КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Два варианта неба (fb2)


Настройки текста:



Игорь Лахов Мир Сестёр 2. Два варианта неба

1. Прыжок

Я так и не вернулся…

Через пару дней, полностью осознав происходящее, связался со своим партнёром по бизнесу и не торгуясь, продал свою долю. Что мне эти деньги, конвертируемые в мёртвые доллары? Теперь для меня была одна реальная валюта — "ловены" ценою в жизнь.

Вначале, после переноса домой, я сильно запил, пытаясь похмельем заместить мысли и эмоции. Не получалось. Каждый раз, сквозь пьяную муть рвался обратно в Кнара, чтобы успокоить Селлу, чтобы обнять ее.

После жёсткого запоя ударился в ЗОЖ и стал готовиться к неизбежному, как мне казалось, перемещению. Тренажерный зал, исторические сайты по ремеслу и военному делу средневековья полностью захватили меня. Сошёлся с реконструкторами, вроде владеющими тактикой и стратегией феодального искусства войны. Но опять не то! Пустота… Ребята оказались неплохие и очень симпатичные, только до настоящей жизни им было далеко — игра и ещё раз игра. Не было "момента истины", а лишь красивые позы.

Потом шатание из угла в угол, в ожидании когда снова призовут — не зря же сказал Ту'мор про повышение какого-то там рейтинга. Значит, я "в теме", хотя и близко не представляю в какой. Ожидание затягивалось…

Я всё больше и больше отчаивался, а жизнь в Кнара казалось всё менее и менее реальной. Может действительно привиделось? Может опухоль с грецкий орех сидит в моей башке, заставляя верить в галлюцинации? Ведомый подобными фобиями, потратил "туеву хучу" денег на обследование, но оно ничего не выявило — здоров аки бык!

Несколько раз пытался реконструировать момент своего перехода в Мир Сестёр. Даже с трудом нашёл партию массандровского хереса, что пил в ту знаменательную ночь, но опять ничего. Только звёзды смотрели в окно и смеялись над тем, как я таращусь на них с глупым выражением лица.

Чёрная меланхолия и безнадёга накатывались день изо дня всё сильнее. Сегодня я с трудом заставил себя встать с кровати и поехать в ближайший гипермаркет за продуктами. Выйдя из него и погрузив купленное в багажник, с неудовольствием отметил, что всё лобовое стекло загажено птицами. Вот "снайперы"! Кругом огромное пустое пространство, так нет — надо именно мою машину уделать! Загнал авто в бокс близлежащей мойки. Радостные уверения хозяина азербайджанца, что через пятнадцать минут всё будет готово, обернулись, как обычно, получасовым ожиданием. На улице стал моросить дождик и прячась от него, я зашел в бокс. Моющий мою "ласточку" здоровенный бугай кого-то напоминал, но сквозь водную взвесь было тяжело рассмотреть его.

Наконец, мойка закончилась и мужик подошёл ко мне, слегка припадая на левую ногу.

— Юрка! "Земеля"! — воскликнул я, увидев до боли родную физиономию моего бывшего сослуживца.

— Егорыч?! Это ты?! "Берец" чёртов! — радостно завопил он, тоже припомнив мою армейскую кличку и полез обниматься, отчего во мне что-то жалобно хрустнуло, так как Юрец всегда отличался завидной силой.

— Стой, медведь! Кости переломаешь! — придушено взмолился я. — Ты чего здесь делаешь?

— Работаю… — немного смущаясь, невесело ответил он. — Вот… Мою… Твоя?

— Моя. Да и хрен-то с ней! Рад тебя видеть, дружище! Ты до скольки? Надо встречу "обмыть!"

— Я… Это…

— Что жена не отпускает? — пошутил я, заметив неуверенность в его голосе. — Али вам, "подкаблучникам", пить запрещено со старыми боевыми друзьями?!

— Не запрещено… Никому запрещать, Егорыч.

— Тогда, давай сегодня у меня! Я тоже один. Вот адрес. Часиков в девять будь "как штык"! Без возражений!

— Ну, раз так! Тогда забирай свою машину и жди вечером!

Мы еще раз крепко обнялись, оба радуясь неожиданной встрече и расстались, предвкушая будущую посиделку с воспоминаниями и разговорами "по-душам".

Хороший парень Юрка "Земеля"! Точнее, если брать по паспорту, то — Юлиан Земляничкин. Не знаю чем руководствовались его родители, присобачивая к такой фамилии имя Юлиан, но он мучился от этого всю жизнь, терпя насмешки при знакомстве. Лейтенант Юлиан Земляничкин! "Звучит", правда? Поэтому он настоятельно рекомендовал всем называть себя Юрием, а в ответ на сокращенное "Юля" — бил в глаз не раздумывая, что при его кулаке с голову ребёнка было очень весомым аргументом, воспринимаемым всеми со всей серьезностью и с первого раза. В училище, где мы с ним и познакомились, он получил тут же прозвище, переделанное из фамилии — "Земеля". Не то чтобы мы с ним сдружились, но хорошие отношения наладились сразу. После выпуска даже послужили пару лет вместе, пока он в одной из "командировок" не поймал осколок, начисто срезавший его ступню на левой ноге. После этого Юрку комиссовали и наши пути-дорожки разошлись, хотя по первости и переписывались.

Странно, что встретил его работающим на мойке машин — парень был не из бедной семьи, имеющей свой бизнес по производству обуви.

Ладно! Об этом вечером поспрошаю, а сейчас надо обратно в гипермаркет за коньячком. Под хороший градус и разговор лучше идёт!

Юрка был по-немецки точен — ровно в девять раздался звонок в дверь и мы, расположившись на кухне, приняли "пару капель" за встречу, потом ещё и ещё, пока лёгкое напряжение, которое часто бывает между людьми долго не видевшимися, не прошло.

— Слушай, Земеля! — задал я интересующий меня вопрос. — Чего ты на мойке делаешь? У тебя, кажись, денег "куры не клюют"?

Он поморщился, молча разлил коньяк по рюмкам и невесело ответил:

— Склевали… Достаточно было только одной "курицы". После того, как мне ногу отчекрыжило — коммисовался и домой. Родители не бросили — протез дорогущий помогли купить и деньгами спонсировали, пока не оклемался немного. В общем, поставили меня на ноги в прямом и переносном смысле. Даже к своему делу приобщили и невесту подкинули — Оленьку! Красивая, скажу я тебе, зараза! Я когда впервые её увидел — сразу голову потерял от оттока крови в другое место. Шикарную свадьбу сыграли! Через полгода в пять часов утра звонок — лобовое столкновение на Выборгской трассе… Ни отец, ни мать не выжили… Взял руководство фирмы на себя, но только все эти "лабутены" не по моей части! Каблучки, расцветочки, пряжечки… Тьфу, пакость! Так бы и угробил предприятие, если бы Ольга не подключилась. Она не только красивая, но и умная бабёнка оказалась, на мою голову. Дела сразу "в гору" пошли! Недолго думая, перевёл всё предприятие под её руку, подписав нужные генеральные доверенности, а сам стал занимался логистикой и оборудованием. Вот с той поры жену и подменили. Вначале задерживаться стала на совещаниях, потом разъезды, как бы деловые, а потом просто однажды пришла и сказала, что устала со мной жить и ей надо дальше двигаться. Ну что ж… Понять можно — с одноногим особо не потанцуешь, да ещё проблемы со спиной и контузия даром не прошла. Подписал развод. И тут выясняется интересная штука — родительская фирма уже и не моя. Пользуясь "генералками" Оленька повернула пару махинаций на законном основании и теперь никакого отношения к бизнесу и банковским счетам я не имею. Мало того — ещё и половину квартиры оттяпала, как совместно нажитое. Вот так и превратился я из "богатенького буратины" в простого нищеброда. Пытался найти нормальную работу — на хрен никому не нужен со своими болезнями. Деньги закончились быстро и пришлось продавать остатки былой роскоши, чтобы купить комнату в коммуналке. Теперь машины мою да по врачам хожу, подтверждая свою инвалидность. Пенсия по ней хоть и маленькая, но и она мне серьёзное подспорье. Короче — везде сам себе дурак и винить некого, кроме собственной инфантильности.

Он вздохнул и махом выпил налитое. Немного посидел, уставившись в одну точку и заново переживая тяжелые моменты.

— Ну, а ты как? — спросил Юрка меня. — Судя по машине — всё путём?

То ли выпитое подействовало, то ли не хватало вот такого собеседника, чтобы раскрыться, но я внезапно стал рассказывать ему свою жизнь. То, что держал в тайне от всех, боясь попасть в "дурку".

— А у меня после "дембеля" всё вначале было хорошо. Дело небольшое, но стабильное с одним нашим отставником замутили. Наверное и дальше так жил, если бы однажды, сидя вот в этой самой квартире не заснул, а вот проснулся… Не поверишь! В другом месте!

— Пьяным на скамейке? — улыбнулся товарищ.

— Даже близко не угадал — в другом мире! И не спрашивай как — сам ещё разбираюсь. Средневековье в этом мире Сестёр, самое настоящее. Что характерно — вроде и те же люди, но отличия есть серьёзные! Бабы сильные и высокие, а мужики слабенькие и мелкие — чуть выше карликов. Женщины всем управляют — матриархат жесткий. Рассказывать долго, но удалось со временем дослужиться до Левой Руки — типа нашего завхоза.

— Тебе бы книжки писать, Берец! — засмеялся Юрик. — Развеселил лучше Петросяна! Как представлю кучу баб и практически отсутствие конкурентов среди мужчин, то…

— Да погоди! Не всё так "шоколадно". Представлять ты можешь всё, что угодно, но мужчины живут на положении бесправных слуг — низшая каста! И если решился бы "сексуально позлодействовать", то на первом же суку висеть и остался. Повторюсь — бабы там суровые и сильные. Между собой не воюют, но какой-то другой мир к ним прицепился и посылает всяких тварей "сокращать поголовье". Мелкие десанты — "Проколы", случаются без остановки день через день. Серьёзные набеги — "Кровавые Луны", происходят примерно два-три раза в год, но длятся около недели. Мужчины и дети прячутся, а местные воительницы сражаются "во всю мазуту". Многие из них гибнут, поэтому от такой жизни мягкими и пушистыми им быть не с руки! Я там больше года жил — знаю чего говорю, хотя и добился звания Воина. Первый среди всех мужчин, кстати, за всю историю добился! А дальше… Нашествие дальше случилось. Оно раз в триста лет примерно происходит. Вот тут, Земеля, жопа полная и начинается! Мне удалось уговорить "поставить под ружье" даже мужчин, чтобы был малюсенький шанс выжить. И выжили! Пятая часть от всех осталась, но выжили. Тогда Хозяйка замка Кнара меня в местные аристократы посвятила. А потом … Схлестнулся я с одним вражиной из другого мира — Серым Всадником. Победить его — победил, но меня обратно на Землю откинуло. Проснулся в той же самой комнате где и заснул, в той же одежде и времени прошло всего полчаса. Вначале решил, что "белочка", но потом увидел собственный аристократический герб, выжженный мне Селлой-Орр-Кнара лично на плече и перстень на пальце. Вот так….

Юрий сидел с интересом слушая мой рассказ и не перебивал, хмурясь все больше и больше. Опять тягостная пауза.

— Да, парень… — серьёзно и с сочувствием произнёс он через некоторое время — Я думал, что у меня проблемы с головой, а ведь вот как тебя "накрыло". Ты к врачам ходил?

— Ходил. Могу все снимки и анализы показать — здоров абсолютно! Вообще здоров! Даже пломб во рту нет, хотя раньше этого добра хватало! Да что там врачи! Я, когда там воевал, в одну гадость вляпался — Серую Пелену. Обычно она людей гробит, но те кто выжил свои "бонусы" имеют. Так что, теперь могу лечить без таблеток, лишь накладывая руки. И не бывает таких подробных видений — узнавал. У меня ведь две дочери и еще Селла осталась. Семей там нет, но она мне как жена.

— Эта, которая Хозяйка?

— Эта… И дочь её — Яра…

— От тебя?

— До меня, но это не важно.

Юрка недоверчиво посмотрел и с лёгкой надеждой в пьяном голосе спросил:

— Ну, раз руками лечишь… Снимешь головную боль — поверю! У меня она после контузии почти не проходит. Иногда так усиливается, что хоть башку отгрызай.

— Щас!

Я расфокусировал уже и без того расфокусированный благодаря коньяку взгляд, всмотревшись в Юркину ауру. Матерь божья! Он ещё сидит и улыбается! Земеля был весь окутан фиолетовыми всполохами боли, вперемешку с красно-серыми вкраплениями болезней. Не только голова — спина, желудок, печень, сердце требовали срочного восстановления.

— Знаешь, что… Ложись-ка ты на диван. — озабоченно проговорил я. — Тут одним "фокусом" не обойтись, так что будет очень больно. Ты как, вообще, еще ходишь?! Живого места нет!

— Так и хожу! А ты не промах! Сначала напоил, а потом "укладываешь"! Учти! Я хоть и инвалид, но надругаться над собой не дам! — "криво" пошутил он.

— Давай, Юр. Иди ложись. Дело серьёзное. — не принял его шуточной пикировки я.

Мы переместились в гостинную. Юрка лёг на диван, со скептическим интересом глядя в мою сторону.

Не теряя времени на дальнейшие разговоры, я выпустил из рук золотые лучи своей энергии и стал убирать болезненные цвета, наблюдая как аура приобретает нормальный зелёный вид. Получилось всё достаточно быстро — после избавления души Бейллы от Серого Всадника эта процедура была просто разминкой!

— Ох, мляяя… — через некоторое время блаженно протянул Юрка, резко садясь и вытирая пот со лба. — Реально больно было, но … Если бы ещё и нога выросла, то сказал бы, что заново родился! Ну ты и…

Он вскочил, недоверчиво прислушался к своему телу и стал эмоционально расхаживать по комнате, размахивая руками и совершая движения, похожие на танец первобытного племени после удачной охоты.

— Егорыч! Да ты точно колдун! Или знахарь с экстрасенсом! Вылечил! Я же спать нормально не мог — не то что работать, а тут… Это надолго? — испуганным голосом спросил мой товарищ.

— Навсегда. За ногу извини — не умею, но вот остальное точно в норме будет. Не пора ли тяпнуть за здоровье?

— Накатим, братан! Ещё как накатим! А не хватит — за добавкой сам сбегаю! Мне тебя поить теперь всю жизнь!

Мы снова переместились на кухню, продолжив "сабантуй". Застолье происходило ещё более весело и эмоционально, но и ему пришел конец. Изрядно налакавшись, я оставил не менее "убитого" товарища ночевать у себя, на том самом диване в гостинной.

Утром опять, как и каждый раз до этого, проснулся в надежде, что вздохну воздух другого мира, но ничего нового — скомканная кровать, запах перегара и чумная голова. Ан, нет! Еще Юрка в гостинной "рулады выводит", своим храпом будя не только меня, но и всех соседей, которым не повезло граничить со мной стенками. Быстро растолкав друга, я сварил крепкого кофе и вместе с ним стал завтракать, выгоняя из своего не полностью пробудившегося организма остатки коньячных возлияний.

— Слушай, Егор! — начал разговор первым Юрка. — Ты хоть понимаешь, что твой дар это "золотая жила"? Скольких людей ты сможешь на ноги поставить и, заметь, не безвозмездно. Я могу искать, если тебе влом, платежеспособных клиентов, а ты их лечи.

— Хочешь "гешефтик" от этого поиметь? — едко усмехнулся я, пытаясь прервать этот гнилой базар.

— Мудак! — обиделся он, резко оттолкнув от себя недопитый кофе. — В жопу засунь свои деньги! Не надо мне ничего! Я ещё помню как болит и наживаться на помощи другим не намерен! Но пойми, что люди так устроены — если бесплатно — значит, "фуфло толкают", а если за хорошие деньги, то доверия к такому лечению больше! По себе сужу! Я все остатки своего состояния промотал не на тех, кто бессеребренники, а на самых дорогих врачей! И не потому что они лучше, а из-за надежды, что не зря им платят! Поэтому и говорю так! Начни с тех кто может заплатить, а дальше "сарафанное радио" сработает лучше любой рекламы! Если босс Иван Иваныч свой простатит излечил, то поделится адресом с замом, страдающим язвой. Тот, потом, сообщит секретарше с бесплодием от многочисленных абортов, а та — своей подруге, работающей в другой фирме и желающей осчастливить своего боса с аденомой, в надежде получить не только кабинетный секс, но и обручальное кольцо на пальчик. Дальше — больше! Молва быстро разнесется, что ты лечишь "большие кошельки" и простой народ, доверяя их мнению, тоже подтянется! Это лучше, чем через бесплатную газетку в метро выставлять себя очередным шарлатаном. Я, конечно, дурак, раз всё потерял, но основные моменты маркетинга знаю. Только не говори никому про этот мир Сестёр. Я тебе сейчас верю… Честное слово, почти верю! Когда ты меня лечил, то такое ощущение было будто к чему-то неизведанному, необычному прикоснулся. Вот так!

— Ладно! Не обижайся, Земеля! — в извиняющимся жесте поднял я ладони вверх. — Но, согласись, что разговор у нас с тобою странный!

— Соглашусь! Только и ты подумай как следует!

После этого я действительно думал много и серьёзно. Наконец, приняв решение, позвонил через неделю Юрке.

— Твоя взяла! Ищи нам клиентов, но при одном условии — если работаем в паре, то и заработок делим пополам!

— Хрен тебе, Егорыч! Мне — десятая часть и не больше! Считай меня своим делопроизводителем, а главная "звезда", как ни крути, у нас ты!

— В попы подался — "десятину" требуешь!

— Да хоть как назови, но ведь бесплатно работать не дашь, поэтому пусть будет "десятина"!

И работа закипела! Юрик действительно оказался парнем хватким, хоть и утратившим бывшие связи, но знающий как и в какую дверь правильно войти. Вначале был один бизнесмен у которого кроме депрессии и чрезмерной мнительности ничего не обнаружилось, потом его деловой партнёр с циррозом печени, потом завертелось так, что не было ни дня без заказа!

Я лечил людей, учась не только поправлять здоровье, но и разбираться в их эмоциях. Заметил одну закономерность — чем важнее и успешнее был пациент, тем больше негатива скапливалось в его ауре, изменяя незначительные болячки на серьезные недуги. Правильно говорят, что все болезни от нервов.

Деньги текли полноводной рекой, но в таком количестве они были мне не нужны — большую часть я передавал больницам и медицинским фондам, контролируя их правильное применение, а не на новую БМВ главврачу или попечителю. Даже менты нас не трогали, несмотря на противозаконную с точки зрения уголовного кодекса деятельность, так как многих "шишек" из полиции мы тоже вернули "в строй".

Я был благодарен Юрке. Наконец-то моя жизнь из бесконечного ожидания превратилась во что-то, имеющее смысл. Каждую ночь мне снился Кнара, но утром, отбросив одеяло, я уже не хотел лежать тюленем, а рвался на очередное исцеление.

Сегодня был очень странный вызов. Позвонил один "неслабый член" из законодательного собрания Петербурга и безжизненным голосом очень уставшего человека попросил вылечить своего внука у которого, по его словам, душевный кризис. Знаем мы эти "кризисы" — видимо наркота все мозги проела у беспутного внучка богатенького дедушки. Сумма предложена была хорошая, поэтому мы с Юрой с утра пораньше заскочили в мой "пепелац" и двинулись в сторону элитного поселка в районе Сестрорецка.

Как и ожидалось — реально у парнишки "снесло крышу" то ли от грибов, то ли от героина или ещё какой-нибудь новомодной "химии". Парень сидел на скамейке около забора за которым прятался огромный особняк и что-то подвывал, начиная рычать, когда кто-то приближался к нему. Вся аура молодого наркомана была заполнена серостью — явный признак "обдолбыша", но нам не привыкать. Подойдя к нему, я привычно растопырил пальцы, собираясь выпустить золотые нити, как вдруг парень посмотрел на меня ясным взглядом и произнёс:

— Ну что, Посланник Ту? Здесь твоя миссия и заканчивается!

После этого он разжал руку в которой лежала знакомая РГД и со смехом запустил её в мою сторону.

Последнее, что помню перед взрывом — тяжёлое тело Юрки, впечатывающее меня в землю и накрывающее сверху в надежде защитить от осколков

* * *
Тяжёлое забытьё, плавно переходящее в беспокойный сон…. Сквозь него слышны стоны — то ли мои, то ли Юркины. Страшно пошевелиться, хочется лежать не двигаясь, оставаясь в неведении — слишком близко рванула граната для того, чтобы ничего не повредить. Я пытаюсь, собрав всю волю в кулак, перевернуться. Боли нет — только небольшой дискомфорт в голове словно с похмелья.

Открываю глаза. Прямо передо мной иссохшая, потрескавшаяся земля, покрытая небольшими, редкими кустиками.

Вот он — Юрка! Неподалёку! Я встал и подошёл к нему, ожидая увидеть посеченное осколками тело, но, вроде, всё с этим нормально, хотя ему явно было хреново. Закатившиеся зрачки открытых глаз, розовая пена изо рта и судороги давали ясно понять, что он был, мягко выражаясь, не в лучшей форме. Я обхватил его голову и повернул её на бок, чтобы ненароком Юрка не задохнулся. Бью по щекам — никакой реакции. Кажется стало ещё хуже. Он вдруг затих и обмяк тряпичной куклой — сердце остановилось. Проверил пульс… Нет!

Быстро скинул с себя рубашку и через неё, заранее освободив дыхательные пути, делаю "рот в рот" искусственное дыхание, потом три десятка раз энергично надавливаю на грудину, новая пара вдохов и повторяю процедуру реанимации, снова вдох… Забилось, окаянное! Отбегаю к реке, протекающей рядом с нами, набираю воды в сложенные лодочкой ладони, выливаю, то что смог донести, ему на лицо. Кажется дышит… Пусть неровно и слабо, но дышит! Останавливаюсь и перевожу дыхание — дефибриллятор искать в этой поросшей травой пустыне явно не стоит, а без него больше ничего сделать не могу.

Юрке плохо, но это не главное! Пусть дергается, бредит и блюет, но чтобы только дышал! Почти сутки я просидел у его тела, два раза запуская сердце… ДВА РАЗА!

— Он выживет! — твердил я сам себе — Здоровый бугай! Сможет!

А потом, шатаясь, бежал к реке и снова нес ему воду, пытаясь из своих ладоней влить в рот.

Наконец, Юрка затих и забылся сном. Мне больше ничего не оставалось делать, как только проверять его пульс и тупо пялиться на покрытое испариной лицо.

Впервые за всё время я огляделся внимательно по сторонам в надежде понять где нахожусь. Сразу стало ясно, что это не Земля, а такой знакомый и долгожданный мир Сестёр. Неуловимо витающий в воздухе запах, сила притяжения и ещё что-то, неописуемое словами, говорили мне о том, что снова вернулся туда, куда так стремился попасть. Вот только пейзаж… Явно не Тяжёлые Земли, находящиеся за Кромкой Столбов Ту. Нет ни густых зарослей гигантских деревьев, ни оранжевой травы, покрывающей ковром всё вокруг. В смутной дымке за рекой виднелись какие-то сооружения, больше всего напоминающие деформированные проёмы дверей.

Арки Ту? Может это они? Я постарался мысленно дотянутся до них, в надежде услышать отклик. Ничего… Ладно! Это потом! Сейчас главное — мой товарищ и попытаться найти еду. Адреналин, притупляющий голод, схлынул и резкое чувство пожрать, затопило весь организм. Оставив Юру одного, я двинулся к реке в надежде найти хоть что-то пригодное в пищу. Сквозь прозрачную воду были видны огромные рыбины, без страха стоявшие около самого берега. Отломав жёсткий стебель растущего рядом куста, я зубами заточил его, сплевывая горечь коры. Подкрался поближе к одной большой, ленивой рыбине и с силой всадил в её хребет свой импровизированный гарпун, намертво пригвоздив ко дну. С почином, Егор! Удачная рыбалка! Вытащив примерно трёх килограммовую тушу на берег, донес до тела лежащего друга.

… А готовить как?! Огня нет! Можно, конечно, и сырой схарчить, но я-то смогу, а вот как измученный организм Юрки такое примет? Стоп! Он же курит! Обыскав его карманы, я нашёл, к великой радости, зажигалку. Значит, огонь будет, а это жизнь! Впервые появилось стойкое убеждение, что всё наладится. Сложив из камней подобие очага, я нанизал рыбину на прут и стал обжаривать на разведенном костре. Пусть без соли — фиг с ней, но это была горячая пища.

День второй не принёс ничего нового и это обнадёживало! Юрка лежал без памяти, стонал, но умирать больше не собирался. Кажется я знаю, что с ним. Я же в свой первый переход сюда выглядел не лучше и, слава Сёстрам, Огса — первый человек встретившийся в этом мире, смог меня откачать. Вот теперь и моя очередь наступила побыть "Мать Терезой". Помня свои ощущения и безудержную жажду, носил в ладонях воду из реки и смачивал пересохшие губы друга. Очень хотелось рвануть из этого места и найти ближайшее поселение, но я сдерживал себя — ещё придёт время, если… когда Юрка оклемается.

Третий день. Земеля открыл глаза и что-то прохрипел. Поняв его состояние, я быстро метнулся к реке, намочил рубаху и выжал ему в рот живительную влагу.

— Хе я? — невнятно прохрипел Юрка.

— Где ты?

Он слабо кивнул головой

— Ты в том месте, о котором я тебе говорил! Мир Сестёр, чувак! Меня в него не одного, а с тобой шандарахнуло! Понял?!

В его глазах застыло непонимание

— Ты, братан, спи! Главное живой, а с остальным потом, как на ноги встанешь, разберёмся.

Он что-то хотел ответить, но не смог, погрузившись в сон. Вот и славно! А мне надо немного в округе пошарить, а то до сих пор ничего толком не понятно.

Я пошёл на разведку, стараясь далеко не отдаляться от тела друга. Ещё не хватало чтобы рыхи или цавун его схарчили, пока я тут из себя географа корчу.

Первые впечатления оказались верными — явно не во владениях Ту'мора. Иссохшая земля, хилые кустики и пучки травы, какие-то ржавые шары размером с футбольный мяч, изредка попадающиеся на пути, не добавляли оптимизма и чувства прекрасного — всё уныло и неуютно. Однажды наткнулся на блестящий шар. Поднял его — тяжеленький! Явно слиток металла. Уверенность в том, что нахожусь не рядом с Кнара, а в окрестностях замка Нест окрепло, так как только здесь добывают железо, а те изломанные сооружения — точно Арки Ту! Полдела сделано — с местоположением определился. Осталось только на людей выйти, но я был уверен, что это случится рано или поздно — в отличии от Столбов Ту, здесь бродит не один собиратель ягод шува, а целая команда слуг, ищущих железо.

Сделав пару кругов по спирали вокруг стоянки и обзаведшись примерными координатами нашей высадки, я снова двинулся к реке, чтобы поймать ещё одну рыбину, которая словно ждала меня, застыв как бревно у самого берега. Жирная! Нежная! Только на вкус противная, но выбирать не приходилось — организму нужно "топливо" и стоит поблагодарить судьбу, что оно у нас есть.

Юрка не спал, а сидел, дрожащими от слабости руками упершись в землю. Увидев меня, он безумными глазами зыркнул в мою сторону и сипло, но внятно произнес:

— Мне не привиделось? ЭТО есть?

— Не привиделось, доходяга! Поздравляю! Теперь понимаешь, что я не врал — есть этот мир! Есть! И ты тут со мной!

— Не верю… Нога….

— Чего нога? — озаботился я. — Болит? Сильно!

— Нет… Нога есть… А протеза нет… Он дорогой — новый вряд ли куплю…

Подбежав к нему, я задрал штанину левой ноги своего приятеля и внимательно осмотрел. Точно! Самая настоящая нога! Беленькая, нежненькая кожа как у младенца и даже шрама не видно! Ай да Ту'мор! Ай да молодец!

— Перенос произошел по другой ветви Ту! — внезапно раздался в голове голос, чем-то похожий на Ту'моровский. Гость оптимизирован для дальнейшего пребывания в мире g2402s. Время полного восстановления — одна целых, четыре десятых суток по варианту мира g51148s.

— Эй! — воскликнул я. — Мне дали низший, но уровень пользователя! Элемен Ту'мор подтвердит!

— Пользователь ветви Элемента Ту'мор является союзником, но не может быть Гостем Элемента Ту'санр! Информация и дальнейшее общение заблокировано в целях безопасности.

— Но как мне связаться с Ту'мор?!

Тишина… Я попытался ещё несколько раз повторить этот вопрос в разных вариациях — бесполезно. Видимо, Арки Ту или правильнее — Элемент Ту'санр действительно заблокировал со мной связь "наглухо". Чёрт! Чёрт! Чёрт! А ведь счастье было так близко! Ладно! Доберусь до Столбов и всё выясню, а сейчас надо как-то выживать и двигать отсюда!

Опомнившись от этого внезапного разговора, я снова переключился на Юрку.

— Ты сейчас ничего не слышал?

— Нет. Только тебя "зависшим" видел. — слабым голосом ответил он мне. — Что там с ногой? Мираж или как?

— Есть у тебя нога — местные благодетели постарались! Оптимизировали твоё тело, так сказать. Отлежишься немного и пойдём в Кнара или, скорее всего, в замок Нест.

— Ой, ёёё… — схватившись за голову, простонал Юрка. — Мне же завтра на работу!

— Забудь! Новая жизнь, как и новая нога, начинается! Привыкай, Земеля!

Ещё четыре дня мы питались опостылевшей рыбой и приходили в норму. Точнее, Юрка приходил, а я, подавляя восторг от возвращения, пытался снова душой прочувствовать этот мир. Дома! Наконец-то, дома! Эйфория затопила моё сознание от предчувствия, что скоро обниму Селлу и Яру и увижу такие знакомые морды остальных!

Каждый день я выискивал следы охотников за железом и сегодня мне улыбнулась удача. Вдалеке, шли вереницей люди, пристально глядя себе под ноги.

— Эй! Я здесь! — потеряв всякую осторожность рванулся я к ним.

Единственное, что успел сделать приблизившись — увернуться от летящего арбалетного болта и спрятаться за одинокое чахлое деревцо.

— Вы что?!!! Охренели совсем?!!! — не своим голосом прокричал я. — Свои!!! Куда стреляете?!!!

— Ишь ты! Скулзы говорить научились! Надо добивать, пока совсем не поумнели! — раздался неприятный голос со стороны местных жителей

— Погоди, Байун! Странно как-то… А ну, отвечай! Ты кто?!

— Егг-Орр! Бывший Левый, а теперь Советник замка Кнара! Требую встречи с Аггой-Орр-Нест!

— Чем докажешь? — раздался тот же спокойный голос. — Скулзы хитры и …

— Да не знаю я про ваших скулзов! У нас на Кромке Столбов Ту только рыхи и цавуны водились! Давай, выйдем и поговорим как люди!

— Слышь, Левый! — раздался всё тот же неприятный, недоверчивый голос. — Кажись — свой, а не Тварь Арок! Ты поговори с ним пока я на прицеле держу. Если это Егр-Орр из Кнара, то не прощу себе его гибель!

— Не знаю, Байун. Тот ведь пропал…

— Я тоже несколько дней назад потерял огниво. Думал, что выронил, а потом в дырке кармана нашёл — завалилось. Может и он это?

Голос, несмотря на пущенную его хозяином в мою сторону арбалетную стрелу, уже не казался таким неприятным — скорее осторожным и недоверчевым

— Байун! — заорал я. — Ты со сколькими Тварями Кромки в разговор вступал?

— Ни с одной! Только скулзы быстро учатся!

— А если я не скулз, то что теперь делать?

— А я чего? Левый Нест со мной рядом стоит — вот ему и решать!

— Слышь, Левый Нест! Я тебя как брат у брата спрашиваю! Где в комнате Левого лучше всего бутылочку вина припрятать?

— Ну, это… Ну, если… — последовал невнятный ответ человека, не желавшего выдавать важную информацию.

— За книгой с Правилами Торговли! Она толстая и её кроме тебя никто не читает — значит, не залезут случайно!

— Эй! Опустить арбалеты! Наш это! — заорал Левый Нест — Чуть не угробили человека, дураки! Имя повтори ещё раз!

— Егг-Орр! Кто Левым, кто Висельником называет! Без разницы! Мне в Кнара очень надо! Ты кто, Левый Нест? Тоже имя давай!

— Травис! Выходи, Егг-Орр! Стрелять не будем!

Я осторожно вышел держа руки на виду, понимая, что слуги взвинчены и одно мое неосторожное движение может привести к фатальным последствиям. Подойдя к Травису, опустился на землю и сказал:

— Как же я вас, парни, искал! Уже почти и не надеялся. В Кнара мне надо, но, думаю, пока с Аггой не пообщаюсь — не отпустите.

— Не с Агой, а с Уважаемой Владетельной, Госпожой Аггой-Орр-Нест! — произнёс Байун, так и не убравший прицел своего арбалета с меня.

— Это для тебя, слуга, она "Госпожа", а для меня — либо Агга-Орр, либо Уважаемая Хозяйка Нест. И молодец, что не расслабляешься — ценю таких! Короче! Там мой друг невдалеке у костра сидит — не подстрелите ненароком! Мужчина он резкий — если сразу не убьёте, то всем бошки поотрывает!

— Угрожаешь?! — прошипел недобро Байун.

— Не… Предупредил! Он хороший — ты ему понравишься

— А я чё?

— Он таких боевых уважает! Вот "чё"!

Мы подошли к месту нашей стоянки и первое, что я увидел-летящее из за ближайшего кустика точно в лоб Трависа, обгоревшее бревно от костра. С трудом отбив его, заорал:

— Фу, Земеля! Свои!!! Ты чего?!!

— Егорыч?!!! А я тут от зомбей отбиваюсь! Набежала пятёрка ублюдков! Вроде на людей похожи, но агрессивные и страхолюдины ещё те! Упокоил их, только всё равно чего-то "стрёмно"! Это точно не они с тобой?

— Что он говорит? — прошептал Травис.

— Говорит, что какие-то твари на него напали. Всех "положил" и переживает

— Скулзы… Очередной выводок. Что-то зачастили… На твоего приятеля нарвались.

— Ну, им же хуже! Я ведь говорил, что Юрка "резкий"! Против него бесполезно с кулаками идти — силён! Эй, боец! Вылазь из под куста — гости у нас!

Мой друг осторожно показался перед публикой, сжимая в руке ещё одну обгоревшую палку. Посмотрел на всех внимательно, с удивлением заметил:

— Точно как ты и говорил! Мелкие какие — чуть выше пупка мне! Те, что напали, длинные и лица не человеческие, а эти хоть и странные "колобки", но жутью от них не веет!

— Рассказывай, Земеля, подробнее! Чего и как!

— Особо и рассказывать нечего! Сижу я — рыбу готовлю, как вдруг вдалеке пятёрка людей показалась. Они меня тоже заметили и так резво в мою сторону побежали, что закралась у меня мыслишка, про их нехорошие намерения. А когда они стали в беге себе руками помогать, двигаясь то прямо, то словно животные, я понял, что влип. Палку потяжелее из костра достал и приготовился к "жаркой встрече"! Когда приблизились — морды их разглядел! Я такие только в "ужастиках" видел — узкие тонкие лица в гнойных наростах, белые, без зрачков глаза и острые как клинья зубы, а на пальцах когти сантиметров по десять и с них жижа непонятная капает. Самого быстрого поленом в морду ткнул, схватил поперек и в остальную братию запустил. Двоих сразу из строя вывел, ну и этого тоже! С остальными красавцами быстро справился — твари хоть и резвые, но очень хрупкие оказались. Потом, оттащил всех зомби в сторону — уж больно сильно воняли и стал второй партии дожидаться, а тут вы…

— Понятно… Ни дня без подвига у доблестного спецназовца! — улыбнулся я. — Самого тебя не задели? Мне тут местные кое-чего про этих скулзов рассказали — на когтях у них яд смертельный. Достаточно одной царапины и "привет богам"!

— Не дурак! Сам понял, что не мёдом намазаны! Бился аккуратно!

— О чём это вы? — подозрительно спросил Травис. — Ни слова не понимаю!

— Не волнуйся, Левый! Мой друг просто языка местного не знает. Говорит, что скулзов убил, подальше оттащил, но сам не поранился, так что всё хорошо!

— Странно… Отчего языка не знает?

— Нас из другого мира Арки Ту выкинули! Я-то, как ты знаешь, здесь уже пожил и общаться могу, а он — кстати, зовут моего товарища Юрием, впервые оказался в мире Сестёр, поэтому ничему не удивляйся — странностей с ним полно будет.

— Из другого мира? Значит, правду про тебя болтали?

— Правду, если ты про это. Настоятельница замка Шлёсс, Хранительница Невва говорит, что это Сёстры меня прислали в помощь с Оком Смерти. — Придал солидности нашему появлению я.

— Ну, раз сама Невва-Инн-Шлёсс говорит, то… — задумчиво протянул Травис. — А сейчас вас зачем прислали? Опять беда какая-нибудь намечается?

— Не знаю, Левый… Сёстры ведь не объясняют свои поступки. Придет время — узнаем! Пока давайте просто жить.

— О чём это вы? — заинтересованно спросил Юрка.

Блин! Надо, при первой же возможности, ему разговорник составить, а то задолбаюсь "толмачём" работать.

— Да ни о чём! Просто "за жизнь" треплемся! Будет важная информация — скажу.

— Составь мне разговорник, братан! А то и тебя замордую расспросами, и самому неуютно! — словно подслушав мои мысли, предложил он.

— Обязательно, как только в замок Нест попадем.

Кстати о замке! Надо спросить своих новых знакомых как туда добраться. На этот мой вопрос Травис беспечно махнул рукой.

— А чего вам одним туда? Мы железа уже насобирали, так что завтра с утра и поедем вместе! Только, ты уж извини, ночевать будем порознь. Не то, чтобы мы не доверяли…

— Логично, Левый! — перебил я его извинения. — Сам бы тоже так поступил. Значит, давай договоримся, что с рассветом будем ждать вас тут. До Нест долго?

— Как Кромку пересечем, то после обеда увидим замок. — вступил в разговор Байун. — Старайтесь ночью сильно огонь не разводить — скулзы на свет припереться могут. Что ночь, что день — им всё равно.

— Учту! Спасибо.

После этого наши новые знакомые засобирались по своим делам и быстро исчезли с нашей стоянки.

Ночью мы практически не спали, тревожно всматриваясь в темноту

— Да уж… Знаешь, Егор, а я ведь только сейчас поверил, что попал в другой мир. Что нас тут ждёт? Чего-то домой захотелось. Можно даже и без ноги. Тревожно на душе…

— Не дрейфь, Земеля! Мне, по первости, тоже страшно было, а сейчас, не поверишь, радуюсь возвращению!

— Дай бог… Дай бог… — прошептал Юрка, ковыряя палкой в костре.

Утром, как только взошло солнце, к нам прибежали Байун и ещё один мужичок из отряда Трависа.

— Эй! Не сожрали вас за ночь? — закричал издалека наш новый знакомый, опасаясь внезапно появляться около стоянки, помня о вчерашних подвигах Юрки.

— И тебе хорошего утра, Байун! — в ответ прокричал я. — Сейчас только соберёмся и готовы!

— Да чего вам собирать? — недоуменно ответил мужик. — У вас же нет ничего.

— Жопу с теплого места поднять тоже время надо! Сам знаешь как тяжело она от него отделяется!

— Это да! — рассмеялся Байун. — Неподъёмная становится и всё норовить обратно упасть!

Быстро затушив огонь, мы пошли к отряду и вместе с ним двинулись в сторону нашего нового прибежища

Замок Нест был явно больше Кнара и даже по характеру серьёзнее, что-ли. Вокруг каменистая почва, подавляющая собой невзрачную зелень. Кругом валуны и ими же обложенные небольшие поля — явно, чтобы плодородный слой не смывало. Сам замок стоял на небольшом каменистом плато, возвышаясь над окрестностями словно хищник, охраняющий свою территорию. Пройдя вверх по неширокой дороге, мы, наконец-то, оказались под его стенами, которые подавляли своей монументальностью.

В ворота пропустили нас быстро и без вопросов, но не покидало ощущение между лопатками, что держат на прицеле. Я нервно передернул плечами.

— Ну и как тебе, Земеля, этот оплот цивилизации?

— Внушает… Только как на расстреле себя чувствую. Мы точно не в ловушку припёрлись?

— Не должны. — ответил я, сам сомневаясь в своих словах. — Агга, говорят, тетка суровая, но адекватная. Да и дочери у нее на маньячек не похожи были… Ну, если только в постели.

— О! Ты и к ним залез?! — оживился мой друг. — "Девственник" ты наш! Смотри! Мамаша Нест узнает — оторвёт орган!

— Да хоть и узнает. Я же тебе рассказывал про Брачное Ложе и "групповушку" с ними связанную.

— Да уж… Если честно, то мерзость полная. Я как-то по старинке привык — цветы, подарки, ресторан, а потом можно и…

— Ага! Будут тебе подарки, если кому из воительниц понравишься, но, зная местные вкусы, ходить тебе "в девках"… Хм… В “парнишках” долго — слишком женственен ты по их меркам! Нет в тебе нежного мужского начала!

— Блин! Всё забываю "ху из ху". В голове не укладывается!

— Запоминай. Сильно запоминай. От этого не только твоё положение в мире Сестёр, но и жизнь напрямую зависит. Ты сейчас не турист, а считай, на боевом задании. Расслабишься — размажут по стенке, несмотря на всю силушку богатырскую! — серьёзно, в сотый раз дал я ему свои наставления.

— Понял, Егор… Кажись прибыли.

Действительно. Две телеги с железом остановились неподалеку от тренировочных кругов на Главной площади. Так как все замки были построены однотипно, то разобраться где мы сейчас находимся не представляло большого труда.

Навстречу нашему обозу вышла женщина лет двадцати, с серьёзным взрослым взглядом пожившего человека — явно омолодилась Пепельными Камнями.

— Кого ты привёл, Травис? — недовольно произнесла она.

— Доброго дня тебе, Уважаемая Раулла! — поклонился Левый. — Этих двух мы встретили за Кромкой. Тот — который пониже, утверждает, что из замка Кнара и является там приближенным к Владетельной Селле-Орр.

— Вот даже как! — удивлённо подняла брови вверх воительница. — А второй?

— Не знаю. Егг-Орр, — показал он пальцем на меня, — говорит, что человек из другого мира с ним прибыл. По нашему совсем не говорит, но вчера выводок скулзов один уничтожил без оружия.

— Значит, опасен! Стойте здесь и не сводите с них глаз пока охрану не позвала!

— Уважаемая Раулла! — вступил в разговор я, чувствуя, что движется он не в ту сторону. — Как ты только что слышала — меня зовут Егг-Орр, Советник замка Кнара и Защитник его земель! Хотелось бы услышать на каком основании ты пытаешься распоряжаться нами даже не представившись! Или в Нест настолько дикие люди живут, что Устои и Правила не по буквам, а по картинкам изучают, поэтому не ведают элементарных Правил Этикета?

— Ты что, семенник?! Совсем охамел?! — разъярилась она. — Плетей давно не получал?! Я — Правая Рука Владетельной Агги-Орр-Нест и не позволю всякому низшему со мной так разговаривать!

— А я не позволю всякой деревенщине разговаривать в таком тоне с аристократом младшей ветви Кнара! — не менее жёстко ответил, показав перстень и, скинув с плеча футболку, свой герб. — Ещё одна подобная выходка с твоей стороны и Круга Чести тебе не миновать, благо он рядом и далеко ходить не придеться!

— Да как ты…

— Молчать! — гневно перебил её я. — Быстро обхватила свою жопу руками и побежала докладывать Хозяйке замка о моём прибытии!

Деваха дёрнулась как от удара, сжав ладонь на рукояти меча, но быстро взяла себя в руки и зыркнув напоследок отнюдь не любящим взглядом, быстрым, уверенным шагом пошла в сторону Птичьей башни, явно на доклад к своей госпоже.

За что я неустанно благодарю армию, так это за навык "включать командира". Правильно поставленный приказной тон одинаково хорошо действует и на новобранцев, и на нерадивых работников на "гражданке". На Правую он тоже произвел впечатление, раз она так быстро удалилась, не пытаясь прирезать на месте.

— Егорыч… Что сейчас было? — раздался Юркин голос. — Мне кажется или "хлеб-соль" отменяются?

— Посмотрим, дружище… Но чувствую, что "пободаться" придётся. Только держи себя в руках. При любых обстоятельствах держи.

— Понял. А если чего?

— Постараюсь до этого не доводить. Пока ничего страшного — непонятки и не более.

— Ну, тебе видней. Я-то всё равно нихрена не понимаю!

— Эй! Вы там! Прекратите говорить на своём языке! Молча стойте, пока Владетельная не явилась! — послышался голос справа от меня.

Вокруг нас уже образовалось кольцо из местных воительниц, оттесняющих от греха подальше мужичков из обоза.

Рыпаться я не стал и просто показал знаком Юрке, что пора тихо постоять. Долго ждать не пришлось и вскоре появилась сама Агга-Орр-Нест со своей Правой Рукой.

— И что тут происходит? — спокойным, ледяным голосом произнесла Хозяйка замка.

— Позволь представится, Уважаемая Агга-Орр! Егг-Орр! Советник Владетельной Кнара! Прошу гостеприимства и временного пристанища в стенах Нест! — миролюбиво ответил я, снова показав перстень и герб.

— Я слышала о тебе. Что ты здесь делаешь?

— Это долгая история и Главная площадь не то место, чтобы её подробно рассказывать, Владетельная.

— Согласна. Идём в мои покои!

— Я не один.

— Кто он? — невежливо ткнула Владетельная в Юрку.

— Мой друг.

— Тоже "Орр"?

— Нет, но…

— Понятно — слуга! — не стала слушать меня Агга. — Определить его отдельно от всех и накормить, пока не поступят другие распоряжения

Юрка вопросительно посмотрел в мою сторону, понимая, что разговор зашёл явно про него.

— Земеля! Тебя сейчас отведут и покормят. Всё путём. Если возьмут под охрану — не бузи. Как только освобожусь, то обязательно навещу.

— Принято, Берец! — кивнул он в ответ.

Мы с Владетельной прошли в её покои, которые мало чем отличались от покоев Селлы — тот же аскетизм в обстановке, длинный стол и грубые кресла. Функциональность во всём и ничего лишнего.

Агга прошла к столу и села, не пригласив меня последовать её примеру. Правая Рука осталась стоять у дверей, явно исполняя роль охраны. Тревожный звоночек… Либо что-то за время моего отсутствия нехорошее произошло между Владетельными Кромок, либо дело во мне.

— И с чего ты решил, что я тебе, мужик, поверю? — резко, без вступления начала Хозяйка замка.

— А почему бы и нет?! Мой герб и перстень ты видела.

— Подделать подобное не представляет большого труда. Всем известно, что Егг-Орр пропал полтора года назад при непонятных обстоятельствах.

— Почему непонятных? Когда лечил твою дочь пропал — обратно в свой мир затянуло.

— Это слова. Мне нужны доказательства.

— Если Бейлла здесь, то позови её — пусть опознает.

— Она на три дня уехала вместе с двумя Защитницами, что были с ней в Кнара. Сегодня утром уехала. Странно, что ты появился сразу после этого. Не находишь?

— Нет. Я не выбирал время прибытия — просто неудачное стечение обстоятельств.

— Может и так. — не стала она спорить со мной. — А может, ты шпион Агорры-Орр-Торрг? Не первый, кстати! Уже двоих воительниц разоблачили, прибывших к нам под разными предлогами.

Я задумался… Видимо междоусобная война начала серьёзно набирать обороты раз такое недоверие и предьявить в своё оправдание мне нечего.

— Знаешь, Владетельная! Я могу долго и красочно доказывать тебе, что действительно являюсь Егг-Орром, но чувствую бесполезность этого. Может, для собственного спокойствия, определишь меня под охрану и дождёшься свою дочь? А то сейчас начнёшь обвинениями кидаться — потом извиняться придётся!

— Да как ты смеешь, семенник! — подала гневный голос Раулла от дверей.

— Заткнись, белобрысая! Не твоего уровня беседа! — осёк я Правую.

Внезапно Агга улыбнулась.

— Я слышала много рассказов про непокорного мужчину из Кнара. Такому быстро не научить. Может быть и ты это… Хорошо! Сразу вешать не буду и дождусь дочь. Если подтвердит — начнём разговор заново, но пока посидишь под арестом.

— Разреши, Владетельная, вместе со своим другом. Он в Мире Сестёр человек новый и ни обычаев, ни языка не знает. Не хочу, чтобы с ним или с кем-то из твоих воительниц что-либо плохое по недоразумению приключилось.

— Разрешаю. Но если будет хоть малейший намёк на проблемы — вздерну, не дожидаясь Бейллы.

— Не будет. Слово даю. И ещё… Весточку бы Селле в Кнара отправить, что я нашёлся. Волнуется, наверное…

— Сама разберусь. — туманно ответила Агга-Орр-Нест. — Правая! Зови охрану и обоих мужчин в подземелье! Поить и кормить хорошо, но глаз не спускать!

Вскоре за мной пришли четыре суровых тётки и повели в тюрьму, где в камере меня уже ждал Юрка, нервно вскочивший с лавки при моём появлении.

— Ну как, Егор?! Разрешилось?!

— Нет ещё. Приедет одна моя знакомая, опознает и вот тогда всё прояснится. Пока же мы задержаны по подозрению в шпионаже и у нас есть несколько дней, чтобы дать тебе хоть какие-то основы языка.

* * *
Агга сидела и со снисходительной улыбкой смотрела как её Правая Рука, её подруга мечется из угла в угол, размазивая руками.

— "Деревенщина"! "Белобрысая"! "Обхватила жопу руками"! "Не твоего уровня"! — выкрикивала Раулла, голосом полным ненависти и обиды. — Скажи мне, Агга! Мы с тобой вместе росли и многое повидали! Тварей, битвы, мои кишки, волочащиеся по земле и даже Око Смерти! Хоть раз за эти десятилетия меня так оскорбляли? И кто?! Мужик! Семенник! Он после этого должен уже на ближайшем суку болтаться, а ты…

— А что я?

— Ты его… Ты с ним…

— Верно! — не убирая улыбки, согласилась Владетельная. — Я и "его" и с "ним"!

— Но почему?!

— Потому! Если выяснится, что он действительно Егг-Орр, то все его претензии к тебе будут справедливы. Всё-таки, ты хоть и Правая моего замка, но приставку "Орр" не имеешь, и, значит, не имеешь права так разговаривать с младшей ветвью древнего аристократического рода Кнара.

— Если выяснится! Но…

— Не хочу тебя расстраивать, Раулла, только кажется, это он и есть.

— Не поняла?…

— Нам Бейлла и её подруги много рассказывали про то, как он может всех из себя выводить и ты — живой тому пример! У него явно не характер наших слуг. Подтверждение моей дочери нужно лишь для того, чтобы полностью себя обезопасить от ошибки.

— Если это тот самый мужик — вызову его на Круг Чести по всем правилам и снесу башку!

— Неа! Не снесешь!

— Почему?

— Что ты заладила "почему и почему"?! Вместо того, чтобы другим головы сносить — сперва своей думать научись! Во первых — я не дам разрешения на смертный бой, а во вторых — он сам тебя прихлопнет как муху!

— Обидно такое слышать… Я, по твоему, ни на что не гожусь?

— А мне обидно, что вместе с девичьим телом тебе ещё и детские мозги перепали! Помнишь наёмниц Весслуху и Дерркит-Орр? Что про их поединки с Егг-Орром нам наши девчонки рассказывали? Обеих "уронил" даже не вспотев, а предводительницы наёмниц в мастерстве и силе тебе не уступали! Особенно Весслуха! С ней, вообще, никто сравниться не мог!

— Случайность! — пренебрежительно скривилась Правая. — С кем не бывает! Расслабились — вот и получили!

— Точно! А потом он "случайно" весь замок Кнара подготовил так, что они, несмотря на самые страшные атаки Серой Пелены, понесли самые малые потери! Мы тоже пользовались его советами когда готовились к отражению "синей луны" и многие от этого выжили. До этого "случайно" забил за Кромкой Столбов Ту столько Тварей Кромки, что Пепельных Камней из них хватило не только Селле-Орр-Кнара, но и нам перепало! Ты тоже благодаря им превратилась из жалкой калеки в молодую, сильную женщину! И, наконец, Серого Всадника "случайно" победил и душу моей дочери спас! Тебе этого мало или ещё "случайности" нужны?!

Агга встала, растеряв свой благодушный вид.

— Если ты такая дура, что не дорожишь своей жизнью, то оставь это дело мне! Я не хочу тебя терять!

— Но… — уже без напора в голосе, попыталась возразить Правая.

— Всё, я сказала! Если это Егг-Орр, то приказываю тебе лично принести ему извинения и вести себя с ним согласно Устоям и Правилам! Не хватало ещё, чтобы про нас действительно думали как о деревенщинах! Тебе ясен МОЙ ПРИКАЗ?!

— Да, Владетельная… — понуро склонила голову Раулла. — Но я никак не могу принять… Знаю, что Егг-Орр столько натворил, что целый том Хроник Прошлого написать можно, но… Он же МУЖЧИНА! Это всё равно, как если нас за вышивку посадить и впятером к одному семеннику водить. Не понимаю… Никак…

— Ну, у тебя и фантазии! — рассмеялась Ага. — Учти! Я с тобой к семеннику не пойду!

— Ага! Не пойдёшь! Как же! Я такое нафантазирую, что вперёд меня побежишь! — через силу улыбнулась Раулла, отходя от внезапной взбучки. — Ещё и косички заплетёшь с бубенчиками!

— Злая ты, подруга!

— А у кого научилась? Хоть в фантазиях над тобой поиздеваюсь!

— Ладно, садись за стол, злыдня! Налей себе вина для успокоения души и давай серьёзные вопросы обсудим, а не обидки.

Правая послушно села, вопросительно уставившись на Хозяйку замка.

— Меня, Раулла, волнует не то, как здесь появился Советник Кнара, а то… ЗАЧЕМ! — голосом выделила Агга последнее слово. — Слишком много непонятного творится. Со столицей всё ясно — Агорра готовит вторжение на наши земли и засылает шпионок, пытаясь понять в каком мы состоянии после "синей луны". Я к ней, сама знаешь, тоже разведчиц посылаю — это нормально. А вот Кнара… Всегда считала Владетельную Селлу женщиной честной и открытой, но теперь сомневаюсь в ней. Вначале она не передала, как было обещано, вместе с возвращающейся домой Бейллой Пепельные Камни так необходимые сейчас. На мои вопросы про них в посланиях вначале отвечала туманно, постоянно выдумывая плохие отговорки, а теперь и полностью игнорирует. Конечно, я ей благодарна и за те, что были безвозмездно переданы перед "синей луной", но теперь такое поведение сильно настораживает. Не хочет ли она сама стать единоличной Повелительницей, усиливая свою мощь и ослабляя конкурентов? Меня в первую очередь…

— А ты, что? Тоже намереваешься столицу в Нест перевести? — удивлённо спросила Правая.

— Нет! Но верит ли в это Селла? И тут вдруг внезапно появляется её доверенное лицо. Не странно ли? И скажу тебе откровенно… Не знаю, кто будет опаснее для нас — шпион из столицы или настоящий Егг-Орр.

— Значит, почтовую птицу ты в Кнара отправлять не будешь, как я понимаю?

— Не буду. Незачем, пока сама не разберусь во всём. И прошу тебя — будь с ним аккуратна…

На этом Агга-Орр-Нест и Правая рука закончили разговор, разойдясь в разные стороны замка, одолеваемые невесёлыми, тревожными мыслями.

* * *
В тюрьме сиделось уютно и спокойно по сравнению с голой землей Кромки. Не надо было выживать, напрягаться от любого шороха, ожидая местных тварей и дрожть от холода не самыми тёплыми ночами, а если добавить сюда отменную кормёжку, то можно сказать, что условия просто санаторные.

Плюнув на невесёлые мысли, я с Юрцом занялся преодолением языкового барьера, заставляя выучивать своего товарища по десятку-другому слов в день. Получалось у него достаточно неплохо и уже к середине нашего заточения Юрка мог понять и сам воспроизвести несколько примитивных фраз типа: "Меня зовут Юрий.", "Я хочу есть".

— Слушай! — во время очередного урока спросил он меня. — А отчего ты из Егора в Егг-Орра "перекрасился"?

— О! Послушай долгую и печальную историю, мой несмышлёный ученик! — подмигнул ему я. — Это ты сюда почти на всё готовенькое попал, а мне было намного хуже. Местный абориген Огса, когда меня нашёл, то попытался в разговор вступить, также как и я с ним. Сам понимаешь, что из этого вышло. Тогда пришлось начинать с простейшего — с имени. Видел как наши туристы, ни бельмесы не понимающие в английском, объясняются в "забугорных" магазинах?

— По-разному пытаются, но чаще всего орут на русском, будто это им поможет и смешно кривляются!

— Вооот! Молодец! Держи за это кусок лепёшки! Я от них ничем не отличался! Тыкал себя в грудь и по буквам громко говорил Еее-Г-Оо-Р.

— Теперь понял! — заржал Юрец. — Тебя в привычную схему загнали, обозвав Егг-Орром! Ты прямо "Человек-Юкатан"

— А в глаз за "юкатана"?

— Чего?! Не знаешь? Известный, кстати, факт, мой необразованный учитель! Испанцы-первооткрыватели, когда в Америке высадились, то первым делом спросили у местных, как эта земля называется. "Юкатан" — ответили те, подразумевая простую фразу: "Не понимаю". Бравые конкистадоры, не долго думая, это место так и назвали. Вот с тех пор на картах и появилось название "полуостров Юкатан"! С тобой похоже получилось! Сразу и "лыцарем" стал, и к аристократии примазался только от того, что по слогам хорошо в школе говорить научился!

— Что?! Так и было?! Круто! Чесслово, не знал!

— Ага! "Зуб даю"! Правда не свой… — задумчиво протянул Юрец. — Может историки и наврали!

— Вот так всегда — опять "в кусты"! Зуб давай, летописец хренов!

Небольшой исторический экскурс поднял нам обоим настроение и мы дальше принялись за изучение языка.

Третий день отсидки сменился четвёртым, потом пятым и лишь на шестой день, когда нервы уже звенели как натянутые струны, дверь отворилась и появилась хмурая Правая Рука Нест в сопровождении нехилого конвоя из хорошо вооружённых воительниц.

— Встать! За мной! — процедила она "через губу" и не дожидаясь ответа вышла из нашей камеры.

— Ну что, Юрка… Кажется наш "отпуск" закончился. Готовься. Скоро будет не до отдыха.

— Если чё — прорываемся с боем к воротам! — в тон мне ответил он.

— Нет. Смысла нет. Будем выкручиваться до последнего, пока петлю не накинули на шею.

— А тогда что?

— А вот тогда и прорываемся — терять будет нечего!

2. Знакомство с Нест

В этот раз нас привели не в покои Владетельной, а в Малый зал, который по своим габаритам был чуть меньше чем Большой в Кнара. Несколько длинных столов для совещаний и отсутствие всяких декоративных украшений сразу настраивали на деловой лад. За одним из столов расположились сама Хозяйка Нест, её Правая Рука и парочка воительниц, которых я помню ещё по "синей луне". Рядом с Аггой сидела её дочь Бейлла.

Как же она изменилась за прошедшее время… Худое, резко очерченное лицо, равнодушный взгляд без признаков эмоций. От той шебутной веселушки, которую я знал раньше, не осталось и следа. Хорошо, видно, потрепала её жизнь. Несмотря на все эти разительные перемены, всё равно было тепло на душе от встречи с одной из "близняшек".

— Это он? — не поздоровавшись с нами, спросила Владетельная у дочери.

— Да! Это — точно Егг-Орр!

— Кто второй?

— Этого я не видела.

— Хорошо.

Агга-Орр обратилась к конвою:

— Можете быть свободны!

Охрана молча исполнила приказ, оставив нас без присмотра.

— Здравствуй, Бейлла! — тепло улыбнулся я. — Рад, что выкарабкалась! Хоть одно знакомое лицо!

— Здравствуй. — ответила она, не пытаясь даже сделать намек на ответную улыбку.

— Что-то не то? Кажется мы с тобой не ссорились.

— Нет. Всё хорошо.

Эти односложные, равнодушные ответы озадачили меня и я с недоумением посмотрел на Хозяйку Нест.

— А ты что думал? Кинется к тебе, раскинув объятия? — грустно усмехнулась та. — Раньше бы так и поступила, а сейчас… Со всеми такая. Непривычно смотреть на дочь… Одну дочь и в таком состоянии, но надеюсь, что горе утраты когда-нибудь отступит. Мне и самой нелегко.

Я согласно кивнул и привычно расфокусировав взгляд, внимательно осмотрел Бейллу. Здоровье насыщенное, зелёное… Никаких всполохов боли… Вроде всё нормально, но ненормально — это точно!

Стал исследовать её ауру более внимательно, стараясь не пропускать ничего. Вот ОНО! Тонкая серая нитка шла от головы и исчезала где-то на полпути к потолку. Очень напоминает ту связь, что была у неё с Серым Всадником! Только, тогда явная — толщиной с руку, а теперь малозаметный волосок. Неужели не убрал всё? Но почему?! Серого же я "завалил"! До сих пор помню его эмоции транслировавшиеся в мою голову — погибал, гаденыш, без вариантов! Может что-то ещё? Что? Если только не… СЕСТРА! Освободив душу Бейллы, я ведь так и не смог дотянутся до тех, кто были захвачены раньше, в первые девять дней "синей луны"! Где они сейчас? Может и тянет душа "близняшки" Суррги жизнь из своей сестрёнки?

— Владетельная Агга! Есть разговор! — перестав диагностировать Бейллу, серьёзно сказал я. — Твоя дочь ещё в плену! Обе дочери!

— Что?!!!! Ты… — побледнев вскочила Агга.

— Погоди! — перебил её я. — Сначала выслушай! Тебе говорили, что я руками лечить могу?

— Да. К чему ты это?

— Чтобы лечить — нужно видеть, что лечишь! Это у тебя не вызывает непонимания?

— Продолжай… — успокоившись, поддержала разговор Владетельная.

— Бейлла здорова, но есть связь с её сестрой, как я думаю, находящейся душой в плену. Ей там очень плохо и она "съедает" оставшуюся в живых вторую близняшку. Не специально, но… Я ВИЖУ этот канал связи!

— Ерунда. — голосом больше похожим на искусственный, возразила Бейлла. — Я здорова полностью и ничего подозрительного в себе не чувствую.

— А ты, Агга, тоже не чувствуешь? — я проигнорировал реплику Наследницы

— Чувствую… Словно и не моя дочь… Хорошая, умная, правильная… Только, когда они с сестрой "правильными" были? Весь замок "копытами вверх" переворачивали и их смех… Начинаю забывать, как он звучал.

— Вот то-то и оно! Спасать её надо!

— Как!

— Я могу постараться прервать эту связь. Правда, есть момент один… В прошлый раз меня из вашего мира выкинуло… Не знаю, что будет сейчас — может повториться. Хочу тебя попросить за своего друга Юрия. Он не знает ни обычаев, ни языка, поэтому позаботься о нём, если чего. Юрий, кстати, не хуже меня осведомлен о многих неизвестных тут вещах и обузой не будет! Выгодно всем!

— Хорошо! Это справедливый договор!

— Слышь, Берец! — вступил Юрка в разговор. — Моё имя называл — о чём толкуете?

— Серьёзное дело… Надо вот эту барышню лечить, но могу исчезнуть. Договорился, чтобы тебя не "рекрутировали" в козопасы.

— Блин! Может не надо?

— Некуда деваться! Не бойся — освоишься! "Подлянки" ждать от них не стоит — дело чести.

— Я не об этом, а о тебе…

— Всё равно! Я своё слово сказал!

Юрка тяжко вздохнул.

— Если так — потерплю… Только учти! Если смоешься, то — гадом буду, но найду тебя здесь, на Земле или в какой-нибудь другой хрени! Наду и в глаз! Считай, что от радости!

— Договорились, Земеля! — ободряюще подмигнул ему я. — Где наша не пропадала!

— О чём говорите? — насторожилась Правая Нест.

— Да о том, что отпускать меня не хочет и грозится морду набить!

— Правильно! Таким как ты не помешает!

— Не завидуй, Раулла!

— Я не… — тут Правая встала и громко, торжественно произнесла. — Я-

Защитница Раулла и Правая Рука замка Нест, прошу у тебя прощения, Егг-Орр Советник Кнара, за своё неподобающее поведение!

Вот оно как! Хорошо её Владетельная "пропесочила" — сама бы вряд ли догадалась! Не стоит идти на конфликт — будем мириться! Сделав самую доброжелательную улыбку на всё лицо, я ответил:

— Считаю, что инцидент исчерпан! У меня нет к тебе претензий, так как ты честно пыталась исполнять свой долг, а ошибки… Не ошибается только тот, кто ничего не делает!

Мы с явным облегчением, удовлетворённо кивнули друг другу.

— Ну, раз с этим закончили, то…? — вопросительно посмотрела в мою сторону Агга.

— А чего откладывать? Прямо сейчас и здесь начнём! Все свои и стесняться нечего! Бейлла! Ложись на стол! Если потеряешь сознание, то не хочу, чтобы об пол грохнулась.

— Я не желаю! — неожиданно упёрлась она.

— Это приказ Владетельной, Наследница Нест! — жестко пресекла все попытки к сопротивлению Агга. — Быстро делай, что сказано!

Бейлла зло посмотрела на нас обоих, но ослушаться не решилась и покорно взобралась на стол.

Она лежала, требовательно и глядя на меня, а я всё никак не решался, боясь снова потерять свою мечту и быть выброшенным из этого мира.

— Если это всё, то ничего не изменилось. — голосом уставшего человека, которому явно в тягость происходящее, произнесла Бейлла.

Её слова стали отправной точкой и отбросив все страхи, я погрузился в её ауру, раз за разом обследуя каждый сантиметр. Вот она — тонкая серая нить! Пытался разрезать её своим золотым “скальпелем” — не поддаётся, будто сделана из сверхпрочного справа. Сжимал и рвал, скручивал и сдавливал — никакого эффекта. В какой-то момент, расслабившись от усталости, просто приклеился к ней и вдруг ощутил, что уже являюсь частью её, словно находясь в тоннеле, ведущем … А куда? Мысленно заскользил вверх, раздвигая серую муть и наконец, оказался в Пустоте вне времени и пространства. Тысячи огоньков мелькали в ней разной степени яркости и бились о барьер, который не давал им выбраться из плена. Огромный мешок вселенских размеров, где погибали души — именно так и представилось мне всё это! Было видно, что огоньки душ теряли энергию, становясь всё более и более блёклыми. Граница тюрьмы высасывала их, наливаясь с каждой секундой более плотным, мутным светом.

Не раздумывая, я бросился на неё в надежде прорвать. Удар был страшным и болезненным, словно о кирпичную стену. Повторил попытку — только усталость и ощущение потерянной силы, а толка никакого! Я не останавливался, но с каждым разом становилось всё понятнее, что бой не равный. Уже отчаявшись, потеряв в злом азарте всякую способность мыслить, готовился к очередному удару, как вдруг ко мне подлетел один огонёк и прикоснулся, даря умиротворение и радость. Суррга! "Близняшка"! Из тысячи других душ, я узнал её сразу и открылся эмоционально, желая обнять и защитить. Внезапно она влетела в меня, даря силы и понимание дальнейших действий. Спасибо, милая! Ты всегда была умничкой! Если нельзя пробить стену, то можно воспользоваться для побега той лазейкой по которой прибыл сюда сам! Прекратив все попытки сражаться с тюрьмой, я раскрылся, призывая все огоньки к себе. Они с готовностью откликнулись. Вначале было хорошо, силы прибывали и появилось ощущение всемогущества, вызванного энергией пленённых душ, а вот потом… Чем больше душ оказывались во мне — тем всё труднее становилось контролировать их. В какой-то момент я понял, что моё вместилище полное и дальше опасно призывать беглецов, но остановиться уже не мог. Если оставлю здесь хоть одну из них, то никогда не прощу себе этого, вспоминая до самой смерти. Я терпел… Уже были перекрыты все нормы, уже мозг разрывало на части, но пока последняя из них не оказалось в моей ауре — не остановился. Держись, Егор! Так надо! Тысячи душ оказались во мне, делясь всей своей жизнью, воспоминаниями, тайнами и эмоциями, растворяя мою сущность, сминая и коверкая личность… ВСЁ! ПОСЛЕДНЯЯ!

Я заскользил обратно в своё тело, пытаясь удержать их в себе и не разорваться на части. Как скоростной лифт спустился по серой нити в родную тушку, стоящую в Малом зале Кнара. Боль скрутила, разбивая каждый миллиметр моей плоти на миллионы осколков. Надо срочно избавляться от этого опасного груза — внутри ядерный заряд! Боясь, чтобы души не попёрли наружу прямо здесь, я закричал:

— На выход тащите!!! Срочно!!! За стены замка!!! Сам не могу!!!

Чьи-то сильные руки подхватили меня с пола и понесли в неизвестном направлении.

Ступени… Мостовая… Ноги… Рассудок, изредка приходя в сознание, фиксировал кадры моего перемещения.

Трава… Камни… Много камней…

— Всё! Больше не могу! Уйдите! Бегом отсюда! — уже не прокричал, а прохрипел я.

Лежать неудобно… Опустили… Чёртовы камни!

Уже из последних сил, растопырив руки открыл границы своей ауры, давая возможность выйти тем, кто оккупировал моё тело. Очень хотелось потерять сознание, но спасительное забытьё так и не пришло. Души ринулись на волю! Словно тысячи петард рванулись в небо! Столб становился всё выше и выше и вдруг, в одну секунду взорвался, впитываясь огнями в траву и камни. Блаженное опустошение накрыло меня и свет померк… Уже ничего не видя, понял, что одна искорка души ещё не покинула, не исчезла. Нежно прикоснувшись ко мне, она дала чувство тепла и благодарности, а потом растаяла где-то рядом, погружая в тихий, светлый сон …

— Всё закончилось? Давай, Земеля! Держись!

Так не хотелось открывать глаза, но бешенная тряска моего измученного тела не давала возможности поступить по другому.

— Егорыч!!! Ты сможешь!!!

Какой неприятный громкий голос, бьющий по ушам!

С трудом разлепив веки, посмотрел на разрушителя своих грёз.

— Юрец… Тебе не мойщиком, а будильником работать надо было идти — точно никто бы не проспал!

— Ага!!! Я знал!!! Чтобы Берца "грохнуть" одних потных носков мало!!!

До боли знакомые ноги отбивали около моей головы чечётку, оглушая окрестности нечленораздельными воплями вперемежку с отборным русским матом.

— Живой…

Кажется это голос Хозяйки Кнара.

— И цветок… Рядом с ним… Не помню у нас такого…

С трудом повернув голову и посмотрев вбок, я увидел оранжевый, на глазах раскрывающийся бутон цветка, напоминающего своими очертаниями розу. Тепло… Такое знакомое тепло исходило от него.

— Этот цветок называется "Душа Суррги"… — еле вращающимся языком, с улыбкой ответил я. — Твоя дочь теперь с нами, Владетельная… У меня получилось.

Теплая, мягкая постель, покой и вкусная еда. Что ещё надо для восстановления сил? Только хорошая компания.

Провалявшись несколько дней, я уже изнывал от скуки, когда ко мне пришел Юрка.

— Ну что, герой! — громко возвестил он о своём появлении, едва шагнув в дверь. — Это было круто! Такое "шоу" устроил — до сих пор весь Нест "на ушах стоит"! Готовы Памятник тебе нерукотворный воздвигнуть! Как сам?

— "Сам" сильно скучает и практически здоров! — бодро ответил я. — Что нового?

— Да хрен его знает! Хотя — новое есть! Не поверишь — я теперь “по-ихнему балакаю" не хуже аборигенов!

— О, как! Так быстро язык освоил?

— Быстрее некуда! "Экспресс метод Берца"! Когда тебя за замком скрутило и огромный столб света рванул, я отбежать далеко не успел и он меня цепанул. Краешком задел, но этого хватило. Не понимаю, как ты всё это в себе держал, если даже меня корежило так, что чуть с ума не сошёл. Искры из столба разлетались в стороны, тараня всё вокруг и меня, в том числе. Каждая из них была наполнена инфой, которая оседала в голове. Я слегка "поплыл”, но ненадолго — только чуток проблевался и всё. Потом, когда светопреставление закончилось, то сразу подскочил к тебе. Затем Хозяйка Нест со своими девками подбежала. Начала про какой-то цветок спрашивать, а я стою, слушаю ваш разговор охреневши отмечая, что понимаю всё! Как так?

— Точно не скажу, но есть у меня одна теория. — немного поразмыслив, заключил я. — Огоньки те непростые — души людей, погибших во время "синей луны". Я их освободил из плена, а они, напоровшись на тебя, захотели поселиться в твоём теле, давая ему информацию о своей прошлой жизни. Видимо, твоя душонка вытолкнула их из своего обиталища, но некоторые знания остались с тобой.

— Так это…

— Да. Только всё ещё сложнее, чем кажется. Вот тебе и ответ, дружище, есть ли жизнь после смерти! Что ещё, кроме языка, занесло?

— Не знаю… Только стали странные сны сниться — будто из чужой жизни картинки. Если всё как ты говоришь — тогда понятно почему.

— В замке чего творится? — перевел я разговор на более приземленную тему.

— В замке всё хорошо, Советник Кнара! — ответила Владетельная, незаметно появившаяся в дверном проеме.

— Уважаемая Агга-Орр-Нест!

Я попытался встать с кровати, чтобы поприветствовать её.

— Не утруждайся, Егг-Орр! — беспечно махнула та рукой. — Как твое состояние?

— Готов к труду и подвигам!

— Это прекрасно, но лучше обойтись без них — и так чуть без замка и целых ребер меня не оставил!

— Не понял, Владетельная? Точнее, с замком всё понятно, а рёбра тут причём?

— Тебе твой слуга Юрий про это не рассказал?

— Нет. Только не слуга, а друг! — внёс я корректировку.

— Очень на то похоже! — не стала она спорить со мной, впервые улыбнувшись слегка ехидной улыбочкой. — С такими друзьями и Ока Смерти не надо!

— Да чего уж… — потупился Юрап. — Я же извинился. Ну, понервничал немного.

— "Понервничал"?! Скажи своему товарищу, Висельник, чтобы нервы лечил! — совсем развеселилась Агга. — А то всех Владетельных покалечит вместе с их окружением! Кто тогда за замками смотреть будет?

— Так… Мне кажется или что-то интересное пропустил? — озадаченно посмотрел я на обоих.

