КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Темные времена (fb2)


Настройки текста:



Андрей Телегин Темные времена

Одни выживают, потому что сильные, другие, потому что умные, третьи, потому что удачливы. Если не веришь в удачу, с последним можно и поспорить, но тот, кого искала Мильта, выживал за счет и первого и второго, а еще, в достаточной мере, за счет других.

Имор — так звали этого человека. Да и человека ли? Мильта имела сомнения по этому поводу. По слухам, этот темный колдун прожил уже более двух веков, подпитываясь жизнями других людей. Можно ли после такого считать его человеком? Скорее нет, чем да. Однако Мильту волновала больше награда за голову этого колдуна, и речь шла не о золоте или драгоценностях, но о знании предков, которые ныне презираются с подачи церковников.

Мильта работала на церковь Светлого пути и занималась отловом всякого рода ведьм и колдунов, а еще, случалось, помогала с убийством всякой нечисти. Церковь относилась к ней терпимо, но Мильта понимала сколь важно подготовить себе путь к отступлению. И чем раньше, тем лучше. Не многим известно, но церковь не очень хорошо поступает с теми, кто переживает свою полезность. Особенно, если речь идет о людях, практикующих непотребные знания.

Мильта всегда таскала с собой много всякой всячины, помогающей в пути. Это и амулеты с чистой водой, серебряные безделушки, кусочки камня и дерева, различные травы и грибы, пару небольших зеркал и еще кучу всего, что могло вызвать вопросы у придирчивых и любопытных. Однако, было у Мильты средство и против таких.

Знания древних — важная вещь. Сейчас принято полагаться на светлую магию и молитву Деве Света, в то время как раньше люди гораздо лучше знали о том, что их окружает и с почтением относились к природе, как к дому, что радушно их приютил. Сейчас же люди все больше думают, что природа обязана служить им, а не наоборот.

Покойная бабка Мильты как-то сказала: «наступят темные времена, когда человек станет мнить себя высшим существом и перестанет уважать все то, что его окружает.»

Так ли это? Мильта не знала, однако, времена и правда наступали не самые лучшие. Сколько наемница помнила Нижние земли, здесь всегда туго жилось тем, кто слаб. Человек, рожденный в бедной семье был обречен всю жизнь провести под пятой у господина, и лучше бы ему не рассчитывать на что-то большее. Лучше вообще ни на что не рассчитывать. Легче будет.

Мильта же жила хорошо, хоть и пришлось пойти против наказа бабушки и предложить свои знания церкви. Тогда святоши еще на были столь влиятельны и не отстаивали столь яро свои убеждения. Вероятно, это и спасло Мильту от страшного суда и сделало полезной для ныне весьма влиятельных людей. И эти люди не терпят неудач. Подведешь их, и они очень быстро могут вспомнить о тебе не с лучшей стороны.

Определенно, Мильта искала выход, как правило, обдумывая все на ходу. Когда идешь куда-то, думается лучше, а путешествовать наемнице приходилось достаточно. Колдуны и прочая нечисть не любит жить там, до куда рукой подать. Нужно обязательно зарыться так глубоко, что с собаками не отыщешь. Но это и хорошо. Мильта неплохо знала Нижние земли и уже прикинула парочку мест, куда она могла бы уйти и не вернуться.

Путь наемницы лежал на северо-запад, к горному хребту, за которым лежал Север — владения, если верить слухам, кровожадных варваров, которые не устраивают опустошающих набегов на Нижние земли, потому что люди здесь ближе остальных к Деве Света и более ей угодны нежели остальные. Если и так, это очень удобно. Тем более, что для поимки своей следующей цели Мильте не помешала бы помощь светлого божества, а то своими силами этот гад что-то не ловиться никак.

За время поисков темного колдуна, наемница распутала не один клубок и провела немало допросов с пристрастием. Черт, да ее мастерству позавидовали бы даже живодеры, выбивающие признания из случайных проходишь, замеченных за безобидными странностями. Иной раз даже с кошкой домашней не поговоришь. Скажешь: «золотце, беги сюда, дам покушать» — считай, ведьма. Лучше, в общем, с животными не болтать. Они, разве что, в пищу годятся, а не для болтовни.

Мильта несколько дней продиралась через леса и зловонные болота. Здешний лес не был рад чужачке и постоянно норовил сотворить какую-нибудь гадость. То в трясину провалишься, то гнус налетит, а то по ночам хоть с места не сходи — кругом все жужжит и шевелиться, а огонь зажжешь, так еле горит. Темные места. Мрачные. Человек в таких с ума сойти может, коль разум его не привычен к подобному.

Мильта же была приучена еще с детства. Девчонкой еще любила лес. Бывает, уйдет из бабкиной избы и вернется только к утру. И ни зверь не съест, ни нечисть какая в болото не заманит. Насекомые только крови попьют, да ветки кожу обдерут. Бабка даже и не ругалась сильно. Говорила только, чтобы внучка всюду с собой мешочек черный таскала, да никогда не открывала его. Запретила настрого. А что в мешочке том, Мильта и знать не знала. Оберег, видать, и не самый плохой, раз до сих пор работает.

Серебряные безделушки да амулеты с водой Мильта выкидывала частенько. Как болезнь какую подцепит или порчу кто наведет, так серебро чернеть начинает, а вода в амулетах портиться. Приходится заменять на другие, а старые сжигать, дабы землю скверной не засорять. Да и пепел потом после сжигания использовать можно против нечистой силы.

Имора, однако, пеплом не возьмешь. Да и вода с серебром против темного колдуна была безобидна. Посему, Мильта ни ногой из дому без своего меча, которые каждый раз перед боем пристегивала цепочкой к запястью. Колдуны, они любят всякие фокусы, мигом обезоружат, а тут дерг назад, и клинок снова в руке. Не оторвали бы как-нибудь вместе с конечностью, но на этот счет что-нибудь можно придумать.

На седьмой день Мильта пробилась сквозь чащу, и лес впереди стал заметно слабеть в своем стремлении сдержать наемницу. Деревья становились более редкими и казались пораженными какой-то болезнью. Их ветки ломались от слабых прикосновений, а сквозь трещины в почерневшей коре сочился зловонный сок. Да и сок ли? Мильта не хотела проверять и, уж тем более, пробовать. Однако мрачные виды, открывшиеся перед наемницей, намекали на близость к чему-то нехорошему.

Мильта подумала, что ей бы не помешала помощь, однако никто из доблестных воинов церкви не станет сражаться бок о бок с ведьмой, хоть и одобренной церковью. Временно одобренной.

— Здесь я точно жить не буду, когда решу со всем этим закончить, — пробормотала Мильта, глядя сквозь корявые деревья. Где-то за ними должно быть убежище темных колдунов, лидером которых некогда был Имор. Последний культист, допрашиваемый Мильтой, божился, что колдун отошел от дел, передав бразды руководства кому-то другому. В это можно было бы поверить, если бы культист оказался человеком, но Мильта допрашивала крысолюда, а эти ребята иной раз сами путаются в том, что говорят. Правдивость их слов часто напрямую зависит от того, насколько глубоко в них всадить клинок.

Если все сложиться хорошо, Имор будет где-то в этих местах. Если нет, Мильте придется утешить себя очередной поножовщиной с его приспешниками. Благо, их обычно не бывает много. Имор, видимо, не любит, когда вокруг него собирается толпа, да и ученики его, как правило, не особо опасны.

Наемница шла до самого вечера. Трудно было сказать точное время, так как из-за паутины кривых веток почти не виднелось небо, да и темнеет в лесу раньше. Тем более в таком ужасном как этот. Вокруг пахло сыростью и гнилой древесиной, а земля неприятно проминалась под подошвами сапог, словно брюшко паука.

Мильта решила устроить привал под широким деревом, предварительно осмотрев его снизу доверху. Дерево выглядело безопасно, без каких-либо подозрительных гнезд на ветвях. Устроившись на выступающих корнях, наемница укуталась в плащ и сжала в кулаке склянку с мертвым водяным жуком, посыпанным пеплом бессмертного гриба. Один такой гриб имелся у наемницы, но она придерживала его для главного боя. Съешь такой грибочек, и можешь быть уверен, он вернет тебя к жизни в случае чего. Вот только редкие они, грибы эти. Искать их — целое приключение.

Жук же, посыпанный пеплом, при приближении кого-либо достаточно крупного, оживет и станет издавать громкое жужжание, которое разбудит Мильту. Во всяком случае, это всегда работало, да и сон у наемницы был нервный и прерывистый из-за приходящих кошмаров.

Женщина сомкнула веки, и позволила усталости унести ее сознание прочь. Разводить огонь наемница также не решилась. Да, он может отпугнуть хищников, но явно не кого-то страшнее. Против таких у Мильты был ее оберег, а бусы из красного дерева наполняли тело теплом не хуже жара от огня.

Наемница уснула быстро, едва закрыв глаза. Так случалось постоянно, стоило расслабиться. Мильта просто проваливалась в сон, будто в ее затягивало в омут.

Женщина ворочалась и била ногой по воздуху. На нее навалился мертвец с желтыми глазами и вцепился в ее горло ледяными пальцами. Он душил свою жертву, роняя зловонную слюну на ее лицо, придавив наемницу своим раздувшимся телом. Руки Мильты пытались освободиться от хватки покойника. Меч было не вынуть — он валялся далеко в чахлой траве. Пальцы нежити сдавливали все сильнее, а прямо под ухом нарастало устрашающее демоническое жужжание, будто где-то рядом пробуждается гнездо, в котором обитает нечто поистине мерзкое.

Мильта принялась бить мертвеца по лицу, ее сердце выпрыгивало из груди, в ушах стояло жужжание, пробирающее до дрожи, а зрение заволакивала темная пелена. Мильта поздно вспомнила о ноже на бедре. Выхватив его, она стала колоть тело противника. Отвратительная вонь ударила в ноздри. Удары наемницы повредили раздутое брюхо покойника и его внутренности стали вываливаться прямо на нее, растекаясь по одежде.

Женщина закричала и распахнула глаза. Перед ней стояла ночная тьма, а где-то под ней вибрировала склянка с ожившим водяным жуком. Все, что она только что видела, оказалось всего лишь сном, но кошмар еще не кончился.

Наемница, тяжело дыша, подобрала склянку и сунула ее в специальную петельку на поясе. Теперь полумертвый жук не успокоится, пока на него не капнешь водой, или пока наемница вновь не останется в одиночестве. В данном случае рассчитывать приходилось скорее на второе.

Обнажив меч, Мильта стала всматриваться в темноту. Женщина жалела, что так и не сделала себе новый амулет, для того чтобы видеть ночью. Наемница считала, что сможет заменить поврежденный на прошлом задании, по пути. Для этого всего-то нужна кошачья трава и клык ночного хищника. Клык женщина раздобыла, а вот кошачья трава, весьма распространенная, как оказалось, не растет в этих краях. Здесь вообще практически ничего не росло, кроме умирающих деревьев и жалкой понурой поросли под ногами.

Сдув с лица прядь волос, Мильта стала прислушиваться. Бабкин оберег на ее шее частенько сберегал ее от зверей и нечистой силы, но он не мог защитить от всего. Наемница уже давно поняла, что есть в мире силы страшнее заколдованной самоделки, и сейчас это лишний раз подтвердилось.

Во тьме раздалось шипение. Зашуршали листья. Мильта отскочила вбок и нанесла удар. Меч вонзился во что-то темное, и раздался противный визг. Женщина узнала его. Болотные пауки, которых так любят приручать всякие колдуны и ведьмы. Одно из излюбленных сторожевых животных. Для темного чародея иметь несколько этих восьминогих крошек также престижно, как для короля держать на цепи у своего трона пару черных волкодавов. Мода такая, ничего не попишешь.

Убив первого паука, наемница приготовилась встречать второго, и тут же ее правое бедро пронзила дикая боль. Паук навалился на нее, роняя на землю. Его яд начал проникать в тело, обжигая его изнутри. Наемница, стиснув зубы, вонзила клинок в голову монстра, прикончив его, после чего здоровой ногой свалила с себя его мерзкое тело.

Хватая ртом воздух, Мильта поднялась и стала прислушиваться. Кажется тихо. Водяной жук тоже затих, и женщина расслабилась, поняв это. Всего два паука. Обычно их бывает чуть больше. Они кусали наемницу уже раз сто, но каждый укус чувствовался как впервые. Яд болотного паука способен убить довольно быстро даже взрослого человека, поэтому необходимо было действовать споро для спасения своей жизни. Благо, на случай отравлений и всяческих заболеваний у Мильты имелись необходимые амулеты.

Наемница уже полностью успокоилась. Осторожно коснувшись укуса, она ощутила кровь на своих пальцах. После того как амулеты с родниковой водой испортятся, вытянув из тела весь яд, их придется сжечь, но это можно сделать и потом, после всего.

Очистив клинок, Мильта спрятала его в ножны и, прихрамывая, отошла от убитых пауков. Будь она менее опытна, не смогла бы убить их за один удар каждого и пришлось бы возиться дольше. Три-четыре укуса, и тебе конец, подумала Мильта. Тут никакие амулеты не помогут, хоть обвешайся. И сколько еще пауков поджидает впереди?

Наемница в уме подсчитала свои водные амулеты и прикинула, что их вполне хватит, чтобы не дать женщине умереть от яда. Но это при условии, что она будет осторожнее чем в этот раз. Да и чертов кошачий амулет нужно было сделать сразу, как сломался старый. Вот так оно и бывает, когда у тебя что-то получается, просто благодаря опыту, начинаешь считать, что пойдет и так. Как оказывается, не пойдет. Не стоит больше заблуждаться по этому поводу.

Мильта во тьме отыскала себе новое дерево и привалилась к нему, чтобы заняться укусом. Водяной жук вел себя тихо, а значит ничего крупного и опасного поблизости нет. Вот если змея какая подкрадется, тут уж жук не помощник. Наемница прислушалась и кивнула. Вроде тихо.

Укус почти перестал болеть — это означало, что родниковый амулет высосал весь яд. Мильта приготовила чистую ткань и целебную траву, разжевав которую, она нанесла на отметины от клыков паука и перевязала. Утром будет гораздо лучше, но нужно подремать еще немного, чтобы восстановить больше сил.

Мильта покосилась на то место, где лежали мертвые пауки, привалилась к дереву и сомкнула веки. Закутавшись в плащ, женщина поднесла поближе склянку с жуком и поудобнее пристроила меч. Главное, чтобы в этот раз никаких снов. А если и присниться чего, то пусть, хотя бы, без пауков. Все сразу — это уж слишком.

Наемница вздрогнула и распахнула глаза. Она осмотрелась, не двигая головой, ее пальцы сжимали рукоять меча. Водяной жук вел себя мертвее некуда, а все вокруг застилал сонный белесый туман. Мильта поднялась и выдохнула. Еще одна ночь прошла и известно куда ей дорога. Наемница закрепила склянку с жуком на поясе и насторожилась, заметив, что пауков убитых ночью нет на месте.

— Жук, неужели ты подвел меня, — прошептала Мильта, тихо обнажая меч. Пауки точно были мертвы, иначе они напали бы вновь. Или все-таки нет? Быть может, уползи и сдохли где-нибудь в овраге?

Женщина осторожно приблизилась к месту ночного сражения и осмотрела его. Все указывало на то, что пауков тащили. Хорошие широкие следы уводили в полутьму между деревьев. Идти туда Мильта, конечно же, не собиралась, однако в сердце поселилась тревога. Если кто-то сумел подобраться так близко и утащить болотных пауков, то этот кто-то и сам не такой уж и мелкий, а значит водяной жук должен был среагировать.

Наемница сняла с пояса и внимательно осмотрела склянку и жука внутри. Все было целым, никаких повреждений. Возможно, наемница зря волнуется, а может тут и правда есть о чем побеспокоиться. В любом случае нужно продолжать путь. Имор сам себя не поймает, это уж точно.

Укус почти не чувствовался и почти не мешал идти. Что ни говори, а народные средства всегда прельщали Мильту более белой магии. Колдовство оно конечно современней, но знания предков забывать себе дороже. Да и можно разве любую проблему щелчком пальцев решить? То-то и оно.

Болотные пауки вдали от болота говорили только о том, что где-то поблизости убежище темных колдунов. Как считала Мильта, этим ребятам пора бы завести себе каких-нибудь других зверушек, а не то их логова становиться уж слишком легко находить.

Когда туман сошел на нет, наемница остановилась. Ее путь после привала продлился несколько часов, после чего желудок потребовал бросить в него что-нибудь съестное. Мильта старалась есть мало, но не во вред здоровью. При ее, как говорили зловредные тетки, мужском росте, тело Мильты казалось сухим, но оно было хорошо тренированным и готовым к битве. Драться со всякими гадами — это не целый день в поле. Тут есть риск, и каждый раз может стать последним.

Перекусив несколькими сухарями и парой листьев питательной травы, Мильта отправилась дальше. Чутье говорило наемнице, что цель ее пути совсем близко и нужно двигаться осторожнее. Болотные пауки могут оказаться не самой страшной угрозой. Жук в склянке был мертвее некуда, но после прошлой ночи гаденыш слегка потерял доверие.

Лес впереди редел. Деревья выглядели еще хуже, чем раньше, а из земли торчали кривые корни, словно застывшие скрюченные руки утопающих. Мильта осторожна шла вперед, не видя ни единого признака прямой угрозы. Природа вокруг в упадке, и дело тут явно было в присутствии нечисти или темного колдовства, однако это являлось скорее предупреждением для случайных путников. Хотя случайным путникам так далеко от человеческих поселений делать нечего. Да и не пойдет ни один нормальный человек в такую даль.

Наемница усмехнулась. Неужто церковники переиграли ее и отправили охотиться за Имором, чтобы избавиться. Может они заранее знали, что у нее не получиться, и это задание станет последним для ведьмы? Подумав об этом пару секунд, Мильты решила, служители церкви вряд ли стали бы выдумывать все это для ее убийства. Коль решили избавиться от ведьмы, нет ничего лучше публичной казни. Перед чернью нужно периодически демонстрировать силу, иначе народ начнет забываться.

Мильта отринула мысли в сторону. Впереди слабо различимым нагромождением камней обрисовывалось строение. Даже издалека можно было с уверенностью сказать, что этот мрачный домик на окраине страны видывал и лучшие времена.

Наемница стала приближаться, прислушиваясь к окружающей ее природе. Изредка за ее сапоги цеплялись торчащие корни и ветки. Последние были настолько ломкими, что превращались в труху, стоило наступить на них. Одно хорошо — ступать было мягко и тихо.

Мрачный дом становился все ближе, и Мильта решила выбрать место и затаиться, чтобы за всем понаблюдать. Хотелось бы выяснить сколько внутри колдунов. Да и колдунов ли? У Имора, насколько знала Мильта, немного учеников. Темный колдун обладает знаниями о бессмертии и продлении жизни. Некоторые примыкают к нему ради этого, другие ищут могущества, чтобы поставить на колени своих врагов, но всех этих ищущих объединяет состоятельность. Имор не занимается обучением бедняков.

Мильте все эти сектантские штуки казались нелепыми. В Нижних землях все больше набирает силу Белая церковь, и даже лорды не могут больше игнорировать ее влияние. Все это стремление к изучению темных и запретных искусств все больше начинает походить на баловство. Однако, наемница подумала об этом с другой стороны, лучше уж быть темным колдуном, чем до самой смерти гнуть спину в полях и кланяться каждый раз, когда очередное высокородное ничтожество проезжает мимо.

Свобода — это благо, а за любое благо принято дорого расплачиваться. Это придумала не Мильта. Так решили правители, а все остальные покорно подчинились. Если ты свободен, то не платишь налоги лордам. Это не порядок. Так быть не должно.

Однако Мильту не волновали слуги и их жадные короли. Ведьма родилась и выросла вдали от людей, и их судьба была ей безразлична. Если у этих людей нет к себе уважения, к чему ей тогда тратить время, думая о них.

Для наблюдения за домом наемница нашла хорошее место — наполовину выкорчеванное дерево. Женщина устроилась в образовавшейся яме с нависающими над ней корнями. Между Мильтой и жутковатым строением было полсотни шагов. Вокруг здания голая черная земля с редкой травой и больше ничего. Никаких пауков или других стражей.

Главное свойство ловушки — незаметность. Наемница сосредоточено осмотрелась, прикидывая, какие угрозы может таить в себе земля колдунов. Любители темных искусств презирают различные механические устройства по типу капканов. Ямы с кольями тоже кажутся им омерзительно простыми. Другое дело колдовство и алхимия. Ловушки с ядовитым газом или горючей жидкостью и кислотой. Красота, однако и обнаружить не сложно, если знаешь куда смотреть.

В своем укрытии Мильта просидела до вечера. Спешить она не любила, да и план уже был у нее готов. Хотелось хотя бы увидеть в лицо предполагаемых врагов. Хотя бы одного, чтобы оценить его с виду. Но за все время наблюдения никто не показался на свет, а с наступлением темноты двери дома открылись, и на волю стали выползать пауки, разбегающиеся в разные стороны.

Наемница вжалась в мягкую землю, быстро вынула пробку из склянки с жуком и плеснула туда немного воды из бурдюка. Теперь жук не будет издавать никаких звуков, а Мильте придется полагаться на свои собственные чувства. А еще было бы неплохо съесть бессмертный гриб. На всякий случай.

Пауки пронеслись мимо, стремительно перебирая лапками. Наемница смогла насчитать десятка два этих тварей, и ей стало ясно, что колдуны отнюдь не ловят пауков на болоте. Эти выглядели весьма странно, как если бы их слепили из грязи, палок и чьих-то останков. Жуткие некротические поделки, источающие трупный яд. Мильта слегка расслабилась, когда поняла, что ей не придется драться с этими монстрами. Колдуны, по всей видимости, отправляют своих уродцев охранять местность от чужаков и охотиться на все, что попадется, после чего приносить добычу хозяевам. Учитывая какое вокруг многообразие жизни, пауки явно частенько возвращаются ни с чем.

Пробираться в дом ночью было не лучшей идеей. Из-за темноты Мильта не сумела бы заметить дрожание воздуха над огненной ловушкой, если таковые и были вокруг дома. Кислотные испарения и ядовитый газ можно было бы почуять на расстоянии, но наемница не знала какие еще сюрпризы приготовили колдуны.

С другой стороны, если бы Мильта не стала ждать и попробовала бы пробраться в здание днем, ей пришлось бы, вероятно, встретиться не только с хозяевами, но и с их паучками. Теперь пауки разбежались, и количество противников внутри очень ощутимо убавилось. Сколько бы врагов не было внутри, теперь их стало на пару десятков меньше, а это огромный плюс.

Наемница не стала слишком долго думать и решила действовать ночью. Ловушки ловушками, однако Мильта видела разбегающихся из дома пауков, и сумела заметить, что они не старались оббегать какие-либо места или что-то вроде этого. Вполне вероятно, что вокруг дома и не было никаких опасностей. Это необычно, но, если подумать, на кого в этом гиблом месте ставить ловушки? Тем более, женщина заметила, где бежали пауки и могла воспользоваться этим.

Выбравшись из своего укрытия, Мильта осторожно поползла к дому. На протяжении всего дня внутри не зажглось ни огонька. Так было и сейчас, будто колдуны работали в темноте. А может они просто легли спать. Когда имеешь дело с колдунами, не стоит забывать, что они, в первую очередь, люди, а людей очень удобно резать во сне.

Как можно тише, Мильта приближалась все ближе. В темных одеждах ее было не рассмотреть на черной земле, а за годы работы на церковь, наемница научилась передвигаться без шума. До зловещего здания осталось всего шагов двадцать, как вдруг тело Мильты потянуло грудью к земле, как если бы рука мертвеца вырвалась из оскверненной почвы и ухватила ее за одежду. Это оказалось бы нелепой ошибкой, но Мильта не увидела под собой ничего. Ни руки, ни мертвеца. Только холодная земля, к которой притягивало ее тело.

Несколько секунд раздумий, и наемница поняла в чем дело. Ее оберег, висящий на шее под одеждой, тянул ее вниз, словно камень на шее утопленника. Что-то в этой земле манило оберег. Мильта прикинула по собственным ощущениям, что смогла бы двигаться дальше, но вдруг впереди все ухудшиться, и неведомая сила вовсе прикует ее к земле. Тогда она станет легкой добычей для пауков или их хозяев.

Если бы земля вокруг дома оказалась заколдована, это стало бы худшим раскладом. Ведьма хоть и умела разрушать чужие чары, однако это не было быстрым делом и требовало приготовлений. Но был еще один вариант, который наемница решила проверить. Вынув нож, она стала прощупывать землю, вонзая в нее клинок. Спустя несколько секунд острие ножа врезалось во что-то твердое, и Мильта осторожно выкопала небольшой мешочек с чем-то внутри. Мешочек как мешочек, однако наемнице показалось странным, что ее собственный оберег среагировал на эту закопанную вещицу.

Помедлив немного, Мильта развязала мешочек и вытряхнула себе в ладонь теплый гладкий предмет, на ощупь, напоминающий янтарь. Внутри этого самородка светился маленький багряный огонек. Камешек неприятно обжигал ладонь, и Мильта сунула его обратно в мешочек и убрала за пазуху. Захотелось развязать свой мешочек и посмотреть на его содержимое, но наемница решила ничего не трогать, пока не разберется со своим делом. Не хватало еще повредить то, что не раз помогало ей в пути.

Притяжение пропало, и Мильта добралась до дома без проблем. Прислонившись к каменной стене, она прислушалась, после чего обнажила меч, и прикрепила к его рукояти цепь со своего запястья. Вокруг очень тихо, и женщина могла поклясться, что внутри дома либо все спят, либо просто никого нет.

Глаза наемницы уже привыкли к темноте, и она ловко пробралась внутрь через окно, представляющее собой обыкновенную дыру в стене. Внутри ее ждала единственная комната с дверью в полу. Подвал. Это объясняло почему со стороны не было видно никакой активности. Однако верхнее помещение дома было пустым, и это казалось наемнице странным. Колдуны настолько в себе уверены, что не выставили часового. Хотя бы одного. Пауки, конечно, жуткие и опасные, но все они разбежались по лесу. Или не все?

Мильта замерла прислушиваясь. При ней было много вещей, способных помочь в бою, да и особых страхов она не испытывала, однако огромные пауки на потолке, ждущие момента упасть на тебя, это всегда не хорошо. Боишься ты или нет.

— «Только не на потолке», — подумала Мильта, приготовившись отразить атаку. Доска под ее пяткой скрипнула, наемница замерла, и раздался еще один скрип, но уже рядом. Мильта рубанула мечом на звук, услышала вскрик и падение тела. По очертаниям фигуры можно было сказать, что это человек. Один из колдунов. Он, видимо, не заметил Мильту, когда та подбиралась к дому, а она, в свою очередь, не приметила его, когда забралась внутрь. В любом случае с одним покончено, но, умирая, он наделал шуму.

Дверь в подвал с грохотом отворилась, по полу забарабанили паучьи лапки, и шипящий сгусток тьмы прыгнул на Мильту. Наемница ударила мечом, разрубая голову паука. Его тело упало и задергалось. В комнате показалось еще несколько силуэтов. Один из них поднял руку, и меч Мильты вылетел прочь, но женщина уже заученным движением дернула на себя, возвращая оружие обратно.

Другой колдун выпустил сферу темной энергии, невидимую в ночи. Она пролетела через всю комнату и сбила Мильту с ног, ударив о стену. Серебряное зеркало, что она носила с собой, треснуло, приняв большую часть удара на себя. Наемницу лишь встряхнуло. Ловко вынув нож, она метнула его в противника, и второй колдун рухнул замертво.

Остался последний. Мильта бросилась на него, перепрыгнув через вход в подвал, и пронзила мечом, упав вместе с ним на пол. Колдун застонал, и по этому стону Мильта определила, что это еще совсем юноша. Вероятно, недавно начал обучение.

— Сколько вас? — прошипела наемница. Молодой колдун кашлянул, брызнув кровью изо рта, и его тело обмякло.

Высвободив клинок, Мильта встала и осмотрелась. Больше никто не бросался на нее. Ни пауки, ни колдуны. Осталось лишь спуститься внутрь и проверить что внизу.

С оружием наготове наемница направилась в подвал. Впереди горел слабый свет, но даже он показался Мильте довольно ярким. Спустившись, женщина попала в помещение с несколькими столами и кругом в центре, где совершались различные ритуалы. За одним из столов стоял человек с длинными волосами. Его темные губы изогнулись в неприятной усмешке, он поднял палец, видя, что Мильта хочет приблизиться.

— Не так быстро, — произнес колдун.

— Имор, — оскалилась наемница. — От чего это?

— Я знаю, что ты принесла с собой. Ты думаешь посеребренное зеркало защитит тебя от моего колдовства?

— У меня есть не только оно.

— О, я вижу, — Имор указал на болтающийся на шее наемницы черный мешочек. — Где ты взяла эту вещицу?

— А что это? — Мильта все еще приближалась, но старалась делать это предельно осторожно.

— Ты носишь это, но не знаешь зачем оно? — усмехнулся колдун.

— В моем мешочке то же, что и том, который я выкопала?

— Ты сделала что? — лицо колдуна побледнело. — Дай его сюда!

Мильта прыгнула на колдуна, но на ее пути возник полукруг темного колдовского щита. Острие меча врезалось в преграду, и клинок соскочил в сторону. В тот же миг темный щит раскрылся подобием кокона, и стиснул наемницу, словно гигантская рука обхватила все ее тело. Колдун сжал кулаки, и тело женщины захрустело, снимаясь и ломаясь. Один сдавленный крик, и все закончилось. Имор отменил колдовство, и тело рухнуло на пол. Тут же потянувшись к шее женщины, он сорвал с нее черный мешочек и до его ушей донесся грохот, идущий сверху.

Не волнуясь, Имор одел оберег себе на шею и нагнулся к телу убитой, чтобы обыскать его. Среди вещей наемницы колдун отыскал вырытый ее мешочек, но янтарь с драконьей кровью внутри был раздавлен и более не имел пользы.

— Вот и ладушки, — пробормотал Имор, отыскав в одном из мешочков грибные остатки. — Бессмертный гриб? Ну и дела! — колдун коротко рассмеялся. — Посмотрим, как ты выберешься отсюда, когда воскреснешь.

Поднявшись, Имор направился к лестнице. Наверху темный маг встретил существо, пожирающее тела его учеников. Оно нависло над одним из них, полностью скрыв собой. Имор окинул чудовище взглядом. Оно посмотрело на него, заметив на шее колдуна оберег с кровью дракона, и спокойно продолжило трапезу.

— Люди тебе явно больше по нраву нежели самодельные пауки.

Имор вышел из дома и посмотрел в ночное небо. В этой стране ему больше делать было нечего. Его и так уже загнали чересчур далеко, раз он был вынужден скрывать на окраине Нижних земель, в местах, где обитает древнее зло. Его ученики погибли и будут принесены в жертву этой мертвой земле, но они знали на что шли. Они хотели вечной жизни и запретных знаний. Смерть, в общем-то, тоже приоткрывает кое-какие двери.

— «Что ж, осталось лишь выкопать остальные обереги и можно уходить», — подумал колдун и еще чуточку поразмыслил. — Пожалуй, отправлюсь на север, — пробормотал Имор, прикоснувшись к украденному женщины оберегу. Поврежденный янтарь хрустнул в его пальцах, и колдун, немедленно обратившись тенью, поспешил прочь, пока обитающее здесь чудище не насытилось его бывшими учениками. Черт с ними с оберегами, и к черту эту страну!




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики