КулЛиб электронная библиотека 

Становление Героя [Даниил Широков ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Становление Героя

Глава первая. Сборы

Королевство Асцаин переживало не самые лучшие времена. На данный момент у него было несколько проблем, порой тесно между собой переплетённых. Игнорирование хотя бы одной могло повлечь за собой фатальные последствия.

Позвольте рассказать вам об этих проблемах подробнее — они являются важной частью истории.

Первое, что приходит на ум, когда мы соединяем в мозгу слова "Асцаин" и "Беды", это демоны. Нет, не благородная аристократия этих красноглазых и тёмноликих существ, у которой бюрократия всю гордость сожрала(как и у людей, кстати), отнюдь. Чумные твари, больше похожие на мертвецов, которые сбиваются в стаи, стаи — в орды, орды — в нескончаемый поток, смывающий целые страны с континента. Никто на самом деле не знает, откуда они и пришли и как это прекратить.

А Асцаин… Ну, им просто не повезло. Соседей с востока и запада давным-давно пожрали твари, а на юге "золотая экономика" — богатые королевства или содружества торговцев. Они не бойцы, а все наёмники или на службе у армии Асцаин, или мертвы. В итоге это несчастное королевство поджимают с трёх сторон, а отступать нельзя — некуда. Если война развернётся рядом с невероятно развитым сельским хозяйством, фабриками, даже магическими заводами — армия человечества дрогнет.

Потому что нет экономики — нет оружия, эликсиров, наёмников. Пока стоит Асцаин, у человечества есть шанс.

Второй подвох ждёт внутри. Как несложно догадаться, демоны берут не только силой, сколько извращённой стратегией. Не поймите меня превратно — суккубы и прочие изгнанные как своими, так и чужими ребятами просто делают свою работу за соответствующую плату. Однако высшее руководство, в частности генералов, порядком утомило вырезать несчастных офицеров, поддавшихся искушению.

Будучи однажды подчинившимся, человек теряет свою личность. Вот насколько могущественно соблазнение. Однако Асцаин борется и с этим — разрабатывает новые методы ментальной защиты, даже пытались закон про обрезание продвинуть. Не получилось. Кто знает, может, и к сожалению.

И третья проблема, которая покажется вам ничтожной по сравнению с тем, что я упомянул. Это призыв Героя — молитва, обращённая к Богине. Ну, эта стерва конечно не особо любит делать хоть что-то для "своего любимого мира", но в этот раз даже она не осталась в стороне. Нашла одного парня, дала ему начальную силу, сняла ограничение как человека в развитии, увеличила слегка удачу… Уже прошло лет семь, плюс-минус. А Герой так и не спешит появляться.

Пока шишки из королевства ломали голову, до меня дошла очевидная вещь — эта дура сделала откровение для совсем мелкого дитя! Если бы это был, например, воин или маг из Академии, на весь мир бы уже гремела слава о Герое, что пришёл защитить человечество. Однако через пару месяцев подходит конец минимального срока — откровение делается для человека возрастом не меньше десяти лет, так что сейчас Герой в любом случае подошёл к порогу.

Совершеннолетний обязан отправиться в Академию, предварительно выковав себе оружие. Меч, посох, далее по желанию. Для этого нужны кузнецы.

Я, вроде как, один из них.

И сейчас ко мне в дверь вежливо постучали.

— Войдите.

В каморку ввалились двое — паренёк как раз указанного возраста и девушка, или, скорее, женщина, ибо я в жизни не поверю, что чудо с такими буферами будет одного с товарищем Героем возраста. Или это я слишком не люблю стереотипы?

Зато красоты этому чуду было не занимать.

В любом случае, первый гость был пропитан магией Богини, так что разве что слепой не разглядел в нём истинного посланника этой стервозной особы. А вот второй посетитель… В нём не было маны. Совсем. А вот это уже весьма и весьма странно. Словно магический контур, основной "костяк" для использования энергии, был пуст. Абсолютно.

Эх, ладно. Начнём.

Правда, первым заговорил не я.

— Э-э-э… Вы не могли бы позвать вашего господина? Я очень спешу.

Наверно, Герой заметил, как я изменился в глазах, едва обернувшись от наковальни к нему.

— П-пожалуйста… — добавил он.

— Ни тебе здрасьте, ни тебе досвидания. Слушай, то, что я одного с тобой возраста, не значит, что я не могу быть кузнецом, — с полным обиды взглядом сказал я.

Да, вокруг был тот ещё бардак — я начал собирать вещи в дорогу. Да, я не был гномом с бугром мышц. Но чёрт подери!

— Стоп-стоп-стоп! — вмешалось прекрасное чучело без маны. — Это ты кузнец Чёрного Рынка?

Я кивнул. И тут же добил.

— Если мой возраст или внешний вид вас не устраивает, можете валить. Только прошу, не распространяйте столь ценную информацию о моём жилище. И так прячусь как последняя крыса, — с вызовом кинул я, возвращаясь к работе над заготовкой.

Герой сорвался.

— Н-нет-нет, что ты… вы…

— Давай на ты, — вновь отставил я молот, поднявшись и подойдя к гостям поближе. — Я Итан, кузнец. Ты, должно быть, собираешься в Академию?

Вопрос, ответ на который очевиден.

— Да, — ответили за него буфера. Надоенные, видимо, буфера. — Молодой господин будущий герой, если ты не заметил! Ему нужен лучший меч, что ты можешь дать.

Я лишь ухмыльнулся.

— Мои услуги стоят денег. Если хотите готовый меч — простите, лучший я уже взял себе. Всё-таки я тоже совершеннолетний, а в Академии любая помощь пригодится.

— Ты собираешься поступать в Академию? — одновременно произнесли и девушка, и Герой.

Причём девушка сказала это с ярко выраженным презрением, а парень — с удивлением.

— В точку. Так что или платите за работу, или возьмите что-то из готового.

— Ты-ы… — прошипело чудо, делая шаг вперёд. Кажется, или даже Герой дёрнулся от такого её поведения? — Ты хоть представляешь, КТО перед тобой? Это Посланник! Сама Богиня ответила, наконец, на зов королевства! Тебе оказана честь быть кузнецом самого Героя! И ты смеешь показать себя таким эгоистом?!

— Хм… — показательно состроил я гримасу серьёзной задумчивости. — В этом мире выживает сильнейший, уважаемая. Так что я повторяю — или платите, или выметайтесь.

— Я заплачу! — отпихивает плечом едва не полыхающую из заднего отверстия особу Герой. — Сколько?

Я загадочно, насколько смог, улыбнулся.

— Договоримся, друг мой…

В связи воина, оружия и кузнеца не сомневался никто с самых ранних времён нашего существования. Скажем так, люди объединялись в такой прочный союз, что никакая тьма не способна была его разрушить. Так, к счастью, осталось и сейчас.

— Так значит, у тебя было озарение? Круто. И какой голос у нашей богини? — с плохо скрываемым презрением произнёс я, в очередной раз ударив по заготовке.

Герой с восхищением смотрел на то, как я машу молотом, временами тоже задавая мне разные вопросы. Всё-таки нам предстоял долгий путь. Учитывая, что мы оба поедем в Академию, ОСОБЕННО долгий путь.

— Ну, красивый. Она сама тоже очень даже ничего, — слегка покраснел парень, отведя взгляд в сторону. — Только ты Тсу не говори, что я такое про Богиню, ладно?

— Ну конечно. Она у тебя вроде жены?

И вновь краснеем. У меня-то железное алиби — я работаю, вообще-то.

— Не совсем, — наконец выдал Посланник. — Я встретил Тсу в одной таверне. Она представилась жрицей церкви, и сказала, что всё знает о моём предназначении. Ну и завертелось…

— Круто… — с фальшивой(не для Героя) завистью протянул я. — Только какая-то она ненормальная. Орёт ни за что, да и просто так, по желанию.

Теперь парень рассмеялся.

И я вместе с ним.

— Да, она слишком увлекается всей этой "святостью" и "священным долгом". Кстати, мы ведь так и не представились… Я — Кристиан, — протянул он ладонь.

— Меня ты знаешь как кузнеца Чёрного Рынка. Ну а имя я уже назвал — Итан.

Мы пожали руки. Пришлось даже снять рукавицы.

— А как ты стал кузнецом в таком раннем возрасте? — полюбопытствовал Герой.

— Предыдущий владелец искал себе замену. А я сирота — так что всё детство проработал у него. Как пришло его время, так меня и не задумываясь на его место поставили. Так и живём, — хмыкнул я, скидывая сложенную одежду в сумку.

— Ого! Ты, должно быть, талантливый человек, — уважительно протянул Кристиан.

— А ты — добрый и честный, раз сама Богиня выбрала тебя, — ответил я на комплимент.

Он улыбнулся.

— Да, наверное. Не знаю, всегда считал себя обычным парнем, — пожал плечами Герой. Что-то странное, будто лёгкая недоговорённость, проскользнуло в его словах.

Я лишь тоже улыбнулся в ответ.

Чудо в юбке ушло по своим делам, а Герой задремал под методичные удары молота. Через час меч был завершён — мне даже доплатили за срочность. При взгляде на сладко дремлющего паренька даже перехотелось его будить — такое искреннее и честное было у него выражение лица. Вот стерва, да, но сделала-же правильный выбор. Раз в год и палка стреляет, как говорится.

Меч вышел с тремя зачарованиями, двумя пассивными и одним активным. Еврей внутри меня упрямо не хотел отдавать такую вещь за столь ничтожные деньги, но увы, такова судьба. Если Кристиан не исполнит то, что должен, всему мирному существованию человечества может придти кирдык.

Сделав пару пробных взмахов, Герой не смог сдержать восхищения.

— Это просто потрясающий клинок! И всего… Всего за час с лишним выковать такое? Да ты же гений среди кузнецов!

— Но-но, не гений. Поверь мне, величайшие мастера такое одним ногтем мизинца левой ноги делают. Так что оставь пока свои похвалы. Пускай этот меч послужит тебе в бою, тогда и скажешь спасибо, — осадил я его, отправляя в суму некоторые инструменты и несколько поясом с наполненными разноцветными жидкостями колбами.

Он кивнул, спрятав клинок в ножнах на поясе.

— Теперь о его характеристиках. Заранее предупрежу — никому не распространяйся ни о своих способностях, ни о своём оружии. Никому. Чревато это, уж поверь, — наставительно объяснил я Кристиану.

— Понял, — кивнул он.

В его взгляде впервые за всё это время появилась серьёзность.

— Мой меч пассивно усиливает твою скорость реакции и движений. Это две важные характеристики, с ними можно взобраться на твой первый пьедестал, — начал я. — Я много изучал легенды о предыдущих Героях, так что примерно знаю, что за трудности тебя ожидают. Не проси, всего не скажу — знания то потерянные, отрывочные, но что нашёл, то покажу.

— Так… Спасибо большое. Я искренне благодарен тебе, Итан. Даже сейчас ты сделал для меня очень многое, и я непременно отплачу добром на добро, — всё любуясь клинком, произнёс Герой.

Хо-о, а у стервы неплохой вкус. Этот человек, даже обладая статусом едва ли не Бога в этом мире, умудряется быть благодарным за помощь и поддержку. Редкость. Впрочем, какова истинная натура выбранной Богини личности, покажет дорога, что нам предстоит.

— Сказал же, пока не за что меня чествовать. Слушай дальше, — развернул я свиток статуса. Это такая бумажка, как документ на вещь. Я же уже упомянул, что человеческую расу сожрала бюрократия, да? — Есть ещё активная способность. Слово-активатор выберешь сам, это дело быстрое. А суть её вот в чём: ты теряешь всю оставшуюся ману, до капли, но взамен получаешь щит. Я специально использовал кхорнит, металл, напитанный кровью, чтобы сделать нечто подобное.

— Ого… — только и успел промолвить Кристиан.

— Погоди, ты не дослушал. Щит этот, при самом слабом заряде, выдержит любой удар, но только один. Серьёзно, — с суровым, насколько мог, лицом, произнёс я. — Можешь пока не кричать от радости, но противник может тихонько ткнуть тебя, и щит рассеется. Или камушком кинуть — будет тот же эффект. Помни об этом.

Герой кивнул, осторожно касаясь меча. Кажется, он понял, что за мощную штуку получил ещё в начале своего путешествия. Знал бы он, да и знал бы я, что игрушка, дарованная Кристиану по воле случая, пригодится ему всего пару раз за всё наше путешествие.

— Чем выше заряд впитанной маны, тем больше ударов он выдержит. Только не обольщайся. На один удар сверху он попросит ещё тысячу единиц, — заканчивал я объяснение. — Потом — десять. И это не самое большое увеличение, а учитывая, что ты будешь пользоваться другими способностями, лучше использовать щит только на принятие одного удара.

— Ох… Страшно представить, что за клинок ты взял себе, — невинно хохотнул Герой.

— А, обычный. Не с таким редким свойством, — отмахнулся я.

В комнате внезапно стало тесно.

— Развлекаетесь, ребята? А я вам покушать купила… — В сумке у впорхнувшей через окно жрицы действительно были сладости. На одного человека. Ну, я и не надеялся перекусить после работы.

— Тсу! Не пугай ты так! У меня чуть сердце не выпрыгнуло… — дёрнулся Кристиан, всё ещё держась за алую рукоять, как за спасительную соломинку.

— А вот у твоего дружочка, кажется, всё хорошо. Он даже не шелохнулся, — злостно улыбнулись буфера. Бр-р-р! Она меня анализирует. Всё-таки магия у жрицы была, и явно неплохая.

Впрочем, обычный жрец не увидит ничего.

…всё-таки печать божественного уровня…

Герой принялся уплетать кондитерские изделия, я же начал укладывать остатки вещей, а Тсу продолжила сверлить мне спину своим взглядом. И чего только эта осушённая от меня хочет? Ману высосать? Всадить нож в спину?

Я вздрогнул. Ну не один же я пасу новоиспечённого героя? Не дай бог демоны в церковь проникли. Уточняю, что имею в виду тварей, пришедших из бездны, монстров, частично созданных из душ умертвлённых людей.

И нет, я боюсь не, о боже, резни в духовных заведениях, а гнева стервы, который реально страшен. Она, конечно, неприятная особа, да и умом особо не блещет, но уж коль доведут… Не факт, что и любимчик-Герой не попадёт под горячую руку. Богиня не всегда была такой… Долгое время наши отношения даже можно было назвать дружескими, товарищескими. Коллегиальными, в каком-то плане.

С этими мыслями я обернулся.

— Что-то не так, жрица Тсу?

— Нет, всё в порядке. Продолжай собираться, Итан. Твоя оплата на столе… — указала она взглядом на завязанный мешочек.

Опа, а своего имени я ей не называл. А значит, кое-кто поднял связи, чтобы узнать обо мне по-лучше. Вариант с подслушиванием я исключаю — комната была защищена от подобного ещё дедом прошлого владельца титула кузнеца Чёрного Рынка. Видимо, дамочка тоже поняла, что прокололась, а потому отвела взгляд и начала с обожанием смотреть на Кристиана. Он это заметил и попытался есть побыстрее. Удачи, парень. Может, Тсу и из церковников, но вот как женщина может оказаться дьяволом во плоти.

Про себя я сделал пометку о том, что надо бы проверить эту девушку перед отбытием в столицу. Если всё пойдёт по самому худшему сценарию, я скажу Герою, что его спутница… Была отозвана церковью по срочному поручению. Да. Именно так. И плевать, если особо не поверит.

— Спасибо, было очень вкусно.

— Герою нужно много есть, — не без обожания(и я уже понял, что притворного) в голосе пропела Тсу. — Чтобы победить демонов, нужно быть сильным и много тренироваться!

— Ага, — хмыкнул я. — А чтобы тренироваться, нужно кушать. Логично.

— Да-а… — протянула Тсу, но потом быстро взяла себя в руки. — Не смей насмехаться над моей любовью к Посланнику Богини!

Кристиан аж подавился остатками пончика.

Её тёмно-синее одеяние аж всколыхнулось от негодования. Вместе с буферами. С пустыми буферами. Чёртова пустышка, ни капли для анализа…

А. А-а-а. А-А-А-А!

Я едва не заорал благим матом на самого себя за то, что не заметил чего-то столь простого. Если у Тсу совсем нет маны, то она должна свалиться без сознания от магического истощения. Однако этого не происходит — наоборот, она вполне себе эмоциональна. Более чем. Либо магический контур окутан искусной иллюзией, либо свою энергию она как-то прячет.

Если она скрывает свою ману, это значит, что она может выдать её с головой. А Кристиану наверняка представилась простой жрицей, не посвящённой в таинства магии. Умно, умно. Вот только одеяние у неё настоящей жрицы Богини. Сделать запрос, что-ли? Авось и удовлетворит наша почитаемая стерва…

Ладно, не сейчас. Только закреплю клинок на пояс.

— Отправляемся сегодня ночью, — начала Тсу. — Чтобы слухи о Герое не разошлись раньше времени, и его враги не атаковали ещё не раскрывшего всю свою силу Посланника! — выкрикнула Тсу, не забыв вложить пафос в свой голос.

Это она так пояснила.

И разумеется, поедем только мы трое. Ни конвоя, который можно нанять только днём, ни наёмников, которые нанимаются заранее, эдак за неделю — график у них такой — никого. С одной стороны, чем меньше людей знают о появившемся Герое, тем лучше для всех нас. С другой…

Я окончательно убедился, что сегодня ночью мне предстоит убрать с шахматной доски невесть что о себе возомнившую демоницу. Ну, и не таким рожу набивали.

— До вечера, Итан, — помахал мне рукой Кристиан.

— До вечера, Герой, Тсу, — кивнул я им. — Прощайте.

…Открытым пока что остаётся только один вопрос. Кого я срублю — пешку? Или ферзя? А вот хрен его знает, с печатью божественного уровня эмпат из меня хуже некуда. Но всё же волнение от девушки я почувствовал. Как и от парня. Направлены ли эти чувства на поездку? В одном ли направлении?

Пока неизвестно.

Ладненько. Пока Герой со спутницей отдыхали в гостинице, готовясь к долгому пути, на мне было кое-что другое. Это называется грамотной подготовкой к предстоящему дерьму, проблемам и несчастьям.

В первую очередь я забежал в лавку травника, закупился базовыми лечебными растениями, сок которых имел мгновенный эффект. Не такой сильный, как зелье исцеления, но и я не хочу показывать, что имею определённые сбережения. А то ещё напрягу Тсу раньше времени.

Затем, как ни странно, я направился к алхимику. В нашем городке это была приятная женщина лет тридцати-сорока, и да, она полная противоположность этой вашей стереотипной большегрудой жрице.

— О, кузнец-Итан ко мне пришёл! Давно не виделись, малец. Что на этот раз? — с улыбкой поприветствовала меня она.

Я рассказал ей о произошедшем, не забыв упомянуть имя Тсу. В ответ меня лишь похлопали по плечу да провели вглубь магазина.

— Да-а, ну и вляпался ты, дорогуша. Герой, да уже со спутницей… Суждено тебе, видать, стать его другом, да оберегать от всяких напастей. Простой же парень, не смыслит в этой жизни ничего, — рассуждала женщина, пробегаясь взглядом по полкам, уставленным эликсирами, колбами с конденсатами и прочими прелестями алхимии.

— Как будто я смыслю, — улыбнулся я.

Алхимик внимательно посмотрела мне в глаза. Мне всегда казалось, что она видит чуть дальше, чем остальные. Да и цифра эта… Тридцать-сорок лет, в смысле. Расплывчатая. Слишком уж дельными оказывались порой её советы. С тех пор, как я начал работать под прикрытием, в голову упрямо лезли мысли о том, что мои друзья могут приглядывать за маленьким кузнецом.

— Смыслишь, Итан. Не дай Герою сойти с пути. Такова Её воля, — показала пальцем в потолок женщина.

Я болезненно поморщился, словно обжёгся. Может, воля-то и Её, только стервой от всех хороших деяний она быть не перестаёт. Может, это время меняет Богиню. С возрастом все мы становимся раздражительнее, и даже самые близкие товарищи могут прекратить нормальное общение из-за глупой, по своей сути, ссоры.

— Ла-а-адно, забудем про Богиню, я помню, что ты её не очень любишь, — хмыкнула алхимик. — Какие зелья в дорогу взять хочешь?

— Смена облика, невидимость и парочку огненных флаконов, — кашлянул я.

Брови женщины удивлённо поползли вверх.

— Это так нынче молодёжь едет в Академию? Впрочем, не буду мучать тебя вопросами, — устало вздохнула она, посмотрев на моё вновь сморщившееся лицо. — Всё соберу, дай только пару минут. И да, это бесплатно.

И, опережая моё возмущение, она быстрым движением приложила палец к моим губам. Если б не полутень, скрывшая в глубине магазина моё лицо, она бы заметила, как я покраснел. Эх, не моё это время… И не мой возраст. Потом поймёте, о чём я.

— Едва ты появился в этом городе, как тут настали светлые времена, Итан. Это моя благодарность. Примешь? — улыбнулась она одними глазами.

Оставалось только кивнуть.

Пока женщина шуршала в подвале, я нашёл знакомое большое зеркало. Ага, это чтобы облик осмотреть после зелья или заклинания иллюзорного типа.

Сейчас же на меня в ответ с той стороны глядел парень роста чуть выше среднего, плотного, мускулистого телосложения(даже куртка с просторными рукавами не спасала — результаты многолетних тренировок просвечивали). Обычное, ну, немного волевое лицо. Такого можно запомнить, если жить с ним в одном городе больше года, но никак не в толпе. И правильно. Нечего выделяться из неё. То ли дело Кристиан…

Мужественное лицо, буквально источавшее величие. Тело… Ну, там есть, где работать. Но видно, что паренёк вырос не в городе, к труду привычный. Ростом с меня. И вот его не запомнить невозможно — это как увидеть лик Богини. Б-р-р, плохая аналогия. Забудьте. Такое лучше никогда не видеть. Прилизанный брюнет, вот как его мог бы описать случайный прохожий. Зато мой чёрный ёжик на голове никого не смущает… В этом мире, по крайней мере.

Пока я щупал себя за лицо, хозяйка подоспела из подвала вместе с сумкой.

— Я добавила парочку эликсиров. Думаю, тебе бумаги статуса не особо понадобятся, — хохотнула она.

— Да, спасибо, — поблагодарил я женщину.

Уходя, я благодарно поклонился, однако так просто меня отпускать не собирались. Едва я выпрямился, как алхимик слегка чмокнула меня в губы, а уже потом помахала рукой и закрыла дверь перед моим ошеломлённым лицом.

Нет, не то. Перед моим шокированным лицом.

Видимо, у меня появилась причина вернуться сюда, когда всё закончится… Если успею. Или если хозяйка не окажется той, о ком я думаю. Ладно. Похлопав себя по щекам, я бросился бежать к последнему пункту перед главным событием сегодняшней ночи, уже почти вечера.

Неприметная дверца на заднем дворе одного постоялого двора.

Тук-тук. Тук. Тук-тук-тук.

Открылось небольшое окошечко.

— Что стучимся? Ночь скоро! — раздался оттуда возмущённый голос.

— Я пришёл за тем, что моё по праву, — холодным, безэмоциональным голосом произнёс я. — По крови или по праву сильного, оно моё.

Голос сменился, но это был всё тот же человек.

— Господин Итан, мне понадобиться ваша кровь и одна минута, — ответили мне в том же тоне.

Я бесстрашно протянул руку в окошечко.

Там аккуратно ткнули иглой в подушечку пальца, а через мгновение я услышал всплеск волн, словно рядом было море.

Ровно через минуту через то же окошечко мне выдали амулет в виде вытянутой фигурки древнего божества. Всего у идола было десять конечностей, по пять с каждой стороны. Надев украшение и спрятав его под рубашку, я поклонился уже захлопнувшемуся окошку. Спустя пару секунд оттуда донеслись прощальные слова.

— Удачи, Итан.

— Спасибо, — сказал я мёртвую древесину.

Покончив с делами, я рванул что есть сил к ближайшей церкви. И так времени оставалось всего ничего, и если мне не повезёт, то… А нет, повезло.

В воздухе витал запах крови. Наверно, Кристиан бы выплюнул свои пончики наружу — столь удушливый, отвратительный запах стоит только в местах, где трупы лежат довольно долго. Но чтобы на пороге церкви? В святом месте, куда по воле стервы запрещено приходить, не очистившись от грехов?

А, до меня дошло. Просто очень сильное заклинание иллюзии наконец-то рассеялось. И, судя по всему, трупы вынесли наружу, поскольку раньше многие без проблем ходили в церковь, и никто не пропадал. Жертвоприношение? Или кое-кто избавлялся от свидетелей? В случае с угрозой жизни Герою может быть и то, и то. Не стоит отбрасывать вариант с культистами, всё-таки эти парни являли собой образец хаоса — никто толком не мог их контролировать.

Клинок с тихим свистом покинул своим ножны. Лезвием я открыл дверь. Лунный свет пробивался сквозь окна на потолке. Да, всё так. Все скамейки наполнены мертвецами. Забиты, я бы сказал. Забиты телами. Причём часть из них новая — это фигуры в чёрных балахонах.

Около алтаря сидела, тихо рыдая, Тсу. Её ауру я уже ощутил — буфера наконец-то наполнились маной. Но совсем не той, что я ожидал. Цвет, или, если точнее, вкус маны жрицы был терпким, глубоким и с горчинкой. Она не демон. Ну, или демон, но только Лорд — высшее существо, которое из дворца своего и носу не кажет. Только он мог так изменить свою ману. Ладно, вру. Ещё несколько высших существ, среди которых странных тёмноволосых девушек не наблюдалось от слова совсем.

Если судить по её энергии, Тсу не просто жрица Богини. Она убийца церкви. Так вот в чём дело… Вся эта подозрительность и показательная злость. А также фальшивые эмоции. Ей сказали любить Героя — она его любит. Ей приказали ограничить его общение до полного вступления в силу — она это и делает. Выполняет приказ. Вряд ли он пришёл от стервы, скорей, от высшего руководства. Старших, или высших, жрецов.

— Эй, ассассин… — окликнул я её.

Она вздрогнула, вскочила, и, чуть присев, выставила вперёд руку с зажатым кинжалом. Правильно, метки Церкви — белая птица на красном фоне. Вторую руку она прижимала к телу — кажется, колотая рана. Взгляд отчаянья, наполненный болью и ужасом. Именно он встретил меня.

— Что ты здесь делаешь, кузнец?! Разве ты не должен собираться в путь? — вскричала Тсу, изо всех сил пытаясь удержаться на ногах.

Беззвучная и бесцветная тень мелькнула где-то на периферии.

— Тот же вопрос Кристиан хочет задать тебе, — ответил я, направляя меч на одно из выбитых много лет назад окон. Сейчас оно скрылось во тьме. — Выходи, я тебя нашёл.

— Ого! — проронил герой, покидая укрытие. Он подоспел совсем недавно — видимо, увидел то, как я обнажил меч перед церковью. — Надо же, меня раскрыли. А я всегда был чемпионом по пряткам. Тсу, ты можешь объяснить то, что здесь произошло?

Голос парня был непривычно холоден и бил по девушке, словно остро заточенная сталь. Ясно. Мне не нужно оберегать его, как сельского дурачка. Похоже, он и сам способен о себе позаботиться. Тем проще мне, как его кузнецу… И другу.

— Это не я, господин Герой, — сделала Тсу над собой усилие, стремясь собрать мысли в кучку.

— И не я, попрошу заметить, — язвительно бросил я.

— Итан, мне очень жаль, что я вовлёк тебя в это, — Кристиан вдруг обернулся ко мне. В его глазах читалось искреннее сожаление. Может, всё не так плохо? Даже если где-то Герой лгал, такие моменты лучше всего показывали его как человека.

— Забей. Раз уж я дал тебе меч, то и сопровождать буду, пока не помру, — закинул я копейку в нужную копилочку.

— Это клятва? — невинно поинтересовался Кристиан.

— Клянусь Вечным Пламенем Гномов, — сурово подтвердил я.

Перед нами вспыхнули два ярко-алых шарика, покрутились по окружности и с тихим хлопком исчезли. Знали бы вы, чего мне стоило достать заклинание, вызывающее подобное старьё. Пришлось обратиться через одного старого знакомого к седовласому кузнецу, в чьих жилах и текла кровь гордого горного народа. К сожалению, вымершего.

Герой удовлетворённо кивнул. А затем резанул воздух рядом с Тсу.

— А-а-а-а! — завопила ассассин, решившая, что парень атаковал её. Однако фигура в тёмной робе, доживавшая свои последние мгновения жизни, имела другое настроение. Культист попытался зажать горло, выдавливая из себя последние слова.

— В… ы… — прохрипел он.

— Прости, мы увидели достаточно, — прервал бульканье Кристиан, отрубив недоубийце голову. Легонько вздохнул, убирая клинок в ножны. Кровь, благодаря металлу, поглощалась лезвием.

Тсу сжалась в комок, прислонившись к стене. Кинжал выпал из ослабевших рук. А затем она начала говорить, сбивчиво и едва слышно.

— Э-это… Всё это моя вина. Я говорила с богиней, и доверила тайну Героя священникам этой обители. Но они об этом узнали… ЧЁРТОВЫ КУЛЬТИСТЫ! — закричала она, ещё больше усиливая напор слёз. Глядишь, скоро и клапан прорвёт.

В отличие от меня, Кристиану явно было жалко Тсу. Он присел рядом с ней, осторожно погладив по голове. Как старший успокаивает младшего, хотя я больше верил в то, что невинный парень просто втюрился в несчастного ассасина.

— Всё хорошо, Тсу. Я знаю, что ты просто выполняла задание. Эти люди погибли не зря. Обещаю, что защищу этот мир по воле нашей Богини! — пламенно произнёс Кристиан.

Я отвернулся, чтобы не видеть их обнимашки и всеобщее "счастливое воссоединение".

Ну и чтобы они не видели моего скривившегося лица. Я слишком далёк от простых людей, чтобы радоваться подобному проявлению чувств.

— Итан… — протянула Тсу.

Ого! Обо мне вспомнили.

— Что вам, уважаемая жрица? — со всей учтивостью, какую только мог изобразить, спросил я.

— Я приношу свои извинения за поведение в вашей кузне. Но позвольте… Позвольте узнать, как вы поняли, что я ассассин? — робко поинтересовалась девушка, вложив в свой голос изумление.

— Я кузнец. И уж в моих кругах такая печать, — я указал на валявшийся кинжал и на его соседа рядом. — Весьма знаменита.

Кристиан улыбнулся, поднимаясь вместе с Тсу..

— Вот видишь, как нам повезло. Вместе нам никакие ужасы не страшны! — хохотнул он.

— Конечно, — кивнул я.

— Да… — прошептала Тсу, прежде чем начать двигаться самостоятельно, без помощи Героя. — Давайте уйдём отсюда. Кажется, меня сейчас стошнит.

Снаружи, отойдя в тень, мы начали небольшой военный совет.

— Лошади уже готовы. Можем отправляться прямо сейчас. Итан, тебе… — начал Кристиан.

— Позаботься о Тсу, — понимающе похлопал я его по плечу. — А я заберу свою сумку. Видишь же — не всё с собой утащил на прогулку. А, и это…

Секунду я покопался в сумке, выискивая нужный эликсир.

— Вот. Душу не излечит, но раны затянет в течении пяти минут, — протянул я склянку девушке.

Парень с облегчением выдохнул.

— Спасибо. За мной должок, — проговорила Тсу, с благодарностью опрокидывая всю бутылочку разом. — Пойдёмте, господин Герой.

Кажется, дамочка едва-едва соображала.

— Зови меня просто Кристиан, — улыбнулся парень. — Итан, через пятнадцать минут. Восточные ворота.

— Замётано, — кивнул я.

Подождав, пока они скроются за поворотом, я материализовал походную суму и положил туда эликсиры и травы. Пространственный карман, давнее изобретение всех ленивых и находчивых, был доступен(пускай и с ограничениями) любому, прожившему пару сотен лет.

А затем спина ощутила такой холод, что обычный человек наверняка бы вскрикнул от неожиданности. Я же лишь доуложил эликсиры, застегнул суму и лишь затем, обернувшись, встретил незваного гостя.

— А я думал, Рыцари Смерти должны быть страшными, — ухмыльнулся я.

— Дресс-код, да, но я сейчас не на посту, — произнёс высокий демон с тёмно-красной кожей. За его спиной можно было увидеть огромный широкий двуручный меч, от одного взгляда на который хотелось спрятаться куда-то далеко-далеко.

— Культ — ваших рук дело? — спросил я.

Рыцарь пожал плечами.

— Жрица прокололась. Её косяк. Культисты должны были сидеть в подполье, пока вся церковь в городе не была бы оскверненна. Но весть о Герое ускорила их движение. Наверно, в дороге вы тоже с ними столкнётесь.

— Эх… — устало вздохнул я. Пока Кристиан спал, я бегал по городу, готовясь к походу. Поспать бы и мне. — А, кстати. Как там Гена?

— Лорд Демонов отдыхает в своих покоях. И он ждёт вестей. Хоть каких-то. Сами понимаете — скучно, — сказал Рыцарь Смерти, и его лицо украсила неловкая улыбка.

— Понимаю, да. А мне охереть как весело, да? — раздражённо бросил я.

Пауза.

— Ладно, проехали, — махнул я рукой. — Передай ему, что пока всё хорошо. Только культистов придётся как-то передвинуть, а то в начальном городе их уже вырезали. На последнюю часть пути в столицу может можно как-то организовать.

— Слушаю и повинуюсь, — обронил демон, а затем исчез, пустив волну холода. Вот скотина! Может, я сейчас и был самым простым хомо сапиенс, но за такое и звания лишиться недолго.

Закинув суму на плечо, я побрёл в сторону восточных ворот. Итан и Тсу, едва завидев меня, помахали рукой. Я попытался выдавить из себя подобие улыбки, но получилось криво. В любом случае, мы собрались и с первой звездой покинули город, что стоял где-то на окраине королевства Асцаин, ближе к горной цепи, взявшей северные государства в клещи.

Юг соединялся с нами широким ущельем, пролегавшем напрямую к королевству. Там заправлял торговый союз, множество землевладельцев-феодалов, объединившихся в гильдии. Вряд ли мы заглянем туда в этой части моей истории, но вы только подождите.

Всё успеется, когда сбудется.

Глава вторая. Дорога в столицу

Мы скакали всю ночь, до рассвета. Затем разожгли костёр рядом с первой попавшейся рекой. Пока Тсу водила лошадей на водопой, мы с Кристианом, перекинувшись парой фраз, начали готовить завтрак. Или поздний ужин, тут уж с какого угла посмотреть.

В округе сложно было поймать дичь, но даже вымотавшись, мы кое-как прибили двух зайцев, разделали тушки и, соорудив шампуры из своих собственных мечей, начали готовку. Из специй нашлось кое-что у меня — соль и тёртый лук с морковью. Просто, но хоть что-то. Вода была во флягах, но их хватало не на всех. Пришлось Герою отдать запасную девушке из Церкви. За всё время, что мы двигались, да и пока разводили костёр, она не проронила ни слова. Лишь схватив тройку лошадей за поводья, увела их в кусты.

Странная девушка. Рана на руке затянулась, но Тсу, кажется, всё ещё была подавлена. Гибель единственных близких огромной трещиной отражается на душе, и я, как никто другой, это понимал. Не знаю, обстояло ли всё так же у Кристиана.

— Хэй, Герой. Ты бы поговорил с ней, а? Убивается же, — как бы между делом сказал я.

— Это ТЫ к ней вдруг жалость проявил? — искренне удивился Герой.

— Ну да. Ты же понял, что она просто выполняла приказы, не более того. К чему относиться к человеку так, как к маске? — хмыкнул я.

Кристиан неопределённо пожал плечами.

— Мне кажется, это её внутренние переживания. Если станет совсем плохо — помогу, — покивал он. Кажется, в голове у парня витали слишком отдалённые и не менее важные мысли, чтобы беспокоиться о каждой мелочи. В чём-то я его даже понимал.

— Как знаешь.

Мы присели бок о бок, дожаривая мясо.

— Слушай, я слегка удивился, как обычный кузнец смог различить меня в тени, — заметил парень. — А я ведь пользовался навыком.

Я лишь рассмеялся.

— Во-первых, я не обычный кузнец, и ты это знаешь. Во-вторых, я тебя почувствовал. Может, своё физическое присутствие ты и спрячешь, но эту ману… — протянул я. — О, парень, эту ману будет спрятать довольно таки тяжело.

Кристиан устало вздохнул.

— Ха-а… Да уж. Страшно там было, в церкви, а? — стрельнул он глазами в сторону Тсу, заканчивавшей с лошадьми.

— Не то слово. Я больше боялся, что Тсу окажется предателем, — покачал я головой.

— Почему? — не понял Герой.

Я помолчал, обдумывая ответ. Вдали показались лошади. На одной из них сидела девушка, чуть придерживая поводья у двух других.

— Помнишь, я сказал, что читал про истории прошлых героев? — поднял я воспоминания.

— Ну да, — кивнул парень.

Он даже повернулся ко мне, немного странно, с прищуром, глядя в глаза.

— Все их судьбы чем-то различаются, но одно их объединяет, — начал я, также смотря Кристиану прямо в лицо. — В их ближайшем окружении всегда находился предатель. Исключений нет.

— То есть я никому не могу доверять? — слегка улыбнулся он.

— Почему? Ты же видел слёзы Тсу. Ассассины никому не показывают свои слабости. Тем более вы знакомы не так давно, приказа не было и быть не могло — всех в церкви уже убили, — принялся оправдывать я девушку.

— Ты считаешь, она достойна доверия? — уточнил Кристиан.

— Да. Она настоящий почитатель Богини и её верный инструмент, — искренне ответил я.

— Как и я, — произнёс он.

— Как и ты.

Нас прервал глухой звук упавшего тела.

— Боже, давайте просто ляжем спать… — едва слышно проговорила жрица церкви.

Мы переглянулись, взяли каждый по своему "шампуру", по половине с каждого честно отложили в сторону уже засопевшей жрицы, а затем, прикончив мясо в течение трёх минут, улеглись каждый в свой угол, поближе к костру.

Негласным жребием дежурить первые три часа остался я. Конечно, в человеческом обличье, без всех своих сил, мне нужен был сон в самом обычном объёме. Результаты подготовки, длившейся последние несколько месяцев, вселяли надежду, что я сумею продержаться всё отведённое время, пока Герой не выполнит пророчество.

По истечению указанного срока, растолкав Кристиана, который что-то бормотал во сне про долг и ответственность, я, подкинув веточек в костёр, наконец-то вырубился.

Далее нас ждут… Тут уж хрен его знает, как карта ляжет. Может, и еретики. Может, и разбойники, что было бы совсем уж скучно. Хотя для Кристиана самое то для разминки. Кстати, об этом Герое.

Он какой-то странный. Убивает без раздумий, не колеблясь, атакует воздух, основываясь только на интуиции. Не поверю, что он раскусил маскировку из паучьего шёлка как орешек. Того культиста даже не выслушал, а другой бы с сочувствующим выражением лица смотрел, как загибается еретик. Не тряпка. Не обычный человек. Стерва Богиня поступила слишком умно, это не в её стиле. Кто-то помог? Может быть. Странная вообще история, с выбором протеже, своего представителя.

Мана умеет выкидывать самые разные и порой случайные вещи, о назначении которых ни я, ни мои товарищи не догадываются до последнего. Даже Армагеддон, её духовная противоположность, не в силах заглянуть через все хитросплетения путей этой женщины. Хотя…

Богиня всё-таки. Может, хахаля себе нашла на место старого языческого божка, чтобы помогать в планировании. Ох и весёлое было время…

Игра началась. Сейчас на доске стоит король — наш Герой. Стоит его верный Слон — офицер, Тсу, жрица Богини. Со стороны "сил Тьмы", ну, всё тот же злосчастный культ(дерьмовая идея, и не моя, а Гены, все вопросы к нему), он вполне может сыграть роль Пешек, а вот суккубов, которые явно не проигнорируют Героя, можно счесть за Ладьи. И это только начало. Мы вполне можем встретить и кого-то посерьёзнее, или вообще никого из упомянутых. И расклад сил временами меняется попросту молниеносно, умирают одни, приходят другие. Посмотрим.

Самое дерьмовое, это то, что мы играем в шахматы для лжецов. Поэтому и Тсу может оказаться лишь Пешкой в чьих-то руках, а культисты — Слонами. Ну ничего. Прорвёмся. Коль прижмёт, так можно и к Совету обратиться. Авось, помогут мои закадычные друзья с какой-нибудь сложностью.

С этими мыслями я уснул, не увидев сна.

Утро было болезненным. Потому что на меня пролили воду. Случайно. Правда. Кристиан нёс ведро, чтобы затушить костёр, но споткнулся и ледяная волна подарила мне незабываемые ощущения. Не сказав ни единого матерного слова(вовсе не потому, что у нас история в рамках цензуры), я молча вынул из сухой сумки маленький пузырёк со спиртом и, откупорив его, вылил содержимое в желудок.

Бам — и я готов к новым приключениям на свой и чужой зад.

Лучше на свой — так безопаснее.

— Прости… — у Героя был такой вид, словно он сейчас пойдёт свой меч на себя насадит, если я его не прощу.

— Проехали, Кристиан. Кстати, может, просто Крис? — спросил я.

— Поддерживаю. Говорить постоянно это длинное "Кристиан" порядком утомляет… — внезапно сказала слово в мою сторону жрица. Возможно, она и сама не поняла, как сняла это напускное "Господин Герой то, господин Герой это".

Парень удивлённо вскинул брови. Покачал головой, мол, не ожидал такую подставу. Что ж, я всё больше убеждаюсь в том, что он отнюдь не так прост, как большинство Героев. Другой бы на его месте возмутился или свёл всё в шутку, но наш образец божественной воли просто смолчал.

— Ну, Крис так Крис, — пожал он плечами. — Тсу, как там лошади?

— Запряжены, поели и попили. Нам скакать до заката, потом должны добраться до города… Там мне нужно будет удалиться на пару часов — доложить в Церковь. Вы не против? — с надеждой в голос удостоверилась жрица.

— Нет, — покивал я. — Впрочем, когда ты вернёшься, я тоже сгоняю в местную точку Чёрного Рынка, надо бы экипировку сменить. Часа на полтора, может, чуть больше.

— Понял вас, — кивнул Крис. — Думаю, никто не против, если я тоже удалюсь по своим личным делам на некоторое время сразу после Итана.

— Но Герой, это опас… — начала Тсу и осеклась.

— А вам не опасно ходить одним? — со сталью в голосе произнёс Крис. — Так что всё честно. Не волнуйтесь, я смогу о себе позаботиться.

Пока Крис запрыгивал на лошадь, мы с жрицей обменялись понимающими взглядами. Проследим, защитим, спасём. А сейчас убережём его собственную гордость. Каким бы сильным ты ни был, мой друг, на зверя страшного, у века каждого, найдётся свой, однажды, волкодав. Для этого и нужны мы — чтобы попавшийся в ловушку своей собственной уверенности Герой не погиб самой глупой из возможных смертей.

Крис скакал чуть впереди, пока мы с Тсу плелись в хвосте. Она — потому что всё ещё испытывала горечь от потери близких людей, я — из-за спирта и охлаждающей побудки.

— Эй, Итан… — начала девушка.

— А? — выгнул я бровь.

— У тебя были родители?

— Не-а, — отрицательно помотал я головой. — Я сирота. Вырастили люди с Чёрного Рынка и мой приёмный отец-кузнец.

— Тяжело, наверное, жить без семьи? — вздохнула жрица церкви.

— Всё познаётся в сравнении, — вдруг проронил я некую несвойственную подростку лет семнадцати фразу. Ну, что сказано, то сказано. — Было б с чем сравнивать.

— Как? А как же друзья? Ровесники? — Тсу даже посмотрела в мои смеющиеся глаза. Не знаю, что она там увидела, но разговор плавно сошёл на нет. — Понятно…

— Даже у ассасинов есть учителя, их ровесники, священнослужители… — произнёс я. — А я никогда не был ни к кому привязан, Тсу. Так уж сложилось.

— Прости…

— За что? — искренне удивился я.

— За то, что была груба с тобой, — ответила Тсу. — И да, я извиняюсь вновь, потому что не знала, что заставило такого молодого парня работать в Чёрном Рынке.

Я лишь махнул рукой.

— Забыли. Все ошибаются.

Нас окликнули спереди.

— Э-эй, ребята! Там застава! На мосту! Стражи, правда, не видно!

Мы кивнули друг другу и ускорились, через минуту нагнав Криса. На нашей стороне моста действительно стояло подобие каменного домика, схожего с КПП по всей стране, но слишком уж он выглядел… Заброшенным? Словно никто тут никого уже лет десять так не проверял на наличие запрещённой магии или оружия.

Герой уже спешился, легкой походкой направившись к зданию. Мы поступили также, стараясь догнать парня прежде, чем он совершит что-то глупое. Ловушка это или просто пугающее своей тишиной место, мы пока не знали. Но факт есть факт — осторожность не помешает.

Дверь открылась без сюрпризов, хотя Крис явно напрягся. Как и мы с Тсу, задержав руки на клинках. Внутри было пусто — ни мебели, ничего. Даже полки были свинчены и куда-то перенесены: на стенах остались тёмные следы. С одной стороны, довольно понятная ситуация. Мол, пост давно оставили, а на месте нет и следа пребывания человека в течение последних лет пяти. Растения уже успели прорасти сквозь трещины в конструкции. Даже запах не выдавал вероятную опасность. Вывод — опасности нет.

Это с одной стороны. Однако…

Свинтили и вынесли никому не нужные гнилые полки? Зачем? Заняться было нечем? Белый лист бумаги не выглядит подозрительно, если на нём есть пара капель чёрной краски. Идеально белый лист — и сразу чувствуется подстава.

— Ну, тут вроде чисто… — проронил Крис.

Свист за окном. Точнее, за проёмом, когда-то им бывшим.

— Ложись! — только и успел заорать я, бросаясь вперёд и накрывая собой жрицу вместе с Героем. На месте головы последнего торчал кинжал. И ладно, кинжал и кинжал.

Белая птица на красном фоне только чересчур сильно выделялась.

— Тсу, какого хера! — очень громким шёпотом возмутился я.

Мы поднялись, прижались к стене, стараясь избегать обоих "окон".

Жрица выглядела растерянной. Конечно, когда твоего подопечного едва не прибил кто-то из своих, это сильно ударит по восприятию ситуации. Но стоит отдать девушке должное — она быстро пришла в себя, нахмурилась и выхватила кинжал. Мы с Крисом повторили её жест.

— Я пойду первой. Если что, бегите, — начала она. — Это ассассин, я смогу договориться. Если же нет…

Здесь она с мрачным видом покачала головой.

Крис кивнул.

— Тяжело представить человека, что расправился с убийцей церкви, — хмыкнул он. Ага, едва ли не лучшие в своём деле, не спорю. Наёмники с юга или регулярная армия Асцаин могли только завистливо слушать слухи об их деяниях.

— Рада, что вы это понимаете. На счёт три, — проговорила она, прижимаясь к косяку. Мы встали рядом, ухватившись за краешек двери. — Три!

Она исчезла в одно мгновение, оставив нам лишь возможность обратиться в слух, дабы узнать, что происходило на улице. Далее шёл диалог.

— Вивид! — растерянно проговорила Тсу. — Что ты здесь делаешь?

Голос у жрицы стал неожиданно тёплый. Видимо, старые знакомые. Мы с Крисом облегчённо вздохнули.

Однако ответ, что она получила, заставил нас с Героем только крепче сжать своё оружие.

— Церковь отменяет приказ, Тсу, — ровным, безэмоциональным тоном сказали девушке. — Необходимо уничтожить проклятого Героя. Ритуал призыва был осквернён, и…

— Этого не может быть! — всё ещё не веря в происходящее, воскликнула жрица церкви. — Почему меня никто не предупредил?!

— Потому что тебя тоже… — вот здесь говорящий вздохнул. — Тебя тоже приказали убрать. Извини.

Вот только судя по тону, человеку было ни капли не жаль. Или это мне так показалось, потому что эмпатия у среднестатистического человека развита… Не развита, если честно. Поэтому нотки, что я уловил, могли означать что-то совершенно иное.

— Какого чёрта, Вивид! — уже сорвалась на крик Тсу. Мы этого не видели, но поняли, что сейчас её душа готова была разорваться от противоречивых эмоций.

Пауза.

— Итан… Если мы сейчас не выйдем, рискуем потерять товарища, — прошептал Крис, глядя в голый дверной проём.

— Ты так сильно к ней привязался? Уже забыл, что я говорил у костра? — вскинул я бровь.

— Нет. Но не твои ли были слова о том, что именно Тсу я могу доверять? — парировал парень.

Ну и взгляд у него. Страшный. Почти как у…

— Ладно, — рыкнул я. — Но отвечаешь за все последствия ты. На счёт три…

Тем временем некая Вивид продолжала говорить.

— Прости уж, дорогая. Это приказ.

— Три!

Первое, что я сделал — метнул кинжал обратно владельцу. Неудачно, разумеется — ассасин поймала его на лету.

Вторым шагом было встать перед Тсу, упавшей на колени. Её глаза были пусты. Ничего, разберёмся сначала с проблемами характера физического, а уже потом — душевного.

Мы не стали разговаривать. Лишь встали бок о бок, обнажив клинки.

— О… — только и успела выплюнуть выглядевшая удивлённой девушка, выглядевшая как постаревшая версия Тсу. Под копирку их там что ли делают? Или…

Похоже, Крис подумал о том же.

"Не убить — допросить", — говорил его взгляд.

Поехали!

Мы атаковали синхронно — каждый со своего фланга. Однако у этого монстра в женском обличье хватило сноровки, чтобы уклониться от меча Криса, а мой удар принять на кинжал и отклонить.

Скрежет стали наполнил наши сердца уверенностью. Она была одна, да, она была профессионалом своего дела, но и мы не вчерашние дети. За себя не ручаюсь, мне до сих пор непривычно бегать практически без всех сил, а вот Крис явно был прирождённым мечником.

— Даже не спросите, правду ли я сказала Тсу? — улыбнулась Вивид, принимая, наконец, боевую стойку.

Ответом ей было гробовое молчание.

Следующий клинч опять закончился ничьёй.

Она всегда уклонялась от одной серии атак, сводя её в ничью, а вторую умело блокировала.

Девушка всё ещё улыбалась, даже смеялась, смотря на наши попытки пробить её защиту. А вот мы уже вспотели, да и Тсу отказывалась приходить в себя. Нехорошо получается. Такими темпами или кто-то умрёт, или я буду вынужден срывать первый уровень печати.

— Усиление, — произнёс Крис, приложив ладонь к мечу. Тот засиял ослепительным небесным светом. — Вместе, Итан!

— Понял! — ответил я на призыв.

Если не сработает, придётся отступать.

Я специально чуть ускорился, чтобы Вивид уклонилась именно от моей атаки. Однако наш план с треском провалился — ассассин тоже что-то прошептала, а зачем в секунду исчезла из нашего поля зрения.

Запах её маны появился где-то позади. Но когда я обернулся, было уже поздно. Приставив к горлу Тсу кинжал, она медленно отступала в дом. Свет с меча Героя постепенно рассеивался — время на удар истекало. Чёрт!

— Опасные вещи творите, ребятки, — хмыкнула Вивид.

Я проигнорировал её, обратившись к Крису.

— Помнишь про умение меча?

Он кивнул. Всё это время мы неотрывно смотрели прямо перед собой, на прижавшую к себе Тсу.

— Оно может быть использовано на человеке, — раскрыл я карты. — Эффект тот же. Я атакую, затем ты. Справишься?

— Быстро ты план придумал, — вытер он пот со лба. Ага. Конечно. Как ты можешь шутить в такой ситуации, Крис? — Поехали.

Я взял свой меч в обе руки, а затем коротко выдохнул:

— Блиц!

Рывок вперёд с невероятной скоростью. Даже ассасин не сможет увернуться, если я подойду столь неожиданно.

За мгновение до удара, пробившего грудь убийцы, я увидел, как разрушилась тёмно-оранжевая скорлупа, окружившая тело Тсу. Её сестрёнка всё-таки решилась на отчаянный шаг, предусмотренный планом. Как говорится, всё было заранее учтено. Не сомневайтесь, как говорил один мой хороший знакомый. Любимая была его фраза…

— К-как… — прошептала Вивид, пялясь на торчавшую из грудной клетки рукоять.

Я не стал слушать её последние слова. Только ещё одним быстрым движением разрезал мечом плоть — от места удара до паха. Не самая простая гибель, но что поделать. Не вытыкать же клинок, а затем перерезать горло, а?

Крик утонул в булькающем звуке.

— Фух… — устало вздохнул я.

А затем не выдержал и присел, прислонившись к домику, в который нас так красиво заманили. Схватка вымотала меня и эмоционально, и физически. А вот Крис, кажется, был в полном порядке. Ранения, полученные от Вивид, быстро исцелились прямо на ходу. Вот ведь чёрт божественный…

— Ты в порядке? — спросил Герой, когда понял, что от Тсу не дождёшься и слова.

Я кивнул.

— Ага. В полном, — ехидно рассмеялся я. — Если бы не твоё умение, нас бы, скорей всего, взяли измором. Выносливости этой дряни было не занимать…

— Ви… — долетели до нашего слуха первые звуки со стороны жрицы. — Ви… Я… Что?

Бедная Тсу. Предательство, судя по всему, сестры, ещё сильней её задело. Сначала близкие люди, затем родственник. Исходя из её рассказа, у неё не было родителей. Выходило, что девушка осталась совсем одна. Говорят, именно такие люди становятся величайшими героями. Или жуткими злодеями, тут уж как карты лягут.

— Нам пришлось убить её, Тсу, — произнёс парень.

Девушка не ответила Крису, только тихонько заплакала, уткнувшись в колени. Некоторое время мы так и сидели. Мышцы налились свинцом, даже Герой присел рядом с нами. Предварительно он привёл лошадей. После конского ржания рядом Тсу вдруг поднялась, сделала два шага, затем склонилась над трупом убийцы.

Провела ладонью, закрывая ей глаза. Затем вынула один из кинжалов из крепко сжавшей его руки. Кажется, именно этим девушка ударила по жрице. Если бы не щит, последняя была бы уже мертва.

Всё это мы рассказали ей уже позже, когда отправились, наконец, в путь. После этого мы не разговаривали, только перед очередным костром возник диалог. Нам пришлось заночевать не в городе, что было печально, но у заброшенного поста стражи мы "провалялись" довольно долго.

— Какие же, мать его, мы удачливые! — протянул, зевнув, Крис. — Первое серьёзное сражение, а никто не пострадал. Тсу, как считаешь?

— Да, господин Герой, — сказала девушка. — Но меня очень настораживает то, что она сказала, Крис. Вивид никогда бы не стала работать одна, да и эти слова про осквернение ритуала призыва… Вы ничего не чувствуете?

— Нет, всё в порядке, — помотал головой Герой. — Даже слишком — регенерация усилилась. Должно быть, Богиня помогает.

Я лишь хмыкнул.

— Н-да. Лучше бы нам подумать о том, что в первой же схватке нас едва не убили.

— Простите… — расстроенно произнесла жрица церкви. — Если бы я была способна сражаться, может, угрозы жизни Герою бы не было…

Она смотрела в костёр с явным желанием провалиться сквозь землю.

— Всё нормально, Тсу, — осадил её самобичевание Крис. — Как Герой, я должен быть способен защитить своих спутников. К тому же, Итан тоже не промах. Именно он придумал, как нам победить.

Как красиво он ушёл от слов "убить твою сестру", подумал я.

— Верно, — добавил вслух.

Даже улыбнулся я вполне искренне — скрывая раздражение. Если бы не эта девушка и её чёртова родственница — давно бы лежали в тёплой постели, раздумывая о скором поступлении в Академию. Чёрт. Нет, не поймите меня превратно: личная трагедия может быть настоящей задницей, но у нас кону стоит спасение всего мира, как бы пафосно это не прозвучало.

Так мы и уснули — мечтая каждый о своём.

И всё же.

Кое-что меня напрягло. Если эта Вивид так рвалась убить Героя, то почему не напала где-то в дороге? Мы ожидали засады, едва разобьём лагерь или спешимся, но что мешает ассасину метнуть кинжал в движущуюся цель с расстояния, скажем, метров в десять? Если ещё и яд туда добавить, чтобы наверняка — у цели никаких шансов. От серьёзных веществ я эликсиров не припас, не тот уровень. Тогда зачем? В чём смысл УБИЙЦЕ открыто атаковать вооружённую группу во главе с Героем?

Выходит, Вивид просто получила приказ, которому была не в силах противиться. Её вынудили пойти на убийство, но способ оставили на её усмотрение. Она могла придумать кучу вариантов окончить жизнь одного конкретного человека, но выбрала самый глупый и рискованный. Вывод: она пожертвовала жизнью, чтобы защитить и Героя, и её сестру.

Но тогда встаёт другой вопрос. Коль всё так радостно, то какого чёрта она ударила в поставленный Крисом щит? Я ведь точно видел, как он треснул. Неужели Вивид не была единственной? Хотя забудьте, это я так плохо пошутил. Если церковь захотела избавиться от кого-то, она не ограничиться одним, пусть и одним из лучших, ассассином. Будут и другие. Она не хотела, чтобы её сестра погибла какой-то более страшной смертью?

Церковь, выходит, ведёт свою игру, не согласованную с нами. А вот это уже совсем не то, на что все договаривались. Нужно срочно связаться со стервой Богиней. Чем быстрее, тем лучше.

На утро мы проснулись, как и ожидалось, подавленные. Крис и Тсу — потому что ситуация поворачивалась в совсем не хорошее русло. Я — потому что до сих пор злился на изменившиеся положение в равновесии. Чёртовы веруны. Так и знал, что подстава будет именно от них. И Гена, скотина, ничего не пишет. В запой ушёл, что ли?

В любом случае, мы оседлали лошадей и рванули в город. Если бы в это время откуда-то из-за кустов выпрыгнули бы культисты, то сразу запрыгнули бы обратно, ибо на наших лицах читалась такая злость и желание убить кого-нибудь ну очень нехорошего, что с их стороны это было бы даже правильным поступком.

Но к счастью или к сожалению, никто не захотел нас доставать. За десять с лишним часов даже стереотипные "разбойники с большой дороги" не появились. Словно сами небеса оградили нас от нежеланных (или нет?) гостей. Так и добрались до города, остановившись перед высоченными воротами. И это просто крепость-бастион, созданная для удержания орды тварей, если такие вдруг прорвут границу. А вот сама Столица… О, это лучше оставить на потом, когда доковыляем до этого цветка королевства.

До гостиницы шли тоже молча, не сговариваясь. Лишь у дверей в свои номера пожелали друг другу спокойной ночи. Тсу, судя по успокоившейся энергии, легла спать почти сразу. А вот Крис долго то ли тренировался, то ли просто баловался со своей маной. Немного узнав его, предположу, что первое.

А я… Ну, во-первых, я положил один из своих кинжалов из сумки под подушку. Во-вторых же поставил сигнальные заклинания-ловушки на дверь и на окна. И даже по всему периметру комнатушки — мало ли, вдруг тут и проходящие сквозь материю волшебники найдутся. Всё-таки три столь странные личности, прибывшие поздно ночью, могли бы кого-то заинтересовать. Жрица, воин и кузнец. Просто чудесная компания!

И, пока я тихонько лежал, размышляя, на кровати, в воздухе поднялся слабенький запах серы. Рыцарь Смерти молчаливо ждал, пока я поднимусь и решу с ним заговорить. Спасибо, что хоть не кашлянул, парень. Скажу Гене, чтобы повысил его. Всё-таки понимающие подчинённые — роскошь, которую крайне тяжело приобрести или заработать. Особенно подчинённые, за голову которых в местной гильдии авантюристов дают от одного миллиона золотых, так называемый эквивалент маленького баронства.

— И всё-таки вы не страшные, — улыбнулся я посетителю.

— Стараемся, господин, — раздался из тёмной маски тяжёлый голос. — Но очень много людей бы с вами не согласились.

— А ты сейчас на посту? — вдруг задал я вопрос.

Рыцарь Смерти отрицательно покачал головой.

— Нет. У меня официальное послание сверху. Лорд Армагеддон просит передать его искренние пожелания успеха в вашем общем деле, — склонился в поклоне посланник.

— Да, ему того же… Что-нибудь по культистам есть? Как решили? — уточнил я.

Рыцарь Смерти замялся, видимо, пролистывая что-то в своей памяти.

— Как вы и просили, их передвинули на последнюю часть пути в Столицу, — ответил он. — Но будьте осторожны, главы Церкви перестали выходить на связь. Есть подозрение, что они нас предали.

— Вот тебе и новое послание для Гены, да и для всего Совета заодно, — вздохнул я. — Жрецы ведут свою игру. Одна из их убийц попыталась ликвидировать Героя и жрицу, что следовала с ним. Более того, эта убийца была сестрой Тсу. Как я полагаю, её заставили выполнить указание. Как известно, приказы ассасинам отдают только сидящие в уютном главном монастыре стариканы. Высшие жрецы. Главы церкви.

— Девушка, что атаковала… Была убита? — спросил Рыцарь.

— Подставилась, — кивнул я. — Хотела даже прикончить спутницу Героя в пылу боя, видимо, чтобы уберечь её от более ужасной участи. Ты же знаешь, насколько умелы инквизиторы.

Рыцарь Смерти кивнул. Показалось, или в его глазах промелькнул лёд?

— Значит, повезло. Иначе бы вы уже сняли первую печать, — как бы невзначай слегка дёрнулось темнокожее существо.

Я вздохнул.

— Ага… Также передай Лорду, что я свяжусь с Богиней, — Тьфу ты, едва не сказал "стерва". — И уже в Столице нужно будет что-то решать.

— Слушаюсь и повинуюсь, — склонился вновь демон, а затем исчез.

А я скинул куртку, оставшись в рубашке, затем вынул из сумки ярко-красную шкатулку, а с шеи снял маленький серебряный ключик. Открыв ларчик, взял оттуда деревянный крест.

В одной руке я уже держал кинжал.

Причинять себе боль тяжело только в первый раз. С десятым, двадцатым, тысячным грань стирается, и ты уже не чувствуешь ничего. Поэтому ручей крови, окрасивший крест в свой цвет, меня не испугал. Скорей наоборот, я ощутил мрачное удовлетворение от оскорбления этой стервы. Но увы, это самый быстрый способ её вызвать. Не в храм же мне посреди ночи убегать, честное слово.

Моргнул — и всё вокруг наполнилось чистым светом, а в ушах запел хор ангелов. Золотые ворота впереди открылись сами по себе, и из них вышла женщина, прекрасней которой нет и не будет на земле. Каждое её движение было полно красоты, а при взгляде в её глаза сердце переполняла радость. О, а эта улыбка, да любой воин убил бы себя, лишь бы ещё раз на неё взглянуть…

Я демонстративно сплюнул, и хор ангелов превратился в яростное шипение и слова проклятья. Да и сама женщина помрачнела, на её прекрасном лице появились морщины, а движения потеряли всю красоту. Лишь её улыбка осталась там, где была — правда, теперь она выражала презрение.

— Чего тебе опять надо?

— В смысле "опять", дамочка? Последний раз был сто с лишним лет назад.

— И я очень жалею, что не убила тебя тогда, — сжала свои маленькие кулачки эта стерва. Ути-пути, какие мы страшные.

— Я по делу, — перешёл я к сути. — Ты вообще за своими верунами следишь, нет?

— Конечно! Я регулярно дарю видения жрецам, а с главами церкви… — она запнулась, словно увидела что-то до этого момента скрытое.

— Та-а-ак, и с этого момента поподробнее, — поняв, что шутить больше не стоит, сказал я.

— Я… Этого не может быть! Это ты сделал? — стрельнула глазами в меня Мана.

— Если бы это был я, я бы тебя не вызывал, — покачал я головой.

Она заткнулась, затем сделала пару решительных шагов туда-сюда, смотря в пол. Поводила руками, видимо, что-то проверяя у себя. И, наконец, повернулась ко мне. В её взгляде не было надменности, презрения, нет. Там было что-то, что заставило холод прокатиться по позвоночнику.

Там был страх.

Как бы мы взаимно не не любили друг друга, мы так или иначе работали сообща ради общей цели и безопасности в мироздании. И если одна из ключевых фигур Совета так на меня посмотрела, то случилось что-то действительно ужасное.

— Что там? — спросил я.

И я даже не добавил коронное "стерва", чтобы не накалять ситуацию ещё больше. Может, после всех этих событий мы помиримся и больше не будем вспоминать прошлое. Всё-таки как личность Богиня очень умный и даже замечательный человек, пусть и совершающий порой глупые ошибки. Из тысячелетия в тысячелетие…

— Мои жрецы… Мои главы Церкви… Они все… Все… Их всех подчинила себе тьма! — с дрожью в голосе оттарабанила женщина.

Я упрямо замотал головой.

— Стоп-стоп. Какая тьма? Гена сейчас на месте в своём дворце, и это он передал мне, что церковь, возможно, предала нас, и буквально вчера я получил этому подтверждение.

Кажется, Богине поплохело. Настолько, что она упала на колени, задрожав всем телом.

— Что-то большее… Это не сила нашего мира… — прошептала она. — Эта энергия отличается от моей и Армагеддона…

— Твою ж мать… — выругался я. — Мы ведь даже до столицы не добрались, а тут уже случилось дерьмо куда хуже орды полумёртвых демонов, прорывающихся в королевство.

— А когда всё шло по плану, а? — усмехнулась Богиня, а затем закашлялась. Алая кровь на белоснежном полу выглядела действительно пугающе. — Ч-чёрт… Он лишил меня всей энергии. Всей! Как вообще это получилось без моего ведома?!

— Это нам и предстоит выяснить, — напряжённо произнёс я. — Будет возможность, пошли гонца к Гене. А мне пора. Но перед этим…

— Я знаю, что ты хочешь спросить, — кивнула Мана. — Тсу всё ещё моя жрица, что удивительно. Возможно, это из-за того, что она была рядом с тобой. Или с Героем.

— Ладно. Ты это… — замешкался я, подбирая слова. — Поправляйся.

— Ага… Что, даже стервой не назовёшь?

— А надо ли? — устало спросил я. — И так вижу, что тебе хреново. Возможно, мы столкнулись с бездной, но это нужно уточнить.

Несмотря на видимые страдания, она кивнула.

Правда, когда я уже заходил в портал, обязанный привести меня обратно в гостиницу, Богиня кинула мне в спину ещё одну фразу.

— Если это существо так легко лишило меня всей силы… Возможно, тебе придётся нарушить нейтралитет.

Я ухмыльнулся.

— Ну уж нет, вы как-нибудь сами с Геннадием объединитесь, как в старые-добрые, да разберётесь с проблемой.

Ох, знал бы я в тот момент, что никаким нейтралитетом в дальнейших событиях не будет пахнуть от слова совсем. Может, и не стал бы отрицать очевидное.

— Тогда я могу только пожелать тебе удачи, — произнесла Богиня. — Удачи в сохранении равновесия… Палач.

— И тебе не хворать, стерва.

— А-ах ты..!

Последние её слова я не услышал, ибо закрывшийся портал спрятал от моих ушей все те грязные ругательства, что так давно ждали своего часа. Ещё с начала нашего разговора. Что ж… Дерьмо случается. Пока остаётся к нему только готовится. Эх, Гена-Гена. Надеюсь, ты в этом не замешан. Очень надеюсь.

Не особо мне хочется разгребать очередную войну Ада и Небес. Всё-таки десять тысяч лет прошло…

Пора бы им и дипломатии научиться.

Глава третья. Город. Случайность

Проснулся я от того, что сработало одно из сигнальных заклинаний. Оно и неудивительно — в комнату ворвалась Тсу, и лицо её выражало одновременно ужас, страх и шок. В считанные секунды я успел проверить помещение за стенкой и понять, что Крис пропал. Дерьмо!

— Что случилось? — решил сыграть в дурачка я.

— Господина Героя похитили! — шёпотом, но очень громко сказала она.

И вот тут я заткнулся. Как? Каким образом? Пока я ходил к стерве? Ну да, я не проверил, все ли мои товарищи на месте. Но они же, мать их, спят вместе! Какого чёрта ты делала, жрица недоделанная?!

Но вслух я сказал другое.

— Прямо из номера?

Тсу помотала головой.

