заполненном водой, лежали десятки свернувшихся калачиком королей крыс. Размерами они не превышали небольшую собаку, а лапки и хвосты у них и вовсе были крохотными, как у обычных крыс. Видимо, здесь они росли и набирались сил.

Чувствуя, как в желудке разыгрывается настоящая буря, Алекс потихоньку вернулся к началу разветвления. Теперь он без колебаний свернул налево и долго шел по извилистому проходу, уже не надеясь увидеть отшельника. Безумного старика, конечно же, сожрали чертовы крысы и эту пещеру следовало называть не Лунной, а Крысиной.

Затем за очередным поворотом он вышел в новую огромную часть пещеры. Своды ее уходили далеко вверх, как в церкви. Здесь также было полно камней, лежащих повсюду в беспорядке. Кое-где, и на полу и на потолке, росли соляные столбы.

Но в первую очередь внимание Алекса привлек маленький сухонький старичок-волколак, сидевший на стульчике за деревянным столом. Он читал рукопись в свете костра, уютно горевшего рядом. На костре булькал котелок.

— Ну что, зачем черножопый придурок явился в пещеру и убил Середину и Конец? — спросил старичок, оторвавшись от чтения и поглядев на гостя. — А Начало ранил?

— Чего? — тупо переспросил Алекс. — Какая середина?

— Мои любимые домашние животные, придурок! — завопил старичок. — Зачем придурок убил двух из них?

Глава 23. Искупление за избиение домашних питомцев

Пораскинув мозгами, Алекс вроде бы догадался, о чем идет речь.

— Это вы о королях крыс? — спросил он. — Это они Начало, Середина и Конец?

— Ну, конечно! — снова завопил старичок. Похоже, он не умел разговаривать тихо. — Питомцы мудрого затворника! А придурок их убил и ранил!

— Придурок — это я? — продолжал уточнять Алекс. — А мудрый гений — это вы?

Старичок устало вздохнул, словно впервые встречаясь с такой беспредельной глупостью и кивнул.

— Чего придурок только полез в обиталище одинокого чудотворца? — спросил он.

Только теперь Алекс догадался, что у старичка весьма странная манера изъясняться обо всех в третьем лице. А еще он подумал, что стал жертвой расовых предрассудков и пожилой волколак с седой мордой сразу невзлюбил его, тигроида. Получается, он все-таки зря тащился сюда, рискуя своей черной шкурой.

Но пообщаться с сердитым стариком все же придется, зачем упускать такой шанс. Кроме того, Алекса интересовал вопрос, откуда он узнал, что произошло с крысиными королями? Получается, он все-таки обладал кое-какими способностями?

Между тем, сварливый старец, кажется, немного успокоился.

— Вы Зансеос? — на всякий случай уточнил Алекс.

— Придурок видел здесь другого чудотворца? — запальчиво спросил старик, снова начиная раздражаться. Ну что за сволочной характер у местных отшельников, однако.

— Нет, конечно, это я просто так спросил, — запинаясь, ответил Алекс. — Так вы это, говорят, будущее предсказываете?

Зансеос насупился и снова взялся за рукопись. Это была толстая книга с натуральной кожаной обложкой, испещренная значками, рунами и загадочными рисунками. Старик склонился над книгой и замолчал.

Подумав, что Зансеос, возможно, читает его судьбу, Алекс решил не отвлекать старика и осмотрелся. Пещера, в которой жил отшельник, и вправду была огромная. Откуда-то дул ветер и трепал пламя костра. Видимо, здесь имелись два выхода и сквозняк свободно находил себе дорогу.

За костром в небольшом уютном углублении среди камней отшельник выстроил себе подобие шалаша. Алекс заметил край лежанки из шкур животных. Рядом стоял сундук с откинутой крышкой, в нем лежали книги и пергаменты. К крыше шалаша прислонился деревянный посох с мерцающим зеленым шаром в навершии.

Прошло несколько минут. Алекс неловко переминался с лапы на лапу, а затем негромко кашлянул. Ноль внимания. Казалось, Зансеос забыл о его существовании.

— Уважаемый, — тихонько позвал Алекс. — Так что там о пророчестве?

Зансеос не ответил. Из волчьего подбородка у него росла широкая седая борода, ее кончик задевал нижнюю часть книги и поверхность стола. На вредном старике трепыхался старый длиннополый халат, опоясанный веревкой. На шее Алекс заметил ожерелье из тонких шнурков. Приглядевшись, он понял, что это крысиные хвостики.

— Гениальный философ и творец что-нибудь прочел о судьбе стоящего перед ним придурка? — громко спросил Алекс, решив растормошить старика.

В тиши пещеры его голос прозвучал, как усиленный мегафоном. Это помогло. Зансеос вскинулся, посмотрел на досадную помеху и спросил:

— У черного гостя есть женщина?

Поначалу Алексу показалось, что он ослышался.

— Чего? — невежливо переспросил он. — Женщина?

— Ох, до чего же туп придурок, — снова досадливо поморщился отшельник. — Да, женщина, настоящая женщина, со всеми причитающимися выпуклостями и углублениями? Еще и непорочная к тому же.

Разговор принимал интересный оборот.

— Нету, — ответил Алекс и заметив недовольную гримасу на лице старика, поспешно добавил: — Это сейчас нету. А так у меня много женщин. Со всеми причиндалами. Есть и непорочные.

Зансеос довольно кивал, слушая его. Это что же, за годы проживания в пещере он так и не стал отшельником в полном смысле этого слова? Значит, есть еще порох в пороховницах.

— Женщина нужна не гениальному затворнику, — вдруг заметил старик. — Она нужна для ритуала. Гениальный затворник будет проводить ритуал вызывания подземного демона. Ему нужна кровь непорочной женщины.

Ах, вот оно что! Жаль, что отшельника интересуют только магические ритуалы.

— Такой женщины у меня сейчас нет, — ответил Алекс. — Но если постараться, найдем. Главное, чтобы было чем платить за ее услуги. Сразу говорю, крысиные хвостики не подойдут.

— Черный тигроид улыбается и издевается над гениальным затворником, — горестно заметил старик. — Тем не менее, если он хочет знать свое будущее, ему прежде надо загладить свои грехи. Он может не приводить женщину, а помочь как-то по-иному.

— Какие грехи? — спросил Алекс. — Я еще не успел вам насолить.

Зансеос снисходительно улыбнулся и закрыл книгу. По столу пробежала крыса и схватила с уголка кусочек хлеба. По пути она задела свиток и тот с легким шуршанием укатился на пол пещеры.

— Грехи не перед затворником, спаси тебя Аркан Бурегривый и Всемогущий! Грехи перед простыми людьми!

И снова Алекс не сразу догадался, к чему клонит непоседливый старик. Он стоял с открытым ртом, мучительно соображая, что имел в виду отшельник. Зансеос наблюдал за ним с довольной улыбкой.

— Черный гость лишил имущества множество людей, — продолжил он затем. — В этом и в другом мире. Их вопли о справедливом мщении достигли слуха Аркана и он наказал черного гостя.

— Ух ты! — восхищенно сказал Алекс. — А ты силен, старик! Уже знаешь о том, что я прибыл из другого мира и о том, что я вор! Откуда услышал, крысы нашептали?

— До тех пор, пока черный гость не искупит свои грехи и в его шерсти не появятся белые пятна, он не сможет узнать свое будущее и найти выход обратно в свой мир, — продолжал Зансеос, качая головой, мол, ничем не могу помочь.

— Эй, послушайте, какие такие грехи? — закричал Алекс. — Разве я воровал у пенсионерок, обкрадывал сирот или инвалидов? Наоборот, я каждый месяц отчислял кругленькую сумму на благотворительность! Я грабил тех, кто сам нахапал у государства миллионы! Почему все это не учитывается? У меня должны быть белые пятна по всему телу, я весь должен быть одним сплошным белым пятном!

На протяжении всей его страстной защитительной речи отшельник продолжал качать головой.

— Черному гостю надо показать свою белую сущность, — заметил он, когда Алекс умолк. — Боги Клирилурии до сих пор не видели от него добра, только зло и хаос. И, вдобавок, — тут Зансеос тонко улыбнулся. — Надо как-то искупить избиение домашних питомцев гениального затворника.

Алекс улыбнулся в ответ.

— Я не сомневаюсь, если ты уже придумал, как это сделать, старая ты калоша, — сказал он. — Ну, говори, не томи душу.

— Поскольку достать непорочную женщину для темного пришельца в данное время — это сложная задача, — ответил отшельник. — То ему надлежит очистить Могильный форт от разбойников, его загрязняющих. Алтарь Тиаму, покровителя ремесел и знаний, расположенный в форте, осквернен грязными лапами невежд. Это недопустимо!

— Согласен, это никуда не годится, — кивнул Алекс. — Вот только при чем здесь я? Если бы стыбзить что-нибудь у них, это как раз для меня, но выгнать разбойников с их территории — мне кажется, ты хочешь слишком многого.

— Черный призрак волен делать выбор по своему усмотрению, — снова улыбнулся Зансеос. — Он может идти отсюда куда пожелает, хоть в пекло, в гости к Жуме. А может применить свое искусство на выполнение доброго дела, за которое Семеро богов скажут ему спасибо.

Алекс вздохнул и вытер морду лапой, словно бы стирая с нее сделанное отшельником предложение. Идя сюда, он готовился уплатить любую приемлемую сумму за услуги пещерного экстрасенса, но то, что тот запросил, выходило за пределы прейскуранта.

— Может, лучше все-таки девственницу притащу? — жалобно спросил он, но Зансеос неумолимо покачал головой.

— Алтарь Тиаму ждет освободителя, — сказал он.

— А как это сделать? — спросил Алекс. — Я никогда в жизни не выгонял разбойников из их собственного дома.

Зансеос пожал плечами.

— Повторяю, Черный пришелец волен выбрать любой вариант на свое усмотрение. Впрочем, он может навестить помощника затворника, живущего выше в горах. Его зовут Вохбат Восьминогий и он расскажет пришельцу о разбойниках и их повадках.

— Ладно, я посмотрю, что можно сделать, — сдался Алекс. — Но что мне делать с крысиными королями? Там у тебя новые экземпляры на подходе. Что прикажешь, каждый раз, приходя сюда, убивать их? Потом не обижайся за своих любимчиков.

— Гость может выйти из Лунной пещеры другим ходом, покороче, — Зансеос ткнул пальцем за спину, указывая вглубь пещеры, куда Алекс еще не наведывался. — И приходить сюда обратно, не встречаясь с питомцами.

Он утратил интерес к Алексу, махнул еще раз за спину, мол, проваливай, снова заинтересовался книгой и перелистнул страницу.

Ну что же, диалог получился весьма информативный. По крайней мере, Алекс убедился, что отшельник действительно кое-что смыслит в парапсихологии и может видеть прошлое собеседника. А значит, он поможет с возвращением на Землю. Хотя бы, какое-нибудь подходящее заклинание подскажет.

Дело оставалось за малым. Всего-то навсего выгнать бандитов из форта. Посмотрим, чего там скажет многоногий помощник отшельника.

Глянув напоследок на увлеченно уткнувшегося в книгу старика, Алекс, только что получивший новый заказ, отправился дальше по пещере.

Варево на костре издавало аромат мяса, тушеного с овощами. Алекс облизнулся и пообещал себе, что закажет точно такое же, как только доберется до ближайшего трактира. Потом он заметил крысу, перебежавшую дорогу и задумался о происхождении мяса в котелке. Аппетит испортился и он передумал заказывать такое же блюдо.

Вскоре Алекс вышел из просторной пещеры в проход, заросший светящимися грибами. Пройдя несколько крутых поворотов, он уперся в тупик. Проход загораживала огромная каменная глыба.

— Что за сюрпризы? — удивленно спросил Алекс. — А откуда тогда дул сквозняк?

Он почувствовал, что по ногам бьет сильный поток воздуха. Наклонившись, Алекс заметил, что между неровным полом и глыбой образовалась щель. Он ощупал холодную каменную поверхность глыбы и понял, что ее можно отодвинуть.

Поглядев по сторонам, Алекс заметил небольшой каменный рычаг, удобно утопленный в стену. Он протянул руку и повернул рычаг вниз. Глыба медленно отодвинулась в сторону, образовав проход.

— Сезам, откройся, — сказал Алекс и вышел из пещеры.

За глыбой, оказывается, таился выход из всей пещеры. Алекс очутился снаружи. Здесь все еще была ночь, в темном небе мерцали звезды. Со всех сторон высились скалы.

Оглянувшись, Алекс заметил с наружной стороны скалы такой же неприметный рычаг. Он повернул его вверх и глыба медленно встала на место, закрыв проход. Идеальное убежище, со стороны ни за что не догадаться, что здесь есть вход в пещеру.

Над замаскированным входом Алекс заметил светящееся изображение луны. Поглядев вокруг, он заметил чуть ниже по склону пирамидку из камней и сломанный ствол ели, расщепленный молнией. Решив, что здесь достаточно знаков, чтобы потом найти вход в пещеру, Алекс спустился со скалы на еле заметную тропу.

Подумав, он отправился вверх по тропе, забираясь в горы. Зансеос же упомянул, что помощник живет где-то выше в горах.

Пройдя еще с полчаса, Алекс почувствовал усталость. Все-таки он почти сутки на ногах и перед встречей с Вохбатом не мешало бы отдохнуть. Все равно помощник никуда не денется.

Поэтому Алекс забрался в углубление на ближайшей отвесной скале, надежно защищающее от ветра и хищников. Затем свернулся клубочком, положив рюкзак под голову и мирно уснул.

Его разбудил щебет птиц и солнечные лучи, бьющие в глаза. Над горами занимался рассвет. Далеко на небе, как раз на востоке, собрались пурпурно-золотые облака. Алекс встал, потянулся, растопырив когти на передних лапах и спрыгнул из убежища.

Он пошел дальше по тропе, на ходу закусывая припасами из рюкзака. По краю тропы изредка попадались низкие ели и густые кусты, а за растениями высились отвесные скалы.

Один раз Алекс увидел вдали двух волков. Они перебежали дорожку и скрылись в зарослях. Алекс перевел дух и задержался на несколько минут.

Через полчаса тропа привела его в небольшое ущелье, поросшее жесткой коричневой травой. Помимо елей, здесь росли дикие яблони.

На краю ущелья, там, где тропа шла дальше на усыпанные камнями склоны, у подножия скалы пряталась хижина. Сооружение из бревен и веток окружала плетеная изгородь не выше колен взрослого человека. Рядом с хижиной стояла тележка и стог темного сена. На аккуратно возделанном участке перед хижиной росли капуста и морковь, а во дворике важно ходили курицы. Из трубы шел дымок.

Это, конечно же, жилище помощника. Алекс радостно зашагал к хижине, надеясь, что Вохбат окажется более адекватным и доступным в общении человеком, нежели его начальник.

Он перепрыгнул через изгородь, так как калитка была заперта, чтобы курицы не убежали и направился к двери. Стог сена шевельнулся, расправляя многочисленные тонкие лапы и Алекс увидел, что это никакое не сено, а гигантский черный паук с желтыми полосками на брюшке и груди.

Размерами паук почти не уступал хижине. Алекс от неожиданности замер на месте, а паук повернулся к нему, приподнял передние лапки и метнул комок липкой серой массы.

К счастью, на первый раз монстр промахнулся, хотя неподвижно стоящий Алекс представлял из себя чертовски удобную мишень. Липкий комок угодил в курицу, полностью окутал ее и обездвижил. Несчастная жертва только и могла, что слабо трепетать крылышками.

Паук снова поднял лапки и опять метнул липкую массу, представляющую из себя отрезок паутины. Алекс к тому времени уже опомнился и метнулся в сторону. Паутина с отвратительным чавканьем впечаталась в землю, туда, где только что стоял тигроид.

Поняв, что добыча вот-вот может скрыться, паук побежал за Алексом, резво перебирая длинными мохнатыми лапами. Беглец помчался со двора со всей мочи, но вовремя сообразил, что паук быстро нагонит его, если он бросится вниз по ущелью. Поэтому он резко свернул в сторону, обогнул хижину, перепрыгнул через изгородь и подбежал к скале, подле которой укрывалось жилище. В хижине он даже и не рисковал прятаться там, поскольку жилище могло быть полностью оккупировано другими пауками.

Паук мчался позади да еще и верещал, урод, потирая свои мощные хелицеры друг о друга. Радовался, тварь, что вскоре сытно позавтракает опрометчиво угодившим в ловушку тигроидом.

Поскольку другого пути не было, Алекс прыгнул на скалу и цепляясь когтями за трещины и выступы, полез лихорадочно вверх. Точь-в-точь, как кошка, преследуемая собакой.

Рядом об скалу расплющился комок паутины, выпущенный неугомонным преследователем. Алекс чуть не сорвался, но вовремя скорректировал курс и взял чуть в сторону, продолжая шустро взбираться выше.

Чуть не вырвав когти на левой передней лапе, Алекс вскарабкался на широкий выступ, расположенный достаточно высоко. Здесь можно было встать во весь рост и оглядеться.

Алекс так и сделал, крикнул:

— Ну что, выкусил, тварь?! — А затем оглянулся на ущелье.

Он оказался намного выше хижины и все ущелье раскинулось перед ним, как на ладони. Алекс оглядел его, ища паука. Не нашел и пробормотал, озираясь:

— Эй, тварь, ты где?

Паука нигде не было. Затем снизу раздалось знакомое верещание и Алекс, вытянув голову, увидел из-за края выступа, что паук быстро лезет по скале следом за ним. Еще мгновение и он запрыгнет на выступ и окажется мордой к морде с аппетитные тигроидом.

В отчаянии Алекс решился на безумный поступок. Он сам прыгнул с выступа навстречу пауку, надеясь сбить его со скалы своим весом и пригвоздить к земле.

Сумасшедшая затея частично удалась. Алекс на всей скорости врезался в паука и сорвался вместе с ним со скалы. Он вонзил когти передних лап в морду паука, а задних — в его брюшко. Паук бешено задвигал хелицерами и в это мгновение они упали на землю.

Они оба ударились об землю и Алекс больно приложился боком и бедром. Не обращая внимания на адскую боль, он принялся остервенело рвать паука на части, шипя и выпустив когти.

Не ожидавший такого напора паук слабо сопротивлялся и вскоре остался без глаз и нескольких лап. Зато он успел выпустить в Алекса паутину и тот сразу почувствовал, что передние лапы будто бы увязли в липком тесте.

Бешено рыча, Алекс продолжал царапать брюшко паука задними лапами и приготовился укусить его за морду.

— Может, хватит уже бить Мохнатика? — осведомился голос позади. — Он уже и не рад, что связался с вами.

Алекс не сразу прекратил борьбу, но затем понял, что обращаются к нему. Он оглянулся, продолжая лежать на боку и увидел, что рядом стоит молодой драканоид.

— Вам помочь высвободить лапы? — любезно осведомился тот.

— Да, будьте любезны, — прохрипел Алекс.

Глава 24. Два сапога пара

Паук продолжал грозно щелкать хелицерами. Алекс опять зашипел, чувствуя, как шерсть на загривке и спине встала дыбом. Но Вохбат быстро потушил разгорающийся с новой силой конфликт. Он поцокал языком и паук вдруг перестал шевелиться и замер, приподняв лапы.

Алекс подождал, не произойдет ли еще какой неприятный сюрприз, но паук продолжал стоять неподвижно. В ходе схватки монстр успел перевернуться со спины на живот, приняв правильное положение. Вохбат помог Алексу вытащить лапы, застрявшие в клейкой паутине и поднял с земли.

— Здоровенная у вас скотина здесь водится, — только и мог вымолвить Алекс, отряхиваясь и потирая ушибленный бок.

— Мохнатик просто хотел с вами поздороваться, — корректно заметил Вохбат.

— И так обрадовался, что закидал меня своей вонючей паутиной? — язвительно спросил Алекс и скрючился пополам от боли в спине. — Ох, кажется, я не могу идти дальше. Позвоночник трещит, будто треснул.

Вохбат снова поцокал и паук, ожил. Хромая, он побежал к хижине и скрылся за нею. Две ноги безжизненно волочились по земле, из рваных ран на брюшке сочилась кровь. В другое время Алекс порадовался бы, что нанес хищнику такие серьезные травмы, а сам остался жив, но сейчас он не мог выпрямиться от сильной боли в спине.

— Ну-ка, дайте, попробую помочь, — сказал Вохбат.

Он был высокий, с ярко-зеленым цветом кожи. В пасти в несколько рядов торчали многочисленные зубы. На помощнике гениального затворника была надета блестящая серебристая длинная хламида, вместо пояса черная неровная веревка.

Подняв лапы, Вохбат направил их на спину Алексу и прошептал заклинание, нечто вроде: «Хлостр Тиаму ун Долиана, ребрер дун хлористиг экхозе». Из лап к пострадавшему тигроиду потянулись полосы мягкого золотистого цвета, окутали спину, шею и зад. Алекс почувствовал тепло в больных местах. Вохбат продолжал шептать непонятные слова, лучи все также окутывали Алекса и он почувствовал, как боль стремительно отступает.

Через несколько мгновений Алекс смог выпрямиться. Он пощупал спину и удивленно улыбнулся.

— Ты смотри, действительно все прошло. Спасибо, Вохбат!

— Мы знакомы? — чуть настороженно спросил драконоид. — Что-то я вас не припомню.

— Меня отправил Зансеос, — ответил Алекс. Он еще раз потер спину и недоверчиво усмехнулся. — А боль не вернется после окончания действия заклинания?

Широким приглашающим жестом Вохбат позвал его к хижине.

— Пойдемте, я дам зелье, восстанавливающее силы и здоровье. Корень синего эдельвейса, крыло желтого мотылька, светящаяся пыль подземных грибов и еще пара секретных ингредиентов. Спина будет, как новенькая. Если вас отправил мой учитель, тогда другое дело.

— Светящаяся пыль добыта из Лунной пещеры? — спросил Алекс, когда они шли к хижине. Спина немного побаливала, но в целом он отлично себя чувствовал.

— Да, вы заметили, как она падает с грибов? — Вохбат взглянул на него. Алексу все время казалось, что он разговаривает с живым воплощением крокодила Гены. — Я хожу в пещеру через день и собираю пыль. Она имеет множество магических свойств. Например, если рана загноилась…

В это мгновение собеседник Алекса вдруг умолк, всмотрелся в точку впереди на земле и рванулся вперед огромным скачком. Паук, уютно устроившийся возле телеги и снова похожий на стог сена, испуганно поднял лапу.

Затоптав по дороге кочан капусты и несколько луковых побегов, Вохбат пробежал вперед, наклонился и подобрал с земли крупного паука размером с кулак. По сравнению с гигантским раненым собратом паук на ладони Вохбата выглядел маленьким и беспомощным. Он был мохнатый и темно-синий с белыми полосками по всему телу.

Алекс с удивлением глядел на драконоида, который поднес ладонь к лицу и что-то нежно ворковал пауку. Сейчас он походил на мальчика, ласкающего любимого щенка.

— Посмотрите, я наконец-то нашел экземпляр синего птицееда! — радостно сказал Вохбат, показывая паука Алексу. Его лицо светилось от счастья, будто бы он отыскал редкостный алмаз. — И где, всего в двух шагах от дома! А я до этого ходил искать его чуть ли не до Ледяных шипов. Думал организовать экспедицию, подавал прошение в факультет магии исцеления в столичном университете. А он все это время бродил у меня по двору! Надо же, какое счастье!

Памятуя, что этот фанатик должен дать ему лечебное зелье и рассказать про разбойников, Алекс не стал насмехаться или ругаться. Он состряпал на лице вежливую улыбку и даже как будто бы поразился до глубины души:

— Да что вы говорите! Действительно, такое случается раз в жизни. Полностью разделяю вашу радость.

Держа драгоценного птицееда на ладони, Вохбат направился к дому. Алекс пошел следом и спросил на ходу:

— Вас именно поэтому прозвали Восьминогим? Из-за любви к паучкам?

— Они не просто паучки, — строго ответил Вохбат и покосился на неуча. — Это самые удивительные создания в нашем мире. Вы знаете, что они превосходят человека и другие расы по многим показателям? Ах, почему же в нашем мире не развилась раса разумных паукообразных существ? Я бы сразу постарался найти соответствующее заклинание и превратился бы из драконоида в паукообразного.

Они вошли в хижину, причем Алекс вынужден был открыть дверь, потому что у Вохбата были заняты руки. Глядя вполглаза на собеседника, Алекс сокрушенно и незаметно покачал головой. Вот же попалась парочка свихнувшихся магов-предсказателей! Один живет в пещере и не чает души в крысах, а другой обожает пауков. Два сапога пара.

— Ваша одежда тоже сшита благодаря паукам? — спросил он, заметив вдруг, что от серебристого одеяния Вохбата отошла нить и невесомо заструилась по воздуху.

— Да, она сделана из паутины, — с гордостью ответил Вохбат и положил паука в стеклянную банку. — Великолепный материал. Легкий, прочный, красивый! Зимой отлично защищает от холода, летом — от жары. Я ношу уже два года и смотрите, совсем, как новенький!

— Мне надо будет заказать себе такой же, — рассеянно ответил Алекс, осматривая хижину.

Жилище прекрасно подходило для помощника отшельника. По форме оно было круглое, без углов, похожее на иглу эскимоса. Крыша из веток, стены из камней и досок. Для постройки в ход пошел весь подручный материал, что можно найти в горах.

Видно было, что создатель хижины не особо заботился о гладкости линий и красивом дизайне. Строил, как душа ляжет. В итоге, душа легла к высокому, чуть покосившемуся сооружению с двумя окнами неправильной формы.

Внутри хижина представляла из себя одно большое помещение, разделенное кое-где ширмами из плоских камней. Справа у двери начиналась столовая, дальше, если смотреть против часовой стрелки, шла печь, потом магическая лаборатория и библиотека, а заканчивалось все неким подобием кладовки.

Всюду царил творческий беспорядок. Худший хаос Алекс видел только в своей прошлой жизни, в кабинете системного администратора, когда ему пришлось работать под прикрытием в охранной компании, чтобы украсть коды от сигнализации.

В жилище Вохбата повсюду стояли банки с пауками и тараканами. Вместо обеденного стола он пользовался двумя пустыми бочками. На стенах рос плющ. Грязная посуда валялась на полу. Потолок почти полностью окутала серебристая паутина. Рукописи в шкафу стояли вперемешку с дровами и образцами минералов.

Круглый стол-треножник в секции магической лаборатории был весь заставлен грязными колбами, ретортами, ступами для смешивания зелий и мешочками. Аптекарские весы лежали на пыльном полу.

— Так, о чем мы говорили? — спросил Вохбат, щелкая когтями на лапе. — Кажется, ты хотел мне что-то отдать?

— Нет, это ты говорил, что у тебя есть лекарство для моей спины, — напомнил Алекс.

— Ах да, точно, уважаемый… — Вохбат хлопнул себя по лбу и направился к столику. — Кстати, как тебя зовут? Ты сказал, что тебя отправил учитель? Для чего же?

Алекс назвал свое имя и рассказал, зачем пришел к отшельнику. Тем временем Вохбат достал из шкафчика рядом с трехногим столиком мешочек, попробовал содержимое и подошел к гостю.

— Слушай, Алекс, этот порошок очень острый, там есть добавка из имбиря и перца. Можешь запить бордовым элем. Возьми вон там, в ящике для хранения куриных экскрементов.

Наклонившись, Алекс взял побулькивающий кувшин из вонючего ящика, открыл горлышко и понюхал. Из кувшина несло алкоголем и смородиной.

Драконоид протянул ему горсть зеленоватого порошка, Алекс закинул снадобье в рот и проглотил. По глотке будто пробежала огненная вода, он едва не задохнулся. Быстро схватил кувшин и выпил несколько глотков.

— Ты необычайно храбр и благороден, если взялся за священную миссию изгнания преступников из форта, — сказал Вохбат, наблюдая за гостем. — Я и не думал, что кто-нибудь отважится это сделать. Ярл два раза присылал отряд, но разбойники каждый раз одерживали вверх. Затем их пытались одолеть двое бродячих рыцарей, а через какое-то время на них пошел чародей, мастер стихии мороза. Разбойники убили и рыцарей, и чародея. Они повесили тела стражников, рыцарей и чародея на заборе вокруг форта. После этого на них никто не отваживался напасть.

Вот же сволочной отшельник, подсунул самое «легкое» задание, подумал Алекс, откашливаясь после приема лечебного порошка. На глазах у него выступили слезы.

— Что-то я не видел там трупы, когда проходил мимо, — заметил он. — Хотя я был там ночью.

— Это было давно, трупы успели сгнить, — сказал Вохбат. — Будешь похлебку из овощей и сыра? Я приготовил ночью. Вон, в горшке рядом со связкой сушеных пауков.

— Нет, спасибо, — Алекс оглянулся и снова закашлялся. — Ты расскажи, сколько всего разбойников? И что представляет из себя форт? Можешь нарисовать его план?

Вохбат удивленно пожал плечами.

— Откуда мне это знать, если я там никогда не был? Я даже разбойников не видел. Как ты смог пройти мимо них, если они хватают каждого прохожего, отбирают все ценности, потом пытают и убивают? Они тебя не заметили?

Алекс закатил глаза и устало вздохнул. Он снова вытащил неудачный билет на экзамене жизни. Какой прок от этого арахнофила, если он ничего не знает? Снова придется действовать наудачу, как какой-нибудь сопливый молокосос. Хотя, даже если Вохбат знает что-нибудь на уровне слухов, это тоже может оказаться ценной информацией.

— Почему они такие сильные? — хрипло спросил Алекс. — Как им удалось отбиться ото всех?

Синий паук в банке отчаянно пытался вылезти. Вохбат снова подошел к нему и зачарованно уставился на нового питомца. Кажется, он отключился от внешнего мира и не слышал вопроса.

— Эй, Вохбат, база вызывает тебя на прием! Алло, как слышно?

Помощник отшельника повернулся.

— Что ты сказал? Ах да, в чем их сила? Ну, говорят разное. У них мощный главарь, он одет в заговоренные доспехи, которые не могут взять ни оружие, ни магия. Еще у него волшебный молот, называется Смерть великана. Рассказывают, что он как-то убил им великана, поэтому так и назвал. Молот при ударе наносит дополнительные повреждения в виде поджигания магическим огнем.

— И все, вся сила лишь в главаре? — спросил Алекс. Он поднял с пола перевернутый стул и уселся перед собеседником. — Наверняка, есть что-то еще?

Вохбат устроился на скамеечке у печки.

— Конечно же, нет. Я слышал, их около полусотни человек и все отпетые негодяи, готовые перерезать горло первому встречному. К тому же главарь ввел в своем отряде строгую дисциплину и они беспрекословно слушаются его.

— Неплохо. Это многое объясняет.

— Ах да, чуть не забыл! Ходят слухи, что в их отряде есть сильный колдун. Он правая рука главаря и изгой, его выгнали из столичного ордена магов за серию жестоких убийств. Видимо, это он помог расправиться с тем магом.

— Выгнали из столичного ордена магов? — задумчиво спросил Алекс. У него мелькнул проблеск идеи, как справиться с разбойниками. — Молот под названием Смерть великана, говоришь?

Он надолго умолк, глядя в стену хижины отсутствующим взглядом.

Тем временем Вохбат занялся пауками, беря их на лапы и воркуя, как с голубями. В ящиках у столика у него лежали паучьи яйца разных размеров и цветов. Драконоид доставал их, рассматривал на свет и складывал обратно в ящички. Некоторые отложил в корзину на столе.

Наконец Алекс очнулся от раздумий и спросил:

— Слушай, а ты можешь дать мне зелья для проведения операции? И вот это твое заклинание для исцеления моей спины, его можно изучить или для этого надо закончить магическую академию? И как ты управляется с пауками, можешь научить их усмирять?

Вохбат не сразу отвлекся от милых сердцу животных, но когда развернулся к гостю, то сказал:

— Ты опять закидал меня вопросами. Зелья я тебе дам, у меня много всяких набралось, правда, большая часть для исцеления. Заклинание для лечения изучить тоже несложно, за день научишься. А вот усмирять пауков… Я очень долго с ними занимался, пробовал разные способы общения. У каждого паука свой характер, к каждому я находил особый подход.

— Понятно, очень жаль, — сказал Алекс, хотя по нему не было видно, что он сильно жалеет о том, что не сможет общаться с пауками. — Ладно, ничего не поделаешь, буду прятаться или убегать от них.

— Ты можешь жить у меня сколько хочешь, пока не изучить характеры пауков, — жалобно предложил Вохбат и было видно, что ему очень понравилась идея научить Алекса общаться с пауками. — Ты можешь давать паукам путешествовать по твоему телу и выращивать в лапах паучьи яйца. Они очень любят греться на теплом теле!

Алекс внутренне содрогнулся, но приветливо заметил:

— Как-нибудь в другой раз, например, после того, как я выгоню разбойников из форта, хорошо? А теперь покажи мне, как работает заклинание лечения?

С явным сожалением разложив пауков по склянкам и ящикам, Вохбат сполоснул руки и сказал:

— Что ж, это совсем несложное заклинание и здесь все зависит от твоих способностей. Какой раздел магии ты уже изучил? Уничтожение, соблазнение, затуманивание разума? К чему у тебя есть наклонности?

— Э-э-м, я вообще-то совсем не изучал магию, — смущенно ответил Алекс. — Как-то все руки, вернее, лапы не дотягивались, знаешь ли.

— О, так ты первоходка, — обрадовался Вохбат. — Никогда еще не доводилось работать с новичками, это очень интересно. Ладно, пойдем попробуем.

Он подошел к книжному шкафу и открыл створку. С полок посыпались книги и свитки. Как уже говорилось, в хижине был не совсем идеальный порядок. Вохбат успел подхватить на лету один толстый том с ярко-коричневой обложкой.

— Ого, вот как раз нужная книга. Ну-ка, где тут нужное заклинание?

Он открыл книгу в самом начале и перелистнул несколько страниц. Книга оказалась старинной, страницы пожелтели от времени, а многие тексты и рисунки выцвели.

— Вот оно, — сказал Вохбат, ткнув когтем в закорючки на одной из страниц. — Мы проходили его на первом курсе, я уже так часто его использовал, что забыл, как надо говорить новичкам. Заклинание называется «Дыхание жизни». Ты умеешь читать на демозойском языке?

Алекс покачал головой, но Вохбат не унывал.

— Хорошо, я буду медленно говорить, а ты повторяй за мной.

Драконоид так и сделал, тщательно проговаривая заклинание по слогам, а Алекс повторял за ним. Он готов был поклясться, что по окончании чтения заклинания у него потеплели лапы и вокруг них замерцал золотистый туман.

Они повторили заклинание еще несколько раз и вскоре Алекс выучил его наизусть. Он никогда не жаловался на плохую память. Из лап так и норовили вырваться яркие желтые лучики.

— Ты делаешь заметные успехи, — одобрительно заметил Вохбат. — Помнится, когда я изучал это заклинание, у меня ушло три дня на подготовку. Тебе следует заняться магией, у тебя явно есть способности. А теперь пойдем попробуем заклинание в деле.

Они вышли во двор и подошли к гигантскому пауку, так и лежащему возле тележки.

