КулЛиб электронная библиотека 

Лисса: Проклятие ведьм [Джулия Франц] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Лисса: Проклятие ведьм

Я — девушка.

Я — ведьма!

Я — огонь!

Я — бестия с зелеными глазами!

Я буду наслаждаться тишиной

Пока вы все поймете это сами…

Мой нежный свет сбивает с толку вас,

Не ангел я, и быть им не желаю…

И сверху вниз смотреть на мир сейчас

Мне позволяет только ожиданье.

Я жду того кто встретив мой огонь

Не побоится грубого ожога,

Тепло увидит, свет веселый мой

И другом станет Ведьме непокорной.

Я — огненая стерва!

Я — звезда!

И волосы мои — частичка пламя!

Я долго, долго остаюсь одна,

Но инквизиции пока не знаю…

Я осенью сливаюсь с листопадом,

Зимой костром сияю на снегу…

Быть как другие мне совсем не надо,

Я счастье для себя особое найду.

Евгения Хузеева

Пролог

Лисса никогда не любила ходить на занятия, а посещать то, куда её заставляли ходить насильно, тем более. Она считала, что семейное наследство в виде ведьмовского дара и способности управлять природой полный бред и что все её семейство просто-напросто свихнулось, вот и все. Однако, хотела она верить в колдовство или нет, она была ведьмой. И будь она хоть немного усидчивее в учёбе, то из неё бы вышла лучшая ведьма на всем белом свете. Её род был известен всем магам и ведьмам своими уникальными способностями, однако Лисса напрочь не хотела ничего об этом знать.

«По вам психушка плачет», — лишь отвечала она родным, закинув очередную книгу заклинаний в пыльный угол, где уже валялось порядком десятка таких же бесценных, но бессмысленных для неё книг.

— Родная, так же нельзя, — молила свою дочь мисс Дуллитл, такая же рыжая, как и она сама. — Не совершай моих ошибок…

— Мам, да брось ты! — прервала её девушка, застёгивая на своей груди чёрную косуху. За последнее время в её семье участились разговоры про ведьм, что уже стало раздражать и без того раздражительную во всем девушку.

— Лисса! — мать повысила голос особым образом, как делала всякий раз, прежде чем отчитать свою дочь за проступок.

— Мама! — огрызнулась девушка тем же голосом и продолжила. — Сегодня мой день рождения, и я хочу провести его со своими друзьями на вечеринке, которую они для меня устроили, а не здесь, с вами и странными книгами, которые вы мне весь месяц подсовываете! Если вы верите во весь этот бред про ведьм, вампиров и оборотней, то я НЕТ!

На этом Лисса схватила шлем от чёрного мотоцикла и умчалась прочь, громко хлопнув входной дверью напоследок. Мисс Дуллитл выбежала на крыльцо, в надежде догнать и остановить свою дочь, но та оказалось быстрее.

— Она напоминает мне тебя, — пожилая дама незаметно подкралась сзади и мило улыбнулась.

За столько лет Хейли все никак не могла привыкнуть к её бесшумному передвижению по дому. Её мать стала хромать после одной ужасной битвы, о которой она никогда никому не хотела говорить, иногда себе в помощь брала трость, но даже так не издавала ни единого звука. Магия, только и всего.

— Не волнуйся, она вернётся.

— Как скоро?

— Смотри, — она указала на небо, что темнело с каждым часом все сильнее и сильнее, — через пару часов ей официально исполнится восемнадцать. А завтра, или даже сегодня, к ней приедут из школы. Лучше бы тебе приготовить её вещи к отъезду. Маги не любят долго ждать.

Хейли понимающее кивнула, но с места не сдвинулась. Она боялась, что её дочь наделает тех же ошибок, что и она сама в её возрасте.

— Боишься, что её новый парень пополнит нам коллекцию тыкв в огороде? — усмехнулась старая ведьма, и её зелёные глаза ярко засияли. — Помнится мне, ты превратила шесть парней в тыквы, прежде чем поверить, что ты ведьма и твои поцелуи опасны для простых смертных.

— Даже не напоминай! — воскликнула мисс Дуллитл, скрестив руки на груди. — Это было ужасно!

— Если бы ты и твоя дочь читали те книги, что мы вам давали, то ничего бы этого не было, — парировала старуха, бесшумно шагая на веранду, где она готова была часами сидеть и слушать голос природы. — Но не волнуйся, в нашей семье нет слабых ведьм. Она со всем справится.

Хейли отчаянно вздохнула, скрестила на груди свои тонкие бледные руки и зашагала прочь к дому, в котором она провела большую часть жизни. Переехала она сюда в юном возрасте, когда отец бесследно исчез, напоследок оставив на своём рабочем столе записку, адресованную его дочери.


«Прости, что покидаю тебя в этот момент, Хейли. Хотелось бы мне остаться и помочь тебе с дальнейшим обучением в качестве ведьмы, но, увы, я вынужден уехать как можно дальше от всего того, что отныне будет тебя окружать. Будь сильной, дочь моя. Надеюсь, что однажды мне позволят тебя увидеть вновь.

С искренней любовью, твой любящий папа.

P.S. Лоррейн присмотрит за тобой».


Родители Хейли уже много лет были в разводе и всячески старались друг с другом лишний раз не пересекаться. Лоррейн всегда была милой дамой со своими причудами и необычайно сильной магией, про которую Хейли узнала далеко не сразу. Но какой бы милой она не была, со своим мужем она заключила магический договор, согласно которому с пятнадцати лет и до окончания школы для магов и ведьм Хейли будет жить под её опекой.

Лоррейн была абсолютно уверена, что дочери не хватает материнской любви и тех знаний, которые может дать ей до отправления в школу.

— Если будешь слушаться меня, то станешь такой же сильной, как и я, — пообещала Лоррейн и, несомненно, сдержала слово.

В семье Дуллитл обещание было принято исполнять. И не дай Бог хоть кому-нибудь его нарушить. Они могли своей жизнью пожертвовать, но обещание сдержат.

— Следи за тем, что говоришь, — учила её Лоррейн. — Ведьмы из нашего рода необычайно сильны, все наши слова имеют уникальную особенность сбываться, причём в самый неподходящий момент.

В этом Хейли удалось не раз убедиться после восемнадцатилетия, например, когда она назвала своего давнего неприятеля, соседского мальчишку, который постоянно над ней издевался, жабой. Ночью, когда луна взошла, а ведьмы начали свой привычный шабаш, слова Хейли обрели истинную форму. Мальчишка превратился в жабу, но Лоррейн своей магией заставила его семью думать, что он был сбит машиной. В ту ночь Хейли впервые поверила, что она ведьма и что её слова не имеют обратного эффекта.

— Все ведьмы разные, — объясняла Лоррейн, — ни одна не похожа на другую. У тебя сильная магия. Все, что ты говоришь, сбывается, и, к несчастью, если ты обратишь кого-то в жабу или тыкву, то это уже назад исправить никак нельзя.

Как только Хейли это осознала, то тут же согласилась поехать в школу волшебных созданий.

— Меня ведь там научат управлять своей магией, верно?

— Конечно.

И только мысль о том, что школа и обучающие её там учителя могут ей помочь совладать со своей магией, заставляла Хейли не бросать обучение. Вскоре она не только полюбила эту школу, но и свой дар, которым наделила её природа.

— Хейли, милая, ты только посмотри, кто к нам пожаловал! — крикнула с веранды постаревшая Лоррейн. Заслышав её радостный голос, Хейли уж подумала, что её дочь вернулась назад, но, выбежав на крыльцо, она заметила молодого высокого юношу в чёрной мантии. Он с восторгом осматривался по сторонам, как все те поклонники их семьи, что хотели быть похожими на них.

— Здравствуйте! — тихим бархатным голосом произнёс парнишка, в знак уважения наклонив голову вперёд.

Хейли тут же увидела отрывки его будущего, которые ей никогда нельзя будет произнести вслух. Да и, по правде говоря, она бы не хотела, чтобы её видение сбылось.

— Но где Томас… то есть мистер Джексон? — спросила Хейли, в недоумении взирая на юношу, что стоял перед ней.

— Я временно его заменяю, — пояснил улыбчивый маг, сверкнув в темноте своими насыщенно-жёлтыми глазами. Он знал, что ведьмы из рода Дуллитл не самые гостеприимные колдуньи, но он все же надеялся на элементарное приветствие.

— Меня зовут Билл, — спокойно продолжил маг все тем же бархатным голосом. — Я племянник Томаса Джексона. Полагаю, вы с ним знакомы.

— Томас сопровождал её в школу, когда она еще была совсем ребёнком, — послышался хриплый голос из веранды.

Старушка счастливо поглядывала на юного мага, тщательно пытаясь вспомнить, где она видела его прежде. Чтобы вспомнить, ей пришлось обратиться к прошлому, использовать магию.

— Твоего отца, часом, зовут не Адам Джексон? — загадочно улыбнулась Лоррейн.

— Да, именно так, — прищурившись, ответил юноша. — Вы с ним были знакомы?

— О да, конечно, — еще радостнее воскликнула ведьма, словно она была маленькой девчонкой, которой подарили на день рождения ту самую куклу, на которую она засматривалась уже много дней, в надежде, что её купят. — Адам…

— Неужели в школе теперь доверяют столь юным магам такую важную миссию, как сопровождение моей дочери в другое измерение! — воскликнула с возмущением Хейли, дабы только Лоррейн не рассказала этому малознакомому типу про то, как Адам по ночам тайком взбирался в её комнату.

«Не дай Бог еще взболтнёт, чем мы с ним занимались», — мелькнуло в голове у Хейли.

— Хейли, не будь грубой! — воскликнула Лоррейн, с трудом поднявшись со старой лавочки, чья белая краска уже давно осыпалась на землю. — Билл, проходите сюда, Лисса вот-вот вернётся домой.

— Лисса, значит, — прошептал себе под нос маг. — Лисса Дуллитл.

По дороге сюда он долго думал о том, какой она будет на вид. Характер и без того был ему ясен — скверный, как и у её матери, но вот внешность. Надо бы признать, что со своим лучшим другом Сэмом они даже поспорили насчёт её внешности.

«Рыжая будет, как и её мать», — утверждал Сэм.

«А что, если нет?» — не переставал надеяться Билл. — «Отец у неё шатен».

Когда заключалось данное пари, Билл, в отличие от Сэма, еще не дочитал книгу о легендарных ведьмах измерения, а потому даже представить не мог, что ВСЕ, абсолютно все женщины в семье Дуллитл рыжие, вне зависимости от того, кто их отец.

«Идиот», — промелькнуло в голове у Билла.

— Ну же, Билл, — вернула его в реальность старуха, — иди к нам, я приготовлю тебе чай. Ты, наверное, устал с дороги.

Темноволосый юноша с благодарностью кивнул старой ведьме и зашагал к ней на веранду, где старуха тут же наколдовала ароматный чай с пряниками, бубликами и прочей сладкой выпечкой, чей аромат доносился даже до соседей.

— Для меня большая честь познакомиться с вами, Мисс Дуллитл, — искренне сообщил парнишка, присаживаясь напротив нее. — В школе столько всего рассказывали о вас и о вашей семье.

— Разумеется, ведь в нашей семье не бывает слабых ведьм.

— Да, — кивнул Билл и, поправив свои густые темно-каштановые волосы, добавил, — и, по правде говоря, из-за этого на вашу внучку возлагают большие надежды. Маги полагают, она еще многим нас удивит.

— Ох, в этом можете не сомневаться, — язвительно заявила Хейли, за пару секунд вытащив из дома все наготовленные чемоданы к отъезду Лиссы в школу. — Моя дочь разгромит ту часть школы, которую я не успела разрушить на первой неделе пребывания в ней.

— Ох, — Билл нервно засмеялся, — надеюсь, она не будет этого делать. Ведь нам пришлось шестнадцать лет строить новое северное крыло и восстанавливать те древние записи, что вы сожгли…

«Я видела, что произойдёт!» — хотела крикнуть ему в лицо Хейли, но сдержалась, зная, к каким последствиям могут привести её слова.

Мисс Дуллитл увидела видение, отрывок из будущего, где чётко фигурировал этот юноша, с той самой секунды, как он появился у крыльца дома. Она знала, что он повлияет на её дочь, и далеко не всегда это приведёт к хорошим последствиям. Это пугало Хейли еще сильнее, чем осознание того факта, что в небе уже вовсю сверкают молнии, вдали слышится гром, а на часах уже полночь.

— Лисса не верит в колдовство, — прервала его речь Хейли, недовольно скрестив руки на груди. — И она совершенно не любит учиться.

— Быть того не может, — Билл сделал глоток горячего чая и отставил его в сторону, чтобы тот немного остыл. — Она же Дуллитл!

Он произнёс это с таким восторгом, словно она была всесильной королевой, а не подростком, постоянно сбегающим из дома. В его голове она была лучшей из лучших, ведь её мать, бабушка, да и в целом весь род был могущественнее всех остальных семей, существовавших в этом мире.

— История не раз доказывала нам, что ваша семья — сильнее всех магов и ведьм на свете, — напомнил парнишка.

— Но это вовсе не значит, что у вас не будет проблем с моей внучкой, — тихо прошептала Лоррейн, поглядывая на часы. День рождения Лиссы уже настал. — Видите ли, Билл, мы хотели, чтобы Лиссу сопровождал в школу Томас Джексон, ведь он, как всем известно, умеет уговаривать и успокаивать кого угодно. А так как Лисса обладает нелёгким характером…

— Вы думаете, она сбежит от меня и не доедет до школы? — Билл возмущённо вскочил на ноги.

Ведьмы переглянулись с таким видом, чтобы точно дать понять, что Билл не внушает им доверия и не видится перед ними, как сильный маг.

— Не будь я достаточно сильным, Томас не доверил бы мне такую миссию.

— И то верно, — согласилась Лоррейн. — И все же… какой у вас дар, юный маг?

— Покажи, что ты умеешь! — более грубо потребовала Хейли, завидев перед своими глазами очередное видение, которое повергло её в крайний шок. — Хотя, впрочем, уже не стоит. Я увидела достаточно.

— Увидели? — переспросил Билл. — Значит, это правда, что вы…

— Вижу будущее? Да, — спокойно ответила Хейли. — И я вам дам пару советов, ради вашей же безопасности. Не спорьте с моей дочерью и не злите её!

Билл в недоумении нахмурился. Он не понаслышке знал, что Хейли Дуллитл лучше не злить. И если Лоррейн была доброжелательна к магам, то Хейли отчего-то испытывала к ним лишь негативные чувства. Возможно, тому причиной был муж, бросивший её после рождения Лиссы. Или пара неприятных инцидентов, произошедших с ней во времена школы.

— Пока Лисса не пришла, Билл, расскажи нам, как там сейчас в школе? — попыталась разрядить обстановку Лоррейн. — Многое изменилось? Я так давно ничего не слышала о колдовской школе.

Но не успел Билл и слова молвить, как послышался знакомый звук мотора, доносящийся от чёрного мотоцикла, который вела Лисса. Она резко затормозила у своего дома, пулей выскочила из мотоцикла и вбежала на веранду с криками: «Мама! Что происходит?!». Такой испуганной Хейли еще никогда не видела свою дочь. Её тушь была размазана, волосы безобразно растрёпаны, а глаза красные, словно она не спала, по меньшей мере, неделю.

— Там парень… он… — прерывисто задыхаясь начала она, но тут же прервалась, заприметив гостя и чемоданы у двери. — Ты кто такой?!

Билл, в который раз убедившись, что спор проигран, вышел из размышлений о том, как же хороша фигура этой юной ведьмы, и вернулся в реальность.

— В вашей семье, по всей видимости здороваться не принято, — заметил юноша, вставая с места. — Меня зовут Билл Джексон, — он вежливо поклонился девушке, — я маг, которому поручено сопроводить тебя в школу магов и ведьм.

— Я никуда не поеду! — сказала она как отрезала. Лисса перевела взгляд на маму и прошептала. — Я не верю ни в единую чушь, которую вы рассказывали мне все это время, но с моим другом произошло нечто… ужасное. И я не знаю, что мне делать!

Последние слова она произнесла с таким криком, что Билл было подумал, что она убила человека.

— Дорогая, успокойся, — попыталась угомонить её Лоррейн. — Все ведьмы через это проходят.

— Проходят через что?! — яростно воскликнула девушка, вытирая заплаканные глаза. — Мой, друг, он… только что… прям на моих глазах…

— Милая, мне так жаль, — Хейли подошла к дочке и крепко обняла за плечи. — Я тебя так понимаю. Со мной произошло тоже самое в твоём возрасте. И не раз. Но единственное место, что помогло мне — школа волшебных созданий. Там меня научили управлять магией и исправлять то, что я натворила, будучи в том же возрасте, что и ты сейчас.

— Погоди, ты хочешь сказать, что если я поеду в школу, то мне там скажут, как я могу все исправить? — Лисса с надеждой осмотрелась по сторонам, словно что-то выискивая.

— Не совс…

— Да, помогут, — ответила Хейли, не давая Биллу и слова сказать. Ведь он даже не понимал, что если Лисса не захочет поехать с ним сейчас, то ему придётся тащить её в школу силой. Буквально привязав к сиденью машины.

— Тогда… — Лисса с надеждой взглянула на незнакомца, — ты должен немедленно меня туда отвезти!

— С радостью это сделаю, — улыбнулся Билл, хватая на лету её чемоданы. — В школе все ждут твоего приезда.

— В самом деле? — удивилась Лисса и, повернувшись в бабушке с мамой, серьёзно заявила. — Надеюсь, вы меня не обманываете, и в школе мне действительно помогут, иначе я не то, что в школе больше никогда не появлюсь, но и сюда больше никогда не приеду.

— Милая, тебе помогут, — пообещала Хейли, целуя в макушку свою дочь. — Я сложила тебе все необходимые вещи и книги, в любой момент ты можешь ими воспользоваться, там есть все, что нужно.

— В школе заведи себе питомца, — неожиданно заявила старушка, обнимая внучку, — он тебе поможет с превращениями.

— Что? — в недоумении переспросила Лисса, но решила не вдаваться в подробности, сейчас её голова была занята другим.

— Все будет хорошо, — мать приобняла дочку за плечи и повела к машине, тем временем старушка уже стояла возле Билла и о чем-то с ним серьёзно разговаривала.

— Мама, мне страшно, — призналась девушка, испуганно глядя на машину, что ждала её и незнакомца, чьё имя тут же вылетело из её головы. — Что если у меня не получится все исправить, я ведь такое натворила…

— Эй, — Хейли заставила дочку посмотреть на нее. — Ты ведьма из рода Дуллитл, и даже если ты сейчас нам не веришь, ты гораздо сильнее, чем думаешь. Научись управлять своей магией, милая, и тогда тебе будет под силу любое колдовство. Знаю, тебе сейчас страшно. Всем по началу страшно, но в школе тебя ждут новые друзья, особенные и уникальные, как и ты.

— А вам нельзя поехать со мной?

— К сожалению, нет, но мы скоро тебя навестим, — пообещала мисс Дуллитл, крепко-крепко обнимая свою дочь. — Пообещай, что будешь внимательно выбирать себе друзей и не станешь рушить школу.

— С чего бы мне её рушить? — нахмурилась Лисса.

— Пора в путь, милая, — крикнула бабушка, отходя от Билла, который после разговора с ней заметно посерьёзнел. — Маги не любят долго ждать.

— А мы можем взять с собой мотоцикл? — с мольбой во взгляде поинтересовалась Лисса.

— Там, куда мы едем, он тебе не понадобится, — спокойно ответил Билл, открывая дверцу машины, тем самым приглашая Лиссу сесть в нее. — Нам уже пора, скоро стемнеет.

— Разве сейчас недостаточно темно? — поинтересовалась Лисса, присаживаясь на переднее сидение.

Небо над ними было столь серым и мрачным, что единственным источником света было окно и тусклый фонарь, мерцающий возле веранды.

— Нет, — просто ответил юноша, захлопывая дверь машины. — Когда мы подъедем к границе, ты поймёшь, почему мне нужна абсолютная темнота.

С этими словами он занял своё водительское место, включил фары, завёл машину и ринулся в путь, не дав возможности Лиссе помахать на прощание своим родным.

— Ей!

— У магов и ведьм не принято прощаться, — спокойно ответил Билл, поворачивая свой чёрный кадиллак к выезду из города.

Лисса отметила про себя, что это стоит запомнить, а также вспомнить имя мага с неестественными для человека цветом глаз.

— Итак, юная леди, что вам известно о школе, в которую мы направляемся? — воодушевлённо начал разговор юноша, мельком глянув на рыжеволосую ведьму.

— Что там учатся маги и ведьмы.

— А также полумаги и полуведьмы, — добавил Билл.

— Это как? — спросила Лисса, лишь бы только отвлечься от той картины, что мелькала перед её глазами всякий раз, когда их закрывала.

— Ты и впрямь не знаешь? — Билл до ужаса был шокирован этим, ведь родись он в её семье, то выучил бы все от корки до корки. — Полумаги — это дети, рождённые от одного чистокровного мага и человека. Или мага и оборотня. Мага и феи. Мага и…

— Вампира?

— Нет, — прыснул парень. — Вампиры не способны к зачатию ребёнка.

— С полуведьмами мне тогда все ясно. Ну, а ты кто такой? — Лисса впервые с искренним любопытством взглянула на него, про себя отметив, что он весьма хорош собой.

— Я же говорил, я — маг, Билл Джексон.

— Билл, — повторила девушка и, обернувшись к нему, неожиданно резко придвинулась к его лицу. — Твои глаза такие… жёлтые.

— Потому что я волк.

Лисса испуганно вернулась в прежнее положение и, схватившись за ручку машины, приготовилась бежать.

— Спокойно, — Билл протянул к ней руку и прошептал «грасио».

Лисса замерла на месте, по её телу прошёлся приятный холод, а из рук парня засверкали жёлтые искры, которые тут же исчезли, стоило ему только положить руку на руль.

— А теперь, когда ты не можешь шевелиться, я тебе расскажу то, что ты не стала слушать от своей мамы и бабушки, — спокойно продолжил Билл, сосредоточенно следя за дорогой. — Ты — ведьма из великого рода, который был создан еще много веков назад. В тебе скрыта величайшая сила, которой тебя научат управлять. Это нужно для того, чтобы ты не навредила простым смертным. Нет, ведьмы и маги не бессмертны, нас тоже могут убить, но это сделать гораздо сложнее, чем, например, вампиров, так как нас защищают животные, природа и весь мир, в особенности те животные, в которых мы обращаемся. Я — волк, вождь волчьей стаи, но не оборотень. Волк мой питомец, если можно так сказать, который мне во всем и всегда помогает. Я тебе не наврежу. Ясно?

Лисса кивнула, после чего маг прошептал «армолс», и заклинание молчания исчезло.

— Что это было? — тут же возмутилась ведьма. — Ты меня магией только что заткнул?

— Именно. А если будешь кричать, то до конца поездки будешь сидеть молча.

Лисса нахмурилась, но возмущаться не стала, лишь только вежливо, к удивлению парня, попросила снять заклинания и позволить ей двигаться, а не сидеть как статуя в машине.

— Фиен, — прошептал маг.

— Что это за язык?

— Колдовской язык магов и ведьм, используемый еще с древних времён. Твоя мама должна была подарить тебе книгу со всеми магическими заклинаниями.

— Да, она дарила.

— И ты, конечно же, её не читала, — Билл разочарованно взглянул на девчонку. — Не понимаю, почему магистры думают, что из тебя выйдет что-то путное. Ты ничего не знаешь о магическом мире.

— Единственное, что я хочу — исправить то, что натворила пару часов назад! — воскликнула Лисса, и следом за ней молния ударила в дерево.

— Вот черт! — Билл резко свернул машину в сторону и врезался в густой дуб, растущий недалеко от скалы, к которой они и направлялись.

Машина резко остановилась и подскочила на месте, капот загорелся, а стекла со всех сторон треснули и тут же рассыпались на мелкие кусочки. Билл в гневе повернулся к ведьме, которая в шоке наблюдала за происходящим. Маг хотел выругаться, накричать на глупую ведьму, но, вспоминая слова её матери, не решался вообще как-либо злить или разговаривать с ведьмой в такие моменты, как сейчас. Её карие глаза засияли красным пламенем, рыжие волосы приобрели багряный оттенок, а тонкие костлявые руки крепко схватились за кожаное сидение.

Билл вышел из машины, стряхнул с себя стекло, в который раз посмотрел на ведьму, что за пару минут успела вывести его из себя и уничтожить любимую машину, которую ему подарили совсем недавно, и прийти в дикое недоумение от того, зачем вообще он согласился поехать за этой сумасшедшей.

— Вомлун, — прошептал маг, направляя руку на девушку. В эту же секунду ведьму окутал большой поток воды, который тут же успокоил её ярый пыл. — Стало легче?

— Намного, — спокойно ответила Лисса, придя в себя. — Что произошло?

— Ты всего лишь уничтожила мою машину, — сквозь зубы процедил маг. — И теперь нам придётся идти пешком.

— Я что сделала? — Лисса вышла из машины и осмотрелась по сторонам.

— Да-да, — маг закатила глаза, подходя к багажнику, чтобы вытащить из него все вещи, которые тут же исчезли, стоило ему только прошептать «миор». — По всей видимости, твой дар — уничтожать все подряд. Пойдём, дьявол, в школе нас заждались.

— А как же мои вещи?

— Они уже ждут тебя в твоей комнате.

Билл накрыл свою голову капюшоном, протянул чёрный плащ Лиссе, который она тут же надела, и отвёл её в сторону, велев поторапливаться.

— А починить машину ты не можешь? — стоило ей это спросить, как чёрный кадиллак взорвался за её спиной, разлетевшись на мелкие кусочки.

— Как видишь, она не подлежит ремонту, — Билл в который раз глянул на девушку злобным взглядом и зашагал прочь.

— Прости меня, Билл! — кричала Лисса, догоняя его. — Я не нарочно. Я не знаю, как так получилось. Честно, я…

Маг резко обернулся и, тяжело вздохнув, пояснил, что произошедшее с ней еще цветочки и что ей не о чем беспокоиться. Он заверил её, что сейчас главное для них — успеть попасть в школу прежде, чем наступит утро, та как магическое измерение или точнее портал открывается только ночью, чтобы не быть замеченным людьми.

— Так что взбирайся на меня и держись крепко.

— Не поняла.

Парнишка опустился на колени, закрыл глаза, оскалил зубы и, крепко сжав кулаки, прошептал что-то невразумительное, после чего превратился в волка. Большого, серого, с жёлтыми глазами и огромными зубами.

— Взбирайся! — прорычал знакомый голос, и Лисса послушно залезла на спину зверя. — Держись крепко!

Ведьма обняла зверя за шею, и ей тут же в ноздри ударил приятный запах хвои, мокрого асфальта и летнего дождя. Волк зарычал и, поднявшись на четыре лапы, ринулся в путь так быстро, как даже машины не могут ездить.

— Зачем тебе машина, если ты так быстро бегаешь?

— Иногда приятно почувствовать себя простым человеком, — прорычал он в ответ.

Лисса прижалась к нему сильнее, боясь улететь на такой скорости куда-то прочь. Она стала наблюдать, как перед её глазами быстро мелькают деревья, как простые камни сменяются горами, дождь — ливнем, а луна — густым туманом, сквозь который нельзя было рассмотреть и кончик собственного носа.

— Приготовься, сейчас будем прыгать! — не сразу услышала она, отчего не успела даже заметить, как волк прыгнул в чёрную дыру, образовавшуюся посреди скалы.

Минуту она ничего не чувствовала и не видела, лишь бесконечное чёрное полотно стояло перед её глазами. И лишь, когда она упала на что-то мокрое и липкое, поняла, что лежит на обнажённом парне, в лесу, где уже не лил дождь и не было ночи, где сияло солнце и пели птицы.

— Добро пожаловать в тёмный лес! — улыбнулся Билл. — Не возражаешь, если я оденусь?

Лисса тут же залилась краской, сливаясь с цветом своих волос. Она сползла с парня, дала ему свой чёрный плащ, который был ей уже не нужен, и отвернулась от мага, чтобы дать ему время прикрыть своё обнажённое тело.

— Да ладно тебе, — засмеялся Билл, — вскоре тебе тоже придётся превращаться. И, как бы тебе не хотелось этого избежать, кто-то по-любому увидит тебя голой.

— А вот и нет.

— А вот и да! Я тут уже не первый год учусь и знаю, о чем говорю.

— Тут? — Лисса осмотрелась по сторонам в поисках той самой школы, про которую ей не раз доводилось слышать от родных, но поблизости ничего, кроме деревьев и ели, не было.

— Да, тут, — Билл подошёл к ней сзади, приобнял за плечи и подтолкнул вперёд.

Она почувствовала лёгкий удар тока на своем теле, когда прошла через невидимый барьер, который, как говорила ей Лоррейн, защищает школу от демонических существ, и тут же увидела перед собой то, чем так сильно гордился весь её род.

Глава 1. Невиновная

Школа представляла собой древний замок, размером с девятиэтажный дом, с четырьмя высокими башнями, одним разрушенным после её матери крылом, озером, парком, спортивным полем и бассейном, который, по словам Билла, находился позади замка.

— Как тебе, впечатляет?

Лисса с приоткрытым ртом рассматривала школу и пробегающих вблизи зверей, которые то и дело останавливались, чтобы посмотреть на неё. Билл заверил её, что она им понравилась, но ведьма посчитала это абсурдным и немыслимым.

— Откуда тебе знать, что на самом деле думают эти звери?

— Я знаю, — повторил маг уверенно.

Лисса недоверчиво прищурилась, но расспрашивать ни о чем не стала. За сегодня с ней произошло столько всего необычного, что её больше, казалось бы, ничто не могло удивить, даже если Билл и впрямь понимал мысли животных.

— Пойдём, я покажу тебе школу поближе.

Лисса глубоко вдохнула свежий воздух в лёгкие и зашагала следом за парнем, который сразу же начал рассказывать новоприбывшей все, что он знал из истории об этой школе. Он активно жестикулировал, указывая рукой то в одну сторону, то в другую, но девчонка совершенно его не слушала. Сперва она отвлеклась на маленьких феечек, заплетающих друг другу косы, потом на русалку, лежащую на камне посреди озера, а потом на обращающуюся в чёрную пантеру девушку с черными длинными волосами, завязанные в тугой конский хвост на макушке.

— Это Сара, — сообщил Билл, как только понял, куда она смотрит. — Чистокровная ведьма, одна из самых сильных и очень злых.

— Какая у неё магия? — поинтересовалась Лисса, словно зачарованная наблюдая за её грациозными плавными движениями и злобным хищным взглядом голубых глаз.

— Лед, мороз и холод, — прошептал Билл. — Здесь её называют «снежной королевой».

— Что вполне логично, — согласилась Лисса, — от нее так и веет холодом.

— Могу вас познакомить, — предложил Билл.

— Спасибо, конечно, но я больше заинтересована знакомством с директором этой школы. Мне нужно СРОЧНО с ним поговорить.

Билл слегка удивился её рвению, но возражать не стал и сразу повёл её к Томасу Джексону, который, к счастью, находился неподалёку от них, в парке. Он сидел на старой деревянной лавочке, в полном одиночестве, задумчиво глядя прямо перед собой, и не обращал внимания ни на кого другого. Томас так сильно был увлечён своими собственными мыслями, что не сразу заметил, как его племянник и новоприбывшая ведьма подошли к нему.

— Ох, простите, — опомнился маг, вставая с лавочки, — медитация лишила меня чувства реальности.

— Здравствуйте, меня зовут Лисса.

— Я знаю, — улыбнулся маг. — И я рад видеть тебя здесь… снова.

— Снова? — переспросила девушка.

— Да, — кивнул профессор и, протянув руку вперёд, предложил ведьме проследовать за ним в кабинет.

Стоило ей коснуться его руки, как они переместились в хорошо освещённую комнату, полную книг, древних записей и свитков, которые Лиссе никогда не удастся прочесть.

— А где Билл?

— Он присоединится к нам чуть позже, — заверил маг, присаживаясь на мягкое кожаное кресло. — А пока нам следует обсудить некоторые детали. Мы хоть и бессмертные создания, но временем своим всегда дорожим.

Лисса неуверенно присела напротив профессора и с нетерпением стала ждать. Отчего-то заговорить первой она никак не решалась или просто не знала, с чего лучше начать.

Профессор молча продолжал на неё взирать своими темно-зелёными глазами, выжидая её вопроса.

— Мне нужна ваша помощь, — не выдержала Лисса. — Сегодня произошло со мной нечто ужасное. Точнее, вчера ночью, когда я была у друга на вечеринке.

— В честь твоего дня рождения, полагаю, — добавил профессор, спокойным голосом.

— Да, — кивнула ведьма и переведя свой взгляд на окно, продолжила. — Мой друг…

— Превратился в тыкву? — попытался подсказать маг. — В жабу? Крысу? В кого же тогда?

Лисса нахмурилась, опустила глаза на свои руки, мирно лежащие на её коленях, стряхнула с джинс невидимую пыль и продолжила.

— Он сгорел на моих глазах, профессор, — прошептала ведьма.

Маг в ужасе замер, в то время как за окном белые облака соединились в серые тучи, полностью закрывая солнце и разгоняя всех животных и птиц прочь.

— Это все, что ты помнишь? — так же тихо спросил профессор.

— Он меня поцеловал, прежде чем сгореть.

— Огонь был только на нем, или он распространялся по остальной части комнаты?

— Ник сгорел за секунду, я даже не успела ничего сделать, — сообщила Лисса, когда за окном начался дождь. — Потом огонь начал разгораться и…

— Кто-то еще пострадал?

— Не знаю, — призналась Лисса, приобняв себя за плечи. — Я сбежала. Думала, мама сможет мне чем-нибудь помочь. Она мне говорила ни с кем не видеться в день рождения, а я не послушалась.

— Не стоит себя винить.

Профессор впервые обернулся и взглянул в окно, за которым ливень вовсю барабанил в окна. Томас долго размышлял об услышанном, пытаясь понять, почему первая жертва ведьмы не обратилась в животное или в растение, как это случалось у всех остальных. Улыбка профессора сошла на нет, когда он понял, что проблемы с этой ведьмой будут куда серьёзнее, чем с её мамой и бабушкой.

— Я постараюсь разобраться, почему так произошло, — пообещал профессор, повернувшись к ведьме, — для этого мне понадобится помощь других магов и ведьм. Уверен, кто-то из них нам поможет все исправить.

— Значит, у меня есть шанс, что Ник вернётся к жизни?

— Не буду лгать, шансы малы. Твоя бабушка может возвращать жертв своей магии к жизни, но твоя мама — нет. Насчёт твоего отца ничего не могу сказать, ведь я не был с ним знаком лично. Из-за этого у меня есть подозрение, что ты унаследовала от кого-то из своих предков древнюю магию.

— Что это за магия?

— Магия, которая в неправильных руках, может оказаться опасной не только для смертных, но и для магических созданий тоже.

— Хотите сказать, что я опасна?

— Нет, — тут же заверил профессор, спокойно взглянув своими ярко-зелёными глазами на девушку, — пока я ни о чем не могу говорить с уверенностью. Мне нужно время, а тебе — занятия в этой школе с лучшими из наших профессоров. Чем раньше ты начнёшь разбираться в своей магии, тем легче тебе будет жить с ней в дальнейшем.

— Я останусь в школе.

Томас одобрительно кивнул и, протянув девушке книгу в чёрном переплёте, велел девушке подробно её изучить. Лисса кивнула и забрала книгу, от которой, как казалось девушке, исходило приятное тепло и еле ощутимый запах пепла.

— Не помешал? — Билл бесшумно вошёл в кабинет, уже переодевшись в белую рубашку, черные джинсы и чёрную мантию, которую он всегда носил с собой.

— На сегодня мы закончили, — спокойно ответил профессор и велел племяннику проводить Лиссу в её комнату.

— Хорошо, только не мог бы ты сперва остановить дождь? — попросил маг, неловко улыбаясь. — Я ведь только переоделся, и мне как-то не хочется снова идти в душ.

— Ты не меня об этом проси, а того, что этот дождь устроил, — Томас с загадочной улыбкой взглянул на Лиссу.

— Хотите сказать, что это я сделала? — в шоке уставилась она на профессора, выпучив глаза, словно перепуганный зверёк.

— В школе больше этого делать никто не умеет.

— Так ты у нас ведьма плохой погоды? — Билл недовольно скрестил руки на груди. — Значит, ты намеренно запустила молнию в мою машину?

— Вовсе нет! — воскликнула Лисса, после чего за окном засияла молния, а следом за ней последовали раскаты грома. Ведьма испуганно пошатнулась и прижав книгу к груди, отошла от Билла подальше.

— Лисса! — профессор вскочил на ноги и подошёл к ведьме, испугавшейся не на шутку. — Успокойся!

— Не подходите! — закричала ведьма.

— Успокойся, — тихо-тихо повторил он, и его бархатный голос словно успокаивающее средство, словно ромашковый чай угомонило бешеное сердце ведьмы, бьющееся в груди словно барабанная дробь.

Когда Томас применял свою магию, его руки не сияли каким-либо цветов, из них не выходил магических дым или искры, его оружием были глаза. Тот, кто смотрел в них — сразу же подчинялся его хозяину. Если Томасу Джексону было угодно заставить Лиссу успокоиться или замолчать, ему достаточно было лишь взглянуть на неё.

— Все будет хорошо, — повторил профессор, сверкая в плохо освещённой комнате изумрудными глазами. — Успокойся.