— Забавное зрелище! Такого в Мире Сестёр ещё не было! — согласно кивнула Агга головой, вольготно расположившись на стуле рядом, по-простому закинув ноги на мою кровать. — Ладно… Начну сначала. Там — в Малом зале, ты сначала просто стоял около Бейллы и всё казалось обыденным, хотя признаюсь, что волновалась я сильно. Сам видел в каком состоянии она была и мне, как матери, было больно наблюдать за ней все эти месяцы. Потом неожиданно ты стал полупрозрачным и весь окутался серой дымкой. Бейлла стала биться в конвульсиях и страшно кричать. Видел бы ты сам вас двоих со стороны — тоже бы испугался. Не выдержав, я и мои люди рванулись к тебе в надежде прекратить мучения Бейллы, но нас отшвыривало в стороны, как только попытались прикоснуться к одному из вас. Извини, Его-Орр, но на тот момент я нашла только одно решение прекратить эту пытку — убить тебя, поэтому отдала приказ своим людям атаковать. Успели мы немногое. Твой слуг… друг Юрий внезапно подбежал к одному из столов, легко подхватил его, а столик на десять персон, сам знаешь, сколько весит! И его столешницей с разбегу припечатал нас четверых к стенке. Вот тут-то рёбра и получили своё! Честное слово, но я сама слышала их треск! Стоим мы, припертые к стенке столом, наблюдаем как ты над моей девочкой измываешься, а сделать ничего не можем. Долго стояли. Всё надеялись, что этот дикий мужик устанет держать такую тяжесть и мы освободимся, но не тут то было — даже не шелохнулся, сволочь! Потом резко вокруг тебя и Бейлы серая дымка исчезла, ты снова стал нормальным, а моя дочь затихла. Я не знаю, что ты там ему прокричал на своём языке, но Юрий резко отшвырнул стол, подбежал к упавшему тебе и взвалил на плечо, показывая нам жестами, что нужно на улицу. На вопросы и выяснения отношений времени не было, поэтому мы побежали вслед за ним, понимая, что происходит что-то серьёзное. Скажу тебе прямо, Егг-Орр! Я не знаю из какого мира ты его к нам приволок, но силища у него сказочная! Мы едва поспевали за Юрием, тащившим тебя на плече! Выбежав за стены замка, он опустил тебя на землю, послушал, что ты там промямлил на своем языке и понесся прочь, показывая нам, чтобы мы поступили также. А дальше… Я всё видела! Ты действительно освободил всех из плена Серых Тварей! Какое прекрасное, страшное и грустное зрелище наблюдали мы! Столько душ… Не ведаю, когда окончится мой путь, но знаю точно — подобного больше в своей жизни не увижу точно! А "Цветок Суррга"… За него я в неоплатном долгу перед тобой!

Агга-Орр-Нест встала со стула, наклонилась надо мной и поцеловала в щёку.

— Спасибо тебе…

Было немного неловко и приятно от этого знака благодарности. Сейчас Агга уже не казалась "железной леди", а была просто уставшей женщиной у которой, благодаря мне, закончилась в жизни "чёрная полоса".

— Да ладно тебе, Владетельная! — смущённо пробубнил я. — Расскажи лучше про Бейллу!

— Про неё тебе пусть твой Юрий расскажет! — слегка поджав губы, недовольно ответила Агга. — Она теперь с ним больше времени чем со мной проводит!

— Мамаша ревнует! — пояснил мне друг по-русски.

— Гадость про меня сказал?! — вскинулась Хозяйка замка.

— Нет! Что-ты! — сделав честное лицо, замахал руками Земеля. — Просто иногда в языках путаюсь! А так — попить предложил товарищу!

— Врёшь!

— Попить-попить! — подтвердил я Юркину "дезу", не желая подставлять перед Аггой.

— Оба врёте! — точно определив положение дел, вынесла она свой вердикт. — Приказываю обоим! Пока являетесь Гостями Нест, то запрещаю говорить не на языке Мира Сестёр!

— Ох, ты ж!

Юрец, естественно, ничего не понял, но мне хватило всего одного слова! Нас обоих признали ГОСТЯМИ! Значит, статус не только мой, но и его был приравнен к статусу воительниц! Да уж! Видимо хорошо он их впечатлил, пока я тут валялся, приходя в себя! Жизнь в очередной раз налаживается и больше не стоит переживать о Юрке сильно — выбивается потихонечку из низших рядов в нечто более значимое! Начало положено!

Мои размышления прервала Владетельная:

— Ладно! Мне пора! Приходи в себя, Советник Кнара! — официально попрощалась она со мной и покинула помещение.

— Ну что, Земеля? — с подозрением посмотрел я на друга. — Что там у тебя с Бейллой? А ну, "колись" давай!

— Да ничего. — грустно вздохнул он. — Точнее, у неё ко мне ничего… Я как её увидел, то сразу втюрился! Какая девушка! Скольких баб ни встречал, а такой красавицы ни разу не видел!

— Что! Даже красивее твоей бывшей Оленьки?

— Ты не сравнивай!

— Хорошо! Не буду! А вот ты — сравнивай! Постоянно сравнивай! Бейлла не глупее её будет и характером тоже ещё та "штучка", являясь не простой смазливой девочкой, а Наследницей Нест с соответствующим воспитанием! Так что, трижды подумай прежде чем совершить что-нибудь "гусарское"! Достаточно одной ошибки, чтобы тебя засунули в петлю согласно всем Законам и Устоям этого мира! Ты мне друг и уже дважды спасал мою жизнь, но даже я помочь тебе не могу при таком раскладе!

— Не кипятись! — обиделся Юрка. — Не маленький — понимаю! Поверь, что веду себя прилично. Только разговариваем, смеемся и это… В общем, приемчики из моего арсенала просит показывать. Говорит, что даже ты их обучал!

— Вот и продолжай в том же духе! — одобрительно кивнул головой я. — Придёт время — само все решится!

— Только на это и надеюсь… Ты не переживай — глупостей не будет. Недавно ты спрашивал, что осталось ещё от побывавших во мне душах. Так вот! Многого, конечно, я не знаю, но теперь словно прозрел и чувствую этот мир, будто бы сам в нём родился. Эмоции погибших слуг и воительниц помогают разобраться в этих непростых отношениях между мужчинами и женщинами.

— А ведь повезло тебе, брат! Хороший "роялище из кустов" ты вытащил! — улыбнулся я.

— Знаешь, Егорыч… — глядя в мне в глаза, серьёзно ответил он. — Главный мой "роялище" — это ты! Не встреть тогда тебя на мойке…

— Ага! Не засри мне птицы лобовое стекло…

— Не набухайся мы тогда…

— Не закрой ты меня от гранаты…

— Стоп! Стоп! Хватит! — весело засмеялся Юрка. — Уговорил! Мы оба — "Д'Артаньяны"!

— Точно! — с удовольствием поддержал я его смех. — Каналья! Берегитесь, гвардейцы кардинала!

Сейчас мы впервые ощутили себя не только хорошими приятелями и боевыми товарищами, но и настоящими ДРУЗЬЯМИ..

* * *
Агга-Орр-Нест впечатывала каблуки в каждую ступеньку такой родной Главной башни. Здесь она была зачата, по этой лестнице дурной девчёнкой бегала от наказаний матери и бабушки. Каждый шаг, каждый удар о камень, как воспоминание, когда она просто их любила. Теперь всё по другому…. Не слышно девичьего топопа, а лишь тяжёлая поступь Владетельной, старающейся сохранить замок Нест для своих дочек… Теперь дочери и будущей Наследницы. Казалось, что эти серые глыбы камня помнят то время, когда всё было просто и до сих пор в стенах замка эхом звучат голоса её подруг по детству. Из них осталась только Раулла — все остальные отправились в Последний Поход. Кто знал тогда, тридцать лет назад, какая судьба уготовлена каждой из них… Толстопопая чудачка Ниура погибла в первую же "кровавую луну", одна продержавшись против Серых Тварей до прихода подмоги. Зайжа уснула и не проснулась в своей кровати. Терая предала, переметнувшись в стан их противников, но тоже долго не протянула — Агорра-Орр-Торрг умело использует предательниц, но не оставляет их рядом с собой. Теперь только она и Раулла жили, даря этим камням свои воспоминания.

Сейчас опять настало время, как в детстве, когда можно было верить только в Чудо. Егг-Орр и этот несуразный, большой Юрий поколебали её уверенность в правильности выбранного пути, завещанного прародительницами. Слишком много вопросов на которые она, жесткая и непоколебимая Владетельница Нест не могла ответить.

Задумавшись о прошлом и будущем, Агга случайно наткнулась на слугу, стоящего в глубоком поклоне возле её покоев

— Правую ко мне! Быстро! Наследницу тоже! — требовательно произнесла Хозяйка замка, глядя в упор в испуганное лицо мужчины. — И вина!

Приказание было исполнено с отменой поспешностью. Не успела Агга усесться за стол, как вино и запыхавшаяся Раулла появились почти одновременно.

— Караулила?

— Нет, Госпожа! Точнее — да, Госпожа! — утирая пот после бега, сказала Правая.

— Так да или нет?

— Как твоя Правая скажу, что нет, а вот как подруга…

— Как же надоело всё! Нормально говорить не можешь?

— Если нормально, то только как подруга! Тебя такой разговор устроит?

Извини… Совсем запуталась. Правая-подруга, подруга-Правая… Сама не понимаю уже ничего!

— Я и вижу! Давай так! Отвечу на все твои вопросы и так и эдак, а дальше решай сама! Говорю, как Правая — на виселицу обоих семенников! Они опасны! Лично мне они не нравятся. Согласна, что пользы от них много, но, боюсь, вред в будущем перевесит всё хорошее. Кнара стоял и стоять будет, несмотря на мужичков из другого мира. Мы сильны! Верой и сталью сильны! Эти двое, словно червяки подтачивают нашу веру, делая упор на сталь! "Герой-семенник” страшнее любой Серой Твари! За ними потянутся остальные слуги, а это вызовет неповиновение!

— А как подруга чего скажешь? — тихо сказала Агга, отхлебнув вина.

— Как подруга… Говорю, как подруга — не горячись и подумай! Если бы кто-нибудь вернул мою погибшую дочь, то я бы сама голодала, но с золотых тарелок кормила этого человека! Я завидую тебе, что эти двое смогли воскресить твою Бейллу и дали душе Суррги вторую жизнь, пусть и в облике цветка! Убить готова! Вот как завидую!

— Прости, что напомнила о Сиенне… Она… Я тоже часто её вспоминаю…

— Я знаю… Так какой совет ты хочешь услышать?

Разговор прервала вбежавшая лёгкой поступью Бейлла, совсем не похожая выражением лица на "каменною деву", которой недавно пугали детей.

— Всем здрасти! Чего звала, мам?

— Как ты? — спросила Агга, пристально глядя на свою дочь.

— Как всегда. Живу.

— Не это… Что ты чувствуешь?

— Больно и неуютно… Без Суррги словно калека на одной ноге… Но мы ведь знали с тобой, что двоим нам не суждено… Думала… Надеялась, что уйду первой….

— То есть — не всё хорошо?

— Нет. Нас было двое, а теперь я одна.

— Прости… Глупость сморозила.

— Не извиняйся, мам… Хроники Будущего всё решили за нас…

— О чём это вы? — недоумённо спросила Правая. — Я чего-то не знаю?

— Расскажем? — посмотрела на дочь Агга

— Расскажем. Тётя Раулла, я считаю, должна знать.

— Хорошо… Раулла! Это тайна нашей семьи и должна оставаться такой и впредь! Поклянись светом Сестёр, что услышанное никогда не выйдет за пределы этой комнаты!

— Я никогда не выносила ничего из твоей комнаты, против твоего желания. Если хочешь — поклянусь, но и так можешь быть спокойна!

— Хорошо… Просто разговор действительно серьёзный и может сильно навредить мне и моей дочери, если дойдёт до определённых ушей. Хроники Будущего… Всё началось с них. Однажды, лет триста назад, после того как было повержено прошлое Око Смерти, в Нест приехала Хранительница — Настоятельница замка Шлёсс имя которой уже никто и не помнит. С ней вместе явился мужчина, назвавшимся Посланником Ту. Моя прародительница, Зегга-Орр-Нест, приняла обоих и узнала то, что во многом перевернуло жизнь не одного поколения в нашей семье. С ними была рукопись, написанная этим самым Посланником, в которой говорилось, что за пару десятков лет до следующего Ока Смерти в Нест родятся две Наследницы-близняшки. Обе будут сильны и умны, но очередную "синюю луну" переживёт только одна. Кто из двоих — неизвестно. Незадолго до беды придёт человек, рождённый не под светом Сестёр, но умеющий различать души Наследниц-близняшек и, благодаря ему, оставшаяся жить понесёт ребёнка, которому суждено стать единоличным Повелителем всез земель, подняв Мир Сестёр до удивительных высот! Заметь, Раулла! Не Повелительница, а Повелитель!

— То есть… Это?

— Да! Предсказания Хроник Будущего уже сбываются и скоро должен родиться у моей дочери сын, который будет править всем миром!

— Да уж… — промокнув мокрый от напряжения лоб рукавом куртки, ошарашенно сказала Правая. — Но это страшные знания! Мало того, что Нест усилится так, как никому и не снилось, да ещё и мужчина у власти!

— Страшно?

— Честно скажу — очень! Если кто узнает, то от убийц в замке будет не протолкнуться или сравняют его с землей сообща! Объединятся все — и союзники и враги!

— Поэтому я и попросила у тебя клятвы.

— Теперь понимаю. Клянусь быть с вами, Агга-Орр-Нест и Наследница Бейлла-Орр, до конца! Пусть моя верность и молчание служат тому порукой! Да примут эту клятву Близнецы и покарают самой страшной смертью, если её нарушу! — торжественно произнесла бледная Раулла, положив руку на сердце.

— Верю тебе и принимаю клятву!

— Я тоже! — вслед за матерью повторила Бейлла.

— А этот человек из других земель — Егг-Орр?

— Да, тетя Раулла… — кивнула головой Наследница. — Пока всё сходится. Правда с ним пришёл и второй иномирец, но вряд ли он — Юрий появился уже после "синей луны" и не подходит под описание.

— Скорее всего… — неуверенно произнесла Агга. — Только всё равно не стоит сбрасывать его со счетов — предсказания сильно запутаны и могут трактоваться двусмысленно даже в простых вещах. У тебя, кстати, что с ним? Мне докладывают, что ты с этим Юрием проводишь слишком много времени.

— Да, мама. Так и есть.

— Почему? Между вами связь?

— О, нет! Всё гораздо проще! Он меня не жалеет!

— Не поняла.

— А тут и понимать нечего. Я потеряла часть себя, лишившись Суррги. Все помнят нас вместе, а сейчас каждая норовит проявить своё участие, пожалеть и от этого становится ещё больнее. Юрий же нас вместе не видел и воспринимает меня просто как Бейллу, а не как изуродованную, одинокую "близняшку”, потерявшуюся сестру. Вот и всё! С ним я могу не вспоминать о прошлом, обретая себя как… себя. К тому же, он весёлый и много знает, а уж как разбирается в воинском деле… Скажу честно! Я видела Егг-Орра в бою. Яростный, жестокий, умелый, хладнокровный. Никто из наших воительниц не достойна даже сапоги ему чистить! А вот, если они с Юрием в поединке сойдутся, то не знаю кто и победит! Их мир — место воителей или, как они себя называют — воинов! Чем больше я научусь у обоих — тем больше шансов выжить в будущем. Только с Юрием мне легче — с Советником Кнара нас слишком многое связывает, чтобы не вспоминать прошлое и не бередить раны.

— Что ж, дочь… Не буду тебе мешать, но помни, что он не один из нас.

— Помню. Хотя зря ты переживаешь! Нам бы такого в Нест заполучить — будет свой Советник не хуже чем у Кнара!

— Ну ты и загадала, Бейлла! — улыбнулась Правая. — Пока твой Юрий ещё никто, а уж до Советника ему…

— Как знать, подруга. — возразила Хозяйка замка. — Не знаю как ты, а я заметила за этими иноверцами одну особенность.

— Наглые чрезмерно?

— И такое тоже случается! Только они умудряются за один день прожить столько, сколько другим за всю жизнь не суждено. Совсем недавно оба в Нест, а уже их каждая собака знает!

— Может и так, но меня они раздражают.

— Ахаха! — неожиданно рассмеялась Бейла, снова становясь той, кем была до смерти сестры. — Если будет так, как думаю я, то готовься вино вёдрами пить для успокоения своей души! Не знаю каков Юрий, а Егг-Орр точно хуже гвоздя в сапоге! Я-то к нему в Кнара привыкла, но вам обоим ещё предстоят "весёлые" дни!

— Не пугай, дочь! Я от прошлых их выкрутасов пока не отошла! Рука к мечу так и тянется!

— А я и не пугаю! Поверьте! Такого ещё у нас не было и набирайтесь терпения! И знаете что? Я рада этому! Жизнь уже не кажется серой!

Внезапно в комнату Владетельной зашла воительница в запыленных одеждах.

— Доброго здравия, Госпожа. Срочное донесение от наших разведчиц из Торрга. В столице собран большой отряд из воительниц нескольких земель лояльных Агорре-Орр-Торрг. Из цель — захват замка Нест.

— Сколько? — нахмурилась Агга.

— Неизвестно точное количество, но наша разведчица утверждает, что в несколько раз больше того, что мы можем выставить в ответ…

— Срочный Совет! — не раздумывая приказала хозяйка Нест.

— Кто нам нужен? — быстро спросила Правая.

— Зовите Советника Кнара! — жестко ответила Бейлла. — Он лучше всех знает как убивать себе подобных!

* * *
Жизнь течёт неторопливо. Я, словно обожравшийся индюк, хожу по периметру стен Нест, примечая что и как здесь устроено. Одно плохо — мой важный вид не имеет никакого значения — "свадебный генерал", несмотря на всё уважение со стороны Заднего двора и относительной лояльности воительниц. Виду не подаю, но это сильно бесит. Уже в пятый или шестой раз обойдя всё хозяйство по кругу, задумался о том, чтобы найти Юрца и втихаря напиться, но тут прибежала взмыленная деваха.

— Егг-Орр! Моя Госпожа срочно требует тебя в Малый зал! Дело серьёзное и …

— Пойдем, красавица! — радостно встрепенулся я. — А лучше — побежали!

Адреналин забурлил в крови, хотя было ещё ничего не понятно. Главное, что позвали! И позвали не просто так — печёнкой чувствую!

В отличии от Кнара в зале не было много лиц из Ближнего Круга — только минимальный набор персонажей. Опять таки! Жирный "плюсик" Селле, способной сплотить вокруг себя многих людей — здесь такого не наблюдалось.

— Что случилось, Владетельная? — даже не попытавшись поздороваться, спросил я.

— На нас идут войной! — так же кратко и по существу ответила Агга.

— Силы? Сроки? Направление удара?

— Столица Торрг. Три-четыре дня. "Мять" будут нас на нашей земле.

Чёткая тётка! Есть проблема и надо её решать, отбросив в сторону Правила Этикета. Мне нравится!

— Маршрут? Проведи прямую линию по карте — сам узнаешь!

— Точно не будет отклонений?

— А зачем? Ведь так короче!

— Это радует!

— Что тебя радует, Советник Кнара?! — не выдержав выпалила она. — Там наша смерть идёт!

— Радует то, что вы все думаете одинаково! Зови моего товарища!

— Ты сам не в силах справится с этой задачей?

— Уже справился! Мне нужен человек, способный решить её малой кровью. Юрий поймет меня лучше! Позови, Владетельная!

— Хорошо. Только я и мои близкие люди должны слышать каждое ваше слово!

— Согласен и рад этому! Работы на всех хватит! Два раза объяснять — потеря времени.

Явился Юрка. Заспанный, с соломой в голове, трутень несчастный! Вместо того, чтобы осваивать новый мир — дрыхнет, турист фигов!

— Что случилось? — быстро отреагировал он, несмотря на свой затрапезный вид.

— Земеля! Вводная тебе! Движется отряд превосходящих сил противника по заданной траектории! Твои действия?

— Диверсии на всём пути! Деморализация личного состава и увеличение недееспособных до решающего сражения. В оптимале — недопуск сражения, ввиду неспособности противника вести его!

— И я того же мнения, дружище! Вот карта и путь наших "убивиц". С чего начнём?

— Почему не отмечены колодцы?

— А зачем они? — недоуменно пожала плечами Правая Нест.

— Отравить! Минимум четверть наступающих откинем в лазареты и ещё десятую часть на обслуживание больных. Скорость наступления тоже в разы уменьшится, а нам каждый день важен.

— Это бесчестно! — не унималась Раулла.

— Ага! Куда больше чести вчетвером одного пинать!

— Дальше! — не обращая внимание на тупое чистоплюйство Правой, спросил я.

— Дальше-больше! По всему маршруту ловушки и ночные засады. Пусть не отдыхают, а совестью мучаются, что к нам без спроса сунулись!

— Что ещё, Земеля? Пока вровень идем!

— Вина две телеги! Трава какая нибудь ядовитая есть?

— Хм… Не знаю… — подала голос Владетельная. — Есть быстрая отрава. Ты ведь хочешь испортить вино?

Вот молодец Агга! Сразу просекла направление мысли и совсем не рефлексирует по поводу чести! Крутая тётка! И чего там у них с Селлой случилось? Таким нужно держаться вместе!

— Быстрая не нужна! — вклинился я. — Надо, чтобы как можно больше народа напились и были никакие уже перед нашими стенами. Позови Левого Нест! Уж он знает, чем скот потчуют!

— Скот?

— Да, Владетельная! Именно так! Сама знаешь, что люди скотины ещё те бывают и лекарство от этой скотности ничем не отличается от лекарства других животных! Либо на убой, либо — в жопу клизму, пока не просруться и не поумнеют! Говорят, что дерьмо из жопы и мозг от дерьма очищает! Попробуем?

— Ахах! — резко рассмеялась Агга. — Поняла! Я тут кровь проливать собираюсь, а ты мне говно предлагаешь! Неожиданно, но весело!

— А чего неожиданного? — поддержал я её настрой. — Кровь готовы пролить многие, а вот прилюдно обо… делаться? Устроим им "геройский" туалет! Глядишь и трава зазеленеет в местах их "подвигов"!

— Зови Левого, Раулла! Не знаю почему, но у меня появилась уверенность, что битва будет "дурно пахнуть"!

Травис робко вошел, нервно теребя в руке шапчонку.

— Доброго здравия, Госпожа!

— Здоровались уже! — бодро начала Агга. — Скажи мне! Ты же опытный человек! Что может заставить дристать без остановки корову или свинью, если случился запор?

— Так всё хорошо, Владетельная! Все здоровы! Денно и нощно следим!

— Дурак! Я не спрашивала, что там у тебя происходит! А вот если случится?

— А… Тогда разве что рурень-трава! Когда неправильные травы по утренней росе скот жует — ей и отпаиваем! Иначе пучит и разрывает брюхо от непроходимости!

— Отлично! Сколько насобирать сможете?

— Когда надо? — спросил Трэвис, сразу настроившись на деловой лад.

— Чем быстрее — тем лучше! На телегу с вином должно хватить.

— Ох, ты ж! Откуда напасть такая?!

— Да стадо, Левый, в нашу сторону большое гонят, а вот лечить их нечем! — во весь рот разулыбался Юрка. — Особая порода! Без вина жрать твою рурень-траву не станут!

— Вот ведь! Привередливые какие! Верните, Хозяйка, взад! Зачем таких покупать?

Тут развеселились все посвященные, глядя на неподдельную тревогу Трэвиса.

— А вот "в зад" и хотим! — проржавшись пояснил я. — И стадо то — бесплатное! Усёк?

— Ну, если задарма, то полечим!

— Хороший у меня Левый! Правда? — с трудом сдерживаясь от очередного приступа смеха прокомментировала Агга. — И вылечит и "в зад"!

Трэвис недоуменно смотрел как мы, утирая сопли и слёзы, смеёмся над непонятными ему высказываниями Владетельной.

— Ладно, Левый! Ступай и делай, что приказано! Набери слабительного на пять… Нет! Восемь бочек вина! Расслабим скотов!

Он ушёл, а мы еще долго веселились, играя словами. Наконец все успокоились и Хозяйка замка серьёзно произнесла:

— А кто займётся этим?

Молчание…

— Давай я! — отступать мне не было смысла.

— Нет! Егорыч лучше всех замок к осаде подготовит, а вот работать "в поле" лучше у меня получится! — парировал Юрка. — Только ты мне, Госпожа, дай воительниц не из дур и быстрых, смелых слуг.

— Госпожа? — внимательно посмотрел я на друга.

— А где родился — там и пригодился! Чувствую, что дом это мой… Новый дом… Извини, брат! В Кнара я с тобой точно съезжу, но тут, вроде, "корнями обрастаю"…

— Вот ведь… Не извиняйся! Рад за тебя! А то, всё ты в этом мире гостем был! Теперь, чувствую, стал его частью.

— Стал. Не могу объяснить, но стал. Обратно перестало тянуть.

— Добро пожаловать в Мир Сестёр, Земеля! Ох и наворотами мы дел!

— Не поняла? — подозрительно посмотрела на нас Владетельная, слушая наш диалог.

— А что тут понимать?! Мой друг просится к тебе "под крыло"! Домом признал Нест!

— А я тебе говорила, мама! — сделала довольную, ехидную рожицу Бэйлла. — Раулла! Запасайся вином — будем тебя отпаивать!

Не знаю почему, но мать с дочерью довольно рассмеялись, глядя на кислое выражение лица Правой Нест.

* * *
Все разошлись и мы с Юркой тоже отправились ночевать по своим койкам.

— Егорыч… Я, конечно, парень славный, но от совета не откажусь. Как команду формировать?

— Да как хочешь! Твоё задание — ты и отвечаешь! Головой, кстати! — ответил я расслабленно, приминая подушку.

— "Добрый" ты!

— Что есть — то есть! Поэтому, дам тебе только один совет, но очень важный! Воительниц, понятное дело, наберёшь легко, только они для диверсионных действий мало годятся — слишком гордые в спину стрелять. Возьми слуг, тех кто в "синюю луну" сражался. Парни обученные и обстрелянные. Немного трусливы, но это хорошо — лишнего геройства не учинят. Тетки тебе нужны больше для их прикрытия и для быстрой транспортировки.

— Поддерживаю. Слишком эти воительницы прямолинейны и неуправляемы.

— Насчет прямолинейности — согласен! Не пришлось им против себе подобных тактику вырабатывать, а вот насчёт управляемости — могу поспорить. Жесткая, четкая иерархия в каждом отряде, причём, главная "звезда" может меняться, но это никого не волнует. Кто поставлен командиром — тот и командует. Другое дело, что тебе, "семеннику", никто подчиняться не захочет, пока не докажешь свою состоятельность- "урон чести". Поэтому, бери побольше мужчин и проси Владетельную, чтобы при всех женщинах озвучила твои полномочия. Хорошо бы в отряд взять Бейллу — она к тебе лояльна и "палки в колёса" ставить не будет. Честно скажу — с остальными вряд ли быстро сработаешься..

— А говорил, что всего один совет дашь! — довольно улыбнулся Юрка. — Целое наставление прочёл!

— Это и есть один совет, просто со множеством пунктов и подпунктов. Ты хоть примерно решил, чем в "командировке" займёшься?

— Только, как ты и сказал, примерно. На марше посмотрю чего эти "партизаны" из себя представляют и уже более конкретно определюсь. Единственное, что знаю точно — "Бить врага малой кровью на чужой территории", согласно заветам Клима Ворошилова.

— Ишь! Я думал ты только машины мыть можешь, а тут такие цитаты!

— Обижаешь, Берец! Не у всех, как у тебя, три класса "церковно приходской"! В лучшие "гимназии" мои родители своё непутёвое дитя отдавали, музыкальная школа за плечами и прочая манерная хрень. А я вот больше спортом увлекался и вместо сольфеджио на самбо тайком ходил. Знаешь, какой скандал был, когда на первенстве города второе место занял и домой грамоту принёс похвастаться? Особенно маму поразило прямо сердце это второе место. Так и сказала: ”Юлий! Мальчик мой! Значит, этот хулиган, который занял первое, тебя побил? Какой кошмар! Где болит? Срочно вызываем врача!”. Хуже драма случилась, только когда вместо университета подал заявление в военное училище. Эх… — вздохнул тяжело Юрка. — Тогда казалось, будто паршивей дней в моей жизни не будет, а теперь многое готов отдать, чтобы родители снова ожили. Пусть ругают, обвиняют во всех смертных грехах, но чтобы рядом…

— Да уж… Тут я с тобой не поспорю. Хотел бы сам вернуть обратно все детские горести и не видеть то дерьмо, которое большой ложкой полжизни хлебать пришлось…

— Егорыч… Ты вот знаешь про "Тридцать шесть стратагем"? — резко сменил направление мысли мой друг.

— Не глупей тебя, барчонок! — довольно улыбнулся я. — "Стратагему хаоса" замыслил осуществить, древний китаец недоделанный?

— Очень даже доделанный! Но мыслишь верно. А если к этой философскому военному трактату применить ещё и наработки нашего времени, то хрен какая вражина сюда доберется!

Юрка в азарте вскочил с кровати и подойдя к столу, зажег свечу.

— Ты спи, Егор, а я тут немного поработаю! Мыслишки в голове вертятся и надо их в порядок привести, чтобы завтра перед Владетельной не мямлить.

— Хорошей ночи! — пробормотал я и спокойно уснул, зная, что утром план будет готов и краснеть за друга не придётся.

Проснувшись рано утром, сразу взглянул на стол за которым спал Юрка, уткнувшись носом в ворох исписанных бумаг.

— Эй, Земеля! — довольно потянулся я. — Завтрак проспишь!

Он быстро вскочил, ошалело озираясь по сторонам.

— Тьфу ты, блин! Увлёкся!

— Чего там напридумывал? Записей, смотрю, столько, что на две армейские операции хватит.

— По делу тут совсем немного — нечего мудрить. Больше себе зарисовки делал, как и с кем в полемики вступать. Чувствую, что больше не с врагом, а со своими "бодаться" придётся, объясняя простейшие истины. Вот и набросал сценарий будущих споров. Командир должен быть уверен в себе — тогда и остальные будут спокойны.

— Логично! Хотя всего не учтёшь.

— А всё и не надо! Только основное! Ну что, соня? Одевайся и айда на "хавку"! Как бы нам сегодня на Совете обед не пропустить, поэтому поесть стоит плотненько!

Юрка оказался прав — обед мы пропустили.

Сразу после завтрака мы явились в покои Владетельной, где нас уже ждала не только она, но и Наследница с Правой.

— Доброго утра, Уважаемые! — с ходу начал он. — Начну с главного — этот бой мы уже выиграли!

— А не слишком самонадеянно, мужичок? — скривилась Раулла.

— Ни в коем случае! Только, мне надо пару десятков котлов, телега вина, рурень-травы побольше, как и договаривались, а также дудок пастушковых на каждого из слуг, кто в поход отправится и тыкв больших возок.

— Дудок, тыкв? — недоумённо посмотрела на нас Владетельная.

Я скромно отмолчался, сам не понимая зачем они Юрке.

— На всех! — согласно кивнул головой он.

— И сколько же ты людей у меня попросишь?

— Два десятка мужчин, что с конями управляться умеют и в "синюю луну" под землёй не отсиживались. К ним ещё десять-пятнадцать воительниц поумнее.

— И ты несколько сотен хорошо вооружённых воительниц хочешь такими силами остановить с помощью дудочек? — ухмыльнулась Бейлла

— Не я — мы! Прошу тебя, Госпожа Агга, Бейллу главной назначить! Мне не по чину будет, а лучшей кандидатуры, чем она — не сыскать.

— Я согласна! — быстро ответила Наследница, посмотрев на мать.

— Это дурацкая затея! Стоит ли рисковать твоей дочерью? — скептически заметила Раулла.

— Посмотрим, Правая. — немного подумав, произнесла Агга-Орр-Нест. — Пока я ещё ничего не услышала, кроме странных просьб.

— Готов пояснить каждый пункт! — расслабленно ответил Юрка, уверенный в своей правоте и стал подробно рассказывать свой план.

Уже ближе к вечеру мы разошлись, обсудив все детали. Больше всего вопросов возникло не по тактике действий, а где взять столько рурень-травы, дудочек и котлов. Определив все сроки на подготовку, мы разошлись вполне довольные друг другом, хотя, подозреваю, что где-то в глубине души Владетельную, а особенно Правую, точили нехилые червяки сомнения в нашей с Юркой вменяемости. Будь у них другие варианты выйти победительницами из намечающейся войнушки — вряд ли согласились бы с нами.

* * *
Паххэра стегала коня, несясь галопом по ночной дороге, тускло освещаемой Сёстрами. Её не волновало ни то, что она могла свернуть себе шею, если животное оступится, ни тошнота, постоянно подкатываемая к горлу, ни несколько раз обгаженные штаны. Лишь одно паническое желание билось в её воспалённой голове — как можно быстрее и дальше убежать от этой проклятой Кромки и достигнув первого попавшегося замка на спокойных землях, забиться в самую дальнюю и защищённую комнату. Рядом с ней скакали ещё несколько десятков воительниц с похожими мыслями, но Паххэра их не замечала, полностью сосредоточившись на дороге.

Как же всё хорошо начиналось! Ещё до "синей луны" её, как одну из лучших выпускниц Школы Воительниц, приметила сама Повелительница, Высочайшая Агорра-Орр-Торрг, и предложила место в столице. От такого предложения отказалась бы только последняя дура, поэтому Паххэра с радостью приняла его.

Жизнь в столице была интересна во всех отношениях. Щедрая Владетельная хорошо платила и не было изматывающих дежурств на свербах, какие были сплошь и рядом на этих отсталых окраинах мира. Вино, развлечения, хороший стол и весёлая компания делали службу легкой и необрименительной, вот только самой Паххэре-Орр этого было мало. Она, одна из дочерей младшей ветви небогатого рода, хотела достичь большего и стать не просто ещё “одной из”, а добиться либо высокого положения при дворе, либо добавить к своему имени название замка.

Каждый день, несмотря на головную боль от ночных попоек, в дождь или жару Паххэра выходила на тренировочные круги, оттачивая навыки боя. Часть заработанных денег тратила на обучение у опытных Хранительниц и Защитниц, прилежно постигая не только воинскую науку, но и книжную.

Результаты дали о себе знать и в одно, как ей тогда казалось, прекрасное утро её вызвала к себе Правая Рука Торрга Дэсса-Орр.

— Ну, что? — сказала та без обиняков. — Мы за тобой давно наблюдаем и твои успехи радуют. Не многие из молодых предпочитают совершенствование радостям жизни. Хороший труд должен быть вознаграждён. Владетельная доверяет тебе и даёт настоящее серьёзное задание. Ты должна сформировать отряд из тридцати человек и под видом наёмниц произвести разведывательный поход в землях Кнара и прилегающих к нему замках.

— Спасибо за доверие, Дэсса-Орр! Выполню всё с честью!

— А вот с "честью" погоди… Твоя задача будет не только разведать настроения этих деревенщин, не только понять их сильные и слабые стороны, но и… — Правая Рука сделала небольшую паузу, впившись взглядом в её лицо. — Главная твоя задача сделать так, чтобы Владетельная Селла-Орр-Кнара перестала быть Владетельной! Ты поняла о чём я?

— Да… Но это же…

— Это — твой путь наверх, девочка!

Паххэра облизнула пересохшие от волнения губы и надолго замолчала.

С одной стороны, то, что ей предлагают — чистейшей воды преступление и попадись она, за неё никто не заступится, а с другой… Правая права! Выполни она предложенное и сразу поднимется наверх, пусть и не в элиту, но близко к ней. Решено!

— Уважаемая Дэсса-Орр! Я готова немедленно формировать отряд!

— Молодец! А чего так долго думала?

— Извини. Просто всегда привыкла вначале думать, а потом делать.

— Похвальная привычка! С ней дольше на свете проживешь! Отряд нужен через парочку недель. Особо не торопись. Вы должны быть не просто вооружённой толпой, а стать практически настоящими наёмницами. Даже имя для отряда придумать необходимо.

— Пусть будет "Попирающие смерть"! Это наёмническое быдло любит крикливые названия. — особо не раздумывая сказала Паххэра первое, что пришло ей в голову.

— Долго думаешь, а соображаешь быстро! — благосклонно улыбнулась Правая Торрга. — Кажется мы в тебе не ошиблись. И ещё… В Кнара есть один семенник — Левая Рука по имени Егг-Орр. Если и он "отправится к Сёстрам" вместе со своей Госпожой, то я буду тебе лично должна, а долги свои я всегда отдаю… Запомни это!

Подготовка к рейду прошла идеально. Нужные воительницы у Паххэры на примете были и она достаточно быстро собрала отряд.

Дальше началась череда неудач. Как только вышли из спокойных земель, то сразу напоролись на Прокол. Потери были существенные — восемь человек. Отвыкли все быть в постоянной боевой готовности, потеряв хватку в спокойной столице. Относительно скрытно погулять по Кромке Столбов Ту и дружественным им землям тоже не получилось. Почти каждый день они натыкались на подобные им отряды наёмниц, внезапно заполонивших это захолустье. От них Паххэра и узнала, что в Кнара набирают "мечи" предлагая в оплату… отвар Пепельных Камней! Эта новость повергла всех шпионок в сильное изумление. Чтобы напоить такую ораву наёмниц "четырьмя глотками", дающими удивительно долгую жизнь и крепкое здоровье, нужно целый мешок легендарных Пепельных Камней, которых за сотню лет было добыто всего несколько штук.

Отбросив все сомнения, Паххэра не скрываясь быстрым темпом двинулась в Кнара, не без оснований считая, что самое интересное будет происходить там.

Надежды прирезать Селлу-Орр-Кнара развеялись сразу, как только "Попирающие смерть" зашли за ворота замка — прибывших наемниц было как солёных грибов в бочонке и незаметно подобраться к Владетельной не было никакой возможности.

Кое-как разместившись в одном из шатров во дворе, так как гостевых комнат и просто нормального жилья на всех давно не хватало, Паххэра стала присматриваться к происходящему, собирая слухи и сплетни.

Скучать не пришлось. Уже на второй день ожидания случилось невероятное — тот самый Левый Кнара, на которого указала ей Дэсса-Орр, устроил Поединок Чести с двумя известными наёмницами и… выиграл их! Подобного за всю свою жизнь ей ни разу не приходилось видеть! Вот так и слуга! Чего там у них с Правой Торрга приключилось, что она готова убить его? Неужели и Дэссе — первой мечнице столицы, досталось от него?! Глядя, как этот Егг-Орр ловко одолел своих противниц, в такое легко можно поверить. Несмотря на низкий статус этого мужичка, Паххэра вдруг почувствовал томление внизу живота и захотелось с ним познакомится поближе.

Все её грезы насчет Брачного Ложа прервались в один миг — Селла-Орр-Кнара объявила о пришествии Ока Смерти. Сердце тревожно сжалось и захотелось, вскочив на коня, помчаться в столицу под мощные и безопасные стены замка Торрг. С трудом сдерживая себя, она осталась в Кнара для того чтобы разузнать всё получше. Таких дур осталось мало и Паххэра была приглашена на Совет. Что ж… Не так и сильна оказалась эта выскочка Селла! Всего несколько наёмных отрядов и парочка жалких Владетельных приняли её сторону! Осмотрев окружающих, она с удивлением отметила, что на Совете присутствует и этот слуга Егг-Орр. Больше в замке ей было делать нечего — до Владетельной всё равно не добраться, а информация о Серых Камнях была важна. Заломив неадекватную цену за свои услуги, отряд "Попирающих смерть" покинул, как бы с позором, замок Кнара и быстрым темпом двинулся в Торрг… В котором никому оказался не нужен! Как бы ни пыталась добраться Паххэра до Владетельной или, хотя бы, до её Правой для доклада, но её полностью игнорировали, словно и не было никакого задания. Она опять стала никчёмной фигуркой у ног власть держащих.

"Синяя луна "была страшна! Столько Серых Тварей ей не приходилось видеть за всю свою жизнь! Лишь хорошая выучка и везение помогли выжить в этом дерьме. Бравые вояки, рассказывающие о своей силе на каждом углу за кубком доброго вина, оказались в большинстве своём пустышками и гибли почём зря десятками даже там, где справилась бы обыкновенная команда "ловена" из опасных земель. Чудом удалось пережить эти десять дней. Если у них — в безопасных стенах Торрга, творилось такое, то что случилось на Кромке Столбов Ту! Ясно, что выжить там никто не смог, а значит, Пепельные Камни лежат бесхозные и ждут того, кто из заберёт первыми.

Пользуясь неразберихой первых недель после "синей луны", Паххэра собрала отряд из оставшихся в живых "Попирающих смерть", посулив им хороший "улов" и тайком двинулась обратно в Кнара.

Опять неудача! К её приходу в замке не просто пытались выжить, а праздновали завершение работ по восстановлению. Такого просто не может быть! Это грязная лужа должна была вся погибнуть, ведь даже великолепные воительницы Торрга с трудом выстояли, а чего уж говорить про этих деревенщин, на которых пришёлся самый страшный удар!

Народ пил и веселился, залечивая раны нанесенные Серой Пеленой. По слухам, Егг-Орр, обретя чудесные способности к лекарству, прямо посреди праздника отправился лечить одну из Наследниц Нест. План действий созрел быстро. Тайком проникнув в комнату Егг-Орра, Паххэра взяла его нож и собрав преданных людей, двинулась к сокровищнице Кнара, где, как и думала, стояло всего две воительницы, расслабленно выполнявших свой долг. Оба были по-тихому убиты украденным ножом, который специально оставили в одном из трупов. Три мешка золотых монет и небольшая котомка с Серыми Камнями быстро изменили своих хозяек и отряд растворился во дворе замка, будто бы ничего и не случилось. Дело сделано!

Утром Пахээра опять попросилась на службу Кнара, выдвинув нереальные условия найма, за что и была выдворена за его стены. Но шпионка не успокоилась на достигнутом. Через пару дней, когда пропажа Пепельных Камней и золота уже точно должна была обнаружится, снова явилась в замок, якобы прося помощи после отражения неудачной стычки с Серыми Тварями. Некоторое время она "поправляла здоровье", заодно рассказывая, что видела в степи Советника Егг-Орра, который вел на поводу двух коней, тяжело груженных мешками. К их счастью, сам Советник Кнара пропал и никто ничего не знал о его судьбе, так что её слова упали на благодатную почву. Несколько раз мрачная и растерянная Селла-Орр-Кнара вызывала Паххэру на разговор, желая услышать подробности.

Наконец стены этой деревни были позади. На одном из привалов, уже почти рядом с Торргом, она подкинула в общий котёл редкого, но от того не менее смертельного яда и утром её подельницы не проснулись. Слишком много денег и славы везли их кони, чтобы делить на всех.

Припрятав содержимое, Паххэра явилась в столицу и попыталась снова встретится с Владетельной, минуя Правую — посредники в таком вопросе были ни к чему.

Удача улыбнулась не сразу, но в один из прекрасных дней, она нос к носу столкнулась с Агоррой, инспектирующей восстанавление стен замка.

Даже не попытавшись договориться с охраной, Паххэра зверем кинулась на Владетельную, припечатав её к стене!

— Госпожа! У меня Пепельные Камни! — только и успела произнести, прежде чем ее опрокинули наземь.

Заветные слова подействовали как надо — ночью Паххэру доставили из подземелья прямо в покои Владетельной.

— Рассказывай! — равнодушно приказала та, явно пряча свой интерес.

Рассказывала долго и с подробностями, не пропуская ничего, а в конце обозначила место, где зарыто золото и Камни.

— Что ж… — задумчиво произнесла Агорра. — За грузом уже отправлены верные мне женщины, но я верю, что он там. Остался только один вопрос… Почему ты не оставила всё это богатство себе?

— Я не дура, Повелительница, и такие мысли в голову мне приходили.

— Так, почему же?

— Власть и деньги может получить кто угодно, а удержать только сильные! Я пока слишком слаба для этого! Поэтому, пусть достанется всё той, кто может их удержать и защитит меня, помня о моём выборе! Так что, чем ты сильнее — тем сильнее и я, вставшая по твою руку!

— Умна! — ухмыльнулась Агорра — Я люблю таких! И, девочка моя, ты этими словами сейчас спасла не только свою жизнь, но и заняла место рядом со мной! Расскажи ты про верность и прочую чушь — прирезала бы! Но у тебя есть выгода и ты её не стесняешься. Верные люди не те, кто слепо верит в свою Госпожу, распуская восторженные слюни, а те, кто многое теряет без неё! Я выгодна тебе, а ты, отныне, выгодна мне! Скоро будет рейд в земли Нест и тебе предстоит возглавить один из отрядов!

— Спасибо, Повелительница! — кинувшись на колени восторженно поблагодарила Паххэра.

— Не благодари! Это просто твой шанс! Оступишься — падать будешь больно!

— Я скину всех, но устою!

— Ахаха! Чувствую, что мы поладим! А теперь иди, командир Первой Сотни Паххэра-Орр!

С той поры началась новая жизнь. Перед ней гнули спины и открывались любые двери. Теперь она не была "одной из" — теперь одна была Приближенной!

Лишь Правая Рука, Дэсса-Орр, мрачно смотрела на неё чувствуя конкурентку, пока Паххэра не отвела её в сторону.

— Уважаемая! Я помню наш разговор про Егг-Орра.

— Ну, и? — настороженно спросила Дэсса.

— Я не смогла его убить — он исчез, как ты знаешь, сам. Помня твою просьбу, я сделала всё, чтобы он, если вдруг появится снова, не мог быть той "занозой", которой был раньше. Теперь для всего Кнара Советник изгой и вор.

После этого Паххэра в подробностях рассказала, как очернила Егг-Орра, лишив его уважения и доверия перед Владетельной Селлой, растопив лёд неприязни со стороны Правой Торрга.

И вот, наконец-то, выход против Кромки Арок Ту начался. Никто не сомневался, что заносчивая Агга-Орр-Нест потерпит быстрое и сокрушительное поражение, но поход с самого начала пошел не по плану. На третий день многих воительниц вдруг поразила странная болезнь — их тошнило и слабило, резко задерживая передвижения войск. Вместе с людьми страдали и кони. От привала до привала количество тяжело заболевших увеличивалось и, в конце концов, Дэсса-Орр приняла решение вернуть часть заболевшего войска обратно в столицу, полагая, что чем меньше будет больных в отряде — тем меньше они смогут заразить пока ещё здоровых. К сожалению, эта мера не принесла успеха и у границ Кромки уже все мучились животами, представляя из себя жалкое подобие некогда серьёзного воинства.

В сотый раз, наверное, Паххэра вышла из кустов натягивая штаны и борясь с желанием снова укрыться в них, чтобы довершить начатое. Сильно мутило и слабость от обезвоживания была неимоверной, но она, не обращая внимания на недуг, пошла в шатер к Правой. Та её встретила не в лучшем виде — вся зеленая и исхудавшая

— Чего тебе? — недовольно скривилась Дэсса.

— Мне кажется или пора всем нам повернуть назад? — без предисловий спросила Паххэра. — Мы не можем воевать в таком состоянии.

— Чушь! Нас много! Задавим Нест силой даже если только половина из нас окажется в седле! Приказы Повелительницы должны исполняться!

— Ты сможешь, Уважаемая, сама сесть на коня и выдержать хотя бы начало битвы на сбежав в кусты? Лично я — нет.

— Мне плевать на твои страдания, девчонка! — зло выкрикнула Правая Торрга. — Молчи и повинуйся! Слишком рано ты решила, что можешь иметь хоть какое-то право голоса! Хочешь позориться — позорься, обосравшаяся вернувшись домой! Я же… Ой! Опять!

Дэсса стрелой вылетела из шатра, зажимая зад ладонями. На этом разговор был закончен и Паххэра последовала примеру своей предводительницы, ища свободное место под ближайшими кустами.

Первая же ночь в землях Нест оказалась тревожной. Всё время вдалеке раздавался тоскливый, заунывный вой, мешающий спать и нагоняющий страх. Утром не досчитались нескольких дозоров, на месте которых остались лишь огромные лужи крови и мерзкие куски свежего мяса. Следующая ночь была копией предыдущей — опять вой и потери. На третью — измученные, напуганные воительницы наотрез отказались идти в дозоры. С рассветом оказалось, что пропал весь обоз с провиантом. В войске назревала паника. Ходили слухи, что на их след встали Твари Арок Ту и они не успокоятся, пока не сожрут всех. Толпа неуправляемых людей уже еле волочила ноги, появились первые дезертиры, но Дэсса-Орр упрямо гнала всех в сторону Нест. После полудня, наконец-то, улыбнулась удача — в небольшом леске обнаружилась стоянка, где, видимо, отдыхали войска Агоры. То ли их спугнули Твари Кромок, то ли увидев сколько народа идет из столицы, воительницы Нест сбежали, не приняв боя — не важно! Главное, что на стоянке осталось большое количество котлов, булькающих над кострами густым варевом, вкусно пахнущим мясом, а также целый воз вина.

В этот день больше никто никуда не двинулся. Оголодавшие женщины с удовольствием поедали оставленное, запивая еду вином и потихоньку приходя в себя. Ещё один переход, твердили они, и будет Нест! Недолго осталось!

Ночью же… Вой, так докучавший им до этого, стал приближаться, пока его звуки не стали слышны совсем рядом, гуляя в темноте между деревьями. Все напряглись и вынули мечи. Внезапно сверху появились яркие огни и воительницы с ужасом увидели множество страшных, скалящихся потусторонним светом морд неизвестных Тварей! Повсюду раздались истеричные крики:

— Спасайся кто может! Они жрут нас! Их не убить!

— Аааааа!!!!! Мы гибнем!!!!

— Второй отряд сожран!!!!

— Мама!!! Как больно!!!! Не надо!!!!!

Не выдержав, остатки деморализованного войска в панике ломанулись прочь от этого проклятого места и каждая воительница надеялась только на одно — что её не догорят эти Твари с огненными ртами.

И вот теперь она, Паххэра, скачет не щадя коня. Каждую секунду кажется, что вот-вот на её шее сомкнуться зубы, с хрустом ломая позвонки.

Она не помнила сколько так продолжалось. В какой-то миг везение закончилось и конь споткнулся, сбросив свою наездницу.

Приложившись головой о твердую землю, Паххэра потеряла сознание, придя в себя только с первыми лучами солнца. Жива! Билось в её голове! Не задрали!

С трудом поднявшись, она оглянулась по сторонам. Никого… Кругом только серые, неуютные камни и небольшие группки чахлых деревьев. Значит, ночью она не только оторвалась от основной группы бегущих, но и сбилась с пути, вновь оказавшись в сердце земель Нест. Серые твари! Вон даже замок Агги вдалеке виден, возвышаясь на большой горе! Это плохо!

Сориентировавшись по солнцу и выбрав направление, она поплелась в сторону столицы. После полудня Паххэра, совсем отупев от ночных переживаний и усталости, услышала стон. Выхватив меч, она со страхом замерла, ожидая нападения, но ничего не происходило. Снова стон, где-то неподалеку за огромным валуном. Взяв себя в руки, воительница осторожно приблизилась к камню и заглянула за него.

Страхи оказались напрасными. Там лежала одна из своих и стонала явно раненая. Рядом с ней пасся конь, щипля траву! Вот так удача!

Подойдя к раненой Паххэра с удивлением узнала её. Это же сама Дэсса-Орр, Правая Торрга! Состояние их предводительницы было плачевным. Нога перебита в нескольких местах и обломок белой кости торчал чуть выше голенища сапога, пропоров штаны.

Дэсса отреагировала на шум, подняв мутные от боли глаза.

— Паххэра?…Ты?…

— Я.

— Где все?

— Не знаю.

— Помоги! Нужно срочно в столицу!

— Конечно, Правая!

Паххэра подошла к Дэссе, приподняла её и ткнула ножом в бок ничего не подозревающей женщины.

— Ох… Предательница…

— Да! Именно так, идиотка! Мне в столицу надо не меньше твоего, а ты уже своё отжила!

С этими словами Паххэра отпихнула безвольное тело от себя, вскочила на коня и поскакала прочь из этих проклятых Сестрами земель, навстречу богатству и власти. Как преподнести всё Повелительнице, чтобы занять место рядом с ней, она прекрасно знала и не собиралась упускать такой отличный шанс!

3. Чужой

Гордо подбоченясь в седле, Бейлла во главе отряда подъехала к гостеприимно распахнутым в обе створки воротам Нест!

Как же приятно вновь оказаться дома и с хорошими вестями! Позади её коня ехал уставший от нескольких бессонных ночей Юрий, не в силах отогнать от себя дрему, но Наследница не обращала на это внимания. Пусть спит! Заслужил! Уважение к нему, нескладному и странному мужчине, абсолютно ничего не понимающему в их жизни, но умеющему подстроить её под себя, заставляло мысленно улыбаться Беллу, с удовольствием вспоминая его выходки во время этой бескровной войны. Да что она?! Даже те воительницы, что "собачились" с ним всё время похода, готовы были отрезать язык любому, кто своим громким голосом прервёт мимолётный отдых Юрия, получившему, хоть и негласно, прозвище "Тень". Большой, очень большой по меркам не только слуг, но и женщин, он умел двигаться тихо и незаметно, оказываясь там где его никто не ждёт. Юрий пропадал и снова проявлялся, пугая всех своим талантом сказать тихо, прямо в ухо одно слово:

— Бу!

Сколько бы раз он ни проделывал подобный фокус, но всегда результат был один и тот же — сердце замирало от страха и неожиданности, а этот гад заливисто смеялся, да так, что рука не поднималась его прирезать прямо здесь на месте. И как бы ни было страшно и обидно, но с ним сама начинаешь смеяться! Как в детстве! А потом очередное "бу" и всё повторяется заново. Несколько раз пытались его подловить и устроить маленькую "подлянку", но ничего не вышло! Вроде, честно объясняет как шел, как думал, как прокрадывался, а каждый раз что-то новое придумает! И что самое странное — зла никто не держал! Наоборот! Были благодарны и учились, как он сам говорит — слушать воздух. Дошло до того, что многие стали подкрадываться к своим подругам, чтобы напугать этим дурацким "бу".

Что греха таить — сама Бейлла также поступала, но безрезультатно, пока Юрий не пришёл на помощь.

— Бейлла! Твоя ошибка в том, что ты прячешься! Не надо! Подыгрывай тем, кто тебя ищет! Смотрят в темноту — спокойно выйди на свет и иди, будто бы так и должно быть. Глазами люди увидят, а вот мозг не отреагирует — спокойно идущий по своим делам, часто не фиксируется как угроза. Обычно ищут в темноте, а вот на границе света и тьмы глаз улавливает предметы хуже. Попробуй сама вначале посмотреть на огонь, а потом в темноту или наоборот — с яркого пламени переведи взгляд в ночь. И там, и там нужно время для адаптации, за которое можно спокойно миновать опасный участок. Не иди в бурелом — треск веток выдаст, а двигайся по чистым дорожкам. Мало того, что искать на них тебя не будет — ну какой дурак так будет прятаться, так ещё скорость передвижения возрастает. Не иди туда, где сама бы себя искала! Всё просто!

— Ага! "Просто"! Только ты, всё равно, подкрадываешься незаметно!

— Ну, так я тоже эти правила знаю, а значит, что?

— Что?

— Значит не делаю того, что ты от меня ожидаешь! — хитро ухмылялся Юрий. — Я знаю, что ты знаешь и делаю выводы! Вот так!

Как бы то ни было, но поймать его ни разу не получилось — "Тень" он, вот и всё!

Отряд въехал за стены замка и Бейллу к себе сразу позвала мать, Владетельная Агра-Орр-Нест.

В её покоях никого кроме Правой больше не было.

— Рассказывай! — серьёзно произнесла Агга, не разделяя эйфорию победы с дочерью.

— Мама или Владетельная?

— Как хочешь. Сейчас важна только твоя информация.

— Тогда, начну как дочь! — быстро сориентировалась Бейлла. — Этот Юрий… Не поверишь, но я в него почти влюбилась!

— Ты…

— Сказала выбирать — слушай! Первые дни он проводил только с мужиками, давая им непонятные наставления и уча странным вещам. В результате, самые смышленые были отправлены травить колодцы по пути Агорриного войска. Слабительного для животных он приказал добавлять по чуть-чуть, с приближением к нашим землям увеличивая его концентрацию. Засранное войско! Вот что, представляли из себя столичные "штучки" когда вступили на нашу территорию.

— Позор! Это против чести! Чему радуешься?! — возмутилась Раулла.

— Ага! Именно так ему все и сказали! А он ответил…. Обосрались не сейчас, сказал, а в тот момент, когда решили пойти убивать нас! Это просто маленький показатель, чего они представляют в этой жизни! И, мам, многие с ним согласились! Дальше было интереснее! Юрий собрал все пастушьи рожки и стал их настраивать на свой лад, превращая мелодичные звуки в мерзкую отрыжку. Веришь-нет, но хотелось его просто убить, слушая на привале заунывные стоны. И вот, они в наших землях… Юрий, выслушав все наши планы на предстоящий бой, послал нас всех ходить по "мужскому стручку" Кстати! Как так можно? Потом ушел в ночь, прихватив несколько кроликов. Тихо ушел — тихо пришёл…

— Зачем? — поинтересовалась Агга у дочери.

— И я тоже об этом его спросила. Он ответил просто: "Ужас наводил!" Оказывается, Юрий тихонько ликвидировал посты дозорных воительниц, оттащил их в сторону, а места у костра обильно поливал звериной кровью, разбрасывая там кусочки мяса из выпотрошенных тушек кроликов! Он воин, а не мясник, поэтому не может разделывать людей. И всё время, пока Юрия не было, мужчины дудели в испорченные дудки, навевая тоску. Если уж нам было неуютно от этого, то, представь, каково было столичным?

— И что? Подействовало сильно? — не удержалась Раула.

— Ещё как! Мало того, что все больные, так ещё и посты пропадают! А после того, как обоз с провиантом Юрий тихо увёл у наших противниц… Короче! Видели бы вы их со стороны! Злые, голодные, испуганные и постоянно бегающие по кустам! Не войско, а шутовской сброд! Но и этого ему показалось мало! Когда почти дошли до Нест — остался всего один переход, то Юрий велел сварить много еды в котлах, что мы с собой взяли, и бросить на последнем привале. Тут уж, я не выдержала — столько еды пропадает! Он же с мужичками нашёл какие-то особые грибочки, меняющие сознание при варке и побросал их в котлы. Потом приказал…

— Приказал?!

— Да, мама! Именно так! Мы, как бычки в тележке, следовали за ним, потому что не понимали вообще, что происходит! И приказывать он умеет не хуже твоего — все ругались, но подчинились! Так вот! Отошли мы от этой кухни в глубь небольшого леска рядом и затихарились… А Юрий заставил мужчин из тыкв страшные морды вырезать. Вначале не поняли зачем, пока не наступила ночь… Самые громкоголосые из нас были направлены незаметно в столичное войско — уж Юрий научил как ходят тихо, и по сигналу начали орать, сея панику. Мужчины же вставили в пустые вырезанные тыквы факела и дуя в дудки, стали с этими тыквами бегать! Такого я никогда не видела! Женщины, сильные и смелые воительницы, нахлебавшись похлебки с ядовитыми грибами, бежали, что есть мочи, от этих тыкв, забыв обо всём! Давили друг друга! Шли по головам, были просто озверевшие от страха под истеричные вопли нашей "пятой колонны".

— Кого?

— Это Юрий так обозвал лазутчиц, проникнувших в Агоррино войско.

— А дальше что?

— А ничего, Владетельная! Мой отряд, разогнав испуганное столичное стадо, с победой вернулся домой, не потеряв ни одного человека! Вот так!

— Твой ли отряд? — прищурилась Хозяйка замка.

— Мой! Юрий ни разу не оспорил мое старшинство, но, при этом, умудрился сделать всё сам! Не знаю, как так получилось. Слышала, он думает признать тебя своей Госпожой… Не отказывайся! И… Мы ему дали прозвище "Тень"! Поверь, что не просто так! Селла своего иномирца ввела в ранг воительниц — Юрий достоин подобного!

— Не всё так легко, дочка… Ох не всё… — грустно улыбнулась Агга. — Письмо тревожное получила из Кнара… На вот…

Бейлла взяла протянутый листок и стала читать вслух:

"Агга-Орр-Нест! Прости за то, что нарушила все свои обещания и не давала вразумительного ответа! Поверь! Повод для этого есть, но доверять его посыльным птицам нельзя! Ты отправила мне сообщение, что Егг-Орр объявился в твоих землях. Заклинаю! Не верь этому подонку! Если у тебя осталось хоть какое-нибудь доверие ко мне, то выполни мою просьбу — посади его в клетку и доставь в Кнара со всеми предосторожностями! Он очень опасен! Хотелось бы лично увидеть тебя для серьезного разговора и прояснения наших позиций. Знаю, что это тяжело осуществить, поэтому не настаиваю, но, тогда, пришли вместе с предателем доверенного тебе человека! И ещё! Я, как и прежде, верна нашим договорам и готова их исполнять. Ты для меня не просто союзница, а подруга и наставник! Если не получится доставить Егг-Орра ко мне, то убей! Он опасен не только для меня! Каждый день пребывания его в Нест — угроза и для тебя лично! Предательство, воровство, клятвоотступничество — мой бывший Советник способен на всё!"

— Что думаешь, Наследница? — серьёзно спросила Агга дочь.

— Я? Неожиданно…

— И для меня тоже. Егг-Орра под строгий арест вместе с Юрием!

— Юрием?

— Да! Кто сказал, что он менее опасен, чем Советник Кнара? Я лично еду к Селле, сопровождая пленников, а ты остаешься за старшую в Нест. Это приказ, дочь!

* * *
Третий день в клетке. Кормили хорошо, но охрана молчала словно рыбы и каждая кормёжка проводилась под болтами нацеленных на меня арбалетов. Даже, извините, испражняться приходилось под неусыпным надзором серьёзных воительниц.

Откуда чего берётся! Вроде, всё было хорошо, а тут такое "здрасти"!

Рано утром, когда я уже привычно спал в клетке на неменянной соломе, пропахшей прелостью и кишащей насекомыми, звякнул внешний засов и ко мне впихнули ошалевшего Юрия.

— О! Здорово! — почти радостно поприветствовал я друга.

— Здоровей видали! Егорыч! Что за хрень?!

— Ты меня спрашиваешь?

— А кого? Что ты тут натворил, пока я "родину защищал"!

— Не по адресу… Уже несколько дней "чалюсь", непонятно за какие грехи. Думал, от тебя новости узнаю.

— Новости есть — отбили мы столичное нападение, устроив "хэллуин" из тыкв! Ожидал, что встретит восторгами, “чепчики кидая”, а тут ты и эта клетка…

— То есть, у вас там всё сложилось?

— Да.

— Тогда совсем странно… Причин для недовольства Агги теперь не вижу.

— Делать то что теперь?

— Ждать, Земеля.

— Чего ждать?

— Не кипятись. Всё выяснится. Видимо есть "жопа" о которой мы не в курсе.

— Блин! Вечно с этими бабами непонятки!

— Да причём здесь они! Это политика! Зуб даю!

— В гробу я её видал!

— Тьфу! Не каркай! Захотят в гроб положить — положат! Будем сидеть и терпеливо ждать! Или у тебя есть варианты?

— Дали б, хотя бы, старенький АК-47, то появились бы мигом.

— Он в окрестностях есть?

— Нет…

— Ну и сиди тихо!

Почти неделю нас не трогали и не разговаривали, отвергая каждую попытку общения. Наконец, в один из скучных, однотипных дней, к нам соизволила спуститься сама Хозяйка Нест.

— Так! — отрешенным командным голосом произнесла она. — Сегодня выдвигаемся! Любое неповиновение или плохое поведение — смерть! За разговоры с охраной — смерть! За… Короче! Смерть за всё, что мне покажется подозрительным! Уяснили?

— Уяснили, Уважаемая! — спокойно ответил я. — Пока условия не вступили в силу, может просветите — за что такая немилость и куда едем? Клетка или нормальное передвижение? Каков конечный пункт назначения?

Агга скривилась, словно впервые попробовал лимон.

— Какой любознательный. Отвечу, хотя ты этого и не заслуживаешь. Клетка! Только клетка! Едем мы туда, куда ты так стремился — в Кнара! А почему так… Думаю и без моей подсказки знаешь!

— А…

— Довольно! Время вопросов закончилось — настало время подчинения! Только что настало! Напомнить условия?

— Смерть!

— Молодец! К подельнику твоему это тоже относится!

— Да я слова вам не скажу! Западло с такими беседу вести! — нагло ответил Юрка, глядя ей в глаза.

— Не забывайся!

— Да ни в жисть! Не хочу уподобляться тебе!

— Ты…

— Хрен с горы! — начал "заводиться" мой друг. — Я закончил! Егорыч! Когда она уйдет,? А то противно!

— Вот ты какой… Ещё недавно клялся в верности.

— Не клялся я тебе! Хотел, но теперь не буду! И не надо выдумывать, гаааспааажааа.

— Хочешь прямо сейчас на суку остаться висеть?

— С тебя станется! Давай! Вешай!

— Расслабься, Юр… — попытался я снизить накал разговора. — Не будет она тебя сейчас трогать! Ведь только внешне она баба, а так… Политик, мать её! Утрется, но не тронет!

— Так что? Можно продолжать? — посмотрел он на меня шальным взглядом.

— Не… Она хоть и политик, но бабой быть не перестала, а у тебя не девять жизней. Потом всё скажешь, когда время придёт!

— Эй, вы! — терпению Агги пришёл конец. — Ещё одно слово и я нарушу обещание, данное Селле-Орр-Кнара!

— Всё… Всё… — подняв руки вверх, почти миролюбиво ответил я. — Вези нас! Только осторожно! Не растряси!

Молча плюнув, Владетельная Нест быстрым шагом вышла из подземелья, оставив последнее слово за нами.

Поездка до Кнара была скучна для меня, но не для Юрки. "Закусив удила" от своих обид, он не переговаривался с охраной, так как это было ему запрещено, а свои комментарии адресовал исключительно мне.

— Вот скажи, Егорыч? Почему у нашей охраны жопы потеют одновременно со лбом — видишь какие пятна на штанах? Может между головой и задом у них связь?

— Скажи, братан? Они нас любят или ненавидят? Может извращенки, если даже "по-большому" так внимательно изучают?

— Егор! Я той, неуклюжей, кажись нравлюсь! Два раза арбалетный ствол погладила словно "кое-что" массирует! Есть способ ей отказать, чтобы не обиделась?

Тихонько ржал, слушая "перлы" друга, с трудом сохраняя спокойствие Будды. Так им и надо! За всё хорошее! Ни за Юрием, ни за собой никакой вины не чувствовал, так почему должны страдать именно мы? Нет, подруги! Сами дерьмо развели — сами и купайтесь! А мы будем его взбалтывать! Без зла, но чтобы "жизнь мёдом" не казалась!

За полторы недели пути не "грохнули" наши туши только чудом! Лично я — точно бы расстрелял таких пленников! К чести охраны — три отбитых Прокола, где нас, хоть их клетки и не выпускали, но оберегали плотно.

К концу путешествия Юрец совсем "потерял берега". Даже мне его выходки стали казаться чрезмерными, а это, как понимаете, о многом говорит.

— Зачем? — не выдержав его очередного" выступления", спросил я. — Понимаю и поддерживаю тебя, но это уже перебор. Охрана просто выполняет приказ. Сказали бы им ласкать тебя за всевозможные места — поступили бы согласно распоряжению. Обидно, конечно, что приказ другой, но тётки не заслужили, чтобы ты им в подробностях рассказывал, как они должны между собой совокупляться!

— Ничего! Потерпят! Я всю жизнь терпел! Вначале в армии говорили, что без меня страна в опасности. Ногу отдал и… Ничего! Забыли про "внешнюю угрозу', выписав нищенскую пенсию. Потом на свадьбе долго со слезливыми мордами говорили, как повезло с женой и как я должен быть благодарен судьбе! Обокрала, кинула… И все эти благодушные советчики отвернулись от меня. Потом здесь… Не поверишь, Егорыч, показалось, что нашел себя! Нога отросла, башка пригодилась! А Бейлла… Я же в неё влюбился! Думал, что после Ольги не смогу, а влюбился! Ты не видел нас в походе! Это такое чувство! Мы засыпали рядом, глядя на звезды. Она про себя и тебя, кстати, рассказывала. А теперь мы в клетке, как два зверя, и всем на нас насрать! Я и тебе после всего доверяю только из-за того, что ты сейчас рядом со мной! А остальные? Твари все! Покуда выгодно — улыбаются, а потом… Так что, дай "душу отвести"! Надоело памперсом одноразовым всю жизнь быть! Насрут и выбросят! Заслужили! Все заслужили! Ненавижу!

— Слышь, ты — "Ульянов-Ленин", собирался "весь мир голодных и рабов" привести к своему знаменателю или просто выпендриваешься?

— Не до революций! Просто за себя обидно! Стараешься жить по совести, а кругом одно дерьмо.

— Ага! Поэтому стоит его брызгами всех измазать!

— Не мешай мне самоутверждаться в быдлячестве, раз на большее мне бог ума не дал! Понимаю, что как клоун себя веду, а остановится не могу. Легче так.

— Согласен. Выхлоп эмоций хороший, но стоит задуматься о последствиях. Может быть, нас из этой клетки выпустят и что будешь потом делать? Извиняться перед всеми за свои выходки? Не факт, что простят, а жить ведь нужно дальше.

— Дураки не простят, а умные…

— А умные тебя уже в дураки записали! Юрка! Не усугубляй! Налаживай контакты! Если не верить в лучшее, то нет смысла в твоём появлении в мире Сестёр! О всех их "косяках" помни, но разделяй людей на правых и бесправных! Сегодня ты прошелся по фигуре Даххи, громогласно объявляя на всю округу, почему она может забеременеть только от слепого старика, но вот, почему то, не помнишь, как она нашу клетку своей" обвисшей грудью" и "опущенной жопой" прикрывала от Серых Тварей! И ведь не жалела себя и свои не выдающиеся части тела, чтобы ты мог дальше ехать и ее оскорблять!

— Да она…

— Она тебя собой защищала!

— Но…

— Слушай! Заткнись и подумай! Мне тоже нелегко, но отделяйте, господин хороший, "зерна от плевел"! Извини, брат, но стыдно за тебя!

Юрка надолго замолчал, насупившись после моей отповеди. Потом неохотно согласился.

— Ну да… С Даххой нехорошо вышло…

— А с остальными?

— Тоже "не айс"…

— Вывод?

— Пора начинать извиняться…. Эй! Дахха! — не откладывая дело на потом, громко заорал Юрец. — Извини меня! Ты классная тётка! И жопа твоя с сиськами мне нравятся! Вот я их и упомянул вчера! Спасибо, что к нам Серых не подпустила! С тобой бы смело в любую заварушку пошёл! Ты бы своими прелестями отвлекала, а я бошки сносил!

Вот заставь дурака богу молиться — весь лоб отобьет! Я обхватил голову руками, представляя как воительница отреагирует на такое "извинение". Реакция не заставила себя ждать:

— Пошёл ты, "сноситель"! Очень надо! Пусть тебя Твари сожрут, но не в мою смену! Козёл!

— Блин… — обратился Юрий ко мне. — Кажись, не поняла.

— Юра. Прошу. Прежде чем ТАК извиняться — убедись, что меня рядом нет. Не хочу безвинно пострадать!

— То есть?

— Ага! Козел и есть!

— Я же от чистого сердца!

— Вырвать бы тебе его, чтобы не мучилось и других не мучило!

— Согласна! — вступила Дахха, подслушав наш разговор. — Будешь, Советник Кнара, ему этот орган вырывать, то позови — помогу с удовольствием! И на другие органы тоже зови — все придём и поможем!

— Я услышал тебя! Просто он извиниться хотел, но что с дурака возьмешь — опять глупо получилось! А так, ты ему нравишься, но не спрашивай почему — ещё больше гадостей наговорит! Его в детстве башку дверью прищемили — вот и заговаривается!

— Разговорчики! — жестко пресекла наш диалог Агга, подъехав незаметно к клетке. — Дахха! Переводишься в головной дозор! К пленникам не приближаться!

— Я…

— Молчать! В головной дозор быстро ускакала! А вы… До конца пути запрещаю, вообще, рот раскрывать! Даже самим с собой не болтать! Последнее предупреждение! Мне легче за ваши разложившиеся туши объясняться, чем допускать опасные разговоры! Вот так!

И не дожидаясь нашего утвердительного ответа, Владетельная Нест стеганув коня, умчалась в хвост обоза.

Благодаря не сдержанному языку Юрки, остальной наш путь до Кнара был скучен, долог и уныл. Агга постоянно появлялась возле нашей клетки "накручивая хвосты" охране и добилась того, что затюканные придирками Владетельной, женщины смотрели на нас как на “врагов народа,” не желая не только вступать в контакт, но и боясь просто лишний раз покормить или дать воды без разрешения.

Слава богу, даже плохое имеет свойство заканчиваться. В один из солнечных дней, наш караван пересек границу Кнара.

Грудь сдавило от ощущения дома. Каждый камень мостовой, каждая выщербленка на воротах, словно здоровались со мной. Запах родного места заставлял биться сердце сильнее, а предвкушение встречи с родными лицами давало чувство эйфории и безмерного счастья.

К сожалению, ненадолго…

Встречать нас первой вышла Правая Рука. Точнее — Нирра-Орр, моя боевая подруга.

Прильнув к прутьям клетки, я радостно закричал:

— Привет, Правая! Вот я и вернулся! Где Селла?

А в ответ тишина… Проигнорировав мой порыв, она посмотрела на Аггу-Орр-Нест и уважительно кивнув головой, произнесла:

— Добро пожаловать, Владетельная Агга, в Кнара! В стенах нашего замка ты и твои люди всегда желанные гостьи! Селла-Орр…

— Извини, Агга! Проспала твой приезд, как последняя лентяйка!

Селла появилась из дверей Птичьей башни и подбежав к Хозяйке Нест, тепло обняла её.

— Ничего, Селла! — обняла её в ответ Агга. — Я тоже рада тебе!

— Любимая! Здравствуй! — вне себя от счастья снова закричал я. — Я вернулся!

Селла повернулась ко мне и вдруг…

— Мразь! Клетку с этим дерьмом — в подземелье!

— А со вторым, что делать? — деловито уточнила Нирра.

— Если они там вместе — значит, обоих под стражу!

— Селла. — ничего не понимая, спросил я. — Что…

— Молчать! — Правая Рука ударила плашмя мечом по клетке, заставив меня отпрянуть.

Шок… Понимал, что не просто так оказался в таком положении пленника, но не на такую встречу рассчитывал. Что случилось? Боль, обида и чувство украденного счастья навалились на мои плечи и я просто сел на прелую солому своей тюрьмы, находясь в полном "раздрае".

Повозку со мной и Юркой быстро увели к дверям темницы, где нас, под усиленной охраной арбалетчиц, перевели в тюрьму, посадив в такую же, похожую клетку.

Сколько просидел в молчании — сам не помню. Мой товарищ мне не мешал переваривать только что случившееся. Наконец и он не выдержал гнетущей тишины.

— Егорыч… Мне показалось или нам совсем не рады в твоём "раю"? Это баба точно тебя любит или ты чего-то не договорил?

— Не знаю… Пытаюсь сам понять… Не было причины… Пропал я не по своей воле и она должна понимать. И знаешь, что самое обидное? Даже не поздоровалась…

— Что теперь?

— Хрен поймёшь. Но так фигово сейчас… Думать ни о чём не могу.

— Тогда, посиди и пострадай как следует. Помню, когда меря Оленька, мать её ети, "кинула" я тоже вот так… Потом отпустило, но это было потом. Как будешь связно мыслить — зови. На всякий случай — я здесь неподалёку! — криво улыбнулся Юра.

— Хорошо…

Мысли возвратились к тому злополучному дню моего исчезновения. Я прокручивал события раз за разом. Вначале всё хорошо — праздник, принятие в аристократы, пир…. Потом я отправляюсь к больной Бейлле, в сопровождении предводительницы наёмного отряда "Стальные клинки" Дэрркит-Орр и ещё одной воительницы. Пока ничего плохого не вижу… Лечение Бейллы… Ментальный бой с Серым Всадником… Может, здесь "косяк"? Вряд ли! Наследница Нест спасена и мое исчезновение из Мира Сестёр видят свидетельницы, готовые подтвердить мой уход не по своей воле. Дальше что? А ничего! Жизнь на Земле и физическая невозможность навредить Селле. Но ведь, откуда-то, "прилетело"?! "Мразь"… Значит, причина есть так назвать меня…

Несколько дней без сна я пытаюсь воссоздать картину этого дня, но ответа на свой вопрос так и не получаю.