— Попробуй исцелить Мохнатика, — сказал Вохбат. — Ты его ранил, вот теперь и возмещай причиненный ущерб.

Ну что же, почему бы и нет, отличная возможность. Алекс вытянул лапы и направил их на паука. Животное тревожно зашевелилось, видимо, помня, какие у Алекса острые когти, но Вохбат поцокал и паук снова замер на месте.

Алекс, запинаясь, повторил заклинание. Ничего не произошло.

— Медленнее, не торопись, — сказал Вохбат. — Когда говоришь «Хлористиг», чуть мягче скажи букву «Х», с придыханием. А букву «О» немного растяни.

Алекс последовал его совету и почти сразу из его рук потекли золотые потоки. Окутали паука и его лапки начали выпрямляться, а на теле затянулись раны. Когда Алекс умолк, паук получился, как новенький.

— У меня вышло! — ликующе сказал Алекс, подняв руки, как чемпион на пьедестале почета. — Вышло! Теперь я могу лечить себя и других?

— Конечно, — ответил Вохбат. — Кстати, Мохнатик очень тебе благодарен. Ты не хочешь его обнять?

Снова мысленно вздрогнула, Алекс покачал головой.

— Я бы с радостью, но у нас мало времени. Пойдем, ты покажешь мне зелья, — и он повел Вохбата к хижине. — А скажи еще, где у вас ближайшее отделение магического ордена? И где здесь стоянка великанов с мамонтами?

— Я тебе покажу на карте, — ответил драконоид, оглядываясь на паука. — А зачем тебе это?

— Знаешь, просто очень любопытно, — сказал Алекс. — А может, пригодится в самое ближайшее время…

Глава 25. В гости к разбойникам

Луна спряталась за тучами и Алекс решил, что пора действовать. Он мягко спрыгнул с ели, в очередной раз уколовшись об иголки и покорно снеся удар ветки по морде. Приземлившись, Алекс прислушался. Никакой тревоги, все тихо.

Он находился через дорогу от форта. Почти там же, где крался пару дней назад, когда искал Лунную пещеру. Спустившись с дерева, Алекс видел только верхушки башен, забор остался вне поля зрения.

Взяв в лапы длинную ровную палку с рогатиной на конце, Алекс осторожно подошел к тропе. Палка высилась над его головой, как копье древнего спартанского гоплита.

Раздвигая шуршащую траву, Алекс пересек тропу и шмыгнул под ели, окружающие забор с южной стороны. Под укрытием из густых разлапистых елей Алекс снова прислушался и присмотрелся, нет ли вокруг тревоги. Вроде бы все спокойно.

Не теряя времени, Алекс выглянул из-за ветвей и поглядел на стену. Часовой, обычно гулявший по ней туда-сюда, сейчас ушел в сторону главных ворот.

Осторожными короткими перебежками Алекс начал перебираться к ели, стоявшей совсем близко к стене. Палка цеплялась за ветви и шуршала.

Из двух-трех вариантов проникновения в форт он в итоге остановился на использовании елей. Вариант со спуском в форт со скалы на задней стороне отпал, так как во время спуска Алекс был заметен на фоне серой скалы. Он остался бы совсем беззащитен, если бы в него пустили стрелы или начали кидать вспышки магического огня или куски волшебного льда. С дерева же, удобно соседствующего со стеной, он мог спокойно перелезть на территорию форта.

Добравшись до ели рядом со стеной, Алекс снова застыл на месте, как лев перед прыжком. Опять прислушался, беспокойно двигая ушами. Часовые на стене так и не появились. Убедившись, что все по-прежнему спокойно, Алекс полез не дерево.

Карабканье по елям с мохнатыми колючими ветвями, несомненно, не входит в число наиболее приятных занятий на свете. Иголки норовят выколоть глаза, а если это не получается, то изо всех сил стараются вонзиться в любые незащищенные участки тела. Смола на стволе и ветках как будто бы ждала появления верхолаза и выступила самыми большими и липкими пятнами везде, где только это возможно. Надо еще учитывать, что Алекс тащил наверх палку, рогатина которой цеплялась за ветки и все время пыталась вырваться из лап и упасть вниз.

Короче говоря, к тому времени, когда Алекс, ругаясь самым нецензурным образом, забрался на нужную высоту, он трижды проклял себя за то, что выбрал этот вариант, а не спустился спокойно по скале, как поступил бы любой нормальный вор.

Сквозь густые ветви не было видно стену. Вокруг стояла непроглядная ночь и Алекс мог только догадываться, где стоит часовой. Прислушавшись и не заметив ничего подозрительного, он потихоньку просунул палку сквозь ветки, поставив ее параллельно земле. Через несколько томительных мгновений он услышал, как палка тихо стукнулась о стену.

Затем Алекс приподнял палку, просунул еще дальше и придавив, убедился, что она легла на стену. Он снова подождал чуть-чуть, чтобы выяснить, что палка не залезла бандиту-часовому в лицо, но все было тихо. Тогда Алекс привязал конец палки с рогатиной к стволу ели и полез по палке на стену.

Под его весом палка прогибалась и Алексу казалось, что она сейчас переломится и он свалится вниз с высоты второго этажа. Он висел на палке, ухватившись за нее всеми конечностями.

Быстро перебирая лапами, он пополз по палке к стене и вскоре уперся головой в стену. Зацепился передними лапами за край стены и взобрался на выступ. Затем перелез на толстую стену, по вершине которой ходил часовые.

На стене он присел на корточки и огляделся. С ужасом увидел приближающегося охранника. Быстро скинул конец палки и она с шорохом исчезла среди еловых ветвей. Упасть палка не упала, так как осталась надежно привязана другим концом к дереву.

Часовой пока ничего не заподозрил. Он медленно шел по стене в полумраке. Костры, пылающие во внутреннем дворе форта, давали колеблющийся тусклый свет. Алекс убедился, что палку не видно и потихоньку, почти на четвереньках, пробрался по стене к каменной лестнице с внутренней стороны.

Начал спускаться и замер на ступеньках.

Во внутреннем дворе, возле входов в башни, возле двух костров и рядом с кузницей и конюшней неподвижно стояли по двое разбойников. Каждый вооружен мечом и щитом, облачен в железные доспехи. Казалось, весь двор заполнен темными фигурами. На всякий случай Алекс прикрыл глаза, чтобы они не отразили пламя костров и не выдали его с головой.

Охранник прошел выше по стене мимо Алекса и не заметил его. Алекс давно поменял цвет шерсти с черного на темно-серый и слился с лестницей.

Дождавшись, когда охранник пройдет, Алекс поднял голову вверх и заухал филином. Он специально заранее изучал этот звук вместе с Вохбатом, чтобы правильно подать условный сигнал.

Несколько разбойников подняли головы к лестнице и внимательно посмотрели на нее. Но заметить Алекса в полумраке у них не было шансов.

Издали донеслось ответное уханье. Отлично, Вохбат услышал его и сейчас устроит бандитам сюрприз. Алекс присел на ступеньку, продолжая опираться о стену, чтобы удобнее было смотреть. На этом спектакле у него билеты в самой лучшей ложе.

Через пять минут часовые на стене встревоженно заверещали, указывая куда-то наружу, за стену.

— Все сюда! — зычно кричал один. — Эти твари бегут стаями!

Вохбат за стеной прокричал заклинание и ворота в форт распахнулись. Стража бросилась немедленно закрывать их, но поздно, в форт уже ворвались крысиные короли и гигантские пауки, в сопровождении целой армии своих мелких собратьев. Их направили заклинания Вохбата и Зансеоса, причем отшельник так и остался в пещере и оттуда воздействовал на крыс. Так сказать, грандиозная акция прикрытия, чтобы отвлечь охрану от башен.

Маневр сработал. Все разбойники, что были во внутреннем дворе, в том числе и на стенах, побежали отбивать атаку животных.

Чтобы остаться незамеченным, Алекс прижался к стене, а мимо него вниз по лестнице пронеслись трое бандитов. Последний споткнулся о лапу Алекса и кубарем покатился по ступенькам.

Впрочем, падал он совсем немного и вскоре свалился у подножия лестницы, помятый и взъерошенный. Меча из рук он так и не выпустил. Даже не оглядываясь на лестницу, он поднялся и, шатаясь, отважно бросился в бой. Алекса он так и не заметил, видимо, решил, что поскользнулся на ступеньках.

Во внутреннем дворе закипела настоящая битва людей и бессловесных тварей. Разбойники рубили крысиных королей и пауков мечами и осыпали стрелами, а животные нападали на защитников форта.

Некоторое время Алекс наслаждался зрелищем, а затем рядом с ним об стену случайно плюхнулся кусок липкой паутины, выпущенный пауком. Это напомнило Алексу, что у него мало времени. Он вскочил и тоже побежал вниз по лестнице, только, в отличие от последнего разбойника, уже не сломя голову, а осторожно.

Неслышной тенью Алекс скользнул через весь двор к ближайшей башне. Под ногами метались обычные небольшие крысы и пауки, выискивая добычу. Неподалеку крысиный король вцепился в ногу разбойника и ожесточенно трепал ее, а бедолага орал во все горло и бил монстра топором.

Алекс добежал до башни и едва успел спрятаться за дверь, поскольку навстречу выбежали еще пятеро бандитов с обнаженными мечами. Подождав, когда разбойники пробегут, он незаметно пробрался в башню и тщательно закрыл за собой дверь.

Первый уровень башни представлял собой круглое помещение с огромным пылающим камином посередине. Ночью в горах становилось прохладно и огонь приятно согревал тело. Перед камином стоял длинный стол с остатками ужина и лавки, а еще на шампуре жарилось мясо.

Башню в свое время сложили из камней и стены ее поэтому состояли из неровных серых плит крупной кладки. У стен стояли сундуки, ящики и бочки. Похоже, что разбойники устроили здесь столовую.

Алекс взял вправо, обходя комнату по большой дуге, оставаясь в тени. Он подумывал заглянуть в сундуки, но в любое время сюда могли вернуться разбойники. Да и что ценного можно найти в сундуках, стоявших в столовой?

Снаружи слышались крики бандитов, отчаянно сражающихся с животными. Алекс едва заметно улыбнулся. Даже обычным таким нападением с использованием грызунов и пауков он уже нанес противникам урон. Ничего, это только начало, в дальнейшем он уготовил для них другие сюрпризы.

Подойдя к большому проему, ведущему в соседнее помещение, Алекс осторожно выглянул из-за выступа. Соседнее помещение тоже оказалось без углов, это была центральная комната, связующая с другими. В помещении имелись выходы сразу к четырем небольшим комнатам. А напротив проема, в котором стоял Алекс виднелся другой проход, он вел к крутому подъему без ступенек на следующий уровень башни. Вот туда-то вору и нужно было попасть.

Оглядевшись и не заметив в помещении ни одной живой души, Алекс побежал через центральную комнату к выходу на второй этаж башни. Он добежал до середины, радуясь, что так удачно придумал с атакой животных и отвлек на них все силы, когда его пригвоздил к месту строгий оклик:

— Стоять!

Проклиная свою торопливость, Алекс остановился и замер, как вкопанный. Рука потянулась к кинжалу на поясе. Этот кинжал, украденный у Баллатона, тщательно осмотрел Вохбат.

— Очень хорошая вещь, — сказал он, возвратив затем оружие Алексу. — У кинжала есть магическое свойство: при ударе он вызывает у объекта необъяснимый страх на целых десять секунд. Твой противник убежит куда подальше, а ты сможешь продолжить свой путь. Незаменимое оружие против диких животных и разбойников. А вот маги и знающие люди могут иметь магическую защиту против устрашающего эффекта.

Вохбат порекомендовал как-нибудь наречь оружие и Алекс назвал клинок кинжалом Панического укола. А еще помощник отшельника сказал, что волшебное свойство можно увеличить по времени и силе воздействия, но для этого надо найти кузнеца, обладающего навыками улучшения магического оружия.

— Я сказал тебе, стоять! — продолжал кричать голос. — Пьяная скотина, тебя ведь предупреждали, чтобы это не повторялось!

В ответ раздалось неразборчивое бормотание, подобное тем, что издают лица в состоянии сильного алкогольного опьянения, пойманные патрулем ДПС за рулем машины.

Эти таинственные звуки доносились из соседнего помещения, оставшегося справа и сзади. Поняв, наконец, что обращались не к нему, Алекс сразу же отскочил в тень у стены и оказался как раз рядом с комнатой, где продолжали общаться обитатели башни.

— Ну, что прикажешь с тобой делать, урод? — продолжал настойчиво допрашивать строгий голос. — Это у нас уже какое по счету нарушение? Подожди, дай-ка вспомнить. На праздник Красной Жатвы ты напился на карауле, упал со стены и сломал ногу. На день Равноденствия ты уснул в свинарнике. Неделю назад возмутительное происшествие со статуей Тиаму. Ты понимаешь, что мое терпение на исходе? Мне доложить о твоих проделках Хоркалофу?

Его товарищ снова забормотал что-то бессвязное. Алексу нужно было пройти через их комнату, чтобы пробраться к лестнице. Он осторожно заглянул в комнату и увидел спальное помещение, заставленное деревянными кроватями. Возле одной стоял, покачиваясь, человек с опухшим лицом и держался за стойку кровати, чтобы не упасть. Над ним, заложив лапы за спину, навис волколак в позолоченных доспехах.

Первый раз Алекс видел, чтобы разбойника отчитывали за пьянство. Видимо, главарь головорезов и вправду ввел в отряде железную дисциплину. Волколак стоял к проему спиной и Алекс решил проскользнуть мимо. Но стоило ему показаться в проеме, как его заметил пьяненький мужичок и, выпучив глаза, снова что-то невнятно забубнил.

— Как же ты меня достал, Корк! — с дельным сожалением сказал командир, качая лохматой головой. — Ты понимаешь, что тебя терпят в отряде только потому, что твой дядя, не чета тебе, когда-то спас жизнь Хоркалофу? Твой дядя, да примет великий Аркан его душу, был, в отличие от тебя, настоящим воином и не боялся лить кровь. Ты знаешь, что он плюнул в лицо своему палачу, когда ему собирались отрубить голову? А ты, когда мы брали обоз из Силурии, не смог даже зарубить пятилетнюю девочку! Как ты можешь после этого называться истинным членом Сумрачного отряда?

Пьяный Корк усердно пытался сказать, что в проеме крадется незнакомый черный тигроид, но не мог даже поднять руку, боясь грохнуться на пол. Наконец, его командир заподозрил неладное и обернулся. Но Алекс уже успел пересечь помещение и очутился в ведущем наверх коридоре, куда и стремился.

— Не пытайся отвлечь меня своими дурацкими фантазиями, Корк, — услышал он напоследок. — Ты напился до такой степени, что тебе уже везде мерещатся незнакомцы.

Алекс поднялся по широкому проходу наверх и уже больше не слышал голосов командира и незадачливого Корка. Когда он вышел на лестницу, то обнаружил, что она ведет не только вверх, но и вниз. Алексу нужно было подняться на самый верх башни, поэтому он без колебаний начал подниматься. Таинственный проход вниз изгибался вправо и тонул во мраке.

Впрочем, на лестнице вообще не было света и пару мгновений Алекс шел в темноте. Проход поднимался вверх, закругляясь вдоль стен башни. Вскоре впереди и вверху забрезжил свет и Алекс вышел к следующему уровню.

Это было точно такое же большое помещение, как этажом ниже, смежающееся с комнатами поменьше. И снова проход на следующий уровень башни находился напротив Алекса. Чтобы попасть туда, ему опять надо было пересечь комнату.

Опасаясь снова попасться на глаза случайному загулявшему разбойнику, Алекс начал красться вдоль стены.

По плану Алексу надо было попасть к главарю разбойников, а тот, скорее всего, жил на самом верху одной из башен. Какой именно, неизвестно, поэтому придется обыскивать все, одну за другой. Башни состоят из пяти-семи уровней, работы хватит на всю ночь.

К счастью, на этом уровне никого не оказалось. Через открытые окна в одной из стен со двора до сих пор доносились крики, лязг оружия и верещание крыс. Пауки, как истинные восьминогие воины, погибали молча и с достоинством. Алекс пробрался к проему на следующий уровень. Когда он проходил мимо комнат, то заметил там кровати, сундуки и шкафы. Это тоже были спальные помещения для содержания рядовых бойцов и их командиров. От каминной трубы, идущей с первого этажа, исходило тепло. На потолке горела люстра со свечами.

Тихо перебравшись к коридору, где снова начинался подъем на следующий уровень, Алекс бесшумно пошел вверх. Прошел по темному проходу и опять очутился в пустующей большой комнате.

Главаря здесь не было, зато у стен стояли подставки для оружия. На них кучами лежали копья и мечи. В другом месте у стены высилась целая гора щитов. Чуть дальше помятые кирасы и шлемы. На некоторых Алекс заметил бурые пятна крови.

В смежных комнатах жили командиры. Это было понятно по кроватям, застеленным роскошными шкурами белых медведей и пещерных львов. На шкафчиках стояли не глиняные кружки и кувшины, а оловянные кубки и хрустальные бутыли. В каждой комнате, насколько понял Алекс, жил один командир.

Четыре комнаты пустовали, в пятой спал орк с синим оттенком кожи и волос. Алекс на цыпочках прошел мимо и поднялся на последний уровень.

Двери в комнаты здесь были закрыты. Алекс подошел к одной, чтобы открыть, но дверь внезапно открылась сама. Навстречу омертвевшему Алексу вышла древняя старушка в поношенном платье и чепчике на седых волосах.

— Здравствуй, тебе тоже постирать белье? — спросила она, нисколько не удивившись появлению Алекса. В руках старушка держала корзину с грязной одеждой.