— Из туалета. Я так устала, что даже не смогла встать, чтобы его сопроводить…

Он бы и не захотел такого конвоя посреди ночи, подумал я. Тем более в такое место. Есть границы, за которые даже близким друзьям не дозволено заходить. Может, если у Тсу и Криса что-то всё же получится, то такие совместные походы станут обыденностью. Не скажу, что я большой эксперт в семейных отношениях, но что-то определённо понимаю.

— А сам он уйти не мог? — зевнул я. — Может, непредвиденные обстоятельства…

Ого, не думал, что чьё-то лицо может так быстро меняться с одного искреннего чувства на другое.

— Он бы точно предупредил меня! — возмущённо протянула Тсу. — Да и что могло такого случиться?!

— Тише, тише. Не кричи, — успокоил я девушку. — Выйди на минуту, я оденусь, а там и решим, что делать дальше.

— Но я..!

— Отставить панику, — отрезал я.

Переодевшись, я позвал Тсу обратно и как следует проинструктировал её по поводу дальнейших действий. Пункт первый — сидеть на попе ровно и никуда не выходить. Вдруг Крис вернётся. Пункт второй — держать наготове оружие и парочку заклинаний, желательно сканирующего и охранного типа. Незваные гости легко могут вернуться. Если Герой, конечно, не ушёл самостоятельно. И пункт третий — не разговаривать ни с кем, кроме меня или паренька. Этому есть простое оправдание, правда. Всё дело в том, что церковь славится своими шпионскими сетями. Не удивлюсь, если под видом старой служанки опытный агент легко внедрится в доверие к ассассину той же организации.

Хотя неправильно будет относить жрицу к Церкви. Пускай уж будет просто "бывший работник".

Удостоверившись, что девушка всё поняла правильно, я покинул гостиницу через чёрный вход, сунув пару серебряных кухарке. Всё-таки понимающие люди в королевстве Асцаин. Не все, конечно. Но хоть кто-то.

Искомое нашлось сразу — среди всех переплетений следов маны в воздухе сильно выделялся толстый золотистый канат. Энергию божественных существ ни с чем не спутаю, уж поверьте. А значит, Герой ушёл сам. Этот вывод пришёл сам собой, ведь в ту сторону, в которую ушёл Крис, не тянулось ни одной, даже самой тоненькой верёвочки. Что понадобилось нашему пареньку в трущобах? Вопрос хороший, и ответа на него я не получу, пока лично не переговорю с товарищем.

Через пять минут ходьбы город разительно преобразился. Стал уродливее, всё больше и чаще попадались маленькие свалки с не сильно пахнущими отходами. Всякая мебель, одежда. И бедняки. Настоящие, в оборванном тряпье, исхудавшие до такой степени, что через кожу можно было увидеть кости и органы. Порой я даже не понимал, кто передо мной — мальчик или девочка, поскольку у всех были длинные волосы. Стричь-то было некому, а детей и юношей никто и не обучал использовать хотя бы осколки стекла. Да и опасное это дело.

Здания стали обшарпаннее, приземистее, почти все были одноэтажными развалюхами, кое-как доживавшими свой век. Зрелище, которое я видел много, много раз. Так везде. В Столице ещё хуже. Надеюсь, нам никогда не потребуется посещать её бедные районы. Потому что если в этом городе за мной уже идут по пятам целых семь потенциальных убийц, то в сердце страны на меня бы уже напали. А эти — просто наблюдают. Уж не связаны ли они с Крисом?

Раздумывая, как привлечь их внимание, я чуть не столкнулся с девочкой, выскочившей на дорогу. Она, видимо, была в этом районе недавно — тело было полно энергии, а лицо чистым, даже несколько ухоженным. Единственное, что выдавало её с головой — свежая грязь, нанесённая на то самое личико. У обычных детей здесь она запёкшаяся, затвердевшая, слезает комьями, а эта жиденькая, совсем недавно, пару минут назад, украсившая физиономию.

Вот значит как. Вероятно, Герой попался в эту ловушку.

— Дяденька… Мне… Так больно… — захныкала она. Судя по виду, возраст был совсем не тот, чтобы плакать. Лет пятнадцать, ну четырнадцать, с натяжкой.

Лишь миг я раздумывал над тем, чтобы перерубить ей шею и допросить тех семерых, что находились сзади. А потом всё-таки решил сыграть по их правилам. Лицо разгладилось, движения смягчились, а на губах заиграла сочувствующая улыбка. Всегда знал, что во мне умер первоклассный актёр. Или шпион, тут уж как посмотреть. Не зря старый оборотень звал меня к себе на подработку.

— Девочка… Где же твои родители? Почему ты на улице совсем одна? — засыпал я её очевидными вопросами.

— Папа… Заболел… — Ого, как же натурально она плачет! Да у нас тут профессионал. — А мама умерла, когда я родилась…

— Ну, ну… — Я сделал шаг вперёд и погладил её по голове. — Всё будет хорошо, не бойся. Думаю, я смогу помочь тебе вылечить отца. У меня с собой несколько хороших эликсиров…

Эх, нет, ошибся я. Не настоящие профессионалы. У девочки после моих слов в глазах зажглась такая жажда наживы, что я рефлекторно едва не положил руку на меч. Слава богам, сдержался. Лишь проехался взглядом по слишком уж ухоженным золотистым локонам, что попытались скрыться за всё той же грязью.

Несмотря на выдавшие её глаза, вслух эта уличная приманка сказала другое.

— Спасибо вам, добрый дядя! Но здесь очень много плохих людей… Они все ищут, кого бы убить или обворовать! Мой папа научил меня их избегать! Я могу провести вас через весь район, только надо будет идти через переулки…

И вновь я улыбнулся, полностью убеждая "девочку" в том, что попался на крючок.

— Всё хорошо, я смогу нас защитить, если что, — уверенно похлопал я по ножнам. — Веди.

— Угу!

Пройдя метров десять, мы резко свернули в проулок. Ну да, не сразу же на меня нападут. Те семеро вообще не сдвинулись. Сначала надо убедить цель, что всё в порядке и волноваться не о чем. Стандартная схема, но слишком уж подозрительно себя повели мои преследователи. Решили отдать клиента более сильному оппоненту? Я-то думал, они заодно. Хорошо, что я тогда её не убил.

Ещё один поворот. Тут куда более просторный коридор, а за высокие стены как бы намекают, что сюда кто-то может спрыгнуть. Однако целую минуту мы просто идём, и уже почти доходим до конца, а на меня никто даже не посмотрел из тени. Да и присутствия кого-то, кроме девочки и самого себя я не ощущаю. Варианта два, и оба они мне не нравятся.

Первый, суть которого в том, что девочка сама себе работник и работодатель. В том смысле, что она сама может и убивать, и грабить, и убеждать пойти за собой доверчивого собеседника. Это плохо, потому что жажду крови более сильного соперника я могу и не почувствовать, ибо печать, да и опытные воины легко её скрывают.

Второй вариант. Напарники этой малышки сильны настолько, что могут скрыть своё присутствие даже от меня в этой форме. А если их не могу почувствовать я, значит, не смог и Герой. Отсюда вытекает вероятность, что он либо в плену, либо уже мёртв. В странно время живём, мда.

Пока я думал, девчонка остановилась, глядя куда-то перед собой. Затем обернулась ко мне, но я не стал разглядывать глаза. Если на меня до сих пор не напали, в дело вступал первый вариант. Однако я не успел перерезать ей горло — мой клинок встретился со сталью. И в неожиданном защитнике я вдруг узнал… Криса!

— Какого чёрта ты делаешь, Итан?! — заорал он на меня. — Как ты мог попытаться зарубить дитя? Ты в своём уме?!

Я стоял в ступоре, неуверенно переводя взгляд то на девочку, спокойно, даже со странным холодком смотревшую мне в глаза, то на Героя, что тяжело и часто дышал — видимо, едва успел заблокировать мой выпад.

— Кхм… И тебе привет, Крис, — показательно удивился я. — Я думал, эта особа ведёт меня в ловушку. Она явно не из бедного района, а едва я заговорил об эликсирах, как в её глазах появились искорки желания. Она хотела убить или обворовать меня, а то и то, и то вместе, парень.

— Чего? Лифа, — обернулся он к особе позади. — Что всё это значит? Ты же обещала, что не будешь этим заниматься!

В ответ мы услышали лишь возмущённое фырканье.

— А где мне ещё тренировать свои способности? Я всего лишь увела его от семёрки бродяг к тебе, убедив их в том, что он мой клиент!

Ну и голосок, прямо королевский тон. Возможно, будь со мной полная эмпатия, я бы расслышал в нём нотки фальши, и даже попробовал бы сложить слишком быстро и словно отработано среагировавшего Криса с возмущением барышни. Будто связывает этих двоих не простое знакомство, подумал бы я. Но — увы. Пришлось мне тогда принять всё за чистую монету.

Герой тяжело вздохнул, убрал клинок в ножны и жестом попросил меня следовать за ним.

Догнав юношу, я резко остановил его, схватив за плечо и развернув к себе.

— Может, объяснишься? — выпалил я ему в лицо. — Сваливаешь посреди ночи, а затем оказываешься в бедном районе, защищая какую-то нахальную девчонку!

— Эй! Мне пятнадцать! — вскрикнули рядом.

— Лифа, дай секунду, — И уже обратив своё личико ко мне. — Послушай, Итан. Лифа — одна из дочерей нынешнего владыки королевства. Я… Скажем так, мы с ней были знакомы довольно давно. Это вышло случайно, и теперь я чувствую себя ответственным за неё. Не осуждай, если не знаешь всего.

— Охренеть можно… — протянул я. — Так ты принцесса, мелочь?

— И что? — выгнула бровь девчонка. — Мне нельзя просто пошутить над тобой? Лгун чёртов…

— Лифа! — воскликнул Крис, словно заботливая мамочка.

— А чего я-то? Ну Крис, ну ты бы видел, как он мне улыбался, словно реально помочь хотел! — сдала меня с потрохам эта особа. — А потом едва не прикончил. Я даже испугалась немного!

— Пфф… — раздражённо отвернулся я. — А как ещё мне было поступать с потенциальным убийцей? Я же не знал, что ты ведёшь меня прямо к Герою.

Я не увидел, но спиной почувствовал, что меня пытаются прожечь насквозь взглядом. Что ж, поделом.

— Так, ладно. Лифа, это Итан — мой кузнец и хороший друг, — начал Крис. — Итан, это Лифа — моя близкая подруга. Она мне почти как младшая сестра.

— Жена! Я тебе как жена! — едва не сорвалась на крик девчонка, и даже я обернулся, чтобы увидеть это готовое расплакаться лицо. Ну… С такими габаритами ты Тсу не соперница, подумал я. Если только у Криса нет "особых" вкусов в женщинах. Дальнейшая история показала, что я не ошибся. Или ошибся, но совсем в другом месте.

В ответ на её слова Крис обречённо опустил голову. Ясно, этот в пролёте.

— Ладненько, — сменил я тон на спокойный. — Я всё понял, можете дальше не препираться, и сцен тоже попрошу не устраивать. Ты мне скажи, Герой, ты всё, что надо, здесь сделал? Потому что нам пора бы в Столицу двигать.

— Да-а… Тут есть одна загвоздка, — отвёл взгляд Крис.

Р-р-р, доведут ведь. И так слишком много подстав за сутки. Начиная с церкви и заканчивая исчезновением этого дурака, думающего только о себе.

— Какая? — максимально спокойно спросил я.

— Лифа хочет поступать в Академию вместе с нами, — вздохнул парень. — Как особе королевских кровей, ей легко позволят сдавать вступительные экзамены раньше положенного минимума, но…

— Эй! Я не собираюсь пользоваться влиянием отца, если ты думаешь об этом, дядя-лжец! — вставила свою лепту, хотя никто не спрашивал, девочка.

Класс, у меня теперь и прозвище есть.

— Ясно. Понятно. То есть этот геморрой в юбке будет с нами до смерти, — нарочно задел я Лифу. — Нашей, скорей всего, смерти.

Вместо ответа на меня вылился поток "серьёзной обидной ругани", правда, больше похожей на попытку малыша обидеть взрослого. Дурак, придурок, тупой — вот основа злого лексикона этой девчонки. Крис даже уши зажал, чтобы не оглохнуть, я же просто посмотрел ей в глаза.

— Ты ведь меня едва не убил! — кричала она. — Ты хоть понимаешь, что мог натворить, а, дядя-лгун?!

Ладно, тут действительно мой косяк. Но и то не нарочный, ибо не было полноты информации, когда я атаковал своим мечом. Что ж, хорошо, один-один, малявка. Вслух я этого, конечно, не признал. Надо отыгрывать гордого и сильного кузнеца. Зря что ли несколько месяцев подряд тренировался?

— Всё, всё, Крис, прошу, уйми её, — обратился я к Герою. — А потом переодень во что-нибудь нормальное. И сам помойся, а то воняешь. И никаких "Но!" мне тут, вы оба! Тебя как бы кое-кто заждался, если ты понимаешь, "господин Герой".

— Стоп… Так ты не против, чтобы я пошла с вами? — вдруг вздёрнула бровки вверх Лифа.

— До тех пор, пока ты не представляешь опасности, — поднял я указательный палец вверх, призывая обратить на эти слова внимание.

— Не представлю, дядя-лжец! — улыбнулась вдруг девочка. — Спасибо, спасибо вам!

Эй, с благодарным тоном это звучит даже обиднее. А, ну её к чёрту.

— Не стоит, Лифа. Крис, — кивнул я Герою, а затем развернулся и быстрым шагом направился обратно. Надо было успеть всё объяснить Тсу, прежде чем на голову паренька выльется поток неостановимой ревности. Увы, женщины они такие.

— Эй, Итан, — окликнули меня.

— Чего ещё? — спросил я, не оборачиваясь.

— Спасибо, — сказал Крис, и сказал в самом искреннем тоне, на который только был способен.

Я лишь махнул рукой, мол, забей. И так много всякого произошло, так что присоединение кого-то ещё к нашему каравану это сущая мелочь.

Правда, я сорвал. Всего в одном, но всё же. Я не только торопился в гостиницу, нужно было сделать ещё кое-что. Когда мы сидели у костра, я сказал, что мне нужно будет посетить местный филиал Чёрного Рынка. Это не совсем так. Мне нужен был не филиал. Кое-что иное.

Пятнадцать минут ушли на то, чтобы найти необходимую повозку. Рядом с ней был установлен навес, под которым устроился уютный маленький бар — высокий стол, складные стойки из металла и всегда улыбчивый бармен-торговец, продающий алкогольные напитки из разных уголков мира. То, что он не являлся человеком, для всех посетителей было тайной.

По счастливому совпадению, клиентов сейчас не было, поэтому я устало плюхнулся на холодное сиденье. Ко мне сразу же обратились. Правда, собеседник появился лишь спустя фразу. То был старичок с прикрытыми глазами. Для пьянчуг он оправдывался тем, что старость подкосила его зрение, однако это ложь. Просто глаза могли выдать его более-менее опытному магу. Единственная уязвимость, так сказать, которую нельзя было никак спрятать.

— Что угодно уважаемому Палачу? — хмыкнул оборотень.

— Информация. Всё, что есть по одной из дочерей короля Асцаин, Лифе, — принялся перечислять я. — А также данные о действиях тайной королевской службы. Это всё. Плачу как обычно.

— Хм… Что ж, мой курьер доставит вам необходимое в запечатанном конверте через двенадцать часов, — сказал мой знакомый. — Вы же направляетесь в Столицу, верно?

— Да, — кивнул я. — Ликан, ты же в Совете, так к чему вопросы?

— Да из вежливости уточнил, профессиональное это, — кашлянул он. — Кстати, весточек от Лорда Демонов, как и от Богини, пока не поступало.

— Понял. Береги себя. Церковь захватили, — произнёс я, дождавшись, пока он переварит информацию, добавил. — Думаю, ты уже в курсе.

— Верно… — вздохнул торговец информацией, и вдруг открыл глаза, посмотрев куда-то вдаль, в небо.

Жёлтые вертикальные зрачки сузились, выражая напряжение. В такое время всем страшно, даже высшим существам. Эх, время-время, что ж ты делаешь.

— И ты береги себя, Палач, — кхэкнул он. — Или, как тебя сейчас называют, Итан.

— За оплатой можешь обратиться к Богине, — сказал я напоследок. — Или к Гене, тут уж как предпочитаешь.

Ликан не ответил, только вновь прикрыл глаза и легко кивнул. Что ж, мне пора.

Уже у гостиницы я понял, что так и не взял выпить. Класс, теперь со всем этим разбираться на трезвую голову. А судя по эманациям магии, в номере в одной комнате уже превышена концентрация женщин на квадратный метр. Бедный Крис. Ну, пойдём его выручать.

Едва ли не с ноги открыв дверь в комнату, я как следует напугал и раскрасневшихся дам, и стоявшего с крайне разбитым видом Героя. Отлично, внимание перетянул.

— Пока тут не взорвалось что-то посерьёзнее файерболла, пожалуйста, прекратите распри, — с места в карьер вдавил я.

— Нет, это очень важно! — начала было принцесса, но я её перебил.

— Важнее, чем цель Героя? Важнее, чем судьба человечества? А?!

Кажется, даже Тсу, будучи уже готовой ответить и мне, и Лифе, поняла, что здесь нужно промолчать. Крис благодарно кивнул, но едва заметно, чтобы дамы не увидели.

— Отлично. Все разборки отложим на потом. Сейчас важно успеть добраться до Столицы, а затем и до Академии, — разложил я перед ребятами план действий. — В её стенах мы будем пусть и не на сто процентов, но в относительной безопасности. Всем всё понятно? Тогда собираемся.

На этом я и покинул комнату, громко хлопнув дверью. Только благодаря тренированному слуху успел расслышать, что прошептала Лифа Тсу, едва я ушёл.

— Порой мне кажется, что он куда страшнее, чем любой монстр в книжках…

И она даже не представляет, насколько права. Впрочем, неважно. Своё дело я сделал. Не думаю, что после такой эмоциональной встряски кто-то рискнёт лезть к Крису с возмущениями или чем-то подобным. А нормальное "спасибо" он скажет мне позже, когда мы довезём свои тушки, наконец, до Столицы.

Сборы заняли полчаса. Лифа переоделась, теперь на ней был комплект начинающего авантюриста — хорошая кожаная куртка, плотные штаны и добротные башмаки, которые пока что не видели пыль бесконечных дорог. Тсу же осталась в своём первоначальном облачении — длинное одеяние с капюшоном, всё сероватого оттенка.

Крис поменял броню, в которой я видел его в переулке, на дорожную одежду. Я же и не брал другой комплект — всё та же рубашка и брюки. Лифа предпочла лёгкую кожаную куртку и просторные штаны, Тсу — балахон в пол, принадлежавший церкви. Когда все были готовы, мы направились на другой конец города, к воротам.

— Тсу… Как твои раны? — обеспокоенно спросил Крис.

— Спасибо, господин Герой, — улыбнулась ему Тсу. — Всё хорошо, я в полном порядке.

— У-у, Крис, а почему ты так о ней беспокоишься? — встряла между ними Лифа. — Ведь меня едва этот Итан не убил!

— Так ведь не убил же, — пожала плечами жрица.

Ну и холодок от этих слов от жрицы. Умеет она показать своё отношение, не оскорбляя ни словом. И этим она сильно отличается от мелочи по имени Лифа, которая то и дело пыталась обидеть Тсу, называя её "коровой", "периной с кучей перьев вместо мозгов", и так далее. Хорошо, что до открытого противостояния вроде поножовщины не дошло. Похоже, эти двое хорошо запомнили, как я на них наехал в гостинице. И да, после этого Крис, пока никто из дам не видел, пожал мне руку и искренне пообещал дружбу до гробовой доски.

Уже у ворот мы остановились, седлая лошадей и погружая свои пожитки. И стоило нам попытаться прыгнуть в седло, как по всему городу пронеслась ужасающая энергия. Тёмная, что твоя ночь, и, что самое опасное, её было много. Так много, что я бы поставил свою задницу на то, что где-то в канализации особо умные ребята провели массовое жертвоприношение, вызвав из потустороннего мира какого-то демона. Или демонессу. Или вообще некроманта, что было бы самым худшим вариантом. Зная нашу "удачу", любой из вариантов обещал выстрелить как новогоднее конфетти — сильно и стильно. А главное — весело.

Все жители вокруг в страхе кричали, кто-то звал на помощь стражу. Небо над городом посерело, выцвело, да и воздух вокруг резко стал довольно холодным. Пожалуй, стража тут будет только мешаться.

— Это в центре, — произнёс Крис. — Тсу, принцесса на тебе. Итан…

Я кивнул Крису. Что ж, видимо, так просто нас отпускать никто не хочет. Да и чёрт с ним. Давно было пора испытать Героя в реальных боевых условиях. Тот случай с убийцей Церкви — не в счёт. Эта ситуация спланирована, так что до смерти не дойдёт. Может, около неё, но не сильно далеко. Вот вам моё слово.

Девушки нам так и не ответили. Видимо, сразу всё поняли. Мы же с Крисом рванули на полной скорости к источнику зловонной энергии. Я не шучу — она буквально "пачкала" весь скромненький магический сенсор, от чего я едва не задохнулся. Вот ведь… Эмпатия, мать её. Сыграла со мной злую шутку мать-природа. Даже слабая её(эмпатии) версия позволяла увидеть, какая ненависть и злоба бушуют впереди.

За очередным поворотом мы увидели такую картину, от которой Крис выругался, я же раздражённо цыкнул. Вся центральная площадь была покрыта кровью — сами тела уже оказались поглощены фигурой — скелетом, на чьи кости натянулось тёмное одеяние, похожее на то, что носила жрица. Правда, символы на целых частей одежды говорили о том, что скелет явно не бывший священнослужитель.

Рядом с ним стоял человек. Точнее, стоял на коленях, склонившись в глубоком поклоне. Культисты, ну да. Гена-а-а, я тебе ещё припомню. Из всех, из всех твоих ребят они вытянули именно некроманта, ну конечно. Или лича, пока не ясно. Совпадение? Не думаю.

— Мой Лорд… Весь этот город — ваш… — дрожа от радостного волнения, говорил культист. — Я лишь червь, что открыл вам путь в мир смертных…

Грубый, хриплый смех. Скелет погладил главу культа по голове, затем поднял её за подбородок. Улыбнулся — хотя кости не должны выражать эмоции, его зубы точно изогнулись в подобии улыбки. А затем некромант аккуратно, в одно точное движение, свернул человеку шею. Эти ребята по другому не умеют. Для них любой живой — как мозоль, как прыщ, который срочно надо выдавить.

Выпрямившись, существо соизволило обратить своё внимание на нас, уже вставших рядом с ним с двух противоположных сторон с оружием на изготовку.

— Герой и его товарищ, да? — прохрипел скелет. — Моё имя Дон. Я был призван в этот мир с целью пожинать души живых, дабы утолить свой голод. Полагаю, вы попытаетесь мне помешать?

— Впервые вижу такого вежливого скелета, — даже опешил Крис. — Что ж, ты прав, мы не дадим тебе сожрать этот город.

— Достаточно справедливо, — покивал Дон. — Герой, ты ещё слишком слаб, чтобы даже пытаться нанести мне урон. Однако вместе с твоим товарищем у тебя есть шанс. Довольно маленький, честно говоря.

— Это мы ещё посмотрим! — вынул свой клинок парень. — Верно, Итан?

— Конечно! Нас-то двое, а ты один, чёртов скелет! — попытался я спародировать гипертрофированную смелость. Получилось… Как получилось.

— Я давно не ел, знаете ли, — хохотнул некромант. — А говорят, что душа Героя, душа чистого Света, самая питательная на вкус. Нападайте, жалкие живые!

И мы ринулись — с двух сторон, зарядив каждый свой меч. Я — пламенем, Крис — светом. Удары, как и ожидалось, заставили скелета только смеяться. Конечно, я видел, как он изогнулся, когда моё пламя его коснулось — значит, узнал, и не захотел особо подставляться. Умный парень. Всё-таки он от Гены.

— Вам нужно что-то большее, чем просто жалкие свет и огонь, живые! — распирался Дон. — Му-ха-ха!

А красиво отыгрывает, даже завидно. Я бы так не смог засмеяться, вот хоть убейте.

— Итан! Я использую умение меча, а ты попробуй его занять, пока я подберусь поближе! — сказал Крис, смещаясь в сторону.

— Понял! — крикнул я, доверяясь плану Героя. Пусть учится. Ему предстоит и армиями командовать, а не только во время боя в реальном времени.

Скелет создал из своих костей что-то на подобии меча и вступил со мной в рукопашную. Крис же зашёл с фланга, активировав щит. Некромант вновь захохотал, вырастив второй меч в другой руке и ударив прямо по незащищённой шее Криса. Однако кости разлетелись на части, не долетев до цели всего пару сантиметров.

— Что?! — показательно изумился Дон. — Этот меч!

— Слишком медленно! — вклинился я.

— Да я тебя..! — попытался ответить скелет.

Вместе мы с Крисом смогли отрубить противнику и вторую руку. Кажется, его тело плотно пропитано магией, поэтому конечности так трудно восстановить. Вон, отступил, держа отрубленную часть себя в зубах.

— Падите ниц перед энергией погибели, жалкие ничтожества! — вытянул Дон целую ладонь вперёд. Из неё вырвался тёмный луч, стремительно приближавшийся к двум беззащитным фигурам.

— Итан! Спрячься за мной! — только и успел проорать Крис.

Едва успел. Ещё бы чуть-чуть, пришлось бы показывать свой собственный щит, а это фигово. Не стоит Герою знать, что я владею всеми атрибутами. А то ещё начнёт что-то думать, а это дело плохое. Пускай лучше считает, что успешно защитил меня, развернув перед собой белоснежную полусферу.

— Крис! Держи! — передал я ему зелье.

Схватив флакончик, парень залпом выпил его содержимое и вновь ринулся в бой. В этот раз он был за моей спиной, поскольку я со всей доступной скоростью лупил по костям, которые даже не пытались уклоняться. На лбу выступил пот — было очень тяжело за небольшую долю секунды вынуть клинок из регенерирующих костей прежде, чем они его поглотили, и так несколько раз.

— Меняемся! — раздался голос Криса где-то слева позади.

— Понял! — крикнул я.

Теперь я прикрывал Героя от случайных выпадов второй скелетной руки, уже успевшей достаточно отрасти.

В конце-концов Дон вновь закричал, мощным выбросом смял щит Криса и отбросив нас обоих в сторону. С трудом поднявшись, мы увидели перед собой покрытого плотью старика. И сила, исходящая от него, сильно увеличилась. Похоже, это его финальная стадия — дальше не позволит ограничение ритуала. Гена всё предусмотрел. Ну, спасибо, друг. Обязательно сочтёмся, когда всё кончится.

— Вы хорошо держались, но это моё настоящее обличье, моя истинная сила! — прогремел голос скелета над площадью. — Теперь у вас точно нет шансов, жалкие живые! Му-ха-ха!

Ах, как же натурально смеётся. Я даже подумал, что он всерьёз решил нас убить, настолько натурально играл парень. Надо будет Гене намекнуть, чтобы душ подкинул этому скелету, так хорошо дух Героя поднять всего парой фраз — это надо уметь.

Крис сжал свой меч и со злостью посмотрел на некроманта. Дон легонько кивнул, словно подавая мне знак. Герой этого не заметил, а вот я — легко. Значит, спектакль движется к концу.

— Умрите же в чёрном пламени! — завопил некромант.

— Крис! Объединяем наши щиты! — сыграл я на опережение.

— Сейчас! — понял меня Герой.

Свет, объятый рыжим пламенем. Красивое зрелище, одновременно с этим эффективное. Вон, даже скелет рот раскрыл. Ну, это я прошу прощения. Такая идея должна была придти в голову самому Крису где-то во время тренировочных боёв в Академии. Наверно, надо было уклоняться..?

— Это меня не остановит! Получайте!

Очередная порция, которую мы, потратив остатки маны, отразили.

— Ну всё! Сейчас я порежу вас на куски! — вновь рассмеялся Дон, меняя своё тело.

Четыре руки, в каждой — по мечу из костей. Стильно. И опасно.

Но некогда было любоваться — мы вновь ринулись в бой, использовав трёхсекундную передышку, пока Дон говорил, чтобы выпить эликсиры.

— Вместе! — крикнул парень.

Бам-с. Сухой треск. Так бьётся дерево о сталь. Надо же, а мечи теперь стали крепче, чем раньше. Даже удивительно, что щит от моего клинка недавно смог так легко разбить один из них.

Мы рубились из последних сил против четверых противников вместо одного, ибо каждая рука жила по своему и атаковала по своему, ведь телу её владельца не были страшны наши даже заряженные атрибутами атаки. Когда мы подошли к своему пределу, Дон отшвырнул Героя в сторону, а затем резким движением схватил меня за горло. Верно, с печатью мне оказалось крайне тяжело уследить за движениями некроманта, а уж будучи на пределе это "тяжело" превратилось в "невозможно".

Прошептав "Простите…", скелет пронзил меня тремя мечами. Боль была просто адская — несмотря на то, что ни один орган серьёзно не задело. Я закричал, затем захрипел.

Меня отбросили в ближайшее окно, ещё раз извинившись уже ментально, через мысли.

— Нет! Итан! — это Крис, вскочив на ноги, ринулся в сторону некроманта. Его меч вновь засветился светом, только в этот раз он был похож на тот, что я видел у стервы сверху — чистый, абсолютный свет, свет Богини. Вот тебе и новая способность, заодно и праведная месть за друга.

— Ч-что… Как ты смог наполнить свой меч божественным светом? Я-я… — попытался доиграть свою роль Дон, но его прервали.

И снова, уже второй раз на моей памяти, Крис не стал слушать своего умирающего врага, а просто располовинил его. Правда, в этот раз он на этом не остановился, пока не превратил все кости в кучку пыли. Я же лежал, придавленный кучей мебели. Удачно я в окно залетел, от импульса даже второй этаж обвалился внутрь. И да, ещё минута, и я помру.

Тело ощутило приятную прохладу, а тяжесть упавшей мебели исчезла. Ко мне подоспела Лифа, положив мою голову к себе на колени и начав шептать заклинание исцеления. Ну, спасибо. Тсу же помогла разобрать завал, чтобы вытащить меня. Крис, спрятав клинок в ножны, направился к нам. Серость неба исчезла, а на улицы вернулись привычные цвета. Цвета жизни.

— П-победа? — выдавил я из себя. Вместе с кровью. Прости, Лифа.

Но девочка даже не возмутилась, только продолжила шептать заклинание.

— А-ага, — едва держась на ногах, сказал Крис. — Удивлён, что ты до сих пор в сознании.

— Я тоже, — согласилась жрица. — Потерять столько крови… Похоже, кузнецы — народ крепкий.

— Это точно, — прохрипел я. — Здорово ты его, приятель.

— Спасибо… — проговорил Герой, а глаза его закатились. — А сейчас, наверное, мне лучше прилечь…

Ага, как же. Его едва успела подхватить Тсу, а затем уложила на едва уцелевший диван. Похоже, здесь был какой-то отель, раз сверху упал именно этот предмет мебели.

— Лифа, спасибо, мне уже лучше, — я кое-как поднялся, опираясь на кучу деревяшек. — Помоги лучше Тсу. Кажется, Крис перетрудился. А может, эмоциональное перенапряжение…

— Дядя-врун, ни черта тебе не лучше, — возмутилась было Лифа, но быстро отпустила любую бурю, осознав, что всё-таки важнее. — Но ладно… Коль сам стоишь, то стой. А я покажу тебе, корова, что такое настоящая забота истинной жены!

— В любом случае, буду ждать вас в гостинице, — бросил я напоследок.

Я едва не выкинул оставшуюся кровь наружу. Ох уж эта ревность. Видимо, даже тот факт, что именно ЖРИЦА помогает Герою, злил принцессу. Ну, удачи им. Выбравшись из разрушенного дома, прошёл вперёд по улице. Правда, это была не совсем та сторона, в которой находилась гостиница. Точнее, прямо противоположная.

Боль в боках всё не утихала. Натекло же с меня… Н-да. Кое-как убедившись, что вокруг никого нет, я с облегчением активировал авто-лечение, или регенерацию, кому как удобней. В животе сразу запорхали бабочки. И нет, это не спонтанная влюблённость, это часть моего умения исцеления тканей вступила в силу. Пусть и не полностью, но способность функционировала. А вот сними я хотя бы первый уровень печати, ух-х… Был бы как новенький через пару минут.

Не скажу, что сильно жалею о том, что запечатал свои возможности. Просто если бы я тут горел, как новогодняя ёлка в магической гирлянде, нас бы все опасные ребята за километр обходили бы. А так — тут тебе и элемент неожиданности, и даже можно показать, что ты едва не помер. Красотища, для дела полезная — красотища вдвойне.

Я улыбался, прислонившись к стенке. Ух, ну и денёк. И мы опять не смогли сразу отправиться в Столицу, чёрт её побери.

Одним резким движением я вынул клинок из ножен и направил его в тень переулка, что находился прямо напротив меня.

— Нечего пытаться скрываться от меня, — недовольным тоном сказал я во тьму.

— А я-то думала, что уж с запечатанными способностями ты меня и вовсе не почуешь, — рассмеялись там. — Видимо, ошиблась.

Рядом со мной из пустоты вышел Рыцарь Смерти, закрыв меня своей массивной спиной в доспехах.

— Сэр, вы сейчас не в лучшем состоянии, чтобы говорить. Я как раз хотел передать вам послание от Лорда Демонов, но оно, видимо, подождёт.

— Хо-хо… Как вовремя мальчик на побегушках от Геночки подоспел, — играючи запели из темноты. — Ты же понимаешь, что мне нет дела до тебя?

— Да как ты смеешь! — возмутился было Рыцарь, но осёкся.

— Эй, эй, приятель, — я похлопал его по плечу. — Всё в порядке, правда. Она пришла не для того, чтобы вспоминать прошлые обиды. У тебя послание в виде письма есть? Отлично.

Приняв письмо, я спрятал его во внутренний карман рубашки — единственное место, не пропитавшееся кровью. Ну и паршиво же я выгляжу, ха. Сил на открытие пространственного кармана уже не было.

— Вы уверены? — ещё раз уточнил Рыцарь. — Всё же…

— Да, уверен, — подтвердил я. — Спасибо за беспокойство, я ценю это.

— Пожалуйста… — проговорил темнокожий демон, и добавил. — Но я вынужден буду рассказать Лорду Армагеддону про этот инцидент.

— Конечно, болтай с Геной о чём хочешь, — сказала невидимая собеседница. — А теперь оставь нас.

— А я не спрашивал тебя, что мне делать, — будто бы обиделся Рыцарь Смерти.

— Оу, полегче с выражениями, молодой человек, — рассмеялась всё ещё невидимая собеседница. — Я ведь и убить могу.

— Удачи вам, сэр, — кивнул мне посланник Армагеддона, игнорируя подкол в свою сторону. — Прощайте.

С этими словами Рыцарь Смерти исчез, даже не оставив после себя своего привычного холодка.

Наконец, из тьмы переулка на свет вышла женщина в одеянии, отдалённо напоминавшем одежду всё той же Тсу.

— Я скучала, знаешь ли, — улыбнулась она.

— Ты крайне не вовремя, — вздохнул я. — И чего на парня наезжаешь? Он просто делает свою работу.

— Ой, да наплюй ты на все эти игры с Советом и прочие мелочи, — хохотнула женщина, пряча золотой локон за ухо.

— Это не мелочи, — отрезал я.

И вновь смех.

— Пока вы тут играете в свои детски салочки, кое-что серьёзное происходит на божественном плане, — перешла она к делу.

— Я уже в курсе. Что-то захватило всех жрецов стер… Нашей Богини, — промолвил я. — Включая самых мелких.

— Захватило? Эта дура-молодуха всерьёз подумала, что её паству просто захватили? Вот же ж… — выругалась женщина, а её тёмно-медовый взгляд стал куда печальнее, чем до этого.

— Тогда что произошло на самом деле?

— Их убили, понимаешь, — начала женщина. — Всех. Одновременно. И одновременно заменили их мозги на магическую начинку, позволяющую легко контролировать даже самых сильных магов вашей расы.

Я вздрогнул, второй раз за всё время путешествия с Крисом.

— Почему ты делишься со мной этой информацией? — не понял я.

— Всё дело в нарушении баланса… — невинно произнесла она. — И да, я просто очень соскучилась.

— Ждала тысячу лет, могла бы подождать ещё одну, — поворчал я, хотя на деле был рад видеть свою старую боевую подругу.

— Нет, — вдруг обрезала она. — Как раз всё наоборот. Я уже не смогу увидеть тебя в ближайшее время, как бы не хотелось. Ни в ближайший год, ни десять, ни сто лет. Не уверенна, но тучи сгущаются, Итан… Или мне называть тебя настоящим именем?

— Не стоит. В чём причина? В отпуск уезжаешь? — ухмыльнулся я.

— Просто с силой этой дуры тот, кто получил её жрецов, может попробовать провернуть подобное и со мной, — вздохнула собеседница. — Легко ему, конечно, не будет, но рано или поздно я не смогу предусмотреть все варианты и… И всё.

— Как Хранителя вообще что-то может убить, а потом подчинить? — удивился я.

— Вопросы не ко мне, вопросы к Предсказательницам, — кашлянула женщина. — Знаешь ведь, что они врать не будут.

Я кивнул. Не будут.

— Вот и пришла повидаться. Я правда не хочу драться, — улыбнулась она. — Хотя наш предыдущий поединок закончился ничьёй, если вдруг ты забыл. Всё дело в том, что иного шанса, скорей всего, не будет.

Я вздохнул, затем спрятал клинок обратно в ножны. Подошёл к женщине, опустившей взгляд куда-то на дорогу. И приобнял, неловко, так, словно делал это впервые. Она тоже обняла меня в ответ. Прижала так крепко, как только могла. И моя рубашка стала чуть более мокрой. Но не от крови, та уже давно засохла. От слёз.

— Не умирай… — прошептала она. — Пожалуйста…

— Обещаю, — ответил я. — Нас вообще тяжело убить, откровенно говоря.

Её последний смешок утонул в тишине.

Женщина расстаяла в молочно-белом свете, мои руки из последних сил схватили пустоту. Чёрт возьми, как мир может за такое короткое время попасть в такую задницу? Ладно, ладно. И не из таких заварушек вылезали.

И не из таких…

Глава четвёртая. Столица

Провожали нас, как настоящих героев — правда, пришлось спрятать Лифу, благо пригодились эликсиры, взятые в начале путешествия. Теперь она выглядела как обычная девушка-маг, путешествующая вместе с героем. Ничего необычного. Никакой "аристократической красоты", никаких острых черт лица и совсем уж выделявшихся тёмно-синих глаз. Благодарные горожане даже подарили нам всяких вкусностей, которые с особым удовольствием начала поглощать принцесса, стоило нам выехать. К ней спустя пару минут присоединилась и Тсу.

Были и минусы нашего эпичного сражения с некромантом по имени Дон — теперь всё королевство узнало, что Герой появился и направляется в столицу. Враги не спят, да им и не нужно. Тварям не нужен сон.

Так что мы спешили добраться до трижды проклятой и мной, и жрицей, и Крисом Академии. Честное слово, сколько мы уже двигаемся туда? Пару дней? А кажется, что пару лет. И уже два раза мы едва не погибли. И как же хорошо, что ровно половина из них была по оговоренному сценарию.

Вот только Лифа пришла немного внезапно. Я знал, что у героя должен быть союзник из высших кругов общества. Но обычно он появлялся ближе к середине всего путешествия, а мы едва-едва начали. Ладно, это не такая большая проблема. Куда серьёзней вещи происходят сейчас где-то сверху. И я не имею в виду Рай, как вы его привыкли называть. Кое-что повыше обители стервы. Быть может, мне стоит перестать так называть Ману?

Преодолев около трети пути до конечной точки, мы остановились передохнуть. Конечно, из-за вкусной еды на ходу мы двигались не так быстро, как хотелось бы, поэтому привал был сделан с расчётом заночевать в ближайшей к столице деревне. Скакали с раннего утра, поэтому сейчас стоял день, и меня вот-вот должен был навестить посланник от торговца. А с информацией решится и дальнейшее продвижение.

Тсу отправилась вместе с лошадьми на водопой, а Крис с Лифой прилегли в тени могучего дуба, а я, перепроверив сумку и убедившись, что эликсиров осталось впритык, присоединился к ним. Удивительно, как такое огромное дерево сохранилось посреди широченного поля. Конечно, вспахано то поле было давным-давно, но это растение, видимо, решили сохранить как дань уважения к лесу. Ныне вся площадь зарастала сорняками, да и дорога извивалась порой проходя прямо сквозь бывшие пахотные земли.

— Эй, Итан, — в привычной манере обратились ко мне.

— А? Чего? — сделал я вид, что задремал и только очнулся.

— Ну, ты был странно молчалив весь путь, — заметила Тсу. — Что-то случилось в гостинице?

Я помотал головой.

— Просто дядя-лжец слишком много думает, — хихикнула Лифа. — Ему бы поспать по-дольше, может, и говорить станет больше.

На мою попытку возразить Крис внезапно ответил поддержкой Принцессы.

— Она права, друг. В последнее время ты получаешь очень много ранений, — начал он. — И я же вижу, что даже тренированное тело кузнеца не справляется. Надо и себе дать отдыхать, не только охранять других.

Я едва не застонал от бессилия. Вот что мне стоило сейчас сорвать все десять конечностей идола-печати на своей груди, да показать им, что такое разница в силе?

Но в целом мне нечем было отмазываться. Не отдыхал толком — да. Сначала бой с дамочкой из Церкви, потом раннее пробуждение из-за Тсу, поиски Криса, битва с некромантом… И всё это — подряд. Жрица не напрягалась особо — большую часть времени она кого-то охраняла или же просто валялась в отключке. Герой… Ну, Герой восстанавливается аки механизм древних богов, его крайне сложно заставить устать. Физически. Морально-то ему хватает потрясений, это видно.

Но даже так он держится удивительно хорошо. Зря, зря я не запросил ещё и данные по его прошлому. Что-то там есть такое, что заставит меня челюсть уронить, я уверен.

— Ладно, ладно, ребята. Вы правы, — согласился я с ними. — Как доберёмся до тёплой постели в окрестностях столицы, так и отдохну. Идёт?

— Ага, — улыбнулся Крис.

— Так точно, дядя-лгун, — усмехнулась Лифа.

— Я могу попросить тебя не придумывать глупые прозвища своим товарищам? — вздохнул я.

В ответ — гробовое молчание и ехидная улыбка. Ну ничего, девочка, мы с тобой ещё поквитаемся.

Я перевёл взгляд с этих двух вновь весело заговоривших детишек чуть вправо. Из воздуха на меня глядели два оранжевых глаза. Хорошая маскировка, даже я ничего не почувствовал. Курьера не отследить, и на этом спасибо.

Отойдя от остальных(включая плюхнувшуюся на травку Тсу) под предлогом нужды, я обошёл дуб по дуге, а затем быстро схватил появившийся из воздуха конверт. Благодарно кивнул и на месте же распечатал. Кстати, у меня там ещё послание от Гены, надо бы не забыть прочесть. А то ещё обидится, и следующим нашим противником станет какая-нибудь неубиваемая бяка из глубин Ада.

В письме было два документа двух разных цветов. Один серебристый, едва ли не металлический, а второй светло-коричневый.

Начнём с Лифы.

Та-а-ак… Детство, как и у всех, под присмотром кучи учителей, включая личных стражей отца. Мать почти не видела, только на первых трёх своих днях рождения. Никаких связей с Адом, никаких связей с Райем. Никаких связей с Церковью. Хорошо. Очень даже хорошо. Стандартно, я бы сказал. Ничего удивительного. Зацепись я в тот момент за пресловутую "обычность", может, и вывел бы всех на чистую воду заранее. Но увы, нет так нет.

В возрасте шести лет познакомилась с Крисом. Ого… Пропала из замка при невыясненных обстоятельствах и нашлась в какой-то деревушке на окраине королевства? Нихрена ж себе. Её и обнаружил наш Герой. Так-так… Оба были доставлены в замок короля и не появлялись в течение трёх дней. И никакой информации? Ну да, проникнуть в поместье властителя Асцаин невероятно тяжело, а уж уйти с добытыми данными тем более. Я же говорил, что есть что-то в прошлом нашего деревенщины! Ну не бывают они такими хладнокровными и беспощадными, при этом сохраняя что-то детское и наивное в своей душе.

Что-то с ним случилось, либо до попадания в замок к королю, либо после.

В остальном здесь данные об умениях нашей остроязычной девочки, а также информация по поводу характера и предпочтений. Пока что — бесполезно.

Выясним, что там с Крисом. Правда, это откладывается в долгий ящик, ибо есть ещё и второй документ.

А вот тут есть где разойтись, ибо отчётов просто масса.

Началась новая волна засыла суккубов на нашу сторону, нескольких офицеров было приказано убрать. Это случается из раза в раз, скука…

Так, мобилизация войск, приказы по шпионажу, разведке боем, тайные приказы агентам внутренней сети королевства… Перенос штаба секретной службы с резиденции генерала армии в резиденцию короля. Хм. Не относится к делу, но пока держим в голове.

Что ещё… Перевоз особо важных персон. Тепло. Король, семья, генералы, министры. Ищем имя Лифы или хотя бы намёк на слово "Принцесса". Пока ничего. Только то, что все резко куда-то собрались, не то на пикник, не то на глобальное собрание по поводу идущей войны. А может, по поводу Героя. Тут уже не столь важно.

Вот оно! Скромненький отчётик по поводу передвижения Принцессы. Мол, встретилась с Крисом из такой-то деревни, без сопровождения. В связи с обстоятельствами слежка и конвой отменены. Ну надо же! Это ж какие такие "обстоятельства" заставили батю отказаться от постоянного оберегания своей дочки? Или всё намного глубже, и он вообще не знает, где его дочь. Надо будет её саму спросить, как выдастся удачный момент.

— И-и-итан! — позвали меня. — Ты где там?

Чёрт, зачитался. Прости, Ген, я про тебя помню.

Превратив письмо в пепел, я вернулся к своим товарищам, которые уже погрузили все вещи обратно на лошадей. Сказав, что вся наша тряска слегка отрицательно сказывается на моём животе, я запрыгнул на скакуна и, улыбнувшись легонько направился вперёд. Остальные пристроились вслед, и мне в спину даже не было кинуто ни одного оскорбления. Неужели Лифа так за меня волнуется, что решила опустить колкости? Ой, простите. Я ошибся.

Она нашла куда более привлекательную цель. Одного поворота мне хватило, чтобы увидеть красное лицо Принцессы и невозмутимую жрицу, которая, отвечая, судя по движению губ, короткими фразами, выводила девочку из себя. Крис же, решив не вмешиваться, догнал меня и сокрушённо вздохнул.

— Привыкай, — хмыкнул я. — У тебя ж по преданиям будет много девушек.

— О-ох… — посетовал он. — А там, в этих преданиях, есть хоть что-нибудь по поводу той дичи, что творится с нами в самом начале пути? И если честно, я противник многожёнства.

— О… Путь Героя тернист и полон опасностей. Самых разных, — сделал я акцент на последней фразе. — Например, ты пару раз будешь на грани между жизнью и смертью…

И видя, как сразу посерьёзнел Крис, я рассмеялся.

— Не волнуйся, мы тебя и с того света вытащим. В конце-концов, кому-то надо мир спасать, верно?

— Угу… — как-то не сильно поверил мне парень.

Я похлопал его по плечу и ободряюще улыбнулся.

— Мы прошли основную часть внезапных злоключений, думаю, — произнёс я. — Дальше всё будет… М-м… Ожидаемо.

— Надеюсь, что так, — вновь вздохнул Крис. — Потому что я уже устал попадать впросак.

— Слушай, — я замедлил ход. — Не расскажешь, как ты жил, пока не стал Героем? Всегда было интересно, что за прошлое должно быть у людей, чтобы их выбрала Богиня.

Теперь пришла его очередь смеяться. Правда, закончив, он стал серьёзнее, чем во время боя с Доном.

— Говорил же, ничего особенного. Только с Лифой судьба свела ненароком, вот и всё.

Судьба, да? Наверно, можно было назвать те обстоятельства, что связали его с златовлаской, роком. Но об этом попозже — когда придёт время.

— Выходит, вы как бы с детства обручены? — пошутил я.

— Н-нет-нет! — облегчённо, как мне показалось, протараторил Крис. — Я этого не говорил!

— Ладно, ладно, не красней, — ухмыльнулся я.

Солнце было уже близко к горизонту, когда мы увидели знакомый для путешественника дымок. Так в простых селениях возносили молитвы стервы. Эдакий ритуал, помогавший поддерживать связь с Богиней и укреплять её защиту. Суть его заключалась в разжигании большого костра в местном храме. И действительно, едва мы прошли первые дома, в воздухе вокруг появились частицы божественной маны.

В таверне, как и ожидалось, было пустовато, ведь жители деревни находились на ритуале.

— Доброго вечера, путники, — поприветствовал нас хозяин заведения. — Вы ищите здесь ночлег?

— Да. Нам нужные три комнаты, в каждой кровать на двоих, — И увидев мой вопросительный взгляд, Крис добавил. — Ты ведь обещал нам хорошо выспаться, верно?

— Я мог бы отлично отдохнуть и на одноместной кровати, — недоумённо заметил я. — К чему увеличивать расходы?

Герой тяжело вздохнул, обернулся назад, и, убедившись, что девушки заняты своим разговором, раскрыл свой истинный мотив.

— Я более чем уверен, что эти двое не поделят меня. Да и…

— Так ты хочешь воспринимать свой гарем всерьёз? — вновь свёл я всё в шутку. — Удачи тебе, парень, больше нечего сказать.

— Э-э, уважаемые путешественники… — вклинился в разговор трактирщик. — Я могу предоставить три номера по той же цене, просто два из них будут одноместными. Вас устроит?

— Вполне, — ответил я за Криса, плюхнув перед владельцем мешочек серебра. — Плюс завтрак с утра и парочку блюд в дорогу. Сможешь?

— Легко, — улыбнулся мужичок. А он быстро понимает, где пахнет деньгами.

— Ну Ита-а-ан… — расстроено протянул Герой, когда мы, наконец, отошли к Тсу и Лифе.

— Крис. Ради твоего же блага, просто заткнись, — и уже обратившись к девушкам. — Ребята, ситуация такова. Один номер у нас для Тсу и Криса, один для Лифы и один для меня. Возражения не принимаются. Я понимаю, что мы устали с дороги, поэтому сейчас самым простым решением будет лечь спать.

Тсу просто пожала плечами, подхватила Героя под руку и увела наверх, вслед за трактирщиком. Принцесса осталась стоять, поджав губы и смотря им вслед. Взгляд её выражал обиду, но какую-то… Странную, что ли. Никогда не разбирался в человеческой психологии досконально, но тут нечто словно кольнуло меня.

— Лифа, — обратился я к девушке. — Эй? Тук-тук, меня слышно?

— А? Что? — сделала она вид, что заметила меня. — Вот ведь чёрт… А я так надеялась поспать с Крисом.

И тут мне вдруг стало интересно.

— Слушай… А вы часто спали вместе в детстве?

— Ну да. Он всегда рассказывал мне сказки перед сном, и я легко засыпала, даже кошмаров не было… — как бы невзначай упомянула она свои сны.

— Кошмаров? — переспросил я.

— Ой, — осеклась Лифа. — А зачем ты интересуешься, дядя-лгун?

— Просто стало любопытно, в каких отношениях ты хочешь состоять с Героем, — пожал я плечами.

— Хм… — задумалась девушка. — Было бы круто всегда иметь его рядом с собой, любить, заботиться…

— Так тебя может вполне устроить старший брат? — не скрывая иронии, уточнил я.

— Ну да, — призналась она. — Просто Крис… Понимаешь, он всегда был для меня ближе, чем кто-либо ещё. Я не знаю, как правильно это описать…

— Всё нормально. Не хочешь — не говори, — успокоил я её. — В конце-концов, дела сердечные — не моя сильная сторона. Могу и лишнего сказать.

И чуть жалобно улыбнулся.

— Зачем ты врёшь? — вдруг стрельнула она взгляд мне в глаза.

Я вздрогнул.

— В смысле? Лифа, ты чего?

— Уже который раз я замечаю, что ты лжёшь! — она едва не сорвалась на крик, осуждающе тыча в меня пальцем. — Сначала, при первой встрече, это ещё можно было понять. Но когда ты легко соврал нам о своём здоровье, затем упрямо поднялся и пошёл в гостиницу… Что ты скрываешь, Итан? Зачем так откровенно лгать, чтобы уйти с наших глаз долой?

Я чуть прищурил глаза. А принцесса-то эмпат, причём посерьёзней меня в запечатанной форме. Похоже, я не имею иного выбора.

— Прошу тебя сохранить все твои доводы в тайне, — произнёс я, вложив сталь в свой голос.

— Ч-что? Но я же ничего и не сказала… — не поняла меня Лифа.

Я посмотрел прямо в её глаза. Эта маленькая девочка всерьёз нарушает все мои планы. Или это прекращается здесь и сейчас, или мне придётся искать оправдание для Криса.

— Знай только одно — я не опасен для тебя или Героя, — упредил я любые высказывания. — До тех пор, пока ты не представляешь угрозы для нашего путешествия, ты в безопасности. Поняла?

Пускай думает, что я просто очень хочу помочь Крису. Так лучше для всех нас.

— Что это? Что сейчас блеснуло в твоих глазах? — она испуганно отшагнула. — К-кто… Кто ты такой, Итан?

— Ты меня плохо услышала? — строго спросил я, изо всех сил пытаясь убрать смертоносный блеск.

— Я… Всё, всё. Я поняла! — смирилась девушка. — Только обещай, что не расскажешь Крису.

— Ага, — кивнул я. — И ты не говори никому о том, что почувствовала.

— О-откуда ты..? — едва не закричала Лифа, но осеклась на полуслове. — Ладно, я просто устала и хочу спать. Вот. Спокойной ночи…

И уже на лестнице добавила.

— Дядя-лжец… Я не знаю, что ты прячешь, но… Я чувствую, что ты не плохой человек. Пожалуйста, не бери на себя слишком многое. Добрых снов.

— Постараюсь, принцесса. Спокойной ночи.

Так она и ушла, оставив меня за столом в одиночестве. Вскоре вернулся хозяин таверны, глянул на меня чуть искоса, но невозмутимо вернулся на своё законное место за стойку.

— Я закурю? — спросил я.

— Валяй, — кхэкнул мужичок.

Маленький огонёк на моём пальце поджёг слегка помятую сигарету. Даже старые привычки стали проявлять себя. Видимо, старость сказывается. Давно ведь это было… Мой первый день в этом мире. Ещё Первая Хранительница все уши прожужжала на тему спасения человечества и сохранения баланса. Удивительные были моменты. Сейчас они кажутся по-настоящему далёкими. Может, когда-нибудь придёт время поднять старые истории и рассказать их. Может, даже Крису. Ему точно будет интересно.

Так я и сидел, пялясь в пустоту. Прошло около часа, прежде чем трактирщик осторожно потряс меня за плечо и порекомендовал лечь спать. Я кивнул мол, спасибо, пожалуй, воспользуюсь советом.

Время было довольно позднее, но мысли всё никак не хотели покидать голову. За столько лет мои представления о простых вещах претерпели множество изменений. Даже жизнь теперь кажется чем-то столь незначительным, ведь я много раз видел её появление. И смерть тоже… Да даже добро и зло для меня смешались и стали чем-то обыкновенным, не стоящим внимания. Смысл существования в итоге остался лишь один — поддерживать баланс между чёрным и белым.

Лёжа на кровати, я думал о том, кем бы мог стать. О жизни, которую мог бы прожить, если бы не это предназначение. И чем дольше я думал, тем отчётливее было осознание того, что скоро всё это закончится. Так или иначе, что-то изменится, или в мире, или во мне. А может и там, и там.

Так я и уснул, успев кое-как стянуть снаряжение. Ни о каких сигнальных заклинаниях и речи не шло, поэтому я, наверное в первый раз за всю жизнь, понадеялся на удачу. Мы в таверне, мы спим, всё гады тоже спят, никто не захочет нападать на уставших и измотанных путников, верно? Хорошая логика, всегда б она работала…

Однако мне не суждено было толком выспаться. По внутренним часам я продремал около ста минут, а потом ко мне постучали. Я даже не стал утруждать себя сканом — всё-таки в свете последних событий это мог быть всего один человек. Так и вышло. За дверью, держа в руках подушку, стояла Лифа. Видок у неё был, конечно, тот ещё. В лунном свете на её лице отражался одновременно и страх, и ужас, и агония. Кажется, кому-то приснился кошмар. Но почему я, а не Крис?

— Итан… Мне страшно… — прошептала блондинка. — Можно я посплю у тебя?

— А как же Герой? — сделал я попытку спастись.

— Я… Пожалуйста… — ещё тише произнесла Лифа.

Ну да, а на глазах выступили слёзы. Не таким же жалостливым видом ты заманила меня в переулок? Но да ладно, кто прошлое помянет, тому глаз вон. Всё-таки эта девочка не сделала ничего плохого, просто у кого-то было сложное детство. Да и любовь в таком возрасте… Не мне это говорить, но чувства — вещь сложная. А когда человек к ним не особенно готов, становится ещё тяжелее. Лифу можно понять — сейчас её дорогой принц находится в объятьях другой женщины. Мне стоит её поддержать. Я же не совсем бесчувственная скотина.

Хоть и пытаюсь ей порой казаться.

— Ладно, ладно, заходи.

Прикрыв за ней дверь, я устало присел на ковёр, пока девушка забиралась в постель и укрывалась одеялом. В конце концов при свете луны осталась только мордочка принцессы, которая почему-то смотрела в мою сторону.

— А ты… Не будешь спать? — поинтересовалась она.

— Я лягу здесь, если ты не против, — ответил я. — Не дай боги Крис зайдёт с утра и увидит, что мы с тобой вместе. От вопросов потом не отделаешься.

— Какой ты смешной… Дядя-лжец… — промурлыкала откуда-то со своего места Лифа.

— Эй! — максимально громко прошептал я. — Я же много раз просил не называть меня так.

— Ну а как иначе? — улыбнулась, прикрыв глаза, девушка. — Ты ведь всё время что-то прячешь… То ли от Криса, то ли от нас всех…

— Кажется, ты слишком много говоришь для сонной девочки, — хохотнул я.

В ответ она с усердием засопела. Правда, вскоре это сопение стало настоящим — Лифа и впрямь безмятежно уснула. И когда я уже хотел прилечь, чтобы хоть как-то вырубиться, до меня донеслась ещё одна фраза.

— Спасибо, что помогаешь Крису в его пути…

Я не ответил. Всё и так было ясно без слов. Вот ведь девчонка! То она ведёт себя как капризная малолетка, то выдаёт такое, что я бы мог приписать стерве-Богине, но никак не Принцессе.

В конце-концов сон пришёл незаметно, ударив мягкой лапой за секунду до того, как я сам коснулся тёплого коврика в своём номере.

Деревня легко нас отпустила, мы даже не стали узнавать, нужна ли жителям помощь. В это время ближайшие земли охраняются авантюристами и странствующими рыцарями, а также королевской гвардией, патрулирующей главные дороги. Через полтора часа мы наконец увидели цель нашего путешествия — величественный город, занимавший весь горизонт, куда не посмотри.

Здания в старинном стиле, с различными украшениями и нестандартными архитектурными решениями — вроде домов в виде буквы "П" или "Ш" с кучей рисунков, украшавших как стены, так и главный вход. Ну и их высота поражала. Здесь вполне обычной картиной были целые кварталы из десяти-, а то и пятнадцати-этажных сооружений, больше походивших на гигантов из легенд.

Ещё одной чертой столицы было расположение города как бы на наклонной плоскости. В самом низу, за воротами, находились бедные районы. Чем выше ты поднимался, тем богаче становились люди вокруг, тем больше проглядывали из-за углов бордели, различные магазины, именитые оружейные лавки и трактиры. В северной части города находились магические фабрики, в которых создавалось всё снаряжение для армии — частным предприятиям там места не было.

На юге, примерно посередине "лестницы", устроился средний класс. Их район соединялся с бедным, поэтому многие живущие в последнем тайно мечтали о переезде хотя бы на соседнюю улицу, поближе к деньгам. Кстати о них.

Золото здесь решало буквально всё. Ты убил человека? Будь хорошим дядей, займись благотворительностью и отяжели кошельки поймавших тебя стражей на энное количество монет. Ты занимался запрещённой чёрной магией? Иди к Инквизитору города, да и проведи анонимный перевод из своего банка на пару миллионов в пользу Церкви. И так с любым деянием. Поэтому в первую очередь нам следовало найти достойный способ заработать солидную сумму.

На западе, рядом с дворцом, стояло огромное здание Академии — издали оно было даже больше хором властителя Асцаин. Учебное заведение вмещало в себя полторы тысячи учеников единовременно, и ещё столько же — в магических пространственных карманах — как копии обычной аудитории, только в отдельном пространстве. Таким образом в одном помещении могло заниматься сразу две группы. Весьма удобная штука.

Что ж. Сейчас мы только прошли проверку у стражи возле ворот — весьма щепетильную, судя по тому, как они смотрели на Лифу. Верно, эффект эликсира с неё спал, а потому принцесса предстала перед воинами в полной своей красе. Узнали, да, но слова не сказали. Я помню про приказ, так что ничего особого произойти с нами не должно. Ну, а если произойдёт…

Мне потребуется всего секунда на то, чтобы сорвать все десять уровней печати и сжечь всю столицу дотла.

— Вот это… Красотища-а-а! — протянула Тсу. — Такой поразительный город!

— Сейчас вокруг нас бедный район, он же торговый, — пожал я плечами. — Пока что нечему удивляться.

— Ого! А ты уже бывал в столице, Итан? — поинтересовалась Лифа. — Кажется, что ты знаешь его даже лучше, чем я!

— Не говори глупостей, — хмыкнул я. — Как кузнец, я проходил практику у знакомого моего дяди. Сейчас он уже преставился, так что даже не думай смотреть на меня с каким-то подозрением.

— Даже и не думала. Хм!

То-то же.

Крис, до этого молчавший, вдруг улыбнулся своим мыслям.

— Да всё нормально, ребята. Мы наконец-то добрались! Осталось только сдать вступительный экзамен, а уж дальше мы как-нибудь да справимся, я уверен!

— Верно, господин Герой. Мы и так пережили много всего, — поддержала его Тсу.

— Крис, а, Крис! А давай я тебе покажу лавку со сладостями! — подёргала парня за рукав Лифа. — Она на всё королевство знаменита!

— Оу… Итан? — одним словом спросил у меня разрешения Крис.

— Чего ты на меня так смотришь? — кашлянул я. — Как закончите, остановитесь в гостинице "Пьяный Бык", она как раз около Академии. Мне тоже нужно по делам, а вы пока осмотритесь.

— Ну… Ты не хочешь с нами? — сделал парень последнюю попытку.

Я аж замер, внимательно посмотрев на Криса. С чего такое рвение? Я тебя отпускаю с двумя девушками погулять, практически на свидание, а ты противишься? Не порядок, ох, не порядок.

— Нет, спасибо. Говорю же, дела есть, — припечатал я железобетонным аргументом. — Надо прикупить снаряжение, а то наша броня порядком поизносилась. Помнишь ведь, что мы её около того города закопали, чтобы запах отбить? Вот.

— Ну Кри-и-ис, ну пошли уже! — потянула Героя в сторону златовласка. — Пускай дядя-лжец делает, что хочет!

— Господин Герой… Вы позволите мне пойти с Итаном? — отпросилась вдруг Тсу. — Мне кое-что нужно в оружейной лавке.

Около секунды Крис смотрел мне в глаза, затем кивнул.

— Ну, пойдём, Лифа. Только не тяни так сильно, оторвёшь же руку. Лифа? Принцесса-а-а..!

Дождавшись, пока вопящая парочка не исчезнет за поворотом, я обернулся к Тсу.

— Могу я… Поговорить с тобой наедине? — попросила она.

— Наверно, это стоило спрашивать ДО того, как ты соврала Крису, — высказал я в лицо девушке. — Ладно, ладно, не смотри на меня так.

Не знаю, почему, но в глазах жрицы появился страх, которого там раньше не было. И это было довольно подозрительно, поскольку любые видимые причины боязни чего-либо отсутствовали. Зайдя в ближайшее кафе под открытым небом, мы сели за далёкий от всех остальных столик и сделали заказ.

— Итак, — кхэкнул я. — Что ты хочешь?

— Богиня… Сделала мне откровение, — начала свою исповедь девушка. — Она пришла ко мне во сне и сказала, что я должна тебе… вам… кое-что передать… Господин.

Я вздрогнул, как несколько часов назад при разговоре с Лифой. Да что ж за времена-то такие, а?

— Что именно тебе наговорила Богиня? — поинтересовался я.

— Она… Она рассказала мне всё, — добила меня всего парой слов Тсу. — Вообще всё.

— Вот же ж стерва… — ругнулся я.

— И эти слова она тоже предвидела… — улыбнулась Тсу, но в её взгляде сквозила печаль. Ну что с этими детьми не так?!

Пауза затянулась на целых пять минут.

— Вот её послание, — наконец сказала девушка, собравшись и прикрыв глаза. — "Привет, скотина. Знаю, ты не рад, что я открыла этой девчонке твоё истинное лицо, но это было действительно важно. Ко мне забегала Хранительница, кое-что передала. Мог бы и намекнуть, что я думала не в том направлении, а? Все вы мужики такие! Ладно, ладно, так и вижу уже твоё скривившееся в неудовольствии лицо. В общем, к делу. Я умираю. Ещё с пару месяцев я продержусь, потом Армагеддону придётся одному встречать эту тёмную сущность… Если ты, конечно, не подготовишь Героя пораньше. А ещё у меня есть весточка от Предсказательниц, ага. Но об этом попозже."

К концу речи Тсу выдохлась и раскраснелась. А когда нам принесли кофе, изо всех сил избегала смотреть мне в глаза. Вот чёрт, а.

— Тсу, послушай меня… — начал я.

— А? Да? Что вам угодно? — выстрелила вопросами, как из пушки, девушка.

— Во-первых, называй меня, как и обычно, Итаном, — объяснил я. — И для принцессы, и для Криса, да и для всех остальных я продолжаю оставаться кузнецом по имени Итан. Это ясно?

Она кивнула.

— Отлично. Рад, что ты понимаешь. И не волнуйся, — О боже, я правда собираюсь сказать это во второй раз? — Я не представляю угрозы ни для кого из вас. Правда.

— Хорошо. А… Могу я поинтересоваться… — слегка дрожащим голосом произнесла Тсу. — Почему Богиня назвала тебя "скотиной", Итан?

— Потому что много лет назад я не дал ей очистить весь мир от зла, — вздохнул я.

— Но зачем?! — воскликнула жрица. Эх, дорогая. В твоей бы ситуации спросить "Как?", а не "Зачем?".

— Баланс, Тсу, — пожал я плечами. — Мана не рассказала тебе, кто я такой?

— Не до конца… — призналась девушка.

— Я Хранитель равновесия, жрица. Я восстанавливаю баланс, и не важно, в чью сторону он нарушен, — вложив в голос всю серьёзность, на которую только был способен, сказал я. — Если станет слишком много добра — я вызову чуму и неурожай, вместе с кучей демонов. Много зла — я дам людям силу, чтобы устранить всё плохое. Нужно, чтобы мировые весы были в равновесии, понимаешь, о чём я?

— Д-да, — покивала Тсу.

— Поэтому сейчас очень важно, чтобы Герой стал настолько сильным, насколько возможно. Кое-что иное вторглось в наш мир, — устало продолжил я. — Но это, думаю, ты знаешь. Баланс как добра, так и зла нарушен. Для устранения этого нарушения я лично участвую, смекаешь? Поэтому пожалуйста, не думай, что я какой-то заигравшийся бог из легенд. Я делаю свою работу. И я привык делать её хорошо.

— Я п-поняла, госп… Итан. Подумать только… — протянула она.

— Что не так? — вскинул я бровь.

— Если честно, мне всегда казалось, что ты просто странный кузнец, который зачем-то решил поступать в Академию, — раскаялась Тсу. — О Богиня, как же я ошибалась…

— Ну, теперь, когда ты осознаёшь всю важность нашей миссии, я думаю, ты станешь усердствовать ещё больше, — решил направить я её её энергию в позитивное русло.

— Что? — не поняла девушка.

— Я не знаю всего, но… — сделал я многозначительную паузу. — Как у вас там с Крисом?

Она замерла, а затем густо покраснела. Конечно, она не может закричать и сказать, что я лезу не в своё дело. Слишком многое навалилось на неё за короткий промежуток времени, и тем не менее, она понимает, какую роль должна играть. Это… Довольно жестоко. Просто использовать людей. Но именно этим мы и занимаемся всю свою жизнь, верно? Используем других, чтобы сделать что-то. Не всегда для себя, вот что главное.

— Я-я поняла, — кивнула Тсу. — Я ни за что не оставлю Героя.

— Скажи… Ты и правда в него влюбилась? — тихо спросил я.

Тсу опустила взгляд, повертела в руках пустую чашку, а затем ответила. Тоже тихо, но так, чтобы я услышал.

— Да…

Тогда постарайся, чтобы это чувство не убило вас обоих, хотел сказать я. Но за секунду передумал.

— Вот и молодец, — улыбнулся я. — В такое время только сильные чувства могут помочь людям выжить. Уж поверь мне.

— Хорошо. Может, пойдём? — предложила девушка. — Наверно, господин Герой и Лифа нас уже ждут.

— Иди, я догоню, — отпустил я её с миром. — Если что, встречаемся там же, где договаривались.

Так она и убежала, а я заказал себе ещё кофе. В воздухе разлился приятный аромат роз. Правда, ни одной цветочной лавки поблизости не было, как и дам с дорогими духами.

— Как тебе эта жрица? — спросил я пустоту. — Пусть и спонтанно, но она поняла и приняла всё так, как того требовали обстоятельства.

Тишина. Только ветер приятным холодком обдувает лицо.

— Немезида, или ты выходишь из моей тени, или я кину в тебя кипятком, — хохотнул я.

Рядом со мной из тьмы появилась девочка лет десяти. Правда, её почти полностью скрывала огромная широкополая шляпа с витиеватой надписью, вышитой по краю. А ещё девочку ту отличал факт ношения ею легко узнаваемой любым жителем столицы тёмной униформы. На серой куртке было три отличительных знака. Цифра, буква, и символ руны. Цифра означала года практики магии, буква — класс силы заклинателя или воина, а руна… Эта штука обозначала принадлежность к тому или иному факультету.

На первом месте у девочки стоял знак бесконечности, на месте буквы — Z. Руны не было вообще. Любой другой, знакомый с этими обозначениями, убежал бы в страхе, или же наоборот склонился бы в поклоне, узнав обладателя этой формы. И этих форм… Если вы понимаете, о чём я.

— А я-то хотела тебя разыграть! — обречённо вздохнула эта особа. — Ну что за человек…

— Я не человек, — хихикнул я.

— Хватит обрывать мои шутки! — бросилась на меня девочка, впрочем, быстро обретя дистанцию вновь.

— Разве это подобающее поведение для директора Академии, Нем? — подколол я её.

Она замолчала, а затем аккуратно сняла свою шляпу и положила её на соседний с моим стул. Легонько вздохнула, а потом повисла на моей шее.

— Ну, ну… — похлопал я её по маленькой спине. — Нем, люди же смотрят…

— Не смотрят! — отрезала она. — Я заклинание теневого зеркала поставила, фиг кто увидит!

— Ох-х… И чего тебе надо от старика вроде меня? — спросил я.

— Я просто хотела с тобой встретиться, — улыбнулась мне девчонка. — Мы так давно не виделись! Сколько лет прошло?

— Около трёхста, плюс-минус, — вспомнил я.

— Целых триста лет! — воскликнула Немезида. — Ну, давай я тебя ещё крепче обниму…

— Нем… Кх… Задушишь же!

— Тогда обними меня тоже.

Сдавшись, я вновь осторожно похлопал это маленькое тельце по спине. А затем оно село ко мне на колени.

— Ты привёл ко мне Героя? — невинно поинтересовалась она.

— Ага, — сказал я. — Проследишь, чтобы он хорошо себя вёл?

— Всё сделаем, даже не волнуйся, — заверила меня Немезида. — Я попью кофеёк?

— Да, конечно.

Увидь эту картину со стороны случайный прохожий — принял бы меня за педофила. Или за ублюдка, что платит огромные деньги за такой эскорт. Тьфу.

— Нем… Точно ничего не случилось? — задал я вопрос, отринув все плохие и очень плохие мысли.

— Правда-правда, — подтвердила она. — Когда я узнала, что у нас в столице Герой, то сразу поняла, что где-то рядом ты.

— Знаешь, а тебе идёт это поведение ребёнка.

— О чём это ты? — наигранно удивилась вопросу архимаг.

— Тебе больше десяти тысяч лет, а ты продолжаешь изображать маленькую девочку, — побурчал я.

— Ну, может, я знаю, что тебе больше нравится именно эта форма? — хихикнула Немезида.

С этими словами она нарочно поёрзала, якобы устраиваясь поудобнее.

— Нем, мне сейчас не до этого, — вздохнул я.

— Ладно, ладно, я понимаю, — спрыгнула она с меня, допила кофе и рассеяла своё заклинание. — Но если посередь обучения тебе срочно нужно будет выпустить пар — ты знаешь, где меня найти. Д-о-р-о-г-о-й!

— Иди уже, — обречённо бросил я. — Ещё увидимся, Немезида.

— Надеюсь, — кивнула она мне, забирая свою шляпу. — Рада была тебя увидеть!

И исчезла в вспышке портала.

С мыслями исключительно о своей скорой смерти я направился в сторону гостиницы. Надо встретиться с Крисом и компанией.

И даже не смейте меня спрашивать, что за хрень сейчас произошла. Поживёте с моё, поймёте, что в вашей жизни может быть не одна женщина. Просто так совпало, что с Немезидой мы так и не расстались… Ну, по-нормальному. Когда-нибудь в другой раз расскажу эту часть истории. Она будет не очень красивой, да и длинной её, к сожалению, не назовёшь.

А сейчас…

А сейчас пора в Академию.

Глава пятая. Упокоение. Месть

Одиннадцать тысяч лет назад.

Территория Лорда Демонов, королевский замок.

Добро пожаловать в моё прошлое, за которое порой приходится краснеть. Постарайтесь не придавать ему значение серьёзнее, чем оно заслуживает.

До горизонта, куда бы ты не посмотрел, был Ад. Самый настоящий, словно сошедший со страниц книг и кадров фильмов — всюду трупы, вонь, запах гари и серы. Само небо сменило свой цвет, став с нежно-голубого тёмно-зелёным, почти кислотным. Древнее пророчество, изречённое Богиней этого мира, сбылось. Демоны, любящие власть существа из легенд, вторглись на земную твердь, орошая её теплой кровью. Орды мелких тварей и поднятых из могил мертвецов вели генералы, а в их главе стоял он — Владыка. Самый натуральный князь Ада, имя которого нельзя было произносить вслух.

И всё же звали его Армагеддон.

О силе этого существа ходило много слухов, а многочисленные рыцарские отряды, посланные за линию фронта, так и не вернулись. Точнее, в привычном виде никто их больше не увидел. Только армия монстров пополнилась мощной кавалерией — их тоже прозвали рыцарями.

Рыцарями Смерти. Когда-то служившие королю, они отринули жизнь и стали существовать как верные слуги своего господина. В прямом столкновении с ними даже у ветеранов, выживших в бесчисленных боях при начале вторжения, не было и шанса.

И всё же у человечества, несмотря на огромные потери, сломленный боевой дух и недостаток командиров на поле боя, был шанс. Герой, призванный всё той же Богиней. Этот парень возрастом около двадцати лет обладал силой и опытом, приобретённым за полгода практически безостановочных сражений.

Единственный светлый лучик, битва за битвой отвоёвывавший вместе со своими товарищами кусочки земли. И сейчас шёл финал — последний бой за существование людского вида.

Где-то там, в замке, Герой и его друзья бились изо всех сил, пытаясь противостоять Армагеддону. Скрежетала сталь, бурлила кровь в жилах, гудел воздух от напряжения магического фона. Эдакая финальная битва добра и зла. Вот только это слишком одностороннее восприятие ситуации. Слишком простое, что ли? То, которое обычно показывают в современном мире по телевизору в новостях.

Да и к чему эти объяснения. Финал близко. И я хочу сделать то, чего желал все пять лет в этом мире. Отомстить. Всё, чего я жаждал, ради чего жил, даже заключил сделку, эквивалентную договору с Дьяволом. Правда, о её подробностях вы услышите чуть позже.

Спрыгнув с уступа, я приземлился прямо рядом с формированиями демонов. Генералы отдавали приказы офицерам, а отряды из элитных гвардейцев в тёмных доспехах огромными "коробками" маршировали к порталу. Сейчас здесь собралось столько опасных для человека сущностей, что один факт нахождения рядом с ними вызывал животный страх у кого угодно.

Но только не у меня.

Отряхнувшись, я направился вперёд, к огромным воротам, ведущим в замок. Само величественное сооружение было выполнено классически — в готическом стиле, с черепами на заборных пиках и кровью на стенах.

Генерал демонов, что-то кричавший с помоста, бросил на меня один короткий взгляд, а затем кивнул. Я не ответил, продолжая свой путь. До ворот оставалось совсем немного, когда изнутри прогремел взрыв. Его мощь была стол велика, что замок, казалось, вот-вот развалится.

Ускорившись, я на ходу отворил одну из створок и сразу же повернул налево, к узкому проходу. Он вёл к винтовой лестнице, уходившей глубоко вниз. Даже отсюда можно было почувствовать, сколько магии скопилось в главном зале. В том месте, где князь Ада восседал на своём троне, одним движением ладони стирая тысячи тысяч солдат. С каждой ступенькой становилось всё теплее, словно я спускался в Ад — уже настоящий.

Хотя даже сам Ад ничто по сравнению с тем, что мне пришлось пережить.

Пять лет. Пять лет назад меня призвали в этот мир, чтобы я его спас, чтобы победил зло. Так мне сказали. И заверили, что демоны — это страшные, жуткие существа, считавшие людей мусором, расходным материалом. Рабами. Что их владыка спит и видит, как бы истребить род людской.

Вот только настоящими демонами были не те, мимо кого я не так давно прошагал. Не те, кто вёл свои армии в бессмысленные мясорубки, захватывая королевства людей всё больше и больше. И самым настоящим, истинным злом был не тот, кто сидел на троне в своём мрачном, жутком дворце.

Нет. То была просто красивая ложь.

Лестница привела меня в коридор. Прямо за массивной двойной дверью были слышны крики, слова заклинаний и зловещий хохот. Так смеялся сам Армагеддон, раз за разом отражая атаки Героя и его товарищей.

Я замер, собираясь с силами. А там, в зале, всё внезапно стихло. Мне даже показалось, что моё дыхание было громом среди ясного неба.

И тогда князь Ада заговорил.

— Зачем ты сражаешься, Герой? — прозвучал могучий бас, эхом отражаясь от тёмных стен.

— Я не буду ничего отвечать грязному демону! — огрызнулся человек.

— Верно! Мы победим зло и очистим эту землю от скверны! — вторил ему один голос.

— Не слушайте его, господин Герой! Он пытается запутать вас! — подхватил второй.

Дальнейшие попытки разных девушек что-то сказать были прерваны всего одним заклинанием. Я не видел, но понимал — сейчас Армагеддон стоит напротив Героя. Они смотрят друг другу в глаза, пока один ожидает ответа от другого.

— Я бьюсь за тех людей, что погибли ради нас. Ради людей! — высокопарно вывалил Герой.

Смех. Только не тот ужасающий, громоподобный. Просто саркастичное "Ха-ха-ха!".

— Чего ты смеёшься, отродье! — оскорбил Армагеддона паренёк.

— Зачем ты лжёшь мне, человек? — спросил Лорд Ада.

— В смысле?! — даже потерял на пару мгновений дар речи его собеседник. — Я — Герой. Мой путь заключается в спасении человечества!

— Твой путь заключался в рабовладении, насилии и злоупотреблении властью, — вдруг сказал Армагеддон. — А твои "дамы сердца" помогали тебе. Если бы не мы, демоны, которые сражаются с вами, — вы бы давно разрушили человечество изнутри.

— Чт… — попытался что-то вставать Герой.

Сквозь закрытую дверь я почувствовал, как резко изменилась атмосфера за ней.

— Да как ты смеешь упрекать меня в чём-то! — возмутился парень, а его тон внезапно изменился. — ХА-ХА-ХА! Я всего лишь брал то, что принадлежало мне по праву. О, Богиня…

— Вот ты и показал своё истинное лицо, — спокойным тоном сказал Лорд демонов.

— А что? Какая разница, сейчас-то? — хохотнул человек. — Я же вижу, что ты ослаб. Мы вот-вот победим… А потом ни у кого не возникнет вопросов, если я стану править человечеством. Или если сейчас в этом зале кто-то скажет что-то лишнее…

— Историю пишут победители, да? — кхэкнул Армагеддон.

— Именно, князь Ада. Именно так, — согласился Герой.

— Так ты называешь меня злом во плоти… — протянул Лорд. — А то, что творил ты — это не зло? Это — добро?

— Пфф, ну ты и тупой, — рискнул пойти на прямое оскорбление паренёк. — Жалкие крестьяне должны радоваться тому, что я их ударил! Это же я — я! Сам посланник небес!

— Ха-а… — вздохнул Повелитель Тьмы. — Не думал, что он окажется прав.

Я усмехнулся.

— Кто? — не понял и переспросил человек. — О ком ты говоришь?

— Не столь важно, — отказался отвечать Армагеддон. — Лучше ты мне расскажи, почему ты называешь себя Героем, если поступал как опьянённый властью ублюдок?

— Не тебе меня судить, демон.

Парень словно выплюнул последнее слово, делая акцент на своём презрении.

— Ты же знаешь правду о моём народе, — даже как-то растерянно произнёс Лорд Ада. — Зачем придерживаешься ложной легенды?

— Вы просто удобны! — выкрикнул Герой. — Вас так просто использовать как детскую страшилку для людишек! Да, я знаю, что демоны не вторгались к людям первыми. Что вы вообще мирный народец… Но это не значит, что я не захочу получить власть над жалкими простолюдинами через нашу войну.

— Как ты можешь так обращаться к тем, ради кого сражался… — посетовал его собеседник.

— Они же мусор! — распалялся парень. — Власть и сила — вот те элементы, которые решают всё! А остальные становятся землёй.

— Ты жалок, Герой, — судя по звуку, Лорд даже сплюнул. — Хотя я даже не хочу называть тебя этим почётным именем. Ты жалкий Гор, сын кузнеца!

— Да что ты можешь, Армагеддон! — рассмеялся человек.

— Ты говоришь так легко, потому что тебя защищают три девушки-архимага, — пробасил Лорд. — Я не смогу сразу пробить их щиты, вот ты и выпендриваешься. Но… Ты же понимаешь, что сила человека, в отличие от высшего существа, конечна?

Какой контраст создавала эта картина-диалог — спокойный, ровный голос существа, обязанного ненавидеть род людской, и срывающийся, переходящий на поросячий визг тон Героя, защитника человечества.

— Ты падёшь раньше, — ухмыльнулся парень. — Сейчас у нас патовая ситуация, но когда мои драгоценные подкопят маны — тебе конец!

— Сколь наивен, столь же и глуп, — резюмировал Армагеддон.

— Это всё, отродье? — продолжил плеваться желчью Герой. — Может, уже снимешь своё глупое заклятье, связывающее моих дам?

— А что, самому слабо? — хохотнул Лорд.

— Да как ты смеешь!

— Так и смею, маленький засранец, — прижучил его собеседник.

Кажется, Герой был готов захлебнуться в оскорблениях, застрявших в его горле.

— Я не хочу портить атмосферу. Эти влюблённые в тебя дуры сами не до конца осознавали, что творили, — добавил Повелитель Тьмы. — А уж сейчас… Они всей душой верят в то, что все твои слова — попытка их защитить. С течением времени им даже стало нравиться издеваться над слабыми и немощными, кое-кто полюбил пытки, кто-то — расчленение. Вы…

Пауза. Кажется, кто-то из товарищей Героя попытался что-то сделать, но у него(или её) не получилось.

— Вы давно перестали быть похожи на людей, — безэмоционально прогудел Лорд.

— Да мне плевать! — завопил Гор. — Возьми уже в руки меч и сразись со мной!

— Хорошо, хорошо. Только ответь на мой последний вопрос, — остановил его крик Армагеддон. — Обещаю, что больше не задам ни одного.

— Валяй, отродье, — процедил человек. — И почему ты не заткнёшься..?

— Ты ведь запомнил всех, кого мучил? Кого пытал, якобы выискивая шпионов? Кого отправил на плаху по ложному обвинению, кого зарубил сам в пьяном угаре… — принялся перечислять Лорд Ада. — Кого выпотрошил прямо у человека дома, из-за того, что кто-то из его семьи сказал что-то против тебя… А? Скажи мне, ты ведь запомнил их всех?

Смех. Полубезумный; кажется, Герою стало плевать на всё и вся.

— Я же уже говорил. Они — мусор, недостойный даже упоминания. Я — посланник небес! Богиня дала мне силу, чтобы сразить зло! — вновь завёл свои высокопарные пафосные речи Герой. — И на этом всё. Все остальные людишки — просто пыль под моими ногами!

— Так тебе… Даже не жалко их ни капельки, выходит… — вместе с впервые появившейся в голосе грустью произнёс Лорд демонов.

— Нет, зачем их жалеть? Они были слабы, потому что — вот так номер — им не повезло! — хихикал Гор. — Удел сильных — порабощать слабых, это жизнь! Это — природа!

— В тебе нет совести, в тебе нет жалости, в тебе нет сострадания, — припечатал Армагеддон. — Всё именно так, как он говорил. Что ж, как я и обещал, я больше ничего тебе не скажу.

— Вот и славно! — заорал Герой. — Умри наконец, дьявольское отродье!

Однако вместо битвы я услышал кое-что другое. Призыв к действию, услада для моих ушей.

— Я закончил, — пробасил Лорд Ада. — Можешь приступать.

— Чего? — не понял паренёк.

Я упёрся обеими руками в створки и с силой распахнул их. От грохота и эха Герой, кажется, даже не понял, откуда был звук. И только когда он обернулся, на его лице выступила гримаса ужаса. Словно что-то загнанное далеко-далеко в подсознание, как страх темноты, как боязнь монстра под кроватью, всплыло наружу и посмотрело прямо тебе в глаза.

Так и было.

Я был этим монстром. Человеком, которого этот ублюдок просто выкинул, словно ненужную деталь. Отдал, как игрушку, своим подручным. Даже не стал издеваться сам… Некоторое время приходил, проверял состояние тела. Что-то записывал. Уходил. И так день за днём, день за днём.

Пока я не умер. Пока королева, вдоволь отхлестав едва живую тушу, не бросила его в реку.

— Привет, Горраций, — поприветствовал я его, будто старого знакомого. — Давно не виделись. Привет, Мила, Игнис, Лорелея.

— К-как ты… Ты же должен быть мёртв! — опять повысил голос Герой. — Я договорился лично с королевой, чтобы твой прах был развеян по ветру!

— А, королева… — кашлянул я. — Ты про эту?

С этим словами я скинул с плеча сумку и бросил её вперёд, прямо к ошеломлённо замершему Герою. Из неё выкатился шарообразный объект, частично покрытый слипшимися от крови волосами.

— Да как ты посмел! — вскрикнул Гор, но в его голосе не было привычного ощущения безнаказанности.

— После того, что я услышал, у меня не осталось сомнений в том, что кое-кто должен мне жизнь, — процедил я, впиваясь взглядом в лицо человека, которому готов был отдать душу. — Мою жизнь.

Знаешь, Гор, а я ведь тебе верил. Всей душой, всем сердцем. Ещё в самом начале, когда меня только призвали. И даже тогда, когда на теле не осталось живого места. Я верил. Я надеялся. И только когда меня душили, называя предателем и жалким пособником демонов, когда бездыханное мясо, которым я стал, не сбросили в ледяную воду, я всё понял…

— М-мила! Ребята! Он снюхался с демонами! Убейте! Убейте его!

Отойдя от первого шока, девушки собрались с силами и обрушили на меня самые разные заклинания. Пламя небесного духа — ифрита, северная вьюга, способная заморозить до хрупкости деревяшки любой металл, кислотный поток… Всё это ударилось о невидимый щит, окружившей меня сферой, и рассеялось.

— Ты так много кричишь… — нежно, как к близкому товарищу, обратился я к нему.

Я сделал шаг вперёд, смотря прямо в глаза человеку, сделавшему из меня чудовище. Не живое и не мёртвое создание, живущее ради лишь одной цели — убивать.

— О… Остановись! — замахал руками парень.

— И ты так много говоришь о том, какие демоны зло… — продолжал я.

Шаг. Ещё один.

— Уничтожьте! Уничтожьте его любым способом! — отдал он приказ своим напарницам.

— Ты смотришь в щель, видя грань между плохим и хорошим как простую черту… — рассмеялся я. — Даже не понимая, что ты её давно пересёк.

Ещё и ещё. Ближе, ближе. Не обращая внимания на сильнейшие заклятья, что только рождал человеческий ум.

— О-откуда ты вышел? Ты чудовище! — завопил Гор. — Монстр!

Его глаза были готовы вырваться из орбит, столь сильно он их выпучил, отступая назад. До тех пор, пока не упёрся в Армагеддона, наблюдавшего за действом. Затем он обернулся к великану.

— А-А-А! Л-лорд… В-владыка Ад-да… — замялся Герой. — Давайте забудем о том, что сейчас произошло? Я отдам вам человечество, только убейте его! Убейте эту тварь!

Но его встретило гробовое молчание.

— Ты принёс мне столько боли… — окликнул я паренька. — Эй…

Меня перекосило — улыбка, которую я натянул, вызывала боль. Одно молниеносное движение — и мы совсем рядом с человеком, которого я ненавидел больше, чем весь этот прогнивший мир.

— Эй… Почему ты не смеёшься, Гор? — говорил я, вновь и вновь вонзая кинжал в живот Герою. — Почему не улыбаешься? Где твои крики о справедливости? Где пафосные речи с пеной у рта?

Вторая рука в тёмных перчатках сдавливала его горло. Кажется, я услышал хруст.

— Где твой смех, Герой? — продолжал я экзекуцию. — Ты же так любил смеяться, вырывая мне ногти! Ты же так обожал хохотать, медленно перепиливая мне конечности! Что же это с тобой, а? Что вдруг поменялось?

Сталь пронзила плоть ещё несколько раз, пока я не отпустил его. Однако дело было ещё не окончено. Тварь всё ещё дышала.

— Я… я убью… Те… бя… — прохрипел он.

— Не волнуйся, я уже мёртв, Гор, — хохотнул я. — Ну, ну, куда же ты…

Я поймал за волосы попытавшегося отползти на дырявом животе ублюдка, переложил так, чтобы его лицо было прямо напротив моего.

— Знаешь, я заплатил высокую цену, чтобы отомстить, — одарил я его новой, ещё более ненормальной улыбкой. — Будь добр, не помирай пока. Ты просто посмотри.

Оставив его в сидячем положении, я направился в сторону замерших от ужаса и страха девушек. Три архимага, лучшие заклинатели человечества… На деле стервы и мрази, обожавшие убивать и расчленять. Они называли это экспериментом.

Оказавшись у высокой блондинки, я одним движением обрубил ей обе ножки. Упав, она закричала. На лице выступили слёзы. Но я не дал ей рухнуть окончательно. О, нет, я поднял её в воздух одной рукой, а второй я медленно, надрез за надрезом, начал снимать с тела кожу. Визг, который раздался по всему тронному залу, сложно было не услышать даже находившемуся в предсмертном состоянии Герою. Ну, дорогая… Ты же сама обожала эту процедуру. Ты любила не только смотреть, как это делает твой драгоценный Герой, но и самой обучаться на самых разных людях. Мужчинах, женщинах, детях, стариках…

— Н-не… смей… тварь… — кашлял последними крохами жизни Гор. — Му… сор…

— Ой, извини, не слышу, — рассмеялся я. — Ты слишком тихо говоришь.

Постепенно крик одной перешёл в бульканье. Осторожно отделив голову от тела, я подбросил её и пнул поближе к Горру.

— Н-Е-Е-Е-Т! НЕ ПОДХОДИ, ЧУДОВИЩЕ! — завопила следующая жертва.

Одна из девушек вышла из ступора и попыталась атаковать вновь. О, это же та самая, что любила плавить людям органы изнутри! Точно, точно. Что ж…

Для начала я сжёг ей глаза. Они лопнули, разбрызгав кровь на последнюю из девиц.

Здесь подошёл бы оркестр. Какая-нибудь драматичная музыка, для нагнетания атмосферы. Но увы, из музыки для моих ушей здесь были только крики и хрипы. Как жаль, что вторая девка умерла мгновенно от болевого шока. Увы, увы. Сделаем ей скидку — за счёт заведения.

И я засмеялся вновь — ведь я так долго этого ждал. Восстановления справедливости. Я потерял это слово пять лет назад… И я вновь обрёл его здесь и сейчас. Последняя из трёх архимагов забилась в угол и, кажется, описалась. Неужели столь ужасно видеть то, что ты делал с людьми со стороны? Вот она какова, жизнь-то, да?

Она была самой младшей, при этом обладая самыми ярковыраженными садистскими наклонностями. Она пичкала людей ядом, затем медленно вырезала им кости заживо, а затем, когда миазмы от ядов начинали появляться в виде прыщей, она набирала из них жидкость в виде гнилой крови и заставляла людей пить это. В её покоях погибли многие. А кое-кто до сих был жив. И это самое страшное. Я услышал о ней ещё в самом начале своего пути…

Говорили, что было две сестры. Старшая обладала талантом, но ещё только училась, в то время как младшая из-за положения своей богатенькой семейки, приближённой к власти, получила титул архимага первой. Но у неё не было и доли сил этого благородного заклинателя — она едва справлялась со средней магией.

В итоге младшая связалась с Героем и уж здесь её увлечения вышли на новый уровень. Его я вам уже описал.

Но едва я захотел перемешать органы этой мрази в кучку, как моё заклинание остановили. Из портала (даже Армагеддон напрягся!) вышла ещё одна девушка. Или, скорее, девочка. Она выглядела куда младше той, забившейся в угол. Однако сходство черт лица было заметно с первого взгляда. Вот и сестрёнка пожаловала. И судя по её силам, сейчас она легко будет биться со мной наравне.

И когда я уже приготовился к бою, случилось неожиданное.

Бросив взгляд на Героя и усмехнувшись, эта девчонка в одно движение оказалась рядом со мной и своим родственником. А затем…

А затем она, даже не дослушав первые слова благодарности от увидевшей надежду сестры, ладонью отрубила ей голову. Это было одно из заклинаний ближнего боя, превращавшее руку в меч. Да, вне сомнений — передо мной стоял настоящий архимаг, а не те три фальшивки, прислужницы Героя.

— Меня зовут Немезида, — представилась она, приподняв длиннополую шляпу. — И за мной должок. Если выживешь, парень, я угощу тебя выпивкой где-нибудь в Столице. Ну… Чао!

С улыбкой на лице девочка исчезла в портале. Я лишь пожал плечами — похоже, это ещё одна история, которую мне не следовало знать. Разобравшись с местью за всех погибших от рук этих тварей, я вернулся к подозрительно тихому Горру. И правда — видимо, вывалившиеся кишки всё-таки добили его. Подумать только — и этот слабак хотел победить Армагеддона? Хотя на деле я не удивлён. Он сражался только тогда, когда его враг был слаб, когда его противник был истощён или ранен. У него была сила Богини этого мира, но он обратил её в ничто, в пустоту, в себя. Идиот… Надеюсь, хоть в Аду он получит то, чего не смог дать ему я.

— Наш уговор всё ещё в силе, Лорд? — вопросил я.

Великан кивнул, затем устало вздохнул.

— Давно я как изваяние не стоял, пока кто-то кого-то рядом убивал, — кхэкнул он. — Ну и… Ты доволен?

— Вполне, — покивал я. — Осталось последнее.

— Да? — изогнул он бровь. А потом вздрогнул. — О боги…

Воздух стал свежим, наполненным ароматами цветов. Да и в самом зале стало светлее, когда женщина, буквально ступившая с небес на землю, встала перед нами.

— Ты! — она указала на меня пальцем. — Ты посмел убить моего посланника! Моего Героя!

Я ухмыльнулся.

— Прежде чем я вырву твои глаза, я хочу кое-что узнать. Ты была в курсе того, что делал твой дружок на этой земле?

Сказать, что богиня не впала в ступор на месте — ничего не сказать. Она едва не пришла в ярость, но взяла себя в руки.

— Не смей разговаривать со мной в таком тоне, — возмутилась женщина. — Да, Гор немного побаловался. Но ничего выходящего за рамки! Он должен был уничтожить силы вторжения и запечатать прорыв из Ада в наш мир, всего-то!

— Эй, Мана… — окликнул её Лорд Ада. — Я тоже здесь. Этот юнец пришёл и попытался меня убить, наплевав на твои наставления.

— Ч…Чего? Как? Я же дала ему всё, что было необходимо… — ошеломлённо протянула Богиня.

— Он убивал невинных людей, если что, — добавил я от себя. — Он пытал, истязал, заставлял страдать так, как даже грешники здесь, в Аду, не получают. И это твой Герой? Какая-то хреновая из тебя Богиня получается.

— Заткнись! — закричала она. — Всё должно было идти по плану!

— Если бы ты не ленилась, то этот ублюдок, может, и не стал бы таким, — хохотнул я. — Да ты не Богиня, ты стерва! Натуральная тварь, которой плевать на свой собственный мир!

Вот тут она не справилась с эмоциями. В миг оказавшись рядом со мной, она просто пробила живот насквозь одной ладонью. Лицо её выражало презрение и ненависть. Да уж… Столь мощно ей в лицо, видимо, никогда не плевали.

Правда, я не смог сдержать улыбки.

— И это всё, на что ты способна?

Она вырвала свою ладонь, на рефлексах отпрыгнув на пару метров от меня. Уставилась, с удивлением глядя, как рана зарастает в считанные секунды. Словно само время откатывалось назад — кровь возвращалась обратно на своё место. Даже та, что осталась на руке женщины.

— Кто ты такой? — с дрожью в голосе спросила Богиня.

— Человек, который пришёл отомстить. За всё, что у меня отняли, я отниму жизнь. Половина дела сделана — осталась только ты, — указал я пальцем на женщину. — Именно ты сделала человека, чёрного душой, Героем. Именно твоя ошибка повлекла столько смертей. Столько боли — от всего одного действия. И сейчас я заставлю тебя страдать!

Я метнулся вперёд с такой скоростью, что поднял крупные обломки части потолка. Богиня попыталась увернуться, но мой кулак всё равно впечатал её в камень. Вскочив, она вновь отпрыгнула, но я был уже здесь. Уже рядом. Вновь ударив, я повалил её на землю и начал бить, не целясь, просто вымещая злость. Я хотел сделать это с Горром, но увы, не вышло.

И только когда она схватила мои руки, магическим импульсом отбрасывая в сторону, я понял, что эта Богиня стала серьёзна. Сплюнув кровью, она начала формировать вокруг себя круги заклинаний. Большинство из них было на таком древнем наречии, что даже я не сразу понял, представляют ли они угрозу.

Удар пришёлся в бок — остальное остановил щит. Руку оторвало почти полностью вместе с куском бедра.

— Как ты посмел поднять руку на Богиню? — не то пытаясь воззвать к голосу разума, не то продолжая удивляться моей наглости, произнесла женщина. — Я есть добро в этом мире!

— Да что ты говоришь… — Я вновь оказался быстрее её. В этот раз я показательно сломал все её барьеры, и только затем долбанул магическим прессом. — Ты есть добро? Да я лучше буду скормлен псам, чем поверю в такой бред!

Хрустнули первые кости, а затем раздался очередной крик. Крик отчаянья. А затем чья-то третья сила остановила мой пресс, подняла женщину и отчасти восстановила ей повреждённые конечности.

Мои раны тоже исцелились.

— Что-то не так, Армагеддон? — перенёс я взгляд на великана.

— Ты перешёл границы, — вздохнул он. — Отомстить — да, но убить Богиню этого мира я тебе позволить не могу, уж прости.

Я кивнул, соглашаясь с его словами. И материализовал из воздуха длинный тёмно-алый клинок.

— Тогда мне придётся уничтожить и тебя, — прошептал я.

— Я был к этому готов. Только учти… — сказал Армагеддон.

Он посмотрел мне прямо в глаза.

— Даже если ты сможешь одолеть меня и Ману… За нами двумя стоит сила куда серьёзнее.

— Поживём — увидим, — пожал я плечами.

— Эх… — вздохнул Лорд Ада. — Я знал, что когда-нибудь всё закончится именно так.

Понеслась!

Лорд был быстр — вполне на моём уровне. А Богиня, быстро сообразив, усилила его магией. Как будто его собственных заклинаний было недостаточно.

Вдвоём мы скрестили клинки — его чёрный двуручник против моего алого меча.

Бам. Бам. Бам. Уворот и синхронный рывок, которым мы сократили дистанцию и ударили друг друга прямо в челюсть.

— А-ха-ха-ха… — хрипло рассмеялся Армагеддон. — Не думал, что мой собственный стиль кто-то сможет повторить.

— Ты же сам меня ему учил, — улыбнулся я. И уже куда более серьёзно. — Продолжим.

В этот раз я был быстрее — и отрубил руку с мечом раньше своего оппонента — тот смог ударить в последний раз, но промахнулся. Схватка была столь быстрой, но оно и не удивительно — когда две силы сталкиваются, одна с бОльшим преимуществом довольно скоро берёт верх.

Он стоял, зажимая рану второй рукой. Повреждения от моего меча не заживают — как и от кинжала. Лицо Лорда Ада чуть подёргивалось, оно было бледным, источавшим боль.

А затем мне в спину прилетело ледяное копьё, пригвоздившее меня к стене.

— Разве я не говорил? — кхэкнул я. — Бесполезно использовать маг… Кха!

Изо рта вырвалась кровь. Словно что-то, проникшее изнутри, сейчас стремительно пожирало моё тело.

— Умно… — я поднялся, мысленным давлением магии разрушая волшебный лёд-паразит. Перед взглядом встала кровавая пелена — видимо, не от всего удалось защититься полностью.

Вытерев кровь с губ, я посмотрел на Богиню. Она была напугана — в её глазах читался первобытный ужас от того, что я всё ещё стоял.

— Ты точно не человек, — проговорила она. — Армагеддон, откуда у него такая сила? Армагеддон?!

Он уже прилёг отдохнуть. Не исцеляясь, он стал практически обычным человеком — и огромное количество тёмной крови как бы намекало на то, что жить ему оставалось не так долго.

Я направил клинок в сторону Богини.

— Это закончится здесь и сейчас. Всё. Добро и зло, и то, и то, — сказал я, пытаясь собрать мысли в кучку. — Если я не могу понять, что есть что, я просто разрушу обе ипостаси, дабы найти баланс.

— Ты сумасшедший! — крикнула женщина.

— Нет, — покачал я головой. — Это ВАШ мир сошёл с ума.

Я прыгнул вперёд, в воздухе разворачиваясь, чтобы одним ударом срубить голову так и замершей женщине. Однако опять кто-то или что-то извне направил мой клинок чуть ниже, заставляя просто прорезать часть туловища цели. Очередной крик не заставил себя долго ждать.

Я замер перед скорчившейся Богиней. Кровь бежала тёплым ручейком, смешиваясь с тёмной жидкостью от Армагеддона. Вообще весь пол был в крови — самых разных людей. И не только людей.

— Покажись, — громким тоном попросил я. — Я тебя чувствую.

Из воздуха появилась ещё одна женщина. Её одеяние было похоже на одежду священника или жреца, поэтому я легко отследил связь с лежавшей и стонущей стервой.

— Меня зовут Анна. И я — Хранитель этого мира, — тихо, но властно произнесла она. — Ты ли тот смертный, нарушивший мой покой?

— Я, я. Значит, ты здесь за всё отвечаешь, верно? И за этих, — показал я мечом в сторону мёртвых девушек и Героя. — И за бесчинства этой, — теперь уже на Ману.

— Да. Скажи мне, человек… — начала женщина. — Ты хочешь убить меня?

И тут я задумался. А зачем? Я и так уничтожил Армагеддона и эту стервозную богиню. Думаю, мир ещё долго не будет страдать от их козней. Хотя Лорд демонов не сделал ничего такого, я уверен, до этого вполне могло дойти. Я свершил свою месть, которую вынашивал пять… Нет.

Сто с лишним лет я провёл, тренируясь и раз за разом откатывая время вспять. Это были пять лет для всех — но для меня прошло куда больше. Именно так я превзошёл каждого, кто сейчас стоял в этом зале. Кроме этой женщины. Анна, кажется? Мне больше нечего терять. Близкие мне люди были убиты кем-то из свиты Героя или же им самим. А вернутся в свой мир мне не хочется — я просто не смогу жить, как обычно.

— Нет, не хочу, Хранительница, — сказал я и улыбнулся. — И прежде чем ты меня убьёшь — просто знай, что ты хреново свой баланс поддерживаешь. Никакого нормального контроля.

— С чего ты решил, что я желаю лишить тебя жизни? — удивлённо вскинула бровки Анна.

— Может, потому что я убил Ману и Армагеддона? — в тон ей хохотнул я.

— Они не мертвы. Держатся пока. Но вот твои слова насчёт моей работы… — Тут она улыбнулась. — Ты даже не представляешь, насколько прав. Небеса и Ад всегда конфликтуют, а нормализовать их отношения у меня не выходит, сколько не пытайся.

Я тоже улыбнулся. Ну надо же — здравомыслящая личность!

— Лично я считаю, что должен быть баланс между добром и злом, — вздохнул я. — Пусть и субъективный, но хоть какой-то. А не эта дрянь, что творилась в последние пять лет в королевстве.

— Баланс, да… — задумалась Анна. — А ты не хочешь стать Вторым Хранителем?

— Почему я? — задал я очевидный вопрос.

— У тебя нет привязанности к этому миру, тебе больше нечего и некого терять, — принялась перечислять Хранительница. — Более того, ты обрёл силу, сравнимую с моей. Если бы ты был склонен к добру чуть в большей мере, чем злу, а к злу чуть сильнее, чем к добру, ты бы уже напал на меня. Однако ты стоишь, не колеблясь. Ты и есть баланс, к которому должно стремиться человечество.

— Я просто не хочу сражаться с тем, с кем у меня нет личных счетов, — пожал я плечами.

— Тогда почему бы просто не принять моё предложение? — спросила, нет, попросила женщина, наградив меня своим взглядом. Глаза цвета тёмного мёда как бы намекали, что она искренне верила в то, что говорила.

Хм. А она, в целом, права. Что я теряю? Ничего. Оставаться тут и медленно стареть, превращаясь в прах? Н-да, хорошая учесть. А вот так — есть шанс, что я смогу что-то изменить в этом потерявшем рассудок мире. Ещё у неё очень милая улыбка. Уж не знаю, как я до этой мысли допёр, но раз уж допёр, надо что-то делать.

— Идёт. Учти, что я не умею ничего, кроме как убивать, — сурово произнёс я. — И для начала нашего сотрудничества — у тебя есть место, где можно сходить в душ?

Глава шестая. Экзамен

Заполнив заявление у стойки регистрации возле Академии, мы ещё немного прогулялись по столице, перекусили и разошлись по своим комнатам в гостинице. Рекомендация(моя же) не подвела — в "Пьяном Быке" расположились как гости главного учебного заведения, так и простые студенты. Тут даже отдельный этаж был выделен под учеников, для обычных же постояльцев оставались ещё три.

В просторном зале с баром и кучей огромных столов расположился основной контингент. Приглашённые обычно сидели в своих комнатах и никуда, кроме как сразу на улицу или в Академию, не выходили. Ученики всех курсов обожали пропустить стаканчик вместе с товарищами, а остальные выбирали своё поведение исходя из личных предпочтений. Тсу и Крис, например, выходили только раз за целые сутки, и то чтобы взять кое-что поесть и спросить у меня с принцессой, всё ли в порядке. Волнуются, ишь какие заботливые.

Прямо мать с отцом.

Лифа держалась молодцом, как и ожидалось от особы королевских кровей. Только она всё равно периодически мучила меня — Героя-то не дозовёшься — по поводу того, как что в номере работает. Видимо, во дворце всё за всех делали слуги или старшие, тут уж ничего не поделаешь. Особенности воспитания, м-да.

То ей в душ надо, то не понятно, как включать музыку или вызвать прислугу.

Кстати, стоит упомянуть, что наше проживание в "Пьяном Быке" было полностью оплачено Немезидой. "Чтобы облегчить ваше и без того нелёгкое положение", — как она сама пояснила. Действительно, принцессе нельзя было светиться в документах, потому что лицо, вносящее плату, ставило свою подпись и магический слепок, чтобы никто не мог зайти в номер под фальшивой личиной. Помните, как мы скрыли Лифу после боя с некромантом? Что-то вроде этого.

Тсу и Крис не имели при себе достаточных средств. Оставался я — и тут мне в голову очень удачно постучала Нем.

На завтра был запланирован экзамен. Если за нами будет присматривать директор, я сомневаюсь, что смогу сдержать смех. Как это глупо — однажды пройти весь путь от начинающего до архимага, а потом вернуться обратно, начав всё заново. Либо я, либо Немезида будем ржать над серьёзным лицом друг друга, зуб даю.

А вот кто волновался по поводу поступления больше остальных, так это Тсу. Конечно, на неё и так свалилось огромное давление из-за откровения Богини(вот ведь неймётся старой стерве), а столь серьёзная штука, как экзамен в Академию, в лучшее учебное заведение в королевстве, могла в совокупности вызвать инфаркт. Да, даже подготовленному ассассину было чего бояться. Всё-таки все мы люди.

Или те, кто хочет ими быть.

При свете магической лампы я разорвал обёртку от письма Армагеддона. Гена, прости. Запоздал я с твоим посланием, просто дел было слишком много, и все они требовали мгновенного вмешательства. Содержание было следующим.

— Дорогой мой Итан! На днях виделся с Маной. Ты прикинь, бедняга-то исхудала, словно тысячу лет на одних грешниках, как я, сидела! Ох уж эта Богиня, вечно зависимая от кучки своих последователей. Ладно, шутки в сторону. Думаю, ты уже в курсе, но она умирает. Она — в смысле Мана. Осталось около двух месяцев, плюс-минус. Я понимаю, мы с ней никогда не были в хороших отношениях, но… Она одна из немногих моих друзей. Могу я попросить тебя, ну, поторопиться? Ты, наверно, корчишь сейчас рожу а-ля "Ы-ы, я сам решаю, как мне поступать, ла-ла-ла…", но я знаю, что нас всех кое-что связывает. Сколько тысяч лет друг-друга знаем, верно? В общем, это всё. Береги себя. Твой Армагеддон.

P.S. Ещё раз при моём Рыцаре Смерти назовёшь меня Геной — я тебе чуму с ним передам, да такую, что оба отмываться с полвека будете!

Ох-х…

Я даже вздохнул, пытаясь сдержать рвущийся смех. Всё тот же старпёр. Как всегда, волнуется за других больше, чем за себя. Уверен, он специально не упомянул ту силу, что теперь контролирует всех жрецов Церкви. А ведь на него наверняка тоже совершались нападения. Вот тебе и "Зло Во Плоти".

В любом случае, пора было ложиться спать. Была у меня подлая мысль снять хотя бы первый уровень печати, но я решил, что это будет нечестно по отношению к Немезиде. Она ведь сто процентов постаралась, готовя для меня экзамен, а я просто сломаю все видимые и невидимые препятствия, словно их и нет. Так что будем работать с тем, что есть.

А есть у меня только огромный опыт и куча знаний в самых разных областях как магических исследований, так и воинского ремесла. Моё тело недостаточно крепко, чтобы выдержать более-менее серьёзные техники, а магическая аура слишком слаба, чтобы использовать мощные заклинания.

Я даже сомневаюсь, что смогу откатить время, как в старые-добрые времена.

Так что силой экзамен я не сдам, только умом и хитростью.

У Криса аналогичная ситуация, он наверняка сейчас сам сидит за учебниками, и Тсу рядом посадил, чтобы та тоже зубрила.

Лифа… Насколько я помню из отчёта, её хорошо подготовили. Даже сейчас её теоретический и практический уровни были выше жрицы с Героем вместе взятых. Хотя, если сравнивать боевой опыт, то у последней парочки его явно побольше. А именно он проверяется во вступительном экзамене.

В общем, завтра будет испытан на прочность каждый из нас. Остаётся только верить в то, что Нем проявит хоть капельку жалости. Хотя кого я обманываю?

Если кого и называть "Злом Во Плоти", то именно эту маленькую девочку. Для лучших студентов у неё такие ежедневные тренировки, что любой ветеран-наёмник надует в штаны при виде того, ЧТО она делает со своими учениками. Это так называемый "Особый Класс" в Академии, где собраны набравшие максимум баллов на экзамене.

Обычно это десять-двенадцать человек, причём большая часть из них "оплатила" через родителей теоретический экзамен. То есть талантливые, но ленивые дети. И лишь человека три или четыре каждый год показывают и знания, и способности. Быть кандидатами в архимаги уже на первом курсе — это и честь, и бремя для ребят.

Поверьте, я был среди них. Если бы не определённые обстоятельства, я бы спалил всю Академию ещё на третьем курсе. Дело не в тренировках, нет. Не в отношении учителей к детям. А во взаимодействии студентов между собой. Каких только мразей я там не навидался! Одних только эгоистичных засранцев было как грязи, а отдельные личности проявляли первые симптомы шизофрении, маниакальной зависимости от будущей или нынешней власти, сосредоточенной у них в руках.

Если нам повезёт, будем учиться в обычном классе. Если очень повезёт, попадём в элитный, но в "больший процент". И только если мы проявим себя "по-особенному" — вытянем билет в ряды лучших из лучших. Даже не знаю, чего мне хочется больше. Для миссии будет хорош третий вариант, но для моего сердечка — первый и ещё раз первый. Со стремительно меняющимися обстоятельствами мы можем даже не начать толком учиться, а мир вдруг возьмёт — и встанет на грань. Сложно всё, если вкратце.

С этими мыслями я погасил лампу, сжёг письмо от Гены и завалился спать. В этой гостинице можно было не выставлять сигнальные заклинания. В конце-концов, мы в Столице, да ещё и в Пьяном Быке — месте, находящемся под покровительством Академии. Только совсем отбитые личности решат напасть на клиентов сего заведения.

Сон пришёл не сразу.

Всё-таки тяжело уснуть, когда за стенкой ты то и дело слышишь стоны. Ребята решили не терять времени зря. Лишь бы Лифа не услышала — только сцен ревности мне тут не хватало. Хотя Принцесса, кажется, смирилась со своей судьбой "младшей сестры", и пока что в гареме нашего Героя была всего одна любовница. Ну ничего-ничего, то ли ещё будет.

Затем, когда я почти убежал в сладкую дрёму, за стеной раздался крик. Мужской. Через несколько глухих ударов(видимо, головой) о что-то тяжёлое и деревянное, всякое движение и звуки по ту сторону прекратились. А дверь в соседний номер сначала очень раздражённо открылась, а потом очень раздражённо закрылась.

Р-р-р, вот ведь ребята развлекаются. Любовь у них, сложные отношения, ла-ла-ла. Вот мир спасёте, тогда и делайте что вам угодно. Но люди не способны сосредоточиться на выполнении какой-то одной задачи. Всегда им побочные цели подавай, да чтобы с наградой достойной. Вроде "истинной любви" и прочая, прочая.

Лишь всё стихло, как я наконец погрузился в сон.

Ночь прошла действительно спокойно. Никто не грозил своей мощью разрушить Столицу, никакие грабители или убийцы не ломились в наши номера. Тишь да гладь. Вот только ощущалось это совсем не так. Да, вся наша команда выспалась, с утра не было никаких косых взглядов, острых словечек и прочего. Однако все мы понимали, что это затишье перед бурей. Эдакая награда за все злоключения, произошедшие до этого.

Поэтому собирались мы со всей серьёзностью. Броню заменили ещё вчера, даже под Лифу нашёлся размер. Вышло это в копеечку, но жаловаться никто не стал. Экономить на снаряжении — рисковать жизнью. Как своего товарища, так и всей группы.

— Все готовы? — спросил Крис. — Итан?

— Ага, — кивнул я.

— Да, — улыбнулась Лифа.

— Готовы, господин Герой, — подтвердила Тсу.

Покинув гостиницу, мы прошли по широкой улице немного вперёд. Толпа собралась просто огромная. А, я не сказал? Экзамен будет транслироваться на большом экране перед Академией. Все желающие могут свободно поглазеть, как будущие ученики изо всех сил пытаются одолеть испытания, подготовленные наставниками. Сам порядок и тип проверки выбирается при помощи билетов. Человек заходит, тянет бумажку и проходит в нужную аудиторию. Эта комната — магический карман, особая арена, созданная магией.

Там его ждёт препятствие в виде задания. Порой это просто победа над каким-нибудь монстром, группой врагов или даже прохождение лабиринта за отведённое время. Есть и особые случаи — вроде надписи перед вошедшим.

"Выжить".

Помимо испытаний обычных, есть одно специальное. Оно было приготовлено специально директором Академии. Надо ли говорить, что его практически невозможно преодолеть?

Так или иначе, мы вчетвером слились с толпой в разноцветной одежде и вошли внутрь. Магический сканер автоматически телепортировал нарушителей, решивших проскользнуть в толпе, в отдельное помещение.

Знакомый огромный центральный зал с гигантской хрустальной люстрой встретил нас аплодисментами. На платформе впереди поступающих находились студенты пятого и четвёртого курсов. Именно они нам и хлопали. Вместе с выделявшимися тёмными куртками учителями. В центре летающего куска материи стояла Немезида.

Начала она, как это водится, с приветствия.

— Дорогие ребята! Я рада приветствовать вас в стенах нашего древнейшего учебного заведения! Моё имя — Немезида. Я — директор Академии и архимаг. Я хочу поблагодарить вас за смелость. Решиться поступать к нам, это важный и ответственный шаг. И вы его уже сделали. Аплодисменты для вас!

Хлоп-хлоп-хлоп. Меня едва на слезу не пробило.

— А теперь к самой интересной части, — Немезида чуть опустила край шляпы, придав себе загадочности. — Сегодня вы пройдёте наше испытание! Как и каждый год, каждый из учителей подготовил несколько типовых вариантов для вас. Некоторые пройти легче, некоторые — тяжелее. Но будьте уверены — каждое ваше действие будет оценено по достоинству!

Гром аплодисментов, уже с нашей стороны. Глядя, как хлопает с полными восторга глазами Крис, я решил не выделяться.

Лифа и Тсу отнеслись к услышанному спокойно. Кажется, обе были готовы к чему-то подобному. Тем лучше для них.

— Более того, я тоже приготовила особое задание. Правда, оно всего одно, — сделала хитрую мину девушка, выискивая взглядом меня. — Но тот, кто сможет его пройти, получает всё. И да начнётся экзамен!

Магический салют, очередные овации. Множество дверей под платформой открылись одновременно, приглашая любых желающих стать первыми.

Я не спешил, да и ребята тоже. Куча скамеек и стульев позволяла всем участвующим дождаться своей очереди в покое, не напрягая ноги раньше времени. Обычно одно испытание проходится за пять минут. Поступающий или способен одолеть монстра, или сдаётся. Лабиринты, конечно, дольше. Но и они не длятся по полчаса. Так что всю нашу толпу должны были обработать в течение двух-трёх часов.

Через пару минут появились первые проигравшие. Почему проигравшие? Просто прошедшие сразу попадают в другую комнату ожидания. Надо было видеть ошарашенные лица этих подростков, самоуверенно решивших, что быть первыми — хорошая идея. На ком-то были следы слизи, чья-то одежда превратилась в лохмотья, а кто-то вообще вернулся чёрным, как смоль. Обгоревшим, в общем.

Глядя на уходящих обратно из зала, Крис лишь вздохнул. Тсу и Лифа напряженно ждали моменты, когда можно было попросить Героя пойти вперёд. Очевидно, что девушки хотят показать себя и здесь.

Платформа с учителями и старшими учениками исчезла в портале. Теперь они наблюдают за нами через камеры. При помощи магии каждая из десятков разных комнат связана с центральным пультом управления в одной из башен Академии. Рядом с ним дежурит оперативная группа первой помощи, пара учителей на случай экстренных ситуаций, ну и сам директор. Остальные наблюдают либо из своих покоев, либо рядом.

Через полчаса ожидания толпа ожидания заметно поредела. Наверно, чтобы не терять время, прошедших практический экзамен сразу отправят в аудитории для сдачи теории.

— Слушай, Итан, — окликнул меня Крис. — Не боишься?

Замечтался.

— Нет, — помотал я головой. — Я за свою короткую жизнь видел достаточно дерьма, так что испытание в Академии не будет таким уж тяжёлым. Надеюсь.

— Соглашусь. В Церкви было куда невыносимее, чем тут, — вклинилась жрица. — К тому же, мы уже победили некроманта. А он был посильнее даже некоторых учителей! Ну… Вероятно. Я не уверенна.

Я не стал напоминать ей, что некроманта вынесли мы с Крисом. Вдвоём.

— Надеюсь, мы попадём в одну группу, — хмыкнул я. — Верно, Крис?

— Да… — согласился он, почему-то смотря на принцессу. — Лифа, а тебя не поместят в элитный класс? Ну… Ты понимаешь. Из-за отца.

— Я лично попросила, чтобы меня оценивали только по результатам экзамена, — отрезала девушка. — И никак иначе.

Тсу цинично хмыкнула, но развивать тему, начатую Героем, не стала. Надо бы разрядить обстановку.

— Это ещё ладно, — хохотнул я. — Вы представьте, если кому-то из нас выпадет испытание директора. Вот это будет настоящая жесть.

Все трое улыбнулись. Да. Не повезёт тому товарищу, что вытянет билет смертника. И почему у меня ну очень хреновое предчувствие? Словно все чувства разом закричали об опасности, но между нам встала огромная стена, проводящая лишь напрягающий гул, едва-едва различимый.

За разговорами мы провели ещё полчаса, периодически посматривая на уходивших уже чуть ли не строем ребят. От толпы осталось только слово, теперь во всём зале насчитывалось около двадцати-тридцати человек, включая нас.

Когда в двери вошла очередная тройка, мы поднялись. Так-с. Дилемма. Нас-то четверо, а проходов — три.

Подойдя к серебристым створкам, наша команда неловко скучковалась в центре.

— Тсу, Лифа… — начал было Крис.

— Мы пойдём, — сказала принцесса. — Вы тут сами разберитесь, кто будет последним.

С этими словами девушки развернулись и прошагали каждая к своей двери.

На меня уставилась физиономия Героя.

— Ну… Пойдёшь? — спросил я его.

Он помолчал немного, кинул взгляд на жрицу и принцессу, а затем также молча кивнул.

Спустя буквально пару минут они вошли внутрь. Предыдущие ребята прошли своё испытание. Видимо, самые опытные остались в самом конце очереди, надо же. Как любопытно. Я оглянулся назад — там сидело ещё человек пятнадцать. И да, никому ещё не выпало задание директора. Об этом всегда объявляют по громкой связи. И для нас, и для толпы снаружи.

Немезида, мелкая ты засранка. А я ведь чувствовал, я знал, что что-то не так.

Прошло десять минут, и открылась первая дверь. В неё входила, кажется, Лифа. Рад за неё. Я даже невольно улыбнулся — девочка сумела доказать всем, что достойна. Всё-таки возле Героя собираются весьма интересные личности. Хорошие времена для хороших людей.

Возле серебряных створок я краем глаза заметил, как открылась ещё одна дверь. В ней была Тсу. Что ж, никто и не рассчитывал, что Герою попадётся что-то лёгкое. Удачи, Крис.

И мне тоже.

Внутри было темно. Когда за мной хлопнуло, впереди засветился ярким огнём хрустальный шар. Он был полый внутри, в нём под действием мощного ветра двигались по кругу билеты — тоненькие прямоугольники. Опустив руку, я сперва немного подержал её там, ощущая приятное дуновение.

Билет директора — такой же, как и все. Он вообще ничем не выделяется. И только удача способна заставить тебя вытянуть именно его.

С этими мыслями я резко сжал ладонь, зацепив как раз одну бумажку. Как только я её вытащил, она испарилась, а вокруг резко зажёгся свет. Теперь комната была огромным белым куском пространства. На этом фоне проявилась чёрная надпись.

— Поздравляем, удачливый студент! — гласила она. — Вы сорвали куш! Директор Академии лично подготовила для вас испытание. Вы не желаете сдаться?

Я буквально услышал, как толпа снаружи Академии закричала "Соглашайся!". Вопрос-то стандартный, но люди жаждут зрелища. А экзамен директора — самый лучший вариант.

— Нет, не желаю, — выдавил из себя я.

— Вы приняли условия, — изменилась надпись. — Испытание начнётся через четыре… три… две…

О боги, Нем. Я тебя придушу, честное слово.

— Одну…

Стоило лишь моргнуть, как меня перенесло в открытое поле. Точнее, аккурат между двумя армиями в чистом поле. По одну сторону встали легионы демонов, по другую — ангелы Небес. У меня аж зубы заскрежетали. Что одна, что другая сторона излучала такую магическую энергию, что мне впору было уже срывать одну, а лучше несколько печатей. Но я сдержался. Немезида не могла устроить такую подставу.

Я резко повернулся сначала направо, потом налево. Узнал и Армагеддона, и Богиню. И даже себя. Вон, стою. Точнее парю в воздухе. Боже, как стыдно-то. Столько лет утекло, а она до сих помнит эту сцену. Впрочем, зачем я здесь? Рыцарь-спаситель уже тут. С минуты на минуты "я" из прошлого остановлю и демонов, и ангелов, дам подзатыльники стерве и Гене и отправлю обоих в личные владения — подумать о своём поведении.

Десять тысяч лет назад я остановил войну между Адом и Раем. Бесконечный конфликт был урегулирован, каждая сторона осталась довольна — так к чему тут жалкий кузнец по имени Итан? Что он должен сделать? Выжить? Так тут не будет драки, как бы это всё не выглядело для толпы и зрителей у монитора.

Рядом прозвучал голос.

— Испытуемый! Сейчас я зачитаю тебе условия выполнения задания. Невысчитанное количество поколений назад между Небесами и демонами развязалась война. Их полководцы были готовы разрушить нашу планету, лишь бы победить. Однако они были остановлены. Директор лично приняла участие в этой грандиозной схватке. В битве сошлись лишь самые сильные — глава Академии, Лорд Ада и сама Богиня. Однако был ещё и четвёртый. Неизвестная личность, которая смогла дать отпор всем остальным. И вы…

Я замер в ожидании. И подумал о том, что и как я буду орать в ухо Немезиде, когда мы в следующий раз встретимся. А мы встретимся, это я гарантирую.

— И вы должны занять место этого неизвестного. Руководство Академии понимает, что обычный студент не способен повторить легендарный подвиг, — продолжал голос. — Однако мы искусственно снизили силу каждого противника. Более того — мы позволим вам выбрать, с кем сражаться в первую очередь. Основная цель — победить хотя бы одного из трёх великих. Если вы сможете одолеть всех — вам будут начислены дополнительные очки. Вам всё понятно?

— Да, да, — покивал я. — Я всё понял и выбираю Лорда Ада на свой первый бой.

— Испытание начинается, — после секундной паузы сообщили мне. — Победите Армагеддона или умрите, пытаясь!

Весело у них тут удачи желают. Раньше такого не было.

Пока знакомая гигантская фигура начала медленно проявляться из магической энергии, я скинул сумку на землю, вынул оттуда тонкий пояс. Этот элемент снаряжения я не показывал доселе никому. В маленьких узелках висели эликсиры. Только эффект у них, сами понимаете, был отнюдь не восстанавливающий. Всего тут было пять разных цветов.

Гигант почти сформировался. Вынув клинок, я отбросил сумку подальше, чтобы не мешала. Раздражённо сплюнув, направил лезвие в сторону противника.

— Жалкий смертный! — пробасил великан, чей голос был скопирован почти досконально. — Сегодня ты падёшь от моей руки!

Сразу в бой, ха..?

Я еле увернулся от двойного взмаха его короткими кинжалами.

А затем я помню очень слабо — меня поглотил адреналин.

Присесть. Уйти в сторону. Встретить один кинжал мечом, перехватить руку со вторым. Пнуть в живот, пока противник соображает. Проскользить вниз, прямо под контратакующими клинками, полоснуть по бедру.

Получить ногой прямо в лицо. Сплюнуть, подняться. Взять меч двумя руками.

Спровоцировать, опять ринувшись вперёд. Отклонить корпус назад, привычно пропуская целых четыре удара, способных с лёгкостью отрубить тебе голову.

Это стиль лёгкого пера, которому Армагеддон обучал своих офицеров. Я знаю его слишком хорошо, чтобы проиграть.

Гигант скрестил кинжалы вместе. Вместо атаки побежать по кругу, выжидая момент.

Его левая нога кровоточит. Он чуть слабее бьёт правой рукой с разворота.

Когда смерч из ударов только начинается, я уже чуть правее. Сейчас… Сейчас…

Армагеддон резко разворачивается, одни движением бросая кинжал, целясь мне в шею.

Именно этого я и ждал. Легко отбиваю смертоносное железо, а затем сокращаю дистанцию в один удар, на инерции от прыжка отрубая облачённую в доспех руку. Пока меня не достиг второй клинок, уже в кувырке бросаю чёрную колбу в сторону раны. Это особая смесь, созданная мной в единственном экземпляре. Носил я её в кармашке на поясе, отдельно от всех остальных цветов.

Рана шипит, покрывается масляной плёнкой, а затем Армагеддон падает на одно колено. Теперь конечность не отрастёт.

Взяв меч в одну руку, двигаюсь вокруг противника. Вторая конечность перебирает оставшиеся эликсиры. Семь, восемь, девять…

На десятом счету бросаю голубой, одновременно с броском атакуя колящим ударом.

Да, даже его стиль тут не изменился — щит, способный отразить любое направленное заклинание. Неопытный маг решит прикончить своего противника чем-то мощным, в итоге сам себя же и испепелив.

Жидкость прожгла щит насквозь, а мой меч закончил дело. Раздался влажный звук — это клинок вошёл в плоть демона и вышел с другой стороны.

— Х-хороший бой… — прохрипел Армагеддон. — А ты неплох…

Если бы это был настоящий Лорд Ада, он бы заставил меня побегать. С его набором заклинаний… Видимо, треугольник моих врагов строился по простой схеме — ближний бой, дальний бой, всё вместе. Если Гене оставили только его кинжалы, то Богине, наверное, её святую мощь.

Тело гиганта распалось, а затем исчезло, освободив мой меч.

— Вы желаете сражаться дальше?

И никакого "Поздравляем! Вас едва не нашинковали!". Если бы не моя память, то я легко поддался бы соблазну попытаться атаковать с дистанции, пользуясь преимуществом в длине клинка.

И это стало бы концом. Благодаря скорости и мастерству Армагеддон мог бы вырезать целый кусок металлического щита вместе с его владельцем. То, под каким углом в этом стиле наносятся удары… Эх, ностальгия. Взял бы я тоже кинжалы схожего типа, вот была бы битва… Хотя, стоп.

Тогда я вызвал бы подозрения. Откуда этот студент сражается так же, как и Лорд Демонов? А-та-та, и Святая Инквизиция уже выписывает ордер на мой арест.

Но что-то я отвлёкся. От меня тут ждут ответа.

— Следующим противником я выбираю Богиню.

Пока очередная тушка не начала формироваться, я дошёл до сумки, вынул оттуда одну пузатую колбу и вылил её содержимое на клинок. Тот зашипел, от него пошёл чёрный дым, аж глаза заслезились. В конце концов лезвие приобрело оттенок чистой тьмы.

Как и в случае с тёмной колбой для гиганта, это действие прекратит любую регенерацию в божественном теле нашей стервы.

А, вот и она.

Никакого света и прочей мишуры. Просто женщина в возрасте с золотым жезлом в руках.

— Смертный. Ты желаешь сразиться со мной? — властным, едва отличимым от оригинала голосом поприветствовала меня Мана. — Что ж, такая наглость должна быть наказана!

Голос тютелька в тютельку такой же.

Пока стерва с воинственным видом формировала огромное множество щитов вокруг себя, я вынул два зелёных эликсира с пояса и попросту разбил их по очереди о свои ладони в перчатках. Никаких спецэффектов в этот раз, жидкость просто впиталась и всё.

А затем Богиня атаковала.

Прямо в упор полетели многочисленные стрелы из чистого света, однако я побежал вперёд, нисколько их не страшась. Каждое заклинание прошло сквозь мою выставленную вперёд руку, но обратно так и не вышло. Стерва довольно быстро поняла, что к чему. Прекратив атаковать, она резко переместилась в сторону, воздушным потоком откинув и меня.

Еле-еле удержавшись на ногах, я попытался сдержать всю поглощённую ману. Мой противник понял, что я не реагирую на точечные атаки, но не осознал, что случилось с его магией. А это плохо. Для неё, конечно.

В этот раз ударил гром. Яркие молнии изо всех сил пытались пробить мою ладонь, однако и им это не удалось.

А потом я распределил ману по всему телу. О, какое ощущение. Словно пару уровней печати снял. Правда, это временно.

Мгновенный телепорт при помощи блица к замешкавшейся Богине и удар вслед её перемещению — к сожалению, я успел обрубить только часть руки, и то без жезла. Женщина возникла недалеко, всего в паре-тройке метров, но я не спешил атаковать.

На этот раз противник меня удивил. За мгновение стерва собрала огромный объём магии в своём оружии и выстрелила в меня молнией. И я понял, что это заклинание мне не поглотить. А потому также быстро перевёл всё, что было — в магический щит.

Именно благодаря этому действию я выжил. Земля вокруг почернела. Метров на сто вправо и столько же влево. И столько же позади меня. Однако не обошлось без повреждений. Из-за высокой температуры эффект зелёного эликсира спал. Пора заканчивать наш бой.

Стерва всё ещё стояла под своими щитами. Бросаю ещё одну голубую колбу, вместе с ней буквально запихивая меч в пробитую сферу. Из последних сил Богиня блокирует удар жезлом, однако я на инстинктах дёргаюсь, отпрыгивая в сторону. И не зря — в полуметре вокруг всё поражается похожим на предыдущий зарядом. Это ж сколько у неё маны-то?

Впрочем, не так важно.

Достаю с пояса красную и жёлтую колбу.

— Прощай, Богиня.

Бросаю их в одну точку — щитов уже нет, а если она и отобьёт эликсиры, это не поможет.

Они разбиваются прямо около женщины — и конусообразная волна взрыва уносит с собой и тело моего противника. "Направленный взрыв" — так я его называю. Сами колбы тоже снабжены магией, пусть и слабенькой. Так что понять, откуда я их бросил, для них не составляет труда.

Если бы у стервы была скорость и заклятья ближнего боя — я бы помер в первую минуту. А тут она действовала как типичный маг — приготовила защиту, начала нападать издали.

Всё достаточно легко, если знаешь, что тебя ждёт. Поставь Академия меня против другого ученика — и то проблем бы было больше. А так…

Кровь вырвалась из моего рта вместе с сильным кашлем. Чёрт. Моё тело не рассчитано на поглощение и использование такого количества маны. Как бы я его не развивал, результаты всё равно неутешительные.

Прикрывшись рукой, я продолжил кашлять. Становилось всё хуже — всё, от органов до мельчайших сосудов, горело. Словно я стал аватаром самого себя… О боги, как же больно!

Нашарив в пространстве сумку, я нащупал в ней нужный шприц. Определённый козырь у меня имелся, и сейчас самое время его использовать.

Вколов себе содержимое и кое-как вытерев кровь, я выпрямился, убрал меч в ножны и лишь затем посмотрел в сторону голоса.

— Вы желаете сражаться дальше?

Эх, сказал бы я вам, чего желаю. Но не буду. Хреновые из вас исполнители желаний, знаете ли.

А, вам интересно, что было в шприце? Раствор из крови дракона. Универсальная штука, при определённой концентрации магии может помочь даже конечность заново отрастить. Но мне только тело после использования огромного количества маны восстановить, делов-то. Благородные создания вымерли, но оставили после себя множество реликвий, доступ ко многим из которых я имел по статусу. Ладно.

