КулЛиб электронная библиотека 

Война против всех [Вадим Сагайдачный ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Вадим Сагайдачный Война против всех

Глава 1


* * *

В проходе, сделанном мною в виде раструба, снова наступило затишье. Пущенный к концу хода жирный мотылек медленно порхал вдалеке под самым потолком и тем освещал потемки. Я специально сделал ход узким вначале и расширяющимся к концу. Это чтобы мы все могли выстроиться в ряд и одновременно запускать фаерболы.

Слева от меня стоял Сир Лэйтон. Еще левее снова он же. Справа их было уже четыре. Двое держали шипастые щиты. Кто из них являлся подлинным рыцарем, а кто копией, сказать было трудно. Я давно запутался. Насколько понял его особую способность, он мог переключать истинное сознание от одного к другому.

Кроме Лэйтонов компанию мне составляли магистр Борис Шелби, вернувший себе рыцарский титул Сир Бакки и Валеб, недавно получивший к имени приставку Сира. Если Лэйтон и Валеб с нами были по делу, то Бакки капитан отправил больше в виде наказания. А то они с Валебом как ввязались в эпопею с борделем, так рыцарь совсем начал обо всем забывать. Уже вторую ночь подряд не появлялся на Острове теней.

Осторожно! Вас поджидает опасность!

Повышение навыка Предвидение опасности на 1 очко.

Навык Предвидения опасности достиг максимального значения.

Повышение уровня.

Получено 1 свободное очко.

Общее количество свободных очков — 39.

Ну вот я и добил навык. А всего-то и надо было посидеть полдня в Драной горе и поохотиться на местных монстров.

— Приготовились! Новая атака! — предупредил я остальных.

Появились два скорпиона-переростка. Ловко перелезая через трупы собратьев, они устремились на нас. Это у входа в гору они бросались на мертвечину. Здесь же, в толще горы, монстры почему-то сменили привычки. Лишь завидев человека, они неслись в атаку сломя голову.

Дружный залп фаерболов и со скорпионами было покончено. Однако это было лишь началом очередного массового нападения. Вдалеке виднелись новые чудовища.

— Да что они, специально там собираются, что ли? — вырвалось у Сира Бакки при виде теперь уже тройки скорпионов, бегущих наперегонки с толпой сороконожек.

— Жуков не убейте! — вскрикнул Борис, выпуская вместе с нами очередную порцию фаерболов.

ВНИМАНИЕ! Второй питомец погиб.

Ну вот, пожалуйста, готов еще один, он же последний питомец. Или свои по пути сожрали или мы только что убили фаерболами. Вон их сколько было впереди. Кто его разберет, были ли среди них жуки или нет.

— Стойте! Стойте! Мои жуки появились! — закричал магистр.

— А может не твои?! — усомнился Бакки.

— Что я, своих питомцев от диких не отличу? Не стрелять! Щиты — вперед!

Две копии Сира Лэйтона с шипастыми щитами выступили на два шага вперед. Появились жуки. В отличие от сороконожек и скорпионов они передвигались куда медленнее. К тому же кувшины, которые они несли передними лапками, делали их совсем уж неуклюжими.

— Летуны! — оповестил всех об очередной напасти то ли сам Сир Лэйтон, то ли его копия.

— Только по жукам не попадите! — снова напомнил о своих питомцах Борис.

Теперь фаерболы полетели в верхнюю часть прохода, где появилась летящая группа богомолов.

Три, четыре, восемь… Да сколько же вас!

Мощные фаерболы сбивали летунов лишь после трех попаданий в голову. Они падали и тем сильнее заваливали проход, делая его для жуков еще более сложным для преодоления. И без того медленные создания становились еще медлительнее.

— Не жрать! Ползти сюда! — грозно закричал Борис, видимо, узрев в поедании трупов кого-то из своих питомцев, и в следующее мгновение взмолился: — Хотя бы в этот раз один кувшин остался целым!

Повезло. Даже втройне повезло. Из десяти питомцев целыми добрались половина. Трое принесли по глиняному кувшину, наполненному магией, добытой из источника в центре горы. Остальные, видимо, по пути разбили.

— Ты смотри… Это так расплескали? — удивился Сир Бакки, заглянув в кувшин из-за спины магистра, который тот забрал у первого жука.

— Это магия слишком быстро испаряется, — коротко разъяснил Борис и вручил ему кувшин. — Скорее закупоривайте.

У меня в Приручении питомца значилось 20 из 20. Для получения прогресса требовалось приобрести 2 ступень. Тратить удачу не хотелось, так что пришлось довольствоваться возможностью приручения лишь двух питомцев. У магистра в этом плане проблем не было. Он мог взять максимально возможное количество питомцев, что составляло десять особой.

Бориса Шелби свои жуки точно бы не тронули, так что он подался к ним без опаски. Мы же побаивались, старались держаться от его монстров подальше. У магистра было слишком мало времени, чтобы как следует их обучить. Он забирал кувшины у подопечных и по цепочке через Бакки передавал мне, а я Валебу. Тот уже как следует их закупоривал плотными крышками, сделанными из мягкой кожи.

— Этого на много хватит? — спросил я у Бориса.

— Более чем! — радостно отозвался он. — Крохотного флакона хватит сотворить настоящее чудо, а тут вон сколько магии! Сотни на две-три хватит!

— И на что ее можно использовать кроме заполнения пространства магией?

— Магия из источника восстанавливает ману несмотря ни на какие растраты. Она исцеляет любые раны. Может возродить почти мертвеца!

— То есть ею можно было исцелить даже Алана?

— Даже Алана. Но только на время. Потом бы отрава все равно сделала свое дело. Случись это сейчас, мы бы смогли поддерживать его жизнь долго. Пока не нашли противоядие. Или пока яд не исчез сам собой. Со временем они теряют силу.

Можно было сделать еще один заход к Магическому источнику, но у нас и так ушел почти целый день, так что на этом пришлось закругляться. Магистр дал приказ жукам прикрывать наш отход, и мы направились к выходу.

Идею взять в питомцы монстров и отправить их к Магическому источнику пришла в голову Борису Шелби. По всей видимости, именно так все поступали, кто добирался до Драной горы. Иначе к источнику, окруженному тысячами монстров, было не подобраться. А потом крохотные порции разлетались по миру за баснословные суммы. Как-никак товар уникальный. Поэтому появлялся в продаже крайне редко.

На выходе нас ждал труп птицы рух. Огромная пернатая махина лишь немного уступала в размерах дракону. И то, лишь из-за длинного хвоста последнего.

Утром мы с магистром хотели взять в питомцы птиц рух и с их помощью осмотреть крепость альбиносов. Но не получилось. Нас опередили Альбиносы. Не удивлюсь, что они взяли в питомцы всех здешних птиц. Не мы же одни такие умные.

Тем не менее мы не остались пустыми. Я взял под управление одну птицу, сделал облет вокруг крепости и осмотрел все что нужно. Дальше спустил ее сюда в грот, подальше от лишних глаз, Тиона содрала с нее кожу с передней части головы и сделала маску. В дальнейшем она несомненно нам пригодится. Ну а с оставшимся трупом тут без нас было кому разобраться.

На базе внутри Драной горы творился аврал. Куда ни посмотри, людей — море. Из-за обилия гвардейцев капитан распорядился, чтобы они запасались магией и тренировались за пределами горы. Иначе бы они все здесь не уместились. От этого и получилась толкотня в зале с порталами.

Магистр сослался на необходимость срочной расфасовки магии из источника по флаконам и незамедлительно убыл с кувшинами к себе. Сира Лэйтона ожидали гвардейцы. Он окончательно вернулся из ссылки и теперь денно и нощно проводил тренировки.

Бакки и Валеб в очередной раз пригласили меня к себе в бордель, пообещав знатную пьянку вкупе с остальными прелестями их заведения, и на том поспешили исчезнуть. Открытие заведения состоялось еще два дня, а у меня никак не хватало времени. Днем дела, а ночами Остров теней. Не мог же я пропустить дармовую удачу. Вот и сейчас, пообещав появиться, я точно не был уверен. Дел на сегодня вроде уже не было, но, как говорится, — еще не вечер.

Покрутившись по базе и удостоверившись, что все в порядке, я подался к порталу, ведущему в замок. Нужно же было отчитаться перед Даниэлем о проделанной за сегодня работе.

Идти к брату я намеревался вдвоем с магистром. Пока он не освободился, я прошел по двору, присел на бортик фонтана и дабы скоротать время открыл характеристики.

Рей Гилберт

Аристократ\Казначей\Воин\Маг 1172 уровень

Основные характеристики:

Телосложение — 80\80

Сила — 80\80

Ловкость — 100\100

Интеллект — 100\100

Восприятие — 100\100

Интуиция — 100\100

Удача — 19

Свободные очков — 39

Воинские характеристики:

Доблесть — 60\60 (открыта 3 ступень)

Защита — 60\60 (открыта 3 ступень)

Атака — 60\60 (открыта 3 ступень)

Опыт — 2.251.134

Магические характеристики:

Мудрость — 100\100 (открыта 5 ступень)

Магия — 100\100 (открыта 5 ступень)

Сила магии — 100\100 (открыта 5 ступень)

Параметры персонажа:

Очков здоровья — 1252\1252

Очков выносливости — 100\100

Переносимый груз — 80 кг

Скорость восстановления — 260 единиц в сутки

Знания:

Элементарные основы бытия — 100\100

Элементарная грамотность — 100\100

Этика и Этикет — 100\100

География — 100\100

Теология — 100\100

Математика — 100\100

Логика — 100\100

Обществознание — 100\100

Естествознание — 100\100

История — 100\100

Экономика — 100\100

Деловодство — 100\100

Политика — 100\100

Право — 100\100

Дипломатия — 100\100

Основы воинского дела — 53\100

Основы магии — 52\100

Навыки:

Естественные способности — 100\100

Верховая езда — 100\100

Ночное видение — 100\100

Торговля — 100\100

Бесшумность — 100\100

Акробатика — 100\100

Предвидение обмана — 100\100

Плаванье — 100\100

Игра в кости — 100\100

Ощущение скрытого воздействия — 100\100

Управление разумными — 100\100

Зодчий — 100\100

Ораторство — 100\100

Навык соблазнителя — 100\100

Артист — 100\100

Предвидение опасности — 100\100

Общий анализ — 92\100

Управленческая деятельность — 88\100

Владение ножом — 80\80

Атлетика — 80\80

Обучение — 80\80

Обман — 60\100

Бег — 47\100

Скалолазание — 45\100

Картография — 42\100

Прыжки — 35\100

Архитектура — 27\100

Воинские навыки:

Фехтование — 60\60 (открыта 3 ступень)

Стрельба — 60\60 (открыта 3 ступень)

Ближний бой — 60\60 (открыта 3 ступень)

Ношение доспехов — 40\40 (открыта 2 ступень)

Владение щитом — 40\40 (открыта 2 ступень)

Владение мечом — 40\40 (открыта 2 ступень)

Рукопашный бой — 40\40 (открыта 2 ступень)

Уклонение от оружия — 40\40 (открыта 2 ступень)

Уклонение от ударов — 40\40 (открыта 2 ступень)

Уклонение от магии — 40\40 (открыта 2 ступень)

Уклонение от стрел — 40\40 (открыта 2 ступень)

Владение древковым оружием — 20\20 (открыта 1 ступень)

Хладнокровный убийца — 20\20 (открыта 1 ступень)

Уникальные приемы боя:

Стремительный удар — 20\20 (открыта 1 ступень)

Могучий вихрь — 20\20 (открыта 1 ступень)

Заклинания:

Фаербол — 100\100 (открыта 5 ступень)

Цепная молния — 100\100 (открыта 5 ступень)

Видение — 100\100 (открыта 5 ступень)

Щит — 100\100 (открыта 5 ступень)

Снятие заклинаний — 80\80 (открыта 4 ступень)

Стрела — 60\60 (открыта 3 ступень)

Точность — 60\60 (открыта 3 ступень)

Молния — 60\60 (открыта 3 ступень)

Огонь — 60\60 (открыта 3 ступень)

Ледяная стрела — 60\60 (открыта 3 ступень)

Кольцо холода — 60\60 (открыта 3 ступень)

Дым — 60\60 (открыта 3 ступень)

Искуситель (сексуальный интерес) — 60\60 (открыта 3 ступень)

Обольститель (просто интерес) — 60\60 (открыта 3 ступень)

Каменная кожа — 60\60 (открыта 3 ступень)

Ускорение боя — 60\60 (открыта 3 ступень)

Замедление противника — 60\60 (открыта 3 ступень)

Маскировка — 60\60 (открыта 3 ступень)

Приручение питомца — 20\20 (открыта 1 ступень)

Особые способности:

Концентрация

Внимательность

Усидчивость

Предвидение

Финансы

Аутогенизм

Лицедейство

Заклинатель камня

Правитель (заблокировано до достижения 18 лет)

Полководец (заблокировано до достижения 18 лет)

За неделю достижения получились весьма скромные. Если бы за сегодня мы с магистром не замыслили пробраться к Магическому источнику, и я бы не взял все повышения в навыке Предвидения опасности и не развил обучение вкупе с Приручением питомца, картина выглядела еще хуже.

Все из-за удачи. Она весь процесс мне тормозила. Даже с учетом таких щедрот, что давал Остров теней, ее катастрофически ни на что не хватало. За эту неделю я только взял первые ступени по Хладнокровному убийце и Могучему вихрю, а то они лежали у меня совсем уж мертвым грузом. Можно было еще на что-нибудь потратить удачу, но я пока решил экономить.

А вот держать про запас свободные очки не стоило. Еще раз пробежал глазами по списку и принялся распределять. Досталось Общему анализу и Управленческой деятельности. Увеличил их до максимума. Остаток очков вложил в навык Бега. Просто потому, что не хотелось мучить себя изнурительными тренировками. В остатке в навыках осталось совсем ничего: скалолазание, прыжки, архитектура, опять же немного бега, ну и картография. В знаниях — основы воинского дела и магии. Дальше у меня все будет убираться исключительно в степени, приобретаемые за счет удачи, если конечно не нахватаюсь новых навыков.

Портал был установлен у ворот замка. Это чтобы дежурившие гвардейцы видели, кто пребывает. Из портала появились мастер тайных дел Валек Лотц и капитан Сир Ресли Хагон. Судя по суровому виду обоих, у нас опять случились какие-то проблемы.


Глава 2


Судя по всему, магистр задержался у себя надолго. Ждать его и пропустить важный разговор в кабинете брата, мне не хотелось. Я поспешил в замок, куда только что так стремительно вошли капитан и мастер тайных дел.

— Что случилось на этот раз? — спросил я, догнав обоих на лестнице.

Валек Лотц отмахнулся и тем дал понять, что проблема терпимая. Однако на деле все оказалось куда серьезнее. Даниэль лишь начал слушать доклад и остановил мастера. Велел срочно найти консильери. Спустя четверть часа мы сидели за столом уже в расширенном составе. Помимо Игана Велни к нам присоединился Борис Шелби, успевший к этому времени закончить фасовать добытую магию.

После того как мастер тайных дел получил маски чаек, он раздал их своим шпионам, велев использовать для наблюдений. Осечка случилась у альбиносов, когда чайки пытаться разузнать что творится за стенами совета острова. Один из его людей бесследно исчез, а второго, едва он попытался в очередной раз подлететь к зданию, сбили стрелой. Он остался жив и сумел сбежать лишь благодаря высокому уровню здоровья.

— Получается, убив первую чайку, они нашли труп с маской, сделали выводы и теперь будут сбивать всех птиц, — сделал неутешительные выводы Иган Велни.

— Или же он смог улететь и умер где-то в отдалении, — выдвинул более оптимистичный прогноз Валек Лотц, чем только взбесил брата.

— А почему вы не допускаете, что он мог продаться альбиносам?!

Мастер тайных дел тут же вжал голову в плечи, приготовившись к худшему. Это был его подчиненные. Спрос за ошибки был с него. Быть может сейчас он сожалел о сделанном признании. Утаить было куда предпочтительнее. А там, глядишь, оно как-нибудь само разрешилось.

— Тут можно предположить что угодно, — ровным голосом произнес консильери, в отличие от мастера, в сложных ситуациях он не терял самообладания и не впадал в преждевременное отчаяние. — Скажите, Валек, а что знал этот пропавший человек, кроме того, что на нас работал?

— Надеюсь, он не знал о Драной горе и Острове теней?! — грозно добавил Даниэль.

— Нет-нет-нет… Ну что вы! Таких глупостей я никогда не допускаю. Об этом секрете знают только пятеро моих самых преданных людей. Они всегда со мной, как пальцы на руке, — для наглядности выпучив пятерню, продемонстрировал Валек, — я их практически не выпускаю из города. А этих двух я еще три месяца назад отправил к альбиносам. Они могли рассказать разве что мы их заслали, дали задание вынюхивать, ну и проговориться о масках.

— Тогда это не страшно. Мы все друг за другом наблюдаем, — с облегчением выдохнул консильери. — Единственное жаль, альбиносы могут догадаться, что мы заполучили мастера способного делать маски, меняющие образ на птичий. Но если внимательно посмотреть, это не совсем плохо. Пусть думают о птицах, а мы запустим к ним крыс. Насколько знаю, Тионе по зубам такое задание. Попросите ее срочно сделать новые маски и выдайте своим людям. Пусть чередуют крыс и птиц в зависимости от обстоятельств.

Изложенное Иганом всех успокоило. Ситуация оказалась не патовой. Мастер заверил, что сегодня же все выполнит. Впрочем, избежать наказания за допущенную оплошность ему не удалось. А именно так посчитал случившееся Даниэль, обвинив Валека в недолжном обучении людей тонкостям шпионской работы и лишив их всех премиальных выплат на месяц.

Как по мне, так брат мыслил неверно. Что они сами не понимают, что нельзя допускать ошибок? Ведь в этом случае цена ошибки означала плен, пытки и дальше мучительная смерть. А допустить промах можно в любом деле, даже когда все просчитано до мелочей.

С мастером закончили, теперь настал черед для моего выступления.

— Есть еще новости. Хорошие, — сразу уточнил я, а то все уже напряглись. — Сегодня мы с Борисом раздобыли магию из источника…

— Мы только что с Надин закончили разливать магию по флакончикам. Получилось триста тринадцать порций! — перебив меня, с гордостью дополнил магистр.

Даниэля и Игана охватило радостное волнение, отчего Борис Шелби раздулся подобно гусю. Как-никак в большей степени это была его заслуга.

Но это были не все новости, о которых стоило рассказать.

Я продолжил:

— Сегодня специально взял под управление птицу рух и полетал над крепостью. Альбиносы хорошо развернулись. Людей много. Есть даже кузни. Черный дым оттуда так и валит. Я попытался сдвинуть камни крепости и не получилось. Они укреплены магией. Но я придумал как это можно легко обойти. Можно переловить с десяток птиц рух, Тиона сделает из них маски, и мы нападем в их облике. Для этого можно использовать клонов Сира Лэйтона. Только нужно будет чтобы кто-то один был портальщиком. Пока клоны будут сражаться, он установит портал. Дальше через него в крепость ворвется войско, и мы захватим ее изнутри.

— Судя из того, что ты рассказал, в крепости полно людей. Многие из них окажутся сильными воинами. Чтобы с ними справиться копий Лэйтона будет недостаточно. Нам придется отправлять всех самых лучших воинов. Будут большие жертвы. Мы лишимся многих ценных людей, — внес горчинку в мой идеальный план капитан.

Я тут же скорректировал свой план:

— Нападем ночью и тем снизим количество жертв. Теперь у нас есть магия из источника. Борис сказал, она может исцелить любые раны, — кивнул я на магистра. — Мы, кстати, сегодня с ним посмотрели нескольких птиц рух. Похоже, что альбиносы взяли в питомцы всех птиц на горе. Так они контролируют окрестности. Конечно, захватить крепость будет сложно, но задача нам вполне по силам. Только нужно будет все делать предельно быстро. Сначала захватить крепость, зачистить гору от порталов, а потом немедля напасть на южан. Чтобы первые не успели предупредить вторых.

— Боюсь, все обстоит несколько иначе, — осторожно начал магистр. — Если крепость защищена магией, не уверен, что взятые птицы рух смогут в нее проникнуть. Над крепостью находится незримый купол. Точно такой же принцип заложен в Оршике. Я был там и изучил, как все работает. Пока не будет сбита защита, все магическое не сможет преодолеть этот незримый барьер. А вы сами понимаете, сколько альбиносы могли вложить маны в защиту, сидя в Драной горе. Нам будет сложно даже перелезть через стену крепости. Защита будет наносить урон, стоит только прикоснуться к стене.

— Борис прав, — оживился Валек Лотц. — Я только сейчас вспомнил: один из моих людей в маске чайки не смог залететь в Оршик. Ему пришлось через ворота войти в город без маски и уже там ее надеть. А вот вылететь из Оршика он сумел без проблем. Защита его выпустила.

Уточнения одного и второго отправили меня в глубокую задумчивость. Мне нечем было их крыть. «Идеальный» план полетел в топку.

— И как нам тогда захватить крепость? — в недоумении задал вопрос Даниэль.

— Только если окружить крепость большим числом воинов и сбить защиту мощными фаерболами, — пожав плечами невесело ответил магистр и вдруг усмехнулся: — Но есть еще один способ! — с задором воскликнул он. — Нам нужно поднести к крепости осколок Темного камня. Он нейтрализует действие магии. Это снимет защиту. Можно будет нападать, но без применения магии. Она полностью исчезнет и для альбиносов, и для нас. Сразу предупрежу, птицами рух напасть не получится. Магия исчезнет, и облик вернется к своему естественному состоянию.

— Так если и у нас исчезнет магия, я же не смогу разрушить стену…

— Совершенно верно, — подтвердил мои опасения магистр. — Нам остается брать лестницы и с помощью них взбираться на стены.

Капитан, видимо, представил осаду и ему поплохело. Осада крепости, в которой полно воинов, еще и без магии — это худшее, что можно было придумать. Сверху на нападающих посыплются камни, стрелы, в общем, предстояло предпринять грандиозные усилия. И конечно же в таком случае нам было не избежать столь же грандиозных жертв.

— А там ведь еще есть птицы рух! Помимо альбиносов против нас выступят их питомцы! — напомнил мастер тайных дел.

Рука — лицо и Даниэль взвыл:

— Вы так меня в могилу сведете. Хоть у кого-нибудь есть дельное предложение как нам захватить крепость без сверх сложностей и с наименьшими потерями?

— Вспомнил! — радостно воскликнул магистр. — Птицы рух дневные птицы. Ночью они не летают. Надо нападать ночью. Крепость примыкает к горе. Рей может проделать ход прямо к стене. Вынесем осколок Темного камня, лестницы и совершим нападение неожиданно!

— Альбиносы быстро поймут, что исчезла магия. Эффект неожиданности будет слишком коротким, — скептически отнесся к уточнениям Сир Ресли Хагон.

Воодушевленно изложенный Борисом план явно не порадовал Даниэля.

— Ладно, пока отложим этот вопрос… Ну а что у нас с Островом Теней?

Вопрос адресовался капитану, так как именно ему было поручено вести круглосуточное наблюдение острова.

— Днем у нас постоянно летают чайки, ночью — совы. Этой ночью мы нашли пропасть, откуда с наступлением ночи выбираются тени. Так понимаю, именно там находится Темный камень. Также мы установили места, где появляются люди. Вероятнее всего, они из кланов Тагеса. Мы установили, каждый вечер появляется три-четыре группы. Они выходят к морю и там дожидаются рассвета. Тени у моря атакуют слабее. Как я понимаю, сначала нам придется захватить башню, покончить с южанами, а потом зачистить остров. Потребуется много людей с развитым Видением, чтобы смогли увидеть порталы и потом их уничтожить. В сравнении с альбиносами, нападение на южан мне видится предпочтительнее. Хотя бы потому что много воинов в башне не поместиться.

Капитан закончил свой емкий доклад и наступила тишина. Даниэль взял паузу и уставился на двух нахохлившихся чаек, что сели на подоконник. К зиме птицы улетали, но часть всегда оставалась. Встав, он подошел к окну и, стукнув по стеклу, спугнул чаек.

— Ну вот или обычные птицы, или чьи-то лазутчики, — с недовольством произнес он и вернулся к своему креслу. — А что у вас по южанам? Есть какие-нибудь результаты наблюдений? — обратился он к Валеку Лотцу.

Неприятная ситуация с альбиносами разрешилась, мастер тайных дел легко отделался, так что пока позволил себе расслабиться. Обращение Даниэля заставило его снова напрячься. Однако теперь на лице не было беспокойства. Напротив, в нем читалась уверенность.

— Наблюдать за южанами одно удовольствие. От жары там всегда окна нараспашку. К тому же они слишком болтливы. Южане ненавидят альбиносов. Будь у них шанс, они бы их всех прикончили и выпотрошили банк…

— А что есть из существенного? — перебил брат.

— Король Юга велел всем ждать весны. В остальном у них возня. Насколько нам стало известно, Горы захватят Глазвиль. В осаде Оршика южане будут биться бок о бок с Долиной. Уже нет сомнений, Долина точно вошла к ним в союз. Из-за этого одна часть элиты Юга настраивает короля после падения Оршика воспользоваться случаем и разбить армию Долины, а потом осадить само королевство. Другая часть склоняется в пользу Глазвиля. Они не хотят, чтобы княжество досталось Горам. Третьи считают, что нужно захватить и Глазвиль, и Долину. В общем, там сейчас каша. Окончательного решения король так и не принял. Все станет понятно ближе к весне.

Доклад особо не впечатлил брата. Сказанное уже звучало от мастера. Велев ему продолжать наблюдения, на этом Даниэль хотел закончить совещание. Но вдруг лицо консильери преобразилось. Ему как будто снизошло что-то великое.

— А что если мы нападем на Остров теней? Исключительно только на остров! — с воодушевлением воскликнул он. — Пусть они потом ссорятся, выясняют. Еще лучше — переругаются. Южане народ вспыльчивый. Это нам только на руку. Пусть обвинять альбиносов, те в свою очередь, оправдываются. Возможно они заподозрят других участников коалиции. Мы, так сказать, вобьем им клин. Пусть ругаются. А как только начнут подозревать нас или помирятся, мы отберем у альбиносов Драную гору и оставим их ни с чем. Они лишатся своего второго козыря.

— Мне нравится, — оживился Даниэль. — Я уже представляю эту ругань…

— А, по-моему, это будет неверным решением, — не согласился я. — Нам нужно нападать пусть не одновременно, но сразу. Сначала на одних, потом на других. Иначе, после нападения на южан, альбиносы усилят свою крепость и нам уже будет их не одолеть.

Только что план консильери виделся идеальным и теперь затрещал. Приведенный довод озадачил даже самого Игана Велни. Даниэль перевел внимание на него, желая услышать, чем он сможет подкрепить свою идею.

— Отчасти это верно. Но! — консильери многозначительно выставил вверх указательный палец вверх. — Остров теней и Драная гора являются не простыми местами, куда запросто можно пробраться. Исключительно если там есть порталы. Или же путем преодоления сверхсерьезных препятствий. Что могут предпринять альбиносы? Тщательно осмотрят местность вокруг горы, больше будут наблюдать через своих питомцев за округой и только. И это даже к лучшему. Наконец-таки зачистят гору от порталов кланов Тагеса. Откуда альбиносам знать, что мы заполучили доступ к горе? Зато если мы сможем стравить южан с альбиносами, это будет нечто. Из-за такой ценности, которую из себя представляет Остров теней, Юг запросто может развязать с ними войну. Тогда захватить Драную гору станет еще легче. Мы заполучим оба места полностью в свое распоряжение, да еще с минимальными усилиями нейтрализуем вторжение на территорию нашего королевства. Только для начала нам нужно чтобы Оршик дал нам свое оружие и самое главное — хорошие доспехи. Так мы избежим слишком больших потерь.

Речь Игана убедила даже меня. Ни у кого не появилось возражений.

— Рей, уточни у Сира Ресли, что нам нужно и сегодня же отправляйся в Оршик, — тут же оживился Даниэль, — предложи им в качестве оплаты эссенции с маной. Иначе нам придется ждать слишком долго, пока они нам изготовят хоть что-то.

— Совершенно верно. От эссенции они точно не откажутся и быстро выполнят заказ, — поддержал консильери.

— Ну а вы, Ресли, продолжайте круглосуточно наблюдать за островом. Хорошенько продумайте, как нам лучше всего будет захватить башню. Подготовьте людей. До конца года мы должны заполучить Остров теней полностью в свое распоряжение!


Глава 3


С нашей последней встречи с княгиней Оршика Дарией Горан минули две недели. Это была не просто встреча. Мы перешли определенные рамки, совершили недопустимое. Теперь я сожалел. Наверное, то же испытывала и она.

Пусть мне все понравилось и остались исключительно хорошие воспоминания, повторять подобное, равно как начинать серьезные отношения, не хотелось. Княгиня старше меня на пять лет. Это слишком много для брака. Брать в жены женщину настолько старше себя не принято. Наша связь ни к чему не приведет. Так что при нынешней встрече я намеревался сделать вид, что между нами ничего не было. При этом обязательно подчеркнуть мое к ней особое отношение. Как наилучший вариант — преподнести какой-то подарок.

Цветы, украшения и прочие подобные штучки я сразу отмел. Они могли подтолкнуть к продолжению ненужной связи. Стоило подарить что-то отстранённое и в то же время очень значимое.

— Ужас! Просто ужас!.. Только представь, пока переливали, почти треть испарилась! Все-таки придется как-нибудь снова нам с тобой повторить тот же прием… — показывая на стоящие на столе флаконы, принялся возмущаться магистр, едва я к нему заглянул.

— А как действует эта жидкая магия? — взяв в руки прозрачный флакон со светящимся содержимым, спросил я.

— Вокруг нас воздух. Магия подобно воздуху. Она невидима, и она повсюду. Но стоит появиться Темному камню, и он убьет магию вокруг себя. Убрав камень, магия вернется, но это случится не скоро. Если же вылить флакон на землю, она тут же восполнит пустоту. Ну или влить в себя для исцеления.

— Тогда я возьму себе парочку на всякий случай.

Борис тут же нахмурился и посмотрел на меня с подозрением.

— А зачем тебе столько-то?

Не хватало еще перед магистром отчитываться.

— Надо!

Не став докучать меня расспросами, Борис выдал два флакона. Его жена Надин выдала к ним маленькие кожаные мешочки с нитями. Это чтобы флаконы можно было повесить на шею. Вот теперь можно было смело отправляться к княгине.

Портал, далее прогулка по Оршику к замку Дарии, недолгое ожидание пока меня к ней допустят и вот мы снова увиделись. Сидя за столом в своем кабинете, княгиня встречала меня холодно. За маской якобы безразличия чувствовалась, если не ошибаюсь, обида.

«Неужели она всерьез восприняла нашу мимолетную близость?!» — вспыхнуло в голове.

В очередной раз я укорил себя за допущенную глупость. Мне не стоило с ней сближаться настолько. Это была ошибка — моя и ее. Вот только я понял об этом, а она, похоже, нет.

— Что-то случилась? — спросила она с ноткой претензии. — Неужели опять проблемы с братом?

Дария не придумала ничего лучшего как снова изобразить стерву. Ту самую, в облике которой встречала меня в самый первый раз нашего знакомства. Насколько я уже догадался, это служило для нее орудием защиты, ну или нападения, в зависимости от обстоятельств.

— Случилось… — с напыщенным трагизмом произнес я и поймал на ее лице испуг. — Наконец появилась возможность увидеться. И только поэтому я здесь, — с улыбкой закончил я.

Сдержанная ответная улыбка, короткие кивки, в которых читалось, мол, врешь. Я же порадовался за себя, что догадался прихватить для Дарии подарок. Снял с шеи один из мешочков с флаконом и поставил его перед ней на стол.

— Что это?

— Сюрприз.

Дария с подозрением взяла кожаный мешочек, развязала нити и…

— Где ты взял магию?! Мы уже несколько лет не можем ее найти! — оживленно воскликнула она.

Я лишь пожал плечами.

— Даже не думай, что так просто отделаешься! — с напыщенной грозностью произнесла Дариа и встала из-за стола. — Между прочим, я на тебя обиделась. Прошло пятнадцать дней, а ты как уехал, и с концами. Есть порталы. Достаточно сделать шаг, и ты уже здесь. Вот что такого могло произойти, что ты не мог появиться у нас хотя бы на часик? Хотя бы письмо прислал. Короткую весточку и мне бы хватило!

Неужели влюбилась?!.. Только этого не хватало.

Или… Или почему бы и нет?

Чем спать со всякими шлюхами из борделей или с помощницей, не испытывающей ко мне ничего кроме алчного интереса, Дариа выглядит куда предпочтительней.

Уверенно обрушиваю на девушку двойную порцию Обольстителя с Соблазнителем. Беру ее за руки, притягиваю к себе и следом начинаю:

— Вот честно, вообще было некогда. Столько дел навалилось…

— И нечего меня закидывать любовной магией! — неожиданно прерывает меня Дариа и отталкивает. — Связавшись с тобой, я поступаю опрометчиво. Я это понимаю. Но это не значит, что мне не надо оказывать знаки внимания и приезжать вот так, к вечеру, ради развлечений. Я тебе не какая-то!..

Вот уж не думал, что она обладала навыком Ощущения скрытого воздействия. Чтобы покончить с обидами, перебиваю на отвлеченную тему:

— Как ты? Наши наблюдатели на Юге говорят, король отложил вторжение до весны.

Гнев на лице Дарии пропадает. Появляется тревога, печаль, терзающие ее переживания за будущее.

— Так себе… Каждый день мы осматриваем приграничные территории, летаем на Юг, на всякий случай в Долину. Мои люди постоянно сидят и там, и там. Выуживают любую полезную информацию. Оба королевства готовятся к войне. Я боюсь представить, если они сговорятся и против нас выступят вместе.

Дариа сделалась такой несчастной, что я не удержался и обнял ее. Мне было искренне жаль, что она попала в такое положение. Не успев похоронить отца и толком не освоившись в качестве правителя, девушке предстояло серьезное испытание. Проигрыш означал смерть для нее и для многих тысяч людей, которыми она правила. Ее отцу подобного не выпало за всю жизнь. Ему повезло, правление пришлось на время мира.

И конечно же я промолчал о том, что Долина уже примкнула к коалиции Югу и альбиносов. До весны еще долго, все может измениться. Если мы все удачно провернем, заберем у южан Остров теней и стравим их с альбиносами, то и большой войны может не случиться. Зачем лишний раз расстраивать Дарию.

— У меня есть для тебя хорошие новости. Мы хотим разместить у тебя крупный заказ на оружие…

Дариа резко отстранилась.

— Все-таки я оказалась права. Ты приехал ко мне не просто так!

Опять началось…

— Между прочим, я сейчас живу на постоялом дворе. За эти дни я был там только два раза. И только лишь для того, чтобы принять ванну и сменить одежду. У меня почти нет свободного времени.

Дариа понимающе кивнула.

— Ну вечерами ты же можешь у меня появляться? Хотя бы иногда. А днем занимайся своими делами.

Эх… знала бы она почему у меня вечера и ночи все заняты. Вот только об этом говорить не стоило. Во всяком случае пока не стоило.

— Обещаю, сегодня останусь до утра.

— Ну спасибо, порадовал, — рассмеялась она. — Ну хорошо и какой заказ вы хотели у нас разместить? Надеюсь, ты понимаешь, на многое рассчитывать не стоит. Мы готовимся к войне. Все мастера завалены работой.

— Мы это учли. Поэтому предлагаем в качестве оплаты эссенции с маной. Сейчас они вам нужнее золота.

— Хм… Понадобится очень много эссенций.

— Значит, будет очень много.

— В таких случаях мастера обычно берут двойной размер маны, что требуется для изготовления артефактов.

— Мы заплатим втройне. Главным образом нам нужны доспехи с максимальной защитой. Если можно — огненные, что ты мне показывала.

Княгиня вскинула брови, изумившись щедростью.

— И сколько нужно будет доспехов?

— Сто. Если можно — больше. Наш капитан подготовил список необходимого, — вынув из нагрудного кармана листок, я протянул его Дарии. — Еще понадобятся мечи, щиты, луки или арбалеты с повышенной дальностью.

— Хорошо, постараемся выполнить. Но не в таких количествах, конечно. Мы приступим, как только от вас поступит предоплата. Сам понимаешь, мастера сейчас пустые.

— Тогда завтра с утра пришлю вам первую тысячу эссенций.

— Откуда у вас столько?!

— Накопили… Может, поужинаем? Я с утра ничего не ел, — снова перевел я тему, чтобы не завираться, да и кушать давно хотелось.

— Сейчас все будет.

Дариа направилась к двери. Не сдержавшись, я перехватил ее и обнял. Все намерения не повторять ошибку полетели в топку. Может быть я потом и буду сожалеть, но сейчас мне самому хотелось этой близости.

* * *
За ночь мы так и не сомкнули глаз. Я не сразу подумал об одной немаловажной особенности в близости с Дарией. Она была первой кто не закидывал меня любовной магией. От этого ощущения были иными. Более глубокими, что ли.

Девушка лежала ко мне спиной. Она все еще не избавилась от одолевавшего ее стеснения, поэтому, то прикрывалась, то как сейчас, отворачивалась. Пристроившись сзади, я попытался немного отдохнуть. Рука, будь она неладная, опять потянулась к ее роскошной груди. Сосок успел ослабнуть и от прикосновений снова набух, превратившись в горошину. От этого и мое мужское естество начало подниматься и впиваться между ее ягодиц.

— Рей, ты меня опять возбуждаешь. Я уже не могу. Хочу и не могу.

— А я ничего не делаю. Это он сам.

— Да ну тебя, — рассмеялась Дария.

— Сколько уже? Не вижу, где у тебя часы?

— Вон, на стене тикают. Через час рассвет.

— Уже?!

Я вскочил и начал собираться.

— Ты куда? Ночь же еще. Я думала, на рассвете мы еще разок займемся любовью, — развернувшись ко мне, удивленно и в то же время разочарованно произнесла девушка.

Также как она, я больше не мог и в то же время хотел — дурацкое состояние. Но обнажённые груди княгини, которые она сейчас не прикрывала, так и призывали задержаться. Несчастный вид их хозяйки буквально кричал немедленно ее утешить. Как я мог уйти прямо сейчас? Конечно, задержался. Правда, напоследок пришлось брать Дарию в особой спешке.

На улице было еще темно, когда я покинул замок. Специально торопился, чтобы переправиться на Остров теней и там встретить рассвет. Понимаю, вряд ли удача мне дастся, на острове нужно появляться до темноты и сидеть там всю ночь. Можно сказать, понадеялся на случай.

В прошлый раз у нас с Дарией получилась как-то мимолетно. Теперь же более осмысленно. По-моему, она меня все-таки зацепила. Зацепила также сильно, как в свое время это получилось у Милли.

На сестру Рилли я особо внимания никогда не обращал. Она начала работать у нас, и однажды я застал ее носящей тяжелые ведра с водой. Девушка мне показалась такой несчастной. Ей, худышке, так было тягостно носить эти ведра, что я вызвался ей помочь. С этого и пошла наша дружба.

С Дарией произошло похожее. Мне стало ее жалко. На нее обрушились слишком серьезные проблемы. Конечно, как у любого правителя у нее была куча помощников. Но окончательные решения нужно принимать ей самой. А она к таким трудностям пока не готова.

А вот Хелли меня совсем не зацепила. Любовная магия, которой она постоянно пользовалась, конечно, делала свое дело, доставляла удовольствие, но она исчезает и с ней исчезает временное наваждение. Остается пустота. Она не цепляет и не привязывает.

Если вдуматься, помощнице нечем меня цеплять или привязывать. У нее все хорошо. Была бы несчастная — другое дело.

Невольно сокрушаюсь.

Вот же глупая натура всех жалеть и всем помогать, даже в таком деле как интимность взяло верх и создало предпочтения.

Отойдя подальше от замка, я вступил в черноту и полез за маской портальщика в висевшую на ремне небольшую сумку. Сейчас я благодарил судьбу за то, что наградила возможностью создавать порталы. Я больше ни от кого не зависел. Что называется, был сам на все руки мастер.


Глава 4


Все-таки не повезло. Хоть и успел попасть на Остров теней до рассвета, Система все равно обделила меня драгоценной удачей. Впрочем, отчаиваться не стоило. В запасе оставалось проверить еще один вариант. А вдруг получится переиграть Систему.

Попав на глаза Даниэлю, пришлось выслушать его недовольство по поводу заключенной сделки с княгиней. Оплату он посчитал слишком высокой. Это немудрено. Я специально назвал тройное вознаграждение. В преддверии войны дополнительная мана им нужна как воздух. Кто его знает, как дальше все сложится. У нас же ее скоро девать будет некуда.

А еще брат упрекнул, что я совсем не появляюсь в казначействе, так что предстоящий день был предопределен, на сегодня меня ждало нудное сидение за книгами учета.

Пока было раннее утро, первым делом я отправился к себе на постоялый двор, принял ванную, позавтракал, ну а дальше отправился пешком в казначейство, по пути раздумывая над начавшимися отношениями с Дарией.

Раньше казалось, что мне нравятся девушки такого же возраста. Ну или слегка старше. Княгиня ломала созданный стереотип. Мне доставляла удовольствие не только близость, но и просто быть с ней рядом. Со шлюхами складывалось совершенно по-другому. После телесного общения у меня терялся к ним всякий интерес. Покажи сейчас мне тех девиц, что у меня были и я не уверен узнаю ли я их среди других таких же.

Добравшись до кабинета, пока не забыл, первым делом я установил портал. Далее снял маску, уложил ее в сумку, сел за стол и…

— Ре-е-ей!.. — с криком ворвалась в кабинет Хелли. — Ну, наконец, ты появился! А когда купишь мне ожерелье? Ты же обещал! Ожерелье на сто двадцать шесть жемчужин!

— Хм… Точно… Что-то совсем из головы вылетело.

— Как забыл? — выпучила на меня глаза помощница. — Я каждый день жду-жду, а он забыл!

— Да куплю тебе ожерелье, куплю. Что ты так переживаешь?

Девушка решительно подошла к столу и плюхнулась на него прямо передо мной.

— Как «что переживаешь»? Я всем подругам похвалилась, а ожерелья все нет и нет. Надо мною уже все смеются! А пока ты собирался, жемчуг, между прочим, подорожал. Ювелиры сейчас дают только двадцать процентов скидки и не больше. Это если в ожерелье будет сто двадцать шесть жемчужин, как ты обещал. Ну и когда мне ждать твой подарок?

— Подорожал?.. Странно… Неужели все продали?

— Ну вот, я так и знала. Наобещал, а сам не подаришь. Ну и что я теперь всем скажу?!

Хелли изобразила несчастный вид. Более того, всхлипнув, она уже была в преддверии того, чтобы расплакаться.

— Ну ты же обещал, Рей! Я же тебе поверила! — заголосила она.

— Да куплю, куплю я тебе ожерелье.

— Не купишь!.. — успела сказать Хелли и все-таки разревелась.

Ну что ты будешь делать. Вот же шантажистка вреднючая.

Пришлось встать, налить из графина стакан воды и выдать девушке.

— Выпей и успокойся. Сегодня куплю тебе ожерелье.

— Правда?!

— Правда.

— А я из-за этого ожерелья каждый день вечерами реву. Отчим сжалился, сказал, что, если ты не подаришь, он сам мне купит. Правда, небольшое. С пятью жемчужинами.

Примерно прикинул, сколько стоит такое ожерелье. Без скидки выходило две сотни монет золотом.

— И откуда у него такие деньги?

— Он сказал, приехали наниматели из Долины, им нужны хорошие рыбаки, камнерезы, плотники, ну и прочие рабочие. Берут только первых и вторых сыновей. Отчим им помогает найти людей.

У меня и глаза на лоб полезли.

Не хватало, чтобы Долина у нас людей переманивала!

— Когда приехали?.. А когда повезут?.. Они уже вывезли кого-нибудь?! — набросился я с вопросами на девушку.

Не ожидая такого напора, Хелли с удивлением вытаращилась.

— Да я откуда знаю? Вчера отчим пришел домой довольный, пообещал купить мне ожерелье и рассказал о новой работе.

Так и хотелось вскрикнуть — «А куда смотрит Валек Лотц?!» Это в его обязанности входит следить за городом и пресекать такого рода диверсии.

Я вскочил, готовый прямо сейчас бежать искать мастера тайных дел. Вот только было не понятно, где его можно найти. Он же целыми днями где-то слоняется.

— Ты уходишь? — изумилась Хелли. — А как же ожерелье? Уже забыл, что ли? Ты же обещал!

— Даю пять тысяч золотом, и ты больше никогда не вспоминаешь об ожерелье. Договорились?

— До-договорились…

— Давай листок и давай чернила. Только быстро. Я спешу!

Пока не понимая, как между собой связаны чернила, бумага и золото, помощница торопливо мне все поднесла. Снова засев за стол, я написал письменное распоряжение о выделении девушке премии.

— Вот, отнесешь в хранилище и получишь свое золото, — протянул ей листок. Зачем-то поморщившись, Хелли взяла его и принялась перечитывать. Я же снова задумался, где найти Валека Лотца. Обычно, когда он был срочно нужен, за ним отправляли посыльных в казарму гвардейцев, где он часто появлялся, в его кабинет в префектуре, где он почти не появлялся и на рынок, где его обычно находили, если не находили в прежних двух местах. То есть требовалось отправить сразу трех курьеров.

Дверь резко распахнулась и в кабинет без стука вломился глава учета и отчетности Орил Белдок.

— Рей, у нас ЧП! Исчез сборщик налогов и податей Пэн Егел! — с побелевшим от ужаса лицом закричал он.

— Как исчез? А домой посылали?

— Посылали, — суетливо закивал глава, — они тоже исчезли. Вся семья. А еще исчезли двенадцать тысяч золотом, что он должен был вчера сдать и не сдал.

— Так это называется — не исчез, а сбежал! Срочно найдите мастера тайных дел!

— Нашли! Уже нашли! — хватаясь за сердце, повысил голос Орил. — Он сейчас в службе по налоговым сборам. Только что пришел…

Вихрем я выбежал из кабинета и понесся по коридору.

Валек Лотц сидел в кабинете главы службы и вел с ним беседу наедине. При моем появлении низкорослый и тучный глава вскочил и принялся отчитываться сухими данными о произошедшем. Мол, пропал сборщик, пропали деньги, начали проверку для установления полных сведений о похищенном, так как озвученная сумма оказалась лишь примерной. В общем, все то, о чем я уже слышал. Но меня заинтересовало в докладе другое. Появление мастера тайных дел в казначейство до того, как за ним послали — мне показалось странным.

Попросил главу оставить нас.

— Вы уже что-то выяснили? — спросил я у Валека и присел за стол напротив него.

— Конечно, — с беззаботной легкостью начал мастер, как только дверь за главой закрылась, и мы остались наедине. — Ночью сборщика и всю его семью мои люди задержали в порту. Они собирались сбежать в Долину с мешком золота. Там было сто тысяч монет. А еще при них нашли тысячу жемчужин. Я пока никому ничего не говорю. Сейчас вот все выясняю. Потом доложу Даниэлю, и он примет решение.

Столь быстрая реакция вызвала у меня невероятное удивление.

— Но… Но как вы узнали?

— Люди! В моем дела все решают исключительно люди! — с особой значимостью ответил мастер. — А все раскрылось очень и очень просто. В городе всех сборщиков знает каждая собака. В одной из ювелирных лавок сборщик по имени Пэн Егел купил слишком много жемчуга, когда он продавался по бросовой цене. Торговцу это показалось подозрительным. Он поделился со мной. Мне тоже показалось это подозрительным. Я установил за сборщиком наблюдение. Благо помогли маски птиц. Когда сборщик с семьей и вещами посреди ночи отправился в порт, мои люди его задержали.

— Блестяще! — восхитился я той простотой, с какой все разрешилось.

— А-то! Мне вот теперь интересно как нас отблагодарит Даниэль. Ваш покойный отец в таких случаях мог пожаловать четверть от найденных денег. Когда сумма была слишком большой — десятую часть. Я потом ее распределял между своими людьми. Это чтобы в последующем они более рьяно исполняли свои обязанности. Остальное тратилось на всякие мелкие подкупы и прочее.

— Ну это ты сам у него выяснишь. Ладно, занимайся, выясняй что нужно, не буду мешать.

Я поднялся, подошел к двери и только тогда вспомнил о других проблемах из-за чего хотел найти Валека.

— Мне сказали, Долина вздумала вывезти от нас самых квалифицированных работников. Где-то ходят по городу, нанимают людей. Тебе что-нибудь об этом известно?

— Уже принял меры. Сегодня утром в Долину с первой партией людей должен был отплыть корабль. Именно на этот корабль хотел попасть наш сборщик. Мои люди сейчас занимаются этим вопросом. Никто никуда не отправится. Это я гарантирую!

От такой прыти мастера моему изумлению не было предела. Видя это, Валек расплылся в довольной улыбке.

— Я же говорил, у меня все под контролем. Мои люди денно и нощно бдят за всем, что происходит в Скалистом Берегу.

Только сейчас я в полной мере осознал, что частая бравада мастера тайных дел о своей работе — это не пустые слова. Валек знал свое дело.

На этом хотел закончить, чтобы мастер продолжил допрашивать хозяина кабинета и вспомнил о еще одном вопросе:

— Случайно не знаешь, почему торговцы снова подняли цены на жемчуг?

— Из-за Долины. Они как узнали, что у нас он продается так дёшево и начала скупаться. Королева Трида Лигрес все пытается создать монополию на торговлю жемчугом. Сейчас все скупит, возьмет в свои руки канала поставки и потом будет продавать дороже.

— Понятно… И что самое интересное, не сомневаюсь, у нее это получится.

— А в этом никто не сомневается. Те, кто с головой и имеют лишние деньги, в ожидании скорого подорожания хорошо вложились в жемчуг. Вот увидишь, как только с войной все разрешится, вернется мирная жизнь и он точно подорожает!

Невольно подумалось, что зря Даниэль распорядился продать жемчуг. Но сожалеть было поздно. Все распродано.

В коридоре перед дверью дожидался глава по налоговым сборам, имени которого я хоть убей не помнил. Немного поодаль от него стоял Орил Белдок.

После общения с мастером тайных дел на сердце отлегло. Беды миновали. И тут же снова налегло. Сборщик податей, похитивший из казны деньги — мой подчиненный. Как только Даниэлю станет известно об инциденте, он вызовет меня и начнется.

Требовалось срочно принять меры.

— Вам, — указал я на первого, — срочно вызвать ко мне всех сборщиков. А вам, — указал на второго, — всех глав казначейства. Немедленно!

* * *
Вечерело. В кабинете Даниэля собрались все его подручные. Валек Лотц вкратце доложил о своей блестящей работе и настал черед говорить мне. Пусть у меня и произошла неприятность, но последующие активные действия получились весьма плодотворными. Мне было о чем доложить.

— Я провел собеседование со всеми сборщиками. Трое были уволены за неблагонадежность. Ну а по главе службы налоговых сборов Валек уже доложил.

— Так я не понял, этот сборщик обманул его и пытался сбежать? — спросил брат.

— Именно. С помощью своего подчиненного глава уводил от казны часть поступлений. Они попросту туда не доходили, поэтому во всех отчетах был полный порядок. Сегодня мы все перепроверили, везде чисто. Собираемые деньги сборщик отдавал своему начальнику, оставляя себе четверть. А потом, понимая, что все равно они когда-нибудь попадутся, дождался, когда выпадет случай взять хорошую сумму, все присвоил себе и решился бежать в Долину.

— Что показал обыск дома главы?

Вопрос адресовался мастеру.

— Мы нашли только мелочь. Он сам признался, что все золото откладывал в банк альбиносов. Сколько таким образом было похищено, мы можем судить только с его слов. Он говорит — около миллиона. Проверить названную сумму невозможно. Альбиносы нам никогда не признаются о его вкладах. Вы сами знаете, по заключенному договору мы даже войти к ним не имеем права. Банк считается представительством и обладает иммунитетом.

— Значит, около миллиона… Наверное, так и есть. Он хотел довести сумму до круглой цифры и потом сбежать. И что хуже всего, если бы не сборщик, у него бы все получилось, — задумчиво произнес Даниэль и обратился с вопросом к мастеру: — А отдавать наше золото он, случайно, не собирается?

— Нет, почему, согласился. Но только в обмен на жизнь семьи.

Брат откинулся на спинку кресла и взял паузу. О чем он сейчас думает, я догадался.

— А что он запросил в качестве гарантии сделки?

— Ваше слово.

— Хм… Мое слово в обмен на миллион золотом. Дорого же мне обойдется мое слово. И что бы в таком случае сделал отец? — теперь Даниэль адресовал вопрос консильери.

— Дал бы слово, а потом его забрал обратно, — усмехнулся он. — Нарушение никак не скажется на падении удачи. На кону миллион и закон, который был нарушен. Каждый должен понести наказание. Не придадим наказанию семью главы, и все посчитают, что можно безнаказанно воровать у князя, а потом его шантажировать его же деньгами.

Брат удовлетворенно кивнул. Сказанное Иганом Велни шло вровень с его задумкой.

— Скажете, что я даю слово. Как только альбиносы отдадут золото, до смерти забейте его плетьми вместе со сборщиком. А семьи сошлите в Пропасть падших.

— Будет сделано, — с готовностью ответил Валек.

— У нас есть еще один глава, — продолжил доклад я. — На моем собеседовании глава снабжения проявил себя неблагонадежным. В ходе дополнительной работы было установлено, что он ежемесячно похищал из казны до пятисот золотых.

— А что дал обыск? — спросил Даниэль у мастера.

— Мелочи. Что брал он сразу и тратил на семью, шлюх и прочее. Это были небольшие деньги. Они тут же у него исчезали.

— Предайте его и его семью тому же наказанию.

— Но может быть…

Я попытался встать на защиту и попросить брата оставить в живых хотя бы семью, но он с таким укором посмотрел на меня, что пришлось смолкнуть. Даже если бы я сейчас привел сотню доводов, он вряд ли согласится с моей просьбой. Казнокрадство брат относил к худшему виду преступлений. За него полагалась смерть и для самого вора, и для его семьи. Впрочем, точно также было и у остальных правителей. Иначе бы из казны воровали все, кому не лень.

— Если у вас все, то на этом закончим. Всем готовиться к завтрашнему дню. К нам должны прибыть пираты. Будем заключать с ними сделку по найму на службу, — напоследок напомнил Даниэль.

— У меня остался вопрос, — ожил мастер тайных дел. — Обычно в случае подобных находок в хищении казны покойный Трол Гилберт всегда выдавал премии. Когда четверть, когда десятую часть от похищенной суммы. Все мои люди хорошо потрудились. Сейчас вон сидят, ждут чем я их обрадую.

— Четверть? Ты смеешься? А за что вы получаете жалование? Находить казнокрадов — это ваша обязанность!

Все покинули кабинет брата. Валек Лотц так надеялся на награду и теперь совсем опустил голову. Я прямо чувствовал, как он сокрушается.

— Валек, — окликнул его консильери. — Я поговорю с Даниэлем. Постараюсь убедить выдать вам премию. — Мастер тайных дел было обрадовался, но Иган тут же его огорчил: — На многое не рассчитывай. Может быть одно месячное довольствие для всех, может — два. Не больше.


Глава 5


В Скалистом Берегу заметно похолодало. Теперь по утрам в лужах стоял лед, ветер стал морозным и оттого особенно неприятно пронизывающим.

Морские наемники вошли в порт раньше намеченного, на рассвете. Сейчас они пришвартовались, высыпали на пристань и что-то всей кучей обсуждали. Вероятно, последние нюансы перед встречей с Даниэлем.

За исключением мастера тайных дел, на стене замка, ежась от холода, собрались все помощники Даниэля и вместе с ним наблюдали с высоты Гнездовой скалы за происходящим в порту. Из 12 прибывших кораблей только 8 относились к боевым, остальные бывшие торговые. Последние имели худшую защиту. Иной раз лишь один мощный фаербол мог затопить подобное судно. И это больше всего беспокоило брата.

— Иган, ну я же вам сто раз говорил, какие нужны корабли!

— А я сто раз говорил им. Как видите, поступили по-своему. Дикий народ. С ними совершенно нельзя ни о чем договориться, — поморщившись, зло высказал консильери.

Даниэль говорил, что понадобится заранее платить наемникам за службу. Иначе они не соглашались. И это меня беспокоило больше всего. По-моему, было глупо заключать подобную сделку. Все равно ведь обманут. Если вдуматься, кем были эти наемники? Ответ очевиден — обычными пиратами, то есть проходимцами, людьми без чести, совести и прочего.

В последнее время из-за начавшейся активности южан, захвата Таклов и Лиан, морские перевозки заметно снизились. К весне, когда запланированы основные военные действия, по морю будут ходить исключительно боевые корабли. На них уже ничего не заработаешь. То и гляди, чтобы самих не затопили. Именно поэтому морские разбойники решились податься в наемники.

— Неужели ты думаешь, что пиратам стоит доверять? — спросил я у Даниэля. — Они же заберут деньги и сбегут. Будет лучше взять корабли внаем.

Консильери в недовольстве в очередной раз сморщился и помотал головой.

— Пробовали. Не соглашаются. Говорят, мы не дадим чужакам хозяйничать на наших кораблях.

— Ничего мы с ними заключать не будем, — зло ухмыльнулся Даниэль, чем меня удивил. — Как только прибудут к нам морские капитаны, прикончим их, а потом прикончим весь тот сброд в порту. Сир Ресли, у вас все готово? — обратился он к капитану.

— В порту триста гвардейцев. Как вы и приказали, все одеты в обычную одежду. Люди знают, что делать. Я лично поставил задачи. Как только отдадите приказ, сначала они перебьют тех, что засядут в тавернах. Потом займутся теми, кто будет слоняться в порту. Одновременно с этим группы поднимутся на корабли. Полчаса и со всеми пиратами будет покончено.

Капитан уверенно отчитался. Я не сомневался, попавшие в наш порт корабли мы захватим с наименьшими потерями. Вот только сама идея брата заманить пиратов и ради кораблей с ними разделаться мне казалась чудовищной. Такого коварства от него я не ожидал.

Но сейчас у меня появился другой вопрос:

— И чем нам это может грозить в будущем?

— Ухудшением репутации среди пиратов, — обречённо произнес консильери. Было видно, так же как я он категорически против этой идеи Даниэля.

— У нас нет другого выхода, — продолжил брат. — Сегодня вечером, в крайнем случае завтра утром, корабли должны отплыть в Великий город, там встретить баржи с зерном, идущим из Мелиссара, и сопроводить их домой. Не хватало допустить повторения летнего нападения на море.

За рядовых пиратов, что останутся в порту, я не переживал, с ними легко справятся. Другое дело капитаны.

— Двенадцать кораблей — это двенадцать капитанов, — вслух принялся прикидывать я. — Они же все хорошие воины. И боевой магией владеют тоже хорошо. Они здесь такое устроят…

— Не устроят, — перебил меня брат. — Борис для них приготовил быструю смерть. После сделки будет застолье. Для них оно станет последним.

Чувствовалось, что минувшая ночь проходила у брата плодотворно. Пока я единственный раз за столько времени решил выспаться, он и другие помощники провели ее в трудах. Тщательно все обдумали и подготовились.

В теплое время года на Гнездовой скале было полно чаек. Теперь же с наступлением зимы, птиц почти не стало. Именно поэтому уверенно несущаяся к нам со стороны порта чайка приковала мое внимание. Она села невдалеке, лапкой стукнула себя по клюву и в то же мгновение обернулась Валеком Лотцем.

— Все как мы и думали, — сходу принялся докладывать мастер тайных дел. — Они намерены обмануть. Будут настаивать на посредничестве банка альбиносов. Чтобы мы наперед передали золото в банк, а те, в свою очередь, выступят гарантами его сохранности до окончания сделки. Если пираты исполнят обязательства, банк выдаст им золото, если нет — вернет нам.

— Но мы-то понимаем, как это все обернется, — заключил консильери.

— Главный у них капитан Темная туча, — продолжил мастер, — это он договаривался с альбиносами и собрал под собой остальных пиратов. Он будет вести переговоры. Сразу скажу, Туча не лучший переговорщик. Склонить его будет непросто.

Даниэль выслушал доклад без особого интереса. Даже ничего не переспросил. Все его внимание было приковано к порту. К пиратам подъехали три кареты. Они заполнились людьми и спустя минуту тронулись. Гурьба оставшихся начала разбредаться. Меньшая часть подалась на корабли, большая направилась к многочисленным питейным заведениям, идущим вдоль пристани.

— Сир Ресли, Валек, Тид и Иган — вы четверо останьтесь. Остальные занимайтесь своими делами, — распорядился брат.

Я нехотя подался вместе с магистром и престарелым управляющим города уходить и напоследок обернулся.

— Даниэль, ну ты хотя бы попытайся договориться о найме кораблей.

Брат сделал вид, что не расслышал.

Пусть пираты те еще мерзавцы, но как по мне, подобным образом с ними поступать было в корне неправильно. В бою или если бы они нам перешли дорогу — другое дело. Но не так как запланировал Даниэль. Просто хотя бы потому, что в дальнейшем с ними потребуется заключить еще какую-нибудь сделку и те уже откажутся от диалогов, помня, как мы расправились с их товарищами. Как говорится, кто один раз сделал подобное, сделает и во второй. И это, не говоря о том, что пиратское братство могло начать нам мстить — целенаправленно охотиться за нашими торговцами.

Во дворе появился Рилли. Заспанный он вышел из пристройки, где жили родители и направлялся к воротам. Теперь его было не узнать. Похудел, стал выше и, по-моему, немного возмужал. Служба в стражниках ему однозначно пошла на пользу.

— Я думал ты переехал жить в казарму, — поздоровавшись, вслух сказал я.

— Так я там и живу. Просто иногда навещаю родителей. Надо же хоть иногда хорошенько ужинать и завтракать.

— Вроде в казарме хорошо кормят.

— Да, кормят хорошо, но не так, как у мамы. У нее получается вкуснее, — с особым наслаждением произнес Рилли. — Ну я побегу, а то меня хватятся. Сержант Визель свирепеет, если опаздывают. У нас по утрам тренировки, потом дежурства. Мы с Крысоловом и Базиком уже вторую неделю патрулируем город. Столько всего случилось — не пересказать. Мы даже на мечах дрались по-настоящему! Потом как-нибудь расскажу. Сейчас совсем нет времени. Спешу.

Мы попрощались, Рилли понесся к воротам, а у меня только в этот момент родилась отличная идея насчет пиратов. Окликнул его, попросил задержаться, а своему грозному сержанту передать, что опоздал по моему указанию. Вкратце рассказал, что Рилли нужно будет сделать. Без помощника мне было не справиться.

Спустя полчаса во двор въехали три кареты.

«Ну и наемнички», — пронеслось в мыслях едва капитаны стали выходить из карет. Походка вразвалку, наглый взгляд, дурные манеры… Со стороны могло показаться, они посетили нас не с целью устройства на службу, а как будто прибыли выбить золото из должника.

А что за одежда? Я впервые видел столько ярких сюртуков, так богато расшитых золотом. Словно к нам явились не пираты, а толпа королей по случаю какого-то празднества.

Та же чрезмерность творилось с оружием. У каждого морского капитана слева на ремне висело по сабле, справа по мечу. Ну и всяких кинжалов, и ножей чуть ли не с десяток. Хорошо не догадались прихватить с собой щиты с пиками, вкупе со стрелковым оружием.

Поглядывая на гвардейцев хамоватыми взглядами, пираты вразвалку направились к входу в замок, где их встречал консильери.

Мы с Рилли расположились поодаль, у фонтана. Кто из них являлся главарем я сразу догадался. У капитана Темная туча оказалась слишком приметная внешность. Здоровенный до невозможности что в высоту, что в ширину. И темный волосяной покров оказался соответствующий. Кучерявые волосы торчали на голове во все стороны. Вместе с не особо длинной пышной бородой вся эта растительность придавала лицу подобие грозовой тучи.

— Скалистый Берег рад приветствовать у себя смелых морских капитанов… — сладко с улыбкой встретил пиратов консильери.

Я попытался воспользоваться особой способностью управления разумными и что-то не получилось. Система проигнорировала призыв. Повторил попытку и снова тщетно. Из-за этого придуманный план полетел в топку. Так Система меня еще ни разу не подводила.

Консильери закончил приветственную речь. Я уже подумал, что все пропало. Темная туча развернулся к своим что-то сказать и вот тут наши взгляды на секунду встретились.

Разум морского капитана Белфи Левина (Черная туча) взят под контроль.

Потрачено 100 маны.

Каждая следующая 1 минута потребует 1 ману.

Непривычно было ощутить себя в высоком могучем теле. Я возвышался над любым из морских капитанов, по меньшей мере, на полголовы.

Консильери широким жестом пригласил следовать за ним.

— Иган, — окликнул я его непривычным громогласным голосом. — Мы сейчас… Буквально пять минут, — и далее обратился к капитанам. — Отойдем, надо переговорить.

Проследовав в сторону, подальше от консильери и выстроившихся у ворот гвардейцев, я остановился у отключенного на зиму фонтана, от которого меня настоящего только что увел Рилли, взяв под локоть.

— Парни… — произнес я и осекся, посчитав это не лучшим обращением к взрослым пиратам. Жалко, что попадая в чьи-то тела, не давались подсказки по тому, как себя вести. Пришлось импровизировать. — Не будем дурнями. Отдадим внаем корабли, потом полгода будем кутить. Нам ничего не понадобится делать. Золото само придет к нам в руки!

— Туча, ты о чем? Это же была твоя затея обвести Скалистый Берег. Перед отплытием ты нам всем неделю голову морочил! — ощетинился жилистый капитан с козлиной бородкой.

Эх… Может быть и верно Даниэль решил всех прикончить. Они к нам пришли с намерением обмануть, так что правильно, если получат по заслугам, пусть и слишком жестоким образом.

Не будь последствий для Скалистого Берега, и я бы отступил. Но сейчас надо было доделывать начатое. Пришлось применить все свое красноречие, привести кучу доводов. В результате чего спустя четверть часа удалось склонить капитанов в свою пользу. Правда, с условием, что княжество по одной цене возьмет внаем все корабли, включая торговые.

Дальше я хотел вместе с капитанами отправиться в зал торжеств и лично проконтролировать окончание сделки, но меня вдруг кто-то начал бить по собственному, настоящему лицу.

Отпустил разум Темной тучи, очнулся в собственном теле, сидящем на кровати в лачуге родителей Рилли, и…

— Ну наконец, очнулся щенок. Давай признавайся, какую на этот раз ловушку ты нам приготовил?

Перед носом опасно замельтешило острие кинжала.

Тэйтан, долбаный Тэйтан, что б ему пусто было… Тот самый Тэйтан, что стащил у Бакки мешок с золотом, а меня вырубил, сидел передо мной на табурете с выставленным оружием. Рядом со мной перепуганный до смерти сидел Рилли.

Не представляю, откуда взялся пират. Я же его вообще не заметил среди прибывших капитанов.

С прошлой встречи многое изменилось. Теперь меня было не так просто взять. Оставалось лишь посочувствовать Тэйтону. Увидев меня, ему бы лучше бежать сломя голову, а не пытаться угрожать кинжалом.

Разум морского капитана Тэйтана Отилы взят под контроль.

Потрачено 100 маны.

Каждая следующая 1 минута потребует 1 ману.

Теперь я смотрел сам на себя, застывшего подобно истукану. Можно было прикончить Тэйтона его же кинжалом, но вместо этого я поднялся с табурета и направился к выходу.

— Сидите, и не вздумайте… — успел сказать я для Рилли и что-то ударило в бок сзади.

Рилли!.. Вот же недоумок!.. Хотя нет, все-таки молодец. Он попытался совершить пусть и глупый, но храбрый поступок. Парень не стал трусливо отсиживаться. Поймав момент, он ударил ножом Тэйтона сзади. Правда, попытка оказалась неудачной. Теперь Рилли отступил и с ужасом смотрел, что произойдет дальше. Он уже догадался о своей ошибке. Под одеждой капитана скрывалась кольчуга. Моему другу следовало бить выше, в незащищенную шею.

— Что ты творишь? Это же я, Рей!

— Рей?! — изумился Рилли и посмотрел на мое застывшее тело. — А как же он?.. А где же ты?.. А как это вообще возможно?!

Я не рассказывал ему о своей способности. Просто сказал, что делать и тем ограничился. Так что его изумление и расспросы были очевидны. Вот только рассказывать подробности я не собирался. Меньше знает, меньше проболтается, если, конечно, проболтается.

— Сиди здесь и больше не вздумай никуда вмешиваться, — велел я и вышел на улицу.

Как раз вовремя. Морские капитаны затеяли знатную ругань. Обстановка была накалена до предела. И это немудрено. Все настроились одним образом, только что используя Темную тучу я переиграл в другую сторону, а теперь, когда капитан очнулся, он снова пытался отыграть к изначальному варианту, при этом начав говорить об опасных вещах.

— Я вам говорю, стоял и ничего не мог сделать! Как будто кто-то другой сидел внутри меня и все делал! Это все магия! Против нас применяют особую магию!..

За минувшее время я лишь один раз пробовал взять под управление человека. Это было на верфи. После не было возможности опробовать способность. Собственно, поэтому для меня стало открытием, что обязательно требовалось встретиться с человеком глазами и только тогда можно было овладеть его разумом. Теперь же я слышал о новой напасти. Оказывается, все было вовсе не так, как мне изначально представлялось. Человек видел и слышал, что с ним происходит. Более того, он понимал, что им овладевал кто-то другой. Требовалось сейчас же вмешаться и что-то предпринять, иначе ситуация могла обернуться в еще более худшую сторону.

— Да что вы его слушаете?! Решили сдать внаем корабли, значит, сдаем! — заорал я голосом Тэйтона.

— Ты вообще заткнись, сопляк! Не дорос говорить с нами на равных! — горкнул на меня Темная туча и продолжил убеждать остальных капитанов: — Я вам говорю, они используют против нас особую магию!

Уже было очевидно, еще немного и главарь морских капитанов снова всех переубедит. Более того, предъявит претензии Даниэлю о том, что кто-то пытался взять под управление его разум и тем раскроет меня. Брат тут же догадается чьих это рук дело. Этого нельзя было допустить ни в коем случае.

Недолго думая, я заорал:

— Бей Тучу!

Кинжал я продолжал держать в руке. С ним-то я и набросился на Тучу. Удар клинка рассек воздух перед мордой главаря. Он уклонился и следом обрушил тяжелый кулак мне в глаз. Искры, полет по воздуху, слегка поплывшая реальность и вот я уже распластался на земле. Ругань капитанов прекратилась. Все с недоумением смотрели на меня. Поддерживать Тэйтона явно никто не собирался.

Я вскочил на ноги. Следовало срочно предпринять хоть что-то, пока Туча не выдал добавки. Громадина уже засучивал рукава и намеревался двинуть ко мне.

— Вы что, не видите?! Да он же с ними сговорился, вот и морочит нам головы! Он хочет всех подставить и забрать себе наше золото! Бей его, бей! — заорал я.

На этот раз стоило обзавестись клинком посолиднее. Выхватив саблю, я с ней ринулся на Темную тучу.

Свершилось. Упоминание золота сделало свое дело!

Началась драка. Да не на кулаках, на клинках!

Тэйтон сражался отчаянно, но весьма недолго. Ушлый капитан потерял голову прежде, чем смог нанести главарю сколь значимое ранение. Зато его смерть оказалась ненапрасной. Он смог разжечь конфликт между пиратами.

Гвардейцы с обеспокоенностью смотрели на начавшуюся бойню. В любой момент им могли приказать вмешаться. А смотря с какой ожесточенностью идет схватка, лезть в пекло никому не хотелось.

Из замка высыпали рыцари, оставшиеся помощники и Даниэль. Все с недоумением смотрели на схватку пиратов. Брат, естественно, приказал никому не вмешиваться. Зачем прерывать дерущихся, если он сам их хотел прикончить.

Со смертью Тэйтона я снова очнулся в своем теле. Бедняга Рилли метался от окна, выходящего во двор, ко мне и обратно. Он не знал, что ему делать. Как будто его вмешательство могло что-то изменить.

— Кто это такие? Почему они дерутся, и никто не вмешивается? Что у нас вообще происходит?! — накинулся он на меня с расспросами.

— Сам не видишь, что ли? Пираты дерутся, — усмехнулся я, радуясь за себя. Несмотря на свалившиеся трудности, у меня все получилось. Точнее, почти получилось. Осталось дождаться финала.

— Так это пира-а-аты?! — Рилли выпучил глаза, как будто услышал о чем-то сверхъестественном. Впрочем, если вдуматься, в какой-то степени так оно и было. Пиратское отродье у нас дома, да еще устроившие во дворе побоище — это, конечно, нечто. Не представляю подобного у нас дома, когда был живой отец. Сомнительным личностям вход в замок всегда был закрыт.

— Да, пираты. Смотри, никому не скажи о том, что тут было. Вообще никому и ничего. Ты понял? — повысив голос, сказал я и прибавил для острастки: — Иначе обоим достанется.

— Понял… А если спросит Даниэль? Я же не могу ему врать.

— Не спросит. Сиди пока тут. Выйдешь, когда все разойдутся. И сразу иди в казарму. Сам никому не рассказывай и тебя не станут расспрашивать. Даже Крысолову и Бази ничего не говори. А то они быстро обо всем растреплют.

— Не переживай, не скажу. Ты же знаешь, я — могила.

К моему появлению схватка во дворе завершилась. Из двенадцати капитанов, стоявшими на ногах, осталось лишь пятеро. Остальные были либо убиты, либо настолько сильно раны, что не в силах подняться. Среди обезглавленных оказался Темная туча. Его, видимо, прикончили после Тэйтона и дальше капитаны уже бились между собой.

— На вашем месте я бы добил выживших и разделил долю, — подкинул дров Даниэль.

Пираты восприняли совет за руководство к действию. Раненные были обезглавлены. После чего оставшихся пятерых морских капитанов пригласили в замок.

Я не стал больше вмешиваться. Пираты уже были не в том положении, чтобы вздумать качать права. Просто остался во дворе. Хотелось узнать, чем закончится встреча.

Все получилось даже лучше намеченного. Даниэль взял внаем только боевые корабли, еще и сумел выторговать приличную сумму. Капитаны забрали причитающееся по сделке золото и уже в обед убыли из порта на оставшихся четырех кораблях вместе со всеми своими моряками.

Я был счастлив, ведь благодаря моему вмешательству Скалистый Берег по сходной цене обзавелся боевыми кораблями и не нажил новых врагов. Жаль было лишь о том, что об этой победе нельзя ни с кем поделиться. А этого ох как хотелось.


Глава 6


В очередную ночь я решил испытать последний придуманный мною способ обойти Систему и заполучить удачу. С этой целью я до полуночи пробыл на Острове теней, а после порталом сбежал в Оршик, явившись к Дарии посреди ночи.

Как и в прошлый раз, время в ее обществе пролетело незаметно. За три с лишним часа мы даже толком не поговорили. Княгиня лишь краем обмолвилась, что первую партию заказа они смогут закончить через неделю, а остальное не раньше чем через месяц. Я же поделился новостью о найме нашим княжеством боевых кораблей. Все остальное время нам было не до этого.

Часы показали четыре утра. Мне пришлось подняться с постели и нехотя начать одеваться. Мысль о том, что сейчас предстоит идти от замка к оставленному в квартале от него порталу, совершенно не радовала. Было куда удобнее, если бы он стоял прямо здесь.

Дария лежала на постели и, прикрыв себя одеялом, с жалобным видом наблюдала за моими сборами. Так же как и мне ей хотелось засыпать и просыпаться в объятиях. Но этого я пока не мог себе позволить.

Однако все было не так плачевно. Кое в чем помочь себе и ей все же было возможно.

— Кстати, я обзавелся новой способностью. Теперь могу создавать порталы, — махнув рукой на свои тайны, признался я.

— Так теперь ты будешь приходить каждую ночь? — тут же оживилась Дария. — Здорово!

— На счет каждой — не обещаю. Но почаще. Могу установить портал прямо здесь. У нас будет больше времени. Мне не нужно будет терять время на дорогу.

— Здесь? В спальне?!.. И как мне тогда спать, зная, что ты в любой момент можешь появиться? — с изумлением вытаращилась на меня Дария.

— Зато каждый раз будет сюрприз!

Это вызвало у Дарии смех.

— Ладно, ставь свой портал. Только не вздумай меня потом ночью пугать.

— Да нет, ну что ты. За кого ты меня принимаешь.

Портал ставился легко, вот только в моем случае это были нюансы. О них стоило предупредить княгиню.

— Честно говоря, это не совсем обычная способность. И я попрошу тебя держать все в тайне.

— Скрываешь от брата?

— Ну да. Ему пока незачем об этом знать.

— Ты так говоришь, как будто я с ним общаюсь. Да и кому мне рассказывать? Не буду же я своим помощникам говорить, что позволила тебе поставить у себя в спальне портал. Консильери и так мне всю плешь проел советами с тобой не связываться.

— Это еще почему?

Дариа с тяжестью вздохнула и тем напомнила о наших ранах.

— Расплата за ошибку наших отцов, — сам ответил на вопрос я.

— Отец был для всех любимым князем. Я пока не обзавелась своими людьми. Всех помощников назначал еще он. Они до сих пор преданы ему и смотрят на нашу с тобой связь как на мое предательство.

— У нас точно также. У Даниэля все старые помощники. Своих людей у него пока нет. Не скажу, чтобы у нас к Оршику была ненависть, но все смотрят, конечно же, не лучшим образом.

— А у тебя есть преданные люди? Тем, кому бы ты мог доверять?

— Я младший брат князя. Какие у меня могут быть преданные люди? Их в любой момент может вызвать Даниэль и вытащить все секреты.

Княгиня понимающе кивнула.

Я понял, к чему были расспросы. Углубляться в тему возможного противостояния с братом мне не хотелось.

Дабы уже покончить с этой темой, я подмигнул Дарие и с задором произнес:

— А вот и моя особая способность.

Вытащив из сумки маску портальщика, я надел ее и создал в центре комнаты портал.

— Вы заполучили мастера делающего маски, поэтому-то ты и смог снять со своего брата маску мертвеца! Как же я сразу не догадалась? Я вообще об этом не подумала! — едва ли не завизжала Дариа. — Так выходит, мастер может делать маски из людей с особыми способностями, а потом этими способностями можно пользоваться? Правильно?

— Именно! Но не все так просто. Для того чтобы маски открывались, кое-что нужно. У меня это есть, поэтому могу ими пользоваться. Любой другой будет только менять образ и не более.

— А что это за способность открывать маски?

Хм… Конечно, с Дарией мы близки.

Но стоит ли раскрывать ей все секреты?

— Мне пора. Как-нибудь потом еще поговорим.

На прощанье я подался поцеловать Дарию и, тут же поняв, что делаю, рассмеялся. Я же был в образе чужого старика. А чужому старику незачем целовать мою Дарию. Пообещав это сделать при следующей встрече, я вошел в портал, ведущий в Драную гору.

Днем на базе царила суета, а ночью затишье. В зале с порталами дежурил наш новый портальщик Бассир. В его обязанности входило все время поддерживать открытыми несколько порталов, через которые по мере необходимости проходили наши люди.

Сидя в принесенном откуда-то кресле, парень проводил время в полудреме. Пятерка гвардейцев разместилась на лавке поодаль и находилась примерно в таком же состоянии.

Появление незнакомого старика заставило охрану насторожиться. Но Бассир меня уже видел в этом образе. Он сделал отмашку и тем их успокоил. Вдобавок я следом снял маску.

Невольно подумалось, что не стоит слишком часто светиться в чужом образе, иначе вряд ли удастся сохранить свою тайну. Впрочем, я уже не раз убеждался, что все когда-нибудь раскрывается. Придет время, и Даниэль узнает о маске портальщика, и о маске невидимки, и о моей способности брать под управление разум людей. Это вопрос лишь времени.

Спрятав маску в сумку, я вошел в портал, ведущий на Остров теней.

Первый попавший на глаза гвардеец, сидевший на лавке прямо напротив, сообщил, что Даниэль меня давно разыскивает. Это заставило напрячься. Просто так брат меня бы не разыскивал.

В основном помещении с порталом на лавках сидели гвардейцы, рыцари, мастера, лекари и прочие лица, допущенные к получению удачи. Во втором, меньшем, приближенные Даниэля. Сам он проводил ночи в крохотной комнате больше похожей на нишу, где и двери-то не было. От всех его отгораживала лишь шторка.

Я спешно миновал основное помещение и вошел во второе.

У дальней стенки размещались столы. За ними ко мне спиной над чем-то трудились магистр и консильери. Остальные помощники князя в отсутствии срочных дел спали.

Из-за шторки от брата вышла мама. При виде меня она улыбнулась и направилась в мою сторону.

— Сказали, меня разыскивает Даниэль. Что-то случилось?

Мама с недоумением пожала плечами.

— Да вроде бы все нормально. Часа два назад в порт прибыли баржи с зерном. Добрались без происшествий. Других новостей не было.

— «Добрались без происшествий», — повторил я в мыслях. Это успокоило.

— Дай я тебя хоть обниму, совсем стал взрослым, — мама полезла ко мне со своими телячьими нежностями, обняла, поцеловала в щеку и, к счастью, на этом отстала. — То, что ты теперь живешь самостоятельно, не значит, что можно больше меня не проведывать. Хотя бы покушать заходил.

— С этим у меня проблем нет. В «Трезубце» хорошо кормят.

— Хорошо, да не так хорошо. Чтобы сегодня же пришел к нам на ужин. А то стали как чужие. Ты даже толком не познакомился с Катариной.

Хотел переспросить кто это и сам догадался. Мама упомянула о невесте Даниэля.

— Хорошо, обязательно буду, — пообещал я.

Мама отступила, и я подался к Даниэлю.

В его крохотной нише стоял небольшой столик и два кресла. На одном за столом сидел брат, второй предназначался для собеседника.

— Присаживайся, — пригласил он жестом. — Где тебя носит?

— Да так… дела.

— Это называется шлюхи, а не дела. От тебя духами несет.

— Лучше духами, чем вином, — попытался я сгладить.

Брат не стал больше продолжать тему и перешел к делу:

— Сегодня утром я отправил в Костяные горы Валеба и Бакки. Нужно будет вынести оттуда золото и жемчуг. Ты уже ведь можешь вернуть им первозданный вид?

— Да, могу.

— Ну вот и отлично. Из-за покупки зерна и сделки с пиратами нам пришлось растратиться. Нужно восполнить казну.

— Хорошо, сделаю. А как решил поступить с жемчугом? Неужели снова отдашь торговцам? Я слышал, Долина его весь скупает. Потом будет продавать дороже, не лучше…

— Пусть скупает, — перебил меня Даниэль, — у королевы не получится установить монополию. Жемчуга много и на Севере, и на Юге. У берегов Долины его добывают мизер. Нельзя взять под контроль то, что не находится у тебя на территории. Хорошо бы нам весь жемчуг продать напрямую Долине, минуя всяких посредников. К сожалению, после случая в порту, королева прервала с нами контакты. Ну да ладно, я тебя не для этого позвал. Надо будет спрятать золото, что прибудет из Костяной горы и половину наших запасов. Сам видишь, люди начинают нас предавать. Последний раз отец казнил казнокрада лет десять назад. Это был обычный сборщик. А теперь у нас воруют уже главы служб. Попробуй представить, что будет к весне, когда обстановка на границах накалится до предела. Когда на Оршик двинут южане, а на нас северяне. Мы должны подумать о худшем.

— Да мы их!..

— Конечно, мы справимся. Никуда не денемся. Но некоторые подумают иначе. Попытаются прихватить кусок побольше и сбежать. Поэтому будет лучше, если мы большую часть золота надежно спрячем. Чтобы ни у кого не было к нему доступа.

— И куда ты хочешь спрятать золото?

— Подальше от всех. В горы. Сейчас магистр разрабатывает для Птичьих скал потайные ходы. Дядя уже утомил своими просьбами. Все печется о своей деревне. Хочет обезопасить людей на случай вторжения. Завтра утром вам следует приступить к делу. Заодно сделай где-нибудь подальше в скале потайную камеру. Чтобы получилось без входов и выходов. Там будет потайная сокровищница. Порталом переправим туда золото и закроем.

— А у кого будет доступ к сокровищнице?

— Портал поставит только один человек — консильери. Он вполне заслуживает доверия.

Ответ вызвал у меня недоумение.

— А если с ним что-то случится? До сокровищницы же будет не добраться!

— Тогда сокровищницу откроешь ты. Я не сомневаюсь в нашей победе. Мы обязательно выиграем битву с южанами, альбиносами, северянами и прочими, кто к нам сунется. Ну а если проиграем, наше золото не достаться никому!

* * *
С наступлением рассвета всем на Острове теней выдали по 1 очку удачи. Всем кроме меня. Система снова обделила меня в этом вопросе. Не повезло. Жульнический способ обойти установленные правила не сработал. И Дарие не повезло. Как бы ни хотелось, наши встречи обречены быть редкими. Жертвовать удачей я не собирался. Слишком много всего стояло на кону. Впрочем, все было не так уж и плохо. Мы могли встречаться днем. Уж пару раз в неделю я мог найти для нее время.

За ночь магистр закончил чертежи будущих ходов и укрытий в Птичьих скалах. Консильери открыл для нас портал, и мы втроем перебрались в теперь уже бывшее прибежище мастеров. Открыли дверь на улицу и ахнули. В княжестве выпал первый снег. Белая пелена толстым слоем накрыла всю деревню.

— Ну ничего себе! Хоть сейчас бери санки и бегом на горку! — не сдержался я и первым ступил в снег, провалившись в него едва ли не по колено.

Раньше, когда выпадало столько снега, у меня был праздник. В этот день меня особо не докучали учебой ни покойный учитель Казиф Барси, ни даже мама. С утра и до обеда мы катались на санках с горки с Крысоловом, Баззи и Рилли. Горкой нам служила дорога от верхних ворот до нижних. Это было, конечно же, нечто. Иной раз вовремя не успеешь остановить сани и с разгона влетаешь в стену или ворота. Рилли так один раз чуть себе голову пополам не расшиб. Благо лекарша Надин была на месте, спасла бедолагу. Из-за него мама потом неделю мне не разрешала гулять. Боялась, что я повторю его ошибку. А когда разрешила, снег растаял и больше не выпадал. Началась весна.

Эх, как же быстро летит время и как же быстро все меняется. Всего год прошел, а столько всего поменялось.

— Ну с горкой это вряд ли, а снежки покидать — это запросто, — поддержал меня магистр и, всучив консильери прихваченную с собой тубу с чертежами, тоже прыгнул в снег, сгреб его ручищами и принялся делать снежок.

— Один на один или куда-нибудь покидаем? — спросил я и расстроился: — Жалко, что в такую рань никого нет, а то бы обкидали местных мальчишек.

Магистр запустил первый снежок в крышу дома, стоявшего ближе всех к берегу моря, метясь попасть во флюгер в виде флажка. Я кинул следом. Борис попал, а я нет. Впрочем, все как обычно.

Доступен навык метания снежков (камней).

Возьмите или отклоните.

— Дают навык по метанию. Взять? — по привычке спросил я у магистра.

— А ты разве не брал? — искренне удивился Борис, чем вызвал у меня недоумение.

— Так вы же сами всегда с мамой говорили не брать. Говорили, что метание мне не нужно.

— Да бери, конечно. Этот навык есть у всех. Когда-нибудь обязательно пригодится.

Магистр снова запустил снежок. Второе подряд попадание, а у меня опять нет. Пришлось взять цель попроще. Крыша большая. В нее невозможно не попасть.

Повышение навыка метания снежков на 1 очко.

— Рей, Борис, ну что вы как маленькие? Делами нужно заниматься! — возмутился Иган и вручил магистру его тубу обратно. — Идите к Румелу, покажите ему чертежи, а мы с Реем пока здесь осмотримся.

Несмотря на возраст, магистр на минуту предался детству. Было заметно с какой неохотой он возвращался к действительности, впрочем, как и я. Забрав тубу с таким видом, как будто хочет запустить ее подальше и с тяжестью выдохнув, он поплелся по глубокому снегу в сторону дома деревенского правителя.

— Ну а нам туда, — указал консильери на скалу, — Даниэль велел отойти от деревни подальше.

По проделываемому мною в камне проходу мы прошли примерно полчаса и тем удалились от деревни более чем на километр, когда Иган наконец сказал «достаточно». За это время мы немного поднялись выше уровня моря и слегка отклонились вправо. Впрочем, этого «немного» и «слегка» было более чем предостаточно. Теперь чтобы даже мне снова найти это место потребовалось бы на поиски несколько часов, а то и полдня.

Я создал вместительный зал шириной в десять метров и длиной в тридцать. Еще и потолок сделал высотой метров в десять. Это чтобы точно уместились все запланированные для хранения ценности. Впрочем, при таких размерах здесь можно было складировать вообще всю княжескую казну, включая серебро и медяки.

По окончании консильери пробежал взглядом по будущей сокровищнице. Полученный результат его явно удовлетворил. После чего поставив в центре портал, Иган убыл по своим делам. Его миссия завершилась. Мне же предстояло вернуться в деревню, попутно закрывая созданный ход.

В наступившей тишине в мыслях снова всплыл разговор с Даниэлем. Точнее, его последняя часть. Позволив иметь доступ к тайной сокровищнице лишь мне и консильери брат решил показать свое новое доверительное отношение к себе или что?

Прежде чем покидать место, я все-таки решил установить еще и свой личный портал. Хотя бы для того, чтобы в случае необходимости мне не пришлось тратить время на поиски этого места. Вот только спрятать его в голом помещении было не просто. Куда ни посмотри, все было на виду. Пришлось рядом создать небольшую запечатанную камеру и тем выйти из положения.

С одной работой было закончено, предстояла вторая, куда более кропотливая и объемная. Я лишь на миг взглянул на составленные магистром планы ходов и укрытий для жителей деревни. Там предстояло сделать в скале столько ходов, переходов и укромных местечек, что и за полдня не справиться.


Глава 7


Ужин в кругу семьи получился совсем уж по-семейному идеальным. Даниэль удивил. Рядом со своей беременной невестой он был сама милота. Ни грозности в лице или речах, ни требовательности в тоне. Сплошная нежная забота, в основном, обращенная, естественно, к девушке.

Мама весь вечер радовалась, что мы все собрались за одним столом и от этого зачем-то постоянно мне чего-нибудь подкладывала. Я съел столько, сколько, наверное, никогда не ел. Так что как только мы после ужина отправились в Драную гору, я уселся в кресло, закрыл глаза и впервые за две недели с наслаждением уснул до утра.

Ну а утром меня ждала работа в казначействе.

В прошлый раз мне было не до отчетов. Вскрылась история с воровством казны. Все закрутилось, завертелось, и было уже ни до чего. Теперь же я надеялся за день все изучить и наконец-таки покончить с цифрами. Не окончательно, конечно. Сведения о расходах и доходах, похоже, будут донимать меня всю жизнь. Ну это в том случае, если всю жизнь буду сидеть в казначеях.

Усевшись за рабочим столом с первой книгой учета, я принялся за труды, слегка сокрушаясь, что пришел слишком рано. Даже не подумал о завтраке. После сытного ужина мне сейчас больше хотелось чего-то незначительного. Чая с пирожными было бы достаточно. Вот только до прихода Хелли предстояло ждать больше часа.

К счастью, скоро мои ожидания оправдались. По дороге на работу помощница догадалась купить вкусных лакомств. Она заварила чай и подала все мне на стол, но сама от сладостей категорически отказалась.

— Что-то мне сегодня даже от вида пирожных тошнит. Вчера еще живот разболелся. Пришлось таскать кучу всего тяжелого, — в этот момент Хелли неожиданно дернулась и вытаращила на меня глаза. — Я же тебе не рассказала! Вчера мама купила дом!

Оказалось, моя премия пошла в дело. Едва Хелли принесла деньги домой и сказала о них матери, умная женщина догадалась куда лучше потратиться.

Что такое жемчужное ожерелье? Просто безделушка. Другое дело — жилье. Правда, суммы хватило лишь на пристройку. Зато в благополучном районе города, где жили почти богачи.

При переезде мать сэкономила, наняли возничего без грузчиков. Весь скарб женщинам пришлось таскать самим. А это вещи, всякие предметы быта, ну и тяжелая мебель, куда без нее.

Я вспомнил об отчиме девушки, но Хелли отмахнулась. За темные делишки с людьми из Долины ему всыпали полсотни плетей. Теперь бедолага отлеживался в лекарню. Естественно, за собственные деньги. В общем, что заработал, тут же и потратил.

Едва Хелли все это рассказала, явился Валеб. Вчерашним вечером они с Бакки порталом перебрались в Оршик и далее, надев маски чаек, добрались до Костяных гор. Ночью парни переночевали в горах, а как рассвело, розыскали дворец короля. Ну или, правильнее сказать, подобие дворца. Там Валеб оставил Бакки и порталом отправился за мной.

Я разрешил Валебу поставить портал прямо у меня в кабинете. Он его открыл, и мы переправились к ожидавшему нас Бакки. Крыша дворца, где мы очутились, представляла собой сложенные горкой камни, походившие на гальку. Внизу ожидаемо толпилась каменная армия. Люди, грифоны и драконы стояли вперемежку. Взгляды всей этой массы были устремлены вверх, на нас. Руки и передние лапы подняты вверх. Как будто у них был шанс до нас дотянуться.

— Ну слава Дагору, явились! Что так долго?! — вместо приветствия встретил нас с претензиями Бакки. — Это хорошо, они не летают. И огнем не харкаются. А то бы что мне было делать?

Последнее было сказано о драконах. Возвышаясь над всеми, грозные монстры вели себя наиболее агрессивно. Один из них был прямо около нас. То и дело пытался взобраться на крышу, скребя высокие стены дворца каменными ногтями. Лишь благодаря высоте и неумению лазить по отвесным поверхностям монстр не представлял угрозы.

— У меня нет портала в казначейство. Пришлось добираться пешком, — оправдался Валеб.

— Нельзя было маску чайки надеть, что ли? Она же у тебя в сумке. Или не догадался? Я тут уже два часа нервничаю, глядя на этих гадов!

Парень промолчал. Видимо, не догадался.

Уже зная, где примерно находится усыпальница королей Костяных гор, найти ее не представилось сложным. Через четверть часа мы были на месте. За прошедшее время здесь ничего не изменилось. Каменные покойники пребывали все на тех же плитах. Их окаменевшие сокровища лежали в каменных сундуках.

— Рей, а можно будет и в этот раз взять еще немного жемчуга? — с особой надеждой в глазах и в голосе спросил Бакки.

— Ну уж нет. Мне прошлого раза хватило.

— Даниэль тебя вызовет, спросит, и что ты ему ответишь? — правильно подметил Валеб, чем заставил Бакки тяжело вздохнуть и угомониться.

Мы добрались до усыпальницы. Миссия была почти выполнена. Теперь можно было смело возвращаться домой.

— Что стоим? Валеб, ставь портал. Доложим брату, и вы будете свободны.

— Ну да, свободны. А кто будет таскать сундуки? Портовых грузчиков позовут, что ли? Так быстро мы не отделаемся, — все еще пребывая в трауре от того, что нельзя поживиться, с недовольством пробурчал Бакки.

— Куда тебе спешить? Семьи нет. Детей нет. Задержишься немного и что с того?

— У них теперь с Элеонорой отношения, — просветил Валеб, чем заставил Бакки передернуться. Тот тут же на него ощетинился.

— Кто бы говорил? А у кого весной помолвка с Александриной? А?

Я в шоке смотрел на обоих.

— Вы там что, решили у себя в борделе все пережениться? Бакки еще ладно, от женщин он голову не потеряет, но ты-то, зачем связался с лианкой? Разве наши девушки не лучше? — попытался я пристыдить Валеба.

— Хорошие, не спорю. Но Александрина — это… Это что-то особенное! Я даже не могу описать словами. Когда мы просто рядом, это одно. Но когда она в моих объятиях…

— В эти моменты она тебя забрасывает любовной магией! Вот что это! А ты и уши развесил! — с веселым огоньком в глазах заорал на него Бакки.

— Лианки они такие, — согласился я. — На твоем месте я бы получше к ней присмотрелся. Не стоит принимать решений, когда лежишь с ней в постели.

— Во-во! — поддакнул Бакки, чем вызвал у меня смех. Он подкалывал парня, а сам точно так же вляпался, только уже с матерью девушки.

Видимо, чтобы побыстрее уйти от нравоучений, Валеб спешно поставил портал и первым вошел в него. Мы последовали за ним, очутившись во дворе замка.

Толпа в полсотни гвардейцев, почему-то снаряженная в тяжелые доспехи и во всеоружии, настораживала. Даже, более того. В преддверии чего-то плохого по спине пробежал холодок.

— Рей, срочно к Даниэлю! — раздался голос Сира Лэйтона. Он сам вместе с Сиром Тауном Ри и еще двумя рыцарями стоял в стороне.

— Что случилось?

— Мы выступаем против южан!

Я мигом понесся в кабинет брата.

«Мы выступаем против южан»… Ума не мог приложить, что могло случиться, чтобы мы на такое решились. Ведь еще утром все было в порядке.

Не забыв стукнуть в дверь кабинета брата и не дожидаясь приглашения, я ворвался внутрь. Даниэль сидел за столом для малого совета, облаченный в тяжелую броню. На столе перед ним в ножнах лежал меч. В отдалении от него, у двери, стоял Валек Лотц. Судя по всему, разговор уже закончился, но у мастера остался последний вопрос, который он решил задать в конце встречи. То ли вспомнил о нем, то ли, что скорее всего, специально задал его за между прочим.

— Моим людям потребовалось много времени, чтобы добыть информацию. Столько сил было положено. Столько усилий. Мы можем рассчитывать на поощрения?

— Да, конечно. Будет. После обратишься к Рею. Он распорядится.

— Вот и Рей! — обернувшись, показал на меня мастер. — Как раз сможем составить бумаженцию. Люди ждут, чем я их обрадую…

— Я же сказал, позже! — не сдержавшись, повысил голос Даниэль и перевел внимание на меня: — Как все прошло в Костяных горах?

— Нормально. Мы установили портал…

Начав, я остановился, видя, что брат в недовольстве взглянул на Валека Лотца. Тот отошел к двери, намеревался выйти из кабинета, но пока предпочел остаться.

Поймав взгляд Даниэля и тут же сделав соответствующие выводы о том, что разговор не предназначен для его ушей, мастер поспешил выйти.

— Все ценности на месте? — продолжил брат, едва мы остались наедине.

— Да, все лежит в каменном виде.

— Ну и отлично. Завтра вернешь ценностям первозданный вид и переправишь в тайное хранилище. Сегодня есть дела поважнее.

— А что у нас случилось с южанами? Мы действительно против них выступаем?

Даниэль спешил. Чувствовалось, ему не до разговоров. Но он все же выделил мне пару минут.

— Южане договорились с альбиносами. Завтра утром они допустят альбиносов на Остров теней. В свою очередь альбиносы допустят южан к Драной горе. То есть уже завтра утром альбиносы начнут строить на острове свою башню, а может быть и крепость. Поэтому нам требуется уже сегодня вмешаться. Мы должны до ночи взять остров. Это сорвет сделку.

— И когда выступаем? — ошеломленный новостью спросил я.

— Мы только тебя и ждали. Откроешь камни, чтобы мы выбрались из нашего логова. А сейчас, немедленно иди ко всем во двор. Мы выступаем через пять минут.

Я развернулся к двери и опомнился:

— Но мне же нужно надеть доспехи, взять оружие…

— Рей, ты в своем уме? Твоя задача открыть камни, потом вместе со всеми ударить фаерболами по башне. На этом все. С остальным справятся другие. Ты слишком ценен, чтобы отправлять тебя на бойню.

Даниэль прав. У нас достаточно людей, чтобы справиться с южанами. Мне незачем лезть в пекло. Опять же, пока подберу доспехи, возьму в «Трезубце» оружие, пройдет куча времени. Я же совсем не подготовлен.

Уже понятно, на сегодня предстоит не только разбить башню южан. После нее следует зачистить от порталов весь остров. Хорошо, что пока утро. До полудня еще часа два. Но все равно на счету каждая минута.

Я покинул кабинет и едва не столкнулся с Валеком Лотцем. Мастер стоял с уже где-то взятыми чернильницей, пером и бумагой.

— Рей, это буквально минута. Люди ждут. Ну не могу же я им опять сказать, что награду выплатят потом. У нас же куча расходов. То там дай, то там подкупи…

— Хорошо, сейчас я все составлю.

Мы расположились прямо на ближайшем подоконнике. Я принялся составлять распоряжение.

— А разве вам за прошлый раз не была начислена премия?

— Иган сказал, что договорился с князем, но пока ничего не выплачено.

— Сколько распорядился выдать Даниэль?

— Двойное месячное довольствие.

— А за южан?

Мастер пожал плечами.

— Ты же сам слышал, он ничего не сказал.

— Ну хорошо. Два — долг и путь будет три за южан. Итого: пять довольствий. Сойдет?

— Сойдет, конечно. Рей, ты пойми, у нас же расходы. Иногда большие расходы. Моим людям постоянно приходится нанимать подручных. Всякие другие накладные расходы. Вот если бы с возвращенного в казну миллиона хотя бы десятая часть досталась, я бы залепил все дыры…

Я составил короткое распоряжение, подписал его и, вручая мастеру, только сейчас обратил внимание, что он без доспехов и без оружия.

— А вы разве не отправляетесь со всеми на остров?

— О нет. Там нужна грубая сила. Мои методы тоньше.

— Ну да, вы свою работу знаете на отлично.

Из кабинета вышел Даниэль. На боку висел пристегнутый к ремню меч, в руках — шлем.

— Рей, что ты там возишься? Бакки и Валеб с тобой?

— Да, конечно. Они остались во дворе. Но они без оружия и без доспехов.

— Ничего страшного. Будем надеяться клинки нам не понадобятся.

При появлении брата, полученное распоряжение, мастер торопливо принялся сворачивать в трубочку. Наверное, чтобы не получить от него нагоняй, что в неподходящий момент отвлекает.

— Валек, тоже пойдешь с нами. Сейчас нам дорог каждый воин с боевой магией. Понадобится нанести как можно более сильный удар по башне.

Даниэль решительно направился к лестнице первым. Я за ним. Ну а мастер, совсем уж нехотя, последним, в недовольстве чего-то бурча себе под нос. Я его не слушал. Все мысли были о предстоящей стычке с южанами. Нам во что бы то ни стало предстояло захватить остров. Иначе… Впрочем о другом исходе я не хотел допускать и мысли.


Глава 8


Оказывается, за утро Даниэль разработал план предстоящего захвата Острова теней. Точнее, план давно разработал капитан Сир Ресли Хагон, а брат внес в него поправки. Все было предельно просто. Чтобы всем не бежать через весь остров и лишний раз не светиться, передовому отряду вместе с двумя портальщиками предстояло незаметно подойти к башне, открыть порталы и уже через них на место должны были выйти остальные воины. Дальше, выстроившись полукругом, всем надлежало разом ударить фаерболами. Ну а мне после пары залпов пробовать сдвинуть камни у основания башни и тем попытаться ее разрушить.

Конечно, была вероятность, что после начала атаки южане предпримут попытку открыть портал и сбежать. Именно поэтому брат постарался собрать как можно больше воинов, хорошо владеющих боевой магией. Вдобавок он выделил время на атаку. Немного, конечно. Всего пять секунд. За это время требовалось выпустить как можно больше самых мощных фаерболов.

После этого магистр должен был извлечь из футляра осколок Темного камня и тем заставить магию исчезнуть. В таком случае южане уже не могли сбежать. Нам оставалось начать осаждать башню подручными средствами. С этой целью были приготовлены лестницы, крюки с веревками, большие щиты и стрелковое оружие.

Ну это если не повезет. Брат все-таки полагал, что башня будет несильно защищена магией. Это у альбиносов был доступ в Драную гору с ее неисчерпаемыми запасами маны, а у южан доступа к ней пока не было. Поэтому они имели существенные ограничения в возможностях.

Через два открывшихся портала все стали перебираться на место и рассредоточиваться, беря башню полукругом. Среди появившихся людей я с удивлением обнаружил наших вассалов: герцога Висящего моста Гета Думена, барона Кабаньего луга Эндера Рендофа и дядю. Они прибыли с горстками своих лучших воинов. Итого в общей сложности собралось примерно три сотни воинов.

Южане зря должным образом не позаботились о подступах к башне, расчистили от леса по кругу площадку всего лишь в пару десятков метров и на этом успокоились. Дальше шла плотная растительность, в которой можно было легко укрыться.

Сама башня оказалась невысокой, но массивной. В такой запросто могло поместиться две сотни человек. Вход был от меня справа. Больше в ней не было никаких отверстий. Из-за этого она казалась безлюдной и заброшенной. Однако на деле было иначе.

Со слов капитана, в верхней части, там, где шли зубцы, постоянно несли дежурство четверо воинов. Пусть башня и не сильно возвышалась, но была выше деревьев. Дежурившим людям открывался хороший вид для наблюдений. Вот только буйная растительность острова особо не благоволила. С башни можно было рассмотреть разве что открытые подступы к ней, да верхушки деревьев, не более.

Даниэль, все его подручные, включая меня и вассалов, оказались в центре полукруга. Едва из порталов вышли последние воины и заняли свои места, брат дал капитану приказ начинать атаку. Тот поднял руку и тем дал команду приготовиться. Все выставили на башню ладони, а сами продолжали следить за сигналом.

Долго ждать не пришлось. Сир Ресли сделал паузу от силы секунд в десять и дал отмашку. В то же мгновение в башню полетели сотни фаерболов. Стреляли абсолютно все. Даже Даниэль.

Кто прятался за деревьями или кустарником, больше не скрывались. Напротив, подались вперед, выпуская все новые и новые фаерболы. Всем ясно разжевали, нанести по башне как можно больше ударов. Вот все и старались.

Я выпустил по башне два самых мощных фаерболов и попытался сдвинуть камни.

Внимание! Навык зодчего не может быть применен.

Устраните имеющуюся на камне защиту.

Выпуская огненные шары, наши люди зачем-то кричали. Как будто это могло повлиять на значимость наносимого урона. Их голоса, удары фаерболов о камни, грохот, скрежет, треск и прочие звуки перемешались в едином громком рокоте.

Под градом фаерболов, бьющихся о башню, клубов пыли и появившегося черного дыма, ее саму начало затягивать плотной завесой. И это для меня было хуже всего. Ведь не видя башни, я не смогу сдвинуть камни. Это означало, что после устранения магической защиты нам предстояло разрушить фаерболами уже саму постройку. То есть приложить дополнительные усилия.

— Борис, доставайте Темный камень! Живее! Никто не должен уйти порталом! — закричал Даниэль, хоть тот и был в метре от него.

Продолговатый серебряный футляр в два пальца толщиной висел на длинной цепочке у магистра на шее под кольчугой. Он его уже достал и держал в одной руке. Второй рукой, дрожащей от волнения, Борис попытался открыть футляр и замешкался с защелкой.

Висевшая у меня перед глазами надпись о невозможности применить магию исчезла. Появилось новое сообщение:

Применен навык зодчего.

Потрачено 100 маны.

Каждая следующая 1 минута потребует 1 очко маны.

В этот момент еле видневшиеся очертания башни скрылись. Сообщение обновилось:

Внимание! Навык зодчего не может быть использован.

Отсутствует объект для применения навыка.

Все случилось настолько быстро, что я не успел ничего сделать. Надпись появилась и сменилась буквально в одно мгновение.

— Стойте! Остановитесь! Борис, не открывайте футляр! — закричал я во всю глотку и, не дожидаясь реакции, ринулся вперед. Счет шел на секунды. Потеряй мы время и южане могли сбежать порталом, а спустя немного вернуться уже с усиленным подкреплением. В то же время мне хотелось успеть разрушить башню. Иначе, осаждая ее без магии, нам было не избежать потерь.

Сир Ресли закричал остановиться, но не все услышали его призыв. Фаерболы продолжали лететь в башню. Некоторые в опасной близости от меня.

Я успел пробежать не больше десяти метров. Как раз выбрался из зеленой гущи и появились очертания башни. Останавливаясь, я выставил руку и снова обратился к своим способностям по управлению камнем.

Раздался громкий треск. Башня пошатнулась и стала разваливаться на части. Огромные куски полетели вниз, под радостные крики наших воинов. В этот момент магия исчезла. Видимо брат предусмотрительно дал команду магистру открыть футляр и тем убрать ее вокруг, лишая выживших южан возможности сбежать порталом.

— Готовь мечи! Луки! Щиты! Окружай башню! Ждем, пока осядет пыль! — закричал своим особым громогласным голосом Сир Ресли Хагон. Когда он так сильно кричал, обычно прилетали временные повышения в скорости и выносливости. Но сейчас магия исчезла. Голос был просто громким голосом, отдающим команду к исполнению.

— И не вздумайте соваться в пыль! Не хватало потерь на ровном месте! — добавил брат.

— Все слышали?! Окружаем и ждем, пока развеется! — снова закричал капитан.

Я подался обратно к своим. К стоявшему рядом с братом магистру. Он держал в руках раскрытый футляр с осколком Темного камня. Взору предстал абсолютно черный кусочек, походивший на продолговатую щепку. По виду даже не поймешь, что это камень.

— Ты смотри, он даже не отражает света. Словно его в себя вбирает, — удивлялся Борис, сам с любопытством его рассматривая.

— А вы разве не вскрывали раньше футляр? — спросил я.

— Нет, конечно. Он бы у нас в городе убил всю магию. Трол его как привез, так мы его не открывали.

— Мы с Тролом вскрывали футляр при покупке, — отозвался консильери. — Проверили, конечно. В половине столицы до вечера исчезла магия. Потом само восстановилось.

Борис осторожно коснулся пальцем осколка.

— Ну надо же, холодный. Как будто трогаешь лед, — изумился он. Чувствовалось, впервые увидев его, Борис хотел его как можно лучше изучить.

— Дайте, я тоже потрогаю, — потянул руку к осколку я.

Даниэль все это время не сводил глаз с руин башни. Наш с магистром ажиотаж вокруг футляра заставил его нервничать.

— Рей, Борис, ну что вы как маленькие? Закрывайте футляр. Готовьтесь к бою! — прикрикнул на нас брат.

Я все-таки успел коснуться камня. На ощупь он оказался подобно стеклу. В остальном как сказал Борис — холодным наподобие ледышки. Магистр нехотя закрыл футляр и спрятал его снова за кольчугу.

Минута, другая и тяжелая каменная пыль стала оседать, взору открылись руины. Башня упала в большей степени в противоположную сторону от нашего полукруга. Там обломки долетели до деревьев.

— Щиты вперед! — громко скомандовал капитан.

Я тоже хотел податься к руинам. Даниэль остановил меня и всех своих подручных, сказав, что особой необходимости в этом нет. Остальную работу выполнят воины.

— Живой! Я нашел живого! — крикнул рослый гвардеец, найдя среди груды развалин раненного.

— Так добей! Чего орать-то! — рявкнул капитан.

Гвардеец без лишних колебаний высоко занес меч и обрушил его на несчастного.

Как бы то ни было, все верно. Война есть война. Участь проигравших — это всегда смерть или лишение свободы. Проигравшие всегда расплачиваются за поражение. Такова жизнь. Таковы ее правила. Пленники нам были не нужны. Так что участь раненых была предопределена.

В общей сложности было найдено пять мертвецов и пять выживших, которых сразу же предали смерти. На этом с башней было покончено. Мне даже не верилось, что все так быстро закончилось. Мы столько переживали, а на деле все оказалось легко. Слишком легко.

Брат принялся давать новые распоряжения:

— Капитан, отправляйте в небо чаек. Появятся южане, сразу поднимайте тревогу. Борис, доставайте магию из источника. Сейчас все переправляемся в Драную гору, восстанавливаем ману и возвращаемся. До ночи группам нужно полностью осмотреть остров.

— Мне тоже нужно будет участвовать? — спросил мастер тайных дел.

— Нет, вы остаетесь в резерве. Примерно полсотни людей будет дежурить около нашей базы. Появятся большие силы южан, резерв будет к ним направлен в первую очередь.

— А я приму участие в поисках? — спросил я.

— И даже я буду осматривать остров. Нам дорог каждый, кто обладает развитым Видением. Только сначала надень доспехи и возьми меч. Теперь для этого есть время.

* * *
С наступлением сумерек все вернулись на базу. Я дождался смены чаек на сов и закрыл проход. На этом приключения для всех закончились.

Люди хвастались кто сколько смог найти порталов. Двум группам даже удалось выловить нескольких людей. Правда, они так и не узнали кем те являлись. Их сразу убили и тем не дали возможности скрыться. Мы могли о них судить лишь по одежде. Скорее всего, это были члены кланов Тагеса. Слишком хорошая на них была одежда для простых вояк.

Все группы ходили не абы как, а строго по разработанному капитаном маршруту. В моей группе было десять человек. Это так распорядился брат. Остальные группы были вполовину меньше. Повезло, что Сир Лэйтон мог делать до десяти своих копий. Они все обладали теми же способностями, что и он. Им не дали помощников. Ходили поодиночке. Наверное, поэтому, не имея в обременении лишних людей, копии рыцаря разыскали и уничтожили больше всего порталов. На всех их пришлось больше сотни.

Радуясь, что мы все успели Сир Ресли Хагон предложил брату немного отметить победу. Хотя бы символически. Но Даниэль отказал, сославшись на то, что рано праздновать победу. Его донимали мысли о легкости захвата острова. Он дал указание капитану продолжить круглосуточно наблюдать за островом птицами и в ближайшие три дня ежедневно все прочесывать снова и снова уже в усеченном составе. Мне же на завтра предстояло заниматься ценностями Костяных гор. Возвращению им первозданного вида и переправке в тайное хранилище.

Раздав распоряжения, Даниэль с Иганом уединился у себя. Остальные приближенные стали рассаживаться в креслах. Я тоже пока присел, перебирая в уме, чем заняться. Прошлую ночь я спал. До этого проводил время с Дарией. Пора было снова вернуться к занятиям с Сиром Лэйтоном, а то мое развитие почти остановилось. В последнее время я как-то совсем забросил и тренировки, и учебу. Даже ничего не читал.

Не знаю, что дернуло дядю ко мне подсесть и начать нахваливать мою работу по обустройству у него в скале укрытий. Находившийся в двух креслах от нас правитель деревни Висящий мост герцог Гет Думен тут же активизировался. Напомнил об обещании брата помочь с укрытиями.

— Завтра точно нет. Назавтра Даниэль меня озадачил другой работой, — сразу отрезал я.

— Тогда послезавтра? Я прямо сейчас с ним согласую.

Не дожидаясь ответа, герцог поднялся и направился к нише брата, ну а я невольно вспомнил о казначействе. Вот и когда мне там чем-то заниматься? Каждый день то одно, то другое.

Гет Думен не успел дойти до шторки, а оттуда резко вырвались Даниэль и консильери. Оба с вырывающимся из рук огненными факелами. А за ними из-за шторки стали появляться тени.

— Всем к бою! Нас атакуют тени! — закричал капитан.

Я в изумлении вскочил с места, машинально хватаясь одной рукой за рукоятку кинжала. Темные воздушные сгустки в форме человека вылезали не только из ниши брата, но и из стен. Сразу много и со всех сторон. Они сразу атаковали любого, кто оказывался к ним ближе всего, нанося удары руками и тем причиняя урон. Я же находился в центре, в окружении других людей.

— Всем прикрывать князя! — снова скомандовал капитан, хоть в этом не было необходимости. На пару с консильери брат превосходно изничтожал черную нечисть, выпуская огонь с двух рук. Благо тени были не особо расторопными. Их легко можно было убить до того, как они приблизятся.

Бить фаерболами в столь небольшом пространстве, заполненном людьми, было неразумно. Лучше всего подходил огонь. Собственно поэтому все обратились к нему, щедро обливая тени жарким пеклом. От этого темные сгустки теряли плотность и превращались в легкий дымок, который опадал и дальше окончательно исчезал, теряя всякую силу.

Я взирал на все происходящее вокруг и был в шоке. За столько времени тени к нам ни разу не пробирались. А сегодня, после разгрома южан, вдруг нагрянули. Походило на то, что это они нам в отместку устроили. Другого ответа у меня не находилось. Оставалось узнать, как такое возможно.

— Там же лекари, мастера. Они беззащитные! — опомнился магистр. Схватив за руку свою супругу, он ринулся во второе, большее помещение.

При одном касании тени не причиняли значительного вреда здоровью. А большего причинить им бы никто не дал. Здесь все были сильными. Другое дело лекари и мастера. Они совсем не владели боевой магией. Им было не справиться с тенями. Поэтому я кинулся за магистром, продираясь через подручных брата.

Борис и Надин проскочили, а мне не повезло. Вылезая из камней, тени за считаные секунды заполонили проход.

Никогда не пробовал выпускать боевую магию с двух рук. Сейчас же в экстренной ситуации пришлось на ходу учиться. Выставив руки, я вызвал огонь.

Оказалась ничего сложного. Система услышала мой призыв и породила на руках пламя. Естественно, с двойным расходом маны. По 30 очков на каждую руку за использование заклинания и по 1 очку за каждую секунду действия.

Зато под столь мощной огненной атакой я смог быстро освободить проход и свободно по нему пройти.

В основном помещении творилась картина еще хуже. Здесь было больше места и соответственно больше теней. Втиснувшись в толпу, Борис кричал воинам защищать лекарей и мастеров. Но в этом не было необходимости. Они без него догадались, что им делать. Всех не обладавших боевой магией воины уже взяли под защиту.

Магистр устремился к раскрытому порталу, у которого сейчас творился затор, намереваясь лично контролировать проход людей. Вот только через один проход стольким людям быстро выйти было невозможно. Дело даже не в его узости. У портальщика мана уходила бы быстрее чем восполнялась. Требовалось открыть хотя бы еще один портал. Вот только Валеба среди толпы не оказалось. Опять его и Бакки где-то носило.

Я буквально на пару секунд остановился на краю прохода. Просто потому, что здесь было немного выше и можно было сверху все рассмотреть. Сзади что-то жгучее ударило в спину сквозь кольчугу. Тут же вдобавок и в шею. Что именно меня бьет было и так понятно.

Я подался вперед к основной толпе, на ходу оборачиваясь и выпуская на вновь появившиеся тени огонь. Их опять было целый проход.

— Рей, ты где?! — раздался крик Даниэля.

Проход обдало мощным ярким пламенем, заставившем исчезнуть тени. Появился капитан.

— Рей, скорее сюда! Иган открыл портал!

— А как же остальные?

— Сначала вы с князем. Остальные потом.

Не стал терять время на пререкания. Все равно от меня не отцепятся. Лишь задержу выход людей через второй портал.

Подался обратно к проходу.

Показалось странным. Только что во втором помещении из стен битком выползали тени, а теперь их стало в разы меньше. Теперь было достаточно трех-четырех четырех, чтобы с ними справиться, не прикладывая особых усилий.

— Рей, быстрее входи в портал. Мы все ждем тебя, — стоя у открытого портала, поторопил меня брат.

— Я пытаюсь понять, что происходит. Почему именно сегодня нас атаковали тени. Никогда же такого не было.

Не только меня это беспокоило. Даниэль будто забыл о том, что нам нужно быстрее отсюда бежать. Он задал очевидный вопрос:

— А что сегодня у нас случилось помимо стычки с южанами?

Я пожал плечами и в этот момент дошло.

— Мы принесли на остров осколок Темного камня! — в ошеломлении воскликнул я. От сделанного открытия мысли забурлили. В охватившем потрясении я принялся домысливать очевидное: — Это все именно из-за него. Вот только что, когда здесь был магистр, отовсюду лезли тени. Теперь они лезут там, а у нас совсем немного. Нужно, чтобы магистр побыстрее отсюда убрался и тогда тени исчезнут.

— Ресли, сейчас же выполнять! Немедленно вытащите отсюда магистра!

Капитан снова ринулся в проход, на этот раз не обращая внимания на тени. Прошла минута, другая и тени перестали лезть из стен. Тех что уже были добили и их совсем не стало.

Даниэль узнал от капитана есть ли потери. Таковых не оказалось. Эту новость все встретили с облегчением. Брат усмехнулся и правильно подметил:

— Это хорошо они появляются у Темного камня только здесь. Чтобы мы делали, если такое случалось у нас дома.

— Тогда бы осколками никто не пользовался, — отозвался я.

Из все еще открытого портала появился магистр, чем заставил всех передернуться. Даниэль хотел на него закричать, но Борис опередил.

— Темный камень я оставил с Надин. Не волнуйтесь, опасность миновала. Я вернулся из-за вашей матушки и невесты. Они переживают. Просили узнать, как у вас.

— Как-как… Плохо! — зло гаркнул на него брат. — Вы магистр или кто? Вы должны были знать, что тут будет твориться ночью, если с нами будет Темный камень.

— Да я же откуда мог знать? Ни в одной книге о таком ничего не упоминается, — в недоумении развел руками Борис.

— Сегодня, пожалуй, переночую в замке, а то всю ночь будут мерещиться тени. Рей, ты со мной?

— Нет, я останусь, нужна удача, — отказал я, хоть и предпочел бы сегодня здесь не оставаться.

Брат понимающе кивнул, дал распоряжение капитану присмотреть за мной и вошел в портал. За ним последовал магистр, вассалы и подручные. После случившегося ни у кого не возникло желания сидеть здесь всю ночь. Остались только мы вдвоем с капитаном. Он вышел в основное помещение поговорить с подчиненными, а ко мне прислал Сира Лэйтона.

— Ну и вечерок, — усмехнулся рыцарь, присаживаясь рядом. — Давно мы ничем не занимались. Или сегодня опять будем бездельничать?

— У меня в основах магии и воинском деле все еще плохо. Половину развил и все встало.

— По магии тебе лучше к магистру, а по воинскому делу даже не знаю. Наверное, больше поможет капитан. Я не силен во всяких стратегиях. Мое дело рубить головы. Вот это у меня отлично получается.

— А как лучше построить тактику, если, к примеру, будет двое или трое противников?

— Хм… — старик на секунду задумался. — Будет лучше не дать себя окружить и бить себя с разных сторон. Ты должен заставить всех скопиться перед собой. Заставить мешать друг другу. Сможешь такого добиться и считай, они упустили преимущество. Дальше успевай махать мечом и наносить смертельные удары.

Повышение знания по Основам воинского дела на 1 очко.

Отлично! Начало положено. Осталось дальше развивать знание с помощью наводящих вопросов. До утра времени много. Это куда лучше, чем сидеть и озираться по сторонам в ожидании очередного внезапного появления теней. Понятное дело, что теперь они не появятся. Но с навязчивым «а вдруг» ничего не поделаешь. Оно же сидит внутри и свербит. Зато чем-то занимаясь, мысли крутятся по делу и не отвлекаешься.


Глава 9


Для всех оставшихся на острове ночь выдалась бессонной. Хоть капитан и убеждал, что такого не повторится, вдобавок назначил много караульных, но никто не хотел подвергнуться нападению теней во сне. Поэтому люди не спали, предпочитая коротать время за разговорами.

Для меня же ночь прошла в плодотворных трудах. Удалось взять пять повышений по основам воинского дела и по одному в основах магии, общему анализу и управленческой деятельности. Все благодаря капитану, впервые выступившим в роли моего преподавателя. Ну и само собой Сиру Лэйтону. Они занимались со мной на пару.

Утром, получив удачу, я вместе с Сиром Лэйтоном, его десятком копий и десятком гвардейцев занялись перетаскиванием ценностей из Костяных гор. Любопытства ради, брат тоже с нами отправился в усыпальницу королей и осмотрел все лично. Он счел нелишним забрать оттуда вообще все, что там находилось, за исключением, конечно же, окаменевших мертвецов. А это всякое оружие, доспехи и даже безделушки.

Конечно, все вещи давно лишились магической силы, но Даниэль посчитал полезным пустить в продажу даже их и тем взять дополнительный доход.

Пока все таскали, пользуясь магическими ресурсами Драной горы, я возвращал ценностям прежний вид. С приходом Игана Велни всё стали переносить в тайное хранилище. Даниэль заодно осмотрел и его. Он остался доволен полученным результатом. И самим хранилищем, и всему тому, что добыли из сокровищницы королей. Покидая нас, Даниэль велел сегодня же перенести в тайное хранилище все золото из префектуры, а также большую часть золотых запасов казначейства. Там должно было остаться лишь 50 миллионов. По его мнению, на ближайшее время этого хватало княжеству на всякие расходы.

Что же касается жемчуга, брат приказал опечатать сундуки и переправить их на временное хранение в казначейство. Его должны были продать вчистую. Конечно, я пытался переубедить, но брат остался непреклонен. В вопросе запасов он сделал ставку исключительно на золото.

Выполнив предписанное к полудню, консильери закрыл портал, и мы с ним вдвоем отправились доложиться брату.

Невнятный взгляд, барабанящие по столу пальцы — всем видом Даниэль показывал, что слушает нас в пол-уха. Его мысли крутились о чем-то другом.

— Скажите, Иган, а мы сможем еще раз попытаться связаться напрямую с Долиной? Не хочу снова терять деньги на посредниках, — произнес брат, когда мы закончили доклад и тем раскрыл причину своей задумчивости.

Консильери с недоумением пожал плечами.

— Королева ясно дала понять, она не намерена не только принимать, а вообще позволять нам появляться в Долине.

— А если попробовать отправить вас с Реем и вдобавок дать счастливчика Бакки? Безусловно, не сразу напрямую к королеве. Понадобится какой-нибудь посредник. Как думаете, с кем лучше будет предварительно встретиться?

— С братом покойного короля. Со Свиром Лигресом. Он консильери. У него с Тридой самые доверительные отношения. Она прислушивается к его советам, — нехотя ответил Иган, всем видом показывая, что не поддерживает подобную затею. Он попросту не верил в ее удачный исход.

И снова я никак не мог уловить почему Даниэль, так щепетильно относящийся к доходам, не видит очевидного, посему не стал молчать и снова попытался до него достучаться:

— А может быть нам все-таки не стоит продавать жемчуг? Ну ты сам посмотри, всё против этой сделки. Нам как будто свыше подсказывают не продавать. Сейчас у нас нет особой необходимости в золоте. Оно есть. Его надолго хватит. Даже если все обернется плохо, у нас большие запасы. Какой смысл избавляться от жемчуга сейчас, когда со временем он будет дороже?

Своей речью я словно Даниэлю наступил на больную мозоль. Скривившись, он едва не взвыл. Ответить вызвался консильери.

— Неверное рассуждение. Жемчуг не будет дороже. Весной, когда начнут основные военные действия, цена упадет. Она будет низкой еще долго. Вполне может быть — очень долго. Даже если мы полностью захватим Драную гору, это не остановит наших врагов. На Равнину полезут все. Это уже очевидно. Они угомонятся, только когда получат ощутимые потери. За проигрышем на их территориях последует упадок. Жемчуг — это не деньги. И даже не товар. Это сырье для изысканного, очень дорогого товара. А кому нужны будут дорогие безделушки, когда во всем мире начнется упадок? Вся роскошь упадет в цене и будут пылиться на полках лавочников. Такой сценарий ожидает мир в самое ближайшее время.

— Все верно, но я не поверю, чтобы королева не предусмотрела нюансы!

— Долина, Юг, Север, альбиносы… Все они верят в быструю победу. Думают за месяц захватят Равнину, разграбят и наживутся. Им всем будет хорошо. Будет с чего тратиться на дорогие товары. Но они просчитаются. Мы не дадим нас захватить. Отобьем вторжение, а после заберем Равнину. Это даст нам основания сместить короля. Потому как именно мы станем для всех спасителями и защитниками. Мы изгоним от нас всех врагов.

Аргумент веский, но не решающий. Как бы то ни было, я не мог поверить, чтобы Триды Лигрес, столько раз доказывающая свою проницательность в доходных вопросах, могла допустить оплошность. Ведь речь шла о сотнях миллионов, которые она вкладывала в жемчуг. Без надежных гарантий она бы не стала ввязываться в это дело.

— Давайте хотя бы половину продадим, а вторую оставим. Ну не верю я, чтобы королева просчиталась!

Мой эмоциональный выпад подействовал на Даниэля. Он уже был готов согласиться, но снова влез консильери:

— И последнее… К своему стыду, я только сейчас об этом подумал, — с тяжестью вздохнул он. — Хотелось бы напомнить, срок жизни жемчуга — сто-двести лет. Потом перламутр тускнеет, сморщивается, трескается. Жемчуг умирает. Когда это начнет с ним происходить, он уже ничего не стоит. Так что хотя бы по этой причине его лучше продать. Мы не знаем сколько ему было лет до того, как он попал в Костяные горы.

— Так он нормальный? Вы проверяли? — вмиг оживился и выпучил на него глаза Даниэль.

— Сейчас он неплохого качества. В молодости я работал подмастерьем у ювелира. Так что навыки имеются. Отличить умирающий жемчуг я умею.

Уточнения Игана заставили мою память напрячься.

— Насколько помню, прежний король Костяных гор говорил, что нельзя оживлять каменных людей. От этого они быстро стареют и умирают. Так может быть жемчуг уже завтра начнет стареть и трескаться?

— Хм… А как же прошлый жемчуг? Он ведь сколько у нас был и не состарился, — напомнил консильери. — Будь иначе, жемчуг испортился бы еще у наших торговцев. Скорее всего, окаменение замедлило процесс старения или вовсе его остановил.

— Ну хорошо, а как ювелиры оценивают жемчуг? Как узнают, что он начинает портиться? — все еще впечатленный проблемой спросил Даниэль.

Консильери почесал висок, как будто вспоминая о чем-то далеком.

— Сначала на глазок смотрят правильность формы, размер, цвет. В остальном помогает особый навык. Он подсказывает процент целостности жемчуга. Падение свыше семидесяти пяти процентов — верный признак скорой смерти.

— Так если жемчуг через год начнет портиться, это же будет!..

Нервы Даниэля тут же взвинтились. На помощь начавшемуся буйству брата снова пришел консильери:

— Я выборочно проверил. У нашего жемчуга потери целостности не превышают тридцать процентов. К тому же мы не знаем, как его будут хранить. Обычно ювелиры проводят сортировку и хранят его вместе в зависимости от размера и качества. Какой чей не отличишь. Опять же, могут пройти годы или десятилетия. Зато продав сейчас, у нас уже сейчас будет золото. А оно никогда не портится.

На этот раз Иган отправил нас с братом в глубокую задумчивость. Мы уже столкнулись с коварством королевы. Умри вскорости жемчуг, и она будет мстить. Посчитает, что мы специально ее обманули.

— Отберите для образцов добрую горсть худших жемчужин. Будем следить, когда он начнет портиться.

— Чтобы знать, когда ждать беды? — переспросил консильери.

— Именно!

— Так если жемчуг начнет портиться, это же нам потом выйдет боком! — не сдержал я возмущения.

— И пусть портится. Хоть весь испортится! Не забывай, Трида Лигресс убила Алана и чуть было не убила тебя. Просто так спускать это я не собираюсь. Придет время, и она за все заплатит!

— Надеюсь, это не распространяется на Оршик? Пусть Дариа и совершила ошибку, но она исправилась. Благодаря ей я смог вернуть тебя домой.

Даниэль в недовольстве закатил глаза.

— Я помню, что тебе обещал, — процедил он едва ли не сквозь зубы. — А сейчас отправляйтесь в Долину. Постарайтесь договориться и продать этот гадский жемчуг. Нам нужны лучшие условия!

* * *
Легко сказать — «постарайтесь договориться»… А на деле? На деле при прошлой встрече Трида Лигрес меня чуть не убила. И сейчас она вряд ли будет рада меня видеть. Но вот то, что прежде следует встретиться с ее консильери — было верным решением брата. Свир Лигрес произвел хорошее впечатление. И расставались мы по-доброму, совсем без злобы. Это давало основание полагать, что он согласится хотя бы нас выслушать.

Недолгие поиски Сира Бакки, портал, пешая прогулка к подножию усеченной горы в центре столицы королевства Долины, крутой подъем к дворцу и вот мы уже пребываем в затянувшемся ожидании аудиенции к консильери.

Нас так и не пустили за ворота. Пришлось стоять за ними у дороги, пока Свиру Лигресу доложат о нашем прибытии, пока он соблаговолит принять нас или не принять.

В Тагесе было не то что у нас, стояла теплая солнечная погода. Вокруг все выглядело зеленым и цветущим. Как будто наступила весна. Такова была Долина с ее постоянным умеренным климатом, лишенным южного зноя и северного холода. Здесь весь год стояло подобие весны.

Спустя час я начал беспокоиться, что нам придется ждать до темноты. Все-таки хотелось и сегодня не пропустить посещение Острова теней, иначе, если поздно войти, на утро не дадут удачу. Впрочем, в таком случае я уже знал наверняка как поступить и куда податься.

Выкрик гвардейца Долины: «Эй, вы, подойдите сюда», прозвучал грубо. Как будто окликнули простолюдинов. Видимо вояка знал, что Скалистый Берег у его королевы не в чести, то и позволил себе выказать дерзость. Или как тихо подметил консильери, специально провоцировал на конфликт.

Мы подошли к воротам и явилась новая напасть:

— Только Рей Гилберт, — тыкая в мою сторону пальцем, указал гвардеец.

Я попытался выразить недовольство, но вмешался консильери, дав мне понять, что не стоит вступать в перепалку. Меня принимают и то хорошо. Уже не зря прибыли и столько ждали. Вдобавок Бакки порадовал, пообещав, что все будет в порядке. Он вложил в меня свою дармовую удачу.

На этот раз меня повели во дворец. Куда-то в его дальнее крыло. Настолько дальнее, что я успел слегка понервничать пока шел длинными коридорными закоулками. Невольно подумалось, что меня специально отведут подальше и прикончат. Понятное дело, глупость. Ситуация не та и стоически молчал навык Предвидения опасности. И все же я не мог отогнать от себя неприятные ощущения.

Слуга остановился у очередных дверей, постучал, открыл и на душе отлегло. Взору предстал сидящий за столом Свир Лигрес, что-то пишущий длинным ярким пером, взятым у какой-то диковинной птицы.

Я уверенно вошел в кабинет.

— Приветствую вас консильери. Рад снова повидаться… — начал я с радушного приветствия.


Глава 10


Консильери что-то быстро записывал. Он остановился, поднял глаза, жестом пригласил в кресло перед своим столом и продолжил писать.

— Прошу прощения, — начал он, не отрываясь от листа бумаги, — у меня слишком много дел. Трида дала столько поручений — не счесть. Я уже хотел отказать в приеме. Но не позволило любопытство. Полагаю, у вас что-то серьезное?

— Жемчуг. Мы хотим продать жемчуг, — коротко ответил я, усаживаясь в удобное кресло.

— Всего лишь? — снова остановившись, Свир Лигрес макнул перо в чернильницу и там его оставил. Теперь все его внимание было обращено на меня.

— Много жемчуга.

Судя по реакции, несмотря на поправку, предмет разговора особо не вдохновил консильери. В глазах появилось нечто в виде разочарования.

— И вы с этим хотели попасть к королеве? А прежде чем идти к ней, намеревались прощупать почву через меня?

— В некотором роде…

— Зря. Трида ясно дала понять — она не желает иметь дело со Скалистым Берегом. Она могла бы сделать исключение, лишь в случае чего-то поистине серьезного. Но жемчуг — это мелочь. К тому же у вас он не добывается. Так понимаю, речь идет о каких-то ограниченных запасах. В таком случае королеве нет смысла вступать с вами в переговоры. Так или иначе, ваш жемчуг все равно перекочует к нам, пусть и не напрямую, а через каких-нибудь посредников.

— Очень жаль. Мы надеялись, жемчуг станет поводом если не к восстановлению отношений, то хотя бы потеплению, — попытался я хоть как-то отыграться.

— Очень верный ход, — вздернув вверх указательный палец, оживился консильери и во взгляде снова заиграл интерес. — Мир в преддверии больших перемен. Стоит успеть исправить прежние ошибки, найти друзей или хотя бы заручиться чьей-то поддержкой. А еще лучше, перейти на правильную сторону.

Сказанное вызвало у меня недоумение. Я поспешил уточнить:

— Вы имеете в виду предать Равнину и перейти на сторону зла?

— Ну почему же зла?

— Потому что война — это всегда зло. А именно этого хочет так называемая ваша другая сторона.

— Южане и альбиносы слишком сильны. Глупо было бы вступать с ними в конфронтацию или оставаться в стороне, когда они предлагают вступить в союз. Тем более что других объединений я что-то не наблюдаю.

— Но вы же понимаете, когда будет покончено с Равниной, союзу понадобится новый враг, потом следующий и так далее, пока в победителях не окажется лишь одна сторона. Это цель каждой большой войны, происходившей в мире. Об этом говорит нам история. А тех, кто смог бы этому помешать, уже не будет. К этому времени вы их уничтожите. И может быть так получиться, что Долина окажется следующей целью. Так же, как и Равнина, вы удобно расположены. Ударить можно с разных сторон. А потом, покончив с центральной частью мира, приступить к зачистке окраин.

Свир Лигрес заметно занервничал, тем дав понять, что я коснулся больной темы. Вероятнее всего, Долину устраивало нынешнее положение дел. Это касалось количества стран и границ между ними. Долина с боязнью смотрела на предстоящий передел мира.

— Ну до этого еще далеко, время покажет, что к чему, — беря себя в руки, заключил консильери. — Возвращаясь к вопросу жемчуга, могу сказать одно — привозите, мы его купим. Для этого нет необходимости встречаться с королевой. Подобными мелочами она не занимается.

* * *
Обратный путь к воротам показался мне уже коротким. Длинные коридоры оказались не такими длинными, а закоулки вполне себе обычными переходами. Я даже успел частично рассмотреть дворец. Те части, что служили коридорами.

Судя по отзывам Игана Велни, побывавшего во всех дворцах мира, резиденция Триды Лигрес лишь немногим уступала резиденции короля Юга и то, лишь размерами. Здесь все было в белоснежном мраморе и золоте. На картинах, то и дело попадавших на глаза, не изображалось ничего военного. Исключительно природа или городские пейзажи королевства. Тем подчеркивался характер Долины как исключительно мирного государства.

В целом я был рад итогам встречи. Конечно, мне не удалось повидаться с королевой. Вполне может быть я мог узнать от нее что-то более полезного для нас. Но и того, что удалось достичь хватало. Я полностью справился с возложенной на меня миссией.

Менее через полчаса я рассказывал о результатах встречи Даниэлю.

— Ну и когда мы сможем отправить им жемчуг? — спросил брат, когда я закончил.

— Свир сказал, что вопросами закупки крупных партий жемчуга у них занимается казначейство. Сказал отправлять товар, они весь его купят. Он пообещал сегодня же направить распоряжение казначею.

Брат удовлетворенно кивнул и тут же в недовольстве тряхнул головой.

— Зря ляпнул о союзе…

— Это было сделано недипломатично. Более того, некорректно, — сделал более детальное замечание Иган Велни.

Это вызвало у меня возмущение:

— А указывать нам на измену — это правильно? Да еще не намеками, напрямую!

— Речь идет о королеве и ее консильери. Они по статусу выше. Это нам следует вести себя корректно, а им — как посчитают нужным, — развел руками Иган.

— А вы уже поняли, к чему они нас склоняют? — с веселой усмешкой спросил Даниэль.

Для меня ответ был очевиден.

— Что тут гадать? В рядах союза не все так гладко. Весной северяне должны по нам ударить с суши. Одновременно с ними, южане, альбиносы, Долина или быть может все вместе ударят по нам с моря. И вот тут союзники подготовили для северян сюрприз. Они их не поддержат. Северянам придется столкнуться с нами в одиночку. Тем союзники расправятся с ними нашими руками.

— Именно!

— Надеюсь мы не будем вступать с ними в переговоры? — поспешил я уточнить у брата.

— Нет, конечно. Да и зачем? Когда мы полностью захватим Драную гору, нам больше вообще никто не будет нужен. — Даниэль засмеялся и подмигнул консильери. — Ну вот, Иган, смотрите и учитесь. Рею еще нет восемнадцати, а он справляется с обязанностями переговорщика лучше, чем вы. И по жемчугу договорился, и смог выяснить остальное.

— Так меня даже во дворец не пустили!

Продолжая смеяться, брат сгустил краски:

— Ничего не поделаешь. Это называется — старость.

Колкость брата конечно же задела консильери. Но необъятный опыт подсказывал как ему поступить. Он не подал вида на обиду. Вместо этого Иган поддержал шутку. Развел руками, мол, что поделаешь, так вышло.

Спустя немного, покидая вместе с консильери кабинет брата, я все же посчитал своим долгом сказать ему пору слов:

— Иган, не обижайтесь на шутку. Это он не со зла.

Консильери посмотрел на меня и невесело усмехнулся.

— Даниэль все правильно сказал, я старый олух. Совсем из ума вышел. Меня пора менять, — вдруг огорошил меня Иган. — Я только сейчас понял о своей грубейшей ошибке. Нельзя было тебя отправлять в Долину, нельзя.

Я и рот открыл в изумлении, не понимая, о чем это он. С тяжестью выдохнув, консильери напомнил о моей первой встрече со Свиром Лигресом. А ведь он меня сразу раскусил. Именно он, а не кто-то другой. Так считал Иган. Понятное дело, что сегодня, когда я сам прибыл к нему, он из любопытства принял посмотреть на достижения, ну и всякие особые способности.

Я не стал впадать в панику, подобно консильери. Попытался рассудить здраво:

— Ну хорошо, а что ему мешало тайком прибыть к нам и где-нибудь меня подкараулить, если уж ему так этого хотелось?

— Так это куда-то ехать, тратить время, а так ты сам явился и предъявил себя на обозрение. Может быть он совершенно не думал о Скалистом Береге, пока мы не появились. Ты лучше скажи, что он мог еще увидеть помимо управления людьми?

— Эм… Даже не знаю… Почти все знания, навыки, заклинания он и до этого видел. Их прибавилось немного. Понятное дело, что с прошлой встречи они хорошо повысились. Из особых достижений прибавился только Заклинатель камней и… — в этот момент я осекся, вытаращившись на Игана. — А откуда вы знаете об управлении людьми?

— Хм… Откуда-откуда… Ты же при мне взял разум пирата. А потом при мне же твой дружок, как его там, уже не помню, тебя застывшего повел к себе. Надо было быть глупцом, чтобы не понять, что к чему!

— Так выходит, об этом уже все знают?!

— Это вряд ли, — скептически цокнув и помотав головой, ответил Иган. — Остальные пираты ничего не поняли, а все наши люди были заняты пиратами. Как бы они чего-нибудь ни учудили. Ну а я, естественно, никому не говори.

— И даже Даниэлю?

— Даже Даниэлю. У вас только наладились отношения. Расскажи я ему и это могло снова посеять между вами вражду. А вам сейчас нельзя ссориться. Иначе Скалистому Берегу не выстоять. Всем нам не выстоять в предстоящем противостоянии королей. Интересы княжества и людей княжества — это самое главное, о чем мы должны заботиться и что должны отстаивать. Именно поэтому я не сказал о твоей новой способности. И поэтому я не рассказал о том, что случилось в Великом городе, когда умер Трол. Думаю, ты уже догадался, что там случилось?

— Двое оставшихся князей убили отца.

— Так и было. Не сделай они того, что сделали и Трол остался бы жив.

— Но почему вы промолчали? Почему не рассказали?

— Я сделал вид, что ничего не понял. А они, глупцы, поверили. Все же было очевидно — у Трола в груди торчал кинжал. Если бы они его не трогали, не пошла кровь. Когда я вернулся, там было море крови. Это говорило о том, что они вынули клинок, тем дав ему умереть, а потом обратно всунули. Возмутись я тогда и меня бы убили вместе с князем.

— А потом? Почему не признались потом? Почему мне самому пришлось до всего докапываться? — в охватившем возмущении набросился я с вопросами на Игана.

— Один из убийц стал во главе королевства. Как затевать войну с королем, когда погиб князь, а его сыновья толком не оперились? Удар должен быть нанесен тогда, когда мы к этому будем готовы. Когда сможем убрать короля и встать на его место. Иначе месть будет неполной. Иначе все, чему посвятил жизнь Трол, будет напрасным.

— А что с князем Оршика? Его тоже добили князья?

— Я уже говорил, Трол ударил Малора, когда тот не ожидал. В честном бою он бы с ним не справился. Добивали ли его потом князья или нет, я уже не знаю. Не до него было.

Чувствовалось, Игану давно хотелось с кем-то выговориться. Сделав это, он постарался поставить на этом точку.

— Смерть Трола уже в прошлом. Теперь важно, что происходит сейчас. От этого зависит наше будущее. Подумай над тем, что Свир Лигрес мог увидеть в твоих характеристиках. О чем он еще сказал или намекнул. От этого многое зависит. Если я понадоблюсь, я всегда к твоим услугам.

Иган Велни ушел, а я прошел в ближайший зал и сел на диван, погруженный в мысли о состоявшемся разговоре. Опасения на счет консильери Долины меня не беспокоили. Когда я пришел, Свир никоим образом не проявил того, что меня вычитывает. Я же прекрасно видел, сколько для этого нужно время, открывая в прошлом характеристики для мамы или магистра. В нашу первую встречу меня вычитывал кто-то другой либо его возможности считывания были слишком ограниченными.

Сейчас меня больше беспокоило, что стоит быть осмотрительным в собственном кругу. Чтобы Даниэль не узнал лишнего. А для этого мне больше не стоило расхаживать в маске портальщика. Было лучше поставить порталы также как я это сделал в тайной сокровищнице, а потом выходить из камней. И опять же, пользоваться масками только в случае крайней нужды. О способности управления людьми так вообще лучше было на какое-то время забыть. Иган прав, узнай об этом и нас с братом ждет очередная вражда. А этого допустить нам сейчас было категорически нельзя.


Глава 11


Стоя на высокой, всего лишь несколько часов назад возведенной башне, правитель Висящего моста герцог Гет Думен взирал на мост, по которому с Севера тянулся тощий караван с лесом, состоящий из семи повозок, и в недовольстве морщился. Я стоял рядом и, держа в ладонях тяжелую железную кружку, маленькими глотками пил только что принесенный горячий чай и тем пытался немного согреться.

За день от холода я настолько продрог, что казалось, внутри покрылся белым холодом, подобно тому как все вокруг. Здесь на северной окраине княжества в отличие от Скалистого Берега стоял леденящий холод. Что сейчас творилось по ту сторону моста и тем более севернее него, где было куда холоднее, я и думать не хотел.

Одетые в толстые раздутые от меха тулупы, северяне неуклюже шли рядом с повозками. И это немудрено. Позволь они сесть на бревна и запросто могли околеть если не до смерти, то до сильной простуды.

Несмотря на холод Север всю зиму отправлял караваны к Висячему мосту. Этот поток не прекращался даже в самую стужу. От Серых острогов повозки шли до деревни без остановки два-три дня. Потом здесь шел торг, на вырученные деньги что-то покупалось и после короткого отдыха они возвращались домой, идя все так же без остановки, чтобы не застыть в пути.

— Это третий караван за сегодня. Всего лишь третий, — произнес герцог и взял с каменного выступа свою кружку с чаем. Слегка пригубив, он вернул кружку на место. — Вчера за весь день и ночь было пять караванов, позавчера — два.

— И что это значит?

Правитель повернулся и удивленно посмотрел на меня.

— Они не хотят торговать. Думают весной напасть и все забрать даром.

— А… вы об этом… И что с того? Вы же сами знаете, чем все для них закончится весной. Пусть думают что хотят. Будет так, как сделаем мы. Войны не будет. А если северяне и захотят напасть, то здесь же на мосту война для них и закончится.

— Я-то знаю, немного моих преданных людей знает. Но остальные-то не знают. Князь взял с нас клятву молчать об Острове теней и Драной горе. Среди людей паника. Они переживают. Это же им придется первыми столкнуться с северянами лоб в лоб.

— Что я могу сказать? — пожал я плечами и продолжая понемногу пить чай. — Источайте уверенность. Люди почувствуют и успокоятся. Даниэль не зря вам здесь увеличил войско. Вот и башни вдобавок отстроил. Это тоже весомый аргумент для обретения уверенности. Опять же я вам помог увеличить количество скрытых ходов. В случае нападения ваши женщины и дети смогут укрыться. Там места хватит и на них, и на скот, и на пропитание.

— Да, совсем забыл… Спасибо за работу. Завтра с утра дам указание переносить туда все наши припасы и скот. Пусть начнут понемногу обустраиваться. Так всем будет спокойнее.

Караван приблизился к башне. Гет Думен высунулся наружу и продолжил наблюдать, как будто хотел рассмотреть что-то особое в этих повозках или людях, походивших в теплых одеждах на медведей, вразвалку передвигающихся на задних лапах.

Два минувших дня прошли для меня в сплошных трудах. Трудах, надо сказать, весьма плодотворных. Наконец к нам прибыл Бессир Шторм. Это тот самый архитектор, что возводил летом колоннаду. Я вместе с ним и его помощниками занимался строительными работами.

Конечно, делать все то, что делали они, я не мог. Это было сверх моих возможностей. Камни категорически отказывались подниматься без наличия у меня дополнительной на то особой способности. Зато я мог ими управлять, когда они находились на земле. Благодаря чему у меня получалось возводить отличные фундаменты для башен. Отличные, безусловно, благодаря помощи великого зодчего, разъяснявшего что и как лучше делать. Это дало существенный рост моего навыка архитектора. Тем более что в присутствии Сира Лэйтона, которого я предусмотрительно взял с собой, навык рос как на дрожжах. Задержись Бессир у нас еще хотя бы на два-три дня, и я бы освоил навык полностью. Однако он и его помощники справились с работой за полтора дня.

Вчера мы возвели десять башен в Скалистом Берегу. Сегодня утром мы сначала побывали в Кабаньих лугах, где построили одну мощную высокую башню, которой суждено было стать смотровой и оборонительной. Дальше перебрались порталом в Висящий мост и занялись башнями здесь. Две поставили у дороги, ведущей в сторону Пятигорья, одну особо мощную в центре деревни и перестроили две старые башни у моста, сделав их повыше и помассивнее. Тем значительно усилили оборонительные возможности княжества.

Конечно, наилучшим решением выглядело возвести стены вокруг деревень и города. Учитывая, что у нас был доступ к Драной горе, сделать это не составило бы труда. Вот только у нас не было своего архитектора, способного самостоятельно возводить здания. А наемные работники стоили слишком дорого. К тому же их нельзя было допускать к нашим тайнам. Опять же на восстанавливающих ману эссенциях строители не смогли бы возвести постройки быстро, растянули бы работы до весны, а то и дольше. И это не говоря о ручном труде. В таком случае работы растянулась бы на годы. Именно поэтому пришлось ограничиться укрепленными башнями.

Караван северян закончил шествие по мосту и ступил на нашу землю. Вдалеке появились еще две телеги. То ли они отстали, то ли это был следующий караван. Было видно, люди спешили, хотели затемно успеть попасть к нам в деревню.

Сам мост был большим, в две тележки шириной и длиной метров в двести. Под ним текла Бурная река, полностью оправдывающая свое название. Вода в ней неслась по руслу с огромной скоростью и при этом, как будто закипала. Ударяясь о высокие каменистые берега, в многочисленные торчащие из реки большие камни, она пенилась и брызгами разлеталась в разные стороны, отчего казалась живой клокочущей в недовольстве сущностью.

Около реки и стоять было страшно, не говоря о том, чтобы пытаться ее переплыть. Именно поэтому Дагор создал здесь мост. Иначе на другую сторону было не попасть. Особенность моста была такова, что его нельзя было разрушить. Именно поэтому в прошлом северяне без труда вторгались на нашу территорию. Меня лишь только сейчас посетило очевидное решение проблемы. С этой целью я обратился к правителю деревни:

— А почему не поставить на мосту ворота?

Гет Думен усмехнулся и помотал головой.

— Если было бы все так просто… Пробовали. В прошлом много раз пробовали. На мосту нельзя поставить ворота. Они стоят от силы до утра и потом сами собой рушатся. Пробовали поставить на берегу, и все равно рушатся. Сам Дагор повелел, чтобы проход по мосту был свободным. Поэтому что не поставь, все рушится. Но мы нашли выход. Башни не мешают проходу и оттого не рушатся. Зато они смогут задержать вторжение.

На морозе чай в кружке остывал быстро. Залпом допив остаток и поставив чашку к не выпитому чаю герцога, я подался на другую сторону башни. Несмотря на вечер, вдалеке Сир Лэйтон проводил тренировку воинов. Отправляясь со мной, он взял с собой щенка. Тот уже заметно подрос. Сидя рядом с хозяином и уподобляясь ему, щенок внимательно следил за тренировкой.

Гет Думен подался за мной и встал рядом.

— Я бы хотел, чтобы Лэйтон остался. Хотя бы на пару дней. Я у него спросил, он не возражает. Если конечно у тебя нет никаких дел. Он сказал, в Скалистом Берегу два дня переживут его отсутствие. А мне он нужен. Я дополнительно набрал в войско людей. Сам знаешь, первые повышения в навыках даются легко, а потом начинаются трудности. Мне бы чтобы новички взяли хотя бы половину основного. С ним они за день развиваются так, как с моими наставниками за неделю.

— Надо так надо. Ничего срочного у нас пока нет. В остальном сами знаете, куда отправить Сира Лэйтона решает Даниэль и Сир Ресли.

Правитель пригласил к себе на ужин, но я отказался. Вчерашний день прошел еще терпимо, а сегодня я совсем продрог до костей. Хотелось побыстрее добраться до брата, отчитаться, что закончили работу и на этом отправиться в «Трезубец». Там обязательно принять горячую ванну, поужинать и провести ночь в теплой постели. Ради этого я готов был пожертвовать удачей и пропустить ночевку на острове.

Портальщик Гета Думена переправил меня в замок на Гнездовой скале. По пути к кабинету брата попавшаяся на глаза служанка Карлина сказала, что у Даниэля посетители: только что вошел мастер тайных дел, а часом ранее консильери. Я бы и при другом случае не стал ждать под дверью, а сейчас и подавно. Естественно для приличия постучав, я вошел.

— Как не можете следить?! Почему?! — отчитывал брат за что-то Валека Лотца.

— Ну я же говорю, здание совета находится внутри стен. Они защищены магией. Крысы не могут их прогрызть, а птицы пролететь. К тому же их стали отстреливать. Я не могу рисковать людьми.

— Хорошо, не можете попасть внутрь, но разве нельзя следить, скажем, за ключевыми людьми совета?! Не поверю, что они не обсуждают между собой о делах вне стен совета! Мне вас что, учить нужно, что ли?! Сами не можете догадаться?!

— Слушаюсь. Я сегодня же займусь этим вопросом.

Мастер вышел, а я присел за стол напротив консильери.

— Это по альбиносам? — спросил я на всякий случай у Игана.

— Да, по ним. У Валека никак не получается прослушивать, что творится в совете острова.

— А что слышно от южан?

— Южане в бешенстве! — с особой радостью ответил брат, тут же забыв о нервотрепке с мастером. — Они ищут предателя в своих рядах. Сделались недоверчивыми к союзникам. Это уже точно, что они утратили все порталы на острове. Но все равно велел капитану до конца недели продолжать обыскивать остров. Мы должны убрать все порталы до последнего. Ну а у тебя что? Магистр доложил, по башням у него претензий нет. Бессир Шторм со всем справился.

— Да, справился на отлично. Еще к обеду все закончил. Я задержался в Висячем мосту. Расширял им сеть скрытых убежищ и проходов. Потом связал воедино все построенные башни и сделал выходы от них в горы. Подальше от деревни.

— Ну вот и отлично.

— Верно. Как ни странно, у нас все отлично, — согласился консильери с некоторой долей осторожности. — Сегодня по отличной цене продали Долине весь жемчуг.

— Сделали все как я велел?

— Безусловно. Я специально немного потянули время, чтобы не вызвать подозрения о том, что мы можем быстро перемещать порталами большие грузы, — закивал консильери. — Опять же сегодня мы получили первую партию заказа от оршиканцев. Осталось покончить с альбиносами в Драной горе, и мы будем готовы к весне. Тогда пусть хоть все вместе на нас нападают. Мы с ними со всеми справимся.

— Слишком все легко у нас проходит, слишком. Не верю, что все достается нам настолько гладко, — отчего-то подхватил от консильери толику пессимизма Даниэль.

Вдруг брат резко вскочил и кинулся к окну. Только что появившиеся там чайки резко сорвались с места и поспешили убраться.

— Может быть дать гвардейцам указание отстреливать чаек? — предложил я.

— Ну что ты, ни в коем случае! — воскликнул консильери.

Брат вернулся на свое место.

— Мы им тут время от времени с Иганом устраиваем представления. Несем всякую ерунду, а они подслушивают. Уберем птиц, и враги придумают другой способ для слежки, о котором мы можем не догадаться. Так что пусть лучше подслушивают в образе птиц.

Не смог не подивиться хитростью брата. Хотя, скорее всего, идея принадлежала консильери. Даниэль вряд ли бы до такого додумался.

Я не стал долго засиживаться у брата. Побыстрее закончив я отправился в «Трезубец» и с удовольствием залег в горячую ванну. Мысли вновь вернулись к делам. А они, к слову сказать, действительно шли на отлично. Странно, что Даниэль и Иган смотрели на этот факт с подозрением.

А может быть они воспользовались нехитрой игрой с удачей?

— Хочу обменять удачу на повышение вероятности выигрыша в предстоящей войне, — вслух обратился я к Великой Системе.

Желание выиграть в войне услышано.

Ваш шанс равняется менее 1 %.

Одно очко удачи увеличит имеющийся шанс в 10 раз.

Готовы обменять удачу на желание?

— А если вложу десять очков удачи?

Желание потратить 10 очков удачи и выиграть в войне услышано.

Ваш шанс равняется менее 1 %.

Одно очко удачи увеличит имеющийся шанс в 10 раз.

Готовы обменять удачу на желание?

Теперь-то мне стали очевидны опасения Даниэля и Игана. Нет, мы все делали верно. Это было вне всяких сомнений. Вот только наши враги нас где-то опережали. Чтобы победить, нам предстояло понять в чем именно они имели преимущество и тогда уже их обойти.


Глава 12 Интерлюдия


Очередное, второе по счету совещание союза правителей мира как-то сразу не задалось и вместо деятельного разговора превратилось в неконструктивную ругань. Всему виной стала вспыльчивость короля Юга, выступавшего в роли инициатора встречи. Лишь все уселись за стол и Халиба Невила понесло. На повышенных тонах он принялся обвинять партнеров в том, что кто-то из них или вообще все вместе отобрали у него Остров Теней. Под столь агрессивным напором остальным пришлось на ходу выстраивать защиту и искать оправдания. Вот только сделать это было крайне сложно. Ведь совершить подобную дерзость мог любой из них. Слишком многое стояло на кону. Слишком желанной добычей являлся остров.

Лидер альбиносов Мартин Лойд усердствовал в начавшемся споре больше остальных. Мало того что ему пришлось отнекиваться за то, что не совершил, так вдобавок, как председательствовавшему, надлежало соблюсти благопристойный ход встречи. Вторым по активности стал король Гор Ригби Престон. На этот раз он в полной мере проявил свой темперамент. Король Севера Сван Бесстрашный просто дико орал о своей непричастности, то и дело, хватаясь за пояс, где у него должен был висеть меч, но не висел, потому как все правители по договоренности явились без оружия. Лишь королева Долины Трида Лигрес по большей части отмалчивалась и всецело была занята обдумыванием проблемы.

Первой мыслью королевы стало — это альбиносы захватили остров. Они больше остальных подходили для подобного. Однако немного позже Трида передумала. Просто потому, что если бы это сделали альбиносы, они вряд ли оправдывались. Вместо этого Мартин Лойд сейчас бы зачитал ультиматум и всем пришлось бы подчиниться. Драная гора и Остров теней — слишком весомый аргумент. Их обладатель поднимался намного выше любого из королей. В его руках оказывалось все самое ценное, что есть в мире. Вся мощь, сила, богатство. В общем, сверх возможности.

Ни раньше, ни сейчас Трида не очень понимала, зачем альбиносы и южане, владевшие горой и островом, позвали в союз остальных сидящих за столом. Им было куда проще объединиться и между собой разделить остальной мир.

Однако сейчас в недавно созданном союзе наметился раскол. Это было весьма опасно. Если все рассорятся, альбиносы, у которых все еще остается Драная гора, больше не будут пытаться что-то делать совместно, а затеют собственную игру, где Долине, равно как всем остальным, в дальнейшем будет отведена роль подчиненных или смерть. И плевать, кто захватил Остров Теней. Без альбиносов остальным уже не договориться.

Трида смотрела на ругань, чувствовала, как с каждой минутой сильнее накаляются страсти и пыталась придумать как это остановить. Пока они вместе, пока изображают союз, у нее есть возможность пусть особо ни на что не влиять, но быть в курсе больших дел в мире. Чувствовать настроение альбиносов и других высших правителей. В конце концов иметь возможность потянуть время, переждать. А дальше, кто его знает, что случится. Вон только недавно у Юга был Остров Теней, а теперь не стало.

— Ну хорошо, у вас есть какие-нибудь сведения о том, кто на вас напал?! Есть хоть что-то помимо домыслов?! В конце концов, что вам подсказывает навык Предвидения обмана?! — повысив голос, чтобы всех перекричать, громко спросила королева.

Вмешательство королевы возымело действие. Все смолкли и с некоторым удивлением посмотрели на нее. Наступила тишина, ставшая после получасового громкого скандала какой-то даже непривычной.

Халиб Невил усмехнулся, пробежал взглядом по остальным и взвизгнул все в той же возмущенной манере:

— Откуда я могу знать?! Может быть тот, кто напал на остров, использует особой артефакт, позволяющий ему врать, или использует какой-нибудь навык!

Теперь, когда страсти временно улеглись, Трида не собиралась упускать возможности взять ситуацию в свои руки и принялась вгрызаться в детали:

— Я так понимаю, остров у вас полностью отобрали. Не осталось ни единого портала…

— Вы посмотрите на нее! Я твержу об этом с самого начала, а она только проснулась! — перебив, в сердцах всплеснул руками Халиб и с истеричным смехом показал на королеву. — Трида, очнитесь, мне перебили всех людей, снесли порталы. Лишь одному недоумку удалось сбежать. Этот идиот даже не подумал посмотреть кто напал. Не позаботился о спасении остальных. Открыл портал и в одиночку смотался.

— А что говорят кланы Таклов? — подключился к расспросам Мартин Лойд. — У кого-то из них есть доступ на остров? Они и у нас в Драной горе постоянно промышляют. Сколько ни уничтожали порталы, а они все равно откуда-то появляются.

— Главы кланов уже ничего не говорят. Перед отправкой сюда я их всех казнил. И сказал кланам, что каждый день буду убивать по одному их значимому воину, пока не выдадут портал на остров. Они клянутся, что тоже лишились порталов. Уже не знаю, врут или нет. Через неделю будет видно. Но вы же сами понимаете, снова открывать Остров теней — это невозможно. Уйдет уйма времени, сил. Придется идти на большие жертвы. Просто так морские драконы не дадут попасть на остров.

— Не стоит впадать в панику, — попытался успокоить его председательствующий. — Что-нибудь придумаем. У Гор есть уникальный человек. Он портальщик и невидимка. Его не тронут драконы. Нужно только придумать, как его переправить на остров.

Король Гор тут же встрепенулся.

— Его-то не тронут, а как быть со средством передвижения? Посадить в лодку мы его не можем. На лодку нападут морские драконы. Посадить на нашего дракона по той же причине опять не можем. А рисковать им я не собираюсь!

— Вот и я о том же. Просто так на остров не попасть. Чем снова его открывать, куда проще найти ту сволочь, что затесалась среди нас и забрала мой остров.

— Ну почему вы думаете, что этот человек обязательно среди нас? — с недоумением спросила Трида Лигрес.

— А кто мог еще? Здесь собрались все, — разводя руками, король Юга показал на всех сидящих за столом.

— Все кроме Равнины!

— Ну не смешите меня, уважаемая королева. Кто из Равнины способен на такое? Король, что ли? Да я вас умоляю. Или княгиня Оршика, которая трясется как бы мы на нее не напали? Да она боится нос высунуть за городские стены. Или князь Глазвиля, что подыскивает к кому перебежать: к нам или горцам? Вот Трол Гилберт мог бы. Был бы он жив, я сразу подумал бы о нем. Но Трола нет. А его сопляку, севшему в Скалистом Берегу в кресло правителя, еще расти и расти. Если вообще когда-нибудь сможет дорасти. Дети слишком редко достигают уровня родителей. Если, конечно, те не пожелали передать свои способности детям и не позволили себя убить. Но этого, как мы знаем, не произошло.

— Не очень-то он и сопляк, — не согласился Мартин Лойд. — Не так давно он потравил всю семью нового правителя Мелиссара.

— Так это все-таки сделал он? — искренне удивился король Юга.

— Да, он. И все ради закупки большой партии зерна.

— Ну и где ум? Я же говорю — сопляк и недоумок. В канун обострения в мире, это же надо было додуматься ради зерна убить союзника и ослабить Равнину! Назначенный королем новый правитель Мелиссара, этот, как его… Квинтин, мог хоть как-то усилить княжество. А теперь что? Королю пришлось назначить наместником своего консильери Теина Бура. Потому что другой кандидатуры у него просто нет. Теперь бедняге приходится бегать туда-сюда и успевать справляться с обеими должностями.

— Фу… Терпеть не могу Теина Бура. Вечно весь засаленный, пот с него ручьями льется. Вызывает только отвращение, — с брезгливостью фыркнула Трида.

— Вот уж и правда наделила природа человека правильной внешностью. Он на удивление мерзкий тип как внешне, так внутри, — согласился Мартин Лойд.

Наконец, разговор перешел в мирное русло. Все-таки не зря было давно подмечено, ничто так не мирит, как обсуждение третьей стороны. Вот только короля Юга так просто было не увести от темы.

— Ну и к чему мы пришли? Кто напал на мой остров? — бегая глазами по лицам и улавливая взгляды правителей, спросил Халиб Невил.

— Я уже сто раз говори, Север тут ни при чем! — заорал Сван Бесстрашный и в сердцах обрушил на стол свой большущий кулак.

Дабы снова не началась ругань, Трида Лигрес в очередной раз перехватила инициативу и ровным голосом задала Халибу Невилу следующий вопрос:

— А почему вы не допускаете мысли о том, что это сделал какой-то определенный человек, а не правитель?

— Исключено! — рявкнул южанин. — Через три часа мы собрали людей и попытались вернуться на остров, но уже были уничтожены все наши порталы. Один человек не смог бы такое провернуть. На это требовалось десятки людей с развитым Видением. Более того, была проведена подготовительная работа. До того, как напасть, они длительное время наблюдали за островом. Они точно знали обо всех наших порталах. Они разгромили нашу башню и тут же стали уничтожать порталы. И после этого вы хотите сказать, что это сотворил один человек?!

— Разумный довод, — согласился Мартин Лойд. — Я полностью поддерживаю ваши выводы. Остров захватил кто-то из правителей. Но не тот, кто сидит за этим столом.

— Это еще почему?

— Вы сами посмотрите на лица. На лица Ригби, Свана, Триды.

— А что вы скажете о себе? — с подозрением сузив глаза, спросил Халиб. — У вас есть Драная гора. Взятие Острова теней дало бы вам абсолютное преимущество.

— Я вам уже говорил, мы не преследуем цель становиться мировыми лидерами. Напротив, наш отец завещал править всем вместе. Он часто любил повторять, что нельзя давать власть в одни руки. Собственно, поэтому островом правит совет, лидерство в котором носит в большей степени условный характер. Мы принимаем решения все вместе. Наш с вами союз был создан по тем же правилам. Ну и напоследок: какой смысл нам было захватывать остров, когда мы с вами договорились об обоюдном использовании острова и горы?

— Так вы и теперь готовы открыть им доступ в Драную гору? — поспешила уточнить Трида.

Старый альбинос развел руками.

— У нас должен был состояться равноценный обмен. А раз теперь им нечего предложить, сделка отменяется.

От сказанного короля Юга перекосило. К приступу подозрительности добавилась невероятная злоба. Мартин Лойд был слишком опытен, чтобы заметить перемены и определить последствия, посему поспешил уточнить:

— Но это ничего не меняет. Наш союз остается союзом на тех же условиях. Мы не намереваемся использовать свое преимущество для большего усиления своих позиций.

— Хм… Ну допустим, ни вы, ни кто-то другой, сидящий за этим столом, не причастен к нападению на остров, тогда у меня снова возникает вопрос: и кто же, по-вашему, это сделал?

Вопрос повис в воздухе. Казалось, у всех уже не осталось сил в очередной раз повторяться и доказывать свою непричастность.

Триде Лигрес показалось странным, но именно сейчас ей почему-то вспомнился младший сын покойного Трола Гилберта. После недавней встречи с ним, консильери утверждал, что парень хорошо развился. Даже более того, слишком хорошо. Она бы могла подумать, что этому поспособствовал доступ к Острову теней. Вот только остров лишь недавно отобрали у южан.

Или… В этот момент ее обдало жаром.

Ну конечно же, Халиб Невил ясно объяснил, нападавшие как будто заранее знали что где находится на острове. А это значит, нападавшие длительное время находились на острове втайне от южан. И конечно же за этим стоял не только Рей. Он совершил нападение вместе со старшим братом Даниэлем. Будучи князем, у последнего было достаточно сил для подобного нападения.

Королева слегка укорила себя за то, что не догадалась раньше. Ведь она успела многое узнать о Рее. Даже о том дерзком разгроме, что он устроил южанам в Костяных горах. Ее человек наблюдал за тем, что там происходило в образе птицы. А именно, как молодой человек с множественными шрамами на лице обрушил на дорогу камни. Потом, правда, он со спутниками умудрился сбежать от наблюдения. Однако пришедшие сведения из Скалистого Берега о том, в каком виде Рей вернулся позволили все сопоставить. Впрочем, об этом она так никому и не рассказала. Да и сейчас не собиралась говорить. Хотя бы по той причине, что не видела конкретной пользы для себя. А это самое главное. Во всем должна была быть своя выгода.

К Мартину Лойду тихо подошел слуга и склонился над его ухом:

— К вам явился человек. Он просит срочной аудиенции. Он сказал, это очень важно, но представляться отказался.

— Ты в своем уме? У меня встреча! — уставившись на него, возмутился альбинос.

— Человек сказал, это касается некой проблемы, над которой вы сейчас ломаете голову, — также тихо, шепотом, продолжил слуга, — и еще, видящий увидел, этот человек прячет истинный образ за маской. Он выглядит как небогатый торговец, а за маской скрывается богач.

Мартин Лойд в недоумении вздернул брови.

— Отведи его в мой кабинет. Я сейчас буду, — слуга поспешил выполнять приказ, а альбинос обратился к сидящим за столом: — прошу прощения, но мне нужно ненадолго отлучиться. Это срочно. Я не заставлю вас долго ждать.

Поднявшись с кресла, он в знак уважения слегка поклонился и, резко развернувшись, быстрым шагом покинул зал приема. Пусть слуга и говорил предельно тихо, но у всех королей был отлично развит слух. Все всё услышали и провожали председательствующего любопытными взглядами. Они одинаково поняли, о чем пойдет речь.


Глава 13


Принять ванну и лечь спать одному… Но уж нет. Раз прогуливать ночь и не получить удачу, так прогуливать с пользой!

После водных процедур я приоделся. Надел самую лучшую тунику, расшитую золотом, и в таком праздничном виде отправился в Оршик. Прямиком в спальню Дарии.

Ночь прошла шикарно. Мы опять не сомкнули глаз. Правда, по моей просьбе Дария сразу выдала мне бодрящего эликсира. Иначе бы я и до полуночи не выдержал. Потом мы вместе встретили рассвет, измученные и счастливые. К этому времени я снова подустал. Под предлогом немного полежать, я закрыл глаза, тут же уснул и к своему удивлению, продрых почти до полудня.

Дариа оказалась не такой соней. К моменту моего пробуждения она успела привести себя в порядок и провести утреннее совещание с подручными. Я проснулся, когда они закончили. Однако войдя к ней в кабинет, все-таки застал одного. Немолодой, но еще крепкий мужчина с острым носом и въедливыми глазами одарил меня недобрым взглядом.

— Ну наконец ты проснулся, — встретила меня с улыбкой Дария. — Познакомься, это Ламберт, мой консильери.

Мужчина суетливо поднялся с кресла.

— Не буду вам мешать, княгиня. Увидимся позже. Вопрос может подождать.

— Нет-нет-нет… — запротестовал я. — Занимайтесь делами. Я зашел попрощаться.

— Как попрощаться? А вместе позавтракать? Ты же говорил, что сегодня целый день будешь свободен. Я специально ждала, пока ты проснешься, чтобы вместе позавтракать. А по вопросу отправки в Скалистый Берег второй партии оружия мы спросим у Рея, — кивая консильери на меня, предложила Дария. — Мы призвали в войско всех, кто имеет воинские навыки. Нам сейчас очень нужны мастера. Нам не хватает хорошего оружия. А из того что есть многое требует ремонта. Если мы на неделю задержим вторую партию, это для вас будет терпимо?

Что я мог ответить, тем более после проведенной ночи? Лишь пожал плечами и согласился. В ближайшую неделю у нас все равно ничего серьезного не предвиделось.

— Ну вот и определились. Осталось что-то еще? — спросила Дариа у консильери.

— Больше ничего. Разве что… — мужчина замялся и лишь прокашлявшись сумел закончить мысль. — Я как ваш консильери все-таки настоятельно рекомендовал бы быть осмотрительнее в отношениях. Вы молодая княгиня. Вашу спальню не должны посещать молодые люди.

Вот только Дариа светилась, настроение было приподнятым и в один миг все изменилось. Она сверкнула на Ламберта суровым взглядом. Вот так, при посторонних отчитывать свою княгиню — это было, конечно, что-то невероятное. Верхом бестактности. Я подумал, что сейчас девушка сорвется на крик. Но вместо этого она холодно произнесла:

— Раз других вопросов нет, я больше вас не задерживаю.

Сомнений нет. Консильери уже пожалел о сказанном. Он с тяжестью вздыхает, кланяется Дарии и разворачивается покинуть кабинет.

— Вообще-то, у нас все серьезно, — не сдержавшись, говорю я, — скоро мы поженимся.

Это заставляет Ламберта остановиться, а Дарию в изумлении раскрыть рот.

— Ты делаешь мне предложение руки и сердца?!

— Да… Но не сейчас, когда все закончатся. Ну ты сама понимаешь, о чем я.

— Но вам еще нет восемнадцати! К тому же у вас большая разница в возрасте, — напомнил консильери и тем снова проявил бестактность.

— Нас с Дарией это не волнует.

— Вас — нет, но что скажет народ Оршика? И опять же, речь ведь идет не о ком-то, а о сыне Трола Гилберта. — Консильери разворачивается к Дарии и продолжает: — Прошу прощения, я и так сегодня вышел за рамки, но прошу понять правильно, моя прямая обязанность помогать вам не совершать опрометчивых поступков. Люди не поймут такого замужества. Они посчитают, что мы прогнулись под Скалистый Берег. Предали честь, память о вашем отце.

— Полно вам читать нравоучения. Я сама все прекрасно понимаю. Сейчас нам нужно пережить весну. Ну а что будет дальше… Дальше будет видно.

Затронутая тема отразилась на последующем завтраке. Мы просто ели. Дария погрузилась в свои мысли, а я в мысли, как вытащить ее из мрачности. Ночью я обещал, что побуду у нее подольше. Утром же, видя, что у нее дела, не хотел мешать и поэтому намеревался вернуться в Скалистый Берег. Сейчас же я просто не мог бросить ее в таком состоянии.

— Не хочешь прогуляться?

Девушка с удивлением посмотрела на меня. И пока она не вздумала возразить, я дополнил:

— Мы оденемся в обычную одежду и будем гулять без охраны. Как тебе идея?

— Меня в Оршике любой узнает хоть в какой одежде.

— А мы отправимся в Скалистый Берег. Ты, кстати, у нас была? Я покажу тебе город. Немного отвлечешься. По-моему, это будет здорово.

— Хм… А давай! Я была у вас мельком, когда развивала навык картографа. Так толком ничего и не посмотрела.

— Тогда предлагаю на этом закончить с завтраком. Я живу на постоялом дворе. Он прямо напротив колоннады. Мы ее недавно построили. Уверен, ты там точно не была. Там красиво. Вокруг колоннады полно всяких закусочных. Погуляем и заодно поедим.

Дарии самой надоело сидеть целыми днями в замке, так что она с особым энтузиазмом подошла к делу. Мы час угробили на подбор наряда. Видите ли, даже зная, что ее никто в Скалистом Берегу не узнает, абы в чем она отправляться на прогулку не хотела. В итоге выбор пал на шерстяное длинное платье и плащ-накидку. Все серого неприметного цвета. Зато с богатой вышивкой. Правда, тоже серой. Понять, что наряды на самом деле не дешевые можно было разве что если хорошенько присмотреться.

Я же, переправившись с княгиней в «Трезубец», не стал особо заморачиваться с нарядами. Выбрал повседневный темный кафтан и в таком виде, взяв под руку Дарию, отправился показывать город.

За ночь снова выпало много снега. Вокруг все было белым. В полуденный час людей из числа праздношатающихся не попадалось. Все куда-то спешили по делам. Неслись на своих двоих или ехали в каретах. Так что покрытая снегом колоннада стояла пустующей.

Обойдя главную достопримечательность города, мы подались дальше в парк, идя по широкой алее в центре.

— Смотри сколько следов идет. Все детские. Они уходят в одном направлении. Что у вас в той стороне?

Вот так Дария и проявила свой навык следопыта. Для меня все эти множественные следы на снегу были просто следами. Только когда она акцентировала на них внимание, я присмотрелся и заметил, что они небольшие. О том, куда они ведут, я вообще не разобрал. Их на снеге было полным-полно, просто так не поймешь.

Спустя десять минут мы узнали куда ведут следы. Вытянувшись в полосу по направлению к морю, парк имел спуск. На нем-то и резвилась ребятня, катаясь, кто на чем начиная от саней до обычных досок. От стольких катальщиков снег в центре так утрамбовался, что превратился в лед. Самые отчаянные спускались по нему на ногах, рискуя больно шмякнуться.

— Я тоже так хочу! — взвизгнула Дариа.

— И я! — смеясь, поддержал я.

Саней не было, равно как ничего подходящего, чем можно их заменить. Все разобрали дети. Нам пришлось спускаться на ногах, взявшись за руки.

Шмяк! Шмяк!

И до конца спуска мы добрались, лежа на спинах. Дария заливалась смехом, а вместе с ней и я.

— Еще?! — вскрикнула княгиня, едва мы докатились до конца спуска.

— Конечно!

Мы словно впали в детство. В то беззаботное время, когда не за что было особо переживать. Разве что за учебу и за мелочные проблемы, казавшиеся тогда чем-то большим, сложным, важным, а на деле пустяками.

Встав и отряхнувшись, мы побежали вверх на второй заход, оббегая по рыхлому снегу скользкий спуск. Я понимал и, пожалуй, Дария тоже понимала, что этот момент детской радости у нас может быть последним. И дело даже не в южанах с альбиносами и надвигающейся войне. Неумолимо летит время. Оно летит слишком быстро. С каждым днем мы все больше и больше становимся взрослыми. А катание с горки — это детская забава. Почему-то взрослые предпочитают другие развлечения.

Шлеп! Шлеп!

— А-а-а!.. Ну почему!.. Я почти докатилась!

А потому что мы держались за руки. Один вздрагивал, второй падал и, падая, тянул первого.

Шлеп! Шлеп!

И снова, теперь уже в третий раз не получилось. На этот раз из-за меня. Я утянул за собой Дарию. Она навалилась на меня, и мы в таком виде спускались. Мы то визжали, то смеялись, чем веселили детей. Для них мы казались уже почти взрослыми и потому вызывали удивление.

Остановившись, девушка перевернулась ко мне. Счастливое смеющееся лицо было таким красивым, что я обнял ее и поцеловал.

— Фу! Они целуются! — раздался детский крик и его поддержали остальные не одобрительные возгласы.

— Дурачки, — смеясь, сказала Дария и стала подниматься.

— Ничего, пройдет пару лет, и они тоже узнают, что такое целоваться, — я поднялся, отряхнулся, посмотрел по сторонам. — Пообедаем? Придется вернуться к колоннаде. Там закусочные получше.

— Ага, я тоже проголодалась.

Мы вернулись к колоннаде и тут встал вопрос: куда податься. Идти в «Трезубец», стоящий напротив, не хотелось. Там меня все знали. Было желание пообедать в заведении, где бы меня никто не узнал и тем более не интересовался с кем я обедаю. В закусочных, что шли левее и выходили на главную улицу, скорее всего, меня бы узнали. Я часто проходил мимо и иногда к ним заглядывал. А вот закусочные справа я никогда не посещал, поэтому вероятность того, что меня узнают была минимальной. Но в тоже время я не знал насколько хорошая там кухня.

В этот момент мое внимание привлек рослый мужчина в темном одеянии. Он выпрыгнул из кареты, стоящей у «Трезубца», и уверенным быстрым шагом направился к нам.

— Приветствую вас Рей Гилберт. Мое почтение княгиня. Рей, у моего господина к вам разговор. Он ожидает вас в карете. Это очень важное и срочное дело, — ровным почтительным голосом сказал незнакомец.

— Кто в карете?

— Ваш друг. Пока вы будете беседовать я прослежу, чтобы с княгиней ничего не случилось. Прошу, — мужчина жестом пригласил пройти к карете.

Слово «друг» вызывало удивление. В то же время навык Предвидения опасности молчал, равно как и навык Предвидения обмана.

— Подожди меня в «Трезубце», — попросил я Дарию. — Закажи, что захочешь. Я скоро.

Так же как и я, девушка настороженно встретила мужчину. Она кивнула и не стала задавать вопросов. Мы прошли к входу в «Трезубец». Я дождался, пока она войдет в заведение и только тогда подался к карете. Незнакомец услужливо открыл дверцу и взору предстал «друг». От неожиданности я даже усмехнулся вслух.

Консильери Долины Свир Лигрес жестом пригласил расположиться внутри кареты напротив него.

— Вот уж кого не ожидал увидеть, так это вас, — не сдержался я, усаживаясь на предложенное место.

— Надо признаться, я тоже был удивлен, узнав о некоторых обстоятельствах. Но перейдем к делу. Я с посланием от королевы. Она снимает все возложенные на вас ограничения и предлагает более тесные взаимоотношения. Нам стало известно, что вы забрали в банке альбиносов все активы. Мы предлагаем разместить их у нас по более выгодным условиям. Кроме этого мы предлагаем вам, Рей, официально перебраться к нам. Касаемо вашего брата Даниэля мы предлагаем убежище в любое время, когда ему понадобится. Но это уже, естественно, неофициально. Королева гарантирует, что сохранит все ваши активы, равно как и ваши жизни. Вы сможете свободно жить у нас и заниматься коммерческими делами. При этом королева не будет настаивать на даче ей клятвы.

— И отчего такие предложения? — в ошеломлении спросил я.

— В мире нынче неспокойно. В любое время можно ждать беды. У вас есть только три дня для принятия решения. Советую поторопиться.

— Три дня?!.. Но как же?.. Речь ведь шла о весне! Все должно было начаться весной!

— Не могу знать. Я передаю исключительно то, что передала королева.

Осторожно! Вас могут обмануть!

— Ну а если мы дадим согласие не через три дня, а скажем дней через пять?

Консильери развел руками.

— Через пять, значит, через пять. Но Трида обозначила трехдневный срок. Вам же еще понадобится переправить золото. Будет лучше успеть в обозначенный срок. В противном случае могут возникнуть трудности.

Предложение Свира Лигреса было шокирующим. Он предлагал предательство. Жалкий побег с казной. В ином случае подобное предложение вызвало бы у меня самую негативную реакцию и, конечно же, категорический отказ. А сейчас… Нет, сейчас я тоже не собирался давать согласие на такое. К тому же подобные вопросы были за пределами моей компетенции. Но я уцепился за другое.

— А что такого должно случиться через три дня?

Консильери пожал плечами.

— Ну вы же понимаете, я не могу говорить слишком много. Лишь то, что передала Трида.

— Она передавала еще что-нибудь?

— Предложение распространяется, безусловно, также на вашу матушку и невесту Даниэля. Обсудите все с братом. Мы хотим, чтобы вы поняли правильно. Мы не настаиваем на измене или чем-то подобном. Мы лишь предлагаем надежную защиту ваших активов. Вы можете отправиться к нам все вместе. Можете взять с собой столько людей, сколько сочтете нужным. Можете оставаться в Скалистом Берегу до последнего и лишь потом переправиться к нам. Это уже детали. Мы их обсудим, когда вы будете готовы. Я жду вас у себя в любое удобное для вас время. Встретимся, еще раз поговорим уже более обстоятельнее, а после вы увидитесь с королевой. Она даст вам личные гарантии. А пока у вас три дня. Советую не затягивать.

Я попрощался и вышел на улицу. Остановившись у входа в «Трезубец», я посмотрел на карету, которая тронулась и стала удаляться.

Три дня… У нас есть три дня. Но что потом? Неужели северяне зимой, когда у них такие морозы, решатся пойти на нас войной? А в то, что именно они двинут на нас, я не сомневался. Удар будет двойным. Нас атакуют с суши и с моря. Кто нападет с моря, было под вопросом. Но вот с суши кроме северян кому на нас нападать? Не могут же южане за три дня перебить половину Равнины и до нас добраться.

Я медленно подался в «Трезубец». Наша с Дарией прогулка и та беззаботность, которой мы с ней на время предались, окончились. Мы все ждали весны, но оказалось хуже. У нас в запасе всего три дня, а дальше неизвестность.


Глава 14


До Гнездовой скалы мы с Дарией добрались в нанятой карете, у нижних ворот спешились и дальше стали подниматься пешком. Мне нужно было время, чтобы самому подумать о предстоящих событиях и обсудить их с княгиней. Конечно же я рассказал ей о разговоре с консильери Долины. Все, что готовилось против Скалистого Берега, готовилось и для Оршика. И нам, и им нужны были союзники, нужно было чье-то плечо, на котором можно было опереться. Или же кто-то, кто бы прикрыл спину. А разве можно найти лучшего союзника, нежели того, кто сам оказался в таком же положении?

Мы перебирали в уме замыслы врагов и тем пытались предугадать ход будущих действий. На наш взгляд, правильнее всего было напасть на кого-то одного, победить его и после приступить к следующему. Так было правильно, когда речь шла об одном враге, а когда их несколько, когда столько, что куда ни посмотри кругом враги, вырисовывался другой сценарий.

Предпочтительнее всего выглядел вариант одновременного удара по Равнине с двух сторон. С севера по Скалистому Берегу и с юга по Оршику. В таком случае мы ничем не могли помочь Оршику, а Оршик нам. Разве что, если открыть для них Драную гору и Остров теней, где бы они смогли намного быстрее изготовить оружие для себя и для нас, хорошенько потренировать воинов, ну и заодно разжиться дополнительной удачей.

Пусть даже Оршик не сможет помочь Скалистому Берегу отбить нападение, нам было выгодно, чтобы княжество стало сильнее. Потому как если падет Оршик, в одиночку нам станет куда сложнее противостоять врагам. Другие княжества Равнины были не в счет. Они даже сражаться не будут. Сдадутся, лишь только увидят на подступах силы врагов.

Я даже не хотел брать в расчет короля. Скорее всего, он бросит столицу и сразу смоется в родовое Пятигорье. Будет надеяться, что к нему не сунутся, потому как битва у города может побудить падших выбраться из пропасти.

Уже на подходе к верхним воротам нам встретилась выезжавшая из замка карета. Пришлось податься к обочине, чтобы дать возможность ей проехать.

В окошко на миг показалась белесая голова.

Седой старик или… Нет не старик. Это альбинос.

На карете герб альбиносов!

Но что понадобилось управляющему филиала банка от Даниэля?

Управляющий одновременно являлся представителем альбиносов. Можно сказать, послом. Пусть я его толком не рассмотрел, но это точно он. Любезный, хитрый и как все альбиносы опасный Эсманд Лойд. С ним я уже сталкивался однажды. Вот только наша прошлая встреча оказалась слишком короткой, чтобы я смог его хорошенько изучить.

Интересно, проезжая он успел рассмотреть меня?

А Дарию?!

В ошеломлении я развернулся к девушке. Она поправляла накидку у лица.

— Что это у вас за дела с альбиносами? — с претензией спросила она.

— Понятия не имею… Он тебя увидел?

— Нет, я сразу поняла, кто выезжает из замка и прикрыла лицо. У всех важных альбиносов одинаковые экипажи: вороные лошади и лакированные черные кареты.

Не мог не восхититься быстрой реакцией Дарии. Альбиносом незачем знать о наших тесных отношениях и возможном скором союзничестве. Осталось только убедить в этом Даниэля.

В кабинете мы застали брата вместе с Иганом Велни. Я вошел к нему вместе Дарией. Решил, так сказать, ударить без излишней подготовки. Чтобы сразу поставить перед фактом.

— Я пригласил Дариа Горан посетить наше княжество. Странно, но мы только что встретили Эсманда Лойда. Это же была его карета? — на всякий случай спросил я, войдя и представляя княгиню.

Даниэль с Иганом едва не уронили на пол челюсти, глядя на Дарию.

— Приветствую вас, княгиня. Прошу… — вскочив, указал брат на стол и в следующее мгновение засомневался: — или вам будет удобнее сесть в креслах?

— Нет, пусть будет стол.

Я помог снять с девушки плащ-накидку и положил ее на спинку кресла. Княгиня выбрала место за столом так, чтобы я оказался между ней и братом. По другую сторону сидел Иган Велни.

— Так что у нас делал альбинос? — повторил вопрос я и тоже разместился за столом.

— Предлагал вложить денег в банк, — немного скривившись ответил брат, — дает хорошую комиссию, если мы передадим золото в ближайшие три дня. Им нужно для оборота. Обещали через два месяца вернуть с солидным пополнением.

— И что думаете по этому поводу?

Брат пожал плечами. Он все еще не пришел в себя от шока, связанного с моим появлением вместе с княгиней Оршика. Сейчас он, наверное, в мыслях меня ругал за эту выходку. По его мнению, я должен был его хотя бы предупредить. Вот только ситуация была иной. Надо было действовать. Чем быстрее, тем лучше. А еще лучше — действовать вместе с Оршиком. Именно поэтому я вошел сразу с Дарией и тем поставил Даниэля перед фактом.

— Врет. У них нет крайней нужды в золоте. Здесь что-то тут не так, — дал свою оценку консильери.

— Что-то не так, — подтвердил я домысел Игана, — и, по-моему, мы с Дарией знаем причину визита альбиноса…

Я рассказал брату о встрече с консильери Долины Свиром Лигресом. Вкупе с Эсмандом Лойдом, вырисовывалась нерадостная картина. Впрочем, кое-что положительное тоже было. О предстоящем вторжении нам сообщила Долина. Правда, ими двигало желание наживы. Но вот что интересно, альбиносы тоже ведь пришли с предложением. Понятное дело, что они хотели нас обмануть. После того как с нами будет покончено, некому будет возвращать долг. А ведь они сами моги все забрать после нашего поражения. Это означало, что в рядах союзников не все гладко. Каждый норовит ухватить себе кусок втайне от других и не делиться. Ведет собственную игру.

— Но северяне не станут нападать зимой. Там сейчас сильнейшие морозы! — воскликнул Иган Велни, когда я закончил.

— А почему нет? — задался вопросом Даниэль. — Призовут войска в столицу. Сделают бросок от Храдобора к Серым острогам. Переночуют ночь и потом маршем отправятся к Висячему мосту. За три дня, конечно, не успеют, но дней за пять — запросто. В первую волну кинут те силы, что сейчас есть. Им главное пересечь висящий мост и закрепиться в деревне. А после, когда в Храдобор доберутся воины из дальних деревень, отправят к мосту довесок и уже полной армией ударят по Скалистому Берегу. В это же время нас атакуют с моря. Это чтобы мы держали силы в городе и не отправляли людей к Висячему мосту. Так что, по-моему, все очевидно. Согласен, северянам будет сложно. Но, как говорится, если надо, так надо. Пойдут на нас и зимой.

— Здесь есть хотя бы зима. На нас южане могут напасть в любое время. Когда они сенью отступили, я даже была удивлена. Если брать за основу ваш план развития ситуации, то южане отправят к нам войска, что сейчас стоят в Лиане и Таклах. Смотря сколько будет повозок и прочего, что задерживает в дороге, они дойдут до нас за три-четыре дня. Одновременно с этим они могут отправить второе войско из Аттара. К нам оно дойдет недели через две. Опять же, смотря как будут двигаться.

— Но первые-то ударят через три-четыре дня. Они осадят город и заставят сидеть вас за стенами, — уточнил Иган Велни.

— А если прибавить к ним Долину, вырисовывается совсем все плохо. Без нашей помощи Оршику долго не продержаться, — заключил я.

Если Дария не понимала, какую помощь мы можем оказать, когда сами ждем нападения с севера, то брат и консильери догадались к чему я клоню. И дабы добить, я продолжил:

— При стольких силах противника стены Оршика не выдержат и двух дней. Они падут, и все это войско войдет в Равнину. Если к этому времени нас не одолеют северяне, войско южан и Долины обойдет столицу и пойдет к Скалистому Берегу. У нас слишком мало времени и пока недостаточно сил противостоять. Я могу уже сегодня сделать для оршиканцев базы рядом с нашими. Уже сегодня они смогут создавать для себя и для нас лучшее оружие. Хотя бы поэтому мы должны дать им шанс на спасение.

Мои уточнения еще больше запутали Дарию. Теперь она смотрела на меня в полнейшем недоумении.

Решение брату давалось с тяжестью. Лишь уловив кивок консильери, он согласился.

— Хорошо. Я не возражаю. Но сначала мы заключим союзнический договор. Иган, что сидите? Составляйте бумагу.

Резко встав с места, брат подошел к окну, открыл его и крикнул гвардейцам срочно вызвать к нему всех подручных, а также послать за нашими вассалами.

Составить договор оказалось делом тяжким. Консильери пришлось потрудиться, чтобы все правильно записать. Брат то и дело вносил поправки. Я тоже встревал. Положение Оршика было таково, что Дария согласилась бы на многое, лишь бы спасти княжество. Я старался сгладить острые требования и сделать их менее обременительными. К счастью, брат не потребовал чего-то лишнего.

За этой суетой Дария наблюдала в молчании. Наконец, когда договор был составлен и предъявлен ей, она бегло пробежала по строчкам и с изумлением окинула нас взглядом.

— Так у вас есть доступ к Драной горе и Острову теней!

— Да, есть. И мы временно предоставляем вам доступ. Повторяю, временно! — уточнил брат свое главное требование.

Теперь, когда мы определились, была дорога каждая минута. Здесь в кабинете должен был состояться расширенное совещание совета, а мне, тем временем, предстояло заняться созданием новые базы для оршиканцев, чтобы они уже сегодня приступили к подготовке.

Мы с Дарией подались к выходу.

— Рей, задержись на секундочку, — остановил меня брат.

Дария взяла со спинки кресла оставленную накидку и вышла.

— Рей, а чего это вы с Дарией решили прогуляться по Скалистому Берегу?

Иган усмехнулся, и чтобы не выдать смех, прикрыл рот рукой. По-моему, уже было очевидно, что я пекусь об Оршике не только из-за стратегических интересов.

— Потому что Дария моя невеста. Как только все закончится, я возьму ее в жены.

— В жены?! Да она старше тебя на пять лет!

— Зато мне с ней хорошо.

Рука-лицо, точнее, лоб и Даниэль чуть ли не взвыл.

— А я ведь давно подозревал. Еще когда ты ко мне прибежал с запахом духов. Не верилось, что ты вернулся из борделя. Бордели — это всегда вино. Когда без вина — однозначно любовница.

В таком виде я и оставил брата. Ничего, свыкнется. Это моя жизнь. Я сам буду решать, что мне делать и на ком жениться. Не знаю, чувства или Дария просто мне сильно нравится. Но я хочу быть с ней. И мне плевать, кто и что подумает. Лекари не дадут ей быстро постареть. Она еще долго будет выглядеть красоткой.

На улице, подойдя к порталу, что был установлен у ворот, меня обдало в холодный пот.

— А этот… А альбинос видел раскрытый портал? — в ошеломлении спросил я у сержанта, не хватало давать им раньше времени повода для лишних подозрений.

— Никак нет. Когда князю доложили о прибытии Эсманда Лойда, он распорядился прикрыть портал. Мы и прикрыли. Своими телами прикрыли.

— Слава Дагору…

— Так вот откуда у вас столько эссенций? А мы-то с Ламбертом все перебрали. Уже подумали, что у вас появился человек с бесчисленной маной. Говорят, в Системе предусмотрена и такая особая способность. А оказалось, все куда проще.

— Ну это еще как посмотреть. Между прочим, так просто подобные места не заполучить!

— Спасибо, — Дария чмокнула меня в губы и вошла в портал.

Гвардейцы, конечно, все видели, но предпочли сделать вид, что смотрят по сторонам. Впрочем, разве они могли меня смутить? Это Дария смутилась, поэтому спешно и нырнула в портал.

Сначала я показал девушке нашу базу в Драной горе, после на Острове теней. Там как раз никого не было. Надев маску портальщика, я сам открыл портал в спальню княгине, где Дарию уже ждали. В комнате находился ее консильери Ламберт и еще двое каких-то мужчин. Все трое с недоверием покосились на меня в образе старика. Я снял маску и к недоверию прибавилась злоба.

— Что-то случилось? — спросила княгиня у своих людей.

— У нас нехорошие новости, — ответил Ламберт.

Дария понимающе кивнула.

— А у меня хорошие. Мы теперь со Скалистым Берегом союзники. Только что они подарили нам шанс.

— Не знаю о каком шансе вы говорите, у нас серьезные неприятности. Все войска южан, что стояли в Лиане и в Таклах двинули по дороге к нам. Они взяли с собой много людей из этих городов. Там много наемников. Только что вернулся наблюдатель из Аттара. Из столицы Юга на нас двинулась вся армия. Так же поступили тревожные известия из Долины. Королева призвала из деревень всех своих воинов. Она тоже собирает войско.

Дария повернулась ко мне.

— Сбываются все наши худшие предположения.

— А ты думала, будет иначе?

— Я просто надеялась. Теперь надежды нет. Зато есть твоя поддержка. Я верю, мы обязательно выстоим. Я в этом не сомневаюсь.


Глава 15


К наступлению сумерек я успел создать для Оршика базы на Острове теней и в Драной горе. Сделал их почти такими же по размеру как наши, расположив вторым ярусом и соединив ходами. Так чтобы нам можно было свободно заглядывать к ним, а им к нам.

Ночь я проводил в обществе Дарии. Для нее я также как для брата сделал отдельную нишу. Нет, ничего такого между нами не было. К тому же нишу не догадались отгородить шторкой. Мы просто сидели и болтали о всяком. Я старался отвлечь ее от плохих мыслей и тем сам отвлекался.

Теперь я уже не ловил злых взглядов подручных Дарии. Наоборот, они смотрели на меня как на спасителя. Все ведь прекрасно понимали, лишь благодаря моей помощи Оршик получил шанс выстоять в предстоящем противостоянии с южанами. Никто из них даже не возражал, когда я присутствовал в святые-святых, на совещании, проводимом Дарией тут же в подземелье Острова теней. На нем обсуждались вопросы, связанные с налаживанием работы мастеров, подготовкой воинов и прочих мерах по подготовке к обороне города.

При обсуждениях всплывали цифры. В части рыцарей у них с нами было примерно равное количество, а вот основное войско уступало нашему в два раза. Зато подготовка воинов была существенно выше. Даже рядовые стражники порой имели подготовку лучше наших гвардейцев. Так, к примеру, тысячный уровень воина считался начальным. С ним ходили новички. Уровень в три тысячи был уже средним. А хороший считался, начиная от пяти тысяч. И это с учетом наличия соответствующих для воина навыков и развитой боевой магии.

Конечно, освоить такое для молодежи было запредельным. Тут всплывала особенность оршаканцев передавать способности по наследству. Да-да, речь шла об убийствах близких родственников. Собственно этим и были обусловлены такие возможности. Но это, опять же, касалось основного войска Дарии. Теперь же, в ожидании осады, численность воинов значительно увеличилось. В него вошли практически все жители города.

Также мне стало известно о достатке Оршика. Он оказался совсем уж скромным. В казне лежало меньше тридцати миллионов золотом. Положение усугублялось тем, что как только осенью стало известно о предстоящем вторжении южан, которое так и не состоялось, из города пошла убыль торговцев и зажиточных людей. Как следствие, пошел отток капиталов и снизилась деловая активность. Это привело к тому, что теперь из казны больше тратилось, чем пополнялось.

Утром Дарии предстояло отправляться в Оршик и дальше заниматься подготовкой города к обороне. Я же после того как убыл с ней больше не появлялся дома и вообще не знал о том, что у нас делается. А именно, что придумал Даниэль с помощниками для обороны княжества от вторжения. Так что за час до рассвета и получения удачи я попрощался с княгиней и подался в нашу зону на втором верхнем ярусе базы.

Даниэль ожидаемо был не один.

— А вот и Рей, мы как раз за тобой хотели отправить человека. Присаживайся, я уже ухожу.

Иган Велни уступил место в кресле мне, а сам вышел.

— Я много пропустил.

— Не особо, — откладывая в сторону исписанные листы бумаги, ответил брат, — днем совещались, потом вот почти всю ночь. Слишком мало времени. Слишком.

— Какие приняли меры?

— Сегодня призовем всех первых и вторых сыновей. Капитан выделит людей для передачи воинских навыков и начнет тренировки. Вчера успели увеличить количество гвардейцев на три сотни. К завтрашнему дню нужно будет довести их до тысяч. Так что здесь и в Драной горе будет не протолкнуться. Придется расширяться.

Я кивнул в ответ. Расширение баз было по моей части.

— Но мы же не будем сюда запускать всех подряд? Иначе о наших секретах быстро узнают.

— Нет, конечно. Доступ откроем только для новых гвардейцев.

Брат с тяжестью выдохнул. Эликсиры делали свое дело, придавали сил, гасили желание спать. И тем не менее, длительное напряжение давало о себе знать не физической, а эмоциональной усталостью.

— Также мы приняли меры по продовольствию, — продолжил он, — я распорядился за счет казны снизить цены на основные продукты. Чтобы до вторжения люди могли сделать запасы. Неизвестно, сколько все это продлиться.

— Так это мне сегодня нужно будет дать указание главам служб…

— Нет, ничего не нужно. Об этом вчера позаботился Тид Граш.

Я с облегчением выдохнул. Хоть не придется тратить время на бумажки.

— Дария усиливает городские стены, — вспомнил подслушанную идею на совещании княгини, — она распорядилась выделить тысячу людей и круглосуточно брать ману в Драной горе и укреплять магией стены.

— Разумно. Мы тоже усиливаем защиту. На построенные башни выделили по десять гвардейцев, а на те, что стоят у висячего моста и на Гнездовую скалу, по полсотни. Когда с моря начнется атака, замок станет главной мишенью кораблей.

— Подготовка — это хорошо, но как быть с крепостью альбиносов? Ты же понимаешь, осада без магии приведет к огромным потерям. Все то особое оружие и доспехи, что для нас готовят оршиканцы, лишатся магических свойств. Они станут обычными. Не будут работать ни эликсиры, ни эссенции.

— Знаю. Об этом я тоже позаботился. Мастер тайных дел еще вчера взял с собой нашего нового портальщика и занимается этим вопросом. Если им удастся поставить внутри крепости портал — мы возьмем крепость с наименьшими потерями.

— Взять бы и напасть на столицу альбиносов. Это же возможно поставить порталы прямо у их совета. Среди ночи напасть на них и перебить.

— И что толку? Крепость в Драной горе останется для нас недосягаемой. И не забывай, помимо альбиносов против нас Юг, Север, Долина. Сейчас уже нет сомнений, к созданному альбиносами союзу примкнули и Горы. Против Равнины встали все. Нападение на альбиносов не исправит положение.

— Давай я попробую заняться крепостью альбиносов.

— Нет, пусть этим занимается мастер. Для тебя у меня будет другое задание.

Только теперь в уставших глазах брата сверкнул огонек.

— Оршик слабый союзник. Они нам нужны, лишь чтобы задержать вторжение с юга. Даже с оказанной нами помощью им не выстоять. Оршик только на лишних два-три дня задержит проход сил на остальную часть Равнины. Нам нужен по-настоящему сильный союзник. Такой, как Долина. Перетащим их на свою сторону и это в корне все переменит. Тогда Южане не пойдут на Равнину. А без южан северяне не решатся лезть к нам в одиночку. Конечно, надолго это их не остановит. Зато мы выиграем время. Хотя бы до весны. К этому времени мы выбьем альбиносов из Драной горы и будем удерживать в своих руках два самых важных места в мире. Все это время будем развиваться. А потом сами нанесем удар. Сначала по северянам, чтобы уже не было угрозы под боком, а потом в самое сердце альянса, по альбиносам.

— Ты же говорил, сначала нужно захватить трон Равнины.

— Это само собой. Но чтобы начать восхождение нам понадобится Долина. Долина — это ключ ко всему. Нам во что бы то не стало нужно их заполучить до вторжения!

* * *
Отправились бы мы в Долину с Иганом вдвоем и было бы отлично. Но нет, мы стали лишь сопровождающими лицами. Даниэль изъявил желание лично вести переговоры с королевой. Вот только князю не пристало отправляться куда бы то ни было без свиты. К нам были добавлены три рыцаря, включая нашего везунчика Сира Бакки и десять лучших гвардейцев.

Конечно, брат хотел взять больше, в три раза больше, но мы с Иганом настояли уменьшить количество людей. Захочет королева с нами покончить или захватить в плен, сделает это, хоть мы возьмем с собой сотню гвардейцев.

На этот раз Долина нас принимали на должном уровне, естественно, учитывая статус Даниэля. Впустили всех во дворец, разместили в красивом зале. Но на аудиенцию к консильери, с которым предварительно все-таки нужно было встретиться, мы отправились уже втроем.

— Я знал, я точно знал, что вы воспользуетесь нашим предложением. Конечно, немного сомневался, но в конечном счете знал, что так и будет. Вы очень верно поступили, что не стали медлить. Сейчас время играет ключевую роль. Прошу!

Встретив нас у порога кабинета, Свир Лигрес широким жестом пригласил войти. У рабочего стола так же, как и в прошлый мой визит, стояло два кресла, но консильери пригласил пройти к диванам в отдалении. Здесь у него располагался уютный уголок.

— Итак, вас устроило наше предложение. На каких условиях вы хотите передать нам золото? — энергично начал разговор Свир.

Даниэлю не нравилось, что приходится говорить сначала с консильери королевы, а только потом его допустят к ней самой. И это в том случае, если разговор со Свиром пройдет успешно. Наверное, не хотел распыляться или подобные условности его задевали. Он ведь не просто какой-то там князь, он князь, имеющий доступ к двум самым особым местам силы. Самой важной силы в мире.

— Я бы хотел поговорить с королевой по поводу союза. Нашего с ней возможного союзничества.

Свир Лигрес слегка нахмуривался, показывая недоумение.

— Не очень понял вас. Вы хотите сказать, что желаете разорвать отношения с Равниной и перейти под крыло королевы? Иначе я не пойму о каком союзничестве может идти речь. Вы княжество, мы королевство.

— Ну хорошо, назовем это совместными действиями.

— Значит, совместными действиями… Очень интересная формулировка. Не сомневаюсь, для вас подобное сотрудничество будет выгодным. Но вы подумали о нашем интересе?

— Конечно. Это станет выгодно и нам, и Долине.

Видя, что разговор начинает уходить не в то русло, а благожелательный настрой Свира Лигреса на глазах портится, Иган Велни уверенно вмешивается:

— Прошу прощения, но вы же понимаете, это исключительный случай. К тому же речь идет о конфиденциальных договоренностях.

— Что ж… не буду больше вас пытать, пока мы окончательно не зашли в тупик. Мы прямо сейчас и отправимся к королеве. Советую по пути подумать над тем, что предложить Триде. Это должно стать что-то весомое. Что-то очень значимое. А предложить вам есть что. Я в этом уверен. Ну-с, не будем терять время, пойдёмте.

Теперь уже в сопровождении Свира Лигреса мы вернулись в зал с нашими гвардейцами, где он почему-то настоял, чтобы Иган Велни остался с ними и дальше мы с братом следовали вдвоем. Нам пришлось согласиться.

Следуя дальше коридорами дворца за консильери, Даниэль дал мне знак немного отстать.

— Они о чем-то догадываются, — шепнул он.

— Я тоже так подумал.

Консильери вывел нас на улицу и повел в парк. Меня снова встречали высокие белоснежные колонны у входа, ухоженный лес с высокими тенистыми деревьями, витиеватая дорожка, уложенная гладким камнем.

— Королева нас снова примет в беседке? — догадался я.

— По утрам Трида любит дышать свежим воздухом. Вам повезло, сегодня она в прекрасном расположении духа.

Навык Предвидения обмана молчал. Это можно было трактовать, что так оно и было. Вот только сказанное не радовало. Я трактовал хорошее настроение королевы, как радость за то, что мы прибежали к ней на поклон. А к чему бы еще у нее было прекрасное расположение духа?

Как и в прошлый раз Трида Лигрес сидела в ажурной белой беседке, окутанной тончайшей белой тканью. Вокруг росли любимые цветы королевы, сиреневые тагесы, благоухавшие сильным сладковатым ароматом.

А еще было много охраны. Гвардейцы кольцом взяли беседку. Некоторые стояли в отдалении среди деревьев и вверху, прячась в кронах. Внутри беседки стояло двое в массивных доспехах. Вероятнее всего, рыцари королевы.

К моему удивлению, Свир Лигрес повел нас внутрь беседки и с торжественностью представил королеве. Мы с братом произнесли слова приветствия, и Даниэль начал свою пламенную речь. Он не зря просидел всю ночь с Иганом Велни. Чувствовалось, к этому выступлению они готовились вместе. Вот только готовились откровенно слабо. Они не подумали об интересах Долины. Все-таки Свир не зря сразу указал на этот момент. Идеей о том, чтобы выйти из коалиции альбиносов ради продолжения мира Долину было не зацепить. Здесь требовался довод посолиднее. К примеру, что обогатило королеву или сделало сильнее.

Он закончил и Трида, фыркнув, правильно возразила:

— И вы думаете, если мы выйдем из союза, что-то изменится? Чушь! Ничего не изменится. Мы навредим сами себе, лишившись пирога при разделе Равнины. Будем наблюдать как другие одержат победу, а потом будут вывозить ценности, делить территорию и тем становиться богаче и сильнее. Только не надо мне говорить о том, что начнется после того, как будет покончено с Равниной, — сверкнув в мою сторону глазами, подчеркнула королева. — Можно подумать вас волнует судьба Долины. А о себе мы как-нибудь сами позаботимся.

— Но если вы выступите на стороне Равнины!..

Даниэль попытался возразить, но королева перебила:

— Это уже не ваша компетенция вести подобные переговоры. Об этом должен просить ваш король. И опять же, зачем нам проливать свою кровь, отстаивая чужие интересы? В чем будет наша выгода?

Настал неловкий момент. Он усугублялся еще и тем, что королева сидела на роскошном белом диване, а мы стояли перед ней, подобно слугам.

— По-моему, мы все теряем время. Пора перейти к конкретике, — произнес консильери и, уловив одобрительный кивок Триды, продолжил: — мы согласимся войти с вами в союз, в конфиденциальные договоренности или как вы там еще захотите это назвать, но только в том случае, если вы отберете у альбиносов Драную гору так же, как вы отобрали Остров теней у южан.

У нас с Даниэлем едва ли не глаза на лоб полезли.

«Откуда?!» — едва не вырвалось из нас.

— Что вы так удивляетесь? Неужели вы думаете, что можно долго прятать подобные секреты. Уверяю вас, в нашем мире ничего нельзя утаить, рано или поздно все тайное неизбежно кем-то раскрывается. Советуем поторопиться. У вас четыре дня. Именно столько нужно южанам, чтобы дойти до Оршика. А как только начнется осада Оршика, как вы понимаете, к Висячему мосту выйдут северяне. Скалистый Берег тоже будет осажен. Осажен с моря. Этим займется объединенная флотилия из альбиносов, южан и нас.

— Как только вы заполучите Драную гору, вы предоставите нам доступ к ней и Острову теней, — продолжила королева, — и вот тогда мы выступим на вашей стороне. Станем во всем вашими союзниками. Даже поддержим вас, если захотите отделиться от Равнины и провозгласите Скалистый Берег королевством. Или же пожелаете сами возглавить Равнину.

— Боюсь, вы ошибаетесь. Я не понимаю, о чем вы говорите, — дрожащим голосом произнес Даниэль, чем выдал себя дважды: и волнением, и враньем. Мой навык Предвидения обмана тут же сработал. Не сомневался, навык был и королевы, и у ее консильери.

Королева не обратила внимания на реплику брата.

— Заметьте, мы не настаиваем. Мы не пытаемся взять вас в плен и заставить выдать доступ. Ваш консильери, если не ошибаюсь, портальщик. Не сомневаюсь, у него есть там порталы. Но мы и его не тронем. Потому что вы сами все нам отдадите. Просто потому, что у вас нет другого выхода. Вы слишком поздно заполучили особые места силы. У вас не было достаточно времени для развития. А посему вам будет не по силам справиться с альянсом в одиночку. Оршик вам не поможет. Это слишком небольшое княжество. Его сила лишь в городских стенах, за которыми они научились умело обороняться. Так что хотите заполучить поддержку — делитесь.

Я посмотрел на Даниэля. Он был подобно белому полотну. Вот это называется игра высшего порядка — все просчитать и сделать так, чтобы мы сами к ним пришли и попросили. И ведь Трида полностью права. Нам нужна помощь Долины. Иначе победа будет под вопросом. А если мы ее и заполучим, то заплатим слишком высокую цену. Впрочем, вот так сразу соглашаться на их условия было бы неразумно. Требовалось хотя бы попытаться поторговаться.

— Мы откроем вам одно место. Только Остров теней, — предложил я свою альтернативу.

— Боюсь, вы не в том положении, чтобы торговаться, — с иронией ответила Трида. — Оглянитесь, вам не к кому идти. К горцам? Там три деревни и тощая стайка драконов. Север? Вы сами понимаете, они смотрят на вас как на добычу. Кто остается? Южане? Боюсь, если к ним только явитесь, за то, что отобрали у них Остров теней, они вас сразу прикончат. Об альбиносах вообще речи быть не может. Остаемся только мы, Долина.

Королева была убедительна. Но я не терял надежды договориться на более приемлемых для нас условиях.

— Мы готовы поделиться Островом теней. Разве этого недостаточно?

— Недостаточно. Драная гора ценнее. И пока вы ее не заберете у альбиносов, мы, к сожалению, не сможем вам помочь. Как-никак мы с альбиносами союзники. Нам не хочется раньше времени портить с ними отношения.

— Так выходит, о том, что мы захватили Остров теней и что у нас есть доступ в Драную гору уже знают все? — наконец подал голос Даниэль.

Консильери и королева усмехнулись.

— Все знают только об Острове теней. О Драной горе — это были предположения Свира. Вы же своим поведением, а после сделанным признанием подтвердили его догадки. Мы вас больше не задерживаем. Торопитесь, у вас осталось четыре дня. За это время вы должны успеть захватить Драную гору…


Глава 16


Даниэль был вне себя от злости. Едва мы покинули ворота дворца, и он выругался на Игана Велни. Резко, грубо, зло. Даже мне было неприятно это слышать. Консильери вряд ли заслуживал подобного обращения. Решения-то брат принимал всегда сам.

— Но я же предупреждал, Трида не согласится, — несмотря на оскорбления пытался возразить Иган.

— Я же предупреждал, — повторив, передразнил его брат. — Открывай портал, старый осел… Прямо тут. Я не собираю опять бежать через весь город!

Консильери породил портал, ведущий на Гнездовую скалу. Даниэль первым вошел в него, за ним остальные.

— Ты, — тыкнул брат на Сира Бакки, — чтобы каждый день вкладывал удачу в нашу победу. Понял?!

— Будет исполнено! — видя, на каком взводе князь, отчеканил тот.

— Свободен! — Даниэль посмотрел на остальных двух рыцарей и гвардейцев, что сопровождали его в Долину. — Что стоим? Всем заниматься тренировками, развиваться. У нас всего четыре дня. Понятно?!

Гвардейцы и рыцари постарались быстрее убраться с княжеских глаз. Я тоже подался к порталу у ворот, что был открыт постоянно. Слушать дальше ругань брата желания не было.

— Рей, а ты куда собрался? — ударило в спину возмущение Даниэля.

— Нужно заниматься расширением баз. Буду делать третьи ярусы.

— А, ну да… надо. Пока делай только на Острове теней. Сам же слышал, о Драной горе они пока не знают.

— Я бы рекомендовал расширить и в Драной горе. Не сейчас, так потом пригодится, — робко посоветовал консильери.

— Ладно и там расширяй, — сверкнув на Игана глазами, согласился Даниэль.

Брат с поникшим консильери вошли в замок, а я подался в раскрытый портал. Едва я попал внутрь базы в Драной горе, в нос ударил легкий запах гари. Звуки молота снизу подсказали, что мастера-оружейники из Оршика начали работу. Людей стало заметно больше. Сказывалось увеличение числа гвардейцев.

В зале с порталами второй день подряд дежурил Валеб. Он напомнил, куда делся Бассир. Похоже, пока Валек Лотц не добьется результата, парню придется здесь находиться безвылазно.

Я заглянул к мастерам. Все над чем-нибудь трудились. В отсутствие заказов на маски Тиона занималась изготовлением эссенций. Арни собирал заполненные эссенциями бутылочки в ящики и складировал их у стены. Бездельничал только Трой. Но это с виду. На самом деле своим присутствием он настраивал мастеров на работу. В общем, все были заняты делом и не обратили на меня внимания. Я не стал никого отвлекать. У самого дел было по горло.

Окинув взглядом зал с порталами, я принялся за работу, начав сооружать ступеньки на третий ярус рядом со ступеньками спуска. Все равно их больше негде было размещать. Остальное пространство занимали открытые порталы и проходы ведущие в другие помещения базы.

Работа работой, а мысли закрутились о другом. О поездке в Долину. Хотелось понять нынешние действия королевы и предугадать будущие.

Скорее всего, последовательность была таковой: альбиносы и южане заполучили места силы и договорились об объединении в союз. А вот дальше они зачем-то принялись зазывать другие королевства. Ну и, естественно, избрали врага или же жертву, на которую обрушатся всем скопом. Ею стала ослабленная Равнина. Ослабленная из-за слабости королей. Что прошлого, что нынешнего.

Наверное, южане выступали против новых союзников. Что ни говори, делить на двоих куда приятнее, чем на пятерых, но альбиносы настояли. И как правильнее заметила Трида Лигрес, Драная гора важнее, она дает больше возможностей, так что южанам пришлось согласиться.

Вероятнее всего, альбиносы настояли на увеличении числа участников союза, чтобы усилить свое положение. Им было бы тяжело тягаться с более многочисленным Югом. У альбиносов остров не особо большой. По территории и количеству людей он даже меньше Скалистого Берега.

Когда Долине предложили вступить в союз, Трида сразу согласилась. Да и как не согласиться, когда на политической арене появилось настолько сильное объединение, в которое мало того, что вошло куча других королевств, так вдобавок два участника владели особыми местами силы. Последнее обстоятельство, скорее всего, стало определяющим. Иначе бы королева не стала с нами ничего затевать, а пленила и передала союзникам.

Теперь же, когда обстоятельства стали меняться и стало известно, что мы отобрали у южан Остров теней и имеем доступ в Драную гору, Трида решила сыграть свою партию.

Конечно, пока она не могла выступать открыто против союза. Собственно, поэтому и выдвинула нам условие самим захватить Драную гору. Иначе бы она потеряла членство в союзе и стала следующей жертвой, а может быть даже первой. Подобные риски ей были ни к чему.

А вот в случае если нам удастся отобрать у альбиносов Драную гору, вырисовывались неплохие перспективы. Долины выходила из союза и вступала в альянс к нам. Таким образом у нас получалось одно богатое королевство и два княжества. И это с учетом двух особых мест силы. После такого союз вряд ли бы решился начать вторжение. Во всяком случае не через четыре дня. Им понадобилось бы время снова выработать стратегию и подготовиться. Скорее всего, до весны. Мы бы смогли продолжить развиваться. Занялись бы Равниной и сместили короля. Тем стали бы сильнее.

Эх, планы, планы… Вырисовывались радужные перспективы, если бы не одно Но. Что будет потом, когда все успокоится? Не захочет ли Трида Лигрес стать единственной хозяйкой Драной горы и Острова теней?

Закончив с верхним уровнем в Драной горе, я порталом переправился на Остров теней и продолжил работу. Компанию мне составила мама. Видимо ей только сегодня стало известно о моих планах на Дарию. Она явилась меня переубедить.

Конечно не переубедила. Потому что я уже все решил. Что бы мама не думала, но это моя жизнь и решать в ней мне и только мне.

Два часа работы пронеслись быстро. В целом я остался доволен результатами. Здесь удалось сделать пространство гораздо больше чем в Драной горе, где мешались проходы, по которых шастали опасные насекомые-переростки.

К этому времени у мамы закончились доводы. Она стала себя утешать, что до моего полного совершеннолетия еще два года и я могу передумать с женитьбой. Не стал ее переубеждать. Время покажет кто из нас прав.

— Мне пора…

— И куда ты собрался? Побежишь к Дарии? Вот так матеря и теряют сыновей. Даниэль теперь или занимается делами или проводит время с невестой. В одном доме живем и почти не видимся. Ты вот бежишь к Дарии. А обо мне вы теперь вообще не вспоминаете!

— Ну что ты такое говоришь? Просто дела. Ты же понимаешь, что сейчас творится. Я хочу заглянуть в храм. Пока есть время, возьму удачу. Потом нужно будет вложиться в повышение степеней и отправиться на тренировочное поле. Там сейчас Сир Лэйтон занимается гвардейцами.

— Я бы тебе настоятельно не рекомендовала тратить удачу. Прибереги, она тебе еще пригодится. Твоя с Даниэлем задача не бегать с мечом, а переиграть наших врагов умом. Для этого я всегда наседала на получении знаний. Каждый должен заниматься своим делом. А на мечах пусть бьются те, кому это следует — воины.

— Есть предложения каким образом переиграть?

Мама отмахнулась.

— В последнее время я совсем отошла от всего. Даниэлю не нравится, когда я занимаюсь вопросами княжества. Я начинаю советовать, чему-нибудь учить, а он от этого нервничает. На вас с братом столько всего навалилось. Отцу было легче. Как сейчас такого не было. От этого Даниэль сильно нервничает. А может быть вам отправиться к отцу? Он обязательно что-нибудь посоветует.

Знаю, что он посоветует. Отец будет говорить всех убивать и захватывать мир. Хотя… Может быть действительно чего-нибудь путного скажет.

Хотел уходить, но оставался один вопрос. Ответ на него точно был известен маме.

— А как бы ты охарактеризовала детей Триды Лигрес?

Она пожала плечами.

— Ничего такого они из себя не представляют. Сын полностью сидит у нее под юбкой, а дочь вышла замуж за сына торговца Долины и в дела королевства не вмешивается. Это того самого, что пострадал у нас во время пожара в порту.

Невольно в уме всплыло — «А может быть королева хочет стать единоличной правительницей мира и тем обезопасить детей от противостояния с другими монархами?»

Я попрощался с мамой и отправился в храм, по пути обдумывая разговор. Точнее сказать его небольшую часть. Легко сказать — «переиграть врагов умом», а на деле… В принципе, что делать и так понятно: нужно подготовить княжество к вторжению, захватить крепость альбиносов, договориться об альянсе с Долиной. Первый и последний пункты решаемы, остается второй. Этим вопросом занимается мастер тайных дел. У него громадный опыт в разного рода делишках, в которых нужно применить находчивость. Очень хотелось надеяться, что у него получится установить портал внутри крепости. Лишние потери при осаде нам не нужны.

Порталами я перебрался в замок на Гнездовой скале, далее пешком добрался до нижних ворот, вышел на площадь и, хрустя замершим снегом, побрел к храму. Для буднего дня людей было много. Как-то сразу почувствовалась напряжение в лицах. Несомненно, все уже знали, что в ближайшее время на нас должны напасть.

Впрочем, что тут гадать? Глашатай вчера на площади всем зачитал распоряжения Даниэля о временно подешевевших продуктах и о том, что нужно закупаться впрок. Опять же, сказал о начале призыва первых и вторых сыновей. Последнему глупцу понятно к чему все идет. Княжество погрузилось в ожидание скорой войны.

— Рей! Вот ты где!

За безрадостными мыслями я не сразу увидел бегущую сломя голову прямо на меня Хелли.

— А я тебя ищу-ищу, а тебя нигде нет. В казначействе никто не знает, появишься ты или нет. Я уже расспрашивала и у стражников, и у этих, — показала она на дежуривших у нижних ворот гвардейцев. — А ты мне вот очень-очень нужен!

— Нужны деньги? — догадался я.

— Ага, очень. Ты представляешь, сегодня наш сосед предложил выкупить вторую половину дома. Он запросил всего три тысячи золотом. Ну отчим, конечно же, поторговался. Договорился на две триста. Они с мамой ко мне в казначейство прибежали, попросили найти деньги.

— Чего это сосед так дёшево продает?

— Так всем известно, грядет война. Северяне собираются пересечь висячий мост. Но мы-то все знаем, кто победит. Сосед боится за сыновей. Вчера же объявили сборы всех первых и вторых сыновей. Вот он и решил дать деру. Чтобы сыновей спасти от войны.

— Понятно… — сказал я вслух, а мысленно добавил «ну и сволочь»

— Я уже от безысходности подалась в банк альбиносов, — продолжила рассказывать Хелли, — думала взять ссуду. А там такое творится! Всегда работало пять окошек, а теперь только одно! Выстояла очередь, и представляешь, они мне сказали, ссуды временно не дают. Только вклады принимают. А мне-то деньги нужны!

— Ссуды не дают и только принимают вклады… — перебирая в уме, повторил я. — Получается, закрывают банк, — зачем-то резюмировал я вслух очевидность. Было даже удивительно, что они еще не закрылись. Неужели действительно намеревались выждать три дня, предложенные Даниэлю?

— Да я откуда знаю?! — взвизгнула Хелли. — Так ты дашь денег, а? Ну пожа-а-алуйста. Я больше никогда-никогда ни о чем не попрошу!

Я посмотрел вдаль, где на другой стороне площади стояло трехэтажное здание банка. Снова всплыло мамино — «переиграть врагов умом». Появившаяся идея вызвала радостное облегчение. Я все-таки нашел решение.


Глава 16 часть 2


Умный, знающий свое дело мастер тайны дел — это хорошо. Но вдруг Валек Лотц не справится? Дерзкий план в деталях созрел почти в одно мгновение. Вот только чтобы его осуществить предстояло как следует проконсультировать Хелли и где-нибудь ненадолго укрыться. На площади было слишком многолюдно.

Такое место нашлось по соседству с банком. Дорогая закусочная для богачей вряд ли сейчас пользовалась спросом. Тем более что сегодня я еще не ел. Посему уверенно двинул к ней с Хелли.

При входе в закусочную нас встретила приятного вида официантка и проводила за столик. Я сразу для себя отметил, что не ошибся в расчетах. Полдень миновал час назад, а тут стояла тишина. Ни одного обедающего посетителя.

— Чего-нибудь хочешь? — спросил я у Хелли.

— Ты сам знаешь, я денег хочу!

Прямота девушки вызвала у официантки недоумение.

— Принесите нам разных лепешек и чаю.

— Фу… Терпеть не могу лепешки. Это еда бедняков!

Очередной возглас Хелли поверг официантку в шок. Но я не собирался идти на поводу. Лепешки во всех закусочных уже готовые. Ждать не нужно. А вот на что-то другое уже требовалось время.

— И еще пожалуйста принесите чернила, перо и бумагу.

Официантка унеслась под радостный визг Хелли.

— Ура! Ты опять меня премируешь?! Я знала! Я точно знала, что ты поможешь! А можно написать не две триста, а три тысячи? Ну чтобы для ровного счета. Ну я же твоя помощница. Мне нужно хорошо одеваться. Покупать красивые платья…

— Хорошо, будет три.

— А пять?

Я рассмеялся. Стоило один раз выдать премию и подписал себе приговор. И это та, кто утверждала, что две триста станет последней суммой, которую она попросила. Конечно же напомнил о ее обещании и отказал в набавке. Жаль, но Хелли была из тех, кто не знал меры.

Впрочем, в этот раз она снова заслужила. Пока было рано говорить об удачности задуманного, но стоило отдать должное, именно благодаря Хелли у меня появился хитроумный план. У нее был прямо-таки талант подталкивать к хорошим идеям.

Я оформил распоряжение, быстро пообедал лепешками, заодно разъяснил девушке, что следует делать.

Хелли покидала закусочную в одиночестве. Точнее будет сказать, уловив момент, когда в зале не было официантки, я велел девушке идти в банк. Сам же оставил на столе один золотой за обед, достал из висящей на боку сумке маску невидимки и, надев ее, устремился за ней.

Невидимость хорошая штука, но с неудобной особенностью. Она превращала тебя в подобие бестелесного духа, который не мог брать предметы, открывать для себя двери или проходить сквозь них. Собственно, поэтому мне понадобилась Хелли.

Мы вошли в банк. Помощница говорила о большой очереди, но сейчас в вытянутом зале находилось лишь три человека. Из пяти окошек работало только одно. Именно к нему выстроилась очередь.

Как я велел, Хелли напролом полезла к окошку.

— Мне нужно попасть к управляющему! К достопочтенному Эсманду Лойду!

— По какому вопросу? — прервав работу с клиентом, спросила работница банка по ту сторону окошка.

— По денежному!.. Это важно! И очень срочно!

Неприметной наружности мужчина средних лет впустил Хелли в служебную дверь и повел по тесному коридору. Дальше была лестница на второй этаж, небольшая комната, служившая залом ожидания, где мы задержались на пару минут, пока о посетительнице доложат и вот ее уже пригласили пройти в кабинет Эсманда Лойда.

Хелли вряд ли бы допустили к такому важному лицу. Именно поэтому я велел ей представиться моим личным помощником, что, собственно, она и сделала.

На всякий случай я снова расположился за спиной девушки. Вдруг управляющий воспользуется Видением и тогда мой план будет обречен.

Не вставая из-за стола, Эсманд Лойд пригласил Хелли сесть в кресло напротив него. Та поблагодарила, села и началось…

Не знаю, о чем подумал альбинос, когда ему передали, что на важный разговор явилась помощница казначея, но то, о чем она начала говорить шло совершенно в разрез с его ожиданиями. Приятное выражение лица быстро перешло в неприятное. И как только это произошло, он не сдержался и перебил девушку:

— Вы хотите сказать, что пришли лично ко мне только ради того, чтобы получить ссуду в десять тысяч?!

— Ну да, а то мне там внизу отказали, — смотря на него наивными глазами, ответила Хелли.

Разочарованию альбиноса не было предела. Вскочив с места, он лично выпроводил Хелли за дверь, а человеку, приведшему ее, велел больше никогда в жизни не допускать ее к себе. Напоследок выругавшись уже в одиночестве на ее якобы дефективность, он вернулся за стол. К этому времени я переместился в щель между книжным шкафом и стеной, что располагалась за спиной управляющего, давясь от смеха.

Свою роль Хелли сыграла блистательно. А все потому что была мотивирована. Я заверил, что если она сможет взять у альбиносов ссуду в три тысячи, то может ничего не отдавать. Так как банк скоро закроется и больше никогда у нас не откроется. Девушка была не промах и быстро сообразила, что раз такое дело, стоит просить вместо трех тысяч все десять.

В ожидании вечера время тянулось долго. Я уже начал себя клясть за то, что не подался в банк перед закрытием. Опять же, я точно не знал, получится ли у меня сегодня провернуть задуманное или придется ждать несколько дней.

Зато спустя пару часов началось оживление. К своему удивлению я узнал, что наши люди-то с солидной гнильцой. Тот же неприметного вида мужчина, что запустил нас с Хелли время от времени появлялся в кабинете управляющего и докладывал об общей сумме, принесенной в банк за сегодня. Выходило больше миллиона золотом. Однако это сумма вызвала у Эсманда Лойда огорчение. С его слов вчера поступлений было в три раза больше. Это говорило о том, что у кого имелся лишний запас в золоте стремился надежно его пристроить к альбиносам. Видимо, не очень-то надеясь на нашу победу. Точнее, в свою победу. Ведь они были жителями Скалистого Берега.

Конечно же я сокрушался. Большой отток людей и капитала был осенью, теперь вот продолжился. А ведь вернуть это будет непросто. Понадобятся годы. Ну это в том случае, если мы как следует не нагнем альбиносов, северян и прочих с ними. Тогда-то все бегом помчатся обратно.

Управляющему приносили всякие отчеты, доклады, письма. Время от времени он сам что-нибудь записывал. Я сначала с опаской выныривал из щели и стоял за спиной Эсманда, а потом обнаглел. Не прятался даже когда к нему приходили подчиненные. Вряд ли кто-то из них развил Видение и пользовался заклинанием, входя к руководству.

Ничего интересного в записях не было. Обычная переписка с цифрами о том, кто куда перевел суммы. Тут без особых банкирских навыков было не обойтись. Иначе столько имен и цифр было не запомнить.

После пяти вечера в кабинет вошел мужчина, заставивший меня насторожиться. Слишком уж по-дружески его встречал альбинос. Именно поэтому я решил пока не высовываться.

— А корешки-то белесые, надобно не забывать подкрашивать вовремя, — с иронией и в то же время с требовательной заботой проговорил Эсманд.

О каких белесых корешках шла речь, я догадался. Заодно для себя отметил, что альбиносы не только бреют голову, чтобы скрыть внешность.

— А зачем? Я так понимаю, уже все, пора возвращаться домой.

— Э нет, мой друг, рано…

— Но ты же сам говорил, через пару тройку дней начнется вторжение. С княжеством будет покончено.

— Все верно. Но я пока тебя не отпускаю. На время вторжения тебе с людьми понадобится засесть в вашем укромном местечке на недельку, а уже там будет видно. Я не хочу рисковать.

— Какие-то сложности?

Теперь в голосе незнакомца улавливалась настороженность. Насторожился и я, предвидя что-то очень важное.

— Есть немного, — коротко ответил Эсманд.

— Сегодня ко мне заходили гвардейцы, — принялся рассказывать незнакомец, — пропустили пару бокалов эля и как обычно, принялись чесать языками. Утром князь со своим братцем Реем лично посетили королеву Долины. Не знаю, что там у них было. Я так понял, гвардейцев при разговоре не было. Но после него Даниэль был в бешенстве!

— Я так и знал! Трида обязательно начнет свою подлую игру! Это она предупредила Скалистый Берег о начале вторжения! — взорвался управляющий. — А я ведь говорил Мартину… Предупреждал! Триде не стоит доверяться!

— Не знаю кто что предупреждал, гвардейцы и стражники часто у меня бывают. Вчера они сказали, что южане двинули в поход на Оршик. И северяне тоже начали сборы. По-моему, ты зря на нее наговариваешь. Все же очевидно.

— Тебе не известны последние новости. Скалистый Берег отобрал у Юга Остров теней. Более того, у них есть доступ в нашу Драную гору!.. Да-да, все намного сложнее. Именно поэтому тебе придется остаться здесь, пока все не закончится. Вчера я переправил домой почти всех наших людей. Оставил только двоих, ну и местных. Через три дня банк будет закрыт. Но ты не волнуйтесь, я буду ежедневно тебя навещать. Ответственность за княжество продолжает лежать на моих плечах. А твоя задача продолжать организовывать слежку за городом. Слушать, наблюдать, докладывать. Не волнуйся, скоро все закончится. Ты вернешься на остров и сменишь этот позорный наряд на золоченую тунику.

Эсманд Лойд и гость стали прощаться. Но как я мог не посмотреть на главного лазутчика, сидящего у нас дома? Конечно же с осторожностью выглянул из щели. Простой вид с правильными чертами лица, обычная неприметная одежда, светлые русые волосы… В общем, куда ни посмотри, ничто не привлекает внимания. Единственное, что нашлось — взгляд. Вид-то простецкий, а взгляд сильный, уверенный.

Я был вне себя от радости. Уже не зря сунулся в банк. Оставалось выловить в городе этого главного лазутчика, а вместе с ним всю шпионскую сеть альбиносов. Если я правильно понял, именно незнакомец занимался организацией слежек в городе, а потом докладывал обо всем Эсманду Лойду, который, в свою очередь, докладывал выше, в совет альбиносов.

Все-таки не зря Системой были предусмотрены клятвы и штрафы. Из-за этого далеко не каждый соглашался на предательство. Поэтому-то и приходилось подслушивать. Спаивать и слушать, о чем люди сами проболтаются.

Проводив гостя, управляющий снова сел за стол и погрузился в раздумья. Спустя пять минут прибежал все тот же работник и сообщил, что закрыл банк. Эсманд приказал нести золото и книги учета в подвал. Тот с довольным видом сообщил, что догадался заранее все выполнить.

Альбинос удовлетворенно кивнул, с силой захлопнул раскрытую книгу и решительно встал из-за стола. По этой решительности я догадался, что он намеревается покинуть кабинет и посему вынырнул из щели.

Я уже убедился, у работников банка не было развито Видение. Так что спокойно пристроился за управляющим. И, конечно же, я догадался зачем он велел перенести все в подвал и теперь сам туда отправлялся. Похоже, сегодня мне благоволила сама судьба. Все складывалось как нельзя лучше.


Глава 17


В подвале стояли двое упомянутых Эсмандом Лойдом работников. Один, которого я уже видел и второй, такой же серый и неприметный, но немного моложе.

Уже зная о новом приеме в изменении внешности альбиносов я присмотрелся к светлым волосам мужчин. Как ни странно, их цвет соответствовал цвету волос главного шпиона. И, конечно же, я заметил крошечную белизну у корней.

Мешков пятнадцать с монетами лежали у стены справа. Слева располагались мощные деревянные стеллажи с широкими проходами. Там мешков было раз в десять больше. На нижних полках стояли короба с книгами учета.

— Это все золото, что за сегодня принесли вкладчики, — указал на отложенные мешки работник постарше.

— Сегодня переправим все. И серебро, и даже медяки, — распорядился Эсманд Лойд.

— Разве уже завтра начнется вторжение?

— Нет, я же говорил, через четыре дня. Будь князь поумнее уже бы догадался отправить к нам людей и вытряхнуть все что у нас скопилось. А когда догадается, будет поздно. Я не хочу оставлять ему ни медяка. Оставшиеся два дня будем все сразу переправлять домой. Сегодня скажу, чтобы портал к нам с завтрашнего дня постоянно держали открытым. Чтобы в любой момент вы могли перекинуть деньги и сами сбежать. Я дорожу каждым своим человеком. Не понимаю, зачем нам приходится выжидать и идти на такие риски. Как будто молодой князь действительно прибежит к нам и отдаст свое золото. Но это решение совета.

Эсманд Лойд с сожалением развел руками и скривился. Его слова приободрили мужчин. Их тронула высказанная забота. Управляющий подошел к пустой стене и взмахом руки породил портал. Он велел работникам затаскивать мешки, а сам вошел в созданный портал.

В открывшемся проходе виделось закрытое помещение, освещаемое мотыльками. Кряхтя от тяжести содержимого, мужчины принялись в первую очередь носить мешки с золотом.

Будь это обычный портал, альбинос не смог бы долго держать его открытым при перетаскивании стольких-то тяжестей. Это означало, что он открыл его в Драную гору и поэтому вошел первым. Чтобы уже там, подпитываясь маной, удерживать портал открытым. Мой план удался. Почти удался. Оставалось дело за малым, войти в портал, где-нибудь в крепости установить свой портал и дело будет сделано.

Эсманд Лойд, видимо, дал указание тем, кто был в крепости. К нам потянулась толпа. Хватая мешки, они стали выносить их из подвала. Я пристроился за большим парнем. Он оказался настолько сильным, что смог тащить сразу два мешка. На фоне его внушительных габаритов мне легче было затеряться.

Я вошел в проем и взору предстало внушительное круглое помещение, шириной метров тридцать, со множеством открытых порталом. Судя по отсутствию кладки, оно было сделано прямо в горной породе. И сделано гораздо лучше того, что мог сделать я. Стены были аккуратными, словно ошлифованными. Сразу чувствовалась рука мастера.

Получено 90 очков маны.

Оповещение заставило удивиться. А они оказались не глупцами, тоже разместили зал с порталами внутри горы. Наверное, тут же сделали помещения для тренировок по развитию магических способностей и разместили мастеров. А вот кузнецов, от которых было много гари и корпус охраны отправили на свежий воздух, в крепость.

Вереница с мешками выходила из того портала, откуда я вышел и, пересекая помещение, уходила в следующий, стоящий напротив него. Я проследовал за здоровяком и свернул вбок, став между двумя порталами.

Я нашел глазами темный проход, по всей видимости, служивший выходом. Осмотрел людей, что здесь находились. В центре круглого зала стояло трое альбиносов в массивных доспехах. Эсманд Лойд разговаривал с одним из них. Судя по тому, что он просил завтра с утра открыть портал в его банке, именно тот являлся портальщиком, остальные — охрана.

По-хорошему было грохнуть тройку вместе с Эсмандом, после поставить где-нибудь свой портал и бегом отправляться домой, чтобы снова вернуться уже с подкреплением. Пусть я в виде духа не мог напасть, — к слову сказать, и они не могли нанести мне увечья оружием, — однако это не касалось магии. Кинуть фаербол я бы сумел без проблем. Вот только он вряд ли бы их убил. Понадобилось бы выпустить несколько, а за это время поймать в разы больше. Так что пришлось отказаться от этой затеи.

Что делать было понятно. Мне нужно было податься туда, в темный проход. Там надеть маску портальщика и делать то же, что я сделал на своих базах и в тайной сокровищнице. Вгрызться в камень, заделать за собой проход и установить портал.

Я осторожно двинулся в сторону выхода.

— «Видение!» — мысленно я вызвал заклинание, чтобы лучше понимать, что могут видеть сейчас альбиносы, если тоже им пользовались.

От порталов шло свечение. Особо ярко светилось их обрамление. Также немного светились пол и своды. Уж не знаю, то ли в них тоже была магия, то ли горная порода имела особые вкрапления и поэтому отсвечивала бликами.

Вот только спешить не стоило. Будучи в невидимом состоянии, я тоже светился. И пусть грузчики с мешками отвлекали внимание, пусть никто на меня не смотрел, резкое движение альбиносы могли заметить боковым зрением.

Медленно пробираясь от одного открытого портала к другому, я направлялся к вожделенному темному выходу. Я буквально отсчитывал разделяющие нас метры. Оставалось пройти пять шагов и в черноте что-то стало проявляться. Какое-то движение.

Я замер.

В черноте проявилась крупная человеческая фигура в массивных шипастых доспехах. Кто-то шел сюда по проходу. Подавшись немного назад, я встал у открытого портала с надеждой хоть так немного скрыться. Больше прятаться было просто некуда. По ту сторону портала виднелось какое-то помещение с каменной кладкой, похожее на подвал и никого. Я на всякий случая для себя отметил, если все сорвется, можно будет сбежать через этот портал. Ну это, конечно, в самом крайнем случае.

Из проема вышел здоровяк-альбинос. Прямо на меня.

— А ты еще кто такой?! — рявкнул он, обращаясь именно ко мне. — А вы что там щелкаете? Не видите, что ли, к нам заявился невидимка! — теперь рявкнул здоровяк, обращаясь к четверке в центре.

Меня обдало холодным потом.

Тотчас все порталы исчезли.

Здоровяк вскинул руки и на меня обрушилось яростное пламя.

— «Защита!.. Лечение!»

Закрываясь руками, я кинулся в сторону. Боль пронзила лицо, руки. Все что было открытым. Но это оказалось лишь началом!

Фаерболы… Те что стояли в центре принялись обкидывать меня огненными шарами. Я превратился в затравленного зверя, которому некуда деваться.

Или есть?

Кидаясь от фаерболов из стороны в сторону, я не решался воспользоваться способностью к управлению камням на глазах альбиносов. Тешил себя мыслью, что мне еще удастся вырваться к вожделенному выходу. А там уже можно было обрушить позади себя камни и свернуть в стену. Пусть бы потом домысливали, чем я ударил по потолку, что заставил его обрушиться.

Шесть-семь грузчиков, оставшихся здесь с мешками, бросили их и спрятались за охрану. Не имея возможности видеть невидимое, они вытаращенными глазами бегали по стене куда летели фаерболы. Наверное, это были закупленные на юге рабы, которых здесь специально держали для всяких работ. А иначе зачем альбиносам допускать к сокровенному месту не альбиносов.

А если сейчас обрушить потолок и похоронить всех разом?!

Жаль, но рабов, похоже, не спасти. Им суждено стать жертвой, ибо другого выхода как выкрутиться я не видел.

Камни невозможно сдвинуть. Установлена защита.

Я был в шоке. Я действительно оказался запертым в этом зале без возможности скрыться сквозь стены. Один против пятерых.

Отпрыгивая в сторону от очередных несущихся на меня фаерболов, я не устоял на ногах и рухнул на пол.

— Стойте! Прекратите! Вы его убьете! Нужно взять его живым! — закричал Эсманд Лойд.

Поток летящих в меня фаерболов прекратился. Альбинос подался ко мне.

— Кто же ты есть, а?.. Вижу, молодой. По-моему, я уже тебя где-то видел…

Еще мгновение, и светящийся образ моего подлинного лица был бы узнан. Я не мог такого допустить.

Разум управляющего филиала банка Эсманд Лойдвзят под контроль…

Теперь уже, будучи в теле альбиноса, я развернулся к остальным.

— Все нормально. Я займусь им лично. Занимайтесь своими делами.

У казавшейся разрешенной проблемы появилась новая — что делать дальше? Будь я видимым, можно было взять и потащить. Но в невидимом состоянии нельзя было взять воздух.

— А почему он замер? Не потому ли что сейчас управляет тобой? — расплылся в хитрой улыбке все тот же прозорливый здоровяк.

— Что ты такое говоришь?..

— Как меня зовут? — теперь уже откровенно насмехался здоровяк. — Как зовут его или его? — показывая на остальных, спросил он.

Эсманд Лойд замер. Это замер я в шоке от хитроумности здоровяка. Меня раскрыли с потрохами. Не знаю, как дальше пойдет, но мне нельзя было оставлять в живых управляющего. Он единственный знал меня в лицо.

— Ты думаешь, я позволил взять свой разум мальчишке?! — взревел я голосом управляющего. Вот только мой гнев не произвел ни на кого впечатления. Они ждали ответов на поставленные вопросы. Не знаю кем был здоровяк, но явно не обычным воином. Иначе бы остальные не стали настолько внимательно к нему прислушиваться. Впрочем, сейчас я пытался лишь потянуть время.

Я похлопал руками по поясу Эсманда в надежде, что за туникой будет спрятан кинжал. Нашелся кошелек и нож с коротким, но широким лезвием. Жаль, что я не мог использовать магию управляющего. Самому себе магия не причиняла ущерба. Пришлось действовать ножом.

Резким движением лезвие глубоко ворвалось в глотку. Также резко я дернул в сторону и тем увеличил рану. Кровь полилась потоком. Дело было сделано.

Не дожидаясь, пока Эсманд умрет, я отпустил его разум и что было сил побежал в сторону выхода. Подсечка, преграждавшего мне путь здоровяка, ни на что не повлияла. Мое тело, ставшее духом, прошло сквозь преграду. В спину начали бить фаерболы и, по-моему, магические стрелы. Я же продолжал бежать во всю прыть по проходу, все еще надеяться, что мне удастся поставить у альбиносов портал.

Я призывал лечение, защиту и снова лечение. Чтобы хоть как-то снизить наносимый урон и сгладить последствия ударов. Магия помогала. Но ударов сыпалось слишком много.

Камни стен не слушались. Они все были защищены магией от чужих воздействий. Оставалась только крепость. Она большая, там обязательно должен был оказаться укромный закуток, где бы можно было поставить портал. Нужно было только добежать до конца длинного прохода. Вдалеке я уже видел светлое пятно выхода.

Всплывшая перед глазами красная полоска здоровья дала понять о том, что я не смогу ни поставить портал, ни даже добежать до конца прохода. Альбиносы меня добьют раньше. Моя затея провалилась, полностью провалилась. Теперь надо просто отсюда сбегать. Иначе смерть или плен.

На выручку пришла маска портальщика. Я достал ее прямо на ходу и ею сменил маску невидимки.

Слышал, что можно определить, куда порталом ушел человек, посему призвал единственный портал, что был установлен в столице Юга портальщиком, чьей маской я пользовался. Пусть потом альбиносы с южанами выясняют, кем был невидимка, так дерзко вломившийся к ним в Драную гору.

Портал появился впереди. Я буквально в него влетел, настигаемый сзади очередным мощным фаерболом. Падая на землю, лицо больно проехалось по мелким камешкам и песку.

— Закрыть портал!.. Лечение! Лечение! Лечение!

Спина горела огнем. Такое чувство, что фаерболы прожгли сзади до позвоночника с ребрами. Заклинание Лечения не помогало. Полоска здоровья неуклонно сокращалась.

Попытался подняться. Похоже, что все мои силы остались там, в проходе. Руки сильно тряслись. Стоило приложить еще немного усилий, и я бы обязательно поднялся. Но вот именно что стоило ли так напрягаться?

Я потянулся к шее, к взятому у магистра флакону с первородной магией. Повернулся набок, продолжавшимися трястись руками откупорил крышку и залпом выпил содержимое. По телу прокатилась приятная волна. От нее боль стала исчезать. Висевшая перед глазами полоска здоровья исчезла.

Только что я лежал без сил и появилась бодрость. Я снял маску, засунул ее в сумку и принял сидячее положение.

В столице Юга Аттаре было непривычно жарко. И земля тоже непривычная. Не земля, а пыльная смесь глины, песка и камней. Одноэтажные постройки с плоскими крышами по своей убогости больше походили на сараи. Как будто из местной земли строились.

С одной стороны, я был рад. Все-таки выбрался. А то в какой-то момент показалось, что не сумею. Опять же, смог убить Эсманда Лойда. Судя по тому, что услышал, он был недалекого ума человек. Но вот те, кому он мог доложить о нашей встрече с Тридой Лигрес, могли быть поумнее, смогли бы правильно все истолковать. Также я смог узнать о шпионской сети альбиносов и их лидере. Теперь оставалось пробежаться по закусочным и отыскать этого гада, а после вытащить из него об остальных. Вот только я не сделал главного, не смог поставить портал. И это было второй стороной, худшей. Оставалось надеяться на чудо. Иначе нас ждала бойня при осаде крепости.

— О, смотрите кто у нас тут!

Появилась местная шпана. Разношерстная толпа лет от десяти до восемнадцати. Старшие впереди, мелочь за ними или по бокам.

— Откуда он взялся?

— Да он не местный. Смотрите, на нем теплая одежда и лицо белое.

— А может быть он к нам прибыл порталом!

— То же мне скажешь, порталом.

— Ну а как бы он здесь оказался!

— А может быть он сильный маг?

— Или воин?

— Эй, ты кто: маг или воин?

Я усмехнулся и пожал плечами.

— Ну я же говорю, он не маг и не воин.

— А ну-ка, снимай свой кошель. И кинжал тоже снимай.

— И сюртук! Пусть сюртук тоже снимает!

Парни толпой меня обступили и угрожающе щебетали со всех сторон. В свое время это бы меня напрягло. А сейчас… Сейчас я лишь снова усмехнулся и стал подниматься.

— Смотрите, у него и ботинки хорошие… и штаны.

— Сумка с ремнем мои! — наконец кто-то разглядел мою самую главную ценность.

Я выставил перед собой правую руку ладонью вверх.

— Брысь отсюда… Бегом!

От ладони высоко вверх полыхнуло яркое пламя. Шпана с девчачьим визгом стала разбегаться. Они скрылись, и я породил новый портал напротив старого. Запросил казарму с гвардейцами. Войдя в портал и очутившись у Гнездовой скалы, я закрыл его и затребовал у Системы список. Вновь порожденный портал значился в нем без имени.

— Уничтожить.

Не хотелось оставлять следов. Пусть будет, что я скрылся в Аттаре и дальше концы исчезли. Больше будет оснований для грызни между альбиносами и южанами.


Глава 18


Уже темнело. Питейные заведения Скалистого Берега были забиты посетителями под завязку. Все-таки как же пагубно отражалась предстоящее вторжение на людях. Призванные новобранцы днем занимались тренировками, а после, когда их отпускали на ночевку домой, неслись залить глотки пойлом, боясь, что в предстоящей войне погибнут и оттого в надежде напоследок оторваться. У кого в кармане лежало немного больше деньжат, чем они могли за вечер выпить, бежали в бордели, где подавали вино и шлюх. Поэтому там тоже было битком.

Два молодых, но уже опытных гвардейца Османд и Логмар с поникшими головами вели меня в ту самую таверну, куда в полдень забегали пропустить по кружке эля и так опрометчиво развязали языки.

Я сообразил, как поступить. Чем бегать и искать по всему городу увиденного у Эсманда Лойда шпиона было куда проще вызвать тех десятерых гвардейцев, что с нами посещали Долину и выяснить кто из них проболтался. Теперь виновники пытались оправдать возложенное на них высокое доверие и вместе со мной изловить негодяя.

К наступлению вечера заметно похолодало. Вечерний морозец щекотал ноздри. Зато быстрая ходьба согревала. Я специально остановил возничего пораньше и дальше повел гвардейцев пешком с тем, чтобы согреться. А то понадобится задерживать шпиона и нас одолеет холод.

— Ну как можно было подумать такое о старике Роланде. Он же сам был гвардейцем. Сержантом. Двое его сыновей сейчас служат в гвардии. Старший уже сержант… — сокрушался более рослый Османд.

И вправду, как-то не клеилось. Не мог же альбинос служить у нас в гвардейцах и приносить клятвы верности.

— А может это не Роланд, а кто-то из его работников? — предположил Логмар.

— Или посетитель, — дополнил Османд. — В полдень там всегда толпа. В основном, правда, стражники или гвардейцы.

— Это еще почему? — спросил я.

— Так всем известно, Роланд бывший гвардеец. Он у себя не терпит ни драк, ни воровства, ни прочего. У него всегда можно выпить и закусить под запись, потом расплатиться. Даже взять денег в долг. Он никому не отказывает.

Вот и нарисовалась картинка. Оставалось взглянуть на этого самого Роланда, его работников, а после, на посетителей. Невольно вспомнилось о мастере тайных дел. Спрашивается, куда смотрел Валек Лотц? Ведь последнему глупцу понятно, там, где постоянно выпивают стражники с гвардейцами, обязательно будут крутиться шпионы и потихоньку выведывать сокровенное. Впрочем, об этой очевидности я сам только узнал, когда глаза раскрыли обстоятельства.

Перед входом в таверну «На крепком щите» стояла толпа. Несмотря на холод, люди распивали эль или чего покрепче и горланили прямо на улице. Внутри ожидаемо было многолюдно, ни одного свободного столика. Пахло табачным дымом, свежим элем, жареным мясом и рыбой. А еще было жарко. Собственно, поэтому люди выходили остудиться на мороз и дыхнуть свежего воздуха.

Конечно же все горланили. От стольких голосов стоял громкий гул. Из обрывков фраз можно было разобрать, что обсуждали будущее вторжение северян и как им покажут, если вздумают пересечь висячий мост. Как будут крушить черепушки, резать глотки, протыкать пиками тела и сжигать северян магией.

От этой бравады на душе стало хорошо. Все-таки есть в княжестве люди, готовые встать на его защиту. А то в последнее время приходилось слышать исключительно о трусах, готовых податься лишь бы куда, только подальше от предстоящей войны.

Кому не досталось места, стояли у барной стойки, плотно оккупировав подступы так, что не протолкнуться. Хозяин лично всех обслуживал, беря плату и выдавая пойло. На него мне указали оба гвардейца.

Рослый, с седыми волосами и окладистой бородой, Роланд совершенно не походил на увиденного мною шпиона. Османд и Логмар оказались правы его на счет.

Сбоку от меня прошмыгнул какой-то кривой парнишка с пустыми кружками. Несмотря на хромоту, он ловко протиснулся между посетителями и скрылся из вида.

Осторожно! Вас могут обмануть!

— Ганси, еще эля за столик у окна слева. Да поживее! — густым басом рявкнул Роланд и парень снова ловко протиснулся между посетителями уже с шестью полными кружками с пенными шапочками.

Я с изумлением на него вытаращился. Нет, это был не парень. Взрослый мужик по виду сильно искалеченный, с несчастным, жалобным лицом.

Он пробежал мимо меня и дальше к самому крайнему столику слева, за которым сидела толпа гвардейцев.

— Это Ганси, юродивый. У него с головой не в порядке, — разъяснил Османд.

Я бы, может быть, на этом и успокоился, но лицо юродивого уж слишком смахивало на лицо главного шпиона альбиносов, если, конечно, убрать несчастную мину. Опять же, сработал навык Предвидения обмана. Все это не могло быть случайностью.

Тем временем Ганси донес полные кружки, забрал со стола пустые и вместо того, чтобы нести их к барной стойке, понес к выходу.

— Это он! Держи его! — закричал я и сам рванул к выходу, удивляясь, как он догадался, по чью душу мы здесь появились.

— Аааа! — с криком он кинул кружки в меня и, тараня головой дверь, вылетел на улицу.

— Держи его! Держи! — теперь уже заорал я во всю глотку.

Ганси не повезло. Сегодня явно был не его день. Нас выручила толпа, стоявшая у входа. Правда, никто ничего не понял и не сделал. Просто Ганси стукнулся об одного, кинулся в бок, стукнулся о другого и свалился. На него сверху накинулся Османд и, схватив за волосы, со всей силы воткнул лицо в покрывшую льдом брусчатку.

Прежде чем вести шпиона в тюрьму и начать допрашивать, я еще раз заглянул в таверну и поговорил с хозяином. Ганси работал у Роланда больше десяти лет, с открытия таверны. Хозяин взял его из жалости, но Ганси не подвел, с работой справлялся исправно. Вот только говорил мало и с таким речевым дефектом, что не разобрать. Наверное, поэтому он за все это время не вызвал к себе подозрений. Калека, полоумный, еще и плохо говорит — кто на такого мог чего подумать? На него и особого внимания-то никто не обращал.

* * *
В подземелье, укрытом в недрах Гнездовой скалы, было тихо. Сейчас здесь был тот редкий случай, когда совсем не было преступников. Я прошел в первую попавшуюся пыточную, распорядился привязать Ганси к стулу и сел за стол напротив него.

Пока мы его везли в нанятой карете, альбинос вздумал продолжать играть роль полудурка, но я сказал, что знаю кто он и на том его игра закончилась. Сейчас он смотрел на нас спокойным выражением лица, почти таким же, какое я видел в кабинете управляющего банка. Только глаза были злыми, ну и нос с губами разбитыми, после столкновения с брусчаткой. Ганси даже не удосужился залечиться. Раны продолжали кровоточить. Густая кровь растекалась от носа и губ к подбородку и дальше каплями падали на пол.

Оба гвардейца стояли тут же. Им не терпелось начать допрашивать Ганси и тем выслужиться за допущенный промах. Вот только я на этот счет думал иначе, поэтому не стал брать с собой нашего главного палача Креда, знающего толк в пытках и вызывать дознавателей, умевших правильно развязывать языки.

— Ну что смотрите? Давайте, пытайте! Думаете, поймали меня и это что-то изменит? Ничего не изменит! Вы все покойники! Вас всех до одного вырежут! Всех!.. Глупцы… Пока есть время — бегите! Бегите отсюда сломя голову!

— Да заткнись ты!

Османд отвесил Ганси смачную оплеуху, но это его не образумило.

— Глупцы… Вы просто глупцы… Тупые недоразвитые создания.

Теперь Османд примерялся ударить альбиноса кулаком, но я остановил.

— Представься, — велел я.

— Просто Ганси. Я привык к своему имени.

— Ну хорошо, пусть будет Ганси. Мне нужно знать, что ты передавал своим, и кто еще у нас шпионит. Нужны имена и адреса.

— Всего лишь? — усмехнулся альбинос. По-моему, сейчас он был готов рассмеяться. Он не сделал этого из-за предстоящих пыток, к которым морально готовился. — У вас ничего не получится. Я буду долго молчать. Слишком долго. С вами будет покончено прежде, чем я заговорю.

— Тебя не будут пытать. Ты сам все расскажешь. Уже этой ночью. И уже этой ночью мы возьмем твоих людей. А утром мы вас всех казним. Даже не сомневайся.

— Какая-то особая способность? — прищурив глаза, насторожился альбинос.

Я кивнул в ответ.

И снова мне в ответ предстала ухмылка.

— Даже если я скажу имена, скажу, где всех найти, вы никого не поймаете. Об этом я уже позаботился. Думаете, я просто так кинул кружки, кричал? Ошибаетесь. Этим я дал знак двум своим людям. Сейчас они уже сообщили остальным, и все мои люди сменят ночлежки и снова затеряются в городе. Я знаю кто ты. Ты Рей, младший брат князя. Послушай, что я тебе скажу. И ты, и твой братец — несмышлёные щенки. Альбиносы всегда были, есть и будут умнее вас и всех остальных. Мне нечего терять. Я знаю, что здесь подохну. Может быть вы из меня что-то вытащите своими способностями, но это ничего не решит. Вы обречены. Вам не спастись от неминуемого. Ваш единственный способ — пасть к нам на колени и попросить пощады. Тогда совет вам позволит жить. Возможно, даже снова править. Иначе вырежут все княжество. Всех, абсолютно всех!

Речи Ганси оказались с ядом. Они начали понемногу травить Османда и Логмара. Уже чувствовалось их волнение. Если до этого они были уверены в нашей победе, то теперь начали понимать, что все будет не так-то и просто. Иначе пленник не говорил бы с такой уверенностью в преддверии расправы.

— Говоришь, на колени припасть… А что это за укромное местечко, где вам советовал отсидеться Эсманд Лойд? Как думаешь, твои люди сейчас пойдут туда?

Лицо Ганси исказилось.

— Эсманд, глупый Эманд…Пекло его подери… Сколько раз говорил — проверяй! Что за дурень?!

Наконец, увидев на лице Ганси расстройство, Османду и Логмару полегчало. Появились удовлетворение и уверенность.

Альбинос насупился и потупил взгляд. О чем он сейчас думал, осталось загадкой. Мне показалось, Ганси действительно рассчитывал выжить. Выдержать пытки до тех пор, пока начнется вторжение.

К нам присоединился Трой и я велел гвардейцам выйти. Я специально за ним послал, когда мы проезжали мимо нижних ворот замка. Как и думал, он быстро разговорил альбиноса. Было даже смешно наблюдать за столь разительными переменами. Злость сменилась невероятной добротой. Ганси рыдал и рассказывал обо всем что знал. А еще, что больше всего поразило, рассказывал о сочувствии, которое у него появилось по отношению к Скалистому Берегу и всем людям, живущим в княжестве. Насколько он знал, северяне действительно намеревались всех вырезать до одного.

К озвученному Ганси потайному месту я отправил все тех же Османда и Логмара, велев прихватить восьмерых гвардейцев, что с нами посещали Долину, и взять группу шпионов живыми или мертвыми. Это уже не имело значения. Все что они делали, знал Ганси, а он уже все рассказал. Более того, даже если все-таки они в укромном месте не появятся, было не страшно, потому что главарь был у нас. Другой человек, который мог на них выйти в укромном месте — Эсманд Лойд мертв. Так что они были отрезаны от своих.

Напоследок я распорядился надеть альбиносу кандалы и пока держать живым, на случай, если снова понадобится, а сам с Троем побрел на Гнездовую скалу, так и не решившись воспользоваться маской портальщика.

По дороге я болтал с Троем о всяком, лишь бы отвлечься. Его особенно радовали установленные добрые отношения между Скалистым Берегом и Оршиком. Ведь теперь он имел возможность видеться с девушкой, которую любил и с которой не мог быть вместе. Для этого Трой теперь в середине дня ненадолго отлучался.

На базе Острова теней было людно и шумно. Я сначала заглянул к Дарии. Она у себя оборудовала длинный стол и вела совещание с помощниками. Я сказал, что просто заглянул увидеться и, сославшись на дела, вышел. Мне не хотелось ни с кем разговаривать, было желание просто побыть одному.

У нас тоже были небольшие перемены. Подобно оршиканцам Даниэль организовал стол для подручных. К моменту моего появления вечернее совещание уже закончилось или еще не начиналось, потому как брат сидел у себя за шторкой. За столом разговаривали между собой наши вассалы, магистр с женой, управляющие городам и замком.

Я плюхнулся в кресло в углу и снова погрузился в безрадостные мысли. За сегодня столько всего проделал и все зря. Я ничего не добился и ничего толком не сделал. На результат не повлияла даже поимка главного шпиона альбиносов.

А еще я был поражен хитростью нашего главного врага. Ганси признался, его группа шпионов в городе была не единственная. Альбиносы специально запускали их несколько и не допускали пересечений. Это чтобы в случае провала одних, другие продолжали трудиться. Слушать, смотреть, выведывать полезную информацию. У каждой группы стояли свои задачи. На Ганси была возложена обязанность заниматься нашими воинов, и кто еще развяжет язык под хмельком. Чем занимались другие группы и сколько их вообще было, он не знал.

Я снова проверил шанс на победу. Менее 1 % выглядело удручающе.

Что ж, миновал еще один день. Теперь до вторжения оставалось два дня, потому как третий можно не считать. На третий будет не до подготовок. Северяне подойдут к Висячему мосту, возглавляемая альбиносами флотилия выстроится у Скалистого Берега, а южане с Долиной выйдут к Оршику.

К нам решительно вошел капитан, портальщик Бассир и еще один взрослый мужчина. По-моему, я его видел среди людей мастера тайных дел.

— Там? — спросил капитан, указывая на зашторенную нишу, где обитал Даниэль.

— Что случилось? — предчувствуя недоброе, оживленно спросил магистр Борис Шелби.

— Хорошие новости. Мы установили в крепости портал…


Глава 19


Ночь заканчивалась. А вместе с ней уходило драгоценное время. Я стоял в зале порталов нашей базы в Драной горе и следил за одним из светящихся проемов, за которым скрывалась темнота. В любую минуту оттуда могла выйти призванная нами армия.

Конечно, свое войско мы бы собрали быстро. Сейчас, скорее всего, уже бы сражались с альбиносами и несли потери. Но мне вовремя пришло иное решение. Этим-то и была обусловлена нынешняя задержка. Впрочем, не настолько серьезная, чтобы особо переживать.

К утрате эффекта внезапности от дневного нападения я относился терпимо. Бассир сказал, что установил портал в кругу, среди множества других порталов, установленных альбиносами. То есть ворвавшись в крепость и начав всех изничтожать, оставалась малая доля вероятности, что кто-то успеет смыться. То есть к альбиносам можно было ворваться утром. И днем тоже можно.

О больших потерях в наших рядах я не думал. За это я теперь вообще не переживал. Просто хотелось быстрее покончить с крепостью и быстрее захватить Драную гору. Правда, с последним обстоятельством было очень и очень сложно.

Во-первых, нужно было быстро что-то решить с птицами рух, иначе вокруг горы они не дадут нам просто так перемещаться, а во-вторых, было непонятно, каким образом искать запасные порталы, в наличии которых я не сомневался. Они же могли быть установлены внутри горы. Прямо в каменной толще.

Вместе со мной стояло много людей. Больше десятка наших рыцарей и больше сотни лучших гвардейцев. А еще Сир Валеб, в настоящее время поддерживавший порталы в открытом состоянии и наш новый портальщик Бассир, установивший портал в крепость.

Столько людей собрали не для боя с альбиносами. Захватывать крепость и биться должны были другие. Те, кого не жалко пустить в расход. Наших людей собрали, чтобы после зачистки они вошли в крепость и, так сказать, ее приняли.

Вот только среди нас не было нашего главного героя, сумевшего непостижимым образом пробраться в крепость альбиносов и протащить с собой портальщика Бассира. Валек Лотц в маске какого-то альбиноса продолжал ходить среди врагов и выуживать полезную информацию. Так сказал его подручный Марли, которого капитан Сир Ресли Хагон привел к Даниэлю вместе с Бассиром.

Из портала резко вышел Даниэль. За ним Сир Лэйтон и гвардейцы.

— Всем отступить к проходам! Быстро освободить зал! — громко дал команду брат и обратился к Валебу: — Убери остальные порталы. Не хватало, чтобы они разбрелись куда попало.

Люди подались к выходам и стали загораживать собою проходы, ведущие в помещения для мастеров, для тренировок и для ожидания пополнения маны. Я специально сделал из зала с порталами несколько ответвлений, чтобы никто никому не мешал и не было толкучки.

Даниэль велел и мне отойти к проходу. Оставил с собой только Бассира с Валебом и Лэйтона. Последний сгенерировал клонов и принялся ими прикрывать себя, брата и портальщиков.

Все открытые порталы, кроме основного, исчезли. Копия Сира Лэйтона к нему подошла, сделала отмашку и подалась обратно. Первым из портала вышел отец, потом повалили падшие. Сразу много. Они буквально врывались к нам в стремлении быстрее рваться в бой. Все большие, мощные, злые. Лишь у единиц было оружие из железа. Немногим больше держали здоровенные дубины. Кто-то прихватил с собой увесистые булыжники. Однако основная часть была безоружной. Впрочем, падшим и оружия не требовалось. Они голыми руками могли разорвать даже крупного воина. Лишь была бы возможность до него дотянуться.

При стольких падших воздух быстро стал заполняться смрадом. Особым неприятным запахом гнилого мяса и дерьма, от которого запершило в горле.

— Ждем! — раздался громкий голос отца. Голос падшего отца. Теперь он был совершенно другим. Больше походил на звериный. — Откроется портал и сразу бегите! Бегите изо всех сил! Мы должны в одно мгновение рассыпаться по всей крепости! И не вздумайте дать кому-то удрать! Убивать всех! Всех рвать на части!

Падшие ответили дружным ревом.

Прошло минуты две-три и падшие заполнили зал. Это была далеко не вся стая. Тут больше сотни бы не поместилось. Большая часть осталась по ту сторону портала, в Пропасти падших.

Отец дал новый приказ:

— Приготовились!.. Вперед!

Падшие снова ответили ревом. Опять началось движение. Вот только падших не убавлялось. Бассир открыл портал в крепость альбиносов, куда устремились те, что стояли здесь. В то же время Валеб продолжал удерживать открытым второй портал в Пропасть, откуда падшие вваливались к нам и заполняли освободившееся пространство.

С началом атаки на альбиносов наши воины оживились. Я спиной ощущал их возбуждение. Им тоже хотелось рваться в бой. Срабатывал чисто животный рефлекс. Как настоящие воины они жаждали славной драки.

Прошло полчаса, прежде чем отец скомандовал остановиться. Он велел тем, кто успел войти к нам, вернуться в Пропасть и ждать остальных с добычей. Как только все покинули зал, Даниэль дал команду Валебу временно закрыть портал к падшим, а сам вместе с отцом направился в портал, ведущий в крепость. За ними пошел Сир Лэйтон, я и остальные воины, что здесь были.

В окрестностях Драной горы светало. Солнце еще не выглянуло, но небо уже посерело. Ночная тьма отступала. Мы оказались в центре внутреннего двора крепости. Падшие носились по стенам и постройкам в поисках наживы или занимались пожиранием убитых ими альбиносов.

Часть падших подалось в проход, что уходил внутри Драной горы. Именно по нему я вчера бежал и так не добежал до крепости.

Первым делом мы занялись порталами, что тут были установлены по кругу. Их действительно оказалось много. Как бы не полсотни. Собственно, поэтому портал нашего Бассир затерялся на фоне остальных и не привлек внимания альбиносов.

Как только с порталами было покончено я хотел отойти и начать осматривать крепость, но Даниэль остановил. Напомнил, что лучше держаться отца. Падшие хуже зверья. Они только в присутствии вожака, коим является отец, делались смирными и беспрекословно выполняют его приказы. Стоило отойти и могли цапнуть.

— Мало добычи, совсем мало. Ты обещал много! — подойдя к отцу, прорычал падший со звериной головой и шипастой булавой в руке.

— Ищите. Хорошо ищите. И соберите все железо. Прямо сюда несите, к порталу. Делить добычу будем потом. И скажи своим, чтобы не жрали трупы. Иначе остальным не достанется.

Однако падший не собирался исполнять приказ, вместо этого он ощетинился.

— Ты обещал больше сотни тел. Здесь меньше трети!

— Зато много железа! — отец указал на кузню, перед входом в которую лежала груда железных прутов, служивших заготовками для будущего оружия.

— Железо и так наше! Где тела? Нам нужен корм! Ты не сдержал слова! Ты…

Он не договорил. Отец накинулся на него, щедро осыпая звериную морду двумя верхними кулаками, а нижними руками, схватив за шкуру, чтобы меньше уклонялся. Падший пропустил несколько ударов, взревел и, ухватившись зубами за левое плечо отца, принялся его трясти, одновременно с этим наносы короткие удары шипастой булавой по его спине. Настала очередь взреветь от боли отцу.

Я вскинул руку, намереваясь выпустить фаербол, но меня остановил Даниэль.

— Не лезь. Ты только ему помешаешь. Отец должен справиться сам. Иначе потеряет авторитет. От него отвернется вся стая.

А стая и правда замерла. Даже те падшие, что занимались поеданием убитых альбиносов, остановили трапезу и принялись следить за исходом поединка.

Нельзя кинуть фаербол, но взять под контроль разум ничего же не мешает!

Разум падшего взят под контроль…


Глава 19 часть 2


Вот только я стоял в стороне и теперь был в гуще драки. Боль раздирала тело с боков, еще и кулак бил по голове. Мои зубы держали плоть. Тягучая и сладкая кровь от раны на плече отца текла прямо в пасть. Хотелось посильнее дернуть головой и глубже вгрызться в рану. Я отчётливо чувствовал свои новые силы. Невероятный звериный потенциал. Было достаточно резко дернуть головой, и я бы вырвал плечо вместе с рукой отца. Вот только не для этого я взял разум падшего. Зубы отпустили плоть.

В следующее мгновение два особо мощных удара в голову, заставили всему вокруг немного поплыть. Но боль отрезвляла. Держа за шкуру по бокам, отец тем причинял наибольшие муки. Я же ничего не предпринимал в ответ, терпя чужую боль и давая возможность себя победить. Отец воспользовался неожиданно выпавшему шансу, без труда повалил меня на землю, навалился сверху и принялся добивать, осыпая градом сильных ударов теперь уже всех четырех кулаков.

Дальнейший исход схватки был понятен. Падший со звериной мордой побежден. Отцу оставалось добить остатки здоровья соперника и тем с ним покончить. Я отпустил разум падшего.

Отец продолжал бить звериную морду, пока падший не замер. Но это его не остановило. Оглядевшись и схватив крупный булыжник, он проломил им череп и только после этого успокоился.

Все это время падшие внимательно наблюдали за исходом стычки. Несмотря на полученное увечье, отец с гордостью поднялся и издал победный рык. Его подхватили остальные падшие, тем поздравляя лидера с победой.

Поврежденная рука отца висела плетью. Были прокушены и переломаны сухожилия и кости плеча. Только теперь можно было вмешаться. Даниэль сам приподнял руку и направил на отца исцеляющую магию.

Вверху над горой появилась первая птица рух. Я показал на нее Даниэлю. Взять птицу в питомцы не удалось. Она продолжала быть чьей-то. Нам предстояло истребить крылатых гигантов, прежде чем высовываться из крепости. И это хорошо, что сейчас с нами были падшие. Не нужно было думать над тем, куда деть столько трупов. А падшим как раз нуждались в мертвечине. Вот только просто так убивать птиц было неразумно.

Даниэль послал за Тионой. С ее приходом началась зачистка Драной горы от опасных птиц. Я брал их разум, заставлял сесть во двор крепости, Тиона сдирала с них кожу с передней части головы и делала маски. Дальше в дело вступали падшие. Они добивали птиц, раздирали туши на части и затаскивали в портал. Иначе те в узкий проем не помещались.

Понадобилось больше трех часов, пока с крылатыми чудищами было покончено. К этому времени падшие вычистили крепость от всего железа, что нашли и трупов, а наши воины разрушили все найденные порталы в том зале, где я вчера был. Так долго вышло потому, что после изготовления каждой маски Тионе приходилось отправляться в Драную гору для восстановления маны. Всего ей удалось изготовить 37 масок.

Падшие через портал покинули крепость. Задержался только отец. Он был рад итогами рейда в мир живых. Его стае удалось хорошенько разжиться свежим мясом и железом, из которого в Пропасти делали оружие. С их огромными габаритами наши мечи с саблями и кинжалы с ножами не подходили.

А еще отец радовался, что подчинил вторую стаю. Оказалось, что тот падший со звериной мордой был их вожаком. Отец специально позвал его с собой, опасаясь, что не сможет перебить своими силами защитников крепости. Мы ведь думали, что альбиносов тут будет сотни. Они могли пользоваться магией, а падшие нет. Мы, так сказать, готовились к худшему. Убив вожака, отец тем показал чужой стае, что он лучший лидер. Никто не воспротивился. Это означало подчинение.

Теперь у отца была почти трехтысячная стая. Это считалось солидным размером. На многое претендовать не стоило, но уже можно было вступать в переговоры с крупными стаями. В пропасти было примерно также как у нас живых. Были свои короли, подчинявшиеся владыке — Куну Робею и мелкие вассалы. Отец мог претендовать на роль вассала, что его пока вполне устраивало.

Небо было расчищено от птиц рух, можно было приступать к осмотру Драной горы. Этим снова занялся капитан Сир Ресли Хагон. Еще до этого, по мере изготовления масок, он выдал десятку человек новые маски и отправил их в небо патрулировать окрестности и саму гору, на случай появления альбиносов. Сейчас же он приступил к формированию групп и отправки их на гору для обследования, выдавая каждой по своему участку поиска.

Пока шло распределение, я подался в крепостные постройки и стал их осматривать. Было как-то странно осознавать, что здесь было всего лишь что-то вроде тридцати защитников. Выходило, большая часть людей появлялась здесь исключительно днем, а ночевала дома в своих спальнях. То есть, мы вообще могли обойтись лишь своими силами.

В крепостных постройках нашлась большая кузня и несколько жилых помещений. После падших в них творился полнейший разгром. Все ценное они, конечно же, унесли с собой, остальное безжалостно разрушили.

Внутри горы помещений было куда больше. Тут имелись залы и для мастеров, и для ожидавших восстановления маны, и для ночевки. Особо много свободного места было выделено для тренировок. Этот зал расположили на втором уровне. Стены там были черными от применения огненной магии. В общем, можно сказать, альбиносы все обустроили почти как у нас и даже лучше.

В зале с порталами, где я был накануне в образе невидимки, вверху все так же порхали мотыльки. Обилие темно-бурых пятен на полу подсказывали о пролитой крови более чем десятка человек. А ведь такие же пятна я видел и в проходах, и в помещениях, и в крепости.

Невольно подумалось — а может быть падший со звериной мордой наврал насчет количества убитых альбиносов. Они ведь сразу стали их пожирать. Отец специально вперед пустил чужую стаю, а только потом своих. Впрочем, теперь уже было без разницы. В любом случае крепость мы захватили.

Я снова попробовал двинуть камни, и на удивление они поддались. Хотя магическая защита осталась. Она продолжала светиться, когда я использовал заклинание Видение. Ошеломленный я подался обратно во двор крепости.

Теперь к Даниэлю присоединились магистр Борис Шелби, консильери Иган Велни и управляющий замком Тид Граш. Остальные помощники не дождались. Занялись своими вопросами, коих было предостаточно. Прибывшие хотели лично удостовериться во взятии крепости и посмотреть, что тут и как.

— Камни крепости раньше меня не слушались, а теперь я могу ими двигать как угодно. Почему так? — обратился я к магистру, самому сведущему в вопросах магии.

— Ничего удивительного. Так всегда происходит, когда умирает последний защитник и крепость переходит в новые руки. Теперь защита стала нас отождествлять с хозяевами, в то время как альбиносы превратились во врагов.

Я обратился к брату:

— Там есть проход внутрь горы, — указал я на вход в подземелье, — там на стенах тоже стоит защита. Просто так камни не сдвинешь. Нужно будет выделить людей и точно так же защитить нашу базу внутри горы. Тогда к нам просто так никто не пробьется.

— Разумно, — согласился Даниэль и сверкнул глазами на магистра: — А почему это мы до этого не додумались установить у себя защиту?

— Так я подумал, там же везде проходы с чудовищами. Мы сидим скрытно. Кто же к нам полезет? А еще подумал, что защита может создать вопросы, если ее заметят.

— Считаете, будет лучше, если к нам неожиданно ворвутся? — скептически спросил брат и нахмурился. — Борис, не злите меня. Сейчас же займитесь этим с капитаном. Пусть выделит людей. Защита должна быть установлена на двух наших базах сегодня же. Задействуйте мастеров и лекарей. Ничего страшного, что они на полдня отвлекутся. Всяких эссенций они изготовили предостаточно.

Пусть Даниэль и говорил строго, но сейчас он не был зол. Как-никак только что взяли крепость, казавшуюся неприступной. Он был рад и опрометчивость магистра не испортила этого настроя.

Пока брат не разбушевался, Борис понесся к капитану, который уже закончил с отправкой групп и теперь стоял на стене. Магистр прекрасно понимал, в такие минуты лучше побыстрее смыться.

Мое предложение заставило Даниэля вспомнить о неразрешенной проблеме. Радость сменилась озабоченностью. Виной всему были, конечно же, альбиносы. Так же как и я, брат прекрасно понимал, с ними до конца не покончено.

— Надо как-то провести осмотр горы внутри. Но я даже не представляю, как это возможно. Ближе к центру все испещрено пещерами. Там море всяких чудовищ.

— Брось. Ты и за неделю не справишься. У нас нет столько времени. А альбиносы… альбиносы не станут строить новую базу. Мы ущемили их самолюбие. Они будут пытаться отвоевать крепость. Пусть люди обыскивают, что могут обыскать, уничтожают порталы, а мы с тобой сейчас же отправляемся в Долину.

— Ты все-таки готов отдать им доступ в два наших сокровенных места?

— У нас нет другого выхода.

— Будет лучше отдать Долине крепость, — вмешался в разговор Иган Велни. — Конечно, она укреплена, ее трудно взять и, тем не менее, крепость уязвима. Потому что стоит на виду. А наша база скрыта. И потом, крепость перейдет к Долине и это вызовет у альбиносов большую злость к ним, чем к нам. Если здесь появятся альбиносы, то будут атаковать крепость, а не нас.

— Опять же, взяв у нас крепость, Долина будет вынуждена быть с нами, — продолжил мысль брат, — иначе им придётся в одиночку противостоять остальному союзу. Долина будет сами заинтересована, чтобы мы наращивали силы и развивались.

Меня радовал оптимизм брата. Вот только не давало покоя осознание того, что альбиносы спрятали порталы внутри горы. В таком случае они могли уже сегодня подобно нам свить внутри горы уютное гнездышко, а мы об этом даже не узнать.

Я обратился к Великой Системе и проверил наши шансы на победу. Все те же «менее 1 %» уже откровенно бесили. Такое чувство, что половина альбиносов и южан ежедневно вкладывает удачу в свою победу.

А если так и есть?

Брат подался к порталу и вошел в него. Мне пришлось его догонять и на ходу рассказать о своих опасениях.

— Ты неверно мыслишь. Ты забыл о маме. Она та, кто способна снимать удачу. Пусть альбиносы, южане, северяне, да хоть кто вкладывают сколько угодно удачи в свою победу. Когда придет время, мама снимет всю их удачу. А мы вложим свою удачу в себя. Она останется только у нас. И это переломит ситуацию. Но пока к этому обращаться не стоит. Пусть враги тешут свое тщеславие скорой победой и циферками процентов, что им показывает Система. Победа все равно будет за нами!


Глава 20


На этот раз нам с консильери удалось уговорить брата отправиться в Долину тем же составом, но без сопровождения гвардейцев. Все потому что Иган сообщил, что его портал, поставленный у ворот дворца, равно как еще несколько уничтожены. Это означало, что нам придется пользоваться резервным порталом, установленным на городской окраине.

Найти одну большую или две маленькие кареты, на которых предстояло ехать во дворец, было куда проще, чем сразу шесть. Вариант пешей прогулки не рассматривался. Иначе к месту мы бы попали лишь к вечеру.

Добравшись на двух небольших каретах до нижних ворот дворца, нас ждал неприятный сюрприз. Гвардейцы королевы сообщили, что на наш счет у них, оказывается, нет распоряжений. То есть нам пришлось ждать. Правда, меньше получаса прежде, чем открылась калитка и к нам вышел лично консильери королевы Свир Лигрес.

Серьезный вид и холодное выражение лица не предвещали ничего хорошего. Не доходя до нас пары метров, он остановился и принялся говорить официальным, лишенным красок, тоном:

— Королева Долины святейшая Трида Лигрес сообщает, она не намерена более принимать вас у себя. Князь, отныне вам лично и всем вашим высоким чинам и родственникам, — в этот момент он сурово посмотрел на меня, — запрещается переступать владения Долины. Мы не желаем иметь с вами никаких дел. За исключением торговых дел, естественно.

Резко закончив речь, Свир Лигрес также резко развернулся и подался обратно к калитке, оставив нас с искривлёнными от изумления лицами.

Консильери скрылся, калитка захлопнулась, а нам понадобилась еще минута, прежде чем мы пришли в себя. В голове кроме — «Что это было?» иного не возникало.

— Иган, что стоишь истуканом?! Открывай портал! — гаркнул на него Даниэль, как будто тот был в чем-то виновен.

На этот раз мы переправились прямо в кабинет брата. Громко стуча каблуками, он прошел к столу и рухнул в свое кресло, буквально вскипая от переполнявшего его возмущения и гнева. Все рушилось — наши надежды, планы, уверенность в завтрашнем дне. Мы остались один на один с полчищем врагов. Это если не брать в расчет Оршик, который вряд ли долго устоит. Мы слишком поздно открыли для них Драную гору и Остров теней. Княжество не успеет как следует подготовиться.

— Бакки, а ты что стоишь? Сейчас же отправляйся обыскивать Драную гору! — рявкнул на него Даниэль.

— Уже бегу, — отчеканил рыцарь и спешно покинул кабинет.

— Лэйтон, отправляйтесь туда же!

— Но у меня новобранцы. Я и так потерял полдня, — растерялся тот.

— Тебя — десять! Доставай всех своих клонов! Половину отправляй к горе, половину на тренировочное поле!

— То есть открыть всем свои способности?

— Плевать! О твоих способностях и так уже знают все!

Теперь и второй рыцарь поспешил выйти. На очереди остались мы с Иганом Велни.

— Рей, сколько точно тебе нужно на осмотр Драной горы?

Я неуверенно пожал плечами. Откуда я мог знать, как пойдет работа. Внутри гору можно было не спеша обойти вдоль и поперек дня за два. Но если будут нападать всякие твари, — а они обязательно будут, ибо внутри гора ими кишит, — то и за неделю не справиться.

— Дней десять. Смотря как пойдет. Это же придется ходить и вверху, и внизу. Опять же, чудовища…

— Много. Слишком много. У нас осталось три дня. Мы попросту не успеем, — перебив, вмешался консильери. — Даже если предположить, что Рею повезет и завтра он найдет новую базу альбиносов, у нас не будет на нее времени. Боюсь снова надеяться на удачливость мастера тайных дел не получится. Начнется вторжение. Нам будет не до них. Понадобится защищать княжество. Поэтому предлагаю сегодня ограничиться осмотром внешней части горы. Завтра — только наблюдением сверху. Одновременно с этим завтра же нам нужно переправить в Драную гору всех наших воинов без ограничений. Пусть насколько смогут развивают боевую магию.

— А где, кстати, Валек Лотц? — спросил Даниэль, уйдя в размышлениях немного в сторону.

Консильери развел руками.

— Говорили у альбиносов. Лично подслушивает, о чем говорят в совете.

— Я к тому, что может быть у альбиносов нет внутри горы порталов. У них же была большая крепость и два круга с порталами. Может быть они были настолько уверены в себе, что не стали выставлять запасные порталы.

— Вряд ли, — не согласился я, — альбиносы слишком расчетливы, чтобы допустить настолько грубую ошибку.

Иган Велни кивком подтвердил мою точку зрения. Нам не стоило тешить себя возможной глупостью соперника.

Раздался стук в дверь и в кабинет вошел гвардеец.

— Светлейший князь, к вам посетитель. Уже полчаса дожидается. Сказал, это важно и очень срочно. У него к вам подарок. Какой-то ковер.

Мы втроем переглянулись.

— Какой ковер? Кто это вообще такой? — переспросил Даниэль.

— Он сказал, представится вам лично. А ковер… Ковер обычный. Но он сказал, вы будете рады подарку.

Брат уже понял, гвардеец вряд ли что-то расскажет путного и дабы не тратить время дал команду пустить к нему незнакомца.

В вошедшем мужчине средних лет не было чего-то особенного. Обычная одежда, нестарая и неновая. В руках, правда, он держал не ковер, а свернутый в рулон более тонкий гобелен. Подарок ничем не привлек внимания. На всякий случай я специально воспользовался заклинанием Видения и рассматривал гостя на предмет наличия чего-то магического.

— Здравия желаю, мне к князю Даниэлю Гилберту лично, — поклонившись, произнес незнакомец. — У меня к нему подарок. Если тута есть его брат Рей, ему тоже можно присутствовать. Остальным не велено.

— Ты кто такой? — с пренебрежением спросил брат. Ему явно не нравилось, что кто-то ставит ультиматумы и был в шаге от того, чтобы забрать гобелен и вышвырнуть незнакомца.

— Не велено говорить в присутствии посторонних. Я все покажу и расскажу. Но без лишних глаз. Прошу прощения, но иначе никак. Смею заверить, вы останетесь довольны.

В другой ситуации Даниэль поступил бы иначе, но больно незнакомец вел себя миролюбиво и покладисто. Опять же, не вызывал к себе подозрений. Так что брат велел консильери выйти.

— А вы, значит, Рей? — уставившись на меня, спросил незнакомец. — Похож на брата…

— Рассказывай что хотел! — раздраженно повысил голос Даниэль.

— Ага, сейчас.

Мужичок ловко отодвинул от стола кресло и приставил его к стене, на которой висела карта мира.

— Извините, я на время ее отцеплю.

От такой наглости брат скривился, а мне пришлось помочь незнакомцу снять карту, чтобы он на ее место повесил принесенный подарок.

Гобелен раскрылся и предстало изображение моря и кораблей. Но не это вызвало удивление. Перед глазами появилось светящееся очертание портала.

Незнакомец спрыгнул с кресла и вернул его на место.

— Сейчас-сейчас, ничего не подумайте плохого. Он сам войдет, и сам все расскажет. Мне велено только доставить.

Брат хотел что-то гаркнуть на посетителя, но в этот момент портал на гобелене вспыхнул и появилась человеческая фигура. К нам вошел уже новый гость, повергший меня и брата в неописуемое изумление. Кого кого, а снова увидеть его, еще и у нас, мы никак не ожидали.

— Прошу прощения за весь этот балаган, — Свир Лигрес расплылся в легкой улыбке, — Трида слишком переживает. Вы же понимаете, сейчас на кону стоит слишком многое.

Консильери решительно подошел к столу и, выбрав место поближе к брату, без приглашения сел в кресло.

— Итак судя по тому, что вы к нам явились, крепость альбиносов вы все-таки взяли. Так?

Брат ответил кивком.

— Отлично. В таком случае у меня к вам сразу несколько хороших новостей. Пока Долина продолжит быть членом союза альбиносов. Мы будем с ними до тех пор, пока они не нападут на Оршик. Во время осады мы перейдем на вашу сторону и вместе разобьем южан. И вот тут у меня для вас еще одна хорошая новость. Нам удалось договориться с королевством Гор. Они согласны перейти на нашу сторону и дать в помощь десять драконов. Это обойдется в двести миллионов золотом. И у меня снова хорошая новость. Сто миллионов мы возьмем на себя и выплатим горцам до начала осады, вторую сотню оплатите вы. Там сами решите по оплате с Оршиком. Ну как, я не сильно вас удивил?

Теперь Свир Лигрес сиял в широкой улыбке. Пока он рассказывал новости, я сел за стол напротив него и теперь следил за реакцией брата. Изумление сменилось удивлением, а далее перешло в настороженность.

— И горцы вот так просто согласились за деньги перейти на нашу сторону? Им же вроде бы должен был перепасть Глазвиль?

— Он и теперь перепадет. Вам Глазвиль пока не принадлежит. Так зачем за него переживать? Зато драконы принесут большую пользу. Благодаря им мы снизим количество потерь. Или же увеличим, если драконы будут против нас. По-моему, выбор очевиден. Ну если для вас Глазвиль настолько необходим, заберёте его у горцев. Потом заберёте, когда все закончится.

— Отдать, забрать… Вы об этом так просто говорите. Там же тысячи людей, а мы их судьбы решаем с такой легкостью, — возразил я.

— Мы перед выбором: драконы с нами или против нас. У вас есть третий вариант?

— А почему горцы согласились? Я не понимаю, когда вы с ними успели договориться? — Даниэль снова уцепился за ключевой момент.

— Трида договорились с горцами в тот же день, когда мы с вами виделись в прошлый раз. Мы предложили им лучшие условия. За один только Глазвиль альбиносы намеревались использовать драконов горцев во всех битвах начиная от Оршика и заканчивая Скалистым Берегом. Мы же предложили Глазвиль и оплату за битву. И нас, и горы смущало только одно — Драная гора, которая на тот момент была у альбиносов. Теперь, когда у вас получилось ее захватить, Горы станут на нашу сторону, не сомневайтесь. Итак, наши договоренности остаются в силе?

— Да, в силе.

— Тогда я попрошу переправить нашего портальщика на Остров теней, а потом в Драную гору, — указал консильери на своего подручного, принесшего гобелен-портал и теперь стоявшего без дела в отдалении от стола. — Мы сегодня же начнем обустраиваться.

— Мы отдадим вам крепость. Там хорошее место. Есть магическая защита.

— Крепость?.. А впрочем, пусть будет крепость. Покончим с южанами и уже будет неважно, что подумают альбиносы.

— Рей, позови Игана, — попросил Даниэль.

— О, нет-нет-нет. Кроме вас двоих о наших договоренностях не должна знать ни единая душа. Я сейчас тем же порталом уйду, а вы сами уже покажете Грегору остров и гору, — он повернулся и указал на мужчину. — После, где-то через час мы воспользуемся порталами. К этому времени ни в крепости, ни в той части острова никого не должно быть. Вы же понимаете, до осады Оршика нам следует все сохранить в тайне. Иначе наше противостояние с союзом альбиносов затянется надолго. В таком деле не стоит доверяться даже самым проверенным людям.

— Если предаст кто-то из моих подручных, я это почувствую. Будет оборвана связующая нас клятва.

Консильери засмеялся.

— Зря. Я бы настоятельно советовал в важных делах не доверяться ни людям, ни Великой Системе. С ее принципами все балансировать и на всякое действие создавать равное противодействие, она несовершенна. Всегда всплывают нюансы.


Глава 21 Интерлюдия


Время близилось к полдню. В Великом городе стоял отменный ясный день. На безоблачном небосводе висело лишь одинокое яркое солнце. Его лучи сквозь оконные стекла врывались в тронный зал дворца, били светом в богатую позолоту, переливами отражались и порождали золоченых зайчиков, тем добавляли убранству еще больше красоты, изящества и роскоши.

Каблуки княгини Оршика Дарии Горан громким эхом разносились по высоким сводам зала. Вровень с ней глухими звуками вышагивал князь Скалистого Берега Даниэль Гилберт. Два консильери Иган Велни и Ламберт следовали за своими правителя, не издавая лишнего шума.

Никому из четверых не было дело до окружавшей красоты. Мысли занимали куда более приземлённые вещи. Они смотрели исключительно перед собой. Туда, куда сейчас следовали. К главному месту зала.

Королевских гвардейцев в легких позолоченных доспехах было много, больше двадцати и в то же время немного. Это от того, что в столь большом зале их количество попросту терялось. Они все были расставлены вокруг короля. В основном по бокам и спереди. Воины следили за идущей по залу четверкой без эмоций. Для них приход очередных посетителей было рутиной. От этого лица казались совершенно пустыми.

А вот на лоснящемся от пота пухлом лице Теина Бура, являвшегося консильери короля и поэтому стоявшего по правую сторону от трона, шла пляска. Играли губы, щеки, глаза. Лицо то хмурилось, то изображало жалобный вид. Глаза то суживались до узких щелок, придавая всему виду коварный вид, то возвращались к обычной форме, но поджимались губы. От этого в корне изменялась вся мимика, появлялось что-то в виде обиды.

Все потому, что Теина Бура одолевал смех. Ему было забавно видеть вместе тех, чьи отцы не так давно сошлись в смертельном поединке. Он ума не мог приложить, до какой степени нужно опуститься, чтобы забыть память о своих отцах, фактически предав их, и позориться, пребывая в обществе друг друга. Вот только ситуация не предполагала веселья. Консильери пришлось взять себя в руки и подальше убрать разбирающий его смех.

Король Равнин Тебрион Имрич восседал на троне серый и даже немного осунувшийся. Его бледное, почти мертвое лицо следило за приближением делегации и выражало усталость. Он знал, о чем пойдет речь и оттого предпочёл бы послать куда подальше прибывших вассалов.

Сейчас он снова сожалел о том, что поддался на уговоры князя Глазвиля Викса Бронора, сначала настояв на жребии при избрании нового короля Равнины, а после добить раненого князя Скалистого Берега Трола Гилберта.

Когда Трол выручил его с бунтовщиками, Тебрион дал слово, что после свержения Гро Тарса будет голосовать за князя. Такое же слово Тролу дал Викс Бронор. Но именно Викс придумал, как обойти данное обещание. Сначала он уговорил Тебриона, а после убедил Малора выступить против предложения Трола о голосовании, заменив его жребием. В таком случае им не пришлось бы получать штрафы от Системы. Они не нарушили обещаний. Потому как голосование не состоялось.

Виксу еще понятно, ему было что терять. Его утомила жизнь в постоянном страхе и ожидании очередного нападения с Гор или Юга. Но Тебриону-то ничего не угрожало. Кто осадит Пятигорье, зная, что тем можно побеспокоить падших и те ворвутся в мир живых?

Конечно, это было вранье. Легенду придумал еще его дед. Потом ее всячески поддерживали отец и сам Тебрион. К тому же дед хорошенько пролоббировал вопрос у Верховного жреца что обошлось княжеству в громадное состояние, но это того стоило. Со временем в легенду поверили все — от простолюдинов до королей. Так что Тебриону незачем было беспокоиться. Не помешай он Тролу Гилберту взобраться на трон, и сейчас бы спокойно правил Пятигорьем, ни о чем не переживая. Ну выделил бы войско для войны и что с того. Нервы обходятся куда дороже. И это, не говоря о положении, в котором он оказался.

Тебрион Имрич хотел править Равниной. Править как настоящий король. И что из этого вышло? А вышло то, что он сидел на троне и все время боялся. Летом, сразу после того как стал королем, боялся, что его свергнет или тихо прикончит тот же Викс Бронор или кто-то из соседних королей. Опасался жены Трола Гилберта, боясь, что Мари подошлёт к нему убийц и тем отомстит за мужа.

Осенью, когда поползли слухи о вторжении, он стал бояться начала войны. Вот уже была почти середина зимы, а ситуация в мире только ухудшалась. Теперь к страху смерти прибавился страх, что на Равнину со всех сторон нападут и разорвут королевство на части. Тебрион переживал, что в таком случае достанется его двум сыновьям. И вообще, смогут ли они выжить в надвигающейся бойне.

Король понимал, ему бы сейчас сложить с себя полномочия и уехать в Пятигорье. Вот только он уже не мог. Отказаться от трона и снова вернуться в родовое Пятигорье — это же равноценно падению. Падать со столь высокого пика Тебриону не хотелось. Власть оно такое, или вверх, или вдребезги вниз. Никто не будет считаться с тем, кто пусть немного, но опустился. Кто показал слабость. Обязательно такого добьют. Все уважают исключительно сильных.

Да и кому отдавать трон Равнины? Виксу Бронору? Ему отдавать трон Тебрион принципиально не хотелось. Это же он его на все подбил, из-за чего король оказался в столь нехорошей ситуации. В Мелиссаре сидел в наместниках консильери Теин Бур. Его не стоило рассматривать, не то происхождение. Оставались сопляк Даниэль Гилберт и соплячка Дария Горан, что сейчас шли к нему на поклон. Им уж отдавать трон Тебрион точно не собирался. Тогда уж лучше все идет как идет, а дальше будет видно.

Не доходя пяти метров до выстроенного ряда гвардейцев, Даниэль и Дариа остановились. Они по очереди произнесли приветственные речи и поклонились. Король ответил им легким кивком. Теин Бур задал обоим вопрос о том, чем обусловлен их визит к монарху и Даниэль принялся обстоятельно и в то же время коротко описывать нынешнее положение дел в мире.

Конечно, князь посетовал о своих опасениях по поводу предстоящего вторжения. Не забыл упомянуть в числе союзников альбиносов и Долину. Королевство в его речах, безусловно, выступало в роли врага. О ином присутствующим знать пока не полагалось.

Даниэлю дали сказать все, что он хотел. Лишь когда речь закончилась, взял слово Теин Бур:

— Об этом всем мы в курсе. Альбиносы еще два дня назад закрыли у нас свой филиал. Банк просто так не закрывают. Это верный признак грядущего вторжения. Что вы конкретно хотите от короля?

— Что хочу? — переспросил брат с недоумением, поражаясь абсурдности вопроса и вообще всей этой ситуации, ведь не вассалы сейчас должны были бежать к королю, а сам король призвать их и раздать приказы. Именно Тебрион Имрич должен был стать главнокомандующим в грядущем противостоянии с союзом альбиносов. Думать, действовать, решать. А не отмалчиваться, прикрываясь консильери.

— Мы хотим поддержки от нашего короля! — по всей вероятности из-за нервного напряжения, забыв о положенном приличии при общении со своим монархом, позволила себе повысить голос Дариа. — Оршику нужны силы! Хотя бы три тысячи воинов! Желательно гвардейцев!

Теин Бур оскалился в неприятной улыбке.

— Вам три тысячи гвардейцев, Скалистому Берегу три тысячи, а кто будет защищать столицу? Вы же сами только что говорили — корабли альбиносов стоят в порту. В любой момент они могут взять курс на Великий город. Тут от силы день пути.

— Но почему бы вам не дать излишки Пятигорья? Всем же ясно, на Пятигорье не нападут! — не унималась Дариа.

Сейчас, когда обстановка в мире была накалена до предела, словосочетание «излишки войск» казалось чем-то несуразным. Король посчитал сказанное за глупую шутку и на его лице появилась ухмылка. Но отвечать на просьбу он не собирался. Для этого был консильери.

Теин Бур взглянул на короля. Ему нужно было поймать его настрой. Как он и предполагал, эта парочка не могла повлиять на короля. Посему консильери состроил траурный вид и вернулся к разговору:

— Сожалею, но излишек нет. У нас только что был на приеме Викс Бронор. Он опасается вторжения Гор. Нам пришлось поддаться на его просьбу. У Глазвиля не лучшее положение. У них нет таких высоких стен как в Оршике, за которыми можно было бы спрятаться. Нет столько хорошего оружия и стольких хороших воинов. Нам пришлось пойти князю на встречу и выделить из Пятигорья 1250 воинов.

Столь неровная цифра могла говорить лишь о яростном торге, произошедшем между королем и князем. Последнему все-таки удалось выдернуть эти крохи. Однако, учитывая мизерность войск Гор и Глазвиля, для Викса количество было значимым.

Ответ Теина Бура вызвал злость в глазах Дарии и Даниэля. Им было очевидно, что в нынешнем положении королю нет смысла спасать княжество Глазвиля. Оно слишком удалено от остальной части Равнины. Если южане захватят Оршик, дальше они войдут в Равнину, осадят Мелиссар и тем отрежут Глазвиль от остальных. Так что сейчас нужно было спасать не Глазвиль, а Оршик и Скалистый Берег. Именно эти два княжества преграждали путь к Великому городу по суше. А без поддержки с суши, флоту альбиносов нечего и рыпаться с осадами.

В решении короля не было логики, лишь обязательства. Он не мог отказать человеку, с которым его связывала пролитая кровь двух князей — Трола Гилберта и Малора Горана. Да, да, князя Оршика они тоже погубили вместе. Ведь не поддержи Тебрион предложение Викса вместо голосования тянуть жребий, между князьями не случилось бы злополучного поединка. Малору пришлось бы подчиниться и голосовать вместе с остальными.

— В таком случае что нам делать? — с нескрываемой обидой спросила Дариа. — Что нам подскажет наш король, которому мы постоянно платим из своей казны? Которому отправляем на службу воинов, отправляем лучшее оружие. Которому по заключенному договору мы должны подчиняться и оберегать. А он оберегать от вторжений нас.

— Сожалею, но сейчас особые обстоятельства. Мы ожидаем ударов в любой момент. Нам всем остается рассчитывать исключительно на собственные силы, — ответил Теин Бур.

В этот момент, стоявший за спиной Даниэля консильери Иган Велни что-то, тихо цыкнул и легонько ткнул в спину своего молодого князя, заставив того снова взять инициативу в свои руки.

— Но мы хотели бы лично услышать от нашего короля, что он больше не может выполнять договор и не может нас защитить от вторжения!

— Разве вам непонятно…

Теин Бур так и не договорил, его с гневом перебила Дариа:

— Мы имеем право слышать короля!

— Пусть это скажет сам король! — добавил Даниэль.

Теин Бур вмиг ощетинился. Глаза опасно сузились.

— А вам не кажется, что вы проявляете дерзость!

Ну вот и настал момент, когда предстояло заговорить Тебриону Имричу. В другой ситуации он, вероятно, повел бы себя иначе. Да и оба князя в другой ситуации не решились бы дерзить. Вели бы себя покладисто, с надлежащим почтением. Но сейчас другое положение. От этих двух зависело как скоро и в каком виде союз альбиносов прибудет к Великому городу. Выгоднее всего — в потрепанном. Чтобы Скалистый Берег и Оршик хорошенько измотал силы врага, иначе Великому городу не выстоять.

— Я так понимаю, вы хотите воспользоваться ситуацией и разорвать вассальный договор, — утвердительно произнес Тебрион и с надменным видом помотал головой. — Не получится. Я не стану разрывать наши договоры. Еще раз повторяю, это вынужденная мера. Мне приходится на это пойти.

— И вы нам не поможете? — спросил Даниэль.

— Сейчас каждый сам за себя.

Князь Скалистого Берега как будто только этого и ждал. Он выгнул спину и уверенно приподнял подбородок.

— Благодарю. Мы вас услышали. Не смеем больше отвлекать.

Слегка поклонившись, Даниэль резко развернулся и направился прочь от трона. Дария кинула ему вдогонку взгляд, потом посмотрела на короля и, забыв попрощаться, устремилась догонять молодого князя.

Присутствовавшие при встрече и все время молчавшие консильери Иган Велни и Ламберт не забыли о формальностях. Они отдали королю прощальные поклоны и только после этого позволили себе пойти за своими князьями.

— Все хорошо? Мы услышали что хотели? — вопросила Дариа у Даниэля, догнав его на середине зала.

— Наверное.

«Наверное» княгиню не устроило. Она обернулась и теперь обратилась с тем же вопросом к обоим консильери.

Ламберт, по всей вероятности, точно не знал ответа, посему предпочел изобразить задумчивый вид. Зато был уверен Иган Велни:

— Конечно получилось. Сказав «каждый сам за себя», Тебрион проявил глупость. Фактически он отказался от выполнения своей части договора. Это освобождает вас от выполнения уже своей части договора.

— Так я могу теперь разорвать клятву? — в нетерпении спросила Дариа.

— Можете, но не сейчас. Я настоятельно рекомендую подождать. Все-таки давайте сначала увидимся с нашими магистрами. Не хватало получить штрафы от Великой Системы.


Глава 22


Камни раздвигались, я старался быстрее идти по создаваемому проходу и заодно закрывал его за собой. Сейчас я проходил прямо под громадной пещерой с магическим источником. Нас разделяло не больше десяти метров. То и дело с потолка осыпалась мелкая крошка, грозясь обвалом и потому приходилось особенно торопиться.

Сам магический источник находился левее. Он напоминал жилу, тянувшуюся откуда-то снизу и образующую в пещере небольшой водоем. По незнанию меня угораздило попасть в эту жилу. Пришлось быстрее закрывать камни, чтобы ничего не нарушить.

Еще час трудов и с обследованием внутренностей Драной горы было покончено. Я старательно обошел ее вдоль и поперек. Если бы альбиносы попытались создать в каменной толще базу, подобно нашей, я бы ее обязательно нашел. Однако, к моему удивлению, ее не было. Зато попалось много порталов. Как бы не полсотни. Я их тут же уничтожал. Чьими они были для меня осталось загадкой.

Не знаю сколько времени понадобилось, если бы я не догадался использовать маску невидимки. Она надежно укрыла меня от местных тварей. Те попросту не замечали, когда я проходил мимо.

Возвращаясь к нашей базе, я предусмотрительно снял маску и лишь тогда раздвинул последние камни. Точно попал куда целился — в зал с порталами.

У нас творилась невероятная суета. Люди двигались нескончаемым потоком с двух порталов и дальше разъединялись. Одни сворачивали в зал для тренировок, вторые в зал для ожидания пополнения маны. Такие же толпы шли в обратном направлении.

Все-таки Даниэль правильно распорядился, выделив на сегодняшний день сразу двух портальщиков. Слишком многих людей нужно было пропустить через Драную гору для развития магических возможностей.

Я ожидал что осмотрю гору дня за три, если все это время буду трудиться без перерыва на сон и еду. Дающие силу эликсиры помогали справиться с обеими проблемами сразу. Однако маска невидимки помогла закончить работу меньше чем за сутки. У меня появилось дополнительное время.

Из портала появился магистр Борис Шелби. Не смотря по сторонам, он сразу свернул в помещение с мастерами. Мне пришлось его догонять. Хотелось узнать последние новости за то время пока был занят внутренностями горы. И конечно же первым делом поинтересовался Валеком Лотцем.

— Все еще нет ни его, ни от него известий. Пока ждем. Час назад Даниэль и Дария отправились в столицу.

— Неужели надеются получить от короля поддержку?

Борис усмехнулся.

— Они надеются освободиться от клятв! — с особой важностью выставив вверх указательный палец, произнес магистр. — Ну а как твои успехи?

— Только что закончил. Порталы попадались, но базы альбиносов в горе нет.

— Это точно?

— Я делал борозды шириной в десять метров. Если бы они создали базу, она бы обязательно попалась.

Магистр с сожалением тряхнул головой.

— А надо было не борозды делать, а все проверять досконально, — заявил он с претензией. — Что если альбиносы расставили порталы и специально выжидают? Ты же не все осмотрел. А потом возьмут и быстренько совьют себе гнездышко. Вспомни, у тебя получилось сделать эту базу меньше чем за полдня. Уничтожить портал куда легче, чем вот такое, — в порыве нервного взвода Борис показал на все вокруг.

— Да знаю я, знаю. Но вы сами посудите, это же мне пришлось бы полностью все проходить метр за метром. Подниматься выше предыдущего хода и снова полностью обходить. Я бы и за неделю подобного не сделал. У нас нет столько времени!

Борис и сам прекрасно осознавал нереальность озвученной задачи. До вторжения осталось два дня. А кроме меня у нас никто не мог управлять камнем.

Не сомневался, найти все порталы альбиносов у меня не получилось. Оставалось надеяться, что сможет выяснить мастер тайных дел. Вот только от него не было известий. Вполне может быть альбиносы его выловили, а мы продолжали на него надеяться. Я посчитал, что с моей стороны будет неправильно пускать дело на самотек и имея столько талантов сидеть без дела. Стоило еще раз рискнуть. На этот раз с учетом прошлых ошибок. Для этого мне требовалась помощь.

Я позвал с собой Троя и сначала узнал у Валеба есть ли у него портал у альбиносов. Таковой у него оказался всего один. Иган Велни в свое время ему помог. Зато надежно скрытый от случайных глаз.

Попросил Валеба нас перекинуть в тюрьму и держать портал открытым. Дальше с помощью Троя снова допросил пойманного шпиона-альбиноса Ганси. Теперь меня интересовали другие вопросы. Главным образом к кому он мог направиться в случае возвращения на остров. Естественно, меня больше всего интересовали важные лица. Кто заседал в совете. Для Ганси я это мотивировал тем, чтобы остановить предстоящую бойню в Скалистом Берегу.

Снова проникнувшись любовью к нашему княжеству, Ганси предложил идти напрямую к возглавлявшему Совет острова некоему Мартину Лойду. С его слов тот являлся самым мудрым и уважаемым альбиносом. От его решений зависело очень многое. Он мог повлиять на весь совет.

Я бы и рад воспользоваться подсказкой, вот только Ганси лично Мартина не знал. Нужна была рыбка помельче. Чтобы они знали друг друга.

— Тогда Айман, — решительно изрек альбинос. — Он из привилегированных. Из Лойдов. Он возглавляет тайную службу. Управляет всеми ушами и глазами, раскиданными по миру. Он пользуется авторитетом в Совете. Мы с ним в хороших отношениях. Отправьте меня к нему. Айман меня послушает. Уверяю вас, он сможет добиться в Совете отмены вторжения в Скалистый Берег.

— Неужели мы отправимся к альбиносам? — немного даже со страхом спросил Трой.

Это стало бы отличной идеей. С возможностями Троя убеждать кого угодно и в чем угодно он запросто мог переубедить Совет острова. Вот только имелось два громаднейших Но. Первое — скорее всего в Совете нашлись бы лица, имеющие навык Ощущения скрытого воздействия. Второе — чары Троя слишком быстро исчезали. Пусть даже если бы он смог переубедить всех альбиносов в Совете, долго решение не продлилось. Спустя короткое время они бы обязательно опомнились. Поэтому я преследовал иную цель.

— А как твое настоящее имя? Есть ли семья, дети? — спросил я напоследок.

— Мое настоящее имя Диеро Вальди. У меня трое сыновей, три дочери, четверо внуков…

Заговорив о себе, альбинос принялся изливать всякие подробности своей жизни. Пришлось запастись терпением, внимательно слушать, запоминать. Просто потому, что не хотелось снова быть разоблаченным. Во всяком случае, не так быстро.

А дальше я взял под контроль разум альбиноса. Через остававшийся открытым портал мы втроем перебрались в зал с порталами Драной горы. Валеб вызвал портал к альбиносам и Диего в одиночестве шагнул в него.

В отличие от Скалистого Берега на острове было тепло, но не настолько, как в Долине. Здесь было ветрено и влажно. Недавно прошел дождь. Я очутился в окружении скал. Пришлось помучиться, прежде чем нашлась тропа. Она вывела к окраине Белого города — единственного города на острове. Белые постройки раскинулись длинной полосой на фоне темно-серого каменистого берега, насколько позволяло зрение.

Все из-за обилия гор. В этой части острова узкая равнина шла лишь вдоль береговой линии. Кое-где попадались пологие спуски, а в остальном были устремленные ввысь скалы.

У берега стояло много всяких лодок, барж и кораблей: рыбацких, торговых и что более всего важно — боевых. Последних я насчитал больше тридцати. А ведь причалы уходили дальше, чем я мог разглядеть.

Наняв первую попавшуюся на глаза обычную повозку, я добрался до здания Совета. Высокое белое здание-крепость с узкими окнами, больше походившими на бойницы, стояло на невысокой плоской скале в центральной части города. Две стороны углом выходили к морю и вместе с отвесной скалой падали в море, остальные смотрели на городские улицы.

К слову сказать, все постройки города были белыми. Их специально окрашивали известью. От этого город полностью оправдывал наименование и внешность своих жителей.

Просто так к совету было не подойти. Подступы охранялись стражниками. Они-то и подсказали, где найти Аймана Лойда. Глава тайной службы, вместе со своим ведомством, обитал прямо в скале, на которой стоял совет. Между казармой стражников и тюрьмой.

— Диеро, ты ли это?! — радостно воскликнул пожилой мужчина, когда я вошел к нему в кабинет. — Или уже Ганси? Эсманд говорил, ты так вошел в роль, что уже и сам в нее веришь.

Высокий статный Айман Лойд с правильными утонченными чертами лица никак не походил на главу тайной службы. Ему больше походила роль высокого вельможи, возглавлявшего, ну скажем, филиал того же банка альбиносов.

Он не поленился встать из-за стола и крепко пожать мне руку. При этом также догадавшись заглянуть мне в глаза. В них он, конечно же, увидел радость встречи. Такое сыграть мне было под силу.

— А где он сам? — прикидываясь несведущим, спросил я и тем попытался оправдать свое появление. — Когда мы последний раз виделись, он говорил, что филиал будет работать еще два дня. После он обещал ежедневно наведываться ко мне порталом. Банк закрыт, его нет.

— Эсманда убили. Такова жизнь. Иногда случаются неприятности. Присаживайся, — изменившись в лице, ответил Айман и пригласил присесть на неудобный стул, а сам сел в роскошное кресло. Впрочем, в его скупом неказистом кабинете с простым интерьером и грубой мебелью, кресло было единственным приличным предметом.

У главы тайной службы несомненно имелся навык Предвидения обмана. Мне требовалось предельно корректно говорить, чтобы себя не выдать и не дать его навыку сработать. Раз он сам не стал рассказывать подробности, я счел лучшим понимающе кивнуть и сменить тему.

— У меня в Скалистом Берегу пятеро человек. Что нам теперь делать? — спросил я, надеясь, что он сведет меня со второй группой шпионов.

— Они альбиносы?

— Нет, из местных.

— Тогда ничего. Забудь о них. Со Скалистым Берегом все кончено. Это вопрос времени. Больше тебе нечего там делать. Предлагаю отдохнуть. Ты это заработал. Побудь с семьей. С детьми, внуками. Кстати, сколько их у тебя?

— Четверо, — ответил я и также как говорил Диеро Вальди, сказал это с особой гордостью и радостью.

— Ошибаешься.

Его глаза подозрительно сузились, а на губах появилась насмешка.

«Не может быть! Неужели снова прокололся?!» — взорвалось внутри. Сейчас я пожалел, что не додумался вручить Диеро нож. Чтобы без труда его прикончить.

Айман расплылся в широкой улыбке.

— Вчера я встретил твоего старшего сына. Три дня назад у него родились близнецы. Так что мои поздравления с пополнением!

От радости я даже вскочил со стула. Играть не пришлось. Я и без того радовался, что обошлось. Что не вляпался.

— Ну вот видишь, а ты собирался возвращаться в Скалистый Берег. Возвращайся к семье и наслаждайся жизнью. За столь лет трудов ты заслужил на беззаботную старость.

Может быть Диеро Вальди и намеревался уйти на покой, вот только у меня на его счет были другие планы.

— Я привык быть при деле. Хочется быть полезным. Хочется снова кинуться в пучину.

— Напомни-ка, а какая у тебя особая способность?

И снова меня выручила подготовка. Все-таки не зря угробил несколько часов на беседу с Диеро, прежде чем отправлять его к своим.

— Вызывать доверие, — ответил я, не сдержав радости, что снова не прокололся.

— Доверие, верно. Ты знаешь, кажется, у меня есть для тебя кое-какая работенка. Прямо здесь по соседству, — показал он в сторону тюрьмы.

Это насторожило.

— Нужно пытать людей?

— Нет, грубая сила не подойдет. Понадобится игра тоньше. Отдохни, отмойся хорошенько, а то от тебя прямо разит, — Айман по-доброму слегка скривился, что немудрено, учитывая, сколько дней я продержал Диеро в тюремных застенках. — Пару дней побудь с семьей и потом приходи. Дело очень важное. Ты достаточно заработал. Хватит на безбедную жизнь самому и детям. Получится справиться с заданием и обеспечишь всех своих шестерых внуков.

Главу тайной службы я покидал со смешанными чувствами. Мне открылись неясные перспективы в каком-то очень важном для альбиносов деле и при этом я ничего не узнал полезного для Скалистого Берега. А расспрашивать о чем-то я не решился. Это могло вызвать подозрения. Тут, как выразился Айман, нужна была игра тоньше. Лезть нахрапом не стоило. Между тем времени на эту самую игру у меня не оставалось. Уже через два дня должно произойти вторжение. Впрочем, сегодня я оставил задел на будущее.

Я отошел подальше от скалы, на которой стоял Совет и посмотрел по сторонам. Валеб должен был открыть портал лишь к ночи. Можно было бы погулять по городу, подслушать местные сплетни. Вот только с крашеными волосами я был чужаком. Никто же не будет вглядываться в белесые корни. К тому же я мог наткнуться на знакомых Диеро или на кого-то из его многочисленной родни. А они-то быстро бы поняли, что с ним что-то не так. Посему пришлось возвращаться к порталу и дожидаться пока его откроют.


Глава 23


Я вовремя попал к Данилю. Он только начал проводить в кабинете вечернее совещание. На этот раз оно было совместным. В качестве гостей была приглашены оршиканцы во главе с Дарией Горан. С нашей стороны присутствовали все помощники брата, правители деревень и даже мама. От лица мастера тайных дел присутствовал его подручный Марли. А еще здесь был, что особенно удивило, представитель Долины. Все тот же мужичок-портальщик Грегор.

За столом всем не хватило места. Люди сидели в специально расставленных для них по обе стороны стола креслах. Я сел на свободное место рядом с Грегором, который держался дальше остальных.

Доклад вел Марли.

Валек Лотц не подвел. Он через Марли передал все, что ему удалось выяснить в Совете альбиносов. От потери крепости в Драной горе наши главные враги были в бешенстве. У них к тому же там не осталось порталов. И что самое удивительное, они до сих пор не узнали, кто за этим стоит.

Новость всех воодушевила. Капитан Сир Ресли Хагон очень верно подметил, что может быть зря мы всех воинов допустили к Драной горе. Очень скоро кто-то обязательно проболтается, и слух дойдет до альбиносов.

Даниэль отнесся скептически. В принципе он прав. Самое важное, о чем удалось узнать Валеку, у альбиносов не осталось в Драной горе порталов. Это означало, что даже если сильно захотят, они там больше не появятся. Во всяком случае не в ближайшее время.

Магистр Борис Шелби сменил докладчика. Оказалось, что пока я был у альбиносов, те устроили нам проблемы. С корабля, притаившегося далеко в море, они пытались испортить нам погоду. С помощью магии породили шквальный ветер с обильным снегопадом и отправили к нашим берегам сильный шторм.

Мы вовремя устранили все ненастья, погасили непогоду и успокоили разбушевавшееся море. Судя по удовлетворению на лице мамы, я догадался кто нейтрализовал атаку альбиносов.

Следующим докладчиком стал капитан Сир Ресли Хагон. Он доложил об общей ситуации творящейся вокруг Равнины. В настоящем южане уверенно шли на Оршик и находились в двух днях пути. С ними были десять драконов горцев. Долина продолжала скапливать силы у себя в столице. Ну а северяне все еще перетягивали войска к Серым Острогам. По мнению капитана, к Висячему мосту они смогут выйти не ранее, чем через три дня.

Не лучшим образом выглядела ситуация с альбиносами. На пристанях острова скопилось больше сотни боевых кораблей, в чем я и сам сегодня убедился. Нас с ними разделял всего лишь день пути по морю. Выйти в плавание корабли могли в любую минуту. По словам отправленных к ним наблюдателей, они были снабжены всем необходимым, а команды ждали приказа к отплытию.

Выводы были таковы — Оршик станет первым на кого придется удар, а уже потом, через день-два, на очереди будем мы. Просто потому что альбиносы не станут атаковать нас без северян. Их задача была очевидна: напасть со стороны моря и тем заставить основные силы оберегать Скалистый Берег. Это чтобы мы никого не отправили к Висячему мосту и тем ослабить оборону деревни.

Дария поправила капитана, по ее сведениям южане нынешней ночью лишь на несколько часов устроят остановку и снова тронутся в путь еще до рассвета. Так что уже завтра к полудню они могут выйти к Оршику.

То есть у нас нет двух дней. Вторжение начнется завтра. Поэтому княгиня сегодня выпроводила из города в дальнюю деревню, находившуюся у границы с Меллисаром, всех кто не может защищать город. А это дети, женщины и старики, что по какой-то причине не передали свои навыки и способности близким родственником. Ну а если Оршик падет, людям предписывалось искать спасения в Старом лесу, иначе их ждал плен и рабство.

Но это в худшем случае. Оршик, конечно же, надеялся выстоять. Они намеревались использовать частицу Темного камня, которую мы обещали им дать. И встретить вторжение у своих стен как в давние времена, когда не было Великой Системы, а магией владели единицы. То есть с обычным оружием в руках.

Самое интересное, что и южане приготовились к осаде Оршика соответствующе — без применения магии. Из Лиан с Таклами они на повозках везли много длинных лестниц. Для чего те им понадобились, было очевидно.

В этот момент мне вспомнился разгром южан в Костяных горах. Жаль, но на подступах к Оршику я не мог повторить тот же прием. Горы там шли слишком далеко от дороги.

Еще Дария была обеспокоена нападением со стороны Долины. Воинов там было значительно меньше, чем у южан, однако все вместе они образовывали невероятно огромную и сильную армию.

По просьбе королевы Триды Лигрес мы с Даниэлем пока никому не говорили о том, что Долина теперь с нами. Сегодня, взяв разум Диеро Вальди, я лишний раз убедился в правоте королевы. Даже сам глава тайной службы альбиносов не смог разгадать подвоха. Не удивлюсь, что точно также враги могли взять под контроль разум любого, кто здесь находился и тем все выведать. Или делали это раньше.

С этой целью я специально внимательно изучил каждого кто здесь находился. Наверняка сказать было трудно. Оршиканцев я вообще толком не знал. Однако никто не вызвал подозрений. Люди вели себя обычно и адекватно ситуации. На лицах читалось напряжение. Они переживали за то, что должно было случиться завтра.

Даниэль пообещали Дарии, что мы будем с ней во время осады и поможем людьми. В Оршик должны были порталом отправиться пятьсот наших гвардейцев, две тысячи обычных воинов, десять рыцарей и даже мама. От нее требовалось снять с южан всю удачу. Но об этом, конечно, предусмотрительно не было сказано вслух.

В заключительной части Дария озвучила сколько и куда будет расставлено людей. Нашим воинам предстояло держать тыльную сторону города. На случай обходных маневров южан.

Учитывая наличие у южан драконов, Дария позаботились о том, куда укрыться воинам при их атаке. Всем надлежало прятаться в башни или специально укрепленные по этому случаю части стен. Кроме этого, для грозных драконов было подготовлено не менее грозное оружие — баллисты, выстреливавшие длинными пиками. И что особо важно, у нее имелись люди, умевшие хорошо управлять таким видом редкостного оружия. То есть имели соответствующий навык.

Совещание закончилось, все стали расходиться, и Даниэль попросил меня задержаться. В этот момент мы с Дарией как раз хотели выйти вместе. Пришлось попросить ее подождать за дверью.

В кабинете остались трое. Третьим стал портальщик из Долины.

— Напомню, Трида прислала меня выслушать ваш план действий и скорректировать его при необходимости, — поднявшись со стула, заговорил Грегор. Теперь он держался куда увереннее, чем в первый раз. Ведь теперь он был не каким-то неизвестным человечком, дерзнувшим явившимся к князю. Он представлял саму королеву Долины. И действовал на правах особых полномочий.

— По понятным причинам я не мог встревать в ваши обсуждения, — продолжил он, — из всего услышанного нас все устраивает с одной поправкой: мы будем двигаться на Оршик одновременно с южанами. На этой стадии вам следует вести по нам беспорядочную стрельбу стрелами и тем не вызвать подозрений. Но когда мы будем у стен, повернем людей на южан. Не хотелось чтобы в этот момент нас продолжали обстреливать. Тем более что в этот момент вы восстановите магию. Нужно будет чтобы вы успели предупредить всех на стене. Желательнее всего, чтобы на этой стене были именно ваши люди.

— Мы решим этот вопрос. За двести метров до стены стрелять по вам перестанут, — уверенно ответил Даниэль.

— И еще есть нюанс. Когда вы воспользуетесь осколком Темного камня, южане нашлют на город драконов. Так сказать, прощупать, есть ли у Оршика первородная магия из источника. Вам всем понадобится стойко держаться. Драконы устроят в городе пожары, разрушат часть построек, но вам нельзя выпускать магию. Южане должны убедиться, что вы не можете ее призвать. Только после этого они пойдут с лестницами на стены. Для достоверности вам позволяется отстреливаться от драконов. Горцы готовы принести в жертву одного, максимум двух драконов. Потом драконы выступят уже против южан. Они будут отсекать отступающие силы. Все перечисленное должно быть вами исполнено. На этом настаивает моя королева. И это не обсуждается!

Я покидал кабинет в удрученном состоянии. Было понятно, что нам будет непросто уговорить Дарию Горан на частичное разрушение города драконами. Даже не знаю, как бы я себя повел, будь на ее месте.

Делегация оршиканцев ушла, оставив свою княгиню. Она дожидалась меня в одиночестве, встав у окна в отдалении от кабинета Даниэля.

— Что-то случилось? — насторожилась она.

— Да нет, все нормально. Предлагаю отправиться в Оршик. Уже стемнело. Этой ночью удача на Острове теней нам уже не светит.

— Да какой там остров, когда завтра у нас такое начнется, — отмахнулась Дария. — Предлагаю прямо сейчас отправиться в храм. Я специально попросила нашего жреца оставить на ночь храм открытым. Днем некогда, так пусть люди смогут пойти к Дагору хотя бы ночью.

Я согласился. На этой неделе мне не удалось посетить храм и обменять свободное очко на удачу. Вот только растрачивать ее на улучшение магических способностей и навыки воина я по-прежнему не собирался. Пока решил ее придержать до худших времен.

Мы вышли во двор и направились к стоявшему у ворот открытому порталу. После устроенного нам альбиносами снегопада мама установила в Скалистом Берегу оттепель. Выпавший снег стремительно таял и ручейками стекал к решетке для стоков.

— Рей, можно вас на минуточку, — отделившись от остальных гвардейцев, окликнул меня Османд. Судя по довольному виду, ему и остальным, кому я поручил выловить группу шпионов, удалось справиться с заданием.

Я попросил Дарию подождать и отошел с ним в сторону.

— Мы их взяли. Всех пятерых. Живьем. Они наши, со Скалистого Берега. Предавали нас из-за денег. Сейчас сидят в тюрьме. Если нужно пытать, можно мне ими заняться? Хотя бы одним?

В принципе эти люди мне были не нужны. Все что нужно рассказал их предводитель. Можно было хоть сейчас всех казнить.

— Пусть сидят. Пока не до них. Потом сообщим капитану. Он уже сам организует для них публичную казнь. Чтобы все видели, что ждет предателей.

Османд прямо-таки расстроился. Он уже настроился устроить взбучку предателям.

Я снова вернулся к Дарии, и мы вместе вошли в портал. Сначала зал с порталами в Драной горе, далее мы спустились на уровень ниже, туда, где обитали оршиканцы и уже через их портал переправились в Оршик.

Снова был двор, но теперь двор замка Дарии. Здесь было холоднее, чем у нас. Первая попавшаяся на глаза лужа оказалась скованной льдом, но снег в Оршике еще не выпадал. Ну это не считая окрестных гор. На высоких вершинах снег у них и летом не сходил.

— Так что все-таки случилось? — снова принялась допытываться Дария.

— Ты о гвардейце?

— И о гвардейце тоже.

— Пустяки. Мелкие неприятности. Гвардейцы выловили шпионов от альбиносов. Ничего серьезного.

— А зачем тебя попросил остаться Даниэль? Только не говори, что тоже ничего серьезного. Знаешь, у меня такое чувство, вы что-то задумали и не хотите говорить.

— Ну что ты себе напридумывала?

Несмотря на стоявших в отдалении людей княгини, я обнял ее и прижал к себе.

Не помогло. Дария не унималась:

— Поклянись!

Эх…

— Клянусь, мы ничего плохого против Оршика не замышляем. Мы желаем для вас только хорошее!

Больше Дария не донимала меня расспросами. В сопровождении ее гвардейцев мы пешком отправились к храму, который от ее замка был не то что у нас, можно сказать, буквально в двух шагах.

Вот только меня начали донимать нехорошие мысли. На душе стало неспокойно. Понимаю, глупость и в то же время — а вдруг Долина затеяла двойную игру? В таком случае мы, пусть и не желая этого, поможем союзу альбиносов разрушить Оршик. Или же, что выглядело более правдоподобно, поможем Долине уже в их игре, направленной на захват мира.

Ни первого, ни второго допускать было нельзя категорически!


Глава 24


Полдень миновал три часа назад. К этому времени обстановка в Оршике накалилась до предела. Все ждали прихода южан. И чем дольше ждали, тем больше нервничали. Однако вместо южан первыми появилась Долины.

Простые оршиканцы, не в курсе творящихся дел, восприняли новость тяжело. В городе конечно ходили слухи о союзе Юга и Долины, но люди до последнего надеялись, что обойдется. А именно, что не все погибнут и отстоят город. Теперь же им стало доходить — в противостоянии с соседями не выживет никто. Ибо тягаться с такими силами попросту невозможно.

Что удивительно, никто не пал духом. Наоборот, теперь люди рвали глотки, выкрикивая, что сотворят с врагом. Как будут его резать, рубить мечами, саблями, ножами. Как до последнего будут жечь его магией.

— Я возьму с собой троих!

— Троих? А десятерых не хотел?! Я заберу десятерых, не меньше!

Бравада стоявших внизу на охране замка гвардейцев привлекла мое внимание. Дюжина молодых парней держалась отдельно от более взрослых мужчин. Они вряд ли имели опыт в больших сражениях. Теперь же большой бой за родной город мог оказаться для них последним.

Точнее, мог оказаться, но не окажется.

Уж об этом мы позаботились!

Штаб обороны расположился на высокой смотровой башне замка Дарии, самой высокой в городе. Из нее открывался лучший вид и на Оршик, и на все стены, и на окрестности.

Места и без того было немного, а при стольких-то людях так и вообще не протолкнуться. Помимо меня и Дарии здесь стояли ее капитан с консильери, наши магистры, трое гвардейцев, моя мама и портальщик, поддерживавший открытым портал в Драную гору и готовый открыть еще один в любую точку мира. Ну и вдобавок все тот же человек из Долины по имени Грегор, которого я по его просьбе пока никому не представлял.

Армия Долины появилась на горизонте и заполнила всю линию, простиравшуюся от одних гор до других. Сколько там собралось воинов, на глазок сосчитать было трудно. Но дозорные Оршика подсчитали, примерно двадцать тысяч. Что соответствовало данным, предоставленным Грегором.

Нам только что сообщили о скором прибытии армии Долины разведчики, что в образе птиц вели наблюдение сверху и поэтому мы все поднялись на высокую башню, лично лицезреть наступающие силы врагов. Южане тоже были на подходе. Их армия лишь немного отставала от союзников.

Трида Лигрес прислала Грегора, чтобы мы не сомневались в ее честности, и чтобы мы не сомневались в нашей общей победе. А мы и без того не сомневались. Теперь не сомневались.

Вчера после посещения храма я все-таки повел Дарию обратно в Скалистый Берег. Мы поговорили с ней и с братом втроем. Рассказали ей обо всем, о чем с Даниэлем не договорили. А после составили новый план действий, отличавшийся от того, что задумала Трида Лигрес.

Биться — значит биться. Ни о каких одном или двух драконов не могла быть и речи. Мы намеревались убить столько, сколько сможем. Это было важно в последующем, когда Горы захватят Глазвиль и мы будем возвращать его Равнине. Не считая возмущения Дарии о навязываемом ей разгроме города, с чем она не соглашалась категорически.

Для битвы с драконами на двух массивных башнях у стен и на узкой площади установили баллисты. Других открытых площадок подходящего размера в плотно застроенном городе не нашлось. В довесок на крышах высоких зданий были расставлены лучники. Наконечники их стрел обильно смазали ядом. Стоило попасть в глаз или раскрытую пасть дракона и с ним будет покончено. Во всяком случае так заверял магистр Оршика.

В последующем, в отсутствие драконов их должны были заменить птицы рух. Не зря же Тиона наделала из них масок. Именно они должны были посеять беспорядок в ряды южан и отсечь отступление.

В довершение Дариа распорядилась поставить порталы на вершинах гор, идущих вдоль дороги на юг. Это чтобы, когда южане начали бежать, можно было отправить к ним отряды лучников и те добили остатки.

Все было отлично, если не считать одного — почему южане были уверены, что у Оршика есть частица Темного камня, иначе зачем им понадобилось тащить в большом количестве лестницы. Они вряд ли прихватили их просто так. Это говорило о том, что они намеревались сами занести в Оршик осколок Темного камня и тем на время осады уничтожить в городе магию.

Наши магистры пообещали решить проблему. В ином случае никаких запасов первородной магии бы не хватило. Мы бы ее выпускали, а Темный камень тут же ее изничтожал. Вот только способ требовал времени и везения. А еще запасов первичной магии. Ее нужно было высвобождать и по мере того, с какой стороны идет убыль магии, двигаться в поисках осколка. И это нужно было успеть сделать предельно быстро. До того, как южане начнут лезть на стены. Иначе потери с нашей стороны могли быть громадными.

Глядя на выстроившееся войско вдалеке, Дария расстроилась. Вероятнее всего, сейчас она обдумывала, что будет, если королева Трида Лигрес нас обманула.

— Не волнуйся, все будет хорошо. Победа будет за нами. Верь, обязательно верь в победу! — по-матерински приобняв Дарию, уверенно сказала ей мама.

— Я верю, — кивнула она.

— Княгиня, Оди сбегает! — показывая вниз, вскрикнул консильери Ламберт.

Младший брат Дарии, облачившись в тяжелые доспехи и вооружившись слишком большим для него мечом, бежал по крыше пристройки прямиком к стене, ограждавшей замок.

— Оди! Вернись! Ты слышишь меня? Вернись! — свесившись, закричала Дариа.

— Я иду защищать город! Я не стану отсиживаться в замке! — крикнул он и с разбегу прыгнул. Перелетев через стену, парень скрылся из вида.

У меня аж сердце замерло. Там высота стены метров пять. Плюс высокая крыша. Это же и убиться можно.

— Ну что за мальчишка! — Дариа обратилась к одному из своих гвардейцев. — Возьмите нескольких людей и верните его в замок. Он еще не готов к сражениям.

— Будет исполнено! — отчеканил мужчина.

— Постойте! — вмешался Ламберт и тем остановил гвардейца. — Княгиня, не стоит останавливать Оди. Пусть бежит на стену. Своим появлением он воодушевит воинов. Вселит веру в победу!

— Но он пока не воин! Ему даже нет шестнадцати!

— С ним ничего не случится. Отправьте присмотреть за ним людей.

Мама тоже посчитала своим долгом вмешаться:

— Дай ему возможность проявить себя. Иначе потом он будет себя терзать за то, что отсиживался в замке в самый трудный для княжества момент. Он будущий мужчина. Так пусть будет таковым уже сейчас.

— Ну хорошо. Найдите Оди и приставьте к нему кого-нибудь из рыцарей. Брат не должен лезть в пекло. Для этого он пока не готов, — дала новое распоряжение гвардейцу Дариа и тот унесся исполнять.

— Все правильно. На его месте я бы поступил так же, — согласился с общим решением я, а сам вспомнил злополучное утро, когда в последний раз видел отца. Я ведь тогда сначала подумал, что на нас напали. Если бы это было так, ни мама, никто-то другой меня не удержали. Я бы все равно сбежал защищать город, пусть и вооруженный лишь кинжалами.

Раздался тревожный клич рожка.

Появились южане.

А вместе с южанами появились драконы горцев. Все десять штук. Гиганты появились откуда-то сверху и стали садиться в горах. В той стороне откуда появились южане.

У нас на смотровой башне началась суета. Дариа принялась раздавать приказы гвардейцам, хоть в этом и не было необходимости. Еще ранним утром она собрала во дворе замка всех сержантов и вместе с капитаном подробно довела о том, кто и чем должен заниматься.

Гвардейцы убегали в портал, чтобы из Драной горы перенестись в то место, куда приказ отдан, возвращались и получали следующие приказы. Капитан Долины сразу убыл на передовую стену и больше не появлялся.

Суета завершилась так же быстро, как и началась. На все ушло не больше десяти минут. К этому времени армия Юга немного вышла вперед и подобно Долина стала растягиваться вдоль горизонта. Из-за гор они не могли сделать подобного раньше.

И вот тут по скоплению южан на дороге, откуда они расползались по сторонам, от передовой стены оршиканцы принялись запускать фаерболы. В них полетели сразу тысячи разноцветных огненных шаров.

Крошечные точки, что были южанами не шли ни в какое сравнение с горами. Тут уже не промажешь. Настал черед и для моих талантов.

Породив в воображении гигантский крюк, я вбил его в гору что начинались у дороги справа и повел его по скалам, вдоль полосы скопления южан. Как именно вгрызался крюк в камень, я конечно не видел, зато прекрасно видел лавину, что срывалась с верхней части горы и потоком неслась вниз.

Закончив с правой стороны дороги, я приступил к левой.

Оршиканцы продолжали запускать фаерболы все в то же место. Не знаю насколько существенный ущерб причиняли огненные шары, успевали ли забрать жизни прежде, чем воины восстанавливали полученный урон, а вот от камнепада их вряд ли могло что-то спасти. Какой бы ни был уровень здоровья, при мощном камнепаде он снимался разом, не давая возможности для исцеления.

Закончив и с левой стороной, я теперь любовался итогами работы. Внизу гор все было в пыльных облаках. Так сразу не поймешь, насколько все прошло успешно. Точнее, скольких человек сумел лишить жизни. Великая Система кидала оповещения. Цифры опыта так и мелькали перед глазами, сообщая о повышениях. Однако увидеть конечную цифру так и не удалось. Появились первые огоньки с восточной стороны. Буквально миг и огоньков стало сотни. Еще миг и тысячи.

Это по нам ударили союзники. За южан вступилась Долина. Так сказать, вынужденно вступилась.

Одни фаерболы уже летели, другие продолжали запускаться. Их теперь в небе было сотни тысяч.

Им в ответ полетели тысячи фаерболов уже с нашей стороны. Огненные шары запускали те воины, что стояли на восточной стене.

— Борис, ну что вы стоите истуканом? Доставайте футляр!

Разразилась на него мама. Магистр торопливо достал из складок балахона серебряный футляр с осколком Темного камня и дрожащими в спешке руками принялся его открывать. То ли он делал что-то не так, то ли заклинило застежку, в общем, футляр не хотел открываться категорически.

— Дай я…

Мама выхватила футляр из рук магистра и стала пытаться открыть сама. Однако настырная застежка отказывалась подчиняться и ей.

Присланный Долиной Грегор, показывая на летящее на город фаерболы, с ужасом взвизгнул:

— Быстрее! Они же все тут разнесут!

На его нервный выпад никто не обратил внимания. Все остальные понимали — магическая защита выдержит и не такое. Вопрос лишь в том, сколько времени она сможет продержаться.

Тем временем первые фаерболы долетели до города. Они бы полетели выше стен, но принялись биться в незримую защиту и яркими вспышками взрываться.

Мы ощутили слабые толчки. Как будто снизу кто-то молотом бил по нашей башне. С увеличением количества попаданий фаерболов сила и частота толчков усилились.

— Мари, дайте я попробую, — предложила Дариа.

— Лучше я. Мам, дай мне.

Не дожидаясь, я выхватил у нее футляр и с силой надавил на застежку. Раздался едва слышимый, но ясно ощутимый пальцами хруст.

Кажется, я что-то сломал.

Лицо и спина вмиг покрылись испариной.

«Великий Дагор, только бы не повредился осколок», — мысленно взмолился я.

Осколка должно было хватить на весь Оршик. Тресни он наполовину и наполовину снизилась бы его мощь. Магия исчезла вокруг нас и немного дальше. Пришлось бы нести осколки к южной и восточной сторонам города и тем выходить из положения.

Я разомкнул пальцы и крошечный рычажок выпал и тут же затерялся.

— Только не притрагивайся к Темному камню! Он может тебя убить! — вскрикнул Борис Шелби.

Ага, не притрагивайся… сейчас прям. Попытался открыть футляр и не тут-то было. Он все равно отказывался открываться.

У восточной стены начало твориться что-то невообразимой. Там как будто стали запускать фейерверки. Бьющиеся и взрывающиеся о защиту фаерболы порождали тысячи ярких вспышек. Они могли показаться красивыми, если бы не та опасность, которую несли. Казалось, еще немного и защита не выдержит столь яростной осады, а все последующие фаерболы градом посыплются внутрь города, круша здания, порождая пожары, унося тысячи людских жизней.

Южане тоже запускали фаерболы. В отличие от Долины они не успели как следует развернуться. Потому с их стороны на город летел жидкий поток огненных шаров.

От столь интенсивного обстрела города с двух сторон наша башня дрожала подобно осиновому листу, грозясь в любую минуту рухнуть. Точно также трясся замок, окрестные дома и все остальные постройки города. Тем сильнее нагоняя жути. Смелость смелостью, но страх оно такое, его не боятся только глупцы или доведенные до отчаяния люди. Глупцов тут не было, а до отчаяния пока было далеко.

— Рей, прошу вас, дайте мне! Нас же сейчас всех убьет! — снова с ужасом воскликнул Грегор, смотря то на стены, обкидываемые фаерболами, то на мои руки, тщетно пытающиеся открыть футляр.

Я вручил проблему ему, ибо уже весь вспотел от взыгравшихся нервов. Футляр же крохотный и оттого кажется особо хрупким. Прижать сильнее я боялся из опасения окончательно его доломать или повредить содержимое.

Вдруг башня перестала дрожать. Летевшие на город фаерболы попросту стали исчезать в небе, метров за двести до стен. Новые же шары не запускались ни со стороны Долины, ни со стороны Юга.

— Магия исчезла, — оповестила нас мама.

— Но я же не открыл футляр!

— Вот этого мы и опасались. Южане занесли в город свой осколок Темного камня. Только почему вы об этом нас не предупредили? — вцепившись в Грегора взглядом, спросил я.

— Трида догадывалась, что южане так поступят. Она не хотела вас расстраивать своими излишними подозрениями.

— И что вы еще нам не договорили?

Тот помотал головой.

— Больше ничего. Клянусь!

Осторожно! Вас могут обмануть!

— Ну что вы оба стоите? Берите людей и быстрее ищите Темный камень! — разразилась на магистров мама.

Щелчок и Грегор, крутя футляр, к собственному изумлению его открыл.

— Закройте его сейчас же, иначе вы нас запутаете. И вообще, Мари, заберите у него футляр, — на секунду остановившись у винтовой лестницы, произнес Борис Шелби и понесся вниз.

Оба магистра были в курсе что им предстоит делать. Борис заблаговременно выдал коллеге из своих запасов первородную магию. Каждому из них предстояло по своему усмотрению приступить к поиску Темного камня. Дабы быстрее его найти.

Безусловно южане не оставили столь большую ценность без присмотра. Кто-то также держал в руках футляр. Поэтому с каждым из мастеров должны были отправиться по десятку гвардейцев с сержантами и рыцарю. Они уже дожидались во дворе.

Мама забрала у Грегора футляр. Словно обидевшись, он отвернулся в сторону восточной стены, за которой стояла армия Долины. Дария смотрела на южан. Пользуясь моментом, я припал к уху мамы:

— Ты не забыла убрать с южан удачу?

— Уже надо? — с толикой удивления переспросила она.

— Ну конечно!

— Я думала сделать позже. Ну сейчас так сейчас.

Встав лицом к южанам, мама приподняла руки и направила на них ладони. Буквально секунда и она опустила руки.

— Сделано. Если вдруг что-то пойдет не так, второй раз за сегодня повторить не смогу, — кивнув в ту сторону, где стояла Долина, предупредила она.

— Драконы поднимаются, — сокрушенно произнесла Дария и показала в сторону юга.

Снова появились драконы. Они стали взлетать в небо.

— А вот теперь самое время вкладывать удачу в нашу победу, — сообщила мама, обращаясь к Дарие.

Княгиня тут же отдала приказ одному из трех гвардейцев, оставшихся стоять с нами. Тот унесся по лестнице вверх, а мы прикрыли уши. Тяжелый колокол наверху трижды громко ударил. Это было сигналом для жителей вложить удачу в победу Оршика.

— Уходите вниз, — скомандовала Дариа.

Мама, консильери Ламберт, Грегор и портальщик подались к винтовой лестнице и стали спускаться. С Дарией остались только гвардейцы.

— А ты? — спросил я у нее, намереваясь тоже спускаться.

— За меня не беспокойся. Если вдруг появятся драконы, я успею сбежать.

— Тогда успеем сбежать вместе.

— Спасибо, — улыбнувшись краешками губ, сказала Дариа. — Я просто не хотела тебя просить рисковать. Ты и так для нас всех слишком многое сделал.

— Пустяки, — отмахнулся я.

Поднимавшийся к колоколу гвардеец вернулся с четырьмя луками и четырьмя колчанами забитыми стрелами. Даже не заметил, когда Дария отдала приказ.

— Ты хорошо стреляешь? — спросила она у меня.

— Взята третья степень.

— Нет, Рей, тогда тебе лучше спуститься.

— Брось. Я не оставлю тебя!

Девушка с тяжестью вздохнула.

— Ты такой же, как Оди, — она посмотрела вниз и поморщилась. — Для тебя мы уже не успеем взять лук. Просто стой рядом. Когда дракон подлетит, вместе с нами прыгай вон на ту крышу. Потом беги по ней и прыгай вон в ту щель между пристройкой и стеной.

Смотрю, куда Дариа показывает и содрогаюсь. До крыши пристройки лететь метров пятнадцать. Она к тому же сильно крутая и в пяти метрах от башни. Проблема попасть, и еще большая — приземлившись, удержаться. В худшем случае меня ждет падение еще на десять метров вниз. Это именно та крыша, по которой сбежал Оди. Вот только ему не пришлось прыгать на нее с высоты. По мне, так это слишком опасно.

— Ты серьезно? — не сдержал удивления я.

— А как ты хотел? Когда нас начнут атаковать драконы, мы уже не успеем спуститься. Если сомневаешься, лучше уходи сейчас. Я не переживу, если с тобой что-то случится.

— Да ну, прекрати. Я справлюсь, — изображая браваду, ответил я, а самому сделалось дурно.

Для меня даже оружия не нашлось. И в то же время не мог же я оставить Дарию и сбежать!

Драконы приближались. Еще немного и они долетят до южной стены. Воины, что стояли там вытянутой толпой, уже попрятались в укрытия.

— Приготовиться! — скомандовала Дариа гвардейцам.

Они уже надели на себя колчаны. Держа в руках луки и по одной стреле, гвардейцы стали занимать позиции.

Пока оставалось время, я осмотрел себя.

Лишенная магии новенькая легкая броня вряд ли могла особо чем-то помочь. То же самое можно было сказать о кинжале и мече. С таким оружием не идут на дракона. Слева на ремне висела небольшая походная сумка с моими масками, эликсиром и эссенцией. Комплект, что называется, на все случаи жизни, но не в данный момент. Сейчас для меня наступил исключительный случай.


Глава 25


С приближением драконов оршиканцы на стене попрятались, но оборону города не прекратили. В отсутствии магии в ход пошло стрелковое оружие. Из башен и укрытий на стенах в драконов полетели стрелы. Вот только их старания не давали желаемых результатов. Что нельзя сказать о баллистах, установленных на угловых мощных башнях как раз на южной стене. Сразу два метких попадания и двум вырвавшимся вперед драконам пришлось замедляться. Наконечники длинных стрел, применяемых баллистами и больше напоминавшие пики, были смазаны ядом.

Все-таки я как-то иначе представлял действие отравляющего зелья. Несмотря на прямое попадание в грудь, драконы не рухнули вниз. Они упорно продолжали лететь. Хоть и чувствовалось, монстрам досталось хорошо, сразу стали отставать от собратьев.

Всплыл и другой нюанс в применении баллист. Они заряжались слишком медленно. Выпустив по стреле, орудиям не суждено было выстрелить снова. Приблизившиеся к башням следующие драконы выпустили по баллистам клубы густого огня. Отчаянные крики умирающих людей у орудий донеслись даже до нашей башни в центре города.

Сразу четыре дракона остались у стен: одна пара принялись источать огонь на укрытия и башни, вторая пара лапами и длинными мощными хвостами крушить все, что им попадалось. Остальные драконы пролетели мимо стен, нацелившись на внутреннюю часть города.

И вот тут наконец подействовал яд.

Два раненых дракона стали падать.

Но что значит падать на город, когда речь идет о громадине величиной с двухэтажный дом, тем более, когда снижение выходило наискосок?!

Продолжая махать крыльями, издавая предсмертные громкие крики, раненые драконы постепенно опускались, круша длинными хвостами сначала крыши, потом верхние этажи и лишь после тараня здания. Тем нанося городу и его обитателям громаднейший ущерб.

Четверо оставшихся драконов из ворвавшихся в город, устремились к центральной части. Прямо к замку правительницы.

Им как будто заранее дали команду, куда лететь в первую очередь!

Четыре баллисты, установленные на узкой площади, сработали почти одновременно. Лишь первая партия длинных стрел улетела и люди за орудиями принялись заправлять следующую. Глядя на их результаты, я был в шоке.

Ну и в каком месте у них голова?!

Сразу три стрелы попали в грудь первого дракона. Тот сразу стал падать, круша все, что попадалось на пути. Второму дракону досталось в грудь последняя, четвертая стрела. Он с криком принялся набирать высоту и уходить в сторону.

Драконы летали не сами по себе. Сидя наверху и держась за гребни, ими управляли горцы. Действия монстров были полностью подчинены их воле. Хозяин раненого дракона, посчитав, что обстрел продолжится, попытался уйти от последующих попаданий и потому пустил дракона вверх. Вот только он ошибся. Чтобы снова зарядить баллисты, требовалось слишком много времени. Люди у орудий не успевали.

Ну а дальше случилось то, что должно было случиться. Два дракона, влетевших в город последними, достигли площади, зависли над ней и выпустили сокрушительный огонь на баллисты и обслуживавших их людей. Досталось и тем, кто был на высокой крыше храма. Как ни целились лучники в глаза и рты драконов, поток пламени окутал их тела и заставил гореть подобно деревянным головешкам.

Все творилось буквально у нас на глазах. Площадь от смотровой башни отделяло не больше ста метров.

Дариа уже дала команду гвардейцам. Все четверо стреляли по драконам. Но их потуги оказались тщетными. Во всяком случае, пока от их стараний толку не было.

Покончив с площадью, следующей целью драконов стала смотровая башня замка. Они даже не пошли на вираж. Просто к нам развернулись, взмахнули крыльями и с двух сторон взяли курс на башню. Из раскрытых пастей начал зарождаться огонь.

В одну из пастей Дариа выпустила стрелу и вскрикнула:

— Уходим!

Буквально миг и она вместе с тремя гвардейцами выпрыгнула из башни в сторону той самой крыши пристройки, куда должен прыгать и я. В это же самое время с двух сторон на башню обрушились клубы огня.

Прыгать, как это только что проделала четверка, я не решился. Вместо этого я отпрянул подальше, рухнул на пол лицом вниз и схватился за флакон с первородной магией на шее.

Спина и затылок ощутили жар. С ним пришла боль. Въедливая, нарастающая, заставляющая все тело сжаться, а зубам заскрежетать.

Запахло паленым.

В следующее мгновение произошел удар. Вокруг начало все рушиться и разлетаться. Мне показалось, что башня стала падать, а вместе с ней падать и я.

С исчезновением магии исчезла и Великая Система. Теперь нас всех в Оршике от нее отрезало. Не приходили оповещения о полученном уроне, невозможно было воспользоваться отложенной на крайний случай удачей, применить исцеление.

Поток огня пронесся по телу и исчез. На меня стало что-то сыпалось и падать. Вот тут и пригодилась броня. На кирасу дважды упали увесистые камни. Железо уберегло спину от боли и повреждений.

Прошла секунда, другая и больше ничего не происходило. Огонь исчез, на меня ничего не сыпалось.

Я приподнялся и посмотрел по сторонам.

На полу все было в пыли, ничего не видно. Однако уже точно понятно, что башня и я не падаем. Она уцелела.

Быстро вскочил на ноги и осмотрелся.

Возвышение с колоколом вместе с верхней частью башни выше меня снесло напрочь. Частично остались лишь тонкие колонны, поддерживавшие верх, и немного перил. Кое-что из деревянного горело.

Защищенная легкой кирасой спина особо не пострадала. Слегка припекало нагретое огнем железо. А вот затылку и шее досталось куда больше. Там у меня продолжало полыхать жаром вместе с въедливой болью. Терпимой болью.

Драконы теперь были в другой стороне. Я думал они полетят дальше крушить город, поливать его сверху огнем. И не угадал. Они сделали вираж и снова нацелились на замок.

Улетевший вверх дракон, которого ранили из баллисты, теперь падал. Яд сделал свое дело. Городу повезло. Дракон падал за стенами. Горец наверняка надеялся спасти питомца. Хотел посадить дракона у южан, и чтобы те его исцелили. Однако яд отравил тело быстрее. Теперь грозное чудовище было не в силах лететь и просто падало, не долетев до южан. А те всей своей армадой уже двинулись на Оршик.

Армия Долины тоже начала выдвигаться на город. И те, и другие пока были в 5 километрах от Оршика.

Из четырех драконов, что атаковали южную стену, осталось трое. Теперь они пытались разрушить каменную преграду, стоявшую на пути южан. Сев сверху, чудовища крошили верхнюю часть стены лапами, зубами выгрызали проходы.

Лишь теперь до меня начало доходить — Долина нас обманула. Пользуясь положением, используя ситуацию, Трида Лигрес заполучила у нас доступ к Драной горе и к Острову теней, а теперь принялась за наше уничтожение. Оставалась гадать, королева сама все затеяла или с кем-то из своих прежних союзников.

Два дракона закончили разворот. Полыхнув огнем на попавшиеся по пути крыши, они снова нацелились на смотровую башню замка.

О том, чтобы прыгать на крышу пристройки не могло быть речи. Да и зачем, когда было предостаточно времени просто спуститься по винтовой лестнице и укрыться внизу замка.

Вот только надо ли было сбегать?

У меня родилась куда лучшая идея.

Магии не было. Магистры все еще не нашли занесенный в город южанами осколок Темного камня. Однако флакон с первородной магией продолжал висеть у меня на шее. Стоило ее высвободить и на непродолжительное время магия вокруг замка возродится.

Сорвал с себя флакон и с силой кинул о пол. Стекло разбилось. Первородная магия стала растекаться по гладкому камню и на глазах испаряться. Магия ожила, а вместе с ней ожила Великая Система.

Осторожно! Вас поджидает опасность!

— «Только бы успеть», — проговорил я в мыслях.

Разум дракона взят под контроль.

Теперь я парил в теле одного из драконов. Собственное тело осталось стоять на верхушке обрубленной смотровой башни. Благодаря острому зрению я прекрасно видел себя застывшего и смотрящего вдаль.

Справа от меня летел второй дракон с сидящим наверху горцем. Такого же наездника я ощущал на себе.

Напасть на дракона, а потом пытаться убить своего дракона?

Но уж нет!

В таком случае могу не успеть прежде, чем Темный камень снова убьет магию. Да и не хочется еще больше крушить Оршик. Вместо этого имелся способ получше!

Велел дракону лететь наперерез к собрату.

Я даже успел увидеть испуганное лицо горца, что им управлял. Мой дракон обрушил на него жгучее пламя, превратив тело в пылающую головешку.

Сидящий на моем драконе наездник запереживал, задергал гребень, за который держался. Настал момент избавиться и от него. Вот только надо было вдобавок сменить курс собрата, пока он не спалил настоящего меня на башне.

Не зная, как между собой общаются драконы, велел своему монстру раскрыть пасть и издать призывный крик. Разразился тяжелый рык и следом высокий звук похожий на свистящий визг.

Подействовало. А то я уже хотел цапнуть его за хвост и тем остановить полет к башне.

Дракон усиленно замахал крыльями, завис над узкой площадью, развернулся ко мне и как будто спрашивал — «что хотел?»

Подлетев к нему и, также зависнув в воздухе, я попытался сбросить с себя наездника. Насколько возможно выгнулся и тряхнул холкой. Наездник настырно продолжал держаться за шипы.

Собрат запищал и тем словно возмущался моим поступком.

Больше не теряя времени, я обрушил своего дракона спиной о площадь. Чтобы уже окончательно убить его хозяина.

Касание о брусчатку не произошло. Меня выбросило из тела дракона раньше. Я очнулся в себе, стоявшим на смотровой башне и смотревшим на драконов.

Отпрянул к винтовой лестнице и немного спустился. Так, чтобы видеть, что дальше будут делать драконы. Чтобы наверняка знать, зря или не зря использовал флакон с первородной магией.

К зависшему в небе дракону присоединился тот, которым я управлял. Хозяина на нем не было. Оба вместе сделали над площадью небольшой круг, что-то крикнули протяжное, по-видимому, обращаясь к собратьям у стены и также вдвоем полетели прочь, взяв курс на королевство Гор.

Теперь им абсолютно не было дела до того, что происходило в Оршике. Они возвращались домой. Мне даже показалось, драконы радовались, что остались живы и что освободились от бывших хозяев.

Я снова поднялся на башню.

У южной стены осталось лишь два дракона. Они взмыли вверх и стали удаляться в сторону надвигающихся на Оршик южан.

Присмотрелся получше и ахнул.

Драконы сделали свое гнусное дело. В одном месте на стене проделали расщелину, спускавшуюся до земли. Тем создали брешь, через которую, даже если сейчас в городе будет восстановлена магия, ворвутся южане. Да и Долина была на подходе. Теперь и те, и другие находились в трех километрах от стены. Было видно, они не просто идут, бегут.

Взглянул вниз к основанию башни. Во дворе замка — никого. Ни Дарии, ни гвардейцев. После атаки драконов вообще все как будто исчезли.

Я ринулся по винтовой лестнице вниз, выкрикивая имя княгини. Не столько надеялся услышать ее, сколько хоть кого-нибудь, чтобы не носиться по замку в поисках тех, кто был со мной на башне, а потом спустился.

На мои крики откликнулись все. Дариа и гвардейцы каким-то чудом умудрились удачно спрыгнуть с башни, забежать внутрь замка и в нем укрыться. Среди прочих был представитель Долины Грегор.

— Вы нас предали!

Я накинулся на него и схватил за грудки. Понимаю, он не виноват. Он лишь исполняет приказы своей королевы. Но злость была таковой, что я был готов его разорвать на куски. И пусть таким образом отомстить за предательство Долины.

— Ни в коем случае! Мы с вами! Уверяю вас, королева не п-предавала!

— Тогда зачем драконы разрушили стену?!

— Иначе ю-южане не двинулись бы на Оршик. Лестницы — вто-вторичное. Это чтобы отвлечь силы оршиканцев от пролома. Се-сейчас они добегут, начнут вламываться в город, и мы у-ударит. Клянусь, я не обманываю! — немного заикаясь, в спешке проговорил Грегор, боясь, что его начнут бить прежде, чем он договорит.

Магии все еще не было. Навык Предвидения обмана не действовал. Злоба начала меня понемногу отпускать. Рассудок стал брать верх. Будь сказанное неправдой, Грегор уже бы смылся. Сбежал куда-нибудь, спрятался, а дальше либо дождался своих, либо дождался возрождения магии и ушел порталом. Он ведь портальщик. Да он и вот только что мог сбежать, когда я разбил флакон с первородной магией.

Пусть рассудок и заработал, но возмущение меня не отпускало.

— Как Трида могла пойти на такое! Они же ворвутся в город и всех перебьют!

— А без жертвы с ю-южанами покончить не получится. Сожалею, но это так.

— Жертвы?! Оршик — жертва?! — взревела Дариа и в отличие от меня, не сдержавшись, ударила Грегора в лицо.

Кулак пришелся на нос. Кровища брызнула и мне в лицо.

— Прекрати! — остановил я Дарию и прикрыл Грегора собой. — Потом будем разбираться. Скорей бежим к стене. Нам нельзя дать южанам прорваться в город!

Убеждать Дарию не пришлось. Мы вместе вылетели на улицу и что было сил понеслись к стене. Кто находился в замке, побежали за нами, включая Грегора.

На площади творился разгром. Десятки обугленных трупов соседствовали с обугленными останками баллист. Валялись оторванные куски соседних зданий, поврежденных драконами.

Дальше по улице ситуация была не лучше. Попадались лишь единичные трупы, зато много завалов. Мелкие мы с легкостью перепрыгивали, большие преодолевали с разбега. На один особо высокий завал пришлось даже взбираться.

Повезло, что с драконами было покончено сравнительно быстро. Полетай они над городом дольше, и они бы такое тут устроили.

Из построек появлялись уцелевшие люди, при оружии и при доспехах. Дариа предусмотрительно не всех отправила на стены. Это на случай внезапного появления врагов в городе через порталы. Мы им кричали бежать с нами. Сейчас самое важное — это пробоина в стене. Там был дорог каждый воин.

Забег проходил с толком. Ноги делали свое дело, а голова свое. Пока добежали до стены, родился план дальнейших действий.

У пролома шел бой. Успевшие добраться до места раньше нас оршиканцы сражались с врывавшимися в город южанами. Из частично разрушенных башен выбрались уцелевшие воины и вели стрельбу из луков сверху. Силы были неравными. К тому же южан через пролом просачивалось все больше и больше. Пока к нам ворвался лишь авангард. На подходе были основные силы. А осколок Темного камня все так и не был найден.

— Доставай магию, — потребовал я у Дарии. — Скорей!

Едва она вытащила из-под кирасы флакон, и я, не дожидаясь, пока она снимет его с шеи, вырвал его, порвав кожаную нить. С силой кинул флакон о брусчатку. Стекло разбилось. Магия освободилась из заточения

Пришло очередное оповещение об опасности, которому я не придал значения. И без того понятно, чего мне ожидать, находясь у пролома.

Я поднял руки на стены и…

Камни невозможно сдвинуть. Установлена защита.

Ширина каменной стены превышала десять метров. Мне было достаточно сдвинуть немного камней по соседству с пробоиной, и стена бы восстановилась. Дальше южанам пришлось бы лезть на стену по лестницам. А это уже совсем другие людские потоки.

Тем временем с появлением магии бой у пробоины принял иной оборот. Воины воспользовались открывшимися возможностями. Опаливали друг друга огнем, в упор расстреливали фаерболами и магическими стрелами.

Все, кто выбежал с нами из замка и кого встретили по пути, унеслись вперед. Теперь они сражались в общей куче. Со мной и Дарией осталась только мама. Стоя рядом, она обрушивала на южан Цепную молнию. Грегор немного отбежал и, предусмотрительно остановившись в отдалении от сражения, закидывал южан фаерболами.

— Почему защита не дает сдвинуть камни? Мы же союзники! Мы же вместе! — в накрывающем меня шоке обратился я к Дарии, понимая, что если не заделаю пробоину, нам не спасти Оршик.

Та в непонимании дернула плечами.

— Да потому что ты не оршиканец! Союзы и союзники для магии ничего не значат! Защита поддастся только своим! — прервав свое занятие по истреблению южан, выпалила мама.

В пробоину просочилось уже около пяти сотен южан. Им противостояло не больше трех сотен защитников города. С разных сторон города прибывали еще люди, уцелевшие после налета драконов, но это были капли по сравнению с тем что надвигалось с той стороны стены. От меня требовалось решиться — удача или жизни оршиканцев.

Схватив Дарию за руку, я стал на правое колено.

— Прими мою клятву! Клянусь до последнего служить тебе! Я буду верен тебе и Оршику до последних своих дней!..

— Принимаю! Я принимаю! — поняв, что я делаю и для чего, не дожидаясь пока произнесу весь текст, вскрикнув, перебила Дария.

Клятва, данная князю Скалистого Берега Даниэлю Гилберту, нарушена. На вас наложен штраф в 100 удачи.

Не теряя больше времени, я вскочил на ноги и, выставив на пробоину руки, велел камням сдвигаться. Стена затрещала, зашевелилась. Стоявшие у пробоины вверху люди подались от нее подальше. Для южан закрытие прохода создало панику. Они оказались отрезанными от своих.

— Получилось! — радостно взвизгнула Дариа и понеслась на южан, на ходу выпуская фаерболы и оголяя свой меч. Ее доспехи вспыхнули огнем.

Я тоже подался вперед, вытягивая на ходу из ножен меч одной рукой, а второй отправляя на южан фаерболы. Мамина рука схватила за верхнюю часть кирасы сзади и резко дернула назад. Ее ногти потревожили ожоги, оставшиеся от пламени дракона. Появилась боль, от которой я едва не взвыл.

— Да стой ты! — гаркнула она. — Куда собрался? Пока не уберешь штраф, забудь о схватках. Стой здесь и выпускай Цепную молнию. В такой толчее это самое действенное из заклинаний.

В Цепной молнии у меня была взята 5 ступень, 100 из 100 очков. То есть мощность была максимальной. Я направил заряд в самую гущу южан. Сверху по ним ударил ослепительный разряд и принялся разноситься по ближайшим воинам. Экономить ману не стоило. Все равно меньше чем через минуту Темный камень убьет ту немногую магию, что здесь появилась.

Я был в шоке от своего поступка… Минус сто удачи!

С другой стороны, в сложившейся ситуации попросту нельзя было поступить иначе. Я оказался заложником положения и необходимого решения.


Глава 26


Оршик погрузился в ночь. В горах темнело куда быстрее, чем на равнине. Пир в замки княгини, по случаю одержанной победы, больше напоминал небольшое застолье друзей. Слишком много жертв сегодня получилось для чего-то более грандиозного. Да и некогда оршиканцам было пировать. В городе и в окрестностях лежали тысячи трупов. Всех их предстояло собрать в кучи и спалить прежде, чем они начнут смердеть.

Конечно, на дворе стояла зима, было холодно. Особенно холодно с наступлением сумерек. И, тем не менее, вдруг завтра оттепель. Опять же, в горах полно всякой живности. Оставь трупы лежать и со всех сторон к Оршику потянулось бы всякое зверье. Так что наши магистры выдали людям эликсиры и те отправились заниматься трупами.

За двумя длинными столами, поставленными в зале тожеств, собрались все подручные Дарии, ее рыцари и особо отличившиеся в битве воины. С нашей стороны присутствовали несколько рыцарей, присланных братом, он сам с мамой, капитан и магистр.

Даниэль прибыл в город уже после битвы, непосредственно перед застольем. Чтобы поздравить нас всех с победой, ну и заодно отметить знаменательное событие. Теперь помимо моих личных отношений с Дарией и союзнических договоренностей наши княжества связывала еще и вместе пролитая кровь. А это многое значит.

Потери Оршика получились терпимыми, погиб примерно каждый пятый. С нашей стороны — больше двух сотен. Южане перебили всех людей, что в масках птиц рух вели бой с воздуха и немного тех, что были на стенах.

Наши воины стояли на северной и западной стенах города. Во время осады часть переместилась на южную стену, за которой происходило основное сражение. Тем усилили ряды оршиканцев. Из-за этого и случились потери.

Но и врагу досталось сполна. Сбежать удалось не больше тысячи воинам, не считая тех, кто смылся порталами. Там счет был на десятки, максимум — сотню. Это вообще крохи по сравнению с тем, сколько всего потеряли южане. По нашим прикидкам потери Юга составили больше 150 тысяч.

Долине тоже хорошо досталось. Им было не спрятаться на стене, как нам или оршиканцам. Воинам пришлось лицом к лицу сражаться с южанами. Потому и убитых получились значительно больше. Под стенами Оршика Трида Лигресс потеряла каждого третьего из своей армии. Собственно, поэтому у нас отлегло по отношению к Долине.

А еще о-о-очень удивили горцы. Они-то в итоге тоже перешли на нашу сторону. Два выживших дракона нещадно палили южан огнем и тем оказали нам посильную помощь. Правда, сражались недолго. Как пояснили наши магистры, это из-за яда на наконечниках стрел. Ими оршиканцы успели накормить драконов у южной стены, пока те делали пробоину.

Внесенный в город южанами осколок Темного камня магистры нашли в одном из подвалов. Вот только взять его не удалось. Державший его человек все-таки успел удрать порталом. Что нельзя было сказать о самом портальщике его породившем. Его убили прежде, чем он вошел в созданный портал. И это было здорово. Иначе южане могли снова внести в Оршик Темный камень и нам опять пришлось бы его искать. Порталы-то могли быть расставлены в городе где угодно.

Грегор на радостях что для него все обошлось и его больше не будут бить, изрядно напился. Он не пропустил ни одного тоста. Каждый раз просто-таки вином заливался.

Сломанный нос Грегор сам себе залечил, а вот мне понадобилась магия из источника. Дракон мне все волосы с кожей на затылке спалил. Снова брить голову не хотелось. Лишь первородная магия могла полностью вернуть былой облик. Поэтому и воспользовался ею.

Все сидели за столами, ели, пили, разговаривали. Где-то шутили, где-то вспоминали о чем-то плохом. Вспомнив о Грегоре, к своему удивлению я его не нашел. Посчитав, что, напившись, бедолага свалился под стол, я не поленился туда заглянуть.

Грегора там не было.

На душе появилось нехорошее предчувствие.

После разгрома южан армия Долины вошла в Оршик. Возглавлявший войско капитан выделил городу половину людей на переноску и сжигание трупов. Остальных должны были расселить в постоялых дворах. Капитан, кстати, от участия в застолье отказался. Сослался на траур по своим погибшим воинам.

Все перечисленное дало повод снова задуматься о Долине под другим ракурсом. Теперь на душе стало совсем паршиво.

А вдруг это все игры Триды Лигрес и они не завершились?!

Как ни странно, все сходилось идеально. Победа над южанами, мы все в траурном и в то же время радостном настроении, воины заняты переноской трупов, в замке немного охраны, а в городе много воинов из Долины… И почему в таком случае не напасть? Как раз таки самое время для нанесения сокрушительного удара!

Пробежал взглядом по столам и остановился на сидящих напротив меня маме и Даниэле.

Вот и они тут сидят. А еще Дария, все ее помощники и я. Напав на замок, можно перебить верхушку сразу двух княжеств. После перебить всех оршиканцев. На этом — все, Долина становится единоличной владелицей Драной горы и Острова теней. Противостоять ей, по сути, некому. Самая большая армия была лишь у южан и ее больше нет

В нахлынувшем волнении я вскочил и в этот момент из раскрытых дверей, шатаясь, появился Грегор.

— Попрошу внимания! — заплетающимся языком громко произнес он и так же громко икнул. — К нам пожаловала досточтимая светейшая…

— Святейшая! — поправил его появившийся следом консильери Долины Свир Лигрес.

— Да-да, совершенно верно. Спасибо… К нам пожаловала святейшая Трида Лигрес!

С появлением консильери Долины в зал стали входить воины в мощнейших шипастых доспехах. Все высокие, невероятно массивные, еще и в шлемах с закрытыми забралами. Скорее всего, рыцари королевы.

Вышло десять воинов и лишь тогда появилась королева в темном траурном платье. Свир Лигрес предусмотрительно отодвинул пьяного Грегора в сторону, а то он встал посреди прохода.

С появлением королевы у меня на душе отлегло.

Показалось.

Сработали глупые подозрения.

Все, кто сидел за столами, поторопились подняться. Все же не абы кто явился. Сама королева!

Пусть и другого королевства.

— Доброй ночи. Я посчитала своим долгом появиться на нашем общем торжестве. Сегодня для нас всех выдался трудный день. Но мы справились. Мы победили.

— Мы все очень рады вашему появлению королева, — Дариа вышла к Триде и указала на место справа от себя. — Прошу вас, проходите, присаживайтесь рядом со мной.

Указанное княгиней место занимал консильери Ламберт. Тот схватил вилку, тарелку с недоеденным мясом и поторопился убраться.

— Благодарю, я всего лишь зашла поздравить с победой. С большой Великой Победой! — особо выделила королева. — И вместе выпить вина в ознаменование праздника и в честь наших погибших воинов. Они все погибли героями.

Свир Лигрес уже хлопотал, наливал вино для своей королевы из бутылки в бокал. И то и другое у них было свое. То ли королева предпочитала особый сорт, то ли побрезговала пить оршиканское.

— У всех налито? — по-хозяйски спросил у нашего стола Даниэль.

Понадобилось меньше минуты, чтобы у всех все было. Многие не стали дожидаться пока слуги их обслужат и сами себе налили вина из стоявших на столе кувшинов.

— За наших людей, что склонили головы ради нашей победы. И за победу! — торжественно приподняв бокал выше головы, произнесла королева.

— За победу! — отозвались многочисленные голоса.

Трида не стала филонить. Большой высокий бокал умещавший пол-литра вина она выпила разом. А с ней и все остальные. Не пили лишь прибывшие с королевой воины, Свир Лигрес, да Грегор.

Я старался не напиваться. У нас с Дарией еще вся ночь была впереди. Но тут пришлось тоже приложиться и выпить до дна.

— На этом я вас покидаю, но прежде хочу напомнить: завтра нужно обязательно отдать горцам плату за драконов. Я обещала, что вы не подведете, — главным образом обращаясь к Даниэлю, произнесла Трида.

— Не понимаю, за что мы должны платить горцам? — с недоумением возмутилась Дариа. — Нам все равно пришлось биться с драконами. Мы убили восемь из десяти!

— А убили бы одного, как я просила и против южан сражались бы девять драконов. Мы бы потеряли меньше людей. Король Ригби мне такую истерику закатил… Ну да ладно. Самое важное, что с южанами покончено. Теперь они и за десять лет не оправятся. Но деньги завтра нужно заплатить горцам обязательно! — особо подчеркнула Трида. — Не буду больше изводить вас своим присутствием. Княгиня Дария… князь Даниэль… Рада была повидаться. Мне пора. По погибшим в королевстве объявлен траур. Нужно готовиться к похоронам. Завтра меня ждет очередной трудный день.

На этом закончив, королева развернулась и покинула зал. Все стали садиться на свои места.

— Зачем мы только соглашались на этих драконов, — с горестью выдохнула Дариа, садясь рядом со мной.

— Не волнуйтесь, мы заплатим. Вернете, как сможете, — величаво приподняв подбородок, утешил Даниэль.

Из-за стола поднялся брат Дарии. Ему как самому молодому дали место в конце стола.

— Хочу сказать несколько слов о Скалистом Береге. После того, что случилось между нашими отцами, вы стали для меня врагами. Но теперь, после того что случилось в последнее время. После сегодняшнего дня, я очень сожалею за наших отцов. Они поступили неправильно. Я рад, что их вражда не продолжилась нами. И я очень рад, что Дариа и Рей теперь вместе. Я одобряю ваши отношения.

Высказав это со всей серьезностью, он подошел ко мне и протянул руку. Раз уж Оди все обставил так по-взрослому, я тоже отнесся к нему со всей серьезностью. Встал и стоя пожал ему руку.

— Теперь вы можете встречаться, не прикрываясь делами. Можете даже целоваться… — дал свое добро Оди. Дальше говорить ему не дали. Зал торжеств заполнился дружным хохотом.

* * *
Уже не знаю, наверное, у меня началась развиваться паранойя. Я настоял, чтобы Дария увеличила число охраны замка. А еще ввела на улицах города патрули и усилила количество людей на стенах и башнях. По крайней мере, пока в городе находится армия Долины. И лишь после принятия перечисленных мер я успокоился.

Застолье продолжилось до полуночи и лишь тогда закончилось. Брат с мамой подались к порталу, открытому для них прямо в зале торжеств. Я, естественно, оставался в Оршике. Как-никак сам Оди позволил целоваться с сестрой, чем я, собственно, и намеревался заняться всю ночь.

Я ничего не сказал Даниэлю о клятве данной Дарии. Наверное, мама рассказала. Он похлопал меня по плечу и лишь обронил — «жаль… очень жаль, что так получилось» и вошел в портал.

Мы поднялись в спальню Дарии, и она первым делом потащила меня мыться. Так сказать, смыть с себя все плохое, что сегодня случилось. А мне так ее захотелось, что невмоготу. У двери в ванную комнату я остановил княгиню, развернул к себе лицом и, приставив к стенке, впился в ее губы, шею. Руки принялись стаскивать с нее платье. И вот уже появилась обнаженная грудь со вздернутыми солеными сосками.

Дальше изводить себя и ее одними только поцелуями не было сил. Взяв Дарию на руки, я понес ее к кровати. Прямо с ней на руках плюхнулся на перину и навалился сверху. Губы, шея, грудь, дрожащий от прикосновения живот… Все было таким желанным. Ее тело покрылось мурашками. Теперь уже Дария сама жаждала скорейшей близости и срывала с меня одежду.

Едва она стянула с меня штаны, и я ворвался в ее дрожащее лоно. Толчок, еще один и я впервые услышал, как страстно может кричать моя девочка.

Раз уж Оди позволил ей целоваться, и никто более из оршиканцев не смел ее осуждать, она больше не сдерживала себя в страсти.

Еще толчок и Дариа взмолилась:

— Тише, немного тише.

Наши губы снова слились. Голова закружилась. Наступило то самое чарующее ощущение неимоверного блаженства. Наверное, именно такое ощущение испытывают праведники, попадающие в Мир Дагора. Ощущение невероятного блаженства.

И ведь в том, что сейчас происходило между нами не было ни капли магического. Эти чувства рождались сами собой и оттого были куда сильнее и глубже. Проникали в самое сердце, заставляя всему внутри вскипать. Я утопал в ласках Дарии и не хотел ничего иного. А она сама орала как резанная. То впивалась зубами мне в губы, то ногтями в спину.

— Ну куда ты так спешишь?.. Помедленнее… Я хочу насладиться тобою, — припав к уху, прошептала она.

Помедленнее?

Серьезно?!

Да уже через секунду наши тела настолько взбунтовались, что кровать затрещала, принялась ходить ходуном, грозясь в любой момент сломать себе ножки.

Я менял позы, врывался в Дарию снова и снова. Как будто это был первый и последний раз в нашей жизни и больше подобного никогда не повторится.

И все никак не мог ею насытиться…


Глава 27


Горнист надрывался. Его отчаянные крики до неприятного въедались в голову. Они вызывали чувство тревоги, страха, смятения, взвинчивали и без того напряженные нервы. Ума не мог приложить, зачем он подавал сигнал Боевой тревоги. В этом не было необходимости. Все уже случилось. На необъятном поле лежали только трупы. В основном падшие, но попадались и люди. А самого горниста нигде не было видно. Равно как никого живого.

Из-за обилья падших стоял до невозможности неприятный смрад. А еще чувствовался запах свежей, еще теплой крови. Она особенно лезла в ноздри, перебивая даже вонь от падших, и была не менее противной. Именно кровь вызывала особую брезгливость и тошноту.

По возможности стараясь переступать через трупы, я шел и не мог понять, когда это падшие в таком количестве появились. Чем больше я об этом думал, тем больше начинал вспоминать. Память вырисовывала смутные картинки. Как будто недавно кто-то мне сказал, что падшие прорвались через Врата Дагора. Громадной стаей они ворвались в наш мир и неслись по нему подобно туче саранчи, истребляя все живое.

Несмотря на необъятное поле и бесчисленное количество мертвых падших, я точно знал — убита лишь небольшая часть громадной стаи. Люди не смогли их остановить. Стая пошла дальше.

Вокруг все было каким-то темным. Небо виделось серым, ненастным, но без осадков. Наверное, наступил вечер или хмурое утро. Трупы под ногами были темно-серыми или совсем черными. Других цветов не попадалось.

Куда ни посмотри не было ни гор, ни построек, ни деревьев, одно только это поле с мертвецами, я — бродящий в одиночестве и горнист, который до сих пор не появился.

Странно как-то, но мне кажется, когда-то я здесь уже был. Точно помню и это поле, и эти трупы, и эти крики горниста, раз за разом повторяющие сигнал Боевой тревоги.

Падшие теперь так тесно лежат, что мне приходится по ним идти. Трупы свежие, еще не окоченели. На них наступаешь, а тело играет. Приходится смотреть под ноги. Не хватало оступиться, нечаянно рухнуть и измазаться мертвечиной.

Тела падших разодраны или сильно изрублены. Иные до мяса прожжены магией. Темная кровь из свежих ран пока застыть не успела. Наступаешь на нее и чувствуешь под подошвой ее густую тягучую массу. Из-за этого кажется, что кто-то из мертвецов сейчас подымится. Но этого не происходит. Ни один не падает признаков жизни. У меня нет сомнений, они все мертвы.

Очередной мертвый падший обращает на себя внимания. Подобно отцу он четырехрукий и такой же огромный.

Или это отец?

Тело лежит, уткнувшись мордой в землю. Превозмогая брезгливость хватаю одну из его рук и рывком заставляю падшего перевернуться.

Отец!

Это точно отец!

Его лицо разбито в мясо. Не уцелело ни кусочка. Костяшки на всех четырех руках сильно сбиты. Он до последнего сражался. А убили его такие же падшие. В груди зияет слишком большая рана от меча. Настолько громадные мечи есть лишь у падших. Для людей подобное оружие запредельно тяжелое.

Я отшатываюсь и в растерянности иду по трупам дальше. Картина начинает меняться на глазах. Теперь попадаются в основном люди и немного падших. Такое чувство, отец со своей стаей встал за живых. Он выступил против вырвавшихся из Врат Дагора сородичей, потому и погиб. Иначе зачем было падшим биться друг с другом.

Тела большинства людей разорваны, но не это кажется странным. Странно то, что, вырвавшись из Пропасти, падшие не устроили на месте побоища пир, не сожрали свежие трупы убитых людей, а пошли дальше. По-видимому, они спешили. Там, куда они следовали, была куда более ценная нажива. Иного объяснения я не находил.

Бакки?.. Неужели это Бакки?!

Голова рыцаря оставалась связанной с телом лишь тонким лоскутком плоти. Громадная пасть падшего укусила его за шею, да так, что вырвала ее почти целиком.

Рядом с Бакки лежали истерзанный Лэйтон, палач Кред, Таун Ри, Валеб, два гвардейца — Османд и Логмар, с которыми я задерживал шпиона альбиносов.

Посмотрел вправо и обомлел, здесь тоже лежали до боли знакомые лица. Они все бок о бок сражались в одном месте. Тут были консильери Иган Велни, магистр Борис Шелби, лекарша Надин, капитан Сир Ресли Хагон, управляющие замком и городом Тид Граш и Фодель Маск, все три наших вассала — Гет Думен, Эндер Рендоф, дядя Румел Гилберт. И даже мои друзья детства — Крысолов, Бази, Рилли.

Среди мертвецов оказались совсем даже не воины: смотрители зернохранилища и порта Алеб Хелдер и Бозидар Авер, все наши мастера во главе с Тионой и ее сыном Арни. А еще присматривавший за мастерами Трой. Он лежал рядом с дочерью консильери Реса красавицей Амалией. Здесь был даже глава учета и отчетности Орил Белдок. А еще моя помощница Хелли.

После всех перечисленных я почти не удивился очередным немыслимым находкам. Служанка Карлина и кухарка Мари редко покидали замок. Это казалось невероятным, чтобы обе оказались посреди поля боя. Такое чувство, они все покидали Скалистый Берег и были застигнуты громадной стаей в пути.

Будто в подтверждение догадки предстало еще одно знакомое лицо. Лукреция Настер лежала в окружении трех мертвых девушек. К ней в бордель меня водил Алан. Наверное, с Лукрецией были именно те девицы, что меня лишали девственности. Ни их имен, ни внешностей я так и не запомнил.

А вот следующих я сразу узнал. Это были Мелисс Удача и ее мать Дагния. Обеим падшие сломали шеи. С ними лежали два младших брата Мелисс.

От вида мертвых детей из моей груди вырвался крик отчаяния. Я не мог поверить, что в один момент лишился всех, кого знал. Это казалось невозможным. Кто-то обязательно должен был выжить. Хотя бы один. В конце концов, я же каким-то образом выжил!

Я принялся осматриваться вокруг теперь более внимательнее. Пусть найдется сильно раненный человек, это не беда, его можно вылечить. Лишь бы он или она оказались живы.

Среди груды тел гвардейцев предстает Даниэль. Даже после смерти он лежал по-особенному, со вздернутым подбородком. За ним лежала его невеста Катарина с еще больше раздувшимся животом. Их вид заставляет отшатнуться.

Остановился на крошечном участке, не покрытым трупами, и закрутился на месте. Я попросту не мог идти по своим людям.

Немного дальше Катарины взгляд ловит еще одно знакомое лицо. Оно искажено ужасом и смотрит на меня стеклянным взглядом.

Это мама.

До этого я держался, а теперь нет. Глаза заполнились влажностью. Меня всего затрясло. К горлу подкатил ком горечи, заставивший согнуться.

Мама лежала в десяти метрах от меня. Путь к ней перегораживали гвардейцы. Хватаясь за мертвые тела и отодвигая их в стороны, я пробрался к маминому изуродованному телу.

Доспехи до пояса разодрали вместе с плотью. Ноги лежали неестественно. Их переломало. Не в силах смотреть на нее такую, я убрал взгляд в сторону.

Маму нужно похоронить. А еще похоронить Даниэля, его невесту и всех, кого я знал, и кто был мне близок. Это десятки могил. Так просто их не вырыть. Оставалось найти чем грызть землю.

Взгляд снова побежал по трупам и по лежащему с ними оружию. Мечи, сабли, щиты — все лучше, чем разгребать землю руками.

И снова взгляд находит до боли родного человека. Дариа тоже лежит мертвой. Огненные доспехи ее не спасли. Рядом с ней младший брат Оди, консильери Ламберт, а с другой стороны, тот, кого не должно быть.

Шок уже добрался до такой степени, что дальше некуда. Подумав, что обознался, я принялся отодвигать гвардейцев и тем приблизиться к телу.

Теперь все что я видел, стало казаться нереальным. В то же время все происходило перед моими глазами. Я касался тел, мог их передвигать. Видел, слышал, обонял.

Вот только я никак не мог понять, что делает мое тело среди мертвецов, почему оно изуродовано, если в это же самое время я стою и смотрю на самого себя.

В ошеломлении смотрю на себя живого и наваждение заканчивается в одно мгновение. Я вскакиваю на кровати и спешно озираясь по сторонам.

Это спальня Дарии. Я сижу на кровати один. Солнечные лучи плохо просвечиваются свозь шторы из-за чего в комнате стоит полумрак. Тихо как-то. Никого и ничего не слышно.

«Это был всего лишь сон, — произношу едва ли не в голос. — Как же давно мне не снились кошмары»

Поднявшись, я подошел к окну и раздвинул шторы. В Оршике стоял погожий день, светило солнце. Наверное, больше из-за приснившегося кошмара внутри было тревожно.

Балкона в спальне не было. Пришлось открыть окно и высунуться. Хотелось убедиться, все ли в порядке.

Внизу прохаживались гвардейцы Дарии. Камни, упавшие во двор с порушенной верхушки смотровой башни, сложили в кучу. За стеной, огораживающей замок, начиналась узкая площадь. Ее уже привели в порядок. Там не было ни трупов, ни спаленных и поломанных баллист. Все лишнее вывезли. Теперь по площади прохаживались редкие прохожие. Точнее, люди целенаправленно пересекали ее и удалялись по своим делам.

Прохладный воздух освежал. Оставив окно открытым, я прошел в ванную комнату, умылся и лишь тогда вернулся к кровати.

В прошлый раз, когда мне приснился кошмар, это обернулось плохо. Погиб отец, а позже у нас начались неприятности. Только что сон почти в точности повторился. Из нового в нем появились новые люди, с которыми я познакомился позже и трупы падших.

Неужели кошмар означает, что у нас снова начнется темная полоса?

Казалось бы, с южанами покончено, мы победили. Дальше начнется мелкая возня. Нам понадобится прибрать к рукам трон Равнины, ну и урегулировать отношения с соседними королевствами и альбиносами по поводу новых порядков. Чтобы они знали, теперь во главе Равнины находится не беспомощный Тебрион Имрич, а мы.

И что не так? Почему мне все-таки приснился кошмар?

Теперь я уже не смотрел на сны как раньше. И неважно, что считали на этот счет мама и магистр Борис Шелби. Жизнь научила воспринимать сны всерьез.

Итак, что я имею? Что может угрожать всем тем людям кого я знаю? Что в данный момент вообще происходит в мире?

Сейчас я имею минус 67 удачи. С учетом еженедельных обменов свободных очков в храме и еженощного пребывания на Острове теней за два месяца я выйду в ноль. На это время стоит поостеречься от неприятностей и не ввязываться в стычки.

С угрозами Скалистому Берегу примерно понятно. Нам угрожают альбиносы. Северяне тоже представляют опасность, но опасность больше вторичную. В одиночку они к нам не полезут. Еще в качестве претендентов на врагов стояла Долина. Ее тоже не стоило исключать.

В общем, явных и неявных врагов предостаточно. В связи с этим нам стоило быстрее прибрать к рукам Равнину. Такое повышение в статусе и возможностях многое бы решило. Правда, пока я еще не думал над тем, что потребуется сделать, чтобы заставить короля отречься. Вариант вооруженного противостояния я отмел сразу. Просто потому, что внутренняя война ослабит королевство, а этого допускать нельзя.

Остается последнее: что сейчас происходит в мире?

Вероятнее всего, альбиносы, северяне и Долина постараются нам противостоять. Это кажется очевидным. Вместе или отдельно они приложат усилия, чтобы помешать нашему восхождению на трон. Чтобы не допустить появления в мире сильного игрока.

Все ясно, понятно и в то же время — что делали во сне падшие? Неужели кто-то из наших противников действительно намеревается открыть Врата Дагора и впустить их в наш мир?

Это точно не северяне. Падшим достаточно выбраться из Пропасти, свернуть влево и они прямиком попадут к нашим соседям. Северяне никогда не блистали умом и в то же время не были совершеннейшими глупцами. Они не стали бы подвергать себя настолько серьезным рискам.

Долина?

Вполне может быть. Они построили стену и тем обезопасили себя от возможных вторжений. Стена, конечно, не та, что в Пропасти. Ее можно порушить. Вот только падшие вряд ли станут это делать. У них не будет для этого достаточно ни времени, ни сил. Возможности магия им недоступны. Хотя со временем, когда в Равнине и на Севере закончится вся живность, падшие запросто могут податься к ним на стену.

Тогда альбиносы?

Этим проще всего. Они вообще сидят на острове. До них падшим вообще не добраться. Так что впустив их в мир живых, альбиносы ничем не рисковали. О том, чтобы падшие освоили корабли и лодки, а после пустились в плавание не могло быть речи. Слишком примитивны.

Итого: и те, и другие идеально подходили на роль мировых злодеев. Вот только обе стороны связывало одно: какой им смысл открывать Врата Дагора и тем подвергать остальной мир истреблению? С кем тогда вести торговлю? На ком зарабатывать?

Тут всплывал следующий нюанс — каким образом потом загонять падших в пропасть, ведь они до конца не умирали? Через несколько дней падшие снова возрождались в Пропасти. По-моему, было очевидно, что их лидер Кун Робей позаботится о том, чтобы выставить у Врат большую армию, которая будет следила за тем, чтобы никто не смел их закрыть.

И тут появилась новая догадка: а может быть к падшим могли быть причастны горцы или южане? Последние смотрелись предпочтительнее. Таким способом они могли поквитаться с нами. Как ни крути, до Юга далеко. По большей части медлительным падшим понадобится примерно месяц, чтобы до них добраться. И это в то время как они ежедневно теряли 1 % жизненной силы.

Ну и кто мог стоять за открытием Врат Дагора?

Однозначного ответа не было. Впрочем, вполне может быть, кошмар не имел реальной картины будущих действий и был лишь иллюзией, призванной напугать и предупредить о большой опасности. Когда отец убыл разгонять бунтовщиков, во сне тоже было все в трупах, а погиб только он. Если бы отец был предусмотрительным, если заранее знал о поджидающей его неудачи, возможно внес бы коррективы в планы и всех переиграл.

Раздались каблучки. Они дошли до двери и потихоньку ее приоткрыли.

— Проснулся? — улыбнувшись, спросила Дария и вошла в спальню с подносом в руках. — Доброе утро. Я специально не стала тебя будить. Чтобы ты выспался.

— Доброе… Я долго спал?

— Ты уснул перед рассветом. Хотел на полчасика, а получилось до обеда.

— У тебя хорошо спится, — признался я, чем заставил Дарию рассмеяться.

Девушка поставила поднос на кровати. На нем были две чашки кофе, свежие сладкие булочки, сливки, варенье и мед. Кроме кофе мне ничего не хотелось. Взяв кружечку, я принялся пить крошечными глотками. Кофе был обжигающе горячим.

— Ты не спала? — спросил я.

— Ну это же тебе пришлось трудиться всю ночь, а я особо не переутомилась. Вместе с тобой полежала часик, потом приняла эликсир и уже не ложилась. На рассвете я обошла город, посмотрела, что да как. Кстати, рано утром армия Долины убыла к себе. К вечеру они должны принять участие в похоронных мероприятиях. Всех своих погибших они унесли с собой.

— Хоть что-то хорошее, — выронил я, вспомнив о кошмаре.

— Случилось еще одно событие. Не знаю насколько хорошее или плохое. В полдень в столице Юга казнили предвестницу Ханну. Уж не знаю, то ли она отказалась дать королю советы, то ли наоборот, посоветовала да не то. Он ее выдал жрецам. Те сразу устроили казнь. Отрубили предвестнице голову прямо на площади Аттара. Вот только что мой человек оттуда порталом прибыл и все рассказал. Говорят, Ханна была последней из предвестниц. По мне, так и правильно. Предвестники только и делали, что морочили людям голову.

— Это еще почему? — переспросил я, пережёвывая внутри известие и соболезнуя Ханне.

— Так всегда говорил папа. Одна из них еще по его молодости что-то хорошее предсказала, а оно не сбылось. С тех пор он запрещал им появляться в Оршике.

Кошмарный сон, гибель Ханны… По-моему, слишком много случилось для одного утра.

— Мне пора, — с готовностью произнес я и поднялся.

— Ну ты даже не позавтракал. Я помню, по утрам ты много есть не любишь. Ну хотя бы булочку съесть можешь? А посмотри какое вкусное варенье. Это из горного каштана, мое любимое. Давай намажу булочку?

Есть не хотелось, но откусив булочку с вкусным вареньем, все-таки ее съел. Заодно узнал о еще одной неприятности. При разборе трупов вокруг города масок птиц рух отыскать не удалось. Видимо, участвовавшие в работах люди их прикарманили. Это могли быть оршиканцы или Долина. Впрочем, пока разгребли трупы лишь у городских стен. В отдалении их лежало более чем предостаточно.

Дариа пообещала по окончании работ собрать всех своих людей и лично потребовать выдать маски. Уж ей-то врать оршиканцы не могли. Побоялись бы получить штрафы. В общем, пока не стоило совсем уж огорчаться по поводу потерянных грозных птичек.


Глава 27 часть 2


После завтрака, сославшись на дела, я воспользовался установленным в замке общим порталом и убыл в Скалистый Берег. Вчера Даниэль вскользь выразил сожаление по поводу штрафа. Я намеревался посмотреть на его сегодняшнее настроение. Ну и заодно узнать, что у нас и как. Ну а после поговорить с братом насчет трона Равнины.

На Гнездовой скале все было спокойно. Гвардейцы по обыкновению несли службу. На всякий случай я не поленился взобраться на стену и посмотреть на город.

У нас тоже выдался погожий день. Снег полностью растаял. Было так, будто наступила весна. А ведь не прошло и половина зимы. Так что похолоданий долго ждать не придется.

С высоты город жил обычной размеренной жизнью. Разве что в порту кораблей стало заметно меньше. Приснившийся кошмар начал терять остроту. Опять же сказалось высказанное Дарией недоверие к предвестникам. Тем не менее я намеревался что-то предпринять по отношению к Вратам Дагора. Будь на месте Даниэля, я бы сегодня же послал к ним хотя бы сотню гвардейцев и тем усилил гарнизон стражей.

А еще вспомнился разговор с Ханной. И то, что она от меня ожидала. Сломать Великую систему, уничтожить магию — чем не подлость по отношению к миру? Прикрыть это неким пророчеством и потребовать совершить по отношению ко всем Великое зло. Откуда я мог знать об истинных целях предвестниц? И уж тем более я не намеревался слепо следовать их планам. Во всяком случае пока я не видел такой уж крайней необходимости выполнить то, о чем говорила Ханна. Пусть и тяжело, но мы справлялись. Угроза начала всеобщей войны сначала сдвинулась к весне, а теперь и вовсе оказалась под сомнением. Нам с братом лишь требовалось побыстрее захватить трон и тогда точно удастся ее не допустить.

— Ну наконец, явился. Я уже подумал, ты с княгиней заляжешь в Оршике до вечера, — нерадушно встретил меня Даниэль. Поднявшись с кресла, он прошел к своему месту за столом для совещаний и пригласил сесть меня.

— Как обстановка? Что с северянами, с альбиносами? — спросил я, усаживаясь поближе к брату.

— Ничего нового. Северяне сидят в Серых острогах, корабли альбиносов стоят у себя в порту. Я все жду мастера тайных дел. Даже не представляю, что сейчас творится в совете альбиносов. Они были мозгами, а южане физической силой. Теперь у головы убрали тело. Альбиносы стали беспомощными, — встав, брат подошел к окну, посмотрел во двор и в сердцах выпалил: — Не пойму, где носит Игана! Нужно же выплачивать горцам обещанное золото, а его нет!

— Долина нас здорово втянула в кабалу с драконами. Если бы два выживших дракона не выступили против южан, я бы подумал, что Долина нас просто обманула, — признался я.

— А нечего было тащить сюда Дарию и обо всем ей рассказывать. Надо было сделать как говорила Трида. Или перебить хотя бы половину драконов. Это оршиканцы подготовились, смазали стрелами ядом, воспользовались баллистами. А у южан ничего такого не было. Пятеро драконов им бы выжгло тысячи, десятки тысяч воинов. Мы бы сохранили своих людей. Сохранили бы маски птиц рух. Кстати, оршиканцы их еще не нашли?

Я помотал головой.

— Так я и думал. Прикарманили.

— Ну почему же, за стенами города ночью таскали трупы в основном Долина. Да и наших много людей там трудилось.

Даниэль отмахнулся.

— Да какая теперь разница. Концов не найти. Птицы рух, это не чайки. Это уже серьезная сила. Их одних можно отправлять на небольшую войну.

Хотел обнадежить брата, так же как меня обнадежила Дариа, но мой порыв остановил стук в дверь. В кабинет вошел один из сержантов гвардии.

— Ваша светлость, сына Игана Велни и его семьи нет. Прислуга сказала, ночью к ним приехали, и вся семья уехала в неизвестном направлении.

— То есть как уехали в неизвестном направлении? Еще раз обыскать город! Всё что можно и нельзя! Выяснить, какие корабли отплывали ночью! Отправить людей на поиски в наши деревни! И срочно пришлите ко мне капитана и Марли! Да живее!

Гвардеец унесся выполнять.

Я в ошеломлении следил за действом. Если Игана Велни похитили — это катастрофа. Он был в курсе практически всех дел. Оставалось его лишь разговорить. А ведь он к тому же был нашим основным портальщиком.

— У нас еще есть время, — будто успокаивая себя, проговорил Даниэль и выпустил в центр комнаты подряд два фаербола. Те ударили по незримой цели и тем осветили ее. Было видно, как портал разлетелся вдребезги. — Я займусь порталами Игана в замке и наших особых местах, а ты сейчас же отправляйся в тайное хранилище. Первым же делом уничтожь портал Игана. И внимательно там все осмотри. Обязательно возьми с собой Валеба. Пусть установит свой портал. Нам нужно сегодня переправить Триде сто миллионов золотом. Будем надеяться Иган выдержит пытки до вечера.

— А когда он исчез? Вчера его в Оршике не было.

— Не было, потому что я его оставил. Должен же был кто-то здесь за всем присматривать.

Не теряя больше времени, я покинул кабинет. Игана могли похитить еще с вечера. Сейчас была дорога каждая минута. И уж точно не имело смысла искать Валеба, а потом с ним отправляться в Птичьи скалы. Я заранее позаботился установить в тайном хранилище портал. Оставалось лишь где-нибудь уединиться и достать маску портальщика.

Я поднялся в свою бывшую комнату на третьем этаже, залез под кровать, толкнул дверцу и вполз в тайный ход. Давно пора было установить портал где-нибудь в укромном месте замка.

Надел маску портальщика и поставил портал. В открывшемся проеме была темнота. Так и должно быть, ведь там лишь небольшая капсула. Дальше два метра горной породы и лишь потом тайное хранилище.

Торопливо я вошел в портал.

Даниэль правильно поступил, порталы — это основное, что мог выдать консильери. Остальное — вторично. Количество жителей, стражников, гвардейцев, рыцарей и прочее те же альбиносы могли пронюхать и без Игана Велни. Теперь, когда альбиносы, скорее всего, прознали о Драной горе и Острову теней было понятно почему они его похитили. А вот мы вовремя не догадались оградить наших портальщиков от похищений. Оставалось надеяться, что консильери продержится еще немного и не развяжет раньше времени язык. Это давало нам возможность уничтожить все самые важные его порталы.

Запускаю светящегося мотылька, открываю камни и не верю глазам. Тайное хранилище пусто.

Вообще пусто!

Здесь совсем нет ничегошеньки!

Стало нехорошо в груди, сердце отчаянно заколотилось. От невероятного шока ноги стали подкашиваться. Я и сам не заметил, как очутился сидящем на полу.

Мы-то думали, Игана Велни похитили, а оно вон как оказалось. Консильери попросту взял и нас предал. И непросто предал, стащил все запасы княжества.

Конечно, в подвале казначейства осталось немного золота. Еще было серебро и медяки. Этого хватит княжеству на какое-то время, но однозначно не хватит на выплату горцам. Вместе с Оршиком нам придется истратить вчистую всю казну двух княжеств, чтобы расплатиться с долгом. Или не придется, если откажем. В таком случае мы выступим в открытое противостояние и с Долиной, и с Горами.

Впрочем, сейчас думать о плохом не хотелось. Я все-таки надеялся договориться об отсрочке. В конце концов, у нас оставалось много золота. Правда, его требовалось вытянуть из морских глубин. На это требовалось потратить какое-то время.


Глава 28


В кабинете Даниэля все разбито. Уже полчаса он не находит себе места. Таким злым я его еще никогда не видел. Теперь вот брат расхаживает взад-перед на нервах. Уже очевидно, Игана Велни никто не похищал. Он попросту вчера выкрал у нас все золото и с семьей сына смылся.

Я только не понимаю, зачем ему столько. Там же было на многие годы вперед для всего нашего княжество. Одному человеку, пусть и с о-о-очень большой семьей столько золота не потратить за всю жизнь.

Конечно, в последнее время консильери несколько раз незаслуженно доставалось от Даниэля. Было видно, что это его обижало. Но не настолько же, чтобы ограбить всех живущих в княжестве людей!

Где искать Игана — примерно было понятно. У альбиносов, конечно. Больше ему деваться некуда. Вряд ли это Долина. Насколько помню, Долина его недолюбливала.

Или все-таки Долина?

Может быть королева со своим консильери специально показывали для нас нелюбовь и одновременно с этим его к себе подтягивали?

В следующее мгновение на меня обрушилось понимание.

— Нет, Иган с сыном не могли вдвоем перетащить столько золота! — в ошеломлении начал я рассуждать. — Опять же, им нужна была Драная гора. Иначе консильери не хватило бы маны. А чужой базы в горе я не нашел. Он мог воспользоваться разве что нашей базой или крепостью, которую мы передали Долине!

— Его не было в Драной горе. Гвардейцы сказали, что вечером он ушел к себе в пристройку и больше нигде не появлялся. Это Долина… его однозначно пригрела у себя Долина. А он за это отстегнул долю из наших золотых запасов. За это королева Игана и все семью сына будет прикрывать до конца их дней.

— Получается, с помощью нас Трида заполучили Драную гору, Остров теней, стянула все наше золото, еще и требуют сто миллионов!

— Забудь, — резко отрезал брат. — Ничего платить мы не будем. Я больше переживаю: они одни такое проделали или с альбиносами? А что, может быть они вместе все задумали — перебить южан, скинуть нас в сторону и разделить мир между собой.

Наконец остановившись, Даниэль скривился.

— Надо срочно созывать совет вместе с нашими вассалами. Прямо сейчас. Будем решать, что делать.

— Скажешь, что нас обвели вокруг пальца?

— Мы не допустили ошибку. Нас предали. Предал самый доверенный человек. Это совершенно разные вещи.

— И что будем делать? Снова отвоевывать крепость и остров теперь уже у Долины?

— Для начала усилим в городе патрули. Потом займемся подготовкой воинов. Нам нужна сильная армия.

— Это уже делается и без того.

Брат тяжело вздохнул. У него явно не было идеи о том, что теперь делать. Впрочем, как и у меня. Единственным вариантом виделось прибить Триду Лигрес. Не будь на мне штрафа, я бы хоть сейчас попытался. А вот как быть с альбиносами — это уже было куда сложнее. Там сидел не один монарх. У альбиносов все решал Совет острова. А убить столько народа — замучаешься.

Впрочем, пока мы точно не знали к кому подался Иган Велни. Мы только рассуждали. Все это предстояло выяснять, а уже потом готовить ответные меры.

Даниэль продолжил:

— Мне обязательно нужно посмотреть на всех подручных. Иначе я не смогу узнать предал меня кто-то или нет.

— А как это работает? — из любопытства и в порядке общего развития спросил я.

— Ты просто видишь нить, идущую от тебя к человеку. Если ее нет — он тебя предал.

Уже зная, как можно взять под контроль человека, и никто не догадается, что в нем сидит кто-то другой, я посоветовал брату задать пару вопросов каждому из личного и на этом поднялся.

— А ты куда собрался?

— Я тебе пока не нужен. Пройдусь. Хочу побыть один. Так лучше думается. Нужно будет заодно заглянуть в Оршик и сообщить Дарии о предательстве Игана, ну и предстоящем разрыве с Долиной. Пусть тоже готовятся к худшему.

Даниэль согласился.

Я так и не признался брату о том, как смог настолько быстро посетить тайное хранилище и вернуться. За ошеломляющим известием он попросту не придал значения мелочам.

Кошмарный сон, смерть предвестницы Ханны, теперь вот предательство Игана Велни и похищение золота… Еще немного и очередь дойдет до вторжения к нам падших. Сейчас я уже ни чему бы не удивился.

Однако, что нам теперь делать, оставалось под вопросом.

Отец меня не раз предупреждал, нельзя иметь больше одного врага. Теперь их было уйма. Куда ни посмотри. Из друзей осталась лишь Дария и ее Оршик. Жаль, что княжество было слишком маленьким и настолько далеко удалено. Будь они по соседству, нам было бы куда легче.

Дарию пришлось разыскивать в городе. Она стояла на стене. Смотрела как собирают трупы в пригороде. Их еще было полно. Работы на три дня, а то и дольше. Дров не использовали, жгли мертвецов магией. Для этого поставили временный портал в Драную гору за городом. Чтобы быстрее восстанавливать ману.

В стольких мертвецах были и свои плюсы. Прежде чем жечь, их хорошенько обыскивали. У каждого при себе находилось чего-нибудь полезное или ценное. На худой конец можно было взять доспехи и оружие. Пусть оно и попадалось не особо высокого качества, но все же доставалось забесплатно. Позже можно было перековать во что-то стоящее. Хороших мастеров в городе хватало. Не зря же княжество славилось по миру своим оружием.

При виде меня Дариа обрадовалась и тут же огорчилась.

— Прости, ваши маски птиц рух мы пока не нашли. Но я обещаю, мы найдем. Пусть не все, пусть немного, но обязательно найдем.

Видимо мое столь быстрое возвращение и хмурый вид она отнесла к переживаниям по поводу потерянных масок птиц. Я отмахнулся и поделился настоящими неприятностями.

— Я так и знала, Трида нас обязательно обманет! — оживленно воскликнула княгиня, едва я закончил рассказ. — Раньше ведь я ей верила, доверяла. А потом пришел ты и открыл глаза. Меня если один раз обмануть, я больше этому человеку никогда не буду верить. Не пойму, как вы сами, зная, что она такая, могли ей поверить.

— Да ничего мы особо ей не доверяли. Просто ситуация была такая. Не в нашу пользу. Ну ты и сама знаешь.

— Сильно не расстраивайся. Не все так плачевно. У меня город несильно пострадал. Убитых куда меньше ожидаемого. У вас ситуация лучше. Город целый, а убитых крохи. Зато мы армию южан уничтожили. А это дорогого стоит. Сам видел, что вчера здесь творилось.

— Согласен. Хоть что-то радует.

— А что будет с Островом теней и Драной горой?

Я пожал плечами.

— Пока не знаю. Все пошло шиворот-навыворот. Теперь ума не могу приложить что делать. Даниэль такой же. Долина нам все планы спутала, — честно признался я, да и как тут было скрыть наше если не отчаяние, то близкое к этому настроение.

Мы пешком добрались до замка. Внутри города уже справились с трупами и начинали заниматься восстановлением разрушенного. У большинства зданий были разрушены верхушки. Поэтому то тут, то там возводилось леса, за работу принимались каменщики.

Едва мы вошли в замок, Дария повела меня обедать в столовую. Мне совершенно не хотелось есть. Сидя за столом, я больше теребил вилкой мясо.

— Но если все так, как мы думаем, что предпримет Долина? — вдруг задала вопрос княгиня. — Правильно! Попытается отобрать у нас Драную гору и Остров теней.

Задав вопрос и сама же на него ответив, княгиня вскочила и куда-то унеслась.

Я нашел ее довод убедительным. Вот только Даниэль об этом уже позаботился. На наших базах уже были уничтожены порталы Игана Велни. А иначе к нам было тяжко пробираться. Особенно к базе в Драной горе. Это у меня была возможность использовать сразу две редкие особенности: раздвигать камни и находиться в невидимости. Без подобных способностей бродить в горе, полной монстров, было затруднительно.

— Все, готово! — радостно заявила девушка вернувшись. — Только что распорядилась усилить охрану наших баз. Теперь там будет по полсотни моих лучших гвардейцев с лучшим оружием. Если Долина вздумает нагрянуть, мы отобьёмся.

А вот в этом необходимости не было. По крайней мере, у нас в Драной горе целыми днями кишело воинами. Они заправлялись маной. На Острове у портала днем дежурили трое гвардейцев. Если что-то случится, один бросится в портал, а двое его прикроют. К ним опять же порталом из Драной горы тут же будет переброшено столько воинов, сколько потребуется. Это уже давно было продумано.

Не стал разочаровывать Дарию и похвалил за смекалку.

— Ну что ты не ешь? Уже все остыло. Давай скажу, чтобы снова подогрели мясо.

Я поблагодарил и предпочел доесть холодным.

К окончанию обеда в столовую вошел Оди.

— Сюрприз готов! — радостно известил он.

— Пойдем, мы тебе кое-что приготовили, — заинтриговала Дариа.

Мы вышли во двор, где меня и поджидал сюрприз. Им оказались тяжелые шипастые доспехи. Такие мне всегда нравились визуально. А вот ходить в них для себя я не представлял. Собственно, поэтому никогда не стремился заполучить подобные мощные латы.

В дополнение к доспехам шел такой же тяжелый шлем с забралом полностью скрывавшем лицо. А еще шипастый щит и полуторный меч с зазубренным лезвием.

Все перечисленное помимо даруемой двойной защиты имело активную атаку в виде огня. По моей команде все воспламенялось и горело столько, сколько понадобится, расходуя на каждую минуту всего лишь 12 очков маны.

Дария позвала двух гвардейцев и те помогли надеть на меня доспехи.

Что значит работа хорошего мастера. Железо само приняло мой размер.

— Ну как? Нигде не жмет? Удобно? — заботливо спросила княгиня.

Я повернулся из стороны в стороны, прогнулся, нагнулся, присел на корточки, тут же подпрыгнул и выдал свой вердикт:

— Отлично!

— Вот чтобы в них постоянно и ходил. Не хватало, чтобы Долина на тебя покушение устроила. И чтобы не вздумал снимать на улице шлем и открывать забрало. Выпустят стрелу в глаз и этого тебе хватит. А я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось, — с напыщенной серьезностью принялась наседать Дария.

— Когда сражения еще ладно, но не в таком же виде мне ходить по улицам.

— А нечего тебе никуда ходить. Вот уберешь штраф, наладится с Долиной и тогда снимешь.

С непривычки шлем мне уже надоел, посему я его снял. Надевал-то, чтобы просто померить.

— Рей, ну что ты делаешь? — обиженно, выпучив губы, проговорила девушка.

— Здесь-то мне чего опасаться?

— Но как только выйдешь на улицу, сразу наденешь. Обещаешь?

Даже не знал, что ответить. Забота княгини выглядела по-особенному трогательной. Я и сам понимал, в этих доспехах мне сейчас ходить предпочтительней всего. От Долины можно было ожидать чего угодно. В этом я убедился, уже имея горький опыт. О том, что именно Трида Лигрес убила Алана и чуть не убила меня, я никогда не забывал.

С другой стороны, настолько мощные доспехи были до ужаса непривычными. Мне казалось, что я со стороны выгляжу подобно выскочке, красующегося дорогими доспехами, которые надевали исключительно для сражений.

— Надевать буду, но не обещаю, что всегда, — в итоге пообещал я.

— Если вздумаешь снять, вот прям обещаю, не буду разговаривать с тобой неделю! — разразилась угрозами Дария.

Как именно она не будет «разговаривать» я догадался.

— Рей, лучше ходите в доспехах. Я свою сестру знаю. Когда она злится, становится такой до невозможности вредной. А когда не разговаривает, становится еще хуже, — посоветовал Оди.

— Ну пока же я в доспехах. Что на меня злиться?

— Вот и ходи в них, привыкай.

Здесь во дворе замка, также как у нас на Гнездовой скале, был установлен портал. Это чтобы помощники могли в любой момент перемещаться в Драную гору и оттуда, куда потребуется. Вот только он был установлен в отдалении от ворот, сбоку замка.

Из портала вдруг повалили люди. Да так, что просто начали к нам вываливаться. Их спешность, громкие крики и испуг на лицах тут же приковали внимание всех находившихся во дворе.

Судя по обычной рабочей одежде, они не были воинами. Гвардейцы стали помогать подняться упавшим и тем освобождать проход для остальных. Это говорило о том, что люди из портала были своими, оршиканцами. Гвардейцы их знали.

Мы с Дарией в непонимании двинулись к растущей на глазах толпе.

— Княгиня, там падшие! На нас напали падшие! — закричал один из мужчин с застывшим ужасом на лице. — Там столько падших, не передать!

— Кто-о-о?..


Глава 29


Дариа кинулась к своим людям расспрашивать о случившемся, а я полез в сумку за маской. Не сомневался, кто стоит за появлением падших. Королева Трида Лигресс вела игру последовательно и слишком предсказуемо: сначала с нашей помощью разбила главных соперников — южан, потом прибрала к рукам золото из тайного хранилища, теперь вот принялась выбивать нас из ключевых мест мира.

Жаль мы не подумали ударить первыми. Знали же ведь о коварстве королевы, и все равно не додумались ударить по ней в тот момент, когда она меньше всего ожидала нападения.

Что я сделаю с Тридой за эти выходки — родилось мгновенно. Тут и придумывать особо не пришлось. Мне было достаточно взять под контроль разум ее консильери и, воспользовавшись его телом, прикончить королеву. Вот только прежде нужно было позаботиться о людях, что сейчас сражались с падшими в Драной горе. Людях Скалистого Берега и Оршика.

Надев маску невидимки, я кинулся в портал. Прямо по головам вырывающихся оттуда людей. Став подобно духу, сделать это было нетрудно.

В закрытом помещении крики людей, звон металла, удары фаерболов и шипение огненной магии усиливались, отчего получались особенно громкими. В зале куда я попал, стояло примерно десять открытых порталов. Люди без разбору отправлялись куда быстрее удавалось попасть.

Со стороны прохода, ведущего на верхний уровень, шло сражение. За обилием воинов и ярких вспышек применяемой магией нельзя было ничего рассмотреть.

Я бегом заглянул в остальные помещения, занимаемые оршиканцами.

В залах для тренировок и ожидания пополнения маны никого не было. В помещении, где работали мастера, кое-кто в спешке хватал изготовленные артефакты и с ценностями в руках уносился к выходу.

Все-таки не зря Дариа отправила в Драную гору полсотни лучших гвардейцев. Казавшаяся ненужной затея сыграла ключевую роль. По-видимому, чтобы не мешать тем, кто запасался маной, гвардейцы разместились в проходе и на ступеньках, ведущих на верхний уровень. Именно оттуда к ним нагрянули падшие.

Оршиканцам и тут повезло. На руку сыграл узкий проход. Больше двух падших в нем не помещалось. Опытные гвардейцы оказались на передовой и собой прикрыли отход мастеров и многочисленных более слабых воинов.

А еще обратило на себя внимание, что обе стороны применяли магию. Это означало, что среди падших были люди. Последние пускали первых вперед, а сами, оставаясь в тылу, закидывали оршиканцев фаерболами.

С оршиканцами все понятно, в силу случайности они сумели выйти из положения. А вот что творилась на верхнем уровне, который занимал Скалистый Берег и откуда лезли падшие, я и представить боялся.

Лезть по головам сражавшихся воинов было чревато. Орудуя клинками, оршиканцы отчаянно пользовались огненной магией и закидывали падших фаерболами. С той стороны в них летели исключительно мощные фаерболы. Любая боевая магия была мне противопоказана, посему обратился к способности Заклинателя камня.

По вновь создаваемому проему со ступеньками я понесся вверх, попутно закрывая за собой камни. Незачем было создавать второй проход для падших. Иначе бы они воспользовались открывшейся возможностью и набросились на оршиканцев сзади.

Здоровенный падший с булавой в руках весьма удивился, когда перед ним расступилась стена и через секунду снова закрылась. Меня невидимого он, понятное дело, не увидел. Падшие не могли обращаться к магии, тем самым не могли ни изучить, ни использовать заклинание Видение.

Я очутился в проходе, идущем из зала с порталами в тренировочное помещение. Начали сбываться мои худшие предположения. Падшие уже справились с теми, кто был в зале для тренировок, и теперь занимались мародерством или поеданием убитых людей.

В зале, созданном для ожидающих пополнения маны, творилась та же картина. А вот в помещении с мастерами самих мастеров не оказалось. Ни одного живого или мертвого тела. Даже следов крови на полу. Здесь падшие занимались обыском чего-нибудь стоящего, попутно разбивая столы, стулья и всякую утварь.

Внутри меня все клокотало. Так просто оставлять падших я не собирался.

И снова на выручку пришел Заклинатель камней. Я попросту велел стенам сомкнуться и тем покончить со всей нечистью, что здесь грабила и пировала. То же самое проделал в тренировочном зале и помещении для ожидания пополнения магии.

Оставался зал с порталами, где падших было больше всего.

Здесь творилось столпотворение. Среди толчеи я разглядел разгадку того, откуда появились падшие. А они, собственно, продолжали появляться. Два особо больших и длинных сундука, как раз под размер портала, падшие предусмотрительно подняли с тем, чтобы удобнее было из них выбираться. Именно в них были установлены порталы, откуда и вываливались падшие.

— Снова ты?! — раздался голос куда внятнее звериного рыка падших.

Распихивая попадающиеся на пути тела, в мою сторону рвался человек. Его возглас я сразу воспринял на свой счет. Им оказался рослый альбинос!

Мощнейший темно-красный фаербол я заметил за долю секунды перед тем, как он ударил в грудь. Меня резко откинуло назад. Спине ничего, а голова больно ударилась о каменную стену. Из глаз посыпались искры.

Вот сейчас я действительно пожалел, что не надел шлем, на котором настаивала Дариа. Доспехи же отлично сдержали удар.

А следом летел уже второй фаербол!

Я резко сел на пол и тем ушел от попадания. Огненный шар ударил в стену выше головы, осыпав меня сверху каменной крошкой.

От падших меня отделяло чуть больше двух метров. Это потому что, выбираясь из порталов, они устремлялись к ступенькам, ведущим на нижний уровень. Настырный же альбинос целенаправленно пробирался ко мне против общего потока. Я его узнал по голосу и габаритам. С этой сволочью мы уже встречались. Это именно он обнаружил меня в зале с порталами у альбиносов.

Не знаю, кем он был в иерархии своих, но явно не последним человеком. Чутье и острота ума у него были на высоте. И вот теперь он снова меня обнаружил.

Я оказался внизу, вне видимости альбиноса. Эта же тварь, продолжая пробираться через падших и теперь не видя меня, выставила руку и особо не целясь принялась выпускать наугад новые фаерболы.

В уклонении от магии у меня значилось 40 из 40 очков. В принципе, сойдет. Но не тогда, когда тебя расстреливают практически в упор, хоть и не целясь. И тем более не в противостоянии со столь серьезным противником.

Из трех выпущенных по мне фаерболов я поймал все три.

Пусть и находясь в невидимости, удары и сильный жар пламени я ощутил более чем прилично. Перед глазами вдобавок появилась полоска здоровья, окрашенная в кроваво-красный цвет. Это потому что 67 очков штрафа вылились в 67 % понижения к основным характеристикам. Опять же сказалось отсутствия шлема, так как один из ударов пришелся на лицо.

Альбинос, фаерболы и падение случились настолько быстро, что не прошло и трех секунд. Теперь же появление полоски здоровья заставили действовать куда энергичнее.

— Лечение! Защита! — заорал я и, выставив вперед руки, вскрикнул главное: — Стенам — сомкнуться!

Отчаянные крики падших, визг и ругань смешались в общий громкий ор. Стены с двух сторон потянулись к центру, поглощая все, что попадалось на пути. Из-за начавшейся суматохи альбиносу было уже не до меня. Прижавшись спиной к камню, я наблюдал за тем, как всю эту ораву убивают стены.

Все закончилось за несколько секунд. Я очутился в узкой щели, со всех сторон запечатанной камнем.

С падшими в Драной горе было покончено.

Конечно, там дальше на ступеньках они еще оставались. Вероятнее всего, с несколькими альбиносами. Их всех уже добьют оршиканцы. Я же поторопился сменить маску. Надо было проверить, что творится на Острове теней.

Зал с порталами в Драной горе соединялся с островом. Появление падших и убийство дежурившего портальщика уничтожило его порталы. Даже если туда успели сунуться, оставалась надежда, что кто-то из людей сумел выжить. Если так, то уцелевшие прямо сейчас сражались. Им нужна была помощь.

Пригодился портал, спрятанный на Острове теней. Попав в запечатанную камеру у базы, я снова сменил маску портальщика на невидимку и стал раздвигать камни.

В большом помещении, где ночами сидели наши люди, оказалось пусто. Однако разбитые лавки и кровь с фрагментами плоти на полу подсказывали, что падшие здесь уже побывали. Наличие большого и удлиненного сундука говорило о том, что падшие забрались сюда вовсе не из Драной горы.

В подобных закрытых помещениях хорошо передаются даже негромкие звуки. Откуда-то из дальних краев базы доносился неясный шум. Прежде чем отправляться на поиски источника звука, я заглянул в раскрытый сундук.

Альбинос… По ту сторону портала ко мне спиной стоял крупный мужчина с белесыми волосами, закрывавший собой вход в портал. Мимо него проходила толпа падших. Все происходило в каком-то темном подземелье. То ли в Пропасти, то ли в бывшей крепости альбиносов, которую мы передали Долине, то ли еще где-то. Но это однозначно было в Драной горе. Иначе портальщики не могли бы переправить такое количество падших.

Сделав пару шагов назад, я пустил на сундук пару фаерболов, разнесших вдребезги и его, и скрывавшийся в нем портал. Лишь после этого я отправился осматривать базу.

Падшие нашлись на нижнем уровне. Там, где обитали оршиканцы. Вероятнее всего, отправленные Дарией пятьдесят гвардейцев, в отсутствии людей, разместились на лавках и расслабились. Их застали врасплох. Теперь же, перебив всех воинов, падшие приступили к трапезе.

Велел стенам сомкнуться и снова полез в сумку для смены маски.

Не попадись мне альбиносы и я бы сейчас отправился прямиком в Долину. Даже невзирая на красную полоску в здоровье. С альбиносами подобный трюк не пройдет. У них нет лидера, всем управляет совет. Собственно поэтому предстояло хорошенько подумать, чем им ответить. Вероятнее всего, еще раз попробовать отправить к ним их же шпиона Ганси. То есть прежде чем что-то начинать предстояло найти у альбиносов уязвимое место.

Даниэль, вероятно, уже знал о произошедшем. Кто-нибудь обязательно должен был успеть выбраться из Драной горы, прежде чем закрылись порталы. Тем не менее я поторопился быстрее к нему попасть. Открыл портал не у Гнездовой скалы, а в тайном ходе внутри замка.

Едва я перешагнул проем и в изумлении замер. По спине пробежал холодок. В замке творилось что-то невообразимое. Раздавались множественные крики, топот, звон стекла, какие-то громкие удары.

«И здесь падшие!» — едва не вырвалось из груди.

Снова надел маску невидимки и быстрее открыл потайную дверь в свою комнату.

Открылось чудовищное зрелище. Падшие носились по верхнему этажу, ломали и крушили все, что попадалось у них на пути. Их целью были не вещи и не предметы. Они искали людей.

«Спальня брата!» — вспыхнуло в уме, подобно озарению. В основном именно там проводила время невеста брата.

Сорвавшись с места, я понесся в дальнюю комнату, по пути лавируя между падшими.

Никого.

На душе отлегло.

Катарина ушла тайным ходом. Или Даниэль ее вывел, отступая с мамой и с остальными под натиском падших. Я очень надеялся, что так и случилось. Даниэль, его подручные, наконец, мама — не могли погибнуть из-за каких-то падших. Они хорошие воины и владеют боевой магией. Они обязательно должны были отбиться. Об ином я даже думать не хотел.

Заглянув в бывшую комнату Алана и никого там не увидев, я побежал по лестнице вниз.

На втором этаже тоже никого не оказалось. Ни трупов, ни следов крови. Повсюду носились лишь одни падшие. Крушили, громили, зачем-то выбивали в окнах стекла.

На лестнице первого этажа появилась кровь.

Сердце защемило.

Останки двух тел и частей женской одежды нашлись в холле. По изодранным платьям я узнал служанку Карлину и кухарку Мари. Дешёвая женская одежда была только у них.

Спешный осмотр первого этажа других погибших не выявил.

А во дворе, где было просто море падших, картина складывалась иной. Дежурившие гвардейцы дали бой появившейся нечисти. Трое из них все еще сражались на стене. Истратив запасы маны, они вели бой на мечах. Им повезло. Позади стояла башня с запертой дверью и падшие лезли исключительно с одной стороны. Пока гвардейцы справлялись, но это ненадолго. Еще немного и защитников замка непременно одолеет. Слишком много нападающих. Их число только прибавлялось. Рыча и вступая между собой в перебранки, падшие непрерывным потоком двигались откуда-то с левого бока замка.

Сквозь голоса падших раздавался призывный крик горна. Это внизу Гнездовой скалы, у казармы гвардейцев, горнист раз за разом подавал сигнал боевой тревоги. Тем призывал силы города собраться.

Мне хотелось помочь трем выжившим на стене, но в данный момент было дело куда важнее. Падшие не просто так шли потоком с одного места. Мне предстояло как можно быстрее его остановить. А парни на стене еще какое-то время продержатся. Хотелось верить, что продержатся.

Рванув с места, я понесся продираться сквозь толпу.

Мои догадки подтвердились. Сбоку от замка полчище лезло к нам сразу из трех сундуков. Также как в Драной горе падшие поставили их стоя и придерживали, чтобы быстрее можно было пересечь портал.

Теперь стало понятно, куда направлялись падшие, когда я заглянул в сундук на Острове теней. Они все шли к порталам, ведущим на Гнездовую скалу. Альбиносы попросту направляли потоки нечисти в том направлении, куда считали нужным.

К счастью, к нам пойти они не удосужились. Некому было защищать сундуки и некого было опасаться. Фаерболами я поочередно разнес порталы в щепки и тем завершил идущий к нам поток падших.

Вот теперь можно было идти на выручку оставшимся на стене гвардейцам.

Завернув за угол, я горестно выдохнул. Не успел. Падшие уже скинули гвардейцев со стены и внизу раздирали на части.

В запасе оставалось приличное количество маны. А еще на шее висел флакон с первородной магией. Вполне достаточно чтобы справиться с несколькими десятками падших. Вот только это была слишком малая цифра. Требовалось придумать чего-нибудь позначительнее.

Я взобрался на стену. У нижних ворот шла грандиозная битва между падшими, с одной стороны, и гвардейцами со стражниками, с другой. Тех и других примерно было поровну, по тысяче. Воины Скалистого Берега пока держались исключительно благодаря наличию маны.

По дороге от верхних ворот к падшим неслось солидное подкрепление. В то же время наши силы пополнялись скромными ручейками со стороны площади и со стороны казармы гвардейцев.

Лучшим решением виделось отрезать падшим пополнение, перебить тех, кто сейчас был на площади, а потом начать зачистку Гнездовой скалы.

Выставив руки на камни у нижних ворот, я велел им сдвинуться…


Глава 30


Побродив по опустевшему замку, я подался на террасу, выходившую к морю, и здесь остался. Пахнущий солью холодный морской ветер пробирал до костей. Хотелось завернуться во что-нибудь теплое и наконец-таки уснуть. Вот только в эту ночь от холода и ветра на Гнездовой скале было не спрятаться. В замке не осталось ни одного целого стекла, ни одной уцелевшей теплой вещи, ни одной колбы с эликсиром. Падшие все разбили, разломали, разодрали.

Я специально подался сюда. Сидеть во дворе было невыносимо. Все что сломано мы вынесли на улицу и устроили костер. Костры развели и на дороге, идущей от верхних ворот к нижним, и на площади. Жгли падших. Не думал, что их зловонные тела на огне окажутся настолько вкусно пахнущими. Как будто сжигали не падших, а жарили мясо. Только меня, несмотря на голод, от этого запаха выворачивало. Я немного посидел у огня и не выдержал. Подался подальше от тошнотворных запахов.

Чем жечь падших я предложил сложить их на баржи и вывести в море. Но этому воспротивился магистр. Море все равно потом выбросит падших на берег. А если примет, отравится рыба. Падших не зря считают нечистью. Их и хоронить нежелательно, чтобы не портить землю. Для них есть лишь огонь. От него падшие превращается в безвредный пепел.

Мама и Катарина еще вечером уехали в «Трезубец». Даниэль и остальные подручные остались в замке. Я тоже остался. Все вместе мы таскали трупы. Из-за катастрофической нехватки людей и обилия трупов их таскал даже Даниэль.

Почти все, кто находился в замке, спаслись благодаря потайному ходу. Погибли лишь гвардейцы и слуги, что оказались на первом этаже или во дворе. Даниэль сказал, что падших ворвалось в замок сразу полчище. Он с капитаном ели сумели прорваться на третий этаж и спасти Катарину.

Наши потери были подсчитаны лишь к полуночи. Примерно погибла тысяча гвардейцев, две тысячи стражников и три тысячи мирных горожан. А еще десять рыцарей, среди которых оказался Таун Ри и дежуривший в Драной горе Бассир. Так что теперь у нас остался только один портальщик Валеб, ну и я, хотя об этом пока никому не сказал.

Также мы лишились всех мастеров. Их не убили. Попросту выкрали. Об этом говорило отсутствие крови в помещении, где они находились и продолжавшие работать маски Тионы. Если бы она была мертва, маски превратились в никчемные куски человеческой кожи.

Потери вышли настолько высокими, потому что нападение падших произошло не только на Гнездовой скале. Портал был установлен на одном из кораблей. Там в трюмах собралось целое полчище. Оно разом стало вылезать со всех корабельных щелей и разбегаться по пристани, разрывая на части попадавшихся на пути людей. Лишь благодаря усиленным нарядам стражников в порту, а также нескольким рыцарям, оказавшимся там больше по случайности, падшим не дали прорваться в город. Иначе потери вышли бы еще более значительными.

Вместе с большими жертвами мы понесли большие убытки. Помимо уничтоженного в замке имущества, падшие разнесли все, что находилось в пристройке и подвале, занимаемом магистром. Были уничтожены все запасы эссенций, эликсиров, первородной магии из Источника. Из-за этого мы сейчас все были обессиленными.

Но мы вышли из положения.

Вместе с Валебом и несколькими стражниками мы вернулись на нашу базу в Драной горе, где я вернул стенам первозданный вид. А после мы вынесли трупы и возобновили работу. Для этого лекарша Надин созвала подчиненных. Двух женщин она посадила там для восстановления запасов эликсиров, а остальных отправила помогать раненным.

С возобновлением базы в Драной горе лекарши могли быстро восполнять запасы маны и лечить куда больше народа, а воины сжигать трупы магией, иначе на них не хватило никаких запасов дров. В общем, уже после полуночи у нас начался активный процесс восстановления.

Чтобы хоть чем-то себя занять и тем отвлечься от безрадостных мыслей, я открыл характеристики.

Рей Гилберт

Аристократ\Казначей\Воин\Маг 1188 уровень

Внимание! Действует штраф — минус 67 % к части основных характеристик. Вам необходимо срочно пополнить уровень удачи.

Основные характеристики:

Телосложение — 80\80

Сила — 80\80

Ловкость — 100\100

Интеллект — 100\100

Восприятие — 100\100

Интуиция — 100\100

Удача — минус 67

Свободные очков — 51

Воинские характеристики:

Доблесть — 60\60 (открыта 3 ступень)

Защита — 60\60 (открыта 3 ступень)

Атака — 60\60 (открыта 3 ступень)

Опыт — 2.453.482

Магические характеристики:

Мудрость — 100\100 (открыта 5 ступень)

Магия — 100\100 (открыта 5 ступень)

Сила магии — 100\100 (открыта 5 ступень)

Параметры персонажа:

Очков здоровья — 1268\1268 (действует ограничение 418\418)

Очков выносливости — 100\100 (действует ограничение 33\33)

Переносимый груз — 80 кг (действует ограничение 26 кг)

Скорость восстановления — 260 единиц в сутки (действует ограничение 86\86)

Знания:

Элементарные основы бытия — 100\100

Элементарная грамотность — 100\100

Этика и Этикет — 100\100

География — 100\100

Теология — 100\100

Математика — 100\100

Логика — 100\100

Обществознание — 100\100

Естествознание — 100\100

История — 100\100

Экономика — 100\100

Деловодство — 100\100

Политика — 100\100

Право — 100\100

Дипломатия — 100\100

Основы воинского дела — 55\100

Основы магии — 54\100

Навыки:

Естественные способности — 100\100

Верховая езда — 100\100

Ночное видение — 100\100

Торговля — 100\100

Бесшумность — 100\100

Акробатика — 100\100

Предвидение обмана — 100\100

Плаванье — 100\100

Игра в кости — 100\100

Ощущение скрытого воздействия — 100\100

Управление разумными — 100\100

Зодчий — 100\100

Ораторство — 100\100

Навык соблазнителя — 100\100

Артист — 100\100

Предвидение опасности — 100\100

Архитектура — 100\100

Общий анализ — 94\100

Управленческая деятельность — 89\100

Владение ножом — 80\80

Атлетика — 80\80

Обучение — 80\80

Обман — 60\100

Бег — 48\100

Скалолазание — 45\100

Картография — 43\100

Прыжки — 36\100

Воинские навыки:

Фехтование — 60\60 (открыта 3 ступень)

Стрельба — 60\60 (открыта 3 ступень)

Ближний бой — 60\60 (открыта 3 ступень)

Ношение доспехов — 40\40 (открыта 2 ступень)

Владение щитом — 40\40 (открыта 2 ступень)

Владение мечом — 40\40 (открыта 2 ступень)

Рукопашный бой — 40\40 (открыта 2 ступень)

Уклонение от оружия — 40\40 (открыта 2 ступень)

Уклонение от ударов — 40\40 (открыта 2 ступень)

Уклонение от магии — 40\40 (открыта 2 ступень)

Уклонение от стрел — 40\40 (открыта 2 ступень)

Владение древковым оружием — 20\20 (открыта 1 ступень)

Хладнокровный убийца — 20\20 (открыта 1 ступень)

Уникальные приемы боя:

Стремительный удар — 20\20 (открыта 1 ступень)

Могучий вихрь — 20\20 (открыта 1 ступень)

Заклинания:

Фаербол — 100\100 (открыта 5 ступень)

Цепная молния — 100\100 (открыта 5 ступень)

Видение — 100\100 (открыта 5 ступень)

Щит — 100\100 (открыта 5 ступень)

Снятие заклинаний — 80\80 (открыта 4 ступень)

Стрела — 60\60 (открыта 3 ступень)

Точность — 60\60 (открыта 3 ступень)

Молния — 60\60 (открыта 3 ступень)

Огонь — 60\60 (открыта 3 ступень)

Ледяная стрела — 60\60 (открыта 3 ступень)

Кольцо холода — 60\60 (открыта 3 ступень)

Дым — 60\60 (открыта 3 ступень)

Искуситель (сексуальный интерес) — 60\60 (открыта 3 ступень)

Обольститель (просто интерес) — 60\60 (открыта 3 ступень)

Каменная кожа — 60\60 (открыта 3 ступень)

Ускорение боя — 60\60 (открыта 3 ступень)

Замедление противника — 60\60 (открыта 3 ступень)

Маскировка — 60\60 (открыта 3 ступень)

Приручение питомца — 20\20 (открыта 1 ступень)

Особые способности:

Концентрация

Внимательность

Усидчивость

Предвидение

Финансы

Аутогенизм

Лицедейство

Заклинатель камня

Правитель (заблокировано до достижения 18 лет)

Полководец (заблокировано до достижения 18 лет)

Да уж, отвлекся от безрадостных мыслей… Минус 67 к удаче. Это хорошо, я был в доспехах, и альбинос лишь один раз попал в лицо. Иначе бы для меня там все и закончилось.

Вдалеке начал зарождаться рассвет. Но от этого легче не становилось. Снова вспомнился кошмарный сон. И как не воспринять его как не предзнаменование? Практически все приснившееся сбылось. Были и падшие, и мертвецы, и даже горнист.

На этом мы отделались или случившееся лишь начало куда более трагичных последствий, которым в скором времени суждено сбыться?

Я с тяжестью вздохнул.

Как знать… Разве можно что-то знать наверняка.

Меня волновал не только этот вопрос. Еще очень хотелось узнать: за падшими стояли исключительно альбиносы или они действовали на пару с Долиной? Как-то я сразу об этом не подумал. Зато ответ на этот вопрос должен был прийти очень скоро. Все было очевидно — устроив нападение на нас, альбиносы должны были устроить то же самое и Долине. Тем отомстить им за предательство. Оставалось дождаться отправленных в Долину разведчиков и узнать, что минувшим вечером случилось у королевы.

Холодный ветер утомил. Стоя на нем, у меня теперь сами собой начали стучать зубы. Уж лучше терпеть тошнотворные запахи жареного мяса, зато сидеть в тепле.

Развернувшись, я побрел к костру.

Всю мебель спалили. Теперь в ход пошла одна только магия. Два стражника и два гвардейца поочередно уходили в портал, установленный все в том же месте у ворот. В Драной горе они восстанавливали маны, возвращались к нам и жгли огненной магией трупы падших. Компанию им составил управляющий замком Тид Граш, по-видимому, также как я, утомившись сидеть у костра.

Брат с поникшей головой смотрел на огонь. Его сейчас, по-моему, лучше было не трогать. Магистр сидел на куче изодранных книг. Так не решившись кинуть их в огонь, он чего-то бормотал себе под нос. Из всех лишь капитан выглядел здраво. Принеся откуда-то чудом уцелевшую лавку, он разместился на ней и с помощью наждачного камня приводил в порядок меч.

Присев рядом с капитаном, я спросил по поводу отправленных по миру разведчиков.

— Птички отовсюду вернулись. Все что нужно высмотрели. Северяне не тронулись с места. Сидят в Серых Острогах. Флот альбиносов стоит у себя в порту. Прямо сейчас нам ничего не угрожает. Ну, кроме сюрпризов, подобных вчерашнему. Такое не предугадаешь.

— А в Оршике были?

— Да, заглянули. У них все в порядке. Долина сильно пострадала от падших.

Я в изумлении вытаращился. Ну надо же, все-таки Трида Лигрес оказалась ни при чем.

— Там получилось еще хуже нашего, — продолжил капитан. — Тагес до сих пор кишит падшими. Там до сих пор идет бойня. Падшие подожгли дворец королевы и расползлись по городу. Похоже, с королевой покончено…

— Ничего не покончено, — вмешался Даниэль, — не поверю, чтобы сама Трида да не сбежала. Сейчас где-нибудь отсиживается. Ее так просто не взять.

— В Великом городе тоже были падшие, — снова продолжил капитан, — правда, немного. Их еще вечером всех перебили. Очень много жертв получилось. Больше нашего. В основном погибли обычные люди.

— От мастера тайных дел ничего так и не слышно?

На мой вопрос капитан лишь досадно цокнул языком.

— С Валеком Лотцем покончено, — отозвался брат. — Его нет в живых. Это уже очевидно. Иначе бы он давно появился.

— А кто занес сундуки, не выяснили? — снова спросил я у капитана.

— Не у кого выяснять. Все, кто был в Драной горе и тут во дворе, погибли.

— Занес Иган. Кто же еще, — к нам присоединился управляющий Тид Граш. — Утром я отправлюсь в Оршик. Нам нужны маски птиц рух. Хотя бы десяток. Сегодня залижем раны, соберемся и нужно отомстить альбиносам. У нас остался доступ к Драной горе. Предлагаю сегодня же отправиться в Пропасть и снова попросить помощи у Трола. Ударим по альбиносам тем же оружием. Желательно одновременно с птицами рух.

— Согласен, — уверенно кивнул Даниэль. — Посчитайте сколько мы можем дать отцу быков и овец. К обеду я отправлюсь в Пропасть. Ударим по альбиносам сегодня же.

Из портала вышла женщина с ящиком. Громыхая склянками, она подошла к нам и обратилась к Даниэлю:

— Ваша светлость, Надин передала, что эликсиры всем выдали. Как вы и приказали, в последнюю очередь это для вас.

— Благодарю Фелиция. Возвращайся к работе, — распорядился Борис Шелби. Поднявшись, он забрал у женщины ящик и принялся раздавать нам эликсиры.

Я взял протянутую бутылочку и, откупорив пробку, быстрее приложился к горловине. А то вялость, сонливость и голод меня уже вконец утомили. Перечисленные проблемы эликсир снимал разом.

Стоило выпить сладковатую жидкость и внутри стало тепло. Появилась бодрость и даже слегка поднялось настроение.

— И когда наметим нападение на альбиносов? — спросил я воодушевленно у брата.

— Нападем ночью, когда они меньше всего будут ждать вторжения. Особо придумывать нечего. У Валеба за городом есть портал. Ближе к полуночи начнем перекидывать падших. За пару часов их можно переправить хоть десять тысяч. А потом отправим на альбиносов всех разом. И птиц рух вдобавок, если маски найдутся.

— Я вот только опасаюсь. Альбиносы не глупцы. Они прекрасно понимают, что мы захотим отомстить и что-нибудь придумают.

Борис Шелби поставил ящик с остатками эликсира на брусчатку, снова уселся на порванные книги и уверенно закивал головой.

— Все верно. Альбиносы будут нас ждать. Они воспользуются осколком Темного камня. Это убьет всю магию и всех падших.

— Так почему мы не воспользовались этим приемом вчера?! — разразился Даниэль.

— Потому что мы все были у вас в кабинете. А осколок там, — указал Борис на свою пристройку. — Вы же сами видели, падшие заполонили весь двор. Нам оставалось только бежать.

— То есть мы отправим к альбиносам падших, а они разом их убьют, и тем мы лишимся на какое-то время поддержки отца, — заключил я.

— Все верно, — согласился магистр. — По-моему, альбиносы от нас только этого и ждут. Не удивлюсь, что и постов стражи в городе сделали меньше. Чтобы заманить нас к себе. А потом, когда разделаются с нашими падшими, снова ударить. И ударить как следует. Вчера перед альбиносами стояло слишком много задач. Нужно было и к нам сунуться, и к Долине, и даже в Великий город. Хотели разом отобрать и Драную гору, и Остров теней. Теперь же им незачем распыляться. Все силы пойдут на Скалистый Берег.

Вот только все приободрились и снова наступило разочарование. Мало того что на нас напали, так мы теперь и ответить альбиносам не могли.

Мне можно было покинуть замок еще часа три назад, когда мы закончили таскать трупы и вынесли во двор разбитую мебель. Я специально задержался дождаться новостей от разосланных капитаном разведчиков. Дальше сидеть здесь не имело смысла. Нужно было действовать. Причем действовать с умом.

Поднявшись, я произнес очевидную вещь:

— Нужно узнать слабое место альбиносов и только тогда ударить. Не абы как, и тем им досадить, а нанести критический удар. Сегодня займемся восстановлением. Нужно будет обязательно возобновить подготовку воинов. А я этим временем отправлюсь к альбиносам. Постараюсь до вечера что-нибудь выяснить. Обязательно постараюсь. Другого выхода у нас нет.

— С тобой кого-нибудь отправить? — спросил брат.

— Не нужно. Сам справлюсь…


Глава 31


Понадобилось целое утро, чтобы привести в порядок пленного альбиноса. Тюремные застенки сказались на нем не лучшим образом. Он завонял, запаршивел, в ожидании скорой расправы совсем перестал за собой следить. Посему, прежде чем отправлять к своим, я его хорошенько отмыл и нарядил в белоснежную тунику, обрамленную золотом. Именно такой наряд предпочитали состоятельные альбиносы.

Теперь же Ганси или как его называли сородичи — Диеро Вальди с важным видом направлялся к зданию совета острова, естественно, под моим чутким управлением.

Я старался идти не спеша. Так делали всякие важные лица и так было удобнее мне. Для внимательного наблюдения за жизнью города спешка совершенно ни к чему.

Минул первый квартал городской окраины, начался второй, и какой-то альбинос вдруг перегородил мне дорогу.

— Уважаемый, не сочтите за дерзость, позвольте узнать ваше имя?

Вопрос вызвал у меня недоумение. Ладно бы прицепился стражник или гвардеец, а то с виду обычный человек, хоть и с саблей на боку. И не забулдыга какой-то, от которого можно было ожидать последующей просьбы дать пару медяков на пойло. Вполне приличный мужчина лет сорока.

— На что сдалось вам мое имя? — не скрывая удивления, ответил ему вопросом на вопрос. Мужчина всем видом показывал доброжелательность, а вот внимательные глаза бегали по мне слишком подозрительно.

— Я всю жизнь прожил в Белом городе, а вас вижу впервые. Хотел познакомиться. Вот моя закусочная «У Бограда». Обязательно приходите. Я всегда рад новым гостям.

Впервые столкнулся с настолько навязчивым приглашением. Но грубить не стоило. И не стоило оставлять после себя ненужные подозрения.

— Хорошо, буду иметь в виду. Сейчас не до этого. Есть дела поважнее.

Я хотел продолжить путь, но альбинос не унимался:

— Мне как раз идти в ту же сторону. У нас некоторые недолюбливают иноземцев. Будет лучше, если я вас провожу. И вам будет неплохо. Не заблудитесь.

Ну что ты будешь с ним делать… Идти с альбиносом и подвергать себя лишним расспросам у меня никакого желания не было. Пора было прибегать к более весомым аргументам.

— Благодарствую. Дорогу к главе тайной службы Айману Лойду я и сам прекрасно знаю. Белый город и мой город тоже. Я в нем родился. Вот только, знаете ли, дела заставляют надолго покидать родину.

Вздернутые брови и лицо альбиноса сменилось на виноватое.

— Прошу прощения, не признал. Сами понимаете, сейчас не простое время.

Незнакомец ретировался, а я продолжил путь к зданию совета, теперь обдумывая состоявшийся разговор и смотря по сторонам еще более внимательным взглядом.

Борис Шелби оказался прав. В Белом городе действительно стало заметно меньше стражников. Их, можно сказать, вовсе не было. Так, кое-где попадалось по парочке, в остальном были обычные люди. Обычные, если не считать имевшегося при них оружия.

Вид у мужчин был простой, одежда обычная, а вот сабли или мечи просто так не спрячешь. А ведь в прошлое мое посещение города столько оружия у мирных горожан не было. Из чего можно было сделать вывод, что стражников на улице стало еще больше. Они просто изображали обычных людей и тем пытались обмануть возможных лазутчиков.

Более того, с жителями провели беседу. Призвали внимательнее отнестись к чужакам и подозрительным лицам. Дабы с их помощью выискивать шпионов и лазутчиков. Не зря же ко мне прицепился владелец закусочной. Я шел со стороны гор, разодетый в дорогие наряды. Чем не повод насторожиться?

Очень верный подход. Своевременный и правильный. Жаль мы не додумались сделать подобного. Вполне возможно, это дало бы плоды. А то у нас все было возложено исключительно на плечи мастера тайных дел и его немногочисленных помощников.

Айман Лойд встретил меня с улыбкой. Он не поленился встать из-за стола, пожать мне руку и похлопать по плечу. Тон его речей стал даже более любезным, чем в прошлый раз. Вот только меня смущало пришедшее оповещение об опасности.

— Вы говорили для меня есть какое-то дело? — напомнил я о цели визита.

— Да-да, совершенно верно. Вы как раз вовремя. Идемте за мной.

Глава тайной службы повел меня в тюрьму альбиносов. Я даже поначалу расстроился. Не знаю на что я наделся. Ожидать, что за один день мне удастся выведать что-то сокровенное об альбиносах, однозначно не стоило. Но тут же родилась куда приятнее мысль. Понимаю — глупость и все же. Подумалось, а что если Айман хочет, чтобы я поработал с нашими мастерами, похищенными в Драной горе, так сказать, втерся к ним в доверие и уговорил работать на новых хозяев.

По пути альбинос позвал с нами какого-то рослого парня. Мы вошли в пустую комнату, служившую пыточной. Скромный интерьер был соответствующим — привинченные к полу стол со стулом, прикреплённая к потолку цепь в центре, железная корзина с набором крюков для пыток и все на фоне дикого камня с влажными разводами.

— Присаживайся, — указал Айман на стул за столом дознавателя и, дождавшись, пока я сяду, продолжил: — Тебя, Диеро, понадобится разговорить кое-какого человека. Разговорить хорошенько. Как следует. Вынуть из него все что он знает!

— Понятно… — ответил я без особого энтузиазма. Пытать людей я терпеть не мог. Хорошо, что дали подручного. Иначе бы я вряд ли справился. Разве что, если бы это могло помочь Скалистому Берегу. Тогда бы я точно смог пересилить отвращение. Впрочем, мысль о наших мастерах все еще продолжала теплиться внутри. — И кого нужно допрашивать?

В этот момент на моей шее застегнулся магический ошейник пленника, а глава тайной службы расплылся в улыбке.

— Тебя!

Под разразившийся хохот Аймана Лойда я в ошеломлении обернулся. Рослый парень отпрянул от меня как от чумного. По-моему, громила меня боялся. Руки, которыми он только что надел на меня ошейник, ошалело тряслись.

— Ты разве его не узнаешь? — продолжая смеяться, спросил глава, показывая на парня. — Это же Миваль, твой старший сын!

У меня разом все опустилось.

Как?! Вот как эта тварь догадалась?!!

Случайность?!!!

Я очутился в западне. С ошейником на шее сбежать попросту нереально. Он не дает возможности применить магию.

На душе стало несказанно паршиво.

Ну вот надо же так, не успел попасть к альбиносам и вляпался… На полную вляпался.

— «Все, отпускать разум альбиноса или еще прободаться?» — мысленно спросил сам у себя.

Отпираться, пытаться что-то доказывать — совершенно не имело смысла. Меня раскрыли и взяли с потрохами. Похоже, раскрыли еще до того, как я появился у главы тайной службы. Не зря же приходило оповещение об опасности перед его дверью. В тот момент я уже не мог не войти. Перед зданием совета меня остановили гвардейцы. Узнав, что мне к Айману Лойду, они сопроводили до кабинета. Там перед дверью стояло еще человек десять вооруженных людей. Так что если бы я вдруг отказался входить, меня бы ввели насильно.

— Когда ты у меня появился, я подумал — показалось, — успокоившись от смеха, с довольным видом принялся рассказывать глава. — А вчера новый князь Скалистого Берега рассказал, что оказывается, некоего Ганси выловили еще несколько дней назад и посадили в тюрьму. Я решил перепроверить. Скорее вызвал Миваля. А он даже не знал о твоем возвращении.

— Новый князь Скалистого Берега?! Вы о чем?!

Айман Лойд проигнорировал вопросы. Приняв серьезный вид, он обратился к Мивалю:

— Я понимаю, тебе будет сложно допрашивать отца. Если не можешь, я назначу другого.

— Нет, я справлюсь, — неуверенно отозвался парень.

— Хорошо. Это лучше, чтобы ты его допрашивал, а не кто-то из наших. Ты его потом не простишь, будут ненужные обиды. Я хочу, чтобы ты знал — это не твой отец. От настоящего отца в нем только тело. Я хочу, чтобы ты вытащил из него все, что он знает. И не вздумай снять с него ошейник. Иначе сбежит. Можешь не торопиться. Сделай работу, за сколько сможешь. Неделя, две — без разницы.

— Будет сделано в кратчайший срок, — отчеканил парень.

Айман Лойд вышел и закрыл за собой тяжелую дверь. Миваль встал напротив меня в центре пыточной. Глаза налились злостью. За робостью парня начала проявляться решимость.

— Вставай. Будешь говорить здесь, на крюке, — жестко произнес он и, схватив за висящую цепь, с силой дернул. Железо сочувственно зазвенело, будто извиняясь за то, что произойдет дальше с его участием.

Тяжело было встать и дать себя привязать к цепи. Но сопротивляться не имело смысла. Ошейник не только блокировал магию, он наполовину уменьшал силы. А еще мне не хотелось допускать, чтобы Миваль начал бить отца. В таком случае он бы потерял к нему чувство сострадания. Начал бы относиться как к чужому. Моя же задача стояла не допустить этого. Сын не зря так трясся, надевая на отца ошейник. Диеро любил своих детей, а дети любили и уважали его. Это было видно. Мне стоило воспользоваться их чувствами и прежде чем отпускать разум альбиноса, выяснить, о каком таком новом князе Скалистого Берега обмолвился глава тайной службы. Ну и еще чего-нибудь, если удастся.

— Знаешь, тебе повезло, — издалека начал я. — Твой отец жив. Я своего увидел уже мертвым. Мы жили спокойной, полной счастья жизнью и вдруг его привезли в гробу. Ничего нельзя было сделать. А ты можешь вернуть отца. Я отдам его целого и невредимого. Или же тебе придется самому его медленно убивать…

— Заткнись!

По-моему, Миваль сам от себя не ожидал, что он это сделает. Резкий боковой удар кулаком зацепил нос и губы. Хлынула кровь. Не сказать, что это причинило мне особую боль. Я уже не раз испытал куда большие телесные страдания. Зато его выходка породила отличную идею. Аймана Лойда я вряд ли мог обвести вокруг пальца, а этого паренька — запросто.

Я расплылся в кровавой улыбке.

— Ты можешь издеваться над своим отцом сколько угодно. Его спящее сознание тоже сидит во мне. Он все видит, все чувствует. Ты причиняешь боль ему, а не мне. Я совсем ничего не испытываю. Вся боль достается только ему.

Миваль отпрянул назад. Решимость и самообладание исчезли. Его снова начало трясти. В глазах появилась влажность. Он только сейчас понял, в какую дерюгу вляпался, согласившись пытать собственного отца. А с моим враньем его положение лишь ухудшилось.

— Я должен вытащить из тебя все. Должен!.. Иначе Айман мне не поверит. Вранье он чувствует сразу.

Парень был на пределе. Не стоило его дальше накручивать. Наоборот, теперь требовалось его успокоить и перевести разговор в деловое русло.

— Тебе не придется врать. Не придется что-то делать. Я просто отпущу разум твоего отца, и он очнется. А я навсегда из него исчезну. Или продолжу сидеть в нем до тех пор, пока ты или кто-то другой его окончательно не убьете. Ну что, договоримся?

— Чего ты хочешь?

Мне хотелось всего и сразу, но начал по порядку:

— О каком еще новом князе Скалистого Берега говорил Айман?

— Три вопроса. Я отвечу на них, и ты отпустишь отца.

Я был поражен требованием парня. Это была не наглость, больше обычное человеческое здравомыслие. Даже на грани нервного срыва он его не потерял.

Уже убедившись насколько парень может резко меняться в настроении, мне не стоило выкручивать из него чего-то большее. Я согласился.

— Это Валек, мастер тайных дел княжества.

— Валек Лотц новый князь Скалистого Берега?! — в шоке изумился я.

Такого поворота я совершенно не ожидал. Мы-то думали, что мастера тайных дел выловили, сейчас беднягу пытают, а оно вон как оказалось. Альбиносы хотят сделать из него нового князя!

У меня тут же родилось море вопросов:

— Он тоже где-то здесь в тюрьме?

— Нет, конечно. Что ему здесь делать? Ему оказаны королевские почести.

«Королевские почести» — мысленно повторил я с содроганием.

Продался, сволочь! С потрохами продался!

И ради чего? Его же все равно обманут!

Князь — это тот, кого избрали люди. А кто изберет предателя?

— У тебя остался последний вопрос, — предупредил Миваль.

— «Уже?!» — едва ли не вырвалось у меня от возмущения.

Впрочем, все верно. Я задал два вопроса, и парень на них честно ответил. Мне не пришло оповещения об обмане. С Валеком Лотцем все понятно. Он нас предал на пару с Иганом Велни. Или не на пару. Сейчас это было не столь важно. После новости о предательстве было трудно собраться с мыслями. Раз уж остался последний вопрос стоило спросить о чем-то действительно важном. Что могло помочь Скалистому Берегу.

— Как нам вас победить? — особо не лукавя, спросил я напрямую.

Миваль помотал головой.

— На этот вопрос я тебе не отвечу. Задай другой и на этом мы закончим.

Что еще можно узнать… Когда и как нас хотят уничтожить? Похоже, альбиносы намеревались сохранить княжество. Вон, даже нового правителя подыскали. Вероятнее всего, они намеревались уничтожить лишь верхушку. Знал ли Миваль о том, что для нас приготовили его правители? Вполне может быть. Но вряд ли скажет. Посему зацепился за другое:

— У нас похитили людей. Где они сейчас?

— Ты имеешь в виду мастеров? Они все здесь, в общей камере. С ними пока не работали. Консильери с семьей содержат в отдельной камере.

— Иган Велни тоже здесь в тюрьме? — изумился я.

Парень пожал плечами.

— Понятия не имею как его зовут. Знаю только — он консильери.

Валек Лотц у альбиносов и Иган Велни тоже оказался у них, а не в Долине, как мы предполагали. Оба нас предали. Вот только почему-то одному оказаны королевские почести, а второго держат в тюрьме. Это как-то совсем не вязалось.

— Ну же, давай освобождай отца. Я свою часть уговора выполнил, — требовательно произнес Миваль.

Где находятся мастера я консильери — я выяснил, осталось только за ними вернуться, а вот по нашему предателю — нет.

— Как найти Валека Лотца?

Парень покачал головой.

— Три вопроса — три ответа. Уговор есть уговор.

Глава тайной службы и без того знал, что разум Диеро Вальди взял кто-то из Скалистого Берега. Только что заданные вопросы Мивалю это подтвердили. В остальном разницы не было: сделал это я или кто-то из наших. Совет альбиносов все равно намеревался всех нас убить. Меня напрягало лишь одно — я не добился ничего существенного для княжества. Предатель Валек Лотц остается пребывать у альбиносов с «королевскими почестями», наши мастера и консильери с семьей сидят в тюремных застенках. Я ничего не выяснил о слабости альбиносов.

Так стоило ли уходить с пустыми руками?

Хоть что-то из списка мне нужно было исполнить обязательно.

Миваль был идеальной кандидатурой. Он имел доступ к пленникам и знал, где найти Валека Лотца. Мне не стоило упускать выпавшего шанса.

— Я тоже выполню свою часть уговора. Ты получишь отца. Нужно только, чтобы ты зашел в закусочную «У Бограда». Это как если выйти отсюда и идти в правую сторону на западную окраину города. Тебе нужно будет разбудить меня. Я там буду сидеть за столом.

— Разбудить?

Миваль явно был озадачен. Пока в его голове не зародились сомнения, я дополнил:

— Тряхни меня посильнее, чтобы очнулся. Я могу вернуться в свое настоящее тело, если посмотрю в собственные глаза или если настоящему телу причинят боль. Когда вернешься, разум твоего отца пробудится, а я исчезну.

— А как мне быть с главой тайной службы? Что ему сказать? — только сейчас спохватился парень.

— Скажешь как есть: пошел в закусочную отобедать, а когда вернулся отец пришел в себя. Рана на лице подтвердит, что ты старался. И обязательно выпей перед этим эля или чего-нибудь покрепче. Чтобы Айман поверил, что ты не просто отлучился, а хотел напиться для храбрости. А после как следует начать пытать отца. Ты должен не врать ему, а не договаривать. Это разные вещи. Будешь не договаривать, и он ни о чем не догадается. Его навык Предвидения обмана не сработает.

Миваль удовлетворенно кивнул, подался к двери и обернулся.

— Тебя нужно будет только тряхнуть и все?

— И все.

Дверь захлопнулась, раздались щелчки замка. Потом торопливые шаги. Можно было для верности выждать минут пять и отпускать разум Диеро Вальди. Дальше, очнувшись в Драной горе, снова отправиться к альбиносам, уже будучи в своем теле. А после можно было перехватывать парня на подступах к закусочной, брать под контроль его разум и, взяв себя настоящего под ручку, отправляться вместе с ним обратно сюда. Потом как-нибудь обезвредить Миваля, открыть портал и переправить всех наших людей домой. Далее выяснить у Миваля, где найти Валека Лотца и заняться предателем. В общем, идеальный план сложился сам собой.

Выждав еще немного, я попытался отпустить разум Диеро Вальди. Каково же было мое изумление, когда это не получилось. Особая способность категорически отказывалась подчиняться. Как будто ее у меня вовсе не было. Но я-то продолжал находиться в теле альбиноса!

Лоб и спина вмиг покрылись испариной. Только сейчас дошло, не зря Айман Лойд велел Мивалю не снимать с меня ошейник пленника. Это все из-за него. Ошейник блокировал не только магию, но и особые способности. А я об этом попросту не знал. Теперь же мне срочно требовалось что-то сделать. Иначе моему идеальному плану не суждено сбыться. Конечно, когда он вернется, можно было попытаться убедить снять с меня магический ошейник, но тогда под вопросом остались бы все поставленные только что цели. А этого допускать я не собирался.


Глава 32


Минуты за две я обдумал все мысленные и немыслимые способы самоумерщвления и остановился на венах. С намертво привязанными к цепи руками другого способа не придумаешь. Хорошо Миваль привязал меня на уровне глаз спереди, а не сзади. Я смог вцепиться в плоть зубами.

Психологически рвать себя оказалось невероятно сложно. Лучше бы это делал кто-то другой. Сам с себя поражался на что решился. Вот только иначе мне было не выбраться из тела Диеро Вальди. Я учел непредсказуемость парня, который вдруг раз и начал бить отца вместо того, чтобы для начала попытаться с ним поговорить. Вполне возможно, когда вернется, он вообще не захочет ничего слушать. Настолько рисковать было бы глупо.

Вены на запястье уже были разодраны в клочья. Кровь из ран лилась ручьями, а умирать никак не умиралось. Даже полоска здоровья перед глазами до сих пор не появилась. А ведь мне надо было умереть как можно скорей. Я надеялся перехватить Миваля на подступах к закусочной.

«А если усилить кровоток?» — подобно искре пришло озарение.

Снова вгрызаться в запястья и тем увеличивать раны я не решился. Мысли о повторении болезненной экзекуции, сопряженной вкусом теплой человеческой крови, вызывали приступ отвращения. Вместо этого я с силой принялся сжимать руки в кулаки и тут же разжимать. Кровь ожидаемо потекла быстрее. Появилось небольшое головокружение.

В попытке узнать сколько осталось здоровья, я призвал Великую Систему открыть характеристики. Не тут-то было. Оказывается, вдобавок к нейтрализации магии и снижению сил, ошейник блокировал доступ к Системе и тем делал пленника совсем никчемным.

Спустя минуту головокружение усилилось, комната пыточной поплыла. Наступило преддверие смерти. Ее холод я начинал чувствовать внутри. А еще слабость. Ноги стали подкашиваться. Рукам все тяжелее удавалось сжиматься.

Как же гадко может вонять свежая кровь. Именно сейчас, когда я начал оседать, а мир вокруг меркнуть, она чувствовалась особенно мерзкой.

Пробуждение оказалось неожиданным и удивительно непривычным. Только что я обессиленный висел на цепи, а тут раз и уже полный сил.

Валеб усадил меня в помещение для мастеров. Здесь было меньше всего народа. Всего восемь разновозрастных женщин, магистр и его супруга Надин. В отсутствие мастеров работа по приготовлению снадобий полностью легла на их плечи.

Борис Шелби заметил мое пробуждение и смотрел с подозрением. Теперь, когда все летело в тартарары мне было уже безразлично, о чем он мог подумать. На всякий случай, прихватив с собой в походную сумку две бутылочки с эссенциями и одну с эликсиром, я отправился к Валебу в соседний зал с порталами.

Портал, горы, тропа и я бегущий по ней трусцой под цоканье шипастых доспехов. В ином случае их лучше было снять. Они приковывали ненужное внимание. Но я все-таки оставил. Незачем себя лишать дополнительной защиты. К тому же в задуманной идеи мой внешний вид не имел особого значения.

Начались городские постройки, и я перешел на шаг.

Впереди посредине улицы разговаривали две женщины, справа играли дети. Один из мальчишек понесся по улице в противоположную сторону, а остальные поторопились скрыться.

По-моему, ребенок решил доложить о моем появлении стражникам. Это заставило снова перейти на бег трусцой. Не хватало, чтобы ко мне прицепились раньше, чем я доберусь до закусочной «У Бограда». Как назло, тут и свернуть некуда. Дома по обе стороны улицы шли впритык друг к другу. Впрочем, какая разница, если местные сообщают городской страже о появлении любого подозрительного незнакомца.

Первый квартал заканчивался, впереди виднелся перекресток и меня там уже ждали. Мальчишка стоял в компании пяти мужчин в недорогих туниках с мечами на боках. Пришлось снова перейти на шаг и задуматься над тем, стоит ли надеть маску невидимки или попытаться выкрутиться без нее.

Уход в невидимость — это лишняя шумиха. Она мне ни к чему. Пришлось остановиться на втором варианте.

— Мне нужно в закусочную «У Бограда». Я правильно иду? — не доходя, обратился я к ополчению.

— Закусочная прямо по улице. Вон, отсюда видно вывеску, — показал рукой один из мужчин. — А ты хотел…

— У меня там встреча с Мивалем Вальди. Он гвардеец. Надо успеть пока не ушел, — с напыщенной беззаботностью отчеканил я и, не сбавляя шаг, прошел мимо сборища мужчин.

Думал на этом все, отделался. А нет. Ополченцы увязались следом.

Немного прошел и вид трех бегущих гвардейцев впереди заставил усмехнуться.

А Миваль-то оказался с хитрецой!

Он несся к закусочной с другой стороны улицы в компании гвардейцев. Вероятнее всего, приятелей. Оказывается, парень задумал не просто тряхнуть меня и пробудить, решил взять живьем!

Перед закусочной стоял все тот же альбинос, что прицепился ко мне утром. Он с недоумением кидал взгляды то на меня, то на идущих за мной мужчин, то на троицу гвардейцев во главе с Мивалем. В преддверии стычки его рука предусмотрительно легла на рукоять сабли.

Полнейший глупец. Из оружия у меня только кинжал. Не буду же я с ним бросаться на толпу альбиносов. Уж лучше бы следил за моими руками. В такой ситуации боевая магия выглядела куда предпочтительнее.

— Я здесь! — выкрикнул я спешащему навстречу Мивалю и помахал рукой.

Все складывалось совершенно не так, как я запланировал. Вместо тихого захвата разума парня, пришлось проделывать это прилюдно.

Я застыл на месте. Миваль подбежал ко мне с уже перехваченным разумом. Взяв меня под руку, он повел по улице.

Как я и предположил, взятые за компанию гвардейцы оказались приятелями парня. Я попытался отделаться от них и не получилось. Так же как мне им нужно было вернуться к зданию совета. Зато они помогли поймать большую карету. Вести через город себя получалось слишком медленно. Тело еле двигалось.

Пока добрались до центральной площади, где у альбиносов располагался совет и тюрьма, пришлось помучиться. Друзья Миваля надоедали расспросами. Они то интересовались взятым парнем и почему он застыл, то чем я займусь вечером после службы, то еще чем-то. От их нападок я отбивался, ссылаясь на секретность задания либо уклончивыми ответами.

Снова оказавшись в тюремных застенках альбиносов, стало не по себе. Мое истинное тело шло рядом. Любая ошибка могла стать фатальной без вариантов выкрутиться.

Сама тюрьма оказалась куда больше нашей. При входе располагались помещения охраны, потом решетка, длинный коридор, уходящий вглубь скалы, и снова решетка. За ней находилось охранно-конвойное помещение, снова решетки и длинные ответвления в две стороны, с пыточными вначале и камерами для узников в конце.

По моей просьбе конвойный довел меня до двери, за которой содержали Игана Велни с семьей. Он отомкнул замок и, оставив ключ, пошел обратно к себе в коморку. Я открыл дверь и, продолжая держать под руку себя, вошел в камеру.

А консильери-то с семьей неплохо устроился. Тут тебе и ковры, и два роскошных дивана, и красивый резной столик для обедов. И даже поднос с фруктами и кувшин с вином.

Как-то я себе иначе представлял заточение Игана Велни.

— Рей! Как ты здесь оказался?!

Иган с изумлением вскочил с дивана. На лице застыл испуг. Его сын, уже взрослый мужчина лет тридцати очень похожий на своего отца, тоже взволнованно поднялся. Его жена, примерно одного возраста с мужем, осталась сидеть. Как будто ожидая чего-то плохого, она прижала к себе двух сыновей лет семи и десяти.

Я похлопал по плечу себя настоящего и оскалился.

— Вечером отработаем его плетьми, растянем на дыбе и четвертуем.

— Зачем?!.. Зачем его подвергать такому?! Он же подросток!

Что-то консильери слишком участливо себя вел. Я уже был в сомнениях. Может быть его держали в роскоши, чтобы склонить к предательству, а он никак не соглашался?

Хотя нет, это вряд ли. Тут его сын с женой, два внука. Даже если он сам готов был терпеть пытки, пытки внуков он бы не выдержал. Наверняка Иган давно сдал альбиносам все что знал и нужен был для чего-то другого. А чтобы не сбежал, его продолжали держать в тюрьме, предоставив максимум комфорта.

— Рей не хочет переходить на нашу сторону, — с напыщенным безразличием ответил я, решив пока не признаваться.

— А… понятно, — нервно закивал головой Иган. — Вы специально привели его ко мне. Мало вам, что держите здесь моего сына, сноху, внуков. Решили надавить посильнее! Но я не понимаю зачем? Я же на все согласился! Или вы хотите… — и тут он осекся, попеременно смотря, то на меня, то на альбиноса.

Мое тело стояло безмолвное и недвижимое. Оно не выражало никаких эмоций. Уже зная о моей способности брать чужой разум Иган наконец-таки догадался.

— Рей? — изумлением спросил он, обращаясь к альбиносу.

Я кивнул в ответ.

— И что вы успели рассказать альбиносам?

Консильери растерянно тряхнул руками.

— А что я мог рассказать? Они и без меня все знали. Нас предал Валек Лотц. Он сам им сдался. А потом сдал меня. Когда Даниэль убыл в Оршик праздновать победу, Валек явился ко мне с каким-то человеком, заговорил зубы и сзади надел ошейник. Меня порталом переправили сюда, а спустя немного их, — он указал на семью сына.

— И чего они от вас хотели?

— Поддержки. Я должен был поддержать приход к власти Валека. Ввести его в курс дел княжества и потом во всем помогать. Альбиносы хотят сделать его новым князем Скалистого Берега! Ты представляешь?!

— Они думают, что люди выберут своим князем предателя?

— Так есть же Трой. Мне сказали он теперь тоже здесь. Трой убедит кого угодно и в чем угодно. При любом голосовании люди выберут того, на кого он укажет.

Изложенный план заставил содрогнуться.

— Хитро… И с кем вы сейчас: с альбиносами или с нами?

— Рей, я всем сердцем за Скалистый Берег. Если было бы можно, я хоть сейчас сбежал от альбиносов. Ты же сам видишь, у меня не было другого выхода.

— Понимаю, все понимаю. И поэтому вы открыли альбиносам портал в наше тайное хранилище. Отдали альбиносам все наше золото и рассказали обо всем, что не знал мастер тайных дел…

— Из тайного хранилища пропало золото? — перебив, искренне удивился Иган Велни. — Я им не открывал портал. Я им вообще ничего не рассказывал ни о золоте, ни о чем-либо другом. Меня вообще не допрашивали. Меня посадили сюда с этими коврами, диванами. Потом привели сына и его семью. А утром ко мне пришел Валек Лотц с каким-то альбиносом и сказал, что мне нужно будет делать. Он пригрозил, что будет с внуками, если я откажу. Мне пришлось согласиться. Да даже если бы я отказал, это бы ничего не изменило и ничем не помогло ни Даниэлю, ни княжеству. Я должен был появиться в Скалистом Берегу, когда власть в нем будет взята альбиносами.

«И каким образом, в таком случае, пропало золото из тайного хранилища?» — нарисовалась в уме хитроумная задачка.


Глава 32 часть 2


Время поджимало, посему отмахнулся от разгадок.

— Ладно, сами будете объясняться с Даниэлем. Сейчас я вас переправлю домой.

Сказал и озадачился новой задачей. Мне предстояло освободить разум Миваля, вернуться в свое тело и надеть маску портальщика. Вот только что делать с самим Мивалем пришедшим в себя? Он ведь тут же на нас набросится. Пусть даже мы его предварительно свяжем, так он начнет пуляться боевой магией.

К счастью, не только я мог создавать порталы.

— А как с вас снять магический ошейник? — спросил я, потому как сам никогда его не использовал.

— У тебя тело альбиноса. Должно сработать. Надо только приложить к ошейнику руки и мысленно приказать ему открыться. Или придется ломать. Но тогда нужны инструменты.

Прикоснулся, приказал и раздался щелчок.

Сработало.

Иган Велни создал портал и замешкался. По распоряжению Даниэля были уничтожены прежние порталы консильери в замке. Ему пришлось пользоваться второстепенным, установленным у моря под Гнездовой скалой.

Я снял ошейники с родственников Игана и те вырвались на волю. Самому же Игану пришлось задержаться.

Мы покинули камеру, и я предусмотрительно ее запер. Чем позже альбиносы узнают о побеге пленников, тем лучше. По коридору я пошел первым. Иган, взяв меня настоящего, следом.

— Кто это, консильери Скалистого Берега? — спросил все тот же конвойный, встретив меня у решетки и, не дожидаясь ответа, разъяснил: — Без приказа смотрителя я не выпущу.

— Я веду его к мастерам Скалистого Берега. Он согласился уговорить их работать.

Мои уточнения конвойному были до одного места. Убедившись, что я не собираюсь выпускать пленника, он открыл решетку и нашел новую проблему:

— А почему тогда он без ошейника? Без ошейника находиться пленникам категорически запрещается!

Конвойный заглянул к себе и обернулся.

— А с этим что? Ему тоже нужен ошейник? — указал он на меня настоящего.

— Пока разбираемся.

— Если нужно сажать, зайди к смотрителю. Он должен оформить.

Лишь после того как на Игана Велни был надет ошейник пленника мы продолжили путь во второе крыло тюрьмы.

В принципе я так себе и представлял увидеть мастеров. Они все были в своем настоящем обличие. Маски с них сняли или те сами упали с лиц, когда на них надели ошейники.

Камера у мастеров оказалась наподобие казармы с лавками для отдыха в три этажа. Тут были даже столы. Правда, сколоченные из обычных досок.

— Р-е-й? — удивленно раздалось с нескольких сторон, едва мы вошли.

— Ну надо же, и Рея поймали! Ну всё, все в сборе! — со злорадством выпалил самый дерзкий из мастеров, с кем я уже однажды имел небольшой конфликт. Съязвив, на этом он утратил ко мне интерес и заговорил с Мивалем о насущном: — А когда начнем работать? Ваши говорили — будем работать и будете лучше кормить. И девок красивых обещали. Мы все согласны начать хоть сейчас.

Я не стал терять на него время. Пробежал по лицам. Тиона, Арни, Трой… Вроде все здесь.

Снова сняв с Игана Велни ошейник, я велел ему открывать портал.

— У меня на всех маны не хватит. Мой портал в Драной горе уничтожили.

Вот и пригодились эссенции. Достал из сумки бутылочки, вручил консильери и обратился к Трою:

— Найди чем можно меня покрепче связать. И приготовься выпытать у меня, где живет Валек Лотц. Давай, только поживей.

Недоумение Троя было трудно передать. С застывшим на лице изумлении он принялся искать что-нибудь похожее на веревку.

Альбиносы относились к пленникам куда гуманнее, чем было принято у нас. Мало того что им предоставлялись деревянные лавки, так еще выдавали шерстяные одеяла и полотенца. А еще в камере имелся водопровод и канализация. Впрочем, вполне возможно, такой комфорт предоставлялся не всем пленникам. Что называется, к каждому был свой подход. Вон, тому же Игану Велни, на пол даже ковры постелили.

Пока Трой искал, чем меня связать, я снял с него и остальных ошейники. Их получилась целая куча. Мастера по очереди стали вползать в открывшийся портал.

Кроме коротких полотенец, ничего путного не нашлось. К ним-то мы и обратились, чтобы связать Мивалю руки. Я стал на колени спиной к стене. Трой и Иган предусмотрительно стали за его спиной. Чтобы тот не успел ударить по ним боевой магией. Едва я отпустил парня, Иган сзади надел на него ошейник пленника.

— Я вас всех разорву! Всех до одного! — разразился Миваль.

Все-таки хорошая способность у Троя. Поначалу я не думал, что он сумеет справиться быстро. Но не прошло четверти часа, и парень поплыл. Теперь альбинос был готов лично пойти и убить нашего предателя.

Иган снял с Миваля ошейник пленника и вместе с Троем подался в портал. Будь ситуация иной, будь у нас время, я бы пошел с ними. Но сейчас нужно было идти на риски. Иначе мы проиграем. Так что я снова взял под управление разум парня. Открыв дверь и, взяв себя настоящего под руку, я покинул камеру.

Конвойный раскрыл решетку, спросил — буду ли я помещать парня. Я ответил, что незачем. Он открыл вторую решетку и я, вспомнив, что мне понадобится, попросил дать с собой ошейник пленника.

Длинный коридор и снова решетка, последняя. Меня выпустили без лишних вопросов. Наконец мы выпорхнули на волю. Надо сказать, выпорхнули совершенно неудачно. Немного поодаль в компании сержантов стоял глава тайной службы Айман Лойд. Увидев меня, он окликнул, тем велев подойти.

По спине пробежал холодок в преддверии неприятностей. А еще пришло оповещение об опасности. Продолжая держать себя за локоть, я двинул к нему. В этот момент на ум пришла отличная мысль, отчего я уже откровенно радовался неожиданной встрече.

Сощуренные глаза, подозрительный взгляд и первое, что спросил глава тайной службы, как прошел допрос Диеро Вальди. Сержанты, видимо, были в курсе, о чем пойдет речь, отошли в сторону. Мы остались с Айманом наедине. Ну это не считая того, что в округе было полно всяких воинов.

Только сейчас до меня дошли его слова о том, что, увидев Диеро Вальди в первый мой визит к нему, Айману Лойду что-то там «показалось» и из-за чего он отнесся к нему с подозрением. Это сработал его навык Предвидения обмана. И вот сейчас навык снова оповестил хозяина об обмане. Ведь перед ним хоть и стоял Миваль, но разум-то был не его.

— Допрашивались, — не особо внятно ответил я и дернул плечами, всем видом показывая, что результатов нет.

— А это кто? — кивнул он на меня.

Вот как отвертеться перед пытливым человеком, которому к тому же по должности положено въедаться и имеющему навык Предвидения обмана. Даже если с этим вопросом отверчусь, он же задаст новый, более уточняющий, а за ним следующий и так далее, пока не удостоверится полностью.

Надо было срочно что-то делать. И это дерзкое «что-то» уже родилось.

Я обещал парню отдать отца целым и невредимым. Сдержать обещание не получилось. Теперь настал черед умирать сыну. Я выходил откровенным негодяем. С другой стороны, умирали не просто два человека, умирали наши враги. А посему, чем их больше сдохнет, тем Скалистому Берегу будет лучше.

Окинул Миваля взглядом.

На левом боку висел меч. Совершенно неудобное оружие для быстрого самоумерщвления. Меня быстрее схватят, чем я себя убью. Другое дело — кинжал, висевший на другом боку. Им воспользоваться куда сподручнее.

— Кто этот парень? — переспросил я и усмехнулся. — Он из Скалистого Берега. Очень важная персона…

Под округленные глаза Аймана я вынул кинжал и, не договорив, с силой воткнул острие в глотку Миваля.

Глава тайной службы в изумлении отпрянул. Я же вырвал кинжал из плоти, тем заставил политься крови потоком и отпустил разум парня.

Как и предполагал, к парню со всех сторон ринулись люди. А я нацелился на следующую жертву, откровенно радуясь нашей встрече. Уж глава тайной службы точно знает слабые места альбиносов. Осталось только прибить нашего предателя Валека Лотца, доставить Аймана Лойда в Скалистый Берег и как следует допросить.

В общем, все сложилось идеально!

Разум главы тайной службы Аймана Лойда не может быть взят под контроль. Действует противодействие.

Какое еще противодействие?!

Не ожидая такого подвоха от Системы, я в изумлении попятился.

Сейчас самое правильное было бежать.

Тем временем нас уже со всех сторон обступили. Один из сержантов крепко схватил рану Миваля. Так он пытался уменьшить потерю крови. Другие сыпали в него лечебную магию. Сам же Миваль с вытаращенными глазами пытался что-то сказать. Из глотки выходил хрип и пенящаяся кровь. Его дрожащая рука показывала на меня.

Айман Лойд кричал ему замолчать, тем хотел, чтобы парень не терял лишнюю кровь, но тот настырно продолжал это делать пока глава не додумался засунуть ему в рот платок.

Меня же глава тайной службы распорядился поместить в тюрьму. Рука огромного сержанта крепко ухватила меня за шиворот кирасы и тем поставила крест на мысли о побеге.

Не прошло минуты и Мивалю остановили кровотечение. Айман Лойд распорядился быстрее нести его в лекарню. Четверо гвардейцев подхватили парня и понесли. Сам же глава пошел за ними. Собравшиеся гвардейцы и стражники стали расходиться, обсуждая между собой произошедшее. Все кроме застывшего меня и огромного гвардейца, которому было поручено поместить меня в тюрьму.

Взяв себя настоящего под руку, я поторопился убраться прочь, пока кто-нибудь не вспомнил о парне в приметных шипастых доспехах.


Глава 33


Постоялый двор «Король морей» располагался на первой линии домов, идущих вдоль береговой линии, буквально в пяти метрах от Совета альбиносов. Район считался элитным. Тут и дома были куда изысканнее, помпезнее и величественнее, чем в остальном городе. Иные походили на роскошные дворцы. «Король морей» как раз был из таких. Что с внешней стороны, что внутри все было в белоснежном мраморе, золоте и даже самоцветах.

Приди я сюда сам, охрана не пустила бы дальше стойки регистрации. Меня обязательно заставили бы снять номер. Но разве кто-то мог воспротивиться сержанту гвардии? Посему молоденькая работница сопроводила нас до номера, занимаемого предателем Валеком Лотцем и с поклоном убыла, оставив нас самим разбираться с дверью.

Прикрыв необъятным телом себя настоящего и приготовив ошейник пленника, я громко постучал. С той стороны словно ждали нашего прихода. Раздался щелчок замка и дверь открыл сам мастер тайных дел, разодетый словно богач в белоснежную тунику, обрамленную золотом.

— Опять в Совет? Ну только что оттуда!

С тяжестью вздохнув, он обернулся, хотел зачем-то вернуться, но махнул рукой и нацелился покинуть номер в чем был.

— И что ты стал как вкопанный? Дай пройти!

Я отступил на шаг. Валек Лотц вышел, развернулся закрыть за собой дверь и в этот момент я надел на него ошейник. В следующее мгновение, пока он не успел ничего вякнуть, на его голову обрушился громадный кулак гвардейца, отправивший щуплого мастера в беспамятство.

Предоставленный для предателя номер оказался шикарным. Тут были внушительная гостиная, большой кабинет, роскошная столовая, уютная спальня, изысканная ванная комната и даже отдельная широкая терраса с видом на море. Все естественно в золоте, разнообразных картинах, прекрасной скульптуре и с яркими витражами вместо обычных окон.

Валек Лотц очнулся спустя пять минут в кресле, куда я его посадил. В отдалении я усадил самого себя. Продолжая удерживать разум огромного альбиноса, я встал напротив нашего теперь уже несомненно бывшего мастера тайных дел, чтобы в случае необходимости успеть быстро его заткнуть, ну и заодно, чтобы пресечь попытку возможного побега.

— В чем дело?.. Что я сделал не так? — приходя в себя, спросил Валек, кривясь и смотря по сторонам. Убедившись, что все еще находится в своем номере постоялого двора «Король морей», а не в тюремных застенках его начало переполнять возмущение: — В честь чего ты меня ударил? Ты разве не знаешь кто я?!

— Ты предатель. С чего к тебе должно быть другое отношение? Сейчас мы поговорим, и ты отправишься в Скалистый Берег.

Я сместился в сторону и показал на самого себя.

— Ре-е-ей?.. А-а-а… А что ты тут делаешь? — мастер в шоке вытаращился. Мое же тело продолжало пребывать в застывшем виде. Полузакрытые глаза смотрели в пол. — Что с ним? Он меня слышит? — в непонимании обратился он к здоровяку-альбиносу.

— Я в нем, — усмехнулся я, тыкнув себя в грудь. — Ты сейчас говоришь со мной, с Реем.

Немного удивившись, Валек Лотц задергался. Сейчас его беспокоили иные мысли. Он был готов бежать со всех ног, вот только сам прекрасно понимал, что это невозможно. Его взяли с потрохами. Еще и надели ошейник.

— Все-таки смог. Я сразу понял — если может брать разум птиц, то и человека сможет. А Борис все отнекивался. И… и что ты от меня хочешь? — не желая сдаваться, кидая взгляды по сторонам и продолжая выискивать возможность побега, спросил мастер.

— Хочу узнать, почему ты нас предал. Ладно Даниэль, мама или я. Почему ты наплевал на остальных, на всех людей, живущих в княжестве? — видя, что он продолжает ерзать на кресле и думать о другом, я уточнил: — И не пытайся сбежать. Иначе я открою портал и отправлю тебя сразу к Даниэлю. Если есть чем оправдаться, лучше говори сейчас.

— Да это все не то, о чем ты подумал. Я не предавал людей. Я даже не собирался предавать твоего старшего брата, хотя никогда не испытывал к нему положенного уважения. Все наоборот. Я пытаюсь нас спасти!

Видя мой скептицизм, Валек сделал паузу и с тяжестью выдохнул. После утопил лицо в ладонях, потер глаза и отпрянул к спинке кресла. Он уже не суетился. Напротив, обмяк. Тем как будто приготовился к скорой расправе.

— Все очень сложно. В двух словах не объяснишь.

— А ты попытайся. У меня нет времени долго здесь сидеть.

Мастер учащенно закивал.

— Ты прав. Времени слишком мало. Знаешь, это даже к лучшему, что именно ты нашел меня. Ты лучше поймешь наше положение. Когда Даниэль приказал следить за альбиносами, я дал поручение своим людям и, одновременно с ними, сам стал выискивать способ попасть в Совет. И это мне удалось. Я смог понаблюдать как у них решаются дела, узнал об их планах. И знаешь, что решил Совет по Скалистому Берегу?

— Они хотят уничтожить Даниэля и всю нашу верхушку.

— Не-е-ет, — протяжно ответил мастер и принялся тыкать себя в грудь. — Это решение сумел выторговать я. На тот момент Совет хотел уничтожить княжество на корню. Нас полностью должны были вырезать северяне. Сокрушенный я вернулся в Скалистый Берег. В этот момент я случайно узнал, что Даниэль намеревается устроить тайное хранилище и там спрятать все золото.

— Ты подслушал наш разговор с Даниэлем?

— Не то, чтобы специально подслушал. У меня особый слух. Я слышу через двери, стены, всякие преграды. Потому я и смог стать мастером тайных дел.

Я вспомнил тот разговор с братом. И о том, как натолкнулся на Валека Лотца при выходе из кабинета. Он прицепился ко мне с просьбой оформить распоряжении о его премировании.

— Лишь я услышал о замысле Даниэля и на меня снизошло озарение, — продолжил рассказ мастер. — Идея родилась мгновенно. Я вернулся в Белый город и пошел к Первому из альбиносов. Напрямую к Мартину Лойду. Я рассказал ему кто я и что успел узнать на их тайных заседаниях. Рассказал о золоте Даниэля. В ответ я попросил одного — пощадить людей. Мартин Лойд организовал для меня выступление в Совете и поддержал просьбу. Только после этого Совет изменил решение и согласился оставить в живых людей при условии, что я придумаю способ снести верхушку княжества.

— И как вы умудрились похитить наше золото? — спросил я и на всякий случай уточнил: — Тебе помог Иган?

Вопрос вызвал на лице Валека Лотца усмешку. Будь ситуация иной, пожалуй, он бы сейчас рассмеялся.

— Альбиносы — это нечто невообразимое. Нам до них далеко. Это верх ума, хитрости и тонкой игры. Игры наивысшего порядка! — с особым восхищением подчеркнул мастер. — Они дали мне пять сундуков с порталами. Я занес их в хранилище казначейства и проследил, чтобы в них поместили золото. А после, по настоянию альбиносов, я отправился прямиком к Триде Лигрес и предложил половину золота в обмен на покровительство. Она конечно же согласилась. Более того, предложила отстроить у себя деревеньку на западной окраине и стать ее мелким вассалом. Альбиносы дали мне с собой портальщика. Он не альбинос. Так понял, родом откуда-то с юга. Они его то ли переманили, то ли нашли раньше местного правителя. Портальщик открыл для Долины порталы в сундуках и королева, пользуясь Драной горой, перенесла золото из тайного хранилища себе.

— А зачем альбиносам понадобилось отдавать золото Долине? — я в непонимании нахмурился.

— Так было пять сундуков с порталами. Портальщик открыл для королевы только два из них. Трида была так обрадована неожиданному появлению у себя несметных богатств, что ей в голову не могло прийти подобное коварство. Альбиносы верно рассчитали. Хранилище золота у Триды находилось под дворцом. Сундуки поместила туда. В нужный час альбиносы открыли порталы для падших. Этим они отомстили королеве за предательство. Когда падшие перебили людей во дворце и стали спускаться со скалы в город, в порталы вошли альбиносы. Они забрали абсолютно все золото, что я передал Долине и все что принадлежало королевству!

Валеб рассказывал с задором. Он радовался тому, что умудрились проделать альбиносы. А еще гордился собой. Ведь в этой грандиозной игре он принял самое значимое участие.

— А потом ты занес сундуки в Драную гору, Остров теней, к нам на Гнездовую скалу, — продолжил я список «достижений» Валека. — Ты хоть понимаешь, что натворил? У нас погибли тысячи людей!

— Погибли тысячи, но уцелели десятки тысяч! Их всех спас я. Я оградил наших людей от полного истребления!

— Но у тебя не получилось. Остались живы Даниэль, я, мама, все подручные брата.

— Знаю. Я только что вернулся из Совета. Кроме Скалистого Берега, везде прошло гладко. В Долине даже переборщили. Там до сих пор свирепствуют падшие.

— Мне сказали, альбиносы тебя собираются сделать князем Скалистого Берега. Ты из-за этого нас предал?

— Да нет же, я хотел спасти княжество. Альбиносы сами предложили стать правителем. В тот момент я об этом даже не думал. А когда предложили, я не отказался. Должен же кто-то править княжеством, когда не станет Даниэля. Альбиносы даже проявили щедрость. Они обещали вернуть половину золота.

Наблюдая за моим недоверием, Валек Лотц активизировался:

— Рей, ты еще не понял? С альбиносами невозможно справиться. Я ведь не просто сидел на их заседаниях и слушал. Я их изучал. У них нет лидера. Первый из альбиносов — всего лишь назначенное лицо, которое в любой момент может быть переизбрано. Он ведет заседания, выполняет всякие представительские функции. К примеру, от имени всех альбиносов ведет переговоры с королями и прочее. Первый не правит и не принимает решений. Все решения принимает совет. Там заседает сотня лучших. Тех, кто действительно что-то сделал существенное для альбиносов и тем заслужил место. При таком построении вещей в совете нет глупцов и откровенно слабых лидеров. Никто не впадает в маразмы. Таких сразу отстраняют от власти. Победу в обсуждениях одерживают лучшие мнения. Их система власти совершенна. Остров с его богатствами, людьми, всемирный банк — это совместная собственность членов Совета. За них они будут биться до последнего. Чтобы справиться с альбиносами, потребуется перебить один за другим всю сотню из Совета. Это попросту невозможно. Быстрее они с нами справятся. Совет, это абсолютно другая форма власти. Куда более умнее, сильнее и справедливее обычной монархии. За ней будущее. В будущем именно Совет будут решать вопросы в мире, а остальные правители выполнять. Уже в ближайшее время все королевства будут раздроблены, а сами короли уйдут в небытие. Останутся только князья. Именно для этого альбиносы затеяли большую войну. Чтобы короли сами уничтожили друг друга.

— Но почему ты не посмотришь иначе? Можно ведь просто напасть на остров и разбить альбиносов!

— Нельзя! Нам не позволят! — перешел едва ли не на крик мастер. — Альбиносы позаботились об этом задолго до сегодняшнего дня. Они готовили свои планы десятилетия. Еще со времен своего основателя. Все эти годы шаг за шагом из поколения в поколение они шли и продолжают идти к цели. Генри Лойд еще при жизни связал себя с королями. На случай свержения они хранят у альбиносов часть своего золота. Ни один из королей не захочет на них напасть. Потому как его золото находится у альбиносов и от хранения там приумножается. Вдобавок альбиносы предоставляют убежище. Взять того же изгнанного короля Равнины Гро Райта. Он живет здесь, в Белом городе и прекрасно себя чувствует. Мне устраивали с ним встречу. Для всех он служит наглядным примером того, что с альбиносами лучше дружить. Даже если кто-нибудь из королей осмелится напасть на альбиносов, против него встанут другие короли. Потому как их золото продолжает лежать у альбиносов.

— Это было раньше, сейчас по-другому. Южане разбиты. У них, конечно, остались силы, но они не станут их применять. Там много рабов. Станет меньше надсмотрщиков и рабы восстанут. Горцам перебили драконов. Без них они стали совсем никчемными. Превратились в горстку людишек, живущих на тощих лугах, затерявшихся среди высоких гор. Сейчас падшие истребляют Долину. На ней тоже можно поставить крест, ибо королевство не скоро восстановится. Остается Равнина и Север.

— Ты недооцениваешь альбиносов. До Драной горы они добрались десятилетие назад. А теперь у них есть Остров теней.

А вот это уже было очень серьезно. Мы получили доступ к Драной горе лишь недавно и успели вполне неплохо им воспользоваться. Оставалось гадать, насколько могли продвинуться альбиносы за столько-то лет. Хорошо, что Остров теней у них появился недавно. Иначе нам точно было бы с ними не справиться.

— Ты так ими восхищаешься, — со злостью произнес я. Мало того что новости оказались одна хуже другой, вдобавок все больше начинал бесить Валек, предавший нас по своей невероятной глупости. — А почему ты думаешь, что альбиносы сдержат обещание и оставят тебя в правителях?

— Мне обещали дать в жены альбиноску. Молодую, красивую. Я уже ее видел. Мои дети от нее войдут в элиту. Будут править Скалистым Берегом или заслужат место в Совете. Альбиносам нет причин обманывать. Княжеством должен кто-то управлять. Они сами предложили взять себе в помощники Игана Велни, чтобы мне было легче справляться с делами. Заодно консильери должен был временно стать тем, на кого подумают, что он выкрал золото. Чтобы тень подозрений не упала на меня раньше времени.

— В общем, я понял: теперь ты заодно с альбиносами. Сам решил, сам сделал. Все сам. Я только не пойму, почему не подумал прийти к Даниэлю? Почему не рассказал обо всем нам? Может быть мы нашли куда лучшее решение.

— Потому что Даниэль не стал бы преклонять колено перед альбиносами. Преклониться перед недоумком Гро Райтом или новым недоумком Тебрионом Имричем — это пожалуйста. Это ведь традиция такая. Мы же часть королевства Равнины. А перед альбиносами — ни в коем случае. Это типа унижение. А для меня не унижение преклонить колено ради спасения людей.

— Ты просчитался. У альбиносов ничего не получится. Мы найдем выход. Обязательно найдем. Они столько готовились, столько старались и у них все равно не получилось нас перебить. Мы выдержали вторжение падших.

— Выдержали, согласен. Пока выдержали. Потому что план придумал я. Если бы за дело взялись альбиносы, все было иначе. Они способны думать на много ходов вперед. По изощренности с ними никому не сравниться. Ты не задумывался, как я смог поставить с Бассиром портал в крепости альбиносов?

В непонимании я нахмурился.

— Потому что альбиносы сами дали мне возможность поставить портал. Им было нужно, чтобы на сторону Скалистого Берега и Оршика перешла Долина. Чтобы мы стали сильнее и смогли на равных биться с южанами. Иначе у нас были бы совершенно другие жертвы. От Оршика остались бы руины. То есть альбиносы нашими руками перебили самую многочисленную армию мира. Альбиносы хотят, чтобы я возглавил Скалистый Берег. До весны я должен захватить трон Равнины. Все это время альбиносы будут удерживать северян не выступать против нас и тем дать мне время. Весной я должен собрать со всей Равнины войско и выступить против Севера. Я должен их разбить и тем заставить распасться на два княжества. Потом добить горцев, южан и Долину, если те сами до этого не распадутся так, как это нужно альбиносам. Они уже сейчас занимаются этим вопросом. Подбирают кандидатов в будущие князья, помогают им взять власть в свои руки. По окончании мне нужно будет раздробить Равнину на шесть княжеств и вернуться в Скалистый Берег. Все вновь образованные княжества перейдут под контроль альбиносов. Таков план. Но вы все сорвали. Сегодня утром меня вызвали в Совет и рассказали о случившимся в Скалистом Берегу. Альбиносы дали мне второй шанс. Дали три дня на обдумывание и на воплощение. Если не придумаю, если снова будет неудача, они откроют Врата Дагора. Альбиносы готовы запустить в мир Куна Робея и с ним сто тысяч падших. Тем покончить с Равниной и с Севером. Выживут лишь те, кто сумеет надолго спрятаться. Теперь ты понимаешь, во что вылилась ваша победа над кучкой падших вторгшихся на Гнездовую скалу? Понимаешь, что вас всех ожидает?

Мне невольно вспомнился кошмарный сон. Если до этого я пытался себя убедить, что история с падшими закончилась, то теперь стало очевидно — главное событие впереди. Если только не учитывать один существенный нюанс!

— И что ты придумал? — спросил я, прежде чем озвучить сокрушительный нюанс, способный разбить вдребезги «идеальный» план с падшими.

Тот лишь пожал плечами.

— Кроме повторного плана с падшими, мне ничего другого не приходит в голову. Да и альбиносы никого не дают. Они не хотят рисковать ни одним своим человеком. А падших не жалко. Те все равно постоянно возрождаются.

«Они не хотят рисковать ни одним своим человеком» — я отложил в уме на будущее. Это, конечно, вызывало уважение. И одновременно давала хорошую подсказку — в любом противостоянии альбиносы будут осторожничать. Вот и раздобылась первая подсказка относительно их слабого места.

Ну а теперь очередь дошла до нюанса.

— Могу заранее сказать, план с падшими не пройдет. Мы используем осколок Темного камня. Это убьет хоть целую армию падших!

Валек Лотц оскалился.

— Я не зря тебе подчеркнул, что у альбиносов Драная гора была десятилетие. Они очень хорошо подготовились. С Куном Робеем войдет ровно сто тысяч падших, потому что на эту численность есть особые артефакты с частицей магии из Источника. Артефакт в два раза увеличит здоровье падших и не даст их уничтожить, когда вокруг исчезнет магия. Более того, частица Темного камня будет у самого Куна Робея. Падшие войдут в Скалистый Берег будучи в два раза сильней, а город не сможет применить против них магию. Воинам придется надеться лишь на свое мастерство во владении оружием. Ты сам понимаешь, чем закончится эта битва.

Вот это уже было ударом под дых.

— Это очень хорошо, что мы сейчас встретились, — продолжил мастер, — ты можешь помочь спасти людей. В ответ я добьюсь у альбиносов о твоем помиловании. Дам тебе любое место среди своих помощников. Или, если хочешь, можешь остаться в казначеях. Ты же понимаешь, убрать верхушку княжества — это единственный способ спасти Скалистый Берег. Это необязательно должно быть убийство. Они могут просто сдаться. Я хочу, чтобы ты понимал, мир уже давно обречен. Преемственность власти, когда земли и люди передавались детям лишь по праву рождения в корне неверно. Во главе должны быть исключительно те, кто этого заслуживает. Кто смог добиться высокого положения. Естественно, речь идет о лицах, принадлежащих элите, а не всякому сброду. Поэтому придуманная альбиносами власть совета — это идеальное решение. За ним будущее. Ты готов войти в это будущее вместе со мной?

В ответ я горестно усмехнулся. Будущее на коленях перед альбиносами — это точно не для меня. Элитой у них были не просто все, кто имел белый цвет волос, а лишь Лойды. Кто кровью был связан с основателем.

— Понимаю, ты, наверное, сам хочешь стать князем. Но из тебя не выйдет хороший правитель, — скривившись, предположил мастер.

— Это еще почему?

— Потому что ты не жаждешь власти. К ней нужно стремиться. Получать наслаждение лишь от мысли об обладании ею. А в тебе этого нет. И ты слишком мягкотелый. Тебе всех жалко. Видите ли, не можешь переступить через принципы. Вот взять хотя бы случай с Даниэлем. Вместо того чтобы прикончить старшего брата или хотя бы оставить в той могиле, из которой ты его вытащил, ты притащил его домой. А потом терпел его унижения. Так не поступил бы не один достойный правитель. И ради чего ты это сделал? Даниэль плохой правитель. В будущем — тиран. Это уже сейчас очевидно. За ним нет хорошего будущего. Стоит ему выпутаться из передряги с альбиносами, стоит захватить трон Равнины, и он предстанет во всем своем чудовищном обличии. Кстати, ты догадываешься, что он собирается с тобой сделать? Он сделает из тебя маску. Я вот только не знаю под чьим ликом он собирается править. Думаю, он собирался тебя прикончить тихо, а потом появляться то в своем образе, то в твоем.

— С чего ты так решил? По-моему, ты свихнулся, сидя здесь у альбиносов!

— Это не выдумки. Он уже заполучил навык артиста. Я это точно знаю. По его приказу я сам нашел этот редкий навык. Думаешь, он взял артиста просто так? Я ведь подслушал его разговор с Тионой. Я знаю, для чего нужен навык. Пока ты витаешь в облаках, Даниэль точно знает к чему стремится. Когда придет время, он сделает из тебя маску. Правитель и полководец слишком хорошие способности, чтобы ими пренебрегать. С ними он сможет достичь куда больших целей, чем оставаться королем Равнины!

Валек озвучил то, о чем я и сам догадывался. Пусть и отгонял смурые мысли, но они все равно время от времени появлялись. В действительности оказалось, что все намного хуже, чем я даже мог себе предположить.

Разговор многое прояснил. Картина сложилась предельно ясная. Жаль, что лишь в темных красках. Я еще раз убедился в предельной тяжести положения Скалистого Берега и моем личном положении. Знать теперь уже наверняка о том, что в любой момент тебя прикончит собственный брат, являющийся к тому же твоим правителем, которого ты однажды спас, очень горестно и обидно. Вот только я не услышал ничего такого, чтобы могло изменить положение княжества. Это сейчас было главным. Валек Лотц был единственным из нас, кто знал об альбиносах больше остальных. Мне стоило воспользоваться случаем.

— Скажи, есть ли у альбиносов уязвимое место, за которое можно уцепиться? — спросил я напрямую.

Валек поджал губы и помотал головой.

— Я уже не раз думал. Отправляясь к альбиносам впервые, выискивая возможности пробраться в Совет, я был одержим этой идеей. Но чем больше я узнавал, чем больше выискивал, тем больше убеждался в идеальности власти придуманной Генри Лойдом. При нынешнем положении вещей с ними не справиться.

— А если сломать Великую Систему? — уже в отчаянии спросил я.

— Если сломать Систему, пожалуй, можно. Вот тогда точно исчезнут падшие. А вместе с ними исчезнут все навыки, особые способности, заклинания, магия. Нельзя будет открыть портал и переправлять людей. Это обезоружит альбиносов. Волей-неволей им придется отказаться от своих планов. Альбиносов ведь на самом деле немного. Чуть больше, чем живет в Скалистом Берегу. С таким количеством им будет уже не до грандиозных нападений. Они слишком дорожат своими людьми. А их банку придет конец. Так просто золото уже нельзя будет переправлять куда захочется.

Будто мысленно соглашаясь со сказанным, Валек Лотц учащенно закивал головой.

— Да, это единственный шанс победить альбиносов. Единственный из всех возможных вариантов.

Я сформулировал вопрос перед Великой Системой о шансе на победу в обмен на удачу. Вышла осечка. Имея отрицательное значение удачи, я не мог ничего узнать. Зато мог Валек. Не зря же он обмолвился о шансе.

Вот теперь можно было закончить разговор. Взявшись за рукоять меча, я его высвободил из ножен.

— Ты хочешь меня убить? За что? За то, что я пытаюсь помочь нашим людям выжить?

Острие меча резко ворвалось в левую часть груди мастера.

— За то, что ты не справился. Ты должен был снести верхушку княжества. У тебя не получилось. Зато получилось убить тысячи наших людей. В их смертях повинен только ты. Мы выкарабкаемся. Обязательно выкарабкаемся. Мы разберемся с альбиносами и возьмем трон Равнины. Ты слишком рано сдался. Такие люди не становятся правителями. Такие дохнут по пути к трону.

Лицо Валеко Лотца приняло жалостный вид. В последние секунды жизни он пытался что-то сказать, но не получалось. Губы раскрывались, пытались что-то вымолвить и закрывались. По-моему, ему не верилось, что все закончилось так быстро. Он до последнего надеялся выполнить свою великую миссию по спасению людей княжества. Считал себя героем. И так до последнего не понял, что своими стремлением улучшить положение он все лишь усугублял. Делал наших врагов сильнее, а нас слабее. Тем обрекая княжество на гнет завоевателей.


Глава 34


После разговора с Валеком Лотцем можно было покинуть Белый город. Но как я мог уйти, имея в наличии разум громадного сержанта и зная о том, насколько сильно альбиносы ценят собственных людей. Я был просто обязан под конец прикончить хотя бы дюжину из них. Или если повезет какую-нибудь серьезную фигуру. Тем нанести альбиносам значимый урон. К моему возвращению на площадь подходящий кандидат как раз пересекал ее, направляясь в сторону здания Совета, вероятнее всего, для того чтобы доложить об инциденте, произошедшем с Диеро Вальди и его сыном Мивалем.

Уже зная о том, что стоит показаться на глаза Аймана Лойда и навык Предвидения обмана пришлет хозяину оповещение, я специально понесся к нему сзади. Однако это ненамного увеличило мои шансы. У главы тайной службы сработал навык Предвидения опасности. Иначе зачем бы ему понадобилось хвататься за рукоять меча, останавливаться и озираться по сторонам в поисках угрозы.

Едва он увидел меня, и я выкрикнул первое, что пришло в голову:

— Сбежал!.. Он сбежал!

— Кто сбежал? Марли?

Айман Лойд получил оповещение об опасности. Вдобавок только что сработал навык Предвидения обмана. Не стоило усугублять ситуацию очередным враньем.

Пожалуй, к лучшему было, что глава тайной службы любил все перепроверять и лишь полностью убедившись, принимал решение. На эту особенность и оставалось уповать.

— Он сбежал! Туда! — указал я позади себя в сторону, где располагался постоялый двор «Король морей», а сам продолжил бежать к нему.

На площади все так же было много людей. В основном это были стражники, охранявшие периметр и не пропускавшие абы кого к Совету, тюрьме или казарме. Непосредственно сами здания охраняли уже гвардейцы. В общей массе их тут было не меньше полусотни.

Из сказанного Айман Лойд ничего не понял и тем не менее решительно двинулся ко мне, на глазах мрачнея в ожидании новых неприятностей.

— Идемте за мной, я покажу где он, — наконец добежав до него, предложил я.

— Сайман, Род, Гелком и еще двое, ко мне! — успел выкрикнуть глава, обратившись к гвардейцам у казармы.

Я воспользовался тем мигом, пока Айман Лойд отвлекся и обрушил на его голову сверху громадный кулак. Удар заставил альбиноса поплыть, но не осесть, как это получилось с Валеком Лотцем. Зато я выиграл время и смог вырвать из ножен меч. Едва альбинос ко мне развернулся, приходя в себя после удара, меч одним махом снес с его плеч голову. Из перерубленной шеи фонтаном брызнула кровь.

Пятеро призванных молодых гвардейца продолжали нестись к нам. Они прекрасно знали нас обоих. Вполне возможно, сержант, так дерзко расправившийся с Айманом Лойдом, был вообще их непосредственным начальником. Их глаза видели происходящее, лица перекашивались от невероятного изумления и ужаса, но они продолжали бежать, не веря в происходящее и ничего не предпринимая. Понятное дело, что столь заторможенная реакция неопытных гвардейцев не могла продлиться долго. Нужно было пользоваться моментом.

— Защита! — произнес я вслух и, продолжая удерживать в правой руке меч, направил на гвардейцев левую руку. — Фаербол! Фаербол! Фаербол!..

Четверых… Мне удалось убить лишь четверых. Пятый отделался проколом острия меча в грудь. Дальше моего громилу-сержанта одолели посыпавшиеся со всех сторон фаерболы. Мой разум вернулся в собственное тело. Я уже не видел, что с ним стало.

Вот теперь точно было все. С учетом нехватки времени я выполнил в Белом городе более чем возможно. Пора было возвращаться домой.

Или не домой?

Надев маску, я все-таки выбрал Оршик.

Долго задерживаться у Дарии Горан я не собирался. Так, что называется, хотелось напоследок повидаться, а то мало ли что. Предвестница Ханна ведь предрекала мне смерть. И конечно же я не собирался рассказывать девушке, о том, куда собрался.

Найдя Дарию во дворе замка, я спросил, как у них прошла ночь, а она в ответ накинулась на меня по поводу оставленного шлема. Видите ли, она за меня беспокоилась. Было даже приятно выслушать столь агрессивную заботу. Так рьяно обо мне беспокоилась разве что мама.

На заданный вопрос девушка ответила, что кроме атаки в Драной горе и Острове теней, других стычек с падшими у них не было. Зато случилось другое, о чем я еще не знал. К счастью, нас оно касалось пока лишь отчасти.

Оказывается, нынешней ночью князь Глазвиля Викс Бронор дал приказ перебить присланных ему Тебрионом Имричем воинов из Пятигорья и сдался горцам. Горцы, в свою очередь, официально заявили о союзе с альбиносами. Осталось непонятным: переходили ли Горы на нашу сторону с Долиной или сделали вид, что перешли, а сами оставались с альбиносами. Впрочем, это уже было не суть важным.

Что я мог сказать по этому поводу?.. Викс Бронор полнейший недоумок. Впрочем, такой же как Тебрион Имрич. Лучше бы король отправил подкрепление в Оршик, когда на княжество обрушились южане. А так воины впустую погибли по глупости своего правителя.

По этому случаю Дариа отправила королю Равнины письмо о расторжении вассального договора. Теперь Оршик стал сам по себе. Княгиня радовалась, что после этого ей даже штраф не пришел. Получилось, не поддержав княжество, отказав в помощи, король не сдержал своего обещания и тем Великая Система правильно среагировала. По справедливости.

О том, кто стоял за падшими, Дариа догадалась, что, впрочем, было и так понятно. Сейчас она ожидала от альбиносов какой-нибудь новой гадости. Ее расчеты были верны. На кого им еще нападать кроме Равнины. По сути, в королевстве остался лишь Великий город, Скалистый Берег, Оршик, Пятигорье и слабый Мелиссар, в котором и правителя-то толком не было. Оставалось гадать, как поступят альбиносы: снова атакуют всех одновременно или же начнут расправляться с нами по отдельности.

Ответ на этот вопрос я уже знал. Валек Лотц мне предельно ясно разъяснил, что нас ждет через три дня. Или же раньше, учитывая, что я сегодня устроил в Белом городе.

— Знаешь, Рей, я так подумала… Ты действительно хочешь взять меня в жены? — вдруг сменила тему Дариа.

— По-моему, все давно решено. Почему ты спрашиваешь?

— Тогда я хотела тебе предложить жениться сейчас. Прямо сегодня. Так будет правильнее. Мы не знаем, что будет завтра.

— То есть как? Ты хочешь, чтобы мы уже сегодня сыграли свадьбу?

— Нет, ну что ты. Мы просто пройдем церемонию венчания. Будут только я, ты и жрец. Это только для нас. А свадьбу сыграем потом, когда все наладится. Я хочу, чтобы наш сын уже был законным.

При последних словах она взялась за живот.

Я в изумлении отпрянул. Стало немного не по себе. Взгляд уставился на живот девушки, скрытый за тяжелыми доспехами. Даже если бы их не было, я вряд ли смог что-то рассмотреть. Прошло слишком мало времени. На столь ранних сроках беременность могли увидеть разве что опытные лекари.

— Мне шестнадцать и у меня будет сын?! — в ошеломлении зачем-то переспросил я.

— Да тише ты! Кроме нас и моей лекарши Дарсии об этом никто не знает. У меня ночью разболелся живот. Я позвала Дарсию, и она сказала, что у меня будет сын. Твой сын.

За южной стеной все еще жгли трупы. Черный дым высоко поднимался и растекался в разные стороны, окрашивая небо в серый цвет и заполняя воздух гарью. Все это могло показаться мрачным, если не брать в расчет того, что победу одержали мы, а не южане. Жгли кучи трупов мы, а не наоборот. Своих павших воинов мы с почестями уже похоронили.

— А давай! Прямо сейчас давай!

Когда мы вошли в храм и сказали жрецу, чего хотим, его удивлению не было предела. Он принудительно выдворил из храма немногочисленных посетителей, подвел нас к статуе Дагора и слегка запинаясь от волнения сказал положенные слова. Мы обменялись с Дарией клятвами мужа и жены. На этом церемония закончилась.

Не знаю, как моя суженная, а мне вот совсем не верилось в происходящее. Венчание случилось будто не со мной. Слишком все получалось в спешке. Я толком в себя не пришел после новости о беременности Дарии, а потом раз тебе и венчание. И это, не говоря о шоках вчерашнего дня и сегодняшних кровавых приключениях. А ведь главное, о чем следовало побеспокоиться, было впереди.

Но Дариа права, все складывается слишком непредсказуемо. Прежде чем отправляться и делать то, что я задумал, лучше было повенчаться. Если со мной что-то случится, у нас должен быть законный ребенок, а не бастард. Ладно я, Дариа княгиня. Будучи правительницей, она не может родить незаконное дитя.

Мы вышли из храма, пешком стали возвращаться в замок, и я сказал, что мне пора отправляться в Скалистый Берег. День заканчивался. Мне надо было повидаться с мамой и Даниэлем. А потом еще много чего успеть. Откладывать на завтра не стоило. Прямо сейчас альбиносы вряд ли что-то предпримут. Им нужно время на подготовку. А вот уже этой ночью — запросто. Или под утро. Так что мне следовало поторопиться.

— Когда сообщим родне? — спросила Дариа.

— Не знаю. Хотя… что ждать? Я прямо сейчас им расскажу.

— Тогда мне нужно с тобой. Сообщим вместе.

— Оставить город? Но уж нет. Сейчас твоим людям нужна правительница. Пока неспокойно, ты не должна покидать Оршик. А то внесут осколок Темного камня, а ты и вернуться не сможешь.

— Ты прав. Это может случиться в любую минуту. У меня нехорошее предчувствие. Я переживаю и за княжество, и за нас. Ты же понимаешь, в ином случае я бы не стала настаивать на венчании.

— А у меня напротив, настроение отличное. Скоро все прекратится. Очень скоро. Это я тебе обещаю! — с радостью ответил я, во-первых, потому что был уверен, что у меня все получится, а во-вторых… как-то странно действовала новость о моем скором отцовстве. Она меня просто-таки окрыляла.

Путь от храма до двора замка мы преодолели быстро. Перед недолгим расставанием я обнял Дарию, хотел на прощанье поцеловать в щеку, но она обхватывает шею и ее губы надолго впиваются в мои. И это при гвардейцах и прочих ротозеях, что тут шастали. Такого она никогда не позволяла. С другой стороны, она беременна нашим ребенком, мы только что повенчались. Можно сказать, официально стали мужем и женой, хоть пока и не объявили об этом.

Так что плевать.

Минута, другая и мне приходится остановить Дарию. А то еще немного и вместо Скалистого Берега я потащу ее в спальню. Вижу по глазам, она сама такая же, не хочет меня отпускать. Посему быстрее достаю и надеваю маску старика портальщика. Когда я в ней, она точно не будет целоваться.

— Обещай скоро вернуться, — с жалостливым видом просит она.

— Конечно скоро вернусь. Даже не сомневайся!

Я снова переправился в потайной ход, спрятанный в стенах нашего замка на Гнездовой скале. На этот раз лезть под кровать не пришлось. Ее, как и остальную мебель в моей бывшей комнате, разбили падшие. Все обломки вынесли и поэтому она пуста. Сквозь разбитые стекла гулял ветер. Однако в самом замке кипела жизнь. Снизу раздавались удары молотов, голоса. Внизу вовсю шли восстановительные работы.

Прежде чем отправляться искать Даниэля, я уселся на подоконник и на минуту погрузился в мысли. Беременность Дарии, венчание, противостояние с альбиносами, необъятная стая падших… Все перечисленное клубилось в голове и навязчиво зудело подобно пчелиному рою. Пришлось усильем воли подавить второстепенные мысли и сконцентрироваться на важном, от которого зависело все остальное.

Что сделать, чтобы не допустить в наш мир падших я уже придумал. Точнее, придумали за меня еще до рождения. Потом все продиктовала предвестница Ханна. Она оказалась права. Иного способа прекратить войну попросту не было. Ну или я не мог найти. Но вот что будет с миром после того, как я уничтожу Великую Систему — стояло под вопросом. Стоило задуматься о том, что рассказал Валек Лотц.

Каким бы выдающимся не был князь или король, ему одному не выжить в противостоянии с альбиносами. Пусть я уничтожу Великую Систему и всю магию в мире, они продолжат жить вместе со своим укладом и созданной властью. Пройдет время, альбиносы приноровятся жить в новых условиях и снова возьмутся за свое.

Чтобы им противостоять, чтобы выжить, Скалистому Берегу, да и всей Равнине, нужно измениться. Мы должны воспользоваться их задумкой и создать свой совет, в который войдут правители земель. Чтобы решения принимались не одним человеком, а большинством голосов. Тогда нас будет сложнее переиграть и труднее перебить. У нас появится шанс выстоять.

Я спустился на второй этаж. Здесь рабочие уже вставили в окна стекла и мастерили новые двери. Кое-где появилась новая мебель. Вскользь осмотрев этаж, я нацелился на кабинет брата.

У него уже стоял новый длинный стол, за которым сидели он, его невеста, мама, управляющий замком Тид Граш и с поникшей головой консильери Иган Велни. Другой мебели здесь пока не было. Присев с ними за стол, я начал говорить.

Скрывать что-то уже не было смысла. Я рассказал и обо всех своих возможностях, и о встрече с Валеком Лотцем, и о том, что намереваюсь сделать. Заодно сказал, что знаю о задумке брата по отношению ко мне. Это вызвало шок у мамы и у невесты брата Катарины. Но я сказал об этом без претензий. Как бы вскользь. Мне было не до выяснения отношений. Сейчас нам следовало спасать княжество, людей и в конечном счете самих себя от той угрозы, что для нас приготовили альбиносы.

В завершение я перешел к тому, что будет после того, как рухнет Великая Система и исчезнет магия. Для меня это было важно настолько же насколько предстоящая атака падших.

— …Я готов выполнить то, о чем говорила предвестница Ханна. У нас нет другого шанса остановить вторжение. Если у меня получится, и я останусь живым, мы заберем у короля Великий город. Ты сядешь в столице, — кивнул я на Даниэля, — Дариа будет править Оршиком, а я возьму Скалистый Берег. Вы все прекрасно знаете, я это заслужил. В остальных княжествах, как старые времена, пусть люди сами выбирают себе правителей. У нас не будет больше короля. Валек Лотц правильно подметил — совет куда сильнее одного правителя. Альбиносы наглядное тому подтверждение. Это же подтверждает то, что случилось в Глазвиле, когда один недоумок отдал второму тысячи воинов, а второй по глупости их перебил. Нам нужен совет правителей, а не король. Ты будешь править Великим городом, но не будешь королем Равнины. Если же у меня не получится выжить, это ничего не изменит. Ты все равно создашь совет. Не сделаешь и проиграешь. Альбиносы переиграют тебя или того из сыновей, кто сменит тебя на троне. Думаю, если предложить, король Тебрион Имрич предпочтет убраться в родовое Пятигорье и сесть в совет в качестве правителя княжества вместо того, чтобы с нами воевать. И с Горами можно будет договориться. Пусть тоже войдут к нам и тогда нам не придется отвоёвывать Глазвиль.

— А если северяне захотят войти к нам в совет, тоже возьмем? — усмехнулся управляющий Тид Граш.

— А почему нет? По-моему, это отличная идея. Можно было бы больше не враждовать.

— Этого еще не хватало. Будут сидеть с нами за одним столом и указывать что делать, — в недовольстве буркнул Даниэль.

— А мы будем указывать, что делать им. Правителей с Равнины-то будет большинство.

Брат хоть и слушал меня, но, кажется, не особо. Точно также отнеслись и остальные. Я говорил о вещах будущего, в то время как сейчас, мы были на грани истребления. Рассказ о невероятном войске падших так въелся в их головы, что не позволял мыслить о чем-то ином. Они думали о насущном.

Пришлось надавить, дабы подтолкнуть брата:

— Если ты согласен и готов поклясться, что исполнишь, я прямо сейчас отправлюсь на Остров теней. Если нет, я палец о палец не ударю. Я отправлюсь в Оршик. Стены города надежно уберегут жителей от натиска падших.

— То есть тебе плевать что будет твориться дома, что нас будут убивать?! — вмиг ожесточился Даниэль.

— Если не введешь совет, ты только отсрочишь падение. Не сейчас так спустя годы или десятилетия альбиносы нас все равно достанут. Нам либо нужно напасть на альбиносов и вырезать их всех на корню, либо нужно самим измениться. Третьего не дано.

— По мне, так вырезать альбиносов до одного, — зло вставил Иган Велни.

— Хорошо. Совет так Совет. Пусть будет по-твоему, — неожиданно быстро согласился Даниэль. — Сейчас дорога каждая минута. Нужно спешить. Еще немного и начнется вечер. На острове появятся первые тени.

Навык Предвидения молчал. Но брат как-то подозрительно быстро согласился.

— Ты точно сдержишь слово? — на всякий случай переспросил я.

— Обещаю!

Разговор закончился, пора было приступать к задуманному, и мама спохватилась. Она начала предлагать кандидатуры тех, кого нужно отправить со мной.

— Зачем? На Острове теней мне нужно только взять Темный камень, открыть портал и переправиться в Драную гору. Там мне бы не помешала помощь. Я же не знаю каких размеров камень. Но в горе полно всяких чудовищ. Для этого у меня есть маска невидимки. Она убережет лишь меня. Так что я как-нибудь сам справлюсь. Там всего-то надо кинуть камень в Магический источник и на этом все закончится.

Маму эти подробности успокоили, однако теперь оживился Иган Велни. Он задумался о правильных вещах:

— Так если исчезнет магия и Великая Система, ты же станешь видимым для чудовищ!

— По-моему, чудовища тоже должны будут исчезнуть. Они часть магического мира, — вмешался управляющий.

— Ну хорошо, предположим. Тогда как Рею выбираться из горы? Он же не сможет снова управлять камнями!

А вот об этом я как-то не подумал.

Консильери продолжил мысль:

— В таком случае делаешь ход и ни в коем случае его не закрываешь. И обязательно надо взять с собой факелы и огниво. Ты же не сможешь создать светящего мотылька.

Я согласился, порадовавшись смекалки Игана. Все в точку. Иначе в потемках мне бы пришлось долго выбираться. Теперь, когда консильери поднял столь важные особенности сам собою встал еще один вопрос: порталы больше не будут работать, так что добираться от Драной горы до дома мне придется долго. Посему было решено снарядить меня провизией и всем необходимым для долгой дороги. Ну и мама снова настояла на сопровождении. Как я не противился, она и Даниэль настояли отправить со мной гвардейцев. К счастью, мне удалось снизить их число с десяти до двух. Сработало то обстоятельство, что втроем нам будет неприметнее перемещаться по землям Юга. Именно в тех краях располагалась Драная гора.

Даниэль дал необходимые распоряжения о срочной подготовке меня со спутниками в дорогу и снаряжении всем необходимым, ну а я пока было время рассказал о том, что мы сегодня с Дарией совершили, заодно упомянув о ее беременности.

Как?

Когда?

Да не может быть?!

У всех присутствующих, по-моему, глаза на лоб полезли. Честно говоря, я и сам до сих пор пребывал в шоке. И от того, что скоро стану отцом, и от того, что повенчался.

Мама предложила организовать совместную свадьбу с братом. Естественно, когда все закончится. Брат не возражал при условии, что мы сначала захватим трон Равнины. Я предпочел промолчать. В отличие от всех я не забыл о том, что Даниэль намеревался со мной сделать. Как только мы достигнем целей, я собирался вообще от него отстраниться и встречаться исключительно по мере необходимости. Вот только я пока не решил, как мы будем жить с Дарией, если она останется правительницей Оршика, а я засяду в Скалистом Берегу. Наши княжества не соединить.

Спустя полчаса все было готово. Для меня и двух сопровождающих приготовили походные мешки с провизией на десять дней пути и сменной одеждой. Заодно выдали факела и огниво. В качестве сопровождающих были назначены уже известные мне любители эля Османд и Логмар, с которыми мы выловили шпиона альбиносов.

Я со всеми попрощался, уже хотел надеть маску портальщика, открыть портал на Остров теней, и мама снова спохватилась.

— Дай я тебя обниму!

Как всегда, мама не смогла обойтись без нежностей. Обняла, поцеловала, погладила по головке. Конечно же, пустила слезу.

— Мам, ну что ты начинаешь. Я скоро вернусь. К ночи буду обязательно…


Глава 35


Не хотелось лишний раз таскаться с тяжестями, поэтому сначала мы с гвардейцами переправились в Драную гору, где оставили походные сумки на нашей базе и только тогда отправились на Остров теней, воспользовавшись помощью Валеба. У него как раз имелся портал невдалеке от того места, куда мы нацелились.

Не считая пения птиц, на острове стояла тишина. Из-за этого могло показаться, что кроме нас, вокруг никого не было. Но это были ложные ощущения. Альбиносы уже находились на острове. Вероятнее всего, они соорудили где-нибудь в скалах надежное убежище, в котором намеревались по ночам брать удачу. Именно поэтому я взял с собой гвардейцев, а не оставил в Драной горе. Если вдруг наткнемся на альбиносов, Османду и Логмару предстояло отвлечь их внимание, пока я доберусь до Темного камня.

На острове понемногу начинало вечереть. Нам пришлось бегом взбираться на скалы и выискивать провал среди каменных глыб. Стоит солнцу уйти за горизонт и появятся тени. Их всегда много. А в открытой местности — тем более. Если они появятся, нам придется уходить. Тем отложить миссию до утра. К этому времени в Скалистом Берегу может случиться что угодно. Настолько рисковать я не собирался. Задуманное должно было получиться уже сегодня и никак иначе.

Примерно зная, где находится провал, мы его нашли без особого труда. Обратившись к способностям заклинателя камней, я соорудил ступеньки, по которым мы спустились ко дну.

Я все думал, в каком виде предстанет Темный камень. Магистр Борис Шелби держал осколок в серебряном футляре. Стоило открыть крышку и магия вокруг исчезала. То есть Темный камень не мог лежать просто так. Это убило бы магию в округе.

На дне провала имелся каменный пьедестал. На нем стоял вполне скромный по размеру серебряный ларец. Я один мог обхватить его и понести. Или же воспользоваться ручкой на крышке. Однако на деле ларец оказался неимоверно тяжелым. Поднять-то его было можно, а вот далеко унести — это вряд ли. Разве что если постоянно делать остановки на отдых.

Надев маску портальщика, я открыл портал в Драную гору. Гвардейцы занесли в него ларец. В компании с Валебом меня дожидались Борис Шелби и Иган Велни. Двое последних правильно озаботились вопросом о том, что нужно вывести из базы людей. Ведь когда исчезнет магия, никто не сможет воспользоваться порталом.

Пока они занимались эвакуацией, я проделал ход наружу, по которому потом должен был покинуть Драную гору. Османд и Логмар предусмотрительно пошли со мной, предпочтя сразу вынести наружу наши вещи.

К моему возвращению база опустела. Остались только магистр с консильери и Валеб.

— Давайте скорее прощаться, — поторопил Борис. — Здесь Темный камень. А где Темный камень, всегда появляются тени. Скоро они должны появиться не на острове, а у нас в горе. Рей, я так подумал…

В этот момент из открытого портала, ведущего на Гнездовую скалу, появился Сир Бакки, а за ним Сир Лэйтон.

— Успели! Я же говорил — успеем! — заорал Бакки.

— Да подожди ты! — прикрикнул на него Лэйтон. — Ресли сказал, что тебе не нужна помощь. Но думаю, мои клоны не помешают.

В этот момент стали появляться копии рыцаря.

— Лэйтон, брось, — остановил его Иган Велни. — Их перебьют прежде, чем Рей доберется до Источника.

— Ничего страшного, — вмешался я. — Пусть здесь остается парочка копий, а остальные отправятся к Османду и Логмару. Вдруг что-то пойдет не так.

Ни у кого возражений не возникло.

Пора было прощаться.

Сир Лэйтон по-отечески меня обнял и похлопал по спине. Остальные прощались менее эмоционально — лишь жали руки и говорили напутствующие речи. Причем так, будто у меня почти нет шансов вернуться.

— Ну что вы в самом деле? — возмутился я. — Тут дел на час. Только бы тяжелый ларец донести. Потом мы недели за две доберемся до Оршика. Там уже рукой подать до Великого города. А потом на корабле до дома всего день пути. В худшем случае через месяц буду дома.

— И я про то ж! Вернешься и мы такую пьянку в борделе устроим!

— Да подожди ты! — на этот раз Бакки остановил Иган Велни. — Рей, бросишь Темный камень в Источник, и не жди что там дальше будет. Сразу беги! Запомнил?

Сейчас всерьез говорить о том, как и что лучше сделать было преждевременно. Как говорится, будет видно по обстоятельствам. Стоять и смотреть, чем дело закончится, я и без того не собирался. Вдруг вообще начнется рушиться гора. В общем, предполагать можно было что угодно.

Уже прощаясь я подумал об эликсире. Без него дотянуть тяжелый ларец вышло бы слишком трудно. На выручку пришли Борис Шелби и Сир Бакки. У того и другого с собой было по бутылочке.

Уложив эликсиры в висевшую на ремне походную сумку, я засунул за пояс два заготовленных факела, достал маску невидимки и, взявшись за ручку ларца, приложил ее к лицу.

Как и предполагал, я ушел в невидимость вместе с ларцом. Вот только он не стал от этого легче. Велев камням расступиться, я двинул к центру горы, кряхтя и надрываясь от несусветной тяжести.

Не видя меня, но прекрасно видя, как на глазах расступаются камни, все пожелали мне удачи. Я на ходу поблагодарил и напомнил, что скоро вернусь.

— Я поставил на тебя удачу. У тебя шанс справиться — сто процентов! — последним выкрикнул Сир Бакки.

А вот это уже очень и очень порадовало. Зная, что справишься, ввязываться в дело куда сподручнее.

Пройти больше десяти метров не удалось. Я поставил ларец и уселся на него сверху. Все уже ушли. Портал погас. Там поверху летали лишь светящиеся мотыльки. Я остался в одиночестве. Ну это если не считать многочисленных чудовищ, которых от меня отделяло не больше метра горной породы.

Сняв маску, я полез в походную сумку. Как-то сразу не подумал принять эликсир. В характеристиках у меня стоял перенос грузов до 80 кг, а сундук весил больше 100. Из-за этого я быстро обессилил и появилось чувство голода.

Зато приняв чудодейственное зелье, буквально в момент пропали обе напасти разом. Даже настроение повысилось. Впрочем, стоило снова уйти в невидимость и продолжить путь с тяжелым ларцом, оно у меня тут же потерялось.

Проделываемый ход попал в широкую пещеру с низким потолком. В нем сидели жуки-гиганты. С моим появлением они словно пробудились от спячки. Приподнявшись на лапках, жуки отправились осматривать появившийся проход. За ними появилась стая летунов, которая из-за отсутствия возможности летать была вынуждена ползать. Ну а дальше богомолы, скорпионы и прочие.

Приняв эликсир, я смог без остановки пройти больше двадцати метров. Потом пятнадцать. Далее я уже шел не больше десяти метров, делая короткие остановки на отдых.

Как и обещал Борис Шелби, с наступлением ночи появились тени. Местные чудовища постоянно враждовали друг с другом. Я уже приготовился к грандиозной битве между ними и тенями. Но нет, последние никого не трогали. А насекомые-переростки на тени лишь фыркали.

Когда я добрался до громадной пещеры, где внизу находился Магический источник, прошло не меньше получаса. За это время тяжелый ларец меня изрядно вымотал. Хотелось сбросить его вниз и тем больше с ним не мучиться. Но понятное дело, понес ларец вниз по ступенькам, которые тут же проделывал в камне. Не хватало, чтобы разбился Темный камень. Его самого я пока по понятным причинам не видел, однако учитывая, что из него каким-то образом извлекались осколки, можно было предположить о его хрупкости. Падения с полусотни метров он бы точно не выдержал.

Начав спуск, появилась новая напасть — нехорошие мысли. До этого казалось, что будет легко, стоит закинуть камень в источник и на этом все закончится. Теперь же, видя, сколько вокруг появляется теней и сколько чудовищ обитает внутри горы, я задумался о том, что будет после того, как исчезнет магия вместе с моей невидимостью, а они все вдруг останутся. Тут уже было без разницы, насколько быстро и в какой момент я побегу.

И конечно же, в очередной раз мне вспомнились нехорошие предсказания Ханны. Она во многом оказалась права. Во-первых, кроме меня с заданием никто бы из наших людей не справился. У нас не было людей способных уходить в невидимость. А видимым внутри горы делать нечего. Во-вторых, кроме как кинуть Темный камень в Источник, другого способа остановить войну не было. В этой связи предостережение Ханны о том, что я умру теперь казались более чем правдоподобными. Сейчас я сожалел, что не поинтересовался этим моментом. Зная наперед, чего ожидать, можно было заблаговременно все обдумать и подготовиться. Теперь же приходилось в последний момент ломать себе голову над тем как выкрутиться.

Способ быстро нашелся. Я намеревался выпить вторую порцию эликсира, а после заполнить бутылочку первородной магией. Когда Темный камень убьет источник, можно было вернуть его в ларец и высвободить первородную магию. В таком случае можно было снова стать невидимым и преспокойно уйти.

За размышлениями время спуска прошло незаметно. Я достиг дна громадной пещеры, больше напоминавшей колодец. К этому времени тело совсем обессилило. Я уже не мог тащить ларец дальше трех метров. Настал черед воспользоваться второй порцией эликсира.

Искать одной рукой невидимую бутылку в невидимой сумке, а после пить невидимый эликсир очень неудобно. Я боялся, что невидимая склянка выпадет и разобьется. Вторая-то рука продолжала удерживать ручку ларца, ибо, отпустив ее, ларец стал бы видимым. Мне пришлось бы снимать маску, в то время как вокруг полно чудовищ и теней.

Зато приняв зелье, я снова наполнил себя силами. Вернув теперь уже пустую бутылку в сумку, было куда веселее тащить ларец, преодолевая последние метры до заветной цели.

Остановившись лишь у самой кромки Источника, опять же одной рукой я достал бутылку и заполнил ее первородной магией. Лишь после этого вместе с ларцом я вошел в бурлящий Источник, оказавшись в нем почти по пояс.

Прежде чем удалось открыть невидимый ларец, пришлось помучиться с невидимой защелкой. Как только это удалось, я потянул крышку наверх и началось происходить что-то невообразимое. Я словно выпускал из ларца саму смерть.

Бурлящий светящийся серебристым цветом Источник забурлил еще сильнее и стал окрашиваться в черный цвет. Местные обитатели заполнили своды громадной пещеры криками. Они начали гибнуть в предсмертных муках. От Источника как будто пошла волна смерти, заставляющая их умирать.

Чудовища пытались бежать. Тем, кто имел крылья и был проворнее остальных, повезло. У них был шанс добраться до многочисленных ходов, разбросанных по стенам пещеры. Остальные гибли по пути.

Маска ожидаемо слетела с лица и упала в черную воду, сделав меня видимым. Выпрямившись, я с ужасом смотрел по сторонам. С ужасом от происходящего. Конечно, смерть чудовищ решило проблему. Мне больше некого было опасаться. Но видя смерть стольких чудовищ, стало казаться, что вместе с ними в мире умирает вообще все живое.

Минута, другая и крики стали гаснуть. Здесь в пещере все были уже мертвы. Кричали чудовища, что успели забежать в проходы. Когда исчезли тени — я вообще не заметил. Прошла еще минута и трупы чудовищ на глазах стали осыпаться, превращаясь в пыль.

К своему удивлению я обнаружил, что стою уже не в бурлящем Источнике, а в пустой пыльной яме. Темный камень величиной с голову коня лежал в ларце. С ним ничего не случилось. Зато случилось со мной. Я стал необычным. Начал светиться.

Кожа сама собой источала свет наподобие того, что исходил от Источника, а все тело превратилось в нечто полупрозрачное, совершенно неестественное. Этот свет становился все ярче и ярче. Я в ошеломлении разглядывал себя, пытаясь понять, во что превратился. О таком явлении не упоминалось ни в одной из прочитанных книг.

За разъяснениями я попытался обратиться к Великой Системе. Она ожидаемо не откликнулась. Даже не захотела показать мои характеристики. В этот момент до меня донеслись тихие шаги. В непонимании я принялся смотреть по сторонам.

Все чудовища были мертвы. Более того, они исчезли. Тут могли появиться разве что оставшиеся у выхода гвардейцы. Но они вряд ли бы решились сунуться вглубь горы.

И еще было странным. Я готовил факела, а они не понадобились. Сейчас здесь были кромешные потемки. Тысячи мотыльков, что кружили высоко вверху исчезли вместе с Источником. А другого света здесь не было. Это если не считать меня. Вместе с тем я все вокруг прекрасно видел. Даже лучше, чем до этого.

В одном из многочисленных проходов появился бородатый мужчина. От него исходил свет. Не такой яркий как от меня. Можно сказать, тусклый, немного мерцающий. Незнакомец направился ко мне.

— Ну вот я и дождался нового Вершителя, — громогласно скорее огласил он.


Глава 35 часть 2


От неожиданности, а еще больше от удивления, я потерял дар речи. В голове вспыхнуло куча вопросов о том, кто это и чего ему от меня нужно. В его образе было что-то знакомое. Я будто его знал, вот только никак не мог вспомнить откуда.

Мужчина был одет в дорогую тунику, расшитую золотом. Одежда вдруг изменилась. Теперь на нем были простая рубаха, штаны и босые ноги.

— Вы Дагор?! Тот самый Дагор?! — в изумлении вскрикнул я, узнав его. Да и как не узнать человека, чьи статуи стоят в каждом храме.

— Прежний Дагор. Теперь Дагором станешь ты. Прими мои поздравления.

Мужчина подошел и окинул меня придирчивым взглядом. Ни в самом взгляде, ни в голосе не чувствовалось особого радушия.

— Что-то не так? Я сделал что-то плохое?

— А ты как думаешь? — он ступил в яму, оставшуюся после исчезнувшего Источника, и сел на край берега. — Ты убил Источник, убил магию, убил Систему. Мою Великую Систему! Это означает — я проиграл. Я не смог создать совершенство.

— Но у меня не было другого выбора!

— Знаю. Я все знаю. Сюда приходят те, у кого не осталось выбора. Те, кого заставили обстоятельства. У кого нашлось мужество принести себя в жертву ради изменения мира. Я был таким же. Хотел убить Куна Робея, и тем сделать мир лучше. Но теперь все в прошлом. Сейчас это уже неважно.

— И что теперь будет? — растерянно спросил я.

— Теперь?.. Теперь ты вершитель! — устремив указательный палец вверх, подчеркнул Дагор. — Тебе достаточно закрыть ларец, вытащить его из Источника и свершится любое желание. Магия Источника может изменить мир, изменить мою Великую Систему или создать что-то совершенно новое. Но на твоем месте я бы все-таки оставил систему. Это лучшее, что было когда-либо создано человеком. В ней я все упорядочил. Сделал доступным для всех даже то, чем раньше пользовались лишь единицы избранных. Сделал все по справедливости.

— А по-моему, это несправедливо, что третьим сынам ничего не достается…

— Но тебе же это не помешало!

— Все равно несправедливо.

— Так в чем вопрос? Измени систему так, как считаешь нужным. Только не забудь о равновесии. На всякое действие должно быть противодействие, иначе в чьих-то руках окажутся настолько сильные силы, что история с Куном Робеем повторится. За многие годы я скопил много мелких просчетов в своей системе. Если хочешь, я могу рассказать. Так ты сможешь создать идеальный мир.

— Подождите, выходит, вы создали Великую Систему, а я принес Темный камень и все сломал. Поэтому теперь вы ничего не можете делать, и вся власть как бы перешла в мои руки.

— Совершенно верно. Сейчас ты Вершитель. Ты можешь указывать Источнику все, о чем пожелаешь. Но только один раз. Рассказав обо всем и убрав из Источника камень, больше у тебя такой возможности не будет.

Дагор поднялся и, подойдя к ларцу, попытался взяться за крышку. Та прошла сквозь нее.

— Поэтому тебе предстоит хорошенько подумать над своими желаниями, — продолжил он, вернувшись на место, — иначе завтра к Источнику с Темным камнем придет кто-то другой, а тебя отправит в небытие. Постарайся сделать систему такой, чтобы ни у кого не было желания ее сломать. И позаботься о том, как получше спрятать Источник и Темный камень. Это как игра. Ты создаешь для людей правила, нормы, порядки. И расставляешь ключевые места силы так, чтобы до них просто так было не добраться. Как только кто-то снова их найдет, твоя игра закончится. Черед начинать игру перейдет к другому.

— То есть я создам и больше не смогу ничего изменить?

— Верно.

— И чем же мне тогда заниматься? Ну пока не появится следующий.

— Созерцать. Радоваться тому, что удалось, когда люди счастливы и хорошо живут. Огорчаться, когда у них что-то не получается или ты сам допустил ошибку, из-за которой они страдают. У меня так случилось с предвестниками. Нужно было значительно ослабить их возможности и раздать особенность сотням людей. Или вовсе их не создавать.

— Это потому что благодаря предвестнице Ханне я попал сюда и закончил вашу игру?

— Не только. Благодаря своим возможностям, предвестники могли очень точно высчитывать будущее. Правители нещадно пользовались их возможностями и это плохо сказывалось на общей жизни всего мира. Все-таки лучше, когда люди не знают будущего. Или знают, но очень смутно. К примеру, как твои сны, которые просто так не разберешь.

Отмахнувшись от плохого, Дагор перешел к хорошему:

— Зато, когда надоедает следить за миром людей, всегда есть возможность отправиться в мир праведников. Правда, там в последнее время все распоясались. Все же молодые, никто не стареет. Делать ничего не нужно, все дается само. Люди целыми днями предаются разгульству и плотским утехам. В общем, там тоже нужно кое-что изменить. Сделать хотя бы ограничение по времени пребывания. Столетие — более чем предостаточно. Смотря кто сколько лет заслужил.

— А потом?

— А потом пусть заново возрождаются в общем мире людей. Естественно, без памяти о прошлой жизни.

— А что бы вы изменили в мире падших?

— Тоже сделал бы ограничение на сотне лет. А после пусть также возрождаются в общем мире людей.

Я согласился. По-моему, справедливо, что достойные люди смогут претендовать на столетие праздной жизни или столетие мерзкой жизни, если свою основную жизнь прожили в пакостях. Пусть это для людей станет наградой или расплатой.

— Только сейчас подумал, а что теперь стало с миром падших и миром праведников? Неужели они тоже исчезли?

— Оба мира были частью Системы. Они вместе со всеми своими обитателями замерли в ожидании твоего решения. В том числе поэтому стоит ответственно подойти к делу. Частая смена Вершителей на всех сказывается не лучшим образом. Не забывай, у тебя будет только один шанс для воплощения желаний. Потом не исправить. Ты будешь вынужден так же как я оставаться невидимым, безмолвно и безучастно наблюдать за своим творением. Так же ты должен позаботиться о том, чтобы в Магический источник Темный камень не кинул какой-нибудь подлец. Иначе мир людей станет ужасным. В конце концов, ты должен позаботиться о себе. Ведь от следующего Властителя будет зависеть останешься ли ты жить или совсем исчезнешь. Сейчас я полностью нахожусь в твоей власти. Лишь от твоей воли зависит мое дальнейшее существование. Поэтому не спеши. У тебя есть много времени, чтобы все хорошенько продумать.

Для меня и без того новостей было выше крыши, а Дагор не унимался:

— А еще ты можешь создавать особые места подобные Костяным горам. Правда, это была моя единственная идея. На этом закончилась фантазия. К тому времени я просидел у Источника с Темным камнем почти десять лет.

— Так много?!

— Ну а как иначе. Это же нужно было до мелочей все продумать. Все навыки, умения, особенности, заклинания. Тут не может быть спешки.

— А можно потом будет вернуться обратно живым? Там у меня жена, скоро родится сын. Вы же говорили, Источник может выполнить любое желание.

— Сожалею, но нет. Пока ты Вершитель, ты не можешь жить среди обычных людей. Именно поэтому я и придумал мир праведников. Иначе от одиночества можно было сойти с ума.

Все это время я стоял перед Дагором. Он разъяснил более чем подробно. Мне требовалось хорошенько все обдумать. Усевшись рядом с ним, я снова вспомнил предвестницу Ханну. Отчасти она оказалась права. Для всех я умер. Но умер совершенно не так, как другие. Мне хотелось донести об этом близким. И кажется, я нашел способ. Осталось продумать нюансы. В общем, на пару дней точно предстоит задержаться.


Эпилог


Огромный зал дворца заполнялся столичной и провинциальной знатью Равнины. Люди входили через центральный вход и подобно ворвавшемуся потоку растекались по сторонам. Те, кто попроще, не решался идти дальше середины. Статусный народ шел вперед, поближе к королевскому трону. Прямо к ступенькам, ведущих к возвышению. А чтобы кому не положено не посмели по ним подняться, капитан Сир Ресли Хагон выстроил королевских гвардейцев в блестящих позолоченных доспехах. Гвардейцев Скалистого Берега он расставил вдоль стен и по бокам.

Консильери Иган Велни встал справа от пока еще пустого трона. Держа наготове свиток с заготовленной речью, он внимательно наблюдал за людьми. Точнее, выискивал в толпе прибывших вассалов. Я же, пусть и пребывая в виде незримого духа, предпочел встать с другой стороны от него. Так было посвободнее. Лучше видно лица людей.

Крысолов и Бази — гвардейцы. Вот вообще не удивился. Более того, появилось чувство, что я уже видел происходящее. Правда, лишь в незначительной части. И, конечно же, я вспомнил, когда это случилось. Маковое молоко лекарши Надин оказалось с сюрпризом. Оно вовсе не давало разыграться фантазиям. Оно открывало грядущее.

Своего третьего друга среди гвардейцев я не нашел. Рилли появился спустя минуту в обществе управляющего замком Тида Граша.

— А чего это он крутится с Тидом? — вслух задумался я, так как все равно никто не услышит.

— Рилли открыл особую способность — финансы, — подсказал голос Системы, превратившийся для меня в нечто в виде подсказчика и собеседника в одном лице. Стоило лишь о чем-то спросить или задуматься, и он обязательно появлялся.

Молодец. Расторопный. Ничего не скажешь. Сегодня только третий день как заработала новая Великая Система, а он уже обзавелся особой способностью. Воспользовался тем, что я не стал забирать у людей удачу. Потратил скопленное на колесо фортуны.

О, а вот и Дария появилась. Молодец, что взяла с собой нашего сына. Она держит его на руках. За минувшие два дня я на него уже насмотрелся. Он полная моя копия. Такой же любознательный. Но только пока совсем маленький. Пожалуй, он получился шустрее меня. Все пытается вырваться из рук, а Дария не дает. Потому что начнет бегать. Он слишком активный. А тут людей полно. Дария, наверное, боится, что ребенок потеряется в толпе, оттого и держит его на руках.

Она, конечно, молодец. Не смогла придумать ничего лучшего, чем назвать нашего сына Реем Вторым. Теперь, когда она зовет сына по имени, а я нахожусь рядом, мы вдвоем оборачиваемся. Я все никак не привыкну, что незрим для обычных людей.

Два дня назад, когда я выбрался из Драной горы, сразу помчался по миру посмотреть, что произошло за минувшие годы. Оказалось, Даниэлю пришлось ждать два года, прежде чем начинать активные действия. Все из-за северян. Они не знали, как поступить. То ли нападать на нас, то ли заключить мир. Чтобы им лучше думалось, Скалистый Берег не давал их кораблям заходить в порт и закрыл для прохода висящий мост. В итоге северяне не выдержали, и сами пришли к нам с поклоном.

После этого Даниэль благодаря поддержке Дарии отобрал у Тебриона Имрича трон Равнины. При этом никакой битвы не было. Две армии подошли к столице, и король согласился оставить трон взамен своего возвращения в родовое Пятигорье. Этому очень сильно противился консильери Теин Бур. За это и за многое другое плохое, что он сделал для нашей семьи, в тот же день Даниэль лично отрубил ему голову и лишь тогда сел на трон.

Спустя пару месяцев, разобравшись со столичными делами, брат отправился с армией отвоевывать у горцев Глазвиль. Там тоже не было битвы. Едва узнав о приближении войск, князь Викс Бронор с кучкой знати сбежали в Горы. Город был взят без боя.

Даниэль не стал назначать в Глазвиле наместника. Вместо этого, он позволил людям самим выбрать себе князя. Взяв у него вассальную клятву, брат вернулся с победой в столицу.

Что касается остального мира, то теперь везде спокойно. Все еще есть королевства Юга, Севера, Гор и Долины. Да-да, Долина тоже уцелела. Хитрая королева Трида Лигрес все-таки спаслась. Сейчас она продолжает там править. Опять же есть альбиносы. Они поджали хвост и смирно сидят на своем острове. О том, чтобы снова рыпаться на Равнину вообще речи нет. Оно и понятно. Ведь теперь Равниной правит не кто-то там, а сам брат Великого Рея Гилберта. Ну то есть меня. Третий день меня все в мире только так и называют.

Но есть еще кое-что, почему поджали нос альбиносы. Специально для них и с учетом некоторых особенностей я заставил Магический источник превратить все золото в медь, а медь в золото, включая рудники, в которых они добывались. Для альбиносов это стало невероятной трагедией, а для Скалистого Берега несметной удачей. В княжестве не добывалось золото, зато добывалась медь. Ее было в избытке.

Также я позаботился и об Оршике. Княжество для меня стало почти родным. Там ведь теперь живет мой сын. Раньше у них добывалось одно лишь железо. Теперь есть много золота и серебра, о котором они пока не знают. Все-таки сегодня лишь третий день как случились изменения.

А вот в чем я оказался сильно разочарован так это в Даниэле. Когда он давал обещание создать в Равнине совет правителей, навык Предвидения обмана молчал. В большей степени по этой причине я был почти уверен, что брат выполнит просьбу. Вместо этого, он сел на трон и оставил все как было.

Однако три дня назад вместе с моим выходом из Драной горы появилась новая Система. А именно: моя Система с моими правилами. Даниэлю пришлось вспомнить о забытом обещании. Все эти дни он напряженно думал, как поступить. Голубями он отправил письма вассалам и обязал их прибыть в столицу вместе со своей знатью. Правда, я так и не понял для чего. Если лишь для того, чтобы обсудить появившееся новшество, то оставалось непонятным, зачем собирать столько народа.

В зале началось оживление.

Чей-то голос торжественно объявил:

— Король Даниэль Гилберт!

Брат мог войти через боковую дверь. Она вела сразу к возвышению, на котором был установлен трон. Однако Даниэль предпочел войти через главный ход, располагавшийся в начале зала.

Люди стали расступаться, образовывая дорожку, и с почтением склонять головы. В окружении гвардейцев Даниэль уверенной походкой и с приподнятым подбородком не спеша проследовал по залу, поднялся по ступенькам на возвышение и с положенным для монарха величием сел на трон.

— Все прибыли? — негромко спросил брат у консильери и, услышав короткий положительный ответ, небрежно дал указание: — огласите мою волю.

Иган Велни кивнул, развернул свиток и начал читать.

— Как вы все знаете, позавчера случилось чудо. Появилась новая Великая Система Великого Рея Гилберта. В этой связи король Даниэль Гилберт принял следующие решения.

Все напряглись.

— В Пятигорье правителем является Тебрион Имрич. Он и дальше остается править княжеством. Его святейшество король Равнины Даниэль Гилберт не видит поводов для смены правителя. Княгиня Дариа Горан остается править Оршиком. В Мелиссаре и Глазвиле правителями остаются избранные людьми князья Брен Велниб и Фрат Ортегана. А вот для Скалистого Берега есть серьезные изменения.

Консильери сделал паузу. Правителям и их знати вроде как не о чем беспокоиться. Для них не прозвучало ничего нового. Тем не менее никто не расслабился. Все посчитали, что сегодня в столице должно произойти что-то очень важное. Иначе король не стал бы собирать у себя столько народа.

Меня же начало одолевать любопытство. Понимаю, Даниэль не придумает ничего иного, нежели посадить в правители своего младшего сына. Старшему предстоит сменить на троне отца. Однако пресловутое «а вдруг сейчас что-то другое скажет» берет верх, и это заставляет меня напрячься вместе с остальными.

— Мария Гилберт назначается временным наместником княжества, — продолжает Иган Велни, — правителем без права править назначается Хелли Гоутсвильдок.

Кто-кто?

Какая еще Хелли Гоус или как ее там?!

Примерно то же самое раздается по залу многоголосьем.

И тут в первый ряд врывается моя помощница Хелли. Лицо сияет от невероятного счастья, глаза — блистят. Если бы ее не остановили гвардейцы, она бы точно сейчас побежала наверх к Даниэлю.

На секунду взглянув на нее хмурым взглядом, Иган Велни возвращается к тесту:

— Хелли Гоутсвильдок будет являться правителем княжества без права править до тех пор, пока ее сын Рей Третий, являющийся сыном Великого Рея Гилберта не достигнет совершеннолетия. Учитывая степень величия отца, вопрос о незаконнорожденности сына, как все понимают, отпадает.

По-моему, моя невидимая челюсть поползла вниз.

Протискиваясь сквозь толпу, к девушке пробралась женщина с ребенком на руках. Она вручила ей малыша. Хелли с особой гордостью взяла его на руки. Этим она хотела всем показать основания своего взлета в статусе.

Первой моей мыслью стало — не может быть.

Мы же вообще не занимались созданием детей. Так, что называется, слегка поразвлеклись.

И откуда тогда ребенок?!

Мигом я очутился у малыша.

Судя по размерам Рея Второго, этому примерно столько же — два года и три-четыре месяца. Ну разве в таком возрасте поймешь похож ли он на отца? По мне, так непохож. Чересчур сильно брыкается, требуя спустить его вниз и палец из носа не вынимает. Я таким в детстве не был.

— А-а-а-а-а! Апуси-и-и!

Да он еще и крикливый!

Не-е-е, не мой.

Точно не мой.

Хотя…

Если бы Рей Третий был не моим сыном, Даниэль не дал бы ему стать правителем нашего родового княжества. Вот сто процентов проверял и перепроверял. Учитывая, что новая Система только появилась, брат еще и в будущем будет подвергать мать и сына проверке.

В шоке почесывая затылок, я подался к своему месту у трона.

Ну вот надо же так, думал, один сын будет, а тут раз и появилось двое. Можно сказать, двойная радость получилась.

— Но это не все новости, для которых мы вас собрали, — продолжил консильери, — Светлейший король Даниэль Гилберт принял решение о создании Великого Содружества Равных Правителей Равнины.

Чего?

Содружества Равных Правителей?

Да не может быть?!

— Отныне все вассалы получают равные права с королем. Король создает совет Равнины, в который войдут все названные правители…

Ну надо же… все-таки не зря вчера Иган Велни весь вечер спорил с Даниэлем, призывая его исполнить обещание. Стращал его последствиями несоблюдения данного слова. Напоминал в чьем мире все сейчас живут. А именно так оно и есть. Пожелай я что-то другое и мир был бы совершенно другим.

— Пусть будет так и только так и никак иначе. Во славу Великой Системы, во славу Великого Рея Гилберта! — наконец закончил консильери.

— Во славу Великого Рея Гилберта! — громогласным многоголосьем повторили люди, пребывая в радостном шоке от услышанного. По-моему, никто особо ничего не понял кроме одного — грядет что-то хорошее и грандиозное.

Оно так и есть. Великая Система действительно получилась отличная. Ушло три года прежде, чем я закончил. Мы с Дагором все это время просидели у Магического источника. Я уже был готов совсем отказаться от создания Системы, но Дагор отговорил. Благодаря ей, все развивается куда лучше и быстрее.

К примеру, без Системы мастерство владения мечом пришлось бы оттачивать годами, а то и десятилетиями, пока достигнешь совершенства. И так со всеми сферами, что ни возьми. Вплетенная в Систему магия в разы сокращала этот срок. Она не позволяла терять навыки, даже когда перестаешь тренироваться или заниматься той или иной деятельностью.

Опять же нельзя забывать о развитии личности и постоянном самосовершенствовании. Просто так ведь ничего не дается. В бессистемном мире такого не добьешься. Там достаточно выучить сильное заклинание и на этом все, пользуйся сколько хочешь.

Хорошо рядом со мной все это время был Дагор. Он подсказывал, где-то советовал, где-то спорил. В итоге общими усилиями мы справились в относительно короткий срок. Я по незнанию подумал, что будет легко и быстро, а как капнул, начался мрак. Все до мелочей нужно было продумывать и просчитывать. А на это нужно очень и очень много времени.

Сам же Дагор по окончании предпочел снова родиться в мире живых и начать жить заново. Но мне от этого не скучно. Я оставил мир праведников. Там я уже побывал. В мире праведников все девушки молодые и красивые. Их раз в десять больше, чем парней. В общем, там мне будет не скучно. А когда утомят развлечения, всегда можно отправиться в мир людей и посмотреть на свои труды.

Я сделал много существенных поправок в Системе. Теперь просто так ничего и никому не дается по первенству рождения. Еще я открыл для всех строчку репутации. Чтобы каждый видел, куда идет: к праведникам или к падшим.

Это уже серьезным образом отразилось на жизни южан. Там многие начали отказываться от своих рабов. Потому как за обращение в рабство сразу снимается сотня в репутации. А ее так просто не повысить. Нужно очень постараться. Потребуется сделать много добрых дел.

В общем, в Системе очень много всего поменялось. Может быть она и не без изъянов, но теперь куда лучше, чем раньше. Там не осталось темных пятен, о которых нужно вычитывать в книжках. Достаточно зайти в храм и обратиться к моему изваянию и будут даны разъяснения. Система ответит на любые вопросы касающиеся развития. Впрочем, вспоминать обо всем не хочется. Это уже совсем другая история.

— Рей, ты где?!.. Куда делся мой сын Рей?!

Хелли с матерью так обрадовались своему повышению в статусе и открывшимся перспективам, что совсем забыли о ребенке. Тот все-таки заставил его опустить на пол и куда-то смотался.

— А теперь святейший король Даниэль Гилберт приглашает всех названных правителей в малый зал для первого совещания совета. Все остальные пока могут пройти в дворцовый парк. По окончании заседания будут разъяснены новые правила жизни в Равнине, — огласил консильери.

Брат поднялся с трона и стал уходить в боковую дверь. За ним последовали остальные правители. Гвардейцы их пропустили. Дария передала нашего сына служанке и тоже направилась за остальными. Она догнала правителя Мелиссара и о чем-то ему шепнула. Тот в знак согласия учащенно закивал и окликнул правителя Глазвиля. Втроем они скрылись за дверью.

Я остался стоять на месте, не зная, куда податься. Интересно было послушать, о чем будет говорить на первом заседании совета и в то же время нужно было узнать, куда смылся мой второй сын.

У Вершителя мира есть большой минус. Ходишь между всеми в виде духа, и никто тебя не слышит и не видит. Даже если ты очень хочешь. Зато есть большой плюс. Стоит захотеть кого-то увидеть, и ты тут же к нему перемещаешься.

Рей Третий нашелся на улице. Сорванец успел пробежать через весь тронный зал, забежать во второй и через раскрытую дверь выпорхнуть на улицу. Тут на порожках сидел Сир Лэйтон со своим возмужавшим щенком. Ребенок пристал к псу. Схватил его за шею и начал слюнявить ухо.

По-моему, чем-то Рей Третий все-таки тоже пошел в меня. Пусть и с некоторыми отличиями.

— Ну вот, нашелся. И опять у собаки! Ну Рей, сыночек, сколько раз говорить не убегать одному?

Хелли берет на руки сына и целует в щеку. Сразу видно, он ее любимец. Впрочем, как иначе. Благодаря его рождению, Хелли обеспечила себя и свою семью на всю жизнь. Раз уж Даниэль объявил ее правительницей, пусть и без права править, то не сомневался, что позаботился и о других благах для нее. Может быть даже позволил жить в Гнездовом замке. Сам же он полностью перебрался в Великий город. Там осталась только мама. Ей одной будет скучно.

Так-с… С Реем Третьим все в порядке, теперь можно отправляться на совет. Правителям предстоит избирать старшего. Учитывая, что все они объявлены равными, интересно будет понаблюдать за кого проголосуют.

Тебрион Имрич вряд ли будет за Даниэля. Он его выгнал с трона. Двое новеньких правителей из Мелиссара и Глазвиля темные лошадки. Пока не понятно, о чем с ними заговорила Дариа. В общем, на совете сейчас начнется самое интересное…





Конец



От автора

Последние главы что-то дались особенно тяжко. Как будто подсознательно не хотелось заканчивать серию))

По окончании цикла хотелось бы еще раз поблагодарить всех поддержавших выкладку книгу комментами, лайками и наградами. Вы все очень значимо мне помогли. Когда видишь отклик, во-первых, пишется, а во-вторых, пишется с удовольствием.

Если у кого-то возникнет желание оставить мнение, дать совет и прочее — не сдерживайтесь. Я буду только рад. Пусть это будет даже критический взгляд или мнение, не совпадающее с моим собственным.

Ваш автор.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12 Интерлюдия
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 16 часть 2
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 19 часть 2
  • Глава 20
  • Глава 21 Интерлюдия
  • Глава 22
  • Глава 23
  • Глава 24
  • Глава 25
  • Глава 26
  • Глава 27
  • Глава 27 часть 2
  • Глава 28
  • Глава 29
  • Глава 30
  • Глава 31
  • Глава 32
  • Глава 32 часть 2
  • Глава 33
  • Глава 34
  • Глава 35
  • Глава 35 часть 2
  • Эпилог