Тигроид помотал головой, не в силах вымолвить и слова. Старушка пробормотала нечто вроде: «Стираю, штопаю, варю и жарю, а никто не ценит, только гадят» и пошла дальше к другой комнате. Открыла дверь и войдя, закрыла за собой. Алекс увидел, что на кровати в комнате никого нет.

Судя по всему, здесь также жили командиры. Алекс убедился, что старушка не представляет для него вреда и по очереди обыскал все комнаты. Старушка подметала щеткой пол и складывала вещи в корзину. На Алекса она не обращала внимания, видимо, просто малахольная служанка.

Поняв, что на самом верхнем этаже башни никого нет, кроме полоумной старушки, Алекс выглянул в окно и посмотрел во двор.

Бой почти закончился, причем в пользу разбойников. Всюду валялись скрюченные тела крысиных королей и огромных пауков. Их более мелкие собратья разбежались.

Еще Алекс насчитал девять трупов разбойников с рваными ранами на теле. Питомцы Зансеоса и Вохбата дорого продали свои жизни и выполнили задачу, отвлекая на себя основное внимание гарнизона.

Разбойники во дворе перевязывали раны и тащили трупы в кучи. Часовые снова потянулись на стены и перед входами в башни. Алекс заметил внизу перемычку, ведущую со второго этажа его башни к центральной башне. Надо поскорее проникнуть туда, пока там снова не появились часовые.

Старушка все это время что-то недовольно бормотала сзади об идиотах, не умеющих положить вещи на место. Затем она умолкла, а еще через пару мгновений Алекс ощутил у горла лезвие ножа.

Старушка схватила его сзади за затылок и прошептала на ухо:

— Ну как, насмотрелся, маленький ты мой котенок? Говори, чего здесь вынюхиваешь, не то я позову моего сына Хоркалофа. Или ты хочешь посмотреть, сколько в тебе накопилось крови?

Глава 26. Подземная темница

Первой мыслью Алекса была, конечно же, досада. Снова он недооценил противника и попал впросак. Старушка оказалась далеко не простушкой.

— Ну, чего молчишь, котенок, язык прикусил от страха? — хихикнула старушка. — Сейчас я позову моего сыночка, уж он-то тебя разговорит.

Не желая преждевременно знакомиться с главарем, который, судя по всему, оказался сыном этой мегеры, Алекс благословил свою предусмотрительность, заставившую его запастись Паническим уколом. Он незаметно вытащил кинжал из ножен и провел лезвием по чуть дрожащей старческой ручке. Надрез получился небольшой, а вот эффект от него превзошел все ожидания.

Старушка завопила, как будто ей подожгли пятки, выронила нож и заметалась по комнате.

— Эй, уважаемая, вы можете потише? — попробовал ее урезонить Алекс.

От звуков его голоса старушка закричала еще громче и скрылась в коридоре, ведущем вниз. Черт, сейчас она поднимет на уши всю башню. Алекс бросился следом, стремясь не столько обезвредить старушку, сколько поскорее добраться до второго этажа, а оттуда спрыгнуть на перемычку.

Он пробежал черным коридором на уровень ниже. Вопли старухи раздавались на нижнем этаже.

Еще ниже, на первых уровнях Алекс услышал обеспокоенные крики других разбойников. Башня загудела, как потревоженное осиное гнездо. Кажется, вход на нижние этажи для него уже воспрещен. Более того, выслушав так некстати попавшуюся бабку, разбойники теперь наверняка организуют детальный обыск башни. Никакие способности хамелеона не помогут скрыться от них. Стройный и тщательно разработанный план на глазах разваливался по кусочкам.

В отчаянии Алекс высунулся из окна. Где эта проклятая перемычка, может быть рискнуть и прыгнуть туда с высоты четвертого этажа? В конце концов, он же теперь принадлежит к расе кошачьих, для которых такой прыжок и вовсе плевое дело.

Найдя в полумраке перемычку, ведущую к центральной башне, Алекс чуть не взвыл от досады. Перемычка уже кишела разбойниками, там их было, по меньшей мере, с десяток. Клинки мечей блестели в свете луны и костров.

Отпрянув от окна, Алекс услышал, как внизу грохочут сапоги бандитов, поднимающихся на верхние уровни. Прятаться было негде, поэтому Алекс прыгнул на потолок в поднимающемуся вверх проходе между этажами и постарался слиться с ним. Он вцепился в пыльные камни когтями и ждал разбойников, затаив дыхание.

Вскоре послышались крики и показался пляшущий свет от факелов. По коридору, обещая разорвать на куски любого незнакомца, что здесь повстречается, поднималась целая толпа вооруженных грабителей. Алекс еще сильнее впился когтями в камни, надеясь, что маскировка не подведет его.

От громких голосов разбойников по проходу разносилось гулкое эхо. Они проходили под Алексом и кричали, что надо поймать того, кто обидел бабушку Анкериту и просунуть острые колья через все отверстия в его уродском теле. Слушая их, Алекс мечтал стать невидимым.

Наконец, все разбойники прошли под ним, так и не заметив прилепившегося к покатому потолку тигроида. Подождав немного и убедившись, что они скрылись из виду, Алекс бесшумно спрыгнул на подъем и побежал вниз.

Одним махом, почти без задержек он промчался через все уровни, затормозив только однажды, когда ему попался Корк, мирно спящий у порога одной из комнат. Алекс прокрался мимо него, все время ожидая, что сейчас Корк проснется и снова увидит его. На мгновение Корк и вправду судорожно дернулся и покатился по полу. Алекс от неожиданности прибавил ходу и умчался в коридор.

Внизу, в большой комнате на первом этаже, было тоже полно разбойников. Они возбужденно обсуждали эпическую схватку с животными. Алекс заглянул в помещение, чтобы оценить обстановку.

— Я тебе говорю, что это восстание духов гор! — убеждал один бандит другого. — Ты когда-нибудь видел, чтобы пауки и крысы взбунтовались против людей? Вот и я не видел! Что это такое, как не предостережение матушки-природы против наших грехов?

Его собеседник слушал вполуха, счищая кровавые ошметки с сапогов.

— Я вообще-то пауков больше не люблю, чем крыс, — писклявым голосом говорил третий. — С крысами еще можно договориться, они умные. А вот пауки те еще твари, ничего не понимают, просто прут напролом и паутиной своей дурацкой швыряются.

— Верно говоришь, Ринольф, — заметил четвертый. — Люди выбрасывают нечистоты в реки, вырубают и сжигают леса, уничтожают лесных животных и рыб. Представьте, что было бы, если на нас напали великаны, а не эти мышки и жучки?

— Что за дичь ты несешь, Капито? — ворчливо спросил другой. — Какие вырубленные леса и нечистоты в реках? Какие великаны? Это же естественные отходы нашей жизнедеятельности. Может, ты еще учение придумаешь на тему этой чепухи? Какое-нибудь дурацкое учение о нашем местопребывании на этой земле и о наших жилищах здесь. Это все заумные книжки, которые ты все время читаешь, понял?

— Хотите верьте, хотите нет, — оскорбленно ответил Капито. — Но знамения богов приходят уже отовсюду. Мой кузен из Сроклэнда рассказал, что там в окрестностях обнаружили загадочные артефакты неизвестного происхождения. Самое настоящее оружие богов!

— Верно, а в Шоследо целая шайка воров ограбила замок ярла и храм некромантов, — добавил еще один. — Капито прав, надвигается какое-то непонятное дерьмо.

Слушать их суеверный бред о конце света было утомительно и Алекс, перебежав через проем, двинулся по проходу вниз. Это был тот самый неизвестный коридор, ведущий куда-то под землю. Алекс встретил его в самом начале путешествия по башне, когда пошел вверх. Теперь настало время проверить, что там спрятано, раз уж все остальные выходы перекрыты.

Проход точно также плавно закруглялся вдоль стен, как и на верхних этажах, только теперь он вел вниз. Алекса снова накрыла темнота, голоса разбойников превратились в бубнящий гомон.

Вскоре шум утих, а за поворотом вспыхнул свет. Пройдя еще вперед, Алекс увидел на стене полыхающий факел. Еще ниже темнел проем.

Подойдя, Алекс увидел в тени проема двухстворчатую железную дверь. Он потрогал холодную ручку в виде коричневого кольца, осторожно потянул. Дверь не поддавалась. Алекс достал отмычки и взломал замок.

Створка двери открылась с легким скрипом и Алекс скользнул в образовавшуюся узкую щель.

Оглядевшись, он понял, что попал в самое настоящее подземелье. Низкие сводчатые потолки создавали гнетущее впечатление, что башня давит всем весом на подвал и он обрушится в любую минуту. Где-то в сторонке журчала вода и в подземелье ощущалась сырость.

А еще по обеим сторонам помещения стояли закрытые решетками камеры. В них Алекс заметил людей в оборванных одеждах, сидящих и лежащих на полу или на охапках соломы. Очередная подземная тюрьма. Кто эти несчастные? Заложники грабителей, за которых не внесли своевременно выкуп?

Из-за поворота вдали неспешно вышел мешковатый охранник. Алекс спрятался у решетки справа. От любопытного взгляда охранника его защищал арочный выступ, имеющийся около каждой камеры. На всякий случай он постарался слиться с решетками и стеной.

Оглянувшись на темницу, Алекс увидел, что там на соломе лежит мужчина с седыми волосами и тряпками вместо одежды, едва прикрывающими его тело. Мужчина тихо постанывал, как раненая собака на обочине дороги. Алекс вспомнил, как освободил узников в лаборатории некромантов. Почему бы не совершить еще один добрый поступок? Это улучшит карму перед богами этого мира.

Охранник прошел мимо клетки, не заметив тигроида. Он насвистывал песенку, а встав у двери, недовольно проворчал: «Где они лазают, куда смена запропастилась?», из чего Алекс сделал вывод, что разбойник в своем подземелье так и не узнал еще про битву с животными и устрашение бабушки Анкериты. Постояв на месте, тюремный страж развернулся и пошел обратно. Убедившись, что он идет к повороту и не оглядывается, Алекс достал отмычки и быстро взломал замок решетки.

Затем, даже не глянув на освобожденного узника, Алекс быстро, пока не вернулся охранник, перешел к другой камере. Здесь лежал другой человек. Он, кажется, не дышал, но Алекс все равно открыл его решетку.

В третьей по счету камере лежал темнокожий орк. Этот дышал шумно, а заметив освободителя, повернул к нему голову. Алекс приложил палец к губам и принялся открывать замок. Про себя он удивился, что у орка такие огненно-красные белки на глазах, но подумал, что у него самого от пыток и голода глаза не только покраснели бы, а вообще вылезли из орбит. Вскоре замок поддался его усилиям и Алекс приоткрыл решетку. Орк приподнялся и пополз к выходу, но рухнул на пол лицом вниз на полдороги и замер без движения.

К тому времени вернулся охранник и Алекс едва успел спрятаться у решетки. Головорез не обратил внимания на лежащего неподвижно орка. Опять застрял у ворот, безуспешно ожидая, когда явится запоздавшая смена. Затем развернулся и пошел обратно.

Хоть он и устал, а также был разочарован опозданием коллег, но пост свой не бросил и продолжал патрулировать местность. Это вызывало определенное уважение и Алекс передумал оглушать его ударом камня по голове. Вместо этого он решил потратить на сторожа драгоценное сонное зелье.

Достав из сумки кинжал, Алекс смазал лезвие усыпляющей мазью. Тонкий нюх тигроида уловил аромат снадобья, когда он открыл флакон. Зелье пахло, как базилик, смешанный с лимоном. Если бы лезвие кинжала проходило в отверстие флакона, Алекс с удовольствием обмакнул бы его вовнутрь. Но отверстие было слишком узкое, пришлось вылить снадобье на кинжал и часть пролилась на холодный пол подземелья. Алекс отругал себя за неуклюжесть.

Приготовив кинжал, Алекс спрятал было сонное зелье, а потом вспомнил, что укол скорее всего вызовет у охранника беспричинный страх. Интересно, что подействует сильнее: магический эффект или усыпляющий препарат? Наверное, сначала будет бегать по всей тюрьме, а потом свалится и уснет? А может, они будут действовать одновременно и надзиратель уснет, вопя от ужаса? Надо полагать, при этом он не испачкает портки от страха.

В общем, чтобы не травмировать психику разбойника противоречивыми свойствами оружия, Алексу пришлось все-таки оглушить его ударом по затылку. Он дождался, когда охранник снова пройдет мимо по неизменному маршруту, подкрался со спины и ударил по голове. Получилось весьма удачно, караульный упал лицом вниз и сразу потерял сознание. Алекс убедился, что охранник дышит, связал его и снял связку ключей с пояса.

— Эй, народ, вы свободны! — провозгласил он и начал открывать решетки одну за другой. Двери темниц распахивались со скрипом. — Выходите, теперь вы можете идти, куда угодно.

Открыв последнюю дверь, Алекс призадумался. С другой стороны, отправлять узников наверх из подземелья было явно опасной и безрассудной затеей. Они ослаблены заключением и безоружны. Разбойники наверху с легкостью их перебьют. Пожалуй, эдак вместо жирных плюсов к карме Алекс заработает массу минусов. Ему следовало подумать, перед тем, как освобождать этих бедолаг из темницы и отправлять навстречу верной гибели.

Придется их притормозить на минутку, если это будет возможно. Наверняка они сейчас бросятся спасать свои задницы.

Алекс собирался произнести речь, предупредив освобожденных узников о предстоящих опасностях, но затем с удивлением обнаружил, что из открытых камер так до сих пор никто и не вышел. Они что, ослабли до такой степени, что не могут двигаться? Тогда беспокоиться не о чем, это как раз то, что нужно. Пусть ждут, пока он полностью не расправится с бандитами. Надо только предупредить каждого, что помощь близко и пусть они не отчаиваются.

С такими оптимистичными мыслями Алекс заглянул в ближайшую камеру. В дальнем углу на соломе неподвижно лежала женщина в грязном платье. Бедняжка, она даже не может шевельнуться от перенесенных испытаний. Подходя к ней, Алекса охватило запоздалое раскаяние по поводу рыцарского обращения с тюремщиком. Этих скотов разбойников можно убивать всех подряд и это только улучшит его отношения с местными божествами.

— Как вы себя чувствуете? — осторожно спросил Алекс. — Все в порядке? Вам помочь?

Он легонько тряхнул женщину за плечо и повернул к себе, ожидая увидеть закрытые глаза и лицо, покрытое синяками от побоев. Но вместо этого перед ним возникла искаженная от ярости морда волколачки с торчащими клыками и полыхающими огненно-алыми глазами. Это было так неожиданно, что Алекс отшатнулся назад и упал задом на пол.

— Пейте кровь смертного! — сказала зловеще женщина, поднялась и бросилась на Алекса.

Все пошло совершенно не по плану. Женщина явно не планировала благодарить Алекса за освобождение, а если и собиралась, то весьма странным образом. В самый последний миг ему удалось пнуть ее в живот обеими лапами. Женщина отлетела назад и ударилась о стену. Алекс надеялся, что она ничего себе не сломала. Несмотря на то, что узница заплатила за освобождение самой черной неблагодарностью, он, тем не менее, не хотел, чтобы она пострадала. Наверное, она просто повредилась в уме из-за нечеловеческих условий содержания.

Не теряя драгоценного времени, Алекс выскочил из темницы и закричал:

— Спокойно, милая! Ты уже на свободе, понимаешь? Просто расслабься и подожди до утра, пока я не разберусь с грабителями, хорошо?

Но женщина не желала ничего понимать. Прорычав неизменное: «Пейте кровь!», она подскочила к решетке одним фантастически длинным прыжком и попыталась схватить Алекса сквозь прутья. Видимо, она настолько пострадала умственно, что не заметила открытого выхода из клетки. Да, очень сложный вариант, она может доставить массу проблем.

— Спокойно, милая! — повторял Алекс, снова пятясь назад.

В этот миг он натолкнулся спиной на кого-то еще. Обернувшись, Алекс заметил, что перед ним стоит давешний орк, которого он освободил одним из первых. Также, как и у волколачки, морда орка тоже исказилась от бешенства, а глаза тоже сверкали красным светом. За его спиной столпились другие узники, все, как на подбор, с разъяренными лицами и горящими кровавыми глазами.

— Смертный, отдай кровь! — прорычал орк.

Взгляд пораженного Алекса упал на оглушенного им охранника. Беднягу облепила целая куча узников, с хлюпаньем впившихся в его горло и руки. Один на миг поднял голову и в тусклом свете подземелья Алекс увидел, что по подбородку узника стекает струя крови. Вот уж чего борец с разбойниками не мог предположить, так это того, что наткнется здесь на вампиров.

Впрочем, смятение не приглушило его кошачьих рефлексов. Когда орк и другие узники бросились к своему освободителю, Алекс тут же метнулся в сторону. На его счастье, он недалеко отошел от поворота, за которым бродил несчастный охранник. Еще когда Алекс открывал здесь темницы, он заприметил в самом конце подземелья деревянную дверь, чуть утопленную в тени арочного проема.

Мчась к этой спасительной двери со всей быстротой, на которую он был способен, Алекс на ходу молил всех местных богов, чтобы ворота оказались открыты. За ним по пятам бежала целая орда вампиров и от топота их многочисленных ног и кровожадных выкриков его сердце грозило вывалиться из груди через глотку. Мысль о том, что за этой дверью может оказаться куча разбойников, Алекса не пугала, а обнадеживала.

В последний миг он прибавил ходу и успел выскочить за дверь перед самым носом многочисленных преследователей. Захлопнул за собой дверь, закрыл на засов, затем сунул в замочное отверстие первую попавшуюся отмычку, провернул и сломал, чтобы теперь нельзя было открыть никаким ключом. В дверь сразу заколотили, грозя сломать хлипкую преграду через самое короткое время.