Юрка молчит и не лезет. За это искренне благодарен своему другу, хотя и понимаю насколько ему тяжело сидеть со мной в одной клетке и мучиться неизвестностью.

Наконец, усталость взяла свое и, несмотря на закипающие от дурных мыслей мозги, я засыпаю…

Хороший сон иногда бывает полезнее глубоких раздумий — недаром говорят, что "утро вечера мудренее". Открыв глаза, я понял, что успокоился и не пытаюсь анализировать ситуёвину. Философское умиротворение охватило меня и я улыбнулся сидящему в углу клетке Юрке.

— Что? — внимательно посмотрев на мою заспанную физиономию, поинтересовался он. — Закончил себе мозг трахать или "второй раунд" намечается?

— Закончил, Земеля. Тем более, как я за последнее время убедился, это занятие бесперспективное. Будем действовать по обстановке, раз плана нет. Ты как, сам-то?

— Да вот чего-то хреновато… — озабоченно сказал он. — Кажись, не всё у меня с головушкой нормально. Голоса в ней…

— Что говорят? — попытался я сказать как можно беззаботнее, хотя внутренне напрягся. — Конец Света не предсказывают? Может, ты новый Мессия? Или…

— Не зубоскаль. Реально голоса. Точнее, голос один, но как заведенный повторяет одно и тоже.

— Не томи.

— "Протокол безопасности нарушен. Настоятельно рекомендуется Гостю Ту'санр покинуть пределы ответственности Ту'мор для дальнейшей инициации и загрузки пакетов данных. В противном случае, нахождение Гостя Ту'санр будет считаться не целесообразным в мире i93672L."

— Ох, ты ж! Никак с тобой Столбы Ту в контакт вошли! Второе название этой фигни Ту'мор! А Ту'санр — это Арки Ту!

— Я помню, что ты мне об этом что-то рассказывал, но названия не запомнились! Извини! В голове столько информации скопилось, что скоро собственное имя забуду от её переизбытка.

— Погоди немного! Я сейчас с ним попытаюсь поговорить!

Юрка замер, не пытаясь продолжить наш диалог и внимательно уставился на меня. Я же, сосредоточившись, попытался мысленно дотянуться до Ту'мора, представив у себя голове один из Столбов Ту. Результат не заставил себя долго ждать.

— Инициация и распаковка файлов прошла успешно. Доступ Пользователя Низшего Ранга подтверждён. Коммуникационные способности Пользователя Егор функционируют исправно.

Нифига себе! А меня тут не забыли! Это радует! Надо срочно выяснять обстановку!

— Здравствуй, Ту'мор! Рад, что всё хорошо! Значит, теперь мы можем общаться и без моего посещения Тяжёлых Земель?

— Ответ положительный.

— Что ещё я могу?

— Пользователю Низшего Ранга доступена первичная информация, сбор и анализ данных в пределах системы к которой он подключен.

— Что ещё?

— Всё.

— Да уж… Не густо… — разочарованно промычал я — Стоп! А чего, тогда с Юрием ты разговаривал? У него же нет моего Ранга!

— Предупреждение не является диалогом. — последовал лаконичный ответ Ту'мора..

— Значит, ему надо обратно в Нест?

— Ответ положительный.

— И сколько ему тут можно ещё находится? Мы, ведь, здесь не по своей воле торчим — заперли нас! Может, вообще, скоро казнят! Тут такое…

— Угроза смерти Гостя Юрия и Пользователя Егора на сегодняшний момент составляет 0,00452 процента. Угроза дальнейшего ограничения свободы — 0,06 процента. За последние двое суток оба показателя снизились с критических на 98 процентов из-за моделирования Ту'санр благоприятных вероятностных условий.

— Это как?

— В доступе отказано.

Блин! Опять он за старое! Только "раскатал губу"!

— Ту'мор! Сколько ещё Юрий может находится в твоих владениях.

— Неверная формулировка — это зона моей ответственности, а не владения. Безопасное время его нахождения составляет восемь дней. После их окончания, Гость Юрий будет удалён.

— Куда?

— В доступе отказано.

— Понял… Но я могу находится в Нест?

— Только разрешённоеТу'санр время, расчитываемое по алгоритмам безопасности.

— А с тобой теперь постоянно на связи?

— Да.

Вытерев пот со лба, я разорвал мысленный контакт со Столбами Ту и посмотрел на застывшего в напряжении Юрку.

— Ну что, дружище! Есть две новости! С хорошей или плохой начать?

— Давай с хорошей! У меня от плохих скоро несварение желудка начнётся!

— Океюшки! Мне тут авторитетно сообщили, что жить мы будет и нас скоро освободят!

— Точно? — недоверчиво спросил Земеля.

— Ага! Хреновый исход в сотых и тысячных долях процента выражается! О, как!

— Супер! А плохого чего?

— А то, что тебе нужно в Нест возвращаться. Не принимает тебя местная земелька, так как ты подключен к другой системе — Аркам Ту. И знаешь … Это тоже хорошая новость, если разобраться.

— Если я в системе — то, значит, не один!

— Молодца! Умеешь головой не только есть!

— А ты?

— А я тут должен быть. И не спрашивай почему — сам не знаю, но так кто-то решил.

— Спросить не пробовал?

— Пробовал. Был послан.

— Значит, расстанёмся… — погрустнел Юра.

— Что поделать. Но в гости ходить друг к другу можем!

— Хоть это радует. Что еще узнал?

— Восемь дней и если не уберешься отсюда, то…

— То?

— Уберут тебя из этого мира в неизвестном направлении.

— Рисковать не будем! — не раздумывая ответил друг. — Не фиг без тебя по другим "жопам мира" шляться. Мне и в компании тобой этой хватило!

Наш разговор прервал лязг запора темницы. Правая Рука Кнара вошла в сопровождении серьёзной охраны.

— Оба из клетки! — напряженно и зло произнесла Нирра. — Идём послушно и без "сюрпризов"! Любое неповиновение — арбалетный болт в голову!

— "Свобода нас примет радостно у входа!" — по-русски процитировал классика Земеля и плавно поднявшись с соломы, первым двинулся навстречу новой жизни.

— "И сёстры меч нам отдадут!" — переиначил я следущую строку стихотворения, следом за Юрцом выходя из осточертевшей клетки.

* * *
Селла — Орр-Кнара стояла на балконе и внимательно рассматривала виселицу, установленную на Главной площади. Оцепление из воительниц держало на приличном расстоянии от места казни слуг Заднего двора. С момента предательства Егг-Орра она уже не доверяла мужчинам насквозь пропитанных скверной его идей. Враги и предатели. По другому Владетельная не могла воспринимать мужчин, несмотря на все их подвиги во время "синей луны". Каждый раз ей казалось при общении со слугами, что, как только она отворачивалась, их угодливые лица превращались в злобный оскал. В душе Селла осознавала, что это не так, но пересилить себя не могла. Он — их кумир! Их кумир — предатель! Не потому ли семенники так прикипели к нему, что чувствовали родственную гнилую душу?

Рядом с ней стояла Хозяйка Нест и тоже внимательно рассматривала место предстоящего действа.

— Селла, — после долгого молчания спросила Агга, — я доверяю тебе, но всё как-то… Даже не допросили их.

— А зачем? Действия говорят лучше слов. Убил, предал, украл. Тому есть свидетели. Смотреть как он унижается, выпрашивая свободу враньем?

— Послушать доводы. Я тоже не сомневаюсь в его виновности и согласна, что Юрий с ним заодно, только не мешало бы выяснить причину, чтобы не допускать подобного в дальнейшем.

— Причина в слабой мужской натуре! Поманили лучшей жизнью — вот и предал. Мужчины всегда готовы угодить тому, кто сильнее!

— Но ведь, как я неоднократно слышала, Егг-Орр не только предавал, но и честно воевал. Нам, кстати, тоже помог сильно своими советами.

— Спасал свою дешевую жизнёнку! Чего ему ещё оставалось делать?

— Может и так. Я мало знаю этих двоих, чтобы спорить с тобой.

В этот момент диалога на площади показались оба приговорённых мужчин. Шли они, к неудовольствию Селлы, расслабленно, словно явились на балаганное представление, а не на собственную казнь. Вот Егг-Орр приветственно помахал кому-то из стоящих за оцеплением слуг рукой, явно чувствуя радость от встречи.

В душе кольнуло. Сколько раз Владетельная Кнара представляла себе эту сцену, мечтая лично выбить скамью из под ног дрожащего от страха Егг-Орра. Сколько раз хотела посмотреть ему в глаза перед смертью, упиваясь его раскаянием, но… Даже на площадь не смогла выйти, трусливо оставшись на балконе своих покоев. А этот… Шёл словно хозяин замка, свергнутый сумасшедшей теткой! Злость и стыд смешались в душе Селлы. Вот эти двое подошли к виселице… Взошли на помост… Сейчас она должна озвучить приговор… В горле пересохло. Заранее подготовленные слова резко забылись, а те, что еще оставались в памяти, казались глупыми и напыщенными. Надо собраться! Все смотрят на неё — Владетельную Кромки Столбов Ту и Хозяйку Кнара!

Не успела Селла открыть рот, как вбежала одна из воительниц Нест — Дахха, кажется. Слегка уняв одышку, Дахха обратилась к своей Госпоже:

— Владетельная! Срочное письмо из Нест!

— Потом! — не оборачиваясь ответила та.

— Сейчас, Госпожа! Дело касается казни!

— Позволишь прерваться? — удивлённо глядя на свою подчинённую, ранее не отличающуюся дурацкими выходками, спросила Агга у Селлы.

— Конечно! — облегченно произнесла Хозяйка Кнара, благодаря Сестёр за передышку.

Дахха протянула бумагу, исписанную мелкими буквами.

Агга читала долго. Потом снова перечитала и вдруг, резко развернувшись к Селле почти приказала:

— Отложить казнь! Немедленно! Всех увести с площади!

— Что…

— Выполнять! Это касается не только твоих земель, но и моих! Доверься Селла!

Впервые за время пребывания в Кнара, Агга была в таком возбужденном, если не сказать больше — злом состоянии. Кажется, что ещё немного и она, выхватив меч, начнёт крушить не согласных с ней.

Не решаясь испытывать судьбу Хозяйка Кнара громогласно объявила:

— Новости требующие немедленного реагирования! Отложить суд на неопределённый срок!

После этого быстро покинула балкон вслед за уже сбежавшей Агой-Орр-Нест.

— Объясните! Что происходит?! — без предисловий громко начала Селла когда оказалась внутри стен Птичьей башни, где можно было не "делать лицо", а быть самой собой.

— Читай…. — Агга протянула письмо, доставленное из Неста.

Выхватив замусоленную бумажку Села в раздражении начала читать, с каждой буквой всё более и более вникая в смысл написанного.

"Владетельная Нест! Матушка! Надеюсь, что птица успеет вовремя и моё послание не окажется простыми буквами. После твоего отъезда из наших земель, я и твоя Правая Рука, занялись спасением и лечением воительниц из столичного войска. Я знаю, что они нам враги, но моя честь не позволяла оставить их на произвол судьбы. По моему приказу, несколько отрядов отправились в рейды собирать раненых и обессиленных. Найденных мы не пустили в стены Нест, но разбили лагерь рядом с ним. От себя лично добавлю — многие из тех, кто желали нам зла, глядя на наше великодушие прониклись искренней симпатией к тому, как мы с ними обращались. Я не говорю, что они стали нашими союзницами и подругами, но врагами, точно, большинство перестали быть! Сейчас не об этом… Один из наших поисковых отрядов наткнулся на воительницу с тяжелыми ранами и находящуюся при смерти. Сломанное бедро и изувеченная нога, а также глубокая рана в боку, не оставляли ей шанса на выживание. Лучшие наши целительницы и целители занялись её здоровьем, сумев лишь отсрочить неизбежное. Женщина назвалась Правой Рукой Торрг и рассказала странную историю. Личность Дессы-Орр была подтверждена знающими её людьми. В состоянии близком к безумию и желая отомстить, она открыла важные для нас вещи. Оказывается, её ставленница и подающая надежды выпускница Школы Воительниц Паххера-Орр, была отправлена Повелительницей Агоррой для разведки ситуации в мятежных землях Кнара вместе с лживым отрядом наёмниц "Попирающие смерть". Также, в её задачи входило устранить тебя и твоего Правого — Егг-Орра. "Синяя луна" спутала все планы, но узнав про Пепельные Камни, Паххэрра вернулась обратно и выкрала их, устроив всё так, чтобы подумали на Егг-Орра. Не знаю насколько это правда, так как сама бывшая Правая Торрга (смерть всё-таки пришла к ней) считала, что именно Паххэра предала её, оставив раненную умирать и добавив к тяжёлым травмам удар ножом в бок. Я не хочу утверждать, что это всё рассказанное Дессой истина — слишком она была не в себе перед смертью, но не могу скрывать вновь появившиеся факты. Решайте там сами, только, если ещё не поздно, прислушайтесь и к моему письму. Терять Егг-Орра, а особенно Юрия, я не хочу!"

* * *
Селла бросила мятый листок бумаги на стол и застыла, переваривая информацию. Она знала эту Паххэру… Именно эта наёмница рассказала, как Егг-Орр сбегал из Кнара груженный подозрительными тюками. Всё вставало на свои места. Всё, кроме одного — как с этим жить дальше… Считанные минуты отделяли её от несправедливого суда. Она его потеряла. Даже если Егг-Орр поймёт и пытается простить — она его ПОТЕРЯЛА! Стыд и отчаяние затопили сердце Влиятельной Кнара. Самое поганое, что ощущение его предательства так и не пропало. Он не предавал, но слишком долго она была уверена в том, чтобы в голове сложился образ отступника. Нет! Прочь эмоции! Егг-орр слишком ценен, чтобы разбрасываться такими ресурсами! И пусть "синих лун" больше не предвидится, но Пепельные Камни нужны! Только он сможет добыть их в нужном количестве! Надо извиняться. Тяжело и неискренне, но ради Кнара она готова снова лечь с ним в постель. Сёстры! Помогите!

— Казнь отменяется… — непослушными губами произнесла Селла. — Пленников на волю, накормить и вернуть все привилегии. Моего бывше… Моего Советника Егг-Орра срочно на аудиенцию! Агга! Прошу тебя присутствовать при этом разговоре. И… Нирра! Будь тоже рядом! Не так! Весь Ближний Круг зови! Каждое наше слово должно быть услышано! Агорра-Орр-Торрг нас переиграла… У нас дома…

* * *
Ласковое солнце согревало, своим теплом просушивая наши влажные от сырого подземелья одежды и заставляя щурить глаза, отвыкшие в сумерках от нормального света. Ничто не нарушало идиллии кроме вида пеньковых верёвок, болтающихся около наших лиц. Ту’мор оказался прав — в последнюю минуту казнь приостановили, но вот затянувшееся ожидание его продолжения напрягало. Первым не выдержал Юрка.

— Слушай! А не долго ли мы тут стоим? Вроде и верю твоему "столбу", но чего-то отпускать нас не торопятся. Может, он ошибся и в своих расчётах не там запятую после очередного нолика поставил?

— Вряд ли. Тем более, никто не обещал, что процедура признания нашей невиновности будет быстрой. Дай начальству посовещаться. Сам ведь знаешь, как оно это любит, несмотря на местоположение в пространстве.

— Ага! — хмыкнул он. — Думают, как правильно подать свой "косяк". Миров много, а начальственное “гузло” всегда одно и прикрыть его стоит по всем правилам. Но я уже притомился тут стоять, словно памятник Ильичу на городской площади.

— Двух Лениных на одной площади не бывает.

— Тогда будешь Крупской!

— Может сойдёмся на Минине с Пожарским, чтобы никому обидно не было?

— На всё согласен! Лишь бы побыстрее свергли с этого "пьедестала"!

— На всё?

— Не надейся! Только на самое необходимое!

— Эй вы! Прекратить разговоры! — попыталась приказать нам одна из охранниц.

— А то что? — участливо спросил я. — Повесите? Так вроде уже собираетесь! Или как недисциплинированных узников отпустите нас на свободу, пока не исправимся, а потом уже доказните? Так мы не против — отпускайте!

Возразить ей было нечего и она отстала, что-то недовольно бурча под смешки пришедшего на представление народа.

Смех смехом, но стояние на эшафоте не вызывало хорошего настроения. Наконец на балконе Птичьей башни появилась немного растерянная Селла-Орр-Кнара.

— В связи с новыми обстоятельствами, — слегка сиплым, взволнованным голосом произнесла она, — Егг-Орр и Юрий полностью оправданы! Все обвинения с них снимаются! Казнь отменяется и они оба восстановлены в своих правах!

Одобрительный гул и хлопки ладоней мужчин, стоящих за оцеплением, непонимание происходящего среди воительниц… Пофигу! Главное, что оправдали!

— Советник Кнара и его сообщник… Его товарищ Юрий вызываются для беседы в Главный зал! Мы справедливы и готовы признать свои ошибки! — продолжила более уверенным голосом Хозяйка Кнара. — Отпустить их!

— Ну вот, Земеля! А ты всё нолики считал! — облегчённо сказал я другу. — Сейчас всё самое интересное начнётся! Ты уж включай "дипломата" — надо тебе отсюда "дёргать"!

— Понял. Постараюсь. Хотя и противно.

— Нам не привыкать. Старайся!

Нас вежливо, хотя и без особого радушия, спустили с помоста и привели к дверям башни. Только тут настороженное внимание ослабили и дали спокойной подняться по лестнице.

Все в сборе… Со стороны Селлы стоят Правая Рука и Юллиана, со стороны Агги-Орр-Нест — несколько приехавших с ней воительниц. Намечается представление…

Мы, как две "заблудших овцы" стояли посреди зала под пристальными взглядами собравшихся женщин

— Ты оправдан! Вы оба оправданы! — без предисловий начала Хозяйка Кнара. — Егг-Орр восстановлен в звании Советника. Юрий… Тут уж решать Владетельной Агги-Орр-Нест.

— И всё? — спросил я.

— А что ещё? — недоумённо спросила Стелла.

— Я не услышал главного — извинений!

— Не слишком ли? Тебя оправдали! Ты должен быть благодарен!

— Меня и моего товарища везли в клетке как крыс! Меня и моего товарища с позором вели на казнь! Ты считаешь, что ваши ошибки не стоят извинений?!

— Мы разобрались!

— И что теперь?

— Вы свободны!

Я посмотрел на Селлу, впервые изучая её ауру. Ещё тогда, когда узнал о своих способностях дал себе слово не "читать" эмоции любимой женщины, но сейчас не смог удержаться. Аура здоровая, подёрнутая всполохами неудовольствия. Облегчение, настороженность, немного надежды… Главного я не увидел — любви и раскаяния…

— Что ты можешь мне предложить? — осторожно спросил я, делая выводы из увиденного.

— Служить на благо Кнара, как и прежде! Или ты ожидал чего-то другого? Пепельные Камни нужны нам и кроме тебя…

Всполохи надежды затопили всю ауру Хозяйки. Так вот оно что! Нахрен я ей без Камней не нужен! Только выгода!

— Нет!

— Ты мой вассал! Ты давал клятву! — с нажимом произнесла Селла.

— Ты тоже давала…

Сняв с пальца перстень, я подошёл к камину, ярко горящему у стены зала.

— Помнишь мою клятву? Я верен тебе пока ты верна мне! Сколько дней я смотрел на этот перстень, мечтая вернуться в Кнара, мечтая увидеть тебя.

И что получил? Твоё предательство! Ты поверила пришлой сволочи, но даже не удосужилась поговорить со мной! С человеком, который был предан тебе и телом, и душой! Бросила! Так скажи? Чем я теперь обязан тебе кроме недоверия? Держи свой перстень!

Я положил его на полку камина. Потом достал горящее полено и оголив плечо, прижёг им знак принадлежности к клану Кнара, потупив боль. Палёное мясо раздражало ноздри и хоть боли я не чувствовал, но в душе словно бритвой провели…

— Как ты смеешь! — разъярилась Селла.

— Смею! Согласно Правилам и Устоям я имею право отказаться от Клана при свидетелях, отдав кольцо и уничтожив знак огнём! Отныне я не являюсь твоим подчинённым! Все слышали и видели?!

— Да… — склонив голову произнесла Хозяйка Нест. — Ты услышан… Согласно Устоям… Извини Селла, но твой бывший Советник имеет право.

— Тогда разрешите покинуть это собрание и приготовится к отбытию!

— Куда? — растерянная Селла не понимала до конца происходящее

— К Невве-Инн-Шлёсс! Я обещал ей! В отличие от тебя я держу свои обещания! Там мои дочери и люди, которые не предавали меня… Ещё…

Хозяйка Кнара пошатнулась, но взяв волю в кулак спокойно произнесла:

— Я чту Устои… Если так… Егг-Орр! Я принимаю тебя как Гостя в своём замке до тех пор, пока ты не отбудешь из него!

— Я услышал тебя, Селла-Орр-Кнара! Спасибо за гостеприимство. Осталось выяснить, что ожидает моего друга.

Агга-Орр-Нест поднялась со своего места и с улыбкой посмотрела на Юрку.

— Я тебе ничего не обещала, а ты — мне! Моя дочь хочет видеть тебя в нашем замке, но хочу ли я?

— Давай, Владетельная, не делать выводов! — Юрец был иронично учтив и покладист, прямо глядя на Аггу. — Поживём вместе и посмотрим! Может и получится! Но слугой я не буду! Тебе решать — нужна ли такая "заноза" под твоё хозяйское седалище.

— Ахаха! Не нужна! Но тем интереснее!

— Тогда поехали домой! Мне Нест нравится!

— Это главное! Обещаю без клетки!

— Но с кормёжкой? И говорить можно?

— Будешь сыт! А с разговорами… Если набьют морду — сам виноват!

— Договорились! Когда обратно?

— Узнаешь, как соберёмся!

— Слышь! — толкнул меня в печальный бок Юрка. — А не такая она и "деревянная".

— Да они все нормальные…Пока не заденешь …

Мы вышли на двор замка. Юрка подотстал, понимая моё желание побыть одному. Я же направился на Задний двор. Подойдя к двери, ведущей на кухню, где собирались после вечернего колокола все слуги, вдруг затормозил, не в силах переступить порог… Сколько дней и ночей это место было моим домом, а теперь… Развернувшись, двинулся в сторону кузницы, надеясь застать там Герула. Он один из немногих кто был со мной на "одной волне".

К счастью, кузнец был на месте.

— Ждал, когда придёшь! — отложив разогретую заготовку в сторону, улыбнулся он. — Ну, здравствуй!

— Здравствуй, дружище! — тепло обнял я сильно подросшего друга. — Как сам? Чего нового?

— Не спрашивай! — скривился Герул. — Много нового, а вот хорошего…

— Как Юллана? Родила от тебя?

— Родила… Когда ты исчез, то …

— То?

— То с Владетельной она пообщалась и ушла от меня. Дочь родилась… Недавно из замка Хранительниц с ней прибыла, но так и не увидел их обеих… Нескладно всё теперь… Наше воинство, "Звезду Кромок", распустили. Снова все занялись своим делом. Только Огсу направили на Тяжёлые Земли добывать Пепельные Камни. Первый раз два добыл. Пришёл весь побитый… Отлежался немного и снова… Там и сгинул… Твоего ставленника, Чувика, вместо него туда отрядили… Так что нет сейчас в Кнара ни Левой Руки, ни… Всем воительницы руководят, а толку от них в делах — сам понимаешь…

— Понимаю. Остальные то что?

— Кто смирился, а кто и обиду держит.

— Зря! — я пристально посмотрел на Герула. — Скажи всем, чтобы не бузили! Замок Кнара держится на вас, но и кровь, пролитую за него, забывать не стоит! Вы всего лишь раз в серьёзном деле участвовали, а женщины постоянно так живут! Скольких их в Последний Поход отправили пока вы "коровам хвосты крутили" да в земле копались! А Селла? Каждый день принимать решения тяжёлая работа! Если учесть ещё и всю политику, которая вас, мужчин, стороной обходит, то можно вообще с ума сойти! Вот и меня безвинно осудили… Думаешь, обиделся и желаю ей зла?

— Ну…

— Вот тебе и "ну"! Обиделся, конечно, на неё, но как на подругу свою — поэтому и уйду из замка. Только зла не желаю и желать не могу! Кнара стала моей Родиной! Понял?!

— Не совсем, Егг-Орр. Если это твой дом, то почему уходишь?

— А потому что ей будет легче без меня!

— Совсем ничего не понимаю… — удручённо протянул кузнец. — Хотел, на тебя глядя, с Юлианой помириться, а в результате совсем запутался.

— Дурень ты, хоть и умный мужик! Отделяй свои хотелки от нужного! Сможем ли мы нормально с ней рядом жить? Нет! Хорошо ли это для Кнара? Тоже нет! Поэтому и уйду при первой возможности отсюда, чтобы замок не ослаблять!

— А мне что делать, Правый?! — по привычке обратился ко мне Герул старым титулом. — Юллана меня стороной обходит! Тоже в бега?

— Чудак человек! Ну откуда я знаю!

— Ты первый, кто стал Воином! Кому как не тебе!

— Как Воин могу сказать только одно — храни, защищай, поддерживай! Не для того чтобы иметь с этого свою выгоду, а для души своей! Поймёт Юллана — хорошо, а если нет — ты сделал всё, что смог! Вот так! Думаешь ей легко? Приказали от тебя отказаться во имя Кнара — она сделала. Можешь, конечно, и обижаться, только смыла нет. Все чем-то жертвуют — Юлиана пожертвовала тобой.

Герул надолго задумался, вертя пальцами недавно выкованный гвоздь. Потом тяжело вздохнул и сказал:

— Спокойно было до тебя…

— Жалеешь о прошлом?

— Нет! Старым безропотным слугой уже быть не хочу, а новый чего-то не получается…

— Уже получился! — улыбнулся я, хлопнув его по плечу. — Ты, да и многие другие, сильнее стали, а значит и Кнара усилился! Хоть десять косичек заплети, но воительницы будут помнить ваши выбритые виски и как Серых Тварей вместе били! Не будете уже прежними ни для себя, ни для них! Поверь! Только не наглейте! Самое важное в жизни — это доверие! Придёт ещё время, когда о вас вспомнят!

— Что?! Опять беда?!

— Успокойся! Жизнь вообще штука бедовая! Просто раньше вы в ней не участвовали.

— Куда пойдёшь? — перевёл он разговор.

— В Шлёсс. К Настоятельнице Невве. Там мои дочери от Ввейды. Хочу их увидеть и многое из Хроник узнать. Вопросы есть…

— Хороший выбор. Земли спокойные.

— Я тоже так думаю. Только навсегда прощаться не буду. Если чего — сразу на выручку приду!

— К нашим заглянешь? Ждут тебя.

— Нет. Не хочу душу травить. Скажи им от моего имени, чтобы верно служили и не держали обид ни на меня ни на Хозяйку!

— Скажу! Весь наш разговор перескажу!

— Тогда бывай! Пошёл я в гостевой дом. Ещё поговорим — уезжаю, чай, не завтра.

Покинув кузню, я отправился спать, но на полпути меня окликнул знакомый голос:

— Висельник! А со мной даже не поздоровался!

Дэрркит-Орр, предводительница наёмничьего отряда "Стальные Клинки", стояла облокотившись на телегу и тепло улыбалась мне.

— Дэрркит! Я и не знал, что ты тут ещё!

— Пока здесь. Скоро наём заканчивается — тогда и уйдём в другой замок.

— Долго ты тут задержалась!

— Помощь нужна была. Не из-за денег. Хорошее место Кнара.

— А чего нам не продлила?

— Место хорошее, но не моё.

— Куда собралась?

— А ты куда?

— А с чего ты решила, что ухожу?

— А ты уходишь?

Я рассмеялся:

— Хорошо мы вопросами разговариваем! Права ты — ухожу.

— Слушай, Егг-Орр… Помню Весслуха, пусть Сёстры будут к ней добры, тебя в свой отряд звала… Может, вместе "погуляем"?

— С тобой — легко! Только я в Шлёсс…

— Устраивает! Пойдёшь ко мне заместителем? Знаю, что "отколешься" когда время придёт, но такой боец нам не помешает.

Я задумался. А ведь предложение стоящее! Юрка, волей-неволей, должен в Нест пойти, а шляться одному чревато неприятностями. Дэрркит я доверяю и отряд у неё на хорошем счету. Чего терять?

— Договорились! Только помощница у тебя дельная и на её место не гожусь. Могу как здесь — советником! — протянул я ей руку. — Когда приступать?

— Как только контракт с Селлой-Орр-Кнара закончится. Извини, но не хочу в последние дни проблем.

— Логично! Пойдем, выпьем? Чего-то спать расхотелось!

— На это и рассчитывала! — хитро подмигнула Дэрркит. — Столько времени не виделись!

Славно посидели! Сначала вдвоём, а потом к нам присоединились её наёмницы и Юрка, который тут же почувствовал себя в родной стихии. Сильно поредевшие во время Вторжения "Стальные клинки" оставались хорошей, спаянной командой, многих членов которой, если можно так сказать о женщинах, я знал лично. Так что влился легко, словно и был с ними всегда.

Несколько дней пролетели незаметно. Контракт Дэрркит закончился ещё вчера и завтра мы намеревались покинуть Кнара.

Нирра… Вошла в таверну, когда я обедал. Долго смотрела на меня в упор, потом тяжело вздохнула и, отведя взгляд, произнесла:

— Тебя Селла приглашает…

— Хорошо. Доем и пойду.

— Пойдём сейчас. И так нелегко…

— Тебе то чего?

— Скажу, что совесть мучает — поверишь?

— С трудом.

— А она, зараза, мучает… Извини. Мне стыдно. Даже не знаю как и говорить с тобой после происшедшего.

— Не мучайся! Ты Правая Рука! Не Голова! Что прикажут — то и должна исполнять, а иначе какой из тебя толк? Так что садись рядом и поешь. Целый день ведь на ногах?

Она неловко села напротив меня и несколько раз попыталась донести до рта ложку с похлёбкой.

— Не лезет…

— Расслабься! Мне бы тоже не полезло. Скажу честно — злюсь до сих пор, но на твоём месте поступил бы так же.

— А на месте Селлы?

— Не твоё дело. Не хочу её за спиной обсуждать.

— Поняла. Может, пойдём?

— Ладно. Уговорила. Только можно тебя об одном попросить? Скоро меня здесь не будет и больше довериться в этом вопросе мне некому. Не гноби мужиков! Пусть снова тренируются. Агорра-Орр-Торрг вас в покое не оставит и кроме, как от слуг помощи ждать неоткуда — слаба ваша коалиция против “столичных”. Если до меня будет не "достучаться" — шли птицу в Нест Юрию. Он парень толковый и его совет будет нелишним.

— Хорошо. Это легко пообещать, так как я об этом уже думала. Но, может, всё-таки…

— Нет! Ухожу! С Селлой мы не поладим.

Отодвинув миску в сторону, я поднялся из-за стола.

— Веди! Не будем испытывать хозяйское терпение!

Селла стояла у окна, облокотившись на перила. Правая, приведя меня быстро исчезла, оставив нас наедине.

Мы молчали, не в силах начать тяжёлый и никчемный разговор.

Первая начала она:

— Говорят ты подался в наемники?

— Да, Владетельная.

— Зачем?

— Здесь мне не место, а в хорошей компании погулять не зазорно. Заодно и мир посмотрю.

— Значит, мы — "компания плохая"?

— Я такого не говорил. Здесь — ДРУГАЯ компания.

— Ты предал меня! Опозорил перед всеми, а теперь ещё и кидаешь?! — не выдержав, закричала Селла. — Пепельных Камней нет! Золота нет! Вместо того, чтобы помочь развлекушки себе с наёмницами организовал?!

— Скажи мне… КТО просрала все Камни и золото? КТО разменяла мою верность на наговоры? КТО ни разу не попыталась поговорить со мной, чтобы понять происходящее и чуть не казнила?! Не знаешь? Так посмотри в зеркало!

— Я… Да! Была неправа, но…

— Даже не извинилась нормально! Моих дочерей, как обещала, не приютила в Кнара, оставив в Шлёсс, хотя они имеют все права на защиту Кнара! Пусть со мной у тебя ерунда получилась, но чтобы ты сказала их матери и своей подруге Ввейде, если бы сейчас она оказалась здесь?! Могу я тебе верить, если, кроме выгоды в тебе нет ничего? Камни, власть, ловены… А где твоя душа? Ответь честно! Говорила, что любишь меня, как любят в моём мире, но стоило только возникнуть недопониманию — бросила в клетку! Иди! Посиди там среди вшей! Если понравится — снова поговорим!

— Да как ты смеешь, семенник! Я — твоя Госпожа!

— Была! Теперь мой командир — предводительница "Стальных Клинков", а твой гнев для меня лишь громкие звуки! Я не буду тебе служить и жить под одной крышей тоже не желаю! Загляни в себя… Мы чужие… — перешёл я с крика на тихий шёпот.

— Ты сам говорил, что любишь, а теперь ненавидишь!

— Не так… Я не ненавижу — я разочарован. Искренне, глубоко разочарован. Кнара был и остаётся моим домом, но ты — разрушившая всё, что мы создавали с тобой, теперь просто пустое место, Владетельная. Здесь я готов умереть за каждого, кроме тебя. Поэтому и ухожу — так просто будет честнее.

Она отвернулась, делая вид, что рассматривает что-то за окном. Потом не поворачиваясь, произнесла:

— Уходи… Я услышала твои доводы… Дозволяю посещать Кнара в качестве Гостя в любое время..

С тяжёлым сердцем я спустился в замковый двор. Вроде и все "точки расставили", но не покидало ощущение, будто бы сейчас произошло нечто непоправимое, чего стоило избежать. Несмотря на мою гневную, обличительную речь, я понимал, что продолжаю её любить… Может, просто привык к этому? Посмотрим. Время покажет.

Минуя весёлые застолья, проскочил в свою комнату, чтобы побыть наедине со своими мыслями.

Не заметил, как пришла ночь. Последняя ночь в Кнара…

Проснулся затемно. Оказалось я не один такой. На своей койке сидел Юрка и смотрел на меня грустными глазами.

— Не спится, Земеля?

— Уснёшь тут, когда друг отчаливает неизвестно куда.

— Не дрейфь!

— Да я не за себя! Просто жалко очень… Столько с тобой пережили вместе, а теперь будто свою выросшую ногу опять теряю — больно.

— Знаешь, Юрец, а это хорошо, что расстаёмся. Ты жизнь свою без оглядки на меня будешь строить и я тоже свободен! Пересекуться ещё наши дорожки и не раз — печенкой чую! Так что давай не киснуть!

— Может ты и прав. Дашь "вводные" на прощание? Ты ж Мир Сестёр лучше меня знаешь.

— Никаких советов! Я — это я, а ты — это ты! Из стольких передряг выбирались вместе и по отдельности! Верю, что ты тут "шороху" наведёшь! Ещё будем наперебой хвастаться при встречах, кто "круче"!

Мой друг улыбнулся, поднялся с кровати и, вытащив из-под подушки "баклажку", тепло сказал:

— Тогда давай "на посошок", Берец! Где наша не пропадала!

Мы пили почти не разговаривая, но с каждым глотком приходило ощущение братства и бесшабашности! А действительно! "Где наша не пропадала!". На душе становилось легко и свободно! Пусть расстаёмся, но каждый из нас понимал — он не один!

* * *
— Селла стояла у окна смотрела как Егг-орр вместе с отрядом наёмниц покидает Кнара. Обернётся или нет? Странно, но для неё это было сейчас очень важно. Даже не сам отъезд, а то КАК он посмотрит в её сторону. Не обернулся… Как всегда, поступил по-своему.

Нирра вошла в покои и стала рядом, ничего не говоря.

Отряд "Стальных клинков" скрылся за горизонтом. Только пыль от лошадей на выжженной солнцем дороге ещё клубилась местами, не успев осесть.

— Вот и ушёл… — со вздохом проговорила Правая.

— Ушёл… Предатель..

— Может быть… Тогда почему на душе погано?

— Наверное, потому, что Твари тут мы, а не он. Точнее, я. Всех предала. И его, и слуг, что были верны до конца. И тебя тоже — вот почему.

— Я с тобой!

— Я знаю… Поэтому ты такая же Тварь, как и я.

— Нет, подруга. Я другая Тварь. Мне хоть хватило смелости извиниться и я не делила с Егг-Орром Брачного Ложа…

— Не начинай… Понимаю всё и без тебя. Но нужно было выбирать — он или наш замок. Я выбрала.

— Жалеешь?

— Очень. Мне дали Сёстры шанс стать другой, а я им не воспользовалась.

— Что теперь?

— Напьюсь. Потом справлюсь с этой болью и забуду его.

— Нет. Не забудешь! Как Юллана не может Герула забыть.

— Да… Заразил он нас своею любовью.

— Не хотели бы — не заразились!

— Не хотели. Поверь! Очень не хотели! Но кто нас спрашивал?!

— А я буду его ждать! Такие люди на вес золота!

— Будешь? Я уже жду! Без него не смогу. Мне не нужен Слуга — мне нужен ОН! Понимаю, что поступила как Владетельная верно, но зачем всё это, если нельзя улыбнуться и обнять, глядя в глаза того, что подарил счастье.

— Терпи! У тебя теперь долга жизнь благодаря Пепельным Камням! Его Камням! Сёстры не зря нас искушают и испытывают! Значит, время ещё не пришло! И знаешь, Селла, что меня немного радует?

— Что?

— Не мы одни теперь такие! Агга с этим Юрием себе сильную головную боль нажила! Только наш иномирец хитрый, а этот как таран, хотя тоже не дурак! Посшибает стены Нест своей упрямой головой так, что ещё благодарить Сестёр будем за Егг-Орра, а не этого пробивного мужика! Он уже сейчас половину наших воительниц втянул в свои делишки!

— В какие?

— Ничего особенного, но умеет, засранец, заинтересовать!

— Говори прямо!

— Устроил соревнование между Кнара и Нест, кто круче! Приз — бесплатная выпивка от проигравших в таверне!

— Помогите мне, Сёстры! Гнать его отсюда!

— Не! — расплылась в довольной улыбке Нирра. — "Помогите Сёстры" замку Нест! А про Бейллу вообще молчу — читала её письмо? Не отдаст такого никому! Представь, что эти двое натворить могут! Если честно, то я даже представлять боюсь!

— Да уж… — впервые улыбнулась Селла. — Бейлла и Юрий… Знаешь, а наш Егг-Орр уже не кажется таким проблемным! Отдай Агге Пепельные камни — ей сейчас они точно нужнее будут!

4. Юлий-Юрий

Как говорила моя мама: "Юлик! Папа с мамой всегда рядом, а остальные только притворяются!". Не притворяются, мамочка. Не все. Сегодня отбыл из Кнара Егор. Человек, с которым я готов любое дерьмо вместе хлебать. И не потому, что он больше его съест, а потому, что не даст мне самому его нахлебаться. Сколько хороших и плохих моментов с ним в жизни пережили. Вместе учились, воевали. Вместе в этот мир попали, но без его плеча я бы так и остался сыном из полуеврейской семьи.

Странное дело, родословная Юлия Земляничкина. Моя мать познакомилась с отцом на фабрике "Красный треугольник" в конце семидесятых. Она Раиса Марковна, подающая надежды дизайнер, а он, Серёга Земляникин — русоволосый пацан на практике. Как там должны были сложиться звёзды, чтобы эти двое оказались вместе — не знаю, но через несколько месяцев мама заявила родственникам, что в их многострадальной еврейской семье ожидается незапланированное пополнение. Сколько было "охов и ахов"! Сколько литров валерьянки пролились в рот и мимо него, но факт остаётся фактом — я родился в полуантисемитской семье! Это если учесть, что мой батя был круглым сиротой, выросшим в детдоме. Почему в роду оказались антисемиты? Да благодаря деду, Марку Самуиловичу Бергману. Вот где не человек, а "глыба"! Войну начал простым пехотинцем, а закончил её старшим лейтенантом разведки. Узнав, что его дочь должна родить не от "своего", крякнул, налил стакан водки и вынес вердикт:

— Райка "'понесла" по любви? Значит, так тому и быть! И ничего, что не еврей! Я мальцом на фронте вторым номером пулемёта начинал. Драпали быстро — били нас тогда "фрицы" крепко. "Первым номером" был у меня Семён Петров, казак из-под Краснодара. Мужик хороший, но евреев не любил и мне постоянно об этом напоминал. Оставили нас вдвоём на одной высотке прикрывать тыл отступающим войскам. Он, уложив поудобнее пулемёт, впервые ко мне не "Еврейчик", а по имени обратился: "Марк! Сдаётся мне, что тут и останемся. Дай своих родных адресок — если выживу, расскажу им какой ты парень геройский. Повезёт тебе — в моей гимнастёрке медальон с моими родными. Негоже нам "без вести" пропадать. Держись, сынок! Если будет худо — уходи. Я своё пожил, а ты ещё "зелёный" совсем, так что на меня не обращай внимания.".

Четыре коробки с патронами извели пока нас из танковой пушки не накрыли. Потерял я сознание, а когда очухался — свои. Семён меня, весь израненный, до своих донести умудрился. Сам не выжил, а меня дотащил! Врач в медсанбате говорил, что он при смерти всё обо мне спрашивал. Дотянул до того момента, когда узнал, что буду жить, а потом помер. Вот так!

Потом разведрота до сорок четвёртого. И тут начальник особого отдела вызывает к себе, как сейчас помню, что в Польше под Гданьском.

Говорит:

— Старший лейтенант Бергман! Тут на Вас пришло! Говорят вы с немцами "якшались", когда за линию фронта ходили!

Я охренел по первости. Даже особиста за грудки схватил:

— Я с немчурой только своим остро заточенным ножом общался! По горлышку! Ещё под рельсами им "подарочки" толовые оставлял! Какая гнида очернила?!

Имена тех гнид узнал после восьмилетней отсидки… Спасибо, что не расстреляли. Рядовой Исанбаев, сержант Шанев, сам особист — Илья Репейников и какой-то, его даже близко не видел, Изя Штельман. Чем до них добрались — не знаю. Может “шкуры” спасали или семьёй шантажировали, но оговорили меня крепко. Мои ребята, как узнали, “бучу” подняли, а среди них и славяне, и грузины, и буряты с узбеками были! Отбить не смогли, но на “тройку” суда впечатление произвели знатное. С того момента я и перестал делить людей по национальности — Семён Петров, завзятый антисемит и правильный человек, мне бы этого не простил! Вот и всё… А Артурчик Коган, бравший часто в долг и отвернувшийся, когда нужно было моей семье помочь, вроде бы тоже свой, но таких я пинком под жопу отправляю! Сами знаете, что так и поступил!

Захотела Райка выйти замуж — пусть выходит! В ней моя кровь и часть жизни того Семёна Петрова! И мужика её буду оценивать как человека, а не по “обрезанию!".

Так и жил Марк Бергман, умудрившийся в “лихие девяностые” в один день подраться, несмотря на возраст, с ряжеными казаками, наглым кавказцем на рынке и с группой ортодоксальных евреев, попытавшихся учить его “правильной” жизни! Мощный дед! Были бы подковы — гнул бы до самой смерти своими волосатыми, жилистыми руками! От него сила, видимо, ко мне и перешла. Горжусь им!

Хорошая у меня, в итоге, семейка получилась! Дедушка — "махровый" еврейский антисемит-интернационалист, на дух не переносивший никаких разговоров про “богоизбранность”, отец — русский, но восторгающийся еврейской культурой, мать — истинная еврейка, полюбившего русского. Кто в такой семье должен был вырасти? Только я, Юлий Земляникин, непохожий ни на кого! И куда мне? Либо в шахматы и скрипачи, либо… в военное училище. Последнее я и выбрал под аплодисменты деда и грустные взгляды остальной родни.

Дальнейшая жизнь показала, что дед был прав — "Земеля" нашёл своё место!

Так и живу, собрав самые экстремальные достоинства двух народов, не забыв прихватить и недостатки, не менее экстремальные! И в одном, и в другом русские с евреями дадут "фору" многим! А уж если вместе, то "пиши пропало"!

Вот и теперь, снова возвращаясь в Нест, я чувствовал себя то ли своим, то ли чужим. Бывшая охрана со мной не особо разговаривала. Прав был, Егорыч — слишком много гадостей им я выдал по пути в Кнара, чтобы на меня не обижались. С другой стороны — откровенной враждебности тоже не было, памятуя о моём вкладе в бескровную войну со столицей. Владетельная Агга выделялась на фоне остальных. Она постоянно пыталась завязать лёгкие разговоры, но и "ежу понятно", что прощупывала моё настроение. Любезничать с ней я не собирался, поэтому отвечал чётко и откровенно, не глядя нравится это ей или нет. Потихоньку к нашим диалогам подключилась и Дахха. Вроде, простая Защитница, но что-то в ней было такое, что выделяло из основной массы женщин.

— Не жалеешь, что с другом расстался? — спросила она меня на очередном привале.

— Жалею. — искренне ответил я. — Только, как Егг-Орр сказал, это правильно. Человек сам должен строить свою жизнь! А с ним мы не расстались — просто временно разъехались в разных направлениях. Кстати! За свои слова прошу прощения. Нужно было "пар выпустить"!

— Пар?

— Это как с котлом, который на огне! Вовремя крышку не снять — сама знаешь, что получится! Так и я с вами! Гадостей наговорил и полегчало. С тобой такого не бывало разве?

— Бывало. Но тут дело в другом — слишком ты удачно чужие недостатки высмеивал. Получается, что и мои были не просто со злого языка?

— Не просто, чего лукавить! Их легко увидеть. Ты под кожаную куртку корсет затягиваешь или, вот, ставки под грудь жёсткие установила. Значит, хочешь грудь приподнять и фигуру фигуристой сделать. Отчего? Стесняешься их! Ну вот как злому человеку в клетке не упомянуть твои фобии? Да никак! Не себя же, узника, обстёбывать! С твоими подругами то же самое. Сами себя выдаёте. Хотя и хорошего много вижу, но в моём бывшем незаслуженном положении главное — плохое!

— Ишь ты! Действительно! Всем хочется, пусть чуть-чуть, но быть лучше. Давай тогда про хорошее говори — может и прощу.

— Да без проблем! Плавная и чёткая! Видел как с Серыми Тварями "танцевала". Глаза не только зоркие, но и очень выразительные! У нас — в другом мире, считается, что они отражают душу человека. Отличная у тебя душа! С тобой и огонь и в воду не страшно — не подведёшь!

Зардевшись, Дахха пыталась подобрать нужные слова, но её прервала Агга, вклинившись в наш разговор.

— А мои глаза? Что тебе, мужчина, говорят?

Думала смутить? Фигушки! Меня, прошедшего через все круги ада женского соблазнения, таким не остановить.

— Тебя, Госпожа Агга-Орр-Нест, обсуждать не буду! Нехорошо это. Твои глаза очень похожи на глаза твоей дочери! Не могу обсуждать маму моей самой желанной женщины на свете! Я про них лучше Бейлле расскажу, а уж она, если захочет, тебе мои слова сама передаст!

— Забываешься?

— Нисколько! Просто говорю честно. Или стоило соврать?

— Нет… Не будем врать друг другу — у меня на тебя серьёзные планы.

— Значит, пусть так и остаётся. Могу хвалить тебя и дальше — искренне и самозабвенно, но, если чего, ругаться тоже буду от всей души.

— Кажется, я сделала ошибку, пустив такого в свои земли…

— И тут спорить не буду. Как и говорил — время покажет. Но насчёт Бейллы… Ты уж извини — никому не отдам, если она сама против не будет! Шикарная у тебя Наследница, Госпожа!

— Времени зря не теряешь, но моя дочь принадлежит только мне и Нест! С кем она там на Брачном Ложе развлекается — её личное дело! Она большая девочка и имеет право на расслабление!

— Думай как хочешь! Только мало его, живого времени. Сегодня мы с тобой разговариваем, а завтра… Может и Последний Поход случиться! Стоит ли любезничать, скрывая свои чувства? Я люблю по своему, вы — по-своему! Какая разница? Лучше так чем враждовать!

— Быстро живёшь. И умирать быстро собрался.

— Нет! Умирать я уже пробовал — не понравилось… Всю жизнь под других подстраивался, умирая душой и теперь жить хочу! А за жизнь и подохнуть не страшно — слишком она важная причина!

— Мужик, а умный. Ладно. Живи уже, но с оглядкой — не искалечить своим жизнелюбием тех, кто рядом с тобой.

— Я постараюсь, Агга-Орр… Обещать не буду, но постараюсь. Сложно всё это.

— Хорошо, что понимаешь!

С этими словами Хозяйка Нест стеганула коня и поскакала по своим делам.

— Вот же послали Сёстры "мыслителя"… — сокрушенно покачала головой Дахха и отправилась вслед за предводительницей, прервав наш философский диспут.

Дорога не под арестом оказалась намного интереснее. Я с удовольствием рассматривал местные пейзажи, ища сходство и отличия от земных. И хотя большой разницы вроде и не заметил, только ощущение другого мира не покидало меня — вроде всё "как у людей", но многочисленные нюансы явно давали понять, что "тут вам не здесь".

Постепенно весёлые, широкие холмистые просторы с вкраплениями небольших лесочков, сменились более строгим каменистым рельефом. Вдалеке явственно стала проступать скалистая гряда, рядом с которой разместился замок Нест. Ещё пару-тройку дней и мы дома.

Странно как-то звучит — "дома"… Прожил более тридцати лет на Земле-матушке, а вот такого чувства, как сейчас, не было. Родина, родительское пристанище, близкие люди были, а настоящего дома чего-то не случилось. Теперь же я эмоционально рвался в Нест, ощущая его своим местом. Может, конечно, в этом и Бейлла виновата — слишком уж запала в душу, но, думаю, что не только она.

Ладно! Не стоит по этому поводу заморачиваться — выбора ведь всё равно нет. Будем считать, что заново родился! ЗДЕСЬ!

С воительницами отношения постепенно налаживались, хотя "холодок" и ощущение дистанции никуда не делись. Ну тут тоже всё понятно — мало того, что им наговорил по глупости, так ещё и мужик — низшая каста. Не принято у "белой кости" со слугами якшаться. Хотя жаловаться тоже грех — в нашем средневековье давно бы "прикопали" и за сотую часть того, что мы тут с Егором устроили. Здесь, всё-таки, люди добрее, проще и терпимее друг к другу. Вон Агга, например! "Крутая феодалка", а в быту, в том, что никак к делу не относится, ведёт себя просто, не выпячивая своё эго. Егорычина Селла, тоже такая, несмотря на все её "закидоны".

К Нест подъехали рано утром, заночевал буквально в нескольких километрах от него. Было искушение преодолеть их ночью, но Агга приняла разумное решение не ломать ноги коней впотьмах, тем более, камней и валунов на пути хватало.

Уже поднимались по узкой дороге к замку, когда навстречу нам, нещадно стегая своего жеребца, выскочила Правая Рука.

— Беда, Владетельная! — закричала Раулла вместо привычного приветствия. — Наследница похищена!

— Как? — спокойным голосом Агги можно было замораживать воду.

— Лагерь столичных… Ночью группа из него, убив несколько охранниц, непонятно как проникла в замок и выкрала Бейллу. Часть столичных воительниц, обнаружив побег подняли шум и доложили всё нашим. Я пошла разбираться в лагерь, отослав слугу за твоей дочерью. Он прибежал весь испуганный и заявил, что дозорные в Главной башне мертвы! Вырезали их, а самой Бейллы нет. В её покоях разгром и пара дохлых воительниц из столицы. Я уже перекрыла ворота замка, обыскала каждый его закуток — нигде нет! Недосчитались нескольких коней. Ушли ночью, твари!

Хозяйка Нест молчала, переваривая страшную новость. Потом подошла к Раулле и схватив за грудки, страшно прошипела:

— Как они могли спокойно проникнуть в МОЙ дом?!

— Извини, Госпожа! — негромко сказал я, пытаясь перевести её внимание с бледной Правой на себя. — Такие вещи просто так не делаются. Надо знать, где и что находится, тайные проходы в замке и прочее. Свой человек у них был! Без него они и шагу бы не сделали — попались. Тут предательством отдаёт!

— Думаешь? — резко отпустив Рауллу, отчего та, не удержавшись, упала, спросила Агга.

— Уверен. Спроси — всех ли охранниц у лагеря пересчитали?

— Ну?! — зло посмотрела та на Правую.

— Двоих не нашли… Думали, что прибили и оттащили в сторону. Не до их поисков было.

— Тогда всё понятно! "Крысы" у тебя в замке завелись, Владетельная! Помогли охрану "снять", а потом спокойно прошли в замок и этих с собой привели. Посты вырезали тоже без проблем — не ожидали они такого гадства от своих. Ножом в спину и путь свободен. Дальше… Покинули замок и в обход дозоров двинулись в Торрг. Бейлла, уверен, жива — иначе просто бы убили на месте. Так заморачиваться с ней стоило только в одном случае — торговаться с тобой будут. Не знаю чего попросят, но попросят за Наследницу очень многого. Готовься!

— Твари! Подлые твари! Срочно в погоню! — заорала Владетельная, снова вскакивая на коня.

— Не торопись! — попытался я охладить её пыл. — Дорога в столицу одна?

— Одна! Ты сам по ней воевать ходил!

— Значит, не догоните! У них две проводницы из местных и разница в несколько часов. Погоню, конечно, отправить надо, но стоит и другие пути поискать. Не может быть, чтобы вариантов не было.

— Все в замок! — изменила Хозяйка Нест своё решение. — Юрий! Держись рядом — твои знания могут пригодиться!

Без лишних слов наш отряд молча поскакал в сторону замка.

Агга-Орр-Нест влетела в свои покои, ногой вышибив дверь. Налила из стоящего на столе кувшина лёгкого вина и дрожащей рукой поднесла бокал к губам. Пила жадно и не отрываясь. Струйки жидкости лились мимо рта по подбородку. Потом окинула взглядом всех нас, успокоилась и произнесла:

— С чего начинаем?

При этом, она смотрела на меня, словно только я один знал ответ на этот вопрос.

В дверь вбежала одна из приближённых к хозяйке Защитниц.

— Госпожа! Две наши воительницы отсутствуют! Обе были в охране лагеря. Со слов других, находящихся в нём, они часто обедали с беглянками. Скорее всего, имело место предательство. Не знаю чем их подкупили, но дозорные на одном из "ловенов" докладывают, что к ним заходила одна из наших — Хурра. Сказала, что по твоему приказу в ночь отправляется отряд. Выпустили их через Тёмные двери.

— Тёмные двери? — вклинился я.

— Да. Под замком пещера сквозная. Вот они через неё и ушли.

— Всё так, как ты и говорил. — снова зыркнула в мою сторону Агга.

— Не мудрено. Люди слабы. Если поманили "вкусным куском", то некоторые пытаются его сожрать, несмотря на других. Оправдание своей подлости потом легко придумают. Сталкивался с таким в своём мире.

— Это вы скверну принесли!

— Нет. Просто я и Егг-Орр помним про неё. Пока с внешним врагом сражаетесь — все братья и сёстры, а когда между собой… Тут для некоторых важна собственная рубаха, что ближе к телу. Серых Тварей не обвинишь в своих неудачах, а ближнего или ближнюю — легко и с удовольствием. Сама, ведь, когда нас в клетку сажала, примерно так же думала.

— То вы, а то…

— А мы невиновны оказались! Может, потому, что женщины предали, теперь злишься? Они ведь не заморыши-слуги.

— Может и так… Что хочешь предложить? — не стала вдаваться в полемику Хозяйка Нест.

— Карту надо! Посмотрим, как они идут, а дальше начнём выводы делать.

Через несколько минут на столе лежала карта с грубо очерченным рельефом местности. С точки зрения изобразительного искусства — шикарно, но дельного в ней было мало.

— Короче, Владетельная! — провёл я пальцем по бумаге. — Вот единственная дорога, огибающая скальную гряду. Как высоки горы?

— Высоки. Ещё ни разу не перелезали, хотя очень старались.

— Тут никак не срезать путь? Это около двух дней, если верить вашим писулькам.

— Нет. Дороги там нет.

— Извини, Госпожа, — вмешалась Дахха. — Есть Дурная дорога. Пусть не сквозь горы проходит, но…

— Не говори ерунды! Считай, что и нет её! Сколько времени прошло!

— Что за дорога? — заинтересовался я.

— Неоконченная. — поморщилась Агга. — С двух сторон прокладывали ещё при моей пра-прародительнице. Не получилось соединить.

— Но она есть? Осталось только часть её преодолеть?

— Не получится.

— Если я попытаюсь, то хуже не будет? Ты посылай погоню, а я рискну через горы.

— Ещё раз говорю — не получится.

— Тебе не всё равно? Может, я — иномирец, и пройду. Шанс, верю тебе, слабенький, но дай попытаться. Лучше сделать всё, чем потом жалеть о неиспользованных возможностях! Я же тебе сказал, как Бейлла мне дорога и что её жизнь теперь не только твоя, но и моя тоже!

— Хорошо… — поразмыслив, кивнула Агга. — В любом случае, это не навредит. Бери несколько воительниц из группы Даххи… С ней вместе бери. Сам идёшь за старшего, но к Даххе прислушивайся. Она там всё излазила и лучше тебя в камнях разбирается.

О, как! Нужно поговорить с ней без лишних ушей. Прав я — непростая она тётка, раз Владетельная так её выделяет.

— Последний вопрос, Госпожа! — постарался я "ковать пока горячо". — Нужны крюки и верёвки. И… Без оружия глупо соваться.

— С верёвками и прочим — опять к Даххе! А оружие? Хоть всех воительниц догола раздеть, но возьми себе нужное!

— Догола? Спасибо за разрешение! Только мне они голые даром не сдались! Вот Бейлла…

— Идиот! — внезапно улыбнулась Владетельная, несмотря на весь трагизм ситуации. — Хотя… Может, у такого и выйдет! А с Бейллой потом, если спасёшь, сам договаривайся!

— То есть, я могу сослаться на твой приказ, если чё?

— Иди в жопу, семенник!

— Ух! Ты прямо мои отцы-командиры из другого мира! Умеешь правильно воодушевить!

С этими словами я, обхватив Дахху ниже пояса, вытолкал себя и её из покоев. Агга-Орр-Нест смотрела вслед нам с улыбкой, грустью и надеждой.

Солнце не успело войти в силу, когда из Нест двинулись два отряда. Один вела сама Агга в погоню за беглецами, а второй неторопливо, но не менее быстро вёл я — Юлий-Юрий, как сам себя мысленно всегда называл в непростых ситуациях. И хоть имя Юлий мне не нравилось с детства, но двойное название придавало не то чтобы сил, а какое-то бесшабашное состояние. "Слабый-сильный" — вот таким я казался себе, когда совмещал имя, данное при рождении, с именем, выбранным самим.

Дороги у наших отрядов были разные, но цель одна — освободить Бейллу.

Почти весь путь ехали молча. Непривычно по бедру бил меч, звонко стуча о металлические части упряжи. На меня косились с подозрением и беспокойством — слишком неопытным казался в седле и с этой железякой на боку. Наконец, подъехали к горам, где воительницы быстро соскочили с коней, взяли их под уздцы и внимательно посмотрели, как то же самое проделываю я. Не стал их разочаровывать — в раскоряку выпал из седла, споткнулся о меч и утерев нос рукавом, сказал:

— Может, вернёмся?

— Чего?! — воскликнула Дахха.

— Да ничего! Делать нам там нечего, пока вы не по сторонам, а на меня пялитесь! Раз тридцать могли вас перебить словно глупых куриц! — отбросив шутовство, прорычал я. — Куча дебилок! Развлекались, глядя на мою беспомощность, а о деле забыли! Слушайте внимательно! Кому тут представление надо — валите домой! Да! В седле я плохо держусь и прочее, привычное вам, тоже плохо делаю, но хоть одна из вас, прилипшая к "неуклюжему семеннику", делом занималась? У меня жопа болит и остальные части тела, а всю дорогу контролировал один! Ни одного разъезда! Ни одной разведчицы впереди! Хорошо! Если не ждёте засады, то о Серых Тварях хоть вспоминали?

— Ты командир! Ты должен был…

— Должен! Специально не делал! Смотрел, что вы из себя представляете и с кем в бой, если чего, идти… Не с кем, оказалось! А тебе, Дахха, что Владетельная, как самой опытной, приказала? Давать советы, если буду “тупить”. Ну и? Где они? Со всеми лыбилась, забыв о деле! Дальше пойду один — такие провожатые мне даром не нужны!

— Не забывайся! — затянула привычную тему одна из мощных Защитниц со рваным шрамом на щеке.

— Как ты, когда по морде-лица от Тварей схлопотала? Так я и не забываюсь — чистое моё несравненно красивое личико! Повторюсь! Кто не хочет работать в команде — домой!

Честно говоря, думал, что сейчас побьют, но женщины оказались реально серьёзные и истерить не стали. Немного подумали, попереглядывались и уставились на Дахху.

— Мы поняли тебя, Юрий… Дур здесь нет, так что на время похода принимаем в наш отряд. Но учти — только на время!

— Большего и не надо! — я согласно кивнул на её слова, мысленно переводя дух. — От каждого по способностям, а дальше — личное. Значит, идём дальше пешком, как понимаю. Две воительницы впереди, а остальные внимательно смотрят по бокам и назад — не фиг нам "нежданчики". Ты, Дахха, сама назначай, так как лучше знаешь кто на что способна. Для передового дозора — в случае опасности в бой не вступать. Отходите к остальным и вместе решаем проблему. Наша цель не кучу голов проломить, а выполнить задачу по перехвату беглянок. Всё понятно?

— Я поняла. — внимательно посмотрела мне в глаза Дахха.

— Ну, тогда вперёд! И… Тихо идём! Никто не обещал неприятностей, но лучше их обойти по другой дороге, пока они нас не заметили.

Моё внушение дало о себе знать. Пусть женщины остались и недовольны им, но перестали вести себя как на прогулке, внимательно осматривая каждый камень.

Дорога ухудшилась. Видимо, реально прошло много времени с момента её постройки раз всё заросло кривыми деревцами и покрылось каменными завалами, на которых чудом не переломали ноги кони. Единственное, что утешало — это хоть какое-то подобие пути, а не крутые скалы, нависающие по бокам.

На одном из относительно ровных участков пути я обратился к Даххе:

— Смотрю, хорошо ты здесь ориентируешься. Часто бываешь?

— Часто. — нехотя ответила она.

— Зачем?

— Надо.

— Ладно тебе! Не злись! Для дела спрашиваю.

— Железа Арки Ту много дают, но и золото, "кузнечную пыль" и медь, обычно, в таких местах находят.

— Нашла?

— Ещё нет, но должно же быть что-то!

— Понял. Значит, ты геолог!

— Кто? — не поняла Дахха.

— Ведающая про камни. Так понятнее?

— Теперь поняла. Моё воинское прозвище — Камнеедка.

— Ахаха! Небось, вначале "Камневедка" была?

— Чего лыбишься? Так и есть. Просто иногда камни и на вкус попробовать стоит, чтобы понять из чего состоят. Правда не жрала их, а изредка языком лижу.

— Знаешь, Дахха! По мне — нормальное прозвище! У некоторых и такого нет! А почему дорогу через горы не достроили?

— Не повезло. С двух сторон долбили больше трёх десятков лет и уже закончили почти как в камень уперлись. Странный, скажу я тебе, камень! Всего сотню шагов в ширину, только пройти его невозможно. Киркой бьёшь — она отскакивает, подкоп делаешь — везде он. Хотели обойти, но по бокам глубокие ущелья, из которых ядовитый дым поднимается. Долго пытались закончить строительство, но так и не смогли, потеряв кучу народа. А уж когда каменюка стала людей от себя отшвыривать…

— Ни фига себе! Это как?!

— А так! Шагов на пятнадцать подойдёшь и всё — кидает назад! Стоишь и не понимаешь, как здесь оказалась! Плюнули на это дело, а дорога с тех пор Дурной и зовётся. Скоро сам всё увидишь! — отвернулась Дахха, потеряв всякий интерес к разговору.

Не соврала Камнеедка — через пару часов наш путь окончился, уперевшись в странную преграду. Может быть, это и камень, но мне увиденное больше напоминало тёмно-серое, непрозрачное стекло, манящее своим блеском и глубиной. Кругом были обыкновенные камни, покрытые мхом и пылью, а ЭТО, выглядывая частично из горы, сияло чистотой, словно каждый день его протирали тряпкой и мыли с мылом. Очень интересно! Я шагнул к нему, ожидая, что и меня "откинет", но ничего не произошло. Подойдя вплотную, положил ладонь на блестящую поверхность камня, пытаясь ощутить его.

— Гость! Доступ к накопителю недоступен, в связи с ограниченно-разрешённым допуском! Немедленно покиньте его границы!

Ничего себе! А голосок-то знакомый! Также со мной Столбы Ту разговаривали! Они? Или, может, Ту'санр, раз гостем назвал? Попытаемся! Уж чего-чего, а с тупой программой Гугла мне приходилось не раз "бодаться".

— Сравнение некорректно! — пришёл очередной посыл с лёгкой, как показалось, ноткой обиды.

— Извини! Опасности для накопителя данная группа людей не представляет. Необходим проход на его другую сторону.

— Подтверждено. Опасность минимальна. Согласно директивам безопасности возможен единовременный односторонний проход Гостя и ещё одной особи.

— Отлично! Принял! Когда возможен переход?

— С момента контакта обоих лиц с накопителем.

Я решил расширить свой кругозор наглым вопросом:

— Что такое накопитель?

— В доступе отказано!

Чего-то я и не сомневался. Егорыч про такое мне рассказывал — не доросли ещё мы с ним до "взрослых" вопросов. А жаль! Любопытство распирало сильно — это же нечто сказочное, к которому повезло прикоснуться!

— Сравнение не корректно! — ответил мне внутренний голос.

— Принял. Как тебя называть?

— Ту'санр, Гость!

— Возможности общения с тобой?

— Мои проекции в виде Арок Ту — как обозначают их населяющие этот мир, готовы на контакт при непосредственном энергетическом взаимодействии.

— Прикоснуться, что ли?

— Ответ положительный.

— Понял! Спасибо.

Ответа не последовало, но я его и не ждал, честно говоря.

Прервав контакт с накопителем, вернулся к воительницам, смотревшим на меня широко раскрытыми глазами от удивления.

— Ну? Чего опять не так? — спросил я.

— Тебя не откинуло и камень… Камень светился, когда ты прикоснулся! — невнятно произнесла воительница со шрамом.

— А! Тогда ясно! Не волнуйтесь — я договаривался с ним!

— Договаривался? — это Дахха отмерла.

— Ага! Хороший он парень — душевный! Короче! Тут такое дело. Пройти можно, но только мне и ещё одной из вас. Больше он не пропустит.

— Иду я! — твёрдо заявила Камнеедка. — Кони с нами?

— Вряд ли. Если честно, то не спросил, так что, давай, попытаемся.

Кони не пошли. Просто не пошли и всё. Поняв жирный намёк, мы с Даххой приблизились к накопителю и положили ладони на его гладь.

Я ждал чего-то интересного и незабываемого, но всё оказалось обыденно — оба оказались, тихо-мирно, на другой стороне.

— Думала, иначе будет… — разочарованно вздохнула моя напарница.

— Я тоже ждал чуда. Даже обидно. Ладно! Горевать потом будем, а сейчас надо к дороге в Торрг идти!

* * *
Осторожно, не снижая внимания, мы двинулись по разбитому старому пути, постепенно приближаясь к цели нашего конечного маршрута.

Остановились только тогда, когда внизу под нами показалась извилистая линия дороги.

— Здесь подождём. — устало присев на камень, сказал я. — Местность просматривается далеко, так что сможем увидеть их, не выдавая своего присутствия.

— Может, вниз? Поближе?

— Нет. Скоро сумерки. Отсюда лучше место ночёвки рассмотрим, а потом впотьмах подберёмся незаметно. Так лучше, чем гадать, где остановятся.

— Ну, смотри. Упустим…

— Не упустим! Внизу шансов больше разминуться!

Она не стала спорить со мной и присела рядом

— Почему тебя тот камень за своего принял?

— Долго рассказывать, Дахха, да и не твоя это история. Давай просто наблюдать, а все непонятки оставь Владетельной.

— Тоже верно. Но… Если она разрешит, то поделишься?

— Не вопрос!

Солнце почти скрылось за горизонтом, когда на дороге появился быстро скачущий отряд.

— Кажется, восемь… — неуверенно произнесла Дахха.

— Семь в строю. Посмотри — один конь на привязи и поперёк седла тело лежит. Очень похоже на Бейллу.

— Как ты видишь?! Далеко ведь!

И то верно! Они больше чем за километр от нас! Перейдя из расслабленно-созерцательного состояния в обычное, я тоже увидел лишь маленькие точки, которые с трудом мог пересчитать. Не веря себе снова расслабился… Так и есть! Вон семь всадниц и ещё одна поперёк седла. Блин! В меня что? Бинокль вмонтировали? Вспомнив рассказы Егора, пришёл к выводу, что, скорее всего, недалёк от истины — не проходят бесследно все эти потусторонние контакты! Надо запомнить! Это умение не лишнее!

— Дахха… Говорят, кто из Серой Пелены живым выходит, то она тех талантами одаривает. Кажись, и меня наградил тот странный каменюка. Ты как? В себе ничего не чувствуешь?

— Ничего… — разочарованно произнесла она. — Может, потом проявится?

— Может. А теперь смотри внимательно — скоро должны на привал встать, где их "тёпленькими" и возьмём! Только ты уж на время забудь о том, кто есть кто. Меня такому учили. Поможешь без вопросов?

— Постараюсь. Но если чего..

— Согласен. Работаем в паре и как ты и сказала, "если чего", то говори, не стесняясь.

— В "синюю луну" так и делали.

— Сейчас тяжелее будет — не Серых Тварей, а людей резать идём. Таких же, как мы… Грязное дело намечается.

— Сёстры решат, кто был прав. Ты, главное, покажи все свои умения, а оценивать их будем по результату.

— Дахха. Забудь, что я тебе в клетке наговорил. Готов перед всеми извиниться — дельная ты баба!

— Я — Защитница!

— Тем и нравишься! Ну? Скоро солнце сядет. Готова?

— Не меньше тебя, семенник! — грубо, но не обидно ответила она.

— Легко согласилась. — недоверчиво ответил я, в душе негодуя на "семенника", но не заостряя на этом внимания.

— Если кто-то говорит, что знает, как поступить, то слушаться нужно его. Когда нет своих идей — пользуйся чужими.

— Мне нравится твой подход. Давай начнём?

— Что первое?

— Я иду убирать дозоры и спящих. Сама понимаешь, что их слишком много.

— Бесчестно резать спящих!

— Когда они нашим дозорным в Нест "железо" сзади вставляли, об этом не думали. "Да воздастся им по заслугам"! У нас так говорили.

— Всё равно бесчестно! — упёрлась Дахха.

— Тогда иди первой! Погибни героически, затем Бейллу под их ножи подставь! Этого хочешь?

— Нет…

— Значит, режь как кабанчиков! Выбор невелик! Мы не на смотре крутых девиц, а спасаем жизнь одного… одной! Остальные не важны.

— Вот просто так и резать?

— А какая разница, как их убить?

— Неправильно…

— Привыкай! Нас тоже жалеть не будут!

— Хорошо… Но знай, что это мне не нравится!

— Как понравится, то, считай, сама тварью стала. Это наша работа и ничего более!

* * *
Бейлла лежала невдалеке от костра связанная по рукам и ногам. Боль от впившихся верёвок была сильна, но ещё больше ранило то, что с ней произошло.

Спала… Сон красивый и безмятежный… Кто-то скидывает с постели, пытаясь прижать острое лезвие к горлу. Егор, а потом и Юрий всегда говорили одно — уходи с линии атаки не назад, а в противоположную сторону. Не давай противнику возможности для удобного нападения. От тебя ждут в таких ситуациях только одного — рефлекторного поведения, а надо действовать неординарно. Так и сделала! Подставившись под нож скользнула вдоль его, отворачивая голову, потом выгнулась и резко осела в сторону, увеличивая расстояние между сталью и горлом. Как пьяная, всем корпусом ушла в перекат и вскочила. Иномирцы могли бы гордиться ею — сделала, как и учили. Странно! Раньше не получалось, а сейчас спросонья легко и привычно. Под руку подвернулся стул — отмахнулась им. Послышались недовольные голоса и вскрик… Попала! Где лежит меч, помнила всегда. Схватив за рукоятку, сделала несколько круговых движений. Сталь столкнулась со сталью. Никто не ожидал, что она пойдёт в атаку — спасибо Егору за науку, но это сработало. Несколько раз хорошо пробила, пытаясь прорваться, а потом удар по голове и темнота.

Очнулась поперёк седла. Рядом ехали две воительницы из Нест. Быстрая радость сменилась гневом и ужасом.

— О! Очнулась, тварь! — произнесла одна из них. — Это хорошо — за живую больше дадут!

— Ага! Поделим, Хурра, награду! Повелительница Агорра богата — отсыплет полные карманы за такую добычу.

Сознание происходящего медленно возвращалось. Я жива… Я связана… Меня караулят и за мою жизнь торгуются те, кто вместе со мной на "ловенах" стояли… Ночная схватка… Значит, я в плену и меня предали… Куда везут? Говорили про Агорру… Неужели Торрг?!

Мысли ворочались неохотно. Голова раскалывалась. Целый день сильной встряски не добавлял уверенности в благополучном исходе и ясности мышления. Опять впала в забытьё. Ночь наступила резко, лишь только Сёстры тускло освещали землю вблизи — дальше была полная темнота.

Бейлла лежала и отупевшим взглядом смотрела на костёр, что развели неподалёку её похитительницы. Предательницы исчезли ещё на половине пути к ночёвке и вместо них рядом крутились смутно знакомые лица из лагеря — столичные. Теперь же и их не было поблизости, но тугие узлы верёвок не давали возможности освободиться, как Бейлла ни старалась.

— Хорошо лежится? — послышался тихий шёпот со спины. — Можешь конечностями двигать?

Юрий! Стоп! Откуда он?! С ними заодно или…

— Плохо. Развязаться не могу. — поверив в лучшее, прошептала Бейлла.

— Значит так! Режу верёвки, но не торопись вставать. Потихонечку откатываешься назад, когда я начну. Твоя задача одна — сбежать, а остальное оставь мне. Дахха тебя прикрывает. Поняла?

Слава Сёстрам, Юрий не предатель!

— Поняла. Постараюсь. Вас много?

— Очень! Я и Камнеедка!

— Двое?!

— Я же говорил, что много — чего удивляешься? — раздался из темноты смешок.

— Их семеро и две наших предательницы.

— Только семеро — от остальных, видимо, избавились. Хватит болтать! Скоро начнётся.

Бейлла так и не увидела Юрия, но уже не удивилась этому — Тень всегда был хитромудрым.

Верёвки внезапно ослабли, кровь побежала по затёкшим конечностям, причиняя боль, но Наследница на неё не обращала внимания — главное, что свободна!

Неожиданный поцелуй в щёку и жаркое дыхание около уха.

— Позови на Брачное Ложе, красавица!

И тишина, словно никого и не было.

— А ведь позову. — сказала в пустоту Бейлла. — Загоняю, заразу!

— Только не меня.

Это же Дахха! Знакомый голос узнать несложно.

— Не надейся. Что делать?

— Что Тень сказал — тихонечко откатывайся в темноту. Там дальше овражек — в него и упадёшь. Не знаю, что этот семенник задумал, но я тебя прикрываю, пока не очухаешься

Всё так и оказалось. Превозмогая боль, Бейлла отодвигалась перекатом незаметно от лагеря до тех пор, пока не провалилась в овражек.

Треск сучьев от её падения привлёк внимание похитительниц, но, к удивлению, никто за ней не поспешил. Наверху раздавались крики и звон металла — явно идёт бой. Наполовину оглушённая, дезориентированная от падения в темноту и расцарапанная ветками, Наследница только и могла, как беспомощно слушать звуки разыгравшейся рядом схватки. Казалось, что это длилось вечность…

Затем глаза ослепил яркий свет факела и голос Юрия произнёс:

— С возвращением, мадам!

Кто такая мадам Бейлла не знала, но то, что победили наши, поняла сразу.

— Сам ты мадам! Подняться помоги!

— Позвольте ручку?

— Всю?

— По частям тоже можно, но ты мне целая нравишься!

— Дахха?

— А?

— Я сейчас не в том состоянии, но потом напомни мне, чтобы я этому мужику сказала всё, что о нём думаю!

— О! Она ещё и думает! — опять ехидный голос Юрия.

— Напомню! Обязательно! Могу и от себя приврать! — проникновенно ответила Дахха. — Как уже достал — не передать словами!

Дальше снова темнота — сил не хватило держать себя…

Бейлла только запомнила, как кто-то осторожно взял её на руки и прижимая к себе, вынес из оврага…

* * *
Туббила-Орр, вытянув затёкшие ноги, рухнула у костра, на котором её товарки пытались приготовить немудрёный ужин. Скачка длиною в полночи и целый день давали о себе знать. Ещё и с этими предательницами из Нест пришлось повозиться — думали, дуры, что такое отребье в Торрге надо. Теперь лежат с перерезанными глотками на обочине, а их кони путают следы, уводя погоню по ложным следам.

Безумная затея удалась! Пусть некоторые соплежуйки и прониклись симпатией к Нест, но она, истинная аристократка, посвятившая свою жизнь служению Повелительнице, была не из таких. Подкупив посулами о шикарной жизни двух недалёких деревенщин из охраны, она смогла сбежать, похитив Наследницу этого проклятого замка. И не надо ей никаких наград — дело Чести!

Туббила служила не за мнимые выгоды — Агорра была её кумиром и помочь ей там, где не справились остальные — самая большая награда! Хотя… Если после такого подвига её заметит Повелительница — она будет не против! Только дуры не хотят выслужиться и подняться выше.

Большая часть отряда свалились замертво, пытаясь урвать хоть небольшую часть сна. Две самые стойкие готовили ужин, разложив на углях нанизанное на ветки мясо. Нужно их потом выделить — сильные воительницы.

Внезапно сбоку раздался хрип. Живые так не делают. Резко вскочив, Туббила выхватила меч, понимая, что их обнаружили.

— Не торопись, сучка! — раздалось из темноты и ей в глаза полетели искры от костра.

Она зажмурилась, и это было последнее, что сделала Туббила-Орр в своей жизни — тяжёлое лезвие опустилось на её голову, погружая в вечный сон. Говорят, что перед смертью проносится вся жизнь — с ней такого не случилось…

* * *
Ночь накрыла темнотой внезапно — явно не питерские летние сумерки. Включил опять свой "бинокль'. Ого! Там, кроме приближения ещё и прибор ночного видения! Хорошо, что не на солнечных батареях, а то бы Чубайс в Сколково отправил!

— Идём, Дахха. — прошептал я, настраиваясь на тихий поход по вражеским землям.

— Куда? Темно ведь! Ноги переломаем.

— Тогда держись за меня — в темноте вижу как днём. Главное — не отставай.

К лагерю беглянок подобрались легко. Дозоры выставлены не были, лишь около костра суетились несколько женщин, а остальные спали "без задних ног", вымотавшись за день.

Увидел лежавшую на отшибе Бейллу, связанную основательно. Подполз.

Как объявить о своём присутствии, чтобы не дёрнулась? В голову пришло только одно — не знаешь чего сказать, то говори первое что на ум придётся. Блин! Даже сейчас, связанная и беспомощная, она при свете Сестёр казалась сказочной и неземной.

— Позови на Брачное Ложе, красавица! — искренне сказал я, прямо в её нежное ушко.

Небольшая дружеская перепалка — от Бейллы друг о и не ждал. Главное, что не заистерила, разбудив всю стоянку. Поговорили — договорились. Она двинулась перекатом в сторону от спящих охранниц, а я, оставив рядом с ней Дахху, пошёл "прореживать ряды". Двоих снял чисто и без шума, не дав возможности проснуться. Потом "косяк" — слишком долго не было армейской практики. Увидь меня мой инструктор Семиглазенко — точно бы отправил в "утиль" как самого дурного из набора. Столичная захрипела от воткнутого не под тем углом ножа, своими звуками разбудив лагерь.

Лады! Дальше будем действовать нагло! Их всего четверо осталось!

Первая, самая быстрая, вскочила, словно и не отдыхала около костра. Вступать в открытый бой глупо. Подцепив горящие поленницы сапогом, пнул их ей в лицо! Она замерла на секунду промаргиваясь.

— Не торопись, сучка! — зло выкрикнул я, обрушивая меч на неприкрытую голову соперницы.

"Минус" ещё одна! С тремя уже легче! Отбросив длинную железяку, выхватил нож и пошёл в ближний бой. Удар лезвием по корпусу одной. Она обмякла. Хватаю за туловище, пока не упала и бросаю в сторону другой бабы. Как и следовало ожидать, она завершила убийство за меня, оприходовал свою подругу мечом и почти разрубив её напополам. Пользуясь замешательством, приближаюсь к ней и бью ножом под сердце. Осталась одна… Стоит и размахивает безумно оружием, не видя противника. "Спеленать"? Нет! Мне проблемы не нужны! Выскочив из темноты, отбиваю в сторону руку с мечом и режу горло, отворачиваясь от брызнувшей крови. Последняя! Двинулся в сторону оврага, куда должна была, по моим прикидкам, скатиться Бейлла. На руках выношу её и валюсь с ног от усталости — отвык от таких приключений.

Так и лежу, обняв самую красивую женщину на свете.

* * *
Агга-Орр-Нест скакала без отдыха со своим отрядом в тщетной попытке догнать столичных беглянок. Ночью, несмотря на сложную дорогу, не прекратила преследование. Троих пришлось оставить — у кого-то кони пострадали, а одна вылетела из седла, переломав рёбра. Ничего! Главное — не терять темп!

Утро принесло облегчение — каждый камень на дороге, каждая выбоина стали видны и уставшие воительницы ускорили движение. Не догнать! Всё больше и больше понимала Агга, но скорость не снижала. Если сейчас остановиться, то никогда себе этого не простит. Потерять двоих дочерей — это слишком.

За очередным поворотом Владетельная резко осадила коня, едва не сбив Дахху, стоявшую с расставленными по сторонам руками.

— Ты?! — только и сумела выдохнуть Агга, глядя на неё. — Впереди нас?!

— Впереди, Госпожа! Дело сделано! — улыбнулась Камнеедка. — Тень был первым и Бейлла вне опасности!

— Точно? И ты его…

— А как ещё называть Юрия, если он семерых воительниц Торрга к Сёстрам отправил? Тень он! Заслужил!

— Что с Бейллой?!

— Спит с ним! Оба замучились. Не буди пока…

— Точно всё хорошо? — не поверила Агга.

— Пойдём. Только тихонечко…

Обе воительницы двинулись в лагерь, где, нежно обнявшись среди трупов поверженных врагов, спали Юрий и Бэйлла.

— Он приказал их оттащить подальше, но не стала — разбудить не хотелось. — виновато произнесла Дахха, показывая на убитых. — Потом сделаю. Им сейчас всё равно.

Агга присела рядом, всматриваясь в их лица. Такой большой даже по сравнению с воительницами, мужчина мирно спал, стерев с себя ехидно-упрямое выражение, что не покидало его во время бодрствования. Где этот непокорный апломб и дурашливость? Хотя, признаться, серьёзным она тоже его видела. Когда Бейллу похитили, Юрий мгновенно просчитал всё, превратившись в сосредоточенного, умного человека. Так какой же он на самом деле?

Бейлла лежала рядом, прижавшись к иномирцу, как тогда, когда была маленькой, укрываясь от своих детских страхов под её материнским боком. Чувство ревности кольнуло Аггу — дочь променяла её повзрослев. Вначале они с сестрой восхищались Селлой, что было нормально и даже приветствовалось Владетельной — Хозяйка Кнара отличный пример для подражания. Теперь же, оставшись одна Бэйла явно нашла себе новое утешение — Юрия, а это плохо. Агга никогда не забывала о предсказании, готовя своих дочерей-близняшек к его исполнению. Этот же семенник путал все планы! Если, не дай Сестры, она забеременеет от него, то надежды нескольких поколений Владетельных Нест растворятся, превратив усиление из клана в ничто.

Этому надо помешать, но осторожно. Юрий, несмотря ни на что, действительно ценное приобретение для них — уже второй раз он доказывает свою неординарность, вытаскивая Нест из безысходного положения. Хорош, парень! Хорош, но не Егг-Орр, обязанный подарить ей внука — Властелина всех земель.

Стараясь не разбудить спящих, Агга-Орр отошла в сторону и спросила Дахху:

— Как всё было? Не понимаю, почему вы смогли пройти по Дурной дороге.

— Юрий. Всё он. Дошёл до Камня и договорился с ним.

— В смысле? От него же всех…

— Не всех, оказывается, откидывает! — перебила Дахха. — Мы сами во все глаза глядели, как иномирец спокойно постоял, положил руку на него, а потом вернулся как ни в чём не бывало и объявил, что на ту сторону с ним только одна из нас может пройти! Я и вызвалась!

— Чудно…

— Дальше не менее чудесней! Дар у него — видит далеко. Как только "столичные" показались, то он их разглядывал, словно они рядом с нами, хотя для меня еле видны эти твари были. Ночью же повёл меня через лес, ступая будто днём. Тихо шёл — действительно Тень! Обошёл всех и сразу к Бейлле. Я её впотьмах не видела, а Юрий улёгся с ней рядом и стал советы давать куда откатываться, куда падать. Оврага же в трёх шагах не разглядеть, только его это не смущало — видел, повторюсь, как днём!

— Дальше! — нетерпеливо потребовала Агга.

— А дальше… Госпожа! Я с тобой не раз плечом к плечу на "ловенах" с Серыми Тварями билась и ты знаешь, что трусостью никогда не страдала. Только, когда Юрий стал резать беглянок, то мне не по себе стало… Неторопливо… Без злости… Деловито, словно индеек … Всего не видела — мы в овраге с Бейллой оказались, но и этого хватило. Потом появился весь в крови. Чужой… Безмятежно улыбнулся, взял твою дочь на руки и наверх потащил. Лёг рядом с ней, устроившись поудобнее и отдав распоряжения, СПОКОЙНО уснул. Это же как нужно чужую жизнь не ценить?!

— Не знаю… — с сомнением произнесла Агга. — Во время нападения столичного сброда, наоборот, жизнями не разбрасывался.

— Да! Тем и страшнее было — я его умным, но безобидным считала. А ведь мог… И нас тоже мог!

— Но не стал, так ведь?

— Мы его в клетку заперли. Думаю, что ему Советник Кнара помешал счёты свести, хотя тоже тот ещё "мясник" судя по рассказам.

— Спасибо, Камнеедка, за откровенность! — положив руку на плечо, успокоительно сказала Владетельная. — Ты присматривайся к нему, но сильно не переживай! Иномирец… У них там свои понятия чести. Докладывай и если что, то много не думай — без тебя кому найдётся. Скоро война с Торргом… Как бы нам тоже такими не стать. Люди — не Серые — вчём-то и пострашнее будут…

Бейлла, наконец-то проснулась. Обнимания, рассказы и обратный путь в Нест. Юрия Агга-Орр искренне поблагодарила, но держала на расстоянии, надеясь принять взвешенное решение по его дальнейшей судьбе уже в стенах замка.

* * *
Вот и всё. Утро настало. Нас, выспавшихся и бодрых, взяла в свои "белы рученьки" Агга и мы двинулись в Нест.

Меня после ободряющих похлопываний по плечу оставили в покое, определив в середину отряда. На этом интересное закончилось. Уставшие, дремавшие в седле Защитницы не горели желанием со мной общаться. Понять их можно — после бешеной скачки в ночи им хотелось только одного — забыться. Бейлла ехала где-то впереди с матерью, а я просто коротал дорогу в размышлениях о том, что будет дальше. С одной стороны — везде молодец, а с другой — держат на "поводке". Значит, чего-то не знаю, раз так поступают. От путешествия в клетке отличало только одно — меч на боку и относительная свобода действий. В остальном же разницы никакой — скука и постоянный пригляд.

Едва переступили ворота Нест, то сразу определили меня в Гостевой дом. Егор объяснил насколько это важный момент — значит, считают уже не слугой, а равным по положению гостем замка.

Отоспался. Потом отъелся и снова отоспался.

С утра Правая Рука без стука ввалилась в мою опочивальню и приказала идти к Хозяйке Замка.

В Малом зале восседала сама Владетельная с Наследницей, у стены за столом примостилась Раулла и Дахха.

— Ну что? — прокашлявшись, начала Агга. — Ты, Юрий, заслужил наше доверие, а мастерство твоё как Защитника подтверждено Уважаемой Камнеедкой. На слугу ты непохож, поэтому предлагаю тебе стать одним из моих воителей, предварительно дав присягу на верность. Ты готов к этому?

— Готов. — не задумываясь, ответил я, предполагая нечто подобное. — С одним условием.

— Ещё условия будут? — нехорошо оскалилась Хозяйка Нест.

— Только одно. Егг-Орр его уже Сейлле-Орр-Кнара озвучивал.

Я верен втебе до тех пор пока ты верна мне! Последствия нарушения договора ты видела — Егг-Орр выжег знак принадлежности на своём плече. Я поступлю так же.

— И с какой стати мне тебя предавать?

— Не знаю и знать не хочу! Если согласна на это условие — я твой, Госпожа!

— Ишь ты! — возмутилась Правая. — Такое ощущение, что не тебе сейчас честь оказывают, а ты нам.

— Не тебе. Ты ещё не доросла, чтобы присягу тебе давали! Ну как, Владетельная? Готова?

— Я? Не забывай с кем говоришь! Сам-то готов?

— Я — дурачок! Всему на слово верю и держу его!

— Тогда, "дурачок", жду твоей клятвы и сама в ответ клянусь быть рядом в трудную минуту, заботиться о тебе и связать свою и твою жизнь воедино во благо Нест до момента Последнего Похода!

— Я услышал тебя, Госпожа! И я клянусь в том же! Клянусь быть верным до конца, несмотря на все тяготы и лишения!

— Тогда… — сделав паузу, произнесла Агга. — Ты, воитель Юрий по прозвищу Тень, кровь от крови Нест со всеми правами, привилегиями и обязанностями!

— Воин!

— Что? — не поняла Владетельная.

— Я, Госпожа, воин, а не воитель! Так меня называли в том мире!

— Хорошо, Воин Тень!

Бейлла улыбнулась и озорно подмигнула, показывая, что всё сделал правильно и сбивая своей мордашкой торжественный момент.

— Тогда, — недовольно покосилась на дочь Агга, — будем считать, что ты принял и принят! Теперь я — твоя Госпожа, а это, сам понимаешь, влечёт обязанности и правила поведения!

— Надеюсь, что в обе стороны, Уважаемая Агга-Орр?

— Торгуешься?!

— Уточняю! У меня был хороший учитель, а Егг-Орра сложно переспорить.

— Опять он…

— Нет. Я — не мой друг, но считать умею!

— Скажи, Юрий… Ты был в своём мире воите… воином? И как на такие слова реагировали твои командиры?

— Честно скажу — злились, но тот, кто "лизал зад" оказывались в другом месте! Там, где я служил и проливал кровь, нужны были именно такие. И, кстати! Мои командиры были похожи на тебя — выслушают, "хвост накрутят", потом обматерят и …

— И?

— Доверятся! В бою — главное честность, а просто политики на него неспособны! Мои командиры были из того же "теста", пройдя через дерьмо и защищали нас тогда, когда хотелось нам, дуракам, по морде двинуть.

— Хм… И точно, как я — хочется тебе в рыло… Но не волнуйся! Твои дела — мои проблемы! Главное — верность!

— Ты сама сказала! — улыбнулся я — Со своей стороны постараюсь быть "хорошим мальчиком"!

— Вырос, детина, а всё прибедняешься!

— Хорошо, Госпожа! — уже продолжил без шутовства. — Для меня эта клятва не просто договор о сотрудничестве. Это от сердца идёт. В любом другом случае — не стал бы. Меня слишком часто предавали, чтобы верил чему ни попадя. Я не прошу тебя быть лучшей из Владетельных! Не продавай тех, кто верит в тебя. И сейчас речь не только обо мне, искренне всеми любимом! Привыкли биться с Серыми Тварями одной семьёй, но ведь сейчас среди людей резня начинается! Готовься не так к крови, как подлости. Резать и продавать будут везде и все! Я в своём мире это проходил, а вы от нас ничем не отличаетесь! Ты сама уже почувствовала всё, когда верные тебе защитницы на другую сторону переметнулись. Поверь! У тебя тоже искусы будут — договориться на пару жизней или ослабить своё положение. Пришло время, когда нельзя доверять даже себе. Куда ни посмотри — везде дилемма — либо честным, либо успешным.

— Я себе…

— Знаю! Доверяешь! — неучтиво прервал я Аггу. — Только я больше твоего видел! Как бы ни старались — все замараются. Хочу ошибаться! Очень хочу! Но выиграет противостояние та, кто лучшее будет контролировать ситуацию. В данном случае, контроль строится на недоверии всех и каждого!

— Так, по-твоему, совсем нет своих? Каждая тварь? — подала задумчивый голос Дахха. — И ты не лучше?

— У нас говорили: "Доверяй, но проверяй!". Нужна система, где все будут равны и неравны одновременно, а у вас тут полное разгильдяйство! Зачем знать простым воительницам про тайные ходы? Зачем всем знать, как меняются караулы? Будь только Серые Твари — незачем. Надо изменять отношение к доступу информации. Если не знаешь — не навредишь! Поэтому стоит держать людей с важными сведениями отдельно от остальных. Каждая из вас за хорошим бокалом вина может ляпнуть лишнее. Не потому, что предательница, а случайно. Враг теперь среди нас! Не верите мне — спросите у Бейллы! Ей досталось! Пощады от предательниц ждать не стоит — скорее простят истинные соперницы, чем те, что разменяли свою честь! Они будут стараться выслужиться, а не делать свою работу! Им нужно оправдание мерзости, которую творят, и, значит, у них нет границ подлости!

— Ты думаешь, что предательниц больше? — внимательно посмотрев мне в глаза, спросила Агга.

— Я думаю, что они могут быть! — честно ответил я. — А наша задача не дать им повод быть такими. К мужчинам это тоже относится. Скольких ты знаешь слуг, которые недовольны хамством и беспардонностью воительниц? Отвечу сам! Много наберётся! Каждый обиженный — слабое звено в обороне Нест! Просто подумай об этом. Либо мы все вместе — либо жди проблем!

— Я услышала тебя. — спокойно произнесла Агга. — Ни мне, ни тебе больше добавить нечего. Свободен!

Я поклонился, выйдя из зала в полной уверенности, что мои слова легли правильно. Очень, во всяком случае, хотелось быть уверенным в этом.

* * *
…Про меня забыли. День шёл за днём, а я ничего не делаю — просто слоняясь по замку. Пытался пристроиться помочь мужчинам, но своим среди них себя не почувствовал — сторонились, косясь на меч и вежливо намекали, что не по чину мне "кайлом махать". То же самое происходило и с воительницами — за редким исключением меня не замечали, презрительно кривясь на моё оружие. Для них я выскочка, не заслуживший его носить, а если учесть, что ещё и прозвище заимел, которое далеко не у каждой было, то можно представить как меня "любили". Только несколько защитниц, прошедшие со мной "Дерьмовую" войну были более или менее дружелюбны, да ещё Дахха. До стычек и оскорблений дело хоть и не доходило, но я находился в полном вакууме, "не пришей рукав". Ещё и Бейлла куда-то пропала. То ли сама не хочет со мной встречаться, то ли мамаша ей "мозги прочистила", но факт остаётся фактом — общение наше прекратилось совсем.

Смертная скука! Уже не хотелось ни вина, ни спокойствия. От безделья стал изнурять себя тренировками, но несколько часов ежедневных физических упражнений проблемы не решили. В один из очередных пустых дней заметил в местном кабаке штуку сильно напоминавшую помесь гитары и лютни. Семь струн, гриф, полностью копирующий гитарный и продолговатая, выпуклая сзади дека.

— Это откуда здесь? — спросил я у пробегающего мимо слуги.

— Так это… Уважаемый… — с лёгкой заминкой в голосе произнёс он. — Вурта всегда здесь!

— И кто на ней играет?

— В замке никто не умеет, а вот, если кто-то из Хранительниц приезжает, то обязательно пару былинных песен под её звон рассказывает. Красиво так… — закатил он глаза от удовольствия, явно вспоминая местные концерты.

— А мне попробовать можно, как думаешь?

— Спроси у Уважаемой Праллихи! Она за Гостевой дом и всё, что с ним связано в ответе перед Хозяйкой Аггой.

Быстро найдя Праллиху, громким криком вразумляющую поваров, сразу подкатил с предложением поиграть.

— Сломаешь! — недовольно посмотрев, отрезала она.

— Ещё ни одной вурты не сломал! — честно ответил ей, забыв упомянуть, что ни разу сей агрегат в руках не держал. — Под твоим присмотром разочек? В любой момент отнять можешь!

— Ладно! Разгребусь с делами, а там посмотрим! — милостиво разрешила Праллиха.

Несколько часов я провёл в нетерпении, ожидая, когда она вспомнит обо мне.

Странное дело! Сколько себя помнил в молодости — каждый день в музыкальной школе вызывал чувство скуки и бесполезности. Семь лет пиликал на скрипке, так и не полюбив это занятие. Попутно осваивал и "пацанский" инструмент — гитару. В отличие от скрипки, она мне пригодилась потом не раз. Скольких девчонок охмурил, наигрывая пошловатые любовные песенки, а когда попал в армию, то быстро стал "звездой казармы", сменив репертуар на более подходящий для мужского общества.

Праллиха пришла сама ко мне, бережно неся инструмент, завернутый в тряпку.

— Держи! — нехотя процедила она сквозь зубы и с угрозой добавила. — Только посмей сломать!

После этого уселась на мою кровать и стала внимательно наблюдать за происходящим.

Я бережно взял вурту и провёл пальцами по струнам. Мдя… Расстроена она была полностью. Потихонечку стал подкручивать колки, добиваясь приемлемого звучания.

— Чего ты там бренькаешь?! — подала голос нетерпеливая Праллиха. — Зубы ноют от твоей игры! Если не можешь, то нечего было и выклянчивать!

— Так я ещё и не играю! Звуки настраиваю!

— А чего их настраивать? И так хорошо всегда было!

— Разве Хранительницы перед игрой этого не делали?

— Может и делала кто из них… — задумчиво произнесла она. — У некоторых музыка звонко получалась, лучше, чем у остальных.

— Вот то-то и оно! Потерпи — немного осталось.

Наконец вурта была готова. Звучание, конечно, отличалась от нормального гитарного из-за поганых по качеству струн, но в целом было играбельно.

Взяв пару "блатных" аккордов внимательно посмотрел на Праллиху. Та перестала корчить недовольную мину и заинтересованно прислушалась.

Чтобы сыграть? Попробую "Дом восходящего солнца.

Пальцы нежно коснулись струн, они откликнулись и по комнате разлилась такая любимая мелодия. Я запел на английском, практически погрузившись в транс и вспоминая свою жизнь на земле… Школу, училище, первую любовь и воинское братство… Радости и потери, боль после ранения и тепло родительской заботы… Ничего из этого теперь нет и не будет… Есть новый мир и мой новый дом — Дом Восходящего Солнца…

Звуки последнего аккорда растворились. Я сидел и смотрел в одну точку, не в силах прийти в себя. Наконец меня "отпустило" и повернувшись к Праллихе, спросил:

— Ну?

Бедная воительница сидела словно истукан, сжав до белых костяшек рукой спинку кровати. По её щекам текли слёзы, а глаза смотрели куда-то вдаль.

— Ну как?! — повторил свой вопрос громче.

Праллиха вздрогнула и резко опомнившись, вскочила.

— Ты… Ты… Колдун!

— С ума сошла?! Я же просто играл! — оторопел я от неожиданности.

— Играл?! Так невозможно играть, чтобы довести до такого состояния! Это колдовство! И слова твои чужие казались понятными! Так не бывает! — с угрозой закричала она, пытаясь вытащить из ножен меч.

— Но-но! — я с усилием заблокировал её руку. — Только за оружие не хватайся! Хочешь, расскажу про что эта песня? Она из моего мира. Сама знаешь, что я не местный.

— Говори! — воительница отступила на шаг, перестав теребить меч.

— Эта песня о Солнце. У него есть дом… Если его найти, то исполнятся твои самые сокровенные мечты. Много людей ищут его, променяв тёплую кровать на странствия. Но на самом деле, Дом Восходящего Солнца у нас в душе! И каждый человек обязан искать его в самом себе, чтобы жизнь не была бессмысленной. Вот так! И нет тут ничего колдовского! Настоящая музыка она такая — заставляет чувствовать!

— Наши Хранительницы играют по-другому и поют не так! — не унималась Праллиха.

— Повторю! Я из другого мира! Странно было бы, если бы играл и пел, как в Мире Сестёр принято.

— Хорошо… — почти успокоилась она. — Тогда давай ещё одну. Но если почувствую, что колдуешь…

— Понял-понял! — замахал я руками. — Хочешь без слов? Просто музыку.

— Музыка всегда со словами! — важно произнесла воительница.

— Не всегда. Слушай!

"Крылья ангела" Моцарта всегда нравилось женщинам, надеюсь, в этом мире исключений не будет. Я подул на кончики пальцев, отвыкших от струн, и заиграл спокойную, плавную тему. К концу её Праллиха совсем пришла в чувство и с умилением смотрела на меня, уже не помышляя о смертоубийстве.

— Хорошо как… Словно в детство окунулась… — выдохнула она.

— Вот видишь! А ты всё: "Колдовство! Колдовство"! Это музыка! Настоящая! Она чувства наши пробуждает!

— Давай ещё! — глаза женщины горели азартом.

— Извини. — расстроил я её. — Надо перерыв сделать. Давно не играл и отвык. Могу после вечернего колокола в таверне сыграть. Только предупреди, что колдовства тут нет, а то зарежут ненароком!

— Предупрежу! Но ты обязательно приходи! И это… Оставь вурту у себя.

На том мы и расстались, довольные друг другом. Она пошла по своим делам, а я судорожно стал вспоминать чего ещё могу побренчать, не шокируя их уши совсем уж экстравагантными мелодиями. Эх! Ещё бы несколько песен перевести на понятный им язык — вообще хорошо было бы. Про любовь им нафиг не надо — не поймут, а вот армейско-героическое, баллады там, например, попытаться адаптировать можно. Это всяк интереснее, чем "карандашом в стакане" по замку болтаться!

Вечерний концерт прошёл шикарно, несмотря на то, что любой уважающий себя гитарист прибил бы меня за такую корявую игру, но для неискушённого Мира Сестёр я был просто Паганини!

Ещё несколько вечеров я развлекал публику инструменталкой, пока не вынес на всеобщее обозрение первую адаптированную песню. Потрудиться пришлось не хило, но "Легенда" Виктора Цоя зашла" так, что пришлось петь её раз пять! "Синяя луна" была ещё очень свежа в памяти и многие ассоциировали "Легенду" именно с ней.

Отношение ко мне резко потеплело и уже никто не кривился, глядя на меня. Ещё бы! Правильно петь про то, как "шатаясь, бойцы об траву вытирали мечи" может лишь тот, кто сам это делал, а я пел правильно и, значит, свой!

Песня отличная, но на четвёртый вечер меня она конкретно задолбала, так как после каждой инструменталки народ требовал её повторить.

Хотел адаптировать одну из песен Высоцкого — получилось плохо. Может, им и сойдёт, но мне не хотелось позориться перед самим собой, поэтому я пошёл по пути наименьшего сопротивления, разбавив программу частушками.

После первого же их исполнения, мой авторитет поднялся на небывалую высоту — про то, что можно петь не только героические баллады здесь абсолютно не знали и хулиганские, весёлые темы отдыхающим солдафонкам пришлись, мягко говоря, по вкусу. "Рыбаки ловили рыбу, а поймали рака! Целый день они искали, где у рака срака!" исполнялись с гоготом во всех углах замка почти всеми его обитателями.

Жизнь стала налаживаться. Я вроде, нашёл своё место здесь, но оно меня, если честно, не очень устраивало. Музыка штука замечательная, только становится профессиональным "Басковым" местного пошиба мне не хотелось. В один из прекрасных дней, отложив вурту в сторону, я двинулся в Главную башню, настроившись серьёзно поговорить с Владетельной.

К счастью, бюрократия здесь пока ещё отсутствовала как класс и уже через десять минут передо мной предстала сама Агга-Орр-Нест, недовольно нахмурившая брови.

— Чего тебе?! — без предисловий спросила она.

— Госпожа! — я тоже не стал разводить политесы. — Хочу вместе с мужчинами за Кромку. Лишняя охрана им не повредит. Сама знаешь, что двоих за последнее время от Тварей потеряли там. Устал сидеть без дела.

— Говорят, что ты вуртой народ развлекаешь. Чем не занятие?

— Я, прежде всего, воин!

— К Аркам Ту наведаться хочешь? — быстро догадалась Владетельная.

— И к ним тоже. Ты знаешь, что между нами связь, а такое лишним никогда не будет — надо укреплять.

Агга ненадолго задумалась, потом жестом пригласила сесть, намекая, что разговор будет серьёзный, спросила:

— Ты уверен в том, что для Нест твоё общение с Кромкой не принесёт вреда?

— Не знаю. — честно ответил я. — Пока могу судить только по Егг-Орру. Столбы Ту изрядно помогли не только Кнара, но и вам. Пепельные камни без их участия не появились бы в таком количестве. Мой перенос в ваш мир тоже не прошёл бы, я уверен, без них. Другой вопрос — связаны ли эти Элементы Ту, как они себя называют, с Серым Миром. Может такое случиться, что, дружа с одними, мы можем получить себе не только хорошее от других.

— Серый мир и так нас "любит". — ухмыльнулась Госпожа.

— Согласен. Но ведь и никому не известно, насколько Серые Твари всерьёз взялись за Мир Сестёр. Может, узнав о том, что Столбы и Арки помогают нам, они надавят сильнее. Мне кажется, идёт серьёзный конфликт интересов между силами, для которых мы с тобой просто грязь под ногтями.

— Тогда стоит ли к ним соваться?

— Егг-Орр уже сунулся. Вне зависимости от моих действий, нас внесли в "чёрный список". Значит, надо укреплять связи с союзниками, так как в такой ситуации они лишними точно не будут.

— Всё от вас, иномирцев! — недовольно скривилась она. — Если бы Советника Кнара… бывшего Советника, сюда не закинуло, то…

— То тогда, — перебил я её, — Кнара и Нест уже бы оказались под Торргом, твои дочери были бы мертвы, а Серые Твари раздербанили обе Кромки, оставив после себя только истерзанные трупы. Разве не так?

— Хм… Тоже верно. Значит, наша плата за жизнь это новые союзники?

— Старые. Элементы Ту намного древнее даже твоей бабки, не говоря уж про наше с Егг-Орром появление здесь. Как думаешь? Это случайность?

— Не думаю, а знаю. Нет.

— Так стоит ли нас винить?

— Прости. Всё нервы. Ты прав — эта битва давно началась. И… Иди! Только прошу… Нет! Это приказ твоей Госпожи! Всё, что узнаешь — докладываешь мне и не болтаешь об этом на каждом углу!

— Правильно. Хорошо, что ты начинаешь понимать. Секреты должны оставаться секретами. По своему возвращению, хотелось бы поговорить с тобой про общую безопасность Нест, а то живёте слишком сладко.

— Почему не сейчас?

— Хочу с Арками Ту пообщаться для полноты картины. Хотя один вопросик меня мучает до отбытия.

— Это какой же? — напряглась Владетельная.

— Бейлла. Почему ты прячешь её от меня?

— Я не…

— Постой, Госпожа! Я хоть и дурачок, но не дурак, как мы уже с тобой договорились! Есть причины?

— Да уж… Не дурак. Тогда не задавай вопросы, на которые вряд ли получишь ответы. Так надо!

— Кому?

— Всем надо! Держись от неё подальше! Это в интересах всего Нест!

— Насколько знаю Устои и Правила, то решать кому, когда и с кем ты не имеешь права — "закусил удила" я.

— Приказы здесь отдавать может только Владетельная и если есть желание, то подотрись всеми этими Правилами!

— Всеми или только невыгодными тебе?

— Что?! — вскочила она.

— Ничего. — даже не сделав попытки оторвать свой зад от стула, спокойно проговорил я. — Или законы есть или их нет, или подчиняемся всем, или ни одному. Тебе нужен разброд?

— Ты не понимаешь!

— Понимаю. Всегда удобно жить избирательно, но не очень приятно, когда также избирательно поступают с тобой. Не согласна?

— Ладно… Вернёшься из Кромки — поговорим начистоту. Обещаю!

— Я услышал твои слова, Госпожа! Могу идти?

— Хоть, вообще, не возвращайся! — устало выдохнула Агга-Орр-Нест.

— Даже не надейтесь — нравится мне тут! — искренне улыбнулся я и покинул покои.

* * *
Как только закрылась дверь за Юрием, то сразу открылась вторая дверь в комнате Владетельной и оттуда резко вывалилась Бейлла.

— Давай сразу — мать или Мать Всего? — эмоционально выкрикнула Наследница. — Чтобы потом меня не обвиняли в… в … Дурой не называли!

— Начни, дочь, а там посмотрим. — иронично ответила Агга.

— Хорошо! Ты говоришь про то, что я имею право поступать по-своему! Потом говоришь, что должна поступать по-твоему! Сама понимаешь чего хочешь?

— Смотря где. Чего тебе не нравится?

— Не нравится, что мне запрещено думать и жить так, как хочу я!

— Отлично. Давно пора это понять.

— В смысле?

— Терпеливые Сёстры! Ты головой думать начнёшь?

— Я ей только и думаю!

— Не уверена… Хочешь с этим Юрием "хороводы водить"? Что ж… Води, дорогая! Наплюй на весь Нест и доставляй себе удовольствие!

— Чего плохого в этом?!

— То, что есть такое поганое слово — ОТВЕТСТВЕННОСТЬ! Посмотри на меня, дочь! Каждое утро я просыпаюсь с тревогой! Всё равно — дождь или солнце! Я лежу, глядя в потолок и думаю, что сделала неправильно вчера и какими бедами это обернётся сегодня. Каждый раз одно и то же. Я жду неприятностей! Свою жопу, как Владетельная, всегда прикрыть смогу, но кто прикроет тех, кто пострадает от моих действий?

— Ага! Ты сама себе указ!

— Дура! Каждый, из живущих в Нест, мне указ! И те, кто уже не живёт — тоже! Моя мать, бабка, её мать и все те прародительницы, кто тянул эту лямку — тоже указ! Все верили, что оставляют Нест в сильные руки! Все верили в наше торжество! И теперь появляется этот Юрий и моя дочь… Единственная теперь… Плюёт на всё! Многие годы мы шли ведомые предсказанием и ты хочешь всё сломать своими "хотелками"?! Нам нужен Наследник от иномирца Егг-Орра! Хроники будущего не врут! Что ты сделала для того, чтобы предсказание сбылось?!

— Ничего, мать! И ты неправа! Юрий хороший! Если была бы возможность выбирать — Брачное Ложе его! Но дело не в нём как в семеннике! Тут другое! Он похож на меня! Думает как я, смеётся как я! С ним разговаривать можно! Другие наши мужички не такие! Там угодничество одно! Юрий, несмотря на все его недостатки, бесит, но остаётся человеком! Надо тебе Наследника — сделаю и с Егг-Орром! Кстати! Мужичок тоже достойный! До того хорош во всём, что с таким не стыдно нескольких Наследников завести! А вот, как ты его под меня подкладываешь — другой разговор. Не хочу быть сама "семенником"! Всё понимаю — надо, но…

— Бейлла… Мы очень долго шли к этому. Скажут умереть за Кнара — умру. Надо родить от Серых Тварей — проблююсь, но сделаю… Юрий прав — Устои и Правила нельзя подгонять под себя лично, но жертвовать собой приходится всем Владетельным. Этого нельзя изменить… К сожалению… Селла поняла это раньше чем ты. Поэтому и отреклась от Егг-Орра. Теперь твоя очередь прочувствовать, что такое Власть

— Мам… Мне больно… Так было больно только тогда Суррга оставила нас. Юрий занял её место… Место моей сестры. Я не знаю как объяснить, но этот, а не другой иномирец дал мне многе… И он спас меня! пРОСТО СПАС! Ощущение, что он делал это для себя, не ища награды от других! Что со мной не так, Владетельная?! Я помню предсказание, но не могу остановиться! Понимаю правоту твоих слов, но также понимаю насколько ты не права!

— Через сколько дней у тебя наступит Брачное Ложе? — деловито спросила Агга.

— Неделя… Может две. Пока не понятно — сама знаешь, что готовность к зачатию не всегда в одно и тоже время.

— Я даю тебе шанс, дочь! Не говори Юрию про это и выйди на площадь согласно Устоям. Если он предложит себя — твоё дело! Повторюсь! Этот семенник прав — законы одни для всех, как бы я ни была против. Пусть решают Сёстры!

— Я услышала твои доводы, Владетельная! — подумав, кивнула Бейлла головой. — Пусть решают Сёстры! Правила приняты, мама!

— Доченька… Мне страшно… Права — страшно за Нест, а не права — за тебя…

— Мам! Время покажет! Давай жить сегодня! Я жива! Я дома! Ну, чего ещё надо?

Бейлла подошла и обняла свою владетельную мать со слезами на глазах.

— В конце концов! Да фиг с ними, со всеми! Война — войной, а обед по распорядку!

— От этих иномирцев выражениям нахваталась?!

— Верно Но дело, ведь, не в них?

— Фиг с ним, доча! Дело в нас!

— Правильно! Споёмся!

— Опять?

— Точно! — улыбнулась Бейлла! — Умеют они! Ты сама разные "фиги" уже переняла, так что не хмурь брови! Я игру Юрия на вурте тайком подслушивала. А как поёт… Такие слова! Не может плохой человек подобного сделать!

— Ты неисправима!

— Ну, я же твоя дочь! — хитро улыбнулась Бейлла.

5. Мечом и струнами

От Арок Ту я шёл, матерясь! "Тактильный контакт! Общение!". Да ни хрена не вышло, хотя начало выдалось многообещающим. Вначале, как и рассказывал Егор, была "экскурсия", от которой желудок чуть не потерял содержимое. Как только я положил руку на одну из Арок, то дух отделился от тела и моё сознание воспарило вверх, обозревая всю планету из космоса. Видимо, процедура эта стандартная для всех Элементов Ту, чтобы обучить неофитов основам географии. Только мне материк Мира Сестёр показался большим похож не на Австралию, а на Мадагаскар. Тут уж извиняйте! Ни тем ни другим он не был, а ассоциации с земной реальностью — просто вкусовщина. Вернувшись в свою полуеврейскую тушку, я отдышался и стал задавать Ту'санр вполне, как мне казалось, дельные вопросы. Ответ один:

— Вне зоны компетенции данного индивидуума. В доступе отказано.

Твою "Ту-мать"! Сам знаю, что не дорос, но можно было и подипломатичнее! Зачем я, тогда, здесь? Преклоняться перед истуканами, возложив свою длань?

Ту'Санр, вообще, странная штука! Вначале отвечал словно компьютерная программа, а потом, когда сравнил его с Гуглом и пытался в обход ограничений выудить из этой цифровой башки хоть какую-то инфу, он вдруг с явной обидой произнёс уже слышанную мной фразу:

— Сравнение некорректно.

Ага! Значит, "зацепил"! Понимая, что проиграл по всем статьям, я попытался отыграться эмоционально.

— "О'кей Гугл!" Скажи, как мне поступать с Владетельной?

— Сравнение некорректно! — быстро пришёл ответ. — Воля каждого мыслящего не должна быть навязана извне.

— Хорошо… "Алиса”! Что мне делать в отношении Бейллы? Сможет она меня полюбить?

— Сравнение некорректно. — уже голосом яндексовской девки ответил Элемент Ту. — Эмоции и чувства вне моей компетенции.

Издевается, падла! Не просто так, а с лёгкой ехидцей поставил меня на место.

— Хорошо "Сири"! Тогда главный вопрос! — приняв правила игры, пошёл я вразнос — Где находится бок у надкушенного яблока?

— Высылаю систему координат. — уже откровенно, по-человечески издеваясь с виртуальным смайликом в моей голове, ответил Ту'санр.

Перед глазами промелькнул ряд ничего для меня незначащих цифр.

— Ну, спасибо! Полегчало прям! С запятыми не ошибся, а то знаю я вас, оцифрованных — туалет с библиотекой путаете.

— Сравнение некорректно. Туалет там, где хочешь и где есть бумага для гигиенических нужд вашего вида. Библиотека подходит.

Теперь я точно знал, что Ту не просто информационно-механическая хрень. Отвечать умно может любая программа, а вот ёрничать и шутить…

Стало немного стыдно за своё поведение. Представил себя в таком же положении, когда хочешь помочь, но есть запреты…

— Сравнение корректно. — в голове появился ответ, отдающий если не теплотой в голосе, то явным одобрением.

— Извини, братан! — искренне пошёл на попятную, вообразив мысленно протянутую руку. — Понимаю, что не можешь пока большего — не дорос я, но хоть так.

— Корректно! — снова вижу смайлик

— Совет дашь? Любой нужный мне. Если "некорректно", то не обижусь.

— Рецепт.

— Рецепт?

— Ничего из мира в мир не проходит просто так — почти человеческим голосом с произнёс Ту'санр. — Твари Столбов приносят Серые Камни, вы — изменение векторов развития, а Твари Арок, скулзы, яд на своих когтях. В течение десяти земных часов он активен после сбора. Если смешать четыре капли на литр мёда и выпарить полученную смесь в двух литрах вина в перегонном кубе, то получится хорошее средство от внутренних повреждений. Если не выпаривать и не добавлять спиртосодержащих ингредиентов, то через четверо местных суток можно лечить внешние повреждения, ускоряя регенерацию. Действие многократно. Вместе с настоем из Пепельных Камней, принятого в течении восьми лет, усиливают свой эффект оба варианта.

— Ни фига себе! Вот за это спасибо! Обещаю больше не называть тебя именами тупых ботов! Я буду звать тебя "Друг"! Так нормально?

— Адекватно! — снова безэмоциональным голосом ответил Ту'санр. — Никнейм принят. В общей сети зарегистрировал тебя как “Юлий”.

— Юрий! — возмутился я.

– “Юлий”! Внесено в базу данных. Изменения доступны только на третьем уровне доступа, Гость.

Вот зараза какая! И здесь последнее слово за ним! Ничего! Доберусь до этого третьего уровня — сам его так переименую, что мало не покажется!

— Изменение имени Ведущего доступно только на уровне "Прим"!

— Так ты ещё и Ведущий?!

— Ответ верный. Рекомендую вернуться на место дислокации. Нахождение в зоне ответственности Ту'санр с последующим апгрейдом возможностей одобрено. Хорошего "квеста", Юлий! — в словах Арки Ту снова появились живые нотки.

— До встречи! Я могу с тобой напрямую общаться без этого "тактильного контакта"?

— Вопрос вне уровня компетенции!

…И тишина.

Понятно. Меня культурно "послали" восвояси. Значит, надо идти — выбора всё равно нет.

К стоянке мужчин добрался без осложнений.

— Ну как?! — встрепенулся Левая Рука Травис, отлипнув от костра.

— Да! Как оно? — поддержал его закадычный друг Байун.

Этих двоих навязала мне в команду Владетельная, во избежание, так сказать, эксцессов. Но тут я её не виню — поступила правильно. Такой непонятный "хрен с горы" нуждался в присмотре и пригляде. Лично я поступил бы так же. Да и информация от верных источников поможет Агге-Орр составить непредвзятое мнение о моём поведении. Одно дело, что я ей наплету, а другое — что верные люди расскажут.

— Всё нормально, парни! Живой и здоровый!

— А Арки Ту? — не поддался на перевод темы въедливый Байун.

— Тоже живы и здоровы! Остальное, извините, только Хозяйке Нест расскажу.

— Идём домой? — спросил Левый.

— Рано. Железа не собрали, да и есть ещё одна тема, но про неё позже.

— "Железных яиц" потом вдосталь найдём! — серьёзно произнёс Травис. — Наша главная задача была тебя к Аркам Ту отвести, а не…

— Подожди! Если мне Арки правильно намекнули, то повозку наполним быстро!

Я расслабился, пытаясь представить себе Тяжёлые Земли. В голове мгновенно возникла карта местности с разноцветными пятнами, которые, по моим прикидкам, обозначали скопления металла. Только почему разноцветные? Одни оранжевые, другие синие, есть ещё зелёные и красные.

Пожалуй, начну с зелёных — в земном мире этот цвет был более многообещающим.

— Давайте, мужики! Все за мной! — бодро приказал я и двинулся к зелёному пятну.

— Да уж… Вот это "улов"… — через некоторое время удручённо произнёс Байун, глядя на ржавые, почти полностью рассыпавшиеся шары. — Так мы и сами можем!

Упс! Незадачка вышла! Зелёное — явно несвежее. Попробую с синим цветом.

— Ты нам решил всё дерьмо Кромки отдать? — проникновенно спросил Травис, держа в руках нечто, похожее на искомый металл, но уже давно им не являвшимся.

— Спокойно! — с уверенностью, которую сам уже не ощущал, ответил я. — Давайте попробуем ещё раз!

— А надо ли? Зря только ходим.

— Так ты, Левый, всё равно домой собирался не сразу, а тут, посмотри, природа какая! Неужели в Нест хочешь?

— Хочу, Юрий! Очень хочу! Там тихо и спокойно! С такой "природой" немудрено и на скулзов нарваться!

— Ну, так-то да… — подтвердил я его правоту. — Ещё разочек? А?

— Ты воин — тебе решать. — вздохнул Травис.

Следующая попытка оказалась более чем успешной. Куча свеженьких, блестящих на солнце металлических шаров предстала перед нами. Мужчины стали их собирать, довольно переговариваясь! Значит, оранжевый! Быстро сориентировавшись, я провёл поисковиков к новым точкам и уже к концу дня обе телеги трещали под тяжестью находок.

— Не ожидал! Вот это дар у тебя, Воитель Тень! — пожал мне руку Байун, обозревая вновь приобретённое богатство. — Не помню, когда такого качества металла и в таких количествах находили, а уж за один день… Заживём теперь!

— Надо теперь ещё в одно место наведаться. — благодарно ответил я на рукопожатие.

— В какое? — настороженно поинтересовался Левая Рука.

— Не знаю ещё, но проверить надо. Не зря Арки Ту его мне в голове обозначили.

К одному из немногочисленных красных пятен подошли ещё засветло, хотя солнце уже и клонилось к закату. Блин! А тут не "железные яйца"!

Неподалёку от нас прогуливался выводок скулзов, внимательно принюхивающийся и явно выслеживающий добычу.

Вот попали! Хотя… Что там говорил Ту'санр про их яд? Я же собирался попробовать его добыть после сбора железа, а тут и напрягаться не стоит — вот они, красавчики!

— Иноземец! — опять изменив отношение ко мне, сквозь зубы процедил Байун. — Угробить решил?!

— Спокойно! Сейчас охотится будем!

— Мы на них или они на нас?!

— Вначале мы, а потом как получится! Берите длинные палки и не подпускайте их к себе, а остальное, — достав меч из ножен тихо проговорил я, — доверьте мне! Нам Агга-Орр большое спасибо скажет потом!

— Сожрут…

— Не! Тебя точно не сожрут! Посмотрите какая "кислая" морда у Байуна! Такого точно не тронут — невкусный!

Незамысловатая шутка разрядила обстановку, но не сильно.

— Короче, мужики! Не забывайте, что я Воин! Хватит вам скулзов бояться — теперь они от нас бегать будут! Делаем, как я сказал! Кто не послушается — лично тому в морду дам!

Внушение пошло впрок. Глядя на мой сжатый кулак величиной с их головы, никто не захотел встретиться с ним, серьёзно деформируя единственное лицо. Оно и правильно — ещё убью, нафиг!

Вооружившись палками и встав плечом к плечу, слуги замерли, внимательно наблюдая за моими действиями.

— Эй! Зомбаки! — заорал я, выйдя вперёд и размахивая руками. — Мы тут! Мясо! Много вкусного мяса и свежие мозги!

Надо было в рекламщики податься — такой талантище пропадает! Скулзы мгновенно откликнулись на моё предложение и понеслись в нашу сторону организованной толпой.

Семь штук! Нормально! Нас вдвое больше, так что своими палками мужчины легко их удержат на расстоянии, пока я займусь охотой.

Первого, выбившегося вперёд, срубил легко мечом, а потом отпрыгнул за спины мужиков, укрывшись за частоколом из выставленных жердин.

Твари налетели на них и тупо пытались продавить преграду, воя и размахивая своими нехилыми когтями. Страх придал слугам дополнительные силыи никто не дрогнулЮ не опустив своё оружие

Я выскочил из-под палок и рубанул двоих скулзов с тыла. После этого нырнул обратно в безопасную зону. Четырёх Тварей сдерживать стало намного легче, плюс мужички приободрились, видя, как уполовинились их враги.

Снова "на улицу"! Ещё двоих убиваю размашистыми движениями и собираюсь снова сбежать, но этого делать не приходится. Оставшуюся парочку скулзов мой отряд просто забил палками, пользуясь значительным численным перевесом.

— Ну вот! А ты боялся! — вытирая пот, обратился я к Травису. — Теперь надо у них кое-что забрать.

— Нечего тут искать! Пепельные Камни только в Тварях Столбов встречаются!

— Ну, не скажи! Интересное всегда найти можно, если знать где и как.

С этими словами я опорожнил один из кувшинов с водой и, вытерев его насухо, подошёл к близлежащей твари. Двумя тонкими палочками, взяв их, как держат палочки для суши, стал, прижимая с двух сторон к основанию ногтя скулза и ведя к их кончикам сгонять липкую, полупрозрачную, желтоватую, похожую на мёд слизь в кувшин. С первой тварью получилось долго и коряво — всё боялся порезаться, но потом дело пошло веселее и с последней уже работал сноровисто, словно профессиональный пасечник или доярка — фиг его знает на кого сейчас был похож больше.

На треть наполненный кувшин обмотал грубой тканью и не рискуя оставлять без присмотра, прижал к себе.

— А вот теперь в темпе домой! — громко приказал я.

— Так ведь ночь! Днём отправимся! — не согласился Травис.

— Я сказал БЕГОМ! — рыкнул на Левого в ответ. — Время дорого, а Сёстры хорошо путь освещают!

Спорить со мной слуги не стали и, лишь укоризненно покачав головами, побросали свои пожитки в повозки, быстро двинувшись за мной следом.

Я торопился. Очень торопился. И хоть до замка Нест идти всего около трёх часов, но надо ещё уговорить Владетельную на эксперимент да подготовить всё необходимое, чтобы вышло правильно, а это потерянное время. Особенно перегонный куб! Быстро смастерить самогонный аппарат из подручных материалов легко, но с непривычки вряд ли с этой хренью быстро справлюсь. Тем более, что часов тут отродясь не было, а мои "внутренние", то спешат, то отстают. Так что, поди угадай, когда десять отведённых наступят.

Вот и замок. Стучу кулаком в ворота.

— Открывайте!!! Быстро!!!

— Чего орёшь, Тень?! — высунулась голова стражницы. — Случилось чего?

— Некогда! Срочно зови Владетельную и впусти нас, наконец! Сейчас каждый удар сердца на счету и ждать до утра нельзя!

Ничего не поняв, но проникшись ситуацией, дозорная открыла ворота и мы всей толпой понеслись к Заднему Двору.

Быстро отдав приказ на разгрузку, я побежал на кухню, где по моим прикидкам должно быть всё необходимое для создания мази и эликсира.

— Мёд и малый кувшин для вина! — без предисловий схватил за грудки заспанного поварёнка.

— Чего? — не понял тот.

— Кувшин и мёд! Сейчас же!

Паренька как ветром сдуло в кладовку, а я, скинув всю утварь с одного из кухонных столов, сел в ожидании Агги, пытаясь отдышаться после долгого бега.

Та появилась быстро и во всеоружии.

— Что случилось?! Потери?!

— Всё хорошо, Госпожа! Живы и с прибытком — полные возы железа припёрли. Тут другое… Замену Пепельных Камней получить можем. Пусть и не полноценную, но ты же понимаешь, что это такое!

— Как? Когда? Что надо делать? — спокойно и деловито произнесла Агга-Орр, уже не хватаясь за меч.

— Подробно потом расскажу. Начну с главного! Арки Ту поделились секретным рецептом. Если яд скулзов правильно приготовить, то получится штука чем-то похожая на "четыре глотка". Тут важно успеть их яд вовремя использовать, пока он свойства не потерял! Скулзов мы обобрали — яд есть! Осталось только твоё разрешение получить и можно готовить зелья!

— Их несколько?

— Да. Одно вовнутрь, а другое наружнее. По словам Арок, эффект шикарный.

— Так чего ты тут расселся?! — быстро сориентировалась Владетельная. — Начинай!

Появился поварёнок с кувшином и мёдом. Я, отсчитав необходимое примерное количество мёда и яда, соединил их вместе в кувшине, наказав парнишке тщательно и осторожно перемешивать. Потом обернулся к заинтересованно смотрящей Хозяйке.

— Госпожа! Это ещё половина дела! Надо котёл с крышкой, любого вина, теста и корыто с холодной водой! Будем делать вторую часть! Блин! Ещё длинная трубка.

— Где я тебе такую найду?!

— Хоть где отломай! Я видел пару таких в хозяйстве! Поверь! Нужнее, чем мне — они нигде не нужны!

— Ладно… Эй, Левый! Слышал что надо? — обернулась она к просунувшему в дверной проём голову Травису.

— Понял, Госпожа. Есть одна подходящая — отломаем и доставим!

Скоро всё необходимое было на кухне.

Я смешал мёд, вино и яд в котле. Потом взял крышку от него и пробив неровное отверстие, вставил туда изогнутую трубу, обмазал место стыка тестом, накрыв котёл. Теперь осталось за малым — соорудить холодильник для "змеевика". Хотя какой там "змеевик" — просто прямая горизонтальная часть трубы. С матом и помощью слуг пропустил её через корыто, тоже смазав все щели тестом. Вроде похоже на деревенский самогонный аппарат, который несколько раз видел, отдыхая у друзей из глубинки. Так себе изделие получилось, но сейчас не до жиру — лишь бы работало.

Котёл был со всей осторожностью поставлен на один из кухонных мангалов и все замерли, ожидая, что случится дальше. Нагревалось долго. Потом из трубы появились несколько капель и упали в заранее предусмотренную посуду. Потихоньку аппарат всё увеличивал и увеличивал поток готовой продукции. Тесто оказалось герметиком так себе и мы постоянно добавляли его, пытаясь заделать щели.

Вонища стояла! Подлый Ту'санр не предупредил, что лечебная жижа будет иметь амбре клопов, раздавленных в привокзальном туалете.

— Не знаю, что у тебя выйдет, но эту дрянь из кухни надо убирать в любом случае! — появившись после очередного проветривания, изрекла Хозяйка Нест. — Тут теперь неделю есть нельзя будет!

— Да уж… — согласился я. — Кто ж знал! Если всё пойдёт по плану, то, однозначно, за стены уносить эту пакость придётся.

Наконец, аппарат перестал выдавать "амброзию" и мы с явным облегчением отключили его, бережно перелив эликсир в кувшин.

Осталось за малым — узнать, чего хорошего вышло и вышло ли вообще.

— Когда пробовать будем? — нетерпеливо спросила меня Правая.

— А есть на ком?

— Ну… Двое "плохих" в замке. Слуга обваренный и одна из Защитниц. Что с ней — никто не знает, но еле дышит и кровью харкает. Недолго осталось…

— Блин! По-хорошему стоило бы с мази начать — не хочется поить невесть чем, но ей нужно отстаиваться четыре дня, а эликсир готов…

— Четыре дня больная не протянет. — покачала головой Раулла.

— Раз ждать некогда, то я приказываю испытать эликсир первым! — решительно произнесла Владетельная. — Тиусса и так почти мертва — хуже ей не сделаем. Ну а если твоё зелье и убьёт её раньше срока, то только облегчим страдания бедняге.

Мы прошли в один из амбаров приспособленный под лазарет. На мужика было страшно смотреть — обварился так, что непонятно как ещё дышит и не получил разрыв сердца от боли. Один сплошной, стонущий кусок мяса!

Женщина, белая как простыня, лежала тихо словно уже отошла в мир иной и лишь по лёгкому, свистящему дыханию было понятно, что она ещё здесь.

— Поднимай её! — приказала Левому Агга.

Тот быстро подскочил и усадил больную, так и не пришедшую в себя.

— Лей! — обратилась Хозяйка ко мне.

— Ээээ… А сколько? — опешил я.

— Не поняла?! Ты что?! Не знаешь?!

— Не знаю… Не догадался спросить, а мне и не сказали…

— Тогда лей, сколько считаешь нужным, идиот!

— Может, пару глотков для начала?

— Я сказала, КАК СЧИТАЕШЬ НУЖНЫМ! Угробишь по своей дурости — тебя поить буду, пока меру не узнаю!

Ну куда деваться… Накосячил — надо отвечать.

Я влил больной в рот немного эликсира. Потом зажал ей нос и подождал, когда она рефлекторно не совершит пару глотков. После этого наклонил женщину лицом вниз и дал остаткам вылиться на землю. Защитницу снова осторожно положили и все стали ждать результата, глядя на неё.

Прошло где-то с полчаса. Ничего… Женщина как лежала при смерти, так и осталась лежать.

— Не помогло… — разочарованно протянул Травис. — Может добавить?

— Пока не стоит. — возразил я. — Надо оставить тут человека и подождать до ночи. Если никаких изменений не будет, то добавим ещё столько же.

— Хорошо! Так и сделаем! — решила проблему Хозяйка Нест. — Слугу сюда и пусть глаз с Тиуссы не спускает, запоминая всё, что с ней будет происходить. А вечером, если к Сёстрам не уйдёт, опять этой дряни дадим. Юрий! Сейчас тебе больше делать нечего? Тогда быстро ко мне на доклад в башню!

С этими словами мы покинули больных.

…И вот "всё те же на манеже". Только Даххи не хватает, даже расселись все, как и в прошлый раз, когда присягу принимал.

— Я смотрю, что поход к Аркам Ту удался? — спросила Владетельная, внимательно изучая моё лицо.

— И да, и нет, Госпожа. — честно ответил я. — Разговор получился ни о чём… Почти ни о чём. Мне ясно указали, что я никто и… Вот, вроде и всё!

— А секрет твоих снадобий? Не каждый день узнаёшь подобное.

— Кинули, словно кость собаке, чтобы не расплакался от разочарования. Тем более что ещё непонятно действует ли оно и как должно работать.

— Значит, почти впустую сходил?

— Нет. Кое-то из разговора вынес. Первое — нас используют "втёмную".

— Втёмную? Поясни! — обозначилась Раулла.

— Хорошо… Попробую… Представь незнакомую комнату, где тебе, Правая, завязали глаза и приказали искать некий предмет. Ты идёшь, спотыкаешься, шишки лбом набиваешь об углы, а тот, кто завязал глаза, тебя направляет так, чтобы твои шишки приносили ему пользу. Вроде и сама лоб разбиваешь, а на благо поводыря. Так понятнее?

— Хорошо объяснил! — слегка улыбнулась Агга. — Хочется сразу повязку с глаз скинуть и дать в рыло этой твари!

— Ты права — очень хочется! Вот только вместо повязки у нас наша собственная жизнь и наши поступки. Такое, сама понимаешь, скинуть тяжело. Тем более, что если мы

найдём искомое, то и нам хорошо станет. И как поступить?

— Мы свободны в своём выборе! — с жаром воскликнула Бейлла. — Каждый наш поступок — только наш! Никто не вправе использовать нас!

— Так и не запрещают, Наследница! — подмигнул я Бейлле. — Мне прямо сказали, что свобода выбора — главное! Поняла о чём я? И не косись на свою мать!

— Хм… — нахмурилась Хозяйка замка. — Понимаю на что намекаешь, но этот разговор отложим на потом!

— Да я не спорю, Госпожа! Только помни о словах Ту'санр. “Свобода выбора”!

— Свобода воли или своеволие?

— А это с какой стороны смотреть… Вопрос сложный! Честно говоря, грань до такой степени тонка, что и не знаю, как ответить. Что бы ни сделал — всегда будут те, кто доволен и те, кто не очень. Надо договариваться.

— Да уж… Легче от твоего визита за Кромку не стало… — разочарованно протянула Правая.

— Согласен. Даже, наоборот, запуталось больше, но кое-что из своего похода я всё же вынес.

— Да. Рецепт.

— Я не про него, Агга-Ор! Тут вещи более глобальные. За нами внимательно наблюдают и незаметно помогают. Пусть и водят с закрытыми глазами, но к открытому окну не пускают, чтобы ненароком не выпали. Случайно или нет, только Ту'санр обмолвился, что меня зарегистрировали в "сети".

— Рыбу ловить собрался? — хмыкнула Раулла.

— Не ухмыляйся! Это очень серьёзно! Давайте попробую объяснить тоже иносказательно. Много замков, много людей, которые связаны как нити рыболовной сети между собой и по этим нитям могут передавать друг другу свободно информацию и образы. Захотела ты, Госпожа, с Хозяйкой Кнара с утра поболтать — не проблема. Представила её, та в ответ откликнулась и вы разговариваете как мы тут за столом. Захотелось узнать информацию по любому вопросу — опять напряглась и нужная книга на нужной странице тебе в руки выпала! Вот так… А теперь представь, что не с Селлой хочешь поговорить и не рассказы о её любимой собаке услышать, а интересуешься устройством мира и как Серых Тварей победить. Ну? Представляешь объёмы такой "рыбалки"?

— Колдовство. — сквозь губы проговорила Агга.

— Нет. Просто выше вашего уровня понимания. И моего, признаюсь, тоже.

— Нет никаких "масштабов"! Мир прост и жить в нём надо просто и с Честью!

— Мама… Я видела насколько всё непросто и… Наш мирок слишком маленький… — тихо проговорила Бейлла, уставившись в пол. — Я была вне родного мира, когда душа сестры не могла отпустить меня. Большое и страшное пространство… Темнота и далёкие, мерцающие звёзды, превращаются в огромные светящиеся шары и врывающиеся от собственного жара. Непреодолимые силы сминают разум и… Тогда я поняла, мы — НИКТО! Жалкие пылинки! Есть что-то большее! Понять это тяжело, а прочувствовать страшно! Юрий прав! Тут нет никакого колдовства, а мы слабы и глупы!

— Дочь! Успокойся! — Агга встала и подошла к Бейлле, нежно положив руку ей на плечо.

По щекам Наследницы текли слёзы и пальцы мелко подрагивали от чрезмерного эмоционального напряжения. Мне стало до боли в груди жалко эту сильную, но такую напуганную от свалившегося знания девушку.

— Не волнуйся за меня! — вытерев влагу с лица, Бейлла твёрдым взглядом посмотрела на мать. — Я из Нест! И нас не сломать никому! А к Юрию прислушайся, если хочешь "снять повязку с глаз"!

— Вот теперь вижу, что моя дочь выросла! — в голосе Владетельной сквозила неприкрытая гордость. — Достойная Наследница!

Потом Агга повернулась ко мне.

— Так что там с этой "сетью"?

— Меня в неё включили. Пусть пока и не разрешили пользоваться, но сам факт… Просто так такое не делают и уж, тем более, не пускают туда врагов и тех на кого не рассчитывают. Информация внутри неё божественного уровня и оружие, которое может им навредить! Значит, доверяют как своим! Пока выгоды нам с этого никакой, но вот дальше… Думаю, что наивных здесь нет, чтобы понять основное!

— Серьёзные выводы. — успокоившись, Владетельная снова села за стол. — Как собираешься поступать дальше?

— Я? Да никак! Буду жить и делать то, что считаю правильным! За мной наблюдают и оценивают каждый шаг, поэтому играть не стоит — надо оставаться самим собой!

— Мне не нравится твой подход!

— Тогда, Госпожа, выгони из замка и забудь! Других вариантов нет!

В комнату вбежал запыхавшийся Левый.

— Помогло! — нарушая все правила этикета, заорал он. — Зелье помогло! Очнулась больная Защитница!

Не сговариваясь, мы резво вывалились из Малого зала, чтобы лично посмотреть на случившееся чудо.

Сказать, что Тиусса была в норме — язык не поворачивался. Но она дышала ровно и глубоко, представляя собой уже не труп, а просто очень сильно больного человека. На лице проступил румянец, хоть до выздоровления было ещё далеко.

— Может, ещё пару глотков? — неуверенно обратился я к Агге.

— Чего-то страшновато… — зябко передёрнула та плечами

— А если поможет?

— А если нет?

— Самому боязно, но…?

— Давай, Юрий! Беру ответственность на себя!

Снова влили в рот больной скулзово зелье. Стали наблюдать…

Минут пятнадцать-двадцать напряжённого ожидания и вдруг:

— Пить… Пересохло всё…

Ура! Ожила наша подопытная! Тут же был предоставлен куриный бульон и холодная родниковая вода.

— Хорошо… Спать…

И женщина отключилась уже нормальным сном, а не впадая обратно в забытьё.

— Будет жить! — сказали одновременно мы с Владетельной.

Агга положила мне руку на плечо и тихо на ухо прошептала:

— В мои покои. Быстро и… осторожно.

Я крадучись, словно вор, пробрался в комнату Хозяйки, понимая, что не зря она меня тайком позвала.

— Тебя видели?

— Нет, Госпожа. Старался не попадаться никому на глаза. Разве что стража в башне, но мимо них не проскользнуть втихаря.

— Хорошо. Догадываешься, зачем позвала?

— Хотелось бы для того, чтобы золотом и милостями одарила с ног до головы, но чую печёнкой, что работать придётся.

— Правильно чуешь! — улыбнулась Агга. — Зелье твоё бесценно и надо его побольше наварить. Вот только "столичные" мне хороший урок преподнесли — доверять нужно осторожно. Варить его в замке — значит, на весь мир объявить, что оно у нас есть, а я этого не хочу. Да и вонь…

— Согласен, Госпожа. Как я понимаю, есть на примете местечко в твоих землях, где никто мне не помешает спокойно трудиться на благо Нест.

— Есть и не одно. Вопрос в другом… Кроме самого места нужны мужчины, чтобы добывать яд и женщины для охраны.

— Тут, я думаю, не проблема. Всех слуг, кто знает тайну — отправить со мной.

— А из воительниц?! — прищурившись, посмотрела Агга, как будто я сдавал экзамен и мне был задан каверзный вопрос.

— Правую и Наследницу просить даже не стоит?

— Естественно! Особенно Бейллу!

— Понимаю! — хмыкнул я. — Тогда Дахху со своими подельницами. Они часто из замка на поиски камней уходят — никто не удивится. Ещё эту выздоравливающую давай — она в курсе происходящего и незачем ей тут болтаться.

— Верно! Дахха со своим отрядом и Тиусса. С ними потом отдельно поговорю — незачем, чтобы нас всех месте видели.

— Поэтому и позвала меня тайком?

— Поэтому. — отмахнулась Владетельная. — Не отвлекай меня ненужными вопросами. Есть одна проблема — как вас надолго из замка выпереть, чтобы те, кому не надо, не насторожились. А такие, я уверена, у нас есть — не верю я, что похитительницы моей дочери не оставили кого-нибудь для пригляда.

— И я не верю. Это должна быть одна из охранниц столичного лагеря, которую решили не “светить”. Сейчас её сложно вычислить — забилась от страха в дальний угол и проявлять себя не будет, но если узнает важную информацию, то не побоится сбежать с ней в столицу.

— Может и так, а может и раньше кто предал… Не знаю.

— Слушай, Владетельная! — набрался наглости я. — А поставь меня начальником безопасности Нест? Зелье наварю и смогу тут порядок навести!

— Не много хочешь? — опешила Агга от такого предложения.

— Много, но дело не в этом. Знания у меня есть. К сожалению, в моём прошлом мире предательства было хоть отбавляй и бороться с ним учились столетиями. Пусть я только "по верхам" изучал подобную науку, но и её вам хватит на первых порах.

Хозяйка размышляла долго, взвешивая в своей голове все "за" и "против". Потом вздохнула и сказала:

— Ловить расставшихся с Честью… Ты прав — не было у нас никогда подобного, но ответить сейчас не готова.

— Понимаю. Это же я на будущее, когда вернусь.

— Ладно, Тень. — она впервые назвала меня не по имени. — Когда вернёшься — тогда и поговорим! А вот КАК ты уходить со всеми посвящёнными собрался? Есть ответ?

— Драка, Госпожа! Хорошая драка! Как бы пьяная Тиусса затеет склоку с мужиками из нашего будущего отряда. Те не смолчат и получат в рыло. Я тоже в стороне не останусь и по-братски, помогу слугам. Должна же ты будешь разозлиться и наказать нас потом? Должна! Тиуссу с глаз долой в отряд Даххи, а всех мужчин и меня на работы. Десять возов железа за Кромкой собрать "во искупление", так сказать! Типа пока не соберём, то в замке не показываться! На Тяжёлых Землях нас проследить не смогут!

— Хм… А идея неплоха! И объяснение хорошее почему и куда Левая Рука так надолго из замка пропал! А добро как вывезти?

— Добро? — я задумался. — А если не десять возов собрать железа в наказание, а до конца сезона жить за Кромкой? Тогда куча барахла не вызовет подозрений — надолго едем и обустраиваться надо.

— Не пойдёт! Слишком суровое наказание для драки. Тут более серьёзная вина должна быть!

— Да уж… Слушай, Госпожа! Мы же сгоряча можем и тебя задеть, когда ты нас разнимать приедешь? Как такое?

— Виселица для всех слуг! Хотя… Стоп! Поступим немного по-другому! Разнимать вас буду не я, а Бейлла. Трогать её нельзя — опять "петля" получается, а вот наговорить лишнего… Оскорбление Наследницы тоже серьёзный проступок, но вешать за него не стоит.

— Отлично! Только прошу — можно гадости не я ей говорить буду? Честно скажу — язык не повернётся…

— Ещё одна головная боль! — скривилась Агга. — Не лезь к ней!

— Ты уже говорила, но тут я буду действовать согласно Устоям и Правилам. Это моё личное и уступать не намерен, Госпожа!

— Знаю. Упрямый ты, семенник! Хорошо… Мешать тебе не буду, но если "споткнёшься", то вини только себя — не пожалею! А я внимательно буду наблюдать за тобой и ждать этого момента!

— Жёстко, но честно! — кивнул я. — Постараюсь тебя разочаровать!

— Раз всё понял — иди! Мне ещё с остальными переговорить надо, а я тут на тебя время трачу!

Подготовка к "безобразиям" прошла тихо, весело и продуктивно. Через два дня оклемавшаяся Тиусса влилась в наш коллективчик, показав себя не только образцовой больной, но и высокоинтеллектуальной сварливой тёткой. Выслушав, чего от нас хочет Владетельная, она в предвкушении потёрла ладошки и сразу начала:

— Нос твой, Левая Рука, унылый! У тебя сопля по его форме или форма носа по сопле?

— Да нормальный у него "нюхач"! — вступился за друга Байун — Видал и хуже!

— Хуже, чем твои оттопыренные уши? Тут ты прав — хуже не бывает!

— И у меня нормальные уши! — возмутился мужик.

— Если видишь — значит, ненормальные! Кто тут ещё свои уши, кроме него видит, чтобы рассуждать про их форму?

Я заржал. Реально мировая барышня!

— Короче, парни! — остудил я пыл закипающих мужчин. — Слушайте, что она говорит! Тиусса — красава! Вы ещё не начали, а она уже репетирует начало ссоры!

— Я не репетирую! Я ссорюсь! Надо, чтобы обида настоящая была!

— Как твои подкладки в штанах, чтобы жопа выпуклей казалась?! — едко заметил Травис.

— Да ты! Ты… Гад находчивый! Задел, честное слово! Вот на людях так и веди себя!

Я? — опешил Левый. — Я не это…

— Не смущайся! Мне всё равно, а народу понравится! Я с тобой во время "синей луны" вместе стояла против Тварей и Байун с нами был! Остальных не помню, но не думаю, что у кухни отсиживались! Дала нам Агга-Орр поручение — выполним его, как полагается! Я вас уважаю, а между своими и шутки другие! Не раскисайте, мужчины! Одно дело делаем для пользы Нест!

Не зря мы на ней первой зелье попробовали! Отменная Защитница и человек, видимо, правильный, раз Сёстры на её спасение нас отрядили! Не знаю, как дальше жизнь повернётся, но в своей команде Тиуссу хотелось бы видеть.

Слуги тоже немного расслабились от её задорной, безбашенной и совсем не злой улыбки.

Стали репетировать и… Реально чуть до драки не дошло! Разнимала разбушевавшихся "актёров" Бейлла.

— Эй! Вы не рано начали?! — встала она между зарвавшиеся конфликтующими..

— Не мешай! — эмоционально воскликнула Тиусса, засучив рукава. — Считай носы разбитые, Наследница!

— Ага! Только длинные не считай, а только те, которые не выросли и ухи запоминай — сейчас их будет меньше у одной! — Байун тоже приготовился к драке.

— Тихо! — синхронно с Бейллой мы повысили голос, подняв руки вверх.

Все внимательно посмотрели в нашу сторону, а потом рассмеялись.

— Извини, Бейлла, что напоминаю, но если бы не знала, то решила, что Тень твоя сестра, точнее — братец. Так похоже было на всё, что вы с ней вытворяли! Вроде и две разных воительницы, а как… Ты уж извини… Брат-близнец Юрий рядом с тобой…

— Сестра у меня одна! И это не изменит даже её смерть! — сурово произнесла Бейлла. — И не тебе, Тиусса, сравнивать! А Юрий… Юрий — НАШ! Скажи лучше, что вы тут устроили?

— Не волнуйся — все душу отводили! Когда мужчинам ещё доведётся так со мной разговаривать, да ещё и по приказу Владетельной? Молодцы! Хорошо мне "хвост начистили"!

— Мы не "чистили"! — не смолчал Травис. — Весело было! Так хорошо давно не "лаялся"! За такое и в морду не жалко! А Уважаемая Тиусса для нас не чужой человек! Ты не видела, Наследница, но во время Ока Смерти рядом с ней почётно сражаться было! Вот на кого и ровняемся, так это на твою матушку, Правую Руку и на Тиуссу! Били они Серых Тварей так, что только брызги от из поганых туш разлетались! Скажут мне вместо них в Последний Поход — не задумываясь, соглашусь

— И я вместо вас легко отправлюсь! — согласно кивнула головой Защитница. — Так что, не мешай нам, Наследница, развлекаться — только в раж вошли!

Ух ты, мля! А тут реальное боевое братство сложилось! Странно, что не заметил! Хотя, нет ничего удивительного — несмотря на все песенки и активную замковую жизнь, своим среди обоих замковых групп так и не смог стать. Гость… Пока ещё гость…

На пятый день разыгралась "трагедия". Тиусса докопалась до слуг, те ответили ей в хамской манере. Станиславского и прочих режиссёров Мир Сестёр никогда не видел, поэтому бились от души, расквашивая носы и ставя знатные "фонари" под глазами. Пришлось соответствовать. Перед Тиуссой я потом извинился, но летала она у меня,"як фанЭра над ПарижОм"! Бейлла, якобы кипя праведным гневом и выступая в роли миротворца, услышала о себе "много хорошего". Причём, отличились не только мужчины, но и сама Тиусса, ругаясь наравне с нашим взводным из училища! Поверьте! Для такого нужен талант!

Владетельная появилась в самый разгар "шоу" и раздала всем заранее оговорённые наказания… Кои мы и отметили, втихаря, всем дебоширским составом после захода солнца! Красиво, всё-таки, получилось! Если бы не знал — сам бы поверил!

* * *
С утра похмельные и оттого казавшиеся очень виноватыми в глазах остальных жителей замка, мы покинули Нест. На полпути к Кромке нас догнал отряд Даххи, в который легко и с удовольствием влилась Тиусса!

— Ну что?! Соскучились по нам? — весело прокричала эта жизнелюбивая бабёнка и, соскочив с коня, протянула походный бурдюк с вином. — Опохмелитесь, слабаки! Дорога неблизкая и от ваших хмурых рож хочется повернуть назад!

Мы с благодарностью приняли угощение и через полчаса уже были "огурчиками", забыв про головную боль.

Ехали не то чтобы долго, но достаточно, петляя и запутывая следы для гипотетических шпионов. По моим прикидкам уже добрались до Тяжёлых Земель, когда Дахха резко повернула отряд в другую от них сторону к маячившей вдалеке скалистой гряде. Ещё час-другой и мы приблизились к этим каменюкам.

Да уж… Место действительно неплохое. Все скалы были нашпигованы пещерными входами, отчего напоминали швейцарский сыр.

— Приехали… — согласно кивнула головой Дахха в ответ на мой молчаливый вопрос. — Место хорошее и малопосещаемое — нечего воительницам около Кромки гулять. Пещер много и река подземная там тоже есть. Пойдём осматриваться.

Действительно — лучше и не придумаешь! Спустившись вниз по одному из входов, мы оказались в огромном зале, застеленном мелким песком. Рядом бурлила река с чистой холодной водой, сладкой на вкус. Эх! Пил бы, не отрываясь! Свод пещеры хоть и был массивен, но несколько маленьких отверстий в нём давали свежий воздух, хорошую вытяжку и пусть неполноценный, дневной свет. Промозгло, конечно, но нам в самую пору — не на курорт приехали!

Без дополнительных понуканий мужики принялись обустраиваться, а женщины, осмотрев все закутки и подступы к пещере, выставили караулы.

— Там есть небольшое ответвление. — махнув рукой в темноту, сказала Дахха. — Тяга имеется, так что костёр разводить можно — не угорите.

— И следить за нами легче. — пристально посмотрел я на Камнеедку.

— Не без этого. Только оставь мою работу для меня, а сам думай, как свою хорошо выполнить. Рано утром будем выводить вас за Кромку. Надо не только охотиться на скулзов, но и "железные яйца" собирать. Вас же за этим сюда в "наказание" послали? Собираете и того, и другого — ведём обратно, но не всех. Телега с железом отправляется под охраной в Нест. Вы же варите своё зелье. Потом отсып и снова по новой!

— Логично. Как раз из замка и пустая подвода с людьми вернётся.

— Хорошо, что тебе объяснять не надо! — неожиданно улыбнулась Дахха. — А то всегда столько вопросов!

— Не любишь отвечать?

— На глупые не люблю, а так — с удовольствием! И сама задавать люблю! Понял?

— По рукам, командир! Но, чур, без обид, если не сможем ответить друг другу, чтобы не соврать.

— И это мне тоже нравится! Слишком долго думаю, чтобы красивую сказку придумать с ходу!

Довольные друг другом, мы разошлись по своим делам.

За сутки полностью обустроились и соорудили самогонный аппарат, немного модернизировав его в спокойной обстановке.

С утра наша охотничья команда, под чутким надзором женщин, двинулась за Кромку.

— Так, мужики! — громко сказал я, чтобы все слышали. — Сейчас разузнаю, где железа доброго много и отправляемся на сборы.

— А скулзов бить? — задал вопрос неугомонный Байун.

— Твари подождут! В начале железа для Нест наберём, а уж потом и за сбор яда примемся. Поймите! У него слишком маленький срок годности, чтобы время терять на поиск железных шаров!

— Так и сделаем! — понятливо произнёс Правый Травис. — Ты, главное, сам не плошай!

Я расслабился, пропуская через себя энергию Тяжёлых Земель и пытаясь представить их карту. Получилось! Вот они, оранжевые скопища! Красные точки далеко — значит, опасности нет.

— Быстро в ту сторону! — приказал я, махнув рукой в их направлении.

Четыре раза мы подходили к залежам свежего железа. Улов был хорош! Телега просто оседала под его тяжестью!

— Ну что, братва… Пришло время и скулзов "пощипать"! Не расслабляться! Теперь веду к ним.

Мужчины замолчали, не спеша достали из-за плеч арбалеты, осторожно взводя их и накладывая болты.

Народ явно на нервах…

— Так! Объясняю ещё раз! Подходим к стае. Кто с жердинами — не дают скулзам приблизиться, а арбалетчики лупят им промеж глаз! Где всё плохо — там я орудую! Ваша главная задача не перепутать палку с арбалетом и меня не подстрелить!

— Так-то оно так… — подал голос один мужик из поисковой артели. — Только боязно чего-то… Всю жизнь от них бегали, а теперь лезть к этим Тварям по собственной воле.

— Так, ты и не лезь! — хитро прищурился Байун. — Оставайся тут один, а мы…

— Один не останусь! — испугался мужичок. — С вами я! С вами!

Люди необидно рассмеялись и напряжение от предстоящего боя немного спало.

Скулзов нашли быстро — благо они сами неслись в нашу сторону.

По моей команде бойцы заняли своё место в строю, вскинув арбалеты и выставив длинные шесты, крепко сжатые напряжёнными пальцами.

Свора налетела без предупреждения, накатившись будто волна на камень.

Мужчины не подвели! Кому надо — выставили жердины, притормозив Тварей, а остальные дали дружный залп, болтами пробивая мерзкие тела насквозь. Остались только две Твари из пятерых. Одна из них отвернулась и быстро метнулась к незащищённым охотникам, перезаряжающим арбалеты. Настала моя очередь. Быстро подскочив к ретивому скулзу, я, взмахом меча, рассёк его надвое. Потом подбежал к последнему живому и не дожидаясь выстрела арбалетчиков, хренакнул его по черепу. Вот и всё!

Одев дубовые рукавицы из бычьей кожи, мы споро собрали липкий, вонючий яд с когтей свежеубиенных Тварей и поместили его в небольшой кувшинчик.

— Ну вот! — хлопнул я по плечу робкого мужичка. — А ты боялся! Вы Око Смерти одолели, а эти шавки не чета ему! Теперь ходу! Кто первым придёт — того наши воительницы месяц выбирать на Брачное Ложе будут!

— Врёшь! — недоверчиво воскликнул Байун.

— Вру! — легко согласился с ним я, хитро подмигнув. — Но словечко замолвить могу! А вот, кто отстанет, то…

— То?

— Будет первыми на Брачном Ложе у меня, воина Тени!

— Это как? — озадачился он.

— Лучше и не представляй! Только, если придёшь последним — сразу все дырки в себе глиной замазывай! Рот тоже не забудь!

Моя скабрезная шутка возымела успех и пришлось потратить минут десять впустую, пока народ не прохохочется. Эх, знали б вы, сколько глины в моём мире потребовалось бы, чтобы эта сказка не стала явью…

Почти три недели мы чередовали вылазки за Кромку с изготовлением зелья. Поварёнок, так некстати для себя попавшийся в первый день моих алхимических опытов в замке, показал себя истинным "бутлегером" и уже смог лучше меня управляться с самогонным аппаратом, постоянно улучшая его и выдавая всё более забористый эликсир! Вот ведь! Никогда не знаешь, кто где пригодится! Талант у парня! Не один я это признал — все мужчины, несмотря на разницу в возрасте, прислушивались к его советам и незаметно Журуйчик стал главным в пещере по производству, легко отодвинув мою персону в сторону. Работа кипела, "скулзово пиво" и "скулзов мёд", как окрестили полученные эликсир и мазь, текли рекой и складывались в бочки!

В какой-то момент заскучал. Выходы в Тяжёлые Земли ещё как-то давали всплески адреналина, хотя мужики, заматерев и освоив технику охоты, справлялись на отлично и без советов. Не обидно, но грустно — уже привык быть во главе. Скука во всех унылых её проявлениях давала о себе знать.

Сегодня за Кромку ушли без меня… Подставился, блин, под коготок Твари. Вроде пустяковая царапина, а лишь "скулзово пиво" не дало отправится в мир иной. Крутило и корёжило так, что готов был умереть, но к вечеру стало намного лучше. Ещё день отлежался, приходя в норму и уже был практически здоров для новой охоты, но Дахха строжайше запретила мне вставать с постели, заботясь о моём здоровье. Можно, конечно, было и побуянить, но зачем? Она права — безопасность превыше всего. Лучше один лежебока сегодня, чем не запланированный трупешник завтра.

Все спят, ожидая прихода охотников. Оно и правильно — работа в основном ночная и надо набираться сил.

Тихонько, чтобы никого не потревожить, я спустился к реке и стал внимательно смотреть вверх по её руслу. Вода бурлила, завораживая своей энергией и манила меня.

— Вылез, всё-таки? — раздался сзади недовольный голос Даххи.

— А что там дальше? Откуда начинает вода свой бег и куда впадает? — проигнорировав её вопрос, махнул рукой в темноту.

— Не знаю… Никто не знает. Да и зачем? Тут факелов не напасёшься, а под обвал попасть легче лёгкого.

— Слушай, Камнеедка! Разреши прогуляться! Прямо внутри свербит, как хочется!

— Ты дурак? Говорю тебе — далеко без света не уйдёшь!.

— Не забыла, что в темноте вижу?

— А если и так! Подземный мир непредсказуем! Мне Агга голову за тебя свернёт, не говоря уже про Бейллу! Странные вы с ней оба какие-то! Люди кругом, а у вас словно свой мирок, куда никому доступа нет…

— Нет и не будет, Дахха. Сёстры такого намудрили — вам вовек не размудрить!

— Ну, если Сёстры… — неуверенно произнесла воительница.

— А кому ещё подобное под силу? Даже Агга противится, но ничего поделать не может!

— С тобой или с ней?

— Глобально мысли, Камнеедка! Сёстры пытаются одарить ваш мир новым, доселе неизведанным! Я уже встречался с подобными вещами, а вам только предстоит! Кто ещё, кроме Бейллы выходил за границу Сестёр? Только я и Егг-Орр! Поверь, что подобное даром не проходит! Поэтому "давайдосвидания" со своими нравоучениями!

— А кто тебе сказал, что это наши Покровительницы делают, а не Серый Мир скверну свою к нам пропихивает? — разозлилась Дахха.

— А ему зачем? Вы же и так год от года хиреете! Детей всё меньше, склоки и "междусобойчики" начались. Живете по-старому, но всё хуже и хуже! Серым такое только на руку! Скоро ослабнете настолько, что голыми руками вас можно будет взять, если ничего не менять! Разве я не прав?

— Мы сильны! Не смей порочить наше дело!

— Не спорю! — я поднял миролюбиво руки вверх — Каждая из вас прочнее стали, но … Осмотрись сама! Сколько пополнения в Опасных Землях было и стало? Год от года всё тяжелее останавливать Серых, несмотря на весь ваш героизм и умение! Даже мне, пришлому, бросается в глаза нехватка воительниц, а уж тебе и подавно должно.

Дахха надолго замолчала, переваривая наш разговор, потом вздохнула и сказала:

— Иди… Только недалеко. Почувствуешь плохое-не геройствуй, а обратно к лагерю.

— Справедливо. Ну, я пошёл?

— Буду ждать. Не приведи Сёстры, чего…

— "Чего" не будет. Обещаю!

Пока предводительница не опомнилась, быстро схватил на всякий случай три факела, пропитанных маслом и резво зашагал вверх по течению, включив "ночное".

Дорога вдоль реки была не из лёгких — пришлось взбираться на крутые валуны или, наоборот, словно уж протискиваться в узкие расщелины. В какой-то момент пожалел, что решился на эту авантюру, пока не выбрался в пещеру, подобную нашей.

Выключив чёрно-белое ночное зрение, зажёг один из факелов, пытаясь в полной мере прочувствовать пространство. Река в этом месте делала крутой поворот и на отмели в свете языков пламени огня что-то блестело, притягивая к себе взгляд. Я подошёл к воде и зачерпнул ладонью желтоватый, тяжёлый песок. Мать моя! Кажется это… ЗОЛОТО!

Набив карманы найденным добром, я что есть силы двинулся в назад. Обратная дорога показалась более лёгкой — знал уже, как идти. Увидев родную пещеру и стоящую у воды Дахху, быстро ринулся в её сторону.

— Скажи мне, Камнеедка! — слегка заикаясь от волнения, жарко прошептал ей на ухо. — Это то, что я думаю?

После отвёл ошарашенную моим напором женщину подальше от людских глаз и высыпал ей на ладонь часть моей находки.

— Где взял?! — сразу спросила она, лишь мельком глянув на жёлтые камушки.

— Не тупи! Там, куда отправился! Много "этого"…

— Ты прав! Золото… Много, говоришь?

— Загрузился за несколько десятков ударов сердца, а оставил… Даже не знаю сколько!

— Молчи! Пока Агга-Орр-Нест не даст разрешения!

— Понимаю, поэтому и отвёл в сторону.

Дахха долго молчала, пересыпая золотой песок из ладони в ладонь.

— Обидно… — вдруг с горечью сказала она. — Я всю жизнь искала нечто подобное, а ты… Как появился — нашёл сразу!

— Мы оба нашли! — понимая её состояние, уточнил я. — Не отпусти ты меня, не приведи сюда, то так бы и лежало золотишко мокрое и ненужное.

— Ну-ну. — криво ухмыльнулась Дахха. — Сколько раз здесь была, а…

— Вот только не надо! Сделали дело на благо Нест вместе! Давай не будем награды делить?

— А ты не такой уж и козёл, Юрий. Сам нашёл, а других в сторону не отставляешь, но меня не проведёшь — добыча твоя и я первая готова это подтвердить. Обидно, конечно, но так будет по Чести. Главное — не проговорись лишним ушам!

Дахха развернулась и ушла в сторону женской стоянки, явно собираясь отправить кого-нибудь из надёжных Защитниц в Нест с новостью о находке.

Целый день я провёл в томительном ожидании вестей из замка. Наконец, уже под вечер прискакала посыльная с "большой земли". Бейлла собственной персоной! Не успел я обрадоваться, как она с хмурым видом объявила:

— Приказ Владетельной! Все отправляемся обратно в Нест! Кровавые Луны восходят…

— Ох, ты ж! — выдохнул кто-то из мужичков. — С Ока Смерти не было… Опять?

— Опять, слуга! Видимо, Серый Мир очухался и начинается всё заново. Наотдыхались….

Молча и споро всё погрузили в повозки и с утра двинулись в сторону замка, у ворот которого нас встретила Правая.

Отведя меня и Дахху в сторону, она приказала:

— Агга-Орр-Нест ждёт вас для доклада.

— А кто с зельями останется? — ворчливо спросил я.

— Я и останусь, вместе с Наследницей. Дорогу в башню, надеюсь, ещё не забыли, так что, провожатые вам не нужны.

Хозяйка замка сидела у себя, обложившись ворохом бумаг и что-то чиркала в них грифельным стилом.

— Явились? — без предисловий начала она, подняв воспалённые от недосыпа глаза.

— Да, Владетельная! Узнав о Набеге, не мешкая примчались в замок.

— Это хорошо… Бейлла с Рауллой надёжно припрячут добытое вами, но хочу послушать о золоте.

— Юрий нашёл его — ему и отвечать.

— Ну куда ж без иномирцев! Куда ни плюнь — они отличились. Докладывай, Тень! — без намёка на дружелюбие спросила Агга.

— Место хорошее. — не стал обижаться я, понимая, что сейчас не до этого. — Вверх по реке есть огромная пещера и там золотой песок можно руками загребать. Со временем, конечно, он иссякнет, но не просто так золото там появилось — подземная река приносит. Как его намыть, думаю, и без меня справитесь, если чего.

— Ты куда-то собрался?

— Нет. Только время невесёлое. Не дай Сёстры, Серый Ёж в башку прилетит и уже помощь моя не понадобится.

— С чего бы в убежище Серым появиться?

— Не понял? Какое убежище?

— А ты думал на "ловены" отправиться? Зря! И без тебя есть кому там воевать! Твоё дело — свою ценную голову сберечь. — пояснила она.

— Значит, главный в замке я?

— Не много на себя берёшь?! — оскалилась Агга.

— В самый раз! Ты и Наследница не такие важные персоны, чтобы вас беречь, поэтому с Серыми и будете воевать, рискуя своими никчёмными тушками, а я — дело другое! На мне ведь весь Нест держится! Отсижусь в убежище и буду здесь главным, как самый умный и красивый!

Вопреки моим ожиданиям Владетельная не разозлилась, а весело рассмеялась.

— Ведь уел! Учись Дахха! Такого кинуть в яму со змеями — вперёд них извернётся и выберется!

— Ага! Покусаю и выберусь, Госпожа, только в убежище сидеть не стану! — упёрся я.

— Резон в твоих словах есть. Тем более, что ты не простой семенник, а воин. Так тому и быть! Вместе с Бейллой — цени мою доброту, заступаешь на охрану Задних ворот. Место поганое и туда кого ни попадя не ставлю. Не знаю почему, но любят Серые Твари их.

— Задачу понял! Разрешите отбыть в свой отряд! — по-военному щёлкнул я каблуками, встав по стойке "смирно".

— Разрешаю! — одобрительно кивнула Агга. — Напоследок ничего добавить не хочешь?

— В пещере золотишко подберёте — отправляйте поисковиков дальше. Чует моё сердце, что там тоже есть чем поживиться.

— Не глупее тебя, Юрий! Уже и без подсказки поняла! Свободен!

Я почти бегом выскочил из башни, разыскивая Бейллу. Та нашлась на Заднем дворе, видимо, только что закончив относить в схрон скулзовы производные.

— Наследница! — бодро отрапортовал я. — Приказ Владетельной! Я в твоём отряде! Что делать? Я же впервые в таком участвую — ни хрена пока не понимаю.

— Вот ведь как! "Расщедрилась" мама! Тогда слушай, раз здесь! Владетельная и Правая Рука сидят на свербе Главной башни и руководят действиями. Остальные отряды рассредоточены по всем "ловенам", резерв в Большом зале. Наша задача не дать захватить Задние ворота. Всё очень просто, как видишь! Будет туго — на подмогу придёт резерв. С Серыми Тварями знаком?

— Егг-Орр просветил! Сильные и слабые их стороны знаю. Кто с нами ещё?

— Ты, я, Тиусса и Леррия.

— А! Та, что со шрамом на всё лицо? Помню по походу, когда тебя выручать ходили.

— Она.

— А из арбалетчиков?

— Зачем нам мужчины? Сами справимся.

— Не сомневаюсь, но… Если в "синюю луну" от них толк был, то, может, и сейчас пригодятся? Верю, что без них отобьёмся, только с такой подмогой легче воевать, а значит, и потерь меньше будет.

— Хм… Кого позовёшь к нам? — не стала спорить Бейлла.

— Давай Байуна! Не знаю как на Брачном Ложе, но на охоте по скулзам не мазал!

— Хороший выбор — видала его в действии!

— Слушай… Может, донесёшь эту мысль до своей матери? Если сражаться так, как вы сражались по инструкциям Егг-Орра, то легче всем будет.

— А чего не сам?

— Меня она и слушать не станет! Ты, главное, донести ей идею, а бедовых мужиков лично наберу вместе с Левой Рукой!

— Ладно. Только должен будешь! Знаешь, что мне выслушать придётся?

— Без вопросов! Хоть на Брачное Ложе позови — не откажу!

— Хитрый ты! А если не позову? — прищурилась Бейлла.

— Тогда возьму вурту и буду с несчастным видом бренчать на ней под твоим окном!

— И петь?

— Непременно! Типа: "О, звезда моих очей! Выгляни в окошко — дам тебе горошка!" — прогнуснавил я с интонациями дворового романтика

— Уговорил! — засмеялась она. — Только такой гадостью не позорь!

— Я ж не со зла, а исключительно ради корысти!

— Иди уже, певец! Только… Сыграешь мне просто так, что-нибудь красивое?

— Сыграю! Для тебя готов пальцы в кровь стереть о струны, лишь бы увидеть снова.

— Ну ты и …

Недоговорив, Бейлла развернулась и ушла, оставив меня посреди двора рядом с Трависом.

— А идейка, Уважаемый Тень, хорошая! — внимательно посмотрел Левый мне в глаза. — Подберём ребят на каждый "ловен"! Не думаю, что они забыли, как Серых "потчевать". Сам бы пошёл, но нужнее буду в убежище. И это… Пригляди за Байуном! Он мне как брат, хоть вредный, порою, бывает.

— Пригляжу, дружище! — хлопнул я его по плечу. — А что вредный… Я и сам такой!

* * *
Суматоха охватила Нест. Слуги, дети и серьёзно покалеченные в боях воительницы спешно собирали всё необходимое и располагались в убежище. Мы тоже как угорелые бегали по замку, пополняя запасы болтов и налаживая взаимодействие. Слишком долго не было Кровавых Лун и народ чуток расслабился, позабыв некоторые вещи. Наконец последние приготовления были закончены и мы с нетерпением и лёгким мандражом наблюдали закат солнца, стоя на свербах.

— Бейлла! — обратился я к нашей командирше. — Вот меня мучает один вопрос…

— Только один? Чего-то на тебя не похоже.

— Помнится, в первую вылазку за Кромку, ни у кого из мужчин арбалетов не было, хотя и до этого у них видел и после, когда на скулзов охотились, у каждого по штуке, а то и две присутствовали. Странно…

— Ничего странного! Моя мать запретила их тогда брать. После предательства охранниц лагеря она никому не доверяла и не хотела, чтобы "случайная" стрела тебе в спину прилетела.

— О, как! Берегла!

— Не тебя, а твои знания и возможности. Нежного отношения от неё не жди. Пока ты только "везунчик" и не более того, пусть и способен на многое. И не сердись на мать — она человек прямой и просто так улыбаться никому не будет. А вот если поверит тебе и в тебя — лучшей защиты и не придумаешь! Она своих не бросает!

— Понял… А ты?

— А что со мной?! Я такая же! Так что если предашь…

— Понял ещё раз! Не волнуйся! У нас с тобой вся жизнь впереди, чтобы ты поверила мне.

— Ага. Жизнь. Ты, Юрий, это…"сопли не жуй"! — ввернула Наследница одно из земных выражений. — Сейчас самое главное происходит здесь, а остальное — только для выживших.

Наконец солнце зашло и резко, без предисловий на небо выкинулись два багряных шара. Здравствуйте, Кровавые! Вот и свиделись!

Все замерли, сканируя пространство усиленным ягодами шува взглядом. Белёсая на фоне тьмы дымка стала образовываться на стене замка метров в двадцати от "ловена".

— Опасность на десять часов! — закричал, от волнения забыв, что в этом мире до часового циферблата ешё не дошли.

Народ непонимающе посмотрел на меня и я, поняв свою ошибку, быстро исправился:

— По левую руку зарождается Серая Пелена!

Такой посыл поняли все и заняли позиции, повернувшись в сторону надвигающейся угрозы.

— Ты видишь?! — закричала Тиусса. — Я — нет!

Не успел ответить, как подобное стало проявляться и с другой стороны.

— Вижу! Справа тоже начинается! На площадке стены с двух сторон от меня предполагаемая опасность!

— О! Вижу Пелену слева от Тени! — с азартом проговорила Леррия, показав на полностью оформившееся облако.

— А другое видишь? — спросила напряжённо Наследница.

— Нет.

— Значит, Юрий до полного формирования их чует! Слушаем, что он говорит!

Дальше для разговоров не оставалось времени. На нас полезли и Ладони, и Ежи, и эти грёбаные, быстро движущиеся Змеи. Тело полностью перешло на рефлексы, отбивая наседающих Серых Тварей. Несколько часов махали железом без передышки, отстаивая свой пост и не давая прорваться Серым к воротам Заднего двора. В промежутках между взмахами меча в голове всплывал вопрос: "Почему только так можно им попасть в замок, а не минуя наши милые свербы? "Ответа на него не находил, а спросить было некогда — все слишком сосредоточены на бое.

Всю ночь отбивали то тут, то там появляющиеся пятна Серой Пелены. Под утро пришло облегчение в виде затишья. Хотя какое там утро! Солнца нет и лишь свинцовый тягостный мрак сменил ночную красную беспросветность.

— Ждём замену, но не расслабляемся! — устало выдавила из себя Бейлла, вытирая тряпкой меч.

Пополнение во главе с Даххой пришло быстро, сменив нас на посту.

Мы переместились в Главную башню и умывшись рухнули без сил на разложенные соломенные тюфяки.

— А ты молодец. — произнесла Тиусса, засыпая. — Не был бы семенником… Хотя какой ты семенник? Ты…

И раздался храп не успевшей договорить защитницы. Хотел ей ответить на такое, но сам вырубился от усталости.

Три последующих дня, точнее — три ночи, не отличались от предыдущих — рубили, кололи, стреляли. Байун реально оказался нужным человеком, способным из-за наших спин наносить серьёзный урон и спасая зады передовой линии защиты. Против Ежей, вообще, был незаменим, отбрасывая арбалет и отважно тыкая их длинным копьём. Вроде невзрачный маленький человечишка, а пользы от него не меньше, чем от нас четверых. И куда подевалась робость! С озорным оскалом и блеском в глазах бился так, что приходилось его даже осаживать!

Пятая ночь… Сменив отряд Даххи, потерявшей из-за раны одну из своих, мы заняли позиции. И тут началось! Со всех сторон стало появляться сразу по несколько облаков Серой Пелены и Твари с остервенением лезли на "ловен" даже не пытаясь уворачиваться от наших мечей. Давят массой, гады!

Калейдоскоп из нахлынувших врагов сбивал зрение и мы били уже по наитию, только предполагая, где может оказаться та или иная Серая Тварь.

Громкий вскрик. Серая Ладонь, вцепившись в плечо Леррии, выдернула её из спасительной арки сверба. Бейлла моментально среагировала и кинулась на выручку, оголив свою позицию. Дура! Теперь две пустых арки одновременно! И… Я тоже дурак! Кинулся на помощь Наследнице, успев крикнуть Баюну:

— Арбалеты в руки и все дырки прикрываешь!

Услышал он меня или нет — даже не посмотрел. Почти добежав до Бейллы, понял, что помочь ничем не могу. Она отбивалась из последних сил вместе с раненой Леррией.

Черт! Что там Егор говорил? "Кукловоды" Тварей в Серой Пелене! Метнулся назад, выхватил из рук ошарашенного Байуна арбалет и метнулся в серую дымку.

Так! Мозг работал со скоростью курьерского поезда. Значит, самая опасная Горгона-Мумия! Вижу извивающееся тело, облепленное шевелящимися лентами — это она! На выдохе стреляю ей в голову. Попал! Минотавр… Стоит себе бычок, Ежами кидается! Молодец, Берец! Точно охарактеризовал — не перепутаешь! Подбегаю и бью его промеж рогов. "Хороший" удар — меч сломан, а Тварь просто махнула головой, отходя от лёгкого нокдауна. Потом Минотавр наклонил голову и стал переть, метя рогами в моё бренное тело. Резко отскочив в сторону, я оказался у него за спиной и подпрыгнув, схватившись за мощные рога и изо всей силы двинул ногами под основание черепа великана. Чуть руки себе не оторвал, но оно этого стоило — внутри Серого что-то хрустнуло и он завалился беспомощно дергая короткими ручками в агонии.

Ай да я! Остались Серые Ладони! Подобрав обломок меча, я подскочил к этим "пауко-черепахам" и по очереди вставил железо в их хрупкие панцири. Готово! Всего секунд тридцать и Пелена рассеялась, но облегчения это не принесло — ещё три облака были рядом с жаждой убить Бейллу.

Снова метнулся к "ловену" и отобрав уже у, в конец охреневшего от моих действий Байуна, копьё, ринулся в ближайшую к Наследнице Пелену.

Резкий взмах в сторону — голова Мумии пробита! Не дожидаясь её падения, перехватив поудобнее древко, всаживаю остриё копья в глаз Минотавру! Отдыхай, "говядина"! С Ладонями покончил легко — тупы и беззащитны они, пока их Пальцы дело делают.

Третья Пелена… Всё "как по маслу" — никого не оставил в живых!

Подбегаю к Бейлле стоящей на одном колене, но не выпускающей меч.

— Солнце! Ты как? — озабоченно выкрикиваю, помогая ей подняться.

— Ладонь плечо хапнула, но жива!

Действительно! Из рукава её разодранной в лохмотья кожаной куртки сильными толчками бьёт кровь. Быстро наложив жгут из собственного ремня, останавливаю её и перевожу взгляд на Леррию. Всё грустно. Тело воительницы погребено под сдувшимся Ежом, пронзённое несколькими ядовитыми иглами. Не спасти…

Тащу пытающуюся потерять сознание Бейллу к свербу. Нас встречают злая Тиусса и с трудом стоящий на ногах Байун. Его лицо заливает кровь.

— В колокол звони и флаг помощи поднимай! — кричу я Защитнице, пытаясь уложить вырубившуюся Бейллу.

Слава богу! Те четыре пятна Серой Пелены были последними на ближайший час и помощь подоспела вовремя, а не то сгинули бы все…

Вместе с Тиуссой, матерясь и переругиваясь дотащили Бейллу и Байуна до Главной башни, где им оказали первую помощь, смазав раны "скулзовым мёдом".

Кстати, о нём! Пусть обожжённый бедняга и умер, не дождавшись его вызревания, но мазь была опробована на небольших травмах и эффект превзошёл все ожидания — порезы, раны и ожоги затягивались на глазах! Стопроцентная быстрая регенерация! Так что, Ту'санру за этот рецептик можно смело ставить памятник в знак благодарности… Ну и мне, если разобраться, заодно!

Откуда ни возьмись появилась Раулла.

— Что с Наследницей? — озабоченно спросила она у Тиуссы.

— Жива. Рана несерьёзная по нынешним меркам — "медок" быстро восстановит. А вот Тень… Он может спокойно в Серую Пелену входить и развеивать её!

— Правда? — обратилась Правая ко мне.

— Да. — не стал я отговариваться. — Чуток дай отдохнуть, пока затишье и пойду её "гасить" по всему замку.

— Чего надо?

Вот за что люблю Рауллу, так это за прагматизм. Не стала научными изысканиями заниматься, типа откуда умеешь и как там внутри, а просто предложила помощь в решении задачи.

— Топор мне нужен, родная! Большой и тяжёлый! А также отряд за спиной с охапкой заряженных арбалетов! Немного вздремну и готов к обороне!

— Добро! Спи, пока нужное не соберу.

Следующие сутки превратились в однообразную, бесконечную бойню. Я во главе вооружённого отряда прорывался к очередной Серой Пелене и двумя точными выстрелами "успокаивал" Минотавра с Мумией, а потом вдрызг разбивал топором панцири Ладоней. Сколько их переколошматил даже и не помню! Всё слилось в один однообразный квест. Пелена… Беру у воительниц пару арбалетов… Вклиниваюсь в серую дымку… Стреляю вначале в Мумию, потом оприходую Минотавра и расправляясь с "чурЮпахами”"… Пелена рассеивается… Бегу к следующей… Беру арбалеты и…

…И вот и всё! Стою на стене Нест, щурясь от яркого солнца, восходящего из-за горизонта. Вокруг измученные лица Защитниц и ни одной Твари.

— Сукааа!!! — кричу в сердцах, не в силах сдержать эмоции. — Здравствуй, солнышко!!! Мы их "сделали"!!!

Больше суток на ногах — сильная штука. После эмоционального всплеска я почувствовал себя обессиленным и уснул тут же, приваливались спиной к холодному камню "ловена". Не помню даже как меня отнесли в комнату и уложили в кровать — "потерял себя" основательно.

Проснулся рано утром и потянувшись, бодро вскочил, разминая затёкшие мышцы "боем с тенью". После этого оделся и спустился в таверну, где были заняты, несмотря на рань, все столики.

— О! Вот и наш соня очухался! — приветливо взмахнув рукой, проорала пьяненькая Дахха.

— Ну надо же было немного прикорнуть! — улыбнулся я в ответ.

— Ахаха! И это у него немного! — рассмеялась не менее "подогретая" Тиусса. — Двое суток влёжку!

— Двое?

— Ага! Уже хотели спорить, как долго ты ещё сможешь подушку мять.

— Ничего себе! — подобная новость меня ошарашила. — Допускал, что немало продрых, но чтобы так…

Воительницы в зале встретили мои слова дружным хохотом.

— Я поняла, что с ним! — не унималась Тиусса. — Сколько раз он в Серую Пелену входил! Вот и дала она Тени умение спать до тех пор, пока жопа плоской не станет! Давайте, подруги, за это и выпьем!

Все устали и почти хором проорали:

— За Юрия!

Растерялся, чего тут говорить. Такого, честно говоря, не ожидал. Несмотря на необычность ситуации, в груди разлилось тепло — теперь я почувствовал себя не просто в Нест, а частью большой семьи.

— За Юрия пить не надо — он сам за себя может! Ну, если нальют, конечно! — ехидно ответил я, чем вызвал новый массовый хохот.

В руке тут же появилась кружка с вином.

— За Нест! Круче нас — нас только горы!

Тост был принят и все снова выпили.

— Дахха. — обратился я к боевой подруге. — Это получается, что и проводы погибших проспал.

— И это тоже… Не расстраивайся… К сожалению, ещё не раз придётся на Последнем Походе присутствовать и, дай Сёстры, чтобы только в качестве провожатого… — грустно произнесла Защитница.

— Много легло?

— Могло быть и больше, если бы не ты со своим умением в Пелене биться, но четыре плота уплыли…

Четыре плота… По трое на каждом… Двенадцать человек уже никогда не вернуться… На душе стало тоскливо и праздничное весёлое настроение сошло на нет.

— Пошёл я к себе. Чувствую, что надо вурту настроить и вечером помянуть погибших хорошей песней.

— Правильно. — согласно кивнула Тиусса. — Иди, Тень, и уж постарайся! Мы тебя тревожить не будем.

Вернувшись в свою комнату, я взял инструмент и задумался. Чего бы из прошлого перевести на местный язык? В голову ничего не лезло, пока вдруг не вспомнилась одна не слишком известная, но очень мне понравившаяся песня. Розенбаум… "Вечерняя застольная", как ни никакая другая, подходила к моменту. Взяв серый лист бумаги и грифель стал адаптировать слова, пытаясь передать такой простой и пронзительный смысл текста.

Не заметил, как наступил вечер. От последней доводки песни меня отвлёк тихий стук в дверь.

— Ты это… Готово? — спросил меня, просунув голову в комнату, слуга. — Собрались все. Только тебя и ждут! Даже вино нетронутое!

— Сейчас буду. — обнадёжил я мужчину.

Оделся, привёл себя в порядок и взяв вурту, пошёл к народу.

Зал в таверне действительно был забит до отказа — яблоку негде упасть.

— Воительницы! Храбрые защитницы и защитники Нест! — начал я, взобравшись на импровизированную сцену. — Честно скажу — не моя это песня, но в моем мире тоже знают горечь утрат и радость жизни. Один очень талантливый человек написал её и извините, если некоторые слова покажутся странными и непонятными.

— Ничего! — крикнула воительница из зала. — Хорошую песню и без слов поймём! А то, что будет непонятно — потом спросим!

Одобрительный гул прошёлся между столов.

— Ну, что ж…

Перехватив вурту поудобнее, я взял первые аккорды и стал петь. В зале стояла гробовая тишина. Все внимательно слушали со слезами на глазах, не притронувшись к еде и вину.

Последний куплет пропел как можно сильнее, вкладывая в него всю душу:

— "Родные!

Нас в живых ещё не так мало.

Поднимем!

За удачу на тропе шалой!

Чтоб ворон, да не по нам каркал!

По чарке, по чарке!

По чарке, по чарке!"

Молчание… Воительницы сидели с минуту, практически все прикрыв глаза, каждая вспоминая что-то своё, личное.

Потом, словно по команде, раздался дружный вопль:

— По чарке!!!

Женщины вскочили со своих мест и в едином порыве подняли кружки с вином вверх.

— Поднимем!!!

Ко мне, опираясь на палку, подошла одна из Защитниц с перевязанной рукой — явно серьёзно досталось во время Кровавых Лун. Долго смотрела в глаза, а потом… Поклонилась!

— От всех нас, Воин Тень, спасибо! Так уважить и живых, и мёртвых может не каждый!

Очередной раз смутившись за сегодняшний день, я промямлил:

— Да что я? Сказал же — не моя песня…

— А душа твоя! Так вложил её, что мурашки по всему телу! И горевать, и жить хочется одновременно! Теперь видим, что не зря Сёстры к нам в Нест тебя послали! Достоин быть одним из нас и в бою, и на пиру!

Блин! У самого слезы на глаза навернулись. Не говоря ни слова, я запел "Легенду" и зал снова погрузился в молчание.

Любая грусть со временем уходит, оставляя место для веселья и жизни. К концу нашей славной попойки все расслабились и вновь зазвучали шутки.

Хмельной и довольный, поддержал народ очередной порцией частушек, растопив последние невесёлые мысли. Наконец, мой концерт закончился и я уселся за столом.

— Чего всё глазами зыркаешь? — добродушно спросила Тиусса, подливая мне очередную порцию вина.

— Да так… А чего Наследницы с Правой не видно? У них там всё в порядке?

— Вроде нормально! Правая не пришла, так как дел много после набега Серых, а у Бейллы время Брачного Ложа наступило — сейчас на Главной площади себе семенников набирает.

— Чёрт…

Настроение упало "ниже плинтуса". Не ожидал такого. Что ж… Насильно мил не будешь! Мне не впервой огребать на личном фронте.

Залпом выпил вино и со злостью впечатал кружку в столешницу под удивлённые взгляды собутыльниц.

— Ты чего, Тень? — спросила озадаченная Тиусса.

— Ничего. Голова разболелась. Видимо, от Серой Пелены ещё не отошёл. — соврал я. — Пойду-ка к себе. Отлежусь…

Встав из-за стола, незаметно покинул гулянку, закинув вурту на плечо.

Дошёл до гостевого дома, стараясь не смотреть в сторону Главной площади, чтобы ненароком не увидеть променад Наследницы и оказавшись у себя, рухнул на кровать не раздеваясь.

Голова пустая… Пытаюсь заснуть, но не получается — перед глазами стоит лицо Бейллы. Усталость и хмель незаметно дали о себе знать и я погрузился в тяжёлое забытьё.

— Нет! Ну ты и молодец! — услышал сквозь сон голос Наследницы. — Я его на площади ищу, а он опять спит! Кто мне грозился незабываемое Брачное Ложе устроить?!

— Так там и без меня "устроильщиков" хватает. — попытался ответить я как можно более равнодушным голосом.

— Хватает! Четверых уже подобрала.

— И как?! Все они довольны? — злость захлестнула меня, прорвавшись сквозь мнимое спокойствие.

— Конечно! Все четверо в моих покоях сидят довольные донельзя!

— Поздравляю! Я-то тебе зачем сдался?

Бейлла весело рассмеялась, не обращая внимание на мой тон.

— А вот не затем, отчего им хорошо! Я семенникам стол накрыла, да хорошего вина выставила, которого на Заднем дворе не найти. Теперь они пирушку закатили! А мне… Мне по всем Правилам и Устоям пятеро нужны и вот с пятым я и проведу эту ночь! Понял, дурачок?

Я резко сел на кровати, переваривая услышанное.

— Ну ты и тугодум! — снова рассмеялась она и подойдя ко мне, расстегнула на себе лёгкую рубашку, обнажая грудь.

Два идеальных, налитых полушария с набухшими от возбуждения сосками оказались около моего лица.

Не веря своему счастью, я обхватил Бейллу и приблизил к себе, покрывая поцелуями грудь и живот.

— Любимая…. Я точно дурак! Счастье моё…

Потом повалил на кровать и впился в такие желанные, сладкие губы.

Сумасшедшая ночь. Мы отдавались друг другу, растворяясь в чувствах и желании. Никогда ещё мне не было так хорошо, как сегодня. Лишь под утро мы успокоились, лёжа на тюфяке рядом со сломанной в порыве страсти кровати.

Бейлла примостилась у меня на плече, прикасаясь своим сильным, горячим телом.

— Вот она кака-я ваша любовь! Теперь я понимаю, почему Селла и Егг-Орр такие придурковатые, когда рядом друг с другом! Если у них так же, как и у нас было, то странно, что они расстались.

— Поэтому и расстались. Когда такие чувства и эмоции, то легко сделать больно.

— Как думаешь, Юрий? Достанется нам за своеволие? — хитро посмотрела она на меня, вдруг резко сменив тему.

— Конечно, достанется! Тебе достанусь я, а мне — ты!

— Я про свою мать.

— Какая разница? Мы взрослые люди и преступления никакого не совершили!

— Тут всё серьёзнее…

Бейлла высвободилась из моих объятий и подошла к окну, о чём-то задумавшись.

Я любовался её точёной, обнажённой фигурой, казавшейся нереально-мистической в зарождающемся утреннем свете.

— Чего насупилась, красавица?!

— Скажи? — не поворачиваясь, произнесла она. — Если я сделаю тебе больно, то ты тоже уйдёшь?

— В смысле? — не понял я вопроса, но внутренне насторожился, так как понимал, что это неспроста. — К чему ты ведёшь?

— Ни к чему! — повернулась Бейлла с грустной улыбкой на лице. — Просто помни, что я не просто одна из Защитниц, но и Наследница Нест. Есть обязательства перед кланом и не всегда они могут мне нравиться…

— Какие? Думаю, что вдвоём мы справимся с любыми проблемами! Главное желание!

— Не с любыми, Юрий… Моя мать, Владетельная Агга-Орр-Нест, не просто так держала тебя от меня подальше.

— О, как! Я думал, что просто не нравлюсь ей.

— Наоборот. Она тебя уважает и к твоим словам прислушивается. Тут другое… Рассказать не могу — клятву дала тайну хранить. Говорю это затем, что не хочу тебя ранить или обижать. Помни! — с жаром произнесла она, резко подойдя и обхватив моё лицо ладонями. — Помни эту ночь! Я не предательница, но есть ещё и Долг перед Нест!

С этими словами Бейлла отстранилась и начала хмуро одеваться. Очарование момента растаяло и на душе поселилась тревога. Что сейчас было? Такие разговоры не бывают на пустом месте, что подтверждает её резко изменившееся настроение. Надо попытаться поговорить с Владетельной — лишь она, как я понял, может прояснить ситуацию.

— Спасибо тебе! Не думаю, что нам позволят повторить эту ночь снова, но я никогда не забуду её… Ты в моей душе…

С этими словами она бесшумно выскользнула из комнаты, оставив меня в полном "раздрае".

Блин! Прав был Егорыч, когда говорил о проблемах с Наследницей — не простая Бейлла женщина, чтобы всё просто было.

Спать не хотелось от тяжёлых мыслей. Одевшись, я утолил жажду водой из кувшина и уже собирался идти к Владетельной для разговора, как дверь открылась и на пороге появился слуга.

— Уважаемый Тень! — официально и с поклоном сказал мужик. — Госпожа призывает тебя к себе!

Быстро донесли! Ну, что ж! "На ловца и зверь бежит!". Хотел разговор — получи! Главное, не зарываться — Агга сейчас и так в не лучшем расположении духа.

* * *
Правая Рука вернулась в замок затемно и как было приказано, сразу направилась в покои Владетельной. Вопреки её ожиданиям, та не спала, а с хмурым видом сидела за столом, держа в руках кружку давно остывшего отвара.

— Ну как, Раулла? Удачно всё прошло?

— Да, Госпожа! Слуги доставлены в пещеру для расчистки подходов к золоту. Охрана приличная. По дороге ничего не произошло.

— Хоть тут хорошо… — совсем не радостно произнесла Агга.

— Не поняла? Случилось чего?

— Случается… К Серым Тварям летит предсказание! Сейчас Бейлла у него в комнате исполняет долг Брачного Ложа!

Не сдержавшись, Владетельная запустила кружку в стену.

— Почему так?! — закричала она — Набрала бы себе семенников и развлекалась! Не верю я, что с ними смогла бы забеременеть — предсказания не врут! Так нет же — иномирца ей подавай! Зря я его в свой замок впустила — теперь всё наперекосяк! Столько лет ждали и в самый последний момент всё прахом!

— Успокойся, подруга! — тихо проговорила Раулла, положив руку ей на плечо — Может и обойдётся! Кто тебе сказал, что Наследница от Юрия забеременеет? В конце концов одна ночь не даёт больших шансов!

— Ты сама в это веришь? — устало сказала Агга.

— Верю или нет — не важно! Если в предсказании сказано, что родит от Его-Орра, то от него и родит, если, конечно, про него там. А если родит от Юрия, то получается, что в предсказании было про нашего иномирца и ты ошиблась в толковании.

— А если…

— А чего тебе сейчас гадать? Всё равно уже поздно! Так что прими как должное и живи дальше!

— Дожила… Любая мать мечтает, чтобы дочь родила, а я словно Серая Тварь мечтаю об обратном.

— Ну-ну! Ещё Оком Смерти себя назови! — ободряюще улыбнулась Правая.

— Ты не понимаешь. Впервые я не знаю, что делать.

— Так уж и впервые? Помню эти слова, когда о Синей Луне узнали, так что было подобное! И ведь справились!

— Спасибо, Раулла. Действительно! Чего-то я раскисла. Пусть всё идёт своим чередом!

— Ну вот ты и вернулась! Узнаю свою Госпожу!

За окном наступил рассвет. Солнце сменив Близнецов, убирало последние остатки ночного сумрака и жизнь в замке потихоньку начиналась. То тут, то там появлялись заспанные слуги, а Защитницы собирались в отряды, чтобы сменить дозоры на свербах.

Глядя из окна на рождение ещё одного дня Агга совсем успокоилась и приняла решение.

— Раулла! Прикажи доставить ко мне Юрия! Хочу с ним откровенно поговорить. Надо было раньше, но лучше уж сейчас, чем ждать неизвестно чего.

— Только поговорить? С охраной или без? — истолковала Правая по-своему слова подруги.

— Без охраны. Хочу посвятить его в нашу тайну. Человек он умный — может и придумаем в три головы, как дальше жить вместе.

— Ты уверена?

— Нет, но деваться некуда. Зови! И Бейллу не забудь. Сама натворила — пусть с нами и расхлёбывает!

Юрий появился практически сразу после Наследницы.

Оба недовольные, уставшие. Переглянулись, по-доброму улыбнулись друг другу. Видимо, ночь удалась.

— Хорошо, что не "потерялись"! — ухмыльнулась Агга дочери. — Говорить долго не буду. Держи, Юрий, прочитай! Желательно вслух, чтобы моя непутёвая доченька тоже вспомнила!

Перед иноверцем лёг потрёпанный, старый свиток.

Юрий долго его читал и перечитывал, а потом спросил:

— Ну и в чём подвох? Зачем мне это бледное подобие "Одиссеи" Гомера?

— Кого? — не поняла Владетельная.

— Да жил в моём мире один древний мужик и свои стихи без рифм пытался в истории скомпоновать. Как же они меня им замучили во время обучения!

— Ты изучал и знаешь про предсказание?

— Гимназия у меня была элитная, так что приходилось много чего учить, а ваше предсказание — хрень полная! Галиматья! Не люблю древних греков с их понтами, но ваш их переплюнул!

— Это ПРЕД-СКА-ЗА-НИЕ! — не выдержала Бейлла. — И оно рушит всё, что есть между нами!

— Вот-вот, Наследница! — поощрительно кивнула Агга. — Начинаешь вспоминать! Так что, Юрий? Вслух прочтёшь или ослушаешься моего приказа?

Юрий ничего не ответил, а ухмыльнулся злорадно, словно понял замысел Хозяйки замка, встал, заложив одну руку назад, а в другой держа перед глазами текст предсказания.

— Хотели песен? Да на здоровье!

И вдруг стал сильным голосом читать сто раз изученные слова, придавая им музыкальное, неведомое доселе звучание:

— "Когда час придёт, перед страшной бедою

Сжимаясь

Смертельную синью несущую гибель живому

Вовеки

Появится новый Посланник для света Сестёр

Неизвестный

И выполнит волю тех Высших что мир охраняют

На страже.

Из горных земель тех что Арки считают

Своими

Он встретит сестёр одинаково ликом

Прекрасных

Владычицы дочери души ему приоткроют

С усмешкой

И Он их прочтёт отличив друг от друга

Как книгу

Одна из сестёр не увидит восхода светила

Навечно

Отправившись быть где живым места нет и

Не будет

Другая же в скорби найдёт утешенье

Бездушном

Пока не поможет Посланник родиться Великому

Чаду

Смешав души тех кто под светом светил

Не встречались

Что станет Владыкою жизни без прочих

Хозяев

И будет он править народом могучим

Счастливым

Собрав под свою волей с властью

Единой

Под светом Сестёр всем даря процветанье

И негу

И мир обретёт свою прошлую силу

Как прежде.

Во славу Сестёр и на радость Хранителям жизни"

Все молчали. Такой давно знакомый текст заиграл с новыми красками в исполнении Юрия. Он знал, как его читать! Не иначе, Посланник, принёсший триста лет назад его в Нест, был тоже из мира Егг-Орра и Юрия!

— Всё! — нарушил молчание Тень. — Второй раз это подобие древнегреческой фигни читать не просите — мне одного раза хватило! Да! И более поздние рифмы типа "розы-слёзы-грёзы" тоже не предлагать, а то у меня кровь из глаз пойдёт! А теперь по существу. Что за предсказание и чем оно мне вредит?

— Почему вредит? Оно во славу Нест, а ты его часть! — серьёзно произнесла Агга.

— Давайте не будем усугублять непонимание. Пока всё, что ты, Госпожа, могла предложить, идёт во вред нашим с Бейллой отношениям и эта стихулька тут как-то замешана!

— Почти триста лет мы жили, ведомые этой "стихулькой" и вот пришли к этому моменту! Одна из моих дочерей-близняшек погибла, а вторая должна зачать Владыку этого мира! Ты хоть в смысл вдумывался?! Этот ребёнок будет не от тебя, а от Егг-Орра!

Юрий насупился и ничего не говоря, снова перечитал старый текст.

— Да нет, Госпожа. — с облегчением выдохнул он. — Ребёнок, если и будет, то мой точно. Во-первых — мой друг не такая падла, чтобы уводить женщину. Во-вторых — он должен только помочь "смешав души", а не сам смешиваясь. В третьих — оба Элемента Ту не пустят его сюда надолго. Меня, кстати, тоже в Кнара не ждут. Так, что выбора нет — я тот самый, который… Ну ты поняла!

— Я не могла ошибиться!

— Ты?

— Не совсем я! Прародительницы так это трактовали!

— Они? А сама пыталась?

— Зачем, если…

— Могла, но… Доверилась другим? Ошиблась, бабка моего будущего сына! — перебил это нахальный мужик, весело подмигнув Бейлле.

Та тоже встрепенулась и расправила плечи.

— Мать! Мне очень хочется верить его словам, так что, давай, ещё раз вдвоём перечитаем предсказание. Кажется, он прав! Словами не могу объяснить, но чувствую сердцем!

— Оба вон! — хлопнув ладонью по столу, прорычала Агга. — Правую ко мне!

Не успела за ними закрыться дверь, как тут же в неё ввалилась Раулла.

— Я тут подслушивала…

— Подслушивала?!

— Конечно! Тайну я знаю и интересно было чем всё закончится.

— Хорошо… — "сдулась" Агга. — Тогда объяснять тебе ничего не буду. Что думаешь?

— Когда Юрий ТАК прочитал предсказание, то поняла одно — ты ошиблась! Двое из под света разных светил уже смешали свои души, как бы мы ни старались этому помешать. Написанное триста лет назад свершилось и остаётся лишь одно — ждать Владыку Всех Земель!

6. Наёмник

Я уезжал из Кнара… С каждым метром, отделяющим от замка, приходило чувство лопающейся нити, связывающей меня с Селлой. Впереди был простор и новые эмоции, а позади образовывалась пустота.

Хотя нет! Люди Кнара, мужчины и женщины, до сих пор были рядом, обосновавшись в моей душе. Как я смогу забыть Герула или ту же самую Нирру, вместе с которыми мы рисковали жизнью и делили между боями одно одеяло, пытаясь забыться тяжёлым сном. Как забыть Таруна — моего первого настоящего учителя в этом мире, чудесные глазёнки Яры или своенравного Чувика? Скольких друзей и подруг я оставил на поле боя и скольких не увижу в простой, суетной, но такой домашней жизни замка? Как же хотелось всё вернуть назад и стирая память последних дней, вновь оказаться среди родных лиц!

Но прошлого не воротишь… Теперь я ехал в составе "Весёлых Клинков", не оглядываясь на всё уменьшающиеся стены Кнара.

— Дерркит! — обратился я к нашей предводительнице, не выдержав тяжёлых мыслей. — Мы очень торопимся в Шлёсс?

— Чего-то задумал, Егг-Орр? — с подозрением посмотрела на меня наёмница.

— Есть немного… Не хочу вот так, словно чужой уезжать. Надо прощальный привет в Кнара отослать.

— Понимаю. Душа не на месте?

— Раз понимаешь, то может, до Кромки Столбов Ту прогуляемся? Замок без Пепельных Камней остался, да и Чувик, хоть парень смышлёный, но много ягод шува не наберёт.

— Неймётся тебе, Висельник! — по-доброму улыбнулась Дерркит-Орр. — Хочешь хорошую память о себе оставить?

— Хочу. Так хочу, что еле коня сдерживаю, чтобы без твоего разрешения самому в усадьбу не рвануть.

— Что ж… — немного подумав заявила она. — Видимо, это дело Чести! Поехали! Несколько дней нам сезона не сделают. Только не забывай, что ты теперь наш и "Весёлые клинки" тоже должны свою выгоду иметь!

— Логично, предводительница. Думаю, что несколько Пепельных Камней должны остаться в отряде, как награда за наши труды и потерянное время.

— Так чего мы ждём?! — удовлетворённо проговорила Дерркит. — Эй! Всем стоять! Шлёсс временно отменяется — едем к Кромке Столбов Ту!

Наёмницы послушно остановились и повернули своих коней в другую сторону. Объяснять никому ничего не пришлось — наш поредевший отряд почти всем составом слышал весь диалог и был полностью согласен со старшой. Хорошая, всё-таки, команда у Дерркит-Орр! Вроде и наёмницы, продающие свои мечи направо и налево, а гнилья ни в ком нет!

К вечеру мы добрались к усадьбе, где нас встретила молодая Защитница, которую поставили главной. И хотя её лицо было знакомо, но имени я не помнил. Зато нас воительница узнала сразу, как только вышла встречать во двор.

— Неожиданно! — напряжённо произнесла она. — Дерркит-Орр! Приветствую тебя и твой отряд в моём доме! И тебя тоже, бывший Наставник! Что привело вас сюда? Кажется, ваш найм подошёл к концу или я чего-то не знаю? Хотя… Извини! Не с того начала! Прошу всех в дом! На "сухое горло" только Серые Твари вопросы задают! И ты, Бывший… С нами посидишь или как?

Ответить я не успел — Дерркит решила всё за меня.

— С нами, Унния! С нами! Без него нашего отряда тут не было бы!

Войдя в дом, все расселись за широким столом, который быстро накрыли слуги. Слегка "заморив червячка", Унния снова задала тот же вопрос:

— Так какими судьбами вы к нам?

— А про это пусть Висельник отвечает. — "перевела стрелки" предводительница и выразительно посмотрела в мою сторону.

Я не стал “ломаться” и сразу приступил к делу.

— Скажи мне, Унния. Раз тебя сюда Селла-Орр-Кнара отрядила, то ты, стало быть, в курсе, что с Пепельными камнями в замке?

— В курсе… — поморщилась она. — Рада, что всё разрешилось и в том нет твоей вины. Вчера птица была с известиями из Кнара.

— Ну, раз так, то ты не будешь против, если я к Столбам прогуляюсь и пополню украденный запас?

— Ещё бы против! — встрепенулась Унния. — Только скажи какая помощь нужна — всё сделаю!

— Особо напрягаться не надо. Оружие при себе, а остальное в Тяжёлых Землях дожидается. Только жрачки на пару-тройку дней организуй! Да… Чувик там или…

— Отсыпается на мужской половине! Толку от него, скажу честно, мало. То ли дело Огса был! Не только шува собирал, но и пару тварей оприходовал, принеся два Пепельных. Жаль его… Достоин Последнего Похода был, но даже костей не нашли…

— Если смогу — принесу его останки. — серьёзно пообещал я. — А что Чувик? Совсем плохой?

— Да парень смышлёный! Как тут появился, то за несколько дней всю усадьбу в порядок привёл, но ходить за Кромку непривычен. Любой из мужской половины усадьбы справился бы с этим намного лучше.

— Так и отправила бы другого.

— Приказ Владетельной… Сказала Чувика — значит, так тому и быть.

— Понятно. Есть возможность пока не говорить Хозяйке Селле про наш приезд? Сейчас она немного не в себе — может неправильно понять и глупостей наделать.

— Давно она не в себе… Как ты пропал, так и началось. — удручённо произнесла Унния. — Я же сюда попросилась только из-за того, что тяжело стало в Кнара дышать. Ещё недавно все пили и братались с мужчинами, а потом словно Серая Тварь Госпожу укусила. Так всех задавила, что не продохнуть. Тут хоть сама себе хозяйка, поэтому, как ты и просишь, не буду в замок докладывать. Одни Сёстры знают, что в голову Селле взбредёт, а Пепельные Камни лишними не будут!

— Рад, что мы понимаем друг друга! — ободряюще улыбнулся я, отсалютовав кружкой с вином. — Значит… Пора Чувика будить — будем из него человека делать!

— И это… — вклинилась в разговор Дерркит. — Ты, Унния, не переживай! Селла в норму приходит. Вроде… Так что, твоё своеволие незамеченным пройдёт, если Камни Егг-Орр достанет.

Вскоре появился сонный и взлохмаченный Чувик.

Увидев меня, он радостно заулыбался, но взял себя в руки и низко поклонился женщинам.

— Доброго здравия, Уважаемые. — произнёс он ровным голосом.

— И тебе доброго! Рад Егг-Орра видеть? — со смешком ответила Унния. — Мы тут посидим и о своём поболтаем, а ты ступай с ним на двор. Думаю, что тоже есть о чём поговорить без наших ушей.

Не дожидаясь повторного приглашения, я взял парня под локоть и вывел на свежий воздух.

— Здорово, бродяга!

— Здравствуй, Наставник!

Не сговариваясь, мы обнялись. Признаться честно — чуть не переломал кости своему протеже, забыв на время о разных физических возможностях.

— Ух! — радостно выдохнул он, потирая плечи. — Теперь точно вижу, что это ты, а не сон! С такой силищей только Серых Тварей крушить!

— Извини, брат! Как ты?

— А что я? — пробурчал Чувик, резко становясь смурным. — Недолго пировали… Не оправдал твоих надежд, Его-Орр. Теперь тут, от замка подальше, держат.

— Ничего! Это временно! И не наговаривай на себя! Унния тебя хвалила — значит, не растерял умения. А то, что в Тяжёлых Землях не получается, так это и не твоё! Вот сходим за Пепельными Камнями и отправишься в Кнара обратно. Там без толкового Левого дела не очень!

— А ты?

— А я уже далеко буду! Ушёл от Селлы. Теперь у Дерркит-Орр в наёмниках.

— Чудно… Так и отпустила?

— Я и не спрашивал! Перстень вернул, клановое клеймо выжег и теперь сам себе хозяин!

— Вот кто бы другой сказал — не поверил! — удивился Чувик. — Только ты на подобное способен. Так что? Когда за Кромку пойдём?

— С утра и двинемся! Проследи, чтобы всё нужное подготовили.

— Легко! Но предупреждаю — толку от меня мало будет. Не принимают меня Тяжёлые Земли. Словно жук раздавленный там себя чувствую.

— Это потому, что без меня ходил! Теперь всё по-другому будет.

— Хорошо, что вернулся! — с блаженным, мечтательным выражением лица проговорил он. — Кажется, что снова жизнь начинается, а не эта твоя "фигня"!

— Запомнил, чертяка! — заржал я. — Но мысль верная!

До самого вечера мы просидели во дворе, оккупировав большое удобное бревно. Каждому из нас было что поведать и поделиться впечатлениями. Лишь когда Близнецы взошли на небе, мы расползлись по кроватям, отсыпаться перед предстоящими делами.

В утренней туманной дымке, простившись с другими обитателями мужской половины, мы выехали из усадьбы. Около ворот нас остановила Унния и отведя меня в сторону, прошептала:

— Береги паренька! Мозгов в его голове на нескольких человек хватит. Да и характер… Вроде тощий и неуклюжий, но дай такому меч — любых Тварей покромсает только на одном упрямстве. Если, конечно, первым же ударом себе башку не отчекрыжит!

— Верно подметила! Чувик такой! И не волнуйся. Основное на мне, а он только помощником идёт — зря рисковать не буду.

Не успело солнце полностью вступить в свои права, как мы пересекли Кромку, двигаясь к поляне, где впервые я осознал себя как человек мира Сестёр.

Знакомое место, знакомые остатки нашего проживания здесь с Огсой. Многое, конечно, нужно подправить, но навес, что он смастерил, ещё держится. Странное дело! Человека уже нет, а то к чему он приложил душу и знания до сих пор стоит. Наверное, так с нами со всеми — никогда не знаешь, что запомнится после нашей смерти. Строителей пирамиды Хеопса знают лишь историки и то не факт! У всех в голове только название мертвяка, которого там спрятали с глаз долой — Хеопса, его ети! Так же и всё вокруг нас. Вдруг мы на даче среди мусора находим кирпич, на котором, с тысячи, какого-то там “лохматого” года, надпись: "Артель Мишки Брыкина". И ничего, вроде, существенного этот Мишка не сделал, а его клеймо на обгрызанном куске обожжённой глины рассказывает больше многих масштабных построек! Жил человек Брыкин, трудился. Смог не только руками, но и мозгами добиться немалых успехов в кирпичном деле. Нанял его управляющий князя или графа, чтобы усадьбу, разрушенную после немцами или "домовитыми" хозяйственниками, построить. Рядом с этим кирпичом проходили балы, где танцевали дамы в тяжёлых шикарных платьях и мужчины звенели шпорами! Всех их потомков, тех кто лёг под пулями Гражданской войны, изменила Революция, перемешав по Европе со всяким сбродом. А кирпич… Тайком вытащенный из стены, он не пропал даром. Рядом с ним грелись, латая прорехи в бараке, потом, когда бараки снесли, он стал просто камнем на развалинах, который в конце восьмидесятых двадцатого века в общей куче строительного хлама привёз за "магарыч" местный шофёр из колхоза. Им подпирали кривоногий стол, о него спотыкались, идя ночью в туалет. Он просто лежал забытый годами в бурьяне… А теперь я держу его в руках и читаю имя хозяина артели, изготовившего этот кирпич. "Ну, здравствуй, Мишка Брыкин! Познакомились через столетие!" Что мне чужие пирамиды и прочее нагромождения камней, когда рядом осколок души и надежд давно похороненного, но живущего в этом куске кирпича человека.

Также и с Огсой. Оглядываясь вокруг себя, я ощущаю на поляне его присутствие. Гадом буду, если не найду его останки! Дело Чести!

Чувик тихо шебуршился, обустраивая лагерь. Парень явно "не в своей тарелке".

— Что не так? — спросил я его.

— Глупости. Устал, видно… — неохотно ответил он.

— Подробнее! Нам ещё рыхов за Камни "глушить". Занятие не самое спокойное, так что я должен в тебе быть уверен. Выкладывай!

— Не могу отделаться от чувства, что мёртвый Огса на меня смотрит…

— Так он и смотрит! Ждёт момента, чтобы мы за него отомстили! Мужик был достойный и ты ему должен соответствовать, раз сюда попал!

— Не смешно, Егг-Орр!

— Конечно. Правда редко бывает смешная. Сегодня отдыхаем, а завтра начнётся то, что мы с Огсой тут вытворяли! Не подведи! Не я, а он оценивать твои действия будет.

Чувик поёжился от моих слов, но ничего не сказал, молча обустраивая быт.

Утро началось с обмена "месседжами".

Я поздоровался с Элементом Ту'мор и спросил:

— Нужны рыхи! К Столбам идти нужно или так на нас выведешь?

— Задание понятно. — ответил он. — Задай интервалы и количество животных из другого мира.

— Так просто? — не поверил я.

— Да. Всё в рамках полномочий.

— Кстати! Что там с моим продвижением в рейтинге?

— Запрос отклонён. Вне зоны компетенции.

Опять "рыба за грош"! Как только начинаешь чувствовать себя равноправным собеседником, так сразу "фейсом об тейбол"! Ничего! Нам не привыкать! Я уже давно смирился со статусом "Новичок".

— Слышь, Ту'мор! Давай по старой схеме, но с привязкой к этой поляне! Четырёх за раз с интервалом в полчаса.

— Принято! Начинаю отсчёт!

Быстро схватив за шкварник Чувика, я объяснил ему план действий и помог взобраться с двумя заряженными арбалетами на валун, с которого когда-то стрелял Огса.

…День четвёртый. Знатная получилась охота! Столбы Ту не подвели и выдавали очередную партию рыхов с математической точностью. Если в первый день у эмоционального Чувика были огрехи, то под конец рутина взяла своё и исправлять его ошибки не приходилось — твари гибли по заранее продуманному сценарию, расставаясь с жизнью посредством точных арбалетных выстрелов и моего заточенного железа. Конвейер, млин!

Завязав очередной, наполненный Пепельными Камнями мешок, я связался с Ту'мор и дал "отбой". Пора ехать в усадьбу. Восемь мешков бережно положены на повозку, где примостился и уставший до изнеможения Чувик. Парень явно "сдал" — Тяжёлые Земли не для всех.

Уже после пересечения границы Кромки ко мне пришло сообщение от Элемента Ту:

— Ранг повышен до второго! Доступны новые возможности для адепта Егора.

— Это какие?! — встрепенулся я.

— Запрос информации без права общения в "сети".

— Что это значит?

— Разберёшься! — с явной ухмылкой ответил мне Ту'мор, выходя за рамки простой программы.

— А если нет? Конкретики, пожалуйста!

— Тогда я ошибся, что маловероятно.

Связь прервалась оглушительной тишиной в голове.

Блин! Во, дела! "Прокачался" на рыхах или здесь что-то другое? Но ответа не было. Слава богу, хоть не выкинули из мира Сестёр, как при прошлом повышении рейтинга! И на том спасибо!

Вдруг кольнуло в груди… Огса! Я так и не нашёл его останки, забыв в азарте охоты о том, что подспудно меня вело сюда. Вот я тварь меркантильная!

Остановив повозку, повернулся к Чувику и приказал:

— Жди здесь!

— Зачем? — не понял он.

— Затем, что своих бросать нельзя! Огса остался в Тяжёлых Землях и мой долг привезти его в Кнара!

Парень сразу всё понял и уважительно произнёс:

— Мхом поросту, а дождусь вас обоих! Ты прав — без него назад нельзя!

Я снова отправился за Кромку, настроившись на "навигатор" Ту'мора.

Останки Огсы были разбросаны на небольшом участке. Белые, обглоданные кости со следами зубов и остатками одежды светились в моей голове, вызывая жгучую ненависть к тем, кто их так раскидал. Несколько раз я натыкался не только на них, но и на истлевшие остатки рыха. Стал Огса воином! Свою жизнь разменял честно в бою! Ну что, дружище… Не уберегла тебя моя наука, но это не твоя вина — рано меня из вашего мира выкинуло, чтобы ты научился всему тому, что я знаю.

Бережно сложив всё, что смог найти в мешок, я покинул Тяжёлые Земли с горьким чувством исполненного долга.

Глядя на мою ношу, Чувик не проронил ни слова, а перехватив её, аккуратно положил среди добытых Пепельных Камней. Наш путь в усадьбу напоминал траурный кортеж. Не хватало только лафета для пущей убедительности.

В воротах нас встречала Унния вместе с Дерркит.

— Ну? — без наводящих вопросов спросила она.

— Сделали. Всё сделали. Вот Камни и… Огса.

— Это? — показала Дерркит на мешок сверху.

— Он… Надо выдвигаться в Кнара. Груз "горячий" и не стоит с ним медлить.

— Дело к вечеру. Разумно ли сейчас выходить? — разумно заметила Унния.

— Права. Переночуем и уйдём. Нечего лошадям ноги ломать.

Вечером во дворе случилось необычное. По велению Уннии, были накрыты длинные столы и все обитатели усадьбы уселись за ними. Мужчины и женщины вперемежку сидели, ожидая моего выхода.

— Огса где? — произнесла хозяйка усадьбы. — Ради него народ собрался.

Я сразу понял, что тут происходит и молча принёс мешок с костями Огсы.

Унния взяла его и водрузила на лавку во главе стола. Потом обвела всех взглядом и сказала:

— Я одна из немногих, кто осталась живой из отряда "Режущих Пелену". Велиххи, предводительницы нашей, уже нет… Подруг моих, кто не погиб, по пальцам одной руки пересчитать можно… Спасибо Владетельной Селле, что приняла мою присягу и оставила служить во благо Кнара, а не то… Огса… Хитрый и смышлёный… За всё Око Смерти не получил и царапины! И ведь не прятался за спинами, а исполнял свой Долг честно! Я с ним не раз на "ловенах" стояла и знаю про что говорю! Не пощадили его Тяжёлые Земли — погиб… В Кнара врядли ему воинские почести окажут, но кто мешает нам, помнящим его, оказать уважение этому семенни… Нет! Воину! Такому же, как и Егг-Орр! Сегодня Защитник Огса сидит за нашим столом, пусть и в таком виде! Пусть он наслаждается обществом живых, ради которых себя не пожалел, исполняя Долг! Верю, что Сёстры примут его! Кто несогласен?

— Верно! — поднялась одна из Защитниц. — Всё верно! Я рядом с этим хитрожопым тоже не раз против Серой Пелены стояла! И если Сёстры его не примут, то кого тогда к ним отсылать?! Учитесь мужчины! Огсу не зазорно помянуть!

Все подняли свои кубки и кружки, молча посмотрели на останки и выпили, не отрывая взгляда от них.

К горлу подкатил комок. Не ожидал… Ладно мужчины, но женщины! Они совсем недавно считали слуг грязью под ногами, а тут такая честь! За время моего отсутствия многое изменилось и не могу сказать, что это мне не нравилось. Эх, Селла… Потеряла ты "нить", если верные тебе люди сбегают на Кромку, чтобы сохранить вновь приобретённое уважение друг к другу.

Тостов больше не было, но время от времени люди косились на останки Огсы и молча салютовали ему, перед тем как выпить. Новый герой Кнара… Поймёт ли Владетельная это или будет опять дурковать, гнобя мужчин. Боюсь, что это всё может плохо кончиться…

Уже под конец тризны, я не выдержал и тоже встал.

— Вы всё меня знаете! Бывший Левый, бывший Наставник, а теперь просто наёмник Уважаемой Дерркит-Орр. Хочу выпить за Кнара и за вашу Владетельную! Селла-Орр-Кнара поверила во всех вас в трудную минуту. Сейчас некоторые обижаются на неё, но без воли Хозяйки замка ничего бы не случилось. Я знаю, что она помнит о вас, несмотря ни на что! Ей трудно сейчас! Очень! Так не подведите! Все как один! Или сгинете! Не слушайте тех, кто будет "дуть в уши" про то, что Селла неблагодарна! Ей тяжелее всех! У Владетельной каждый день жизни как Око Смерти! Когда придёт время — встаньте у неё за спиной, укрепляя своими душами стены Кнара!

— А ты чего сбежал? — раздался мужской голос из-за стола.

— У меня своя дорога, но если надо — брошу всё и вернусь. Я верю ей!

Люди переглянулись между собой, но вопросов больше не было.

— Хм… — задумчиво произнесла Унния. — Если ты, сделавший больше других и преданный Владетельной, веришь, то стоит поразмыслить и остальным.

— Подумайте! — согласно кивнул я. — Только не перестарайтесь — морщины появятся от нахмурившегося лба.

Все заулыбались и напряжение за столом опять исчезло.

Уже после пира меня отвела в сторону Унния.

— Ты действительно веришь Селле?

— Да. Кто-то, не буду называть столичных имён, очень хотел, чтобы она перечеркнула всё хорошее. Почти получилось, но Владетельная не дура и сможет решить эту проблему. Постараюсь ей в этом помочь, поэтому завтра отправь в Кнара не только меня с Пепельными Камнями, но и останки Огсы, а также Чувика. Ему замок поднимать заново! Там Селла в сердцах такого натворила, что без верных, умных людей не справится.

— Не уверена…

— Зря! Знаю, что говорю!

— Я разочарована в ней, несмотря на Клятву Верности.

— Дай ей шанс! Замком руководить — не мечом на свербах махать! Тут столько всего!

— Но ты же ушёл?

— Личное… Исключительно личное! Ей и так несладко, а тут ещё я.

— Хорошо. Поверю. И завтра разрешаю Чувика забрать. Пусть и без тебя, но должна быть у Владетельной “заноза под задницей”, чтобы не расслаблялась. В этом плане твой ученик достойная кандидатура.

Мы разошлись по койкам, чтобы утром расстаться на долгое время.

В утренней дымке таяли позади нас очертания усадьбы. Наёмницы ехали, окружив повозку с драгоценными Пепельными Камнями и сидящим на ней Чувиком.

— Не люблю это время суток. — скривившись, произнесла Дерркит. — Зябко, неуютно и видно плохо. Выскочит какая-нибудь Тварь — не успеешь и заметить. В таком тумане даже настой шува не поможет.

— Может, вчера лишечку "махнула", что так недовольна утром?

— Может и это, Егг-Орр! Когда ещё лучшего вина попробовать придётся? Ближе к северу, вообще, пить нечего, а тут даже у слуг вино словно мёд. Хорошие земли, если бы не Кромка.

— Если бы не Кромка — не было сейчас у нас Пепельных Камней. Ты, кстати, нашу долю забрала?

— Да. Поторговались, не без этого, но Унния не ты — с ней договориться легко и “без штанов” не оставит.

— Это кого я оставлял без них?! А если и оставлял, то по взаимному согласию!

— Кто про что, а мужик о Брачном Ложе!

— Неправда!

— Правда! Я тебе про торговые дела, а ты опять ниже пояса мысль переводишь.

— А как иначе? Могу и выше смотреть, но штаны выше пояса называются рубахой. Не знала?

— Хорошо! Без рубахи бы оставил, если б не с Уннией, а с тобой торговались. — стала "заводиться" предводительница.

— То без штанов… То без рубахи… Не мучайся! Сразу раздевайся полностью! Только сапоги оставь…

— А их зачем оставлять? — опешила Дерркит от такого поворота разговора.

— Уговорила, затейница! Тоже скидывай!

В утреннем тумане смех наёмниц, прислушивающихся к нашему разговору, разнёсся далеко, вспугнув птиц и мелкую живность.

— Дерркит! — задорно крикнула Шатилла. — Ты помнишь, как Ввейду ”Малявку” после подобного разговора с ним называть стали? Ключницей! Страшно представить, что у тебя с именем может произойти с такой темой. Хоть ты благородных кровей, но иногда и вам перепадает! Селла-Орр-Кнара, вот, “Солнцем” стала! Мой тебе совет — отодвинься от Висельника! Целее будешь!

Снова грохнул смех. Мы с Дерркит не остались в стороне и поддержали шутку помощницы предводительницы не менее громко.

— Уф! С тобой, Егг-Орр, то кровищи по колено, то балаган! Серединки спокойной нет? — отдышавшись, спросила Дерркит.

— Есть! Как сапоги скинешь так и… до "серединки" недалеко.

— А ну! Всем молчать! — почти сурово приказала она, слыша начинающиеся смешки. — За дорогой следим, а не за языком этого мужика.

— То есть, тебе можно при нас торговаться в сапогах или без, а нам и послушать нельзя? — не унималась Шатилла. — И чего ты к ним прицепилась? Сапожница!

Снова смех и под его шумок Дерркит тихонечко, ласково так, мне прошептала:

— Если прозвище привяжется — оскоплю! Возьму самый тупой, ржавый нож и буду пилить им долго и мучительно!

— А я чего? Шатилла придумала — её и оскопляй… Сапожница!

Только благодаря своей реакции не получил в лоб кулаком. Поняв, что лучше не рисковать, отъехал на безопасное расстояние.

— А нечего у меня оскоплять! Извини, что такой, спасибо Близнецам, уродилась! — Шатиллу было не остановить — Так что, Висельник, готовься за нас двоих страдать!

— Язык! Язык твой поганый отрежу! — прорычала Дерркит на помощницу, окончательно потеряв миролюбивый настрой.

— Ладно! Не злись на неё! — добродушно сказал я. — Куда ей без языка потом? Сама знаешь, что если заставить Шатиллу замолчать, что умрёт в муках, бедолажка!

— Ничего! Проживу! Хотя терять и жалко — он мне не только для умных речей нужен!

— Болтовни! — поправила Дерркит.

— Для речей! — не согласилась Шатилла. — Так вот! Повторю! Он мне не только для умных речей нужен, а ещё…

— Стоп! Стоп! Стоп! — громко сказал я. — Уважаемая Шатилла, при Чувике сейчас слишком опасно говорить про использование языка на Брачном Ложе! Вы наслушаетесь, “заведётесь”, а здесь, кроме меня и его — мужчин нет. Меня трогать нельзя — оскопления жду. Остаётся только мой друг. Загоняете, ведь, такой толпой!

— Я не про это! Не нужны вы мне!

— Ничего себе! Женщины! Держитесь подальше от Шатиллы, когда она с языком наперевес! Одними мужчинами не ограничиться!

Опять ржание окружающих и теперь уже возмущённый голос Шатиллы:

— Я хотела сказать не про Брачное Ложе, а про еду! Есть мне язык помогает — пищу пробовать, слизывать! Кого вы слушаете?!

— Того, кого и ты, дорогая! — удовлетворённо произнесла Дерркит. — Я у тебя стала Сапожницей, а вот ты теперь кем будешь? Язычницей?

— Лизуньей! — тихо, но так, чтобы все слышали, прошептал я. — Пробует, слизывает — сама сказала. Можно, конечно, Пробницей назвать, но звучит на пробку похоже, а вот Шатилла “Лизунья” — это гордо! Наверное…

— Эй! Прекрати! — не на шутку встревожилась наёмница. — Дерркит! Давай так! Я не говорила про Сапожницу, а ты про Язычницу и мы все не слышали мерзкие звуки, что издавал этот мужик с мечом?

— Я согласна! — довольно улыбнулась предводительница, подмигивая мне.

— Хорошо, что со мной никто не договаривался! — глубокомысленно произнёс я, глядя в небо.

— И? — произнесли хором обе женщины.

— И… Ничего! В смысле — ничего я не получил за молчание и забывчивость своих собственных мыслей. Правда, Сапожница? Правда, Лизунья?

— От ведь гадину в отряд взяла… — сокрушённо сказала Дерркит.

— Не обижайся на неё, Шатилла! Она не со зла так про тебя! — подмигнул я наёмнице, "переводя стрелки".

Обе женщины замолчали, пытаясь понять, как дальше строить разговор, чтобы их слова не были искажены.

— Короче! Уважаемые наёмницы! Предлагаю поступить таким образом! Я всё забываю и получаю твой отказ, предводительница, от мысли оскопить меня. С тебя же, Шатилла… Да… Взять нечего! Значит, должна будешь! Всех устраивает?

— Не всех! — весело крикнула одна из рядовых наёмниц. — Весь отряд слышал, а только вы трое между собой договариваетесь! И мы тож…

Она резко замолкла, увидев одновременно изменившиеся лица Шатиллы и Дерркит. Под их "очень любящими" взглядами, женщина совсем стушевалась и добавила:

— Хотя… Чего тут делить?! Как скажет уважаемая Дерркит-Орр, так мы все с радостью и сделаем? Правда, подруги?

— Правда… Правда… — раздались со всех сторон голоса не желающих попасть под "горячую" начальственную руку.

Так, с шутками и прибаутками, мы встретили полдень. Солнце пекло сегодня слишком сильно, но никто не скидывал тяжёлых, жарких курток, так как лучше попотеть в них, чем после внезапного Прокола лежать сухенькими, но мёртвенькими. Мир Сестёр не прощал расслабленности, постоянно наказывая за неё плотами, отправляющимися в Последний Поход.

До Кнара оставалось ещё пара-тройка часов неспешной езды, когда одна из воительниц, поставленная в авангард и находящаяся под действием настоя шува, чтобы вовремя заметить Прокол, вдруг громко оповестила всех нас:

— Впереди всадница! Скачет нам навстречу

Странно. Вроде в замке не знают о нашем походе к Кромке. С Уннией мы договорились не сообщать пока о нас. И почему одна, а не в составе команды? Или совсем бессмертная, если Серой Пелены не боится? Жизнь приучила меня, что часто "непонятки" оборачиваются неприятностями, поэтому я попросил Дерркит:

— Давай притормозим и подождём её здесь. Не нравятся мне такие встречи.

— Хорошо. — согласилась она и приказала. — Всем быть настороже! У нас телега слишком ценная и за неё некоторые душу Тварям отдать готовы!

Я и остальные четырнадцать женщин, спешились и как будто устроились на отдых. Оружия никто не доставал, но ни одна из них не расслаблялась.

Вскоре одинокая наездница добралась до нас. Знакомое лицо — видел её в Кнара ещё в первое своё появление. Имени тоже не помню, но примелькаться в замке успела, хотя ничем не выделялась из основной массы Защитниц.

— Вот вы где! — радостно воскликнула она, не слезая с коня. — А я к вам! Из усадьбы к Владетельной птица прилетела, где Унния описала ваши похождения. Селла-Орр приказала вам в Кнара не появляться, а передать Пепельные Камни под охрану вне замка.

— Какую охрану? — спросила Дерркит. — Ничего не понимаю. Унния же должна была не…

— Отлично! — воскликнул я, перебивая предводительницу. — Правильно Хозяйка замка решила — нечего нам их перед всеми светить! Кто там за главную? Правая Рука?

Дерркит недоумённо посмотрела в мою сторону, явно не ожидая от меня таких бурных восторгов. Посмотрела, но промолчала. Правильно! Сдаётся мне, что "казачок засланный" это, а не посланница из замка. Даже если Унния и отправила птицу, то времени на то, чтобы собрать отряд и выслать навстречу нам ОДНУ воительницу времени у неё не было. Можно, конечно, успеть, если все уже под седлом стояли, но маловероятно подобное. И спешить эта барышня должна была "на всех парах", а конь практически не вспотел. Ладно! Послушаем, что дальше скажет.

— Не Нирра! Владетельная решила, что лучше выслать отряд из Фаль. Они оттуда должны были выехать и ждать вас в леске около излучины реки.

Точно "подстава"! Эта дура даже не попыталась связать время и расстояние до замка Фаль! Им сюда три дня на "Сапсане"! И сама тоже странная! Дёрганная, на коне сидит как на раскалённых углях, руки не знает куда деть, постоянно теребя то мочки бордовых ушей, то луку седла. Не привыкла врать и боится сильно.

Не только я один это понял, но и остальные тоже. Сделав успокоительный жест наёмницам, решил продолжить игру.

— Разумное решение! Ты с нами или обратно в замок?

— Кхм… Хм… — прокашлялась "засланка" — Домой! Приказ был только предупредить, чтобы в Кнара не совались у всех на глазах.

— Понял. У меня важное письмо для вашей Госпожи! Передашь ей?

— Конечно!

Я спокойной, расслабленной походкой подошёл к ней, делая вид, что ищу что-то за пазухой.

— На!

Она наклонилась и протянула руку. Что мне и надо было! Резко схватил её за плечи и выдернул из седла. Подсечка! Ничего не подозревающая тётка валится в пыль дороги. Быстро фиксирую её голову коленом и заламываю руку. Любимая "финка" у её шеи.

— А теперь говори правду! Кто послал?!

— Я не… Селла…

Не хочет "исповедоваться". Что ж… Включаю режим истеричного маньяка.

— Не ври!!! Убью!!! На ленты порежу, тварь!!!! — кричу ей в ухо, брызгая слюной и царапая кожу кончиком ножа. — Предала! Всех предала!!! Долго теперь помирать будешь!!! За Кнара глотку порву!!!

Отступница, не привыкшая к такому обращению, впала в ступор и потеряла дар речи. В "рабочее" состояние мне помогла привести её Дерркит. Она подошла к ней и наступила на голову сапогом.

— Режь, Висельник. Чего с ней возиться? — деловито предложила она.

— По частям или как? — откликнулся я в той же манере.

— Лучше, конечно, по частям. Спишем потом на Серых Тварей. Гуляла, мол, идиотка, одна, цветочки нюхала и донюхалась до Прокола.

— Не поверят. Твари рваные раны оставляют, а у нас ножичками аккуратно получится. Давай к коням привяжем и разорвём.

— За руки и за ноги?

— А как ещё?! Вариантов нет!

Совсем деморализованная предательница, слушая нашу светскую беседу "поплыла".

— Скажу! Всё скажу! Прошу… — раздались всхлипы. — Столичные… Отряд… Ждут вас… Мне угрожали… Пожалуйста… Жить…

Прекратив этот цирк, мы подняли её с земли, связали и стали вести обстоятельный допрос.

Всё оказалось до боли знакомым по земному миру и неприглядным по меркам обоих миров.

Женщину завербовали ещё до моего первого появления, поймав на “грязных” делишках. Через некоторое время она стала протеже ещё для двух якобы наёмниц, которые были шпионками Торрга. После больших потерь во время "синей луны", замку требовались новые люди, поэтому их приняли с распростёртыми объятиями. Себя лазутчицы особо ничем не проявляли — их главная задача была сбор информации, которую они передавали, тайком выезжая за стены Кнара.

Но тут случилось непредвиденное — я "воскрес". Это событие в столице произвело сильное впечатление и на земли замка был отправлен отряд из шестнадцати воительниц с целью похищения меня или, если нет возможности, лишения жизни.

На пути "Весёлых Клинков" в Шлёсс была подготовлена засада, но мы спутали их планы, отправившись в усадьбу. Моя слава собирателя Пепельных Камней уже, к сожалению, не являлась секретом и решить простенькую задачу чего я забыл у Кромки, не составило для шпионок большого труда. Одна голова иномирца — хорошо, а n-е количество халявных Пепельных Камней — ещё лучше! Так решила главная столичная диверсантка и нас стали "пасти", дожидаясь, когда мы поедем в обратную сторону. Главное, было не дать нам доехать до Кнара, с чем и попыталась справится повязанная предательница, всеми силами своего скорбного умишки предлагая нам "экскурсию" в укромный уголок.

— Что делать будем? — спросила злая Шатилла. — Оставлять в живых её нельзя!

— Можно и нужно! — не согласился я. — В замке ещё две таких обитают. Надо Селле её передать “тёпленькую” и способную на разговор.

— Тогда, по коням! Движемся в Кнара! — решительно приказала Дерркит.

— Ага! И оставим за своей спиной шестнадцать охотниц за головами? Как только они поймут, что ничего не вышло — отправятся следом. Лучше сейчас их прихватить, чем потом от каждого шороха вздрагивать.

— Их больше. Ещё неизвестно кто кого. Да и потери…

— Нападут ночью на спящих — потери будут несоизмеримы, а сейчас мы предупреждены о засаде и можем действовать по собственным планам. Чувик! — обратился я к парнишке. — Сколько арбалетов у нас?

— Четыре ваших и ещё Унния в дорогу три положила на всякий случай. Почти все болты с катушками для Серых Тварей.

— Вот и славно! Отвязывай катушки у половины стрел — они сегодня только мешать будут!

— Ты чего надумал? — с интересом спросила Дерркит.

— В лесок въезжать опасно — они из-за деревьев перестреляют и перережут нас, значит, надо выманить столичных оттуда. Если инсценировать удачное нападение Серых, то, не пить мне больше вина, ринутся они к нам, добивая уставших и израненных. Шестерых воительниц поперёк сёдел положим, типа — отжили своё. Каждой под пузом арбалет замаскируем. Седьмой Чувику отдадим — стреляет не хуже вашего. Как приблизятся — уполовиниваем нападающих стрелами, а дальше режем остальных. Уверен, что они на расслабоне будут, увидев наше побитое воинство.

— Тогда крови много надо! — внёс предложение Чувик. — Земляных крыс наловить и обмазаться их тушками. Этих зараз тут много — на некоторых полях урожай выжирают полностью!

— Не дурак он у тебя! — одобрительно произнесла Шатилла.

— Других не держим! Я тебе больше скажу, по-секрету! Среди слуг головой работать многие умеют. Когда не хватает силы, то люди часто умом её компенсируют! Закон природы!

Дерркит надолго задумалась, пытаясь разложить всё по полочкам. Потом вздохнула и рубанув рукой воздух, выдала своё решение:

— Кто сильный, а кто умный — потом обсудим. План хорош! Нечего нам бегать! Готовимся! Все за крысами!

* * *
Сказано — сделано. Пару часов на подготовку и наш организованный отряд стал представлять из себя травматологическое отделение после крушения поезда. Все грязные, перебинтованные, в кровавых разводах и изодранной одежде! Картина Брюллова "Последний день Помпеи" вызывала меньше сочувствия. Морды лица тоже подобающие, даже стараться не пришлось — глядя на весь этот трэш, поневоле начинаешь кривиться словно после сожранного лимона. Напоследок нежно приложили по темечку предательницу и зарыли в солому на повозке, приказав Чувику внимательно за ней следить и если начнётся хоть какое-либо движение, повторить "наркоз" ближайшим тяжелым предметом.

— Жить всё страннее и страннее становится… — пробормотал парень. — Раньше сам по морде получал за любой косой взгляд, а теперь по морде получу, если воительнице по мозгам не вдарю….

— Смотри не привыкни! — весело сказала Шумилла. — А то понравится и начнёшь, "могучий" ты наш, крушить замки направо и налево! Не хочу потом на тебя болтающимся в петле любоваться! Живой ты больше нравишься, хотя и ухватиться не за что — кости одни!

Шутку радостно поддержали и другие наёмницы. Их громкий гогот вкупе с красочным внешним видом навевал стойкое сравнение с зомби-апокалипсисом, а вонь от свежеубиенных крыс закрепляла эффект на все "сто"!

Мы выдвинулись в сторону предполагаемой "стрелки". Шли не торопясь, часто останавливаясь и делая вид, что помогаем раненым. Неизвестно следят ли за нами, но подобного нельзя было исключать. Если будем нестись как сагайдаки, то последнему дураку станет ясно, что дело нечисто.

Наконец-то показалась знакомая излучина реки и небольшой, но густо заросший лесок у её берега.

Я остановил коня и посмотрел на Дерркит.

— Ну что, предводительница… Прибыли! Действуем по "плану А"!

— По какому? — не поняла она.

— По основному. Если не получится, то подключаем "план Б".

— Он у нас есть?

— Нет… В этом и проблема. Поэтому, не дай Сёстры, с "А" не получится, то шустро подхватываем свои задницы руками и бежим отсюда подальше. Кто сможет выжить — пусть в Кнара пробираются с известиями. Не хочется зазря погибать!

— Все слышали?! — обратилась Дерркит к "Весёлым клинкам".

— Ууу… Оооо… — замогильно простонали наши "актрисы", совсем войдя в роль потерпевших за пару часов муштры.

* * *
Измазанная глиной, в утыканной ветками одежде, женщина быстро, но осторожно передвигалась ползком по земле, изредка поднимаясь и переходя на бег, когда понимала, что её невозможно увидеть из-за очередного холма.

Вот и лес, где ждали разведчицу подруги из столицы, временно ставшие по приказу Повелительницы Агорры бандой наёмниц с идиотским названием "Острые ножи". Хотя уже не так! Теперь они представляют из себя быдло из Фаль, посмевшего пойти против воли Торрга.

Жадно выпив воды и слегка отдышавшись, разведчица обратилась к старшей отряда:

— Абенния-Орр! "Весёлые клинки" поверили! Движутся сюда! Кажется, у них там всё очень плохо — почти половина отряда либо ранены, либо убиты. Точно выяснить не удалось, так как опасно было близко приближаться, но частые остановки и неподвижные тела поперёк сёдел говорят именно об этом. Те, кто в строю — не лучше! Пару раз видела, как то одна, то другая падала с коня, с трудом забираясь обратно.

— Уверена?

— Другое представить тяжело — сборище калек, а не некогда сильный отряд!

— Отлично! Тогда меряем планы! Незачем их в лес заманивать. Даже раненые они ещё могут доставить проблем, скрываясь среди деревьев. Режем отступниц в поле! Первой выезжаю я и проверяю их состояние. Если данные подтверждаются — махну рукой! Выдвигаетесь к наёмницам, окружаете и по моей команде бьёте! Учтите! Живые нам не нужны.

Дождавшись появление на горизонте "Весёлых клинков", Абенния вскочила в седло и поскакала им навстречу. Приблизившись к наёмницам, она сразу поняла, что разведчица была во всём права. Кто-то сильно их потрепал во время пути и опасности их противницы никакой не представляли.

— Слава Сёстрам! Добрались! — улыбнулась одна из них не скрывая гримасу боли на лице. — Я Дерркит-Орр, предводительница тех кто ещё не отправился в Последний Поход.

— "Весёлые клинки"?

— Были… Кажется, теперь придётся забыть это название.

Женщина зажимала рукой рваную дыру на куртке, из которой неряшливо торчала красная, кровавая тряпка.

— Меня прислала за вами Селла-Орр-Кнара! Что случилось? Пепельные Камни с вами? — участливо спросила Абенния.

— С нами! Случилось странное — три Прокола за короткое время. Представляешь! Я два редко когда могу вспомнить, а тут целых три! Ехали себе спокойно. Встретили посланницу из Кнара и повернули навстречу вам. Совсем немного отъехали, как случился первый. Благодаря вовремя принятому настою шува и Егг-Орру, отбились легко и почти без потерь. Спешились и занялись двумя ранеными. Моя вина, что никто не смотрел по сторонам… Второй Прокол положил сразу трёх воительниц, а половина получила увечья. Не успели отдышаться — третий! Тут нам досталось по полной. Никто не ожидал…

— А Егг-Орр? — поинтересовалась диверсантка.

— Сгинул. Прыгнул в Серую Пелену и… всё. Пелена хоть и рассеялась, но от него мало чего осталось. Вон, лежит на повозке с Пепельными… Решили забрать с собой в Кнара…

— Расслабься, Дерркит-Орр! Теперь вы с нами и опасность миновала!

Абенния мысленно "потирала руки". Всё оказалось намного проще, чем предполагалось изначально. Это стадо уже неопасно, спасибо Тварям! Деморализовано и готово целовать сапоги своим спасительницам, спасшим их шкуры. Приветливо улыбнувшись этой испуганной корове Дерркит, она подняла руку вверх, призывая своих, чтобы закончить начатое Серой Пеленой. Подчинённые ей Защитницы сделали всё чётко — не выдавая своих замыслов, рассредоточились среди наёмниц ожидая команды к действию. Пора! Абенния уже хотела отдать приказ, как вдруг истошно завопила Дерркит, показывая за её спину:

— Опять Прокол!!!

Глава мнимых "Острых ножей" резко повернула голову в указанном направлении и это было последнее осознанное движение в её жизни. Резкая боль в шее и обезглавленный труп Абеннии-Орр упал с коня, разбрызгивая кровь по высохшей на солнце траве.

* * *
Лежал в повозке и не шевелился. Рукоять меча больно впилась в бок, но деваться некуда — не на балу "мазурку" танцевать собираюсь. Из-под, слегка приоткрытых, век старался рассмотреть происходящее. Вот приблизилась "столичная" о чём-то, заведя разговор с Дерркит. Вот наша предводительница, сделав несчастное лицо, начала что-то "впаривать" в ответ… Появились чужие… Рассредоточились вокруг дееспособных наёмниц. Сейчас начнётся! Первой среагировала на опыте Дерркит, снеся "столичной" голову. Раздался звон арбалетов и крики поражённых ими. Я резко соскочил с повозки и ткнул мечом ближайшую ко мне тётку. Попал! Спасибо Защитницам Кнара и реконструкторам моего мира! Пусть я ещё и не освоил до конца владение средневековым оружием, но оно уже не казалось простым ломом в руках.

Страсти накалялись! Не ожидающие "ответки", диверсантки Торрга попытались собраться и дать бой! Куда там против наших! Второй арбалетный залп поставил жирную точку, вышибив из седла тех, кто не попал под "раздачу" от "Весёлых клинков". Жёстко, быстро, хладнокровно действовал наёмницы! Не зря отряд Дерркит-Орр считался одним из лучших.

Не прошло и пяти минут, как сражаться стало не с кем.

— Потери?! — крикнула она, настороженно водя мечом из стороны в сторону.

— Потери?! — повторила Дерркит не услышав ответа.

— Вроде все целы. — подытожила Шумилла. — Ни ран, ни, спасибо Сёстрам, убитых! "Красиво" их положили!

Предводительница неверяще обвела всех взглядом и остановилась на Чувике, сидящего на повозке с разряженным арбалетом.

— Эй! Ты тоже живой? — обратилась она к нему.

— Вроде…

— А чего весь белый и дрожишь?

— В человека стрелял… В саму воительницу… Высшую… Убил…

— Одну?

— Двух… Оба раза не промазал…

Ну и молодец! — одобрительно кивнула Дерркит. — Так, глядишь, и до меча дорастёшь!

— Я…

— Перестань дрожать и не распускай сопли! Хочешь поплакаться — это к Висельнику!

— Первый раз всегда хреново… — сказал я ей шёпотом.

— Знаю… Поэтому займись пареньком. Он либо "сломается", либо крепче станет.

— Договорились…

Оттащив тела в сторону и отмывшись от нашего "маскарада," все вздохнули с облегчением и двинулись к Кнара.

— Ну? — присел я в повозку к Чувику. — Отходишь?

— Не знаю, Егг-Орр… Муторно на душе. Делаю, вроде как и положено, но словно в грязи вымазался. Люди, всё-таки… А я их болтами насквозь! Могли бы с вами на "ловенах" землю защищать от Серых, а я их болтами… Прав ты был, когда меня к себе в Звезду Кромок не принял! Слабый человек Чувик! Трусливый и слабый. Сейчас сижу, а в ушах звук стрел, впивающихся в тело, стоит. Не по мне такое…

Я, пошурудив в соломе, достал припрятанную баклажку с вином.

— Выпей, брат. По себе знаю — полегчает. Это хорошо, что сейчас погано. Значит, ты нормальный человек. Посмотри на женщин! Едут себе, вроде бы спокойные, а каждую тоже гложут подобные мысли. Но пусть уж лучше они гложут, чем земляные крысы в степи нас обгладывают. Сегодня своими двумя точными выстрелами ты не двух человек убил, а нескольких из наших спас! Правда странно, что, когда делаешь плохие вещи, одновременно и хорошие совершаешь?

— Странно… И страшно. — мотнул головой парень. — Почему нельзя договариваться, а обязательно убивать?

— Потому что Серая Пелена живёт в каждом! Кто-то, вроде нас с тобой, её отвергает, а кто-то подчиняется ей. Хочешь гнить в степи или согнутым ходить перед всякой сволочью — тогда смирись! Лижи сапоги, бьющие тебя по лицу, безропотно подставляй горло под нож! У тебя сегодня был шанс прожить короткую, но спокойную жизнь. Почему не воспользовался?

— Это не жизнь! — с горечью в голосе произнёс Чувик — Я в Кнара перед своими воительницами не прогибался, а перед этими…Тем более!

— Вот видишь! Спроси любую из наёмниц, что они про твои два удачных выстрела думают!

— Я…

— А ты спроси! — не унимался я. — Эй! Шумилла! Сегодня этот семенник двоих женщин убил! Может, повесим на первом суку?

— Солнце головушку напекло, Висельник? — удивилась она такому вопросу. — Лично мне парня поить надо самым лучшим вином — если бы не его выстрел, то одна из столичных меня б достала! Чувик! Все слышали, что с меня причитается?! Жаль, недолго нам вместе ехать, а то бы и на Брачное Ложе такого стрелка позвала — точно не "промажет"! Был у меня один… Весь красивый и блестящий! Звенел на пол площади своими побрякушками! Выбрала сдуру, а как до дела дошло, то штаны раньше времени испачкал и замер, дурак дураком, не зная, что дальше делать! Только косичками покачивал, а не тем чем надо! Хорошо, что остальные четверо не растерялись!

Ободряющий смех всего отряда подтвердил рассказ Шумиллы.

Чувик тоже немного приободрился от такого отношения к своей персоне.

— Чудно всё… — проговорил он, положив руку на мешок с останками Огсы. — Вначале ты из него почти воина сделал, потом, перед "синей луной" — половину слуг, а теперь и я чувствую себя не простым жучком, поедающий пшеницу в амбаре…

— Что? Тяжела ноша?

— Очень!

— А ты посмотри вокруг — каждая из женщин её несёт на себе и не перестаёт, при этом, любить жизнь!

— Да…Не позавидуешь!

— Как тебе или мне! Сегодня ты доказал, что готов быть воином!

— А как же подчинение, уважение, покорность?

— Хех! Думаешь, что у Защитниц не так? То же самое! Простые воительницы подчиняются командиру отряда, та — Владетельной, Владетельная — своим правилам, которых ещё больше. Кто живёт сам по себе — никому не нужен! Никчёмные людишки, не могущие помочь другим! И не важно с какой стороны они к Брачному Ложу подходят! В кулаке должно быть пять пальцев! Один долго не протянет — сломается, как хвост земляной крысы! Поздравляю тебя — сегодня ты сжался в кулак со всеми вместе!

— Палец! — хохотнула одна из наёмниц. — Чувик сегодня у нас Пальцем стал!

— Так, есть уже один! — поправила языкастая Шумилла.

— Егг-Орр — палец большой, хотя никто его внимательно и не рассматривал — отдельно от нас моется, а Чувик — маленький! Пальчик!

Вот что ты с ними будешь делать! Вроде больше года в этом мире, но никак не привыкну к женскому солдафонскому юмору. Всё кажется, что "цветочки — лютики" собирают, а не кровушку проливают.

— Егг-Орр… Чего они? — насупившись, произнёс парень. — Маленький…Не хуже, чем у остальных… Вроде…

— Дурень! — пихнул я его тихонечко в бок. — Тебе только что прозвище дали! Пусть только среди "Весёлых клинков", но и это немало! Понял?

— Пальчик? Обидно! Па… — замер он на полуслове, врубившись в происходящее. — Мне?! Прозвище?! Как у тебя?!

— Гордись! Только не распространяйся сильно в Кнара — у наёмниц свои обычаи и законы.

— Да если и так! — Чувик встал на телегу, поклонившись. — Спасибо, Высшие! Вовек не забуду

— Не "высшие"! — поправила его Дерркит. — Отныне, ты с нами вровень, раз так получилось! Есть в тебе сила и отвага хоть ты и… "Пальчик"! Меча не дам, но Селле-Орр-Кнара про тебя расскажу!

Парнишка обессиленно опустился в повозку и стал руками нервно теребить её край. Лицо менялось от бледно-серого до бордового цвета. Губа оттопырилась и казалось, что сейчас он заплачет. Справился с эмоциями! Молодца!

— У меня тут винца немного осталось… Больше и отблагодарить вас нечем… Не побрезгуйте! — произнёс он растерянно.

— А и выпьем! — подмигнула ему неугомонная Шумилла. — С этого и надо было начинать, Пальчик!

Вот и стены Кнара… Как и не уходил никуда.

— Сам камни понесёшь? — спросила меня Дерркит.

— Нет. Лучше ты. Я, вообще, в замок заходить не собираюсь. Не хочется со всеми прощаться по новой — утомительное занятие.

— Тогда, забираю предательницу, Пепельные Камни и иду одна. Постараюсь быстро управиться — до Шлёсс путь неблизкий, а мы с тобой уже несколько дней потеряли.

— Предательницу не показывай! Увидят её товарки и могут раньше времени всполошиться. Чувик! — приказал я парню. — Садись на повозку и вези Камни с этой сволочью на задний двор. Да соломой их забросай! Сразу в один из пустых амбаров загоняй подальше от любопытных глаз. А ты, Дерркит, парочку в охрану Чувика выдели для спокойствия…

— Могу и больше!

— Не… Не надо. Толпа внимание привлечёт. Лучше Владетельную Селлу или Правую Руку найди и приведи на Задний двор. Передашь "гостинцы", вкратце расскажешь историю их появления и всё. Дальше пусть сами разбираются — это их замок, а не наш.

— Ой, ли? — хитро посмотрела на меня она. — Ради чужих замков так не поступают. Может, всё-таки, со мной пойдёшь?

Мне нечего было ей ответить и я просто махнул рукой в отрицательном жесте, прекращая дальнейшую полемику.

* * *
Уже второй раз за непродолжительное время Селла стояла у окна Птичьей башни и провожала взглядом уходящих в Шлёсс наёмниц, среди которых был Егг-Орр — виновник сегодняшнего переполоха.

Посреди бела дня к ней в покои ворвалась распаренная Нирра и протараторила:

— Там "Весёлые клинки" вернулись! Меня Дерркит-Орр у ворот встретила и срочно сказала нам обеим на Задний двор двигать!

— Так и сказала? — удивилась новости Владетельная. — Больше ничего?

— Неа! Говорит, что дело крайне важное и тайное. На месте пояснит. С ней повозка, парочка воительниц и наш Чувик!

— Он-то откуда?! Все Твари мира! Кажется, что без Егг-Орра опять не обошлось! Даже после отъезда "воду мутит"!

— И я так думаю, но если Висельник постарался, то дело серьёзное! Он на мелочи не разменивается.

Быстро спустившись по лестнице, обе женщины выскочили на Задний двор, где и увидели предводительницу наёмниц, стоящую в одиночестве у одного из амбаров. Неподалёку крутились несколько замковых воительниц, но никто к ней не решался подойти.

— Что случилось, Дерркит?! — с ходу начала Селла. — Я, конечно, всегда рада тебя видеть в наших стенах, но не рассчитывала так скоро снова встретиться.

— Пойдём вовнутрь? — также не поздоровалась наёмница, указав на двери амбара. — Всё очень серьёзно и поговорить хочу с тобой и твоей Правой “с глазу на глаз".

Внутри помещения было сумрачно, но и Хозяйка замка, и Нирра легко разглядели не распряжённую повозку и Чувика, сидящего на ней со взведённым арбалетом. Увидев, кто пришёл, парень громко, облегчённо выдохнул, отложил оружие встал и поклонился.

— Здравствуйте, Госпожа Селла и Правая Рука!

— Ты чего это здесь, а не в усадьбе? — первой задала вопрос Нирра.

— Погоди! — осадила её любопытство Дерркит. — Разговор длинный — быстро не отделаетесь! Давайте, для начала, я вам всё по порядку расскажу, а вот потом уже вопросы задавайте.

— Егг-Орр? — полувопросительно-полуутвердительно осведомилась Селла.

— Куда уж без твоего Бывшего Левого! С таким и Ока Смерти не надо — неприятности сами в задницу вцепятся! — улыбнулась Дерркит. — Так слушать будете?

— Начинай. — согласно кивнула Владетельная.

Рассказ наёмницы занял много времени, но, наконец, и он пришёл к своему завершению.

— Пепельные Камни, останки Огсы и предательница тут! — закончила она и откинула сено с повозки.

Взгляды ошарашенных Защитниц метались между связанной женщиной и несколькими туго набитыми мешками.

— И что нам теперь со всем этим делать? — растерянно произнесла Нирра.

— А это вам решать. — ухмыльнулась Дерркит. — Я только привезла, как Висельник просил.

— Где он? — пытаясь не выдать своего волнения, спросила Селла.

— Недалеко от замка с моими девками расположился. Внутрь заходить не стали, так как рассчитываем, пока светло, в сторону Шлёсс тронуться.

— Понятно… Значит, сам не захотел?

— Не моё дело. Просил только тебе, Владетельная, передать, чтобы со всем почтением Огсу в Последний Поход проводили — заслужил. И ещё… Просьба уже от меня лично и моего отряда. Ты нашего Пальчика сильно не гноби, за то, что он с усадьбы сбежал с нами. Унния сама ему разрешила.

— Пальчика? Это ещё кто? Тут с этим бы "добром" разобраться! — встревожилась Нирра.

— Так мои разгильдяйки вашего Чувика прозвали! Понимаете про что я говорю?

— Прозвище… Скоро простых слуг не останется — всем мечи раздавать придётся. — поморщилась Правая.

— А ты и не раздавай, но паренька не обижайте. Стоящий!

— Кто тут Пальчик, а кто — Чувик я после разберусь! — подытожила Селла. — Тут дела поважнее. Спасибо, Дерркит-Орр! И всему твоему отряду передай мою личную благодарность. Ворота Кнара всегда открыты для вас, как для самых дорогих гостей. Не знаю чем и отплатить за такое!

— Ну, мы свою плату взяли.

— Про Пепельные Камни даже не напоминай — они ваши по праву и делёжку устраивать не намерена! С подругами не торгуюсь! Сама запомни и всем своим скажи, что если "прижмёт" сильно, то здесь вы всегда найдёте защиту! Слово Владетельный!

— Спасибо, Селла-Орр-Кнара! Запомню. А… — замялась Дерркит. — Егг-Орру передать ничего не надо?

Хозяйка замка долго молчала, потом, тяжело вздохнув, сказала:

— Ничего… Любые мои слова сейчас будут для него пустыми.

— Поняла. Тогда пора мне распрощаться с вами… Надеюсь, теперь до Шлёсс доедем без приключений!

Женщины тепло обнялись и предводительница "Весёлых клинков" со своими подчинёнными вышла из амбара.

— Так… — собралась мыслями Селла. — Ты, Чувик, бегом за Герулом и Юлланой! Остальных в эти дела не посвящать!

Парень быстро вылетел из дверей, не задавая лишних вопросов.

— Нирра! Пепельные перетащим ночью, чтобы никто не видел! Для всех в замке — привезли останки Огсы! Про шпионку тоже молчок, пока её подельниц не отыщем. Допрашивать будем тоже ночью!

— А сейчас чем займёмся?

— Не знаю. В голове всё перемешалось — подумать надо и с Ближним Кругом посоветоваться. После вечернего колокола позови всех их ко мне. Кроме Юлланы — она тут нужнее.

Герул с Юлланой появились очень быстро.

— Вот! Привёл! — отрапортовал Чувик, вытирая пот со лба.

— Молодец! — улыбнулась Селла. — Хоть ты теперь и Пальчик, но мне тут не наёмник нужен, а Левая Рука! С утра обживай хозяйство заново! После всем сообщу!

— Слушаюсь, Госпожа! — радостно воскликнул он. — Во славу Кнара!

— Так! С одним разобрались! Теперь следующее! Это мешки с Пепельными Камнями и связанная предательница, служившая Торргу. До ночи втроём их охраняете. Никого сюда не впускать кроме меня и Нирры! Ночью тихонько уберём всё отсюда. Если кто ломиться будет — болт промеж глаз! Это приказ! Юллана старшая!

— У меня ребёнок один… — обеспокоенно произнесла Защитница.

— Ничего с ней до утра не сделается! Сейчас же найду для твоей дочери нянек!

— Для нашей… — тихо поправил Герул.

— Опять сошлись? — грустно улыбнулась Селла.

— Опять! — ответила за кузнеца Юллана, с вызовом посмотрев в глаза Владетельной. — Раз Его-Орр невиновен, то и остальные тоже зазря пострадали от твоего недоверия.

— Дело ваше…

Селла-Орр-Кнара резко развернулась и раздражённо покинула амбар.

Пока пересекала Задний двор, пока поднималась по лестнице в свои покои, внезапная злость поутихла и Селла смогла опять нормально мыслить.

Права Юллана. Сама "кашу заварила"! Сколько всего людям после Ока Смерти наобещала и ничего не сделала! Даже Защитницы на неё обижены, а что чувствуют мужчины — страшно подумать! Всё доверие к себе растеряла! Замок слаб как никогда ранее! И всё из-за неё!

Не находя себе места, Хозяйка замка нервно ходила по покоям, мучаясь невесёлыми мыслями. Взгляд зацепился за окно и она подошла к нему. "Весёлые клинки" уходили…

— Еле догнала! — раздался позади неё голос Правой. — Ты чего дёрганная такая? Из-за Егг-Орра?

— Нет. Из-за себя. Хотя… Он тоже" дров в костёр подкинул" своим поступком.

— Не понимаю. Радоваться надо! Вроде бы… Пепельных Камней прислал больше, чем у нас до этого было! Гнид из нашего окружения почти нашли! Даже Огса… Нехорошо ему было бы без вести сгинуть.

— Всё верно говоришь. Я о другом… Егг-Орр меня сегодня своим поступком мордой в навоз опустил. Заслуженно, причём! Я его предала, а он Пепельными Камнями должок вернул!

— Ты не предавала — просто ошиблась!

— Нет! Говорили же об этом… Ошиблась я, когда поверила в его виновность, а дальше началось сплошное предательство. Проблемы Кнара вытеснили его из моей души. Смотрела ему в глаза и одного хотела — Камней этих! Даже оттого, что он невиновен радости не ощутила — только жадность и ожидание, как он говорит, новых "плюшек". Не смогла Долг Владетельной и человеческие отношения в душе совместить. А Егг-Орр смог, хотя ему не легче, чем мне было! Может и хуже! Я ведь его даже не расспросила о том, как он провёл этот год без меня — неинтересно было.

— И что теперь?

— С ним? Ничего… Но его труды зря пропасть не должны. Возрождаем Кнара заново! Слуг, кто бился во время "синей луны", снова собираем в "Звезду Кромки", обещанные мною привилегии и вольности для мужчин восстановить. Отныне в Кнара нет высших и низших! Пора меняться не на словах, а на деле!

— Хорошо он тебя "зацепил"! — тепло улыбнулась подруге Нирра. — Приятно видеть!

— Чего тут приятного? — искоса посмотрела Селла.

— Ты на меня не обижайся, но скажу как есть! После его исчезновения у тебя словно душу Серые Твари похитили. Все это заметили, перешёптываясь по углам. А сейчас я тебя прежнюю вижу! Свет появился у нашей Селлы-Солнца!

— Не напоминай мне об этом прозвище…

— Буду! Каждый раз буду, когда опять в серость опускаться начнёшь!

— Выгнать тебя, что-ли… — задумчиво произнесла Владетельная.

— За что?…

— Не "за что", а "за чем"! За вином! Нервы ни к чёрту! Надо поправить!

— "Солнце"! Точно — "Солнце"! Я мигом! — довольно воскликнула Нирра и опрометью бросилась из хозяйских покоев в сторону винного погреба.

* * *
Дерркит с Чувиком и Пепельными Камнями скрылась за воротами Кнара. Мы издалека проследили, чтобы не было сюрпризов. Шумилла приказала развести костёр и расседлать лошадей. Воительницы спешились и с сожалением посматривая на замок, где их мог ожидать тёплый приём со всеми вытекающими в кубки последствиями, поставили на огонь котелок, заваривая душистые травы.

Тихо… Спокойно… Весело потрескивают дрова в костре, переговариваются наёмницы, фыркают лошади. Эх! Если бы ещё замок с Селлой "глаза не мозолил", то и мне было бы хорошо. Сев вдалеке от всех, я стал привычно "копаться" в себе и не менее привычно себя жалеть. Вроде уже и привыкать стал, что один, а тут, стоило Кнара снова оказаться в поле зрения, как снова раскис. Обидно… Столько перетерпеть, умудриться второй раз разорвать границы миров, чтобы оказаться здесь и… Опять один! Вспомнился Юрка. Как он там в Нест? Зная его взбалмошный характер, с трудом верилось, что друг сидит и "крестиком вышивает". Такие, как он, скорее всего, другим этот крестик “зеленкой” на лбу нарисуют, чем прогнутся под обстоятельства. Его земные ошибки не в счёт — раненый, контуженый инвалид просто не нашёл достойного применения своих сил. Здесь же снова ожил, вцепившись в подаренный ему шанс зубами. Главное, чтобы с Бейллой не "накосячил". Она деваха непростая — порвёт на "британский флаг", если чего, а если сама не сможет — маманя поможет!

— Эй… Ты один? — раздался знакомый голосок из-за чахлого кустика, росшего неподалёку.

— Твою ма… Яра. Выходи. — также негромко откликнулся я.

— Не могу. Заметят. Лучше ты поближе придвинься.

Я выполнил просьбу малолетней Наследницы Кнара, негодуя в душе.

— Ярка! С ума сошла! А если Прокол?! Дура набитая! Как мимо стражи пробралась?!

— Не обзывайся — сам дурак! У меня твой Амулет Удачи. — недовольно раздалось из куста. — Мимо наших легко проскользнуть! Не волнуйся! Справа от "ловена" Передних ворот есть овражек — он не просматривается!

— Тебе ещё Амулет Ума не повредит!

— А что? У тебя и такой есть? — заинтересовалась несовершеннолетняя бандитка.

— Есть!

— Тогда почему сам не пользуешься?

Два чувства боролись во мне — отлупить по жопке хворостиной эту бедовую беду и обнять это маленькое пронырливое Чудо.

— Мне не надо! — ответил я ей. — Я уже старый — не поможет.

— Это как?

— Ума в юности набираются, а в старости им только пользуются. Кто-то весь сразу использует, а кто-то до смерти потихонечку растягивает. Поняла?

— Поняла! Я так и думала!

— А вот теперь я не понял…

— Чего непонятного! Ты и моя мама его сразу весь израсходовали и стали дурными! Я слышала, что они с Ниррой про тебя говорили… Обе старые и глупые!

— Подслушивала? — напрягся я, понимая, что сейчас могу услышать "инсайдерские" новости.

— Делать больше нечего! — фыркнула Яра — Информацию для себя собирала! Мама — это моя мама, а ты говорил, что меня дочкой считаешь. Какие тайны между родственниками?

"Шах и мат"! Повзрослела девочка за год, что я её не видел! Уже не просто эмоции раскидывает по сторонам, но и анализирует не слабо!

— Ну… И что ты поняла? — деланно равнодушно спросил у неё, задержав дыхание.

— Поняла, что её ошибок не допущу! А рассказывать всего не буду! Я не только твоя дочка… Ведь я…Ей?…

— Да! Ты моя! И никогда в этом не сомневайся! — понял я душевные терзания Яры. — Меня в Шлёсс ждут две родные по крови дочери, а ты — родная сама по себе!

— Это хорошо, что не по крови! — удовлетворённо сказала Яра. Значит, когда совсем вырасту, то смогу тебя первым на Брачное Ложе позвать! Ты, главное, опять не пропадай надолго!

Я мысленно чертыхнулся. Да когда уже привыкну к морали этого мира! Как был семенником — так им и помру! Желательно до того момента, когда эта "Лолита" в силу войдёт!

— Не дождёшься! Я не такой! Ищи себе другого! — честно ответил ей.

— Дождусь!

Внезапно девчонка выскочила из-за скрывавшего её куста, метнулась ко мне и отважно чмокнула в щёку. После этого, сама офигев от своей смелости, сделала испуганное, но довольное лицо и бегом бросилась, сверкая босыми пятками, в сторону замка… Рядом с которым и была “зажоплена” возвращающейся Дерркит. Отвесив затрещину и взяв за шиворот мою "поклонницу", предводительница "Весёлых клинков" невежливо проводила её к воротам Кнара и передала в сильные руки Защитниц из дозора.

"Ох, и быть тебе битой сегодня матерью!" — с внутренним удовлетворением и мягким теплом на сердце, подумал я, наблюдая эту картину.

— Всё сделала! — оповестила меня Дерркит, как только вернулась в наш лагерь. — Чего Наследница тут делала?

— Попрощаться прибегала, на свою голову!

— И не только на неё! Когда она в замок входила, то задницу почёсывала, разминая перед "разговором" с мамочкой своей!

— Это хорошо! Сам бы всыпал за такое!

— Скажи, Висельник! Нам ещё "гостей" ждать из Кнара?

— Вроде всё.

— Тогда, собираемся и в путь! Нас ждёт Шлёсс!

* * *
Дорога до Шлёсс была длинной. Несколько раз мы натыкались на Проколы, но наёмницы действовали чётко. Привыкшие часто сталкиваться с Серой Пеленой не только на свербах замков, но и в пути, они моментально, при виде опасности, образовывали несколько ощетинившихся острым железом кругов и спокойно вырубали Серые Ладони, не оставляя им ни малейшего шанса. Я внимательно присматривался к их тактике ведения боёв, практически сам не участвуя в них. Вся моя помощь заключалась только в своевременном распознавании зарождающейся Пелены.

Скучно, пыльно, жарко… Скоро очередной сезон Дождей, но раздухарившееся солнце игнорировало этот факт, устраивая под нашими тяжёлыми кожаными куртками настоящую "пароварку".

Шумилла подъехала ко мне и протянула бурдюк с вонючей тёплой водой.

— Что? Не вкусно? — сочувствующие проговорила она, глядя на моё скривившееся лицо.

— Главное, что жидко. Скоро в вяленый кусок мяса превращусь. Да и провонял весь насквозь…

— Потерпишь. Не ты один такой. До реки недалеко — отмоемся как следует, а дальше веселее будет. Пойдём вниз по течению до самого Шлёсс. Я чего спросить хотела… Ты в замке насовсем останешься или после контракта дальше с нами двинешься?

— Не знаю. На месте разберусь. А что?

— Сейчас, конечно, не время, но ты обещал Дерркит с нами тренировки проводить. "Синяя луна" показала, насколько они нужны.

— Обязательно. Как это будет — ещё не знаю, так как непонятно, что там в Шлёсс, но готовиться придётся не только с Серой Пеленой воевать.

— Думаешь, большой войны не избежать?

— Уже давно идёт. Нест уже с нею столкнулся. Скоро мелкие стычки и диверсии перейдут на другой уровень. Крови прольётся много…

— Верно говоришь. — согласилась со мной подъехавшая предводительница "Весёлых клинков". — И это меня пугает как наёмницу. Кого первыми пошлют? Нас, конечно.

— Согласен. Своих на убой посылать жалко, а вы…, то есть — мы, — поправился я, — должны деньги отрабатывать. Другое дело, как мы будем это делать.

— А разве есть варианты? — заинтересовалась Дерркит новым поворотом разговора.

— Конечно. В моём мире армия делилась, грубо говоря, на несколько групп. Командующий состав… Нам, понятно, подобное не "светит". Основные силы… По-простому — "мясо". Это самая многочисленная группа, состоящая из худо-бедно подготовленных бойцов, которые и несут самые большие потери. Дальше идут хозяйственники. Однозначно в неё попадут слуги. Теперь самое интересное! Разведка и "безопасники". Одни занимаются планами противника, а другие не дают нашим планам попасть к врагу. Часто задачи обеих этих групп пересекаются. И хоть они самые немногочисленные, но там оказываются лишь лучшие из лучших. К ним нам попасть и надо будет! Риск, конечно, выше, чем у "мяса", но и тупо на убой никто не пошлёт — ценят таких людей!

— Э, как ты всё навертел! — недовольно поморщилась Шумилла. — Я думала, что просто выйдем в поле и схлестнёмся! На чьей стороне правда — тот и победил!

— Какая правда?! Она заканчивается, когда первые капли крови прольются. Уже пролились… Теперь принципы уходят на второй план — начинается выживание.

— Честь никто не отменял! — возразила мне Дерркит.

— Как и смерть! Это не с тупыми Серыми Тварями биться, хотя я теперь и сомневаюсь в их "тупизне" — мы просто слишком разные. Сейчас одинаковый склад ума будет с обеих сторон. И выиграет не обязательно сильный! Хитрый и умный победит.

— Не нравится мне, как ты, Егг-Орр, всё представляешь. Пусть даже и так будет, но лично я сохраню свою Честь до конца!

— Уже…

— Что уже?

— Не сохранила! Вспомните недавнюю стычку с мнимыми наёмницами из столицы. Мы что? Сошлись "лоб в лоб" в честном бою? Нет! Хитрили, обманывали вражин, били из-под тишка.

— Это другое! — с жаром вступилась за свою начальницу Шумилла. — Там нам пришлось, чтобы…

— Выжить! — прервал я её. — Маленькая хитрость в ответ на их маленькую хитрость. А теперь, представь множество таких отрядов, как наши! И все поступают также, считая, что они "белые и пушистые", а их враги — подлейшие из подлейших и поэтому, стесняться не стоит ради правого дела. Причём, одинаковые мысли будут с обеих сторон! Думаешь, что столичные все поголовно кровожадные сволочи? Нет! Они тоже желают миру Сестёр процветания и благополучия, но видят это по-своему. Мы хотим "осчастливить" их, а они — нас!

Обе женщины надолго замолчали, "переваривая" услышанное. По сосредоточенным, сумрачным лицам легко можно было догадаться о непростых, противоречивых эмоциях, бурлящих у них внутри.

— Хоть в семенники иди… — тоскливо произнесла Шумилла через некоторое время. — После твоих слов ощущение, что в дерьме искупалась…

— И там не спасёшься от этого всего. — сочувственно ответил ей. — Владетельные Кромок и Агорра-Орр-Торрг совсем не дуры и обязательно вовлекут слуг в военные действия. Это не Кровавые Луны — в убежище не отсидишься.

— Эх… Получается, что деваться некуда?

— Да, подруга! — ответила Дерркит за меня. — Так и получается! Будем биться жестоко, кроваво и… подло тоже будем. Только про Честь забывать всё равно нельзя!

— Полностью согласен с тобой, предводительница! — поддержал я её. — Честь для воина или воительницы очень важна! Это то, что поможет не потерять людскую сущность. Я видел тех, кто потерял остатки чести, превратившись в кровожадных, бешеных тварей. Поверь! Страшное и брезгливое зрелище.

Мы ещё долго ехали и вели разговоры на эту тему. Наёмницы отряда хоть и не вмешивались в нашу беседу, но внимательно прислушивались, делая свои выводы.

Вот и река! Всем сразу стало не до разговоров. Выставив охранение на случай Прокола, мы скинули с себя ненавистные доспехи и ринулись в воду смывать грязь и пот последних дней.

Уже в реке я запоздало сообразил, что не отошёл, как обычно, немного в сторону, а вместе с другими, такими же голыми телами, кайфую от свежести прохладной воды. Ох, ёёё! Что-то будет! Хоть на берег не выходи!

Предчувствия не обманули. Немного пришедшие в себя девахи, тут же обратили внимание на мою персону. Шуточки посыпались со всех сторон.

— Эй! Смотрите! Висельник до нас снизошёл! По кустикам не прячется!

— Точно! Может прятать больше нечего — стёр до основания о седло своё "хозяйство"?

— А грудь у него мощная! У нашей Куркки и то меньше!

— Ничего у меня не меньше! Такая же!

— Ахаха! Куркка сама призналась, что у неё грудь как у мужика!

В ответ я тоже пытался отшучиваться, но, признаться, получалось не очень. К чести наёмниц, они не распускали руки и смеялись по-доброму, можно сказать, что "по-братски". И пусть я выделялся среди них своей половой принадлежностью, но относились воительницы ко мне как к своему, не переходя "грань".

В какой-то момент я расслабился и перестал реагировать на подколки. Языками "почесать" можно и в дороге, а тут столько воды! Плюнув на всё, я поплыл на середину речки, чередуя разные стили.

— Эй! Егг-Орр! Вернись! — послышались женские, обеспокоенные голоса.

Не понял… Неужели что-то случилось?! Быстро развернувшись, я стал мощными гребками сокращать расстояние до берега. Выскочив на сушу, сразу, не одеваясь, бросился к мечу и выхватив оружие, стал оглядываться по сторонам.

Кажется, я один такой… Голые воительницы даже не думали готовиться к схватке, а удивлённо пялились на меня.

— Ты ошалел?! — заорала Дерркит, стоя передо мной в мокрой рубахе, плотно прилипшей к её телу и совсем не скрывающей превосходных форм.

— Что случилось? Столичные? Прокол?

— Идиот! Река глубокая! Ещё немного и утоп бы!

— Хм… Так вы из-за этого?

— А из-за чего?! Если побыстрее хочешь к Сёстрам отправиться, то лучше в бою это сделай, а не так глупо!

Я успокоился и опустил меч, ненавязчиво прикрыв им пах.

— К Сёстрам не собираюсь в ближайшем будущем. С чего ты решила?

— Тебе явно мозг солнце высушило! К каким таким Серым Тварям ты так далеко в реку попёрся?! — не унималась Дерркит.

— Размяться…

— Я тебя сейчас сама "разомну", придурок! Хорошо, что ещё на брод нарвался — иначе лежал бы уже на дне и раков кормил!

— Так! Стоп! — я снова попытался прояснить ситуацию. — С чего ты взяла, что я утонул бы?

— А что бы ты сделал? — спросила ехидно Шумилла, даже не пытаясь одеться.

Остальным, кстати, тоже не помешало бы хоть фиговыми листками прикрыться. После купания тело наполнилось бодростью и глядя на таких ладненьких, аппетитненьких купальщиц, я отчётливо понимал, что скоро меч перестанет прятать мою "хотелку" полностью. Надо срочно выходить из этого щекотливого положения.

— Ничего бы не сделал! Плыл бы дальше! И нет там никакого брода! Я специально на глубину поплыл. Понырять захотелось!

— Ты…

— Шумилла! Все живы и здоровы, а одежда нестираная на берегу лежит! Может, позже поговорим за ужином?

— Хорошо! — подытожила, к моей великой радости, Дерркит. — Сейчас занимаемся амуницией, но вечером, Егг-Орр, тебе придётся долго и подробно объяснять свой поступок!

— Уфффф… Пронесло!

Я сидел и яростно тёр в реке нательную рубаху, пытаясь полностью избавить её от белых разводов засохшего многодневного пота.

Неожиданно ко мне подошла Куркка.

— Слушай! — немного виновато начала она. — Если ты топиться полез из-за того, что мы тут тебе наговорили, то зря… Немного посмеялись и всё, а так к тебе со всем уважением наши относятся. По моей груди тоже "прошлись" сравнив с мужской, но я не в обиде — среди своих и шуточки свои!

— Не переживай и девчонкам передай, чтобы голову себе этим не забивали. Весело было!

— А зачем топиться полез?

— И не думал! Люблю далеко заплывать! Нравится!

— Ты умеешь по воде ходить?! — искренне удивилась Куркка.

— Ну, можно и так сказать.

— Ничего себе!

— А вы что? Не умеете?

— Нет, конечно! Говорят, некоторые слуги, кто рыбачит часто, могут сразу не тонуть, но лично я такого не видела! Пойду нашим расскажу!

Теперь всё встало на свои места! Мои "брассы" с "кролями" наёмницы восприняли также, как воспринял бы я человека, прыгнувшего со скалы и размахивающего руками в попытке полететь! Странно! Рек и озёр немало, а "водоплавающих людёв" нет! Запомню информацию! Пригодится!

Проблема разрешилась и настроение сразу улучшилось.

— Эй! — весело крикнул я уходящей Куркки. — Ты тоже за свою грудь не переживай! С мужской не сравниться! Красивая у тебя она!

— Правда? — спросила, развернувшись вполоборота наёмница.

— Точно говорю! Есть с чем сравнивать!

— Я запомню твои слова!

Она по-хулигански подмигнула и уверенным, твёрдым шагом двинулась к основной массе женщин, слегка, как мне показалось, покачивая бёдрами, чего раньше я за ней не замечал.

Вечером у большого костра, где досушивались постиранные вещи, собралась вся наша "банда". Получив в свои руки деревянную миску с густой похлёбкой, чем-то напоминающей наш гороховый суп с копчёной рулькой, я понял насколько за день проголодался. Уже было поднёс ложку ко рту, как услышал над ухом злой голос Дерркит:

— Потом пожрёшь! После того как объяснишь сегодняшнее своё поведение на реке!

С грустью поставив миску на траву, я с надеждой в голосе спросил:

— А вам Куркка не рассказала?

— Я тебя спрашиваю, а не Куркку!

— Угу… Тогда жди!

Гороховый супчик снова был у меня в руках и стал быстро исчезать под натиском голодного организма.

Дерркит смотрела, поджав губы. Она явно недовольна своеволием подчинённого, но и меня понять можно! Ладно, если был бы виновен в чём-то, но страдать из-за всякой хрени не намерен! Поев, демонстративно медленно подошёл к корыту с водой и прополоскал миску.

— Ну? Теперь соизволишь отвечать? — не выдержала Дерркит моего "тихого бунта".

— Конечно! Сейчас отварчика отхлебну и начну.

— Эй! Дайте кто-нибудь ему кружку в руки, а то он до утра будет ползать!

Приказ предводительницы был мгновенно исполнен на все триста процентов — рядом со мной оказались сразу три дымящихся кружки.

— Не! Мне столько не надо! Пойду парочку обратно в котелок вылью!

— Висельник! Ну, прекрати издеваться! — раздался умоляющий голос одной из наёмниц. — Целый день ждали, чтобы услышать, как ты по воле ходил! Или врёт Куркка?

Я отхлебнул напитка и важно произнёс:

— Не врёт уважаемая Куркка! Умею…

И снова отхлебнул, замолчав на полуслове.

— Так и будешь по звуку в день из себя выдавливать или нормально расскажешь? — с нажимом спросила Дерркит.

— Как получится… Нормальный рассказ он ведь чего требует? Нормального отношения к рассказчику!

— Это ты на меня, что ль, обиделся?

— Тебе видней на кого! Ты же у нас старшая! С твоего позволения ни попить, ни поесть, ни "в кустики" не сбегать!

— Ишь ты, нежный наш! Хватит тут оскорблённого семенника изображать! За твою выходку на реке тебя не похлёбкой кормить надо, а кулаками в рыло!

— Я ничего не сделал!

— Тонуть попёрся! Если действительно умеешь по воде ходить, то хотя бы предупредил! Мы же тебя мысленно хоронили, пока на берег не выбрался!

— А я знал, что вы плавать не умеете?! В моём прошлом мире редкий ребёнок на воде держаться не умеет. Люди соревнуются между собой, кто дальше и быстрее проплывёт или глубже нырнёт!

— Врёшь! — восторженно выдохнула Шумилла.

— Вот завтра тебя первую и научу!

— Завтра мы выдвигаемся в Шлёсс! — безапелляционно заявила Дерркит. — Там река не менее глубокая — утонуть всем места хватит!

Тяжёлый вздох разочарования пронёсся над лагерем. Видимо, наёмниц "зацепила" идея научиться ходить по воде, а тут "обломатушки" от предводительницы.

— Подожди! Не торопись! Дело ведь важное, если вдуматься! Помнишь, вчера говорили, что нам надо лучшими становиться в предстоящей войне? Такое умение дорогого стоит! Кто нас, случись чего по рекам искать будет? Да и к противнику подобраться по воде легче — с этой стороны никто опасности не ждёт!

Под многочисленными, умоляющими взглядами наёмниц, Дерркит пошла на попятную.

— Один день! И если к обеду ни у кого не получится, то сворачиваем лагерь! А ты, Висельник, предупреждай в следующий раз, когда решишь нечто подобное отчебучить!

— Знал бы — предупредил! Не забывай, что я нездешний!

— По земле ходишь… По воде ходишь… А по воздуху, случайно, не умеешь? — заинтересованно спросила Шумилла.

— Конечно, умею! А вы, разве, нет?

Восторженный гул голосов и новые вопросы от Дерркит:

— Как далеко? Что для этого надо?

— Это зависит от того, откуда лететь буду. Если с пня, то быстро и мало, а вот если со скалы, то долго, но… один раз.

— Почему один?

— Потому что в лепёшку расшибусь при приземлении!

Секундное молчание и ночную тишину вспорол оглушительный смех.

— Лететь долго, но один раз! — утирая слёзы, повторяла Шумилла. — А мы уже рты раскрыли, слушая твоё враньё! И ведь серьёзный такой, что нельзя не поверить было!

Серьёзность всего вечернего разговора ушла и мы уже расслабленно досиживали ужин, пересмеиваясь и перешучиваясь.

Утро началось с "водных процедур"…

Если бы я знал, что мне предстоит пережить, то откусил свой язык ещё до того, как предложил подобное.

Памятуя о вчерашнем конфузе, я разделся по пояс и спросил стоящих на берегу воительниц:

— Кто первый?

— С меня и начнёшь! — заявила Дерркит и… скинула с себя всю одежду.

— Рубаху хоть оставь… — хрипло проговорил я, понимая во что вляпался.

— Я без неё легче. — спокойно заявила мне она.

— Хорошо… Заходи в воду и ложись на спину.

Дерркит зашла по грудь в реку и попыталась лечь. Ничего не вышло. Тело резко пошло ко дну, а наглотавшаяся воды женщина, отплевываясь, высказала мне всё, что думает об этой затее.

— Это нормально! — успокоил её я. — Ты не смогла расслабиться и почувствовать воду. Давай ещё раз! Ложись, а я буду тебя снизу поддерживать.

Дерркит повторила свои мысли обо мне, но послушно легла. Все её мышцы были напряжены, голова пыталась подняться над водой, поэтому опять ничего путного не вышло. Если б не мои руки под ней, то на этом бы закончилась и вторая попытка. Надо её отвлечь!

— Дерркит…

— Ммм…

— Смотри на облако! Напоминает замок!

— Ммм… — повторила она.

— Да ты не бойся — не отпущу! Просто хотел узнать — у вас все облака на что-то похожи или мне сегодня так повезло? Вон — облако с лошадиной головой, а там… Блин! Не пойму чего напоминает…

— Ысууу… — стиснув зубы, проговорила наёмница.

— Точно! На крысу! А это на всадницу похожа!

— Не… На бафню пофоже! — уже почти без дефектов возразила мне она, включившись в игру.

Я потихоньку отвлекал её внимание от воды, засставляя всё больше и больше расслабляться и привыкать к новой стихии. В какой-то момент тихо убрал из-под неё свои ладони. Кажется, что она этого даже не заметила, увлечённо споря со мной о воображаемых фигурках на небе

— Получилось! — прервал я наш диспут.

— А?

И тут же, осознав, что никто её не держит, пошла ко дну.

— Ничего не получилось! — недовольно сказала она, протирая глаза.

— Получилось! Ты три облака осудила, лёжа на воде сама! Попытайся вспомнить последние ощущения.

— Не помню! Ещё раз давай!

Мы повторили тренировку, но уже без созерцания неба, а под моим чутким руководством. Не прошло и пары минут, как Дерркит снова лежала сама на воде.

— Ух ты! — по-детски воскликнула она и снова погрузилась, нахлебавшись открытым ртом.

— А теперь попробуй вот так…

Я вышел из воды по пояс, сложил вытянутые руки вместе и оттолкнувшись пронырнул пару метров.

— Только не дыши! Воздух внутри тебя не даст воде попасть вовнутрь. И рот не раскрывай!

— Попробую! — с воодушевлением проговорила моя первая ученица по плаванию.

Для меня, чувствующего себя в воде как рыба, "дайвинг" в исполнении Дерркит показался смешным, но она была счастлива, проплыв десяток сантиметров с откляченным на солнце блестящим задом.

— Молодец! Теперь повторяй сама, а я другими займусь!

— Хорошо! Егг-Орр! Получается, я тоже по воде ходить могу?

— Не торопись! Это только начало, но главное ты прочувствовала!

— Поняла! Будем учиться!

С остальными дело пошло быстрее. Наёмницы видели, как осваивается в реке их предводительница и уже были не столь критичны к себе. Крепкие, тренированные тела помогали им достаточно быстро понять, что нужно делать. Ближе к вечеру почти все хоть немного, но могли держаться на плаву. Самой проблемной оказалась Куркка. Как бы я ни старался, но она упорно исполняла стиль "топора" вертясь в моих руках и не желая оставаться без поддержки. Никак не мог понять, что делаю неправильно, пока девушка после очередного "фиаско" не стрельнула озорным взглядом и не предложила:

— А ты попробуй меня вот здесь держать! — Куркка положила одну мою руку себе на грудь, а вторую пустила под воду, прижав её чуть ниже своего живота. — Может, так я быстрее, расслаблюсь?

Понятно! У неё "заплыв", но не в ту сторону!

— Не поможет! — как можно спокойнее произнёс я, скрипнув зубами. — У тебя просто таланта к этому нет! Не любит тебя водица. Знаешь… Наверное, не стоит и учить — бесполезное занятие.

— Эй! — в глазах наёмницы мелькнул испуг — Как не стоит?! Все, значит, могут, а я одна дура? Ещё разок… Пожалуйста…

Я согласился, в надежде как можно быстрее прекратить это мучительное безобразие. О, чудо! С первого же раза Куркка осталась на плаву почти без моей помощи!

— Молодец!

Довольная похвалой, она чётко ушла под воду и проплыла несколько метров, первая из всех погрузившись всем телом, а не отдельными его частями.

— Будешь дальше учить?! — вынырнув, спросила деваха.

— Обязательно!

— Смотри! Ты обещал! — и она, к моему несказанному удивлению, пусть и нелепо, по-собачьи", но поплыла к остальной группе женщин.

Вечер… Хорошо… Кажется, я так не уставал даже во время Ока Смерти. И не так физически, как морально! Целый день держать в руках обнажённые женские тела, борясь попеременно, то диким возбуждением, то с обидой на судьбинушку из-за того, что "низяяя". Последняя выходка Куркки добила меня полностью и я резко "выгорел", переступив тот рубеж, за которым ещё считал себя мужчиной. Отказавшись от ужина и завернувшись в походное одеяло, я лежал, с раздражением слушая голоса наёмниц, весело и с азартом обсуждающих сегодняшний день. Незаметно заснул под их смех и крики.

Снились мне сегодня они… Мокрые спины, попки, плечи и остальные части женских тел мелькали перед глазами. Я пытался дотронуться до них, но они отодвигались в тот момент, когда, кажется, вот-вот и прикоснусь к блестящей, тёплой коже.

Вдруг сквозь сон, пришло чувство, что я лежу не один. Резко возвращаюсь из "объятий Морфея" и поворачиваю голову в сторону лежащего рядом тела… Курка!

— Тихо…Тихо… — прошептала она нежно мне на ушко, одновременно со словами пытаясь расстегнуть пряжку ремня на штанах. — Давай… А? Мне сегодня, ну прям вот очень, надо…

Сопротивляться действиям наёмницы не было ни сил, ни желания — после сегодняшнего дня и многомесячного воздержания мне разрядка необходима была даже больше чем ей.

Утро не задалось с самого… хм… утра. Чуть свет нас Курккой пинками растолкала злющая Дерркит и тихо, но очень властно приказала:

— Оделись и за мной!

Не подчинится таким интонациям — себе дороже, поэтому, мы быстро экипировались и двинулись вслед за предводительницей.

Та, отведя нас подальше от чужих ушей, осмотрела с ног до головы, а потом спокойным, уставшим голосом сказала:

— Значит так… Я вас обоих ценю и уважаю, но если сегодняшняя выходка повторится — сразу прощайтесь с "Весёлыми клинками".

— Дерркит! Да чего здесь такого?! Взрослые люди, по согласию! Мы…

— Вы — не "взрослые люди"! — прервала Куркку Дерркит. — Вы — часть отряда! Расслабляться будете где хотите и как хотите, но без нас! У меня, кроме вас, ещё дюжина здоровых, зрелых девок и что им прикажете делать, глядя на ваши "расслабушки"? В очередь становиться, превращая боеспособный, сильный отряд в Брачное Ложе?! Я лучше вас двоих попру, чем потом склоки и ссоры остальных разбирать буду! А что они начнутся — не сомневаюсь. Даже мне захотелось, когда ты, Егг-Орр, меня в воде на руках держал, хотя никогда особо страстной женщиной себя не ощущала. Только думать надо головой и не лезть туда, откуда можно не вылезти!

Я задумался. Дерркит права и права абсолютно во всём! Боевое подразделение в бордель превращать последнее дело!

— Извини, предводительница! — искренне произнёс я. — Полностью моя вина! Не тем местом, каким стоило, думал!

— Что? Закрутили мои воительницы тебе голову голыми задами? — чуть поостыв, с иронией спросила Дерркит!

— Не то слово! Как с тебя началось — так до последней и продолжилось!

— Тьфу ты! Висельник! По-твоему, получается, что я тоже виновата?!

— Просил же тебя как человека, чтобы хоть рубашку оставила, а ты: "Мне так легче! Я так легче!".

— Все Серые Твари! А ведь действительно получается, что все мы виноваты и я не меньше… Надо отменять твои уроки, пока хуже не стало!

— Зачем отменять? На воде вы все теперь держитесь уверенно, так что лапать вас за разные места больше смысла нет. Могу и с берега руководить процессом. Что же до обнаженки, то, веришь-нет, "наелся" надолго за эти два дня! Слишком много хорошего, тоже не очень хорошо, оказывается!

— Ладно! Хоть это радует! А ты чего молчишь и глазами хлопаешь?! — переключилась Дерркит на Куркку.

— А чего говорить?! Представила себя на месте девчонок, наблюдающих втихаря за нами и… Права ты! Скверно получается…

— Раз оба раскаялись, то с глаз моих долой! Скоро подъём у остальных и не стоит, чтобы наш разговор слышали.

Мы последовали совету Дерркит и двинулись в сторону стоянки.

— Ты это… Извини, что вчера припёрлась… — виновато начала Куркка.

— Не извиняйся! Отличная ночка вышла! Но теперь дружба и только!

— Согласна! — облегчённо выдохнула наёмница. — Сама хотела предложить!

Вторая утренняя проблема вылезла сразу после подъёма. Перекупались девчата вчера и с непривычки половина отряда чихала и кашляла, грустно размазывая сопли рукавом.

Дерркит увидев меня, даже не пыталась начать разговор о состоянии отряда, а просто смотрела с укором.

— Ничего, предводительница! — бодро произнёс я. — Дело пяти минут! Это не после Серых Тварей раны залечивать!

— Точно! — хлопнула она себя по лбу. — Ты же лекарь в Кнара известный был и моих тоже "на ноги ставил"!

Не тратя времени на дальнейшие разговоры, я, распустив собственную энергию, стал осматривать и очищать от заразы, простуженных женщин, заодно поправляя и другие аномалии в их организме.

Минут через сорок всё наше воинство было бодрячком и мы приступили к утренней тренировке.

Сегодня я не стал загонять всех сразу в воду, а дал немного размяться на берегу и заставил отрабатывать движения рук при плавании. Только после получасовой тренировки мои ученицы повторили то же самое в реке и стали пытаться плыть шеренгой на "раз-два". С обеда мы повторили всё, но с другой частью наёмниц, охранявших утром наш лагерь.

Наутро, как ни уговаривали девчонки Дерркит остаться ещё на пару деньков — всем безумно понравилось учиться "ходить по воде", но лагерь был свёрнут и мы резвым маршем поехали вдоль реки.

На следующий день необременительного, лёгкого пути, отряд "Весёлых клинков" стоял перед воротами замка Шлёсс.

…Очередными воротами в моей жизни…

7. Тайны Шлёсс

Я стоял перед закрытыми воротами замка и осматривал это сооружение. Ров, наполненный водой и подъёмный мост через него я впервые встречал в мире Сестёр. Бойницы на стенах. Обзорные зубчатые площадки соседствовали рядом со свербами. И на тех и на других — караулы, внимательно осматривающие пространство вокруг замка. Да… Непросты Хранительницы! Вся архитектура Шлёсс говорила о том, что опасности здесь ожидают не только от Серой Пелены, но и от людей, что не характерно для того же Кнара или Нест. Укреплённая цитадель, постоянно готовая к отражению любой атаки!

Ворота замка отворились и навстречу нам вышла собранная, хорошо вооружённая группа.

— Кто такие? — совсем не ласково спросила нас одна из стражниц.

— Отряд ”Весёлые клинки”! — спокойно ответила Дерркит, явно привыкшая к такому здесь гостеприимству. — К Невве-Инн-Шлёсс с предложением о найме!

— Хорошо. Двое могут пройти в замок, а остальные ждут здесь.

Круто! Это вам не наивность Кромок, где устраивают проходной двор.

— Висельник! — обратилась ко мне предводительница. — Со мной идёшь!

Мы прошли вовнутрь. Осмотревшись по сторонам, я понял, что и здесь есть отличия. Никаких свободных пространств — всё сделано так, чтобы нападавшие не смогли разогнаться, натыкаясь на препятствия и попадая под перекрёстный огонь из бойниц, заменявших большинство окон.

Нас под охраной провели в донжон, где мы поднялись по винтовой лестнице в просторный зал. На красивом, резном кресле, возвышающимся над остальной мебелью помещения, вольготно расположилась миленькая девушка. Её внешний вид меня давно не обманывал — сама Настоятельница Невва, семидесятилетняя старуха омоложенная “четырьмя глотками”, встречала нашу малочисленную делегацию.

— Вот так встреча! — радостно воскликнула она. — Дерркит-Орр и пропавший без вести “племянничек”!

— Мы поклонились и вежливо поприветствовали Настоятельницу.

— Это хорошо, что вы, всё-таки добрались до нас. Про ваши похождения на Кромке Столбов Ту наслышана.

— Спасибо, Мудрейшая, что приняла. Хотим к тебе на службу наняться, если в этом есть у Шлёсс необходимость. — “закинула удочку” Дерркит.

— Условия? — серьёзно спросила Невва, моментально из несерьёзной барышни превратившись в ту, которую уважали и, одновременно с этим, опасались во всех землях.

— Стандартные в тихое время и двойная оплата при Кровавых Лунах. Питание за ваш счёт, проживание тоже. Всё, что сверх договора — оплачиваем из своего кармана.

— Устраивает. Приняты. Хорошие воительницы нам не помешают. Скажи своим, чтобы проходили на территорию и размещались в Гостевом доме. А ты, Егг-Орр, останься… Есть о чём поговорить.

Дерркит ушла, а Невва соскочила со своего резного трона и подойдя ко мне, обняла.

— Живой! — тепло сказала она. — Хоть и всё знаю о тебе и твоём дружке, но пока сама лично не увидела…

— Я тоже рад тебе! — искренне ответил я. — Не поверишь, но даже скучал по твоей хитрой мордочке!

— Опять никакого уважения! — притворно хмурясь, укорила Настоятельница. — Каким был — таким неотёсанным чурбаном и остался!

— Стараюсь, Ваше Мудрейшество!

— Эк, как назвал! Пожалуй, введу такое обращение среди своих! — засмеялась она. — Знаешь, а я ведь мне этого не хватало! Хоть один человек, кто подобострастия не испытывает и не лебезит! Пойдём-ка, перекусим и поговорим нормальной обстановке, а то эти церемониальные залы порядком надоели!

Мы прошли в уютную, небольшую комнату с горящим камином. Стол был заставлен разными закусками и стеклянными, переливающимися на свету графинчиками с вином. Тепло улыбаясь друг другу “заморили червячка”, не торопясь переходить к основной части разговора.

— Ну что ж… Насмотрелись, наелись, а теперь пора и тебя послушать. — отставив тарелку в сторону, проговорила Хранительница. — Многое я знаю из писем и донесений, но хочу послушать и самого участника событий.

Я не стал “ломаться” и подробно рассказал ей про своё повторное появление в этом мире, опустив лишь некоторые моменты жизни среди “Весёлых клинков” и общение со Столбами Ту. Незачем пока.

— Не скучно живёшь! — подытожила Невва. — Что дальше делать думаешь?

Сглотнув внезапно подступивший комок к горлу, сказал:

— Дочерей… Увидеть дочерей!

Настоятельница тепло улыбнулась и, подойдя, неожиданно взъерошила мне волосы на голове своей маленькой, тёплой ладонью.

— Другого от тебя и не ожидала! Пойдём!

Я шёл вслед за ней по незнакомым, извилистым коридорам, напоминающим лабиринт. Колени предательски подкашивались, а сердце от волнения готово было выпрыгнуть из груди. Момент истины… Как я приму своих близняшек от Ввейды и, что самое главное, как они отреагируют на меня? Страшно… До чёртиков страшно! Сколько раз представлял себе мысленно нашу первую встречу и вот настало. Вдруг не… Нет! Надо думать позитивно! Они ещё слишком маленькие, чтобы ждать от них чего-то серьёзного! Соберись! Но самоконтроль, несмотря на все внутренние увещевания, испарялся как лужа под солнцем. Чем ближе мы подходили к месту встречи, тем больше хотелось позорно сбежать или опустить по страусиному голову в песок.

Наконец, Невва остановилась перед массивной, обитой железом дверью. Внимательно посмотрев на меня, она поняла моё состояние и спросила:

— Один пойдёшь или нужен кто-то рядом?

— Один…

Схватившись за ручку двери, резко вошёл в комнату, задержав дыхание как во время первого прыжка с парашютом.

Свело… Огонь нескольких светильников мягко струился, освещая большую, массивную люльку и немолодую, полную женщину. Несмотря на несколько заживших, страшных, рваных шрамов, её лицо светилось нежностью и какой-то тёплой силой, заставляющей верить в доброту этой бывшей воительницы.

— Тихо… — сказала с улыбкой она, приложив палец к губам. — Спят ещё… Его-Орр?

— Да, Уважаемая. — шёпотом подтвердил я.

— Это хорошо… Ввейда про тебя много рассказывала. Не волнуйся — девочки замечательные. Бойкие и смышлёные, правда, не по годам, но красавицы ещё те. Редко кто может пройти мимо них не потискав! Как бы ни избаловали вниманием.

Я заглянул в люльку, где спали две маленькие, похожие друг на друга как две капли воды девочки с одинаковыми кулонами, что я передал когда-то им и их матери.

Вдруг обе одновременно открыли глаза и серьёзно посмотрели на меня.

— Апа? — вопросительно сказала одна.

— Апа! — утвердительно повторила другая.

Плачу… Чувствую, что плачу. Неловко вытерев слёзы нервной рукой и прокусив от переполнявших чувств губу до крови, осипшим голосом, борясь со спазмом в горле, невнятно промычал:

— Да, родненькие… Я — ваш папа… Я пришёл…

— Смотри не грохнись здесь! — раздался голос няньки. — У вас, мужчин, нервишки слабые — перепугаешь ещё детишек! Хотя, если верить тому, что Ввейда рассказывала, то ты не из таких.

— Всё нормально, Уважаемая! — ответил я, быстро приходя в чувство.

— Афиллой зови, воин!

— Хорошо. Можно подержржу?

— Не боишься? — хитро прищурилась она.

— Боюсь… Но так хочется!

— Хочется — бери!

Неловко путаясь в собственных руках, я достал вначале одну девочку. Вторая тут же пустилась в рёв, оглашая стены звуками удивительно громкими для такого маленького тельца. Не дожидаясь пока лопнут мои барабанные перепонки, взял и её. Она сразу замолчала, даря нам благословенную тишину.

— Ишь ты! — раздался за спиной голос Неввы. — Чуют родную кровь!

— Я думал, что ты ушла.

— И пропустить ваше воссоединение? Не… В щёлочку подглядывала! Таким тебя, Висельник, вряд ли ещё кто видел! Запомню на всю жизнь!

— Апа! — прервал детский голосок наш разговор.

— Апа! — сказала вторая дочка и своей маленькой ручкой схватила меня за губу.

Женщины рассмеялись, глядя, как девочки изучают меня, пытаясь ощупать все части моего лица.

— Оставим их ненадолго. — прошептала Невва няньке. — Им сейчас и без нас хорошо!

И они тихонечко вышли, оставив нас втроём.

Я замер, глупо улыбаясь. Как хорошо… Ни одно прикосновение, даже самой любимой женщины, не сравнится с этим доверительным теплом. Глядя в большие, зелёные глаза дочерей, так похожих на глаза из матери, не удержался и прижал девочек к себе, чувствуя, что Ввейда тоже оказалась рядом с нами, обволакивая своей любовью… Только ради этого момента стоило вернуться в мир Сестёр, перенеся кучу невзгод и неприятностей!

— Апа. Усти…

— Плохо…

Чёрт! Чуть не раздавил, потеряв себя в этом приливе нежности. Быстро разжав объятия, посадил обеих на коленки.

— Ну что, мелкие? Теперь я от вас никуда не денусь! Как же с вами играть-то? — озадачился я.

— Иглать! Иглать! — в один голос радостно заявили дочери.

— Блин-банан! А я и не умею! Может, подскажете нерадивому папаше?

В ответ получил лишь внимательные, пристальные взгляды, словно говорящие: "Ты начни, а мы посмотрим, как справишься!". Делать нечего. Кажется, мне сейчас устраивают детский, но очень важный экзамен.

— По кочкам! По кочкам! По маленьким дорожкам… — подкидывая на коленях малышек, начал я.

Игра девочкам понравилась! "Коза рогатая", вообще, привела в полный восторг. Незаметно для себя я расслабился и уже не думая, что делать дальше, а включился в игру с дочерьми, потеряв всякое чувство времени. Пришло ощущение, что я знал их всю жизнь и каждый день возился вот так с ними на мягком ковре детской.

— То плачут, то смеются в три горла! — внезапно, посреди нашей возни, раздался удовлетворённый голос Настоятельницы. — На сегодня хватит! Детям еда и сон нужны, да и нам с тобой поговорить не мешает.

— Может, ещё немножко? — умоляюще попросил я.

— Успеешь! Ты теперь здесь надолго!

— Ладно… Пошли.

Передав дочек в руки Афиллы, я вместе с Неввой вышел, прикрыв дверь, но тут же из-за неё раздался оглушительный детский ор, который не смогли погасить даже толстые дверные доски.

— Ого! — засмеялась Настоятельница. — Уже скучать стали! Любят тебя девки, Висельник!

Мы опять прошли по путанным коридорам в её покои и немного отдышавшись, сели за стол.

— Невва. — первым начал я. — Чего ты их так глубоко "законопатила"? Детям свежий воздух нужен, а не это подземелье!

— Не волнуйся! Свежего воздуха и солнца им хватает, а держим их в самом безопасном месте замка.

— Спасибо, конечно, за такую заботу, но не лучше ли…

— Это не из-за тебя, Егг-Орр. Тут другое… — уставилась на меня Невва-Инн-Шлёсс "колючим" взглядом. — Кажется, что у твоих дочерей есть дар… От матери! С первыми признаками недалёких Проколов, они начинают вести себя беспокойно, становясь тихими сразу после их исчезновения. Мы вначале не придали этому значения, пока Афилла не заметила. Несколько раз проверяли — так и есть! Два раза сестрёнки вой поднимали перед тем, как лошадь понесла одну из наших Хранительниц, и слуга в колодец свалился. Ни воительница, ни мужчина не выжили… Может, мы, конечно и ошибаемся, но если Рита и Мира имеют дар предвидения, то… Сам понимаешь насколько ценны такие дети не только для нас, но и для наших врагов! Теперь их держат там, куда никто со злыми помыслами не доберётся.

— Ничего себе! — я был обескуражен. — Если сейчас они могут подобное, то что с ними станет, когда подрастут?!

— Понял? Тогда за их головы Пепельными Камнями некоторые будут готовы расплатиться!

В покои вбежала Афилла.

— Делай, что хочешь, Настоятельница, но придётся твоему гостю жить вместе с дочерьми! Орут, не переставая, отказываясь есть и спать. Всё своего "Апу" требуют!

Невва задумалась, а потом сочувственно посмотрела на меня.

— Не знаю, Висельник, как ты свой контракт наёмника выполнять будешь, но придётся тебя с ними вместе поселить!

— Ничего! Справлюсь! — довольно заявил я. — Главное, что они рядом!

День летел за днём. Меня никто не трогал, отдав во власть двух маленьких "энерджайзеров", выжимающих к вечеру из меня все соки. Но я не роптал, с удовольствием учась быть отцом. К концу недели освоил их "тарабарский" язык, незаметно тоже став разговаривать на нём. Рита и Мира, наоборот, всё лучше и лучше осваивали правильную речь, впитывая в себя, как губки, не только слова, но и взрослую манеру поведения. Права Афилла — девочки очень умные и сообразительные! Хотя, может это и нормально в их возрасте — не знаю, так как никогда ещё не сталкивался с воспитанием детей. Видел, и не раз, сумасшедших мамань, но на своём личном опыте убедился, что и некоторые папаши в этом плане им не уступают. Лучшие дни в моей жизни! Наш маленький мирок дарил столько тепла и позитива, что, казалось, будто бы вся жизнь во вселенной состоит только из нас троих, а остальные люди просто существуют, превратившись в марионеток, которых дёргают за ниточки обстоятельства.

К сожалению, вечно так не могло продолжаться…

В один из дней ко мне заглянула Настоятельница, приведя с собою Дерркит.

— Вот он наш, несокрушимый воин! — показала Невва на меня рукой. — Целыми днями грозно борется с мокрыми штанишками и молочной кашкой! А уж как злобно потом "агукает"! Наверное, все Серые Твари в округе от такого попрятались!

— Точно! — иронично поддержала её предводительница "Весёлых клинков"! Пусть и дальше тут геройствует, а я со столицей договорюсь, чтобы они нас без приглашения убивать не приходили.

Я оторвался от игры, сняв с шеи Миру.

— Ну, что вы в самом деле?!

— Не мы, а ты! Заигрался в родителя чересчур! Будь другое время — на здоровье! Только война на носу! Каждый день, потраченный впустую, это потом чья-то смерть. У меня и так людей мало, чтобы их бездарно терять, потакая твоим эмоциям! Коль назвался воином — будь добр, держать своё слово! Дело Чести!

Настроение резко испортилось от понимания того, что мой "отпуск" подошёл к завершению. Права Дерркит — надо включаться в работу.

— Что ж… — покладисто согласился я. — Пора — так пора. Когда начнём тренировки?

— Завтра и начинай! Да! Дозоры на свербах стоять тоже придётся — для этого нас, вообще-то, нанимали. Пока ты здесь наслаждался жизнью, то другие несли за тебя службу, жертвуя личным временем.

— Понял! Обязательно отблагодарю и "проставлюсь" как следует!

— О! — улыбнулась Дерркит. — Вроде, оживает наш Висельник, раз про выпивку заговорил!

— У меня только один вопрос… С дочками как быть? Даже в туалет и то с рёвом отпускают, а тут придётся часами пропадать!

— Придумаем что-нибудь! — успокаивающе произнесла Невва. — Кстати! Хранительниц не мог бы тоже подучить? Лично видела твою технику боя и хочу своих в ней поднатаскать — лишним совсем не будет!

— За отдельную плату! — встрепенулась хозяйственная Дерркит.

— Ша, предводительница! — резко остудил её домовитый пыл. — Невве-Инн-Шлёсс я до конца жизни благодарен буду за моих девочек! Так что, давай не будем торговаться!

— Ты неправ! — неожиданно сказала Настоятельница. — Любые услуги наёмных отрядов, а также отдельных их представительниц, должны быть оплачены согласно Правилам. Не будем их нарушать! С Дерркит-Орр я сама договорюсь что и как. Вот с тобой… Случай особый! Ты не представительница наёмниц, а представитель. В Правилах про мужчин ни слова — только про воительниц.

— И хорошо! Значит, могу в знак благодарности поработать на благо Шлёсс.

— Можешь. — хитро улыбнулась Невва. — Но… Я знаю, чем тебя отблагодарить и, поверь, что от этой награды ты не откажешься!

Умеет заинтриговать! Я не стал дальше строить из себя благородного бессребреника и молча кивнул в знак согласия.

Не зря говорят, что если в одном месте прибывает, то в другом убывает! После безмятежных первых дней нахождения в Шлёсс, следующая неделя обернулась полным кошмаром! Тренировки с воительницами практически были сорваны "концертами", что соло или дуэтом устраивали мои дочери, присутствовавшие на них под чуткой охраной Хранительниц замка. Отдыхал я от всего этого безобразия только в нарядах на "ловенах". Доставалось мне от малолетних ревнивиц уже после них. Каждый раз, заходя к ним после службы, приходилось окунаться в гнетущую атмосферу полную обиды и раздражения. Пытался "подправить" их энергетику в нужную сторону своими умениями, но столкнулся с другой проблемой, дающей повод к серьёзным размышлениям. Оказывается, что в благодушном состоянии они допускали меня к своей ауре, позволяя лечить мелкие синяки и ссадины, но стоило им разозлиться — глухая стена, за которую я, как ни старался, не мог пробиться! Есть подозрение, что они унаследовали не только мамины способности, но и мои. Причём, усилив их так, что нам с Ввейдой и не снилось!

В какой-то момент моему терпению пришёл конец. Придя из очередного ночного дежурства, опять напоролся на тяжёлую атмосферу в детской.

— Так! — громко сказал я, хлопнув по столу в углу комнаты.

Обе дочери вздрогнули и подняли на меня свои глаза, уставившись с таким эмоциональным напором и недетской серьёзностью, что по спине пробежал холодок.

— Так! Запомните! Папа хороший и тёти хорошие! Папа и тёти хотят сделать "бух" плохим, чтобы они не пришли вас обижать! Понятно?

Кажется, взгляд девочек потеплел. Продолжаем…

— Вы хотите тоже быть хорошими?

…Синхронный кивок двух детских головок.

— Тогда помогайте папе!

Я подошёл, обнял их и убрав из голоса суровые нотки, сказал:

— Я вас очень люблю! Лучше вас у меня никого нет…

В комнате резко "потеплело".

— Папа холоший! — впервые правильно выговорив почти всё, протянула Рита.

— Тёти холошие! — закончила мысль Мира.

Ух… "Лёд тронулся, господа присяжные"!

— И тётям можно с вами играть, когда папы нет? — стал я дальше продавливать детский эгоизм.

— Иглать! Иглать! — весело захлопали в ладошки девочки.

Кажется, моё внушение прошло как надо!

— Ррррррр… — зарычал я изображая страшного зверя и повалил смеющихся, счастливых дочек на пушистый ковёр.

Вот и говори после этого, что маленькие дети глупенькие и ничего не понимают! Всё они прекрасно понимают — просто ещё те хитрожопы! "Вьют верёвки", своей мнимой наивностью заставляя двигаться нас, взрослых, в выгодном для малолеток направлении! После этого случая Мира и Рита стали вести намного лучше, влюбив в себя не только Хранительниц замка, но и всех "Весёлых клинков"!

Просто идеальные дети! Интересно… Какой следующий "фортель" они выкинут? Я отгонял от себя эту тревожную мысль, но понимал, что это была только "первая ласточка" и к сожалению для меня, далеко не последняя. Чую, поседею с ними раньше времени!

Жизнь постепенно входила в привычную колею. Мы с наёмницами немного обжились в Шлёсс и уже не ощущали своей инородности на новом месте. Служба, тренировки и быт превратились в спокойную рутину. Появились первые знакомые, темы для разговоров и прочее, что делало нас, "Весёлых Клинков", своими.

Несколько недель, прожитых тут, дали время составить мнение о Шлёсс. Первое впечатление меня не обмануло — замковая жизнь Хранительниц сильно отличалась от той, что вели Защитницы на Кромках. Даже менталитет у них другой. Если в том же Кнара любой новоприбывший тут же подвергался расспросам, дружеским похлопываниям по плечу с предложением выпить за знакомство, то в Шлёсс воительницы были очень сдержаны и далеко не сразу шли на контакт. Их уровень подготовки хоть и уступал Защитницам, но чёткая дисциплина и явно более высокий уровень образования компенсировала это — никакого разброда и вольницы, вопросы по существу и без гонора. Жилось тут не в пример скучнее, но спокойнее. Создавалось впечатление, будто попал в хорошо отлаженный механизм, где всякая шестерёнка знала, в какую сторону крутиться и с какой скоростью.

Настоятельница, кажется, совсем забыла про меня, видимо, давая время на адаптацию. С одной стороны — странно, а с другой — я был благодарен ей за это. Дети и новый уклад жизни отнимали много сил, не оставляя времени на нормальный отдых.

Сегодня "отлаженный механизм" дал первый сбой. В этом поучаствовали и мои дочери.

Дневные занятия на тренировочных кругах. Разбитые по парам наёмницы и Хранительницы отрабатывают, под моим чутким руководством, броски и удары без оружия. Жарко. Душно. Уже мечтаю о сезоне Дождей — хочется остыть немного. На моих подопечных такая погода, кажется, не действует совсем. С азартом и прилежанием девахи валяют друг друга в пыли. Лишь только мокрые дорожки пота на лицах выдают в них людей, а не оживших, серых памятников. И пусть им не стать за столь короткий срок настоящими "рукопашниками", но результаты, честно говоря, превосходные — уже сейчас они могут без оружия разнести в пух и прах вооружённый отряд, равный им по численности, а если с оружием — то вдвое, если не втрое, превосходящий. Стараюсь обучить их всему понемногу. Утром "физика" с марш-бросками, силовыми нагрузками, растяжками и тренировки с различными видами оружия. Днём — рукопашный бой, а вечером работаем командно с последующим "разбором полётов". Даётся всё женщинам нелегко, но ни одна даже не пискнула, несмотря на обмороки, травмы и безмерную усталость. Иной раз даже приходится некоторых снимать с тренировок, когда они перебинтованные, хромоногие, вымотавшись до предела после прошлых неудачных для них занятий, чуть ли не ползком добирались до тренировочных кругов. Ругал их, конечно, за такой чрезмерный энтузиазм, но в душе был доволен — слабаков среди них нет!

…Громкий, болезненный крик и звон выстрелившего арбалета прозвучали среди этой деловой обыденности как гром среди ясного неба! Воительницы резко прекратили тренировку и схватились за рядом лежащие мечи, моментально реагируя на подозрительные звуки. Я, с лёгкой паникой в душе, обернулся к дочерям, всегда присутствующих на моих дневных учениях и с удовольствием наблюдающих, как "тётя тёте делает бух". Уф! Девочки не пострадали! Три Хранительницы обступили их, настороженно сканируя округу.

Внимание всех быстро привлекла одна из воительниц замка, с воем катающаяся по земле. Рядом лежал разряженный арбалет. Мы ломанулись к ней и с ужасом увидели, что обе её руки были сломаны. Причём так жёстко, что кости на месте переломов не только разорвали кожу, но и одежду! Я уже хотел включать свои лекарские способности, как вдруг кто-то тронул меня за плечо.

Я повернулся и узнал одну из трёх охранниц своих дочек.

— Егг-Орр… — напряжённо сказала она. — Там что-то странное твои красавицы лопочут… Кажется, это важно.

Я подбежал к своим дочерям и увидел их в хорошем расположении духа, весело разговаривающих между собой на своём языке, недоступным взрослым.

— Риточка! Мирочка! Расскажите папе про плохую тётю! — ласково попросила их охранница.

— Тётя плохая! — подтвердила первой Мира.

— Тётя хотела папе бобо делать! — продолжила Рита.

— Мила тётю бух!

— Лита тётю бух!

— Так это… — спросил я, утирая резко выступивший холодный пот от ужасной догадки. — Это вы тёте “бобо” сделали?

— Да! — хором ответили девочки и счастливо рассмеялись, довольные собой.

Мне стало страшно! Так страшно, как, наверное, не было никогда в жизни! Воющая от боли покалеченная женщина и две славных, красивых девчушки, с удовольствием рассказывающие как жестоко переломали ей руки! Чокнуться можно от такого! И ЭТО мои дочери!

— Так! — раздался звонкий, повелительный голос Настоятельницы. — Пострадавшую к лекарю! Девочек в детскую! Егг-Орр! Ты со мной!

Мы молча прошли с Неввой-Инн-Шлёсс в один из её кабинетов.

— Я…

— Не надо! — перебила меня она. — Доложили уже всё!

— Быстро.

— Стараюсь! Поэтому, я сама тебе сейчас всё расскажу, а дальше будем думать в две головы.

— Хорошо. — опять односложно ответил я, ещё не отойдя от эмоционального шока.

— Картина у нас такая! Во время тренировки одна из наших Хранительниц, не участвующая в ней, пришла с арбалетом к кругам и как только вскинула его, чтобы выстрелить в тебя… Да! Именно в тебя — других рядом с тобой не было! — уточнила Невва, увидев в моих глазах невысказанный вопрос. — Так вот! Как только она его вскинула, то, тут же, обе её руки, держащие оружие, неожиданно изогнулись, поднимая арбалет вверх. Выстрел пришёлся в небо. Я нисколько не сомневаюсь, да и ты тоже, судя по тому как сбледнул и трясёшься, что это сделали наши близняшки. Спасали папе жизнь, опять заглянув в будущее. Молодцы! Правильно сделали, но… Чего с ними дальше делать, Егг-Орр, если уже сейчас они владеют такой силой? Сегодня впервые твои дочери проявили новые "таланты", от которых мне самой страшно…

— Боюсь представить! — честно ответил я. — Хорошо, что поступили так с явным врагом, а если завтра угробят ни в чём не повинного человека, решив, что "плохая тётя"… или дядя тоже мешают, только из-за того, что им не дали игрушку или заставляют спать? А когда подрастут?! От подобных "шалостей" не только Шлёсс может кровью умыться! У них ещё нет понятия "добро-зло" — только эмоции, которыми они руководствуются!

— Я рада, что мы понимаем эту проблему одинаково! Есть предложения?

Думал долго, пытаясь абстрагироваться от лишних мыслей и родительских чувств. Не время сюсюкаться, доказывая с упрямством "яжеотца", что мои доченьки лучше всех и никому просто так не навредят. Тут дело пахнет смертями! Вначале чужими, а потом, когда будет перейдена некая грань, то и моих девочек. Никто не станет терпеть рядом с собой неадекватных убийц — с чистой совестью пустят "в расход" и будут правы. Я схватился за голову от предчувствия беды. Господи! Ведь всё было хорошо, а тут опять такое!

Наконец, придя к решению, ответил Невве на её тяжёлый вопрос:

— Настоятельница! Вижу только один выход — серьёзное воспитание. Меня девочки единственного слушаются беспрекословно — с трудом, но заслужил это право. Но я понимаю, что один удержать их не смогу — учитель для малышей из меня хреновый, поэтому необходимо к ним приставить несколько умных, талантливых воспитателей, способных привить дисциплину и направить в нужную сторону! Только выбрать надо из наиболее проверенных Хранительниц — сегодняшнее происшествие показало, что и у тебя в замке не всё благополучно с верностью! Столичные шпионки и тут хорошо себя чувствуют.

— Может, столичные… Может, нет… — задумчиво проговорила Невва. — В одном ты прав — надо будет устроить дополнительную проверку своим. Насчёт воспитательниц тоже согласна! Лично подберу самых-самых и сама в стороне не останусь! Ещё… Не обижайся, но твоих дочерей из Шлёсс до совершеннолетия не выпущу! Хоть головой о стены замка бейся! Такую опасность в мир Сестёр отпускать без подготовки нельзя!

— Понимаю… Особого выбора нет…

— Не грусти! Не со своими же "Весёлыми клинками" тебе девочек таскать из замка в замок! Доступ к ним ограничивать не буду, когда бы не появился! А может… — хитро посмотрела Настоятельница на меня. — Дашь Клятву Верности Шлёсс и живи тут хоть до седых волос!

— Спасибо, тётушка! — вспомнил я прошлое. — Чего-то "наклялся" уже. Хватило Кнара. До сих пор очухаться не могу полностью.

— Ну, не хочешь и не надо, племянничек!

Она с удовольствием поддержала манеру общения, которая выработалась между нами ещё при первых встречах и стрельнув хитрыми глазками, добавила:

— Но, всё равно, подумай! Приживёшься — глядишь, ещё не одну девочку "сделаешь", пополняя свою беспокойную семейку! Девки у нас сильные и неглупые! От возможности забеременеть мало кто откажется, а ты у нас мастер в этом деле!

— Нет, Настоятельница! Пока рано об этом говорить! — проигнорировал я "толстый" намёк. — Каждый день проживаю как на распутье дорог и сам не знаю, в какую сторону Сёстры меня поведут. Будем дружить, но без всяких клятв — я слишком серьёзно к ним отношусь.

— Хорошо, Висельник! Понимаю и принимаю твои доводы! У меня к тебе есть просьба… В силу своего положения, я не могу участвовать в твоих тренировках, но очень хочется и самой поучиться. Позанимаешься?

— Почему бы и нет?! Когда начнём?

— Не торопись. Дел по горло, а тут ещё и твои Мира с Ритой… Хорошо, что Сёстры не допустили их отъезда в Кнара, а то бы беды не миновали! Будем, по возможности встречаться, да и для серьёзных разговоров тоже время найти надо. Ты же за этим, не считая дочерей, к нам в гости приехал? Время пришло. И последнее… Я обещала от себя личную благодарность за обучение воительниц Шлёсс. Думаю, что доступ к нашим Хроникам и прочим историческим документам тебя заинтересует. У нас в замке самое полное и уникальное собрание. Многие документы сохранились с самого основания мира Сестёр.

— А вот за это огромное спасибо, Невва-Инн! — искренне обрадовался я. — Эх! Жаль, что разорваться на части не могу, чтобы всё успеть!

— Ничего! Помогу! Ты мне целым нужен! — хихикнула Настоятельница, опять превратившись на время в несерьёзную девчушку.

* * *
Доступ к запасникам Хранительниц на первых порах ничего мне не дал. Какие-то огрызки ветхих страниц и ничего вразумительного на них. Половина текстов уже на "старосестёрском", где приходилось продираться через правописание. Скука смертная и ничего нового! В какой-то момент почувствовал себя погребённым под слоем макулатуры. Древней, бесполезной макулатуры! Реальная жизнь давала больше поводов для размышления, чем все замошкавленные писульки прошлых веков с беспорядочным описанием того, какая Владетельная молодец, а какая — не очень. Да уж… Почувствовал себя не золотоискателем, а золотарём. А какие надежды возлагал на эту "уникальную" библиотеку!

В какой-то момент практически закончил ковыряние во всей этой фигне, сосредоточившись на обучении воительниц и воспитании дочерей.

После одного из наших индивидуальных занятий с Наставницей, отработав несколько ударов и приёмов, произошёл интересный разговор.

— Как дела в хранилище? Много нового узнал? — спросила она, приблизившись ко мне вплотную, облизав язычком якобы пересохшие пухленькие губки и пристально глядя в глаза.

Блин! Надо с ней поаккуратней. Уже не первый раз провоцирует меня, то прижавшись, ненароком, грудью, то, как сейчас, находясь в опасной близости для поцелуя. Красивая, конечно, внешне, но я помнил кто она и сколько ей лет. Слишком продуманная барышня, чтобы поддаваться, несмотря на молодое, здоровое тело, буйству гормонов. Есть люди с "двойным дном", а эта "шкатулка с секретами", имела их несколько и явно не просто так подводит меня к интиму. Включив свои способности, исследовал её ауру, пытаясь немного разобраться в таком поведении Настоятельницы. Сложная цветовая гамма, состоящая из вожделения, корысти, дружеского тепла, надежды и много чего ещё, предстала перед моими глазами. Я запустил свои золотые энергетические нити в эту палитру и аккуратно убрал из неё сексуальное желание.

Невва вдруг вздрогнула и, отступив от меня, зло сказала:

— Влез в моё тело, сучонок?! Ты сейчас совершил ОЧЕНЬ серьёзную ошибку!

— Да. Ты правильно всё поняла. Но не думаю, что ошибся. — спокойно ответил я, проигнорировав угрозу и оскорбление. — Скорее, тебе не дал её совершить. Может, сядем и честно поговорим без этих тайных манипуляций друг с другом. Кажется, что пришло время объясниться, пока бед не наделали.

Видя мою реакцию, она немного "сбавила обороты" и угрюмо уселась за стол. Охрану не зовёт — уже хорошо! Значит, несмотря на напряжение, есть шанс договориться полюбовно, а не войти в состояние вражды, при котором мои шансы на победу минимальны.

Я уселся напротив неё и миролюбиво начал, задавая тон дискуссии и лишая её возможности первой открыть рот:

— Невва! Мы знакомы с тобой не первый день. За всё это время я ни разу… Заметь! Ни разу не влезал в твои мысли и чувства, потому что уважаю тебя и ценю не только как умного человека, но и как свою подругу. Честно говоря, думал до последнего, что это взаимно. Уже не впервые ты провоцируешь меня на более близкий контакт, плавно подводя к Брачному Ложу. Сегодня я просто устал от этой непонятной игры, поэтому, действуя твоими же, кстати, методами, убрал то, что считаю опасным для нас обоих. Что скажешь? Неправ в своих догадках?

— Молодец! — криво ухмыльнулась она. — Умеешь "обрабатывать"! Теперь, по идее, я должна оправдываться, а не ты! Единственное, что забыл — с кем разговариваешь! Это тебе не с простодушными Защитницами "кружева плести"! Я ещё до твоего рождения умела не хуже и каждый твой шаг знаю наперёд!

— Ну, кто там из нас первый на свет появился — ещё вопрос. Время в наших мирах течёт по-разному. А насчёт "знаю наперёд"… Помнишь нашу первую встречу в Кнара?

— Помню. — скрипнула зубами Настоятельница. — Недооценила.

— Вот-вот! Поэтому давай не будем совершать прошлых ошибок, а сразу начнём с нормальной беседы. Как мы оба понимаем — деваться мне некуда и я полностью в твоей власти, находясь здесь. Тебе же не стоит забывать про моих дочерей. Что они сделают с тобой узнав, что их любимому папе тётя Невва сделала "бух"? Задолбаешься потом Шлёсс от крови отмывать! Хотя… Отмывать уже будет другая Настоятельница — тебе подобное не пережить.

Невва задумалась. После некоторого молчания, придя к определённым выводам, согласно кивнула головой.

— Уговорил… Давай попробуем. Я, действительно, хочу провести с тобой Брачное Ложе! Причины? Их несколько! Во-первых… Не знаю почему, но испытываю к тебе влечение, как к семеннику.

— Мужчине. — мягко поправил её я.

— Извини… К мужчине.

— А во-вторых?

— Дети от тебя, как оказалось, перенимают дар родителей. Может, это был и единичный случай, но сбрасывать со счетов подобное тоже не стоит. И последнее… Хотела, и сейчас хочу, привязать тебя к Шлёсс. Ты слишком ценен со своими знаниями и навыками, чтобы просто так отдавать тебя наёмницам. Достаточно?

Невва внимательно смотрела на меня, ожидая ответного хода. Я не стал затягивать паузу:

— Да. Примерно, так и думал. Вовремя мы с тобой разговор затеяли! Ещё немного и всё стало бы очень плохо.

— Почему? Подобное развитие событий было бы на руку и тебе, и мне! Я получила бы то, что хотела, а ты — большую семью и защиту Шлёсс! Всем выгодно!

— Да уж… А последствия такой "выгоды" просчитала? Мы сейчас не знаем, как обуздать и нормально воспитать моих дочерей, а что будет, если подобных им прибавится? Одна ошибка и всё! Сами себя похороним заживо! И чем больше таких детей будет в Шлёсс — тем больше вероятность беды! Теперь следующее. Когда Селла-Орр-Кнара узнает о нашем Брачном Ложе, то несмотря на мой с ней разрыв отношений, будет ли доверять тебе так же, как и прежде? Очень сомневаюсь! Впереди непростые времена, война… Сейчас не время для склок, обид и недоверия среди союзников. Согласна?

— Хм… Честно говоря, про всё это не подумала. Мой просчёт. Раньше, пока старухой была, за собой подобного не замечала. — растерянно произнесла Настоятельница.

— Вторая молодость даёт о себе знать! Кровь горячая! — успокоительно сказал я. — Но, по мне, лучше с ней иногда ошибки совершать, чем, кряхтя от немощи, для Последнего Похода вещички готовить!

— Даже спорить не буду! Нравится снова молодой быть! В первый раз не ценила, а сейчас за каждый день тебя и твои Пепельные Камни благодарю! Ты всё свои доводы высказал?

— Нет. Крепко привязывать меня к Шлёсс тоже плохая затея. Не забывай про Нест — там мой друг обосновался. Если Владетельная Агга и Наследница Бейлла решат, что ты и Юрия можешь переманить, то повторится сценарий с Кнара — полное недоверие союзников. Получается — лучше всего нам друзьями оставаться, чтобы всем хорошо было!

— Получается, что так… Подумать надо, но уже сейчас всё больше склоняюсь к твоей правоте… Хотя, если честно, зло берёт! Впервые за несколько десятков лет мужчину захотела и… Ни-Че-Го! Размечталась, карга старая!

— Началось! — весело сказал я. — Как и говорил — ещё неизвестно, кто из нас двоих старше! Может, по течению времени земного мира ты мне в правнучки годишься! Тем более, что вижу перед собой не старую, а обаятельную, привлекательную, молоденькую и очень аппетитную… Каргу!

— Я сейчас в тебя тяжёлым запущу!

— За что?

— За каргу!

— Я ж тебе просто поддакивал! Откуда такая неблагодарность?

— Поддакивай там, где просят! А то, как дело Брачного Ложа касается — так нос воротит, а как гадости повторять — так первый!

— Уговорила!

— На Ложе?

— На гадости! Буду вторым, а не первым!

— Сгинь с моих глаз! — со смехом и без недавней злости, приказала Невва, грозно показав мне свой кулачок.

— Понял! Сильно пугаюсь и ухожу, "тётушка"! — сказал я, отвесив шутовской поклон.

— Егг-Орр…Не называй меня больше так. — попросила она с мягкой улыбкой. — Я себя молодой ощущать стала — не надо про прожитые годы напоминать.

— Уговорила… Внученька!

Я успел скрыться за дверью ещё до того, пока в меня действительно чего-либо тяжёлого не прилетело. Рука у Настоятельницы хоть и хрупкая с виду, но сильная и верная — сам тренировал!

На следующий день меня опять позвала к себе Невва-Инн-Шлёсс. От вчерашней обиды и злости не осталось и следа — она была само дружелюбие с лёгкой примесью неловкости. Понять её можно — не каждый день какой-то там семенник "обламывает" всесильную Настоятельницу, да ещё таким способом. Не думаю, что она забыла мою выходку, но, судя по выражению лица, сделала правильные выводы.

— Садись, Егг-Орр! — приветливо сказала Невва.

Я сел за стол на то же самое место, что и вчера.

— Думала ночью о происшедшем у нас с тобой конфликте. Обидно, конечно, но хочу сказать тебе спасибо. Всё верно ты сделал. Не время… Пока не время требовать от тебя больше, чем дружбы и службы. Только от своих мыслей и желаний насчёт тебя отказываться не собираюсь. Оценил мою искренность?

— Да. Так лучше, чем "втёмную". — согласился я.

— Теперь и сама вижу, что лучше… Поэтому попробуй сейчас снова войти в моё тело и просмотреть эмоции.

— Зачем?

— Просто сделай!

Не понимая, зачем это ей надо, я раскинул сеть из своих лучей и попытался просканировать её ауру. Ничего! Проходил насквозь, словно через туман, не видя ничего из того, что было доступно вчера! Странно… Впервые такое!

— Не получается? — немного напряжённо спросила Невва.

— Нет… — обескураженно ответил я.

— Отлично! Действует! — расслабилась Настоятельница.

— Что действует?

— То, что должно. У нас, Хранительниц, тоже есть свои секреты и наработки! Одну из них я и применила, обезопасив себя от воздействия на свои эмоции и мысли. Говорю тебе прямо, чтобы знал. Верю, что не станешь мной манипулировать, но сама возможность этого не даёт мне расслабиться.

— Хм… Логично! Рецептиком не поделишься?

— Сразу, как только рожу от тебя! — ехидно ответила она.

— Ну, нет так нет! — легко согласился с Неввой.

— Что? Совсем неинтересно?

— Интересно. Но… Иногда некоторые вещи лучше не знать.

— Не согласна! Любая информация во благо!

— Любая? А ты хочешь узнать дату своей смерти?

— Да! Она мне поможет закончить быстрее невыполненные дела!

— А если через неделю, то что?

— Назначу преемницу. Потом передам ей планы своих наработок. Уйду с чувством выполненного долга!

— То есть, закончишь начатое, не придумав ничего нового?

— Естественно!

— А вдруг в эту последнюю неделю жизни тебя посетит гениальная идея, как избежать войны? Увидишь ты её? Нет! Ты будешь умирать всё это время! Какое там будущее? И сама тоже… Эмоционально сгниёшь! Не будешь наслаждаться воздухом, ароматом трав, восходом солнца и родными лицами, сокращая свою судьбу на целую неделю и терзаясь нехорошими мыслями. Разве не так? Живой труп!

— Как-то мрачно… — согласилась со мной посерьёзневшая Невва.

— Очень. Так, подумай ещё раз… Хочешь знать, когда умрёшь?

— Нет… Это буду уже не я.

— И я тоже не хочу знать вещи, которые не смогу изменить! Должно быть право выбора! Пусть оно будет мнимое, но не мешает жить! И не хочу знать твои секреты, если не смогу ими воспользоваться. Достаточно того, что ты мне показала свои возможности. А это, для меня лично, высокий уровень доверия.

— С тобой легко. — улыбнулась Настоятельница. — Легко и тяжело! Но я рада! Ты не представляешь, как утомили угодливые лица! Отвыкла уже быть на равных! Партию в твои шахматы?

— Ого! Не уехала без подарков из Кнара?

— Надо же пользоваться своим положением! Чёрными или белыми? Выбирай! — предложила Невва, вытянув два кулачка с зажатыми в них фигурами.

Либо шахматы не моё, либо я тупее всех тупых! Вначале с трудом отбивался от Селлы, а теперь стою в" интересной позе" после каждой партии с Неввой, не дающей мне ни малейшего шанса проявить свои умственные способности. Вот откуда у людей мозги берутся?! Вроде воспитывались два индивидуума одинаково, но один смышлёный малый, в отличие от другого — дурачка по всем направлениям! "Тётушка", она же "внученька", разделывала меня так, что если б играли на деньги, то влез бы в серьёзные долги!

— Хорошо поиграли! — довольно произнесла Невва, ставя очередной "мат". — Хочу вернуться к началу вчерашнего разговора… Много чего в хранилище узнал?

— Издеваешься? — недовольно скривился я. — Узнал только некоторые важные ссылки в Правилах и Устоях и ещё то, что мыши очень любят грызть бумагу. Остальное можно смело жечь в каминах! Не так я ваше хранилище представлял!

— Пойдём! — неожиданно встав, произнесла она.

Я беспрекословно двинулся за Настоятельницей, спустившись вместе с ней в, набившую оскомину, библиотеку. Пройдя мимо стеллажей с бесполезной исторической рухлядью, Невва достала маленький ключик и вставив его в незаметную дырочку в стене, повернула несколько раз. Раздался громкий скрежет невидимых мощных запоров. Трижды надавив в определённом порядке на, ничем не примечательные, камни в кладке, Хранительница отошла в сторону. Часть стены отъехала вовнутрь, повернувшись торцом и открывая ещё одно помещение.

— Вот… Самое главное спрятано здесь. — со вздохом произнесла она. — Информация с первых дней мира Сестёр. Важная, наверное, но бесполезная. С трудом можно прочитать только поздние Хроники Будущего и Прошлого, спрятанные здесь подальше от любопытных глаз. Да и… Всё! Треть изначальных текстов — другой язык, хоть и с нашими буквами. Можешь испытать удачу…

— Что? Совсем сложно?

— Да. Бьёмся, пытаясь понять, гадаем, а толку…

— Чего сразу сюда не привела?

— Так, честными только вчера договорились быть.

— Понятно. Можно? — я вопросительно посмотрел на женщину.

— Нужно. Эта комната у меня уже ножом в печёнках сидит! Сокровища, которыми нельзя воспользоваться! Держи ключ! Не верю, что сможешь понять, но надеяться больше не на кого!

— Хорошо. Докладывать сразу, если будут результаты?

— По возможности. И держи всё втайне. Об этой комнате знают только Настоятельницы других замков Хранительниц и моя Первая Помощница.

— Кто?

— То же самое, что и Правая Рука у Защитниц. Тихорлла сейчас в отъезде. Когда прибудет — познакомлю.

Взяв ключ и масляную лампу со стены, я вошёл в тайную комнату. Стол… Немногочисленные стеллажи со свитками и книгами.

— А…

— Вопросы и выводы позже, Егг-Орр! У меня дел и без этого полно! Так что, обживайся и… Удачи!

Невва-Инн-Шлёсс развернулась и ушла, оставив меня в одиночестве.

Я бездумно ходил, перебирая рукописи. Да… Права Настоятельница — знакомые буквы, но сам чёрт голову сломит, в какие слова они складываются. Внимание привлекла небольшая книженция, больше похожая на толстый блокнот. В отличие от других, она выглядела слишком аккуратно и, не побоюсь сделать подобный вывод, технологично. Лёгкая, аккуратная, с явным типографским тиснением на обложке. Открыл её… Страницы из неизвестной мне по фактуре бумаги, больше напоминающей пластик. Всё чётко разлинеено и надписи были выполнены как будто вчера, явно не стилом или чернильным пером, а чем-то очень похожим на шариковую или капиллярную ручку. Откуда здесь она? Судя по слою пыли, её давно не брали в руки. Но не зря же запихнули в потайную комнату! Значит, вещица очень ценная и эксклюзивная. Долго мял этот блокнот в руках, но потом с разочарованием положил на место — слишком непонятно. Вот если бы знать этот язык… Стопэ! Я же совсем забыл! Кажется, Ту'мор говорил что-то о том, что мне сейчас доступна, пусть и в урезанном виде, информационная сеть! Попытаю счастья!

— Эй! Элемент Ту'мор! Слышишь меня? — мысленно попытался связаться со Столбами Ту.

— Ответ положительный. — прошелестело в моей голове.

— Отлично! Ты знаешь этот язык? — снова взяв в руки блокнот, поинтересовался я, поднеся текст первой странице к своим глазам.

— Да. — ответил он. — Произвести полную загрузку языка сзимаритов мира g4800h?

Блин! В кои века я был не "послан"!

— Конечно! Загружай полностью!

— Разрешена загрузка в рамках бытового общения. Научные термины и знания, а также теологические изыскания, на твоём уровне пользователя запрещены.

— Пофигу! Грузи всё, что можно!

Дикая боль, разрывающая мозг, ворвалась в мою голову. Кажется, я лихо вырубился. А иначе как ещё объяснить, что очухался я на каменном полу, не осознавая где нахожусь.

— Адаптационный период — сутки. — громом раздалось в голове. — Обратный отсчёт пошёл.

Попытался что-то сказать в ответ, но новая вспышка боли дала ясно понять, что напрягаться сейчас не стоит. Так и уснул, прижавшись щекой к холодному камню.

Кто-то трясёт за плечо… С трудом открываю один глаз и смотрю на лицо Неввы.

— Живой? — обеспокоенно спросила она. — Что случилось, Егг-Орр?

Еле ворочающимся языком отвечаю:

— Столбы Ту… Сутки… Потом будет лучше…

— Что они с тобой сделали?!

— Потом…

— Там твои девчонки в рёв: “Папе плохо! Папе плохо!”.

— Скажи им, что посплю и завтра поиграю. Устал…

— А?

— Невва… Реально нужен отдых. Это важно!

— Поняла! Сейчас позову кого-нибудь, чтобы перенесли!

— И так хорошо…Не мешай…

Снова засыпаю, не успев закончить мысль.

Очнулся от того, что очень хочется пить. Неохотно поднимаюсь с топчана и вижу, стоящие прямо на полу, лёгкие закуски с кувшином. Вот ведь! Всё-таки позаботилась Настоятельница и устроила меня с комфортом! Это же в какой отключке я находился, что даже не почувствовал как меня с холодных камней на импровизированную кровать перетащили?!

Жадно напившись, снова связался с Ту'мором:

— Всё? Данные загрузились?

— Ответ положительный. Физическое состояние организма в норме.

— Физическое? А другие состояния? — спросил у Элемента в надежде выведать ещё чего-нибудь о себе любимом.

— Без существенных отклонений. — туманно ответил он и отключился от беседы.

Не прокатило… Этого товарища "на кривой кобыле" объехать тяжело, но попытаться стоило. Зато теперь знаю, что меня оценивают по нескольким параметрам, пусть пока и неизвестным. Хотя чему удивляться?! Сам же людей не градусником диагностирую, а глядя на их ауру. Не думаю, что в этом плане у Ту'мора меньше возможностей — скорее больше!

Быстро закинув в пасть парочку импровизированных бутербродов с мясом и сыром, закрыл дверь потайной библиотеки и почти бегом двинулся к дочерям. Неизвестно, что эти красотки могли натворить за время моего отсутствия!

— Папа тепель не устал! — радостно объявила Мира, как только я появился в детской.

— Папа будет иглать? "По кочкам" хочу и лыха стлашного! — Рита тоже не стала отмалчиваться.

— Поиграем! Обязательно поиграем! — гладя головушки дочерей, ответил я. — Хорошо себя вели?

— Всё нормально, Егг-Орр! — ответила за них Афилла, находящаяся практически круглосуточно с девочками. — Вчера проревелись как следует, но потом пришла Настоятельница и быстро их успокоила. С тобой-то самим всё хорошо?

— Спасибо! Не переживай! Сходи, пожалуйста, к Невве-Инн-Шлёсс и скажи, что я отлично себя чувствую! Немного с детьми поиграю и за вчерашнее дело примусь.

Афилла покинула детскую, а мы, с громким рычанием и довольно-испуганным визгом, затеяли с двумя малолетними, но очень активными воительницами “битву” с рыхом!

* * *
Несколько дней в секретной библиотеке. Сколько? Не знаю — потерялся во времени среди яркого света масляных ламп и беспорядочными урывками сна.

Не подвёл Ту'мор! Незнакомый язык прочно обосновался в голове! Пусть первые страницы переводил и с огромным трудом, но с каждым разом получалось всё лучше и лучше. Я жадно впитывал в себя страницы, тихо охреневая всё больше и больше! Это оказался дневник одной женщины, в который она записывала свои мысли и эмоции. Женщины… высокотехнологичного мира, который на столетия обошёл в развитии не только мир Сестёр, но и земной!

Как я понял, она была что-то вроде лаборанта или младшего научного сотрудника при каком-то исследовательском институте. Точнее сказать было сложно, так как падлюка Ту'мор сдержал обещание на запрет информации и все научные термины в дневнике остались для меня полной "абракадаброй". Но и того, что я смог прочитать, хватило для серьёзных выводов. Молодую женщину звали Галамайя-Инн. Она была без ума от своего коллеги по работе, некоего Жорда-Инн, и практически все свои первые записи посвящала их отношениям, рассказывая какой он сильный, красивый и умный, а также описывая свои ощущения от отдыха с ним на курортах разных планет. Различные космические и воздушные суда, странные, многофункциональные приборы бытовой техники и даже пространственные порталы упоминались мимоходом среди описания их "любовной любови" и прочего, совсем ничего не имеющего общего с миром Сестёр.

После первого десятка страниц, я в "темпе вальса" сходил к Невве и выклянчил у неё, пока ничего не объясняя, большую книгу с пустыми страницами. Буду записывать свои выводы! Слишком много мыслей теснилось в голове, чтобы полагаться только на свою память. Да и Настоятельнице полезно почитать будет!\.

Сев за стол, я задумался, а потом вывел:

1. — Блокнот принадлежит Галамайе-Инн, жительнице не этого мира или неизвестной цивилизации мира Сестёр. Основываясь на информации, данной мне Элементом Ту'мор, это, всё-таки, другой мир.

2. — Судя по приставке "Инн" и практически полной идентичности алфавита, можно с большой долей уверенности предположить, что есть прямая связь с миром Сестёр.

3.-Уровень цивилизации и технологий превосходит мир Сестёр и земной мир.

4.-Наблюдается явное физическое отличие мужчин мира Сестёр и тех, кого описала Галамайя-Инн.

5. — Социальное устройство этого мира (назову его пока Изначальным) ближе к коммунистическому по своей сути, хотя и имеется разделение по классам, что отражено в приставках к именам. Скорее, даже не по классам, а по роду деятельности: Инн — учёные и медики, Орр — государственные служащие, политики и силы правопорядка, Асс — все, кто связан с техникой и водители транспорта от погрузчиков до космических кораблей, Идд — люди искусства. Могут быть неточности в моей классификации или неполный список, так как слишком мало информации.

6. — В Изначальном мире наблюдается полное равноправие полов и подобие супружеских отношений.

7. — Нет никаких намёков на Серую Пелену. Вполне вероятно, что в Изначальном мире не знают о её существовании.

Я отложил стило в сторону и задумался…

А ведь это не просто дневник девушки… Бомба! Настоящая бомба для мира Сестёр! Если она взорвётся в неположенном месте, то всех собой накроет! Стоит ли дальше влезать во всё это? Слишком опасная информация! Надо с Неввой поговорить, пока есть возможность отыграть всё назад.

Взяв свои записи, я направился в кабинет Настоятельницы, где застал её в компании с незнакомой мне женщиной. Высокая, худощавая — скорее даже костлявая, бледное, незапоминающееся лицо. Неприятная особа.

Судя по тому, как она зыркнула на меня — наши "симпатии" взаимны.

— Разреши предствить тебе, Егг-Орр, мою Первую Помощницу Тихорллу-Инн! Тебя она заочно уже знает.

— Рад нашему знакомству, Уважаемая! — культурно поклонился я.

— Я тоже! Много хорошего о тебе слышала!

Какой мягкий, обволакивающий голос, никак не сочетающийся с её внешностью. И если бы не первые секунды знакомства, когда мы оба ещё не спрятались за маски вежливости, то я б легко поверил в искренность и дружелюбие Первой Помощницы.

— Всё врут, Уважаемая Тихорлла! — как можно беззаботнее ответил на её комплимент, — Я ещё лучше!

Недовольная тень промелькнула на её лице. Видимо, рассчитывала на другое. А не пыталась ли она воздействовать на меня своим голосом? Надо проверить ауру. Сказано — сделано! Точнее — не сделано. На Первой Помощнице стоит та же защита, что и на Настоятельнице, не позволяющая её "читать".

— Да! Кстати! — запоздало предупредила меня Невва, — Мысли и эмоции Тихорллы закрыты для твоего дара так же, как и мои. Надо объяснять почему?

— Нет.

— Тогда, с чем пришёл?

— Есть разговор. Наедине…

— От своей соратницы и подруги у меня секретов нет, так что, можешь говорить смело.

— Это твоё дело, кому и что рассказывать, но, извини, говорить с тобой буду один на один. И ты извини меня, Первая Помощница, за подобную скрытность. — снова учтиво поклонился Тихорлле.

— Ничего страшного! — улыбнулась та мне в ответ, — Я бы поступила также в присутствии малознакомых людей. Позволь, Невва, уйти.

— Хорошо. Вечером жду.

Мы остались вдвоём. Как только за помощницей закрылась дверь, Настоятельница сразу приступила к делу.

— Что там у тебя такого, что даже мою доверенную выгнал?

— Держи! — протянул ей свои записи. — Перевёл несколько страниц той странной книжки. Поверь! Есть отчего головой со стены прыгнуть! Выводы по написанному — здесь же. Пока их мало, но стоит ли копаться в прошлом дальше — решать тебе!

Я сел и стал наблюдать, как меняется лицо Настоятельницы по мере прочтения. Наконец, в сотый раз, наверное, изучив мои буквы, она откинулась на спинку кресла и озабоченно спросила:

— Ошибки нет?

— Нет. Ту'мор мне очень хорошо вбил в голову этот язык. Сама же видела, как сутки его в беспамятстве осваивал!

— Что собираешься со всем этим делать?

— Я? Ничего, без твоего приказа.

— Это правильно… Такие знания — страшная вещь! Пожалуй, даже Тахорлле пока знать не обязательно!

Невва замолчала и стала ходить по комнате, явно решая, как быть дальше.

— Отдай ключ. — после долгих раздумий приказала она — Сейчас ничего путного в голову не приходит. Надо время, чтобы просчитать все последствия.

Я с лёгкостью отдал ей ключ, облегчённо выдохнув.

— Понимаешь, что за такие тайны убивают?

— Могла бы и не говорить!

— Я на всякий случай! Но Шлёсс не покидать! Даже к реке со своими наёмницами не суйся! Они и без тебя с хождением по воде справляются!

— Ох, ты ж! И про это знаешь?

— Я знаю почти всё, что происходит в мире, а в своих землях — тем более! Свободен! Не до тебя сейчас!

Несколько дней обычной жизни… Как же хорошо! Дочки, служба, тренировки, свежий воздух и никаких опасных откровений прошлого! Правильно сделал, что не полез в это информационное болото — ещё затянет, нафиг, с головой!

Вызов к Настоятельнице прозвучал как предвестник нехорошего. Если бы решила "замять" дело с Истинным миром — сделала это без официального уведомления. Просто так поболтать может со мной и во время индивидуальных тренировок, но раз вызвала меня прямо со службы — значит, "пятки горят" либо от поганых новостей, либо от … Допускаю, что от страха и любопытства в одном флаконе.

— Держи! — кинула мне ключ Невва. — Приступай сегодня! От всех дел по службе освобождаешься полностью. Доступ ко мне в любое время дня и ночи… Особенно ночи!

— Не! Лучше днём! — не принял я очередного намёка, — Мы же с тобой договорились о…

— Да знаю я! Просто сейчас состояние взвинченное! С одной стороны — опасное дело затеваем, но с другой… Может, в этих записях путь спасения нашего мира от… От многого!

— Что ж! Тогда пошёл "грызть гранит науки"! А ты бы лучше, Невва, не мужчин на ночь зазывала, а выспалась хорошенько! Скоро на себя до "четырёх глотков" похожа станешь!

— Прав… Давно так не уставала. Всю себя изнутри сожрала мыслями и сомнениями.

— Так, может, откроешь на время свою ауру? Полечу!

— Не могу, хотя очень хочется. Действие зелья на два десятка дней рассчитано — раньше не снять. На этом и расстались. Невва-Инн-Шлёсс пошла, надеюсь, в сторону кровати, а я — в секретную библиотеку. Азарт и нетерпение неожиданно захватили меня и я чуть ли не вприпрыжку двинулся в сторону хранилища. Видимо, как ни отгонял мысли об Изначальном мире, но против природы не попрёшь — до чёртиков хотелось узнать, что там дальше в этом блокноте. Не верю, что сам по себе он тут очутился и вполне вероятно, что его хозяйка продолжила писать и здесь. Предчувствия меня не обманули! Уже через несколько страниц чувственной бытовухи началось то, о чём я мечтал узнать.

Дневник Галамайи-Инн:

“17.24.5003. — Какой сегодня холодный день, но на душе тепло и радостно! После долгих обсуждений, Жорд-Инн и я зарегистрировали "Договор о брачных намерениях" сроком на 10 лет! Совет Планировки сразу выдал нам разрешение на ТРЁХ детей! Максимальное количество для нашего с Жордом-Инн ранга. Значит, ценят и видят в нас перспективу! Я самая счастливая сзимаритка из всех живущих! Мой муж, Жорд, спит уставший в нашей общей кровати, а я, весёлая и немного пьяная, не могу сдержать свои эмоции в ожидании светлого будущего! Тем более, сегодня объявили по всем каналам связи, что великий мыслитель и учёный нашего времени Лаварэс-Инн закончил разработку своего уникального проекта и готовится к его испытанию. Все в институте говорят, что благодаря ему мы скоро сравняемся с мифическими богами по силе и возможностям! Ха! Я Богиня! Хотя мне Жордик всегда про это говорит. Пойду к нему под тёплый бок! Может, даже разбужу соню! Первая Ночь Брачного Ложа, а он спит… Лентяй любимый!

21.24.5003. Сегодня вышли на работу. Как же нас все поздравляли с Жордом! Приятно! Но не это главное! Я попала в группу профессора Лавареса-Инн! Не могу поверить! Страшно и радостно! А вдруг не справлюсь? Нет! Приложу все свои знания и усилия, чтобы вместе со всей его командой достойно войти в Историю! Испытания через месяц!

…… — Ставлю точки вместо дат, так как не знаю ни месяца, ни года. Совсем ничего не знаю! Даже то, где нахожусь. Почти два месяца, может и больше, не вела записей. Сейчас же почувствовала острую тягу изложить всё случившееся с нами. Мой дневник — последнее, что связывает с прошлой жизнью. Начну с того проклятого дня. Подготовка к испытаниям проходила в штатном режиме. Вопреки своим опасениям, я была не хуже остальных в великолепной команде Лавареса-Инн.

Вот и всё… Запуск! Счастливые, напряжённые лица коллег — последнее, что помню. Темнота…

Очнулась в архаичном каменном сооружении, напоминающем жилища из древних сказок. Вокруг лежат тела знакомых мне учёных и лаборанток. Некоторые из них начинают приходить в себя. Что случилось? Это сон или явь? Всё болит и нет сил даже для того, чтобы позвать на помощь.

С удивлением оглядываясь, понимаю что вокруг одни женщины. Доползаю, со слезами на глазах, к одной из них и пытаюсь растормошить. Велония-Инн? Кажется, так её зовут. Жорд! Где мой Жорд?!

К концу дня мы все уже на ногах. Пусть и слабые, раздавленные эмоционально странной обстановкой, но опять в состоянии мыслить. Ходим, как живые мертвецы, из комнаты в комнату, осматривая это место. Одни женщины и ни одного гражданина мужского пола. Через несколько дней приходит понимание страшного — эксперимент Лавареса-Инн прошёл не так, как задумывался. Наше незавидное положение является побочным результатом его ошибки. Это не родная реальность! Боги всех планет! Я никогда в вас не верила, но сейчас молю! Молю, стоя на коленях! Верните нам нашу жизнь!”

Отложив рукопись, я в несколько глотков осушил кувшин с водой, стоящий на столе. Не помогло… Мысли и эмоции Галамайи-Инн оглушили меня. Вновь открывшиеся знания распирали воспалённый мозг, заставляя метаться по библиотеке в тщетных попытках вернуть себе душевное равновесие. Подумать только! Мир Сестёр не место нормальной эволюции, а огрызок странного эксперимента некоего гениального учёного! Жаль, что не могу понять происходящее в полной мере — все научные термины так и остались для меня, благодаря запретам Ту'мора, полной загадкой!

Не выдержав, снова уселся за стол и стать читать.

Сорок шестой день нового мира. — Потихоньку обживаемся. Не знаю, кто нас сюда закинул, но он позаботился о том, чтобы мы умерли не сразу. Одежда, архаичные предметы быта и различных ремесёл… Но главное — толстые, антикварные книги с бесценной информацией, по которым мы снова учимся, как и наши предки, обходиться без благ цивилизации. Кузнечное дело, портняжное, список съедобных растений, карты местности с обозначенными на них другими населёнными пунктами — всё есть в них, но как же тяжело осваивать новые навыки! По замку Шлёсс, как мы назвали свой новый дом, прокатилась череда самоубийств и странных болезней. Прошли первые роды. Мальчик родилился мёртвым, а девочка выжила. Население замка сократилось на треть… Чувство безнадёжности не покидает меня ни на секунду.”

Дальше несколько страниц полных боли и переживаний. День ото дня женщины всё больше и больше осваивали новый мир, платя за это своими жизнями. Мне повезло намного больше — пришёл на готовенькое, но сзимариткам досталось по полной программе! Я проникся к ним искренним уважением. Судя по записям, они за год не только не перемёрли, но и организовали нечто похожее на нормальную жизнь. Не перегрызлись между собой, не опустились до уровня человекоподобных обезьян, а развивались в силу своих возможностей! Более того! Наладили связь между другими населёнными пунктами, где, как и в Шлёсс, были одни женщины. Возникала новая цивилизация, о чём говорит одна из записей.

01.01.000 °Cегодня произошло важное событие — первый Сход делегатов от всех замков нового мира. Отныне этот день будем считать началом нового календаря. Конечно, он ещё перетерпит много изменений, но приятно жить не в безвременье! Были заключены первые торговые договоры между поселениями.

Жаль, что главный вопрос так и не смогли решить. Невозможность воспроизводства потомства лишь откладывает наш крах. К несчастью, мальчики, зачатые в нашем мире, рождались мёртвыми не только у нас, но и в других замках. Грустно и больно… “

Хм… А откуда же тогда появились мужчины? Неужели тоже результат эксперимента?

Я стал с жаром изучать этот вопрос и вот, где-то ближе к последней трети записей, увидел ответ.

“16.08. 0009. — Ночью случилось чудо! Земля задрожала как при небольшом землетрясении. Воздух внезапно наэлектризовался до такой степени, что волосы на голове стояли дыбом. Мы все выбежали на улицу и с удивлением увидели нечто, напоминающее гигантское дерево, уходящее ввысь на многие километры и состоящее из светящихся, ярко-зелёных веток, которые внезапно наклонялись то в одну, то в другую сторону и с ужасной силой били по земле, вызывая её дрожь. Ничего более чарующего и величественного я не видела в своей жизни. Одна из веток ударила неподалёку от замка Шлёсс, вызвав у всех нас сильное головокружение и временную слепоту. Когда пришли в себя — аномалия исчезла, оставив только сильный запах озона в воздухе. Никому не спалось до самого утра. С первыми лучами солнца мы увидели, что на месте соприкосновения аномалии с землёй лежит множество тел. Весь замок ломанулся к ним, в надежде увидеть родных и близких из прошлого мира. Глубокое разочарование посетило нас, когда это оказались неизвестные нам люди небольшого роста, увешанные странными украшениями на не менее странной одежде. Больше тысячи живых, но неподвижных тел мы перенесли в наше жилище. К сожалению, выжило где-то две трети новых поселенцев.”

Вот оно! Невидимое дерево! Гадом буду, если не оно упоминалось в сказочке о сотворении мира, рассказанную мне Селлой ещё в моё первое появление в мире Сестёр! Там глядишь, и до Матери-Солнца с Близнецами доберусь! Ладно! Не всё сразу! Читаем дальше!

Но не успел я снова погрузиться в записи, как открылась дверь и вошла Невва-Инн-Шлёсс.

— Егг-Орр… Ты тут живой? Уже вторые сутки тебя не слышно и не видно!

Ого! Кажется, что только недавно сел, а, оказывается, столько времени угрохал на чтение и размышления.

— Живой! Не мешай! Тут такое твориться! — отмахнулся я от Настоятельницы.

— Ел? Спал?

— Наверное! Не помню! Всё потом! Аж нутро сворачивается от любопытства! Не отвлекай! Закончу — сам выйду!

— Сумасшедший! — горестно вздохнула она, но послушалась, тихо прикрыв дверь.

Так… На чём я остановился? Вот!

“02.09.0009. — Новые обитатели оказались все мужского пола. Странные существа хоть и были похожи на нас, но имели серьёзные отличия в физическом плане. Маленькие, едва доходящие нам по пояс, они абсолютно не знали Общего языка и имеют очень пугливый, хотя и дружелюбный нрав…”

По пояс? Странно! Либо тётки прошлого были на порядок выше своих "пра-пра", либо мужчины явно подросли за века. Теперь их рост доходил до груди женщин. Не забыть сделать пометки в своих записях. Читаем дальше.

“… Некоторые, наиболее горячие женщины попытались соблазнить новых жильцов, но их постигло сильное разочарование. Мужчины охотно шли на контакт, только проку от этого было мало — желаемого удовлетворения ни одна из "естествоиспытательниц" не получила. Кажется, мы рано обрадовались, что сможем продолжить род. Вести из других замком подтверждают, что подобное случилось и у них. Ещё один непонятный момент… Возле поселений Кнара и Нест появились странные аномалии вход в которые закрыт неизвестным полем, воздействующим на психику женщин. Из Нест сообщили, что несколько мужчин, увязавшихся за разведчицами, легко пересекли невидимый барьер. Нормальных данных нет — будем ждать развития событий.

06.04.0010. Пишу со слезами на глазах и страхом в сердце.

На прошлой неделе мы наблюдали новое, необычное явление. Обе луны, которых прозвали Сёстрами или Близнецами, изменили цвет с жёлтого на красный. Неприятное зрелище, но после всего, что с нами за эти годы произошло, не вызывающее большого интереса. Скорее всего, какие-то атмосферные явления изменили их спектр.

Мы жестоко ошибались! Едва Близнецы вошли в зенит, как появились кровожадные, едва различимые твари и стали нас рвать на куски своими острыми зубами, не жалея никого! Опомнившись, большинство ринулось под защиту каменных стен, но и тут пощады не было! Утром, едва твари исчезли, мы побежали в подвалы, где хранилось забытое до сегодняшнего дня, немногочисленное холодное оружие. Вооружившись, стали ждать новой ночи, но прозрачные твари появились через пару часов, выпрыгивая из серого облака. Мечи нам помогли мало…

Внезапно яркий, слепящий свет затопил всё вокруг, развеяв серое облако и его обитателей.

Не знаю, что это было, но благодарна от всей души!

Ночью луны опять приобрели нормальный цвет. Но сколько страшных смертей… Кровь ручьями бежит по улицам Шлёсс”.

Первые Кровавые Луны! Ничего себе! Недолгие, но не менее разрушительные! И что это за свет? Мать-Солнце? Верю с трудом. А может…

— Ту'мор! Каково твоё влияние и Элемента Ту'санр на подавление первого Набега Серого мира, случившегося здесь?

— Максимальное! — проучил я неожиданно чёткий ответ.

— А…

— Нет права доступа. — перебил он меня невежливо, снова уйдя в отключку.

Хоть так! Значит, оба Элемента не просто наблюдают, но и, по мере разрешённого им доступа, помогают миру Сестёр! Ещё одна загадка сотворения мира ушла в прошлое!

Много страниц посвящено обучению людей бороться с Серой Пеленой. Методом проб и ошибок они сделали определённые выводы и нашли способы борьбы с Серыми Тварями. Интересно другое — первые мужчины, оказывается, были генетически и социально не готовы к любому насилию. Его, даже бытовое проявление, вызывало приступы паники и последующее сильнейшее нервное расстройство практически у всех особей мужского пола. Видимо, в мире, откуда они появились, не было агрессии вообще и многие вещи в психологическом плане были им незнакомы. Мирное, "травоядное" племя! Ну, это так — мои догадки!

И вот последняя страница… Кривые, неровные буквы скачут из одной строки в другую.

“11.11. 0038. — Моя жизнь заканчивается, как и этот дневник в один и тот же день. Символично… Ещё несколько часов и мы оба станем историей для будущих поколений. С улыбкой вспоминаю, как хотела в неё войти молоденькой, беззаботной девушкой. Теперь же, лёжа израненной Серыми Тварями, больной старухой, понимаю, что не все желания должны осуществляться. Я ни о чём не жалею в своей жизни! Жалею только об одном — что не могу её прожить ещё раз, зная то, что знаю сейчас. Скольких бы ошибок избежала и людей спасла! Надеюсь и верю, что мои труды и труды моих соратниц не пропадут даром! Надеюсь, что мир Сестёр выстоит и когда-нибудь, полетят космические корабли с сильными и гордыми воительницами к новым звёздам! Всё в ваших руках, потомки! Мы же сделали главное — дали вам Шанс на жизнь! С любовью, ваша Настоятельница — Галамайя-Инн-Шлёсс.

….Жорд! Я иду к тебе!”

Вот и всё. Таинственный дневник дочитан и переведён, но не отпускает меня. Сколько же трагедий, надежд и трудов поместились в этой книжице. Галамайя стала мне родной — я прожил всю её жизнь за несколько дней, ощущая на своей шкуре каждую её эмоцию. Что там местные сказочки про сотворение мира?! Вот здесь то, что покруче любых чудес будет! Помню, что Галамайя писала о том, как хочет стать богиней. Её мечта сегодня сбылась! Для меня она стала ею! Я заснул прямо за столом и всю ночь мне снилась, то красивая, улыбчивая девушка в ярком платье, то серьёзная, возмужавшая воительница с мечом в руке, то уставшая, пожилая женщина в кровавых повязках, выводящая последние строчки своего дневника. Три лица одной судьбы…

Утром, взяв переведённый мною текст, я отправился к Невве-Инн-Шлёсс.

— Налей нам вина. Надо помянуть… — сказал я Настоятельнице, устало опустившись на стул.

— Перевёл? — внимательно посмотрев на меня, спросила она

— Да… Налей! — повторил свою просьбу.

Удивлённо пожав плечами, Невва достала два больших кубка и наполнила вином.

— За первую Настоятельницу замка Шлёсс! Пьём, не чокаясь!

— Ты про Галлу-Инн-Шлёс?

— Да. Правильное имя — Галамайя! Её дневник я и переводил!

— Но это же…

— Та самая девушка из другого мира! С неё начинался мир Сестёр!

Я встал и выпил, мысленно обращаясь к первой Богине этого мира и желая найти ей счастье рядом с Жордом. Невва повторила за мной.

— Рассказывай всё по порядку! — после небольшой паузы попросила она.

— Не могу… Вот перевод и мои выводы. Читай и сама всё поймёшь! А я пошёл к дочерям. Сейчас, как никогда, хочется их увидеть и обнять. Быть может, скоро больше не представится такой возможности.

С утра зарядил дождь… Сезон Тепла подошёл к концу.

8. Дороги, которые нас выбирают

Истинный Мир Нахх.

Как давно Борунахх не был в Средоточии Власти Владыки Сущего! С той самой провальной попытки покорить мир Сестёр сорок рекад назад. Тогда он не справился, получив неудовольствие Совершенного Мординахха и сильно упав в рейтингах Полезности и Уважения. Сколько раз Борунахх, находясь в полном забвении, отстранённый от дел, анализировал в своём Родовом Коконе ошибки и просчёты того бесславного Акта Приручения, но так и не смог найти правильных ответов, несмотря на то, что сменил трёх Мастеров Мысли. Он не видел изъяна и это сильно раздражало. За все эти рекады размышлений чётко вырисовывался только один вывод — дело не в животных мира Сестёр, а в ком-то ещё. Кто-то, равный или почти равный им по могуществу, мешает Истинным Нахх укрепить своё господство. Кто? Сразу вспоминались только всесильные Ту, от которых очень давно, даже по меркам долгоживущих Истинных, не было ничего слышно. Видимо, время и пространство сожрало тех, кто мнил себя Арбитрами и всячески мешал распространению Благодати Нахх. Но что, если это не так?

"Надо донести свои умозаключения до Владыки Сущего! Пусть они могут оказаться ошибочными, но всё равно помогут подняться на парочку пунктов в рейтинге Полезности. В моём положении нельзя отказываться и от такой малости!" — подумал Борунахх, стремительно скользя в пространстве и пробивая межмировые перегородки.

Вот он — Истинный Нахх! Планета, откуда много миллионов рекад назад началась их экспансия в другие миры! Планета, являющаяся Родовым Коконом Владык Сущего, накапливающих и распределяющих энергию между другими Истинными, служащими великой цели распространения Благодати!

Приняв свой изначальный облик — только в нём разрешено было находиться на планете-прародительнице, Борунахх материализовался в Зале Власти, всеми своими шерстинками и щупальцами ощущая бушующую энергию этого места и с жадностью впитывая её. После стольких лет голодовки в Родовом Коконе, он совсем отвык от такого пиршества и с непривычки даже потерял ориентацию в пространстве, от удовольствия прикрыв грозди фасеточных глаз, возвышающихся на небольшом отростке посреди желеподобного тела.

— Наелся? — раздался в голове сильный голос Совершенного Мординахха.

— Да, мой Повелитель! Это было прекрасно!

— Тогда — сразу к делу. Мир Сестёр не покорён до сих пор. Мастер Приручения Истинный Пассанахх погиб при странных обстоятельствах, но перед смертью успел передать важную информацию. Нам противостоят сильные враги!

— Мир Ту? — осмелился прервать Совершенного Борунахх.

— Приятно осознавать, что в изгнании ты не только прожирал энергию, но ещё и думал! — удовлетворённо отметил Мординахх, — Да! Гибель Пассанаха непонятна, как и воскресшие Арбитры! Мой Мастер Мысли проанализировал всю поступившую информацию и мы пришли к выводу, что мир Сестёр чем-то важен для Ту. Если он важен им, то и для нас будет не менее ценен, как в стратегическом, так и энергетическом плане. Сам знаешь, насколько сильны и вкусны души животных, населяющих его.

— В чём же важность мира Сестёр для Ту?

— Не знаю… Мало данных. Поэтому снова доверяю тебе пост Мастера Приручения. Твоя задача не только покорить этот мир, но и выяснить его значимость, хотя и одну причину мы знаем давно — Мир Сестёр "ключ" к другим реальностям.

По телу Борунахха пробежала волна удовольствия.

— Я готов служить Нахх со всей преданностью! Уровень моих полномочий и ресурсы?

— На время Акта Приручения — безгранично и то и другое. Это самая важная наша задача за многие сотни рекад! Враги снова проявили себя и нельзя дать им опять войти в силу.

Борунахх почувствовал, что в рейтингах Уважения и Полезности он резко взмыл вверх, оказавшись, неожиданно даже для самого себя, на первом месте.

— Мне надо вся информация от погибшего Пассанахха. Не хочу повторять его ошибок.

— Иди. Будет всё. — проговорил, небывалое дело — голосом, а не мыслесвязью, Владыка Сущего и исчез из Зала Власти.


Столица Торрг.

Ещё несколько сезонов назад Агорра-Орр-Торрг с удовольствием засыпала. Во сне к ней являлся тот, кого она боготворила и с кем ждала встреч, мечтая лишь об одном — быть нужной и полезной Ему. Сколько нежности и ценных наставлений давал Серый Всадник, сколько понимания дарил этот прекрасный Бог для, измученной властью, души Агорры! Она ждала ночи, как избавления от всех проблем и повседневных забот и желала лишь об одном — о близости с таким родным, но далёким существом, в котором растворялась словно сахар в горячем отваре! Каждое утро она просыпалась от сильного желания отдаться Всаднику и даже несколько десятков семенников, послушно ожидающих каждое утро у дверей её спальни, не могли заглушить тот жар, что разжигал он в ней!

Проклятая "синяя луна"! После неё Всадник исчез, оставив после себя лишь горечь утреннего пробуждения. Зачем вся эта жизнь, когда нет главного — Любви… Агорра чувствовала, как “деревенеет”. Смысл существования исчез — осталась только её скучная необходимость. Хуже не может быть… К несчастью — может.

Несколько последних недель сезона Тепла… Взбив подушку и выпив большой бокал крепкого вина для лучшего сна, Агорра повалилась на мягкую перину в надежде новой встречи со своим возлюбленным. Сон пришёл мгновенно. Она шла по зелёному лугу босиком. Нежное солнце согревало её молодое тело — такое, как и двадцать лет назад. Несмотря на Пепельные Камни, привезённые из Кнара Паххэрой, в реальной жизни она так и не ощутила себя опять той, кем была когда-то. Груз прожитых дней не отпускал её ни на секунду и в зеркале виделась не яркая, прекрасная в своей холодной красоте двадцатилетняя девушка с тёмными как смоль волосами и тонкими чертами лица, а утомлённая, видавшая всё на свете и в этом всём разочаровавшаяся, пресытившаяся немолодая женщина. Глаза не спрятать…

Каждую ночь она искала Всадника в надежде, что он снова появится, вспомнив про неё. И вот сегодня, наконец, вдали показался его силуэт. Волна радостных эмоций захлестнула Агорру и она помчалась к нему по мягкой зелёной траве. Добежав, Повелительница резко остановилась с недоумением глядя на… Другой! Другой… Не её Серый Всадник гордо восседал на своём жутком и величественном ящере.

— Пасс… Почему он не пришёл? — спросила Агорра нового персонажа своих снов.

— Так вот как ты его называла! Его больше не будет! Пассанахх был слишком мягок и нерешителен! За что и поплатился! Запомни, существо! Теперь я твой Господин! Поняла? И только так ко мне и обращайся!

— Но…

Сильная боль дикими резями скрутила живот Агорры. Она упала на траву, внезапно превратившуюся в острые камни, и стала с воем кататься, раздирая кожу.

— Если твой господин тебя спрашивает, рабыня, то лучше отвечать сразу без дополнительных звуков, не имеющих никакого отношения к вопросу!

— Да, Господин… — простонала Агорра, разглядывая сквозь пелену слёз страшного Серого Всадника.

Боль не отпускала. Хозяйка Торрг билась в конвульсиях на земле и кричала не своим голосом. Вечность. Целую вечность она молила о том, чтобы хоть кто-нибудь — пусть даже и сама смерть, прекратил её мучения.

Наконец, насладившись в полной мере, Всадник поднял руку вверх и Агорра почувствовала себя лучше.

— Хорошо… — удовлетворённо проговорил он, — Очень хорошо! На сегодня твоя дрессировка, животное, подошла к концу. Но ты ещё не готова! Повторим в следующий раз!

Агорра проснулась в холодном поту. С трудом сползла с кровати и сидя на полу, попыталась отойти от жуткого сна.

— Госпожа! — раздался голос откуда-то сверху, — Завтрак готов и выбранные мною, мужчины ждут твоего соизволения войти в спальню для…

— Завтрак? Какой, к тварям, завтрак?!!!

Повелительница узнала голос Левого Руки и весь её гнев обрушился на него. Она резко встала, с размаху ударив его по лицу наотмашь.

— Завтрак?!!! Идиот!!!! Скотина!!!

Агорра не могла остановиться. Весь её страх, всё только что пережитое унижение и беспомощность, требовали немедленного выхода. Вскочив, она стала пинать, упавшего от неожиданности, слугу.

— Я тебе покажу “завтрак”! На! Получай! Завтрак! Ненавижу! Ненавижу! Ненавииижууу!!!!

Склонившись над телом мужчины, Агорра стала бить его головой о каменный пол, выкрикивая грязные ругательства, которые не смогла сказать во сне Серому. Успокоилась лишь тогда, когда Левый затих и на его лице появилось безмятежное выражение. Открытые, заплывшие от ударов, глаза слуги уставились в потолок. Сдох, скотина!

— Эй! Сюда! — прохрипела Хозяйка Торрг, переводя дыхание и нервно размазывая чужую кровь по голому телу.

Первой, как всегда, вошла Паххэра-Орр — её новая Правая Рука. После поражения в войне с землями Нест, Агорра рискнула поставить эту молодую выскочку на такой важный пост и не прогадала. Ум, верность и холодная, циничная расчётливость новой Правой радовали Повелительницу. Главное, чтобы не зажралась, как эта сучка Дэсса, выболтавшая в застенках Нест много важной и опасной для Торрга информации.

— Что случилось, Госпожа? — окинув спокойным взглядом место трагедии, произнесла Паххэра. — Ты не пострадала?

— Нет. Это кровь не моя. Приберись тут и пусть мне подготовят купальню, а то вся провоняла этой падалью.

— Хорошо. Сейчас же всё будет исполнено. И… Как вижу — должность Левого свободна. Самой подобрать или?

— Подбери! Мне всё равно, какой тупица придёт на смену этому.

Это была первая ночь в череде кошмаров, обрушившихся на Агорру. Каждый раз, как только она засыпала, во сне появлялся Серый Всадник и "дрессировал" её, через боль и унижения, ломая психику и превращая в испуганное, послушное животное. В какой-то момент Повелительница практически перестала спать, но силы человеческие не безграничны и сон настигал её в самых неподходящих местах, а вместе с ним и недовольный Серый Господин, наказывающий ещё более жестоко и унизительно. Агорра потеряла счёт дням, превратившись в тупую, вечно раздражённую тварь, скрывающуюся в беспричинный гнев по малейшему поводу. Трижды пришлось Паххэре назначать нового Левую Руку и вскоре эта, ранее почётная должность, превратилась для слуг замка в страшилку. Стать Левым — значит быть растерзанным Повелительницей.

Все заботы в замке легли на плечи Паххэры, с которыми она хоть и справлялась превосходно, но и сама с испугом и тревогой смотрела на Агорру-Орр-Торрг, безумство которой проявлялось всё сильнее день ото дня.

Сезон Тепла подошёл к своему завершению. Раздевшись, Агорра обречённо легла в постель с мыслью о самоубийстве и закрыла воспалённые от слёз и недосыпания глаза.

Сон пришёл быстро, но сегодня, в отличие от предыдущих кошмаров, где она была то в пыточной камере, то облеплена мерзкими насекомыми и измазана всякой дрянью посреди колючих кустов, Агорра, к собственному удивлению, обнаружила себя в лёгком красивом костюме на той самой поляне, где впервые встретилась с Серым Всадником. Первым… Которого любила… Когда-то…

На сочной, зелёной траве стоял столик с лёгкими закусками и два шикарных резных кресла, которые так и манили к себе, предлагая оказаться в их уютных объятиях.

Агорра сдержалась, понимая, что сейчас начнётся ещё одно изуверское испытание, которое приготовил для неё Серый Господин. Стоя с вытянутыми вдоль тела руками, она ждала его появления, готовая к любым приказам и прихотям.

— Молодец! Научилась правильно себя вести! — раздался сзади довольный голос Серого, — Можешь садиться!

— Я…

— Что?!

Недовольная интонация Господина словно плетью стеганула по нервам Агорры, причиняя настоящую боль.

— Я хотела узнать, в какое из кресел ты мне позволяешь сесть.

— В любое! — снова благодушно отозвался он, — Время твоей учёбы закончилось и отныне ты не простое животное, а животное дрессированное. До сегодняшнего дня ты не смогла бы правильно воспринимать мои слова — сейчас же, можно и поговорить.

Она послушно опустилась в кресло и посмотрела на изящный кувшин с вином.

— Хочешь пить? Не стесняйся! — правильно интерпретировал её взгляд Серый.

— Да… В горле пересохло, Господин.

— Так и должно быть! Ты хорошо выучила мои уроки — животные должны испытывать страх и трепет перед такими, как я. Но я хочу поговорить не об этом.

Агорра мысленно собралась, понимая, что сейчас начнётся самое важное в её жизни и от того, как она себя поведёт, зависит слишком многое в дальнейшем.

— Что ты знаешь о мире? — внимательно глядя ей в глаза, проговорил Серый Всадник.

— Ну… Он большой. Говорят, что есть другие миры и из них иногда появляются люди и Твари.

— Ясно. Ничего не знаешь! — с усмешкой подытожил он её жалкие попытки объяснения, — Мир… Не твой, а вообще — МИР, огромен и состоит из многих реальностей, пересекающихся между собой во времени и пространстве. Их границы соприкасаются и в месте соприкосновения образуют определённые узловые точки, которые скрепляют его, не давая раствориться в… Скажу просто — в других агрессивных факторах. Все эти точки зависят или скоро будут зависеть от основного мира — Истинного Мира Нахх! Из него я и пришёл! Твоя жалкая планетка тоже является значимым узлом в причинно-следственных связях, поддерживающих целостность Сущего!

— Я не поняла. — покаянно покачала головой Агорра.

— Я и не надеялся. Пока просто запомни мои слова.

— А… Ты… Это… — она не могла подобрать правильные слова.

— Боги! Для вас — один из Богов, позволяющих жить! Пока вы мало что можете сами, ковыряясь в своей грязи, но как только мы присоединим ваш мирок Сестёр к Истинному Нахх, как только вы вплетётесь в жизнь подвластных нам миров, то тоже сможете ощутить всё величие Благодати. Правда, не все, а только Избранные. Тебе повезло — вначале Пассанахх, а теперь и я обратил своё внимание на твою жизнёнку. Плата за всё будет большая — энергия ваших душ, но Избранных это не коснётся. Наоборот! Платить будут и тебе тоже, если окажешься достойной нашего доверия. Про открывающиеся возможности говорить долго не буду, но поверь, что ваши Сёстры-Близнецы покажутся жалкими побирушками по сравнению с тобой.

Агорра зажмурилась, представляя всю силу, которую может обрести и … Проснулась! Сегодня она впервые за многие дни почувствовала себя отдохнувшей.

— Эй! Левый! — с довольной улыбкой на лице, громко произнесла Повелительница.

— Да, моя Госпожа… — робко подступил к её постели трясущийся от страха мужичок.

— Быстро десять семенников к моему Ложу! Сегодня я желаю насладиться!

Шикарное пробуждение и отличный день! Давно так не было хорошо! Следующую ночь она встречала без страха и привычного кубка крепкого пойла.

…Та же поляна и накрытый стол. Серый сидел с бокалом вина и щурясь, весело смотрел на её появление.

— Хорошо выглядишь! — начал он, — Продолжим?

— Да, мой Господин! Спасибо.

— Что ты решила?

— Выбор невелик. Зная то, что ты мне рассказал — жить по-старому будет не интересно. Что бы ни сделала — это будет лишь местная, самодовольная ерунда. Упускать шанс подняться выше — не намерена. Рядом с сильными — сама становишься сильнее.

— Логично. И не ждал другого от тебя. Тогда слушай! Кстати! Раз ты уже осознала всё, то можешь назвать меня Борунахх. Заметь! Я полностью сказал своё имя в отличие от Пассанахха, игравшего с тобой. Цени это, но не забывайся! Помни разницу! И если ты когда-нибудь зарвёшься, то…

Внезапная боль заставила упасть Агорру с кресла и она, уткнувшись лицом в траву, снова ощутила, сквозь слёзы и собственный вой, силу этого существа.

— Поняла?

— Да, Господин Борунахх…

— Можно и без "господина"! Зачем повторять очевидное? У тебя есть вопросы или вначале мои слова?

— Твои! Вопросы должны быть полными.

— Хорошо. Значит, так… Мы, Истинные, давно вплотную приблизились к вашему миру, но пока не можем войти в него полными хозяевами, одарив всех вас Благодатью. Причина в этом только одна — наши извечные враги, с представителями которых ты знакома. Кромки Столбов и Арок Ту… Понимаешь?

— Да. Замки Кнара и Нест стоят у меня "костью в горле"!

— Или ты у них… Неважно! Но вместе нам не получится сосуществовать. Пришло время для активных действий! Сперва уничтожаем Кнара с Посланником Ту.

— Столбы должны быть уничтожены?

— И они тоже. Сейчас о другом! Небезызвестный тебе Егг-Орр! Выходец из другого мира опаснее.

— Есть ещё один! В Нест обосновался Юрий — его друг и соратник!

— Не переживай — за ним тоже следим, но Егг-Орр важнее. Знаешь кто остановил твоего Пассанахха и лично прикончил его? Егг-Орр! Он убил такого, как я, а мою силу ты прочувствовала!

— Пасс на его совести? — непослушными от злости губами произнесла Агорра.

— Про совесть забудь! Необходимость руководит всеми нами! И на данный момент, целесообразно Егг-Орра ликвидировать первого, а замок Кнара сровнять с землёй. К концу не этого, а следующего сезона Дождей армия должна быть готова! Не раньше и не позже! Да! И действуйте не так, как при вторжении в Нест! Ничего не видел более бездарного!

— Я его уничтожу.

— Для этого ты мне и нужна! — согласно кивнул Серый.

— Скажи… Я одна такая или есть ещё Избранные?

— Одной тебе не справиться, поэтому есть и другие. Время имён ещё не пришло.

— Тогда, на какую помощь я могу рассчитывать?

— На многое не надейся — Истинный Нахх ещё слишком далеко от вас. Рассчитывай на благодарность! И ещё…

Нежное, светлое тепло стало обволакивать тело Агорры. Как тогда с Пассом… Чувство обожания и неизмеримой любви затопило её вместе с восхищением перед существом, что сейчас дарил их ей. Она готова была умереть только за один такой взгляд Борунахха, вернувшего в её уставшую душу Счастье!

— Это может быть твоим вечно! — скинув наваждение, мягко сказал Всадник.

— Да… Я буду ждать… — искренне ответила Агорра, не открывая глаз.

Утро застало её в кровати счастливой и знающей, что делать дальше.

Быстро утолив голод, она позвала к себе Паххэру. Та явилась незамедлительно, осторожно вглядываясь в лицо Повелительницы.

— Не смотри так! Болезнь отступила! — правильно прочитала Агорра взгляд Правой. — Пора приниматься за дело!

— Давно пора, но…

— Я же сказала — здорова полностью! Теперь пришло время продолжить начатое! Первое — надо прижать Кнара и взять под свой контроль. Особенно стоит уделить внимание его Советнику — Егг-Орру. Этого нельзя оставлять в живых при любом раскладе.

— Госпожа. Иномирец покинул Кнара и сейчас обитает в Шлёсс.

— Плохо… — поморщилась Агорра. — У меня к нему должок. А я чувствую, многое пропустила за последнее время?

— Не скрою — многое, но этот семенник и мне поперёк горла, Госпожа. Тогда, может со Шлёсс и начнём? Его Настоятельница нам тоже не нужна — слишком сильная персона. Ликвидировать её и многое станет проще.

— Шлёсс по пути. Вначале разберёмся там, а потом двинемся к Кнара. Главное, чтобы они раньше времени не встревожились.

— Не выйдет. Разведка Хранительниц не хуже нашей. Собрать сильное войско так, чтобы они не узнали, не получится.

— Не просто сильное! Всех, кого можно! Задавим массой. Но надо сделать всё чётко, чтобы не смогли оказать достойного сопротивления, подтянув к себе Нест и других. После Ока Смерти не стоит зря транжирить свои силы — нас и так основательно потрепали Серые Твари.

— Не так сильно, как их.

— Да. Нашествие было к нам снисходительно, но, всё равно, быстрота и чёткость необходимы.

— Когда? — обдумывая сказанное, спросила Паххэра.

— Через сезон Дождей надо быть готовыми выступить по моему приказу.

— От нас подобного и ждут. Может раньше, пока они не очухались как следует после Нашествия?

— Нет. Завязнем в грязи! И стоит учесть позорные уроки войны с Нест, чтобы подобное не повторилось.

— Поняла. С чего начинать?

— Созывай от моего имени Сход Владетельных! Понятно, что без этих отщепенок с Кромок и их союзниц.

— Сделаю! Список лояльных уже давно составлен!

Агорра-Орр-Торрг довольно кивнула головой! Всё-таки, хорошую замену она нашла на место Правой Руки — далеко пойдёт эта девочка, если… Да. Контролировать её надо — слишком умна.

* * *
Шлёсс.

С первыми ливнями сезона Дождей дороги размокли и превратились в труднопроходимое грязное месиво, но несмотря на это, в течение нескольких дней в замок Шлёсс прибывали немногочисленные отряды, державшиеся особняком друг от друга. Наиболее знающие Хранительницы, дежурившие в эти дни на свербах, с удивлением узнавали в них свиты Настоятельниц других замков, но не спешили делиться своими наблюдениями с подругами. Если высокие чины решили тайно встретиться, то не стоит об этом кричать на каждом углу — понимание секретности и строжайшая дисциплина были впитаны с молоком матери каждой воительницей Шлёсс. Наконец, поток странных отрядов прекратился и сразу были закрыты ворота для любого гостя, а также выставлены дополнительные караулы.

Четырнадцать немолодых женщин с умными, жёсткими лицами, выдававшими их непростое положение, сидели в большом зале одного из тайных подземелий Шлёсс. Судя по разговорам, они отлично знали друг друга, но не было радостных криков и обниманий с привычными похлопываниями по плечу. Спартанская обстановка, без приличествуемых для такой встречи яств и вина — лишь простенькие кувшины с чистой водой сиротливо стояли рядом с каждой.

Во главе стола сидела Невва-Инн-Шлёсс, выделяясь на фоне других молодостью и несерьёзным видом, которые, впрочем, не мешали сразу определить, что именно она главная на этом Сходе Настоятельниц.

— Итак! — начала Невва, сразу переходя к делу, — Я рада, что вы откликнулись на моё приглашение посетить Шлёсс. Давно пора было собрать вас, но проклятое Око Смерти смешало многие наши планы. Теперь жизнь налаживается и пора вернуться к той ситуации, что складывается в последние годы между столицей Торрг и Кромками. Но хочу я начать не с этого. Как вы все знаете, к нам прибыл человек из другого мира. Егг-Орр… Не думаю, что информация по нему для вас осталась тайной — он оставил слишком яркий след во всех событиях последнего времени.

— Ещё бы! — раздался голос по правую руку от Неввы, — Первый воин-семенник! Такое даже для Хроник Прошлого слишком, хотя и встречались подобные ему раньше!

— Да, Адаппта-Инн-Роут! — кивнула Настоятельница Шлёсс и по совместительству Главная Хранительница — Повелительница Тайн, — Вот про прошлое я и хотела вначале поговорить с вами! Этот Егг-Орр оказался не только талантливым воином, чьи наработки мы все использовали во время “синей луны”, но и… Хозяином Кромки Столбов Ту! Точнее, пока не совсем Хозяин, но с Кромкой сотрудничает. Благодаря этому, иномирец смог прочитать старые записи первых прародительниц, которые мы несколько веков пытаемся расшифровать. Вот так!

По залу прошёл оживлённый гул. Ещё бы! Такое историческое событие случалось впервые! Даже “синяя луна” была хоть и редчайшим явлением, но подробно описана в Хрониках.

— И какие выводы ты сделала из прочитанного? — напряжённо спросила Настоятельница Роут, являющаяся второй по значимости и влиянию среди Хранительниц.

Невва замешкалась, не зная с чего начать. Потом тряхнула головой, отгоняя неуверенность и предложила:

— Рукопись в единственном варианте. Почему? Слишком опасна. Выводы сама делать боюсь, поэтому предлагаю вам всем ознакомиться с текстом, не выходя из этого зала и после клятвы на крови о её неразглашении.

— Неужели всё так плохо, если даже ты испугалась? — подала голос одна из женщин.

— Плохо? Не то слово! Для меня мир Сестёр исчез…

Невва-Инн-Шлёсс проигнорировала удивлённые взгляды и раскрыла толстую книгу.

— Я буду читать не только сам текст, но и пояснения иномирца. Они, поверьте, лишними не будут. Все вопросы и предложения потом. Я начну…

Несколько часов в полнейшей тишине раздавался звонкий голос Повелительницы Тайн, изредка прерывающийся, чтобы смочить пересохшее горло его хозяйки.

Наконец, последняя строка дневника Первой Настоятельницы была прочитана, но никто не шевелился, находясь в шоке от полученной информации. Через некоторое время очнулась Адаппта-Инн-Роут.

— Невва… Это всё правда? Не мог семенник сочинить подобное сам?

— Мог… Но это ПРАВДА! За него я ручаюсь!

— Тогда… Мне надо время… И напиться… В одиночестве… Думаю, что не мне одной!

— Так я и предполагала. Завтра жду вас всех здесь же. А теперь — Клятва! Кто не даст — живой не выйдет.

Ещё ни разу Настоятельницы так глубоко не резали острыми кинжалами свои руки, давая обет молчания.

Наутро все снова собрались в зале. Невва смотрела на “помятые” и растерянные лица женщин, понимая, как тяжело они пережили эту ночь. Она и сама была не в лучшем состоянии, когда ей открылась страшная новость, что они не являются хозяйками этой земли, а лишь огрызком более мощной цивилизации, невесть каким путём заброшенным сюда. Сколько же они потеряли! С мужчинами тоже всё непонятно… Хотя одна тайна, всё-таки, приоткрылась. Теперь ясно почему такое сильное отличие у них с женщинами — разные миры и разные существа, волею высших сил доставленные на эту планету. Удивительно, что, несмотря на непохожесть, с трудом, но могли получаться дети. Правда, проанализировав этот момент, Настоятельница Шлёсс заметила, что век от века всё больше и больше происходило удачных зачатий. Видимо, поколениями смешивающаяся кровь даёт о себе знать. И если бы не проклятая Серая Пелена, то не было разрушенных, пустых замков — новые люди заселили бы весь мир Сестёр.

От размышлений её оторвала Тихорлла-Инн, которая была единственной не Наставницей на этом Совете, но имела серьёзное влияние и власть, как Первая Помощница Повелительницы Тайн.

— Госпожа… — тихо сказала она на ухо, — Люди взвинчены. Не стоит тянуть с началом.

— Да. Ты права… Что ж! — начала Невва, — Время для раздумий и эмоций прошло! Пора решать, что делать со всем этим и как жить дальше!

— Что сама думаешь? — вопросом ответила Адаппта.

— Много чего, но пока промолчу!

— Тогда выскажусь я! Информацию уничтожить и пришлого иномирца Его-Орра тоже вместе с ней! Если подобное дойдёт до простых Защитниц и Хранительниц, то тяжело представить, какими мыслями забьются их головы! А с Владетельными ещё хуже будет, так как каждая из них попытается использовать знания, чтобы набрать себе сторонниц! Сколько самозванок, "знающих" как пройти в Изначальный мир, появится? Будет хаос, так как многие захотят убраться в уютное местечко подальше от Серой Пелены и в своём желании начнут идти по трупам! Раньше жили — и сейчас проживём без этого!

Одобрительный гул голосов подтвердил, что практически все пришли к подобному выводу. Для Неввы это был пройденный этап в размышлениях, поэтому она нисколько не удивилась единодушию Совета Настоятельниц.

— Логично, Адаппта-Инн-Роут! Очень логично! Я сначала решила так же. Может ещё есть мнения?

Тишина…

— Тогда я выскажу своё! Вы правильно думаете, что нельзя выпускать эту информацию в мир, но и уничтожать её тоже не стоит! Сколько мы узнали? Мало! Только один дневник Первой Настоятельницы переведён, а по нашим Хранилищам таких откровений много! Что, если там есть ответ на вопрос, как разделаться с Серой Пеленой? Уничтожив знания, мы лишим наших потомков шанса избавиться от этой напасти!

— Но ведь прародительницы и сами не понимали, как бороться! Они, вообще, мало чего понимали! — внезапно возразила Первая Помощница.

— Да! Но их знания из прошлого мира могли остаться в записях! Пусть, в большинстве своём, они бесполезны, но нельзя пренебрегать и такими крохами! Поэтому я хочу, чтобы все нерасшифрованные рукописи были тайно доставлены в Шлёсс, где их сможет перевести Егг-орр.

— Этот семенник слишком опасен! — не согласилась Настоятельница Роут.

— Ничего! У меня для него есть хороший "поводок"!

— Дочери?

— Да! Он их слишком любит, чтобы подвергать опасности, да и сам очень адекватно оценивает ситуацию и будет последним человеком, кто побежит трезвонить. В конце концов, убить Егг-Орра всегда сможем, если что-то будет вызывать в нём сомнения!

— Нет! — выкрикнула одна из Настоятельниц, — Верить семеннику опасно! Пусть передаст знания языка нашим доверенным лицам, а потом тихо “отправится к Сёстрам”!

— Это не всё… — устало проговорила Невва, — Вы невнимательно слушали! Есть точная информация, что иномирец связан с Кромкой и является их, если не соратником, то другом точно! Нам выгодно ссориться с Кромками, убив его? Лично я не хочу таких врагов в дополнение к Серой Пелене! Пока от Арок и Столбов Ту была, согласно записям Первой Настоятельницы, только помощь нам. Зачем себя лишать её?

— Не доказано! Никто из нас не входил с ними в контакт! — снова вмешалась Адаппта.

— Ты с муравьями тоже не ведёшь бесед! Почему? Потому что они слишком ничтожны для тебя! А чем мы лучше для более развитых миров?

— Ты, однако, сравнила!

— Да! Сравнила! Меня до сих пор колотит только от одной мысли, что мы не сильное, гордое племя, а ничтожные дикарки на задворках миров! Я приняла эти знания… Теперь черёд за вами!

Споры не умолкали долго! Возбуждённые Настоятельницы чуть ли не хватали друг друга за грудки, создавали группы единомышленниц, чтобы через некоторое время, разругавшись, создать новые коалиции. Лишь под утро уставшие, охрипшие женщины согласились с доводами Неввы-Инн-Шлёсс и разбрелись по своим комнатам, чтобы забыться в тяжёлом, беспокойном сне.

* * *
В последнее время в замке творилась какая-то непонятная мне движуха. Караулы усилены, тотальный "фейсконтроль" на входе и выходе из Нест и, что самое главное, Невва меня отстранила от всех наёмничьих обязанностей и ненавязчиво "законопатила" в детскую комнату, объяснив это тем… А никак не объяснила! Просто распорядилась и всё, сказав, что со временем пойму её решение.

Кто я такой, чтобы отказываться от оплаченного безделья? Конечно, рыпаться не стал, а с удовольствием стал проводить время вместе с дочерьми и их бессменной нянькой Афиллой, которая оказалась не только талантливым педагогом, но и весёлой, острой на язычок тёткой. Скучать не приходилось — Рита и Мира полностью заполняли наше время, давая перевести дух только во время "тихого часа". В один из таких спокойных моментов, мы с Афиллой заварили местного чайку и стали наслаждаться тишиной и покоем.

— Скажи… — начал я разговор. — Ты Ввейду хорошо знала?

— Не то, чтобы хорошо — недолго она у нас пробыла. Но мне понравилась сразу. Было в ней что-то по-хорошему бесшабашное. Сама — самая мелкая из рожениц, но быстро среди них порядок навела, а это, скажу тебе, сложная задача — воительницы перед родами и сразу после них, капризные страшно. Потом опять в норму приходят, конечно, но до этого момента легче с Серыми Тварями рубиться, чем их жалобы и нытьё выслушивать.

— Так и Ввейда сюда беременной попала. У неё по-другому было?

— Точно! Самой плохо, мутит-крутит, тайком слёзы утирает, но на людях весёлая и жизнерадостная. Всех рожениц подбадривала! Не поверишь — сказки им странные рассказывать стала каждый вечер про какой-то Цветочный мир! Не только роженицы слушали с открытым ртом, но даже наши приходили. Говорила, что это ты научил. Было такое?

— Было, Афилла… В Кнара я их детишкам в убежище стал рассказывать, а дальше само "завертелось".

— Ввейда очень сильно тебе благодарна за что-то была. Даже не за детей…

— Я ей не меньше. По прошествии времени всё больше осознаю, какой шанс мне подарила судьба, сведя с ней… А я не уберёг.

— Ерунду ты говоришь, Висельник! Спрятал бы её за пазуху? Она тебя за такое оскорбление лично бы прирезала! Сёстры вас свели — Сёстры и разлучили! Значит, так было надо! Благодари их за то, что дали тебе эти дни счастья!

— Может и так… Как она погибла?

— Зачем тебе это? — высоко подняла брови Афилла и грустно улыбнулась. — Не береди рану. Можешь не сомневаться — она и другие матери подвиг совершили настоящий! Я лично не видела — на "ловенах" стояла, но мне рассказывали, что на десятый день Ввейда собрала мамочек, что в убежище вместе с беременными и младенцами сидели. Слабые все после родов, но ни одна не осталась! Ушли четырнадцать воительниц, крепко заделав вход в тайное убежище. Живыми больше их никто не видел… Всё, что от них осталось — отправили в Последний Поход с такими почестями, которые не каждая Владетельная заслуживает! Вот так…

В горле стоял ком… Где-то здесь, в этих стенах ходила и смеялась Ввейда… Дышала тем же воздухом, что и я сейчас… Умирала, тоже, где-то рядом… Может и за соседней стеной.

— Ты мне покажи потом место её гибели…

— Извини, но туда тебе хода нет. Мы в Шлёсс умеем хранить свои секреты, а тайные убежища не просто так названы.

— Понял. Сейчас бы вина…

— Нельзя. Пока с детьми — только трезвый!

— Знаю я…

Внезапно, без стука дверь резко распахнулась и в комнату вошла Первая Помощница.

— Егг-Орр. Тебя срочно вызывает к себе Настоятельница, — тихим, равнодушным голосом произнесла она.

Я поморщился в предчувствии дурных новостей.

— Сейчас буду.

— Нет. Пойдёшь со мной. Это приказ Неввы-Инн-Шлёсс.

Тихорлла вела меня по извилистым узким коридорам, ни разу не выходя во двор замка. Ходы явно секретные, но зачем сейчас в них я? Непросто… Ой, неспроста так! А если сопоставить почти военное положение замка в последнее время, переведённые рукописи Первой Настоятельницы и мой "домашний арест", то напрашивались очень неутешительные выводы — идёт какая-то политическая возня, где я — пусть и помимо своей воли, но тоже участвую. На душе стало муторно и очень неуютно.

Вот и последняя маленькая дверца, через которую мы протиснулись прямо в покои Неввы.

Та стояла уставшая и сосредоточенная, даже не попытавшись дежурно улыбнуться при моём появлении.

Потайная дверца за спиной скрипнула — это ушла Тихорлла, оставив нас одних.

— Садись и слушай! — сказала Невва, пропустив приветствия.

Я не стал задавать лишних вопросов и сел в предложенное кресло.

— Несколько дней назад в нашем замке собрались люди, отвечающие за безопасность этого мира. Все влиятельные Настоятельницы сейчас здесь. Одну из главных причин ты знаешь хорошо — сам переводил. Сегодня я с большим трудом отстояла твою жизнь… Но есть и ещё одна проблема — скорая война. Хочу, чтобы ты завтра выступил на Сходе и высказал свои мысли. По донесениям наших разведчиц Агорра-Орр-Торрг собирает тайно внушительное войско. Очень внушительное! Практически всех! Пойдут добивать Кнара, ещё не опомнившийся после "синей луны", а наш Шлёсс у них на пути…

— Ого! В тылу нельзя оставлять такую опасность, поэтому нас раздавят первыми! — обеспокоенно сказал я.

— Верно! Сразу понял! Мне нужен прошлый опыт твоего мира, чтобы остановить столицу.

— Мало данных…

— Поделюсь всем, что знаю, но не рассчитывай на многое. Подумай как следует, а завтра попытайся донести свои идеи до Настоятельниц. И ещё… Не испорти мои сегодняшние труды своим длинным языком. Каждая с удовольствием закопает тебя, если перейдёшь грань. Любое недоверие с их стороны и опять поднимается вопрос о твоей ликвидации.

— Понял…

— Тогда вот тебе сведения по Торргу! — Невва кинула передо мной тощую папочку, — Ешь и спишь здесь! В замке много чужих и не стоит лишний раз нарываться на неприятности.

Утро застало меня в размышлениях на тему, как из дерьма сделать конфетку. То, что это полное дерьмо — сомневаться не приходилось! Я даже не предполагал, какое количество людей обитает в безопасных и почти безопасных землях. Это у нас на Кромках трясутся за каждого человека, а Агорра легко может выставить около двадцати тысяч, особо не ослабив свои владения! Не знаю, сколько народа подкинут Хранительницы, но у столицы минимум десятикратное преимущество! Задавят массой по-любому! А ведь и Красные Луны для нас ещё никто не отменял! Я попытался несколько раз связаться с Ту'мор, но он не соизволил откликнуться. Вот тебе и доступ к Сети! Таких "провайдеров", как эти Ту, на суку повесить за подобное качество услуг!

Занеся все свои немногочисленные предложения на единственный лист бумаги, стал дожидаться Невву, которая пришла почти сразу, словно подсматривала в замочную скважину.

Напряжённо кивнув, Настоятельница Шлёсс подвела к знакомой уже потайной двери и мы пошли к месту Схода.

Я стоял в сторонке, пытаясь запомнить лица наиболее влиятельных женщин этого мира и слушая, как Невва руководит собранием. Очень непростая у меня "тётушка-внученька" раз даже эти прожжённые политиканши смотрят ей в рот, боясь лишний раз "кинуть понты", когда их одёргивает эта молодая старушка! Не удивлюсь, если ещё и пост "Матери Драконов" в этой организации занимает!

— Егг-Орр! Эй!

Я вздрогнул, выходя из задумчивости.

— Все ждут, что ты можешь нам предложить! — недовольно сказала Настоятельница Шлёсс.

— Простите, Уважаемые! Задумался, слушая ваши умные, не побоюсь сказать — мудрые речи! Чуть было не уснул, право слово, от счастья!

— К чему ты это говоришь? — спросила одна из женщин, явно не поверив в моё искреннее счастье

— К тому, Уважаемая, что только очень умные люди могут столь долгое время говорить ни о чём и не устать от этого!

— Ни о чём? Ты туп, семенник! Невва! Это точно тот самый, про которого ты нам рассказывала?

— Он, Адаппта! И я бы прислушалась к его словам!

— Он ещё ничего не сказал!

— Ты просто не расслышала! Егг-Орр явно дал понять, что мы теряем время, занимаясь ненужным словоблудием. А так как он человек воспитанный, то решил не расстраивать вас и лишь тонко намекнул на умственные способности нашего Схода! Так ведь, Висельник?

— Спасибо, Уважаемая Невва, за то, что хорошо ты изучила меня и мою скромность. Если ты не против, то, может, перейдём к делу?

— Семенник смеет нам указывать?! — опять вступила в полемику эта противная тётка.

— Эй! — не выдержав, обратился я к ней. — У тебя сейчас Брачное Ложе или важное дело? Определись уже!

— Не поняла… Как ты смеешь ко мне, Адаппте-Инн-Роут, обращаться в таком тоне!

— Мне плевать, кто ты! Такая же Гостья Шлёсс, как и все мы, кроме Уважаемой Неввы и её Первой Помощницы. Поэтому будь добра, обращаться ко мне — Воину Егг-Орру, без этого хамства и согласно Правилам Этикета! Я уважение к своему имени в боях и делах заслужил, а не на Ночной площади! Ещё раз услышу про "семенника" — вызову на поединок!

— Мы, Хранительницы, в них не участвуем! — презрительно скривилась Настоятельница Роут.

— Значит, просто дам в глаз, а там посмотрим, кто участвует, а кто — нет.

— Тихо всем! — перекрывая гул рассерженных голосов, прокричала Невва. — А ты, Адаппта, можешь убираться, если склоки для тебя важнее серьёзных дел! Егг-Орр в своём праве, требуя уважения, как и любая из нас!

Женщины притихли, но воздух в помещении просто звенел от напряжения. Опять прошёлся по самому краю, но в данной ситуации по-другому нельзя. Не будет хоть подобия уважения — слушать мои слова никто не станет. А так, хоть и зыркают злыми глазами, но уже внимательно следят за мной. Чувствую, что ещё "аукнется" мне эта выходка — не со старыми ветеранами Кнара лаялся, а с сильными мира сего, которые не прощают даже "косого" взгляда. Ладно! Когда легко жилось?! Тяжело вздохнув, взял стул у стены и придвинув его к столу, сел рядом с Неввой. Сделал секундную паузу и спокойно начал, будто бы ничего не произошло:

— Начну с себя… Предполагаю, сколько было предложений прикопать меня в ближайшем лесочке, чтобы спрятать знания о сотворении мира Сестёр. Если я здесь — живой и невредимый, значит, мудрая Невва-Инн-Шлёсс в полной мере смогла убедить вас в моей благоразумности и преданности. От себя лично добавлю, что она совершенно права! Я представляю сколько прольётся крови, если секретная информация выйдет за наш узкий круг посвящённых. Пострадают и мои близкие, поэтому со всей серьёзностью заявляю, что готов сам умереть, но не выдать тайны! Теперь о предстоящей войне со столицей… То, что вы тут наговорили — полнейшая чушь! Можно прятаться в замках, можно рубиться в чистом поле или первыми напасть на Торрг, но результат, всё равно, будет один! Нас сметут, как крошки со стола!

— И что ты предлагаешь? Сдаться? — уничижительно посмотрела на меня Адеппта-Инн-Роут.

— Зачем? Поднимите руки, Уважаемые Настоятельницы, кто использовал слуг во время отражения Ока Смерти?

Удивительно, но подняли все.

— Мы знаем, что это была твоя идея и наработки! Спасибо! — благодарно кивнула головой одна из женщин.

— Не за что! Одно дело делаем — мир храним от Серых! Так вот, о чём я? Почти втрое можно увеличить наши силы, если привлечь мужчин. Что они из себя представляют в бою при должной подготовке — вы уже убедились во время "синей луны". Нас всё равно будет меньше, но уже не так катастрофически. Кстати! Как вы знаете, со мной сюда попал мой друг Юрий, который увлекался историей земного мира — особенно войнами и сражениями. Жаль, что по некоторым, не зависящим от него причинам, он не может находиться в зоне действия Столбов Ту, но…

— Допуск Гостя Юлий разрешён на неограниченный срок до конца выполнения задания. — внезапно раздался в голове голос Элемента Ту'мор.

Надо же! Проснулся, окаянный! Спасибо хоть на этом!

— Не за что! — с иронией произнёс этот гад в ответ на мои мысли и снова отключился.

— Хм… Думаю, что ничто теперь не помешает Юрию присоединиться к нам.

Все недоумённо переглянулись, от того, как я,"зависнув", быстро поменял своё решению.

— Это абсурд! — выкрикнула неугомонная Адеппта, вскочив с кресла, — Если мы научим низших проливать нашу кровь, то кто тогда их сможет остановить в дальнейшем?

— Сядь! — властно сказала Невв, — Ты опять невнимательно слушала меня, когда я читала хроники первых лет. Мужчины изначально не имеют в себе агрессии!

— Не имели! Вспомни два давних кровавых бунта?! Вспомни, как они с удовольствием кромсали Серых Тварей?! Это уже не те мужчины, что были раньше!

— Ты права! Давно не те, но не всё они растеряли! По своей сути они всё равно ближе к миру, а не войне и их агрессия направлена только на то, что мешает им спокойно жить и трудиться. Есть, конечно, и уроды, но их слишком мало. Те кровавые бунты изначально начались в землях, где слуги чувствовали серьёзную опасность для своих жизней. С большей радостью они пашут землю и наряжаются, чем проливают кровь. Да! Мужчины внушаемы! Этим и воспользовались дважды посланники Серых, но в наших силах не допустить подобного! Так что, идея Егг-Орра мне нравится!

Зал притих в раздумьях.

— У тебя есть что-то ещё? — обратилась она ко мне.

— Остальное- частности, которые будут важны только после вашего принципиального согласия привлечь мужчин. Думаю, что Юрий многое в них добавит и изменит.

— Хорошо! Завтра последний день Схода и надо принять решение! — подытожила Невва-Инн-Шлёсс, — Всем продуктивной ночи!

После этого она встала и, неожиданно взяв меня за руку, повела в свои покои тайной, извилистой дорожкой.

— Дать в глаз Адеппте! — накинулась она на меня, едва мы пришли к ней, — Это "тихо вести" себя, называется?! Знаешь, кто она?! Змея ещё та! Умная, злопамятная и очень влиятельная Настоятельница!

— Так надо было. — попытался оправдаться я.

— Надо?! Кому надо?! Трупу твоему, без вести пропавшему?! Твоим дочерям?! Мне?! Как же я сейчас ненавижу тебя?!

Невва вдруг притянула меня к себе и со страстью начала целовать моё лицо.

— Дурак… Дурак… Дурак… — не переставая, твердила она, между поцелуями.

Не удержавшись, я стал отвечать на её ласки, обхватив хрупкую, горячую фигурку девушки, забывая на время о том, что её такой сделали "четыре глотка".

— Всё хорошо, Невва… Хорошо…

— Останься! Пожалуйста! Не отталкивай! Не сегодня… — отстранившись, сказала она с мольбою во взгляде.

Я не посмел ей отказать и взяв на руки, отнёс на большую, мягкую кровать. Нежно, страстно, наслаждаясь и борясь друг с другом, мы провели эту ночь, чувствуя желания друг друга как свои собственные и с удовольствием их осуществляя.

Утром, насытившиеся и довольные, лежали рядом.

— Жалеешь? — спросила меня Невва.

— Нет. Может и неправильно поступили, но такая ночь дороже многих ошибок. Давно не чувствовал себя так хорошо.

— И правильно! Не жалей! Я не Ввейда и не Селла! Я другая! Продуманная сволочь… Чувства и память, что остались у тебя от них, трогать не буду.

— Не наговаривай на себя!

— Поверь! Я лучше знаю, так что не спорь и больше не будем об этом. Прости, что не удержалась, несмотря на своё обещание не лезть к тебе до конца войны. Просто так от всего устала, что плакать хочется.

— Ты тоже плачешь, суровая Настоятельница? — улыбнулся я, нависая над красивым обнажённым телом.

— Конечно! — не отрывая взгляда от моих глаз, улыбнулась в ответ Невва грустной улыбкой, — Все плачут. Только слабые делают это на людях, пытаясь своими слезами достичь нужного результата, а сильные — тихо, снимая груз с души.

— Есть ещё один способ "снять груз". — целуя её пухлые губки, ответил ей, — И сейчас покажу какой!

Завтрак мы пропустили… Жаль, что дела никто не отменял, а то бы так и провалялись до вечера.

— Егг-Орр! — одеваясь, сказала Невва, — Побудь со мной рядом… Сколько сможешь вытерпеть. Ты мне очень нужен. Не для Шлёсс, не для мира Сестёр, а для простой человеческой радости. Не знаю, как объяснить лучше — со мной такое впервые.

Я схватил подушку с кровати и запустил ей в Невву. Та поймала её с и удивлением в больших, расширенных глазах спросила:

— Ты нормальный?! Зачем!

— Затем, чтобы ты запомнила, как выглядит моя подушка в твоей спальне! Поняла?

С облегчением звонко рассмеявшись, Невва запустила её в мою сторону. Уворачиваться не стал и "убитый" рухнул на кровать. Эх! Жаль на Сход ей топать надо, а то бы точно на одну подушку в Шлёсс стало меньше!

Она ушла, а я ещё долго лежал на кровати, глядя с улыбкой в потолок, не понимая радоваться мне или насторожиться от таких новых, необычных отношений. Потом, незаметно для себя, уснул и во сне впервые увидел Невву, почему-то в лёгком летнем платьице, которое очень хотелось снять… Хороший, чувственный сон дал ответы на все мои сомнения.

* * *
Тихорлла мучилась вопросами… Что случилось с Неввой за последнее время? До омоложения "четырьмя глотками", Настоятельница Шлёсс была другим человеком — умная, циничная, разделяющая личное и Долг. Первая Помощница искренне восхищалась талантом своей Госпожи, ожидая, когда она уйдёт к Сёстрам, оставив замок под её руководством. Но долгая жизнь после Пепельных Камней отодвинула такой желанный пост среди Хранительниц, а теперь ещё и этот Сход! Невва "размякла", вызывая всё большее разочарование своими поступками. Вначале приютила этого семенника, а теперь, при всём народе, поставила его вровень с самыми уважаемыми людьми мира Сестёр! Думая обо всём этом, Тихорлла тайком пробиралась к комнате Настоятельницы Роут, сжимая в кулаке записку, что незаметно передала ей Адаппта после Схода. Вот она — её дверь. Не постучавшись, Первая Помощница Шлёсс вошла в неё, плотно притворив за собой.

Хозяйка Роут не спала и сидела за столом, явно ожидая визита.

— И как тебе всё это? — с ходу, без приветствий начала Адаппта. — Понравилось?

— Не понимаю о чём ты. — ответила Тихорлла, используя завораживающие интонации в голосе, что когда-то подарила ей встреча с Серой Пеленой.

— Не надо… — поморщилась Настоятельница. — На меня твой дар не действует! Оставь его для Неввиного семенника!

— К сожалению, он тоже невосприимчив …

— Плохо. Хотела его использовать. Придётся убирать. Хотя… Иномирцу всё равно не жить! Скажи! Ты не устала быть на побегушках у Неввы? Только честно!

— Теперь устала — перспективы никакой!

— А ты откровенна.

— Я ждала подобного разговора! Не зря же ты подсылала ко мне свою Первую Помощницу для "дружеских застолий"!

— Умна! — довольно кивнула Адеппта, — Тогда переходим сразу к сути. Мне тоже не нравится политика Настоятельницы Шлёсс. Особенно то, как семенники постепенно захватывают власть на Кромках. В этой ситуации лучше всего быть на стороне Торрга, пока нас бывшие слуги в конюшни работать не отправили.

— Согласна! Моя подруга стала другой и совсем перестала здраво оценивать обстановку, поэтому политика столицы мне тоже ближе, но риски очень велики! Сама знаешь, что Невва не тот человек, с которым не стоит считаться. В чём моя выгода?

— Замок Роут…

— Не поняла.

— После того как место Повелительницы Тайн освободится, я перееду сюда, поставив тебя Настоятельницей Роут. Согласись, что это намного интереснее, чем всю жизнь батрачить Первой Помощницей. Мы обе знаем, что теперь шансов занять место Неввы у тебя нет — так и помрёшь, подавая ей бумажки!

Тихоррла задумалась над этим неожиданным предложением. Действительно! Роут был лакомым кусочком, из-за которого стоит рискнуть — на большее, всё равно, нет смысла надеяться.

— Предлагаешь стать второй после тебя? — прямо спросила она.

— Нет! ПЕРВОЙ после меня!

— Что для этого нужно?

— Ликвидировать препятствия на нашем пути. Невва и иномирец не нужны нам.

— Когда? — даже не попытавшись удивиться, спросила Тихорлла, принимая предложение.

— Хороший вопрос. Когда… Есть два варианта! Первый — перед войной Кромок со столицей. Но тут появляются определённые риски. Если Агорра-Орр-Торрг легко сметёт восставших, то насколько она станет прислушиваться к нам? Нет! Пусть победа достанется ей большой кровью. Тут опыт Егг-Орра и Неввы будет незаменим. Второй вариант сложнее, но и интереснее. Во время решающей битвы устранить твою Госпожу и этого семенника, тем самым преподнеся победу над Кромками, как нашу общую. Тогда и Повелительница не сможет отмахнуться от нас, как от мух.

— А если выиграют Кромки?

— Вряд ли! Силы слишком неравны! Но, если такое случится, то… Тогда нашего сегодняшнего разговора не было. Будем ждать другого удобного момента.

— Мне больше нравится второй вариант — устранить во время боя. Не стоит приплетать наши имена — пусть падут героями.

Адеппта налила бокал вина и благожелательно улыбнулась.

— Мне приятно, что мы думаем одинаково. Пусть падут героями! Займёшься? Остальное я беру на себя.

— Да. Хочу ещё предупредить! Осторожнее здесь! Егг-Орр умеет читать мысли, а уж его доченьки, вообще, сущие ведьмы, несмотря на возраст. Мне подобное не грозит — настой Безмятежности у меня ещё в крови — сама Настоятельница Шлёсс дала!

— Хм… Тогда понятно, почему моя лучшая убийца не смогла завалить этого семенника! Спасибо! Важная информация!

— Так, это была твоя?

— Была… И не стоит об этом! Хотела лишить Невву преимущества перед Сходом.

— Время, Адеппта! Я не могу надолго отлучаться.

— Хорошо! Иди! Женщина, через которую мы будем держать связь, скоро прибудет в Шлёсс. Тайная фраза: "Когда дожди, то даже белое кажется серым!".

— Я запомнила! До встречи.

Тихорлла тихо ушла и не увидела, как Настоятельница Роут мгновенно преобразилась, теряя весь свой добродушный облик.

Выплеснув вино из кубка на пол, она налила себе воды и злорадно сказала в пустоту:

— До встречи, идиотка! Роут тебе подавай! Жаль, мой Серый Господин не слышал нашего разговора — он бы научил тебя повиновению.

После этого Адеппта разделась и легла спать, в надежде увидеть во сне Серого Всадника и передать ему информацию, но он не появился — слишком хороша защита у стен Шлёсс даже для такой могущественной Твари.

* * *
Замок Нест.

Осторожный стук в дверь прервал сон. Я сел, поёжившись от холода камней под своими пятками. Мерзкое время — сезон Дождей! Напоминает питерскую погоду, когда на улице уже холодно, а отопление так ещё и не включили. Рядом со мною тихо посапывала Бейлла, которую все эти природные выверты совсем не волновали. Ещё бы! Привыкла к ним с детства!

Тихо поднялся, стараясь не потревожить сон жены. Странно! Очень! В земном мире был женат, но ничего из этого не вынес, а тут лежит тёплая, нежная женщина, со слегка округлившимся во время беременности животиком и понимаю, что вот — ОНА! Настоящая! Не телом, а душой, дающая мне больше, чем любой штамп в ЗАГСе! Там были отношения, а здесь — счастье! Блин, Егорыч! Скорее бы увидеть тебя и рассказать, насколько благодарен за это Чудо, с которым даже на время тяжело расстаться!

Словно почувствовав мои мысли, Бейлла широко открыла глаза и слегка хриплым, но таким милым голосом спросила:

— Сбегаешь?

— Да, любимая! Там твоей матушке опять неймётся!

— Я нужна?

— Нет.

— Хорошо…

И она перевернулась набок, открыв моему взгляду часть своей шикарной попки.

А может, ну её, Владетельную тёщу?! Тут такое добро под боком, а я опять делами заниматься должен!

С трудом взяв себя в руки, встал и оделся.

Дела… Дела… За несколько месяцев в Нест, мы с Аггой-Орр достаточно хорошо сработались, если не сказать большего — сдружились! Как только стало ясно, что её Наследница Бейлла забеременела, то Хозяйка замка плюнула на все предсказания и заявила, что дочкой была, внучкой — тоже, даже матерью сподобилась и если Сёстры дали ей возможность стать бабкой, то от такого грех отказываться!

Легче мне от этого стало? Отнюдь! В одночасье, "Железная" Агга превратилась в курицу-наседку! Хорошо ещё, что со свечкой в нашей спальне не дежурила!

Первое, что сделала — придумала для меня новую должность. Теперь я не просто иномирец Юрка, а Рука Спокойствия! Никогда не думал, что в "особисты" подамся, но на фоне всеобщего пофигизма эта должность, как никакая другая, подходила мне!

— Ты, — сказала мне Агга перед назначением, — теперь должен хранить мою дочь! И, пусть свершится предсказание, нерожденного внука! Ума тебе не занимать, как и странных зданий прошлой жизни, поэтому твоя задача, чтобы ни одна драная мышь в Нест не проскочила! Спрошу лично, если чего не так! Шкуру спущу для начала, а потом уже спрошу! Понял?

— Вот спасибо!

— За что?

— За то, что дала мне право тебе пинка отвесить, если что не так!

— Подожди! Кажется, я сказала, что…

— Что безопасность Нест на мне и я за неё головой отвечаю! В этом плане ты не лучше любого слуги — опасность может идти отовсюду! Я подчиняюсь тебе, но и ты в моём подчинении! Скажу прыгать — прыгай! Скажу лежать — лежи! Потом можешь сердиться и задницу мне на столичные флаги рвать, но уже после устранения угрозы! Сама сказала, что я не самый дурной, а значит, что просто так выёживаться не буду! Хочешь сохранить тайны Нест и дочь — не прекословь, когда дело моих обязанностей касаться будет!

— Ишь… Как всё вывернул! — внимательно изучая моё честное лицо, сделала вывод Владетельная.

— Только так! Себя жалеть не буду! Тебя и других — тоже, но близко угрозу к Бейлле не подпущу.

— Слушай, Тень! А чего тебе в Кнара не сиделось? Съезди, лучше, туда к Егг-Орру. Вина попей и молодость вспомни!

— Хорошо, Госпожа! Завтра туда с Бейллой и отправимся!

— С ней?

— А как ты думала? Тут у вас, что ни день, то Наследниц похищают! Умные все в Нест…а похищают!

— Ладно! — улыбаясь, проговорила Агга, протягивая кубок, — Уговорил! Выпьем за твоё назначение! Клянусь, что не буду помехой, но и ты не забывай про Долг!

Мы выпили, полностью поняв друг друга. Если честно, то нравилась мне эта прямолинейная тётка с хорошим "чёрным" чувством юмора и пониманием происходящего! Такая, если и ударит, то не подленько в спину, а в лоб, разъясняя за что! Мне, вообще, тут нравилось! Суровые, ершистые, знающие себе цену люди, без всяких там "рюшечек" и экивоков, были подобны местным пейзажам — могучие, редко улыбающиеся, но с несгибаемой душевной силой внутри. Для них нет серого — только чёрное и белое! Друг — значит, друг до гробовой доски, а враг… Настоящий враг тоже ценился! Не будь слабым и двуличным — будешь частью Нест! Вот такой девиз я придумал лично для себя!

В новой должности я развернулся во всю широту своей славяно-еврейской души! Каверзные проверки постов, выявление слабых "звеньев" и прочие штуки, которые так бесят простых воительниц, отнимали львиную долю моего времени! Вскоре, благодаря этому, моё прозвище Тень окрасилось другими интонациями среди жителей замка. Я не просто подкрадывался тихо, но умел ещё и карать! Несколько защитниц закончили свои дни на виселице, вычисленные мной, как продажные шпионки Торрга и столичные диверсионные отряды редко возвращались домой, оставаясь гнить в наших негостеприимных землях. Скольких мы отвадили от тайного места изготовления скулзового зелья и золотого рудника, где “дезой”, а где и сталью! Дахха Камнеедка, явно приставленная ко мне Влиятельной, незаметно заняла место моей помощницы и мы с ней достаточно крепко сдружились, вместе создав боевую группу, которую я лично тренировал под специфические задачи контрразведки.

Несмотря на большую загрузку, я частенько спускался в таверну, играл новые песни и мотивы, отдыхая от этой неблагодарной работы. Люди слушали, забывая на время про мою должность и шли на нормальный контакт, понимая, что как человек настоящий я здесь, а не когда мечусь по замку и его окрестностям, выискивая предателей и шпионские отряды. Редко такие вылазки "в поля" обходилась без приключений — столица явно готовилась к чему-то более серьёзному, чем прошлая война, а если ещё учесть и Проколы, то моя команда "Теней Нест" получала такой опыт, что другим Защитницам и не снился.

Странное дело! Вроде мы с Егорычем получили одно образование, вместе служили, живя в одном мире, но насколько по-разному складываются наши судьбы здесь, вытаскивая из нутра то, чего раньше и сами про себя не знали. Он — больше организатор и управленец, а я — "цербер" на страже Нест!

Чёрт возьми! Соскучился я по этому бродяге! Сесть бы и действительно, как предложила Агра, выпить и поговорить! Он меня поймёт!

С такими мыслями и воспоминаниями, я незаметно дошёл до кабинета Агги-Орр-Нест. Она стояла у окна и бездумно смотрела в него пустым взглядом, поглаживая подоконник.

— Звала?

— Проходи, Юрий. Птица… Точнее, три птицы прилетели из Шлёсс. На одной столько информации было бы не унести.

— О! От Егора?

— Нет. Только от Настоятельницы. Хотя привет он тебе передал.

— Мне читать или сама озвучишь послание?

— Сама. Если вкратце, то дело выглядит так… Скоро земли Кнара будут под пятой Агорры. Шлёсс тоже не отвертится. Большими силами собираются их атаковать. Такими большими, что даже мы, если со всеми слугами придём на помощь, не особо им поможем.

— Насколько большими?

— Один к десяти, примерно. Потом будут нас давить в Нест…

— А Егг-Орр? Чего он? Что думает по этому поводу? — ошалело спросил я, ища “соломинку”.

— Ничего путного! Хочет, чтобы ты к ним с войском прибыл. Говорит, что задумки есть, но…

— Хоть завтра!

— Не торопись. — вкрадчиво сказала Агга, — Твой дружок авантюрист ещё тот. Стоит ли нам лезть в эту войну? Хотя… Думаю, что стоит.

— Зря ты так! Егорыч мужик с виду не серьёзный, но я с ним дела имел по службе. Когда всё хреново, то у него голова работать в другом режиме начинает. Не одну жизнь спас своими сумасбродными идеями! Главное — не давать ему расслабиться, чтобы в эмоции не ударился! Впрочем, я тоже не лучше.

— В послании указывается, что ты помнишь те Хроники, когда у вас не только на расстоянии убивали.

— Я ж говорил! Он самую суть видит — сразу нужное вспомнил! Действительно, увлекался долгое время! Слушай… А отправь меня?

— Нет.

— Почему?!

— Отправляюсь я, а ты подготовь Бейллу править.

— Так…

Я уселся на стул.

— Ты это, Госпожа, выскажи мне свои доводы, а я постараюсь не перебивать. Думаю, что в таком русле беседа легче пойдёт.

— Хорошо! На войну отправлюсь я. Шанс выжить слабенький, но зато вы тут подготовите Бейллу хоть немного руководить замком и дать возможность нормально родить.

— Она готова уже сейчас!

— Ой, ли? — усмехнулась Владетельная, — Ещё вчера с сестрой глупости делала, а теперь ей доверить важное дело?

— Правильно! Прикуй в подземелье, пока не поумнеет! Потом, когда готовая Владетельная выйдет, можно и довериться ей! — с самым серьёзным видом согласился я.

— Не поняла? К чему это ты?

— А как ещё? С тобой также, наверное, было? Ты Госпожой стала, не учась на собственных ошибках, не набивая себе “шишек", а вдруг — хоп и поумнела!

— Если бы! Годы прошли, прежде чем себя в силе почувствовала и стала настоящей Хозяйкой замка! Поэтому и хочу, чтобы Бейлла избежала…

— Годы, говоришь? — перебил я Аггу, — Да нет у нас столько времени! И ошибок твоих она не сделает, а своих понаворотит, пока не станет наравне с тобой по опыту! Тем более что с чего ты решила, будто бы столице проиграем?

— Потому что Торрг сильнее!

— Посмотрим! Но для этого и мне стоит поехать! Или забыла "Дерьмовую" войну, когда сама причитала, что сложно будет победить? У меня задумки есть, знания, кой-какие, тоже остались, но из Нест использовать их сложно!

— Но Бейлла…

— Она сильная, умная и волевая женщина, которая многому у тебя научилась и уже имеет опыт! Перестань её за маленькую проказницу держать! Оставь с ней Правую Руку и этого достаточно!

— Взрослая говоришь?! После её выходки, когда она сошлась с тобой, я в это верю с трудом! Одни эмоции в голове Наследницы!

— Селла сошлась с Егг-Орром! Тоже дурная Владетельная, неспособная управлять землями?

— Не сравнивай!

— Буду! Твоя дочь ВЫРОСЛА! Я, вообще, не понимаю твоей логики! Как против Серых Тварей Бейллу отправлять — так большая, чтобы погибнуть, а как Нест на неё оставить — маленькая ещё! Ты не запуталась в себе, перемешав Владетельную и мать так, что сама разобраться не можешь, кто и когда решения принимает?

— Опять забываешься?! — разозлилась Агга на мою отповедь, — Я уже лишилась одной дочери и не хочу потерять вторую вместе с замком!

— Если мы там проиграем, то потеряешь всё равно. Разве не так?

— Так… — резко "сдулась" она.

— Тогда, чего дёргаться? Со мной или без меня, но Нест не выстоит в одиночку.

— Юрий… Может, ты и прав, но это всё так тяжело…

— Понимаю — мне не легче. Любимая женщина и нерожденный сын. Не хочу их потерять.

— Да… Так устала за последние годы от мрачных мыслей. То "синяя луна", а теперь и…

Недоговорив, Владетельная поднялась со стула и подошла ко мне.

— Хорошо! Обещаний пока никаких давать не буду, но подумаю над твоими словами. Иди…

В раздумьях я вернулся к себе в спальню.

— Что там у мамы? — спросила Бейлла, сев и поплотнее завернувшись в одеяло.

Остановившись, я стал любоваться ею, понимая, что такие моменты самые прекрасные в моей жизни.

Силикон, подтяжки, корсеты и "пуш-апы", вместе с макияжем и дорогими шмотками придают любой женщине "товарный" вид и за ней выстраивается куча таких же, "товарооборотистых", мужчин, желающих повесить трофей над своей входной дверью. Правда, после же первой ночи, многие сбегают от подобных “нимф”, разглядев в дневном свете то, чего не увидели раньше! Чего? Своей женщины, от которой тепло на душе!

И вот сейчас, Бейлла сидела "шаурмой" в одеяле. Её припухшие ото сна глазки, располневшие во время беременности щёчки, с красным следом от подушки и растрёпанные волосы, не позволяли ей сходу завоевать титул "Мисс Мира", но я не мог отвести взгляда! Нет более совершенной женщины, чем любимая! Такая нежная, тёплая, смешная и безумно дорогая!

Не выдержав, я подошёл и поцеловал её в губы.

— Белка! Я тебе сегодня говорил, что ты лучшая?!

— Опять "Белкой" обзываешь! А то, что лучшая- без тебя знаю!

— Тогда промолчу!

— Эй ты! Наглый семенник! Быстро рассказывай насколько лучшая, где лучшая и сколько раз лучшая! Иначе в конюшни навоз чистить отправлю!

— Уговорила! Буду лопатой конские орехи кидать и приговаривать: "Бейла такая… Бейлла сякая…"!

— А если без "орехов"?

— Пустой лопатой?

— Да… Странно получается. Тогда забирайся ко мне под одеяльце и докажи, что я лучшая! Можно без слов!

Ослушаться приказа целой Наследницы не менее целого замка Нест? Ищите дурака в другом месте!

Потратив некоторое время на делание утра прекрасным, мы, отдышавшись, легли, прижавшись друг к другу.

— И всё же. Зачем мать звала тебя? — снова начала Бейлла.

— Война вот-вот… Да ты и сама не хуже меня знаешь. Прилетели новости из Шлёсс, что Кнара собираются атаковать и такими силами, что ещё ни разу не собирались. Нест и его союзники присоединяются к Кнара, а Агга становится во главе войска.

— Значит, за старшую в замке остаюсь либо я, либо Правая?

— Скорее всего — ты. Раулла будет присматривать за тобой!

— Юрий… А ты?

— Меня Владетельная тоже хотела здесь оставить, но я её почти отговорил.

— Правильно! За каменными стенами и без тебя отсидимся, а если Камнеедку вместо себя оставишь, то и отсидимся безопасно! Твоё место рядом с Егг-Орром! Он один помог Око Смерти пережить, а уж вдвоём вы со столичными сучками точно справитесь!

— Но их много.

— Их — “всего” много, а вас — “целых двое”! Справитесь! И не переживай! Юр… — замялась Бейлла. — Плен Серого Всадника не только отнимал у меня, но и дал кое-что… Не скажу про других, но ты выживешь!

— Ого! Можешь в будущее смотреть?

— Нет. Не я … Он… — положив мою ладонь себе на живот, сказала Бейлла.

…На следующее утро Агга-Орр-Нест дала добро на моё участие в войне.


Кнара.

— Селла! Сразу несколько почтовых птиц из Шлёсс! — почти прокричала Правая Рука Кнара, вломившись без стука в покои Владетельной, когда та уже собиралась отходить ко сну. — Читать — не читала, но столько сразу никогда не было!

— Давай сюда.

Хозяйка замка снова натянула сапоги и обречённо протянула руку. Кажется, что выспаться сегодня не получится — много информации редко бывает хорошей.

Предчувствия не обманули! Внимательно прочитав послания несколько раз, Селла потёрла шею, ощущая, как невидимая петля затягивается вокруг неё. Столица… Опять Агорра! Хоть убийц к ней подсылай, чтобы успокоить эту гадину навечно! Спасибо Хранительницам, что предупредили и готовы помочь, но против таких сил вторжения не устоять и с ними.

— Нирра! Срочно почтовых птиц в Фаль и Хорн! Пусть Леммия с Маххой во всю прыть скачут к нам! Собираем Ближний Круг по их прибытии!

— Что опять? — встревоженно спросила Правая.

— Читай! — кинула ей тонкие, мелко исписанные листки Владетельная.

Нирра несколько раз перечитала послание, хмурясь всё больше и больше. Затем отдала письма Хозяйке замка и удручённо произнесла:

— Егг-Орра зря отпустили.

— Не будь дурой! Тут половина текста от него, пусть и писала "тётушка"!

— Хоть бы привет передал…

— Мне его приветы не нужны, а вот мысли, как выжить он не скрывает!

— Зря ты так на него озлобилась.

— Нет, Ниррка! Неправа ты! Злилась, не скрою, но сейчас отпустило. Прав он был — легче без него. Мне важнее Кнара, а в любовь пусть Юллана с Герулом играют!

— Не только они…

— И остальные тоже! После всех этих дрязг я поняла, что для меня сейчас есть только Кнара. Может быть, когда наступят спокойные времена, я и пожалею о таком решении, но пожалею живой и сохранившей ваши жизни!

— Странно… Тебя то в одну сторону бросает, то в другую.

— Ты не любила — не поймёшь! А Егг-Орр… Я до сих пор считаю его родным человеком, но не так, как раньше. Он — словно сестра… Брат! Даже, скорее, друг или… Брат? Короче! Я сама запуталась, кто он мне! Не чужой, в общем! Приедет в Кнара — искренне протяну ему руку, обниму и прямо посмотрю в глаза без мыслей о выгоде!

— Селл… — внимательно посмотрев на подругу, попросила Нирра. — Если вдруг я когда-нибудь влюблюсь как ты, то прирежь меня сразу, чтобы не мучилась и голову себе ненужными мыслями не забивала! Договорились?

— Фиг тебе! Влюбись! Я до сих пор жалею, что потеряла это ощущение, хотя без него и легче!

— Уговорила! Как к нам очередного "Егг-Орра" забросит — сразу начну ему "хвост крутить"!

— Дура! — засмеялась Селла, — Такой тебя сам "на хвост" накрутит и вокруг него несколько раз!

— Ого! Такой большой?!

— Иди уже, любопытная! Дел невпроворот, а ты тут о всякой ерунде спрашиваешь!

— Значит — "ерунда", а не "большой"?

— Вон отсюда! Мне о проблемах с Торрг думать надо, а не про "хвостатых"! Такие разговоры на ночь глядя не ведутся!

Преувеличенно низко поклонившись, Правая вышла из покоев Владетельной весело напевая: "Хвооост! Хвооост! Хвооост!".

Селла не удержалась и схватив яблоко со стола, запустила им в спину подруги, весело прокричав вслед:

— Злыдня!

Оставшись одна, Хозяйка замка опять стала серьёзной. Хотя дружеская перепалка и успокоила её расшатанные нервы, но вопрос оставался открытым — что делать с Торргом…

Ближе к обеду прискакали Хозяйки замков Фаль и Хорн. Едва отмывшись от дорожной грязи, обе прошли в Малый зал, где их уже ждали Селла с Ниррой, Юллана и двое мужчин — Герул и Чувик.

— Итак! Все в сборе! — начала Владетельная, — Если кто расслабился после "синей луны", то должна разочаровать — у нас новые проблемы!

— Серые Твари? спросила Махха-Орр-Фаль.

— Столичные твари. И ещё неизвестно, кто хуже… Письмо из Шлёсс. Все подвластные Агорре земли выступают против нас одновременно.

— Рыххова задница! — не сдержавшись, выругалась Леммия. — Что? Сразу всё? Задавят! Мы хоть на пупе изворачиваться будем, но у нас после Ока Смерти воительниц меньше, чем мозгов у Гессы Бешеной!

— Ты права — задавят. Поэтому, Настоятельница Невва предлагает подготовить к войне не только женщин, но и слуг!

— Ага! Предлагает она! Тут без Висельника не обошлось! Только он на такие глупости способен!

— А мне нравится эта идея! — не поддержала старую ветераншу Махха, — Мужчины обузой не будут — лично на десятый день Ока Смерти убедилась! Даже необученные, они нас своими телами от Тварей прикрывали, если оружием не получалось!

— В том то и дело! Большая часть “мясо”, а не воины!

— От этих "невоинов" было больше проку, чем…

— Тихо! — прервала их спор Селла, — Война не завтра и думаю, что за сезон Дождей подготовить слуг к войне можно. Другое дело, кто этим займётся и как готовить… Егг-Орр в Шлёсс.

— А что Кромки Арок? — спросила Юллана, до этого тихо сидевшая за столом.

— Нест и Хранительницы помогут. Невва-Инн-Шлёсс дала этому подтверждение. Она хочет, чтобы мы не отсиживались в замках, а выдвинулись всеми силами навстречу столичному войску.

— Всё равно сомнут. Так, в одну яму всех и положат. — пробормотала Леммия.

— Да замолчи ты уже! — рявкнула, потерявшая терпение Селла, — Дослушай! Из других замков тоже прибудут слуги, так что, силы слегка уравняются!

— Госпожа! — робко вклинился в разговор Чувик, — Понятно, что надо — мужчины готовы, но… Оставлять Кнара пустым? А как же Серая Пелена? Даже если и победим, то вернёмся на пепелище. Смысл в такой победе?

— Хороший вопрос, Левый! И… Я не знаю, как быть! Затем вас всех и собрала!

— Я… — заговорила, прокашлявшись, Махха. — Я думаю, что мы потеряем замки, поэтому, считаю, что придётся на них плюнуть и сосредоточиться всем здесь! Кнара важнее! Мы с Леммией-Орр-Хорн свои потом отстроим заново, а если Кнара исчезнет, то…

— Молодец! Верно! Я из Хорн всё вывезу, вплоть до последнего гвоздя — оборонять легче одно место, а не по своим "болотам" смерти ждать! Что останется — поделим поровну после войны!

— Хм… Интересная идея! — одобрила Владетельная. — Тогда можно будет оставить небольшой гарнизон на случай Проколов, не боясь за слуг и детей.

— И это… — встал со своего места кузнец Герул, — Оружие надо! Егг-Орр мне много чего рассказывал про него — могу сделать и против людей, а то одними мечами не навоюемся.

— Хорошо! Вот ты со мной и поедешь в Шлёсс! Там твои знания пригодятся!

— А я? Я тоже хочу! — жалобно протянул Чувик.

— Обойдёшься! С Леммией останешься в Кнара!

-”Яйца высиживать” оставляешь! — разозлилась последняя. — Да я… Да ещё, когда Правой была… А ты?

— Вот, потому что Правой Рукой была — поэтому и останешься! Опыта тебе не занимать или твою любимую Гессу прикажешь ставить во главе, чтобы она в первый же день Птичью башню пропила?! Её нельзя. И Юллану нельзя, и других тоже нельзя! Даже Махха с Ниррой не справятся! Много разных, незнакомых друг с другом людей, надо будет сплотить в один отряд! Кому, как не тебе?

— Да… Возразить нечего… — угрюмо согласилась ветеранша, — Остаюсь…

— У меня опыта мало! Может, всё-таки, возьмёшь с собой, Госпожа? — опять попытался напроситься в отряд Чувик.

— Не! Права Селла! Ты со мной остаёшься! — хлопнула его по плечу Леммия, — А вот когда они вернутся, то мы им отомстим! Меня Висельник одной хорошей штуке научил — долго помнить будут!

— Это какой? — насторожилась Нирра, — Я так не договаривалась! У меня от его "штук" до сих пор нервы больные!

— Приедете — узнаете!

— Ладно! Хватит балаган устраивать! — подытожила разговор Селла. — Сегодня отоспитесь, кто с дороги, и все подумайте над деталями! Завтра продолжим!

Народ нехотя разошёлся по своим делам и лишь Чувик, вцепившись в рукав Хозяйки Хорн, тихо спросил:

— А всё же… Как "гадить" будем?

— Никак! — довольно заулыбалась Леммия, — Это одна из шуточек Егг-Орра! Наобещать гадостей с полный воз и … Ничего не делать, кроме загадочно-ехидной морды, с удовольствием глядя, как человек от тёмных углов шарахается, ожидая неприятностей! Будут знать, как нас с тобой, Пальчик, обижать!

— О! Откуда про прозвище прознала?!

— Так, все уже знают — такие слухи быстро разлетаются! Молодец! Правильно тебя Висельник воспитал!

9. Ощущение неизбежности

Невва стояла у окна и смотрела, как после проливного дождя, наматывая на сапоги грязь, в Шлёсс входили войска. Точнее, их часть — замок не мог вместить всех и многие оставались за его стенами. Одеяло, небрежно накинутое на плечи, едва сохраняло тепло, но Настоятельницу била дрожь не от этого.

— И как тебе?

Я подошёл сзади и обнял женщину.

— Плохо, Егг-Орр… Смотрю и понимаю, что не все они вернутся домой.

— Да. Не все. Но ты, всё равно, смотри и запоминай их силуэты и лица, вырванные из толпы. Чем меньше мы ошибок совершим — тем больше выживет.

— Зачем? Нет! Я понимаю ради чего, но зачем всё это? Годами жили спокойно, а тут… Словно Око Смерти нависло над нами! "Синяя луна", которую сотворили собственными руками!

— Хочешь остаться в стороне? Не получится. К сожалению, пришли времена похлеще. Видишь вдали костры нашего войска? Возле каждого сидят тёплые, живые люди со своими надеждами и ждут. Верят… Сколько из них хочет убивать? Никто не хочет! Нам не оставили выбора. Можно, конечно, “лечь” под столицу и смирится с их властью, но… Ты понимаешь сама — некоторые вещи хуже смерти. А над нами висит ответственность. Смотри и запоминай эти костры! Если мы с тобой будем нерешительны, то они потухнут навсегда, но только не в нашей памяти, терзая совесть до конца жизни!

— Знаю. Дай мне поныть… Никогда подобного себе не позволяла, а теперь очень хочется.

— Глупая, глупая моя "внученька"!

— Я старая! Не забывай!

— Ага! Всю ночь мне это "доказывала". До сих пор поджилки трясутся. Пойми! Возраст, как и путь, измеряется не пройденным расстоянием, а тем, что пережил! Сейчас я старше. Намного… Ты только представляешь будущее, а я уже, к несчастью, видел. Выть на луну ещё будем. Поверь…

Невва в эмоциональном порыве резко скинула одеяло и, не обращая внимания на холод и наготу, жарко спросила, схватив меня сильной рукой за шею и глядя в глаза:

— Я всё вижу — пути назад нет, но где мы ошиблись, не остановив войну? Ведь должны же были быть ещё варианты?!

— Скольких Хранительниц ты посылала в Торрг для переговоров?

— Четверых.

— Сколько вернулись обратно?

— Одна… С головами остальных договорщиц в мешке.

— И ты считаешь, что виноваты мы?

— Нет, но…

— Никаких "но"! В столице хотят войны! Зачем? Хрен их поймёшь! Это не наше решение — нам его навязали! Остаётся одно — выжить!

— Егг-Орр… Я хочу жить, а не выживать.

— Прямо сейчас?

— Ага…

— Тогда… — я поднял её хрупкое, невесомое тело на руки, — Пойдём…

Она не стала сопротивляться, понимая, что красть минуты счастья у Судьбы сейчас не стоит.

…Последними прибыли войска из Нест, которые я ждал особенно. Как там Юрка? С ними? Не хватало рядом человека, понимающего меня со всеми "тараканами" земной жизни.

Слава Сёстрам, Земеля прибыл вместе со всеми! Грязный, здоровый бугай облапил меня, превращая кости в труху своей силищей и проорал:

— Берец! Грёбанный ты пропадун! Я мыться, а ты за хавчик подсуетись! Дождался!

— Я тоже… — просипел я из-под его подмышки. — Травматолога мне… Отпусти, гад!

— Не боись! Бабы не доконали — я тоже не буду!

После этого мы отцепились друг от друга и разошлись. Он — отмываться, а я — "поляну накрывать".

Вечером сели и спокойно, пока Настоятельница с Владетельной Нест обсуждают свои дела "без галстуков", выпили за встречу.

— Ты как? — первым начал задавать вопросы я.

— Сам не верю, Егор, но хорошо