Лисса словно заворожённая смотрела ему в глаза, пока магия на неё не подействовала, и она не успокоилась.

Стоило ей прийти в себя, как дождь затих, тучи рассеялись и солнце вновь засияло снаружи. Убедившись, что девушка в порядке, профессор велел идти ей в комнату и никому не рассказывать о их разговоре в кабинете.

— С ней точно будет все в порядке? — спросил Билл у Томаса, как только девушка вышла из кабинета. — Она выглядит такой несчастной и потерянной.

— С ней многое произошло за этот день. Ей просто нужно отдохнуть и переключиться на что-то хорошее.

— Вечером будет праздник в её честь и показательное выступление, — напомнил маг. — Праздник поможет ей расслабиться.

— Очень на это надеюсь, — Томас вернулся в своё кресло и прежде, чем его племянник вышел из комнаты, попросил: — Проследи за ней и, если заметишь, что с ней что-то не так, сообщи мне.

— Слушаюсь, — кивнул маг и скрылся из виду.

Оставшись наедине Томас немедленно открыл свой потайной ящик, достал из него длинное магическое перо и бумагу, написал для своих советников сообщение, кратко изложив суть возникшей проблемы, и велел им явиться в школу как можно быстрее. Закончив, он соорудил из бумаги детский самолётик и, посыпав на него серебряную пыльцу, выпустил в него. Данные действия он проделывал крайне редко, ведь магическую пыльцу можно было использовать лишь в чрезвычайных ситуациях. А так как произошедшее с Лиссой и её другом Ником выходило из рамок обычного, профессор посчитал правильным немедленно во всем разобраться.

***
— Ты, главное, не волнуйся, — Билл радостно спускался по лестнице, пытаясь разрядить обстановку и отвлечь девушку от грустных мыслей, — мой дядя важная шишка среди совета магов. Я, правда, не знаю, что произошло, но уверяю тебя, Томас со всем разберётся, а пока тебя нужно познакомить, как минимум, с моими друзьями. Вообще у нас тут все классные ребята, конечно, есть совсем мрачные типы, но мы не будем с ними связываться, нам же не нужны проблемы, верно?

— Да, конечно, — вяло улыбнулась Лисса, следуя за магом.

Всего на минуту, но девушке все же удалось отвлечься и заинтересоваться школой. Она и впрямь поражала своей изысканной архитектурой, старинной мебелью и вручную разрисованными стенами. Все, начиная от потолка и заканчивая полом, было наполнено магией. Впервые Лисса чувствовала энергию, витающую в этой школе, и атмосферу таинства, придающую ей силы.

— Эй, ты! — яростный голос незнакомца раздался в низу лестницы. Русоволосый маг, лет двадцати, грозно поднимался по лестнице к ним навстречу, не отводя свой пристальный взгляд голубых глаз от Лиссы.

— Сэм, я как раз тебя искал! Где ты пропадал? — начал Билл радостно, но друг оставил его без внимания.

Вместо этого Сэм крепко схватил Лиссу за горло и со всей силы ударил об железные перила. Лисса испуганно выпучила глаза и выпустила из рук книгу, пытаясь вырваться из крепкой хватки мага. Ей все труднее и труднее становилось дышать, голова после удара начала жутко болеть, а в ушах раздался шум, сквозь который ведьма едва различала голос Билла.

— Сэм, что ты делаешь?! — в ужасе закричал маг, ринувшись на помощь к ведьме.

— Кто ты такая?! — спросил Сэм у ведьмы, сжимая горло ещё сильнее. — Кто ты, тварь, такая?! Что ты сделала с моим братом?!

— Отпусти её!

— Не подходи! — велел Сэм другу, и тот против своей воли послушался.

— Я не виновата, — хриплым голосом прошептала Лисса. — Я этого не делала, клянусь, я этого не делала.

— Ложь! — Сэм ударил её голову об лестницу, на этот раз так сильно, что из головы Лиссы полилась кровь, а в окна тут же забарабанили капли, сменившиеся сильным проливным дождём.

— Я видел! — процедил сквозь зубы маг, обжигая горло девушки своей магией огня. — Я все видел!

И Лисса тут же вспомнила, как в момент пожара, когда все начали разбегаться по машинам, а она искала свой мотоцикл, на крыльце дома стоял незнакомый ей юноша. Она не рассмотрела его, но прекрасно запомнила голубые глаза, наполненные ненавистью и злостью. Тогда она не придала этому значения, но теперь поняла, что это был старший брат Ника — Сэм Эванс, про которого она знала лишь одно — он был магом.

— Сэмюель Эванс, немедленно отпустите девушку! — грозный женский голос раздался позади.

Хоть Сэм тут же узнал голос своей матери — ведьмы и главы ордера Правосудия, он не посмел даже сдвинуться с места. Он так долго искал Лиссу, чтобы во всем разобраться, что сейчас готов был пойти против закона, но наказать виновную в смерти его младшего брата по всей строгости колдовского правосудия.

— Она в этом не виновата, — сообщила мисс Эванс и, повернувшись к Биллу, прошептала «фиен».

Билл тут же зашевелился и заговорил, высказывая другу недовольство по поводу его поведения.

— Да как ты смеешь с ней так поступать, она же из рода Дуллитл, её мать тебе жизнь спасла, когда ты был ребёнком!

— Она убила моего брата! — заорал Сэм во все горло.

— Она этого не делала, — ровным голосом повторила его мать и, завидев, что Лисса теряет сознание, в который раз повторила, — отпусти её, сейчас же!

На этот раз Сэм повиновался. Билл тут же бросился к Лиссе, подхватил её на руки и понёс в госпиталь, выпустив по дороге сотню оскорблений в адрес друга.

— Ник нарушил закон, — сообщила мисс Эванс сыну, когда Билл с Лиссой скрылись с их поля видимости. — Он рассказал вампирам про нас. Про нашу семью и то, чем мы занимаемся. Более того, Ник хотел стать одними из них.

— Он хотел стать вампиром?! — в ужасе прошептал Сэм, схватившись за голову.

— Точнее, он не хотел оставаться смертным, ведь все в его семье маги…

— Кроме него.

Сэм посмотрел на свои руки, на пальцах которых остались следы крови, посмотрел на лестницу, где крови было еще больше, и тут же понял свою ошибку.

— Она будет в порядке, но тебя ждут большие неприятности.

Мисс Эванс подняла свою хрупкую ладонь вверх, прошептала под нос заклинание, которое Сэму еще не доводилось изучать, и мигом убрала следы преступления.

— Переоденься и иди к ней, — велела ведьма. — Тебе следует заладить вину прежде, чем её безумная мамаша приедет в школу.

— А что с…

— С остальным я разберусь, — дала слово ведьма и, поправив и без того идеальную причёску, зашагала в сторону кабинета директора школы, разнося мелодичное цоканье по плитке вестибюля.

Сэм проводил мать взглядом, прежде чем отправиться к себе в комнату. Свою вспыльчивость он приобрёл от отца, хоть всегда больше предпочитал спокойствие и уравновешенность матери. Ну хоть во внешности пошёл в мать.

Сэм вновь взглянул на окровавленные руки и, не желая переодеваться, пошёл в направлении госпиталя, где Билл уже принёс лекарям Лиссу, окровавленную, истощённую и измученную.

— Зачем ты сюда пришёл?! — Билл с негодованием взглянул на друга. — Хочешь избить её до смерти?

— Я не хотел…

— Да ну? — маг вскочил с места, схватил Сэма за локоть и вывел из палаты. — Ты хоть представляешь, что теперь со всеми нами будет? Её мать — демон во плоти, если она пожелает нас всех убить, то ей достаточно будет сказать одного лишь заклинания, чтобы воплотить это в реальность.

Билл был совершенно прав, Хейли Дуллитл была одной из самых сильных и уважаемых в мире ведьм. Она была сильной не по годам и умной до безумия. Её слова были страшны всем жителям колдовского измерения, ведь все, что она произносила вслух, имело особенность сбываться, причём не в самой лучшей вариации.

Сэм это, конечно же, знал, но в момент избиения девушки, он совершенно об этом не думал, его разумом управляла ярость, злость и ненависть.

— Молись, чтобы с ней все обошлось, — напоследок прошептал сердито Билл, прежде чем вернуться в больничную палату. — И держись от неё подальше!

Сэм продолжал стоять на месте, наблюдая через приоткрытую дверь за тем, как маги, специализирующиеся на медицине, один за другим произносили заклинания, проводя над телом ведьмы своими искрящимися руками.

— Джордж, как она? — спросил Билл у главного в больничном крыле мага.

— Сильно побита, но жить будет, — услышал Сэм в ответ и выдохнул с облегчением. — Кто её так? У девушки сильная гематома и кровотечение в головном мозге.

— Один идиот перепутал жертвы, — пробурчал в ответ Билл, зная, что друг подслушивает их.

— Что ж, передай этому идиоту, что ему крупно повезло. Если бы её не доставили к нам вовремя, она могла умереть.

Сэм нервно сглотнул, неотрывно глядя на изуродованное лицо рыжеволосой бледнокожей ведьмы. Если бы она и впрямь из-за него умерла, то он бы лишился своих сил и был бы пожизненно заперт в темнице, а там, как ему было известно, даже самое бессмертное магическое существо не смогло бы выжить.

***
— Он что сделал?! — завопил Томас в ужасе. Мисс Эванс с пониманием молча стояла перед директором и выслушивала многочисленные ругательства. — Вы хоть понимаете, чем это нам грозит?!

— Да, ведь она из рода Дуллитл.

— Ох, моя дорогая мисс Эванс, есть вещи пострашнее Хейли Дуллитл, — профессор медленно поднялся со своего кресла и за секунду очутился перед носом ведьмы. — В полночь, в северном крыле, — маг протянул ей чёрный конверт, — и прихватите с собой своего сына.

— Вы уверены, что стоит его во все это втягивать? — мисс Эванс нервно сглотнула, не на шутку испугавшись за сына. — Сэм еще недостаточно умён для дел тайного ордена.

— Ему не придётся в своей миссии использовать магию, — заверил Томас, — и сражаться с кем-либо тоже.

— Что же тогда вы от него хотите?

— Пусть исправит то, что натворил.

— Лекари уже занимаются лечением Лиссы, когда Хейли заявится в школу, её дочь уже будет в полном порядке.

— Ошибаешься, Лили, — Хейли возникла в кабинете так же быстро, как и Лили спрятала полученное от Томаса письмо.

Томас натянул фальшивую улыбку доброго старого друга семьи Дуллитл и поприветствовал Хейли радушными объятиями, заверяя, что виновник будет наказан, а с Лиссой уже все в порядке.

— Как бы не так, — Хейли задумчиво прошлась по кабинету взад-вперёд, размышляя, как бы наказать сына Лили Эванс за содеянное. — Моя дочь все ещё без сознания, и хоть я знаю, что она вот-вот проснётся, меня все никак не покидает чувство, что виновный в происшествии даже не соизволил элементарно извиниться за содеянное.

— Он просто не знал, что…

— Что его младший брат предатель, решивший стать на сторону врагов своей семьи. Интересно, почему во всей этой ситуации, которая никак не связана с моей семьёй, пострадала Лисса?

— Лисса дружила с Ником, — напомнил Томас, — и Сэм просто все не так понял.

— Меня не волнует, что понял, а чего не понял твой глупый сын! — процедила сквозь зубы Хейли и не давай возможности кому-то что-либо сказать, продолжила. — Твой сын поплатится за содеянное, а вот как… я еще подумаю. Может, обратить его пожизненно в коврик для ног или в ёршик для туалета.

— Да как ты смеешь?!

— Смею, Лили, ещё как смею…

— Дамы, — Томас поднял руки вверх, чтобы магией успокоить собравшихся, — давайте все обсудим спокойно, как это делают все взрослые и умные люди.

— Боюсь, взрослых здесь только двое, — не сдержалась Хейли, — и если ты, Лили, ещё не поняла, ты в их число не входишь.

— Молчать! — приказал маг, и ведьмы тут же умолкли. — Даже не смотрите на меня так, я здесь директор, и мне решать, кто какое наказание будет нести за содеянный поступок.

Ведьмы недовольно скрестили руки на груди и присели, по велению мага, напротив его рабочего стола.

— Сэм провинился, — продолжил маг, — с этим спорить я не буду, но он и впрямь не знал, что Ник — предатель и что Лисса оказалась рядом с его братом в момент наказания совершенно случайно. Тем не менее, Сэмюель должен понести наказание и вот, что я предлагаю. Целый месяц Сэм будет помогать Лиссе во всем, что она только не попросит. А так как он является одни из самых лучших наших учеников, то его помощь будет только на руку для Лиссы, чтобы догнать всех остальных учеников в школе. С такими условиями вы согласны?

Ведьмы кивнули, и довольный маг тут же снял заклинание тишины.

— Пойду к Лиссе, — сообщила Хейли, — она уже очнулась.

Томас дождался, пока она выйдет из его кабинета, прежде чем продолжить.

— Не смотри на меня так, в обязанности Сэма отныне будет входить всегда находиться рядом с ведьмой и следить за ней.

— Зачем моему сыну нужно бегать за девчонкой словно собачонка за хозяйкой?

— Вскоре узнаешь, — Томас указал на письмо, — а пока смотри, чтобы Сэм не попался Хейли на глаза.

Хейли, стоящая за дверью кабинета, внимательно слушала их разговор, переосмысливая услышанное.

«Вот, значит, как», — думала Хейли, прокручивая в голове сотню планов мести.

***
— Как ты себя чувствуешь? — мисс Дуллитл заботливо сидела возле дочки, от побоев которой не осталось и следа.

— Голова слегка ещё побаливает, а так вполне неплохо.

— Головная боль вскоре пройдёт, — пообещал Джордж и протянул Лиссе школьную униформу, состоящую из чёрных джинс и белой рубашки, улыбнулся. — Твоя одежда безнадёжно испорчена.

— Все в порядке, спасибо, — Лисса улыбнулась кареглазому магу и, проследив за тем, как он вышел из палаты, молвила: — Мама, ты уверена, что мне следует здесь учиться?

— Да, — кивнула Хейли и, грустно улыбнувшись, призналась, — здесь многое изменилось, но я уверена, что тебе стоит здесь учиться.

— Кто был тот парень, что избил меня?

— Старший брат Ника, чистокровный маг и сын моего заклятого врага.

— У него есть причины меня ненавидеть.

— Что? — Хейли в ужасе замерла и, взяв дочку за руку, прошептала. — Милая, ты не виновата в смерти Ника.

Мисс Дуллитл рассказала дочке всю правду о том, что Ник — предатель, что его семья — чудовище и что ей следует избегать Сэма.

— Я не знаю всего, что замышляет его семья, но уверяю тебя, с ними связываться не стоит, — добавила Хейли. — И с Биллом тоже.

— Но он хороший парень, — возразила Лисса. — Он мне во многом помог, а я ему машину молнией сожгла.

— Молнией? — Хейли задумчиво улыбнулась. — Какие-нибудь еще способности в себе замечала?

— Когда я хочу плакать, идёт дождь, но на лице и слезинке нет, когда я злюсь, сверкает молния, а когда мне хочется кого-то ударить, гремит гром.

— Значит, ты ведьма погоды, — улыбнулась мисс Дуллитл и, обняв дочурку, добавила: — я так тобой горжусь. Ты уже выбрала себе животное?

— О чем ты?

— Билл обращается в волка, Сэм, тот идиот, который тебя избил, в орла, я — в дракона…

— А бабушка?

— Лоррейн не любит об этом говорить, и, по правде говоря, она считает, что свое животное лучше не раскрывать другим магам и ведьмам, что я и тебе советую.

— Почему?

— Всем новичкам устраивают состязания, — пояснила Хейли. — Вас отправят в тёмный лес, где вы, обратившись в своих животных, будете охотиться друг за другом. Тот, кто изловит наибольшее количество животных или не будет никем пойман, победил.

— Ты всех изловила?

— Да, — улыбнулась Хейли, — и раскрыла всем то, что говорить и показывать никому не следует. Лоррейн поступила умнее, она спряталась в лесу, где её никто не нашёл. Прошло три дня, Лоррейн объявили победительницей, и только тогда она появились в школе.

— Значит, ты до сих пор не знаешь, в кого она обращается?

— Не знаю, но думаю, она обращается в кого-то маленького и незаметного. Иначе откуда она всегда всё и обо всех знает?

Лоррейн в самом деле была самой скрытной ведьмой из всех, когда-либо существовавших на планете, о её магии никому не было до конца известно, а про животное тем более. Знали только, что Лоррейн знала тайны всех магов и ведьм, передвигалась с места на место совершенно беззвучно, что пугало всех еще больше, чем дракон, в которого обращалась Хейли.

— Как мне найти своего животного?

— Ты поймёшь, когда найдёшь его, — загадочно улыбнулась Хейли и, обняв дочку, прошептала. — Ты услышишь, о чем оно думает.

— Думаешь, получится?

— Конечно, — улыбнулась Хейли, — не забывай, чья ты дочь. Поверь, здесь тебя все боятся.

— Или точнее тебя.

Мисс Дуллитл рассмеялась на заявление дочки, но спорить не стала. Лишь напомнила Лиссе о том, что в её роду каждая новорождённая ведьма оказывается всегда сильнее предыдущей.

— Разве есть зверь сильнее дракона?

— Вопрос состоит не в том, кто из зверей сильнее, а кто из них хитрее.

Убедившись, что дочь пришла в порядок, Хейли Дуллитл поспешила вернуться домой, чтобы рассказать Лоррейн об услышанном и объяснить свой план действий. Извечной проблемой Хейли было лишь одно — поспешно принятые решения и неисправимые ошибки, которые следуют за ними.

***
Стоило Хелли Дуллитл покинуть школу, как Билл Джонсон тут же ворвался в палату Лиссы, извиняясь за то, что натворил его друг, и за то, что он ничего не смог сделать, чтобы это предотвратить.

— Если твоему другу действительно жаль, то пусть сам и извиняется, — Лисса накинула на свои плечи последний элемент одежды — чёрную мантию с глубоким капюшоном и за считанные секунды соорудила из своих длинных рыжих волос аккуратную французскую косичку. — Мне твои извинения ни к чему. Ты не виноват, что твой друг чокнутый.

— Он просто… — Билл замялся, выдумывая, как бы лучше объяснить характер друга. — Сэм просто вспыльчивый и склонен сперва делать, а потом думать о своих поступках.

— Может, мне тоже тогда следует запустить в него пару-тройку молний?

— Надеюсь, ты шутишь.

— Кто знает, — Лисса непринуждённо пожала плечами и, схватив книгу, которая все это время лежала рядом с ней на тумбочке, вышла из палаты. — Где моя комната? Я хочу отдохнуть и побыть наедине.

— Боюсь, свои планы тебе придётся отложить на пару часов. В день прибытия новичка у нас принято устраивать праздник в его честь и показательное выступление.

— Час назад меня чуть ли до смерти не избили, а ты хочешь, чтобы я шла на праздник, где, возможно, кто-то ещё захочет меня задушить или избить об ступеньки лестницы?

— То, что произошло, просто недоразумение…

— Правда? — Лисса презрительно фыркнула и, скрестив руки на груди, остановилась. — В человеческой школе за такое «недоразумение» давно бы уже исключили и отправили в исправительную школу, а там ему бы вставили мозги на место.

— Лисса, не злись. Сэм понесёт наказание, вот увидишь, — Билл приобнял девушку за плечи и с улыбкой повёл в сторону банкетного зала. — А пока тебе следует отвлечься от дурных мыслей и отдохнуть. В нашей школе устраивают отменные праздники, как только их увидишь, не захочешь уходить.

— Ладно, — сдалась ведьма, — я пойду на праздник, но если там мне не понравится, я тут же уйду.

— Договорились, — улыбнулся маг.

Но не понравиться праздник ей просто не мог. Торжество проходило в парке, на свежем воздухе и, к счастью для всех, без дурного настроения Лиссы, а значит и без дождя.

Маги и ведьмы зажгли небесные огни, которые благодаря их магии парили в воздухе, но не улетали слишком далеко в небо, а напротив были весьма близко к земле. Небесные огни горели пламенем разного цвета: зелёным, красным, жёлтым и фиолетовым. А возле них летали светлячки и птицы, которые никогда не боялись приближаться к школе, ведь они знали, что здесь магическим созданиям ничего не угрожает.

На поляне маги соорудили небольшую сцену, установили необходимую музыкальную аппаратуру и расставили необходимое количество стульев, чтобы всем точно хватило места. Стульев было не сосчитать, а вышедших поприветствовать новую ведьму, так тем более. Завидев Лиссу, все то и дело приветствовали её, поздравляли с поступлением и напрашивались в друзья, чему ведьма крайне удивилась, ведь собравшихся здесь созданий она совершенно не знала и, к своему собственному стыду, не знала даже их историю происхождения.

Мысленно Лисса тут же пристыдила себя за то, что не прочла книгу, которую настоятельно рекомендовала прочесть её мать.

— Так-так, — задумчиво произнесла темноволосая девушка, с пластиковым стаканчиком в руке, от которого исходил запах сладкого вишнёвого пунша, — Лисса Дуллитл?

— Да, — ответил вместо девушки Билл, — Лисса, знакомься, это Сара Коллинз. Она тоже недавно поступила в школу и будет учиться вместе с тобой.

— Рада знакомству.

— И я, — улыбнулась Сара, — весьма. Слышала, Сэм тебя избил утром.

— Это было недоразумение, — в который раз повторил Билл.

— Не думаю, — возразила ведьма, неотрывно глядя на новоприбывшую. — Сэм постоянно с кем-то дерётся, и ему всегда это сходит с рук. Но почему в этот раз жертвой оказалась ты?

— Тебя это совершенно не касается, — встрял в разговор Билл.

— В любом случае, мы с тобой еще увидимся, Лисса, — ведьма пристально осмотрела девушку с ног до головы. — Думаю, мы с тобой подружимся.

— Надеюсь.

Билл схватил Лиссу за руку и повёл в сторону, заверив Сару, что у них много дел и им нужно спешить.

— От нее и впрямь веет холодом, — прошептала на ухо Биллу девушка.

— Это из-за её дара, — пояснил маг, — но когда она научится им управлять, то…

— …то ничье тело она заморозить больше случайно не сможет, — закончил Сэм, внезапно остановившись прямо перед Лиссой.

Девушка испуганно замерла на месте и уставилась на русоволосого мага, чьи голубые глаза внимательно её изучали, ещё пристальнее, чем это делала Сара.

— Я пришёл извиниться, — прошептал ледяным голосом маг, — я не знал, что ты не причастна к смерти брата.

Лисса продолжала смотреть на него, повторяя тот же пристальный взгляд, которым он смотрел на нее. Парню стало неловко, ведь обычно все отводили от него взгляд, а она уверенно взирала на него, словно ждала дополнительную порцию извинений.

— Мне поручено помогать во всем, что тебе потребуется, — продолжил Сэм, ожидая хоть какой-нибудь реакции, но девушка молчала. — Я буду помогать тебе до тех пор, пока тебе это не надоест.

— То есть ты будешь мне прислуживать, — наконец произнесла Лисса, что вызвало у Билла презрительный смешок.

— Именно так, — улыбнулся Билл, — Сэм теперь будет слугой для нашей великой ведьмы из рода Дуллитл.

— Я вовсе не…

— Принеси мне выпить, — перебила Лисса парня.

Сперва Сэм хотел вспылить, возмутиться на приказной тон ведьмы, но вдали завидев лицо Томаса Джексона, успокоился. Если Сэм хочет остаться в школе, ему придётся выполнять все требования юной ведьмы.

— Пунш, колу, чай, кофе… — Сэм перечислил все имеющиеся напитки, ожидая пока девушка выберет, что именно ей хочется выпить.

— Виски со льдом.

Сэм вскинул брови вверх, но не стал напоминать девушке о том, что в магическом измерении данный напиток гораздо крепче, чем у людей, и обладает определёнными последствиями.

«Наверняка, она в курсе», — подумал Сэм, уходя за выпивкой.

— Ты уверена? — поинтересовался Билл. — Когда я пил виски в последний раз, наутро я оказался в логове оборотней.

— Точнее, в их борделе, — добавил Сэм, тут же вернувшийся назад.

Лисса забрала у нее напиток и, медленно попивая его, осмотрелась по сторонам, в поиске кого-то интересного. Компания магов ей порядком наскучила, и ей хотелось позабыть о том, что они постоянно за ней следят и не дают побыть наедине, в спокойствие о котором она там мечтала.

— Великие волшебные создания, маги и ведьмы, сегодня в наши ряды вступила юная и, уверен, уже всем известная вам ведьма из великого рода Дуллитл — Лисса, которая, я уверен, принесёт нам много побед, свершений и справедливости, за которую её род веками борется, — начал Томас Джексон, поднявшись на сцену. — Сейчас, как уже давно заведено в нашей древней школе магов и ведьм, мы для нашей юной ведьмы устроим показательное выступление, и надеюсь, что Лисса тоже покажет нам свои способности. Прошу всех занять свои места и подготовиться к выступлению.

— Это не очень хорошая идея. Я еще не знаю, как управлять своей магией.

— Об этом можешь не волноваться, в первый раз у всех все выходит просто ужасно.

— Я сжёг сцену, — присоединился к беседе Сэм.

— А я облил всех учителей водой, — вспомнил Билл с улыбкой. — Сара заморозила все окна школы, а Грег, — маг указал на мускулистого смуглого парня, сидевшего в первых рядах, — он устроил нам землетрясение.

— Боюсь представить, что натворю я, — прошептала Лисса, присаживаясь на ближайший свободный стул.

Билл с Сэмом оставили девушку, а сами ушли на сцену, где каждый по очереди показывал свои таланты. Сара Коллинз продемонстрировала свою грациозную скорость чёрной пантеры и способность замораживать все к чему притрагивается. Она заморозила сцену, а в центре соорудила маленькую модель замка — школы, полностью сделанную из льда. Когда она колдовала, её руки сияли нежно голубым пламенем, а у Сэма — красным. Он обращался в орла с мощными крыльями и сильными когтями. Демонстрируя свой дар огня, маг растопил сооружённый Сарой ледяной замок, а Билл из полученной воды сделал несколько маленьких шариков, которыми стал жонглировать, словно клоун в цирке. Ещё один из вышедших на сцену магов обратил его водяные пузыри в камни, а брат-близнец, как две капли похожий на него, измельчил их до состояния пыли, и подкинув в воздух, устроил грандиозный салют.

Следующими на сцену вышли три ведьмы, одна из них управляла светом и в том числе парящими в небе небесными огнями, другая ветром, а третья природой. Она за секунду могла вырастить из ниоткуда дуб и так же быстро его уничтожить.

Больше часа на сцену выходили все новые и новые ведьмы и маги, демонстрирую свои таланты и способности обращаться в животных. Хейли была права, ни один из них не был друг на друга похож и, зная это, все то и дело гадали, каким даром наделена новоприбывшая ведьма и в кого она может обратиться.

— Лисса, — Томас протянул девушке руку, приглашая на сцену, — мы все жаждем узнать о твои талантах.

— Иди со мной, — велела ведьма Сэму.

— Зачем? — недоумевал маг.

— Мои способности проявляются, когда я злюсь, — пояснила Лисса. — А твоё присутствие меня злит, так что иди со мной.

Маг повиновался. Лисса встала перед Сэмом, который недовольно скрестив руки на груди, стал выжидать, что же ведьма сейчас всем покажет. Но она молча на него взирала, прокручивая в голове ту ночь, когда её лучшего друга и младшего брата Сэма не стало.

Она вспомнила, какой счастливой она пришла на вечеринку, как Ник обрадовался, что теперь они вместе официально считаются совершеннолетними людьми, и как он подарил ей подарок — серебряный медальон с маленьким изумрудом внутри. Ведьма прикоснулась к медальону, который отныне висел на её шее, но вместо того, чтобы заплакать, вызвала в школу ливень. Сэм молча взирал на ведьму, не кричал и не смеялся от неожиданности, как другие, а впервые с пониманием отнесся к ней.

— Я не виновата, — прошептала Лисса, и ливень вновь усилился.

— Я знаю, — так же тихо ответил Сэм, — прости.

Но ливень не умолкал до самого утра, Лисса была так погружена в траур, что, не выдержав взгляда остальных волшебных созданий, сбежала со сцены. Билл догнал и без лишних слов провёл её в комнату, где девушка провела остаток дня, вспоминая своё детство и друга, по которому безумно скучала.

— Что это было? — шептались между собой ученики школы.

— Она была такой расстроенной.

— Её мать в дракона обращается, а она ливень всего может вызвать?

— Слышал, она погодой управляет.

— Значит, гром и молния, которые были утром, тоже её работа.

— Она опасна для нас?

— Если Лисса сможет научиться делать торнадо, смерч и землетрясение, то она опасна для всего мира.

— Живо в класс! — велел Томас, и все ученики послушно разошлись по кабинетам. — Сэм, проследи за Лиссой.

— Не думаю, что она будет рада меня видеть. Я вызываю у неё плохие воспоминания, — маг сосредоточенно смотрел перед собой, насквозь промокший от дождя.

— Сейчас она носит траур.

— В отличие от нашей семьи.

— У нее умер лучший друг.

— А меня предал младший брат, — Сэм развернулся к профессору и, указывая на небо, молвил: — Лисса свои чувства выражает погодой. Как вы думаете, что будет, если я к ней наведаюсь? Она меня поджарит молнией.

— Тогда пошли к ней Сару, пусть своей магией её успокоит, заодно потренирует новое заклинание.

— Слушаюсь, — с поклоном ответил маг и ушёл прочь.

Глава 2. Темная магия

Сара на секунду замерла у двери своей комнаты, прислушиваясь, спит ли её новая соседка. В тёмном коридоре, освещённым одним лишь тусклым ведьмовским камнем, никого не было. Некоторые ученики ушли на занятия познавать свою магию, а кто-то убежал в лес, для поиска своих питомцев, ведь вскоре должно состояться состязания между новичками, где нужно будет использовать все свои способности.

— Я могу войти? — постучалась Сара, но, не услышав никакого ответа, вошла.

Рыжеволосая ведьма сидела на кровати, испуганно обхватив свои ноги руками. Старая на вид книга валялась на полу, недалеко от двери, и еще несколько книг лежали раскрытыми на кровати Лиссы.

— С тобой все в порядке? — поинтересовалась Сара, заходя внутрь и закрывая за собой дверь.

— Нет, я не в порядке, — прошептала Лисса, бросив с мольбой взгляд на девушку.

— Что случилось? — Сара подняла книгу с пола и, положив её на свою тумбочку, присела на мягкую кровать, украшенную сотнями подушками. — Ты решила устроить ведьмин шабаш? В таком случае, одной тебе с делом не справиться.

— Я хотела почитать, но не смогла.

— Что ты имеешь в виду под «не смогла»?

Сперва Лисса хотела объяснить своей соседке, что незадолго до исполнения восемнадцати лет с ней начали проходить непонятные вещи. Сперва ей снились странные сны, потом она начала слышать чужие голоса, а теперь не могла прочесть ни единой строчки. Буквы плыли перед её глазами, не давая возможности ничего прочитать.

— Ты можешь мне рассказать, — продолжила Сара, — я умею хранить секреты, а раз уж мы с тобой теперь соседки, почему бы нам не стать еще и подругами.

Лисса недолго размышляла, прежде чем спросить у девушки, как она поняла, что стала ведьмой.

— Я всегда знала, что ей буду, — пожала плечами Сара. — Моя мама готовила меня к этому с самого рождения.

— С тобой происходили изменения с момента, как тебе исполнилось восемнадцать?

— Изменения какого плана? — Сара с любопытством вскочила на ноги и переместилась на кровать соседки, которая испуганно попятилась назад.

— Холодно.

— Прости, не могу еще это как следует контролировать, — Сара вернулась к себе назад и продолжила. — Кстати, это со мной и произошло — изменение температуры тела. Я словно стала ходячим мертвецом, морозильной камерой, только живой.

— А я не могу читать, — повторила Лисса, с грустью отложив мамины книги обратно в чемодан.

— У тебя дислексия?

Лисса кивнула, пояснив, что это началось незадолго до её восемнадцатого дня рождения.

— Как же я буду учиться, если теперь я…

— Эй, в этом нет ничего ужасного, — Сара вскочила на ноги и стала расхаживать из стороны в сторону. — Возможно ты просто не можешь читать книги смертных, а древних ведьм — сможешь. Пойдём, проверим.

— Куда?

Не желая ничего объяснять, Сара схватила девушку за руку и повела по темным коридорам в совершенно другую часть школы — в библиотеку, а точнее, в тайный архив замка, ключ от которого был лишь у директора школа.

— Я сделала дубликат, — пожала плечами Сара, открывая хрупкую на вид дверь. — Но ты же никому не скажешь об этом, верно?

— Взамен на твоё молчание.

— Вот и чудно, заходи, но веди себя тихо. Книги не любят шума и незваных гостей.

— Говоришь так, словно они живые.

— Конечно, — улыбнулась Сара, — не забывай, в нашем мире даже у дверей есть память.

— А нет никакого заклинания, чтобы сделать нас бесшумными или невидимыми?

— Конечно же есть, но я совсем недавно стала ведьмой, и мне не хватает знаний и опыта, чтобы такие заклинания использовать.

Девушки на цыпочках прокрались внутрь. Тайный архив был небольшим и очень пыльным. В нем было одно маленькое окошко и миллионы книг, расставленных на полках.

В центре круглой комнаты стоял единственный стул и деревянный стол из красного дерева. Лисса подошла к ближайшей полке и взяла в руки маленькую синюю книгу.

«Тёмная магия» — гласило на обложке.

— Что нашла? — прошептала Сара, подойдя к девушке. — Что это? Ты понимаешь этот язык?

— Да, — кивнула Лисса, — понимаю.

— И что же тут написано?

Сара в недоумении взирала на каракули, нарисованные на этой книге, и мысленно поражалась замысловатостью древнего языка ведьм.

— Вы уверены, что это хорошая идея? — послышался незнакомый женский голос из коридора. — Что стоит Хейли прийти сюда в своей драконьем обличии и поджарить нас всех до смерти?

— Лисса останется в школе, это не обсуждается! — грозный голос Томаса Джексона раздался совсем близко к хранилищу.

— Надо уходить, — прошептала испуганно Сара.

Девушки мигов выбежали из тайного архива, закрыли дверь и стали прислушиваться, откуда доносятся голоса.

— Прыгай, — велела Сара девушке, а сама, перескочив через перила, пролетела три этажа, прежде чем мягко, словно кошечка, приземлиться двумя ногами на плитку первого этажа.

Лисса в ужасе уставилась на ведьму, которая махала ей, веля прыгать.

«Я же не кошка, у меня только одна жизнь», — подумала Лисса, но заслышав приближающиеся голоса, без раздумий прыгнула вниз, отчаянно маша руками и ногами, совсем не грациозно. К счастью для неё, Сэм как раз проходил мимо и, мигом обратившись в орла, подхватил девушку прежде, чем она упала на пол.

— Тебе жить надоело? — Сэм вновь обернулся в человека и прикрыв своё обнажённое тело мантией, уставился на Лиссу с полным негодованием.

— Не твоего ума дело, — огрызнулась ведьма и без лишних слов зашагала прочь, скрывая под мантией украденную книгу.

Сэм проводил её взглядом, с ног до головы осматривая её худощавое хрупкое тело и длинные рыжие волосы, аккуратно заплетённые в косу. Он мимолётно бросил взгляд на окно, за которым продолжал барабанить дождь и тяжело вздохнул, переключая своё внимание на другую ведьму.

— Что это было?

— Не твоего ума дело, Сэм, — ехидно улыбнулась Сара, с довольной улыбкой следуя за Лиссой.

— Отведи её на историю происхождения магического измерения, — крикнул вслед маг и, подхватив свою разбросанную одежду, зашагал в противоположную сторону, бормоча себе под нос что-то невразумительное.

***
Урок по истории происхождения магического измерения с недавних пор вела весьма молодая ведьма, на вид не представляющая из себя ничего особенного. Её кожа была бледнее всех остальных, а волосы коротко подстрижены в каре. С первых секунд своего пребывания в классе она чётка дала понять ученикам, что не любит опоздавших и ленивых созданий, а потому всем следует всегда приходить вовремя и учить то, что она им будет говорить.

— Все началось с древней ведьмы, которая полюбила смертного так сильно, что подарила ему половину своей магии, которой обладала, — молодая ведьма, лет двадцати шести, медленно расхаживала из стороны в сторону по кабинету, внимательно всматриваясь в заинтересованные её рассказом лица учеников. — Так смертный стал бессмертных магом. У них родилось два близнеца, один из них не верил в магию и пытался выдать секреты своей семьи другим людям, за что мать прокляла его и обратила в вампира. Второй сын, став старше, полюбил девушку, которую его брат обратил в себе подобную. После этого брат захотел отомстить и убить вампира, но ведьма запретила ему этого делать, ведь если умрёт брат, она потеряет половину своих сил. Сын ослушался мать и устроил охоту на вампиров, которых с каждым днём становилось все больше и больше. Мать за непослушание прокляла и этого сына, сделав его оборотнем.

— И где эта ведьма сейчас? — поинтересовался смуглый маг, записывая в своей тетрадке все её слова.

— Многие утверждают, что она мертва, но другие считают, что она просто от нас скрывается.

— А в какую теорию верите вы?

— Если бы она была мертва, то никого из сверхъестественных созданий уже не было бы в этом мире.

— Хотите сказать, что пока магические создания существуют, древняя ведьма жива? — не верила Сара, сидевшая рядом с Лиссой.