Обернувшись, Алекс чуть не упал в обморок от изумления. Он очутился в комнате, полной разбойников.

Глава 27. Обитатель центральной башни

Что еще можно было придумать в такой ситуации, кроме как попробовать извернуться? Алекс состряпал самую озабоченную физиономию, какую мог и, тяжело дыша, заорал:

— Вампиры вырвались на свободу!

Комната, в которую он попал, оказалась достаточно просторной, чтобы в ней с легкостью разместилась целая сотня человек. На каменных стенах горели факелы, в в противоположном конце зала в камине трещали дрова. В центре за длинным столом сидели и ужинали два десятка разбойников. Все они с удивлением глядели на незваного гостя. А ну, как, клюнут на немудреную новость или нет?

К сожалению, головорезы Могильного форта совсем не встревожились. Вампиры их нисколько не испугали.

— А ты кто такой? — спросил один грабитель, грозно нахмурив брови. Вместо одного глаза у него была нашлепка. — Из какой дырки вылез?

Надо было что-нибудь срочно предпринимать, иначе разорвут на кусочки. Алекс приветственно поднял лапу и сообщил:

— Я ищу бабушку Анкериту. Мне надо вручить ей послание от племянницы из Шоследо. Мне сказали, что бабушка Анкерита убирает подземелье и я отправился туда. А там полно вампиров, они чуть меня не сожрали.

Разбойники заметно расслабились. Некоторые снова приступили к еде, обгладывая жареные бараньи ножки. Другие приложились к кружкам. Хмурый одноглазый разбойник, напротив, встал и подошел к курьеру. Он был высокий, мускулистый, с длинными темными волосами и вдобавок со шрамом от ожога на щеке. В руке бандит держал топор, готовый при необходимости расколоть голову подозрительному почтальону.

— Кто тебе сказал, что Анкерита здесь? — сердито спросил он. — Она же на верхних этажах всегда, в тюрьму никогда не спускается. И кто тебя пустил в форт? Ну-ка, пойдем к командиру. Подпалим тебе шерстку, сразу все объяснишь, как надо.

Он цепко схватил Алекса за локоть и потащил к небольшой дверце, скромно притаившейся в стене возле камина.

— А вампиры? — осмелился напомнить Алекс, тщетно пытаясь вырваться. — Там же полное подземелье кровососущих тварей.

— С вампирами разберутся бойцы из четвертого отряда, — беззаботно ответил разбойник. — Это не наша проблема. А вот насчет тебя выяснить надо прямо сейчас.

Он подошел к двери и распахнул ее. Втащил за собой не очень-то и сопротивляющегося почтальона и повел по длинному темному коридору.

На ходу Алекс прикинул, что они идут как раз в нужном направлении. Если тюрьма находилась под первой башней, которую он уже обыскал, то обеденная зала и этот длинный переход наверняка ведут к подножию центральной башни. В общем, то, что надо. Учитывая то, что задумал Алекс, на мгновение он даже пожалел чересчур ретивого громилу.

Когда они отошли достаточно далеко от пиршественной комнаты и впереди показались каменные ступени, ведущие вверх, Алекс намеренно споткнулся и чуть не грохнулся на пол.

— Эй, тебя что, ноги не держат? — спросил одноглазый и в этот же миг Алекс ударил его устрашающим кинжалом по руке.

Панический укол не подвел, разбойник отдернул руку, как ошпаренный и с криком убежал вперед. По ступенькам зашумели его сапоги. Это немного нарушило план, так как Алекс рассчитывал, что одноглазый убежит назад, а за это время он успеет выбраться на нижний уровень башни.

— Куда же ты? — досадливо пробормотал Алекс и помчался следом за испуганным бандитом.

Ступени быстро привели к очередной двери, деревянной, но толстой и массивной. Сразу видно, что закрывала вход в подземный уровень башни.

Одноглазый грабитель метался у двери, нелепо дергая ручку и пытаясь открыть дверь. Увидев подбегающего Алекса, он тоненько взвизгнул, отпрянул в угол, сжался в комок и, закрыв голову руками, жалобно попросил:

— Не бей меня, умоляю!

Бить, а тем более убивать его Алекс не собирался, но поскольку вскоре действие волшебного пугающего эффекта заканчивалось, пришлось еще раз полоснуть кинжалом по руке бандита. Он снова завопил от боли и страха и побежал вниз по лестнице, в спасительную темноту прохода.

Облегченно вздохнув, Алекс достал отмычки. Не успел еще разбойник добежать до конца лестницы, как Алекс уже открыл дверь и осторожно выглянул за нее.

Здесь тоже обнаружился закручивающийся вдоль стен проход без ступенек, круто ведущий вверх. Точно по такому же Алекс спускался в первой башне и в нем точно так же скупо светил одинокий факел.

Заперев за собой дверь, Алекс быстро, но в то же время осторожно пошел вверх. Быстро — это потому, что постоянно боялся внезапного появления сзади одноглазого разбойника, избавившегося от страха и собравшего ватагу приятелей. А осторожно — потому что опасался наверху неожиданных сюрпризов, вроде пленных вампиров или целого отряда грабителей.

Пройдя несколько метров, он опять погрузился в темноту, а пройдя еще немного, увидел впереди свет. Это горел другой факел, освещая вход в большую комнату с небольшими смежными помещениями. Все, точно также, как в первой башне. Алекс надеялся, что в этой башне ему не повстречается командир, распекающий пьяного подчиненного.

Но вышло хуже. Заглянув в центральное помещение на нижнем уровне башни, Алекс увидел, что в нем около входов в смежные комнатки дежурят четверо вооруженных до зубов головорезов. Пока он глядел на них широко раскрытыми глазами, из дальнего проема, ведущего к подъему на верхний этаж, вышли, грохоча сапогами, еще пятеро разбойников и цепочкой прошли к большой двери в противоположной стене.

Стоявший у двери страж открыл ее и Алекс увидел, что дверь ведет наружу башни. Он успел заметить, как огонь факелов из комнаты осветил неподвижные трупы крысиных королей, загораживающие пространство вокруг башни. Затем все заслонили силуэты выходящих грабителей.

Шагнув назад, Алекс принялся напряженно думать. Что делать, как проскользнуть мимо часовых? Судя по всему, они устроились здесь надолго. Опасаясь, что позади вот-вот появятся разбойники, возглавляемые одноглазым предводителем, Алекс решил использовать старое доброе отвлечение внимания. Ловкость рук и никакого мошенничества.

Для начала он снял со стены и потушил факел. Темнота — друг молодежи и воров. В поле зрения стражников он благоразумно не показывался. Затем Алекс прижался к стене, почти невидимый в темноте и постарался максимально слиться с серым камнем. Убедившись, что его почти не видно, он вылил на кинжал Панического укола сонное зелье и бросил пустой флакон на плиты, уходящие вниз. Флакон разбился с грохотом, прозвучавшим необычайно громко в тиши темного прохода.

— Гуанор, Стаидгал, быстро проверьте, чего там! — отрывисто приказал один из стражников, видимо, командир всей четверки.

Из помещения послышались торопливые шаги и в темный проход выбежали двое громил. Один из них был орком с железными доспехами, а второй здоровенным мужчиной в кольчуге, с большим щитом и палицей. Они пробежали мимо Алекса, напряженно вглядываясь в темноту. Факела с собой, они, конечно же, не захватили по причине излишней поспешности и недостатка мозгового вещества.

Алекс пропустил мужчину с щитом и палицей, а затем ударил орка кинжалом в незащищенную шею. При этом тигроид здорово опасался, что сонное зелье или магический эффект устрашения не сработают, все-таки слишком уж огромные были стражники.

Но нет, все получилось наилучшим образом. Кинжал вонзился в шею и Алекс почти физически почувствовал, как лезвие воткнулось в кожу и мышцы. Орк взревел от страха и помчался вперед, не разбирая дороги. Он сбил товарища с ног и привалил к стене, затем побежал еще дальше и вскоре скрылся за поворотом.

— Гуанор, что с тобой? — строго спросил командир, не покидая, однако, поста.

Вместо орка ответил мужчина в кольчуге. Он с грохотом оторвался от стены и объяснил:

— Он вдруг чего-то взбрыкнул и убежал вниз, командир.

— Беги за ним и выясни, что случилось, — приказал непоколебимый начальник.

Несколько раз стукнув щитом по полу и чертыхаясь, напарник орка тоже помчался вниз.

Нужно было действовать и Алекс метнул в комнату, где остались двое стражников, первое, что оказалось у него под рукой — моток веревки.

— Это что такое? — рассердился командир. — Стаидгал, ты швыряешься?

Он вышел в проход, волоча веревку в одной руке, а в другой неся огромный молот. Свет факелов из комнаты тускло блестел на его панцире и Алекс тоже ударил его в незащищенную шею отработанным приемом.

Командир обернулся, заметил тень, мелькнувшую у стены и со страшным ревом размахнулся молотом. На мгновение Алекс подумал, что теперь ему не повезло нарваться на слишком сильного противника, над которым не властна магия устрашения. Он присел и вжал голову в плечи, ожидая, что сейчас молот расплющит его об пол и превратит в волосатую кровавую тряпку. Но тут командир выронил молот и тоже убежал вниз.

Шумно выдохнув, Алекс поднялся на дрожащих ногах. Он уже успел попрощаться с мыслью о том, что увидит Землю и родные места.

— Чего это здесь творится, а? — спросил сзади любопытный голос.

Алекс обернулся и увидел перед собой четвертого стражника. Это тоже был верзила в кольчуге и железных сапогах. В руках он держал длинный двуручный меч. Густые брови стражника удивленно приподнялись на маленьком лбу.

— Мы тут видео-вайны снимаем, — ответил Алекс первое, что пришло в голову. — Балуемся помаленьку.

Внизу до сих пор звучали крики перепуганных часовых.

— Чего-чего? — переспросил страж, а его брови залезли, казалось, под самую макушку.

— А вот чего, — ответил Алекс, кольнув гиганта в руку кинжалом.

Но это ему только показалось, что он кольнул. Реакция у стражника была фантастическая. Он мгновенно отпрянул назад, лицо его из удивленного стало разъяренным, а затем он замахнулся своей огромной клейморой. Алекс снова начал прощаться с родными краями и вкусной шаурмой на улице рядом с домом, которую и вовсе уже отчаялся отведать в своей короткой жизни. В последний миг он, однако, успел уйти в сторону и гигантский меч просвистел у головы.

— Ах ты «видео-вайн» проклятый! — проревел часовой, видимо, полагая, что Алекс сказал неведомое заклинание. — Я из тебя выбью сейчас подлую колдовскую душонку!

В своем негодовании, тем не менее, он чересчур наклонился вперед корпусом и Алекс не замедлил подставить противнику подножку, да еще и вероломно толкнул его в спину в направлении крутого спиралевидного спуска, куда уже укатились его коллеги. Споткнувшись о предательскую лапу тигроида, страж повалился наземь, а его огромные габариты и доспехи неумолимо утащили его вниз. Он покатился под гору с невообразимым лязгом и грохотом, будто с грузовика на асфальт уронили полный кузов листового железа. Даже не поглядев врагу вслед, Алекс помчался в свободное помещение.

Чтобы создать видимость своего побега из башни, он открыл дверь, ведущую наружу, а сам побежал наверх по темному спиралевидному проходу. На его счастье, больше в башне почти не осталось караульных. Сама башня была побольше, чем предыдущая, он насчитал в ней семь этажей. Пробираясь по безлюдным помещениям, полным столами, лавками, лежанками и сундуками, Алекс справедливо полагал, что на верхнем уровне наконец-то найдет логово главаря.

Но уже где-то в проходе между шестым и седьмым этажами он услышал внизу крики и топот. Уютно укрывшись в темном уголочке, Алекс дождался, пока его обогнали с десяток разбойников. Среди них он узнал одноглазого бандита с ожогом и двух стражников с нижнего помещения.

— Я уверен, что он убежал наружу, — уверял один из стражников, тяжело дыша от стремительного подъема наверх.

Одноглазый же тем временем твердолобо отвечал:

— Мы должны убедиться, что у Боамиеля все в порядке. Этот черный ублюдок такой изворотливый малый, уже пол-форта успел облазить.

Они скрылись за поворотом и убежали на седьмой этаж, а Алекс стал с большим интересом ждать, что будет дальше. Он справедливо полагал, что самое интересное еще впереди. Поначалу вверху ничего не было слышно, а затем вдруг раздались яростные вопли и звериный рык. Даже отсюда, из темного закутка между уровнями, он заметил, что на седьмом этаже замелькали синие вспышки волшебных молний.

Слыша и видя все это, Алекс испуганно поежился. Ему стало жалко разбойников, а еще жальче стало себя, потому что ему тоже предстояло идти наверх. Вскоре сверху снова послышались шаги, только теперь уже не такие бодрые, а скорее, тихие и отчаянные. Разбойники тихонько спустились вниз, причем одноглазого они тащили на руках. Он лежал без сознания, а из носа его текла кровь.

— Я же говорил, что не стоит тревожить Боамиеля, — громко шептал тот же самый стражник. — Зачем мы только сунулись к нему и разбудили?

Они бесшумно спустились вниз, как стадо испуганных поросят. Алекс подождал немного, затем вылез из уголка и пошел наверх. Как бы он не опасался того, что ждет его наверху, отсиживаясь в закутке, многого не добьешься.

Поднимаясь наверх, тигроид уже понял, что верхний этаж самой высокой башни в Могильном форте принадлежал вовсе не главарю, а тому самому грозному колдуну, про которого рассказывал Вохбат. Это немного объясняло его статус и иерархию, заведенную в этом отряде. Значит, по силе и могуществу волшебник превосходил даже главаря, что, впрочем, вполне легко объяснить. Видимо, это он играл здесь роль мозгового центра и насадил с помощью главаря железную дисциплину.

Уже на подходах к седьмому уровню Алекс заметил яркий синий свет, лившийся из помещения. Он предположил, что природа необычного света проистекает из волшебного источника и не ошибся.

Когда тигроид заглянул в помещение, то сразу увидел, что оно представляет из себя просторную комнату, стены и полы которой разукрашены разноцветной плиткой с магическими рунами. В дальнем, огороженном камнями углу росли всякие неизвестные науке и Алексу растения, причем на некоторых цветках он заметил малюсенькие человеческие лица.

Ближе у стены стояли пять круглых столиков, один завален бутылками и флаконами, другой свитками и книгами, третий светился таинственными зелеными узорами и на нем догорали свечи, а на двух последних лежали миски, ложки и кружки.

Еще ближе к выходу стояла большая кровать с балдахином, вроде той, что Алекс видел у торговца Баллатона. Только эта кровать, в отличие от баллатоновской, чуть парила в воздухе, а вокруг нее клубилось облако светящегося алого тумана. На кровати лежал одетый в белую накидку или пижаму человек, вернее, темный эльф с сердито загнутыми назад длинными ушами и седыми волосами. Стало быть, это и есть грозный Боамиель, очень приятно с вами познакомиться. Одной рукой эльф поглаживал кролика, лежащего на постели рядом с ним и мирно грызущего морковку.

Ближе к выходу стояли сундуки и ящики, железные стулья и скамеечка, но на них Алекс уже не обращал внимания. Он поменял свой черный цвет на разнообразный цвет стен, постаравшись максимально в них замаскироваться и смело двинулся в комнату главного разбойного мага.

Кролик встрепенул ушами и бросил морковку, а Боамиель сварливо сказал, не открывая глаз:

— Успокойся, мерзкий грызун, не то я отправлю тебя в куб трансформации раньше времени.

Алекс продолжал красться вдоль сундуков и ящиков, а кролик уставился на него и попробовал выскочить из цепкой руки мага.

— Я сказал тебе, успокойся! — проворчал Боамиель, открыл глаза, присел, опершись на локоть и отпустил кролика.

Зверек бросился бежать с кровати, но далеко не ушел. Маг протянул руку и в кролика ударила синяя извилистая молния. Она отбросила кролика к дальней стене и расплющила о плитку. Бедный длинноухий неподвижно упал на пол, а Алекс замер на месте, не смея дышать.

— Что я говорил тебе, мерзкий грызун? — спросил Боамиель и лениво перевернул руку вверх ладонью. Пошевелил пальцами и над рукой у него образовался яркий золотистый шар, похожий на маленькое солнце. Следуя указаниям мага, шар поплыл через комнату и окутал тельце кролика, лежавшего у стены кверху лапками. Спустя пару мгновений кролик дернул ухом. Шар продолжал напитывать его энергией и вскоре зверек, целый и невредимый, перевернулся и вскочил на лапы, оставаясь у стены. Боамиель поманил его длинным черным указательным пальцем. — Ну-ка, иди сюда, суетливая крыса. Или ты снова хочешь получить молнию в задницу? Сколько уже раз это было? Я уж и сбился со счета.

Кролик покорно затрусил к кровати и запрыгнул к магу, сложив уши назад. Алекс так и не смел пошевелиться.

— Ох и скукотища, — зевнул Боамиель и снова откинулся на спину. — Эй ты, около стены, может станцуешь или на худой конец, споёшь чего-нибудь? Долго ты там стоять будешь, как статуя? Это ты навел такой переполох в нашем форте сегодня ночью?

Глава 28. Главный маг и главный предводитель

Сначала Алекс не понял, что колдун обращается к нему. Только когда маг снова повернулся набок и указал в него пальцем, он догадался, что раскрыт. Что же, план снова полетел в тартарары и придется импровизировать на ходу.

Первоначальная затея состояла в том, чтобы подкрасться к колдуну максимально близко и усыпить сонным зельем. Усыпить надолго, на пару дней, для этого Вохбат дал хорошее сильное снадобье. К тому времени, когда чародей очнется, с разбойниками будет покончено и Боамиеля можно будет отдать в руки его коллег, других волшебников, для свершения справедливого суда.

Теперь, после грандиозного провала, Алекс надеялся, что Боамиель не разнесет его молнией в клочья. Во всяком случае, не сразу, а чтобы оттянуть этот момент, надо подкармливать болезненное любопытство колдуна. Но сначала Алекс смог вымолвить только:

— Э-м-м, я тут мимо проходил, так сказать…

Маг сел на кровати, сложив ноги по-турецки. Кожа у него оказалась темная, как кора у высохшего, древнего дерева. И такая же потрескавшаяся местами.

— Ты чего там мнешься в углу? — спросил колдун и сблизил кисти рук перед собой. Между пальцами зазмеились маленькие извилистые молнии, напоминая об участи того, кто ослушается мага. — И прими свой обычный цвет, а то тебя не видно, неудобно разговаривать.

Чтобы не гневать грозного волшебника, Алекс послушно поменял цвет шерсти на черный. Отойдя от стены, он предстал перед Боамиелем, чувствуя себя напроказившим школьником.

— Так вот ты какой, незваный гость, — протянул колдун, оглядывая Алекса с ног до головы. — Настоящий тигроид, да еще и со способностями хамелеона. А я все не мог понять, чего мои дундуки тебя найти не могут. Переполох с крысами и пауками ты устроил?

Алекс виновато кивнул и понуро опустил голову. Чистосердечное признание смягчает наказание. Честно говоря, в этот момент он совсем не знал, как быть дальше и надеялся только на то, что колдун не станет казнить его лично, а поручит расправу рядовым разбойникам. А уж от тех как-нибудь удастся отбрехаться.

Кролик между тем, почувствовав, что на него не обращают внимание, снова попытался бежать. Боамиель небрежно вытянул руку и синяя молния снова поразила зверька в спину. Затем маг скрючил пальцы в воздухе, будто бы схватил кого-то за горло. Тельце кролика приподнялось в воздухе и медленно полетело через всю комнату обратно к кровати мага. На мгновение зависло перед лицом Алекса и он ощутил запах паленой шерсти и горелого мяса. Неподвижные серо-голубые глазки кролика смотрели прямо в проем, куда он так безнадежно устремлялся снова и снова.

— Этот мерзкий грызун все время пытается сбежать, — пожаловался Боамиель. — А мне нужны его зоб и задняя лапка для нумерологической таблицы. Разумеется, после трансформации.

— После трансформации? — тупо переспросил Алекс, провожая взглядом труп кролика, поплывшего по воздуху дальше к кровати.

— Ну да, это ведь порода «бешеный бык». Я дал ему зелье исполинского преображения. С минуты на минуту он должен преобразиться в огромного крола, — маг снова пустил на кролика золотистый шар оживления и лечения, а затем спросил: — В Шоследо тоже ты работал?

Очень, очень неприятный вопрос и совершенно не к месту и не к времени. Алекс предпочел бы на него не отвечать, но он сидел не перед назойливым журналистом, а перед сильным чародеем.

— В Шоследо? — переспросил он. — Нет, какой там, я только что из Блосларка прибыл. В Шоследо я не был уже лет пять, наверное.

— Врешь ведь, сволочь, — беззлобно вздохнул Боамиель. Возле его бока снова зашевелился оживший кролик. — Где карта Алой комнаты?

Этого вопроса Алекс боялся больше всего.

— Э-м, я не совсем понимаю, о чем вы… Что за Алая карта?

Вспышка синей молнии ударила его прямо в грудь и отбросила назад. В груди будто взорвался небольшой огненный шар. Алекс отлетел к стене, по дороге с грохотом сбив ящик и два стула. Лежа на спине, он чувствовал в груди ужасную боль. Снова запахло паленой шерстью, только теперь уже его собственной.

— Я могу играть с тобой до бесконечности, мурзик, — услышал он издалека голос Боамиеля. — Пока на тебе не останется живого места. Скоро ты сам будешь умолять меня забрать карту Алой комнаты.

Сосредоточившись, Алекс поднял руку и начал лечить сам себя.

— Ух ты, а ты кое-что умеешь! — удивился чародей. — Ну что же, так даже интереснее.

Он подождал, пока Алекс не залечил ожог на груди и не поднялся, шатаясь, на ноги. Затем Боамиель встал с кровати и подошел к своей жертве.

— Я слышал, что в Шоследо тебя прозвали Черный призрак. Ты хорош, но этого недостаточно для Могильного форта. Зачем ты приперся сюда? Обчистить нашу сокровищницу? Тогда зачем пришел ко мне? Или тебя послали по мою душу? Так ты вор или убийца?

— Слишком много вопросов, — ответил Алекс, глядя в узкие черные глаза колдуна. — Можно помедленнее?

С проклятием подняв руку, Боамиель приготовился снова метнуть в непокорного тигроида молнию, но остановился, заметив, что во взгляде Алекса мелькнуло странное торжествующее выражение. В тот же миг чародей обернулся, но было поздно.

Его чудодейственная, окутанная красивым туманом кровать рухнула на пол под тяжестью огромного красноглазого монстра с грязно-серой шкурой и длинными мечевидными зубами, торчащими из пасти. Боамиель метнул было в монстра молнию, но от волнения и спешки промахнулся. Молния улетела в потолок, раскрашенный барельефами со змеями и крылатыми осьминогами.

— А вот и трансформация подоспела, — с усмешкой сообщил Алекс. — Наслаждайся, ублюдок.

Он ударил чародея по руке и новая молния снова ударила не по мишени, а в стену. Бывший кролик, превратившийся наконец в крола, одним махом преодолел комнату и мощным толчком сбил Боамиеля с ног. Затем уселся мучителю на грудь, не давая пошевелиться. Со стороны это походило, будто бы на колдуна взобралась масса студенистого серого желе. Складки жирного огромного тела колыхались от движений крола.

— Помогите! — закричал Боамиель, извиваясь всем телом и стараясь высвободить руки. — Помо…

Вопль резко оборвался, потому что крол легонько подпрыгнул и надавил на мага всей массой. Хрустнули кости. У колдуна потекла кровь из носа.

Затем, затоптав мага, крол с любопытством наклонился к нему и вонзил передние зубы в шею. Боамиель захрипел и через секунду крол пронзил его шею и грудь насквозь. Свирепо поглядел на Алекса и тот примирительно поднял обе лапы:

— Эй, косой, давай не будем ссориться. Я же тебя не хлестал молниями?!

Крол вырвал зубы из тела мага вместе с куском окровавленного мяса. Боамиель лежал неподвижно и смотрел в потолок. Алекс понадеялся, что он не оживет, подобно Кощею Бессмертному и тихонько удалился из комнаты, провожаемый настороженным взглядом крола.

В проходе он мигом сбежал на шестой уровень и вытер со лба холодный пот.

— Больше я на такое никогда не подпишусь, — пробормотал он. За короткий промежуток времени Алекс дважды очутился на волосок от смерти: сначала от молнии мага, а затем от клыков кролика-мутанта. Таких рискованных провалов с ним никогда не было.

Вверху что-то загрохотало, потолок сотрясся от прыжков огромного тела. Видимо, крол вовсю бесчинствовал в спальне Боамиеля. Алекс прибавил ходу и одним махом пролетел этажи с шестого по второй. Дальше ему пришлось красться на цыпочках, так как в смежных с общим помещением комнатах спали разбойники.

На первый этаж он и вовсе не рискнул соваться. Там дежурили пятеро бандитов, еще трое ходили по проходу. Вместо этого Алекс снова взобрался на третий уровень, а оттуда вылез в окно.

Прямо под ним темнела перемычка, ведущая к последней башне. В ширину небольшая, всего пару метров, по краям ее тянулись небольшие выступы, чтобы человек, идущий по перемычке, ненароком не свалился во двор. Сейчас перемычка пустовала. Алекс взмолился Семерым богам, чтобы его никто не заметил и спрыгнул вниз.

Перемычка шла между третьим и вторым этажами башен. Расстояние небольшое, Алекс приземлился мягко на все четыре лапы и ничего себе не ушиб. Луна к тому времени уже давно скрылась в тучах и двор освещали только костры. Оглядевшись, Алекс быстро перебежал в темноте к последней башне, что осталось исследовать за эту долгую ночь.

Добравшись до башни, он пощупал ее холодную, покрытую камнями стену. Спросил у себя ободряющим голосом:

— Ну что, давай сделаем это, Алекс? — и полез наверх, привычно цепляясь когтями за трещины между камнями.

Вскоре он, тяжело дыша, дотянулся до открытого окна третьего этажа. Алекс был несколько удивлен, что ему так тяжело дался подъем. Впрочем, что тут удивительного, он всю ночь бегал по этажам вверх-вниз, да еще и в подземелье заглянул.

Затаив дыхание, Алекс заглянул в окно. На этаже, как и в других башнях, ярко пылали факелы. Он заглянул в центральную комнату, соединенную с меньшими по размерами спаленками. Пусто, все разошлись по своим делам или спят. Алекс подтянулся и запрыгнул в окно.

Из центральной башни он услышал далекий рев, откуда-то сверху. Похоже, что разбойники наконец обнаружили убитого Боамиеля. Причем Алекс здесь, как ни крути, не виноват. Он колдуна, можно сказать, даже пальцем не тронул. Чародей сам нарушил технику безопасного обращения с животными. Вырастил монстра на свою голову.

По привычке Алекс пробрался вдоль стены к дальнему проему, ведущему к коридору наверх. В одной из комнат он услышал храп, доносящийся из нескольких глоток. Выйдя из комнаты, Алекс осторожно крался наверх по темному коридору.

На других этажах тоже царила идиллия. Разбойники мирно спали, как обычные люди, умаявшиеся после дневных трудов. Ну что же, от всего нужен отдых, даже от бандитизма и ограблений.

Эта башня состояла из пяти уровней. Алекс находился между четвертым и пятым, когда услышал внизу громкие голоса и торопливые шаги. Он спрятался в темноте, прижавшись к стене. Мимо него, звеня доспехами и оружием, прошли двое человек. Один вполголоса сказал другому:

— Как бы Хоркалоф от злости не поотрубал нам бошки, а? Он ведь вполне на это способен.

— Ну, а что ты предлагаешь? — ответил другой. У него, в отличие от первого, голос был сиплый и низкий, будто он недавно переболел ангиной. — Умолчать тоже нельзя. Шутка ли, Боамиель погиб.

— Да еще так глупо. Честно говоря, никогда бы… — сказал первый и они скрылись за плавным поворотом. Конец фразы Алекс не расслышал.

Он посидел немного у стены, а потом крадучись пошел дальше. С пятого этажа донеслись истошные вопли. Главарь явно не очень обрадовался известию о смерти мага. Алекс тонко улыбнулся и пошел дальше. Подойдя к проему, ведущему на помещения пятого этажа, он остановился и прислушался к разговору разбойников.

— Старый придурок совсем окосел, — напряженно сказал хриплый бас. Если это голос главаря, то он представился Алексу, как могучий воин. Невозможно вообразить, что такой мощный голос принадлежит какому-то задроту. — Это же надо, сдохнуть от видоизмененного кролика! Вот до чего доводят эти дурацкие эксперименты с магией, видите?

— Верно говоришь, Хоркалоф, — подтвердили оба гонца, стоящие, наверное, навытяжку перед начальником. Алекс не стал пока заглядывать в комнату и рассматривать собеседников, чтобы не рисковать.

— А я ему столько раз говорил! — продолжал сокрушаться главарь. — Бросай уже эти твои опыты, до добра не доведут. Говорил же, а?

— Верно, много раз говорил, — тут же поддакнули его подчиненные.

Алекс услышал шарканье по полу, скорее всего, главарь прошелся по комнате.

— Ладно, в пекло старого урода. Откровенно говоря, в последнее время он меня стал слишком доставать. Все эти его разговоры о возвращении в орден магов меня бесили. Ну, какое восстановление в звании, если ты объявлен ярлом в розыск? Но нет, старик уперся, как капризная девка. Я уж и сам подумывал его того… Отстранить.

Его собеседники промолчали, не желая спорить на скользкие темы.

— Возникает вопрос, как нам теперь быть? — задумчиво спросил главарь. Алекс услышал, как что-то звякнуло, затем раздались звуки глотков. Видимо, главарь выпил из металлического кубка. — Кто теперь займет место нашего штатного колдуна? Нам ведь без магии никак не обойтись. Нужен сильный, умный колдун, не хуже, чем Боамиель. Только такого трудно найти.

— Верно, Боамиель был незаменим, — осмелился согласиться обладатель сиплого голоса.

Последовал звонкий звук оплеухи.

— Еще раз ты вякнешь о том, что этот старый осел был незаменим, я тебя самого похороню в кроличьей заднице, понял? — взревел главарь. — Я спрашиваю, кого мы можем поставить вместо него, а? Чего вы молчите, языки проглотили?

— Может, пригласим какого-нибудь отверженного из Шоследо или столицы? — предложил другой советник. — Мы же Боамиеля так и нашли. Он пришел, когда его выгнали из ордена. Помнишь, Хоркалоф, мы слышали о том, что они подвергли остракизму мага стихии Искаженного восприятия? Может, отыщем его?

— Нет, зачем нам волшебник из призрачной стихии? Нам нужен маг стихии уничтожения. Мастер огня, воздуха или воды, на худой конец, земли. Где такого найти? Эксперты стихии уничтожения на вес золота, их можно по пальцам пересчитать на всю Кранию! Но зато за ним мы будем, как за каменной стеной. Никто не сможет выбить нас из форта.

Они надолго замолчали и главарь снова налил себе в кубок бодрящего эля, Алекс догадался об этом, когда его чуткий нос уловил аромат горячительного напитка а в ушах раздалось журчание жидкости, льющейся из кувшина.

— Значит так, — в итоге молвил свое веское слово главарь. — Надо достать нового мага хоть из-под земли. Завтра же отправьте командиров во все крупные города поблизости, а еще в столицу. Предложите хорошему магу стихии уничтожения самые щедрые условия. У него будет самая лучшая лаборатория, мы предоставим все необходимое для его опытов и оплатим все расходы. Он получит такую же долю в добыче, как и Боамиель. Все, что от него требуется, это иногда вылазить из башни и шугать охрану обозов и разгонять солдат ярла.

— Будет сделано, Хоркалоф, — сказал один из разбойников, а второй спросил: — А может, позовем того отшельника, что живет в горах? Он, говорят, тоже неплох.

Снова раздался смачный звук щедрой оплеухи.

— У тебя вместо башки глиняный горшок, что ли? — закричал главарь. — Какой отшельник, дубина? Ты меня намеренно хочешь довести до припадка ярости? Отшельник же совсем с ума съехал, он до сих пор с крысами общается, всех лечит, кого повстречает. Ну какой из него штатный маг?

— Я понял, Хоркалоф, — покаянно ответил обладатель сиплого голоса. — Мы найдем тебе мага стихии уничтожения.

— Идите и не злите меня, — сказал главарь. — Что-то я уже целый месяц без припадков, могу сорваться в любой миг. Кстати, что там этот воришка, что здесь навел такой шум? Не поймали еще?

— Судя по всему, он уже давно свалил, — ответил один из разбойников. — Убежал через центральную башню.

— Ладно, тащите отсюда ваши задницы, — великодушно разрешил главарь и к выходу начали приближаться звуки шагов.

Алекс предусмотрительно отступил в тень и почти сразу же из комнаты вышли двое человек. Они стремительно прошли мимо Алекса и спустились вниз. Тигроид остался на месте. Ну-ка, чего там главарь будет делать?

Главарь, умничка, повел себя именно так, как надо. В течение нескольких минут опустошил кувшин, походил по комнате, что-то сердито бормоча под нос, а затем улегся спать. Вскоре послышался богатырский храп. Обладатель такой сильной глотки и легких размерами наверняка не меньше великанов, встречавшихся Алексу в Угрюм-лесу.

Не веря удаче, Алекс заглянул в комнату. Что же, все шло, как и требовалось по плану. Хоркалоф спал, как младенец.

Глава 29. Защита и нападение

Главарь явно не скупился на убранство своего жилища. Такой роскошный дизайн украсил бы комнату любого нувориша на Земле, правда, нувориша без вкуса и склонности к порядку. Да и не было здесь, в отдаленном форте в горах на краю света, супермодного дизайнера с магистерским дипломом и двухгодовой стажировкой в Италии, способного подсказать Хоркалофу, что коллекционные мечи и кинжалы с драгоценными камнями в рукоятках не следует кидать в кучу около стен, а соболиные шубы лучше хранить в отдельном помещении, подальше от солнечных лучей, а не у окна.

Спору нет, весь пятый этаж занимало одно огромное помещение, стены которого были подбиты мехом, а пол облицевали мрамором. Кроме того, на огромной кровати, по размерам и обилию шелка не уступающую, наверное, королевскому ложу, спали, оказывается, не только главарь, а еще и две обнаженные девушки. В общем, устроился Хоркалоф со всеми удобствами, жаль только, что с чересчур вызывающей, на взгляд Алекса, роскошью. Видимо, он полагал, что статус предводителя должен подтверждаться демонстрацией немыслимых богатств.

Пройдя в комнату, Алекс с удовольствием отметил, что богатств здесь и правда предостаточно. Огромные железные сундуки с покатыми крышками, стоявшие в углу комнаты, наверняка таили в себе множество приятных и веселых сюрпризов. На стенах висели декоративные мечи с золотыми рукоятями и щиты с вставленными драгоценными камнями. Возле кровати Алекс заметил серебряное копье, прислоненное к шкафчику.

Стараясь не отвлекаться на прелестных девушек, Алекс оглядел главаря. Вопреки его ожиданиям, Хоркалоф оказался отнюдь не гигантом. Даже наоборот, он был маленьким и пузатым, правда, широкие плечи и толстые жилистые руки свидетельствовали о недюжинной силе.

