КулЛиб электронная библиотека 

Аберфорт [Олеся Шеллина] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



shellina Аберфорт

Пролог

Олег пошевелил пальцем и поморщился — монитор издал противный пищащий звук, сигнализируя о каких-то проблемах.

Последнюю неделю Олег чувствовал себя особенно отвратительно. Отложив в сторону планшет, который ему после долгих уговоров разрешили взять с собой в палату, юноша откинулся на подушку и задумался.

Он умирал. Умирал вот уже три года. С того самого времени, когда впервые упал на уроке физкультуры в обморок; потом при обследовании у него обнаружилась опухоль мозга. Неоперабельная, как сказал тогда врач.

Первые семь химиотерапий он перенес нормально, но дальше начались осложнения, и полностью выпавшие волосы стали самой незначительной из неприятностей.

И теперь он действительно умирал. Вот уже пять дней Олег не мог встать с постели и позволил надеть на себя памперсы. В первый день было стыдно, а потом нормально — какая разница, если все скоро закончится.

Почти все время Олег находился под воздействием наркотиков, призванных уменьшить боль, но еще и притупляющих восприятие. А два дня назад пошли осложнения и при приеме обезболивающих. Ему стало трудно дышать.

Обратившись к интернету, Олег узнал, что тот же морфин подавляет дыхательную систему. С этого времени он терпел боль. Терпел до последнего; только после того как становилось совершенно невыносимо, а в глазах начинало двоиться, Олег просил сделать укол.

Когда он понял, что умирает, то вначале впал в депрессию и даже попытался покончить с собой, а затем успокоился и принялся читать.

Читал Олег много — все, что попадалось ему на глаза. От «Государя» Макиавелли до совершенно бессмысленных фанфиков. Он не брезговал ничем — хихикал, читая про возвышенную любовь между мужиками, и размышлял, обдумывая действительно серьезные вещи.

А сейчас Олег понял, что это конец. Тело устало бороться, и счет его жизни пошел на минуты.

— Жаль, не дочитаю уже, — прошептал парень, дотронувшись до планшета.

— Привет, — незнакомый голос заставил Олега повернуть голову. Даже такое простое действие далось ему с трудом, а перед глазами замелькали разноцветные мушки.

На стуле возле его кровати сидел молодой рыжий парень в джинсах и джинсовой куртке.

— Сюда нельзя заходить одетым, — прошептал Олег.

— А раздетым можно? — рыжий удивленно приподнял бровь.

— Вы меня поняли.

— Понял, — кивнул рыжий. — Но мне можно. Мне многое можно.

— Кто вы?

— Зови меня Игрок.

— Просто Игрок?

— Да, просто Игрок.

— Зачем вы здесь?

— Я хочу предложить тебе поиграть.

— Боюсь, я не в состоянии, — Олег попытался улыбнуться, но у него ничего не получилось.

— Ты умираешь, — Игрок выглядел сосредоточенно.

— Я знаю. Вы мне не открыли ничего нового.

— Тогда я задам тебе один вопрос — ты хочешь жить?

— Было бы глупо ответить «нет». Мне восемнадцать лет, как вы думаете, я хочу жить?

— Я готов предложить тебе жизнь, правда, не в этом теле, не в этой стране, не в этом времени, да и не в этом мире.

— Странное предложение. И где же я окажусь в итоге?

— В одном из миров, где история про Гарри Поттера — вовсе не вымысел. Но так как там все происходит на самом деле, то события не являются идентичными, и судить о героях тебе придется только после того, как ты с ними познакомишься. Жизнь — она такая, отличается от выдумок.

— В чем тогда смысл Игры? Ведь это и есть Игра?

— Ты умненький мальчик. Просто удивительно несправедливо, что такие как ты обычно умирают первыми.

— Жизнь, вы сами говорили. Так в чем смысл? — Олегу удалось улыбнуться. Он подумал о том, что у него начался предсмертный бред. Так удивительно.

— Некоторые ключевые моменты во всех мирах, демиурги которых решили создать что-то подобное, неизменны. Этих моментов на самом деле немного, но именно они влияют на то, чем все закончится в итоге. Замена одной из ключевых фигур на таком отрезке может существенно изменить ход всей истории. Игра же состоит в том, чтобы посмотреть, какие изменения произойдут.

— Что я получу?

— Ты получишь жизнь в молодом и здоровом теле. Также в качестве бонусов я предлагаю тебе знание английского языка и навыки и умения того, в чьем теле ты окажешься.

— Я буду помнить канон?

— Да. Только это мало на что влияет. Повторюсь, реальная жизнь намного сложнее и многограннее, чем детская книжка.

— И что мне нужно будет делать?

— Что угодно — или ничего. Любое твое действие или бездействие, так или иначе, изменит историю.

— А что произойдет с тем, в чьем теле я окажусь?

— Ты первым задал этот вопрос, — рыжий задумался. — Он переродится. Это согласовано с создателем того мира.

— То есть он не исчезнет навсегда?

— Нет, не исчезнет.

— Я согласен, — Олег закрыл глаза. Накатывала тошнота, а головная боль была такой, что казалось, череп сейчас разорвет на части.

— Вот и хорошо, — Игрок встал и подошел к кровати.

— Кем я буду-то?

— Аберфортом Дамблдором, — Игрок легко коснулся лба юноши.

Олег сделал последний судорожный вздох и замер.

— Все-таки несправедливо, — пробормотал Игрок и покосился на завывший монитор, после чего исчез из палаты, словно растворившись в воздухе.

Глава 1

К головной боли прибавился противный стук, который ввинчивался в измученный мозг.

Олег пошевелился, досадуя про себя, что встреча с Игроком все же оказалась бредом. Внезапно он замер. Все его ощущения вопили о том, что он лежит на животе. Это было настолько невозможно, что Олег резко открыл глаза и махнул рукой, свесившейся с продавленного дивана. Рука задела стоящую на полу бутылку, та опрокинулась и покатилась по полу.

Он перевел взгляд на источник раздражающего звука и увидел, что в окно долбится злая на вид сова.

Держась за раскалывающуюся голову обеими руками, Олег добрался до окна и распахнул створку. Вместе с совой в комнату влетел холодный воздух, и головная боль сразу стала меньше.

Олег оставил окно открытым и подошел к столу, где сидела нахохлившаяся сова. Увидев, что человек приблизился, она протянула лапу, к которой был привязан свиток пергамента. Дрожащими руками Олег развязал ленту, и сова сразу же выпорхнула в раскрытое окно, ухнув — вероятно, что-то нецензурное.

«Уважаемый мистер Дамблдор, в связи с тем, что вы уже не первый раз находите предлог не появляться в нашем офисе в Косом переулке, мистер Девидс дал согласие встретиться с вами в „Дырявом котле“ двадцать третьего декабря в три часа пополудни, чтобы наконец передать бумаги, позволяющие вам вступить в наследство, оставленное вашим почившим дядюшкой, многоуважаемым Вульфриком Дамблдором.

С уважением, стряпчий компании „Девидс и сыновья“ Сэмюэль Энадж».

Некоторое время Олег тупо разглядывал написанное витиеватым почерком послание.

— Точно, Дамблдор, — он хлопнул себя по лбу и застонал. — Чертов Аберфорт, — Олег с ненавистью посмотрел на пустую бутылку, валяющуюся на полу.

Слишком долго он терпел чудовищную головную боль, чтобы подвергаться подобным пыткам теперь уже добровольно.

На столе валялась вчерашняя газета. «Ежедневный пророк», двадцать второе декабря 1926 года. Рядом с газетой Олег нашел волшебную палочку.

— Темпус, — в воздухе повисла надпись «23.12.1926 13.00». — Черт!

Олег заметался по прокуренной комнатке, пытаясь делать несколько дел одновременно: найти одежду, умыться, засунуть палочку в карман… Внезапно он остановился.

— Я же колдовал. На самом деле колдовал. Неужели это правда? Игрок не был плодом моего затухающего сознания? Я здоров? Боже, я здоров, если не считать жуткого похмелья, конечно.

Олег подбежал к углу, где был закреплен рукомойник и висело небольшое мутноватое зеркало.

На него смотрел голубоглазый русоволосый парень лет двадцати пяти. На несколько опухшем лице выделялась неопрятная рыжеватая щетина. Олег провел рукой по щеке и поморщился. Покосившись на опасную бритву, он решил, что бриться не будет. Плеснул на лицо холодной водой из умывальника и вздохнул.

— А что ты хотел? Это же двадцать шестой год. Здесь джакузи еще не придумали.

Внезапно ему стало грустно.

— Бедная мама, а отец? Я для них умер. Но с другой стороны, неужели они не порадовались бы за меня, если бы узнали, что я жив и здоров, пусть и выгляжу необычно, — Олег сел на стул — и опять подскочил. — Встреча, да, встреча. Мне же наследство обломилось, нельзя опаздывать. Не буду же я всю жизнь жить в этой, — он оглядел убогое помещение, — скорее всего, съемной меблированной комнате.

Олег снова заметался по комнате. Надев шляпу и твидовое пальто, он взял в руки палочку.

— Надо же, я колдую! — Олег не удержался и выпустил из палочки сноп искр. — Так, успокойся, дыши глубже, — он сделал несколько вдохов и выдохов, чтобы сосредоточиться. Покопался в доставшейся ему в наследство памяти и пришел к выводу, что знает, как можно переместиться к «Дырявому котлу». — Аппарэйт.

Пережив несколько неприятных мгновений, Олег оказался на улице, словно сошедшей из кинофильма про гангстеров. Старинный для него автомобиль медленно катился по улице. Машин было на редкость мало, а где-то вдалеке дребезжал трамвай.

— Интересно, а существует ли сейчас «Ночной рыцарь»? — пробормотал Олег и поднял воротник.

Было холодно, шел снег. Воздух был влажным и липким, что только усиливало ощущение холода. Оглядевшись по сторонам, Олег решительно направился к «Дырявому котлу», чья вывеска немилосердно скрипела под порывами ветра.

Когда до кабака оставалось не больше десяти шагов, из подворотни выскочила полненькая девушка, укутанная в какие-то кошмарные платки.

— Постойте, мистер, — она ухватила Олега за рукав пальто. — Пожалуйста, постойте!

Олег остановился, пытаясь ее рассмотреть, однако ему это не удавалось из-за нелепой одежды — и не слишком-то теплой, несмотря на множество слоев.

— Чего тебе? — Олег попытался высвободить рукав, но девушка держала крепко. — Я опаздываю.

— Пожалуйста, купите у меня медальон. Он не ворованный, честно, я могу Непреложный обет в этом дать. Пожалуйста, я уже два дня ничего не ела.

Она попыталась что-то вытащить из вороха одежды, говоря что-то еще и захлебываясь слезами. Олег внезапно ощутил острый приступ жалости. Почему-то ему захотелось помочь этой нелепой бродяжке. Пошарив в кармане и убедившись, что деньги у него есть, Олег перехватил руку девушки и довольно грубо встряхнул ее.

— Пошли, я тебя накормлю, — и он потащил ее в кабак.

В полутемном зале было мало посетителей. За одним из столов сидел мужчина, одетый почти так же, как и Олег. Увидев вошедших, он махнул рукой.

— Мистер Дамблдор, здравствуйте, я вас уже жду.

— Добрый день, мистер Энадж, подождите еще минутку, пожалуйста, — Олег подвел девушку к одному из столов и подозвал хозяина. Хозяин был первым магом, одетым в мантию. — Накормите ее. Я оплачу, — после этого он обернулся к девушке. — Заказывай, что хочешь. Не думаю, что ты меня обанкротишь.

— Спасибо, мистер, — прошептала она, потирая руки, которые в тепле начали побаливать.

После того как хозяин ушел, чтобы принести суп, Олег подошел к столу, за которым сидел стряпчий.

— Вы всегда пытаетесь накормить бездомных? — Энадж презрительно скривил губы.

— Это не ваше дело.

— Вы правы, но учитывая то, что вам досталась в наследство таверна, будет несколько обидно, если вы разоритесь, даже не открывшись. Или вы хотите продать «Кабанью голову»?

— Нет, я не хочу пока ничего продавать, — быстро ответил Олег. — Возможно, позже. Если я действительно пойму, что не создан для этого бизнеса, то свяжусь с вами.

— Конечно, это ваше дело, мистер Дамблдор. А теперь подпишите наконец бумаги, — и стряпчий достал ворох пергаментов, перо и чернильницу. Пальцем указывая, где нужно поставить подпись, он недоуменно смотрел на своего клиента, который тщательно выводил буквы.

Как оказалось, Игрок оставил ему память Аберфорта только в том, что касалось магии. Писать пером было непривычно, неудобно и очень грязно. Олег выругался, уронив очередную кляксу на пергамент. Энадж неодобрительно покачал головой, убрал со своих экземпляров чернильные пятна и уложил все обратно в объемный саквояж. После чего он поднялся, надел шляпу и, коснувшись пальцами полей, попрощался с Олегом.

— Всего доброго, мистер Дамблдор. Не забудьте, что я вам сказал про продажу.

— Всего доброго, — кивнул Олег, и стряпчий вышел из кабака через другую дверь, ведущую к входу в Косой переулок.

Олег мельком просмотрел бумаги. Кроме таверны, неизвестный дядюшка оставил ему сейф с пятью сотнями галеонов.

Положив пергаменты один на другой, Олег свернул их в один свиток и засунул во внутренний карман пальто.

Поднявшись, он подошел к девушке.

— Ты наелась? Мне нужно идти, я могу попросить счет?

— Можно я пойду с вами? — пробормотала бродяжка.

— Что?

— Я вам не помешаю, правда. Я слышала, о чем вы говорили с тем сердитым человеком. У вас будет таверна. Я умею готовить, могу мыть полы, посуду… Я много чего умею. Пожалуйста, вы не пожалеете, мистер.

Олег растерялся. Он совершенно не представлял, что ему делать. Не знал, кто эта девушка — может быть, она задумала что-то плохое. С минуту Олег размышлял и наконец посмотрел на бродяжку.

— Если ты что-то замышляешь…

— Нет-нет, мистер, — она замахала руками. — Нет, я могу поклясться. Просто мне некуда идти, а я…

— Ты не больна?

— Нет, но я…

— Значит, не больна. Тебе можно аппарировать?

— Я не знаю, наверное, можно, — голос девушки упал до шепота.

— Ну хорошо. Пошли, посмотрим, с чем мне предстоит иметь дело, — Олег протянул руку, за которую девушка ухватилась как за соломинку.

Олег подозвал хозяина и расплатился, после чего спросил:

— От вас можно аппарировать?

— Можно, но я бы предложил вам воспользоваться камином, — он покосился на девушку.

— Почему? — Олег нахмурился, а хозяин пожал плечами, продолжая коситься на девушку. — Я не знаю, подключен ли камин к сети.

— Попробуйте, порох на полке. Денег я с вас за это не возьму.

Камин был подключен к сети. Кроме того, в «Кабаньей голове» кто-то ждал будущего владельца и разжег в камине огонь.

— Чтобы переместиться, сколько нужно заплатить? — Олег встал и вытащил из волшебного огня голову.

— Два сикля.

Олег достал из кармана две монетки и протянул их хозяину.

— Так, я пойду первым, потом ты, — Олег посмотрел на девушку, которая замотала головой, вцепившись в рукав пальто. — Ты что, боишься, что я тебя брошу? — она кивнула. — Ну хорошо, иди первой.

Олег бросил горсть пороха в огонь, который сразу сменил цвет на ярко-зеленый.

Девушка выпустила рукав Олега и подошла к камину. Зажмурившись, шагнула в огонь и тихо произнесла:

— «Кабанья голова».

Олег дождался, когда пламя примет свой первоначальный цвет, кивнул хозяину и бросил порох в огонь.

— Спасибо, — он шагнул в камин и громко назвал место своего назначения.

Выйдя из другого камина, он очутился в теплой, хорошо натопленной комнате. Это была жилая комната, а не зал таверны. Олег подошел к окну и определил, что они находятся на втором этаже двухэтажного строения.

Определившись в своем местоположении, он повернулся к своей спутнице.

Она успела стянуть половину платков, в которые была укутана. Темноволосая, длинные темные волосы заплетены в две толстые косы, темноглазая, правый глаз слегка косил, но в целом личико было довольно миленьким. И тут Олег увидел то, что заставило его выругаться. Девушка вздрогнула и съежилась.

Она не была полненькой. Напротив, девушка — точнее, юная женщина — была худенькой и изможденной. А еще она была очень беременной.

— Ты в своем уме? — Олег даже не пытался понизить голос. — А если бы я все-таки аппарировал? Хорошо еще, хозяин кабака такой глазастый оказался. Ты о чем думала?

— Я не знаю, — она расплакалась. — Просто я так боялась, что вы меня бросите. Меня все всегда бросают, а вы были так добры ко мне. Вы первый, кто был добр ко мне, просто так, ни за что.

Олег тяжело сел на стул, в который раз пытаясь понять, что же ему делать.

— Как тебя зовут, несчастье?

— Меропа. Меропа Реддл.

Глава 2

Олег долго смотрел на Меропу и пытался вспомнить, когда же должен будет родиться будущий Темный Лорд. Ничего почему-то не вспоминалось, но судя по животу Меропы, это значимое событие произойдет со дня на день.

Девушка (точнее, хоть и юная совсем, но женщина, — напомнил себе Олег) переступила с ноги на ногу.

— Тебе нравится стоять? — она вздрогнула и посмотрела на него, затем опустила взгляд на пол и покачала головой. — Тогда садись куда-нибудь, — он неопределенно махнул рукой, показывая, что она может самостоятельно найти себе место.

Меропа с облегчением вздохнула и обвела взглядом комнату. Второго стула не наблюдалось, и ей пришлось сесть на заправленную кровать. Слегка откинувшись на подушки, она провела рукой по животу и еле слышно застонала.

— Эй, я надеюсь, ты не собираешься рожать прямо сейчас? — Олег потер шею и поморщился, наткнувшись рукой на неожиданно длинные волосы.

Оказывается, он настолько привык к лысине, что сейчас волосы доставляли ему некоторый дискомфорт.

— Нет, мне еще пару недель нужно вынашивать, — тихо пробормотала Меропа. — Просто мой мальчик такой активный…

— Да уж, твой мальчик очень активный, — пробурчал Олег.

— Вы не думайте, я сильная, я смогу работать. Я могу мыть пол и…

— И мыть посуду, и готовить — я помню, Меропа, — Олег встал и подошел к кровати. Меропа рефлекторно сжалась. — Да не бойся, я тебя не ударю. Зачем ты вообще за мной пошла, если так боишься?

— Простите меня, — темные глаза снова заблестели. — Я не боюсь вас, просто привычка.

— Охрененная привычка.

— Что?

— Ты волосы стричь умеешь? — Олег предпочел задать вопрос на интересующую его тему.

— Умею, — Меропа потупилась. — Я часто стригла магглов в нашем городке. Нужно же было на жизнь зарабатывать.

— Ага. А чем в это время занимались другие члены твоей семьи?

— Другие?

— Ты в приюте выросла? — в нем зашевелилось глухое раздражение.

— Нет, я жила с отцом и братом Морфином.

Услышав имя брата Меропы, так созвучное с лекарством, которое помогало ему терпеть боль и одновременно убивало, Олег почувствовал приступ тошноты.

— Так чем они занимались, пока ты стригла, мыла полы и посуду, а также готовила у магглов?

— Откуда вы знаете, что я делала?

— Догадался, — помимо воли в голосе Олега прозвучал сарказм. Меропа снова сжалась. — Так, ладно. Как твоего папашу зовут?

— Марволо.

— Угу, а муж где?

— Том меня оставил, когда узнал, что я ведьма, — Меропа уже почти шептала.

— И что же ты совершила такого, что муженек свинтил так быстро? Запытала какого-нибудь бедолагу Круциатусом до энуреза у него на глазах?

— Нет, что вы, — Меропа испуганно посмотрела на Олега. — У меня и палочки-то нет. Я же почти сквиб. Я не умею колдовать.

— А училась? — она покачала головой. — И чем же ты его так напугала, если почти сквиб, не училась, и у тебя нет палочки?

— Я просто сказала Тому, что я ведьма… я думала, это правильно, чтобы муж знал, а он заявил, что я его приворожила.

— А ты приворожила?

— Да не умею я! Я же почти сквиб.

— Понятно. Поигрался мажорчик и убежал к папке, когда кеш кончился. Козел, — Олег снова потер шею. — В общем, так, располагайся в этой комнате, здесь тепло и есть все необходимое.

— А вы?

— А я пойду посмотрю, что же мне в наследство досталось.

— Но мне нужно как-то отработать…

— Отработаешь, позже. Сначала нормально родишь, а потом отработаешь. Но если тебя это так волнует, пострижешь меня — это будет твой первый вклад в отработку долга.

— Да вы что? — Меропа вдруг перестала дрожать и тяжело поднялась с постели. — Вы же маг! Вам нельзя стричься!

— Я тебя умоляю, — Олег закатил глаза.

— Я не позволю вам стричь волосы, — решительно заявила Меропа.

— Я тебя не спросил, что мне делать с моими волосами, — Олег покачал головой и направился к двери.

— Но так же нельзя, — прошептала Меропа.

— Мне можно, — Олег усмехнулся, вспомнив Игрока. — Ты как узнала, что у тебя пацан будет?

— Никак, я просто знаю, — она пожала плечами.

— А назвать-то его как собираешься?

— Том Марволо…

— Я с тебя дурею, — Олег поморщился. — Значит, ты хочешь назвать своего ребенка в честь урода, который тебя бросил беременной, и в честь папаши, который ни хрена не делал, пока ты горбатилась на дядю? Значит, стричь волосы нельзя, а ребенку такое имечко давать можно? Ты не думаешь, что у него плохая карма от этого разовьется?

— Что разовьется?

— Неважно. Что-нибудь плохое разовьется.

Олег вышел из комнаты, хлопнув дверью.

— Темная Леди, мать ее. Запуганный, наивный ребенок, вот кто она. А с ее муженьком встретиться все же нужно. Они же официально женаты. Может, он к этому времени уже снова замуж вышел, то есть женился? Это было бы неплохо. Обвиним в многоженстве — и будет он отступные всю оставшуюся жизнь платить как миленький. Пусть мелкого обеспечивает. Не будет приюта, вряд ли появится Темный Лорд, — бормоча вполголоса, Олег осматривал второй этаж.

Кроме той комнаты, в которой он оставил Меропу, на этаже было еще три. Все они располагались по одной стороне и выходили в длинный коридор. Напротив каждой двери в стене коридора были прорублены окна, закрытые тяжелыми портьерами. Пол покрывала стандартная для гостиниц всех времен и народов красная ковровая дорожка.

Заглянув в каждую комнату и не увидев там ничего достойного внимания, Олег спустился вниз.

Лестница находилась сразу за стойкой бара. Сам зал был темным и неуютным.

Олег огляделся и увидел полоску света, идущую от одной из стен, теряющихся в темноте.

— Люмос, — огонек послушно зажегся на кончике палочки.

Освещая себе дорогу, Олег направился к источнику света. Мерцал кончик палочки совсем слабо, и Олег запнулся об один из столов, стоящих у него на пути. Чтобы удержаться на ногах, ему пришлось на этот самый стол навалиться, и он с грохотом сдвинулся с места.

Полоса света сразу же расширилась и образовала прямоугольник открытой двери.

Одновременно с этим вспыхнул камин в зале, и зажглись светильники на стенах.

Раздался громкий хлопок, и возле Олега материализовалось маленькое ушастое существо с выпученными глазами, завернутое в грязное полотенце.

— Хозяин Аберфорт? — неуверенно пробормотало существо, вращая круглыми глазами.

— Да, а ты кто?

— Я Штефан, я всю жизнь работал здесь, помогал хозяину Вульфрику…

— Стоп, — Олег поднял руку. — Как, ты сказал, тебя зовут? Штефан? Это что, шутка?

— Нет, хозяин. Домовые эльфы не шутят такими вещами, как собственные имена.

— Понятно. А чем ты занимаешься, Штефан?

— Ужин готовлю. Жду, когда хозяин Аберфорт придет. А хозяин все не приходил и не приходил, — эльф громко высморкался в полотенце, которое было на нем надето. — Хозяин же хочет есть?

— Хочет, — кивнул Олег, и эльф счастливо заулыбался. — А скажи мне, Штефан, почему наверху все вылизано, просто блестит, хоть и несколько безлико обставлено, а здесь просто декорации к картине «Антиутопичный зомбиапокалипсис»?

— Штефан не знает такой картины, — эльф растерянно посмотрел на хозяина. — Мне ее нужно куда-то повесить?

— Нет, ничего никуда вешать не нужно, — Олег вздохнул. — Почему на втором этаже чисто, а здесь такой свинарник? — он демонстративно провел ладонью по столешнице и показал грязные пальцы эльфу.

— Хозяин Вульфрик запретил Штефану наводить здесь чистоту, — эльф схватился за уши и потянул их. — Говорил, что так меньше народу здесь будет толкаться.

— Забавный, должно быть, был старикан, — пробормотал Олег. — Странно, что он вообще не разорился и не оставил мне кучу долгов вместе с таверной.

— Что говорит хозяин?

— Хозяин говорит, что на втором этаже в той комнате, где камин разожжен, находится гостья. Она, скорее всего, снова голодна, а также, вероятно, хочет вымыться. Сможешь ей помочь в этом?

— Конечно, хозяин, Штефан все сделает.

— Да, Штефан, Меропа беременна, и ей скоро рожать. Присмотри за ней. Нужно будет сразу же целителей позвать, как только схватки начнутся. Что-то мне говорит, что роды очень тяжелыми будут.

— Хозяин, Штефан глаз с хозяйки не спустит.

— Ну, до такого фанатизма доходить не нужно, — прервал Олег эльфа. — А сейчас покажи мне кухню и накорми. Потом я отдам тебе еще несколько распоряжений.

— Да, хозяин! — и эльф вприпрыжку побежал на кухню.

Олег поспешил за Штефаном. Кухня, в отличие от зала, сияла чистотой. В просторном помещении, кроме нескольких раковин и разделочных столов, присутствовала огромная плита, наподобие газовой, только разжигающаяся при помощи магии.

На плите стояли кастрюльки, в которых что-то булькало, источая восхитительный аромат.

Олег сразу почувствовал, как его рот наполняется слюной.

Он сел за стол, а эльф засуетился, выставляя перед ним тарелки с разными вкусностями.

— Штефан, ты же приводишь все в порядок и готовишь с помощью магии?

— Да, хозяин, но только с помощью нашей магии.

— Значит, тебе не составит труда вычистить авгиевы конюшни, которые образовались в обеденном зале?

— Что? Хозяин так чудно говорит, что Штефан его не понимает.

— Вычисти зал, если тебя не затруднит.

— Нет, не затруднит, — эльф подпрыгнул. — Штефан прямо сейчас…

— Нет, завтра, — произнес Олег с нажимом. — Сейчас ты займешься нашей гостьей. — И, Штефан, полотенце смени. Что бы на тебе ни было надето, оно должно быть чистым.

— Да, хозяин. Будет сделано, хозяин, — и эльф исчез, оставив Олега одного наслаждаться ужином.

— Может, правда продать это заведение? — Олег протер лицо руками. — Ладно, поживем — увидим.

Глава 3

На следующий день Олега разбудил звук открываемой двери. Его одежду предприимчивый домовик утащил чистить, а спать он привык полностью обнаженным. В комнате было жарко, и одеяло ночью было отброшено в сторону. Не совсем понимая спросонья, где он и что происходит, Олег поднял голову.

— Ой, — Меропа отвернулась, сильно покраснев, и принялась рассматривать дверь. — Простите, мистер.

Сон слетел с Олега моментально.

— Тебя стучать не учили, прежде чем к мужчинам в комнату ломиться? — он принялся судорожно обматывать одеяло вокруг талии.

Тело Аберфорта было в прекрасной форме. Он был высоким, худощавым, пропорционально сложенным, с хорошо развитыми связками и в меру накачанными мышцами.

— Простите, мистер.

— Хватит звать меня «мистер», — Меропа слегка повернула голову, и увидев, что самые интригующие части тела Олега надежно закрыты одеялом, повернулась к нему. — У меня есть имя. Только не Дамблдор, — секунду подумав, сообщил Олег. — Дамблдор — это как-то слишком. Зови меня Аберфорт.

— Хорошо, мистер Аберфорт.

— Ты всегда со всеми соглашаешься? — Олег произнес заклинание времени и выругался. Магические часы показывали шесть утра. — И что тебе не спится?

— Я всегда встаю в это время.

— А сюда зачем вломилась?

— Вчера и сегодня утром ко мне приходил домовой эльф, — Меропа опустила глаза. — Вы меня не выгоните?

— С чего бы мне тебя выгонять?

— Зачем я вам, если у вас домовой эльф есть?

— Ты читать умеешь?

— Да. И писать, и считать.

— Где училась? Сомневаюсь, что папаша и братан с наркотическим именем занимались твоим образованием.

— Священник местной церкви научил.

— Святой человек, — кивнул Олег. — И как ты умудрялась из дома сбегать, чтобы у маггла учиться?

— Я не сбегала. Я просто после работы заходила в церковь, чтобы ему помочь, он старенький совсем был, а он меня учил за это.

— А как отец относился к тому, что ты работаешь?

— Плохо, кричал постоянно, но не запрещал.

— Разумеется, не запрещал, жрать-то каждый день охота. И как они без тебя с голоду не сдохли?

— Когда я была маленькой, мама тоже этим занималась. Она меня с собой брала, вот я и научилась.

— Охренеть, — восхитился Олег. — Если бы твои родственнички попали в Хогвартс, то я даже знаю, на каком факультете они учились бы.

— На Слизерине, конечно.

— Как бы не так. Гриффиндор, и только он. Смотри сама, все повадки львов: ни черта не делать, порыкивать время от времени и жить за счет самок.

Олег пошел к двери, ведущей в просторную ванную. Как бы то ни было, а бывший владелец таверны любил комфорт — к каждой комнате прилагались большая раковина, унитаз и солидных размеров ванна. Также присутствовал водопровод с горячей водой. Олег подозревал, что воду нагревали при помощи магии, но его это мало волновало.

— Я не понимаю, что вы говорите, — Меропа пошла следом за ним и теперь стояла в дверях ванной.

— Привыкнешь, — Олег обернулся. — Имей совесть, выйди. А то смотри, мое чувство стыда однажды атрофировалось, и теперь я спокойно могу выполнять все утренние процедуры в твоем присутствии.

Меропа ойкнула и отошла, а Олег захлопнул дверь.

Вышел он из ванной уже полностью одетым, держа в руках бритву.

— Ты этой штукой пользоваться умеешь? — Меропа, сидевшая на стуле, встрепенулась и неуверенно кивнула. — Отлично. Это будет твоей основной обязанностью — брить своего хозяина, — Олег ухмыльнулся, на секунду представив себя рабовладельцем.

— А вы сами разве не умеете? — Меропа робко взяла бритву и ремень, о который ее нужно было затачивать.

— Не пришлось как-то самому научиться, — расплывчато ответил Олег, предлагая ей думать что угодно, вплоть до того, что раньше он был гораздо обеспеченнее и не умел сам шнурки завязывать, не то что бриться. — А может, заклинание какое-нибудь существует?

— Я не слышала, — Меропа взбивала в это время мыльную пену. — Даже если и есть, то все мои знакомые маги, которые бреются, предпочитают именно эти бритвы. Так гладко ни одно заклинание щетину не уберет. А кроме бритья, что я буду делать?

— Во-первых, родишь. А во-вторых… не знаю. Скорее всего, за стойку тебя поставлю, раз ты грамотная. Я еще не решил, что с таверной делать буду. Нужно сначала все формальности утрясти.

— Какие формальности? — Меропа обвязала полотенце вокруг шеи Олега и принялась осторожно наносить пену на щеки и подбородок.

— Множественные, — вздохнул Олег. — Начиная с разрешения на торговлю, отдельно на торговлю алкоголем, и заканчивая налогами.

— Как все сложно, — Меропа взяла бритву и еще раз провела ею по ремню.

— А ты думала. Ну все, моя жизнь в твоих руках.

— Как это? — она удивленно посмотрела на Олега.

— Я перед тобой такой беззащитный, а ты с опасной бритвой…

Меропа сжала губы. Похоже, характер Олега, испорченный во время болезни до такой степени, что даже мать его иногда не выдерживала, начал положительно на нее влиять.

«Еще пара месяцев, и она огрызаться начнет», — подумал Олег, усмехнувшись.

Когда процедура бритья закончилась, Олег поднялся и потянулся.

— Мне нужно наведаться в мою старую квартиру, вещи забрать, с хозяином расплатиться, да в Косой переулок охота заглянуть. Будь хорошей девочкой, отдыхай. Можешь книжку какую-нибудь взять, я в одной комнате книжный шкаф видел.

— Спасибо, мистер Аберфорт.

Олег надел пальто, в очередной раз удивившись отсутствию мантии. Решил, что на этот вопрос ему ответят в Косом переулке, взял палочку и аппарировал.

Косой переулок его не впечатлил.

— Базар и базар, — пожал плечами Олег и зашел в первый попавшийся магазин готовой одежды. Ему нужны были перчатки — руки быстро мерзли, а ходить, засунув их в карманы, Олег считал не совсем приличным.

— Доброе утро, а вы ранняя пташка, — миловидная продавщица выпорхнула из задней двери.

— Доброе утро, а не подскажете мне, милая леди, что случилось с мантиями? — Олег обвел взглядом зал.

— Мода, — улыбнулась продавщица. — Правда, старики слюной брызжут, но кто когда слушал стариков?

— Действительно. Мне нужна пара перчаток. И еще, здесь можно приобрести пару мантий на молодую женщину примерно вот такого роста? — Олег провел ребром ладони себе по шее. — Да, она беременна.

— Я могу предложить вам вот эти, — продавщица выложила на прилавок пару кожаных перчаток и нечто бесформенное. — На всё наложены чары, которые автоматически подгоняют вещь под размер хозяина. Так что ваша жена может смело надевать их и после родов. На перчатках те же чары.

— Ну, пусть будет жена, — пробормотал Олег, расплачиваясь и отмечая, что денег осталось совсем немного. — Надо бы в банк зайти, но не сейчас, как-нибудь позже. Все равно по инстанциям мотаться. Спасибо, милая леди, — последнюю фразу он произнес громче, за что получил ослепительную улыбку в награду.

Забрав сверток с мантиями для Меропы, Олег вышел на улицу и аппарировал в ту прокуренную комнатушку, в которой очнулся вчера.

Он выяснил, что действительно снимал меблированную комнату в большом доме и оплатил проживание сразу за год, и с небольшим скандалом выбил остаток суммы с прижимистого толстячка с бегающими маленькими глазками, а потом пошел собирать вещи.

Вещей было немного. Несколько книг, бритвенные принадлежности и немного одежды. Мантия, кстати, у Аберфорта имелась. Олег усмехнулся и ненадолго задумался над своей зацикленностью насчет мантий, но так ничего и не придумал. Он уже собрался возвращаться в таверну, когда в дверь постучали.

На пороге стоял высокий мужчина лет на десять старше Аберфорта. Аккуратно постриженная рыжеватая борода, длинные волосы, собранные в хвост, ярко-голубые глаза, так похожие на его собственные… в общем, Олег догадался, кого он видит перед собой.

Мужчина молчал, и когда тишина стала действовать на нервы, Олег решил поинтересоваться, что же здесь забыл его брат.

— Ты зачем здесь?

— И тебе доброго утра. Хозяин дома сказал, что ты съезжаешь.

— Да, перебираюсь в таверну, которую дядя Вульфрик мне оставил.

— Старик всегда любил тебя больше, чем меня, — кивнул Альбус. — Я зашел попрощаться. Уезжаю на континент. Николас Фламель согласился поработать со мной.

— Поздравляю, — равнодушно бросил Олег.

— Аб, может, хватит уже? Сколько можно? Я из кожи выпрыгиваю, чтобы наладить хоть какое-то подобие родственных отношений…

— Только не говори мне, что ты не виноват в их разрыве.

— Я никогда этого не говорил, — Альбус сел на стул и провел рукой по лицу. — Я не могу исправить того, что произошло, но позволь мне хотя бы попытаться наладить то, что еще поддается починке.

— Я не знаю, Альбус, — Олег покачал головой. Мысли метались в панике. Он совершенно не представлял, что же ему делать. Причину конфликта братьев он знал поскольку-постольку, но Игрок предупреждал, что реальная жизнь и детская книжка — это далеко не одно и то же.

— Может, я могу тебе чем-то помочь? — неуверенно произнес Альбус. — Я много работаю, у меня появились кое-какие связи.

— Да чем ты мне можешь помочь? — Олег замер. — Хотя, можешь. Я подобрал на улице молоденькую женщину, она беременна, и, скорее всего, без моей помощи не пережила бы родов. И сейчас я чувствую ответственность за нее.

— И чем я могу помочь?

— Мне нужно точное местонахождение ее так называемого мужа. Поговорить по душам что-то захотелось.

— Она замужем? — уточнил Альбус и вытащил из ящика стола бумагу, чернильницу и перо.

— Скорее всего, они заключили маггловский брак. Учитывая, что девчонка совсем молоденькая, лет семнадцать-восемнадцать, этот педофил отвез ее в Гретна-Грин.

— Так муж ее бросил?

— Да. Ее зовут Меропа Реддл. В девичестве Мракс. Я не знаю подробностей, но муженька, кажется, зовут Том Реддл. Довольно обеспеченный тип, между прочим.

Альбус тщательно записал имена на бумаге.

— Мраксы, они же вроде… — он наморщил лоб, пытаясь что-то вспомнить.

— Да-да, абсолютно деградировавшие потомки Слизерина. Но это неважно. Сейчас, по крайней мере. Важны Реддлы, их состояние, где они живут и сколько с них можно стрясти на содержание ребенка.

— Я попробую выяснить. Все, что удастся обнаружить, пришлю тебе совой.

— И ты даже не поинтересуешься, зачем мне все это нужно?

— Нет. Я уже сказал, что хочу помочь. Ты сам потом расскажешь, если захочешь, — Альбус встал. — Мне пора.

— До свиданья, — Олег немного заколебался, а потом решительно добавил, — брат.

Альбус кивнул в ответ и аппарировал.

— Ну что же, а теперь пойдем, выясним, как же наша потенциальная Темная Леди в такую ситуацию угодила, да бумагами нужно начинать заниматься, деньги-то кончатся рано или поздно, — Олег собрал в чемодан все вещи, включая мантии для Меропы, и переместился назад в «Кабанью голову».

Глава 4

Олег заглянул в комнату Меропы, но там никого не было.

— Ну и где ты? — Олег задал вопрос вслух, затем негромко произнес: — Штефан.

Домовой эльф появился перед хозяином с громким хлопком. Олег удовлетворенно осмотрел белоснежное накрахмаленное полотенце, в которое Штефан был завернут. Увидев одобрение в глазах хозяина, эльф улыбнулся.

— Хозяину нравится?

— Да, Штефан, ты молодец. А где сейчас наша гостья?

— Хозяйка Меропа на кухне, хозяин.

— И чем она занимается? Я надеюсь, полы не моет?

— Нет-нет, хозяин. Она смотрит, как Штефан готовит обед. Хозяин пропустил завтрак, — в голосе домовика прозвучало осуждение.

— Хозяин сейчас же исправится, — Олег почувствовал, что действительно проголодался. — Спустимся на кухню, ты накормишь нас обедом, а мы с Меропой побеседуем.

— Хорошо, хозяин, — и Штефан исчез, торопясь накрыть на стол.

Олег сначала прошел в свою комнату и бросил на кровать чемодан. Вытащил мантии, и только после этого направился на кухню.

Меропа сидела за столом и гипнотизировала взглядом тарелку.

— Ты почему не ешь? — Олег сел напротив и бросил на колени салфетку.

— Я вас жду, — Меропа вздрогнула и отвела взгляд. — Ваш домовой эльф сказал, что вы сейчас спуститесь. Нельзя начинать есть, не дождавшись хозяина.

— Объясни это своему киндеру, — хмыкнул Олег. — У женщин в положении существуют некоторые преимущества. И вообще, открою тебе секрет. Мужчины до жути боятся будущих матерей.

— Почему? — Меропа недоуменно посмотрела на Олега и взяла ложку.

— Потому что мы не понимаем, как это происходит, и очень боимся, что роды начнутся вот прямо сейчас, даже если срок еще не подошел.

— Это так странно, — Меропа застенчиво улыбнулась. — А почему вы мне это рассказываете?

— Чтобы ты знала и пользовалась преимуществом своего положения. Да, на других женщин это обычно не действует.

Олег приступил к обеду, и Меропа сразу же последовала его примеру. Ели молча. Когда Штефан разлил по чашкам чай, Олег откинулся на спину стула и кивнул на сверток, который бросил на разделочный стол.

— Это тебе. Надеюсь, ты во всем этом разберешься.

— Мне? — Меропа с удивлением посмотрела на Олега. — Но почему?

— Скажем так, я не могу видеть тебя в этих тряпках, которые ты по недоразумению называешь одеждой. Считай это моей прихотью. А сейчас расскажи мне сказку.

— Какую?

— Про то, как дочь Марволо, который та еще свинья, как мы выяснили, оказалась замужем за типом по имени Том Реддл.

— Но это не сказка…

— А вот о том, сказка это или нет, позволь мне самому судить. Итак…

— Я не знаю, с чего начать.

— Жили-были? — спросил Олег насмешливо. — Опустим это. Как ты познакомилась с Реддлом?

— Я его знала, наверное, всю мою жизнь. Он всегда был такой красивый, — Меропа прикрыла глаза. — Но, разумеется, Том понятия не имел о моем существовании.

— Сколько тебе лет?

— Восемнадцать, — Меропа так внимательно разглядывала свой чай, что Олег подумал о том, что она гадает на чаинках.

— Точно педофил, — вздохнул он. — Продолжай.

— Папу и Морфина арестовали, и я осталась одна.

— За что их арестовали?

— Они колдовали при магглах. А когда инспектор пришел предупредить, папа захотел побить его.

— А братец ему помогал?

— Да.

— Ясно. Что было дальше?

— Я осталась совсем одна. Было так страшно… Хоть мне и исполнилось уже шестнадцать лет, все равно было страшно.

— Да, взрослая, умудренная опытом, пережившая три развода и четырех мужей, мать пятерых детей и просто скромная бизнес-леди.

— Что?

— Ничего, продолжай.

— Миссис Реддл увидела меня в городе и предложила работу в своем доме.

— Кем?

— Горничной. Мне выдали такое черное платье и белый передник. Все было новым и красивым…

— Сколько тебе платили? — перебил ее Олег.

— Нисколько. Мне предложили жить в доме и есть за счет хозяев. Я сразу согласилась.

— Охрененная щедрость, — пробормотал Олег. — Я в полном восторге. Дай, я дальше догадаюсь: сыночек присмотрелся к новой горничной, разумеется, не узнал в ней дочку Марволо — ну еще бы, вряд ли его мать потерпела бы рядом с собой грязное, оборванное чучело, — и решил приударить за ней. Ты, конечно же, отказалась. Или нет?

— Я отказалась, — Меропа покраснела. — Нельзя незамужней девушке с мужчиной, даже если любишь.

— Молодец, — задумчиво проговорил Олег. — А может, и не молодец, это с какой стороны посмотреть.

— Как вы узнали, что Том делал мне вначале неприличные предложения?

— Я же сказал, догадался. А вообще, это классика жанра. Когда он дозрел до того, чтобы потащить тебя в Гретна-Грин?

— Откуда… — Меропа так округлила глаза, что стала чем-то напоминать Штефана.

— Не отвлекайся. Я же маг, ты не забыла? Так когда?

— Однажды Том пришел ко мне в комнату и попросил помочь. Оказывается, его хотели женить на женщине, которая старше его и совершенно его не привлекает. А я давно ему нравлюсь… Разве я могла отказать?

— Вообще-то, могла. Ты в курсе, что сейчас он может продолжать жить в свое удовольствие? Женить его не смогут, так как он уже женат. А когда встретит ту самую, единственную, то подаст на развод.

— Но почему? Что я ему сделала? Я же его люблю, — Меропа плакала беззвучно. Слезы капали в чай, а она даже не смахивала их с глаз.

— Да потому что ты молоденькая, влюбленная дурочка. Без семьи, которая может за тебя вступиться. Думаешь, если он скажет на суде, что это ты его бросила и ребенка на стороне прижила, ему никто не поверит?

— Он же мог просто сказать мне об этом. Я бы согласилась помочь и так.

— А зачем? Зачем ему тебе что-то говорить? Спать-то с тобой его никто не заставлял. Том знал, что ты беременная, когда свалил в туман?

— Да, я сказала. Думала, он обрадуется. И про то, что из древнего магического рода происхожу, сказала. Чтобы он меня не стеснялся.

— Значит, приворота не было, — задумчиво проговорил Олег.

— Конечно, нет. Папа всегда говорил, что взять в жены одну из Мраксов — это такая честь, мало кто отказался бы. Да и не умею я зелья готовить. Для них ведь ингредиенты нужны. А еще котлы из разных металлов. Да много чего нужно. Не было этого у нас. И книг не было. Все давно продали. Только медальон и остался. Он мой, мое приданое. А кольцо Морфину должно отойти.

— Ну, хоть что-то положительное он тебе внушил. А вообще, правильно — когда дочери нечего предложить будущему мужу, кроме имени, то нужно внушить ребенку к этому имени уважение, — Олег забарабанил пальцами по столу. — Одного не пойму, откуда тогда эта чушь про приворотку пошла?

— Зачем кому-то так про меня говорить?

— Не знаю, Меропа. Как ты думаешь, твой бывший хозяин и настоящий свекр знает о твоей беременности?

— А это важно?

— Возможно, — Олег снова задумался. — Скорее всего, не знает. Иначе нашел бы внука. У людей старой закалки с этим строго. Не ублюдок же, а в законном браке, пусть и скандальном, рожден. При наличии доказательств пацан может веселую жизнь своим родственничкам обеспечить. Так что нет, не знает.

— Не надо им ничего говорить, пожалуйста, — Меропа схватила руку Олега и сжала.

— Нет, дорогая моя, это просто необходимо. Признание Реддлами твоего сына — это очень существенный плюс к недопущению… плохой кармы, короче. Даже если ты больше с этим козлом жить не будешь.

— Я все равно его люблю.

— Да люби ты кого хочешь. Встретишь нормального парня, и мы вернемся к теме «любишь-не любишь». Да, Меропа, если ты назовешь сына Том Марволо, я тебя на улицу выгоню, поняла? — Меропа перестала плакать и испуганно посмотрела на Олега, затем кивнула. — Ну вот и хорошо. А теперь иди, переоденься.

Когда она выскочила из кухни, прижав к груди сверток, Олег несколько минут бездумно смотрел на стену. Затем поднялся и направился в зал.

Несмотря на то, что зал был вымыт, впечатление он производил угнетающее. Слишком темно, слишком мрачно.

— Нет, так не пойдет.

— Что сказал хозяин? — Штефан, оказывается, был в зале — наводил лоск на посуду в баре.

— Интересно, сколько будет стоить ремонт зала с заменой некоторых элементов декора?

— Около четырех сотен галеонов, если использовать старую мебель как основу для новой.

— Откуда ты это знаешь? — Олег удивленно посмотрел на эльфа.

— Так хозяин Вульфрик здесь все уже менял, чтобы такой зал сделать.

— Да, оригинальный старикан. Скажи, Штефан, а ты умеешь делать мороженое и какие-нибудь шоколадные глупости?

— Да, хозяин, — пискнул домовик.

— Притащи мне сюда пергамент и чернила, я набросаю план того, что хотел бы здесь видеть, а потом схожу к мастерам и узнаю точную цену работ.

— А что хозяин хочет здесь видеть?

— Нечто среднее между «Тремя метлами» и кафе «Фортескью», а стойка останется за любителями выпить. Несколько отдельных кабинетов для парочек и деловых людей…

Олег еще раз оглядел просторное помещение, ухмыльнулся и обратился к внимательно смотрящему на него эльфу:

— Ну что, составим конкуренцию местным воротилам кафешного бизнеса? Надеюсь, они меня не убьют.

Глава 5

Боль сжала голову стальным обручем, но была настолько до обидного привычной, что Олег лишь вздохнул. Раздавшийся где-то вдалеке грохот пробился сквозь сон и разбудил спящего.

Несколько минут Олег лежал, не открывая глаз. Сквозь накатывающие волны боли вяло пробегали мысли: «Значит, мне это все приснилось — Меропа, домовой эльф по имени Штефан, таверна „Кабанья голова“, доставшаяся мне в наследство от дяди, который был не только самых честных правил, но и бо-о-ольшим оригиналом». Тело было покрыто потом, сердце бешено колотилось.

Громкий удар заставил Олега открыть глаза и подскочить, невзирая на головную боль. Шум шел откуда-то снизу, а проснулся он в своей комнате на втором этаже таверны.

Головная боль объяснялась тем, что Олегу было просто нечем дышать. Штефан, убежденный в том, что хозяин мерзнет, умудрился превратить комнату в сауну. А утром к парилке прибавился еще и грохот ремонта.

Неудивительно, что его голова готова была взорваться.

— Не приснилось, — выдавил из себя Олег и счастливо улыбнулся.

Все тело было липким от пота, поэтому он распахнул окно, чтобы впустить в комнату немного свежего воздуха, и направился в ванную.

Помывшись под прохладным душем, он долго стоял перед зеркалом и рассматривал свое отражение.

— Куда ты так спешишь, парень? — обратился Олег к самому себе и сам же себе ответил: — Я так привык думать, что каждый прожитый день может стать последним, что теперь боюсь опоздать. Боюсь не успеть что-то сделать. Надеюсь, постепенно я привыкну.

Вновь раздался грохот — Олег поморщился.

— Да чем они там занимаются? — быстро одевшись, он спустился вниз.

Шум доносился от монументальной стойки, которую нанятые Олегом рабочие пытались передвинуть к двери, ведущей в кухню. Маги вшестером накладывали на стойку заклятья, но проклятый предмет проползал не больше полуметра и с грохотом падал на пол.

— А вот это явно не заклятье, — пробормотал Олег, прислушиваясь к витиеватой фразе, выданной старшим мастером, когда стойка в очередной раз рухнула.

Все оставшиеся до Нового года дни Олег пробегал по инстанциям, утрясая формальности и получая лицензии. За каждую бумажку приходилось платить. Олег аж умилился, ностальгируя по родине.

Пришлось здорово растрясти оба сейфа: его собственный, где на счету находилось около тысячи галеонов — вероятно, его наследство, оставленное родителями, — и второй, с пятьюстами монетами от дяди Вульфрика. После небольшого скандала Олегу удалось заставить гоблинов ликвидировать один из сейфов, когда он узнал, что за его аренду нужно платить. Получался забавный казус: деньги, лежащие на счету, как и положено, приносили проценты своим владельцам, но за аренду самого сейфа взималась плата, как по волшебству равная именно той сумме, которая должна была поступать на счет в виде процентов. Таким образом, каждый оставался при своих. Но продолжалось это до тех пор, пока на счету были деньги. Если денег не было, то проценты не на что было начислять, а аренду сейфа никто не отменял.

Гоблины очень не хотели закрывать счет дяди Вульфрика с возвратом сейфа в их пользование. В ход шли уговоры и даже завуалированные угрозы, но Олег выстоял, заслужив репутацию непростого и скандального клиента.

Получившаяся итоговая сумма вышла внушительной только на первый взгляд. Когда Олег добыл все бумаги, авансом оплатил работу строителей, а также внес предоплату за три месяца поставок необходимой продукции — координаты поставщиков нашлись в многочисленных дядюшкиных бумагах, — в его распоряжении осталось ровно девяносто три галеона.

— Нам нужно открываться, а то по миру пойдем, — озабоченно произнес Олег, пересчитывая свое богатство.

Именно поэтому тридцать первого декабря его разбудил грохот передвигаемой стойки. Зал был практически готов, поэтому Олег рассчитывал открыть кафе к пятому января.

Покачав головой, Олег обратился к старшему мастеру:

— Мистер Фаул, достаточно. Сегодня все-таки Новый год, вернетесь второго января и все закончите, — строители благодарно кивнули и поспешили уйти из таверны.

Олег запер за ними дверь и задумался. Рождество он благополучно пропустил и не отмечал вместе со всей Великобританией. Для него это был чужой праздник.

Меропа же даже не вспомнила про ночь бородатых мужиков с мешками подарков — похоже, она не так часто праздновала Рождество, чтобы скучать по нему.

Но Новый год был для Олега самым главным праздником в году. Так было всегда, и что-то менять в этом плане он не собирался.

Стойку все-таки удалось немного отодвинуть, точнее, выдвинуть на середину зала.

— Елку поставим, да украсим чем-нибудь. Штефан чего-нибудь вкусненького приготовит, а шампанское я заранее купил.

Решив, чем займется до вечера, Олег поднялся наверх и заглянул в комнату Меропы. Она лежала на кровати с книжкой в руках.

— Ты не заболела? — Олег привык, что когда он вставал, его подопечная была уже на ногах.

— Что-то мне нехорошо, — Меропа положила руку на живот. — Малыш сегодня какой-то особенно активный.

— Ну, тогда отдыхай, а я пойду, елку где-нибудь достану да украшу ее. Сегодня же новогодняя ночь, — Олег улыбнулся и, вместо того чтобы уйти, подошел к Меропе. Взял книгу и посмотрел название: «Черный мотылек» Джоржетт Хейер. — М-да, — Олег вернул книгу вопросительно смотрящей на него Меропе. — Нравятся благородные разбойники?

Она покраснела и опустила глаза.

— Вы разрешили мне читать.

— Меропа, я что, отбираю у тебя книгу? Читай на здоровье. Ты сама словно со страниц романа Хейер сошла, — Олег ухмыльнулся и пошел к выходу. — Спустишься вниз ближе к вечеру?

— Чтобы встретить Новый год? — он кивнул. — Да, конечно, — Меропа улыбнулась и снова уткнулась в книжку.

Олег вышел и провел рукой по подбородку, покрытому щетиной. Вообще-то, он шел наверх, чтобы попросить Меропу побрить его, но раз уж она плохо себя чувствует, придется ему смириться с временным неудобством.

Елку он искал часа два, пока один из соседей не ткнул пальцем в лес, виднеющийся неподалеку от Хогсмида.

Найдя небольшую елочку, Олег принес ее в таверну, а затем долго упражнялся в трансфигурации, превращая веточки в украшения.

К семи вечера он наконец закончил и улыбнулся, оглядев свое творение.

— Неплохо получилось…

— Мистер Аберфорт, что-то мне нехорошо, — Меропа стояла на верхней ступеньке, держась за живот. — Мне больно, а еще из меня только что много воды вытекло, — она беззвучно заплакала, но сразу же охнула и согнулась, насколько позволял живот.

«Много воды вытекло — это воды отошли», — Олег впал в какое-то подобие ступора. Меропа застонала, и он пришел в себя.

— Штефан! — заорал он, бросившись к Меропе.

— Хозяин? — эльф явно что-то готовил, потому что его полотенце было немного выпачкано мукой.

— Быстро целителя сюда! — Олег осторожно обхватил Меропу за плечи и повел в свою комнату, опасаясь, что кровать в комнате Меропы пока не предназначена для лежания.

Он донес бы ее на руках, но когда-то вычитал, что беременным нужно двигаться, пока схватки были несильными.

Целитель прибыл в тот момент, когда они дошли до комнаты.

— Уложите ее, только осторожно, она не должна садиться, — сразу же поняв, с чем имеет дело, целитель принялся раздавать распоряжения.

Вот тогда Олег подхватил Меропу на руки и положил на кровать.

Целитель вытащил палочку и начал водить ею над своей пациенткой, что-то шепча при этом. Олег застыл в дверях, борясь с подступающей паникой.

Целитель поднял голову и удивленно посмотрел на Олега.

— А вы что здесь делаете? Идите, в комнате с рожающей женщиной вам не место. — Олег механически кивнул и шагнул в коридор. — Подождите, здесь небольшие осложнения могут быть. Пришлите ко мне своего эльфа, — и целитель снова склонился над Меропой.

— Штефан, — эльф появился и посмотрел на хозяина с тревогой. — Иди туда и помоги целителю. Делай все, что он попросит, — домовик закивал и исчез.

Олег бездумно простоял рядом с комнатой несколько минут, но целитель, видимо, наложил какие-то заглушающие чары, потому что Олег ничего не услышал. Тогда он спустился вниз и устроился на стуле, облокотившись на стойку и рассматривая елку, которая сейчас не казалась ему красивой.

— Он сказал, что уже есть какие-то осложнения, — пробормотал Олег. — А если она все-таки умрет? Что мне делать?

Он не знал, сколько просидел вот так, раз за разом представляя мертвую Меропу и себя с младенцем на руках.

— Ну что же, поздравляю, — Олег подпрыгнул и уставился на целителя. — Мальчик крепкий и здоровый.

— А мать? Она не…

— Мерлин, — целитель закатил глаза. — Все мужья вечно подозревают, что вот-вот останутся вдовцами. В лучшем случае вдовцами с ребенком на руках, в худшем же… Налейте мне лучше выпить, Новый год все-таки. А потом можете проведать жену с сыном.

Олег заметался по залу и вытащил бутылку с шампанским. Хлопнула пробка, и он протянул целителю бокал. Тот пригубил и кивнул.

— Все-таки магглы в некоторых вещах могут дать нам фору, и не факт, что мы их догоним.

— Сколько я вам должен? — Олег судорожно вспоминал, куда засунул деньги. В голове была только одна мысль — она выжила.

— Оставьте, — махнул рукой целитель. — Идите к семье, а я, пожалуй, пойду к своей, как раз успею всех поздравить. Завтра зайду, расскажу, как нашей мамочке питаться, а то слишком уж она худенькая. Рожала бы с маггловской повитухой, точно к праотцам отправилась бы.

Целитель аппарировал, прихватив с собой бутылку шампанского и бокал, который держал в руках — видимо, в качестве оплаты своих услуг.

Олег бросился наверх.

Меропа лежала на свежих простынях и устало улыбалась. Рядом с ней на кровати лежал потенциальный Темный Лорд, укутанный в пеленки, в которые превратились несколько простыней. Он пытался шевелиться, но тугое пеленание не давало ему шансов.

— А ты свободолюбивый парень, — Олег усмехнулся и обратился к Меропе: — Ну что? Как ты его назовешь?

Олег скрестил руки на груди, чтобы Меропа не увидела, что они до сих пор дрожали. Сказывалось пережитое напряжение.

— Энтони, — очень тихо проговорила Меропа, умудрившись покраснеть.

— Что? «Черный мотылек»? Ты шутишь! Энтони Реддл? — она кивнула, покраснев еще больше. — Ладно, но мне нужно привыкнуть к Энтони. Отдыхай. Штефан сейчас от вас не уйдет. Гоняй его как хочешь, ему будет в радость, — домовик, крутившийся вокруг Меропы и новорожденного, закивал. — С Новым годом, Меропа.

Выйдя из комнаты, Олег бегом спустился вниз и зажег огни на елке. После этого он погасил весь остальной свет в зале и расхохотался.

— Энтони Реддл. Ну, пусть попробует вот из этого приличную анаграмму слепить.

Глава 6

Ремонт несколько затянулся. И проблема заключалась именно в злосчастной стойке.

Когда второго января шум разбудил потенциального Темного Лорда, тот всем показал, что его не зря боялись. Его вопль долетел до первого этажа и перекрыл грохот в очередной раз рухнувшей стойки.

Успокоился он, только когда Олег, не слышащий сам себя из-за непрекращающегося шума, ворвался в комнату к Меропе.

Она испуганно вздрогнула и попятилась от Олега, крепко прижимая к себе ребенка.

— Я его сейчас успокою, мистер Аберфорт, — пролепетала Меропа, пытаясь одновременно укачивать Энтони.

— Что ты из меня чудовище делаешь? — Олег прислонился к косяку. — Что с ним?

— Я не знаю, — чуть не плача призналась Меропа. — Энтони всю ночь не спал, хныкал, а теперь вот вообще успокоиться не может.

— И почему ты молчала? Ты же понимаешь, что это не совсем нормально. Точно так же, как и постоянно падающая стойка.

— Я не думала, что все серьезно.

— Будь добра, вообще не думай. Сразу же говори мне обо всех проблемах, даже незначительных.

— Но разве вы сможете помочь?

— Я — нет. А вот квалифицированный целитель — вполне, — во всем, что касалось здоровья, у Олега выработалась стойкая паранойя, не собирающаяся сдавать свои позиции. Он это понимал, но вместо того, чтобы избавиться от нее, предпочитал холить и лелеять.

И вызывая целителя, Олег не мог отделаться от мыслей, что, возможно, Волдеморт стал Волдемортом, потому что был смертельно болен. Просто в отличие от того же Олега он был магом и мог отсрочить неизбежное, например, создав крестражи.

«А вдруг у него рак мозга? И такому маленькому созданию сейчас просто больно?» — продолжал накручивать себя Олег, дожидаясь целителя.

Целитель паранойю Олега поддерживать не собирался — обследовал маленького пациента и заявил, что у него просто легкое несварение. Меропе прописали диету и кое-какие зелья.

Олегу снова пришлось отправляться в Косой переулок, чтобы купить эти зелья, а также приобрести необходимые младенцу вещи: соски, погремушки, распашонки и кроватку. Последнее приобретение было, наверное, самым необходимым, но окончательно опустошило накопления Олега. В кармане осталось пятнадцать галеонов и восемь кнатов.

Олег похвалил себя за предусмотрительность, заставившую его заранее оплатить самые существенные расходы.

Меропа во все глаза смотрела на покупки, и даже Энтони замолчал и принялся следить за волшебной погремушкой. Свободу ему до сих пор не давали, что не улучшало настроение мучившегося болями в животике потенциального Темного Лорда.

Олега немного задело, что все то время, пока он устанавливал кроватку и выкладывал обновки в комнате Меропы, она не сказала ни слова.

— Всегда пожалуйста, — буркнул он, спускаясь вниз, чтобы разобраться наконец со стойкой.

— На ней заклятье наложено, — радостно сообщил ему старший мастер.

— А то я не догадался, — пробормотал Олег, а вслух сказал: — Вы его идентифицировали?

— Да, примерно. Какое-то самопальное, антивандальное.

— Его можно убрать? — раздражаясь все больше и больше, спросил Олег.

— Можно, но постепенно.

— Почему?

— Так обычно такие заклятья нестабильны. А вдруг ка-а-к жахнет?

— Судя по виду этой стойки, заклятье железобетонное.

— А может, ну ее? Дотащим до двери и выбросим, а сюда что-нибудь новенькое приладим.

— Нет, — отрезал Олег. — Мне нравится ее фактура. Поэтому стойка остается.

Олегу было плевать на фактуру проклятой стойки, просто новая стоила денег, которых у него не было.

Заклятье снимали три дня. Удалось это сделать не до конца. Кое-какие свойства все равно сохранились, например, невероятная прочность. Плюнув на несоответствие интерьеру, Олег оформил стойку в стиле «Дикого Запада», и мастера наконец приступили к самому залу.

Стены стали светлыми. Добавилось светильников, но не везде. Небольшие уютные диванчики у стен находились в легком полумраке. А несколько отгороженных кабинетов приобрели изысканность и некоторую интимность.

В меню стоимость мест различалась. Если за столиками в центре можно было просто сидеть с одной чашкой чая весь вечер, то на диванчиках нужно было обязательно сделать более существенный заказ. Кабинки же оплачивались отдельно. В них можно было вообще ничего не заказывать.

Олег так уставал, торопясь открыться, что сил на то, чтобы проведывать Меропу, у него просто не оставалось. О том, что состояние Энтони улучшилось, он узнал от Штефана.

В день перед открытием Олег стоял за стойкой, обдумывая меню. Сейчас, когда школьники только-только вернулись из дома с каникул, ни о каких увольнительных не могло быть и речи, поэтому он решил, что упор нужно будет сделать на местных. В первые дни сюда зайдут многие, просто из любопытства, ну а потом пару недель можно будет ожидать только местных любителей выпить и поболтать.

Почему-то решать проблемы заказов с помощью магии не хотелось, но выбора не было. У Олега не хватало денег на то, чтобы нанять официантов.

Поэтому на все столы были наложены чары, позволяющие доставлять заказы прямо на кухню к Штефану. Эльф уже работал в таверне и принцип работы знал.

Чтобы не было недоразумений, один из столов на кухне был расчерчен в виде точной схемы зала. Когда клиент делал заказ, он появлялся на макете, прямо на изображении нужного столика. Штефану требовалось только выставлять готовые блюда на макет.

Легкие чары позволяли заказанным вкусностям не сваливаться в одну кучу на столе, а довольно неплохо сервироваться. А вот чтобы забрать оплату, Олегу приходилось самому выходить из-за стойки.

Когда ремонтники ушли, Меропа спустилась вниз с Энтони на руках.

Сначала она предложила помочь, но когда Олег поинтересовался, будет ли она бегать по залу с ребенком или оставит его одного и пусть хоть заорется, заглушающих чар еще никто не отменял, Меропа покраснела и чуть не плача вернулась к себе.

Когда Олег провел последнюю проверку чар на столах и хотел уже подниматься наверх, раздался стук в окно.

Сова влетела в зал и приземлилась на стойке. Олег отвязал письмо и насыпал перед птицей печенюшки. Пока сова ела, он пробежал глазами небольшое послание, написанное витиеватым почерком. Буквы были сильно наклонены вправо. Это что-то значило, но что именно, Олег не помнил.

«Здравствуй, брат!

Извини, что долго не писал. Устроился на месте хорошо. Николас согласился принять меня в своем доме. Пишу в перерыве между фазами эксперимента с драконьей кровью, поэтому буду краток.

По твоей просьбе удалось выяснить следующее:

Том Реддл проживает в поместье рядом с маленьким городком Литтл Хэнглтон. Поместье называется „Дубы“. К входу действительно ведет небольшая аллея, с двух сторон которой высажены эти деревья. Живет Том вместе с родителями. О женитьбе речи не идет. Семья состоятельная. Твоя бродяжка не первая, с которой Том поступил подобным образом. Ходят сплетни, что Селия, дочь соседа Реддлов, баронета Венсетса, готовилась разделить участь Меропы, но этот план быстро раскрыли. Девчонку отослали к тетке на континент, пока слухи не улягутся, а Тому отказали в посещении многих домов, в том числе и в Лондоне.

Вот, пожалуй, и все, что я могу рассказать тебе о семье Реддлов.

Как у тебя дела? Что ты решил делать с таверной? Напиши, если будет желание.

До свиданья,

Твой брат Альбус
P.S. Да, у меня появился фамильяр. Представляешь, меня выбрал феникс! Я назвал его Фоукс. Когда я вернусь, тебе нужно будет обязательно с ним познакомиться».

Олег перечитал письмо и повернулся к поевшей и теперь смотрящей на него немигающим взглядом сове.

— Ответа не будет, — умная птица ухнула и вылетела в до сих пор открытое окно.

— Ай да Том, — восхитился Олег. — Нет, это ж надо, как в Темном Лорде гены причудливо проявились. Папаша любил трахать и кидать, Том-младший тоже, в каком-то смысле. Но как же все-таки не вовремя. Я не могу сейчас отлучаться, мне надо немного денюшек заработать. И поговорить с Реддлами тоже нужно… Ладно, Реддлы подождут. Если верить моим не совсем правильным воспоминаниям, они еще шестнадцать лет будут ждать в этих «Дубах», пока их папин сын найдет.

Рассуждения Олега прервал звук открываемой двери.

На пороге возникла дама — именно возникла, как-то по-другому назвать ее появление Олег не смог.

На ней была надета очень длинная и очень узкая юбка, кокетливая шляпка с негустой вуалью, а плечи, руки и грудь были укутаны в манто из какого-то белоснежного, очень красивого и очень пушистого зверя.

«Интересно, а почему я думал, что все маги должны обязательно напяливать на себя мантии?» — Олег залюбовался дамой. Если подать ей папироску, вставленную в длиннющий мундштук, то можно смело делать фото, назвать его «икона стиля двадцатых годов» и продать за бешеные деньги журналам мод.

Дама приблизилась, а Олег за это время сумел взять себя в руки. Из-под шляпки выбивались белокурые кудряшки, а в голубых глазах утонуло, скорее всего, уже немало мужчин.

— Мы закрыты, — голос прозвучал достаточно равнодушно, и Олег поздравил себя с самообладанием.

— Дверь была открыта, — дама остановилась и принялась внимательно осматривать зал. — Почему нет вывески возле вашего заведения?

— Вывеска в ремонте, — Олег не успел забрать новую вывеску. Старую, с нарисованной отрубленной головой свиньи, он выбросил, а новая была еще не готова. — Мадам, я сказал, что мы закрыты.

— Я слышала, — дама удостоила Олега мимолетным взглядом. — Здесь довольно мило.

— Что вам нужно?

— Вы удивительно невежливы, — дама поджала губы. — Мое имя Хельга Падмор. Завтра у моего сына Хьюго день рожденья. Ему исполняется семнадцать лет. Вы же понимаете, что означает такая дата для волшебника?

— Я всячески поздравляю вашего сына, но прошу ответить на мой вопрос — что вам нужно? — в самый последний момент Олег прикусил язык, и Хельга Падмор не услышала того, что на самом деле хотел сказать ей хозяин кафе.

— Мне нужно ваше заведение на завтрашний вечер. Директор Диппет разрешил мне устроить небольшую вечеринку для Хьюго и его друзей. Разумеется, все они вернутся в Хогвартс к десяти вечера. Вы способны преподнести нам приличную еду и напитки? Разумеется, ничего алкогольного. Я хочу арендовать помещение полностью. Чтобы детям никто не смог помешать праздновать.

«Ой-ой, мамаша хочет сыну днюху испортить. На совершеннолетие покушать с друзьями тортик — это просто верх мечтаний любого парня. Попробую спасти этого неизвестного мне Хьюго», — Олег задумчиво смотрел на Хельгу, а затем произнес:

— Восемьсот тридцать два галеона — и зал ваш на завтрашний вечер. Еду гарантирую и даже подежурю здесь за стойкой, чтобы молодежь до бара не добралась.

— Вы с ума сошли!

— Восемьсот тридцать два галеона, — повторил Олег. — Я не торгуюсь, мадам.

Хельга задумалась, а потом кивнула.

— Хорошо. Я пришлю вам деньги с гоблином. Но предупреждаю, завтра все должно быть безупречно, — и она, покачивая бедрами, вышла из кафе.

— Вот же гадство, — Олег медленно сел на стул. — Я-то такую несуразную сумму назвал, чтобы она в «Три метлы» направилась или еще куда. А не заимею ли я нежданного врага по имени Хьюго Падмор? Не хотелось бы. Значит, нужно что-то придумать, чтобы молодежь все-таки повеселилась.

Глава 7

Весь оставшийся вечер Олег думал о том, как не испортить праздник парню. На ум ничего не приходило. Каждый его план разбивался об айсберг по имени Хельга Падмор. Наконец, уже лежа в кровати, Олег принял решение.

— Ну хорошо, здесь все будет скучно, чопорно и безупречно. Но что мешает мне сделать Хьюго подарок? — с этими мыслями Олег уснул.

Следующее утро и часть дня были посвящены украшению зала и приготовлению ужина. Олег сразу отмел идею застолья. Долго за столом без допинга не посидишь. Поэтому столики с середины зала были отодвинуты поближе к диванчикам и расставлены так, чтобы на них могли расположиться закуски шведского стола.

Таким образом, гости могли свободно передвигаться по залу и болтать с видимостью уединенности.

Украшать зал Олег не стал, решив, что не барышню поздравляют, а парня, который всякие там шарики может и не понять.

Но самым главным в его приготовлениях был большой шоколадный торт. В торте отсутствовала середина. И в центр этого чуда кондитерского искусства, над которым Штефан священнодействовал почти восемь часов, Олег осторожно укладывал бутылки с пивом и вином. Что-то более крепкое он, подумав, добавлять не стал — ребят могли ждать проблемы, если их поймают. Все-таки наслаждаться подарком им придется в школе.

Остаток времени Олег вешал мишени для дартса на свободную стену, рядом с которой не было диванчиков. Стрелки он приобрел заранее в маггловской части Лондона.

Не то чтобы Олег рассчитывал на популяризацию этой незамысловатой игры среди магов, просто дартс нравился ему самому.

Хельга Падмор появилась ровно в шесть вечера и застала Олега за игрой.

— Почему вы никак не украсили зал? — вместо «здравствуйте» спросила она.

— А зачем? — Олег повернулся к женщине и замер.

Хельга скинула манто и протянула его Олегу. Тот машинально взял пушистую вещь, даже не пытаясь оторвать взгляда от обширного декольте Хельги.

— Чтобы создать атмосферу праздника, конечно, — Хельга всплеснула руками. Олег сглотнул. Заметив, куда направлен взгляд хозяина таверны, дама, вместо того чтобы возмутиться, слегка повела плечами, сделав вырез еще больше.

Олег не знал, насколько большой любовный опыт был у Аберфорта, но вот у него самого этого опыта не было совсем. Не вспоминать же о паре поцелуев с Ленкой Роговой в девятом классе, когда Олег еще не знал, что болен. А потом стало как-то не до девчонок и отношений. Сейчас же он просто не представлял, что ему делать.

С трудом взяв себя в руки, Олег сказал:

— Если хотите, я могу несколько шаров по залу развесить… — тут он замер и посмотрел на свою руку, в которой зажимал стрелки дартса. — А это идея!

Через пятнадцать минут зал наполнился разноцветными воздушными шарами. Хельга тем временем инспектировала стол.

— Здесь нет торта, — наконец произнесла она.

— Нет, — кивнул Олег. — Торт ваш сын унесет с собой в Хогвартс, чтобы его поздравили и те, кто не сможет попасть на вечеринку.

— Да, это разумно, — кивнула женщина. Олег скептически хмыкнул. — Почему вы усмехаетесь?

— Видите ли, мадам, лично я считаю, что лучшим праздником для Хьюго был бы вечер с очаровательными куртизанками в компании самых близких друзей, а не вот это, — он обвел рукой слегка преобразованный зал.

Хельга сдвинула брови и сложила руки на груди, но разразиться гневной речью не успела. Вниз спустилась Меропа с Энтони на руках.

— Ой, — она увидела Хельгу и попыталась уйти, но Олег ее остановил.

— Подожди. Тебе что-то нужно?

— Я хотела попросить вас наложить на нашу комнату звукоизолирующие чары, чтобы Энтони не проснулся, если здесь станет шумно.

— Попроси Штефана, у эльфов такие чары гораздо мощнее, чем у магов.

— Хорошо, — Меропа кивнула и быстро направилась к себе.

— Эта девушка — ваша… — Хельга смотрела вслед Меропе задумчивым взглядом.

— Она моя родственница, — ответил Олег на невысказанный вопрос.

— Близкая?

— Конечно. Двоюродная племянница жены брата моего дяди, — Олег пожал плечами. А что, вполне возможно, что так оно и было.

— Да, ближе не бывает, — Хельга хмыкнула. — Почему она попросила вас наложить чары? Она сквиб?

— Нет, просто так вышло, что Меропа не училась. Я постараюсь это исправить.

— Вам доставили деньги?

— Да, еще вчера.

— Если не секрет, а кто вообще эта девушка? — Хельга с любопытством смотрела на лестницу, ведущую на второй этаж.

— Не секрет, Меропа Мракс. Самый что ни на есть прямой потомок Салазара.

— Мракс? — Хельга удивилась. — Разве они еще живы?

— Как видите. А вот ее сын зачат от маггла.

— Ну, — Хельга слегка поморщилась. — У всех бывают плохие времена. Хотя я слегка разочарована…

— Зря. Меропа вынуждена была пойти на этот отчаянный шаг, — Олег облокотился на стойку.

— Зачем?

— Вы же знаете, что время от времени нужно обновлять кровь. Так вот, Мраксы дошли до того, что помочь им в этом могли только магглы. Иначе Меропа действительно стала бы последней из рода Слизерина.

— Да? Как интересно, — взгляд Хельги стал еще более задумчивым. — И мальчик обещает стать сильным магом?

— Ну, погремушки уже летают, хотя Энтони нет еще и двух недель от рождения. Не удивлюсь, если он зашипит на парселтанге быстрее, чем заговорит.

— А Меропа замужем?

— Конечно, — возмутился Олег. — Хотя сейчас, когда ее муж сыграл свою роль, я занят тем, чтобы развести их без особых потерь. — Олег улыбнулся, заметив, что Хельга напряженно смотрит на лестницу и шевелит губами.

Он прислушался и с удивлением услышал шепот:

— Последняя из Мраксов. Уже доказала, что может родить здорового ребенка, потенциально сильного мага… Это нужно обсудить с Джозефом. Ну и что, что сын полукровка, у всех случаются плохие дни.

Олег смотрел на Хельгу и размышлял примерно в том же направлении.

«Во мне только что проснулась полупрофессиональная сваха. Ну что же, попробуем нашу девочку поудачнее пристроить», — он улыбнулся собственным мыслям и отправился встречать гостей.

Пока студенты шатались по залу, время от времени подходя к столу с закусками, Хельга то и дело поглядывала на Олега. В конце концов она выбрала местом своей дислокации высокий табурет возле стойки.

— Вам не кажется, что дети немного заскучали? — спросила она.

— Нет, не кажется, я знаю это. — Олег в это время разглядывал карликового роста парня, одетого немного попроще, чем остальные. — А где ваш муж? — он перевел взгляд на Хельгу.

— Джозеф, как всегда, в делах. Сейчас он где-то на континенте.

— Понятно. Простите, мадам, вы не знаете, кто это? — Олег взглядом указал на заинтересовавшего его парня.

— Филиус Флитвик. Говорят, в его родословную умудрился просочиться гоблин, — Хельга скривилась. — Очень одаренный мальчик. Увлечен наукой, хороший друг Хьюго, но, к сожалению, не богат.

— Спасибо, мадам, — Олег кивнул и вышел из-за стойки. — Сейчас я переброшусь с Флитвиком парой слов, а потом попробую немного развлечь молодежь.

Хельга кивнула, но Олег этого уже не видел, потому что подошел к Флитвику.

— Мистер Флитвик, — обратился он к юноше.

— Да, мистер Дамблдор.

— Можно, я буду краток и сразу перейду к делу?

— Конечно.

— У меня есть подопечная, дальняя родственница. Так получилось, что она не училась в Хогвартсе. Вы не могли бы стать ее репетитором?

— Я? — Флитвик растерялся. — Это несколько неожиданно. Знаете, я согласен. Три галеона в неделю. Заниматься будем каждый день по два-три часа. У меня есть право покидать Хогвартс ежедневно.

— Отлично. Тогда приходите послезавтра.

— Почему послезавтра?

— Мне нужно Меропу подготовить морально, — криво усмехнулся Олег.

На самом деле, им нужно было приобрести ей волшебную палочку, и, возможно, узнать, волшебница Меропа или все-таки сквиб. Если палочка найдется, то вопрос снимается, а если нет… Олег решил, что в случае чего извинится перед Флитвиком за беспокойство.

Заручившись поддержкой будущего декана Равенкло, Олег подошел к скучающему имениннику.

— Играли когда-нибудь в дартс?

— Нет, а что это? — Хьюго с любопытством рассматривал стрелки в руках хозяина таверны.

— Нужно вот этой стрелкой попасть в мишень, — Олег показал, как держать стрелку. — Предлагаю соревнование. Вам не приходило в голову, что здесь слишком много шаров? — Хьюго кивнул. — Успеете вместе с друзьями все шары опустить на пол с помощью этих стрелок — получите сюрприз от моего бара. Большой шоколадный торт с очень необычной начинкой, его можно разрезать только где-нибудь в районе Выручай-комнаты. Иначе начинка может протечь и привлечь внимание преподавателей, — Олег подмигнул парню и с удовольствием заметил, как заблестели глаза Хьюго.

Остаток вечера прошел весело. Очень шумно и азартно. Студенты даже пытались жульничать, помогая себе магией, на что Олег ввел систему штрафов. Прокол шара, нанесенный с помощью магии, не засчитывался, и на его месте появлялся новый шар.

К половине десятого шаров в комнате не осталось, а вот пол был весь усыпан их обрывками.

Олег торжественно вынес с кухни торт, предварительно уменьшив его вес.

— Это чтобы осторожно донесли и не испортили. Потом вернете ему вес простым Фините.

Студенты подхватили торт с необычной начинкой и умчались в Хогвартс, а Олег обернулся к Хельге.

— Я надеюсь, вы остались довольны?

— Да, это было необычно, — Хельга задумчиво смотрела на высокого и красивого молодого мужчину. — Вы не угостите меня вином? Я надеюсь, оно войдет в стоимость вечера?

— Разумеется, — Олег выбрал бутылку и наполнил два бокала. — За вашего сына и за вас. За то, что произвели на свет такого славного парня.

Олег поднял бокал и пригубил вино.

Хельга облизнула губы.

— Покажите мне вашу комнату, — она встала со стула и подошла к лестнице. — Это же там?

Олег едва не подавился, услышав ничем не прикрытый намек.

— Мне кажется, что это немного неправильно, — пробормотал он. — Это мужчина должен соблазнять женщину, а не наоборот. Почему у меня такое чувство, что меня хотят снять и хорошенько попользоваться? Хотя, какого черта? Дамочка скучает, муж где-то вечно шляется, так почему бы и нет?

Он подошел к Хельге.

— Да, это там, — он кивнул на лестницу. — Но это больше спальня, чем полноценные покои.

— Как интригующе… — Хельга улыбнулась и, покачивая бедрами, принялась подниматься по лестнице. Олег отбросил последние сомнения и последовал за ней.

Глава 8

Повернувшись на бок и подложив под голову руку, Олег наблюдал за одевающейся женщиной.

Он получил физическое удовольствие, но каких-то эмоций, кроме удовлетворения, не испытывал. Олег прекрасно осознавал, что продолжает жить одним днем, стараясь взять все возможное от каждого мгновенья, но ничего пока не мог с этим поделать.

— Ты не предложишь мне кофе? — Хельга повернулась лицом к своему случайному любовнику.

— Нет. Оплачен был вчерашний вечер. Утренний кофе в стоимость не входит.

— А ты, оказывается, подонок, — в голосе женщины не было возмущения, только странная смесь задумчивости и любопытства.

— Возможно. Я никогда не оценивал себя в этом аспекте.

— Я навещу тебя как-нибудь.

— Хорошо, — Олег даже не собирался вставать, чтобы проводить женщину. — Только предупредите заранее, чтобы никаких накладок не случилось.

Хельга поморщилась.

— Я хочу поговорить с мужем насчет Меропы Мракс. Возможно, он к тебе зайдет.

— Я не против, пусть приходит. Надеюсь, у меня не будет с ним осложнений?

— Не будет, не волнуйся, — Хельга дернула платье сильнее, чем требовалось, и несколько крошечных пуговиц покатились по полу. — Ты мне помочь не хочешь?

— Не хочу, — Олег лениво встал с кровати. — Но помогу.

Он быстро застегнул платье, не удержавшись и погладив плечи женщины.

На стене висело зеркало, в котором и встретились взгляды одинаково голубых глаз.

— Оденешься? — внезапно спросила Хельга.

— Зачем? — Олег пожал плечами. — Вы что-то не рассмотрели этой ночью и хотите остаться в неведении?

— Ты просто невозможен, — Хельга накинула манто и вытащила палочку. — Отсюда можно аппарировать?

— Отсюда — можно. Сюда — нет.

— Береги свою родственницу. Каковы бы ни были ее мотивы, если о ней узнают Непримиримые, может случиться беда, — и Хельга аппарировала.

— Это что сейчас было? Угроза? Кто такие «Непримиримые»? — Олег, нахмурившись, смотрел в зеркало и говорил сам с собой. — У кого бы спросить? Меропа? Ага, если бы Марволо не обмолвился, что девочка волшебница, она бы этого до сих пор не знала. А остальные маги вообще думают, что Мраксы вымерли. Штефан!

— Да, хозяин, — эльф появился перед все еще обнаженным Олегом.

— Кто такие «Непримиримые», и почему я должен их опасаться?

— Это плохие люди, хозяин. Очень плохие, — взвыл эльф, хватая себя за волосы.

— Тише, без истерик. Отвечай на вопросы.

Нельзя сказать, чтобы речь домовика отличалась связностью и логичностью, но кое-то Олег вычленить сумел.

Непримиримыми называли себя маги, радеющие за чистоту крови и верность традициям. Что-то среднее между теми же Пожирателями Смерти и Ку-клукс-кланом. И они вполне могли посчитать Меропу предательницей крови, и тогда действительно стоило ожидать неприятностей. Вплоть до визита Непримиримых в «Кабанью голову» и попытки причинить физический вред как Меропе, так и Энтони.

Штефан скороговоркой выпалил последние слова и исчез, не дождавшись разрешения хозяина, чем вызвал у Олега легкое недоумение.

Решив, что разберется с этим феноменом позже, Олег побрел в душ, а после окончания процедур встал перед зеркалом и принялся рассуждать. Это начинало входить у него в привычку — рассуждать перед зеркалом.

— Что-то я не понимаю, если существовали «Непримиримые», то как образовались «Пожиратели Смерти»? Или, заимев лидера, они сменили название? — тут его взгляд упал на опасную бритву, и он застонал. — Ну что я за идиот? Скоро наступит тридцать девятый, и начнется Война. Самая страшная война в истории человечества. Реальная жизнь — это не детская книжка, как говорил Игрок. Гитлер тогда пообещал сделать из Великобритании новую Атлантиду и тут же назначил Лондон полигоном, на котором испытывал свои «Фау» во всех модификациях… магам, скорее всего, резко стало не до «предателей крови», выжить бы. А сколько страну бомбили до изобретения этих дьявольских ракет? Не знаю, почему об этом умолчала писательница, но очень сомневаюсь, что маги вышли из той войны без потерь.

Олег принялся одеваться, продолжая рассуждать:

— Так что Темный Лорд не создал ничего уникального. Он просто сделал закваску на старых дрожжах. И то, не меньше десятилетия прошло, прежде чем ему удалось сбить поредевших магов в некое подобие организации. А радетели за чистоту крови были всегда, это просто истина, не подлежащая сомнению. Так что мне делать с этими Непримиримыми? — Олег задумался. — Пока ничего. Будем решать проблемы по мере поступления. Сам я их искать не буду, а если они нас найдут, вот тогда и будем думать. И вообще, не зря же я эту проклятую стойку к двери на кухню подтащил. Всегда должны быть пути отхода и экстренной эвакуации. Дом защищен, дядя был очень большим оригиналом. Да и мне нужно было в магии практиковаться. Так что сейчас внутрь можно попасть только через вход в таверну.

Олег бросил последний взгляд в зеркало, застегнул жилетку и вышел из комнаты.

Он уже начал спускаться по лестнице, когда услышал гулкий шум, идущий из зала. Олег недоуменно замер на месте, а затем рысью понесся вниз.

В зале столы стояли на своих местах, лопнувших шариков на полу не наблюдалось, и вообще, все выглядело так, словно никакой вечеринки вчера не было.

Почти все столики были заняты. Как и предполагал Олег, местные зашли в новое кафе просто из любопытства. Система заказов работала прекрасно, а с клиентами общалась Меропа, мило краснея, когда с ней заговаривали местные ловеласы, попивавшие пиво за стойкой.

Олег подошел к Меропе. Сухо извинившись перед клиентами, он схватил ее за локоть и затащил в кухню. Штефан крутился возле плиты, время от времени щелкая пальцами. Потенциальный Темный Лорд лежал в большой корзине, на мягком одеяле, и махал руками, беззубо улыбаясь летающим погремушкам. После того как Олег приобрел распашонки и другие крохотные вещи, Меропа предоставила сыну некоторую свободу, не запеленывая ручки. Нововведение Энтони понравилось, а может, его перестал беспокоить животик, но плача ребенка Олег уже давно не слышал.

— Что происходит?

— Мы открылись. Штефан сказал, что это нехорошо, когда все простаивает. К тому же вчера осталось много нетронутой еды с вечеринки. Штефан каким-то образом ее засушил и сделал закуску к пиву. Но предупредил, что она не должна храниться больше трех дней.

— Вы что, закусками по второму кругу торгуете? — Олег медленно сел на стул.

— А что такого? Мы же не выдаем их за свежие, а честно предупреждаем, что они засушены. А то, что их уже один раз оплатили… Ну, думаю, что об этом можно и не говорить, — Меропа покраснела и принялась теребить ленту, которая была вплетена в косу. — К тому же Штефан мне сперва не сказал, откуда взялись сухие закуски, а потом было уже поздно, я много уже продала.

— Нет, ты не настолько наивна, как мне казалось, — Олег покачал головой. — Штефан, а тебе как в голову пришла столь замечательная идея?

— Ну не выбрасывать же, хозяин, — домовитый эльф преданно посмотрел на Олега. — Вы же сами сказали, что деньги нужны, — и Штефан вернулся к плите.

— Не слабо, — Олег долго не мог подобрать слова. — Я был свято уверен, что со мной под одной крышей живут невинный ребенок и зашуганный домовой эльф. И вдруг с удивлением узнаю, что эти двое спелись и превратились в алчных аферистов, готовых за деньги пойти на очень многое, даже не ставя меня в известность. Так почём же вы втюхиваете бывшие в употреблении пирожные безвинно обманутым клиентам?

— По три сикля порция, — пискнула Меропа.

— А порция — это сколько?

— Пять высушенных определенным образом тарталеток. Они вкусные, я пробовала.

— Да вы с ума сошли? Где вы такие цены взяли? — Олег смотрел на Меропу так, словно видел ее впервые. — И что, покупают? — в его голосе прозвучало любопытство.

— Ну да, почти все уже распродали.

— Так, — Олег встал. — И во сколько вы открылись?

— В восемь утра.

— А я где был в это время?

— Вы в это время развлекались, — Меропа сложила руки на груди и сердито посмотрела на Олега.

— А вот это, дорогая моя, не твое дело.

— Но так ведь нельзя. Она же замужем!

— Твой муж тоже вроде как женат, но это не мешает ему развлекаться.

— Вы не можете этого знать, — Меропа закусила губу. — Может быть, он уже раскаялся и пытается нас найти.

— Конечно-конечно, а Хельга Падмор — добропорядочная домохозяйка, — Олег нахмурился. — И вообще, Меропа, тебе никто не давал права вмешиваться в мою личную жизнь.

— Если бы это была личная жизнь, я бы слова не сказала, — в голосе Меропы зазвучали слезы. — А вдруг ее муж узнает, что тогда?

— Самое хреновое — дуэль. Но я сомневаюсь, что муженек пойдет на подобное. Это же все равно, что всем рассказать, что его жена спит с полукровкой.

— А если пойдет? Если он вас убьет? Что будет с нами — со мной и Энтони?

— Будешь дальше просроченными булками торговать, — рявкнул Олег. — Откуда вообще такие мысли?

— Я не хочу хоронить вас в овраге, — она его словно не слышала.

— Почему в овраге? — Олег потер виски. Он начал терять нить разговора. — Здесь что, кладбища нет?

— Я знаю, я читала, — всхлипнула Меропа.

— Где ты читала? В дамском романе? — Меропа кивнула. — Кстати, я договорился с одним студентом-старшекурсником, Филиусом Флитвиком, что он позанимается с тобой.

— Чем?

— Любовью, блин!

— Чем? — Меропа перестала всхлипывать и посмотрела на Олега широко раскрытыми глазами.

— Магией, — Олег махнул рукой.

— А при чем здесь блины?

— Забудь. Нам надо палочку тебе подобрать. А для этого нужно в Косой переулок отправляться…

— Зачем? — Штефан удивленно посмотрел на хозяина. — В Хогсмиде есть Мастер, делающий волшебные палочки. Если хозяин хочет, я приглашу его сюда. Он и палочки с собой захватит.

— А Мастер согласится?

— Да, скорее всего. Ему скучно, детей мало, а у взрослых свои палочки уже давно есть. Да и Запретный лес здесь рядом. Мастер Фонак любит экспериментировать. А продукцию продавать некому. Так что придет, пусть хозяин не сомневается.

— Хорошо, если так, — Олег снова посмотрел на Меропу. — Вот что, возвращайся за стойку, раз у вас все здесь схвачено, а то клиенты скоро разбегутся, не заплатив.

— А вы куда? К вчерашней даме?

— Да далась тебе вчерашняя дама, — с досадой бросил Олег. — Мне нужно кое-куда отлучиться. У меня дела.

Олег собирался, раз представилась такая возможность, подняться к себе в комнату, одеться и аппарировать в Литтл Хэнглтон, чтобы оттуда добраться до поместья с названием «Дубы». Пора было уже навестить Реддлов. Кто знает, может, папаша Энтони действительно одумался.

Глава 9

Олег аппарировал в Литтл Хэнглтон, координаты которого были написаны в письме Альбуса.

Сразу же ломиться в «Дубы» он счел нецелесообразным, решив сначала посидеть в местном пабе и узнать последние сплетни.

К его большому разочарованию, народу в пабе было немного. Возможно, потому что еще было утро. Ждать до вечера не имело смысла, и Олег решил выяснить хоть что-то у бармена.

Маггловские деньги у него были, остались после покупки стрелок для дартса, поэтому он сразу же направился к стойке и сел, заказав эля.

Бармен поставил перед ним кружку и неодобрительно покачал головой. Олег спохватился — снял шляпу и стянул с рук перчатки. Подумав, расстегнул пальто и осторожно пригубил резковатый напиток.

Бармен скучал. Народу было мало. К вечеру обычно подтягивалось еще несколько местных, но и только. Люди в последнее время предпочитали сидеть по домам. Покосившись на хорошо одетого незнакомца, он выразительно вздохнул и проговорил:

— Нечасто у нас гости бывают, мистер, — Олег поставил кружку и ободряюще посмотрел на коренастого мужчину средних лет, на котором несвежий фартук смотрелся глупо. — Вы случайно не по душу этого ненормального Мракса пришли?

— Нет, а почему вы так решили?

— Так к нему приходили уже несколько раз. Представительные такие господа в длинных плащах. Констебли, наверное.

— Да, я слышал что-то подобное. И что же Мракс?

— Так увели его вместе с сыночком Морфином, — бармен скривился. — И дал же бог имечко.

— А что, они как-то неподобающе себя вели?

— Да не то чтобы. Старый Мракс поскандалить любил, это да. Девчонку свою опять же гонял, непонятно ругался, но в городишко не лез. Жил себе на отшибе. Да и Морфину особо безобразничать не давал. Сынок-то у него сумасшедший был. Даже по-людски говорил редко, во время просветлений, наверное, все больше шипел.

— Шипел? — Олег снова пригубил эль.

— Как та змея, один в один, — бармен снова покачал головой.

— А что с девушкой стало?

— А вы, мистер, почему интересуетесь? — очень не вовремя начал проявлять бдительность бармен.

— Послушайте, мистер…

— Просто Крис.

— Послушайте, Крис. Я знаю, что Марволо и Морфина посадили в тюрьму…

— За что?

— За дело, — Олег добавил в голос стали. — Так что я здесь вовсе не по их души. Я прихожусь Мраксам дальним родственником, и меня беспокоит судьба девушки.

— Вон оно что, — Крис принялся протирать стакан. — Славная была девчушка, расторопная. Только вот надо ей было с Томом Реддлом связаться.

— А вот с этого места, если можно, поподробнее, — Олег вынул из кармана пять фунтов и положил их на стойку.

— Ну, подробностей я не знаю, — начал Крис, не сводя взгляда с денег. — Хотя если бы мистер Реддл хотел сохранить все в тайне, то не вопил бы раненым бизоном на весь дом, что его сынок вытворил.

— А у вас очень кстати в доме Реддлов служит брат.

— Свояченица. На кухне помогает, — Крис перегнулся через стойку и прошептал: — А кем девчонка вам приходится?

— Кузиной.

— Вот ведь… — Крис снова покосился на деньги. — Сбежала она с молодым Реддлом. И вроде бы они поженились. Кто кого уговорил, непонятно, только вот Реддл домой вернулся с полгода назад — и без жены. Говорит, что она его приворожила. Только врет, похоже.

— Почему вы так думаете?

— Так если бы приворожила, разве ж смог бы уйти-то? Бумаги о свадьбе опять-таки не забыл прихватить. Да и непонятно: то говорит, что это она от него сбежала, то — что сам опомнился и ушел. Да только куда молодая девчонка пойти может? А если сам, то совсем не дело это. Вот помяните мое слово, сгинула девчушка. Как есть сгинула. А молодой Реддл-то сюда носа не кажет. Знает, что люди не одобряют всего этого.

— «Дубы» далеко отсюда? — Олег поднялся и принялся застегивать пальто.

— Да неблизко. Мили полторы. С родственничками, значит, поговорить хотите? — деньги исчезли со стойки, как будто их и не было. «Маг, наверное», — усмехнулся про себя Олег и кивнул. — Так брат мой извозом подрабатывает. Вмиг домчит. У него, правда, не машина, а старенькая двуколка…

— Сойдет, — кивнул Олег. — Действительно, чего ноги бить?

— Вот я и гляжу, со станции пешком добирались. А вещи ваши где? — Крис что-то шепнул на ухо подбежавшему мальчишке лет двенадцати. Тот кивнул и выскочил за дверь.

— Я налегке, — Олег надел шляпу и взял в руки перчатки.

В паб вошел бородатый мужик в каком-то полушубке из овчины. Кивнув бармену, он обратился к Олегу:

— Вас, что ли, до «Дубов» довезти?

— Меня, — Олег натянул перчатки.

— Поехали тогда уж, чего ждать? — мужик вышел на улицу.

— Благодарю за помощь, — Олег дотронулся пальцами до полей шляпы и направился к выходу.

— Так ведь хорошим людям завсегда помочь можно, — крикнул на прощанье бармен.

— Особенно если хорошесть определяется в конкретном денежном эквиваленте, — пробормотал Олег и полез в двуколку, стоящую перед входом.

— Что? — мужик подобрал вожжи и покосился на своего клиента.

— Ничего, не обращайте внимания.

— Так вы, значит, кузен Меропы?

— Значит, кузен.

— Это хорошо, что приехали. Кто еще за девчонку вступиться сможет, если не родственник? — мужик дал посыл лошади, и двуколка резво покатилась по снежной дороге.

Ехать в открытом экипаже зимой было то еще удовольствие. Олег быстро замерз и к концу пути дрожал, обхватив себя за плечи. Он почти не запомнил дорогу, не обратил внимания на знаменитую дубовую аллею и начал воспринимать окружающий мир, только когда почувствовал, что двуколка остановилась.

— Приехали, мистер, — мужик указал рукой на двери. — Вот они, «Дубы».

— Благодарю, — Олег выполз из экипажа. Красиво соскочить не получилось, слишком он замерз. «Хорошо еще, что не выпал прямо на землю», — отстраненно думал Олег, доставая остатки маггловских денег. — Вот, держи.

— Что вы, мистер, — возница замахал руками. — Много это.

Олег несколько секунд смотрел на возницу непонимающим взглядом, затем покачал головой и сунул деньги ему в руку.

— Надо же, ну ты и уникум. Бери-бери, не стесняйся. Это тебе за честность чаевые.

Возница махнул рукой, спрятал деньги и снова взялся за вожжи. Олег дождался, когда он отъедет, и только после этого наложил на себя согревающие чары. Разговаривать с Реддлами и клацать при этом зубами Олег не собирался.

Немного согревшись, Олег нашел на двери металлическое кольцо и постучал им о специальную пластину. Дверь открылась практически сразу, словно дворецкий караулил уже давно.

Он был настолько дворецким, насколько Олег вообще их себе представлял. Не удержавшись, Олег пробормотал:

— Ух ты, Бэрримор.

— Добрый день, сэр. Должно быть, вы ошиблись, мое имя Беркли. Чем я могу вам помочь?

— Да, вы правы, Беркли, я, должно быть, ошибся. Мои комплименты, кстати, у вас отличный слух. Мне хотелось бы встретиться с мистером Реддлом, — Олег вошел в холл и огляделся по сторонам.

Обстановка особняка была простой и очень элегантной. С порога было заметно, что к обустройству приложила руки женщина. Скорее всего, миссис Реддл.

— Как вас представить мистеру Реддлу, сэр? — Беркли забрал у Олега пальто, шляпу и перчатки.

— Аберфорт Дамблдор, — Олег заложил руки за спину. Ему было не по себе, но он изо всех сил старался не выдавать своего волнения. — Передайте мистеру Реддлу, что речь пойдет о Меропе Мракс. Я являюсь ее родственником и представляю здесь ее интересы.

Беркли удалился, гордо выпрямив спину.

— Обалдеть, — Олег посмотрел ему вслед. — Интересно, а существует ли специальная школа для дворецких? Если да, то Беркли там точно профессор.

Ждать пришлось недолго. Буквально через несколько минут дворецкий появился перед Олегом.

— Мистер Реддл примет вас в своем кабинете, — он повернулся и направился впереди гостя, показывая дорогу.

Перед большими двустворчатыми дверями Беркли остановился. Отступив на шаг, он пропустил вперед Олега, затем распахнул перед ним одну из створок и громко произнес:

— Мистер Дамблдор, сэр, — Олег вошел в комнату, и дверь за ним закрылась.

В отличие от холла, здесь была исключительно мужская вотчина: много дерева, запах сигар и едва уловимый запах алкоголя. Из цветов преобладали темно-красный и коричневый. В кабинете царил полумрак.

За массивным письменным столом сидел мужчина лет пятидесяти. Темноволосый, с редкими нитями седины в коротко остриженных волосах, с выразительными темно-карими глазами на бледном породистом лице, в дорогой одежде, явно сшитой на заказ.

— Мистер Дамблдор, — хозяин даже не пошевелился, чтобы подняться, встречая гостя. — Чем обязан? Беркли сказал, что вы являетесь родственником этой мошенницы Мракс.

— Мистер Реддл, а вы не боитесь называть Меропу мошенницей в присутствии ее родственника? — не дождавшись приглашения присесть, Олег сам сел в кресло, стоящее рядом со столом. — Тем более что я пришел сюда для того, чтобы разрешить нашу довольно щекотливую ситуацию.

— Откуда мне знать, зачем вы пришли? — мистер Реддл откинулся на спинку стула и злобно посмотрел на Олега. — Может быть, вам что-то от меня понадобилось, и вы решили сыграть на нашем якобы родстве.

«А ведь, похоже, что в той вселенной Волдеморт пошел не в Мраксов своим изумительным характером, а в деда по отцовской линии», — Олег рассматривал Реддла, слегка наклонив голову набок. Вслух же произнес:

— Во-первых, я настаиваю, чтобы при нашем разговоре присутствовал ваш сын — не хочу, знаете ли, повторяться.

— Есть еще и во-вторых? — перебил его Реддл, взяв в руки стакан с водой и поднося его ко рту.

— Конечно, — Олег подождал, когда Реддл сделает глоток. — Я не знаю, что вам наплел Том, но его жена была беременна, когда он ее оставил. И сейчас я с радостью сообщаю, что она уже родила здорового мальчика, которого назвала Энтони.

Олег с некоторым злорадством смотрел, как поперхнулся и закашлялся Реддл-старший. Он понимал, что поступил по-мальчишески, но отказать себе в маленькой мести за столь холодный прием не смог.

Как только хозяин дома перевел дыхание, он вызвал Беркли — приказал ему найти сына и притащить в кабинет.

Мистер Реддл и Олег не сказали больше ни слова, сверля друг друга неприязненными взглядами.

Прошло не менее пятнадцати минут, но наконец дверь кабинета снова распахнулась, и в комнату вошел Том Реддл.

Глава 10

Некоторое время Олег разглядывал Тома Реддла. Молодой мужчина лет двадцати пяти. Похож на своего отца, только глаза не темные, а голубые с очень насыщенным оттенком, почти синие.

Молчание затягивалось, и Олег совершенно не горел желанием нарушить его первым.

Наконец Тому надоело молча стоять и смотреть на незнакомца, и он обратился к отцу:

— Вы меня звали?

— Да, Том. Вот этот человек назвался Аберфортом Дамблдором и утверждает, что является родственником твоей жены. Кстати, молодой человек, а какова степень вашего родства?

— Я кузен Меропы по материнской линии. А вы специально учили вашего сына не здороваться, или это как-то само получилось?

— Меропа не говорила мне ни о каких родственниках, — Том нахмурился, проигнорировав выпад Олега насчет своих манер.

— Если она ничего вам обо мне не говорила, то это не значит, что я не существую. Когда вы бросили свою жену без средств к существованию, она вспомнила обо мне, что было весьма логично в ее положении.

— Что вы хотите этим сказать? — Реддл-старший начал постукивать пальцами по крышке стола.

— Это значит, что Меропа обратилась ко мне за помощью, и я, естественно, предоставил ей защиту и крышу над головой. Но поймите меня правильно, я холостяк, а в моем доме живет замужняя женщина с младенцем на руках… Злым языкам будет наплевать, что мы родственники. Ладно если бы Меропа была вдовой, — Олег смерил Тома многообещающим взглядом, — но пока она замужем.

— Вы мне угрожаете? — Том рефлекторно сделал шаг к двери.

— Ни в коем случае, я просто хочу понять, как так получилось, что моя кузина, будучи беременной, оказалась в такой непростой ситуации.

— Том, я понимаю причины твоего неразумного поступка, — холодный голос мистера Реддла вклинился в разговор. — Не одобряю, но понимаю…

— Отец, я вам уже говорил, что не знаю, что на меня нашло, но Меропа однажды призналась мне…

— Давай не будем снова повторять бессмыслицу насчет магии, — перебил его мистер Реддл, слегка поморщившись.

— Магии? — Олег насмешливо посмотрел на Тома. — А мне вот интересно послушать, что за небылицу вы придумали в свое оправдание.

— Меропа призналась мне, что она ведьма, — сквозь зубы процедил Том. — Тогда я понял, что она меня просто околдовала…

— Какая чушь, — фыркнул Олег. — Вы что, действительно верите в то, о чем говорите? Какая магия?

— Я сам видел, как этот ее ненормальный брат колдовал! Наводил палочку на меня и что-то бормотал на латыни!

— Не нужно так нервничать, — Олег не сводил с Реддла-младшего взгляда. — Вы что, не понимаете, сколько в вашем рассказе несостыковок? Вы видели, что Морфин якобы колдует, но что ваша жена — ведьма, узнали только после того, как она сама вам это сказала? Я, конечно, понимаю, что большинство женщин являются ведьмами даже без огромных котлов и метел, но хоть на секунду задумайтесь о том, что говорите.

— Но это правда! Меропа меня околдовала…

— Хватит! — мистер Реддл стукнул ладонью по столу. — Я больше не желаю слушать чушь про колдунов и магию!

— Послушайте своего отца, мистер Реддл, — Олег невольно нащупал рукоять палочки, которую переложил в карман пиджака, прежде чем отдать пальто Беркли. — «Магия существует» — это самая большая глупость из всех, что я слышал, а слышал я немало, уверяю вас.

— Но Морфин…

— Вы сами сказали, что Морфин не вполне нормален. Одному Богу известно, что может прийти в голову сумасшедшему. Если я возьму сейчас какую-нибудь палку и начну бормотать на латыни, это тоже возведет меня в ранг великого колдуна? — Олег усмехнулся. Том Реддл сам загонял себя в ловушку. Даже если приворот был, это совершенно недоказуемо ни для суда, ни для чересчур прагматичного мистера Реддла.

— Остается только гадать, откуда сумасшедший нищий знал латынь, — мистер Реддл еще раз оценил взглядом довольно дорогую по маггловским меркам одежду гостя.

— Вот в этом-то как раз нет ничего феноменального. Мраксы происходят из древнейшего кельтского рода, по недоразумению не вырезанному норманнами. А что небогато жили, так у всех бывают плохие дни. Как будто вы с обедневшими дворянами никогда не встречались, — Олег откинулся на спинку кресла. — Тем не менее, Марволо пытался научить детей зачаткам того образования, которое получил когда-то сам. — Мистер Реддл недоверчиво хмыкнул. — Как умел, так и пытался, — отрезал Олег. — Так что какие-то фразы на латыни Морфин вполне мог и запомнить. Но давайте уже вернемся от Морфина, которого заперли в специальном учреждении, где он не представляет угрозы для окружающих, к моей кузине.

— Я тоже хочу услышать, Том, как так получилось, что я узнаю о рождении твоего сына от посторонних лиц, — мистер Реддл сжал губы так, что они превратились в тонкую бледную линию.

— Я думал, что Меропа лжет, — залепетал Том. — Чтобы я не уходил.

— Какой же вы все-таки мерзавец, — покачал головой Олег. — Меня так и подмывает вызвать вас на дуэль, жаль, что те благословенные времена уже прошли, и мы вынуждены сейчас здесь разговоры разговаривать, вместо того чтобы сделать Меропу честной вдовой. Вам не пришло в голову, что наличие беременности легко проверяется? Всего-то и нужно было отвести жену к любому врачу.

— Я этого тоже не совсем понимаю, Том. Мне всегда казалось, что ты достаточно здравомыслящий человек, но я ошибся. Все-таки ты пошел в мать.

— Еще неизвестно, чей это ребенок, — Том упрямо сжал губы.

— Ну почему же, — Олег поднялся из кресла и подошел к Тому; тот отшатнулся. — Не дергайтесь, я не собираюсь сворачивать вам шею, как бы мне ни хотелось это сделать. — Он протянул руку и коснулся небольшой родинки на шее Тома. Родинка была необычной формы, она чем-то напоминала звезду, какой ее нарисовали бы в детской книжке. Вспомнив фразу из одного известного фильма своего времени, Олег усмехнулся и произнес: — Вот эта мушка дорогого стоит. Особенно если учитывать то, что у Энтони есть точно такая же, и на том же месте.

Олег вернулся в кресло, думая, что это просто здорово, что Энтони унаследовал от отца такую приметную родинку. Пока не был расшифрован геном, и провести тест на отцовство не представлялось возможным — во всяком случае, маггловскими методами. А так, пусть попробует отвертеться. По срокам — он в это время жил с Меропой, если постараться, то свидетели найдутся. А тут и мушка на шее в качестве доказательства пригодится.

Мистер Реддл уже не смотрел на Олега, он с какой-то брезгливостью разглядывал сына. Наконец он решил нарушить затянувшееся молчание.

— Это позор. Ты понимаешь, какие о нас пойдут сплетни, когда все узнают о твоем поступке? А о нем узнают, если я правильно понял кузена твоей жены. Я не желаю тебя больше видеть. Завтра же ты отправляешься в штаты к дяде Роберту. Он давно писал, что ему не хватает помощников на ферме…

— Ну уж нет, — вмешался Олег. — Ни о каком отъезде не может быть и речи, пока мы не найдем выхода из сложившейся ситуации.

— Что вы предлагаете?

— Как вариант — развод, с выплатой всего полагающегося и вашему внуку, и Меропе.

— Исключено, — отрезал мистер Реддл. — Меропа остается женой моего сына, и это не обсуждается. Более того, я настаиваю, чтобы она переехала вместе с моим внуком сюда. Действительно, неприлично, что моя невестка живет в одном доме с неженатым мужчиной, даже если он ее родственник.

— А вот это решать уже не нам с вами, — Олег поднялся. — Меропу оскорбили, ее унизили, и я глубоко сомневаюсь, что она захочет находиться в одном доме с вами. Я поговорю с ней. Мое личное мнение — им нужно развестись, а после каждый из них сможет найти себе подходящую партию.

— Но развод сильно ударит по нашей репутации. К тому же, как ни крути, а ребенок является первенцем моего единственного сына, то есть имеет приоритетное право наследования. Мне все-таки есть, что завещать своим потомкам.

— Об этом раньше нужно было думать, — Олег взялся за дверную ручку. — Например, не верить сыну на слово о какой-то непонятной магии, а все узнать самому. Что касается репутации, то Меропе развод уже ничем не повредит. Ей, как оказалось, падать дальше некуда.

— И все же я настаиваю…

— Я поговорю с кузиной. Разумеется, нам нужно будет еще раз встретиться, теперь в ее присутствии. Возможно, вам удастся ее уговорить. Если хотите повысить свои шансы, — добавил Олег неохотно, — не отсылайте пока сына в Америку. Меропа почему-то до сих пор относится к нему с определенной нежностью.

Олег вышел на улицу и с минуту стоял на крыльце, вдыхая морозный воздух. Уже начинало смеркаться. Наконец он пошел быстрым шагом по подъездной аллее к воротам поместья.

Отойдя от дома подальше, он огляделся по сторонам, убедился, что вокруг никого нет, и аппарировал в «Кабанью голову».

Первой, кого он заметил, оказавшись в своей комнате, была Меропа, укачивающая на руках Энтони.

— Что ты здесь делаешь? — Олег снял пальто и повернулся к ней.

— Вас жду, — просто ответила Меропа, не поднимая глаз.

— Зачем?

— Вы так быстро ушли… Я испугалась.

— Почему ты не внизу?

— Мы закрылись, вот я и поднялась сюда.

— Закрылись? Вы в своем уме? Сейчас еще даже не вечер.

— У нас приготовленная еда кончилась, — тихо проговорила Меропа. — Мы снова откроемся через час, когда Штефан все приготовит. Да и полностью мы не закрывались. Те, кто успел заказы получить, сидят в зале и едят, а деньги Штефан обещал сам собрать. Просто новые посетители войти пока не могут. Штефан специальные чары на дверь наложил.

— Я с ума с вами сойду, — Олег потер лоб. — Вчерашние булки все продали?

— Давно уже. Штефан сказал, что сейчас специально будет их делать и сушить.

— Понятно. Ты не хочешь узнать, где я был?

— Хочу. Но вы сами расскажете, если нужно. А если это были ваши личные дела, — Олегу показалось, что Меропа сделала небольшой акцент на «личных делах», — то вы все равно мне не скажете.

— Я был в гостях у твоего мужа и свекра, — Меропа ойкнула и с ужасом посмотрела на Олега. — Да не дергайся, все нормально. Твой свекор оказался викторианской закваски, когда потери лица боялись больше, чем смерти. Он предлагает тебе вместе с Энтони вернуться в его дом, на правах его снохи.

— Я… я не знаю. А как же мои занятия магией?

— Тебе придется выбирать, — Олег сел рядом с Меропой на кровать. — Я практически убедил их, что все, что ты рассказывала Тому про колдовство — это плод его больного воображения. Так что если хочешь прожить вместе с любимым долго и счастливо, придется забыть о том, что ты ведьма.

— Да я никогда этого и не знала точно, — махнула рукой Меропа. И тут лежащая у нее на коленях погремушка поднялась в воздух и негромко звякнула, а Энтони завозился на руках и агукнул. — Ой!

— Да, — Олег с силой провел рукой по волосам. — А вот об этом я как-то не подумал. Даже если ты их будешь поить каждый день до невменяемости и летающие игрушки списывать на белую горячку, то письмо из Хогвартса ты спрятать не сумеешь. Энтони обещает стать очень сильным магом, и в школу его пригласят со стопроцентной гарантией.

— Что же делать?

— Не знаю, подумаем. Встреча с Реддлами состоится через две недели. А пока пошли, скоро должен продавец палочек прийти. Нужно узнать, стоит мне вообще Флитвику что-то платить или лучше сразу забыть об этой идее.

Глава 11

Олег с сомнением посмотрел на взъерошенного старичка, который раскладывал волшебные палочки прямо на барной стойке.

Внешне он очень сильно напоминал Эйнштейна, каким его часто изображали в реальности Олега. Старичок что-то бормотал себе под нос, любовно оглаживая разложенные палочки.

Звякнул колокольчик, который предприимчивый Штефан повесил над дверью.

— Мы сегодня уже закрыты, извините, — Олег в — дцатый раз за последние полчаса повторил эту фразу.

Колокольчик снова звякнул — дверь закрылась.

— Может быть, вам следует запереть дверь? — старичок прервался и посмотрел на Олега.

— Вы абсолютно правы, мистер Фонак, — Олег подошел к двери и задвинул засов. — Простите за праздное любопытство, но вас случайно не Альберт зовут?

— Странный вопрос. Нет, меня зовут Джозеф.

— А родственника по имени Альберт у вас нет?

— Нет, а что?

— Да так, ничего, — Олег смутился. — Просто любопытно.

— Вы себе хотите палочку приобрести? — мастер Фонак повернулся к стойке и поправил одну из палочек.

— У меня уже есть, — Олег с любопытством осмотрел предложенный товар. — Не могу же я вторую выбрать?

— Почему не можете? — Джозеф снова посмотрел на Олега.

— Ну, так ведь палочка сама выбирает себе хозяина…

— О, эту чушь вам Олливандер рассказал? — Фонак фыркнул. — Он всем так говорит. И сынок его тоже с этого начинает работу с клиентами.

— А разве это не так?

— Разумеется, нет, — мастер задумался. — Палочка — это всего лишь палочка. Древесина и начинка. Она помогает магу, но если следовать теории некоторых… — он поморщился, — то получится, что это палочка командует магом, а не наоборот. Конечно, существуют палочки, которые больше подходят магу. Есть такие, которые вообще не подходят… На самом деле маг может пользоваться абсолютно любой палочкой, просто с одной его заклятья будут немного слабее, чем с другой, вот и все.

— А почему это происходит?

— А почему вы можете писать одним пером, а другим только кляксы на пергаменте оставляете? — Олег промолчал. Не хотелось говорить, что ему было без особой разницы, каким пером писать. Он ни одним еще не научился делать это без клякс. — Так и с палочкой. Одни, как говорится, по руке, другие нет.

— То есть не так уж и важно, какая именно палочка у мага?

— Нет. А вот вы попробуйте абсолютно все заклятья без палочки накладывать, а потом возьмите любую, сразу разницу почувствуете.

— Ладно, — кивнул Олег. — Значит, мне можно выбрать себе запасную палочку? И это где-то будет зафиксировано?

— У меня нет договоренности с Министерством, — пожал плечами Фонак. — Я не обязан о каждой проданной палочке кому-то докладывать. Выбирайте, — он широким жестом указал на разложенный товар.

Олег подошел к стойке и взял в руку первую палочку. Внезапно он понял, о чем говорил Фонак. Палочка «не лежала» в руке. Она была неудобна Олегу, как будто он, будучи правшой, попробовал написать что-то левой рукой. Он покачал головой и положил палочку на место, даже не пытаясь колдовать. То же произошло и со второй, и с третьей, и с четвертой палочкой. Зато пятая легла в руку просто как влитая.

— Люмос, — на ее кончике послушно зажегся огонек, который был даже ярче, чем тот, который загорался при использовании палочки, доставшейся ему от Аберфорта. — Нокс, — огонек погас. — Я возьму вот эту.

Фонак кивнул.

— Двенадцать галеонов.

— А из чего она сделана?

— Клен и когти фестрала.

— Э-э-э… Когти фестрала? — Олег с сомнением посмотрел на приглянувшуюся ему палочку.

— Ну, а что? Фестрал — сугубо волшебное существо. Любая его часть прекрасно подойдет в качестве магической субстанции для изготовления палочки. Мне нравится экспериментировать. Очень интересные результаты можно получить.

— Вы бы еще перхоть кельпи и сопли русалок попробовали, — Олег отсчитал деньги и положил их на стойку.

— Хм, спасибо за совет, — Фонак задумался. — В этом что-то есть. Я так понимаю, что палочка нужна еще кому-то?

Олег прогнал от себя образ палочки, содержащей в качестве сердцевины что-то настолько малоприятное, и сфокусировал взгляд на Фонаке.

— На самом деле палочка нужна моей родственнице. Она сейчас кормит ребенка, но с минуты на минуту должна спуститься. Я хотел бы уточнить: выбирая палочку, можно проверить, есть у человека способность к магии или нет?

— Теоретически, да, — кивнул Фонак. — Палочка ведь усиливает природные способности мага. Думаю, что для этого подойдут те дешевые фокусы, которые практикует Олливандер. Если ваша родственница — сквиб, то первая же палочка никак не прореагирует на ее попытки колдовать, так как колдовать-то нечем. Но почему вообще возникли подобные вопросы?

— Семейные трудности, — уклончиво ответил Олег.

Меропа появилась спустя минуту, после того как Фонак прикончил предложенный Олегом чай и съел все пирожные, которые притащил Штефан.

— Простите, — пролепетала она. — Тони никак не засыпал.

— Ты могла взять его с собой сюда, — нахмурился Олег.

— Что вы? — Меропа подняла глаза. — Разве можно с ребенком? Что о нас Мастер подумает?

— Ну что ты, деточка, ничего плохого я не подумал бы, — махнул рукой Фонак. — А эльф? Ты могла оставить сынишку с ним.

— Штефан занят на кухне, я не хотела его отвлекать.

— Да ладно, — снова махнул рукой Фонак. — Зато я совершенно бесплатно поел прекрасных пирожных. Что же, давайте приступим. Возьми палочку, махни ею и представь себе, что из нее вылетают разноцветные огоньки. Только представляй это очень тщательно.

Меропа с опаской взяла первую палочку, сжала ее и зажмурилась.

Вначале ничего не происходило, и Олег уже огорченно покачал головой, как вдруг чашка, из которой пил чай Фонак, треснула и разлетелась осколками. Сидящие за стойкой мужчины едва успели пригнуться, чтобы их не порезало.

— Я не хотела, правда, — Меропа торопливо положила палочку на место и бросилась убирать осколки, чуть не плача при этом.

— Стоять! — рявкнул Олег, и она застыла на месте. — Ну что же, мы выяснили самое главное: ты не сквиб, — уже более спокойно продолжил он, снова садясь на стул.

— Да-да, — кивнул Фонак, — но эта палочка тебе, деточка, явно не подходит. Давай-ка попробуем другую. И не нужно зажмуриваться и так сильно ее сжимать. Расслабься, — и он указал Меропе на следующий артефакт.

Выбор палочки затянулся. Больше ничего похожего на взрыв чашки не наблюдалось, но и никаких особых откликов тоже не было. Так, несколько искорок. Фонак молча качал головой и говорил:

— Следующую. Зачем тебе палочка, которая никакого отклика не дает? Так проще вообще без палочки обходиться.

Наконец, когда до конца ряда палочек оставалось всего три, а Олег хотел уже предложить Меропе попробовать выбранную им когтистую палочку, с кончика очередного артефакта вдруг сорвался сноп искр.

— Отлично! — встрепенулся Фонак. — Это то, что нужно.

Меропа с некоторым удивлением смотрела на палочку в своих руках.

— Хорошо. Сколько? — Олег поднялся со стула.

— Пятнадцать галеонов, — Фонак принялся собирать палочки.

Меропа вздрогнула, услышав озвученную сумму, и попыталась вернуть палочку на стойку.

— А почему она дороже? — Олег остановил ее, усадил на стул и принялся отсчитывать запрошенную сумму.

— В ней магическая составляющая очень редкая. Я положил немало сил, чтобы достать…

— Давайте обойдемся без подробностей, — прервал Фонака Олег. Он совершенно не хотел слышать про то, какую гадость предприимчивый Мастер засунул внутрь палочки, которая теперь принадлежала Меропе. И правда, зачем тратить деньги на покупку ценных и дорогих ингредиентов, таких как сердечная жила дракона, например, когда можно в Запретный лес смотаться и когти с туши фестрала состричь.

— Ну, как хотите, — Фонак упаковал палочки, небрежным движением смахнул деньги в кожаный кошель и направился к выходу. — До скорой встречи. Я, пожалуй, часто буду захаживать, мне очень понравилась выпечка, которой вы меня угостили.

— До свиданья, мистер Фонак, — Олег проводил старого Мастера и запер за ним дверь. Затем повернулся к Меропе. — Ну что же, с завтрашнего дня начнешь заниматься с Флитвиком.

— А зачем? — она положила палочку на колени. — Если я вернусь в «Дубы», то мне лучше не знать про то, что я могу колдовать. От этого очень трудно будет отказаться.

— Значит, ты решила вернуться? — Олег задумчиво перевел взгляд на осколки чашки, все еще лежащие на стойке. — Репаро. — Чашка быстро приняла свой первоначальный вид.

— А что вы мне предлагаете? — Меропа, наверное, впервые за то время, которое провела с Олегом под одной крышей, посмотрела ему прямо в глаза. — Что мне делать?

— Я в этих вопросах тебе не советчик, — Олег сел рядом с ней. — Ты сама должна решать.

— А что бы сделали вы? — Олег в который раз отметил, что она довольно миловидная. Только правый глаз слегка косил. «Надо бы ее целителю показать, может, получится что-то исправить», — мелькнуло у него в голове. — Как бы вы поступили на моем месте?

Олег не успел ответить, когда раздался недовольный вопль младенца. Меропа ойкнула и бросилась наверх. Олег поднялся следом за ней.

Энтони громко выражал свое негодование; лежать в мокрых пеленках ему явно не нравилось, а мать куда-то подевалась.

Пока Меропа, что-то воркуя, меняла малышу пеленки, Олег рассматривал такую семейную картину, прислонившись спиной к косяку.

— А ты не любишь ждать, да, парень? — обратился Олег к младенцу, когда Меропа подошла к нему, держа на руках успокоившегося потенциального Темного Лорда.

— В таких ситуациях мало кто обладает терпением, — молодая женщина слабо улыбнулась, укачивая сына.

— Да уж, с этим нельзя не согласиться, — Олег протянул руку и впервые прикоснулся к ребенку. Щечка малыша была теплой и очень нежной, а придвинувшись ближе, Олег ощутил свойственный только грудным детям запах молока.

— Вы не ответили на мой вопрос, — Меропа снова заглянула ему в глаза. — Как на моем месте поступили бы вы?

— Честно? — Олег немного отодвинулся. — Я бы посадил твоего муженька на «Титаник» и отправил бы его в Америку. Все равно ему это грозит, а так он избавил бы нас от многих совершенно ненужных проблем. Да только вот «Титаник» уже уплыл, так что не получится.

— Я не понимаю, — Меропа опустила взгляд.

— И не пытайся. Завтра начнешь заниматься с Флитвиком, а там посмотришь, как поступить.

Глава 12

— Как-то я странно выгляжу…

Меропа крутилась возле зеркала.

Приближался день встречи с семейством Реддлов, и Олег хотел, чтобы его подопечная была прилично одета. Он настоял на посещении нескольких маггловских магазинов, в результате чего у Меропы появились новые вещи, которые она сейчас с видимым удовольствием разглядывала в зеркале.

Коко Шанель штурмом брала общество и, как и в реальности Олега, становилась законодательницей мод. Платья делались все более короткими, а их силуэты — все более прямыми. Декольте же опускались все ниже, и некоторые платья раскрасневшаяся Меропа наотрез отказалась даже примерять.

В конце концов Олег остановил выбор на платье с расклешенной юбкой и лифом с треугольным вырезом и кокетливым бантиком. Модные прямые платья он отверг сразу. Миниатюрная худенькая Меропа смотрелась бы в них как чучело, точнее, как девочка-подросток, которая не смогла устоять и нацепила одежду старшей сестры, пока та этого не видела.

Вначале Олег хотел приобрести манто, но когда Меропа увидела цену, то проявила несвойственное ей упрямство, отказываясь от этой меховой роскоши. Пришлось покупать приталенное пальто, и Олег настоял на муфте. Почему-то, когда он рассматривал картинки в интернете, ему безумно нравились девушки в таких вот пальто и с муфтами на ручках. Он считал этот образ очень романтичным и сексуальным.

Довершала картину шляпка с небольшой вуалью, закрывающая черную повязку на правом глазу. Целитель, к которому Олег все-таки отвел Меропу, сказал, что ее дефект поправим, затем закапал в глаз какое-то зелье, протянул повязку и наказал прийти еще раз через две недели.

— Я похожа на атамана пиратов, — Олег оторвал взгляд от газеты и посмотрел на Меропу.

— Тебе нравятся пираты, — сказал он и снова уткнулся в газету.

— Я выгляжу нелепо.

— Ты это уже говорила. Я с этим мнением не согласен. Ты выглядишь довольно мило.

— Вы на меня даже не смотрите.

— Я все это уже видел, — Олег отложил газету, поняв, что почитать ему сегодня не удастся.

Меропа еще раз крутанулась перед зеркалом. Ее темные волосы были заплетены в толстые косы и уложены на голове так, что шляпка полностью их скрывала, оставляя обнаженной небольшую полоску кожи на шее.

Олегу в этот момент она почему-то напомнила Жаклин Кеннеди. Он встряхнул головой, пытаясь избавиться от неуместного образа, тем более что на Жаклин Меропа не была похожа ни в малейшей степени.

— Как у тебя дела с Флитвиком?

— Что? — Меропа в этот момент расстегивала пальто, но остановилась и удивленно посмотрела на Олега. — У меня нет с ним никаких дел, — ее глаза заблестели. — Вам кто-то сказал, что у нас с Филиусом какие-то… дела?

— Боже, дай мне силы, — Олег закатил глаза. — Почему ты всегда воспринимаешь мои слова как-то превратно? У меня такое чувство, что ты каждую секунду ждешь от меня упреков, а когда не можешь дождаться, то сама их придумываешь.

Меропа ничего не ответила, опустила взгляд и принялась теребить муфту, которая до этого мирно лежала на кровати.

— Меропа, — Олег встал и подошел к ней. — Оставь в покое несчастную лису, ты ее скоро ощиплешь, и все подумают, что та лиса болела стригущим лишаем.

— Простите, — Меропа продолжала теребить муфту.

— За что? — Олег вздохнул, протянул руку и вырвал у нее из рук меховую вещицу. Отбросив муфту на кровать, он до боли сжал плечи Меропы. — Посмотри на меня, — она подняла глаза. Так как правый глаз был скрыт за повязкой, зрелище было немного забавным, но смешно Олегу не было. — Почему ты меня так панически боишься?

— Я вас не боюсь, — прошептала она.

— А что тогда? — Олег не устоял перед искушением и слегка встряхнул ее.

Меропа смотрела на него как кролик на удава и молчала. Олег нависал над ней всем своим немалым ростом, пытаясь понять, почему он все еще стоит и держит ее за плечи. Спустя минуту, так и не дождавшись ответа, он отпустил ее и отошел в сторону.

— Так как твои дела в обучении магии? — Олег сел в кресло и раздраженно отшвырнул газету, попавшуюся ему под руку.

— О, — Меропа снова начала расстегивать пальто. — Хорошо. Филиус говорит, что я делаю успехи. А почему вы никогда на наших занятиях не присутствуете?

— Потому что я тебя угнетаю, — хмыкнул Олег. — Не спорь. Я же не слепой и прекрасно вижу, как ты сжимаешься, когда я оказываюсь рядом. Что весьма странно, ведь именно меня ты попросила о помощи.

— Хозяин, там какой-то человек, — в комнате с легким хлопком появился Штефан. — Он говорит, что хотел бы с вами встретиться.

— А наша парочка еще не завершила романтический вечер? — Штефан только покачал головой.

Три дня назад к Олегу обратился молодой человек по имени Николас Малфой и попросил устроить ему романтический вечер с его избранницей, которой он намеревался сделать предложение.

— А разве вам не нужно вначале получить одобрение семьи? — Олег с любопытством смотрел на высокого блондина, который, скорее всего, в скором времени станет отцом Абраксаса Малфоя.

— Это не ваше дело, — ответил молодой человек запальчиво, но под насмешливым взглядом хозяина таверны несколько стушевался, а затем нехотя ответил: — Наш брак — решенное дело, но я хорошо отношусь к Сузанне и хочу, чтобы все было правильно.

— Сузанна, как это мило, — криво улыбнулся Олег. — Я так понимаю, что вы желаете арендовать весь зал?

— Да, это было бы неплохо.

— Столик в окружении свечей, этакий интимный полумрак, звуки музыки, дайте подумать, Шопен подойдет?

— Кто? — Николас нахмурился, пытаясь успеть за мыслями Олега.

— Неважно, но это очень красиво и романтично, — Олег дождался неуверенного кивка и продолжил: — Какая-нибудь очаровательная глупость вроде кольца в мороженом планируется?

— Э-э-э… пожалуй, нет, — Николас покачал головой.

— Прекрасно, — Олег с уважением посмотрел на парня, который пытался сделать свой брак не обременительной обязанностью, а чем-то большим. — Пятьсот галеонов.

— Эм, — Николас задумался. Озвученная сумма была внушительной, но Олег не собирался заниматься благотворительностью. Причем свою заботу о Меропе и Энтони он за благотворительность не считал, воспринимая их появление в своей жизни как плату за второй шанс без болезни и обреченности. — Хорошо, я согласен.

— Отлично, а теперь давайте составим меню. Не думаю, что Сузанну следует кормить огромными стейками с кровью, вы не находите?

Николас согласился, что стейк с кровью действительно не подходит для романтического ужина, и следующий час безропотно провел за продумыванием всех деталей.

Таким образом, у Олега появилось свободное время, которое он и потратил на Меропу.

И вот теперь Штефан, который отвечал за своевременную смену блюд и поддержание романтического настроения, появился в комнате Меропы и заявил, что хозяина кто-то хочет видеть.

— И где этот господин? — Олег поднялся из кресла и направился к выходу.

— Он у дверей. Зайти не может, но очень настойчиво требует сообщить о нем хозяину.

— Этот господин хоть представился?

— Нет, хозяин, — пискнул Штефан.

— Ладно. Проводи его в мою комнату, но так, чтобы не нарушить уединения сладкой парочки.

— Я могу его переправить сразу к вам.

— Да, так будет лучше всего, — кивнул Олег и вышел.

Он не слышал, как заворочался в своей кроватке Энтони, а Меропа, глядя на закрывшуюся дверь, негромко произнесла:

— Иногда мне кажется, что вы все-таки слепы, Аберфорт.

Олег зашел в комнату одновременно со Штефаном, который крепко держал за руку представительного господина.

На вид господину было лет пятьдесят-пятьдесят пять, но учитывая, что он был магом, он мог быть и старше.

— Добрый вечер, — кивнул Олег и вопросительно посмотрел на гостя.

— Добрый вечер, мистер Дамблдор, — тот брезгливо осмотрел маленькую комнату.

Олег проследил за взглядом гостя и чуть не выругался. Почему-то прежде он не обращал внимания, что Штефан совершенно забросил уборку в его комнате.

Вещи нигде не валялись, белье на кровати всегда было свежим, но вот слой пыли на каминной полке указывал на то, что полноценную уборку в комнате не делали уже очень давно.

— С кем имею честь?.. — Олег скрестил руки на груди.

— Мое имя Джозеф Падмор, и я хочу поговорить с вами о вашей дальней родственнице, — гость прошелся по комнате, неодобрительно покачивая головой.

— И о чем конкретно вы хотели бы со мной поговорить?

— Наша семья находится в гораздо более близком родстве с Мраксами, чем Дамблдоры, — Падмор остановился рядом с кроватью и посмотрел на Олега. — Честно говоря, я вообще не нашел упоминаний о родстве Дамблдоров с потомками Салазара Слизерина.

— Вы, я вижу, хорошо подготовились, прежде чем прийти ко мне, — хмыкнул Олег.

— Я всегда хорошо готовлюсь к своим визитам, — Падмор возобновил движение по комнате, — вы должны понять, долгое время Мраксы оставались в тени. Многие маги думали, что этот стариннейший род давно пресекся. Уже более двухсот лет в Хогвартс не поступало ни одного Мракса. Сейчас же выясняется, что Морфин сидит в Азкабане, причем совершенно не факт, что он оттуда выйдет, его отец умер, но вот Меропа…

— Что — Меропа?

— Мы можем обеспечить потомку Слизерина куда лучшие условия, чем вы, — Падмор остановился и пробуравил Олега тяжелым взглядом.

— Собираетесь использовать ее в качестве племенной кобылы на рынке невест?

— Безусловно, подбор достойного супруга является важной целью нашего участия в судьбе Меропы. — Падмор снова принялся расхаживать по комнате.

— А ничего, что она уже замужем?

— За магглом? Не смешите меня, думаю, мы решим это небольшое затруднение.

— Что будет с ребенком — в том случае, если я соглашусь?

— Мальчик является потомком Слизерина. Хоть немного и подпорченным, но, тем не менее, прямым потомком. Думаю, что…

Падмор внезапно прервался и остановился, глядя на пол. Затем медленно нагнулся и поднял с ковра рядом с кроватью что-то маленькое.

У Олега от недобрых предчувствий защемило в груди.

— Что бы ни думала про меня Хельга, но я отлично знаю, за что плачу. И прекрасно помню каждую мелочь ее безумно дорогих туалетов, сделанных на заказ. Причем на заказ делаются даже пуговицы, — Падмор подошел к Олегу и раскрыл ладонь. На ней Олег с ужасом увидел маленький драгоценный камень, который был ему знаком. — Я требую, чтобы вы объяснили мне, каким образом пуговица от вечернего платья моей жены оказалась на полу возле вашей кровати?!

Глава 13

— Черт! — Олег вцепился себе в волосы и сильно дернул. — Штефан!

Эльф появился перед ним только спустя минуту.

— Да, хозяин.

— Ты почему не появился сразу?! — Олег чувствовал, что ему просто необходимо выпустить пар.

— Штефан был с клиентами, как велел хозяин, — пискнул эльф.

— Они ушли? — Олег несколько раз вдохнул и выдохнул. В его положении предаваться панике — последнее дело.

— Да, хозяин. Молодая мисс очень счастливая…

— Да плевать мне на Малфоя и его девчонку! — все-таки успокоиться не получалось.

С того самого момента, когда взбешенный Падмор протянул ему злосчастную пуговицу, Олег был сам не свой. Меньше всего ему хотелось оказаться в подобной ситуации. Выдержки хватило только на то, чтобы холодно кивнуть знатному рогоносцу и произнести: «Я к вашим услугам». Падмор так же холодно процедил в ответ:

— Я жду ваших секундантов. Извольте открыть мне доступ к аппарации.

Возможно, Олег смог бы придумать что-нибудь в свое оправдание, если бы все не произошло так неожиданно. Но времени на раздумье у него не было, и окончанием приятного вечера стал вызов на дуэль. С одной стороны, Олег понимал Падмора. Но с другой… Это было круто, когда читаешь про дуэли или видишь отважных мужчин, стреляющихся за свою честь в кино, но самому оказаться у барьера…

Усугубляло ситуацию то, что он абсолютно не знал правил, и у него не было никого, кто мог бы стать его секундантом.

Олег зарычал, схватил с каминной полки бюст — наверное, какого-то Великого мага — и с силой швырнул его в стену. Штефан заскулил и упал на пол, вцепившись себе в уши.

— Почему здесь не прибрано? — Олег тяжело дышал, но руки хотя бы уже не тряслись.

— Хозяин сам освободил Штефана от уборки второго этажа, за исключением комнаты хозяина Энтони. Хозяин не помнит?

Олег закрыл глаза. Он действительно приказал эльфу, который даже со всей своей магией не мог разорваться между кафе и уборкой других помещений, наводить порядок в его комнате и остальных спальнях только раз в месяц.

Значит, месяц с ночи, имевшей столь неожиданные последствия, еще не прошел.

— Почему тогда белье свежее? — он указал на кровать.

— Это хозяйка, это не Штефан. Она хотела и все остальное вымыть, но Штефан ей не дал. Хозяйка и так сильно устает, а у нее еще и маленький хозяин и кафе…

— Понятно, я сам дурак, не нужно показывать мне всю глубину моей неполноценности, — Олег сжал и разжал кулак. — Почему у меня до сих пор нет конторы или хоть какого-то завалящего кабинета?!

— Штефан не может этого знать, хозяин! — взвыл эльф.

Внезапно Олег упал на пол и сунул руку под кровать. Пыли было не так уж много, так что сильно он не испачкался, зато ему удалось нащупать еще две пуговицы.

Он встал и долго рассматривал маленькие драгоценные камни, пока не заметил гравировку — очень тонкую, не заметную с первого взгляда. Едва различимая «Н» была явно сделана на заказ и повторялась на каждой пуговице.

— Черт! — Олег отшвырнул злополучные шарики. — Нужно было догадаться, что у дамочки даже пуговицы на платье сделаны на заказ, что это комплект, который знающий человек сразу же опознает.

Он схватился за голову и сел прямо на пол.

Внезапно дверь открылась, и на пороге выросла высокая фигура.

— Аб, что происходит?

Олег медленно поднял голову и посмотрел на Альбуса снизу вверх.

— Ну, если не считать того, что у меня скоро дуэль, все просто отлично. Кстати, раз ты здесь, будешь моим секундантом?

— Что? — Альбус от неожиданности сделал шаг назад.

— Дуэль, Альбус. У меня дуэль и, как оказалось, еще и очень большой пробел в этой области человеческих взаимоотношений. Просветишь?

— В чем?

— Например, какого Мерлина их еще не запретили?!

— Ты у меня спрашиваешь? — Альбус, похоже, начал приходить в себя. Во всяком случае, удивления в его голосе стало меньше.

— А у кого? Это ты же у нас… — Олег прикусил язык. — Забудь. Так что я должен знать о дуэлях?

— А что ты хочешь о них знать? — нахмурился Альбус.

— Все. Какие заклятья запрещены, что вообще я должен как вызванная сторона делать?

— Что послужило причиной?

— Неверная жена и муж, очень не вовремя обнаруживший свидетельства адюльтера.

— Ты не меняешься, — поджал губы Альбус, из чего Олег сделал вывод, что Аберфорт был в свое время тем еще шалуном. — Но раньше тебе хотя бы хватало ума не попадаться. Кто рогоносец?

— Падмор.

— Очень не слабо, — присвистнул Альбус. — Мне вот интересно, почему я не оказываюсь в подобных ситуациях?

— Наверное, потому, что ты не интересуешься женщинами? — выплюнул Олег, поднимаясь с пола.

Альбус застыл. На скулах заиграли желваки, но он быстро взял себя в руки.

— Почему ты продолжаешь придерживаться этого мнения?

— А ты меня разочаруй и докажи, что я неправ, — почему-то именно в это самое мгновение Олег почувствовал небывалое родство с Альбусом. Сейчас как никогда он понимал, что действительно может назвать его братом.

С минуту братья молчали, сверля друг друга почти ненавидящими взглядами, затем Альбус провел рукой по лицу и начал объяснять правила проведения дуэли.

— Запрещенными являются заклинания массового действия. Разрешены только индивидуальные проклятья. Вот в этом ограничений нет.

— Что, совсем нет? — Альбус покачал головой. — А если в меня Аваду кинут?

— Значит, тебе нужно вовремя от нее уклониться.

— Ничего себе, — Олег снова сполз по стене на пол.

— Я попробую договориться с Падмором, чтобы дуэль велась не до смерти.

— Попробуй, — Олег сидел, обхватив голову руками и раскачиваясь из стороны в сторону.

— Как вызванная сторона, именно ты должен поставить в известность Аврорат, чтобы они прислали наблюдателя. Я это возьму на себя, как только мы с Падмором утрясем детали.

— Спасибо, — Олег посмотрел на Альбуса. — Ты давно вернулся?

— Два дня назад. Устроился в Хогвартсе, решил вот брата навестить, — Альбус криво ухмыльнулся. — Навестил, называется. Ты же не собираешься его убивать?

— Если тебе удастся договориться, что его удовлетворит моя покалеченная тушка, то нет, я не буду пытаться его убить.

— А если нет? Если Падмор будет настаивать…

— Я не собираюсь подыхать из-за великосветской шалавы! — Олег заметался по комнате.

— Убийство может повредить твою душу, — тихо проговорил Альбус.

— Откуда ты это знаешь? — Олег остановился и, прищурившись, посмотрел на брата. — Из личного опыта?

На этот раз молчание затянулось. Наконец Альбус разжал побелевшие губы.

— Я. Ее. Не. Убивал.

— Ты в этом уверен? — Олег сам не понимал, почему кидается на Альбуса. Видимо, это была естественная реакция тела.

— Я сейчас пойду заниматься твоей дуэлью, — процедил Альбус. — Надеюсь, за тот час, что меня не будет, ты не вляпаешься еще больше. Как преподнести причину Аврорату?

— Оскорбление чести и достоинства.

Альбус кивнул и вышел из комнаты.

Ему не удалось уговорить Падмора ограничиться ранениями. Дуэль должна была продолжаться, пока один из противников не упадет замертво.

Джозеф посмотрел на стол, на котором лежали завещание и письмо к сыну. Если он вернется, то сожжет письмо, но если нет… В этом письме он извинялся перед сыном и просил в его гибели никого не винить.

Когда Падмор нашел злосчастную пуговицу в комнате молодого и привлекательного кабачника, он понял, что Хельга перешла черту. То, что жена была ему неверна, Падмор знал. И он терпел, пока ее развлечения оставались тайными, а выбор любовников помогал ему работать и увеличивать благосостояние. Они чувствовали себя виноватыми перед Падмором, и тот этим пользовался. Но глядя на молодого Дамблдора, Джозеф понял, что этот случай стал последней каплей. Вызов был брошен и принят.

Джозеф мечтал, как уничтожит Дамблдора. Как придет домой и потащит Хельгу в кабинет, где стоял омут памяти, чтобы показать ей последние мгновения жизни ее любовника. А потом он отошлет ее на континент, выделив мизерное содержание.

Однако Джозеф не мог не предполагать и того, что Аберфорт сумеет выйти из их схватки победителем. Вероятность была ничтожно мала, но она существовала, поэтому Падмор приготовился.

— Ты готов? — в комнату вошел его старинный друг Винсент Нотт.

— Да, пошли, — Падмор поправил письмо и повернулся к другу.

— Зачем, Джеф? Хельга переспала с половиной Великобритании, — поморщился Винсент.

— Но среди этой половины не было много возомнивших о себе полукровок, — процедил Джозеф.

— Ты ставишь под угрозу все наши планы…

— Пошли, Винс. Неужели ты думаешь, что у мальчишки есть против меня хоть один шанс?

Дуэль состоялась на опушке Запретного леса, невдалеке от «Кабаньей головы». Погода была морозной, а небо поражало синевой.

— Мороз и солнце; день чудесный! — пробормотал Олег, поглядывая на прогуливающихся авроров.

— Что? — Альбус подошел к брату.

— Ничего, погода сегодня прекрасная.

— Аб, Падмор опасен. Он любит работать на ближних дистанциях, поэтому постарайся не подпускать его к себе…

— Я помню, — Олег еще раз посмотрел на авроров.

В это время на поляне появились Падмор и Нотт.

— Добрый день, господа, — к ним направился один из представителей власти. — Еще раз прошу вас решить дело полюбовно или хотя бы изменить условия дуэли, — Падмор покачал головой. — Хорошо, к барьеру.

Олег почувствовал, как волосы на затылке встали дыбом. Он не боялся смерти, он знал, что от этой дамы можно ожидать. Но Олег очень не хотел умирать вот так глупо.

— Мантии долой, — голос Альбуса звучал глухо.

По правилам дуэлянты вообще должны были драться с обнаженными торсами и босиком, чтобы исключить мошенничество в виде применения недозволенных артефактов. Однако на улице стояла зима, и им позволили остаться в рубашках, брюках и ботинках. Секунданты подошли к дуэлянтам и быстро провели проверку на наличие запрещенных предметов.

Олег не чувствовал холода, несмотря на мороз. По спине побежали капли пота. Стоя на позиции, Олег с трудом заставил себя поднять палочку. Странное оцепенение сохранялось до тех пор, пока он не увидел летящий прямо ему в грудь красный луч. Сразу же вернулись звуки, а тело словно само собой отпрыгнуло в сторону.

Падмор не давал своему противнику ни секунды передышки, сыпал заклятьями с такой быстротой, что у Олега не оставалось ни единого шанса на ответный удар — он мог лишь уворачиваться и отступать, не позволяя Падмору приблизиться.

Мимо пролетел зеленый луч Авады, и только тогда Олег понял, что все это происходит с ним на самом деле. Внезапно он почувствовал злость на этого напыщенного кретина, который не мог вовремя утихомирить свою жену; на Игрока, из-за которого он оказался в подобной ситуации; на авроров, которые вместо того чтобы арестовать Падмора, внимательно наблюдали за происходящим. Но больше всего Олег злился на самого себя. Причем он совершенно не жалел, что наставил Падмору рога с его сексапильной женушкой, нет. Олег злился, что ушел в глухую оборону, что не может ответить на нападение, потому что ему не хватает для этого умений и опыта.

Злость придала ему сил. В очередной раз увернувшись от Авады, Олег сам сделал несколько шагов навстречу Падмору. Джозеф не ожидал такого маневра и на мгновение замешкался. Этой заминки хватило Олегу, чтобы выкинуть вперед руку с палочкой и крикнуть:

— Авада Кедавра!

Подобного хода Джозеф тоже не ожидал. Все это время он играл с мальчишкой, загоняя его в угол, чтобы красиво завершить дуэль смертельным заклятьем. Когда из палочки сжавшего зубы Дамблдора вылетел зеленый луч и понесся в его сторону, Джозеф даже не сразу поверил в то, что видит, а потом стало слишком поздно. Луч Авады вонзился прямо в грудь Падмора, и он упал на спину, не успев осознать, что уже мертв.

Олег медленно опустился на снег. Его тошнило, рот был наполнен вязкой слюной.

— Это откат от Авады, так всегда бывает, когда в первый раз… — тихо сказал Альбус, набрасывая на плечи брата мантию. — Пошли, все кончено.

— Что я должен еще сделать? — Олег с трудом поднялся на ноги.

— Ничего, его секундант все организует. Сейчас только в протоколе распишешься, что все прошло согласно Кодексу и никаких нарушений с твоей стороны выявлено не было.

Олег подписал протянутый ему пергамент, и, пошатываясь, пошел к таверне. Он еще успел услышать, как один аврор говорит другому:

— Когда уже найдется умный человек, который запретит эти мордредовы дуэли и эти мордредовы Авады?

Глава 14

После дуэли прошло уже три дня. Олег медленно приходил в себя и привыкал к мысли, что убил человека.

Меропа ни о чем его не спрашивала, только иногда Олег ловил на себе испуганный и сочувственный взгляд.

Все время Олег посвятил таверне, почти не выходя из зала с самого открытия и до того момента, когда нужно было закрываться. На второй день у студентов Хогвартса случился выходной с прогулкой в Хогсмид, и все обитатели «Кабаньей головы» были заняты из-за наплыва клиентов. Олег постоянно посматривал на дверь, ожидая, что вот-вот войдет Падмор-младший. Он совершенно не представлял, как будет вести себя с ним. К счастью, Падмор не пришел, и Олег ощутил невероятное облегчение, когда за последним посетителем закрылась дверь.

Все было так же, как и в предыдущие дни. Единственным исключением являлся Альбус, который просидел за стойкой весь вечер, пытаясь вовлечь Олега в разговор.

Наконец он поднялся и потянулся.

— Ты сегодня не очень-то разговорчив, — Олег пожал плечами. Говорить не хотелось. — Не хочешь, чтобы я тебя немного погонял?

— Нет, — Олег покачал головой. — Не нужно.

— Почему? Чего ты боишься?

— Я боюсь, что мне понравится, а мне действительно может понравиться, и что тогда? Да здравствует новый Темный Лорд?

— Чтобы стать Темным Лордом, одной тяги к насилию маловато, — хмыкнул Альбус.

— Ну, с чего-то же надо начинать. А насчет идеи — да любой бред подойдет.

— Например?

— Ну, как тебе это: «Долой браки по договоренности! Хотим сами выбирать, с кем нам спать!» Нравится? — Альбус покачал головой. — А вот восьмидесяти процентам молодежи понравится.

— А остальным двадцати?

— Остальные двадцать и так могут сами выбрать себе пару, им делить нечего.

— Ты странные вещи говоришь.

— О, это ты еще странных вещей, которые ведут к революциям, не слышал. Нет уж, мне моих навыков хватает. Вот в маггловский экономический колледж я бы с удовольствием поступил. А магия… На самом-то деле неважно, чем убивать, Авадой или кочергой — итог один. Для жертвы так и вообще никакой разницы нет.

— А щиты? — Альбус выглядел растерянным.

— Много ты знаешь щитов от убийственных заклятий? — Олег поморщился. — Тех, которых я знаю, вполне хватит, чтобы от подростков защититься, а от опытных убийц лишние знания все равно не помогут, так что я даже напрягаться не собираюсь. Знаешь, что я понял с тех пор, как начал содержать трактир? Все эти магические заморочки на самом деле плохо пригождаются в повседневной жизни. А для самообороны я ружье куплю. Как выяснилось, в случае чего у меня хватит духа им воспользоваться.

— Постой, ты боишься, что тебе может понравиться убивать?

Олег ничего не ответил, только задумчиво посмотрел на стойку.

Он знал ответ на этот вопрос, и этот ответ его не радовал. Честно говоря, он испугался, когда почувствовал мрачную радость от осознания того, что убил Падмора.

— Ну ладно, я, пожалуй, пойду. Ты все же подумай над моим предложением.

Когда Альбус вышел, Олег долго смотрел на закрывшуюся дверь, а затем покачал головой.

— Нет. Не всем же становиться супергероями. Кому-то можно и обычным коммерсантом прожить.

Он вышел из-за стойки и направился к двери, чтобы запереть ее на ночь. И тут дверь внезапно распахнулась, и в зал ворвались пятеро мужчин.

— Мы закрываемся, — обратился к ним Олег.

— А мы в курсе, — один из мужчин, высокий симпатичный блондин, широко улыбнулся и направил палочку на Олега.

Шедший последним захлопнул дверь и принялся накладывать на нее запирающие заклятья.

Олег чуть слышно выругался. Такой возможности он не предусмотрел.

— И что же вам нужно?

— Так получилось, что ты стал причиной гибели нашего лидера, — блондин не переставал улыбаться. — Сейчас я главный, но ты должен за смерть Джозефа ответить.

— Кто вы? — Олег сделал шаг назад.

— Брось, Аб. Неужели ты не узнал старину Геллерта?

— Твою мать, — Олег отпрыгнул в сторону, увернувшись от полетевшего в его сторону заклятья, и крикнул: — Штефан!

Эльф ему попался сообразительный. Пока налетчики пытались понять, что произошло, Олег оказался на кухне, а домовик деловито накладывал на дверь заклятья.

— Оставь, если у этой свиньи в загашнике есть именно то, о чем я думаю, то никакие запоры нам не помогут, — Олег выхватил палочку и направил ее на дверь. — Доставь сюда Меропу и Энтони, а затем собери все бумаги и деньги, быстро! У нас очень мало времени.

Эльф исчез, а дверь содрогнулась от мощного удара. Следующий удар заставил Олега стиснуть зубы.

Появился Штефан с Меропой, держащей на руках сына, и снова исчез.

— Отойдите, — твердым голосом приказал Геллерт. Через пару секунд дверь с грохотом распахнулась.

Меропа вскрикнула, а Олег быстро встал перед ней. Появившийся Штефан спрятался за Меропу. В руках он держал увесистую сумку. Эльф испуганно бормотал:

— Что это? Почему Штефан не может никуда переместиться?

— Все дело в его палочке, — сквозь зубы процедил Олег, — пока она у него, мы в ловушке. И никакая крутизна мне бы сейчас не помогла.

— Ну что же ты, Аб, — Геллерт вальяжно вошел в кухню. — Почему ты не хочешь поговорить со старым другом твоего брата?

Тут Геллерт увидел Меропу. Повернувшись к своим приятелям, он гнусно хихикнул:

— А вот и та девчонка, про которую говорил Джозеф. Ну что, попробуем, как это с потомком самого Слизерина?

— Боюсь, что у тебя не получится это узнать, — Олегу нужно было, чтобы Гриндевальд ослабил бдительность. Совсем немного — пары секунд хватило бы, чтобы проверить универсальность одного заклятья, так любимого Гарри Поттером.

— Почему же? — Геллерт не торопился нападать. Он наслаждался тем ужасом, что был написан на лице Меропы. Ему некуда было торопиться. Впереди у них была целая ночь.

— Начать с того, что это женщина, — Олег чувствовал, как по лицу стекает капля пота. — Вы, кстати, знаете, что ваш лидер начинает испытывать затруднение при общении с девушками?

— Заткнись, — улыбка медленно исчезала с лица Геллерта.

— Почему? Я ведь тебя знаю, ты был «очень близким другом» моего брата, — Олег мерзко ухмыльнулся. — Я так понимаю, вы все — представители так называемых «Непримиримых»?

— Ты верно все понял, жаль, что твое понимание не продлится долго, — Геллерт поднял палочку. — Мы хотели немного поразвлечься, но, похоже, за тебя будут отдуваться девчонка и этот мерзкий эльф.

— О, так вы все из этих… из «близких друзей»? Раз мечтали развлекаться именно со мной, да еще и с эльфом…

— Да заткните вы ему пасть! — рявкнул один из Непримиримых.

Этот призыв сработал как катализатор. Палочки вскинули трое: Гриндевальд, Олег и высокий крепыш без тени интеллекта на физиономии.

Олег опередил Геллерта на доли секунды.

— Экспеллиармус! — Геллерт ожидал многого, вплоть до самых изощренных проклятий, но только не этого.

Чтобы противостоять Экспеллиармусу, нужно совсем немного — крепко держать палочку. Но вцепившись в свое оружие, маг терял преимущество в маневренности. Опытные, сильные маги предпочитали не использовать это заклятье — слишком малый шанс на то, что противник выпустит палочку из рук. В свою очередь, противники это знали и рассчитывали, что против них такое слабенькое заклятье применять никто не будет.

Палочка вырвалась из рук Геллерта, и Олег понял, что Гарри Поттер действительно мог таким образом победить.

Как только палочка оказалась у него в руке, Олег направил ее на эльфа и заорал:

— Фините! Штефан!

На крепыша он не смотрел, а зря. Они исчезли из таверны в тот самый момент, когда из его палочки полилась яркая струя Адского пламени.

«Кабанья голова» вспыхнула, как будто ее перед этим щедро полили бензином.

Олег как завороженный смотрел на полыхающее строение, которое уже привык называть своим домом. Внезапно ему показалось, что он слышит крики.

— Господи, там же люди! Даже если они такие уроды, как Геллерт, они такого не заслужили, — Олег бросился к двери, заслоняя лицо от жара.

Он не смог даже приблизиться к таверне, когда начали рушиться потолочные балки, и крики горящих заживо людей затихли. Олег все еще пытался добраться до двери, когда почувствовал, как кто-то пытается оттащить его подальше от горящего дома, обхватив за талию.

— Что происходит? — Альбусу удалось на время обездвижить вырывающегося брата и отволочь его в сторону.

— Пусти! — Олег снова рванулся к двери, стоило Альбусу его отпустить. — Там же люди, люди! Там Геллерт!

Альбус замер. В голове набатом звучал крик Аберфорта: «Там Геллерт!»

Из ступора его вывел женский крик. Повернув голову в ту сторону, он увидел миниатюрную темноволосую девушку с растрепанными косами и залитым слезами лицом. Она пыталась подойти к ним, но каждый раз из-за сильного жара возвращалась обратно к дрожащему эльфу, который прижимал к груди плачущего ребенка.

Альбус схватил брата за плечи, встряхнул его.

— Ему уже не поможешь, — голос звучал глухо, глаза щипало, но Альбус понимал только одно: нужно увести младшего братишку отсюда.

Олег смутно видел, как к горящему дому со всех сторон бегут жители Хогсмида. Краем сознания он отметил, что какая-то женщина укутывает Энтони в теплое одеяло, а еще одна протягивает Меропе зимнюю мантию. Затем он сфокусировал взгляд на лице Альбуса.

— Пусти, — Олег надеялся, что его голос прозвучал спокойно.

Он знал, что им придется уйти, если получится, и поэтому приказал Штефану собрать бумаги и деньги. Но он не думал, что уйти придется навсегда, что им просто некуда будет вернуться.

— Ты в порядке? — Альбус слегка ослабил хватку.

— Нет, я не в порядке, — Олег покачал головой. — Но сейчас я адекватен. Это Адское пламя. Нужно поставить заслон.

Альбус кивнул. Однажды выпущенное, Адское пламя не останавливалось, пока то место, где его применили, не превращалось в пепел. Искусный маг мог его контролировать и вовремя обуздать, но тот кретин (Олег не мог думать про крепыша по-другому), что выпустил это пламя, был мертв, и стихия лишилась любых тормозов. И здесь Старшая палочка, которую Олег все еще держал в руках, была бессильна.

Пока объединившиеся маги ставили заслон и удерживали его, мысли Олега вертелись вокруг палочки. Искушение было настолько сильным, что он даже ненадолго забыл, что его дом уже догорает.

Олег еще раз посмотрел на палочку, затем перевел взгляд на Альбуса. Рухнувшие стены таверны и взметнувшийся сноп искр привели Олега в чувство. Он сделал шаг к пожару, сильно размахнулся и швырнул Старшую палочку в Адское пламя.

Альбус в это время был занят заслоном, но невольно попятился, глядя, как в голубых глазах его младшего братишки внезапно вспыхнул яркий огонь. Затем он отвлекся и в конце концов решил, что это было всего лишь отражение пламени.

Пожар почти потух, когда зареванная Меропа сумела пробиться к Олегу.

Он несколько секунд бездумно смотрел на нее, затем увидел, что она переступает с ноги на ногу, и опустил взгляд вниз.

Грязно выругавшись, он подхватил Меропу на руки.

— Ты почему босиком?

— Я в носках, — прошептала Меропа, уткнувшись ему в шею. — Штефан не дал мне обуться, когда ворвались… — она заплакала, и Олег остро почувствовал, как содрогается ее тело.

— Пойдемте, — Альбус устало привалился к дереву, чудом уцелевшему в аду, который совсем недавно бушевал вокруг.

— Куда?

— В Хогвартс. Я связался с Диппетом, вам выделят комнаты на время. Завтра подумаем, что делать дальше.

— Да, нужно уже куда-то идти, — Олег понял, насколько сильно он замерз на улице в одной рубашке. С Меропой на руках он быстро пошел по тропинке к школе. — Ребенка возьми, — не оборачиваясь, попросил он Альбуса.

Брат догнал его и пошел рядом, крепко прижимая к груди сверток с Энтони.

— Альбус, — Олег сделал над собой усилие и посмотрел на брата. — Мне жаль.

Несколько мгновений Альбус молчал, а затем поднял глаза.

— Мне тоже. Но… почему-то мне кажется, что так будет лучше.

Глава 15

Олег второй час бродил по пепелищу. Мыслей не было, в голове царила звенящая пустота.

— Что ты пытаешься найти? — голос Альбуса за спиной заставил Олега вздрогнуть.

— Не знаю, может, хоть что-то уцелело.

— Адское пламя не оставляет после себя ничего, кроме пепла.

Олег кивнул, но даже и не подумал остановиться.

— Аб, ты зачем так рвался к двери? — Альбус подошел ближе.

— Я хотел ее открыть.

— Зачем? Меропа мне все рассказала, они ведь собирались навредить вам.

— Да ничего бы они не сделали. Попугали бы, может быть, пару раз пнули, да парочку болезненных проклятий наложили…

— Откуда ты знаешь? — Альбус покачал головой. — Часто жертвам Непримиримых достается очень сильно.

— Просто знаю, — Олег покосился на брата. — Там был Геллерт, он не позволил бы случиться ничему криминальному.

— Тем не менее, ты сделал все, чтобы сбежать.

— Из-за Меропы. Девочка и так натерпелась в этой жизни. Они ее напугали.

— А Адское пламя?

— Тот идиот, который его выпустил… Геллерт смог бы это прекратить, если бы его палочка все еще была при нем.

— Ты забрал его палочку? — Олег кивнул. — И где она?

— Я ее сжег.

Альбус некоторое время смотрел на него, затем вздохнул.

— Ему удалось найти ее? — уточнять, что именно удалось найти его бывшему другу, не требовалось.

— Да, — просто ответил Олег. — Когда я отобрал палочку и снял заклятье со Штефана, они уже не могли выбраться. Понимаешь? Они были обречены. Без палочки справиться с заклятьями, которые были ею наложены, невозможно. Если бы я смог пробиться к двери, я бы ее открыл. У них появился бы шанс. Пусть ничтожный, но он был бы.

— Надеюсь, ты не обвиняешь себя в их смертях? — Альбус тяжело привалился к дереву, затем сполз на землю.

— Я не идиот, — Олег покачал головой. — В этом они сами виноваты. Но такую смерть не заслужил никто.

— Ты не можешь знать, что они не причинили бы тебе вреда, — повторил Альбус.

— Я знаю это, поверь, просто знаю.

Олег посмотрел на Альбуса. Он многое мог бы ему сказать, но не произнес ни слова и вновь начал обходить пепелище.

«Я читал канон, Альбус, — мысли вяло ворочались в голове Олега. — Хоть Игрок и сказал, что это мне вряд ли поможет, я знаю главное. Геллерт Гриндевальд не стал бы убивать твоего брата. Понятия не имею, что было между вами, подозреваю, что все-таки дружба, а не любовь, как многие себе представляют. Но однажды вы бы встретились в бою, и Геллерт не смог бы тебя убить. Не ты его победил в тот раз, а он не сумел тебе навредить. Сильный маг, успевший за эти годы поднатореть в убийствах, да еще и хозяин Старшей палочки, не мог так бездарно тебе проиграть. Так же, как и ты не смог убить его.

Но если бы сам Геллерт или его подручные погубили твоего брата, то малейшие остатки той дружбы были бы убиты вместе со мной. И возможно, ваша встреча произошла бы гораздо раньше. Скорее всего, с другим исходом.

Игрок был прав: череда случайностей, связанных с заменой ключевой фигуры на ключевом участке, приводит к непредсказуемому результату. Даже если бы я вообще ничего не делал. А ведь запустила эту цепочку незамеченная вовремя пуговица. Всего лишь пуговица. Я все же не думаю, что мне грозило что-то фатальное, просто я перестраховался».

— О чем задумался? — голос Альбуса вырвал Олега из его мыслей.

— О том, что делать дальше. Ты не спросишь про палочку?

— Это уже бесполезно. Ее нет, я видел, как ты что-то бросил в огонь. Какой смысл спрашивать?

— Ты действительно думаешь, что это дар Смерти?

— Скажем так, я не исключаю этой возможности, — осторожно произнес Альбус. — А ты сам что думаешь?

— Я думаю, нет, — Олег остановился перед братом. — Мы даже не знаем, что такое Смерть, а уж как оно может раздаривать подарки…

— Оно? Почему «оно»?

— Да потому что в разных мифах у Смерти даже пол разный. Где-то это бледная с косой, где-то прекрасная женщина, а где-то мужчина.

— Мужчина?

— А что, одним из всадников Апокалипсиса может быть баба? — усмехнулся Олег. — И я с трудом могу себе представить этого всадника раздающим подарки трем идиотам.

— Тогда что такое та же Старшая палочка?

— Ты хочешь спросить, чем она была? — Олег полюбовался кривой усмешкой Альбуса, затем продолжил: — Это был артефакт, несомненно. Очень… — он замолчал, пытаясь подобрать слова, и наконец выбрал определение, — сильный артефакт. Я ведь держал ее в руках. И мне очень не хотелось с ней расставаться. Думаю, что и силу заклятий эта палочка могла увеличивать в несколько раз, если не в десятки. Скорее всего, все зависело от сердцевины. Что в нее запихал неизвестный нам Мастер?

— Не знаю, — развел руками Альбус. — Никто не знает. И теперь уже не узнает.

— Полагаю, так будет лучше, — Олег повернулся в сторону Хогсмида. — Как ты думаешь, кто-нибудь купит у меня эту землю?

— Ты собираешься ее продать?

— Да, и приобрести какой-нибудь другой участок.

— Ты только что, глядя на пепел, принял решение?

— Я хочу отстроиться заново. Правда, понятия не имею, где возьму на строительство деньги.

— Зачем тогда продавать землю?

— Альбус, здесь совсем недавно умерли пять неслабых магов. Умерли они очень нехорошо. И я совершенно не уверен, что каждый из них не проклял меня пару раз перед кончиной. Что-то я не хочу проверять это, собственноручно тревожа их прах новой стройкой.

— Я могу тебе помочь, — Альбус потер лоб. — У меня есть некоторые сбережения, так что на пару тысяч можешь смело рассчитывать.

Олег благодарно кивнул. Затем хлопнул себя по лбу.

— А что ты здесь делаешь? У тебя нет уроков?

— Сегодня была только пара. Когда последний урок закончился, я пошел в ваши комнаты, поговорил с Меропой. Мне она показалась смышленой. Потом пришел Филиус Флитвик. Меропа честно ему сказала, что вряд ли получится оплачивать ее обучение, но он успокоил девушку и пообещал позаниматься с ней в долг. По-моему, она ему нравится.

— Да, скорее всего, — задумчиво проговорил Олег.

— Ну а я направился сюда.

— Понятно, — Олег поежился. — Пошли, что ли, я, оказывается, замерз.

До самого Хогвартса братья шли молча. Олег обдумывал планы на ближайшее будущее. Сейчас он уже не думал, что возвращение Меропы к Реддлам — такая уж плохая идея. Вряд ли он будет способен в ближайшее время найти силы и средства, чтобы качественно заботиться о молодой матери и мелком потенциальном Темном Лорде.

Когда они вышли из-за поворота, Хогвартс предстал перед ними во всей своей красе. Накануне Олег не мог в темноте из-за сильнейшего нервного перенапряжения и физической усталости оценить школу. Утром он шел к тому месту, где еще совсем недавно стояла таверна, не оглядываясь по сторонам. Сейчас же он не мог не оценить великолепия древнего замка.

Внутри замок произвел гораздо менее приятное впечатление. Слишком пустые коридоры, холод, гуляющие повсюду сквозняки, мрачные переходы и галереи, портреты на стенах, которые постоянно шептались… Олег почувствовал, как древние стены давят на него. Еще ни разу в жизни у него не возникало такого острого желания убраться куда-нибудь подальше от этой массы камней.

В отведенных им комнатах на третьем этаже ему заметно полегчало. Директор Диппет выделил погорельцам две спальни и соединяющую их небольшую гостиную. Также в апартаментах была большая ванная комната, в которой располагались все современные удобства.

В гостиной было тепло. Огонь в камине ярко освещал комнату. Взглянув на пламя, Олег невольно вздрогнул. Еще не скоро он сможет нормально себя чувствовать, глядя на живой огонь.

Меропа была в гостиной не одна. В одном из кресел сидел Диппет. Энтони находился рядом в просторной коляске.

— Смотрите, что сделал мистер Диппет, — Меропа вскочила с диванчика и указала на коляску.

— Банальная трансфигурация, — махнул рукой директор. — Я рад, что вы не пострадали, Аберфорт.

— Я даже не знаю, как вас благодарить…

— Пустое, — махнул рукой Диппет. — С давних пор в Хогвартсе действует одно правило: любой, кто нуждается в помощи, может ее получить в этих стенах. Только вот маги почему-то это правило обычно игнорируют. Да, я пока определил вашего эльфа на кухню.

— Спасибо, — еще раз поблагодарил Олег директора.

— Я беседовал с миссис Реддл, думаю, что пока вы находитесь здесь, она может рассчитывать на помощь преподавателей. Полагаю, что мы с удовольствием подскажем, какой литературой ей следует воспользоваться, чтобы наверстать упущенное. Я уже предупредил мадам Стоун — библиотека Хогвартса в вашем распоряжении.

Диппет посмотрел на Энтони, который дрыгал ножкой в такт дребезжанию погремушки, зависшей над коляской, улыбнулся и вышел из комнаты.

— Я тоже, пожалуй, пойду, — Альбус направился к двери. — Нужно работы проверить.

— Поужинаешь с нами? — Олег сам не ожидал, что предложит что-то подобное, но когда слова уже слетели с губ, выжидательно посмотрел на брата.

— Я? — Альбус удивленно взглянул на Олега. — С удовольствием. Я подойду к семи.

Когда дверь за Альбусом закрылась, Олег упал в кресло. У него было ощущение, что кто-то выпустил из него весь воздух, как из воздушного шарика.

— Пожалуй, тебе стоит подумать о том, чтобы вернуться к мужу, — он посмотрел на нахмурившую брови и что-то бормотавшую себе под нос Меропу.

— Я уже подумала, — Меропа впервые сама, по своей воле посмотрела Олегу в глаза. — Я буду настаивать на разводе, — сказала она неожиданно твердо. — Я долго говорила сегодня с Филиусом. Он даже сбегал в библиотеку и принес несколько книг, для уточнения…

— Для уточнения чего? — Олег выпрямился в кресле. — Ты в своем уме? Мы не можем оставаться в Хогвартсе вечно, что бы ни говорил директор. А я сейчас себя не смогу содержать…

— Нет-нет, я все продумала, — перебила его Меропа. Это было настолько неожиданно, что Олег замолчал и посмотрел на нее так, словно увидел впервые. — Развод затянется, это понятно. Но на время, пока длятся судебные разбирательства, Том должен будет выделить нам с Тони содержание. В книге написано, что это не менее двадцати фунтов в месяц. Этого должно хватить на повседневные расходы…

— А что ты дальше собираешься делать?

— Не перебивайте меня, пожалуйста, — Меропа закусила губу. — Что мне отойдет после развода, об этом рано думать. Просто… Вы были так добры ко мне… к нам… Директор Диппет по моей просьбе уточнил… Папа… Он умер, — наконец договорила Меропа. — Морфин в Азкабане, и он не сможет повлиять на мое решение… — Меропа снова замолчала. Затем решительно продолжила: — Наш дом стоит у дороги, и я не претендую на него. Морфину нужно будет где-то жить, когда он вернется. Но за домом довольно большой участок земли принадлежит до сих пор роду Мраксов. Я, естественно, ничего не имею, но вот Энтони… Землю можно продать тем же Реддлам за очень большие деньги. Этого должно хватить, чтобы снова построить…

— Даже не думай, — прервал Олег Меропу.

— Но я уже все решила, — Меропа сжала губы и снова взглянула на Олега. В ее взгляде читалась отчаянная решимость, а руки были сжаты в кулачки.

Глядя ей в глаза, Олег понял, что ему предстоит очень сильно постараться, чтобы отговорить последнюю из рода Мраксов (Морфин был не в счет, Олег считал его тупиком эволюции) от принятого решения.

Глава 16

Продать землю оказалось на удивление просто. Сразу трое обеспеченных магов предложили вполне приличные деньги и передали через мистера Энаджа, что согласны на разумный торг в сторону повышения цены.

— Ничего не понимаю, — Олег, нахмурившись, смотрел на Энаджа, которого нанял для продажи земли и покупки другого участка.

— Что же вам непонятно, мистер Дамблдор? — на этот раз они встречались в конторе, расположенной в Косом переулке недалеко от Гринготтса. Энадж сразу же согласился на предложение Олега о сотрудничестве, даже пожертвовав ради этого другим делом.

— Я думал, мы столкнемся с трудностями. Почему-то мне казалось, что продать землю, на которой произошло такое несчастье, будет неимоверно сложно.

— О, мистер Дамблдор, — поверенный закатил глаза, — поверьте, именно из-за этой трагедии вам будет чрезвычайно легко заключить сделку. Я ведь представил вам только тех, кто может дать действительно хорошую цену, все-таки от суммы сделки зависят мои комиссионные… На самом деле желающих гораздо больше.

— Но почему? — Олег потер лоб. Здесь голова у него болела редко, но привычка тереть лоб, особенно при некотором волнении, никуда не делась даже в другом теле.

— На этом месте в Адском пламени погибли маги. Представьте, как много искушенные в Темных искусствах люди способны извлечь даже из пепла, который остался от строения — ведь на него были наложены сильные чары. А из останков магов? — как неразумному ребенку объяснил ситуацию Энадж, снисходительно глядя на Олега.

— То есть там никто ничего строить не будет?

— Разумеется, нет.

— Это меня немного успокаивает, — кивнул Олег. — А что насчет нового участка?

— В Хогсмиде не так уж и много мест на продажу. Вы уверены, что хотите остаться в поселке?

— Да, я в этом полностью уверен.

У Олега было несколько причин, чтобы оставаться в Хогсмиде. Во-первых, благодаря студентам на кусок хлеба он всегда сможет заработать. А во-вторых, Олег все это время помнил, что совсем скоро, меньше чем через двадцать лет, начнется война. Война, которую лучше всего пережить именно в Шотландии.

— Тогда я могу посоветовать вам участок у самого входа в Хогсмид со стороны Хогвартса. Там даже имеется строение, немного мрачноватое… собственно, это когда-то было амбаром для хранения зерна. Большой первый этаж, а на втором этаже несколько помещений — раньше они использовались в качестве контор, но их вполне можно приспособить под жилые комнаты. Общая площадь помещений гораздо больше, чем у вашего бывшего заведения, да и строение более монументальное. Вот на внутреннюю отделку придется потратиться, там нет даже канализации, да и вода не подведена, но зато вы сможете сыграть на разнице в ценах и, возможно, вам этого хватит, чтобы отремонтировать хотя бы первый этаж и снова открыться. А там уже приведете в порядок жилой этаж.

— Звучит вполне разумно, только вот почему большое строение, стоящее на таком выгодном месте, все еще никем не занято, да и продается так дешево?

— Ну… — поверенный задумался. — Даже не знаю, что вам сказать.

— Говорите как есть. Я все равно не буду ничего подписывать, пока не осмотрю все как следует и не расспрошу местных жителей о подробностях. Там что, тоже кто-то нехорошо умер?

— Нет, — поморщился Энадж. — Если бы в этом амбаре произошла трагедия с применением мощнейшей магии, то цена тут же взлетела бы до небес. Вы же понимаете, как редки подобные стечения обстоятельств, которые оставили вас без крыши над головой…

— Можно перейти к сути? — перебил Олег Энаджа.

— Конечно, можно. Там действительно кое-кто умер. На бывшего хозяина упал мешок с зерном — в общем-то, и все.

— И все? — прищурился Олег.

— Вы уже придираетесь, — Энадж начал перекладывать бумаги на столе. — Неужели вам помешает самый нудный призрак из всех, которых я только встречал в своей жизни? Я нашел идеальный вариант, он может решить все ваши проблемы, а вы…

— Призрак?

— Я же говорил, бывший хозяин находился в амбаре и отчитывал провинившегося работника, когда на него упал мешок с зерном. Он сначала даже не понял, что умер, так и продолжал орать, будучи уже в призрачном виде.

— Получается, что призрак бывшего хозяина мешает тем, кто пытается приспособить амбар под свои нужды?

— Не то чтобы мешает, просто… Он всех пытается учить жить. Большего зануды я не знаю. С агрессией справиться легко, а вот когда тебе на ухо постоянно что-то бубнят и заваливают советами, которые тебе совершенно не нужны…

— А почему вы решили, что я смогу в подобной обстановке работать? — Олег почувствовал, как дернулась щека.

— А вы пойдите, вот хоть прямо сейчас, познакомьтесь, может, сумеете договориться. Возьмите, — поверенный протянул Олегу конверт. — Здесь координаты аппарации и ключ от входной двери. В помещение лучше не аппарировать, а то мистер Зентель может обидеться и не пойти на контакт.

— Мистер Зентель? — переспросил Олег.

— Ах, да. Бывший хозяин амбара был евреем. Я надеюсь, это не будет для вас проблемой?

— Надеюсь, что нет, — Олег вытащил листок с координатами. — Скажите, все действительно настолько плохо? Владелец до такой степени отчаялся продать этот участок, что готов отдать его чуть ли не в ущерб себе?

— Мистер Дамблдор, — вздохнул Энадж, — наверное, вы единственный человек за последние пару десятков лет, кто оказался в таком плачевном положении, когда выбора нет и приходится довольствоваться даже сомнительными вариантами.

Олег покачал головой и, ничего не ответив, вышел из конторы, чтобы аппарировать из просторного холла.

Сразу в сомнительный амбар он не пошел. Зайдя в «Три метлы», Олег связался с Альбусом и попросил брата сопроводить его на встречу с призраком мага-еврея по фамилии Зентель.

Альбус появился спустя час. Сел за столик, занятый Олегом, и заказал себе чашку кофе.

— Так куда мы пойдем? — спросил Альбус.

— Да тут недалеко. Посмотрим один амбар, может, куплю… — расплывчато ответил Олег. — Да ты пей кофе, не торопись.

— Странно, почему я не слышал, что в Хогсмиде что-то продается, — Альбус задумчиво посмотрел на чашку.

— Просто его продают уже лет двадцать, наверное, устали предлагать.

— Странно, — повторил Альбус, в два глотка выпил кофе и поднялся. — Пошли.

Куда идти, Олег не знал, поэтому на улице просто взял Альбуса за руку и аппарировал на место по координатам.

Они оказались рядом с большим зданием, стоящим немного в стороне от дороги на Хогвартс.

— Столько раз мимо проходил, но понятия не имел, что это здание продается. Почему-то я думал, что это жилой дом, хозяева которого постоянно проживают где-то в другом месте, — Олег пошел к двери.

— Я почти так же думал, — хмыкнул Альбус, поравнявшись с братом. Помолчал и нарочито небрежно поинтересовался: — Что у тебя с Меропой?

— Ничего, — Олег остановился у входа и достал ключ. — Она любит романы.

— Да, это многое объясняет.

— На самом деле это объясняет все, — Олег открыл дверь и осторожно вошел в темное пустое помещение. — Меропа, скорее всего, представляет себя героиней такого вот романа. Я для нее спаситель. Теперь же у меня трудности, а какая героиня романа откажется от того, чтобы помочь своему спасителю? Это же так романтично.

— И все?

— Да, и все.

Олег зажег свет, а на конце палочки Альбуса замерцал огонек.

— И почему я тебе не верю?

— Тогда прими это объяснение за сказку, — огрызнулся Олег. — Нам с Реддлами встречаться через три дня. Вот увидит Меропа красавчика Тома, тогда и поговорим. А сейчас давай осмотримся, что здесь да как.

Олег вышел на середину помещения. Огромный зал с высоченным потолком выглядел впечатляюще. Лестница, ведущая на второй этаж, нашлась у противоположной от входа стены.

— Удобно, — кивнул головой Олег. — Получится вход из комнат прямо на кухню, минуя зал.

— Что-то я не пойму, — Альбус начал первым подниматься по лестнице. — Почему это место еще не продано?

— Может быть, Энадж преувеличил проблему? — пробормотал Олег и направился вслед за братом.

Поднявшись на второй этаж, они очутились в полукруглом помещении. По периметру, на одинаковом расстоянии друг от друга, обнаружились шесть дверей.

Олег открыл одну из них и вошел. Осмотревшись, он убедился в своем первоначальном предположении — комната была не одна.

— Здорово, — Олег заглянул поочередно в две другие комнатки. — Смотри, здесь можно сделать ванную, спальню и небольшую гостиную. Подозреваю, что за остальными дверями мы обнаружим то же самое.

Внезапно он осознал, что говорит сам с собой. Альбуса нигде не было видно. Олег быстро вернулся в общий зал, куда выходили остальные комнаты, но и там не нашел брата.

— Альбус, — позвал Олег. Не дождавшись ответа, он позвал громче: — Альбус!

— Аб, я здесь, — голос Альбуса звучал глухо и доносился из-за третьей от лестницы двери по правую руку.

Олег поспешил туда. И снова его предположения оказались верными: расположение комнат повторялось.

Альбус стоял посреди комнаты и задумчиво смотрел на дверь.

— Что случилось? Почему ты вдруг замолчал? — Олег осмотрелся и увидел, что кроме Альбуса в комнате никого нет.

— Я никак не могу понять, как это получилось, — Альбус перевел взгляд на брата.

— Что получилось?

— Смотри на стену, — Альбус указал рукой, куда именно брату нужно смотреть.

— И что? — Олег не видел ничего, что могло бы заставить Альбуса впасть в ступор.

— Ты что, не замечаешь? Стена — она абсолютно ровная и прямая.

— А почему она должна быть какой-то другой?

— Потому что мы зашли сюда из полукруглого помещения, — Альбус поднял вверх палец, — понимаешь? Эта стена должна хоть немного, но повторять наружную. А она прямая!

— Чары какие-то, — пожал плечами Олег.

— Вот именно, какие-то, — Альбус направил палочку на стену и забормотал заклинание. — А вот и нет, — он опустил палочку. — Нет здесь никаких чар.

— Значит, стену просто выровняли, — Олег непонимающе смотрел на Альбуса. — Маггловскими методами. С помощью кирпичей и, скорее всего, чьей-нибудь матери. Кстати, это мысль. Если стену выравнивали специально, да еще и без магии, то здесь могут быть тайники. Прямо в стенах, там же пустоты образовались.

— Но зачем? Ведь с округлой стеной комната выглядела бы гораздо оригинальнее.

— Да что ты в эту стену уперся? — Олег раздраженно постучал по стене кончиками пальцев. — Какая разница, зачем? Это же не жилые помещения были. Может, хозяин был приверженцем классики. А может, из-за потенциальных тайников — а что, это же такая экономия на сейфах.

— Просто это странно, — покачал головой Альбус. — А я в последнее время не люблю странности.

— О, какой милый мальчик, — вдруг раздался мужской голос с весьма характерным акцентом. — Так правильно все понял насчет сейфов.

Олег резко развернулся и нос к носу столкнулся с полупрозрачной фигурой носатого призрака с пейсами и кипой на макушке.

— Э-э-э… здравствуйте, — выдавил из себя Олег.

— Здравствуйте, молодые люди. Так вы хотите стать здесь хозяевами?

— Он хочет, — Альбус натянуто улыбнулся, отводя себе роль стороннего наблюдателя и предоставив брату самому разбираться с призраком.

— О… — призрак облетел Олега. — Так давайте знакомиться — Амос Зентель. С кем имею честь беседовать?

Глава 17

Олег молча разглядывал Амоса. Точнее призрака того, кто при жизни носил имя Амоса Зентеля.

— И чего молчим? — не выдержал Амос, подплыв к Олегу поближе.

— Не знаю, о чем говорить, — честно признался Олег.

— Я тебя умоляю, — призрак всплеснул руками. — Что ты хочешь здесь сделать?

— Где здесь?

— Здесь в этом старом, заброшенном, никому не нужном доме, в котором когда-то хранили великую ценность — зерно?

— Клад мы здесь ищем, — Олег криво усмехнулся, поднял с пола какую-то палку и трансфигурировал ее в увесистую кувалду.

— Это ты сейчас зачем это сделал? — Амос подозрительно посмотрел на потенциального покупателя своего бывшего склада.

— Стены буду ломать, сам же сказал, что там сейфы есть, — Олег поудобнее перехватил кувалду и подошел к так непонравившейся Альбусу стене.

— Ну, зачем так сразу что-то ломать? — заметался призрак. — Там все равно ничего нет.

— А вдруг что-нибудь найдется? — Олег замахнулся и уже хотел ударить, но Амос возник между ним и стеной.

— Нет здесь ничего. Здесь раньше кабинет моего управляющего был, та еще сволочь, но деньги считать умел. Он свои сбережения и не только свои предпочитал коротышкам относить. А здесь только бумаги хранились, но сейчас их нет. Когда со мной произошло это несчастье — он все забрал и убежал, мерзавец!

— Ну, тогда в другой комнате поищем, — Олег сделал вид, что направился к двери.

— Ну вот что за молодежь пошла? — Амос снова оказался перед лицом Олега. — Есть немного интересного в моем бывшем кабинете, и я даже покажу тебе, как сейф открыть без вандализма, если ты мне скажешь, что действительно здесь делаешь?

— Да купить я хотел этот сарай, — Олег поморщился и с досадой посмотрел на брата.

Альбус же усилено делал вид, что любуется видом из окна и не вмешивался в беседу брата с призраком.

— И для чего такой молодой человек решил приобрести столь замечательное место?

— Бордель здесь хотел открыть, но придется видимо искать другое место, — препираться с призраком надоело, и Олег начал понимать других потенциальных покупателей, которые из раза в раз отказывались от выгодной сделки.

— Ой, да посмотрите на него, — призрак всерьез обиделся. — Я ему деньги предлагаю и бесплатный совет, а он так просто от всего отмахивается.

Амосу было скучно. Вот уже несколько лет никто не заходил в этот заброшенный дом, и призраку становилось все тоскливее и тоскливее, поэтому он решил, во что бы то ни стало, помочь этому молодому парню, лишь бы тот согласился остаться.

— Похоже, ты уже забыл про это, — Олег демонстративно повертел в руках кувалду.

— А зачем тебе что-то здесь ломать, если я сам все покажу? Вы уйдете, а мне что в развалинах жить? И так отсюда все вынесли, даже старыми веревками и мешками не побрезговали, — грустно вздохнул призрак.

— А что за совет ты мне хотел дать? — Олег с любопытством посмотрел на Амоса. — Да еще и бесплатно?

— О, юноша. Ты же такой молодой, ты даже представить себе не можете, как должен выглядеть и функционировать настоящий бордель, — Амос закатил глаза. — Я тебе сейчас все подробно расскажу и покажу: где должны будуары быть расположены, где зеркала вешать, каких девочек нанимать…

— Стоп, — Олег начал лихорадочно думать. Старый еврей в качестве консультанта в бизнесе — что могло быть лучше? — Я пошутил насчет борделя. На самом деле я хочу открыть приличный кабак, мой недавно сгорел. Но все документы и лицензии все еще действительны, в течение пяти лет будут действительны, жалко терять деньги, которые я вложил в них. Да и поставка продуктов и алкогольной продукции на три месяца вперед оплачена.

— А ты мне нравишься, — Амос с одобрением посмотрел на Олега. — Такой молодой, но уже знаешь цену денег. Где жить будешь?

— Скорее всего здесь же. Переделаем этот этаж в жилой, тут довольно большая площадь. Можно даже некоторые комнаты сдавать посетителям…

— Мне нравится, — Амос мечтательно задумался. — Что может быть лучше, чем посидеть за философской беседой с таким же стариком как я, который заглянет сюда на кружечку пива…

Олег мысленно пожалел будущего собеседника говорливого призрака.

— Со мной здесь будет жить молодая женщина с ребенком и один эльф, — добавил Олег, выходя из комнаты.

— Это же совсем прекрасно! — завопил призрак. — Бедный Амос уже отчаялся надеяться на то, что однажды будет передавать весь свой опыт подрастающему поколению. Пошли быстрее, я тебе все здесь покажу.

Призрак просочился сквозь стену и полетел к своему бывшему кабинету, точнее к кабинету с приемной и комнатой отдыха, так он объяснил назначение этих помещений.

В результате небольших уточнений, Олег пришел к выводу, что сейфов в стенах было всего два: один в кабинете Зентеля, второй в кабинете это мерзавца, подонка и вора — управляющего. Однако практически в каждой стене, граничившей с коридором можно было сотворить что-то подобное. Маги искали бы следы магии и ничего бы не нашли, потому что никакой магии в создании сейфов не применялось. Сделаны они были очень просто: все стены в кабинетах были отделаны чем-то вроде вагонки. Необходимо было нажать на определенные доски в определенной последовательности, и часть стены открывалась, демонстрируя довольно большую нишу, которая и являлась сейфом.

В сейфе Амоса Олег нашел почти пять тысяч галеонов.

— Не слабо, — он уважительно взвесил в руках тяжелые мешочки с золотом.

— Обычная заначка на черный день, — отмахнулся Амос. — Но этого вполне должно хватить, чтобы начать приводить все здесь в порядок.

— Нужно столько всего сделать: канализацию и водоснабжение в первую очередь, если я хочу здесь жить остаться.

— Да, я как-то подзабыл, что живым нужно больше, чем призраку, — Амос задумался. — Вот что, начинай двигать ногами за мной, я тебе еще кое-что покажу.

Не сказавший после появления призрака Альбус увлеченно осматривал механизм, открывающий нишу и на предложение пойти с ними, отмахнулся, продолжая изучать тайник.

Призрак начал быстро двигаться в сторону лестницы. Олег еле поспевал за ним.

— Амос, помедленнее, пожалуйста, я не успеваю, — обратился он к спине призрака, когда вынужден был перейти на бег.

— Да-да, извини старика, — призрак сбавил скорость и поплыл рядом с Олегом.

— Почему никто не покупал этот склад? — спросил Олег, спускаясь по лестнице.

— Не знаю, я всего лишь хотел помочь, подсказать, как нужно делать лучше. Я даже свои заначки хотел отдать, лишь бы здесь снова появились живые. Знаешь, как это тоскливо год за годом проводить здесь в одиночестве? Но никто не хотел меня слушать. Сначала отмахивались, потом просился заткнуться, а еще потом начинали бросаться в меня заклятьями. Но я же призрак, какие заклятья могут на меня подействовать?

— Экзорцизм?

— Не смеши мой ночной колпак, среди них не было ни одного маггловского священника, какой экзорцизм? Направо поверни, — подсказал Амос, когда они спустились вниз.

Олег последовал указанию и задал следующий вопрос.

— Почему ты стал призраком? Вроде бы на тебя просто мешок с мукой упал.

— Его на меня сбросили, — мрачно сообщил Амос. — Этот каналья-управляющий и сбросил, чтоб его внуки его перед самой смертью обчистили до нитки. И сбежал, прихватив с собой все бумаги, касающиеся моего бизнеса.

— То есть вы не можете уйти или не хотите?

— Кто бы на моем месте не захотел уйти на небеса, чтобы слушать пение херувимов? Я не могу уйти, мог бы, если бы этот поц хоть раз здесь появился, но он не появляется, и придется мне вечно быть призраком. Стой, подойди к этой стеночке, да-да к этой, — Амос завис возле совершенно ничем не примечательной стены.

— Печальная история, — Олег остановился. — И что мне сейчас делать?

— Оторви плинтус.

— Хм, — Олег быстро трансфигурировал кувалду, которую все еще держал в руках в ломик. Через полминуты плинтус отлетел в сторону. Олег опустился на колени и просунул руку в образовавшуюся нишу. Нащупав небольшой мешочек, он осторожно вытащил его. — И что у нас здесь? — из мешочка на ладонь посыпались небольшие блестящие камни. — Это же бриллианты! Амос, а ты точно пшеницей торговал? — спросил он подозрительно у призрака.

— Ну какая разница-то сейчас? — заюлил призрак. — Да разве на зерне много заработаешь? Да всего-то пару раз камушки в мешках перевозили, чтобы какой-то гешефт иметь…

— Понятно за что тебя убили, предприимчивый ты наш, — Олег ссыпал бриллианты обратно в мешочек. — И на сколько здесь этих блестяшек?

— Тысяч на десять, — признался призрак. — Но унести ты ничего из найденного не сможешь, пока не станешь владельцем и не начнешь перепланировку, короче, пока ты со своим семейством не переберешься сюда.

— Перестраховка?

— А куда без нее, — пожал плечами призрак. — Ну что, согласен?

— У меня выбора нет, — вздохнул Олег. — Мой поверенный был прав, я все равно на таких условиях ничего в Хогсмиде больше не найду.

— Так ты изначально был согласен? — призрак надулся. — А зачем я тебе свои заначки показывал?

— Потому что ты добрый и отзывчивый, честный и порядочный контрабандист, — Олег повернулся в сторону лестницы, по которой в это время спускался Альбус. — Ну что думаешь?

— Дом хороший, — Альбус задумался. — В свое время здесь был сделан прекрасный ремонт, и тебе нужно будет только вложиться в косметику, приобретение необходимой мебели, оборудования и обеспечение удобств. Думаю, учитывая «заначку» этого не совсем честного в прошлом человека, ты вполне потянешь.

— Да, я тоже так думаю, — кивнул головой Олег и решительно повернулся к призраку. — Вынести и как-то использовать я пока это не могу, но я могу поместить их в сейф с деньгами? А то скоро здесь начнут все переделывать, мало ли кто из рабочих может наткнуться на твою захоронку. — Амос кивнул, и Олег быстро сбегал в комнату и положил мешочек с камнями в сейф.

Вернувшись, он обратился одновременно и к призраку и к брату.

— Я пойду заключать договора, куплю-продажу, договор с бригадой, на первоначальные затраты деньги у меня есть, потом буду из сейфа тратить. Приготовься, — он повернулся к призраку, — на днях здесь станет шумно, надеюсь тут никаких зачарованных стоек нет? — Амос покачал головой. — Альбус, у меня к тебе просьба. Своди Меропу к целителю, ей повязку с глаза нужно снять, да и купить снова какую-нибудь одежду.

— Ладно, когда у вас встреча с Реддлами?

— Послезавтра.

— Успеем, — что-то мысленно прикинул Альбус. — Расходимся? — и, дождавшись кивка брата, аппарировал.

Глава 18

В последующие дни Олег настолько закрутился с делами, что почти забыл про встречу с Реддлами.

В то утро он рано встал, оделся и собрался уже бежать на стройку, которая началась разворачиваться на месте бывшего склада для хранения зерна, как в дверь его спальни постучали.

— Войдите, — в этот момент он тщательно завязывал галстук.

Дверь открылась и в комнату вошла Меропа, одетая в приталенное пальто, с муфтой на руках и шляпкой на голове.

— Я готова, когда мы поедем?

— Куда поедем? — Олег с минуту соображал, разглядывая Меропу и пытаясь понять, что же в ней изменилось.

— Как куда, к мистеру Реддлу в «Дубы». — Меропа озадаченно нахмурилась, а Олег внезапно понял, что в ней изменилось. Правый глаз перестал косить, она сама немного поправилась и округлилась в некоторых интересных местах. Он покачал головой, недоумевая, почему он раньше не замечал произошедших изменений? И ладно глаз, повязку сняли только вчера, но все остальное…

— Я совсем забыл, — признался Олег, оторвавшись от разглядывания Меропы. Она уже начала нервничать под его пристальным взглядом, опустила глаза и принялась теребить муфту. — Сейчас я письмо своему подрядчику напишу и выдвинемся.

— Я сейчас приду, мне нужно кое-какие бумаги с собой взять, — Меропа выбежала из комнаты.

— А я то уже грешным делом решил, что она меня перестала бояться, — пробормотал Олег, наскоро накарябав на пергаменте, что он сегодня, скорее всего, не придет, и что господин подрядчик может обратиться за советом к Амосу. При этом Олег не удержался и злорадно хмыкнул, а вот не нужно было этому Флитнеру с таким пренебрежением оглядывать его, когда он узнал, что его банда будет реставрировать бывший склад под бар.

Вызвав Штефана, Олег отдал ему письмо и приказал отдать его адресату.

— Хозяин, а Штефану можно остаться в нашем новом доме и посмотреть на него?

— Можно. Заодно с одним своеобразным квартирантом познакомишься. Будете друг друга учить, как просроченные булки клиентам втюхивать.

Домовик сразу же исчез, прижимая к груди письмо.

— Когда же эти гонки кончатся? — Олег с тоской посмотрел на кровать. — Кажется, я начинаю уставать от подобного ритма.

В дверь снова постучали, и в комнату вошла Меропа, сжимающая в руках пакет.

— Что в нем? — Олег надел пальто и взял в руки перчатки.

— Мы вчера с Альбусом зашли к нотариусу, — тихо проговорила Меропа. — Я оказалась права, когда-то Мраксам принадлежала практически вся земля, до владения Реддлов. И сейчас принадлежит. Это не майорат, майорат у магов был введен позже, поэтому я могу ее продать.

— Как хочешь, — Олег вышел из комнаты. — Мне сейчас деньги не нужны, спасибо одному призраку, но ты можешь открыть счет на имя Энтони. Должно же у пацана что-то быть за душой, принадлежащее ему лично. Кстати, ты не передумала насчет развода?

— Нет, — Меропа покачала головой. — У Тони в последнее время выбросы стали практически постоянными. Мне иногда кажется, что это и не выбросы даже, что он сам управляет своей магией. Глупо, правда?

— Почему глупо? Этого малыша я никому не рекомендую недооценивать. А с кем ты его оставила?

— Здесь много эльфов, а таких маленьких детей в Хогвартсе нет. Они чуть не передрались за право побыть ненадолго его няньками, — хихикнула Меропа. — А вам, правда, деньги не нужны?

— Правда.

— А вы меня не выгоните? Ведь мистер Реддл вынужден будет назначить мне содержание.

— Началось, — Олег закатил глаза. — Мне что, каждую неделю нужно будет жечь кабак, чтобы ты наконец-то успокоилась и поняла, никто никуда вас не гонит. Живите, сколько захотите.

Меропа задумалась, а потом принялась осматриваться по сторонам.

— Наверное, это интересно — учиться в Хогвартсе?

— Как и любой другой школе, — пожал плечами Олег.

Они уже дошли до холла, когда их окликнул вышедший навстречу директор Диппет.

— Доброе утро, — поприветствовал он гостей школы. — А вы ранние пташки.

— У нас много дел, мистер Диппет, — ответил Олег.

— Меропа, дорогая, ты чудесно выглядишь. Я до сих пор не могу понять, как так получилось, что тебе не пришло письмо в твои одиннадцать лет.

— Похоже, не только маги, но и старинные артефакты думали, что Мраксы вымерли, — хмыкнул Олег.

— Да, скорее всего, вы правы, Аберфорт, — Диппет внимательно посмотрел на потупившуюся Меропу. — А тебе не хотелось бы примерить Шляпу, дорогая? Чтобы знать на каком бы факультете ты училась, если бы все-таки попала сюда?

— А можно?

— Ну конечно же можно, — улыбнулся директор. — Пойдемте, — и он протянул Меропе руку.

Олег выругался про себя и направился за ушедшей вперед парочкой.

В своем кабинете, Диппет снял с полки Шляпу и обратился к древнему артефакту.

— Уважаемая Шляпа, вы не могли бы определить гипотетическую принадлежность к факультету этой юной леди?

— Распределение завершено, — сварливо ответила Шляпа.

— Ой, она разговаривает, — глядя в сияющие глаза Меропы, Олег почувствовал, что она едва сдерживается, чтобы не захлопать в ладоши.

— Хм, откуда вы эту пастушку притащили? — Шляпа в перерывах между распределением вела себя совершенно по-хамски.

— Там таких больше нет, — вступил в разговор Олег. — Давай уже, расскажи девушке, что она больше всего подходит прайду и мы пойдем, у нас много дел.

— Почему вы решили, что Меропа подходит Гриффиндору, — удивленно посмотрел на Олега Диппет. — Она же прямой потомок Слизерина.

— И что из этого? — Олег пожал плечами. — Мне всегда казалось, что распределение должно происходить по личным качествам, а не согласно родословной.

— Надевайте меня на эту девчушку, я заинтригована, — внезапно заявила Шляпа.

Диппет осторожно опустил ее на голову вздрогнувшей Меропы. Шляпа была настолько большой, что закрыла ее голову полностью вместе со шляпкой, которую никто не догадался с Меропы снять.

— Очень интересно, — пробормотала Шляпа. — Можете снимать.

Диппет также осторожно снял Шляпу с головы Меропы. Из-под ее шляпки при этом выбился небольшой локон темных волос.

Машинально Олег протянул руку и заправил локон за ушко покрасневшей Меропы.

— И что молчим? — спросил он у Шляпы. — Какой вердикт?

— Раз молчу, значит, соглашаюсь, — буркнула Шляпа. — Девчонка действительно прямой потомок Салазара, которая была бы распределена на факультет Годрика. Вот это пощечина была бы старику, — Шляпа хихикнула и замолчала.

— К чему была подобная проверка, директор? — подозрительно спросил Олег Диппета. — Только не говорите, что хотели просто сделать приятное Меропе. Вы хотели выяснить, действительно ли она принадлежит к роду Слизерина, ведь так?

— А что в этом плохого? — Диппет поставил Шляпу на полку. — Дело не в тебе, дорогая. Дело в твоем сыне. Ему в любом случае придет письмо, а дети могут быть жестоки, особенно к полукровкам. А здесь последний прямой потомок Слизерина. Это заставит замолчать самые злобные языки.

— Вот уж о ком я бы не волновался, так это о Тони, — Олег покосился на задумавшуюся Меропу. — Поверьте, этого мальчика будет очень непросто обидеть, скорее он сам кого угодно обидит.

— Почему, Аберфорт, ты так говоришь?

— Я знаком с его дедом по отцовской линии, — ответил Олег. — Если внук унаследовал хоть половину его тараканов…

— Да, мистер Реддл очень строгий, — кивнула Меропа.

— Пошли, не будем заставлять столь суровую личность ждать, — Олег направился к двери, кивнув на прощание директору.

Когда они уже вышли из здания Хогвартса и направлялись к антиаппарационному барьеру, Меропа решила задать интересующий ее вопрос:

— Почему вы так категорично заявили, что я подхожу Гриффиндору?

— Потому что это очевидно, — Олег остановился и вытащил палочку. — Ты львица. Ты ревностно оберегаешь и заботишься о своих мужчинах, и ничего не требуешь взамен. Самое поганое, что ты принимаешь все это за нормальный ход вещей. Держись, мы сейчас аппарируем. — Олег обхватил Меропу одной рукой за талию и, крепко прижав ее к себе, переместился в Литтл Хэнглтон.

Глава 19

До поместья «Дубы» Олег с Меропой добрались на той же двуколке, на которой добирался до Реддлов Олег в свой первый визит.

Наученный горьким опытом, Олег сразу же попросил у кучера что-нибудь, чем можно было укутать Меропу, чтобы она не замерзла. Подумав, мужик притащил шерстяное одеяло, бросил его Олегу, а сам вспрыгнул на козлы.

Судя по всему, возница не узнал в модно одетой симпатичной девушке Меропу Мракс. Олега это вполне устраивало, и он не спешил представлять свою спутницу. Только деревенских сплетен ему не хватало.

Дверь открыл Беркли. Взглянув на Меропу, он с удивлением приподнял бровь. Заметив признаки удивления на чопорном лице дворецкого, Олег еле сдержался, чтобы не засмеяться.

— Миссис Реддл, прошу, — Беркли посторонился и, опустившая глаза, Меропа осторожно вошла в дом. — Мистер Дамблдор, мистер Реддл вас ожидает в своем кабинете.

До кабинета хозяина дома Олег и Меропа дошли в полном молчании. Беркли открыл перед ними дверь, пропуская их в комнату. Очутившись перед бывшим хозяином и настоящим свекром, Меропа побледнела. Олегу даже показалось, что она сейчас лишится чувств. Нахмурившись, он взял ее за руку и усадил на стул перед столом, за которым сидел мистер Реддл. Сам же Олег встал за спиной своей подопечной.

— Меропа, ты хорошо выглядишь, — нарушил молчание хозяин кабинета.

— Спасибо, сэр, — еле слышно пролепетала Меропа.

— Нам нужно обсудить сложившуюся ситуацию…

— Простите, мистер Реддл, а где ваш сын? — перебил его Олег.

— Том совершает коную прогулку и скоро к нам присоединится.

— А вам не кажется, что решать что-то не в его присутствии немного глупо? Все-таки это он ответственен за многие ваши неудобства.

— А где ваш сын и мой внук, Меропа? — перебил в свою очередь Олега мистер Реддл.

— На улице очень холодно, — пролепетала Меропа. — Недавно у нас был пожар, и Тони много времени провел на улице. Мистер Диппет посоветовал не брать его с собой, чтобы малыш не простыл, и я оставила его на попечение э-э-э… слуг, да, слуг.

— Кто такой мистер Диппет? — мистер Реддл понял, что от Меропы ничего внятного не добиться и обратился к Олегу.

— Это друг семьи. Как Меропа уже говорила, у нас случилось несчастье, сгорел наш дом. И сейчас, пока идет восстановление, он приютил нас всех на время.

— А почему ты не говорила, что у тебя есть такие замечательные родственники? — мистер Реддл поджал губы.

— Я забыла о них, — еще тише прошептала Меропа. — Только почти перед самим рождением Тони, я нашла Аберфорта.

— Ваш сын скоро накатается? — недовольно спросил Олег. — Мне необходимо присутствовать при ремонте.

— Должен уже скоро приехать, — мистер Реддл позвонил в колокольчик. В кабинет практически сразу зашел Беркли. — Распорядись приготовить нам чай и закуски.

Дворецкий кивнул и вышел из кабинета.

— Пока Том не приехал, можно мне спросить вас об одной вещи? — Меропа судорожно сжала в руках пакет с документами.

— О чем ты хотела меня спросить, Меропа? — мистер Реддл удивленно посмотрел на невестку.

— Мой папа умер, — Меропа остановилась, затем решительно продолжила. — Мне сообщили, что тот спорный участок земли, который вы хотели покупать и так и не нашли владельцев, принадлежит нам с Морфином. Точнее, он принадлежит мне, а Морфину принадлежит наш дом и участок земли под ним…

— Что?! — мистер Реддл привстал со своего стула.

— Я вам говорил, что ваша невестка принадлежит к старинному знатному кельсткому роду, — Олег, видя, что Меропа сжалась, решил помочь ей. Положив руку ей на плечо, он продолжил говорить. — Земля принадлежала Мраксам еще до основания майората. К счастью, один из предков Меропы догадался все зафиксировать в официальном порядке. Меропа, дай мне бумаги, — он практически насильно вырвал пакет из судорожно сжатых ручек своей подопечной. Вытащив несколько документов, он бегло просмотрел их и протянул мистеру Реддлу. — Вот, можете ознакомиться.

Пока мистер Реддл просматривал бумаги, Беркли принес чай и сервировал маленький столик в углу кабинета.

— Что ты хочешь делать с этой землей? — мистер Реддл разумно не стал настаивать на том, чтобы Меропа на правах его невестки отдала право распоряжаться своей собственностью ему.

— Я хотела бы ее продать.

— Хитро, — хмыкнул мистер Реддл. — Ты получишь большие деньги, а земля в последствие отойдет моему внуку — твоему сыну.

— Вы можете и не покупать ее, — снова пришел на помощь Олег. — Думаю, что желающие на этот кусок найдутся.

— Я не сказал нет, — холодно произнес мистер Реддл и указал рукой на стол. — Пройдемте, выпьем чай, и заодно обговорим цену.

В это время до слуха людей, находящихся в кабинете, донесся отдаленный звук выстрела.

— Опять браконьеры безобразничают, — поморщившись, ответил на невысказанный вопрос Олега мистер Реддл. — Ничего, власти обещали мне разобраться с ними в самое ближайшее время. Так сколько вы хотите за свой надел?

— Мой поверенный сказал, что эта земля стоит примерно двадцать пять тысяч фунтов, — тихо произнесла Меропа и судорожно вцепилась в хрупкую фарфоровую чашку.

— Что ж, вполне разумная цена, — кивнул мистер Реддл. — Думаю, что не стоит откладывать заключение сделки.

— Завтра Меропа передаст мне права на ведение ее дел, и тогда мы с вами сможем заключить соглашение.

— Вы мне не доверяете? — прямо спросил Олега мистер Реддл.

— Нет, — честно ответил ему Олег.

— Хорошо, тогда давайте договоримся вернуться к этому вопросу послезавтра в компании наших поверен…

— Мистер Реддл, беда! — в дверь кабинета без стука ворвался взъерошенный и не похожий на самого себя Беркли.

— Что случилось? — мистер Реддл поднялся с диванчика.

— Мистер Том… Он катался по парку, а вы слышали, там снова шалили браконьеры…

— Что с моим сыном?!

— Выстрел был произведен слишком близко с мистером Томом. Его кобыла испугалась и понесла… Мистер Реддл, мистер Том упал с нее и сломал себе шею.

— Что? Том мертв? — Меропа вскочила на ноги.

— Да, миссис Реддл, боюсь, что это так.

Учитывая все произошедшее, все дела, связанные с Меропой, ее статусом, содержанием и тому подобными вещами были отложены на неопределенный срок. Доведенная до истерики Меропа наотрез отказалась переезжать в «Дубы». Единственное, на что она согласилась, это прибыть на похороны ее мужа вместе с Энтони. После этого Олег решительно вывел ее из дома Реддлов и прямо из аллеи аппарировал, подняв обессиленную от слез Меропу на руки.

На склад он в этот день не пошел.

Задумчиво глядя на свернувшуюся в клубочек на диване Меропу, которая продолжала беззвучно плакать, Олег не знал, что ему сейчас делать.

Открылась дверь и в комнату заглянул Альбус. Кивком головы попросив брата выйти, он исчез из поля зрения Олега.

— Что мне делать? — задал самый главный интересующий его вопрос Олег, глядя на Альбуса.

— Я не знаю, но теперь готовься. Скоро слетятся стервятники. Диппет не умеет держать язык за зубами. Уже все в Хогвартсе знают, что здесь гостят прямые потомки Салазара. То, что Меропа стала вдовой, уже в течение недели разлетится по магической Британии. Однажды появится какой-нибудь смазливый хлыщ и запудрит девчонке мозги. А разгребать последствия придется тебе.

— Я все это понимаю, и спрашиваю еще раз, что мне делать?

— А ты женись на ней, — внезапно предложил Альбус.

— Что? Ты в своем уме? Мы не любим друг друга!

— Не ори, — Альбус потер переносицу. — Кто из вас любит читать романы — ты или Меропа? Причем здесь любовь? Это будет взаимовыгодная сделка. Так многие поступают. Да не ломайся ты. Меропа тебе нравится, я же вижу. Ты ей тоже небезразличен. К ребенку ты относишься нормально, так что это будет вполне приемлемый выход из сложившейся ситуации.

— Черт бы побрал этого Реддла. Как этот козел умудрился сломать себе шею именно сейчас, когда все так сложно? — Олег прислонился лбом к холодному камню стены замка. — Я подумаю, Альбус. Возможно, ты прав. Кстати, почему ты думаешь, что я буду для нее хорошим выходом?

— После Падмора и пятерки его цепных псов во главе с Геллертом, — Альбус вздохнул, — тебя как минимум опасаются.

— Надо же, не ожидал увидеть себя в качестве пугала, — Олег покачал головой. — Мне нужно подумать.

— Только думай быстрее, это мой тебе искренний совет, — Альбус сжал плечо брата и ушел, оставив его наедине со своими мыслями.

Постояв несколько минут в коридоре, Олег вернулся в комнату. Подойдя к дивану, он сел на пол и положил голову на скрещенные руки.

Меропа протерла заплаканные глаза и посмотрела на Олега.

— Тебе нужно выйти замуж, — решил не тянуть время Олег. — Причем как можно скорее.

— Зачем? — как-то так получилось, что они разговаривали шепотом.

— Ты скоро поймешь, поверь.

— За кого мне нужно выходить? — в голосе Меропы прозвучала обреченность.

— Ты все еще любишь Тома? — внезапно сменил тему разговора Олег.

— Не знаю, — честно призналась Меропа. — Он был таким молодым, таким красивым. Он был моим мужем и отцом Тони, а теперь его просто нет. я до сих пор не могу в это поверить, — она закрыла глаза.

— Тебе нужно выйти замуж, — повторил Олег.

— Я поняла, — не открывая глаз, прошептала Меропа. — Вы уже решили за кого?

— Альбус только что сказал мне, что самый лучший для тебя вариант — это я.

— Что? — темные глаза широко распахнулись.

— Ты выйдешь за меня или мне попробовать подобрать тебе достойную партию за короткое время?

Меропа осторожно кивнула.

— Я тебя не понял, — покачал головой Олег.

— Я согласна. Если это необходимо, особенно, если это необходимо…

— Ну вот и договорились. Думаю, что через неделю после похорон твоего мужа. Нам еще с Тони нужно договориться, чтобы он не хулиганил и изображал из себя обычного маггловского ребенка.

Эпилог

— Энтони, ты должен понять, что ничего нет в этом мире важнее, чем полноценный гешефт, — призрак еврея-контрабандиста висел перед внимательно его слушавшим темноволосым мальчиком лет десяти. — А теперь давай повторим с тобой различия между предполагаемой и реальной прибылью.

— Мерлин, кого мы воспитаем на головы всей магической Британии, — простонал высокий светловолосый мужчина, увидевший эту сцену.

— Даже не знаю, что тебе сказать, — хрупкая миниатюрная брюнетка обняла его сзади за талию и прислонилась к спине мужа.

— Самое главное, что Тони все это нравится. Нравится учиться у Амоса, у Альбуса, у меня…

— Мы такими темпами можем воспитать самого известного министра магии.

— Ага, или самого известного афериста, что тоже вариант, — усмехнулся Олег и начал распаковывать чемодан. Он буквально полчаса назад вернулся из деловой поездки и еще не успел даже переодеться.

За последние десять лет он сумел добиться определенной известности в ресторанном бизнесе. Под руководством Амоса ему даже удалось организовать сеть ресторанчиков по всей стране. Единственный город, которого он избегал, был Лондон. Олег прекрасно помнил о скорой войне и не хотел нести убытки.

Как Олег однажды пообещал брату и самому себе, ни в какие политические и иные игрища он не лез. Не просто избегал их, а бежал сломя голову при любых упоминаниях о чем-то подобном.

Олег просто стал бизнесменом и неплохо раскрыл себя на этом поприще. Сейчас он думал о расширении, обдумывал другие возможности и все чаще поглядывал в сторону Атлантического океана, прикидывая, а не будет ли лучшим вариантом перебраться туда на постоянное место жительства.

— Папа, а ты привез мне подарок? — Энтони заметил отца и побежал к Олегу, с ходу запрыгивая к нему на шею.

— Точно аферист, — улыбнулся Олег и прижал на мгновение к себе худенькое тело потенциального Темного Лорда, которого он ужу десять лет зовет своим сыном.

— Вот твоя змейка, — Меропа улыбнулась и протянула сыну аквариум со свернувшимся на дне ужиком.

— Ой, какой он красивый, — и Тони радостно зашипел что-то поднявшему голову ужу.

— Тони, не возись долго, тебе нужно умыться и одеться. Ты не забыл, что мы сегодня к бабушке с дедушкой едем, — Тони скривил мордашку.

— Почему вы им не скажите, что я волшебник?

— Потому что так надо, не спорь со мной!

— Ну, папа, скажи ей.

— Слушай, что тебе говорит мама, — Олег с трудом сдержал ухмылку. Вот уже несколько лет он выступал третейским судьей между последней из Мраксов и пошедшим в своего непростого деда Тони.

Олег прислонился к косяку и улыбаясь наблюдал как Меропа уводит за руку Энтони, а рядом с ними плывет призрак старого еврея и бубнит нечто нравоучительное. Уже не в первый раз он почувствовал себя счастливым. У него была полноценная жизнь, любимая семья, а если у сына начнут проявляться замашки Темного Лорда, то Олег знал, что сможет погасить эти искры в зародыше. А что еще нужно для счастья?

* * *
Где-то…

— Ну что, понятно как нужно проводить Игру? — лениво потянулся Игрок, оторвавшись от созерцания Олега. — Никаких пробуждений неуправляемого Хаоса, никакой неразберихи. Никакого отторжения героя непривычным к нему миром.

— Хорошо, ты показал нам как нужно все делать правильно, — прекрасная девушка подошла к рыжему, и повторила жест Меропы, обняв его за талию.

— Что ты от меня хочешь? — Игрок насмешливо посмотрел на девушку.

— Ты мне обещал еще одну Игру, ты вообще помнишь про это?

— Я пока беру тайм-аут, — покачал головой Игрок. — Возможно позже, если ты будешь себя хорошо вести.

— Я буду очень хорошо себя вести, — девушка прижалась к спине Игрока.

— Тогда, возможно, и сыграем, — рассмеялся рыжий. — А сейчас извини, меня подопечный ждет.


2016


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Эпилог