— Многие так считают, — пожала плечами ведьма.

— Но сколько ей тогда лет?

— Шестьсот, — тут же ответила учительница и добавила, — как минимум. А что вы, Лисса Дуллитл, думаете на счёт этого? Вы верите в то, что я вам сейчас рассказала?

— Я верю лишь в то, что могу увидеть своими собственными глазами, — тихо ответила Лисса.

— Разумно, — согласилась молодая учительница и поправив свою чёрную мантию, подошла к доске и, нацарапав тему сегодняшнего занятия, велела всем записать её в тетради. — Пишите все, что я вам буду говорить. Однажды, уж поверьте мне на слово, вам это пригодится.

Ученики раскрыли свои тетради с противно желтоватым оттенком листов и приступили конспектировать все, что говорила и писала на доске ведьма. Однако Лисса испуганно переводила взгляд с одного ученика на другого, крепко сжимая в руке ручку.

— Почему вы не пишите, Лисса? — поинтересовалась ведьма, сердито нахмурив брови. — Мои слова кажутся вам бессмысленными, или вы так умны, что не нуждаетесь в занятиях, проводимых в этой школе?

Ученики мигом перевели взгляд на новоприбывшую ведьму, ожидая её ответа, которого так и не последовало. Сара, тут же сообразившая, чем можно помочь своей новой подруге и соседке по комнате, заявила:

— Она уже все написала, магистр.

— Неужели?

Ведьма подошла к парте, где сидела Лисса, взяла в руки её тетрадку, пролистала несколько страниц и, одобрительно кивнув, вернулась на прежнее место, чтобы продолжить занятие.

— Что ты сделала? — прошептала Лисса, в недоумении взирая на пустые листы. — Тут же ничего не написано.

— Сказала пару нужных слов, — подмигнула Сара и так же тихо добавила, — сделай вид, что что-то пишешь, а потом я тебя научу пару-тройке заклинаний. Они, кончено, незаконные, но тебе просто необходимы.

— Незаконные? — в ужасе повторила Лисса.

— Не волнуйся, — улыбнулась Сара, — если ты ведьма с темной магией, то тебе ничего не грозит.

— А тебе?

— Я всегда нарушаю правила, — непринуждённо пожала плечами ведьма. — К этому уже давно все привыкли.

Стоило уроку закончиться, как Лисса тут же потребовала объяснить ей все, что сделала Сара с тетрадкой. И ведьма тут же пояснила, что «тёмные ведьмы», такие как Лисса имеют право колдовать магией из древних книг.

— Темные ведьмы не слушаются закона, — продолжила Сара, ведя девушку на следующий урок, который проходил в парке, на поле, предназначенный для тренировок.

— С чего ты взяла, что я тёмная ведьма?

— Если верить моей маме, которая всегда хотела, чтобы я присоединилась к тёмному ордену ведьм, то ты умеешь читать лишь древние записи неспроста. Сама природа даёт тебе разрешение использовать магию в своё удовольствие. Только представь, ты можешь не делать уроки, можешь не ходить на занятия, все это будет делать вместо тебя магия. Тебе главное научиться ею управлять.

— Не понимаю, — Лисса устало остановилась и потёрла лоб. Её голова раскалывалась от переизбытка информации, и все, что она теперь слышала, смешивалось в жуткую кашу.

— Лисса, ты не умеешь читать теперь обычные книги не просто так. Ты стала темной ведьмой и, хочу отметить, единственной из своего рода. По легенде, тёмные ведьмы могут читать лишь древние рукописи и секретные книги, написанные на самом первом ведьмовском языке. Книги, из тайного архива, недоступны другим ведьмам лишь по одной причине — они опасны. Если обычная или, не дай бог, нечистокровная ведьма наколдует что-то из темных заклинаний, она может умереть.

— Но как же ты тогда это сделала на уроке?

— Я ничего не делала, — заверила Сара, — ты сама все наколдовала. Полагаю, ты подумала о том, что было бы неплохо, если бы конспекты сами себя написали, верно?

— Да, но откуда ты это узнала?

— Я просто увидела, как проявился конспект на бумаге. А ты, из-за дислексии просто не смогла это увидеть.

— Боже, — Лисса в ужасе уставилась на ведьму, — это что же получается, мне и заклинаний говорить не надо. Достаточно просто подумать о чем-то, и это сбудется.

— Слова твоей мамы сбываются, а у тебя — мысль. Ты и впрямь сильнее своих предков.

— Теперь ты будешь меня бояться?

— Что? — усмехнулась ведьма. — Вовсе нет, ты единственная, кто захотел со мной подружиться в этой школе. И я ценю это. Давай так, теперь мы будем с тобой подругами. Я буду хранить твои секреты, а ты мои.

— А тебе есть, что скрывать от других?

— Да, — Сара демонстративно показала маленький ключ из тайного архива. — Об этом никто не должен знать, и о твоей магии тоже.

— Даже Томас Джексон?

— Особенно Томас Джексон.

Сара поспешила объяснить своей новой подруге, что её магия уникальна и может представлять угрозу для остальных. И чтобы её не отправили в другую школу, будет лучше, если о темной магии Лисса будет скрывать. Хоть девушка с пониманием кивнула, но про себя отметила, что к этому разговору она еще вернётся, но не сегодня, а в другой день, когда голова перестанет болеть от переизбытка информации.

— Стройся, класс! — крикнул темноволосый маг азиатской внешности. — Меня зовут Джонс Смит, я ваш новый учитель боевых искусства и единственный магистр, с которым вы будете видеться ежедневно.

Все ведьмы с восхищением уставились на молодого мускулистого учителя с черными как ночь глазами. Он медленно переводил взгляд с одной ученицы на другую, продолжая говорить:

— Иногда нам придётся видеться с вами даже чаще. Со мной вы будете изучать магию, используемую в сражениях и войнах. Я научу вас находить своих животных и обращаться в них за одну секунду. К концу недели мы проведём с вами первый зачёт, о котором, я полагаю, вы уже слышали. Так как многие родители поспешили рассказать своим детям, как проходят состязания в лесу, я осмелился изменить правила и условия проведения игры на выживание.

Все ученики недовольно вздохнули, скрестив руки на груди в знак недовольства.

— К чему мы должны подготовиться? — поинтересовался Билл.

Джонс усмехнулся юному магу, задавшему этот вопрос, и пояснил, что все условия будут оглашены в день проведения состязания, а пока им всем следует тренировать свою магию и по возможности развивать новые способности.

— Станьте в пару с тем, у кого магия противоположна вашей!

Сара раздосадованно пожала плечами и отправилась к Сэму в пару. Билл подошёл к светловолосой ведьме с даром солнца и тепла, а Лисса продолжала стоять на месте, всматриваясь к малознакомым ей ученикам.

В этот раз к уроку были допущены все ученики школы, вне зависимости от их силы, класса или года поступлению в эту школу. Ученики полагали, что это неравноправное состязание, но Джонс Смит думал иначе. Маг считал, что недавно прибывшим в школу ученикам будет полезно потренироваться с учениками, которые сильнее их, и научиться у них чему-то новому.

— Лисса Дуллитл, я полагаю, — Джонс остановился возле ведьмы, единственной оставшейся без пары. — Будешь тренироваться со мной.

Ученики испугано переглянулись и с сочувствием уставились на девушку.

— Простите, но какая у вас магия?

— Магия защиты и обороны, — пояснил магистр и, веля ученикам начать тренировку, остановился перед Лиссой, сжал ладони в кулаки и, неотрывно глядя на девушку, создал защитный купол, поблёскивающий от каплей дождя. — Попробуй разрушить шит молнией.

— Я не знаю, как.

— Твоё заклинание «громос», — пояснил маг.

Лисса кивнула и, вытянув руки вперёд, произнесла тихо, но уверенно «громос». Молния появилась из ладони девушки и, пролетев в сторону защитного барьера, отразилась и ударила ведьму в грудь. Ведьма отлетела по меньшей мере на километр от магистра и упала на траву, корчась от боли.

— Магистр, может, лучше не стоит ей сейчас тренироваться? — не на шутку забеспокоилась Сара.

Все ученики прекратили тренировку и подошли к Лиссе, чтобы помочь ей встать на ноги.

— Ей и так сегодня прилично досталось, — напомнил Билл, но магистр не стал его слушать.

Джонс Смит спросил у Лиссы, в порядке ли она и готова ли продолжить тренировку.

— Да, — кивнула ведьма и, снова вытянув руки вперёд, произнесла чуть громче. — Громос!

Молния вновь отразилась от защитного купола и ударила девушку в грудь. Ученики испуганно перевели взгляд от магистра к Лиссе и обратно. Но ведьма, несмотря на боль, пронизывающую её тело, вновь встала на ноги и, бросив взгляд на Сару, получила одобрительный кивок. Лисса сосредоточено устремила свой взгляд на учителя, думая о том, что было бы прекрасно, если бы его щит исчез. И когда девушка произнесла заклинание вновь, её мысль воплотилась в реальность, щит исчез, а молния ударила магистра, сбивая с ног.

Ученики с восхищением захлопали в ладоши, а магистр радостно заулыбался, хваля ученицу за правильное применение заклинания.

— Если вы хотите ослабить своего противника, в момент нападения вы быстро должны произнести «мраус». В момент этого заклинания вы должны быть крайне сосредоточенными и злыми. Молодец, Лисса, ты сделала все правильно.

Ведьма с благодарностью кивнула и улыбнулась Саре, которая знала, что подруга использовала тёмную магию, а не заклинание. Ведьма подмигнула подруге в ответ и вернулась к тренировке.

На протяжении всего занятия Джонс Смит то и дело показывал ученикам новые заклинания, которые Лисса первым делом испробовала на себе. К концу тренировки тело Лиссы ныло от боли, руки ломило от усталости, а ноги подкашивались, словно ватные.

— Ты, как, жива? — спросил Билл, взволновано осматривая девушку с ног до головы.

— Идите в класс, Билл, — велел магистр, — вас, Сара, это тоже касается. Лисса подойдёт к вам позже.

Ученики переглянулись, но магистра послушались.

— Не нравится мне этот новый магистр, — признался Билл своему другу, когда они отошли на достаточно большое расстояние. — Странный он.

— А, по-моему, очень даже классный, — встряла в разговор Сара.

— Конечно, все ведьмы только и делали, что слюнки на него пускали, — заявил Сэм.

— Ну а что вы хотели, мальчики? В нашей школе не так-то много чистокровных магов, а нам, ведьмам, важно уже сейчас подыскивать себе претендентов в мужья.

— Он же учитель! — возмутился Билл, мимолётно бросив взгляд назад, где стоял Джонс Смит и обессиленно лежала на траве Лисса.

— Пока магистр не перейдёт к званию профессора, ведьмы имеют право заводить с ним отношения, — улыбнулась Сара во все тридцать два зуба. — Статья 264 из закона о чистокровных ведьмах и магах.

Билл бросил взгляд на Сэма, который знал закон так же хорошо, как и своё собственное имя, и со злостью чертыхнулся, сердито зашагав в сторону замка.

— Да он ревнует! — воскликнула Сара. — Поверить не могу, наш малыш Билл влюбился. Жаль, что только ему ничего не светит.

— Почему? — Сэм в недоумении взглянул на ведьму, идущую рядом с ним.

— Ты знаешь почему.

***
Как только все скрылись из виду, Джонс Смит присел на корточки, аккуратно обхватил ладонями лицо ведьмы и, не произнося ни слова, восстановил утраченную ею энергию.

— Будь аккуратна с тёмной магией, — прошептал магистр. — Здесь таких, как мы, избегают.

— Вы тоже…

— Конечно, — улыбнулся маг. — Поэтому я и стал здесь преподавать.

— А кто-то еще знает, что вы… такой?

— Только ты, — прошептал маг и, подняв девушку на ноги, добавил: — полагаю, ты напугана тем, что происходит сейчас с тобой, но не волнуйся, со мной было тоже самое.

— Вы тоже читаете только древние книги?

Магистр еле заметно кивнул и, вручив в руки девушки маленькую книгу с зелёным переплётом, велел ей её прочесть.

— Чтобы не выдавать себя, изучи эти заклинания. Если кто-то спросит, как ты сделала то или иное действие, ты будешь знать, какое заклинание назвать. Но помни, наша сущность должна оставаться для всех секретом.

— Но почему?

— Мы — прямые потомки древней ведьмы и, если кто-то захочет истребить все волшебное измерение, первым делом преследовать и убивать будут нас.

Вдали раздался звонкий колокол, призывающий всех учеников вернуться к обучению.

— Мне пора.

— Лисса, — магистр окликнул ученицу, младшую его лишь на пару лет и заявил, — сегодня в полночь я буду ждать тебя в тёмном лесу. Приходи, поищем тебе личного зверя.

***
— Что он от тебя хотел? — Сара тут же засыпала подругу вопросами, на которые Лисса пообещала ответить позже.

— Мисс Коллинз, я не потерплю разговоров на своих уроках, — старая ведьма лет шестидесяти пригрозила Саре пальцем.

Миссис Дэвис из года в год учила новых ведьм и магов понимать особенности каждого магического существа, чтобы в момент сражения не быть застигнутым врасплох.

— Все магические существа, в частности вампиры и оборотни, бессильны перед нами, так как вампир, укусивший мага, умрёт вместе с ним.

— Тоже касается и оборотня. Но с ними все куда проще, — утверждала старая ведьма. — Если мы прикажем оборотню молчать, он замолчит без всякой магии, скажем не двигаться, он нас послушается. Билл, иди сюда, продемонстрируем.

Билл в недоумении нахмурился, встал с места и подошёл к ведьме.

— То, что я обращаюсь в волка, вовсе не значит, что я…

— Молчать! — приказала ведьма, и парень замолк.

Все в ужасе замерли. Сэм, сидящий неподалёку от Сары и Лиссы, схватился за голову, в ужасе понимая, что в момент, когда он избивал новоприбывшую ведьму, приказной тон сработал на друге.

— Так вот почему он не смог мне тогда помочь, — осенило Лиссу.

— Поэтому ты сказала, что у него нет шансов? — Сэм обернулся к Саре. — Потому что он маг лишь наполовину?

Сара кивнула, переведя взгляд на Билла, стоявшего в оцепенении. Стоило старой ведьме приказать ему заговорить, как парень тут же с помощью магии забрал свои вещи и вышел из класса, напоследок громко хлопнув дверью.

— Он не знал? — удивилась миссис Дэвис. — Впрочем, Биллу не о чем беспокоиться, при ежедневной тренировке он сможет блокировать приказы. У него есть магия, а значит, у него есть все шансы стать сильным магом, несмотря на своё причастие к оборотням.

В то время как ученики обучались искусству управления магическими созданиями, Билл направился к Томасу Джексону, чтобы во всем разобраться.

— Почему ты не сказал мне?

— Я думал, ты был в курсе.

— Что я теперь для всех, как дрессированная собачка? — Билл разгневанно ударил кулаком в стену и оставил после себя громадную вмятину. — Конечно, я не был в курсе!

— Билл, — Томас взглянул на своего племянника, — твоя мать ведьма, отец — оборотень. Конечно, ты не можешь быть чистокровным магом.

— Но как же ты? Ты ведь тоже оборотень.

— Да и не скрываю это. Более того, я этим горжусь, — завидев в глазах племенника недоумении, маг поспешил пояснить, — в моем подчинении целая стая оборотней и, благодаря постоянным тренировкам своей магической силы, школой теперь управляю тоже я. Билл, твоя принадлежность к оборотням не помешает тебе стать сильным магом.

— Теперь все будут практиковать свои заклинания на мне.

— Ну и пусть, — пожал плечами Томас, словно это был сущий пустяк, а не унижение. — А ты научись блокировать их приказы.

Билл послушно кивнул, собираясь уйти, но Томас остановил племянника и поинтересовался, как у Лиссы успехи и хорошо ли она себя чувствует.

— Подружилась с Сарой Коллинз, — сообщил маг. — На уроках весьма быстро схватывает материал, но быстро устаёт от колдовства. Джонс Смит довёл её на тренировках едва ли не до потери сознания.

— Он так проверяет способности учеников, — пояснил профессор. — Вижу, ты недоволен новым магистром.

— Не кажется ли тебе, что он слишком молод для того, чтобы преподавать нам боевые искусства?

— Он лучший выпускник школы магов. ВСЕ, абсолютно все хотели забрать его к себе в школу.

— Но он выбрал нашу?

— Скажем так, я его убедил, что будет лучше, если он будет преподавать здесь.

Билл понимающе кивнул и больше расспрашивать о новом магистре не стал. Покинув кабинет директора, маг зашагал обратно в класс, но у самих дверей резко передумал о своём решении, вышел из замка и, обратившись в волка, убежал в лес к своей стае.

***
— Как думаешь, с Биллом все будет в порядке? — тут же спросила Лисса у Сары, выйдя из класса.

На сегодня это был последний урок, который нужно было посетить, но девушке вскоре предстояло ещё раз встретиться с Джонсом Смитом в лесу. И хоть ведьма жутко устала за этот день, ей не хотелось упускать возможности найти своего зверя, ведь все остальные ученики уже давно их нашли и вовсю демонстрировали свои превращения.

— Он справится, — отмахнулась Сара. — Ты лучше расскажи мне, что у вас было с красавчиком-магистром? Я же места себе не нахожу, так сильно хочу все узнать.

Стоило девушкам вернуться в свою комнату, как Лисса тут же рассказала ей все, что сказал магистр, и не забыла упомянуть о том, что в полночь она пойдёт искать своего зверя.

— В таком случае, тебе следует надеть то, что тебе не будет жалко испортить, — заявила Сара, колдуя перед своим носом маленькие льдинки и различные фигурки из льда, — во время первого обращения в зверя все всегда рвут свою одежду в клочья. Так что обязательно бери с собой мантию.

Лисса так и сделала, накинула поверх своей школьной формы мантию и, пожелав подруге спокойной ночи, вышла из комнаты. Впервые за долгое время, у нее появилось время рассмотреть школу спокойно, без посторонней болтовни и комментариев.

Все школьные коридоры были темными как ночь и пугающими, как в самом жутком фильме ужасов. Казалось, с любой стороны может выскочить какое-то страшное существо и, если не убить, испугать точно. Потому Лисса поспешила пройти коридоры как можно быстрее и оказаться в светлом холе со старинной антикварной гарнитурой и картинами великих магов и ведьм, когда-либо существовавших в мире. Сейчас замок пустовал, только в стороне, где располагалась библиотека, слышались тихие голоса. Выйдя из замка, Лисса мимолётно взглянула на светящиеся от магических ведьмовских камней окна и убедившись, что никто не выглядывает на улицу, побежала в лес, минуя парк, над которым все ещё парили небесные огни.

Глава 3. Преступление и наказание

— Магистр, — прошептала Лисса, выйдя за пределы школы.

За магическим барьером, охраняющим школу, было тихо, птицы не пели, ручей не журчал и даже волки, притаившись, сидели в сторонке, боясь нарушить покой.

— Полагаю, ты хотела побыть в тишине, — молодой маг сидел на высоком дубе и, свесив одну ногу вниз, расслабленно махал ею туда-сюда под свое музыкальное бормотание.

— Вы меня напугали, — возмущённо сообщила Лисса, схватившись за сердце.

— Вы? — переспросил маг. — Давай перейдём на ты, все-таки я тебя на три года всего старше. Взбирайся.

Маг сел ровно и похлопал по свободному месту на толстой ветке. За считанные секунды ведьма забралась наверх и присела рядом с магистром, который, довольно улыбаясь оценивал ведьму с ног до головы.

— Что-то не так? — недоумевала Лисса.

— Нет, — улыбнулся маг и тут же указал рукой вдаль, где прятались животные в своих берлогах. — Позови их.

— Кого?

— Зверей, конечно же. Они не хотят нарушать твою тишину, но пока ты им не позволишь появиться, мы не сможем начать поиски.

«Не прячьтесь, я вас не обижу», — мысленно обратилась Лисса к зверям.

— Смотри, — маг указал в сторону белки, прыгающей с ветки на ветку, а потом переключил внимание на оленей и волков, вышедших на прогулку.

С каждой секундой под ними пробегали то одни, то другие животные, над деревом пролетали птицы, совы тихо кричали в сторонке, напоминая о себе, а волки завывали вдали, открывая охоту на зверей. Лисса тут же вспомнила о Билле, и её улыбка померкла.

— Постарайся расслабиться, — прошептал маг, — закрой глаза и прислушайся к голосам природы. Твой зверёк будет звать тебя.

Лисса так и сделала, она сконцентрировалась на ощущениях, на голосах, на мелодичном пении птиц, но нужного ей голоса так и не услышала. Тяжело вздохнув, ведьма открыла глаза и уставилась на мага. Джонс тем временем смотрел прямо на её лицо и загадочно улыбался, словно маленький влюблённый мальчишка.

— Я рад, что нашёл тебя, — прошептал маг.

Ведьма смущённо отвела взгляд в сторону и, не желая как-либо комментировать его слова, спросила, в кого он превращается.

— Я скажу тебе чуть позже, когда за нами не будут следить, — магистр указал рукой на волка, злобно взирающего на них.

По насыщенно жёлтым глазам девушка тут же поняла, кто это. Билл в облачении волка оскалил зубы, а в следующую секунду протяжно завыл, созывая стаю.

— Оборотни, — сердито произнёс Джонс, — надо уходить.

— Там мой друг, — Лисса указала на вожака стаи.

— Разве тебе мама не говорила, что нужно тщательнее выбирать друзей и не доверять, кому ни попадя?

— Билл хороший парень, — заверила ведьма.

Джонс скорчил недовольную гримасу и спрыгнул с дерева, созывая девушку как можно быстрее спускаться и возвращаться в школу. Стоило девушке спуститься, как маг приобнял её за плечи и искоса глядя на оборотня повёл в замок.

Установив барьерный щит вокруг себя и Лиссы, маг обеспечил им полную защиту. Но стоило им зайти на территорию школы, как маг отстранился и принял на себя привычную равнодушную маску учителя.

— Следи не только за тем, с кем дружишь, но и кого целуешь, — маг подвёл девушку к её комнате и остановился прям у самой двери. — Наши поцелуи вызывают смерть для тех, кто слабее нас.

— Стой, погоди, — ведьма схватила его за локоть и попросила пояснить.

— Если ты поцелуешь смертного, он буквально заживо сгорит.

— А если поцелую мага? Например, чистокровного или полукровку.

— Не знаю, — пожал плечами Джонс, — не проверял. Но предполагаю, что ожоги и у него будут.

Лисса тут же поспешила рассказать магистру о случившемся с ней на дне рождения. О том, что её поцеловал друг, и о том, как он сгорел вместе со своим домом.

— Томас Джексон считает, что Ник предал свою семью, и за это его наказали, — добавила Лисса.

— Как зовут твоего друга?

— Николас Эванс.

— Я слышал о нем, — серьёзным тоном произнёс маг, — он и впрямь предателем был. Его должны были убить, но, полагаю, ты и сама с этим справилась.

— Значит, это я его убила? — в ужасе прошептала Лисса.

Прежде, чем она бы вызвала дождь, маг обхватил её лицо своими шершавыми ладонями, покрытыми мозолями, и, глядя ей прямо в глаза, произнёс еле слышно:

— Лисса, мы — тёмные маги, состоящие в тайном ордене. Мы боремся с нарушителями закона, защищаем тех, кто слабее нас и держимся подальше от других магических существ. Когда ты закончишь эту школу, тебя официально примут в тайный орден в должности магистра, но пока тебе следуют выучить все, что касается магии и тёмных ведьм, — маг нежно провёл пальцами по щеке ведьмы и добавил: — Пойди поспи и, прошу тебя, не плачь. Голова будет болеть, а ведь завтра нас ждёт сложная тренировка.

— Почему ты помогаешь мне? — прошептала Лисса, неотрывно глядя в его черные, как ночь глаза.

— Спокойной ночи, Лисса, — прошептал маг, опустил руки и без лишних слов пошёл прочь, не издавая ни единого звука во время ходьбы.

— Спокойной ночи, — эхом повторила ведьма, провожая мускулистого мага взглядом.

***
Для многих магов и ведьм это утро выдалось тяжёлым. Голова предательски болела, а за окном все ещё лил дождь. Солнце скрылось за темными тучами, впрочем, как и животные прятались в своих берлогах.

— Как долго это будет продолжаться? — Сэм валялся на своей кровати и с недоумением глядел в окно.

— Странно, что Лисса страдает от смерти своего друга больше, чем вся ваша семья вместе взятых, — Билл совсем недавно вернулся из душа и сейчас ходил в одном лишь обмотанном вокруг бёдер полотенце.

— Ник нас предал, — напомнил Сэм, — а у нас в семье не принято оплакивать подобных созданий.

— Неужели ты по нему не скучаешь?

— Я скучаю по солнцу, которого все ещё нет, — заявил маг, не желая признаваться в том, что скучает по брату.

— Насчёт этого не волнуйся, как только начнётся урок боевых искусств, у Лиссы тут же поднимется настроение, — Билл недовольно оскалил зубы и, вытащив со шкафа школьную форму, приступил одеваться.

— Я чего-то не знаю? — Сэм тут же встал с кровати. — Где ты пропадал вчера ночью?

— Охотился, — тут же ответил друг, — со своей стаей. И знаешь, кого я увидел неподалёку от школы?

— Неужели новенькую?

— Лисса гуляла с магистром в тёмном лесу, — Билл поставил руки в боки. — Он смотрел на нее так, словно она была его женой.

— Сара была права, ты ревнуешь.

— Вовсе нет! — возразил друг и, не желая больше спорить на эту тему, вышел из комнаты, которая, как и все прочие комнаты в этой школе, не отличалась ничем особенным.

По правде говоря, неожиданную симпатию Билла к новенькой можно было понять. Лисса хороша собой, имеет прекрасную родословную и сексуальную женственную фигуру.

— И все же ревнует, — пробурчал себе под нос маг и, взглянув на часы, тут же понял, что опаздывает. — Шлос, — прошептал маг заклинание быстрого сбора и тут же выбежал из комнаты, крича Биллу подождать его.

— Снова использовал магию? — Билл осмотрел друга с ног до головы.

Сам Сэм никогда не мог одеваться и выглядеть при этом ухоженно, у него вечно выглядывала рубашка из-под брюк или волосы были в безобразном состоянии, но когда он использовал магию, чтобы быстро одеться, то Сэм всегда выглядел безупречно.

— Я тренировал новое заклинание, — отмахнулся маг, как ни в чем не бывало шагая поблизости.

— Уже год как это делаешь, — пробормотал Билл, закатывая глаза. — Лучше бы наколдовал уборку в нашей комнате.

— С этим заклинанием лучше справляешься ты.

Широко улыбаясь, маги поспешили зайти в кабинет, где отныне будут преподавать уроки по магическому слову. И если по началу, никто и подумать не мог, какого знаменитого мага или ведьму попросят преподавать столь важную для магических созданий дисциплину, то сейчас, завидев в кабинете рыжеволосую особу с красными драконьими глазами, всякие сомнения на этот счёт отпали. Кто, как не истинная владелица магического слова, может её преподавать.

— Мисс Дуллитл, — улыбнулся Билл и, вежливо поклонившись, присел за ближайшую пустую парту.

— Хейли Дуллитл? — не верил Сэм своим глазам.

Ведьма обернулась на его слова и, загадочно улыбнувшись, откинула волосы в стороны. Маг тут же вспомнил предупреждения своей мамы на счёт данной особы, прекрасно понимая, что ведьма не оставит его поступки безнаказанными.

— Сэмюель Эванс, — спокойно прошептала Хейли, — не спешите присаживаться за парту. Своё первое заклинание я буду демонстрировать на вас.

Маг нервно перевёл взгляд на висевшие на стене часы, которые предательски медленно тикали, напоминая о том ужасе, который его ждёт в ближайший час.

— Для того, чтобы ваши слова воплощались в реальность, вы должны быть полностью сосредоточены на жертве или предмете, с который вы будете колдовать, — ведьма наколдовала каждому ученику по растению, с которым им предстояло работать на протяжении всего года и продолжила. — Вам не нужно задействовать заклинания или руки. Вы лишь должны чётко представлять, что хотите сделать, в вашем случае с этим цветком. Вот я сейчас хочу, чтобы он завял, — ведьма злобно уставилась на цветок, наблюдая как каждый его листок вянет под действием её взгляда. — А теперь мне хочется, чтобы он расцвёл.

Сэм с восхищением и ужасом наблюдал, как все желания ведьмы, произнесённые вслух, исполняются.

— Тоже самое вы можете проделать и с человеком, — Хейли бросила злобный взгляд на Сэма, — к примеру, вы можете вызвать у него жуткую головную боль, — маг с ужасом схватился за голову, моля ведьму прекратить пытку, — или вы можете заставить его биться головой об стену.

— Хватит! — чётко и громко закричал Билл, остановил заклинание ведьмы. — Зачем вы так с ним?

— Ты хоть и полумаг, но владеть магическим словом умеешь, — Хейли одобрительно похлопала мага по плечу. — Присаживайся, Сэм, и скажи спасибо своему другу за то, что приостановил мою магию.

Хейли Дуллитл окинула учеников изучающим взглядом, рассмеялась на их перепуганные лица и велела тренироваться на цветке магию до тех пор, пока у них не получится повторить тоже самое, что и она проделала с растением.

— Вы уйдёте из этого кабинета только тогда, когда я увижу, что ваш цветок завял, — сообщила Хейли, напомнив ученикам, что на сегодня она их единственный учитель. — А завтра мы будем учиться восстанавливать цветку жизнь.

Испуганно переглянувшись, маги и ведьмы сосредоточились на выполнении поставленного задания, которое оказалось для многих невыполнимым. Хейли вновь и вновь рассказывала, как проделывать то или иное действие, но лишь трое магов и одна ведьма из всего класса, состоявшего из двадцати человек, смогли выполнить её задание. Билл, братья-близнецы и смуглый маг, славившийся своим умением быстро усваивать информацию, спустя трёхчасового беспрерывного смотрения на цветок заставили его завянуть. Через пару часов задание смогла выполнить золотовласая ведьма, которой тут же разрешили покинуть кабинет.

— На сегодня вы со всем справились, — сообщил им Хейли, — молодцы, можете быть свободными.

Остальные же ученики продолжали сидеть за партой и мысленно возмущаться за безумие проводимого урока.

***
— Билл, — позвала Лисса его прежде, чем он успел вновь превратиться в оборотня и скрыться в лес, — можно с тобой поговорить?

С неохотой маг подошёл к лавочке, на которой Лисса читала книгу и, присев рядом, поинтересовался, что случилось и чем он ей обязан.

— Вчера я видела тебя в лесу, — тихо-тихо прошептала ведьма, — мне показалось, что ты был зол на меня.

— Не на тебя, — тут же ответил маг. — Но что ты там делала с магистром в столь поздний час?

— Пыталась найти своего зверя, — призналась ведьма, не до конца будучи уверенной в том, что о таком можно рассказывать. — Магистр обещал мне помочь.

— И как успехи?

— Пока безрезультатно, — пожала плечами ведьма. — Я не слышу ничьи голоса.

— В лес тебе следует идти одной, — пояснил маг, — если твой зверёк пуглив, то он не станет приближаться к тому, кто сильнее его.

— Одной? Но там же…

— Вовсе не опасно. Даже ночью звери, обитающие там, не тронут ведьму. Ты ведь для них как мама, даришь силу и защищаешь.

— А как же вампиры и…

— Оборотни? Они под моим контролем, а вампиры сюда не суются.

Билл бросил изучающий взгляд на ведьму и тут же вспомнил про Хейли Дуллитл. Маг поспешил сообщить новоприбывшей, что её мать отныне будет преподавать в этой школе.

— Хочу признать, твоя мама такая… — Билл прокрутил в голове сотню вариантов того, как можно помягче описать её поступок, проделанный с Сэмом.

— Злая, — ответила вместо него ведьма. — Я знаю, она любит дисциплину, власть и строгость. Мне было несладко в детстве, но что она натворила на этот раз?

— Едва ли не отомстила Сэму, за то, что он тебя избил.

— Я, конечно, буду рада, что он получит по заслугам, но не таким же образом, — Лисса резко вскочила с места, забрала свои вещи и направилась в замок, крикнув Биллу напоследок: — Ты точно на меня не злишься?

— Конечно же нет.

***
Лисса поднялась на второй этаж замка, где обычно проходили все занятия, заглянула в несколько окон, выискивая свою маму, но нашла её в самом крайнем из всех имеющихся. Через окно было видно, как ученики зомбировано смотрели на стоящие перед ними фикусы, а Хейли медленно переходила из одного угла класса в другой, задумчиво о чем-то размышляя.

— Что они делают? — недоумевала Лисса.

Ведьма несколько минут простояла в коридоре, пытаясь понять, грозит ли Сэму что-то и следует ей вмешиваться и срывать занятие. Стоило девушке захотеть уйти, как из глаз Сэма и еще нескольких учеников потекла кровь. Они походили на кровавую Мэри, столь же страшную и мёртвую, как и она сама.

— Мама! — Лисса вбежала в кабинет и указывая на окровавленные лица учеников, заявила: — Немедленно прекрати! Что ты с ними делаешь?

— Это не моих рук дело, — спокойно ответила Хейли и тут же попросила дочку покинуть класс. — Ты срываешь мне урок.

— Им врач нужен, — стояла на своём Лисса, в то время как ученики едва ли обращали на неё внимание. Все были полностью поглощены рассматриваем фикуса.

Хейли недовольно скрестила руки на груди, осмотрела заворожённых учеников и велела всем покинуть класс.

— Вернётесь через двадцать минут.

Ученики повставали с места, оставили свои цветки на партах и с благодарностью к Лиссе покинули класс. Сэм хотел было что-то сказать, но Лисса грубо велела ему не встревать и выйти вон.

— Что ты задумала, мама?

— Я учу их овладевать магией слова, — спокойно пояснила ведьма и, аккуратно присев на ближайший стул, рукой указала дочке сесть рядом.

— По-твоему, это нормально, доводить учеников до такого состояния?

— А по-твоему, это нормально, что тебя тот парень избил?

— Мама!

— Лисса! — Хейли вскочила с места, закрыла окна шторами и прошептала заклинание во избежание случайного подслушивания их разговора. — Ты мне ничего не хочешь рассказать?

— Ты и так уже все знаешь, — Лисса развернулась к матери лицом и показала древнюю книгу, которую ей передал Джонс Смит. — Почему ты не сказала мне сразу, что я отношусь к темным ведьмам?

— Твоё будущее изменчиво, каждый день я вижу разные видения.

— Только не говори мне о них, — попросила Лисса, — не хочу знать все наперед.

— И все еще я должна тебя предупредить, что…

— Нет, мама! — Лисса вскочила на ноги и, спрятав книгу в чёрный рюкзак, продолжила: — Я сама буду решать, каким будет моё будущее, и я не хочу, чтобы ты своими магическими пророческими словами наколдовала мне то, чего я не хочу. И не трогай Сэма! Я сама с ним разберусь.

— У тебя получится ему отомстить лучше, чем это сделала бы я, — улыбнулась Хейли. — Все-таки есть большие преимущества в темной магии.

Лисса улыбнулась и, скромно пожав плечами, вспомнила о Джонсе.

— Магистр? Хороший парень, к тому же еще и чертовски красив.

— Откуда ты знаешь, о чем я думаю?

— На третьем году обучения всех магов и ведьм учат читать мысли других магических созданий.

— Ты в этом явно преуспела.

— Лоррейн умеет это делать куда лучше меня, — улыбнулась Хейли и переведя взгляд на дверь, тут же посерьёзнела. — Не старайся со всеми подружиться. К нашему роду испытывают только одно чувство — страх.

— Не мудрено, учтя то, как ты проводишь свои уроки.

— Я учу их сложным, но очень полезным для них заклинаниям. И чтобы они получались, им нужно научиться концентрироваться н не отвлекаться на другие дела.

— Прости, что сорвала урок.

— Пустяки, я рада, что ты пришла. Но впредь, делай это после моих занятий.

***
— Что происходит? — смуглый маг подошёл к толпе стоящий возле двери учеников. — Профессор вас отпустила?

— Скорее это Лисса велела нам выйти, — юная ведьма с темно-синими волосами подпирала дверь, из-за которой не исходило ни звука.

— Что ты имеешь в виду, Мэделин?

— Лисса заступилась за нас, — пояснила ведьма на две головы ниже его самого. — Она сорвала урок и настояла на том, что нам всем нужен отдых.

— Эта семейка чокнутая, — Сэм с окровавленными глазами смотрел прямо перед собой, словно перед ним все ещё стояло растение, которое нужно было заставить завянуть.

— Ради всего святого, Сэм, что с твоими глазами?!

— Такое со многими произошло, — сообщила Мэделин. — Джордж как-то рассказывал мне, что такое случается с магами, если они не спят несколько дней или не дают организму как следует отдохнуть.

— Уснёшь тут, когда чёртов дождь днями и ночами стучит в окна, — прокомментировал Сэм и попросил Мэделин узнать у её парня, Джорджа, как можно избавиться от кровотечения.

— Достаточно будет выспаться и как следует отдохнуть, — сообщил Джордж, главный лекарь в госпитале, внезапно появившийся в коридоре.

— Может, нам тогда следует напоить Лиссу снотворным? — предложил Сэм, устало потирая височную область. — Сил нет больше терпеть этот дождь.

— Нельзя, — возразил Джордж, — снотворное ослабляет силы ведьм. Да и к тому же, сейчас дождя нет.