Главарь лежал на спине, открыв рот и храпел. Одна девушка, с длинными рыжими волосами, лежала рядом, а вторая, брюнетка, пристроилась в ногах, но на огромной кровати все равно еще было много места.

На всякий случай Алекс, конечно же, уже поменял цвет шерсти на темно-зеленый и коричневый, стараясь попасть в тон стен и пола. Он обошел кровать по дальней стене, зорко наблюдая за тем, чтобы Хоркалоф не проснулся. Затем осмотрел комнату, разыскивая легендарное оружие и доспехи, делавшие главаря богом войны.

Долго искать не пришлось. В углу возле шкафа с одеждой стояло подобие фигуры человека, эдакий деревянный манекен. На нем и висели блестящие доспехи: выпуклый латный панцирь, закрытый шлем с забралом, набедренная защита в виде длинной стальной юбки, поножи, нарукавники и стальные сапоги с перчатками. Рядом на подставке стоял молот с длинной рукоятью. Ага, это и есть тот самый знаменитый Смерть великанов. От оружия веяло скрытой угрозой и желанием разбить Алексу череп, хотя он был гораздо меньше любого великана.

Алекс подкрался к доспехам и коснулся холодной блестящей поверхности. Если снимать их сейчас с манекена, шум разбудит всех живых существ в радиусе сотни километров от форта. Да, пожалуй, и неживых тоже. Не стоит рисковать.

Алекс развернулся и приблизился к кровати, на ходу доставая сонное зелье из поясной сумки. Вытащил пробку и взболтнул. Хотел было вылить половину содержимого в удобно раскрытый рот Хоркалофа, но задумался. Затем поглядел в открытое окно.

Далеко на небе за вершинами синих гор робко забрезжил рассвет. Вохбат и другие сообщники ждут условного сигнала. Если главарь сейчас заснет, кто-нибудь из его помощников может овладеть доспехами и молотом и доставит кучу неприятностей. Что делать?

Когда они готовились к вылазке и обсуждали план, Алекс предлагал прямо там, в башне лишить доспехи и молот магических свойств.

— Наверняка есть какой-нибудь способ забрать их волшебную силу? — спросил он. — Скажите мне заклинание или дайте какое-нибудь чудесный яд, чтобы разрушить его защиту. Желательно незаметно. Представляете, как получится?

Он уже нарисовал себе мысленную картину, когда главарь наденет бесполезные доспехи и бросится в бой с никчемным молотом и героически падет в первом же поединке. Получится очень вкусно и изящно, Алекс с удовольствием посмотрел бы на это зрелище.

Но магистр ордена чародеев, вызванный Зансеосом и присутствовавший на совете с двумя приближенными, покачал головой и едва заметно усмехнулся.

— Сразу видно, что ты чужак, Черный призрак, — сказал он. — Совершенно не разбираешься в магических свойствах предметов. Мы в Университете волшебства тратили на изучение этой дисциплины по два года своей жизни, а кто-то продолжает до сих пор изучать этот вопрос.

— Невозможно уничтожить чудодейственные свойства артефактов без длительной подготовки и принесения жертв божеству, которому оно посвящено, — добавил один из приближенных магистра. — И никакое зелье не поможет. Наоборот, может сильно навредить.

— Ладно-ладно, — недовольно проворчал Алекс. — Понял уже, что этот вариант не прокатит.

— Единственный наш выход — это похищение доспехов и оружия, — мягко сказал магистр. Это был высокий, белый эльф и звали его Лиеоктан. Двигался он неторопливо и с достоинством, как и полагается главе могущественной организации чародеев. — Постарайся вынести их с территории форта.

Тогда Алекс сгоряча согласился, так как еще не осознал до конца всю сложность проблемы. Ему казалось, что достаточно усыпить главаря и можно стянуть броню и молот, как футболку с прилавка.

А вот теперь, глядя на тяжелую экипировку и оружие, весившие, казалось, целую тонну, Алекс впервые усомнился в том, что ему удастся унести их незаметно. Что же с ними делать? Времени мало, с первыми лучами солнца союзники начнут атаку на форт и ему срочно нужно вывести волшебные артефакты из строя.

Обняв рыжую девушку за плечи, Хоркалоф всхрапнул и заворочался на ложе. Кровать заскрипела от его веса. Алекс подумал еще чуток и улыбнулся. Ему показалось, что он нашел решение проблемы. Должно сработать.

Он наклонился и вылил пол-флакона в приоткрытый рот предводителя разбойников. Хоркалоф захрипел, закашлялся, согнулся на постели в три погибели. Схватил непроизвольно рыжую девушку за руку и больно сжал. Его глаза широко открылись и уставились на Алекса.

— Ты! — взревел главарь и снова закашлялся. — Ты! Я тебя…

А затем он закрыл глаза и уснул сном младенца. Изо рта потекла струйка слюны. Тем временем одна за другой проснулись девушки и выпучив глаза, смотрели на Алекса.

— Ну же, красавицы, — успокоительно сказал тот. — У вас от такого напряжения на лице морщины появятся. Беречь себя надо. Просто вставайте и уходите отсюда. И никому ни слова обо мне, не то головы пооткручиваю, поняли?

Несчастные девушки покивали, боясь сделать лишнее движение, соскользнули с постели и начали одеваться. Глядя на них, Алекс вспомнил о Насте и еле слышно вздохнул.

Девушки выпорхнули из комнаты и побежали вниз по проходу. Кажется, я преждевременно выгнал их, запоздало подумал Алекс. Наверное, надо было посидеть с ними и потянуть время до рассвета. Ну да ладно, пусть бегут, не до них сейчас.

Он поглядел на спящего Хоркалофа, взял с крышки ближайшего сундука красное шелковое покрывало и накрыл главаря с головой. Затем накидал сверху еще покрывал, оставив отверстие для попадания воздуха, чтобы вожак бандитов не задохнулся. Теперь на кровати высилась горка покрывал. На первый взгляд, здесь никого нет.

А потом Алекс подошел к доспехам. Снял шлем, повесил на ручку молота. Попробовал снять кирасу и удивился ее тяжести, будто мешок картошки пытался поднять. Напрягся и кое-как стащил с манекена, чуть не повалив его на мраморные плиты. Сняв кирасу, он поставил ее на пол, прислонив к сундуку. Затем выпрямился и задумался.

Он начал не с того конца. Первым делом надо было взять сапоги. Подумав так, Алекс взял стальные сапоги у ног манекена, уселся рядом на пол и принялся натягивать сапоги на свои лапы. Он уже давно обходился в этом мире без обуви и успел отвыкнуть от неудобных колодок для нижних частей тела. Поначалу сапоги не хотели налезать на лапы и Алекс решил, что его план сорвется. Но затем вдруг все изменилось в одно мгновение и сапоги обхватили лапы, как влитые, будто их заранее подобрали по размеру. Не может такого быть, изумился Алекс, а потом догадался, что сработали магические свойства брони.

Дальше дело пошло быстрее. Алекс натянул поножи и защиту на локти, затем твердую и громоздкую броню для бедер и ног. Он почувствовал сначала себя зажатым, как под прессом, но вскоре доспехи волшебным образом подстроились под его размер и он вздохнул свободнее. Сделал несколько неуклюжих шагов и кряхтя, с усилием поднял кирасу. Затем попытался надеть панцирь на туловище через голову.

Внутри кираса воняла застарелым потом и протухшей рыбой. На мгновение, когда кираса закрыла обзор, Алекс очутился в полной темноте. Он просунул лапы в отверстия для рук и кираса свалилась ему на плечи всем весом, отчего Алекс чуть не упал. Голова вынырнула из тьмы.

С непривычки доспех показался невероятно тяжелым, но затем он вздохнул свободнее. Вес равномерно распределился по плечам и спине, будто бы он снова отправился в путешествие по горам и взвалил на себя рюкзак с недельным запасом пищи и палаткой.

Из прохода послышались многочисленные крики. Не иначе, как девушки все-таки сдали его и рассказали о таинственном черном тигроиде первому встречному командиру. Алекс и не надеялся, что они долго продержатся. Сделав еще пару шагов, он схватил шлем и попытался надеть на голову.

Шлем не налазил, как и сапоги раньше. Шаги и крики из коридора раздавались все ближе. Времени, однако, совсем не хватало.

— Ну, давай же, — сквозь зубы процедил Алекс, натягивая тесный шлем на голову. Ему казалось, что он пытается надеть на макушку маленькое жестяное ведро. Лоб и затылок обхватил и сдавил железный обруч. А ведь еще надо успеть надеть железные перчатки.

— Хоркалоф, у тебя все в порядке? — закричал орк-разбойник, первым поднявшись на пятый этаж и ворвавшись в комнату главаря. — Девки сказали, что на тебя…

Он осекся, увидев главаря посреди комнаты в полном комплекте доспехов. Следом вбежали другие командиры отрядов, еще трое человек и один драконоид. Они тоже остановились на пороге, удивленно глядя на вооруженного лидера.

Алекс повернулся, схватил молот, чуть не выломав себе лапы и грозно взмахнул им.

За окном между тем занимался рассвет. Небо из черного стало темно-голубым, а над горами показалось солнце. Ущелье, где стоял форт, тихонько сотряслось. Это шагали могучие союзники Алекса. А еще неподалеку затрубили мамонты.

— На форт напали враги! — закричал Алекс, стараясь сделать голос максимально похожим на рык Хоркалофа. — Стройте бойцов для отражения атаки.

Разбойники стояли неподвижно и на мгновение Алекс подумал, что они его раскусили. Тогда он со всей силы ударил молотом об пол и рявкнул:

— Ну, чего встали? Уши потеряли, что ли? Живо выводите всех во двор!

Командиры опомнились и гурьбой бросились вниз. Только теперь они бежали уже молча, старательно сопя в обе дырки.

Алекс вздохнул с облегчением. Подняв молот, он заметил, что на полу от его удара образовалась огромная вмятина, от которой во все стороны тянулись трещины. Он подивился волшебной силе оружия и подумал, что с такими доспехами и молотом еще не поздно переквалифицироваться в рыцари.

Мамонты затрубили снова, теперь уже гораздо ближе. А затем раздался крик великанов.

Наклонившись вперед и не снимая шлема, Алекс выглянул из окна. Сквозь узкую щель в шлеме перед ним открывался вид на часть внутреннего двора перед башнями и оборонительную стену с главными воротами. Во дворе Алекс увидел фигуры разбойников, бегущих с оружием к воротам.

За стеной к форту подошли семь великанов, а еще Алекс заметил четверых мамонтов. Лиеоктан обещал нагнать великанов и мамонтов со всей округи. Это что же, все исполины, которых удалось сюда привести?

Впрочем, вскоре выяснилось, что он поторопился с выводами. Почти сразу же Алекс услышал мощные крики великанов откуда-то сбоку, вне поля его зрения и догадался, что со стороны другой крайней башни, откуда он начинал проникновение в форт, тоже подошли великаны.

Лучники со стен начали стрелять в великанов. Другие разбойники тоже карабкались вверх и кидали в нападающих копья. Великаны ревели и старались достать человечишек палицами. Алексу показалось, что если в ближайшее время не открыть главные ворота, нападение может выдохнуться.

Словно в ответ на мысли Алекса, с характерным звуком в ворота ударила молния. По плану операции, одновременно с атакой великанов чародеи должны были собраться перед фортом и выломать ворота. Чем они и занимались, собственно говоря.

Алекс довольно улыбнулся в своем шлеме и повернулся. Настало его время, вскоре сюда снова прибегут помощники за дальнейшими распоряжениями.

Он медленно пересек комнату, двигаясь, как робот в фантастическом фильме. Затем ощутил, что доспехи гораздо меньше сковывают движения, чем раньше. Это была действительно волшебная экипировка, она прекрасно подстраивалась под своего обладателя. Алекс пошел быстрее, а когда очутился в коридоре и направился вниз, то даже побежал.

Пока он шел, во дворе послышался ужасающий грохот и громкие протяжные крики. Кажется, под напором великанов обвалилась стена и задавила кое-кого из защитников. Алекс ускорил шаг, впечатывая железные ступни в каменный пол.

Он выбежал из башни во двор на самом интересном месте. Стена в одном месте действительно не выдержала воздействия снопами огня, глыбами льда и молниями, непрерывно испускаемых магами снаружи форта, и рухнула. Ворота тоже сломались. Великаны и мамонты уже ворвались во двор, еще помнивший ночное сражение с пауками и крысами, но сейчас здесь разгорелась еще более страшная битва.

К чести разбойников, надо признать, что они не дрогнули и не отступили. Построившись в несколько рядов перед центральной башней, они отважно бросились на гигантов, также, как охотничьи собаки нападают в лесу на медведей.

Какое-то время, благодаря дружным и слаженным действиям им даже удалось оттеснить великанов к стене. Мамонты пришли в ярость, топча людей ногами и хватая хоботами и насаживая на бивни. Великаны махали палицами направо и налево, сокрушая разбойников, как кегли в боулинге. Бандиты кололи их копьями, обстреливали стрелами и рубили мечами. Их было много, казалось, что они вскоре перебьют нападающих и победа останется за защитниками форта.

Но без помощи колдуна и магического молота главаря они были обречены. Алекс видел, как через выбитые ворота в форт вбежали трое магов. Это были посланцы Лиеоктана, эксперты в деле уничтожения. Они выстроились позади разбойников, всеми силами нападавших на великанов и мамонтов, подняли руки и начали метать в спины врагов молнии, снопы пламени и обрушивать глыбы льда.

Это нападение сразу склонило весы сражения в пользу нападавших. Они торжествующе закричали, сжимая разбойников с двух сторон.

Мимо Алекса пробежали трое окровавленных грабителей.

— Ты чего стоишь, Хоркалоф? — закричал один, заметив закованного в броню Алекса. — Ты ослеп, что ли? Не видишь, как наших мочат одного за другим?

Алекс молча поднял руку и снял шлем. Против ожидания, шлем слез с головы без проблем, легко и свободно.

Разбойники обомлели, увидев в доспехах главаря незнакомого тигроида. Затем один из них, орк, поднял топор и с яростным воплем бросился на Алекса. Молот в руках Алекса стал легким, как пушинка и будто сам собой поднялся вверх.

Орк ударил топором, но Алекс увернулся и принял лезвие топора на кирасу. Раздался грохот.

Орк отступил, чтобы его не задел молот, но не успел отойти далеко. Алекс сам нанес удар по отходящему противнику и достал его краешком молота. Казалось бы, просто смазал по плечу, но удар оказался чудовищно сильным. Орк вдруг с криком отлетел назад, выронив оружие, будто столкнулся с автомобилем на полной скорости. Упал на землю и так и остался лежать без движения.

Рядом заорал кто-то еще. Алекс обернулся и увидел, что на него отчаянно бросились двое оставшихся разбойников. Он поднял молот, но в этот миг обоих нападавших разорвало на части вспышками пламени. В морду Алекса ударил горячий воздух, а разбойники превратились в горящие куски мяса.

Оглядевшись, Алекс увидел, что разбойники прекратили сопротивление и разбегаются в разные стороны, кто куда. Ему удалось очистить Могильный форт от головорезов.

Глава 30. Ритуал

Когда утреннее солнце засияло над горами в полную силу, Алекс собрался уходить из разгромленного форта.

Во дворе в лужах крови валялись вперемешку горы трупов людей, великанов и мамонтов. Помощник Лиеоктана, один из лучших экспертов ордена магов в стихии уничтожения, уже послал записку к ярлу ближайшего поселения за подмогой. Чтобы выслал, значит, солдат для охраны форта и уборки помещений. Сам магистр должен был прибыть с минуты на минуту.

— Там в тюрьме полно вампиров, — устало сообщил Алекс. У него слипались глаза и он еле стоял на ногах. — Осторожнее туда спускайтесь.

— Хорошо, спасибо, — вежливо ответил помощник магистра. — Ты бы отдохнул, Черный призрак?! Поспи, поешь, расслабься после славно выполненного задания. Лиеоктан хотел с тобой побеседовать.

— Я бы с радостью, но тороплюсь, — тоже вежливо ответил Алекс. — Этот форт мне уже вот где стоит, — и он показал пальцем на горло. — Видеть его не хочу.

— Да, понимаю, но Лиеоктан очень хотел тебя видеть, — продолжал настойчиво просить помощник. — Давай мы приготовим тебе постель в любой из башен, хочешь?

Алекс развернулся, поправил мешок на спине и направился к воротам.

— Ты вообще слышал, что я только что сказал? Я не хочу в форте оставаться, он мне за ночь осточертел.

Рядом с ним в уложенный плиткой участок ударил небольшой огненный шар, разлетелся на мелкие кусочки и погас. Алекс оглянулся. Помощник главы чародеев стоял с поднятыми руками, а между ладонями у него полыхал огонь.

— И все-таки я вынужден настаивать, Черный призрак.

Со вздохом сожалея о том, что уже снял чудодейственные доспехи, Алекс вернулся обратно к камню рядом с колодцем, на котором он сидел с самого раннего утра после сражения. Снова взобрался на нагретую солнечными лучами шершавую поверхность и спросил:

— Ты не боишься, что за эти угрозы однажды я выкраду из-под тебя ночной горшок и ты испачкаешь свои драгоценные штанишки?

Помощник промолчал, но в карих его глазах промелькнула вспышка ярости. Магу полагается быть спокойным в любой ситуации, а этот был слишком порывистым. Про себя Алекс и вправду сделал пометку, запомнив этого упрямого малого. Ничего, земля круглая даже в этом мире, как-нибудь встретимся в темном переулке.

Во двор въехала натуральная карета, запряженная четверкой лошадей. Алекс узнал экипаж Лиеоктана. Карета остановилась среди трупов и их нее поспешно вылез магистр. Впрочем, заметив Алекса, он тут же успокоился и принял обычный величавый вид. Пошел навстречу с распростертыми объятиями:

— Алекс, друг мой, ты настоящий герой! Много лет с этим отрядом не могли справиться ни чародеи, ни солдаты короля. А пришел ты и за одну ночь решил все затруднение. Причем никто и не пострадал. Я не знаю никого другого, кто так блестяще справился бы с заданием. Благодаря тебе освободился короткий путь на столицу. Теперь здесь обильной рекой потекут обозы и торговые караваны.

Мертвые великаны и мамонты для магистра, оказывается, не имели значения. В списки павших на поле битвы их, естественно, заносить не собирались. Скот, предназначенный для убоя.

Алекс поморщился. Что-то он стал слишком раздражительным. Все это, наверное, из-за смертельной усталости.

— Ты хотел меня видеть из-за этого? — спросил он без церемоний.

Помимо кареты, во двор заехал конный отряд солдат. Сразу стало шумно. Кони ржали при виде трупов и пятились назад. Солдаты выпрыгивали из седел и строились в несколько рядов. Сейчас командир будет раздавать им поручения. Скоро здесь снова будут часовые на стенах и подземная тюрьма наверняка тоже не останется пустой. Стоило ли Алексу рисковать жизнью, чтобы одни разбойники сменили других, в официальных мундирах?

— Не только, — ответил Лиеоктан, внимательно поглядев на Алекса. — Я понимаю, ты очень устал и тебе не терпится получить заслуженный отдых. Но я хочу предложить тебе взаимовыгодные приятельские отношения. Мы можем принять тебя в наш орден в качестве агента, а ты будешь работать на нас.

— А в чем же будет состоять моя выгода? — спросил Алекс, прислушиваясь, как в горах тонко поют птички.

— Как в чем? — удивился магистр. — Ты будешь находиться под защитой ордена. Тебя никто не посмеет тронуть. По-моему, это очень ценное приобретение в наше беспокойное время.

— Да ладно, брось, — снова поморщился Алекс. Он поднялся с камня и подошел к колодцу. Поставил мешок с добычей рядом, со скрипом поднял со дна ведро и налил ледяной воды в ковшик на краю колодца. Выпил и добавил: — Если бы вы предложили половину от добычи и бесплатные зелья и артефакты, я бы еще подумал. А так зачем мне ваша защита? Я и сам могу за себя постоять.

— Это с какой стороны посмотреть, — сказал жестко Лиеоктан и перестал играть доброго дядюшку. — Тебя ищут серьезные люди в Тиевиле и Шоследо. Ты успел наследить за собой чуть ли не по всей Крании. Они идут за тобой по пятам и вскоре настигнут. Если ты вступишь в наши ряды, они не посмеют тебя тронуть.

Равнодушно пожав плечами, Алекс допил воду из ковшика.

— Кстати, об артефактах, — сказал Лиеоктан. — Я слышал, ты не хочешь отдавать магические доспехи и молот. Но ведь это не твоя добыча. Хорколаф ограбил королевский обоз и заполучил эти ценные вещи. Они получены незаконно и должны быть возвращены прежнему владельцу.

— Не рассказывай сказки, — снова скривился Алекс. — Это моя добыча, полученная в ходе операции. Мы уже договаривались, что я имею право на любую добычу, которую заполучу в форте. Уберите от нее свои грязные лапы.

— Ты можешь забрать любые артефакты, какие пожелаешь и идти на все четыре стороны, — милостиво позволил Лиеоктан и мило улыбнулся. — Мы не держим на тебя зла и были рады с тобой сотрудничать.

Удивленный Алекс посмотрел на чародея, стараясь догадаться, с чего это он вдруг круто сменил пластинку. Затем решил, что у магистра мало времени и он не хочет тратить его на пустые препирательства. Он тоже соорудил на морде дежурную улыбку и закинул рюкзак на спину. Только собрался уходить, когда Лиеоктан сказал ему вслед:

— Разумеется, мы позволим тебе уйти, если ты отдашь Рубиновый коготь и карту Алой комнаты.

Не оборачиваясь к вероломному союзнику, Алекс замер на месте. Ну что же, следовало ожидать чего-то подобного. А он-то, глупец, надеялся, что у этих людей еще остались капли совести.

— А если не отдам? — спросил он, все также не оборачиваясь, будто бы не желал смотреть в лживые глаза магистра.

Молния красноречиво ударила в землю рядом с ним, затем об колодец ударил огненный шар и наконец возле лапы упала ледяная глыба.

— Мы могли бы зачаровать тебя и заставить отдать эти артефакты, но предпочитаем, чтобы ты сделал это добровольно, — сказал Лиеоктан.

Шум во дворе внезапно утих и Алекс позволил себе обернуться. Оказывается, солдаты построились полукругом и потихоньку брали его в кольцо. Перед ними стояли мастера стихии уничтожения, а в самом конце настороженно молчали уцелевшие великаны и мамонты. Кажется, все обитатели форта готовы были разом наброситься на Алекса.

— Ого, а вас слишком много, — заметил Алекс. — Даже доспехи и молот не помогли бы мне справиться с вами.

— Рад, что ты понимаешь это, — усмехнулся Лиеоктан. — Может, ты все-таки отдашь коготь и карту добровольно?

Алекс бросил загрохотавший мешок на землю и достал из сумки коготь и карту. Швырнул магистру со словами:

— Да подавитесь вы все этими гребаными кусками дерьма. Я и так смогу заработать себе на жизнь без этих ваших древних дворцов. Если еще раз сунетесь ко мне, я за себя не отвечаю.

Лиеоктан поднял коготь и свиток с земли, осмотрел и довольно улыбнулся.

— Ну, какие между нами могут быть обиды? Иди, куда хотел, мы не будем тебя держать. Забирай доспехи и молот, ничего страшного. Если передумаешь, мы всегда будем рады тебя видеть.

Злобно зашипев в ответ, Алекс развернулся и пошел к воротам.

— Не обижайся, Черный призрак, нам просто очень нужны были эти ценности, — крикнул Лиеоктан ему вслед. — К тебе нет никаких обид и претензий, мы не будем тебя преследовать.

Так ни разу не обернувшись, Алекс вышел за ворота. Во дворе снова возобновились работы по уборке территории. Мамонты затрубили, а великаны ругались на незнакомом языке. Алекс ускорил шаг, почти побежал. Ему хотелось как можно быстрее убраться из форта. Рюкзак с доспехами и золотом, набитым в сундуках разбойников оттягивал плечи, но Алекс не жаловался.

Через полчаса быстрой ходьбы он завалился в кустах и уснул без задних лап. Проснулся в полдень, осмотрел свое имущество и убедился, что все в целости и сохранности. Он встал и пошел дальше, к хижине Вохбата в горах.

В этот раз он пошел другой дорогой, срезав через горы изрядный кусок. Он не проходил мимо Лунной пещеры, а вышел к хижине помощника напрямую через ущелье.

Путь был труднопроходимый, поросший колючками и низкорослыми елями. Алекс запыхался. Настороженно подойдя к хижине, он заозирался, проверяя, нет ли где поблизости бешеных пауков. Но нет, все было тихо, чинно и мирно: курочки кудахтали и благодушно клевали зернышки между побегов лука и капусты.

Подойдя к двери хижины, Алекс протянул руку, чтобы открыть ее, но она распахнулась сама. На пороге стоял хмурый Вохбат с красными опухшими глазами. Никогда бы Алекс не мог подумать, что крокодилы умеют плакать. Разве что лить крокодиловы слезы.

— Чего тебе? — весьма нелюбезно осведомился помощник отшельника. — Зачем приперся?

— Мы взяли форт, — бодро сообщил Алекс. — Поручение твоего шефа выполнено. А ты чего такой кислый? Дай холодной воды, я умираю от жажды.

Он попробовал пройти в хижину, но Вохбат загородил проход, не пуская внутрь.

— Иди сразу к Зансеосу, — сказал он. — Здесь тебе нечего делать.

— А что так? — спросил Алекс. — Я тебе должен сотню золотых и не возвращаю?

— Из-за тебя погибли Мохнатик, Черноглаз, Быстрая Зебра, Семипалый, — безутешный драконоид сгибал когтистые пальцы на лапах. — И бесчисленное множество маленьких, но не менее ценных паучков! Каждый из них — это невосполнимая утрата для науки!

— Ну, что поделать, — пожал плечами Алекс. — Если бы они не пожертвовали собой, мог бы погибнуть и я, а это вообще утрата для вашего мира.

— Уходи, — непреклонно заявил Вохбат. — Видеть тебя не хочу.

— Хорошо, — не стал спорить Алекс. — Только дай я заберу свои вещи.

Вохбат закрыл дверь, а через минуту выглянул оттуда и выбросил рюкзак Алекса.

— Забирай и проваливай, чтобы я больше тебя не видел.

Дверь захлопнулась.

— Тебе тоже счастливо оставаться, — пробормотал Алекс, проверяя сохранность своего имущества.

Первым делом, он конечно же, проверил наличие Рубинового когтя и карты Алой комнаты. Артефакты, которые он отдал Лиеоктану, конечно же, были довольно искусными подделками. Вохбат изготовил их по просьбе Алекса еще два дня назад. Причем не в единичном экземпляре, а по три штуки каждый.

Усмехнувшись, Алекс достал карту, развернул и еще раз просмотрел содержание. Вчитался, удивленно поднял брови и подбежав к хижине, забарабанил в дверь.

Пришлось долго ждать, прежде чем Вохбат открыл дверь.

— Я же сказал, что не хочу тебя видеть!

— Ты чего здесь написал?! — закричал Алекс, тыча ему в морду копию карты. — Какая такая Паучья комната? Ты сдурел, что ли?

Он посмотрел другую копию и тоже обнаружил там ошибку. Вохбат вглядеться и смущенно вздохнул.

— И что теперь? Я думал о научных исследованиях, когда делал копию и немного ошибся. Подумаешь, дурацкая карта! Там даже нет указаний на гнездование пауков в осенний период!

Он снова захлопнул дверь. Алекс сначала хотел выкинуть негодные копии, но передумал. Могут пригодиться на время, чтобы хотя бы оттянуть внимание. Правда, очень скоро Лиеоктан тоже поймет, что ему подсунули фальшивки и бросится в погоню. Надо срочно повидаться с отшельником.

Алекс взвалил рюкзак на плечи, а мешок на спину и отправился в Лунную пещеру.

Он подошел туда через пару часов, когда солнце уже зацепилось краешком за вершины гор. Отыскал среди скал знакомую пирамидку из камней, а рядом ель, разбитую молнией. Чуть поднявшись по склону, он увидел над одним из валунов в теле горы рисунок луны. Пошарил в трещине между камнями и нащупал рычаг. Потянул и огромный валун откатился в сторону, освободив проход в скале.

Алекс шагнул в черный проем и зашагал по коридору, предусмотрительно закрыв за собой тайный вход.

Как он и ожидал, отшельник все также корпел в пещере над рукописями.

— Я выполнил твое поручение, — сказал Алекс, встав перед ним и чуть коснувшись плеча. — Я выгнал разбойников из Могильного форта. Надеюсь, теперь твои боги теперь довольны?

Зансеос поднял голову и его мутный взгляд постепенно сфокусировался на посетителе.

— Глупый чужак доказал свою преданность делу. Он оказался далеко не глупый. Правда, он действовал лишь из корыстных побуждений, но это не умаляет значимость его победы. Да, боги довольны. Темный неглупый кот хочет знать, что будет дальше?

— Да, — кивнул Алекс. — Я пришел за этим.

Зансеос пристально глядел на него, стоял возле стола и чуть покачивался. Алекс решил было, что отшельник нетрезв, но он не чувствовал запаха алкоголя. Насмотревшись на гостя, Зансеос кивнул.

— Ну, раз умный черный кот готов, то гениальный чудотворец узнает, что уготовано пришельцу.

Он поднял руки, отхлестал себя по щекам, будто бы приводя в сознание и махнул, зовя за собой. Затем направился вглубь пещеры, там, где на темной стене висели сосульки и внизу росли светящиеся грибы. Алекс пошел следом.

Не доходя до стены, Зансеос махнул ладонью вправо, будто убирая со своего пути марлевую занавеску. Стена задрожала, а затем в ней появилась расширяющаяся щель. Это с грохотом отодвинулся камень. Алекс увидел тайный ход. Зансеос шагнул в проем и Алекс поспешил за отшельником.

Ход оказался коротким, через пару поворотов привел к небольшому темному помещению в форме шатра. Здесь не было углов, а посреди круглого водоема на возвышении стояла статуя женщины с головой крысы и телом паука. Сзади вился хвост змеи. Водоем пустовал, воды нет. Стены помещения неведомые строители выровняли и разгладили, будто посетители находились внутри храма.

Зансеос встал на колени и поклонился статуе. Алекс поспешил последовать его примеру. На протяжении следующих десяти минут они непрерывно кланялись и бились лбами о пол.

Наконец, их усилия увенчались успехом. У статуи вдруг вспыхнули огненно-красные глаза. На стенах зажглись факелы с синим огнем. Водоем заполнился журчащей водой.

— Что вы хотели, смертные? — спросил звучный женский голос. Губы статуи не шевелились и Алекс не сразу понял, что голос раздается только в его голове.

— Мы просим милости великой Арзана, — ответил Зансеос, усиленно кланяясь. Надо полагать, он тоже услышал голос в голове. — Пусть она скажет, что ждет ее слугу по имени Черный призрак в будущем? Сможет ли он…

— Черный призрак или барс, ты родился в другом мире, а попал в наш. Ты вечный гость, тебя здесь никто не ждал и не ждет, но ищет каждый и всякий. В недавнем прошлом ты совершил доброе дело и достоин обращения к нам. Чтобы ответить на все вопросы, иди в Фрейвел и стань законным владельцем Дрожащего ключа. А затем перед тобой откроются врата Синего города. Там ты познаешь свое будущее.

Зансеос довольно кивнул и снова припал к полу, а Алекс решился спросить:

— Великая Арзана, а как я смогу вернуться в свой мир? Фрейвел и Синий город, это, конечно хорошо, но…

— Ты больше не увидишь свой мир, — ответила богиня и Алекс потерял дар речи.

Зансеос лежал головой вниз, а Алекс молчал, пораженный страшной вестью. Возвращение на Землю было смыслом его существования в этом мире. Зачем жить, если ему не удастся вернуться?

Глаза богини потухли, а пламя на факелах постепенно угасало.

— Чего это неглупый чужак приуныл? — спросил отшельник, подняв голову и поглядев на спутника. — Не очень доволен пророчеством? Это все, она сказала свое слово, ему придется следовать предписаниям богини, иначе его постигнет злая кара. А что касается его мира, то…

— Ты больше не увидишь свой мир, — перебила отшельника Арзана и на мгновение глаза статуи снова вспыхнули. — Потому что он полностью преобразился. Если ты откроешь врата Синего города, то узнаешь, как вернуться в свой мир. Бойся двух женщин, одной белой, другой черной, они могут сбить тебя с верного пути.

После этого глаза статуи потухли окончательно, а в водоеме исчезла вода. Алекс так и не сказал ни слова, слишком быстро все изменилось. Надежда вернуться домой вспыхнула в нем с новой силой.

— Теперь-то глупый чужак доволен, — пробурчал Зансеос, с кряхтением поднимаясь с колен. — Хочет вернуться в свои миры, позабыв о красоте мира Семерых богов. Ну, это понятно, у гостях хорошо, а дома лучше.

Алекс помог ему встать и задумчиво кивнул статуе.

— Спасибо, великая богиня. Ты мне очень помогла.

— Ну что, куда теперь двинет стопы странный пришелец из другого слоя жизни? — спросил Зансеос, направляясь к выходу. — В Фрейвел? Исполнять предначертанное?

Алекс покачал головой.

— Это всегда успеется, а пока я еще погуляю по вашему миру.

Они вышли из круглого помещения и не заметили, как из высохшего бассейна вылезла крупная крыса и встала, обнюхивая воздух. В то же мгновение мелькнула тень и крысу поймала невесть откуда взявшаяся черная кошка. Тем временем голоса Зансеоса и Алекса затихли в темноте Лунной пещеры.


Оглавление

  • Глава 1. Синий туман — бесконечный обман
  • Глава 2. Суперспособность хамелеона
  • Глава 3. Уроки стрельбы на лоне природы
  • Глава 4. Пьянство и сплошная болтовня
  • Глава 5. Ремесло — оно и в Африке ремесло
  • Глава 6. Истинный генерал
  • Глава 7. Ограбление по-краниански
  • Глава 8. Другая сторона серебряной полумонеты
  • Глава 9. Куда теперь податься?
  • Глава 10. Беги, Черный барс, беги!
  • Глава 11. Волосатая лапа поддержки
  • Глава 12. Дипломатическое урегулирование конфликта
  • Глава 13. Ведьмина башня
  • Глава 14. Карта древнего города
  • Глава 15. Кто живет в таинственных уголках подземелья?
  • Глава 16. Святилище Диса
  • Глава 17. Отчего так сильно ругался командир?
  • Глава 18. Женское постоянство
  • Глава 19. Кто знает, может еще встретимся?
  • Глава 20. Путешествие по Угрюм-лесу
  • Глава 21. Не близок путь до Лунной пещеры
  • Глава 22. Обиталище одинокого чудотворца
  • Глава 23. Искупление за избиение домашних питомцев
  • Глава 24. Два сапога пара
  • Глава 25. В гости к разбойникам
  • Глава 26. Подземная темница
  • Глава 27. Обитатель центральной башни
  • Глава 28. Главный маг и главный предводитель
  • Глава 29. Защита и нападение
  • Глава 30. Ритуал



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке