КулЛиб электронная библиотека 

Добрая история (СИ) [Самат Айдосович Сейтимбетов] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Samus Магия с нами 2 Добрая история

Часть 1

Глава 1

29 июля 2015 года, Алматы
Тимур остановился и сверился с бумажкой, на которой был написан адрес. Все совпадало, и он, вздохнув, оглянулся. На залитой жарким солнцем одной из улиц Малой Станицы было пусто, высокие стены трехэтажных особняков соседствовали с покосившимися самодельными заборчиками из шифера, где-то вдалеке на высокой ноте пронзительно визжала пила. Пара машин возле домов, на самой улице несколько покосившихся, изогнутых, кривых и запыленных деревьев, и пустота. Вот он, мегаполис, рукой подать, в километре отсюда снуют толпы людей и носятся машины, благо летом город не захлебывается в пробках.

А здесь пусто и почти тихо, как будто и нет никого.

Тимур сообразил, что непроизвольно тянет время, вздохнул еще раз и подошел к огромным толстым воротам, нажал на кнопку домофона. Ощущение, что это все зря, что он лишь теряет впустую время, усиливалось и крепло с каждой секундой. С легким жужжанием, камера на заборе развернулась, и Тимур невольно посмотрел в ее сторону.

— Проходите, пожалуйста, вас ожидают, — одновременно со щелчком открытия раздался женский голос из домофона. — Следуйте за стрелками.

— Стрелками? — переспросил Тимур, но тут же все увидел и сам.

Зеленые стрелки, выложенные прямо под полом, вспыхивали и гасли под ногами Тимура. От калитки в огромный дом вела крытая галерея, и через окна был виден сад, ухоженный, с опрятным, подстриженным газоном. Разбрызгиватели трудились изо всех сил, ощущение свежести влетало в галерею, и в облаке водных брызг была видна радуга.

В доме стрелки повели Тимура прямо и направо.

— Сюда, пожалуйста, — раздался голос откуда-то сбоку.

Тимур оглянулся, но так никого и не увидел. Дверь открылась, в огромный кабинет, в котором тоже не было людей. Тем не менее, стрелки указывали туда, оставалось только последовать за ними.

— Ожидайте, — сообщил женский голос. — Желаете что-нибудь выпить?

— Н-нет, спасибо, — отказался Тимур, чувствуя себя глупо.

Чтобы скрыть смущение, нервозность, он начал оглядываться и прохаживаться по кабинету. Голос замолчал, но все равно у Тимура осталось ощущение, что за ним наблюдают через камеры, и поэтому он, прохаживаясь, лишь смотрел, стараясь ничего не трогать руками. Кабинет был огромен, едва ли не больше всей квартиры, в которой проживал Тимур, и вещей там было много. В первую очередь шкафы с книгами, занимавшие все пространство вдоль южной стены. Широкие и просторные окна выходили на север и восток, судя по виду на телевышку Кок-Тюбе. Возле восточного окна стоял изогнутый стол, с тремя мониторами, и тихо шумящими под столом системными блоками. Там же, на столе, стоял открытый ноутбук, валялись книги, распечатки, от кружки на краю ощутимо тянуло свежим кофе.

— Интересно, — пробормотал Тимур, глядя на стену за столом.

Там стоял небольшой открытый шкаф, с какими-то техническими принадлежностями. Над шкафом висели картины, три в ряд, и четвертая чуть выше. На самой верхней была изображена огромная пирамида, к которой с небес спускался некто, в сиянии и белых одеждах.

Изображение, честно говоря, вызывало у Тимура мысли о масонах и сектах.

Картины ниже изображали женщин. Полная смуглая итальянка, изображенная вполоборота, что-то жарила на плите, за ее спиной была видна кухня. Звуков, разумеется, картина не издавала, но Тимуру почему-то показалось, что женщина мурлычет себе под нос песню, улыбаясь и радуясь жизни. На второй молодая девушка в экзоскелете, стоя на горе трупов и по колено в них же, указывала вперед правой рукой. В руке был зажат огромный, едва ли не больше девушки, меч, с лезвия которого капала кровь. У ног девушки, изготовившись к схватке, скалилась и рвалась в бой стая робопсов. На третьей картине маленькая, хрупкая магичка, парила в воздухе, сжимая посох и вызывая то ли бурю, то ли грозу с молниями.

Тимур покачал головой.

Быт, вархаммер сорокатысячный и фэнтэзи как-то не сочетались с масонско-сектантскими мотивами верхней картины. Значит, во всем этом был какой-то другой смысл, но какой? Некому было задавать вопроса, разве что спросить девушку, которая с ним удаленно общалась ранее? Тимур оглянулся и увидел, что дверь открывается.


— Не стесняйтесь, Тимур Иванович, присаживайтесь, — сказал вошедший, указывая вправо.

Там стояли кресла и столик между ними.

— Лейла, кофе, и Тимуру Ивановичу что-нибудь по его выбору.

— Ваш кофе на столе, Шеф, — ответил женский голос.

— А точно! Проклятая жара, даже мозги плавятся, — он пошел к столу, повторил. — Не стесняйтесь, Тимур Иванович, садитесь, разговор будет долгим.

Тимур, озадаченно моргнув, все же проследовал к креслу. В свои двадцать девять слышать обращение по имени-отчеству было крайне непривычно, особенно от человека, минимум лет на двадцать старше. Конечно, для пятидесятилетнего владелец кабинета был чересчур энергичен, но лицо, морщины, пробивающаяся седина, все это прямо указывало на изрядный возраст.

Взяв кружку с кофе, владелец кабинета устроился в кресле, напротив Тимура, спиной к двери и сказал.

— Можете звать меня Джейх или Игорь Алексеевич, если вам привычнее традиционные формы обращения.

Тимур озадаченно кивнул. Нет, обращение по интернет-нику — а чем еще могло быть слово «Джейх»? — было привычным в его среде, но чтобы и старшее поколение таким занималось? Но, наверное, не зря компьютеры и ноутбук стояли? Правда, в проблеме Тимура это точно помочь не могло, и он немного растерялся.

— Х-хорошо, Джейх, — кивнул Тимур. — Если вас не затруднит, обращаться ко мне по имени?

— Конечно, конечно, понимаю.

Возникла пауза, тишину нарушало только тихое шуршание системных блоков, доносящееся от стола.

— Будем считать, что мы вежливо поговорили о погоде, бабах и политике, и перейдем к делу, — Джейх поставил кружку на столик, снова откинулся в кресле. — Изложите свою проблему, Тимур.

— А разве вы не должны пообещать, что решите эту проблему и изложить ее сами? — вырвалось у Тимура.

— Я похож на шарлатана, который прибегает к дешевым фокусам для впечатления клиентов? — деланно-удивленно ответил Джейх. — Скажите, ко мне было легко попасть?

— Я вообще узнал о вас совершенно случайно, — ответил Тимур и не менее искренно добавил. — Но это тоже прием для набивания цены. Не хочу вас обидеть, но за…

— Шесть лет вы повидали шарлатанов всех мастей и оттенков, — продолжил за него Джейх, кивнув. — Все они хотели с вас денег, но никто не давал гарантий. Вы были готовы продать квартиру, чтобы оплатить операцию, но клиники в Москве, Германии и Израиле тоже не взялись за эту задачу.

— Ну, вот видите, вы в курсе!! — воскликнул с обидой в голосе Тимур. — К чему это представление?!

— К тому, что я хотел услышать от вас, Тимур, о проблеме, — спокойно ответил Джейх. — Но вижу, что вы уже заранее настроены недоверчиво, и ищете во всем подвох. Не могу вас в этом винить, учитывая все, что вам пришлось пережить.

Он помолчал и продолжил.

— У меня не было, и нет детей, и мне трудно судить, что должны испытывать родители в таких случаях, видя год за годом ребенка в таком состоянии. Но раз вы не отступились, то, стало быть, готовы на все, чтобы помочь ему, я прав? О, не спешите вскидываться, Тимур, и сверлить меня взглядом «И этот сейчас попробует обобрать меня до нитки!»

Тимур засопел, но взгляда не отвел. Джейх взял кружку и допил кофе.

— Не могу сказать, что вы счастливчик, — спокойно продолжал Джейх, отставляя кружку. — Были бы счастливчиком, ко мне бы не пришли. Но в чем-то вам повезло, Тимур, я готов взяться за вашу проблему, решить ее и только потом попросить расплатиться.

— Серьезно?

— Серьезно.

— И могу я узнать, в чем тут везение?

— Я оказываю помощь примерно одному из ста ко мне обратившихся, — улыбнулся Джейх. — Точнее говоря, те девяносто девять, кто остаются без помощи, не появляются в этом особняке.

— И чем я отличаюсь от остальных?

— У вас есть способности к магии.

Тимур старательно, но не слишком умело изобразил удивление. В череде различных «потомственных целителей», «черных и белых магов», экстрасенсов, медиумов, знахарей, попадались те, кто говорил ему точно так же. Как правило, это сопровождалось предложением «научить магии, недорого, со скидкой, как своему» или купить книжку с заклинаниями или еще чем-нибудь в том же духе. Разумеется, никто из учителей не мог «согнуть взглядом ложку», не говоря уже о том, чтобы вылечить дочь Тимура.

— Есть, есть, — хмыкнул Джейх, — можете не сомневаться. Всех, кто пытается обратиться ко мне за помощью, заранее проверяют, и в ворота этого особняка проходят только те, кто имеет способности. Дальше они либо соглашаются на мою цену, и я им помогаю, либо они покидают этот особняк со слегка подправленными воспоминаниями.

— Поэтому вы мне так откровенно все рассказываете? И что это будет? Укол? Наркотик в напитке?

— Щелчок пальцами и заклинание, — усмехнулся Джейх. — В магии Разума я слабоват, не отрицаю, но обычным людям и этого хватает.

— И что мешает вам подчистить мне память и, не знаю, отобрать деньги и квартиру?

— То, что мне это не нужно? Если бы я захотел, то через минуту все записи о вас, кроме бумажных, пропали бы из баз. Добрый Тимур Иванович, 1986 года рождения, муж, отец, работник, третий сын в семье, просто перестал бы существовать, и вам долго пришлось бы доказывать, что вы это вы. Как вы думаете, имея такие возможности, нужно мне кого-то грабить или обманывать?

— Если вы это можете, то нет, — подумав, ответил Тимур. — Но пока что все это лишь слова.

— Конечно, — кивнул Джейх. — Дело будет чуть позже, когда я вылечу вашу дочь.

— Даже так?

— Даже так. Вами занимались, Тимур, я же сказал, и поэтому заранее проверил, смогу ли я помочь ей или нет.

— То есть, — Тимур сжал кулаки, — вы могли помочь, но не стали?!!

— Не надо злиться, — пожал плечами Джейх. — Я не бескорыстное бюро добрых услуг, и если буду размениваться на мелочи, то цель моя никогда не будет достигнута.

— Моя дочь — мелочь?!

— В масштабах Земли — да. Миллионы людей умирают и рождаются по всей Земле, ежегодно, ежедневно. Я не могу помочь всем, хотя и иду к этому. Как выбрать, кому помогать?

— Поэтому вы помогаете только избранным, — съязвил Тимур.

— Да, в каком-то смысле это так. Помогаю тем, кто готов помочь мне в достижении цели: помощи всем. Таким образом, я не распыляю усилия, а наоборот, становлюсь ближе к осуществлению цели.

— Какой?

— Построению справедливого общества на всей планете.

Тимур посмотрел на спокойного, уверенного в себе Джейха и подумал: «Сумасшедший какой-то».

— На всей? — спросил он вслух.

— На всей, — кивнул Джейх. — Я — жрец Юканы (рука его показала куда-то в сторону картин), богини справедливости. Поэтому цена моя будет: жизнь за жизнь, ибо это справедливо.

— В каком смысле? Вы собираетесь принести меня в жертву?

— Нет, конечно, — Джейх рассмеялся. — Вы, Тимур, добровольно станете моим учеником, будете учиться магии и поможете мне в достижении моей цели. Проще говоря, я возьму вашу жизнь в обмен на спасение жизни вашей дочери.

— И будет это после ее спасения?

— Конечно.

— А как я тогда об этом узнаю?

— Вы о чем? — нахмурился Джейх.

— Ну, вы же сами сказали, что сотрете мне память!

— Тимур, мне нужен доброволец — ученик, который совершенно сознательно будет рвать жилы, изучая магию и помогая мне, а не какой-то там зомби со стертыми мозгами, — удивленно ответил Джейх. — Память я вам, даже не сотру, а слегка подчищу, только если вы откажетесь от моей цены. Вы останетесь в твердой уверенности, что приходили, нашли очередного шарлатана и ушли. Все. Если же вы согласны, то смысл вам чистить память? Вернетесь домой, обсудите с женой и потом перезвоните.

— А если нет? Если она откажется?

— Тогда будет корректировка, — пожал плечами Джейх.

— И вы так свободно об этом говорите? Если я соглашусь, то потом, в ученичестве, меня же будут поедать мысли, чистите вы мне память или нет, не так ли?

— Не так. Мне нужны те, кто понимает, что происходит, те, кто знает, за что сражается. Но раз пошли возражения такого плана, могу ли я предположить, что вы согласны, Тимур?

— Мне надо подумать.

— Думайте. Лейла, проводи Тимура в гостиную, стандартный гостевой доступ.

— Да, Шеф.

— Ваша ассистентка? — улыбнулся Тимур. — Тоже маг?

— Искусственный интеллект, управляющий домой и занимающийся обустройством моего быта, — спокойно ответил Джейх. — Я техномаг, по основной специальности.

— Поэтому вы так уверены, что сможете стереть меня из баз?

— Я уже делал это, Тимур, — улыбнулся Джейх. — Это к невысказанному вопросу, как я собираюсь убедиться, что вы выполните свою часть сделки. Если вы решите отказаться, то учеником моим вы, конечно, не станете, но и жизнь я вам испорчу до самого фундамента.

Идя в гостиную вслед за оранжевыми стрелками, Тимур внезапно подумал, что если Джейх вылечит его дочь «магией», то ведь он же сможет и отменить лечение, вернуть все как было, в случае отказа от ученичества.

— Проклятье! Я что, уже верю ему? — пробормотал под нос Тимур.

Глава 2

16 сентября 2015 года, Алматы
— Ну, вот и все, — сказал Джейх, отряхивая руки. — Теперь общеукрепляющие сеансы полгода, ими будет заниматься Марина, и усиленные занятия, чтобы наверстать пропущенное. Это будет нелегко, сразу могу сказать, но непреодолимых проблем нет, да и бросать вас никто не собирается.

Он сделал жест Тимуру, и добавил.

— Марина, приступай.

После чего вышел из квартиры, а затем и из дома. Тимур растерянно и послушно следовал за ним, понимая, что Джейх сейчас заговорит о цене, но, не имея сил сопротивляться. Можно было бы списать умственный и волевой паралич на магию Джейха, да только интуиция шептала Тимуру, что смысла в том. Полтора месяца возиться, громоздить сложнейшие конструкции, магичить направо и налево, привлечь целительницу — Марину, ученицу Джейха — чтобы затем парализовать самого Тимура? Сложный и вычурный план, совершенно ненужный Джейху.

Не говоря уже о том, что это несправедливо.

— Я переоценил свои возможности, — заметил Джейх, доставая сигарету и прикуривая.

Выпустив струю дыма, он откинулся на спину скамейки и посмотрел вверх. Огромный «колодец» двора, стены которого образовывали четыре многоэтажных жилых здания. Самодостаточный микрорайон, можно сказать, со стоянками, детскими площадками, магазинами, аптеками и прочими удобствами. Соответственно, Джейх и присевший рядом Тимур, ничьих взглядов не привлекали, ибо людей вокруг хватало.

— Но не слишком, не слишком, — продолжал Джейх, глядя в небо, — просто чуть дольше сроки, и чуть дольше реабилитация. Догнать несколько лет отставания сложно, но возможно, ибо чисто технически мозг и тело Джамили теперь в идеальном здоровом состоянии, и соответствуют ее возрасту. Учиться, учиться и еще раз учиться, чтобы мозг наработал нужные связи, воспринял пропущенное.

— Все равно, это невероятно, — вздохнул Тимур.

— Магия может многое, но не отменяет необходимости трудиться, — заметил Джейх, делая новую затяжку. — Я не специалист, так, закачал себе пару учебников в память. Но год еще есть, думаю, до своего отбытия ты еще успеешь увидеть свою дочь полностью здоровой и окрепшей умственно.

— Отбытия?!

— Да, отбытия, ты же не передумал становиться моим учеником?

— Н-нет.

— Ну вот, — Джейх говорил так спокойно, как будто речь шла о прогулке в магазин за хлебом, — за год освоишь азы магии, базис и теорию, и отправишься в другой мир на обучение.

Тимур ощутил, что у него натурально начинает кружиться голова. Он… в другом мире? То, что Джейх способен на такое, Тимур уже не сомневался, за эти полтора месяца насмотрелся на чудеса, невозможные в принципе. Собственно, и согласие то началось с маленького чуда, тогда, после первого разговора с Джейхом, позвонила жена и потребовала немедленно соглашаться на все. Тимур мог поверить в подделанный номер сотового, ложную смс-ку, даже подделанный голос жены, но на своем телефоне (который не покидал его кармана и был отключен) обнаружил отправленную смс-ку, кратко, но ясно сообщавшую жене Тимура об условиях Джейха.

Сам Джейх тогда лишь пожал плечами и заявил, мол, он «приказал телефону», а тот сам все сделал.

— Физическую форму тебе тоже подтянем, — Джейх посмотрел на тощего Тимура, — без фанатизма. Деньги и присмотр у твоей семьи будут, а время обучения… все в твоих руках.

— Это сейчас о каком обучении речь?

— О том, что в другом мире.

— Так вы умеете посещать другие миры?

— Тут вопрос сложный, — Джейх аккуратно загасил остатки сигареты. — Ты будешь, в какой-то мере пионером.

— Не понял.

— Позже объясню и покажу, — отмахнулся Джейх. — Так что, с основным вопросом?

— Можно подумать, что теперь — теперь!!! — теперь я откажусь?

— Я многое видел, включая выдающиеся образцы глупости и отказы в последнюю секунду, вообще ни чем не замотивированные. Вернувшись обратно домой, я видел еще больше глупостей, поэтому предпочитаю спросить. Добровольность и понимание целей — залог успешной работы.

— Вернувшись обратно? — уточнил Тимур.

— А ты думал, что я магии по учебникам в ВУЗе выучился? — хохотнул Джейх.

Проходившая мимо мама с ребенком, удивленно повернулась, Джейх щелкнул пальцами в ее сторону, и мама отвернулась.

— Заклинание рассеяния внимания, простейшее, — пояснил он.

— Так если вы были там, — мотнул головой уже совершенно обалдевший Тимур, — то почему я пионер и в чем разница?

— Разница в том, что я оказался там не по своей воле, — вздохнул Джейх, — и о возвращении, честно говоря, не думал даже. Так что? Еще потянешь время или все же дашь ответ на вопрос?

— Да я, собственно, согласен, еще тогда сказал, что согласен, — пожал плечами Тимур. — Так что теперь, контракт кровью подписать?

— Магическая клятва, не более и не менее, но не спеши гневно думать, что это закабаление и порабощение. Клятва поможет создать связь: учитель — ученик, без нее я не смогу пробудить твои способности.

Тимур послушно повторил за Джейхом несколько предложений клятвы, и щелкнул пальцами.

— Ничего не чувствую.

— И не должен, — опять хохотнул Джейх.

Он полез уже, было за новой сигаретой, но подошла Марина. Толстенькая, веснушчатая, улыбчивая хохотушка-студентка, и магия целительства, казалось, подходила ей идеально.

— Все в порядке, Шеф, — сказала она. — Была пара мелких недочетов, на уровне одной десятитысячной, устранила. Лекарства все оставила, объяснила, ускоритель наложила, пятикратный, больше не выдержит. А у вас тут как?

— Все в порядке, — последовал ответ. — Беги, ученик, завтра к десяти утра жду тебя по известному адресу.

— Да, Джейх, — кивнул Тимур и развернулся, собираясь отправиться домой.

— Все ученики зовут Шефа — Шефом, — заметила Марина.

— Да, Шеф.

— Ну что? — спросил Джейх, глядя в спину бегущему Тимуру.

— Не знаю, — развела руками Марина. — Никогда ж такого не делали еще.

— Ты же знаешь.

— Да, только на новых и сложных задачах мы можем расти, — вздохнула Марина, — знаю. Но блин!

— Понимаю твой мандраж. Снизь ускорение, пусть девочка сравняется со сверстниками через два года, а не через год. Да и родителям будет легче, выдерживать такое интенсивное обучение не каждый сможет.

— Да, Шеф, завтра же перекастую ускоритель.

— Лейла проверяла все расчеты, но можно прогнать еще цикл, — продолжал Джейх, — раз уж взялись за дело, так надо довести его до победного конца. Нам самим пригодится, если вдруг что пойдет не так.

— Да, завтра после универа заеду сюда, — кивнула Марина. — Вам нужна будет моя помощь?

— В раскачке Тимура? Пока нет. Потенциал у него есть, хороший, но до него ж еще достучаться надо. Через недельку пойдем на прорыв, вот тогда и поработаешь скорой помощью.

— Окей, Шеф, — хохотнула Марина, — тогда я побежала.

— Ага, беги, — проворчал Джейх.

Оставшись один, он закурил еще сигарету, после чего выждал час и отправился обратно, в квартиру Тимура. Предстоял долгий демонтаж техно-хирургического комплекса, и переделка некоторых частей в следящие за здоровьем и обстановкой приборы.

18 сентября 2015 года, особняк Шефа
— Сиди спокойно, Тимур.

— Да я и так сижу… третий час уже. Ноги затекли.

— Еще полчаса и закончим с магией на сегодня.

— А это магия?

— Конечно, — усмехнулся Джейх.

Он сидел, развалившись на диване, и делал сразу несколько дел. Пил чай, курил, читал книгу, смотрел телевизор, управлял компьютерами, и накачивал энергией Тимура.

— Как ты думаешь, почему на Земле практически нет магов? — спросил Джейх.

— Потому что магии не существует? — хохотнул Тимур в ответ.

— Спокойнее, сбиваешь канал передачи энергии. Не существует их потому, что человек самостоятельно не в силах преодолеть ПМВ — порог магического взаимодействия — назовем его так. Поэтому у всех народов мира были так распространены магические практики: поедание грибов, ритуальные танцы, объединение в ордена, жертвоприношения и прочее. Способ прибавить себе сил на время, прорваться через порог, сотворить пару слабых заклинаний и откатиться обратно.

— А разве нельзя…

— Преодолеть порог и остаться за ним? Ну, бывало и такое. Про Мерлина слышал? Жертвоприношение кучи детей. У Олега Вещего, видимо, дар природный был, сумел проскочить за порог, хотя времена тогда были такие, что тысяча человек туда, тысяча сюда, никого особо не волновали. В Китае том же, можно парочку уникумов припомнить, кто самостоятельно порог сумел проскочить. Один на миллион, и заметь, для этого им всем пришлось неслабо так потрудиться, раскачивая и укрепляя дар, магию. Плюс, преодоление порога, еще не означает автоматического получения базы данных… хм, мда.

— Что?

— Да так, о своем вспомнил, — отмахнулся Джейх. — В общем, на Земле проблемы с чем-то магическим, и поэтому самостоятельные маги птицы редкие, вымирающий вид можно сказать. Поэтому ты сейчас сидишь, а я на правах учителя, качаю в тебя энергию. По этой же причине тебе в будущем предстоит путешествие.

— Разве вы не способны обучить меня?

— Азам, всего лишь азам. И то, вначале нужно вывести тебя за порог, чтобы ты самостоятельно научился впитывать энергию и отдавать ее — то есть, творить магию. Если бы ты был техномагом, то я мог бы тебя обучать прямо здесь, но, увы.

— А вы знаете мою специализацию?

— Могу лишь предполагать, по результатам замеров и собственным наблюдениям. Боевая магия или стихийная, что-то из этой области, и, скажу сразу, это очень хорошо. Мне нужен могучий маг-боевик, способный на нечто большее, чем банальный файербол.

— Разве у вас нет других учеников? Вы не ведете поиски, Шеф? — удивился Тимур, ощущая нестерпимый зуд и мурашки в ногах, до боли и рези в глазах.

— Ага! Пробило, чую! — радостно воскликнул Джейх. — Сиди и терпи! Чем дольше вытерпишь, тем меньше потом придется страдать, на следующих сеансах! Лейла! Помассируй ему спину!

— Да, Шеф, — отозвался ИИ особняка.

Тимур ощутил, как механические руки мнут ему спину, и странным образом зуд в ногах поутих.

— Чакры оттопырились, и часть энергии пошла дальше, — пояснил Джейх.

Тимур, правда, думал о другом, что руки как настоящие, и если Лейла понимает так все приказы, то… насколько она и Шеф близки?

— В общем — то был перспективный ученик, да грохнули в стычке с североамериканскими шаманами, — продолжал Джейх. — Так что отправишься в другой мир, не один, разумеется, так спокойнее будет.

— С кем и как?

— Как ПМВ пробьешь, сразу и остальным займемся, познакомишься с Алтаем, — пообещал Джейх. — Вы с ним примерно ровесники, думаю, подружитесь, ну разве что он по оружию и физподготовке тебя гонять будет, это, конечно, может стать препятствием. Так вот, теперь к вопросу — как. Маги из иных миров могут легко и непринужденно переходить к нам, было бы желание и знания, открывать порталы, заманивая туда доверчивых землян… там согласие на переход нужно. Так я потерял одного ученика, ушел он и не вернулся, наемники — маги вернули задаток, конечно, извинялись долго, да хрен ли мне с их извинений? Поэтому я занялся поисками возможности самостоятельно ходить по мирам, но не слишком преуспел… до недавнего времени.

Он замолчал, потом посмотрел на Тимура и сказал.

— Все на сегодня, можешь встать, сесть, лечь, умыться, в туалет, и так далее, по желанию.

— Ура, — Тимур упал, прямо на ковер, спиной, и блаженно вытянул ноги. — О-о-о-о-о-о!!!

— Чувствуешь, как энергия тебя наполняет? — хохотнул Джейх.

— Чувствую, что сейчас описаюсь!

— В следующий раз надевай памперс для взрослых.

— Да, Шеф, — Тимур кое-как встал, и на подгибающихся, деревянных ногах, которые сводило судорогой, побрел в туалет.

Слышно было тихое и гулкое «бум!» «бум!», это Тимур по дороге бился в стены коридора.

— Лейла, ты же за ним присматриваешь?

— Да, Шеф. Сообщить Тимуру об этом?

— Нет, если не дурак, то сам догадается, — отмахнулся Джейх. — Подготовь демонстрационную комнату, первые два фильма, наборы книг, и напитки выставь, говорить придется много.

— Да, Шеф. Уже сделано, Шеф.

— Так вот, где-то полтора года назад, в России, объявился маг. Самый натуральный, без дураков и обмана, правильный маг, с магией в стиле Гарри Поттера. Пролежал полгода в коме, получил силу, разве что волшебную палочку с собой не вытащил из сна, — пояснил Джейх Тимуру. — В том числе, пребывая где-то там духом, Кирилл разработал заклинание перехода между мирами, правда весьма сырое, и швыряющее по мирам бессистемно.

— Это мне тоже надо будет в кому впасть? — обалдело спросил Тимур.

— Да нет, все проще, — отмахнулся Джейх. — Кирилл также обучился вкладывать заклинания в вещи, создавая, таким образом, артефакты. Правда, долго они не служат, чтобы долго — нужна волшебная древесина, а где ее на Земле возьмешь? Но на десяток переходов хватает, так что шансы добраться до мира, где тебя обучат магии, отличные.

— А потом? Попросить тамошних портальщиков?

— Как вариант, — кивнул Джейх, — но нельзя полагаться на волю случая. Техномаяк будет установлен, и он притянет тебя и Алтая обратно, на Землю.

Тимур ошарашенно кивнул.

— Тогда приступим к первому занятию. Магия, заклинания и система сил, на примерах из современных фэнтэзи книг.

Глава 3

2015–2016
Жизнь Тимура совершила крутой разворот и потащила его куда-то, в такие дебри и дали, которых никогда бы он не увидел за всю жизнь. В команде Шефа, помимо целительницы — Марины, было еще несколько человек, что называется приближенных к телу. Клэр — слабый пророк из Канады, женщина средних лет, не рискнувшая менять климат, и консультирующая Шефа удаленно. Алтай, наставник, тренер и ровесник Тимура, владеющий любым оружием и нейтральный к магии. Ермек Алдабергенов, «бизнесмен средней руки», почти постоянно обретающийся в столице, Астане, с даром убеждения и обаяния обрабатывающий чиновников. Как ухмылялся Шеф, «электроника — это круто, но у меня печени не хватит столько бешбармака сожрать и водки выпить, а без этого у нас никак». Вася, по прозвищу Шустрик, разбитной и молодой парень на посылках, правда, чем он владеет из магии, Тимур так и не понял. Сам Вася отмалчивался, а остальные только ржали в ответ на расспросы.

Ну и конечно сам Шеф, локомотив команды и инициатор всего.

Вроде немного, но если посмотреть шире, то Шеф из ничего собрал и создал команду магов, и от одной мысли об этом у Тимура волосы вставали дыбом. От мыслей, что он и сам теперь маг, волосы вставали дыбом повторно. Числился он теперь инженером в каком-то ООО, созданном Джейхом для своих нужд, и, в сущности, мог не думать о деньгах и бытовых проблемах. Лейла следила за всем, достаточно было установить один из ее модулей в квартире.

— Шеф, а почему Лейла?

— Когда я ее собирал, то постоянно напевал, что-то вроде «хоп, лей-ла-ла-ла», какая-то песенка привязалась, ну и назвал Лейлой. В конце концов, она — личность, пускай и без тела.

— Спасибо, Шеф, — тут же раздался голос Лейлы.

— Вот видишь, доброе слово и ИИ приятно, — ухмыльнулся Шеф.

— И все-таки, Шеф, зачем мне столько учиться?

— Чтобы быть умным и понимать, что ты делаешь, что мы делаем, что вокруг происходит.

— Мы строим справедливый порядок?

— И что стоит за этими словами, сможешь описать?

— Эээ…

— Эге-ге, вот поэтому и надо учиться. Всему и постоянно.

Тимур лишь понимающе вздохнул. Шеф первым подавал пример, постоянно что-то изучая, читая бумажные книги или поглощая файлы электронных, пробуя, осмысливая, рассказывая окружающим (в основном Тимуру и Васе) и сам, посещая лекции. На управление делами это не влияло никак, насколько понимал Тимур, ибо Шеф просто управлял удаленно, через модуль связи с Лейлой или ближайший смартфон с выходом в интернет, значения не имело. На вопрос же, почему Лейла не покорит весь мир, Шеф лишь мрачно заметил, что она все еще ребенок и перевел разговор на другую тему.

Что, однако, не мешало ему привлекать все ту же Лейлу к обучению остальных.

— А потом мы объявим о себе и отвоюем землю, создадим свое государство?

— Зачем?

— Ну, установим в нем новый справедливый порядок, покажем пример, так сказать, нет?

— Нет. Старое никогда не сдается без боя, — ответил Шеф, — и один раз капитализм уже выиграл матч-реванш. Будет драка, жуткая и кровавая, и в наших силах только уменьшить количество жертв, но не отменить саму драку. В обществе нет… пока еще нет, предпосылок к революции, но мы их создадим и сменим общественный строй. Затем будет драка, не товарищи капиталисты попробуют нас задавить. Когда отобьемся, начнем ответную экспансию на всех фронтах: военных, идеологических, информационных, мирно-производственных, в конце концов! Затем, в конце, возможно, состоится еще одна драка, с главным потенциальным союзником — Китаем.

Тимур удивленно хрюкнул и уставился на Шефа. Китай — союзник?! Затем до него дошло.

— Но они же тоже коммунисты, нет?

— Вот поэтому и надо учиться, чтобы понимать разницу, и понимать, что разногласия есть везде, — улыбнулся Шеф.

Выглядело это, как и многое другое в его исполнении, энергично и жизнерадостно. Добавить к этому рост чуть ниже среднего, белобрысость, простецкое такое лицо, с морщинами возраста, и вуаля — стереотипный мужичок-балагур, душа компании, налицо. Но Тимур если не знал, так догадывался, что это всего лишь одна из масок, что Шеф при желании может быть смертельно серьезен.

— Но это все дела отдаленного будущего, вначале бы с первым этапом разобраться.

— С революцией?

— Можно и без нее, конечно, — кивнул Шеф, — переворот, диктатура, все дела. Одно непонятно, где людей брать? Таких, чтобы были преданы новым идеалам?

— Перевоспитать старых? — неуверенно предположил Тимур.

— Хороший вариант. Кто перевоспитывать будет?

— Не знаю.

— Вот, а в наше время не получится долго почесываться, если переворот, так обычные граждане вообще не должны его заметить. Было вечером одно — стало утром другое. Следовательно, нам нужно что?

— Свои люди везде?

— Именно! Где их взять? Открывать курсы младшего командирского состава? Не пойдет, да и госорганы резонно заинтересуются, что за секту мы здесь открыли.

— Создать партию?

— Это в будущем, — ухмыльнулся Шеф. — Молодец, учи основы, будешь отличником боевой и политической подготовки!

Тимур лишь тихо вздохнул в ответ.

Про отличника Шеф ничуть не шутил, подготовка физическая тоже шла полным ходом. Азы, основы, как их называл Алтай, но Тимуру и от этих азов становилось плохо. Метр девяносто, а то и более, Алтай превосходил Тимура на голову, в буквальном и переносном смыслах. Владение холодным и огнестрельным оружием, основы выживания, ориентирование на местности, включая составление и чтение карт, первая помощь, вязание узлов, езда на лошади, умение оценивать собеседника и вступать в разговор, избегать ненужных тем, держать лицо, язык жестов, стряпня в походах и так далее, так далее.

Не совсем то, что встречается в жизни обычного горожанина, поэтому Тимур стонал и страдал.

Но в то же время он понимал, к чему и зачем это, и учился, в меру сил. Умелое чередование с уроками магии, умственной нагрузкой, днями отдыха и медитаций позволяло избежать срыва, бывающего от чрезмерных тренировок. И все равно домой Тимур фактически приползал, отдыхая телом и душой, под радостные вопли дочери и рассказы жены, о том, что происходило в его отсутствие.

Дни летели и мелькали мимо.

11 августа 2016 года, Алматы
— Окреп и возмужал, — хмыкнул Шеф.

— Ага, — поддержал его Алтай.

Тимур, только что получивший изрядную взбучку на тренировке, тяжело дыша, утирал пот. Да, он стал крепок, нарастил мышцы, согнал намечающийся жирок, но и только. Алтай, высокий и жилистый, как был сбит из железа — нет, из прочнейшей стали! — так и остался, да еще и зубоскалил постоянно в спарринге. Шеф в драку не лез, но притащил с собой боевого робота — боксера, «проверить алгоритм», как он заявил.

— Ну что? — спросил Шеф.

— Нормально, — ответил Алтай. — Хоть прямо сейчас бери да отправляй в дикие джунгли Амазонки, где водится много диких обезьян!

— Бразилия, вообще-то, но понятно, — хмыкнул Шеф и обратился к Тимуру. — Ну что, готов к труду и обороне?

— Всегда готов!

— Тогда считай, что магическое детство закончилось, и тебя отправляют в школу.

— Прямо сейчас?

— Нет, конечно, тебе нужно уладить дела, попрощаться с семьей, собраться в дорогу, мысленно настроиться и вообще… отдохнуть. Мне настроить техномаяк и получить самую главную деталь — портальный расходник. Так что, неделю? Или нет, давай девять дней, тогда в следующую субботу, двадцатого, и отправим вас. А там уж дальше, как повезет, может, вернешься через неделю матерым боевым магом.

Тимур, знакомый в общих чертах с историей Шефа, лишь кивнул. Говорить, что он освоил лишь азы во всем, включая магию, было бесполезно. Потому что Шеф и так это знал, и потому что Тимур просто застопорился. Пресловутый файербол — шар огня размером с кулак Алтая — у него получился почти сразу. Ледовая сосулька с трудом и в муках, а дальше наступил магический запор. Как ни тужился Тимур, но кроме искрения пальцев ничего больше получить не смог.

20 августа 2016 года, особняк Шефа
— Не буду произносить долгих и прочувствованных речей, все равно не мастак, — сказал Шеф. — Лучше еще раз расскажу вкратце, что к чему. Алтай — старший в вашей паре, у него больше опыта, и он уже ходил в иные миры.

— То есть я опять не пионер?

— Алтай — не маг, в отличие от тебя, юный падаван, — хохотнула Марина.

Тимур же подумал, что целительница им не помешала бы. Не говоря уже о том, что и сама Марина прокачалась бы, подняла силы и навыки. Но тут же сообразил, что целительница нужна Шефу и здесь, да и Алтаю тяжеловато будет приглядывать сразу за двумя. Тут, собственно, все давно было ясно, кто за кем приглядывает и охраняет. Тимур так смутно надеялся, что прокачает боевую магию и уж тогда сможет сравняться с наставником, но когда еще это будет! Изученное, прочитанное и осмысленное подтверждало слова Шефа — без хорошей драки не обойдется, и значит, Тимуру отводилась особая роль. Не только как боевому магу, но и будущему наставнику будущих боевых магов, обучение оных без выезда с Земли.

Но теперь Тимур следовал за Джейхом воистину добровольно, и будущие проблемы его не пугали. Проблемы — это рабочие задачи, которые надо решать, на которых надо учиться, которые нужно предвидеть, такой подход практиковал Шеф и его команда следовала за ним, невольно перенимала.

— Именно так, Марина, — одобрил Шеф. — Но при этом в делах магических Тимур — главнее, хотя я отдельно выскажу свое пожелание: вначале советоваться с Алтаем. Он не маг, но многое видел, многое знает, так что хуже не будет. Если, конечно, будет возможность советоваться.

— Да, Шеф, — в унисон, спокойно, ответили Алтай и Тимур.

— По причине магической нейтральности, система возврата завязана на Алтая. Не так-то просто уловить сигнал и пробить туннель… ладно, опущу техномагические подробности. В общем, как выучишься, Тимур, так говоришь Алтаю, и прыгаете домой, вдвоем.

— Устройство не сработает случайно?

— Оно вшито в Алтая, магия его не берет, так что случайная активация исключена, — спокойно ответил Шеф, повернулся к Тимуру. — Разумеется, никто никого бросать не будет, но и возвращаться недоучкой было бы весьма нежелательно.

— Понятно, Шеф, но что если не найдем подходящий мир?

— Тогда возвращайтесь и повторим цикл. Но! Если уж нашли, так выжмите из того мира все, до последнего заклинания… хмм.

— Портативный сканер со мной, Шеф, — тут же отозвался Алтай, похлопав по поясу.

— Хорошо, с распределением ролей разобрались. Вещи все взяли, вижу, оружие, деньги, ну список обсуждали, так что тут тоже повторяться не буду.

Бич — пакеты вперемешку с драгоценными камнями, мысленно хмыкнул Тимур. Еще было серебро, но тоже не панацея. Алтай, при обсуждении действий, на первое место уверенно ставил «изъятие денег у аборигенов». Будет ли работать огнестрельное оружие — тоже оставалось вопросом, Алтай посещал три мира, в двух работало, в одном нет. Сошлись на том, что выбросить все равно успеют, но как начальный козырь сойдет.

В крайнем случае, можно использовать как дубинку.

Все это, разумеется, прибавляло веса и объема, к счастью не влиявшего на возможности перехода.

— Вставайте сюда, — указал Шеф на круг, вычерченный в центре подвала.

— Разве системе захвата нужен круг? — удивился Тимур.

— Нет, конечно, но так символичнее, — спокойнее пояснил Шеф, — да и подвал создает нужный настрой. Зловещий ритуал, круг, все дела, еще нужно будет поставить сюда хорошие динамики и выводить на них зловещий хохот.

— Будет сделано, Шеф, — сообщила Лейла.

— О, точно, зачем динамики! — обрадовался Джейх. — Так, Лейла, ну-ка хохотни зловеще!

Раздался детский хохот, с потугами на зловещесть, и Тимуру внезапно стало жутко.

— Вот это правильно! Вздрогнули? Испугались? Это правильный настрой! — сообщил Шеф. — Не расслабляйтесь там, в других мирах. В бою то вы друг другу спину прикроете, но есть еще и быт, и повседневность, вот там и не расслабляйтесь, понятно? У местных по умолчанию преимущество, живут они там, так что…

— Не расслабляться! — ответили Алтай и Тимур.

— Именно. Вот вам портальная палочка, а к ней портальная батареечка, — Шеф достал из разных карманов два куска дерева, — смотрите не перепутайте! Соединяете одно с другим, вас швыряет в следующий мир. Держаться друг за друга необязательно, но лучше стоять вплотную, заклинание действует на коротком расстоянии. Гарантированных переходов — семь штук, потом три возможных, и дальше вероятность поломки резко растет. Вам это, в принципе, ничем не грозит, просто перестанет работать и все. Так что осматривайте миры, не торопитесь скакать, лучше всего было бы добиться успеха с первой попытки, ибо неизвестно, сколько времени будете там, и сколько пройдет здесь.

— Можно выучить основы, взять книги и вернуться, — предложил Тимур.

— Можно, но лучше не надо, — предельно серьезно ответил Шеф. — Давайте, после вашего отбытия сразу активирую техномаяк. Да поможет вам Юкана!

Тимур не успел ничего ответить, как Алтай соединил две деревяшки и мир вокруг скачком изменился.

Глава 4

— Где это мы? — напряженно спросил Тимур, оглядываясь.

От горизонта до горизонта вокруг расстилалась лишь степь, покрытая какой-то сине-зеленой, жесткой, пыльной на вид травой. Беспощадно жарило солнце, на синем небе ни облачка.

— Не знаю, — ответил Алтай, — но думаю, мы здесь задерживаться не будем.

— Ага, упреем, пока до края степи дойдем, — кивнул Тимур.

К счастью, им не нужно было тащить с собой еще и скафандры с кислородными баллонами. Портальное заклинание выбирало миры случайным образом, но всегда пригодные для человека. Как именно оно это делало, существовал только один ответ: «это магия!» Различные местные болезни и вирусы тоже не должны были стать проблемой. Марина усилила их иммунитет, плюс на основе сочетания ее целительства, и силы Шефа, был разработан автодоктор, как его обозвал Тимур. В случае заболевания, следовало приложить его к предплечью, переждать взятие анализа и надеяться, что машинка сгенерирует флакончик вакцины. Анализ и создание антител — долгий и не гарантированный процесс, но в теории один автодоктор был в состоянии победить одну болезнь у одного человека. Затем его можно было выбрасывать, техническая часть еще работала, а вот целительный заряд все, уходил в ноль. Над проблемой создания «целительного аккумулятора» Шеф и Марина работали который год, но безрезультатно.

Собственно, в задачах Тимура и Алтая такое тоже стояло: поиск материалов, умеющих накапливать магию, способы создания, работы, заклинания. Традиционно поминаемые в фэнтэзи драгоценные камни, увы, не подходили, либо Шеф что-то делал не так.

Алтай соединил два кусочка дерева и мир изменился.

БАМ!! БАМ!!! БАМ!!!! Удары металла о металл прямо над ухом, Тимур отшатнулся в сторону, зажимая уши руками. Остро тянуло какой-то гарью и вонью, под ногами валялись тела, в доспехах, зарезанные, окровавленные.

— Аааа!!!! — орал кто-то на высокой ноте сверху.

На стенах замка шла драка, рубилово и мочилово, яростное и бессмысленное, никакого единого фронта, серия стычек, в которой было вообще непонятно, кто есть кто. В разбитые ворота замка, прямо в направлении Алтая и Тимура рвалась толпа пехотинцев, в нагрудниках, с мечами, топорами, алебардами наперевес, что-то истошно крича. Запах немытых тел катился ударной волной, и Тимура замутило.

Затрещал автомат, Алтай, припав на колено, прямо на один из трупов, стрелял короткими очередями, по два-три патрона. Моментально сменил магазин, передние пытались разбежаться в ужасе, но толпа напирала и орала, Алтай стрелял, пехотинцы валились, и по их трупам бежали следующие. Тимур, вспомнив, что у него тоже есть оружие, пытался нашарить пистолет, расстегнуть кобуру, но не получалось.

Алтай спокойно метнул две гранаты, отскочил назад, утягивая за собой Тимура.

Дадах! Дадах! Толпа разлетелась, опала, брызнули кровь и осколки во все стороны. Тимур, выйдя из ступора, бросил кобуру, сделал скручивающий жест руками, швыряя файербол в пехоту. Шар огня ударил в грудь ближайшего, еще пытающегося в себя прийти после взрыва гранат, прожег насквозь и ударил в лицо следующему, пытающемуся встать, держать за воротную петлю.

— Колдуны!! — раздался истошный вопль на высокой ноте.

ДАДАХ!!! Огромный камень ударил в стену, снося сражающихся и каменные зубцы, с диким гулом и грохотом впечатался в здание за спиной Тимура, разламывая его. Ударило пылью и каким-то мерзотным запахом, и тут же снова стал слышен пронзительный вопль.

— Колдуныыыы!!!

— Мятежники вызвали колдунов! — подхватил кто-то.

— Во славу Господа! Убьем колдунов!

— Валим отсюда! — из пыли вынырнул Алтай, автомат наизготовку.

Тут же отшатнулся. Клац! Копье откуда-то сверху ударило в брусчатку и отскочило. Алтай дернул Тимура вниз, арбалетные болты прошли выше, слышен был топот ног и бряцанье оружия.

— Тут есть маги! — крикнул Тимур.

— Я заметил! — отозвался Алтай.

Мир изменился.

— И увиденное мне очень не понравилось, — закончил он фразу.

Замок и битва сменились умиротворяющим пейзажем: берег озера, лесок за спиной, тишь да гладь вокруг. Тимур осел прямо на холодную и влажную траву, его трясло и колотило.

— Ага, вот так оно обычно и бывает, — заметил Алтай.

— Н-ничего, п-привыкну, — отозвался Тимур. — М-мне еще боевую магию учить, на одни пятерки, чтобы получать повышенную стипендию и красный диплом.

Алтай лишь усмехнулся, занялся оружием. Когда Тимур посидел немного, отошел и пришел в себя, они выпили чаю и продолжили свое путешествие. Вначале пешком, до самой ночи, но никаких признаков людей так и не увидели.

— Вот победит Шеф, — сказал Тимур вечером, когда они уже поужинали.

Костер трещал, настроение было лениво-благодушным, ибо вокруг не наблюдалось толпы народа с холодным оружием в руках, мечтающих их убить. Да и вообще, нет ничего приятнее, чем после тяжелого дня и утомительного перехода полежать, вытянув ноги, и попивая горячий крепкий и сладкий чаек.

— И что тогда, по всей Земле будут стоять храмы Юканы?

Вопрос этот давно волновал Тимура, но не Шефу же его задавать! А Алтай вроде как свой, и к Шефу близок.

— С чего ты взял? — удивленно спросил Алтай, даже приподнялся и подпер голову кулаком.

— Ну, он же жрец Юканы, так? А раз он тут такой один на весь мир, то первожрец, получается. Стало быть, храмы во славу богини, поклонение, молитвы и все такое, это же будет справедливо?

— Надо будет Шефу рассказать, пусть тоже посмеется, — хохотнул Алтай.

Тимур расстроенно вздохнул. Вот только еще не хватало нотации от Шефа!

— Да не напрягайся, — сказал Алтай, укладываясь обратно, — можно подумать, Шеф не знал, что ты ему хочешь задать этот вопрос. Задал бы, так Шеф сам и поржал бы, без обид.

— Серьезно?

— Конечно. В чем-то ты, конечно, прав, насчет первожреца, вот только Юкана свое возьмет не поклонениями и не молитвами.

— Справедливость! — воскликнул Тимур, до которого наконец-то дошло.

— Точно.

— И наступит рай на земле?

— Сомневаюсь, — неразборчиво хмыкнул Алтай. — Шеф любит повторять, что справедливость это вам не милосердие, так что до рая на земле, там как в другой мир пешком. Драки, кровь, и принуждение к миру, не говоря уже о той весьма вероятной ситуации, когда с революцией не выгорит.

— Разве Шеф собирается устраивать революцию? Я так понял, речь идет о перевороте.

— Устраивааааать! Плохо первоисточники учил?

— Я могу поверить, что классикам приходилось ждать революционной ситуации, все эти «верхи не могут, низы не хотят» и так далее. Но в современном обществе? Все ж завязано на информацию, подачу, телевизор, газеты, интернет, а Шеф — внезапно — всем этим может управлять!

— Неа, — лениво ответил Алтай.

— Чего неа?

— Не может. Мощность мозга не позволяет.

— Но чем-то может?

— Чем-то может. И управляет. Ты просто не в курсе, на каком обширном фронте ему приходится биться каждый день и насколько сильно противодействие. Когда Шеф чем-то управляет напрямую, техника сосет…

— У него, — не удержался Тимур.

— Можно сказать и так. Только Шеф — человек, и не может управлять всем напрямую.

— А как же Лейла?

— Да пиздит Шеф, — просто махнул рукой Алтай, — что это искусственный интеллект. Был бы это нормальный ИИ, то да, как ты вот предложил, согнули бы все СМИ и Интернет в бараний рог, всю технику на свою сторону, и плевать тогда на обычное оружие в руках обычных солдат. Десять лет пропаганды, и мир бы стал таким, каким его захотел бы увидеть Шеф. И это был бы не самый плохой мир.

— Серьезно?

— Конечно. Ты же не думаешь, что Шеф тебя обманывает? Нет, все честно, справедливое общество на всей планете, рывок вперед, космос, технологии, магия, порталы в другие миры, Земля — чемпион и все такое. Кто решил бы повоевать, беспилотники и ракеты нагнули бы. АЭС без риска катастрофы — энергия. Дружный труд на прогресс, преодоление голода, и так далее, и так далее. План, то есть, только, кто Шефу даст его выполнить? Вот он и решил, что надо вначале в одном государстве развернуться, отбить всех, кто будет напрыгивать, а потом контратаковать, заручившись поддержкой союзников. И вот тут то и начинается противоречие со всей этой революцией — переворотом.

— В чем именно?

Тимур подошел к костру, подкинул еще сухостоя. Не потому что было холодно или еще что, просто нравилось смотреть в огонь, слушать треск веток и ощущать жар в лицо. Зрение, конечно, засвечивалось, ну да необходимости нести караул не было. Алтай поставил сигналки, да и не было никого вокруг, полдня шли, вообще никого и ничего, никаких следов людей, жилья, вообще ничего. Против зверья же, наоборот, костер был полезен, отпугивать издалека.

Алтай лежал на спальном мешке по другую сторону костра, глядя в небо.

— В том, — он даже не повернул головы в сторону Тимура, — что революция — это когда совсем в стране пиздец, а Шефу оно надо? Была бы возможность, он страну бы озолотил, лишь бы граждане жили хорошо.

Тимур про себя подумал, что, мол, странное — хорошо, когда готов развязать войну против половины мира, но вслух сказал другое.

— Так обратился бы наверх, его бы поддержали, да? Страна озолотилась, верхушка тоже, все сыты и довольны, никаких переворотов, угроз, ничего такого. Всем же выгодно?

Алтай искренне заржал, не рассмеялся, а именно заржал, громко и с чувством.

— Чего такого? — с обидой спросил Тимур.

— Да так, — утирая слезы, ответил Алтай. — Ничего. Просто Шеф уже засылал подобные предложения. Один раз просто вежливо послали нахуй, второй сочли сумасшедшим, на третий едва не повязали, хорошо я с ним был. Потом через Ермека начали работать и обрабатывать потихоньку, сменили подход к проблеме. В общем, не поверил никто в Шефа, решили все, что он аферист, собирается надурить их и власть отобрать, ну это в плане — максимум. А так, просто надурить и денег поднять, после чего укатить в Куршавель или куда тогда модно было ездить с блядями?

Алтай встал, отодвинул спальник, сел на него, привалившись спиной к дереву, вроде березы, белому и гладкому.

— Поэтому Шеф, конечно, твердит про революцию, но по факту — переворот. Потом сажаем своих на верхние ключевые посты, всех, кто против, исхлестываем магической перчаткой по лицу, и начинаем революцию сверху.

— А как же наши вероятные противники и невероятные друзья?

— Ну, думаю, в другом мире нас не подслушают, — хмыкнул Алтай. — Шеф хочет всю страну накрыть технощитом, как он его называет. Вражеская техника глушится или переходит на нашу сторону. Наша, соответственно, работает. Если кто решит перейти границы пешком — отсосет, потому что против ОМП толпы людей не помогают.

— И что дальше?

— Дальше? Дальше в игру включаются всякие там разведки / контрразведки, и население Казахстана начинает увеличиваться стремительно и неотвратимо. Шефа попробуют убить, власть отобрать, секреты технощита похитить. Вербовка и внедрение вражеских агентов в госструктуры, наше противодействие, в общем, игры плаща и кинжала, с хорошими шансами на выигрыш.

— Техника?

— Ну да, — Алтай пожал плечами. — Глобальная слежка, сопоставление, интернет под колпаком, китайский файервол сможет повеситься от зависти. Пропаганда, роботы повсюду, хотя тут граждане будут недовольны, на этом попробуют поднять восстание.

— Ну да, — хохотнул Тимур, сообразив. — Техника взяток не берет и на нарушения глаза не закрывает. «Эй, братишке», уже не развести на месте.

— Это да, но это еще построить надо, обкатать модели, и так далее. Работать и работать, а мы с тобой последняя линия обороны. Хотя нет, вру. Я — последняя линия обороны, а ты пылающий меч возмездия, карающий факел, втыкаемый уверенной рукой Шефа в немытые задницы мятежников.

Тимур закашлялся от такого неожиданного заявления, потом расхохотался на весь лес, спугнув какую-то птицу, которая тут же начала недовольно орать и носиться кругами в поднебесье.

— Так что просто не будет при любом раскладе, нужны будут и люди, и ресурсы, и подготовка, и затем стремительный захват власти, с отстаиванием завоеваний. Главные козыри, разумеется, сила Шефа, Лейла, и наш отряд магов. К тому времени он еще разрастется, и будет уверенно доминировать, ибо у наших врагов нет такой методики инициализации, как у Шефа.

Тимур припомнил «сгинул в стычке с шаманами» и уточнил.

— То есть противники в курсе планов Шефа и готовят своих магов?

— Да не, — хохотнул Алтай, — Шеф им успешно сует дезу прямо в закрытые информ-системы, и в результате многолетние усилия приносят плоды. Враги усиленно мобилизуют и возрождают своих шаманов и экстрасенсов, готовят отряды боевых псиоников и паранормалов.

— А что Шеф?

— Шеф читает их отчеты, выбирает самых перспективных, сканирует, все такое.

— И как?

— Пока что попались только двое настоящих, как раз те самые индейские шаманы. Поехали вербовать, а там джи-ай оказалось, как семечек в подсолнухе! Ух и рубилово было! Еле выскочили, Шеф тогда усилием мысли три истребителя сбил, и ракеты отвернул, так бы хрен ушли. И потом еще месяц следы подчищали, вместе с шаманами.

— А что они?

— Так они крик и подняли! Заранее Шефа сдали, в общем, теперь враги настороже и готовят боевые отряды магов. В отчетах все выглядит красиво, если не считать, конечно, того, что настоящих магов там нет. Вот такие чудеса в реальной жизни. Ладно, давай спать, а завтра с утра поскачем в новый мир.

И через минуту уже похрапывал, а вот Тимур, наоборот, еще долго не мог уснуть и ворочался, размышляя.

Глава 5

У Тимура наступил, что называется, мысленный приход. Все случившееся за последний год, изменения в нем самом, в жизни вокруг, в семье, внезапно нахлынули водопадом. Там, на Земле, в рутине дел, даже магия как-то затерлась, воспринималась если не нормально, то хотя бы привычно. Теперь же осознание — я в другом мире!! — нахлынуло, наложившись на сцену битвы во втором мире.

Все это сливалось в калейдоскоп мыслей и образов. Невозмутимый Шеф, стряхивающий пепел с сигареты, стоящий перед огромным экраном, с визуализированным ходом взлома каких-то европейских серверов. Алтай, насмешливый на тренировках и спокойно расстреливающий пехотинцев во дворе замка. Счастливая Джамиля, машущая рукой и желающая ему счастливого пути. Марш-бросок по предгорьям, с поимкой и разделкой сусликов, практически голыми руками. Курсы экстремального вождения под руководством Алтая на льду Сайрана. Яростная драка в подворотне, один против пяти, и смешки Марины, проводящей лечение. И опять драка в замке, шум, крики, трупы, лицо жены, ее шепот «возвращайся скорее».

Файерболы, магия, тренировки, ощущение энергии в теле, демонстрация приемов и ощущение бессилия.

— Ладно, — прошептал Тимур, вставая.

В другом мире должно получаться лучше, не так ли? Он встал, сосредоточился и представил как между руками возникает молния, дуговой разряд. С громким хлопком проскочила искра, и вспыхнула, ослепив Тимура.

— Что, нервишки шалят? — донесся спокойный голос Алтая. — Это нормально, в первый раз всех накрывает.

— Даже тебя?

— Даже меня. Соберись, я нападаю!

Тимур мысленно простонал. Метод тренировки «по — джедайски», полагаясь только на свои чувства. Шеф вообще любил брать примеры из кино и книг, в части того, что касалось магии. Аргумент у него был простой: «хрен его знает, как это работает, значит, нужны хорошие описания и яркие образы». Правда, почувствовать Силу у Тимура так и не получилось, но вот юным избиваемым падаваном он ощущал себя регулярно.

— Соберись, ну! — воскликнул Алтай, после десятого удара. — Защита слабая, удары скучные, ты как будто не занимался целый год!

— Да я, собственно, о прошедшем годе и думал.

Тимур уже проморгался, так, легкие пятна перед глазами не в счет. В полумраке догорающего костра Алтай выглядел еще внушительнее, чем обычно. Черная могучая фигура, с черными волосами в темноте леса, с оружием в руках — дубинкой. В такие минуты Алтай всегда казался несокрушимым воином без чувств и эмоцией, машиной, практически буквально. Правда, в другие минуты — на тренировках и в быту — это ощущение даже не возникало. Обычный тридцатилетний холостяк, весельчак и любитель выпить пива, потрепаться о бабах на пару с Шефом, подкалывать Марину, которая не упускала случая съязвить в ответ. Вася, тот как-то всегда терялся, а вот хохотушка Марина за словом в карман не лезла, отбрехивалась только так.

— А, понятно, — ответил Алтай, не торопясь нападать. — Внезапно понял, что все всерьез?

Тимур промолчал, обдумывая ответ. Воспринимал ли он все до этого всерьез? Или считал какой-то игрой, несмотря на увиденное и услышанное, несмотря на поставленную, на ноги Джамилю, несмотря на то, что сам мог создать руками шар огня?

— Не знаю, — ответил он.

— Понятно, — повторил Алтай. — Решил срочно порефлексировать? Дело-то полезное, если не в бою, и если приводит к правильным результатам.

— Каким?

— Ты обдумываешь и учишься, не повторяешь ошибок, каким же еще? Вот ты сегодня в замке растерялся, не знал, за что хвататься: это отсутствие опыта и боевой практики. Пару раз еще побываешь в таком дерьме, начнешь реагировать шустрее.

— Если меня не убьют, — честно ответил Тимур.

— Для того я и здесь, — усмехнулся Алтай, укладываясь обратно на спальник. — Считай, что я тот инструктор-спасатель, которого ставят в воду, прежде чем бросать туда ребенка.

— Да это я понял, — Тимур тоже сел, потом лег, уставившись в звездное небо. — Но все равно как-то… не так мне все это представлялось. И столько всего разного произошло, теперь потряхивает немного.

— Так и думал бы их, мысли эти, чего вдруг приспичило магией заняться?

— Я просто это, того, подумал, что в другом мире должно легче получаться.

— Ох, молодешшш, — с интонациями сварливого дедка выдал Алтай, — учит вас Шеф, учит, а все туда же, торопыги, одна хотела сразу Пастера с Пироговым переплюнуть, всех вылечить, другой голыми руками в розетку с магией лезет.

— Эээ? Ну с Мариной понятно, а меня-то за шо?

— Другой мир! — воскликнул Алтай. — Нет, ну ты вслушайся в эти звуки: другой мир! Вот ты приехал из жопы мира, где не было ничего, но внезапно нагрянула экспедиция. Научился там телефоны на зарядку ставить и потом на кнопку проигрывателя жать. Приехал с этой экспедицией в мегаполис, а там повсюду электричество! Ты и сунул пальцы в розетку, чтобы подзарядиться, как телефон! Кривая аналогия получилась…

— Нормально, я понял, — ответил Тимур. — Не совать пальцы в магические розетки, а как тогда?

— Найти учителя? Узнать, как тут все у местных с магией устроено?

— Но вот файербол же получился, там в замке?

— Кто ж спорит, кое-чему ты научился, принеси, подай, сверни файербол силой мысли и воображения. И что с того? У местных может не быть магии, может быть все построено на словесных формулах, может быть переизбыток магической энергии, и при попытке создать молнию, тебя и меня просто прожарило бы с лесом вокруг.

— Но Шеф ни о чем таком не говорил!

— Правильно, он думал, что у тебя и собственное понимание техники безопасности имеется, и потом, сколько раз он тебе повторил про обучение?

— Эээ… девять? Или десять?

— Вот видишь? Мы же все здесь не дети, должны уметь самостоятельно мыслить и действовать, иначе какой толк? С таким же успехом Шеф мог бы понастроить роботов, и те покорно следовали бы его указаниям, — в голосе Алтая отчетливо слышалась насмешка.

— А почему, кстати, он не понастроил роботов?

— С чего ты взял? Ты видел, что Шеф читает?

— Разное, из всех областей, — растерянно ответил Тимур.

— В том числе и по робототехнике, по нейросетям, по устройству мозга. Лейла — лишь первый эксперимент, успешный, да, но над которым еще работать и работать. В идеале же — вспомни наш сегодняшний разговор, хотя бы! — это роботы с мозгами. Дроиды, под управлением ИИ, во всех областях и сферах, помогающие людям, берущие на себя разные области труда и бюрократии.

— И подчиняющиеся Шефу.

— Несомненно, — отозвался Алтай. — Тоже считаешь, что Шефу так нужна власть, что он без нее жить не может?

— Из него получится хороший правитель, раз он сам не хочет власти и считает ее лишь инструментом на пути достижения правильной цели, — подумав, ответил Тимур и смачно зевнул. — Но кто будет после него?

— Ты.

— Что?

— Шутка, — хохотнул Алтай. — Пусть Шеф о стратегии думает, наше дело сейчас — тактика по нахождению подходящего мира и обучению магии. В общем, прежде чем строить завод, где дроиды будут строить роботов, или наоборот, нужно создать прототипы этих самых рободроидов, отработать технологии, и так далее. И в твоем случае так же: прежде чем, было бы неплохо подучиться. Это у Шефа выбора не было, а у тебя он есть.

— Да уж, — понимающе вздохнул Тимур, и опять зевнул.

— Видишь, действует, — заметил Алтай, — иззевался весь, давай, спи, страдалец.

Через минуту он опять храпел, а Тимур внезапно ощутил, что сон опять пропал. Накатила злость на самого себя, но все же через полчаса, повертевшись и позевав, он все-таки уснул.

На следующее утро Тимур проснулся в спокойном состоянии. В конце концов, к этому готовился, ну понервничал слегка, с кем не бывает? Сосредоточенное лицо Алтая, доедающего банку тушенки, свидетельствовало, что настрой Тимура он одобряет.

— Ну что, чайку, и в добрый путь? — выдал дежурную шутку Алтай.

— Точно, — кивнул Тимур.

В утреннем свете и видах леса вокруг, безоблачном небе, было что-то умиротворяющее, навевающее спокойствие. Не хотелось никуда идти, перемещаться, делать что-то.

— Приготовить оружие? — спросил он Алтая.

— Не надо, а то переместит нас куда-нибудь на мирное собрание, а мы такие сразу с оружием в руках. По ситуации достанем, если потребуется. Ты главное, не теряйся, и если опять прыгнем в гущу битвы, так сразу ищи укрытие, а потом оружие доставай.

— Хорошо.

— Эх, скоро припасы закончатся, — притворно вздохнул Алтай, глядя на упаковку чайных пакетиков. — Так Шеф и не нашел мага, способного работать с пространством, а представь как было бы здорово?

— Как в Гарри Поттере, да? Безразмерная палатка, и склад вещей с собой?

— Ну!

— А чего бы Шефу самому такое не сделать, на основе техники?

— Чтобы такое сделать, Шефу нужно самому понимать хотя бы основы процесса, — ответил Алтай, вставая. — Как оно выглядит с точки зрения физики и обычного человека? Эн-мерное пространство? Карман в другое измерение? Не знаешь? И Шеф не знает, и наука не знает, или знает, но объясняет так замудрено, что Шеф еще не добрался освоить. Он же один на нас всех, и голова у него не резиновая, даже несмотря на возможность поглощать файлы книг.

— Кстати, я так и не понял, как он это делает, — заметил Тимур.

— Ага, нашел справочную систему модели Алтай «Шеф и все о нем»! Все, давай, помыли посуду, и поскакали дальше.

— Вот так всегда, только задашь неудобный вопрос, как сразу «Иди мой посуду!»

— Попроси Шефа сделать тебе портативную посудомойку, чтобы в карман помещалась, — засмеялся Алтай.

Следующий мир встретил их огромным стадом динозавров, несущимся прямо на них. Алтай метнул светозвуковую гранату, дернул Тимура в какую-то промоину, и долго они потом еще отплевывались и отряхивались от грязи, матерились вослед пронесшемуся стаду.

— Чего-то нам не прет, — заметил Тимур. — Все какие-то первобытные времена.

— Скрести пальцы на удачу, авось и выпадет что технологичное, — подмигнул Алтай.

Тимур напоказ скрестил.

— Ебать!! Ебать!!! — орал Тимур, удирая со всех ног. — Что это за хрень?!!

— Мега-робот, это же очевидно!! — орал Алтай, бегущий рядом.

— Ебать!!

Мега-робот, высотой до неба, и не один, а в сопровождении четырех собратьев, тяжело шагал вперед. Каждый его шаг, длиной в сотни метров, сотрясал землю и рушил дома. Точнее говоря, развалины домов, наполовину заросшие лесом, и бегущим Алтаю с Тимуром постоянно приходилось прыгать через ямы, уклоняться, вилять и петлять, ибо дорога была сильно разрушена. Из головы мега-робота вылетал огромный сияющий луч, выжигающий что-то за горизонтом. Четверо остальных роботов тоже стреляли лучами, выжигали развалины, били в небеса, что-то оттуда летело, не было времени и сил вглядываться.

— Вправо!! — крикнул Алтай.

Укрылись за какой-то толстой и низкой стеной, Тимур судорожно дышал, Алтай заметил с улыбкой.

— Ты же хотел технологичный мир?

Земля содрогнулась, посыпался мусор и каменная крошка. Луч прошел практически над головами, выжигая просеку прямо перед ними, оставляя не просто опаленную землю, а мега-борозду, в которой все спеклось в стекловидную массу. Из-за деревьев, на свежую просеку, вырвались какие-то огромные жуки кошмарного вида, полетели в атаку, яростно жужжа и щелкая. По земле вперед рвались еще насекомые, каждое размером с добротный дом.

— Валим отсюда!!! — завизжал Тимур, но Алтай и без того уже соединял деревяшки.

12 мая 452 года от Переселения, Дибор
Их бросило на крупный, чистый, отборный песок пляжа. Ласковое синее море, прозрачное до самого дна, солнце, пальмы, все это настолько контрастировало с только что пережитым, что Тимур прямо-таки упал навзничь. Судорожно, трясущимися руками, захватывая пригоршни песка, и ощущая дрожь во всем теле.

— Ага, — задумчиво подтвердил Алтай, опуская руку в воду. — Это было сильно.

— Чозанахер это вообще был?!

— Огромные роботы воевали с какими-то насекомыми-мутантами, — вздохнул Алтай. — А мы попали ровно посредине, ну не повезло просто. Вот прямо как сейчас.

На последнем предложении он понизил голос, и Тимур насторожился. Осмотрелся. Остров вдалеке, благодать рядом, никаких намеков на проблемы. Не знать, что ты в другом мире, так легко можно представить, что оказался на каких-нибудь Багамских или Канарских островах, или там, в Таиланде, сам Тимур там не был, но остальные рассказывали. Никаких признаков проблем.

Но и Алтай зря болтать не стал бы.

— Ты о чем?

— О том, что за нашими спинами полно техники и солдат, и ждут они… вот этих вот товарищей!

Из-за островка вылетели несколько кораблей, понеслись вперед. Тимур смотрел, уронив челюсть, ибо корабли натурально тащили виверны, впряженные в конструкцию. Над кораблями парили несколько огромных птиц и с десяток людей, видно было, как на палубах строятся отряды в бронях, и вздымают посохи маги в балахонах и остроконечных шляпах.

— Ну что, — усмехнулся Алтай, — кажется, маги в этом мире есть.

Глава 6

Тимур не успел ничего ответить, как за спинами раздался треск и грохот. Разламывая пальмы, выкатывались, точнее говоря, вылетали какие-то бронетранспортеры. Внутри сидели солдаты, в бронях и шлемах, сжимая винтовки с толстым дулом, и машины парили над песком. Из земли лезли башенки-турели, в воздух взмыли плоские треугольники, тут же открыли огонь по приближающимся кораблям. Маги, стоявшие на носах судов, синхронно вскинули посохи, и корабли накрыло тонкой радужной пленкой, как будто кто-то выдул огромный мыльный пузырь.

Истошный крик виверн сразу оборвался, как отрезало, и дальше корабли приближались бесшумно.

Но Тимуру и Алтаю все равно было не до них, ибо войска из глубины острова выдвигались прямо на них, на кромку пляжа. Один из бронетранспортеров вильнул в их сторону, было видно, как смонтированные на корпусе стволы уставились прямо на Алтая с Тимуром. Последний отступил на шаг, дуло чуть шевельнулось, удерживая его на прицеле. Солдаты в кузове тоже взяли винтовки наизготовку.

— Не торопись, — спокойно сказал Алтай.

— Мы что, уже сдаемся?

— Пока неясно. Но, есть время убивать, а есть время выжидать. Если что, падай на песок и ползи в сторону.

Дальше Тимур спросить ничего не успел. Транспорт затормозил рядом, высыпали солдаты, наставив винтовки. Вылезший следом сержант — броня другая, нашивки на плечах, поведение чуть иное, отметил Алтай — хмуро и мрачно наставил на них какую — то «фигню с антеннками». При наведении на Тимура раздался писк.

— Мага убить, второго в кандалы и в ПМС, — просто сказал сержант, пряча прибор в карман.

Дальнейшее Тимур видел, но не осознавал, что происходит, настолько быстро двигался Алтай. Каким-то боковым скачком, он оказался рядом с одним из солдат, отобрал винтовку, прикрылся самим солдатом и расстрелял пятерых противников, прежде чем те выстрелили в ответ. Кто-то выполнил первый приказ сержанта, и бок Тимура ожгло, а затем пришла боль. Лазерный луч из винтовки прожег одежду и часть правого бока Тимура, прижег рану, но боль была адской, и Тимур упал на колени, зажимая рукой бок, и тем самым избежав второго выстрела в голову.

Алтай уже сворачивал шею сержанту, сдернув с того шлем, и швыряя таковой в одного из солдат. Выхватить пистолет из кобуры на боку сержанта, и сжечь зарядами плазмы оставшихся заняло у него не больше пары секунд. Еще череда разрядов, и бронетранспортер вспыхнул, уткнулся носом в песок. Сидевшего в кабине водителя прожгло и разметало, орудия бессильно поникли.

Алтай подхватил Тимура, оттащил в сторону, прикрываясь корпусом бронетранспортера, тут же в место, где находился Тимур, ударили электроразряды, оставляя за собой зигзаг мутного стекла. Что-то кричали, раздавались команды, но Алтай видел, что корабли магов уже почти достигли острова, и значит, сейчас всем будет не до них. Главное продержаться чуть-чуть, укрыться и отскочить в сторону.

Вшшшух! Вшууух! Оставляя дымный след, ракеты пронеслись в сторону воды, тут же грянули взрывы, и с треском маги ударили в ответ. Огромные столбы огня и молний обрушились на остров, на башенки с турелями. Вспыхнуло ярко и бело силовое поле, но столбы магов оказались сильнее, проломили. Башенки взорвались, завоняло пластмассой и чем-то едким. Алтай пригнулся, пробив корпус транспорта, над головой пронеслись мини-шары плазмы. Град таких же шаров, только размером с футбольный мяч уже бил в защитный купол магов, светящимся градом.

— Тимур? Тимур? Ты слышишь меня? — орал Алтай, доставая аптечку.

То, что его могут услышать, уже не имело значения. Радужный пузырь вокруг кораблей все-таки лопнул, сразу донеслись крики виверн, и несколько секунд спустя корабли врезались в берег. Топот ног, лязг железа, тихий свист винтовок и громкое карканье виверн, взрывы ракет и гранат, вопли магов, выкрикивающих заклинания, все это звучало единой какофонией боя, в которой смог бы сориентироваться только очень опытный боец.

Алтай, конечно, смог бы, но сейчас он был занят Тимуром.

— Все в порядке! — орал он тому почти в лицо.

Обезболивающее. Противоожоговое. Иммунитет повышен, перевязку делать рано, надо двигаться. Стимулятор.

— Уходим отсюда!

— Давай к магам! — неожиданно заорал Тимур.

Но тут судьба в очередной раз крутанула задницей. Вода встала дыбом и ударила прямо по транспорту, за которым они прятались. Алтай в последнюю секунду успел выдернуть Тимура в сторону, и техника, кувыркаясь в воздухе, улетела куда-то в сторону пальм, с грохотом и треском взорвалась. Тут же нечто невидимое, пригнуло Тимура и Алтая к земле, придавило и обрушило волну на берег.

— Пять «же», не меньше, — прошипел Алтай, сквозь зубы.

Но удар гравипушки был коротким, почти сразу тяжесть ушла, вот только теперь Тимур и Алтай были открыты обеим атакующим сторонам. Конечно, основная масса была занята тем, что увлеченно рубила и расстреливала противников, но даже так, в сторону Алтая и Тимура полетели лучи, пули, шары огня и льда, какие-то камни, и даже одна из виверн ощерила рот, тут же плюнув чем-то ядовито-розового цвета.

— Заляжь и вали рептилию! — рявкнул Алтай, кидая винтовку Тимуру.

Сам он подхватил одно из тел, и, прикрываясь им, ловко подставляя под удары, начал в бешеном темпе расстреливать всех врагов из пистолета. Шары плазмы летели со скорострельностью пулемета, и Алтай стрелял так, как будто последние лет пять только и делал, что упражнялся в стрельбе из подобного оружия. Тело солдата в его левой руке подергивалось, от попадающих пуль и камней, броня вспыхивала и горела, принимая на себя удары плазмы и лазеров, Алтай стрелял, уничтожая врагов и пытаясь отойти в сторону от схватки, пока еще не поздно. Тимур пытался помочь, но винтовку словно заело, и она не стреляла.

Пять квадратов пехотинцев, с круглыми щитами, надраенными кольчугами и топорами, многоного сбежав с кораблей, врубились в ряды солдат с винтовками. Лазеры соскальзывали с брони, шары плазмы пехота принимала на щиты, вспыхивающие ярко — красным. Топоры разрубали бронежилеты и шлемы вместе с винтовками, и откуда-то из глубин строя били молнии, вздымались навершия посохов, сияющих нестерпимо-синим цветом.

— Корхал! Корхал! Корхал! — внезапно начали скандировать пехотинцы, отбивая ритм ногами.

Откуда-то из глубин острова немедленно ухнуло, громко, и затем с небес ударил оранжевый шар, потрескивающий выплесками энергии, ударил в воду между кораблями и взорвался, оглушающей вспышкой. Тонкий зуд моментально сменился тишиной, вода возле острова встала дыбом, двадцатиметровой стеной, и рухнула на берег, обрушивая корабли магов на самих магов же. Волна ударила в Алтая, он едва успел ухватить Тимура за шиворот, как рывком ему чуть не выдернуло руку, рубашка на Тимуре трещала, но держалась, их обоих тащило, прямо по воздуху, куда-то вглубь острова.

Напоследок Алтай успел увидеть, как корабли смяли защитный купол вокруг пехоты магов, проломили, и вода довершила дело, разметав боевые порядки, разбросав пехоту. Огромные танки, черно-серого цвета, уже выныривали откуда-то из-за уцелевших пальм, наставляя огромные орудия.

— Корхал! — продолжали доноситься крики.

А затем Алтай и Тимур все же упали, шумно и с грохотом, треском и ломаньем кустов.

В себя Тимур пришел от похлопывания по щекам и выливания воды. С трудом открыв глаза, и то больше от возмущения, он обнаружил, что там стоит Алтай, в руках свернутый на манер кулька пальмовый лист.

— Что?

— Вставай! Нужно уносить ноги, пока нас не порубили в капусту!

— Кто?

— Пехотинцы в кожаном пальто, блядь! Че, не слышишь крики?

— Корхал! Корхал! — доносилось откуда-то из-за деревьев.

— А где наши вещи? — спросил Тимур, вставая.

— В пизде! — рявкнул Алтай. — На берегу остались, а берегу пиздец пришел! Жахнули чем-то, там нахуй все разнесло, одни эти пидарасы с топорами и уцелели! Рубят все, как нехуй-нахуй, танки уже разобрали, щас за пехотой гоняются!

— Орггх, — скривился Тимур, хватаясь за бок. — Порталы при тебе?

— Ну, так! — Алтай хлопнул по груди.

— Уходим?

— Хуй с два! Этот мир — то, что нужно! Маги жарят в жопу технику, да Шеф свою белобрысую бородку лично повыдергает за возможность такого обучения!

— У него нет бородки, — заметил Тимур, принимая новую винтовку.

Увы, прошлая ему не слишком пригодилась. Пока он разбирался, что почем, виверна уже помчалась куда-то вглубь острова, и тут же получила снаряд в пасть, ну и Алтай сзади плазмы под хвост ей добавил.

— Чтобы не выщипывать! — зло хохотнул Алтай.

Из кустов выломился пехотинец с топором, шлем куда-то улетел, лицо злое, глаза красные и выпученные. Прежде чем он успел что-то заорать или ударить, Алтай ударил сам, начал стрелять из плазмопистолета. Пехотинец закрылся щитом, Алтай тут же скакнул вперед, подныривая под щит, нанося удар ногой. Отскочил, крутнулся, вставая, в руках сверкнул нож, и пехотинец выронил щит. Топор уже летел в шею Алтаю, тот успел пригнуться в последнюю секунду, отлетел вбок, пехотинец ринулся в лобовую. Тимур попытался выстрелить, но ничего не вышло, а боец уже был рядом, в сияющей броне.

— Корхал! — взревел он, вскидывая топор.

— Заебал! — рявкнул Алтай, кидая что-то.

Тут же перекатился, подбил пробегающего мимо пехотинца, тот не сопротивлялся, и Тимур увидел, что из шеи торчит нож. На миллиметр выше воротника кольчуги, практически в кадыке. Пехотинец упал, топор отлетел в сторону.

— Сзади! — крикнул Алтай, вскакивая.

Тимур развернулся, но не успел, его опутало сетью, спеленало и швырнуло на землю.

— Бросай пистолет! — донесся голос слева. — Вы проиграли!

— Эй, мы сами по себе! — возмущенно ответил Алтай справа.

— Точно, корхалиста завалили, сам видел! — еще один голос. — Точнее вот этот завалил! Этот на земле пытался ему помочь, но промахнулся.

— Ха, да он еще и ранен! — третий голос.

— Господин лейтенант! — первый.

— Вижу! — оборвал его лейтенант.

— Эй, — крикнул Алтай. — Вы не забыли, что у вас тут психи с топорами бегают?

— С ними уже разбираются! — последовал хладнокровный ответ.

И вправду, отовсюду слышались хлопки, взрывы, нечленораздельные крики. На лицо Тимура упала тень, и он увидел, как сверху проплывает какой-то огромный треугольный корабль, очень напоминающий «звездные разрушители» из Звездных Войн. Корпус корабля щетинился стволами и антеннами, непрерывно стрелял, фактически заливая лазерными лучами что-то, невидное Тимуру.

— И теперь, — но договорить лейтенант не успел.

С каким-то отчаянным и одновременно жалобным ревом с небес прямо в ряды солдат упала огромная жаба.

— Кваааа!!! — заорала жаба, оглушая окружающих и обдавая их ядовитым дыханием.

— Проклятье! — ворчал Алтай, разрезая сетку. — Ну что за нахер вообще тут творится?! Тимур? Ты еще жив?

— Пока да, — отозвался Тимур, — но что-то мне все хуже и хуже.

— И это неудивительно, тебя срочно нужно лечить, а не швырять туда и сюда!

— А у этих аптечки нет? — Тимур, освободившись, сел. — Ох, ё!

— Не говори, весь заряд потратил, — Алтай кивнул в сторону отброшенного пистолета.

Вокруг валялись зарезанные и заколотые, обожженные и разорванные тела, все деревья сломало или уничтожило, земля была изрыта воронками. Чуть в сторонке, подрыгивая задней лапой, отходила жаба, придавившая в предсмертных судорогах еще одного из солдат. Пасть и глаза ее были изрыты, сожжены зарядами плазмы, живот вспорот, оттуда тихо дымило чем-то серым, и рядом валялись отравленные, с синюшными лицами, выкаченными глазами. Чуть поодаль лежало несколько бойцов, в широких масках, шея ближайшего к Тимуру была практически лишена кожи.

— Языком содрала, — пояснил Алтай, — язык весь в крючках, не знаю, что за мутант, но…

Он подпрыгнул, разворачиваясь, из-за поваленных стволов выскочили трое, с мечами, за ними вальяжно шествовал маг, с посохом.

— Маг ранен, нужна помощь! — тут же крикнул Алтай.

Один из мечников посмотрел на своего мага, тот шевельнул посохом и кивнул.

— Берите его и уходим, — приказал маг, — скоро тут будут железные драконы, нам с ними не справиться.

— Ваше Магичество, мастер Эррейн…

— Его жаба мертва, ему придется смириться с этим, — отрезал маг.

Два других мечника, уже ловко изготавливали самодельные носилки для Тимура. Несколько взмахов подобранного с земли топора, веревки, плащ — носилки готовы. Алтай оценил и одобрительно кивнул.

— Кто такой? — спросил маг, указывая посохом в сторону Алтая.

— Алтай, Ваше Магичество, — среагировал тот, изображая поклон. — Телохранитель мага Доброго Тимура, к несчастью переоценившего свои силы.

— Молодежь, — цыкнул маг.

Интерес к Алтаю он уже потерял, прошелся между убитых солдат, остановился над трупом пехотинца с топором, покачал головой. Алтай, незаметно подобравший себе новый плазмопистолет с тела «лейтенанта», уже поспешал вслед за Тимуром. Мечники тащили его почти бегом, но все же аккуратно, виден был немалый опыт подобных переносок. Повсюду звери магов и сами маги, мечники и пехота с топорами, кто уцелел, добивали солдат с винтовками и крушили технику. Огромным черным столбом, как будто подавая сигнал, чадил пролетавший совсем недавно треугольный корабль, воткнувшийся в землю. Вокруг валялись тела и части корабля, что-то жалобно пищали системы связи.

— Сюда! — раздавались крики. — Все на «Незримый свет»!

Корабли магов тоже переломало взрывом, лишь один уцелел, и на него сейчас набивались все выжившие. Алтай одобрительно хмыкнул, в такой давке и толпе никто не будет спрашивать, откуда взялись «новенькие». Найти Тимуру мага-лекаря, и начальный этап миссии, можно сказать, завершен!

Глава 7

12 мая 452 года от Переселения, группа островов Малой Кляксы, Дибор
Едва корабль отошел от берега, увлекаемый четырьмя вивернами, как в небе показались новые беспилотники.

— Поставить Великое Замедление!! — раздалась команда.

Тимура уложили практически на палубу, рядом с двумя десятками таких же раненых. Магичка средних лет, в аляповатом красно-зеленом балахоне уже трудилась над одним из них, сложив руки в молитвенном жесте, и что-то бормоча под нос. Вокруг ее рук разливалось сияние. Две помощницы магички ловко и умело омывали раны, из серебряных кувшинчиков, что-то рассказывали стонущим раненым. Что именно, Алтай не слышал, слишком шумно было вокруг.

Два огромных стреломета на носу, их разворачивали, наставляя в небо. Маги на корме тоже что-то колдовали, собравшись в круг, и видно было, как над ними разгорается и расползается радужный купол.

— Готовсь! — орал офицер в яркой броне и пышно украшенном шлеме.

Орал он арбалетчикам, выстроившимся перед стрелометами. Корабль уверенно набирал скорость, беспилотники преследовали, стреляя пулями и лазерами, мини-ракетами. Алтай скептически подумал, что надо было установить по стреломету на носу и на корме, чтобы можно было отстреливаться неважно, атакуешь ты или убегаешь.

Отмашка и в воздух взмыли огромные бревна, притворяющиеся стрелами, красно-желтые, могучие. С тихим хлопком они разлетелись в стороны, и видно было, как сверкающее кольцо беззвучно ударило во все стороны. Беспилотники, попавшие в кольцо, резко сбавили скорость, фактически повисли на месте.

— Вразнобой!! — заорал офицер.

Захлопали арбалеты, половина промахнулась, но половина попала. Взрывные болты, игнорируя поле замедления, разносили беспилотники в клочья. Алтай уловил опасность, перевел взгляд назад, туда, где дымился и горел остров. Беззвучная молния сверкнула в небе… ДАДАХ!!! Ракета разорвала двух виверн в клочья, оставшихся двух рептилий швырнуло в разные стороны, одной оборвало упряжь. Корабль резко замедлился, и начал разворачиваться, накренился. Раненых потащило по палубе, пехотинцы и маги падали, заклинание защитного купола развеялось с треском.

И только тогда на головы обрушился гром промчавшегося мимо самолета.

— Сверхбыстрый дракон!! — орали вокруг. — Ставьте щиты, нам с ним не сладить!

— Аррргх!! — раздалось сзади рычание Тимура.

Алтай подпрыгнул, разворачиваясь. Одна из помощниц целительницы промывала рану Тимура, обдирала обгоревшие куски.

— Ваш подопечный легко отделался, — спокойно заметила она в ответ на возмущенный взгляд Алтая.

— Подопечный?

— А, вы его наставник? — понимающе кивнула та. — Простите, мне показалось, что вы его телохранитель.

— Немного того, немного другого, но мы больше просто друзья, вот я и удивился, — дипломатично улыбнулся Алтай.

Девушка уже собиралась что-то сказать, но тут снова завыло и заухало, вода вокруг корабля взлетала фонтанами, грохот и треск, защитный купол мерцал, еле сдерживая очередную атаку. Целительница подошла и занялась раной Тимура, приложила к дыре в боку кусок мяса, зашептала что-то. Алтай, держащийся за какой-то канат, и придерживающий помощницу целительницы за талию (девушка не возражала), пытался высмотреть истребители, но не получалось.

Глаз просто не успевал уловить их пролет, и ракетно-лазерные удары разламывали щит магов. Вот один из них упал, зажимая рукой нос, и это стало началом конца. При следующем ударе еще двое упали, обессиленные, а ведь корабль шел теперь впятеро медленнее, чем раньше! Единственная оставшаяся в живых виверна тянула корабль, но и только, взять разгон и скрыться уже не получалось.

— Где-то рядом наш основной флот, — шепнула девушка Алтаю, — они уже наверняка спешат на помощь!

Алтай не успел сообразить, что ответить, как в битву вступили новые силы. Вздымая огромные фонтаны воды, вокруг корабля начали рваться снаряды. Откуда-то из-за горизонта бил крейсер, и это означало лишь одно, по мнению Алтая: всем, кто на корабле — пиздец.

— Прыгайте за борт! — заорал он.

На него посмотрели, как на сумасшедшего, но опять же, никто не успел ничего предпринять. Над морем, заглушая все звуки, прокатился могучий и раскатистый звук рога.

— Биотики, — побледнела помощница целительницы, — о нет!

Сама целительница, не обращая внимания на происходящее, продолжала обрабатывать рану Тимура. Алтай видел, что из рваной, обожженный дыры там все превратилось в розовый кусок мяса с шрамами, и это было хорошо. Прыгать в воду, пожалуй, было рано, раз уж появились эти неведомые биотики, но Тимур хотя бы не будет обузой, если придется быстро-быстро уносить ноги.

— Проклятье! Они привели китов!! — раздался чей-то истошный вопль.

Алтай бросил взгляд за борт. Море кишело жизнью, выпрыгивали дельфины, на спинах которых сидели рыболюди, с какими-то гарпунами в руках. Поднимая волну, выдвинулся наверх огромный кит, и ударил струей воды, прямо в корабль магов. Метровой толщины струя била откуда-то изо лба кита, и Алтай озадаченно хмыкнул. Судя по всему, биотики жили в воде и работали с живыми существами, обитателями моря, перекраивая их на свой лад. И все это создавало новые проблемы: скорее всего, сейчас их всех тут будут убивать, и, в придачу, прятаться в воде было бесполезно.

Нужно что-то другое! Но что? Не помешал бы какой-нибудь летательный аппарат, но где ж его взять? Беспилотники не подходят, да и поди допрыгни еще до них! Истребители проносятся, не уцепишься… может, кто из магов умеет летать? Нет, маги выдохлись, а летунов выбили, скорее всего, в начале боя еще на острове. Корабли? Нет, не вариант, даже если сюда примчится эскадра стремительных катеров, все будут заняты боем с биотиками.

Взгляд его упал на сипящую и натужно машущую крыльями виверну.

— Ты! — гаркнул он девушке. — Как тебя зовут?

— Варлея, — отшатнулась та.

— Управишься с летающей рептилией?

— Только госпожа Элона и мастера — драконов такое могут! — машинально ответила девушка.

— Отлично, — кивнул Алтай, ухватил целительницу за плечо.

Та метнула гневный взгляд, коснулась ухватившей ее руки и… ничего не произошло. Судя по реакции и взгляду должно было, как минимум, парализовать руку, подумал Алтай, и понял, что здесь толку не будет. Но выбора почти и не оставалось, и он громко сказал:

— Ваше Магичество! Нужно бежать! Корабль сейчас уничтожат!

— Кто ты? — прищурилась целительница.

Но поговорить им опять не дали. Могучий гриб взрыва вставал над горизонтом, окрашивая небо в багрово-черные цвета. Биотики на дельфинах радостно дудели в рога и обстреливали корабль магов, арбалетчики и солдаты отвечали, ударила пара молний, вода вокруг корабля на мгновение обратилась в лед. Видно было, как кит вбирает в себя новую порцию воды для удара, и Алтай понял, что дальше медлить нельзя.

Оттолкнул целительницу, подхватил Тимура, и помчался по палубе корабля, протискиваясь, отпихивая, стараясь не слишком ударять «груз» о борта, углы и других людей. Получалось не очень, корабль был переполнен, но Алтай старался, уже не сдерживаясь. Не было смысла хранить конспирацию, и он готов был достать плазмопистолет и прожечь, буквально, себе путь.

Но обошлось, солдаты расступались, магам было не до того, и все равно, продвижение шло медленнее, чем рассчитывал Алтай. Окружающие падали один за другим, и Алтай видел, как синева разливается по их коже, там, где попали шипы биотиков. По идее, броня должна была защищать от такого, но все тело не закроешь, и шипы, воткнувшиеся в открытые части тела, руки, ноги, шею, лицо, убивали, почти мгновенно.

Вшшух! Вшшух! Вшшух!! Ракеты с пролетавших истребителей ударили прямо по биотикам, разбросав и разметав, на палубу шлепнулся кусок дельфина, и ноги-ласта биотика, Алтай чуть не поскользнулся на нем, устоял, рванул дальше. И тут же оглушающей чечеткой по площади, по всей акватории, начали рваться какие-то снаряды, накрывая всех и вся огненным вихрем. Не оказался обойден и корабль, кто-то попробовал выставить щит, кто-то кричал заклинания, но тщетно, судно накрыло, и Алтай ощутил, что его швыряет вперед.

Успел выставить ногу, амортизировал об установленный самострел, палуба под установкой вспучилась и треснула. Тело Тимура по инерции рвалось дальше, соскальзывало с плеча, и тут же над бортом взмыла какая-то рыба с выпученными глазами. Алтай крутанул тело Тимура, ногами сбивая рыбу в воду, и окончательно останавливаясь.

— Твою мать!!! — заорал очнувшийся Тимур. — У тебя одежда горит!

— Да мы вообще горим!! — заорал Алтай, ставя Тимура на палубу и оборачиваясь.

Через борт уже лезли биотики, обожжённые и кашляющие, два шара плазмы снесли их вместе с досками. Алтай, уже не скрываясь, водил дулом плазмопистолета вокруг, но никому не было дела до «вражеского оружия» в его руках. Корабль стонал, горел и кренился, на воде вокруг всплывали дельфины и биотики, брюхами кверху. В бешенстве крутился на месте обожженный и израненный кит, и тут же истребители прошли еще раз, добивая его ракетами. БАБАХ!!! Один из истребителей превратился в огненный шар, сразу же улетевший вниз и куда-то за один из островов.

— Мы лишние на этом празднике жизни! — заорал Алтай Тимуру.

— Ага! — тот прикрывал лицо рукой, ветер дул в сторону носа, таща за собой огонь и жар. — Что делаем?

— Хватаем виверну и валим отсюда!!!

На крик обернулись, и это очень не понравилось Алтаю. К счастью, новая волна биотиков ринулась через борта, что-то угрожающе булькая, курлыкая, тыкая своими гарпунами и иглометами. Уцелевшие маги и солдаты переключились на новую угрозу, пытаясь одновременно отбросить биотиков и потушить огонь. Получалось не очень, хаос, неразбериха и скорострельность вкупе с ядовитостью иглометов мешали.

— Бля! Я же не акробат! — заорал Тимур в ответ.

Алтай обернулся, канат между кораблем и виверной был поврежден, провисал, почти касаясь воды. Сама виверна, успевшая закрыться крыльями, что-то жалобно курлыкала и крутилась на месте, забыв обо всем. Было видно, что она тоже ранена и обожжена.

— Хватай канат! Тащи ее сюда! — заорал Алтай.

Дадах! Копье, увенчанное острым кораллом, выскочило из воды, вонзилось в стреломет. Алтай тут же выдернул его, метнул обратно, вода побагровела.

— Держи! — Алтай бросил Тимуру плазмопистолет. — Вали, все что шевелится!

Сам он ухватил канат, намотал на правую руку, и начал выбирать слабину. Свободный ход каната быстро закончился, и виверна заорала протестующе. Алтай зарычал, уперся ногами в палубу, доски трещали и трескались. Алтай тянул, подтягивая виверну, та орала жалобно, взмахивала крыльями, но все же в полную мощь не сопротивлялась, иначе оставалось бы только обрубить канат и пытаться залезть на спину летающей рептилии, обуздывать ее на ходу.

— Нет, не так! — раздался возглас.

— Тимур? Я же сказал, — Алтай обернулся, увидел помощницу целительницы. — Ладно.

Виверна, ощутив слабину, рванула вперед, Алтая протащило на полшага и тут же он, зарычав, отыграл их обратно. Мышцы на правой руке вздулись, он забросил канат за станину стреломета, начал накидывать кольца и петли. Виверна, в свою очередь, пришла в себя и все же рванула в полную скорость, увлекая за собой корабль. Атакующих и защитников повалило, раздались нечеловеческие вопли заживо поджариваемых, и снизу доносились пронзительные взвизгивания, там, где корабль давил собой дельфинов и биотиков. За горизонтом что-то ухало и взрывалось, видно было, как к кораблю спешат новые отряды, уже не на дельфинах, а на чем-то вроде рыб-мечей.

— Варлея! — рыкнул Алтай. — Выбирай канат!

— Надо позвать ее специальным свистком! — крикнула та.

— Так зови!!! — рыкнул Алтай.

Выбирать канат и тянуть стало почти невозможно, волокна и без того трещали, угрожая порваться в любую секунду. Виверна яростно махала крыльями, и оставалось еще десять метров каната.

— Давай, скотина! — заорал Алтай в пространство, и рывком выдернул на себя метр каната.

Виверна жалобно рванула в ответ, и канат порвался, но в эту же секунду Варлея вытащила откуда-то из тайника в досках носа, свисток, поднесла к губам. Рептилия замедлилась, взмахивая перепончатыми крыльями, и корабль начал приближаться к ней. Варлея кинула укоризненный взгляд на Алтая, тот спросил.

— Где ее магичество Элона?

— Убита, — поджала губы Варлея. — Меня тоже чуть не схватили, но Амокл успел вмешаться.

Алтай лишь кивнул, рыкнул Тимуру.

— Отдай оружие — раз не пользуешься! Как подлетит, садитесь на виверну, Варлея правит, ты держишься!

— А ты? — спросил Тимур и тут же добавил укоризненно. — Не стрелял твой пистолет! И винтовки!

— А я прикрываю отход, смотри!

Волна биотиков захлестнула корму, сломила остатки сопротивления, и теперь рыболюди яростно тыкали своими копьями и гарпунами в тела, как будто проводя контрольный, добивающий укол. Алтай вскинул плазмопистолет, расстреливая очередью корму, и потом перевел огонь на мачту в середине, начал стрелять в основание, норовя сломать и создать препятствие на палубе. Мачта не поддавалась, в отличие от визжащих и галдящих биотиков, понесших урон. Они уже мчались к носу, размахивая копья и иглометами, вода вокруг корабля бурлила от новых отрядов, а Алтай хладнокровно расстреливал атакующих, не сходя с места.

Тимур, перебирающийся на спину виверны, со страхом посмотрел вниз, биотики стреляли, виверна жалобно орала и шипела.

— Она иммунна к их яду, — бросила Варлея, оборачиваясь, сжимая в руках поводья.

— Это хорошо, — ответил Тимур.

Он, конечно, предпочел бы посадить за руль кого-нибудь другого, но что поделать, если из них троих только эта девчонка-подросток знала хоть что-то об управлении вивернами?

— Нужно улетать! — крикнула Варлея, опять оборачиваясь и хлеща Тимура по лицу копной черных длинных волос. — Пока они не притащили кого-нибудь мощного!

— Да! Алтай!

И в этот момент корабли за горизонтом нанесли новый удар.

Глава 8

Шары огня, плазмы и напалма, каждый по два-три метра в диаметре, с низким, утробным воем, врезались в острова и воду, растекались по поверхности, выжигали и убивали, заволакивая все вокруг паром, обдавая жаром и вонью, с примесью озона. Один из шаров врезался в середину корабля, разбросав биотиков и пробив дыру. Корабль немедленно начал тонуть, быстро и неотвратимо, и Алтай ощутил, как под ногами у него кренится палуба.

— Взлетай! — рявкнул он, не оборачиваясь.

Не глядя подхватил веревку, свисавшую с виверны, взмыл в воздух, не прекращая стрельбы по врагам, подобравшимся слишком близко. Виверна что-то торжествующе орала, в такт возмущенному курлыканью снизу. Впрочем, выразив свое презрение, биотики поспешили нырнуть и уйти на глубину, потому что пленка напалма и какой-то черной жижи, вроде нефти, стремительно расползалась по поверхности. Затем, когда виверна взмыла уже метров на пятьдесят в высоту, пленка вспыхнула, и волна жара снизу ударила такая, что у Алтая начали трещать волосы.

— Выше! — заорал он. — Еще выше!

Но виверна и без того уже взмывала.

— Гады, гады, гады! — шептала Варлея. — Как можно?

— Что? — переспросил Тимур, не расслышавший бормотания.

— Всепожирающий огонь! — заорала Варлея.

Тимур быстро сделал вид, что ему все понятно, ощутив, что ступает на тонкий лед. Любое слово или фраза могли выдать в нем чужака, причем подозрительно знакомого с техникой и ее владельцами. Не самое лучшее время, с учетом парения в высоте на спине огромной крылатой ящерицы.

— Ого! — донесся присвист Алтая.

Подтягиваясь на руках по канату, он быстро забрался на спину виверны, перехватился, удерживаясь одной рукой за седло на спине. Седло был двуместным, и Алтай, фактически, сидел просто на спине виверны, но его беспокоило совсем другое. Он ткнул рукой влево, крикнул в ухо Тимуру.

— Смотри!

Тимур аккуратно повернул голову, отрываясь от вида затылка и спины Варлеи, посмотрел и тоже присвистнул. Отсюда, с высоты нескольких сот метров, картина сражения выглядела совсем иначе. Побоище на острове, в котором довелось принять участие Тимуру и Алтаю, было лишь мелкой стычкой на фланге, легким отвлекающим маневром, судя по задействованным там силам.

Сейчас они увидели настоящие армии и настоящую мощь.

Между островами, россыпью мелких и не очень, кипело сражение. Несколько сот кораблей, каждый размером не меньше того, на палубе которого удалось побывать Тимуру и Алтаю, яростно обстреливали целую моторизованную дивизию кораблей-амфибий на воздушных подушках. На амфибиях были установлены крупнокалиберные — мёты — огнемёты, лучемёты, пулемёты и гранатомёты, вкупе с портативными генераторами силовых полей. Корабли магов, в свою очередь, метали зеленый огонь и оранжевую жижу, ставили свои защитные купола, призывали молнии и громы, разверзали воду, и носились по воде не хуже корабликов-амфибий.

На нескольких крупных островах резались высаженные десанты, пехотинцы в броне и с топорами, рубились с солдатами, закованными в энергодоспехи. На самом крупном из островов солдаты победили, и спешно монтировали портал, из синего овала которого поспешно начали вылезать энерготанки, и вылетать беспилотники. Вода под кораблями бурлила от биотиков, живых и мертвых, чуть в сторонке десяток амфибий и три корабля магов совместными усилиями отбивались от полудюжины огромных, многометровых электрических угрей и скатов. В воздухе носились птицы, беспилотники, драконы, вертолеты, лазера и ракеты скрещивались с лучами заклинаний и огненными плевками драконов, еще выше громовыми звеньями проносились истребители, обрушивая ракеты и бомбы, и вспыхивая от каких-то невидимых ударов.

Чуть дальше, в море, шло сражение немного другого рода. Авианосная ударная группа сражалась с китоносной ударной группой, если можно так выразиться. Огромные киты таранили не менее огромные корабли, те стреляли и отбивались, взмывали самолеты, падали, сбитые щупальцами гигантских кальмаров и спрутов и серый туман стелился над водой. Там тоже было полно биотиков, сражавшихся, ломающих борта кораблей, добивающих упавших и карабкающихся в атаку.

Алтай представил себе, что эти рыболюди — воины, которые вылупляются из икры и содрогнулся. В такой постановке вопроса биотики и вправду могли не жалеть пехоту, бросать их волнами, буквально заваливая трупами, ибо все равно все вернется в воду и послужит источником для новых армий и полчищ бойцов — рыб. Или амфибий? На воздухе вроде бы биотики не испытывали затруднений, хотя кто знает, что будет если вытащить их на сушу и продержать сутки? Вопрос был далеко не праздный (хотя мог и подождать, укорил сам себя Алтай за размышления), ибо это была потенциальная возможность скрыться — добраться до суши и убежать. Соответственно, от того, сколько биотики могли провести вне воды, зависело, сколько придется бежать.

Вздохнув, Алтай полез за биноклем, пихнув Тимура в спину.

— Эй! — воскликнула Варлея. — Без рук!

— Извини, меня пихнули, — ворчливо отозвался Тимур. — Что там?

— Изучаю обстановку! — Алтай изучал в бинокль чешую биотиков.

Проще всего было спросить Варлею, но Алтай пока решил погодить. Мало ли чего возомнит, ну как решит камикадзе стать? Варлея что-то крикнула неразборчивое, ударила ногами по виверне, дернула поводья. Та не слушалась, продолжала лететь куда-то вперед, прямо над побоищем.

— Рвется к мастеру! — еще раз крикнула Варлея, обернувшись.

— Пусть берет правее, надо обогнуть сражение! — почти одновременно крикнул Алтай.

— Вы сядьте рядом друг с другом и орите друг другу в уши!! — не выдержал Тимур.

— Да я бы сел, так ты без седла не удержишься и слетишь! — хохотнул Алтай.

Он и в самом деле настолько естественно и непринужденно держался за седло, что казалось, будто ездить на виверне самое простое дело. По факту же, как запоздало сообразил Тимур, будь все так просто, не потребовалось бы на виверну ставить седло.

— И что делать? — крикнул Тимур.

— Сидеть на жопе ровно, все равно от нас тут ничего не зависит!

И тут же, опровергая собственные слова, Алтай ловко сбил плазмой приблизившийся беспилотник. Тот успел выстрелить разрядом, попав в хвост виверны, которая взвыла жалобно и все же сменила курс, начала отворачивать в сторону и выше.

— Молодец, девочка!! — донесся вопль Варлеи. — Давай к нашим!! Сейчас магистр Паэндо вам покажет!!

Алтай тут же посмотрел, и удивленно хрюкнул. К месту сражения медленно, но верно брели огромные каменные големы, по колено в воде. На глаз их высоту можно было оценить в полусотню метров, и Алтай ощущал, что Тимур тоже впился взглядом в каменных великанов, как будто пытаясь на расстоянии понять, как такое возможно. От кораблей, сражавшихся с китами и спрутами, отделился один, помчался быстро в сторону големов, стреляя на ходу. Ракеты и снаряды рвались на големах и вокруг, те продолжали брести, как будто не замечая ничего.

— Осторожней!! — крикнул Алтай, пинком сбивая какую-то мелкую птицу.

Тут же новая очередь, пролетавший мимо вертолет зачадил и пошел вниз, нещадно завывая мотором.

— Сбоку! — крикнул Тимур.

Между рук его проскочил дуговой разряд, и ветвистая молния обрушилась на группу сражающихся, маг, восседающий на шее дракона, и стая птиц, два вертолета, десяток пехоты с какими-то летающими ранцами, и невесть как затесавшийся туда крылатый конь с восседающим рыцарем, все получили свою порцию электричества. Птицы повалились вниз, маг что-то гневно заорал, потрясая посохом, пегас взржанул, а рыцарь даже не обратил внимания. Полет вертолетов был нарушен, но они тут же выровнялись, а пехота с летающими ранцами даже не почесалась.

И теперь все они злобно смотрели в сторону удирающей виверны.

— В следующий раз бей в воду! — крикнул Алтай. — Так вернее будет!

Летающие пехотинцы устремились, крайнего слева тут же перехватил дракон, смачно перекусив пополам, маг крикнул что-то нецензурно, крутя посохом восьмерки, и вертолеты просели, как будто им не хватало плотности воздуха для полета. Также к Алтаю и Тимуру устремилось с пяток беспилотников, выстраиваясь треугольником.

— Не было печали!! — рявкнул Алтай, стреляя во всех подряд. — Надо уносить отсюда крылья!!

— Согласен!! — Тимур не отставал, швырялся файерболами направо и налево, создавая их с невиданной, сумасшедшей скоростью.

Правда, при этом он мазал в двух случаях из трех, в отличии от Алтая, бившего без промаха. Но все равно, Тимур ощущал, как его захлестнуло бесшабашностью боя, страх ушел, файерболы получались практически по щелчку пальцев. Еще бы врагов поменьше, и было бы вообще супер!

Как будто услышав его мысли, сверху обрушился град стрел. Каждая из длинных, метровых стрел, пробивала насквозь летающего пехотинца, вместе с броней и ранцем, не говоря уже о беспилотниках. В мгновение ока погоня была перебита, один из вертолетов успел отвернуть, второй подбили и взорвался. С небес, по дуге, падала стая каких-то летающих тигров, на спинах которых восседали лучники, в балахонистых накидках. Двухметровые луки, казалось, ничуть им не мешали, тигры скалились, и видно было, что каждый четвертый — не лучник, а маг.

Все с теми же посохами.

— Надо будет себе такой же посох завести! — крикнул Тимур в порыве восторга.

— Аппетиты поумерь! — фыркнула Варлея. — Ты ж еще ученик, а посохи только полноценным магам дают! Тебе до такого еще сра…жаться и сражаться, не говоря уже об экзаменах!

Погоню перебили, от основного сражения они уже удалялись, и каменные големы близились, поэтому Варлея позволила себе немного расслабиться, обернуться. Все равно виверна не слушает команд и поводьев, почему бы и не перекинуться парой слов с невольными попутчиками? Особенно с вот этим высоким красавцем-воином? Ученик маг тоже был ничего, но раз он к такому возрасту только парой заклинаний овладел, то диагноз ясен: к старости станет подмастерьем, не выше. Тоже, конечно, почетно, маги нужны, но обществу, а не ей!

Тем более что теперь, с гибелью госпожи Элоны будущие перспективы стали весьма туманны.

— Кто тебя вообще пустил в сражение? — продолжала она, не обратив внимания на взгляд, которым обменялись Тимур с Алтаем.

— Дык я это…

— Ага, маг, — язвительно отозвалась Варлея, — таких магов рядовые бойцы Альянса укладывают, брони не надевая, десятками! О чем думал? Лечи вас потом, дураков!

Тимур виновато развел руками, Алтай крикнул.

— Это моя вина, госпожа! Я не смог отговорить его!

— Ладно, — беззлобно фыркнула Варлея, махнула рукой и тут же опечалилась, осознав свои безрадостные перспективы.

Тимур удивленно наблюдал, как чистое, свежее, несмотря на всю грязь сражения, лицо девушки пошло морщинками. Варлея нахмурилась, прикусила губу, показывая ряд ровных и белых зубов, тяжело вздохнула. Глаза ее затуманились, и одинокая слеза пробежала по щеке.

Тимур и Алтай удивленно переглянулись.

— Это не из-за вас, — поняла Варлея, махнула рукой.

Вытерла глаза и посмотрела в сторону Алтая. Тот отметил, что косметикой здесь либо не пользуются, либо данной магичке этого не нужно. Но вслух сказал другое.

— Лучше не бросать поводья!

— Да она все равно не слушается, — на автомате ответила Варлея, но все же повернулась обратно.

— Куда же мы тогда летим? — нахмурился Тимур, но тут же сам увидел, куда.

В голове его сразу завертелись ассоциации с полевыми аэродромами и почтовыми голубями, всегда возвращающимися домой. Ну а что, голуби могут, а летающие рептилии нет? Возбуждение боя постепенно проходило, сменяясь тихой радостью и какой-то отупелостью. Во всяком случае, скопление виверн, драконов, грифонов, пегасов, еще каких-то крылатых змей и рыжих птиц, галдящее и орущее, воспринималось им спокойно. По периметру острова была возведена стена из серого камня, украшенная огромными розовыми пирамидками. В мелкой бухте стояло несколько кораблей, сверху кружили птицы, по острову бегали подручные и важно вышагивали маги. Взлетали и садились те же драконы, тут же набегали команды, подхватывали раненых магов и их зверей, начинали суетиться вокруг.

Как есть полевой аэродром рядом с линией фронта.

— Держитесь! — крикнула Варлея.

В ту же секунду Алтай ощутил неладное, повернул голову, но даже сказать ничего не успел. Двойка истребителей, промчавшаяся вдалеке, получила полный залп из розовых пирамидок и взорвалась, моментально обратившись в ничто. Виверна ускорялась, одновременно с этим падая, заходя на посадку. Алтая вжало в седло, а Тимура почти швырнуло на Варлею, которая опять возмущенно фыркнула.

— У меня жена есть, — как будто оправдываясь, сказал Тимур.

Варлея фыркнула еще раз, громче. К месту их посадки уже бежали трое, и едва виверна коснулась земли, тут же подхватили поводья, засвистели что-то витиеватое. Варлея, стараясь держаться непринужденно, спустилась, Тимур почти выпал из седла, а Алтай молодецки спрыгнул, прямо на твердую, утоптанную землю.

— Общий сигнал! — раздался крик, и в небо вспыхнул красный цветок. — Отступление!

— Не сдюжили все-таки, — цокнул один из прибежавших на помощь.

— Сегодня Альянс не жалел всепожирающего огня, — спокойно заметила Варлея.

— Да, Ваше магичество, — последовал ответ.

Алтай прищурился. Просто знали Варлею или опознали по одежде? Какой-то знак магов? Надо разобраться, и если что, Тимуру такой же достать.

— Грузовых птиц уже выводят, вон там, — продолжал парень, обращаясь к Варлее.

Алтай посмотрел в ту сторону, на спины огромных рыжих птиц было приделано многоместное седло, почти как в автобусе. Спрашивать, что могут птицы против самолетов, было бы глупо, и Алтай промолчал. Тимур тоже молчал, зато Варлея спокойно сказала.

— Что стоим? Еще не насражались? Идем к птице, пока там еще места есть!

Переглянувшись, Алтай и Тимур последовали за своей нечаянной проводницей.

Глава 9

— Быстрее! Быстрее! — покрикивал воин средних лет, подгоняя рассаживающихся по птицам. — Враги ждать не будут! Кто не успел — тот не улетел!

Суровый вид, шрамы, броня и зловещего вида дубинка в руке придавали ему дополнительной убедительности. Алтай и Тимур последовали за Варлеей, старательно делая вид, что все происходящее для них привычно и естественно.

— Ничего, — бросила Варлея, — даже если Альянс прорвал линию, то големы их задержат, и мы успеем улететь. Главное — добраться до желтой линии, дальше металлические птицы и драконы не пройдут.

— Хорошо, — ответил Тимур.

Он, как и Алтай, посматривал по сторонам, приглядываясь к окружающим и их действиям. Плюс-минус пока что оба не выделялись из толпы. Среди готовящихся к отлету преобладали мужчины, разных возрастов, черты лица — смесь Азии и Европы, с белой кожей. Броню тоже носили далеко не все, Алтая и Тимура выдавал разве что другой крой и материал одежды. Но, с другой стороны, разнообразия в тканях и фасонах вокруг хватало, от практичных одеяний до каких-то вычурных пышных мантий и накидок, и особого внимания два товарища не привлекали. Если кто и смотрел в их сторону, то скорее на Варлею, юную и свежую, как будто приехавшую не на войну, а выступать на конкурсе красоты.

Вот с оружием было сложнее.

Практически каждый был вооружен чем-то из холодного, режущего, рубящего и колющего. Как минимум кинжал на поясе, даже у явных магов, с могучими посохами и расписными мантиями.

— Скажем, что утратили в бою, — прошептал Алтай, наклонившись к уху Тимура, — и сразу прикупим себе что-нибудь.

— Прикупим? — прошептал Тимур в ответ. — Все наши вещи остались в рюкзаках на берегу.

— Прикупим, — повторил Алтай. — Когда ночью приходишь в магазин, там все бесплатно, ясно?

— Ясно. А что с пистолетом?

— Трофей, — коротко бросил Алтай.

И тут же замолчал, потому что Варлея повернулась к ним, прислушиваясь к разговору. Ее бело-зеленое платье, усеянное многочисленными карманами, видимо было какой-то униформой, потому что еще несколько девушек носили такое же. Среди отлетающих были и воительницы, могучие женщины, в броне, коротких кожаных штанах, не скрывающих мускулистых ног.

В общем, тут видимо равноправие полов либо деление идет по умению владеть магией и драться, решил Тимур.

— Взлет! — раздался выкрик, и Варлея отвернулась, вцепившись в спинку впереди стоящего кресла.

Секунду спустя Тимур и Алтай сделали то же самое, потому что птица оказалась нифига не самолет. Вместо плавного разгона и отрыва, она побежала вперед короткими скачками, почти сразу захлопала огромными крыльями. Все это сопровождалось толчками и тряской, и первая мысль обоих друзей была о ремнях безопасности. Но ремней не было, и их подбрасывало, и толкало, Тимуру даже показалось, что кто-то все-таки вылетел за борт, и тут птица все же взлетела. Звучно и мощно хлопая крыльями, она начала ходить по кругу, набирая высоту, и открывая вид на продолжающееся сражение.

Разбившись на два отряда, корабли магов отходили, огрызаясь красными и зелеными лучами заклинаний, ударяя волнами и камнями. Между отрядами упорно шли вперед големы, хватающие все, что крутилось рядом, и швыряющие в сторону кораблей АУГ. На глазах у Тимура и Алтая, три голема, объединившись, ухватили кита биотиков, и слаженно швырнули его, метко накрыв им один из мелких кораблей. Огромная туша придавила собой корабль и утопила, сама при этом, изранившись и потеряв возможность уплыть.

— Такое ощущение, что вокруг Старкрафт, — заявил Алтай.

Тимур не рискнул ответить. Хотя тряска закончилась, и полет стал ровным, но птицу кренило из стороны в сторону, да и Варлея сидела рядом. Мысленно, конечно, Тимур согласился, терраны-люди, зерги-биотики и маги-протоссы, вечный и бесконечный конфликт трех сторон.

— Держитесь, они прорвались! — крикнула Варлея, тоже наблюдавшая за ходом боя.

Слаженный отряд кораблей на воздушной подушке, возглавляемый тремя более крупными судами, ощетинившимся стволами и турелями, проскочил и помчался к острову, где все еще продолжались взлеты и погрузка зверья на крупные баржи. Крупные кораблики стреляли по острову, обрушивая навесом град снарядов и шаров из плазмы, полуметровых и сверкающих. Розовые пирамидки лучами сбивали ракеты и снаряды, вспыхивали, ставя защиту против плазмы, но видно было, что сияние пирамидок меркнет на глазах.

— Заряд скоро кончится! — крикнул Алтай, и Варлея кивнула.

— Держаться крепко! — донеслась команда.

Секунды две спустя, птица начала маневрировать, кидаться из стороны в сторону, закладывать виражи и бочки, уходя от обстрела. Кораблики внизу сменили способ передвижения, теперь они парили над водой, подобно экранопланам, и скорость их скачком увеличилась едва ли не вдвое. Они преследовали разлетающихся птиц, обстреливая из зениток, установленных на палубах. Снаряды рвались рядом, выше и ниже, оглушали, швыряли птицу, сбивали с курса, выбрасывали неосторожных из седел. Огромный осколок пробил сидящего впереди, высунулся из спинки кресла прямо перед Тимуром, который от неожиданности едва не вылетел из седла.

Хорошо, что Алтай придержал рукой, фактически ударом вбил Тимура обратно.

— Ноги в захваты вставь! — рассерженно крикнула Варлея, сверкая глазами. — Вы что, первый раз?!

Только тут Тимур заметил, что на уровне ног, под впереди стоящим креслом — седлом появились выемки. Он поспешно вставил туда ноги, и ощутил невидимый захват, ощутил, что сидеть и держаться сразу стало легче. Не так кошерно, как с ремнями безопасности и верхней страховкой, как в парках аттракционов, но все же значительно лучше, чем просто хвататься и держаться голыми руками, сидя на спине мечущейся птицы, на высоте в полкилометра.

— Растерялся! — крикнул Тимур.

Еще он подумал, что объяснений не избежать, но мысль мелькнула фоном, не взволновав. Тут живыми бы уйти из этой мясорубки! Маги похоже самоуверенно напрыгнули на Альянс — люди с техникой? — и крепко выхватили по своим магическим мордасам, даже биотики не помогли.

— Заткнуть уши!! — протяжно раскатилось над птицей. — Проходим зеленую линию! Приготовиться к удару!

Тимур глянул вправо, Алтай уже заткнул уши и восхищенно смотрел куда-то вверх. Глянул влево, Варлея, заткнув уши, пригнулась, приняв позу, которую в самолетах рекомендуют принять перед ударом о землю. На долю мгновения во рту Тимура стало горько и противно: явно же их достали ракетно-лазерным ударом сверху! Какой-нибудь боевой спутник, навелся и выстрелил лучом, как в фильмах!

Поспешно зажав уши, он посмотрел вверх.

— Ооо, — невольно вырвалось у него.

С тихим шуршанием на птиц падала завеса полярного сияния. Сверкающая и ослепляющая, она как будто смывала собой выстрелы и залпы, прикрывая птиц и обрушиваясь на кораблики внизу. Те, ничуть, не смущаясь, продолжали нестись вперед, сменив оружие. Пучки лазерных лучей впивались в завесу и гасли, а когда сияние дошло до корабликов, выяснилось, что каждый из них снабжен собственным силовым полем. Сияющие коконы продолжали нестись по воде, преследуя стаю грузовых птиц.

Но хотя бы они не могли стрелять, и птица прекратила метаться, дав возможность выпрямиться и не держаться судорожно, до побеления пальцев, за спинку кресла-седла. Несколько кораблей взорвались, остальные отвернули, помчались обратно. Видно было, как вдалеке падают и рушатся один за другим големы.

— Все? — спросил Тимур осторожно.

— Все, — печально подтвердила Варлея. — Сражение мы проиграли, госпожа Элона погибла, ну хотя бы живы, остались, но что теперь будет — непонятно.

— Альянс ударит, закрепляя успех? — предположил Алтай.

— Я про себя! — воскликнула Варлея. — Только добилась места персональной помощницы… эх, теперь, похоже, обратно в корпус придется возвращаться.

Алтай и Тимур переглянулись, Алтай покачал головой. Своя целительница — это прекрасно, тем более, что Варлея кидала в его сторону заинтересованные взгляды. Это плюсы, но минусов было на порядок больше, начиная с того, что теперь у них не было денег и заканчивая тем, что придется излагать всю историю. Может и ничего страшного, а может тут это запрещено, и сразу набежит какая-нибудь Магическая Безопасность и начнет орать, наставив посохи?

— Вам проще, — продолжала Варлея, не замечая взглядов. — Сражались? Сражались. Давайте снова на передовую, деньги, слава и трофеи прилагаются.

— Не говоря уже о возможности быть убитым, — заметил Алтай.

— Как и у меня! — воскликнула Варлея.

— Да мы тоже не богачи, — развел руками Тимур, уловивший, к чему все идет, — и не слишком рвались на передовую, вообще случайно там оказались, из-за ошибки.

— А вот я рвалась! — заявила Варлея. — Эх!

Это был бы самый удобный момент завербовать девушку, но, увы, друзьям было нечего ей предложить, да и неопределенность вида — что будет после посадки? — сохранялась. Хорошо если сразу за жопу не прихватят, как шпионов, думал Тимур, поглядывая на Алтая. Тот сидел спокойно, потом наклонился к уху Тимура и прошептал.

— Ты — маг, не забывай об этом.

Вначале Тимур даже не сообразил о чем он, но потом до него дошло. Пускай права магов здесь были не ясны, но явно превышали права обычных граждан. Все эти «Ваши Магичество» и отношение. Боевая аристократия? Просто магократия? Нет, слишком много магов, так что права качать и задирать нос рановато. Но вот воспользоваться при случае… но как? Сказать, что Алтай его телохранитель, а сам он приехал на войну, чисто денег поднять? Или учитель выпихнул, за бездарность? Или что?

Не хватало познаний об устройстве местного общества, и поэтому верный вариант не придумывался.

— Не забывай, что у тебя оружие врагов, и что Варлея все видела, — прошептал Тимур в ответ.

Алтай лишь усмехнулся в ответ и пожал плечами.

Реальность оказалась проще и сложнее одновременно.

Птица летела, в сопровождении своих товарок, ровно, спокойно, и видно было, как оттаскивают в сторону трупы, оказывают помощь раненым. Варлея тоже приняла участие, и Тимур с Алтаем быстро и шепотом обсудили стратегию и тактику будущих действий на земле. Маг-инкогнито, не разглашающий, откуда он, чтобы не поймали — первый слой, вторым — вроде как, правда, что просто туповатый маг-ученик сбежал на войну, наняв телохранителя — Алтая. Так себе легендочка, конечно, шита белыми нитками, но хотя бы пару дней можно будет надувать щеки, особенно на фоне поражения, а там, глядишь, и информация появится, что почем, и можно будет легенду скорректировать.

Пролетев еще пару завес, птицы пошли на снижение, к огромному, утопающему в зелени острову.

— Смотри, прямо по курсу аэродром! — привел Тимур не отпускавшее его сравнение.

Алтай кивнул, изучая обстановку внизу. В большой бухте ровными рядами стояли корабли, могучие и сверкающие. Охранные башни, стены по берегу, с пирамидками, и чуть в стороне тот самый «аэродром». Открытое пространство, с дорожками, чуть поодаль, в глубине острова, «ангары» — загоны для птиц и драконов. В стороне от бухты и портовых строений стоял форт с высокими и толстыми каменными стенами, замыкая собой военный треугольник: корабли — аэродром — пехота. Видно было, как огромная колонна пехоты марширует из форта куда-то вглубь острова, по широкой, темно-коричневой дороге.

Еще дальше, в центре острова, виднелся город, над которым роились черные точки.

— Ковры — самолеты, метлы, драконы, хмм, воздушный транспорт тут развит, — заметил Алтай.

Спрятав обратно в карман миниатюрную подзорную трубу, он покосился на Тимура, и преувеличенно надувая щеки, начал двигать бровями. Варлея поправляла платье, заметно нервничая, и тем самым, давая друзьям повод для новых размышлений. То ли персонально ее так волновало персональное ученичество, то ли просто сейчас со всех будут спрашивать за поражение? Перекрестные допросы, чтение мыслей, зелья правды и прочие достижения передовой магической мысли? Или там, какая — нибудь магбаза данных, в которой никакой такой Добрый Тимур не числится?

И поэтому Тимур ощутимо нервничал, хоть и старался не подавать вида.

Усталый паренек остановился напротив Тимура, посветил кристаллом, уточнил.

— Маг?

— Маг.

— Ученик?

— Да.

— Чем владеешь?

— Файерболы могу кидать!

— В инвалидную команду, — сделал пометку у себя в блокноте паренек.

— Что? — удивленно воскликнул Тимур, и тут же мысленно застонал, но обошлось.

— Так здесь называют команды учеников, — пояснил паренек, и, добавив ехидства в голос, сказал. — Что, думал, тебя здесь сразу магом сделают за красивые глаза? Романтика, как во взор — кристаллах? Придется тебе попахать землю носом на общих…

— Фэрл! Шевелись! — раздался окрик.

— Да, мастер! — тут же откликнулся паренек, и сказал Тимуру.

— Ну что встал? Беги к мастеру Питу, вон он, лысый и с жезлом стоит справа!

Тимур кивнул растерянно, а паренек уже перешел к Варлее, заметно ожившись.

— Солдат?

— Телохранитель ученика-мага Доброго Тимура, нанятый его отцом, — спокойно ответил Алтай.

На Алтая навели кристалл, затем еще один. Сержант хмыкнул демонстративно, шрамы на лице при этом сложились в какую-то ужасающую гримасу.

— Не поскупился, значит, родитель.

— Не без этого, — не стал возражать Алтай.

— А что же ты без зачарованного оружия? С таким-то щитом!

— Пришлось выбирать, или жизнь его магичества, или оружие, — ответил Алтай бесстрастно, хотя мысленно пытался понять, о каком щите толкует этот старый вояка.

— И что, отец вот так вот отпустил сыночка на фронт? — вопрос сопровождался звуками почесывания щетины на подбородке.

— Он не собирался на передовую, просто посмотреть, отец Доброго Тимура решил, что это пойдет на пользу его сыну. Но вышло все не так, пришлось сражаться, потом бежать.

— Да, Альянс, конечно, ударил, — прохрипел сержант, потом сказал. — Ну, теперь послужит, раз уж попал к нам, исключений не делаем. Сам что умеешь?

— Все, — слегка пожал плечами Алтай.

— Универсал, значит! — хохотнул сержант. — Ну, давай вон туда, к сержанту Забраку, сейчас он проверит, чему тебя учили, и годится ли это дерьмо в боевой обстановке!

Алтай, сохраняя невозмутимое лицо, еще раз слегка пожал плечами и отправился, куда показали. Там, в сторонке, тренировали пехотинцев, держать строй и наступать, не размыкая стены щитов. Также он видел, что Тимур отправился к кучке забинтованных и израненных парней и девчонок, стоявших в сторонке и пытавшихся делать это с независимым и гордым видом. Алтай лишь усмехнулся, в этой толпе Тимур не будет выделяться ничем, а если хватит мозгов держать язык за зубами, то вопрос легализации и обучения практически решен. Также стоило отметить равноправие полов, в плане участия в войне. Не исключено, что это было привилегией магов, но все же, все же…

Главное сейчас — себя показать, раз уж спрашивают навыки, а не документы, а там видно будет.

— Сержант Забрак?

— Ну?! — рыкнул этот самый сержант, почти, что брат-близнец отправившего, глядя на Алтая. — Новичок?

— Телохранитель.

— Да ладно, — хищное лицо сержанта озарилось улыбкой. — Доставай оружие, сейчас проверим!

— Справлюсь и голыми руками, — безразличным тоном ответил Алтай.

— Продержишься минуту — десяток дам, — прохрипел сержант, выдергивая меч и проводя первый выпад.

Глава 10

Жаргонное прозвище — инвалидная команда — вполне соответствовало реальности. Практически все, кроме Тимура, имели увечья, той или иной степени тяжести. Поэтому молодые парни и девчонки — студенты, в сущности, посматривали на Тимура уважительно, а у того мысленно волосы дыбом вставали. Ибо, не прикрывай его Алтай, был бы сейчас таким же инвалидом. У половины учеников отсутствовала та или иная конечность, и раны, раны! Где целители? Или даже они бессильны? Вопросы задавать, понятное дело, было некому, ибо Варлею, после опроса, уверенно отправили куда-то в сторону порта.

— Ну что, любители приключений, ученички, мать вашу магию, хлебнули, чего хотели?

К группе подошел тот самый мастер Пит, лысый дядька средних лет, с неизменным посохом, и мечом на поясе. Броня, поножи, толстые мускулистые руки и ноги, простоватое лицо, выглядел он скорее бойцом, чем магом. Ученики, однако, подобрались, попробовали изобразить нечто вроде строя.

— Еще первый Император, да славится его имя, и Магический Совет тех легендарных дней Переселения, решили, что на войне сгодится даже такое мясо, как вы, раз уже все равно вас не удержать! Поэтому, с сегодняшнего дня, я, мастер Пит, буду учить и наставлять вас, чтобы в следующий раз вас не вытаскивали живыми полутрупами с поля боя.

Он посмотрел одобрительно на Тимура и продолжил рассказ, прохаживаясь вдоль строя. Лысина на его голове пускала солнечные зайчики, но никто не хихикал. То ли ученики всерьез отнеслись к заявлению, то ли раны настраивали их на соответствующий лад.

— Руки, ноги и прочую требуху вам вылечат, и приплюсуют к штрафу за самовольный побег на войну! Для тех, кто хочет прикинуться дурачком и сказать, что был не в курсе, сообщаю: теперь всем плевать! Это раньше можно было уехать на материк за счет Империи, а теперь есть указ Императора от третьего августа позапрошлого года, и точка! Теперь вы не просто мясо, вы государственное мясо! Пока не расплатитесь с долгами!

— А расплачиваться будем долго, — пробормотал парень, стоявший слева.

— Почему? — рискнул спросить Тимур.

— Ты че, сегодня сюда приехал, что ли?

— Да.

— Оно и видно, еще целый, — хмыкнул парень. — Платят ученикам меньше, чем проституткам в порту, имеют в два раза чаще, а спрашивают раз в пять больше.

— Ты! — Пит уже вернулся и тыкал пальцем в парня. — Дохуя умный? Если кто еще не понял, ваши жопы теперь мои! Буквально! Вы нарушили закон и задолжали Империи, так что теперь, если кто думает сбежать и не отдавать долг, так сразу станет дезертиром и преступником.

Он усмехнулся и добавил.

— И история ваша станет широко известна по Империи, чтобы молодым дурням было неповадно бегать на войну и терять там свои жизни зазря! Чтобы каждый знал, что его ждет! Ну а кто примчится, тоже хорошо, государству нужны воинственные молодые маги, обделенные мозгами, вроде вас! Ведь вы же слышали подобные истории, а? Слышали, вижу по лицам, только нихуя из них не извлекли и не поняли.

«Обделенные мозгами» угрюмо молчали, переминаясь с ноги на ногу. Тимур тоже старался соответствовать, но получалось, видимо, плохо — мастер Пит переключился с паренька на него.

— Вот! — ткнул он пальцем в Тимура. — Единственный тут хоть с каплей мозгов, потому и целый! Ты как тут оказался, ученик?

Утруждать себя именами и умениями, Пит не собирался. Ученик он и есть ученик.

— Да я вообще тут случайно оказался, — ответил правду Тимур, — только сегодня приехал.

— Ха! Ха! Ха! — мастер Пит издал несколько лающих звуков, обозначающих смех.

Тимур отметил, что зубы у него тоже белые и ровные, как у Варлеи. Магия? Скорее всего. Какой-нибудь Зубной Архимагистр и толпы его учеников, несущие магическое добро в массы. И тут до Тимура дошло сказанное Питом ранее. Вернут руки и ноги!! Вот так вот просто!! Тимур ощутил сильнейшее желание добраться до лучшего целителя, тюкнуть его в темечко и резко рвануть домой, к Шефу.

— Молодец! Начальство нужно поедать глазами! — одобрил мастер выражение лица Тимура. — Будешь старшим над этой инвалидной командой! Боевик?

— Да.

— Отлично.

Мастер Пит ткнул посох в землю, гаркнул.

— Ну что? Кто желает расплатиться и покинуть славные ряды инвалидной команды?!

Ученики мрачно сопели, переминались, матюгались под нос, но и только. Как подозревал Тимур, даже навались они всей командой, одолеть этого самого Пита у них не получилось бы. Будь здесь Алтай… но к чему бежать? Он же хотел учиться, вот он — шанс! Правда, придется командовать толпой молодых оболтусов, но это дело поправимое. Он кто? Правильно, он туповатый ученик мага, выучивший два с половиной заклинания и рванувший на войну. Поэтому покомандовать, чутка, Пит его и сам отстранит, и можно будет спокойно учиться. Станет командиром кто молодой, да и Шеф с ним!

— Значит, все хотят получить обратно руки — ноги — требуху, и отдать свой долг нашей Империи, да стоит она вечно, — размеренно и от того еще более зловеще произнес Пит, заложив руки за спину. — Хорошо.

Он щелкнул по кристаллу в навершии посоха, тот засветился.

— Мастер Пит, инвалидная команда в строю, все двадцать три, готовьте все, что нужно.

После чего обратился к ученикам.

— Ну что, инвалидная команда? Марш за мной, в пятую казарму.

— Это что же, мы все вместе учиться и жить будем?! — взвизгнула одна из учениц.

— Че, сиськи мелкие, стыдно показать? — загоготал Пит. — Могу порекомендовать хороший адамантитовый рудник, быстро от стыдливости избавляет!

Девица заткнулась и, кажется, даже закрыла лицо руками, Тимур не рассмотрел толком.

— Эх, — вздохнул парень, — вечно мне не везет!

— А что так? — спросил Тимур.

— Дык, до этого учеников просто по учителям и домам отправляли, ну там пару тумаков да штраф, ерунда, некоторые так на войну раз десять ухитрялись сбегать, главное не покалечить никого из своих в процессе, а на врагов плевать! А я первый — и сразу под Императорский эдикт! Сбежать бы теперь, да хрен потом кто в ученики возьмет, проще сразу утопиться! Ладно бы девки в команде были красивые, так ведь нет!

— Эмм, а как же возможность умереть уже завтра?

— Э… как тебя?

— Добрый Тимур, — с какого-то ляда начал официально представляться, но паренек уже перебил.

— Вот! Оно и видно, что Добрый! Как ты там сказал, проездом здесь? А я сюда специально приехал, пробрался, исхитрился, чтобы минимум пару стреляющих повозок Альянса утопить! Как думаешь, пугает меня смерть?

— Наверное, нет, — озадаченно отозвался Тимур.

— Вот! Соображаешь! Меня Кларенсом кличут, но можно Клар! Ты как насчет заработать?

— Всегда за! — с поддельным энтузиазмом воскликнул Тимур.

— Тогда еще ничего не потеряно! — Клар радостно потер руки. — Как обучат нас, пойдем командой на войну, быстро раздадим долги! Дело верное! Наивернейшее!

Он оглянулся по сторонам, но никого его «верные» предположения не интересовали. Народ ковылял, придерживая друг друга, мастер Пит шел в сторонке, что-то насвистывая и следя.

— Отрядом еще надежнее будет! — все равно понизил голос Кларенс.

Тимур озадаченно посмотрел на него сверху вниз, ибо Клар был ниже на голову. При этом его, как будто распирало энергией, руки постоянно двигались, черные глаза бегали туда-сюда. Взъерошенные волосы, возможно, стояли бы дыбом, не будь они пострижены. Возраст его Тимур, на глаз, определил лет в двадцать.

— Энергокристаллы Альянса! — громким шепотом провозгласил Клар.

— Угу, — промычал Тимур.

— Точно! Есть один умелец, скупает их! Энергии там — море, только наши умники в высоких мантиях до сих пор так и не сообразили, как их использовать!

— А твой умелец, значит, сообразил?

— Точно! Нам-то они бесплатно будут доставаться, главное технику Альянса умело подламывать, чтобы значит, энергокристалл не взрывался от перегрузки! Отрядом-то оно вернее будет!

— Но и прибыль придется делить на всех, — резонно заметил Тимур.

— А мы остальным не скажем! — тут же горячо заявил Кларенс. — Все равно же бои будут, еще парочку умельцев привлечем, тебе, как Доброму командиру… треть!

— Половину.

— По рукам!

Про себя же Тимур подумал, что с таким Кларом лучше дел не вести. Правда, если отойти и дел, и командиром станет Клар, то ведь отряд же подведет? Тимур озадаченно почесал в затылке, и решил, что надо посоветоваться с Алтаем, благо время терпит.

— Нормально все будет, — по новой завелся Кларенс, размахивая руками, — главное отряд грамотно построить, мне дядя объяснял как!

— Уже командуешь? — раздался насмешливый голос мастера Пита.

Клар подпрыгнул и отпрыгнул. Правильно уловив намек, порысил вперед, к основной группе.

— Не хочешь быть командиром? — прямо спросил мастер, едва Клар отбежал.

— Не хочу, — ответил Тимур, глядя под ноги.

Ярко-коричневое покрытие дороги напоминало ржавчину, перемешанную с кирпичной крошкой, и с добавками свежего говна. Смотреть было не слишком приятно, но и в глаза магу глядеть у Тимура не было никакого желания.

— Я магии учиться хочу, за тем и приехал, — искренне сказал Тимур.

— А, так ты из практиков, — одобрительно заметил Пит. — Понял, что теория — ерунда, проще своими руками творить, а папаша тебя не стал отговаривать, целого телохранителя дал?

— Ну… да.

— Я такой же, — Пит одобрительно хлопнул Тимура по плечу, тот слегка присел от неожиданности. — Давай, ты подумай еще сутки, все равно сейчас эту банду малолетних дураков лечить будут, да в порядок приводить, время еще есть. А потом скажешь — да или нет — но поверь мне на слово, перспективы у тебя самые что ни на есть охеренные! Ну и что, что попал случайно? Потенциал у тебя хороший, у меня глаз наметан на такие дела, а в боевке я тебя натаскаю…

Тимур бросил взгляд на мага, тот вроде говорил искренне. Печется об учениках? Или тоже перспективы, как наставника отряда учеников?

— Раз-два, и ты уже лейтенант, маг и не просто, а целый государственно-имперский! Частные школы и учителя, это конечно, о-го-го, традиции и имя, но кому надо понимают — государственный диплом выше идет, империи нужны специалисты. Контракт, имя, ну а там и все остальное подтянется, тем более, что юные дворяночки всегда были падки на бравых офицеров!

— Понятно, — ответил Тимур, чтобы сказать хоть что-то.

Подозрения внутри становились все тяжелее. Вначале этот Кларенс, теперь маг подкатывает с какими-то предложениями. Чего они все вдруг привязались к недоучке — ученику? Хотят каких-то выгод? Или принимают Тимура за кого-то? Был бы здесь Шеф, он точно разобрался бы, ему такое привычно и знакомо, а что делать Тимуру? Только и остается, что скрипеть мозгами, да уповать на грядущий разговор с Алтаем, в котором что-то да прояснится.

— Раз сегодня будет лечение отряда, то я вечером свободен? — спросил Тимур.

— В пределах острова, — понял его по-своему Пит. — Враги сюда не доберутся, но и остров лучше не покидать. Слепки сняты, документы изготавливаются, так что чиновники очень огорчатся, если свежесозданный отряд не досчитается только что назначенного командира.

— Я еще не дал согласия, — моргнул Тимур.

— Поброди по острову, посмотри, подумай и соглашайся, жалованье так точно больше будет, — с одобрительной усмешкой заметил мастер Пит.

У Тимура осталось смутное ощущение, что попробуй он сбежать с острова, его тут же поймают, и он все равно окажется в команде мастера Пита, только теперь уже на легальных основаниях. Ведь мастер говорил о штрафе, а денег у Тимура нет — чем расплачиваться? А с чего вообще такое доброе отношение? Остальных поставили перед фактом, а что он? Магбаза показала, что такой в ней не числится и ничего, стало быть, не должен? Несмотря на всю готовность и проработку сценариев, Тимур ощущал, что все же немного теряется от избытка возможностей и количества неизвестных факторов и фактов вокруг.

Казарма оказалась вполне симпатичным двухэтажным зданием, с какой-то огромной закорючкой на стене.

— Еще бы казарма написали, — проворчал кто-то, и Тимур сообразил, что закорючка — цифра «пять».

Проблему незнания письменного они обсуждали с Шефом, но ни в одном из вариантов не предполагалось, что в первый же день попадания Тимур станет командиром отряда магов. С этим надо было что-то делать и быстро, пока реальность в очередной раз не ухватила за задницу. Учеников на входе в здание подхватывали целители и располагали по кругу, усаживая в кресла, расставленные в небольшом зале. Тимур сообразил, что сейчас будет сеанс коллективного лечения, и подошел к одному из целителей.

— Уважаемый целитель, — обратился он, — а можно мне индивидуальный сеанс?

— Вы здоровы, — целитель смерил взглядом и добавил, — ну, почти, но вам нужен не целитель.

— Мне нужен целитель, — вежливо, но настойчиво перебил его Тимур. — Я забыл, как читать и писать! А может и не знал? Не помню!

— Когда это произошло? — заинтересовался целитель, отводя Тимура в сторону. — Вам же все равно не нужен сеанс коллективного лечения, давайте не будет сбивать уважаемую Заарну своими разговорами.

— А потом им будут пришивать конечности?

— Выращивать новые, — с улыбкой превосходства ответил целитель. — По лучшей столичной методике, с гарантией результата! Приживление чужих рук и ног — вчерашний день!

— Извините, — пробормотал Тимур, — кажется, это я тоже забыл.

— Такое бывает, — «утешил» его целитель.

— Вы сможете мне помочь?

— Восстановление воспоминаний — дело непростое, разве что мастер Микл возьмется, и то без гарантий. Это надо минимум в Поленту ехать, к тамошним менталистам. Хотите совет?

— Конечно, — кивнул Тимур.

Лицо целителя тоже стало хитрым, как у Кларенса и Пита до этого, и Тимур подумал, что это, наверное, местный обычай такой. Как кто явится из другого мира, так сразу начинать двигать ему предложения, даже не зная об иномировой породе, так сказать.

— Вы же на государственном снабжении, запросите кристаллы ускоренного обучения, платит-то Империя! Все равно среди этих учеников пара да найдется, кто читать — писать не умеет, поверьте моему опыту. Дело верное, если не знали, так выучите быстро. Если знали — выучите еще быстрее, старое вспомнится и все. А в мозг лезть без хорошего менталиста — можно и сжечь там все, понимаете?

— Понимаю, — кивнул Тимур. — Спасибо.

Теперь оставалось только найти Алтая и посоветоваться с ним, о вопросах дальнейшего бытия.

Глава 11

В принципе, Тимур не сомневался, что ученики по статусу находятся на самом дне «магической пищевой цепочки», но все равно, иерархия магов привела его в некоторую оторопь. Остальным ученикам он выдал ту же версию, что и целителю: «тут помню, тут не помню, наверное, в сражении голову отбили», и ничего так, прошло вроде бы вполне удачно. Посочувствовали, покивали головой, и теперь охотно поясняли очевидные, для всех, кроме пришельцев из другого мира, вещи.

Например, иерархию магов, основы и опоры Империи Пандел.

Тот, кто проявил способности к магии, мог стать учеником. Сдав экзамены, ученик становился подмастерьем с правом на волшебную палочку. Развив способности — мастером, с правом получения жезла. Улучшив навыки и сдав еще экзамен — магом, с правом ношения посоха. Пятая ступень — магистр. Затем архимаг, и венец всего — архимагистр. Магический Совет состоял из архимагов и архимагистров, по одному от каждого направления магии.

Император — обычный человек, со своими советниками, и отдельным наставником — Архимагистром.

Так вот, оторопь Тимура была вызвана длиной цепочки. Он почему-то думал, что ученики становятся магами, получают посохи и дальше им все пути открыты, твори, сражайся, обучайся. Еще свою лепту вносила ситуация, в которой оказался Тимур. Инвалидную команду собирались натаскивать на боевые действия, вне зависимости от того, к какой из школ магии проявляли склонность ученики. Логика тут была простая (и тоже немного ошеломляющая): ученики сбежали на войну, нарушив законы и задолжав империи денег? Значит, и учить их будут тому, что нужно империи, а кто сдохнет — не жалко, ибо все равно все зазря погибли бы на войне.

А так, глядишь, и толк какой-то будет.

— Никому вы нахрен не нужны, делать из вас показательных козленков отпущения, — сказал Алтай на следующий день, когда они все-таки сумели встретиться, уже вечером. — Есть стандартные инструкции, есть всякие там решения первого Императора, просто к этому еще подвязали финансовый вопрос. Когда говорят, что ты должен государству, все всё сразу понимают и не тявкают. Вполне могли и просто так оставить, вроде штрафного батальона, только вместо офицеров — маги.

— Нахрен тогда лечить? — невпопад удивился Тимур. — И отлично лечить, конечности всем вернули! Уму непостижимо!

— Затем, чтобы в долги загнать, — отмахнулся Алтай. — Стандартная практика даже на Земле. Сбежит кто вылеченный, его цоп за магическую жопу, и показательно накажут. Вместе с рассказами о судьбе остального отряда, очень наглядно будет — для других малолетних дураков.

— Какой еще судьбе? — насторожился Тимур.

— Ты думаешь зря, что ли команды учеников инвалидной командой называют? Подучат пяток заклинаний и бросят в бой, половину отряда спишут в могилы и будут трубить, вот, мол, чего бывает. Погубят десяток, зато сотня не приедет, а тысяча пересрется и думать забудет о том, чтобы сбежать из школ. Империи нужны хорошо обученные маги, а не хорошо прожаренные недоучки.

Тимур помрачнел и вздохнул, Алтай развел руками.

— Но зато у тебя все шансы научиться, обучиться и сделать карьеру, — ухмыльнулся Алтай. — Учить-то будут, вопрос только в том, сколько из вас доживет хотя бы до роспуска команды.

— Этот… мастер Пит, на карьеру намекал, — отозвался Тимур. — А что, команду могут распустить?

— Судя по тому, что болтали в сотне, могут. Или все погибнут, или все выжившие в подмастерья переползут, сдав экзамены. Так сказать, угроза жизни обостряет интеллект. Потом наловят еще учеников, создадут новую команду, в общем, все повторится. Что же касается карьеры… могу предположить, что должность вашего наставника и куратора тоже не добровольно взята. Сможет мастер Пит дотащить вас, ему грешки спишут, а может на повышение пойдет, ты ж не выяснял, как именно тут повышение получают?

— Нет, только саму систему, и то намеками, намеками, — покачал головой Тимур.

— С потерей памяти это ты хорошо придумал, но все равно лучше не расслабляться.

— Ну, мастер Пит пообещал, что приложит все силы, чтобы нас научить, — неуверенно сказал Тимур, — и, кажется, он был искренен. В смысле, он переживает за нас и помимо повышения или отработки, на которую его прислали.

— А, в армии солдат тоже готовят изо всех сил, только почему-то гибнут толпами, — махнул рукой Алтай. — Ну, шанс все равно упускать нельзя, мы ж приехали тебя готовить, так что реально, старайся изо всех сил. Тебе жалко остальных? Пит тебя ставит командиром — старайся, чем лучше постараешься — тем больше выживет.

Тимур мрачно засопел в ответ, спросил Алтая.

— Как у тебя успехи?

— Получил сотню распиздяев и злостных нарушителей под свое начало, — хохотнул Алтай. — Так что в бой, скорее всего вместе пойдем. Ну, у тебя штрафбат, у меня штрафная рота, искупление кровью, все дела?

— Аааа, теперь понял! Что, в самом деле, штрафная рота?

— Нет, конечно, просто Альянс, похоже, развивает прорыв — от которого мы драпали, и сейчас из нас, кто убежать сумел, быстро слепят новые части и бросят в бой. С одной стороны, это нам на руку — в этой суматохе мы никому не нужны, заметил?

— Да, сам удивился, — кивнул Тимур. — Теперь-то понятно.

— Ну да, как отобьются, так и разборки будут, кто мы да что, ну да ладно, время еще есть…

— Погоди, — перебил его Тимур. — Не сходится! Нас же учить будут, а это время!

Алтай задумчиво почесал подбородок.

— Главное — веди себя спокойно, и никто ничего не заподозрит. Пока никто не разбирается, и нам не с руки шуметь и возмущаться.

В это же время, в городе в центре острова, беседовали двое. Лейтенант Памирос из «службы тыла», и маг Улейн из «отдела восстановления магических вещей», занимавшегося ремонтом и подзарядкой. Это были их формальные обязанности, де-факто же они работали на контрразведку Империи, занимавшуюся выявлением и борьбой с шпионами Альянса и лазутчиками биотиков, нахождением и уничтожением различных подслушивающих устройств и организмов, защитой секретов, дезинформацией через перевербованных агентов и так далее, и так далее.

Тайная война велась не менее напряженная, чем явная, и первая было тесно переплетена со второй.

— Начальство рвет и мечет, — говорил Улейн, развалившись в кресле, заняв его целиком своим тучным телом, — после вчерашнего поражения. Ты не поверишь, но магистр Жиан чуть ли не поклялся найти того… нехорошего человека, что слил информацию, и лично посадить его на кол.

— Охотно поверю, — отозвался Памирос, сидевший за столом, заваленном отчетами.

Сейчас лейтенант пил крепкий и горячий чай, подвергая опасности эти самые отчеты, ибо кружку он ставил в опасной близости от бумаг и края стола. По смуглому лицу лейтенанта катился пот, ибо вечер выдался жарким и душным. Но любовь Памироса к чаю перевешивала, пока что.

— Нам высказали примерно то же самое, да еще со ссылкой на магистра, — продолжал Памирос. — Столько готовились, а в результате Альянс навалял и нам, и биотикам, неудивительно, что начальству вставили по первое число, а там уже и до нас дело дошло.

— Угу, — вздохнул Улейн, — все так.

Он взмахнул посохом, притягивая к себе кружку с соком. Тут же подморозил ее и с наслаждением отхлебнул холодного, бодрящего напитка.

— Не знаю, как ты пьешь горячее, — заметил он вслух, — но давай уже перейдем к делу.

— Нормально пью, — ворчливо отозвался Памирос. — Давай, переходи.

Улейн оттолкнулся ногами, разворачивая кресло и себя так, чтобы оказаться лицом к столу и Памиросу.

— Значит так, после доблестного бегства от Альянса, отфильтровали всех, кого смогли, наловили учеников и собрали их в отряд.

— Ну, инвалидная команда, по инструкции положено, хотя я этих горячих учениц, по-другому бы использовал, на благо Империи! — искренне рассмеялся Памирос.

Улейн неодобрительно посмотрел на напарника, запрокидывающего голову и хохочущего так, что видны все зубы. Вот уж воистину, кто не маг — тем не понять!

— Теперь послушай вторую часть, — недовольно сказал Улейн. — Их быстро подписали под указ и подлечили, и теперь будут готовить по-настоящему, без дураков и отсиживания в тылу, с постепенной отработкой долга. Не только их, наши парни наловили не одну команду, и всех их будут готовить, и засылать на передовую.

— Однако, — Памирос сразу сделал серьезное лицо, впился в мага взглядом карих глаз. — Все настолько плохо? Или что-то другое? Секретная операция?

— Ну, в каком-то смысле да, — усмехнулся Улейн. — Кто-то из Совета (он закатил глаза вверх) оказался подвержен родственным чувствам, и не смог отказать в просьбе любимому внуку или внучке, желающей срочно поехать на войну.

— И нахрен громоздить башню вручную? — удивился Памирос. — Два боевых мага в охрану из спецкорпуса, сотню последователей Марга и вперед, дел-то, ха! Сынов Корхала, конечно потрепали в этом прорыве, но и из них можно набрать отряд с топорами, ха еще раз!

— Вот тебе и ха! — огрызнулся Улейн. — Ясен посох, что речь идет не о визите с охраной. Все должно быть натурально! Не говоря уже о том, что эти ученички и вправду задрали, нашли, блядь, романтику, а нам крутись и вертись, который год!

— Ага, ага, — прищурился Памирос, — то есть вся эта возня…

— Ну да! Чтобы можно было по закону запихать в подготовленный отряд, для охраны, и там все ученики, все по-честному, а то любимый родственник обидится на дедушку — Архимагистра и не будет дергать его за бороду или ходить в гости, хрен проссышь, начальство деталей не разглашало, хорошо, хоть слухи дошли, с чего эта возня с инвалидными командами. Ну и поражение — удобный повод для внедрения, типа все сердиты, бла-бла-бла, подписали туда Пита из второго отдела, для пущего порядка, якобы за грешки прошлых дел и лет.

Улейн разволновался, говорил горячо и дышал часто, колыхая огромный живот, размахивая посохом, зажатым в толстых руках. Памирос, тоже осознавший глубину ответственности, достал кисет с табаком и начал делать толстую самокрутку. По комнате поплыл запах крепкой махорки, а лейтенант сказал, выдыхая струю дыма.

— Так, получается, инвалидов подставили, сразу в разряд смертников списали?

— Ну! — воскликнул Улейн. — Вроде и для пользы дела все, все по закону, а по факту — чисто прикрытие жопы, кому надо!

— Это как раз дело-то житейское, — отозвался Памирос философски, — вот еще бы не нас кураторами поставили, было бы вообще замечательно.

— А нас и не поставили, это все неофициально, — сообщил Улейн. — Чтобы никто не догадался. Но, может быть, поставят, есть тут сигнальчики и звоночки.

— И долго это все продлится? — Памирос выдохнул еще струю дыма, густую и толстую.

— Пока деточка не станет мастером? — предположил Улейн и развел руками. — Хуй знает…

— Эй, ты аккуратнее посохом-то маши! — воскликнул лейтенант. — Уронишь мои кружечки, разобьешь!

— Как разобью, так и склею, я ж из ремонтного отдела, подгоню тебе пару наших спецов!

— Знаю я ваших спецов, вечно потом ковры-самолеты вверх ногами летают, а волшебные стекла вместо картинки голых баб показывают, — проворчал Памирос. — Ладно, неофициально так неофициально, с наградами начальство еще не обманывало, да и услуга Архимагистру — дорогого стоит.

— Тем более, что он еще подстраховался, — туманно заметил Улейн.

Памирос встал, прошелся туда и сюда, как будто разминая крепкое, жилистое тело, и только потом сказал.

— Я бы не стал списывать со счетов версию шпионажа.

— Да лааааадно, — иронично протянул Улейн, следя взглядом за прохаживающимся напарником. — С каких это пор Альянс вербует магов? Этот, как его… Добрый — однозначно маг. Пит говорит — боевка, значит боевка, уж он то разбирается, его профиль. Ну а насчет притворства с потерей памяти, да ха! Залегендировал свое якобы «ученичество», ну какой дурак поверит, что в тридцать лет все еще ученик? Три заклинания знает, да три ха на это! Посох за гнилой банан, в нужные моменты будут вылезать «случайно вспомненные заклинания» или еще какая хрень в помощь.

— Чего же возраст тогда не скрыли? — возразил Памирос, пригладил блестящие черные волосы.

— Чтобы было больше причин поставить его во главе отряда? — развел руками Улейн.

Чашка на полке опасно покачнулась, но все же устояла. Памирос, гневно нахмурившись, смотрел на мага.

— Слушай! Я эту коллекцию собираю уже десятый год! Она со мной пережила осаду на Пимре, бомбежку на Уганаданах, отступление из архипелага Змей, прорыв к Ксолоту, а ты тут посохом машешь! Причем именно возле моей любимицы, привезенной из рейда вглубь Альянса!

— Ладно, ладно, — Улейн демонстративно встал, пересел на диван, заскрипевший под его весом. — Раньше ты столько не ворчал по поводу своей коллекции!

— Раньше ты столько не махал своим посохом!

— Извини, не каждый день такую операцию поручают! — огрызнулся маг.

Достав откуда-то из мантии огромное яблоко, он начал смачно его грызть, брызгая соком и чавкая.

— Да, не можешь справиться с волнением — заешь его, — подначил Памирос.

— Ладно, ладно, подумаешь, люблю поесть!

— Люблю поесть? Да ты жиром заплыл, как раскормленный кабанчик с личной фермы Императора!

— Ты забыл добавить «слава Сайкону Второму»!

— Напиши на меня рапорт за крамолу и непочтительный образ мыслей! — хохотнул Памирос. — Сразу станешь начальником департамента морали, пропаганды и настроений в обществе!

— Эээ, у нас же нет такого департамента?! — озадачился Улейн.

— Ну, слухи то который год идут, что откроют, вот тебя туда и назначим! — продолжал веселиться лейтенант.

— Зато тебя за провал операции на адамантитовые рудники в момент закатают!

— Нихуя! Если кто чего и провалит, то это ваши калеки — ученики!

— Уже не калеки! — возразил Улейн.

— Умственные, — постучал по лбу Памирос. — Руки-ноги можно вылечить, а вот мозги… ладно, не о том речь. Только сейчас сопоставил… этот, наемник — телохранитель, что с твоим магом прибыл, он же, как раз на сборную сотню встал, из этих, разбитых, Третьего Героического и Пятого Неунывающего, и Двенадцатого Железнобокого. Раз, и сразу сотник! Телохранитель, ага. Простой такой, обычный телохранитель ученика-мага, нанятый заботливым папашей.

— Ага, — ухмыльнулся Улейн. — А ты — шпионы, шпионы!

— Ладно, ладно, я ж не в курсе был про всю эту архи-интригу, так бы сразу сопоставил. В общем, надо будет и к остальным присмотреться, вычислить остальных засланцев, если они есть. В целом же, знак добрый, наши шансы стать кураторами растут!

— Конечно, добрый, — согласился маг. — Только аккуратно, чтобы не спугнуть… и заслать к ним нашего человека! Ну, еще не нашего… не нашу, чет я запутался. В общем, взять эту целительницу, как ее, Варлею, ага, и туда, в инвалидную команду после вербовки.

— Толково, — одобрил Памирос. — Деньги и карьера ей нужны, а нам информация будет, и подозрений никаких.

— Плюс целительница в отряде — дело нужное, — подхватил Улейн. — А мы сверху присмотрим.

Два приятеля одобрительно ухмылялись друг другу. Улейн налил себе еще сока, подморозил, а Памирос начал скручивать новую самокрутку. Конечно, еще предстояло не провалить всю операцию, но хотя бы начало положено! Плюс вскрыт замысел начальства, так что не испортят его ненароком.

— Хорошо, — сказал Памирос, садясь за стол. Теперь давай все запишем и прикинем детали, что куда, с чего начнем, куда пойдем.

— Давай, — отозвался маг. — Только без фанатизма, еще не факт, что к нам этот родственник приедет.

— Должно же и нам хоть раз в жизни повезти, — философски заметил Памирос, отодвигая бумаги в сторону.

Глава 12

Мастер Пит, построив два десятка учеников на пляже, сказал.

— Как известно, в здоровом маге здоровая магия! Поэтому с сегодняшнего дня, помимо занятий собственно магией, будем заниматься еще и развитием ваших тел. Чтобы, значит, в решающий момент всегда смогли, без всякой там магии, врагу выбить зубы крепкой рукой!

Он хохотнул и тут же скомандовал.

— Бегом вдоль берега!

Ученики нестройной толпой побежали, тех, кто медлил и отставал, Пит подгонял разрядами молний из посоха. Сам мастер бежал спокойно, даже лениво, периодически просто стукая посохом по пяткам и задницам отстающих. Ученики ворчали и жаловались, сбивали дыхание, бежали неумело, не все, но большинство. Тимур, настроившийся на то, что общефизическая подготовка будет, бежал как на тренировке с Алтаем, стараясь держаться дальше от воды, чтобы ноги не вязли.

Пробежав километр, Пит заорал.

— Все в воду! Вплавь до того острова и обратно!

Чтобы называть одиноко торчащую, загаженную птицами скалу островом надо было иметь большую фантазию, но возражать никто не посмел.

— Что встали? Вперед! — крикнул Пит, подгоняя самых робких.

Тимур передернул плечами. Лезть в одежде в воду и потом плыть? Правда, минуту спустя он понял, что опасения его были напрасны. От берега к скале шла отмель, явно искусственно созданная, да и вода была подозрительно теплой. Тем не менее, ученикам потребовалось изрядно времени, чтобы сплавать — сходить туда-обратно и выбраться мокрыми на берег. Кто вылез первыми, получили порцию согревающих приседаний, и явно пожалели о своих навыках.

Когда на берег выбрался последний ученик — тощий, бледный паренек, Пит провозгласил.

— А теперь займемся практической магией!

— Сейчас? — выкрикнул кто-то.

— Сейчас, — отрезал Пит. — Вы устали и промокли, боевая ситуация. Вы высадились на берегу, но там вас уже ждал патруль Альянса!

Он оглушительно свистнул, и из-за насыпи резво выбежал десяток солдат. Дубинки, легкие кожаные брони, на головах шлемы, в глазах азарт и решимость. Между ними и учениками было примерно тридцать метров, и Тимур тут же скрутил файербол, метнул его, заслужив одобрительный взгляд Пита. Но в такой реакции не было особой заслуги Тимура, просто тренировки с Алтаем на Земле обычно проходили по похожей схеме, а привычка — великая вещь. Часть учеников растерялась, но нашлись и те, кто последовал примеру Тимура.

Одна из учениц присела, воткнул пальцы в землю, и корни выскочили, охватили ногу одного из бегущих солдат, заставив упасть. Упавший еще попробовал встать, но корни быстро оплетали его тело, по лицу девушки градом катил пот, а сама она побледнела. Еще один из учеников, крепко сбитый, быстро скрестил руки и провел ими вдоль друг друга, превращая конечности в металлические мечи. Кто-то вызвал хищного полуметрового саблезубого кролика, в сторонке один из учеников быстро слепил ком из песка, метнул его в солдат. Ком в полете превратился в глыбу, разросся.

Тимур тем временем метнул еще файербол, но опять мимо. Солдаты ловко уклонялись, подпрыгивали, пропускали удары мимо и над собой, стремительно сближались. Глыба камня врезалась в насыпь, а вторую ученик создать не успел, налетевший солдат оглушил его дубинкой. На острие противодействия солдатам встал ученик с руками-мечами, при поддержке кролика, который нарезал вокруг него круги. Солдаты впятером напали, раздался лязг и скрежет, выяснилось, что дубинки окованы металлом. Оставшиеся трое солдат налетели на остальных учеников, раздавая удары дубинками направо и налево.

Упала девушка, повелевающая корнями, владелец кролика получил такой тычок под дых, что животное развеялось. Тимур успел блокировать удар левой рукой, тут же повисшей плетью. Солдаты умело били, конечности отнимались, ученики теряли сознание, катались по земле с воплями боли. Тимур, благодаря урокам Алтая, сумел уклониться еще от двух ударов, поразить одного из солдат молнией в лицо, но на этом боевые успехи закончились. Кто-то сзади протянул его дубинкой вдоль спины, и Тимур упал, наполовину парализованный болью, чувствуя, как отнимаются ноги, не в силах встать и, молясь только о том, чтобы не обделаться.

Дольше всех сопротивлялся парень с руками — мечами, но и его приложили по затылку, опрокинули.

— Неплохо, — заявил мастер Пит, глядя на картину побоища. — Три минуты продержались, четверо противников выведены из строя, неплохо, неплохо для инвалидной команды.

«Выведенные из строя» солдаты с оханьем и аханьем, как и ученики, вставали, держась за отбитые и обожженные места. По очередному сигналу Пита появилась команда целителей, два мага и четверо подручных, в числе которых была знакомая Тимуру Варлея. Она радостно заулыбалась и шлепнула комок какой-то вонючей слизи прямо Тимуру на плечо. Рука моментально начала оживать, чуть позже прошла боль, затем онемение в нижней части тела.

— Спасибо, — искренне сказал Тимур.

— Я теперь постоянно с вами буду работать! — радостно зашептала Варлея. — Сам магистр Ойрсон будет вами заниматься! Класс!!

Тимуру показалось, что еще немного, и она взвизгнет, подпрыгнет, после чего умчится вдаль. Еще бы знать, кто такой этот магистр, было бы вообще замечательно.

— Это хорошо, — сказал он.

— Да!

Варлея, положив руку ему на лоб, кивнула и перешла к следующему раненому. Лечили быстро и эффективно, и вскоре все были на ногах. Мастер Пит уже подписал какую-то бумажку, выдал ее десятнику солдат, который в свою очередь ухмыльнулся и сказал, что, мол «его парни всегда готовы». После этого солдаты ушли вслед за целителями, а мастер Пит начал новую речь.

— Все, кто радуется, что их вылечили, не спешите, — сообщил Пит. — Лечить вас будут только первые несколько избиений, чтобы втянулись, а потом фигу с маслом. Все, как в бою! Кого вытащили раненого, тех вылечат, остальным — хрен по вдоль, а не лечение!

Ученики расстроенно загудели, а Тимур задумался. Стимул вытаскивать своих был ясен и понятен, но надо ли так жестко? Сломается кто-то из учеников, и потом на поле боя подведет команду. Или решили, что раз все равно половине погибать, отсеять эту самую половину заранее? Сбить, спаять и сплотить ядро команды? Рассказы о том, что Империи не нужны мертвые ученики, слабо вязались с такой подготовкой.

— И солдаты сдерживаться не будут, у них свой стимул вас побеждать, — продолжал Пит, ухмыляясь. — Их будет становиться все больше, оружие лучше, действия жестче. У вас только один выход: действовать сообща! Дополнять друг друга!

— Как быть тем, у кого небоевая магия?

— Чушь! — громыхнул Пит.

Он не стал вертеть лысой головой, высматривая, кто там подал реплику, просто еще повысил голос.

— Не бывает небоевой магии! Даже целители способны убивать, одним касанием! Спазм мышц горла, и вы задохнетесь, не в силах позвать на помощь! Также… а нахрен вы приехали сюда с небоевой магией? Сражаться?

— Зарабатывать, — пробурчал под нос Кларенс справа от Тимура.

Тимур обратил внимание, что лицо его блестит, смазанное чем-то жирным, и два огромных синяка быстро рассасываются. Целительская магия и всякая там медицина на травах и настоях тут были развиты, и Тимур еще подумал, что Марину точно надо было брать с собой. Но кто ж знал? Пророчица из Канады такое увидеть не могла, слабовата оказалась, и тут Тимуру пришла в голову еще мысль. Есть ли тут пророки и провидцы? Один такой на Земле мог бы на порядок облегчить жизнь Шефу, не говоря уже о выполнении плана!

— Так что этот пиздеж про небоевую магию оставьте при себе! — крикнул Пит. — Сегодняшняя тренировка лишь испытание ваших возможностей, и скажу честно — потенциал у вас есть. Но его надо развивать! Команда, сплоченность, совместные действия — даже в заплыве до скалы, понятно?

— Понятно, — уныло, вразнобой отозвались ученики.

Тимур подсознательно ожидал, что сейчас начнутся элементы строевой подготовки и задрачивание крика «Понятно», выработка так сказать единого голоса команды. Но нет, мастер Пит не стал развивать тему. То ли решил, что еще рано, то ли не знал о целительной воздействии и сплачивании строевой подготовки. Представив, как они строем маршируют, напевая, «А у мага выходной, пуговицы в ряд!» Тимур невольно усмехнулся.

— Те из вас, кто сражался, выйдите сюда, — Пит ткнул пальцем в песок перед собой.

Переглянувшись, Тимур и остальные пятеро вышли.

— Отойдите за насыпь, чтобы никого не задеть, — приказал Пит, — покажите друг другу, что умеете из магии, познакомьтесь толком, а не шапочно, как вчера. Подумайте над общей тактикой, что может быть полезным в бою.

— В бою на нашей стороне были бы солдаты, — заметила девушка, запускавшая корни под землей.

— Конечно, Ника, конечно, — почти ласково улыбнулся Пит. — Только солдаты Альянса были бы вооружены своими стреляющими штуками, а не дубинками. И это вам еще предстоит, да.

— Резиновые пули или настоящее оружие? — машинально уточнил Тимур.

Взгляды скрестились на нем, и Тимур мысленно дал себе подзатыльника.

— Знание врага — всегда уместно, — одобрил Пит.

При этом он смотрел на Тимура так, как будто тот оправдал его ожидания. Что это означало, Тимур не знал, но мысленно клялся в будущем держать язык за зубами. Вроде и учил магию, и в другой мир попал, а все равно! Ляпнул бездумно, по привычке, и хорошо, что обошлось, а если бы нет?

— Добрый — старший, во всех смыслах, — сказал Пит. — Тренируйтесь, потом обсудим.

Он повернулся к оставшимся пятнадцати и громко гаркнул.

— А с вами, небоевитые вы мои, мы проведем отдельную тренировку! Разбиться на пары! Кто останется один, встанет в пару со мной! Бегом!

Направляясь за насыпь, Тимур покачал головой. События развивались, и делали это стремительно, тащили Тимура куда-то, куда нужно было местным. Оставалось только воспользоваться ситуацией, насколько возможно, ну и не забывать регулярно, советоваться с Алтаем, взывать к его опыту, идеям и немного паранойе.

Тимур смотрел на остальных учеников, а они, в свою очередь смотрели на Тимура. Распределение получилось ровным, на четырех парней (включая Тимура) было две девушки, два к одному, как в целом в «инвалидной команде». Все, кто оказывал активное сопротивление солдатам с дубинками, и понятно было, почему мастер Пит выделил их в отдельную группу. Но что делать дальше? Что сделал бы Алтай? Тимур почесал щеку и сказал.

— Давайте еще раз познакомимся.

Вчера, в «казарме» — общежитии знакомились, но как-то все сумбурно — смутно прошло, да и Тимур выпал из общего «веселья» по понятным причинам. Подавая пример, он сказал первым.

— Тимур Добрый, тридцать лет, боевая магия, ученик, — и подумав, добавил, — как и все мы.

— Нона Эхт, девятнадцать, магия Природы… ну, пока что только деревья и кусты, но это только начало! — вскинув голову, заявила девушка, пускавшая корни. — А Добрый это прозвище?

— Фамилия, — усмехнулся Тимур, подражая Алтаю.

Природница хихикнула, превращаясь из серьезной магички в натуральную школьницу старших классов. Невысокую, миловидную, с задорно вздернутым носиком, только косичек, банта и веснушек не хватало для полноты образа.

— Жигулио Горман, двадцать один, трансформация и превращения, — сказал парень, превращавший руки в мечи.

Тимур кивнул, подумав о том, что крепкое телосложение Гормана вполне может быть следствием его специализации. Имя тоже навевало ассоциации, и Тимуру резко захотелось бросить все, сесть в теньке и выпить пива. Желательно не одну кружку, а две или еще лучше три. Холодного, из запотевшей кружки, закусывая сыром «чечил» и острыми маленькими колбасками.

— Хорошо, следующий, — сказал Тимур, заглушая урчание в животе.

— Кларенс Вигойл, восемнадцать, магия кристаллов, — с вызовом в голосе сказал Клар, поглядывая на Тимура и остальных, особенно девиц.

Девицы хихикали, а Тимур подумал, что теперь понятно, как Клар рассчитывал справиться с энергокристаллами техники Альянса. Рассчитывал, но сумеет ли? В любом случае, не струсил, сражался — уже плюс. Ну а то, что избыток энергии бурлит, вон как подергивает руками и ногами, так тренировки у мастера Пита быстро излечат. Этакий Пит-стоп. Тимур улыбнулся такой мысли, повернулся к следующему ученику.

— Жан Таржан, двадцать, магия Земли, — спокойно сказал черноволосый, бледный парень, тот, что кидался песком, превращая его в глыбу камня.

— Элис Обанден, двадцать два, химерология и призывы, — наклонила голову вторая из девушек-учениц, и тут же выпрямилась, посмотрела прямо в глаза Тимуру.

Тот посмотрел в ответ. Ну, девица как девица, платье, длинные волосы, не страшила на лицо и ладно. Встреть Тимур такую на Земле, так и внимания особого бы не обратил, одна из жительниц города и все тут. Гораздо больше его заинтересовала упомянутая специальность, и он спросил.

— А кролик — это что было?

— Смесь, химера на основе призыва, с капелькой материализации и увеличением в процессе, — улыбнулась Элис. — Я сама придумала, правда толком еще не освоила, поэтому мой… кролик и мешался, эээ, Жигулио! Он должен был помогать, но там надо было директивы правильно закладывать, а я…

— Ладно, ладно, все в порядке, — вскинул руку Тимур. — Смотрелось здорово, я даже испугался!

— Я тоже, — хмыкнул Жигулио, — первая мысль была в него руку-меч воткнуть.

Элис растерянно и обрадовано кивнула, оборвала поток своих извинений — объяснений.

— Итак, у нас есть боевая магия, природная, трансформации, кристаллы, земля и химерология с призывами, — перечислил Тимур. — Теперь давайте подумаем, что из этого можно соединить, чтобы получить убойные боевые комбинации?

Глава 13

13 июня 452 года от Переселения, архипелаг Ожерелий, Дибор
— Ну что, инвалиды! — кричал мастер Пит, уверенно стоя на ногах.

Двадцать учеников «инвалидной команды» (Мэйс Уиду, огневик, спалил сам себя две недели назад) сидели, держась за борта и канаты. Стоявший на корме штатный маг Воды работал не хуже водомета, кораблик мчался, летел, подпрыгивал на волнах, и Тимур в такие моменты ощущал, как ком подкатывает к горлу. Следом мчались еще три кораблика, на палубах которых спешно готовились к бою обычные солдаты под выкрики своих сержантов. Некоторой уверенности придавало то, что отрядом — сотней — командовал Алтай.

— Для тех, кто не знает! — мастер Пит достал из кармана кристалл и подбросил в воздух.

Клар буквально подался вперед, впиваясь взглядом в кристалл. Тимур же смотрел на изображение, ибо кристалл проецировал натуральное трехмерное изображение, масштабируемое и меняющееся, по мановению посоха мастера Пита. Сейчас он шевельнул посохом, и изображение всего Архипелага приблизилось, сменившись картиной цепочки островов.

— Это Ожерелье Крида, — рука Пита ткнула прямо кляксы островов, висящие в воздухе. — Это вот мы.

Рука его указала на зеленые и желтые точки, приближающиеся к островам снизу-справа влево-вверх. Пит шевельнул посохом, и острова окрасились в красно-желтый, а также появились облака синего и зеленого, в задней части, той, что была ближе к магу.

— Наши войска сражаются с десантом биотиков, — пояснил мастер, — а флот, пятнадцатая эскадра, медленно отступает под натиском сил Альянса. Видите (рука его ткнула в облако синего), Альянс проводит масштабную наступательную операцию, так что удержать острова не удастся. Наша задача — высадиться на Ожерелье, сбросить в море биотиков, оказать магическую поддержку и расчистить пятачок земли, выиграть время. Эвакуационная группа из десяти грузоптиц Рух уже в пути, нам надо будет продержаться полчаса максимум, а то и меньше.

— Мастер? — тут же спросил Жигулио. — От чего это будет зависеть?

— От того, сколько своих железных птиц Альянс поднял в воздух, — дернул щекой Пит. — И не забывайте, что здесь мы не за завесами! Здесь не будет ни заклинательных куполов, ни поддержки магов, ничего! Почему сюда отправили вас? Потому что Альянс проводит наступление, и все маги, мастера и магистры заняты в других местах!

Тимур опять отметил, что мастер не упомянул ни архимагов, ни архимагистров. Как будто получив один из двух высших рангов, маг покидал войну и больше на ней не появлялся. До того, как прояснилось истинное положение дел самой разумной из всех гипотез, обсужденных с Алтаем, была гипотеза взаимного сдерживания. Альянс не бросает водородные бомбы, Союз биотиков не распыляет чуму и не травит воду, а Империя магов не пускает в бой высшие ранги магов.

Собственно, примерно так на самом деле и обстояли дела, с поправкой на местные особенности.

— Ну и что, зря вас целых месяц учили, что ли? — громко провозгласил Пит. — Пришла пора показать свою мощь и удаль, и сплоченность команды! Особо отличившимся высадка будет зачтена как практическая часть экзамена на подмастерья!

Тимур вздохнул. Конечно, мастер Пит тоже будет там, на высадке и в сражении, но кто знает, кто знает. Вполне может стоять в сторонке, вмешиваясь лишь в случае смертельной опасности. И потом, на разборе полетов, всех и каждого персонально в его дерьмо и ошибки потыкает и пройдется три раза. Ну, если будет, кого тыкать, конечно, но здесь Тимур крепко рассчитывал на Алтая и его сотню ухарей — головорезов.

— Всем понятно?!

— Да, мастер!!

— Норман, Добрый и Обанден ко мне, остальным готовиться, — спокойным голосом приказал Пит.

Тимур понимающе вздохнул и поднялся, тут же пригнулся, ибо ветром его чуть не сдуло за борт. Пошел, пригнувшись к Питу, который стоял и терпеливо ждал. Подойдя ближе, Тимур обнаружил, что носовая надстройка прикрывает от ветра, ослабляет его натиск. Все равно не слишком приятно, но хотя бы можно стоять. Как и предполагал Тимур, командир из него получился так себе, и с командования отрядом мастер Пит его снял. Но тут же поставил командовать вторым десятком (первым командовал Жигулио — трансформер), а во главе отряда встала Элис Обанден, и надо заметить у нее неплохо получалось. Как шутила сама Элис: «что учениками командовать, что призывами с химерами, разницы нет».

— А теперь шутки в сторону, — понизив голос, сказал Пит. — Все всерьез.

— Так нас и вправду кинули затыкать прорыв? — уточнил Тимур. — Это не экзамен?

— Прорыв, но и экзамен тоже, — поморщился Пит. — биотики, как обычно, ударили по самым слабым местам и тогда, когда основные силы Империи заняты Альянсом. Это обычная тактика биотиков, так что я поостерегся бы называть все это прорывом, — поправил его Пит. — Но! Если мы не поможем, то они просто сожрут гарнизон на островах, перетопят всех там, на хрен, и отправят на дно, на корм своим созданиям и самим себе. биотики, как правило, любят хорошо выдержанное в морской воде мясцо, помните?

— Помним, — вздохнули «начальники».

— Так что своих не бросаем — сожрут! — жестко продолжил Пит. — Что касается схемы действий… это — самостоятельный выход, так что Элис — действуй, как считаешь нужным. Я, конечно, прикрою ваши нежные спинки и попки, но на меня особо не оглядывайтесь. Начальство и без того уже ворчит, что, мол, инвалиды только жрут, спят и ничего не делают!

Умом Тимур понимал, что мастер просто нагнетает. Не могло начальство такого сказать, ибо инспекции и проверки шли регулярно, а команда учеников регулярно выезжала на задания. Мелкие, но все же задания. Но умственное понимание — это одно, а эмоционально Тимур все же вспыхнул.

— Идем на центральный остров — самый большой. Все, как я сказал — птицы Рух уже в пути, чистим, держимся, прикрываем отход с других островов, затем уходим сами.

— Кораблями? — Элис, закрыв левый глаз, посмотрела на Пита.

Была у нее такая привычка, правда, с чем она связана, Элис никогда не рассказывала.

— Конечно, кораблями. Попробуем оттянуть за собой биотиков, может, устроим ловушку, если к тому времени кто из нормальных магов освободится. Сомнительно, конечно, но если биотики нас преследовать не будут, я не обижусь, — сказал мастер Пит.

— Так на Ожерелье есть маги? — уточнил Жигулио.

— Есть, которые штатно в состав гарнизона входят, но, сколько из них живо к этому моменту — непонятно.

— Альянс? — уточнила Элис.

— Возможно, — кивнул Пит. — Ожерелье на фланге, но прорывы возможны. В поставленной задаче это ничего не меняет.

— Черви, киты, электроугри, известен состав сил биотиков? — в свою очередь поинтересовался Тимур.

— Гарнизон основной крепости Ожерелья Крида сообщил, что атакован, после этого связь прервалась, — ответил Пит. — Кстати! Мы же приблизились, надо еще раз попробовать с ними связаться! Если биотики не сломали кристаллы связи, а распылили свой ослабитель, то вполне может и пробить!

Он встал и отправился на нос кораблика, а Элис, Жигулио и Тимур переглянулись.

— Все, как обещали, бросают нас в самое пекло! — предвкушающе произнес Жигулио, поглаживая правую руку, уже превращавшуюся в лезвие.

— Еще было бы неплохо вернуться, — в тон ему ответил Тимур.

— Так, — Элис задумчиво потерла нос, сжала губы и маленький рот в пучок. — Добрый — охраняешь корабли, Жигулио — пробиваешься вперед. Не сохраним корабли — можем не уйти с острова.

— Ничего, — ответил Тимур, — Таран поднимает стенку, Русалка отведет воду. Пару взводов на стены, если у биотиков нет водометных созданий, то все будет нормально.

— Вообще, насколько я помню, на все острова ставятся системы охраны, и корабли-транспорты для эвакуации тоже прилагаются, — Норман царапнул рукой-лезвием палубу. — Может удастся пару корабликов на бегу починить?

— Только если быстро разобьем и отгоним биотиков, — покачала головой Элис.

В такие минуты она всегда напоминала Тимуру птиц из своих призывов: мелких, взъерошенных и боевитых.

— Видны острова! — донесся крик.

— Ну, да поможет нам всем Искусный Дорбал сегодня, — сказала Элис, вставая.

Встречный ветер сразу вздыбил ее волосы, разметал и взъерошил, продолжил шевелить, как будто перед Тимуром стояла не Элис, а легендарная Медуза Горгона, со змеями на голове. По идее, Тимуру надо было помянуть Агала, покровителя воинов-магов, но здесь в Империи, вера была делом личным. Хочешь — верь, не хочешь — не верь. Жрецам и храмовым воинам боги придавали сил, творили чудеса среди простых верующих, но для этого нужно было именно что верить, истово и всем сердцем.

— Варлея! — крикнула Элис. — Держись возле мастера Пита!

Целительница кивнула, плавно и аккуратно. Формально она не входила в команду учеников, ибо была подмастерьем, но де-факто стала ее частью. Это не говоря уже о том, что она уже сходила на несколько свиданий с Алтаем, и отношения их успешно развивались. Самому Алтаю, по его же признанию, было все равно, но мол, «девушка хочет, да и целительница не помешает».

— Что насчет пехоты? — спросил Тимур, вспомнив Алтая.

— Если мы будем их ждать, то никто не успеет высадиться, — отрезала Элис. — Потом — да, но сейчас — мы сами по себе, работаем десятками. Ясно?

— Ясно, — ответили Тимур и Жигулио.

— Приготовиться к бою! — раздался крик Пита. — Прибрежные воды кишат биотиками!

Тимур, как и остальные ученики, бросились к бортам, на нос корабля, лихорадочно, как будто желая посмотреть, убедиться собственными глазами. Посохи ученикам были не положены, но парочкой коротких жезлов-палочек удалось разжиться, не говоря уже о кристаллах, имперских и самодельных, работы Кларенса. Сам Тимур, стараниями Алтая, был вооружен хорошим, крепким клинком, с вплетенной в сталь магией, с рукоятью, не скользящей в руке. Фехтовальщик и мечник из Тимура, правда, до сих пор был так себе, но если чему Добрый и научился за этот месяц, так это тому, что магия не панацея и полагаться только на нее нельзя.

Картина, представшая его глазам, внушала. Рядом что-то тихо бормотала Нона, с другого бока ругался Майар, как всегда пошмыгивая носом, но Тимур слушал и не слушал одновременно. Первым в глаза бросался кит средних размеров, торчащий прямо по курсу. Вспоров живот и пробив кита насквозь, как будто насадив его на палочку, торчала огромная скала. Рядом с ней плавали лицами вниз люди и биотики, бились о камень, и тут же сновали рыбы — падальщики, утягивая трупы на глубину, туда, где они еще послужат рыболюдям. Чуть поодаль возвышалась стена волноломов, по парочке из них все еще пробегали разряды, искрились пирамидки на вершинах. Видно было, как команда из семи биотиков, ловко взобравшись наверх на один из рифов, разбирает разряженную пирамидку.

Раздался свист, верхушка рифа взорвалась вместе с находившимися там, Тимур оглянулся, увидел, как Алтай кидает разряженный арбалет помощнику. Заметив взгляд Тимура, Алтай сделал энергичное движение рукой, указывая, что его сотня будет атаковать в лоб. Тимур кивнул, снова уставился вперед жадно, нервно, и в то же время, ощущая, что готов к сражению. Справа мелькнула туша кита, насаженного на скалу, и центральный остров Ожерелья стал, виден полностью.

Так же, как и основные силы биотиков, доламывающие линию обороны на берегу.

— К бою! — рявкнул Пит, подавая пример.

С верхушки его посоха ударила ветвистая молния, толстая, жирная, и ближайший десяток биотиков сразу всплыл брюхом кверху.

— Гранаты! — крикнул кто-то истошно, и Тимур увидел.

Сбоку от корабля вынырнул десяток дельфинов, рыболюди на их спинах синхронно метнули «гранаты», комки особой слизи, содержащей в себе кожно-нарывной токсин и парализующий агент, а при контакте с деревом выделяющей кислоту. Тимур уже бил струей огня с правой руки, прикрывая лицо плащом. Ноги были надежно закрыты толстыми штанами, торс и руки прикрывала кольчуга, а вот лицо оставалось уязвимым. Росала, больше известная как Русалка, уже била струями воды, сшибая слизь, кто-то натягивал плащи, ставил щиты, и до Тимура донесся крик капитана.

— Огнеметы! Глушилки!

Струи огня вырвались из отверстий на носу корабля, и тут же донеслись глухие, чпокающие звуки из-под днища. Затем кораблик начало трясти и потряхивать, вокруг всплывали биотики и их создания, дельфины, рыбы — падальщики, еще какая-то мелочь самого неаппетитного вида, бомбы-глушилки били всех без разбора.

— Держись!!! — крикнул Пит, хватаясь за борт.

ДАДАХ!!! Мощный удар швырнул кораблик вперед, все, кто был на палубе, полетели друг на друга. Корпус, усиленный магией, выдержал, за кормой корабля, вздевая голову к небесам, ревел и бесновался средний червь, оглушенный бомбами. Кораблики с пехотой огибали его, стрелки, перегнувшись через борта, стреляли взрыв — болтами, метали гарпуны и склянки с ядами, и червь скрылся под водой, продолжая обиженно, истошно реветь. Уже выныривали из воды новые биотики, метали гарпуны, стреляли иглами, кто-то из матросов упал, к нему метнулась Варлея.

— Укрыться за бортами! — крикнула Элис, выпуская в небо, стаю птиц.

В воду рядом с корабликом учеников били стрелы, стрелки — умельцы с луками в руках обстреливали биотиков, прикрывали своих. Тимур, подражая Питу, жахнул молнией в воду, поджаривая двух рыболюдей.

— Рыба-таран! — крикнул Тимур. — Нона!!

Мгновение спустя борт корабля выстрелил корнями, рыба — таран рвалась вперед, полтонны безмозглых мышц. Хруст, треск, ломающееся дерево, и тут же огромный клинок металла от борта пробил голову рыбы, Жигулио придерживали двое, чтобы не улетел за борт.

— Наши еще бьются! — крикнул Клар, кидая в воду сияющий небесно-голубым кристалл.

На пляже, почти у стены деревьев, и вправду еще продолжался бой, биотики упорно лезли из воды, кидались в атаку, стена копейщиков отбивалась, отбрасывала рыболюдей, но скинуть в воду не могла.

— Приготовиться к высадке! — рявкнул мастер Пит, ударом посоха сбрасывая в море рыболюда с борта.

Глава 14

Десантный корабль вылетел на пляж, пропахивая корпусом кроваво-зеленую борозду по созданиям биотов, разрезая крокодильчиков и черепах, разбивая стену костяных панцирей и щитов на берегу. Тимур тут же по инерции вылетел за борт, перекувыркнулся в воздухе, как учили, вонзил меч в ближайшего рыболюда, истошно верещащего и хватающегося руками с перепонками за лезвие. По груди забарабанило, Тимур не глядя метнул файербол, снося стрелка с иглометом, увидел, что копейщики — люди пошли в обратную атаку, что-то крича.

Из песка вынырнула зубастая пасть, тут же опала, перечеркнутая лезвиями Жигулио. Спрыгнувший за ним следом Адар нервно метнул клубок огня в еще одну пасть, отпрыгнул, едва не подставившись под челюсти крокодила, дрыгающего хвостом, с перебитым кораблем позвоночником.

— Не спать! — на песок спрыгнула Элис в сопровождении Ноны. — Жигулио — пробивайся! Добрый — оборону!

Тимур поспешно развернулся, из воды уже лезли новые крокодилы, бездумно, биотики же развернулись, устремляясь навстречу корабликам пехоты.

— Второй десяток! — крикнул Тимур. — Мочи биотиков на береговой линии!

Меч его вонзился в пасть ближайшего крокодила, тот сомкнул челюсти, не желая отдавать оружие. Левой рукой Тимур швырял кристаллики льда, усеивая берег и землю вокруг, надеясь, что рептилии порежут себе лапы. Правой, удерживающей клинок, Тимур пустил молнию, прямо через меч, в желудок и горло твари. Крокодил задымился, разинул пасть, отдавая оружие.

— Добрый! — вскрикнул Жан, перед Тимуром выросла стенка из песка.

Так-так-так! Иглы били в песок, и тут же ударила струя воды, снося хилую преграду. Тимур успел отскочить, вода ударила в Эйгена, опрокинула его вместе со всей броней, донесся вскрик. Солдаты прыгали в воду прямо с мчащихся кораблей, с мечами и топорами наперевес. Секира Алтая развалила надвое водометного иглобрюха, засверкала, пластая воду, крокодилов, черепах, биотиков, усеивая все вокруг кровью и кишками.

Корабли пехоты с гулом и скрежетом выскакивали на берег, давя крокодилов, зачищая пляж. Сами пехотинцы слаженно прыгали с бортов, метали алхимические гранаты, с бортов били арбалетчики, прикрывая высадку. За спиной Тимура был слышен лязг, вскрики, истошный рев, первый десяток магов пробивался к островным копейщикам и попутно опрокидывал волну биотов. Что-то командовала Элис, и птицы ее, истошно вопя, падали бомбами сверху на биотиков, подкрадывающихся сзади.

— Держитесь, магичества! — орал Алтай бодро. — Рядовые, бодрее, немочь!

Тимур не знал, куда уж бодрее, ибо солдаты в воде и на пляже почти моментально перебили всех, зачистили и отбросили, дружно, слаженно, скоординировано. Как будто не провинившиеся и разбитые, бежавшие месяц назад с поля боя сражались, а элитная Алая сотня самого Императора высадилась, в гневе и сверкании магии. Огромная струя воды взметнулась и ударила Алтаю в спину, тот, не глядя, отмахнулся.

— Не спать! — крикнул Алтай. — Шаманы рыбопузых уже здесь! Все на берег!

— Жан! Орхид! — крикнул Тимур. — Волноломы! Стенку! Русалка — отводи воду!

С кораблей прыгали все, не только солдаты и маги, но и команды самих кораблей, потому что вода возле берега вставала дыбом. Шаманы биотиков, с трезубцами в руках, носились вдалеке, и чтобы перебить их колдовство требовался минимум маг Воды. Мастер Пит рявкнул что-то нецензурное, ударил посохом в песок, и стену воды разрезало надвое, но тщетно. Вода тут же сомкнулась и начала падать на берег, мутнея на глазах. Тимур бессильно выругался, ибо присутствия шаманов рыболюдей не предполагалось.

— Все назад! — кричал Алтай. — Стену щитов! Накопители — по команде!

Солдаты слаженно сомкнулись, и в момент, когда стена мутной воды достигла их, щиты вспыхнули. Воду разметало во все стороны, рядовые прикрыли себя и магов, кто-то отчаянный отсиделся на корабле, и уже целился из гарпуномета в шаманов. Тимур быстро и лихорадочно совершал движения, как будто выжимает белье, скручивая Молот Воздуха и ощущая, что заклинание, так же, как и в прошлые разы, ему не дается.

— Птицы! — рявкнул Алтай. — Арбалетчики — сети, заряжай!

Тимур быстро бросал взгляды по сторонам: биотики и их творения плыли, мчались к месту высадки. Расчищенному было пляжу, похоже, предстояло стать местом новой схватки, и теперь уже бойцам Империи предстояло держать оборону. У Тимура мелькнула мысль, что разведка недооценила количество врагов, но это не было такой уж пугающей ошибкой. Сами биотики и роста были не так чтобы очень, обычно ниже среднего, и бойцы из них на воздухе получались тоже не очень, на одного среднего солдата Империи клади десять биотиков, не ошибешься. В своей родной стихии, воде, понятно, биотики были страшными противниками, но на суше все-таки у них все оказывалось «не очень». И это рыболюди компенсировали или пытались компенсировать своими слугами, разнообразными и могучими, перед некоторыми из которых десантные кораблики выглядели жалкими игрушками.

— Огонь! — крикнул Алтай.

Сети и огненные взрыв — болты устремились навстречу двум стаям модифицированных чаек. Птицы обильно срали кислотным пометом, на корабли, на крокодилов, на солдат, судорожно закрывающихся щитами. Вода у берега бурлила, надвигалась новая волна крокодилов, мчались биотики, и шаманы продолжали размахивать трезубцами.

Тимур ощутил, что сражение за берег близко к поражению.

Как сдерживать такую силу, он не представлял. Надо ли было так лихо мчаться, чтобы стянуть на себя внимание и силы биотиков? И тут до него дошло. Если стягивать сюда силы, то давление на другие острова Ожерелья ослабнет, солдаты там получат передышку и смогут отступить на центральный остров. То, что корабли надо сохранить, должно придавать силы защитникам, но все же, удержать берег одним десятком учеников — магов?

Нереально.

Птицы рвались из сетей, изрыгали из себя что-то едкое, солдаты, неосторожно коловшие их мечами и рубившие топорами, с изумлением смотрели на дымящееся, портящееся на глазах оружие.

— Э! — сердито воскликнул кто-то из копейщиков. — А ну отойдите!

Набежавшие бойцы Империи начали работать копьями, в момент, перебив всех птиц, сомкнули стену щитов, пошли обратно к берегу, навстречу волне биотиков. Металл из первого десятка, уже занимался оружием, восстанавливал его. Вернулся Жигулио, солдаты Алтая вперемешку с копейщиками и учениками-магами рубились на пляже, падали, вставали, рычали и кидались заклинаниями.

— Держать оборону! — крикнула Элис.

Она уже кружилась восьмерками, Жан торопливо колдовал, создавая фигуру из земли, Нона оплетала ее корнями. Могучая и зубастая земляно-древесная птица взмыла в воздух, забила крыльями, устремляясь к шаманам рыболюдей.

— Гнев Небес!! — мастер Пит вскинул руку, делая жест, как будто что-то тянет к себе.

Мышцы его на руках, ногах и спине вздулись, выступили вены, лысина моментально заблестела от пота. Посох в руках мастера вертелся мельницей, потом с треском воткнулся в тело одного из убитых рыболюдей, и тут же цвет неба изменился. Часть его окрасилась в темно-багровый, как будто открылся проход в другой мир, полетели, с жутким гулом и шорохом раскаленные глыбы, будто падающие миниатюрные звезды.

Тимур сжал кулаки, выкрикнул заклинание, внося свою лепту.

Секущий вихрь ледышек, прочных и острых, ринулся к воде, и встретился с ответным ударом шаманов рыболюдей. Вода взметнулась вихрем, снося ледяной град, отбивая раскаленные глыбы, да не просто так, а прямо на пляж, оглашаемый хеканьем, криками и стонами кровопролитной мясорубки.

— Все назад! — крикнул Пит, но его не услышали. — Энарма!

Часть глыб, примерно половина исчезла, но вторая половина продолжала лететь, в сопровождении водяных вихрей и ледяного града. Всплыли два кита, ударяя струями по берегу, снося и своих, и чужих, разламывая стену щитов, которую выставили копейщики обороны Ожерелья. В пролом тут же хлынули биотики, с игло- и парометами в руках, полетели новые комки слизи и Тимур увидел, что под ногами у него взрывается шар с ядовитым газом.

— Огнемет!!! — выкрикнул он, отпрыгивая и в прыжке возносясь на целый метр.

Из рук его били струи огня, выжигая заразу, и казалось, будто Тимур взлетает на реактивной тяге, спиной вперед. Мимо пробежали еще солдаты, с ростовыми щитами, короткими мечами в руках. Трубно и протяжно завыл рог, копейщики тут же отступили, солдаты с щитами смыкали новую стену.

— Длань безмятежности! — певуче провозгласил кто-то за спиной Тимура, и летящий по небу вихрь воды, льда и раскаленного камня исчез.

Как будто огромная рука взяла тряпку, провела по небосводу, стирая магическую атаку. Тимур резко обернулся, там стояла женщина средних лет, в простом платье и венке на голове, что-то напевая под нос. Рог затрубил снова, громко, отрывисто, и солдаты с щитами начали отступать, пропуская внутрь копейщиков и подрезая набегающих биотиков. Края щитов чуть сдвигались, солдат совал короткий меч в бок биоту, и отступал вместе с товарищами. На кромке берега продолжалась драка, три десятка из сотни Алтая и часть учеников-магов не могли разорвать клинч, выйти из боя.

Шаманы рыболюдей уже готовили новую атаку.

— Алтай! Алтай! — орал Тимур, кинулся к стене щитов изнутри. — Пропустите!

Солдаты заученно расступились перед магом, Тимур выскользнул, ударил очередью файерболов, разбрасывая биотиков, схватил одного, прикрылся им от игл, рванул вперед. В небе завис огромный трезубец, нацеливаясь прямо на пляж, сверкая и громыхая водопадами, искрясь льдинами. Тимур рвался вперед, магичил, рубил, колол, кричал почти непрерывно.

— Алтай! Алтай! Сверху!

Но тот и сам уже увидел, заколебался на мгновение, но потом выхватил плазмопистолет, и понесся вперед, прямо по воде, по головам биотиков и крокодилов. Огромная сосулька ударила его в грудь и разлетелась, Алтай что-то крикнул, снося тремя шарами плазмы ближайшего из шаманов. Трезубец в небе заколебался, пошел вниз, Алтай прыгнул, выстрелил в глаз вынырнувшего червя, еще шар в пасть, оттолкнулся от зубов, взмыл выше, подобно хищной птице, обрушиваясь на шаманов.

— Ураааа!!! — взревели солдаты вослед своему сотнику.

На Тимура наседали все сильнее, но пехотинцы выручили, как-то разом слитно ударили, десятками и пятерками, снося биотиков и освобождая себе дорогу. Тимура прикрыли, сбили с его спины рыболюда, впившегося зубами и плавниками, едва не прокусившего кожаный доспех.

— Что творит, — прошептал Тимур, кидая взгляд в море.

Алтай в сотне метров от берега, закончил добивать шаманов и помчался обратно по воде аки посуху, отталкиваясь от скользких трупов и скользких рыболюдей, как от надежнейших опор, тут же убивая и несясь дальше. Секиру он держал одной рукой, вертел ей так, как будто она ничего не весила, плазмопистолет в левой стрелял непрерывно, убивая или раня струями пара в тех местах, где плазма встречалась с водой. биотики растерялись на несколько секунд, и Алтай сократил расстояние до берега наполовину.

— Разом! — заорал кто-то страшным голосом прямо возле левого уха Тимура. — Арбалетчики! Красными!!

Солдаты остановились, ударили обратно, отбрасывая биотиков, и в проемы между мечниками полетели болты, взрывая все на своем пути. С небес ударил огненный дождь, перечеркивая акваторию, и с кораблей, вытащенных на берег, тоже ударили струи огня, донесся слитный рев. Стена щитов распахнулась, солдаты Ожерелья ринулись в атаку, вдохновленные случившимся, биотики спешно отступали, отстреливаясь, огрызаясь, тыкая копьями и ударяя вспышками магии. Помогало слабо, солдаты падали, но и биотики валились пачками, усеивая пляж телами, внутренностями, распространяя едкий и вонючий запах, как будто внезапно под пляжем открылось болото.

— Алтай! — крикнул Тимур, выбрасывая новый ледяной град.

Алтай несся и несся, секира рубила, плазмопистолет стрелял, он сеял смерть вокруг, проносился по спинам взмывающих дельфинов, доставал в глубине воды разбегающихся рыболюдей, и отталкивался от их тел, когда те всплывали, и все это сопровождалось победным ревом его сотни.

Откуда-то из глубины острова ударили еще маги, вода у берега начала закручиваться, затягивая в себя морскую живность, вставали волноломы и рифы, и Тимур ощутил, что еще не все так безнадежно. Корабли целы, войска Ожерелья подошли, натиск отбили, продержаться, а там уже и птицы прилетят! Вдохновленный (и не он один) такими мыслями Тимур рубил, колол, магичил, атаковал и защищался, забыв о вверенном ему десятке, забыв о какой-то там картине боя, видя только то, что оказывалось перед ним. Очередной биот. Очередной крокодил. Очередной гибридохимерный вариант, тупой, но ядовитый и трудно убиваемый.

А затем вдруг вокруг стало темно.

— Что?! — вскинулся Тимур (и опять же, не он один).

Огромный корабль медленно и величаво плыл наверху, и тень от него наползала на остров. Тимур оглянулся, пляж, и вода вокруг были завалены мертвыми биотиками, вперемешку с модифицированными рыбами и червяками. Кое-где были видны тела солдат, остатки биотиков удирали в море, бросив все. Стена рифов и волноломов рушилась, изъеденная и изрубленная, чуть поодаль высилась гора обломков — все, что осталось от двух из четырех десантных кораблей.

— Не спи! — рядом оказался Алтай, толкнул Тимура в бок.

Тимур посмотрел слепо на товарища, Алтай был забрызган кровью с ног до головы, и его секира тоже. Доспех разрублен, измят, пожеван, но сам Алтай вел себя так, как будто находится на курорте.

— Отступаем!

— А это? — Тимур ткнул пальцем вверх.

— За тем и отступаем! Маги Воды сейчас ударят!

Тимур моргнул, а потом осознал. Точно! На кораблях были маги Воды, а он про них и забыл. И маги полка, который держал оборону на Ожерелье, но зачем…

— Зачем тогда ты бегал в атаку на шаманов? — вырвалось у Тимура.

— Маги сковали их, я добил!

Солдаты и ученики, солдаты и маги отступали вглубь, поспешно, торопливо разбегались, стараясь то ли разорвать дистанцию, то ли распределиться врассыпную, чтобы не накрыло одним залпом. Бежали или быстро-быстро шли вприпрыжку, и Алтай с Тимуром.

— Сковали? А как же трезубец?

— Нормально все! — хохотнул Алтай. — Не волнуйся!

— Да как же… где мой десяток?!

— Что, увлекся?! — еще сильнее захохотал Алтай. — Ну, извини, придется им подождать!

— Откуда вообще эта (жест вверх) хрень тут взялась?

— Прилетела, это же очеви…

Договорить Алтай не успел, потому что летающий корабль Альянса дал залп из всех стволов.

Глава 15

Тимура бросило на землю, беззвучной чередой вспышек вспыхивали залпы на корпусе корабля сверху, и тут же последовал ответный удар. Откуда-то со стороны замолотили желтые вспышки, затанцевали красные шары вокруг корабля Альянса, и все это происходило беззвучно, как будто Тимур смотрел фильм, а не участвовал в сражении.

Рука вздернула его с трясущейся земли, и окровавленный Алтай заорал прямо в ухо.

— Уходим!!

Как будто дожидаясь только этого, звук вернулся скачком, лавиной взрывов, криков, стонов, грохота и стука, и тут же в нос ударила гарь, вонь мяса и дерьма, и Тимур разом увидел все вокруг. Стройной обороны, воодушевленных защитников острова больше не было. Перепаханный, выжженный пляж, горящие корабли, воронки, трупы, дымящаяся, кипящая вода и лезущие оттуда ошалелые, обожженные до мяса биотики.

— Уходим!! — заорал еще раз Алтай.

Рука его схватила Тимура за ворот доспеха, потащила. Тимур споткнулся и тут же начал блевать, зрелище располовиненной Лазеи, из тела которой лезли кишки, добило его, прорвало плотину. Тимур извергал струей, до спазмов и колик в желудке, Алтай тащил его одной рукой, что-то кричал, слышен был грохот и топот ног, отчаянный рев за спиной, как будто включили сирену гражданской обороны. Мелькали вспышки, грохотали разрывы, перед глазами проносился песок, тела, обугленные проплешины, затем Тимура швырнуло прямо в ломкие и хрупкие кусты, Алтай крикнул откуда-то сверху.

— Замри!!

Тимур послушно замер, ощущая колики в желудке и слабость в ногах и руках. Адреналиновая волна и отходняк после битвы, впечатления и переживания нахлынули. Стуча зубами, Тимур вцепился в кустарник, думая о том, что, сколько готовился не зря. Да, сейчас нахлынуло, но в бою-то, в бою! Магичил, и плевать, что слабо и знает всего пяток заклинаний, но сражался же! Не ударил в грязь лицом, правда, десяток свой проебал… и от осознания этого Тимур застонал, ударился лбом о чавкнувшую землю.

— Нечего головой насекомых давить! — крикнул Алтай в ухо. — Замри!

— Что происходит? — спросил тихо Тимур, не поднимая головы.

— Жопа происходит, — зло ответил Алтай. — Пока противник был слабый, мы побеждали, а стоило нормальным врагам появиться, как в момент нас разобрали! Ссссуки, минима половину сотни мне сожгли!

— Слабый противник? — повторил Тимур медленно, как будто пробуя на вкус.

Вкус во рту стоял гадостный, блевотный, и Тимур ощущал, как сам воняет.

— На, запей, — сунул Алтай фляжку. — Не дергайся, займи удобную позицию, главное не скачи резвым козликом!

— Поскачешь тут, — ответил Тимур, переворачиваясь, — когда всего колотит и сводит!

Теперь он лежал в кустах на боку, видя, что летающий корабль Альянса медленно отступает, продолжая поливать все вокруг лучами, ракетами и шарами плазмы. Алтай, удобно устроившись за стволом пальмы, в шаге от Тимура, наблюдал за кораблем.

— Ты еще легко отделался, — заметил Алтай, не отрывая от глаза мини — подзорной трубы. — Судя по интенсивности, две трети наших отрядов и тех, кто оборонял остров, можно списывать по графе «труп хорошо прожаренный».

— Но ведь биотики…

— Слабый противник, как я и сказал. Это были обычные, рядовые биотики, самые слабые, на обычных дельфинах, нетренированных. Два кита, тройка червей, отряд крокодилов, ха! Чисто давили массой копейщиков местных, вот мы и одолели их легко. Заметь, у них были обычные иглометы, ну немного ядовитой слизи, тройка шаманов — тоже ерунда. Кто бы ни отправлял нас на задание, он отправлял нас с умом, противника нам выдали по силам, несмотря на все кровожадные разговоры об истреблении инвалидной команды и моей сотни беглецов.

Алтай отпрянул, Тимур замер, наблюдая, как частая череда лазерных лучей выжигает кусок леса в двадцати метрах впереди. Тимур уже дернулся вскакивать, но рука Алтая его придавила стальным краном к земле.

— Лежи, дурак! Вскочишь, собьют, как утку в полете!

— Разве они нас не видят?

— Не видят, бьют по площадям, кто побежит — того добивают, — рыкнул Алтай.

Лучи сместились, прыжком ушли куда-то за спину. Пальмы вяло, и неохотно горели, проплешины на земле дымили, и от обстрела за спиной тоже потянуло дымком.

— Не загорелось бы, — заметил Тимур.

— Ничего, воды много, — ответил Алтай.

Он уже снова наблюдал за летающим кораблем, который, отступив немного, завис, увеличил интенсивность обстрела. С кем он сражается, не было видно, но полыхало только так, до рези в глазах. Алтай, тем не менее, наблюдал, внимательно, что-то шепча под нос.

Читал и писал Тимур, в принципе, уже бегло, спасибо обучающим кристаллам и снабжению. У целителя, который их так настойчиво советовал — были свои резоны. Стоили кристаллы ого-го, в свободном доступе практически не появлялись, а тут, благодаря Тимуру, можно сказать достались просто так. Насколько понял Тимур, из уклончивых объяснений, обучающие кристаллы целителям выдавали только в особых случаях. Поражение мозга, повторное обучение, помогающее общему исцелению, в таком вот духе. Основано это было на том, что обучающий кристалл, в сущности, не выдавал знания, а ускорял мозговые процессы, улучшал их.

Поэтому целители охотно использовали кристаллы на самих себе, и в какой-то мере оказались должны Тимуру. Собственно теперь, лежа на боку, Добрый вспоминал все, что им рассказывали про биотиков, обрывки слухов, сплетен, информации из учебников магии. Лучше всего было бы почитать какой-нибудь фундаментальный труд о биотах, но это надо было покинуть военную зону, приехать в какой-нибудь крупный город, сходить в библиотеку. Аналогично и с Альянсом, но там было проще, технологическая цивилизация была Тимуру близка и понятна, по очевидным причинам.

Биотики же, рыболюди, манипулирующие обитателями моря, выращивающие себе все необходимое, оставались в каком-то смысле загадкой. Откуда они взялись — было известно. Некогда на Диборе, так назывался мир, где оказались Тимур с Алтаем, существовало три материка. В какой-то момент раскрылись порталы, и оттуда волной хлынули маги и спасаемые ими люди, бегущие из гибнущего мира. Жители Дибора отнеслись крайне агрессивно к такому вторжению, и началась война, в которой маги на начальном этапе одержали верх. Им просто некуда было отступать, ибо их родной мир погибал в катаклизме, шторме магии. Техника оказалась не слишком приспособлена против магии, и маги заняли весь восточный материк, основали Империю и предложили диборцам жить дружно.

Но не тут — то было, адаптировав технику, агрессивные диборцы развязали новую войну на истребление.

Тимур ухмыльнулся сам себе, подумав, что было бы интересно почитать мнение Альянса на этот счет. Почти наверняка написано было бы нечто противоположное: жили тихо и мирно, тут открылись порталы и оттуда поперли агрессоры-маги! Отобрали себе один материк, а второй утопили от жадности. Маги, в свою очередь, утверждали, что в гибели центрального материка виноват Альянс, применивший некие супербомбы, расколовшие плиту, на которой стоял материк. Россыпь островов, тысячи их, где велись сражения, и где оказались изначально Тимур с Алтаем, были остатками того самого злополучного материка, оказавшегося между двух огней.

Диборцы объединились и образовали тот самый Альянс, занимающий Западный материк. Остатки Центрального, острова, по негласному соглашению, стали местом сражений, непрерывных и постоянных. Связано это было отчасти и с появлением биотиков, которое случилось после мега-сражения, уничтожившего Центральный материк. Разумеется, слухи приписывали это действию супербомб Альянса, но Тимур не сомневался — другая сторона винит магов и их порталы. Пропаганда, информация, обели себя, очерни врага — старые, проверенные тысячелетиями методы и способы, действенные во всех мирах.

— О чем задумался? — спросил Алтай.

— О биотах и их появлении в этом мире, — честно ответил Тимур.

Сражение продолжалось, летающий корабль успешно отстреливался, громил, маневрировал, тянулись дымы, и продолжался обстрел с земли. Правда, фокус сражения сместился, постепенно удаляясь от места, где залегли Тимур с Алтаем.

— Да такие же пришельцы, как и маги, — сказал Алтай. — Явно же, когда пиздились за утонувший материк под нами, открывали порталы да швырялись бомбами, вот рыболюдов и затянуло.

— Думаешь, обе стороны виноваты?

— Конечно, даже думать нечего. Поэтому Альянс и Империя нет-нет, да объединятся, вместе биотиков попытаются прижать, с двух сторон. Да и в местных боях такое регулярно бывает, с одной стороны из гравипушки садят, с другой маг какой-нибудь электрорадугой по головам биотиков бьет.

— Так давно бы уже объединились, победили, да разбирались!

— Эээ, не надо считать себя самым умным! — хохотнул Алтай. — Так и было, после того, как материк утонул, а вместо этого биотики сами выдали по щщам и Альянсу, и Империи. Поэтому и думаю, что их затянуло в порталы, со всеми их рыбзаводами, подземными плантациями икры, из которой рядовые биотики вылупляются, и прочими китами и моллюсками. Ну и понятно дело, настоящими русалами и русалками, которые снизу командуют, а на поверхность не лезут.

— Погоди, погоди, какими настоящими? Повсюду их так и рисуют!

— Да ладно, Тимур, что ты как маленький, — отмахнулся Алтай. — Поди, и госпропаганде Империи вида: «Альянс бябяки» веришь?

— Нет, с этим все понятно, но…

— Но на поверхности сражаются рядовые биотики, пушечное мясо, которое тысячами из икринок вылезает и растет быстрее обычного. Не знаю насколько, но примерно полгода — год и все, готовый боец. Умеет ездить на ките и дельфине, стрелять из игломета, убивать, слушаться командиров и так далее.

— Погоди, — моргнул Тимур. — Хочешь сказать, что все эти рыболюди… которые нас чуть не перебили… на рефлексах сражались? Безмозгло?

— Именно, — пожал плечами Алтай, — поэтому и назвал их слабыми противниками. Опасны, слов нет, но слабы, именно из-за своих рефлексов. Предсказуемы, уязвимы, ну и начальство их, русалочье, не слишком все это мясо бережет.

— А кого они тогда берегут?

— Тех, кого выращивают с мозгами, я тут уже наслушался рассказов, — ухмыльнулся Алтай и замер.

Пауза. Теперь и Тимур обратил внимание, что сражение затихло. Вспышки еще виднелись, но шум, грохот, гул исчезли, как будто кто-то поставил звуконепроницаемый экран.

— Не говоря уже о тех… созданиях, которых биотики выращивают со встроенными техно и магическими примочками, и неуязвимостью к оным, — сказал Алтай. — Так, выждем еще минутку и двинемся искать, кто выжил, куда чего и где все.

— Выращивают? — удивился Тимур. — Об этом ничего не было!

— Ну, так, кому приятно вспоминать, как тебя отхлестали рыбьим хвостом да по морде лица? — усмехнулся Алтай. — Говорю же, Альянс и Империя объединялись ровно один раз — против биотиков. Те не растерялись и вломили всем, поэтому и думаю, что они прибыли сюда со своей биопромышленностью. Попутно еще рыбки подтопили материк, и часть Западного с Восточным оказались отравлены. Альянс с Империей, конечно, тоже не сидели, сложа посохи, изрядно биотиков тогда всплыло брюхом кверху. В результате, не сразу, конечно, установилось то, что сейчас. Альянс и Империя не трогают материки друг друга, а воюют на островах.

— И биотиков это устраивает?

— Нет, конечно, но их глубины и впадины не травят, не бросают мега-бомбы, и они в ответ не травят материки Альянса и Империи. Зато охотно обгаживают операции и тем, и этим, всплывают в неожиданные моменты, убивают всех без разбора. Вот и получается война на три стороны, с элементом подводной неожиданности.

Алтай встал, и еще разок осмотрел окрестности в подзорную трубу.

— Идем, пока по новой не началось!

— Ну ладно, Империя, а как же Альянс? Сонары, локаторы, всякие там подводные торпеды?

— У Империи этого добра тоже хватает, — отмахнулся Алтай, — но толку то? Говорю же — биотики выращивают то, что им нужно, с теми свойствами, которые им нужны. Так что все эти техномагические ухищрения особого преимущества не дают, хотя, как мне кажется…

— Что кажется? — Тимур спросил в спину замолчавшего собеседника, потом выглянул. — Ой-ёёё!

— Не говори, сплошное биляу, — мрачно согласился Алтай. — Надо было дальше отбегать.

Буквально в нескольких десятках метрах от того места, где прятались Алтай с Тимуром и до самого берега все было выжжено, перепахано и уничтожено. Деревья завалами, все вперемешку, и если пальмы Тимур еще опознавал, то остальные породы называл скопом баобабами. Выжженные проплешины — десяток метров в диаметре — с остекленевшей массой сверху. Воронки, рытвины, просеки и борозды, и трупы, трупы, трупы. Люди вперемешку с биотами, разорванные, сожженные, пробитые насквозь. Выбросившись на берег, медленно пыхтел в агонии кит, даже не пытаясь сползти обратно в воду.

Вонь, гарь, дымы и зрелище удаляющегося летающего корабля Альянса.

— Ебаааать! — протяжно присвистнул Тимур. — Это он за полчаса такое устроил?

— Какие полчаса? — нахмурился Алтай.

— Ну, полчаса обстрела!

— Сражение длилось семь с половиной минут, ровно с момента, когда ваш корабль проехался днищем по крокодилам на пляже!

Тимур растерянно моргнул.

— Что, никогда не слышал про относительность времени? Ну вот это оно самое и есть!

— Ладно. Что теперь?

— Будем искать выживших, может кто спрятался, да попробуем понять, как убраться отсюда, или может двинем на помощь гарнизонам на других островах.

И тут же Тимур с облегчением увидел, что выжили не только они. Из-под завалов, из ям лезли люди, выскочила Варлея, в серо-закопченном платье, с ободранными рукавами, и кинулась к Алтаю.

— Целы! — воскликнула она. — И даже не запачкались!

Тимур хотел возразить, но передумал. По сравнению с остальными они и вправду выглядели чистенькими и ухоженными, не говоря уже о целости одежды.

— Ну да, — спокойно ответил Алтай. — Отбежали чуть дальше, чтобы не достало.

— А нас обстреливали, — Варлея охватила себя руками, как будто замерзла, потом воскликнула. — И птиц всех сбили, не на чем отсюда улетать!

Глава 16

— Это интересно, — ответил Алтай, прищурившись.

— Что тут интересного? — вспылила Варлея, топнула босой ногой. — Скоро биотики вернутся, и Альянс опять прилетит, а мы застряли тут! Ни кораблей, ни птиц, ни портальщиков! Стационарный портал в основной крепости тоже сломали!

Алтай вздохнул, подошел и обнял Варлею, зашептал что-то на ухо. Тимур отвернулся, вроде и понятно, что сбивает истерику у так необходимой сейчас целительницы, но все равно — до ломоты в суставах потянуло сопливой романтикой, которую Тимур не переваривал. Не переносил до зубовного скрежета, все эти слюни и сопли, особенно на фоне тропических пейзажей, и как назло, вокруг был именно такой!

— Цел! — раздался голос Элис. — Молодец, Добрый!

Она хромала, мастер Пит, придерживающий ее, выглядел не лучше. Тимур ощутил комок в горле.

— И… все? — выдавил он, но Элис его поняла.

— Еще уцелели, я видела!

— Кто-то нас крупно подставил, — мрачно заявил Пит. — Чистое везение, что уцелели, и что это был боевой крейсер Альянса, а не, скажем, авианосец.

— Вот свезло, так свезло, ага, — мрачно, в тон мастеру, кивнул Тимур. — Что теперь?

— Нужно уносить ноги, пока биотики, спрятавшиеся под водой, в новую атаку не полезли, — подтверждая слова Алтая, ответил Пит. — Корабли сожгло, грузоптиц крейсер расстрелял.

— Не, одна успела смыться, я видела, — добавила Элис, охнула, приподняла левую ногу. — Кажется, это был меч.

— Какая теперь разница, меч или топор, все равно расплавило, — ответил Пит.

Тимур же вспомнил первый день в новом мире, и сражения, у тех бойцов с топорами — храмовых воинов? — снаряжение было лучше, могло выдержать и пули, и плазму, и лазера. Понятно, что не всем щеголять с элитным снаряжением, но мысли Тимура были немного о другом. Слабые противники, обычная пехота на островах, и сами они ученики-маги, как будто в огромной стратегии — первые уровни, ты слаб, но и противники слабы. А крейсер, получается, как будто с другого уровня залетел, хотя в реальной жизни аналогии игрушек слабо применимы.

Тимур помотал головой, ощущая, что сознание туманится от нереальности происходящего.

В сущности, из намеков Алтая и обрывков информации пополам с «ужасными байками на ночь», выходило, что каждая сторона использует свои технологии, магию, оружие, и чужое не особо заимствует, по совокупности причин. Да сам Тимур видел это на деле — оружие Альянса в его руках просто не работало, и можно было предположить встроенные в него чипы «свой — чужой» или индивидуальные датчики и сенсоры распознавания. Почему оно работало в руках Алтая, тоже не было вопросом (для Тимура, во всяком случае) — какая-то хитрая штучка от Шефа, не иначе.

При этом то же применение Алтаем оружия Альянса не вызывало ни у кого приступов паники или особых вопросов, так, удивленные взгляды и все, и при этом же, Алтай был единственным из всех, кого видел Тимур за этот месяц, кто использовал бы «вражеское оружие». Магия Империи в оружии и доспехах вполне заменяла технологии, и, судя по словам Алтая, биотики тоже как-то выкручивались. И все равно, сочетание всех трех путей, магии, техники и биологии, должно было быть эффективнее, чем каждый путь в отдельности.

— Сейчас! Сядь! — успокоившая Варлея указала Элис на землю.

И тут же склонилась сама, зашептала что-то под нос, водя палочкой по ноге. Алтай покрикивал на вылезающих, помятых, раненых и злых бойцов своей сотни. Также присутствовали мечники и копейщики из гарнизона Ожерелья, несколько матросов, два мага Воды с десантных корабликов, и конечно ученики-маги, кто уцелел.

— Вот теперь мы и вправду инвалидная команда, — прошептал Тимур под нос.

Он сам, Элис, Жигулио — ну этот понятно, перекинулся в металл, и то руку расплавило, вон, придерживает обрубок. Ерунда, вылечат, как месяц назад всех же вылечили? Нона, эта даже не запачкалась особо, явно корни пустила вниз и сама в них спряталась, да еще и Жан поспособствовал, укрыли группу, ага. Магия растений вместе с Землей хорошая сила, даже в руках учеников! Кто еще? Варлея, хорошо. И все? Нет, взгляд Тимура выцепил знакомое лицо. Росала, больше известная как Русалка, бледнее, чем обычно, творила воду и поила всех желающих, из числа потерявших флаги или обезвоженных сверх меры, в том числе и кровопотерей.

— Вот теперь все, — пробормотал Тимур. — Семеро из двадцати одного?

— Треть выживших — это хорошо, — раздался у него над ухом голос мастера Пита.

Тимур обернулся, мастер сжимал посох, смотрел куда-то в морскую даль, как будто пытаясь высмотреть помощь.

— Хуже нет — власть делить, — пробормотал Тимур.

— Что?

— Извините, мастер, я о своем.

Ну, не объяснять же свои мысли? Тимуру просто пришло в голову, что маги Воды с кораблей вроде как выше мастера Пита по рангу, а ведь есть еще маги из числа гарнизона. Кому из них подчиняться? Алтай опять же, вроде сотник, но у местных найдутся и выше рангом офицеры, надо полагать. Кто будет самым главным командиром?

Но, почти сразу же выяснилось, что переживал Тимур зря.

— Так, — раздался голос Элис, — сотник Алтай — стройте своих, следуйте за нами и за отрядом капитана Муркока.

— Да, Ваше Магичество, — с легким поклоном ответил Алтай, тут же обернулся, крикнул. — Стройся!

Тимур собрался почесать в затылке и вляпался пальцами во что-то серое и склизкое. Запаниковал было, но тут же сообразил, что просто прилетело со стороны, а свои мозги и волосы на месте. Также Тимур сообразил, что с «властью» проблем нет. Инвалидная команда подчинена Элис, сотня Алтая придана ей. Построились и следуем за местными, все нормальное — не считая убитых — главное убраться с берега.

— Стоп, погодите, а как же Кларенс? — пробормотал Тимур, оглядываясь.

— Мертв, — ответил Пит, воспринявший риторический вопрос на свой счет. — Что? Подружились?

— Да вы и сами знаете, — уклонился от прямого ответа Тимур.

И даже не сказать, что стали друзьями, скорее энергичный Кларенс постоянно сам заводил разговоры, да все мечтал об энергокристаллах и развивал планы по добыче техники Альянса. Добыл, ага, прилетела техника, набитая энергокристаллами — и все, нет больше Кларенса Вигойла, из семьи потомственных магов, мага в хрендцатом поколении. Да и остальные в отряде не стали друзьями Тимура, но… все же они были хорошими знакомыми, вместе учились магии, считали Тимура одним из команды. Слез не было, но в груди что-то щемило.

— Первый раз?

— Что?

— Говорю, первый раз на таком побоище? — Мастер Пит не стал дожидаться ответа, кивнул. — Первый раз. Твое счастье, что друг у тебя (кивок в сторону Алтая) толковый, так бы и ты остался кучкой обугленного дерьма на пляже.

— Может, уклонился бы, — проворчал Тимур для порядка.

— Против боевого крейсера? Только лежать и не отсвечивать, даже мне, — покачал головой Пит.

Тимур обратил внимание, что лысина мастера тоже чем-то перепачкана, и не пускает веселых зайчиков, хотя казалось бы — полдень, местность расчищена, на небе ни облачка — самое время попускать лысиной слепящие блики.

— Хотя, будь у нас прежняя слаженная команда, — задумчиво продолжал Пит, — можно было кой-чего сделать, ну движки положим не заглушишь, там защита, а вот по энергоузлам пройтись, с перегрузкой, то да, хороший прием был.

— Был, мастер?

— И сейчас есть, — отмахнулся Пит, — просто я уже в поле не выхожу, вот и получается, что для меня он был.

— А почему…

Но договорить Тимур не успел, появился Алтай, злой и взъерошенный. Подстриженные коротко волосы его буквально стояли дыбом, рука подергивалась, как будто собираясь ухватить плазмопистолет на боку.

— Сорок два! — с ходу выдал он. — Ну, с десяток биотики на берегу разтюхали, хотя половину можно было спасти, можно! Но остальные!

— Сорок два, это мощно, — уважительно сказал Пит. — Без шуток. Это же рядовая пехота!

— Они — тоже люди, мастер, — угрюмо ответил Алтай. — Сражаться умеют… умели!

— Из магов уцелела треть, так что нормально, — пояснил Пит. — Все должны были там остаться, а мы уцелели. В отличие от биотиков.

— Не, эти тоже уцелели, зарылись в песок и трупы, — ответил Алтай. — Все должны были остаться? Это такой хитрый план по изведению пехоты и инвалидов?

— Не знаю, не знаю, — Пит перехватил посох удобнее. — По команде доложу, а там пусть начальство думает, подстава это или звезды так сошлись. Но ничего такого не планировалось, боевое задание — да, но с… вменяемыми врагами, что ли?

— Посильная для команды задача, благодарю за объяснения, мастер, — Алтай кивнул и отстал, тут же донесся его выкрик в сторону солдат.

Подошла, уже не хромая, Элис, стирая какой-то тряпочкой кровь с лица. Варлея тоже на ходу перевязывала обрубок руки Норману, затягивала, тот что-то говорил, морщился, стискивал зубы. Раненых хватало, солдаты помогали товарищам, придерживали, тоже делали перевязки на ходу, засовывали в рот какие-то шарики. Сборный отряд спешно отступал куда-то вглубь острова, и Тимур подумал, что там, наверное, основная крепость, где есть медики, связь и транспорт.

Если не разбомбили, конечно.

— Далеко мы так не уйдем, — озабоченно сказала Элис, оглядываясь назад на колонну. — Тем более, в глубине проходы не выжжены, по зарослям все замедлится. Не говоря уже о прочих островных прелестях. биотики могли отравить воду…

— Нет, — мотнул головой Пит.

— Ну, отравить, в смысле поносных своих штучек подсыпать, — пояснила Элис.

— А, ну это да.

— Серьезно? — удивленно спросил Тимур.

Неужели и вправду все условно и на договоренностях, думал он, ибо ударь каждая из сторон в полную силу и Дибор вымрет? Но воюют-то всерьез, это как объяснить?

— Что тут удивительного? — спросил Пит.

— Ну, от хорошего поноса и помереть недолго, — выкрутился Тимур.

— Это да, — загоготал мастер, — сразу видно опытного мага!!

Элис тоже захихикала, смущенно, прикрыв лицо рукой. Окружающие оборачивались, и Тимур невольно обратил внимание, что поражение как будто смыло сияющий ореол помощников с людей. Когда мчались в брызгах к острову, все казалось радужным, небо сияло, доспехи и лица сверкали, сражались все яростно. Теперь же отряд больше напоминал стаю побитых собак, удирающих, поджав хвосты. «Местные», из гарнизона, выглядели чуть лучше, видно привыкли отступать вглубь и там уже добивать биотиков, если те ринутся в погоню. Но все же, тоже без сияния, печать поражения на лицах, деревянных щитах, обитых металлом, кожаных доспехах.

— Впереди будет мост, Ваше Магичество, — сказал один из копейщиков, обернувшись и изобразив поклон на ходу, едва не споткнувшись при этом. — Там все перекрыто толстыми сетками, биотики не смогут подойти к крепости. И к тому же есть отдельный источник, из подземных недр.

Пит кивнул, в знак благодарности.

— Который биотики тоже могут отравить, подплыв под землей, — проворчала Элис.

— Что за уныние? — поинтересовался Пит. — Или это что-то личное?

— Я выращивала пангайского особого, — неохотно ответила Элис, — прямо из яйца. Два года, и привязка, призыв, прошли успешно — это был мой первый призыв. Он уже летал, оставалось только подождать…

Тимур не знал, кто такой «пангайский особый», но из контекста догадался и мысленно присвистнул. Летающий призыв, способный унести призывателя — нужная вещь, особенно в подобных ситуациях. В бою, в воздушной свалке может и не очень, а вот сейчас — когда небо свободно — возможность улететь дорогого стоила.

— Что-то подсыпали, — говорила Элис. — Его рвало и поносило, кроваво, трое суток, перья вылезли, а жили мы тогда отдельно от всех, чтобы не мешать и чтобы было, где экспериментировать. Отец сразу вылетел за лекарем, но он ничем уже помочь не смог. С тех пор я предпочитаю работать с химерами и фантомами, их не жалко.

Она замолчала, насупившись, мастер Пит издал какой-то одобряюще — сочувствующий звук, а Тимур подумал, что просто момент удачно выпал. Вряд ли в другой обстановке Элис стала бы рассказывать такое, да и вряд ли ей стало сильно легче от вопроса. Как любил говорить Шеф: «Расспрашивать надо того, кто и так все расскажет, для него это лучшая терапия».

— Это хорошо, что не жалко, — раздался голос Алтая, — сейчас они нам пригодятся, ваши магичества.

— Что? — спросил Тимур тихо.

— Моя обостренная интуиция чует проблемы, — громко сказал Алтай, протягивая свою мини — подзорную трубу Питу.

Мастер взял, всмотрелся. В ту же сторону посмотрели и остальные, но кроме леса — на джунгли заросли тупо не тянули — ничего не увидели. Тимур обратил внимание, что «местные» тоже остановились.

— Что там? — первой не выдержала Элис.

— По реке поднимаются моторные катера Альянса, — спокойно ответил Алтай, Пит кивнул. — Судя по отсутствию криков и взрывов, мост УЖЕ захвачен и значит, мы отрезаны, если, конечно, нет других тропок к крепости.

— Тропки-то есть, если мне память не изменяет, — прогудел Пит, складывая трубу и отдавая Алтаю. — Но не в них же дело.

Алтай кивнул сочувственно, развел руками, а Тимур внезапно понял, о чем они и нахмурился. Альянс проводит операцию против инвалидной команды? Серьезно? Что такого страшного в десятке учеников? Или… Тимур прикусил губу — дело в них? В нем и в Алтае? Зафиксировали прокол пространства, переход из другого мира? Или в тот злополучный день Алтай кого-то важного убил, настолько важного, что Альянс все угомониться не может?

— Стройся! — донеслась команда. — Стройся! Приготовиться к прорыву! Давай-давай!

Тимур лишь тяжело вздохнул в ответ.

Глава 17

— А обязательно прорываться? — пробормотал Тимур под нос. — Может, обойдем их?

— Не получится, — рядом, словно из ниоткуда, возник Алтай. — За спиной уже биотики брякают своими трезубцами.

— Мы же вроде углубились, — начал Тимур и осекся, вспомнив внезапно подробности того, о чем недавно рассказывал ему Алтай.

Биотики как-то предприняли ответную атаку на материки. Углубились на три дня пути, разгромили порты, корабли, снесли стражу, и остановили их только чудом. То самое единственное объединение Альянса и Империи, о котором толковал Алтай. Биотиков попробовали уничтожить, они в ответ вломили и Империи, и Альянсу одновременно, прямо на суше, и только объединив усилия, два материка-государства, смогли загнать биотиков обратно под воду.

Применительно же к ситуации это означало, что суша на острове биотам не помеха.

— Держись рядом, — сказал Алтай. — Мы прикроем тебя, ты прикроешь магией.

И тут же он повысил голос, крикнул.

— Ваше Магичество! Госпожа Элис!

Переговоры были короткими, мастер Пит сразу кивнул, ученики маги и он сам влились в ряды пехотной сотни, ставшей уже полусотней. Теперь и Тимур слышал треск за спиной, биотики прокладывали путь через лес, скорее всего пустив впереди одну из своих огромных тварей — амфибий.

Гарнизон Ожерелья уже выстроился, в полной готовности к прорыву через мост.

Солдаты с щитами, за ними маг с посохом, наколдовывающий защитный купол. Следом маги Воды и команды кораблей, дальше копейщики с оставшимися магами. Принять первый удар Альянса, ударить в ответ Водой и Огнем, затем прорваться через мост и уйти в крепость.

Во всяком случае, так понимал их замысел Тимур.

— Наша задача — самая противная, — пояснил Алтай. — Во-первых, прикрываем тылы, и хрен знает, решат биотики ударить или нет. И, во-вторых, они-то может и пробьются через мост, если его еще не взорвали, вот только ответный удар Альянса аккурат на нас придется.

— И что нам делать? — спросил Тимур.

— Сражаться, — пожал плечами Алтай.

Спереди уже доносились крики, потом мощно бахнуло, к небесам взметнулась вспышка и опала. Треск автоматов, шуршание, лязг железа, возгласы, из боя были видны лишь фрагменты, пехотинцы и ученики все еще шли по лесу, в арьергарде. Треск сзади нарастал, и многие из солдат оглядывались туда, потом смотрели на Алтая. Тот шагал невозмутимо, широко, пока что даже секиру не доставал, как будто демонстрируя, что опасности особой и нет.

— Вам в команду не помешает щитовик и какая-нибудь жрица — магичка, способная благословлять и усиливать, а лучше обе, — добавил Алтай, ускоряя шаг. — Первый десяток! За мной! Остальным — охранять магов!

Он и семеро рядовых вырвались вперед, секира уже лежала в руках Алтая, Тимур успел увидеть взмах, отбитую в сторону гранату, взорвавшуюся в стороне. Быстрый шаг перешел в бег, донесся слитный рев, снова что-то взорвалось, и Элис крикнула.

— Нона, Жан, сразу стену по пояс! Добрый, Жигулио — атакуете!

Тимур кивнул, подумав, что Алтай вроде велел держаться рядом, а сам взял и убежал. Своих солдат он вроде добро выдрессировал, да все равно как-то страшно. И какая еще стена по пояс, когда сзади биотики прут? Нужно быстрее убираться, а не садиться в оборону!

И в этот момент стена деревьев закончилась, отряд вырвался на простор.

Между лесом и рекой было примерно с триста метров открытого пространства, и сейчас там кипело очередное сражение, в этот раз с Альянсом. Били крупнокалиберные пулеметы с катеров, стреляли минометы и сверкали лазера, отряд морской пехоты, высадившейся на берег, строчил из автоматов, швырял гранаты, стрелял чем-то невидимым, разбрасывающим копейщиков. Основное сражение кипело возле моста, где крутился и вертелся еще с десяток беспилотников, пытаясь достать защитников.

Те, с опорой на две сверкающие башни, отбивались, били по реке и катерам, пытались прикрыть проход своих. С верхушек трехэтажных башен, из верхних окон летели молнии, какие-то зеленые шары, лопающиеся с брызгами и треском. Зеленые капли, попадающие на солдат Альянса, прожигали броню и оружие, заставляли падать и кататься с воплями тех, кто не заметил вовремя, не принял мер.

— Поможем! — крикнул Жигулио, вырываясь вперед.

Тимур не стал отвечать, он и так бежал следом, удерживая взглядом Алтая и его бойцов. За спиной с треском и грохотом выдвигалась стена, лезли корни, и только тут Тимур сообразил, что за ней можно укрывать раненых, в мертвой зоне. Рядом рвануло, полетели комья земли и травы, и тут же с небес рухнул пылающий метеорит, снося станковый гранатомет, установленный на берегу.

Тимур развел руками, формируя молнию и ударяя ей в сторону реки.

Вспышка, заряд ушел в сторону, притянулся к ловушке и исчез. Вода в реке вздыбилась и бессильно разбилась о стенку силового поля, окружавшего катера. Солдаты с щитами прикрывали магов, пятились боком по дороге, стремясь добраться до моста. Строчили пулеметы, щиты, несомненно, зачарованные, пока еще держались, но солдаты падали, и в открывшиеся бреши сразу летели новые пули и снаряды, бойцы гарнизона Ожерелья падали один за другим.

— За что нам такое везение? — пробормотал Тимур, кидая файерболы с рук в такт движениям.

Маленькие шары огня били в пехоту Альянса, те уклонялись, принимали на броню, били в ответ, и не только по Тимуру, обстреливали всех, подавляли огнем. Жигулио, почти полностью превратившийся в металл, сам кидался навстречу выстрелам, раскалился так, что дышал жаром на десяток шагов вокруг. Тимура пока что выстрелы обходили стороной, успевал уклоняться, маневрировать, сзади прикрывали магией и атаками с воздуха.

Алтай и его семерка в момент сократили дистанцию, врубились в ряды пехоты, те бестрепетно встретили атаку, достали какие-то свои мечи, принимали удары на стволы и стреляли в ответ. За несколько секунд погибли трое солдат Империи, затем еще двое, и оставшиеся двое были ранены. Алтай рубил, пластал секирой, снося пехотинцев Альянса, как будто те были сделаны из картона. Секира в его руках пробивала защиту, проходила сквозь силовые поля, вскрывала бронежилеты, как консервный нож банку. Да, солдаты Алтая погибли, но и сам Алтай убил дюжину солдат Альянса, открывая себе путь дальше, к речному берегу и катерам, попутно стягивая на себя внимание и силы, ослабляя атаки Альянса в других направлениях.

Воспользовавшись заминкой, Жигулио добежал до пехоты Альянса, ворвался, и пошел пластать раскаленными руками — лезвиями, не обращая внимания, что два выстрела пробили его насквозь, сражаясь несокрушимой статуей металла. Охрана моста и гарнизон, отступавший по дороге, приободрились, ускорили шаг и тоже выделили атакующий отряд, помчавшийся к берегу. Огонь из башен усилился, толстые, жирные струи подбили три беспилотника, ударили по воде, застилая ее дымом и копотью. Чад несло прямо на катера, вспыхнуло силовое поле, отрезая дым и огонь, продолжавший бежать прямо по воде. В радужную пленку поля тут же врезались еще молнии, с небес рухнула пятиметровая птица, и тут же получила слитный залп в ответ, рухнула горящим комом в воду.

— Получай! — Тимур оказался уже впритык к пехотинцам, ударил секущим ледяным градом.

Режущие осколки хлестанули по десятку Альянса, безвредно, брони и шлемы выдержали удар. Тимур, как учили, тут же ушел в сторону, упал, пропуская ответный залп над собой, покатился к берегу. Конечно, было ошибкой вот так сближаться, входить в клинч, но и Алтаю надо было помочь! Замысел его Тимур уже понял, навязать ближний бой, и дать магам передышку, возможность уйти за мост.

Трое пехотинцев уже целились в Тимура, с катера наводили пулемет, и Тимур ударил, не жалея сил, пытаясь подкрепить волевой выброс магии жестами и словами.

— Секущий вихрь! — проорал он, вкладывая страх и ярость, сплетая лед и воздух.

Не просто секущий град изо льда, но еще и усиленный ураганными ударами ветра, могучее оружие… в руках и с посохом мага. В исполнении Тимура получился выброс, вспышка, разбросавшая пехотинцев, ударившая в борт катера, и в результате очередь из пулемета ушла выше, куда-то в сторону леса. С яростным криком сбоку вынырнул Алтай, снова пошел пластать секирой, легко удерживая ее правой рукой, в левой он уже держал автомат, строчил из него, обстреливал всех подряд, не прицельно, просто на подавление.

— Держись! — из-за спины Тимура вынырнул Жигулио.

Силовая пленка над катерами вспыхнула, Тимур вскочил на ноги, снова ударил, в этот раз, хлыстом воды, перерубая пехотинца. Того отбросило, шлем и броня выдержали удар, оружие нет. Тимур машинально ухватил лучемет, но чуда не произошло и оружие не слушалось, и тут в спину ударило, бросило на землю. Тимур покатился, бросив лучемет, прямо к берегу, видя обрывками, что на помощь уже бегут, торопятся, кричат что-то и маги и солдаты.

— Прикрывай! — рука Алтая отшвырнула его от воды, тут же раздался частый лязг, пули били в секиру.

С хеканьем Алтай перепрыгнул пять метров воды, пробил телом силовой барьер, тут же секира срубила пулемет и пулеметчика, обратным движением древко врезалось в грудь, офицеру Альянса, швыряя его за борт. Алтай успел выхватить плазмопистолет из рук офицера, моментально изрешетил катер и прыгнул на следующий. Тимур отползал от воды, силясь встать и колдануть что-нибудь одновременно.

Крики, взрывы, уханье и треск внезапно приблизились, прыгнули в уши, оглушая, и Тимур увидел, что вода в реке кипит. Из башен извергались серые лучи, прямо в воду, и пар с дымом, бульканье вставали над рекой. Видно было, как всплывает сваренная рыба, решетки в проемах моста поднимались, как будто пропуская кого-то. И тут же, не успел Тимур обрадоваться перелому в сражении, над рекой пронесся огромный ядовито-черный шар. Врезался в основание одной из башен, и то начало таять, исчезать на глазах.

— Держите стену! — донесся до Тимура отчаянный визгливый крик. — Не дайте завалиться на мост!

Какой еще мост, она же упадет в сторону реки, подумал тупо Тимур. Руки его, отдельно от мозга, обстреливали файерболами пехотинцев и катера, без особого ущерба, правда, просто огонь на подавление. Сам Тимур по-прежнему пятился от берега, споткнулся о чей-то труп, упал и очень удачно, очередь прошла мимо, скосив двух копейщиков, пробив их насквозь.

Оставляя дымные следы, промчались ракеты, ударили в верхнюю часть башни, доламывая ее, и все же роняя, с грохотом и треском, грудами камня заваливая выход на мост. Не успел Тимур подумать, что мост еще проходим для пехоты, как сверху возник озверелый боец Альянса, ударил штыком. Тимур перекатился в сторону, Жигулио снес голову пехотинцу, броня и шлем не помогли тому. Тимур отшатнулся, Норман по-прежнему был раскален, и тут же с одного из катеров ударила очередь плазмы.

— Назад! — крикнул Жигулио, закрывая собой Тимура, принимая плазму на грудь. — Не подходи!

— Эй, это не чересчур? — крикнул Тимур, отпрыгивая.

И еще отпрыгивая, уходя от атаки лазерами. Солдат со щитом прикрыл, Тимур тут же жахнул молнией из укрытия, пехотинец с лучеметом задергался в судорогах и обмяк. Бой на берегу окончательно превратился в свалку, хаос и череду схваток, в которой, правда, пехота Альянса действовала скоординировано, прикрывала друг друга. Ослабший натиск башен от моста немного компенсировался забегом Алтая по катерам, но только немного. Алтая мощным ударом отбросили прямо на берег, продолжили стрелять из гравипушки, вжимая в землю, и забрасывать лучами и шарами, долбить пулями. Алтай ловко вертелся, закрывался секирой и пехотинцами Альянса, долбил плазмой в ответ, и в сущности в одиночку стоил штурмового взвода.

— Уходите через мост! — крикнул он Тимуру. — Немедленно!

— А как же ты?!

— Я справлюсь, не видишь что ли?

Но совет Алтая опоздал. Развалины башни, через которые как раз перебирались маги и половина копейщиков с солдатами — щитовиками, вспыхнули, замерцали и взорвались, выбрасывая в небо оранжевый столб, пробивший облака и тут же распылившийся в воздухе огромным облаком. Яркий свет солнца сразу потускнел, все вокруг стало оранжевым, и вторая башня, на противоположном берегу, резко сменила направление огня. Теперь она обстреливала оранжевое снизу вверх, и Тимур увидел, что купол пыли оседает обратно.

— Уходим нахуй!!! — заорал мастер Пит. — Всем в стороны! Не дайте пыли накрыть вас!!!

Он уже мчался огромными скачками к пролому на месте моста, таща за шиворот Жана. Следом на какой-то шестилапой твари неслась Элис, позади нее сидела Варлея. Укрытие на опушке доживало последние секунды, тварь биотиков, какая-то помесь краба с осьминогом, раздвинув и сломав деревья, уперлась в стенку земли и корней, и видно было, что эта стенка задержит ее секунд на десять, не дольше.

Солдаты Алтая, с отчаянным гиканьем и свистом бежали, прикрывая магов-учеников, как было велено. Уцелевшие арбалетчики стреляли на ходу, ловко, с разворота, но взрывы и вспышки были не в силах даже закоптить панцирь крабосьминога, не говоря уже о том, чтобы пробить его. Огромное щупальце вылетело из чащи леса, ударило поперек дороги, прихлопнув отстающего, размазав его в лепешку.

— Уходим, что встал?! — Алтай потащил Тимура, почти поволок по земле за шиворот.

Тимур оторвался от зрелища твари, глянул в сторону реки. Пехотинцы Альянса тоже отступали, быстро и слаженно, весь огонь перенесли на тварь биотиков. Катера тоже стреляли в сторону крабосьминога, спешно принимая на борт пехоту и отходя, спеша выйти из под оранжевого купола.

— Че это за оранжевая хрень? — крикнул Тимур, освобождаясь от хватки Алтая и переходя на нормальный бег.

— Изменяющая пыль! — рядом оказалась Нона. — В башне был запас и его раскидало!

Она сбилась, закашлялась, Тимур ее подхватил, природница дышала тяжело, поглядывала вверх.

— Если накроет, нас превратит в диких мутантов, — с неподдельным ужасом в голосе выкашляла Нона.

Глава 18

— На кой хрен, — но тут Тимур оборвал сам себя.

Поддерживать Нону и бежать было тяжело, не годилось сбивать дыхание.

— Против биотиков! — крикнула Нона, останавливаясь.

Тварь биотиков доломала стену, и почти покатилась к берегу, все ускоряясь. Следом хлынули, собственно, биотики, нестройной толпой, часть побежала по дороге, прямо к Тимуру и всем собравшимся возле пролома на месте моста. Тимур еще подивился смутно, неужели не заготовлено полевых настилов, заготовок — артефактов, создающих временный мост? Но времени думать, не было, Пит явно знал, что делал, пускай делает, а пока что — следовало остановить биотиков.

— Стена корней! — Нона вонзила пальцы в утоптанную до каменной твердости поверхность дороги.

— Сметающий вихрь!

Биотики оказались нихрена не пехотой Альянса, корни, выпрыгивающие из земли, пробивали их тела, льдинки секли, ветер отбрасывал, и первая атака захлебнулась. Тут же ударили арбалетчики из сотни Алтая, навесом, не жалея взрыв — болтов, превращая толпу на дороге в кровавый рыбий фарш. Крабосьминонг, ловко ползущий к берегу, развернул один из глаз на антенне, плюнул чем-то фиолетовым.

— Природ, — но договорить Нона не успела, шматок едких чернил снес ее, Тимура и десяток арбалетчиков в сторону.

Кожу немедленно защипало, одежда, броня и волосы задымились, разъедаемые чернильной кислотой. Тимур поспешно прикрыл глаза, начал нащупывать фляжку на поясе… у него точно была фляжка!

— Ласковый прибой! — волна теплой воды захлестнула их, смывая чернила, ударяя в лицо.

— Не открывайте глаз! — послышался голос Росалы, усталый и спокойный. — Все правильно, молодцы!

Тихий шелест, толчки в грудь.

— Ваше Магичество, держитесь за меня! — грубый голос, запахи пота и крови.

Тимура куда-то вели, рядом раздавалось шуршание одежды и топот ног.

— Стреляют, гады, своими иголками, вас утыкали, — говорил голос. — Тут камни!

— Хватит! — чей-то голос. — За камень их! Смывайте!

— Повезло, — голос Росалы, — Он еще молодой, чернила не ядовитые.

«Молодой?» мысленно возмутился Тимур. Да эта тварь была размером с особняк Шефа! Молодой! Хрена себе! Каким же крабосьминог будет, когда вырастет? Или он не сможет расти из-за панциря? Новая волна воды, и мягкие прикосновения, губка, дыхание Росалы на лице.

— Все в порядке, Добрый, открывай глаза.

Тимур открыл, лицо Росалы находилось буквально в десятке сантиметров. Бледная магичка улыбнулась двусмысленно, кончиками губ, отодвинулась, Тимур поймал подмигивание Алтая. Сам сотник стоял рядом с Варлеей, наблюдая за чем-то, не видным Тимуру.

Дадах! Дадах! Земля затряслась, новые разрывы со стороны моста.

— Опять разбили! — чей-то горестный выкрик. — Да вашу ж!

Тимур прикрыл глаза на секунду. Вот, значит, в чем дело. Альянс срывает попытки навести новый мост… одна надежда на крабосьминога! Башня — это хорошо, но если катера отошли и садят издалека… тут его стукнуло осознанием, и он глянул вверх, так быстро, что в шее что-то хрустнуло, заныло. Оранжевый купол продолжал оседать, но с прорехами, башня лупила и лупила зарядами, каждый из которых вырывал дыру в облаке, видимо, нейтрализуя разъедающую пыль.

Также это означало, что никто не сдерживает Альянс, и те вольны стрелять куда захотят.

Залп из минометов, накрыть развалины моста и окрестности, не так ли? Тимур, прикусив губу, думал о правоте Алтая. Нужен, нужен в команде добротный щитовик, мастер силовых полей и отражающих экранов. Еще лучше два щитовика, мало ли что. Правда, идея инвалидной команды оправдала себя на все сто — две трети уехали на тот свет в первой же серьезной битве.

И от этой мысли Тимуру вдруг стало физически больно.

Он вскочил, полный решимости сражаться. Плевать, что другой мир — люди здесь практически не отличались от землян! Во всяком случае, так казалось Тимуру сейчас, в приступе гнева и ярости, что вокруг боевые товарищи и друзья. Чужеродность мира, отличия, разница в возрастах, общении, одежде, культурно-смысловых пластах, все то, что месяц отделяло Тимура от остальных, внезапно исчезло. Как будто рухнула плотина, эмоциональная и мысленная, и маги, солдаты, бойцы Империи вокруг резко стали своими.

— Чего вскочил?! — Алтай вскинул секиру, тут же лязгнуло. — Пригнись, снайпер работает!

— А, — Тимур присел, укрылся за камнем.

— А меня бесполезно, — ухмыльнулся Алтай.

Варлея за его спиной копалась в сумке, казалось, не обращая внимания на разговор.

— Х-хорошо, что дальше?

— Биотиков чутка отбросили, пыль вроде сбили, — Алтай смотрел вперед, не стал поднимать головы к куполу, — во всяком случае, над нами точно. Как только биоты отбросят десант Альянса, сразу ставим мост и уходим на ту сторону.

Помолчав, Алтай добавил спокойно.

— Это если к Альянсу не подойдет подкреплений и биотики нас и их не успеют задавить, числом и умением.

— Так может, уйдем вверх по реке? Мост то все равно разрушен, нет?

— Я предлагал, местных что-то заклинило, инструкция у них мост не сдавать. К этой инструкции было бы неплохо еще чего дальнобойного, а то до катеров Альянса не достаем, а они нас обстреливают, как хотят.

Как будто подтверждая его слова, тихо бахнуло, как будто кто-то вдалеке хлопнул кулек из целлофанового пакета. Тимур осознал, что не слышит и звуков битвы, аккуратно выглянул, все сверкало и искрилось, катера стреляли, крабосьминог вертелся на берегу, не решаясь войти в кипящую воду. Продвижение биотиков по берегу и дороге было остановлено, появился ров и торчащие колья, копейщики, стрелки и мечники стреляли, кололи и рубили, высился вал из перебитых рыболюдей.

— Странно, — сказал Тимур, часто моргая. — Тебя слышу, а битву нет. Может мне чернила в уши затекли?

— Нет, — хохотнул Алтай. — Нашелся умелец — звуковик, купол заглушающий кинул, иначе мы бы тут хрен друг друга услышали, да и оглохли бы уже. Я бы предложил тебе шаг за купол сделать…

Он опять отмахнулся секирой, снова лязгнуло.

— Но там прекрасно работает снайпер. Была бы у меня снайперка, — протянул Алтай мечтательно.

— Так у них же свои силовые поля!

— Ничего, поля не везде, стрелять то Альянсу надо, — объяснил Алтай.

Еще хлопок. Еще. Торжествующие крики.

— О! — вскинулся Алтай. — Наладили!

Тут же из земли полезла новая стена, невысокая, но толстая. Непонятно было, почему Жан или кто-то из магов Земли не делает ее выше, но тут же Алтай пояснил.

— Сделай стену выше, и с катеров ее разобьют, а так вроде бордюра на мосту.

Варлея уже исчезла, послышались ее приказы — тащить раненых, кто бы сомневался! — в первую очередь.

— Так если разобьют, значит, и новый мост разобьют, нет?

— Скорее всего — но кто-то успеет проскочить, — отозвался Алтай.

Сам он, правда, не двигался с места, и Тимур тоже не стал спешить.

— Зачем ты торчишь на виду у снайперов?

— Они чем-то снесли башню… где второй выстрел? — ответил Алтай.

— Может это была одноразовая бомба — аннигилятор?

— Зная, что у противника две башни, ты бы взял одну бомбу?

Со стороны дороги послышались крики, Тимур выглянул. Какая-то помесь сороконожки и крокодила тараном проломила остатки стены на опушке, то, что осталось от частокола, и ринулась в атаку. Стрелы отскакивали, болты рвались, не причиняя вреда, многочисленные ноги давили солдат, пасть хватала и глотала, капала мерзкого вида слюна. В пролом хлынули биотики, не такие как раньше, выше, крепче, с чешуей другого оттенка. Они не падали под ударами копий, ловко уклонялись, рубили в ответ какими-то странно изогнутыми, волнистыми мечами тускло-красного цвета, подставляли защищенные хитином места, природную броню.

— А вот и жопа, — донеслось со стороны Алтая.

Новые биотики координировались тройками, двое рубили, третий стрелял, не только иголками, но и огромными шипами, метал гранаты, слизь, ловко прикрывал товарищей.

— Как и ожидалось, — меланхолично сказал Алтай, — как только уровень противостояния возрастает, подтягиваются более подготовленные бойцы.

— Тогда где эти бойцы с нашей стороны? — пробурчал Тимур, передергивая плечами.

Перебирать арсенал заклинаний не было нужды, все пять были при нем, в полной готовности. Файербол, сосулька, молния, град льдинок и секущий град — вот только кроконожка плевать на них хотела. С небес били молнии, не пробивая ее шкуры, упала пара пылающих камней и отскочила, прибив кого-то по дороге. Корни из под земли оплетали ноги и тут же рвались. Солдаты отступали, пытаясь держать строй, Алтай уже рубился с биотами, пластал их секирой, даже подрубил пару ног кроконожке, но отступил под градом игл и шипов, пара и кислоты.

— Разом! — донесся выкрик Пита.

Тимур обернулся, мастер Пит и два мага Воды вместе поднимали воду из реки, закручивая огромное копье. И тут же копье заколебалось, рухнуло вниз водопадом, снова закрутилось, опало, Пит и маги Воды что-то орали, взмахивая посохами. За их спинами бегом — бегом через мост уходили остальные, падали под выстрелами со стороны реки. В копье воды врезались ракеты, прошили насквозь, сияющий шар с шипением растворился. Тимур кинул взгляд на дорогу, точно, шаманы биотиков уже колдовали, пользуясь превосходством в родной стихии — Воде.

Ряды солдат, местных и из сотни Алтая уже почти добрались до Тимура, надо было отступать, но он медлил, колебался, не зная, то ли бить биотиков, то ли кидаться на помощь Алтаю. Конечно, надо было отступать, но Тимур внезапно вспомнил, что говорил Шеф перед отбытием. Без Алтая не вернуться назад, разве что в этом мире найти портальщиков, найти дорогу домой, но шансы, каковы шансы на такое? Портальщики у магов есть, иначе не смогли бы прийти на Дибор, но как высоко надо будет подняться в иерархии? Стать Архимагистром, затратив сто лет, и вернувшись, домой, найти вместо семьи могилки?

— Банзай! — внезапно заорал Алтай, запрыгивая на спину кроконожки.

Секиру он перекинул за спину, в левой руке — ростовой щит, с которым он управлялся так же легко, как ранее с секирой. В правой плазмопистолет, Алтай бежал по спине кроконожки, прикрываясь щитом от залпов биотиков, стреляя в ответ и очевидно пробиваясь к шаманам. Те заколебались, отступили, натиск на Алтая усилился, биотики наседали толпой, и в этот момент Пит, и маги Воды завершили начатое.

Огромное копье Воды пробило кроконожку, разорвало ее на части и разметало толпу, безуспешно обстреливавшую Алтая. Он тут же начал отступать, побежал спиной вперед, ловко прыгая, не спотыкаясь, как будто имел глаза на затылке. Солдаты Алтая орали что-то яростное и веселое, подбадривали командира. Стена их дошла до Тимура, потеснила его на мост.

— Добрый! — раздался крик Пита. — Вали оттуда!

Тимур начал отступать, не отрывая взгляда от Алтая. Тот отбросил разряженный пистолет, отшвырнул щит, пробивая дорогу, прыжками помчался, маша секирой, уходя от ударов и игл. В спину ему ударили несколько шаров воды, расплескались бессильно, и Тимур незаметно перевел дыхание. Неуязвимость к магии работала, биотики ослабили натиск на мост, и тут же на дороге начались взрывы. Череда ракет и плазмошаров смела рыболюдей и солдат, забывших об осторожности, скучившихся в пределах видимости с реки. Если и были крики, то за взрывами их не было слышно, внутренности и остатки тел полились кровавым дождем, и внезапно Тимур заметил оранжевый обод на краю видимости. Пыль, растворяющая пыль почти достигла земли, пускай башня и убрала оранжевое над мостом, но кто знает, что будет с телами?

Восстанут зомби-биотики и зомби-солдаты, вот будете весело?

Секунду спустя, Тимур устыдился своих мыслей. Какие нахуй зомби? Да даже если они, уж маги то знают, как бороться, раз применяют пыль? И кой хрен вообще думать о пыли, когда разрывами накрыло Алтая?

— ДОБРЫЙ!!! — донесся рев Пита. — Уходим!!!

Тимур помедлил секунду, и из клубов пыли и дыма прыжком вылетел Алтай. Обгоревший, подкопченный, брони и секиры нет, в руках клинок биотиков, взгляд безумный.

— Отступаем!! — крикнул он.

Жалкая горстка уцелевших, несколько солдат тут же развернулись и помчались, едва не сбив с ног Тимура. Тот успел отскочить в сторону, увидел, что катера Альянса на реке захлестывает кипящим водопадом. Тут же рванул следом, не дожидаясь, пока Алтай схватит за шиворот. С ходу, последними, проскочили хилый мостик, из земли и досок, и сразу же Пит стукнул посохом, обрушивая переход.

— Сверху! — рявкнул Алтай, швыряя Тимура прямо на камни, под бортик моста.

Дадах! Что-то взорвалось, и град осколков забарабанил по камню вокруг, по доспеху Тимура, плечам, и даже по спешно, судорожно поджатым ногам. Боль в локтях и коленях, отбитых в неловком падении о камень, тут же ушла, все заслонило горячее, острое ощущение в голени, затем в бицепсе правой руки, которой Тимур прикрывал голову.

— Где твой шлем? — рявкнул Пит почти в ухо, вздергивая Тимура. — Мало смертей на сегодня, собственной хочешь?

Алтай сделал движение, как будто хотел снести клинком Питу голову, но сдержался. Мастер маг, казалось, вообще не обратил на это внимания, толкнул Тимура к башне.

— Давай! Шевели ногами!

Тимур бросил взгляд. Шаманы биотиков ударили кипящей водой по Альянсу, и тут же рыболюди наводнили реку, поплыли вверх, к мосту, и на другой берег, угрожая снова отрезать дорогу отступающей с берега группе. Он бросил взгляд, штанина намокла и окрасилась в грязно-красный, кровь мешалась с пылью, следами сражения. По правой руке тоже бежала кровь, но боли особой не было.

— Бегом! — снова рявкнул Пит. — Сражение еще не закончено!

Глава 19

Из леса по просеке, уже рвались новые толпы биотиков, вперемешку с какими-то прыгающими созданиями.

— Плюй-жабы! — крикнул Пит. — Ну-ка, Добрый, поддай огоньку!

Тимур секунду ошалело смотрел на него, потом сообразил, положил руку на плечо мастеру. Рука сразу онемела, Пит уже взмахивал посохом, и в душе Тимура шевельнулась зависть. Мастерство и опыт, отточенные годами, вот так сразу захватить «источник энергии» (то есть Тимура), и начать качать, вкладывая дополнительную мощь в заклинание.

— Сверху! — истошно вскрикнула Элис, и Тимур повернул голову.

Из башни били лучи, летели снаряды, снося биотиков в реку, стирая их с лица земли вместе с берегом, и шаманы рыболюдей переключились на новую угрозу. Видно было, как они синхронно что-то танцуют на панцире крабосьминога, и в небе над башней сгущалась, конденсировалось оружие.

Огромное лезвие воды.

В башне этого явно не видели, а крик Элис утонул в общем шуме и гаме, криках, грохоте, взрывах, кваканье биотиков, доносящемся от реки. Теперь, когда звуковой экран пал, лавина шумов обрушилась на Тимура, но воспринималась она как-то отстраненно, как будто все происходило не с ним, а с кем-то другим. Страх и отчаяние ушли, спрятались, перестали захлестывать в такт волнам биотиков.

Пит выкрикнул, энергично взмахивая посохом, как будто перечеркивая наступающих биотиков.

— Пылающий шторм!

И онемение резко отступило, рука Тимура упала, повисла плетью. Штрихи огня, пылающие камни били в биотиков, и тут же неподалеку раздалось.

— Стирающая длань!

Все та же женщина в венке, разводя руками, как будто провела ластиком по защите шаманов, и защита исчезла из реальности. Рыболюди ускорились, откуда-то вынырнули солдаты с щитами, загородили, и тут же град игл, шипов, плевков обрушился на группу магов и бойцов.

— Отходим за башню! — крикнул Пит, метая какую-то багровую тучку.

Тучка вспыхнула, сжигая щупальца ядовитого газа, ползущие из газовых гранат.

— Берегись! — взвизгнул кто-то, и Тимур понял, что не понимает, что происходит.

Секунду спустя, щит и солдата перед Тимуром развалило напополам, и огромный рыболюд тут же взмахнул плетью еще раз. Тимур резко выбросил молнию, пробивая биота насквозь, попятился, пытаясь нащупать клинок. Клинка не было, раненая нога резко подвернулась, Тимур упал, почти упал. Его подхватили под руку, придержали.

— Поток! — Росала второй рукой внесла лепту в атаку мага Воды.

Волна хлынула по дороге, снося биотиков обратно, под продолжающийся огненный шторм. Тимур только сейчас сообразил, что провал на месте моста никуда не делся, и значит, опасности с той стороны нет. Помотал головой, думая о том, что отупел, плохо соображает и реагирует, значит, нужна передышка.

— Давай! — взвыла Росала. — Шевели ногами, Добрый, нужно бежать!

— Что? — Тимур посмотрел на нее.

— Нас сейчас перебьют, вот что!!!

Тимур оглянулся и понял, что все, к битве он непригоден, раз такое проморгал. Лезвие воды рухнуло, и башню развалило на несколько частей, вместе с защитниками, магами и складами. К счастью, новое оранжевое облако не вылетело, но все равно, последний опорный пункт обороны, считай, рухнул. На реке тоже биотики одолевали, разве что крабосьминогу кто-то пробил десятиметровую дыру насквозь, и теперь создание умирало, испуская из себя облака газа, и заливая буро-зеленой слизью реку.

Катера Альянса уже отошли вдаль, продолжали обстрел, сверкали лучи, но все равно, катера отступали, и вал биотиков катился по реке и по берегам, наседая, не давая морпехам передышки. Под опорами моста тоже бурлила жизнь, какие-то бобры с перепонками разбирали решетки, грызли камень, заливали слизью.

— Мы проиграли, а я даже не заметил, — вырвалось у Тимура.

Биотики, с водорослями — плетьми в руках, прыгали через пролом, как будто даже не замечая пропасти.

— Плетельщики! — вскрикнул кто-то.

— Вот вам!

Химеротигр соткался в воздухе, рванул в атаку, откусил голову одному, второго смял лапами, но тут же в него врезались пять плетей, разваливая на части. За спиной перемахнувших уже суетились рядовые биотики, раскачивая какого-то угря. Тот пролетел через пролом, впился пастью в камень.

— Отступаем! Отступаем! — раздавался крик Пита.

— Держать строй! — донесся голос Алтая. — Вместе! Иначе сожрут!

Рядовые биотики уже кидали второго угря, и Тимур понял, что зря надеялся на пролом посреди моста. Тем более, что биотики уже распространялись выше по реке, лезли на берег, грозя замкнуть окружение. Несколько магов, успевших сбежать из второй башни, теперь били из-за спин солдат, слаженно, зелеными лучами, но вперед вылезли какие-то мелкие крабосьминоги, принимали лучи на панцирь, и биотики, прячущиеся за своими созданиями, метали иглы и копья.

Удержать мост и оборону не было никакой возможности, эту стычку Империя и Альянс проиграли.

— Хватайте его! — Тимура подхватили крепкие руки, Алтай возник рядом. — Отступайте! Бегом!

Тимура тащили, он не успевал ставить ноги, так, отталкивался здоровой, для порядка. Солдаты пыхтели и обливались потом, но тащили, сменяясь, и видно было, что тащат и других раненых. Кого на носилках, кого под руки, и за спиной громыхало, гремело, потом все стихло. Дорога пошла на подъем, пехотинцы остановились, сбавили темп.

— Давайте я сам! — взмолился Тимур.

Его растрясли уже до почти невменяемого состояния, наложившегося на предыдущее отупение. Раны кровоточили, но уже слабее, и все равно Тимур ощущал, что к сражению уже не пригоден, беготня его добила. Рядовые еще могли сражаться, другие маги тоже, а он? Неужели настолько слаб оказался? Это сколько же он будет раскачиваться до полноценного боевого мага, чтобы было не стыдно показаться на глаза Шефу?

В общем, Тимур устал, ослаб, и поэтому мозг его ударился в дурные и бесполезные размышления и страдания.

— Привал две минуты! — крикнул один из офицеров, в блестящем шлеме и вычурной броне.

Тимур почти упал на землю, застонал от наслаждения, от возможности просто лежать и не шевелиться. Повернул голову, пытаясь увидеть, что там возле моста. Биотики преследовали по дороге, но медленнее, не бежали, а шли, плюй-жабы прыгали вяло, так что дистанция и запас времени были.

— Повезло, что они птиц не подогнали, — сказал один из солдат, плюхаясь рядом с Тимуром, закрывая обзор.

— Повезло, что сотник с магами остались прикрывать отход, — в тон ему ответил второй. — Иначе бы нас все равно догнали!

— Не торопитесь хвастаться, — оборвала их мрачная Варлея, — биотики ушли вверх по реке, захватят гарнизон Ожерелья врасплох, вот тогда узнаем как нам «повезло».

Она склонилась над ногой Тимура, начала ощупывать, потом положила руку на штанину, забормотала.

— Да, Ваше Магичество, — солдаты отодвинулись, снова открывая обзор и вид на реку.

Красивая девушка стоит на коленях рядом и трогает меня, практически в паху, в другой раз это стало бы неиссякаемым источником подъебок, тупо подумал Тимур.

— Халас!! — и Варлея щедро плеснула желтой жидкости из склянки.

— Ааааа!!! — взвыл Тимур, которого как будто полоснули клинком, и тут же щедро присыпали рану солью.

Солдаты загоготали, правда, тут же осеклись, сделали вид, что кашляют.

— Предупреждать же надо! — сказал Тимур, но Варлея не ответила.

Она смотрела мрачно в сторону моста. Там клубилась пыль, выбегали все новые биотики, но никаких признаков Алтая или магов не было. Тимур, разглядывая в профиль, подумал, что даже сейчас, помятая, раненая и усталая, Варлея все равно выглядит привлекательной юной магичкой. И тут же устыдился своих мыслей, потупил взгляд. На штанину как будто шлепнули шмат монтажной пены, вздувающейся, ярко-желтой, свеженькой.

— Вставай! — сказала Варлея, подавая пример. — Два часа можешь бегать и прыгать.

— А потом?

— А потом можешь идти и стирать штаны, — вздохнула целительница.

— С ним все в порядке, — сказал Тимур.

— Что?

— Говорю, Алтай не пропадет, он умеет сражаться любым оружием, — упавшим голосом сказал Тимур.

Варлея вздохнула, пошла к следующему раненому.

— Привал закончен! Дальше! Кто отстанет — ждать не будем! — кричал офицер. — Маги! Ударьте чем-нибудь по биотам, пусть почешутся! Нандейр, твой десяток — с магами!

Тимур уже не слушал, встал, боли в ногах не было. Боль в руке тоже как-то отступила, ей можно было размахивать. Отстранено и тупо Тимур понимал, что его раны — и не раны по большому счету, так, жахнуло осколками, подумаешь, ничего важного не задело, осколки не засели, мышцы, кости, нервы, вены с артериями — практически целы. Но на уровне ощущений все было иначе: как будто нанесена смертельная рана, и вот-вот пойдет пена изо рта, и можно будет падать на сочную траву, изрыгая последние слова мудрости.

— Ваше магичество! — солдаты, тащившие Тимура, снова подошли. — Бежать надоть!

На бег это, конечно не тянуло, попробуй побегай в горку после сражения, с ранеными на руках, таща снаряжение и брони. Но все же, широкий шаг пополам с легкой рысцой удавался, биотики за спиной придавали сил и мотивации.

— Повезло, что ихних чешуйчатых перебили, да плетельщиков посносили, — говорил один из тащивших.

Тимур посмотрел на бородача средних лет, затем на его напарника, тоже бородатого, но выглядящего моложе.

— Рядовые биотики на суше не сильно подвижны, да еще плюй-жаб тащат, так что скоро погоня выдохнется. Это они так, на всякий случай заслали, — говорил старший бородач.

Слова его звучали немного невнятно, то ли из-за бороды, то ли из-за усталости самого Тимура.

— Ага, если мы сами не выдохнемся, — сплюнул младший черный шматок в траву.

Чисто технически травой это нельзя было называть, какие-то заросли, спутанные и мясистые, но Тимур был уже не в силах дать определение. Зеленое и под ногами — трава, думал он на ходу, зациклившись на этой мысли.

— Основная толпа вверх по реке пошла, в тыл местным зайдут, а может просто освежиться захотели.

— Разве не вниз?

— Не, вверх. Че вниз, морская пехота Альянса и так бежала, что любо посмотреть! Решили видимо под шумок мост снести, пока биотики основную крепость осаждают, а тут мы выбежали! Ну и пошла кровавая потеха, на ровном месте.

— Так мы че, эта, искупили кровью? — остановился на секунду от такой мысли младший.

— Ну, дык! — теперь старший сплюнул. — Сотник же сразу сказал — кто молодец, тот молодец, а кто нет, тот нет. Дойдем до местных, сохраним магов (он покосился на Тимура), будем молодцы!

— Это дело, — обрадованно отозвался младший. — Снова в пехоту пойду!

— Ты вначале живым с острова уберись! — гоготнул старший. — Видал же, взяли нас за жопу крепко!

— Да и ладно, как взяли, так и отпустят, посидим тут недельку-другую, подууууумаеешь!

— Посидим, ага. Побегаем, ты хотел сказать? Видал же, Альянс сюда лезет, и биотики тоже, сядут в осаду, и будем, кхм, без соли доедать!

— Ну, может переход откроют, — уже не так весело предположил младший.

— Ага, ради солдат и инва… в смысле, магов-учеников, хотели бы открыть — сразу открыли и вытащили бы гарнизон, нас не привлекая. Или ты не слыхал об Утонувшем Крабе?

— Там оборона в три слоя, корпус магов и пятая эскадра! Не наши четыре кораблика!

Тимур невольно хмыкнул, до того это напоминало дом. Споры о политике и экономике, что делать, и куда развиваться государству. Как правило, спорщики в жизни не влияли ни на что, но были в курсе всех хитросплетений и решений, прямо как эти два солдата.

— Вас биотики в бою за бороду не хватают? — спросил Тимур, прерывая спор.

— Лапы коротки, Ваше Магичество! — прогудел старший. — Да и скользят у них лапы-то, сами они тоже скользкие, и хиловаты.

— Ага, обычных перепончатых руби смело налево и направо, если броня хорошая и щит крепкий, хрен че они тебе сделают! — тут же заявил младший.

— А как же иглы? — спросил Тимур.

— Дык, щитом прикрывайся! Да и не каждый из них с иглометом, все больше с клинками своими волнистыми, навалятся толпой и тычут, в момент истыкают, если пузо не прикрыл.

— Ну все же, голову то надо отдельно защищать? — не сдавался Тимур.

— Шлем для того есть! Понятно, против чешуйчатых уже не помогает, но вот…

— Наши!! Наши!! — раздались возгласы.

Тимур поднял голову. Метрах в ста впереди, на гребне холма, появились солдаты, начали выстраивать стену щитов. За их спинами мелькали маги и лучники, затем ряды расступились, вниз, едва не стоптав Тимура и компанию, промчался отряд конницы. Сверкающей, тяжелой, копыта коней выбивали рытвины в утоптанной дороге, упакованные в броню рыцари даже не обернулись, проносясь мимо.

— Если выпадет из седла, во грохоту будет! — хохотнул старший.

— Поэтому их веревками привязывают! — поддержал младший.

Тимур же подумал, что такой отряд залить иглами и ядом издалека, и хрен с два им броня поможет. Тут же сообразил, что броня и кони зачарованы, и вздохнул. Оставалось только надеяться, что помогут Алтаю, отобьют его, и тогда можно будет рассказать о поведении и разговорах его солдат.

— Ладно, теперь думаю, разберемся, — проворчал он, садясь на землю.

Глава 20

— Итак, — сказал Улейн.

— Итак, — ухмыльнулся Памирос. — Сиди, сиди, не вставай.

— Даже не собирался, — маг лежал на диване и курил, по комнате плыл аромат яблок и цветущей вишни. — Что, нас уже не отправляют на рудники?

— А собирались? — пожал плечами Памирос.

— Ну, после событий на одном из островов Ожерелья…

— Вот, именно о них я и собираюсь поговорить! — многозначительно поднял палец лейтенант.

Он прошелся по жилью Улейна, раскладывая коробочки. Маг следил за ним, из-под приспущенных век, затем заметил, лениво.

— У меня стоит щит от прослушки, если ты вдруг забыл, друг.

— Тсс, — Памирос прижал палец к губам.

Закончив раскладывать коробочки и плюхнувшись в кресло напротив дивана, Памирос бросил на столик рядом стопку бумаг и сказал.

— Это щит от тех, кто ставил щит, понятно?

— Ого, — Улейн уловил намек, встревожился, даже сел. — Все серьезно?

— Более чем. Настолько серьезно, что нам понадобятся твои связи.

— Зачем?

— Не могу же я через три головы подать рапорт прямо в руки, — Памирос указал взглядом вверх.

— А я могу? — усмехнулся Улейн, делая затяжку.

— Ты, мил друг, можешь намекнуть, а там дальше уже дело техники. Под видом распекания и выговора вызвать к себе, там вручим рапорт.

— Хорошо, почему ты считаешь, что господин архонт не замешан в этом?

— Потому что операция с инвалидными командами исходила от него, и, если он замешан, то мы все равно покойники, а если нет — то перед нами открываются замечательные перспективы! Риск, конечно, но кто не рискует, тот не становится Архимагистром!

Памирос довольно потер руки, Улейн же наоборот насупился.

— Давай вкратце, еще раз, — сказал маг. — Кто-то из наших подкинул информации Альянсу и биотам?

— Их разыграли втемную, прошла утечка, что на двадцать третьем острове Ожерелья резервный склад адамантита, снабжающий весь архипелаг. От кого прошла — неизвестно, сразу скажу, и выяснять бесполезно. Расчет идеальный, Альянс ударил по Зембору, как и предполагалось, сковал наши силы, и выделил пару штурмовых групп, боевой крейсер, в общем нормальный такой, тихий рейд. Быстро пришли — быстро ушли, адамантит сперли. Биотики тоже, подкинули пару орд, но без фанатизма, чтобы не привлекать особого внимания, якобы они не в курсе. И в результате наши доблестные инвалиды во главе с Питом, вместо высадки и прикрытия отлета, влетела в самую гущу сражения не по своим силам.

— Я же просил вкратце, — поморщился Улейн. — Все это и так знаю.

— Никогда не помешает напомнить, — возразил Памирос. — Ибо, не задержись Нидейса, она оказалась бы там, и скорее всего, погибла бы. Планировался боевой выход, вот команду учеников и послали, все по плану, сам знаешь.

— Знаю. Но с чего ты взял, что погибла бы? Ведь треть вернулась? Сколько там обычно учеников возвращается из первого боя, напомни?

— Каждый десятый, и что? Да, инвалидная команда доказала свою эффективность, относительную, конечно, но ты думаешь мне и тебе было бы легче, останься Нидейса там, на пляжах островов Ожерелья? Два шанса из трех…

— Ну не надо, — поморщился Улейн, — кто умел сражаться — те и выжили, кто приехал за романтикой, так и сдохли, все как предполагалось. Конечно, эта… внучка, тоже за романтикой, но уж сражаться то умеет! Тем более что ее эти… телохранители уцелели же!

— Да уж, — хмыкнул Памирос, — в бою выучку не спрячешь, все, как мы предполагали. Но о них чуть позже. Вернемся к рапорту.

— Кто-то хотел гибели Нидейсы, я уже понял, — Улейн сделал последнюю затяжку и замолчал. — Интриги из Столицы? Понятно. Архонт в курсе, рапорт, прикрытие, понятно. Еще что-то? Усиление команды?

— Да, и не только команды, — добавил Памирос. — Смотри, по результатам пишем рапорт.

Он достал одну из бумаг и протянул Улейну. Маг вчитался, моргая, потом одобрительно хмыкнул.

— Толково. После событий на Ожерелье возражать уже никто не будет.

— Именно! — Памирос еще раз пристукнул кулаком. — С помощью начальства установим наблюдение, ученики с подмастерьями еще подкачаются, сотня — туда можно еще наших людей подсунуть, понаблюдать за приемами и методами Тайной Службы всегда полезно.

— С чего ты взял?

— Ну а кто еще? Не охрана же Императора? — хохотнул Памирос. — Не, вот зуб за зуб, Алтай этот из Тайной службы, все сходится, включая знание оружия противника и вшитый под кожу щит не ниже пятого уровня.

— Ах да, он же продавил поле на катерах Альянса, — поморщился Улейн. — Забыл. Напарник его особых талантов не показал.

— Ничего, еще покажет, — потер руки Памирос. — Как прижмет окончательно, так покажет! Ученик, ха-ха-ха!! Молодцы, молодцы, толково внедрились, никто их ни в чем не подозревает, крамольных разговоров не ведут, врагам информацию не сливают, так что наши начальные подозрения не оправдались. И с целительницей удачно совпало, в общем, все один к одному, еще бы родное начальство не интриговало друг против друга!

— Нет никакой гарантии, что сейчас парочка агентов не разрабатывает нас, — заметил Улейн.

— Поэтому и говорю: только наверх! — вскочил Памирос. — Разнос за Ожерелье по всем инстанциям, чтобы ни одна сволочь нас не заподозрила, а там уж дальше архонт разберется!

— Если его не сыграли втемную, — добавил Улейн и тут же махнул рукой. — Да, это уж чересчур.

Они помолчали понимающе, потом Улейн протянул руку.

— Давай рапорт, поработаю над вопросом.

— Пита ты проверил?

— Честный служака, — отмахнулся Улейн, снова лег на заскрипевший протестующе диван. — Да и не знал он ничего до самой операции, не успел бы сообщить. Вот уж кого сыграли втемную, так это его, если тут применимо слово сыграли.

— Ну, наставник из него так себе, — заметил Памирос, вставая. — Необязательно же напрямую вредить. Тогда я подам рапорт о действиях команды, а ты пробивайся к архонту.

— Если доживем — поднимемся, — заметил Улейн равнодушно. — Если.

— Не если, а когда! — Памирос вскинул руку вверх. — Когда! Только успех, друг мой!

— Ага, не забудь забрать свои глушилки, и дай мне сверток из угла.

Памирос захохотал и воскликнул, начав собирать коробочки.

— Ну, ты обленился! Тебе ж достаточно щелкнуть пальцами!

— На всех не нащелкаешься, — меланхолично ответил Улейн, не открывая глаз.

— Завтра на работе обменяемся результатами, — с нажимом сказал Памирос.

— Да-да, не волнуйся ты так, это вредно, — отозвался маг.

Лейтенант вздохнул, сгреб коробочки, попрощался и покинул жилище Улейна.


Алтай вскочил, Тимур растерялся на секунду, потом тоже вскочил. В дверях стоял огромный мужик, незнакомый Тимуру. Красномордый, широкий, плечи, что называется, в дверной проем не пролазят. Средних лет, стандартная имперская форма: синий мундир, красные штаны — галифе, и Тимур вспомнил, как еще в один из первых же дней ему объясняли, зачем все это, мол, чтобы крови не было видно. В шутку было сказано или всерьез, он так и не понял, а потом забылось. Алтай и его сотня щеголяли кто, в чем горазд — форма сборной сотне не положена, в отличие от казармы, ухмылялся новоиспеченный сотник на расспросы.

— Сидите, — мужик двинул рукой, втиснулся в кабинет-жилье.

— Полковник Вертон! — воскликнул Алтай.

— Я здесь неофициально, видишь, свиты нет, хвосты заносить? — полковник сел, стул заскрипел и зашатался.

Тимур тоже сел, смутно начиная догадываться, что происходит. Мыслительные способности восстанавливались, как выяснилось, все-таки удар чернилами не прошел бесследно. Целители уверяли, что все восстановится, но не сразу. Слух тоже периодически давал сбои, как будто снова накрывало звуковым экраном.

— Почитал, почитал твои представления, — махнул рукой полковник.

Тимур подумал, что что-то здесь не так. С чего бы полковнику читать бумажки сотника… эээ, кем там выходил, по чинам Алтай — младшим лейтенантом? Правда, девять десятых его сотни остались там, на острове, но все равно? Или это продолжение истории с островами Ожерелья, ибо остальные в команде шептались, что была грандиозная подстава, и теперь наверху идут разборки, кто пытался угробить государственных магов? Учеников-магов, в отличие от рядовых, никто никуда не отпускал, долг еще не отработан, а у некоторых даже увеличился.

— Для меня это честь, полковник, — осторожно ответил Алтай.

— И натренировал ты их здорово, обычный телохранитель, говоришь? Магическое обучение, а то что-то молод ты для такого? — продолжал полковник.

— Я быстро схватываю, полковник, ну и если берусь за дело, так делаю его ответственно.

— Ага! — Вертон удовлетворенно пристукнул по столу, что-то звякнуло в глубине. — Доставай!

Алтай молча достал графин с местным пальмовым самогоном, разлил на троих. Тимур закашлялся, бодяжный спирт с сивушными маслами, и нотка какого-то ароматизатора, вот что это было такое. Выпитое плюхнулось в желудок и заворочалось там.

— Неплохо, — одобрил полковник. — Ответственно, говоришь? Даже в деле добычи самогона, а?

Это считается хорошим самогоном, покривился Тимур, удержавшись от возгласа. Что же тогда плохой?

— Делаю, что могу, — коротко ответил Алтай.

— Хочешь мочь больше? Тысячу дам, — предложил Вертон.

Батальон, мысленно перевел сам себе Тимур, облокотился об стол, подпер голову руками. Опять что-то не сходилось, какая — то переигранность чувствовалась в происходящем. С чего бы опять же полковнику снисходить до младлея? И добро бы Алтай с командой чего-то громкого добились, нет же, просто одно не слишком удачное сражение, мелкая высадка, ерунда в общей картине боя.

— У меня есть возможность выбирать?

— Конечно, — с непонятной усмешкой ответил Вертон.

— Тогда я попросил бы придать вверенную мне сотню команде магов-учеников, — тут же выпалил Алтай.

— Ха-ха-ха-ха! Дипломат! — покатился полковник. — Молодец! Одобряю!

Он хлопнул Алтая ручищей по плечу, удивленно посмотрел на кисть.

— Молодец! Не подведи! — и вышел, как не было.

— Нихера не понял, — помотал головой Тимур.

— А тебе и не надо, — усмехнулся Алтай. — У местных свои интриги, и мы только что влезли в них с потрохами. Ну, давай еще по одной… за карьеру в новом мире!

— А не…

— Никто нас не подслушивает, — ответил Алтай, разливая.

Они выпили еще, после чего Тимура резко развезло, и он отключился.


— Теперь все не просто так, — наставительно произнес Пит. — Теперь вы — подмастерья, поздравляю со сдачей экзамена! Но это не конец команды! Вам придадут еще учеников — магов!

Говорил он так, словно это было самым радостным событием за всю войну, не прекращающуюся ни на день уже четыре с половиной века. Тимур незаметно посмотрел на Алтая, тот одобрительно ухмылялся.

— Может, лучше учеников придавать мастерам и магам? — спросила Элис.

— Такое уже пробовали, с известным и не самым лучшим результатом, — махнул жезлом Пит.

— Так что, команды лучше? С такой смертностью?

— Конечно, и это без всякой иронии, — ответил Пит, оглядывая Элис, как будто первый раз ее увидел. — Могли бы быть еще лучше, но сами знаете — в тех обстоятельствах сохранить треть команды — просто отличный результат.

— Может, стоило тренировать дольше?

— В этот раз у вас будет два месяца, а не один, — мрачно ухмыльнулся Пит, — и программа тренировок будет усилена. Как и сама команда. Вот, например.

К столу под пальмой, где заседало руководство «инвалидной команды», как раз подходила девушка. Простое белое платье, никаких украшений, волосы собраны в длинную черную косу. Тимур мысленно застонал: не девушка, а мечта снайпера! Грохнут же в первом же бою! Правда, впереди еще два месяца, но все равно — убьют же за просто так! Ладно, Нона и Жигулио, те у целителей с боевыми ранами лежат, а остальные две трети? Сгинули, считай просто так, и это еще считается отличным результатом! Убиться просто! А потом стонут о нехватке магов!

Такие вот мысли носились в голове Тимура, пока девушка подходил.

— Нидейса Алол, приятно встретить вас всех, теперь я буду в вашей команде, — сказала она, слегка наклонив голову.

— В чем провинилась, подруга? — спросила Элис, поглядывая на Нидейсу из-под руки, приложенной козырьком к глазам.

Тимур тоже обратил внимание, что солнце за спиной Нидейсы весьма откровенно подсвечивает очертания девушки, если не сказать большего. Но смотрелось все равно почему-то целомудренно и похотливых мыслей не возникало.

— Провинилась? Я? — удивилась Нидейса, засмеялась. — Нет, я прибыла сюда добровольно! Чтобы помочь всем, кто воюет!

— Добровольно? — переспросила озадаченная Элис, и тут же повернулась к мастеру Питу. — Сколько у нас, говорите, времени на подготовку?

— Два месяца, — усмехнулся тот. — Не боись, Эля, я тоже с вами пойду, посверкаю лысиной и посохом.

— А что такого? — удивленно спросила Нидейса.

Она уже непринужденно присела за свободный стул. Спавшая головой на столе Варлея проснулась, посмотрела мрачно, снова уронила голову, пробормотав.

— Алтай — мой, тронешь — сиськи сдую.

— Что, простите? — переспросила Нидейса, но тщетно.

Остальные уже хихикали, кто тихо, кто открыто, даже мастер Пит скалился, показывая два ряда зубов.

— Все нормально, — сказал он Нидейсе чуть позже. — Добро пожаловать в инвалидную команду!

Часть 2

Глава 1

17 января 453 года, остров Тихий
В голове шумело, ноги подгибались. Тимур выпрямил указательный палец, и воздушный заряд приоткрыл дверь кабака «Веселая Отмель», выпуская его наружу. Снаружи было как внутри — жарко и душно, со стороны моря тянуло запахом каких-то алхимических отходов и рыбы. В спину били запахи жареного мяса и пива, кто-то затянул заунывно «вокруг огонь, проломлен борт, и на тебя летит биот». Бодрая, ритмичная песня, всегда напоминавшая Тимуру Высоцкого «Еще не вечер», в исполнении подвыпившего морячка превратилась в нечто похоронное, сводящее челюсти.

Тимур взмахнул рукой, но в этот раз заклинание не вышло, отсечь звук не удалось, только с крыльца чуть не свалился. Пошатываясь, сошел с крыльца, отошел от кабака. Проходивший мимо патруль задержался на мгновение, увидел свеженькие «нашивки» мастера, тут же все оценил и потопал дальше. Тимур, прислонившись к дереву, глубоко вдохнул несколько раз, посмотрел ввысь, на мерцающие там звезды. Дверь кабака опять скрипнула, и на крыльце появилась фигура, соблазнительная такая фигура, в простом белом платье.

— Добрый! — воскликнула Нидейса, легко спорхнула с крыльца. — Что-то случилось?

— Просто подышать воздухом вышел, — ответил он нейтрально.

— А, — ответила та, обшаривая взглядом Тимура. — Хорошо, что первому мастеру в нашей команде не стало хуже.

Тимур лишь пожал плечами, не горя желанием продолжать этот разговор. Ну да, они собрались своей «инвалидной командой» обмыть получение им звания мастера, но как подозревал Тимур, сама Нидейса могла бы стать уже магом. Если бы захотела. И вообще, дело было не в сдаче экзамена, а в самой Нидейсе.

Честно, будь она уродиной или заучкой, зацикленной на магии, Тимуру было бы легче. Но нет, Нидейса Алол была красива, умна, образована и совершенно не стеснительна. Например, ничуть не скрывала, что ей нравится Добрый (фамилия намертво прижилась в качестве имени-прозвища) и она собирается его добиться. Не силой, а добиться именно взаимности, добровольного согласия, желания быть вместе. Нидейса, в свою очередь, нравилась Тимуру, как вообще могут нравиться красивые, стройные девушки, у которых все на месте и в целом приятные глазу, но изменять жене он не собирался, ни с Нидейсой, ни с кем-то еще, включая работниц борделей, коих хватало на этом острове.

Остров Тихий, опорная тыловая база и крепость, по совместительству центр восстановления, лечения и отдыха, за прошедшие полгода команда Тимура бывала здесь неоднократно. Отдыхала, восстанавливалась, получала новых учеников и устремлялась в новые битвы, за очередной клочок суши или моря, если вдруг накатывали волны биотов.

— Хорошо-то как, ты уже мастер, — сказала Нидейса.

Она подошла, обняла Тимура, сомкнув руки вокруг живота, положила голову на плечо. Все это вышло у нее настолько просто и естественно, что Тимур даже отстраниться не успел. Лишь сжал зубы, медленно выдыхая. В голове все еще шумело, в животе бурлило, и возвращаться в кабак не хотелось.

— Звезды падают, — заметил он, чтобы хоть как-то отвлечь Нидейсу, — успела загадать желание?

— Звезды? — вскинула голову Нидейса.

Не успел Тимур порадоваться, что она убрала голову с его плеча, не успел он начать освобождаться, как Нидейса сама отпустила его. Правая рука ее взлетела вверх, левая закрутила сложную фигуру, а изо рта полилось бормотание заклинания. Быстро полилось, мгновение и с руки в воздух сорвался залп искр, расцветивший небо красным. Пока искры взлетали, Нидейса успела опустить руку и хлопнуть ей себя по горлу.

— ТРЕВОГА! РАКЕТНЫЙ ОБСТРЕЛ! — прогремел ее голос, усиленный магией, одновременно с взвывшим сигналом общей тревоги.

Рефлексы включились, и Тимур толкнулся спиной от дерева, выкрикнул заклинание, ставя противоракетный щит. Одна из звезд резко увеличилась, скользнула по щиту вбок, и мощнейший взрыв сбил Тимура с ног, бросил в сторону. Он перекатился, вскочил, ощущая, как в желудке штормит все сильнее, зато в голове проясняется.

Новая волна ударила, и Тимур ударил заклинанием ей навстречу, не давая сбить себя с ног.

От дома неподалеку осталась лишь воронка, земля дрожала и тряслась, отдаленный гул и взрывы по сторонам, ночное небо расцвечивали радужные вспышки взрывов там, где ракеты сталкивались с магическими щитами. Вой сирен, вспышки ответных ударов, нарастающий низкий гул становился все ближе с каждым мгновением.

— Поможем нашим! — крикнул Тимур Нидейсе, перекрикивая шум взрывов и нарастающей вокруг суматохи.

Та лишь кивнула в ответ, и они синхронно шагнули к кабаку «Веселая Отмель». К тому, что от него осталось, после нескольких взрывов рядом. Тимур верил в соратников, не могли они погибнуть просто так, но им требовалась помощь. Синхронный удар воздухом смел пыль и дым, разметал мелкие завалы, отбросил кусок крыши кабака. Нидейса раскинула руки, волна магического поиска омыла развалины, Тимур в это время сложил руки лодочкой и вывернул их, бормоча заклинания, расшвыривая камни с верха завала во все стороны.

Быстрее всего было бы ударить заклинанием уничтожения, ослабленной его версией, собственной модификацией Тимура. Магии друзей хватило бы, чтобы не заметить удара, но, увы, внутри находились и обычные гражданские и военные, кабак был популярным и посетителей сегодня хватало.

— Вот она! — крикнула Нидейса.

Кусок завала словно бы подбросило, в воздухе зависла окровавленная Варлея, и Нидейса тут же ударила золотистым светом, омывая ее тело. Экстренное лечение на поле боя, все в команде владели таким, кстати, как раз после занятий с Варлеей. Пускай оно и привлекало внимание, но несколько раз спасало жизни, один раз самому Тимуру.

— Остальные? — Тимур подскочил, попутно окинув взглядом окрестности.

Неясно было, что это — диверсия или общее нападение. Для первого все было слишком грандиозно, и ракетный обстрел продолжался, и бой вдалеке — во все стороны — разгорался, звуки оттуда становились все сильнее. Для второго — слишком много непонятного, остров все же находился в тылу, был изрядно укреплен, не говоря уже о магических наблюдателях и заклинаниях обнаружения. Обойти их было возможно — но малой группой, не той мощью, которая, судя по звукам и свету, накатывала на остров.

— Неясно, масса живых под завалами, — быстро ответила Нидейса, — но не разобрать, кто маг, а кто нет, слишком большой слой камня и земли.

— Сверху! — взвизгнула Варлея с земли, как раз раскрывшая глаза.

Тимур пригнулся, ушел вбок, очерчивая рукой круг над головой. Не помогло, десантник пробил щит, плюхнулся могучей глыбой, в мерцании защитных полей энергоскафандра.

— Кархарра!!! — выкрикнула Тимур, швыряя сгусток своей энергии прямо в скафандр.

Нестабильная — так как не была оформлена в заклинание — магическая энергия ударила в щиты скафандра, разорвала их, нарушив работу систем. Ненадолго, на секунду, но этого хватило — еще одно заклинание Тимура пробило десантника навылет.

— ДЕСАНТ! АЛЬЯНС! — донесся чей-то панический вопль. — Спасайся, кто может!

— А кто не может, все равно спасайся, — пробормотал недовольно Тимур.

Он шагнул к Нидейсе, которая пыталась устоять под огнем второго десантника. Снова ударил сгустком энергии, но этот оказался опытнее, пропустил удар мимо и тут же выстрелил в ответ из плазменного ружья. Тимур принял на вогнутый щит, перенаправил атаку обратно, Нидейса ударила водяным хлыстом, бессильно разбившимся о защиту десантника.

Краем глаза Тимур видел, что вокруг приземляются все новые и новые десантники, и ему хотелось взвыть от ощущения беспомощности. Энергоскафандр на каждом, подготовка и умение воевать в тылу противника, соответствующее оружие, любой из десантников был опасным противником, даже один на один. Прием с дестабилизацией щитов был хорош, но придумали его чуть ли не двести лет назад и тогда же придумали и способы противодействия.

— Отступаем! — крикнул Тимур Нидейсе и Варлее.

Его заклинание щита не выдержало попаданий и разлетелось, Тимур ударил вспышкой, добавил сверху огнем. Бесполезно.

— С ними Жан и Нона, — пробормотал он, скорее для собственного успокоения, чем на самом деле веря.

Как ни тренируй рефлексы, но все были в подпитии, находились в безопасности в тылу, какая тут реакция на взрыв ракеты рядом? Доли секунды, так что вряд ли кто-то успел поставить щиты. Мастер Пит успел бы, но его сегодня не было, лечился на материке, после той битвы, в которой стало ясно, что Тимуру пора сдавать на мастера. Сам Тимур тоже не успел бы, не закричи Нидейса про ракетный обстрел, и стоило бы расспросить ее, откуда она узнала и сумела так уверенно опознать подобное.

Бои в последние полгода помочь ей не могли, Тимур тоже был в них, со всей командой, и обстрела не узнал. Да и мудрено было узнать, все же сражались они больше днем — по крайней мере, крупные сражения, в которых доходило до града ракет, всегда проходили днем. Ночью же больше проходили стычки, засады, вылазки, нападения из темноты, пятеро на одного, удар-отскок, диверсии и прочее.

Теперь это спасло Тимуру жизнь.

Из темноты вынырнуло еще три десантника, он ударил прямо в завал под их ногами, заклятием разъятия, и припечатал сверху воздушной сферой, просто ударом спрессованного воздуха, разряжающегося в одном направлении. То же заклинание, которым он открывал дверь, только в полную мощь. Не слишком смертельное, но зато не воспринимающееся системами скафандра и щитами как энергетическая угроза. Противодействие запоздало, и противники провалились в яму.

— Быстрей! Быстрей! Быстрей! — привычно заорал Тимур.

Сверху приземлились еще двое, где-то впереди ухнуло, ахнуло, завыло и ударило в небо столбом оранжевого цвета. Треск, шипение, вспышки, словно из стробоскопа, и Тимур обострившимся чутьем неожиданно понял, что будет.

— На землю! — заорал он, дергая Нидейсу и Варлею.

Они упали вповалку, и пускай в этом не было никакой эротики, лишь выживание, но все же Нидейса отреагировала с секундной задержкой. В обычных миссиях они сражались поодаль, и такой проблемы не возникало, но теперь это могло стоить им всем жизни.

Свист, холодный, резкий, прямо над головами.

— По своим? — пробормотала Варлея.

Воздух над их головами продолжали чертить стальные шарики, пробивая все на уровне груди. Тимур не ответил, напряженно и быстро обдумывая. Стандартный набор заклинаний был заточен на энергооружие Альянса, так как подобное оружие использовалось редко. Кинетические щиты требовали отдельной установки, больших затрат маны и, как правило, не применялись. В свою очередь подобное оружие было громоздким и мало подходило для высадок в тылу, молниеносных сражений, налетов и диверсий.

— Варлея, ты как?

— Ранило, но двигаться не могу, — отозвалась та.

Добавлять, что самолечение уже запущено, она не стала. Алтай в этом смысле крайне положительно повлиял на целительницу, она стала спокойнее, собраннее, меньше слов, больше дела. И магов команды она тоже спасала, лечила, вытаскивала неоднократно.

— Похоже, это не просто диверсия, — быстро заговорил Тимур, — а полноценная атака.

Говорить о том, что он «бросил» остальных под завалами, рассчитывая вернуться и вытащить их после отбития десанта, Тимур не стал. Да и что тут можно было сказать? Ошибся с оценкой, соответственно, ошибся в действиях. И, похоже, что не он один ошибся, раз проморгали такую атаку.

Землю подбросило, еще и еще, мгновением позже обрушился водопад грохота взрывов, еще чуть позже с небес замолотил град земли, обломков, воды и крови. Еще подбросило, и на Тимура навалились Варлея и Нидейса, а земля под ним, казалось, лопнула. Но Тимуру было не до этого — такое вот наглядное подтверждение правоты слов о полноценной атаке ошеломило его на секунду. Дважды ошибиться в действиях — происходи подобное на фронте и они все были бы уже мертвы. Оправдание насчет того, что не ожидали подобной атаки у себя в тылу, в безопасной зоне… ну, как обычно хрипел полковник Вертон «отличная эпитафия, прикажу выбить на вашей могилке».

Но обстрел из корабельной артиллерии!

Это могло означать только одно — системы защиты портов подавлены, и корабли Альянса вошли в них, оказавшись внутри системы защиты острова. Та же самая уловка, что и с рельсовым пулеметом — огонь на подавление и убийство тех, кто не успел выставить кинетические щиты. Вообще-то должна была сработать еще защита по секторам, но, видимо, десантники и диверсанты высаживались не только здесь и сумели повредить стационарные круги.

Попросту говоря, следовало уносить ноги с острова, ибо здесь битва была уже проиграна.

— Бегом обратно к таверне, — отрывисто бросил Тимур. — Достаем наших. Минута, не больше. Потом несемся на восток.

Вряд ли противник не блокировал все порты, но все же — восточная часть была самой удаленной, тыловой, если можно так выразиться. Больше шансов на подход подкрепления, на то, что туда будут стягиваться все, кому пришла в голову та же мысль, ну и так далее. Пускай Тимур и стал мастером, но не мог же он один победить всю армию Альянса? Такое, пожалуй, было не по силам даже совету высших магов, пускай они и не участвовали в войне.

— Думаю, у нас не будет минуты, — прокряхтела Варлея.

Вообще, энергощиты десанта должны были скрывать их и от заклинания обнаружения, но Тимур и сам увидел. Темные фигуры, десятка два, не меньше, приближались к ним, отчетливо заметные на фоне пожаров и вспыхивающего бледно-лиловым неба. К ним или прочесывали местность? Тимур исторг волну, как учил Жан, и земля под ними чуть просела. Маскирующий полог. Чуть воздуха, натянуть пыли и камней. Заклинание Ноны, добавить природы в землю.

— Прятаться бесполезно, мы вас видим! — крикнул ближайший из десантников, наставляя ствол дезинтегратора.

Глава 2

Тимур замер, с подобными дезинтеграторами он уже сталкивался, и в высадке на малый Треугольник, и в том отступлении, когда их спасли только призывы Элис, позволили продержаться последнюю минуту до подлета виверн. Тогда вода рядом то и дело исчезала под залпами, они плыли, как сумасшедшие и только чудом остались живы. Десять дезинтеграторов, нет, от такого Тимур не защитился бы даже в трезвом и отдохнувшем состоянии.

Оставалось только медленно встать, поднимая руки в жесте сдачи.

— Руки за голову! — скомандовал десантник, затем повернул голову. — Перко, блокираторы им, и в порт. По описанию подходят.

Описанию, молчаливо подумал Тимур, не пытаясь дергаться, хотя шансы стремительно ползли вниз. Блокираторы, в сущности, работали по тому же принципу, что и его удары энергией — вносили нестабильность в магов, сбивали концентрацию, а некоторые даже еще дополнительно кололи какую-то химию, туманящую мозги.

— Пошли, — толкнули в спину Тимура.

Он пошел, впереди белело платье Нидейсы, как нарочно разорванное в провокационных местах. За спиной напряженно сопела Варлея, покалывая спину целебной магией, передавая вопрос «что делать будем?» Тимур не знал, да и не мог ответить. Тратить крохи доступной магии, усиливая противодействие блокиратора? Бессмысленно. Раскалить руки, рвануть, попытаться сломать блокиратор, но у Тимура была только одна попытка.

— Перебирай ногами, — рыкнули сзади.

Варлею толкнули, да так, что она налетела на Тимура, прижалась сзади.

— Алтай? — прошептала она.

Тимур лишь мотнул головой, в такт попыткам удержаться и не упасть на Нидейсу. Алтай так и командовал сотней, приданной их команде, и решение вышло неожиданно удачным. Не в последнюю очередь, как подозревал Тимур, из-за самого Алтая. Тот умело командовал, нередко сам ходил первым в атаку, словно заговоренный оставаясь невредимым под самым мощным огнем, и стрелял в ответ так, что один заменял собой целый десяток. Умел развести огонь, набрать еды на ровном месте и приготовить, чуял врагов, обходил ловушки и сам их ставил.

Тем не менее, состав сотни Алтая постепенно менялся, и как раз сегодня он отправился встречать новобранцев.

В западный порт, из которого и лупили пушки кораблей Альянса.

— Девки-то ничего, жопастые, — заметил один десантник другому.

— Командир нас порвёт. Забыл, что стало с Кривым Джонни?

— Неужели ты веришь в эти слухи о магических пастях?

— Не хочу рисковать.

— Дадим прикладом, да вперед!

Они шли по проспекту Алхимиков, сегодня ночью особенно оживленному. Дома пылали через один, валялись трупы, вперемешку. Тихо гудя моторами, пролетела антиграв-платформа, чуть в стороне от Тимура с компанией развернулась, замерла. Орудия на ней незаметно вздрогнули, и дом на противоположной стороне просто исчез наполовину. Из оставшейся половины рванули люди, один взлетел, ударил молниями с рук, второй снизу добавил чем-то, похожим на адское пламя… оказавшееся иллюзией. Несколько солдат, закрываясь окованными металлом щитами, бежали — пятились и перед ними бежали жители острова.

— Ха-ха! — сопровождавший их десантник развернулся, вскинул дезинтегратор.

— Сволочи! — крикнула Варлея, прыгая боком, наваливаясь телом на оружие.

\ Залп ушел вниз, выбив дыру в мостовой. Десантник пнул, Варлею подкинуло, и в полете добавил ей прикладом по лицу. Целительница упала, обливаясь кровью, десантник сплюнул и сказал напарнику:

— Смотри, пару зубов уже выбили! Может выбьем и остальные, да развлечемся?

— Да ты озабоченный! — отозвался тот, держа Тимура и Нидейсу под прицелом.

Несколько лучей впились в щиты, без результата, затем из темноты спикировал беспилотник, взрезал защитников залпом из дезинтегратора, отрубая им руки. Щиты упали и следующий залп платформы стер с лица земли беженцев. Маг воздуха — хотя, скорее подмастерье — уже валялся на мостовой с раскроенной головой, его товарищ — иллюзионист куда-то скрылся.

Тимур нахмурился, уловив недосказанное. Если все же потащат в сторону, это будет самым лучшим временем для побега, тогда и надо будет действовать. Сейчас, посреди улицы — как, как Альянс сумел так быстро продвинуться вглубь острова?! — не стоило даже дергаться. Разве что, чтобы совершить самоубийство.

— Сдадим с рук на руки, найдешь себе потом, — продолжил держащий их под прицелом десантник, — жрицу любви, говорят, их тут много было.

— Пока найду, уже всех тогось.

— Ничего, говорят они тут магически измененные, батальон могут выдержать!

И оба заржали, налитые силой и энергией, молодые и уверенные в себе. Отчасти их слова были правдой, кто-то, кажется Жигулио, рассказывал Тимуру о том, как обстояли дела с данного вида борделями. Некрасивые, инвалидки, просто желающие куда-то пробиться и сбежать от нищеты, приходили и подписывали контракт с Имперским вербовщиком. Тот шлепал штампик и женщина отправлялась в руки студентов — магомедиков. Те практиковались в лечении и исправлении, и попутно выправляли все недостатки внешности, наращивали в нужных местах, в ненужных убирали, перекачивая биомассу и опять же тренируясь перед отправкой на поле боя.

В результате сложился даже некий стандарт, с крепкой жопой, способной колоть орехи, грудью изрядных размеров, чуть увеличенным ртом и укрепленными внутренностями, повышенной выносливостью. В теории, девушки отрабатывали свое лечение в борделях, а отработав, оказывались свободны и могли бежать навстречу счастливому замужеству или оплачиваемой проституции, но уже где-нибудь в мирной зоне. На практике все оказывалось не так радужно, а в среднем слое даже одно время было поветрие делать себя слегка дурнее, лишь бы отличаться от типажа проститутки.

— Они ведут себя так, словно уже победили, — пробормотала Нидейса уголком рта.

— Так и есть, — пробормотал Тимур в ответ.

В спину им доносились звуки продолжающегося боя, но толку-то? Моментальный слом защит, заход внутрь, десант, корабли, можно было не сомневаться, что Альянс контролирует и воздух. Теперь им оставалось только методично зачистить остров, перетопив и перебив всех, кто пытается сбежать или улететь.

Разрозненные очаги стихийного сопротивления на то и разрозненные, что боевой каток Альянса давил их, даже не замечая. Вдалеке мелькали еще маги в блокираторах, которых вели примерно в том же направлении. Все это было немного странно, обычно Альянс таким не занимался. Равно как и Империя не слишком стремилась брать пленных, а взяв, не торопилась выбивать из них технотайны.

Тимур снова вспомнил слова про описание, гадая, что бы это могло значить.

— Эй, нам тут пленных доставить нужно, — крикнул первый из сопровождавших, тот, что был спокойнее и не так озабочен.

Подрулил антиграв, и Тимура с Нидейсой и Варлеей пихнули в середину, платформа взлетела и помчалась быстро в сторону порта на высоте пяти метров. Темнота и рассеивающий щит отчасти сглаживали скорость, но все же Тимур ощущал, что та уверенно приближается к двумстам километрам в час. Своеобразная мера защиты — враг просто не попадет — и предосторожности, пленные не сбегут, а если и сбегут, то далеко не убегут.

Тимур напрягся, сосредоточился, концентрируясь на запястьях. Взглядом он буравил второго из десантников, внушая тому мысль воспользоваться положением, подойти и начать хватать за грудь или задницу Нидейсу, а еще лучше Варлею. При телесном контакте целительница точно сможет парализовать ему конечность, вот тогда… но десантник не реагировал, так как сам взглядом буравил пленниц. Буравил, но оружия не отпускал, и никого за части тела хватать не спешил.

Внизу мелькали освещенные пятна, окрестности озаряли пожары, и Тимур чуть прикрыл глаза, словно не в силах выносить такой яркий свет. На самом деле это нужно было ему для еще большей, лучшей концентрации, сосредоточения на запястьях. Переделать себя, изменить, укрепить, разжечь — недаром им говорили, что боевая магия сочетает в себе элементы многих других, так оно и вышло. Конкретно этот прием они разрабатывали вместе с Жигулио, но в бою его Тимур ни разу не применял.

Тем не менее, вариантов не было.

Сейчас, когда платформа пройдет над Шестым Тупичком и вылетит за пределы города, и вокруг станет темнее, до порта, примерно минута лета, нет, меньше, если они идут на двухстах километрах, то примерно треть минуты. За это время надо было… додумать мысль Тимур не успел, так как им навстречу с крыши прыгнула какая-то фигура.

Руки в камень, огонь в руки, усилие, разрыв, удар!

Алтай, грязный, черный, окровавленный и помятый — таким его Тимур еще никогда не видел — едва не улетел за пределы платформы, но Тимур, сломавший-таки блокиратор, успел его поймать окаменевшей рукой, удержал, швырнул вперед к водительскому сиденью. Алтай в полете отпихнул водителя, вцепился в рычаги и кнопки, отворачивая платформу прочь, уводя ее от порта.

Всех троих — двух десантников и водителя — он застрелил в прыжке, совершенном с крыши прямо навстречу летящей платформе. Тимур пинком сбросил тела десантников за борт, росчерком огненной нити вспорол блокираторы, освобождая Нидейсу и Варлею, которая тут же кинулась к Алтаю.

— Пристегнитесь! — взревел Алтай.

Где, чем, как, промелькнуло в голове у Тимура, который уже выполнял прием из магии земли, врастал в платформу. Его все еще каменные руки ухватили Нидейсу и Варлею. Антиграв закладывал петлю с постепенным переворотом и уходом от порта, внутри все сжималось, крутилось и бурление в желудке возобновилось.

— Кожедуб, я земля! — заорал Тимур. — Сейчас наблюю вам на голову!

Алтай даже не обернулся, закрутил платформу спиралью, и мимо промчались нечто. Мгновение спустя Тимур понял что — ракеты — и моментально вспотел. Тошнило все сильнее, земля вращалась и кружилась перед глазами, потому что Алтай закручивал платформу, пропуская мимо ракеты и лазерные лучи, бьющие со стороны порта. Стоило бы спросить, в чем дело, хотя бы ради девушек, но Тимур подозревал, что если сейчас откроет рот, то точно сблеванет на 360 градусов.

— Щиты назад! — крикнул Алтай.

Он все же сумел развернуть платформу, и теперь удирал прочь от порта. Тимур и Нидейса переглянулись, кивнули. Варлея ухватилась за талию Тимура, высвобождая ему руку.

— Двойной конус и пресс внутри! — крикнул Тимур.

Нидейса кивнула еще раз, они зачертили руками в воздухе, почти синхронно, но этому заклинанию не требовалась особая точность. Мощность чуть падала, но плевать. В чем-то повезло, что это была именно Нидейса, она в своем полугодовом марафоне за Тимуром перепробовала многое, включая тренировки на синхронность, совместное выполнение одного заклинания, когда два мага дополняют друг друга, как сейчас. Идея оказалась полезной, выручала команду, особенно в тот раз, когда они застряли в подводных пещерах Банановых гротов, и несколько часов подряд бились с биотиками, пока не подоспели основные силы. Именно тогда мастера Пит, который явно предвкушал прекращение опекунства над «инвалидной командой» и спихивание этой обузы на Доброго, впервые заговорил о том, что пора бы Тимуру уже расти.

— …зас! — выкрикнули они окончание заклинания.

Теперь зад платформы прикрывал конус из воздуха, по которому соскальзывали ракеты и пули, чуть отклонялись лазерные лучи. Хороший заряд энергии, вроде плазмы, сумел бы пробить, но против такого внутри прятались заряды сжатого воздуха, которые предполагалось выбрасывать навстречу плазме. Магическая активная броня, в общем, в рукотворном исполнении. Обратный конус, направленный к платформе, выполнял ту же роль — обтекатель, только против воздушного потока. Конечно, можно было держать конус и так, все-таки заклинания и магические щиты не до конца подчинялись законам физики.

Но и не совсем игнорировали, и такой конус выходил легче по затратам.

Тимур крепко подозревал, что дело во временах разработки заклинаний. Не сталкивались тогда маги со скоростями Альянса, и при сорока километрах в час на драконе, конус на хвосте можно было держать и обычный, не ощущая особых затрат от преодоления бьющего навстречу воздуха.

— Летят! — выкрикнула Варлея.

Два беспилотника, прочертив дуги, оказались рядом, сразу зачастили лазерными лучами, пытаясь добраться до Алтая. Тот вскинул руку, выстрелил дважды через плечо, снося оба аппарата. Тимур бросил взгляд — город приближался, и с ним скопление войск Альянса. Алтай даже не думал снижать скорость, мчался к городу, а город был захвачен Альянсом. Повсюду полыхало, гремело, и металась техника, на улицах была видна пехота, которая при поддержке аннигилирующих платформ методично зачищала улицу за улицей.

Платформа еще прибавила скорости и помчалась вдоль улицы Равновесия.

— Ты что творишь?! — заорал во весь голос Тимур.

— Храм Корхала! — заорал в ответ Алтай. — И крепость наместника!

Щека Тимура дернулась. Еще какая-то гадость из арсенала Альянса догнала их, но соскользнула по конусу, ушла вниз, обдав ядовитым холодом. Храмы могли общаться между собой, но кто станет активировать переброску ради тех, кто даже не верит в Корхала? Крепость наместника наверняка еще держалась, но воспользоваться тамошним порталом? Не смешно. Кто их туда пустит?

— Слышал в порту! — снова крикнул Алтай. — Шансы есть!

— А твои? — крикнул Тимур в ответ.

Сердце защемило, вспомнил о заваленных под таверной соратниках. Должны выжить, должны! Должны сообразить, что происходит, а под землей сейчас безопаснее! Тем не менее, в груди кольнуло, неожиданно стало душно.

— Мои? — со странной интонацией отозвался Алтай. — Мои прибыли трупами, а вместо них из кораблей полезли морпехи Альянса.

Варлея ахнула, прикрывая рот, чуть не сорвалась, Нидейса хмурилась, кусая губы до крови. Тимур же понял — мастерская диверсия, как начало общего наступления. Захват опорных узлов. Неудивительно, что защита по секторам не сработала.

Они уже влетели в город и мчались над озером огня.

— Снизу! — крикнула Нидейса, но было поздно.

Два синих шара ударили в платформу, разламывая ее и швыряя всех вниз.

Глава 3

— Ты как? — в сотый уже, наверное, раз, спросила Варлея.

— Жить буду, — все так же безучастно ответил Алтай.

Кто другой мог бы сказать, что Алтай в шоке от потери своей сотни, но Тимур видел — напарник и наставник просто ждет. Ждет момента, когда можно начать действовать и продолжить выполнять свою задачу, то есть вытаскивать Тимура из этой жопы, дабы он смог продолжить учиться боевой магии.

Поэтому Тимур развернулся и снова прильнул к импровизированной бойнице — щели в земле — через которую он наблюдал за происходящим вокруг. Рядом всматривалась Нидейса, практически дышала Тимуру в ухо, пользуясь ситуацией.

— Поиски не утихают, судя по всему, — пробормотал он вполголоса.

Мимо прорысил десяток солдат, со странного вида приборами в руках, словно миноискателями.

— Детекторы живых, — шепнула Нидейса, — полевой вариант, «Био-4», ручного ношения, а нет, это «Био-4М2», последняя модификация. Могут и найти.

Тимур покосился на нее, хотя во тьме подвала мало что можно было рассмотреть, и мысленно вздохнул. Откуда она все это знала? Нет, на заданиях и миссиях Нидейса тоже демонстрировала познания, но в пределах общего курса, того, что могла прочитать, где-то услышать или увидеть. Она знала, но лишь чуть лучше, чем остальные, здесь же… вот так, в неверных отблесках пожара и прожекторов, в игре теней, на бегу, опознать чужую технику?

Общий курс техники Альянса не давал таких знаний, а уж полевой — больше ориентированный на практику — тем более. Все же «инвалидная команда» не были чистыми диверсантами, воевали больше вместе с основной армией и флотов, а во время забросок в тылы врага им не нужно было прятаться и скрываться, наоборот, нужно было громить, крушить и ломать, и стягивать на себя всех, кого можно. Поэтому биодетекторы им давали лишь обзорно, и опознать так, как это сделала Нидейса, Тимур точно не сумел бы.

Разумеется, имелись среди армии Империи и знатоки техники, обычно они работали из тыла, вооружившись магическими аналогами подзорных труб и перископов. Опознание, целеуказание, корректировка, направление, так как против разной техники требовались разные заклинания, щиты и создания. Наблюдатели пользовались в армии Империи заслуженным уважением и почетом, и при прорывах их всегда стремились спасти (а враги, соответственно, убить) одними из первых, наряду с целителями и поварами.

Вот только Нидейса к ним точно не относилась.

— Через такую толщу нас ни один детектор не возьмет, — пробормотал Тимур. — Но только если засыпать смотровые щели наружу.

Над их головами продолжал полыхать склад магических заготовок, в который врезались обломки платформы. Обычный огонь смешивался с магическим, и буйство энергий надежно укрывало их от магодетекторов, а толща земли и камня от всего остального. Пока что. В любой момент наверху могло рвануть, моментально выжигая подвал, в котором они прятались, но выбора не было — пришлось рискнуть, иначе их уже схватили бы.

Ну и повезло еще немного, Алтай каким-то своим чутьем обнаружил ход, который они сами же и обвалили у себя за спиной. Пробрались, затаились, не используя магии, ожидая, что их сочтут мертвыми и прекратят поиски. Ан нет, ничего и не думало прекращаться, и это наводило на подозрения.

Страшные такие подозрения, и Тимур покосился в сторону Нидейсы.

— Не беспокойся, — прошептала та в ухо, — уверена, остальные выбрались и сумели спастись.

Тимур говорил себе то же самое, но сейчас-то он думал совсем о другом. Впрочем, толку затевать разборки из-за дурацких, ничем не подтвержденных подозрений, определенно не стоило. Пошептаться с Алтаем во тьме подвала тоже не вышло, так что оставалось только ждать.

— Если мы не успеем до утра, придется сидеть до следующей ночи, без воды и еды, — проворчала Варлея.

— Ну, воду я нам наколдую, — тут же встрепенулась Нидейса, — если взять ограниченный, замкнутый на себя контур, да с внешней защитой, медленным воздействием, то утечки энергии будут настолько минимальны, что ни один детектор не возьмет.

Тимур, как раз собиравшийся сказать про риски обнаружения, закрыл рот. Идея была верной, реализуемой, пускай и не спасала от сидения в подвале. Вот если бы Нидейса смогла нарисовать круг портала… да что там, сразу открыть портал! Тимур оборвал себя и обозвал мысленно идиотом — с такой кучей магических заготовок над головой, портал легко мог убить их всех при одной лишь попытке открытия.

Еды у них не было, но дело было даже не в еде. Нельзя было сидеть и ждать, надеяться на то, что остров отобьют или что Империя просто отбросил Альянс и всем станет не до них. Целенаправленные поиски кого-то, может их, хотя тут не стоило обольщаться, не настолько они важные птицы и не настолько Альянсу успела насолить их «инвалидная команда». Может, просто всех магов, или какого-то одного, кто тайно прибыл к наместнику. Или, может операция по захвату острова готовилась давно, а попутно службы Альянса решили сыграть в свои игры, захватить магов.

Или вытащить своего агента.

— Так, говоришь, в порту вас встретило совсем не пополнение? — спросил Тимур у Алтая.

— Именно. Мне повезло, остальным нет.

— Не стоит свои навыки, умения и опыт называть удачей, — сурово-ласково укорила его Варлея.

Она явно хотела бы помочь Алтаю, подлечить, но все понимали, что к магии сейчас лучше не прибегать. По крайней мере, такой явной и открытой магии. Проклятье! Самый лучший их инструмент непригоден, а высадка в порту ясно указывала, что все было спланировано заранее. Тимур усилием воли отогнал мысли, опять зашагавшие по кругу, выдохнул.

— А что пошло не так с летающей платформой?

— Слишком грубо взломал, — безучастно ответил Алтай. — Торопился.

Причем не он сам, тут же понял Тимур, а какой-то артефакт от Шефа. Сам Шеф, понятное дело, так не оплошал бы, закрыл утечку, а вот его творение не справилось. Значит, для взлома оружия его хватало нормально, даже для колесного транспорта и полевых приборов (была пара прецедентов, опять же на миссиях), а на платформу не хватило. Занятно. Правда, Тимур тут же сообразил, что платформа, наверное, находилась на непрерывной связи с каким-то координирующим центром в порту, следящим за всей техникой, чтобы та не влетела друг в друга на высоких скоростях. Вот и получилось, что управление взломал, а поток данных не успел, и в порту сразу подняли тревогу.

— А если бы было время? — вкрадчиво спросил Тимур.

У него забрезжила идея. Ну да, магия въелась в плоть и кровь, равно как и ненависть к Альянсу, но стоило ли из-за этого сразу забывать все? Следовало всего лишь замаскироваться под бойцов Альянса, задача невыполнимая для имперцев, но вполне достижимая для Тимура и Алтая. Особенно с учетом возможностей последнего и земной жизни обоих, по крайней мере, умения не таращиться на сложную технику, раскрыв рот.

— Тогда не успели бы, и платформа прилетела в порт.

— С тем же результатом, понятно, — пробормотал Тимур. — Сможем уйти без магии?

— Вдвоем — сразу, — незамедлительно ответил Алтай, словно ждал этого вопроса.

Хотя, может и ждал, не желая проявлять инициативу, все же он не был магом, и в таких вопросах у Варлеи и Нидейсы автоматически включалось имперское сознание. Надо полагать, это было одной из причин именно такого ответа Алтая, и Тимур мысленно покачал головой. В одиночку Алтай, скорее всего, уже был бы в Империи или наводил шороха в тылах Альянса, отвлекая внимание.

— А вчетвером?

— Я думаю.

Вот так вот, подытожил Тимур. Два мага-мастера, один боевой, второй универсал, опытная целительница, умелый боец, а толку то? Здесь требовались совершенно иные навыки, а диверсантов, действующих в тылу из них, как уже говорилось, не готовили. Упущение, конечно, но кто бы мог подумать, что один из опорных островов, вдали от линии фронта, вот так вот возьмут и захватят!

— И как?

— Нужен отвлекающий маневр. Крупный.

— Вы о чем? — спросила Нидейса настороженно.

Дыхание ее чуть изменилось, и Тимур тряхнул головой. То, что в другой обстановке было бы интимным, сейчас раздражало.

— Мы не сможем уйти незаметно или затаиться, — пояснил Алтай ровным тоном. — Остров обшаривают, нас найдут и прибьют или возьмут в плен, неважно. Мы не сможем прорваться с боем, силы не те.

— Почему это мы не сможем затаиться? — с вызовом в голосе возмутилась Варлея.

— Постоянные проверки энергоструктур отсутствуют только за пределами пятидесятикилометровой прифронтовой полосы, — пояснил Алтай, — там они становятся лишь частыми. Там есть шанс отсидеться, но для этого надо знать жизнь Альянса, технику Альянса, надо как-то внедриться и зарегистрироваться в системах Альянса.

Тимур знал, откуда Алтай знает, но магички…

— Зачем нам Альянс? — не поняла Варлея. — Надо уходить к нашим!

— Для этого надо прорваться с боем — если где-то на острове еще сражаются. Или суметь уйти с острова незамеченными, чего у нас не получится.

— Ты так уверенно об этом говоришь!

— Варлея, дорогая, ты знаешь, как устроен энергоскафандр десантника? Сможешь действовать в нем, притвориться десантником, пройти проверки, при условии, что у Доброго хватит навыков сделать тебе иллюзию зверского мужского лица?

— Я смогу, — влезла Нидейса. — Иллюзию в смысле, насчет скафандра не уверена.

Тимур моргнул в темноте. Привычная фоновая суматоха на улице стихала, сменяясь тревожной тишиной. Нидейса владеет иллюзиями? Это было что-то новенькое.

— А Варлея?

— Не смогу.

— Тогда опять встает вопрос проверок, и первый же патруль нас раскусит. Дальше бой и всё, — Алтай объяснял спокойно, терпеливо, словно на уроке в школе.

— Так что тогда делать? — растерянно спросила Варлея.

— Я думаю, — повторил Алтай. — Самый реальный вариант — повторить трюк с платформой или еще чем-то быстрым, прорваться нагло, но для этого нужно захватить технику. Нужен отвлекающий маневр. Крупный. Чтобы всем было не до нас и нашей магии, и потом не до нашего прорыва.

— И чтобы свои же не подстрелили, — добавил Тимур.

— И это тоже, — согласился Алтай.

В подвале повисла тишина, в дополнение к тишине снаружи. Только что-то трещало и шкворчало наверху, то ли кто-то жарил яичницу, то ли огонь постепенно умирал. Жар, тем не менее, шел, добавляя своих ноток духоты и пота, но приходилось терпеть.

— Зарыться в землю? — задумчиво спросила Нидейса.

— Жан под контуром подавления может и смог бы, — тут же ответил Тимур, которому эта мысль тоже приходила в голову, — я — нет.

Боевая магия все же строилась на скорости, мощи, атаках, а не слабости и скрытности. Ну да, Тимур мог вырыть окоп, укрытие, мог пойти вглубь толщи острова, но при такой концентрации детекторов и сканеров рядом их засекут еще до того, как будут прорыты хотя бы десять метров туннеля.

— Прорваться за пределы острова?

— Три варианта, — ответил вместо Тимура Алтай. — Уходить на восток, из расчета, что там еще бьются. Бежать в центр, к стационарным порталам или особняку наместника. Уходить на запад, вглубь Альянса, из расчета, что там не будут искать.

— А куда надежнее?

— Для точного ответа мне нужна информация об обстановке на острове, а ее нет.

— И? — чуть всхлипнула Варлея.

— Я думаю.

После чего замолчал. Стихнувший было шум на улице, возобновился, но в ином формате. Раздался скрежет, треск, земля затряслась. По улице ползли тяжелые танки, и у Тимура прямо руки зачесались засадить заклинанием им пониже башен, пробить источник энергии. Плазменные излучатели, причудливо-спиральные стволы, решетки сбоку и сзади, как ни странно, магия не слишком подходила для сражений с ними. А вот подобраться и засадить мечом сквозь броню, нарушая стабильность реактора — это работало всегда.

Только зачарованного меча или жезла сейчас у Тимура с собой не было.

— Сопротивление, похоже, еще продолжается, — заметил Алтай, вставая.

— С чего ты взял?

— А с чего им еще тащить тяжелые танки? Корабли не достают с берега или мощность падает, с воздуха не могут дать наводку из-за чар или просто все прикрыто, и они тащат тяжелую технику. Стало быть, или завязли в центре, или часть острова еще держится, и они хотят взять западный порт с земли. Для зачистки острова такие танки точно не нужны, мобильные антигравы и беспилотники лучше, быстрее и надежнее.

Тимур покачал головой, танки, танки, им и обычной пехоты хватит! Разумеется, если не использовать магию. Прикинуться гражданскими и ползти на восток? Любой, кто их заметит, тут же попробует остановить и там, или убегать, или драться, драка — это магия, и все возвращается к исходной точке.

— Тогда точно нельзя ждать! — вспыхнула Нидейса. — Нужно пробиваться к своим, как тогда, с пальмами, помните?

— А Алтай говорит, надо ждать! — возразила Варлея.

— Если ждать, то наших разобьют и бежать будет некуда!

— Тише вы, — цыкнул Тимур, но не помогло.

— Чего мы вообще тут сидим? — возмутилась Варлея громко. — Проверки уже закончились, надо выбираться!

— Нет, — ответил Алтай.

— Нет, не закончились или нет, не надо выбираться?!

За окном как раз проходила пехота, и Тимур увидел, что возглас Варлеи заставил одного из солдат насторожиться. Тимур чуть прикрыл глаза и сказал почти спокойно.

— Надо было все-таки завалить выход. Готовьтесь к драке, кажется, нас заметили.

Глава 4

Местность вокруг была проверена, пехотинцы вообще шли по другим делам, сопротивление на острове явно додавливали… Тимур оценил запас времени в две минуты.

— Таран земли, по моей команде, — чуть понизив голос, сказал он Нидейсе.

Вышибить проход, попутно разметав близлежащих врагов, а дальше… как попрёт. Без всяких шуток. Обстановки вокруг они не знают, останется только реагировать по ситуации и молиться на Алтая.

— ВОЗДУХ!!! — громовой раскат снаружи.

Тимур успел заметить росчерки лучей, и тут же несколько пылающих глыб рухнули с небес, неподалеку от их убежища.

— Бей! — рявкнул он Нидейсе, не собираясь упускать такой шанс.

Колонна земли ударила наружу, расшвыривая солдат, удачно задела мобильную платформу на другой стороне улицы. Алтай вылетел в пролом, вспышки выстрелов из плазменных пистолетов озарили ночь. К моменту, когда Тимур выбежал наружу по земляному пандусу, Алтай уже закончил истребление всех оказавшихся поблизости.

— Корхал! — донесся слитный рык, отдающийся легким эхом.

Три воина, обнаженные по пояс, выпрямились, восстали из воронок, сияя багровым. Топоры в их руках светились, демонстрируя лысые черепа, оскаленные зубы, татуировки на теле.

— Тебе эта жертва!

Храмовники сорвались с места, помчались вбок, туда, куда только что проползли танки. Тимур пригнулся, хлестнул заклинанием вдоль улицы Метельщиков, вздымая пыль, закрывая обзор. Не сильно закрывая, конечно, приборы ночного видения так было не обмануть, но зато заклинание исполнялось быстро.

— За ними! — крикнул Тимур, давая отмашку рукой в сторону храмовников.

Варлея уже бежала вдоль улицы, с рук ее сорвались несколько светящихся игл, бесславно увязли в энергозащите пехотинца. Все же целительнице не хватало боевого опыта, как ни крути. Алтай обрушился на пехотинца, ногой ударил в плечо, чуть сбивая прицел, высадил очередь плазмы с двух рук, перегружая защиту. Ушел прыжком дальше, от взорвавшегося тела, перекатился, срезал еще двоих, выбежавших из-за угла.

— Справа! — крикнул он.

Тимур тут же ударил туда огнем, швырнул иллюзорного двойника, немедленного растерзанного залпами лазерных лучей. Секущий град льдинок ударил по стрелявшим, прямо из-за спины Тимура, где бежала Нидейса. Под ногами хрустели обломки, Варлея впереди чуть не споткнулась о труп, но вовремя перепрыгнула.

— Быстрее, черепахи! — рявкнул Алтай.

Из зданий и проулков уже лезли те, кто ранее вел поиски Тимура и его команды. Биодетекторы, энергосканеры оказались отброшены, солдаты выхватывали оружие, активировали защиты. Над домами взмыла дюжина беспилотников и три орудийные платформы, на одной из них находились еще и пехотинцы. Алтай уже стрелял, снося высунувшихся, петлял и прыгал, уклоняясь от выстрелов сверху, проскальзывал и снова стрелял, не жалея пистолетов.

— Вперед! — прохрипел Тимур.

Такое уже бывало, и он прекрасно знал, что будет дальше. Алтай схватит оружие мощнее, расстреляет платформы и солдат, выкрутится, добьет, добудет им транспорт. Не было смысла помогать ему, просто потому, что никто не умел двигаться так быстро, и значит, представлял бы собой обузу для самого Алтая. У Тимура уже был намечен план в этом вопросе, наметил, после того, как сдал экзамен на мастера. Усиление тела, ускорение, отработка щитов, в общем, все необходимое, чтобы потом работать в паре с Алтаем.

Недолго прожил план, и суток не прошло.

Там, где сражался Алтай, резко посветлело от вспышек и сверкания лучей и шаров энергии, но все это не шло ни в какое сравнение с тем заревом, что разгоралось вокруг трех храмовников. Они светились темно-багровым и кружились, топорами кромсая танки на части. Татуировки на их телах вспыхивали, отражая выстрелы, над головами сверкало сияние защитных аур. Бойцы Альянса пытались отбиться, стреляли, как не в себя, дополнительно освещая происходящее.

— Проклятье! — Тимур резко затормозил, в него сзади врезалась Нидейса.

Тимур ухватил Варлею заклинанием, швырнул обратно, оттаскивая от свалки. Глаза Тимура горели, слезились, и не только из-за яркого света. Магическим зрением он явственно различал три десятиметровые фигуры могучих воинов, двойников, повторяющих движения оригиналов. Они сами и их топоры светились багрово-фиолетовым, резали технику и людей, как нож масло, и багровые татуировки вспыхивали, незримо принимая на себя удары, выдерживая их без труда.

— Божественные умения, — пробормотала Нидейса в ухо Тимуру, — сейчас нам с ними не по пути. Убьют и не заметят.

Диверсия вышла знатной, что и говорить, похоже, танки представляли собой реальную угрозу. Вот только Тимур, собираясь уйти обратно с храмовниками, явно недооценил их ранг. Эти, похоже, были из верхушки, втроем стояли под огнем слетающихся и сбегающихся подкреплений, продолжали сражаться, как ни в чем ни бывало. Тем самым стягивая на себя еще больше бойцов Альянса и привлекая их внимание к себе, а значит и к Тимуру с командой.

Но Алтай же поддержал прорыв сюда?

— Обходим справа! — крикнул Тимур, взмахивая рукой.

Там тылы прикрывал Алтай, по крайней мере. Теперь Тимур бежал впереди, разя направо и налево короткими вспышками, не столько убивая, сколько сбивая с ног, ошарашивая. Бегущая следом Варлея не отвлекалась, Нидейса еще что-то швыряла под ноги, но больше прикрывала с воздуха. Суматоха и хаос, драка с храмовниками разгоралась теперь уже слева от Тимура, и на мгновение он ощутил надежду.

Но только на мгновение.

— Еще маги! Внимание, обнаружены еще маги!

Над головами их зависли две сферические камеры, Нидейса сбила их чем-то из арсенала природников. Тем не менее, сигнал ушел, и на Тимура с девушками внезапно выкатился еще танк, прямо через чей-то обгорелый домик.

— Усталость Металла!! — ударил Тимур с двух рук собственной разработкой.

Вспыхнули щиты, заклинание бесславно сгинуло в них, так как предназначено было пожирать металл, а не силовые поля. Нидейса не растерялась, швырнула сгусток, дестабилизируя щиты танка, и Тимур торопливо скрестил руки, развел пальцы, указывая мизинцами на уже нацелившиеся на них стволы.

— Странгал!! — выкрикнул Тимур одновременно с выстрелом танка.

Земля вздыбилась, ударила каменным шипом в дно танка, подбрасывая его вверх и опрокидывая на бок. Огромная молния прочертила зигзагом небо, врезалась во что-то летающее, тут же громко бахнувшее. Разряд вылетел из другого, маленького ствола, ударил по Нидейсе, окутывая ее слабо светящимся коконом.

— Заземление! — хлестнул ее Тимур плетью своей энергии.

Парализующий заряд стек в землю, и он торопливо прыгнул к Нидейсе. Сейчас танк поднимется, набегут еще солдаты, налетят, никак нельзя было оставаться на одном месте. Вокруг замолотил град осколков разорвавшегося воздушного судна, резко запахло паленым и вонючим. Тимур не глядя метнул заклинание щита за спину, но все равно не спасло.

Его ударило в спину и ногу, и шею, швырнуло прямо на Нидейсу, выбивая из той воздух. Осколки не пробили личной защиты, энергии не хватило, но приложили изрядно, до резкой боли, онемения и, наверняка, гематом.

— Ты спас меня, — не столько сказала пытающаяся вдохнуть Нидейса, сколько обозначила губами.

Тимур не отказался бы все ей объяснить, что никого он не спасал, но обстановка определенно все еще была неподходящей.

— Варлея! — воскликнул Тимур.

Появились три беспилотника, начали обстрел, Тимур пятился, укрывшись зеркальным щитом, тремя щитами, пытался комбинировать их, отразить лазерные лучи в сами аппараты. За его спиной Варлея тащила Нидейсу, рукой зажимая той широкую рану в боку, и попутно пытаясь подлечить. Из темноты слышался топот ног, громыхание снаряжения.

Краем глаза Тимур ловил отсветы битвы храмовников, и неожиданно остановился, прикусив губу.

За спинами бойцов Корхала, с противоположной стороны, разгорались магические порталы! Храмовники, получившие божественное благословение, сражались и сражались, стянули на себя все внимание, и маги Империи перешли ко второй части удара. Нарушить порталы было несложно, тот же принцип, что и со щитами — дестабилизация энергоструктуры. По крайней мере, в таком вот варианте, при одностороннем открытии, да еще и на территории врага. Поэтому обычно порядок был иным — приходили войска, занимали территорию, с войсками приходили маги, которые и занимались открытием портала. Вглубь имперской территории, где некому было дестабилизировать портал. Или ставили щиты, а потом из глубин тыла открывался портал. Или рисовался стационарный круг, тоже отдельно защищенный от внешних воздействий, и две точки соединялись между собой проходом.

А открывать вот так — было опасно, враги могли через портал и «гостинец» послать вглубь территории.

— Проклятье! — взвыл Тимур, все равно не удержавшись.

Порталы, если бы он огибал драку храмовников слева, то сейчас был бы рядом с ними! Скакнули бы в портал, оказались среди имперцев, разом, без лишних сложностей и всего этого… хаоса. А там уже и отступали бы вместе или нападали, неважно, главное — не бегали бы в тылу Альянса, с ежесекундной головной болью за Нидейсу и Варлею.

— Ветер Хаоса! — выкрикнул он, ощущая боль в руках и голове, ломоту в ногах.

Явные признаки магического истощения, то самое, классическое — «кончилась мана». У имперских магов она обозначалась иначе, как уем — универсальная единица магии, и в ней измерялись все основные параметры: резерв мага, скорость его наполнения, сколько за раз он сможет вложить в заклинание, то есть мощь мага. Чем мощнее было заклинание, тем больше на него тратилось уем, и там, где маг мог легко вкладывать сотню за сотней уем, непрерывно изрыгая из себя заклинания, ученик сдулся бы после первого десятка.

Как правило, развивалось все относительно равномерно и перекосы в развитии исправляли, за этим следили, и вослед за приростом мощи мага, росла и выносливость его тела. Высшие маги вполне могли выдерживать прямые попадания плазмы или очередь в упор, исключительно за счет этого самого энергорезерва в теле, насыщенности маной, и поэтому во всех классических учебниках рекомендовалось вначале измотать мага, а потом уже рубить его топорами.

К боли в руках и ногах добавлялась вернувшаяся тошнота и боли в спине, Тимур покачнулся, ощущая себя усталым и разбитым. К счастью, заклинание сработало — собственные разработки Тимура, модификации имперских заклинаний за счет соединения со знаниями с Земли — иногда оказывались эффективнее. Где-то за счет нестандартности, защиты Альянса не реагировали на незнакомую формулу, где-то просто срабатывала физика, а то и просто удача.

Заклинание создало вакуум между беспилотниками, и тех потянуло к центру, дополнительно закувыркало потоком воздуха, стремящимся заполнить пустоту, и этот воздух раздирал их корпуса, бился в щиты, пытаясь их перегрузить. Энергия на энергию, как и везде, и Тимур устало выдохнул формулу, щелкнул онемевшими пальцами, превращая беспилотники в оплавленные куски металла.

— Сейчас, сейчас, — Варлея уже положила ему руки на затылок и спину.

Из порталов выбегали маги и солдаты, рвались какие-то существа, очередные химеры, разновидности которых Тимур даже не пытался запомнить. Они ударили в спину тем, кто сражался с храмовниками, моментально снесли с неба все платформы и беспилотники, видно было, как добрый десяток торопливо чертит на земле огромный узор.

Тимур хотел оттолкнуть Варлею, прохрипеть «Вперед!», рвануть к порталам, но не успел.

БАМ! БАМ! БАМ! Огромный невидимый кузнец замолотил по наковальне, оглушая и сбивая с ног. Маги, тот десяток, что чертил узор, успели, и в небесах вспыхнула лиловая завесь щита, в которую замолотило снарядами, ударило градом ракет и плазмы с небес. В зареве взрывов к небесам взлетали фонтаны земли, корабельная артиллерия лупила по площадям, пытаясь перепахать силы Империи. Выходило не очень, лиловая завесь колыхалась, поглощая в себе удары и разгораясь все сильнее.

Храмовники разделились, каждый рванул в свою сторону, маги и солдаты, химеры и звери, призывы и големы, под прикрытием лиловой завесы они занялись эвакуацией. Тащили на руках людей, вытаскивали из-под завалов, транспортировали по воздуху. И еще отдельный отряд быстро вскрывал какое-то здание… центральное хранилище, неожиданно понял Тимур с холодком.

— В укрытие! — гаркнул он, прыгая в сторону.

Больно ударился о перекрытие, закатился под него. Ерунда, мелочь против детекторов, но сейчас важнее было переждать волну. Нидейса и Варлея вкатились следом, и мгновение спустя воздух над головой пошел тугими волнами. Скоростные транспорты Альянса, мобильные платформы, беспилотники и над ними самолеты. Слоеный пирог накатил на имперцев, Тимур торопливо прикрыл глаза, закрываясь от вспышек.

Но все равно словно наяву видел, что там будет дальше: выброс пехоты на скорости, обстрел, сосредоточение тяжелых орудий на храмовниках и попытки подавления завесы. И порталы, да. Прорываться или нет?

— Что будем делать, Добрый? — спросила Нидейса, одновременно с этим занимаясь внешним видом.

Сама Нидейса решительно разорвала на себе платье, низведя его до мини, и соорудила повязки, а также залатала прорехи в верхней части. Одежда стала откровенно-неприличной, но Тимур сейчас не взялся бы сказать, сколько в этом было от практического расчета, а сколько от желания еще раз покрасоваться перед ним.

— Да хрен его знает, — честно ответил Тимур, — прорываться туда — почти гарантированно сдохнуть.

— Но и здесь сидеть нельзя, сейчас пойдет вторая волна.

— Согласен, — прохрипел Тимур, пытаясь рассмотреть, что происходит.

С небес замолотили столбы света, все вокруг мелко затряслось и завибрировало. Один из храмовников словно бы погас и тут же погиб, разорванный в клочья, еще один оказался сильно ранен. Лиловая завеса была разорвана в нескольких местах, и слышало гудение тяжелой техники. Тимур выглянул и тут же спрятался, но все равно успел увидеть, как неподалек вспыхнули два портала. Мгновение спустя в них влетели заряды, дестабилизируя, разрывая и искажая.

— Откуда здесь столько техники Альянса? — прошептал Тимур под нос.

Сверху жахнуло, вниз посыпался пепел и комочки, забарабанили по крыше их укрытия.

— И сил бежать у меня уже нет, — сообщил он в пространство.

Его не услышали, гул взрывов перекрывал все, Тимур попытался подняться, покачнулся, ощущая, как снова начинает кружиться голова. Минутная слабость, но в какой же неподходящий момент!

— Такси заказывали? — раздался веселый выкрик за их спинами.

— Что? — ошарашенно спросили Тимур, Нидейса и Варлея, разворачиваясь.

Там в воздухе, на сиденье какого-то летающего мотоцикла, находился Алтай, еще один мотоцикл парил за его спиной. Кто-то попытался вынырнуть из темноты, но Алтай, не глядя, выстрелил из здоровой пушки, и рявкнул.

— Залезайте, говорю! Уносим ноги, пока нам их не оторвали!

Тимур хотел сказать, что ни разу в жизни не ездил на мотоцикле, но промолчал. Не то время, не то место, да и теплилась в груди слабая надежда, что его потащат буксиром на втором мотоцикле. В небесах вспыхнул огненный дождь, и Алтай заорал еще громче:

— БЕГОМ!!!

Рука его ухватила Варлею, швырнула себе за спину, и Тимур подпихнул Нидейсу под попу, запрыгнул сам, после чего рванул с места, вослед за мотоциклом Алтая. За их спиной бушевал огненный шквал, испепеляя все вокруг, включая так и не успевший перевернуться обратно танк. Пылающий гигант-храмовник покачнулся и упал, утонул в море огня, скрывшем под собой и порталы.

Глава 5

Порт Эскунд стремительно приближался. Пылающий, обстреливаемый со всех сторон порт, в котором зажали остатки сил Империи на острове. Во всяком случае, к дворцу наместника и храмам пробиться не удалось, там безраздельно господствовали силы Альянса, наседая с десятикратным превосходством.

Поэтому Алтай повел их к порту.

Мимо памятника Первому Императору (как ни странно, еще целому), в обход казарм местного гарнизона, где шла кровавая свалка, вдоль проспекта Старой Ведьмы, в наглую мимо несущейся там колонны мотопехоты, и со срезанием угла через парк Целителей.

Феерия света и звука, больше подошедшая бы какому-нибудь грандиозному гала-концерту, росчерки трассеров, вспышки заклинаний, грохот магии и взрывов, вспышки взрывов, лучи лазеров и шары плазмы, огонь каких-то чудом еще живых химер, и поверх этой фантасмагории рычание техники, выкрики команд, и мерный грохот барабанов из глубин Эскунда.

— Какого черта! — заорал Тимур, не сдерживаясь.

Нидейса крепко вжималась в него, пачкая окровавленными руками живот. Правый бок Тимуру она уже заблевала, и похоже дело шло к левому. Пускай на гравициклах не было такого риска опрокидывания, как на земных мотоциклах, но они все еще сохраняли их черты. Стремительные кульбиты, рывки, уход зигзагами, подлеты и падения — Тимур очень быстро освоил систему управления, потому что выбора не оставалось — все это било по неподготовленной вестибулярной системе Нидейсы. Сам Тимур, надо признаться, тоже выметал праздничный ужин, только опыта хватило пригнуться, не задеть ни себя, ни Нидейсу.

— Держись за мной! — заорал в ответ Алтай, швыряя гравицикл вверх.

Под ними снова засвистело шариками, и из огня порта ухнул ответ, вихрь жидкого пламени окатил тех, кто преследовал Тимура. Алтай уже снова прижался к земле, ушел левее, выстрелил поверх плеча, не глядя, прямо над головой Тимура, едва не сняв ему скальп.

— Добрый! — заорала ему в ухо Нидейса.

— Потом!!

Алтай вел гравицикл так, словно находился в состоянии жестокого опьянения. Рывки, броски, зигзаги, сквозь огонь, магию и пули, он мчался и Тимур, стиснув зубы, держался в его хвосте. Нидейса снова блевала, жар опалял и взрывы оглушали, территория порта пылала, и видно было, как в море и на берегу идет жесточайшее сражение.

Избиение и истребление, точнее говоря.

— Биотики! — донесся выкрик Варлеи.

Она тоже держалась крепко за Алтая, но так и не сблеванула, видимо применяя какую-то свою, целительскую магию. Алтай резко дернул гравицикл вправо, и Тимур чуть не влетел во вспухающее впереди проклятие. Заложил вираж, и Нидейса чуть не вылетела, Тимур перехватил ее одной рукой, отчаянно матерясь и даже не пытаясь уже сдерживаться. Прорываться сквозь порт на технике Альянса?!

Алтай мчался, словно не слыша, а может, и правда не слыша, так как шум вокруг стоял просто невыносимый. Тимур не слышал даже собственных матюгов и выкриков Нидейсы за спиной, пытался держать щиты вокруг, но выходило откровенно плохо. Эффект лечения Варлеи спал, снова начало ломить все тело, тянуть в ногах и сводить их судорогами. Тимур знал, если ломота дойдет до груди, то от «срыва маны» он сам уже не отойдет, и знаний Варлеи, скорее всего, не хватит. Он неоднократно видел «сорвавшихся» и сам писал рапорт на двоих, отправляя учеников в госпиталя в глубине Империи, на континенте, и не желал себе такой судьбы.

Но и не применять щиты не мог — без них их уже давно бы сбили.

— …оре! — донесся выкрик Алтая.

Тимур не сразу понял, что слово не «горе», а «море». Чуть замешкался, едва не влетел в оборонительную баррикаду на берегу. Словно в замедленной съемке, он увидел лица двух солдат, обернувшихся на шум, и прыгающих им на спины биотиков, тварей, точнее говоря, безмозглых боевых тварей. Выжал «газ», выдавая вниз усиленный гравиимпульс, размазывая десяток тварей в зеленую кашицу кожи и внутренностей. Гравицикл подпрыгнул, взмывая выше.

— Ой-бой, биляу, — вырвалось у Тимура писклявое и нервное.

Вода порта была усеяна телами тварей, плававшими брюхом кверху, вперемешку с биотиками. Новые орды лезли и лезли из воды, загоняя имперцев вглубь пылающего порта, а тех из них, кто все же ухитрялся прорываться, встречала жиденькая блокада из легких, быстрых корабликов и катеров, расстреливавших их в упор. Альянс и Союз биотиков вместе?

Все равно это не объясняло такого стремительного прорыва на Тихий.

— Небесный свет! — донеслось из-за спины.

Вспышка сорвалась с рук Нидейсы, рассеивая проклятие, прилетевшее снизу. Тимур торопливо бросил гравицикл вниз, к самой воде, над головами пронеслась гроздь вспышек, растаяла за спиной. Тимур бросил взгляд назад, неожиданно осознав, что погоня-то, мчавшаяся за ними от самого центрального хранилища, отстала! Увязла в порту, не смогла прорваться, сгинула — какая разница? Натолкнулся на измученный взгляд Нидейсы, практически в упор, крикнул ненужное:

— Я верю Алтаю!

И отвернулся торопливо, потому что… ну, мог же Алтай ошибиться? Мог. Мог переоценить свои силы и завести их куда-то не туда? Мог! Но с другой стороны, если кто и мог вытащить их из этой задницы, то только Алтай.

Сам Алтай, даже не подозревая о сомнениях Тимура, мчался и мчался вперед, прямо над водой, расступавшейся и бурлившей под гравициклом. Скорость сразу снизилась, из воды то и дело выныривали разные биотские твари, пытались достать Алтая чем-то.

Тимур метнул пару раз заклинания, целя в шаманов, но биотики тут же ныряли и магия вязла в толще воды, рассеивалась. Одной из причин, почему биотики до сих пор не выбыли из этого трехстороннего состязания, было как раз это — использование родной стихии в качестве щита. Чуть что — сразу в воду, и хоть застреляйся в них, а начнешь преследовать — еще и голову запросто сложишь.

Алтай тем временем вскинул одну руку, и пунктир шариков плазмы вспорол воду прямо по ходу движения. Вспышки, взрывы, бурление, всплывающие куски тел, и тут же с катеров Альянса впереди ударили, накрывая весь этот участок разрывами, поддерживая огнем.

— Не отворачивать! — крикнул Алтай.

Они промчались навстречу вспышкам, и кровь Тимура все же захолодела на мгновение от такого зрелища, при всем его опыте и привычке к боям. Проскочили, и Алтай махнул рукой вперед, указывая на один из корабликов, а Тимур истерично-облегченно рассмеялся, неожиданно осознав весь замысел.

— Готовься к новой драке! — крикнул он Нидейсе, чуть повернув голову.

Алтай уже затормозил лихо, прямо у кораблика, напоследок обдав там всех волной воды, и тут же прыгнул на палубу. Пока его материли и отмахивались от воды, Алтай уже достал пистолеты, расстреливая всех, как в тире. Тимур крутанул рукой над головой, выкрикнул зубодробительную формулу, пронзая ближайший катер молнией с небес. Нидейса за спиной прижалась еще сильнее, руки ее чертили знаки перед животом Тимура, и вода слева от них вздыбилась, обрушилась ледяным частоколом на еще один катер.

— Давай! — Тимур пустил гравицикл выше, прыгнул вниз.

Сгустил воздух, приземлился на палубу, удерживая Нидейсу, тут же активируя чары земли, приклеиваясь к палубе. Тем не менее, его все равно швырнуло инерцией назад, так как Алтай рванул транспорт с места, словно гоночный болид. Упал, опять приложившись больной спиной и взвыл, так как сверху еще приземлилась Нидейса.

— Помоги ей! — скомандовал Тимур Варлее, перекатываясь вбок.

Борт продырявили два луча, Тимур не глядя швырнул зеркальный щит, добавил чарами разрушения сверху. Кораблик подбрасывало и швыряло, Тимура, попытавшегося встать, тоже подбросило, откинуло на Варлею, еще раз создав кучу-малу на палубе. Опять приклеился чарами земли, заорал Варлее:

— Без паники!

Побледневшая Варлея с трудом кивнула в ответ. Видно было, что ей страшно, что она не понимает происходящего… не то, что Нидейса. Тимур мысленно цокнул, в грядущих разборках можно было усмотреть только один плюс — если дело дойдет до них, то они все же выберутся из этого ночного ада, непонятно как, но выберутся. Тимур понял план Алтая, пусть и с запозданием, но обольщаться опять же не стоило — кораблик хорош, но катера быстрее, и авиацию еще никто не отменял.

Не говоря уже о биотиках, работавших вместе с Альянсом. Правда, теперь, после такой стрельбы, Тимур уже сомневался в верности своего вывода, возможно, здесь просто была свалка вида «каждый сам за себя». В обычных условиях биоты точно не дернулись бы на порты Тихого, но в этой замятне с Альянсом? Как говорится, сам бог велел!

— Б-без паники, — повторила, разлепив губы, Варлея.

— Лечи Нидейсу! Ты в бою, твоим товарищам нужна помощь!

Это подействовало, Варлею отпустило, чуть-чуть, но все же. В чем-то Тимур ее понимал, все равно, что отряд из Альянса внезапно заскочил бы на виверну, прорвался сквозь ряды танков и пехоты, а затем перескочил на дракона и там командир отряда приказал бы медику заняться лечением раненого бойца.

Все же… или Алтай учел и такие моменты?

Мысли эти мелькали и скакали в голове Тимура, пока он сам скакал и плясал вместе с корабликом, выкрикивая заклинания и отбивая атаки. Прошлую погоню они стряхнули с хвоста, но новая не замедлила объявиться — слишком уж явно Алтай всех поубивал, и в этот Тимур не мог его винить, секунда-две и обман бы вскрылся.

Теперь им следовало как-то стряхнуть погоню, перебить ее, укрыться или резко сменить транспорт, но как?

— Вот сейчас Вихрь Уничтожения не помешал бы, — пробормотал Тимур.

Едва не прикусил язык и тут же заткнулся. Вихрь Уничтожения на его глазах использовали только раз, и чтобы создать тот вихрь, перенасыщенный энергией, разрывающий все, чего коснется, ему предстояло пахать еще лет сто, если не больше.

— Харрррррщам! — выкрикнул Тимур, упирая на букву «р», и совершая при этом пасы руками.

Каждой рукой разные, и это сейчас, пожалуй, был его предел. Ломота от поясницы подскочила сразу до солнечного сплетения, но заклинание все же сработало, и шары воды подскочили вверх, перехватывая атаки на кораблик. Точнее говоря, они перехватывали атаки на Тимура, но кораблик был так невелик, что разницы, пожалуй, и не ощущалось.

Пятнадцать секунд, не больше, подумал Тимур, мысли которого ворочались все медленнее. При всей «самонаводимости», заклинание адаптивного стихийного щита не относилось к высшим, потому что оперировало частичками стихии вокруг. В данном случае, воды. Пули прорывали шары воды, плазма разбивала, лазерные лучи испаряли, а ракеты просто влетали с плюхом, разрывая на части.

Но Тимур примерно этого и добивался, мелких искажений, чтобы атака просто сбилась, остальное должна была сделать скорость кораблика и мастерство Алтая. В такие секунды и минуты Тимур как никогда остро ощущал свою несостоятельность, как мага. Малый резерв, малая скорость, малая мощь — все было малым, по сравнению с теми энергиями, что обрушивал враг.

— Ты что творишь? — донесся возглас Нидейсы.

Тимур обернулся, и над головой как раз в это время жахнуло, какой-то смесью осветительной ракеты и осколочной гранаты. На секунду высветило Нидейсу, с голыми ногами, в окровавленном и оборванном платье, с повязками и злым выражением на лице. Бледная Варлея, с заострившимся носом, впалыми глазами, пискнула и тут же пригнулась, закрывая голову руками, Нидейса же выкрикнула заклинание, вскинула руку.

— Спасибо, — пробормотал Тимур.

Град осколков ушел в стороны, не задел кораблик. На палубу выскочил Алтай, моментально оказался рядом с Тимуром.

— Ты сможешь увести нас вниз, в пузыре воздуха? — крикнул он яростно.

— Нет, я на пределе, — Тимур выпрямил ладонь, поднес ее горизонтально к солнечному сплетению.

Нидейса и Варлея ахнули, Алтай недовольно цокнул.

— К рулю тогда! Быстро!

Кораблик мчался и мчался, но теперь по прямой, и преследователи начали пристреливаться. Снаряды и энергозаряды ложились все ближе, кораблик окатывало теплой водой, швыряло на палубу обитателей моря. Тимур рванул в рубку, споткнулся, влетел плечом в дверной косяк и взвыл от боли. Мгновение спустя к его вою присоединился вой орудий кораблика, запущенных Алтаем.

Ничего серьезного — просто потому, что размеры у кораблика были не те — но все же лазерный луч заплясал в небесах, сбивая и ослепляя беспилотники.

— Ищи биотранспорт! — донесся сердитый рявк Алтая.

Тимур лишь секунду спустя сообразил, что крик относится к Варлее, и улыбнулся, сквозь боль и туман в голове. Да, это был план, хреновастенький, шаткий, но все же более надежный, чем попытка прорваться на кораблях. Или улететь на химерах. Или уйти порталами, которые, наверняка, уже раздолбали. При том, насколько хорошо враги подготовились к захвату острова, привлекли биотиков к временному союзу, все это не могло быть ничем иным, как началом грандиознейшей операции, в которой три мага низших рангов и один боец уже ничего не решали.

И все же в груди саднило не только от срыва маны.

— Быстрее! — продолжал орать Алтай.

В чем-то это было, конечно, верно, Варлея паниковала и пугалась, хотя казалось бы — полгода жизни с Алтаем должны были ее приучить ко всему. В чем-то. В таких заварушках в собственному тылу им еще бывать не приходилось, все больше по чужим рассекали. Тимур стиснул сильнее руль, попытался выжать еще скорости, ощущая, как кораблик дрожит, вибрирует, скачет и рыскает, местами неуправляемо. Но Алтаю это не мешало бить точно в цель, а вот враги мазали и мазали, словно разучились стрелять.

Но все же долго так продолжаться не могло.

— Есть! — крикнула Варлея минуту спустя.

Тимур не видел импульсов, да вообще мало что видел — впереди царила тьма, магическое зрение он отключил, дабы не тратить оставшиеся крохи, а всяких там хитрых приборов Альянса под рукой не имелось. А даже если бы и имелись, воспользоваться ими он не смог бы — ему же Шеф не давал с собой своих техномагических штучек, как Алтаю. Не зависть, не гнев, не страх, просто легкое сожаление — сейчас такое очень пригодилось бы.

Возможно, даже смог бы лучше вести кораблик.

— Все в воду! — отозвался Алтай.

Тимур, сообразивший запоздало, чуть не хлопнул себя по лбу за тупость, но все же сдержался и потратил эти силы на то, чтобы рвануть и прыгнуть за борт. Вода ударила, словно крепкая стена, оглушила, навалилась теплотой, тут же сменившейся легким холодом, со всех сторон. Неподалеку барахталась Нидейса, еще дальше Алтай придерживал Варлею.

Они нырнули, повинуясь знаку Алтая, и над их головами промчалась погоня.

Вынырнули и начали выгребать к захваченному Варлеей биотранспорту, пока «поводок» не сорвался.

Глава 6

18 января 453 года, безымянный остров, непонятно где
Волны лениво накатывали на берег, выбрасывая какой-то мусор, с шумом отбегали назад и снова накатывали, создавая неумолчный гул прибоя. Донесся шум, из кустов вышла Нидейса, отряхивая руки. Обычное живое, выразительное лицо ее теперь выглядело сонным и потухшим, даже глаза словно бы выцвели и поблекли.

— С колодцем закончили, — сообщила она, садясь на камень, — без воды не останемся. А у вас как?

— Работаем, — без особой охоты отозвался Тимур.

Ему хотелось лечь, упасть лицом в грязный песок и не вставать сутки, но, увы, нужно было работать. Эту взбесившуюся черепаху, на которой они сюда приплыли, надо было обработать немедленно, пока мясо не испортилось окончательно. Поэтому Тимур жарил и следил за кусками, насаженными на ветки, а Варлея проверяла мясо, тоже устало поводя руками.

Собственно, если бы не ее усталость с истощением, черепаха (на самом деле не черепаха, конечно, а бронетранспортер биотиков, многофункциональное создание с крепчайшим панцирем, но Тимур сейчас слишком устал, чтобы вспомнить настоящее название) не сорвалась бы с «поводка управления» и они, возможно, доплыли бы до имперцев. А так, пришлось сражаться со взбесившимся транспортом посреди моря, в ночи, потом долго и мучительно выгребать примерно в сторону суши — оказавшейся небольшим островком, одним из тысяч ему подобных.

Когда они догребли, уже занимался рассвет, и лечь поспать не удалось, работать и еще раз работать.

— Это хорошо, — кивнула Нидейса.

Хвататься за мясо она не спешила — видимо, усталость давила и на Алол, лишала аппетита. Нужно было говорить о подозрениях, нужно было обезопасить свою спину, но Тимур слишком устал. Так они молчали некоторое время, устало поглядывая вдаль и друг на друга. В другой раз «тропический наряд» Нидейсы — две полоски ткани, безжалостно нарезанной из многострадального платья, и похожий у Варлеи, только более целомудренный — обязательно задержали бы на себе его взор. В другой раз и Нидейса бы не замедлила покрасоваться, прошлась бы туда-сюда, как минимум два раза, руки там помыть в море, присев и выставив напоказ все, что нужно, например.

В другой раз.

Солнце сияло над головами в безоблачно синем небе, костер пылал, волны накатывали. Безлюдность, но не тишина, вокруг постоянно что-то шумело и трещало, ползало и рыскало, орало в в деревьях. Пустота в море и небе, словно они действительно попали на необитаемый остров, вдали от цивилизации. Все это попахивало еще одной странностью, не меньшей, чем внезапная атака и захват укрепленного опорного острова.

— Хреново, — сообщил Алтай, появляясь незаметно за спиной Тимура.

Присел, ухватил уже прожарившийся кусок, вгрызся, поморщился, прожевал и пояснил.

— Обошел я остров, никого и ничего, и на горизонте пусто. Сигнала не подашь, да ничего не подашь, в сущности.

— Мы пойдем, — сказала Нидейса, тяжело поднимаясь.

— Куда? — тупо спросил Тимур.

— Помоемся, раз уж мясо готово и проверять его больше не надо. Варлея?

Целительница кивнула, тоже поднялась с трудом. Словно бы постарела на десяток лет, выглядела сейчас не магичкой, а какой-то крепко сбитой крестьянкой, измученной тяжелым трудом в поле.

— Вам не помешало бы поесть, — заметил Алтай.

— Сил нет.

— А вы через силу, — без всяких церемоний предложил Алтай. — Или можно вскипятить воды с травами, похлебать, аппетит и проснется.

— Все равно же сейчас этого нет? Вот и вскипятите, — бросила Нидейса, — а мы пока освежимся.

Тимур хотел спросить, неужели они планируют освежаться прямо в колодце, но тут же передумал. И без того девушкам нелегко, это раз, и поговорить с Алтаем без свидетелей следовало, это два. Нидейса и Варлея удалились, а Алтай, сев напротив Тимура, начал помогать жарить мясо. Выпотрошенный корпус черепахи валялся неподалеку на берегу, и Тимур подумал, что из него выйдет неплохой плот, прочный уж точно.

— Ну что? — спросил он Алтая, после длительного молчания.

Издалека донесся смех Нидейсы.

— Ожили, значит, — чуть дернул уголком рта Алтай.

Он посмотрел на Тимура, словно никогда того не видел, и Тимур посмотрел в ответ. Алтай оставался Алтаем, высокий, подтянутый, крепкий, с насмешливым выражением лица, словно ничего вокруг и не происходило. Одежда в порядке, ран не видать, в черных глазах готовность действовать и выполнять задачи Шефа.

— Это хорошо, — вынес вердикт Алтай.

— Чем хорошо?

— Тем, что мы в полной жопе, — спокойно ответил тот. — И сейчас любой плюс к морали поможет нам продержаться дольше.

— Погоди, — нахмурился Тимур. — Мы, три мага, и ты — непревзойденный боец и мастер выживания — в жопе?

— Ага, — согласился Алтай, подтягивая к себе еще один импровизированный каменный шампур с мясом. — В полнейшей и беспросветной жопе, и заметь, мы говорим о разных вещах. Ты о возможности выживания на необитаемом острове, я об обстановке в целом.

— Поясни, — дернул головой Тимур.

В этой самой голове плавал туман, звенели обрывки мыслей. Хотелось кофе и уснуть.

— Все острова — зона войны, на земле, в небесах и на море, так что необитаемым остров может быть лишь в одном случае, он далеко от основных архипелагов, но в нашем случае это не так.

— Допустим, — отозвался Тимур, пытаясь прикинуть, насколько далеко они могли уплыть на кораблике, а потом на черепахе, и сколько еще могли нагрести за ночь.

Выходило не слишком много, но с другой стороны «линия фронта» в этой бесконечной войне была относительным понятием. Здесь невозможно было выстроить линии Мажино или перерыть окопами тысячи километров, и всегда существовала возможность обхода сверху, снизу или сбоку. Это было одной из причин начального шока там, на Тихом — наблюдение за врагом, дабы тот не подобрался коварно, являлось очень важным и было отточено за столетия войны до совершенства.

Империя использовала тактику опорных островов — баз и стационарных порталов, Альянс упирал на мобильность и свои нуль-переходы, биоты на работу из-под воды и перемещения в ней же, аналогично порталам. Захваченную «территорию» пытались поддерживать цельной, единой, без особых разрывов, но по факту, если Тимур и его команда поплыли не туда, то вполне могли и оказаться за условной линией фронта. Острова вокруг он примерно помнил, но основные острова, с базами, магами, фортами Альянса и прочими делами. Каждый клочок суши Тимур, разумеется, не запоминал, ибо в этом не было никакого смысла.

— То, что здесь нет следов магии и техники, разумеется, еще ничего не доказывает, — задумчиво изрек Алтай, смакуя очередной кусок.

Как у него это получалось, Тимур слабо представлял. Даже в обжаренном виде, мясо черепахера выглядело тошнотворно, пахло какой-то тиной, и на вкус было не лучше. Но зато Тимур представлял, о чем говорит Алтай. На маленькие отдаленные острова обычно старались ставить наблюдательные посты, какую-то технику или сканирующие заклинания, в общем, что-то такое автономное, засекающее все вокруг и подающее сигналы в центр.

Так оно было на заре войны.

Затем биотики, наконец, раскусили уловку и начали бороться. Из моря выползали амфибии и сжирали пост, портили технику, шаманы ломали заклинания. Первое время Альянс и Империя высылали патрули, присылали замену, пытались как-то бороться и отстаивать клочки суши. Биотики, потерев ласты, начали заманивать патрули в ловушки, нарочно портить технику и заклинания сразу же после отбытия группы или даже не давая таковой доплыть, но дав время послать сигнал бедствия. Тот момент, припомнил Тимур книги по истории, считался поворотным моментом, приведшим к первому равновесию.

Так что встречались целые группы островов без следов жизни, а установка чего-то на таких мелких островах обычно проходила по разряду «затраты отбились раньше установки». То есть пролетала или проплывала мимо эскадрилья Альянса, взяли да сбросили мимоходом. Сколько бы ни проработал модуль — иногда время исчислялось месяцами, особенно после разработки самозакапывающейся модели с адаптивным камуфляжем — все в плюс. Пролетал или проплывал мимо кто-то из магов Империи, швырнул следящий конструкт мимоходом, да и все.

— И в любой момент могут выползти биотики, — согласился Тимур.

Поднабрать биомассы, проверить сушу, испортить, если что найдут, да мало ли. Ответ биотиков на установку техники и заклинаний — свои наблюдатели да периодические зачистки. В результате Альянс и Империя вынуждены были тратить много сил на оборону всех поселений, потому что непонятно было где, когда и в каких количествах вылезут биоты, будет ли это рядовая разведка или набег всепожирающей орды.

Даже на такой безлюдный клочок, на котором находились Тимур и Алтай.

— Именно, так что надо строить плот, определяться со сторонами света и попытаться понять, куда же именно мы угодили. А то поплывем на север и прямо в минные поля Альянса влетим.

— Можно попробовать навестись на один из маяков Империи.

— Можно, — не стал спорить Алтай. — Осилишь?

— Нужен полный резерв, — помрачнел Тимур. — У всех троих, и то не уверен.

Магические маяки выступали в роли всеобщих ориентиров, видимых на всех островах, и по ним действительно можно было сориентироваться, хотя бы в общих чертах. Звезды над головой — тут требовались инструменты и хорошее знание астрологии с астрономией, чем никто из команды похвастать не мог.

— И потом, скорее всего придется быстро уносить ноги, — продолжил Тимур, осознавая перспективы, — мало ли кто такую энерговспышку засечет?

— Лотерея, — согласился Алтай, смачно и без всяких манер облизывая пальцы. — Тем более в свете вчерашней драки.

— Да уж, — поджал губы Тимур, — нас четверых тут точно никто искать не станет.

В это же время, где-то далеко
— Ее нет, — вздохнул Улейн.

— Как нет? Да ты понимаешь…, - вскинулся Памирос.

— Понимаю. Никого не взволнует проебанный остров, мы же отвечали за внучку архимага.

— Блядь, да лучше бы мы на том острове и остались! Блядь! Что теперь говорить?

— Правду. И чем раньше, тем лучше, — еще раз вздохнул Улейн.

— Правду.

— Правду.

— Да ты понимаешь…, - Памирос нервно зашагал туда и сюда.

— Понимаю. Но что ты предлагаешь? Заклинанием в голову? — Улейн изобразил жестом совершение самоубийства.

— Нет! Ладно, у нас еще есть два зыбких шанса.

— Телохранители? Это да, их тоже нигде нет. Остальная команда есть, раненые и покалеченные, все, кроме одного, а их нет.

— Ты же снял с них показания?

— Все снял, — отмахнулся Улейн, — а толку-то? Добрый вышел, Нидейса за ним, бабах! Темнота и завалы. Потом их вытащили и они в числе последних успели эвакуироваться в храмы, а оттуда уже сюда, опять же в числе последних.

— Везунчики, — вздохнул Памирос. — А может и остальным повезло? Да, ты прав, на это рассчитывать нельзя.

— И тянуть нельзя, — кивнул Улейн. — Чем раньше начнется спасательная операция…

— В условиях общего наступления Альянса?!

— В них самых. Может, пришлют больше магов?

— Ты еще скажи, Верховный сам сюда явится. — Памирос нервно дернул шеей. — Яд у тебя есть под рукой?

— Ты же хотел прыгнуть выше? Крупные ставки — крупные риски. Давай уже, садись, писать будем.

— Сажусь.

Безымянный остров непонятно где
— Так что сам понимаешь риски, — кивнул Алтай. — Свои искать не будут, зато чужие точно наткнутся. Надо валить, но нужно и время, чтобы восстановиться, да плот подготовить. Или еще лучше нормальную лодку. Хотя в хороший шторм разницы не будет, пожалуй.

— Будет, и я, и Нидейса слегка владеем магией воды, — отозвался Тимур, машинально кусая мясо.

Сморщился, сплюнул, отложил в сторону.

— Здесь есть птицы, какие-то мелкие зверьки, на деревьях что-то растет, — пожал плечами Алтай, — не пропадем, хотя нашим барышням нелегко придется. Это мы привычные…

— Я — нет, — тут же сказал Тимур.

— Ладно, я привычный, а вы — нет, но это не отменяет того факта, ты способен вообразить себе этакую робинзонаду без магии, а они нет.

— Почему без магии? — удивился Тимур. — Пускай мы не сильны в бытовых чарах, но и с боевыми много чего можно сделать, а Варлея вообще целительница, так что отравление нам не грозит.

— Да, как-то упустил из виду, — хохотнул Алтай, — но все равно, по факту — им сейчас тяжело.

Донесся взвизг Варлеи, но тут же стало ясно, что на нее всего лишь плеснули холодной водой.

— Им тяжело, — повторил Алтай, садясь и пряча пистолет, — поэтому любые плюсы к морали в плюс, если ты понимаешь, о чем я хочу сказать.

— Не совсем, — преувеличенно ровно ответил Тимур.

— А по голосу слышно, что понимаешь, — надавил Алтай.

И это было правдой, Тимур понимал. «Правильно оттраханная баба горы способна свернуть», некстати всплыла в памяти фраза из какой-то книжки. Но также он понимал, что только начни и всё, придется жить с Нидейсой Алол.

— Еще я понял, что Нидейса не та, за кого себя выдает.

— Молодец, — похвалил его Алтай.

Ни тени насмешки или иронии, желания добавить фразу «наконец-то понял», просто похвала.

— Интересно, что по этому поводу думает сама Нидейса? — Алтай чуть повернул голову.

Иллюзия смеха и женских разговоров продолжала звучать в отдалении, а из кустов вышли Нидейса и Варлея, в полной боевой готовности. «Игла паралича» и «сфера камня», присмотревшись, понял Тимур и чуть качнул головой, подобрал слегка ноги.

— Не стоит, — бросила Нидейса. Помолчала и повторила. — Не стоит.

— Так что там с моим вопросом? — беззаботно спросил Алтай.

Несмотря на усталость и туман в голове, Тимур залюбовался Нидейсой, так прекрасна она была в гневе, со сверкающими глазами, выставленной вперед грудью, едва скрытой лентой ткани, длинными прямыми ногами.

— Вы раскусили меня, — сообщила Нидейса, — но и я раскусила вас, шпионы Альянса!

Глава 7

У Тимура чуть не отвалилась челюсть. Он ожидал чего угодно, но только не такого обвинения, отчасти из-за того, что сам собирался обвинить Нидейсу в шпионаже на Альянс. Правда, шпион не стал бы так подставляться со знанием техники, но это только в идеале, а в реальной жизни как раз на подобных мелочах они и сыпались.

— И не думайте дергаться! Варлея, — сделала жест Нидейса.

Алтай в свою очередь тоже сделал жест, сообщение Тимуру, что ситуация под контролем. Тимур чуть расслабился, но только чуть, так как в руках Варлеи подрагивал плазменный пистолет.

— Дорогая, — широко улыбнулся Алтай, — ты же из него не выстрелишь!

— Выстрелю! — выпалила Варлея. — И не думай, что наша любовь меня остановит! Шпионам Альянса не место в моей постели!

— Ты не поняла, — еще шире улыбнулся Алтай, — ты просто физически не сможешь выстрелить, в технику Альянса, если ты не знала, встраиваются специальные датчики и маячки, опознающие своих.

И это было еще одной причиной, почему каждый пользовался своим. Несовместимость энергий, опознавательные метки и датчики, или заклинания, или биоштучки у биотов, все это приводило к тому, что на поле боя солдаты не спешили хватать чужое оружие. Особенно зная, что то легко может оторвать им руки-ноги, если не пройдет процедура опознания. Поэтому использование Алтаем оружия Альянса вначале привлекало внимание и настораживало всех, но как он сам сказал Тимуру — проще сразу все показать, чем потом оправдываться. Со временем все привыкли, особенно видя, что СБ-шники ничего не предпринимают, и относились спокойно.

— И ты пользовался техникой Альянса! — вспыхнула Нидейса. — Значит, для них ты свой!

— Я и раньше использовал оружие Альянса, на глазах у всех, — пожал широкими плечами Алтай. — СБ меня проверяла, ничего не нашла.

— В оружии эти датчики могли выйти из строя, а вот техника… эй, а чего это я оправдываюсь?

— Не знаю, — чуть развел руками Алтай. — Может, потому что мы не шпионы?

— В любом случае, Варлея сейчас имитирует тебя, а значит, сможет выстрелить!

Алтай от души рассмеялся, правда, Тимур так и не понял почему, а потом спросил:

— Вы хоть пробовали из него стрелять, после того, как вытащили у меня?

Разумеется, они не стреляли, чтобы не насторожить нас, понял Тимур. А все эти плескания в колодце были для отвода глаз, Нидейса обрабатывала Варлею, доказывая, что Тимур и Алтай — шпионы Альянса. Аргумент про оружие и транспорт был так себе… ах да, вот оно что, сообразил Тимур. Алтай стрелял, Алтай управлял платформой, но в этот раз и Тимур отметился. Вел гравицикл, управлял корабликом, положившись на Алтая, что тот знает, что делает.

И мало того, осознал Тимур с холодком, он вел и управлял умело, словно все знал.

— Не пробовали, дабы не насторожить нас, — кивнул Алтай. — Ну, так попробуйте, даю слово, что не буду уклоняться.

— Слово Альянсника? — чуть скривилась Нидейса. — Варлея?

Пистолет в руках той подрагивал и она, несмотря на предыдущие громкие заявления, никак не решалась выстрелить. Алтай сделал приглашающий жест, Нидейса нахмурилась, сверля пылающим взглядом Варлею, а та никак не могла решиться. По лицу текли крупные капли пота, почти неслыханное дело для целительницы, но Варлея сейчас, похоже, не следила за своим организмом.

— Как ты мог?! — заорала она неожиданно.

— Этот вопрос следовало бы задать мне, — Алтай чуть поскреб подбородок. — Столько времени вместе и ты поверила первому же навету на меня?

— Но ты управлял техникой!

— А, вот оно в чем дело, — понимающе кивнул Алтай.

— Да-да, — вмешался Тимур, — и я тоже.

Алтай чуть повернул к нему голову, в глазах его мелькнуло понимание. Как понимал Тимур, он в любую секунду мог вскочить, нейтрализовать магичек, но Алтай этого не делал, не желая снижать мораль в команде. Да, потом они может, и объяснятся, смогут понять друг друга, но командный дух будет непоправимо подорван.

— Да, не очень хорошо вышло, — признал он, — как-то не подумал в пылу бегства.

— Не подумал?! — воскликнула Варлея.

Алтай еще раз поскреб подбородок, опять посмотрел на Тимура. Тот хотел пожать плечами, мол, делай, как знаешь, но потом вспомнил о своих подозрениях. А что, вполне такой возможный ход для шпиона Альянса — первому обвинить других, что они шпионы. Взять в плен, сдать начальству, продвинуться в своем задании, пожертвовав товарищами. Наверное.

— Торопился спасти вас, — просто ответил Алтай. — Доброго мне и так надо было спасать, я его телохранитель. За Нидейсой просило присматривать СБ, а ты — моя женщина, так что нужно было спасать всех вас.

— Просило присматривать? — крикнула Нидейса.

— Почему это ты меня упомянул последней? — возмутилась Варлея.

Тимуру хотелось побиться головой о камень — может, Алтай и был мега-специалистом в военном деле и в выживании, но с девушками его навыки явно хромали. Вот к чему было их злить? Сейчас как начнут нервно стрелять и кидаться заклинаниями, и все, придется драться.

— А еще Нидейса распознала ракетный обстрел, до того, как включилась тревога, — быстро сказал Тимур.

— Что? — растерянно переспросила Варлея.

Пистолет в ее руках теперь был направлен в спину Нидейсе. На секунду всего, потом она тут же снова наставила его на Алтая, но все же было.

— Редкий навык в наши дни, — согласился Алтай, — но надо полагать, Нидейса просто тренировалась, прежде чем отправиться на фронт?

Он сидел все такой же спокойный, улыбающийся, словно ему угрожали не заклинаниями и пистолетом, а тыкали леденцом. Это отчасти способствовало снижению напряжения, но лишь отчасти.

— Разумеется, — спокойно согласилась Нидейса. — А теперь про СБ!

— Вообще, парадоксально, да? — спросил Алтай, с улыбкой. — СБ просит шпиона Альянса присматривать за высокопоставленной магичкой.

— Замаскированный шпион Альянса выглядит своим, — ровным голосом ответила Нидейса, — или внедряется, используя ложную легенду, а потом тихо сливает информацию, выводя своих на высокопоставленную магичку.

Тимур, забыв об осторожности, вскинул руку, дабы озадаченно поскрести в затылке. Варлея нервно дернулась, потом озадаченно посмотрела на пистолет.

— Я же говорил, что не выстрелит, — заметил Алтай. — Можете даже Тимуру дать, все равно не выстрелит.

— То есть дело в тебе, — прищурилась Нидейса. — Телохранитель, говоришь?

— Стопроцентный, — улыбнулся в ответ Алтай искренне и честно. — Так что там с ракетным обстрелом? И не забывай, чтобы выйти на высокопоставленную магичку, надо знать, что она таковой является.

Варлея отбросила пистолет, встала в стойку для исполнения заклинания. Тимур, честно говоря, сомневался, что Алтая взяли бы, как «иглы паралича», так и выстрел из этого пистолетика. Он только в руках Алтая становился смертоносной неодолимой силой, какая и не снилась бойцам Альянса.

— И биодетекторами, — добавил Тимур, — их она тоже опознала.

— Знание техники Альянса — это знание, а вот использование и управление…

Нидейса многозначительно замолчала.

— То есть теперь мы пытаемся решить, кто больший шпион Альянса, хотя и провели вместе полгода, гм, — в голосе Алтая слышалась искренняя задумчивость.

— Погоди-ка, — нахмурился Тимур, — так если СБ нас просило присматривать именно за ней — кстати, а как ты узнал?

Алтай посмотрел в ответ насмешливо, и Тимур озадаченно моргнул. Проник в помещение СБ? Нет, конечно, Алтай был устойчив к чарам, но всему же есть предел? Проник, прочитал и не сказал? Или нет?

— Погоди-ка, — повторила вслед за Тимуром Нидейса и кровь отхлынула с ее лица. — Так вас прислал дед?

— Какой еще дед? — потряс головой Тимур, ощущая, что сходит с ума.

— СБ?! Он не только поставил в известность СБ, но еще и подослал людей?! — крикнула Нидейса.

Она перестала делать вид, что собирается нападать, сбросила заклинание, заходила туда-сюда по берегу, ломая пальцы и нервно кусая губы. Варлея тоже опустила руки, посмотрела хмуро на Алтая, словно говоря «что за тайны от своих?»

— В каком ты ранге на самом деле? — крикнула Нидейса, подскакивая к Тимуру.

Она ухватила его за грудки, потрясла. Лицо ее было искажено гневом, стало некрасивым, сморщенным. Не то, чтобы Тимур испугался до усрачки — после той рукопашной на местных Кайманах, когда они неожиданно столкнулись нос к носу с батальоном пехоты Альянса, его мало что могло испугать — нет, он уловил своими «магическими органами» сильнейший выплеск. Из Нидейсы бил столб лимонно-желтой энергии, с багровыми переливами, во все стороны шибало яростью, подавляющим гневом.

Тот самый стихийный выброс, неоднократно воспетый в книгах.

— Вчера я сдал экзамен на мастера, — ответил Тимур, оставив попытки оторвать руки Нидейсы от себя.

— Лжец!!

Тимура прокатило по мусору, швырнуло в кусты, и инстинктивно выставленный щит ничуть не помог. Может, Нидейса и была универсалом, а не боевиком, но эта мощь… Тимура просто смело. Нидейса, яростная, с расширенными зрачками, пылающей аурой, развернулась к Алтаю, ударила чем-то, чего Тимур не понял.

Алтай уже смещался, ушел от атаки, стелясь вдоль песка, подбил Нидейсу под ногу, взял шею в захват.

— Не самый разумный выбор, — сообщил он, и Тимур так и не понял, к чему это относилось — к выбору заклинания или самой атаке. — Тем более, что мой щит это не пробило бы.

— От этого нет щитов! — прошипела Нидейса, пытаясь вырваться.

Варлея стояла, чуть пригнувшись, руки ее светились, Тимур не знал, что и делать. Алтай уже приставил к голове Нидейсы плазменный пистолет и произнес грозно.

— Видит Создатель, я хотел обойтись без этого!

— Убей меня, ты — подлый гад, все равно ничего от меня не получишь! — Нидейса впилась зубами в руку Алтая, словно намеревалась сожрать.

— Алтай! — воскликнула Варлея.

— А ну тихо, две истерички! — рыкнул низким голосом Алтай, да так, что Тимур все же ощутил страх. — На ровном месте чуть не поубивали друг друга!

— Мой дед никогда не отправил бы за мной подмастерье! — прорычала Нидейса. — Минимум магистра! Теперь понятно, как этот гад (в этот раз гад относился к Тимуру) так быстро все учил! Отличная игра, но вы прокололись, и теперь валите нахрен!

— Я не вру, могу поклясться, — сказал Тимур.

— А то я не знаю, какие мастера служат деду! Обойти клятву как высморкаться!

— Такое ощущение, что ее дед — Император, — улыбнулся Тимур, обращаясь к Алтаю.

Осекся при виде лица Алтая. Помолчал секунду.

— Что, правда??!

— Нет, но близко, — спокойно ответил Алтай, продолжая удерживать Нидейсу в захвате.

Ее стихийной магии он словно не замечал.

— Нидейса Алол — внучка нынешнего Верховного Архимагистра, любимая внучка, — пояснил Алтай. — Совет магов создавался для того, чтобы никто не узурпировал власть в одних руках, но нынешний Верховный близок к этому, у него масса сторонников и ему благоволит Император. Не говоря уже о том, что он наставник Императора.

— Потому что дед служит на благо Империи! Да пусти же меня! — Нидейса отскочила, гневная и красная.

— У тебя одежда сбилась, — заметил Алтай спокойно.

Пока Нидейса торопливо опускала полоску топа, Алтай продолжил, обращаясь к Тимуру.

— Так что ты близок, власть Верховного сейчас немногим уступает Императору, не в последнюю очередь потому, что он действительно верен Империи.

— И я ему не уступлю в этом! — крикнула Нидейса. — Мерзкие шпионы! Подумать только!

Взгляд ее, брошенный на Тимура, был более чем красноречив, и Тимура бросило в холодный пот от прошлых и будущих перспектив.

— Мы же вроде теперь люди вашего дедушки, а не шпионы Альянса, — напомнил Алтай.

— И дед обещал, что никого за мной не пошлет, он обещал! — Нидейса топнула ногой, которая увязла в песке.

И сдержал обещание, подумал Тимур, которому теперь окончательно стало ясно, за кого же их принимали в СБ. Пусть безопасников и не посвятили во все детали, но все же. Ведь операция прикрытия от СБ это не то же самое, что прямая посылка людей, ах да, Нидейса говорила про мастеров обходить клятвы.

И она, получается, приехала на передовую, в «инвалидную команду»… Тимур мысленно покачал головой. Да точно ли Нидейса была любимой внучкой? За эти полгода они кучу раз стояли на краю гибели, и опасности уж точно были не мнимыми. Тут до Тимура дошло и он застонал, зажмурился. Ну да, СБ их принимало за мастеров, его за скрытого магистра, Алтая за кого-то уровнем повыше храмовников, в общем, считали, что они вдвоем способны целый флот Альянса утопить.

От мыслей о том, что с ними сделали бы потом, потеряй они Нидейсу, внутри захолодело.

— Не волнуйся, — донесся спокойный голос Алтая, — я и правда присматривал, в конце концов, договоренность наша с безопасниками была настоящей, пускай мы и не люди дедушки Нидейсы.

— Внучка Верховного?! — отмерла Варлея.

Она сделала движение, словно собиралась упасть на песок и начать отбивать поклоны, Нидейса поморщилась в ответ, удержала подругу.

— После того, как мы делили последнюю тухлую котлету на двоих, ты собираешься кланяться мне? — прошипела она.

Варлея выпрямилась, растерянно развела руками, а Тимур неожиданно понял, почему Алтай никому не рассказал. Ядовитый вышел секретик, непонятно, как Алтай его узнал, но то, что промолчал — правильно сделал. Жаль только, что для осознания этого вначале потребовалось оный секрет разгласить.

— И если вы не люди деда…

— И не шпионы Альянса, — добавил Алтай.

— То кто же вы тогда? — спросила Нидейса угрюмо.

Алтай встал, подошел к Варлее и сказал ей негромко.

— Идем, думаю, следует оставить их наедине, чтобы они смогли объясниться. И мы тоже.

Подмигнув Тимуру, он подхватил Варлею и удалился, только кусты качнулись.

Глава 8

— Глупо как-то вышло, да? — безучастно спросила Нидейса, помешивая прутиком остатки углей. — Эмоционально. По… по-женски.

Она смотрела вниз, не поднимая головы, Тимур, вздохнув, сел напротив. Хотели как лучше, а получилась ерунда, всплыла непрошенная мысль. Не зная, что сказать, он промычал нечто одобрительное.

— Мне так хотелось верить, что вы… что ты не шпион, что будь вы настоящими шпионами, сейчас уже скрутили бы нас и слали сигнал своим, — словно размышляя, изрекла Нидейса.

Тут ей в голову пришла новая мысль, и она вскинула голову.

— Ну конечно! Дед обещал — дед никого не посылал, а вот Император… или кто-то из Совета, как же я не подумала об этом?!

Тимур мысленно вздохнул и пожал плечами. Какая теперь уже разница? Шеф, конечно, не одобрит, но что делать? Базу навыков он получил, можно будет развивать ее на Земле или отправиться еще раз в другой мир, семью повидать, опять же. Последняя мысль придала ему решимости, и Тимур сказал:

— Нидейса, ты зря винишь своего дедушку.

Ему тут же пришла в голову мысль, что может и не зря, может дед Нидейсы и правда отправил кого-то, только отправленные, будучи истинными специалистами себя ничем не выдали, в отличие от Тимура и Алтая. Кто-то из команды? Варлея? Мастер Пит? Тимур немалым усилием воли отбросил эти мысли, потому что они ничего не давали, кроме лишних подозрений и говорильни.

— Мы, я и Алтай, из другого мира.

Нидейса, уже открывшая рот, чтобы что-то сказать, остановилась. Закрыла рот, чуть нахмурилась, наклонила голову к правому плечу, рассматривая Тимура. Тот смотрел в ответ, стараясь смотреть словно бы мимо Нидейсы, не сосредотачиваться на этих алых губах, носике, глазах, так как Нидейса сейчас выглядела беспредельно мило. Возможно, это был какой-то побочный эффект ее магии, потому что раньше за ней подобного Тимур не замечал.

— Мы не можем быть людьми твоего дедушки, потому что ни разу с ним не встречались. В СБ нас приняли за его людей, если я правильно понял намеки Алтая, потому что мне никто ничего такого не говорил. Я даже не знал, что ты внучка Верховного, клянусь! — стоило только признаться, и Тимура словно прорвало, слова полились потоком.

— Разумеется! — Нидейса вскочила, топнула. — Никто не должен был знать! О!!

Она вскинула руки к небесам, потрясла ими, и в небесах раскатился гром.

— Как я хотела доказать деду… и теперь все насмарку, потому что я не подумала! Потому что поступила так… так… так по-женски!

Нидейса уже второй раз говорила об этом, но Тимур придушил внутреннего доморощенного психотерапевта, вылезшего с идеями.

— Так ты веришь мне? — осторожно спросил он.

— Не знаю, — Нидейса села, привычным жестом поправила подол несуществующего платья.

То, что платье отсутствовало, сменившись двумя полосками ткани, ее ничуть не смутило.

— Специалисты деда или Императора определенно придумали бы что-нибудь более достоверное, если не считать случая, когда они специально придумали нелепицу, дабы тем самым отвести от себя подозрения. Трудно тягаться с теми, кто способен работать на нескольких слоях логики, а также теми, кого можно заранее обработать магией, чтобы он сам верил в такое, так что не надо предлагать клятвы.

Тимур, как раз ее и собиравшийся предложить, почесал в затылке, развел руками. Здесь больше подошел бы Алтай, с его спокойствием и знанием всего. Тимур пробормотал мысленно заклинание, собираясь позвать незаметно Алтая, но магия донесла до него характерные звуки. Судя по всему, Алтай уже успешно объяснился с Варлеей и они теперь скрепляли союза сеансом примирительного секса.

— А зачем вы прибыли из другого мира? — спросила Нидейса.

— Я прибыл учиться боевой магии, — честно ответил Тимур, — а Алтай со мной, телохранителем, Шеф приставил, и правильно сделал, без него меня бы уже сотню раз убили. Вывалились посреди какой-то битвы, бежали с остальными, я прикинулся учеником, умел пару дохлых заклинаний. В горячке отступления никто не спрашивал, и там же столкнулись с Варлеей, а она положила глаз на Алтая.

— Ммм, — промычала Нидейса.

Пауза, и она чуть покраснела, судя по всему, попыталась обратиться к Варлее и услышала то же, что Тимур. Смутилась, покраснела, стрельнула глазами в Тимура, явно размышляя, слышал ли тот. Все это было настолько «по-женски», что Тимуру опять пришлось душить в себе непрошенного советчика. Никому не нравится, когда его тычут носом в его же недостатки, причем обоснованно.

— Затем СБшники приняли нас за других, мы не стали отрицать, ну и одно за другое, завертелось, указ этот о командах учеников, а дальше ты и сама знаешь.

— Знаю, — кивнула Нидейса, — и кое-что слышала от самой Варлеи. То есть ты сражаешься просто так, лишь бы научиться?

— Как говорит Шеф, бой — лучшая практика, — уклончиво ответил Тимур, — ну а если ты имеешь виду, битву за Империю… да, это не моя страна и не моя война.

Нидейса помолчала, что-то прокручивая в голове, видимо вспоминая прошлые полгода и то, как бился Тимур.

— И обучившись, ты вернешься в свой мир?

— Таков план, — насторожился Тимур.

Кто спорит, Нидейса бы очень пригодилась Шефу, но этот вот компонент односторонних личностных отношений, а попросту говоря, ее стремление добиться самого Тимура. Привезти ее домой, сказать «дорогая, я тут в другом мире подобрал магичку, она будет жить с нами в роли токалки»? Вот уж нахрен такое.

— И ты можешь переместиться в свой мир в любой момент? — продолжала расспросы Нидейса.

Растерянность ее и шок, кажется, прошли, тело сдвинулось, принимая более соблазнительную позу.

— Если не вдаваться в подробности, то да.

— А если вдаваться?

— Устройство у Алтая.

— Устройство?

— Я сам не знаю деталей, — устало вздохнул Тимур. — Какой-то хемуль из нашего мира пролежал полгода в коме, научился колдовать, так как его душа побывала в это время в других мирах…

— Душевный Поиск, метод старый и рискованный, но рабочий, — неожиданно кивнула Нидейса.

— … и он научился впечатывать заклинания в предметы, простые деревянные амулеты, и Шеф выдал нам один такой, с заклинанием прыжка между мирами. Мы переместились несколько раз, оказались здесь и решили остаться.

— Так, погоди, Алтай же не маг?

— Не маг, но для возвращения Шеф соорудил какое-то устройство, маячок или, скорее, маяк, ну как у Альянса, на которое мы и наведемся, и окажемся дома.

— Устройство? — голос Нидейсы становился все задумчивее от вопроса к вопросу.

— Ну да, Шеф же техномаг, это как раз по его специальности, соединять технику и магию.

— Что? — спросила Нидейса.

Голос ее стал холодным, Тимура пробрал озноб, вокруг все словно потемнело.

— Техномаг, — повторил он. — Тебя же интересовало, как Алтай управлял техникой Альянса, откуда у него такие щиты? Это все работа Шефа.

— Техномаг, — повторила Нидейса, словно в трансе. — Путешествия в другие миры. И ТЫ МОЛЧАЛ?!!

Тимура чуть не смело волной воздуха, выкриком — заклинанием, но он вовремя выкрикнул формулу рассеивания. Заклинание сбило несколько кустов, вспороло воду и песок, и вспугнуло местную живность.

— А что я должен был сказать? Мы из другого мира, затесались к вам обманом, и вообще это не наша война?

— Да, ты прав, за такое я бы тебя сама пырнула в спину ножом, — зловеще и деловито отозвалась Нидейса.

Она вскочила и начала ходить по берегу туда-сюда, погрузившись в свои мысли, видимо даже не сильно осознавая, что отвечает.

— И что за проблема с путешествиями в другие миры? — недоуменно спросил Тимур. — Вы же и сами сюда пришли, не так ли?

Нидейса посмотрела на него, сверкая глазами, почти буквально мечущими молнии. Затем она неожиданно успокоилась, и все вокруг стихло.

— Нам надо к дедушке, — заявила она деловито, садясь напротив Тимура.

Длинная нога ее вытянулась, коснулась ноги Тимура, тот чуть отодвинулся.

— И как можно быстрее, — продолжала Нидейса, словно не замечая реакции. — Ты же прибыл учиться боевой магии?

— Ну…да, — растерялся Тимур.

— У тебя будут лучшие учителя в Империи! Зелья, расходники, камни, что угодно — все будет твоим!

Только трахни меня, цинично закончил ее мысль Тимур, и ошибся.

— Ты читал официальные учебники истории — это похвально, — сказала Нидейса, — но правда такова, что мы бежали и что открытие порталов было огромнейшим риском. Но враги, надвигавшиеся на нас, были еще страшнее, и наши предки рискнули. Чего ты думаешь, мы бьемся столько столетий за этот мир? Потому что не можем бежать в другой! Как видишь, я с тобой откровенна.

Да уж более чем, подумал Тимур, за такую тайну и убить могут.

— И техномаг, невероятно! — всплеснула руками Нидейса.

Нога ее при этом сдвинулась, прошлась по ноге Тимура. Тимур взглянул в глаза Нидейсы и содрогнулся, она было словно пьяная, возбуждение мешалось там с предвкушением, надежды переплетались с возможностями. Так мог смотреть бы кто-то, нашедший лампу с джинном, полностью уверенный, что тот выполнит три желания, ничего не исказив, не перепутав и не подставив открывшего лампу.

— Пускай твоего Шефа сюда и не позовешь, — продолжала Нидейса, придвигаясь ближе, — но и то, что есть у Алтая — это невероятно! Наша магия конфликтует с техникой Альянса, но если мы изучим творения твоего Шефа, то Альянс падет за неделю. Подчинение техники магией, это невероятно! Задавив Альянс, мы потом легко расправимся или договоримся с биотами, отдадим им глубины океана, такой проект неоднократно обсуждался.

Она уже была вплотную к Тимуру, дышала горячо, грудь вздымалась, а глаза обшаривали его самого, словно сочный кусок мяса. Затем отступила быстро на два шага, словно танцуя. Нидейса чуть шевельнула рукой, обе полоски ткани спали с нее, являя Тимуру ее тело во всем обнаженном великолепии. Белоснежная кожа, успевшая чуть загореть на этом острове, и черный треугольник волос в паху, идеально круглая грудь третьего размера, со слегка покрасневшими, набухшими сосками, чуть округлый живот и ровные плечи, смелый взгляд женщины, знающей, чего она хочет.

И снова стремительное сближение, Тимура обдало волной животного тепла.

Эротизм ситуации, ее магия, были таковы, что Тимур уступил на секунду, сжал Нидейсу в объятиях, рука его скользнула вниз, проводя по упругим ягодицам. Нидейса застонала, впилась в губы Тимура поцелуем, и он опомнился, разорвал контакт.

— Мы… должны скрепить союз…, - сказал Нидейса, тяжело дыша.

Она стояла, чуть пригнувшись, и Тимуру было больно смотреть на это, настолько его разрывал зов плоти. Все доводы были за — другой мир, женщина готовая отдаться ему, даже слова о скреплении союза. После недавних событий, это и правда было наилучшим решением, способом сгладить случившееся, показать, что они доверяют друг другу. Недаром Алтай поторопился прислонить Варлею к пальме.

Но все это были доводы разума, не сердца.

— Если мы скрепим его… так, то союза не будет, — вытолкнул слова из себя Тимур. — Будет секс, не больше.

Нидейса посмотрела на него снизу вверх, чуть качнула бедрами и грудями, потерлась, облизала пересохшие губы. Тимур мысленно застонал, но с места не сдвинулся, выжидая. Выучка внучки Верховного, осознание долга, победили в Нидейсе, она шевельнула рукой, и ленты ткани вернулись на место, даже чуть расширились, перестав быть такими провокационными.

— А если без скрепления? — спросила Нидейса.

Жар тела все еще исходил от нее, но Тимур держался. Он осознавал, что сейчас, едва ситуация разрешится, удалится в кусты и займется самоудовлетворением, представляя именно Нидейсу, но все же между фантазиями и делом была грань. Глупая, мешающая сейчас грань — ведь Нидейса прямым текстом пообещала ему все то, ради чего Тимур отправился в путешествие! — но и переступить ее он не мог. А мог бы, пришла отрезвляющая мысль, давно бы бросил жену, еще после первого полугода инвалидности их дочки.

— У меня есть жена и дочь, — сказал он.

— Когда это мешало…

— Я. Буду. Знать, — отчеканил Тимур.

Глядя на разочарованное, искривленное лицо Нидейсы, он неожиданно понял, что та тоже сейчас удалится в кусты, дабы заняться самоудовлетворением. Сейчас долг и осознание нужд Империи победили в ней, но потом? Тимур попытался отогнать эти мысли, но не смог, слишком… мощная сейчас состоялась сцена, чтобы организм так легко успокоился. Возможно, в будущем стоило приналечь на целительство, регуляцию организма.

— И это никак не относится к спасению Империи.

— Скрепление… ладно, ладно, — оскалилась зло Нидейса. — А если ты не сможешь вернуться?

— У меня там семья, — повторил Тимур просто, — а Алтай верен Шефу. У нас свои дела и свой мир, который нужно спасти, извини.

— Так почему же… ладно, ладно, — выдохнула Нидейса. — Я увлеклась, признаю. Думаю нам обоим надо умыться, привести себя… в порядок, потом еще раз все обсудить.

От Тимура не укрылась легкая пауза, и он понял, что Нидейса знает, как и он знает, и она знает, что он знает, и на секунду снова вернулась нерешительность. Но нет, поцелуи и петтинг — это все равно шаг не туда, напомнил себе Тимур. Даже прошлые попытки подката надо было пресекать жестче, но кто бы знал, что дойдет до подобного?

— Конечно, — сказал он.

Они разошлись, вначале медленно, потом чуть ли не бегом, но Тимур не успел даже принять исходную позицию, как раздался приглушенный вскрик Нидейсы, в котором уже не было ничего эротического.

— Альянс!!

Глава 9

Тимур соединил кончики пальцев, прошептал заклинание, испуская короткий импульс. Одновременно с этим он прильнул к дереву, осторожно выглянул, обшаривая взглядом пространство вокруг. Маскировочное заклинание хорошо действовало в бою, а также там, где были другие источники энергии, среди которых оно не выделялось бы — для энергодетекторов Альянса, по крайней мере.

Здесь же, на острове, маскировочное заклинание все равно фонило бы как источник энергии.

Взгляд Тимура нашарил парящий в небе корабль, и он сердито цокнул. Транспорт, набитый беспилотниками и десантниками, и магия знает, чем еще. Сканирующее заклинание, наверняка, размажется о щиты и только привлечет внимание. По морю тоже двигалось несколько кораблей, и Тимур еще раз сердито цокнул. Тут тебе и крейсера поддержки, и авианосец, и еще летающие устройства в воздухе. Эскадра, целая эскадра.

Рядом возник Алтай, бросил короткий взгляд.

— Не исключено, что это фланговый маневр, — заметил он тихо.

— Может быть, — пробормотал Тимур, думая о другом.

Способен ли Алтай захватить авианосец? Насколько тот автономен в управлении, может ли управляться только механизмами и капитаном — Алтаем? Что именно ему дал Шеф, что оно работает даже в другом мире, не вызывая энергоотторжения? Вот Империя и Альянс, казалось бы, и те, и другие оперируют энергиями, физика там, магия здесь, но все равно — энергии же? Ан нет, энергии по большей части несовместимые, конфликтующие… либо никто не проводил исследований всерьез, так как из-за несовместимости энергий, они потребовали бы массы времени, сил и подопытных.

А ведь казалось бы, совмести энергии, выведи единую теорию маго-физического поля, и примирение тут же состоится. Биотики, правда, пострадают, но кого волнуют эти подводные русалки? Неужели, действительно, Алтай, то есть творения Шефа способны стать ключом к победе Империи? Или, наоборот, ключом к примирению, на почве объединения энергий? А возможно ли это объединение и примирение, если его не нашли за полтысячи лет?

Вопрос о том, как будет действовать магия дома — не будет ли ломать всю технику? — Тимур отбросил.

— Тебя явно волнует что-то другое, — заметил Алтай вполголоса. — Нидейса?

В небе добавилось еще два парящих корабля, а к группировке на воде добавилось три линкора.

— Да уж молчал бы, психолог хренов! — огрызнулся Тимур. — Я ей все рассказал, а она тут же разделась!

— Я так и думал, что ее возбуждает твоя иномирность, — ухмыльнулся Алтай.

Тимур испытал острое желание дать ему по шее, но сдержался, так как знал, что не поможет. Уклонится или блокирует, а лишняя возня может привлечь внимание Альянса. Глупо, конечно, деревья не помеха энергодетекторам, но Тимур все равно продолжал прижиматься к гладкому стволу, словно тот мог его скрыть.

— Думал он.

— Вы, наконец, удовлетворили свою пламенную страсть в объятиях друг друга и помирились?

— Нет.

— Нет?

— Нет.

— Странно.

— Я тебе что, животное, залезать на каждую самку, что раздвинет ноги? — разозлился Тимур. — У меня жена есть и я ее люблю!

— Но внучка Верховного… гм, в интересах дела? Ну, зажмурившись?

— В интересах дела! В интересах дела, — зашипел Тимур злобно.

Шипеть тоже было глупо, аппаратура Альянса вполне способна была уловить его звуки, вычленить речь из общего шума джунглей вокруг. Разумеется, если таковую аппаратуру специально настроить и направить на этот участок острова, так как без нее можно было спокойно говорить во весь голос, на кораблях все равно никто ничего бы не услышал. Сами корабли продолжали смещаться куда-то мимо острова, но так плавно и медленно, словно приплыли сюда отдохнуть и позагорать.

Сзади зашуршало.

— В интересах дела нам предлагают стать спасителями Империи, — прошипел Тимур.

Алтай сделал вид, что удивлен.

— Ну что? — спросила Варлея напряженно, кидая во все стороны взгляды и сверкая глазами.

За ней появилась Нидейса, но Тимур уже отвел взгляд, сделав вид, что разглядывает горизонт. Все эти мелкие подкаты раньше выглядели забавно, даже почти не раздражали, не исключено из-за того, что Нидейса, хоть и касалась его, голову там на плечо клала, как перед атакой на Тихий, но границы не переходила и руками в штаны не лезла. Теперь же все резко обострилось и оголилось, стало напряженным. Ясно было, что скажет Алтай «дай внучке Верховного, обучись и валим», но неясно было, что он скажет в ответ на часть с творениями Шефа и победой Империи.

— Может быть, они плывут мимо, — ответил Алтай.

Словно услышав его слова, корабли начали разворачиваться в направлении острова.

— А может быть и нет, — спокойно продолжил Алтай.

— Сделай что-нибудь! — потребовала Нидейса.

— Я?

— Ты! Мне Тимур все про тебя рассказал!

— Видимо не все, — усмехнулся Алтай, продолжая наблюдать за кораблями на море и в воздухе, — иначе ты бы знала, что нужен тактильный контакт.

— Что нужно? — не поняла Варлея.

— Прикоснуться, — пояснил Алтай.

— И что тогда делать? — прошептала Нидейса сердито.

— А ничего не делать, ждать. Здесь от нас уже ничего не зависит.

— Как это ждать! Как это ждать! — Нидейса сцепила руки до хруста, лицо ее исказилось яростью.

Алтай посмотрел на Тимур укоризненно, мол, ну что же ты, подопечный? Засадил бы по самые гланды, была бы внучка Верховного сейчас спокойная и умиротворенная, готовилась бы биться за свое нехитрое женское счастье. Тимур попытался ответом выразить все то, что уже сотню раз говорил вслух, но не преуспел.

— Судьба Империи на кону, — продолжала Нидейса взволнованно и горячо. — Нужно убираться с этого острова!

— Под носом у эскадры Альянса с прикрытием с воздуха? — искренне удивилась Варлея. — Это же невозможно!

— Но надо что-то делать, что-то делать, в землю зарыться? Спрятаться под водой? Укрыться как-то? — Нидейса заметно нервничала.

Или просто ее нереализованная сексуальная энергия теперь рвалась наружу в другой форме, пришла очередная циничная мысль в голову Тимуру. Защитный механизм, как сказал бы кто-нибудь знающий, попытка отгородиться цинизмом и выискиванием дурных черт от очевидной телесной притягательности и готовности к спариванию. Тимур же просто устало подумал, что нужно отдохнуть, иначе мозг так и продолжит циклиться на сексе.

— Я вчера чуть не получил срыв, — мрачно заметил Тимур.

— Да-да, Доброму сейчас лучше не напрягаться, — закивала Варлея. — Хотя если очень нужно, то можно.

Корабли на море развертывались, перестраивались.

— Боевой ордер, — выдохнул Алтай. — Сейчас будет жарко.

— Мы пропали, — Нидейса села, обхватила голову руками, — мы пропали… ну как же так? В тот момент, когда я получила шанс доказать деду…

Плечи ее затряслись от сдержанных рыданий, Варлея села рядом, охватила подругу руками, что-то зашептала. Алтай еще раз посмотрел укоризненно на Тимура, тот гневно нахмурился в ответ, завращал глазами.

— Ради нас четвертых никто боевой ордер не стал бы разворачивать, — заметил Алтай вслух, — так что дело тут в чем-то ином. Может, они и правда идут мимо?

Всхлипывания стали тише, но не прекратились. Тимур показал глазами, они отошли в сторонку.

— У Нидейсы был стихийный выброс, — заметил он.

— Даже Альянс не смог бы так быстро перебросить такую эскадру, — прошептал в ответ Алтай. — Рядом враги. Их враги.

— Империя?

— Почему?

— Биотики же были в союзе с Альянсом на Тихом?

— И сколько их сгорело в портах?

Тимур вспомнил подсвеченные пожарами воды залива, усеянные трупами, и задумался.

— Не зная, где мы, невозможно сказать, кто тут дерется. Укрыться под землей не настолько хороший вариант, как представляется нашим девушкам, даже без учета твоего истощения.

Тимур поколебался пару секунд, но не стал ставить заклинание, бросил взгляд через плечо. Повел пальцем по земле, «прописывая» в воздухе короткое пояснение насчет Нидейсы и ее планов. Корабли на море выровнялись, потом ускорились, и корабли в воздухе тоже.

— Понятно, — задумчиво изрек Алтай, помял рукой подбородок. — Я учту.

Тимур начертил на земле «Валим?», Алтай покачал головой.

— Обучение.

— Секретничаете? — раздался голос Варлеи за спиной. — В такой момент?

— А что еще можно делать в такой момент? — спросил в ответ Алтай. — Вот превосходящие нас по численности враги, плывут куда-то сражаться с другими, превосходящими нас по численности врагами.

— Нужно плыть туда же, возможно, там маги Империи, — твердым голосом сказала Нидейса.

— А может и не маги, — отозвался Алтай.

— Это ты нас сюда завел!

— Вытащив из плена и окружения, из самой сердцевины войск Альянса, — кивнул Алтай.

— Мы могли остаться в порту!

— И сгорели бы там.

— Могли прорваться к дворцу Наместника! К храмам!

— Не могли и кажется, мы все это уже обсуждали ночью, пока гребли на дохлой черепахе.

— Да ты!

— И заметь, если мы рванем в море и там окажутся биотики или еще одна эскадра Альянса на соединение с которой идут эти корабли, то окажется, что ты нас завела, — оборвал Нидейсу Алтай. — И я там буду уже бессилен, в отличие от Тихого.

— Мы не можем здесь спрятаться!

— Не можем, — не стал спорить Алтай. — Но мы можем просто сидеть и ничего не делать, секретничать и спорить, чем мы, собственно, и занимаемся. Как ни странно, но если просто признать, что мы тут бессильны, то станет легче. Может, они просто пройдут мимо? Или пока будут сражаться, нам представится шанс сбежать? Не на гравициклах, а сможем захватить какой-нибудь экраноплан и сбежать?

Нидейса и Варлея нахмурились, Тимур тоже невольно скривился. Сама концепция — признать себя бессильным — как-то претила, царапала изнутри и зудела.

— Давайте представим, что мы в засаде, — сказал он, — и если там Империя, то мы ударим во фланг эскадре Альянса, прорвемся и спасемся. А если нет — то продолжим сидеть в засаде.

Это подействовало, Нидейса и Варлея слегка успокоились. Возможно, дело было также в том, что стало ясно — эскадра пройдет мимо. Никто не спешил обстреливать островок, высылать к нему транспорты, совершать облет беспилотниками.

По крайней мере пока.

— А если высадятся на остров? — спросила Варлея.

— Тогда у нас будет транспорт, на котором мы и удерем отсюда, — ответил вместо Тимура Алтай. — Право слово, вы как первый раз в бою!

Упрек был несправедлив, Тимур тоже ощущал себя, как в первый раз в бою. Возможно, конечно, что дело было в усталости, бессонной ночи, вчерашнем почти состоявшемся срыве и сегодняшних сценах с Нидейсой. Но и нервная дрожь присутствовала, еще никогда Тимур не стоял так близко к наглядной демонстрации мощи Альянса, не имея поддержки Империи за спиной.

Техника, техника и еще раз техника, корабли проплывали и пролетали мимо, словно сами по себе. Собственно, одним из решающих аргументов Алтая за бегство с Тихого — по крайней мере, насколько его понял Тимур во время ночного спора пополам с греблей — было именно обилие там пехоты. Означавшее, как правило, что остров планируется захватить всерьез, захватить и удержать. Плюс практически гарантированная дестабилизация порталов вовне и скорейшее закрытие, опять же дестабилизацией, односторонне открытых порталов.

Нидейсу с Варлеей это не убедило, и они долго ругались в ночи, пока усталость от гребли не одолела.

— Если мы выберемся отсюда, то сразу все отправимся вглубь Империи! — произнесла Нидейса сурово, решительно, словно давая клятву.

— Зачем? — поинтересовался небрежно Алтай.

— А Добрый тебе не рассказал?

— Да когда бы он успел? — искренне удивился Алтай. — Вы объяснялись, потом корабли, потом опять ругань, что все не так, а едва мы отошли в сторонку, как нас обвинили в секретничании.

Хорошо хоть не в шпионаже, подумал Тимур, и тут же прищурил правый глаз от осознания, подавил желание застонать. Ну да, ну да, кто сказал, что им поверили до конца? По крайней мере, Нидейсе было бы выгодно сделать вид, что не верит и просить доказательств, то есть артефакты Шефа и совместную жизнь с Тимуром, под предлогом «а верен ли ты Империи? Верен? Докажи!» С попутным легким шантажом учебой, в стиле «живи со мной, и будут тебе учителя, дворец, магия, что угодно».

Тимур отогнал очередную волну плохих и дурных мыслей о Нидейсе.

— Я… я подумала, что вы решили уйти, — с трудом произнесла Нидейса. — Вдвоем, в другой мир.

— Вдвоем? — Алтай бросил удивленный взгляд на Тимура, мол, это сколько же ты выболтал?

— Ну да, после всего, что здесь было и прозвучало, — Нидейса дернула головой, — это было самое напрашивающееся решение.

И она права, подумал Тимур, отказать внучке Верховного, подставлять жизнь Алтая, да еще оказаться на острове с эскадрой Альянса рядом. Не их война, он же сам сказал Нидейсе!

— Понятно, — ответил Алтай, — но сбежать мы всегда успеем.

— Сбежать куда? — спросила Варлея.

Тимур сообразил, что надо было подслушать объяснения Алтая с Варлеей и передать их Нидейсе, и в очередной раз ощутил себя болваном. Его от сеанса самобичевания и Алтая от ответа спас громкий всплеск.

— А вот и враги Альянса, — хладнокровно заметил Алтай, скрещивая руки на груди.

Глава 10

Безоблачное небо быстро затягивало свинцово-мрачными тучами, надвигался шторм. Искусственный, вызванный шаманами биотиков, но от этого не становившийся менее мощным. Даже будь Тимур метеомагом, он вряд ли смог бы что-то сделать, но ощущение, что его сейчас попросят об этом — не проходило.

Линкоры и крейсера Альянса резали непроницаемо черные волны и биотов, те расступались, прыгали на борта, вцеплялись и плевались кислотой. Плясали на волнах катера и вспомогательные кораблики, рассыпая во все стороны гроздья гранат и глубинных бомб, пытаясь накрыть как можно большую площадь. Темнеющий воздух чертили шары плазмы, лучи лазеров, радужные вспышки силовых полей и отблески носящихся в воздухе мобильных платформ.

Вся эта мощь обрушивалась словно в никуда, вязла в черных волнах — так как биоты выпустили свой фирменный состав, не дающий разглядеть, что там в воде, к тому же отчасти сбивающий детекторы и заклинания, и обладающий разъедающим металлы и пластики действием. Из глубин вынырнул маг-биот на дельфине, задувая беззвучно в огромный рог, и тут же его наискось перечеркнул лазерный луч. Взрезал чешую, но не убил, и биотик пригнулся, упал на дельфина.

Мгновение спустя вода словно бы вспучилась, и с усталым вздохом огромная туша левиафана — кашалота ударила в бок линкора. Плазменные шары полетели в соседний линкор, вспарывая ему бок, и оттуда вырвались языки пламени. Защитные силовые поля резали бок кашалота, и вода становилась багрово-черной, но кашалот не уступал, в голове его открылись три дыхальца, и струи воды взрезали линкор, словно продавец арбузов, вырезающий кусок «на пробу».

Сверху уже налетела стайка беспилотников, промчался мини-истребитель, всадив ракету в бок кашалота. С самого линкора стреляли, перегнувшись через борт, несколько самых отважных или глупых морпехов, спрыгнули на тушу, один торопливо рубил и кромсал плазменным резаком, словно топором, остальные просто стреляли или цепляли взрывчатку, пытаясь удержаться на гладкой коже морского исполина.

Море взметнулось сотней фонтанов, какие-то твари вылетели и тут же скорректировали курс, выплевывая воду, используя принцип реактивной струи. Самые удачливые облепили беспилотники, упали с ними, утаскивая под воду, некоторые попадали на мобильные платформы, и тут же словно взорвались, вихрем зеленой жидкости. Беспилотные платформы даже не обратили внимания, но Тимур видел, как жидкость разъедает их, портит управление, выводит из строя пушки.

А оставшаяся половина упала на палубы крейсеров и линкоров.

Силовые поля, огнеметы, выбегающие морпехи, на палубах закипела нешуточная схватка, а воздушные корабли чуть снизились. Днища их ощетинились стволами, и водопад лучей начал терзать и кромсать чернильные воды, взрезать их, нанося удар по площади. Кашалот давил линкор, и тот был близок к тому, чтобы упасть. Несколько платформ подлетели, подперли, из корабля выстрелили сотней ног-опор. Площадки из силовых полей и стальные опоры, линкор скрипел, но перестал заваливаться, а кашалот, наоборот, с каждой секундой все больше превращался в кровавый кусок мяса.

— Смотри! — воскликнула Нидейса, выбрасывая руку.

Но Тимур и сам видел. По ногам-опорам линкора уже карабкались, мчались еще биоты. Твари, вперемешку с разумными, размахивая оружием. Стая беспилотников перестроилась, из авианосца неожиданно выкатилось несколько плоских судов, словно бы паромов, которые быстро-быстро помчались над водой к падающему линкору.

— Мобильный транспорт прикрытия, — пробормотала Нидейса, — два десятка лучеметов, дюжина морпехов, один гравитранспорт.

— Что? — переспросил Тимур. — Гравицикл?

— БТР на том же принципе, — бросил Алтай.

И точно, с ближайшего парома спрыгнул коробок, помчался над водой, и засевшие внутри морпехи стреляли без перерыва вдоль опор, сшибая всех лезущих. Биоты разворачивались, прыгали в БТР, их сбивали с парома, который мчался следом, прикрывал своих.

Дадах! Столб воды ударил снизу, переламывая паром, мелькнуло несколько биотов, донеслись крики, тут же захлебнувшиеся. Несколько морпехов сумели удержаться на обломке, трое стреляли, четвертый метнул трос, зацепившийся за несколько подлетевших беспилотников, и импровизированный корабль помчался к ближайшему целому парому.

Из-под воды снова начали бить фонтаны, только сильнее, яростнее, несколько ударов даже сумели проткнуть борт одного из крейсеров, который как раз лишился части энергозащиты. На палубе шла яростная резня, и биоты одолевали, из помещений рвался дым, беспорядочная стрельба во все стороны на носу крейсера дополняла картину. Тимур завороженно смотрел, краем глаза отмечая, что остальные тоже… внимают. Обычно они находились там, в самой гуще, где некогда было осматриваться, а нужно было рубить, кромсать, швыряться заклинаниями, вцепляться в горло врагу, потому что либо он, либо ты.

Только Алтай, пожалуй, смотрел бесстрастно, словно видел подобное каждый день.

— Сверху, — указала Нидейса.

И точно, десантники с воздушных кораблей уже шлепались на палубу крейсера, тут же врубались в драку, снося всех биотов вокруг. Энергоскафандр — защита, оружие и планер (а добавить мощности, так и система полета), три в одном. Дорого, но эффективно и незаменимо в подобных ситуациях. С любых высот в любое место, буквально.

— И снизу, — добавила Варлея, тоже указывая вперед.

Бой вокруг ног-опор линкора превратился в свалку, паромы с морпехами кружили-стреляли, но уже просто отбиваясь от тех, кто выпрыгивал на них из под воды. Кашалот бился в судорогах, и на его теле бились морпехи с биотами, одни пытались добить, другие оттащить, так как морской исполин похоже застрял в корпусе линкора. Затем опоры неожиданно то ли подломились, то ли ушли под воду, так как опорные квадраты силовых полей исчезли, а линкор с резким визгливым скрипом рухнул на бок.

Поднятая волна смела два ближайших парома, стукнула бортами, лишая подвижности, и секунду спустя туда хлынули еще биоты. Морпехи развернули орудия, начали отстреливаться, прикрывая друг друга, сбиваясь в отряд, с небес упали еще несколько десантников, затем промчалось звено истребителей. Воду вокруг вспороло взрывами, вскидывая куски тел биотов до небес.

Упавший линкор переворачивался вверх дном, то ли под действием своего веса, то ли сам по себе, то ли магией биотиков и мощью их тварей. Продолжавшееся потемнение усилилось резким скачком, и Тимур перестал различать детали, кроме того, что с небес начали бить молнии, а также полил дождь. Вначале теплый и приятный, но тут же ставший холодным, секущим и отвлекающим. Раздражающим и ослепляющим.

— Понять бы еще, за что они тут готовы так биться, что два круга шаманов созвали, — пробормотала Нидейса.

Она и не думала понижать голос, но Тимур ее еле расслышал. Дождь шумел, бил, вымораживал, непрерывно сверкали молнии, выхватывая куски боя, но и ослепляя, и гром гремел непрерывно.

— Самое время замагичить! — крикнула Варлея.

— Думаешь? — машинально крикнул в ответ Тимур, и осекся.

Ну точно! За этими вспышками молний никто их и не заметит, зарыться вглубь, залечь в сухой берлоге и отоспаться, лихорадочно соображал Тимур. Потом выберутся, Альянс с Союзом уже разбегутся и можно будет думать, из чего соорудить корабль. Хотя чего тут думать, вокруг будет столько обломков, что материала хватит и помимо деревьев на островке!

— Она права! — донесся голос Алтая. — Готовьтесь магичить, сейчас тут будет жарко!

Тимур моргнул, перевел взгляд, и во вспышках молний, словно серии моментальных изображений, увидел. Разломанный линкор, уходящий под воду. Сражение на воде. Отступающий экипаж, отбивающийся от толп биотов. Самолеты между молний, пытающиеся прикрыть своих. Мобильный купол силовых полей. Мобильный купол, заполненный зеленым дымом, с мечущимися внутри биотами.

Беглецы на гравитранспорте, мчащиеся прямо к островку.

— Берегись! — крикнула Нидейса.

Она вскинула руки, выкрикнула формулу, что-то из магии природы и земли, и деревья впереди сплелись в щит, земля просела рвом. Волна накатила и ударила, прорвала живую плотину, но уже вяло, почти бессильно. Водой плеснуло по ногам, но и только, на фоне ревущего шквала дождя, это даже не замечалось. Только сейчас Тимур заметил, что Нидейса во все тех же двух полосках ткани… впрочем, с таким же успехом она могла раздеться и скакать голой.

Шторм усиливался, на островок пошла еще волна, в этот раз ударила сильнее, ощутимо пихнула в живот, попробовала сбить с ног, и тут же растеклась. Море ходило ходуном, не давая воде стечь обратно, и новые волны уже катились в атаку на остров. И вместе с этими волнами вперед мчались несколько спасательных судов, с экипажем линкора. Вспышки молний сопровождались вспышками взрывов и выстрелов, дополнительно ослепляя.

— Непонятно, почему Альянс не отступает! — заорал в ухо Тимуру Алтай.

С этим Тимур был согласен, у биотов было преимущество родной стихии, подготовки — чернильное пятно так просто не сделаешь, иначе они применяли бы его всегда — и круга шаманов с водяным штормом и бурей. Альянсу достаточно было бы отступить, отойти в сторону, и если биоты последуют, дать там бой, лишив противника части преимуществ.

Но вместо этого Альянс продолжал сражаться, не думая о потерях.

— Мы что-то можем сделать? — заорал в ответ Тимур.

— Да! К нам плывет транспорт! — крикнул Алтай. — Хватаем и валим из шторма, а там видно будет!

У Тимура мелькнула прежняя мысль про берлогу, но он тут же ее отбросил. Волна за волной накатывали на остров, захлестывали, не давая предыдущей воде стечь. Быстро, резко зарыться под землю, запечатать за собой берлогу можно было, но насколько там хватит воздуха? Пускай Тимур и применял магию воздуха, но вопросы регенерации и обновления пока что давались ему плохо. Надеяться на Нидейсу с Варлеей? Опять риск с неясным исходом.

А если не запечатывать убежище, то его тупо зальет.

— Понял! — крикнул Тимур, поняв, что уже почти не чувствует рук.

Дождь явно был не простым, магическим, вытягивал тепло, сек горизонтально, словно сам лез в глаза. Оставалось только догадываться, что там творится вокруг кораблей Альянса, но Тимуру почему-то представлялась орда, лезущая из океана, пока их не видят. По бортам, наверх или через дно, с пробитием гидроударами, растворением биокислотами.

— Варлея, жахни меня бодростью! — заорал он в ухо целительнице.

Магический аналог стимуляторов и энергетиков, повышение тонуса, ускорение выработки маны, расширение пределов тела. С соответствующей последующей расплатой, но сейчас было не до жира, если не смести спасающихся первым же ударом, они могут и успеть отправить сигнал бедствия.

Варлея что-то пробормотала, совершила круг рукой, ткнув Тимура в переносицу.

— …ица и заступница, да пребудет твой свет со мной, да не оставь меня в трудную минуту, не дай устрашиться и отступить от своего долга, — услышал он бормотание Варлеи, вернувшейся к своей молитве.

Сложив пальцы щепотью, она коснулась ими сердца, затем поднесла к губам и поцеловала. Нидейса стояла, содрогаясь, под дождем, хмуро готовилась к бою, потирая руки друг о друга, словно в предвкушении.

— Рядом! — крикнул Алтай неожиданно.

Волна окатила Тимура, и он пожалел на мгновение о вернувшейся бодрости чувств. Слишком резко, холодно и солено, слишком мощно, и вместе с холодом накатил страх. Сколько раз он стоял вот так, ожидая врагов? Десять? Двадцать? Сколько раз бежал сам в атаку?

— Арррииуэррта! — выкрикнула Нидейса неожиданно.

Тело ее словно вспыхнуло, разгоняя тьму, и обнаженная Нидейса прыгнула на палубу спасательного судна, одним мощным, нечеловеческим прыжком. Лента ткани захлестнули ближайших бойцов Альянса, обнаженность помогла выиграть это мгновение растерянности, приковала к себе взоры. Нидейса крутанулась, прикрывшись первым из захваченных, и тот дернулся, получив два заряда в грудь. Его пробило навылет, но Нидейсы там уже не было, и ленты ухватили следующих, за шею и руки, душа и выпивая жизнь, превращая в послушных марионеток.

— Я читала об этом, — пробормотала бледная Варлея, снова поднося щепоть к рукам. — Вампиризм.

Вампиризм? Нидейса совершила еще пируэт, невозможный для человека, сражая окружающих сиянием обнаженного тела, и Тимур опомнился. Ударил секущей водяной плетью, благо бойцы Альянса подставили спины, отвлекшись на Нидейсу.

Хлыст вспорол ткань, спасательные жилеты, рассек одного до крови.

— Еще маги! — прозвучал выкрик с судна.

Голова шумела, в такт обострившемуся шуму, причинявшему теперь Тимуру физическую боль. Но зато глаза видели лучше и дальше, тело взбодрилось, и он отпрыгнул, ушел от выстрела и ударил сам, классической струей ревущего огня, и тут же жахнул вспышкой, высадил очередь зарядов, втайне мечтая заставить всех биться в судорогах. Всех не вышло, но еще трое повалились, и Нидейса хлестанула лентами одежды, высасывая еще двоих.

— Это запрещено, — пробормотала Нидейса, чуть пришедшая в себя.

Сорвавшиеся с ее рук заряды-иглы подкосили еще двоих, и на палубе спасательного судна, застрявшего рядом с Тимуром и его командой, теперь оставалось не больше десяти человек, при том, что самых опытных и активных Нидейса уже выбила. Оставшиеся мешали друг другу, теряли время, так как от Нидейсы ударило такой волной похоти, что Тимур едва не выпрыгнул из штанов. Варлея тоже дернулась, и тут же сделала отменяющий жест.

— Ну да, внучка Верховного, — услышал Тимур, разя огнем, — но все же, все же.

Тимур присел, быстро чертя фигуру, проговаривая заклинание, состоящее на четыре пятых из одних гласных, и думая попутно, что Нидейса его пожалела. Жахни она таким зарядом там, на берегу, он бы точно не устоял, имел бы ее даже под огнем кораблей Альянса. Или ей нужны были жертвы, для выпивания сил и энергии? И где Алтай?

И Алтай не замедлил появиться.

— Биотики! — хрипя, выкатился Алтай из-за спасательного судна.

Он отступал спиной вперед и стрелял с двух рук, кромсая толпу плазмой, но твари напирали, накатывали прямо на судно, бойцов Альянса и магов Империи.

Глава 11

Вперед выдвинулись две твари в чешуе и хитине, закрыли остальную толпу от выстрелов, стремительно атаковали клешнями. Алтай извернулся, прошел между лезвий, и тут же вспорол одному бок, второго повалил, ударив ногой. Толчком взмыл на палубу судна, в полете размазал в мясную кашу всех ближайших тварей очередью выстрелов, приземлился и тут же подхватил новое оружие, развернулся.

— Трамплин! — Тимур хлопнул ладонями о воду, и та спружинила.

Его и Варлею подбросило, швыряя на палубу, не слишком удачно, но Тимур все же сумел приземлиться, пихнул ногой какую-то тумбу и не упал. Алтай поймал Варлею, и тут же нежно швырнул ее дальше по палубе. Развернулся, сметая тремя шариками плазмы первую тварь, затем вторую. Твари лезли густо, цеплялись за борт, раскачивали судно, плевались какой-то гадостью, били по корпусу.

— Изао цвэн харриш лао! — Нидейса присела, крутясь как волчок.

Ленты обматывали ее, возвращаясь на место и превращаясь в одежду. Волна багрового ударила во все стороны, сметая тварей, превращая их в иссушенные скелеты. Алтай уже перелетал огромным прыжком над Варлеей, заскочил в рубку, и секунду спустя оттуда донесся выкрик.

— Пробоина в дне!

Новая волна накатила, ударяя в судно, и Тимур едва устоял на ногах от толчка. Часть волны плеснуло на палубу, и вода тут же вылилась через дырки в борту. Видимость была почти что нулевой, и насколько там обратный вампирский удар Нидейсы снес биотиков с их тварями различить не получалось. Ломило ноги и задницу, спирало в груди, бодрость потихоньку спадала, и Тимур крикнул в ответ:

— Что делать?!

— Нужно снять корабль со скалы! Потом валим!

Варлея перекатилась, видно было, что она бормочет заклинание. Вспышка.

— Биоты приближаются!

Бойцы Альянса, надо полагать, все погибли, подумал Тимур вяло. Новая гроздь молний, и он увидел — девятый вал, накатывающая волна, кишащая тварями биотов так, словно у них начался нерест. В то же мгновение волну разорвал огромный сверкающий шар, разлетевшийся в клочья, вместе с волной.

— Мои глаза!!! — покатился Тимур по палубе, рыча от боли.

В спину и бедро что-то ударило, в лицо плеснуло водой и какой-то вонючей гадостью.

— Добрый! Добрый! — крик куда-то в ухо. — Вставай! Без тебя мы не снимем судно!!

Боль накатывала, впивалась в мозг, и Тимур рычал. Он слышал крики, но не мог заставить себя отреагировать, ему казалось, выжгли глаза до самого мозга, вонзили сотню раскаленных игл.

— Еще летят! — издалека, словно из-под земли голос Алтая. — Быстрее!

— Аршыгх!

В губы Тимуру впилось что-то влажное, соленое, горькое и бодрящее. Его словно ударили изнутри электродами, гальванизировали, приводя в чувство, возвращая к жизни и он раскрыл глаза. Нидейса, со светящимися глазами, терзала его губы, кусала до крови, вливая в Тимура кровь и жизненную силу, свою ману и чувства.

Тимур понял, что не справляется с таким потоком, толкнул Нидейсу в грудь, отбрасывая на палубу.

— Столп Величия Земли! — выкрикнул он заклинание, направляя свою волю и чужую энергию вниз, под палубу корабля.

Скала взметнулась, приподнимая корабль, и волна бессильно разбилась об опору, а вместе с ней и новый десант тварей. Тимур, качнувшись, отменил заклинание, и корабль плюхнулся обратно, давя создания биотов. Алтай уже завел движок, и судно, взревев, рвануло вперед… не так быстро, как хотелось бы, но все же рвануло.

— Корму держите! — крикнул Алтай.

— Что? — не расслышал Тимур.

Он снова пошатнулся, Нидейса поддержала его под руку, заглянула снизу вверх. Лицо ее было постаревшим, словно бы сморщенным, пепельно-серым, хотя не исключено, что это просто была игра света от вспышек молний и ливневой тьмы вокруг.

— Сзади! — крикнула Варлея.

Она и Нидейса ударили одновременно, одного биота снесло, второй успел спрыгнуть на палубу, укатился за рубку. Оттуда тут же хлестнуло водой, и Тимур шагнул вперед, подставляя щит из воды. Чужая энергия бурлила в нем, и Тимур ощущал себя бокалом газировки, из которой выходят пузырьки. Пока все пузырьки не вышло, нужно было драться, иначе… иначе все было просто зря. Разобраться кто кого и что почем можно будет и потом, если они выберутся из этой заварушки.

— Нашел — держитесь! — крикнул Алтай.

Судно неожиданно рвануло вперед, ускорившись в несколько раз, но Тимур успел удержаться сам и перехватил Нидейсу. Та смотрела на него, испуганно и восхищено, облизывая губы. Что-то сказала, но Тимур не услышал, дождь вокруг окончательно превратился в секущий град, корабль прыгал с волны на волну, словно сумасшедший, и гром, казалось, грохотал прямо над головой.

Подняв голову, Тимур с изумлением обнаружил, что не показалось.

Грозовой фронт сдвигался, несся за ними, сверкающей стеной. Этот водопад энергии то и дело разрывался, лопался и тут же смыкался, когда шары плазмы оставляли в нем пробоины. Несколько ракет взорвалось, раздвинув завесу, и с небес полилась радуга лазерных лучей. В те волны цунами, набитые биотами, что катились впереди грозового фронта и в кораблик, на котором пытались спастись Тимур и его команда.

Тимур не услышал выкрика Алтая в этот раз, но интуиция шепнула, и он врос в палубу, стал с ней единым целым, крепко прижимая к себе Нидейсу, которая в ответ крепко сжимала его, тоже впившись магией. Варлея вжалась в какой-то закуток, магией сдвинула трупы к себе, создавая баррикаду, не дающую ей улететь прочь. Мгновением позже Алтай дернул судно, и оно пошло зигзагами, подныриваниями под волны, натуральными прыжками на каком-то подобии энерговодометов. Все скачки ранее теперь казались томной и медленной прогулкой пешком по сравнению с гонками по бездорожью.

Судно трещало и качалось, прыгало, взмывало, позади все грохотало и сверкало, и с небес лилось смертоносное сияние, а спереди бил дождь, стараясь иссечь тела. У Тимура мутилось в голове, перед глазами скакали вспышки и тени, и он с трудом удерживал концентрацию на заклинании, позволявшем ему держаться на палубе. Затем его стошнило, и еще раз, и на третий раз желудок просто дернулся, сходясь болезненным спазмом, так как извергать было больше нечего. Казалось, что это никогда не закончится.

— Тимур!!! Тимур!!! — орала в ухо Нидейса.

Он словно бы включился в реальность, очнулся, открыл глаза и пошатнулся. Концентрация на заклинании сбилась и они рухнули на палубу. Тимур закрывал рукой глаза, в которые ярко било солнце. Судно мчалось по водной глади, ровной, чистой, не скакало и не дергалось, просто мчалось. Голова кружилась, в теле царила слабость, во рту стоял гадостный привкус.

— Ох ты ж ё, — вырвалось у Тимура, когда он заставил себя подняться.

Грозовой фронт мчался за судном, и опережая его, по водной глади мчались дельфины с биотами на них. Разорвав стену тьмы, вырвался крейсер и секунду спустя взлетел на воздух, подброшенный на сотню метров. На него накатила стена дождя, но даже сквозь нее в толще угадывались ярчайшие вспышки, затем и они исчезли из вида.

— Думаю, ясно, что их цель — мы, — пробормотала Нидейса, свешиваясь за борт.

Ее подергивало, но наружу ничего не лилось, видимо выметала все еще во время скачков с волны на волну, вяло подумал Тимур. Подергивающийся зад Нидейсы, не особо прикрытый лентой ткани, маячил у него перед глазами, но сейчас это зрелище вызывало скорее отвращение.

— Никогда больше не пойду в кабак, — из укрытия на четвереньках вылезла Варлея, начала блевать на палубу.

Тимура тоже затошнило, и он согнулся от очередного спазма.

— Без месячного запаса всего, — закончила Варлея мысль, опорожнив желудок.

Погоня и не думала прекращаться, Тимур видел Алтая, тот, хмурый и сосредоточенный, что-то делал, управлял, наигрывая на приборах, как пианист. Небо прочертили несколько самолетов, в воздух взлетели фонтаны воды, обрушиваясь на палубу. Судно снова вильнуло, и Тимура перекатило в сторону. Он поднялся, ухватившись за какие-то скобы, увидел.

Самолеты развернулись, заложили вираж и снова рванули к судну, на бреющем полете. Им навстречу из воды ударили струи, взметнулись щупальца и твари. Самолеты скакнули выше, окутываясь силовыми полями, но не все успели. Один вспыхнул, разваливаясь на части и метеором устремляясь прямо на Тимура. Судно резко затормозило, желудок едва не выскочил через нос, а Нидейсу едва не выбросило за борт. Тимур едва успел дернуть ее обратно телекинезом, и в груди немедленно кольнуло болью.

— Держитесь! — снова крикнул Алтай.

Судно пошло зигзагом, слева и справа, спереди и сзади взлетали фонтаны воды, на палубу шлепнулось несколько тварей. Тимур плюнул огнем, второго сбил разрядом молнии, Нидейса добавила чем-то своим, проламывая борт и кусок палубы.

Тимур, покачнувшись, перехватился, едва не поскользнулся в луже блевотины, устоял, не задел Варлею. Приблизился к рубке, влетел в дверной косяк, так как судно снова исполнило резкий вираж. Алтай вскинул руку с пистолетом, превращая летящего сбоку осьминога в жареный деликатес. Он бросил взгляд на Тимура, подмигнул, отчего Тимуру захотелось снова сблевануть.

— Оторвемся?

— Нет!

Над головой снова мелькнуло, и в этот раз кусок носа исчез, раскрыв внутренности и машинерию в них. Что-то вспыхнуло, и тут же новый фонтан воды слева обрушился в ту область. Алтай выругался, глядя на приборную панель, заработал руками так, словно сам стал осьминогом. Скорость чуть упала, но лишь чуть, и из носа теперь вырывались клубы белесого дыма.

Нидейса вдохнула один такой, упала, кашляя, покатилась по палубе.

Тимур, ощущая себя жителем миксера, держался изо всех сил, пытаясь осмыслить ситуацию. Выходило откровенно плохо, мысли взбалтывало в голове, пустой, усталой и истощенной голове. Тем не менее, ясно было одно: биоты и Альянс не просто так оказались тут, и им нужна была группа Тимура. Или кто-то один из этой группы. Кто-то, сейчас кашляющий на палубе, и продолжающий сверкать голыми ляжками и испорченной прической.

— Сзади, — бросил Алтай, не поворачиваясь.

Там уже лезли твари, десяток, не меньше, и Тимур ударил устало, огненной завесой. Парочка сорвалась, остальные прорвались, под прикрытием биота, который еще и колданул в ответ водой. Алтай развернулся резко, приседая, словно ковбой с пистолетом. Тихое «пах-пах-пах» сопровождало расстрел на месте, и Алтай тут же развернулся обратно, вставая в движении и возвращаясь к управлению.

— Здесь должна быть аптечка Альянса, — сообщил он, бросив взгляд в сторону Тимура. — Сейчас.

— Не поможет, — отозвался слабо тот.

Качнуло, перед глазами мелькнуло собственное изображение в одной из полированных поверхностей. Да уж, в гроб и то краше кладут, проползла вялая мысль. Впрочем, трудно было ожидать иного, после почти срыва, ночи без отдыха и прочих дел, включая вампирскую подкормку чужой энергией. Хорошо хоть, вопрос не стоял, где Нидейса могла такому научиться.

— Все тебе поможет, — в голосе Алтая добавилось стали. — Хоть на ногах стоять будешь, да этих двух магичек привяжешь!

Нос судна чадил все сильнее, Алтай снова заработал руками, щелкая, переключая, настраивая, контролируя.

— Проклятье, пригнись!

ДАДАХ!! Громовой раскат обрушился на них, и перед кораблем встала стена воды. У Тимура потемнело в глазах на мгновение, а когда он их раскрыл, Алтай уже дрался с биотами в рубке. Тимур попытался подняться, увидел, что на палубе тоже полно биотов, захлестывающих и вяжущих Нидейсу и Варлею. В борту зияла дыра, и в палубе тоже.

— Коли в шею!

Алтай пинком отбросил какого-то биота, надувшегося, ощетинившегося иглами, словно ерш, добавил плазмой, одновременно с этим швыряя Тимуру мини-чемодан аптечки. Тимур поймал, тут же пропустив атаку, и бедро кольнуло болью. Нога подкосилась, и моментально что-то еще впилось в шею. Из дула пистолета вылетел пшик вместо плазмы, и волна биотов захлестнула Алтая.

Тимур хрипел и пытался подняться, пытался поколдовать, пока рядом катался клубок тел, из Алтая и биотов, на выручку которым подоспели еще и их твари. Нагнав магией воздуха себе кислорода, Тимур все же сумел встать, обнаружив, что судно продолжает двигаться. Грозовой фронт вдалеке разорвало вспышками мощнейшей магии, обнажив картину продолжающейся драки-свалки с тварями Союза. Эскадра Альянса была потрепана, но еще держалась и сражалась.

Пока пришедшие с магией не нанесли удар.

Корабли раскололо и разломало, орды биотов изжарило в мгновение ока. Цепь молний окутала небо, и самолеты Альянса рухнули с небес. Цепь молний ударила по воде, и биоты поплыли кверху брюхами. Подмога ринулась вперед, и навстречу ей встала гора воды, в этот раз не расколовшаяся от ударов магией. Тимур хотел закричать радостно, но обнаружил, что не может. Тварь, сжимающая ему горло, впилась туда иглами, давила и сжимала, душила.

Он упал и выкатился наружу, успев увидеть, как тела Нидейсы и Варлеи утаскивают под воду. Биоты торопились, и Тимур ощутил, что его тоже тащат, торопливо, без всякой жалости ударяя об углы и тумбочки. Последняя надежда — Алтай — вырвался на секунду из клубка биотов, разметал их, но… вода обрушилась на него и тут же замерзла, вместе с Алтаем внутри. Тимур хотел заорать от такой несправедливости, но не смог, тварь на горле окончательно все пережала и передавила.

Стоило бы исторгнуть из себя предсмертное проклятие, но Тимур не знал заклинаний, и просто мысленно попытался попросить прощения у семьи и Шефа, Алтая, всех, кого он подвел. Но попытаться не значит выполнить, и Тимура накрыло тьмой, окончательно прекращая все мучения.

Глава 12

Тимур словно бы плыл куда-то в невесомости, и на душе его было тихо и спокойно. Не надо никуда бежать, не надо торопиться, все тревоги позади, проблемы закончились.

— Давай, спящий красавЕц, открывай уже глазки, — донесся голос Алтая.

Тимур открыл, обнаружив, что находится под водой. Словно в невесомости, да, только под водой, раз уж та была одинаковой с его телом температуры. На потолке мерно колыхались сине-зеленые водоросли, и в такт им колыхались зеленые водоросли на стенах, и за условным окном — круглой дыре в водорослях — видны были рыбы.

Тимур запаниковал на секунду, но тут же обнаружил, что дышит. Вдыхает воду, выдыхает воду, и никаких проблем не испытывает. Рука его невольно коснулась шеи, обнаружив там все ту же осьминогоподобную тварь, впившуюся в тело. Неприятные ассоциации с тварью из фильма «Чужой» усилились, но тут же Тимур ощутил покалывание.

— Позволяет дышать и одновременно с этим выступает в роли ошейника контроля, — заметила Нидейса, вплывая в поле зрения Тимура.

Волосы ее были связаны в тугой пучок, лицо утратило серый цвет, вернувшись к белому. С зеленоватым оттенком, но здесь такой был у всего, не исключено, что из-за зеленых водорослей вокруг и люминесцентным моллюскам, изображающим лампы.

— Попробуешь уплыть прочь, задушит, — продолжала Нидейса, ловко приводняясь рядом, — а сломаешь — тут же уйдет магия и придется дышать водой. Это не говоря о том, что только выплыви за пределы глубоководного купола, как тебя тут же раздавит.

— Глубоководного?

— Мы где-то в двух километрах под водой, — заметил Алтай. — Плюс-минус.

— В последние секунды… мне показалось, что я видел магов Империи, — пробормотал Тимур.

— Не показалось, — ответил Алтай. — Я тоже видел.

— Но они все равно опоздали! — Нидейса попробовала топнуть ногой.

Движение вышло плавным, и она воспарила в воде, потом медленно опустилась обратно.

— Значит, надежда есть? — спросил Тимур, обводя друзей и комнату взглядом.

Варлея тоже присутствовала, склонившись над очередным клубком водорослей что-то активно изучала.

— Надежда есть всегда, — отозвалась Нидейса дипломатично.

— Мы пробыли без сознания двое суток, за это время нас могли утащить куда угодно, — прямо заявил Алтай. — Альянс и Империя могут опуститься на такую глубину и провести операцию, но они не могут разгромить все купола биотов по всему океану.

— Понятно, — пробормотал Тимур.

Что же касается времени, то Алтай явно уже что-то вынюхал или просто воспользовался одним из устройств Шефа, как понял Тимур. Могли ли твари на шеях подслушивать и передавать? Могли. Пожалуй, не следовало болтать лишнего, а переписываться только на земных языках. Если это, конечно, не насторожит отдельно похитителей.

— И чего они от нас хотят, раз уж не убили?

— От нас? От нас они ничего не хотят, — ответил Алтай, — мы всего лишь средство давления на Нидейсу.

— А, — моргнул Тимур.

— Сам видел, что там творилось, вот они и взяли всех. Тебя вот подлечили.

— Да?

И точно, Тимур чувствовал себя превосходно, словно месяц валялся в госпитале. Все-таки глупо было отрицать успехи биотов в работе с биологией, раз уж они ухитрялись держаться на равных с Альянсом и Империей.

— Чтобы потом тебя как следует запытать, — безжалостно добавил Алтай.

Вот тут воспоминания об успехах в биологии были совсем некстати, и Тимур содрогнулся. Свои пределы он знал хорошо, и…

— А если начать колдовать, то меня начнут душить?

— В точку, это тоже входит в функции ошейника, — кивнула Нидейса.

На ней были все те же ленты ткани, на Алтае его боевой костюм, а на Варлее платье, надетое ей для празднования. Соответственно, и на Тимуре имелись выходная рубашка и штаны, даже обувь осталась. Боли в голове отсутствовали, усталость исчезла, да что там, даже признаков срыва маны не наблюдалось, и Тимур легко сообразил, в чем тут дело.

Создание иллюзии привычной обстановки, с одной стороны, дабы пленные чуть меньше нервничали, и в то же время обеспечение условий на будущее, с другой стороны. Раз уж люди нервно реагируют на снятие одежды, то почему бы не оставить ее как средство давления? И странное спокойствие, не могло ли оно являться следствием каких примесей в воде? Или тварь на шее что-то впрыскивала?

— Этой разработке триста лет, не меньше, — продолжала Нидейса, — и она постоянно совершенствуется, как средство Союза против магов.

При этом она незаметно подмигнула, и Тимур чуть приободрился. Ну да, соревнование снаряда и брони, раз уж Нидейса владела экзотическими заклинаниями, то вполне могла и знать, как бороться с этой напастью. В сущности, ошейник был аналогом наручников Альянса, осознал Тимур неожиданно. Что поделать, в боях и миссиях, с этой стороной биотов они не сталкивались, в отличие от тех же наручников.

— По совокупности факторов, глубины, магии, воздействия, защита абсолютна, — Нидейса опять легко подмигнула. — Во всяком случае, ни один маг еще не вернулся с такой глубины.

— Ни один? — удивился Алтай.

— Ни один, — твердо повторила Нидейса.

Еще подмигивание, легкое, неуловимое.

— В любом случае, — кивнул Алтай, — теперь, когда ты очнулся, за нас возьмутся всерьез.

— А сколько вы уже бодрствуете?

— Часа два с небольшим. Еды нам не давали, воды тоже…

Тимур не стал спрашивать, как тут обстоят дела с пресной водой, просто подумал, что не о том он беспокоится.

— … даже сделали туалет.

— Что? — включился в разговор Тимур.

— Туалет, говорю, нам сделали, типа «морской сортир два нуля», — повторил Алтай. — Вон за той занавеской из водорослей.

Озадаченный и заинтересованный, Тимур проследовал, обнаружив там несколько конусов, сделанных из чего-то вроде коралловых рифов. Им была придана грубая форма писсуаров — унитазов, и Тимур озадаченно поскреб подбородок. Тут же всплыл неуместный вопрос — а как бриться в воде? Ладно там отходы жизнедеятельности, тут Тимур готов был поднасрать биотам с любых высот в любое место, но бриться?

— Опять я думаю не о том, — помотал он головой.

Мысли переключились на другое — звуки. Разве не должно было все под водой звучать иначе? Тем не менее, Тимур слышал все без искажений. Твари на шеях читали разумы? Какие-то еще магические передатчики? Особый состав воды? Помявшись и не найдя в себе сил писать в риф или размышлять над вопросами без ответов, Тимур вернулся к остальным.

Отодвинув водоросли, он еще раз окинул взглядом комнату. Большая, со скругленными краями, конической крышей, словно они находились в огромной подводной ракушке. Несколько «окон», за которыми было относительно светло, несмотря на двухкилометровую глубину, две лежанки, на одной из которых он и сам находился чуть ранее. Подобие стола, с клубком водорослей на нем, который изучала Варлея. Стены-водоросли в одном месте были чуть раздвинуты, показывая, что там «дверь». При желании можно было выплыть и в окно, размеры позволяли.

Тимур машинально переключился на магическое зрение, и тут же горло его сдавило.

— Чертовы рефлексы, — прохрипел он, машинально протягивая руку, чтобы потереть горло.

Пальцы что-то кольнуло, тварь на шее сдвинулась.

— Ага, и я так же, — понимающе вздохнула Нидейса.

— Мы, кажется, так и не объяснились до конца, — зло сказал Тимур.

— Ну не здесь же, — повела рукой Нидейса.

Тимур осознал ее правоту и злобно втянул воздух. Злость его радовала, значит, биоты не забрали эмоции, как нашептывала паранойя. Промашка в словах злила, мог бы и сам сообразить, что не стоит обсуждать секреты там, где их могут подслушать. Тем более такие секреты. Пускай биоты и знали, кто такая Нидейса — откуда, кстати? — но не стоило давать им в перепончатые лапы новые козыри.

В то же время, следовало обсудить общую стратегию. Или нет?

— Значит, Тихий и команда пострадали из-за тебя, — сказал Тимур бездумно, лишь потом осознав, что сказал.

Но что поделать, если он вдруг вспомнил слова тех десантников, что первыми упали им на головы. «По описанию подходят». Подумать только, столько жертв, разгромленный остров, и все ради одной только девушки? Пусть даже и внучки Верховного. Сколько у него внучек, у этого Верховного? Ах да, Алтай же говорил, что она любимая внучка. И все же, Верховный Архимагистр, наставник Императора, вряд ли предаст Империю из-за внучки. Пусть даже и любимой.

Нидейсу перекосило от боли после этих слов, она впилась зубами в палец до крови, в воде поплыли багровые капельки, медленно растворяясь в ней. Она явно хотела что-то сказать, гневное, резкое, может даже ударить магией, но тварь на шее вовремя ее отрезвила, не дала сорваться.

— Ты прав, — тихо сказала Нидейса, садясь на лежанку. — Это все моя вина.

Вот они, преимущества подводной жизни, подумал Тимур машинально, слез не видно. Нидейса опустила голову в руки, снова разревелась, как тогда на острове. Тимуру стало стыдно, словно щеночка пнул, и он с трудом подавил желание присесть рядом, сказать что-нибудь извинительно-утешающее.

— Я всего лишь хотела доказать деду, — с вымученной гордостью вскинула голову Нидейса, — что что-то могу и без него. Сама! Без его влияния, связей, денег, магии, силы, власти фамилии деда…

Тимур напрягся, попытавшись вспомнить фамилию Верховного, но не осилил.

— Алол — девичья фамилия матери, — пояснила Нидейса со вздохом. — Ее никто не знает, ну, не на передовой, ведь где еще можно лучше всего доказать, что ты можешь? На войне, конечно.

Она помолчала, уставясь в пространство. Тимур немного нервно оглянулся, затем посмотрел на Алтая, спрашивая взглядом, как тут насчет «жучков»? Тот лишь пожал плечами, развел руками и Тимур осознал, что опять промахнулся. Как тут скажешь, что или кто подслушивает? Может, сами водоросли все передают? Или та магия, что обеспечивает им связную речь, попутно транслирует все за стенку, где притаился местный подводный особист?

И не исключено, осознал Тимур с холодком, что их тут оставили одних, дабы как раз послушать, разобраться. Несколько дней без сознания — плюс минус час тут уже ничего не решает. Да и должен ли решать? Шантажировать Верховного внучкой, устраивать из-за этого операции уровня фронта, дело такое, что спешить точно не следовало.

— Ну, я же умная… была, — продолжала свою исповедь Нидейса, — подумала и пошла к деду. Ох и поругались мы с ним, думала все, сейчас треснет посохом поперек спины и оставит лежать со сломанным позвоночником, пока не передумаю. Но я его дожала, потребовала, чтобы он не вмешивался, а то знаю деда — поехала бы я на войну, а за мной батальон магов… незаметно. Или приставил бы одного из своих учеников-архимагов.

— Шестым рангам нельзя на войну, — машинально заметила Варлея.

— А он и не воевал бы, просто находился рядом и хрен бы кто распознал в нем мага.

Все посмотрели на Алтая, тот ухмыльнулся в ответ, спокойный и расслабленный, как всегда. Словно и не было плена, двух километров воды над головой, твари на шее и прочих проблем. Причем Тимур точно знал, что спокойствие это не из-за амулета Шефа, не из-за возможности вернуться домой, на Землю, в любую секунду.

— Затем в минуту опасности утащил бы прочь, — продолжала Нидейса, вздыхая, — вот тебе и вся самостоятельность. Приятно воевать, зная, что тебе ничего не грозит, но я же хотела другого! Доказать деду! Доказала вот… и пару себе выбрала… не так… и во всем остальном выбрала.

Голос ее сбивался, а Тимуру опять стало не по себе. Вроде и объяснил все, а выходило так, словно подвел и подставил доверившуюся ему девушку. Вон и Варлея смотрит недобро. За спиной раздался шелест. Тимур обернулся, в комнату вплыли трое: биот, небольшой, почти человек, и двое акулообразных тварей-воинов с острыми клешнями. Не противники на суше, но страшные враги здесь, в родной стихии, когда нет магии, а у Алтая оружия.

Биотик выплыл вперед, зависнув на уровне глаз.

— Рад видеть вас здесь, Нидейса Алол, — произнес он чисто, — хотя уверен, что вы не сможете сказать того же самого.

Тимур озадаченно моргнул, Нидейса смотрела, хмурясь, явно поняв, кто перед ней, но не желая говорить.

— Я знаю, что вы откажетесь, но все же должен сделать вам предложение, так что проследуйте за мной.

— Наедине?

— Разумеется, нет. Добрый Тимур сопроводит вас и потом передаст предложение остальным, даже если вы откажетесь, — ничуть не смутился биот. — Прошу следовать за мной.

Он развернулся, акулообразные подплыли и аккуратно вытолкали Нидейсу и Тимура из комнаты.

— Эй, а как же мы? — донесся голос Алтая. — Я может тоже хочу быть полезным!

— Тебя, человек, бесполезно допрашивать, ты слишком крепкий, а тебя, лечащая женщина, мы используем позже, — повернувшись, ответил биот.

«Дверь» закрылась, а Тимура толкнуло в спину клешней, намекая, что не следует тянуть время.

Глава 13

Они не столько шли, сколько медленно плыли, попутно оглядываясь по сторонам. Сопровождающие, несмотря на тот толчок в спину, не торопили, просто плыли сзади. Отношение «что взять с этих сухопутных» прямо таки читалось в их зубастых оскалах.

Мимо проплыла стая рыбочерепах, загребая ластами, за ними, лениво помахивая огромным стеком, плыл биотик-пастух. Или дрессировщик. Одна из рыбочерепах вывалилась из строя, пастух-дрессировщик тут же ткнул ее стеком, до ушей Тимур донесся треск разряда. Повсюду плавали люминесцентные медузы — лампы, создавая иллюзию освещенности. Иллюзию — потому что дальше нескольких десятков метров Тимур все равно не видел, и не мог оценить, насколько велик пузырь-купол, в котором они оказались.

Память, подстегнутая необходимостью, выдавала информацию, страницы учебников, словно сами вставали перед глазами. Пузыри-купола на дне, укрытые водной магией, таковы были стандартные поселения биотиков. Не от хорошей жизни, разумеется, но на малых глубинах их быстро обнаруживали и тут же уничтожали, сжигали и бомбили, что Альянс, что Империя. Поэтому биотики опустились ниже, туда, где их было не достать просто так, и магические купола несли в себе несколько назначений. Защищали обитателей от давления воды, создавая условия, близкие к поверхности. Скрывали от обнаружения. Служили детекторами вторженцев и шпионов, а также маяками для соседних куполов.

Раскинутая сеть куполов — этакая подводная грибница — выступала в роли огромной детектирующей сети, позволяя биотикам примерно представлять, что происходит наверху. Стационарные круги и алтари, впечатанные в дно моря, вырубленные в придонных скалах, позволяли не беспокоиться о стабильности куполов, только требовали регулярной подпитки. Магией и биомассой, разумеется, с которой у биотов проблем не было. Подводные фермы поставляли тварей с умопомрачительной скоростью и в нужный момент орды вырывались на поверхность.

Также магические купола могли засекать, кто из них выходит (да и не везде можно было выйти), и поэтому сбежать из такого купола незаметно было практически невозможно. То самое, о чем говорила Нидейса — еще никто не возвращался. Биоты, помимо основной армии, растили еще и глубоководную армаду, способную сражаться и действовать на подобных глубинах, без магической поддержки, и беглецов быстро настигали и уничтожали. По крайней мере, таковы были выводы исследователей Империи, после операции в 201 году, когда несколько куполов оказались целенаправленно захвачены. Операция «Удар под водой», в конечном итоге, провалилась, после нескольких десятков лет усилий, взамен обогатив Империю несколькими особыми видами химер и познаниями о биотиках.

Также глубоководная армия неустанно патрулировала воды, в поисках подводных лодок Альянса и шпионов (а также тех самых химер) Империи, которых обе стороны штамповали непрерывно. Заглубленность под воду и скрытность были основными козырями биотиков, так как единожды обнаруженные купола достаточно легко уничтожались, что техникой, что магией, сумей только подобраться. Поэтому Союз не жалел сил и средств и развивал свою глубоководную армию.

— Сюда, — указал их провожатый.

Они свернули влево от рядом домов-ракушек, облеплявших дно, и влетели в косяк рыбы. Крупной, сочной, подгоняемой двумя гончими тварями, с вытянутыми мордами. Этакий местный аналог рыбы-меча. Косяк отвернул, промчался мимо, и Тимур увидел, что впереди темнеется нечто. Подплыв ближе, проплыв над котлованами, вырытыми в дне, в которых кишели мальки, Тимур увидел, что темное нечто — это скала, облепленная ракушками, наростами и водорослями. Неподалеку от нее кружились в хороводе два десятка русалок, натуральных, с хвостами и человеческой частью сверху, с довольно развитыми молочными железами, как отметил машинально Тимур.

— Спаси Творец, так это правда, — пробормотала Нидейса под нос.

Тимур не стал переспрашивать, заметив взгляд Нидейсы, ставший злым, когда она увидела, что Тимур пялится на сиськи рыбоженщин. Отвернулся, размышляя о том, что странно устроен человек. Даже в такой ситуации, Тимур наслаждался видами вокруг, словно живьем попал в передачу по каналу «Нэйшенел Джиогрэфик», вспоминал известное ему о биотиках и увязывал с происходящим вокруг. Одновременно с этим он испытывал довольно сильное сексуальное возбуждение, возможно, как продолжение истории с объяснением на острове, и думал о Нидейсе. Она была соратницей, и Тимур искренне хотел спасти ее, равно как и Варлею, и размышлял о способах побега. Одновременно с этим ему хотелось просто вернуться к Алтаю и свалить в другой мир, сбежать от того, что будет после успешного побега.

— Сюда, — указал им провожающий.

Акулообразные не последовали за ними в туннель, довольно узкий, надо заметить. Тимур неуклюже изгибаясь телом, смотрел на плывущего впереди и думал, что сейчас не самый удачный момент для побега. В то же время, руки просто чесались, зудели, ухватить его, ударить об стену, выбросом маны сорвать тварь с шеи — аналогично слому блокиратора Альянса — и потом жахнуть, как в классике. Чтобы весь мир в труху.

— Жахнем, обязательно жахнем, но потом, — вырвалось у него невольно.

Будь они вчетвером, имело бы смысл, ударить, прорваться и валить. Глубина — проблема, да и синхрон с Нидейсой в этих вопросах они не отрабатывали (просто не было нужды), но Тимур не сомневался, что что-нибудь да придумает. Пузырь воздуха, дабы убрать проблему давления воды и кессонной болезни, упрочнить стенки, изменить форму, и вода сама выдавит их наружу, с реактивной скоростью.

Как один из вариантов.

Ему захотелось оглянуться, подбодрить плывущую следом Нидейсу, но он сдержался. Наверное, за ними наблюдают. Или рассчитывают на отсутствие магии и крепкие стены туннеля, также освещенного люминесцентными ракушками? Камень голыми руками не сломать, допустим, но все равно как-то самонадеянно. Или биотики, в силу своих особенностей, придают мало значения жизни одной особи? Нет, не так, свои жизни — именно биотиков — они ценили, а вот различные выращенные твари проходили по разряду «пушечного мяса».

— Сюда, — указал их провожающий в проем в скале.

Проем охраняли еще двое представителей помеси акулы с крабами, и Тимур, поморщившись, поплыл внутрь. Плавание, надо заметить, не доставляло особых проблем, даже когда требовалось погружаться, и причину этого оставалось только списывать на магию. Утонуть пока что не грозило, но все равно, стоило подумать и на эту тему, последовательности действий после резкого съема тварей-ошейников.

— Я буду говорить, — шепнула Нидейса, когда они вплывали в проём.

Тимур чуть кивнул, думая о том, что вряд ли у них будет выбор. Зачем-то же их пригласили именно вдвоем? Как там говорил Алтай — инструмент принуждения Нидейсы? Пытки у нее на глазах? Угрозы? Неясно. Биоты были чуждыми имперцам, даже более чуждыми, чем Альянс с его технологиями — по крайней мере в Альянсе были люди — но глупо было бы считать их из-за этого «тупыми рыбами с выпученными глазами». Тупые не смогли бы столько лет на равных сражаться в этой трехсторонней войне.

За проемом оказался небольшой туннель, впрочем, достаточной широкий, чтобы там можно было плыть вдвоем. Также там присутствовала какая-то подводная магия, воздействие которой Тимур ощутил всем телом. Какой-то полог или защитная пелена, через которую они проплыли по дороге внутрь. Пока что все выглядело вежливо и сопровождалась просьбами, но Тимур уже не сомневался, только дернись и из всех щелей полезут крабоакулы, а также маги биотиков.

Очередная подводная пещера, со все теми же люминесцентными лампами. Свод куполом, ни окон, ни дверей, кроме проема, в который они вплыли. Камень стен грубый, необработанный, зеленовато-серый. Подобие стола и стульев, опять же из камня, имитация и условность, неужели ради них? Три биотика, наверняка маги, лица закрыты масками, у одного в руках трезубец, наверняка исполняющий функции посоха. На камне стола какие-то дощечки.

— Садитесь, — указал биотик в центре.

Из под маски выходили белые полосы, уходили к жабрам, и Тимур обозначил для себя говорившего Белым. Трезубец покачивался слева, а справа находился Гребень — по встопорщенному наросту на голове. Зачем им маски, Тимур не понял, но спрашивать не стал, решив, что оно того не стоит.

— Не говорю, чувствуйте себя, как дома, потому что здесь не ваш дом, — продолжил Белый.

Поди пойми, то ли шутил, то ли всерьез решил сразу обозначить, кто есть ху. Все эти имитации кресел, оставление одежды, приглашение садиться, достаточно бессмысленное, когда можно было хоть на потолке лежать, перевернувшись вниз головой. Отличное произношение, ведь кто-то же должен был их научить? Если сами научились, тем более, должны были быть в курсе традиций и отношений среди людей.

— Здесь наш дом, — спокойно ответила Нидейса, — за который мы сражались с Альянсом.

С другой стороны, размышлял Тимур, поглядывая на биотов, вот мы о них знаем, но разве в курсе традиций и отношений? Может, у них с людьми также?

— Дом, который вы сломали, — возразил Белый, — попутно насильно притащив нас сюда.

«А если бы на нашем месте были бойцы Альянса, потащили бы они их сюда?» подумал Тимур. Выдержали бы люди без магии… и он тут же осознал собственную глупость. Конечно, выдержали бы, ведь и сам Тимур и остальные здесь тоже находились, не имея возможности использовать магию. Просто ошейник лучше сдерживал бы обычных людей, чем магов, а в остальном разницы никакой.

— Наш дом, хотим ломаем, хотим заново строим, — пожала плечами Нидейса. — Вы пригласили нас освежить в памяти тезисы споров времен Первого Перемирия?

— Во время которого были признаны права Союза на подводные глубины, — добавил Гребень. — И если уж на то пошло, то дом не ваш, а Альянса.

Голос его был шамкающим, невнятным, словно магия на нем сбоила.

— Не могу назвать себя великим знатоком соглашений того времени, — Нидейса скрестила руки на груди, — но если хотите, давайте подискутируем.

— Дискуссия возможна с равными, дискуссия возможна, когда есть желание и необходимость обсудить какой-то вопрос, — снова заговорил Белый. — Здесь же нет равенства, вы — наши пленники, и обсуждать тут особо нечего.

— Да? А я думала, что вы позвали нас сюда обсудить требования, которые вы выдвинете моему дедушке.

— Позвали, да, — согласился Белый, — но не обсудить. Передать наши требования может любой малёк, какого не жалко, ведь его все равно убьют. Чтобы требовать что-то от вашего дедушки, нам не нужно ставить вас в известность, и уж тем более, нам не требуется ваше согласие.

— Думаете, дед будет вас слушать? — скривилась Нидейса. — Думаете, дед не поймет, что вы подделали мое обращение или принудили меня к нему силой?

— Принудили? — Белый заквакал, к нему присоединился Гребень.

Трезубец смотрел угрюмо, сжимая свое оружие в руках. Понятно, подумал Тимур, кто-то из доверенных, допущенных к секретам, в отличие от акульих тварей и сопровождающего снаружи. Отсюда и магический полог. Боятся шпионов? Соблюдают меры предосторожности? Или просто среди самих биотиков нет единства? Или трясутся над ценным призом, чудом доставшимся им в руки? Неясно. Но Трезубец определенно был телохранителем — боевиком, в те секунды, пока он будет ломать тварь на шее, Тимура просто проткнут.

— Разумеется, мы знаем, что почтенный Дарох раскусит и узнает, проведет все мыслимые проверки, а то и просто откажет нам в любых требованиях, заявив, что Империя превыше всего, — пояснил Белый, отквакавшись. — Поэтому ваше обращение, Нидейса Алол, будет сугубо добровольным, если оно вообще будет.

— Меня не запугаешь намеками, — окрысилась Нидейса, — и смерть меня не страшит!

— Мы и не ожидали меньшего от любимой внучки почтенного Дароха, поэтому даже не пытались что-то предпринимать в этом направлении. Нет, нам нужно было что-то иное.

Взгляд его повернулся к Тимуру.

— Мастер Добрый, раздевайтесь.

Или мы разденем вас силой, осталось невысказанным. Тимур вздохнул и начал раздеваться, не стал устраивать сцены с трусами и стыдливостью, просто снял все. Может он и постеснялся бы Нидейсы в другой раз, но после того, как она сама разделась перед ним, ну… глупо все это было, в общем.

Тем не менее, Нидейса смотрела на него во все глаза, и во взоре ее читались также сочувствие и сожаление.

— Человеческое тело очень хрупкий организм, неприспособленный к проживанию в воде, — заметил Белый, подплывая ближе.

— Пытки товарищей меня не пугают, — заявила Нидейса.

Надо отдать ей должное, лицо ее не дрогнуло, лишь напряжение в плечах и скрещенных руках выдавало какие-то эмоции. Пытки? Становилось понятно сочувствие в ее глазах. Пытки.

— Разве я сказал хоть слово о пытках? — удивился Белый.

Он повернулся к Тимуру, протягивая ему шарик рвотно-зеленого цвета. Тимур взял, думая о том, не раздавить ли каку в руках.

— Да, человеческое тело очень хрупкий организм, и все эти столетия мы изучали его, пытаясь понять чужеродную нам жизнь, и кое в чем преуспели, — Белый повернулся к Тимуру и скомандовал. — Ешьте.

Или мы силой вобьем его вам в глотку, опять осталось несказанным. Тимур поколебался секунду, и сунул шарик в рот, торопливо проглотил, пытаясь не жевать. Шарик был безвкусным, но легче не стало, словно кусок какашки проглотил. Шарик скользнул вниз, едва не застряв в горле, но Тимур торопливо сделал глотающее движение.

Проскользил и тут же в животе стало горячо.

— Действует, — удовлетворенно заметил Белый, постукивая по одной из дощечек на столе.

Жар растекался по телу, горячил кровь, сердце бешено стучало, и голову туманило. Словно уловив невидимый сигнал, Тимур развернулся к выходу из пещеры, в который раз как вплывала богиня. Зеленая чешуя хвоста, могучая грудь, призывно раскрытый рот и тугое лоно, которое ему предстояло оплодотворить. Да, точно, настало время плодиться и размножаться!

— Я иду к тебе, — прохрипел Тимур, устремляясь навстречу богине.

Глава 14

— Вы думаете смутить меня зрелищем противоестественного секса? — брезгливо морщась, спросила Нидейса.

Внутри она заходилась в крике, кусала губы, разбивала голову об стену, от вида Доброго, бесстыдно наяривающего у стены страстно стонущую русалку. Нидейса хотела развернуться к биотикам, оставив зрелище за спиной, но те коварно переплыли к выходу, остановившись рядом с Добрым и русалкой.

Добрый, не замечая их, мял огромные груди-дойки рыбоженщины, с огромной скоростью работал тазом, вонзаясь куда-то. Нет, Нидейса знала физиологию процесса, но для людей, тогда как рыбоженщины… ну, они были больше рыбами, чем женщинами. Появились они лишь недавно, и никаких женских органов, кроме имитации сисек, не имели, и предназначались для отвлечения и сбивания с толку. Высовывались из воды, звали на помощь, трясли сиськами, в общем, что угодно, лишь бы транспорты и корабли Империи и Альянса остановились и замедлились.

Затем на них обрушивалась притаившаяся орда морских тварей.

Эта же русалка, помимо того, что оперлась руками о стену, еще и активно подрабатывала хвостом, подмахивая Доброму, а значит, дед был прав. Не просто имитация, а проект рыболюдей, доработанная версия, способная к спариванию.

— Ну почему же противоестественного, — улыбнулся один из Высших.

Белая полоса на жабрах явно указывала на его статус, но кто именно из них, Нидейса не могла понять из-за маски. Так она, может быть, смогла бы лучше провести переговоры, которые сейчас проигрывала. Женщина внутри нее заходилась в зверином крике, ломала руки, видя, как у нее на глазах Добрый спаривается с другой. Внучка архимага холодно прикидывала, на это ли был расчет — вместо пыток — или нет, и сколько информации о ней ушло к биотикам и Альянсу.

— Как видите, вашему сердечному другу очень нравится.

— Поэтому вы сунули ему одно из своих снадобий? — чуть злее, чем хотела, отозвалась Нидейса.

Добрый пялился на эти дойки еще когда подплывали, впрочем, в этом мужчины оставались одинаковы везде, но вот этот шарик… человек, сумевший устоять перед чарами Нидейсы, не ринулся бы на рыбоженщину, как голодный на краюху хлеба. Стимуляторы, возбудители желания, подавители мозга?

— К чему такие громкие слова, — усмехнулся ее собеседник, — наши девочки могут удовлетворить любого мужчину и женщину, без всякий снадобий. Не желаете попробовать?

Он слегка прищелкнул пальцами, стонущая рыбоженщина повернула голову, облизала губы длинным, толстым языком.

— Опять противоестественный секс? — брезгливо отозвалась Нидейса.

Внутри нее все кипело и пылало, о, она сейчас не отказалась бы оказаться на месте русалки. Чтобы Добрый отодрал ее вдоль и поперек, и они наконец смогли зажить счастливо вместе. Но наружу из Нидейсы выходила лишь брезгливость, никак нельзя было давать биотам лишний козырь, показывая свои истинные чувства.

— Как низко вы пали, — процедила она.

— У нас есть и мужские особи, — ухмыльнулся Высший.

Вот это было больнее и ощутимее, Нидейса с трудом удержалась от того, чтобы сглотнуть. Насилие, как таковое, ее не слишком пугало, она знала, на что шла, но стонать под каким-то рыбом с хером на глазах у Доброго? Невыносимо. После такого она точно не сможет смотреть ему в глаза. Блокада внутри может и спасет от части воздействия, но она в основном на магии, тогда как биоты, судя по всему, воздействовали на биологию.

Добрый как раз задергал тазом, беспорядочно дергая русалку, и выдохнул, чуть расслабившись, убрал руки с бедер рыбоженщины. Та отплыла чуть к стене, и Нидейса увидела, что у нее внизу одно лишь отверстие, не два. Тугое и сморщенное, сейчас пульсирующее, в общем какая-то рыбья клоака.

— Как видите, сейчас идет абсорбция и переработка семени, — деловито пояснил Высший, — а также…

Русалка развернулась грациозно, раскрыла широко рот, наплывая на Доброго. Ухватила воду с плавающим семенем, затем насадилась ртом на член, обрабатывая его длинным языком.

— Никаких потерь продукта, — заметил Высший, — а также подготовка к следующему акту.

А благодаря снадобью, поняла Нидейса, Добрый будет трахать рыбоженщин, пока их ему будут подсовывать. Или пока его не выдоят досуха. Или пока она сама не сдастся, вынужденная созерцать секс-марафон любимого человека с какими-то тварями. Причем, одурманенный Добрый наверняка даже не понимает, кто перед ним.

— Я поняла, можете не продолжать демонстрацию, — повела рукой Нидейса, — вряд ли там будет что-то новенькое.

— Не можем же мы проводить бесконтрольное размножение без наблюдения, — вмешался один из Размышляющих. — Тем более в случае нового проекта.

Опять же, непонятно кто, из-за маски. Нидейса не настолько хорошо помнила элиту Союза, чтобы опознать его по одному лишь гребню. С носителем морского посоха и так все ясно, маг, скорее всего магистр из числа боевиков, дабы хватило и мощи, и скорости реакции, пойди что не так.

Русалка яростно работала ртом, заглатывая на всю длину, работая языком и руками массируя ягодицы Доброго. Внутрь пещеры уже вплывала следующая рыбоженщина, такая же, и она тут же ринулась к «рабочему месту». Обвила языком, и несколько секунд русалки насасывали вдвоем, затем первая отвалилась в сторону и поплыла к выходу.

— Миллион мальков через месяц, каждый сотый с магическими способностями, — добавил Высший. — Наполовину люди, наполовину рыбы.

Нидейса внутри содрогнулась от перспектив.

— Вы столько не прокормите, — бросила она безразлично.

— Прокормим, — отмахнулся Высший. — А ваша целительница поможет нам с дальнейшими работами.

— А если не поможет?

— Оплодотворим ее, заодно испытаем наших русалов. С этим же и сами справимся, спроектировали же мы ее, — Высший указал на рыбоженщину.

Та успешно закончила работать ртом, и тут же извернулась, упираясь в стену. Добрый, все такой же озверевший от похоти, с пустыми глазами, немедленно вошел, и русалка застонала страстно. Магия звука в воде, холодно отметила внучка Верховного, и вплетенная в воду так, что стала ее частью. Неужели Союз и в этом достиг таких высот?

— Надо заметить, что сработало бы и всасывание через рот, — продолжал Высший, — не думаю, что вам интересны механизм…

— Отчего же, — перебила его Нидейса.

Вода колыхалась, Добрый работал тазом, русалка подмахивала, затем ухватила два пальца на его правой руке, потащила их в рот.

— … но это биологический триумф, машина для размножения, причем рожающая рыболюдей, в ускоренном темпе. Метание икры, соединенной с семенем человека, тем более мага, с последующим переходом мальков в форму рыболюдей. Модель еще пока не доработана, разумеется, но возможности вы и сами видите.

О да, Нидейса видела. Она бы поклялась самыми страшными клятвами стереть биотиков с лица земли, если бы не знала, какие причудливые выверты совершает в таких случаях магия.

— Думаю, с вашей помощью мы ее доработаем, изучим механизмы размножения людей, так что наши создания будут еще и сами выделять нужные феромоны. Вы и целительница поможете нам понять механизмы беременности женщин людей, если не добровольно, так в качестве подопытных экземпляров.

Удар был отменным, Нидейса моргнула и свалилась бы со стула, происходи дело наверху. Ей не требовалось объяснять возможные последствия и приложения такой модели. На всех подряд магическую защиту не повесишь, и такие рыбоженщины могли выныривать где угодно, от моря на островах не уйдешь. Люди, кидающиеся в воду, с бортов кораблей, так как в головах только одна мысль — размножиться, и вот уже ряды пехоты прорежены.

Караулы и патрули, наблюдатели, под ударом мог оказаться кто угодно. Да что там, береговая линия самой Империи тоже оказывалась под угрозой. О нет, никаких смертей, что вы, просто к рыбакам в море будут выныривать рыбоженщины. Отсасывать со всем прилежанием за просто так, и уплывать, а рыбаки хранить тайну и чаще выходить в море от нелюбимых сварливых жен. Стремительный набор семени, размножение, мальки — рыболюди, и вот уже из моря выходит орда, способная действовать на суше.

Резкая эскалация конфликта, без нарушения основных запретов.

И не только Империя, Альянс окажется в том же положении. В результате все может закончиться тем, что орды рыболюдей — больше людей, чем рыб — населят острова и все будут вынуждены отступить. Победа мирным способом. Или биотики, за счет русалок, создадут шпионов, не отличающихся от людей, таких, чтобы не опознать ни магией, ни техникой, и внедрят в Империю и Альянс. Медленно, но верно, готовя орды рыболюдей внизу, они будут внедрять шпионов наверху, и в решающий момент их противники просто рухнут под единым ударом.

— А вы говорите — пытки, — улыбнулся Высший. — Да вы сами посмотрите, какие пытки, всем приятно и полезно.

Русалка стонала, Добрый пыхтел неутомимо, и оставалось только порадоваться, что дело происходит в воде, иначе все уже давно воспламенилось бы.

— И все же вы одурманили его, — заметила Нидейса.

— Люди и сами вырабатывают подобное, добровольно.

— Да, когда любят! А не когда… спариваются, как животные, — сердито бросила Нидейса.

Досада на саму себя перешла в злость. Не удержалась все-таки!

— Вот и напишите об этом дедушке, — ласково посоветовал ей Высший.

— Без магии, — Нидейса коснулась твари на шее, — он не поверит.

Ошейник на Добром, надо заметить, разошелся, свесил щупальца, правда совать их никуда не спешил. Видимо, какой-то дополнительный механизм, решила Нидейса, дабы оплодотворитель не задохнулся в процессе. Правда, Добрый сейчас был одурманен и магию применять все равно не мог, разве что для укрепления тела или еще чего, способствующего скорейшему оплодотворению.

В дальнейшем, надо полагать, эту роль на себя должны были взять феромоны, подумала Нидейса. Либо просто массовость, ну, поимеет маг русалку, потом испепелит, на одного такого найдется сотня обычных людей, которых рыбоженщины выдоят досуха. Причем, выдоят может и буквально, наверняка внутри тело устроено так, чтобы дополнительно массировать, подкреплять возбуждение, доить и доить, в общем, как ртом, только снизу.

— Вы же умная девушка, придумайте что-нибудь, — посоветовал Высший, — ведь это в ваших же интересах.

Он и не подумал делать никаких попыток снять тварь-ошейник. Остальное было понятно, добровольное письмо Нидейсы к деду, рассказывающее о проекте рыболюдей и опасностях. Припугнуть Империю? Вряд ли. Отжать себе преференций, заключить временный альянс против Альянса? Так вероятнее. Биотики не могут не понимать, что едва взаимное сдерживание исчезнет, как совет Архимагов вскипятит море с ними до самых глубин, и значит, у подводных жителей есть какая-то страховка на этот случай. Но чтобы все завертелось, она, Нидейса, должна написать письмо деду и приложить все усилия, чтобы тот поверил — письмо подлинное, написано не под принуждением.

Ну а откажется писать, прогноз понятен: вперед, на размножение, через Нидейсу будут давить на ее друзей, например. И Империя не узнает об угрозе рыболюдей. Просто так сообщить — не поверят, а вот через нее, да деду, да, тут все выходило гораздо солидней.

— Я все поняла и подумаю, — Нидейса сделала чуть растерянное лицо.

Взгляд ее метнулся к русалке и Доброму, который как раз заканчивал ее долбить. Повторилась сцена с облизыванием и слизыванием остатков, и Нидейса испуганно посмотрела в сторону входа. Но нет, третья русалка не спешила на боевой пост.

— Подумайте, — кивнул Высший, — но не слишком долго. Скажем, через сутки я жду ответ.

— Хорошо, понятно, — вздохнула Нидейса, склоняя голову.

Она подплыла к Доброму, который растерянно вращал головой, ухватила его за руку. Рискованный момент, на ней из одежды были все те же две полоски ткани, но обошлось. Как бы ни было сильно зелье биотов, но Добрый только что в очень быстром темпе дважды выбросил семя, при этом магией он тело укрепить не мог. Поэтому Добрый не стал кидаться на нее, лишь еще сильнее завращал головой, словно в поисках нового объекта оплодотворения.

— Через час все пройдет, и разум вернется к нему, — заверил ее Высший.

То есть примерно на четыре сеанса, прикинула Нидейса мысленно, с учетом удлинения срока в каждом последующем акте. Самым мерзким было то, что они могли сунуть такой шарик и ей, и она бы сейчас… нет, нет, нет, не думать о противоестественном сексе! Думать о Добром и вечном — долге перед Империей.

— Благодарю вас, что обошлось без пыток, — прошептала она, склоняя голову.

Внутри все опять било и колотилось, заходилось в нетерпеливом крике. Быстрей! Быстрей обратно!

— Пока вы будете добровольно сотрудничать, все и дальше будет обходиться без них, — заверил ее Высший. — Если вам что-то потребуется, например подводная бумага и чернила, то вам достаточно будет подергать за водоросли у входа, и ваш провожающий тут же явится и все принесет.

— О, это очень предусмотрительно, — снова склонилась Варлея.

Играть сломленную практически не требовалось, она была раздавлена и уничтожена. Ей ясно и наглядно продемонстрировали все, вот просто все, включая голого Доброго.

— Я обязательно что-нибудь придумаю, — пообещала она напоследок.

Всю дорогу до дома-ракушки Нидейса придумывала, правда не то, что хотелось бы биотам, но этого она ведь и не обещала? Прогоняла мысленно детали, свыкалась с ними, добавляла и отбрасывала, снова возвращалась мыслями к основополагающему моменту. Болезненному, жесткому, противному. Необходимому. Словно злая насмешка судьбы, рассуждать о противоестественном сексе, чтобы полчаса спустя обдумывать и добровольно готовиться им заняться.

Отдать свою девственность любимому человеку. Жестокая насмешка.

Добрый послушно плыл следом, правда, на выходе из скалы, он рванул вбок, к кружащимся там русалкам, что-то болезненно мыча, но Нидейса его перехватила. Сопровождающий тоже встревожился, отдал команду акулоидам и те подхватили Доброго, потащили, прижав клешнями. Чуть поранили в процессе, но тут Нидейса уже ничего не могла поделать, только закатывать глаза и притворяться холодной стервой. Добрый мычал и рвался к русалкам, успокоившись только когда те скрылись из вида. Сопровождающий их тоже успокоился и ускорился, что было на руку Нидейсе. Иллюзия «Добрый и русалки» сохранялась.

Едва оказавшись в доме-ракушке, Нидейса торопливо сдернула с себя ленты, не обращая внимания на Алтая и Варлею, глаза которых округлились еще раньше, от вида голого Доброго. Член его и так уже стоял, возбуждение от русалок еще не прошло, и Нидейса, прошептав:

— Извини.

Повернулась к Доброму спиной, насаживаясь на его член задницей.

Глава 15

Сознание вернулось к Тимуру рывком, и он обнаружил себя во все том же подводном доме-ракушке, но в совершенно иной позиции. Оргазм, шок и одновременно с этим осознание, что он сейчас захлебнется, паника. Золотистое сияние, вырвавшееся из Нидейсы, спадало, а сама она, повернувшись лицом к остальным, щерилась в яростной гримасе.

С ее шеи, вяло покачивая щупальцами, спадала тварь-ошейник.

Как всегда после оргазма сознание резко прояснилось, и Тимур включился в действо. Отшатнулся, выходя из Нидейсы и пропуская ее удар ногой мимо себя. Выбросил во все стороны магический импульс преобразования, превращая воду в воздух, и готовясь удерживать щит пузыря, пока будет выкашливать воду из легких. Одновременно с этим его ударило по спине, и Тимур ощутил прикосновение целительской магии.

Красная Варлея, не глядя на Тимура, проскочила немного мимо, ее вторая рука впечаталась в грудь развернувшейся Нидейсы. Вода хлынула из них обоих, изгоняемая магией, и сама Варлея присоединилась. Пару секунд они изображали скульптурную композицию, фонтан из трех блюющих фигур, затем остановились. Благодаря магии Варлеи все прошло без захлебывания, и Тимур удерживал пузырь воздуха вокруг них.

— Молодцы, — спокойно сказал Алтай, ступая внутрь пузыря. — А теперь валим отсюда.

Тимур бросил взгляд на голого себя, на обнаженную Нидейсу, с которой он только что занимался ан… нет, явно во всем виноваты биотики! Одежды рядом нет, и в этом тоже виноваты биотики!! Он изменил жене и в этом тоже виноваты биотики!!!

За секунду он довел себя до пылающей ярости, боевого состояния.

— Собрались в кучку! — рявкнул он на остальных.

Стыд, смущение, что случилось — все это могло подождать. Нидейса нашла способ сбросить тварей с их шей, нельзя было упускать такой шанс. Тимур яростно, зло выкрикнул заклинание вытеснения, разнося дом-ракушку и разбрасывая его во все стороны. Рискованный трюк, но сейчас Тимур ощущал, что все получится. Странная слабость в теле, ногах и пояснице одновременно с легкой, воздушной головой создавали странный эффект, вроде легкого опьянения, когда еще соображаешь, но тормоза уже отключились.

Заклинание разъятия снесло не только дом, оно еще ударило ввысь, раздвигая там воду и создавая своеобразный туннель, внутри которого образовался вакуум. Вытеснение воды уплотняло стенки «туннеля», вода стремилась его заполнить, устремляясь снизу, и тем самым придавая дополнительного ускорения воздушному пузырю, в котором находились Тимур и его команда.

Они взлетали ввысь, да так, что в глазах темнело, и Тимур ударил вытеснением, пробивая новый туннель, благо сверху ничего не лилось, вытеснение уплотняло воду и там, создавая своеобразную крышку к туннелю. На доли секунды, но за них пузырь успевал взмыть еще и еще, стремительно унося Тимура и остальных прочь.

Так что до границы магического купола они добрались за считанные секунды.

— Туда! — крикнула по-прежнему ярко-красная Варлея, указывая влево-вверх.

Тимур ударил, не глядя, но удача была на его стороне, пузырь вылетел почти к самому выходу из купола, где, лениво покачивая плавниками, парила в воде стража и дежурный маг-биот. Некогда было вспоминать, как тут работает система «на выход» (в том смысле, что не выплывали же биотики и их создания из обычных условий на двухкилометровую глубину?), и Тимур скорректировал полет пузыря, ударил вытеснением, целясь прямо в «окно» выхода.

— Входы в купол — односторонние порталы наружу! — крикнула Нидейса, непрерывно совершая пассы руками. — Нужно успеть проскочить!

Стража не растерялась, ринулась в атаку, потрясая копьями и трезубцами, но стена уплотненной воды смела их в стороны. Биота — мага ударило, плюща о купол, затем вышвырнуло наружу и он исчез из поля зрения. Тем не менее, он успел в своем полете совершить несколько пассов, и «окно» словно бы затянуло пленкой, мутнеющей прямо на глазах.

— Проклятье! Он все-таки успел закрыть выход!

С губ Нидейсы сорвалось заклинание, ударило в то место, где находился выход. Купол пошел рябью, но устоял, и Тимур ощутил, что вот теперь тревога точно поднялась. Стража, отброшенная прочь, быстро плыла к нарушителям, и Тимур попытался отпугнуть их вспышкой, но мало преуспел. Заклинание Варлеи оказалось более действенным, ближайшего хитиноносца раздуло, а потом и взорвало.

— Ломайте выход, я тут разберусь! — рявкнул Алтай.

Он выскочил за пределы пузыря, прорвав его с легким чпоком, и внутрь хлынула вода, но Тимур уже ударил новой трансформацией, превращая воду в воздух и вытесняя все прочь, восстанавливая пузырь. Понятно, что купол был очень прочным — ведь от его целостности зависела жизнь массы существ, не говоря уже о том, что он представлял собой еще один рубеж обороны, предпоследний. Не совсем понятным оставалось замечание насчет односторонних порталов наружу, но времени садиться и слушать лекцию точно не было.

Алтай снаружи изогнулся, пропуская мимо себя трезубец, взял конечность в захват, ломая ее. Пируэт, нож в руке Алтая подрезал конечность и бок твари, и тут же вонзился куда-то в район жабр. Страж обмяк, и Алтай сдвинул его, подставляя под удар трезубца второго стража, подплывшего ближе, и сам ударил в ответ, подхватив оружие, выпавшее из ослабшего ласта. В пузырь и Алтая полетели отравленные иглы, но он их словно не замечал, закрываясь стражами и нанося удары трезубцем.

Заклинание пузыря держалось, но теперь Тимур оказался бесполезен, так как вынужден был сосредоточиться на защите. Нидейса ударила еще чем-то незнакомым, купол снова пошел рябью, но и в этот раз устоял. Она присела, ойкнув, и бросила сердитый взгляд через плечо на Тимура, одновременно с этим машинально потирая задницу. Тут же переключилась, зачертила что-то прямо в воздухе, словно практиковалась в азбуке глухонемых.

— Быстрее, — нервно процедила сквозь сжатые зубы Варлея.

Краснота сходила с ее лица, но в сторону голых Нидейсы и Тимура она предпочитала не смотреть, сосредоточившись на Алтае и рыботварях снаружи. Тимур бросил взгляд вниз, там уже плыли биоты и твари, стремительными серебристыми росчерками в воде. Деталей было не различить, но количество их впечатляло.

Алтай продолжал сражаться, разя стражей в их же стихии, словно не замечая, что вокруг вода.

Тимур и раньше подмечал схожие ситуации, когда Алтай выживал или действовал там, где не мог выжить или действовать человек. Обычный человек. Вот и теперь оставалось только восхищаться предусмотрительностью Шефа, снабдившего Алтая защитами даже на такой случай.

— Разъятием вместе! — вскинула Нидейса голову. — Энергия в портал! Две секунды!

Она словно бы пребывала в трансе, забыв, где и в каком виде находится. Но тут же «очнулась», снова сверкнула глазами в Тимура, и он с трудом удержал лицо. Слов о том, что он теперь как честный маг должен жениться на Нидейсе, не прозвучало, но можно было не сомневаться, что без последствий не обойдется. И свидетели есть. Алтай, допустим, может и промолчит, но Варлея… м-да.

И ведь Нидейса сама указала ему, что надо взять тот шарик. Знала? Не знала? Манипулировала или нет?

— Алтай!!! — закричала изо всех сил Варлея, размахивая руками.

Тот, конечно, ничего не услышал, но увидел эти взмахи, и тут же устремился к пузырю. За ним по пятам плыли еще трое стражей, прямо сквозь буро-зеленую жижу, в которую превратилась вода. Тимур посмотрел на Нидейсу и та, с мрачным выражением лица, кивнула, выпрямляясь. Груди ее качнулись, но странное дело — никакого всплеска сексуального желания в Тимуре это не вызвало.

Сколько же продолжалась его отключка?

— Начали! — выдохнул Тимур.

И тут же вдохнул, отменяя пузырь воздух вокруг. Варлея и Нидейса тоже вдохнули, и оставалось только радоваться, что они еще внутри купола, где давление оставалось нормальным. Снаружи такой фокус с отменой пузыря не прошел бы, пришлось бы как-то выкручиваться иначе, а скорее погибать.

Втроем они шагнули-подплыли к куполу, где было «окно» и одновременно ударили разъятием, стремясь пробить там выход наружу. Мана утекала словно в никуда, купол пошел рябью, выход прояснился, демонстрируя темные глубины снаружи, и Нидейса изогнулась, ударила голой пяткой в живот Тимура. Возможно, что целилась и ниже, но этот толчок швырнул ее в «окно» и Нидейса исчезла.

Алтай был уже совсем рядом, дал живительного ласкового пинка Варлее, ухватил Тимура за шею.

В последнее мгновение они влетели в портал, и тут же оказались неизвестно где. Непроглядные темные глубины, и рядом барахталась Нидейса, пытающаяся надуть пузырь вокруг себя. Стенки пузыря гнулись, ломались, пузырь лопался, и Нидейса не поднималась, но и не опускалась. Давление воды со всех сторон обрушилось на Тимура и остальных, стремясь раздавить, сокрушить и сплющить.

Новое заклинание, и вокруг них снова возник воздух.

— Ф-ф-фух, — облегченно выдохнул Алтай, чуть приседая.

Вода давила, Тимур держал, и пузырь стремительно помчался вверх. Даже заклинаний вытеснения или разъятия не требовалось, вода должна была сделать все сама. Нидейса почти упала, оказавшись на четвереньках, тут же прислонилась к стене пузыря, закрывая свое тело, охватывая ноги, подтянутые к груди, руками, и болезненно морщась.

— Ну, Добрый, — проворчала она, — ты совсем не добрый!

— Мне показалось, что ты добровольно и весьма охотно, — Алтай сделал откровенно грубый и неприличный жест.

— Показалось, — огрызнулась Нидейса. — Надо же было как-то снимать этих тварей!

Она охватила одной рукой шею, показывая, о ком говорит.

— Неожиданный способ, — заметила Варлея, приседая.

С них всех текло, на дне пузыря образовалась лужа, но Тимур решил не отвлекаться. Хватит и того, что он стоит тут голый, не знающий, что случилось, и спасает всех! Нидейса, как универсал, может и смогла бы удержать пузырь вокруг себя достаточно времени, чтобы ее вытащило наверх. Но только вокруг себя и если бы смогла его «надуть». Тимур, в свою очередь, неоднократно тренировался с подобным пузырем, как защитой от газов и ядов. Тренировки в воде — спасение группы от утопления — были больше теоретическими и умозрительными, так как им просто не приходилось опускаться на подобные глубины.

— Но все так же основанный на вампиризме, — продолжала Варлея, сверля Нидейсу взором.

— Странно, что этим Высшим, — добавил Алтай, — не доложили о таких талантах.

— Он бы ничем не помог нам, — буркнула Нидейса, глядя в сторону, — в обычных условиях. Ошейники используются уже много лет, все обычные лазейки там закрыты.

— А, стало быть там произошло что-то необычное, — спокойно констатировал Алтай.

— Именно так, — отозвалась Нидейса, но объяснять ничего не стала.

Вокруг светлело, пузырь стремительно возносился, и можно было предвкушать скорый вылет на воздух.

— Кстати, а где мы? — спросил Алтай. — Каковы шансы погони за нами?

— Мы ушли лишь потому, что действовали стремительно, — ответила Нидейса мрачно, — потому что Добрый вынес нас к выходу в мгновение ока. Дежурный маг успел закрыть купол, но он, видимо, был не слишком силен, и мы взломали защиту. Этот взлом активировал портал выхода на короткое время, и мы успели заскочить в него, после чего оказались непонятно где.

Она чуть сменила позу, снова сморщилась от боли.

— Давай, я полечу, — предложила Варлея, протягивая руку. — Где болит?

— В жопе!!! — зло гаркнула Нидейса. — Где еще может у меня болеть после такого?!!

Вспомнив, в какой позиции он очнулся, Тимур тяжело вздохнул и невольно посмотрел на бедра Нидейсы. Он так крепко сжимал их, в момент пробуждения, что там должны были остаться синяки. Нидейса метнула в ответ злой взгляд, но тут же глаза ее широко раскрылись. Тимур хотел обернуться, но этого не потребовалось, мимо промелькнула тень боевой акулы. Или левиафано-кашалота.

В общем, нечто огромное.

— Быстрее! — скомандовала Нидейса. — Быстрее к поверхности!

Вопрос о порталах, местонахождении и жопе так и остался нераскрытым. Пока. Тимур, ударяя вытеснением вверх (благо вопрос с направлением не стоял, бей по ходу пузыря и все), подумал, что разборки потом будут громкими и болезненными. И тут же, неожиданно, всплыла другая мысль, о смеси личного с общественным. О примере Нидейсы. О том, что если уж не бежать из Империи (ведь биотов и Альянс он интересовал только как приложение к Нидейсе, и вот к чему это привело!), то надо торговаться. Спасители Империи? Пускай. Тогда Империя сможет же выделить парочку магистров для Шефа?

С таким подкреплением Шеф враз добьется своего, и наступит мир во всем мире.

Ну а личное, что же, с ним придется разбираться отдельно, но упускать из-за личного возможности выполнить не только свою миссию, но и поработать на общее дело? Глупо, мягко говоря. Конечно, чтобы дошло до этих вопросов, следовало вначале выжить и вернуться, но никогда не помешает немного подготовиться к будущему, не так ли?

— Вода густеет! — взвизгнула Варлея.

Тимур и сам видел, почти что ощущал физически сопротивление. Ударил разъятием, благо заклинание было простым, но тут же увидел разницу. Там, где обычная вода не сопротивлялась, вода, вставшая у них на пути благодаря магии биотиков, даже не подумала исчезать. Внизу виднелись тени, надвигалась, видимо, та самая глубоководная армия. Новые и новые биотики и твари появлялись вокруг, видимо, нащупав общую область открытия порталов и передав ее всем.

Помешать же им, дестабилизировать переходы было некому.

— Ударим еще раз вместе! — крикнула Нидейса. — Мы уже близко, поверхность рядом!

Глава 16

— Как они так быстро нас нашли? — пробормотал Тимур под нос.

Совместный удар помог, они продвинулись еще, но и биоты тут же нанесли новый удар. Не магией, нет, кашалото-кит наехал сверху, отбрасывая пузом пузырь, и вся магия с физикой спасовали против такого удара. Тимур едва удержал защиту.

— Открыли портал в последнюю использованную точку, — хмуро отозвалась Нидейса.

Она сидела мрачная, все такая же сжавшаяся, словно решила, что сопротивление бесполезно. Тимур осознал смысл ее слов, тоже помрачнел — с таким подходом шансы скрыться стремительно приближались к нулю. Может, не все биоты могли быстро подняться из глубин, но им хватило и пары разведчиков. Догнали, обозначили координаты, передали остальным, и пошло телепортирование в примерно заданную область.

— И в этом тоже их сила, — бормотала Нидейса, глядя сквозь пузырь вниз, — односторонние порталы по всему морю, на глубинах в сотню метров, чтобы наверху ничего не учуяли. Некому сбивать порталы, некому отслеживать, и невозможно установить местонахождение купола, из которого пришла орда.

А как же уход назад, неужели нельзя отследить по нему, подумал Тимур, но промолчал, перебирая идеи, как бы им вырваться на поверхность. Сейчас их мог спасти только транспорт, которого не было, как и идей, или моментальное перемещение, которым они не владели. И то, транспорт мог попасть в «сгущение воды», ровно так же, как и пузырь. Магия на магию Тимур перебить их не мог, а техники не было. Не говоря уже о том, что это должна была быть особая техника, способная перебить мощь шаманов-биотов в их родной стихии.

Вампиризм и высасывание энергии из окружающих биотов?

— Алтай? — спросил Тимур.

Варлея подсела к Нидейсе, обняла за плечи, зашептала что-то. Руки ее светились, но тускло. Атмосфера поражения и погружения на дно затапливала пузырь, и если кто и мог что-то с ней сделать, то только Алтай.

— Когда ударит снова, отменить пузырь, вцепиться в кожу, пробуриться внутрь, — ответил Алтай спокойно.

Несколько ударов прилетело по пузырю, но защита выдержала.

— А если не ударит?

— Дождаться нападения тварей, оседлать и плыть на них к поверхности.

Такой же «легкий» в исполнении план, как и прицепиться к кашалоту. Вслух сарказмировать Тимур не стал, и так ясно было, что Алтай, вослед за Архимедом может сказать: «дайте мне точку приложения силы и я переверну мир». Сдаться в плен, не убьют же их, как не убили в первый раз? Да, не убьют, но и сбежать так больше не получится, эту лазейку перекроют.

Попробовать трансформировать из воды что-нибудь, способное гореть под водой? Нет, слишком рассеянно все в ней, разве что…

— Ай дурак! — Тимур хлопнул себя по ляжкам. — Держитесь!

Чуть измененное заклинание трансформации, превращение воды в составляющие, водород и кислород. Гремучий газ, два объема водорода на один кислорода, и ударить вытеснением, резко сжимая смесь. Сфера пузырей возникла вокруг Тимура, словно он совершил гигантский выдох, и тут же удар вытеснением, причем направленным вниз, в сторону приближающихся биотиков и тварей.

Магия сгущения не защищала их с той стороны и цепочка взрывов прокатилась под ногами Тимура. Стенки воздушного пузыря спасли их от сотрясений и ударов по барабанным перепонкам, но далось это большой ценой. Снова появилось ощущение ломоты, по губе побежало что-то, то ли кровь, то ли сопли.

— Вверх! — выдохнул Тимур.

Нидейса и Варлея ударили, и в этот раз вода разошлась легко, без сопротивления. Тимур понимал, что второй раз такой удар не пройдет, и добавил своей магии, заклинания тарана, снизу вверх, в свой же пузырь. Словно огромный кий, подбивающий бильярдный шар, в дополнение к вакууму, выталкиванию воздуха из воды и прочим ускоряющим факторам.

Удар сотряс пузырь, повалил всех, и сам Тимур еле устоял на ногах.

Они стремительно рванули ввысь, проскакивая область бывшего сгущения, и наперерез ринулись твари биотиков. Быстрые, опасные твари, созданные для борьбы с торпедами и ракетами Альянса, для противостояния химерам Империи. Даже под всеми ускорениями, пузырь Тимура уступал им в скорости, но тут уже ничего нельзя было поделать, только наблюдать напряженно, как твари приближаются, приближаются и еще раз приближаются.

Снизу-слева и снизу-справа вынырнули сразу две огромные тени, ринулись к пузырю.

Тимур не успел прикинуть скорость и возможность удара, как мимо начали мелькать еще тени. На этот раз сверху вниз, и эти тени не были живыми.

— Бере…

Взрыв сотряс пузырь, и тут же еще один и еще, и Тимур просто не удержал защиту. Заклинание сломалось, а сам он не успел даже воздуха набрать. Кто-то ухватил его за руку, дернул, их швыряло и крутило, словно щепки в шторме, оглушительно било взрывами по голове, и Тимур пытался удержать индивидуальную защиту, пытался не потерять сознания.

Ни о каком создании нового пузыря тут не могло идти и речи, все вокруг бурлило и шумело, ходило ходуном от взрывов глубоководных бомб. Багрово-зеленую тьму и жижу разорванных внутренностей прорезали вспышки, лучи и шары, холодные и смертноносные. Новые взрывы и вода вокруг начала стремительно нагреваться, что-то сильно ударило Тимура в спину, затем в ноги, затем еще раз по голове.

— Водомет! — пробулькал он.

Разумеется, тут же хлебнул воды, так как уже почти не соображал, что и где вокруг, и попытался произнести заклинание под водой. Тем не менее, заклинание сработало, рвануло его к поверхности — наверное, так как Тимур сам не понимал, где низ, где верх. Вода заливалась, он не выдержал и закашлялся, еще больше воды хлынуло внутрь… и они выскочили на поверхность.

— К кораблю! — заорал Алтай.

Тимур хотел ответить, но снова закашлялся, ощущая, как не хватает воздуха. На ходящих ходуном волнах и над ними, под синим небом, покачивались корабли Альянса и было их много. Очень много. Варлея и Нидейса смотрели на Алтая наполовину оглушенными рыбами, кое-как удерживаясь на поверхности.

— Техника! — снова рявкнул Алтай.

Теперь до Тимура окончательно дошло, и он кивнул, попытался помочь Нидейсе. Машинально, так как она была ближе, и только потом сообразил, что после всего случившегося лучше не приближаться. Нидейса, однако, не стала отказываться от помощи, а Варлею подхватил Алтай.

— Не двигайтесь! — прогремел голос с небес.

— Тогда мы утонем! — крикнул в ответ Алтай.

Тимур попытался зависнуть на месте, чуть шевеля ногами, уже предвкушая, как они уберутся из воды. О да, будет Альянс, новое заключение, допросы и все такое, но это хотя бы будет в окружении техники и людей, в общем, привычного и родного, а не этих пучеглазых рыбомордых тварей, заставивших его совершить невыразимое.

— Сейчас вас вытащат, не предпринимайте…

Сброс глубоководных бомб и обстрел продолжался, но разъяренных биотиков это не остановило. К ходящим ходуном волнам добавились мощнейшие фонтаны, выстреливающие во все стороны тварями, а также удары гидропушек, по корпусам кораблей. Неподалеку от Тимура взметнулся вал воды, покатил, нависая на половину неба, и он ударил в ответ заклинанием, понимая, что ему не разъять и не отбросить такую массу воды.

С небес рухнула радужная стена силовых полей, и волна ударила в ней, после чего откатилась бессильно обратно, прямо на кашалота. Еще удар силовыми полями и еще, отсекая часть моря, словно заключая магов в темницу. Биотиков это, разумеется, не остановило, и они зашли снизу.

— Ну песец, — вырвалось у Тимура.

С громкими плюхами и брызгами с небес падала техника и десант, прямо на морскую гладь. Плавучие танки ныряли и стреляли, кипятили воду вместе с тварями в ней. То и дело взлетали фонтаны, сбивая очередного десантника, и вода под ногами кишела тварями, так и норовящими сожрать все вокруг. Взрывались гранаты, разбрасывая куски тел, и новые создания биотов захлестывали танки и десантников, перегружая щиты, утаскивая под воду, вгрызаясь в броню.

— Песец, — опять вырвалось у Тимура.

Их выдернули из воды, прямо на платформу, и тут же нацепили блокираторы. Алтай еще успел заломать двоих, прежде чем его вырубили, да сам Тимур ранил одного. Успехи Варлеи и Нидейсы он заметить не успел, так стремительно их всех уложили лицами в пол.

Через прозрачный пол платформы было отлично видно бурление вод внизу, и то, что биотики и не думают отступать. Выкрики над головами, матюги и грохот оружия добавляли оттенков запахов и звуков. В принципе, логично, думал Тимур, глядя вниз, биотики стремились утащить вниз, туда, где у них преимущество, Альянс вверх, туда, где уже у них преимущество. Не совсем родная для Альянса среда, но подводные обитатели уже точно не могли взлететь на пару километров и потом гнаться на скоростях в сотни километров в час, дабы отбить пленников.

Правда, тут скрывался еще один подвох.

С подводной базы они сбежали, воспользовавшись порталом наугад — ну да, не повезло, но факт, что на какое-то время сумели разорвать дистанцию и шанс спастись был. С базы же Альянса… и тут Тимур обозвал самого себя дураком, в бесконечный уже раз. Техника и Алтай, ну конечно же! Это не означало, что можно расслабиться и разжать булки, но все же давало шансы, как с Нидейсой и освобождением от тварей-ошейников.

Козырь в рукаве, о котором не знают в Альянсе.

Правда, возможно, они не знают и о Нидейсе, а здесь собрались, скорее всего, чтобы остановить прорыв орды биотов, но насчет Нидейсы, как раз дело поправимое. У биотиков побывали, теперь в Альянсе, а потом домой и делать вид, что это такой мастерский шпионский рейд по тылам противника, главное до дедушки Нидейсы добраться, он прикроет. Этакая шаткая конструкция, с массой моральных натяжек, уступок и компромиссов, непонятными шансами на успех, но в случае успеха, о! Миссию можно будет считать на три четверти выполненной.

— Сбоку, Джорди, сбоку, куда ты смотришь?! — неожиданно раздался истошный вопль над головами.

Тимур даже голову повернул, но заметил лишь краешек мелькнувшей тени. Платформу ударило, подбросило, и Тимура швырнуло вперед, прямо к краю платформы. При этом тело его приподнялось, и ноги взмыли в воздух, словно он совершал экзотический кувырок.

Рядом несколько раз оглушающе хлопнуло, и тут же вокруг платформы вспыхнула сфера силовых полей. В нее беззвучно били молнии, затем врезалась какая-то тварь, распласталась, раззявив широкогубый рот, сползла, обвиняюще глядя на Тимура выпученными глазами.

— Выше, выше, выше, выше!! — надрывался кто-то на высоких тонах.

Они и так уже были высоко, по ощущениям Тимура, но надо полагать, сотня метров не была пределом для биотов. В то же время, глядеть сверху вниз сквозь прозрачную платформу — такое зрелище возвращало первоначальный страх перед высотой. Не говоря уже о том, что внизу кипело и бесновалось море, окрашенное в цвета внутренностей тварей, а то и самих биотов.

Из бурлящего котла выныривали и тут же пропадали какие-то крокодилы, роботы, пару раз выскакивали десантники, один раз ударила молния снизу вверх, но не долетела. Платформу с Тимуром и остальными швыряло и подбрасывало, вокруг вспыхивали поля, орали охранники, и каждый раз стволы за спинами вжимались все сильнее, словно норовя продавить магов сквозь платформу.

Алтай так и лежал без сознания, но на него все равно были наставлены два ствола.

— Давайте, покажите им!! — грубый, охрипший голос.

Мимо начали проноситься вспышки шаров плазмы, затем море внизу словно расступилось и смялось, чтобы тут же выпрямиться. Плясали лазерные лучи на волнах, целые ущелья возникали под ударами дезинтеграторов. Платформа поднималась все выше и панорама битвы становилась все шире. Обитатели моря, устремившиеся в погоню большой толпой, осаждали все корабли, местами море просто парило, затягивая все дымкой, то ли кислоты, то ли пожаров.

Но в этот раз у сил Альянса хватало и морских танков, и прикрытия с воздуха, и десантников, и вокруг то и дело вспыхивало зарево вспышек разнообразнейшего энергетического оружия. Биотов оттесняли и отрезали, те ныряли и переплывали на помощь соседям, бойцы и техника Альянса сосредотачивали огонь на других участках, подавляя и уничтожая.

— Очень…

— Тихо! — Нидейсу чуть пристукнули головой о платформу, сунули под нос огромный ствол.

— Да вы…

Теперь досталось Варлее.

— Будет хоть малейший намек на колдовство, слова, жесты, сразу стреляйте! — раздался сверху очень злой голос.

Тимуру очень хотелось вмешаться и сообщить, что такого стреляльщика потом самого расстреляют, но он все же сдержался. Платформа поднималась, и ее почти перестало швырять, видимо, до такой высоты биоты уже не доставали. Затем начало темнеть, и Тимур напрягся, ожидая, что биотики решили повторить свой трюк с мега-штормом.

Но все оказалось немного прозаичнее: они влетели в тень огромного корабля Альянса.

Платформа с мягким чпоканьем втянуло в одно из посадочных ворот, за которыми оказался небольшой ангар. Набитый техникой, боевыми роботами, беспилотниками и камерами, и кто знает, чем еще.

— Одежду, — распорядился чей-то спокойный, уверенный голос.

Тимура кольнуло между лопаток, и его словно бы окатило прохладой. Тонкая накидка, на манер тоги, накрыла его тело. От такого уровня технологий хотелось плакать и биться головой об пол.

— Поставить на ноги.

Их подняли, Тимур придержал Алтая, который наваливался тяжело, еще не до конца придя в себя.

— Мы давно вас ждали, Нидейса Алол, — сказал встречающий их представитель Альянса.

Глава 17

— Ждали меня? — хмыкнула Нидейса.

Лицо ее стало высокомерным, словно она тут повелевала всем, а какая-то букашка осмелилась вякнуть что-то против.

— Вас. Прошу.

Жесты его были безукоризненны, голос внушал доверие, а внешность не запоминалась вообще. Тимур решил, что они имеют дело с роботом, хотя он и не знал, умеет ли Альянс производить настолько совершенных андроидов?

— А наши друзья? — спросил Тимур, увидев, что Алтая и Варлею отводят в сторону.

— Они подождут вас отдельно, — улыбнулся встречающий. — Им окажут первую помощь и их жизни ничего не угрожает.

Пока вы сотрудничаете, мысленно закончил Тимур. Похоже, повторялась сцена в море, только теперь в воздушном море. Страсть Нидейсы к нему, из мелкой немного досаждающей вещи, внезапно превратилась в нечто намного большее. Попутно Тимур сообразил, что их сдал кто-то из своих, либо в Империи есть внедренные шпионы Альянса и Союза, одновременно.

— А нашей? — прямо спросила Нидейса.

Их вели по коридору, залитому холодным светом. Камеры, турели, охрана через каждые десять метров, и сзади еще десяток таких же. Бойцы в энергоскафандрах, с мощным оружием. Либо стены были отдельно защищены — как дополнительная мера против побега — либо их не волновало, что они могут продырявить собственный же корабль.

— И вашей тоже, пока вы не совершаете ничего неразумного, — заверил их мужчина.

Представляться он упорно не желал, и подозрения Тимура насчет робота крепли. Не то, чтобы это давало какие-то дополнительные шансы на побег, нет, просто торговаться им предстояло с кем-то еще. Все это опять же до боли напоминало сцену у биотов, и оставалось только гадать, ждет ли его еще один провал в памяти. С последующим приходом в себя в разгар анального секса с Нидейсой.

— Самое разумное, что может совершить создание Творца, так это служить своей стране и своему роду изо всех сил, — неожиданно певуче отозвалась Нидейса.

Она словно бы цитировала что-то, неизвестное Тимуру.

— Все мы служим своей Родине, — без тени иронии отозвался мужчина, — и хорошо, что вы это понимаете.

Они остановились перед очередной дверью, которая тут же плавно отъехала вбок. Внутри обнаружилась не пыточная и не конференц-зал, а вполне себе жилое помещение, к вящему удивлению Тимура. Все было адаптировано под «магических дикарей», то бишь везде присутствовали огромные кнопки и сенсорные панели, с поясняющими надписями «нажми здесь, чтобы поесть».

— Кофеееее, — простонал Тимур, нажимая на сенсор с надписью «нажми, чтобы получить бодрящего напитка».

Разумеется, это был не кофе, а какой-то его местный аналог, но какая разница, если в чашку полилась черная бодрящая жидкость с острым запахом?! Тимур довольный тем, что ему не подсунули странных энергетиков, ухватил чашку и отхлебнул.

— Это многое объясняет, — пробормотала Нидейса за его спиной.

— Что?

Нидейса совершила вращательное движение глазами, затем закатила их, указывая, что их подслушивают и за ними наблюдают. Впрочем, Тимур и сам сообразил — он действовал привычно, не стеснялся техники, словно попал домой. В определенном смысле так оно и было, но что тут могла подумать Нидейса? Правильно, что он шпион Альянса.

— А, — протянул Тимур и еще раз отхлебнул.

Разумеется, в кофе могли быть и какие-нибудь наркотики правды, но продолжая аналогию с биотиками, похоже его ролью было пробовать разное незнакомое.

— Ага, — вздохнула Нидейса.

Она отошла и села на диван, ухватила пульт с большой кнопкой и нажала ее. Экран на стене включился и там появилось изображение девушки. Она живо напомнила Тимуру стюардессу, объясняющую правила полета.

— Мы рады приветствовать вас на борту «Стремительного», — заявила девушка, и Тимур фыркнул, чуть не расплескав кофе. — Наш полет продлится два часа сорок три минуты, температура за бортом минус двадцать, скорость полета две тысячи километров в час.

— Или это дезинформация, или нас везут на материк Альянса, — прищурилась Нидейса.

Она попыталась устроиться удобнее, опять сморщилась. Поднялась, собираясь сотворить заклинание, и тут вспомнила о блокираторах.

— Ты! — потребовала Нидейса от экрана. — Приказываю немедленно оказать мне первую помощь!

— Не забывайте о том, что применение магии на борту «Стремительного» будет немедленно обнаружено и система защиты корабля примет соответствующие меры, вплоть до летальных, — улыбнулась девушка. — Приятного вам полета!

Экран выключился.

— Вообще-то это не так работает, — заметил Тимур нейтральным тоном.

Нидейса повернулась к нему, изобразила губами «я знаю», и тут же отвернулась. Тимур хмыкнул еще раз, окидывая взглядом помещение. При технологиях Альянса здесь все могло быть напичкано камерами, и наверняка существовали программы чтения по губам. Или просто за экранами сидели чтецы, раз уж Альянс так всерьез подошел к вопросу и действительно поджидал их.

Могло ли все это быть совместной операцией Альянса и Союза, в стиле «хороший и плохой полицейский»?

— Поискать тебе аптечку? — спросил Тимур.

— Новую жопу себе поищи, — грубо огрызнулась Нидейса.

Она подошла к двери с надписью «Мыться здесь», скрылась за ней. Тимур подавил желание последовать за ней, допил кофе. Они не могли говорить здесь, не могли объясниться и это немного угнетало. Как действовать? Что делать? Насколько Нидейса знакома с Альянсом и его технологиями? Насколько она играет в обиженную? Что делать самому Тимуру?

— Интересно, есть ли здесь интернет, — пробормотал он.

Скорее всего не было, но Тимур не стал бы утверждать наверняка. Подслушивание и подсматривание, размещение парами, наверняка для сбора дополнительной информации. Разговоры, поведение, попытки снять блокираторы или еще что-то. Например, сайты, посещенные в интернете. Вообще знание, что такое интернет.

Умение нажимать на кнопки и сенсоры, наконец.

Тимур, заказав себе еще чашку кофе, небрежно развалился в кресле. Посмотрел на пульт с всего одной кнопкой, подумал, не стоит ли поискать иллюминаторы. Нет, это было бы уязвимой точкой, через которую можно сбежать. Прогнал импульс магии внутри тела, попытался прогнать. Блокираторы кольнули, импульс рассеялся, даже не успев толком сформироваться. Только ошейник надеть и опять будет копия биотов.

Может быть, даже хуже.

Тимур поставил чашку на столик, подпер голову рукой, задумавшись. История этого мира была историей войны и историей развития методов противодействия друг другу. Разные энергии, невозможность объединения, взаимное рассеивание и прерывание, противодействие по большей части сводилось именно к этому. Тварь-ошейник биотов добавляла биологического компонента, но суть была та же — ощущала магию и начинала противодействие.

При попытке сломать блокиратор без магии он также включался и оглушал носителя. Или убивал, в зависимости от настроек. Его… нет, Нидейсу ценили достаточно высоко, чтобы не убивать, но становилось ли от этого легче? Нет. Что он мог сделать для слома блокиратора, без применения магии и ударов чем-нибудь? Технологичный взлом? Возможно, но Тимур в нем не разбирается и у него нет инструментов. Отключение извне? Как вариант, только вначале требовалось захватить того, кто мог посылать команды блокираторам.

Хотя осмотреть снаружи не помешает, ведь не могут же они полагаться только на удаленные сигналы? Механическая возможность снятия должна быть, не так ли? Тимур сделал глоток и признал, что может быть и не так. Блокираторы применялись только к магам, маги — враги, им необязательно гарантировать возможность спасения. Тем более, что мораль Альянса в этом вопросе вполне могла отличаться от земной «защиты от дурака».

Не исключено, что там внутри стояли ловушки против таких вот умников. Да, Тимур придумал, как сломать блокиратор, воспользовался успешно придумкой на Тихом, но то был полевой блокиратор. В конце концов и на Земле встречались умельцы по моментальному избавлению от наручников, не так ли? И в своих поисках способов избавления от блокиратора он ни разу не натыкался на упоминание возможности внешнего вскрытия. Конечно, за полгода невозможно объять все, впитать культуру и историю, понять этот странный мир, столетиями ведущий войну на три стороны, но все же, все же.

Ощущение было таким, словно, если он сумеет вскрыть блокираторы, то это каким-то образом уравновесит ту ситуацию с тварями-ошейниками у биотиков, и они окажутся квиты. После этого останется только разобраться с отношениями и всем прочим, дабы вернуться в точку, до нападения на Тихий. К тому же, это поможет с использованием Империи в помощь Шефу.

— Нидейса! — крикнул Тимур, подойдя к двери. — Я собираюсь войти!

Конечно, он видел ее голой, да что там… но кто знает этих женщин? Возьмет и дополнительно обидится, тогда как сейчас как раз нужно полное сотрудничество. Время ограничено и никто не гарантирует, что за эти два с половиной часа полета их не будут допрашивать или еще чего делать.

— Не надо, — сообщила Нидейса, появляясь из ванной.

Она привела себя в порядок, и даже одежда — роба теперь смотрелась больше экзотической пижамой, чем серой унылой униформой заключенного. В одежде, возможно, тоже содержались «жучки», но не просить же ее снять?

— Что случилось? — спросила она ровным голосом.

Вот так, вблизи, Тимур видел, что Нидейсе очень хочется устроить разборки, и если она и не делает этого, то исключительно затем, чтобы не давать Альянсу лишней информации и возможностей. Сейчас это было Тимуру на руку, оставалось только как-то сообщить Нидейсе о своем желании изучить ее блокираторы.

— Я, — Тимур похлопал по блокиратору на руке.

Нидейса неожиданно скользнула к нему, вжалась горячим телом, прошептала интимно в ухо:

— Ты готов заниматься этим под прицелом камер?

— Мы накроемся одеялом, — в тон ей ответил Тимур.

— Там будет темно.

— Ничего, я справлюсь и наощупь.

Близость Нидейсы, ее недвусмысленные жесты (вот и гадай, игра это на камеру или продолжение ее стратегии), а самое главное — воспоминание о случившемся у биотиков — все это неожиданно получило отклик изнутри Тимура. Все, как всегда, угрюмо подумал он, единожды переступишь запрет, пусть даже и не по своей воле, и все последующие нарушения становятся легче.

— Внимание, с вами говорит капитан корабля, — раздался за его спиной знакомый голос.

Тимур развернулся, и да, экран включился сам и на нем, вместо стюардессы, отражалось лицо Алтая.

— В нашем полете произошли небольшие изменения. Корабль захвачен террористами и направляется на территорию Империи, всем гражданам Альянса просьба покинуть борт корабля в течение одной минуты, по истечении которой нарушители будут удалены насильственно.

— Зачем он об этом говорит?! — возмутилась Нидейса. — Предупреждает?

Тимур покривился. Слова Алтая были обращены к ним, и являлись скорее шуткой с отсылкой к Земле, неясно правда зачем. Вряд ли Алтай стал бы оставлять… ах да, вот оно что!

— Он говорит, что нам лучше не выходить из помещения, пока системы корабля уничтожают бойцов Альянса, — объяснил Тимур.

— Лучше не выходить? Отлично!

Колено Нидейсы врезалось в пах Тимура, который не ожидал такого. Тимур блокировал второй удар, попытался провести подсечку. Нидейса легко отскочила, застыла в боевой стойке, чуть пригнувшись.

— Даже не спросишь за что? — сердито поинтересовалась она.

— Ты же хотела секса со мной? — разозлился Тимур. — Ну как, приятно теперь сидеть?

— Ах ты!

Она прыгнула вперед, оттолкнувшись от дивана, Тимур ушел вбок, нанес удар, стараясь, впрочем, не бить в полную силу. Нидейсу закрутило, отбросило к стене.

— Без магии ты слабее, да и с магией тоже, — безжалостно сообщил ей Тимур.

— Ты уверен?! — вспыхнула Нидейса, вскакивая. — Ты еще не видел всех моих талантов!

— Вроде вампиризма?

— Который спас нас всех! Спас, ты, дурак! — заорала Алол, кружась по комнате. — Все это было ради тебя!

— Ради меня ты подставила свою жопу, а теперь винишь меня же?

— Кто же виноват, что эти жопорукие биоты сделали своим русалкам одну дырку?! — Нидейса окончательно потеряла голову и ринулась напролом.

Тимур легко парировал… и получил жестокий удар в солнечное сплетение. Согнулся, хватая ртом воздух, и Нидейса, холодная и расчетливая, выпрямившись, пробила ему ногой по голове. У Тимура зазвенело в ушах, теперь настал его черед валяться под стенкой.

— Дырку, больше похожую на жопу, чтобы эффективнее воздействовать на мужчин?! — крикнула она, уперев руки в бока. — А ты был настолько одурманен их зельем, что возбуждался только на этих однодырочных коров!

Тимур припомнил «дойки» русалок и озадаченно закряхтел.

— И чтобы бык-производитель не сдох в процессе, ему ослабили поводок. И мне, чтобы ухватить этот эффект и передать его другим, нужен был момент максимального выброса жизненной силы, дабы наверняка сломать свой ошейник, не дающий использовать магию. Я спасла всех нас, а ты ведешь себя как обиженный ребенок!

— Обиженный ребенок? Да я даже не помню ничего! Ты поимела меня, хотя я был против!

— Во имя спасения твоей же глупой головы, Добрый! Это было больно и отвратительно для меня… чего не скажешь о тебе!

Тимур поджал губы, не стал говорить о том, что цель ее была именно такой — добиться «выброса жизненной силы».

— Но я рада, что у нас состоялся этот момент единения, — неожиданно широко улыбнулась Нидейса, — ведь боль пройдет, а воспоминания останутся.

Тимур, ощущая себя загнанной в угол мышью, лишь закряхтел в ответ.

Глава 18

Блокираторы внезапно разомкнулись и упали на пол.

— Быстрее в рубку, — произнес с потолка голос Алтая. — Следуйте за светящейся линией.

Дверь распахнулась, и Тимур невольно присвистнул. Чинный безликий коридор теперь больше напоминал решето. Потолок и пол были издырявлены, лампы сожжены, камеры и турели уничтожены. Выбитые двери, разломанные стены, огромные рваные дыры, в которые сейчас со свистом задувал холодный ветер.

— Соврали, — хмыкнула Нидейса, — нет тут минус двадцати.

— Алтай мог снизить корабль после такого, — отозвался Тимур.

Силуэты на стенах, тела под ногами, горелое мясо, тела, пробитые насквозь, несмотря на броню. Скульптурные композиции — бойцы Альянса против роботов — кровь и потроха, металлические и биологические под ногами.

— Алтай просил быстрее, — и Нидейса помчалась вперед быстроногой ланью.

То боль в заднице утихла, то ли она играла на публику, Тимур так и не решил. В проломе мелькнул силуэт, еще один, Тимур бежал, перепрыгивая через тела, и наблюдая через дыры в корпусе за тем, что творилось снаружи. А творилась там натуральная воздушая свалка, в мелькании лучей и сиянии силовых полей.

Тимур прибавил скорости, догнал Нидейсу.

— Вот это контроль! — восхищенно выдыхала та.

В пролом влетел беспилотник, слегка подбитый, но еще действующий. Из потолка высунулось нечто, выстрелило, распыляя беспилотник на атомы. А вместе с ним и часть стены. Тимур мысленно выругался, попытался еще прибавить ходу, выжимая силы из избитого и усталого тела. Правда, две чашки кофе взбодрили, но все равно, Тимур не отказался бы сейчас лечь и уснуть.

— Быстрее! — крикнул он.

Светящаяся линия впереди вилась по коридорам, мелькала, ныряла вбок и вверх, а иногда и вниз, и Тимур зло подумал, что лифты и порталы тут не помешали бы. У Альянса были свои технологии локальных нуль-переходов, но они требовали стационарности, установки на земле и отдельной запитки энергией. Или их просто повредили, пока Алтай отбирал корабль у владельцев?

За спиной ухнуло, свистнуло, дунуло, и Тимур, повинуясь чувству опасности, упал на бегу, одновременно с этим пытаясь развернуться навстречу опасности. Мгновенная картина — огромная дыра в борту корабля, и Нидейса, успевшая прикрыться заклинанием, висящая в воздухе без всякой опоры.

— Гдзарнаэтак! — выкрикнул Тимур, швыряя к ней первое, что под руку попалось — кусок какого-то кабеля.

Импульс трансформации вослед, и кабель вытянулся, потолстел, ухватил Нидейсу за талию и плечи, словно своебразный технотентакль. Заклинание универсального щита сорвалось с губ Тимура одновременно с болезненным рывком. Заклинание разлетелось вдребезги, под новым ударом, и Тимур, ощущая боль в плече, понял, что не успеет. Либо защищаться, либо дергать Нидейсу к себе телекинезом.

Снизу вынырнул робот с манипуляторами, саданул Нидейсу пониже спины, словно играл в волейбол людьми. Магичка взмыла по дуге, и тут же новый удар достал «Стремительного». В вихре бушующих красок силовые поля разлетелись в стороны, словно были материальными, и новый кусок корабля исчез, растаял прямо под ногами Тимура. И все же защита выиграла секунду, и он успел прыгнуть вверх, не выпуская кабеля, и успел выкрикнуть новое заклинание, подтаскивая Нидейсу ближе.

— Да когда ж это закончится? — вырвалось у Тимура невольно.

Он успел зацепиться за перекрытие, повис на одной руке, второй удерживая кабель.

— Добрыыый! — мимо пролетела Нидейса, врезалась в стену.

Тимур вывалился, перекатился по полу, и тут же швырнул щиты наугад в пространство, просто на всякий случай. Рядом сползла по стеночке Нидейса, злобно сопя.

— Не рассчитал, извини, — искренне извинился Тимур.

Судя по кинутому в него злобному взгляду, Нидейса не поверила, сочла местью за недавнюю драку. Оставалось только поражаться, откуда у нее столько энергии и времени на эмоции.

— Ох ты ж да, — вырвалось у него после подъема.

Выстрелы — несомненно с вон тех вон двух платформ с тяжелым вооружением — вырвали кусок «Стремительного», обнажив панораму воздушного боя. Сам «Стремительный» пер вперед ледоколом, отстреливаясь из всего, чего только можно. Мера предосторожности Альянса, размещение пленников на самом мощном корабле, теперь обернулась против них.

Размеры, живучесть и количество пушек, вкупе с роботами и беспилотниками. «Стремительный» продолжал сражться и лететь, несмотря на повреждения изнутри и снаружи, несмотря на то, что весь остальной воздушный флот сопровождения обрушивался на него. Или не весь. Прямо на глазах Тимура невидимый молот обрушился на платформу, сминая корпус и орудия, корежа их, и тут же несколько разрядов прошили платформу навылет, после чего та взорвалась.

— А я даже не услышала их предложений, — голос Нидейсы.

— Что?

— Бегом!! — крикнула она, ударяя кулачком в бок Тимура.

Попыталась ударить, он пропустил удар мимо, заблокировал заклинание. Нидейса стала мокрой, скользкой, выдернула руку, рванула вглубь корабля. Тимур припустил следом, ежесекундно кидая заклинания за спину, хотя у него уже болела голова и ломило ноги. Проблема была решаема, разумеется, становись сильнее и мощное, расширяй резерв уем, учись черпать больше, кидать дальше, переходи в маги, а затем и магистры. А еще лучше архимаги — на поле боя им выходить не надо, резерв такой, что не оскудеет, сиди себе в Совете, да попердывай в валенки, потому что пока вырастешь до одного из них, состаришься.

Усталость, наверное, и истощение, подумал Тимур на бегу, что всякая фигня в голову лезет.

— Неужели тут нет лифтов? — еле живой, Тимур ввалился в рубку. — Нуль-переходов?

— Есть, но я их заблокировал, — спокойно отозвался Алтай, — иначе тут уже хозяйничал бы Альянс.

Нидейса метнула в него злой взгляд, повалилась на пол. Варлея присела рядом с ней, начала гладить и хлопать по стене, бормотать целительские заклинания. Подлетевший ближе медицинский робот получил заклинанием, взвыл и упал на пол, распластался всеми конечностями.

— Ну как? — спросил Тимур, подходя ближе и глубоко дыша.

— Хреново, — отозвался Алтай.

На экранах перед ним все сверкало, свистело, взрывалось и падало. Судя по схеме «Стремительного» треть корабля была уже ничтожена, и еще треть изрядно раскоцана. Врагов вроде бы стало меньше, но тут Тимур ничего не взялся бы утверждать, так как не знал точного начального количества.

— Мы к югу от Двух Запятых, — сообщил Алтай, и Тимур чуть не подавился.

Острова, складывавшиеся на карте в грубое подобие двух запятых, своеобразные «кавычки», это было сердце территорий Альянса. Не тыл, к северу, насколько помнил Тимур, располагались Башня и Риф, острова, занятые Альянсом, и к востоку там был провал с островами, что означало территории биотов. Не тыл, но все же сердце территорий, вроде Тихого — опорной базы в тылу.

И опять проблема расстояний и скорости, того, что в команде Тимура никто не владел порталами и телепортом. Пока долетишь до островов Империи, воздушный флот Альянса сто раз добьет «Стремительного». Не говоря уже о подкреплениях с Запятых, которые наверняка мчались на помощь. Единая сеть, связь, коммуникации, в этом Альянс всегда был выше Империи и Союза, благодаря технологиям.

— Варианты?

— Сражаться до последнего, потом попробовать свалить в одной из спасательных капсул.

— Догонят.

— Врезаться в воду и уйти под ней, затаившись.

— А биотики?

— Тут только рисковать, в этом буйстве энергий детекторы и сканеры не берут воду.

— Еще.

— Валить прямо сейчас, оставив «Стремительный» сражаться в автономе. На какой-то срок воздействия вещей Шефа хватит, а мы за это время улетим далеко.

— Еще.

— Автономное сражение, захват нового корабля и дать деру на нем.

— Нужно сообщить в Империю! — выкрикнула Нидейса.

— Да нас там слушать не станут, — отмахнулся Алтай, — не говоря уже о том, что в Империи нехватка передатчиков, способных принять послание Альянса.

— Меня послушают! — топнула ногой поднявшаяся Нидейса.

Тимур удивленно посмотрел на нее, потом понял. Альянс и Союз знали, кто она такая, так чего скрываться?

— Я назову себя!

— Что вероятнее, — произнес Алтай, не отрывая взгляда от экранов.

Пальцы его наигрывали нехитрую мелодию на клавиатуре, но все же Тимур ожидал большего. Возможно, «Стремительный» имел программы на такой случай, действовал действительно автономно. Или Алтай просто задал программу вида «стреляй во все, что движется».

— Что предатели внутри Империи, благодаря которым пал Тихий, будут иметь технику Альянса и первыми получат сообщение, или что они и так на связи с Альянсом и Союзом, и знают, что происходит?

— Не поняла.

— Алтай хочет сказать, что обычные имперцы нам не поверят, а те, кто услышит и поверит, по большей части предатели Империи, и без того знающие, кто ты такая, — пояснил Тимур.

«Стремительный» содрогнулся, экраны заморгали, безввучно взвыли сирены, а на схему корабля словно пролили стакан с красным. Движения пальцев Алтая ускорились, он тихо ругнулся под нос.

— Центральный реактор все же достали, у нас минут десять в лучшем случае, пока не закончатся ремонтные бригады.

— А в худшем?

— До следующего удара, на вспомогательных мы сядем, сели бы в спокойных условиях, но кто-то видит тут спокойные условия?

Теперь корабль и рубку трясло, все вокруг вибрировало, подскакивало. Тимур ухватился за ближайшую консоль, к счастью, намертво приделанную к полу.

— Так что, — нахмурилась Нидейса, — нам теперь и не вернуться?

— Почему же, — пожал плечами Алтай, — просто сообщать в Империю надо магическим способом, желательно моментальным, желательно тем, кому мы полностью доверяем. Есть предложения?

Варлея помотала головой, Нидейса скорчила жуткую гримасу. Разумеется, у них ничего не было, а если бы и было, то его потратили бы еще той ночью, на дохлой черепахе. Или на острове, где вскрылась тайна Нидейсы, все равно терять было уже нечего. А потом все, что можно, отобрали биотики, и если не они, так Альянс. Разве что оно вшито в тело было, как у Алтая, которого даже не заподозрили ни в чем, благо он умело прикидывался потерявшим сознание.

Тимур мысленно добавил к своему списку «освоить как можно раньше», помимо порталов, еще и способы магической отправки сообщений. И телепатию. Полгода он учил сражаться и швыряться заклинаниями направо и налево на рефлексах. Это помогало, он выживал в боях, шел дальше, но вот теперь стало понятно, что освоенного недостаточно.

— Я… возможно…, - Нидейса запнулась и замолчала.

Тимур заметил, как округлились глаза Варлеи. Целительница вскочила, округлив глаза, воскликнула.

— Не верю!

— Во что? — спросил Алтай.

— Она… она… владеет магией крови!

— Из списка запрещенного? — нахмурился Алтай, припоминая. — Точно.

— Как и вампиризм…

— Который спас вас от биотиков! — вспыхнула Нидейса.

Корабль снова тряхнуло, и в этот раз сирены взвыли с выматывающим душу звуком, перекрывающим треск и грохот. Алтай что-то крикнул, прыгая к стене, в которой уже распахивалась потайная ниша. Одна стена рубки пошла трещиной, тут же треснула вторая, экраны начали лопаться и разлетаться с треском. Тимур рефлексивно выставил щит, спасаясь от стекла, втянул запахи паленой изоляции и расплылся в почти что счастливой улыбке.

Словно на мгновение домой вернулся.

Нидейса уже орала что-то гневное, Варлея металась в легкой панике, а затем сирены взвыли и умерли.

— …РЫЙ!!! — оглушительно орала Нидейса.

Алтай уже выскочил обратно, увешанный оружием, метнул Тимуру нечто вроде пейджера, крикнув.

— Энергощит на пояс, без привязки! Рвем когти!

— Кому? — растерялась Нидейса.

Словно гигантский нож прорубил рубку пополам, и воздух ворвался внутрь, попутно обнажая картину пожаров и взрывов вокруг. «Стремительного» накренило, и Тимур машинально наклонился, пытаясь уравновесить этот крен. Из третьей стены уже лезли роботы, тащили на себе какие-то два аппарата, больше все похожие на пого-палки с панелью управления.

— О нет, — пробормотал Тимур, внезапно узнавший технику.

— О да! — рявкнул Алтай. — Курьерские антигравы наш шанс! Через взрыв прыгаем на «Бодрого», валим всех, Нидейса проводит свой ритуал!

— Откуда ты знаешь? — насторожилась Нидейса.

Алтай даже отвечать не стал, ткнул пальцем в пейджер-энергощит, швырнул Тимура и Нидейсу ко второй пого-палке, сам запрыгнул на первую, Варлея вскочила ему на спину.

— Во имя справедливости! — заорал Алтай, срываясь с места.

Тимур чуть не вылетел прочь, с такой скоростью курьерский антиграв под ним рванул вслед за своим собратом. Мгновением позже Тимур сообразил в чем дело, пара ведущий — ведомый, почти как на Тихом. Ладони вспотели, он вцепился крепче, пытаясь вспомнить все, что знал об этих курьерских аппаратиках.

Снизу, сбоку, сзади, грохнуло, и Тимур невольно прикрыл глаза, такой яркой была вспышка. Вспыхнуло поле щита вокруг, тут же замерцало, и Тимур понял, в чем дело — Нидейса на спине! Она не пыталась его удушить, но цеплялась сильно, видимо не желая слететь во время одного из кульбитов.

— Держитесь! — донесся крик Алтая.

Все вокруг трещало, грохотало, вспыхивало и рвалось, они опять мчались сквозь пламя, как в ту ночь на Тихом, и Тимур не мог отделаться от мысли, что все повторяется вновь и вновь: бегство, взрывы, угрозы, истощение. Хотелось уже лечь, не вставать, чтобы все это закончилось, и только опыт последнего полугода не давал этого сделать, потому что боевые маги не сдаются.

Живые, во всяком случае, а кто сдается, быстро переходит в разряд мертвых.

— Вот он, Добрый! — бодро заорал Алтай. — Тьфу ты, Бодрый!

Тимур бросил взгляд и обомлел. Они падали, практически вертикально и головами вниз прямо на тяжелый крейсер, практически целый, готовый к бою и готовящийся к новому залпу по обломкам «Стремительного», догоняющим Тимура и его команду сверху.

Глава 19

Щит силового поля вспыхнул, но у них за спиной, отсекая обломки «Стремительного». Несколько орудий «Бодрого» уже выдвинулось и разворачивалось в их сторону.

— Бей! — выкрикнул Алтай, швыряя вниз связку оружия.

В тот момент, когда та готова была коснуться брони, Алтай жахнул из чего-то, больше напоминавшего бочонок. Полыхнуло так, что курьерские антигравы швырнуло в сторону, и залпы орудий «Бодрого» прошли мимо. Алтай уже заложил мертвую петлю, рухнул в дыру в корпусе, оттуда сразу же вылетел столб пламени.

— Да вашу ж мать!! — заорал Тимур от избытка чувств.

Столб спал и его антиграв тоже рухнул в дыру, едва не задев Варлею. Алтай находился уже в десяти метрах по коридору, стрелял с двух рук из разного оружия, сметая все перед собой. Два тела лежали у стены, еще живые, но оставалось им недолго.

— Алтай!! — заорал Тимур, которого продолжали распирать чувства.

— Ритуал!! — заорал тот в ответ.

Тимур развернулся, ударяя вдоль коридора за спиной, подрезая выдвинувшийся там ствол. Удар не прошел, с потолка и из стен рухнули переборки, толстые, тут же заискрившиеся от подаваемой энергии.

— Да как же это все достало!! — заорал Тимур, ухватил Нидейсу за руку и дернул вслед за Алтаем.

Усталость и ломота отступили на короткое время под этим выбросом адреналина. Успели, еще одна переборка рухнула прямо за их спинами, но Алтай уже проскочил дальше. Их снова отсекло друг от друга, тут же раздалось легкое шипение.

— Да хрена вам! Шамаз урог квенти са! — выкрикнул Тимур, сделав два круга на месте.

Руки его вонзились в пол, едва не ломая пальцы. Заклинание прокатилось волной, обращая газ в воздух, не давая ему отравить все вокруг. Нидейса бросила шар огня, затем еще один, оплавляя кусок на потолке, откуда высунулась турель.

— Остановись, Добрый, — рука легла ему на шею. — Ты уже почти труп.

— Остановлюсь, стану полным! — огрызнулся Тимур.

— Один раз трюк Алтая мог сработать, — покачала головой Нидейса, удерживая двумя руками еще один шар огня. — В Альянсе не дураки сидят.

— Раздевайся! — рявкнул Тимур.

Его окончательно все достало, ужасно болела голова, и ломило тело. Без Алтая даже вернуться домой не получилось бы, и эти две магички, с их личными чувствами и эмоциями в самый неподходящий момент, ужасно раздражали.

— Что?! — отшатнулась и возмутилась Нидейса.

— Ритуал! Давай!

— Прямо здесь?!

— Да не насрать ли где? Что я там у тебя не видел?

С его стороны это была лишь догадка, но имеющая под собой основания. Большинство подобных ритуалов проводились обнаженными, дабы максимально усилить выброс уем, убрать помехи со стороны одежды. Направляющая печать, фокусирующая поток этой самой выброшенной энергии, сосредоточенность, время, в общем, этакий магический трансформатор. На условно входе 220 магических вольт, на выходе 1000, и с таким напряжением заклинание срабатывает там, где в обычных условиях не сработало бы.

Недостатки все те же — время на подготовку, точное обеспечение всех деталей, дабы не было искажений, сосредоточенность — в общем, не для боя штучки. Но здесь и сейчас выбора не оставалось — Алтай завел их далеко (и не факт, что останься на Тихом они выжили бы), но даже у его технофокусов и трюков от Шефа имелся предел. Наверняка ему требовался тактильный контакт с системой управления, отсюда и прорыв, но Нидейса была права — в Альянсе сидели не дураки. Может они и не знали деталей случившегося на «Стремительном», но детали и не требовались: вот маги, вот корабль Альянса, повернувшийся против своих.

Прими меры против такого, перейди на ручное управление, например.

— Все равно…

— Варлея, помоги ей! — снова взъярился Тимур.

— Но я не разбираюсь в магии крови, — растерялась та.

Тимур выдохнул, словно взбешенный бык, засопел, разве что землю копытом скрести не стал.

— Ты — целительница, — процедил он сквозь стиснутые от злости зубы. — Действуй!

Секунда колебания, и стена начала раздвигаться, Тимур немедленно засадил туда молнией, попытался трансформировать что-нибудь металлическое, «сварить» шов. Это внезапно придало сил или решимости, Нидейса сдернула с себя робу, явив неожиданные знания Альянса, так как сам Тимур, например, так и не понял, как эту тогу снимать.

Тимур заметил синяки на бедрах, грудях, и ощутил укол вины. Переплавил ее в гнев, ударил водой и следом заморозкой, замораживая шов. Не металл, конечно, но хоть что-то. За спиной зашипело, Тимур развернулся, ударил понизу, убивая каких-то мелких крысороботов. Те порскнули в стороны, уходя от выстрела.

Нидейса куском металла уже взрезала себе живот, руки на запястьях, ноги выше коленей. Кровь лилась из нее, и взмывала в воздух, повинуясь тихому гудению-пению, издаваемому Нидейсой через плотно закрытый рот. Крысоробот впился ей в ногу, Нидейса чуть качнулась и кровь в воздухе едва не рухнула.

— Выстрел! — Тимур наставил палец.

Телекинетически подхваченный обломок снес крысу.

— Лечи ее! — рявкнул Тимур на Варлею.

— Это ритуал крови, — испуганно забормотала та, — в него нельзя вмешиваться!

— Тогда сражайся! Ты подруга Алтая или кусок дерьма?!

Помогло, пускай и ненадолго, Варлея швырнула какое-то заклинание. Увы, целительская магия в этом плане была очень ограничена против техники Альянса, ведь она работала только на живых. Сейчас же противниками были роботы, системы охраны, сам корабль. Вот против биотов Варлея помогла бы лучше, но не возвращаться же было к ним под воду?

Был в этом всем и положительный момент — раз в ритуал нельзя вмешиваться, то и участия Тимура не потребуется. Не нужно будет ничего никуда совать, накачивать энергией. Только сражаться, защищая Нидейсу…творящую запрещенную магию под запись на камеры Альянса.

— Вот так! — Тимур припечатал еще одного крысоробота.

Кровь из Нидейсы сложилась уже в какой-то трехмерный узор, и она стояла на носках, вытянувшись в струнку, подрагивая всем телом. Атаки временно прекратились, кроме судорожных метаний крысороботов, и интуиция шептала Тимуру, что это неспроста.

Готовят какую-то пакость, собирают силы.

Можно было и не спрашивать испуганную, тяжело дышащую Варлею, почему эти разделы магии запрещены. Наверняка все сродни тому же запрету на применение ядерного оружия или участия архимагов и архимагистров в войне.

— Лечи меня тогда, — приказал Тимур.

Варлея протиснулась бочком, печать Нидейсы перекрывала почти весь коридор, и это могло создать проблемы в будущем. Открыть соседние куски, подвести технику, поднять переборки, ударить с двух сторон. Если экипаж «Бодрого» и медлил, то наверняка из-за Алтая.

Гудение Нидейсы усилилось, узор крови вокруг нее начал светиться и вибрировать.

— Нас всех казнят, — прошептала Варлея испуганно, касаясь Тимура.

— Не всех, — усмехнулся невольно тот.

— Кто мы в сравнении с внучкой Верховного? Альянс потребует наши головы и нас выдадут.

— Не выдадут, — сердитым тоном заверил ее Тимур.

— Тебя не выдадут, Нидейса…, - Варлея осеклась, чуть покраснела.

Тимуру захотелось шлепнуть себя по лицу. Как объяснить ей? И тут до него дошло.

— Хочешь с нами?

— В смысле?

— В наш мир, мой и Алтая, — зашептал Тимур.

Он не знал, слышит ли его Нидейса. Внешне та была в трансе, стояла, выпрямившись стрункой, словно ждала, пока ее тело оценят. Возможно, это требовалось для печати, в смысле нельзя было лечь, из-за того, что печать должна была окружать все тело? Или тело выступало антенной и требовалось его выпрямить максимально?

Возможно, его слышали на «Бодром», но Тимур просто наплевал на это обстоятельство. Либо они спасутся и тогда этот вопрос можно будет решить потом, либо не спасутся и тогда будет все равно. Возможно, Альянс окончательно возьмет их в плен, ну тогда Алтай и прыжок к себе домой.

— В ваш мир? — переспросила Варлея, словно не слышала предыдущих рассказов.

— Помнишь, как мы встретились? — спросил Тимур.

Варлея кивнула.

— По меркам моего мира я там был крутым магом, в первой десятке, — практически не соврав, сказал Тимур.

Глаза Варлеи округлились, и как написали бы в старинной книге «в них зажегся огонек честолюбия». Верно оценила перспективы, стать сильнейшей целительницей мира, да еще и сбежать от наказания здесь. Моральная часть тоже не представляла проблем — ведь она была девушкой Алтая, вот пусть и любятся дальше, под крылышком Шефа.

— Без? — она указала глазами на Нидейсу.

— Без, — ответил Тимур.

Все же его знания о континентальной Империи и власти магов там были лишь умозрительными, и он не испытывал того пиетета и страха, который Варлея впитала с молоком матери. Правда, отчасти Тимур мог представить ее ощущения, в том плане, как дети «уважаемых» выходили сухими из воды, а обычные граждане становились виноватыми.

Разумеется, не будь этого аспекта влюбленности, Тимур охотно притащил бы Нидейсу на Землю, маг-универсал Шефу точно пригодился бы. Да и любой другой маг пригодился бы. Но вот беда, без аспекта влюбленности, Нидейса и не посмотрела бы на Тимура и уж точно не отправилась бы на Землю.

Уж лучше бы она Алтая любила, подумал Тимур устало.

— А если Алтай погиб, — прошептала Варлея, в глазах ее стояли слезы.

— Да скорее мы все тут сдохнем, чем Алтай погибнет, — отрезал Тимур.

Да, точно, лучше бы эти две магички любили Алтая и он бы с ними сам разбирался! Его же дело научиться сражаться, да вернуться домой, к семье, защищать их, да работать на Шефа, приближая новый, справедливый мир. А все эти местные разборки — как приключения на чужбине, вернулся домой и забыл. Да.

— Ииииииииииииииииииии, — затянула Нидейса неожиданно.

Голос ее то падал, то возвышался, она тянула эту «и», словно не замечала нехватки воздуха, и в такт с ней светилась, гудела и переливалась кровавая печать. Тимур ощущал выброс энергии, сильнейший выброс, не такой, какой могла выдать Нидейса, и на мгновение заколебался, не помочь ли ей энергией? Это могло нарушить ритуал, но могло и спасти ее, не дать иссякнуть и упасть на пол иссушенным трупом.

Пока Нидейса жива, возможны варианты, но если она умрет…

— На пол! — скомандовал Тимур.

Варлея упала, откатилась к стене, где в нее сразу вцепились несколько крысороботов, снова вылезших непонятно откуда. Тимур слышал крик, но отвлечься не мог. Едва успел поставить щит, когда переборки откатились в стороны, и отразить выстрел из двух плазменных пушек. Тимур сложил указательные пальцы, изменил форму щита, и следующие два выстрела съехали в стороны, ударили в стены, выжигая там дыры.

Клин щита должен был ударить в пушки, но не вышло, Альянс позаботился о защите.

Силовое поле на заклинание Тимура и они взаимно аннигилировались в яркой вспышке. Из боковых дыр вынырнули два беспилотника, и Тимур сбил один ногой, зато второй подстрелил его. По касательной, но все же подстрелил, и нога Тимура подогнулась. Еще выстрел пронесся над головой, и Тимур с изумлением увидел, как шар плазмы словно бы всосало в светящуюся печать.

Выкрик Нидейсы усилился, равно как и сияние печати, одновременно с этим увеличился и приток крови туда.

— Да хрен вам! — выкрикнул Тимур, отталкиваясь и поднимаясь.

Алтая не было видно и слышно, правда, справился же он на «Стремительном»? Но здесь еще надо было дожить, и Тимур попытался ударить волной трансформации. Не вышло, ее рассеяло полями, и тут же включился второй компонент заклинания. Рассеянное во все стороны, заклинание срабатывало иначе, создавая вакуум.

Опять не вышло, техника Альянса даже не заметила его потуг. Воздух засвистел, устремляясь в пустоту, но и только, ничего не сорвало с места, не притянуло друг к другу. Тимур присел, едва не заорав от боли в ноге, пропустил выстрел над головой, и ударил сам, вдоль пола, заклинанием ослабления и разъятия. В груди кольнуло так, что заклинание не сработало, ушло, а сам Тимур покачнулся.

— Да быстрее же! — раздался выкрик Варлеи.

Тимур обернулся, целительница в прыжке обрушилась на второй беспилотник, сбивая его на пол и не давая атаковать Нидейсу. Та бледнела на глазах и кровь хлестала, уже неконтролируемо, распевание «И» спадало, равно как и выброс энергии.

— Алтай, на тебя вся надежда, — выдохнул Тимур.

Он опоздал на мгновение, беспилотник успел изрыгнуть заряд и Варлею отбросило, обожженную. Она упала и застыла, Тимур пронзил беспилотник и шатнулся в сторону, ощущая, что не успевает. Его опалило жаром, два шара чуть не врезались в голову Нидейсы, но оказались поглощены светящейся печатью.

Нидейса открыла глаза и заорала, оглушающе, так, что Тимур схватился за голову. Такое наглядное подтверждение старой мудрости, что в каждой гурии живет фурия, его совсем не радовало. Крик Нидейсы обрушился на пушки и роботов, отбрасывая их, разрывая и сминая, обращая в груду хлама. Защитное поле вспыхнуло было, но тоже оказалось сметено этим криком.

Казалось, само пространство корежило и ломало этим криком.

Тимур привалился к стене, ощущая свое бессилие. Если бы сейчас появились еще роботы или бойцы Альянса, то все было бы кончено, сил сопротивляться у него не осталось. Наверняка и у светящейся печати был предел защиты, перегрузить ее энергией, и она сломалась бы, попутно сломав Нидейсу, например.

Но никто не появился, и пространство смялось, разошлось овалом портала.

— Вроде бы успели, — заявил молодой парень, вылезая из портала.

Глава 20

Внешне молодой, как тут же ошеломленно понял Тимур. Появившийся не скрывал своего потенциала и мощь била из него, подобно огромному лучу света. Ослепляла. Ошеломляла. Подавляла. Магистр, не меньше, подумал Тимур, и к тому же с огромнейшим опытом.

Все заклинания и уловки Тимура сразу показались детским лепетом.

Магистр вычертил двумя руками светящуюся фигуру в воздухе и толкнул ее вперед, молча. Появившаяся техника Альянса, да что там, сам корабль моментально умер, превратившись в кусок металла. Из портала тем временем появились еще двое, внешне молодых, но, похоже, старых внутри. Мощь, во всяком случае, била из них не хуже, чем из первого.

Второй раскинул руки и корабль перестал падать, третий прошептал заклинание, и броня корабля вокруг превратилась в бабочек. Тимур ошеломленно моргнул, неожиданно осознав, что они висят в воздухе. Заклинание трансформации пожрало корабль, и экипаж «Бодрого» теперь летел вниз. Тимур, Нидейса, Варлея и новоприбывшие же висели в воздухе, словно оперевшись на невидимую платформу.

— Ониксейп, — тихо произнес первый, делая горизонтальный жест рукой.

Светящаяся печать Нидейсы исчезла, а сама она рухнула на эту самую невидимую платформу. Мгновением позже вокруг засверкало, беззвучно, Второй держал барьер, застыв в напряженной позе. Третий стоял, растопырив руки, и с губ его рвались заклинания. Нидейса лежала, бледная, сочилась кровью, и Варлея придвинулась ближе, кажется, не сама.

— Добиваем и уходим, — изрек Первый.

Почему нельзя было этого сделать через портал Нидейсы, Тимур так и не понял. Но так как он не являлся специалистом по магии крови, то промолчал.

— Нет, — прохрипела открывшая глаза Нидейса.

Сама она была бледна, голос слаб, но в то же время чувствовалось, что она полностью осознает происходящее и готова сражаться, если потребуется.

— Алтай, — сказала она, — его нужно забрать.

— Да-да-да, — закивала Варлея.

Смутилась, опять склонилась над уже не обнаженной Нидейсой. Тимур моргнул, осознав, что даже не заметил, когда прибывшие снабдили ее одеждой. Не энергоробой Альянса, а обычной одеждой, то ли материализованной из воздуха, то ли еще чего.

— Сейчас, — ответил Первый.

Тимур, от которого в кои-то веки ничего не требовалось, тоже поискал взглядом Алтая.

— Захват! — Первый выбросил руку.

Тут Тимур увидел. Алтай падал, в окружении десятка бойцов Альянса, и между ними продолжался бой. Прямо в воздухе и в падении, Тимур нахмурился, нет, на всех были энергоскафандры и они падали с ускорением, спеша разорвать дистанцию между собой и прибывшими магами. Кажется, они пытались захватить Алтая, но тот уходил от атак и захватов с такой же легкостью, с какой не заметил заклинания Первого.

Сам Первый быстро вычертил под ногами фигуру, из рукава его одеяния выкатился шарик, замер в центре. Мощнейший поток энергии ударил из фигуры, наискось, попутно стирая из реальности бойцов и технику Альянса, попавшихся на пути. Второй все еще держал барьер, но поток прошел сквозь него изнутри, даже не заметив. Тимур прикрыл глаза, заморгал, отменяя магическое зрение, наполовину ослепленный.

— Кто это? — пробормотал ошеломленно Первый.

— Его нужно забрать, — упрямо повторила Нидейса.

Взгляд ее был устремлен на Тимура, и он понимал значение этого взгляда. Равно, как и то, что сбежать ему не дадут. В голове Тимура вихрем пронеслись мысли, как он и Алтай захватывают Нидейсу, сдают ее Альянсу, сражаются на их стороне, оттачивая искусство магии. И тут же он понял, что это неприемлемо, вот так предать соратников. Пусть даже те были готовы предать его… или нет? Вопрос упирался в Нидейсу, ту ее часть, которую Тимур не знал и поэтому не мог дать ответа.

— Я не могу поймать его в захват! — выкрикнул Первый.

Второй и Третий не отозвались, один держал щит, второй продолжал сражаться с Альянсом, один против армии. Надо было больше магистров притаскивать, подумал Тимур зло. Для перехода и экстренной эвакуации троица была самое оно, но теперь, когда эффект внезапности прошел? Как бы ни были сильны прибывшие, их все равно задавят.

— Алтаааааай! — закричала Варлея.

Первый тут же хлопнул ее одной рукой по спине, второй по горлу, и крик усилился тысячекратно. Громовой выкрик обрушился во все стороны, и привлек внимание не только Алтая.

— Надеюсь, оно того стоило, — пробормотал Первый.

— Я сказала, что он нам нужен! — Нидейса лежала и поэтому вместо топанья ногой стукнула рукой.

Насколько понимал Тимур, невидимая платформа входила в заклинание барьера, дабы заклинатель мог стоять в воздухе, ровно в центре сферы. Удобно, что и говорить.

— Простите, но Верховный дал нам иное задание.

— Когда я поговорю с дедом! — Нидейса гневно поднялась, пошатнулась, но Варлея поддержала ее почтительно под ручку. — И там не будет Алтая!

— Быстрее, — произнес Второй голосом, словно тужился в туалете.

Новая волна вспышек обрушилась на его сферу, и в этот раз та пошла рябью, прогнулась, даже лопнула в паре мест, но тут же снова стала цельной. Третий рядом с ним выглядел не лучше, пот катил по его лицу, руки мелькали так, словно он делал зарядку на скорость.

— Вы ставите под угрозу…

— Это вы ее ставите!!! — громовым голосом рявкнула Нидейса. — Или мне явить печать Императора?!

Вспышка магической энергии ударила от нее во все стороны, и этот выброс эмоций словно бы лишил ее сил. Нидейса осела, Варлея плюхнулась рядом. Целительница была бледна, еле светилась, и взгляд ее постоянно был устремлен вниз, выискивая там Алтая.

Тимур подумал, что и сам выглядит не лучше.

— Верховный получит мыслекопию этого разговора.

— Напугал архимага голым биотиком, — презрительно скривилась Нидейса.

Первый, похоже сдавшийся, взмахнул руками, и из них вылетело четыре палочки, сложились в рогульку, наподобие тех, что используют лозоходцы. Фиолетовый луч устремился куда-то вниз, и Первый заорал Второму непонятно.

— Барьер на два! Работаем падение!

Секунду спустя он показал два пальца и платформа под Тимуром исчезла. Он начал падать, рефлекторно замедляя себя магией воздуха, но тут же ощутил рассеивающий магию импульс. Первый, сверкая глазами, крикнул:

— Не магичить!

Тимур невольно бросил взгляд вниз, содрогнулся. Огненный вихрь рвался им навстречу, и чуть опережая его, мчался Алтай, захвативший какую-то очередную технику Альянса. Второй развернулся головой вниз, с пальца его сорвалась молния, развернувшаяся в купол. Третий поддержал, и вихрь огня оказался отбит обратно.

Луч вспорол щеку Тимура, опалил лицо.

— Готовьтесь! — рявкнул Первый.

Они падали, Алтай несся навстречу и за мгновение до встречи, Первый хлопнул в ладоши со всей силы.


Переход был резким, как падение. Тимура словно смяло в комок, разжало, вытянуло в стороны, снова сжало, и развернуло, после чего швырнуло навстречу земле. Он рефлекторно замедлил падение магией, сгустил воздух, и приземлился. Алтай промчался мимо, взмывая в небеса, и Тимур понял, почему они оказались на десятиметровой высоте. Первый компенсировал разницу в местоположении и промахнись он чуть-чуть, Алтай оказался бы переброшен прямо в землю.

— АЛЬЯНС!! — взвыла боевая тревога.

В следующие несколько секунд на Алтая обрушился град заклятий, метнулись птицы-стражи, парившие в высоте. Алтай, как всегда проигнорировал обстрел, метким шаром плазмы сбил ближайшую птицу, уходя выше. Тем не менее, какое-то заклинание достало технику — нечто вроде половинки автомобиля — под ним, и та тут же вспыхнула. Алтай перепрыгнул, ухватил пару птиц, планируя вниз вместе с ними и более того, птиц он зажал подмышками, таким образом оставляя руки свободными для стрельбы.

— ПРЕКРАТИТЬ ИМЕНЕМ ВЕРХОВНОГО!!! — прокатился голос Первого над окрестностями.

Все, казалось, замерло, и Тимур ощутил, как его придавливает вместе с остальными. В этот возглас Первый вложил столько магии, что можно было уничтожить целую роту десантников.

— Следующий, атаковавший этого человека, будет убит на месте, как изменник Империи! — провозгласил Первый, указывая на Алтая.

Тот планировал вниз, покачиваясь, птицы, зажатые им, хрипели и вяло трепыхались. Тимур вначале даже не понял в чем дело, а потом вспомнил, что этих птиц перед дежурством накачивали магией, дабы те не разбились при падении, даже когда крылья откажут или будут уничтожены. Просто проще было восстановить птицу, чем выращивать новую, даже с мощью бестиологов и химерологов.

Алтай же, получается, вспомнил об этом в полете?

— Добрый!

— Нидейса!

Тимур обернулся. Подходить к ним соратники не рискнули, но от возгласа все же не удержались. Жан и Элис махали им руками, улыбались радостно. Где они оказались, Тимур не знал, кроме того, что это точно был не Тихий. Возможно, битва за остров и наступление Альянса все еще продолжались, пока их носило по тылам, по биотикам и прочим местам. Но то, что остальные живы… Тимур ощутил, как с души шлепнулся огромный камень.

Возможно, не возьми их в плен, они воссоединились бы с группой и вместе спаслись, и ничего бы не было. Ни признаний, ни разоблачений, ни безумия плена, ни ситуации с Нидейсой и их отношениями. Все было бы по-старому, без угроз и рисков, но и без перспектив.

Тимур помахал им в ответ, увидев еще Нону, а вот Жигулио так и не разглядел.


— Сотник Алтай, сдайте оружие и технику Альянса, — произнес Первый.

— С чего бы? Это мой трофей, — пожал плечами Алтай.

— Магистр Воздуха, Нейс Кварион, командир спецгруппы Совета, — неожиданно представился Первый.

Перед ним вспыхнула какая-то печать.

— Мне это ни о чем не говорит, — пожал плечами Алтай, — но извольте.

Он протянул Первому пистолеты, кивнул на упавший транспорт — даже не пытавшийся искрить и взрываться, после чего шагнул к Тимуру.

— Стоп! — вскинула руку Нидейса.

Тимур застыл. Неужели и правда наихудший сценарий? Их возьмут в плен, Алтая задавят мощью, здесь, в кругу магов? Иначе зачем бы Нидейсе не давать им соединиться, только из опасения, что они сбегут к себе домой, не так ли? Тонкий намек, что теперь Тимуру пора подставлять свою задницу?

Бежать в Альянс? Это надо было делать раньше!

Бежать к биотикам? Кому они, Тимур и Алтай, нужны без Нидейсы? Правильно, никому. Значит…

— Прежде чем кто-то сделает что-то непоправимое, — заговорила Нидейса, сверкая глазами в сторону Первого, Второго и Третьего, — я бы хотела подтвердить перед Добрым и Алтаем — все прежние договоренности в силе! Клянусь в этом своей силой!

Сияние магической клятвы, которому Тимур, правда, не придал особого значения. Обойти клятву можно, а договоренности, разве они были? Это Нидейса возбудилась, услышав об иных мирах, тут же скинула трусики, так что все это можно было трактовать двояко. Или она говорила для остальных?

— Эти люди — предатели, — раздался голос еще одного мага, которого Тимур назвал для себя Четвертым.

Он вытолкнул впереди себя двух бледных местных безопасников. С ними контачил больше Алтай, но все же, они относились и к Тимуру благосклонно. Причина выяснилась в этом походе, но что теперь?

— Верховный не отправлял никого, и значит, это люди — самозванцы.

Толпа вокруг восхищенно наблюдала за бесплатным цирком. Тимур обнаружил, что тревожится за остальную команду, вдруг ринутся на помощь? Несколько подмастерьев против четырех магистров? Да даже один растоптал бы их, как человек топчет муравьев.

— Они сами приняли нас за кого-то там, мы не стали их разубеждать, — пожал плечами Алтай.

— Нидейса, эти люди заранее внедрились к вам в окружение! — заговорил Четвертый горячо.

— Архимаг Баадрих, — холодно произнесла Нидейса, — то, что мы были знакомы ранее, не дает вам права подозревать моего жениха и его телохранителя в предательстве.

Это было сильно. Четвертый пошатнулся. По толпе побежали шепотки. Тимур тоже пошатнулся, осознавая полностью план Нидейсы. Значит, либо бежать прямо сейчас, с мизерными шансами на успех и враждебно настроенным окружением. Либо согласиться и признать, и получить возможность выполнить свою миссию. Стать боевым магом, а то и магистром, все, что угодно, но ценой согласия со статусом жениха (а затем, скорее всего, и мужа), и всем, что к нему прилагается.

Неужели Нидейса настолько его любит?

— И это я еще даже не начала разбираться с тем, почему местные представители СБ были в курсе моего статуса, — Нидейса качнула головой в сторону Улейна и Памироса. — И кто выдал информацию, приведшую к моему захвату. И кто виноват в захвате острова Тихий.

— Это не в вашей компетенции, — ответил Баадрих твердо, — и даже не в моей.

Тимур ощутил движение, рядом оказался Алтай. Как всегда, дождался отвлечения всех, незаметно исчез, сдвинулся и пришел на выручку. Предстояло еще выяснить, как так магистр не смог его захватить (Тимуру и самому не помешал бы такой способ), но не здесь и не сейчас.

— Можем уйти, — прошептал Алтай, — не нравятся мне эти расклады с интригами.

Тимур колебался. Он был должен Шефу и тот просил его стать боевым магом, настоящим боевым магом, не тем, кем Тимур являлся сейчас. Но и предавать жену Тимур не хотел, даже несмотря на то, что случилось между ним и Нидейсой под водой. Особенно после того, что случилось между ним и Нидейсой.

Долг или честь?

Что выбрал бы Шеф? Справедливость. Жизнь за жизнь. Справедливость, не эмоции и не милосердие.

— Мы остаемся, — угрюмо выдавил из себя Тимур. — Пока что.

— Понял, — шепнул Алтай, исчезая.

Вроде и не стоял рядом, нет, не шептался с Добрым, находился в нескольких метрах, ожидая, пока достопочтенные маги закончат спорить.

— Да вы! — выкрикнула Нидейса.

Нож в ее руке вспорол кожу на предплечье, обнажая какую-то синюю печать. Магистры побледнели и заткнулись, вокруг воцарилась ошарашенная тишина. Даже Архимаг сглотнул и отступил на шаг.

— Дело Императора! — выкрикнула Нидейса. — Немедленно доставьте меня, и этих людей к Верховному Архимагистру!

— Слушаю и повинуюсь, — с трудом согнулся в поклоне Четвертый.

Тимур вздохнул, уже жалея о сделанном выборе.

Часть 3

Глава 1

21 января 453 года
— Алтай! — раздался неожиданный выкрик за спиной.

Тимур обернулся невольно, Варлея уже совала руку в рот, бледнея и отступая на два шага. На лице ее были написаны отчаяние и страх, а Второй вскинул руку. Холодная, властная Нидейса ожгла его взглядом, рука Второго опала. Нидейса чуть повела подбородком, Варлея едва не повалилась оземь, но Алтай уже оказался рядом, придержал ее.

— Спокойно, подумаешь, эка невидаль, верховный архимагистр, будет потом о чем детям рассказать, — пробормотал он успокаивающе Варлее.

Варлея ожила на глазах, хотя видно было, что такой эмоциональный всплеск дался ей нелегко. Четвертый, архимаг Баадрих, смотрел на Алтая со странным выражением лица, словно не мог понять, что только что услышал.

— Она была с нами, — нетерпеливо повела рукой Нидейса, — ну же!

Голос ее взвился, хлестнул и Баадрих вскинул руку, придерживая мизинец большим пальцем и растопырив остальные. Заклинание сорвалось с его уст, и небо внезапно пролилось синим пламенем, захлестнувшим Баадриха и всех вокруг.

Тимур на рефлексах начал вскидывать руку, губы шевельнулись в такт первому слову защиты. Шевельнулись и тут же застыли под ледяным взглядом Нидейсы. В ней не было ничего от той теплой и влюбленной девушки, смотревшей на него с обожанием, лишь надменное высокомерие и привычка повелевать.

Тимур промедлил, и мир вокруг изменился.


— Что это было? — полюбопытствовал Тимур, оглядываясь по сторонам.

Крепость, укрепленная до зубов: големы на стенах, кристаллы на башнях, от защитных заклинаний на стенах потрескивал воздух. Несколько групп, маги и солдаты, застывшие чуть поодаль, наставив на Тимура и остальных оружие. Три храмовника.

— Заклинание мгновенного массового перемещения, — неожиданно ответил Баадрих.

Нидейса даже и не подумала ничего объяснять, чуть отодвинула Первого (троица магов заняла защитную позицию), явив храмовникам и остальными синюю печать на плече. Напряжение в воздухе немедленно опустилось ниже каменной мостовой, сменившись поклонами.

— А…

— Им владеют только архимаги и выше, иначе не было бы нужды в порталах и транспортах, — неожиданно любезно пояснил Баадрих.

Все равно, у Тимура прямо руки зачесались освоить его, ведь мега-полезная вещь!

— Почему мы еще не в столице? — осведомилась Нидейса таким тоном, каким обычно интересуются у нассавших в углу кошек, кто это тут сделал лужу.

Тимур и сам не отказался бы узнать, что тут происходит вообще, что это за дело Императора и почему о нем первым делом надо докладывать верховному Архимагистру. Дедушка дедушкой, но тут же вроде как государственные дела вершились, а не родственные. Также оставалось неясным, почему их надо делать с таким презрительным видом — вряд ли магистры и архимаг не поняли бы обычного обращения.

Он невольно покосился на спутников. Алтай тоже оглядывался с любопытством, словно запоминая, что вокруг, потом еле заметно, весело подмигнул Тимуру. Варлея все еще слегка дрожала, прижимаясь к Алтаю, смотрела на крепость и солдат вокруг со страхом.

— После атаки на остров Тихий и подтверждения, — Баадрих прямо выделил нажимом в голосе слово, — вашего исчезновения, леди Нидейса, была запущена операция «Океан».

Тимуру это, конечно, ни о чем не говорило, но все равно он явственно ощутил смрад больших «игр плаща и кинжала». Алтай продолжал смотреть с веселой усмешкой, но Тимур ощущал, что на самом деле друг и тренер напряжен, готов взорваться действием в любой момент. После ночи прорыва с Тихого Тимур готов был поверить, что Алтай сумеет вырваться даже отсюда, вытащив и самого Тимура за собой.

— Передвижения по всей Империи ограничены, — продолжал Баадрих, — а перемещение на материк возможно только стационарными порталами из нескольких штабных крепостей, в одну из которых я вас и переместил.

Тимур оглянулся еще раз. Штабная крепость? Она больше напоминала одну из узловых цитаделей, призванных удерживать ключевой остров против любых сил и нападений. Еще Тимур подумал, что вся эта магия и силы, включая обученных бойцов и магов, больше пригодились бы на передовой, вместо пехотного мяса и учеников.

— Я знакома с операцией «Океан»! — чуть притопнула ногой Нидейса. — И знаю, где мы!

— Простите, но вы просили объяснений…

— Я спросила, ПОЧЕМУ? — голос Нидейсы прошелся по ушам, словно напильник. — Когда у вас есть все разрешения?! Дорога каждая секунда!

Баадрих чуть дернул головой, словно собирался возразить, но промолчал, склонил голову и сделал жест.

— Сюда, прошу.

Рука его указывала в сторону одного из зданий, трехэтажного, с башенками, шпилями и сидящими у входа двумя трехголовыми химерами. Нидейса, сверкнув глазами, сразу направилась туда, даже не думая ждать кого-то, оглядываться, следуют ли за ней. Честно говоря, эта перемена в Нидейсе нервировала Тимура сильнее всего, но в то же время вносила нотку странного душевного комфорта. Потому как представить, что эта новая, ледяная и высокомерная Нидейса, будет его домогаться, было решительно невозможно.

Первый, Второй и Третий чуть разошлись, продолжая прикрывать их с боков.

— Неужели на нас могут напасть? — пробормотал Тимур под нос.

Чистой воды провокация, на которую никто не повелся, не стал спешить к нему с объяснениями. Они проследовали в здание, в котором обнаружился стационарный портал. Огромный, мощный, вместительный, занимавший все здание, ибо внутри не было трех этажей — лишь один огромный зал, исчерченный знаками и фигурами, утыканный накопителями.

Тимуру почему-то припомнился разговор с Алтаем, как раз о телепортах и порталах. Алтай тогда пояснил, что прямо направленные на него заклинания не действуют, спасибо Шефу, но транспортная магия работает с объемами и плевать ей, что там внутри, иначе постоянно возникали бы проблемы.

Возможно, поэтому Алтай сейчас был так напряжен?


Дальше они переместились в другую крепость, на берегу материка. Не то, чтобы Тимур что-то разглядел изнутри крепости, просто им сообщили тот факт, что они уже на материке. Затем еще один переход другим порталом, и еще один, и Тимур ощутил, что и сам взвинчен и нервничает. Сожаление о решении остаться — ведь мог быть уже дома! — крепло и ширилось, кое-как пока что сдерживаемое тем фактом, что возвращение означало провал миссии.

Варлея пришла в себя, а вот Нидейса оставалась в образе надменной стервы.

— Порталы столицы закрыты, — сообщили им в очередной крепости.

Нидейса вспыхнула на мгновение злым нетерпением, но в то же время на лице ее проступило странное удовлетворение. Тимур покосился на Баадриха, тот явно тоже знал причину закрытия порталов, но сообщать ее, разумеется, не собирался.

— Ну, все, концерт отменяется, возвращаемся на фронт, — неожиданно весело заявил Алтай.

Нидейса и его хлестнула взглядом, но Алтай лишь продолжал широко улыбаться с видом «видал я тебя, девочка, во всех видах».

— Никаких фронтов! — Нидейса стремительно развернулась к пот