— Надолго ли?

Сэм раздражённо закатил глаза и уставился на дверь. Маг размышлял о том, почему Лисса осмелилась прервать урок своей матери, но не нашёл ни одного разумного объяснения. Ему всегда казалось, что ведьмы из рода Дуллитл высокомерные, строптивые и, к несчастью для него самого, весьма сильные особы.

— Надеюсь, вы отдохнули и готовы продолжить, — Хейли открыла дверь своего кабинета ровно через двадцать минут. — Входите, ваши растения ждут колдовства.

— Могу ли я ненадолго забрать Сэма? — спросила Лисса у матери.

— Зачем? — недоумевал маг.

— Отведёшь меня в класс зельеваренья.

— Это на третьем этаже, — пояснил маг, — вторая дверь справа. Там даже написано.

— Ступай, Сэм, — велела Хейли, закрывая прямо перед его носом дверь.

Тяжело вдохнув, Сэм раздражённо зашагал вдоль коридора на втором этаже, к лестнице, ведущей в класс, где ведьмы создавали различные снадобья, сыворотки и зелья. Магам же было запрещено варить в котле, так как издавна считалось, что они не наделены необходимой для этого энергией. Сэм считал эту теорию абсурдной, но пробовать что-то сварить в ведьмовском котле не стал. Так как последний маг, осмелившийся на такое, заживо сгорел от чада, исходящего из созданного им зелья.

— А где Сара? — поинтересовался маг, с недавних пор думавший, что ему больше не придётся в чем-либо помогать и прислуживать Лиссе.

— Томас Джексон вызвал её к себе.

— Она что-то натворила?

— Нет.

Сэм не стал рассказывать Лиссе о тайном ордене, к которому, по всей видимости, Томас хочет присоединить и Сару — лучшую в своём классе ученицу. Впрочем, как не стал рассказывать ей о том, что он, со своим лучшим другом Биллом, со вчерашней ночи тоже стали частью этого магического ордена.

— Тебе следует запомнить, где какая комната располагается.

— Зачем, ведь у меня есть личная слуга, — улыбнулась Лисса.

— Эй! — Сэм резко остановился и пригрозил ведьме пальцем. — Я не буду у тебя на побегушках всю жизнь.

Лисса грустно улыбнулась, всматриваясь в его окровавленные глаза. Ведьма нежно провела пальцами по его лицу и, подумав о то, что ей бы хотелось избавить его от усталости, мило улыбнулась, наслаждаясь результатом темной магии.

— Дальше я доберусь сама.

Лисса опустила руки вниз и скрылась за поворотом, в то время как маг, озадаченно стоял на месте, переосмысливая произошедшее.

— Что это вообще было? — прошептал он вслух и зашагал обратно в класс.

Перед тем как войти в кабинет, он случайно бросил взгляд на своё отражение в стекле и еще больше удивился не обнаружив на глазах и кожи следов крови. Да и в целом он чувствовал себя более бодро и живо, чем пару минут назад.

— Но как она это сделала?

***
— Я не буду этого делать! — завопила Сара, в ужасе взирая на директора школы. — Если вы боитесь, что Лисса может быть для нас всех опасной, то просто её исключите. Но не надо просить меня следить за ней и докладывать вам все, что она делает. Я вам не крыса!

— Как ты смеешь не слушать моих приказов?! — возмутился Томас, нахмурив свои густые черные брови.

— Вы хоть и директор, но маг не чистокровный, — напомнила ведьма. — Забыли, к какому роду я принадлежу?

— В моей школе ты будешь следовать моим приказам!

— Не тратьте свои силы зря, на меня ваша магия убеждения не работает. И знаете почему? — Сара близко наклонилась к самому лицу профессора и изучая его пристальным взглядом голубых глаз процедила сквозь зубы. — Потому что в отличие от вас, я из рода великих ведьм, выигравших войну с жалким отродьем оборотней.

Профессор оскалил зубы и, сдерживая гнев, злобно прорычал, давая понять, что в любом момент может обратиться в оборотня.

— Если вы посмеете навредить Лиссе, — продолжила Сара, медленно покрывая всю комнату профессора в лёд, — я вызову в школу свою мать, а она, как вам известно из закона ведьм и магов, вправе будет лишить вас должности директора. Разговор окончен?

Не дожидаясь его ответа, ведьма выпрямилась и зашагала прочь. Профессор осмотрелся по сторонам на свой кабинет, который больше походил на морозильную камеру и отправил Сэму Эвансу магическое письмо с просьбой как можно скорее прийти к нему и разморозить лёд.

***
В привычной манере ученики выстроились в ряд. Маги стояли в одной шеренге, ведьмы в другой. Все были порядком измучены после вчерашней трёхчасовой тренировки, а потому едва ли держались на ногах. И хоть магистр прекрасно понимал это, он не решался дать слабину. Маг, как и многие преподаватели этой школы, считал, что дисциплина и тяжёлая работа поможет магическим созданиям стать сильнее.

— Сегодня я научу вас за секунду превращаться в своих личных зверей и сражаться в их обличии без применения магии, — сообщил магистр. — Сара Коллинз, продемонстрируй.

Ведьма, довольно улыбаясь, грациозно подошла к учителю, словно кошка, мягко и бесшумно делая шаги. За секунду до того, как оказаться вблизи магистра, ведьма обратилась в чёрную пантеру и, издавая протяжный рык, прыгнула на мага, сбивая с ног.

— Достаточно быстро, магистр? — спросила Сара человеческим голосом.

— Вполне, — улыбнулся маг, с помощью магии сбрасывая пантеру с себя.

Маг встал на ноги, отряхнул свою чёрную рубашку и того же цвета брюки, скрестил руки на груди и попросил остальных продемонстрировать свои умения в превращении.

— В лесу, я как понимаю ты еще не была, — Билл оказался вблизи ведьмы, пока остальные по очереди обращались в своих зверей.

— Пойду туда в полночь.

— Могу составить тебе компанию, если ты, конечно, не против.

— Спасибо, но с этим я предпочла бы справиться в одиночку.

Магистр переключил внимание на болтающую парочку и недовольно скривил лицо.

— Билл Джексон, — позвал его магистр, — вы разучились превращаться?

— Нет, — грубо ответил Билл и в туже секунду обратился в волка, разорвав свою одежду в клочья.

— А что на Лиссу Дуллитл задания от магистра не распространяются? — юная ведьмы массивного телосложения, окинув своё обнажённое тело чёрной мантией вышла вперёд, сверля новоприбывшую злобным взглядом.

— Я еще не нашла своего зверя, — спокойно пояснила ведьма.

— Да неужели, — ведьма злобно сверкнула свои жёлтыми глазами и зарычала. — Если ты и впрямь из великого рода Дуллитл, то, как и твои предки, ты должна уметь обращаться в зверя с самого детства.

— Вранье! — заступилась за подругу Сара, обратившись в человека. — Все ведьмы, даже из древнего рода, приобретают способность к обращению в восемнадцать лет.

— Не встревай!

— Сиди молча, оборотень!

— Не смей ей приказывать! — Билл в гневе выступил вперёд. — То, что ты чистокровная ведьма, ещё не значит, что у тебя есть право командовать моей стаей!

— Держи свою собачонку при себе, Билл! — процедила сквозь зубы ведьма.

— Хватит! — Лисса встала между друзьями и вытянула руки вперёд. — Не лезьте туда, куда вас не просят.

Ведьма повернулась к сидевшей на траве волчихе и в который раз пояснила, что зверя она своего ещё не нашла. Но та не стала её слушать и бросилась на неё, крепко вцепившись зубами в плечо. Лисса издала громкий крик и скорчилась от боли.

— Пошла вон! — крикнула на волчиху Сара и та, под действием её слов и заклинания, убежала прочь.

— Лисса! — Билл бросился к девушке, испуганно оглядывая кровь на её теле.

Джонс Смит выскочил вперёд, огородил Лиссу от остальных учеников, взял её на руки и понёс в тёмный лес, веля напоследок всем разойтись по своим комнатам.

— Урок окончен.

— Но магистр, — Сара бежала за ним следом, — её нужно срочно отнести в госпиталь.

— От укуса оборотня ей сможет помочь только одно существо, — не оборачиваясь, ответил Джонс.

— Её зверь, — тут же поняла ведьма, — но ведь даже Лисса не знает, кто он.

— Ей не нужно для этого знать, — заверил маг, — животное почувствует, что она нуждается в нем, и придёт на помощь.

Сара проводила магистра до того самого момента, пока он не исчез за магическим барьером.

— Даже и не думай! — Сара схватила Билл за локоть и отбросила в сторону. — Ты и твоя стая уже натворили достаточно.

— Я не знал, что Брит её укусит.

— Ну, конечно, ты не знал, — ведьма закатила глаза и оглядела учеников, столпившихся возле них. — Вы вообще здесь хоть что-то знаете? Нам нельзя убивать друг друга. Если Лисса умрёт, то вместе с ней погибнет десятки тысяч магических созданий, которые были созданы её родом. За каждой чистокровной ведьмой закреплён свой клан оборотней, да и не только. Знала ли Брит, что, укусив её, она грозит уничтожить, к примеру твоего отца. Что? — Сара приподняла свои тонкие брови вверх. — Неужели твои родители тебе не рассказывали, что клан Джексонов был проклят семьёй Дуллитл?

— Я прокляла ваш род за измену, — Хейли Дуллитл, внезапно возникшая за спиной Билла Джексона, мирно смотрела магу в затылок.

— Кто кому изменил? — нервно сглотнув, спросил Билл, повернувшись к ведьме лицом.

— Твой отец изменил мне незадолго до нашей свадьбы.

— Что? — в один голос произнесли ученики.

— Я не удивлена, что Адам не захотел тебе об этом говорить, — спокойно продолжила мисс Дуллитл, — ведь ему выгоднее было признать себя оборотнем, нежели изменником.

Билл расширил ноздри от злости, крепко сжал кулаки и зашагал в направлении школы. Следом за ним пошла его стая и Сэм, его лучший друг, во всем помогающий и поддерживающий его.

— Бедный мальчик, — продолжила Хейли, заправляя выбившую рыжую прядь за ухо, — ему ещё столько всего предстоит узнать.

— Мисс Дуллитл, — Сара присела на траву, следом за профессором и тихонько прошептала, — а кто отец Лиссы?

Профессор тут же велела всем разойтись. Всем, за исключением Сары.

— Как тебя зовут?

— Сара Коллинз.

— Ты дружишь с моей дочерью, верно?

Сара уверено кивнула и обеспокоенно посмотрела в сторону леса, гадая все ли в порядке с подругой.

— С ней будет все в порядке, — заверила профессор, — с таким магистром она не пропадёт.

— Вы ведь знаете все наперёд, верно?

— Да, но будущее изменчиво, и порой я никак не могу его исправить. Я знала, что Адам Джексон мне изменит, но я не знала, когда именно это произойдёт. Поэтому я вышла замуж за Роберта, отца Лиссы. А с Адамом я попрощалась, так и не выяснив, действительно ли он мне изменял.

— Я вас правильно понимаю, вы увидели Адама с Элис, которой он сделал предложение через пару дней после вашей свадьбы с Робертом?

— Да, — кивнула мисс Дуллитл, — я увидела не измену, а будущее, которое я, произнеся вслух, сама же и воплотила в реальность.

— Поэтому вы с тех пор никому не рассказываете будущее. Вы просто не до конца его понимаете.

— Именно, — ведьма обернулась к Саре и мило улыбнулась. — Я рада, что у Лиссы появилась такая смышлёная подруга как ты.

Всматриваясь в голубые глаза молодой ведьмы, Хейли с грустью видела перед собой её будущее. Мисс Дуллитл всем сердцем хотела бы ей помочь исправить ошибки, но что-то рассказать о том, что она сейчас видела, так и не осмелилась.

— Будь аккуратнее при выборе своих желаний, — только лишь сказала Хейли, сочувственно похлопывая по плечу девушки. — За них нам порой приходится платить высокую цену.

Глава 4. Темный орден

Джонс бережно кладёт ведьму на промокшую после дождя траву, осматривается по сторонам, прислушивается. Поблизости никого из вампиров и оборотней не слышит, однако чувство, что за ним кто-то следит, его не покидает. Опустив взгляд на неподвижно лежащую девушку, он нежно убирает с её лица рыжие пряди волос и шепчет на ухо, что он рядом и не бросит её.

Маг принимает позу лотоса, отодвинувшись от девушки на пару шагов и, тихонько дыша, приступает ждать появления её личного зверя, её питомца, единственного существа, которое в состоянии сейчас ей помочь.

Через несколько минут он слышит позади себя шорох и тут же узнает звук маленьких лапок, быстро передвигающихся по земле и опавшей листве. Деревья шелестят, ветер завывает свою любимую осеннюю мелодию, птицы срываются с деревьев, но Джонс Смит полностью сконцентрирован на животном, приближающемся к нему.

Рыжее создание обходит его стороной и, недолго взирая на израненное плечо девушки, аккуратно ложится на него и сворачивается клубочком. Маг, широко улыбаясь, расслабляется и выдыхает.

«Лисица», — с облегчением думает маг.

Закрыв свои карие глазки, рыжее создание, не двигаясь, излучает тусклый красный свет. Подобного рода сияние маг уже видел однажды, когда его собственный лис лечил его раны после боя с вампиром.

Вскоре Лисса открывает глаза от тепла, покрывающего все её тело, и в полном недоумении взирает на рыжего питомца, лежавшего на её плече.

— Привет, — шепчет ведьма лисице, взяв её на руки и с благодарностью поглаживая её. — Ты меня спасла?

— Была рада помочь тебе, — отвечает рыжее создание человеческим голосом.

— О боже, я её понимаю! — воскликнула от неожиданности ведьма.

— Я тоже, — довольно и счастливо улыбается маг.

Лисса опускает глаза на его ноги, на которых лежит такой же рыжий лис, как и у неё самой, и отвечает на его улыбку своей.

— Значит, у нас одни и те же зверки, — понимает ведьма и тут же спрашивает. — Можешь обратиться в него?

Джонс загадочно улыбается, проводит своей широкой ладонью по миниатюрной мордочке лиса с черными, как и у него самого, глазами и в следующую секунду уменьшается до размера, что и его питомец. Из валявшейся на траве одежды выглядывает рыжая морда и смотрит на ведьму.

— Хочешь я научу тебя обращаться? — спрашивает маг в обличии лиса и, как только слышит согласие ведьмы, обращается в мага.

Прикрыв своё обнажённое тело чёрной мантией, он выпрямляется и берет своего зверька на руки.

— Прежде чем обратиться, тебе следует подружиться со своим зверем. Придумать для него имя, накормить и дать отдохнуть, — поясняет магистр. — Твоя лисица потратила много сил, чтобы тебя вылечить.

— Я тебе благодарна за это, — шепчет Лисса ей на ухо и обращается к магу. — Как мне пронести её в школу, не дав никому понять, что она мой зверь? Бабушка считает, что мне не следует рассказывать остальным, в кого я обращаюсь.

Маг медленно подходит к девушке, ласково проводит рукой по её щеке, запачканной грязью, и вытерев её, поясняет:

— Верно, но не забывай, кто ты. Достаточно просто подумать о том, как сделать лисицу невидимой для остальных магов и ведьм, и это исполнится.

Лисса понимающе кивает и тут же об этом думает.

— Как его зовут? — ведьма кивает в сторону лиса.

— Бао, — отвечает маг и тут же поясняет. — Это моё настоящее имя. Из-за своего происхождения весь мой род был вынужден сменить имя. Я выбрал Джонс Смит, но на самом деле меня зовут Джонс Бао. Бао значит защитник, а так как лис — мой зверь, я решил, что это имя отлично ему подойдёт.

— Ты сменил имя из-за того, что ты из тёмного ордена?

— Да. Как и многие другие маги и ведьмы, нам приходится скрываться от тех, кто на нас охотится.

— Значит, в этой школе нам ничего не грозит?

— Нет, — хмурится маг. — Считай, что мы в их логове. Я пришёл сюда, чтобы понять, кто их главарь.

— Есть догадки?

— Под подозрением вся школа, — пожимает плечами маг, — за исключением тебя.

— И Сары Коллинз, — уверенно сообщает ведьма, — её мать из тёмного ордена. И насколько мне известно, Сара хочет стать одной из нас.

— Коллинз? — переспрашивает Джонс. — Слышал о её матери, спорить не буду, их семье можно доверять. Свою преданность они еще на войне доказали.

— Это реально? Стать темной ведьмой, если ты не родилась с этим даром?

— Даром? — маг издаёт нервный смешок и опускает лиса на землю. — Это скорее проклятие древней ведьмы. И если Сара действительно хочет быть среди нас, ей предстоит найти хотя бы одного потомка древней ведьмы, который согласится её обратить. Только за это ей придётся заплатить высокую цену.

— Какую?

Джонс пожимает плечами, не желая рассказывать об этом. Он знал, что с древними ведьмами связываться не стоит, а если уж они сами решили сделать тебя «особенным», то нужно либо себя убить, либо до конца своих дней подчиняться им.

— Темнеет, пора возвращаться.

— Джонс, — Лисса останавливает его, схватив за локоть, — когда мы начнём обучение?

— Сперва подружись с лисицей и придумай ей имя.

***
— Ты жива! — от радости вопит Сара, бросаясь девушке на шею. — Я так испугалась, когда та псина на тебя набросилась.

— Со мной все в порядке, — утверждает Лисса, переводя свой взгляд на лисицу, шагающую вблизи неё.

— Ты нашла зверя? — шепчет Сара на ухо подруге, пока Джонс о чем-то беседует с Хейли.

Лисса еле заметно кивает, но рассказывать о лисице все же не решается. Сара радостно хлопает в ладоши и, взяв подругу под руку, ведёт в комнату, утверждая, что им следует кое о чем важном поговорить.

— Срочно, — повторяет ведьма, — и наедине.

— Лисса Дуллитл, — зовёт её магистр, снова став серьёзным и отстранённым от неё, как раньше.

— Да, магистр? — девушка подходит к нему, немного расстроившись от того, что при остальных он не ведёт себя мило, как раньше.

— На рассвете увидимся в лесу, — шепчет он ей на ухо так, чтобы никто ничего не смог услышать, и тут же уходит.

— Славный парень, — улыбается Хейли, смотря вслед уходящему магистру.

— Даже не думай мне рассказывать будущее, — тут же заявляет Лисса. — Мы договорились, помнишь?

— Конечно помню, — улыбается ведьма и, щёлкнув пальцами, исчезает.

— Твоя мама, — восхищённо шепчет Сара, — это нечто. А она нас научит так телепортироваться?

— Надеюсь, этому нас будет учить не она. Её методы обучения попахивают садизмом.

— Кстати об этом, Сэм на тебя порядком злится из-за дождя, который ты часто устраиваешь.

— Пока я не научусь как следует управлять своей магией, Сэму придётся терпеть дожди, даже если они будут идти круглосуточно.

— Но, — Сара задумчиво прикусила губу, гадая, как лучше объяснить подруге природу магов, — некоторые маги особо чувствительны к перепадам температуры, смене времени года и климата. Сэм владеет огнём и, если хоть что-то может подавлять его силу, как, например, твой дождь или вода Билла, маг начинает сходить с ума.

— Он избил меня! — с яростью напомнила ведьма. — Мой дождь ничто по сравнению с тем, что он сделал со мной.

— Но тебя же вылечили, а Сэм сейчас в ужасном состоянии.

— Да неужели? — Лисса посмотрела на безоблачное небо и тут же, намеренно вспомнила своего умершего Ника, чтобы снова вызвать дождь. — Если его семья не носит траур, то я, как это и положено у смертных, буду его оплакивать сорок дней.

— Лисса! — Сара в ужасе уставилась на серые тучи, образовывающиеся над школой. — Не делай этого!

— Почему ты так о нем переживаешь? — недоумевала Лисса. — Пусть он помучается пару дней, и тогда мы будем с ним в расчёте.

На это Сара отвечать не стала, она обиженно скрестила руки на груди, надула губки, словно маленький ребёнок и зашагала прочь в школу. Как только начался дождь, она накинула на голову капюшон от чёрной мантии и скрылась в стенах замка.

— Я поступаю неправильно? — обратилась Лисса к своей лисице, которая ходила за ней по пятам.

— Как истинная тёмная ведьма ты наказываешь мага за поступок, — спокойно отвечает лисица. — Но хочешь ли ты, чтобы твой дождь ослабил мага до полной потери силы?

— А разве это возможно?

— Вполне, если ты этого пожелаешь.

Лисса накинула на голову капюшон, взяла на руки лисицу и понесла в комнату, не переставая размышлять о своем поступке. Ведьме в самом деле хотелось наказать мага за то, что он её избил, она хотела, чтобы он раз и навсегда запомнил, что с ведьмами из рода Дуллитл связываться не стоит. Но Лиссе не хотелось становиться злой ведьмой, уничтожающей всех своих врагов.

— Ты голодна? — поинтересовалась Лисса, по дороге в комнату остановившись возле входа в столовую, где сейчас никого не было.

— Ничуть не меньше тебя.

Лисса впервые осознала, что за все время пребывания в школе она ни разу не подумала, что нужно поесть. И шумно бурчащий в её животе желудок чётко давал понять, что пора подкрепиться.

***
Сара замялась у входа в западное крыло, где располагались все комнаты парней. Нарушая правила, ведьма рисковала оказаться в подземелье за непослушание и пересечения границы магов, но желания увидеть Сэма было столь велико, что ведьма просто не могла бездействовать.

Сара в очередной раз осмотрелась по сторонам, убедилась в том, что за ней никто не следит и, обратившись в чёрную пантеру, бесшумно подкралась по коридору к комнате Сэма и Билла.

— Сэм, — тихонько позвала ведьма мага, приоткрыв дверь, — ты здесь?

В ответ послышалось невразумительное бормотание и стон. Сара зашла внутрь и закрыла за собой дверь. Небольшая комната с черными, как и у нее самой, обоями, еще больше усугубляла ситуацию. Белокурый маг, обессилено лежавший на кровати, с приоткрытыми глазами взирал на прибывшую ведьму.

— У тебя жар, — в ужасе прошептала Сара, снова обратившись в человека.

— Уходи, — еле слышно ответил Сэм.

— Я пришла помочь, — стояла на своем Сара, неловко замявшись у двери.

Ведьма славилась своим стойким нравом и высокими амбициями, все знали её как одну из самых сильных и умных ведьм в школе, но никто, никто, кроме Сэма, не знал, что за хладнокровной маской «снежной королевы» существовала хрупкая ранимая девушка.

— Ты уже сделала достаточно для меня, — грубым тоном отозвался Сэм, перевернувшись на другой бок, чтобы не смотреть на ведьму. — Моника до сих пор не очнулась, и у меня не получается её разморозить.

Сара виновато опустила голову вниз, вспоминая, как однажды, когда ведьма пришла на день рождения своего друга Сэма, с которым они были знакомы, по меньшей мере, десять лет, на пороге дома появилась милая, красивая ведьма. Моника крутилась вблизи Сэма весь день, обнимала его так, словно они сто лет друг друга знали и целовала его так, что сердце Сары окутывала неконтролируемая злость и ревность. В ту ночь, когда способности ведьмы впервые проявились, Моника стала жертвой её первого колдовства. От ревности и обиды на Сэма, который за весь вечер не уделил ей ни секунды своего времени, Сара обратила Монику в лёд. И как бы Сэм ни пытался его разморозить, у него это не получалось сделать.

— Я могу помочь, — прошептала Сара, продолжая неловко стоять у двери.

— Убирайся вон! — процедил сквозь зубы Сэм, даже не обернувшись.

Ведьма в который раз посмотрела на лежавшего без сил друга, её тайную любовь, единственный объект обожания и тихонько приоткрыв дверь вышла из комнаты.

***
Лисса взяла в комнату приличную порцию мяса для своей лисицы, салат для самой себя, пару-тройку бифштексов и горячий горький кофе, который она так обожала.

— Тебе что-нибудь известно о тёмном ордене? — с набитым ртом спросила Лисса.

— Вы боретесь с правонарушителями закона, — начала рассказывать лисица, клубочком скрутившись после сытного ужина на белой простыне на кровати Лиссы. — Порой вы жестоко наказываете виновных за содеянное. У вас свои правила на этот мир и свои законы, которые вы должны соблюдать.

— Например?

— Вступать в брак только с темными магами, наказывать виновных, даже если это ваш лучший друг. Скрывать свои силы от остальных и никому не показывать убежище своих создателей.

— Убежище древних ведьм?

— Тебе его покажут, когда ты окончишь здесь обучение и официально присоединишься к Тёмному ордену.

Лисса легла на кровать, укрыла себя тёплым одеялом по самое горло и, смотря в окно, за которым лил дождь, который она так сильно полюбила, призналась лисице:

— Тогда в лесу, когда ты вылечила меня, я почувствовала такое облегчение.

— Когда я рядом, я могу тебе помогать, — сообщила лисица, переместившись с края кровати на живот девушки, — только попроси, и я заберу от тебя чувство вины, которое ты испытываешь.

— Я навредила Нику, сама того не зная и не желая, — продолжила ведьма, поглаживая лисицу по вытянутой мордочке. — Как бы я не злилась на Сэма, я не хочу ему вредить. Не хочу причинять ему боль.

Лисица переместилась ближе к девушке и прикрыла глаза. Ведьма тут же увидела красное сияние, исходящее от неё, почувствовала тепло по всему телу и услышала долгожданную для Сэма тишину. Дождь прекратился.

— Спасибо, Руни, — улыбнулась ведьма.

— Руни? — переспросила лисица.

— Руни значит тайна, магический знак, — пояснила Лисса. — Не нравится?

— Нет, что ты, впервые за долгое время у меня появилось имя. И как бы ты не хотела меня назвать, я рада этому.

***
Сара продолжала сидеть за дверью, коря себя за проделанные поступки. После того, как она заморозила Монику, Сэм больше с ней не разговаривал. Лишь огрызался, хамил, кричал, даже оскорблял, словно он её никогда не знал и не дружил с ней.

— Прости меня, — шептала Сара, вытирая тыльной стороной ладони слезы, скатившиеся по щеке.

Через пару часов, когда ученики уже давно спали, Сара осмелилась тихонько вновь пробраться в комнату Сэма, чтобы помочь ему справиться с жаром. Парень не спал, но и говорить уже ничего не мог. Он лишь невнятно бормотал себе под нос, покрывшись потом от высокой температуры. Сара различала среди его невнятных слов уже знакомые приказы «Уходи. Мне не нужно твоя помощь», но ведьма его не слушала.

— Я правда могу помочь, — прошептала Сара, ложась рядом с Сэмом на кровать.

Она крепко обняла его, борясь с протестом, закрыла глаза и, сосредоточившись на его температуре, снизила её до здоровой отметки. Жар тут же прошёл, протесты мага закончились, а дождь за окном постепенно успокоился.

— Не прогоняй меня, — прошептала ведьма на ухо, ласково поглаживая его белокурые волосы.

Сэм бормочет ей в ответ «спасибо», но Саре так и не удаётся это расслышать. Она целует его в лоб, пот с которого уже давно исчез, и наблюдает, как его веки закрываются от усталости.

— Я найду способ разморозить Монику, — обещает Сара. — Если ты её так любишь, не стану вам мешать, только прошу, не отталкивай меня.

Сэм хочет сказать ей что-то в ответ, но мир Морфея уносит его в крепкий долгий сон, о котором он так давно грезил. Убедившись, что маг спит, ведьма незаметно отпускает его из своих объятий, открывает окно, запуская в комнату свежий воздух после долгого осеннего дождя, и выходит, тихонько прикрыв за собой дверь.

***
Волк остановился возле уже привычного ему дома и осмотрелся по сторонам. Смертных нигде не было, а значит, опасаться ему ничего и никого не стоит.

— Миссис Дуллитл, — позвал маг ведьму, которая в своей привычной манере сидела на веранде в окружении животных, прибегающих к ней пообщаться.

— Билл! — радостно воскликнула старуха. — Как я рада тебя здесь снова видеть. Что привело тебя в наши края? Что-то с Лиссой?

— Нет, — заверил её оборотень, в один прыжок оказавшись на веранде. — Дело во мне. Точнее, в моей семье. Когда я забирал Лиссу в школу, вы сказали, что однажды мне понадобится узнать прошлое своей семьи. А так как вы ведьма с этим даром, я надеялся, что вы поможете мне все понять и вспомнить.

Ведьма понимающе закивала и, похлопав по свободному стулу напротив, велела ему перевоплощаться и присаживаться.

— История не из коротких, — пояснила ведьма. — Ты уже ужинал? Я как раз приготовила отменного цыплёнка.

В компании старой ведьмы из великого рода Дуллитл маг провёл, по меньшей мере, пять часов. Всю ночь и до самого рассвета ведьма рассказывала парнишке правду, которую скрывала его семья.

— Клан Джексонов изначально состоял из одних оборотней, — начала рассказывать Лоррейн, — твой дед, отец, дядя и все мужчины из твоего рода всегда были и остаются по сей день оборотнями, на которых Хейли из ненависти или, точнее, из-за недопонимания будущего твоего отца нанесла проклятие, в результате которого вы стали наполовину магами.

— Разве это проклятие?

— Для оборотней, которые веками выстраивали династию чистокровных детей луны — да. Ваши силы ослабли во время войны, ведьмы и маги победили.

— Подождите, — Билл нахмурился. — Вы хотите сказать, что в великой войне, противниками магов и ведьм были оборотни из моего рода?

— Весь твой род, — уточнила Лоррейн, — а вас там насчитывается немало.

— Но мы проиграли.

Ведьма пожала плечами, поясняя, что в этой войне никто не стал победителем.

— Тёмный орден, отвечающий за порядки в магическом измерении, вынудил всех пойти на соглашение.

— Перемирие, — понял Билл, — сто лет без войны.

— Верно, — кивнула старуха. — Но такое решение вызвало у многих недовольство. Тёмный орден начали убивать, члены, входящие в него, стали врагами народа. Томас стал во главе школы и тайного ордена, охотившегося по сей день на темных магов и ведьм.

— Почему? — все еще недоумевал Билл. — Зачем был создан этот тайный орден Правосудия?

— Чтобы найти хоть одного тайного мага, а лучше ведьму, которая смогла бы снять проклятие Хейли.

— Сняв проклятие, оборотни выиграют войну, поскольку превосходят в количестве.

Впервые Билл ужаснулся от услышанного. Согласившись вступить в тайный орден, он подписал согласие на выполнение любых приказов, отданных Томасом Джексоном.

— Билл, мне известно, что ты присоединился к своему дяде, но ты знаешь, что за любую информацию, сказанную мною, ты должен заплатить.

— Разумеется. Что я могу для вас сделать?

— Поклянись кровью, что не причинишь вреда моей внучке и какой бы она не была, чтобы она не делала, ты будешь на её стороне.

— Клянусь, — чётко произнёс маг, разрезав свою ладонь кинжалом, на рукоятке которого была нарисована эмблема семьи Джексонов — морда волка в серебряном круге.

— Если нарушишь клятву, умрёшь, — тихо прошептала ведьма.

В мире магов и ведьм деньги не играли никакой роли. В магическом измерении ценили зелья, создаваемые ведьмами, кровь магов, особенно если она чистокровная, драгоценные целительные камни и пыльца от магических существ, таких как пикси. Считалось, если ты владел в большом количестве хоть одним из этих вещей — ты богат и имеешь власть над остальными.

***
Посреди ночи Лисса проснулась от непривычной ей духоты в комнате. Обычно, когда Сара спала в комнате, то и дело менялась температура, временами даже шёл снег, если ведьме снились ночные кошмары, но сейчас комната пустовала.

Руни тихонько посапывала на груди ведьмы, мило шевеля носиком, словно что-то вынюхивая.

— Глю си мор, — прошептала Лисса заклинание, чтобы передвинуть лисицу на другую часть кровати. — Спи, Руни, а я пока поищу Сару.

Ведьма накинула на свои плечи чёрную длинную мантию, скрыла свои растрёпанные непричёсанные рыжие волосы под глубокий капюшон, обула балетки, специально заколдованные для бесшумного передвижения, и вышла из комнаты.

«Знать бы, где она сейчас находится», — стоило ведьме только об этом подумать, как перед её глазами предстала картина.

— На крыше значит, — улыбнулась Лисса и тут же поспешила найти способ, как на неё можно взобраться.

Ведьма прошла длинные коридоры, поднялась на самый верхний этаж старого замка, который по ночам выглядел ещё более устрашающим, чем днём. По меньшей мере три раза влезла в паутину, дважды нашла на себе паука и сбила летучую мышь, почему-то обитающую в школе.

— Потерялась? — послышался мелодичный женский голос позади девушки.

Лисса испуганно подскочила на месте, резко обернулась и во все глаза уставилась на парящую в воздухе бледную девушку, на вид лет двадцати, не больше. Она была одета в длинную свободную рубашку, из-под которой выглядывали босые бледные ноги.

— Кто ты такая? — спросила ведьма у призрака, проводя перед ней руками, которые проходили сквозь её невесомое тело.

— Люси, — ответила девушка-призрак, грустно улыбнувшись. — Я древний призрак этой школы, последняя ведьма, сожжённая от руки человека.

Лисса неловко опустила руки и сбросила капюшон, чтобы показать своё лицо целиком.

— Ты похожа на свою прапрапрабабушку, — так же грустно улыбнулась девушка. — Она была хорошей ведьмой.

— Вы были с ней знакомы?

— Мы были с ней лучшими друзьями, пока нас не разделили и не отправили учиться в разные школы, — с грустью вспоминала Люси, продолжая парить в воздухе. — Меня отправили сюда, а её в Финикс.

— Там она вышла замуж, — сообщила Лисса, — и прожила долгую жизнь.

— Правда? — Люси мило улыбнулась, но её глаза все еще оставались печальными. — Я так за неё рада. А какой её муж, он чистокровный маг?

— Полагаю, что да, — Лисса стыдливо пожала плечами, осознав, что практически ничего не помнит и не знает о своей родословной. — Если хотите, я могу в следующий раз принести наш семейный альбом.

— Я была бы очень рада.

— Хорошо, — улыбнулась Лисса, — но сейчас мне нужно взобраться на крышу. Там моя подруга, и, я думаю, ей нужна моя помощь. Люси, вы не знаете, как туда можно забраться?

— Я хоть и давно существую в этом мире, но все же предпочитаю, чтобы ко мне обращались на «ты». И да, я знаю, как туда можно забраться, — призрак медленно подняла свою худощавую бледную руку и указала на стоящие в пыльном углу метла. — Удачи.

— Люси, ты что, серьёзно? — Лисса обернулась к девушке, но та уже скрылась из виду. — Мы же в двадцать первом веке живём. Какие метла?

Ведьма вновь глянула на хлипкие старые деревянные метла, которые, по словам призрака, должны были летать и ужаснулась от самой мысли, что ей придётся спрыгнуть с приоткрытого окна, чтобы проверить их действенность.

— Я не самоубийца, — заверяла себя Лисса, но все же взяла в руку метлу, на рукоятке которой было выцарапано корявым почерком «гюро» и произнесла написанное вслух. Метла тут же внешне изменилась, стала более крепче, новее и пригоднее для полёта.

Наверное, с раза так десятого Лисса все же осмелилась сесть на метлу, выпрыгнуть с открытого окна и закричать что есть мочи от страха перед смертью.

— Лети, черт бы тебя побрал! — закричала Лисса, хватаясь за метлу, как за единственный шанс на спасение.

За секунду до того, как метла должна была коснуться земли, Лисса крепко обхватила её ногами и поднялась вместе с ней в небо, на самую верхушку замка, где на самом краю конусообразной крыши сидела темноволосая ведьма.

— Сара! — закричала Лисса, радостно осознавая, как правильно управлять летающей метлой. — Наконец-то я тебя нашла!

Трясущимися ногами ведьма опустилась на конусообразную крышу и отставила метлу в сторону, буквально зашвырнула её куда-подальше.

— Я даже когда училась водить мотоцикл, не испытывала такой страх, как от полёта на метле. Какой сумасшедший придумал такой способ передвижения?

— Твоя прапрапрабабушка Мэри, — ответила Сара.

— Надо бы проверить, точно ли мы с ней родственники.

Сара усмехнулась, но лицом к подруге не повернулась, она продолжила молча взирать на круглую луну, светящую прямо ей в глаза.

— Сара, ты что плакала? — Лисса обеспокоенно оглядела опухшее лицо подруги и мешки под глазами. — Что случилось?

— Я случилась, — прошептала ведьма, сдерживая рвущиеся наружу слезы. — Я навредила Монике, девушке Сэма, которую он очень любит. Из-за этого он меня ненавидит.

— Вы с Сэмом раньше дружили? — удивилась Лисса, с трудом веря в то, что Сэм способен быть хорошим другом.

— Да, — кивнула Сара и рассказала ведьме все с самого начала.

Она рассказала Лиссе о том, как познакомилась с Сэмом, как впервые осталась у него с ночёвкой, как поняла, что влюблена в него, как устроила ему праздник на день рождения и как заморозила смазливую девчонку из-за своей ревности.

— Ты его любила, — прошептала Лисса, все ещё не веря в это.

— И до сих пор люблю, — с грустью добавила ведьма, — уже более двенадцати лет. Но какой толк в безответной любви? Это словно добровольно резать себя по ране, которая ещё не зажила. Больно и порой крайне невыносимо.

— Тогда зачем ты это терпишь? Зачем винишь себя?

— Потому что из-за своей ревности я потеряла последний шанс обрести дар темных ведьм. Я должна была порадоваться за Сэма, но вместо этого я навредила той, кого он любит. А тёмные ведьмы так не поступают.

— Мы наказываем виновных, — подытожила Лисса. — Но если тебя не наказали по всей строгости закона, значит у тебя еще есть время все исправить и стать темной ведьмой тоже.

— Что ты имеешь в виду? — нахмурилась Сара, не до конца понимая, к чему клонит подруга.

— Джонс говорил меня, что если найти хоть одного потомка древней ведьмы и заключить с ним сделку, то можно стать темной ведьмой, — пояснила Лисса. — А став ей, ты сможешь снять заклятие с Моники и помириться с Сэмом.

— Наш магистр тебе говорил об этом? — хитро улыбнулась ведьма.

— Он такой же, как и я, — пожала плечами Лисса.

— Значит, вы «связаны»? — улыбнулась ведьма во все тридцать два зуба.

— Что это значит?

— У чистокровных волшебных созданий есть такое понятие, как «связанные судьбой». Издавна считается, что такие существа испытывают к друг другу особую необъяснимую привязанность. Некоторые полагают, что это связь формируется ещё с их прошлой жизни, другие считают, что связь возникает из-за того, что «связанные судьбой» обращаются в одних и тех же животных. Все ведьмы, с самого детства мечтают найти своего «того самого» мага и испытать эту легендарную связь, ровно как и смертные мечтают о принце на белом коне.

— А эта связь может быть опасной?

— Смотря с какой стороны посмотреть, — пожала плечами Сара, протягивая подруге маленькую тонкую книжку в темно-зелёном переплёте. — Это сказка о «связанных судьбой», прочти, когда появится возможность. В детстве мама читала мне её каждую ночь.

— Ты готовилась стать темной ведьмой?

— Я была на 99,9 % уверена, что ею стану. Мама изо дня в день готовила меня. Мы мечтали о том, как сдвинем Томаса Джексона с должности директора школы. Он незаконно занял эту должность.

— Тогда почему «Тёмный орден» все ещё его не обезглавил, как это велит закон?

— Потому что в результате войны между оборотнями и чистокровными магическими созданиями, тёмный орден постановил заключить союз — столетнее перемирие.

Сара объяснила подруге, что это никого не устраивало. Из-за этого враждующие стороны объединились, чтобы разыскать всех членов тёмного ордена и убить. Мать Сары уже десять лет считают мёртвой, но на самом деле она просто сменила имя и вернулась на свою родину, где обитают большинство темных магов и ведьм.

— Мы вернулись с ней во Францию, в Блуа, — улыбнулась Сара, — отец присоединился к оборонительной силе магов и возглавил тайную подготовку к войне.

— Новой войне?

— Да, — гордо заявила ведьма. — Тёмный орден намерен вернуть себе имя, перестать скрываться и стать во главе всех магических созданий. Вы по праву должны управлять магическим измерением. И я тоже хочу быть среди вас. Я готовилась к этому годами, с юных лет, и если для того, чтобы стать темной ведьмой, мне нужно разыскать потомка древней ведьмы, значит, я это сделаю.

Глава 5. Избранные

Руни и Бао сидели на толстой засохшей ветке дуба, свалившейся посреди леса, и с любопытством взирали на своих хозяев, пришедших в лес на рассвете.

— Лисса, соберись, — Джонс сердито нахмурил брови, когда заметил, что девушка едва ли его слушается, — через пару часов состоится сражение новичков, а ты даже еще обращаться не научилась.

— Мы с Руни справимся, — пожимала плечами Лисса, широко зевая.

— Руни? — улыбнулся маг и тут же понимающе кивнул. — Твоя тайна.

Лисса улыбнулась в ответ и перевела взгляд на лисицу, которой прекрасно было известно, где пропадала её хозяйка всю ночь.

— Выглядишь уставшей. — вновь нахмурился Джонс.

— Пустяки, позже высплюсь.

Но Джонса её ответ не устраивал. Он отпустил лисят на охоту, которую они так любили, а сам наколдовал посреди поляны коричневую подстилку, несколько мягких подушек и большую чашу фруктов.

— Решил устроить пикник?

— Всего лишь хочу дать тебе время отдохнуть, — непринуждённо пожимает плечами маг и садится в позу лотоса на подстилку.

Лисса падает за ним следом, и, как только её голова касается мягкой подушки, глаза под тяжестью век закрываются.

— Долгое пребывание в лесу увеличивает силу ведьм, — шепчет Джонс, но Лисса уже крепко дремлет.

Джонс берет в руки горсть винограда, кладёт в рот несколько ягод и сочно пережёвывая, на миг останавливается, всматриваясь в мягкие черты лица ведьмы. Она тихо посапывает, лёжа на боку, а её ресницы нервно трепещут. Маг размышляет о том, снился ли ей он сам хоть однажды, ведь он видит её в своих снах каждую ночь. Но он чувствует, что сейчас девушке снится кошмар, и её ладонь, плотно сжимающая подстилку, подтверждает это.

— Тише, все хорошо, — шепчет маг, аккуратно проводя ладонью по нежной кожи ведьмы. — Я рядом, все хорошо.

Он тихонько ложится напротив неё и, пока ведьма спит, внимательно всматривается в каждую черту её лица. Впервые, под прямыми лучами солнца, Джонс замечает на её лице еле заметные веснушки, небольшую родинку под правым глазом и сотню синяков и порезов на её ладонях и локтях.

— Неужели это после моих тренировок? — Джонс тут же вспомнил, что на своих занятиях Лисса то и дело падала и ударялась об деревья. Но ни разу он не слышал, чтобы она жаловалась или кричала от боли. Кроме того, он не чувствовал её боли, хоть и должен был.

— Прости, — прошептал маг, заботливо поцеловав тыльную сторону её ладони и темным заклинанием восстанавливая её ушибы.

Лисса проспала от силы двадцать минут, пока вдали не раздался знакомый и любимый для неё звук мотора.

— Что это?

Лисса радостно вскочила с места, позабыла о своей усталости и ринулась к замку. Джонс одним щелчком пальца убрался в лесу и поспешил за девушкой, не понимая причины её радости.

Остановившись на пороге замка, Лисса радостно завопила:

— Не могу поверить!

Ведьмы и маги тут же открыли свои окна и уставились на девушку и чёрный мотоцикл, который она едва ли не целовала. Другие маги и ведьмы, что прогуливались неподалёку в парке, подошли к девушке ближе. Джонс же в недоумении взирал на Лиссу, хмуро переводя взор на Билла, что стоял неподалёку и радостно улыбался.

— Ты привёз мне его! — радостно завопила Лисса, бросившись на шею мага. — Спасибо! Спасибо! Спасибо!

Джонс Смит недовольно скривился и скрестил руки на груди. В нем бушевала ранее незнакомая ярость и злость, но хуже всего — ревность.

— Значит, я могу здесь на нем кататься?

— Считай, что я уже обо всем договорился, — подмигнул Билл.

Лисса взобралась на мотоцикл, повернула ключ и тут же ринулась с места, быстрее ветра оказавшись за пределами школы. Джонс взволнованно проводил её взглядом и, резко повернувшись в сторону юного мага, высказал:

— Как смеешь нарушать школьные правила?! Земной транспорт запрещён в нашей школе.

— Лиссе нужно отвлечься от потери своего лучшего друга, и если гонка на мотоцикле ей поможет это сделать, то даже директор школы закроет глаза на столь мелкое нарушение, как это.

Билл довольно одарил мага своей лучезарной улыбкой, сбросил со своих плеч плащ и, обратившись в волка, ринулся следом за ведьмой.

— Проверим, правду ли говорят местные байкеры о том, что Лисса — самая быстрая гонщица в мире, — произнёс маг напоследок.

— Это же не безопасно, — возразил Джонс, но его уже никто не слушал.

Некоторые маги последовали примеру Билла и, обратившись в своих зверей, устремились за ведьмой, а кто-то, напротив, посчитал это занятие бессмысленным и неразумным, и потому вернулся к своим делам, которые были внезапно прерваны.

— Сэм! — резко позвал Джонс мага, бежавшего в неизвестное направление.

— Да, магистр?

— Облети всех новичков, — велел маг сердитым тоном, — через двадцать минут начнётся состязание. Опоздавших исключу!

Джонс сцепил руки в замок за спиной и зашагал в сторону тёмного леса, где будет проходить состязание. За считанные секунды он наколдовал в лесу магический густой туман, который словно лабиринт запутывает блуждающих в нем путников, установил на каждом шагу ловушки, избегать которых новички должны были научиться за все время пребывания в школе, но тут же осознал, что Лисса с ними не справится.

— Она ведь едва ли что-то знает, — осознал маг, но ловушки убрать так и не осмелился. Ему оставалось только надеяться, что Лисса со всем справится, а Руни поможет ей в этом.

***
Не выполнить поручение магистра Сэм не решался, но найти Сару для него сейчас было первостепенно важной задачей. С прошлой ночи он впервые осознал, что со своей старой лучшей подругой он не объяснился и что ведьма явно все поняла совсем не так, как было на самом деле. В конце концов, маг хотел поблагодарить Сару за спасение. Если бы не её магия, он мог, в лучшем случае, сойти с ума, а в худшем — лишиться всех своих сил.

Разослав всем ведьмам и магам, недавно поступивших в школу, письмо-предупреждение о том, что вскоре начнётся испытание, маг поспешил разыскать юную ведьму, которую он не нашёл ни в её комнате, ни в библиотеке и даже не на крыше, где она любила проводить время.

— Билл! — Сэм позвал друга, который в обличии волка возвращался из тёмного леса обратно в школу. — Ты не видел Сару?

— Конечно, видел, — ответил Билл, вновь обратившись в человека. — Она за пределами леса. Лисса учит её кататься на мотоцикле.

— Разве людским транспортом можно пользоваться на территории школы?

— Я обо всем договорился, — улыбнувшись, добавил маг, подойдя к другу ближе. — Видел бы ты, как Лисса ездит… не зря её смертные называют лучшей гонщицей. Она…

— Так вот почему ты привёз ей мотоцикл — ты хотел позлить Джонса.

— Вовсе нет, точнее, не только из-за этого. Лиссе нужно было отвлечься от горя, да и тебе будет полезно, если дождь прекратится.

Сэм понимал, что друг действовал из лучших побуждений, но его не покидала мысль о том, что Джонс отныне станет для Билла злейшим врагом и конкурентом.

— Судя по тому, что дождя нет — ты отлично справился со своей задачей.

Через несколько минут в школу вернулись остальные ученики, следом за ехавшей на мотоцикле Лиссой и Сарой, сидевшей позади неё. Девушки спешили на испытание, к которому Лисса совершенно не была готова.

— Сара, мы можем поговорить? — Сэм бежал следом за ними, ни на секунду не отставая.

— Не сейчас, — отмахнулась Сара и, спрыгнув с мотоцикла, подошла к магистру, ожидая его дальнейшие поручения.

Лисса припарковала мотоцикл в тени, спрятала ключи во внутренний карман плаща и подошла к Джонсу, который недовольно хмурил брови и бросал сердитый взгляд на Билла.

— Старшекурсникам запрещено присутствовать на испытании, — заявил Джонс сердитым тоном, тем самым прогоняя Билла и Сэма.

— Мы ведь не будем мешать, — возразил Билл.

— Я сказал, что это запрещено!

Маги недовольно скрестили руки на груди, но магистра послушались, бормоча себе под нос всевозможные ругательства.

— Состязание будет проходить в тёмном лесу, на территории, созданной моей магией, — начал рассказывать магистр, изучая новоприбывших долгим взглядом. — В некоторых секторах вам будут встречаться различные ловушки, о которых вам рассказывали на уроках боевой стратегии и тактики. Самой худшей ловушкой для вас будет магический туман, который, как вам известно, может запутать вас из-за долгого пребывания в нем, а также временно лишить сил.

Маг провёл рукой перед учениками, наколдовывая им магические ведьмовские камни.

— Если вам станет плохо, вы почувствуете слабость или отсутствие сил, подбросьте их в небо. Так я пойму, что вам нужна помочь. Но учтите, воспользовавшись моей помощью, вы автоматически считаетесь проигравшим.

— А как насчёт остальных правил, магистр? — спросил один из учеников. — Мы должны изловить других магических созданий.

— Разумеется. Когда вы обнаружите кого-то из магов или ведьм, произнесите заклинание «глюмор», — продолжил рассказывать Джонс. — Тот, кого вы обнаружите, будет исключён из состязания.

— А что насчёт вознаграждения? — поинтересовалась Сара. — Что получит тот, кто выиграет?

— Возможность покидать школу в любое удобное для себя время.

— Разве это вознаграждение? — недоумевала Лисса.

— Нам запрещено покидать пределы школы, — прошептала Сара в ответ, — многие из нас уже очень давно не виделись со своей семьёй. Единственный праздник, когда нам можно уехать на родину — Хэллоуин. И то мы только на одну ночь можем побыть со своей семьёй. В Хэллоуин устраивают ведьмин шабаш, чтобы объединить семьи и в эту святую для нас ночь получить от природы больше силы и энергии, чем в любой другой день.

— Я родилась в ночь Хэллоуина, — прошептала Лисса.

— В самом деле? — Сара удивлённо вскинула бровь вверх, но свои мысли, внезапно сформировавшиеся в её голове, посчитала правильным оставить при себе. — Поговорим об этом чуть позже. Наедине.

— Через пару секунд вы будете разбросаны по тёмному лесу, приблизительно в шести метрах друг от друга. До наступления полнолуния вы должны изловить как можно больше волшебных созданий, не обращаясь в человеческий облик. В случае, если победителей окажется двое, как это было в прошлом году, право покидать школу приобретут оба.

— Кто выиграл в прошлом году? — поинтересовалась Лисса у подруги.

— Сэм и Билл, — тут же ответила Сара. — Но Билл более охотно пользуется этой возможностью. Сэм покидает школу только когда хочет навестить Монику или брата. Мать с отцом и без того часто к нему наведываются.

— А Нику нельзя было сюда приезжать?

— Смертные не могут попасть на наши земли.

— Почему?

— Защитный барьер убьёт каждого смертного, осмелившегося вступить на наши земли. Ник бы заживо сгорел, попади бы он сюда.

Джонс неожиданно щёлкнул пальцами, из которых раздалось голубое сияние и прошептал заклинание, которое тут же перенесло учеников в разные части леса. Все растворились в воздухе и обратились в своих зверей. Все кроме Лиссы, которая продолжала стоять перед Джонсоном, сердито взирающим на неё.

— Почему ты злишься? — прошептала она еле слышно.

Она сама до конца не понимала, как и почему она чувствовала его ярость, но знала, что чем больше он на неё сердился, тем хуже ей становилось.

— Как ты можешь идти на сражение, где всюду расставлены ловушки, если ты даже ещё не научилась обращаться? — его гнев сменился беспокойством.

— Руни мне подскажет, — Лисса указала на сидевшую неподалёку от нее лисицу.

Джонс тяжело вздохнул, неожиданно крепко обнял девушку за плечи и прошептал на ухо:

— Избегай туман, спрячься внутри старого дуба, поломанного посреди леса и жди пока остальные туда придут. Когда кого-то увидишь, произнеси заклинание и продолжай скрываться от остальных.

— Ты мне помогаешь?

— Лишь даю совет, который однажды получил от своего наставника по боевым искусствам. Он тоже был темным магом и знал, что для нас туман особенно опасен.

— Почему? — не на шутку забеспокоилась ведьма.

— Во время долгого пребывания в тумане со всеми нами происходят странные вещи, — продолжил Джонс, отстранившись, — кто-то начинает рассказывать о нашем тайном поселении, кто-то обращаться в дикого, совершенно неконтролируемого зверя, а кто-то засыпать.

— Почему бы тебе тогда не убрать из поля боя магический туман?

— Тогда это будет означать, что я нарушил закон о первом испытании магических созданий.

— А это противоречит законам темных магов, — понимающе кивнула Лисса и, взяв на руки лисицу, заявила. — Не волнуйся, мы справимся. Перемещай меня на поле боя.

— Удачи, — прошептал маг, прежде чем щёлкнуть пальцами.

***
Лисса оказалась посреди густого тёмного леса, где было смертельно тихо и сыро. Дуб, в котором Джонс настоятельно рекомендовал девушке спрятаться, она нигде не видела. Её окружали лишь высокие тополя и ели.

— Как мне в тебя обратиться? — прошептала ведьма лисице.

— Представь, что я — это ты. Когда почувствуешь моё сердцебиение, задержи дыхание. Так твоё тело окажется в моем.

Лисса попыталась выполнить сказанное, но чувство тревоги и ощущение, что за ней кто-то следит, не давало ей этого сделать.

— Легко сказать.

— Лисса, сосредоточься, я знаю, у тебя получится.

Тяжело вздохнув, девушка закрыла глаза, пытаясь расслабиться и, набрав в лёгкие прохладный осенний воздух, представила, как её кожа покрывается тёплой рыжей шубой, как человеческие ноги уменьшаются и превращаются в маленькие, но довольно быстрые лапки.

— Молодец, а теперь ищи дуб, — услышала ведьма в своей голове.

Каково же было её удивление, когда она обнаружила, что ей удалось обратиться в лисицу. Теперь лес для неё был еще более велик, чем прежде, запахи — более резче и отчётливее, а звуки природы, шелест листьев и шуршание приближающегося зверя еще более отчётливее.

— Беги! — Лисса вновь услышала в голове голос Руни, хотя той и поблизости не было.

Девушка сорвалась с места и со скоростью света устремилась вдаль. Когда приближающие шаги стали слышны ещё более отчётливо, Лисса внезапно обернулась, увидела позади себя гигантского размера медведя и прокричала: «глюмор». Медведь сердито зарычал и растворился в воздухе, оставляя после себя белую пыль, похожую на муку.

— Молодец!

Стоило Руни только это сказать, как в небе послышались крики ворона. Жирная птица с массивным клювом спускалась на землю, на ходу пытаясь произнести нужное заклинание.

— Глюмор! — послышалась за спины.

Одним прыжком чёрная пантера перелетела через лисицу и повалила ворона на землю, который тут же исчез. Сара в обличии своего зверя повернулась к лисице и грозно зарычала. Лисса испуганно попятилась назад, гадая, почему Сара все еще не произнесла заклинание.

— Если бы не твои глаза, я бы в жизни не догадалась, что тёмная ведьма обращается в лисицу.

Лисса облегчённо выдохнула, радуясь, что подруга её узнала.

— Я не успела тебе сказать тогда, но у меня созрел план, — продолжила пантера, вертя головой то в одну, то в другую сторону, выискивая других магических созданий. — Нам нужно вдвоём выиграть это состязание, чтобы иметь возможность так же, как и Сэм с Биллом, покидать пределы школы.

— Выиграв состязание, мы сможем отправиться на поиски потомка древней ведьмы, — подытожила Лисса.

— Именно, — голубые глаза пантеры радостно засияли. — Сколько зверей ты успела изловить?

— Пока что только одного медведя.

— Неплохой улов для лисицы.

— Справа! — услышала Лисса в своей голове голос Руни и тут же произнесла заклинание.

Маленький заяц в прыжке обратился в пыль, так и не договорив своё заклинание.

— Ты слишком хороший охотник для новенькой.

— Это не я, это Руни мне помогает. Она слышит все происходящее в округе, — пояснила Лисса. — Даже когда я отвлекаюсь или не смотрю по сторонам, она знает и следит за каждым насекомым в этом лесу.

— Руни — твоя лисица? А мою пантеру зовут Несси, и ей жутко не нравится, что здешних зверей нельзя есть. Мне приходится воровать для нее мясо с кухни, чтобы она не голодала, — сказала Сара и прыгнула на следующую жертву, произнося заклинание. — Какие-то они все медленные. Даже скучно становится.

За последние тридцать минут девушкам вместе удалось изловить еще пару-тройку магических созданий, которые предпочитали тихо сидеть на ветках деревьев и не издавать ни малейшего звука. Однако последующий час девушки провели в бессмысленном блужданию по лесу.

— Подозрительно тихо, — прошептала Лисса. — Что, если остальных уже изловили?

— Мы бы тогда уже вернулись в школу и подводили итоги состязания.

— Возможно остальные попали в магический туман?

— Тогда нам следует его найти.

— Ты уверена, что это хорошая идея? Джонс утверждает, что мне не следует попадать в туман.

— Джонс Смит? — удивилась ведьма. — Наш магистр? Что между вами происходит?

— Он меня просто обучает всему тому, что вы уже давно знаете, — отмахнулась Лисса и внезапно замерла.

Принюхавшись, девушка ощутила неприятный запах гари и дыма. Руни тут же поняла, что они попали в зону магического тумана.

— Надо уходить! — предупредила Руни, однако Лисса продолжала стоять на месте, всматриваясь в невидимую точку перед собой.

— Лисса, что с тобой? — не на шутку испугалась Сара, в недоумении взирая на внезапно замершую на месте лисицу.

Глаза ведьмы с карего сменились на янтарно-красный цвет, а слезы, стекающие по её лицу, превратились в настоящую кровь. Сара испуганно попятилась назад.

«Вызывай подмогу», — услышала Сара в своей голове. Несси редко встревала в её разум, зачастую только когда Саре требовалась настоящая помощь.

— Если я вызову подмогу, нас исключат из состязания, — размышляла Сара, тяжело дыша. Туман лишал её свежего воздуха.

«Тогда уноси Лиссу отсюда», — продолжила говорить с ней Несси.

— Куда? — недоумевала Сара.

Её глаза затуманились, голова сильно кружилась, а способность трезво мыслить терялась. Вдали слышались взрывы салюта — сигнал магистру о помощи. Один за другим магические создания подбрасывали ведьмовские камни в воздух, сдаваясь и лишая себе возможность получить долгожданную награду.

— Один, два, три… — считала Сара, выжидая, когда все магические создания покинут поле боя, — восемь, девять…

Когда десятый салют раздался в воздухе, Сара обессиленно упала на промокшую от дождя траву. Лисса продолжала плакать, по её щёкам текли кровавые слёзы, а по рыжим волосам стекала дождевая вода. Сара и не заметила, как и сама обратилась в прежний человеческий облик.

— Пойдём отсюда, — Несси закинула на спину свою хозяйку и из последних сил понесла прочь от зоны, окутанной магическим туманом.

— Лиссе нужно помочь, — невнятно бормотала ведьма. — Её нужно вытащить оттуда.

— Прежде всего мне нужно спасти тебя, — ответила чёрная пантера, прежде чем Сара потеряла сознание.

***
Один за другим ученики возвращались к магистру, который ждал их за пределами зоны состязания. И если сперва его успокаивало и радовало то, что Лисса все еще находилась на боле боя, то после появления практически всех магических созданий, маг не на шутку испугался. Из игры не вышло только две ученицы — Сара и Лисса.

— Магистр, смотрите! — крикнула одна из учениц. Она указала в сторону чёрной пантеры, на спине которой лежала темноволосая ведьма в чёрной мантии.

— Это же Сара! — крикнул другой ученик.

Пантера перешла волшебную границу, аккуратно опустила свою хозяйку на мокрую траву, и сама обессиленно упала рядом.

— Отнесите их в госпиталь! — приказал магистр, а сам бросился в лес на поиски так и не вернувшейся ведьмы.

Джонс чувствовал страх Лиссы, а по вновь начавшемуся дождю понимал, что она сейчас плачет, но даже представить себе не мог причину, по которой это происходит.

— Лисса! — закричала магистр во все горло.

Он обошёл практически весь лес, посмотрел в дубе, где ведьма должна была прятаться, но так нигде и не нашёл.

— Она в густом тумане, — сообщил Бао, внезапно очутившийся рядом.

Джонс рванулся вперёд, на ходу обращаясь в лиса, и тут же включил все свои нечеловеческие инстинкты, чтобы отыскать Лиссу. Она сидела посреди опавшей осенней листвы и горько плакала.

— Я его не убивала! — кричала девушка, смотря на кого-то невидимого прямо перед собой. — Ник, прости меня! Я не хотела этого. Я не знала, что все так обернётся! Ник!

Джонс мигом обратился в человека, подбежал к Лиссе, рыдающей навзрыд, и крепко обнял, вытирая с её лица кровавые слезы.

— Ты ни в чем не виновата, — шептал ей на ухо тёмный маг, оборачивая её обнажённое тело чёрной мантией.

Джонс прекрасно понимал, что туман сводит Лиссу с ума, а потому старался увести её как можно быстрее из леса. Быстрее, чем он сам потеряет рассудок и возможность здраво мыслить.

— Нужно уходить, — Джонс приобнял девушку за плечи и повёл в сторону школы, за пределы магического барьера. — Позаботься о Руни, — велел маг своему лисёнку.

— Ник, — прошептала Лисса прежде, чем потерять сознание.

Джонс тут же подхватил её на руки и выбежал из леса, полностью окутанного туманом. Дождь лил на их тела, едва ли прикрытые мантиями, ветер срывал с деревьев последнюю осеннюю листву, а молния ярко сверкала вдали, продолжая свой гнев могущественным громом.

— Я рядом, — шептал маг на ухо ведьме, обессиленно лежавшей на его руках.

Лисса продолжала нашёптывать имя друга, и её боль от утраты эхом раздавалась в груди Джона Смита. Он понимал, что она чувствовала, знал, как ей больно, и видел, насколько ей невыносимо из-за случившегося.

— Моя родная, — продолжал нашёптывать маг, — потерпи, сейчас тебе станет лучше.

Маг вытянул руку вперёд, прошептал заклинание «миор», создающее порталы, и, пройдя через него, очутился в просторной светлой комнате. Маг направился в душ, сбросил мантии с плеч и подставил обнажённое тело под горячие струи душа. На миг Лисса открыла глаза, пробормотала что-то невразумительное и вновь потеряла сознание.

Через пару минут девушка уже лежала на широкой кровати под шёлковой чёрной простыней и крепко спала, время от времени то сжимая, то разжимая ладони.

— Потерпи, — шептал маг, лежавший рядом, — скоро кошмары закончатся.

Джонс ласково убирал с её лица мокрые пряди огненно-рыжих волос, с вожделением осматривал изгибы её женственного тела, прикрытые чёрной тканью, и отчётливо ощущал, как последствия магического тумана покидают обессиленное тело девушки.

— Позволь мне помочь, — рыжая лисицы, из ниоткуда возникшая на краю кровати, с заботой и беспокойством смотрела на свою хозяйку.

— Тебе хватит сил?

— Мне уже лучше, — заверила мага лисица. — Ты и сам знаешь, сейчас помочь могу ей только я.

Маг слез с кровати, накинул на себя шёлковый чёрный халат и, взяв на руки Бао, сел напротив кровати на мягкое серое кресло.

— Молодчина, Бао, ты со всем справился, — похвалил маг своего зверя, который не меньше его самого устал за сегодняшний вечер.

Чтобы восстановить силы одного зверя, нужно забрать силы у другого. Именно это и сделал Бао, чтобы Руни смогла вылечить Лиссу и избавить её от последствий густого тумана.

Руни умостилась на груди своей хозяйки и, свернувшись клубочком, согрела её магическим красным пламенем. Дождь за окном прекратился, кошмары перестали терзать сон Лиссы, и ведьма крепко уснула, вместе с лежавшей возле нее лисицей.

***
— Что случилось? — Сэм оказался в больничном крыле сразу же, как только узнал, что Сара потеряла сознание. — Где она?

— С ней все будет в порядке, — заверил его Джордж, спокойно передвигающийся от одного больного к другому. — Пантера сама её лечит и никого к хозяйке не подпускает.

— С какой стати?

Сэм вбежал в больничную палату, в которую разместили Сару, окинул взглядом общее состояние Сары, обессилено лежавшей на кровати, и переместил свой взгляд на чёрную пантеру, от которой исходило голубое сияние. В палате было невыносимо холодно, на окнах образовались морозные узоры, а на кровати, где спала Сара, лежали снежные сугробы.

— Убирайся вон! — прорычала Несси, демонстрируя острые зубы и свои намерения любой ценой защищать Сару.

— Она же замёрзнет! — стоял на своём маг, даже и не думая покидать палату.

— Мне лучше знать, что поможет ей восстановить силы!

— Я хочу помочь!

— Мне не нужна твоя помощь! — еле слышно, но очень грубо произнесла Сара, внезапно открывшая свои глаза. — Мы с Несси сами прекрасно справимся.

— Сара, позволь мне все объяснить.

— Чем ты можешь мне помочь? — скептически фыркнула ведьма. — Ты владеешь огнём, а я холодом. Твоё пламя уничтожает меня…

— Уходи! — вновь повторила Несси, сердито зарычав на мага.

Сэм с неохотой повиновался, но не стал покидать больничное крыло. Маг продолжил ждать полного исцеления ведьмы за дверью больничной палаты, вплоть до самого утра, не смыкая глаз.

— Теперь вы поменялись местами? — усмехнулся Джордж, проходящий мимо.

— О чем ты? — недоумевал маг, устало потирая опухшие от бессонницы глаза.

— О том, что раньше Сара приходила к тебе на помощь, когда твой внутренний огонь выходил из-под контроля, а теперь ты приходишь к ней и сидишь под дверью.

— Знать бы, как ей помочь.

— А разве можно вылечить «холодное сердце»? — Джордж с чувствуем взглянул на закрытую и покрытую морозом дверь. — Не зря её называют снежной королевой. Она повторяет судьбу своей предшественницы.

— О ком ты говоришь?

— О древней ведьме из её рода, создавшей зиму. Поговаривают, из-за своего разбитого сердца она стала снежной королевой и по сей день не может избавиться от этой болезни, ведь тот, кого она любит, никогда не сможет быть с ней.

— И это никак нельзя исправить?

— Раз уж зима все ещё существует, значит, растопить холодное сердце так никому и не удалось.

— Через пару недель наступит зима, — вспомнил Сэм, обеспокоенно поглядывая на закрытую дверь. — Что будет с Сарой?

— А как ты думаешь, что будет с и без того холодным сердцем?

***
К утру Лисса полностью пришла в себя, и хоть она все еще чувствовала лёгкую слабость и головокружение, она уже была в состоянии здраво мыслить и передвигаться по комнате без посторонней помощи.

— Джонс? — удивлённо прошептала ведьма, обнаружив, что находится не в своей, а в чужой комнате.

— Проснулась, — маг, сидевший напротив нее в кресле, тут же вскочил на ноги и подошёл к ней, устало потирая опухшие глаза.

— Где я?

— В моей комнате, — улыбнулся маг, прикасаясь рукой к лицу ведьмы. — Жар спал. Идёшь на поправку.

Лисса осмотрела светлую просторную комнату и широкую мягкую кровать, на краю которой спали Руни и Бао, перевела взгляд на панорамное окно, за которым виднелась полная луна и миллионы звёзд, разбросанных по небу и остановила свой взор на книжной полке, украшающей целую стену.

— Любишь читать?

— Скорее собирать коллекцию древних рукописей, — уточнил маг, — но читать я тоже люблю, особенно истории избранных.

Лисса перевела взгляд на мага и тут же вспомнила, как попала на территорию густого тумана.

— Чем закончилось состязание? Как я оказалась здесь? Ничего не помню после того, как попала в густой туман.

— Туман сильно ослабил тебя, — сообщил маг, нежно проводя пальцами по губам ведьмы. — Я волновался. Ты так сильно плакала, когда Ник явился в твоих снах. Почему ты меня не послушала и не спряталась в лесу?

— Я должна была помочь Саре, — сообщила ведьма. — Она хочет отправиться на поиски потомка древней ведьмы.

— Все еще хочет стать темной ведьмой?

Лисса еле заметно кивнула и заняла сидячее положение, обнажая свою миниатюрную грудь перед магом.

— Вы с ней выиграли сражение, — нервно прошептал маг, бросая взгляд на обнажённое тело. — Теперь вы можете покидать школу в любое время.

— А ты хотел бы этого?

— Сейчас я хочу только, чтобы ты осталась со мной на ночь, — прошептал маг, ласково прикасаясь своими губами к её губам. — Останься, пожалуйста.

В ответ на его просьбу ведьма запустила свои тонкие пальцы под его мантию и повалила мага на кровать, нежно отвечая на поцелуй.

— Я останусь, — прошептала ведьма, страстно целуя мага в губы.

Маг провёл рукой по тонкой талии девушки и прижал её обнажённое тело к себе, целуя тонкую шею и шепча на ухо:

— Ты чувствуешь это? — лёгкий электрический импульс окутывает их тела, а приятное жжение покрывает всю кожу. — Такое могут испытывать только избранные.

Глава 6. Старые друзья

Впервые после того, как Лисса достигла возраста восемнадцати лет в магическом измерении утром не шёл дождь. Солнце ярко сияло за окном и грело тёплыми лучами землю.

— Видел, как на улице прекрасно? — Билл сидел напротив Сэма, не спавшего всю ночь, и с сочувствием поглядывал на друга. Маг все это время ждал полного исцеления Сары, но ведьма при пробуждении даже на него не взглянула — ушла в свою комнату, о чем-то беседуя с Несси на известном лишь им языке.

— У Лиссы прекрасное настроение, — добавил маг, широко улыбаясь. — Как думаешь, почему?

— Если ты надеешься, что тому причиной твой вчерашний подарок, то ты ошибаешься, — сообщил Сэм, широко зевая. — Лисса исчезла с поля боя вместе с магистром и все ещё не вернулась.

— Откуда тебе знать?

— Об этом вся школа говорит, — добавил Джордж, пришедший на кухню, где сидели маги.

Он опустил свой поднос с едой на стол, за которым сидели маги, и приступил к трапезе, громко чавкая и причмокивая от удовольствия.

Билл нахмурился и так крепко сжал в своей ладони чашку с кофе, что та с треском лопнула. Горячий напиток обжёг ему всю ладонь, но парня интересовало сейчас вовсе не это.

— Сукин сын, — выругался Билл. — Какое право он имеет…

— Сам знаешь, что магистрам не запрещено завязывать отношения с ученицами школы.

— Но это запрещено делать профессорам, — напомнил Джордж, даже не глядя в их сторону.

— Ну конечно же! — завопил Билл от радости. — Джордж, ты гений! Теперь я знаю, что мне делать.

На этих словах парень вскочил с места и побежал прочь так быстро, словно на счету была каждая секунда.

— Что он задумал?

— Лучше тебе не знать, — сухо ответил Сэм, вяло ковыряясь вилкой в тарелке.

***
Лисса появилась в комнате через пару минут после Сары. Широко улыбаясь и напевая под нос весёлую мелодию, ведьма прямо-таки сияла от радости. Когда Сара заметила, как подруга пританцовывает, кружа в руках маленькую лисицу, то тут же поняла, в чем дело.

— Поверить не могу, — заулыбалась ведьма во все тридцать два зуба, — ты с ним переспала.

— Как ты узнала? — в ужасе оторопела Лисса, замерев на месте.

— Несложно было догадаться, — улыбнулась Сара, — мы же ведьмы — тёмные создания, и магия у нас — тёмная. И раз уж за окном так солнечно, значит, с тобой произошло нечто более прекрасно, нежели вчерашняя гонка на мотоцикле.

— К слову об этом, — вспомнила Лисса, продолжая улыбаться. — Джонс знает о твоих планах.

— Ты ему рассказала?

— Да, и не зря, — тут же добавила девушка. — Магистр велел отправляться нам в поселения темных ведьм.

— Никто не знает, где оно находится.

— Никто, кроме темных ведьм, — еще больше заулыбалась Лисса. — Джонс утверждает, что я смогу его найти, если поистине буду этого хотеть.

— Значит, сегодня мы отправимся на поиски поселения ведьм?

— Да, но сперва мы заедем к моим старым знакомым. На одном мотоцикле мы далеко не уедем.

— Может лучше возьмём машину?

— Нет, — тут же возразила Лисса. — На мотоциклах, которые мы позаимствуем, мы доедем куда быстрее и веселее.

Слушать возражения Сары по поводу того, что она еще не умеет кататься так быстро, как и Лисса, на мотоцикле, девушка не стала. Девушки быстро собрали все необходимые для поездки вещи, поместили их в небольшие магические рюкзаки, которые были совершенно бездонными, и отправились в путь.

— Куда это они? — недоумевали маги и ведьмы, наблюдающие за происходящим.

— А разве им можно? — спрашивали другие.

— Тем, кто выиграл сражение — можно, — улыбаясь, сообщил магистр, довольно расхаживающий по парку.

***
Билл остановился прямо перед кабинетом директора школы, внезапно вспомнив об обещании, давшем Лоррейн Дуллитл, и задумался. Маг размышлял о том, что он может предпринять, чтобы избавиться от Джонса, не навредив при этом Лиссе. В конце концов, в его голове сформировалось два плана: первый подразумевал повышение Джонса до статуса профессора боевых искусств, а второй — возвращение в школу всеми известной красотки Хлои Эдвардс, преподавшей боевые искусства до появления Джонса Смита.

— Гениально, — заулыбался Билл и вошёл в кабинет директора.

— Прежде чем ты что-либо скажешь, даю тебе новое поручение, — с порога начал Томас Джексон, не отрывая свой взгляд от кучи бумаг, разбросанных по рабочему столу. — Отправляйся за Лиссой Дуллитл и следи за каждый её шагом. Я должен знать все, что она и её семейка замышляет.

— Зачем? — недоумевал маг. — Она ведь и так в школе у всех на виду.

— Ты в этом уверен? — Томас устремился свой взгляд на племянника и, достав из-под стола хрустальный шар, произнёс: — Покажи мне Лиссу.

Шар тут же задымился и показал ведьму, ехавшую на мотоцикле вместе с Сарой, сидевшей позади нее.

— Они сбежали?

— Понятия не имею, — нахмурился Томас, задумчиво постукивая пальцами по поверхности шара. — Поэтому мне и нужно, чтобы ты за ней проследил. Можешь взять с собой Сэма, заодно проверим, насколько он предан тайному ордену.

— Слушаюсь, — поклонился Билл, но у самой двери вспомнил причину, по которой явился к дяде, и обернулся. — Я слышал, что в школе не хватает магистров.

— Тебе не о чем беспокоится, — заверил Томас, даже не глядя на своего племянника, — Хлоя Эдвардс уже приняла моё приглашение и едет к нам в школу.

— Превосходно, — довольно заулыбался маг.

— А также в школу вернётся Адам.

— Отец?! — улыбка Билла тут же сошла на нет. — Думаешь, это хорошая мысль, возвращать его в школу?

— Брат заверил меня, что больше не пьёт, — стоял на своём Томас, зная, как нелегко Биллу приходится с отцом после смерти Корнелии Янг. — Билл, дай ему шанс все исправить. Ведь ему тоже сейчас нелегко.

— Я лишился матери в тринадцать лет, — напомнил Билл, — и вместо того, чтобы помочь мне с этим справится — отец запил.

— Понимаю, ты зол, но Адам и Корнелия были «связаны». Лишь единицы понимают всю боль, которую испытывают маги и ведьмы, предназначенные друг другу судьбой.

— Не верю я в этих «связанных судьбой», — грубо отмахнулся парень. — Сказки все это.

— В каждой сказке есть доля правды, не забывай об этом. И прошу, не отталкивай от себя отца раньше времени, — молил Томас, — твоя поддержка ему нужна куда больше, чем тебе может казаться.

— А где был он, когда мама умерла? — насупив брови, прошептал маг. — Где он был, когда я впервые обратился в волка, даже не понимая, что являюсь на самом деле оборотнем. Отец не объяснил мне ничего! Он не помог мне, когда я в нем нуждался, так почему я должен ему помогать?

— Уильям…

— Не называй меня так! — процедил сквозь зубы маг и вышел из кабинета, шумно закрыв за собой дверь.

Не любил парнишка, когда его называют полным именем только по одной причине — так звала его только мама. Ему отчаянно хотелось запомнить только одно, как она ласково будила его по утрам, поглаживая по голове и шепча на ухо: «Уильям, сынок, пора просыпаться».

Ещё будучи совсем маленьким Билл Джексон потерял трёх своих младших братьев, которые не смогли выдержать обряд перевоплощения и умерли. В пятнадцать лет он потерял маму — Карнелию Янг. Совсем недавно от Лоррейн Дуллитл парнишка узнал об истинной причине смерти матери, за что ещё больше возненавидел отца. Его маму, во время Великой войны, признали предательницей и вражеским шпионом, за что её и сожрали волки. Да не просто волки, а отцовская стая. Узнав об этом, Билл поклялся, что убьёт каждого, кто причастен к смерти матери, в том числе отца.

***
— Собирайся! — тут же скомандовал Билл, зайдя в комнату. — Сара с Лиссой сбежали. Томас велел нам их найти и привести сюда.

— Сбежали? — Сэм вскочил на ноги и тут же принялся собирать вещи. — Я думал, они поехали во Францию к родным Сары.

— С чего ты так решил?

— Они же выиграли состязание новичков и теперь могут в любой момент покинуть школу, — напомнил друг.

— Может и так, — на секунду Билл задумался. — Но зачем им так резко понадобилось куда-то уехать?

— Сара хочет разбудить Монику от холодного сна.

— Кто такая Моника?

— Моя двоюродная сестра, — пояснил Сэм. — Но Сара об этом не знает.

— Зачем Сара заморозила твою сестру? — недоумевал Билл, одним щелчком пальцев складывая вещи в чемоданы. — Что могло так сильно разозлить нашу «снежную королеву»?

— Я не знаю.

Сэм рассказал другу о том, что произошло на его дне рождения, подробно описывая то, как он был удивлён вечеринке-сюрпризу и еще более поражён внезапному приезду Моники. Сама она жила в Портленде, но время от времени наведалась к брату, с которым у неё были прекрасные отношения.

— Я был так рад её приезду, — вспоминал Сэм.

— Насколько сильно вы были с Сарой близки? — все же решил уточнить Билл у друга.

— Мы с ней с малых лет дружим.

— Значит, Сара разозлилась из-за Моники…

— К чему ты клонишь?

— К тому, что Сара заревновала, — подытожил маг. — И по всей видимости, так сильно, что в ней проснулась магия. Ведь её магические способности проявились в тот день, не так ли?

— Не может быть, — не верил Сэм. — Сару готовили к тому, чтобы она стала ведьмой с малых лет. Её мать была помешана на том, чтобы Сара овладела…

«…темной магией», — мысленно закончил свою речь Сэмюель и в ужасе замер.

— В тот день объявили, что её мать умерла, — маг приступил расхаживать по комнате из стороны в сторону и вслух размышлять о событиях прошлых лет. — Беатрис Коллинз была обвинена в заговоре с темными ведьмами.

— Беатрис Коллинз? — не верил своим ушам Билл. — Она мать Сары? Ну конечно! Почему я сразу об этом не подумал?

— Билл, — Сэм тяжело вздохнул, прикрывая глаза от усталости и продолжил: — В мой день рождения Сара узнала, что её мать убили. Она пришла ко мне, но я весь вечер провёл с Моникой и совершенно позабыл о других гостях, в особенности о ней. Как я уже и говорил, Сару готовили и обучали всему тому, что уже знала её мать.

— Но её мать — тёмная ведьма.

— Но Сара-то ей так и не стала! — воскликнул Сэм. — Она хотела стать такой же, как Беатрис.

— Не думаю, что ей хотелось бы стать темной ведьмой сейчас. Все они в розыске, а те, кто был найден, — убиты.

— А что, если она захочет стать темной ведьмой, чтобы отомстить? — предположил юноша.

— Стать проклятой ради мести? — недоумевал маг. — Не очень-то и разумно.

— Билл, мы ВСЕ здесь проклятые древними ведьмами.

— Древними! — осенило мага. — Они отправились искать потомков древних ведьм.

— Даже если они и впрямь существуют, то кто может знать, где они ото всех скрываются?

— Тот, кто устроил на них охоту, и тот, кто убивает их по сей день.

***
В Салем девушки прибыли к полуночи, когда весь город спал, и лишь городская банда мотоциклистов слонялась по местным окрестностям. Раньше Лисса со своим лучшим другом Ником сутками гоняла на мотоцикле по городу, готовясь к мотокроссу, ежегодно устраиваемом среди местных байкеров, но сейчас она сутками сидела над древними рукописями, детально изучая каждую из них.

— Ты уверена, что мы не ошиблись адресом? — Сара сомнительно глянула на старое хлипкое здания, больше напоминающее не сарай, а дом смертных. — Кто здесь вообще может жить?

— Мои друзья, — улыбнулась Лисса и припарковав мотоцикл, подошла к двери, над которой тускло сияла лампочка, вот-вот готовая погаснуть. — Грег, Майкл, Алек, вы где?! Это я, Лисса!

Дверной замок тут же издал громкий скрип, и деревянная дверь открылась. Трое здоровых ребят, разодетых во все чёрное, выскочили из старого здания и бросились обнимать девушку, которая впервые за все это время искренне заулыбалась от счастья.

— Слыхала, что с Ником произошло? — молвили они в один голос. — Поговаривают, он сгорел в своём доме. Заживо!

— Да, — тут же погрустнела Лисса. — Я слышала.

— А куда ты пропала? Уже какую неделю мы тебя нигде не видели.

— Меня перевели в другую школу, — тут же выпалила девушка и повернулась к подруге. — А это Сара, моя подруга с той самой новой школы. Сара, знакомься, это Грег, — Лисса указала на черноволосого юношу, с татуировкой на шее в виде змеи, — это Майкл, — перевела взгляд на блондина с ярко-зелёными глазами, который мило улыбнулся Саре. И в завершении представила Алека — парнишку с темно-синими волосами и фиолетовыми глазами.

— Алек, у тебя линзы? — нахмурилась Лисса, прекрасно помня, что раньше глаза друга были серыми. — Разве у тебя не стопроцентное зрение?

— Рада знакомству, — отвлекла её Сара, дружелюбно улыбающаяся байкерам.

Девушка мимолётно поглядывала на мотоциклы, стоящие позади парней, и уже присматривала себе тот, который хотела бы выбрать для предстоящей поездки.

— Хочешь прокатиться? — Алек протянул девушке руку и, не дожидаясь ответа, повёл в сарай, где, включив свет, представил ей десять новых, идеально вымытых мотоциклов, четыре из которых были черными, два красными, а остальные темно-синими.

— Я еще не так хорошо на них езжу, — предупредила ведьма.

— Не проблема, я научу, — тут же ответил парень, внимательно изучая девушку с ног до головы.

— Нам предстоит долгая поездка, — сообщила Лисса, следуя за ними в сарай. — Ребята, какие из этих мотоциклов самые устойчивые к плохой походе и неровной дороге?

— Вы что, в джунгли на них собрались? — усмехнулся Грег, закрывая за друзьями дверь.

— Нет, но путь будет долгим, мы пока и сами не знаем, в какие дебри нам придётся пройти, — призналась Лисса, с подозрением продолжая поглядывать на Алека, который, ощутив на себе пристальный взгляд, тут же к ней повернулся.

— «Красотки» самые быстрые, а с твоими способностями, Лисса, они станут еще быстрее, — заверил Майкл, указывая на два абсолютно одинаковых мотоцикла красного цвета. — Опробуешь?

— Завтра утром, — пообещала Лисса. — А сейчас нам хотелось бы отдохнуть. Свободная комната у кого-нибудь найдётся?

— Для тебя и твоей подруги? — Грег широко улыбнулся и хлопнул в ладоши. — Конечно, найдётся.

Майкл приобнял Сару за плечи и повёл через длинные тёмные коридоры в тайную подземную комнату, где все было сделано куда более красиво, чем здесь, наверху. Грег шёл за ними следом и шумно о чем-то рассказывал.

— Почему ты мне ничего не рассказал? — спросила Лисса прежде, чем Алек успел пошевелиться.

— Я не был уверен, что ты станешь такой, как я, — спокойно ответил маг, сверкая в слабо освещённой комнате своими неземного цвета глазами. — К тому же, ты сама знаешь, такие, как мы, должны скрываться ото всех.

— Какая у тебя магия? — поинтересовалась Лисса, искренне удивляясь тому, что не заметила в Алеке ничего необычного раньше.

— Память и мысли, — прошептал маг. — Могу стирать воспоминания и даже создавать новые, недавно научился читать мысли, а сейчас изучаю иллюзию и внушение того, чего на самом деле нет.

— Мы дружим с детства, — напомнила сама себе Лисса. — Ты всегда жил в этом городе, значит, в магической школе не учился.

— С чего ты взяла? — усмехнулся Алек. — У темных магов есть своё магическое измерение, а у темных ведьм своё. В любой момент мы можем там скрыться.

— Но, — Лисса замялась, к вечеру её мысли путались, а тело тряслось от усталости, — как нам туда попасть? Где его найти?

— Тёмное измерение само тебя найдёт и к себе впустит, когда древняя ведьма посчитает нужным это сделать.

— Саре очень нужно туда попасть.

— Я знаю, чего твоя подруга хочет, — усмехнулся маг лучезарной улыбкой, — да и я не буду против этому. Такие сильные ведьмы, как она, должны быть на нашей стороне.

— Так ты поможешь?

— Магам не разрешено посещать ваше измерение, как и вам наше. Но одно я знаю точно, чтобы древняя ведьма вас впустила, вы должны доказать ей свою преданность.

— Как?

— Обсудим это завтра утром. Сейчас тебе нужно отдохнуть, ты едва ли на ногах держишься.

***
— А это еще кто?! — сердито прошептал Сэм, крепко вцепившись в кору дуба.

Билл с другом забрались на самую верхушку дерева, чтобы через приоткрытое маленькое окно сарая, которое они напрочь не желали называть приличном местом для жительства, наблюдали как Сара мило хохочет с какими-то парнями.

— Друзья Лиссы, — сообщил Билл, непринуждённо развалившись на дереве.

— О чем они говорят?

— Напряги свой орлиный слух и узнаешь.

Однако маг этого сделать не смог, он был так зол на Сару по неведомым для себя причинам, что просто-напросто не мог сконцентрировать на том, что желает услышать.

— Ревнуешь?

— Еще чего, — нахмурился Сэм.

— А я думаю, ты ревнуешь, — спокойно продолжил Билл, — раньше Сара с тобой так шутила, заигрывала, пытаясь привлечь внимание. А теперь она познакомилась с новыми ребятами, один из которых, между прочим, маг.

— Что ты сказал? — маг резко обернулся и уставился на друга во все глазам.

— Да-да, — спокойно продолжил он, скрестив руки на груди. — Я услышал, как Лисса говорила с ним. Не все, правда, мне удалось расслышать, но суть я уловил. Они ищут какую-то ведьму, а сюда пришли за байками.

— Меня больше волнует, что за маг среди той компании. Кто он? Из какого рода?

— Не знаю, не видал я его раньше, — Билл указал пальцем на парня с темно-синими, почти черными волосами. — Смотри на тату сзади на шее.

Тату представляло из себя три магических иероглифа, полностью значения которых мог разгадать только истинный тёмный маг или ведьма, наносившая ему данную отметину. И если тату Алека для обычных магов переводилось как «стражник», то на деле оно означало «защитник тёмного измерения».

— Стражник, — тут же понял Сэм. — Такие отметины ставят всем стражникам потустороннего мира. Они следят за тем, чтобы смертные не попали в наши миры.

— Или… он следит за тем, чтобы члены тайного ордена не попали на территорию тёмного измерения. Нужно рассказать об этом Томасу.

— Не смей! — процедил сквозь зубы Сэм. — Если Сара и впрямь хочет стать темной ведьмой, Томас убьёт её тут же, как только она обратится. К тому же, если Лисса знакома с этим парнем, значит, она тоже…

— …нет, — возразил Билл. — Лисса бы не стала принимать чужую сторону.

— Уверен? Как хорошо ты её знаешь?

Билл Джексон хорошо был осведомлён о деяниях семьи Дуллитл, однако Лиссу он практически не знал. Магу не было известно в кого она обращается, к какому ордену присоединиться и, в конце концов, на чей стороне будет воевать.

— Твоя взяла, Томасу ничего не скажем, — сдался Билл. — Однако и бездействовать мы тоже не можем. Нужно проследить за ними и убедиться, что они не натворят глупостей.

— А также нужно держать ухо востро, — нахмурился Сэм. — Чую, этот парен не так прост, как кажется.

Парни вернулись к своей машине, на которой приехали сюда, наколдовали поверх неё магию невидимости, чтобы не быть замеченными утром, и крепко уснули на передних сидениях.

***
— Нравится? — Алек впустил Лиссу в светлую просторную комнату, внутри которой пахло свежим, только выстиранным бельём и осенней прохладой, несмотря на то, что комната находилась под землёй и была лишена всякого природного света и воздуха.

— Здесь так уютно, — улыбнулась девушка, босиком пройдясь по деревянному полу. — У меня никогда не было такой комнаты.

Здесь стояла широкая двуспальная кровать, тумбочки по обе стороны от неё и маленькие светильники с ведьмовским огнём внутри. На полу лежал мягкий ковёр, в углу располагался большой шкаф из тёмного дерева и несколько полок с книгами, язык которых Лисса тут же узнала.

— Эту комнату мы приготовили для тебя и …

— Джонса?

— Да, — улыбнулся маг. — Как только ты попадёшь в тёмное измерение, то поймёшь, что мы друг от друге всё знаем.

— А как же личное пространство и всякое такое?

— Мы же семья. Мы созданы из одних и тех же рук, одним и тем же заклинанием, одной и той же древней ведьмой. Когда кто-то из наших испытывает тревогу или страх, мы чувствуем это и приходим на помощь. Мы своих не бросаем — это первое правило из кодекса темных существ.

— А какое второе правило?

— Не рассказывать другим, кто ты, — улыбнулся маг. — А если это все же происходит, я прихожу на помощь и стираю у них воспоминания.

— С Сарой ты поступишь так же?

— Нет, — с улыбкой ответил маг. — Сара знает о нас с самого детства. Когда я пытался стереть у неё память, она хорошенько меня побила битой и электрошокером.

Лисса издавала нервный смешок, про себя отметив, что на Сару это очень даже похоже.

— Уже тогда я понял, что мы с ней еще встретимся, — продолжил Алек с улыбкой, облокотившись на деревянную дверь.

— Я читала, что у некоторых магов, магия проявляется с самого детства.

— Не у некоторых, а у стражников, — поправил он. — Моя магия проявилась в пять лет. В семь лет, я отправился на своё первое задание и с треском его провалил.

— Сара была твоей первой миссией?

— Да, — улыбнулся маг, — и второй тоже. Через год я пришёл к ней снова, дождался, пока она уснёт, и удалил воспоминания. Однако на следующий год, когда я наведался к ней снова, все воспоминания к ней вернулись.

— Как?

— Вот и я не знаю, — признался Алек и тут же замер, прислушиваясь. — Сара уснула. Пойду покопаюсь в её голове.

— Алек! — позвала его Лисса. — А что, если вы с ней связаны?

Маг уверенно замотал головой, утверждая, что будь это правдой, он бы сразу это почувствовал. Однако не стал отказываться от предположения, что после перевоплощения эта связь может возникнуть.

— Так или иначе, эта девушка необычная. Я перепробовал все заклинания, существующие в этом мире, чтобы стереть ее воспоминания, но они все равно к ней возвращались.

На этом маг пожелал ведьме спокойной ночи и вышел, направляясь в другую, точно такую же, только в другом конце коридора, комнату. Там, напротив его собственной комнаты спала Сара, крепко вцепившись в одну из мягких подушек, лежавших на её кровати.

— Привет, — прошептал маг, тихонько прикрыв за собой дверь.

Алек подошёл к ней ближе, присел на край кровати и стал всматриваться в каждую черту лица этой «снежной королевы». Даже во сне она хмурила брови и сжимала пальцы в кулаки, словно готовясь в любую секунду вступить в бой.

— Что тебя тревожит на этот раз? — прошептал маг, нежно прикоснувшись к её лбу.

Парень тут же увидел день, когда магия Сары впервые проявилась, увидел перед своими глазами девчонку, замороженную ею, и Сэма, недоумевающего, что происходит. Сперва Алек захотел стереть у неё эти воспоминания, но из-за увиденного, понял, что это сделать он не имеет право. Вместо этого маг поменял ей сон и теперь она видела воспоминания из детства, когда её родители впервые учили её магии. Теперь Сара улыбалась и тихонько посапывала, лёжа на боку.

Маг, довольно улыбнувшись, бесшумно встал и вышел из комнаты.

***
Джонс, после долгого рабочего дня, обессиленно лежал на своей кровати и наблюдал, как его лис нервно бегал по комнате, что-то вынюхивая.

— Что случилось, Бао? — насторожился маг, ощутив тревогу лиса.

— К нам гости, — стоило ему только это произнести, как на пороге магического измерения появились три высокие фигуры, лица которых скрывались под капюшонами, а тела — под плащами.

— Джонс Бао? — спросил один из пришедших гостей.

— Да, — ответил маг, вскочив на ноги и учтиво поклонившись. — Чем могу вам быть любезен?

— За тобой должок причитается, помнишь? — продолжил уже знакомый ему женский голос.

— Конечно, миледи.

— Так вот, мы к тебе пришли с новым поручением. Собирайся!

Глава 7. Сердцу не прикажешь

Джонс Смит стоял на каменной сцене в окружении собравшихся магов, которые исподлобья взирали на него и шумно между собой беседовали. Каждый из собравшихся выражал своё недовольство, время от времени выкрикивая в сторону тёмного мага что-то невразумительное. Но когда к образовавшейся толпе приблизились три темные фигуры в черных плащах, все тут же умолкли и навострили уши.

Три темных мага, древние потомки ведьмы, никогда не показывали свои лица. Кто-то в шутку придумывал всякие небылицы про то, что они просто ужасны собой и вообще давным-давно приписаны к числу мёртвых, а кто-то, более мудрый и знающий, утверждал, что в проклятии древней ведьмы сказано: «Всякий, кто посмотрит в глаза ваши, умрёт мучительной смертью в адском пламени». А раз уж сыновья древней ведьмы в самом деле скрывали ото всех свои лица, тёмные маги стали считать эту легенду правдой.

— До меня дошли слухи, что ты познакомился с моей дочкой, — внезапно заговорил один из трёх магов. — Лиссой.

— Вы её отец?! — в ужасе оторопел Джонс.

— Тебя это пугает?

«Меня пугаете вы», — подумал маг, но сказал лишь:

— Что вы, нисколько. Просто я крайне удивлён…

— Недавно ко мне пришло письмо от жены. Она утверждает, что ты станешь причиной ярости Лиссы.

— Не может быть. Мы с ней хорошо ладим.

— Не перебивай! — грозно крикнул маг и в округе снова стало тихо. — Томас Джексон намерен выяснить, кто из учителей предатель. Ты и Хейли под подозрением.

— И Лисса тоже?

Тёмный маг еле заметно кивнул, соорудил из магии три трона для себя и своих братьев и устало на них облокотился.

— Томас в школу позвал, точнее, «принудил своей магией» Хлою Эдвардс.

— Но она ведь одна из нас, она сильнее его. У него нет таких сил, чтобы управлять ею.

— Так и есть, но выдавать себя и показывать свою силу она не стала. Слишком рискованно.

— Значит, она будет во всем его слушаться?

— Да, — никто не видел лица древнего потомка, но все ощутили, насколько он был недоволен происходящим. — А так как однажды она спасла твою жизнь, Хлоя требует, чтобы ты тоже ей и Томасу подыгрывал.

— Слушаться этого жалкого ублюдка, занявшего незаконно пост директора школы? Ни за что!

— Не слушаться его, а подыграть ему, — маг снова вскочил на ноги и медленно стал расхаживать по каменной стене, раздумывая. — Если ты и Хлоя станете играть по правилам Томаса Джексона, по словам Хейли, Лисса развяжет из-за этого войну и выдаст всех нас с потрохами. А нам этого нельзя допустить.

— Но, если мы ослушаемся, Томас поймёт все ещё раньше и сам начнёт бойню.

— По закону древних ведьм, любое наше решение не должно нанести вред нашему народу, — напомнил один из потомков, все это время сидевший молча.

Он отличался от остальных своим высоким ростом и болезненно худощавым телосложением. Даже его пальцы, слегка виднеющиеся с длинных рукавов черного плаща, были до ужаса костлявыми, словно у ходячего мертвеца.

— Лисса, прежде всего, находится под опекой древней ведьмы, — продолжил другой маг, очень тихим змеиным голосом. — Прежде чем принимать решение, нам нужно все обговорить с создательницей.

— Наша мать не очень-то и будет рада нас видеть на своих землях, — презрительно фыркнул отец Лиссы, прекрасно помня, как она выгоняла их из своей земли и устанавливала границы между темным измерением магов и ведьм.

— Но ведь можно отправить письмо, — напомнил Джонс, взволнованно поглядывая на наручные часы. — До шести утра мы должны все решить.

— Возвращайся к себе, — велел отец Лиссы, в то время как сам он сидел за только что созданным деревянным столом и писал письмо магическим черным пером, до неприличия большого размера. — Если до шести не придёт ответа, поступай так, как будет лучше для Лиссы, но помни, Хлое ты обязан, и как тёмный маг, соблюдающий все законы, за её помощь ты должен заплатить.

Джонс почтительно поклонился и поспешил вернуться к себе в комнату, где его дожидался Бао.

— Как все прошло, хозяин? — спросил лис, а сам мысленно сообщил Джонсу, что в комнате «миледи».

— Почему ты здесь, Хлоя? — спросил маг, наколдовывая своему зверьку новую порцию еды.

— Ты не рад меня видеть? — светловолосая ведьма скорчила обиженное личико и вышла из тёмного угла, где скрывалась все это время. Следом за ней, по комнате пробежалась белая куница и, умостившись на краю кровати, свернулась комочком.

— Я был рад, — признался Джонс, — пока не узнал, что ты согласилась плясать под дудку этого жалкого оборотня.

— Не только мне придётся это делать, — Хлоя игриво улыбнулась и плавной сексуальной походкой приблизилась к магу, соблазнительно виляя пышными бёдрами. — Ты же не хочешь, чтобы личность твоей ненаглядной ведьмочки раскрыли?

— Рано или поздно все узнают, кто кем является и на чей стороне воюет. Тебе пора давно определиться, на чей ты стороне.

— Обвиняешь меня в предательстве?

— Лишь напоминаю, что твоё метание, с одной стороны на другую закончится смертным приговором.

— Я не хочу выбирать сторону, просто хочу жить в своё удовольствие и творить магию, — ведьма сверкнула своими малиновыми глазами и повалила мага на кровать. Сев на него сверху она медленно приблизилась к его уху и в полустоне прошептала: — Когда ты успел стать таким грубым? — она обиженно надула свои пухлые губки и за одну секунду расстегнула пуговицы на его рубашке. — Раньше ты был рад меня видеть. Помнишь, как ты молил меня остаться у тебя на ночь? А как прекрасно мы проводили время, наедине друг с другом…

— Не смей дразнить её! — процедил сквозь зубы маг, сбрасывая нахалку с себя.

— Кого? — Хлоя в недоумении уставилась на мага. Ведьма не привыкла к отказам, а, обладая магией любви и соблазна, вовсе недоумевала, из-за чего Джонс так грубо с ней обошёлся. — Ты про ту жалкую девчонку?

— Её зовут Лисса! — выкрикнул маг, одним щелчком пальцев застёгивая все пуговицы обратно. — И мы с ней связаны.

— Слышала, я о таких, как вы, — усмехнулась ведьма, опуская взор на его достоинство, выдающее его желания. — Поговаривают, связанные чувствуют и без слов понимают друг друга. Интересно, а Лисса сейчас тоже возбуждена?

— Выметайся! — маг указал рукой на магический портал.

Ведьма звонко расхохоталась и, щёлкнув пальцами, сняла с себя всю одежду, обнажив своё лишённое недостатков тело.

Минуту Джонс медлил, припоминая, как сам всего лишь месяц назад прикасался к этому мягкому телу, но, учуяв в сердце обиду, явно исходившую от Лиссы, маг, не раздумывая, схватил белую куницу за шею и принялся душить.

— Убирайся отсюда вон, пока ещё жива!

Ведьма тут схватилась за шею, ощутив всю боль питомца на себе, и из последних сил прошептала «отпусти, я уйду». Через пару секунду Джонс швырнул куницу в магический портал, и Хлоя тут же громко вдохнула воздух в лёгкие.

— Куда делся прежний Джонс? — она в ужасе вжалась в кровать. — Раньше ты бы никогда не причинил мне вреда.

— Осмелишься вновь навредить Лиссе, убью! — лишь молвил он сердитым тоном.

Хлоя гордо встала с кровати, оделась и все той же сексуальной походкой покинула его комнату, не проронив больше ни слова.

***
— Сукин сын! — закричала Лисса, вскочив с кровати.

Даже сквозь сон она ощутила его желание, его мысли и то сильное возбуждение по всему телу. Лисса знала, чего он хочет, а сейчас он хотел не её. Злость и ненависть вспыхнули в девушке с большей яростью и снаружи послышался громкий, пронизывающий до костей, гром. Следом за ним полил ливень, сильный, мощный, безжалостный.

— Лисса! — Сара появилась в комнате, когда гром повторился во второй раз. — Что стряслось?

Сара испуганно смотрела на ведьму, тело которой полностью было окутано пламенем. Кровать, на которой она лежала, горела, но Лисса не издавала ни звука. Ведьма спокойно, но решительно приблизилась к подруге, обняла её за плечи и успокоила своим холодом.

— Остынь, — прошептала Сара, и огонь тут же погас. — Что произошло, Лисса?

Но девушка не отвечала, она погрузилась в новые, не свои воспоминания, внезапно, один за другим создающиеся перед её глазами. Она видела, как Джонс целует светловолосую девушку, как его руки блуждают по её обнажённому телу, как он оставляет на ней дорожку поцелуев, и как та самая девушка стонет его имя, сексуально выгибая спину.

— Лисса, — знакомый голос раздаётся у дверей комнаты.

Джонс виновато смотрел за ведьму, а позади него Алек в недоумении переводил взгляд с него на неё.

— Оставьте нас, — просит Джонс, и Сара с Алеком уходят, тихо перешёптываясь друг с другом.

Джонс закрывает за ними дверь и медленно поворачивается к Лиссе, которая с неподдельной ненавистью взирает на него.

— Ничего не было, — тут же сообщает маг, и в его сторону прилетает ведьмин фонарик. Джонс ловко от него уворачивается и продолжает: — Ко мне приходила Хлоя, моя старая подруга, ведьма с магией соблазна и любви…

— Связанные, говоришь! — Лисса вскакивает с места и запускает в него очередной попавшийся под руку предмет. На этот раз это ваза из-под цветов. — Я видела, чем вы с ней занимались.

— Но я к ней даже не притронулся!

— Вранье! Я все чувствовала и видела…

— Что ты видела? — Джонс приблизился к Лиссе вплотную и схватил за запястья так, чтобы она не могла выбраться.

— Видела, как ты с ней сексом занимался! — закричала ведьма, пытаясь вырваться из его крепкой хватки. — Я слышала, что ты ей говорил и как она стонала твоё имя!

— Это было до нашего знакомства, — стоял на своём Джонс. — А сегодня между мной и Хлоей ничего не было, клянусь тебе.

Лисса знала, что он сейчас не лжёт, но сердце разрывалось от боли.

— Лисса, — маг ласково поцеловал ведьму в шею и прошептал: — прошу, поверь мне.

— Я чувствовала, как ты возбудился.

— Потому что Хлоя — ведьма соблазна, — пояснил маг в который раз, — но я прогнал её прежде, чем что-либо произошло.

— Я тебе не верю, — шептала Лисса.

— Веришь, — прошептал Джонс, вновь поцеловал её в шею.

Он чувствовал её эмоции, знал, что она ему верит, но также прекрасно осознавал, что её обида никуда не делась.

Маг поцеловал её в шею ещё раз, не выпуская руки из своих. Он нашёптывал сотню извинений, оставляя дорожку поцелуев по всему её телу, пока не услышал как никогда желанный стон.

Джонс подхватил девушку на руки, повалил на кровать, от которой едва ли что-то осталось и первым делом избавил её и себя от жалких тряпок на теле.

— Я никогда, слышишь, никогда не притронусь ни к кому, кроме тебя, — заверил Джонс, прикасаясь к самой чувствительной точке на её теле. — Ты мне веришь?

— Да, — со стоном отвечает ведьма, довольно, словно кошка, выгибая спину.

***
— Помирились, — усмехается Алек, прислушиваясь к исходящим из комнаты Лиссы стонам.

— Замечательно, пошли отсюда, — Сара хватает Алека за руку и ведёт наверх к мотоциклам. — Помню, ты говорил, что научишь меня на них ездить так же хорошо, как это делает Лисса.

— Ты во всем хочешь быть похожа на неё?

— Вовсе нет! — возражает ведьма, завязывая свои распущенные длинные волосы в тугой конский хвост. — Я хочу походить на свою мать.

— Почему?

— Для меня она всегда была примером подражания, — начала рассказывать ведьма то, что маг уже не первый раз от неё слышал. — Отец часто пропадал на военной службе, уделял больше внимания своим солдатам, нежели мне, но мама, несмотря на свою принадлежность к Тёмному ордену ставила всегда меня на первое место. Вместо того, чтобы пойти перекусить, она приходила ко мне в школу и обедала со мной, рассказывая о всем, что знала сама.

— У тебя не было друзей в школе?

— Почему же, были, но в основном парни. С ними было как-то проще.

— Почему? — спросил Алек, уже зная ответ.

Каждый год, до её совершеннолетия, когда он приходил стереть воспоминания о темных созданиях, он беседовал с ней на разные темы. Вот так просто и непринуждённо, словно они сто лет были знакомы. Но потом он все воспоминания стирал, и, прежде всего, маг полностью стирал воспоминания о себе.

— Девчонок больше интересовали парни, модные журналы, балы… А я мечтала о том дне, когда наконец-то стану…

Сара опомнилась и замолчала.

«Смертному не следует знать о том, кто я», — думала она.

— Станешь темной ведьмой, — закончил за неё маг и обернулся, оголяя шею.

— Так ты маг? — удивилась Сара, своими холодными руками прикасаясь к отметине на его шее.

От холодного прикосновения маг вздрогнул, но не отстранился.

— У папы тоже такая есть, — вспомнила девушка, опуская руку, — но он утверждает, что для темных созданий она выглядит иначе.

— Так и есть, — с улыбкой поворачивает маг. — Мы ведь должны скрываться от Тайного ордена.

— Тогда почему ты рассказываешь мне о себе? — Сара облокачивается на мотоцикл и пристально смотрит на тёмного мага. — Я ведь могу тебя выдать.

— Ты не станешь этого делать, — улыбается маг, подходя к ней ближе.

— Почему ты так уверен? Я ведь не тёмная ведьма.

— Это вопрос времени.

Маг приближается ближе, заводит руку ей за спину, и, когда девушка уже закрывает глаза, в надежде, что он её поцелует, Алек заводит мотор и садится на мотоцикл.

— Прокатимся?

Сара тут же открывает глаза и отскакивает в сторону.

— Я вожу ничуть не хуже Лиссы, — заверяет он, протягивая ей шлем от мотоцикла. — Или ты боишься?

— Я? — Сара звонко хохочет, надевает на свою голову шлем и садится позади мага. — Гони на всей скорости, колдун.

— Тогда держись крепче, ведьмочка, — улыбается маг и срывается с места.

На всей скорости мотоцикл мчится как можно дальше от тайного укрытия и выезжает на главную трассу, где маг, задействовав магию, поднимает мотоцикл в воздух.

— Не знала, что так можно делать! — кричит на ухо Сара, крепко обхватив его руками.

— Можно, пока люди спят и никто ничего не видит! — в ответ кричит маг и поворачивает чёрный мотоцикл в сторону высокой горы, где на резком обрыве останавливается и заглушает двигатель.

— Ты когда-нибудь встречала рассвет?

— Нет, — шепчет Сара, спускаясь с мотоцикла на землю.

Она присаживается на самый край обрыва, так, чтобы ноги свисали в неизвестность, и приступает ждать появления первых лучей солнца. Алек с улыбкой наблюдает за её выражением лица, таким детским и беззаботным.

— Почему ты хочешь стать темной ведьмой? — еле слышно спрашивает маг, зная, что на этот вопрос за столько лет она ещё ни разу не дала ответа. — Ведь быть такими, как я, проклятие.

— А разве будет лучше воевать против своей семьи? — ведьма хмурится и опускает глаза на худощавые бледные пальцы. — Ты ведь знаешь, в любой момент начнётся новая битва, и если я не стану темной ведьмой, мне придётся воевать против своих родных. А я этого не хочу.

— А как же Сэм? Ты ведь его любишь, — спрашивает маг и тут же жалеет о сказанном.

— Откуда ты про него знаешь?

— Я…

— Шпионил за нами?

— Нет, — он хватает ведьму за руку, смотрит ей в глаза и уверенным голосом наколдовываете. — Забудь о том, что я спросил!

Минуту, Сара медлит, её глаза чернеют и под действием магии замирают.

— О чем ты меня спрашивал? — опомнившись, говорит Сара, быстро моргая.

— Ни о чем, — врёт маг, — просто хотел показать тебе это.

Алек указывает рукой на горизонт, где вскоре начинают появляться первые лучи солнца, ярко-красного, практически бордового цвета.

— Как же это красиво, — улыбается ведьма, а маг только и делает, что смотрит на её бледное лицо, словно никогда не видящее солнце. — Спасибо, Алек.

— За что? — недоумевает маг.

— За то, что показал мне эту красоту.

***
— Она уже была женой барона, когда мы с ней познакомились, — начал рассказывать Джонс историю из прошлой жизни, ласково поглаживая обнажённое тело ведьмы. — На тот момент люди охотились на ведьм и сжигали каждого подозреваемого в колдовстве человека. А я тогда был ещё юн и глуп, творил то, чего сам не знал.

— Ты применял магию на людях?

— Я заживо сжёг одного офицера, пытающегося убить мою сестру.

— Как?

— Я не знал, — честно ответ маг, — только потом, когда меня поймали и доставили во дворец, где я и познакомился с «миледи», Хлоя объяснила мне, кто она и кем стал я. Её муж не был магом, но он охотился на таких, как я, даже не подозревая, что живёт под одной крышей с ведьмой.

— Она соблазнила барона?

— И не только его, — заверил маг. — Вскоре она поняла, какой магией обладает, и потому стала применять её ко всем и каждому, пока однажды во дворец не прибыл граф Дюпон. Это произошло в тот день, когда меня должны были казнить.

Лисса сжалась от волнения и прижалась к магу сильнее, словно боясь, что в любой момент он может раствориться в воздухе.

— Тебя казнили?

— Хлоя приходила ко мне в тюрьму и кормила, — вместо ответа продолжил рассказывать он. — Стоило графу прибыть в город, как она тут же почувствовала нечто, что не могла мне объяснить. Она была напугана и в то же время счастлива, она чувствовала, что вскоре произойдёт нечто ужасное, но была рада наконец-то испытать «связь», о которой ходили легенды.

— Она была связана с графом Дюпоном?

— Да, — кивнул Джонс без всякой улыбки, — связь помогла ей убедить барона освободить меня, заверив его, что ведьмами не могут быть мужчины. Меня отпустили, я сбежал со дворца, а на следующий день узнал, что Хлою обвинили в колдовстве и сожгли на костре.

— Только не говори, что это сделал граф, — в ужасе прошептала Лисса, округлив глаза.

— Но он это сделал, и в момент её смерти сам же сгорел.

— Не понимаю, — ведьма приподнялась и устремила взгляд на Джонса. — Зачем он это сделал?

— Из-за ревности, — пожал плечами маг, — Хлоя никогда не славилась верностью. Но и ведь её можно понять, у неё такая магия.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Во время любовных утех Хлоя становится сильнее.

— Что за глупости, — фыркнула ведьма.

— Но это правда, — заверил маг, ласково заправляя рыжую прядь волос за ухо ведьмы, — а так как связь с графом на тот момент она ещё не ощущала, Хлоя черпала силы от других мужчин. Понятное дело, граф, узнав об этом, сильно разозлился.

На минуту Лисса замолчала, переваривая в голове услышанную информацию.

— Но если Хлоя возродилась в этой жизни с теми же силами и способностями, значит, и граф Дюпон вернулся к жизни.

— Не факт. Граф нарушил одно из главных правил — не навреди себе подобному.

— Но что если он не знал о правилах? Хлоя пробовала его найти?

— Ищет уже не первый год. Как только воспоминания из прошлой жизни начали к ней возвращаться, она тут же отправилась на поиски. Сперва она не заводила никаких связей с другими магами, боялась, что граф может найти и убить её снова. Однако…

— Графа она так и не нашла, а потому продолжает вести привычный для себя образ жизни, — закончила за него Лисса и умолкла, прокручивая в голове то, что Джонс не осмелел бы озвучить вслух. — Она пришла к тебе в надежде восстановить ту цепочку событий, которая происходила несколько сотен лет тому назад.

— Уже не первый раз, — признался Джонс, — но все бесполезно. Граф так и не появился.

— Она боится?

— Нет, скорее злится. Хлоя спасла мою жизнь в ту ночь, но потеряла свою. Да и про её возлюбленного ничего не слышно. Мы прочли все исторические рукописи, но про графа Дюпона нигде ничего не упоминалось.

— В исторических рукописях может и нет, но я знаю ведьму, которой наверняка известно о прошлом графа Дюпона.

— Лоррейн! — тут же понял Джонс и принялся одеваться. — Ну конечно же! Почему я сразу об этом не подумал?

— Уже уходишь? — нахмурилась Лисса, прикрывая своё обнажённое тело белой простынёй.

— Да, — виновато ответил маг и присев напротив неё, прошептал: — Хотел бы я остаться, но меня ждут дела…

— Ты что-то не договариваешь, — вновь хмурится ведьма и по-детски надувает губки. — Я думала, у нас друг от друга больше не будет секретов.

— Билл и Сэм за вами следят, — сообщает Джонс вместо того, что на самом деле хотел рассказать.

— Что?! — Лисса возмущённо вскакивает на ноги. — Зачем?

— Томас подослал следить за вами, — хмурится маг. — Но ты должна делать вид, что ты об этом не знаешь. Продолжай поиски, но ни при каких обстоятельствах не обращайся. Они не должны узнать, кто ты.

— Я буду осторожна, — обещает ведьма и целует мага в губы.

Отстранившись, она тут же понимает, что Джонс ей не договорил. Понимает, почему маг не осмелился сказать ей это вслух и молча кивает. Без всяких слов, одним лишь взглядом она читает его мысли.

— Я не подведу, — обещает ведьма, за что маг целует её в шею и шепчет на ухо: «Спасибо, что понимаешь».

Джонс через портал возвращается в школу, а Лисса обессилено падает на кровать и с мыслями о том, что делать с Биллом и Сэмом, засыпает.

***
Томас сидит и разбирает древние свитки уже целый день, однако гора бумаг отчего-то не становится меньше. Обессиленно он облокачивается на стул и поворачивается к окну, на которое уже начинают падать первые лучи солнца. Раздаётся тихий стук, и дверь в его кабинет открывается.

— Ты был прав, Джонс связан с Лиссой, — с порога заявляется Хлоя, разгневанно захлопывая за собою дверь.

Не дожидаясь разрешения, ведьма раздражённо садится на диван и сбрасывает на пол бумаги, мешающие ей прилечь.

— Неужели твои чары на него не сработали? — смеётся Томас, поворачиваясь к ней.

— В том то и дело, что сработали, — заявляет Хлоя, вспоминая, как у мага появилась на неё эрекция. — Но он меня прогнал. Он был возбуждён, но в то же время зол на меня. Полагаю, это дело рук той девчонки.

— Что намереваешься делать?

— Пока не знаю, — бурчит ведьма, сосредоточенно рассматривая узоры на потолке. — Встретиться бы с этой Лиссой лицом к лицу.

— Не думаю, что её путешествие продлится долго. Она должна скоро вернуться.

— Что ж, я подожду, — спокойно сообщает Хлоя, поднимаясь на ноги, — а потом, на уроках, я выведу её силы из-под контроля…

— Все, что тебе нужно, это заставить её начать войну первой, — напомнил Томас, с вожделением осматривая ведьму любви и соблазна с ног до головы, задерживая взгляд на самых привлекательных частях её тела. — Не более того.

— Я выполню свою часть уговора, — серьёзным тоном сообщает ведьма, — но и ты, Томас, помни о том, что обещал.

— Разумеется, — улыбается маг.

— Пойду готовиться к занятиям, — сообщает ведьма и покидает кабинет директора прежде, чем он начал бы использовать свою магию.

«Не буду я с тобой спать, старикашка!», — прокручивает у себя в голове Хлоя, скрывается за поворотом и по щелчку пальцев покидает школу.

Ведьма оказывается в густом лесу, где всюду растут деревья, ели и цветы с резким запахом. Хлоя накидывает на свои плечи чёрную мантию, прислушивается и идёт вперёд на звук ручейка, протекающего посреди леса. Найдя его, она спешит дойти до места, где он начинается и где любит коротать своё свободное время древняя ведьма.

— Есть новости? — спрашивает древняя ведьма, даже не обернувшись к Хлое лицом.

Она сидит на большом камне и задумчиво проводит рукой по воде, которая меняет цвет от её прикосновения. Лица древней ведьмы Хлоя не видит, однако замечает несколько выбившихся из капюшона темных прядей волос.

— Томас все ещё верит в мою преданность ему, — с поклоном сообщает ведьма. — Однако условия сделки он все ещё не меняет.

— Это плохо, — тихий голос ведьмы эхом раздаётся по округе. — Лисса не должна начинать войну первой.

— Но и Томас Джексон не спешит вступать в бой, — напоминает Хлоя, ласково поглаживая в своих руках куницу.

— Госпожа, — к ним присоединяется молодая ведьма с коротко подстриженными каштановыми волосами. Она почтительно кланяется древней ведьме и протягивает ей конверт, на обратной стороне которого виднеется печать тёмных магов, — вам письмо.

Древняя ведьма берёт его в руки, пару минут читает и тут же сжигает.

— Госпожа, — на этот раз к ней обращается Хлоя, — почему в своих планах вы не задействуете помощь темных магов? Они ведь на нашей стороне.

— Потому что они не выполняют свои обязанности, — грубо отвечает ведьма.

Хлоя в которым раз слышит от неё один и тот же ответ, но никогда так и не осмеливается спросить, что именно они не выполнили.

— Джонс Бао сомневается в моей верности Тёмному ордену, — еле слышно сообщает ведьма.

— Ну и пусть, — сухо отвечает древняя ведьма и поднимается на ноги. — Главное, чтобы Я знала, что ты верна своему народу.

— Верна, — с поклоном отвечает ведьма и в знак уважения опускает взгляд на свои ноги, зная, что её госпожа никому не позволяет смотреть на себя.

— Хлоя, — ласково продолжает ведьма, — возвращайся в школу и делай то, о чем мы с тобой договорились. С Лиссой я поговорю сама, Джонса игнорируй, пока я не решу, что делать с темными магами, а Томаса изучи как следует. Мне нужно знать его слабые места. В кого он влюблён, кого потерял, с кем живёт и кем дорожит. Я должна все о нём разузнать.

— Слушаюсь, госпожа, — вновь кланяется блондинка и спешит удалиться прочь.

Глава 8. Сделка с Дьяволом

Как только солнце поднялось над горизонтом, Лисса уже была собрана и готова к тому, чтобы отправляться на поиски древней ведьмы. Алек и Сара ждали её наверху и повторяли основные правила вождения мотоцикла, как вдруг ведьма почувствовала, что за ней кто-то наблюдает. Зная, что изначально в комнате никого не было, ведьма не на шутку забеспокоилась. Нечто похожее она ощущала, когда Джонс находился в опасности или без сил, но почему-то она была абсолютно уверена, что на этот раз причиной её беспокойства было нечто другое.

— Кто здесь? — прошептала девушка, осматриваясь по сторонам. Ответа не последовало, но ведьма не спешила сдаваться, а потому уже более настойчиво произнесла: — Я знаю, что здесь кто-то есть.

— Подойди, — внезапно послышалось откуда-то позади.

Лисса обернулась, но комната была пуста. Женский голос вновь требовательно повторил: «Подойди ко мне!», и ведьма, наконец, поняла, откуда доносился голос — из небольшого круглого зеркала, висевшего на стене. Его края подсвечивались зелёным пламенем, которое так и манило к себе.

Лисса заглянула в зеркало и увидела женскую фигуру в длинном чёрном плаще. Несмотря на него, девушке удалось рассмотреть худощавые бледные руки, виднеющиеся из-под длинных рукавов плаща и тёмные кудрявые волосы, выбившиеся наружу. Женщина стояла со скрещёнными на груди руками и задумчиво крутила в пальцах изумрудный камень, поблёскивающий от каждого вращения.

«Это она», — тут же поняла Лисса и почтительно поклонилась, не понимая, то ли она это делает по собственному желанию, то ли по принуждению древней ведьмы.

— Госпожа…

— Мне стало известно, что ты меня разыскиваешь, — перебила её древняя ведьма, чьё лицо скрывалось под черным капюшоном. — Зачем?

Её голос не был злым или раздражительным, напротив — убаюкивающим и спокойным. Лиссе казалось, что она вновь оказалась на приёме у психолога, как когда-то в детстве, после того, как выяснилось, что её отец посчитал нужным уйти от них. Насовсем.

Ведьма была тогда ещё совсем ребёнком, но этот голос, сдержанный и в то же время ласковый, она помнила отчётливо.

— По правде говоря, встречу с вами больше ожидает другая ведьма, — призналась Лисса, поднимая на неё глаза, в надежде сквозь капюшон разглядеть лицо, — моя подруга, Сара Коллинз.

— Коллинз? — переспросила древняя ведьма и тут же закивала, словно прекрасно понимая, что к чему. — Её мать уже обращалась ко мне с просьбой принять Сару в Тёмный орден, но мой ответ остаётся тем же — я приму её только при условии, если она исправит свои ошибки. Самостоятельно!

— Значит, расколдовать Монику может только она?

— Да, ведь она наложила на неё заклятие. Хоть и не вполне осознанно, все же, это её рук дело, — пояснила ведьма. — Поэтому пусть она не теряет время зря. Вас двоих я пущу на свои земли, только если Сара исправит свои ошибки, а ты выполнишь одно моё поручение.

— Какое поручение? — спросила Лисса, прекрасно понимая, что ответ ей не понравится.

***
Джонс вернулся в школу в полной решимости разыскать Хлою и убедить её в том, что подыгрывать Томасу — плохая идея и то, что графа можно найти и другим способом. Письма с поручением о дальнейших действиях от древних магов Джонс так и не получил, а потому взял на себя смелость в одиночку решать, что и как делать.

— Хлоя! — забарабанил маг в её двери.

Он мог воспользоваться порталом, чтобы проникнуть в её комнату, но не знал, как она выглядит изнутри, а потому прибегал к более людскому способу попадания в чужие комнаты.

Чтобы переместиться в другое место, маг чётко и ясно должен представлять, куда хочет отправиться. Если же маг не будет знать, как выглядит место, куда он перемещается, то он рискует безвылазно застрять между мирами.

— Уходи! — ворчливо ответила ведьма, так и не открыв ему дверь. — Я не хочу с тобой разговаривать!

— Но я уверен, что тебе захочется узнать, кто может рассказать тебе о графе Дюпоне.

Хлоя продолжала молчать, но Джонс знал, она его внимательно слушает и ждёт продолжения. В подтверждение его догадки он услышал, как она практически беззвучно приближается к двери.

— Тебе знаком род Дуллитлов?

Хлоя молчала, и он тут же понял, древняя ведьма запретила ей с ним общаться. Он не знал причины, но вполне догадывался, что к чему.

— Бабушка Лиссы обладает магией прошлого, — продолжил Джонс. — Она знает обо всем, что происходило в этом мире, вплоть до каждой секунды. Она знает о всех смертных и бессмертных созданиях, существовавших в этом мире. Разумеется, чтобы выяснить о ком-либо, нужно заплатить цену. И, к сожалению, речь идёт не о деньгах и даже не о драгоценностях, но, не кажется ли тебе, что будет лучше все узнать от неё, от надёжного источника, нежели от нашего врага, против которого мы вскоре будем воевать.

Джонс просунул под дверь листок бумаги с адресом, где проживает Лоррейн Дуллитл и напоследок произнёс:

— Подумай о том, как будет правильно поступить темной ведьме. Надеюсь, ты примешь правильное решение.

Не успел Джонс отойти от двери, как Хлоя её открыла, подняла с пола листок бумаги и одними губами прошептала: «Спасибо». Она стояла в шёлковом халате малинового цвета и, как положено для её магии, соблазняла, сама того не осознавая.

— Если Лоррейн тебе поможет, мой долг будет исчерпан, хорошо?

Хлоя с улыбкой кивнула и, чтобы не провоцировать Джонса на неприятности, поспешила вернуться в комнату и закрыть за собой дверь. Такому, казалось бы, малозначительному жесту, маг был благодарен.

***
— Есть предложения, как лучше поступить? — спросила Лисса, обеспокоенно поглядывая на солнце. Оно уже взошло, а значит маги, преследующие их, вот-вот должны были проснуться.

— Уйма, — тут же ответил Алек и с нетерпением потёр руками.

— Вредить мы им не будем, — тут же возразила Лисса, — это против нашего закона.

— Я посмотрю, как ты заговоришь, когда начнётся война, — возмущенно фыркнул маг, возвращая мотоциклы обратно.

— Лисса права, — согласилась Сара, — бойню нам нельзя начинать. Инициатором конфликта должны быть они — члены тайного ордена.

— И что ты предлагаешь? — не унимался колдун.

— Сбить им след. Пусть они возвращаются в школу.

— А что будет с тобой? — уже спросила Лисса.

— Я поеду к Монике, — сообщила Сара, закидывая на свои плечи небольшую сумку. — А вы проследите за тем, чтобы Сэм… особенно Сэм, ничего не узнал.

— Я пойду с тобой! — предложил Алек.

— Нет, — возразила ведьма и напомнила. — Чтобы стать темной ведьмой мне нужно справиться со всем в одиночку.

Было видно, что Алека это расстраивало, он хотел помочь, и Лисса это знала, ведь еще не было ни одного случая, в котором друг не предложил нуждающемуся в помощи.

— Хорошо, — Лисса в который раз посмотрела в сторону солнца. — Как только закончишь, возвращайся в школу. Нам нужно будет еще придумать, как спровоцировать тайный орден на войну.

— Об этом позаботься сама. Еще неизвестно, когда я вернусь.

— Ладно, — вздохнула Лисса и, приобняв подругу за плечи, шепнула: — держи меня в курсе всех событий. И помни, что на меня ты всегда можешь рассчитывать.

Сара понимающе кивнула, бросила прощальный взгляд на Алека и, повернувшись к друзьям спиной, обратилась в чёрную пантеру. Лисса проследила за ней, восхищаясь её скорости и ловкости, но потом переключила своё внимание на Алека, улыбающегося до самых ушей.

— Ты радуешься тому, что она ушла?

Улыбка мага тут же сошла на нет. Весёлые искорки в глазах погасли, лицо стало серьёзным.

— Вовсе нет, — возразил он. — Я радовался кое-чему другому.

Лисса подозрительно прищурилась, но расспрашивать не стала. Сейчас её беспокоило только одно — как заставить Сэмы и Билла поверить в то, что она и Сара вернулись в школу.

— Тебя, случайно, не учили, как обращаться в другого колдуна или ведьму?

Маг тут же нахмурился, всем своим видом показывая, что идею её он не одобрил.

— Учили, — пробормотал маг. — Но знала бы ты, насколько неприятно магу оказываться в теле ведьмы.

— Но ты ведь нам поможешь? Ради Сары.

— Помогу, но мне нужна какая-нибудь её вещь: куртка, духи, расчёска, отломанный ноготь…

— Это подойдёт?

Лисса подняла с земли кольцо с сапфиром и задумчиво покрутила в руках. Раньше она не обращала внимания на то, что носила Сара.

— Наверное, оно выпало, когда она обращалась.

Алек выхватил кольцо из рук и тут же нахмурился, внимательно изучая драгоценный камень.

— Знаешь, что это? — спросил маг и сам же ответил: — Оберег. Беатрис Коллинз подарила ей кольцо на восемнадцатилетние, чтобы Люцифер не завладел её разумом. Знаю, это глупые сказки, которыми пугают всех волшебных созданий с юных лет, но тем не менее традиция дарить оберег на совершеннолетие, до сих пор сохранилась в нашем мире. Нужно вернуть его ей.

— Стой! — Лисса схватила друга за руку и развернула к себе лицом. — Нам нужно сейчас заняться не этим.

— Но это важно! — стоял на своём маг. — Ведьма без оберега — слабая ведьма, через которую может пройти любой демон и выбраться наружу, к людям.

— Сара сильная, она этого не допустит!

— Ты не понимаешь.

— Нет, это ты не понимаешь! — разозленно выкрикнула ведьма. — Если мы не уведём Сэма и Билла в школу, все узнают о том, кто мы, узнают и о том, что Сара хочет стать тёмной ведьмой. Её убьют, Алек! А следом за ней и нас с тобой.

— Ладно, твоя взяла. Сперва мы позаботимся о том, чтобы вернуть этих жалких ищеек в школу, но потом я тут же отправлюсь к Саре!

— Хорошо.

Алек крепко сжал в ладони кольцо, зажмурил глаза и стал тихо, но очень чётко проговаривать заклинание. Практически сразу же его цвет волос стал меняться на чёрный, а их длина увеличиваться до той, что была у Сары. Фигура парня медленно начала превращаться в женскую, и даже рост уменьшаться до ста семидесяти сантиметров.

— Обалдеть, — прошептала Лисса широко разинув рот. — Ты — вылитый Сара Коллинз.

Прежде закрытые глаза мага открылись, он широко улыбнулся и повернулся вокруг себя несколько раз.

— Жаль только голос мне не под силу поменять, — заговорил он своим мужским голосом. — Это могут сделать только ведьмы.

— Тогда просто будешь молчать, когда рядом с нами будет находиться кто-то ещё, — улыбнулась Лисса и провела возле шеи парня руками, наколдовывая запах тех духов, которыми пользовалась её подруга. — Это чтобы наверняка никто не заподозрил подмены, — пояснила она, усмехаясь тому, как Алек скорчил лицо.

Маг громко откашлялся и возмущённо помахал перед носом ладонью, причём сделал это довольно-таки женственно.

— Какое унижение, — недовольно скривился он и поменял одним щелчком пальцев свою одежду на одежду Сары.

— Сперва отправимся к моей бабушке. Чтобы они не заподозрили неладное.

— Будем делать вид, что ты отправилась навестить родных, — понимающе закивал маг и протянул ей шлем от мотоцикла. — Устроим гонку?

— С радостью, — усмехнулась ведьма, — но только без магии. Хочу испытать адреналин, как раньше, без волшебства.

— Понимаю, чем дольше живёшь в мире волшебства, тем сильнее тебе не хватает обыденных вещей.

Маг и ведьма завели моторы, прислушались к голосам природы. Ищейки проснулись. Игра началась.

***
Сара мчалась на всех парах в самый дальний уголок города, где на окраине стоял двухэтажный дом, где когда-то она познакомилась с Сэмом, где она впервые получила силы и применила их не в свою же пользу. В этом же доме, в небольшой девичьей комнате спала с широко раскрытыми глазами Моника — словно спящая красавица из старой детской сказки. Только в этот раз разбудить её можно было не поцелуем, а искренним желанием ведьмы исправить своё заклинание.

— Не хочу, — бормотала Сара, с ненавистью поглядывая на пустующий дом. — Она мне всё испортила.

Ведьма с грустью вспоминала тот день, когда её попытка признаться Сэму в чувствах была безжалостно испорчена, впрочем, как и их дружеские отношения.

— У тебя нет выбора, — сочувственно проговорила чёрная пантера, расхаживающая возле своей хозяйки, — если ты хочешь стать темной ведьмой — тебе нужно будет отменить заклинание.

— А если это не поможет? Что если я так и останусь обычной ведьмой?

— Поможет, — приятный мужской голос раздался прям возле её уха.

Ведьма замерла и мысленно велела пантере убегать прочь. Та колебалась, но в следующую секунду ринулась прочь.

Сара облегчённо выдохнула, но тут же занервничала, не обнаружив на своей руке отцовское кольцо сапфира, что служило ей оберегом от самых темных сил. С самых юных лет всех магических созданий предупреждали о том, что Дьявол был склонен заманивать ведьм к себе в Преисподнюю и нарушать все законы магического измерения. Из-за этого все боялись его сильнее древней ведьмы.

— Я не собираюсь тебе вредить, — заверил её Дьявол, явно ощущая её страх. — Так что не надо меня бояться.

Дьявол встал перед ней лицом, но Сара поспешно отвела взгляд в сторону.

«Не смотри в глаза Дьявола, темной ведьмы и тёмного мага, — всегда предупреждала её мама, — иначе они заберут из тебя все человечное. Ты перестанешь чувствовать радость, счастье и любовь. Но хуже того, они могут лишить тебя жизни одним лишь взглядом».

Дьявол протянул вполне человеческую мужскую руку к её лицу и заботливо убрал с глаз выбившиеся пряди темных волос. Она ощущала резкий запах дыма и пепла, исходящий от него, и недовольно скривилась.

— Что вам от меня надо?

— Не смей говорить со мной без моего разрешения! — грозно прошептал он сквозь зубы слегка охрипшим голосом и крепко схватил её за шею.

Кожа тут же раскраснелась словно от прикосновения огня. Сара вскрикнула от боли, и лишь тогда Дьявол убрал руку.

— Посмотри на меня! — скомандовал он, но Сара сосредоточено смотрела себе под ноги. — Посмотри на меня, и я заберу у тебя воспоминания о том парнишке!

Ведьма на секунду замялась, но голову не подняла. Дьявол громко расхохотался и стал расхаживать вокруг неё, раздумывая вслух:

— Насколько же все ведьмы безумные. Вы единственные, кто способен приворожить любого мага или смертного, но предпочитаете этим не пользоваться. Почему? Ответь мне.

— Это против нашего закона — насильно заставлять кого-то нас любить.

— Закон! — Дьявол словно выплюнул это слово из своих уст и резко вновь схватил девушку за горло, в этот раз не оставляя на её шее ожогов. — Неужели ты действительно хочешь и дальше продолжать терпеть это мучительное безразличие жалкого мага к тебе. Ты красивая! Будь ты среди моих фавориток, я бы одарил тебя такой силой, о которой даже твоя подруга не могла бы мечтать.

— Лисса?

— Да, я говорю о ней. Неужели тебе нравится быть в её тени? Неужели тебя устраивает, как Сэм к тебе относится? Посмотри на меня, и я сделаю так, что он пожизненно будет в тебя влюблён. Ну же, — Дьявол видел, как с каждым разом она поддавалась его соблазну, и он знал, что ещё пару секунд и она сдастся.

— Посмотри на меня, — прошептал он ей в губы, и Сара отчаянно на него взглянула.

В её глазах он не увидел страха или мольбы о пощаде. Ведьма спокойно смотрела на него своими печальными голубыми глазами, в которых единственное, что он мог прочесть, это полное безразличие к происходящего. Она словно говорила ему: «Ну что ты можешь ещё мне сделать? Моё сердце и так разбито».

«Падший ангел», — мелькнуло в голове у Дьявола.

«Неужели передо мной сам Люцифер?», — думала ведьма, глядя в его бездонные чёрные глаза, лишённые любви и сострадания. Она знала, что если долго смотреть в его глаза, то можно потерять рассудок.

— Так-то лучше, — усмехнулся Дьявол и, не прерывая зрительный контакт, продолжил: — Я помогу тебе разбудить Монику и стать темной ведьмой, а взамен требую безоговорочной преданности и верности.

На последних словах он медленно провёл ладонью по её груди и остановился в области сердца.

— Ты больше не будешь чувствовать тоски, боли или ревности, я тебе обещаю, — на этих словах Дьявол хитро усмехнулся и исчез, оставляя после себя едкий запах пепла и дыма.

***
— Совсем немного осталось! — крикнула Лисса своему другу, который ехал на мотоцикле позади неё. Они почти доехали до дома, где проживало семейство Дуллитлов, как внезапно в небе ведьма заприметила знакомый силуэт. — Посмотри наверх! Сэм следит за нами.

И в самом деле, маг в обличии орла летал слегка поодаль от них, наверное, думая, что так его никто не заметит.

— Он бы еще с табличкой своего имени летал, — расхохотался маг и ускорился. — Глупый маг, как можно следить за кем-то, при этом так очевидно выдавая себя.

— Алек! — крикнула Лисса, как только заприметила перед собой образовавшегося Сэма уже в человеческом облике.

— Черт! — крикнул Алек, едва ли не врезавшись в стоявшего обнажённого юношу.

— Я же просила тебя молчать! — разозленно прошептала ведьма.

— Ради всего святого, оденься, — скривился Алек, резко остановив мотоцикл перед магом.

— У «глупого» мага превосходный слух, ты не знал? — разозлено прошептал Сэм и ближе подошёл к Алеку, накидывая на свои плечи плащ, который он наколдовал одним лишь щелчком пальцев. — Где Сара?!

— А как ты думаешь?

— Я задал вопрос!

Лисса не на шутку удивилась ярости мага, спрыгнула с мотоцикла и встала между парнями. Алек обратился обратно и выпустил из рук кольцо, которое Сэм тут же поймал.

— Ты украл это у неё?!

— Она кольцо обронила, — пояснила Лисса и тут же перешла к допросу. — А что ТЫ здесь делаешь? Следишь за нами?

Бабушка всегда говорила ей, что лучшая защита — это нападение. Пришло время выяснить, так ли это.

— Я… мы… — Сэм бросил взгляд на подбегающего к ним волка и одним лишь взглядом попросил о помощи.

— Мы хотели лишь убедиться, что с вами все в порядке, — пояснил Билл, обращаясь вновь в человеческим облик.

— Ага, как же, — фыркнул Алек и недовольно скрестил руки на груди. — Следовали за нами по пятам… Не у тебя одного превосходных слух, парень.

— Где Сара? — продолжил спрашивать Сэм. — Почему ты обратился в неё и самое главное, КАК ты это сделал?

Алек раздражённо закатил глаза, вздохнул и, подойдя к Сэму как можно ближе, чётко произнёс каждое слово:

— Меня здесь не было! Ты меня не видел! Сара уехала к родным!

Лисса в недоумении наблюдала за происходящим. Сэм стоял в оцепенении, он не моргал, не двигался и даже не дышал. Алек, пользуясь случаем, забрал из его рук кольцо и вплотную подошёл к Биллу, который уже спешил выяснить, что маг делает с его другом.

— Вы встретили Лиссу и отправились с ней в школу! — также громко и чётко произнёс он.

— Ты что творишь? — прошептала Лисса.

— Ухожу, пока хуже не стало.

— Куда? А как же я? — начала возмущаться ведьма. — Ты мне не поможешь?

— Я иду за Сарой, — он указал на небо, откуда хлопьями сыпался снег. — С ней что-то не так.

— Снег, — изумлённо ахнула ведьма, только сейчас заметив изменения в погоде. — Но до зимы еще так далеко… Да и снег в этом городе практически не идёт.

Лисса переосмыслила сказанное Алеком, вспомнила, что на уроках им не раз говорили о том, что, если силы ведьмы выходят из-под контроля, природа начинает резко меняться, причём далеко не в лучшую сторону.

— Это все из-за кольца?

— Не думаю, что только из-за этого, — нахмурился маг и, крепко сжав кольцо, испарился.

Лисса повернулась к Биллу и Сэму, которые тут же очнулись от заклинания, понятия не имея, что теперь с ними делать.

— Нам пора возвращаться в школу, — первым заговорил Билл.

— А где Сара? — вновь спросил Сэм.

— Поехала к родным, — неуверенно ответила ведьма, думаю, что магия Алека на него не подействовала. — Я же тебе говорила.

— Совсем забыл, — нахмурился он и в недоумении осмотрелся.

Он внимательно осматривал траву, на которую падал снег, но все никак не мог понять, что происходит. Стоило ему только сформировать мысль о том, что с Сарой могло случиться что-то плохое, как эта мысль тут же ускользала и заменялась новой.

— Пойдёмте в школу, — скомандовал он, нахмурившись.

***
Маг стоял позади Сары, наблюдая как она протягивает руки вперёд, чтобы снять с Моники заклинание. Как только из её рук начинала искриться магия, девушка тут же прятала ладони за спину, словно не решаясь завершить начатое.

Она внимательно осматривала молодое испуганное лицо девчонки, которую она заморозила и всё никак не могла понять, почему она была так дорога Сэму. Ни Сара — его лучшая подруга, поддерживающая его везде и во всем, а это юное создание с карамельного цвета волосами и карими глазами, широко раскрытыми от ужаса.

— Вернись ко мне, моё заклятие, — прошептала ведьма, вновь протянув руки вперёд, — я освобождаю тебя от него.

Тело юной ведьмы заискрилось, снежинка за снежинкой стали отклеиваться от тела Моники и превращаться в снежный ком, который ведьма держала в своих руках. Лицо красавицы стало розоветь, а кожа из мертвенно белой превращаться в привычный светло-бежевый цвет. Как только оставшиеся снежинки отсоединились от тела, девчонка проснулась и шумно вдохнула воздух в лёгкие.

Сара попятилась назад и столкнулась с Алеком, который все это время молча стоял позади неё.

— Что ты здесь делаешь? — зло обернувшись, спросила она, но Алек ей не ответил.

Маг смотрел в её глаза, зрачки которых отныне были белыми, словно глыбы льда, и в ужасе хватался за голову.

— Только не это, — прошептал Алек, протягивая ладони к её холодному лицу.

— Не прикасайся ко мне! — она оттолкнула его и сделала несколько шагов назад.

— Кто с тобой это сделал? — спросил он, итак зная ответ. — Это моя вина. Нужно было сразу идти за тобой и возвращать кольцо…

— Кто вы? — раздался милый женский голос с другого конца комнаты. Моника уже стояла на ногах и осматривалась по сторонам. — Что вы делаете в моей комнате?!

— По всей видимости, благодарности за то, что вернула тебя к жизни, я не услышу, — пробормотала Сара.

— О чём вы говорите?! — уже испуганно кричала Моника, на вид которой было не больше шестнадцати лет. — Где Сэм? Что вы с ним сделали?

— Он в школе, — спокойно пояснил Алек, продолжая смотреть на Сару.

— У Сэма сегодня день рождения, а в этот день он никогда не ходит в школу! — заверила девчонка. — Так что быстро отвечайте, куда вы подевали моего брата?!

— Брата?!

Глава 9. Разбитое сердце

Не разбивайте даме сердце, это чревато ужасным последствиям, особенно если эта дама — ведьма.

Высокий мускулистый мужчина средних лет грозно взирал на появившихся ребят из-под густых бровей. Внешне он многим походил на Билла Джексона, однако взгляд его карих глаз никак нельзя было назвать доброжелательным. Ко всему прочему на теле мужчины можно было найти ожог и сотню порезов, по всей видимости, полученных в бою. Лицо же Билла было лишено всяких изъянов.

— Вы намерены и дальше прогуливать школу? — без всякого приветствия начал тот.

— Нам разрешили! — процедил сквозь зубы Билл, с отвращением взирая на отца.

Лисса, мигом почувствовав перепады настроения, тихонько поинтересовалась у Сэма, кто перед ними стоит, но не успел маг что-либо ответить, как мужчина повернулся к Лиссе и представился:

— Меня зовут Адам Джексон, отныне я — ваш новый профессор и тренер по силовой подготовке. Я оборотень и буду учить вас защищаться, не применяя для этого магию.

— Он отец Билла, — прошептал Сэм на ухо Лиссы.

— Отныне я буду отвечать за оборону школы и тщательно следить за тем, кто в неё входит и покидает без моего разрешения, — добивал профессор, повернувшись к Биллу лицом. — По приказу Томаса Джексона за это отвечать буду только я и никто более.

— Мы вас поняли, профессор, — вежливо кивнул Сэм и устремил взгляд на школу. — Нам можно идти?

— Через час начнутся мои занятия, — сообщил Адам Джексон, — буду ждать всех вас там.

— Мы же из разных курсов, — напомнила Лисса. — Уровень подготовки у всех отличается.

— Поверь мне…

— Лисса, — подсказала ведьма. — Лисса Дуллитл.

Глаза профессора удивлённо расширились, но мысли свои он озвучивать не стал, а лишь продолжил ровным голосом, задумчиво проведя рукой идеально подстриженной бороде:

— …ни один маг и ни одна ведьма не умеют защищаться без магии. А в связи с грядущими событиями, научиться этому будет весьма полезно. Джонс Смит, конечно, правильно делает, что обучает вас самообороне, но магия и так защитит вас в экстренных ситуациях, для этого и практиковаться нет смысла, ведь у чистокровных магов и ведьм защита — умение, данное от природы.

— К Лиссе это не относится, — усмехнулся Сэм. — Вам ведь известно, по какой причине она попала в эту школу?

Лисса насупила брови и раздражённо сжала ладони. Над собравшимися тут же образовались тучи. Сэм, приподняв голову вверх, самодовольно усмехнулся, словно разозлить ведьму было его лучшей наградой.

— Что и требовалось доказать.

— Прекратите, оба! — рассердился профессор и указал на школу. — Идите живо переодеваться в школьную форму и оставьте гнев для тренировки. Я поставлю вас вместе. Будете работать в паре! Возражения не принимаются.

Лисса оскалила зубы и зашагала прочь. Проходя мимо Сэма, она не сдержалась и ударила молнией по его ноге. Маг от неожиданности подскочил и схватился за пострадавшую ногу.

— Ведьма! — вскликнул Сэм, на что девчонка лишь злорадно расхохоталась.

Похрамывая маг поплёлся за ведьмой следом, желая догнать её и показать, кто здесь главный. Но в последний момент, надо бы признать, что от невыносимой боли, маг передумал и, чертыхаясь, отправился в больничное крыло.

«Отомщу в поединке», — пообещал он сам себе.

Билл с ухмылкой и малой долей восторга провожал ведьму взглядом, на что профессор тут же поспешил сообщить:

— Ты же в курсе, кем тебе приходится эта девчонка?

И хоть Билл резко поменялся в лице, Адам успел заметить его влюблённую улыбку при виде Лиссы.

— Корнелия, — Адам произнёс имя покойной жены особо мягко и трепетно, — родная сестра Роберта Янга — отца Лиссы.

— Что? — Билл резко повернул голову на отца и нахмурил брови.

«Прошу, скажи, что это шутка», — молил он, но вслух произнести так ничего и не смог, настолько был потрясён новостью.

— Она тебе не рассказывала? — удивился профессор и тут же продолжил. — Корнелия и Роберт — чистокровные маги.

— Ты имеешь ввиду тёмные маги? — прошептал он, опасаюсь, что кто-то может их подслушать.

Адам еле заметно кивнул и подошёл к сыну ближе. Он приблизил губы прямо к его ушам и тихо-тихо прошептал:

— Когда стая оборотней узнала, что Корнелия — одна из «темных», за ней тут же началась охота. Роберту удалось сбежать. Полагаю, он прячется в заколдованном лесу, где никому, кроме темных, нет прохода.

Заколдованный лес был известен даже простым смертным людям, однако и они опасались туда заходить. Среди живых ходили легенды о том, что лес тот окутан туманом и всякий туда входящий, обречён на вечные скитания и безумие. А единственные, кто мог оттуда вернуться живым, — святые, иначе говоря, ангелы.

— Если кто-то узнает, что Лисса — его дочь…

— … её сожгут на костре так же, как и мою мать.

— К счастью, ты у меня не чистокровный, Уильям.

— Меня зовут Билл! — процедил сквозь зубы парнишка, испепеляя отца недовольным взглядом.

Адам хотел было возразить, но в последний момент не стал этого делать. Он приехал сюда прежде всего, чтобы наладить взаимоотношения с единственным сыном, оставшимся в живых после Великой войны.

— Побудь с Баксом, — Адам указал на волка, что тихонько подошёл к своему хозяину. — Тебе пойдёт это на пользу.

Похлопав сына по плечу, он развернулся и зашагал прочь. Билл обессиленно упал на землю, протянул руки вперёд и обнял своего зверя. От Бакса доносился аромат леса, хвои и летнего дождя, который он так обожал, а потому и умел управлять им.

— Твоя стая беспокоится о тебе, — сообщил Бакс языком, понять который мог только оборотень. — Ты давно не приходил к ним.

— Сегодня ночью приду, — пообещал Билл, ласково гладя зверя по чёрствой шерсти. — Сейчас никак не могу, нужно разобраться, что делать с Лиссой.

— Но вы ведь родственники, — напомнил волк то, что его хозяин предпочёл бы забыть. — Её нельзя сдавать Томасу, он прикажет её убить.

— Я вот все думаю… — Билл нахмурился ещё сильнее. — Что если Томас рассказал отцовской стае о настоящем происхождении моей матери? Что если он приказал её…

Билл задержал дыхание, сдерживая слезы. Бакс приблизился к хозяину и положил лапу на грудную клетку, поближе к сердцу. Парнишка тут же почувствовал облечение.

— Спасибо, — прошептал Билл.

— Я велю стае разузнать все о том вечере и заодно о Роберте Янге, — сообщил Бакс, прекрасно зная, что хозяин не уснёт, пока не докопается до истины.

— Хорошо, — закивал тот, поднимаясь на ноги. — Я пока поговорю с Лиссой. Не хочу, чтобы она от меня что-то скрывала, раз уж оказалось, что мы — родня.

Семья для Билла означала многое. Будучи вожаком стаи, Билл, хоть и не до конца осознавая это, всецело перенял привычки оборотней. Он готов отдать жизнь за того, кто ему дорог. Готов слепо следовать чужим указаниям, но ни в коем случае не идти против своего рода.

Но сейчас, когда честность и благоразумие Томаса Джексона ставится под сомнение, мальчишка чувствует, что обязан убедиться в том, что его дядя, заботившийся о нем столько лет, не намерен навредить дорогому ему человеку. Смерть Лиссы он не вынесет.

— О Джонсе Смите навести справки? — поинтересовался Бакс.

— Обязательно! Не внушает мне доверия этот тип.

Волк понимающе кивнул и, пообещав вернуться к вечеру, убежал прочь. Билл проводил его долгим взглядом, прежде чем вернуться в школу.

«Что бы я только делал без тебя, Бакс», — думалось Биллу.

***
Иметь магическую связь с другим магом крайне выгодно — можно быстро определить, где он находится и о чём думает. Благодаря этому Лисса быстро определила, что Джонс находился в тренажёрном зале с остальными учениками. По всей видимости, в связи с плохой погодой, занятия перенесли в более удобное место, чем площадка, усыпанная снегом.

Не успела Лисса подойти к тренажёрному залу, как Джонс тут же понял, что она здесь.

Раздался негромкий стук в дверь, Джонс повернулся к двери и щёлкнул пальцами. Ученики замерли на одном месте, а Лисса радостно бросилась на шею мага.

— Я так скучала, — пропела она. — Столько всего произошло за последние несколько часов…

— Безумно хочу обо всем узнать, но мне нужно сперва закончить занятие, — поцеловав её, сказал он.

Лисса повернулась к ученикам и разочарованно вздохнула.

— А присоединиться к твоим занятиям мне можно?

— Разве ты не хочешь сперва отдохнуть? — поинтересовался маг, заботливо убирая растрёпанные волосы за спину.

Он боялся, как бы Лисса не разозлилась, узнав, с кем он в последнее время проводит занятия. Девушка же тут же почувствовала его волнение и в недоумении нахмурилась, образовывая глубокую морщину между бровями.

— Можешь подождать меня в комнате…

— Ну что, Джонс, продолжим тренировку? — начала было Хлоя, вбежавшая в тренировочный зал.

Она была одета в облегающую чёрную униформу, состоящую из лосин и мастерки с капюшоном, и короткий топ, идеально подчёркивающий её пышную грудь. Лисса тут же пробила холодный взгляд на её прелести и отстранилась от Джонса.

— Я не вовремя?

— Значит, вот почему, ты не хотел, чтобы я оставалась, — разозленно пробормотала Лисса, снова повернувшись к магу лицом.

— Ты не так все поняла, — Хлоя виновато посмотрела на Джонса, как бы говоря «я не собиралась вас ссорить». — Мы просто всегда тренировались вместе, и нам удобно обучать остальных…

— Я остаюсь, — резко сказала Лисса и уселась на первую попавшуюся свободную лавочку. — Посмотрю, как вы «тренируетесь».

Не дожидаясь ответа, Лисса хлопнула в ладоши, и ученики зашевелились. Ребята были в недоумении от того, как Лисса и Хлоя появились в тренажёрном зале, ведь они ведьмы и не могут пользоваться порталом, но Джонс просто ответил, что они практикуют новые заклинания, так что удивляться тут нечему.

— Продолжим! — крикнул на учеников Джонс Смит и, последний раз бросив взгляд на Лиссу, полностью погрузился в тренировку.

Ведьма с завистью поглядывала на то, как ловко и грациозно они сражались. На этой тренировке они не только применяли магию, но и использовали свои физические данные, чему и обучали остальных. Мало того, что из-за этого Лисса чувствовала себя жутко неуклюжей, не умеющей сражаться ведьмой, так и еще и глупой ревнивицей. Хлоя не давала повода для ревности, вела себя сдержанно, профессионально и совершенно не соблазнительно. По крайней мере, так казалось ей, но тело мага говорило о другом. Было видно, что Хлоя для этого даже не прилагала усилий, более того, у нее даже в мыслях не было соблазнять кого-то, просто такова была её магия, и Лисса это начала понимать.

«Наверно, ей крайне выгодно иметь такую магию, — думала Лисса, с завистью поглядывая на её грацию и ловкость. — Можно манипулировать всем и каждым».

Недолго думая, Лисса тихонько встала и, чтобы никого не отвлекать, ушла прочь.

— Не стоит переживать, Джонс любит тебя, и ты это знаешь, — заверила лисица, внезапно появившаяся возле неё.

Лисса, радуясь тому, что в самый нужный момент Руни всегда оказывается рядом, взяла её на руки и прижала к груди, ласково гладя возле ушка. Лисица знала, что нужно делать — успокаивать и восстанавливать силы.

— Ты не голодна? — поинтересовалась ведьма, и так зная, что лисица с радостью поела бы что-нибудь вкусненькое. — Пойдём, поищем для тебя что-нибудь подходящее.

***
Джордж истерически хохотал, узнав, что стряслось с лучшим учеником школы. Но в тоже время сочувствовал, так как ожог на его ноге был весьма внушительным.

— Тебя покалечила девчонка! — в который раз усмехнулся лекарь, размазывая по ноге мага волшебное снадобье, от которого исходил резкий запах хвои. — Боюсь даже представить, как ты ей за это отомстишь.

— Её калечить я не стану, — неожиданно решил Сэм. — Лучше поиздеваться над её любимцем.

— Ты хочешь навредить её зверьку? — лекарь тут же посерьёзнел в лице.

— Кончено же нет! — воскликнул маг, прекрасно зная, что за такое и магии лишиться можно. — Я даже не знаю, в кого она обращается. Но я знаю, что у неё интрижка с нашим профессором.

— Джонсом Смитом.

— Именно, — усмехнулся маг. — Опозорить его будет лучшим решением. И её заденет, и его выпрут из школы. А может даже ещё лучше — их обоих.

Джордж скрестил мускулистые руки на груди и насупил брови, сосредоточено глядя на портившуюся за окном погоду.

— Лучше бы ты позаботился о Саре, а не тратил время на глупую девчонку.

Сэм в недоумении повернул голову к окну, в которое смотрел лекарь. Маг в ужасе разинул рот, увидев, как снег с бешеной скоростью осыпал землю. Град неистово барабанил по крыше больничного крыла, а окна за секунду покрылись льдом. В палате температура резко снизилась до нуля.

— Ей что, сердце разбили? — предположил Джордж, скукожившись от холода.

— Или с Сарой что-то случилось… — взволнованным голосом прошептал маг.

Сэм резко вскочил на ноги, накинул мантию, сохраняющую тепло, на плечи и, ничего не сказав, выбежал на улицу. Не раздумывая, он обратился в орла и умчался на поиски Лиссы — она уж точно должна была знать, где на самом деле Сара и что происходит.

***
Новость о том, что Моника является сестрой Сэма стала для Сары настоящим шоком. Она чувствовала себя полной идиоткой, понимая, как глупо она выглядела в глазах Сэма.

— Что же я натворила, — прошептала ведьма, хватаясь за голову. — Как же мне теперь быть?

Ведьма вспомнила о сделке с Дьяволом и поняла, что влипла в большие неприятности. Пока Алек создавал портал, который перенаправит их в школу, куда уже вернулся Сэм и остальные её друзья, ведьма погружалась в свои мысли, размышляя, как может она все исправить. Но, к сожалению, ничего в голову ей так и не приходило.

Так Сара даже не осознала, как с каждой секундой чувства её притуплялись, эмоции исчезали, а воспоминания о счастливом времени, проведённом в компании Сэма, стирались напрочь.

— Все готово, — сообщил маг и протянул ведьме руку. — Я перемещу вас к границе школы, но с вами дальше не пойду, иначе меня вычислят.

— Хорошо, — равнодушно ответила Сара и, резко схватив Монику за руку, прыгнула в портал.

Маг с ведьмами переместились в лес именно в тот момент, когда Билл, Сэм и Лисса готовились отправляться на её поиски.

— Сэм! — крикнула радостно девчонка и бросилась к нему на шею, резко вырвавшись из крепкой хватка Сары.

— Моника? — не веря своим глазам, Сэм взял лицо сестры в ладони и внимательно осмотрел с ног до головы. — Поверить не могу… ты здесь! Живая!

— Конечно живая, — затараторила девчонка, не вырываясь из объятий брата. — Ты не поверишь, что со мной произошло…

Сара холодно окинула их взглядом, кивнула пантере в направлении школы и пробормотала:

— Пойдём, не будем им мешать.

Услышав её голос, Сэм тут же очнулся и аккуратно отстранился от сестры.

— Сара, погоди! — крикнул маг. — Нам нужно поговорить!

— Нет, не нужно, — сухо ответила девушка, посмотрев на него холодным злобным взглядом. Её черные ресницы уже побелели, а самих их краях осели крохотные снежинки.

Пересилив внутреннего демона, ведьма более мягко и сочувственно прошептала: «Прости за сестру» и, обратившись в пантеру, убежала прочь, оставляя на снегу не человеческие следы.

Сэм сомневался, стоит ли бежать за ней, но Моника решила за него. Подойдя к нему, она схватила его руку, пытаясь напомнить о себе.

— Ты же в курсе, что это она меня заморозила? — девчонка обиженно надула губки.

— Да, я в курсе, — пробормотал Сэм, но все его мысли были заняты Сарой.

— Земля вызывает Сэма!

— Прости, карамелька, — в этот раз маг повернулся к ней лицом и виновато улыбнулся. — Пойдём домой, родители будут счастливы тебя увидеть.

Карамелькой он её называл ещё с детства за цвет волос.

— Ты не покажешь мне школу? — разочаровано вздохнула она.

— Тебе же еще нет восемнадцати, — усмехнулся маг и потрепал её за пухлые щёчки. — Магический барьер просто-напросто не пропустит тебя.

— Мне уже шестнадцать, а если бы та дамочка не заморозила меня, мне было бы уже семнадцать. Вот уж ведьма!

— Её зовут Сара! — вмешалась в разговор Лисса, разозлившаяся от того, как Моника наговаривала на её подругу.

— А ты стало быть…

— Лисса, — представилась ведьма.

— Билл, — сухо кивнул маг.

— Моника, — улыбнулась девчонка, но смотрела только на Билла.

Подойдя к нему ближе, она подозрительно принюхалась, но не с таким видом, словно от него дурно пахло, а напротив, она внюхивалась в его аромат так, словно от него исходил запах самых дорогих духов мира.

— Оборотень? — спросила она, задумчиво наклонив голову набок.

— Я волк! — огрызнулся Билл и добавил более вежливо: — И наполовину маг.

Сэм нахмурился. В их роду не было еще ни одного оборотня, но отменный нюх Моники его не на шутку насторожил. Через несколько месяц Монике должно было исполниться восемнадцать, и, как было всем известно, у некоторых магов и ведьм способности начинают проявляться задолго до совершеннолетия.

— А Сара больше с тобой ничего не делала? — поинтересовался маг.

— Сняла с меня заклинание, только и всего, — пожала плечами ведьма, не переставая смотреть на Билла. — Пока я находилась под заклинанием, ты мне снился, — неожиданно заявила Моника, задумчиво прокручивая между пальцами прядь волос. — Ты меня учил обращаться в оборотня. Правда, у меня не сразу получалось, — почему-то расхохоталась она, — но ты не сдавался.

Сэм продолжал смотреть на свою сестрёнку и в недоумении осознавать, что она повзрослела. Ему казалось, что время, которое она провела в замороженном виде, без возможности расти и совершенствовать свои навыки, лишь за несколько минут восстановили ей все, что она потеряла.

— Не флиртуй с моим другом! — возмутился он, но тут же понял, что сейчас ему будет всё это только на руку. — Хотя, впрочем, общайтесь, я пока разберусь с Сарой.

Подпрыгнув, он тут же обратился в орла и улетел прочь, напоследок успев мысленно сказать Биллу, что он в ответе за сестру в момент его отсутствия. Билл хотел было уже возразить, что у него нет никакого желания возиться с ней, но поделать уже ничего не мог.

— А ты давно знаком с моим братом? — поинтересовалась Моника, игнорирую всякие попытки Лиссы встрять в беседу.

— Не буду вам мешать, — пробормотала ведьма и зашагала прочь. Её до ужаса начало раздражать то, что куда бы она ни пошла, везде оказывалась лишней.

Билл мысленно обратился к ведьме, с просьбой не оставлять его одного с Моникой, но Лисса была ещё не настолько опытной ведьмой, чтобы прочесть его мысли.

«Нам нужно поговорить, Лисса!», — кричал мысленно он ей вслед, но она этого не слышала.

***
— Сара! — кричал Сэм, пытаясь догнать её. — Да постой же ты! Инверсио!

Пантера остановилась, маг с облегчением выдохнул и наколдовал себе и ведьме новые плащи, встал перед ведьмой и снял заклинание одним щелчком пальцев. Пантера зашевелилась и раздражительно рыкнула.

— Прошу, давай поговорим, — молил маг, не зная, что Дьявол уже исполнил свою часть договора, и Сара уже давно перестала к нему что-либо чувствовать. — Думаю, мы с тобой друг друга не так поняли.

Сара вернулась в человеческий вид и с раздражением накинула поверх обнажённого тела мантию, игнорируя взгляд мага. Казалось, что он впервые посмотрел на неё, как на женщину.

— Нам не о чем говорить. Я совершила ошибку, не так все поняла… а Моника просто попала под руку.

— Я был зол на тебя, за то, что ты сделала с моей сестрой.

— Я не знала, что она твоя СЕСТРА! — раздражённо крикнула ведьма.

Пока она кричала, снег еще больше усилился, началась настоящая метель, которая позволяла магу понимать настроение ведьмы. А судя потому, что снег со всей силы ударял ему в лицо, настроение у нее паршивое.

— Что с тобой происходит? — он ласково, как когда-то в детстве, взял ее лицо в ладони. — Что с твоими глазами?

— Не трогай меня! — крикнула она, пытаясь оттолкнуть его прочь.

Но маг держал её крепко, до последнего веря, что его магия поможет вернуть Саре её истинную сущность. Он крепко обнял её, нашёптывая заклинания, согревающее холодное тело. К несчастью, это не помогало, ведьма больше злилась на него, отчего становилась ещё холоднее.

— Не отталкивай меня, — молил он. — Я же… люблю тебя.

Сердце девушки замерло, снег застыл в воздухе, словно кто-то остановил время, а на лице ведьмы стал виднеться еле заметный румянец.

— Что? — охрипшим голосом прошептала она.

— Разве ты не поняла?

Саре хотелось хохотать от нелепости произошедшего, ей хотелось кричать и бить его, обвиняя во всех грехах, но она молчала.

— Ты игнорировал меня весь день рождения, хотя это я организовала праздник, — напоминала ведьма, едва ли не плача. — Ты весь день провёл с Моникой…

— Погоди, ты что, ревновала?

Ведьма угрюмо наклонила голову вниз, но на вопрос не ответила.

— Так вот почему ты сестру заморозила. Ты ревновала! — радостно заявил маг и хотел было уже от радости поцеловать её, как кто-то резко выхватил Сару из его объятий и отволок в сторону.

— Это уже не имеет никакого значения, — заявил некто в чёрном плаще. Его лицо было скрыто, но ведьма отчётливо поняла, кто это.

— Он тебя не обидел? — спросил Дьявол, заботливо прижимая ведьму к себе.

Как ни странно, рядом с ним ведьме становилось легче и спокойнее на душе. Снег стал таять, словно за несколько секунду зима сменилась летом, причём крайне жарким.

— Сара, кто это? — спросил Сэм, но она даже и не думала ему отвечать.

— Я тот, кто позаботится о ней лучше, чем это можешь сделать ты.

— Кто ты такой?!

— Любовь всей её жизни, — усмехнулся он своей дьявольской улыбкой и по щелчку пальцев испарился, забрав Сару с собой.

***
Лисса, вяло передвигая ногами, дошла до первой попавшейся по пути лавочки и обессиленно на неё рухнула. Её не заботила погода, ей не мешал холод и вьюга, она сосредоточенно смотрела на свои тощие длинные пальцы рук и тяжело вздыхала.

— Вот бы Ник сейчас был рядом, — прошептала ведьма.

Она вспоминала те прекрасные дни, проведённые с ним, и грустно улыбалась. Лиссе нравилось с ним устраивать гонки, нравилось, как они соревновались друг с другом и как сбегали за город, чтобы наблюдать восход и заход солнца с вершины гор. Она любила, когда он тихонько взбирался к ней в комнату по ночам и рассказывал ей безумные сказки про ведьм и магов. Тогда ей казалось, что все его слова были лишь вымыслом, что он — обычный парень из нормальной семьи, где от детей не ждут никаких превращений, магии или чего-либо еще такого безумного.

— Как же я ошибалась, — прошептала Лиса, наблюдая, как капля за каплей падает на её ладони. На небе вновь образовались серые тучи. — Ты знал, кто я. Твоя семья была такой же сумасшедшей, как и моя.

— Разве Ник не был старше тебя? — Руни появилась из ниоткуда и уместила мордочку на ладони хозяйки.

Лисса испуганно осмотрелась по сторонам, но, к счастью, никого поблизости не обнаружилось. Она облегчённо стала поглаживать лисицу по рыжей мордочке, тем самым успокаивая и себя, и погоду.

— Да, Руни, он был на год старше меня.

— Значит, он должен был стать магом, — заявила Руни, — он ведь из семьи чистокровных.

— Верно, — Лисса нахмурилась и резко замерла. — У Сэма уже была магия, значит, и у Ника должна была быть. Возможно, об этом он и хотел сказать в ту ночь.

— Он не успел?

— Я… — Лисса нахмурилась, старательно пытаясь вспомнить день, когда её лучшего друга не стало, — не помню. В последнее время мне с трудом удаётся вообще что-либо вспомнить о том дне. Уж не знаю, сама я это стираю у себя в голове или…

— … или кто-то это делает намеренно.

Руни резко вскочила и села на колени Лиссе, так чтобы их глаза были на одном уровне.

— Я верну тебе воспоминания, вне зависимости от того, кто тебе их стёр. Но предупреждаю, это весьма болезненно.

— Я справлюсь, — пообещала ведьма, готовясь все отдать, лишь бы вновь увидеть друга живым.

— Тогда сосредоточься и постарайся не моргать. Чем дольше ты продержишься, тем больше сможешь увидеть.

Глава 10. Николас

31 октября, день рождения Лиссы

Ник хотел запомнить каждое мгновение этого дня — последнего дня, проведенного под лучами солнца. Но больше чем восход солнца, наблюдать за которым он приезжал каждый день, ему хотелось запомнить ее — Лиссу, его лучшую подругу, девушку, положиться на которую он всегда мог без раздумья.

Он знал, что она за ним наблюдает, чувствовал ее взгляд на своем лице, шее, губах… но не спешил поворачиваться к ней лицом, ведь знал, что она хотела запомнить его живым, настоящим и человечным. Пока он еще мог оставаться таким.

— Я не хочу с тобой прощаться, — признался Ник, наконец-то повернув к ней голову. Глаза Лиссы были влажными от слез. — Но мне придется это сделать.

— Я не верю, что все это правда, — тихо-тихо прошептала она. — Я отказываюсь в этом верить.

— Меня убьют, лисенок, — как можно мягче и спокойнее сообщил он в который раз, — за измену, за предательство, за неповиновение.

— Но что ты сделал? — рыдала она, нервно всхлипывая. — Объясни толком.

— Решил перейти на сторону отца. — Ник вновь отвернулся к солнцу и добавил: — На сторону своего настоящего отца.

— Не понимаю, — нахмурилась девушка.

— Когда отец, точнее, мистер Эванс был на службе, мать изменила ему с одним иностранцем, о котором толком ничего и не знала, — начал рассказывать парень. — Они были любовниками какой-то период времени. Мама думала, что все обойдется, никто ни о чем не узнает. И все держалось в тайне, пока не обнаружилось, что я не обладаю никакими магическими способностями.

— Твои предки тоже помешаны на магии? — Лисса удивленно разинула рот. Она-то думала, что только в ее семье все с приветом.

Ник закивал, печально поджав тонкие губы. Он обеспокоенно запустил ладонь в густые каштановые волосы и вновь опустил ее на колени.

— Я в это не верил до последнего, пока не вернулся из военного училища мой брат — Сэм. Маг! — крикнул Ник и чертыхнулся, вспоминая, как брат едва ли не сжег его дотла. — Он все это время мне лгал. Сэм не учился за границей, а обитал здесь поблизости — в школе для волшебных созданий, таких, как он, и таких, как ты.

— Я не ведьма, Ник, ты же знаешь, во мне нет ничего особенного.

— Ошибаешься, — парень повернулся к девушке и ласково провел рукой по рыжим локонам. — Ты даже представить себе не можешь, насколько ты уникальна.

— Николас, это какое-то безумие!

— Нет! — возразил тот. — Я нашел в кабинете отца одну книгу об истории происхождения ведьм и магов.

Ник поднялся на ноги и пошел за рюкзаком, куда спрятал книгу. Вынув ее оттуда, такую серую, потрепанную и, по всей видимости, много раз читаемую, заявил:

— Здесь и о твоей семье говорится, Лисса.

Он открыл книгу на нужной странице и показал фотографию, на которой была изображена миссис Дуллитл в черной облегающей униформе с драконом позади нее.

— Не понимаю.

— Все, что говорила тебе мать — правда. Сегодня в полночь ты станешь ведьмой, и то, что с недавних пор ты не можешь прочесть ни одной строчки, не случайно — ты меняешься.

— Нет! — Лисса вскочила на ноги и нахмурилась. — Ты же не поменялся, с чего бы меняться мне?

— Я не такой, как ты, — Ник поник и отвернулся. — Как я уже и говорил, мать изменила отцу. Как оказалось совсем недавно, этот иностранец — вампир, первородный. А это значит, что я никак не могу стать магом, как Сэм. Во мне течет другая кровь, Лисса. И высшему совету магов стало известно о том, что в семье чистокровных магов появился некто, знающий о них все. Я недавно познакомился со своим настоящим отцом, уж не знаю, как он это сделал — но он вынудил меня рассказать все, что я знаю о мире магии. И за то, что я взболтнул первородному вампиру — главному врагу магов — лишнее, меня обвинили в измене. А за измену у них принято платить жизнью.

— Ник, скажи, что все это шутка, — молила девушка. — Ты же не пьешь кровь, можешь гулять под солнцем… Как ты можешь быть ребенком вампира?

— Я не знаю, — еле слышно прошептал он. — Я еще очень многого не знаю.

Он обернулся и взглянул на перепуганное лицо подруги. В ее глазах застыл страх, нижняя губа нервно вздрагивала, а по щекам текли слезы. Ник заботливо провел пальцами по ее лицу, прикоснулся к ее губам, но, не рискуя нарушить границу дозволенного, просто крепко обнял, всем телом ощущая ее нервное сердцебиение.

— Меня сожгут заживо, сегодня в полночь, — сообщил он, не отпуская ее из крепкой хватки.

Ник был на голову выше нее, а потому всегда с радостью вдыхал аромат ягодного шампуня, который она за столько лет ни разу не меняла на другой. Он ощутил тепло ее мягких губ на своей шее и от неожиданности замер.

«Хоть бы мне это не почудилось», — молил он, боясь пошевелиться.

— Я не хочу тебя терять, — прошептала Лисса, обняв парня еще крепче. — Я не вынесу твоей смерти.

— А я не вынесу разлуки с тобой, — Ник взял ее миниатюрное лицо в ладони и приподнял вверх, чтобы быть ближе к ее губам. — Я не хочу наблюдать с загробного мира, как ты целуешься с каким-то магом. Я знаю, это эгоистично, но я…

Лисса удивленно скинула брови вверх и, не колеблясь больше ни секунды, подалась вперед. Их губы тут же соприкоснулись, сердце — замерло, а руки по-хозяйски обхватили девушку за талию. Ник притянул Лиссу к себе, запустил ладони в ее волосы, уже более уверенно проник языком внутрь и насладился долгожданным стоном.

Поцелуй длился недолго, а для них казалось, что целая вечность.

— Неужели нет никакого способа сохранить тебе жизнь? — слегка отстранившись спросила она. — Раз уж я стану ведьмой, может, все-таки есть что-то, чем я могу тебе помочь?

С минуту он молчал, словно не решался, стоит ли ее просить о чем-либо, но все же произнес:

— Когда я сгорю, закопай мой пепел подальше от посторонних глаз, пропитай своей кровью землю и произнеси с искренним желанием: «Повинуйся мне, раб мой, восстань, дитя ночи, встань на мою сторону, служи мне верой и правдой, пока не наступит день, когда смерть разлучит нас».

— Зачем все это?

— Чтобы я был под твоей властью, а не под отцовской, — сообщил Ник, заботливо вытирая с ее щек слезы. — Меня возродят, но хозяином будет только тот, чью кровь я получу в ночь обращения. Отец хочет меня обратить в вампира, говорит, что это единственный способ спасения. Уж не знаю, можно ли из пепла сделать вновь живого человека, но, если это возможно, я хочу, чтобы ты обратила меня. Ведьмы — создатели вампиров, и то заклинание, что я тебе сказал — проклятие, но для меня шанс на то, что мы будем жить дальше, вместе. Да, это уже будет не та жизнь, ты будешь ведьмой, я — кровожадным вампиром, питающимся кровью. Но если это — единственный шанс быть с тобой, хоть и в качестве простого раба, то я хочу этого.

— О, Ник…

— Пообещай, что ТЫ обратишь меня.

Лисса заглянула в его серые, полные грусти глаза, с ужасом подумала о том, как она будет жить дальше, если он не будет с ней рядом и покорно согласилась:

— Хорошо, я обещаю. Но и ты пообещай, что не променяешь меня на смазливую вампиршу!

— Разве я могу? — Ник звонко расхохотался, а потом тут же сделал серьезное лицо и четко произнес: — Мое сердце всегда будет принадлежать только тебе. Обещаю.

***— Лисса! — знакомый голос вернул девушку в реальность. Джонс впопыхах подбежал к девушке, стараясь не упасть на скользком из-за дождя льду.

Ведьма моргнула и закрыла глаза. Они горели от боли, словно их обожгли серной кислотой. Лисса прижала ладони к глазам — любой проблеск света усиливал боль.

— Ты что творишь?! — Джонс в недоумении посмотрел на лисицу, обессиленно лежащую на ее коленях и осмотрелся по сторонам, забеспокоившись, что кто-то может ее увидеть. — Что с тобой?

Маг присел на корточки и взял ее бледные руки в ладони. Ведьма все еще держала глаза закрытыми, и Джонс продолжал думать, что причина ее расстройства — его отношения с Хлоей. Он хотел уже объяснить девушке, что происходит, и убедить, что ей не о чем беспокоиться, как ведьма неожиданно прошептала:

— Я ведь не за этим в школу приехала.

— Что?

— Я приехала сюда в надежде, что мне помогут спасти Ника, — заявила Лисса, открыв покрасневшие глаза.

— Но он ведь мертв, — как можно мягче и тише сказал маг.

Лисса резко вскочила на ноги и, прижимая к груди лисицу, чью обессиленность она вдвойне ощущала на себе, в гневе выкрикнула:

— Откуда ты можешь знать наверняка? Ты ведь не знаешь, что произошло в тот день! Ты не знаешь причину, по которой его сожгли!

— Знаю, — с виной во взгляде заверил маг. — Я был в ту ночь рядом.

Лисса ошарашенно уставилась на него, словно видела впервые в жизни.

— Только не говори, что ты…

— …убил его, — кивнул Джонс и опустил глаза на пол. — Я и есть тот инквизитор темных магов, избавляющий от предателей и изменников. Твой отец — древний маг, наш повелитель, приказал избавиться от парнишки.

— Нет, — вяло, все еще не веря ни единому слову, прошептала Лисса.

Аккуратно уложив лисицу на скамейку, девушка подошла к магу и, взяв его руку в свои ладони, пожелала узнать правду. В одном из учебников древних ведьм она читала, что, если сильно сконцентрироваться на том, что хочешь знать или сделать, это получится.

— Джонс… — Лисса резко отбросила его руку и попятилась назад. — Как ты мог?

— Я не знал еще тебя, — напомнил маг, — я просто выполнял свою рабо…

Не успел он договорить, как послышался мощный раскат грома. Девушка со скоростью света замахнулась и ударила мага по щеке. По всему его телу прошёлся электрический разряд молнии, но маг не сдвинулся с места.

— Подонок! — выплюнула она ему в лицо. — Зачем про нашу связь лгал?! Зачем принуждал магией меня верить в то, чего нет?!

— Повелитель приказал за тобой следить, — прошептал Джонс. — Мне нужно было выяснить, что у тебя за магия…

— Сдать меня решил Тайному ордену?!

— Нет, я это не для них…

Лисса ударила его второй раз, куда более сильнее. Маг рухнул на землю, но продолжал оставаться в сознании.

— Хлоя — твоя избранная?

— Нет.

— Вранье!

Ведьма приготовилась нанести новый удар, но в этот раз маг больше не стал терпеть ее издевки и создал вокруг себя барьерный щит, отражающий любое заклинание. Раздался новый удар молнии и раскат грома. Лисса отлетела назад и повалилась на землю, сильно ударившись спиной о толстый столб старого дерева, кора которого тут же потрескалась и осыпалась на землю.

— Лисса! — над головой раздался знакомый голос. Орел резко спустился вниз и встал перед девушкой, намеренно готовясь ее защищать.

Сэм накинул на обнаженное тело черную мантию, созданную с помощью магии, и уставился на Джонса.

— Значит, это ты виновен в смерти моего брата!

Джонс звонко расхохотался, вспоминаю, КТО выдал Николоса с потрохами. Маги стали на позицию и оскалили зубы. Лисса собирала все свои последние силы, чтобы присоединиться к бою, но тут же опомнилась и поспешила крикнуть:

— Сэм, не надо!

— Это тебе за брата! — кричал маг, направляя огненный шаг в Джонса.

— Нет! — крикнула ведьма, но было уже слишком поздно — представитель Тайного ордена напал на темного мага. Это и добивался Джонс — спровоцировать Сэма на начало войны.

Раздался звонкий хохот, огонь потух, из дыма, прихрамывая, вышел Джонс. Он бросил последний взгляд на Лиссу, но не было понятно, сожалел он о содеянном или нет.

— Я просто выполняю приказы Повелителя, — прошептал он и по щелчку пальцев исчез.

Тело Сэма сотрясалось от злости, он то и дело сжимал ладони в кулаки и оборачивался по сторонам, будучи абсолютно уверенным, что Джонс вернется.

— Проклятие!

— Проклятие, — эхо повторила Лисса и тут же вспомнила: — Ну конечно, проклятие!

Сэм в недоумении на неё обернулся, и потребовалось объяснить, что к чему. Лисса поспешила поведать, что все еще есть шанс на то, что Ник жив.

— К сожалению, я не помню тот день полностью, — Лисса заботливо взяла на руки лисицу, — но есть надежда на то, что я прокляла Ника и обратила в вампира.

— Первородные вампиры — люди, проклятые ведьмами, — понимающе закивал маг и заботливо погладил лисицу по мордочке. — Ей понадобится много времени, чтобы восстановить силы.

На плечо Сэма умостился орел и по-хозяйски вцепил в него когти. Грег наклонил голову к уху хозяину, но Лисса и слова не поняла.

— Ты могла бы приготовить снадобье, — пояснил маг, — ты же ведьма.

— Я сделаю это в пути.

— Куда-то собираешься? — Сэмюель скрестил руки на груди, обеспокоенно бросая взгляд на бегущих в их сторону стражников школы.

— На поиски Ника. Ты со мной?

— В логово кровожадных вампиров? Конечно, я с тобой, ты же ничего не смыслишь в магии!

— Не забывай, кто сильнее тебя! Темные ведьмы могут управлять даже такими, как ты!

Сэм усмехнулся, положил руку ей на плечо и, крепко обняв, прошептал: «Держись». Портал появился перед их глазами также внезапно, как и исчез.

— Ко мне, живо! — крикнул Сэм Монике и Биллу, которые все еще стояли в лесу и о чем-то беседовали.

— Братец, что-то случилось? — Моника обеспокоенно перевела взгляд на Лиссу и обратно.

— Объясню все по дороге, времени нет.

Вдали послышался вой сирены.

— Кто-то объявил войну? — нахмурился Билл.

— Кое-кто её начал, — Лисса кивнула на Сэма.

— Ты сошел с ума!

— Давай нравоучительные лекции оставим на потом! Надо отсюда уходить!

— Вон они! — крикнул один из стражников.

Но не успел тот подбежать к ним, как Сэм щёлкнул пальцами во второй раз и портал закрылся.

Эпилог

31 октября, день рождения Лиссы

Они стояли в обнимку уже целый час, крепко прижимая друг друга к груди. Сердце девушки колотилось от страха, а на глаза наворачивались слезы. Николас увел ее подальше от гостей, в свою комнату, где не было яркого света, шума или посторонних глаз, где был лишь он и Лисса.

— Он поможет тебе найти меня, когда настанет нужный момент, чтобы обо мне вспомнить, — он вынул из кармана серебряный медальон с маленьким изумрудным камнем внутри.

— Вспомнить? — переспросила Лисса.

— Мне придется заставить тебя поверить в то, что я мертв. Маги и ведьмы — самые сильные и непредсказуемые создания, которых я когда-либо встречал. Они могут прочесть твои мысли, вынудить полюбить другого, если только захотят этого…

— Я не позволю им мною управлять!

Ник усмехнулся и обхватил ее лицо теплыми руками.

— Ты — сильная, но еще слишком юная, чтобы противостоять им.

Лисса обеспокоенно взглянула на друга и прошептала:

— Я найду тебя.

— Не сомневаюсь, — Ник грустно улыбнулся ей и перевел взгляд на часы. — Пора.

Лисса начала закусывать нижнюю губу и осматриваться по сторонам.

— Ник!

— Не бойся, — парень старался оставаться спокойным, хоть и сам был до смерти напуган. — Закрой глаза.

— Нет!

— Прошу, Лисса, закрой глаза! Я не хочу, чтобы ты это видела!

Но девушка не слушалась. Слегка отойдя от юноши, она затаила дыхание и прижала подаренный им медальон к груди. Раздался пронзительный крик, и уже нельзя было с уверенностью сказать, кому он принадлежал.

— Ник! — кричала Лисса, пока его тело с каждой секундой превращалась в пепел.

Не прошло и минуты, как и собственный крик Ника утих, тело обмякло и пеплом осыпалось на пол. С дрожащими руками и ручьем стекающими по щекам слезами, Лисса схватила первую попавшуюся под руку вазу и приступила собирать в неё пепел.

— Я обращу тебя, — шептала она.

С каждой секундой слезы на её лице высыхали, а в небе раздавался гром и скрежет молнии. Лисса испуганно повернулась к окну, когда почувствовала, что одна из молний ударила в дом. Когда из комнат, где веселились гости, раздался крик, Лисса прижала вазу к груди и устремилась из дома прочь.

«Быстрее!» — кричала она самой себе, зная, что, если она не успеет обратить его, это сделает отец Ника.

Выбежав на улицу вместе с остальными ребятами, она не стала дожидаться приезда пожарных, а что есть мочи устремилась в лес. Там, недалеко от озера, куда любили ходить Ник с Лиссой, девушка вырыла яму, высыпала пепел и аккуратно засыпала его землей. Достав из кармана уже приготовленный заранее нож, девушка без всякого сомнения разрезала себе ладонь и, когда кровь ручьем полилась на землю, прошептала:

— Повинуйся мне, раб мой, восстань, дитя ночи, встань на мою сторону, служи мне верой и правдой, пока не наступит день, когда смерть разлучит нас.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1. Невиновная
  • Глава 2. Темная магия
  • Глава 3. Преступление и наказание
  • Глава 4. Темный орден
  • Глава 5. Избранные
  • Глава 6. Старые друзья
  • Глава 7. Сердцу не прикажешь
  • Глава 8. Сделка с Дьяволом
  • Глава 9. Разбитое сердце
  • Глава 10. Николас
  • Эпилог