Надо бы ответить.

— Да, желаю, — подтвердил я. — И приготовьте команду лекарей — не думаю, что выйду из последнего поединка целым.

Пауза.

— Ваше пожелание принято к сведению. Последний поединок начинается!

Клинок снова стал светлым.

Но времени на подготовку мне не дали — Немезида появилась сразу. И судя по исходящей от неё энергии, явилась она собственной персоной.

— Ты показал себя невероятно умелым бойцом, о испытуе…

Две пары из красных и жёлтых колб заставили голос Нем утонуть в грохоте взрывов. А я, не теряя этих двух секунд, облил себя взятым в самом начале путешествия эликсиром. Сопротивление к огню. Или, как я его тогда назвал — огненный флакон.

— Да ты весь полон азарта! — рассмеялась архимаг, сдувая весь дым и пыль, поднятую мной. Конечно, для неё это ничто. — Но успокойся, я сама объявлю, когда поединок начнётся. Выслушай меня для начала, хорошо?

Я так и замер, со вторым пустым флаконом в руке. Должно быть, это комично смотрелось на камеру.

В итоге, чтобы не выглядеть идиотом, я просто выкинул пузырёк и ответил Немезиде.

— Конечно, я выслушаю вас, уважаемый директор Академии. Простите мне мою выходку.

— Вот и молодец. А теперь главная новость! — она обернулась куда-то в сторону. Видимо, оттуда смотрели зрители. — Сейчас перед этим парнем я нахожусь во плоти. Не какая-то проекция, а настоящий директор. И — думаю, для вас это станет шоком — этот студент будет биться со мной в такой форме! Никакой форы. Надеюсь, это понятно?

Пауза. Кажется, даже я слышу, как кричит толпа по ту сторону. Ну надо же. Сама директор будет биться против этого новичка. Вау! Сенсация! А я-то уже приготовил план по "выключению" иллюзорной Немезиды. Проклятье.

— Ну что ж… Итан, кажется? — пытаясь сдерживать свой смех, спросила Нем. — Твои навыки действительно удивительны. Однако сможешь ли ты выдержать напор архимага?

Всё это она говорила на камеру, естественно. В этой форме я слабее Нем раз эдак в сто, если не больше. Я проигрываю в скорости, в силе атаки, в защите как физической, так и магической. А эликсиров осталось не так много. Один голубой, один зелёный и пять белых. Но что это за чувство…

Словно давно забытая вещь, в моей душе всплыло удовольствие. Сильных противник, который мешает мне добиться цели. Я, ничтожный и слабый, живущий чтобы пресмыкаться. Ох, порой ностальгия начинает кушать тебя изнутри. Потряся головой, я отогнал наваждение. А вот жуткая улыбка на всё лицо осталось. Чёрт с ней.

— Наш бой начинается… Сейчас!

Три файерболла, которые я с благодарностью принял на одну руку. Зелёный эликсир — самый эффективный, потому я использовал его с самого начала.

Тело переполнилось маной, но мне удалось удержать её в одной точке, пока не давая распространяться.

— О, так ты поглощаешь магию своего врага, а затем распределяешь по телу, чтобы усилить себя, — пояснила девушка для зрителей. — Умный ход, немногие маги сталкиваются с подобным.

Немезида рассмеялась, а затем поле боя поглотила тьма. Это изнанка теневого зеркала. Я словно потерян в пространстве, я не вижу, что происходит вокруг. Слабая версия этого заклинания просто заставляет людей не смотреть в определённую точку, а вот эта буквально убирает мои глаза с поля боя.

Интуиция заорала об ударе справа сбоку. В одно движение я вытащил меч и резанул воздух, одновременно забирая с ним кусок тьмы. Проведя рукой перед собой, я словно очистил стекло. Немного прояснилось, и я увидел Немезиду, исцелявшую рану на внешней стороне ладони.

— Ты понял, что это не магия, а атака ближнего боя, и сумел достать меня, будучи полностью ослеплённым, — вновь прояснила она ситуацию для зрителей. — Браво!

Боже, да она просто играется со мной. Ей ничего не стоит прямо сейчас вызвать натуральный Ад и поместить меня в лаву. Никто не выживает после плавания в таком бассейне. Нет, мои огненные флаконы дадут мне минуту или две, но потом — всё.

Но вслух я сказал другое.

— Спасибо вам, директор. Но мне кажется, что у меня маловато шансов в схватке с вами.

— Верно мыслишь, — с улыбкой кивнула она. — Может, тебе не удастся победить, но ты уже удивил меня. Так что… Продолжим?

— Да, директор, — едва сдержав раздражённый вздох, ответил я.

Немезида сформировала энергетические клинки на своих ладонях. Ну да, показывает, что будет воевать вблизи. Стоп! Я же знаю эту тактику. Это обманный манёвр — сейчас она аккуратно подводит заклинание-ловушку откуда-то со стороны, чтобы я в неё "случайно" наступил.

Так и вышло. Когда Нем бросилась вперёд, я на рефлексе чуть не отпрыгнул влево, однако вместо этого просто выставил вперёд руку, падая на неё. Тело начало распирать от нераспределённой энергии. Её было ещё больше, чем при битве с иллюзией Богини. А мы только-только начали!

Поднявшись, я отпрыгнул вновь, в этот раз в другую сторону. Немезида не пыталась атаковать. Только смотрела на меня слегка ошарашенными глазами. Видимо, забыла, что я хорошо помню всё её уловки.

Напомню, это битва взрослого парня и маленькой девочки. Правда, первый уже порядком вспотел и вымотался. Всё-таки эта форма ей очень идёт, подумал я. Если так размышлять, то именно её чаще всего недооценивают. Но только не я. Я помню все трещины в твоей защите, Немезида.

Ну, раз сама не бьёшь, так давай я этим займусь!

С этой мыслью я рванул вперёд, осторожно полоснув поверху, пытаясь достать сонную артерию. Немезида в долю секунды отразила клинок и сама переместилась назад. Что ж, тогда время пришло.

Последние пять белых пузырьков я просто выпил. Голубой приберёг, вложив в руку. В другую я взял меч.

Тело словно улетело далеко-далеко — сейчас я ощущал себя пустым. Белые колбы увеличивали мою так называемую "максимальную вместимость" магической энергии. Я выдохнул, распределяя поглощённое. Не укрепляя тело, нет, просто заполняя его до краёв.

— Ты определённо хорош, — хохотнула девушка. — Но сейчас ты совершил ошибку, поставив всё на карту. Я права?

— Определённо, директор, — сказал я и охнул, пытаясь сдержать рвущуюся энергию. — Но я всё ещё считаю, что мои шансы на победу не равны нулю.

У меня был выбор. Вложить ли всю энергию в щит и просто попытаться под голубым эликсиром достать Немезиду.

Или же…

Сформировать заклинание высшего порядка, которое Нем не ожидает. Она вообще не ждёт от меня высшей магии, так что эффект неожиданности может сработать.

Хм… Можно и по-другому…

Если направить всю ману в мозг, можно создать эффект замедления времени. Я смогу среагировать, даже если случится что-то из ряда вон выходящее. Тоже хороший вариант.

Хотя нет, не так. Это всё плохие варианты. Почему?

Потому что мой противник знает о них. Их можно просчитать, к ним можно подготовиться.

Я слишком много сражался с тьмой разных тварей, изучая, анализируя и побеждая. То же делала и она, правда, по-своему.

С этими мыслями я побежал, держа клинок параллельно земле. Значит, я не буду ломать щит эликсиром. Но тогда чем?

Первый клинч, в котором мы с Нем осыпаем друг друга градом ударов. Она вызывает огненный дождь, я же просто пытаюсь выжить и контролировать постепенно пробивающие и броню, и плоть кинжалы на её ладонях.

Во второй раз я уже заметно отступаю, и рост в этом плане играет Нем только на руку.

И в третий, последний клинч, я вступаю нестандартно — метнув голубую колбу в упор, я заставил Немезиду приготовиться к магической атаке. Однако она ошиблась — вся мана из тела перекочевала в меч. В самую крайнюю точку лезвия — на остриё.

И я ударил. С треском пробил первый, второй… Седьмой… Десятый барьер. Широкополая шляпа скрыла от меня результат попадания, но я уверен, что поразил плоть.

Когда пыль от наших движений рассеялась, мой клинок оказался в груди Немезиды. Прямо по центру. От такого удара крайне тяжело увернуться, особенно учитывая тот факт, что архимаг знала, что мои атаки не пробьют все щиты разом. Однако они сделали это.

— Кх… — прошептала девушка.

Обе моих ладони крепко сжали меч, который я затем повернул. И ввёл клинок по самую рукоять. Из-за маленького роста я буквально пригвоздил Немезиду к земле.

Но я знал, что это не победа. Во-первых, чтобы убить директора, моё оружие не подходит. Во-вторых, даже смертельная рана может быть мгновенно исцелена заранее подготовленным заклинанием высшего или божественного порядка. Ну и в-третьих…

Удары энергетических кинжалов пробили несколько артерий. Мне оставалось от силы секунд тридцать, может чуть больше. Более того, из-за выплеска огромного количества энергии моё тело сейчас не будет способно регенерировать, как бы сильно не хотелось. И любая исцеляющая магия мне только навредит.

Короче, атас, всё, финита ля комедия.

Конечно, я не умру. В смысле, полная моя форма. Когда погибнет тело Итана, все уровни печатей будут сломаны, и я смогу создать новое тело.

Так что грусть и печаль пока рановато забежали. Вот победить мне очень хотелось. Жаль, что не вышло.

Стоп. А чего это Немезида замерла и даже не двигается? Неужели я смёл магический контур?

Минутка внезапного обучения для невнимательных. Контур — это твоё "тело", состоящее из маны. Каркас, как я уже говорил, который ты укрепляешь постоянными тренировками. Без него невозможно составлять заклинания и накладывать на себя любые чары. А я своим ударом, наполненным маной, как бы вынес словно ветром контур Немезиды. Правда, это маловероятно.

Она ж, блин, сильнейший архимаг человечества!

— А т-ты молодец… Ит… тан… Кх… — Немезида закашляла кровью. Кажется, даже команда целителей в шоке, потому что её до сих пор нет.

Так. Так-так-так. Так!

Одна рука меня ещё слушалась. Пальцы были вялыми, еле-еле нащупали одну из конечностей фигурки божества у меня на шее. Тело покачнулось, но выстояло.

Сжать. Изо всех сил.

До меня донёсся тихий переливчатый звон. Даже не так — тихое пение.

Тело обрело подвижность, тяжёлые раны перестали докучать. Тем не менее, двигаться было трудно. Первое, что я сделал — вынул меч из плоти предо мной. И затем время будто отмерло — из портала появилась команда медиков, закричала толпа — теперь я мог её слышать.

Я аккуратно поймал Немезиду. Её широкополая шляпа упала и помялась, словно свидетельство страшной раны. Вот тебе и веселье. И надеюсь, что никто сейчас не смотрел на меня магическим взглядом. Потому что этот человек рисковал сжечь себе глаза.

Десять секунд.

Я всё ещё держал Нем. Тело уже восстановилось, только пальцы на одной руке всё никак не хотел слушаться.

— Отойдите! — предупреждающе крикнул я пятерым учителям в белых халатах.

Положил бездыханное тело на землю, приложил руку к груди.

А затем начал шептать запретные слова на мёртвом языке. Сделай я это без сломанной печати первого уровня — сгорел бы, словно спичка. Магия, что требовалась для этого заклятья, была куда выше лимита любого смертного.

— Э-и-н-х-а-й-д-е! — на выдохе произнёс я, ладонью вливая силу в тело директора. Нет, немного не так — прямо в её душу, восстанавливая и запуская заново магический контур. Как искусственное дыхание, только на другом уровне.

Миг спустя Немезида снова закашлялась, затем осторожно, при моей поддержке, села. Огляделась, ещё раз покашляла. Обратила на меня свои милые фиолетовые глаза.

А я… Ну, я пытался выжить. Ибо нехрен использовать древнюю магию — такие сущности полезли уже в мою душу, что еле-еле удавалось отбиваться. Тело привыкало к силе, а я — к чувству ностальгии. Добро пожаловать в одну сотую свой старой силы, товарищ кузнец.

— Итан, я… — начала Немезида.

— А? — отвлёкся я от заталкивания сущностей обратно в Ад. — Да, да. Я тут.

Наверно, ничего я ей в итоге не скажу. Разве что извинюсь. Если бы не дебильная самоуверенность, может, проиграл бы, и поделом.

— Ты победил, — на выдохе произнесла девушка. — Слышите?

Немезида вскочила, на ходу напялив свою шляпу.

— Итан победил!

Любые мои слова заглушил крик толпы.

— А теперь… — Немезида сделала пауза. — Приз!

Она что… Да нет же…

Она подпрыгнула.

Наш поцелуй запечатлели целых три камеры и куча народу.

Я сказал, что извинюсь? Перед ней?! Да я её в саду Академии закопаю!

Глава седьмая. Начало обучения

В аудитории было тихо. Звучал лишь голос учителя магических основ.

— Как многие из вас уже знают, мана это источник магических сил для любого заклинателя, будь то шаман или создатель артефактов, — громкая, чёткая речь. — Это наш инструмент, наш главный материал для созидания и разрушения. Её можно использовать множеством разных способов. Те из вас, что выбрали путь воина, знают, каким лёгким и быстрым становится тело, пропитанное маной. Однако отдача от такого, так сказать, прямого взаимодействия с энергией действительно велика. Тело не выдерживает, слабые воины могут умереть, не справившись с силой. Тем не менее…

Я сидел в третьем ряду где-то в центре. Рядом устроился Крис, тщательно записывавший что-то в купленную после экзамена тетрадь. Позади нас друг с дружкой сидели принцесса и жрица. То и дело с их стороны был слышен шёпот, но мы с Героем изо всех сил старались его игнорировать.

Экзамен кончился хорошо. Благоприятно. Теорию большинство из нас, конечно, сдало не на самый высокий балл. А вот практика принесла много сюрпризов.

Лифе пришлось пройти сквозь подземелье, кишащее монстрами, но она справилась едва ли не быстрее всех остальных. А потом провела долгую беседу один на один с учителем, что создал "столь ужасное испытание". Принцессе было и впрямь противно сжигать огромное количество жутких насекомых. И я, и Крис даже встали на её сторону в споре. В итоге учитель сдался, признал, что создал подземелье ради забавы и извинился.

У жрицы всё прошло не так гладко. Её поместили в целый искусственный город, дали цель — устранить некроманта-культиста, практикующего ужасную магию под личиной доброго мага. Всё было хорошо до того момента, пока Тсу не прорвалась через всю охрану, ни разу не потревожив ту. Думаю, можно понять, что она просто перерезала всем глотки — ассасин же. А когда была готова сделать то же самое и с магом, он завизжал и признался, что всё это не по-настоящему. На роль некроманта поставили реального человека — и никто не ожидал, что девушка будет готова буквально убить его.

Её долго таскали по всяким специалистам, а потом просто плюнули и спросили, кто она такая. Выяснив всю подноготную с участием Церкви, психологи из Академии сначала с каменными лицами попросили Тсу покинуть стены заведения, но тогда вмешалась уже Лифа. Слово Принцессы имело вес, поэтому дело замяли.

С Крисом произошла удивительная история. Именно ему попался билет на дуэль с учителем. Эдакая проверка навыков и умений. Только оппонент решал, прошёл ли Герой экзамен. Парень сказал, что пытался изо всех, но победить учителя не смог. Дело было в том, что дуэль не носила смертельный характер. Нужно было повалить противника или же заставить сдаться.

Герой с грустной улыбкой рассказывал, что он мог раз пять просто нанести столько ранений, что любой простой человек просто скончался бы в течение секунд десяти. Однако наносить смертельные раны было строго запрещено. Впрочем, это не мешало учителю вызывать тяжеленные валуны прямо над головой Криса.

Несмотря на то, что сам Герой был расстроен, противник же был крайне обескуражен его навыками и боевыми способностями. Этот мужичок даже пригласил нашего Криса на индивидуальные занятия по фехтованию. Теперь три раза в неделю мы будем видеть парня только под вечер. Я помнил старого учителя по искусству меча в Академии — тот мог справиться даже с Немезидой, не используй она высшую магию, так что можно пожелать удачи будущему спасителю мира. Она ему понадобится.

Как, впрочем, и всем нам.

— …Таким образом, даже имея маленький объём маны, заклинатель способен успешно справляться с противником куда сильнее его, — заканчивал свою лекцию профессор. — Всё дело в правильном использовании.

Дзы-ы-ынь.

Мужчина поправил съехавшие очки, осмотрел всю аудиторию в поисках заснувших учеников. Улыбнулся.

— На этом всё. Не забудьте выучить всё, что я сказал, по пунктам. Свободны!

Элитная группа зашумела, встала и, весело переговариваясь, покинула помещение. Предстояло ещё два занятия, одно по боевой подготовке и ещё одно по базовой практической магии. Теория, теория, практика. Хорошее начало для совсем ещё зелёных новичков.

Однако, если посмотреть на нашу группу, то "зеленью" в ней можно было назвать разве что принцессу, и то с трудом. Герой уже имеет боевой опыт, а его навыки и рефлексы сумели впечатлить даже многое видавшего учителя. С магией не всё так хорошо, но и там у него уже есть успехи. Всё-таки благословение Богини делало своё дело — потенциал у Криса был огромный.

Похожая ситуация была и с Тсу. Как ассасин, она уже владела многими умениями, причём большинство из них были крайне необходимы в войне с монстрами. К тому же, она являла собой тот редкий случай, когда хладнокровный убийца не растерял человеческих чувств. Наоборот, они стали сильнее. В магии света и тьмы жрица, я уверен, дала бы фору Принцессе, которую обучали с детства лучшие чародеи. И если сравнить эту девушку с любым другим учеником Академии, она выйдет куда опытнее и опасней его. Просто большинство из детей, поступающих сюда каждый год, боятся одного вида крови. Как они вообще собрались уничтожать демонов? Сколько лет уже сюда приходит новое поколение, и каждый раз одно и то же.

Жертвы. Очень много людей гибнет в первые дни боёв, иногда даже кто-то из элитного класса. А это большая потеря потенциала. Сейчас, конечно, ситуация немного другая. Прежде чем отправить только-только усвоивших основы магов на передовую, их как следует инструктируют. И всё равно многие умудряются предать своих товарищей в самый важный момент.

Зная хотя бы частично нашу историю, руководство Академии молиться будет, чтобы мы завершили первый курс.

К тому времени… А, к чему это я. К тому времени будет уже слишком поздно что-либо делать. Едва Мана, то есть Богиня, погибнет, как обман Церкви раскроется и для всего мира.

А это гражданская война, не меньше.

Ладно, это я о плохом. Надо быть оптимистичными.

Насчёт принцессы. Она неплохой маг поддержки, но в бою я пока что её не видел. Возможно, она умеет больше, чем кажется. Возможно, не умеет ничего. Это покажут сегодняшние занятия. Если мне не изменяет память, в первый же день новичков ставят друг против друга. Для элитного класса отведён отдельный полигон, километр на километр. Но до этого ещё надо пережить целый перерыв.

— И… Итан…

Пока все спокойно болтали в коридоре, я осторожно раскладывал свои вещи на парту. Ребятам было элементарно скучно — сидеть в пустой комнате было не интересно.

Однако влетевший сюда на полной скорости Герой выглядел крайне заинтересованным.

— Итан! Спрячь меня! За мной погоня!

— Кто? — только и успел выплюнуть я.

— Фанаты… — с горькой усмешкой произнёс Крис.

— Лезь под парту.

Для верности я укрыл нас заклинанием чёрного зеркала. И действительно — через мгновение вслед за парнем в аудиторию вбежала толпа из учеников всех курсов и всех классов — аристократы толкались с детьми из более низких сословий ради автографа. Или чего они там хотели, я так и не понял.

В любом случае, не увидев цели внутри, они развернулись и не сбавляя скорости покинули помещение. Я развеял магию и дважды постучал по дереву.

— Вылезай, — с лёгким смешком сказал я. — Они ушли.

— О-ох… Налетели, едва я в столовую пришёл.

— Сочувствую, — похлопал я его по плечу. — Привыкай. Чем старше будешь становиться, тем больше людей захотят твоё тело и душу. Без шуток. Помнишь, я же читал про других героев. По аналогии, парень, по аналогии.

— Вот же чёрт! И почему нельзя просто скрыть мою личность, а?

— Нельзя, — хмыкнул я. — Ты же надежда человечества. Все должны знать, что ты существуешь, обучаешься и готовишься к бою. И друзья, и враги.

— Э-эй, Итан… — стушевался Крис. — А почему за тобой не бегают? Ты же победил директора!

— Это вышло случайно. Если бы она не расслабилась…

— Чего? — удивился Герой. Кажется, мне не стоит так легко говорить о "расслабленности" сильнейшего архимага человечества.

— Скажем так, директор мне поддалась, — вывернулся я из щепетильной ситуации.

— А по записи с камер и не скажешь, — вздохнул парень. — Я и не знал, что ты можешь так сражаться.

Он вдруг стал неожиданно серьёзен.

— Мне же выпал сложнейший вид экзамена, — пожал я плечами. — Так что пришлось использовать козыри.

— Ты про тот пояс с эликсирами или про свою невероятную реакцию?

— Про всё вместе, — улыбнулся я. — Скажем так, если бы не эти трюки, сейчас мы бы с тобой вместе не учились.

Конечно же, я соврал. А как иначе? Немезида ни за что бы не позволила мне сидеть в обычном классе, зубря простые заклинания первый месяц. Это бы уронило её собственную честь.

— Классно… — с радостной миной произнёс Крис. — Я рад, что ты на моей стороне, Итан.

— И всегда буду, друг, — утвердил я. — В конце концов, ты сражаешься мечом, что я выковал.

Он кивнул. И улыбнулся.

— Да. И за него тебя тоже благодарю, — добавил Крис. — В битве с учителем он спас меня от поражения.

— Удар из слепой зоны в незащищённую конечность? — не особо задумываясь, предположил я.

— Как ты узнал?

— Догадался, — развёл я руками. — Ты всегда сосредоточен на одной точке во время боя — но забываешь про края. Именно этим может воспользоваться более опытный противник.

Пауза.

— Слушай, Итан… А когда ты впервые взял в руки меч?

Ни тебя, ни твоего рода ещё не существовало, хотел я ответить. На благоразумно промолчал. И пожал плечами.

— С детства. Через Чёрный Рынок шло очень много наёмников, они меня и обучили.

— А я только сражался в Саду Бабочек… — коротенько ответил за себя Герой.

— Где? — не понял я.

— А? А, забудь, — отмахнулся он. — Что-то вроде тренировочной площадки для деревенских ребят.

Однако интуиция кричала мне в уши о том, что ни черта это не "тренировочная площадка". Пометку я себе уже сделал, но только хотел расспросить Криса, как прозвенел звонок. Одиннадцать человек, включая Тсу и Лифу, вошли в аудиторию вместе с учителем. То был совсем уж старый дедок низенького роста и бородой, буквально ниспадавшей до пола. Эдакий классический волшебник.

Когда все заняли свои места, он начал.

— Добро пожаловать на урок базовой практики магии! Вы прошли экзамены на высочайший балл, а потому нет нужды рассказывать вам о создании и использовании заклинаний. Пожалуй, я просто пробегусь по классам и типам чар…

На этой части лекции я мог просто поспать. В конце концов, весь материал каждого курса Академии был известен мне с самого начала. Не думаю, что за несколько лет произошло хоть какое-то изменение в учебной программе.

Начал учитель, разумеется, с основ.

Всего существует пять классов каждого заклинания, включая различные вариации, различающиеся по силе и эффекту. С увеличением номера возрастает эффективность, однако и трата маны с каждым уровнем растёт в геометрической прогрессии. Поэтому порой проще и лучше использовать несколько огненных шаров класса, скажем, третьего, чем копить ману и концентрироваться ради одного большого куска огня четвёртого.

Существует много уже открытой магии, однако никто не мешает создавать свою. При нужных знаниях и опыте можно изменить как само действие заклинания, так и вообще превратить их в нечто иное. Это уже структура чар, такое не изучается на нашем уровне.

Помимо пяти классов, существует высшая магия. Чтобы использовать её также легко, как Немезида, обычному человеку необходимо лет сто сидеть за учебниками, ни на что не отвлекаясь. И это только теоретическая часть. Высшие заклятья способны на то, что обычно описывается в сказках — двигать горы, приручать драконов, оборачивать время вспять, оживлять могучих воинов прошлого. Вся суть кроется даже не в магическом запасе, который можно поднять до необходимого уровня. И не в самом заклинании, оно порой вообще составляет всего одно слово. Дело в последствиях.

Напомню, когда я сам использовал высшую магию, исцеляя Немезиду. После этого мою душу попытались разорвать тёмные сущности из иного мира. Не буду вдаваться в подробности, скажу лишь, что магу после опустошения огромного количества маны будет не до сражения с ними. Поэтому многие гибнут сразу после использования таких чар, не в силах справиться с тем или иным исходом. Грубо говоря, у каждого высшего заклинания есть обратная сторона.

Кроме классов, есть разделение магии на несколько типов.

Директивная, или магия прямого действия. Огненный шар, что сжигает твоих врагов — отличный пример.

Статичная магия. Сигнальные заклинания, которые я выставлял по дороге в Столицу, или щит, создаваемый мечом у Криса. В целом, это ловушки и щиты.

Магия образа. Иллюзии, заклинания поиска, чары барьеров, чтение мыслей, воздействие на разум, усиление.

Таким образом, каждый может найти себе свою стезю. Можно уйти в долгие исследования, создавая новые заклятья в одном из классов и типов, можно начать практиковаться в директивной магии, а можно стать иллюзионистом, сражаясь с противником при помощи своего разума.

Чтобы стать архимагом, необходимо постичь каждый класс и каждый тип в совершенстве. Задачка не из лёгких, согласитесь.

Учитель, закончив с базой, перешёл к объявлениям.

— Если мы следите за новостями, то уже знаете, что в начале года в Академии проводится турнир среди студентов. Первокурсникам участвовать не запрещено, но мой вам совет — воздержитесь от него. Подкопите сил, и, если будете уверены в своих силах, попробуйте на следующий год. Тем не менее, чтобы записаться, поднимите руки.

Небольшая пауза, а затем в классе поднялось пять рук. Наша четвёрка и ещё один человек. О, я её помню. Одна из зашедших до Лифы, Тсу и Криса. Девушка-рыцарь, судя по броне и огромному мечу, сейчас спрятанному в ножны и поставленному аккуратно к стене.

— Так… Команда Героя и мисс Розалия, — черканул карандашом профессор. — Хорошо, вы в списке. Больше никто не хочет к ним присоединиться?

Однако учителя встретила тишина. Не знаю, зачем всё это девушке-рыцарю, но мы стремимся стать сильнее в самые короткие сроки. И турнир — отличная возможность. Наверно, Розалия сражается за честь своей семьи или ещё за что-то вроде этого. Выходцы из аристократичных рыцарских домов всегда были гордыми и смелыми воинами.

Так или иначе, в списки внесли пять человек.

— Тогда завершим наш урок, — кхэкнул преподаватель. — Занятие по боевой практике будет на улице, поэтому поспешите. Перерыв всего десять минут!

Последние слова волшебника утонули в грохоте звонка.

Мы, не сговариваясь, пошли вместе.

— Значит, осталось только самое сложное? — вздохнул Крис.

— Ага, нас проверят и распределят по группам по уровню силы. Скорей всего, каждый из элитного класса окажется в высшей группе. Возможно, к нам присоединяться ребята из классов пониже. Я… Я от директора слышал! — попытался я оправдаться.

— Да? — чуть ехидно вопросил Герой. — Что-то ты слишком хорошо с ней общаешься…

Спасибо, что он не припомнил мне тот поцелуй. Мне удалось отогнать все подозрения, сделав большие удивлённые глаза и сказав, что сам в шоке с произошедшего.

— Так получилось.

— Да, Итан… Слишком много всего получилось, да? — похлопала меня по плечу Тсу. — И как оно — целоваться с самой Немезидой?

— Честно — нормально, — вздохнул я. — А что?

— А…

Кажется, Тсу впала в небольшую кому, услышав мой спокойный ответ. А Лифа, наоборот, рассмеялась.

— Мы все прикладываем усилия, чтобы помочь Крису, — улыбнулась принцесса. — И если Итану нужно будет победить директора ещё раз, он это сделает! Верно?

— С этим не поспоришь, — кивнул я. — Хотя, через месяц можно будет нас с Крисом ставить против всей Академии. А, Герой?

— Да будет тебе, — хохотнул парень. — Может, я и силён благодаря Богине, но у всего есть предел.

— Это точно, — теперь уже я похлопал Героя по спине. — Это точно, Крис.

— И нас с Тсу в команду включи, будь добр, — хихикнула Лифа. — А то звучит так, будто мы для вас обуза.

— Конечно, это не так, — ответил за меня Герой. — Вы мои близкие товарищи. И вместе мы одолеем любую заразу, дерзнувшую пролезть в Асцаин!

Теперь уже вся наша компания не смогла сдержать улыбки. Столь спокойные деньки не будут длиться долго, и я это знал. Мана, она же стерва, стремительно теряет свои силы. А без поддержки Богини этот мир долго не протянет. Или люди справятся своими силами, или вмешаемся мы, Хранители.

Интересно, как там она…

За разговорами мы покинули Академию и вышли во внутренний двор. Здесь в огромном магическом кармане находился полигон для магических испытаний, дуэлей и прочего. Остальные ученики уже распределились так, как указали учителя, коих на уроке присутствовало аж десять штук. Среди них я не увидел Немезиду, однако надо отдать ей должное — наблюдать и следить за безопасностью она оставила старых, сильных магов. Заносчивые они, не без греха, зато в случае чего смогут переправить сразу всех учеников обратно в здание.

Никого особо не спрашивая, наша группа направилась к маленькой кучке ребят, выглядевших сильными. Конечно, гениев среди них не было, но занимательные личности имелись. Вот, например, парень с талантом сразу к двум стихиям, огню и воде. Потрясающее "классическое" сочетание противоположностей, оно по-своему прекрасно.

Кстати, пора бы пройтись по магическим способностям каждого из нас.

Тсу, что очевидно, владеет как светом, так и тьмой, а ещё немного ветром, класса так до второго-третьего. Она с детства тренировалась, поэтому её магический контур может посоперничать с Крисом.

Лифа — целитель по натуре, но склонна также к свету, огню и ветру, в основном это заклинания образа. У неё мало директивных чар, поэтому она не может выступать как отдельная боевая единица, что печально. Тем не менее, всё зависит от личных качеств и опыта. Увидим, как она покажет себя в сегодняшних поединках.

Крис — воин, не маг. Тем не менее, его стиль отдаёт предпочтение директивной магии, почти не используя образ. С другой стороны, у него есть потенциал в статичных заклинаниях. Вспомнить хотя бы тот щит, который мы с ним создали в битве с некромантам по пути в Столицу. Объединив заклинание барьера и отдельную магию, мы буквально стёрли противника в порошок.

Про себя смысла особого говорить нет. Я и так снял первую печать, так что почти вся Академия теперь пестрила, словно новогодняя ёлка, защитными и сигнальными чарами. Первый уровень отвечает за ограничение по одновременно используемой магии, её максимальный объём и её контроль. Теперь, пусть и с трудом, я могу творить высшую магию, доступную только архимагам и то после многолетней подготовки. Лучше оставить этот козырь на противника посерьёзнее.

Начались бои. Сперва сражались самые слабые ребята, учителя же делали какие-то пометки у себя в списках. Что поделать, учёба в Академии это жёсткий каждодневный отбор. Никакой халявы, никаких прогулов занятий. Сурово, но отсюда выходят архимаги. Те, кто выживают, естественно.

Когда прошли первые три группы, был объявлен перерыв. Всё это время Крис с Лифой с интересом наблюдали за боями, Тсу же прохлаждалась где-то в буфете. В итоге нам было предложено откушать несколько булочек с чаем. Счастье, да и только.

Перекусив, мы по знаку учителей направились каждый на свой участок полигона в ожидании противника, пожелав друг другу удачи. Как я понял, биться ученики из высшей лиги будут не друг с другом. И правда, после объявления о финале поединков к нам направились учителя.

Мне достался бородач, обучавший нас основам магии. Поклонившись, он развёл руки в стороны, создавая купол, ограждавший нас от звуков и действий извне. Аналог чёрного зеркала, правда, элемент у него был не тьма, а вода. Что-то было не так с этим заклинанием. Да, это обычная вода, но почему от неё такой ужасный запах?

— Кажется, это вы, молодой человек, спали всю мою лекцию, — хмыкнул преподаватель. — Столь ли вы самоуверенны, или же есть что-то, что мне следует знать заранее?

И тут я замер. Сказать ему, что Немезида моя старая знакомая? Но могу ли я доверять дедку? Зная Академию, тут вечно какие-то интриги. Не дай боги я скажу что-то каким-нибудь заговорщикам против директора. Ну уж нет.

— Только то, что меня зовут Итан, учитель, — тихим голосом произнёс я.

— Хм… А ты неплох, Итан, — покивал своим мыслям дедок. — Я не могу просканировать тебя ни одним из известных мне способов. Хотя мне это и не нужно.

И прежде чем я офигел от резкого перехода на "ты", маг снял своё наваждение. Вот что я почуял! Это магия иллюзии, магия образа! Такая мощная, что заменяет элемент заклинателя. Такая тонкая работа, и это какой-то учитель в Академии? Хотя, конечно нет. Кое-кто похуже.

— Или кое-что? — произнёс я вслух. — Что ж, значит, приветствуем тебя в Асцаин, шпион.

— Ха-а? — улыбнулся он. — Ты удивительно спокоен для мальчугана, увидевшего существо из тени впервые.

Это он про монстров, пытающихся прорваться сквозь границу. То есть про себя. Помните, в самом начале я упоминал шпионов и суккубов? Вот это первый вариант. Так называемые тени, проникающие в наш мир через разломы. Место, где они родились, называется бездной.

— Неужели ты не видел мой бой с Немезидой? Кажется, директор едва не погибла… — улыбнулся я.

— Пытаешься хвастаться тем, что ты приглянулся этой девке, а она тебе поддалась? — разошёлся в оскорблениях дедок. — Ты такой же смешной лжец, как и я. Ведь нас обоих в итоге раскрыли.

— Ты про охранные заклинания, срабатывание которых ты почувствовал? — вздохнул я. — Так это я их расставил.

— Чего? Хватит шутить, мальчик.

Дед сделал шаг вперёд, наставив на меня свой посох.

— Поставивший столь изощрённую систему распознавания по всей Академии был на уровне её директора, а то и опытнее, — сделал он вдруг неожиданный комплимент. Правда, с лихвой разбавил его дёгтем. — Такой, как ты, и мечтать не может об этом.

— Хм… — пожал я плечами, начиная злиться. — И действительно, зачем мне мечтать, когда я могу просто сделать.

— Ты начинаешь мне надоедать, — рыкнул дедок. — Две-и-не!

Мимо. Я ушёл в сторону, словно проходя сквозь невидимые тёмно-алые иглы.

— Ловкий ты, малец. И просканировать я тебя не могу… — принялся рассуждать вслух мой враг. Тянет время? — Может, ты сын какого-то богача? А? Скажи, и я не убью тебя следующей атакой.

— Как же вы, тени, похожи на людей, — процедил я. — Вы видите перед собой только один-единственный верный вариант, ваш план действий. И даже не допускаете саму вероятность существования шанса на то, что всё может пойти не так. Например, что некий неизвестный ученик одолел директора в равной схватке… Или что после этого он расставил сеть сигнальных чар, чтобы отследить шпионов, которые наверняка будут в Академии, ведь сюда прибыл сам Герой…

— Ты слишком много болтаешь, — не дослушал мою речь дедок. — Получай!

В этот раз без слова-активатора. Со всех сторон на меня обрушились тёмно-серые снаряды, наполненные магией смерти.

Устало вздохнув, я просто заморозил их в движении, двинувшись на лже-мага. И везёт мне на всяких мразей!

— А ещё ты слишком просто воспринимаешь такие очевидные факты, — начал я небольшую лекцию. — Посмотри на них ещё раз. Я даже дам тебе шанс, правда.

— Ч-что ты несёшь? — вздрогнул он. — Как ты остановил мои чары?!

— Думай, — пожал я плечами.

— Невозможно просканировать, необычайно ловок, слишком хорошо владеет магией… — вслух, как идиот, принялся размышлять лже-преподаватель. — Ты один из учителей, притворившихся учеником?

— Я бы не стал изображать из себя засоню на лекции, чтобы не вызвать подозрений, — солгал я. — Мимо.

— Тогда кто же ты такой? — взбесился он. — И почему эта девка-директор выбрала тебя?

— И как тебе не стыдно обращаться к более старшему столь неуважительно, а… — задал я риторический вопрос.

— Пфф, что такого, она же не услышит, — хохотнул дедок. — Мой барьер нужно пробивать долго, очень долго, ха-ха-ха!

— Я не про неё, тень, — прорычал я.

— Про самого себя, что ли? — сказал он и не сдержался. — А-ХА-ХА-ХА-ХА! Слишком смешно шутишь, малыш!

— Раз уж ты в курсе про то, сколько лет Немезиде, то я у тебя кое-что спрошу, — произнёс я, подходя поближе. — Тебе известна личность, именуемая Палачом?

Он вздрогнул, глядя в мои глаза. И затараторил, как обычно, вслух.

— Жуткий тип. Это всё, что я могу сказать, — выдавил из себя мой враг. — Он не имеет жалости, он безгранично силён, он приходит, чтобы восстановить баланс. Он не остановим, он бессмертен. Так говорится в древних манускриптах. В ваших манускриптах, люди.

— В их книгах, — поправил его я, одновременно отменяя заклинания, препятствовавшие сканированию. — В книгах людей.

— Да что ты говоришь, ха-ха-х… — всё ещё не веря в происходящее, попытался засмеяться дедок. — А?

— Привет, монстрик, — не мигая, произнёс я. — Давно я не видел кого-то вашего вида.

Страх и ужас сковали шпиона, он задрожал уже всем телом, взял посох в обе руки и вновь направил его на меня, пока мой голос гремел всё громче и громче.

— Ты выбрал слабенького ученика, чтобы промыть ему мозги и сделать марионеткой, — не повышая тона, проговорил я. — Сколько ты уже здесь? Ого, десять лет! И ни разу не спалился! Вот это талант, да-а… И терпел, всё это время ты терпел, чтобы наконец сделать шаг… И обосраться на месте.

— Я-я виноват… Я не хотел! — заохал лже-маг. — Мне приказали! Простите меня!

— У меня много имён, тень, — прошептал я. — И помимо Палача, есть ещё одно.

Фразу мне договорить не удалось — тень попыталась сбежать. Но упала, разрезанная на куски плоти, не пройдя и шага. Серое вещество, попытавшееся скрыться с ветром, сжёг молочно-белый огонь. Калейдоскоп, заклинание, выжигающее душу. И тогда раздался крик.

Меня называют безжалостным существом без капли сочувствия и сострадания. Вестником Погибели, если быть точным.

И это правда. Такова уж жизнь.

Приходится временно вживаться в роль человека, чтобы другие не чувствовали во мне чужеродную сущность. А сейчас я словно вернулся в далёкое прошлое. Освежает. Но надо бы вернуться к Нем…

А, нет. Тут проблема.

Едва купол вокруг меня спал, как тишину прорвали звуки боя. Столь многочисленные, что я едва не оглох. В куче отчаянно бившихся учеников я заметил всех девятерых учителей, обратившихся в теней. Вот ведь дерьмо… Крис ещё не был готов к столкновению с таким серьёзным противником, что уж говорить про Лифу и Тсу.

— Фух, едва успела… — вышла из портала рядом со мной Нем. — А, ты уже закончил? Отлично. Если бы не твои сработавшие заклинания, я бы медленно принимала ванну на другом конце королевства. Итан…

— Чего, Нем? — развёл я руками. — Я не знал, что этот ублюдок был не один.

— Я понимаю. Бери левый фланг, ищи своих товарищей, — быстро сориентировалась архимаг. — Я отвлеку монстров на себя.

— О-к-е-й, — кивнул я ей.

Понеслась!

Глава восьмая. Первое серьёзное задание

Ух, как я был зол. Я буквально каждой клеточкой своего тела хотел сжечь дотла единственного выжившего свидетеля. И нет, не столько из-за угрозы всей миссии, сколько из-за жертв. Естественно, мы уничтожили всех теней, но множество учеников или были убиты, или серьёзно пострадали. И это в первый учебный день! На первых, чёрт подери, занятиях!

С этими мыслями я смотрел через магическое стекло в комнату допросов. Там Немезида выкачивала информацию прямо из безвольной тушки бравого воина. Ей придётся посидеть там ещё минут десять, прежде чем мне будет дан полный карт-бланш на экзекуцию этой падали. Ладно, я терпеливый. Терпение — то, чему учишься со временем. А его у меня было навалом.

— Эй, Итан! — донеслось через тишину моих мыслей. — И-т-а-н!

— Что? — очнулся я.

— Бабуин через плечо! — выругалась жрица. — Я до тебя уже пятый раз пытаюсь достучаться. Ты вообще в порядке?

Тсу и впрямь трясла меня за плечо изо всех сил, но обнаружил я это только сейчас.

— Да, да, — покивал я.

— Я понимаю, как сильно ты ненавидишь всю эту историю, но… Нам нужно готовиться. Директор сказала, что нашу команду отправят с миссией в главный церковный собор, — попыталась вернуть своему голосу привычный спокойный тон девушка. — Там мы сможем максимально быстро набраться опыта и сил. Задание назначено через две недели.

— В церковь, да… — не задумавшись, сказал я. — Стоп, ещё раз.

— Мы отправляемся в центральный монастырь. К жрецам, — повторила Тсу. — И с нами пойдёт Розалия…

— Богиня в курсе? — спросил я.

Не знаю, что именно изменилось в моём взгляде, но девушка вдруг вздрогнула.

— А? — будто вспомнив что-то очень важное, ответила она. — Д-да, я говорила с ней не так давно…

— Тогда попроси Криса, который сейчас отлёживается в медпункте, чтобы он приготовился к чему-то очень серьёзному, — попросил я её.

— Хорошо, — кивнула Тсу. — Ещё что-нибудь?

— Когда увидишься с Маной в следующий раз, попроси о последнем пришествии, — проговорил я и добавил. — Она поймёт.

— А что это значит?

Жрица с удивлением и каким-то ужасом посмотрела мне в глаза.

— Это означает, что Героя нужно будет спасти, — пояснил я. — Не факт, конечно, что пригодится. Но это всё, что тебе нужно знать.

Она вновь кивнула, едва мне не поклонилась, но вовремя одёрнула себя и покинула комнату ожидания. А я продолжил наблюдать за Немезидой, вскрывавшей черепушку тени.

Что-то грядёт, я это чувствую. Сколько бы времени не прошло, как бы сильно я себя не запечатывал, но вот угрозу балансу я ощущаю в любом состоянии. И появление таких отвратительных существ — прямое тому подтверждение.

Тени не из нашего мира. Это буквально кусок энергии, не принадлежащей ни к одному из элементов. Они просачиваются к нам и начинают шпионить. Такое уже было, и в тот раз к нам пришёл Пожиратель. Вот так, без всяких громких титулов. Его имя полностью раскрывает его сущность — он кушает на обед целые миры. Впрочем, я более чем уверен, что в тот раз мы разнесли эту тварь на атомы. Сейчас к нам идёт кто-то иной. И он точно умнее, раз использует шпионов в таком количестве.

Чтобы уничтожить этих существ, нужно сначала разрушить их физическую оболочку, а уже потом выжечь сущность в виде пепла призматическим огнём. Это простое и в то же время невероятно сложное заклинание. По сути, оно являет собой соединение в одно пламя всех элементов третьего класса. Его название я вам уже называл — калейдоскоп.

Но остаётся главный вопрос. Зачем Нем посылает нас в сердце Церкви? Она хочет уничтожить предателей? Но объединённые жрецы смогут противостоять и Нем, и мне вместе взятым. В чём суть? Я правда не могу понять. Но в любом случае, кое-что известно точно.

Если выживем, Герой и его команда станет сильнее. В разы, а то и в десятки раз.

Плюс ко всему, с нами пойдёт ещё одна дамочка. Та девушка рыцарь по имени Розалия, что вызвалась на уже отменённый турнир.

Хорошо, хорошо.

Я даже дёрнулся, когда чуть правее от меня открылся портал. Рыцарь Смерти поправил свой галстук-бабочку, поклонился мне, а затем улыбнулся.

— Лорд Армагеддон просит передать вам его искренние пожелания в успехе, господин.

— И его двору мир, как говорится, — кхэкнул я. Как же радостно было видеть этого молодого человека! — У нас здесь инцидент, в планы особо не входивший. Скажи, пусть мироздание проверит на наличие дыр. Множества дыр.

Улыбка стремительно сползла с лица мужчины.

— М-мироздание? — переспросил он.

— Его, его, — подтвердил я. — Я встретился с тенями. Одну, вон, допрашивает Немезида.

— Это же угроза мирового уровня? — прошептал демон.

— Она самая. Мало нам было чудовищ, осаждающих Асцаин, так теперь и эти твари пожаловали, — посетовал я. — Не самое удачное время.

— Согласен… Я обязательно передам. Желаю удачи, господин.

— Нам всем она понадобиться. Иди, воин.

С лёгким дуновением холода Рыцарь исчез во вновь открывшемся портале.

Я же коротко выругался, похрустел шеей и двинулся в комнату допросов, к Нем. Архимаг как раз присела на холодный пол, с бледным видом смотря в одну точку. Пациент сидел, не шевелясь. Подойдя к девушке и примостившись рядом, я задал один важный вопрос.

— Какого хрена, уважаемый директор?

Взгляд Немезиды сфокусировался на мне, затем она слегка помотала головой и тихонько вздохнула.

— Думаю, тебе не нужно объяснять, что в этот раз мы столкнулись с чем-то куда серьёзней Пожирателя.

Я кивнул.

— Не нужно. Ты нас в Церковь посылаешь, чтобы мы для тебя зачистили жрецов?

— Да. В это время я займусь подготовкой. Ты же понимаешь, что Герой был призван не для этого? Мы в тот-то раз едва справились… — вздрогнула на этих словах архимаг. — Все эти дети — они как обуза. Хочешь совет? Ни за что не привязывайся к Крису или к кому-то из вашей команды. Существо, которое лезет в этот мир, будет использовать любую возможность, чтобы вывести из игры хоть кого-то из нас. Богиня уже на грани, ты в курсе.

Нем постепенно приходила в себя, её голос становился всё ровнее и вместе с тем — беспокойней.

— Ну, ну, сильнейший архимаг человечества, — осторожно погладил я её по голове.

— А первая Хранительница! — с ужасом воскликнула Немезида. — Она же говорила, что эта штука может попробовать подчинить и её. Итан, это… Это страшно. Мне так страшно…

Интересно, почему Нем называет меня фальшивым именем, когда мы наедине..? А, к чёрту.

Вместо слов я просто обнял ставшую внезапно такой маленькой, тихой девочкой архимага. Так мы и замерли — подрагивающая девушка и я, пытающийся её успокоить. Так прошло несколько минут.

А потом и две недели, что мы провели в тренировках.

Лифа и Тсу спарринговались друг с другом, я же взял на себя тренировку Героя. На коротких обучающих занятиях лично Немезида объясняла нам весь долгий курс Академии за пару часов.

— На самом деле ограничения по классам и типам заклинаний были введены для упрощения восприятия. Всё гораздо глубже, чем вы думаете. Когда вы создаёте чары, вы можете и просто обязаны контролировать их содержание. А оно не ограничено тем, что вы уже знаете. Создавайте новое — это главный шаг, отделяющий мага от архимага.

За столь короткий срок мы успели многое. Например, Крис теперь мог догнать меня по скорости, но всё ещё уступал в битве без правил. Тсу и принцесса практиковались одновременно в магии поддержки и в защите.

Ограничения уходили, все острые и заметные пробелы в знаниях и опыте стремительно сокращались. Я и Немезида осторожно, стараясь не спугнуть, пробуждали в ребятах решимость. Она — давая наставления каждому и осторожно усиливая ребят высшими заклинаниями. Возможно, они и сами заметили, как их запас энергии медленно, но верно рос. Я же постепенно подводил каждого из своих друзей к нужным умозаключениям касательно их тактики и использования умений.

С нами тренировалась и Розалия, правда, чуть поодаль. Со временем мы не выдержали и сами пригласили её с нами перекусить.

— Так ты рыцарь, Розалия?

— Рыцарь-маг, — поправила нас девушка.

В Академии, кстати, прекратились все занятия. Оставшихся учителей посадили в отдельные комнаты с высшей степенью защиты, дабы избежать повтора инцидента во время занятия. Всех учеников отправили в общежития, объяснив ситуацию. На удивление, возмущений со стороны родителей практически не было. Словно маленький островок безопасности разом рухнул, превратившись в огромную воронку, затягивающую бедняг в пучину бездны. Наверно, это понимали и родственники детей. Всё-таки под крылом Академии их чада будут в безопасности.

Репутация заведения, безусловно, пострадала. Но это малая цена за вовремя выявленную опасность для королевства. Нет…

Всего мира.

Так мы и продолжали работать по десять часов в день. Постепенно это дало свои результаты. Думаю, все вместе ребята могли бы победить одну тень. Но в церкви нас ждал враг куда страшнее, чем эти бестелесные твари.

Розалия показала себя отличным бойцом передовой. Её врождённый талант к директивной магии помог здоров скооперироваться с Крисом. И знаете что? Лифа и жрица не проявили ни капли ревности, несмотря на то, что их любимый Герой начал общаться с ещё одной девушкой. Даже больше — она подружилась с девчонками, и теперь уже мы с Героем сидели в отдалении, угрюмо смотря на то, как весело женской части нашего коллектива. Ревность была дружеской, естественно, и вскоре мы преодолели этот барьер, присоединившись к посиделкам между тренировками.

— Розалия, а как ты убедила своих родителей оставить тебя здесь? — поинтересовалась жрица. — Тем более послать кого-то из старой рыцарской семьи на такое задание!

В ответ девушка лишь рассмеялась.

— Ну, Тсу, тут всё просто. Мать умерла при моём рождении, а отец всё время занимается с братьями. Так уж сложилось, что мне передался талант к магии одновременно с талантом к искусству меча, — сказала Розалия, и в её взгляде проскользнула печаль. — И папа… Рассердился. Потому что братья могли стать только рыцарями, но магами — ни за что. Так уж судьба пошутила.

Хоть она и говорила, то и дело улыбаясь, я понял, что в глубине души она страдает от отсутствия родительской ласки и любви. Жестоко, по-другому и не скажешь.

— Эй, Розалия. А присоединяйся к нам! Мы тут, вроде как, мир спасаем, — предложил Крис. — А ещё у нас есть отличный чемпион по игре в прятки — Итан, выходи, я тебя нашёл!

— Я и не скрывался, — вышел я из тени колонны.

Мы расположились возле входа во внутренний двор Академии — там было множество памятников и красивые высоченные потолки из белого мрамора, поддерживаемые несколькими статуями в виде знаменитых магов прошлого.

— Хм… Раз уж все в сборе, может, расскажешь о всех поподробнее? — перевела разговор в другое русло Розалия.

Крис с довольным видом кивнул.

— Тсу у нас отвечает за быстрое устранение наиболее проблемных врагов, — ткнул он пальцем в верную служительницу Богини. — А ещё она классно готовит!

Смех.

— В этом я уже успела убедиться, — улыбалась Розалия. — А как принцесса попала в группу к Герою?

Я успел до проворного ротика Лифы, так и грозившего прокричать что-то вроде "Он мой будущий муж!".

— Они знакомы с детства, — прокашлялся я. — И так уж сложилось, что она отличный маг поддержки. А ещё часто говорит прежде, чем успевает подумать.

— Эй! Почему ты вечно такой грубый, Итан, — надула губки Лифа.

— Не грубый, а тонко подмечающий важные детали, — поправил я её.

— А ещё… — едва не задохнулась принцесса в попытке выдавить ещё хоть что-то. — А ещё я хороший друг!

И все заулыбались. Подумать только — как просто пробудить в людях что-то хорошее, тёплое, светлое.

И так же легко всё это уничтожить, оставив только выжженную пустоту в душе.

— Крис, а ты-то, получается, наш лидер? — уточнила рыцарь-маг.

— Временами мне кажется, что по-настоящему командует тут Итан, — замялся Герой. — Но по существу — да. Мои навыки ты уже видела, думаю, ничего нового не скажу.

— Кроме того, что ты хороший друг, да? — похлопал я парня по плечу.

Розалия с каким-то странным уважением посмотрела на Криса.

— Да… — протянула она. — Никогда бы не подумала, что встречу кого-то того же возраста, способного победить меня в честном поединке.

Тсу, до этого с тихим хихиканьем слушавшая нашу рубрику вопрос — ответ, вдруг решила вмешаться.

— На самом деле, мы уже имеем неплохой боевой опыт, — с гордостью сказала жрица. — Кто только не вставал на нашем пути… Бр-р-р. Даже вспоминать не хочется.

— Понимаю, — кивнула Розалия. — Я тоже не люблю возвращаться в прошлое.

— Ладно, отдохнули и хватит, — подытожил я. — Лифа, сегодня твоя очередь убираться.

— Но я же поменялась с Крисо-о-ом..! — возмутилась барышня.

Её крик затих из-за бесшумно появившейся за нашими спинами Немезидой.

— Я могу принять один раз, дорогая принцесса, — тоном, отчитывающим маленьких детей, начала архимаг. — Но не пятый подряд! Как закончишь, жду тебя на полигоне. Остальные — за мной. У нас впереди практика.

Это были по-настоящему спокойный деньки. Просто общение, просто суровая подготовка к предстоящему испытанию.

Покончив с упражнениями и теорией, мы разбрелись по своим комнатам, почти сразу отправляясь в царство сна.

Это был последний день перед отправкой.

В ночной тишине возле Пьяного Быка я медленно курил, постепенно опустошая очередной стакан крепкого алкоголя. Чёртова регенерация — сколько не пей, всё одно трезвый, как стёклышко. Порой начинаешь ненавидеть себя за свою силу.

Огни на улице были потушены, поэтому собеседник, аккуратно отодвинувшись стул рядом, застал меня в расплох.

— Всё также пьёшь и не можешь напиться? — хмыкнул старый оборотень.

— А ты всё также любишь появляться внезапно, Ликан, — улыбнулся я ему.

— Итан, — пожал он мне руку.

— Спасибо, что пришёл, — кивнул я. — Не думал, что ты найдёшь время… В такой ситуации.

— Я твой старый должник, Палач, — хмыкнул седой. — Мой род помнит каждую из твоих заслуг… А потому проси, чего желаешь.

— Мне нужно краткое досье на Розалию… — начал я. — Девушка из Академии. Рыцарь-маг. Тёмные волосы с оттенком алого. Носит огромный двуручный меч. Потеряла мать при рождении… И ненавидима отцом с тех пор.

— Мисс Розалия из рыцарского дома Трид вполне подходит под описание, — быстренько просветил меня оборотень. — У меня уже готов документ, но придётся немного подождать, прежде чем его доставят. Что-то ещё?

— Любая информация по месту, называемому Садом Бабочек.

И на этом месте Ликан вздрогнул, его янтарные вертикальные зрачки сузились ещё сильнее, превратившись в тоненькие полоски.

— Не стану врать, Палач, — вздохнул он. — Это место, скрытое ото всех. Включая Совет.

— Тем интереснее, — хмыкнул я. — Выкладывай.

— Это мост между Небесами, Адом и земной твердью, — принялся рассказывать Ликан. — Выглядит как огромная бескрайняя поляна с кучей цветов. В самом центре стоит указатель. В каком направлении пойдёшь — туда и перенесёт.

— Дай угадаю — у этого места есть ещё одно предназначение, — хмыкнул я.

— В точку, — согласился старый оборотень. — Всего десять лет его использовали как тренировочную площадку для великих воинов.

— Один из проектов Тёмного Заката? — нахмурился я.

— Да, осколок, — Ликан вздохнул. — Так как вся энергия сосредоточена в одном месте, там проще взращивать… Ты понял, кого.

— М-да… Если я тебе скажу, что Герой обучался там, ты поймёшь смысл моих вопросов? — раскрыл я карты перед ним.

— Но это невозможно! — едва не подскочил на своём месте старикан. — Ни один человек не допустим к такому священному источнику!

— Он сам мне об этом сказал, — добавил я. — Случайно.

— Неужели Мана специально выбрала его своим посланником? — высказал предположение мой товарищ.

— Стерва могла получить что-то от Предсказательниц… — с сарказмом выдавил я из себя первое слово. — Возможно, она хотела подготовиться.

— Я перепроверю все отчёты за последние тридцать лет, — кивнул Ликан. — Воистину страшные времена, а, Палач?

Я залпом допил виски, опустил стакан и выдохнул.

— И не говори. Ладно, скоро должен придти товарищ от Гены.

— Хорошо. Я, наверно, пойду, — откланялся старый оборотень. — Досье на Розалию будет в течение получаса.

— Буду ждать. Спасибо, Ликан, — поблагодарил я его.

— Да… Пожалуйста, Итан.

Пока я ждал Рыцаря Смерти, в голову не переставали лезть старые воспоминания. Сколько лет назад Тёмный Закат прикрыли? Тысячу? Две?

А ведь идея-то была хорошая. Поставить на поток производство сверхсуществ, способных противостоять сущностям из иного мира. Тем же теням, например. В итоге, конечно, всё пошло не так, как хотелось. В верхушке проекта резко сменилось руководство, и солдат стали готовить к прямому столкновению с одним из Хранителей. Промывали мозги, кормили сказками про вечное рабство, далее по списку…

После уничтожения и поголовного истребления каждого из участвовавших, от них остались крошечные осколки. Закрытые источники всех трёх энергий, как Сад Бабочек. Если Криса действительно готовили там, то Богиня, вероятно, знала о будущем вторжении кого-то похожего на Пожирателя. И захотела сделать Героя максимально сильным для противостояния ему.

Хорошо, всё встало на свои места. Но какое такое предсказание она услышала? Оно точно не заключалось лишь в том, что надо бы своему посланнику дать дополнительную мощь.

Рыцарь Смерти в этот раз появился в боевом облачении, символизируя всю серьёзность нашего положения. Цельный чёрный доспех с закрытым шлемом, сквозь который тёмными льдинами на меня смотрели всё те же знакомые глаза.

Отвесив приветственный поклон, он перешёл сразу к делу.

— Лорд Армагеддон привёл все войска в боевую готовность. Прямо сейчас проходят боевые учения на всей территории Ада, господин. Он просит передать вам готовность придти на помощь в нужный момент.

— Вовремя, — хмыкнул я.

Я рассказал Рыцарю весь диалог с Ликаном, на что он лишь вздохнул.

— К сожалению, в данный момент связаться с Богиней не представляется возможным. Она закрылась у себя на небе и пытается сдержать своё медленное разложение.

— Дерьмо, — выругался я. — Ладно, это подождёт. Передай Гене следующее — мы отправляемся к жрецам церкви. Прямо в логово зверя. Немезида в это время будет собирать бойцов на земле и вытягивать информацию из пойманных теней. Как вернёмся — наверно, придётся мне лично спуститься к вам.

— Полагаю, не с простым визитом на чай? — хохотну Рыцарь Смерти.

— К моему глубокому несчастью, нет, — улыбнулся я. — На этом всё. Спасибо, что пришёл.

— До свидания, господин.

Никаких пожеланий удачи, только поклон на прощание. Постепенно все силы нашего мира встают на уши. На деле противостоять самой сущности с той стороны смогут единицы. Немезида, я, Армаггеддон, Мана и первая Хранительница. Остальные будут сдерживать армию захватчиков. И это только примерный план решающей битвы. Что ж, я рад, что он хотя бы есть.

Ещё через десять минут ко мне прибежал маленький волчонок, принёсший в зубах запечатанный документ. Ага, мисс Розалия.

Она нам не соврала. Всё действительно настолько печально.

Воспитывалась в суровых условиях, никаких вещей по женской части. Только бои, практика и ещё раз бои. С братьями, с отцом, с приглашёнными учителями. О, а вот это интересно…

В досье было сказано, что однажды она сумела победить своего родителя. Надо же, какая способная девушка. Всё-таки глава рыцарского дома это тебе не какой-нибудь орк, чей род практически вымер из-за недостатка женского пола.

Про характер сказано не мало, но занимательными для меня показались два комментария.

Первый утверждал, что девушка обладает маниакальной жаждой к убийству и сражению. Прямым текстом было указано, что она сумасшедший маньяк, получающий удовольствие от вида крови. Второй же говорил о её вечном полагании на саму себя. Мол, она никогда не сражалась в команде и все учебные сражения всегда проводила в одиночку. Время написания этих комментариев разнилось, но их содержание было слишком… разным.

И теперь мы имеем весьма любопытную картину. Сейчас поясню.

Зная о своей врождённой жажде к отниманию жизни, она изолировалась от внешнего мира, специально не позволяя никому стоять плечом к плечу с ней. Она искренне боялась за тех, кто мог увидеть в ней жуткую натуру. Это нормально — пытаться скрыть что-то столь выходящее за рамки.

Но глядя на эти строчки, я почувствовал странную ностальгию. Когда-то и я был таким. А, да кому я вру.

Я и сейчас такой.

Однако нам Розалия доверилась. Или сделала вид. Так или иначе, она нам товарищ, а не враг. И на этом спасибо. Почесав волчонка за ушком, я закурил ещё одну сигарету. Ветер колыхал аккуратно постриженные кустики возле входа в Академию, а звенящая тишина нарушалась только шипением сгоравшего табака.

Лифа, Тсу, Розалия, Крис. Три девушки и Герой. Наверное, прошлое будет вечно меня преследовать. Но на этот раз я уверен и в себе, и в людях, меня окружающих. Да и угроза немного другого типа. Это тебе не погрязшие в своих "увлечениях" детишки.

Докурив, я потушил сигарету, задвинул за собой стул и отправился спать. Так прошли считанные часы до ранней побудки.

Собираясь с утра, я утрамбовал в сумку целую тонну, не меньше, разных эликсиров. Отдельно развесил новую "гирлянду" на своём ремне. В этот раз слоты заняли совсем другие скляночки, но об этом на месте. Клинок уместился за спиной, в ножнах. Из брони я не стал надевать ничего — простая жилетка на голое тело и широкие штаны из мешковины. Максимум свободы, минимум защиты.

У выхода со внутреннего двора уже собрались девушки, Немезида и Герой. Крис переместил свой меч в ножны на поясе, а в плане доспехов последовал моему примеру, благо директор провела полный инструктаж по поводу того, что нас ждёт.

Девушки тоже обновили арсенал — за спиной Лифы красовался светло-жёлтый жезл с изумрудом в навершии. Тсу впервые показала оружие на людях — два коротких изогнутых клинка, больше похожих на инструменты мясника. Впрочем, ассассин и мясник не далеко ушли друг от друга.

Розалия осталась при своём — полный комплект доспехов без шлема и огромный двуручник, которым она махала на тренировках, словно пушинкой.

Почему-то я вдруг испытал странное колющее чувство. Тёмные локоны и вечно скрытое тенью капюшона лицо жрицы, лёгкая беззаботная улыбка на лице принцессы-блондинки, да даже смущённая улыбка Розалии и напряжённая гримаса Криса — всё это так сильно грело сердце, что я даже слегка опешил. Это когда я успел стать таким сентиментальным? С каких пор мне так хочется защитить этих детей во что бы то ни стало?

Я помню, что мне сказала Немезида. Не привязывайся. Ни к одному из людей.

Что ж… Живём, как карта ляжет. Пока что.

Помахав друзьям, я добрался до места общего сбора, а затем Немезида начала последний инструктаж.

— Я смогу доставить вас на место недалеко от главного монастыря. На самом деле это целый комплекс, похожий на замок. В нём заседали главные жрецы церкви, пока их мозги не сварились от воздействия с другой стороны. Помните, я рассказывала про теней? — читала целую небольшую лекцию архимаг. — Это дело рук их большого папы. Жрецы были очень сильными магами, и я не знаю, сумели ли они сохранить свои способности. Помимо них на месте было много более низких чинов. Поэтому будьте готовы к сопротивлению.

Глав церкви всего шестеро. Ваша цель — уничтожить каждого из них. Это должно ослабить существо, которое лезет к нам из другого мира. Всё поняли?

— Да, директор, — ответил за нас Крис.

— Хорошо, — вздохнула Нем. — Тогда я открываю портал.

Пространство перед нами исказилось, приобрело совсем другие черты, словно кривое зеркало. Телепортация на дальние расстояния всегда была тяжёлым испытанием, но для лучшего архимага человечества и эта задача по плечу.

— Удачи вам, — сказала короткое напутственное слово Немезида.

— Положитесь на нас, мисс директор! — кивнула Лифа, забегая вслед за Розалией внутрь.

— Давай скорее, Итан. Ждём тебя на той стороне! — Это уже Герой.

Пауза.

— Иди уже, — улыбнулась директор Академии. — Я знаю, знаю. Буду осторожна.

— И не смей помирать без меня, — хмыкнул я.

— Ага, как же, — рассмеялась девушка. — А с тобой так сразу в могилу прыгать!

— Ха-а… И то верно… — проговорил я, шагая в портал.

Он захлопнулся, едва я ступил на твёрдую землю по ту сторону.

Вот это вид, конечно. Нас перенесло на небольшой холм в шаге от огромных ворот монастыря. Он и правда выглядел как крепость, только кресты на верхушках куполов зданий на его территории выдавали религиозную принадлежность. Но главное удивление заключалось не в массивном комплексе по ту сторону стен.

Вокруг раскинулась прекрасная равнина, настолько вычурно цветастая, что я сперва подумал, что это иллюзия. Однако все сомнения развеялись, стоило нашей группе выдвинуться. Травка покачивалась, цветы пахли, летали пчёлки, стрекотали кузнечики. Настолько красиво и чудно, что как-то и не верилось в то, что живых людей в здании неподалёку больше не осталось.

Розалия и Крис шли впереди, Тсу и я — чуть позади. В конце всех шла Лифа, уже державшая наготове свой жезл. Все помнили обучение, поэтому в слаженности действия нам могли позавидовать и бывалые вояки. Приблизившись к воротам, у нас возникла первая проблема — они были закрыты на массивный замок.

— Так… Тсу, сможешь вскрыть? — обратился к жрице Герой.

— Здесь настолько узенькая скважина, что даже отмычка с трудом пройдёт, — вздохнула жрица. — Увы.

— Я могу попробовать разрубить его, — предложила Розалия.

— Хм… У меня есть другая идея, — высказался я. — Крис, активируй-ка щит.

Едва перед клинком засветилась оранжевая полусфера, я указал на замок.

— А теперь ударь.

С небольшим хлопком на его месте оказалась средних размеров дыра, и дверь со скрипом отворилась. Путь был свободен.

— Ты уверен, что стоило вот так беспечно тратить способность меча? — недоуменно вопросил Крис.

— Действительно… Итан, Розалия ведь предложила разрубить замок, — вступилась Лифа.

— Это могла быть ловушка, — пожал я плечами. — Не забывайте — здесь всё может и будет хотеть нас убить. Поэтому щит — оптимальное решение.

Немного подумав, все согласились. Никому не хотелось нарываться раньше времени на неприятности. Даже Розалия, осторожно погладив рукоять своего агрегата, удовлетворённо кивнула.

Дальше нас ждали распахнутые настежь деревянные двери. Они уже были вполне человеческого размера. Странная страсть человека к гигантизму — никогда её не понимал.

Осторожно войдя внутрь, мы медленно продвигались мимо разбросанных скамей и тел в помещении. Высокие потолки, статуя Богини и алтарь для неё же у стены напротив входа. Всё как в обычных церквях, правда, куда больше и масштабнее.

Тел было на удивление много. Словно не все разом сошли с ума, а упорно сопротивлялись, прежде чем их перебили. Тут явно была борьба — даже паника. И при взгляде на трупы не сразу было понятно, что их убило. Вот на этом — след от директивной магии света. А этот убил себя сам — причём явно этого не желая. Магия образа, даже статичные заклинания — кто-то наступил в только созданную ловушку.

Весь алтарь был залит кровью — уже застывшей, тёмной. Да и от статуи стервы осталась только нижняя часть — нечто или некто разрубил камень надвое. От места поклонения справа и слева были двери, но никакого указания на то, куда они вели, не было. К сожалению.

Однако это и не потребовалось. Едва-едва прошла минута, как мы осматривали место бойни, как одна из створок скрипнула, и в помещение вошёл человек в форме жреца. В абсолютно чистой одежде, попрошу заметить.

— Приветствую вас, о путники, — донеслось до нас. — Что привело вас в такой тёмный час в обитель церкви?

Мягкий мужской голос.

Крис среагировал мгновенно.

— Розалия, первая линия, — раздал он приказы. — Лифа, отойди к центру, ближе ко входу. Тсу…

— Знаю, Крис! — выкрикнула жрица, боясь не успеть до начала атаки.

Мгновение спустя мы ощетинились сталью и магией. А теперь можно и поговорить.

— Мы знаем, что стало с жрецами, — возмущённо произнёс Герой. — Можешь не притворяться.

— Но я не притворяюсь! — развела руками фигура. — Я действительно единственный, кто сохранил разум в этом месте.

— Как-то в это не верится, — злобно проговорила Тсу.

— Ну вы, молодая девушка, тоже в своём уме, — кашлянул жрец. — Так почему не могу быть я?

— Хорошо, допустим, ты нас не обманываешь, — чуть вышла вперёд Розалия. — Тогда расскажи, что здесь произошло.

И он рассказал. В деталях.

Лифу стошнило, я же продолжал попытки поймать взгляд этого человека в капюшоне в процессе его речи.

— Наших отцов подчинили… Уж не знаю, Дъявол или кто-то ещё, но они перестали отвечать на наши просьбы объясниться. А затем с частью братьев произошло то же самое. Мы испугались, но быстро поняли, что они утратили свою человечность. Пришлось сражаться, — на этом месте он тяжело вздохнул. — Это была бойня, вы уже поняли. Утратившие разум могли вставать после того, как в их телах не оставалось целых органов. Многие продолжали ползти с оружием в зубах даже после утраты всех конечностей. Они хотели только одного — перебить нас всех. И им это удалось. Почти. Я воспользовался артефактом нашей Богини — Небесной Сферой.

Но было слишком поздно. Когда все движения в этом зале прекратились, я понял, что остался один. Не выжил никто. А главные жрецы закрылись в своих апартаментах, и у меня совсем нет желания их беспокоить. Мне просто не победить, а артефакт уже утратил свою силу.

— Класс, — сплюнул я. — Понимаешь ли, мы как раз и пришли за жизнями шестёрки главарей.

— Но их ещё можно спасти! — начал он. — Если попросить Богиню…

— Она не придёт, — отрезала Тсу. Мы лишь согласно покивали. — Она не пришла, когда всё это началось, и сейчас ей нет смысла вмешиваться. И если ты всё ещё хочешь ей помочь, то проведи нас в покои жрецов.

— К сожалению, я не могу, — покачал головой мужчина. — Коридоры и двор монастыря полны других братьев, утративших разум. Пустой осталась только библиотека. Там я и живу… Последние две недели. Она здесь, за этой дверью.

— Думаю, будет неплохой идеей почитать древние манускрипты. Как думаете? — обратился к нам Крис.

— Да, конечно, — кивнула Тсу.

— Согласна, — едва придя в себя, отрапортовала Лифа.

— Не помешает… — проговорила Розалия.

— Тогда веди, — подвёл я черту.

Едва мы покинули молельню, как все с облегчением выдохнули. Запах и ощущение близкой смерти никому не понравились. Тсу дала принцессе травяную настойку, от неё девушке стало чуточку лучше. Неплохое начало нашего путешествия по главному монастырю.

Библиотека представляла собой огромные стеллажи с приставленными лестницами. Полки ломились от книг, и не было заметно ни одной пылинки. Словно тут убирались едва ли не каждый день. Присесть тоже было где — прямо возле стола церковного писаря были расставлены несколько стульев. Здесь же лежали несколько мешков с картошкой и луком. Видимо, это была единственная еда для последнего выжившего.

— Здесь точно безопасно? — с опаской спросила Лифа, оглядывая огромные шкафы, из-за тени которых нельзя было разглядеть даже конец библиотеки.

— Я всё проверил, правда, — ответил мужчина. — Моё имя Барион. Так и зовите.

— Хорошо, священник, — холодно произнёс Крис. Никто и не думал расслабляться. Но определённую роскошь мы себе позволили — это разбрестись по разным стеллажам в поисках информации. За столом остались лишь я и сам Барион.

И пока девушки с Героем общались на тему найденной литературы, у нас с ним завязался разговор.

— Почему ты не с товарищами? — спокойно поинтересовался священник.

— Кто-то должен наблюдать за человеком, стоявшем по колено в крови, но в абсолютно чистой одежде, — улыбнулся я ему.

Мужчина хрипло рассмеялся.

— Я переоделся после случившегося. Но я понимаю твоё недоверие. Никто не стал бы так легко слушать одного-единственного выжившего в мясорубке.

— Ты слишком просто об этом говоришь, — добавил я.

— Раньше я был убийцей, юноша, — с места в карьер признался Барион. — И я пришёл в церковь, чтобы до конца жизни замаливать свои грехи.

— Хорошее решение, — сказал я. — Правда, замаливание не означает отпущение, верно?

— Да, — кивнул он. — Я страдаю и по сей час. Но в данный момент есть вещи куда важнее моего жалкого существования. Например, лишившиеся рассудка главы церкви.

— Всё выглядит так, словно ты ждал нас, — поделился я своими подозрениями.

— А что мне ещё было делать? — удивился Барион вопросу. — Ворота были закрыты, перелезть через стены — дело гиблое. Оставалось только ждать, пока кто-то не заявиться в это проклятое место.

— Звучит… Правдоподобно, — поверил я его словам.

— А вот ты звучишь совсем не соответствующе своему возрасту, — ухмыльнулся Барион. — Кто ты?

— У всех нас есть свои скелеты в шкафу, — легонько пожал я плечами. — Верно, Мясник Барион?

И вот теперь я увидел его глаза. Тёмно-красные глаза человека, лично разделавшего словно дичь одну тысячу разбойников и мародёров. Он не совсем из человеческого рода. Это как к душе добавить одну десятую энергии Ада. В обычном случае существо умирает, иногда — сходит с ума и начинает убивать. Но Барион был знаменит тем, что уничтожал зло. В простом понимании.

Один раз выстрелив глазами, он вновь спрятал их в тени капюшона.

— Я не слышал это имя уже много лет, — произнёс он после небольшой паузы. — Что ж, тогда я перестану задавать провокационные вопросы.

— Премного благодарен, — улыбнулся я.

В это время к нам подошли ребята, взявшие каждый по одной тяжеленной книженции. Кажется, они успели скоординироваться, чтобы не принести одно и то же.

— Ну, начнём, — сказал Крис, когда мы все уселись по одну сторону стола. Перед Героем расположились четыре манускрипта, которые шустрые девушки уже успели прошерстить на предмет полезной информации. Теперь нам следовало всё это собрать вместе и попытаться извлечь максимум пользы. Барион затих, приготовившись слушать.

— Сперва мою! — попросила Лифа.

— Ладно, ладно. Ментальная магия и любые её применения, написано почти три века назад… Здесь говорится о высшей магии подчинения, которую в истории использовали всего четверо архимагов. Кроме них тут есть отсылка на некий инцидент, произошедший ещё раньше.

— Это я, я нашла! — принцесса так и сияла от радости.

— Так… — Крис взял в руки другую книгу. — А вот здесь уже описывается полноценная жуть. Много лет назад некое существо проникло в наш мир и попыталось его поглотить. Оно было остановлено, но погибло очень много людей. Его окрестили Пожирателем…

Ого! Тут даже мне стало интересно.

— Теми, кто остановил это существо, были объединённые силы человечества, Небес и Ада. То есть директор, Лорд Демонов и Богиня. И тут важный момент, — остановился Герой. — Сказано, что повели всех в бой две фигуры без имён. И… И всё. Больше про них ни слова, словно специально.

— Однако я нашла кое-что ещё, — поднялась Тсу. — Крис, давай следующую.

— Да. Этот манускрипт очень старый, наверно, он даже старше этого монастыря, — начал Герой. — И вот он полностью посвящён устройству нашего мира. Тут и про войну Ада и Рая есть… И то, что мы искали — информация про те две фигуры. Их здесь называют Хранителями. Как следует из имени, они сохраняют баланс. В тот раз исключительно благодаря им мы сумели отбиться от Пожирателя. Но кое-что меня действительно пугает…

— Что именно? — поинтересовалась Розалия. Да и все мы выражали подлинный желание узнать, что имел в виду Крис.

— Манускрипт говорит, что Пожиратель был невероятно глупым созданием, — пояснил парень. — Он использовал уже упомянутую магию подчинения только в конце битвы, и тогда порабощённых людей быстро истребили. Здесь же указана ссылка на книгу, которая описывает последствия этой магии.

— В первом манускрипте указано, к сожалению, лишь описание и способ её воспроизведения, — добавила Лифа.

В этот момент Барион вздрогнул.

— Что ты хочешь сказать, парень? — прошептал он.

— Сейчас наш мир столкнулся с чем-то куда более хитрым и сильным, — подтвердил его опасения Крис. — Не знаю, Пожиратель ли это, точнее скажет разве что директор. Или один из Хранителей, если мы их вообще увидим.

— То есть в тот раз мы еле-еле справились, а сейчас… — пробормотала Тсу.

— А сейчас нашу Богиню лишили сил, так? Ведь главные жрецы — это основная поддержка веры, да? — с какой-то болью в голосе произнесла Розалия.

— Всё так, — подтвердил Барион. — Что-то хочет вновь позариться на наш мир… Вы знаете про теней?

Мы переглянулись.

— Ха! — вырвалось у него. — Всё ещё хуже, чем я предполагал. Чёрт…

— Я перейду к последней книге, — продолжил Крис. — Теперь мы знаем, что стало с твоими братьями, Барион. Их не просто лишили рассудка. Их убили, а затем подчинили. У них нет даже остатков разума и тем более души. Это жестокая, изуверская магия. Теперь я понимаю, почему её используют только существа из другого мира.

Священник вновь вздрогнул. Поднялся со стула.

— Я… Я не могу их убивать, — произнёс он. — Простите. Но вы должны идти.

— Да, — кивнул Герой. — Ребята, собираемся и на выход.

Покидали мы библиотеку с весьма удручённым видом. Словно огромный камень, ответственность за происходящее уже со всем миром легла на наши плечи. Добро пожаловать в клуб, товарищи. Первое правило стоит оговорить заранее.

Будьте готовы к смерти. Потому что она теперь будет повсюду, куда бы мы не пошли.

Пока мы проверяли снаряжение, разминались и обговаривали стратегию боя, зашла речь и про содержание книг.

— Так кто же эти Хранители? Столько таинственности вокруг этих двух, а информации — крупицы, — раздражённо спросила Тсу. — Если они такие сильные, может, сразу бы помогли нам, а не сидели где-то… Там.

Знала бы ты, жрица, что один из них прямо сейчас рядом с тобой свой клинок осматривает.

— Думаю, они должны быть в курсе всех событий, — пожал плечами Герой. — Уверен, если что-то и впрямь полезет из иного мира в наш, они непременно появятся.

— Надо будет спросить у директора. Она же сражалась с ними плечом к плечу! — произнесла Розалия, делая пару пробных взмахов своим двуручником.

— Да, пожалуй… А ты что думаешь, Итан? — окликнула меня златовласка. — С момента собрания в библиотеке ты странно молчалив.

Кажется, Лифа всерьёз обо мне беспокоится. Вон, какой взгляд серьёзный.

— Думаю, что нам нужно стать сильнее, только и всего, — пожал я плечами.

— Согласна. Если одолеем шестерых главных жрецов, то у нас будет шанс на победу, — продолжила мою мысль Розалия.

Тсу же всё дальше раздражалась.

— Мы вроде делаем что-то важное, но я каждый раз ловлю себя на том, что… Что думаю о бессмысленности. Если в конце всё равно всех победят объединившиеся Ад, Рай и человечество во главе с Немезидой, то какой смысл в наших приключениях? — едва не сорвалась здесь на крик жрица. — Какой смысл в тебе, Крис?

— Если меня призвали, значит, хоть какое-то значение наш поход имеет, — парировал Крис. — А вообще — не забивай себе голову, Тсу. Хорошо?

При этих словах холод у жрицы как рукой сняло. Хорошо, что у них такая связь. Жаль, что Лифа мгновенно сжала кулачки при виде этой милой сцены, но это дело десятое.

— Все готовы? — спросил Герой. — Выдвигаемся!

Покинув помещение с алтарём через другую дверь, мы попали в длинный коридор, соединявший два здания. Он был пуст, но вот дальше шла неописуемая череда событий.

Это был самый настоящий храм. Или место для заседаний. Множество мест, выдолбленных прямо в камне, полукругом спускались сверху вниз, к центру. А вот там находилась ещё одна статуя Богини, уже не облитая кровью и даже целая. Но не это нас беспокоило. А фигуры, фигуры, что разбрелись повсюду, то и дело бившиеся головой о стены и завывавшие на высокой ноте. Каждый отдельный голос складывался с другими, образуя мелодию, сводившую с ума. Не теряя времени, Герой скомандовал.

— В атаку!

Обнажив клинки, мы начали геноцид местных священнослужителей. Или существ, в которых они обратились. Едва поняв, что мы живые и представляем опасность, как они огромной толпой ринулись на нас, кто-то даже сжимая магические жезлы или ритуальные кинжалы.

Но даже это было не самым страшным.

Розалия одним махом располовинила одно из тел по вертикали. Упавшие части продолжили ползти, со склизким звуком трения органов о пол.

— Усиление! — выкрикнула Лифа, накладывая на всю команду щит.

— Тсу, слева! — предостерегла товарища Розалия.

— Вижу! — кивнула жрица.

В два движения она отсекла твари руки, затем методично превратила тело в куски мяса. И каждый из них, вибрируя, продолжал двигаться в нашу сторону.

Лифе, кажется, опять стало плохо. В нас полетели огненные шары, ледяные копья, из порталов выходили големы и скелеты. Кажется, среди священников были и призыватели.

— Итан, меняемся! — произнёс Крис.

— Понял!

Заняв позицию впереди, я начал сдерживать основной напор человеческих тел вместо Криса. Розалия и Тсу уничтожали тех, кто прорвался сквозь мои удары или просто зашёл под другим углом. Герой пытался привести в чувство принцессу, но пока это у него не особо получалось.

— Зигзаг! — на выдохе произнёс я, цельным движением разрубая очередную робу на несколько частей. Големы приносили куда больше проблем — их приходилось убивать, усиливая меч магией, отчего я всё больше отступал назад.

А твари всё не кончались. Здесь их было по-настоящему много.

— П… Подонок! — выкрикнула жрица, отрубая схватившую её за ногу руку. — Крис, нужна помощь! Я пойду вперёд, разберусь с магами!

— Хорошо. Ребята, Лифа пока в отключке, — объяснил Герой отсутствие у нас магической поддержки. — Отступать нельзя!

— Я вас в порошок сотру! — взревела Розалия, одним горизонтальным ударом перерубая сразу несколько тел. А когда они упали, она продолжала с каким-то рыком кромсать их, пока не приходила следующая группа существ.

Тсу с лёгкостью взлетела на верхушку статуи Богини, а с неё перепрыгнула на верхние ступеньки, прямо к магам. Спустя пару минут бойни големы и скелеты постепенно сошли на нет.

Боевая ярость Розалии дала свои плоды — у её ног была целая гора нарубленного человеческого мяса, которое шевелилось в бессмысленной попытке двинуться. Девушка понемногу вырывалась из установленного боевого порядка — всё дальше и дальше, вперёд, не видя ничего, кроме новых целей.

К сожалению, мне нужно было думать о защите Лифы. Поэтому времени на успокаивание рыцаря элементарно не имелось в наличии.

— Поток иссяк! Мы почти закончили! — улыбался Крис.

— У… Усиление! Исцеление! — громко проговаривала заклинания блондинка.

Слегка дрожащий, но уверенный голос принцессы приободрил нас. Даже жрица в пылу своей резни смогла весело воскликнуть "Ура!".

— Цветок битвы, воссияй и пусти корни в этом сражении! — произнесла Розалия, а её доспехи засияли кроваво-красным. Кажется, она единственная никак не отреагировала на возвращение Лифы в строй. — Умрите, ублюдки!

Теперь с каждым ударом её меча ударная волна разрубала даже задние ряды прущих на нас тварей. Жуткое зрелище, даже в таких условиях. Словно и впрямь сражаешься рядом с безумцем.

Покончив с магами, Тсу вернулась к нам, по пути избавив от ног ещё нескольких священников.

Ещё пару минут спустя мы, наконец, закончили. Жаль, что в тех манускриптах не было простого способа упокоить жертв магии подчинения раз и навсегда.

— Фух… Кажется, всё, — выдохнул парень. — Р-розалия?!

Герой едва успел отвести её клинок в сторону. Алый цвет и не думал покидать нашу боевую подругу, наоборот, он стал ещё насыщеннее. И теперь девушка себя явно не контролировала.

— Крис, отойди! — крикнул я.

— А? Сейчас… — услышал он меня.

Мы вновь поменялись с парнем, и новый удар Розалии встретил уже я, легко отведя широкое лезвие в сторону, ударом в опорную ногу подкосив массивную фигуру рыцаря, а затем кулаком отправив Розалию в полёт.

— Н-нет! Стойте! — Лифа выбежала вперёд, закрыв собой упавшую девушку. — Всё! Всё! Мы уже закончили, верно?

— Лифа, сзади! — закричал Герой, но слишком поздно. Огромный двуручник уже летел прямо в шею принцессы.

Никто не ожидал такого исхода. Даже Тсу, самая быстрая из всех, не успела среагировать.

— Штурм… — прошептал я, мгновенно перенося себя на несколько метров вперёд. А затем, прямо за секунду до столкновения клинком, прочёл ещё одно заклинание. — Блиц!

Но я не разрезал меч Розалии, как планировал. Да что это за клинок такой?!

Сталь столкнулась со сталью, а девушка и не думала сбавлять напор. В её глазах давно не было привычного голубого оттенка, их все заполонил тёмно-красный.

— П-противни-и-ик… — с хохотом проговорила она. — У-уничтожи-и-ить!

— Л-лифа… — выдавил я из себя слова. — Убирайся отсюда, сейчас же!

— А… — замерла, не в силах двинуть даже языком, принцесса. — Я…

Златовласка была в таком шоке, что не могла даже пошевелиться.

Положение спасла Тсу, схватив Лифу за руку и буквально протащив подальше от меня по покрытому живой плотью полу.

Крис смотрел на то, как я бьюсь с нашим товарищем, с полным непониманием в глазах. Я же был готов к подобному, но не ожидал, что это произойдёт так скоро. Чёрт подери, Розалия! Это даже не маниакальная жажда убийства, это буквально проклятье!

— Блиц! Блиц! Блиц!

Раз за разом я на огромной скорости сталкивался с её клинком, и раз за разом это не приносило результата.

— О цветок битвы, пустивший корне в этом славном сражении, раскрой свой бутон… — произнесла Розалия, а аура вокруг неё стала более тёмной и ещё более зловещей. А удары теперь наносились с пугающей для двуручного меча скоростью. Мой одноручный клинок, по длине сравнимый с мечом девушки, был куда легче, но она умудрялась быть равной по скорости!

Я грязно выругался, а затем пинком оттолкнул противника немного вперёд.

— Игнис — вспышка!

— А-а-а! — закричала Розалия, разрезая воздух. Я уже был чуть позади, но специально ждал, когда она снова сможет видеть.

Она ударила с разворота, выбив мой меч из рук. И захохотала, мгновенно делая смертельный взмах.

И это стало концом.

— Прикосновения земли, — только и успел промолвить я, одним ударом кулака отбрасывая руку вместе с двуручником прямо в пол. А затем перешёл уже напрямую к избиению его владелицы.

Так как тело слабо, есть способы его усилить. Не только банально передавая магию, как было в сражении с Немезидой, но и используя определённый элемент.

После серии мощных тычков Розалия ещё несколько секунд стояла, пока алый шлейф вокруг её доспехов не погас. А затем рухнула на колени, закрыв лицо руками.

— Эй, Крис… — окликнул я Героя. — Это по твоей части. Иди, успокаивай…

— Твою мать, Итан, что это было? — с дрожью в голосе спросила Тсу. Лифа в её руках всё ещё была без сознания.

Парень наконец вышел из оцепенения, кивнул мне и рванул к Розалии. Тсу, не дождавшись ответа от переводящего дыхание меня, последовала за ним.

— Простите меня… — разрыдалась рыцарь-маг. — Простите…

— Эй, эй, всё нормально, Розалия, — вытирал её слёзы Герой. — Розалия, ты слышишь меня? Это я, Крис!

— К-крис? Герой? — сумела всё-таки рассмотреть нас девушка. — Все… Вы все живы?!

— Нет, мертвы, — нервно хохотнул я. — У-у-у, я призрак! Страшно?

Мой идиотский неконтролируемый смех сотряс стены монастыря.

— Итан, хватит! — осадила меня жрица. — Что это было, рыцарь-маг ты наш? — и внесла свою лепту.

— Я… Наверно, мне стоило рассказать вам обо всём с начала, — повесила голову Розалия. — Но я не думала, что… А, не важно.

И дальше следовала действительно грустная история, которая рассказывала про проклятые доспехи и родовое проклятье, что лежали на Розалии. В целом, смысла там мало, больше всё-таки драмы, поэтому я передам всё коротко. И так еле дышу.

Её род действительно проклят. Какие-то древние существа подарили дому Розалии "идеального воина" — доспехи и ген, что делал из человека безумную машину для убийств. Как вы видите, девушка унаследовала и то, и то. Ничего не напоминает?

Скажите привет Тёмному Закату и ещё одному осколку их проекта. Класс. Я только что сражался с машиной, созданной для уничтожения меня же. Забавно.

Впрочем, я воевал не в полную силу.

Со слов девушки, когда доспехи активировались, она приходила себя в окружении трупов её товарищей. И сегодня был первый раз, когда что-то поменялось. Отлично. Вот только что-то мне не хорошо.

Простояв пару минут, слушая рассказ Розалии, я не выдержал и рухнул на одну из ступенек. Эта битва отняла у меня очень много сил. Естественно, магический запас не просел ни на йоту, но вот тело умоляло об отдыхе.

— Итан? О, проклятье… — Тсу рванула ко мне, но я лишь отмахнулся.

— Я в порядке. Буду, через пару минут. Лучше разбуди Лифу, а то Розалии не помешает лечение.

— Ты… Не злишься на меня, Итан? — спросила Розалия.

Мы лежали друг напротив друга — пламевласая девушка и я, смотря друг другу в глаза.

— Мы — товарищи, — прохрипел я. — И раз уж мы согласились — а мы все согласились — взять тебя к нам, то ты с нами до конца.

— Ха-а… Спасибо. Я до сих пор не могу поверить, что кто-то сумел обуздать мощь этой штуки, — постучала она по доспеху. — Ты словно знал, что что-то такое произойдёт…

— Не говори глупостей, — через силу улыбнулся я. — Просто у меня реакция хорошая.

— Н-нет… Итан, как ты сумел выстоять? Посмотри на меч Розалии — на лезвии неглубокие зарубки, — заговорил вдруг Крис. — Но с какой силой надо было бить, чтобы проделать это с ТАКОЙ толстой сталью?

— Заклинание "Блиц", Крис… — изо всех сил попытался оправдаться я. Не из-за недостатка оправданий, конечно, а из-за еле-еле вылезавших из глотки слов. — Оно сильно меня ускоряет. Поэтому и удары вышли такими сильными.

— Хм… — Герой стушевался. Ох, как же мне всё это не нравится.

— Эм… Ребята, мы кое-что забыли. Плоть больше не шевелится, — указал я на очевидное.

— И правда… — охнула Розалия. — Мы всё же победили?

— Не думаю, — с холодом в голосе произнесла Тсу. — Смотрите туда!

Над центром комнаты проявились шесть силуэтов в тёмно-золотых церковных одеяниях.

Тсу и Крис мгновенно вскочили, приняв боевые стойки, но я понял, что враг не собирается сражаться. Орда живучих тварей была испытанием на прочность. Теперь этот выродок хочет поиграться с нами на другом поле… На котором у него куда больше преимуществ.

Голос раздался одновременно и отовсюду, словно сами стены заговорили.

— Я знаю, кто вы. Я знаю, что вы ищете. Я отпущу жрецов и высвобожу их силу в пустоту, если вы пройдёте испытания, что я приготовил. О герои этого мира.

С его словами возле статуи Богини открылись пять порталов, с яркой надписью над каждым.

— Врата Честности, Врата Любви, Врата Смерти, Врата Героя, и, наконец, Врата Палача, — пробасил голос. — Выбирайте. Но в каждый портал может войти лишь один человек.

Закончив и даже не выслушав наши ругательства, неизвестное существо исчезло.

— Так… — начала Розалия. — У нас здесь настоящая комедия получается.

— Крис… — произнёс я. — Иди во Врата Смерти.

— А? Почему туда? — не понял Герой.

— Истории предыдущих Героев, помнишь? Они встречались со смертью лицом к лицу. Это твой шанс пойти по нужному пути… — объяснил я, а затем сплюнул кровью. Регенерации было всё ещё далеко до её максимального развития.

— Вот чёрт… Надо выбирать, да? — произнесла Тсу, пряча свои клинки за пояс. — Тогда я пойду в… Я бы хотела выбрать Любовь, но… Эй, Итан. Передай Лифе, что я оставлю эти врата ей. Пошли, Крис?

— Ага, — улыбнулся парень жрице.

С этими словами тёмновласая девушка отправилась к Вратам Честности и также, как и Герой мгновение назад, исчезла в портале. Остались лишь мы втроём. Кое-как поднявшись, я открыл сумку с эликсирами, выпил сразу несколько, потом отдал три штуки Розалии. Почему я не воспользовался эликсирами с пояса, спросите вы? Они здесь были бы не эффективны, это раз. И я планировал использовать их в схватке с шестью старшими жрецами церкви, это два.

Всё, с оправданиями закончил.

— Мне уже легче, — проговорила рыцарь-маг. — Кажется, могу встать…

Розалия поднялась, опираясь на свой меч.

— Хоть я и не люблю выбирать, но тут у меня не остаётся иных вариантов — "палач" звучит как-то жутко, — хохотнула она. — Спасибо, Итан. Надеюсь, мы выпьем после этого кружку-другую вместе. А сейчас — вперёд! Спасать мир…

Девушка исчезла во Вратах Героя.

Устало вздохнув, я пристроил Лифу на ступеньках, оставил ей слепок своей памяти в качестве записки и направился к единственным подходившим для меня Вратам. Принцесса — девушка умная, всё поймёт правильно.

Врата Палача, да? Иронично. Должно быть, это существо вполне себе понимает, кто стоит перед ним.

Да уж. Не дай боги тебе попытаться мухлевать, недоумок из другого мира. Иначе, как говорит Розалия…

— Я тебя в порошок сотру.

Улыбнувшись, я прошёл сквозь тонкую плёнку портала.

Сыграем!

Глава девятая. Испытание Врат

— Ну и темно же здесь… Светлячок.

Маленький, размером с мою ладонь, шарик света слегка помигал и погас. Замечательно. Антимагическая область. Что может быть лучше!

— Ничего, — со вздохом ответил я себе. — Буквально.

И действительно — ни одно заклинание похожего типа не могло продержаться в моих руках дольше пары секунд, после чего развеивалось. Но я явно был в каком-то помещении — в длинном коридоре с каменными стенами и полом. Больше информации получить не удалось, потому что ни запахов, ни звуков тут не имелось. Моё собственное дыхание пару раз едва не оглушило, столь громким в абсолютной тишине было движение воздуха.

Позади прохода не было, поэтому я, пару раз ругнувшись про себя, направился вперёд, ощупывая пространство вокруг.

— Прошу, только не говорите мне, что это бесконечный коридор… Я ж не выдержу и камня на камне не оставлю.

Только придётся снять ещё пять уровней печати, а это чревато. Когда я подумал, что существо, захватившее жрецов, поняло, кто перед ним, я ошибся. Потому что никто не предлагает такое скучное испытание для Хранителя, это элементарное неуважение!

— А ты смелый человек, Итан, — окликнули меня из темноты.

Первой реакцией был меч, разрезавший воздух в той стороне, откуда доносился голос.

— Ну, ну, — теперь уже позади. — Ты не сможешь задеть меня, парень. Даже не пытайся.

— Когда мне так говорят, мне часто хочется врезать такой личности, — процедил я.

Я решил прижаться к стене, одной рукой держа клинок, второй сжимая за пробку один из эликсиров на поясе.

— Ты пришёл сюда со своими друзьями. Уверен, что хорошей идеей было разделиться? — вкрадчиво начал собеседник.

— По-моему, ты внятно сказал, что в каждые врата может войти только один, — пожал я плечами.

— Ха! — хмыкнул он. — Похоже, не в твоих силах понять, что я отличаюсь от того чудовища.

— Тогда кто же ты такой? — задал я вполне логичный вопрос.

— Один из шести несчастных, что поработили тени, — сказал голос, и я услышал в нём печаль. — Он заставил нас служить ему в испытаниях, взамен сохранив хоть какую-то иллюзию жизни.

— И вы спокойно согласились? — как ни в чём не бывало спросил я.

— У нас не было выбора, — хрипло рассмеялся священник. — Он начал издеваться над братьями на наших глазах.

— Барион сумел остановить резню, — приоткрыл я часть правды. — Но было слишком поздно.

— Я всегда знал, что именно у этого человека хватит ума использовать артефакт церкви, — с теплотой отозвался о нашем случайном знакомом голос. — Рад это слышать.

— Почему ты так хладнокровен, старик? — поинтересовался я. — Вы фактически уже мертвы.

— У нас всё ещё есть шанс подсобить в уничтожении твари, желающей уничтожить этот мир.

— Так это Пожиратель? — в лоб уточнил я.

На целую минуту голос замолк, переваривая услышанное.

— Вы были в библиотеке монастыря?

— Вместе с Барионом, да, — кивнул я.

— Тогда мой ответ — нет, Итан, — назвал меня по имени священник. — Оно куда страшнее его… Оно может читать любого человека, словно открытую книгу. Даже объединившись, мы вшестером не смогли противостоять этой пугающей способности.

— Это же не чтение мыслей, — не понял я. — Чего бояться?

— У нас у всех есть семьи… — протянул собеседник. — Внуки, правнуки. Думаешь, легко так просто отказаться от них?

— А, вот в чём дело, — не смог сдержать я смех. — Он ищет тех, кто дорог вам, а затем угрожает. Настолько старая схема, что у меня глаз зачесался.

Я смеялся около минуты, прежде чем у старика сдали нервы.

— Почему тебе так смешно, парень? Неужели ты не боишься, что оно придёт за твоими друзьями? — в голос жреца звучала боль и непонимание.

— Я не буду отвечать, старик, — произнёс я, прикурив от вспыхнувшего на секунду огонька на пальце. — Наоборот, я задам тебе другой вопрос. Знаешь ли ты, почему это место называется Вратами Палача?

— В мои обязанности входит провести попавшего сюда человека через ад из его собственных воспоминаний и заставить убить в конце проекции его самых близких людей, — признался священник. — Если он не справится, то сойдёт с ума — так это работает…

— То есть всё испытание будет строиться исключительно на воспоминаниях? — не скрывая улыбки, спросил я.

— Всё так.

Я едва смог сдержать очередной приступ смеха.

— Да-а… Интересно, какой эпизод из десяти тысяч лет мне здесь покажут, а?

— Т-ты уже сошёл с ума? — обеспокоенно вопросил старик.

— Нет, нет, священник, всё в порядке, — отмахнулся я. — Веди меня.

— Следуй вперёд. Остановок будет несколько, и я не смогу больше заговорить с тобой, пока не дойдёшь до конца.

— Жаль, — вздохнул я. — Ну, спасибо.

— Ты очень странный человек, Итан, — с каким-то презрением сказал мне на прощание жрец.

А я же прошёл дальше, уже не боясь и не прощупывая каждый шаг. Сначала впереди показался свет. Он всё ширился, приближаясь, а потом и вовсе взорвался ослепительной вспышкой, заставив зажмуриться. Когда я открыл глаза, вокруг была тюрьма. Ожидаемо. Единственное, что могло смутить — допотопные факелы, без магической начинки. И кандалы, тусклым блеском не привлекающие к себе никакого внимания обычного заклинателя.

Человеком, в них закованным, был я. Исхудалое, едва двигающееся тело. Как интересно смотреть на старого себя, подумал я. Такая ретроспектива действительно позволяет узнать много нового.

Например, что в моих глазах уже горит ненависть и отвращение ко всему миру. К несправедливости.

— Та-а-ак… — протянул я. — Я должен себя спасти, или просто смотреть?

Естественно, мне никто не ответил. Только открылась дверь в камеру, и из воздуха во внутрь вошла женщина в тёмно-фиолетовом наряде. В пламени факелов можно было разглядеть корону из тёмного золота на её голове. Королева при параде!

— Как вам новые покои, сэр? Всё ли устраивает? — ехидством в её голосе можно было обмазаться с ног до головы.

Пауза.

— Сопляк! Какой же вы мусор, отребье… — рассмеялась в полный голос женщина. — Только портите репутацию Герою!

С каждым словом королева била каблуком свернувшегося в позе эмбриона меня. Била точно, стараясь попасть по нервным окончаниям или горлу. Так не избивают со злобы. Так унижают из желания прикончить надоедливую муху, о которую не хочется марать сталь.

— Забавно, но когда я принёс этому Герою твою голову, на его лице была такая же отвратительная гримаса, — улыбнулся я. И тут же вздрогнул от неожиданности.

— Кто здесь? — Королева резко развернулась и начала вглядываться в полутьму, пытаясь разглядеть силуэт.

Как она может меня слышать? Что за бред?

— П-прошу… — простонал я из далёкого прошлого. — Не надо больше…

Да, я хорошо помню, что просил пощады. Даже слишком хорошо.

Сигарету пришлось зажечь заново, отчего женщина, только повернувшись обратно, вскочила вновь. И закричала.

— Кто здесь? Что тебе нужно? Кто ты такой, черт возьми?

Я затянулся, выдыхая дым.

— Поддерживающий баланс.

— К-какой знакомый голос… — Королева невольно обернулась на меня из прошлого. — К-как?

— Я бы лучше спросил "где", — хохотнул я.

— Стража! — вскричала королева. — Стража, здесь убийца!

— Ох… — сокрушённо вздохнул я, смотря на лестницу, со стороны которой уже слышались удары бронированных сапогов о камень. — Ладно, я сыграю по твоим правилам.

Одним резким движением я спрессовываю горящую сигарету о глаз первого стражника, под оглушающий крик боли насаживаю трясущееся тело на меч. Рассекаю по вертикали вверх, превращая крик в бульканье.

Отражаю короткий клинок в сторону, коротким ударом перерезаю горло, заставляя уже второй труп рухнуть на пол. Расправляюсь с остальными, не тратя на человека больше двух действий. В конце концов в тюрьме воцаряется тишина. Слышно только тяжёлое дыхание королевы, прижавшейся к стене.

Я стряхнул кровь с лезвия, убрал меч в ножны. Шагнул в камеру. Улыбнулся, зная, что в свете факелов это выглядит максимально жутко. Жаль, до полной версии улыбки Палача, заставлявшей вздрагивать абсолютно любое живое и неживое существо, мне ещё далеко.

— Повторная месть уже холодное блюдо совсем не в переносном смысле, — хохотнул я. — Это, блин, десерт.

Я хлопнул ладонями, разбивая в них оранжевую склянку. И голыми руками под визги королевы отделил её голову от тела. Едва я закончил, как вокруг вновь вспыхнул белый свет.

Меня перенесло в другое место. Теперь вокруг была тёмная материя, заменившая всё, кроме островка земли, на котором я стоял. Каменная глыба уже потрескалась, ведь щит, закрывавший живых и потерявших сознание, был слишком маленьким. А! Естественно, я был там не один.

Я уже осознал, куда именно попал. Это момент уничтожения Пожирателя — последние стоящие на ногах защитники мира объединяют силы, чтобы сокрушить тварь. Армагеддон и Мана уже лежат, не шевелясь, Немезида отражает магические атаки со всех сторон, пока я и первая Хранительница переводим дыхание.

Вместо каких-то действий я просто сел там же, где стоял.

Спустя пять минут всё было кончено. Тёмная материя — она же бездна — исчезла. Весело мир спасать, да? Ни капельки.

— Мана и Гена закрылись от своих подчинённых и людей на триста лет, восстанавливаясь, — вспоминал я. — Мы с Анной тоже не выходили на свет порядочное количество времени. Мир вообще никто не трогал, а потом пришлось исправлять последствия. Люди едва не подумали, что их мир покинула магия. Трудное было время…

А сейчас — ещё хуже.

Вновь вспышка, и теперь я стою перед человеком в одеянии жреца в каком-то святилище. Множество свечей, алтарь в виде каменной плиты, парившей в воздухе. Полагаю, сейчас начнётся главное действо. Посмотрим.

— Ты успешно прошёл через ад своих воспоминаний, — со странной дрожью сказал жрец. — Что чувствуешь?

— Пара приятных мыслей и ярое желание набить кому-нибудь морду, — развёл я руками. — А что ты ожидал?

— Чего угодно, но не этого, — едва выдавил он из себя слова. — Я… Не могу в это поверить, но это правда Вы.

— Кто?

— Второй Хранитель, — припечатал он. — Для меня существует возможность смотреть за тем, что происходит с испытуемым. Я видел всё… Что видели Вы.

— Пожалуйста, давай на ты, нормально же общались, — раздражённо произнёс я, не найдя иного выхода, кроме как присесть на холодный пол.

— Как пожелаешь, — кивнул старик. — Это большая честь, увидеть одного из вас своими глазами.

— Рад за тебя, жрец, — кхэкнул я. — А где, кстати, тот самый дорогой мне человек?

— Я был удивлён, но здесь никого нет, — произнёс священник. — Вообще. Обычно сами Врата помещают сюда нужную проекцию… Но сейчас место пусто.

— Потому что у меня нет близких, священник, — протянул я. — Нет тех, за кого я буду убивать. Я сохраняю баланс нашего мира, а потому я не могу быть предвзятым. Это бремя Хранителей, и мы несём его с честью. Именно оно делает нас сильнее любого ныне существующего создания, будь то человек или животное, недобожок вроде варварского или гомункул, сотворённые ритуальной магией.

— Как же вы живёте?! — вдруг сорвался старик. — Я отдался в добровольное рабство, лишь бы спасти улыбку моей внучки! А вы… ты, словно магическая машина, без души!

— Ну, с душой ты явно перегнул палку, — поправил я его. — Существо без неё не может стать Хранителем. Поверь, я знаю.

— Почему… — прошептал жрец. — Почему вы не спасли нас, когда существо пришло в монастырь?

— Я не добро, человек, — спокойным голосом ответил я. — И я не зло. Я Хранитель. Я не действую из своих собственных соображений. Я соблюдаю баланс. Из-за вашего исчезновения он был нарушен. Я просто выполняю свою работу, как и должен.

— Видимо, мне никогда этого не понять… — прошептал священник.

И тут я заметил на лице старика слёзы. Можно представить боль, которую он ощутил сейчас, когда понял, что спасения не было и быть не могло.

— И… Извини меня, — сокрушённо вздохнул я.

— За что? — не понял он.

— За это.

Эти слова я произнёс уже отвернувшись от жреца. А когда обезглавленное тело упало на пол, меня в помещении уже не было.

Его нужно было убить. Иначе сила священника перейдёт к существу с той стороны. Что ж, я рад, что смог сделать его смерть безболезненной и быстрой. Одной из лучших, что может получить человек.

Это была не магия, если вы спросите. Это был один короткий и очень быстрый удар, с идеальной точностью перерубивший шею. Единственное, что я мог подарить человеку, попавшему в плен не по своей воле.

Такова ситуация. Таков баланс. И, по совместительству, моя работа.

Меня перенесло не в зал, где мы бились с обратившимися жрецами. Нет, совсем в другое место. Здесь было куда меньше мёртвой плоти и церковной атрибутики.

Но смертью пахло один в один так же.

Мрачную атмосферу создавали серые облака и пепел, покрывший всё пространство вокруг. Он же витал в воздухе, стоило сделать шаг. Запаха гари, к удивлению, не было. Зато был ещё один старик, сжимавший посох. Под его ногами была кровь.

— Полагаю, ещё один высший жрец? — хмыкнул я.

— Здравствуй, Палач, — словно гром, пронёсся его голос по ушам.

— Хах, а я ошибся, — посетовал я.

В глазах человека не может быть столько бездны. Никому не рекомендую смотреть в них, только если не хотите мгновенно сойти с ума от образов, залезших в ваш череп и вскрывших сознание. Сейчас передо мной был даже не остаток души священника, не её воплощение. Передо мной стоял виновник всего торжества — и излучал он поистине ужасающую ауру.

— Насколько я помню, Пожирателя очень ограничивали тела людей, — хмыкнул я.

Он кивнул.

— Да. Но я пригласил вас всех в это испытание не ради убийства, — разоткровенничалось существо. — Для него есть куда более подходящее время и место.

Я тяжело вздохнул. Ненавижу загадки. Особенно от таких типов.

— Так это что-то вроде комнаты ожидания? — хохотнул я. Или ты специально перенёс сюда только меня?

— Ты заслужил награду за свои старания, — произнёс он. — Поэтому я позволю тебе посмотреть, что происходит с твоими друзьями.

— Крис, — не задумываясь, произнёс я. — Покажи мне Героя.

— Как пожелаешь, — улыбнулся старик, взмахнув посохом.

Средних размеров прямоугольник серого пространства помутнел, а затем я увидел поле битвы. Не самое большое, но там было две очень важные детали. Как можно было понять, это одно из воспоминаний Криса. При виде множества тел я лишь хмыкнул — следовало ожидать чего-то такого от человека, обучавшегося в Саду Бабочек.

Тёмный Закат хорошо подходил к подготовке будущих солдат.

Итак, первая деталь. С самого начала просмотра мне бросилось в глаза то, как шёл Герой. Он не был шокирован, он просто изучал. Так ходят по полю с цветочками, но никак не по месту недавней мясорубки. Он приходил сюда много раз, это точно. Бродил, наблюдал. Что именно? Прелесть смерти?

Пока что сей вопрос остался без ответа.

И деталь номер два. Ещё один человек, что был изображён вместе с парнем. Лифа выглядела куда моложе, буквально маленькой девочкой, на которой боевой доспех смотрелся особенно странно. Более того, она словно искупалась в крови — весь силуэт, с ног до головы, отблёскивал тёмно-алым. Теперь до меня дошло.

Это она устроила всю бойню. Эта весёлая, слегка неловкая девушка. Её всегда было сложно воспринимать всерьёз. Почему я не увидел за этой простодушностью чего-то иного, столь жуткого по человеческим меркам? Не знаю. Ещё один вопрос без ответа.

Но Крис явно шёл по направлению к ней.

Мимо множества изрубленных тел, мимо искажённых в гримасе предсмертного ужаса лиц, чьи черты уже невозможно было разглядеть. Так, словно Герой делал это много, много раз. Врата Смерти, верно? И почему я не удивлён.

Что-то было не так с этими двумя, с самой первой встречи. Хладнокровный герой, пылкая принцесса, по-детски наивно в него влюблённая. Это было столь привычно, клишированно, что я повёлся. Поверил в такую красивую сказку. Сколько лет живу, а до сих пор не понял, что наш мир совсем не волшебный.

Здесь не бывает чудес.

Так кто такие Лифа и Крис на самом деле?

Очнулся я от размышлений одновременно с концом сцены. Герой одним движением обезглавил девушку, а затем изображение пропало, оставив ещё больше вопросов.

— Ты слишком многое мне даёшь для награды за "испытание", — обратился я к врагу.

— Эти двое… Единственная существенная угроза для меня, — солгал старик. — Поэтому я хочу, чтобы ты её ликвидировал.

Я не стал смеяться. Такие существа не умеют блефовать или шутить.

— С чего ты решил, что я стану тебе помогать? — выгнул я бровь.

— Это ты узнаешь, когда найдёшь меня, Палач, — хохотнул он. — А теперь прощай.

Не знаю, предвидел ли это гад с другой стороны. Но тело старика пополам разрубить я успел. А вот чёрная субстанция, что утекла в землю, меня совсем не порадовала. Убежал, зараза.

— Что ж, два жреца есть, осталось четыре, — вздохнул я.

Потом меня вновь поглотил свет, перенося в другую локацию. Грёбанный калейдоскоп, тьфу. Не путать с заклинанием, выжигающим души.

Зрение вернулось перед воротами какого-то замка. Солидного, но не богатого. Створки, кстати, были вынесены внутрь одним мощным ударом. Думаю, я знаю, куда попал.

Пройдя внутрь, я увидел то же, что и везде — множество тел с отрубленными конечностями. Трудно было не узнать владельца по огромным срезам, оставленным клинком.

Откуда-то из внутренних зданий раздался душераздирающий крик. Когда я вбежал в тронный зал, то застал Розалию, пытавшуюся сдержать порыв слёз. Над ней парил призраком один из стариков.

— Ты не смогла спасти своих товарищей. Ты настоящая неудачница, жалкая, жалкая неудачница, — нашёптывал он. — Сколько вы прошли вместе? Год? Два? Ты не смогла сдержаться и убила их своей рукой. Ты не справилась с проклятьем, и теперь они мертвы. И ничто не способно вернуть их…

Огромный меч с грохотом рухнул о каменный пол.

Вокруг Розалии лежали тела, одетые как искатели приключений. На ком-то была ученическая униформа, на другом — кожаный доспех. Старая команда девушки-рыцаря, ясно.

— Ненавижу… Я ненавижу эту броню… Свои чёртовы гены… — дрожащим голосом начала Розалия. — Да горите в Аду!

Она буквально начала сливаться со своими доспехами, сталь врастала в плоть с ужасающим шипящим звуком, в то время как воздух вокруг фигуры стал окрашиваться в знакомый алый. Девушка поднялась, взяла клинок в обе руки, занесла над головой.

И обрушила один мощный удар на голову жреца. Тот растворился с пространстве, что разъярило Розалию. Она вновь закричала.

— Розалия! Розалия, это я, Итан! — вышел я наконец из тени.

— Итан? — обернулась она ко мне, и в глазах я прочитал ужас вместе с отчаяньем. — Н-но как..?

— Прошёл испытание и оказался здесь, — не раздумывая соврал я. — Кажется, ты потеряла связь с реальностью. Не забывай, у нас есть миссия куда важнее, чем самокопание.

— П-прости… — еле выдавила она.

Девушку шатало, она едва стояла на ногах. Алый цвет постепенно поглощал и её — кожа менялась окончательно, сливаясь с красным металлом в единое целое.

— Уже слишком поздно, — улыбаясь, произнесла Розалия. — Я знаю, что ты можешь остановить активированные доспехи… Но это терминальная стадия. Тебе придётся убить…

Здесь она захрипела, упала на колено, пытаясь договорить.

— Итан… Пожалуйста… — слово за словом договорила она. — Убей меня.

Дерьмо. Аура вокруг становилась всё более и более пугающей. Даже имея в голове знания о множестве заклинаний высшей магии, я уже не был уверен в лёгкой победе. Но какая к чёрту победа, когда она сама прости о смерти?

— Эй-эй-эй, у нас в планах ещё мир спасать! Не самое удачное время для "убей меня", знаешь ли! — выкрикнул я, пытаясь пересилить шум ветра, поднявшегося от воздействия доспехов на воздух.

— Прости… — девушка из последних сил попыталась улыбнуться. А затем её лицо полностью покрыла тёмно-алая маска. Всё движение прекратилось, показалось, что даже время замерло. Передо мной стояла не Розалия, но активированное оружие. И оно уже нашло свою цель.

— Вот поэтому я ненавижу спасать мир. Здесь никогда не обходится без жертв, — вздохнул я, вынимая клинок. — Зачарование, пятый класс. Элемент — воздух. Или, как любят это делать с пафосом архимаги… Аэро, ле вадо.

Меч в руках засветился зелёным, свечение постепенно перешло только на лезвие и там осталось.

Первый клинч начался за доли секунды. В этот раз вес оружия Розалии не ощущался от слова совсем. Она управлялась с ним так, словно прожила не мало лет, сражаясь исключительно этим двуручником.

Серии ударов, не прекращавшиеся на секунду, заставили меня оценить ситуацию заново. Что мы имеем?

Непробиваемые ни одним из известных способов доспехи, огромную скорость, огромную силу атаки. Вместе с бесконечной выносливостью эти пункты были настоящей проблемой.

Зачарованный мной клинок не должен был пробить металл, наоборот, я искал промежутки между ударами Розалия, но никак не мог их найти. Она буквально не создавала даже маленькой лазейки, что с учётом безумной скорости нашего сражения выглядело воплощением слова невозможно. Хотелось вырубить девушку, не причиняя критического ущерба. Однако она стала чёртовой консервной банкой, которую даже поцарапать-то было невозможно!

Элемент ветра увеличивал скорость самого меча, что сыграло мне на руку. До тех пор, пока девушка не закричала вновь.

В этом крике было мало человеческого. Даже больше — там не было ничего, кроме жажды уничтожения.

Идеальное, мать его, оружие. Неостановимое, неутомимое, всесильное.

Совершив намеренный удар по касательной, я отпрыгнул, увеличивая расстояние. Доли секунды на то, чтобы наложить новое заклинание.

— Калейдоскоп, — шепнул я, вновь возвращаясь в бой.

Вода, воздух, огонь, земля, тьма, свет… Шесть одновременных зачарований, для простоты объединённых в одно название. Если не получится оглушить, так хоть остановлю стремительное разрушение души. А вы как думали? Проклятые вещички не зря имеют такое громкое название. Бедная Розалия.

Удар. Удар. С силой отвести двуручник в сторону, долбануть по горизонтали в одну из пластин доспеха.

Я невольно улыбнулся. Так весело!

Уклониться от бесчисленного количества коротких тычков в горло и лицо. Уйти в сторону от вертикального удара, избежать ловушки в виде разворота корпуса и удара ногой во всё то же многострадальное лицо.

Никогда бы не подумал, что рыцари могут так двигаться.

Я продолжал наносить удары, уклоняться, стараясь не метить на инстинкте в глаза.

Чем дольше шёл бой, тем шире я улыбался.

— Это весело! Весело! ВЕСЕЛО! Слышишь, Розалия? — растеряв контроль, я ударил плашмя, заставив алую маску треснуть. Девушка, или то, что от неё осталось, взревела, атакуя меня с новой яростью.

В её броне образовались здоровенные вмятины. Я не мог их пробить, однако медленно, но верно разрушал их структуру. Когда сила заклятья на мече сходила на нет, я просто обновлял её, не прекращая бить.

Первый раз меня отбросили, воткнув огромный двуручник в предплечье. Едва не потеряв сознание от боли, я со всей доступной скоростью снял себя с клинка и постарался атаковать только неповреждённой рукой.

Это резко снизило мою мобильность, поэтому кровь вскоре пропитала и правое бедро.

Даже со всеми наложенными усилениями, Розалия всё ещё была смертоноснее моей скромной персоны. И знаете что? Меня это веселило! Заставляло улыбку держаться и дальше, когда я специально позволил девушке пронзить вторую ногу, чтобы несколько раз ударить её доспех вновь.

Кровь пропитала большую часть моей одежды. Никакой брони на мне не было, да и если бы была, она бы не особо спасла положение. И спустя десять минут беспрерывного боя я понял, что начал уставать.

Давала знать о себе кровопотеря, ныли мышцы, приходилось прибегать к совсем диким кульбитам, чтобы вновь и вновь уклоняться от невероятно быстрых рассекающих движений.

Пару раз, улучив момент, я ударял эфесом меча прямо по маске, скрывшей лицо девушки. Однако это не принесло результата.

Блиц здесь невозможно было использовать, так как после него я на секунду не могу двигаться — действовал побочный эффект от быстрого ускорения. Молния позволяла сблизиться с Розалией, но не давала ударной силы, необходимой для пробития обороны.

— Неужели потеря товарищей может превратить кого-то вроде тебя в жуткую машину без души? — растерялся я. — В оружие? Розалия, мать твою…

Я уже не был способен отбивать её атаки, поэтому приходилось минимизировать ущерб, подставляя конечности, не давая достичь органов и головы.

— Эй, не делай вид, что не слышишь! — продолжал кричать я. — Там, под маской, всё ещё мой товарищ, верно?

Словно биться головой в стену — бесполезно и болезненно. А ещё — глупо. Глупо надеяться, что мозги этой девушки ещё не стекли аккуратной лужицей на дно её сознания. Насчёт души даже я не могу сказать. Может, уже слишком поздно. А может, самое время.

— Ладно, ладно. Не хотел я к этому прибегать, но придётся. На-и-шра-та! — выкрикнул я, жертвуя одной рукой, ладонью второй же впечатывая маленький синий шарик в лицо девушки.

Её широкий клинок отрубил мне конечность, уйдя наполовину в пол — так сильно она ударила.

— Дро-и-та нэс но-ла-ра-да… — договаривал я, пока девушка, отпустив клинок, вцепилась в мою ладонь, пытаясь оторвать её от своего лица.

В ответ я усилил напор, лишая Розалию равновесия. Она рухнула вместе со мной, так и не захватив с собой меч. Тем лучше. А ещё раздался отчётливый треск — это маска на её лице постепенно разрушалась.

Девушка закричала, разрывая мне кожу в попытке переломать пальцы.

— А-А-А!

Это был уже мой крик. Рыцарь-маг ударила второй свободной конечностью, превращая моё тело в мешок с переломанными рёбрами. Часть из них впилась во внутренние органы, но времени на регенерацию у меня не было.

— Рэ-да-фи-но-до… — Моё дыхание участилось, а перед глазами поплыли тёмные пятна. — Дро-да нэс!

С последним словом маска Розалии рассыпалась кучей алых осколков, а я ощутил в своей спине чужеродный предмет.

— Не думал, что ты умеешь управлять своим мечом на расстоянии. Что ж, этого следовало ожидать… — прохрипел я, используя последний оставшийся воздух.

Огромный двуручник вошёл внутрь корпуса, перерубив позвоночник и повредив лёгкие. Дерьмо, дерьмо и, ещё разок — дерьмо.

— Итан… — раздался знакомый голос. — Итан, что ты… О боже, Итан!

Девушка попыталась двинуться, но я сделал это чуть быстрее, просто завалившись в сторону, освобождая ей место для манёвра. Кое-как встав на четвереньки, она пробежалась взглядом по лежавшему на боку мне, а в её глазах читался ужас.

— О… освободилась? От проклятья этого… — вновь прохрипел я, выпуская вместе с воздухом кровь. — Ну как… На свободе-то?

Если б мог — улыбнулся.

— Ничего не говори, прошу тебя, — пытаясь не заплакать, сказала девушка.

Розалия попыталась наложить какие-то чары, но они просто не сработали — клинок в моей спине блокировал любые направленные заклинания. Антимагическая зона. Локальная такая. На одного меня.

— Как ты вообще смог избавить меня от гена? — задала она глупый в таких обстоятельствах вопрос.

Девушке ничего не оставалось, кроме как вести со мной беседу. Сделать что-либо было не в её силах.

— Высшая магия, Розалия… — хмыкнул я. — Но я не знал, что всё получится так. А ты полна сюрпризов…

— Опять… — ударилась в истерику Розалия. — Опять я не могу спасти своего друга… Почему? Боги, почему я такая слабая?!

Кажется, разум окончательно оставил девушку. Она подняла лицо к небу, прокричав всю фразу, закрыв глаза.

— Итан… Прошу… — прошептала она. — Прошу, не умирай…

— У меня меч, мать его, в спине… — выдавил я. — А ты — не умирай… Легко говорить, когда сама целая…

Тело постепенно немело. Скоро я и говорить не смогу, пока не снимутся все печати. С одной стороны, охренеть какой драматичный момент, с другой — скоро последует новый сюжетный твист для Розалии. Годы тренировок, несколько месяцев дополнительной подготовки, и всё это ради нескольких выигранных секунд у "смертного" одра.

— Поворчи ещё немного, пожалуйста… — сказала Розалия.

Она заплакала, прямо так, сидя на коленях рядом со мной. О боги, и почему девушки так эмоциональны? Эта вещь у них только с возрастом уменьшается. Вспомнить хотя бы Немезиду — та никогда не плакала при мне. Ладно, вру. Было. Но только один раз! И ситуация тогда тоже была… Определённая.

— Эй, Розалия… — окликнул я притихшую особу. — Это ты не умирай. Впереди ещё много опасностей, и вместе с Крисом… Кха… У вас есть все шансы их одолеть.

— Это я должна была быть на твоём месте! — закричала она. — Почему ты просто не убил меня? Зачем?! Я же ничего для вас не значу!

— Что за бред ты несёшь… — через невыносимую боль улыбнулся я. — Я же сказал — мы тебя приняли. А значит, ты такой же товарищ, как я для Криса или Крис для меня.

— Но почему ты пожертвовал собой? В чём смысл? — не сдерживалась девушка.

— Просто у твоего проклятья любопытная особенность… — вдруг выдохнул я, поднявшись, и осторожно размяв свою спину. — Ох, кости…

Силуэт, видимый лишь на переферии, наконец-то догорел в чёрном пламени. Вот и ещё один жрец готов. Его гибель была не такой короткой, как у моего, но за свои деяния он не заслужил иной.

Пришлось активировать мгновенную регенерацию. Она стоила мне порядочного количества энергии, зато новая рука появилась сразу, без опозданий. Органы вставали на свои места, от ссадин вообще не оставалось и следа.

— К-как ты… — округлила глаза Розалия.

— Сейчас объясню, прежде чем ты спросишь ещё что-то, — приготовился я повествовать. — Для краткости — высшие заклинания имею огромную отдачу. В твоём случае это была жизнь другого человека. Я бы не смог даже начать, если бы не был полностью готов к смерти. Один… Всего один маленький трюк. Его получилось провернуть, и теперь твой жрец мёртв.

— Ч-что ты сделал? — всё ещё не понимала девушка.

— Кроме нас двоих, здесь есть ещё одна душа, — со вздохом продолжил я. — И так сложилось, что я смог заставить чары подумать, что тот человек — это я. Так что теперь, повторяю, у нас стало на одного жреца меньше.

— Он умер? — уточнила Розалия.

— Абсолютно точно, — кивнул я. — Этой магии невозможно противостоять.

— О, боги, Итан… — она залилась слезами, а потом кинулась обниматься. — Почему ты меня так напугал?

— Позволь я для начала достану твой меч, — кхэкнул я.

— Да, конечно, — охнула девушка.

С противным звуком клинок покинул моё тело. Ох, даже дышать стало легче. Если бы я не проворачивал что-то подобное раз сто в своей долгой жизни, я бы сейчас сидел с выпученными глазами и кричал, благодаря богов за то, что остался на этой земле. А так, просто чтоб вы знали — играть со смертью весело. Пока не начинаешь проигрывать.

Ещё раз популярно всё объяснив Розалии, я выслушал очередной поток слёз и пресёк на корню любые высказывания по типу "Не стоило", "Лучше б я умерла", и прочая, прочая.

— Ты потрясающий, Итан… — призналась она.

— Не нужно, Розалия, — отмахнулся я. — Я попрошу тебя сохранить в тайне моё владение высшей магией.

— Конечно, я всё понимаю, — мигом на всё согласилась Розалия. — И всё же… Не скажешь, кто ты такой?

— Парень с Чёрного Рынка, кузнец, чародей, воин, — принялся перечислять я. — Пока это всё, что тебе нужно знать.

— Ха-а… Как скажешь, — покивала она. — И всё равно, спасибо тебе. В этот раз ты спас мою душу.

— А тот раз — задницу Лифы, которую ты едва не прирезала, — хмыкнул я. — Не забивай себе голову подобными вещами. Даст судьба — сочтёмся. А сейчас давай-ка выдвигаться.

В этот раз нас ждал портал. За ним не было видно ни зги, но что-то мне подсказывало, что он ведёт к одному из нашей команды. К Тсу, принцессе или Крису. Впрочем, последний, кажется, прошёл испытание. Хорошо бы посмотреть, как там дела у жрицы. Она потеряла много сил, сражаясь с сумасшедшими священниками. Удастся ли ей преодолеть свои собственные страхи? Хороший вопрос.

Подставив плечо Розалии, я шагнул в пустоту. Резкая и уже знакомая вспышка заставила зажмуриться, а затем мы переместились в какой-то лес. Впереди виднелись сгоревшие дома, видимо, там была деревня.

— Возможно, это место, где родилась Тсу? — высказалась девушка.

— Скорей всего, — подтвердил я. — Раз мы здесь, значит, она тоже сошла с ума, как и ты. Только у неё нет проклятых доспехов и гена.

Розалия раздражённо вздохнула.

— И не напоминай.

— Идти сможешь?

— Думаю, да.

Так мы и побрели, осторожно осматриваясь в поисках любых неизвестных или странных звуков или движений.

Как выяснилось, стоило нам приблизиться, деревня сгорела совсем недавно. От трупов всё ещё шёл пар, а запах жжёной плоти можно было учуять за километр. Нетронутой оставалась лишь одна хата — плохо сложенный сруб прямо в центре поселения. Судя по целой двери, внутрь вошли без проблем. А вот выйти Тсу не смогла.

Её Врата — Врата Честности. Честным здесь наверняка нужно было стать с самим собой. Жрицу явно грызли какие-то сомнения, раз испытание проходило в её родной деревне.

Но мы с Розалией всё же могли ошибаться. Не стоит забывать, что жрица — ассассин церкви, и много раз выполняла грязную работу в виде ликвидации неугодных личностей. Здесь вполне могла быть зачистка еретиков, а Тсу в ней участвовала.

— Розалия, посторожи, пожалуйста, вход. Если что — кричи. Я проверю, что там.

— Ты уверен? Может, будет лучше, если мы войдём вместе.

— А как же твоя слабость? Не дай боги там сумасшедший убийца в обличье девушки, мы лишимся голов в мгновенье ока. Сиди тут, вон, на пенёчке. Отдыхай.

— Как знаешь, — вздохнула рыцарь-маг, действительно сев на указанное место. — Ты тоже кричи, если вдруг… Ну, ты понял.

Я кивнул и, развернувшись, проник в дом. Внутри меня ждал бардак — куча разбросанных вещей, одежда, предметы обихода, женское тряпьё по типо платьев, платков, юбок… А ещё — кровь. Почему-то всё это вместе заставило меня слегка вздрогнуть. Я видел много трупов младенцев, женщин и мужчин, стариков. Но объём указывал на то, что владелец всё ещё жив.

Я презираю пытки. Пользуюсь ими, когда надо, но не жалую. Сказывается прошлое, собака его за ногу.

Пройдя дальше, я увидел раскинутую в панике мебель, несколько детских игрушек, и, наконец, самый главный знак — один из клинков Тсу. Как раз рядом с откинутым люком в подвал. Замечательно.

Спрыгнув, я оказался в скромном помещении со шкафами, уставленными соленьями и разными инструментами, преимущественно сельскохозяйственными. Единственной достойной упоминания деталью был письменный стол, к которому вёл след из крови. На стуле у него сидела жрица, старательно пытавшаяся убаюкать маленький свёрток, что держала в руках.

— Тсу…

— Кто здесь? — вскрикнула девушка, вынимая короткий меч, больше похожий на изогнутый кинжал.

— Это я, Итан.

Полутьма не позволяла разглядеть её лицо, но я понял, что жрица узнала меня.

— Как ты здесь оказался?

— И не только я. Розалия тоже переместилась. Она ждёт на улице.

И как раз в этот момент раздался женский визг. Кричала, естественно, рыцарь-маг. Кивнув друг другу, жрица и я выбрались из подвала и покинули дом. А снаружи нас ждал сюрприз.

Розалия безуспешно пыталась справиться со стариком, раз за разом бившим её прямо по лбу своим мощным и тяжёлым с виду посохом. В его одежде было довольно тяжело узнать одеяние священника. Завидев нас, он резко прекратил атаковать и повернулся.

— Вы! — Указал он на нашу парочку. — Вы вмешались в моё испытание! Данной мне властью я уничтожу вредителей!

— Тсу, хватай Розалию и дуйте обратно в хату, — приказал я.

— Но… — замешкалась жрица.

— Живо! — надавил я на девушку. И тут же бросился к старику. — Блиц!

Мгновенное ускорение позволило добраться до противника, отвлекая внимание, но он с лёгкостью отразил первый выпад, да ещё по касательной прошёлся по виску тяжёлым навершием посоха. Перед глазами на секунду предстало сразу два деда, но я быстро пришёл в себя, взяв меч в обе руки.

— Значит, это ты человек, прошедший Врата Палача, — кивнул своим мыслям священник, а затем направил посох в мою сторону. — А теперь ты привёл сюда другого участника. Зачем?

— Не поверишь, — улыбнулся я. — Мир спасать идём.

— Хо-о… — отзеркалил мои действия жрец. — Как же тебе удалось прорваться сквозь двух моих коллег?

— Я убил их, — пожал я плечами, размашистым ударом отправляя посох старика в сторону. — Вы же все знали, что смерть рано или поздно придёт.

— Знали, — согласился священник. — Но мы служим ради защиты своих близких.

— В курсе, — кивнул я.

— Тогда ты понимаешь, что у меня нет иного выбора, кроме как прикончить вас всех, до единого.

Я вновь кивнул. Конечно, понимаю.

По сравнению с непробиваемой Розалией, жрец полагался не на броню, а на точность ударов. Он стремился дезориентировать меня, а потом нанести неожиданный удар.

Выпад, выпад.

Увести посох в сторону. Получить тяжёлым наконечником в коленную чашечку.

Полоснуть бок старика в ответ. Услышать отборный мат, вместе с ещё одной серией ударов.

И когда я думал, что сейчас смогу окончить бой в одно действие, священник вдруг выбросил вперёд руку, и с его ладони сорвалась мощная ударная волна, отправившая меня в долгий полёт.

Пришёл я в себя, когда он методично ломал мне кости. Удалось только захрипеть, поскольку раны с битвы с Розалией ещё не зажили до конца.

Враг вновь занёс посох, и я понял, что это смертельный удар, метивший в горло.

Но за мгновение до соприкосновения и вязкого хруста сминаемых мышц, пролетевший в сантиметре от моего лица клинок отбил оружие жреца в сторону. Он обернулся, зная, что я полностью обездвижен.

Тсу сжимала в руках ещё один меч, видимо, подобрала в доме. Рядом с ней стояла Розалия, в неуверенной стойке сжимавшая свой двуручник.

Не тратя времени на разговоры, все трое сошлись в клинче.

Вот рыцарь-маг, зачаровав своё оружие огнём, попыталась разрубить посох священника, однако потерпела неудачу. В то же время Тсу со всей доступной скоростью атаковала врага с фланга, однако тот виртуозно уходил сразу от двух разъярённых девиц.

Девушки сражались со всем отчаяньем, отдавая свои жизни на алтарь битвы.

А старик даже не вспотел за всё это время. В конце концов на его стороне был опыт, а его соперники были вымотаны, одна вообще ранена. В итоге он бы одолел их одну за другой, а потом прикончил бы меня.

Если бы не одно но. Может, я и потерял подвижность, но рот-то всё ещё был доступен.

— Вечная молодость! — прокричал я из последних сил. — Ребята, прямо сейчас, вместе!

Священник даже не понял, как его движения стали вялыми, ноги стали слушаться еле-еле, а голова уплыла в далёкие дали, не в силах сформировать нормальную стратегию.

Атака с двух сторон смела его защиту, отрубила сначала одну руку, а потом Тсу и вовсе пронзила его грудь клинком.

— К-как… — прошептал он.

— Ты сражался с тремя, а не с двумя, — простонал я со своего лежбища. А земля-то очень тёплая. — И сосредоточился на противостоянии девушкам. Такие дела. Умри уже…

— Ха… Кх… кха… — выплюнул кровь жрец, когда Тсу вынула и засунула своё оружие вновь. Повторив операцию несколько раз, она отошла, чтобы старик спокойно рухнул с окровавленной грудной клеткой.

Минус один. Осталось три.

Девушки подбежали ко мне, подняли, Розалия прошептала несколько простеньких заклинаний исцеления.

— Ну всё, всё, я в порядке. Сейчас… — Стоило мне попытаться встать самостоятельно, как кости снова потрескались, а я как следует заорал. Не советую привыкать к этому чувству. Чревато.

— Господи, Итан, опять ты лезешь вперёд всех… — рассерженно протянула Тсу, накладывая магический костыль на обе моих ноги. — Розалия мне всё рассказала. Ты опять её спас, в этот раз, похоже, навсегда. И угораздило же тебя…

— Это у него в крови, да… — присоединилась рыцарь-маг, продолжая колдовать. — Но Тсу, ты так и не рассказала, как твоё испытание.

— Оно… — отвела жрица взгляд. — Скажем так, здесь проходила одна из церковных зачисток.

— Так я был прав! Ай… — попытался я вскочить, за что поплатился очередной вспышкой боли.

— Молчи и не двигайся, — припечатала меня девушка, а затем продолжила. — Здесь уже был карательный отряд, я лишь проходила мимо, но заметила, что один из домов остался цел. Как оказалось, на него была наложена сильная иллюзия, поэтому другие священнослужители не смогли обнаружить и следа. И я…

— Там был ребёнок, Тсу? — спросила за меня Розалия.

Жрица кивнула.

— Я ехала с одним из высших чинов церкви. И мне приказали… — Она замерла, а её глаза на мгновение закрылись. — Мне приказали убить всех, кого встречу. Отец был умелым магом, сумел меня ранить, но я… Мне пришлось.

— Всё нормально, — поддержала подругу Розалия. — Мы понимаем. Что было, то прошло. Верно, Итан?

— Абсолютно, — продолжал я из положения лёжа. — Но что стало с ребёнком?

— Он не выжил, — помотала головой вслед своим словам Тсу. — Сколько бы я не пыталась избавиться от воспоминаний, он всегда будет сниться мне в кошмарах. И крики его родителей. Я принесла столько горя… Но таков был мой долг. Они практиковали запрещённую магию.

— Не стоит искать оправдания там, где их нет, — со сталью в голос произнёс я.

— Что ты имеешь в виду? — Девушка посмотрела мне прямо в глаза. Розалия даже замерла, настолько резкими оказались мои слова.

— Всегда есть третий вариант, — сказал я. — Ты могла скрыть семью мага, попросив их больше не заниматься тем, что запрещено церковью. Но вместо этого ты решила вырезать всех подчистую.

— Я была фанатиком… — выдавила из себя Тсу.

— Знаю, подруга, — хмыкнул я. — Поэтому ты должна отпустить это дерьмо. Отпустить и жить дальше. Ай, Розалия, полегче с заклятьями! У меня сейчас ногу разорвёт!

— Прости… — дёрнулась девушка.

— Наверно, ты прав, Итан, — произнесла после небольшой паузы Тсу. — Сейчас у меня есть Крис и вы.

— И цель, чтобы идти дальше, верно? — улыбнулась Розалия.

— Да. И она тоже, — согласилась жрица, слегка поморщившись. — Чёрт, нога всё ещё болит.

— Я могу тебя осмотреть, — предложил я. — В сумке имеется пара эликсиров, но я не уверен, какой подойдёт.

— Вперёд, — дала она полный карт-бланш. — Делай, что хочешь.

Девушка закатала окровавленную штанину, и на её бедре я разглядел глубокий порез вдоль кости.

— И это просто "болит"? — возмущённо вопросил я. — Как ты вообще стояла всё это время?

— Кто бы говорил, — рассмеялась жрица. — У нас что не битва, то ты получаешь больше всех тумаков.

А по-другому никак. Не стоит вам ловить переломы и заражения крови. Я-то исцелюсь, дело времени. Тела же людей не столь хороши в регенерации. Тут или мощный маг с набором заклинаний, или зелье вроде моего.

Розалия, пока я работал с Тсу, тоже присела на травку рядом, облегчённо вздохнув. Два сражения подряд, выплеск эмоций — её можно понять. Да и жрица держится молодцом. Никогда бы не подумал, что в спутнице Криса обнаружится столь сильный дух. Даже завидно стало.

Тсу была обычным человеком, но вот её жизнь представляла собой настоящий калейдоскоп жути. По человеческим, опять же, меркам, судьба помотала жрицу как следует. Сначала предательство церкви, затем сестры — и она плакала всего однажды. Можно только догадываться, насколько сильно она страдала внутри.

— Тсу… Извини, если был слишком груб с тобой раньше, — кашлянул я. — Я не специально.

— Ты чего это? Голова не болит? Жара нет? — хохотнул девушка.

— Нет-нет, правда, — проигнорировал я её подкол. — Честно говоря, я немного завидовал вам с Крисом, поэтому часто бурчал.

Краем глаза я заметил, как покраснела Розалия.

— Всё в порядке, — улыбнулась жрица. — Зато ты много раз выручал нас в самый важный момент. Лучшего защитника для Героя… для Криса я бы не смогла найти.

— Всё думаешь о своей миссии по его защите? — всё-таки ответил я на её шпильку.

— Не только о ней…

Понимаю. Несмотря на обстоятельства, наша "сильнохарактерная" жрица искренне влюбилась в Героя. Когда-то и я… Был простым и наивным человеком. Впрочем, не важно.

— Так… Сейчас я вылью эту жидкость странного зелёного цвета тебе на ногу, — сказал я. — Будет больно, потерпи. Результат того стоит.

— Сказал человек, минуту назад пытавшийся подняться с переломанными ногами, — вновь рассмеялась Тсу, а потом закричала. — ТВОЮ МАТЬ, ИТАН! Это что, кислота?

— Экстракт с кровью одной редкой твари… — успокоил я её. — Не дёргайся.

Ещё с минуту девушка извивалась, потом поутихла, расслабилась, дыхание стало ровнее. А на месте раны была обычная кожа, ни разу не повреждённая. Стоило жрице взглянуть, как она отчаянно рассмеялась.

— Если честно, я не думала, что смогу встать в ближайшее время самостоятельно, — вздохнула она.

— Алхимия творит чудеса, — пожал я плечами. — Как самочувствие?

— Лучше, — созналась Тсу. — В голове прояснилось, а нога как новенькая. Спасибо.

— Пожалуйста. Постарайся больше не подставляться.

— Ребята… — протянула Розалия. — Тут портал висит уже минут так пять. Может, зайдём? Мне не по себе.

Холодок подступил незаметно, как искусный убийца. А когда мы поняли, что кровь на вещах превращается в лёд, а с каждым выдохом изо рта идёт пар, всё стало очевидно. Вскочив и собрав разбросанное в спешке оружие, команда в неполном составе рванула на выход. И вовремя — со всех сторон к нам побежала ледяная волна, замораживающая землю и здания.

Старая-добрая вспышка, короткий вскрик Тсу рядом, и нас переместило в новые Врата. Правда, я не смог сказать с первого раза, какие именно.

— Все целы? — спросила Тсу.

— В порядке, — ответил я. — Розалия?

А вот девушки-рыцаря рядом не было.

— Какого чёрта? — обнажила своё оружие жрица. — На нас уже напали?

— Нет, успокойся, — помотал я головой. — Вон, смотри.

Мы оказались в комнате ожидания, в которой я не так давно говорил с тёмной тварью, проникшей в наш мир. Она и сейчас находилась на месте, в образе жреца посматривая на нас издалека. Рядом с священником в воздухе парила мечница. Её огромный клинок валялся рядом.

— Отпусти её! — бросилась вперёд Тсу.

— Стой! — выкрикнул я. — Погоди, это то самое существо!

— Чего? — опешила девушка, на секунду обернувшись ко мне. И тут же поплатилась.

Я не сумел среагировать, да и не смог бы. Серебристый снаряд, больше похожий на призрачную руку, пробил тело жрицы насквозь прямо в месте сердца. Это практически мгновенная смерть.

Несколько секунд, прежде чем все процессы в организме остановятся.

— Зигзаг… — прошептал я, оказываясь прямо возле Тсу.

— Теперь то самое время, Палач, — рассмеялся старик. — Время для смерти.

— Ну ты и ублюдок, — выругался я, отрывая сразу две конечности на фигурке древнего божества. — Роза Миров!

Рухнувшую в пепел девушку окружил светло-розовый щит, полностью скрыв её тело от взгляда. Когда-то давно я искал способ не зачитывать высшие заклинания по целой минуте, а просто называть их и сразу использовать. Такой способ был найден. Как хорошо, что доступ к нему открывал как раз третий уровень снятой печати.

Огромные плотоядные растения, вылезшие из воздуха, я просто сжёг, не оставив даже пыли.

— Так ты так дорожишь этими людьми… И почему, интересно?

— Нельзя Герою терять товарищей. Чревато сумасшествием и суицидом, — ответил я, создавая на ладонях энергетические клинки. — Всё во имя баланса, срань ты такая.

— Продолжаешь прикрываться своей работой, Хранитель? — улыбнулся старикан.

— А как иначе?

— Ты всё ещё человек, Палач. Несмотря на десять тысяч лет жизни, несмотря на попытки искоренить свои слабости. Мне даже интересно, как долго ты продолжишь играть сурового вестника смерти.

Вокруг жреца стали сгущаться огромные тучи пепла, и до меня дошло, что это материал, из которого созданы тени. Скольких он тут перебил, остаётся загадкой. Но то, что это огромное количество — неоспоримый факт.

Розалия начала дёргаться в воздухе, её явно душила невидимая сила. Рванув при помощи Молнии вперёд, ударился о магический щит и отлетел назад. Старикан вновь рассмеялся.

— Ты на моей земле, и ты слишком слаб, чтобы защитить сразу двух девушек, — принялся он перечислять очевидное. — Хм?

— Даже не думай, что пробьёшь Розу Миров так просто, — оскалился я. — Это заклинание даже Первая Хранительница не отменит.

— Ха… Какой красивый узор из энергии, — проскользнуло в его голосе удивление. — Действительно, в этом теле разрушить у меня кокон не выйдет.

— А теперь время прикончить ещё одного жреца, — рыкнул я.

Я побежал на него, однако был остановлен всего одним движением. У горла Розалии замер тот же острый снаряд, не так давно практически прикончивший Тсу. По шее девушки стекала струйка крови, сама же она выглядела бледной, обессиленной.

— Ещё одно движение, — предупредил он. — И мне придётся убить этого милого рыцаря.

Клинки на ладонях грели кожу, но внутри образовался такой холод, что вакуум бы обзавидовался. Замерев в боевой стойке, я попытался разглядеть хоть какую-то возможность быстрого проникновения, но её элементарно не было. Старик продолжал улыбаться, а из Розалии медленно вытягивали саму жизнь.

— Признай свою слабость, — хохотнул он. — Ты слишком дорожишь каждым из этой компании, чтобы просто дать мне их на растерзание.

Дерьмо.

Щит не пробить так просто, нужно очередное высшее заклинание. Спасти при этом Розалию — вообще нереально.

Но ведь по сути-то жрец прав. Я уже не первый раз ловлю себя на мысли, что вся моя обеспокоенность происходит не столько из-за важности миссии, сколько из простого желания защитить близких. Словно не было десяти тысяч лет соблюдения баланса, подписывания смертного договора для огромного множества людей.

Кто эти ребята для меня? Товарищи Героя? Мои товарищи? Друзья?

— Старею, видимо. Становлюсь сентиментальным, — хмыкнул я. — Ну и что ты хочешь, тварь?

— Я уже говорил — найди Криса и Лифу. А затем прикончи обоих.

— Исключено, — кхэкнул я.

— Тогда дай мне убить тебя.

— Аналогично.

Старик замолк. Я же обернулся, чтобы убедиться, всё ли в порядке с Тсу. К счастью, высшая магия всё ещё излечивала девушку, восстанавливая её физическое и ментальное состояние.

— Может быть, ты приведёшь ко мне Первую Хранительницу? — спросил он.

И прежде чем я ответил, из возникшей в воздухе дыры в пространстве вылетело длинное копьё, пробив щит священника и пронзив его насквозь. Вслед за ним из портала вышла, звеня огромными доспехами, фигура, объятая мягким светом. Она вытянула руку вперёд, и оружие, задрожав, вернулось владельцу.

Я облегчённо вздохнул. Аура огромной мощи, исходившая от гостя, не оставляла сомнений.

— Вновь здравствуй, Анна, — помахал я ручкой.

— Давно не виделись, Второй Хранитель. Целых полмесяца, — улыбнулась мне женщина. — Вижу, что успела я как раз вовремя. Здесь я разберусь, а вот ты должен бежать со всех ног к Герою и принцессе.

— Что случилось? — спросил я, рванув ко всё ещё открытому порталу.

— Не игнорируйте меня, смертные! — взревело существо.

— Вообще-то мы бессмертны, но да ладно, — ухмыльнулась моя знакомая, одним взмахом копья заставляя тучи пепла опадать. — Я не уверенна, но сейчас они словно исчезли со всех магических сканеров. Ни в Аду, ни в Раю их нет, на земле — тем более.

— Да как ты смеешь! — не унимался жрец, продолжая жалкие попытки атаки.

— Есть только одно место, в котором они могут скрываться от любых глаз, — сказал я.

— Сад Бабочек, — кивнула Анна. — Ликан ждёт тебя с той стороны. Как знала, что нужно было его привести.

— Спасибо, — поблагодарил я.

— Без проблем, — улыбнулась женщина. — Ты хорошо справился, правда.

— До встречи, Анна, — проигнорировал я комплимент. Не время. — Позаботься об этих девушках.

Она вновь кивнула, а затем от её фигуры начала исходить настолько пугающая мощь, что я поспешил ретироваться — как бы меня отдача от высшего заклинания не скушала.

В этот раз перемещение длилось дольше, а потому было время подумать. И как следует выдохнуть. Вовремя помощь подошла, ох как вовремя. Ещё бы пара минут, и Розалия отправилась на тот свет, или же я и вправду согласился бы на свою собственную смерть.

Прошу любить и жаловать, Первая Хранительница в полном боевом облачении. Не думаю, что тварь с другой стороны в теле жреца заставит её попотеть, но какое-то время она будет занята, да и у меня полно других не менее важных дел. И всё-таки было приятно вновь её увидеть, пусть и всего на минуту.

Мы уже пересекались в городе по дороге в Столицу. Тогда разговор вышел менее содержательным, да и опасности миру как таковой пока не наблюдалось. Были только первые её признаки.

Но вот слова священника отдельная тема для разговора. Во-первых, он совершил одну большую ошибку, назвав мой возраст. Это означает, что мы с ним были знакомы. Но где и когда? Не мог же Пожиратель резко поумнеть и снова попытать счастья в нашем мире? Сомневаюсь. Я своими глазами видел, как эта тварь разлетелась на атомы.

Во-вторых, он упрямо пытался давить на мою человечность. И ему это, на удивление, удалось! Я чётко осознавал, что физически не могу пожертвовать никем из ребят ради убийства одного из жрецов. Подобная жалость непозволительна, она просто не должна существовать. Однако, мы имеем все факты её наличия. Не люблю это признавать, но я слишком мягок, когда дело доходит до прямого взаимодействия с людьми. Анне в этом плане куда проще — она ни от кого не скрывается, если что, то просто в лепёшку раздавливает любого, кто вздумал перечить словам Первой Хранительницы.

Во имя баланса.

Возможно, я просто не хотел терять тех, кто дорог Герою. Это стало бы тяжёлым ударом для Криса. Пускай пока что будет так. Не хочу подставлять ни мировое равновесие, ни свои идеалы.

А теперь пора выяснить, что произошло с Лифой и Крисом. Узнать, что такого было в их прошлом, что парень проходил по месту жестокой бойни как по своему родному дому. И почему принцесса сидела, словно окунувшись в кровь. Что-то мне подсказывает, прошлое это не самое счастливое.

Выйдя из портала, я слегка напугал Ликана, присевшего отдохнуть прямо на сырую землю. Шёл дождь, а вокруг был глухой лес. Завидев меня, мужчина вскочил и поклонился.

— Приветствую, Палач, — кивнул он мне. — Первая Хранительница просила передать, что нам нужно срочно отправляться в Сад Бабочек.

— Уже в курсе, — сказал я. — Есть идеи, как эта парочка так легко туда переместилась?

Ликан неопределённо повёл плечами.

— Разве что заранее проложенная дыра с предметом-активатором. Только так можно мгновенно исчезнуть и появиться в другой точке.

— Хм… Имеет смысл, если они прожили в том месте достаточно долго, — задумался я. — У тебя-то доступ имеется?

— Да. Но после определённых событий… Гм… — замешкался седой. — В общем, когда Тёмный Закат прикрыли окончательно, на месте Сада осталась выжженная земля. И…

— И тела участников, верно? — догадался я. — Не подскажешь, что стало причиной такой резни?

— Это неизвестно до сих пор, — помотал головой Ликан. — Кроме тел и крови, там нет абсолютно ничего, я проверял. Что могло понадобиться Герою и принцессе в таком месте, ума не приложу.

— Что ж, давай-ка выясним, — вздохнул я. — Открывай портал.

— Сейчас…

Пространство вновь исказилось, но что-то было не так. Овал провала дрожал, дёргался, никак не мог принять ровный вид.

— Ликан? — не понял я.

Мужчина водил в воздухе рукой, а его лицо превратилось в живое изображение боли.

— Прыгай… Скорее! — прохрипел старый оборотень.

Не задавая лишних вопросов, я нырнул вперёд, на ходу создавая на ладонях энергетические клинки. Кто знает, что ждёт впереди.

В отличие от всех предыдущих перемещений, в этот раз меня накрыла тьма.

— Крис, я иду!

Глава десятая. Живое оружие

Зрелище было феноменальным. Время на знакомом поле боя словно замерло — от земли шёл жар, тела воинов в самых разных одеждах источали страх, а с моим поднявшимся до новых высот уровнем эмпатии такие сильные эмоции вызывали невольную тревогу. Это место существовало отдельно от нашего мира, что логично, учитывая его прямую связь с Небом и Адом. Но почему мне кажется, что ужасная бойня произошла за какую-то минуту до моего появления? Слишком всё ярко, словно однажды весь Сад застыл в киселе, запечатлев один конкретный момент.

Момент, когда его не стало.

Никаких цветов, прекрасных деревьев и густой травы до горизонта. Только смерть, пропитавшая здесь каждый сантиметр. И я её чувствовал. Даже слишком хорошо.

Единственной деталью, выделявшейся на фоне остального "мёртвого" образа, был почерневший дуб, располагавшийся на небольшом холме. На склоне тел было ещё больше, они сливались в один сплошной ковёр, как бы намекая на основную свою цель. Что бы то ни было, оно расправилось с множеством людей в одно мгновение. И это что-то сейчас находилось у дерева.

Правда, мне не нужно было подходить, чтобы увидеть. Сверху вниз на меня смотрел, держа свой клинок, Крис. Рядом сидела Лифа, говорившая с Героем. Спокойно, размеренно, временами даже улыбаясь, не обращая внимания на гостя, вышедшего из портала не так далеко от холма.

Ухмыльнувшись, я направился вперёд, переступая тела, стараясь не морщиться от жара, достигавшего ног даже сквозь сапоги.

— Я удивлён, что первым до нас добрался именно ты, Итан, — произнёс Крис, натянув приветственную улыбку. — Чего нового расскажешь?

— Это мой вопрос, — покачал я головой, останавливаясь прямо у подножия. — Ну и напугал же ты директора, не говоря уже про Розалию и Тсу.

— Я извинюсь перед ними, как только мы закончим здесь, — отрезал Герой.

— Лифа? — обратился я к блондинке. — Может ты просветишь меня, что вы вдвоём забыли в этом жутком месте?

— Жуткий — понятие растяжимое, — холодно рассмеялась девушка. — Мне очень жаль, что нам с Героем пришлось скрывать ото всех что-то настолько важное так долго. Прости.

В её тоне я не услышал детской наивности, постоянно преследовавшей каждую фразу принцессы. Со мной словно говорил совсем другой человек — или не человек вовсе. Крис, впрочем, остался прежним — разве что более серьёзным, чем раньше.

— Это… — вздохнул парень. — Это наш дом. Был им, когда-то.

— Ты как-то упомянул какой-то Сад Бабочек, — уточнил я. — Оно?

— Да, я говорил про это место, — кивнул Крис. — Здесь всё немного необычное. Ты, думаю, уже заметил.

— Как и заметил резкие перемены в принцессе, — стрельнул я взглядом в сторону Лифы. — И долго ещё вокруг да около ходить будете?

— Ха… — развёл руками Герой. — Ты и правда хочешь услышать эту историю?

— Я твой друг, — твёрдо кивнул я. — Конечно, хочу.

— Лифа, будь добра.

— Ну хорошо, — вскочила с земли девушка, затем отряхнулась от пепла и указала пальцем в тёмно-оранжевое небо. — Здесь когда-то готовили солдат. Правда, не совсем для армии людей, скорей, для противостояния сущностям иных миров. Помнишь, про Пожирателя историю? Вот против таких монстров. Я и Крис… Мы кровные родственники. Но не в привычном понимании, нас вырастили из одного и того же генетического материала. И тренировали — чтобы убивать.

— Это объясняет, почему Крис не боялся крови и смерти, — сказал я.

— А я привыкла играть влюблённую дурочку, чтобы старшие офицеры не заставляли меня выполнять то, чего я не хотела, — пояснила она. — Этот же образ мы решили сохранить для выхода в свет.

— Не пойми неправильно, — вмешался Крис. — Мы искренне доверяем каждому из нашей команды, но всей правды не раскрывали по весьма важной причине. Если бы об этом узнал хоть кто-то лишний — нас бы быстро заставили исчезнуть.

— Но почему? Что с вами не так? — "не понял" я. — Ну готовили и готовили солдат, вон, у Тсу похожая история…

— Нам пытались промыть мозги, — с чёткой болью в голосе произнёс парень. — Пытались обратить против всего мира.

— И у них даже получилось — все эти тела хотели уничтожить Ад, Рай и Хранителей в том числе, — добавила Лифа. — Поэтому мы изгои. Единственные выжившие. Благодаря старым связям нам удалось представить меня одной из дочерей короля. А Крис стал Героем — причём случайно, мы этого не планировали. Должно быть, Богиня присматривала за нами.

— Ну надо же, — покачал я головой. — По вашей истории можно книгу написать.

— Не стоит, — отмахнулась Лифа. — Выйдет слишком скучно, потому что кроме крови и смерти мы не видели ничего. До того момента, как встретили вас. Тсу, Розалия… Ты, Итан. Вы вселили в нас надежду на то, что мы ещё можем стать людьми. Даже мир спасти!

— Однако прошлое есть прошлое, — вздохнул Крис. — Сад Бабочек слишком опасен. Под этой землёй похоронен огромный комплекс по выращиванию жутких телесных оболочек, запрограммированных на уничтожение всего живого. Так решили создатели, прежде чем исчезнуть. Как думаешь, тут замешена какая-то магия?

— В смысле?

И тут до меня дошло. Это не время застыло в этом месте — здесь повторяется один и тот же сценарии с определённой периодичностью. Жуткий, отвратительный сценарий.

Восстание живого оружия.

— Вижу, что ты понял, — кивнул Герой. — Комплекс не останавливается, он продолжает клепать армию за армией. И каждый раз её встречаем мы.

— Я… Я могу только догадываться, что вы ощущаете, убивая своих братьев и сестёр, — изобразил я ошарашенность. — Но это ничего не меняет. Я всё ещё ваш друг, несмотря ни на что.

— Спасибо, — кивнула Лифа, улыбнувшись.

Но это была не та улыбка, которая заставляла всю нашу компанию повторять за ней. От девушки веяло холодом, словно она сама не верила в то, что говорила.

— Мы ценим это, Итан, — кхэкнул Крис. — Сможешь нам немного помочь?

— В чём именно? — не понял я.

— А ты просто обернись.

Я последовал совету Героя, посмотрев в сторону, в которую он указал.

— О боги…

Прямо из земли вырывались молочно-белые скелеты, на которые в считанные секунды натягивались мышцы, кожа, а вслед за телами оттуда же вылезало оружие. Но страшным было не это, нет.

Когда вся армия окружила холм, я вздрогнул. Перед нами стояли Крисы и Лифы с не выражавшими абсолютно ничего лицами. Родинки, одежда, даже позы — они полностью совпадали. Словно ожившие магические копии — кошмар любого мага.

— Мы оказались единственными экземплярами, сохранившими разум, — усмехнулся Герой. — А это — просто куски плоти.

— И мы их уничтожим, — ровным голосом произнесла Лифа, вынимая свой посох. — Феникс!

Я не успел вставить ни слова, а огромная армия из копий Героя и принцессы побежала на нас. Их встретила огненная птица, сорвавшаяся в кончика оружия Лифы. Она явно контролировала её — глаза девушки двигались в том направлении, в котором призванный фамильяр превращал ожившие реликты в пепел.

Герой зачаровал свой клинок, затем рванул прямо в гущу противников, в несколько движений срубая головы. А я просто замер, смотря на то, как два человека, которые, казалось, были самыми простыми из всей нашей команды, расправлялись с армией прошлого. Тёмный Закат не остановил производство, а мы не проследили до конца. Если уж даже Ликан не был в курсе всего, что здесь происходило, то можно лишь догадываться, насколько хорошо Лифа и Крис скрывались ото всех.

Включая Совет и меня с Анной. Ни одна душа не знала, что это место всё ещё существует и работает.

Комплекс по производству живого оружия? Не смешите меня. Здесь пытались копировать одну конкретную пару. Я имею в виду генетический материал, из которого, как они сами сказали, и появились нынешние принцесса и Герой. Пока что у меня есть лишь догадки, но если они верны, это всё объясняет. Теперь понятно, откуда такая ненормальная привязанность друг к другу, откуда такое лёгкое принятие любой информации. Они всё знали с самого начала. Про Хранителей, про весь мировой устой. Они даже были его частью, пусть и скрытой.

Мана… Богиня была в курсе. Вот почему она дала силы Крису, почему выступила в Совете. Именно стерва попросила нас с Первой Хранительницей разделиться, чтобы быть уверенной в своём плане. Она что-то знала, но не сказала. Что-то столь важное, ради чего она не побоялась обмануть всех и вся. Сейчас я более чем уверен, что она знала о новом прорыве пространства. Знала, что придёт сущность, вновь желающая уничтожить мир. Одно слово, ребята.

Предсказательницы. Только их пророчества портили любые планы, заставляли подозревать друг друга в умопомешательстве. Их изречения пару раз едва не поссорили нас с Анной, когда мы ещё были вместе.

Пока я размышлял, Герой и Лифа зачистили всю пространство, оставив новую партию сгоревших и разорванных тел валяться на земле. Однако они не возвращались к дубу, возле которого находился я. Они продолжали смотреть куда-то вперёд. Приглядевшись, я понял, в чём дело.

В поле осталась ещё одна копия принцессы. И вот она выглядела один в один так, как я увидел в комнате ожидания после прохождения своего испытания. Во Вратах Криса он зарубил именно такую девушку.

— Что это такое?

— Сильнейший боец, — сплюнул Герой, перехватив меч поудобнее и активировав его щит. — Лучшая из копий.

— И самая надоедливая, — вздохнула Лифа.

Внезапно кукла, протянула одну руку вперёд. Её лицо исказилось в болевом шоке, а глаза наполнились слезами.

— По… Помогите мне…

Если бы настоящая, холодная принцесса не стояла в пяти-шести метров впереди, я бы ни за что не отличил копию от оригинала.

Крис произнёс:

— Усиление: калейдоскоп!

Его тело засветилось всеми цветами радуги, принимая форму доспеха. Но откуда он вообще знает про калейдоскоп, и тем более про его "броневую" версию? Это же невероятно сложное для его уровня заклинание! Подобная защита подобна мифрилу, крайне редкому материалу, добываемому в шахтах по всему континенту.

Впрочем, чему удивляться, если ребята сражались здесь не один раз. Получается, что эти ребята, как и я, скрывали свой опыт, стараясь не афишировать способности, дабы не вызвать подозрений. Они и не вызвали — даже у меня, особенно удивившемуся хладнокровности девушки. За Крисом я и раньше замечал это ненормальное спокойствие. Что ж, теперь всё встало на свои места.

— Итан, сможешь помочь? — окликнула меня Лифа. — Герой пока сдерживает её, но скоро его силы начнут иссякать.

— В каком плане? — почти показательно вздрогнул я.

А потом посмотрел на то, с какой скорость две фигуры пытаются разрубить друг друга на части. Конечно, это не идёт ни в какое сравнение с боем с Розалией, но мне, извините, десять тысяч с гаком лет, а этим двоим и сотни на пару не наберётся. Потрясающий результат, воистину.

— Я прикрою усилением и Фениксом, — произнесла принцесса. — Но зная твой боевой потенциал, не думаю, что буду сильно нужна.

Я кивнул.

— Поддержи Криса. Ну вы, ребята, даёте.

— Эй, Итан, — окликнула меня Лифа. — Ты всё ещё считаешь нас людьми?

— Конечно, — покивал я. — И Тсу, и Розалия бы со мной согласились.

— Я рада это слышать… — улыбнулась уголками губ златовласка. — Правда.

На секунду мне показалось, что за этой улыбкой скрывается целый океан боли и страданий, однако мгновение спустя в глаза девушки вернулся привычный холод.

— Вперёд.

Я окликнул Героя, и он отпрыгнул, уступая место в рукопашной мне. Естественно, у куклы не было и шанса — бой закончился через несколько секунд, когда энергетические клинки пробили её щит. Моя скорость вместе с огромным физическим ростом после снятия трёх уровней печати просто смели хрупкое с виду тельце в сторону, отделив голову от корпуса.

Даже Крис удивлённо присвистнул, когда я завершил всё, эффектно превратив труп в кучу жидкого металла и искусственной крови.

— Уже который раз я задаюсь вопросом, откуда ты такой взялся, Итан, — улыбнулась Лифа. — Слишком уж ты страшный. Даже для нас.

— Соглашусь, — хмыкнул Крис. — Какое-то время мы были вынуждены сражаться с этой копией каждый день, и никогда не уходили отсюда до рассвета в реальном мире.

— Не у одних вас есть тайны, которые вы никому не рассказываете, — улыбнулся я. — Так… Каков дальнейший план? Вы сбежали после прохождения Врат, верно?

— Почти, — сказал Крис. — Мы… Проложили себе путь.

— А жрецы?

— Мой мёртв, — кивнула Лифа.

— Аналогично, — подтвердил Герой.

— Насколько я знаю, Тсу и Розалия тоже справились со своими, как и я, — прикинул я у себя в голове простенькую арифметику. — Остался один — и им напрямую управляет та тварь.

Герой нахмурился.

— Ты с ним встретился?

— Да. Он схватил девушек, но появилась какая-то фигура в рыцарской броне, а вместе с ней — Немезида, — начал я своё враньё. — Директор сказала, что вы в опасности, и приказала прыгать в портал. Ну, я и прыгнул.

— Тогда нам нужно спешить. Должно быть, появился один из Хранителей, — вздохнула принцесса.

— Ха… От неё исходила пугающая аура. Может быть, и так, — согласился для виду я. — И почему у меня такое ощущение, что миру приходит конец?

— Потому что ему действительно конец, — пожала плечами Лифа. — Мы можем лишь надеяться на то, что Хранители сумеют остановить тварь, уже проникшую к нам.

— И делать всё, что в наших силах, — добавил Крис. — В нашем случае это истребление кукол.

Знали бы вы, для чего они на самом деле производились, подумал я про себя. Что в итоге руководство Тёмного Заката просто хотело получить власть максимально простым способом. Жаль, что их уничтожением занимался не я. Гена карал их адским огнём у себя, Совет и тогдашние жрецы взяли на себя ответственность за ликвидацию очагов на земной тверди. А на небо эти сверхпродвинутые ребята, по забавному стечению обстоятельств, не забрались.

— Тогда возвращаемся обратно в Академию, — предложил я. — Думаю, нас уже заждались.

— Верно, — согласилась эта парочка.

Портал вывел нас туда же, откуда мы отправлялись в начале — во внутренний двор Академии, правда, сперва на нас едва не обрушились все системы безопасности — куча охранных заклинаний. К счастью, Немезида ожидала нашего возвращения, а потому всё быстро разрешилось.

Со слов Нем, Тсу сейчас находилась в лазарете, восстанавливаясь от жуткой травмы грудной клетки. Герой почти сразу направился к ней, а я с облегчением вздохнул. Роза Миров сумела сохранить жизнь этой несчастной жрице. Я бы не хотел, чтобы кто-то вроде неё так легко умирал. Это просто не правильно, не справедливо, в конце-то концов. Никто не заслуживает смерти.

Никто.

До тех пор, пока он не касается колебаний баланса. В таком случае, я…

Моя рука не дрогнет. Случай с Лифой и Крисом показал — они далеко не те, кем я их считал. Вполне возможно, они солгали насчёт доверия в нашей команде. Им же элементарно удобно пользоваться прикрытием Героя и принцессы, продолжая раз за разом зачищать Сад Бабочек. Этот факт может сильно изменить моё мнение об этой парочке.

Но пока всё останется так, как есть. Перед отправкой обратно Лифа и Крис попросили меня никому, включая директора, не рассказывать о том, что я видел. Разумеется, я поклялся, что не скажу ни слова.

Розалия всё время проводила в перевезённой из главного монастыря библиотеке, Барион консультировался с Немезидой по поводу стратегий и участия выжившей части церкви. Получилось так, что на наше возвращение никто особо и внимания не обратил. Все были слишком заняты подготовкой к чему-то серьёзному и масштабному. К чему именно, меня посветила Нем.

— Теперь, когда жрецы уничтожены, мы можем рассчитывать на помощь Богини, — рассказывала она.

— Она же едва не померла там у себя? — рассмеялся я, плюхнувшись на такую удобную кровать. Я совсем недавно вспомнил, что не спал уже больше суток.

— Какое-то время Мана будет восстанавливаться, но в финале сможет вступить в бой.

— Какой бой? — округлил я глаза. — Герой же не готов…

Я осёкся, потому что понял, насколько Герой НА САМОМ ДЕЛЕ подготовлен к бою насмерть. Я уже не говорю про Лифу и про Розалию — эти давным-давно вышли на новый уровень по сравнению с тем, что я видел во время пути в Столицу. Получается, что хоть какой-то результат все эти эксперименты по подготовке особых солдат принесли.

— Смотрю, мыслительный процесс идёт полным чередом, — понимающе хмыкнула архимаг. — Основываясь на твоём докладе по поводу Сада Бабочек, Крис уже обладает неплохим боевым потенциалом. Опыта ему после стольких сражений хватает, сил благодаря Мане — тоже.

Немезида, тяжело вздохнув, отложила одну из пачек бумаг в сторону.

— Первая Хранительница прикончила последнего жреца, а затем удалилась в Ад, — продолжала Нем. — Сказала, что возьмёт на себя часть твоих планов. А мы получили короткую передышку, чтобы зализать раны и приступить к финальной подготовке.

— Ты-то как? — обеспокоенно спросил я. — Я знаю, что тени попытались взять Академию штурмом, пока нас не было.

— В порядке… Спасибо, что волнуешься. — улыбнулась Немезида. — Пока передохну, да и детям нужно придти в себя после такого потрясения. Тсу и Розалия рассказали, что за ужас творился в монастыре.

— Мне кажется, эта тварь нами просто играет, — посетовал я. — Проверяет, как далеко мы можем зайти.

— Как ты можешь зайти, — не спросила, а утвердила девочка. — Не забывай — все мы легко можем погибнуть.

— Я в курсе. И всё же мне бы не хотелось терять хоть кого-то. Слишком хорошо всё шло до этого момента, — пожал я плечами.

— Мне тоже… — внезапно согласилась архимаг. — Эти дети стали мне слишком близки. Знаешь ведь, я никому не позволяла приблизиться к себе ближе, чем к директору Академии. А теперь, когда ситуация вынуждает нас выставлять ребят на передовую — я в замешательстве.

— Тяжёлый выбор тоже должен быть сделан, — кивнул я. — Людей уже эвакуировали?

— Да. Король и знать собрали всю доступную армию возле Столицы, но сомневаюсь, что это хоть как-то остановит теней. Массовый прорыв ожидается в течение трёх-четырёх дней. Сейчас в магические убежища под городом отправляют всех жителей. Через какое-то время ворота будут открыты постоянно — по всему Асцаину объявлена чрезвычайная ситуация.

— Хорошо, что в этот раз властители понимают, насколько всё серьёзно, — кхэкнул я.

Немезида усмехнулась.

— Это ты про первое прямое столкновение возле границы с Пожирателем? Да, мы предупреждали, но на нас наплевали. Печальный опыт предков научил нынешнего короля слушать и слышать.

— Ты сама с ним говорила? — уточнил я.

— Ликан вместе с Армагеддоном провели беседу, — туманно прояснила она. — Лорд сейчас в Аду, вместе с Анной, готовит войска.

Я рассмеялся.

— Н-да…

— Мы с тобой должны будем задать пару вопросов Мане, после чего подключиться ко всей мобилизации, — развернула Немезида план-перехват. — Не думаю, что тебе стоит продолжать скрывать свою личность ото всех. Время прикрытия закончилось.

— Мне хочется ещё немного побыть в этой шкуре, — вздохнул я. — Так я хоть немногу могу понять ваши чувства.

В этот раз на смех пробило Немезиду.

— Когда я с тобой так говорю, мне очень трудно поверить в то, что ты, в итоге, не человек вовсе.

— Чем дольше живу, тем больше хочется бросить работу Хранителя, — пожаловался я. — Столько раз мир спасал, пора бы уже на отдых.

— Уже присмотрел себе замену? — улыбнулась девочка.

— Пока не уверен, — помотал я головой. — Коль сумеем закончить с этой новой тварью, там и посмотрим.

— Если закончим, — уточнила Немезида, откладывая свою шляпу в сторону. — Со всем этим напряжением я уже ни в чём не уверенна. Итан…

— М?

— В тот раз всё было совсем иначе. Мы встретили ублюдка у границы, все вместе — ты, я, Анна, Мана и Армагеддон. Тени не успели пробежать и половины королевства, когда их хозяин уже был расщеплен на атомы. А сейчас — мы заперты в одном городе, ожидая нападения.

— Мы… Постарели?

Она кивнула, просматривая очередную кипу бумаг. Затем вновь подняла глаза на меня.

— Постарели немного не то слово. Скорей — устали. От вечной работы, от вечных проблем. Не этого я хотела, когда становилась архимагом. Совсем не этого.

Ты не отдавала целые города стихийным бедствиям, чтобы сократить население. Не вызывала ужасную чуму, пожиравшую целые страны, чтобы устранить преступные синдикаты, подминавшие под себя королей и королев. И уж точно не давала церкви добро на вырезание еретиков, просто потому что люди стали слишком хорошо относится друг к другу.

Я подумал и не сказал этого вслух.

— Всегда есть время отдохнуть, — произнёс я. — Не так ли?

— На что это ты намекаешь, "Итан"? — коварно улыбнулась Немезида, покидая свой рабочий стол приближаясь ко мне с намерением как следует отругать.

— Позволю себе тебя процитировать, Нем. Кхм-кхм… "Если посередь обучения тебе срочно нужно будет выпустить пар — ты знаешь, где меня найти".

— Мы сейчас не на учёбе.

— А что это меняет?

— Ничего, в общем-то, — неопределённо пожала она плечами. — Слушай…

— Да? — улыбнулся я.

— Поцелуй меня.

Ночь прошла бурно. Я проснулся первым, заварил кофе, проверил на всякий случай сигнальные заклинания. Ничего. Всё тихо, даже мышка лишняя в Академию не прошмыгнула. Действительно — затишье перед бурей. Мы выяснили почти всё, что было необходимо. Осталось спросить Ману и Предсказательниц о новом пророчестве, которое стерва успешно скрыла.

А потом нас ждёт классический бой насмерть. Так как Нем — человек, у неё было много друзей, тех, с кем она встретила Пожирателя. Никто не выжил, как можно догадаться. Из-за своей силы она ни с кем не может сблизиться. И это тяжело. Семью не создать, как не пытайся, дети и внуки стареют и умирают, пока ты остаёшься в той же форме, что и раньше. Наша с Немезидой связь существует, потому что её просто никто больше не понимает. Из всех высших сущностей я, по сути, наиболее приближен к людям.

Анна всю свою жизнь была Хранителем. Её создал сам мир для своей защиты и соблюдения баланса.

Армагеддон и Мана тоже существовали с самого начала всей истории. Оставался я, который получил должность Хранителя случайно — так сложились обстоятельства.

Наверно, если бы не я, Немезида бы давно сошла с ума. К счастью, этого не произошло. Ко всему уже сказанному, она чувствует элементарную ответственность — она отвечает за всё человечество. Сильнейший представитель выступает щитом, противостоящим любой опасности.

Знали бы вы, как тяжело ей было смириться с тем, что сохранение баланса требовало смерти нескольких миллионов.

Н-да.

Разбудив девушку, я направился проведать ребят.

Крис всё ещё дрых, Лифа сидела в палате Тсу, осторожно убирая огромный шрам со спины жрицы. Помахав мне рукой, она вернулась к своему занятию.

В основном внутренний двор Академии был пуст. Только Розалия тренировалась со своим огромным клинком на полигоне, разрубая деревянных болванчиков сразу несколькими пачками. Я присел на свободную скамью, наблюдая за ней.

— Хэ-э-эй, Итан! — подбежала она.

— Доброе утро, мисс рыцарь, — кивнул я. — Смотрю, в форму себя приводишь?

— Директор рассказала про предстоящее сражение, вот я и готовлюсь, — объяснила пламевласая девушка.

— Жажда крови больше не мучает? — рассмеялся я.

Она улыбнулась.

— Нет, всё в порядке, спасибо твоей магии. Я не настаиваю, но может, расскажешь, откуда ты научился так колдовать?

Розалия прервала свою разминку, отставив меч в сторону и подойдя ко мне.

— Это секрет, — хитро повторил я её улыбку. — Если мы победим, то я тебе расскажу.

— Обещаешь? — прищурилась девушка.

— Обещаю, — подтвердил я.

Пауза.

— Не знаю, почему, но меня буквально сжирает любопытство.

— Интересно, с чего бы.

— Ты слишком спокоен, Итан, — посвятила она меня в свои мысли. — Лифа и Крис вернулись мрачные, уставшие, а нормально разговаривать начали только под вечер. И из их слов я поняла, что во Вратах Смерти и Любви произошло много всего жуткого.

— Не то слово, — вырвалось у меня. — А… Они успели и мне немного пересказать.

— Хм… — призадумалась девушка. — Так вот, Тсу вообще едва жива, а из заключения директора выходит, что она пережила свидание с костлявой старухой.

Она сняла свои доспехи, оставшись в насквозь мокрой от пота майке и широких штанах. Утерев пот с лица, Розалия села рядом со мной. Её тёмные волосы, собранные в хвост, сейчас грузом лежали на плечах. Странно, но говоря с ней я не чувствовал необходимости врать. В том числе самому себе.

— Из всех нас только ты вернулся из своих Врат полностью целым, — сказала она. — Я не сомневаюсь, что Крис очень сильный человек, но даже его задело. Как так-то?

— И это единственный твой вопрос после всех рассуждений? — ухмыльнулся я. — Подумай ещё раз, Розалия. И спроси вновь.

— Та-а-ак… — замерла девушка. — Как ты смог пережить свои Врата без единой царапины?

— Ты про ментальное или физическое состояние?

— Первое.

— Во Вратах Палача не было чего-то, что я ещё не видел, — рассказал я нужную часть правды. — Моё прошлое, как бы это выразиться… Оно не страшит меня.

— Никаких сомнений? Воспоминаний об ошибках, ещё чего-то? — удивлённо протянула девушка. — В моём случае я думала, что сойду с ума.

— Нет, ничего, — с улыбкой сказал я. И после презрительного взгляда в свою сторону добавил. — Ну правда, ничего.

Розалия рассмеялась.

— Ну и чего ты, блин, ржёшь? — вздохнул я.

— Ты это с таким лицом сказал, словно мир спас и не особо паришься по этому поводу, ха-ха-ха!

Я едва не изменился в лице — настолько в точку попала рыцарь-маг.

— Будет тебе, — кхэкнул я.

Так мы и сидели бок о бок, смеясь и думая каждый о своём. Интересно, будь я и в самом деле человеком, что бы я ощущал? Наверное, понимал бы эту девушку. Понимал бы её смех. Понимал бы…

Почему во взгляде Немезиды появляется проблеск печали, стоит мне заговорить о балансе. Почему она всегда избегает этой темы, почему вздрагивает во сне.

Но я не должен понимать всё это. Иначе я не Хранитель — я такой же человек. А это на моей работе…

Ну, сами понимаете.

Запрещено.

Глава одиннадцатая. Райское наслаждение

Взяв с собой минимум необходимых вещей, мы с Немезидой направились к порталу. Стояла глубокая ночь, а иллюзии наших тел должны были отвести любые подозрения. В Академии были выключены все магические лампы, разве что в библиотеке горел свет. Лифа и Крис, едва проснулись, провели там весь день. Должно быть, ищут любые крупицы информации, что могут пригодиться. Хоть я и знал, что занятие это было бессмысленным, мешать им не стал. Каждому из команды Героя нужно было себя хоть чем-то занять.

Эликсиры, большей частью которых воспользоваться так и не удалось, пришлось оставить в своей комнате. В конце-концов, Рай — место, полностью подконтрольное Богине и ангелам. Никаких теней и прочих не очень приятных существ там не предвидится. А если и будут, то для Нем и меня со сломанным третьим уровнем печати подобные "неприятности" не вызовут хоть каких-то проблем.

Тсу уже пришла в себя, но подняться самостоятельно и передвигаться по-прежнему не могла. Благодаря Розе Миров её сердце было полностью восстановлено, но кто залечит душевные потрясения? С этим человек должен справиться сам. Не мои слова, кстати. Так сказала Немезида.

Розалия решила работать на износ, что, с одной стороны, опасно. Высшая магия разрушила проклятье, но вот сознание девушки так просто в норму не придёт. Сейчас она вымещает своё раздражение на манекенах, целый день разрушая дубовые болванчики. Надеюсь, когда мы вернёмся, с ней и с ребятами ничего не случится.

Барион, монах из главного монастыря, привёл с собой ещё несколько братьев. Помощь, в том числе служителей Богини, в такой ситуации уж точно не помешает. Вместе с выжившими жрецами прибыло несколько артефактов. Было решено распределить их между Героем с его товарищами, армией Асцаин и священниками. Уже сомнительная поддержка, зная стерву, но всё равно хоть что-то.

Атмосфера как в самой Академии, так и в Столице стояла мрачная. Улицы были пусты, их патрулировали стражники, все как гирлянды пестрящие поисковыми и защитными заклинаниями. Единственными заведениями, оказывавшими услуги, были таверны и постоялые дворы. Людей принимали только с утра, при сопровождении всё тех же вооружённых отрядов отправляя ко входу в магическое убежище.

Так они и стояли за стенами, разводя костры и собираясь вместе, потому что спать в одиночку стало не только страшно, но и подозрительно.

— Ты скоро? Хватит пялиться в небеса, ничего хорошего ты там не увидишь, — окликнула меня Немезида.

— Звёзды, знаешь ли, прекрасны, — улыбнулся я.

Фиолетовый свет портала освещал меня и девушку в тёмном платье и с широкополой шляпой на голове.

— Верю. Когда-нибудь мы все вместе соберёмся и посмотрим на них, Итан.

— Тебе нравится это имя? — хмыкнул я.

— Словно это твоё второе "я", — ответила архимаг.

Немезида понимала, что я не шутил и не прикалывался. Блеск в её глазах это только подтверждал. Кивнув ей, я первым шагнул в овал исказившегося пространства.

При перемещении на другой план этого мира в сознании происходит маленький взрыв, сопровождающийся головной болью и тошнотой.

Выйдя на ту сторону, я откашлялся, дождался Нем и только потом выругался.

— Ненавижу порталы. Особенно на Небеса.

— Согласна, — отплёвывалась рядом со мной девушка. — Сколько бы раз за свою жизнь я сюда не приходила, всё время мутит. Тьфу…

В глазах слегка кололо от резкой смены освещения. В Раю ламп не было, тут работало одно простое правило. Всё, что белое — светится.

А белым здесь было всё. Буквально. Тяжело было разглядеть даже плитку под своими ногами, что уж говорить про высоченные здания далеко впереди. Окружение в Раю было минималистичным, ни один домик не отличался от другого. Оказались мы, кстати, на одной из улиц, а вокруг не было ни души. Не особо удивлён, но хоть кто-то же должен был нас встретить! Похожие сомнения одолели и Нем.

— Я не так уж ждала лично нашу уважаемую Богиню, но послать архангела — элементарный этикет.

— Может, у них траур? Мол, наша великая и ужасная потеряла свою силу, у-у-у, — не упустил я возможности вбить гвоздь в гроб Маны.

— Ха! Это не оправдывает отсутствие манер, но понять её в таком случае можно, — согласилась Немезида. — Ладно, у нас дорога всё равно одна — прямиком в высшие чертоги.

— Тогда не будем задерживаться.

Стараясь не споткнуться о бордюр или иную абсолютно незаметную вещицу, мы двинулись в сторону самого высокого здания. Его достаточно легко было отличить от остальных — крыша отливала золотом, а огромные колонны на входе выдавали невероятных размеров тени. Что забавно, даже на входе нас никто не встретил. Никакого дежурного, хотя бы какого-нибудь ангела. Пустота. Весь Рай выглядел пустым, но не мёртвым. Словно все куда-то разом исчезли или попрятались.

— Хм… Следуя логике, Мана должна была начать подготовку войск, — присела на молочные ступени Немезида.

— Но я не вижу и не ощущаю ни одного солдата Небес. Если быть точным, то вообще никого.

— Это же невозможно? — с каким-то недоверием к самой себе спросила Нем. — Чтобы Рай вдруг взял и опустел!

— Не знаю, честно говоря, — произнёс я, напрягая каждую клеточку своего тела, дабы уловить любой намёк на опасность. — Стоит проверить дворец. В чертогах Богини должно быть хоть что-то. Если честно, меня сейчас устроит даже труп.

Я не лгал. Слишком чужим ощущалось это огромное место, ведь мы привыкли видеть его оживлённым, с кучей разных жителей, так и излучавших высокомерие. Однако даже они вызывали приятное чувство ностальгии, стоило вспомнить эти напыщенные лица. И правда, даже их я был бы рад видеть больше, чем абсолютную пустоту и тишину. А она действительно пугала.

Наши шаги громким эхом отзывались, отражались и возвращались обратно. Сперва никто этого не заметил, но стоило приблизиться ко дворцу, где-то в глубине души зародились воистину страшные подозрения. Поверьте, за десять с гаком тысяч лет я привык видеть отвратительные последствия самых обычных поступков. И даже исправлять подобное. Но что могло вызвать экстренную эвакуацию из Рая?

— Если и ушли, то не особо спеша, друг за другом, — высказалась Нем. — Следов паники нет. Нет брошенных вещей, оружия, артефактов, случайно забытых на выходе из дома.

— Может, мощная иллюзия?

— Ты у нас профи… Но ты бы почуял изменения в потоках энергии. Раз молчишь, то я права. Всё настоящее.

Мы подобрались ко входу. Магические лампы горели, белая ковровая дорожка прямо вперёд по коридору в главный зал-молельню была идеально чистой. Ничего необычного. И это пугало. Когда всё выглядит так, словно здесь ещё минуту назад жизнь шла своим чередом, страх невольно поглощает любую, даже самую смелую душу.

— И здесь никаких изменений. Итан?

— Чисто… Словно Богиня воспользовалась своим артефактом.

Девушка кивнула.

— Единственный хороший вариант. Пойдём, если она сделала это в своих покоях, должен был остаться след от магии.

Она сдвинула на лоб свою широкополую шляпу и двинулась вперёд, то и дело останавливаясь, оглядывая тот или иной предмет, случайно попавшийся на глаза. Я старался максимально сконцентрироваться и вычислить весь ход событий, произошедших здесь. Но всё, что смог выдать поиск, это слабый источник энергии, где-то впереди.

Как раз там, где находилось главное святилище Маны.

— Нем. В комнате Маны магия, но она настолько слаба, что я едва смог её почувствовать. Она не отравлена, поток чистый, принадлежит явно существу из Рая.

Мы подошли к массивным стальным дверям, резко выделявшихся на фоне остального белого царства.

— Блиц или штурм?

— Штурм, — подумав, ответила Немезида. — Первое заклинание больше для сражений, сам понимаешь.

Она прижалась к двери справа, я занял левую створку. Вытянул ладони вперёд, прижал их к холодному металлу.

— Штурм!

С той стороны хрустнула обычная защёлка и обе створки вывернулись наизнанку, слетев с косяков и как следует оглушив как нас, так и кого бы то ни было в комнате. Когда грохот поутих, покои Богини были как следует обследованы. Впрочем, чего-то действительно нового мы там не нашли. Наша старая знакомая лежала в своей постели. Сейчас Мана походила на женщину в преклонном возрасте, сохранившую былую потрясающую красоту. Правда, цветы вокруг её кровати не росли, как не было и их чудесного запаха. Здесь пахло смертью.

— В-вы пришли… — прошептала Богиня, вытягивая вперёд руки в попытке дотронуться до нас. — Палач… И ты, Немезида.

— Ты же восстанавливала силы, Мана? — задал я первый осторожный вопрос. — Почему сейчас Рай пуст, а ты лежишь тут и медленно умираешь?

Мана медленно кивнула, со слезами на глазах глядя на меня.

— Я… Всего лишь хотела их защитить.

— Кого? — не понял я.

— Моих… Детей.

На несколько секунд я замер.

— Мы хотели всего лишь расспросить об утаенном тобой пророчестве, но, услышав такое, не уйдём, не дождавшись ответа, — резюмировала архимаг.

— Нем?

— Секунду, — кивнула она.

Девушка взяла ладонь Маны в свою руку и начала медленно вливать энергию. Постепенно Богиня становилась моложе, её взгляд приобрёл фокус, а всё тело перестало то и дело вздрагивать.

— Спасибо… — мягко улыбнулась она.

— Не за что, — коротко ответил я. — А теперь, будь добра, расскажи, что за чертовщину мы сейчас услышали.

— Ха-а… — вздохнула она. — Полагаю, вы уже в курсе, кто на самом деле Крис и Лифа? Вижу. А вы знаете, чей генный материал использовался в Саду Бабочек? Мой. Мой и… Армагеддона. Так уж получилось, что мы не совместимы как существа, но эксперименты дали свои плоды. Они — наши дети.

— Не будь ты сейчас в кровати, я бы дал тебе по зубам, — выругался я. — Интересно, чем вы оба думали? Что получится что-то интересное? Забавное? Вы просто изд…

Я осёкся, когда вновь посмотрел в глаза Мане.

— Мы любили их, — с болью как во взоре, так и в голосе сказала она. — Обоих. И как могли, оберегали. Я сделала Криса Героем, а Армагеддон определил Лифу в наследницу Асцаин.

Немезида усмехнулась.

— Ха! А они до сих пор считают, что всего добились самостоятельно.

— Мы не могли раскрывать им всех тайн сразу, — откашлялась Богиня. — Постепенно, когда сдерживать Сад Бабочек стало уже невозможно, они догадались обо всём сами.

— Так эти двое не просто "два выживших экземпляра"? — уточнил я.

Богиня кивнула.

— Да. Они были первыми… И последними.

— Потрясающе. Мы имеем симбиоз обоих сил в двух ребятишках, много раз убивавших свои искусственные копии. Они хладнокровны, расчётливы, но понятия не имеют, какой силой владеют… — раздражённо начала Немезида.

Меня словно молния поразила.

— Я… Кое-что вспомнил. Когда я встретился с нашей тварью в первый раз, он сказал, что Лифу и Криса нужно убить, ведь они единственные, кто представляет угрозу для его существования.

— Выходит, так и есть. А сейчас мы — единственные защитники этих детей, уехали в однодневную командировку, — сказала Немезида. — Идеальный шанс, чтобы убрать их с дороги.

— Так…

Думал я всего пару секунд. Соображать нужно было быстро.

— Разделяемся. Отправляйся в Академию и попробуй достучаться до Анны, она должна была вернуться из Ада. А я останусь здесь… — сделал я паузу, переводя взгляд на Ману. — И дослушаю всё до конца.

— Поняла. Береги себя, Итан, — бросила Немезида, уже покидая спальню.

— Да… — отправил я ей вслед. — И ты себя.

Пауза.

— Почему в Раю не осталось ангелов?

— Жители отправлены в убежища, как и у вас. Воины переместились в Ад, чтобы скооперироваться с Армагеддоном. Из меня сейчас ужасный генерал.

— Не могу не согласиться, — вздохнул я, присаживаясь на аккуратный стул, как раз стоявший рядом. — Поверить не могу, что вы оба скрывали что-то столь серьёзное.

— Мы знали, насколько опасны наши дети для баланса, — произнесла Богиня. — И мы знали, что рано или поздно вы примите решение ликвидировать их.

Я кивнул. Да. Оставлять в живых такое самоубийственное сочетание добра и зла — против правил.

— Я могу вас понять, но простить уже не в моих силах. В любом случае, сейчас есть вещи куда важнее, чем опасные подростки. Нам нужны все бойцы, способные держать передовую линию.

— Да… — покивала Мана. — А сейчас позволь мне рассказать пророчество, которое ты так хотел услышать.

— Я весь внимание.

Закинув ногу на ногу, я пригогтовился поглощать крупицы драгоценной информации.

— Кхм-кхм… Секунду, — демонстративно прокашлялась Богиня. — Далее — цитирую. "Когда в мир придёт его смерть, появится герой, что погибнет, дабы уничтожить её. Героя благословит Мана, Богиня Небес, а силу он приобретёт в долгом, долгом пути. Выбор героя — выбор этого мира." Конец. Довольно коротко…

— Я так понимаю, ты восприняла "долгий-долгий путь" Криса в лабораториях как часть пророчества? — кхэкнул я. — Впрочем, не буду тебя винить — я бы подумал также. А вообще — всё сходится, никаких вопросов. Только вот первая часть слегка странная, если ты правильно паузы расставила.

— Я же говорю — цитирую. Ни разу меня память не подводила.

— Ладно, вопросов не имею, — отрезал я. — Теперь я понимаю, что ты просто хотела защитить своих детей. Но скрывать от Совета подобную информацию — почти трибунал.

Мана улыбнулась.

— Мне не страшна смерть, Палач, — протянула она. — Я успела увидеть, как растут Крис и Лифа. Как играют вместе, как болтают и улыбаются друг другу. Этого достаточно. Это — моё счастье.

Я мрачно усмехнулся.

— Даже если ты знаешь, что они не проживут "долго и счастливо"?

— Я буду рада, если это сделаешь ты, — прошептала она. — Ты всегда… Всегда меня не любил. Я знаю, что вы, Хранители, не умеете ненавидеть. Это слишком острое чувство… Я правда, правда понимаю.

— Почему ты хочешь, чтобы я убил этих детей? — сощурился я.

— Потому что именно ты показал мне, какая я на самом деле стерва, — рассмеялась женщина. — И только тебе решать, осталась ли я ей до самого конца.

Я вновь рассмеялся.

— Ты и впрямь думаешь, что из жалости к тебе у меня дрогнет рука? Ты ведь знаешь…

— Знаю, — прервала меня Мана. — Если вопрос баланса встанет ребром, ты не задумываясь выполнишь всё, что потребуется.

Несмотря на всё жжение, что я начал чувствовать с начала разговора, до меня дошло, насколько сильно я ошибался. Богиня сполна искупила все свои грехи, включая дела одиннадцатитысячелетней давности. Она уже не та дура и стерва, совсем нет. Она просто заботливый родитель, искренне желающий только одного — счастья для своих детей.

Я вздохнул.

— Я… Я был не прав, Мана, — произнёс я. — Насчёт тебя. Но баланс есть баланс, ты и сама это понимаешь.

— Что ж… — улыбнулась женщина. — Я рада, что услышала от тебя хотя бы это.

— Не обольщайся, — хмыкнул я. — Вот спасём мир, тогда и будем разбираться со всеми делами насущными.

— А ты всё тот же, Палач, — легонько хихикнула Богиня. — Всегда практичный, спокойный, как скала. И что в тебе Анна нашла..?

Я не стал отвечать на этот вопрос. Уже в дверном проходе обернулся, демонстрируя всё ту же ухмылку.

— Как придёшь в себя, направляйся в Академию. Рядом с новоявленными главами жрецов ты должна хотя бы частично вернуть себе силы. Это моё последнее слово.

— Спасибо, Палач… Нет, Итан.

— И всем ведь нравится эта моя личина… — кхэкнул я. — Увидимся.

Покинув чертоги, я отошёл немного подальше, вглубь города, а потом как следует выругался. Грязно, с кучей таких выражений, что воздух вокруг невольно задрожал под гнётом магической энергии.

Прекрасно. Просто чудесно! Чтобы победить большого и гадкого типа, нам нужно пожертвовать Крисом. И уж он в конце сделает выбор, от которого… Да что за херня! Когда вообще пророчества НЕ были связаны напрямую с Хранителями? Всегда только наши страдания могли принести облегчение миру. В самом крайнем случае страдали максимально близкие к нам — Богиня, Гена или Немезида.

А теперь — хрен пойми кто, хрен пойми что, зачем, когда и почему. Права была Нем, всё не так, как раньше. Даже слишком "не так". Мы привыкли слышать Предсказательниц напрямую, переспрашивать, уточнять. Но коль их слова прозвучали, поменять судьбу, ими своеобразным способом высказанную, попросту невозможно. Никто не способен противостоять карме, такое уж железное правило.

Никто, да…

Выплеснув накатившие эмоции, я открыл портал в нашу с Немезидой комнату. Точнее, я попытался это сделать, но вместо ровного овала у меня получился маленький треугольник, воздух в котором лишь слегка рябило, не важно, сколько бы силы я не прикладывал. А вот это плохо. Очень плохо.

— Магический блокиратор, — чертыхнулся я. — Никто не выйдет, никто не войдёт. Ещё и антимагическое пространство небось повесил, умник хренов.

Мысли в голове разрывали сознание на части. Попытка думать обо всём одновременно каждый раз медленно сводила меня с ума, однако сейчас было совершенно не до неё.

— Прямая связь.

Спустя секунду, за которую я как следует приморозил все дома вокруг себя, со мной заговорила Анна. Лёд должен был сдержать сущностей, вылезших из-за высшего заклинания.

— Что-то серьёзное? — перешла она сразу к делу.

— Невероятно, — ответил я. — Кратко — Крис упоминается Предсказательницами. И он должен выжить. А в Академии сейчас магический блокиратор.

Ответ пришёл почти мгновенно.

— Поняла. Я покидаю Ад. Увидимся на месте. Попробуй провесить портал через минуту.

— Хорошо, — произнёс я, и вздох облегчения не заставил себя долго ждать.

И тишина. Эти шестьдесят секунд показались мне настоящей вечностью. Клинок давно покинул свои ножны, да и всё тело приготовилось к битве, что с определённой вероятностью будет последней.

Спустя указанное время портал и впрямь открылся, правда, был он по-прежнему искажённый, неправильный. Уже лучше, чем ничего.

Осторожно шагнув в мутное пространство, я оказался в библиотеке. Абсолютно пустой, правда, имевшей следы пребывания Криса и Лифы. Разбросанные манускрипты, потерянный платок с золотой вышивкой, чья-то старая пара сапог. Но покидали помещение в спешке — на некоторых книгах остались свежие серые отпечатки ног.

На ходу зачаровывая клинок, я выбил собой окно, с порядочной высоты полетев вниз. Благо усиленный меч позволял замедлить падение, вспарывая камень, как нож — масло. Добравшись до земли, я вслушался в свои ощущения и с дрожью не услышал там опасности. Затем рванул в сторону комнат ребят, мимо полигона и выключенных магических светильников. Почти весь внутренний двор Академии погрузился во тьму.

Глубоко вздохнув, я произнёс: "Противостояние!", а затем замер, подождав, пока магия ко мне вернётся.

— Светлячок! — крикнул я, на ходу подвешивая шарик сверху и чуть впереди, над головой. — Где же ты, Нем?!

Общежитие было пусто. Все двери были распахнуты настеж, повсюду разбросаны вещи, тренировочное оружие. Среди клинков я узнал кинжалы Тсу.

— Лазарет!

Однако и там меня встретили тишина, бардак и пустая койка. Эликсиры и мази остались на своих местах, но всё, что было возле постели, сейчас оказалось на полу. Словно кто-то забежал, взял жрицу на руки и тут же рванул обратно. Вот только куда? Раз я не увидел тел, все живы.

Но куда они могли исчезнуть? Сквозь землю провалились? Если здесь была Нем, она явно повела бы детей за стены, к армии. А, вот оно как.

Просканировав всю Академию, я убедился, что множество моих сигнальных и защитных заклинаний сработали. Несколько теней были уничтожены, но нечто сумело прорваться, буквально перелетев через стену. И теперь над всем комплексом стоял антимагический купол. Как я и подозревал — никто не войдёт и никто не выйдет.

Нем вместе с ребятами здесь. Подвал? Одна из лабораторий?

Соберись, соберись!

— Найду того, кто это сделал — даже воспоминаний о нём не оставлю, — процедил я сквозь зубы, выставляя впереди себя столь сильный щит, что тот буквально вышибал любые двери, к которым я приближался.

Коридор, коридор, столовая, пост охраны. Разумеется, пустые. И без освещения. Винтовая лестница вниз…

Вдоль неё, прямо по стене, находились глубокие следы когтей. Если это не магическое существо, то оно должно быть невероятно сильным, чтобы так легко вскрыть камень. Судя по следу, оно неспешно спускалось в подвалы Академии.

Словно зная, что никто отсюда не сбежит.

Всё внутри меня словно обратилось в лёд. Я даже замер перед спуском, задержав дыхание. Если хоть что-то произошло с детьми или с Нем, я специально сорву оставшиеся семь уровней печати и заставлю тварь бесконечно страдать. Поверьте, я сумею организовать подобное мероприятие.

Благо опыт имеется.

Спускаться пришлось недолго, около минуты. Затем шла большая алхимическая лаборатория, частично освещённая моим светлячком и эликсирами, стоявшими на полках. Удивительно, но она была цела, никаких тел, никаких запахов, кроме слабого химического. Покинув комнату, я прошёл по ещё одному небольшому коридору и попал в местную тюрьму. Разумеется, в такое время она пустовала, поэтому никто за ней и не наблюдал.

Потом ещё один коридор, и ещё одна, насколько я знал, последняя комната.

Стоило мне приблизиться, как по ту сторону раздался крик. Голос принадлежал, без сомнения, Тсу.

Дверь ввалилась внутрь, а я, перешагнув кусок металла, оказался внутри.

Картина маслом. Кровавым.

С мечом в руках и в одной майке одинокая Розалия отчаянно отмахивалась от огромной насекомоподобной твари, отвратительно стрекотавшей и плевавшейся во все стороны дурнопахнущей слюной. За её спиной, истекая кровью, лежали Крис и Лифа. На их лицах трудно было различить признаки жизни, но блеск в глазах я всё же увидел. Вряд ли они были способны видеть хоть что, что творилось в помещении. И, наконец, финальная деталь. Вся стена по левую руку была облита свежей кровью. Её владелец из последних сил прижимал к себе раненую жрицу. Немезида смотрела на меня как-то слишком спокойно. Тсу, кажется, была в отключке.

— Итан? — с облегчением воскликнула Розалия, на секунду отводя взгляд от монстра.

Жвалы клацнули всего в сантиметре от её лица. Если бы не вовремя использованный блиц, кто-то бы лишился сегодня головы. Лицо рыцаря-мага выражало шок. Она вытаращилась на существо, досадно щёлкнувшее "ртом", а затем просто потеряла сознание. Осторожно положив её на пол, я обернулся к твари.

И это биологическое недоразумение, находясь под действием магии подчинения, привыкшее просто убивать и пожирать своих жертв, посмотрело мне в глаза.

Я не могу точно сказать, что именно оно там увидело. Но истинный хищник, откормленный людской плотью, вздрогнул, делая шаг назад. Человек, что шёл к нему, выглядел таким маленьким, всего на один укус. Монстр своим крохотным мозгом внезапно осознал, кто именно был охотником, а кто добычей. Осознал — и испугался.

— Эй, ты, — прорычал я.

Существо вновь пробила дрожь.

— Я знаю, что ты смотришь, ублюдок, — процедил я. — Так вот знай — сейчас была твоя последняя ошибка. Обещаю, что лёгкой твоя смерть не будет.

Монстр помотал головой, защёлкал своими челюстями и ринулся вперёд.

— Гниль, — с непоколебимым лицом произнёс я.

А когда туша упала, пожираемая бесчисленными личинками, я лишь присел рядом, наблюдая. В конце концов тварь перестала дёргаться, и настал черёд осмотра раненых.

— Что… Итан? Ты вернулся… — произнесла Розалия, кое-как поднявшись с каменного пола. — О боги…

Не выдержав тошнотворного зрелища и отвратного запаха, девушка опустошила желудок. Я же осторожно поддерживал последнюю искорку жизни в архимаге. Немезида была невероятно сильным волшебником, но без магии даже величайший из людей спасует перед лицом подобной угрозы. Я успел… Вовремя.

— Пришла в себя? — окликнул я Розалию. — Позаботься о Лифе с Героем.

— Х-хорошо… Это ты его так..?

— Я.

Больше вопросов девушка не задавала. Через минуту Нем открыла глаза, резко выругалась. Посмотрела на труп существа, на рыцаря-мага, затем на меня. Коротко кивнула.

— Спасибо.

Вместо ответа я перешёл к Тсу. Её положение оказалось тяжелейшим — несколько переломов и повреждение позвоночника. Сюда бы да королевского врача с командой магов поддержки, они бы за пару секунд поставили жрицу на ноги. В моём случае пришлось некоторое время перебирать различные исцеляющие заклятья, прежде чем ещё одна девушка очнулась от ставшего почти что вечным сна.

— И…тан, — прошептала она.

— Тише, тише, — успокоил я жрицу. — Пока тебе нельзя много говорить.

Благодарно кивнув, Тсу кое-как села, прижавшись к стене. Её наспех надетый кожаный доспех был изодран, почти весь залит кровью, но в остальном она выглядела более-менее здоровой.

— Та тварь мертва, больше не о чем беспокоится.

— Т-точно? — с дрожью в голосе переспросила девушка.

— Да, — кивнул я.

Принцесса и Крис уже стояли на ногах. Поприветствовав меня, они продолжили осторожно исцелять друг друга. Розалия, один раз стрельнув глазами в мою сторону, вернулась к помощи Лифе. Какое-то время в зале стояла относительная тишина, нарушаемая разве что короткими вздохами жрицы и такими же краткими ругательствами Героя.

Когда все оклемались, был организован краткий разбор полётов.

— Мы ещё не спали, когда по всей Академии резко отключился свет. Директор успела крикнуть мне и Лифе, чтобы мы бежали в подвал. Спустя пару минут она и Тсу присоединились к нам, а Розалия…

— Я попыталась задержать монстра, но в итоге привела его сюда. Простите…

— Всё в порядке, — вздохнула Немезида. — Мы все живы, а это главное.

— Ты бы видел, Итан, как директор двигалась! — восхищённо произнёс Крис. Даже без магии её сила вызывает уважение…

— Ну-ну, Герой, не подлизывайся, — улыбнулась Немезида. — Итак, обращаюсь ко всем. Нас едва не прикончили, но даже из поражения можно вынести пользу. Думаю, противник использовал нас свой козырь. Существо, похожее на тень, но ею не являющиеся. За всю свою жизнь я встречала что-то подобное всего раз.

— Это был Пожиратель, директор? — уточнил Крис.

— Да, — подтвердила архимаг. — Но он держал подручных при себе, как генералов. И спускал с цепи только в бою.

— Мы уже выяснили, что противник не похож на прошлую тварь, — со вздохом произнесла Розалия. — Итан, что скажешь?

— Нам нужно запастись портативными высшими заклинаниями, способными противостоять антимагическому куполу, — пожал я плечами. — Иначе подобная ситуация с лёгкостью может повториться в ближайшие несколько дней. Насколько я знаю, доступ к таким свиткам есть только у короля или у директора Академии.

Немезида кивнула.

— Да. Я достану необходимое и научу вас ими пользоваться. Так каждый из вас сможет использовать чары вне зависимости, стоит блокиратор или нет.

— А ещё нам нужно усилить защиту, — встряла Тсу. — Я уже устала бегать с койки на холодный пол. Эй! Не смейтесь! Крис, скажи что-нибудь!

Но даже Героя разобрал смех.

— Прости, прости.

В итоге мы все извинились перед девушкой, и вскоре после разговора и выхода на поверхность она впервые за пару дней улыбнулась. Пусть и слабо, едва заметно, но это воодушевило и остальных ребят. Проблеск надежды, вот как это называется. Тем сложнее мне было вернуться к пророчеству и поведать обо всём Немезиде спустя несколько часов.

Нас посетили королевские чародеи, поставили свои щиты и сигнальные заклинания. Если что, ближайший патруль придёт на помощь нам, засевшим в Академии. Постепенно жизнь после инцидента восстанавливалась — люди только сильней затянули пояса, укрепляя защиту и стараясь пропустить как можно больше беженцев в магические убежища.

До примерного момента вторжения орды в Асцаин оставалось всего два дня. Появилась Мана, вызвав невероятный поток радостных криков со стороны как солдат, так и своих жрецов. Даже Тсу вышла посмотреть, как Богиня предстала перед простыми смертными. С ней у нас тоже был разговор, правда, более короткий. Большую часть времени я проводил либо болтая ни о чём с Розалией, либо помогая Нем разбираться с кучей бумажной работы.

Были и дружеские посиделки всей командой. В такие моменты все словно забывали, насколько страшно им должно быть, ведь на кону не только своя собственная жизнь, но и судьба буквально всего мира. Даже Тсу, вечно находившая, к чему прикопаться, стала чуть более общительной. А вот их отношения с Крисом теперь стояли под одним огромным вопросом. Из-за случившегося в Саду Бабочек Герой стал нелюдим, что заметила даже Немезида.

В общем, старые проблемы отчасти решились, зато появились новые.

— Значит, пророчество, да..? — протянула Немезида, снимая свою шляпу и осторожно укладывая её на полку в шкаф. — Учитывая, насколько оно сейчас неопределено, я боюсь, что форс-мажора нам не избежать.

— Согласен, — кивнул я, пялясь в потолок. — Анна, кстати, не забегала? Мы договаривались встретиться ещё в момент нападения на Академию, но с тех пор от неё ни звука.

— Мне уже ревновать? — не глядя на меня, спросила Нем.

— Мы же уже обсуждали это.

— Ладно, ладно, — рассмеялась девушка. — Лично не приходила, зато был посланник от Лорда. После того, как с людьми и армией будет проведён инструктаж, ангелы и демоны займут свои позиции вокруг Столицы.

— Ха-а… Как в старые добрые времена, а? — со вздохом вырвалось у меня.

— Если бы не это дурацкое пророчество, то да, — согласилась архимаг. — Поскорей бы избавиться от всего этого и пойти на заслуженную пенсию.

— Неужели так хреново на твоей должности? — не понял я.

— Нет, вовсе нет, — помотала она головой. — Просто пора бы уже передать своё дело молодым.

— Да… — кивнул я.

Давно пора.

Глава двенадцатая. Ренегат

Анна не появилась на следующее утро. Что Мана, что Нем разводили руками, мол, после путешествия в Ад Хранительницу никто не видел. Даже посланник Армагеддона не сказал ничего нового, кроме того, что женщина сильно торопилась покинуть совещание и выбраться наружу, в мир людской. В это же время с границ пришли тревожные вести — орда тварей по ту сторону стала в разы больше, а монстры стали проявлять агрессию, активируя системы магической обороны. Близился финал, а одно из главных действующих лиц сейчас было непонятно где.

Ангелов встретили овациями, а сейчас в армии проводились инструктажи по поводу прихода демонов. Нам не нужны внезапные удары в спину ни с одной стороны. Если носившие нимб и имевшие рога привыкли периодически вставать за ту же баррикаду, то у людей поколения меняются куда быстрее, а потому требовалось дополнительно информирование. С этим король справится. И прадед его справился, и прадед прадеда… Здесь сомнений не было.

Крис и его команда помогали чародеям возводить дополнительные барьеры вокруг города, поэтому ребят часто не было в Академии. Хоть меня и приглашали, я отказывался, ссылаясь на усталость после мясорубки в лаборатории. Не обошлось и без провокационных вопросов. Напали-то на всех ночью, а меня почему-то рядом не оказалось. Спасла Немезида — она прямым текстом донесла до каждого, кто спрашивал, что я был в городе, закупался редкими и жизненно необходимыми эликсирами для серьёзного боя. Поверили. Да и кто станет слишком сильно терзать друга, который спас тебя?

Герой, наверно, был самым подозревающим из всех. Словно я разом утратил доверие в его глазах. Кто знает, видел ли он, насколько быстро я уложил ту насекомоподобную тварь. Или слова, что были произнесены за пару секунд до этого. Но так или иначе, парень всё ещё видел во мне друга, даже после событий в Саду Бабочек.

Или это я стал слишком холоден? Возможно. Всё-таки знать, что Крис и Лифа — дети Богини и Лорда Ада, как-то удручающе. Я знаю, что буду должен сделать в конце, но до этого конца надо ещё дожить. Вот дождёмся исполнения пророчества, а там посмотрим.

С Анной невозможно было связаться ни одним из доступных способов. Даже высшее заклинание прямой связи не помогло, а уж оно-то может вызвать Хранителя на разговор из любой точки пространства. Значит, она не просто была недоступна. Или её сознание было не в состоянии откликнуться, или…

Или Анна была мертва. Иных вариантов просто не наблюдалось.

— Мы найдём её, Итан, — похлопал меня по плечу Ликан. Сидевшая рядом Немезида согласно кивнула. — Это же Первая Хранительница в полном рассвете сил! Просто так её никто и ничто не прихлопнет.

— Не напрягайся ты так, это вредно, — добавила архимаг. — Да и Анна не Богиня — идиотизмом хроническим не страдает. В ловушку не попала… Может, и впрямь в медитацию ушла — пытается будущее увидеть.

Я вымученно улыбнулся.

— Это она умеет. Пусть и не на много лет вперёд, как Предсказательницы, но зато с такой же точностью.

Костёр потрескивал в ночи. Оставались сутки до полного прорыва обороны и вторжения ненасытной орды вместе с тенями. Главный гадёныш обещал появиться в то же время, и встретить мы его должны были все вместе. Совсем скоро предстояло сорвать оставшиеся печати разом. Даже как-то жаль покидать человеческую оболочку. Я почти с ней сросся.

— Когда-то мы тоже сидели так вместе, — глядя на огонь, произнёс Ликан. — Только нас было чуть больше.

— Тогда уважаемый Лорд едва не заблевал мне всю шляпу. Ну и напились мы тогда… — с явным чувством ностальгии в голосе сказала Нем.

— Повод был хороший, — пожал я плечами. — В тот день мы победили Пожирателя. Богиня и Гена поспорили на желание в карты, и Мана проиграла.

— Я помню, как краснела наша Богиня, танцуя под ручку с Лордом Ада! — хохотнул Ликан. — Да… Один из самых незабываемых вечеров нашей долгой жизни.

— А теперь словно тень того дня нависла над нами, — вздохнула Нем. — И чем ближе момент истины, тем больше мне кажется, что произойдёт что-то плохое.

— Зато сейчас как раз тот случай, когда стоит вспомнить прошлое и неплохо провести дозор, — предложил старый оборотень. — Верно я говорю, Итан?

— Когда это ты перестал звать меня Палачом? — ухмыльнулся я. — Или по настоящему имени.

— Ну, мне показалось, что так правильнее, — непонимающе взглянул на меня Ликан. — Даже Мана зовёт тебя так!

— Ладно, ладно, — согласился я. — Думаю, это и впрямь неплохая идея.

— Раз так… — внезапно сказала архимаг. — Тогда я начну.

Немезида поднялась со своего места, осторожно отложила шляпу подальше от костра, и только затем заговорила.

— Где-то восемь тысяч лет назад, плюс-минус, у меня была небольшая такая депрессия. Знаете же, все эти вопросы, по типу "зачем это всё", "в чём смысл", и дальше, дальше.

— Все через это проходили, — кивнул я. — С возрастом подобные мысли постепенно улетучиваются, оставляя место лишь долгу.

— Да… — протянул Ликан. — Постепенно становится всё меньше человеческого и больше равнодушного.

— Я, конечно, понимаю, что всё это делается ради мира, но… Во мне всё ещё сидит желание побыть собой. Хотя бы сотню лет. Отдыхать, не задумываясь о будущем людей, где-нибудь в домике у моря.

— За горами есть Акватория, страна, знаменитая своими водными запасами, — выступил я с предложением. — Горячие источники, те же моря, озёра, реки. Хорошее место, чтобы немного отдохнуть. Входит в торговый союз, кстати.

— У меня там внук обосновался, — улыбнулся Ликан. — Целое семейство расплодил, огромный аристократический род. Торговля, информация, кузнечное ремесло…

— Надо будет рвануть туда, как разберёмся здесь, — выдохнула Немезида.

— Или в государство пустынь и металлургии… — мечтательно протянул я. — Может, осяду где-нибудь в глуши. Буду ковать оружие для защиты простых жителей.

— А я, наверное, останусь в Асцаин, — обронил Ликан. — Здесь информация всегда в цене, а для моей профессии менять локацию довольно трудно. Да и привык я разбираться во всех этих интригах в эшелоне власти, кого-то убирать с доски, кого-то продвигать.

— Если уж говорить про проблемы профессии, то больше всего их будет у Итана. Верно? — взглянула на меня Нем.

— Да… Тут уж или совсем бессмертие терять, или отходить от дел на пару лет, оставив весь баланс на плечах Анны.

— Тяжела ноша Хранителя, а? — улыбнулась Нем.

Ликан согласно покивал.

— И зачем нам жить так долго… — произнёс я, подкладывая сухие ветки в костёр. — Была б хоть какая-то смена поколений, все бы вздохнули с облегчением.

— Наверно, — сказала Немезида. — Казалось, совсем недавно мы были так молоды…

— А жизнь казалась такой мимолётной, такой важной, — добавил Ликан. — Я ещё помню, как сильно хотел завести семью, детей… А потом — как отрезало.

— У всех так, старина, — похлопал я его по плечу. — У всех.

— Эх… — вздохнула Нем.

Так мы и сидели, наблюдая за пламенем. Каждый думал примерно о том же самом — о ближайшем будущем, о делах, к которым предстоит вернуться, о родных, которых стоит навестить. Ликан, наверно, мечтал о встрече со своим внуком. Повезло ему успеть родить сына до того, как он получил бессмертие.

Магия — странная штука. Высшие заклинания дают нам неописуемую мощь, но отдача всегда довольно сильна. А вот невозможность умереть — это как одни невероятные высшие чары, постоянно действующие на каждого из нас. Мы не стареем, мы буквально вечно молоды, но цена в этом случае выше, чем обычно.

Мы не можем иметь детей. Анна, я, Нем, Ликан, Богиня, Армагеддон. В глубине души я понимаю, почему последняя парочка позволила проводить эксперименты со своим генетическим материалом. Только идиот, прожив больше тысячи лет, не захочет получить хотя бы призрачную возможность иметь плоть от плоти своей — ребёнка. Поэтому, пусть и отчасти, но я осознаю, насколько сильно Мана и Гена желали этого. Что ж, решение по поводу их поступков будет принято чуть позже. Пусть хотя бы немного эти двое почувствуют себя родителями.

От мыслей меня отвлёк ментальный запрос. Анна воспользовалась прямой связью, тем же высшим заклинанием, что и я день назад. К счастью или к сожалению, оно сильно зависело от магических потоков, пролегающих, словно нити, по всему миру. Вскочив, я напугал Нем и Ликана, но в пару слов объяснив ситуацию, отошёл подальше, в ночь.

— Привет, Анна. Задерживаешься?

— Немного. Скажем так — я в ловушке.

Пауза.

— Ты где? — не понял я.

— Ты не ослышался. Я… М-м-м… В Саркофаге.

— В том самом Саркофаге? — как дурак, опять переспросил я.

— Да, да. Не спрашивай, как. Сейчас нужно помочь мне выбраться отсюда… И заклинание перемещения настроено только на одного посетителя.

— Дай угадаю — ублюдок с другой стороны разрешил войти лишь мне, так?

На той стороне Анна сокрушённо вздохнула.

— Я знаю, что это ловушка. И ты знаешь. Но иного выхода у нас нет. Эта… штука, она медленно высасывает мои силы. Понятия не имею, как он настроил магию на что-то подобное, но факт есть факт.

— Ладно, ладно. Рядом есть тени?

— Нет. Никакой стражи… По крайней мере, я никого и ничего не чувствую.

— Хорошо, жди. Я открою портал.

— Поспеши, Итан. С моей силой он уничтожит и Нем, и Богиню с Армагеддоном. А на людей вообще плюнет и разотрёт.

— И единственным способным на сопротивление окажется Палач… — мрачно ухмыльнулся я. — До встречи.

— Спасибо, — отозвалась Первая Хранительница.

Связь оборвалась. А я завыл, распугав зверей в округе и заставив стаю ворон с карканьем смыться с деревьев. Насколько глубокая задница нас может ожидать, если за день до атаки у нас пропадает Первая Хранительница? Ещё и Саркофаг Времён… Ну и каким образом её вообще туда заманили? Или где-то подвох?

Чертыхнувшись, я перепроверил магический канал, через который меня вызвали. Сомнений не было — он принадлежал Анне. Её уникальная энергия прямо струилась в воздухе. Значит, это была действительно она. Потрясающе.

А, я же ещё не объяснил, что же это за заклинание такое. Саркофаг Времён — это эдакая тюрьма для высших сущностей. И одиночная камера заодно. Грубые каменные стены, абсолютная тьма и полное отсутствие каких-либо потребностей. Есть, пить, ходить в туалет просто не нужно. Выбраться оттуда без посторонней помощи невозможно, каким бы сильным не был заключённый. Разумеется, Первая Хранительница способна проделать брешь, но чем больше она бьёт в стены, тем сильней становится их защита. Это огромный щит, поглощающий энергию. А его ещё и перенастроили на медленное высасывание магии узника.

Гениально, ничего не скажешь. Впрочем, чего ещё ожидать от твари, пришедшей с другой стороны? Но я не думал, что ему удастся поймать именно Анну. Меня — да, вполне. Один раз забуду уточнить, не иллюзия ли Крис, исчезнувший в воздухе где-то впереди, и всё, хана. Но Первая Хранительница! Она же работала с балансом ещё до моего пришествия в этот мир! Какого чёрта, собственно?!

Отпустив раздражение и злость, я отошёл к костру, рассказал всё Нем и Ликану, а затем открыл портал к Саркофагу. Мои товарищи с пониманием кивнули. Никому не хочется хотя бы раз даже контактировать с этим заклинанием — настолько отвратительно и ужасно оно выглядит со стороны. А уж изнутри…

— Если не вернусь в течение суток — используйте протокол Фантом, — бросил я на прощание, а потом нырнул в тёмную жижу, в которую обратился воздух в овале.

Фантом — система безопасности, созданная и спроектированная лично мной. За десять с гаком тысяч лет своего существования я предположил ситуацию, в которой оба Хранителя окажутся мертвы или поглощены инородным существом. Для этого каждому из членов Совета были выданы камни-активаторы. Для использования нужно собрать три штуки в одном месте, вместе с их носителями. А уж потом… Скажем так, это экстренная мера. Но она сработает со стопроцентной вероятностью. Надеюсь, до этого не дойдёт.

Портал выплюнул меня в окрестности какого-то города, рядом с деревней. Людей рядом не наблюдалось, что довольно странно, ведь здания выглядели неповреждёнными. В домах горел свет, факелы освещали и улочки, однако ни одного живого существа рядом не было.

— И тут в воздухе завоняло дерьмом… — произнёс я, вытаскивая клинок и ножен. — Как же смердит, тьфу.

Я не врал и не шутил. От пространства впереди несло как из выгребной ямы, однако никакого явного источника запаха видно не было. Магическое зрение показывало огромный тёмный(даже ночью!) куб, внутри которого медленно угасал светло-золотой огонёк. Попал я на место, уже спасибо.

Подойдя поближе, я попробовал сделать Саркофаг видимым, но толку вышло ноль. Колупать высшими заклинаниями? Не вижу смысла. Или я войду как посетитель, или сорву оставшиеся печати. Вопрос — что важнее.

— А, плевать, — раздражённо кинул я, руками раздвигая стены и шагая в пустоту. Миг — и перед глазами возникла абсолютная темнота, только маленький светлячок напротив еле-еле разгонял её.

Анна стояла, прикрыв глаза. В этот раз она была в обычной своей одежде — в чем-то напоминавшем одеяние жрецов Богини наряде. Золотые узоры тоже светились, но едва заметно. Она пыталась защититься, но быстро поняла, что это бесполезно. Я тоже это почувствовал — как тоненький щуп, проникший в душу и медленно высасывающий магические силы и, на удивление, знания.

Но у меня возник ещё один вопрос — а почему Саркофаг действует на посетителя?

— Прости… — произнесла Анна. — Я была вынуждена так поступить.

— В каком смысле, Анна? — сощурив глаза, спросил я.

— Он попросил меня заточить нас обоих в этом месте, — ровным голосом сказала Хранительница. — Сказал, что не тронет мир, если мы не будем вмешиваться в ход событий.

— Тот ублюдок? — едва не присел я на месте. — Анна, ты в своём уме?! Он хочет сож…

— Нет, — перебила меня всего одним словом женщина. — Он не Пожиратель. Ты же и сам это знаешь. Он сущность иного порядка.

Моей голове словно взорвался огненный шар пятого класса. Пламя разлетелось по всему сознанию, а перед глазами встала кровавая пелена. И всё же я сдержался и не закричал.

— Больше десяти тысяч лет, — медленно произнёс я. — Больше десяти тысяч лет мы с тобой убивали, возрождали, давали силу и оставляли на плахе людей, сохраняя баланс. Всё это время мы жили одной-единственной верой в этот самый грёбанный баланс.

— Я знаю, — кивнула Анна. — Но это существо пришло, чтобы изменить всё. Мы… Оно обещало освободить нас от должности Хранителей. Обещало, что мир сам будет поддерживать баланс. Ему не будем нужны мы…

— Издеваешься?! — сорвался я всё-таки на крик. — А вопрос обмана тебя не интересует?

— Элементная клятва, Итан, — улыбнулась Анна. — Оно не врало.

Я замер. Не выдержав, опустился на каменный пол. Вдохнул и выдохнул, затем поднял глаза на Первую Хранительницу. Она всё ещё стояла с закрытыми глазами.

— Тогда зачем ему наши силы?

— Чтобы изменить механизм баланса, — прояснила женщина. — Да и сам мир вместе с ним. Итан, скажи мне… Неужели ты никогда не хотел избавиться от этой вечной ноши? Уйти, наконец, на покой? Забыть всю эту тяготу с ответственностью за наше мирозданье?

— Я… Конечно, хотел.

— Существо сказало, что может вернуть тебя в твой мир.

Я рассмеялся.

— Ты и впрямь думаешь, что я смогу жить там как раньше? После всего, что я совершил?

— Не знаю, — туманно ответила Анна. — Но думаю, ты справишься. Я желаю тебе счастья, Итан. Всегда желала.

— Но это же неправильно! — вскочил я, делая несколько шагов вперёд. — Это должно было произойти не так… Совсем не так!

— Я понимаю, что это трудно принять. Но мы и так никуда не денемся, пока всё не кончится. Саркофаг исчезнет, едва существо изменит мир.

— Я не собираюсь этого принимать. Анна…

Рой мыслей в голове резко исчез, оставив лишь одну особь. Одна чёткая и простая мысль осталась у меня в сознании. Иного выхода из сложившейся ситуации я просто не видел.

— Первая Хранительница, — с невольной дрожью в голосе начал я. — Властью, данной мне этим миром, я…

Но что-то меня остановило. Не знаю, была ли это интуиция, или же разум упрямо сопротивлялся осознанию факта предательства Анны. Я попросту не мог поверить в то, что прямо сейчас мой товарищ, мой друг, моя когда-то любимая женщина сейчас так просто спустила в трубу все наши страдания и старания за много тысяч лет. Я не смог поверить — и правильно сделал.

— Хорошая попытка, ублюдок, — сплюнул я. — Я почти что ликвидировал Первую Хранительницу. Скажи мне, откуда ты узнал, как работает баланс?

Анна, наконец, открыла глаза. Абсолютно белые, без следа зрачков. Растянула губы в неестественно кривой улыбке. И заговорила вновь. Только теперь голос был тяжёлый, глухой, словно принадлежавший другому существу. Впрочем, так оно и было.

— Из знаний этой замечательной женщины, — ответило мне существо из бездны голосом Хранительницы. — А ведь у меня практически получилось. Если бы не ваша странная связь, ты бы легко призвал силы мирозданья, чтобы растерзать её душу на атомы. Так как ты всё-таки догадался?

— В такой момент Анна назвала бы меня по настоящему имени, — хмыкнул я.

— Хм… Мой прокол, согласен. Но так или иначе, вы оба выведены из строя. А без вас я с лёгкостью сделаю этот мир моим.

— Сомневаюсь, — пожал я плечами. — За столько тысяч лет мы предусмотрели любой исход.

— Знаю, знаю, Палач, — протянул он. — Но ваши друзья не успеют активировать механизм, который ты так тщательно собирал многие годы.

— Это мы ещё посмотрим.

Вместо ответа Анна упала на колени, закашлялась кровью, мгновенно исчезнувшей с пола. Едва она подняла на меня глаза, как я увидел в них слёзы. Это был второй раз, когда я стал свидетелем того, как плачет Первая Хранительница.

— Прости… — вырвалось у неё. — Прости меня…

— Всё нормально, — тихо успокоил я Первую Хранительницу.

Я не нашёл иного выхода, кроме как обнять её. А она продолжала плакать, и постепенно плач перешёл в душераздирающий крик.

— Тише, тише. Ещё не всё потеряно, — гладил я её по голове. Анна вздрагивала, не в силах вымолвить больше ни слова. — У меня есть идея, как отсюда выбраться. Но для этого мне понадобятся твои силы.

— П-правда? К-как? Это же абсолютная тюрьма, сколько не бей в стены, они будут только крепче…

Первая Хранительница едва выговаривала слова.

— У меня было много времени подумать, что делать, если я окажусь в подобной ловушке один. Есть способ обмануть Саркофаг.

— Но к-каким образом? — спросила Анна.

— Создать внутри него ещё один. Тогда обе тюрьмы сойдут с ума, пытаясь сокрушить друг друга.

В глазах Анны появился огонёк. Тот самый, который я хотел увидеть, едва вошёл сюда. Пламя надежды.

— Создание… — начали мы в унисон, вытянув руки в сторону. — Формирование… Наполнение…

Силы стремительно покидали меня. Большую часть работы взяла на себя Анна, но даже так я почувствовал огромную слабость.

Тьма сменилась туманом. Стены, едва заметные вокруг, стали чуть ближе. Словно на них наполз ещё один лишний слой.

А потом нас оглушило, пространство со всех сторон изогнулось, как один большой портал, мы услышали отвратительный треск, словно металл царапал стекло. Затем, один раз моргнув, мы очутились прямо возле деревни. Анна всё ещё была в моих объятиях, её тело всё так же вздрагивало, но в голосе больше не слышалось страха и безнадёжности.

— Живы… — радовалась женщина. — Мы живы!

— Да… Получилось, — выдохнул я, отпуская её и падая на холодную землю.

— Итан, ты как? — обеспокоенно спросила Анна.

— В порядке, — смотря на звёзды, ответил я. — Небо… Прекрасно…

— Да… Я думала, что сойду с ума. Если бы я только знала, что эта тварь подчинит меня!

— А как он, собственно, это сделал? — повернул я голову к Анне.

— Мы сильно недооценили его силы. Более чем. Это существо… Оно куда сильнее Пожирателя. В несколько раз, как минимум. И его интеллект… Когда меня соединило с этим разумом, я увидела, насколько он умён. Просчитанные действия на много ходов вперёд… Для него весь захват мира — как шахматная партия, Итан!

Я вздрогнул, а по спине пробежался холодок. В памяти невольно всплыли собственные мысли в самом начале нашего путешествия. Как там было…

"Кого я срублю — пешку? Или ферзя?"

— Вот чёрт… — выругался я.

— Что не так? — не поняла Хранительница.

— У меня очень плохое предчувствие, — объяснил я свои ругательства. — Хуже, чем сейчас, вряд ли может быть.

— Почему? — с волнением спросила Анна.

— Пока не буду говорить, поскольку не уверен до конца, — покачал я головой. — И называйте меня настоящим именем, сколько можно… А, к чёрту. Забудь. Давай-ка выбираться отсюда.

— Я открою портал, — неловко улыбнулась она на мои разборки с самим собой. — Дай мне секунду…

Когда овал пространства впереди замерцал, я поднялся, ещё раз бросил взгляд на место, бывшее Саркофагом. В магическом зрении там сейчас бушевала буря из неконтролируемой энергии. Чистая работа. В худшем случае здесь бы осталась голая пустошь. А так — просто волнения на фоне.

— Пойдём. Время поджимает. — Кажется, Анна вернула себе привычную уверенность. Даже её голос выражал привычное спокойствие, словно она знала всё наперёд. Как всегда. Как же я рад слышать такую Первую Хранительницу!

Вместе мы шагнули в портал, оказавшись рядом с уже потушенным костром. Немезида и Ликан вскочили, направив на нас оружие. А затем с облегчением выдохнули, подходя поближе.

— Ну и напугали вы нас, Хранители! — сказала Нем.

— Не то слово, — покачал головой Ликан. — Судя по вашему виду, всё прошло не слишком хорошо, а?

— Не время для шуток, Ликан, — обрезала Анна. — Мы объясним всё позже. Сейчас… Ох, сейчас я хочу принять душ. Немезида, как проходит подготовка войск?

— Не так давно присоединились ангелы, а сейчас своё место занимает армия Армагеддона, — ответила девушка, поправляя шляпу. — Мана уже здесь, так что все в сборе.

— Отлично, — сказала Анна. И, невольно хихикнув, добавила. — Итан, оставляю остальное на тебя.

— Да, да, — махнул я рукой. Итан так Итан. — Увидимся.

— Надеюсь, при других обстоятельствах, — уже серьёзно кивнула мне Анна, а затем исчезла в ещё одном портале.

Взгляды архимага и Ликана невольно скрестились на мне. Я понял их желание и попытался пересказать все события с самого начала. К концу рассказа гнев Немезиды можно было буквально увидеть — вокруг неё начали бить маленькие молнии, а в воздухе запахло морем.

— Так он попытался убить Первую Хранительницу твоими руками… — со злостью в голосе произнёс Ликан. — Как это подло.

— Не то слово. И ведь я почти поверил, что говорила именно Анна!

— Любой бы поверил, Итан, — скрипя зубами, сказала Немезида. — Ты-то сейчас как? Выглядишь неважно.

— Создавать новый Саркофаг внутри другого — весьма энергозатратный процесс, — хмыкнул я. — Для Анны с полной силой это не так сложно, а вот я как катализатор выдохся. Такие дела.

— Даже думать не хочу, что бы было, если бы у вас не получилось, — вздохнул Ликан. — Этот мир не выживет без Хранителей. Так было, так есть…

— И надеюсь, что так будет, — кивнул я. — Нем, как там дети?

— Развлекаются, — отмахнулась Немезида. — Крис уже два часа вместе с Тсу. Голубки воркуют. Лифа тренируется вместе с Розалией. Кажется, они поспорили, кто сильнее — маг ближнего боя или же заклинатель дальнего.

— Нашли же время… — вымученно улыбнулся я. — Что ж, тем лучше.

— Эй-эй-эй, Итан, — остановила меня архимаг. — Даже не думай вновь куда-то отправляться или идти дальше играть в хорошего товарища для команды Героя. Первым делом иди и отдохни. Времени не так много.

— Он знает, Немезида, — вмешался Ликан. — Понимаешь же, что он прошёл через миниатюрный ад.

— Понимаю! — выскочило у девушки. — Но ведь я тоже волно…

Я перебил её, заключив в объятья. Ликан понимающе кивнул, взмахом ладони вновь разжигая костёр.

— Дурак… — прошептала Нем. — В следующий раз я пойду с тобой. В любое место!

— Идёт, — вздохнул я. — Я всё равно не собирался куда-то уходить от тебя в ближайшее время. Всё хорошо. Живой я, живой.

— Дурак… — вновь сказала Нем, обнимая меня ещё крепче.

Некоторое время, до рассвета, мы сидели втроём, не говоря ни слова. Теперь мысли у всех были мрачные, от прежней тёплой ностальгии и мечтании о будущем не осталось и следа. Яростное желание уничтожить существо, так легко манипулирующее сильнейшими мира сего, росло и ширилось, заполняя сознание каждого из нас. Это уже не долг. Это личная вендетта. Слишком сильно были задеты чувства, самые глубокие, нежные. Товарищество. Дружба.

Любовь.

Вскоре мы разошлись. Нем отправилась со мной в Академию, Ликан же направился к остальным армиям, следить за порядком. Порой даже короля недостаточно, чтобы держать людей в узде. Ангелы и демоны справятся, о них и речи не идёт. Люди. Люди, и ещё раз люди — вот что заботит всех. Ведь вокруг них и крутится наш мир.

И баланс.

В Академии я остался во внутреннем дворе, Нем засела в своей комнате, вновь за бумагами. Я не стал её тревожить — сейчас ей лучше было осмыслить всё происходящее в одиночестве. Моё отсутствие практически никто не заметил — ребята занимались своими делами, только Розалия, кое-как выиграв спарринг с Лифой, остывала на скамейке возле полигона.

К ней я и присоединился.

— Выглядишь паршиво, — улыбнулась девушка. — Где пропадал?

— Тренировался, — соврал я. — С директором.

— Тогда понимаю, откуда такая боль в голосе, — хмыкнула пламевласая особа. — Не волнуйся, Немезиде больше лет, чем всем нам вместе взятым, так что проиграть ей не стыдно.

— На экзамене же получилось… — с фальшивой обидой произнёс я. — Хотя тогда она, видимо, поддавалась.

— Скорей уж сыграл эффект неожиданности, — пожала плечами Розалия. — Итан… У тебя есть минутка поговорить о личном? Не знаю, с кем ещё мне это обсудить.

— Если это о женском, то Лифа, кажется, в своей комнате.

— И да, и нет. Она — лицо причастное, — хихикнула девушка. — Ну так что, готов выслушать моё нытьё?

— Почему бы и нет. Выкладывай.

Девушка развернулась ко мне, отстегнула ножны и, придерживая их, отставила в сторону.

— Это по поводу Криса. Знаешь, он мне некоторое время нравился. Очень. Он и помогал, и утешал… Был там, где действительно требовался. Я даже всерьёз подумывала признаться ему, — начала Розалия.

— Почему в прошедшем времени? А сейчас что?

— У него есть Тсу, — почему-то без печали в голосе произнесла девушка. — Я для него — товарищ, пусть и близкий, но друг. И я это прекрасно понимаю.

О боги, я не подписывался на работу психолога для ранимых сердец. Но ладно, всё равно в ближайшее время мне делать нечего. Попробуем помочь разобраться в чувствах.

— Я… Я даже не знаю, как правильно это описать. Итан… Мы с тобой знакомы не так давно, но ты избавил меня от пожизненного проклятья. Герой, он… Он Герой, — вздохнула девушка. — Не могу правильно сказать, что именно я чувствую к тебе. Но это нечто большее, чем просто дружба.

Сейчас больше всего мне захотелось встать и закопаться по макушку в землю. И уже там заорать что-то вроде "Вот это поворот!". А ведь знал же, знал, что просто так история с Розалией не закончится.

— Но я в сомнении, если ты понимаешь, — взглянула девушка мне в глаза. — Ты очень… Скрытный. Вроде бы я знаю о тебе всё, а с другой стороны — ничего. Кто же ты такой на самом деле?

— Замечательно, — развёл я руками. — Но я же обещал тебе рассказать всё только в самом конце. Извини.

— Ничего, всё в порядке. Это ты прости, что навалилась так тут с какими-то чувствами и прочим.

— Что, если я тебе скажу… Скажу, что даже если я выложу всё как на духу, ты не захочешь признаваться мне? Что ты будешь чувствовать себя обманутой и покинутой?

Девушка усмехнулась, не прекращая смотреть в мои глаза.

— Почему-то я верю, что всё так и будет. Тогда давай отложим этот разговор до момента смерти той твари, что пытается поглотить наш мир.

— Вот это мне уже нравится. И всё равно, — поднялся я со скамейки. — Я знаю, что ты пожалеешь о своём желании. Я… Я просто не тот, кого стоит любить. Правда.

— Девичье сердце — странная штука, — развела руками Розалия. — Ну, тебе, наверное, пора.

— Ага. Надо бы принять душ и как следует выспаться. Несмотря на то, что уже утро.

— Увидимся, Итан, — помахала мне вслед девушка. — Не забывай о том, что обещал!

— Не забуду, — твёрдо ответил я, отправляясь в сторону своей комнаты. Не буду тревожить Нем, оденусь в то же, в чём пришёл.

Очутившись под обжигающими струями воды, я как следует выругался. Поток заглушил меня, но мне и не нужно было быть услышанным. Как же всё-таки я ненавижу судьбу! Эта девушка достойна лучшего. Того же Криса, чёрт подери! Не грёбанного старпёра с огромным грузом ответственности за плечами, не Хранителя, убивающего и воскрешающего людей. Если об этом узнает Немезида, она будет смеяться до потери сознания. В первую очередь надо мной.

Не думал, что всё обернётся именно так. Жизнь — злая скотина, которая не любит прогибаться под кого-либо. Благодаря бессмертию я мог избегать её уловок, но сейчас, стоило мне сблизиться с людьми, она дала о себе знать.

— И почему меня так волнует, что обо мне подумает Розалия, когда обо всём узнает? — сетовал я. — Она же просто товарищ Героя, которого я пару раз спас. В конце концов, баланс я храню, или с девушками развлекаюсь?

Сейчас я искренне… Любил? Да, пожалуй, так. Любил Немезиду. Ту, которая больше всех страдала от нашей с Анной решений. От изменений баланса, от смерти людей, от их мучений. Но в глубине души я ощущал желание всеми силами защищать Розалию. Как дочь, наверное? Как дорого, так или иначе, человека. Дерьмо. И впрямь старею, раз так легко отдаляюсь от своей настоящей сущности.

Я же Палач. Суровый исполнитель воли этого мира, Хранитель баланса добра и зла. Для меня не играет роли, кто стоит предо мной. Если равновесие требует его или её смерти, моя рука не дрогнет. Так было больше десяти тысяч лет. И так есть сейчас.

— Поскорей бы вернуть себе все силы, вновь вернуться к прежней рутине… — сказал я, прижавшись лбом к стене. — И забыть всё, что произошло за последний месяц. Буквально стереть из памяти и больше никогда не возвращаться.

Завтра финальный бой. Многие погибнут, немногие выживут, чтобы записать новую легенду, которая станет лишь старой книгой много лет спустя. О том, как Хранители объединили весь мир, чтобы противостоять новой угрозе.

Каждый человек лишь песчинка в огромном океане. Песчинка белая или тёмная. Но суть её от этого не меняется.

Хотел бы я вернуться в свой мир? После всего, что натворил в этом?

— Нет, — ответил я себе. — Слишком многое от меня зависит здесь. Я — не человек. Я…

Палач, Второй Хранитель, существо без имени… Даже не так. Утративший своё имя. Холодный и расчётливый, руководствующийся лишь вопросом баланса…

Или Итан, человек, сражающийся за своих товарищей, за их и своё счастье? Человек с чувствами и эмоциями, человек, который бьётся ради улыбок других. Маска, ставшая чем-то большим. Чем-то тёплым, чем-то близким, чем-то особенным…

Кто я… такой?

Глава тринадцатая. Истинное лицо

Очнулся я ближе к вечеру. Немезиды не было, как и Героя с Лифой. Розалия сказала, что они ушли к войскам для подготовки и выяснения плана действий. Сама девушка тоже уже собиралась, но решила подождать меня.

Анна вела беседу с Армагеддоном и Маной. Пока что я решил их не беспокоить. Всё равно цель у самых стойких будет одна — встретить главаря орды и постараться уничтожить его так быстро, как только возможно.

В Академии не было магического освещения — вся энергия передавалась королевским чародеям и жрецам, заряжавшим артефакты. Осталась лишь пара факелов — на входе во внутренний двор, возле лазарета и в библиотеке. Перебросившись парой фраз с девушкой, я отправился прямиком к выстроившимся легионам. Рука об руку стояли люди, ангелы и демоны. Они уже выстроились в аккуратные коробки, огибающие полукругом будущее место битвы. Получилось эдакое остриё, людьми впереди, рогачами в тёмных доспехах справа и носителей нимба слева.

В ставке короля было оживлённо. Барион консультировался с чародеями, сам же владыка напряжённо вглядывался в карту, пытаясь, видимо, прожечь в ней дыру. Так я его и застал.

— Ваше величество, — поклонился я.

Секунда понадобилась мужчине в преклонном возрасте, чтобы среагировать.

— Все вон, — махнул властитель на присутствующих рукой.

Барион кивнул мне и повёл магов из огромного шатра. Едва последний из них прикрыл за собой краешек ткани, король облегчённо вздохнул.

— Приветствую, Палач. Кто и должен кланяться, то это я. Если бы не ваше путешествие с Крисом, не знаю, смогли ли мы подготовиться к нашествию вовремя.

Тяжёлый, усталый взгляд. Этому человеку было около ста лет, но магия и эликсиры поддерживали в нём жизнь дольше, чем положено простой душе.

Тёмная, окаймлённая золотом мантия и множество перстней на обеих руках. Это не просто побрякушки — артефакты заряжала лично Немезида.

— Тяжёлые времена для Асцаин, а? — сказал я, присаживаясь напротив короля.

— Даже не знаю, плакать мне или радоваться тому, что подобное испытание выпало на моё правление.

Он с силой потёр переносицу, вновь вздохнув.

— Не бойтесь, ваше высочество. В самом тяжёлом случае смерть будет быстрой.

— Ха-ха! — искренне хохотнул мужичок. — Надеюсь на лучший исход, уважаемый.

— Я… Вынужден вас предупредить, что мы потеряем многих. Возможно, кого-то из высших.

— Из Совета? Насколько же всё серьёзно… — нахмурился владыка.

— Нынешняя тварь в несколько раз сильнее предыдущей, — объяснил я.

— Пожиратель… — вспомнил король прошлое вторжение. — Да, в библиотеке было несколько книг про этот инцидент.

Я демонстративно поднял бровь. Наши деяния оказались настолько популярны?

— Королевская библиотека почти одного возраста с тобой, — ухмыльнулся король. — Естественно, там есть всё. Или почти всё.

— Тогда вы сами понимаете все риски, — сказал я.

— Разумеется, — хмыкнул владыка. — Именно поэтому я хочу войти в историю как правитель, сражавшийся бок о бок с Хранителями.

— Выходить на поле боя равносильно самоубийству.

Мужчина кивнул, а затем улыбнулся. И в этом действии я не увидел максимализма, не увидел желания всерьёз "войти в историю". Этот человек просто хотел умереть с честью.

— Что ж… Я вижу, что вы сами решили всё для себя. Тогда у меня остался последний вопрос. Сколько человек мы имеем?

— Семь тысяч ветеранов, около десяти — салаг, едва прошедших подготовку. Ангелов около шести сотен, демонов около восьми. Барион, жрецы и мои чародеи — ещё сто.

— Этого достаточно, чтобы продержаться около получаса, — резюмировал я.

— Я верю в вас, Хранители, — с серьёзным тоном протянул владыка. — Верю в Богиню и даже в Лорда Демонов этого мира. Я верю, что вы справитесь.

Я поднялся.

— Спасибо, ваше величество. И всё-таки постарайтесь выжить.

Король усмехнулся.

— Потому что это повлечёт серьёзные изменения баланса?

— Нет. Потому что Лифе будет больно. Я знаю, что она не ваша дочь. Просто поверьте.

Владыка посмотрел мне в глаза и медленно кивнул.

— Вот и хорошо. До встречи на поле боя.

— До встречи, Палач. Или… могу я называть тебя Итан?

— Как вам будет угодно, — еле удержался я от незаслуженной королём грубости.

С этими словами я покинул шатёр, маленьким огоньком с пальца поджёг сигарету и затянувшись, направился к лагерю ангелов. Там и находилась ставка Совета.

По пути похлопав пачку у себя в кармане, я выяснил, что осталась всего одна самокрутка. Надо будет попросить Ликана достать ещё. Если найдётся время, конечно.

Криса и остальных я так и не увидел. Докурив, я ускорил шаг, надеясь, что не прибуду слишком поздно.

Вместо палатки лагерь Богини представлял собой круглый стол, несколько магических столбов, собиравших энергию, и множество стульев, вокруг него расставленных.

На своих местах уже были Мана, Лорд Ада, Анна и Немезида.

— Итан! Эй! Погоди!

Я остановился, затем обернулся, стряхнув пепел. Ликан поравнялся со мной, кое-как отдышался.

— Еле успел. Ну, пошли?

— Ты удивительно нетактичен, мой друг, — улыбнулся я. — Это совсем не в твоём характере.

— Знаю, знаю, — извинялся он, пока мы двигались в сторону своих стульев. Остальные члены Совета занимались своими делами. — Письмо просто получал. Наша почта, как всегда, в полной заднице. Зато всё целое.

— Письмо? — удивился я. — От внука?

— Да. Думал, успею прочитать и ответ написать, но в итоге сорвался и побежал обратно, так и не вскрыв конверт.

— Успеешь ещё. Не сутки же воевать будем, — пожал я плечами.

— И то верно. Эй, ребята! Простите за опоздание.

— Всё нормально, — ответила Богиня, жестом заканчивая перепалку с Немезидой и Анной. — У нас как раз образовался спорный вопрос. Присаживайтесь.

Заняв свои места, мы влились во всеобщее обсуждение.

— Привет, Палач. Давно не виделись, — помахал мне Гена.

— Итан, скажи ей! — тут же начала Первая Хранительница.

Лорд тяжело вздохнул.

— Так, погоди, — остановил я словесный поток. — Я ещё не в курсе, что именно у вас вызывает проблемы. Рассказывайте.

— Вкратце, — начала Мана. — Анна и Немезида предлагают провести отряд Героя прямо к твари, ссылаясь на пророчество.

— Мы же всё уже выяснили, разве нет? — встряла Нем. — Предсказательницы не врут. Крис должен решить судьбу этого мира. Лишь от его выбора зависит исход нашей битвы!

— Я не стану рисковать своим ребёнком, — упрямо ответила Богиня. — Мы ослабим тварь, а уже потом приведём Героя. Так безопаснее.

— Но если пророчество правдиво, то мы и сделать-то ничего не сможем, — скрестив руки на груди, дополнила Анна. — К чему лишние потери?

— Лишние потери? Не забывай, Хранительница. Они наши дети, — с железным взглядом произнёс Армагеддон.

— Господа, — высказался Ликан, пока я соображал. — Крис, даже со всей поддержкой, не продержится и минуты в пылу боя. Пока что я голосую за вариант Маны.

— Отлично, — мрачно ухмыльнулся я. — И никто из вас даже не подумал о возможной ошибке в наших суждениях. Кто сказал, что Герой Богини — главное действующее лицо пророчества? Мы вполне можем оказаться в полной помоев яме, если не продумаем все варианты.

— Я не хочу и думать о том, что случиться, если мы окажемся не правы, — покачал головой Лорд.

— И на чём тогда строить стратегию? — спросила Нем. — Если Крис — не тот самый человек, тогда кто?

— Хороший вопрос, — согласился я. — Всё дело в том, что мы не можем выяснить всё до конца, пока сражение не начнётся.

Мана вздохнула, по её телу пробежала дрожь.

— Тогда иного пути просто нет, — произнесла она. — Мы обязаны попробовать.

— Предлагаю совместить оба варианта, — сказал Ликан. — Разделимся. Одна группа будет помогать Крису, вторая — сражаться с монстром.

— Хм… — задумалась Немезида. — Для уравнения шансов стоит послать по одному Хранителю в каждую из команд.

— Хорошая мысль, — согласился Армагеддон. — Палач уже влился в коллектив, так что ему роль сопровождающего Героя подойдёт как нельзя лучше.

— У меня схожая ситуация, — кивнула Нем. — Мана, ты согласна?

— Да. Я доверяю вам, — утвердительно кивнула Богиня. — Анна, я и Лорд попытаемся выиграть вам немного времени. Если что, связь как обычно.

— Вот и решено, — вздохнула с облегчением Первая Хранительница. — Я уж думала, засядем тут до конца времён.

Мы покивали, затем встали со своих мест.

И как по команде, в воздухе раздалось жуткое эхо. Неразборчивые крики тысячи тысяч отвратительных чудовищ, не похожих ни на одно существо, что проживало в нашем мире. Их тёмный, нескончаемый поток показался из-за линии горизонта. Время пришло.

— Отправляемся.

Лорд, Мана и Анна исчезли в огромном портале, мы же вместе с Ликаном со всех ног рванули к боевым порядкам людей.

— Итан! Мы здесь! — Хвала богам, Розалия оказалась поблизости. — Где ты так долго был? О, директор. Здравствуйте.

Немезида взяла на себя роль объясняющего.

— Началось, мисс рыцарь. Долго рассказывать не буду, поэтому веди нас к Крису.

— А… О…. А кто это? — указала девушка взглядом на Ликана.

— Друг, — с серьёзной миной кивнул тот. — Я заодно с Хранителями.

— П-пойдёмте… — стушевалась Розалия.

Войско людей гудело, словно улей.

Герой и Лифа с полными сосредоточенности глазами смотрели на надвигающуюся орду. Тсу нервно сжимала кинжалы, периодически коротко вздыхая. Когда мы подошли, вся команда встрепенулась.

После короткого экскурса мы вместе стали наблюдать за тварями. А они были всё ближе. Магическое зрение уже позволяло разглядеть отдельных особей, слепленных из чужеродной энергии. Рефлекторно я едва не выругался, но вовремя себя остановил. Я видел подобное однажды, но это сплошное месиво из монстров было в разы больше запомнившегося мне несколько тысяч лет назад войска.

— Значит, мы на острие? — спросил Крис у Немезиды.

— Верно, парень. На самом кончике меча, защищающего Асцаин и весь наш мир. Не волнуйся, я и Ликан — серьёзные противники для подобных особей. Постарайся не лезть вперёд.

— Может, будет проще атаковать вместе со всеми? — срывающимся голосом сказала жрица.

В ответ Ликан лишь покачал головой.

— Такого было решение. Сейчас нет времени объяснять его подноготную, уж извини.

— Я… Я понимаю, — ответила девушка, делая шаг к Крису. Тот понял всё правильно и обнял Тсу, пока та едва не зарыдала от страха.

Розалия тоже была на грани. А вот взгляд Лифы выражал всю ту же холодную серьёзность. Удивительная стойкость для самой слабой из нас.

Но вся реакция ребят была правильной. Нужной. Такого противника стоит бояться, не от него нельзя бежать. Что уж говорить, даже у Немезиды периодически дрожали руки, когда она создавала защитные и усиливающие заклинания. Ликан сохранял видимое спокойствие, но зная его, я понимал, насколько тяжело сейчас на душе у этого старого семьянина.

Я?

— Есть вещи куда страшнее смерти, — мрачно проговорил я себе под нос.

— Итан, — оторвал меня от мыслей Крис. — Отойдём?

— Думаешь, самое время? — уточнил я, но спорить не стал.

Едва наша команда осталась за одной из палаток, парень схватил меня за ворот рубашки и притянул к себе, впиваясь взглядом в глаза.

— Почему ты пришёл вместе с директором и этим… Как его…

— Ликан. Он же представился, — улыбнулся я.

— Ответь.

— Ты и правда так сильно хочешь докопаться до истины? — не прерывая контакта и не сопротивляясь, ответил я. — Потому что я присоединился к ним после того, как проснулся. Совпадение же.

— Слишком много этих совпадений за последнее время, Итан. С самого момента прихода в Столицу ты ведёшь себя совсем не как кузнец с Чёрного Рынка. Ты постоянно куда-то уходишь, тебя сложно найти, а директор Академии лишь отмахивается, мол, за эликсирами в лавку ушёл.

— Но я ведь был с вами, когда было действительно нужно.

— Да… Да, я знаю! — с чувством произнёс Крис, отпуская меня и отходя назад. — Просто я слишком привык к тому, что ты всегда меня выручаешь. Вообще всегда. Я ведь знаю, что Розалия как-то избавилась от своего проклятья. Что ты не просто так попал в Сад Бабочек. И меня мучают сомнения, понимаешь?

— Да. Как никто другой, — кивнул я. — Но пока что всё, что я могу тебе сказать — я всегда буду на твоей стороне. Что бы ни случилось.

— Спасибо. Ты же знаешь, я ценю это. В моей жизни у меня было крайне мало людей, кому я мог доверить свою жизнь. И ты — один из них.

— Я постараюсь оправдать твоё доверие, — мягко улыбнулся я. — А сейчас давай надерём зад тварям, которые пытаются захватить наш мир!

— Идёт.

Мы пожали руки и с дебильными рожами вернулись к остальным. Наше отсутствие, кажется, и не заметили — Немезида всё так же усиливала ребят, Ликан осматривал орду, выстроившуюся зеркальным полукругом перед формированиями людей, демонов и ангелов. Существа словно упёрлись в невидимую стену.

— Сколько продержится барьер? — спросил я.

— Ещё с минуту, — ответила Немезида. — Потом они ринутся вперёд. Так, все готовы?

Розалия, Тсу и Лифа медленно кивнули. Крис не проронил ни слова, лишь вынул свой клинок, сразу же заряжая его элементной магией. Хорошая привычка, видимо, от меня научился.

Герой первым двинулся вперёд. Приняв это за знак, рыцари, закованные в блестящие латы, пошли за нами. Спустя секунду мы побежали, издав победоносный крик.

— ЗА АСЦАИН! — громом грянуло за нашими спинами.

Невидимая стена спала, и орда хлынула в нашу сторону. Они не имели головы или хотя бы глаз, но чётко знали, где именно находится их враг. Их добыча. Их еда.

— Лифа, Тсу, Розалия — правый фланг!

— Поняли, мисс директор!

И начался бой.

Наши клинки двигались, исполняя свой собственный танец. В вихре режущих ударов первые ряды тварей исчезли за считанные секунды. Не стоит говорить, что их место тут же заняли другие, верно?

Наш отряд вгрызся в хаотичную орду, солдаты королевства постепенно начали отставать. Так мы и замерли, организовав круговую оборону.

Сверкнуло — и на задние ряды противника обрушился огненный град. Хороших размеров шары из пламени выжигали целые квадратные метры, не оставляя ничего, способного двигаться. Это ударили придворные чародеи, объединившись и создав высшее заклинание.

Ещё глубже, у шатров, находились целители и маги поддержки. Периодически даже нам доставались усиливающие и лечащие заклинания, правда, спасали они не надолго — рано или поздно приходилось использовать свой арсенал.

— Розалия, осторожно! — заорал я, резким движением выдёргивая замешкавшуюся девушку из под удара.

Приняв лапу твари на меч, я повёл его вниз, а второй рукой ударил в корпус, разрывая очередное существо на две части.

— Спасибо, — выдохнула девушка, беря клинок на изготовку.

Я вернулся на своё место. Впрочем, Ликан справлялся и без меня — на его ладонях выросли чудовищных размеров когти, отливавшие металлом. Во взгляде появилась знакомая пустота — главный признак боевой ярости.

В несколько движений он превращал в фарш сразу несколько бесформенных тварей. Немезида пока что воевала на расстоянии — взмахом руки она заставляла врага обращаться в камень, стекать вниз лужицей тёмной жижи и даже обращаться в прах в одно мгновение.

Тсу тоже не отставала. Два коротких клинка в её умелых руках держали любое существо на расстоянии, а дерзнувших приблизиться она аккуратно нарезала, тут же переходя к следующей цели.

— Игнис, — произнёс я, и с ладони сорвался синий огонь, который осел на нескольких врагах впереди. А затем я впервые услышал, как кричат эти твари.

Жутко, с хрипотцой и с каким-то нечеловеческим шипением. Или я ошибся, и это их тела медленно сгорали?

До этого никто из них не издавал ни звука. Был слышен лишь гул заклинаний и слова-активаторы Немезиды или Лифы. Мы буквально сражались в абсолютной тишине, нарушаемой лишь биением собственного сердца.

Герой всё ещё был впереди всех, кромсая и разрушая. Его меч мелькал с порядочной скоростью, раз за разом лишая иллюзии жизни нового врага.

— Лифа, у Криса пробоины в щите! — крикнула Розалия, не отрываясь от боя.

— Поняла, — с абсолютным спокойствием ответила принцесса, поднимая свой посох над головой. — Поглотитель!

Тело парня покрыла тёмно-золотая субстанция, которая вскоре исчезла. Однако Крис усмехнулся, и ринулся вперёд с новой яростью.

Кажется, я понял, что именно использовала Лифа. Инерционная защита, гениальное изобретение одного мага, жившего плюс-минус пять сотен лет назад. Чем больше ударов пропускает Крис, тем сильнее становится этот щит. Не думал, что кто-то ещё помнит об этой простой, но чертовски полезной магии.

Позади нас разворачивалась полномасштабная баталия. В бой уже вступил легион демонов, возглавляемый Рыцарями Смерти. Закованные в абсолютно чёрную броню, эти воины передовой сливались с монстрами, ударами огромных мечей прорубая себе путь вперёд. За ними шли некроманты и личи, заклинаниями тьмы сокращая численность противника по флангам. Среди первых я заметил своего старого знакомого.

Человеческая армия держалась, но уже были заметны первые потери. Сразу с десяток тварей заживо сожрали одного из латников вместе с конём. Рядовые солдаты буквально падали, не в силах заблокировать и удара со стороны чудовищ. Придворные чародеи пока что были не в силах поддержать их высшим заклинанием, но тогда в бой вступили жрецы вместе с Барионом. Старый вояка, бывший боец за справедливость, вместе с братьями по вере бил молниями по площади и буквально исцелял смертельные раны воинов на ходу — пригодились артефакты Маны. Нужно ли говорить, что человеческое войско вновь издало победоносный клич и с новой надеждой ринулось в гущу сражения?

Ангелы были самыми малочисленными из всех, но держались они гораздо лучше. Каждый из них был долгожителем, изучая как искусство меча, так и магию во всех её направлениях. Отдельный носитель нимба над головой был сам себе целитель, поддерживающий чародей и боец первой линии в одном флаконе. Они держали оборону по левому флангу, не давая врагу взять объединённую армию в кольцо. И для меня было искренней радостью увидеть, как некоторые личи подлечивали одного из воинов Небес, оказавшегося в окружении тварей. Настоящий союз. Все предыдущие обиды забыты, а время для новых найдётся только после сражения.

Среди людей в первых рядах я заметил короля в отливающий золотом броне. Старик неплохо двигался для своих лет, кромсая противника парными изогнутыми клинками. Кажется, в его глазах я увидел настоящее счастье. О боги, не дайте этой сумасшедшей развалине умереть. Я же сам себя не прощу, если нынешний король погибнет из-за своей собственной жажды битвы!

— Итан… Крис слишком далеко. Я не смогу поддерживать его щит отсюда! — отвлекла меня от мыслей Лифа.

— Понял, сейчас предупрежу. Гниль, — провёл я рукой перед замершими после заклинания чудовищами.

Пока противник дёргался, пытаясь избавиться от пожирающих любое вещество личинок, я при помощи блица оказался за спиной Героя.

— Парень, далековато ты забрался! — пытаясь перекричать звон стали, окликнул я его. — Не забывай про свою защиту!

— Уж извини, — выдохнул он, наискось разрубая очередное существо напополам. — Поток!

Перед ним резко образовалось пустое пространство. Струя ветра откинула всех врагов назад, в то время как Крис обернулся ко мне.

— Возвращаемся, — кивнул я. И осёкся.

Взгляд Героя был устремлён куда-то за мою спину. Надо же, как красиво сыграно.

Твари резко усилили напор, ещё больше оттеснив основную группу с Немезидой и Ликаном, нас же взяли в окружение. Порыв воздуха, вызванный парнем, дал нам время для манёвра, но теперь нас от остальных отделяло воистину огромное количество чудовищ. Не сговариваясь, мы стали спина к спине, выставив клинки перед собой.

— Вот же ж, — выругался Крис, обновляя зачарование на своём мече. — И что нам теперь делать?

Оставались считанные мгновения до одновременной атаки со всех сторон.

— Всё очень просто, — ухмыльнулся я. — У тебя будет ровно три секунды, чтобы вернуться под защиту директора.

— Что? — не понял он.

— Беги! — заорал я.

Резко развернувшись в сторону сражавшихся ребят, я метнул своё оружие вперёд.

— Вспышка, — добавил я, прежде чем меч коснулся первой преграды.

Лезвие разлетелось на части. Осколки, обратившиеся в снаряды чистого света, прорубили ряды тварей с такой скоростью, что враг не успел и опомниться.

Герой рванул вперёд, а Немезида уже начала создавать одно из высших заклинаний, чтобы дать ему дополнительную поддержку. И до того, как образовавшуюся пустоту вновь заполнили уродцы из с другой стороны, Крис обернулся. По губам я успел прочитать всего пару слов.

— А как же ты?

Я улыбнулся. Вся эта стратегия пойдёт коту под хвост, если мы потеряем наш козырь и главное действующее лицо вот так просто. Теперь, надеюсь, Нем подержит парня поближе, чтобы больше подобного не случалось. Я же пока займусь своим делом.

— В первую эпоху зарождения магии у человечества…

Чудовища ринулись на меня, но ни один удар не достиг своей цели. Каждое движение теряло свой импульс, ударяясь о тёмно-серый барьер, окруживший мою фигуру.

— В первой битве…

Их становилось всё больше. Они роились, словно насекомые, огромной волной разбиваясь о странную преграду.

— Когда тени впервые стали длиннее…

Они начали вопить от бессилия, их инстинкт заставлял их буквально убивать своих сородичей, лишь бы оказаться первыми предо мной.

— Среди всех выстоял лишь один воин…

— Г-Р-О-А-А-Р!!!

Но я не слышал этих тварей. Я смотрел вперёд, но не видел ничего.

— Он избрал путь вечного терзания…

Из-под земли появилась рукоять из кости. Медленно но верно она вылезала всё дальше. Существа невольно отступили под давлением, что вызывал один лишь её вид.

— Его ненависть была так велика, что он по сей день не может найти покоя…

Наконец, показалось само алое лезвие. Но это был не металл, нет. Клинок словно полностью состоял из крови. Крики рядом стали просто невыносимы, и помимо них я услышал ещё кое-что.

— И те, что отведали его меча, нарекли его…

Осторожным, но резким движением я взял оружие в обе руки. Теперь голоса стали отчётливее, а среди чудовищ появились силуэты, отчасти напоминавшие человеческие.

— Палачом… Палачом Рока.

Мир вокруг будто выцвел. А барьер, наконец, спал, пуская всю орду прямо к их ужину.

— Рви и терзай, — неестественно улыбнулся я, поднимая клинок над головой.

Это было не сражение. Это был сбор урожая. Сгнившего, протухшего урожая из бездушных тварей, жаждущих поглощения и уничтожения. Я не помнил себя от холодной ярости, обуревавшей всё сознание.

— Рви и терзай, — повторил я, рассекая новое тело. А затем ещё, ещё и ещё одно. — Рви и терзай, пока не иссякнут они!

Орда вновь закричала, словно единый организм. Монстры уже забыли, зачем они отвернулись от сладко пахнущей добычи впереди. Они хотели одного… Того же, чего и я. Убийства.

Короткие выпады исчерпали себя. Я рубил с плеча, не жалея сил и не задумываясь над тем, что я делаю. Целей не осталось совсем. Впереди был только новый враг, новое существо, чтобы уничтожить. Убить! Заставить страдать!

— Больше! БОЛЬШЕ!

Твари завыли, вторя моему голосу. Рождённые одним желанием убивать, сейчас они нашли по-настоящему привлекательную пищу. Пищу, которая им действительно нравилась.

Лезвие меча стало ещё краснее, хотя крови я, по сути, не проливал. Оно питалось моей и чужой ненавистью.

Силуэты предыдущих битв становились всё более похожими на живых людей. Они также кричали и убивали. Но не тварей, а друг друга. Клинок хранил в себе боль, ярость и жгучее желание уничтожения каждого, кого я им убил.

А я лишил жизни многих. Даже слишком многих. Было множество способов использовать поглощённые когда-то души, но всё остальное, кроме проклятого клинка, предназначалось для сильных единичных целей. Да и в таком состоянии, без полной силы(спасибо оставшимся печатям), отдача от чего-нибудь покруче могла просто прикончить это тело.

Я продолжал терзать нечисть, вновь и вновь повторяя неизменный боевой клич. А орда не становилась меньше, наоборот — чудовища перестали напирать друг на друга в попытке встретиться с людьми, ангелами или демонами.

— РВИ! И! Т-Е-Р-З-А-А-А-Й!

Им не было конца, как и моим силам. Кто сейчас может сказать, что это подозрительно просто. Но поверьте, последствия будут куда хуже, чем кто-либо способен себе представить.

Меня остановило только новое явление на поле битвы. Откуда-то из облаков, пробив их строй, на землю летел одинокий силуэт. Сделав над собой усилие, я активировал щит и присмотрелся к нему.

— Мана?!

Богиня, кажется, была без сознания. Но вот раны не оставляли сомнений — её хорошенько потрепали.

— Штиль, — прошептал я, постепенно успокаивая свою ярость. В то же мгновение меч исчез вместе с силуэтами, разочарованно вскрикнувшими в последний раз. На сегодня достаточно. Этой энергии хватит на то, чтобы успокоить ваши души на новую тысячу лет.

Активировав прямую связь, я влез в голову Немезиды.

— Богиня выведена из строя. Прикрой детей, я за ней.

— Поняла. В другой раз, когда будешь призывать этот треклятый клинок, хотя бы предупреждай.

— Извини, — бросил я, несколько раз подряд активируя блиц, прорубившись сквозь сплошной ковёр тварей. Меня пытались остановить, правда, безуспешно.

— Тёмное зеркало, — сказал я, подходя к телу. Заклятье должно скрыть меня и ещё около десяти квадратных метров пространства.

Склонившись, я осторожно похлопал женщину по щекам. А потом вздрогнул. Магический контур отсутствовал. Так же, как и некоторое время назад с Немезидой, только теперь у меня не было нужных секунд для использований исцеляющей высшей магии. Теперь Богиня буквально стала человеком — со смертельными неизлечимыми ранами. Со моей стороны не было вариантов, даже сорви я все уровни печати.

— Вот дерьмо… — выругался я.

А потом Мана открыла глаза. С её губ стекала тоненькая струйка крови.

— П-прости… — прошептала она. — Слишком многое на себя взяла.

— Не стоит, Мана, — ответил я, присаживаясь прямо на землю рядом с ней. — Никто из нас не умирает от старости, в своей постели и в окружении родственников с друзьями. Такова судьба.

— Такова судьба… — повторила Богиня, улыбаясь. — Я рада, что хотя бы ты оказался здесь. Из всех… Из всех, кто был со мной в течение жизни.

Она осторожно взяла меня за руку. И резко сжала.

— Лучше бы это была Нем, — вздохнул я. — Я не люблю сантименты.

— Но ты всё равно остаёшься сентиментальным… Даже сейчас…

— Всё-таки в каждом из нас есть душа, — пожал я плечами. — Спи спокойно. Я позабочусь об остальном.

— Спасибо… — Богиня закашлялась, кровь попала уже на её порванное белоснежное одеяние. — Извини меня. За всё.

— Я никогда и не обижался, если честно, — сжал я в ответ её ладонь. — Ты тоже… Тоже прости, если что. Всё, что было когда-то давно — осталось в прошлом. Как бы сильно я не доказывал всем и себе обратное.

Она кивнула, изо всех сил поддерживая улыбку.

Её лицо стремительно бледнело, было заметно, что она едва выговаривала слова.

— Па… лач… Н-нет… Итан… Пом… ни…

Её рука, до последнего сжимавшая мою ладонь, опустилась.

— Помни… О том, что обещал… Мои… Дети… Не должны умереть… Сего… дня… Помни… Всег… да…

— Всегда и навсегда, — кивнул я. — До конца времён.

— Это… Е…щё… Не конец…

Больше Мана не проронила ни слова. Я провёл рукой, закрывая ей глаза. Вот теперь точно…

Точно конец. Иного пути нет, как бы я не пытался доказать себе обратное.

От тела Богини ко мне перелетел маленький светлый шарик — последняя воля высшего существа. Я с благодарностью принял этот подарок. Я не забуду. Никогда. Пусть даже весь мир обратится в прах.

Я поднялся, а затем скривился от безумной боли, прошедшей сквозь всё тело — и душу заодно. Она буквально выворачивала меня наизнанку, пытаясь обратить в нечто куда более ужасное, чем то, что я являл собой сейчас. Отвратительная, проклятая боль. Но я терпел. Словно специально, желая прочувствовать хотя бы так настоящее страдание. Ужас утраты.

То, что я потерял много лет назад. Часть старого меня. Часть души, часть личности.

Теперь я всё больше человек, и всё меньше — Палач. Слишком человечны мои слова и поступки, слишком сильно я беспокоюсь из-за смерти Богини. Я не хотел срывать оставшиеся печати, хотя и понимал, что надо бы.

— Вот поэтому я заставил себя забыть своё собственное имя. Потому что оно напоминало мне о настоящих чувствах. О настоящем мне.

О человеке, которого когда-то давно звали Джоном.

— Усилитель, — произнёс я.

Громоподобный голос пронёсся по всему полю битвы, и не было никого, кто не услышал бы слов, по тону лишь отдалённо напоминавших мои.

— Богиня этого мира оставила нас.

Я не стал смотреть, что именно произойдёт дальше. Только ответил Немезиде, уже который раз попытавшейся связаться со мной.

— Так это правда?

— Да. Я услышал её последние слова. Нем, я…

— Нет, нет. Я уверена, они предназначались только тебе. Я открываю портал к Анне и Лорду. Время пришло. Мана бы хотела, чтобы мы продолжили и закончили то, что начали.

— Хорошо.

Ладони сами сжались в кулаки, до побелевших костяшек. На секунду я закрыл глаза, заставляя себя отпустить все ненужные в этот момент мысли. Потом. Когда всё завершим.

Портал был, как назло, молочно белый. Усмехнувшись, я шагнул в исказившееся пространство. Чего быть, того не миновать. Времени остаётся всё меньше. Чем быстрее всё это закончиться, тем быстрее мы уйдём на законную пенсию.

Я знал, что рано или поздно союз трёх сил падёт. Бесконечности противостоять не сможет никто. Разве что у тебя есть способность повелевания временем. Но увы, увы.

Артефакты разрядились, и жрецы скоро сами вступят в бой. Рыцари Смерти и личи с некромантами сильны, но и их запасы энергии конечны. Ангелы, скорей всего, падут одними из последних. Их воинство самое сильное, плюс не все козыри с их стороны были разыграны.

Но скоро придут тени. У носящих нимбы не хватит заклинаний, чтобы стереть всех. И они будут поглощены бесконечным потоком, которой потом устремится в магические убежища.

Не знаю, правда, захочет ли кто-то вообще сражаться после того, что я сказал. Впрочем, не так важно.

Перенос был быстрый, без вспышки и других спецэффектов.

Вокруг расположилась пустошь, ни единой вещи, чтобы зацепиться взгляду. А вот атмосфера висела, мягко говоря, мрачная. Не нужно было быть гением, чтобы догадаться, почему.

Анна, в боевом облачении, на сверхвысоких скоростях билась со сгустком тёмной энергии. Лорд Ада пытался атаковать издали, но его заклинания растворялись, не нанося видимых повреждений. Заметив меня, он коротко кивнув. Осмотрев его магическим зрением, я понял, почему он не участвовал в ближнем бою.

Его магический контур был также повреждён. Ещё бы немного, и это был бы уже второй серьёзный труп высшего существа за последние десять минут.

Рядом появились Нем и ребята. Все компания в непонимании озиралась, пытаясь понять хоть что-то. Директор Академии вышла вперёд, создавая несколько слоёв щита для безопасности.

Герой увидел меня и помахал рукой. До Первой Хранительницы и всего сражения было довольно далеко, поэтому он не посчитал нужным позаботиться о безопасности. Что ж, видимо, главный гад был слишком занят Анной, поэтому не стал атаковать.

Подойдя поближе, я не стал отвечать на немой вопрос, наоборот, я задал его сам.

— Ты в порядке?

Немезида кивнула, а вот остальные выпучили глаза в попытке понять, что вызвало мой резкий тон и подобное отношение к директору.

— Что происходит? С кем сражается Первая Хранительница? Итан?! — начала Тсу, но Крис жестом остановил её. Молодец, подруга. Сумела сыграть отведённую роль до конца.

— Он нам сам сейчас всё объяснит, — произнёс Герой.

Розалия смотрела на меня с недоумением, Лифа — с напряжением.

— Она бьётся с тем самым существом, что вызвало все наши беды, — ответил я на немой вопрос.

— То есть с тем самым..? — уточнила принцесса.

— Верно, — подтвердил я.

— А что случилось с Богиней? — спросила Тсу. — Мы слышали голос…

— Она мертва. Вот это, — я указал рукой на сражающихся. — Убило её.

Жрица замерла. Затем рухнула на колени, выпустив из рук свои клинки. Герой присел рядом.

— Я уверен, она билась до конца. Давай же, Тсу! Сейчас момент истины! Мы должны победить ради нашей Богини!

Мы смотрели на эту сцену, ожидая реакции девушки. Жрица потрясла головой, подобрала оружие и резким движением встала на ноги. И посмотрела мне в глаза.

— А теперь я хочу услышать правду, Итан… Или кто бы ты там ни был.

— Мы все хотим, — добавила Розалия.

Немезида лишь усмехнулась, обращая взгляд в сторону Анны и твари. Лорд немного восстановился и стал использовать магию поддержки.

— Что ж, этого следовало ожидать. Я бы не смог скрываться вечно в таких условиях, — вздохнул я. — У меня нет имени. Итан — выдуманный персонаж.

— В каком смысле? — не понял Крис, подходя ко мне поближе. Девушки лишь смотрели, переваривая информацию. — Только не вздумай шутить в такое время!

— Его называют Палачом, — сказала Немезида, не отрывая взгляда от битвы впереди. — Впрочем, имя у него всё-таки есть.

— Так ты… — промолвила Розалия.

— Я же предупреждал, что тебе не стоит знать, — улыбнулся я в ответ на эти слова. — Всё верно. Я — Второй Хранитель этого мира. Существо, что хранит равновесие добра и зла.

— Как-то не слишком верится… — протянула Лифа, смотря мне в глаза. — Я не ощущаю от тебя такого давления, как от вон той женщины, что бьётся на равных с тварью, способной поглотить всё вокруг.

— Верно, — согласилась Тсу. — Зачем врать? Тем более в такой момент!

— Вечно вам нужны доказательства, — раздражённо ответил я. — К тому же Первая Хранительница проигрывает. Она уже потратила около половины сил, а вот чудовище даже не напряглось.

— Откуда ты знаешь? — дёрнулся Крис, сощурившись.

Вместо ответа я обернулся к Анне и Лорду Ада.

И зашагал в их сторону.

— Стой! — дёрнулся Герой. — Мы ещё не…

— Не двигайтесь, молодой человек. Опасно это для вашего здоровья, — назидательным тоном сказала Немезида. — Поверь, он знает, что делает.

— Так вы подтверждаете его слова?! — в унисон спросили все остальные.

— Ну разумеется, — хмыкнула архимаг, поправляя шляпу. — Всё это время он оберегал вас, не давал споткнуться, упасть и ушибить себе коленку. Или расстаться с жизнью.

— Я… Как такое может быть? — наигранно-шокированно протянула Тсу, пока я отходил всё дальше.

— Легко, — сказал Герой. — Он был там, где нужно. В то время, в которое требовался. К тому же… Розалия, ты так и не рассказала, как избавилась от проклятья.

— Да… Именно Итан спас меня во Вратах в монастыре, — проронила Розалия. — Полагаю, что всех нас.

— С самого начала… — с дрожью в голосе произнесла Лифа. — С самого начала он вёл нас. Но ради чего?

— Крис упоминается в пророчестве. Он должен спасти наш мир, только и всего, — кратко объяснила Немезида. — А вы шли за компанию.

Я не видел этого, но понял, что каждый из ребят вздрогнул. Насколько сильный ужас сейчас они испытывают? Так и до потери сознания недалеко.

— Но я совру, если скажу, что он делал это только ради миссии, — добавила Немезида, смотря мне в спину. — Пусть в это слабо верится, но даже у Хранителя есть искренние человеческие чувства. Он правда хотел вас защитить.

— Вот засранец, — нервно рассмеялся Крис, вытирая выступивший пот со лба. — А я-то думал, что это мы с Лифой странные.

— Он не просто странный парень, который смог стать тебе другом, Крис, — произнесла принцесса. — Он существо, победившее Пожирателя. Ему… О боги, и мы не заметили! Больше десяти тысяч лет!

— Вечный дурак, — проговорила Немезида, пытаясь сдержать слёзы. Даже я не знал, почему она заплакала. От счастья ли?

— Что ж… Коль я есть в пророчестве, то мой долг — сделать всё, чтобы оправдать возложенные на меня надежды. Итан! Второй Хранитель! Надери ему зад!

— Спасибо… Итан! Спасибо тебе! — закричала Тсу. — Я не забуду того, что ты сделал для нас!

И даже Розалия крикнула мне вслед.

— Мне всё равно! Слышишь, Итан! Моё мнение не изменилось!

Мой голос раздался прямо у неё в голове.

— Я знаю.

Немезида улыбнулась.

Фигурка древнего божества в руке была горячей. Осторожно сжав шесть конечностей, я вырвал их с корнем. И закрыл глаза, разом ощутив поток сил, вкус которых я уже успел забыть. Кажется, прошло уже очень много времени.

— Ген, передохни, — похлопал я по плечу Лорда.

— Наш Палач снова в строю, — усмехнулся тот. — С возвращением, Второй Хранитель. Вовремя.

— Не могу не согласиться, — ответил я на его улыбку зеркальным действием.

А потом ринулся вперёд, без блица и прочих подобных заклинаний остановив одним движением занесённый клинок. Существо — теперь его силуэт больше походил на человека — удивлённо вскинуло брови.

Анна, припав на колено, благодарно кивнула.

— Успел-таки… — вырвалось у неё.

— А как же иначе, — пожал я плечами. — Пожалуйста, проинструктируй Криса о том, что ему предстоит. Я выиграю нам немного времени.

— Хорошо, — ответила она. — Удачи.

— Она мне понадобится, — согласился я, пытаясь сдержать лезвие, давление которого становилось всё сильнее.

Ну вот и всё. Лицом к лицу. Только ты и я, засранец. Время пришло.

— Привет, — улыбнулся монстр. — Так вот какова твоя полная форма. Впечатляет.

— Спасибо, что сдерживался с моей напарницей, — выдохнул я. — Не знаю, что бы я сделал, прикончи ты её.

— Я и так сумел достать Богиню. Этого достаточно, — убрал клинок силуэт. — Вижу, вы всё-таки успели добраться до пророчества. Только странно, что вы поняли его так превратно.

Почему мне кажется, что я уже слышал это странный, безэмоциональный голос?

— В каком смысле?

— А ты всё такой же глупый.

— Объяснись.

Мы начали ходить по кругу, держа дистанцию. Видимо, ему самому было интересно поговорить со мной. Не могу сказать того же про себя.

— Вы так зациклились на Герое этого мира… А, видимо, вас смутили мои слова по поводу убийства Криса и Лифы.

— Это была ложь? — уточнил я.

— Конечно. Какой дурак откроет свои слабые места? — усмехнулся ублюдок. Не знаю, почему, но предо мной встал словно встало совсем иное существо из бездны, нежели то, с которым я говорил в главном монастыре. Сила — та, безусловно. Словно кто-то занял место подонка… А может, мне всё это показалось.

— Но Предсказательницы не врут, — помотал я головой, отбрасывая ненужные мысли в сторону. — Что бы ни было ими изречено, оно сбывалось. Кто-то должен пожертвовать собой, чтобы уничтожить тебя.

— Может, и так, — кашлянуло существо. — Знаешь, Палач… Ты всегда был моим фаворитом.

— Это в каком таком идиотском смысле? — ухмыльнулся я.

— Среди всех высших существ ты был одновременно самым жутким и самым человечным. Потрясающее сочетание, разъединяющее душу надвое.

— Не самые приятные слова от твари, желающей уничтожить мой мир.

— Такой уж он и твой? — посмотрел мне в глаза монстр.

— Я его Хранитель, — сказал я. — И ты стоишь на моей территории.

— Хм… Раз уж ты не хочешь сам, то я своими руками покажу тебе, в чём отличие между бездушным сосудом и простым человеком. Я не знаю жалости, я не знаю сострадания, любви, боли, ужаса, счастья, страха.

— И как ты живёшь вообще? — рассмеялся я, сливаясь с солнечными лучами и ударяя в слепую зону со стороны клинка.

— Какой подлый ход, — ответил он мне, неестественно изгибаясь под жутким углом и уклоняясь от моей руки.

И мы начали сражение всерьёз. За всю свою жизнь я не встречал существа, способного двигаться на одной со мной скорости. Даже Анна постепенно отставала, но это…

Он изменял свою форму, удлинял или укорачивал клинок, скручиваясь в безостановочной комбинированной атаке. Лишь используя весь опыт и знания, включая неизмеримую магическую силу, я мог отражать всё, контратакуя в маленькие временные промежутки.

— Неплохо, — наконец кинул он, — А ну-ка… Блиц!

Я успел среагировать, но руку всё равно отрубило по локоть. Выматерившись, я выставил щит, который с неожиданной лёгкостью оказался пробит.

— Ку-ку!

— Фазовая броня! — успел крикнуть я, и новый удар прошёл сквозь меня, не задев тело. — Тварь!

Но он не стал останавливаться. Проведя свой меч дальше, он сделал полный оборот вокруг своей оси и ударил вновь, метя в шею.

— Ты мне не противник, человек… — выплюнул он последнее слово.

Однако его оружие замерло в сантиметре от кожи, не дойдя до конца. И я засмеялся.

— Я не просто так ношу звание Хранителя, знаешь ли.

Ублюдок отпрыгнул, внимательно осматривая клинок. Его украшало несколько шикарных трещин. Хорошее изобретение, обращающее импульс оружия против него самого.

— Виброщит… — удивлённо протянул он. — Я и забыл, что ты способен на нестандартную магию. Буду знать.

— Это ещё не всё! — рванул я вперёд, выставляя вперёд отращенную заново конечность.

— Зря ты так, — усмехнулся монстр, тут же перерубая руку вновь.

И тут же вздрогнул, когда из обрубка вытянулся энергетический клинок. С тихим гудением магия пронзила щит и достала до внутренности сгустка-силуэта.

— Кх… Умно.

Ему понадобилось несколько мгновений, чтобы восстановиться.

— Даже приятно после целой вечности почувствовать боль вновь, — поклонился он. — Благодарю, Палач.

— Когда я разнесу тебя на атомы, обещаю плюнуть на эфемерную могилку.

— Ха!

Мы продолжили, каждый со своим стилем, подстраиваемым под противника. Я всё ещё не мог до конца осознать то, насколько хорошо эта тварь знает мои движения. Мои трюки, даже набор заклинаний, используемых в строго определённых комбинациях! Это было не просто предвидение — я сражался с чем-то, что было как минимум одного со мной возраста.

И это пугало.

— Как долго ты простоишь, пока мои зверюшки убивают людей, которых ты так оберегаешь? Пока они нарушают весь твой драгоценный баланс, а?

— Заткнись! — взревел я, обрушивая самый хаотичный из всех градов ударов, что только знал. И как всегда, все они оказались заблокированы.

— Ты жалок, Палач… — хохотнуло существо. — Хотя ты недостоин и этого звания.

— Как же меня выбешивают высокомерные ублюдки, — процедил я, отправляя одно высшее заклинание за другим. Отдача от них просто растекалась о защиту, выставленную предварительно.

— Слишком медленно, — рассмеялся монстр, оказавшись позади меня. — Ой…

— Удивлён? — спросил я, медленно поворачиваясь к нему лицом. — Это называется поддержка.

В "груди" сгустка торчал светло-серебристый клинок. Анна уже успела восстановить часть своих сил.

— Как не стыдно вмешиваться в чужую беседу. Ох уж эти женщины — никакого такта, — бросил он, одним усилием отправляя меч обратно.

— Я готов биться хоть целую вечность, — ухмыльнулся я, матереализуя свой собственный меч. — Вопрос лишь в том, есть ли она у нас с тобой.

— А это, Палач, правильный вопрос.

Он переместился, но не ко мне, а наоборот. Нем!

Я не успел. Тварь пробила щит, но не тронула остальных, лишь оставив архимага в тяжёлом состоянии.

— Ты не сможешь защитить всех, как ни старайся. Падут все, каждый человек, каждое существо, каким бы сильным он ни было. Вечность есть вечность.

Наспех залечив потерявшую сознание от болевого шока Нем, я вновь поднялся. Коротко вздохнул. А затем впился взглядом в место, где у силуэта должны были быть глаза.

И вместо новых слов я зачаровал только что созданное оружие.

— Элементальное усиление, как прелестно, — проговорил ублюдок. — Ну что ж, давай посмотрим, на что ты способен на самом деле, без фокусов.

Мы вновь столкнулись, осыпая друг друга ударами. Щиты были не нужны — силы были настолько огромны, что любая защита с хлопком лопалась от малейшего движения. В конце концов кто-то должен был остаться без выносливости, допустить ошибку, открыться, но…

Но этого не случилось. Абсолютно все чувства кричали мне, что эта схватка не прекратится, что бы я ни сделал. Словно время замерло вокруг, пока два сгустка энергии сталкивались друг с другом на неисчислимых скоростях. Время… Да, в этот раз оно играет против меня. Какая ирония.

Сколько бы лет не кануло в Лету, я всё ещё помню тот жуткий инцидент с Пожирателем. Как страшно было нам, высшим существам, как мы боялись не успеть. Как дрожала Анна, беспокоясь о балансе. Как вздрогнул я, когда наконец увидел ровную чашу весов, какой она и была до битвы.

Похоже, у меня не так много вариантов. Всё остальное я уже перепробовал. Если смогу потом выбраться, обязательно усыновлю ребёнка. Чтобы рассказать легенду про сумасшедшего Хранителя, поступившего так, как того требовала ситуация, а не баланс. И пусть даже после этого меня лишат бессмертия. Тут и так, и эдак помирать. Хотя бы оторвусь напоследок.

— Саркофаг Времён, — не веря своим собственным словам, произнёс я.

Впереди, сзади, слева и справа оказались стены, а всё вокруг погрузилось в абсолютную тьму. Впрочем, мы быстро её разогнали, использовав сразу два огромных светлячка. И вновь встали друг напротив друга, не начиная сражения. Словно что-то удерживало меня от первого удара, хотя казалось бы — вот она, мразь, что принесла столько боли, бери да бей.

— Вовремя! — улыбнулась тварь, меняя свой тон. Будто оригинальный… Владелец, что ли? Словно владелец оболочки, до этого занятой кем-то другим, наконец-то вернулся. — Я тоже хотел поговорить наедине, просто не знал, как правильно предложить. Может, лучше было бы назвать это высшее заклинание Клеткой Времени? Или Тюрьма Времени, во!

— Кто сказал, что я буду с тобой разговаривать? — прорычал я. — Ты убил моего… друга. Ты причинил невероятное количество боли тем, кто мне дорог. Зачем мне слушать кого-то вроде тебя?

— Потому что это вопрос баланса, — неожиданно серьёзно ответили мне. — А ты, как я знаю, слишком печёшься о значении весов, чтобы игнорировать что-то подобное.

Я замер. От существа не исходила угроза, да и клинок он на моих глазах развеял.

Постепенно от сгустка остался лишь силуэт. А потом и он сформировался окончательно. В нечто, что было мне знакомо. Даже слишком.

— Какой же ты всё-таки ублюдок… — прошептал я. — Абаддон.

Сказав это, я заставил свой меч исчезнуть.

— Вижу, память твоя за всё это время тебя не подводит, — рассмеялось до боли знакомое существо. — За все эти одиннадцать тысяч лет я ни разу не напоминал о своём присутствии, но ты всё ещё помнишь. Круто, правда!

Я вздохнул, устало присаживаясь на холодный каменный пол. Я был прав. Мы могли биться вечно. В буквальном смысле этих слов. И эти тысячи лет моей жизни могли бы показаться мне лишь песчинкой в огромных песочных часах, отсчитывавших миллионы дней нашего сражения.

— Эх… А я так надеялся на протокол Фантом…

— Ты про свою маленькую затею? — хихикнул Повелитель Судьбы. — На самом деле, идея неплохая. Доработать бы, а то рванёт случайно при использовании. Может, на этого вашего Пожирателя бы сработало.

— Но не на тебя… — рыкнул я.

— Но не на меня.

Пауза, прерванная моим тяжёлым вздохом.

— Чего ты хочешь? — спросил я. Только заливать про поглощение всего мира не надо. Я знаю, что ты не такой пафосный, каким хочешь казаться.

— Ладно, ладно, — поднял он вверх руки в жесте примирения. — Видишь ли, я пришёл, чтобы кое-что у вас изменить.

— Что именно? — не понял я.

— Баланс, Джон.

Я невольно вздрогнул, услышав своё настоящее имя. Впервые за столь долгое время. И от кого — от твари, которую ненавидел всем сердцем!

— А что с ним не так?

— Ваши вечные правила устарели. Пора их модернизировать. Если ты понимаешь, о чём я, — подмигнул мне человек.

— Я перефразирую, — кашлянул я. — Что конкретно ты хочешь изменить?

— М-м-м, вечно ты такой нетерпеливый… Ну да ладно. На деле я хочу убрать эту вашу систему с равенством добра и зла. Раздражает она меня, — развёл он руками.

— А что тогда делать с нами? С Советом?

— Распустить по домам. Может, даже оставлю вам это ваше бессмертие.

— Какой ты добрый, однако…

— Сплюнь! Это ваше наказание за вечное выбешивание моей персоны! — хохотнуло существо.

— Ты же понимаешь, что я буду против?

— Конечно, понимаю. Я просто загнал тебя в ловушку, а ты и не заметил.

— Интересно, в какую… — ухмыльнулся я.

— А ты подумай. Вот есть пятьдесят процентов добра, и столько же — зла. Сейчас я — эта самая половинка тьмы. А все остальные, включая тебя — добро. Пусть и субъективное, но я уверен, что вы выравниваете весы вместе со мной.

— Это временный эффект, — кхэкнул я.

— Ха! Может быть. А может быть так, что ты уничтожишь меня, а добро так перевалит, что мир треснет. Ваш, между прочим, мир. И треснул мир напополам… — пропел он последнюю фразу.

— Бред, — помотал я головой. — Такого никогда не было. Вспомнить хотя бы Пожирателя.

— Я тебе так скажу — в тот раз мироздание слегка надломилось. Если произойдёт что-то подобное вновь, то вам не избежать тотального уничтожения.

— А ты, значит, предлагаешь просто отменить абсолютное добро и зло, типо, и так сойдёт, да?

— Но-но! — покачал он указательным пальцем из стороны в сторону. — Я всё продумал. Мы убираем весы и — оп-ля! — баланс не нужен. Люди сами решают, кем им быть. Дадим им эфемерного Бога и Дьявола…

— Проходили же уже… — хрипло рассмеялся я. — Так или иначе, возобладает зло.

— А это уже не мои проблемы, — гаденько усмехнулся "человек". — В любом случае, выбора у тебя нет.

— Ты знаешь, я ведь предполагал, что ты придёшь, — кряхтя, поднялся я. — Заявишься со своими вечными шуточками и желанием порушить всю мировую систему. Как сделал это моими руками одиннадцать тысяч лет назад.

— Пытаешься выглядеть круто? Фи!

— А, заткнись…

Я нащупал ещё одну конечность у фигурки древнего божества. Все эти годы я ждал именно этого момента. Возможности. Хотя бы вероятности.

— Как же я не люблю, когда ты пытаешься противиться вечности, — просипело существо. — От судьбы не уйдёшь, Джон.

— Тогда же получилось, — легонько пожал я плечами. — От судьбы… Да, от неё. От тебя, Абаддон. Тогда я ушёл строить свой мир. А ты сейчас стоишь на моей территории.

— Так ты вновь выбрал этот путь… — сморщил лицо Абаддон. — Тогда не обижайся, если я тебя убью.

— Как будто впервые, — улыбнулся я, ломая последнюю, десятую печать.

Сыграем.

В последний раз.

Глава четырнадцатая. Становление Героя

Не играйте, дети, со спичками. Особенно с магическими. Особенно напротив чудовища, ненавидящего огонь.

В этом мире спичками можно было назвать что угодно. Магия, власть, сила, интеллект. Оружие, свитки, связи. Материальное и духовное, осязаемое и эфемерное. Эти вещи довольно тяжело использовать детям, но эффект от сего действия так или иначе проявляется.

Война, смерть, отчаянье.

Мир, жизнь, надежда.

Как ни поверни, одни и те же инструменты. И одна и та же цель. Сохранение баланса. Добро и зло — как бы глупо это не звучало. Именно эти две ипостаси должны находится в гармонии. Когда я пришёл сюда, равновесие было нарушено. Герой этого мира пошёл по пути ненависти и ужаса, а Хранитель не сумел сделать ничего, чтобы устранить глупость Богини. Моя месть исправила ошибку системы.

Это случилось одиннадцать тысяч лет назад. Именно тогда я заключил договор, чтобы воплотить своё единственное и очень сильное желание.

И я нарушил его условия, чтобы стать тем, кем я являюсь. Стать Вторым Хранителем баланса. Хотя в том самом соглашении от меня требовалось кое-что иное. Более практичное, я бы сказал.

Я должен был уничтожить Анну, окончательно ввергнув всю систему в хаос. Подобное привело бы к тому, чего сейчас желал Абаддон — к самостоятельным решениям людей. Но у меня хватило ума отказаться, и я обрёл силу, всерьёз способную одолеть судьбу, чьим воплощением и являлся сморщивший сейчас гримасу человек. Именно поэтому он ждал одиннадцать тысяч лет, чтобы вернуться. Чтобы достать меня в тот момент, когда человеческая сторона пересилит бесстрастную, безэмоциональную, сторону Палача.

Конечно, это существо никогда и не принадлежало к нашему роду. Она старше всего мира, но его нельзя назвать Богом или Дьяволом. Нечто посередине. Но даже эти двое по-своему беспокоятся за то, что происходит под их надзором. Абаддон руководствуется лишь своими собственными желаниями. Он был бы рад воплотить их и тогда, через мои руки, но не вышло. Однажды, да.

Однажды я обманул судьбу, как он сам себя называет. Никогда бы не подумал, что придётся делать это вновь. Однако ситуация иного не позволяет.

Вы можете подумать, что сейчас мы возьмём в руки по мечу и сразимся в жуткой битве двух высших существ. Но это немного не та история. Игра, в которую мы сыграем, совсем другого типа. В ней не нужно оружие.

Я бы сказал, что решает здесь лишь удача.

Но что есть удача, как не судьба?

— Ты закончил? — грубо оборвал мои мысли Абаддон. — Я не люблю ждать.

— Эх… — вздохнул я. — В который раз убеждаюсь, что мы с тобой слишком разные, чтобы сотрудничать.

— И не говори, — кивнул "человек". — Правда, что тебя, что меня когда-то называли Палачом.

— У этого имени есть разные истории, — пожал я плечами. — Впрочем, не важно. Кто ходит первый?

— Бросаем монетку, как всегда, — произнёс он. — Лови.

Поймав маленький кусочек металла, я мельком осмотрел его. На одной стороне был изображён знак бесконечности, на другой — знак Инь и Янь. Я даже не сильно удивился символике из своего мира.

— Орёл или решка? — усмехнувшись, спросил Абаддон.

— Решка, — улыбнувшись, ответил я.

А затем подкинул монетку вверх. Она пролетела вдоль тёмных стен Саркофага, и медленно-медленно ринулась вниз. Упала, несколько раз отскочив и перевернувшись. Я и Абаддон, словно дети, с улыбками ожидали результата.

С пола на меня смотрел знак бесконечности.

— Твоя удача, как всегда, на высоте.

Не ответив, я заставил пространство вокруг нас измениться. С каждой секундой стены Саркофага становились прозрачными, затем мы вернулись на место недавней битвы. Вот размытый силуэт Анны борется с таким же у Абаддона, а поодаль стою я, переговариваясь с Немезидой и ребятами. Лорд припал на колено, пытаясь восстановиться. Постепенно он выпрямляется, поднимается и словно принимает свои же заклинания обратно.

Лицо Криса со стороны выглядело весьма комично. Не став задерживаться здесь, я повёл нас дальше. Или, если быть более точным, глубже. Декорации сменились, теперь вокруг шло сражение союза этого мира против существ, ему не принадлежащих. Вот тело Богини, опускающееся на землю. Далеко, ближе к Столице, рвала и метала команда Героя. Свою кровавую ярость я пролистал так быстро, как только мог. Не знаю, может, мне стало стыдно.

Движение всё ускорялось, на месте оставались лишь я и Абаддон, молчаливо оглядывавшиеся по сторонам. Ожидая момента.

Пророчество. Путешествие в опустошённый Рай.

Отдалённая деревня где-то в Асцаин. Спасение Анны. Стены знакомого Саркофага опустились и исчезли вновь.

Сад Бабочек. Холодная, как лёд, Лифа. Равнодушный Крис.

Монастырь. Испытание Врат. Спасение Розалии. Здесь Абаддон невольно рассмеялся. Битва с жрецами, встреча с Барионом.

Академия. Стычка с тенями. Первый учебный день. Экзамен. Сражение с Немезидой.

Мимо нас всё быстрее и быстрее проносились образы, люди и существа. События, что пережил я за последние несколько месяцев. Те, кого я спас. Те, кого убил. Те, кому помог.

Абаддон смотрел на всё это с любопытным равнодушием, временами лениво опуская взгляд на монету. Та дрожала, словно пытаясь перевернуться. Нет.

Не время.

Я ещё не сделал свой ход.

Дальше и дальше, назад, как бы парадоксально это не звучало.

Наконец, всё замерло.

Прямо в моей тихой уютной квартирке где-то возле Чёрного Рынка. В городе, с которого всё началось. Моё слабенькое тело всё также било молотом, выполняя очередной заказ от одного из крупных оружейников. Спустя пару мгновений должен был зайти Крис вместе с Тсу. Судьбоносная встреча, изменившая всё. Именно здесь нужно начать.

Я из прошлого осторожно повёл головой, окидывая взглядом привычный быт, словно почувствовав что-то. Даже с таким слабым уровнем эмпатии, как у простого человека, можно было ощутить чьё-то присутствие.

— Хо-хо! Я думал, ты отправишься сразу на одиннадцать тысяч лет назад, чтобы попробовать договориться.

— Зная себя, я бы не стал слушать какого-то пришельца. И тогда меня вела только одна цель — месть, — ответил я, прикрыв глаза.

Осторожно повёл вперёд рукой, и размытые силуэты Итана, Криса и Тсу изменили своё положение.

— Вы могли отправиться в свой путь сразу, без задержки, — начал комментировать мои действия Абаддон. — Хорошо, если так. Тсу не увидела бы смерти тех, кто растил её, а ты бы не заподозрил ничего такого в Герое.

— …и жрица бы погибла, едва мы встретили Вивид, её сестру. Сама бы напоролась на клинок, пытаясь спасти Криса.

Дз-з-ы-н-ь. С пола на меня смотрел символ Инь и Янь.

— Вы продолжили идти дальше, но уже в следующем городе Криса тяжело ранили. Ты сломал третью печать, чтобы исцелить парня, и он это заметил. Между вами возникло напряжение, недоверие.

— Согласен. Но с прибытием в Столицу мы бы так или иначе справились. Лифа бы приструнила Героя, так что и экзамен не вызвал проблем. А дальше мы прошли бы тот же путь, что и сейчас.

— Уел, уел, — покачал головой Абаддон. — Но я и не думал, что ты так легко сдашься.

Д-з-з-ы-н-ь. Теперь монетка вновь показывала знак бесконечности.

— Ещё раз, с самого начала.

И опять Инь с Янь переливались, отражая в металле события, вновь откатывающиеся к истокам, в квартиру Итана возле Чёрного Рынка.

— Хм… Тогда как насчёт того, чтобы та самая Вивид выжила?

События вновь начали изменяться, со средней скоростью пробегая мимо нас. Вновь встреча с некромантом по пути в Столицу, вновь Лифа, с улыбкой идущая прямо под удар, предназначавшийся мне… Стоп. Что?

— Опять кто-то неизбежно гибнет. И опять… — подождав немного, продолжил я. — Опять мы возвращаемся сюда. Только я чуть более злой, чем обычно.

— И сдались тебе эти люди, — хмыкнул Абаддон. — Всё равно все и вся рано или поздно растворятся во времени.

— Не отвлекайся, — отрезал я. — Мой черёд.

А, вы же не знаете, в чём смысл всего мероприятия. Игра, если её можно так назвать, одновременно проста и сложна. Каждый из оппонентов преследует свою цель, и если ему удастся сделать это с согласием противоположной стороны, он победил. Сейчас наши желания полностью обратны друг другу.

Он хочет, чтобы я признал его правоту. Это случится, если я увижу, что никакое изменение в предыдущих событиях не сможет изменить вторжения Абаддона.

Я хочу добиться победы союза демонов, ангелов и людей. Это произойдёт, если Абаддон не сможет поставить мне ультиматум. Если не будет явного, пусть и субъективного, нарушения баланса. Тогда я выиграю.

Если же мы вернёмся к тому, с чего начали — к нашей встрече, то это будет считаться ничьёй. Тогда ход перейдёт к оппоненту.

— Я мог бы сорвать все печати с самого начала.

— Верно, — хмыкнул Абаддон. — И вообще раскрыть своё истинное лицо Крису. Конечно, ваш путь бы сильно изменился… Например, вы бы не встретили Лифу и Розалию, ту девушку-рыцаря.

— И мы бы не встретились с тобой.

— О, нет, конечно нет. Ты привёл бы мир к разрушению. Пусть не сразу, но Палач бы превзошёл человека внутри твоей души. И всё, Джон. На обломках мироздания мы бы вели с тобой бесконечную беседу о бренности существования.

— Тогда этот вариант не подходит нам обоим.

Абаддон кивнул. Монетка перевернулась вновь.

— И тебе, и мне этот мир нужен целым. Так почему бы не прикончить Героя, что упоминается в пророчестве? Нет неопределённости — нет проблем.

Водоворот событий стал чёрным, мрачным, а атмосфера вокруг наполнилась отчуждённостью и страхом.

— Смещение баланса… Хм, а я и забыл, как люблю чёрное.

Перед нами встал я. Вернее, та часть, что называла себя Палачом. Жуткое существо без лица, больше похожее на самую настоящую смерть, нежели на Хранителя. Именно таким я был большую часть своей жизни. Больше одиннадцати тысяч лет подряд.

— Нравится, а? — расхохотался мой соперник. — Ты бы стал единоличным правителем всего мира, единственным, кто решает его судьбу.

— Я бы стал тем, кем ты хотел меня видеть всё это время, — твёрдо ответил я, глядя своему силуэту в бездну, в которой давно потерялись глаза. — Но и ты не стал бы терпеть подобное.

— Соглашусь, не стал бы. Но разве это плохой исход? Не было бы войны за существование, не было бы извечного вопроса баланса. Легко и просто. Изящно, я бы сказал.

— В конце концов, всё это не важно. Мой черёд, Абаддон.

Он продолжал улыбаться, но я знал, что скрывается за этой показушностью. Мудрость вечности, знание о бесчисленном наборе судеб, которые могли исполниться. Он был профессиональным игроком, существом, видевшем сквозь время и пространство. Но кое-что останавливало меня от падения духом. От того, чтобы сдаться, меня отделял всего один факт.

Я уже побеждал Абаддона на его поле.

— Пускай пророчество исполнится. Предсказательницы никогда не врали, какими бы сумасшедшими не казались их слова.

— Хм… — на секунду человек напротив меня даже задумался. — Давай убедимся вместе.

Мир развернулся, возвращая нас в место битвы. Вместо Анны или меня против Абаддона сражался Крис, изо всех сил стараясь не умереть. В его глазах алела жажда победы, жажда справедливости. Внутри меня невольно кольнуло чувство ностальгии. Когда-то и я был таким.

— Именно в таком состоянии ты нарушил договор в своё время, — сказал Абаддон. — Но сейчас что-то не так. Смотри…

Сражение всё шло, два размытых силуэта сталкивались вновь и вновь, но исход был виден довольно отчётливо. Герой этого мира проигрывал. Несмотря на все условности, несмотря на пророчество. Он слабел с каждым мгновением, а тень его противника только хохотала, усиливая напор.

Мы ошиблись. Весь Совет, Анна и я… Мы оказались неправы.

— Либо ваше Предсказательницы в этот раз солгали, либо герой, что вам нужен — не Крис, — медленно проговорил Абаддон. — Напомни-ка, как звучит пророчество?

— Когда в мир придёт его смерть, появится герой, что погибнет, дабы уничтожить её. Героя благословит Мана, Богиня Небес, а силу он приобретёт в долгом, долгом пути. Выбор героя — выбор этого мира…

— Может, Лифа? Никогда не любил эти половые предрассудки.

— Логично. Мана любила своих детей и наверняка благословила обоих.

Мы замерли, ожидая, когда события вновь развернуться вспять, но в итоге разница была минимальна. Девушка проиграла ещё быстрее, чем Крис. А я вновь сцепился с Абаддоном, снимая десятую печать. Смерть Героя не уничтожила погибель мира, как было сказано. Всё лишь вернулось на круги своя.

— Твой ход, Джон.

— И почему всё настолько сложно? Где именно мы ошиблись, чёрт подери… — посетовал я, взмахом руки отматывая время назад.

— Ты слишком человечен. Именно поэтому тебе так тяжело, — пожал плечами Абаддон. — Тебя волнует смерть каждого из детей, смерть Маны, Немезиды… Какая разница, Джон, если их кончина спасёт мир?

— Нет. Ты говоришь не с Палачом, Абаддон. И не со Вторым Хранителем. Вот здесь, — остановил я ход событий. — Вот здесь всё изменилось. Когда я спас Анну из твоих цепких лап.

— Хочешь всерьёз её уничтожить? — выгнул он серую бровь. — Не разочаровывай меня.

— Это вызовет возмущение. Механизм баланса устроен так, что реагирует на смерть любого, кто причастен к нему. Если я заставлю его убить Первую Хранительницу…

— Вперёд, давай поглядим.

Миг — и мы вновь на поле битвы. Абаддон лично ведёт войска, а рядом с ним стоят Крис, Тсу, Лифа и Розалия. Напротив них, во главе объединённых отрядов людей, ангелов и демонов, нахожусь я, сжимая клинок. Надо же, как порой изменчива бывает судьба.

— Они всерьёз приняли твою сторону? — поинтересовался я.

— Лишь бы противостоять тебе, ага, — покивал Абаддон. — Немезида, кстати, пожертвовала жизнью, пытаясь вас помирить.

— И каков исход?

— Ты убиваешь всех и каждого на своём пути, Джон.

Мой силуэт покраснел, и через пару мгновений поле битвы опустело. На нём остались лежать лишь тела. Трупы друзей и врагов. Посреди этого сада смерти на ногах были лишь мы с Абаддоном.

А затем мир рухнул.

— Хранитель-ренегат, как интересно. Предал баланс и свою человечность, лишь бы избежать моего вмешательства. Достойная ли цена, решать тебе.

— Вот и главная зацепка, Абаддон, — вырвалось у меня. — Почему всегда решаю я?

— Не знаю, — соврал он. — Может, потому что сейчас в игре лишь мы с тобой.

— Все варианты, что были до этого, зависели от моих слов и моих решений. Не от чьих-либо других. И это странно.

— А-ха-ха-ха! — не сдержался он. — Как же долго до тебя доходило, Джон!

— Объяснись.

Он притих, затем коротко вздохнул.

— Пророчество не врёт, дорогой мой. Просто ты был настолько слеп, что не заметил, кто именно был Героем этого мира. Это был ты, всё это время. Все эти одиннадцать тысяч лет.

— Но если я умру, ты победишь.

— Но я ли погибель вашего мира, Джон? — улыбнулся Абаддон. — "Когда в мир придёт его смерть, появится герой, что погибнет, дабы уничтожить её". Ты есть обе части пророчества, дурачок.

Я замер, пытаясь найти в отливавших тьмой глазах человека напротив хотя бы намёк на ложь. Но он говорил правду. Я и сам это понял, ещё раз пробежавшись по всем последним событиям. Надо же, как всё интересно получилось. Я пришёл в этот мир. Я стану его смертью, не важно, как бы сильно я не изменил бы время. Абаддон победит. И я…

— Значит, я всё также в ловушке, — резюмировал я. — Несмотря на нашу игру.

Абаддон кивнул.

— Молодец. Захочешь умереть — я всё равно получу то, что хочу. Захочешь противостоять мне до конца — лишишься человечности, которой так гордишься. И, в конце концов, прикончишь своих друзей и приведёшь мир к разрушению. Так что сейчас у тебя довольно простой выбор…

— Пожертвовать собой или уничтожить всех, кто мне дорог, вместе с балансом. Иного, третьего пути, здесь и впрямь нет, — невольно улыбнулся я.

— Ты всегда был моим любимчиком именно за свой ум, Джон, — хохотнул Абаддон. — Ты понимал и видел чуть больше других. Но даже ты не можешь разглядеть всего. Долг Хранителя не обмануть. Ну, а твоя смерть мало чего изменит.

Я кивнул, а потом закашлялся. Заимствованная сила отравляла, несмотря на тысячелетия практики.

— Скорее, Джон, скорее, — надсмехался Повелитель Судьбы. — Иначе ты умрёшь, так и не сделав выбор.

— Пускай я лишусь человечности, Абаддон, — прорычал я. — Но я заберу тебя вместе с тобой. Получай!

На таком расстоянии не было смысла уклоняться. Но существо и не собиралось этого делать. Оно словно ждало, пока я ударю, пронзая плоть, разрушая внутренние органы. И даже схватило мою руку, с силой заставляя её проникнуть глубже.

— Вот ты и… Кх… Принял решение… — кашляя кровью, прошептал Абаддон. — Почему-то я знал, что так случится. Всё это время.

— Я ненавижу тебя, — с дрожью в голосе проговорил я.

— Я… победил, Джон…

В ушах несколько раз прозвучал удар гонга. Баланс резко сместился в сторону добра. В сторону тех, кто был мне дорог. Крис, Тсу, Лифа, Розалия… Нем, Анна, Армагеддон и Мана. Теперь мой долг вынуждал меня сделать самое отвратительное, что только можно себе представить.

— А теперь иди…

Даже истекая кровью, Абаддон продолжал говорить.

— Иди и убей всех и каждого… Выполни свой долг Хранителя… Ты же так его ценишь, ха!

— Сдохни уже! — закричал я.

Вынув энергетический клинок, я одним движением отрубил Абаддону голову. На его лице замерла улыбка победителя. Того, кто поставил всё, чтобы получить желаемое. Даже я уже не уверен, было ли это его планом с самого начала.

Когда я покончу с Советом, выжившие существа изменят баланс. Точнее, они начнут просто его игнорировать. Этот мир пойдёт по совсем другому пути. И даже силы времени недостаточно, чтобы увидеть, что его ждёт. Но это и не нужно.

Когда в мир придёт его смерть, появится герой, что погибнет, дабы уничтожить её. Героя благословит Мана, Богиня Небес, а силу он приобретёт в долгом, долгом пути.

— Я — смерть этого мира. Верно? — задал я вопрос, невольно подняв голову вверх.

Но ответом мне стала тишина. События постепенно перетекали к тому моменту, когда мы с Абаддоном только-только попали в Саркофаг Времён.

— Хреновая концовочка вышла, — посетовал я, покидая тёмные стены. Сил, чтобы посмотреть в глаза тем, кто ждал меня снаружи, не было. — Но даже так… Даже так — это лучше, чем позволить Абаддону и дальше вмешиваться в события.

— Итан? Ты вернулся! Живой! — Розалия сломя голову ринулась ко мне, однако мощная сила заставила её замереть. — А… Что такое?

— Отойди, девочка, — вышла вперёд Анна, сжимая свой клинок до побелевших костяшек. — И все вы! Если хотите жить — бегите!

— Что не так, мисс Анна? — удивлённо и настороженно спросил Армагеддон, внимательно осматривая меня. — Мы же победили, разве нет?

— Я знаю, какую цену он заплатил, — ответила Первая Хранительница, смотря мне в глаза.

— Джон? — странно спокойным голосом произнесла Нем. Остальные ребята молчали, пытаясь понять, что произошло.

— Выбор героя — выбор этого мира, — процитировал я. — И я принял решение.

Где-то рядом я услышал глухой смех Абаддона. Постепенно он затих, а вот звон в ушах усилился.

— Баланс, — ахнул Армагеддон. — Он в критическом состоянии! Первая Хранительница, я…

Он не успел договорить. Огромный меч разрубил тело Лорда надвое, а затем рассыпался тысячей тлеющих угольков. Прости меня, Ген. Иного способа победить я не нашёл.

— Нет! Джон, всё должно было кончиться не так! — со слезами на глазах выкрикнула Анна.

— В конце концов, всё это не важно, — тихо, едва слышно произнёс я. — Именем равновесия этого мира, я приговариваю всех его нарушивших к смерти. Приговор… Привести в исполнение.

Мир вокруг согласно загудел. Это просто механизм, бездушная машина, которую не заботят чувства или люди. И я — её часть. Такая же пустая, лишь выполняющая свою задачу.

Я поддерживаю баланс. Я — Хранитель этого мира.

— Я знаю, что многого прошу, — обратился я к Анне. — Но пожалуйста… Не заставляй меня убивать и тебя.

— Не могу, — помотала она головой. Затем вытерла слёзы, вновь взяв меч на изготовку. — Я не хочу служить ТАКОМУ равновесию.

— Ты сделала свой выбор, — кивнул я.

Закричали девушки, упала на колени Немезида. Крис молчал, смотря на меня. В его взгляде не было презрения или ненависти. Кажется, он даже понимал меня. Но не принимал. Он всегда был таким — необычным парнем, прошедшим через маленький ад. Со своими сомнениями, со своими проблемами — но всё с тем же неизменным стремлением к справедливости.

Жаль, что я не смог быть таким до самого конца.

Прости, Мана. Я не смог уберечь твоих с Армагеддоном детей. Они стали такими же жертвами безмолвного механизма, как и все мы.

Как и я.

— Нет! НЕТ! ДЖОН, НЕТ!

Не я не услышал криков всех, кто пытался сказать хоть что-то. Словно неведомая сила разом приглушила все звуки вокруг, оставив лишь биение моего сердца. Ровные, умеренные удары.

То, что делал сейчас я не было справедливостью. И правильным путём эту судьбу никто бы тоже не назвал. Но она являлась единственной, которая существовала. Был ли третий вариант? Не знаю. И наверно, не узнаю никогда.

Всё вокруг зависело от того, как поступил я. Что сказал, кому именно и в каком тоне, вплоть до мельчайших деталей. Я был как бомба с часовым механизмом. С таймером на одиннадцать тысяч лет. Абаддон победил, даже с того света. Как же мне паршиво это признавать!

Стоп.

Я замер, не доведя клинок до горла Анны. Она не выдержала и рухнула, разрыдавшись. А пространство вокруг резко стало одного-единственного оттенка. Серого. Цвета бездны. Именно таким оно было, когда я пытался манипулировать временем.

Без Абаддона… Без него я оказался единственным, что владел этой силой. Силой судьбы, как бы пафосно это не звучало.

Если всё это время мир изменялся только из-за меня, то и все события были так или иначе завязаны на моих поступках.

— Выбор героя — выбор этого мира, — напомнил я сам себе.

Вот он, смысл пророчества. Правда, которую я смог увидеть, лишь перейдя грань между человеком и Палачом. Мы все смотрели лишь на одну сторону медали, пытаясь работать с материалом, с вероятным будущим и осязаемым настоящим.

Но надо было влиять на прошлое.

Я повёл рукой в сторону, отматывая события всё дальше и дальше. Теперь силуэтов было несколько, и каждый из них олицетворял того меня, что выбрал другой вариант. Несколько Джонов с разными судьбами.

Тот, что пожертвовал собой.

Тот, что согласился с Абаддоном.

Тот, что уничтожил баланс.

Тот, что предал свою человечность.

— Когда в мир придёт его смерть, появится герой, что погибнет, дабы уничтожить её. Я пришёл в этот мир. Я стал его Хранителем. Мой выбор — выбор всего мира. Я есть смерть… Его смерть. И чтобы уничтожить её, я… Я должен умереть.

Вот она, истина.

Всего пути с самого начала не должно было существовать. Это сумел скрыть Абаддон, этого не смог разглядеть я.

Дальше, дальше. Вновь в самое начало. В квартирку Итана, прямо к моменту перед встречей с Героем. Оказавшись перед собой из прошлого, я замер, медленно охватывая всё время впереди.

— Ты знал, Абаддон, что я был готов положить свою жизнь на алтарь… — прошептал я. — Но не мог догадаться, что мне хватит ума изъять своё существование из временного потока.

И я вновь взмахнул руками, в этот раз делая нечто совершенно иное.

Время изгибалось, меняясь.

Бам-с.

— Сзади, Тсу!

Парень успел отразить атаку Вивид. Сам, без чьей-либо помощи, противостоял опытному ассасину церкви. Девушка оправилась, сумела принять всю свою боль и идти вместе с Героем дальше.

Никто не нанёс последний удар вместо него.

Бам-с.

— Розалия, ты в порядке? — кричал Крис, прорубаясь через лишившихся разума жрецов.

Рядом не было никого, чтобы защитить его. Но он справился, остановив буйство рыцаря-мага. А затем и вовсе снял проклятье, поглотившее Розалию.

Бам-с.

— Госпожа директор, осторожно!

Герой справился с огромным существом, прорвавшимся на территорию Академии, несмотря на отсутствие магии. Рядом не было всесильного Хранителя, с лёгкостью прикончившего бы мутанта.

Бам-с.

— Вы… Хранительница?

Ребята встретили Анну, которая даровала им свою силу. Вместе они сразились с ордой, осаждавшей столицу. Бок о бок с демонами и ангелами люди отбились.

Бам-с.

— Б-богиня? Как такое возможно?!

Наконец, тайна рождения Криса и Лифы раскрылась. Вместе с обретёнными родителями они отправились на место финального сражения против таинственного сгустка энергии. Абаддон рассмеялся им в лицо.

Никто не предал баланс. Никто не принял определённого судьбоносного решения. Всё шло так, как…

Как и должно было быть.

Бам-с.

Всё это время единственной ошибкой был я. Человек из иного мира. Я стал слишком много вмешиваться в равновесие этого, а потому властитель судьбы победил.

— Нет, он не выиграл. Потому что оставил мне силу, которой владел сам, — ответил я своим мыслям.

Бам-с. Баланс, наконец, выровнялся. Равновесие было восстановлено. Но я не стал смотреть, чем именно закончилось сражение Криса и Абаддона. Это как раз то, что ещё не решено.

Но почему-то я был уверен, что в конце концов, всё кончится хорошо. Таков путь. Как бы не изворачивались события, счастливое окончание ждёт каждого, кто борется за справедливость. За людей. За себя.

Всё.

Другие Джоны вокруг меня исчезли один за другим. В итоге я остался один в безграничной пустоте. Я больше не мог вмешиваться в события, ведь я в них просто не участвовал. Верно.

Обычный кузнец с Чёрного Рынка по имени Итан тихо погиб в своей квартирке где-то в центре города. А Второй Хранитель…

А кто это такой, собственно? Не знаю такого. Никогда не слышал. Да и не было его.

Никогда.

— Я видел такое, что большинству людей и не снилось, — произнёс я в пустоту. — Атакующие крепости ангелов орды демонов, лучи невероятных высших заклинаний, рассекающих тьму близ ворот Ада. Видел, как любили и ненавидели. Как убивали и давали жизнь. Как вершили справедливость и месть. Как предавали и как доверяли. Все эти мгновения затеряются во времени…

В прямом смысле этих слов.

— Как слёзы в дожде…

Я был даже рад исчезнуть раз и навсегда. Никогда не любил все эти долгие прощания и прочие сантименты. Если решил — то делай, а не размышляй.

Однако вместо ожидаемого покоя я увидел перед собой золотые весы. В одной из чаш был сгусток белого цвета, в другой — чёрного. Сейчас эти весы были в равновесии.

— И… Что? — спросил я, не особо желая услышать ответ.

— Ты поступил правильно, человек из другого мира.

Голос раздался со всех сторон одновременно. Надо же!

— С кем имею честь говорить? — улыбнулся я.

— Мы есть мир. Мы есть баланс. Мы есть равновесие.

— Ну, привет.

— Если есть хоть что, что мы можем сделать для тебя, Джон, то просто пожелай.

— С чего такая щедрость?

— Ты спас нас.

Больше голос не звучал, каких бы вопросов я не задавал.

Оставалось только попросить.

— Позволь мне поговорить с каждым из тех, кто был мне дорог.

— Хорошее желание. Мы исполним его.

Весы, отображавшие баланс, исчезли. А передо мной встал Крис.

— Какой же ты, чёрт возьми, засранец, — рассмеялся он, сдерживая слёзы. — Даже не попрощался.

— Извиняй, — пожал я плечами. — По-другому, сам понимаешь, никак.

— Мне правда очень хреново от того, что я забуду о тебе навсегда, чтоб ты знал.

— Я понимаю, Крис. И, это… Береги Лифу. Она слишком заботится о тебе, чтобы найти время на себя.

— Тебе ли говорить это, Итан…

Крис растворился в пространстве, а его место заняла Тсу.

— Я так и не извинилась.

— Почему же? Я и не обижался ни на что.

— Ты защищал нас, вёл, а я… А я была слишком слепа, чтобы увидеть очевидные вещи. Я всегда считала тебя балластом, что мешал Герою. Даже узнав твою истинную сущность…

— Мы никогда не знаем, как всё обернётся, пока не настанет конец, — похлопал я по плечу девушку. — Не вини себя ни в чём. Вы люди — и вы должны жить так, как хотите. Не позволяй чему-то якобы более масштабному заставить тебя измениться. Изменяй это самое большое и великое. Такова судьба.

— Хорошо, — кивнула девушка и испарилась.

Теперь меня встретила хлёсткая пощёчина от девочки, чей рост не позволял достать даже до шеи.

— Я тоже рад тебя видеть, Нем.

Вместо ответа она обняла меня, не прекращая плакать.

— Обещай, что будешь помнить… — прошептала она. — Что бы ни случилось… Всегда…

— Конечно. Как я могу забыть такую весёлую мордашку? — хмыкнул я.

— Дурак…

Вскоре пропала и Немезида.

— Спасибо, Итан. Если это твоё настоящее имя, конечно, — вздохнула Розалия, опираясь на свой огромный клинок. — Было весело.

— Не то слово, — кивнул я. — Прости, что не сумел ответить на твои чувства.

— Я понимаю, — твёрдо ответила девушка. — Теперь понимаю даже больше, чем тогда. Жаль, что я забуду это в следующую пару минут.

— Постарайся не плакать. Хоть я и знаю, что это невозможно.

— Ну уж нет, не дождёшься. Я…

Она и сама не поняла, откуда на её лице взялись слёзы. И исчезла, стоило ей ринуться вперёд в попытке обнять меня. Увы.

— Эгоист ты, Итан, — встретила меня улыбкой Лифа. — До самого конца остался им. Я знаю, знаю, можешь даже ничего не говорить.

— На самом деле, я рад вновь видеть твою искреннюю улыбку, — сознался я.

— Я тоже. Не знаю, смогу ли я так вновь.

— Ты уж попробуй. Уверен, для Криса и остальных она необходима.

— В конце концов, всё это не важно… Друг.

Я удивлённо вскинул брови.

— Давай без этого. Я сказала — ты мой друг. Неважно, уйдёшь ты или исчезнешь. Ты останешься моим другом навсегда.

— Да будет так, — кивнул я.

Девушка закрыла глаза, с тихим хлопком испарившись.

— Вот вы и вновь вместе, — рассмеялся я, глядя на державшихся за руки Ману и Армагеддона. — Только давайте не как в прошлый раз — здесь не будет никого, кто способен остановить очередную войну Ада и Небес.

— Мы и не собираемся её начинать. Чтобы наши дети жили в мире, мы свернём горы и даже сам баланс, — улыбнулась Мана.

— Не сомневаюсь, — ухмыльнулся я. — Обещаю, что больше не назову твою супругу стервой, Ген.

Великан расхохотался.

— Хо-хо-хо! Не думаю, что она будет сильно против. Удачи тебе, Джон. В твоём новом пути она тебе наверняка пригодится.

— Может быть, — покачал я головой. — Всё может быть.

На некоторое время я вновь остался один.

— А как же Анна?

Но мне никто не ответил.

— Эй? Я буду жаловаться, честное слово!

Голос раздался неожиданно, но я невольно напрягся, несмотря на то, что тела как такового у меня уже не было.

— Мы дарим тебе ещё кое-что, человек.

— Мне будет достаточно простого разговора. Пусть и последнего.

— Мы знаем. Обернись и шагни в своё несбывшееся будущее.

Я пожал плечами. Позади и вправду был новый, едва открытый портал.

— Я видел такое, что большинству людей и не снилось, — вновь произнёс я. — Атакующие крепости ангелов орды демонов, лучи невероятных высших заклинаний, рассекающих тьму близ ворот Ада. Видел, как любили и ненавидели. Как убивали и давали жизнь. Как вершили справедливость и месть. Как предавали и как доверяли. Все эти мгновения затеряются во времени, как слёзы в дожде.

Время умирать.

Эпилог

Дождь. Первое и единственное, что волновало меня в погоде. Не лёгкие капли, монотонно разбивающиеся о кроны деревьев вокруг. Нет. Это было похоже на бушующее море, решившее излиться изо всех своих природных сил.

Целая стена, не позволявшая разглядеть что-то дальше пары метров. Где-то в далеке прогремел гром, сверкнула, изогнувшись, молния.

Анна сидела на коленях, склонившись над неприметным холмиком. Может, это был дождь, а может, я вправду сумел разглядеть на её лице слёзы. Хотелось сделать шаг, подойти, растормошить женщину. Но что-то меня останавливало, не то предчувствие, не то собственное подсознание. Я не хотел мешать ей.

В тени деревьев были видны силуэты. Молодых и старых, высших существ и простых людей. Стоило молнии появиться вновь, как я увидел, что здесь собрались все, с кем я шёл всю свою долгую жизнь. Странное ощущение, словно мы не виделись уже много, много лет. Так ли это было на самом деле, оставалось только догадываться.

Наконец, до меня дошло, что это был за холмик. Прямо возле Анны стояла небольшая каменная табличка. Я поймал себя на мысли, что мне совсем не хочется смотреть, что на ней написано.

Однако я обошёл Хранительницу по дуге и заглянул за её плечо.

— Здесь покоится Джон, истинный герой этого мира, — с улыбкой прочитал я, а затем тяжело вздохнул. Не умеет этот мир шутить, уж простите меня за тавтологию. — Странные у тебя подарки, если разрешишь сделать замечание.

Но мне никто не ответил. Лишь Анна продолжала плакать, тихо вздрагивая с каждым раскатом грома.

Пощупав себя по одежде, я вынул уже размокшую пачку сигарет. Обхватил зубами последнюю, осторожно вынул, стараясь не разорвать бумагу. Закурив о маленький огонёк на пальце, облокотился о ближайшее дерево. Затянулся, выдыхая густой дым вперёд, в небо.

— Сколько раз вы уже сюда приходите? — спросил я тут же замершую Анну.

Она вновь вздрогнула, поднялась и обернулась на мой голос.

— Больше пяти лет, Джон… Каждый год.

— Понятно. Так вам сохранили память.

— Всем, кто был рядом, — кивнула Хранительница, вытирая слёзы о рукав балахона.

Крис, наверно, вспомнит, как я говорил ему о предателе в рядах Героя. Может, даже догадается связать мою ложь с этим фактом. И поймёт, что именно предатель всегда спасал едва живого рыцаря в доспехах, не сумевшего сразить дракона. Таковы сказки.

Жаль, что только в них бывает счастливый конец.

— Не стоит сокрушаться, Анна, — сказал я, вновь затянувшись. — В конце концов, что значит жизнь одного по сравнению с жизнями многих.

— Для всех нас ты был дороже всего мира, Джон, — ответила женщина, оборачиваясь в сторону пустыря. Деревья согласно зашумели, вторя её словам.

— Ну а сейчас-то что грустить, а? — вздохнул я. — Что сделано, то сделано. Найди себе своё собственное счастье.

— Я не могу так… Просто не могу.

— Почему-то мне всё больше начинает казаться, что куда проще было бы позволить вам забыть. Это же натуральная пытка!

— Нет. Так правильно. Мы должны помнить, и помнить всегда.

— Как знаешь, как знаешь, — покачал я головой, затягиваясь вновь. — Не забывай Криса с Тсу навещать, а то совсем с ума сойдут.

— У них скоро второй родится, знаешь… — улыбнулась Анна.

— Тем более. И Немезиде передай.

— Она едва не ушла из жизни в первые несколько лет. Как только мы её не уговаривали, не просили перестать предпринимать попытки суицида…

— И это жившая больше десяти тысяч лет девчонка? Да ни в жизнь, не верю.

— Нам всем было очень тяжело. Сейчас она покинула Академию, и направилась куда-то в горы, и там изучает совсем уж древнюю магию, даже я боюсь подходить без серьёзной причины. Может, пытается найти способ тебя вернуть.

— Понимаю. Не думаю, что у неё получится.

Дальше разговор не шёл. Дождь продолжал лить как из ведра, периодически туша мою сигарету. Ну ничего, огонёк на пальце у меня бесконечный, как-нибудь да докурю.

— Лифа ушла в монастырь. Говорит, там спокойнее. Выходит только сюда, раз в год. Даже Богиня и Армагеддон навещают её в одной из церквей, во внутреннем дворике.

— Мана жива? — поднял я бровь.

— Более чем! — рассмеялась Анна. — Хотела тебя даже в ранг местных богов записать, да Немезида ей не позволила. Говорит, что ты бы этого не хотел.

— Согласен. Бессмысленная слава — ужасная судьба. Тем более для мертвеца.

На моих последних словах Анна вздрогнула куда сильнее, чем до этого. Её лицо побледнело, на нём снова выступили слёзы.

— Прости, прости. Зря я так, — сделал я шаг вперёд.

— Нет. Я и сама знаю, что никакая сила не вернёт тебя. И разговор этот скорей всего у меня в голове, да и только.

— Ну, раз уж в голове… Как там Розалия?

— Лучший королевский капитан рыцарской гвардии, служит уже больше пяти лет. Куча медалей и орденов…

— Из-за работы, наверно, не так часто со всеми видится?

— Практически ни с кем, кроме Криса. Она старается этого не показывать, но ей, наверно, тяжелее всех. Вы ведь так и не вернулись к одному важному разговору.

— Извинись за меня перед ней, хорошо?

— Обязательно. Меня и саму часто мучают сомнения…

— Так отвлекись, найди себе хоть какое-то занятие! Вон, баланс…

— С ним всё в порядке. Судя по всему, никаких глобальных изменений в равновесии в ближайшую тысячу лет не предвидится. Видимо, даже бездушный мир умеет отличать добро от простого счастья.

— Тогда просто хорошие мысли будут уже хорошей идеей.

Анна не ответила.

Я вновь затянулся, обратив взгляд в небеса. Слишком странно и сюрреалистично всё вокруг выглядело. Я понимаю, нужно было нагнать атмосферы потери и грусти, но о боги, это ведь даже мою душу трогает. Ещё пару минут, и слёзы сами потекут. А я не плакал. Целых одиннадцать тысяч лет не плакал, и не хочу свой рекорд терять.

— Это мои… похороны, верно?

— У нас нет тела, но каждый год мы выкапываем новую могилу. И ставим на ней этот камень. Чтобы помнить.

Я тяжело вздохнул.

— Тогда добро пожаловать вам всем. Не думаю, что этот разговор повторится, Анна. Это как конец… Ну, конец линии. Жизни, судьбы — называй как хочешь. Я стою здесь в последний раз, курю последнюю сигарету и в последний раз вижу всех вас. Это конец, а потому спасибо, что забрались так далеко.

— Джон, не надо…

— Это мои похороны. Это мой конец, а потому спасибо, что вы все пришли. Я… Я думаю это лучшее, что только можно было сделать.

— Прошу, Джон…

— Моё время пришло. Не хочу оставлять вас позади, но дальше я пойду один.

Вместо ответа Анна вновь заплакала.

Я вновь затянулся, в последний раз. Щелчком отправил сигарету прямо на холмик. Она угодила прямо в плиту, отлетела от каменного покрытия и плюхнулась на сырую траву.

— Жизнь — не сказка. Здесь не бывает хорошего или плохого конца. Здесь есть правильный. Тот, к которому всё должно было придти. Тот, который мы определили сами. Тот, который выбрал я. Конец не Второго Хранителя, а человека по имени Джон.

— Ты всегда им был, знаешь…

— Что ты имеешь в виду?

— Как бы не обстояла ситуация, ты всегда был человеком, — твёрдо сказала Анна, вновь поворачиваясь ко мне.

— Может быть, — улыбнулся я. — Всё может быть. Ну так как насчёт хороших мыслей?

— Нет, нет, Джон, — прошептала она, сдерживая слёзы. — Я не могу.

— Почему? — не понял я. — Мне в такие моменты всегда приходилось заставлять себя думать о чём-то добром.

— Потому что ты мои хорошие мысли.

Анна ждала, но ей никто не ответил. Только сигарета маленьким мокрым комочком вновь зашипела, затухая.


It's my funeral,
Welcome you all!
This is the end of the line
So thank you for coming along!
My time has come,
I don't want to leave you behind
But this one I'll do on my own…
This is the end of the line,
So thank you for coming along.
My time has come,
I don't want to leave you behind
But this is the end of the line,
It's my funeral!

Д-И-И-И-И-И-Н-Ь.

Я вскочил, едва не уронив ноутбук, покоившийся на коленях. Пару минут молча смотрел на замершую в утреннем холодном свете квартиру. Медленно обратил взгляд на будильник, своим электронным лицом беспристрастно показывавший текущее время. Шесть часов сорок минут.

Когда я пришёл в себя, то как следует рассмеялся, наверняка разбудив соседей. Ну и пусть. Мне теперь и помереть не так жалко.

Я осторожно открыл дверь на балкон. Ноги едва слушались, всё тело ныло, словно я отлежал себе разом все конечности.

Меня встретил душный запах города, звуки немногочисленных машин и первые телефонные разговоры ранних офисных работников, спешащих к начальству.

Рефлекторным жестом я ощупал нагрудный карман рубашки. Вынул пачку, осторожно её открыл.

Сигарет там не было.


In this farewell,
There's no blood,
There's no alibi,
Cause I've drawn regret,
From the truth
Of a thousand lies…
So let mercy come,
And wash away…
What I've done!
I'll face myself,
To cross out what I've become!
Erase myself,
And let go of What I've Done!
Put to rest,
What you thought of me.
While I clean this slate,
With the hands,
Of uncertainty…
So let mercy come,
And wash away…
What I've done!
I'll face myself,
To cross out what I've become!
Erase myself,
And let go of what I've done
For what I've done!
I start again,
And whatever pain may — come!
Today this ends…
I'm forgiving what I've done…
I'll face myself!
To cross out what I've become!
Erase myself,
And let go of what I've done!
What I've done…
Forgiving What I've Done…

FIN


Оглавление

  • Глава первая. Сборы
  • Глава вторая. Дорога в столицу
  • Глава третья. Город. Случайность
  • Глава четвёртая. Столица
  • Глава пятая. Упокоение. Месть
  • Глава шестая. Экзамен
  • Глава седьмая. Начало обучения
  • Глава восьмая. Первое серьёзное задание
  • Глава девятая. Испытание Врат
  • Глава десятая. Живое оружие
  • Глава одиннадцатая. Райское наслаждение
  • Глава двенадцатая. Ренегат
  • Глава тринадцатая. Истинное лицо
  • Глава четырнадцатая. Становление Героя
  • Эпилог