КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Авриет (fb2)


Настройки текста:



Игра богов. АВРИЕТ

Пролог. Вторжение

Много замыслов в сердце человека, но состоится только определённое Богом…

Священное Писание

Глаза дьявола. Именно так их окрестили в народе. В какой-то момент по всему миру стали появляться чёрные точки, которые постепенно увеличивались. Одни достигали чуть больше двух метров в диаметре, другие вырастали гораздо крупнее. С виду они напоминали чёрный солнечный диск, по краям которого расплывались небольшие молнии, а в самом центре сгущалась непроглядная тьма.

Люди, оказавшиеся в эпицентре такой дыры, падали замертво, что вызывало ужас и панику среди остальных. Интернет быстро заполонили различного рода видео.

Вот кто-то пытается пробежать через такой разлом, но падает на землю, как только достигает границы дыры. Кто-то просто кидает разные предметы и следит за результатом. А вот кто-то снимает, как идущий на посадку самолёт носом задевает часть появившегося перед ним диска, теряет управление и взрывается от резкого удара о землю.

— Бедняги…

Странно, но никаких физических разрушений такие дыры не несли, они проходили сквозь любые объекты в местах своего появления, воздействуя только на живые организмы.

Люди сразу стали говорить о каком-то иноземном вторжении, хотя, кроме этих разломов, больше ничего не появлялось. Сторонники теории заговора утверждали, что это секретные разработки военных, вышедшие из-под контроля, так как именно они первыми среагировали и оцепили все точки появления этих самых тёмных дыр. Какая-то логика определённо в этом была, мы не всё знаем о том, что происходит на закрытых военных базах.

По телевизору же говорили о каком-то феномене из-за самой большой солнечной вспышки, но я, даже не будучи астрофизиком, в этом сомневался. Кто, вообще, сейчас верит тому, что показывают по телевизору? Власти никаких объяснений не давали, лишь настоятельно рекомендовали следовать указаниям военных и не подходить к разломам.

После того как военные оккупировали города, в местах появления тёмных дыр было введено военное положение и комендантский час. И если первое подразумевало просто ограничение движения и работы в дневной отрезок времени, то второе напрочь запрещало появляться на улицах без определённого разрешения, которое выдавалось не всем. В основном его получали люди, работающие в ночное время суток, в сферах служб первой необходимости. Время комендантского часа было строго обозначено — с десяти часов вечера и до шести часов утра. Представляю, как выругались все таксисты.

Днём по улицам городов передвигалась спецтехника, и из установленных на ней громкоговорителей раздавался голос современного Левитана[1], говорящий о соблюдении новых норм в сложившейся ситуации.

Прилавки продуктовых магазинов сметали один за другим, каждый хотел запастись всем необходимым, ожидая конца света. Повсюду появлялись очереди, накал страстей в которых переходил в массовые драки. В отдельных районах возникали радикальные группировки, ведомые мнимой вседозволенностью. Они крушили всё на своём пути, пока не нарывались на кордон полицейских, вооружённых щитами и дубинками. Весь мир катился в тартарары.

Глава 1. Последняя доставка

Меня зовут Стас Соколов, мне двадцать четыре года, и я не так давно окончил государственный институт искусств и культуры в своём городе по специальности режиссёр игрового кино- и телефильма. Я договорился о собеседовании по вакансии помощник режиссёра в одном малоизвестном сериале. Без связей этот вид искусства приходилось постигать с низов.

У меня уже были планы, как в течение года можно выйти на собственный полноценный проект, но пока нужно было набраться опыта, да и денег на его реализацию не имелось. В моём родном городе не было таких возможностей. Поэтому я быстро откликнулся на объявление о наборе съёмочной группы будущего сериала, который планировали снимать в столице.

Обсудив своё решение с родителями, я начал подыскивать недорогое жильё на время своего пребывания в городе. Конечно, я заметил, как мои предки волновались, хотя и пытались это скрыть за маской приободрения. И их можно понять. Единственный сын покидает родной дом и отправляется в большое плавание. Тем не менее они помогли мне собраться и даже выделили часть своих сбережений на первое время.

Столица встретила очарованного меня пасмурной погодой и таким же настроением, но меня это совсем не тревожило. Я был счастлив внутри, ведь скоро моя жизнь изменится, скоро воплотятся все мечты.

С трудом, но мне всё-таки удалось найти адрес нужного дома. Я заранее созвонился с хозяином, и мы встретились у подъезда. Владелец квартиры оказался приятного вида престарелым мужчиной, довольно современным, хотя по голосу и не скажешь, что ему далеко за пятьдесят.

Пока мы поднимались в квартиру, он быстро рассказал обо всех правилах арендуемого жилья. После уточнения некоторых нюансов я подписал договор аренды и оплатил первые два месяца проживания. Мужчина собрал все документы вместе с деньгами и вручил ключи со словами:

— Увидимся через два месяца, — и по-доброму улыбнулся.

Пожелав всего хорошего, я закрыл за ним дверь и выдохнул. Он хоть и казался милым, но плохо скрытое недоверие, обозначившееся на его лице, вызывало дискомфорт. Видимо, молодёжь он не очень жаловал.

В моём распоряжении была небольшая однокомнатная квартира. Зал, совмещённый с маленькой кухней, имел выход на лоджию. У стены стоял разложенный диван, играющий роль единственной кровати. А напротив него находился потасканный жизнью шкаф со встроенным посередине старым ламповым телевизором.

«М-да, вот уж действительно пережиток прошлого», — пронеслось в моей голове.

Весь пол застилал пыльный ковролин. Кухонная утварь не пестрила разнообразием. Пара кружек, кастрюля и несколько ложек и вилок. Разобрав свои вещи, я аккуратно сложил их в шкаф. Немного смутило отсутствие вешалок, но чего можно ожидать от дешёвого жилья на окраине города? Вид с лоджии упирался в проезжую часть и край какого-то парка, за которым виднелось огромное здание.

— Добро пожаловать в столицу! — выкрикнул я себе и плюхнулся на диван.

До собеседования ещё целых четыре часа. Посчитав, сколько времени уйдёт на сборы и дорогу до места, я решил немного поспать. Поставив будильник, я обнял диванную подушку и сомкнул глаза.

Долго дремать не пришлось. Меня разбудил всепоглощающий звук воздушной тревоги и постоянно повторяющийся голос:


«Внимание всем! Внимание всем!»

«Внимание! Говорит штаб гражданской обороны!

Граждане! Возникла угроза вторжения!

Немедленно приведите в готовность все узлы проводного вещания!

Включите имеющиеся средства приёма речевой информации!»

«Внимание! Говорит штаб гражданской обороны!

Граждане! Возникла угроза вторжения!

Немедленно приведите в готовность все узлы проводного вещания!

Включите имеющиеся средства приёма речевой информации!»


Быстро поднявшись и старательно собрав мысли в единое целое, я взял телефон и посмотрел на время. Прошёл ровно час с момента, когда я лёг спать. Встав с кровати и подойдя к окну, я увидел бегущих в сторону парка людей. Звук воздушной тревоги перебивался звуками сирен, проезжающих мимо машин скорой помощи и МЧС.

Понимая, что произошло что-то чрезвычайное, я включил телевизор. На экране появились анимированные схемы, затем высветился текст, в котором описывалась очерёдность необходимых действий:


«Отключите свет, газ, воду, нагревательные приборы. Возьмите средства индивидуальной защиты, аптечку, документы, необходимые вещи, запас продуктов и воды на трое суток».

«Запомните маршруты выхода из зоны вторжения и действуйте в соответствии с услышанными указаниями. Предупредите соседей и при необходимости помогите больным и престарелым выйти на улицу».

«Укройтесь в защитном сооружении или в складках местности. Действуйте быстро, без суеты, соблюдайте порядок и дисциплину. Средства индивидуальной защиты держите постоянно при себе. По команде штаба гражданской обороны наденьте их. Действуйте в соответствии с указаниями штаба гражданской обороны!»


Началась всеобщая паника.

Спустя две недели все известные разломы накрыли сборными металлическими конструкциями, называемыми куполами, и окружили ярко-жёлтыми перегородками. У каждого такого купола дежурили вооружённые военные.

Конечно же, интерес к таким местам не утихал, но нарываться на охрану никто не хотел. Волнения в массах потихоньку угасали, и жизнь возвращалась в привычное русло, хоть и с небольшими изменениями.

Сериал, на съёмках которого я должен был набираться опыта, отменили. Кому интересна очередная мыльная опера, когда тут такое творится? Родителям я ничего не сообщил, лишь сказал, что из-за недавних событий собеседование перенесено и мне придётся немного подождать. Возвращаться домой в мыслях не было, тем более что аренда оплачена ещё на полтора месяца вперёд.

Убедив своих предков, что со мной всё в хорошо, я принялся размышлять о планах на будущее. Для начала неплохо было бы найти какую-нибудь временную работу для оплаты моих нужд и проживания. Так как я совсем не знал города, мой взгляд упал на вакансию курьера.

Работа в службе доставки как раз помогла бы мне лучше ориентироваться в окрестностях столицы, а предлагаемая зарплата вполне соответствовала всем моим запросам. К тому же наличие авто совсем не требовалось, так что эта работа была оптимальным решением. Ну а по возможности искать варианты устроиться по специальности, когда всё уляжется окончательно, мне никто не мешал. Решено, устраиваюсь курьером.

Приходил я домой поздно и тут же ложился спать, надеясь выспаться до начала следующего рабочего дня. Добираться до офиса курьерской службы, с учётом всей ситуации, было крайне непросто, поэтому приходилось жертвовать сном и вставать раньше.

Моя новая работа мне не нравилась, я постоянно опаздывал и выслушивал всяческие претензии о халатности. Порой во время вручения запоздалых заказов я мысленно отключался от всех этих негативных высказываний, рисовал извинительную улыбку на своём лице, представляя момент, как я возвращаюсь к своей постели и ложусь спать под тёпленькое одеяло. После очередного выговора на работе я пообещал, что постараюсь исправиться.

День уже завершался, когда мне прилетел последний заказ. Забрать со склада и отвезти по адресу небольшую коробку. Жаль, а я уже надеялся собираться домой. Завтра был, наконец-таки, первый выходной. Ладно. Быстро посмотрев адрес и вбив его в поисковик, я удивился… За данный район отвечал другой доставщик. Я обратился к логисту с вопросом, почему я доставляю чужой груз, на что мне ответили, что тот курьер не вышел на работу, а товар доставить необходимо. Ясно.

Я прикинул примерное время доставки и каким способом доберусь до пункта назначения. В итоге мой путь включал сорокаминутную поездку на метро и примерно двадцатиминутную прогулку пешком. Место, где жил адресат, находилось на окраине города и, по всей видимости, это были частные сектора. Отметив в приложении, что курьер забрал груз, я позвонил адресату.

— Николай Фролов?

— Да, — сухо произнесли в ответ.

— Это курьер из службы доставки, я буду у вас ориентировочно через полтора часа. Вы будете дома, чтобы принять товар?

— Да, буду, — всё так же равнодушно ответил человек.

— Тогда до встречи, — подытожил я телефонный разговор и отправился в дорогу.

Выйдя из метро на нужной станции и поднявшись, я обратил внимание на жёлтые ограждения, а после и на сам купол. Многогранная полусфера из серого металла выглядела внушительно. Я остановился и начал её разглядывать. Мне, конечно, приходилось видеть их по телевизору или в интернете, ну или совсем издалека, но чтобы так близко — никогда.

Бегло пройдясь взглядом по всем стыкам конструкции, я не смог обнаружить ни малейшей щели, дабы увидеть хоть краешек источника всей шумихи.

Интересным было то, что все животные, как будто избегали этого места. Видимо, чуяли опасность. Находясь вблизи купола, я не мог заметить ни одной птицы в радиусе нескольких сотен метров. Даже домашние питомцы, выгуливаемые их хозяевами, сразу давали понять, что дальше они идти не намерены, и пытались вырваться. Мои наблюдения прервал серьёзный басистый голос:

— Вам помочь?

Обернувшись, я увидел двух полицейских, один из которых изучающе смотрел на меня.

— Нет, спасибо, — ответил я.

— Ну, что тогда встал? Иди давай! — сурово рявкнул второй полицейский.

Не став испытывать терпение блюстителей порядка, я двинулся дальше, хотя желание остаться и внимательнее изучить другую сторону купола не угасало.

«Обязательно пойду обратно тем же путём и ещё раз посмотрю на конструкцию», — с этой мыслью я даже ускорил шаг.

Через пятнадцать минут уже был у нужной мне калитки и, нажав на звонок справа от входа, молча ожидал. Через две минуты я позвонил ещё раз, но результат оказался прежним. Тишина. Тогда я достал телефон и набрал номер получателя, но на звонки тоже никто не ответил.

Оглядевшись и не найдя ничего похожего на почтовый ящик, я подумал:

«Может, перекинуть посылку через забор и самому расписаться за получателя?»

Но нет, необходимы ведь паспортные данные, да и к тому же очередная жалоба вряд ли пойдёт мне на пользу. Перестав клацать по кнопке звонка, я прокричал:

— Есть кто дома? Это курьер из службы доставки!

Снова тишина.

«Блин, теперь тащить эту посылку обратно в офис», — разочарованно подумал я.

Перейдя на другую сторону улицы, тут же нажал на звонок дома напротив, но ничего не произошло. Я прошёлся ещё по четырём соседним коттеджам, прежде чем вернуться к двери получателя.

— Да что ж такое, у них у всех какой-то праздник?! — выругался я.

Напоследок решил просто постучать в дверь. Ноль эффекта. Чисто машинально подёргал ручку двери и обнаружил, что та не заперта. Долго не думая, распахнул дверь. Небольшой порыв ветра, дунувший мне в лицо, принёс с собой омерзительный запах какой-то тухлятины.

«Странно, что такая вонь совершенно не чувствовалась снаружи», — закрывая рукой нос, удивился я.

По всей видимости, высота забора не давала ветру разнести этот смрад дальше участка. Я забегал глазами в поисках источника запаха, и моё внимание привлёк натянутый на земле огромный зелёный брезент, в некоторых местах которого выступали границы ямы. И если приглядеться внимательнее, то передо мной был котлован, вырытый когда-то под бассейн и накрытый натянутым брезентом.

Справа от бассейна стоял большой двухэтажный дом из красного кирпича. Я подошёл к двери дома и, не заметив звонка, постучал со словами:

— Николай, это курьер! У вас не заперто, поэтому я вошёл. Примите посылку.

Опять тишина. Смирившись с тем, что коробку сегодня не вручу, я повернул к выходу. Ветер обновил потихоньку забывавшийся аромат. Поморщившись, я выкрикнул:

— Да что, чёрт возьми, может так вонять?!

Не вытерпев, я подошёл к краю брезента, нагнулся и немножко приподнял его.

— Твою мать… — медленно прошептал, выговаривая каждую буковку.

У меня перехватило дух. Десять, нет, двадцать мёртвых человеческих тел, не считая собак и кошек, лежали на дне бассейна, а над ними зияла тёмная дыра, пробивающая уже начавшие разлагаться трупы своими молниями. Тела лежали одно на другом, а на их лицах был запечатлён страх, первобытный страх за жизнь. К запаху прибавилась кислятина, что заставила меня тут же заморгать. Я отпустил брезент и попятился, пока не упёрся, как я понял, в чьи-то ноги.

— И кто это у нас тут такой любопытный? — ехидно проговорил кто-то.

Сердце чуть не вылетело из груди, я моментально повернулся и вскочил.

Тишина сгустилась над нами, пока мы рассматривали друг друга. Передо мной стоял здоровенный, широкоплечий лысый мужчина с густой бородой, одетый в мясницкий фартук на голое тело. Более того, весь фартук был в крови, все руки его были в крови, даже на бороде видны были засыхающие капли крови.

— Я к-к-курьер, — промямлил я, абсолютно не понимая, что делать в такой ситуации.

— Точно, я совсем забыл, заработался, — чуть улыбаясь, проговорил лысый мужчина, — а почему не позвонил или не постучал?

— Я зв…

Закончить фразу я так и не успел. Мой собеседник за долю секунды сократил расстояние между нами и со всей силы приложился ногой мне в грудь. Удар был настолько сильный, что ноги тут же потеряли точку опоры и оторвались от земли, пуская меня в полёт. Я даже не сомневался: такой поступок был связан с тем, что позади меня находился котлован с разломом.

Вот и ещё один трофей в яме больного лысого ублюдка. Я, кажется, понял, куда делись все его соседи. И ведь как-то умудрился, гад, скрыть от всех наличие тёмной дыры у себя на участке. По всему городу постоянно летали вертолёты в поисках новых очагов разломов.

Как же долго идёт время. Я даже не коснулся ещё брезента, пока летел. Теперь я понимаю выражение, что перед смертью вся жизнь проносится перед глазами. Оказывается, время просто максимально замедляется, чтобы я мог вспомнить всё напоследок. Эх, а я ведь так и не снял свою первую короткометражку, которая сделала бы меня знаменитым и позволила выйти уже полный метр. Известные актёры становились бы в очередь к мастеру, а спустя какое-то время я бы отшучивался на сцене, получая очередную награду. Как же иронично, отучиться на режиссёра, а в итоге сыграть посланника персов в одном известном фильме про царя Леонида.

Почувствовав сорвавшийся с креплений брезент под собой, понял — лететь осталось недолго. И как же бесит эта довольная бородатая рожа, смотрящая на мой страх в глазах. Вот по мне уже ударяет молния, тело замирает, и я пропадаю во тьме.

Глава 2. Переход

Я много рассуждал о смерти в своё время и совершенно её не боялся, страх лишь внушало, как именно умру. И во всех моих рассуждениях всё сводилось к этому. Темнота, абсолютная темнота. Предсказуемо. Либо я ещё не до конца умер, и сознание ещё какое-то время живёт, либо я узнал ответ на величайшую загадку — что ждёт человека после смерти?

Как ни странно, но я был совершенно спокоен. Вообще, ничего не ощущал, кроме своих мыслей. Неужели я обречён вести диалог сам с собой до скончания времён? Или это, может быть, и есть мой ад? Интересно, сколько времени пройдёт, пока я не свихнусь.

«Закончил?» — в моём сознании прозвучала иная мысль.

А вот это интересно. Неужели так мало для безумия надо?

«Ты не безумен. С тобой говорит Астральный Страж. Мы общаемся в твоём сознании. Можешь задавать вопросы».

«Астральный Страж?» — повторил я.

Но собеседник проигнорировал вопрос новым мысленным высказыванием:

«Приветствую новую душу в астральном переходе. Сейчас перед тобой высветится окно выбора нового облика».

После этих слов передо мной действительно высветилось меню выбора расы, пола и внешности.

«Что за новый облик?» — мысленно произнёс я.

«Облик — это твоя будущая оболочка в новом мире», — попытался успокоить меня Страж.

«Так, подожди… Я что, не умер?» — удивлённо проговорил я.

«Душа бессмертна и не может умереть», — ответил Страж.

«Понятно, а эти чёрные дыры — твоих рук дело?»

«Нет, стражи следят только за переходом душ из одного мира в другой и вручают им свои дары, а чёрные дыры, которые ты упомянул, начальные порталы», — спокойно проговорил Страж.

«Дары?» — почему-то именно это слово я вырвал из всего ответа Стража. Если сейчас у меня были глаза, они явно бы загорелись.

«Для начала ты должен выбрать облик», — настойчиво напомнил Страж.

Понятно. Ну, давай посмотрим, что здесь есть. Я мысленно выбрал вкладку расы и передо мной появился список из сотни наименований. Очуметь! Кого здесь только нет! Да я от силы знаю рас пятнадцать! Причём я не самый отсталый геймер. С другой стороны, выбирать расу, когда это твой персонаж — одно, а когда тебе реально придётся жить в шкуре того же троглодита — совсем другое. Почувствовав моё замешательство, Страж произнёс:

«Можешь выбирать любую расу. В новом мире вся твоя память будет стёрта».

А вот такого поворота я не ожидал.

«То есть как это стёрта? Я ничего не буду помнить?!» — возмутился я.

«Абсолютно», — быстро ответил Страж.

«Зачем же тогда эта демагогия с обликом? Телепортировали тогда бы сразу моё тело в новый мир и стёрли память?» — сказал я, подумав, что вся эта затея со сменой расы действительно глупая.

«Организмы, живущие в каждом из миров, не должны попадать в другие. Это чревато последствиями, вплоть до гибели целых миров. Поэтому через порталы могут проходить только души, а в переходах формируется новый облик под надзором стражей астрала», — ответил спокойный голос.

Я уже хотел было задать следующий вопрос, но страж продолжил:

«В твоём мире нет магии и, соответственно, твоё тело не чувствительно к ней, а в новом мире магия есть, и выбранный тобой облик будет к ней чувствителен».

Мир магии? Тело чувствительно к магии? Ну, ничего себе! Становится действительно интересно. Я немного задумался и спросил:

«А если я захочу вернуться в свой мир?»

«Все порталы односторонние. Нельзя войти и выйти через один и тот же портал», — ответил Страж.

Значит, выхода нет, и мне придётся идти в новый мир. Но как же не хочется менять своё родное тело.

«А можно ли как-то использовать старый облик? Уж очень я к нему привык».

«Да, это возможно», — сказал Страж и как по волшебству в моём меню появилась опция — «воссоздать старый облик».

Я, не думая, активировал эту опцию. Выбранная раса — человек. Пол — мужской. Отлично, теперь можно перейти к внешности. Здесь я убрал небольшой пивной животик и прибавил чуть-чуть мускулатуры. Не, ну а что? Если есть такая возможность, почему бы не воспользоваться? Всё остальное меня вполне устраивало. Эх, существуй такая способность в реале — цены бы ей не было. После всех манипуляций я выбрал опцию «принять все изменения» и активировал окончательное формирование облика.

Внутри меня стала расходиться энергия. Я чувствовал, как формируется моё тело. Вот я начинаю потихоньку видеть и наблюдать, как в моих полупрозрачных конечностях растекаются новые сосуды, формируются кости, наращиваются мышцы и сухожилия. Стук, стук, стук. Забилось новое сердце, я резко вдохнул, во всю ширь наполнив лёгкие астральным воздухом. Как же это приятно — снова чувствовать своё тело, видеть всё своими глазами. Через несколько минут процесс воссоздания окончился.

Я обратил внимание, что парю в невесомости, а повсюду распростёрты бесконечные мрачно-фиолетовые космические дали, как будто синяя акварель смешалась с красной на мокрой бумаге.

«Потрясающе», — уже твёрдым голосом произнёс я.

«Это астральный переход. Место, связывающее миры», — гордо ответил Страж.

Я повернул голову в сторону стража и обомлел. Более величественное существо трудно было представить. От него исходила сильная и тёплая аура. Я чувствовал её. Мне даже показалось, что ко мне вернулся страх.

Исполинских размеров нечто, облачённое в тёмно-золотистые одеяния из неизвестных материалов, смотрело прямо на меня. На его овальном лице были только мутные глаза.

«Значит, оно разговаривает мысленно», — заключил я.

Волос на голове не было, вместо них расплывались многочисленные жёлтые свечения, чем-то похожие на северное сияние. Его кожа имела сине-зелёный оттенок и немного поблескивала. Ноги были закрыты длинным золотистым платьем, а из расширяющихся рукавов виднелись остроконечные пальцы рук.

Помимо увиденного стража, появилась ещё одна новая деталь, которую раньше я не замечал. Интерфейс! Я вижу интерфейс! Шкала жизни, маны, энергии. Слева внизу находилось свёрнутое меню событий.

«Быть не может, прямо как в какой-нибудь онлайн-игре! Не, я точно дошёл да безумия. Это невозможно…»

«Ты не безумен, — повторил страж, — то, что ты видишь, часть твоей новой оболочки. Теперь она чувствительна к магии, и ты можешь наблюдать за всеми её потоками, а также влиять на них и развивать».

«Секундочку. Это обычный интерфейс. В моём мире — элемент любой онлайн-игры», — возразил я.

«Это невозможно», — ответил Страж.

«Я не шучу! В моём мире это уже существует!»

«Это невозможно! — уже гневно возразил мой собеседник. — Как называется твой мир?»

«Э-э-э, Зем… Стоп. Мир людей…» — осторожно выцедил я.

«Такого мира не существует, — подытожил страж, — запомни, душа, миры всегда носят имена их создателей — это вселенский закон! В твоём мире нет магии и раскрыть управление потоками невозможно».

Видимо, этот страж совершенно не понимает, о чём я говорю, и судя по нарастающей недоброй ауре, лучше эту тему не продолжать. Но как такое может быть? Кто-то в моём мире явно знал про астральные переходы, другого объяснения меню рас и этому знакомому интерфейсу я не нахожу.

«А что за дары ты упоминал?» — вспомнив, проговорил я.

«Каждая душа перед входом в конечный портал имеет право просить у стража на выбор одну из трёх вещей, которая поможет ей в новом мире. В первом случае это будет артефакт, во втором редкий элемент брони или оружие, а в третьем — способность. Выбрав способность, душа формирует окончательное виденье того, чего она желает, и если это не нарушает вселенские законы, то страж обязуется исполнить желаемое и дарует душе то, что она попросила», — проинформировал меня Страж.

А вот это уже интересно, если следовать игровой логике. Просить броню или оружие, хоть даже и редкое, смысла нет, в любом случае я смогу рано или поздно добыть что-то похожее в самом мире. Остаётся артефакт и способность. Артефакт — тоже что-то материальное, и я скорей всего смогу найти такой, хотя это будет дар самого стража. А вдруг он эксклюзивен? Как же сложно. Есть ли у способности какие-то ограничения? Надо узнать подробней.

«Если я выберу способность, могу ли я попросить бессмертие?» — аккуратно спросил я.

«В этом нет необходимости. В новом мире у тебя будет доступ к бесконечным возрождениям, более подробную информацию ты получишь из справочника новичка, — ответил страж и продолжил. — Вселенский закон запрещает при переходе просить способности, напрямую усиливающие твои физические или магические стороны».

А вот и новая информация. Бесконечное возрождение? Ну точно, как в игре. Со способностью стало немного яснее, просить повышающий мои силы навык, мне не позволят. Скорее всего, речь идёт о каких-то простых возможностях. И какой-то справочник новичка, хотя почему какой-то, в играх — это обычный сборник гайдов[2], помогающий в начальном развитии.

«А что обычно просят из способностей?» — поинтересовался я.

«Каждую душу, прошедшую через портал, встречает свой страж. Что просят у них, мне неведомо. Лишь одна душа просила у меня способность, и это была возможность видеть ночью», — ответил страж.

Понятно, о каких способностях идёт речь. Довольно интересный навык.

«Что за справочник ты упомянул ранее?»

«Справочник новичка — это книга, содержащая всю необходимую информацию о новом мире и о развитии потоков души. Своеобразная компенсация за потерю памяти».

Со справочником я угадал. Блин, а я-то уже и забыл, что мне сотрут память в новом мире.

«Кстати, а как называется мир, в который я попаду?» — поинтересовался я.

«Его имя Авриет. Всю информацию ты сможешь узнать из справочника. Теперь решай, какой из даров ты выберешь».

Что ж, вот и настал момент истины. Выбирать ночное зрение я как-то не хочу, а другие способности на ум не идут. Может, выбрать артефакт и плюнуть на всё это дело? Всё равно ничего не вспомню. Или… Точно!

«Я хочу пассивную способность, позволяющую мне не потерять и не забыть все мои знания!» — воодушевился я.

Мне не давал покоя интерфейс. Если кто-то воссоздал его подобие в моём мире, пусть даже и в играх, то ему удалось сохранить память при переходе, а это значит, вселенский закон не запретил ему этого и у меня тоже есть шанс сохранить себя. Повисла тишина. Сильная волна ауры прошла через меня, и я почувствовал в ней ярость.

«Это неприемлемо!» — разгневался страж.

«Отчего же? — возразил я, а затем продолжил. — Ты ведь сам сказал, что я имею право на любую способность, напрямую не влияющую на мои физические и магические стороны и не нарушающую законов вселенной, и если это так, то ты обязан исполнить моё желание».

Понятно, почему страж в гневе. Он рассказал мне столько всего, думая, что ничего из этого я уже и не вспомню, а тут такое. Артефакт? Да кому он нужен? Меч или броня? Не смешите меня! Я беру с собой самую сильную способность. Знания, знания человечества. Не заметил, как на лице у меня созрела улыбка.

«Что ж, душа. Ты получишь свою способность, но не смей меня недооценивать», — произнёс страж и исчез, а на его месте образовался конечный портал в новый мир.

В углу замигало сообщение логов[3], я попытался навести туда рукой, но потом осознал, что это всё делается мысленно.


Вы получили пассивную способность «Узы Памяти»

Вы получили минус 5 единиц ко всем начальным характеристикам

Вы лишаетесь начальных свободных очков распределения

Вы лишаетесь справочника новичка

Вы лишаетесь начальной экипировки

Все дружелюбные расы становятся к вам нейтральными

Место вашего появления изменено с «Начальные Земли» на «Выжженные Пустоши»


«Вот ведь говнюк!» — выругался я.

Мог бы просто принять поражение и отступить. Но нет же, надо было напакостить. Ладно. А что там со способностью? Я выбрал мысленно только что приобретённый талант и прочитал описание.


Узы Памяти — врождённая ментальная способность, всегда позволяет вам знать, кто вы.


Удивившись такому короткому описанию, я перевёл взгляд на портал. И как в него попасть? Как только я пожелал войти в портал, моё тело тут же начало двигаться к нему. Приблизившись почти вплотную, я увидел сообщение:


«Желаете выбрать новое имя?»


Нет уж, имя у меня уже есть, и менять я его не собираюсь.


Добро пожаловать в Авриет, Стас.

Глава 3. Выжженные Пустоши

Очнулся лёжа на земле. Первым, что почувствовал в новом мире, был запах, запах гари. Я приоткрыл глаза и сквозь небольшую желтоватую дымку увидел голубое небо. Что ж, всё не так уж и плохо. Приподнявшись, огляделся вокруг. Передо мной был огромный выжженный пустырь, вдали которого виднелась зона бывшего леса. Почему бывшего? Да потому что вместо деревьев из земли торчали обгорелые коряги. Какие-то были больше, какие-то меньше.

Также я приметил несколько холмов, на вершинах которых выделялись обожжённые деревья. Подобные деревья заполняли всю пустошь, лишь изредка разбавляясь крапинками полусухих кустов и одиноких коряг. Под ногами была растрескавшаяся чёрная земля и сухая трава. Даже не хочу знать, из-за чего здесь такой «пепельный вид».

Всё казалось безжизненным. Я попытался найти на небе следы пролетавших самолётов, но тщетно. Начал осматривать себя. Не считая коротких подштанников, скрывающих мою мужскую принадлежность, я был абсолютно нагой. Пригляделся.


Простые тканевые кальсоны


Ничего, кроме названия, не было.

— Ну хоть не голышом, — произнёс я.

Язык, который использовался в описании предмета и уведомлениях, мне не был знаком, но каким-то непостижимым образом я прекрасно мог его читать. Строгие формы символов не касались друг друга и напоминали текст, написанный печатными буквами. Закончив с изучением нового языка, осмотрелся вокруг. Позади меня вздымался к небу высокий шестигранный монумент, похожий на большой обелиск. На всех его гранях были выбиты слова и иероглифы, но уже на каком-то другом языке, разобрать который мне не удалось.

— Вот это махина! — присвистнул я.

Внимательно присмотревшись к самому сооружению, заметил над ним ярко-зелёную надпись: «Обелиск возрождения», а следом выскочила опция:


Желаете привязать точку воскрешения к данному обелиску?


Мысленно отказался. Что-то совсем негусто с описанием, но принцип работы мне и так понятен. В некоторых играх, привязывая свою точку воскрешения к таким штуковинам, можно возрождаться именно у них. А что, если не привязываться? Где тогда воскресну? Как говорил Страж, душа бессмертна и переживать мне нечего. Так что отложим пока привязку.

Теперь надо разобраться, что за палки в мои колёса поставил астральный говнюк. С локацией понятно, меня телепортировали из «рая новичков», где можно было быстро прокачаться, в какое-то безжизненное место. Я мысленно вызвал меню своих характеристик и начал вчитываться во все доступные показатели.


Стас, уровень 1

Человек

Класс: отсутствует

Принадлежность богу: отсутствует

Врождённая способность:«Узы Памяти»


Класс? Про это я совсем забыл спросить у стража. Было ведь ощущение, что я что-то упустил.

Принадлежность богу. Здесь всё понятно. Страж говорил, что миры называются именами, создавших их богов. Значит, Авриет — это бог или богиня. Скорее всего, второе. Ладно, поехали дальше. Следом моё внимание привлекла шкала опыта, и я активировал её описание.


Шкала опыта — ваша награда за процессы в мире, получаемая за выполнение разных действий. Полностью заполнив шкалу опыта, вы переходите на следующий уровень.

Ваш показатель 0 единиц из 100


— Ну, сто единиц опыта до уровня — вроде немного.


Шкала здоровья — ваш жизненный показатель. Если количество здоровья опустится ниже нуля, вы умрёте и окажетесь в месте воскрешения.

Ваш показатель 15 единиц из 15


— А что так мало-то? Пятнадцать очков здоровья? Да меня местный дождь покалечит! — начал было ругаться я, но потом, взяв себя в руки, принялся читать дальше.


Шкала маны — ваша магическая энергия, требуемая для активации магических или связанных с ними умений/навыков.

Ваш показатель 11 единиц из 11


— С маной тоже не фонтан. Чувствую, будет весело.


Шкала энергии — ваш физический показатель, требуемый для активации боевых умений, влияет на длительность бега. Скорость восполнения два процента в секунду.

Ваш показатель 15 единиц из 15


Энергия по количеству равнялась здоровью. Хм, как-то странно. Надо перейти к основным характеристикам. Думаю, там я найду ответ.


Сила: 2 единицы

Ловкость: 1 единица

Телосложение: 1 единица

Допустимый для переноса вес: 12 кг

Навыки: отсутствуют

Урон от оружия ближнего боя: 2 единицы (кулаки)


А вот и первая неожиданность. Всего доступно три параметра. По всей видимости, отнятые у меня пять начальных характеристик убрали все параметры со значением пять и ниже, а, значит, раса человек изначально обладает Силой — семь, Ловкостью — шесть, Телосложением — шесть. Плюс сколько-то ещё неизвестных мне характеристик. И пока я не подниму уровень, не узнаю каких. Попробуем почитать описание.


Сила — ваша физическая мощь. Влияет на количество здоровья, энергии, переносимый вес, дальность броска и наносимый урон метательного оружия и оружия ближнего боя. Большинство видов холодного и метательного оружия требует определённого уровня Силы для эффективного использования.


— Странно, обычно в играх пишут какие-нибудь значения, а тут просто поверхностное описание. Вроде бы как в игре, а вроде и нет. Что-то тут не так.

Ловкость — ваша скорость, гибкость и уворот. Влияет на количество энергии, точность оружия, шанс критического удара, помогает уходить от ударов врага и является определяющей для большинства боевых и воровских умений. Многие холодные оружия, а также оружия дальнего боя требуют определённого уровня Ловкости для эффективного использования.


Телосложение — ваш показатель выносливости. Влияет на количество и скорость восстановления здоровья, маны и энергии, а также на сопротивление ядам. При высоком уровне выносливости скорость восстановления маны может позволить магу постоянно поддерживать несложные заклинания.


Остальные параметры тоже только с основным описанием. Надо подумать. Упоминаются заклинания. Есть мана. Явно неполное описание видимых мной предметов. Хм. Что обычно влияет на магию и информацию вещей в играх? Ответ один — Интеллект. И если это так, то пока не открою этот параметр, то не смогу узнать всю суть своих возможностей и окружающего мира.

Радует приписка про эффективность. Это значит, что могу использовать любое оружие, которое в силах удержать, пусть даже со штрафом на урон, но всё же. Кстати, про удержать. Допустимый вес для переноса двенадцать килограмм. Да я физически могу поднять больше, какие ещё двенадцать килограмм?! Я осмотрелся по сторонам в поисках чего-нибудь тяжёлого, но мой взгляд привлекла небольшая возня рядом с сухим кустом.

Подойдя ближе, я увидел небольшую разноцветную ящерицу. За исключением маленьких рожек на голове и бело-коричневых полос вдоль всего тела, ящерица ничем не отличалась от тех, что я видел в своём мире. При виде меня рептилия перестала что-то жевать и замерла, а я тем временем присмотрелся.

«Чешуйчатый Лацерт» — появилось над головой небольшого пресмыкающегося. Надпись была сделана белым цветом. Шкалы здоровья или какой-либо другой я не увидел.

— А вот и первый местный обитатель.

Расплываясь в улыбке, я медленно потянулся двумя руками к новому знакомому. Каково же было моё удивление, когда Лацерт резко повернулся, и вместо того, чтобы убегать от меня, драпанул в мою сторону, полностью игнорируя пытающиеся накрыть его ладони. Пробежав у меня между ног, Лацерт двинулся в сторону холмов.

— Да он ещё и издевается!

Долго не думая, я побежал за ним. Лацерт передвигался зигзагами, иногда останавливаясь посмотреть, бегу ли я за ним. А я бежал. И не оставлял в голове мысли поймать наглую рептилию. После двух минут бега я остановился. Сил продолжать не было. Что-то заставило меня упереться руками в колени, а потом и вовсе сесть. Я посмотрел на шкалу энергии.


Ваш показатель энергии 0 единиц из 15


— А вот это совсем неприятно, — задыхаясь, пробормотал я.

Количества моей энергии хватает всего на несколько минут бега, в зависимости от скорости. Вспомнив описание про два процента восстановления в секунду, я заключил, что на полное восстановление у меня уйдёт пятьдесят секунд. С такими данными о поимке Чешуйчатого Лацерта можно и не мечтать.

Глянув в сторону бело-коричневого проказника, я увидел, как тот забежал под небольшой булыжник. Походу мы добежали до его жилища. Подойдя поближе, осмотрел камень. Такой-то я точно смогу одолеть, заодно проверим на что способен. Схватив булыжник обеими руками, попытался его поднять, но сколько бы ни старался, у меня не выходило.

— Обидно.

С виду камень весил не более двадцати килограмм.

— А если так?

Я навалился всем телом в надежде хотя бы сдвинуть булыжник, но при всех своих стараниях смог его только немного пошатнуть.

— Вот тебе раз, — произнёс я. Страж явно приложил максимум усилий, чтобы я не смог здесь развиться. Хотя, какая-никакая, но физика здесь была, правда, со своими ограничениями. А если физика работает, может применить систему рычага? Я приметил небольшое обгоревшее дерево и единственный торчавший из него сук. Подойдя к нему, попробовал отломать. Руки тут же испачкались сажей.

— Маловато силы, — подумал я и забрался на дерево.

Упёршись спиной в ствол, а ногами в нужный сук, начал давить в сторону последнего. Услышав характерный древесный треск, ослабил давление и спустился. Дальше моей силы хватило только для того, чтобы окончательно отломать горелую палку. Эх, видели бы меня сейчас со стороны. Весь чумазый, ещё и с длинной палкой.

— Первый homoerectus[4] Авриет, — развеселившись, заключил я.

Взяв небольшой камень и положив рядом с выступающим углом булыжника, я просунул между ними двухметровый сук. Надавив всем своим весом на край палки, я с лёгкостью перевернул булыжник на другую сторону.

— Против физики не попрёшь, глыба!

Замахнувшись палкой, я начал высматривать Лацерта, но под камнем оказалась только его нора.

«Копать или не копать?» — здесь мне пришлось задуматься.

С одной стороны, мне вряд ли ещё представится подобный случай поймать местную ящерицу, а с другой, зачем зацикливаться на этом моменте, когда можно спокойно пойти дальше и потратить время на что-то более важное? Но что-то мне подсказывало, что в таком месте любая живность должна быть на вес золота. Поэтому взяв небольшой камень, до этого помогавший мне перевернуть массивный валун, я плотно закрыл им отверстие норы.

— Теперь не сбежишь!

Бросив палку, я отряхнул руки. Избавиться от лишнего груза, учитывая, как быстро я выдохся при беге, мне бы не помешало. Тем более что в пределах моей видимости никаких угроз явно не наблюдалось, а горелых деревьев пруд пруди. Теперь нужно решить, куда отправиться.

Позади меня пустошь уходила в слабо видимый горизонт, а вот что было впереди — мне мешал увидеть холм, на котором корячились разной формы обгорелые деревья.

Медленным шагом я взобрался на холм. Приблизившись к одному из деревьев и обойдя его, посмотрел вдаль. Кажется, горы, да именно горы, виднелись в конце горизонта. Думаю, стоило направиться в ту сторону. С гор лучше видно местность, а значит, я с лёгкостью смог бы сориентироваться, куда идти дальше.

Домыслить мне уже не удалось. Я услышал скрипучий звук позади себя, а потом почувствовал жуткое жжение в районе шеи и неимоверную боль. Картинка передо мной тут же закружилась. Хотя нет, это не картинка закружилась, а моя голова, летящая куда-то в сторону.


Пепельный Ду́рвот нанёс вам 29 единиц урона

Вас убил Пепельный Дурвот

Вы возрождаетесь у ближайшей точки воскрешения

Глава 4. Адаптация

Очнувшись около знакомого обелиска, я резко вскочил, трогая свою шею, потом голову, потом шею, потом снова голову. Сердце безудержно билось, каждый удар отдавался в виски. В какой-то момент мне показалось, что я даже слышу его.

— Это что, чёрт возьми, было?

Первый раз смерть в моём мире была безболезненной, но здесь я ощутил адскую боль хоть и ненадолго, но всё же. Посмотрев на тот холм, где недавно лишился жизни, я не нашёл никаких изменений. Моего трупа там не было.

Всё оставалось как раньше, те же коряги, деревья. Стоп. Кажется, одно из деревьев немного сместилось. И ещё этот жуткий скрип. Открыв меню событий, я снова прочитал полученную информацию. Пепельный Дурвот. Зная, что я нахожусь в мире магии, логично допустить наличие здесь волшебных тварей по типу дендроида[5] из одной старой игры.

Двадцать девять единиц урона — это же почти две мои шкалы жизни. И как с таким справиться?

Здесь меня охватила тревога. Покрутившись на месте и посмотрев во все стороны, я осознал, что окружён деревьями, и каждое из них может быть Дурвотом. То есть в моём распоряжении небольшое безлесье, радиусом метров сто пятьдесят от обелиска, а дальше голова с плеч, и неважно, куда я пойду.

— Вот же, сука! — выругался я.

Это ж надо было закинуть меня в локацию без возможности выбраться из неё! Ох, и попадись мне этот страж снова, пожелаю способность надрать ему задницу!

Немного успокоившись, я начал размышлять. В конце концов, наличие Дурвотов со всех сторон — это лишь моё предположение, и пока я это не проверю — паниковать рано. К тому же Дурвот напал на меня не сразу, отсюда несколько выводов. Либо его радиус агрессии очень мал, либо я шёл к нему со спины, а когда он меня увидел, сразу атаковал. Либо он просто подпустил меня поближе и атаковал, так как не может далеко или быстро перемещаться. Что ж, всё логично, осталось только попробовать.

На этот раз я выбрал путь противоположный первому и, пройдя метров двести, остановился примерно в в двадцати шагах от первой гряды корявых деревьев. Страх не давал мне подойти ближе. Нет, я прекрасно понимал, что воскресну у обелиска, что все полученные раны исцелятся, но вот мысли, что меня сейчас кто-то снова убьёт и причинит боль, заставляли мои поджилки трястись.

Решив проверить деревья другим способом, я набрал мелких камней и, выбрав в качестве цели ближайшее дерево, кинул в его сторону камень. Именно в его сторону, а не в само дерево, так как сколько я не замахивался, камень не летел дальше трёх метров.

Да вы что издеваетесь?!

Прочитав ещё раз описание параметра Силы, я всё понял. Влияет на дальность броска. Значит, две единицы силы — это и есть мои три метра. Настроение упало. Видимо, всё-таки придётся подходить.

Я осторожно делал шажок за шажком, внимательно следя за каждым из близстоящих деревьев. Наконец, я приблизился к одному из них на расстояние броска. Взял камень и со всей силы кинул его в дерево.

Увидеть, долетел ли камень до конечной точки, я не успел, так как справа, в метрах двадцати, ко мне повернулось обугленное дерево, и я заметил оранжевые глаза в трещинах его ствола. Долго не думая, рванул, что есть мочи обратно к обелиску. Что бы сказал мой физрук в институте, видя, как я не просто бегу, а лечу, еле-еле касаясь земли?

Пролетев метров пятьдесят, я оглянулся и притормозил. Дерево осталось на месте, яростно смотря на меня своими огненными глазами.

— Значит, всё-таки малоподвижный, — ухмыльнулся я.

Повернувшись обратно к Дурвоту, направился в его сторону. Подойдя на расстояние десяти метров, я остановился и внимательно посмотрел на него.


«Пепельный Дурвот».


Написано красными буквами и больше ничего. Снова никаких жизненных показателей, только имя. Интересно, красный цвет означает высокую разницу в уровне или постоянную агрессию монстра? Наверное, всё-таки уровень, ведь у ящерицы была белая надпись, а по ней не скажешь, что она высокоуровневое существо.

Я походил вправо-влево и подметил, что Дурвот пристально за мной следит и всегда поворачивается в мою сторону, шурша своими корнями под землёй. Подумать только, передо мной самый настоящий монстр, магический, мать его, монстр!

Продолжая изучать повадки Дурвота, я задумался. В прошлый раз он точно переместился, хоть и чуть-чуть. Почему же сейчас стоит на месте и просто вертится? Что было тогда такого, чего нет сейчас? На ум приходит только расстояние.

В тот раз я находился примерно в двух метрах от него, прежде чем услышал скрип, напоминающий плохо смазанные дверные петли. Сейчас он такого звука не издавал, лишь небольшой хруст и треск при поворотах. Значит, надо подойти.

Сердцебиение ускорилось, я начал сокращать дистанцию. Вот, между нами пять метров, три, два с половиной, два. Началось! Снова раздался этот жуткий скрип. Только сейчас я уже видел, как из ближайшего горелого огрызка ветки вылезло лезвие, именно этот процесс сопровождался неприятным звуком.

Тут же сделав почти полный оборот, лезвие устремилось в мою сторону, да с такой инерцией, что корни дерева оторвались от земли, и дерево сделало полуметровый шаг.

Я попытался пригнуться и уклониться от атаки, но куда уж там, с моей-то ловкостью. Лезвие настигло голову на уровне глаз.


Пепельный Дурвот нанёс вам 29 единиц урона

Вас убил Пепельный Дурвот

Вы возрождаетесь у ближайшей точки воскрешения


На этот раз смерть была почти безболезненной. Надо запомнить, чтобы чувствовать меньше боли, лучше всего подставлять именно голову, а не шею. Или что-нибудь ещё. Пришло время ещё раз всё обдумать.

Радиус агрессии этого монстра не более двадцати метров. В прошлый раз он не заметил меня сразу, из-за того, что я поднимался снизу на холм, где он расположился. И пока я не поравнялся с ним, он попросту меня не видел. Дальность его атаки примерно два с половиной метра от ствола дерева и это, как выяснилось, и есть его способ передвижения. Второй раз урон в двадцать девять единиц. Стабильно, ничто не скажешь.

И что теперь делать со всеми собранными данными? Я присел и надолго погрузился в свои мысли. Машинально нащупав на земле гладкий камешек, начал крутить его в руке. Придя в себя, выбросил камень и осекся. А это ещё что? Я снова подобрал маленький камень и отпустил его. Любопытно. Оказывается, как только я брал камень в руки, мой урон ближнего боя сменялся на урон от метательного оружия. Более того, если урон от моих кулаков был всего две единицы, то камень давал все три.

А что, если взять снаряд побольше? Да и, вообще, самый большой камень, который я смогу поднять?

Я начал бегать вблизи обелиска, высматривая камни. Самый большой камень, который я мог удержать в одной руке и бросать, в итоге давал четыре единицы урона метательного оружия.

На ум пришла неплохая идея. Я собрал в кучу все камни, которые были максимально тяжёлыми в пределах моего ограничения в двенадцать килограмм. Далее я брал по камню и выстраивал дорожку с интервалом в один-два метра между камнями, направляясь к месту последней смерти. Дойдя до безопасного расстояния от Пепельного Дурвота, я остановился. Монстр тут же уставился на меня, заметив, как я подхожу к зоне его агрессии. Получилось больше ста шестидесяти камней.

План заключался в следующем: подойти к ближайшему обгорелому отростку и швырнуть в него один из камней. Необязательно же кидать именно в ствол, ветки ведь тоже часть его тела?

Отбежать дальше к следующему камню и повторить процедуру. Дурвот наверняка попытается меня достать, отсюда и запас расстояния и боеприпасов. Надеюсь, у него нет никакой брони, и я смогу нанести ему урон.

Взяв первый камень и подойдя к уже знакомой горелой ветке, швырнул его в неё. Как только он попал по отростку, я уставился в окно событий.


Вы нанесли Пепельному Дурвоту 3 единицы урона


— Да-а-а! — воскликнул я.

Дурвот тут же оголил свой клинок и попытался дотянуться до меня в своём нелепом прыжке.

— Что? Бедный кустарник не может дотянуться? Природа одарила клинком, а про ножки забыла? Как печально, — начал ехидничать я.

Отбежав и подобрав второй камень, снова прицелился в Дурвота. Бросок!


Вы нанесли Пепельному Дурвоту 3 единицы урона


И снова попадание. Дурвоту явно не понравилось происходящее.

— Ха-ха-ха! — залился я счастливым смехом, хватая третий камень.

— Плохо без брони, да?!

Уже нацелившись в очередную ветку, замер с непониманием.

— Что происходит?

Улыбка быстро пропала с лица, когда я увидел, как переставший махать клинком Дурвот впился другими конечностями в землю, полностью доставая свои корни. Затем я наблюдал за небольшой трансформацией.

Монстр перестроил себя и часть веток, даже ту, что была с лезвием: почти все его ветки оказались в одной плоскости и приняли какую-то знакомую форму.

— Точно, колесо! Я понял на что это похоже, прикольно! — улыбнулся я, а потом мои глаза расширились.

— Секундочку! — сообразив уже после, я отпустил камень и бросился к обелиску.

Адское колесо, отталкиваясь боковыми конечностями, пустилось в движение, да ещё как… Уже через десять секунд мою правую лопатку пронзила резкая боль. Выйдя с другой стороны, ровно под ключицей, кроваво-красный деревянный отросток оторвал меня от земли. Я взвыл, уцепившись двумя руками за вышедшую из меня часть удлинившегося корня.

— Почему я не умер? — задерживая дыхание от нестерпимой боли, спрашивал себя я.

От каждого движения мне становилось всё невыносимей. Тёплая красная струя пробегала по всему телу, стекая вниз. Я взглянул на окно событий.


Пепельный Дурвот нанёс вам 14 единиц урона


Дурвот развернул меня лицом к своему лицу. Кажется, я начал терять сознание от потери большого количества крови. Последнее, что я увидел, это как всё тело Дурвота приняло обычную форму, затем его покрыло прозрачное красное пламя и из всех сучьев выскочили ножи. Именно выскочили: резко, быстро, смертоносно. И в ту же секунду направились в мою сторону. Первый же клинок пробил мою грудную клетку и лёгкое, отчего я изрыгнул сгусток крови и отрубился.


Пепельный Дурвот нанёс вам 43 единиц урона

Вас убил Пепельный Дурвот

Вы возрождаетесь у ближайшей точки воскрешения


Меня трясло. Никому не пожелал бы пережить подобное.

— Что это была за способность? Он весь сиял красным пламенем, — трясущимися губами прошептал я, немного покачиваясь.

— Насколько же жесток этот мир? — спросил себя я.

Самое страшное, что монстр, нашинковавший меня в капусту, остался в том же месте, где я умер.

В двух ста метрах от меня стояло обугленное дерево, или как я уже считал — самая безобидная форма Пепельного Дурвота.

— А что, если он доберётся до обелиска? Бесконечные смерти?

Успокоиться, надо успокоиться. С моим расшатанным рассудком я долго точно не протяну. Надо отдохнуть. Надо поспать и подумать уже на свежую голову. Я слишком устал. И почему так медленно наступает вечер?

Солнце, когда я сюда попал, явно прошло зенит, а это значит, что на тот момент было не меньше трёх часов дня. Все последние события в этом мире заняли около четырёх часов, а небо темнеть так и не собиралось. Неужто здесь белые ночи? Я облокотился на обелиск и закрыл глаза, стараясь уснуть.

Глава 5. Надежда

Снова астральный мир. На этот раз я стоял на античной арене, летающей в бесконечном пространстве космической синевы. Трибуны со всех сторон были пусты, только на царском ложе восседал какой-то знакомый образ.

— Ну, конечно. Чёртов Страж. Сейчас он у меня ответит!

Я приготовил просто шквал ругательств в его адрес, но открыв рот, обнаружил, что совершенно не могу говорить. Пытаясь издать хоть какой-нибудь звук, я захлопал ртом, как какая-нибудь аквариумная рыбка. Меня окутал страх. Подняв свои испуганные глаза на стража, я заметил, как тот слегка наклонил голову набок, поднял руки и сделал три хлопка, каждый из которых сопровождался открытием массивных решёток с трёх сторон арены.

Я начал пятиться, увидев во мраке каждого из открывшихся проходов, горящие оранжевые глаза.

«Дурвоты», — мысленно заключил я.

Без малейшего промедления на меня покатились, выскочившие из темноты, адские колёса. Маневрируя свободными конечностями, они быстро окружили меня и синхронно бросились в мою сторону. Уже перед самым касанием время снова замедлилось, как тогда, в первый раз, и я сумел рассмотреть медленно тянущиеся к моей голове три деревянных отростка. Секунда, я закрываю глаза…

Проснулся поздней ночью.

— Сон, это был дурацкий сон!

Кругом стояла кромешная тьма, только от обелиска исходило голубое свечение, не давая мне совсем пропасть во мраке. Ночи в этом мире действительно тёмные. Я тут же посмотрел наверх. Точно. Это я привык наблюдать Луну, которая делала ночь чуточку светлее. Здесь же не было ни намёка на её подобие. Только звёзды и бесконечная мгла.

Я посмотрел в сторону ближайшего Дурвота, и два огонька дали мне понять, что тот всё ещё находится на своём месте. Позади я увидел ещё несколько таких же огоньков, только с более тусклым мерцанием. Взяв камешек и очертив метровый круг, я стал на всякий случай отмечать количество и расположение видимых монстров. В итоге я насчитал сорок шесть древоподобных существ. Пригодится на будущее. Не найдя больше никакого занятия, зевнул и снова завалился спать.

На этот раз никакого сна не было, а лишь яркие лучи восходящего солнца заставили меня поморщиться и открыть глаза. Сколько же я спал? Со временем тут явно проблемы. Не зная сторон света, даже не построить простенькие солнечные часы. Да и сколько здесь идут сутки? Отчего-то я уверен, что явно дольше, чем на Земле. Тут меня поразило очень неприятное чувство, и мой желудок заурчал. Быстро заглянув в информацию персонажа, я обнаружил красную иконку напротив шкалы здоровья.


Слабое чувство голода — на вас действуют негативные эффекты.


Негативные эффекты от голода? Да я, будучи студентом, сутками не ел! А тут всего лишь день прошёл и такое. Ладно, сейчас поправим положение. Я подошёл к ближайшему Пепельному Дурвоту со словами:

— Выручай, надо от голода избавиться.

Подставив голову под удар, я очнулся у обелиска. Так, теперь можно предпринять ещё пару попыток выбраться из этой западни. Снова раздалось урчание из живота, я недоумённо посмотрел на оставшуюся иконку голода.

— Да какого хрена?! Вы что издеваетесь?! Где я тут поесть найду?!

После этих слов я посмотрел в сторону холмов и побежал до некогда опрокинутого мной камня. Вроде бы камень не был тронут. Я вытащил булыжник и начал копать руками.

Земля очень плохо поддавалась, поэтому я решил использовать брошенный здесь длинный сук, служивший мне ранее рычагом. Примерно через тридцать минут я выкопал уже полуметровую яму, но нора Лацерта не переставала углубляться.

Поначалу казалось, что копать эту землю будет крайне сложно, но после двадцати сантиметров она стала намного мягче, а потом и вовсе появился песок. Видимо, всю пустошь покрывала такая твёрдая корка, под которой находился уже более мягкий слой.

Спустя ещё час глубина ямы достигла моего роста, а это метр восемьдесят пять, на секундочку. Конца норы пока не было видно. Земля на дне потихоньку становилась холоднее. Нужно было придумать, каким образом буду выбираться из ямы и как доставать из неё песок.

Можно было бы придумать что-то типа лестницы, воткнув в стены сучья от деревьев, но меня такой вариант не устраивал, слишком он был небезопасным. Хотелось бы смастерить что-то похожее на верёвку. И тут я взглянул на свои подштанники. В голову пришла любопытная мысль.

Я подошёл к обелиску и снял с себя единственную одежду. Положив подштанники на землю, я побежал к Дурвоту. Через минуту я уже щеголял в новых подштанниках и с сияющей улыбкой смотрел на старые, лежащие у подножья монумента.

Повторив процедуру с десяток раз, я прикинул на что пойдёт добытый мной ресурс. В одни подштанники я напихаю сухой травы и сделаю подушку, а то лежать просто на земле совсем неудобно. Другие пойдут на мешок, чтобы доставать песок со дна. Остальные превратятся в искомую верёвку, которая позволит спокойно выбираться из ямы.

Завязав концы подштанников, я получил некое подобие мешка и тут же увидел мигающее сообщение.


Вы открыли портняжное дело

Вы создали простой мешок

Вы изучили рецепт простой мешок


А вот это действительно неожиданно, я тут же полез в описание.

Портняжное дело — одна из крафтовых профессий. Позволяет изготавливать тканую броню, сумки, магические ингредиенты и даже некоторые виды оружия.

Про мешок можно было не читать, кроме названия, там ничего не было. А вот моя первая профессия в новом мире меня нехило порадовала.

«Интересно, можно ли на этом заработать?» — подумал я.

Как добывать бесконечные подштанники я уже знаю, осталось узнать, стоит ли такой мешок чего-нибудь, но это потом. Связав воедино оставшееся исподнее, я снова обратил внимание на мигающее сообщение.


Вы создали простую тканевую верёвку

Вы изучили рецепт тканевая верёвка


«А дела-то понемногу идут в гору», — подумал я.

Привязав один конец верёвки к большому камню, я спустил другой на дно ямы и, взяв мешок, спрыгнул вниз. Расправив самодельную торбу, принялся утрамбовывать в неё песок, который уже успел отколупать до этого. Мне показалось, что она была гораздо вместительнее, чем на первый взгляд. Привязав её к концу верёвки, я выбрался из ямы и начал тянуть.

— Чёрт, я же забыл про вес.

Но мешок с лёгкостью поддался моим усилиям. Высыпав всё содержимое и сравнив его с размерами мешка, я пришёл к неутешительному выводу — я сошёл с ума. Передо мной лежала куча песка, физически неспособная поместиться внутрь бывших подштанников. Или я скрафтил[6] волшебный мешок, что вряд ли. Или я чего-то не знаю.

Спустя ещё два часа яма стала глубиной метра четыре, песок на дне уже был сыроват, что давало надежду найти воду. Судя по тому, что тут есть чувство голода, наверняка следующим гвоздём программы будет жажда. Продолжив рыть в сторону, как я уже думал нескончаемой норки, я услышал шипение.

— Ну, здравствуй, моя будущая еда.

Я ускорился. После очередного удара палкой о землю случились две неожиданности. Первая — это то, что палка просто развалилась в моих руках, а для второй пришлось развернуть окно событий.


Вы открыли владение древковым оружием

Владение копьём повышено до 1-го уровня


— Копьём? Та обгоревшая палка посчиталась копьём?

Я попытался вспомнить её форму. А хотя всё верно: двухметровый, постепенно сужающийся сук. Я уже хотел прочитать описание, как увидел шипящую полосато-рогатую физиономию, торчащую из норы.

Я резко попытался схватить Лацерта, но тот походу всё представлял в ином свете. Мол, не я на него охочусь, а это он решил напасть. Вылетев из норы, Лацерт вцепился в мой палец. От неожиданности я завизжал как маленькая девочка, увидевшая первый раз в жизни кузнечика. Потом глянув на окно событий, успокоился.


Чешуйчатый Лацерт нанёс вам 1 единицу урона


Лацерт прочно зафиксировал свои челюсти на моём пальце, на котором потихоньку начали образовываться капельки крови. После Пепельного Дурвота я даже не чувствовал боли от его укуса. А вот понимание, что даже такое небольшое существо могло нанести мне урон, заставляло задуматься.

Я схватил Лацерта другой рукой и надавил ему на глаза, руководствуясь слабостью крокодилов. Он тут же отпустил мой палец и попытался вцепиться в другой, но я ему не позволил. Схватившись двумя руками за его шею, я прошептал:

— Прости, друг.


Вы нанесли Чешуйчатому Лацерту 2 единицы урона

Вы нанесли Чешуйчатому Лацерту 2 единицы урона


Хруст. И в моих руках обмякла тушка Чешуйчатого Лацерта.


Вы убили Чешуйчатого Лацерта

Вы получили 1 единицу опыта


Плохое настроение тут же улетучилось, когда я прочитал новые сообщения.

— Отлично, найти бы ещё девяносто девять таких и дело в шляпе.

Я выбрался наверх и принялся собирать веточки и сухую траву. Честно, я хотел всё бросить и начать есть Лацерта сырым, но прекрасно понимал, что лучше его поджарить. Набрав достаточное количество веток, соорудил костёр и начал думать, как лучше приготовить тушку.

Для начала её надо разделать. Я взял камень и начал бить его о другой, пытаясь получить остроугольный край. Прошло несколько минут и у меня уже имелся инструмент, способный вспороть живот рептилии.

Положив мёртвого Лацерта на камень побольше и придерживая его рукой, я приготовился к разделке, но остановился. Передо мной высветилось меню взаимодействий:


Обыскать тело Чешуйчатого Лацерта?

Снять кожу с рептилии?


Я выбрал первое, передо мной появилось окошко с двумя ячейками. В одном было мясо Лацерта, а в другом кости Лацерта, также горела опция «собрать всё», которую я активировал. Содержимое Лацерта тут же пропало. А сама тушка похудела раза в два.


Вы получили сырое мясо Чешуйчатого Лацерта

Вы получили 2 единицы мелкая кость


— Неплохо для начала.

Дальше я выбрал «снять кожу с рептилии», но ничего не произошло, лишь замигало сообщение.


Отсутствует необходимый инструмент


— Видимо, острый камень не подходит. Печально.

Понимая, что от тушки мне больше нечего ждать, я оставил её на камне, а сам принялся читать историю событий.

— Значит, тут есть инвентарь, — заключил я, понимая, что всё содержимое Лацерта куда-то испарилось.

— И как я мог про такое забыть, это же основа основ в играх. Всё-таки чрезмерная реалистичность заставляет тебя не думать, что этот мир очень похож на онлайн-игры и фэнтезийные рассказы.

Мысленно вызвав инвентарь, я улыбнулся появившемуся окошку с четырьмя ячейками, две из которых занимали уже знакомые мне ингредиенты.

— Теперь не придётся поднимать мешок с помощью верёвки, — радостно заключил я.

Настало время развести огонь.

— Как там было в «Изгое»?

Нет, повторять то, что делал в фильме старина Том, я не стал, а перешёл к другому классическому способу. Распоров с помощью камня запасные подштанники, я оторвал тонкую полоску ткани. Далее нашёл изогнутую палку и к одному из концов привязал ту самую полоску, а потом натянул её и завязал с другого конца палки, получив своеобразный гнутый смычок.

— Если сейчас высветится, что я создал лук, то моей радости не будет предела, — проговорил я в предвкушении очередного сообщения.

Но никаких уведомлений не последовало. Далее я подыскал более или менее ровный прут, который должен был послужить мне вращающимся элементом.

Когда я учился на режиссёра, мне выпало задание поставить миниатюру про первобытных людей, тут-то я и нахватался информации про разные способы добычи огня. Как же я сейчас рад, что мне тогда повезло с постановкой.

И вот всё готово. Небольшая коряга, кучка сухой травы, деревянный прут, подобие лука и небольшой камень.

На корягу кладём трут, в который вставляем прут до упора. Дальше берём лук и продеваем в него наш прут. Лук проворачиваем, делая тугую петлю на палке. Берём камень и придерживаем верхнюю часть прута. Элементарно!

— А теперь играем на виолончели!

Не прошло и двух минут, как появился первый дымок. Взяв трут, я начал аккуратно раздувать угольки.

— Вуаля, люди, смотрите! Прометей принёс вам огонь!

Я поднёс разгоревшийся комочек травы под основной костёр и принялся искать плоский камень, на который можно было бы положить мясо Лацерта. К сожалению, толщина местных сучьев и палок была слишком большой, чтобы насадить на неё маленькие куски мяса рептилии. Поэтому я решил сымитировать сковородку.

Через двадцать минут небольшая часть пустоши наполнилась приятным ароматом жареного мяса, а мой желудок запел серенады с нетерпением ожидая, когда же оно приготовится. О готовности еды я узнал уже знакомым мне способом.


Вы открыли кулинарию

Вы приготовили жареное мясо Лацерта

Вы изучили рецепт жареное мясо Лацерта


Пристроившись поудобнее к большому камню напротив костра, я начал проглатывать горячие кусочки только что приготовленного мяса.

— Божественно. Ещё бы немного приправ, и я бы проглотил язык.

Смачно облизав пальцы, принялся изучать новые умения.


Владение древковым оружием — умение обращаться с любым видом древкового оружия.

Владение копьём уровень 1 — увеличивает точность оружия и шанс нанесения критического удара, замедляет износ предмета.


— Неплохо. Осталось обзавестись новой пикой.


Кулинария — одна из крафтовых профессий. Позволяет изготавливать разные блюда и напитки, повышающие ваши характеристики.


— Вот блин, я же съел всё мясо. И как теперь узнать, что оно прибавляло?

Я тут же забегал глазами по всей информации персонажа, но никаких прибавок к характеристикам не обнаружил.

— Обидно. Похоже, рецепт жареного мяса Лацерта слишком прост и не даёт никаких бонусов. Зато пропала иконка голода. Так-с, теперь пора решить вопрос с водой, а то, чувствую, иконка жажды не за горами.

Обратив внимание на глубину уже вырытой ямы и на длину моей самодельной верёвки, я отправился к обелиску добывать следующую порцию подштанников, по пути выискивая новое копьё на небольших деревьях. Каждая моя смерть сопровождалась постоянным страхом, что полученный от Дурвота урон не убьёт меня с первого раза, и я снова испытаю боль.

Отличать обычные деревья от Дурвотов у меня уже получалось. Во-первых, Дурвоты имеют не меньше шести сучьев, а во-вторых, у многих из них видны следы их передвижений по земле. Возвратившись к монстру после первой смерти, я увидел на месте своего трупа кости Лацерта. А вот и ответ на вопрос: выпадают ли вещи после смерти?

Я аккуратно поддел кости ногой и отнёс их к обелиску.

— Заберу их, когда закончу, — решил я и продолжил процедуру.

Вернувшись уже с новой палкой-копалкой и подштанниками, я удлинил верёвку. Бросив копьё вниз, взял мешок и спустился на дно ямы.

Вода показалась уже спустя два метра глубины. Немного мутная и леденящая ноги жидкость принялась заполнять дно ямы. Я зачерпнул ладошкой ту часть воды, которая уже успела осадить всю муть и попробовал её на вкус. Холодок, пробежавший по всему телу, вселял в меня желание жить ради этой воды.

— Как же вкусно! Хорошо, что эта пустошь именно выжженная, а не высохшая, иначе пришлось бы копать раз в десять глубже, — заключил я.

Поддавшись эйфории, чуть не упустил из виду смертельную опасность. Заметив, что стены ямы стали немного двигаться, тут же ухватился за верёвку и дёрнулся вверх. Место, где я стоял, завалило песком. Вода подмыла стены и заставила их обрушиться. Яма стала в два раза больше в диаметре, а источник воды снова остался погребённым под слоем песка.

— Вот чёрт! — выругался я. Теперь придётся снова всё выкапывать и придумывать, как укрепить мой будущий родник.

К сожалению, знаний, как строить такие конструкции у меня не было, а из всех попыток что-то придумать вспоминался лишь деревенский колодец, построенный из деревянных брусьев. С моей грузоподъёмностью это был тот ещё вопрос.

Но других вариантов не было, и я принялся собирать и отламывать от деревьев все подходящие для моего замысла сучья и палки. В конце концов моя задача не выстроить полноценный колодец, а укрепить его основание, чтобы вода могла скапливаться без опасности очередного обвала.

Скинув часть палок в колодец, я спустился и принялся засыпать в мешок, обрушившийся со стен песок. После того как часть песка была поднята, я начал вбивать в стены обуглившиеся палки.

Спустя несколько часов я снова добрался до воды. На этот раз соорудил перекрестия, упирающиеся в палки стен, для пущей прочности. Дно я засыпал мелкими камнями.

Выбравшись наружу, начал ожидать, пока вода наберёт свой уровень, а вся муть осядет на дно. Взяв самодельный лук, начал его разглядывать.

— Почему же мир не засчитал это, как оружие дальнего боя? — не выходило из моей головы.

Наверное, из-за слабой тетивы. Я слышал в одной передаче, что в древности её делали из кишок животных. Жаль, что с Лацерта выпали только мясо и кости, а то бы я поэкспериментировал.

Тут мне в голову пришла одна интересная мысль. Лук же не единственное оружие дальнего боя. Да и описание портняжного дела тоже заставляло задуматься. Даже некоторые виды оружия…

Я достал порванные кальсоны и оторвал ещё четыре полоски. Потом, взяв камень, аккуратными движениями распорол поясничную часть подштанников. Она была куда плотнее и прочнее. Отмерив небольшой прямоугольник, я сделал сгиб. Далее, я зажал камень между ног таким образом, чтобы острая его часть смотрела на меня, и медленно перетёр ткань в месте сгиба. В итоге в моих руках оказался кусок плотного материала.

Достав из инвентаря одну из костей Лацерта, я сделал четыре отверстия по краям прямоугольника. Затем я просунул в дырки по ленте и завязал узлы. По принципу плетения объединил две соседние полоски ткани друг с другом, с каждой из сторон. В итоге замигало следующее сообщение:


Вы получили тканевую пращу

Вы изучили рецепт тканевая праща


Как же приятно видеть, что у тебя всё получается. Я быстро полез в описание моего нового оружия, но, кроме названия, как обычно, ничего не было. Но это и неважно, как узнать урон от оружия я примерно понимал.

Открыв информацию персонажа, я взглянул на атаку и удивился. В графе урона метательным оружием, а именно такой стала моя атака, когда я взял в руку пращу, светился ноль.

— Это как так? — поразился я и тут же ударил себя ладонью по голове.

Подобрав свободной рукой с земли камешек, снова посмотрел на графу урона. Теперь там гордо высвечивалась цифра девять.

— Вот это да! В два раза больше, чем урон от метания камня. А если взять снаряд побольше?

Я тут же забегал глазами в поисках подходящего камня. Как оказалось, я умудрился собрать все средние камни в радиусе пятидесяти метров, когда задумал оформить дно колодца.

Что ж, пора спуститься. К тому же и времени прошло достаточно, чтобы вода успела набраться.

Медленно спустившись в яму и аккуратно погрузив ноги в холодную воду, я начал подбирать нужного размера камни.

Вода была на уровне моих колен и, несмотря на поднявшуюся от камней небольшую муть, казалась кристально чистой. Зачерпнув ладошкой немного воды, я влил её в рот, потом ещё и ещё, а дальше и вовсе жадно припал губами к живительной влаге. Я поразился, привкуса земли или каких-либо ещё примесей больше не было — чистая питьевая вода.

Вдоволь напившись и забив инвентарь грудой средних камней, я полез наверх. Уже у самой вершины передо мной открылась удивительное зрелище.

Чёрная как смоль птица, чем-то напоминающая ворона, но с более закруглённым, как у орла, клювом, трепала оставленную мной на камне шкуру Лацерта.

«Углеклюв», — прочитал я над головой птицы белую надпись.

Глава 6. Узник

— И что он нашёл в тушке Чешуйчатого Лацерта? Я же забрал всё мясо. Неужели что-то упустил? Точно, остались же потроха.

Взглянув, как потихоньку убывает полоска энергии, я заключил:

— Долго провисеть не смогу, а вылезти — значит спугнуть птицу. И что делать? Бросить в неё камень? Не долетит, расстояние явно больше трёх метров. Да и не факт, что я бы попал. Всё-таки придётся вылезать. Жаль.

Стараясь делать как можно меньше лишних движений, я выбрался на поверхность. Но даже этого хватило, чтобы, заметивший меня Углеклюв, тут же взмахнул крыльями и улетел в сторону обгоревших деревьев.

По размерам этот пернатый мог дать фору даже коршуну. Длина тела в районе метра, а размах крыльев около трёх.

— Большая была птичка, — грустно проговорил я вслед улетающему Углеклюву.

Моё разочарование длилось недолго. Углеклюв не собирался улетать насовсем. Приземлившись на ближайший сук, он стал пристально наблюдать за мной. Похоже, здесь совсем беда с едой, раз он решил ожидать моего ухода, чтобы продолжить трепать шкурку рептилии.

Раз так, то пора расчехлить мою пращу и проверить её в действии. Взяв маленькие камешки, я начал кидать их в Углеклюва. Расстояние между нами было около сорока метров.

— Видимо, не судьба, — глядя, как падает очередной камешек, не пролетев и половину расстояния, подытожил я.

Примерно пятнадцать метров, именно такая дальность у моего нового оружия. А максимальный урон от камня составлял десять единиц. Все мои попытки приблизиться заставляли Углеклюва перелетать с одного дерева на другое. Что удивительно, он аккуратно избегал тех мест, где находились Дурвоты.

— По-любому знает о них, чертяка!

Вернувшись к колодцу, я взял шкурку Лацерта. Посмотрел на неё, а потом на вырытую мной яму, улыбнулся. В голову закралась хитрая мысль. Я повернулся к пернатому знакомому.

— Знаешь, что Углеклюв? — обратился я к смотрящей на останки Лацерта пернатой твари. Есть у меня на родине такая поговорка: «на ловца и зверь бежит».

— Тебе же это надо? — вытянув перед собой шкурку рептилии, я демонстративно потряс её.

— Ну так держи! — после этих слов я бросил шкурку прямо в колодец.

Шкурка повисла на одном из крестообразных перекрытий, которое сдерживало стены от обвала. Я же, сделав безразличный вид, направился к обелиску.

Добравшись до монумента, обернулся. Углеклюв оставался на месте. Прищурившись, я пытался как будто внушить пернатому нужные действия.

— Ну, давай же, давай… — пришёптывал я.

— Меня рядом нет. Угрозы нет. Лети! Я же знаю, ты хочешь, — я даже немного испугался перемены в своём характере. Походу не только я влияю на этот мир.

Момент настал. Через минут тридцать Углеклюв почувствовав себя в безопасности, не выдержал и спикировал с дерева, прямо к краю колодца. Я же сидел, облокотившись на обелиск, и не подавал ни намёка на заинтересованность в происходящем.

— Молодец. Правильно. Тебе никто не угрожает. Лети вниз. Она твоя.

Минут через пять Углеклюв всё-таки решил спуститься.

— Отлично, теперь надо немного подождать, пусть птица совсем расслабится.

Будто зная, Углеклюв тут же вылетел из ямы, проверяя, не двинулся ли я в его сторону, и снова приземлился на край колодца, смотря одним глазом на меня, а другим на добычу.

— Хитрый чёрт! — заключил я. Хотя по-другому тут и не выживешь.

Я повернулся к смотрящему на меня Углеклюву спиной и подвинул под себя самодельную подушку. Сделав вид, что решил поспать, я притаился.

Через некоторое время вновь посмотрел на колодец, Углеклюва на месте не было.

— Теперь мой выход, — примечая большой камень, весом килограмм десять, я двинулся к яме.

Пытаться попасть из пращи по стоящей внизу цели — выше моих навыков, а вот бросить сверху в Углеклюва большой камень — вполне. Скорей всего Углеклюв, поглощённый своей добычей, даже не успеет ничего понять.

Уже на корточках, подходя к колодцу, я аккуратно заглянул вниз.

— Посмотрите на него. Ест убитого мной Лацерта, пьёт добытую мной воду.

— Увы, братец, за всё надо платить, — прошептал я, отпуская камень, находящийся ровно над головой пернатого.


Вы нанесли 4 единицы урона Углеклюву


В последний момент Углеклюв успел среагировать, поэтому камень пришёлся уже не по голове, а по крылу птицы, выбив из него несколько перьев.

После полученного урона Углеклюв рухнул в воду. Все его попытки взлететь сводились на нет из-за повреждённого крыла. По всей видимости, я его сломал.

— Блин, одного камня оказалось мало, — вскрикнул я, но понимая, что птица никуда уже не денется, пошёл за следующим.

Спускаться к нему, ещё живому, я не горел желанием. Если обычный Лацерт нанёс мне одну единицу урона, то такая птичка могла нанести куда больше.

Глядя на барахтающуюся в воде птицу, я задумался. Меня сильно удивило, что тут можно повреждать конечности. А если бы мой камень приземлился Углеклюву на голову? То, даже не отняв всех жизней, я бы смог сломать ему шею, что тоже привело бы к смерти.

— Любопытно, как в реальном мире. Хотя о чём я? Это же и есть реальный мир, только магический. Вот в играх такое невозможно, а тут на тебе, пожалуйста.

«Надо запомнить эту информацию», — пронеслась мысль.

Добил Углеклюва я не сразу, пришлось пару раз промахнуться из-за того, что тот постоянно уворачивался, помогая себе вторым крылом отлетать от опасной зоны.


Вы нанесли Углеклюву 4 единицы урона

Вы убили Углеклюва

Вы получили 3 единицы опыта


Всё-таки не у одного меня так мало жизней. Интересно сколько их у Пепельного Дурвота?

Спустившись, я взял тело Углеклюва и собрал все перья. Поместив их в инвентарь, выбрался наверх.


Вы получили 7 единиц перо птицы

Вы получили тело мёртвого Углеклюва


Выложив мёртвую дичь на землю, я применил уже знакомое взаимодействие:


Обыскать тело Углеклюва?


Я мысленно согласился и передо мной высветились три ячейки. В первой находился чёрный клюв, во второй кости, а в третьей — синеватое мясо Углеклюва. Выбрав «собрать всё», я заметил, как мясо Углеклюва осталось на месте и один раз моргнуло красным цветом.


Вы получили клюв чёрной птицы

Вы получили 4 единицы мелкая кость


Сообразив, что мой инвентарь переполнен, я решил отсортировать вещи. Оставлять что-то из трофеев не хотелось.

Мой инвентарь состоял из четырёх слотов. В одном лежали мелкие кости, в другом мешок с подштанниками. В третьем были перья, а в четвёртом — чёрный клюв.

— Непорядок, — пробормотал я и, достав несколько подштанников, скрафтил ещё три мешка.

Теперь мой инвентарь состоял из четырёх мешков, в каждом из которых лежали ресурсы.


Вы приготовили жареное мясо Углеклюва

Вы изучили рецепт жареное мясо Углеклюва


Это животное явно было более высокого уровня. Значит, у меня есть шанс, что такая еда даст какой-нибудь бонус. Мясо Углеклюва хоть и было синеватым, но пахло очень вкусно.

Проглотив слюну, я сложил приготовленную еду в мешок и посмотрел на небо.

— Скоро стемнеет, — заключил я.

Собрав всё необходимое, двинулся к обелиску. Придя на место, разложил на земле собранные недавно вещи и ещё раз пересмотрел.

Набор для разведения огня, мешок с десятью подштанниками, шесть мелких костей, семь перьев, чёрный клюв, праща с небольшим количеством боеприпасов, жареное мясо Углеклюва — всё это занимало три моих мешка. В четвёртый я положил тело Углеклюва, мало ли, вдруг понадобится ещё кого-нибудь приманить.

Конечно же, я пытался ощипать птицу, но у меня ничего не получилось, видимо, перья можно было добыть только с живой особи или снова необходим какой-то инструмент.

— Пора выбираться из этой дыры, а пока наберёмся сил, — зевая, произнёс я.

Следующим утром я был свеж как огурчик. Погода оставалась всё такой же солнечной. Ещё раз внимательно оглядевшись, я пришёл к выводу, что идти остаётся только к горам.

«Бескрайний горизонт не внушает доверия», — подумалось мне.

Прежде чем отправится в дорогу, я сложил все мешки у обелиска и двинулся в сторону видневшихся на горизонте скальных вершин.

Так как я мог потерять всё своё добро, мне нужно было найти безопасный путь до гор, поэтому настало время для разведки. Пепельные Дурвоты меня больше не пугали. Если не подходить к ним близко и тем более не атаковать, то их можно легко обойти.

Проходя мимо колодца, я хотел было остановиться и попить, но тут же передумал.

— Походу, можно забыть про воду, — произнёс я, смотря на то, как в зеленоватой воде плавает мёртвый Чешуйчатый Лацерт.

А ведь я совсем забыл про него, спускаясь за телом Углеклюва. По всей видимости, птица задела какую-то же́лезу, вспарывая желудок рептилии, и та выпускала в воду все свои зелёные прелести.

Меня начало мутить.

— Надо торопиться, пока не настигла жажда, — решил я. Копать новый колодец не было никакого желания.

Пройдя уже с полкилометра, я обратил внимание на необычные камни, торчащие из земли. Они стояли друг от друга на ювелирно одинаковом расстоянии и уходили дугой в обе стороны.

— И почему я раньше их не замечал?

Примерно за сто шагов до одного из камней, я остановился. Валун как-то нервно затрясся и выскочил из земли, являя под собой ещё одно древоподобное создание.

«Каменистый Арбор», — прочёл я красные буквы.

Эта тварь выглядела уже более человекоподобной. Две руки в виде заострённых сучьев. Две таких же ноги, состоящие из множественных переплетённых корней, которые ближе к торсу уплотнялись и соединялись друг с другом, создавая слои из деревянных корок.

В отличие от Дурвота, у этого были суставы, поэтому сучья могли сгибаться в локтях и коленях. Голова имела вид треугольной маски с выступающими вперёд двумя большими рогами и чуть меньшими позади. В её центре сияли круглые ярко-зелёные глаза, а чуть ниже виднелась прорезь искривлённого рта. Верхняя часть спины переходила в камень, окутанный корнями этого существа, тот самый камень, что до этого просто неподвижно стоял.

«Вообще, сам монстр чем-то напоминает краба-переростка, не поместившегося в свою маленькую ракушку», — подумал я.

На этом мои насмешки закончились, я увидел, как новый враг засеменил ко мне. Нет, он был не так быстр, как Пепельный Дурвот в форме колеса, и от него, наверное, можно было убежать, да вот только моей энергии надолго не хватало.

Не теряя времени, я побежал к ближайшему Дурвоту и, обогнув его, попытался спрятаться за ним, но тот даже и не думал вмешиваться в наши односторонние догонялки с Арбором.

— Предатель! — вырвалось у меня.

Я уже привычно подставил голову под деревянную руку Арбора, когда заметил, что тот и не собирался по ней бить. Вместо этого, он одним ударом располовинил меня в районе пояса. Так я ещё ни разу не умирал.


Каменистый Арбор наносит вам 44 единиц урона

Вас убил Каменистый Арбор

Вы возрождаетесь у ближайшей точки воскрешения


Очнувшись у обелиска, я никак не мог перестать трогать место, по которому мне нанесли смертельный удар. Мой мозг явно не верил, что после такого я ещё могу быть целым. Сорок четыре единицы урона. Этот Арбор явно сильнее Дурвота. Кстати, эти древоподобные монстры никак не конфликтуют.

— Хреново. Значит, горы отменяются, — проговорил я, — пройти такого противника мне явно не по зубам.

Всё-таки не зря я решил всё разведать, иначе потерял бы свой лут[7]. Выбрав другое направление, я прибавил шаг. Пройдя всё те же пятьсот метров, снова упёрся в цепочку из камней.

— А вот это совсем невесело.

Я решил пойти вдоль камней, в надежде найти небольшое окошко для прохода, но глубоко внутри зарождалась тревожная мысль. Дойдя до места своей смерти, я заметил, что Арбор, в отличие от Дурвота, вернулся на своё место.

«Это странно», — подумал я.

Примерно через сорок минут упал на колени, смотря на место, где начинались мои следы. Я окольцован Каменистыми Арборами. Нет ни малейшей возможности проскочить, не попав в огромный радиус агрессии камнеголовых. Еды осталось максимум на пару дней. И как мне кажется Лацерт и Углеклюв исчерпали всё моё везение.

Вот о чём, скорее всего, говорил страж, намекая, что я пожалею. Эти монстры окружили точку воскрешения явно по чьей-то команде. На глазах наворачивались слёзы отчаяния. Я взорвался.

— Даруй мне память! Я хочу знаний! Долбанный идиот! Доигрался? Довыпендривался? А теперь ты сгинешь тут. Сгинешь в мире магии, среди песка и деревянных монстров! Что тебе дали твои знания? Воды добыл? Поесть приготовил? Какой молодец! На кой чёрт тебе твои знания, если ты оказался в ловушке?! — последний вопрос вернул меня в реальность, и я перестал себя ругать.

— Ловушка, — медленно прошептал я, — и почему я сразу об этом не подумал?

На лице появилась лёгкая улыбка, и я засмеялся.

Вернувшись к обелиску, начал придумывать план. Поскольку вырытый колодец перестал быть жизненно важным, я решил использовать его в последний раз.

Глубина моей ямы составляла около шести метров, а высота Арбора была под три. Расстояние от колодца до зоны агрессии Каменистого Арбора где-то двести пятьдесят метров, а это, тютелька в тютельку, то расстояние, насколько хватит моей энергии для бега на нужной скорости. И если подгадать момент и прыгнуть через колодец, то, бегущий за мной Арбор, упадёт вниз, а оттуда, я надеюсь, он не сможет выбраться.

Собравшись с мыслями, я взглянул на мешок с едой.

«Нет, сначала дело, потом еда», — твёрдо решил я и отправился воплощать задуманное.

Первые попытки были неудачными. При беге от Арбора я случайно натыкался на клинки Дурвотов, попадая в радиус их атаки. Если бы тут давали опыт за самую кровавую смерть, я перешагнул далеко за сотый уровень.

Бег без головы, без руки, прыжки на одной ноге, один раз даже я не обратил внимания, как мои внутренности вывалились наружу, вот это был шок! Потихоньку у меня получалось протаптывать тропинку всё ближе и ближе к колодцу.

И вот очередная попытка, показавшаяся мне поначалу неудачной. Слишком далеко заступил за зону агрессии монстра, не сразу стартанул, теряя драгоценные секунды, но на удивление легко пробежал всех Дурвотов. Я даже не сразу поверил такому успеху, глядя на знакомую яму впереди. Оглянулся.

— Преследует засранец.

Не добежав до ямы шагов шесть, я остановился и снова упёрся руками в колени.

— Ну как же так? Совсем чуть-чуть осталось! Вот же колодец! — беспомощно выкрикивал я, глядя на яму и пустующую шкалу энергии.

Моё тело, не слушаясь меня, стало опускаться на землю для регенерации. Слыша шаги приближающегося монстра, я начал ползти через силу, не давая энергии восполняться. Пару секунд и я уже у обрыва. Повернувшись на спину, увидел замахнувшегося надо мной Каменистого Арбора.

«Лево или право, лево или право? Право!» — быстро решив, сделал полуповорот в правую сторону и удачно увернулся от смертельной атаки.

Тут же оттолкнулся ногами от воткнутой в землю руки Арбора и полетел на дно колодца.

«А что? Так тоже можно заставить его попасть в ловушку. Главное — не умереть», — думал я в полёте.

Пока летел, снёс одну из перекрёстных перегородок и плюхнулся в воду.


Вы получили 10 единиц урона

Вы получили травму


Похоже, сломал ребро. Боль адская. Дышать стало тяжело. Полные лёгкие воздуха набрать я уже не мог, лишь делал короткие вдохи и выдохи. Внимательно посмотрев наверх, обрадовался летящему на меня Каменистому Арбору.

— Хоть и таким чудаковатым способом, но я заманил тебя в ловушку, тварь.


Каменистый Арбор нанёс вам 44 единиц урона

Вас убил каменистый Арбор

Вы возрождаетесь у ближайшей точки воскрешения

Глава 7. Горы Урту́ла

Я не отводил взгляда от колодца, пока звуки из него не перестали раздаваться.

— Значит, успокоился.

Как я и предполагал, выбраться из моей ловушки у Арбора не получилось.

— Теперь можно и перекусить, — произнёс я, доставая небольшой кусок синего жареного мяса.

Мясо мне не понравилось, показалось кисловатым. У Лацерта было куда вкуснее, но на худой конец и такое сойдёт.

Уже было собравшись идти, я решил взглянуть на информацию персонажа и застыл. Напротив шкалы жизни появилась синеватая иконка.


На вас действует положительный эффект жареного мяса Углеклюва

Эффекты: +1 единица к Интеллекту

Время действия: 19 минут


Сказать, что в тот миг мой мир преобразился — ничего не сказать. С этого момента у всех вещей и характеристик появились дополнительные сведенья. Я присел.

— У-у-у, это я сейчас надолго зависну, — потрясённо проговорил я.

Для начала пройдёмся по уже известным характеристикам. Помимо старого описания, появились дополнения:


Сила

За каждую единицу Силы вы получаете:

+2 единицы к здоровью

+1 единица к урону оружия ближнего боя

+1 единица к урону метательного оружия

+1 единица к энергии

+1 кг к переносимому грузу

+1,5 метра к дальности метательного оружия


Теперь всё встало на свои места. Про дальность метания и урон от оружия я уже знал, их получилось высчитать ранее. А вот мой переносимый груз, здоровье и энергия явно повышены, учитывая описание характеристики Телосложения.


Телосложение

За каждую единицу Телосложения вы получаете:

+2 единицы к энергии

+1 единица к здоровью

+1 единица к мане

+0,1 единица раз в пять секунд восстановления здоровья

+0,2 единицы раз в пять секунд восстановления маны

+0,2 % сопротивления простым ядам


«М-да, столько новой информации! Да у меня сейчас голова взорвётся, а это только начало», — подумал я.


Ловкость

За каждую единицу Ловкости вы получаете:

+1 единица к энергии

+0,2 % к точности оружия ближнего боя

+0,2 % к точности метательного оружия

+0,1 % к уклонению

+0,1 % к шансу критического удара


Пожалуй, одно из самых коротких дополнений. Смущает подозрительно низкие значения точности, уклонения и шанса критического удара за уровень.

— Это же сколько надо иметь единиц ловкости, чтобы нормально критовать? Может, какая-то часть заложена в оружии?

Я достал пращу и посмотрел её описание.


Тканевая праща — простейшее оружие дальнего боя. Одно из любимейших оружий полуросликов.

Тип: метательное оружие

Класс: обычный

Требования: 1 единица Силы, 1 единица Ловкости

Урон: 6 единиц (требуется наличие боеприпасов)

Дальность: 15 метров

Точность: 60%

Шанс критического удара: 3%

Прочность: 7 единиц из 14

Вес: 100 грамм

Ценность: хлам


Я был прав. Оружие тоже давало прибавку к процентам. С бронёй, скорее всего, то же самое. А вот и приписка про боеприпасы. Именно поэтому, держа в руке просто пращу, я имел нулевой урон. Потом моё внимание привлекла графа «прочность».

— Семь из четырнадцати? Я ведь метнул всего четыре мелких камня!

В этот момент я немного засомневался в своих способностях к портняжному делу.

Про дальность я почти угадал, в итоге она оказалась восемнадцать метров, а про ценность я, вообще, молчу. Поставить на рынок бесконечное метательное оружие не выйдет.

Подобрав с земли маленький камень, я пригляделся и к нему.


Маленький камень — кусок твёрдой горной породы. Пригоден для чего угодно. Является метательным оружием. Часто используется как боеприпас.

+1 единица к урону метательного оружия

Вес: 50 грамм

Ценность: хлам


Остальные камни, думаю, смысла нет читать, там будет лишь разница в цифрах. Переходим к самому интересному.


Интеллект — ваша умственная сила. Влияет на количество изучаемых заклинаний или магических навыков. Позволяет понимать чужие языки, читать свитки и книги, открывает знание вещей. При высоком уровне интеллекта можно изучать легендарные заклинания.

За каждые 5 единиц Интеллекта вы получаете:

+1 единица к количеству изучаемых заклинаний


А вот и информация по магии. Правда, в дополнении не сказано про магический урон и ману, а значит, есть ещё какой-то параметр, раскрывающий магию более подробно. Не хочется верить, что остальная информация сокрыта в описании свитков или книг, а количество маны зависит только от Телосложения.

Через пять единиц интеллекта я смогу выучить одно заклинание. Хотелось бы верить, что у меня уже есть такая возможность. Жизни, ману и энергию мне же накинули бонусом, а вот убитых мной животных такой привилегии лишили.

«Как же не терпится испробовать магию. Представить только, я, летающий по небу и разбрасывающий разряды молний по Пепельным Дурвотам, лепота!» — замечтался я.

— А если бы в моём мире была б такая способность? Да я бы все аэросъёмки безо всяких квадрокоптеров делал, под нужным мне ракурсом и правильным планом. Летающий оператор Стас, недорого, — ухмыльнулся я.

Затем на меня нахлынула тоска. Вернув воспоминания о моём доме, друзьях и всех последних событиях.

— Ладно, может удастся как-нибудь открыть портал из этого мира в мой. Меня, наверное, уже начали искать. Я ведь два дня как не звонил родителям, а при всей ситуации с неопознанными разломами, они быстро забьют тревогу. Мне определённо нужна помощь. Без справочника я безоружен. А заново изобретать все колёса этого мира мне не хочется. Дочитав в описании Интеллекта про языки, я повернулся к обелиску.


Обелиск возрождения — место вашего воскрешения после смерти. Является целью для телепортации. Неуязвимый.


— Что ж, с основной информацией я вроде как разобрался. Теперь надо посмотреть описание моих вещей.


Простой мешок — обычная тканевая сумка. Уменьшает вес расположенных внутри вещей на двадцать процентов.

Вместимость: 4 ячейки

Переносимый вес: 10 кг

Вес: 400 грамм

Ценность: хлам


— Опаньки, а почему я раньше до этого не додумался?

Я достал мешок с кальсонами и попытался с ним взаимодействовать, как с телами животных. И, действительно, высветилась опция «открыть мешок», которую я тут же активировал.

Во всплывшем квадрате из четырёх ячеек я увидел аккуратно сложенные по пять штук два стака[8] подштанников.

— Так-то намного удобнее, чем раньше. Класс!


Клюв чёрной птицы — алхимический ингредиент.

Вес: 20 грамм

Ценность: может что-то стоить


— Алхимия — это хорошо. Первая ценная вещь в моём инвентаре, — обрадовался я.

В описании подштанников, кроме веса, ничего не значилось, да мне он и так был известен. В описании еды, помимо эффектов, действующих на меня, было сказано, что мясо Углеклюва много где считается деликатесом.

«Кому-то может и нравится эта кислятина, но явно не мне. Всё, теперь можно идти, и так уже пятнадцать минут потерял. Можно было на ходу всё посмотреть», — подумал я.

Собрав вещи, я отправился в путь.

Подойдя к краю колодца, заглянул вниз. Не сразу, но я смог увидеть закопавшегося на дне Каменистого Арбора. Видны были и следы его попыток забраться на стену, но песок не настолько прочен, чтобы выдержать вес его тела. Я пригляделся.


Каменистый Арбор

Уровень: 40

Класс: обычный

Здоровье: 369 единиц

Мана: 35 единиц

Энергия: 144 единицы

Навыки: неизвестно


Я не сразу заметил, как у меня открылся рот от удивления.

— Это вот такие демоны меня окружали? Каменистый Арбор? Да это «Разрыватель-3000» какой-то. Столько здоровья! Он что только Телосложение прокачивал? Просто ужас! — поразился я.

Завидев свою недавнюю жертву, Арбор взбесился и попытался выбраться из ямы, что быстро вернуло меня из размышлений в реальность. Но чем больше тот брыкался, тем сильнее заваливал себя землёй. В конце концов, засыпав себя с ног до головы и потеряв меня из виду, он успокоился.

— Надо осмотреть ещё одного товарища.


Пепельный Дурвот

Уровень: 30

Класс: обычный

Здоровье: 270 единиц

Мана: 30 единиц

Энергия: 123 единицы

Навыки: Шинковка, Кульбит, Удар Корня


«Этот оказался чуть слабее, но не менее опасен, — заключил я, — подумать только, а я его хотел камнями закидать!»

Более того, мне известны три его способности, но описания я прочесть не смог. Хотя тут и несложно догадаться. Кульбит — это адское колесо. Шинковка — та способность, когда он из меня делал дуршлаг, а Удар Корня… Тут я задумался. Скорее всего, удар, которым он меня не убил с первого раза. Не обнаружив больше ничего интересного в характеристиках монстра, я двинулся дальше, в сторону освободившегося прохода. Выйдя за переделы каменистой гряды, глубоко вдохнул и выдохнул.

«…в моей душе нет больше места для тебя…»[9] — вспомнилась песня, под которую я когда-то переживал расставание со своей девушкой. И тогда, и сейчас чувствовалась свобода.

Я прошёл метров двести, прежде чем снова скинул все вещи на землю и пошёл на разведку. Деревьев и кустарников становилось меньше, а врагов и вовсе не было видно.

Через несколько километров я забрался на небольшие холмы и передо мной открылся новый вид. Между мной и горами расстелилось высохшее озеро — идеально ровная поверхность без намёка на растительность. Как говорится: «тишь да гладь».

«Можно возвращаться за вещами и спокойно идти дальше», — рассудил я.

Солнце уже перестало напекать плечи и близилось к закату, когда я снял некогда повешенные на голову запасные подштанники и остановился оценить ситуацию.

— Сколько я уже иду? Три, четыре часа? — спрашивал я, всматриваясь в небо.

До гор оставалось немного. Я уже различал все рельефы и неровности этих вершин. Острые пики, высотой в несколько километров. Некоторые уже покрылись сединой, а некоторых и вовсе не было видно за туманом из облаков, но на самых дальних склонах вырисовывалась растительность.

Глядя на иконку слабого чувства жажды, я взял себя в руки и продолжил путь. Дойдя до подножья первой горы, я почувствовал свежий горный воздух.

— Наконец-то пропал этот вездесущий запах гари, — проговорил я.

Обратив внимание на небольшую расщелину, у подошвы первой горы, я двинулся в её сторону. Подойдя поближе, заметил, что ущелье переходит в небольшую пещеру.

До зелёной растительности ещё идти и идти, а жажда мучила именно сейчас. Решив проверить пещеру на наличие источника воды, я скинул свои вещи на землю и начал подготавливаться. Вероятность нарваться на какого-нибудь монстра была высока, поэтому брать с собой всё — нецелесообразно.

Я решил взять только сделанный на скорую руку факел из коряги и намотанных на неё подштанников, несколько мешков и набор для разведения огня.

Спустившись к входу в пещеру, собрал немного сухих веток и развёл маленький костёр. Растопкой послужил сухой мох, который я бережно собрал на одной из стен ущелья. После того как факел разгорелся, я двинулся внутрь, внимательно осматриваясь. Из пещеры повеял небольшой холодок. Я уже и забыл, что значит уйти со зноя в прохладный тенёк.

Через пару минут мне пришлось остановиться. Передо мной был обрыв, а пещера уходила чуть дальше и тут же поворачивала, выпуская из-за угла яркое свечение.

— А это что ещё такое? — пытаясь хоть как-то разглядеть источник света, пробормотал я.

К сожалению, увидеть, что испускало свечение, я не мог. Мешали обрыв и поворот пещеры. В голове всплывали разные образы. Светящиеся камни, новые магические монстры и тому подобное. Я подошёл к обрыву и посветил факелом вниз. Дно было усыпано сталагмитами.

«Это хороший знак, значит, вполне можно найти воду», — подумал я.

Помнится, я бывал в похожей пещере на экскурсии. Так вот там рядом с наростами всегда были маленькие водоёмы. Тут же пока их не наблюдалось, следовательно, нужно идти глубже. Да вот только осталось придумать, как преодолеть пропасть.

Длиной сам обрыв был метров семь, а шириной — от края до края пещеры, не давая ни единого шанса его обойти. Даже с разбегу перепрыгнуть его казалось нереально, для меня уж точно. Заглянув вниз, я прикинул глубину пропасти.

— Метров пятнадцать точно есть.

Если связать верёвку из оставшихся кальсон, то я вполне мог спуститься, а вот подняться по гладкой стене — это вряд ли.

«Наверное, облом, — подумал я, — навыка бегать по стенам, как у какого-нибудь принца Персии, у меня нет».

Посмотрев на потолок, я обратил внимание на сталактиты. Ровно посередине пещеры, над пропастью, две конусообразные сосульки сливались в одну, оставляя у своего основания небольшой проём. И если взять верёвку и привязать к ней камень, то можно попытаться кинуть его сквозь этот проём, получив своеобразную «тарзанку».

— Хм. А это идея.

Да вот только я быстро осознал, что не смогу провернуть подобное. Дальность моей метательной атаки всего три метра, а до сталактитов раза в три больше. С другой стороны, можно попробовать использовать пращу. Я задумался, воображая, как всё это будет происходить.

Вернувшись, потушил самодельный факел. Кальсоны сгорели полностью. На этот раз верёвку я сделал по-другому. Я распарывал подштанники и отрывал полоски, постепенно сплетая их друг с другом. В итоге получалась та же тканевая верёвка, только тоньше и гораздо легче. Все оставшиеся подштанники ушли на двадцать метров верёвки, две пращи и на крайний факел. Примерно через час я уже стоял у обрыва с зажжённым факелом и верёвкой.

Воткнув искусственный светильник в стену, я привязал небольшой камень к концу верёвки. Другой конец накинул на маленький сталагмит и затянул узлом. Лишиться своего нового снаряжения я не хотел.

Сделав четыре неудачных броска, я достал новую пращу, старая рассыпалась в руках. На этот раз я примерно рассчитал силу броска, чтобы попасть хотя бы в те самые сталактиты.

Если проём был больше, а не размером с бейсбольный мяч, я бы давно уже оказался на той стороне.

Доставая третью пращу, я глянул на надетые подштанники. Не хотелось бы пускать их в ход, учитывая здешний холод. Так что на этот раз я собрался с силами. Второй бросок и бинго! Камень пролетел в отверстие, как дельфин через обруч, не задев краёв. Верёвка тут же натянулась.

— Есть! — вскрикнул я и сразу притих: не стоит шуметь и оповещать всех о своём присутствии.

Осталось только закрепить тарзанку, а вот как это сделать, я почему-то не подумал. Передо мной висел камень, от которого трос уходил вверх, в проушину, и дальше тянулся к сталагмиту, находившемуся недалеко от меня.

«Чтобы предпринять…» — задумался я.

Я прикинул расстояние до камня, и меня осенило. Три метра, да это же как раз моя дальность! Я набрал мелких камней и начал кидать их в висящий на верёвке груз, понемногу раскачивая его. Очередной бросок, и вот я дотянулся рукой до верёвки. Затем просто связал два конца троса между собой и резко дёрнул, пытаясь проверить на прочность сталактиты. Потом навалился всем телом. И даже в этом случае конструкция показалась мне надёжной.

Я сделал несколько шагов назад и побежал в сторону обрыва, держа в руках верёвку. Толчок, и вот я маятником перелетаю обрыв и цепляюсь ногами за сталагмит, находящийся на другой стороне. Правда, возникла проблема — не всё я рассчитал как надо.

Мои ноги обхватывали пещерный нарост, а руки не отпускали верёвку. В итоге я повис как продолжение троса, зацепившегося за сталагмит. Времени рассуждать особо не было, моя энергия тут же поползла вниз. Я отпустил верёвку и вцепился руками в сталагмит.

Посмотрел назад. Тарзанка висела по центру пещеры и если хорошо разбежаться и прыгнуть, то за неё можно было ухватиться, а впоследствии и перелететь обрыв снова.

— Это хорошо, есть путь отступления, если что, — подумал я.

Пройдя за угол пещеры, я ахнул. Множество сияющих кристаллов разной величины заполонили края большого пещерного коридора. Некоторые были врезаны в стены пещеры, оставаясь навеки её частью. Каждый из сверкающих камней состоял из симметричных многогранников с непогрешимо идеальными поверхностями. Их свет был довольно яркий и рассеянный, он зависел от цвета кристалла. Всего я насчитал три оттенка: жёлтый, зелёный и синий.

Подойдя к ближайшему кристаллу, который был с меня ростом, я прочитал название:


Зелёный пещерный кристалл


И всё, больше ничего.

— Как жаль, что под рукой нет мяса Углеклюва, — расстроился я, — сейчас бы узнал ценность минерала.

Правда, долго огорчаться мне не пришлось, все мои попытки отломать или отколоть кристалл ни к чему не приводили.

— Тут явно нужна кирка или что-то подобное. Слишком прочный, зараза.

Факел, оставленный позади, мне больше не пригодился. Вся пещера хоть и слабо, но была освещена, поэтому я пошёл дальше, не оставляя попыток добыть хоть маленький кусочек блестящего хрусталя.

Коридор вывел меня в огромный зал, зайдя в который я тут же насторожился. Сталагмитов или ещё каких-либо подобных известковых наростов в зале не оказалось. Все когда-то свисавшие с потолка и торчащие снизу сосульки были отломаны. Кто-то специально придал этому месту божеский вид.

Один из торчащих из стены кристаллов освещал под собой небольшое углубление, в котором по появившейся ряби от упавшей капли я увидел воду. Внутри аж всё скрутило от желания наброситься на водоём, но я себя остановил. Надо удостовериться, что тут никого нет, прежде чем идти к воде и выставлять себя напоказ.

— А вот и ответ на вопрос, есть ли здесь кто-то, — проговорил я, глядя на чьё-то убранство у противоположной водоёму стены.

Огромная шкура невиданного ранее животного лежала на ворохе соломы. На краю шкуры вытянулся большой мешок, он чем-то напоминал висячую сосиску в тренажёрном зале.

— Похоже на кровать, — переведя взгляд на стоящий рядом грубый деревянный стол с табуретом, я добавил, — каких-то исполинских размеров.

Далее моё внимание привлёк большой деревянный сундук, находившийся у стенки между кроватью и столом.

— Сундук? Это интересно.

Я тут же начал оглядываться по сторонам. Из зала было всего два пути. Через один пришёл я, а второй уходил куда-то неизвестно вниз. Задумавшись, я снова посмотрел на стол со стулом.

«Судя по количеству табуретов, здесь живёт кто-то один».

Убедившись, что рядом никого нет, я тихонько прошёл к водоёму.

— Надеюсь, что не подхвачу заразу, — припав к воде, прошептал я.

Утолив жажду, снова осмотрелся. Ничего нового. Повернувшись в сторону сундука, двинулся к нему, стараясь издавать как можно меньше шума. Подойдя уже ближе, я оценил высоту стола, он был ровно на уровне моих глаз.

— Каких же размеров сам хозяин логова?

Справа от стола находилось огнище, на котором стоял огромный котёл. При желании я бы весь в него поместился. Рядом с давно потухшим костром я увидел искусственную яму, доверху набитую костями разных размеров и форм.

Тут мне стало не по себе. Проверять, что было в самом котле, мне не хотелось. Дойдя до сундука, я начал его осматривать. Большой деревянный сундук с коваными вставками и откидной крышкой. Высотой примерно по мою грудь. Не найдя никаких запирающих механизмов, я схватил верхнюю часть сундука двумя руками и попытался её откинуть.

— Сил однозначно недостаточно, а что если…

Я активировал взаимодействие с сундуком и с удивлением обнаружил опцию «открыть сундук». Долго не думая, подтвердил открытие.

Звук, с которым откинулась верхняя крышка, был настолько громким и скрипучим, что у меня перехватило дух. Я замер, задержав дыхание, и уставился на второй проход, пытаясь уловить каждый звук, исходящий с той стороны.

Но ничего не последовало. Спустя минуту я вернулся к осмотру появившихся ячеек с вещами. Первым в ячейке лежал топор, я тут же сгрёб его к себе в инвентарь.


Вы получили квестовый предмет топор Торвальда

Желаете принять одиночное задание «Просьба Сагальда» ?


Меня перекосило.

— Вы серьёзно? Квест? Это квест? — ошарашенно повторял я. — Конечно, принимаем.


Вы приняли одиночное задание «Просьба Сагальда», за ходом выполнения можете следить в дневнике памяти


В истории событий замигали сообщения, но я уже не обращал на них внимания, услышав позади громкие шаги. Быстро выбрав «собрать всё», я устремился к выходу.

— Куна́г?! — послышалось позади.

Голос был низкий, медленный и протяжный. Нехотя я повернулся. В противоположном проходе стоял огромный зелёный мутант, одетый в какие-то тряпки. Держа в руках большую кость, он повторил, растягиваясь в улыбке:

— Кунаг ки алх!


«Пещерный тролль» — высветились красные буквы.


«Доигрался, — подумал я, — интересно, такая махина меня быстро отправит к обелиску или нет?»

Не обращая внимания на слова тролля, я изо всех сил ринулся к выходу из пещеры. Звуки ускоряющихся шагов не заставили себя долго ждать. Порой мне казалось, что он вот-вот меня схватит. Увидев поворот, за которым находился обрыв, я воспрянул духом.

«Ещё немного и смогу!»

Я помнил, что над обрывом висела тарзанка, и если я успею до неё добраться, то тролль не сможет меня достать. В этот момент я наступил на что-то острое и, не удержав равновесия, полетел кубарем вперёд. Надо мной пролетела кость, именно на том уровне, где недавно была моя голова.

«Хренов тролль запустил в меня своё оружие, и если бы я не упал, забег уже закончился», — промелькнуло в голове.

Резко поднявшись, я отскочил от прыгнувшего на меня тролля и рванул к обрыву, монстр тут же устремился за мной. В тусклом свете факела я заметил висящую верёвку и, разогнавшись, сделал прыжок. Тролль прыгнул следом.

«Неужели достанет?»

Дыхание замерло. Вцепившись в полёте за тарзанку, я прокатился вперёд и отпустил руки, приземляясь на холодный пол пещеры. Моментально оглянувшись, я заметил, что тролля нет.

Спустя несколько секунд я услышал сильный грохот со дна обрыва, а после раздался затихающий рёв.

— Упал! Упа-а-ал! Получилось! — обрадовался я.

Я присел, стараясь отдышаться. Мне не верилось, что у меня всё вышло. Встав на ноги, подошёл к краю обрыва и ухватил болтающуюся верёвку. Активировав взаимодействие, легко поместил её в свой инвентарь.

— Извините, но такие вещи оставлять здесь нельзя.

Выйдя из пещеры на свежий воздух, я добрался до оставленного мной имущества и достал мясо Углеклюва. Пора было узнать, что за подарки мне достались. Съев последний кусок и получив баф[10] на интеллект, я принялся рассматривать меню событий.


Вы получили зелье характеристики

Вы получили 20 единиц кожа Мизмиглота

Вы получили неопознанная карта

Вы получили глиняная кружка

Вы получили глиняная пиала

Вы получили 1 единицу урона

Вы получили тканевая верёвка


У меня отвисла челюсть. Первым делом я прочитал описание снадобья.


Зелье характеристики — приготовленный из редких ингредиентов эликсир, позволяет навсегда повысить любую из доступных характеристик на одну единицу.

Вес: 100 грамм

Ценность: может что-то стоить


— Из доступных? Значит, новые увидеть не судьба, печально.


Кожа Мизмиглота — редкий материал кожевника. Любой скорняк вывалит приличную сумму за такой товар.

Вес: 200 грамм/1шт

Ценность: может что-то стоить


— Редкий ингредиент — это хорошо, — обрадовался я, — да ещё и целых двадцать штук!

Свёрнутая в рулон карта была абсолютно пустой. Никаких рисунков, никаких записей — ничего. Просто кусок плотной желтоватой бумаги тридцать на пятьдесят сантиметров с пометкой «неопознанное».

— Хм. И как её опознать? Ладно, отложим на будущее.

Пиалу и кружку я выкинул, мало того, что они были огромных размеров, так ещё и весили немало.

«Теперь пора разобраться с заданием», — подумал я.

Вытащив топор, осмотрел его характеристики. Самое интересное, что название топора было написано жёлтыми буквами.


Топор Торвальда — длинный, двуручный топор, одинаково хорошо справляется с рубкой больших деревьев и с рубкой врагов. Оружие лесоруба Торвальда.

Квестовый предмет

Тип: оружие ближнего боя

Класс: усиленный

Требования: 10 единиц Силы, 5 единиц Ловкости

Урон: 21 единица (рубящий)

Точность: 70%

Шанс критического удара: 9%

Шанс кровотечения: 10%

Наносит удвоенный урон по деревянным объектам

Прочность: 51 единица из 75

Вес: 3000 грамм

Ценность: не имеет цены


Он был как произведение искусства. Вытянутое тёмно-коричневое топорище, обмотанный кожей захват. Лезвие из какой-то желтоватой стали, украшенное причудливыми узорами. Казалось, что его только вчера заточили. Сверху был забит двойной клин в виде буквы «Т».

— Вот это топорик! — присвистнул я. — Даже жалко будет с таким расставаться. И как теперь посмотреть задание?

Обычно в ролевых играх присутствовал «журнал заданий», который можно было открыть в любой момент и посмотреть ход выполнения квеста. Дневник памяти, упоминавшийся ранее, скорее всего, что-то аналогичное.

Мысленно запросив открыть дневник, я увидел перед собой появившуюся табличку, в левой части которой была единственная запись:


Просьба Сагальда


Я выбрал её и начал читать описание в правой части таблицы.


Сагальд из деревни Брео́кса попросил вас отыскать топор своего отца. Пять лет назад Торвальд со своим сыном отправился в лес за дровами, в низовья гор Уртула. Ближе к вечеру, когда все поленья были подготовлены к перевозке, из кустов выбежал огромный пещерный тролль. Торвальд приказал сыну бежать, а сам остался обороняться. Спустя несколько часов Сагальд вернулся с подмогой, но отца уже не было. Лишь ржавые пятна крови устилали место недавней битвы. Несколько лет Сагальд пытался найти убийцу отца, но все его попытки так и не увенчались успехом. По слухам, местные жители видели подозрительные следы у дальних гор Уртула. Может, стоит начать оттуда?


— Ну, ничего себе задание, — удивился я, — каким образом оно активировалось, если я ни разу не видел этого Сагальда?

Скорее всего, когда я нашёл нужный квестовый предмет, сразу перескочил через несколько этапов задания.

— Надо запомнить такой чит[11]. И почему нет описания награды? Странно.

Вопросов было уйма, но самый важный — почему отец Сагальда не возродился? Страж утверждал, что душа бессмертна, а в задании явно говорится о конечной смерти.

«Узнаю ответ у самого Сагальда», — подумал я.

Из описания квеста стало ясно, что локация, где я находился, называлась «Горы Уртула», и именно эта часть с пещерой — самая дальняя от деревни. И если обратить внимание на виднеющийся вдалеке лес, то до самой деревушки не так уж далеко идти.

— Это самые лучшие новости за последние два дня, — вырвалось из моих уст.

Осталось решить, куда потратить зелье характеристики. Сила, Ловкость и, благодаря мясу Углеклюва, Интеллект. Долго думать я не стал, поскольку самая необходимая характеристика сейчас — Интеллект. Без него в этом мире никак нельзя, а мяса Углеклюва больше не было.

Выпив холодно-мятный напиток из склянки, я мысленно добавил одну единицу свободной характеристики в Интеллект. Пустую бутылочку убрал в инвентарь.


Вы потеряли зелье характеристики

Вы получили пустой флакон


Пришло время идти в деревню и сдавать случайно выполненный квест. Поскольку моя грузоподъёмность сильно ограничивалась нехваткой параметра Силы, нужно было избавиться от лишних предметов. Набор для разведения огня и тушку Углеклюва я решил выкинуть. Надобности в них больше не было. Остальные вещи аккуратно разложил по трём мешкам. Проверяя очередной раз, не забыл ли что-то ещё, я остановил взгляд на мотке верёвки.

— Секундочку! А почему я не обыскал труп тролля? Я же могу спуститься, благодаря верёвке… — задал я вопрос самому себе.

Наверное, из-за того, что тролль был убит не мной, я совсем забыл про него. Никаких упоминаний в событиях о нём не было.

— М-да, чуть не упустил самое интересное.

Идя на тусклый огонёк догорающего в стене светила, я вновь оказался у обрыва. Вытащив факел из углубления, поднёс его к пропасти. Тролль был аккуратно нанизан на острые пики известковых наростов, с некоторых ран стекала серо-зелёная кровь.

Закрепив горящую корягу таким образом, чтобы она освещала дно обрыва, я привязал верёвку к сталагмиту и спустился. Пол здесь был значительно холоднее, чем сверху. Подойдя к мёртвому телу, активировал взаимодействие и удивился.


Обыскать тело пещерного тролля?

Набрать кровь тролля во флакон?


Достав пустую склянку, я подставил её под струю серой жидкости. Запах стоял омерзительный.

«Кому-то не мешало бы мыться хоть иногда», — подумал я.

«Хотя нет, хорошо, что не мылся, — подытожил я, вспомнив, как пил чистую воду в логове пещерного тролля».


Вы получили кровь тролля


Далее я активировал обыск тела. И ко мне в инвентарь упало три предмета.


Вы получили сапоги из кожи тролля

Вы получили неопознанную книгу

Вы получили квестовый предмет голова тролля


Желаете принять групповое задание «Месть за отца» ?


Я отказался.

Сначала надо разобраться с первым заданием. Брать второе, которое явно являлось продолжением «просьбы Сагальда», я посчитал неразумным. Что, если я перескачу через первый квест и не смогу получить за него награду?

— Нет, так дела не пойдут, — возмутился я.

Книга напоминала старый небольшой фолиант из какой-нибудь забытой библиотеки и оказалась такой же пустой, как и ранее найденная карта. Ни на одной из её страниц не было никаких записей.

— Надо будет поспрашивать про это в деревне. Вдруг кто знает, как их определить?


Кровь пещерного тролля — редкий алхимический ингредиент.

Вес: 150 грамм

Ценность: может что-то стоить


«Жалко, что не пишут, для какого именно рецепта это надо».

А вот сапоги меня порадовали.


Сапоги из кожи тролля — отличные сапоги из добротной кожи, наделены магическим свойством.

Тип: броня

Класс: магический

Требования: 7 единиц Силы, 6 единиц Ловкости

Защита: 10 единиц

Сопротивление рубящим ударам 5 %

Сопротивление режущим ударам 5 %

Бонус: +2 единицы к Телосложению

На 10 % увеличивает скорость восполнения здоровья

Прочность: 40 единиц из 40

Вес: 1000 грамм

Ценность: может что-то стоить


Название было написано зелёными буквами.

«Топор усиленный — жёлтый, а ботинки магические — зелёные», — очень похоже на систему градации качества в играх. Я тут же нацепил на себя новые сапоги, которые моментально приняли форму и размер моих ног.

— Вот это сервис! — поразился я.

Посмотрел на свои характеристики, но обнаружил, что никаких бонусов от сапог не было. Снова взглянул на обувь. В описании появилась красная приписка.


Для получения всех бонусов и характеристик требуется поднять Силу и Ловкость.


— Блин, а я-то думал, — расстроился я, — с другой стороны — лучше, чем босиком.

Голову тролля пришлось положить в отдельный мешок, чтоб не испортить остальные предметы. С учётом всех вещей и бонусов от мешков, мой переносимый вес составлял почти двенадцать килограмм.

— Отлично, теперь можно и отправляться, — сказал я и добавил, — Бреокса, жди меня.

Глава 8. Бреокса

Уже наступил вечер, когда я добрался до леса, который упоминался в задании. Обычный смешанный — ничего необычного.

Почуяв насытившийся влажностью воздух, посмотрел вверх. Небо затянулось тучами, и я остановился прислушаться, не заморосил ли дождь. Через мгновение почувствовал, как моей спины коснулась холодная капелька, вызвавшая волны мурашек по всем телу.

— Как мне тебя не хватало! — обрадовался я нарастающему звуку капель. Проходя сквозь лес, я обращал внимание на местную живность, которая попадалась на моём пути.

«Дикий Клыкобрюх» внешне был точь-в-точь как бородавочник, только куда крупнее. По всей спине этого животного начиная с холки и до самого хвоста тянулись белые полосы, резко бросающиеся в глаза на фоне коричневого тела. Было видно, что кабан уминал какой-то кустарник, радостно похрюкивая от удовольствия, и совершенно не обращал на меня внимания.

«С таким лучше не связываться, учитывая его пятнадцатый уровень», — подумал я.

«Пятнистый Лир» — именно это было написано зелёными буквами над головой следующего животного. Видимо, он магический. Внешне очень походил на нашего оленя и казался самым фэнтезийным зверем, который мне попался. Его тело как будто было соткано из синих ракушек витиеватой формы, на выступающих концах которых цвет сменялся на белый. Рога постоянно продолжались друг из друга, как будто множество бутонов сапфирной каллы[12], достигая невероятной по размерам и красоте фигуры. В каждом движении Лира чувствовались великолепие и грация.

— Как же легко он носит свои огромные рога, — проговорил я, глядя, как магический зверь спокойно вертит головой.

Также на некоторых деревьях я заметил каких-то грызунов, но они перемещались настолько быстро, что я не смог уловить их взглядом, чтобы получить о них информацию.

Становилось холоднее, я ускорил шаг. Куда конкретно идти не знал, поэтому всюду пытался найти какие-нибудь следы, указывающие на направление деревни. К сожалению, ни тропинки, ни срубленные деревья мне не попадались.

«А вдруг это не тот лес?» — встревожился я.

Нарастающая темнота не позволяла видеть далеко и идти куда-то дальше уже не имело смысла. В потёмках можно было нарваться на кого-то недоброго. Поэтому я начал задумываться о ночлеге, выискивая подходящее убежище. Приметив самую большую ель, спрятался от дождя под её пышными игольчатыми ветками.

— Зря я всё-таки выкинул набор для огня. Сейчас бы не помешало согреться.

«Интересно, в этом мире есть что-нибудь похожее на сотовый телефон? А то я уже начинаю скучать по нему», — подумал я.

Отломав кипу колючих веток, я соорудил себе небольшой шалаш под деревом. Далее достал три мешка и выложил из них всё содержимое в одну кучку, после чего постелил их на землю внутри жилища. Ещё раз посмотрев по сторонам, закрыл вход в шалаш большой хвойной веткой.

— Утро вечера мудренее, — произнёс я, укладываясь спать.

Просыпаться было крайне тяжело. В такую погоду безумно хотелось и дальше валяться, но в очередной раз, уколовшись об стены моего домика, открыл глаза.

Выбравшись из шалаша, я осмотрелся. Небо оказалось чистым и солнечным и если бы не высохшие следы капель на земле, то вряд ли кто поверил, что вчера шёл дождь. Размявшись, я сложил все вещи по мешкам и двинулся дальше.

Пройдя ещё примерно три километра, услышал смутно знакомое скрипение. Долго не думая, рванул в сторону источника звука. Пробежав через небольшой подлесок и заросли, выскочил на лесную дорогу. В трёхстах метрах от меня удалялась деревянная повозка с тентом, обтянутым серой тканью. Одно из её колёс издавало неприятный скрип, когда заканчивало свой оборот.

— Кто бы ты ни был, как же хорошо, что ты не смазал это колесо, — отдышавшись, выговорил я.

Если бы не этот звук, я направился совсем в другую сторону, а так стоял на дороге, наблюдая за уезжающей колымагой.

«Только бы в деревню, а не от неё», — пожелал я и пошёл вслед за повозкой.

Сильно приближаться не хотел. Кто его знает, как отреагирует на меня извозчик. Да и судя по следам, повозка запряжена явно не лошадью. Размер копыт этого существа составлял сантиметров тридцать, а сам след был похож на большой четырёхлистный клевер.

— Любопытно.

Спустя час увидел опушку леса, постепенно переходящую в зелёные луга, а затем передо мной показалось и само поселение.

— Ну ничего себе деревня! — воскликнул я, глядя на большие деревянные стены, окружающие весь городок.

Бреокса находилась на возвышенности. И с одной стороны её омывала уходящая вдаль речушка. Из-за стен выпирали крыши больших деревянных домов, где-то даже виднелись каменные строения. Почти все здания были двухэтажными, а самой высокой точкой оказался уже знакомый мне обелиск, расположенный ровно по центру деревни.

«Видимо, обелиск является градообразующим фактором», — предположил я.

Глядя на ворота деревни, куда уже подъезжала повозка, увидел зелёных гуманоидов. Подойдя поближе, уже смог их разглядеть. Ходячие зеленоватые рептилии в полном обмундировании античных времён осматривали телегу. Кольчато-пластичные доспехи закрывали торс и голову. В руках они держали копья: не ту подделку, которой я когда-то копал колодец, а настоящие древковые оружия с металлическими наконечниками.

— Секундочку! Это что, средневековье? Я в средневековье?! — возмутился я.

Ещё раз осмотрел деревню, но на этот раз уже отчётливо обращал внимание на архитектуру строений.

— Какого хрена?! Где технологии?! Где современный мир?! Это что за времена княжеств?! — истерично продолжал я.

Опустившись на траву, принялся успокаивать, рвущиеся наружу мысли.

«А чего я ожидал? То, что здесь старые времена, вполне логично. Портняжное дело, алхимия, магические создания, интерфейс — это всё элементы фэнтези, мифологии, сказок, в конце концов! Современной цивилизацией тут и не пахло», — рассудил я.

— Ладно, с этим уже ничего не поделаешь. Постараюсь принять, — сказал я, поднимаясь с травы.

Уставившись на то, как охрана осматривает повозку, увидел и извозчика. Им оказался человек. Более подробно разглядеть его не смог, поскольку повозка тронулась внутрь открывшихся ворот. Что ж, на человека охрана вроде не напала, а значит, теперь моя очередь попробовать попасть в деревню. Направившись к воротам Бреоксы, я немного заволновался.

«А вдруг это враждебный народ? Что если тот извозчик на самом деле не человек?» — разные мысли посещали мою голову.

Когда я подошёл к воротам, один из стражников остановил меня, преградив дорогу копьём.

— Новенький?

Моё сердце замерло. Охранник говорил на моём языке, причём так чисто, что я быстро пришёл в себя.

— Да, — ответил я, а сам пригляделся.


Тобиас Вудо, уровень 20

Людоящер

Стражник деревни Бреокса


— С правилами знаком?

«Людоящер… Интересно, надо посмотреть описание», — подумалось мне.


Людоящер — одна из получеловеческих рас. Разумные гуманоидные ящерицы обладают частью черт, присущих как людям, так и рептилиям. Очень ловкие и выносливые. Имеют расовый бонус.


— Ты глухой? — громко спросил охранник.

— Что, простите? — недоумённо ответил я.

— Я спрашиваю, ты с правилами знаком?

— Нет, — произнёс я.

— Тогда как зайдёшь в город, то справа увидишь деревянную доску, на ней прикреплён указ с правилами. Прочитай и запомни. Возникнут вопросы, перечитай ещё раз, если снова возникнут вопросы, то поздравляю — ты тупой! А теперь ступай! — закончил Тобиас.

После чего стражник отвернулся и больше не обращал на меня никакого внимания. Мой внешний вид совершенно не смущал охрану.

«Наверное, первый уровень не вселяет опасности. Кстати, я же не читал описание своей расы», — подумал я.


Человек — одна из самых распространённых рас. Могут изучать любые виды боевых искусств. Нет ограничений в выборе классов. Без труда скрещиваются с другими расами. Расовый бонус отсутствует.


— Без труда могут скрещиваться… Секундочку! Это что же, я предок людоящеров? — меня перекосило. — Кто, вообще, решится на такое с рептилией? Кошмар!

Пройдя в ворота деревни, я увидел множество всяких построек. На некоторых зданиях красовались вывески в виде барельефов из дерева, по которым можно было легко угадать, что именно кроется за дверями того или иного строения. Кружка означала местный бар, наковальня — кузницу, щит и меч — оружейную лавку.

— Вываливайся, Гронн, приехали!

Я повернул голову в сторону знакомой мне повозки. Рядом с телегой стоял человек, одетый в кожаные доспехи. Из-под плеч и юбки нагрудной брони выступала кольчуга.

— Вываливайся, приехали! Пора платить за услуги! — снова прокричал извозчик.

— Да иду, иду я, не кричи! — раздался ворчливый голос.

Выпрыгнувший из повозки широкоплечий коротышка осмотрел всё вокруг, а потом протяжно зевнул и кинул серебряную монету в руки извозчика.

«Заразная штука», — заключил я, прикрывая рукой зевающий рот.

— Держи, Курт! Хотя, если честно, ты обещал, что поездка займёт девять дней, а не одиннадцать, — недовольно произнёс коротышка.

— А кормить тебя всю дорогу, я тоже обещал? Так что мы квиты! — возразил недовольный извозчик.

Я присмотрелся к новому знакомому.


Гроннигах, уровень 20

Дварф


«Так это гном или нет?» — задумался я, глядя на полутораметрового рыжебородого вояку.


Дварф — раса низкорослых, коренастых созданий, некогда правившая обширными империями горных земель. Известны своим кузнечным мастерством. Им также приписывают создание рунной магии. Обладают расовым бонусом.

«Снова. Все обладают каким-то расовым бонусом, которого нет у людей. Обидно».

Дальше моё внимание привлекло животное, тянувшее за собой деревянную повозку.


«Серый Кантал» всплыло над головой зверя. Его короткое тёмно-серое туловище переходило в длинные ноги, вытянутая шея заканчивалась небольшой головой, на носу имелся маленький рог. В холке Кантал достигал двух с половиной метров, а длина тела была больше трёх.

«Какой-то давний предок носорога, что ли, но более похожий на гигантскую лошадь», — подумал я, глядя на его маленький отросток на носу.

— Да за такую цену я должен был получать по кружке фелду́рского эля или пата́рской медовухи каждый день! Ну тебя! — ругался дварф, идя в мою сторону.

Курт ухмыльнулся, но ничего не ответил.

— Эй! — неожиданно обратился ко мне дварф. — Таверна ещё на месте? Жуть как хочется промочить горло.

Я медленно указал пальцем на здание с вывеской в виде кружки, не отводя взгляда от аккуратно заплетённой рыжей бороды. Дварф прошагал мимо меня и направился в трактир. Я проводил его взглядом, а затем приблизился к доске объявлений.


Указ старосты Ярокона Тамса о правилах поведения для всех прибывших в Бреоксу:

1) Если вы не житель деревни, то вам никто ничего не должен.

2) Держите деньги и драгоценности в инвентаре и не показывайте их посторонним.

3) Уважайте местные обычаи.

4) Запрещается красть, убивать, причинять вред чужому добру, сквернословить в адрес уважаемых жителей, обманывать, распускать лживые слухи, спорить со стражей.

За остальной информацией можете обратиться в трактир.

«Знайте, что сегодняшний день — самый лучший день!» — Ярокон Тамс.


— Вполне адекватные правила, — проговорил я, — теперь пора бы найти Сагальда и сдать квест.

Я решил последовать совету по поиску информации и направился к двухэтажному зданию, куда недавно послал дварфа. Здание таверны состояло из нескольких этажей, наружной лестницы, ведущей на второй ярус, и стойла. Зайдя внутрь, я почуял ароматы пряностей и напитков, отчего мой желудок просто скрутило.

Сам трактир был просторный, в нём находился большой зал, переходящий в несколько малых, и закрытая кухня, огороженная барной стойкой. В середине большого зала были расположены две массивные деревянные опоры, упирающиеся в потолок. Над стойкой виднелись перила второго этажа, а за ними несколько комнат.

В некоторых углах стояли бочки из клёпок[13]. В стенах находились небольшие оконные проёмы с ромбовидными перекрестиями из досок. Рядом висели трофеи местных охотников, а между ними подсвечивались кованные лампы. В глаза сразу бросился источник света — кристаллы. В отличие от пещерных, эти сияли гораздо ярче и были огранены до более простых форм.

Двенадцать деревянных столов из светлых пород дерева расположились в большом зале и ещё несколько поменьше в малых. Под каждый стол была постелена шкура животного и придвинуты две лавки по разные стороны. Над всем этим убранством висели железные люстры, инкрустированные светящимися кристаллами. Сам пол был выстелен из серого камня. Внутри веяло теплом и уютом.

Народу в таверне было немного. Дварф сидел за столом малого зала и о чём-то договаривался с людоящером-официантом. Трое человек заняли большой стол в центре основной комнаты и весело болтали, периодически чокаясь глиняными кружками. В другом малом зале сидела фигура в капюшоне, разглядеть которую я не смог — всё было скрыто, а над головой виднелись только имя и уровень.


Зиглуд, уровень 15


«Не знал, что тут можно скрывать информацию, хотя я много чего не знал», — подытожил я и двинулся к стойке.

Проходя мимо веселящихся людей, заметил, как они притихли, и почувствовал их взгляды за спиной.

— Олух, только сапоги зачаровал! — раздалось позади, после чего они снова залились смехом.

Признаться, я понимал, что мой внешний вид может вызвать подобную реакцию, но вот что она исходит от людей, в мире, где полно разных рас, было неприятно. Я повернулся и посмотрел на притихнувшую компанию.

«Чёртовы уроды не ценят своего брата. М-да, человек — везде человек. И что ещё за упрёк про зачарование? Как же всё сложно», — думал я, продолжив свой путь.

— Неси мне жареные рёбра Клыкобрюха и выпивку! И к рёбрам что-нибудь не забудь! Я десять дней не видел нормальной еды! — услышал я знакомый голос Гроннигаха.

«Вот кто вообще не обратил внимания на мою внешность. Надо запомнить. Дварфы, возможно, хорошие ребята или им просто всё равно».

За стойкой таверны стоял двухметровый орк и аккуратно протирал тряпкой только что вымытую посуду. Позади него располагались полки со всякой утварью для трапез и разные бутылки с напитками. Я присмотрелся.


Гарроро, 20 уровень

Полуорк

Хозяин таверны Сытый Охотник


«Сытый Охотник?» А я ведь не посмотрел название таверны. Вот почему здесь столько всяких голов зверей поразвешано. Полуорки мне ещё не попадались, и я тут же начал читать описание расы.


Полуорк — смешанная раса, производная от самих орков и других рас. Имеют крепкое телосложение и большую силу. Известны своими боевыми способностями. В отличие от орков не столь агрессивны. Имеют расовый бонус.


Первое, что бросилось в глаза — внушительное телосложение. Рельефная мускулатура делала Гарроро похожим на культуриста переростка. Нос втягивал воздух как пылесос. Крупные клыки видны были даже при закрытом рте. Небольшая борода окутывала квадратное лицо, а густая копна чёрных волос аккуратно убрана в косу, уходящую за спину Гарроро. Цвет кожи был зеленоватым.

— «Сытый Охотник» приветствует вас! Желаете что-нибудь выпить? — произнёс басом полуорк, делая паузы после каждых двух слов, а потом, оглядев меня, добавил. — Воды, например?

«С таким голосом он бы преуспел в озвучке фильмов или сериалов моего мира», — поразился я.

— А она бесплатная?

— Бесплатная, — подтвердил полуорк.

— Присаживайтесь на свободное место. Халдей подойдёт к вам и принесёт кружку чистой воды, — продолжил Гарроро.

— А здесь, за стойкой, можно?

— Можно, — удивился хозяин таверны.

— На доске объявлений, у выхода из деревни, сказано, что тут можно получить информацию — это так?

— Верно, — ответил полуорк, всё так же протирая сухой тряпкой мокрую посуду.

— Тогда, быть может, вы мне подскажете, где я могу найти Сагальда, сына дровосека Торвальда?

— Его дом находится в рабочем квартале, к югу отсюда. Ты поймёшь по сараю с пилорамой, — сказал полуорк и произнёс, — ещё что-нибудь?

— Нет, спасибо большое, Гарроро, — ответил я улыбаясь.

Полуорк недоумённо посмотрел на меня, как будто я какой-то диковинный зверёк, и продолжил заниматься своим делом.

— Держите, — сказал людоящер, вручая мне кружку с водой.

— Спасибо, — ответил я.

— Где моё пиво? Или ты думаешь, что отделаешься от меня одной жалкой кружкой? Неси ещё и быстрее! — кричал уже повеселевший дварф.

Я опустошил стакан с водой и вышел из таверны. Посмотрев по сторонам, пришёл к выводу, что не имею никакого понятия, где тут находится юг. Попытки расспросить встречающихся мне людей и людоящеров ни к чему не привели. Все меня просто игнорировали.

В какой-то момент я вышел на местный рынок, который состоял из десятка прилавков с разными предметами. У каждого лотка стоял продавец и предлагал купить его продукцию. Жители деревни скапливались у разных навесов, наблюдая за работой мастеров. В основном это были знакомые мне расы: люди, дварфы, людоящеры, но попалась и новая, которую я изначально принял за детей.


Полурослик — раса низкорослых существ, внешне похожих на человека, значительно уступающих ему по росту и телосложению. Умны, способны и изобретательны. Предпочитают спокойный образ жизни. Имеют расовый бонус.


«А вот и хоббиты подоспели», — подумал я.

Подойдя к первому прилавку, я увидел множество видов сушёной и копчёной рыбы, выставленных на стенде. Сам продавец разделывал свежую рыбу, только что достав её из деревянного ведра с водой. Я решил задержаться и посмотреть. Через несколько минут он уже крутил её на железной шпажке над хорошо раздутыми углями каменной жаровни.


Вы изучили рецепт жареное мясо Клюкватки


— Опаньки! Такого подарка я не ожидал увидеть.

Тут же забегал глазами по остальным прилавкам в надежде увидеть ещё одного мастера за работой. Долго искать не пришлось, подойдя к предпоследнему лотку, смотрел уже на кузнеца. Спустя час умелец демонстрировал всем любопытным неплохой клинок будущего кинжала. Никаких уведомлений не последовало, странно.

«Значит, сначала надо обучиться ремеслу, а потом уже изучать рецепты?»

— Сходи к плотнику и купи брусок красного дерева, будем делать рукоятку этому кинжалу. Только смотри больше четырёх медяков не давай! — обратился кузнец к своему подмастерье.

Парнишка кивнул и направился в сторону дальних домов. Не веря такому повороту событий, я последовал за ним. Пройдя один квартал, мы вышли на площадь, где находился огромный обелиск. Внешне он был идентичен тому, что находился в Выжженных Пустошах. Я подошёл к нему и привязал свою точку воскрешения, на всякий случай.

Дом дровосека находился почти у самой стены деревни и был огорожен узорчатым забором. Из амбара, находившегося рядом с большим ухоженным срубом, доносились звуки пилы. Подмастерье толкнул калитку и побежал в открытые двери сарая.

— Господин Сагальд, господин Сагальд! Я от мастера Квала. Он просил купить у вас брусок красного дерева!

Звуки работ прекратились, и на улицу вышел светловолосый человек ростом чуть ниже меня, за которым следовал помощник кузнеца. Одет он был в простую тканевую одежду, а в руках держал какой-то столярный инструмент. На лице — недельная небритость.


Сагальд, уровень 15

Человек

Плотник деревни Бреокса


— Жди тут, — сказал мастер по дереву и зашёл в свой дом.

Через пять минут плотник вернулся, держа в руках небольшую красную деревянную планку.

— С тебя пять медяков, — произнёс Сагальд.

— Но Квал сказал больше четырёх не давать.

— Передай своему мастеру, что это в последний раз, и скидок у меня нет! — воскликнул плотник, забирая четыре медные монеты из рук подмастерья. — Иначе пусть сплавляется до самого Лаврете́на, если хочет покупать красный орешник по четыре медяка.

— Хорошо господин Сагальд, я передам, — ответил юнец и убежал.

— А тебе чего? — внезапно обратился плотник ко мне.

Тут я немного опешил. Ведь я совершенно не продумал, как начать разговор и привести его к получению квеста. Показать ему топор отца со словами «я здесь гулял по горам и споткнулся об рукоятку», — точно не пойдёт. Слишком много подозрений вызовет, а мне лишнее внимание ни к чему. Сын явно много лет шерстил эти места в поисках следов отца.

Находясь в Бреоксе уже несколько часов, я не мог не отметить, что все встреченные существа были в несколько раз выше меня по уровню, и мой первый, скорее всего, делал меня самым слабым в деревне.

«Осторожность тут не помешала бы», — подумал я.

Говоря с Сагальдом, мне нужно было как-то акцентировать его внимание на задании и попытаться вынудить рассказать всю историю. Единственным хорошим вариантом показалось притвориться кем-то заинтересованным в этом деле и исковеркать факты. Как там было в правилах? Не сплетничать?

«А что, может получиться, — вспомнил я придирки к моему внешнему виду от компании из трёх человек, — к тому же актёрскому мастерству хоть и не в полной мере, но я обучался».

— Здравствуйте, вы Сагальд? Меня зовут Стас, я следопыт. Не обращайте внимания на мой внешний вид и уровень. Иногда так удобней для дела. Так вот, недавно я посетил местную таверну, где услышал историю про вашего отца. Люди говорят, что он сбежал и бросил вас и вашу семью, а вы сами долгое время искали его. Я бы хотел предложить свои услуги и помочь в поисках, — спокойно проговорил я и слегка поклонился.

«А не переборщил ли я с представлением?» — подумал, глядя на ставшее яростным лицо плотника.

— Это всё ложь! — вскрикнул Сагальд. — Мой отец никогда бы не бросил меня и мать. Он был достойным человеком, и все уважали его.

«В точку! Видимо, парню явно досаждали этими домыслами».

— Извините, я не хотел вас как-то оскорбить. Видимо, те люди, что шептались о вас в таверне, совсем нечисты на душу, — промолвил я, поражаясь своему таланту манипуляции.

— В этом нет вашей вины, — ответил плотник, — в Бреоксе часто наговаривают друг на друга. Местный староста даже включил это в запреты деревни.

— Тогда, может, расскажете мне, как всё было на самом деле? — попросил я.

На моё удивление Сагальд не отказал, а пригласил к себе в дом, чтобы побеседовать. Я проследовал за ним. Сидя на кухне и попивая овощной сок, я слушал уже знакомую мне историю. Единственное различие было в том, что плотник лично ходил в дальние горы, и это он обнаружил следы пещерного тролля, но само логово так и не нашёл.

— Я понимаю, что отца уже нет в живых, и нету смысла его искать. Пять лет прошло, а он так и не возродился у обелиска. Умереть от старости мой отец никак не мог, он был довольно крепок для своего возраста. Что же тогда произошло? А шут его знает! Я искал ответы повсюду, даже в лавретенскую библиотеку захаживал. Там я и узнал, что существуют способы уничтожить человека, минуя эффект воскрешения обелиска.

«А вот и ответ, почему здесь нет перенаселения. Оказывается, тут можно навсегда умереть от старости. И ещё существуют иные способы лишения жизни. Полезные знания», — рассудил я.

— Что это были за способы, — продолжал Сагальд, — информации я не нашёл. Лишь отдалённые упоминания. Спустя годы бросил все попытки и смирился с утратой, решив продолжить плотницкое дело в память об отце. Но люди частенько поговаривали за спиной и пускали разные слухи. Мне это никогда не нравилось. Сучьи выродки! Единственное чего бы мне очень хотелось — вернуть в семью отцовский топор, который передавался из поколения в поколение, — закончил мастер по дереву.

Посчитав, что именно после этой истории мне предложили бы задание, я поблагодарил Сагальда и пообещал вернуться через несколько часов с результатом поисков.

«Отдавать топор, когда только что получил на него задание — крайне подозрительно. Я ещё слишком мало знаю об этом мире. Пусть всё идёт своим чередом».

Выйдя во двор, я задумался: «А что меня ждёт здесь после смерти? Страж утверждал, что душа бессмертна. Снова астральный переход и выбор расы? Непонятно».

Теперь можно вернуться на рынок и попробовать что-нибудь продать, а на вырученные деньги купить еды. Сок, который я недавно выпил, изрядно возбудил мой аппетит.

Глава 9. Сделка

Из всех моих вещей ценность на местном рынке представляли только несколько предметов. Кожу Мизмиглота оценили в сто медных монет за штуку, верёвку в две. Мелкие кости в один медяк за шесть штук и столько же за все перья. Книгу и карту я не стал оценивать, для начала нужно было разобраться, что они собой представляют. Алхимические ингредиенты никого не интересовали, из-за отсутствия самого алхимика в деревне.

Я решил продать четыре кожи Мизмиглота, так как их у меня было довольно много, и кости с перьями. Торговец, не отводя от меня взгляда, быстро отсчитал нужное количество медяшек, после чего забрал товар.


Вы потеряли 4 единицы кожа Мизмиглота

Вы потеряли 6 единиц мелкая кость

Вы потеряли 7 единиц перо птицы

Вы получили 402 медные монеты


Получив на руки деньги, я спросил у торговца, сколько медяков в одном серебряном. На что тот мне ответил: «Один серебряный — это тысяча медных, а один золотой — тысяча серебряных».

«Ну ничего себе конвертация!»

Затем я посетил магазин экипировки. Ходить всё время в подштанниках и сапогах, вызывая смешки у некоторых личностей, мне больше не хотелось.

Выбор был небогат. Под мои характеристики подходила только простая тканевая одежда, в то время как висевший на манекене усиленный кожаный сет[14] «Охотника» с металлическими вставками просто молил купить его. Денег на такую роскошь мне не хватало, так как весь комплект стоил пять серебряных монет.

Печально. Мне бы очень хотелось узнать, что даёт весь этот набор брони. Вещи из одного комплекта всегда наделяли каким-нибудь бонусом в играх. И здесь это не исключение. В описании было сказано только про защиту и сопротивление рубящим и режущим ударам. Поскольку сапоги у меня уже были, я выбрал льняную тунику и штаны общей стоимостью восемьдесят медных монет.


Вы получили простая льняная туника

Вы получили простые льняные штаны

Вы потеряли 80 медных монет


«Ну, теперь хоть на человека похож, на крестьянина», — решил я.

Одежда была свободной и не кололась, что не могло не радовать. Её характеристики не пестрили разнообразием. Из значимых показателей выделил, что штаны и туника давали по одной единице брони. Я был доволен. Далее, присмотрел кожаную сумку стоимостью пятьдесят медяшек.


Кожаный портфель — более надёжный и вместительный, чем тканевая сумка. Уменьшает вес расположенных внутри вещей на тридцать процентов.

Вместимость: 8 ячеек

Переносимый вес: 20 кг

Вес: 350 грамм

Ценность: 50 медных монет

Вы получили 4 единицы кожаный портфель

Вы потеряли 4 единицы простой мешок

Вы потеряли 200 медных монет


Отныне мой инвентарь состоял из тридцати двух ячеек. Теперь настало время подкрепиться. Расплатившись с продавцом за обновки, я направился в уже знакомый «Сытый Охотник».

На этот раз народу в таверне было битком. Насмехавшаяся надо мной троица отсутствовала, а её место занимала другая весёлая компания. Свободных мест не наблюдалось. Я подошёл к бармену и поинтересовался, откуда столько клиентов? Трактирщик удивлённо посмотрел на меня и ответил.

— Так ведь три часа дня. Обычное дело. Других таверн в Бреоксе нету, мы одни на шестьсот жителей.

— И то верно, — подметил я. — А как же мне быть? Я хотел бы перекусить.

— Ну, человек, это уже не мои дела. Жди как все или подсядь к кому, если тот не против. Только учти, разборок мне здесь не нужно.

— Понятно, — ответил я и повернулся.

Осмотрев все места ещё раз, подметил только два варианта. Попросить присоединиться к столу, за которым сидел скрывающий свою личность Зиглуд или составить компанию дварфу, разглядывавшему какую-то бумагу, очень похожую на ту неопознанную карту, что я нашёл в пещере тролля.

— Извините, — начал было я, но дварф меня перебил.

— Можешь не спрашивать, неси ещё, — пробормотал он, даже не посмотрев на меня.

— Я не подавальщик, — ответил я.

Гроннигах оторвал взгляд от своей бумаги и перевёл его на меня. Нахмурившись, он спросил: «А кто ты?»

— Меня зовут Стас.

— Я вижу, как тебя зовут, — снова перебил меня дварф.

«Манеры у этих гномов так себе», — мысленно подчеркнул я.

— Я путешественник.

— С первым-то уровнем? — удивился тот.

Этот гном начинал меня раздражать.

— В общем, в таверне мест больше нет, а вы один занимаете целый стол. Я хотел бы сесть напротив. Взамен угощу кружкой того, что вы пьёте.

Дварф посмотрел вокруг, остановил свой взгляд на фигуре в капюшоне, а потом повернулся ко мне и воскликнул:

— Две кружки!

«Какой же наглый тип. Ещё и цену набивает на ровном месте, нет уж».

— Ясно. Что ж, всего доброго! Попытаю счастье с другим одиночкой, — ответил я и повернулся в сторону второго малого зала.

«Насколько я помню из детских книжек, гномы описывались очень жадными. Посмотрим, так ли это в действительности».

— Стой! Хорошо. Хватит и одной, — сказал Гроннигах, а затем тихо процедил, — и на твоём месте я бы не совался за тот столик.

— Договорились, — сказал я, предвидя реакцию дварфа.

— И почему бы ты не советовал мне идти к тому столику? — спросил я, присаживаясь напротив.

Дварф ещё раз оторвался от своей карты и внимательно посмотрел на меня.

— Ты какой-то необычный иной.

— Иной? Что ты имеешь в виду? — удивился я.

— Иные это те, кто появляются из порталов в полном беспамятстве, — ответил дварф и продолжил, — но даже они из своих непонятных книжек узнают, кто в мире плохие, а кто хорошие. Я не встречал ни одного иного, который бы не знал или не слышал о последователях дома Фур.

Я ошарашенно посмотрел на Гроннигаха, пытаясь переварить всё сказанное им.

— Да-да я про Зиглуда, к которому ты намеревался подсесть, — улыбнулся дварф. — Он один из последователей дома воров и убийц. Такие частенько сидят в подобных заведениях, выискивая новую жертву.

— Подожди, но с чего ты решил, что я иной?

— Во-первых, я видел, как ты плёлся за нами из самого леса. Сначала мне казалось, ты житель деревни, но после того как тебя остановила стража, понял, что нет. А во-вторых, твой уровень, все иные, как и новорождённые, появляются в этом мире с первого уровня, но ты же явно не вчера родился.

— Поразительно, — восхитился я, — никогда бы не подумал, что дварфы настолько умны и наблюдательны.

— Спасибо. Я бы мог много ещё чего перечислить про тебя и твою необычность, но, как говорится: «не суй свой нос в логово ос», — закончил дварф и снова вернулся к своей карте, периодически помечая в ней что-то.

«Странное выражение, но смысл мне понятен».

Окликнув официанта, я посмотрел на недопитую кружку Гроннигаха.


Грушевое пиво — слабоалкогольный напиток низкого качества, распространён в небольших городах и сёлах.

Эффекты: лёгкое опьянение

Время действия: 10 минут

Эффект сохраняется после смерти

Вес: 650 грамм

Ценность: может что-то стоить


— Что желаете? — спросил подоспевший людоящер.

— Мне что-нибудь поесть, мясо там с картошкой или что-то подобное и две кружки грушевого пива.

— За мясо с гарниром с вас восемь медяков, а за две кружки пива ещё четыре, — подытожил людоящер.

Через минуту официант принёс пиво. Я взял одну кружку и передал её дварфу, тот всего лишь сухо кивнул в знак благодарности.

«Пора бы завязать разговор».

— За знакомство! — сказал я, подняв кружку над столом, в ожидании Гроннигаха.

Дварф, ухмыльнувшись, взял недопитое ранее пиво, и мы стукнулись кружками. Грушевая брага показалась мне просто божественной.

«Если этот напиток низкого качества, то что же тогда считать пивом в моём мире?»

Отбросив мысли о браге подальше, я внимательно изучил разложенный на столе лист бумаги, на котором виднелись нарисованные горы.


Карта мира Авриет — магический чертёж земной поверхности Авриет.

Вес: 100 грамм

Ценность: может что-то стоить


— Ты что-то ищешь в горах? — спросил я.

Гроннигах серьёзно посмотрел на меня, а потом произнёс.

— То, что я ищу — это моё и только моё дело.

— Извини, Гронн, просто ты единственный, кто не игнорирует меня. И мне стало интересно, вдруг я смогу помочь?

— Гронном меня зовут только друзья, а, насколько мне известно, ты не мой друг, — возразил дварф, — что касается твоей помощи, сомневаюсь, что иной первого уровня может мне хоть чем-то помочь.

«Упрямство и недоверие. Надо сломать эти две преграды в наших отношениях. Мне попался очень интересный персонаж, который знает в несколько раз больше меня, неглуп и наблюдателен. Упускать такие связи никак нельзя».

— Ваша еда, Стас, — произнёс тихо подошедший людоящер, держа на подносе изумительно пахнущее блюдо.


Запечённая утка с овощами — приготовленное на углях нежное мясо молодой уточки в маринаде из варсагских специй с гарниром из обжаренных овощей.

Эффекты: +1 единица к Силе, +1 единица к Телосложению

Время действия: 15 минут

Эффект не сохраняется после смерти.

Ценность: 8 медных монет


В этот момент я даже забыл, что хотел ответить Гроннигаху, и принялся жадно поедать принесённое кушанье, запивая вкуснейшим пивом. Я так жадно поедал принесённые яства, что даже дварф отвлёкся от своих заметок и уставился на меня.

— Походу не я один соскучился по нормальной еде, — заключил улыбнувшийся Гроннигах.

Я запил прожёванный кусок мяса пивом и хотел что-то сказать, но меня опередила сильнейшая отрыжка. Я замер, смотря на дварфа. Лицо налилось пунцовым светом.

Тишина и через пару секунд Гроннигах залился звонким смехом.

— Ну у тебя и рожа! Ах-ха-ха-ха! Ах-ха-ха-ха! Прости, я не могу удержаться, — выцедил Гроннигах и продолжил смеяться.

Подхватив его волну, я сначала заулыбался, а потом тоже захохотал. Чувство стыда ушло на задний план. Успокоившись, я ещё раз глотнул пива и сказал:

— Извини, я не специально.

— Нечего извиняться за естественные порывы, но твоё лицо в тот момент было бесценно. Не знал, что у людей бывают такие смешные гримасы, — ответил гном.

«Думаю, этим внеплановым поступком я растопил его недоверие, теперь пора и мне проявить свой ум и наблюдательность».

— Гронн, я заметил, как ты делаешь пометки на карте у гор Уртула. Логично допустить, что ты ищешь залежи руд или драгоценных камней. А что если я скажу тебе, что был в одной из таких гор и знаю, где есть пещера?

Дварф нахмурил брови и произнёс.

— Я отвечу, что это чушь, все входы в пещеры охраняют великаны тридцать второго уровня. У тебя и шансов не было бы пройти мимо такого с твоим-то первым.

— И это тоже чушь? — произнёс я, доставая из инвентаря неопознанную карту. — Я нашёл её в пещере.

— Спрячь её, дурень, — тихо произнёс дварф, оглядываясь по сторонам.

В этот миг Гроннигах сделался предельно серьёзным.

— Ты и вправду необычный иной. То, что ты сейчас показал, магическая карта подземелья. На ней отмечены все залы и возможные ресурсы системы пещер. Такие вещи упрощают исследование любой шахты в сотни раз. Я внимательно слушаю тебя, Стас. Что ты хочешь взамен?

«Неужели карта настолько ценный предмет? Я явно её недооценивал. Но главное, у меня получилось наладить связь с дварфом, а это именно то, что мне нужно».

— Отлично. Я согласен тебе всё показать и рассказать, но взамен ты берёшь меня с собой. А также ты обязуешься отвечать на все мои вопросы, касаемо этого мира. Согласен?

— Вопросы? Просто открой свою книжку и почитай о том, что тебе нужно. Зачем тебе тут я? — удивился дварф.

— Как ты и сказал, Гронн, я необычный иной и книжки-справочника у меня, к сожалению, нет, — парировал я.

Гроннигах удивился ещё больше.

Внезапно двери таверны распахнулись, и внутрь вошёл советник старосты в сопровождении деревенской стражи. Дойдя до Гарроро, он произнёс.

— Я за заказом Ярокона Тамса.

— Всё готово, проходите на кухню, — ответил Гарроро.

Что подозрительно, стол, за которым сидел Зиглуд, оказался пустым.

«Избегает стражи?» — подумал я.

Через минуту охрана и представитель старосты покинули таверну, и спокойная атмосфера вновь воцарилась вокруг.

— Хорошо, даю тебе слово дварфа, — тут же продолжил Гроннигах, — сейчас уже поздно отправляться в путь, лучше сделать это завтра утром. Предлагаю снять комнаты в таверне и переночевать. Карту лучше хранить у меня, ты слишком слаб, чтобы защитить её.

— Ну уж нет, — возразил я, — я ещё не настолько доверяю тебе. К тому же ты сам говорил — мы с тобой не друзья.

— Разве я такое говорил? — невинно улыбнулся дварф. — Совершенно не припоминаю. Люди — мои лучшие друзья, и я разрешаю тебе называть меня Гронном.

— Оставь эти речи при себе, Гроннигах, у нас деловые отношения. Не думай, что я попадусь на такие простые уловки. Карта останется у меня. Сейчас мне нужно кое-куда отлучиться, я приду через двадцать минут. Было бы хорошо, если бы ты подготовил список вещей, которые нам потребуются в походе. По рукам?

— По рукам, — согласился дварф.

На улице уже вечерело, и я направился к дому дровосека. Сагальд встретил меня на крыльце дома. Видимо, тоже был весь в нетерпении.

— Здравствуй, Сагальд, — помахал я рукой плотнику.

— Приветствую, Стас! Ну что? Тебе удалось что-нибудь найти? — сходу спросил мастер по дереву.

— А то! — ответил я, доставая из инвентаря топор Торвальда и передавая его Сагальду. — Держи!


Вы потеряли топор Торвальда


Не веря собственным глазам, плотник смотрел на предмет у себя в руках, а потом, убрав топор в инвентарь, крепко обнял меня.

— Спасибо тебе, следопыт Стас, ты даже не представляешь, как это важно для меня, — в его некогда уверенном голосе послышался скорбный плач.


Вы выполнили одиночное задание «Просьба Сагальда»

Вы получили 100 единиц опыта

Репутация с жителями деревни Бреокса повысилась на 10 единиц

Вы обрели новый уровень


Золотистая волна, испускающая волшебные искорки, прошла по моему телу от пяток до головы. Я почувствовал облегчение и прилив сил.

«Какое приятное ощущение! Наконец-то я смогу открыть новые характеристики, но это потом. Сначала нужно взять и завершить второй квест», — подумал я.

Не дожидаясь вопросов от плотника, я решил рассказать в двух словах, как нашёл этот топор. По моей версии, я с группой, которая сейчас трапезничает в трактире, обнаружил следы тролля и по ним вышел к небольшой расщелине, в которой и валялся присыпанный землёй и листьями топор Торвальда.

— Возьми это, Стас. Я не приму отказ! — воскликнул Сагальд, протягивая одной рукой мешочек с монетами, а другой вытирая слёзы с лица.


Вы получили 150 медных монет


Достав топор отца, плотник аккуратно провёл по нему рукой и проверил лезвие.

— До сих пор острый, — произнёс Сагальд и гневно продолжил, — проклятый тролль! Я бы всё отдал за его голову!


Желаете принять групповое задание «Месть за отца» ?


Я мысленно согласился.


Вы приняли групповое задание «Месть за отца», за ходом выполнения можете следить в дневнике памяти


— Хозяин — барин. Мне и моей группе как раз попался один такой монстр в том районе, — аккуратно солгал я, доставая чуть подсохшую голову пещерного тролля. Дикая вонь тут же заполнила небольшое пространство вокруг нас.


Вы потеряли голова тролля


— Это боги послали тебя ко мне, Стас! Ты не только вернул семейную реликвию, но и упокоил душу моего отца, убив треклятого монстра. Я обязан тебе до конца дней своих. Отныне в моём магазине для тебя будет пожизненная скидка на любые товары. И возьми это в знак моей безмерной благодарности, — произнёс Сагальд, снимая кольцо со своего пальца и закидывая его в мешочек с монетами.


Вы получили 2 серебряные монеты

Вы получили кольцо мастера по дереву

Вы выполнили групповое задание «Месть за отца»

Вы получили 1000 единиц опыта

Репутация с жителями Бреоксы повысилась на 100 единиц

Жители Бреоксы отныне дружелюбны к вам

Вы обрели новый уровень

Вы обрели новый уровень

Вы обрели новый уровень


По телу снова пробежало несколько золотых волн, оставляя после себя победную эйфорию. Вернувшись в окружающую меня реальность, я взял кольцо и всмотрелся в его характеристики.


Кольцо мастера по дереву — серебряное изделие ручной работы, украшенное маленьким изумрудом. Упрощает использование деревянных оружий.

Тип: украшение

Класс: магический

Защита от магии: 3%

Бонус: +2 единицы к Ловкости

В два раза уменьшает все требования с простых и усиленных оружий из дерева

Прочность: 20 единиц из 20

Вес: 10 грамм

Ценность: может что-то стоить


— Вот это колечко! Да вкупе с тем топором можно было таких дел наворотить невзирая на мой уровень! — поразился я.

Но самое приятное ожидало впереди. Крепко пожав руку Сагальда, я направился обратно в трактир. Открыв свои параметры, я остановился.

— Пятый уровень? Серьёзно? — моей радости не было предела.

Оказалось, что за каждый уровень я получал по две единицы очков, а на пятом мне дали сразу несколько. В итоге в свободных очках характеристик светилось число одиннадцать. Настало время узнать, что за параметры отнял у меня Страж.

Я тут же потратил три очка на открытие новых атрибутов: Силы Воли, Удачи и Восприятия.


Сила Воли — ваша ментальная характеристика. Влияет на количество маны, здоровья, точности направленных заклинаний, а также на магический урон и защиту от магии.

За каждую единицу Силы Воли вы получаете:

+2 единицы к мане

+1 единица к здоровью

+1 единица к магическому урону

+0,3 % к точности направленных заклинаний

+0,2 % к магической защите


«А вот и недостающий фрагмент от магии, о котором я догадывался ранее», — подумал я, переходя к следующему описанию.


Восприятие — ваша способность замечать окружающее и улавливать суть происходящего. Влияет на урон, точность и дальность стрелкового оружия. Позволяет подмечать важные мелочи, видеть скрытые детали.

За каждую единицу Восприятия вы получаете:

+1 единицу к урону стрелкового оружия

+1 метр к дальности стрелкового оружия

+0,2 % к точности стрелкового оружия


Необычная характеристика, вроде бы только для стрелков, но возможность подмечать сокрытые вещи говорила об обратном.


Удача — это ваш успех во всех действиях. Влияет на совершаемые вами поступки. Высокий уровень удачи может сказываться на вашей судьбе.

За каждую единицу Удачи вы получаете:

+0,1 % к шансу успеха совершаемого действия


Вспомнив всю хронологию событий до этого момента, я решил, что отсутствие Удачи, как моей характеристики, несильно повлияло на моё везение в общем. Это было приятно осознавать.

Теперь мне становилось ясно, как всё это работает. Нужно было сразу определиться, в какую сторону стоит развиваться, и вкладываться именно в необходимые мне параметры. В том, что тут можно было как-то откатывать потраченные очки, я сомневался.

Быть воином ближнего боя я не горел желанием, помня о том, как лихо меня кромсали Пепельные Дурвоты. Оставалось два варианта: быть лучником, либо магом. В первом случае мне способствовало кольцо, подаренное Сагальдом.

Лук или арбалет меня не особо манили, в них не было ничего интересного, а вот мысли о магии заставляли моё сердце биться чаще.

«Решено! Буду магом. Сильнейшим магом Авриет», — подытожил я и приступил к распределению оставшихся свободных очков характеристик.

Четыре единицы добавил в Интеллект, открыв возможность изучить одно заклинание. Я прекрасно помнил, что у меня была неопознанная книга в инвентаре, и что-то мне подсказывало, что она имеет отношение к магии. Но для её изучения нужно было прокачать Интеллект. Более того, после поднятия Интеллекта до значения в пять единиц, все характеристики, кроме Удачи, получили приписку.


При достижении 20 единиц атрибута, вы получаете усиление на выбор и доступ к следующему уровню усиления.


«А в этом мире не так всё просто, как кажется на первый взгляд. Не во всех играх встречается такое глубокое развитие».

Три пункта я перевёл в Силу Воли, повышая магический урон, а последнюю единицу добавил в Телосложение, про регенерацию маны забывать тоже не стоит. По окончании распределения я осмотрел все более или менее важные моменты своей прокачки.


Стас, уровень 5

Человек

Класс: отсутствует

Принадлежность богу: отсутствует

Врождённая способность:«Узы Памяти»

Показатель опыта: 1104 единицы из 1500

Здоровье: 20 единиц

Мана: 20 единиц

Энергия: 19 единиц

Сила: 2 единицы

Ловкость: 3 единицы

Телосложение: 2 единицы

Интеллект: 5 единиц

Сила Воли: 4 единицы

Восприятие: 1 единица

Удача: 1 единица

Переносимый вес: 12 кг

Урон от метательного оружия: 0 единиц из 8 (нет боеприпасов)

Дальность метательного оружия: 18 метров

Урон магией: 0 единиц из 4 (нет магических навыков)

Точность оружия: 60,6%

Уклонение: 0,3%

Шанс критического удара: 3,3%

Сопротивление простым ядам: 0,4%

Физическая защита: 2 единицы

Защита от магии: 5,8%

Восстановление жизней: 0,2 единицы раз в пять секунд

Восстановление маны: 0,4 единицы раз в пять секунд

Навыки: отсутствуют

Умения: портняжное дело, кулинария, владение древковым оружием, владение копьём уровень 1


Глядя на весь список, я воодушевился. Теперь настало время узнать, что за книга мне досталась от тролля. Дойдя до магической лавки, я заметил, как хозяин уже начал потихоньку закрывать свой магазин.

— Постойте! — выкрикнул я, подбегая к продавцу. — Мне нужно купить у вас что-нибудь опознающее неизвестные вещи.

— Сколько вам нужно свитков идентификации? — обратился ко мне хозяин лавки.

— Два, — тут же ответил я.

Я пригляделся к продавцу, не зовут ли его Каин, но нет, имя было другим. Престарелый человек зашёл в магазин и вернулся, держа в руках два небольших свёрнутых пергамента.

— С вас двести медных монет, уважаемый.

Я отсчитал положенную сумму и забрал свитки.


Вы потеряли 200 медных монет

Вы получили 2 единицы свиток идентификации


Хозяин лавки тут же закрыл свой магазин и оставил меня одного. Уже стемнело, когда передо мной открылось любопытное действие.

Какие-то акробаты, передвигающиеся на ходулях, высотой метра под четыре, подходили к деревянным столбам и поднимали небольшие железные ставни кованых ламп, установленных на эти самые брёвна. Постепенно каждая улица освещалась пещерными кристаллами.

«Красиво, — подметил я, — днём совершенно не обращал внимания на эти фонари».

Возвратившись к своим пергаментам, начал их изучать.


Свиток идентификации — магический свиток, используемый для распознавания скрытых свойств предмета.

Вес: 50 грамм

Ценность: 100 медных монет


«Никогда бы не подумал, что буду держать в руках что-то подобное», — обрадовался я и активировал взаимодействие.


Желаете использовать «свиток идентификации» ?


Я мысленно согласился и выбрал предмет, который хотел опознать. Через несколько секунд повторил процедуру.


Вы получили книга заклинания «Каменные Шипы уровень 1»

Вы получили карту подземелья

Вы потеряли 2 единицы свиток идентификации

Желаете изучить заклинание«Каменные Шипы уровень 1» ?

Вы потеряли книгу заклинания «Каменные Шипы уровень 1»


Всё произошло настолько машинально и быстро, что я поразился, как легко у меня это вышло.

— Моя первая магия в этом грёбаном мире! Наконец-то! Пусть Альбус Дамблдор подержит моё грушевое пиво! — прокричал я от радости.

— Тише, тише, не шуми. Зачем нам свидетели? — послышался спокойный голос.

Я тревожно посмотрел в сторону тёмного переулка, откуда, крутя на пальцах кинжалы, появился незнакомец в маске и капюшоне. Выглядел он, конечно, очень круто. Красновато-чёрный комплект брони идеально облегал его тело, создавая образ матёрого ниндзя. Его походка, движения, внешний вид вселяли ощущение, что он сошёл с экрана какого-нибудь файтинга[15].

— Зиглуд Фур? — обрывисто произнёс я, разглядев имя незнакомца.

— Приятно, когда тебя узнают, — обрадовался вор и опустил свою маску, — давай заключим с тобой сделку. Ты ведь уже опознал ту карту, что показывал дварфу в таверне? Не отвечай, по твоему недавно сияющему лицу это и так понятно. Ближе к сути! Ты мне отдаёшь карту и не поднимаешь панику, а я не вспарываю тебя как последнюю свинью и не забираю всё твоё имущество. Как тебе?

«Жизни, мана, энергия — всё было скрыто. Хреново», — подумал я.

Соглашаться на его предложение не было смысла, воры и убийцы не отпускают свою добычу. Скорее всего, он хочет провернуть всё тихо, чтобы деревенская стража не успела ничего понять. Что же делать? Из оружия только праща, но боеприпасов совершенно не было, я их все выкинул, чтобы облегчить ношу. А что там в описании нового заклинания?


Каменные Шипы — магический навык. Заклинатель создаёт из земли волну каменных наростов в направлении цели.

Уровень 1

Школа магии земли

Длина волны: 7 метров

Скорость: 3 метра в секунду

Урон: ваш магический, умноженный на 3

Точность: 80%

С 10 % вероятностью может ошеломить противника

Трата: 20 единиц маны

Откат: 15 секунд


«Поразительно, я думал, что это будет какая-нибудь защитная магия, но никак не атакующая. Жаль, что маны хватает всего на одно применение, хотя, может, этого хватит напугать незнакомца? Я помню, как его ветром сдуло при виде стражи. Значит, он чего-то да боится. А этим можно воспользоваться».

— Сделка говоришь? — улыбнулся я. — А как тебе встречное предложение?

Резко выбросив руку в сторону Зиглуда, я прокричал: «Шипы!».

Тут же от меня из земли стали вырываться полутораметровые каменные колья, что устремились в сторону Зиглуда. Я заворожённо смотрел, как сотворённая мной смертельная волна направляется к цели. Да, её урон не очень велик, но мне этого и не надо было. Достаточно повредить жизненно важные органы или ноги на худой конец, а там уже можно повторить историю с Углеклювом.

— Это было опасно! Не думал, что ты маг, — удивился Зиглуд, делая несколько шагов в сторону и легко уходя от эпицентра моей атаки, — и твоё предложение было заманчивым, но оказалось слишком медленным для меня.

Тут весь мой азарт боя погас, и лицо застыло в недоумении.

«Просто отошёл? Он просто отошёл в сторону? И что теперь делать? Маны нет, оружия другого тоже нет. Только звать стражу, других вариантов не остаётся», — заключил я, набирая в лёгкие воздуха.

Но крикнуть мне не удалось. Зиглуд моментально исчез в тёмной дымке с каким-то странным звуком и из такого же пепельного тумана появился за моей спиной, удерживая одной рукой мой рот, а второй приставив холодное остриё к левой части моего горла. Я попытался вырваться, но сил на это не хватало, я как будто был обхвачен непоколебимой статуей.

— Тс-с, зачем кричать, Стас? — возбуждённо прошептал Зиглуд над моим ухом, надавливая на нож и медленно ведя его в правую сторону. — Нам нужна тишина, мы же любим тишину?

Тёплые струйки красноватой жидкости снова потекли по моему телу, я медленно начал отключаться.


Зиглуд нанёс вам 18 единиц урона

На вас повешен эффект кровотечения

Вы потеряли 1 единицу здоровья из-за кровотечения

Вы потеряли 1 единицу здоровья из-за кровотечения

— Вот вы где, — услышал я перед смертью.

Вы потеряли 1 единицу здоровья из-за кровотечения

Вас убил Зиглуд

Вы возрождаетесь у точки воскрешения

Глава 10. Ответы

На этот раз я очнулся у обелиска в центре города. Вся площадь пустовала, не было ни единой души. Меня наполняла злоба. Потрогав шею, я привстал.

— Да почему именно я попадаю в эти передряги?! Как же я ненавижу этот мир! Слышишь меня, долбанный Страж?!

Без особой надежды открыл инвентарь. Пусто. Ничего. Даже ни одной монеты не осталось.

«И что делать? Идти и попробовать отобрать свои вещи у приспешника дома Фур? Голышом, без оружия? Смешно. Хотя один атакующий навык, на который уходила вся мана, у меня имелся, но в лоб им пользоваться было нельзя. Секундочку! Я слышал голос Гроннигаха или мне показалось?»

В этот момент снова послышался голос дварфа. На этот раз это был крик. Разобрать, что именно прокричал Гроннигах я не смог.

«И тебя эта падла отправила на перерождение?» — подумал я, глядя на медленно появляющийся возле меня контур тела.

— Зиглуд?! — недоумённо вскрикнул я.

В отличие от меня, вор был в полном обмундировании, даже его ножи находились при нём.

— Жалкий дварфский прихвостень! Ты и твой друг пожалеете об этом! — злобно твердил Зиглуд в мой адрес, но его уже никто не слушал.

«Ну здравствуй, сучонок. Теперь моя очередь. Я покажу тебе пещерного тролля», — пронеслось в моей голове.

Сделав удивлённое лицо и открыв рот, я посмотрел за спину Зиглуда, в сторону тех домов, за которыми происходила наша битва. Вор перестал перечислять свои угрозы, скривил лицо и посмотрел назад.

«Надо было идти на актёра с моими успехами», — подумалось мне в тот момент.

На этот раз я не стал выпендриваться, лишь мысленно активировал магию «Каменные Шипы» и направил в сторону Зиглуда. Тот, конечно, сообразил, что его одурачили и среагировал, но уже поздно. Часть каменных кольев прошлась по его телу, оторвав Зиглуда от земли и растянув во весь рост.


Вы нанесли 10 единиц урона Зиглуду


Грудь, левая рука, ноги — всё было пробито насквозь, а сам вор, беспомощно повис на природных штыках. Его хватка ослабла, и из раненой руки выскользнул на землю нож. Размерная речь превратилась в гулкие всхлипывания. Больше он не мог говорить, лишь изрыгал комки крови, пытаясь достать меня кинжалом, который он держал во второй руке.


Вы получили крис[16] боли


— Твоя кожаная броня не спасла тебя? — спросил я, поднимая выпавший из рук Зиглуда кинжал, и продолжил. — Не отвечай, по твоему сияющему лицу это и так понятно.

Я помнил описание сапог из кожи тролля и сета «Охотника». Сопротивление режущим и рубящим ударам, но никак не колющим, что сыграло мне на руку.

— Ладно, удачного отдыха! — сказал я и резко рванул в сторону места своей последней смерти, молясь, чтобы Зиглуд не додумался убить себя.

Больше всего меня интересовало, как вернуть свои вещи, а также что стало с Гроннигахом, почему он кричал? Завернув за угол магической лавки, я не поверил своим глазам. Если раньше я мог назвать дварфа гномом, то теперь уж точно нет. Огромный пятиметровый латный Гроннигах стоял прямо над мешками с лутом. В руках он держал здоровенный двуручный молот, а всё его тело светилось каким-то лунным сиянием.

— Гроннигах, ты что горный король? — вырвалось у меня.

— А, это ты, Стас, — развернулась ко мне ходячая махина, — рад, что за тобой не пришлось идти.

Через несколько секунд дварф уменьшился до своих обычных размеров, подобрал все мешки с лутом и двинулся ко мне.

— Уходим, пока не пришла стража. Я снял нам комнату, — сказал Гроннигах, после чего остановился, ухмыльнулся и побежал в сторону нашей гостиницы.

«Наверное, осмотрел все мои вещи и вещи Зиглуда», — заключил я.

Добежав до таверны, мы начали подниматься на второй этаж, когда я обратил внимание на мигающее уведомление:


Вы убили Зиглуда

Вы получили 1 единицу опыта


«Всё-таки не додумался, ну и кретин!»

Зайдя внутрь таверны, мы оказались на том балконе с перилами, на который я обратил внимание, когда впервые зашёл в трактир.

— Эй, людоящер, — сверху обратился дварф к официанту, — принеси нам тазик с водой, мыло и одну кружку пива.

— Две! — поправил я Гроннигаха.

— Будет сделано, — ответил людоящер.

Я начал осматривать Гроннигаха, но никаких порезов или следов крови не обнаружил.

«Зачем ему тазик с водой?»

Открыв дверь одной из комнат, дварф кивнул мне, намекая, чтобы я вошёл первым.

Комната была средних размеров с двумя небольшими кроватями и маленьким столиком. По краям висели кованые лампы, освещая всю мебель тёплым жёлтым светом. Единственное окно выходило на стойла, где, примостившись на сене, посапывал Серый Кантал.

— А разных комнат не было?

— Свободна была только эта, — ответил дварф.

Отодвинув табурет от стола, я присел и посмотрел на Гроннигаха.

— Почему?

— Что почему? — повторил дварф.

— Почему ты не оставил меня и не забрал все мои вещи себе? Ты ведь мог, потому что сильнее меня.

— Мы ведь вроде как договорились? Или ты думаешь, я не держу своё слово? Запомни, «дать слово» для меня не пустой звук. Это один из моих нерушимых принципов, — ответил Гроннигах и добавил уже смеющимся голосом. — К тому же твои вещи и так у меня. Хе-хе.

— Ладно, шучу, я верну тебе их, но сперва ты ответишь на мои вопросы, а потом я отвечу на твои, — сказал дварф, садясь напротив меня, — знай, что от честности твоих ответов будет зависеть моё отношение к тебе. Как ты получил пятый уровень за такой короткий срок? Ты же был на первом! Это скрывающий навык? Ты умеешь создавать иллюзии?

— Нет, — ответил я, — просто сдал квесты.

— Ты имеешь в виду задания? — уточнил Гроннигах.

— Да.

— Святая Ири́да! — воскликнул дварф, — сколько же опыта тебе дали?

— Тысяча сто единиц.

Гроннигах присвистнул.

— Что это были за задания? Как тебе удалось их выполнить в одиночку?

Я рассказал Гроннигаху часть событий начиная с находки расщелины. Дварф поразился моей удаче.

— Удача тут ни при чём, — возразил я, — на момент вхождения в пещеру у меня её не было вообще.

— То есть как это не было? — усмехнулся Гроннигах.

Рассказывать дварфу совсем всё я не хотел. Лишь столько, сколько хватило бы для того, чтобы он поверил мне и вернул вещи.

— Дело в том, Гронн, что я разозлил одну могущественную сущность, и она лишила меня пяти очков каждой из характеристик, а также закинула сюда, в земли, кишащие высокоуровневыми монстрами.

— Сочувствую тебе, Стас. Даже боюсь представить, какой бог способен на такую подлость, — сказал переставший улыбаться дварф.

Говорить Гроннигаху, что это был не бог, а кто-то совершенно другой, я не стал. О таких вещах лучше не распространяться.

В комнату постучали. Дварф подошёл и открыл дверь, впуская людоящера. Тот поставил на стол две кружки пива и занёс таз средних размеров, а ещё через пару минут залил в него три больших кувшина с горячей водой, один из которых поставил рядом.

— С вас шесть медных монет, — вручая Гроннигаху мыло, произнёс официант.

— Держи, — сказал дварф, отсчитывая медяшки, а после что-то прошептал и докинул ещё горсть в руки людоящера.

Закрыв дверь за официантом, дварф остановился у тазика.

— А ты точно в него поместишься? — спросил я Гроннигаха, глядя на таз.

— В кого? — удивился тот.

— Ну, в тазик, — переведя глаза с Гроннигаха на деревянную тару, сказал я.

Дварф заулыбался и с довольной рожей достал мои штаны и тунику.

— А это не для меня, Стас, это для тебя. Держи! — он кинул в мою сторону мыло, а одежду бросил в таз.

— Отмой их от своей крови и повесь сушиться. Завтра мы покинем Бреоксу, а привлекать внимание лучше не стоит. Укуси меня мохнатая пчела, если тот вор не нажалуется на нас страже деревни!

— Почему ты так уверен? — поинтересовался я.

— Обычно такие поддонки ходят с пустым инвентарём, но этот походу забыл выложить свои деньги, увидев насколько слаба его цель. Почти десять серебряных! Сегодня, видимо, и мой праздник! — улыбнулся Гроннигах, делая глоток пива. — Но твой лут куда интереснее.

— Что ты имеешь в виду? — спросил я, намыливая льняные штаны.

— Про карту можно не говорить. Она очень дорогая! Некоторые кланы за такую могут и два золотых выложить. Про кровь тролля и чёрный клюв я ничего не могу сказать — это алхимические штучки, а алхимиков я не встречал за все свои сто пять лет жизни. Алхимию считают вымершим ремеслом. В мире, конечно, попадаются различные зелья, но природа их происхождения мало кому известна.

— Значит, ты не знаешь, где можно добыть зелье характеристик?

— Впервые о таком слышу, — ответил Гроннигах и продолжил. — Пойми, профессия очень старая, а время не щадит никого, даже нас, хоть мы и долгожители. Никто не скупает алхимические ингредиенты, их просто выкидывают, если находят. Мой дед рассказывал, что один ненормальный дварфский клан пытался возродить это ремесло, но, как видишь, у него ничего не вышло.

— А его представители ещё живы?

— Ты что, вообще, ничего не знаешь, даже о великих битвах прошлого?

— Нет, — ответил я, — мне ничего не известно из истории Авриет.

— Ясно. В общем, клана уже нет, — закончил дварф.

— А вот и кожа Мизмиглота, удачная находка! — воскликнул Гроннигах, выкладывая её на стол. — Один кусок такого материала у тебя купит за шесть серебряных любая гильдия, из кожи делают магические сумки и броню, а у тебя целых шестнадцать штук!

«Тут я сглотнул слюну, понимая, сколько денег я потерял, отдавая четыре куска обычному торговцу на рынке. То-то он смотрел на меня изучающим взглядом. Не, торговля явно не моё!» — подумал я.

— Теперь про магические сапоги и кольцо. Я просто поражён! Иметь такие вещи на твоём-то уровне — никогда бы не поверил!

— В чём их ценность? Это же всего лишь зелень?

— Всего лишь зелень?! — разгневался дварф. — Ах да, ты же ничего не знаешь. Тогда слушай. В мире существует градация предметов и существ. Ты, наверное, замечал, что некоторые имели названия разных цветов?

— Ну да, — подтвердил я, вывешивая штаны и тунику под лампами.

— Так вот, сначала идут обычные вещи, простые, их названия написаны белым цветом, и больше они ничем не выделяются. Далее идут усиленные, к ним также относятся именные, они имеют уже жёлтый цвет в названии и дают дополнительные способности. Зелёные — магические вещи или зачарованные, такие могут прибавлять какую-нибудь одну характеристику, добыть их невероятно трудно. После — редкие, синие. Почти каждый иной попадает с таким предметом в этот мир, но эти вещи слишком слабы по своим первичным свойствам и помогают только в самом начале. У тебя, кстати, тоже должен быть такой, ты его спрятал?

— Прости, Гронн, у меня такого не было.

— Печально, — разочарованно процедил дварф. — Мне приходилось один раз чинить редкий меч. И клянусь Иридой — это лучшая работа кузнеца, которую мне доводилось видеть. Правда, урон у этого меча был всего три единицы, зато он прибавлял целых две характеристики, а не одну. Этим и отличаются редкие вещи от магических. С ростом уровня каждый иной сменял редкие вещи на усиленные, у которых более высокие показатели прочности, урона, защиты.

— Получается все редкие вещи слабые?

— Только те, с которыми появляются иные. Говорят, у некоторых правителей есть по-настоящему могущественные редкие предметы, но то лишь слухи, сам я таких не видел, — сказал дварф и замолчал.

— И всё? Больше никаких нет? — полюбопытствовал я.

«Обычно в играх немного больше разновидностей предметов, а тут всего четыре? Как-то слабо верится», — подумалось мне.

Гроннигах глотнул пиво и ответил:

— В старых приданиях говорилось ещё о двух видах. Эпический, фиолетовый, такими владеют боги, и легендарный золотой, но про эти совсем нет информации, да и, скорее всего, это всё вымысел.

Возвращаясь к твоей зелёнке… Поверь, добыть такую очень нелегко. Для начала надо справиться с магическим или зачарованным существом, для схватки с которым собирают целую группу бравых воинов. И если вам удастся такого завалить, то это ещё не означает, что вам выпадет магическая вещь. Шанс очень невелик. В редких случаях её можно скрафтить, как вот это кольцо, которое тебе дал дровосек, но тут тоже нужно годами возиться. Кстати, — сказал дварф, выложив оставшиеся мои вещи на стол, — можешь забрать всё. Твои деньги и карту я оставил у себя. Завтра с утра схожу и куплю необходимые для похода вещи. Думаю, с твоими знаниями ты не шибко в ценах разбираешься. А карта будет в безопасности.

— Справедливо, — ответил я.

«После всего причин не доверять Гроннигаху у меня больше нет», — подумал я, подходя к столу.


Вы получили 4 единицы кожаный портфель

Вы получили сапоги из кожи тролля

Вы получили кольцо мастера по дереву

Вы получили клюв чёрной птицы

Вы получили тканевая верёвка

Вы получили кровь пещерного тролля

Вы получили тканевая праща

Вы получили 16 единиц кожа Мизмиглота


Проверив всё ли на месте, я увидел нож, выпавший из руки Зиглуда. Достав его, я начал пристально читать описание.


Крис боли — излюбленное холодное оружие последователей дома Фур. Выкованное тёмными эльфами, оно впитало в себя злую магию. Имеет асимметричную форму. Во многих городах считается запрещённым оружием.

Тип: оружие ближнего боя

Класс: магический, зачарованный

Требования: 10 единиц Силы, 15 единиц Ловкости

Урон: 5 (режущий/колющий)

Точность: 70%

Шанс критического удара: 10%

Шанс кровотечения: 100%

Урон кровотечения: 1 единица в секунду в течение 20 секунд

Враг, поражённый этим оружием, не может использовать магию или навыки в течение 10 секунд

Имеет зачарование «Клеймо носителя»

Прочность: 54 из 60

Вес: 400 грамм

Ценность: 11 серебряных монет

Клеймо носителя — более продвинутая версия зачарования «Привязанность». Экипированные предметы, имеющие это зачарование, не выпадают после смерти.


«Так вот как можно не потерять вещи после смерти, — подметил я. — Кстати. А почему я вижу ценность кинжала в монетах? Раньше там были просто надписи. И только после торговцев появлялись значения. А этот клинок я не оценивал. Странно, надо будет спросить у Гронна».

— Да как ты это делаешь? — произнёс чуть не упавший со стула Гроннигах, глядя на кинжал в моей руке. — Я несколько раз пытался выбить оружие из рук поганца, но гадёныш оказывался слишком ловким, пришлось прибегнуть к рунной магии. А ты, ты же всего пятый уровень! Как ты смог одолеть его?

— Ну…

— Постой, те каменные наросты, которые развалились после твоей смерти, твоих рук дело? Ты что, маг? Раздави меня кувалда! Та книга оказалась заклинанием? И ты изучил его? Ну и иной мне попался! — весело вскрикнул Гроннигах.

«От него всего не скроешь, слишком наблюдательный дварф», — подумал я.

— А что такого удивительного? Да, изучил. Мне интересна магия. Более того, я хочу стать магом, — заявил я.

Дварф, прищурившись, посмотрел на меня и задумчиво произнёс:

— Вроде не болен и проклятий не видно. Может, головой ударился?

— Гронн? — тревожно обратился я к дварфу. — Что не так?

— Всё хорошо, успокойся, — ответил дварф, — просто маги редкие гости больших городов, что уж там говорить о захолустной деревушке. Обычно ими становятся всякие эльфы, дриады, феи и ещё некоторые расы, имеющие бонус к магии, но никакне люди. Вы больше склонны быть воинами или лучниками. Единственный обладающий магией человек, которого я знаю, это глава варсагского приората — Ка́леб. Знать магию его обязывает класс паладина, но и воин он не из слабых. Так что ты, получается, первый человек-маг, которого я встречаю.

— Всё равно не понимаю твою реакцию, — сказал я.

— Ещё бы, — подтвердил дварф, — насколько мне известно магии обучают только в столице Ме́рверруд. И поверь, людей там не жалуют.

— Почему? — поинтересовался я.

— Большинство последователей дома Фур — люди, что являются антиклассами магов, отсюда и такое отношение магической столицы к вашей расе. Ты помнишь тот приём Зиглуда? Так вот — это была не магия! У вас безграничный выбор в боевых классах, который легко компенсируют отсутствие бонусов к ней. Говорят, вы даже можете объединять классы.

— А как же книга с заклинанием? — медленно проговорил я.

— Здесь тебе снова стоит поблагодарить твою удачу, — усмехнулся дварф, — ты потерял по меньшей мере шестьсот серебряных монет и это, как я думаю, на самом деле, может, и того больше. Догадался, что тебе вновь выпала редчайшая вещь?

— Подожди, но чем плохо иметь магический навык? — возразил я.

— Раз ты выбрал путь мага, то плохого ничего нет, а вот для воина или стрелка есть, — ответил дварф. — Тебя не смутило, что тут нет никого выше двадцатого уровня? Чтобы развиваться дальше, нужно получить класс, а знаешь ли ты, сколько это стоит?

— Нет. И сколько? — осторожно поинтересовался я.

— Триста золотых монет нужно заплатить за вход в любой столичный храм, по-другому никак. И там уже можно воспользоваться алтарём класса.

— Сколько?! — выкрикнул я. — Это шутка? Там кто-то грибов объелся?

— Нет, Стас, не шутка. Многие за всю жизнь так и остаются без класса. И при чём тут грибы? Грибы вкусные, если правильно приготовить, — спокойно ответил Гроннигах.

— Но зачем вводить такую немыслимую цену? Это, вообще, законно?! — продолжал возмущаться я.

— Цены назначены правителями земель. Под их контролем все кланы, ордены и гильдии. Именно таким способом они устанавливают свою власть, не позволяя появляться неуправляемым сильным воинам или магам. Единственный способ хоть как-то приблизиться к классу — вступить в гильдию, орден или клан и принять все условия и правила, прописанные в контракте. Работая на такие сообщества и выполняя разные задания, ты сможешь заслужить их уважение и, возможно, тебе выделят часть средств на получение класса.

— А самому набрать такую сумму реально? — поинтересовался я у дварфа.

— Если подумать, то да, лет так за сто пятьдесят, — улыбнулся дварф и вновь стал серьёзным. — За все мои скитания я смог накопить всего семь золотых. Серебряные монеты, выпавшие с вора, показались маной небесной.

«М-да уж. Нелегко здесь живётся. Хорошо, что в мои планы не входит задерживаться тут надолго», — подумал я, делая очередной глоток пива.

— А наторговать?

— Можно, конечно, но здесь всё зависит от ресурсов. Если добыть много редких, то вполне получится набрать достаточно золота. Только вот если будешь слишком усердствовать, на тебя обратят внимание серьёзные личности. Я же говорил, правителям невыгодно иметь бесконтрольных выскочек, — ответил Гроннигах.

— Выходит, что класс получить можно только через клан или гильдию?

— Выходит, что так, — хмуро подтвердил дварф.

— Секундочку! — вспомнил я. — Ты ведь сам маг! Я видел, как ты превратился в великана!

— Это рунная магия — она другая, больше созидательная, нежели магия разных школ, и не имеет магического урона. Ей могут пользоваться только дварфы и никто другой. К примеру, для победы над Зиглудом я использовал рунное слово увеличения. Оно позволяет мне на тридцать секунд увеличить любой объект в несколько раз, в том числе и себя во всей своей экипировке. Увеличив область своих атак, я быстро расправился с кривлякой, — пояснил он.

— Понятно, — ответил я.

— Человек-маг… Когда я увидел у тебя эту, как её, повязку на палец. Пращу! Я подумал, что имею дело с дальником, но ты меня удивил, Стас. Теперь моё любопытство утолено. Можешь задавать оставшиеся вопросы, только немного, я ещё хочу выспаться, — допивая пиво, сказал дварф и развалился на кровати прямо в одежде, — и ещё, кинжал особо не свети, некоторые могут принять тебя за того, кем ты не являешься, и тогда проблем не оберёшься.

У меня гудела голова от такого количества информации. Вопросов была уйма, но главный уже сформировался.

— Гронн, что ты знаешь про порталы в другие миры? Как их открыть?

— Ты про те, откуда появляются иные?

— Да, про них.

— Я ничего про это не знаю, Стас, но уверен, что ты сможешь найти ответ в Мерверруде, столице магии, если тебя туда пустят, конечно, или у хранителей Начальных Земель.

— Что за хранители?

— Кентавры. Они встречают каждого из прибывших иных и помогают им освоиться в этом мире. Бывает, что из портала появляются совсем дети, и хранители их воспитывают, пока те не будут готовы покинуть свою колыбель. У тебя, я так понимаю, такого тоже не было?

— Не было, — раздражённо ответил я. Увидеть кентавра вживую было бы интересно.

Я снова начал сомневаться, а правильно ли я поступил, сохранив свои знания.

— А эта магическая столица далеко?

— Очень, где-то в большой воде. Точно не скажу, я там ни разу не был. Туда можно попасть из портового города. Ближайший примерно два месяца на повозке, — предугадывая мой следующий вопрос, добавил дварф.

— А Начальные Земли?

— Чуть ближе, но тоже не рядом, — ответил Гроннигах. — Зачем тебе в такие дебри? Судя по тому, как ты быстро развиваешься, тебе и здесь неплохо.

— Ты не поймёшь, — грустно ответил я.

— Дело твоё, — подытожил дварф.

«Ничего, просто задержусь тут немного дольше», — отгонял я тоску по дому.

— Ты тут родился, в Авриете? — спросил я у Гроннигаха.

— Да, в знаменитой столице горных земель, в Пата́ре, — ответил он и замолчал.

«Что это? Кто-то тоже скучает по родному дому?» — заключил я, увидев изменения на лице Гроннигаха.

Покрутив в руках кинжал, я обратился к дварфу:

— Гронн, можешь мне объяснить? Раньше я не мог видеть ценность вещей в монетах, а теперь у каждого предмета, даже у того, который я не оценивал у торговца, появилась стоимость.

— А чего объяснять? Ты поднял Интеллект для изучения заклинания, верно?

— Да.

— Ну а с пяти единиц каждая из характеристик начинает правильно работать и при повышении будет только улучшаться. Например, если поднять Интеллект до двадцати единиц, то можно понимать простые языки: тролльский, оркский, жесты зверолюдей и так далее. Видеть более точную цену найденных предметов. На сорока уже усвоишь более древние языки: дварфский, эльфийский и многие другие.

— Значит, у тебя высокий Интеллект, раз ты знаешь истинную цену вещей?

— Нет, мой Интеллект десять единиц. И то половину прибавляет экипировка. Тут играют роль мой опыт и знания. Я не первый день в Авриете, и мне известно, за сколько гильдии скупают редкие ресурсы. Я сам когда-то состоял в клане, — ответил дварф. — Так что сначала подними все свои характеристики до пяти начиная с Силы, а то тебя любая обезьяна сможет сковать, и ты не вырвешься.

— Спасибо, Гронн, за совет.

Теперь мне становилось ясно, что не так было с моими силами.

«Надо срочно поднять уровни и повысить характеристики».

Настало время узнать, какую истинную цель преследует дварф. Не похоже, что карта подземелья ценная только потому, что на ней видны расположения неизвестных руд и минералов.

— Гронн, а что ты ищешь здесь, в Бреоксе? Сомневаюсь, что тебе так сильно важна редкая руда, ты вон сколько денег заработал за сегодня.

— Руда всегда важна! — возразил тот. — Но ты прав, я здесь не за этим. Поскольку ты был честен со мной, я отвечу на твой вопрос. Ты ведь интересовался кланом, который занимался алхимией? Так вот, я ищу его. Если верить старым дварфским записям, он находился на останках великого титана. Многие собирали рейды и прочёсывали местность в поисках богатств известного клана рудокопов, но находили лишь смерть от рук великанов и других монстров.

— Уртул — это имя титана? — догадался я.

— Да, — кивнул дварф и продолжил, — я несколько лет ходил по миру, собирая крупицы знаний, и выяснил, что дварфы эти были другие. Они не строили на земле замки, не воздвигали в горах крепости, как все остальные, они вырубали подземное царство в недрах останков Уртула. Теперь ты понимаешь, что может открыть нам твоя карта? Я хочу найти их обитель и возродить клан, о котором говорил мой дед.

— Это поистине великая цель! — поразился я.

— Ладно, хватит на сегодня. Опусти ставни ламп, завтра будет нелёгкий день, — проворчал дварф, поворачиваясь набок, лицом к стене.

Потушив свет кристаллов, я прилёг на кровать.

«Наконец-то что-то более мягкое, чем мешки из подштанников…»

Глава 11. Бюстгальтер

— Ты вечно занимаешься своими делами, то в компьютере сидишь, то тусуешься со своими друзьями, а со мной совершенно не проводишь время!

— Перестань, Свет, ты же знаешь, что это не так. Ты преувеличиваешь. С Колей и Женей я, вообще, редко вижусь! Раз в неделю. Они давно меня записали в подкаблучники. А они наши общие друзья, если что.

— Да? А ты вспомни, когда мы вместе гуляли, ходили в парк? — продолжила она.

— Я тебе много раз говорил, что не люблю гулять за ручку, так дети гуляют! Мне по душе сидеть дома, смотреть фильмы, иногда сорваться в клуб или кафе, в кино, на худой конец, хотя там сейчас одна хрень идёт.

— Кто-то про кино вспомнил? А когда мы последний раз ходили, а? «Это русский фильм, на него можно не идти, там слабая игра актёров, сплошные сюжетные дыры, я бы лучше снял». Бла-бла-бла! Вот только ты ничего не снял, только талдычишь об этом постоянно!

— Знаешь что?! Иди в задницу! Девушка должна поддерживать своего парня, а не осуждать его!

— Девушка ничего никому не должна, понял?! Мне это уже надоело! Можешь валить к своим кентам, раз они для тебя важнее! — крикнула она, закрывая за собой дверь.

Очередная ссора. Света умела вывести меня из себя буквально парой фраз. Всегда била по больному месту, но долго злиться на неё я не мог. Ссоры — не единственное, из чего состояли наши отношения, были и приятные моменты.

— Стас, а мы поедем этим летом куда-нибудь отдыхать? — водя пальцем по моей бритой щеке, спросила она.

— Не знаю, Свет, через неделю я сдаю дипломный проект, а после, скорее всего, буду устраиваться на работу. Возможно, поеду в столицу. В нашем городе сложно чего-то добиться на кинопоприще, — ответил я.

Я не стал говорить, что уже давно всё решил и начал подыскивать подходящую вакансию. Что рассказал родителям о своих планах, и те отнеслись с пониманием. Теперь осталось самое сложное — рассказать обо всём ей.

— То есть как это поеду в столицу? А я?! — возмутилась она, приподнимаясь и оголяя свою грудь.

«Ах, эта грудь, при виде которой я всегда переставал быть серьёзным. Каждый раз мне хотелось обхватить её, прикоснуться губами к каждому полушарию».

— Ну, мы будем продолжать общаться, а потом ты сможешь переехать ко мне. Сколько тебе ещё учиться в твоей шараге?

— Ты сейчас шутишь? И где мой лифчик? — сказала она, оглядываясь по сторонам.

Я нащупал под подушкой бюстгальтер, достал и протянул ей.

— А что мне здесь делать, Свет? Идти работать на местное телевидение?

— Почему бы и нет? — возразила она, застёгивая пряжку за спиной.

— Свет, я хочу снимать фильмы, хорошие фильмы, на уровне Голливуда — это моя мечта! Я ради этого пошёл учиться в кулёк. У меня уже есть классная идея, надо только немного попрактиковаться.

— Снова эта твоя идея. Понятно. Ты просто решил свалить, и тебе нужен был повод! — яростно заключила она, натягивая футболку и приподнимаясь с кровати.

— Ты, вообще, меня слушаешь? — спокойно поинтересовался я, недовольно смотря на её метания.

— Пошёл ты, Стас! Ищи себе там другую дуру! Где мои джинсы?

— Началось. Да успокойся ты! Всё будет хорошо. Я обещаю. И джинсы твои в коридоре.

— Я не дурочка, Стас, я знаю, как это бывает! — доказывала она сама себе, доставая губную помаду из косметички. — Сначала попишешь пару месяцев, а потом пропадёшь.

— Перестань, Свет! Мне надоели твои детские выходки! Ты по каждому поводу обижаешься, хотя почти во всех случаях сама виновата, и абсолютно не слушаешь меня! — вспылил я.

— Это я обижаюсь? Это ты меня зовёшь дитём? На себя посмотри, Спилберг! — выкрикнула она из коридора.

— Не звони мне больше!

— И не буду! — крикнул я.

Полностью собравшись, она задержалась в проходе.

— Если бы ты меня действительно любил, то так долго не спал, — выронила она почти слезливым голосом.

— Что? — спросил я.

— Вставай уже!

— Свет, я не понимаю.

— Какая Света? Уже утро, Стас! Ты что перепил вчера?

Я смотрел ошарашенными глазами на бородатого дварфа, что стоял передо мной.

«Ох, блин, это был сон», — выдохнув, пробормотал я.

— Ты бредить начал, я и решил тебя разбудить, — продолжил Гроннигах. — И ещё, что такое лифчик?

— Это элемент женской одежды, — ответил я, протирая глаза.

— Как наплечники? Или как кираса? А сколько в нём брони? — удивлённо расспрашивал меня дварф.

— Не то и не другое, он, скорее всего, скрывательного типа, и брони в нём немного, — улыбнулся я и продолжил, — лифчик наводит иллюзию объёма. А здесь девушки без бюстгальтера ходят?

«А ведь действительно, я ещё не встречал местных представительниц женского пола».

— Что за бюстгальтер? — снова удивился дварф.

— Другое название лифчика, — пояснил я, — просто не видел ещё ни одной девушки в этой деревне.

— Не знаю. Вчера был Му́лир — местный праздник, когда все женские обязанности берут на себя мужчины, а сами женщины отдыхают.

«Понятно, что-то наподобие нашего Восьмого марта».

— А что, тебе захотелось женской ласки? — улыбнулся Гроннигах. — Тут есть одно местечко, но оно открыто только ночью, а нас здесь уже не будет к этому времени. Так что терпи.

«Надо же, здесь и такое есть», — поразился я.

— Теперь перейдём к основному. Всё что нужно, я закупил. Также взял тебе четыре свитка зачарования «Привязанность» и пару идентификации, про запас. Поскольку ты совсем слаб, то по пути я бы посоветовал тебе сходить в малый храм Ириды и принять её веру. Это даст тебе немного Телосложения, но тут тебе решать, так как сменить веру стоит тоже недёшево.

— Ирида — это кто? — спросил я.

— Как кто? Богиня ремёсел. В Бреоксе есть только её малый храм.

— Подожди, а Авриет?

— Авриет — это имя нашего мира, — ответил дварф, — ты и этого не знаешь?

— Про это я как раз знаю, миры носят имена их создателей, просто думал тут всего один бог — Авриет.

— Всё верно, — подтвердил дварф, — только Авриет не бог, а боги!

— Как это? — поразился я.

— А́ста Сильнейшая — покровительница силы, Во́гдиш Мудрый — покровитель магии, Ра́нак Хитрый — покровитель обмана, Ирида Всеумеющая — покровительница ремёсел, Еваго́р Чистый — покровитель знаний и Ти́ас Зрящий — мёртвый бог. Все вместе они и создали мир АВРИЕТ, — закончил свои объяснения Гроннигах.

«Вот это ничего себе поворот событий. И почему я не допускал подобное?»

— А с богами можно связаться? Они могут открыть портал?

— Боги способны на многое, но связаться с ними вряд ли получится. Каждый из них обитает в своём мире, а здесь только их храмы и аббатства, в которых ты можешь принять веру и получить божественное благословение.

— И сколько стоит сменить веру? — спросил я.

— Один золотой, — ответил дварф.

— Здесь снова правители постарались? Где брать такие деньги? Нет, пожалуй, я пока воздержусь от похода в малый храм Ириды. Мне нужен бог, заведующий магией, а не ремеслом, — возмутился я.

— Ну как знаешь, держи.


Вы получили 4 единицы свиток зачарования «Привязанность»

Вы получили бездонный кошель

Вы получили 150 медных монет

Вы получили пирожок с капустой


— Это всё, что осталось после покупки снаряжения, — подчеркнул дварф.

— А это что? — спросил я, держа в руках булочку и кошелёк.

— Времени завтракать у нас уже нет, скоро будет смена охраны у северных ворот, нам надо не упустить момент и выйти из деревни. Стража подозрительно относится ко всем новичкам после вчерашнего, некоторых останавливают и досматривают.

Не дожидаясь ответа, я взглянул на маленький тканевый мешочек.


Бездонный кошель — мягкая карманная сумочка исключительно для монет.

Все вложенные в кошель деньги теряют свой вес

Вес: 50 грамм

Ценность: 60 медных монет


— Вот это да! — поразился я, округлив полусонные глаза.

— И вот ещё, накинь, — сказал дварф и передал мне комок серой ткани, — жду тебя через несколько минут внизу.


Вы получили плащ с капюшоном


Я быстро снял с ламп свои вещи и оделся. Подойдя к тазику, тронул ногой, стоящий рядом кувшин, и по характерному звуку понял, что вода в нём ещё осталась. Умывшись, окутал себя плащом и достал свой завтрак. Откусив часть пирожка с капустой, я поразился.

«В этом мире всё вкуснее, чем в моём».

Прожёвывая сдобное тесто с печёной капустой, я обратил внимание, что никаких бафов от еды не последовало. Не став на этом зацикливаться, развернул свиток и вчитался в описание.


Привязанность — среднее зачарование, позволяющее владельцу не терять свои экипированные вещи после смерти.

Эффекты: Шанс выпадения вещи после смерти уменьшается на 80%

Эффект сохраняется после смерти

Вес: 100 грамм

Ценность: 120 медных монет

Желаете использовать свиток зачарования «Привязанность» ?


Я наложил заклятья на одежду и кольцо, затем вышел из комнаты, с тоской вспоминая мягкую кровать.

— Пойдём через рынок, чтобы слиться с жителями, капюшон пока сними. Не стоит слишком выделяться, — сказал мне дварф.

— А что будет, если нас поймают? Зиглуд же из дома Фур. Стража об этом узнает и поймёт, что нашей вины здесь нет.

— Она уже узнала, вчера. Стража обнаружила Зиглуда, поражённого твоей магией у обелиска. Об этом вся деревня уже трещит. В Бреоксе появился маг-убийца! Именно так тебя преподнёс наш общий друг, которого всю ночь пытали, — медленно пробурчал дварф. — Если бы я не заплатил людоящеру, который направил стражу по ложному следу прошлой ночью, мы с тобой уже давно составили компанию Зиглуду в здешнем узилище.

— Такая суматоха из-за парочки смертей?

— Такая, как ты выразился, суматоха из-за того, что кто-то имел наглость нарушить правила старосты Бреоксы. Таких здесь очень не любят. Поэтому сначала выберемся из деревни. Думаю, через несколько дней всё уляжется, и тебя перестанут искать.

— А ты? — удивился я.

— А что я? Дварфы не могут владеть такой магией, я вне подозрений. Ха-ха-ха, — рассмеялся Гроннигах, и мы двинулись в путь.

Проходя мимо рынка, я обратил внимание, что среди толпы, окружившей прилавки с товарами, попадались и девушки. По большей части это были представительницы людоящеров и людей.

Женщины-людоящеры казались изящными и имели выразительную тонкую талию. Распущенные волосы ниже плеч открывали очень милые лица, даже несмотря на змеиные глаза и заострённые зубы. Их тела покрывала гладкая чешуя и, в отличие от мужских особей, цвет кожи приобретал голубоватый или даже сероватый оттенок. За исключением небольшого хвоста анатомически они не отличались от людей.

Обтягивающие тряпичные платья без рукавов с глубоким декольте, юбки с прорезями по обе стороны, тканевые повязки на груди, напоминающие топик без лямок — одеты они были в разное. Единственное, что было у них общего, — это странная любовь ко всяким побрякушкам. Шея, руки, пояс и ноги были увешаны различными бусами, браслетами и декоративными изделиями из металла. Тем не менее я всё равно не понимал, кем надо быть, чтобы заставить себя переспать с рептилией.

Девушки же моей расы отличались изрядно пышными формами и менее вызывающей одеждой. На них были длинные платья до пола и рукава, прикрывающие руки до запястья. В этом даже чувствовалось целомудрие. Но если говорить о внешности, то все мои ожидания увидеть тут россыпь красивейших, подтянутых моделей, как это обычно бывало в онлайн-играх, накрылись медным тазом. Многие явно любили поесть.

— Гронн, скажи мне, пожалуйста, — разочарованно обратился я к дварфу, — все женщины моей расы такие?

— Какие такие? — удивился дварф.

— Ну, ты не видишь?

— Что я, по-твоему, должен увидеть? — снова не понял меня Гроннигах.

— Упитанные, — тихо произнёс я, прикрывая рот ладонью.

— Ты точно не болен? Да это ж самый мёд! Есть за что ухватиться, такая будет содержать домашний очаг в уюте и чистоте. И накормит, и приголубит, — после этих слов лицо дварфа зарумянилось.

Я, конечно, не имел ничего против таких форм, но и менять в одночасье сложившиеся предпочтения не хотелось.

— Понятно. А худенькие есть?

— Встречаются, но не в деревнях, в больших городах, в столицах, а тут нет. Дам тебе совет, Стас, хочешь себе всегда худенькую — ищи эльфийку. Те всегда стройные как иголки, сколько бы ни ели, но своенравные. Поссоришься — она тебя и на перерождение может отправить. Или вон, смотри какая людоящерка, — улыбнулся дварф, подмигивая почти голой полурептилии.

— Спасибо за совет, я учту.

Проходя мимо прилавка кузнеца, я замедлился.

— Постой, Гронн, мне нужно кое-что продать.

— Что именно? — поинтересовался подошедший дварф.

— Крис боли, он мне без надобности, да и по параметрам не подходит, учитывая, кем я хочу стать.

— Понятно, тогда требуй не меньше пятнадцати серебряных, да и, вообще, давай я продам, а ты заодно поучишься, как надо торговаться.

— Ну хорошо, — улыбнулся я, доставая кинжал.

Вы потеряли крис боли

— Утро доброе, — обратился Гроннигах к кузнецу, — Квал?!

— Гроннигах?! Подумать только, сын Ратмораха Камнерука! Здесь в Бреоксе, — язвительно растянулся в улыбке кузнец и добавил, — я думал, что ты уже давно откинул копыта где-нибудь в подворотне Варса́га.

— И я рад тебя видеть кузнечный бездарь! Всё так же уродуешь металл своим ржавым молотом? — сурово спросил дварф.

«Гроннигах что со всеми людьми знаком?» — удивился я.

— У меня-то хотя бы он есть, а у тебя? Ах да, тебя же лишили твоих волшебных инструментов, как я мог забыть, — заулыбался Квал, — и кую я не хуже, а то и получше некоторых.

— Ты это про свои кантальские зубочистки? — пройдясь пальцем по висящим кинжалам, ответил смутившийся дварф.

— Уж получше твоих хрупких мечей, — возразил Квал.

— Мои мечи высшего качества, и мы оба это знаем, — пробурчал Гроннигах.

— Согласен, они идеальны для подпирания калиток в свинарнике.

— Я…

— Что «ты»? — перебил его довольный Квал. — Чем ты можешь похвастаться? У тебя ничего не осталось, Гроннигах. Когда-то ты ещё что-то представлял собой, но те времена прошли.

Гроннигах задумался. В этот момент мне стало немного его жалко, но влезать в чужой конфликт я не спешил.

— Прошли, говоришь? А хочешь знать над чем я сейчас работаю? — ехидно заулыбался Гроннигах. — Ты о таком даже и не слышал! Потому что ты бездарь, и всю жизнь так и будешь ковать свои зубочистки, подпирая двери своего дома моими мечами!

— Ну и над чем же работает великий Гроннигах? Очередной меч? — поинтересовался Квал, полностью игнорируя все колкости в свой адрес.

— Бюстгальтер! В некоторых землях его также называют лифчик! — произнёс Гроннигах, гордо чеканя каждое слово. — Ты ведь слышал о таком, да? Хотя откуда тебе про такое знать, в этой твоей деревне.

После слов Гроннигаха улыбка на лице Квала пропала, и он вместе со мной недоумённо уставился на дварфа.

— Что ещё за бюстгальтер? Ты это выдумал! — разнервничался Квал.

— Стас, — протянул Гроннигах, — а ну-ка, объясни этой бездари, что такое лифчик.

Я аж дар речи потерял, когда на меня уставились оба спорщика.

«И когда я, вообще, успел стать участником их перепалки?»

— Не тяни, Стас, — повторил дварф и незаметно пихнул меня ногой.

— Это женский магический доспех скрывающего типа, умеющий наводить иллюзию, — как по ниточке отчитался я, поразившись, как складно у меня это вышло.

— Уяснил, Квал? То-то же. Наступило новое время! Время лифчиков! Удачи тебе с твоими пародиями на ножи, а нам пора добывать ресурсы для бюстгальтера! — закончил Гроннигах и направился в сторону северных ворот.

«Видимо, продажа кинжала отменяется», — решил я и последовал за дварфом.

— Подожди! — ухватил меня за руку растерянный Квал. — Это правда про бюстгальтер? Такой доспех действительно существует?

— Вообще-то, да. Странно, что ты не слышал, ты же кузнец, — слукавил я и продолжил путь, оставив бедного мастера со своими мыслями.

Поравнявшись с дварфом, мы переглянулись, а потом синхронно засмеялись. Через пару минут, когда мы пришли в себя, и я начал набирать в лёгкие весь выпущенный во время смеха воздух, Гроннигах обратился ко мне.

— Кстати, Стас, а откуда ты взял эти бюстгальтеры? Где ты про них слышал или видел? — поинтересовался повеселевший дварф.

В этот момент радость сошла с моего лица. А ведь действительно, где? Как мне объяснить происхождение слова из моего реального мира? Быстро накидав несколько вариантов, я отмёл лишние и ответил.

— Пока я странствовал мне попались чьи-то записи, в них говорилось о разных странностях, в том числе и про лифчик, — не давая дварфу вставить следующий вопрос, я продолжил, — после одной из моих смертей они выпали, а когда я вернулся, их уже не было.

— Обидно, а много там ещё было интересного?

— Много, — подтвердил я.

— Расскажешь? — улыбнулся дварф.

— Как-нибудь при удобном случае, — подбодрил я неутихающее любопытство Гроннигаха.

Охрана стояла на своём посту, когда мы вышли к северным воротам.

— Сейчас мы притаимся левее тех бочек, — указывая ладонью, произнёс Гроннигах, — а когда придёт смена, и стража покинет свои посты, аккуратно проскочим.

Расположившись среди деревянных тар рядом с воротами, мы принялись ждать.

— Кстати, Стас, — повернулся ко мне дварф, — я забыл тебя вчера спросить, но всё же, какими умениями и ремёслами ты владеешь? С магическим навыком понятно, с метанием, скорее всего, тоже, а остальное?

— Метательного навыка у меня нету, ещё не успел его заработать, — перебил я, — а по поводу остальных…

Я перечислил все освоенные профессии и умения, после чего дварф снова задумался.

— Кулинария — это хорошо, — произнёс дварф, — я готовить не люблю. По поводу портняжного дела сложно сказать. Кроме сумок под вещи, ничего полезного я там не встречал. А вот с копьём ты меня удивил. Если бы у меня были инструменты и кузня, то при наличии хорошего древка я бы смог выковать тебе неплохую пику на первое время. С кольцом мастера по дереву она бы не помешала твоему развитию.

— Идут, — прошептал я, заметив появившуюся из-за угла дома стражу.

— Отлично, — сказал дварф, — когда они приблизятся, те, что стоят у ворот, пойдут к ним навстречу, в этот момент накидывай капюшон и иди за мной. Только не отставай!

Как только старая стража покинула свой пост и пошла навстречу новой, дварф медленно вылез из-за бочки и помахал мне рукой. Пора. Неторопливым шагом мы прошли к воротам и проскочили наружу, пока шла пересменка.

— В этих шлемах они дальше своего хвоста не видят! — весело произнёс дварф, а потом посмотрел на меня.

— Проход в горное подземелье в той стороне, откуда ты вылетел на дорогу? — неожиданно спросил дварф.

— Да.

— Хорошо. Тогда сначала сделаем небольшой крюк. Вполне возможно, Зиглуд не единственный, кто мог заметить карту в таверне.

— Согласен, — кивнул я.

Я понимал его осторожность, для дварфа на кону лежало слишком многое. Пройдя вдоль реки около получаса, мы свернули к опушке леса. Поднявшись к небольшим зарослям у самого входа в лес, дварф остановился и осмотрелся, потом произнёс:

— Вроде бы никого. Хорошо. Для начала, Стас, прими мою группу.

После этих слов у меня выскочило сообщение:


Желаете вступить в группу Гроннигаха?


Я мысленно согласился.


Вы присоединились к группе Гроннигаха

Метод распределения добычи становится «по праву первого»[17]


После прочтения уведомления я обнаружил показатели жизни, маны и энергии дварфа в уменьшенном виде, рядом со своими.


Гроннигах, уровень 20

Дварф

Здоровье: 103 единицы

Мана: 47 единиц

Энергия: 103 единицы


«Недурно. Жизней, вообще, в пять раз больше, чем у меня. Всё-таки я верно решил навязаться к дварфу в спутники».

— Отлично, теперь покажи, где примерно находится твой вход в пещеру, — попросил дварф, доставая из инвентаря карту гор Уртула.

— Вот здесь, где начинается высохшее озеро.

— Понятно, навскидку часов девять идти. Скорее всего, к тому времени изрядно стемнеет, и нам придётся разбить лагерь рядом с ущельем. Ночью соваться в пещеры не стоит.

— Почему?

— Ах да, я же тебе не рассказывал про монстров. У них та же система разделения видов, как и у всех предметов. Вот только магические и редкие твари отнюдь не редкость, даже эпические попадаются. Некоторые монстры обладают усиливающим бонусом, активным в ночное время. Думаю, тебе не стоит говорить, что в пещерах обитают только такие. Тебе даже повезло победить одного.

— Он сам себя победил, — поправил я Гроннигаха.

— Но не без твоей помощи, — ухмыльнулся дварф, — я давненько не слышал о пещерных троллях. Думал, что последнего убили ещё во времена Да́вораса Светлоно́са, а, оказывается, нет.

— Кто такой этот Даворас?

— Напомни мне в следующий раз купить тебе книгу по истории воин Авриет. Там хоть и не всё, но основные моменты ты будешь знать. Даворас Светлонос — это древний правитель горных земель, величайший дварф, о котором ходили легенды.

«Камнерук, Светлонос — необычные фамилии у расы дварфов».

— Светлонос — это означает, что он нёс всем свет? — решил я блеснуть умом.

— С чего это? — удивился Гроннигах. — Просто у него был необычно белый нос, вот и всё.

«Судя по такой логике, Камнерук был с каменными руками, но спросить об этом я не решился, вспомнив, как дварф смутился, когда Квал упомянул его отца. Придёт время — сам расскажет, если захочет», — подумалось мне.

— Ладно, пора идти, — сказал дварф, а после в одну секунду сменил свой латный сет брони на простые кожаные доспехи.

— Как ты это сделал? — изумился я.

— Что, значит, как? Открываешь окно экипировки и мысленно сменяешь нужные тебе вещи на другие. В латах жарко и неудобно передвигаться.

— Вот я дурень! — протянул я.

«Как я мог забыть, о таком примитивном моменте? Да, этот мир слишком реален, чтобы всегда помнить об игровых особенностях».

Мысленно вызвав окно экипировки, я увидел тринадцать слотов разных размеров, шесть из которых занимали надетые мной вещи. Пустовали места, где должен был быть головной убор, пояс, ожерелье, кольцо, перчатки или наручи, второе оружие и ячейка ремесла.

Бегло пробежав по всем слотам, я остановился на бижутерии.

— Гронн, а что будет, если надеть пять колец на руку или повесить несколько магических ожерелий на шею?

— Тебя возьмёт в жёны любой людоящер! — улыбнулся Гроннигах и засмеялся. — А если без шуток, то эффект засчитывается только один и самый максимальный. С ожерельем то же самое. Так что больше двух колец и одного кулона носить смысла не имеет.

— А какой эффект будет засчитываться, если одно кольцо даёт два к Ловкости, а другое столько же, но к Силе?

— К Силе, конечно, — ответил дварф, — каждый бог Авриет отвечает за свой параметр: Аста за Силу, Вогдиш за Силу Воли, Ранак за Ловкость, Ирида за Телосложение, Евагор за Интеллект, а Тиас за Восприятие. Порядок определён очерёдностью богов в имени мира — всё просто.

— Понятно, а за Удачу какой бог отвечает? — поинтересовался я.

— Никакой. Удача не принадлежит никому из богов, насколько мне известно, — ответил он.

«Необычное и простое решение».

Когда мы углубились в лес, дварф накинул на себя латы и произнёс.

— Жди тут. Я окончательно хочу убедиться, что нас не преследуют, — после чего исчез в диких зарослях.

Я внимательно следил за полоской жизни Гроннигаха, пока тот проверял нет ли за нами хвоста. Через двадцать минут он вернулся.

— Никого. Отсюда пойдём прямиком к пещере. Первым буду я, а ты держись позади. Если заметишь что-то подозрительное, сразу говори.

Я кивнул, и мы продолжили путь.

Глава 12. Подарок судьбы

Четыре часа мы пробирались через лес, прежде чем показались первые горы. Весь путь я расспрашивал дварфа о всяких необычностях мира, приходивших мне в голову.

— У каждой расы они свои, — ответил Гроннигах.

— А у тебя какие расовые бонусы?

— У меня? Плюс две единицы к Телосложению, плюс одна единица к Силе, защита от всех видов магии двадцать процентов, кроме рунной, владение дварфским оружием, владение дварфской бронёй и владение рунной магией, — закончил перечислять Гроннигах.

— А я могу носить дварфскую броню или оружие?

— Нет, для этого нужно родиться дварфом. Ты, конечно, можешь нацепить на себя мои латы, но даже если все требования по характеристикам будут соблюдены, никаких особых эффектов, кроме лишнего веса, не получишь, а по защите она будет уступать даже обычным кожаным доспехам, на которых нет ограничений по расе, — пояснил он.

Чем больше я узнавал от дварфа об Авриет, тем больше мне хотелось изучить этот мир. Побывать в столицах, увидеть другие расы, сходить во все места, про которые упоминал бородатый проводник.

— Поверь мне. Будешь рядом с Патарой, обязательно наведайся к дварфским пасекам в низовьях гор. Там варят самую лучшую медовуху. Нигде такой не встретишь! Говорили, что даже сама Ирида заказывала себе несколько бутылок.

— Ты же говорил, что с богами очень трудно связаться, — с усмешкой возразил я.

— Трудно, но и перед патарской медовухой устоять тоже нелегко! — парировал дварф, расплываясь в улыбке.

Затем Гроннигах остановился и достал из инвентаря хрустальный шар, размером с небольшое яблоко, внутри которого я увидел знакомую форму стеклянных песочных часов с делениями, подвешенных в невесомости. Густая жидкость цвета морской волны медленно переливалась в нижнюю часть симметричного предмета.

— Шесть часов идём, — сказал дварф.

— Что это? — спросил я, заворожённо уставившись на необычный предмет.

— Это? Магическая клепсидра[18], — ответил дварф, — для определения времени суток.

Увидев моё заинтересованное лицо, Гроннигах сделал вид величайшего учёного и начал нахваливать свою стекляшку и её механизм.

— Очень полезная вещь, советую купить. Я за неё целый серебряный выложил. Смотри, когда жидкость из этого сосуда перельётся в нижний, значит, прошло восемнадцать часов, и день закончился. Затем внутренний механизм переворачивается и идёт уже отсчёт ночи. А вот эти риски на стекле указывают на прохождение каждых двух часов.

Было забавно наблюдать, как Гроннигах объяснял уже знакомый мне принцип работы песочных часов, но вида я не подавал, стараясь оставаться серьёзным, дабы не обидеть дварфского учёного. Когда он закончил свой рассказ, я внимательно посмотрел на клепсидру. За исключением делений и магической силы, удерживающей одинаковые сосуды в невесомости, а также переворачивавшей их каждые восемнадцать часов, разницы с часами из моего мира не было.

«Восемнадцать плюс восемнадцать…Тридцать шесть часов в здешних сутках, всё-таки интуиция меня не обманывала, день и ночь тут длились дольше», — заключил я.

— Вон! — произнёс я, указывая пальцем на седую вершину. — Расщелина у той горы.

— Значит, пора искать место для ночлега. Близко к ущелью подходить не стоит, ночью оттуда может повылазить всякая нечисть.

Достав бурдюк с водой, дварф потряс его.

— Да, Стас, не думал, что ты такой водохлёб, — протянул он, — как ты ещё не округлел от такого количества выпитого?

— Прости, Гронн, я долго путешествовал без воды. Плюс ещё вчерашнее пиво, — начал я оправдываться, — там в пещере есть где пополнить запас, так что не переживай.

— Надеюсь, — пробурчал дварф, — иначе придётся взбираться к вершинам гор за льдом, а там полно уртульских великанов.

— Ясно, тогда, может, я пойду поищу дрова, а ты пока выберешь место для ночлега?

— Зачем тебе дрова? — смутился дварф.

— Как зачем, костёр разжечь, — осторожно ответил я, но уже подозревая, что меня сейчас отчитают.

— Стас, запомни. Ночью в таких местах костёр — это твоя погибель. Ты сообщишь каждому монстру, который увидит этот огонь, что ты тут и собираешься спать.

— А разве огонь не отпугивает ночных монстров? — поинтересовался я.

— Нет, он отпугнёт только тех, у кого есть уязвимость к нему, а остальные тебя на нём же и поджарят.

— Понятно. Но ночью мы тут явно замёрзнем, — возразил я.

— Не переживай, я купил два спальных мешка. Поэтому осталось найти безветренное место, перекусить и ложиться спать.

Нашим укрытием стал огромный валун, когда-то давно скатившийся с одной из вершин. Расположившись под его выступающей частью, с безветренной стороны, мы разложили спальники и присели на них.

— Тебе с капустой или с мясом? — спросил меня Гроннигах, доставая еду из инвентаря.

— С мясом, — ответил я.

С капустой я уже пробовал с утра, а сейчас хотелось чего-то посерьёзнее, чем печёные овощи, к тому же появившаяся иконка «слабого чувства голода» давала понять, что скоро в животе начнутся урчания.

Вы получили пирожок с мясом

Перекусив, я залез в спальник. Тело немного ломило после долгой ходьбы по лесу сквозь всякие кустарники, не так, конечно, как, когда я был здесь в первый раз, но всё же. Гроннигах наперерез отказывался идти по дороге, объясняя это тем, что лучше не попадаться на глаза путникам, наш поход слишком важен для него.

Солнце давно зашло за горизонт, открывая вид на синевато-фиолетовую ночную пелену с мигающими огоньками. В этот момент я снова вспомнил про свой мир. На этот раз это была не тоска по дому, а обилие вопросов, возникающие один за другим. Откуда в наших мирах столько общего? Предметы, постройки… более того, я снова пробежался глазами по интерфейсу и задумался.

«Кто-то явно сумел передать знания этого мира в наш, простым совпадением тут и не пахло. Получается, все эти сказки про магию, мифические существа, о которых говорилось в книгах, на самом деле существовали? Только в Авриет. На основе этих знаний даже создали компьютерные игры, сняли мои любимые фильмы».

Я вспомнил образы Пятнистого Лира, Серего Кантала и Клыкобрюха.

«Интересно, какие ещё магические существа обитают в этом мире? Песчаные черви? Русалки? Василиски? А может, я смогу увидеть настоящих драконов?»

С этими мыслями я повернулся набок в сторону ворочавшегося на месте дварфа.

— Гронн, ты ещё не спишь?

— Нет пока, — пробурчал тот.

— А сколько лет миру Авриет?

— А кто ж его знает. Это тебе надо в столичных библиотеках копаться, — ответил Гроннигах и понимая, что я так просто не отстану, добавил, — самое старое событие, о котором мне известно — «слёзы Азируса».

— Что это за событие? — поинтересовался я.

— Азирус — забытое название северных горных земель. Те места кишели ледяными демонами, которые не давали спокойно жить разрозненным кланам дварфов. Тогда и произошло знаменитое вече[19] девяти глав, после которого все дварфы объединились и собрали огромную армию. Начались времена смертей и перерождений. Несколько лет шла битва по окончанию которой порождения титанов пали, а на месте побоища основали будущую столицу Патару.

— Порождения титанов? Подожди уртульские великаны…

— Верно, — перебил меня дварф. — Уртул оставался последним титаном и перед своей кончиной сотворил великанов из своей плоти. Так гласят легенды. Игда́р нем аткас унди́ах! Я дарую вам свою плоть и силу, дети мои.

После этого Гроннигах замолчал, а потом снова продолжил.

— Все эти события были где-то четырнадцать поколений назад, а мы живём лет триста, вот и считай.

История, рассказанная дварфом, вызывала множество вопросов. Больше четырёх тысяч лет назад и это ещё, возможно, не самое старое событие. Сутки здесь идут дольше, получается почти шесть тысячелетий по времени моего мира. Самая древняя цивилизация на Земле, о которой я прочитал, когда готовился к постановке о первобытных людях, существовала около семи тысяч лет до нашей эры. Не сходится. Если знания в мой мир попали из этого, то либо есть ещё более старые события в Авриет, либо я что-то упускаю. Хотел уже было расспросить Гроннигаха снова, но потом подумал, что терпение дварфа небезграничное.

— Гронн, если я замучил тебя вопросами, то ты извини. Кроме тебя, мне некого больше расспросить.

— Ничего не замучил. Ты всегда внимательно слушаешь, удивляешься и строишь забавные физиономии, — усмехнулся дварф и добавил, — честных людей нечасто встретишь, и я ценю это в тебе, Стас. Правда, твоя манера говорить — это нечто. Не знаю, что за рукопись тебе попалась, откуда ты набрался всяких непонятных слов, но мне даже интересно с тобой болтать.

— Спасибо на добром слове, — сказал я и повернулся на спину, лицом к ночному небу.

«Есть ли тут знакомые созвездия? Хотя стоп, я же, кроме Большой Медведицы, никаких не знаю. Печально. Вот так попадёшь в чужой мир и даже по звёздам не сориентируешься, может, он рядом с твоим», — с этой невесёлой мыслью я зевнул и сомкнул глаза.

Я, конечно, любил поспать, но даже меня не хватало на такую долгую ночь, поэтому проснулся ещё до рассвета. Дварф уже сидел, скрестив ноги, и аккуратно расчёсывал свою рыжую бороду деревянным гребнем.

— Проснулся? — спросил он.

— Да, — ответил я, не отрывая взгляда от забавного процесса.

— А почему ты её не сострижёшь? Неудобно же с такой бородой возиться, — поинтересовался я.

Гроннигах посмотрел на меня ошарашенным взглядом и произнёс:

— Борода — богатство рода! Для дварфа — это святое, символ мужества, зрелости и самостоятельности! Нас с детства приучают следить и ухаживать за своей бородой. Запомни раз и навсегда, Стас, никогда не предлагай дварфу состричь бороду, многие воспримут это за оскорбление.

— Понял. Извини. Учту на будущее, — ответил я.

Быстрыми движениями Гроннигах заплёл свою бороду, придавая ей опрятный и красивый вид. Затем привстал и сказал:

— Сейчас перекусим и с первыми лучами светила отправимся в ущелье. Я уже в предвкушении богатств, которые нас ожидают, — проговорил повеселевший дварф.

Через час мы уже стояли у расщелины, приготовившись спускаться.

— Гронн, а если там будут ещё тролли?

— Вряд ли, эти жадные твари не терпят конкуренции. А с другими монстрами, которые нам, возможно, попадутся, будем действовать по ситуации, — спускаясь вниз, ответил дварф.

Зайдя внутрь пещеры, Гроннигах достал лампу и отворил ставни, выпуская свет.

— Скоро она нам не потребуется, — радостно произнёс я, глядя на светящийся кристалл.

— Это почему же? — поинтересовался дварф.

— Увидишь, — с улыбкой ответил я.

Я с нетерпением хотел показать дварфу огромные пещерные кристаллы, которые были расположены за поворотом после обрыва. Подойдя к пропасти, Гроннигах посвятил вниз. Обезглавленное тело пещерного тролля сильно усохло, как будто из него высосали все жизненные соки.

— Кто-то им перекусил, — заметил я.

— Вижу, — смутившись, подтвердил дварф.

— Жди тут, — сказал он и достал из инвентаря моток верёвки.

Привязав один конец к сталагмиту, Гроннигах аккуратно спустился. Внимательно осмотрев тело пещерного тролля, он задумался, поглаживая свою бороду. Поднявшись, дварф поделился сделанными выводами.

— Два небольших отверстия на спине. Скорее всего — это пещерный паук. Такие частенько заседают в неисследованных шахтах и подземельях.

— Паук? Но тут совсем нет паутины, — бегая глазами по сторонам, сказал я.

— Пещерные пауки ею не пользуются. Паутина не только оповещает своего хозяина о новой жертве, но также и выдаёт его самого. При виде её можно сразу понять, кому принадлежат липкие нити и отступить. Поэтому пещерные пауки стали действовать по-другому. Они полагаются исключительно на своё зрение и слух. Большинство их жертв только на перерождении понимают, что попали в лапы ядовитой твари. У них мало жизней, но очень высокий урон. При битве с такими не помешало бы дистанционное оружие. Мои латы они не прокусят, а вот тебе может достаться с твоими тряпками, поэтому держись позади в случае чего, — пояснил он.

Выслушав Гроннигаха, я показал ему висячий «бублик», в который прокидывал камень с верёвкой, чтобы перебраться на ту сторону.

— Хитро придумано, учитывая твои недостатки в Силе.

Дварф взял свою верёвку и сделал небольшой аркан, затем раскрутил его и метнул через обрыв, накидывая на сталагмит, находящийся на другой стороне пропасти. Обойдя каменный нарост рядом собой и обвив его другим концом верёвки, Гроннигах потянул трос на себя, затягивая петлю аркана и завязал крепкий узел. В результате получился натянутый канат, как в каком-нибудь цирке.

«Надеюсь, нам не придётся идти по нему, маневрируя руками», — подумал я.

— Дай свою верёвку, — обратился ко мне дварф.

— Держи, — ответил я.


Вы потеряли тканевая верёвка


Повторив процедуру, Гроннигах соорудил простейший мост из двух сильно натянутых верёвок, расположенных одна над другой.

— Неплохо! — подойдя к началу искусственного сооружения и надавив на канат ногой, приободрился я.

— Подожди. Есть ещё кое-что, что нужно сделать. Внимательно следи за тем поворотом и если увидишь какого-нибудь монстра, тут же кричи мне.

— А ты что собираешься делать? — удивился я.

— Я позабочусь о нашем воскрешении, — ответил Гроннигах и достал из инвентаря железную кирку в половину роста самого дварфа.

— Не отвлекайся, — пробормотал он, подойдя к сталагмиту, расположенному у стены пещеры.

Мне очень хотелось посмотреть, что удумал бородатый шахтёр. Каждый удар киркой эхом разносился по всей пещере. Насколько далеко уходили звуки металла, бьющегося о камень, я не знал, но мысленное представление по поводу того, как огромный ядовитый паук открывает свои восемь глаз, заслышав нас, заставляли меня нервничать.

Спустя десять минут удары прекратились. Убедившись, что из-за поворота никто не собирается выпрыгивать и выпивать меня досуха, я повернулся к дварфу.

Гроннигах уже заканчивал вырезать руны на миниатюрной копии обелиска возрождения, причём моим крисом боли. Далее, дварф приподнялся и приложил руку к самодельному монументу.

— Нонсаймо́рт, — членораздельно прошептал Гроннигах.

После чего я снова увидел лунное сияние, исходившее от всего тела дварфа и медленно переходившее в бывший сталагмит, заставляя все руны на нём святиться.

Малый обелиск возрождения — место вашего воскрешения после смерти. Не может являться целью для телепортации. Действует в течение одних суток. Может быть разрушен.

— Охренеть, Гронн! И ты говоришь, что ты ещё не маг? Да это просто чит-код какой-то! Создавать собственные обелиски возрождения, — поражался я увиденному.

— У этой магии откат один месяц. Ей обучают в гильдии горняков, в которой я когда-то состоял, — ответил он, — и что такое этот твой чит-код?

«Блин, в порыве восхищения над рунной магией, я совсем забылся и ляпнул, не подумав, а теперь придётся выкручиваться».

— Это значит нарушение баланса нечестным путём.

— Забавное слово это. Чит-код. Мне нравится. Я Гроннигах Камнерук знающий чит-код, трепещите! — смотря куда-то в сторону и прищурив глаза, произнёс дварф.

— Значит, после смерти мы будем воскрешаться у него? — спросил я, пытаясь перевести тему.

— Нет, сначала надо к нему привязаться, в противном случае мы воскреснем в Бреоксе, если умрём, — ответил Гроннигах, — малый обелиск хоть и обладает свойствами своих больших собратьев, но уступает им по значимости.

Подойдя к магическому творению дварфа, я активировал привязку точки воскрешения.

— И вот ещё, дай свой плащ, теперь он тебе без надобности, а тут ещё послужит.

Я снял с себя накидку и протянул Гроннигаху. Дварф тут же накинул её на обелиск, полностью скрывая яркое свечение рун, делая монумент абсолютно незаметным.


Вы потеряли плащ с капюшоном


— Теперь пора идти, — твёрдо произнёс Гроннигах.

Осторожно переставляя ноги по натянутому канату и держась руками за верёвку, я легко перебрался на ту сторону обрыва, где меня ожидал дварф в полном латном обмундировании.

— Гронн, а если будет бой, то как лечиться?

— Что, значит, как? В бою можно использовать свитки исцеления и заклинания лечения, — ухмыльнулся дварф, намекая на выбранный мной путь мага. — А вне боя к этому можно добавить целебные мази.

— Но у тебя же врождённое сопротивление к магии.

— Не сопротивление, а защита, — поправил меня дварф. — Сопротивление позволяет с небольшим шансом полностью избежать воздействия магии, а защита лишь приуменьшает его. Да с этим есть небольшие затруднения, но не критичные. Учитывая всю экипировку, моя магическая защита составляет тридцать пять процентов. Свиток малого исцеления восстанавливает тридцать единиц здоровья, в моём же случае — это двадцать. Обычно в группе из дварфов есть рунный целитель, который не даёт никому умереть. Вот и всё.

— А целебные мази — это разве не алхимия? — поинтересовался я.

— Нет, их делают травники из разных растений. Алхимия — всяческие зелья. В лавках больших городов продаются такие, но стоят очень дорого, — закончил дварф, когда мы повернули за угол.

— Неужели никто не смог повторить эти зелья?

— Нет. Как я думаю, чтобы создавать такие, надо обучиться алхимии, а для этого нужно найти учителя или самому попробовать открыть древнее искусство. Помнится, в Варсаге объявили соревнование. Привезли горы алхимических ингредиентов и просили каждого желающего попробовать сотворить любое зелье. Наградой была должность при дворце. Но, увы, за всё время никто так и не открыл древнее ремесло.

— Жаль, зелья бы не помешали, — сказал я.

Когда перед нами открылся коридор, освещённый огромными разноцветными кристаллами, я расплылся в улыбке.

— Ну как тебе?

Дварф хмыкнул и убрал лампу в инвентарь, затем достал свой молот и спокойно пошагал дальше. Я немного потупил взгляд.

— Только не говори, что эти кристаллы — хлам.

— Хорошо, не буду, — ответил дварф и добавил, — как говорил мой дед: «не всё то золото, что блестит». Запомни эту мудрость, Стас.

Я уже было хотел возразить, что мне известна эта поговорка, как вдруг заметил, что дварф поднял с земли знакомый предмет.

«Точно! Это же та дубинка, которую в меня бросил пещерный тролль, тогда я был на волосок от смерти. Хорошо, что я случайно споткнулся», — вспомнилось мне.

— Святая Ирида, — прошептал дварф. — Такой артефакт испортить!

— Что там?

— Помнишь, ты рассказывал про задание, в котором вернул топор дровосека. Так вот, это оружие даёт ответ, как его смогли убить, — сказал Гроннигах, протягивая мне желтоватую дубинку.


Вы получили дубинка из кости Уртула

Дубинка из кости Уртула — выточенная из останков могучего титана, это оружие способно навсегда упокоить душу врага.

Тип: оружие ближнего боя

Класс: усиленный

Требования: 35 единиц Силы, могут использовать только пещерные тролли

Урон: 24 единицы (дробящий)

Точность: 60%

Шанс критического удара: 6%

Шанс оглушения: 14%

Убитое этим оружием существо не может переродиться

Прочность: 12 единиц из 100

Вес: 2500 грамм

Ценность: не имеет цены


В этот момент я сглотнул слюну. Фраза «я был на волосок от смерти» заиграла новыми красками. Небольшая дрожь пробежала по моему телу.

— Этот глупый тролль нашёл кость Уртула и выточил из неё себе дубинку. Теперь от неё нет толку. Какое расточительство! Такая кость, найди её мы, принесла бы нам целое состояние, — ворчал дварф.

— А из этой дубинки нельзя выточить другое оружие?

— Нет, когда оружие изготовлено, его можно либо разрушить, либо починить — другого не дано.

Раздосадованный Гроннигах приблизился к кристаллу и достал карту подземелья. Я же подошёл к обрыву и скинул вниз костяную дубинку.


Вы потеряли дубинка из кости Уртула


Мы продолжили путь. Когда перед нами показался большой зал, где раньше обитал тролль, Гроннигах снова достал карту.

— Странно. Выхода, откуда мы пришли, на карте нет, а этот зал есть.

— Здесь можно набрать воды, — сказал я, подходя к небольшому углублению в земле, наполненным прозрачной жидкостью.

Напившись и наполнив бурдюк, Гроннигах подошёл к яме с костями.

— Понятно откуда у тебя столько редкой кожи, здесь много костей, принадлежащих Мизмиглотам.

— А кто это такие?

— Магические пещерные черви. Их кожа очень прочная. Встреч с ними лучше избегать. На них, как и на тролля, нужна группа из первоклассных воинов в полной экипировке. И с кипой исцеляющих и усиляющих свитков.

Подойдя к большому сундуку, дварф начал его осматривать.

— Добротный ларец. Жаль, что по размерам великоват, я бы такой забрал себе, — пробормотал Гроннигах, потом повернулся ко мне, — ладно, Стас, идём дальше.

В следующей части пещеры я уже не был, поэтому старался ничего не упускать из виду. Коридор сменялся коридором, пещерные кристаллы также освещали всю дорогу. Карта подземелья изрядно помогала нам избегать тупиковых разветвлений пещеры. Через некоторое время Гроннигах остановился у стены.

— А вот и первая жила. Медная, хороший знак! — улыбнулся дварф.

Я удивлённо уставился на выступающую из стены небольшую часть породы, но в упор не замечал, упомянутой дварфом медной залежи.

— Гронн, я ничего не вижу, какая ещё руда?

— Ясное дело, сначала Восприятие подними до пяти, а потом увидишь, — снова усмехнулся дварф, — здесь богатая залежь медной руды. Я начинаю думать, что твоя удача распространяется и на меня.

— Чем хороша такая руда? Мы сможем сделать много медных монет? — спросил я, но дварф меня уже не слушал, примеряя кирку и что-то бурча себе под нос.

— Навскидку шесть или даже семь кусков…

— Гронн! Ау! Чем ценна эта жила? — оборвал я раздумья дварфа.

— Не кричи. С богатой руды падает медный колчедан, а в нём иногда может содержаться серебро и даже золото! Нужно будет переработать, чтобы знать точно. И монеты делать незачем, готовый слиток можно обменять на медяки вес к весу. Ладно, идём дальше.

— А ты разве не будешь добывать руду?

— Сначала разведаем, что дальше, и убедимся в отсутствии монстров. Судя по карте, через несколько коридоров снова большой зал, в котором целых две неизвестные залежи.

Дварф шёл чуть ли не вприпрыжку, богатая залежь подняла его настроение получше грушевого пива. Я же осматривался по сторонам. Когда мы подошли к большому залу, дварф выставил передо мной свою ладонь.

— Замри, — шёпотом произнёс он.

Я остановился, чувствуя нарастающую тревогу. Приподнявшись на цыпочки, взглянул за впереди стоящего дварфа. В центре пещеры, скукожившись, дремала она. Монстр каких я ещё не видел.


Арахна

Босс подземелья

Класс: магический

Уровень: 25

Здоровье: 1163 единицы

Мана: 15 единиц

Энергия: 740 единиц

Навыки: неизвестно


Антрацитово-чёрное членистоногое существо напоминало какой-то эксперимент учёных по скрещиванию паука и человека. Из брюха насекомого выступал полуголый торс мутированной женщины. Из головы и плеч выходили в разные стороны остроконечные зеленеющие отростки. Вместо рта находились трущиеся друг об друга хелицеры, с которых стекала серая слизь. Руки переходили в заострённые кости. Если бы не женский торс, то назвать этого монстра человекообразным, язык бы не повернулся. Нижняя часть паука очень напоминала увеличенную версию чёрной вдовы и была странно прикована к овальным коконам под собой.

У меня отвисла челюсть. Попадаться такому на глаза мне не хотелось от слова совсем. Развернувшись, я пошагал на цыпочках подальше от этого зала, стараясь не сотрясать даже волоски в своём носу. Но через несколько секунд меня остановил дварф, отчего я сразу побелел.

— Успокойся! — услышал я довольный шёпот Гроннигаха.

Подняв правую бровь и скривив лицо, я повернулся к повеселевшему дварфу.

— Ты в порядке, Гронн? — таким же шёпотом спросил я его.

— Конечно, Стас! Ты не представляешь, как нам повезло!

— Повезло?! — постарался я прокричать шёпотом, — нам повезло, что мы до сих пор живы! Ты видел эту тварь? Она из твоей бороды себе маленький коврик сделает, а меня высосет всего через спину. Я видел! Я знаю! Лучше давай уйдём, пока она спит, пожалуйста.

— Она не спит, — ответил чуть ли не смеющийся после моих слов дварф. — У неё начался яйцеклад. Это молодая паучиха и пока ещё не успела нарожать себе охрану. Когда Арахна откладывает яйца, она полностью беззащитна и не может покинуть своё место, чтобы не повредить будущих паучат.

— Допустим, а папаня?

— Самец обычно идёт на корм родившемуся потомству. Он уже мёртв и Арахна спрятала его труп под коконами. Поверь мне, я уже бился с такими, правда, более сильными, чем эта букашка. Это первый раз, когда я застаю паучиху за яйцекладом. Обычно приходится убить сотни мелких арахнидов, прежде чем добраться до их матери, а тут просто подарок!

— И что ты предлагаешь? Лично я могу понаблюдать со стороны.

— Дело в том, Стас, что у Арахны высокая физическая защита и огромный урон, но совсем мало жизней. Мы вдесятером дрались с такой и то еле-еле пробивали её хитиновый покров, тратя огромное количество ресурсов, но среди нас не было того, кто бы мог наносить магический урон. Смекаешь к чему я?

— Нет, — прошептал я.

— Ладно. Тут самое интересное, — повеселел Гроннигах, — у неё нету защиты от магии, наоборот, она очень уязвима к магическому урону. А теперь смекаешь?

— Кажется, да, но почему тогда вы просто не взяли с собой мага и не убили её с меньшими потерями? Или не накупили каких-нибудь магических свитков?

— Дварфы не склонны делиться добычей с другими расами, — насупился Гроннигах, — а свитки с атакующими заклинаниями редки и дороги. Патара как-то пыталась договориться с Мерверрудом о закупе большой партии таких, но маги запросили слишком высокую цену, поэтому нарвались на грубость с нашей стороны. С тех пор нога дварфа больше не ступала на волшебный остров.

— Подожди, но ты ведь делишься. Если бы не ты, то я давно просил милостыню на улицах Бреоксы, — возразил я.

— Стас, — обратился ко мне Гроннигах, смотря прямо в глаза, — я дварф-отшельник, изгнанный своим кланом и вынужденный скитаться в компании разных рас. За свои странствия я многое повидал и стал по-другому смотреть на мир. Моё отношение к другим расам изменилось. Остальные дварфы слишком упёрты и слепы, чтобы открыть себя миру. Я не такой.

— Даже не знаю, что сказать. Мне повезло с тобой, вот и всё, — улыбнулся я.

— Согласен, — расплылся в улыбке дварф, — тебе со мной повезло. Теперь расскажи про своё заклинание.

— Длина семь метров, урон двенадцать единиц, откат пятнадцать секунд. Есть ещё небольшой шанс ошеломить, десять процентов. Только вот я могу использовать его один раз в восемь минут. Регенерация маны слабая, — ответил я.

— С этим проблем не будет, — сказал Гроннигах и достал из инвентаря какую-то настойку и несколько свитков.


Вы получили настойка рудокопа

Вы получили свиток Телосложения

Вы получили свиток ускоренной регенерации


Я тут же начал рассматривать новинки в своём инвентаре.


Настойка рудокопа — простой кулинарный напиток, временно повышающий вашу Силу и Телосложение. Очень популярен среди горнодобытчиков.

Эффекты: +2 единицы к Силе, +2 единицы к Телосложению

Время действия: 60 минут

Примечание: поистечении времени действия настойки наступает утомлённость

Эффект не сохраняется после смерти

Вес: 300 грамм

Ценность: 30 медных монет

Утомлённость — негативный эффект. Вас мучают головные боли и рвота.

Эффекты: — 2 единицы к Силе, — 2 единицы к Телосложению

Время действия: 20 минут

Эффект не сохраняется после смерти


«М-да, уж лучше быстренько умереть», — подумалось мне.


Свиток Телосложения — магический свиток, временно усиливающий вашу характеристику Телосложение.

Эффекты: +3 единицы к Телосложению

Время действия: 25 минут

Примечание: нельзя использовать больше одного свитка за раз

Эффект не сохраняется после смерти

Вес: 100 грамм

Ценность: 180 медных монет

Свиток ускоренной регенерации — магический свиток, временно повышающий восстановление единиц здоровья и маны.

Эффекты: восстановление здоровья и маны +1 единица в секунду

Время действия: 25 минут

Примечание: нельзя использовать больше одного свитка за раз

Эффект не сохраняется после смерти

Вес: 100 грамм

Ценность: 190 медных монет


Сказать, что в тот момент я был изумлён — ничего не сказать. Теперь я понимал слова Гроннигаха, когда он говорил, что закупил всё что нужно для похода.

«Неужели он заранее учёл даже этот момент с Арахной? Да нет — бред. Быть такого не может».

— Значит, так, Стас. По моим прикидкам при всех усилениях ты сможешь использовать свою магию каждый раз после отката как минимум минут двадцать пять. Этого времени нам должно хватить для убийства матери пауков. Сам зал довольно большой и есть места, где можно укрыться от атаки Арахны. Сейчас она прикована к своему месту, поэтому слушай мой план.

— Хорошо, — кивнул я.

— Мы окружим её с двух сторон, я буду всячески отвлекать внимание Арахны на себя, кидать по ней камнями или чем-то подобным. Твоя же роль — подходить на расстояние удара своей магии и наносить урон, после тут же прятаться, пока я снова не привлеку её внимание. Потом, когда она отвлечётся на меня, ты также выбегаешь и бьёшь магией. Учти, хоть она и не сможет достать нас своими костяными лезвиями, но будет плеваться ядовитой слюной. Если такая попадёт по тебе или по мне, считай кранты.

План дварфа был предельно прост: он агрит[20] на себя монстра, а я по кд[21] кидаю «Каменные Шипы» и прячусь за выступающими наростами.

— И это всё? Так просто?

— Почти. У тех Арахн, с кем бился я, было несколько способностей. «Паучий Зов», призывает своих выродков, но поскольку она ещё их не наплодила, значит, такой способности у неё нет. «Паутинный Взрыв», этой тоже, скорее всего, не будет, так как её прядильня занята формированием нового кокона. Единственное, что у неё может быть — это «Ядовитые Брызги». Сначала она издаёт неприятный визг, затем во все стороны летят ядовитые плевки. В этот момент надо находиться за укрытием. Ну как? Что думаешь, Стас? — спросил Гроннигах, смотря на меня горящими глазами.

— Думаю, что на ужин у нас паучьи ножки, — улыбнувшись, ответил я.

Глава 13. Врата

Вы потеряли настойку рудокопа

Вы потеряли свиток Телосложения

Вы потеряли свиток ускоренной регенерации


— Я готов! — крикнул я, скрывающемуся за пещерной колонной дварфу, на той стороне.

— Хорошо! Жди команды!

Через несколько секунд после слов Гроннигаха я услышал противные звуки, издаваемые боссом-насекомым, и вверху передо мной появилась красная полоска шкалы здоровья.


Арахна

Здоровье 1161 единица из 1163


«Удобно, не придётся присматриваться к ней. И чем Гроннигах отнял два пункта жизней? Хотя кто его знает, что ещё за свитки он понакупал», — подумал я.

— Стас! Давай!

Я резко выбежал из-за укрытия и направился в сторону босса. Приподнявшись на все свои восемь конечностей, Арахна казалась ещё больше, чем прежде. С удивлением я смотрел на уворачивающегося от серой жижи дварфа.

«Боже, Гроннигах, да у тебя талант! Неужели подобным «бальным танцам» дварфов обучают с детства, как и уходом за бородой?» — дивился я.

Остановившись примерно в шести метрах от восьминогой твари, я применил заклинание и сразу побежал обратно за выступ.


Вы нанесли 20 единиц урона Арахне


После этого сообщения я услышал недовольное визжание, но посмотреть, что конкретно там происходит, боялся до чёртиков. Сердце билось с такой периодичностью, что если наложить музыку на его ритм, то получился бы неплохой бит под жанр техно.

— Двадцать урона! Отлично! — обрадовался дварф. — Давай! Косая букашка! Это всё на что ты способна?

— Пора, Стас! — прокричал дварф, но я уже выбежал из-за укрытия.

Я старался реагировать раньше, чтоб, подбегая к ядовитому монстру, откат заклинания как раз заканчивался.


Вы нанесли 20 единиц урона Арахне


— Хорошо идём, — подытожил Гроннигах, глядя на уменьшающееся количество жизней Арахны.

Когда жизни босса прошли отметку в девятьсот единиц, на всю пещеру раздался душераздирающий вопль, мои ладони машинально накрыли уши.

— Берегись! Не высовывайся, Стас! Брызги!

Надо мной пролетело несколько зелёных субстанций. В местах их попадания образовывались испарения с выделением дыма, как будто этот яд прожигал каменные стены.

Дождавшись пока магический скилл[22] почти откатился, снова выбежал на поле боя. Когда заклинание было произнесено, я удивился новой надписи в уведомлении и взглянул на Арахну. Над её паучьей головой, пересекая друг друга, крутились по кругу два маленьких вихря, формируя небольшую сферу.


Вы ошеломили врага


«Не думал, что такие эффекты прокатывают на боссов», — подумал я.

Быстро присмотрелся к появившейся иконке рядом с жизнями босса.


Ошеломление — негативный эффект. Вы теряете контроль над собой и не может производить никаких действий.

Эффект: бездействие

Время действия: 20 секунд

Не стакается

Эффект не сохраняется после смерти


— Гро-о-о-о-онн! Она ошеломлена! — звонко крикнул я, приободрившись от своего успеха.

— Вижу, — ответил подлетающий с молотом дварф.

В течение всего действия эффекта дварф изгалялся как мог. Его пляски с молотом и хаотично летящие удары вселяли ужас даже в меня.

«И как такому обращению с оружием можно научиться? Да тут годами надо тренироваться! Всё-таки хорошо, что я в мага решил пойти», — подумал я, смотря, как еле-еле уменьшаются жизни Арахны.

После окончания эффекта я успел направить шипы на паучиху и забежал за своё укрытие.

Визг. Снова ладони прикрыли мои уши. На этот раз в глазах стало двоиться. Видимо, её отчаяние усилилось, и это отразилось в паучьем крике. Кислотных снарядов стало гораздо больше. Страшно подумать, что будет дальше. Взглянул на жизни босса.


Арахна

Здоровье: 572 единицы из 1163


Больше половины уже отняли. Сначала мне не верилось, что у нас может получиться завалить босса вдвоём вместе с дварфом, но теперь, теперь я чувствовал себя выше этого глупого существа. В моих мыслях все моря и океаны опустились до уровня колен.

— Пора! — снова крикнул Гроннигах, прерывая мои размышления.


Вы нанесли 20 единиц урона Арахне


Прислонившись к каменному выступу, я ожидал отката «Каменных Шипов», как вдруг почувствовал, будто мои стопы горят. Посмотрел вниз.

— Твою мать! Гронн! Не наступай на слизь! Она поражает вещи! — крикнул я, снимая дымящиеся ботинки, испачканные в зелёном токсине, и отбрасывая их в сторону.

«Магическое кольцо лучше тоже снять, мало ли, попадёт ещё на него эта зараза», — с этими мыслями я убрал кольцо в инвентарь.

— Понял! — послышался голос дварфа.

Я аккуратно выглянул за выступ. Почти всё плато было усеяно ядовитыми плевками. Пробраться на расстояние удара становилось проблематично.

Прыгая по небольшим островкам, я скастовал[23] шипы и быстро поскакал обратно.

— Двести жизней осталось! — прокричал дварф.

Я взглянул на свои бафы. До истечения самого полезного на регенерацию здоровья и маны оставалось четыре минуты.

«Хватит с лихвой», — заключил я.

Чем меньше здоровья становилось у Арахны, тем медленнее шло время. Когда я отсчитывал очередные двенадцать секунд, перед тем как выпрыгнуть из своего убежища навстречу пещерному боссу, мне казалось, что мир вообще замер.

— Давай, Стас! — раздалось с противоположного конца зала большой пещеры.

В голосе дварфа чувствовалась усталость.

Допрыгав до свободного от ядовитой слизи участка, я произнёс заклинание «Каменные Шипы» и уже хотел было вернуться, но резкий вопль опустил меня на колени. Я думал, что моя голова сейчас взорвётся. Стараясь взять себя в руки, попытался сфокусироваться на жизнях босса.


Арахна

Здоровье: 17 единиц из 1163


«Как же так? Остался всего один удар, а она использовала свой единственный массовый скилл именно в тот момент, когда я оказался рядом».

Пасть Арахны распахнулась и из её рта высвободился огромный зелёный шар, который в ту же секунду взорвался, устремляя свой частицы в разные уголки пещеры.

«Вот и всё. Это конец. А ведь почти убили», — подумал я перед смертью.

— Имирдатау! — раздался дикий крик Гроннигаха и огромное тело дварфа выбежало передо мной, прикрывая от ядовитых брызг.

Тринадцать секунд. Время рассуждать почти не осталось. Тело Гроннигаха ещё лежит на месте, не давая Арахне попасть по мне своими кислотными плевками. Десять секунд. У меня будет всего одна попытка, жизни Арахны восполнились до восемнадцати единиц. Шесть секунд. Здоровья уже девятнадцать, если она восстановит ещё две единицы, то можно не надеяться на победу. Две секунды. Одна.

— Получай паучье отродье! — выпрыгнув, после плевка ядовитого босса, я скастовал своё единственно заклинание.


Вы нанесли 20 единиц урона Арахне.

Вы убили босса подземелья Арахну

Вы получили 1250 единиц опыта

Вы обрели уровень

Вы обрели уровень


Особо обрадоваться я не успел, глядя на визжащее насекомое, испускающее из себя все свои внутренности, так как приземлился в одну из ядовитых луж. Благо мои двадцать девять единиц жизней не позволили мне долго метаться в агонии и криках, пытаясь потушить себя от надуманного огня.


Вы получили 28 единиц урона от ядовитых брызг

Вы получили 28 единиц урона от ядовитых брызг

Вас убила Арахна

Вы возрождаетесь у точки воскрешения


— У тебя получилось, Стас! У нас получилось! Признаться, я не особо верил, что мы придём к успеху, но то, как ты себя вёл в бою, говорит о бывалом опыте в битвах. Я даже засомневался, что ты иной. Ты всегда идеально подгадывал время для нанесения удара, держался позади, не попадаясь на глаза Арахны. Отличная работа!

Глядя на полуголого дварфа, я улыбнулся.

— Спасибо Гронн, но если бы не твои танцы, у нас ничего не вышло. И почему мы без одежды? Я же использовал свитки зачарования.

— Не знаю, — ответил смутившийся дварф, — но у меня нехорошее предчувствие.

— Кстати, мне дали целых два уровня за неё.

— Ещё бы. За магических монстров опыт дают всегда, даже если ты первого уровня. Их тяжело убить. На наше счастье эта паучиха была совсем зелёной. За взрослую нам давали по две тысячи каждому из шестнадцати членов рейда.

— А как, вообще, здесь распределяется опыт? — спросил я, вставая с земли.

— Точно, забыл. За убийство обычных монстров или животных дают опыт равный их уровню. Если у вас с врагом разница в пять уровней, причём неважно, в какую сторону, то ты получишь одну единицу опыта.

— Но за Арахну…

— Дослушай сначала, — перебил меня дварф, — за магических, зачарованных, редких и эпических противников дают много опыта, невзирая на разницу в уровнях. За Арахну нам дали две тысячи пятьсот опыта на двоих, то есть её уровень, умноженный на сто единиц. Уяснил?

— Да.

— Теперь пойдём.

Добравшись до места последней битвы, наши лица скрутило. Вонь, поднявшаяся от внутренностей убитого насекомого, в купе запахом испарявшейся кислоты, заставляли непроизвольно слезиться глаза. Я так, вообще, старался не дышать. Смрад, когда-то обнаруженный мной на участке сумасшедшего мясника, в этот момент показался освежителем воздуха.

— Придётся подождать, — пробурчал Гроннигах.

Через несколько часов мы всё-таки смогли подойти каждый к своему мешочку с лутом, которые материализовались на нетронутых участках земли, рядом с местом нашей смерти. Место боя выглядело так, будто бы над ним прошлась череда миниатюрных бомбардировок.

— Зараза! Эта тварь заплевала все мои доспехи! Они разрушились, точнее, расплавились, — разочарованно проговорил Гроннигах.

— Моим тоже конец — сказал я, подбирая оставшиеся вещи.


Вы получили клюв чёрной птицы

Вы получили 4 единицы простой кожаный портфель

Вы получили 16 единиц кожа Мизмиглота

Вы получили кровь пещерного тролля

Вы получили бездонный кошель

Вы получили кольцо мастера по дереву

Вы получили тканевая праща


— Гронн, почему ты раньше не сказал, что яд паучихи разрушает экипировку? — спросил я, глядя на растворяющиеся в зелёной жиже куски льняной одежды.

— Потому что я сам не знал этого. Яд взрослой Арахны не портил надетые на нас вещи. Наверное, у молодой особи он более едкий. Я успел только бижутерию убрать в инвентарь.

— Понятно.

Подойдя к дымящимся остаткам сапог из кожи тролля, я спросил у дварфа:

— Если прочность вещи на нуле, её можно починить?

— К сожалению, нет, Стас. Сейчас они разрушатся, как и мои латы.

После этих слов некогда отличные магические сапоги превратились в труху и рассыпались.

«Что ж, легко пришли, легко и ушли. Свою основную роль они отыграли».

— Если прочность полностью кончается, — продолжал дварф, — то вещь приходит в негодность, поэтому надо всегда следить за своей экипировкой и вовремя чинить.

— Твой молот, он тоже?

— Да, он составил компанию моим латам и твоим сапогам, — ответил дварф, шурудя ногой по кучке пепла.

— Кстати, я думал, что после смерти тело сразу воскрешается у обелиска, но твоё валялось ещё несколько секунд, прикрывая меня от плевков Арахны, давая время откатиться шипам.

— Тело ещё некоторое время лежит на месте и только потом перемещается к обелиску, для тебя же проходит всего одна секунда, и ты не замечаешь этого, — ответил Гроннигах, одеваясь в свою кожаную броню.

— Почему ты не переоделся, когда я предупредил тебя про слизь? — обратился я к дварфу, смотря на кожаный доспех.

— Мои латы давали огромную прибавку к энергии, и только благодаря им я мог столько времени уворачиваться от атак Арахны.

— Ясно. Печально, — сказал я, подходя к Гроннигаху, — надеюсь, лут с босса того стоил.

— Подожди, — сказал дварф, доставая кирку и подходя к паучьим коконам.


Вы получили 50 единиц опыта

Вы получили 50 единиц опыта

Вы получили 50 единиц опыта

Вы получили…

Вы обрели уровень


— Ого! Пятьсот единиц опыта за десять коконов? — удивился я, изучая всплывшие сообщения.

— Поздравляю с уровнем! — сказал улыбнувшийся дварф. — Ей-богу, Стас, ты растёшь также быстро как варсагские помидоры!

— Спасибо, — улыбнулся я, — ну что там?

— В коконах только паучьи железы — алхимическая дрянь, а взглянуть на лут с Арахны предлагаю первому тебе, ты заслужил, — отступая, произнёс Гроннигах.

Огибая ядовитые лужи, я приблизился сначала к коконам.


Вы получили железу молодого арахнида

Железа молодого арахнида — редкий алхимический ингредиент

Вес: 20 грамм

Ценность: 176 медных монет


Собрав все десять штук, я дотронулся до тела Арахны и мысленно активировал взаимодействие. Передо мной появилось окошко инвентаря с пятью предметами.

— Ого.

— Ну что там? Не томи! — поторопил меня Гроннигах.

— Тут неопознанные лук, меч и какой-то башлык, а также хелицеры Арахны, плюс двадцать серебра.

— Негусто, — расстроенно произнёс дварф, — обычно с боссов намного больше вещей падает.

— Но тем не менее тут три магических вещи, если судить по цвету названия предметов. Как делить будем?

— Хелицеры оставь себе, это, скорее всего, снова какая-нибудь алхимическая ерунда. Лук и одежда мне неинтересны. А вот двадцать серебра и меч я бы забрал. Что думаешь?

— Я не против, — кивнул я и сгрёб всё, кроме обозначенных дварфом вещей.


Вы получили неопознанный лук

Вы получили неопознанный башлык

Вы получили квестовый предмет хелицеры Арахны

Желаете принять рейдовое задание«Скрытая угроза» ?


Я тут же согласился.


У вас недостаточно репутации с деревней Бреокса, для принятия задания требуется уровень уважение.


— Это ещё что такое? — удивился дварф.

— Ты про рейдовое задание? — спросил я.

— Понятно. Хелицеры? — подметил быстро сообразивший Гроннигах.

— Они самые. Оказались квестовыми.

— У тебя какая репутация с Бреоксой? — полюбопытствовал дварф.

— Только недавно стала дружелюбие вроде бы.

— У меня нейтральная. Тебе до уважения нужно тысячу репутации сделать, а это очень много. Так что можешь выкинуть эти останки, если не собираешься обосноваться в Бреоксе на долгое время.

— Почему на долгое?

— Сколько тебе дали репутации за задание с топором? — спросил Гроннигах.

— Десять единиц, по-моему.

— Мне продолжать? — поинтересовался улыбающийся дварф.

— Не стоит. Я понял, что это надолго. А почему у тебя нейтральная репутация?

— В прошлом году, когда я вновь приехал на поиски следов клана, я немного набедокурил. После неудачного похода напился и случайно пристал к одной людоящерке, а она оказалась дочкой старосты. Так что я не понаслышке знаю о бреокских казематах. Возьми, — сказал Гроннигах, протягивая мне свиток идентификации, — один мне, один тебе.


Вы получили свиток идентификации


— Спасибо, Гронн.

Забрав свиток, я начал рассматривать полученные с босса вещи. Лук представлял собой две резные палки из тёмных пород дерева, соединённые костяной рукояткой по центру. Длинной он был чуть больше метра, а его концы стягивались тёмно-зелёной тетивой, которую я попытался натянуть, но моих усилий хватило лишь на еле заметный её сгиб.

— М-да. Пора поднять Силу.

Я открыл окно параметров и разбросал свободные шесть очков характеристик.


Стас, уровень 8

Человек

Показатель опыта: 2855 единиц из 3600

Здоровье: 27 единиц

Мана: 22 единицы

Энергия: 24 единицы

Сила: 5 единиц

Ловкость: 5 единиц

Телосложение: 2 единицы

Интеллект: 5 единиц

Сила Воли: 5 единиц

Восприятие: 1 единица

Удача: 1 единица


Читать полностью все показатели я не стал. В результате мне оставалось поднять Телосложение, Восприятие и Удачу до пяти единиц, прежде чем выбрать основные характеристики для прокачки моей направленности. Ими являлись Интеллект и Сила Воли, именно от них зависела моя магическая сила.

Чёрный башлык был из мягкого и приятного на ощупь материала. Всем своим видом он напоминал остроконечный капюшон и имел красивую золотистую окантовку по всему вырезу. На внутренней её части заметил надпись: «Яд тоже смерть несёт, как и удар меча».

«Любопытно. Жаль, что вдобавок не выпали другие элементы одежды, а то от одного головного убора мало толку».

Я достал свиток определения и использовал его на капюшоне. Распознавать лук смысла не было, всё равно не собирался с ним ходить, хотя и такой соблазн присутствовал. Уж больно хорошо он сидел у меня в руке.


Вы потеряли свиток идентификации

Башлык мастера ядов — согласно легенде, один заклинатель создал комплект вещей, способный наделить своего владельца ядовитым уроном, а также сопротивлением к нему. Может, это его часть?

Тип: лёгкая броня

Класс: магический

Сетовый: 1 часть из 6

Требования: 12 единиц Силы, 15 единиц Ловкости

Защита: 4 единицы

Сопротивление рубящим ударам 5 %

Сопротивление режущим ударам 5 %

Сопротивление всем типам ядов 10 %

Бонус: +1 единица к Ловкости

Увеличивает наносимый ядом урон на 10 %

Прочность: 45 единиц из 45

Вес: 200 грамм

Ценность: 8 серебряных монет


— Нехилый капюшончик, жаль, что не на мага, — проговорил я, продолжая осматривать головной убор.

Дварф не отрывался от своего меча, крутя и вертя им в разные стороны.

— Ну как меч? — спросил я.

— Одноручный. Неудобный. Я привык к молоту, — ответил Гроннигах.

— Так ты же в споре с Квалом упоминал про какие-то свои мечи.

— Верно, я их на продажу ковал, но никогда не носил. Мне больше по душе топоры и молоты.

— Ясно. Что дальше по плану? — обратился я к Гроннигаху.

— Для начала соберём руду, а потом продолжим исследовать пещеру. Судя по троллю, Арахна уже почистила часть подземелья, чтобы обезопасить свои коконы, а, возможно, и всё подземелье, посмотрим.

Вернувшись к богатой залежи медной руды, дварф снова достал кирку и начал наносить удары по выступающей из стены породе. В момент первого удара я заметил, как вся залежь выделилась желтоватым контуром и над ней появилась полоска прочности. Ровно девять ударов потребовалось Гроннигаху, чтобы обнулить её. На землю тут же упало семь небольших камней, шесть из которых были блестящими.


Медный колчедан — природный минерал, добывающийся из рудных залежей. Основной источник меди в мире Авриет. Может содержать другие металлы.

Вес: 1000 грамм

Ценность: 500 медных монет


— Так что тут у нас? — произнёс нагнувшийся дварф. — Шесть колчеданов и снова твоя алхимия.

Подобрав шесть камней, дварф двинулся к следующим залежам. Я же взял в руки оставшийся серый камень, похожий на кварц.


Неопознанный минерал — редкий алхимический ингредиент

Вес: 1000 грамм

Стоимость: 70 медных монет


«И как понять, что это? М-да, алхимия — та ещё загадка».

— Гронн, постой! — окликнул я торопившегося дварфа.

— Да, Стас?

— А руда как делиться будет?

— Ну, учитывая, что добывать и перерабатывать её могу только я, то и большая часть уйдёт мне. Скажем, из всех добытых кусков, тебе десять процентов.

«Вот ведь жулик! Я, конечно, понимал, что не претендую на половину добытой руды, но не настолько же малую часть! Дварф мог бы и расщедриться, мы же команда», — беззлобно подумал я.

— А если я одолжу твою кирку, и ты покажешь, куда бить?

— Для добычи руды нужно обучиться горному делу и иметь кирку под стать своим характеристикам, иначе ты не сможешь отнимать прочность жилы.

— Давай хотя бы одну четвёртую. Всё-таки это я нашёл пещеру и справился с троллем и не растрепал всей округе про здешний проход.

— Ты же говорил, что тролль сам упал, — улыбнулся Гроннигах.

— Да, но не без моей помощи, как ты правильно заметил, — парировал я.

— Пятнадцать процентов, — возразил дварф.

— Двадцать пять! — продолжал я настаивать на своём.

— Добывать руду — это непосильный труд, отнимающий много энергии, я могу даже спину надорвать, — сказал Гроннигах и, сделав самое жалостливое лицо, которое только мог, прохрипел, — я уже стар, Стас, а тут так много руды, с которой мне придётся корячиться одному.

«Вы поглядите на него. Каков актёр! А я-то уже поверил чистоте помыслов дварфа. Оскара этому бородатому мужчине! Оскара!»

— Дай-ка подумать. Ты говорил, тебе сто пять лет, и дварфы живут в среднем триста. По людской мерке тебе лет тридцать получается. Значит, ты в самом расцвете сил и не надо прибедняться, я видел, что ты вытворял на боссе, — улыбнувшись, подытожил я.

— Ну, хотя бы двадцать, — уже жалостливо вымолвил Гроннигах, — я всё-таки потерял дорогую броню.

— Хорошо. Договорились.

Пока дварф крушил новую залежь, я открыл инвентарь и осматривал свои вещи. Пройдясь по старым, перешёл к недавно полученным. С луком и капюшоном было понятно, их на продажу. Неопознанный минерал, похожий на серый кварц, требовал знания забытого ремесла. И что с ним делать, я пока не знал. С железами арахнида та же история.

«А моё добро стало накапливаться».

— Гронн! — окликнул я, трудящегося дварфа.

— Что?

— Помнится, ты говорил, что Зиглуд забыл скинуть деньги, а куда? Тут есть склад?

«Я помнил, что в онлайн-играх всегда имелось личное хранилище в каждом городе, куда можно было поместить все ценные вещи без риска их потери».

— Конечно. А я разве тебе не говорил? — крикнул в ответ Гроннигах.

— Нет. Не говорил! — возразил я.

— А-а. Ну тогда слушай. В Бреоксе есть склад, — после этого Гроннигах замолчал.

— Что и всё, что ли? А дальше?

В ответ я услышал лёгкий смех.

— Ты можешь арендовать себе ячейку сорок медяков в месяц и хранить там любые вещи, — прокричал дварф.

«Кажется, ко мне потихоньку приходило понимание, что именно подразумевал Гроннигах, говоря, что ему нравится со мной общаться. Я его веселю, оказывается».

— Идём, — сказал подходящий ко мне дварф.

— Были ещё неопознанные камни? — спросил я.

— Нет, — ответил дварф, — такие камни иногда выпадают, но из богатых залежей, а тут были обычные.

Следующие два больших зала, как и предсказывал дварф, были почищены Арахной. Иссушенные тела необычных созданий лежали в разных уголках пещеры. Кроме изредка попадавшихся медных монет, в их трупах ничего не было.

— А это кто? — спросил я, указывая на тело огромной мокрицы.

— Пещерный Лигад. Мерзкая тварь, прыгучая, — ответил дварф.

— А это? — обращая внимание дварфа на метровый труп, похожий на белую летучую мышь, полюбопытствовал я.

— Это Веспер-кровопийца. Кстати, хороший знак, значит, недалеко залежи мрамора.

Спустя несколько часов мы добрались до предпоследнего зала. На нашем счету было тридцать две медных и четыре железных залежей руды. Богатых месторождений больше не попадалось. Общее количество денег, собранных с трупов монстров, составляло сто три медных монеты. Как объяснил Гроннигах, некоторые монстры падки на всякие блестяшки, вот и таскают их по ночам, откуда ни попадя.

— У Арахны был зверский аппетит, — выпалил я, оценивая количество новых засохших тел, рассыпанных по залу.

— Это ещё что. Если бы она наплодила своих арахнидов и достигла взрослой стадии, то Бреоксе было бы туго, — сказал дварф, — так что мы с тобой сделали хорошее дело, но меня смущает другое.

— Что именно?

— Если судить по карте, то остался один и самый большой зал, но я в упор не вижу к нему прохода, хоть он и указан на карте.

— Может, завалило?

— Нет, тут на завал и намёка нету.

Я подошёл к дварфу и заглянул в развёрнутую им карту. И, действительно, проход, про который говорил Гроннигах, на карте был, но в самой пещере его не наблюдалось.

— Что думаешь? — спросил я у дварфа.

— Не знаю, может, иллюзия какая. Иди по левой стороне, я по правой. Касайся стены, если увидишь что-то подозрительное, говори.

Встретившись со мной по центру, дварф насупился. Я же посмотрел наверх.

— Гронн.

— Что?

— А дай свою лампу.

— Держи, — буркнул дварф, протягивая мне светильник и продолжая осматриваться по сторонам.


Вы получили фонарь рудокопа


Открыв ставню, я направил свет наверх, в слабоосвещённый участок стены пещеры.

— Кажется, я нашёл проход, — сказал я, указывая пальцем на трёхметровоекруглое отверстие на высоте пятиэтажного дома.

— Молодец, Стас! — обрадовался Гроннигах.

— А чего радоваться? Стена-то хоть и под нужным наклоном, но гладкая, по ней не забраться.

— Это мы мигом. Сейчас вырублю нам лестницу, — произнёс приободрившийся дварф.

— А как же спина? — напомнил я.

— Я аккуратно, — улыбнулся в ответ Гроннигах.

Пещерную тишину вновь нарушил звук металлической кирки. Скорость ударов была заметно выше.

«Вот что значит, когда цель уже не за горами».

В какой-то момент дварф даже использовал своё рунное слово увеличения, чтобы продолжать работу, не взбираясь по вырубленным ступенькам. Технология была любопытной. Несильно выступающие ступеньки, переходящие в зигзагообразную лестницу, устремляющуюся к скрытому от обычных глаз проходу.

— Готово! — спустя несколько часов произнёс дварф.

— Может, пока перекусим? — спросил я.

— Некогда. Залазь ко мне, тут без фонаря не видно ничего.

Забравшись по самодельной лестнице, я подошёл к Гроннигаху и передал ему лампу. Весь испускаемый фонарём рудокопа свет гаснул во тьме. Размеры последнего зала поражали воображение. Казалось, что мы два маленьких кораблика в бескрайнем океане темноты.

Никаких монстров или их трупов нам не попадалось. Более того, через какое-то время все выступы и сталагмиты пропали. Поверхность была аккуратно выровнена, причём искусственным путём. Коснувшись ладонью земли и отряхнув её от слоя пыли, я поразился. Такой идеальной плоскости можно было достичь, разве что используя современные методы обработки камня.

«Пещерный тролль, обустроивший своё логово, явно был здесь и пытался воссоздать увиденное».

— Гронн, что ты думаешь насчёт этого зала?

— Я думаю, что мы почти на месте, — возбуждённо ответил дварф.

Пройдясь ещё минут пять вглубь, мы вышли на покрытую пылью ровную дорожку, вымощенную блоками из белого минерала с прожилками. Шириной в два автомобиля она устремлялась в темноту по обе стороны.

— Мрамор. Я же говорил, что он нам попадётся, — улыбнулся дварф.

— И в какую сторону пойдём?

— Может, разделимся? — спросил меня дварф.

Ну уж нет. Во всех фильмах ужасов идея разделиться приводила к самым печальным последствиям, и я, как заядлый киноман, это прекрасно понимал. Поэтому сразу отрицательно покачал головой, намекая, что не собираюсь покидать компанию дварфа.

— Чего ты так боишься. Мы же привязались к обелиску воскрешения. Что с нами может произойти?

— Гронн, я, конечно, понимаю, что ты за свои годы привык умирать и перерождаться, но я ещё нет. Каждая моя смерть вызывает внутри меня бурю эмоций. И по большей части это злоба и страх. Та дубинка, что мы нашли вначале, должна была снести мне голову. Мне чудом удалось спасти! И я до сих пор не могу смириться с мыслью, что можно не воскреснуть у обелиска. Поэтому чем реже я буду умирать, тем лучше.

— Да не переживай ты так. Жив и жив. А по поводу твоих опасений. Думаю, ты привыкнешь и со временем станешь проще к этому относиться. Ладно, пойдём вдвоём, сначала туда, — махнув мечом в сторону уходящего в темноту одного конца дороги, сказал Гроннигах.

Долго идти не пришлось, шагов через двести свет фонаря показал перед нами вид на огромный завал. Было ощущение, что целая гора разломилась на маленькие кусочки и обвалилась, полностью закрыв вход или выход в этой части пещеры. Дварф покрутил лампой по сторонам и тщательно всмотрелся в нагромождение камней.

— Похоже, раньше тут был выход, значит, нам в другую сторону, — уверенно произнёс он.

Развернувшись, мы потопали обратно. Следуя за дварфом, я вгляделся в лощёный мрамор под ногами, покрытый многовековой пылью.

— Гронн, а это дварфы выстроили такую красивую дорогу? — спросил я.

— А кто ж ещё? Только мы способны так обрабатывать горную породу, — усмехнулся он.

— Но как? Я нигде не видел такую технологию, даже в Бреоксе все каменные дома были кривоватые.

— Технологию? — повторил он.

Тут я уже было испугался, что снова привнёс в мир новое слово, как Гроннигах продолжил.

— Дело не в технологии, а в рунной магии и трудолюбивости каждого дварфа.

— Понятно.

Видимо, зеркальный эффект мраморных блоков достигался незнакомым мне магическим заклинанием. А я уже было представил ползающих на карачках дварфов, полирующих камень зелёной мастикой, или изобретших допотопную шлифовальную машину.

— Кстати, в описании твоей расы сказано, что рунная магия создана вами? Как это?

— Это истина и история моего народа. Давным-давно наши предки смогли расшифровать часть рун, высеченных на огромных обелисках, из этих знаний и родилась рунная магия, которой пользуется каждый дварф и по сей день.

Закончив свой рассказ, Гроннигах резко остановился, да так, что я чуть не врезался в него.

— Ты чего? — спросил я, смотря на заворожённое лицо бородача.

— Врата, — прошептал Гроннигах. — Мы нашли их, Стас!

— У нас получилось! — развеселел дварф. — Ах-ха-ха! Наконец-то! Столько лет!

Я повернул голову в сторону, куда смотрел дварф и в тусклом сумраке смог разглядеть очертания громадных каменных врат. Ко мне тут же подлетел Гроннигах и обнял, отрывая от земли.

— Полегче Гронн, ты меня сломаешь, — еле выдавил я.

— Ой, прости, Стас, — сказал дварф и отпустил меня, — ты просто не представляешь, сколько лет я искал клан, о котором рассказывал мой дед. А тут появляешься ты, самый необычный иной, которого я знаю, и вот мы уже стоим перед входом в обитель легендарного клана горняков. И я понял одно!

— И что же? — смутился я, глядя на Гроннигаха.

— Чит-код — это ты, Стас! — после этого дварф рассмеялся во весь голос.

Глава 14. Дом ночных фантазий

— Гронн, — жалобно протянул я, — я есть хочу. Ты уже битый час каждую щёлочку рассматриваешь в этих дверях.

— Здесь должен быть способ открыть эти двери, но ты прав. Надо перекусить. На голодный желудок плохо думается. Вот, держи, — сказал подошедший ко мне дварф, доставая охапку пирожков из инвентаря и деля их поровну.


Вы получили 2 единицы пирожок с мясом


Наконец-то пропало слабое чувство голода. Доедая второй пирожок, я попросил у дварфа бурдюк с водой и, запив последний кусочек булочки, вернул обратно.

— А ещё есть?

— Нет. Это были последние. После праздника в таверне почти ничего не оставалось из еды, хорошо хоть пирожки успел урвать.

— Это плохие новости, а что с воротами?

— Заперты намертво. К сожалению, про них мне ничего не известно. Я сам такие впервые вижу. В них чувствуется магия, а значит, способ их отворить точно существует.

— Может, нужен ключ? — спросил я, вспоминая фэнтези-сагу о хоббите.

— Я всё осмотрел, у этих ворот нет замочной скважины.

— А может, есть какие-нибудь надписи?

— Тоже пусто. Совсем ничего.

Мерцающий луч света фонаря рудокопа падал на массивные двери, открывая окутавшей вековой темноте наши бесполезные потуги в поисках отпирающего механизма. Я и Гроннигах тщательно осматривали врата, надавливая ладонями на разные участки, пытаясь найти хоть какой-нибудь способ их открыть.

— Ну что? — обратился ко мне дварф.

— Ничего, — разочарованно ответил я, — может, это не врата?

— Нет, это точно они, я чувствую!

После этих слов Гроннигах замахнулся мечом и ударил о каменную твердь ворот, высекая маленькую искорку, но на тех не осталось ни царапинки.

— Чувствую, — задумчиво повторил я за дварфом, — Гронн, ты говорил, что ощущаешь в них магию, верно? Может, с помощью неё можно открыть эти врата?

— Ну, попробуй, — отходя в сторону, ответил он.

Я мысленно направил своё заклинание на запертые двери и произнёс: «Шипы!» Появившаяся волна острых каменных пик поплыла в направлении врат и, ударившись о них, разлетелась в разные стороны, а через несколько секунд и вовсе разрушилась.

— Безрезультатно, — промямлил я, смотря на итог своего заклинания.

— Может, тут требуется рунная магия? — произнёс дварф с серьёзным видом.

— Ты хочешь увеличить ворота? — улыбнулся я.

— Не говори ерунды, Стас. Моя магия не безгранична и увеличивать могу объекты не больше себя самого. Я имею в виду, что, может, любая рунная магия способна запустить механизм открытия?

— Ну хорошо, давай, твоя очередь.

Дварф приложил обе ладони к двери и прокричал: «Имирдатау!». По всей конструкции прошла слабая рябь лунного свечения, а потом пропала. Мы замерли, прислушиваясь к тишине.

— Ты слышал? — шёпотом спросил покосившийся на меня дварф. — Будто что-то запустилось.

— Нет, — помотал я головой.

— Значит, показалось.

И тут под нашими ногами начали загораться серо-голубые линии, распространяясь по мраморной дорожке и огромным каменным вратам, постепенно освещая весь зал пещеры. Сам процесс напомнил мне сцену из фантастического фильма, где парень в поисках отца попал в виртуальный мир и ему пришлось участвовать в гонке на кибербайках, чтобы найти ответы. Я попытался вспомнить название фильма, но так и не смог.

Свечение линий было достаточно ярким, чтобы мы могли хорошо всё разглядеть, не используя фонарь рудокопа. Одна сияющая черта пересекала другую, а та следующую и, таким образом, тридцатиметровые врата украсились строгими узорами от скрещивающихся друг с другом, под прямым углом, светящихся нитей.

— Ну, ни хрена себе! — вырвалось у меня. — Гронн — это самое поразительное, что я видел в жизни.

— Я впечатлён не меньше, — пробурчал дварф, — пойдём, там появились какие-то надписи и ниша на двери.

Подойдя поближе, я смог разглядеть, то, о чём упомянул дварф. Треугольное углубление было небольшого размера. Диаметром двадцать пять сантиметров, если очертить воображаемую окружность, а глубина всего два сантиметра. Надписи были неразборчивы.

— Это дварфский язык? — спросил я у Гроннигаха.

— Не совсем. Это древнедварфский. К сожалению, я его почти не знаю. Единственное, что мне понятно — вот этот символ, — сказал он, тыча пальцем в маленькое изображение горящего шара или камешка, — так раньше обозначалась небесная руда. Необычайно редкий минерал.

— Гронн, а зачем строить такие большие врата? — оторвавшись от непонятной писанины и оглядывая массивные врата, поинтересовался я. — Древние дварфы были такими высокими?

— Нет, — рассмеялся тот, — внутри нас всегда живёт любовь к большим сооружениям или изделиям. Тот сундук до сих пор у меня из головы не выходит, обязательно его заберу.

«Любовь ко всему большому? Ну-ну. Сдаётся мне, если бы в этом мире не было никого ниже дварфов, то эти двери были метров под сто», — подумал я.

После пяти минут изучения ниши с рисунками Гроннигах достал лист и похожую на карандаш, палочку. Затем приложил свои пальцы к треугольнику, что-то прошептал и начал всё записывать и зарисовывать. Через четверть часа он повернулся ко мне.

— Скорее всего, тут сказано, как изготовить отпирающее устройство. Без него эти врата не открыть. Все надписи я перенёс на бумагу. Здесь мы больше ничего не добьёмся, Стас. Предлагаю вернуться в Бреоксу и там всё обсудить.

— Я только за, — обрадовался я, вспоминая жареную утку и мягкую кровать.

И мы двинулись к выходу из пещеры. Гроннигах стал более молчаливым, чем обычно. По всей видимости, он обдумывал все сегодняшние события и находки. Проходя мимо зала ядовитой королевы, меня не покидало чувство, что мы что-то упустили.

— Ты что встал? — спросил меня дварф.

— Гронн, у меня странное чувство, что мы здесь что-то забыли.

— Ничего мы не забыли, Стас. Руду я всю собрал. Добычу с Арахны поделили, коконы ты обчистил. Тут только трупы паучихи и её не родившихся детёнышей. Так что идём.

— Труп, — осенило меня, — Гроннигах! Труп! Как я мог забыть?

— Стас, ты чего? Почему ты так радуешься?

— Со мной всё хорошо, Гронн! Помнишь, ты говорил, что Арахна убивает отца семейства перед яйцекладом и закапывает его тело под коконами, чтобы у паучат была пища? Так может нам откопать его и посмотреть, что с него выпало? С тех монстров, которых убила эта тварь, мы собрали сто двенадцать медных монет.

Гроннигах уставился на меня в недоумении, а потом произнёс:

— То есть, ты предлагаешь нам копаться во внутренностях этой твари в надежде найти добычу с трупа монстра, который не является боссом? Уж изволь, Стас, я к этому зловонию не собираюсь притрагиваться. Меня воротит от этого запаха, так что, если хочешь, копай сам. И можешь забрать все найденные медяки себе, — с усмешкой добавил дварф.

— Но мне нечем копать. Не руками же рыть.

— Держи кирку, копать землю ты ей сможешь, только потом помой, а я пока посчитаю на сколько примерно выйдет доход с колчедана и железной руды.


Вы получили кирку опытного рудокопа


За время нашего отсутствия, все внутренности Арахны и содержимое коконов ещё сильнее растеклись по земле. Зайдя голыми ногами в мерзкую жижу, занёс кирку над центральным коконом. При каждом ударе в стороны разлетались мелкие ошмётки оболочки, измазанные противной слизью, отчего меня и, смотрящего за моими действиями Гроннигаха, сразу скривило.

По весу инструмент рудокопа был чуть тяжелее, чем я предполагал, но моей энергии вполне хватало на несколько ударов по земле, прежде чем мне приходилось останавливаться для её регенерации. В положении сидя энергия восстанавливалась быстрее, но садиться в образовавшуюся под моими ногами кашу, у меня и в мыслях не было.

— Точно не хочешь помочь? Я так долго буду возиться.

По смутившемуся лицу дварфа ответ был предельно ясен. Наконец появилась первая конечность самца паучихи. По размерам она была в несколько раз больше, чем у самой Арахны.

«Хорошо, что в этом мире не требовалось выкапывать весь труп, а лишь его часть, для возможности взаимодействия», — заключил я.

— Ну и? Есть там что? — завидев, как я перестал махать киркой, обратился ко мне дварф.

— Ещё как! Две пары одинаковых штанов, куртка, ботинки и какой-то тирс — всё магическое! — повеселел я. — А ещё тридцать одна серебряная монета.

Лицо Гроннигаха сразу потускнело.

— Шутишь?

— Нисколечко.

— Но как же так? Самец тоже босс?

— Не знаю. Ты мне скажи. Это ведь ты эксперт по пещерным монстрам.

— А мне откуда знать? Когда мы добирались до Арахны, её детёныши давно уже съедали труп своего отца.

— Может, поэтому со взрослой Арахны больше вещей. Так как ей достаётся и добыча с самца?

— Вполне может быть. Тогда это в корне меняет подход к убийству Арахны. Мы всегда дожидались, пока она повзрослеет, чтобы получить больше опыта и предметов с её трупа, а тут оказывается…

Я выбрал «собрать всё» и мой инвентарь пополнился ещё на несколько предметов.


Вы получили неопознанные штаны

Вы получили неопознанные штаны

Вы получили неопознанную куртку

Вы получили неопознанные ботинки

Вы получили неопознанный тирс

Вы получили 31 серебряная монета


— Стас, ты же не забудешь про своего доброго друга, который одолжил тебе кирку, чтобы ты смог выкопать труп паука? — лукаво произнёс дварф.

— Конечно, нет. Вот держи.


Вы потеряли кирку опытного рудокопа

Вы потеряли неопознанные штаны

Вы потеряли 56 медных монет


— Тут твоя половина медяков с трупов, а кирку сам отмоешь.

«Вот если бы кто-то делил руду поровну, то и я разделил всё пополам», — подумал я, глядя какими недовольными глазами на меня посмотрел дварф, получая кирку и штаны с медяками.

Гроннигах что-то проворчал, но я не обращал на него уже внимания, желая побыстрее добраться до источника воды и очистить себя от паучьего смрада.

Смыв все следы пребывания в мерзких останках Арахны, я взял в руки неопознанный тирс и пока дварф намывал свой инструмент рудокопа, стал его изучать. Деревянный жезл, увитый корнями и листьями, сделанный из стебля неизвестного мне дерева, увенчанного шишкой на самой макушке. Я начал направлять его в разные стороны и произносить несуществующие заклинания.

— Этот жезл не для тебя, — прервал мои радостные игры Гроннигах. — С таким дриады и сатиры ходят. Маги носят посохи или гримуары.

— А ты умеешь рушить надежды, Гронн, — разочарованно произнёс я, — где взять вещи на мага?

— Можно попробовать приобрести в больших городах или попытаться выбить из магических существ, но тут, как я уже много раз говорил, нужна группа сильных воинов или твоя неимоверная удача, — хмыкнул дварф.

— Нам пора, — убирая вымытую кирку обратно в инвентарь, проговорил Гроннигах.

Выбравшись из пещеры, мы начали взбираться наверх ущелья. На поверхности дварф достал клепсидру и посмотрел на карабкающегося меня.

— Поторопись, Стас. Если мы хотим успеть попасть в таверну до закрытия кухни, то нам надо ускориться.

— Тебе легко говорить, у тебя полно энергии в отличие от меня.

— А куда ты свои охи потратил?

— Охи? — удивился я.

— Так все называют очки характеристик.

— На Силу, Ловкость, Силу Воли и Интеллект.

— Понятно. Дальше подними Телосложение, потом Восприятие, а Удачу оставь под конец.

— Хорошо, — ответил я.

Я, конечно, не был в армии, но что такое марш-бросок уже примерно понимал. Гроннигах совершенно не давал мне покоя и времени на отдых. Небольшими перебежками мы проходили в несколько раз больше, чем когда шли пешим ходом. На этот раз дварф не кичился просёлочной дороги и при её обнаружении в лесу тут же выбежал на вытоптанную колею, торопя меня.

Спустя несколько часов Гроннигах замедлил шаг и остановился.

— Хорошо идём, как раз успеваем.

— Идём? Этот марафон ты называешь ходьбой?! — еле отдышавшись возмутился я. Всё моё тело ломило. Я готов был рухнуть прямо здесь, на этой дороге и пусть меня съедят дикие животные.

— Что ещё за марафон?

— Соревнование по бегу, — уже не стараясь что-то утаивать, вымолвил я.

— Когда у тебя будет побольше энергии, ты тоже так будешь считать, — улыбнулся дварф и, глядя на измученного меня, добавил, — дальше пойдём пешком, до Бреоксы минут тридцать осталось.

— Гронн, зачем такая спешка? Бог с ним, с ужином, завтра поедим.

— Мне нужно кое-что успеть сделать, Стас. За ужином я тебе всё расскажу. Так что идём.

— Добро пожаловать в Бреоксу! — обратился ко мне знакомый людоящер, когда мы с дварфом пересекали ворота деревни.

— Чего это он? Раньше меня чуть ли не тупым называл, а сейчас приветствует.

— Скорее всего, ты поднял репутацию с деревней.

— Кстати, а расскажи про репутацию.

— А что рассказывать? В основном репутация со многими городами и расами дружелюбная и равна ста единицам. По достижении тысячи единиц наступает уважение, а когда наберёшь две тысячи — будет почтение. Есть ещё превознесение, у некоторых она называется герой, но надо насобирать четыре тысячи очков репутации.

— А в обратную сторону?

— От дружелюбия идёт нейтральная репутация с нолём очков, за ней ненависть минус тысяча единиц, вражда минус две тысячи и, наконец, розыск, на которую нужно столько же, сколько и на превознесение, только на убыль.

— Займи нам стол в таверне, закажи что-нибудь и жди меня, я скоро приду, — сказал дварф и удалился в сторону стойла.

Отворив дверь трактира, я снова втянул носом приятные ароматы выпивки и еды. Несмотря на поздний вечер, столики были забиты не все. Тот малый зал, в котором мы познакомились с Гроннигахом, был как раз свободен.


Гроннигах распустил группу


Окошко с жизнями дварфа пропало, и я насторожился.

— Здравствуйте, чего изволите сегодня? — поинтересовался подошедший ко мне людоящер.

— Принесите две, нет, четыре кружки грушевого пива и еды, много всякой еды. Суп, мясо, печёные овощи, я готов слопать целого Клыкобрюха!

Официант задумался и произнёс:

— С вас тридцать четыре медные монеты. Восемь за пиво и двадцать шесть за суп из Клюкватки и запечённое на углях мясо Гиблорога с овощами. Сегодня охотники постарались, такое нечасто бывает в нашем заведении, — улыбнулся людоящер.

Я достал бездонный кошелёк и спросил, сколько будет стоить комната на двоих на ночь?

— Ещё двадцать два медяка, — ответил тот

— Хорошо, держи.


Вы потеряли 56 медных монет


Когда людоящер принёс на подносе глиняные кружки с пивом, в таверну вошёл весёлый Гроннигах и, заметив мою машущую руку, подошёл ко мне.

— Успел. Курт ещё не уехал.

— Курт — это тот извозчик, с которым ты в город приехал?

— Он самый.

— А зачем тебе он?

— Завтра я отправляюсь в Варун-Хор, чтобы узнать, что сказано в тех надписях на двери. Уверен, что ты захочешь составить мне компанию, но в рунную башню нет ходу другим расам, кроме дварфов. Так что извини.

В этот момент мне стало грустно, и всё веселье немного улетучилось. Конечно, я понимал, что дварф мне больше ничем не обязан, и я не могу заставлять его возиться со мной и дальше, но не ожидал, что конец нашего совместного пути наступит так скоро.

— Да не кисни ты. Я вернусь примерно через дней двадцать, может, тридцать, всё зависит от дороги. И мы продолжим путешествие. Только я тебя прошу, никому не рассказывай о нашей находке. А теперь давай выпьем. Я готов съесть целого Клыкобрюха! — подбодрил меня дварф.

Я рассмеялся, протягивая Гроннигаху кружку грушевого пива.

— Тридцать дней. Что же мне делать столько времени?

— У тебя всего лишь восьмой уровень. Попробуй поискать задания или поохотиться на слабых монстров. В общем, постарайся прокачаться за это время, как ты умеешь.

— Теперь по поводу собранной руды. Из одного медного колчедана получается слиток ценной в шестьсот медяков. Про, возможно, находящиеся в нём примеси других металлов пока сказать ничего не могу, нужно сначала его переработать. Железную руду я оставлю себе, продавать её не буду, она потребуется для крафта новой латной брони. За вычетом всего, в том числе усилений, которые я, между прочим, покупал уже на свои деньги, с меня тебе десять серебряных монет.

«Снова эта дварфская натура появилась», — подумалось мне.

— Десять серебряных и крис боли, — напомнил я дварфу, решив не подвергать сомнению его математические способности.


Вы получили крис боли

Вы получили 10 серебряных


— А за выпивку, — начал было уже дварф, но я его перебил.

— Не стоит. Я угощаю, друг.

Гроннигах посмотрел на меня с осторожностью, а потом хмыкнул и поднял свою кружку.

— За дружбу!

— За дружбу! — подтвердил я и громко чокнулся своим стаканом об стакан дварфа.

После нашего тоста нам подали еду, на которую мы сразу же накинулись. Расправившись с супом, от которого отказался дварф, отдавая предпочтение ароматному мясу, я перешёл ко второму. Спустя тридцать минут никто из нас уже не мог смотреть на еду.

— Гронн.

— Что?

— Кажется, я не могу двигаться.

— Я тоже, — еле выдавил дварф, — предлагаю через некоторое время хорошенько попариться.

— Я только за, а где?

— В одном злачном месте.

Допив грушевое пиво, мы кое-как поднялись из-за стола.

— Вы закончили трапезу? — спросил подбежавший к нам официант.

— Да, — ответил я.

— Тогда возьмите и приходите к нам ещё.

— Спасибо.


Вы получили ключ от комнаты

***
— Дом ночных фантазий, — прочитал я название с вывески на фасаде здания, у порога которого мы стояли.

— Это лучшее место в Бреоксе, Стас! Тут нас и отмоют, и разомнут, если ты понимаешь, о чём я, — немного засмущался Гроннигах.

Посетить фэнтези-бордель. О чём ещё можно мечтать, оказавшись в мире магического средневековья?

Пройдя внутрь, я почуял запахи разных эфирных масел и благовоний. Всё заведение было в небольшой дымке, мешавшей сфокусироваться на чём-то определённом. Единственное, что сразу бросалось в глаза — это множество больших диванов с разноцветными подушками ручной вышивки. Своеобразный турецкий стиль. Но больше всего меня поразила музыка. Полуголая людоящерка с прикрытым кисеёй[24] лицом играла на непонятном струнном инструменте. Звуки, раздающиеся из-под её ловких рук, заставляли весь организм расслабиться и уносили в состояние транса.

— Красивая мелодия, — вырвалось у меня.

В этот момент я задумался, когда, вообще, в последний раз слышал живой звук?

— Доброго вечера, путники. Вы знакомы с правилами нашего заведения?

Перекрыв вид на нагую исполнительницу дивной мелодии, перед нами возникла полноватая дама с неприятной родинкой на носу, из которой торчал короткий чёрный волосок.

— Конечно, мадам Карисса, — расплывшись в улыбке, проговорил Гроннигах мягким басом.

Я пригляделся к новой знакомой


Карисса, уровень 20

Человек

Хозяйка Дома ночных фантазий


Внешне мне она показалась какой-то бродячей цыганкой, но никак не владелицей борделя. Кучерявые тёмные волосы украшал красный кружевной платок с вышитыми цветочками, надетый как налобная повязка. Белая рубашка с завёрнутыми до локтей рукавами уходила за широкий чёрный пояс. А весь низ закрывало пышное красное платье, с затейливыми узорами. Шею, уши и запястья украшали дорогие ювелирные изделия.

— Гроннигах! Какая встреча, давненько ты не захаживал к нам. Как там твои поиски забытого клана? — обратилась хозяйка к дварфу.

— Да, действительно, как? — уже я повторил вопрос мадам Кариссы и поднял бровь, смотря на ошарашенного Гроннигаха.

— Да всё по-прежнему, — стараясь скрыть своё волнение за натянутой улыбкой, ответил он старой знакомой.

— Ясненько, какие услуги будете заказывать?

— Нам бы искупаться и массаж для начала.

— И ещё нам два грушевого пива, — добавил я.

— Пива? — покосилась она на дварфа, — Гронн, ты, что же, пьёшь эту трактирную гадость?

— Нет, конечно, Карисса. Это мой друг, Стас, отчего-то запал на это кантальское пойло. Я же люблю только твои вина, — показывая мне жестами, что потом всё объяснит, ответил дварф.

— То-то же. А вам, юноша, я бы рекомендовала завязывать с этой отравой. Попробуйте лучше моё вино. Обещаю, вы не пожалеете, — промолвила хозяйка, оглядывая меня.

— Мы только с дороги и Стас изрядно испачкал свою одежду. Она сейчас у прачек, так что не обращай внимания на его внешний вид, — поспешил объясниться Гроннигах.

Моё лицо налилось пунцовым цветом от возмущения. Я еле сдержался, чтобы не сорваться и не выговориться в адрес неожиданного дамского угодника.

— Прости, Стас. Не серчай, пожалуйста. Я оплачу весь сегодняшний отдых. По рукам? — прошептал Гроннигах.

— Хорошо, но только больше без подстав! — прошептал я в ответ.

— Мариша, — крикнула Карисса молодую людоящерку, — приготовь банную комнату на две особы.

— Слушаюсь, мадам, — поклонившись, тихо произнесла прислужница и удалилась.

— Пока ваша купальня готовится, предлагаю присесть и пригубить немного вина, — сказала Карисса, жестом приглашая за стол позади себя.

Хоть я и не любитель вина, но оно действительно оказалось вкусным, как ягодный сок. Дварф о чём-то разговаривал с хозяйкой заведения, а я рассматривал здешние убранства. Теперь мог разглядеть, что дымкой, которая вначале мешала мне внимательно всё изучить, оказались тончайшие полупрозрачные тюли, свисающие с потолка каждой комнаты. Других посетителей, кроме нас, не было.

Тем временем вино уже основательно ударило в голову, и я, не скрывая своего взгляда, уставился на наигрывавшую музыку людоящерку, отчего та расплылась в застенчивой улыбке.

«Не, ну если посмотреть с другой стороны, то она почти человек, даже симпатичная. И если бы представить нас двоих на необитаемом острове, то…»

Мои раздумья прервал знакомый тонкий голосок.

— Купальня готова, мадам Карисса.

В небольшой душной от тёплого пара комнате стояло два больших деревянных чана, окольцованных металлическими лентами. Полностью раздевшись, мы плюхнулись в воду, каждый в свою купель.

— Гронн, я прощаю тебе все свои обиды, — радостно проговорил я, полностью расслабив своё тело в горячей воде.

— Спасибо. Но ты всё равно извини за эти мои выходки, я и не думал, что у Кариссы такая память. Я последний раз тут год назад всё-таки был.

— Да забей! — ответил я, но потом сообразил, что дварф не поймёт моего выражения, продолжил. — То есть, не обращай внимания. Мне сейчас безумно хорошо!

— И мне, — ответил он, — но я всё равно не понял, что я должен забить? У тебя чан прохудился?

— Всё хорошо, Гронн, просто давай наслаждаться отдыхом.

— Ваше вино, — прозвучал милый голосок почти рядом с моим ухом.

Я резко повернулся и увидел людоящерку, держащую поднос с вином и двумя кубками.

«И как она так бесшумно смогла подкрасться?»

— Положи на стол, — ответил дварф, даже не обратив внимания на внезапное появление прислужницы.

Людоящерка приблизилась и поставила поднос на небольшой столик между нашими купелями. Я автоматически опустил руки в воду, стараясь прикрыть своё интимное место. Она оценила мои движения еле заметной улыбкой, а после развернулась и ушла.

— Расслабься, Стас. Тут тебе ничего не угрожает. Может, с виду они и обычные девушки, но на самом деле это не так. Мадам Карисса раньше состояла в гильдии и была одной из сильнейших её воинов. Она лично отбирает своих работниц, так что те искусны не только в постели, понимаешь, о чём я?

— Догадываюсь.

Приговорив кувшин вина, мы закончили водные посиделки и, накинув махровые полотенца, оставленные нам на скамье, вышли за дверь.

— Массаж — одна из моих любимых частей! — довольно произнёс Гроннигах. — Я вспоминал о нём, когда телега Курта собирала дорожные кочки по пути сюда.

В длинном коридоре нас встретила мадам Карисса, а позади неё стояла дюжина девиц, одетая в похожие на юкаты[25] халаты. Девять людоящерок и одна представительница моей расы.

— Выберите себе массажисток, — спокойно сказала мадам Карисса.

— Ну что? Ты кого выбираешь? — полюбопытствовал дварф.

— Я не знаю. Свою расу я не хочу выбирать, мне кажется, она меня поломает и закрутит в бараний рог.

— Это хорошо, потому что я её хотел выбрать.

«В конце концов — это всего лишь массаж», — подумал я и указал на самую симпатичную рептилию, ту, что играла на музыкальном инструменте.

Подойдя ко мне, моя избранница взяла меня за руку и повела за собой. В районе запястья я почувствовал лёгкий холодок. Оказалось, что температура тела людоящеров была значительно ниже, чем у человека. Она завела меня в небольшую комнату, по углам которой стояли металлические урны, выпускающие из себя благовония со сладким цветочным ароматом.

— Приляг на кровать спиной ко мне, — тихо произнесла людоящерица.

Я повиновался и лёг на живот, прислоняясь правой щекой к шёлковой простыне вишнёвого цвета. Лёгким движением она стянула с меня полотенце и присела сверху. От её прохладного тела по мне побежали мурашки. Я услышал тихий смешок, затем прикосновения свежести ощутила и моя спина. Кап, кап. Капли чего-то тёплого растеклись по моей спине. Масло? Она медленно водила ладонями по всем моим измученным мышцам. Как же это было приятно. В какой-то момент у меня во рту скопилась слюна от удовольствия.

Через пять минут она приподнялась и села рядом, справа от меня, продолжив массаж, дойдя уже до ног.

— У тебя очень мягкая кожа для человека, — прошептала она, заканчивая массаж, — господин желает перейти ко второй части?

Я повернул голову в её сторону и хотел было ответить, но замер в недоумении. Она была голой, абсолютно! И здесь я впал в ступор. С одной стороны меня манили привычные изгибы тела, упругие на вид груди, а с другой, все эти глянцевые чешуйки, змеиные глаза, контраст жёлто-синего цвета тела и рассекающий плавными движениями воздух хвост, загоняли все пошлые мысли куда подальше.

Схватив полотенце, я прикрыл свою паховую область и приподнялся.

— Я что-то сделала не так? Тебе не понравился массаж? — удивлённо спросила она.

— Нет, что ты, массаж был восхитительным, просто… — я замолчал и попытался собраться с мыслями.

— Понятно. У тебя это в первый раз, — прошептала она, улыбаясь и показывая кончики своих острых зубов.

«И что ей ответить, чтобы не соврать? С одной стороны, у меня это действительно в первый раз, с представителем другой расы, а с другой — опыта в подобных вещах я успел набраться за свои двадцать четыре года».

— Прости, но дело в другом. Я не готов к этому сейчас. Может, просто полежим и вина попьём?

— Я не понравилась тебе? — её зрачки сузились.

— Что ты, нет. Я выбрал тебя, потому что ты была самой красивой среди всех остальных.

— Что ж, тогда отдыхай путник, не буду тебе мешать, — после этого в её руке появилась тонкая курительная трубка, из которой она вдохнула дым и выпустила мне в лицо.

— Это чт…

Попытался я спросить, но моё тело перестало меня слушаться, язык начал заплетаться, а рассудок помутнел, вскоре я плюхнулся на кровать.

— Спи спокойно, Стас. Надеюсь, в следующий раз ты будешь готов.


На вас наложен эффект сон-травы


— Ну, ты и соня, Стас! — разбудил меня довольный дварф. — Пойдём. Уже полночь, нам пора в гостиницу.

— А здесь нельзя переночевать? — пытаясь прийти в себя, спросил я.

— Можно, конечно, вот только стоит такое удовольствие недёшево. Я и так уже четыре серебряных заплатил и больше тратиться не намерен!

Попрощавшись с Кариссой, мы вышли на улицу ночной Бреоксы.

— Ну что? Я же говорил, что это отличное место?

— Согласен, место по-своему хорошее.

— Как тебе людоящерица? — начал любопытствовать дварф.

— Милая. Я бы даже сказал очаровательная.

Дварф улыбнулся.

— А моя, — начал Гроннигах, — меня просто заново собрала! Завидная женщина.

Добравшись до комнаты в таверне, мы улеглись по кроватям.

— Спасибо тебе за всё, Гронн, и спокойной ночи. Надеюсь, мы ещё увидимся.

— Конечно, увидимся, Стас, — подбодрил меня дварф.

Глава 15. В поисках квеста

Очнулся я за решёткой. Голова жутко гудела от количества выпитого вчера. Мысли не спешили выстраиваться во что-то более-менее разборчивое. Медленно осматривая помещение, обратил внимание, что мои руки и ноги были в кандалах.

— Какого хрена?! — вырвалось у меня.

— Встать! Сегодня вершится судьба человека по имени Стас, который пренебрёг щедростью и гостеприимством почтеннейших жителей Бреоксы и проявил своё неуважение по отношению к ним.

Голос принадлежал людоящеру, одетому в красную мантию. Как я понимал, эта рептилия была не кем иным, как судьёй. С его шеи свисал очень похожий на анх [26] золотой предмет. Пытаясь осознать, что происходит, забегал глазами по залу, стараясь всматриваться в детали. По отделке внутреннего помещения можно было сделать вывод, что нахожусь я где-то в резиденции высокого чина.

Металлическая клетка, в которой я проснулся, расположилась ровно по центру большого зала. Позади меня, приподнявшись с деревянных лавок, стояли незнакомые люди и людоящеры. Каждый их взгляд в мою сторону выражал неприкрытое недовольство. Как будто перед ними находился не обычный человек, а знаменитый злодей-головорез, герой детских страшилок. Не став зацикливаться на недобрых взглядах, продолжил рассматривать помещение.

Все люстры были из непривычно жёлтого металла, что резко бросалось в глаза на фоне белого потолка. Обратя своё внимание на стены, заметил узорчатые выступы искусной лепнины, на которых расположились маленькие статуи. Какие именно создания были высечены из камня разобрать мне не удалось. Чем пристальнее я всматривался, тем сильнее расплывались силуэты изваяний.

Ближе к концу комнаты разместился высокий стол судьи. У его основания виднелись две широкие вазы красного и белого цветов. Слева и справа у самых стен стояли по шесть фигур в балахонах с закрытыми капюшонами лицами. Чуть ближе ко мне находилась трибуна, которую заслоняла женщина в длинной красной юбке.

— Мадам Карисса, вам знаком обвиняемый?

— Да, главный вершитель Тар.

— Поведайте мне и другим вершителям историю вашего знакомства.

— За четыре часа до полуночи он со своим другом дварфом пришёл в мой дом, с желанием вымыться и получить массаж. После водных процедур я представила им своих лучших массажисток, а он — она указала прямо на меня, — выбрав одну из них, взял и оскорбил её! Унизил мою работницу!

— Мадам Карисса?! — недоумённо всматривался я в знакомый силуэт. — Эй! Что происходит? Какого хрена? Это что суд? Почему я здесь? Мадам Карисса, о чём вы? Я никого не обижал!

— Благодарю, мадам Карисса. А теперь присаживайтесь. Следующий свидетель! — властно произнёс судья.

Хозяйка борделя медленно отошла от трибуны, а её место заняла людоящерка. Та самая, которая встречала нас с дварфом, наигрывая красивую мелодию на незнакомом музыкальном инструменте. Бросив на меня осуждающий взгляд, вызвав тем самым ещё большее недоумение на моём лице, она повернулась к судье.

— Милое дитя, расскажи нам, что именно произошло, когда ты осталась наедине с обвиняемым?

— Как обычно, я приступила к массажу, аккуратно выполняя свою работу. После того как процедура была окончена, я, как гласит правило нашего дома, предложила этому человеку разделить со мной ночь, но он отказался от проявления моей чистой любви и заботы. Он сказал, что не готов делить ложе с холодной чешуйчатой рептилией и ещё что-то говорил про мой хвост.

— Какой кошмар! Ужас! Да таким место на плахе! — послышалось в зале.

— Тишина! — сурово оборвал вершитель нарастающие возгласы.

— Что? Господин судья! Я такого не говорил! Эта ящерица нагло врёт! Всё было совсем не так! — кричал я, стараясь привлечь внимание и оправдать себя.

— Поскольку свидетелей больше нет, я прошу вершителей опустить жёлуди в урны для принятия первого вето.

— Как это нет? А я? А Гроннигах? Спросите дварфа! Он со мной был! Он подтвердит, что всё было наоборот! Эй! Куда вы!

Я схватился за решётку и попытался вырвать или расшатать прутья, но ничего не получилось. Бросив бесполезную затею, упёрся спиной в заднюю стенку клетки и медленно скатился. В этот момент поначалу казавшиеся неподвижными фигуры в балахонах начали по очереди подходить к красной урне и бросать в неё жёлуди.

— Совестно? — услышал я голос благородного с виду людоящера. — Все вы думаете опосля. Ну ничего, это будет тебе и, таким как ты, уроком за то, что обидел мою дочь.

Я присмотрелся к собеседнику и обомлел, глядя на имя рептилии.


Ярокон Тамс, уровень 20

Людоящер

Староста деревни


— Вершители приняли первое вето! — суровый голос судьи снова прорезал тишину. — Красная урна переполнена! А как мы знаем — это означает высшую меру наказания. Но поскольку обвиняемый до этого не попадался на нарушениях правил и не успел более никому навредить, суд принимает второе и окончательное вето. Стас, за оскорбление жителя Бреоксы, а также за нанесённый урон чести милой работницы дома ночных фантазий, вы будете лишены свободы в яме увечий сроком на десять дней и ночей, а также теряете шестьсот очков репутации. Все ваши сбережения уйдут в деревенскую казну, а также на оплату морального вреда пострадавшей. Решение приводится во исполнение незамедлительно!


Репутация с жителями Бреоксы изменилась на ненависть


Отовсюду прозвучали счастливые возгласы и хлопки.

— Да какого лешего? Вы тут совсем все офонарели? Эй, хвостатые! Я к вам обращаюсь! Это беззаконие!

Я попытался использовать заклинание шипы в сторону ворот решётки.


Ваше заклинание блокировано оковами войны


Да что за чёрт! — вскрикнул я.

Отчаяние накрыло меня, когда послышался скрип петель открывающейся клетки. Я содрогнулся при виде двоих вооружённых людоящеров, заходящих внутрь. Они схватили меня под руки и поволокли к выходу. Сопротивляться смысла не было. Количество жизней стражников давало понять, что уровень их Силы намного превосходит мой.

Выйдя на задний двор, где собралась толпа зевак, стража потащила меня вдоль коридора из жителей деревни. Чуть ли не каждый второй считал своим долгом что-то крикнуть в мой адрес или попытаться попасть в меня камнем, поднятым с земли. Мои конвоиры остановились перед большим круглым углублением, а невысокий людоящер, по-видимому, капитан произнёс:

— Отворить яму увечий!

После чего два стражника подбежали к деревянному колесу, напоминающему два штурвала корабля, соединённых посередине друг с другом, и начали его тянуть на себя, наматывая толстую верёвку. С пронзающим скрежетом заверещали две половинки раздвигающихся затворов круглой ямы диаметром метров десять, открывая бездонную чёрную пропасть.

— Стойте, вы что серьёзно? Я же ничего не сделал! Отпустите меня, отпустите! Пожалуйста! — пытаясь вырваться, кричал я.

Когда металлическое дребезжание прекратилось, стража подвела меня к самому краю, сняла кандалы и лёгким движением толкнула в темноту. Удар. И я стукнулся о деревянный пол комнаты в гостинице. С перепугу отскочил в сторону и приложился затылком о край кровати.

— Твою ж мать! — потянулся рукой к созревающей шишке и начал быстро тереть, — приснится же такое. К чёрту этот бордель и всех его обитателей! Больше ни ногой.

Окинув взглядом соседнюю кровать, обнаружил, что Гроннигаха уже нет.

— Даже не попрощался, — грустно произнёс я.

Придя полностью в себя от недавних событий, я задумался о дальнейших планах. Для начала неплохо было позавтракать и избавиться от утреннего похмелья. Потом найти склад и скинуть в него ценные вещи, затем надо приодеться и накупить свитков зачарования и усиления, ну а дальше попробовать поискать слабых монстров для прокачки или задания. План мне показался неплохим.

Спустившись и зайдя в таверну, направился к Гарроро.

— Доброе утро, Гарроро, — поприветствовал я хозяина трактира и положил на стойку ключ от комнаты.


Вы потеряли ключ от комнаты


— Приветствую, — ответил полуорк, — съезжаешь?

— Скорее переезжаю. Мне нужна одиночная комната на тридцать дней.

— Хорошее дело, — отрывисто произнёс Гарроро, забирая ключ себе и доставая другой, — с тебя триста медных монет.

— Сойдёт. Ещё мне бы позавтракать и что-нибудь от похмелья, а то голова разрывается.

— Завтрак восемь медяков — каша, а от похмелья могу предложить грушевое пиво.

— Нет, пива не надо, а там, может, какой отвар есть, ну там чай, например? — в надежде, что в этом мире существует такой напиток, я посмотрел в глаза здоровенного полуорка.

— Чай? — тут хозяин таверны смутился. — Чая нет, отвар — есть. За всё триста десять монет.

Я положил один серебряный и направился к свободному столу.

— Постой, — остановил меня Гарроро, — твой сожитель, мелкий ворчун, просил передать тебе это.

Полуорк достал из-под стойки небольшой свёрток и протянул мне.

— Подарок от Гроннигаха? Серьёзно? Неожиданно, — проговорил я, разворачивая плотную бумагу.


Вы получили магическую клепсидру


— Ого! Ну спасибо тебе, Гронн. Век не забуду!

— Только он ещё просил передать, чтобы ты не потерял и вернул ему это, когда он возвратится, — добавил хозяин трактира.

«М-да, Гроннигах в своём репертуаре. Жадоба. Но хоть на этом спасибо. Такая вещь мне пригодится».

Каши я с детства не любил, но здешний вариант был не так плох. Травяной отвар показался совершенно непонятным на вкус, но отвращения не вызывал. Больше всего смущало кисловато-мятное послевкусие со слабым кокосовым оттенком. Тем не менее со своей задачей он справился на ура. Мысли прояснились, а головная боль отступила словно утихающее эхо. Забрав сдачу с одного серебряного, решил направиться за новой одеждой.

Поскольку мои статы[27] повысились, я мог претендовать на более роскошную броню, нежели льняные лохмотья. Добытые с Арахны и её «муженька» элементы одежды, скорее всего, были из одного комплекта, который мне совершенно не подходил, поэтому я решил их продать. На пороге магазина экипировки мне повстречался Сагальд.

— Приветствую тебя, следопыт Стас! Вижу ты снова налегке.

— И я рад видеть тебя, Сагальд. Да вот решил приодеться и поискать какие-нибудь задания под свой уровень.

— Это правильно. Ходить в одном исподнем — не самая лучшая идея. А задания в основном вывешиваются на доску объявлений или в трактире, можно спросить, если ты не знаешь. Мне вон заказ пришёл от нашего старосты через Гарроро. Семья Тамс не любит договариваться напрямую.

— Спасибо за информацию, а что за заказ?

— Вообще-то, мне нельзя говорить, но тебе поведаю. Наш староста поручил мне изготовить два трона: с кожаными вставками один побольше, другой поменьше. А это знаешь, о чём говорит?

— Нет.

— Это говорит о том, что Ярокон Тамс снова решил жениться, — подойдя поближе, шёпотом произнёс Сагальд, — ещё мой отец делал первые два престола, когда Ярокон венчался на А́льте. Теперь эта ноша досталась мне, но есть одна нерешённая проблема.

— Какая?

— Набивка, — ответил Сагальд, — обычно я заполняю кожаное сиденье травой вперемежку с опилками, но для старейшины такая начинка не пойдёт.

— Может, использовать хлопок? — поинтересовался я.

— Хлопок не подходит. Со временем скомкивается и превращается в бугры. Он больше для дешёвых тканей пригоден. Тут надо что-то другое, — пояснил он и задумался.

В этот момент я надеялся, что выскочит какое-нибудь задание, но ничего не последовало. Затем мне вспомнилось, как в детстве, гостя у бабушки в деревне, обнаружил старые боксёрские перчатки на чердаке, принадлежащие ещё моему деду. Так вот, набиты они были конским волосом и, несмотря на их старый и потрёпанный вид, сохранили свою упругость и не имели никаких комков.

— Думаю, я знаю, как быть, — произнёс я, — за свои недолгие странствия слышал об одном кожевнике, который использовал конский волос.

— Что за конский волос? Трава такая? — перебил меня Сагальд.

«Опаньки, а об этом я не подумал. Неужели тут нет лошадей? А единороги? Так, стоп, о чём я. Надо быстренько вывернуться, чтобы избавиться от лишних разъяснений», — быстро сообразил я.

— Нет. Он использовал жёсткий волос дикого животного. И его изделия на долгие года сохраняли одинаковую мягкость, не говоря о том, что никаких скомкований и подавно не было, — закончил я, глядя на задумчивое лицо Сагальда.

— Волосы животного, говоришь? — удивился мастер по дереву. — Никогда о таком не слышал, но обязательно попробую. Спасибо за совет, Стас.

— Мне это ничего не стоило. Удачи.

Распрощавшись с Сагальдом, я пришёл к выводу, что действительно пора приодеться и направился в сторону магазина экипировки.

— Здравствуйте, мне нужен комплект брони на меня, желательно не превышающий по требованиям пять единиц Силы и Ловкости.

— Есть простой набор брони из тонкой кожи. Всего пять предметов: шлем, ботинки, штаны, пояс и куртка. Советую взять вдобавок льняную рубаху под низ, иначе кожа будет прилипать к телу. Весь набор обойдётся в две серебряные монеты и сорок пять медных, рубаха входит в стоимость.

— Понятно. А случаем на мага у вас нет вещей?

— На мага в моём магазине ничего нет. Они не бывают в наших краях. Это вам надо в лавку портного, вроде у него что-то было, но могу ошибаться.

— А где она, не подскажете?

— Прямо за углом. Пройдёте шагов сто и налево. Там видно будет.

Лавка портного чем-то напоминала магазин обоев. Повсюду лежали рулоны ткани. Плотная, тонкая, яркая, с рисунками, даже с пещерными кристаллами имелась, в общем, на любой вкус и цвет.

— Одеяния на мага? — переспросил полурослик, протирая линзы деревянных очков.

Я присмотрелся к новому персонажу.


Обо Граб, 10 уровень

Полурослик

Портной деревни Бреокса


Это был метрового роста босой человек. Кучерявые русые волосы полностью скрывали его уши. Кожа казалась немного смуглой, я бы даже сказал миндальной. Одетый в желтоватую рубашку и жилет, переходящий в подвёрнутые штаны, эдакий комбинезон, он тщательно протирал линзы своих устаревших очков и, щурясь, всматривался в меня оценивающим взглядом.

— Давненько меня не спрашивали о подобном, — проговорил портной. Возможно, у меня и найдётся что-нибудь. Только вот магов тут уже как лет десять не было, зачем они вам? Хотя недавно ходил слушок, что в деревне объявился заклинатель и жестоко расправился с каким-то воришкой, правда, свидетелей не было.

«И как быть? — подумал я. — Продолжать настаивать на покупке — значит признаться, что я и есть тот маг или как-то с ним связан. А что если полурослик меня сдаст страже? Тогда утренний сон мог быть вещим. С другой стороны, Гроннигах говорил, что вещи на магов бывают исключительно в больших городах, а тут у обычного портного. Как-то подозрительно. Эх, была не была!»

— Он был не просто воришкой, а ещё и убийцей из дома Фур, — осторожно вымолвил я.

Глаза полурослика полезли на лоб.

— Так вы и есть тот маг? Человек? Воистину человеческая натура удивительна, — произнёс полурослик и, заметив моё волнение, добавил, — смею предположить, что вас терзают сомнения по поводу моих намерений. Не переживайте. Видите ли, я меньше всего желаю наблюдать стражу в моём магазине. Вы замечали, что людоящеры постоянно сплёвывают свои слюни? Омерзительная привычка! Причём неважно, где они находятся: на приёме короля или в своих личных покоях. Но сейчас не об этом. У меня к вам есть разговор.

— Слушаю.

— Сразу к делу? Похвально. Ну что ж. В пяти днях пути на восток, недалеко от Болотины, раскинулись Фермерские Поля. Живёт там небольшая община моих сородичей. Каждый месяц они присылали сюда телегу с собранным на продажу урожаем и ингредиентами для моего ремесла. Я помогал им со сбытом товара, а также передавал часть моей выручки. Мы всегда поддерживали друг друга. Но вот уже как четыре месяца телега больше не пересекала ворот Бреоксы. С каждым днём мои волнения нарастали. Когда и в следующий месяц никто не приехал, я перестал находить себе место. Обращался к старосте, к местным искателям приключений, но все, кто откликнулись на мои просьбы, так и не вернулись. Ярокон, видите ли, решил больше не тратить ресурсы на выяснение причин исчезновения авантюристов и провианта, поэтому просто закрыл на это глаза.

— А что же вы? Вы ведь могли и сами пойти выяснить причину отсутствия поставок.

— Видите ли, как и многие другие представители моей расы, я избрал путь обычного продавца и совершенно не обладаю никакими боевыми навыками. Мне по душе спокойная и размерная жизнь. Если со мной что-нибудь приключится, то моё место займёт кто-то другой, и я не смогу тогда помогать своим собратьям. Да и оставить магазин мне некому.

— А что насчёт наёмников?

— Эти ска́редные рыцари и медяка не стоят! Мало того что просят втридорога, так ещё и приступают, когда им, видите ли, вздумается, а за спешку ещё и доплаты требуют.

Хоть и намечавшееся задание поднимало мне настроение, но детали истории вселяли некоторые сомнения.

— Вы сказали, что из откликнувшихся на вашу просьбу авантюристов никто не вернулся. По пути к Фермерским Полям обитают монстры, способные лишить перерождения у обелиска?

— Мне это неведомо. Может, они просто передумали и отправились по своим делам, а может, и нет. Как я говорил, Ярокон Тамс не стал выяснять причины. Но и ваши опасения небезосновательны. Был у нас раньше плотник по имени Торвальд, так вот…

— Знаю, знаю я эту историю. Поэтому и спросил, — перебил я Обо Граба.

— Ну так что? Согласны взяться за моё поручение и узнать, что произошло с поставками? Если да, то я продам вам все имеющиеся у меня вещи заклинателя, причём дешевле, чем другим, а если нет, то, увы, приберегу их для другого такого случая.

Тут же высветилось сообщение:


Желаете получить одиночное задание«Срыв Поставки» ?


«Умён чертяка, специально же упомянул про несколько вещей мага. Так-с, и что мы имеем. Пять дней идти туда, не зная куда, и ещё столько же обратно, плюс сколько-то на само задание. Хм. Впрочем, от меня не требуют сражений, только разузнать, что да как. А авантюристы и вправду могли отказаться от задания. Заодно убью время, пока дожидаюсь дварфа. Бонусом будет также то, что повысится репутация с деревней», — размышлял я.

— Хорошо. Я согласен. Несите мои вещи. Ах да! Скидка должна быть внушительной, — изрёк я.


Вы приняли одиночное задание «Срыв Поставки», за ходом выполнения можете следить в дневнике памяти


Обо Граб улыбнулся и подошёл к небольшому ларцу позади себя. Затем достав из-за пазухи чёрный ключ, отварил свой сундучок.


Роба заклинателя ветров — изящное одеяние служителей приората Вогдиша.

Тип: лёгкая броня

Класс: магический

Требования: 5 единиц Интеллекта, 20 единиц Силы Воли

Защита: 8 единиц

Сопротивление рубящим ударам 5 %

Сопротивление режущим ударам 5 %

Бонус: +3 единицы к Силе Воли

Увеличивает количество маны на 10 единиц

Уменьшает на 30 % время отката заклинаний школы магии воздуха

Прочность: 80 единиц из 80

Вес: 1200 грамм

Ценность: 12 серебряных монет


Тёмно-синий балахон с капюшоном в длину был чуть ниже пояса, а сама ткань казалась очень мягкой и нежной, но в то же время прочной.

— Этот магический материал делается из нитей мерверрудских шелкопрядов. Именно поэтому она такая приятная на ощупь, — поспешил объяснить мне портной.

— Неплохо. Что ещё имеется?

— Сейчас, сейчас. У меня есть потрясающие воображение вещи, — весело произнёс Обо Граб, доставая очередную магическую одежду.


Портки менноита — штаны одного из последователей небезызвестного ордена магов.

Тип: лёгкая броня

Класс: магический

Требования: 5 единиц Интеллекта, 10 единиц Силы Воли

Защита: 6 единиц

Сопротивление рубящим ударам 5 %

Сопротивление режущим ударам 5 %

Бонус: +2 единицы к Силе Воли

Увеличивает количество маны на 30 единиц

С вероятностью 5 % можно произнести заклинание без затрат маны

Прочность: 60 единиц из 60

Вес: 700 грамм

Ценность: 10 серебряных монет


— Ого, а кто такие эти менноиты?

— Менноиты — древний орден магов, обладавший великой магической силой. Они выступали против короны и боролись за доступность классов для каждого, — поведал портной.

— Понятно. Эти штаны уже получше и требования ниже. Это всё?

— Обижаете. Есть ещё одна вещь. Самая дорогая, — интригующе произнёс полурослик, доставая из ларца замшевые сапоги.


Неспешная поступь — волшебные сапоги отличного качества. Пока они надеты, то даруют своему владельцу заклинание «Размытие» первого уровня.

Тип: лёгкая броня

Класс: магический

Требования: 5 единиц Интеллекта, 10 единиц Силы Воли

Защита: 4 единиц

Сопротивление рубящим ударам 5 %

Сопротивление режущим ударам 5 %

Бонус: +3 единицы к Силе Воли

Увеличивает количество маны на 10 единиц

Дарует владельцу заклинание «Размытие»

Прочность: 70 единиц из 70

Вес: 500 грамм

Ценность: 14 серебряных монет

Размытие — делает заклинателя нечётким и размытым. Стрелы и любой метательный снаряд практически не попадают в него. Точность дальних атак по заклинателю уменьшается.

Уровень 1

Школа магии иллюзий

Скорость: мгновенно

Стрелы и любые метательные атаки промахиваются с вероятностью 90 %

Время действия: 10 секунд

Трата: 40 единиц маны

Откат: 20 минут


— Откуда? — не скрывая своего удивления, вымолвил я.

— Когда-то давно я выкупил эти вещи у группы авантюристов, которая остановилась в деревне. Никто не хотел связываться с вещами для мага, так как в Бреоксе их не бывает, я же был другого мнения.

— Сколько за всё?

— Дайте-ка подумать. Вам отдам за пятьдесят серебряных монет, — чуть улыбнулся полурослик.

— Секундочку! — возразил я. — Какие ещё пятьдесят серебряных монет? Вы ничего не перепутали? Больше сорока серебряных я не готов отдать за эти вещи. Или вы собираетесь ещё десять лет ждать?

— Видимо, вы не шибко разбираетесь в ценах, — подметил полурослик, — у любого другого я бы попросил пятьдесят семь серебряных монет.

— Но это всё равно грабёж! У меня нет таких денег. Может, скинете ещё?

— Видите ли, я владелец магазина, а не рыночный торговец. У меня все цены — неизменны. Поверьте, если бы не моя просьба, я бы не уступал в цене.

— Может, тогда обмен? — предложил я.

— Возможно, а что у вас имеется? Меня интересуют только одежда и материал для её изготовления, — вымолвил полурослик.

— Я достал башлык мастера ядов и положил на стол. Сколько он будет стоить?

Обо Граб бережно взял капюшон в свои руки, осмотрел его и положил обратно.

— Потрясающая работа! Готов дать за него тридцать пять серебряных монет, — не убирая рук с башлыка, произнёс он.

Сдержанности полурослика можно было только позавидовать. Я прекрасно видел, как он просто пожирал глазами этот капюшон. Оказывается, сетовая вещь расценивается на совершенно ином уровне, нежели простые магические предметы. Полурослик явно занижает цену моей находки. Жаль, что я не успел разузнать у Гроннигаха истинную цену вещей из набора.

— К сожалению, я вынужден отказаться. Этот капюшон мне ещё пригодится.

Глаза полурослика тут же потухли, а сам он немного ссутулился.

— Всё, что я могу вам предложить, так это магический кинжал и кожу Мизмиглота.

— Кожа Мизмиглота? — оживился портной.

Я достал все запасы кожи и вывалил их на стол. Портной бегло прошёлся по ним своим пристальным взглядом.

— Я хоть и не кожевник, но готов приобрести все куски, скажем, по четыре серебряных за штуку.

«Ну тут меня не одурачишь, я прекрасно помнил слова дварфа, что один кусок у меня урвут за шесть серебряных».

— Нет уж, Обо. Цена за каждую шесть серебра и ни медяшкой меньше. Мы же не на рынке, верно?

Полурослик долго мялся, что-то подсчитывая в уме, и в итоге сказал:

— Хорошо. Я беру.

— Отлично. И вычтите стоимость всех трёх вещей на мага.


Вы получили роба заклинателя ветров

Вы получили портки менноита

Вы получили неспешная поступь

Вы получили 46 серебряных монет


Покинув портного, я направился в магическую лавку. Для обретения всех свойств магических предметов мне не хватало пятнадцати единиц Силы Воли и единственное место, где можно с этим что-нибудь придумать, — это обитель волшебных вещей и свитков.

Антикварный магазин — именно так бы я охарактеризовал лавку магических предметов. Куча всяких диковинных безделушек заполонили многочисленные полки. Я был уверен, останься тут на целый день, не смог бы и половины предметов изучить, настолько их здесь было много. Старичок, которого я так и норовил назвать Каином, что-то объяснял двум людоящерам. Не став дожидаться окончания их беседы, подошёл к прилавку и сказал:

— Мне нужно пять свитков идентификации, три свитка зачарования «Клеймо носителя» и ещё что-нибудь, что может уменьшить требования предмета.

Старик прервался, что-то шепнул своим собеседникам и удалился в подсобку. Через минуту он разложил на столе свитки идентификации и сказал:

— За свитки идентификации половина серебряной монеты. Зачарования «Клеймо носителя» у меня нет и не было никогда, только «Привязанность». А чтобы уменьшить требования предмета, есть свиток зачарования «Ослабление». Интересует?

— Да, а два зачарования можно наложить на предмет?

— Только если предмет изначально магического типа или выше.

— Хорошо, тогда несите три свитка «Привязанность» и три свитка «Ослабление».

Старик снова нырнул в проём позади себя и принёс запрошенные зачарования.

— С вас две серебряных и семьсот пятьдесят медных монет.

— Это ещё не всё. Мне нужно по два свитка Телосложения и ускоренной регенерации, — помня, как неплохо они меня усилили в битве с Арахной, запросил я.

Почти четыре серебряные монеты пришлось заплатить за все магические зачарования и усиления. Теперь пора было узнать скрытые свойства добытых с пещеры вещей.


Укус ветра — смертоносный составной лук из заговорённой лафиры. Обладает повышенной прочностью. Стрелы, выпущенные из этого оружия, с лёгкостью пробивают броню.

Тип: оружие дальнего боя

Класс: магический

Требования: 14 единиц Силы, 21 единица Восприятия

Урон: 31 единица (колющий)

Дальность: 100 метров

Точность: 60%

Шанс критического удара: 12%

Бонус: +3 единицы к Ловкости

Наносит удвоенный урон бронированным противникам

Прочность: 100 единиц из 100

Вес: 1500 грамм

Ценность: 12 серебряных монет

Вы потеряли свиток идентификации


Я присвистнул. С таким-то луком можно было смело идти на Пепельных Дурвотов, будь они неладны. Но как бы ни хотелось мне примерить на себя образ Леголаса[28], моих характеристик не хватало, чтобы приблизиться к раскрытию потенциала стрелкового оружия.

Как я и думал — штаны, куртка и ботинки оказались сетовыми и принадлежали набору «мастера ядов». Итого у меня уже четыре предмета из комплекта. Попытки узнать дополнительный бонус от набора не увенчались успехом. Зловредное сообщение выскакивало всякий раз, когда я надевал любую из сетовых вещей.


Для получения всех бонусов и характеристик требуется поднять Силу и Ловкость


Оставался последний предмет, на который я возлагал большие надежды, стараясь не вспоминать слова Гроннигаха.


Перст древня — волшебный жезл, усиляющий магические способности своего владельца. Позволяет раз в день использовать заклинание «Дубовая кожа» первого уровня.

Тип: оружие ближнего боя

Класс: магический

Требования: 11 единиц Интеллекта, 24 единицы Силы Воли, могут использовать только дриады

Урон: 5 единиц (дробящий)

Точность: 70%

Шанс критического удара: 3%

Бонус: +4 единицы к Силе Воли

Весь урон наносимый школой магии природы повышается на 10 %

Дарует владельцу заклинание «Дубовая кожа»

Прочность: 60 единиц из 60

Вес: 350 грамм

Ценность: 18 серебряных монет

Вы потеряли свиток идентификации


— Только дриады… — разочарованно вымолвил я, — значит, на продажу.

«Ах да, что хоть за магия шла в подарок?»


Дубовая кожа — магический навык. Заклинателя окутывает толстый слой дубовой коры, уменьшающий весь входящий физический урон.

Уровень 1

Школа магии природы

Скорость: мгновенно

Весь получаемый физический урон уменьшается на 30 %

Время действия: 120 секунд

Трата: 30 единиц маны

Откат: 72 часа


— Сто двадцать секунд! Египетская сила! Ну почему я не дриада? — громко выругался я, обращая на себя косые взгляды хозяина лавки и ещё нескольких посетителей.

— Всё в порядке! Это была шутка. Не подумайте ничего плохого, — стараясь заполнить напряжённую тишину, проговорил я и повернулся к продавцу, — сколько вы дадите за этот жезл?

Старик посмотрел на деревянный тирс и ответил:

— Боюсь, что нисколько. Я не торгую оружием. К тому же у него ограничения по расе, такой у вас вряд ли купят. В бреокских лесах нет дриад.

«Хреново», — заключил я.

— А у вас продаётся местная карта территории?

— Карта Авриет стоит пятьдесят медных монет.


Вы потеряли 50 медных монет

Вы получили карта мира Авриет


Моей следующей целью был склад. Его я нашёл быстро. Барельеф с изображением сундучка свисал перед входом в здание, что находилось напротив обелиска возрождения. У дверей дежурила охрана. Внутри чувствовалась прохлада, так как всё строение состояло из камня, коих в Бреоксе раз, два и обчёлся. Меня встретил приятно выглядевший человек. Он был аккуратно пострижен и выбрит, носил тонкие заострённые усики.


Лаури, уровень 20

Человек

Работник хранилища Бреоксы


— Добро пожаловать в хранилище Бреоксы, господин Стас. Желаете взять заём или воспользоваться нашими услугами хранения?

— Второе, — ответил я.

— Следуйте за мной.

Лаури провёл меня через коридор к решетчатой двери. Затем открыл её и жестом пригласил внутрь. Пройдя следом, он закрыл за собой решётку.

— Металл, из которого сделана эта дверь, выдержит любой урон. Так что можете не переживать за сохранность своих вещей.

— Хотелось бы верить, — пробормотал я.

Спустившись в подвальную часть здания, мы прошли ещё несколько дверей, прежде чем остановились перед сотнями выдвижных ящиков, расположенных в стене одной из комнат.

— У нас имеются три вида хранилищ. Первое на десять ячеек, стоимостью сорок медных монет в месяц. Второе…

— Остановимся на первом варианте. Мне больше не надо, — перебил я работника, доставая нужное количество медяшек.


Вы потеряли 40 медных монет


— Хорошо. Вот ваш ключ. Ячейка номер тридцать семь. Я буду ждать вас наверху.


Вы получили ключ от ячейки 37 хранилища Бреоксы


Подойдя к нужному ящику, я просунул ключ в замочную скважину и передо мной возникло окошко с десятью пустыми слотами. Теперь настало время избавиться от лишнего. Мысленно перетащил все предметы, которые посчитал нужным оставить на потом, в свободные слоты. На моё удивление деньги упали в специальную ячейку, отдельную от остальных, что позволило мне не докупать новое хранилище.


Вы потеряли клюв чёрной птицы

Вы потеряли кровь пещерного тролля

Вы потеряли неопознанный минерал

Вы потеряли укус ветра

Вы потеряли башлык мастера ядов

Вы потеряли штаны мастера ядов

Вы потеряли стёганную куртку мастера ядов

Вы потеряли ботинки мастера ядов

Вы потеряли 10 единиц железа молодого арахнида

Вы потеряли хелицеры Арахны

Вы потеряли 82 серебряные монеты


Как я и предполагал, десяти ячеек было достаточно. Набор мастера ядов и лук ожидали своей оценки от Гроннигаха. Крис боли и перст древня я всё же намеривался продать. И если жезл дриады не купили в магазине — это не означало, что я не смогу продать его на рынке. Пусть даже и дешевле. Теперь надо было зачаровать свою одежду и посмотреть, насколько я стану сильнее.

Прежде чем мне удалось покинуть здание склада, меня остановил Лаури.

— Уважаемый Стас, есть ещё один момент, который стоит вашего внимания.

— И какой?

— Потайное слово, — произнёс Лаури и материализовал в руке огромную книгу, — иногда владельцы своих ячеек не могут сами прийти за содержимым и присылают своих слуг или доверенных лиц. Для таких случаев требуется секретное слово, услышав которое мы позволяем открыть ячейку обладателю ключа. В противном случае ключ изымается, а тот, кто пытался им воспользоваться, заключается под стражу. Так какое слово мне записать напротив ячейки тридцать семь в нашем журнале?

— Это вы лихо придумали. Дайте мне секундочку. Готово. Моё слово — сокол.

— Хорошо, Стас. Ячейка тридцать семь, потайное слово — сокол. Всего наилучшего.

Вернувшись в гостиницу, я попросил принести зеркало и закрылся в своей комнате. Мне не терпелось примерить новый наряд, а также зачаровать его. Но для начала нужно было понять, что за свиток я приобрёл в лавке магических предметов.


Ослабление — среднее зачарование, позволяет вдвое уменьшить требования предмета, но также уменьшает и прочность.


— Понятно. Ну что ж, приступим.


Вы потеряли свиток зачарования «Ослабление»

Вы потеряли свиток зачарования «Ослабление»

Вы потеряли свиток зачарования «Ослабление»


Прочность предметов уменьшилась ровно наполовину. Не самый плохой вариант, если держаться в стороне от получения урона. Новая одежда прекрасно сидела на мне и абсолютно не сковывала движения.

Синяя мантия с золотыми узорами на рукавах, похожими на изображение ветра, чёрные шаровары и такого же цвета сапоги довольно неплохо сочетались. Весь мой внешний вид напоминал образ древнего жреца, и для полноты картины не хватало только посоха и бороды. Когда я открыл меню экипировки, то заметил, что роба из-за пришитого к ней капюшона занимала сразу две ячейки: головы и груди. Закончив с самолюбованием, решил посмотреть на изменившиеся характеристики.


Стас, уровень 8

Человек

Ваш показатель опыта: 2855 единиц из 3600

Здоровье: 35 единиц

Мана: 88 единиц

Энергия: 24 единицы

Сила: 5 единиц

Ловкость: 5 единиц

Телосложение: 2 единицы

Интеллект: 5 единиц

Сила Воли: 13 единиц

Восприятие: 1 единица

Удача: 1 единица

Переносимый вес: 15 кг

Физическая защита: 18 единиц

Защита от магии: 7,6 %

Урон от метательного оружия: 0 единиц из 11 (нет боеприпасов)

Урон магией: 39 единиц (Каменные Шипы)


— А вот теперь я уже похож на того, кто может дать прикурить. Тридцать девять урона от Каменных Шипов, да ещё и возможность применить их четыре раза подряд по кд. Очуметь! Ну что? В какие там поля надо сходить и раздать всем лещей? — всматриваясь в своё отражение в зеркале, произнёс я.

Мысленно открыв дневник памяти, прочитал единственное активное задание.


Срыв Поставки

Обо Граб, портной из деревни Бреокса, обратился к вам за помощью. Вот уже несколько месяцев из его родных краёв не приходит обоз с провиантом. Пытаясь выяснить причину отсутствия поставок, Обо Граб направился к авантюристам. По прошествии нескольких недель от искателей приключений так и не появилось вестей. Все дальнейшие попытки разузнать о судьбе общины полуросликов ни к чему не привели. Вы должны отправиться в Фермерские Поля и выяснить, что произошло на самом деле.


Значит, Фермерские Поля. Достав карту мира, всмотрелся в появившийся на ней рисунок. В центре находилось небольшое очертание деревни с названием, над которым прыгала красная стрелочка, указывающая моё местоположение.

— Анимированная карта?! Вот это магия! Теперь у меня своя «карта мародёров»[29].

Бреоксу окружали чёрные тучи, и только с двух сторон я видел небольшие полоски просвета. После долгого изучения пришёл к выводу, что карта не так проста, как кажется. Места, где я уже был, на карте отображались, а вот где ещё не ступала моя нога, скрывались туманом войны[30]. Подойдя к окну, взглянул в ту сторону, которая была закрыта на карте тёмной дымкой. И на удивление обнаружил, что часть скрывающего тумана пропала. Любопытно.

Вообще, механика управления картой была простой. Я мог мысленно её двигать в любом направлении, отдалять и приближать нужный мне участок. Но увеличить, к примеру, Бреоксу до уровня видимых домов было нельзя. Когда я отдалил карту настолько, что деревня превратилась в горошину, заметил название нужной мне локации. Фермерские Поля были сокрыты туманом войны, но белая надпись указывала их местоположение.

— Значит, достаточно получить небольшой ориентир, чтобы карта доделала всё за тебя? Это очень даже хорошо. Можно спуститься в таверну и расспросить Гарроро на предмет ближайших интересных мест.

Ещё немного подурачившись с картой, я зачаровал свою одежду на малый шанс выпадения после смерти и прилёг на кровать, уставившись в потолок. Осталось запастись едой и водой на две недели. Я пытался вспомнить, что закупал Гроннигах, когда мы направились в пещеры. И тут же вспомнил, что ушлый дварф так и не отдал мне второй спальный мешок, деньги за который он честно присвоил себе.

— Вот же ж жулик! — вырвалось у меня. — В общем, обязательно купить фонарь, спальник, верёвку, еду и воду.

Глава 16. Старая шатровка

Моё самочувствие оставляло желать лучшего. По-хорошему надо было ещё поспать несколько часов, но нестерпимое желание опробовать свою новую мощь на слабых врагах пересиливало всё.

Спустившись, обратился к Гарроро по поводу возможных квестов, но, по словам трактирщика, их уже не осталось. Все задания разбирались охотниками по утрам. Тогда я попросил его заготовить мне еды на пару недель, да такой, что не испортится в первые же два дня пути, а также несколько бурдюков с водой. Пока полуорк выполнял мою просьбу, дошёл до доски объявлений.

Кроме указа Ярокона Тамса, на доске был прибит желтоватый листочек. Я вчитался в корявый почерк.


Заказ на убийство

В месте под названием Кряжистый утёс завелась стая высокоуровневых гарпий. Крылатые твари устраивают налёты на пастбища деревни Бреоксы. Тот, кто расправится с их гнездовьем и принесёт головы всех гарпий, получит денежную награду и повышение репутации. Обращаться в сторожевой пост.

Капитан Дигард Кел

Желаете принять «Заказ на убийство гарпий»?


— Э-э, нет. Летающих монстров мне бить нечем. Пусть ищут другого Геральта из Ривии[31].

Почесав затылок, отправился на рынок, закупить нужное снаряжение и заодно продать кинжал с тирсом. Волшебную палочку древня оценили совсем слабо. Всего лишь четыре серебряные монеты удалось урвать с её продажи. Кинжал же ушёл быстро, правда, за четырнадцать серебряшек, а не за пятнадцать, как настаивал Гроннигах. Купив спальный мешок, верёвку и фонарь, я обратил внимание на простой набор повара. В него входили небольшой котелок, объёмом литра в три, сковорода, пара пиал, две деревянные ложки и маленький нож для разделки.

«А вот это то, что нужно, чтобы развить мои кулинарные способности».

После покупки всех вещей у меня осталось ровно семнадцать с половиной серебряных монет. Я не стал относить их в хранилище, а решил оставить у себя. Пусть будут, на всякий случай. Возвращаясь в трактир, я почувствовал, будто кто-то зовёт меня. Замедлился и начал вслушиваться, вертя головой в разные стороны. Из переулка, между таверной и обшарпанным домом, разносились слабые звуки какой-то возни. Завернув за угол, нашёл источник моего негодования.

Два человека удерживали непривычно худого людоящера. Одетый в какие-то тряпки, он судорожно смотрел на стоящую перед ним фигуру человека десятого уровня по имени Грену́й.

— Ты пролил моё пиво и испачкал мою одежду, лягушонок! Мои друзья всё видели. Так что гони один серебряный, а не то мы тебя хорошенько отделаем.

— Я не хотеть! Это случайно! Прошу вас пустить меня! Прошу! — кричал людоящер, скукожившись от страха.

— Томас, — обратился главарь к своему товарищу, — врежь-ка этому неучу, а то он что-то раскудахтался.

Держащий людоящера парень тут же повиновался и нехило приложился по животу рептилии, отчего та плюхнулась на колени и стала сильно кашлять.

— Хотел или не хотел — это уже не имеет значения, — продолжил человек, — ты испортил мой внешний вид и выставил меня на посмешище, теперь либо плати серебром, либо мы немного переберём твои лягушачьи косточки.

В обычной жизни я бы прошёл мимо, стараясь не обращать внимания на происходящее. Я далеко не герой. Герои бывают только в сказках и детских фантазиях. Но здесь. В мире Авриет. Я не обычный человек. Я маг, владеющий смертельной магией, да ещё и почти бессмертный. Так что надо наработать репутацию.

— Один серебряный за пролитое на одежду пиво? — спросил я, появившись из-за угла. — Ты, случаем, не в Гуччи одеваешься?

Когда вся троица, вместе с людоящером, обратила на меня внимание, я вдруг вспомнил. Это была та же компашка, что надсмехалась надо мной, когда я впервые вошёл в таверну.

— Ты ещё кто? Уходи! Это не твоё дело, — произнёс Гренуй.

— Давайте так. Вы отпускаете бедолагу и уходите, а взамен я не отправляю вас на перерождение, — злобно высказал я.

— Смотрите-ка, парни. Походу у этого любителя лягушек не все дома, — произнёс Гренуй, материализуя в руке небольшой кинжал, очень похожий на те, что продавал мастер Квал, и продолжил, — сдаётся мне, он тоже не прочь поделиться с нами деньгами.

Стоящие позади Гренуя его соратники заулыбались и также достали из инвентаря оружие.

«Походу битвы не избежать, но убивать кого-либо в деревне лучше не стоит. Что же делать? Может, просто напугать? Если верить словам Обо Граба, заклинателей тут давно не было, а слух о том, что в деревне объявился маг-убийца, ещё не улягся. Пожалуй, стоит использовать это».

— Надо же, кучка деревенщин решила показать свои клыки? А вы уверены, что я вам по зубам? — спросил я и резко отвёл в сторону руку.

«Шипы», — возникла молниеносная мысль.

Навстречу дряблому забору стойл, примыкающих к таверне, устремились каменные колья, придавая устрашения моим словам. Несколько секунд мои оппоненты впитывали страх, выражая его на своих изумлённых лицах. Наконец один из них не выдержал и с ужасом побежал в противоположном направлении. Его собратья не заставили себя долго ждать и побежали следом. Худой людоящер вжался в стену рядом стоящего дома.

— Пожаста не трогать! Пожаста! — вскрикивал людоящер, закрываясь от меня руками.

— Да успокойся ты, я не собираюсь на тебя нападать. Я, вообще-то, тебя спас.

— Спасать меня? — удивлённо проговорил зелёнокожий, убирая от лица свои руки.

Людоящер вскочил и бросился к моим ногам, обнимая их и что-то говоря. Скорость его речи стала слишком быстрой, а слова ещё менее разборчивы. Как я понимал, он меня благодарил, а потом вовсе начал бормотать про какую-то мельницу. Да, вроде бы это слово я разобрал из хаотичного потока звуков, издаваемых рептилией, но вдаваться в подробности не стал. Моё внимание привлекла огромная нарастающая тень, накрывшая меня и людоящера. Я повернулся.

— Какого Сущего здесь происходит, Стас? — сердито рявкнул Гарроро, держа в руке здоровенную палицу.

Из его глаз исходило марево цвета киновари[32], а боевая стойка говорила, что если он сейчас же не получит ответ, то моя голова познакомится с его шипастой дубиной. Но что могло сподвигнуть трактирщика к такому? Я обратил внимание на мигающее уведомление в левом уголке.


Вы нанесли 39 урона пятнистой корове

Вы убили пятнистая корова

Вы получили 5 единиц опыта

Вы нанесли 39 урона пятнистой корове

Вы убили пятнистая корова

Вы получили 5 единиц опыта


«Упс», — подумал я.

Оказывается, за дряхлым забором, куда я недавно направил свою магию, паслись одомашненные животные, принадлежащие владельцу трактира.

— Так. Гарроро, успокойся. Это вышло случайно. Я куплю. Да! Я хотел купить у тебя этих двух коров, — заулыбался я, стараясь скрыть своё волнение.

Набыченный полуорк убрал свою булаву и немного наклонился ко мне.

— В следующий раз, Стас, делай покупки, как и все. Подойдя ко мне в таверне! — грозно крикнул полуорк, затем, выпрямившись, добавил. — Твой заказ выполнен. С тебя шесть серебряных и четыреста пятьдесят медных монет за еду, забор и коров.

— А что так много-то? Коровы золотые, что ли?

— Коровы пятнистые, а вот забор придётся менять целиком, а это шесть серебра, — немного подумав, ответил Гарроро.

— Да я еле задел его, Гарроро, это же несправедливо!

— Ты забор повредил? Повредил. Вот и плати. Жду тебя в трактире, — отрезал полуорк и, развернувшись, отправился в таверну.

— Опасный полуорк. Сильный. Человек умный, не вступить в бой.

— Ты ещё тут? Я думал, что за тебя квест дадут или репутацию повысят, а в итоге сел в лужу, ещё и на деньги встрял. Можешь идти своей дорогой, ты мне ничего не должен, — расстроенно вымолвил я и направился в трактир.

— Постой! Я не знать, что есть квест, но готов просить тебя. Ты помочь мне?

— О чём просить?

— Монстры нападать. Мой дом меня не пускать. Помочь я искать. Ты помочь мне?

«Хм. А вот это уже что-то похожее на начало задания».

— Ладно. Пойдём в таверну, расскажешь что да как. Здесь лучше не оставаться.

Глядя, как спасённый мной людоящер смотрит на поднос с едой в руках официанта, я спросил:

— Давно не ел?

— Очень, — ответил тот, — моя проблема лишать меня еды.

— Ясно.

Я подозвал халдея и заказал нам обед, состоящий из куриной похлёбки и мясного гуляша, а также по грушевому пиву. Если мои догадки верны и мой новый знакомый даст мне задание, то нежелательно, чтобы он умер от голода. Пока людоящер уминал горячий суп, решил узнать его имя и прищурился.


Миллер, уровень 7

Людоящер


Первый раз я встретил кого-то ниже себя по уровню и им оказался щуплый людоящер. Его худобу выдавала висящая, как тряпка на швабре, одежда, изношенная чуть ли не до дыр. В отличие от других людоящеров, у этого хвостатого явно не хватало некоторых зубов.

«Парень совсем не следит за собой».

Дождавшись, пока Миллер доест похлёбку, я поинтересовался, о чём он хотел меня попросить, и тут же пожалел об этом. С набитыми щеками его речь стала ещё более невнятной. С таким персонажем любой криптолог защитил бы пару диссертаций. Поэтому я решил не разбирать его слова, а дождаться уведомления, которое выскочило, как только людоящер закончил говорить:


Желаете принять одиночное задание «Переполох на мельнице» ?

Вы приняли одиночное задание «Переполох на мельнице», за ходом выполнения можете следить в дневнике памяти


Тут же открыл описание.


Меня зовут Миллер. Я прошу помочь жителей Бреоксы с моей напастью. Мой дом окружила сонма магических тварей, я молю всех и каждого помочь мне избавиться от этого бедствия. К сожалению, я слишком беден, чтобы хоть как-то вознаградить вас за спасение, и надеюсь только на вашу добродетель. Мельница находится в полутора днях пути на север от деревни, вдоль реки. Пожалуйста, помогите мне!


«Странное описание. Как будто предназначенное для доски объявлений, но зато теперь более понятно, что да как. Интересно, сонма — это сколько?»

Отсутствие награды меня немного смутило, но не настолько, чтобы отказаться от возможности проверить свои силы в бою с новыми врагами.

— Магические твари, говоришь? Летающие есть?

Людоящер отрицательно помотал головой.

— Что ж, доедай и веди нас к своему чертогу, а я пока расплачусь с Гарроро, — произнёс я, вставая из-за стола.

— Три часа дня, — сказал я, убирая клепсидру в инвентарь, — ну, ты идёшь там?

Уже два часа как мы покинули Бреоксу и направились вдоль реки, в сторону осаждённой магическими тварями мельницы. Еле плетущаяся за мной рептилия срывала все планы по быстрому выполнению квеста.

— Простите, пожаста. Я непривычен сыт. Живот сильно тянуть.

— А зачем тогда столько ел?

— Сильно голодно быть. Человек простить Миллер?

— Хватит звать меня человек, у меня, вообще-то, имя есть, — смущённо ответил я, — ладно, пойдём помедленнее, но недолго. У меня ещё куча дел.

— Человек-Стас очень добрый. Я вознести имя человек в поклоне Ирида.

— Так-с, стоп. Во-первых, можно и нужно просто Стас. Без человек. Во-вторых, не надо никакой Ириде ничего возносить. Ты меня понял?

— Стас, без человек сказать, я понять. Очень добрый Стас, без человек.

— О боже. Чую тот ещё будет походец, — безнадёжно выдохнул я, — кстати, а почему ты так плохо говоришь на общем языке?

— Я родиться не тут. Раньше далеко жить. Многое не помнить, не знать. Странники встречать, язык запоминать. Потом появиться монстры, атаковать меня. Долга сопротивляться, но не всегда, и я появись обелиск Бреокса. Войти в таверна, просить помочь и стукнуться поднос, который пивной, а он упасть на человек. Меня вывести и я встретить Стас, без человек, очень добрый.

— Понятно.

Пока мы шли вдоль реки, я расспрашивал Миллера о его прошлом, дабы побольше узнать о мире Авриет, да и о самом мельнике. Из его слов можно было понять, что тот вёл отшельнический образ жизни. Своего прошлого он толком не помнил. Лишь то, что когда был мал, обнаружил старую заброшенную мельницу на берегу реки, в которой и решил поселиться. Родных у него не было.

Постепенно восстанавливая мельницу, вёл тихое полевое хозяйство. Выращивал овощи и злаки. Иногда к нему наведывались путники. Одни просились на ночлег, другие предлагали бартер. От них Миллер потихоньку усваивал язык и узнавал новости. Когда я поинтересовался, почему он седьмого уровня, людоящер смутился и ответил, что не любит насилие и всякий раз пытается избегать его.

Из-за того, что Миллер не мог поддерживать мой темп ходьбы, мне приходилось постоянно замедляться. Ближе к вечеру мы дошли до опушки дальнего леса, откуда дорога уходила вниз под небольшим углом. Бреокса скрылась из виду.

— Ты, случаем, не в курсе, по пути к твоей мельнице есть какие-нибудь враги или опасность?

— Про курс не знать, но опасность не быть, когда я однажды ходить Бреокса, — ответил людоящер.

— Тогда идём дальше. Часа через три подыщем место для ночлега, — подытожил я.

Чем дальше мы шли, тем шире разливалась река, разделяя густой лес по двум берегам. Иногда из него появлялись причудливые животные, с осторожностью подходившие к водопою, но, завидев нас, тут же прятались. Сколько бы я ни всматривался, пытаясь получить информацию о новых зверях, ничего не выходило, расстояние было слишком большим.

Когда мы останавливались перевести дух, Миллер без каких-либо угрызений совести спускался к реке и спокойно припадал к воде, опуская в неё чуть ли не всё лицо разом. Я же мог только позавидовать организму людоящера. Испей я такой водицы, мигом бы пришлось искать лопух.

«Интересно, а тут есть болезни, инфекции?» — задумался я, глядя, как жадно людоящер пьёт речную воду.

Пройдя ещё несколько часов, я решил сделать привал. Из-за густеющей темноты дальше идти было совсем трудно. Да и судя по Миллеру, надолго его не хватит. Людоящер находился явно не в самой лучшей форме.

— Разобьём лагерь вон на том утёсе, — указал на небольшую возвышенность над речкой, — а сейчас разделимся и соберём дров для костра.

— Хорошо, Стас, без человек, — ответил людоящер и пошёл в лес.

Поднявшись на утёс, я расчистил место под спальник, разложил его и достал один из предметов набора повара: котелок. В моей корзинке с едой чего только не было, и я быстро смекнул, что лучшим выходом будет сварить суп из солонины и овощей, которые любезно укомплектовал Гарроро. И наешься, и напьёшься. Долго не думая, спустился и натаскал наверх крупных камней. Выложил их по кругу, обозначая место нашего очага, и пошёл помогать Миллеру с хворостом.

Через двадцать минут мы уже сидели напротив разгорающегося костра. Миллер оказался не так прост. Когда пришло время разжигать костёр, я вспомнил, что не купил огниво, и уже хотел выругаться. Но людоящер быстро смекнул, что и как, спустился к реке, а потом поднялся, держа в руках два тёмных камня. Выбив из них яркую искру, он быстро воспламенил трут.

Наполнив котелок водой из бурдюка, я нарезал в него лук, несколько известных мне овощей и немного солонины. Помешивая всё деревянной ложкой из набора повара, обратился к людоящеру:

— Слушай, Миллер, а расскажи мне об этих монстрах. Что они собой представляют, какой уровень, урон?

— Я не совсем помнить, но монстры большой разноцветный. Уровень невысок, Стас должно справиться.

— Ясно. А ты случаем не слышал от путников что-нибудь про порталы? Откуда иные появляются.

— Про такое я не знать.

— Печально, — пробубнил я, всматриваясь в копоть, покрывающую котелок.

Я достал две глиняные пиалы, одну из которых вручил Миллеру, на что тот сразу среагировал.

— Я и не думать претендовать на есть. Стас, без человек, очень добрый.

— Ради бога, Миллер, говори просто: «Стас». И всё, не надо никакого продолжения.

— Как скажет Стас.

— Вот так-то лучше, — улыбнулся я.


Вы приготовили суп из солонины с овощами

Вы изучили рецепт суп из солонины с овощами


«Давненько не видел подобных записей, приятненько», — обрадовался я.

Расправившись с половиной супа, прилёг на спальник. Когда Миллер доел свою часть похлёбки, он взял котелок с пиалами и спустился их отмывать. Я просил его не делать этого, но людоящер был непреклонен. Затем он подкинул ещё сухих веток в костёр и начал приготавливаться ко сну. Разложив на земле ветки, Миллер достал охапки травы из инвентаря и расстелил их поверх сучьев.

«И когда только успел столько травы насобирать?»

Меня разбудил утренний крик лесных птиц, разносящийся с самых крон старых деревьев. Именно крик. То, что вылетало из глоток здешних пернатых, сложно было назвать пением. Миллер ещё спал, тихо посапывая при каждом вдохе.

Не став его будить, спустился к реке и умылся. Пошарив в котомке с едой, в поисках чего-нибудь на завтрак, обнаружил свёрток с сухими травами. По запаху сразу определил отвар, которым некогда легко отогнал похмелье. Собрав ещё немного хвороста, подкинул его в уже тлеющие угли нашего очага. Затем снова налил воды в котелок и закинул в него немного травы из свёртка.

Обоняние людоящера не позволило Миллеру долго отлёживаться. Как только аромат варева долетел до его плосковатого носа, он резко открыл глаза и вскочил.

— Где я? Кто здесь? — начал кричать он, пятясь назад, завидев костёр и меня, держащего двумя руками деревянную пиалу, из который выступал горячий дымок.

— Успокойся. Это я, Стас. Ты крепко спал, и я не стал тебя будить. Нам ещё долго идти, если верить карте, — спокойно ответил я, смотря на испуганного Миллера.

— Какой Стас? Я не знать Стас! Где мельница? Что случился?! — крутя головой по сторонам, кричал людоящер.

В этот момент я напрягся. По поведению Миллера было понятно, что тот не придуряется. За время своего обучения в университете я насмотрелся как на плохую, так и на хорошую актёрскую игру. Поэтому был полностью уверен, что людоящер верит в то, что говорит.

«Может, он ударился головой? Хотя нет, я бы заметил. Мы шли всегда рядом. Разве что в лесу, когда тот собирал сучья. Да и то вряд ли, из поля моего зрения он не пропадал. Тогда что же?»

— Послушай, Миллер. Меня зовут Стас. Ты нанял меня, чтобы я помог тебе расправиться с монстрами, которые напали на твой дом. И сейчас мы на полпути к нему. Ну же, вспоминай! — произнёс я, наблюдая за реакцией людоящера.

Миллер немного успокоился, а потом взял себя в руки и упал на колени в низком поклоне.

— Простить меня, господин человек. Если всё ваше сказать верно, то я очень благодарный вам. Иногда я терять память. Это редко происходить. Прошу простить старый Миллер, — боязно ответил людоящер.

— Да всё хорошо. Встань с колен, мне как-то не по себе от этого. Называй меня просто — Стас. И вон возьми лучше пиалу, да налей отвару. Глядишь и память вернётся, — с добродушной улыбкой ответил я.

Людоящер неторопливо последовал моему совету и налил себе питья. Я же немного задумался.

«Иногда теряет память…Может, это и есть ответ на вопрос есть ли тут болезни», — остужая небольшими дуновениями горячий отвар, подумал я.

— Миллер! Прими приглашение в группу, — сказал я и мысленно сделал запрос людоящеру.

— Хорошо, Стас, — ответил тот.


Вы создали группу

Метод распределения добычи становится «поровну»

Миллер присоединился к вашей группе


В появившейся иконке Миллера меня интересовало только одно. Нет, это не количество жизней или маны, а нечто другое, то, что могло объяснить странное поведение людоящера.

— Вот оно, — тихо произнёс я, всматриваясь в чёрно-красный значок, находящийся напротив жизней Миллера.


Метка Мемора — проклятая метка высшего демона.


После описания следовали два четверостишия:


Их всеобъемлющим желаньем,
Клеймо повешу я на тех,
Кто обладает тайным знаньем,
Приравненным как смертный грех!
Коль ночь накроет одеяньем,
Сомкнутся веки от утех.
Дарю конец воспоминаньям,
Случайно выбранным из всех.

Теперь всё встало на свои места. Точнее, почти всё. Видимо, Миллер серьёзно насолил этому Мемору, за что тот забирал у него воспоминания. Мне стало жалко людоящера, но расспрашивать про метку я не стал. Про проклятия Гроннигах мне ничего не поведал, поэтому лучше быть осторожным.

— Можешь покинуть группу. Я узнал что хотел.

Людоящер тут же вышел из группы и, сделав глоток освежающего горячего напитка, поинтересовался:

— Стас видеть метка? Да? Она со мной всегда и давно. Не помнить уже ничего до. Я понимать, что она лишать меня память, но не смочь ничего сделать. Я привычно к ней. Поэтому хорошо. Главное, отбить монстр у мельницы.

Собрав свои пожитки, мы двинулись в путь. Из моей головы всё не вылетала эта демоническая метка. Надо будет обязательно поинтересоваться у дварфа на предмет проклятий, а то не хотелось бы составить компанию Миллеру.

Через четыре часа пути лес закончился, открывая необъятные просторы зелёных полей. Речка снова сузилась, приближая разные берега друг к другу. Цветочный запах сразу окружил нас, навевая воспоминанья, когда я со Светой вырвался далеко загород и провёл всю ночь на подобной поляне, глядя на звёзды и попивая алкоголь.

— До мельница совсем чуть остаться. Мы быстро идти.

Я согласился с людоящером. За ночь он как будто забыл о своём прошлом состоянии и шёл теперь впереди, порой уже мне приходилось его догонять. Ещё через несколько часов я увидел очертание старой мельницы, возвышавшейся на горизонте. Это была ветряная мельница, в простонародье их называли шатровками. Сделанная полностью из дерева, она напомнила старые декорации к сказкам Александра Роу[33]. Нижняя часть мельницы в виде усечённого восьмигранного сруба была неподвижной и имела небольшую пристройку. А верхняя, состоящая из четырёх деревянных крыльев, вращалась под порывами ветра.

Подойдя на расстояние метров пятьсот до мельницы, мы остановились. Тут я уже мог разглядеть небольшие плантации людоящера рядом с шатровкой и неясные силуэты возле них.

— Значит, так. Для начала перекусим, а то у меня уже слабое чувство голода высветилось. Да и у тебя, скорее всего, тоже. Потом я схожу на разведку. За мной не иди. Если вдруг меня убьют, всё равно жди здесь. Я приду сюда. Понял?

— Да, Стас, — растерянно ответил зелёнокожий.

Я достал спальник и выложил на него все свои вещи из инвентаря, кроме магических свитков. В случае смерти уж лучше мой лут будет здесь, а не под надзором магических тварей. Дальше обратился к Миллеру:

— Эти вещи береги как зеницу ока. За каждый предмет отвечаешь головой! Понял?

— Да, Стас. Не беспокоить Стас. Я всё сберечь.

Поскольку разводить огонь было нельзя, чтобы не привлекать внимания магических монстров, решили просто перекусить солониной и какими-то булочками, причём без начинки, что меня очень расстроило. Вся еда, которую укомплектовал Гарроро, не имела никаких значительных бонусов, разве что вчерашний суп на целый час давал повышенное восполнение здоровья.

Избавившись от лёгкого чувства голода, я, пригнувшись, направился к мельнице. На половине пути заметил тропу, рассекающую море травы, и решил идти по ней. Подойдя максимально близко, уже смог более подробно всё разглядеть. От увиденного я выпучил глаза.

Огромная тыква, размером с целый джип, расхаживала по грядкам, перебирая своими зелёными отростками, заменяющими ей ноги. За ней притаились другие овощи-монстры. Здоровенная морковь ползала по вспаханной земле. По всему её телу расположились клацающие рты, готовые обглодать любого, кто окажется рядом. Словно огромный червяк из одного старого фильма ужасов, она то погружалась под землю, то выбиралась на поверхность в поисках добычи. Неподвижной оставалась только, не уступающая в размерах моркови, редька, ботва которой напоминала перевёрнутого осьминога. Фиолетовые листья, усыпанные присосками, вальяжно рассекали воздух. Всего насчитал десять противников. Четыре тыквы и по три редьки с морковью.

«Мутированная мраморная тыква», «Мутированная грунтовая морковь» и «Мутированная чёрная редька» увидел названия магических монстров. Ближе всех ко мне находились тыквы, и я, долго не думая, присмотрелся к видимым характеристикам врага.


Мутированная мраморная тыква

Уровень: 8

Класс: зачарованный

Здоровье: 35 единиц

Мана: 15 единиц

Энергия: 32 единицы

Навыки: неизвестно


У всех моих противников был восьмой уровень. В этом Миллер не соврал, они не слишком сильны. Да и жизнями овощи-мутанты не блистали, тыква была самой жирной в плане здоровья. Но вот приписка «мутированные» меня сразу загнала в ступор. Может, мой новый знакомый решил стать селекционером и слегка напортачил? Надо бы узнать точно на этот счёт. Аккуратно развернувшись, прошагал обратно к людоящеру.

— Эй, Миллер, а ну-ка, расскажи мне про овощей-мутантов в твоём огороде. Это ведь они те самые монстры, что напали на тебя? — с ходу спросил я, завидев людоящера.

— Они самый, но я не знать. Я ничего не делать. Они напасть на меня, когда Танг уйти.

— Опаньки. Что за Танг?

— Стас не думать плохо. Мицунго Танг, путник, добрый. Я приютить и накормить его, он помочь мне. Дальше, правда, не помнить. Он уйти давно. Потом утром монстр атаковать.

— А с чем именно он тебе помог?

— Обычный дел, больше ничего, — боязно вымолвил людоящер.

— Так, Миллер, давай не юли. Говори как есть.

Людоящер немного замялся, но потом не выдержал моего взгляда и произнёс:

— Я жаловаться, плохой урожай. Говорить, что овощ погибать. Танг слушать меня. Потом помочь грядка копать, полить. Овощ на другой день стать расти и быть вкусный. Это всё.

— М-да. А я уже думал, что ты сообразительный. Неужели ты не смог связать одно с другим? Твой добрый путник, скорее всего, какой-нибудь маг природы и решил помочь тебе, поколдовав с твоими растениями, вот только походу заклинатель он не самый лучший.

— Танг — не маг! Я точно знать! — начал возражать людоящер. — Он сказать, он алкимак!

— Ты хотел сказать алхимик? — удивлённо произнёс я, уставившись на Миллера.

— Да! Алхимик! Стас прав быть! Стас знать Танг? — обрадовался Миллер.

— Нет, я незнаком с ним. Как давно ты видел Танга? Какой он расы? Где его можно найти?

— Танг, как и я быть, — людоящер. Я один раз видеть его, больше нет. Время не знать, не помнить. И куда искать тоже не знать. Извинить Стас.

— Жалко, но ладно. Сейчас важнее избавиться от монстров. Думаю, я справлюсь с этой задачей, и у тебя будет очень много еды в ближайшее время, — сказал я и улыбнулся, а сам про себя подумал:

«Значит, всё-таки алхимия не забытое ремесло и этот Мицунго Танг, если верить людоящеру, его представитель. Надо будет потом досконально всё изучить, может, найдутся какие-нибудь зацепки».

Вернувшись к своему наблюдательному пункту, я быстро набросал план боя. Поскольку ближайшими противниками были две пары мраморных тыкв, с них и решил начать. Идея была банальна: подкрасться на дистанцию атаки шипами, использовать их и дать дёру назад. И так четыре раза.

Хоть я и знал, что сильнее каждого мутированного противника, но волновался до дрожи в коленях, крадясь к перовому тыквомонстру. Мои переживания были связаны с коллективным разумом, а не нападут ли они всем своим скопом, как только я начну бой? Идти сюда снова мне не очень хотелось. Надежда была только на их медлительность, тогда мне запросто удастся убежать. Пусть я и причислял себя к неверующим, но желание перекреститься перед битвой гранитным камнем засело в голове.

Глаза у тыквы отсутствовали, но каким-то шестым чувством она сразу обнаружила крадущегося меня. Её зелёные отростки удлинились и тотчас же взвились в воздух, как кожаные хлысты, издавая неприятно щекочущие уши щелчки. Вокруг тыквы образовалась полусфера, шинкующая всё на своём пути. Оставшимися конечностями она неторопливо передвигалась в мою сторону. Признаться, сначала мне стало страшно от увиденного, но потом заметил, что дистанция её атак не превышала и четырёх метров, а скорость передвижения могла конкурировать разве что с испуганной улиткой.

На моё счастье, остальные переростки не обратили на меня внимания. Я спокойно встал в полный рост и направил своё единственное атакующие заклинание в сторону надвигающегося овощного комбайна.


Вы нанесли 39 единиц урона мутированной мраморной тыкве

Вы убили мутированная мраморная тыква

Вы получили 150 единиц опыта


— Сто пятьдесят опыта! — присвистнул я. — Это я удачно зашёл!


Вы нанесли 39 единиц урона мутированной мраморной тыкве

Вы убили мутированная мраморная тыква

Вы получили 150 единиц опыта


Мне хватило двух минут, чтобы расправиться со всеми четырьмя противниками и получить шестьсот единиц опыта. Ради интереса я подошёл к одной из тыкв и посмотрел, что из неё выпало.


Вы получили 10 единиц семена зачарованной тыквы


«Лучше их все пособирать, от греха подальше, а то Миллер снова что-нибудь забудет и высадит целую армию овощей-мутантов».


Вы получили 30 единиц семена зачарованной тыквы


Следующей шла грунтовая морковь, и в отличие от тыквы, эти монстры ринулись на меня сразу втроём. Словно конусообразные дрели они устремились ко мне. Эти твари оказались умнее своих предшественниц. Двух первых я сразу же поразил шипами и развесил сушиться на каменных кольях, а вот третья была не так проста.

Пока я отвлёкся на волну энергии, пробежавшей по моему телу и оповещавшей о следующем уровне, морковь скрылась из виду. Я решил не стоять на месте, ожидая отката способности, и двинулся назад. Отбегая, заметил небольшую дрожь земли и приглушённый звук бурения. Было ясно — морковь где-то рядом, но где? Я остановился и замер, вслушиваясь в происходящее. Буквально в метре от меня, в том месте, где я недавно пробежал, из-под земли вылетел оранжевый монстр. Жадно клацая зубами своих многочисленных ртов, он тут же погрузился обратно в почву. Как дельфин, выполняющий трюк — «прыжок через кольцо».

«Мне повезло. Атака не удалась. Один ноль в мою пользу», — подумал я.

Следующий её прыжок был ещё ближе, в этот момент использовал шипы, но промахнулся.

«Тварь определяет моё местоположение по звуку, хоть и не со стопроцентной точностью. Не нужно быть гением, чтобы понять это. Но как же её выманить?»

Раз морковь реагирует на звук, то нужно было этим воспользоваться. Но к сожалению, ничего весомого в моём инвентаре не осталось.

«Чёрт меня дёрнул всё выложить. Порой излишняя осторожность становится моим недостатком».

Я взглянул по сторонам и увидел небольшой булыжник в двух метрах от меня. Это был единственный шанс. Момент, когда её следующая атака попадёт по мне, лишь дело времени. Резко стартанув, подбежал к камню, схватил его и отпрыгнул в сторону. Через секунду появилась смертельная дрель и пролетела рядом со мной, задев моё предплечье.


Вы получили 11 единиц урона


От боли стала кружиться голова. Всего лишь один маленький укус, а я лишился трети жизни. Мерзкий рот вырвал кусок плоти на моей левой руке и продырявил новую мантию мага, лишив её единицы прочности. Рукав тут же стал намокать от крови.

«Надо срочно перевязать, пока не появилось сообщение о кровотечении. И главное, не издавать ни звука», — стараясь не паниковать, рассудил я.

Наступила моя очередь. Взяв булыжник в правую руку, швырнул его перед собой метра на три. Как только камень коснулся земли, активировал шипы. Ничего не ожидавшая морковь вырвалась из земли, в надежде снова изведать моей плоти и попала под каменный поезд острых кольев.


Вы нанесли 39 единиц урона мутированной грунтовой моркови

Вы убили мутированная грунтовая морковь

Вы получили 150 единиц опыта


Я выдохнул. Сняв мантию, поразился. Она действительно защитила меня. Мне чудилось, что потерял полруки, а на деле образовалось всего лишь несколько прокусанных мест, которые через некоторое время затянулись. Дожидаясь, пока жизни полностью восстановятся, вспомнил одну немаловажную деталь.

«Лечение! Я совсем забыл про исцеляющие свитки и мази, о которых мне говорил Гроннигах. Ну как же так? Я же был в магической лавке и совсем не подумал об этом. Вот идиот!» — мысленно сокрушался я.

Обыскав тела мутированной моркови, не обнаружил никакого лута. Оно и понятно, даже я со своей режиссёрской фантазией не смог придумать, что бы с неё могло выпасть полезного, поэтому двинулся к оставшимся монстрам.

Редька оказалась самой слабой и беспомощной. Передвигаться она не могла, только мотала своими прилипалами. Она выделяла какой-то запах или феромон, притягивающий небольших зверьков, а когда те подходили слишком близко, атаковала. Именно эту картину я узрел, наблюдая за ней. Долго не думая, прошёлся волной по всем трём мутированным овощам. С них, как и с моркови, ничего не выпало. Уже готов было идти обратно и обрадовать людоящера, как из-за мельницы выкатилось оно.


Мутированная красная капуста

Уровень: 15

Класс: зачарованный

Здоровье: 57 единиц

Мана: 17 единиц

Энергия: 54 единицы

Навыки: неизвестно


Громадный красный шар для боулинга, состоящий из множества слоёв, которые медленно расходились один за другим, открывая гигантскую пасть, заполненную бесчисленными зубами в несколько рядов, уставился на меня. Красный колобок издал дикий рёв и покатился в мою сторону. Я резко взглянул на свою ману. После крайней атаки восполнилось только тридцать четыре единицы. Машинально выбросив руку и задействовав заклинание, рванул в сторону, где притаился Миллер.


Вы нанесли 39 единиц урона мутированной красной капусте


— Миллер, твою мать! Ты что не мог только редьку выращивать?! — кричал я, сбегая с холма, на котором находилась мельница, откуда на меня катился здоровый шарообразный монстр.

Моей скорости не хватало, чтобы убежать от преследователя, но этого и не требовалось. Не знаю, на каком принципе были основаны движения этого «Пакмана»[34], но против физики не попрёшь. Когда шар почти настиг меня, я прыгнул в сторону, что было мочи. Как и предполагал, разогнанная с холма капуста не смогла остановиться и понеслась дальше в поля.

Через десять секунд она всё же замедлилась, развернулась и снова покатилась в мою сторону, но я уже её не боялся, глядя на откатившееся заклинание «Каменные Шипы».


Вы нанесли 39 единиц урона мутированной красной капусте

Вы убили мутированная красная капуста

Вы обрели новый уровень

Глава 17. Престол

Открыв свои характеристики, я обрадовался десятому уровню и семи единицам охов, как называл их дварф. Следуя его совету, сразу поднял Телосложение и Восприятие до пяти единиц. Оставалось только поднять Удачу. Правда, мне казалось, что в этом не было особого смысла, так как мне и без неё неплохо везло, а лишними очками характеристик лучше усилить свою магию.

Если после повышения Телосложения никаких изменений я не заметил, то после пяти единиц Восприятия моё зрение немого изменилось. Дальние объекты стали отчётливее, а и без того яркие краски, окружающих меня пейзажей, приняли более насыщенные цвета. Только теперь я заметил, что небо, казавшееся мне ранее голубым, вдруг обрело фиолетовый оттенок, а облака, медленно расплывающиеся по нему, и вовсе стали зеленоватыми или даже желтоватыми.

— М-да. И всё-таки я в какой-то сказке.

Дойдя до остатков мутированной капусты, без особой надежды активировал взаимодействие. Но на моё удивление в трупе монстра обнаружил знакомый предмет.


Вы получили пустой флакон


Сомнений больше не было. Найденный пузырёк был точь-в-точь как в логове тролля, а это подтверждало слова Миллера, что Танг действительно мог быть алхимиком. Поднявшись на холм, быстро прошёлся вокруг мельницы и, уверившись, что врагов больше нет, отправился к людоящеру.

— Я всё сохранить, как Стас велеть. Стас может проверять, — с ходу забормотал людоящер, завидев меня.

— Поверю на слово, — кивнул я, приблизившись к спальнику, и быстрыми движениями убрал все оставленные вещи в инвентарь, — по поводу твоего задания, Миллер. Можешь больше не беспокоиться. Все монстры отправлены на тот свет.

После моих слов людоящер снова упал на колени, осыпая меня быстрыми благодарными речами.

— Хвала Ирида, что связать Стас и меня. Великий Стас! Я рассказать всей Бреокса, как Стас помочь мне. Прошу Стас остаться у меня. Я благодарить вкусный ужин.


Вы получили 100 единиц опыта

Репутация с жителями деревни Бреокса повысилась на 10 единиц.


— Ну, хватит тебе! Что за привычка падать на колени? Встань, распрямись и говори. В самом деле, людоящер ты или кто? — стараясь внушить хоть немного уважения Миллера к самому себе, произнёс я. — Остаться у тебя я не могу. Дел по горло. А вот взглянуть на твою мельницу изнутри я не прочь. Мне нужно больше узнать про твоего гостя.

— Как скажет Стас. Я рад быть такому.

Двери мельницы были разломаны, будто здоровенный валун пришёлся по ним. Внутри пахло древесиной и стариной. На полу лежал мешочек с лутом, к которому тут же подбежал Миллер. Я осмотрелся по сторонам. Амбарная часть была весьма просторна. Здесь у людоящера располагался небольшой склад: печь, спальня и деревянный стол с несколькими стульями. У крохотного оконца находился письменный столик, на котором стояли стеклянные банки разных размеров. Подойдя поближе, я смог разглядеть в них семена.

— Стас не обращать внимания. Я сейчас всё прибрать, — проговорил Миллер, доставая из инвентаря метлу.

Над столиком располагалась полка, на которой виднелись две книги. Я тут же взял их в руки. Первая была посвящена устройству мельницы, а вторая рассказывала о способах выращивания овощей и злаков. Разобрать язык, на котором была написана книга о садоводстве, я не смог, однако, некоторые рисунки, попадающиеся в ней, более или менее давали представление, о чём идёт речь.

— Я найти эти книги здесь. В первый раз мой тут, — заметив, как я рассматриваю найденную макулатуру, сказал Миллер, — тогда понимать, что написать на них, но сейчас почему-то нет.

Пройдя дальше, я увидел само сердце мельницы. Огромные жернова, в отверстия которых, по идее, засыпалось зерно, казались неподъёмными, а могучий ствол дерева по центру, идущий от каменных плит куда-то вверх, на несколько секунд приковал моё внимание. Следом заметил круговую лестницу. Взобравшись по ней, не обнаружил ничего интересного, кроме древних шестерёнок, соединявших горизонтальное полено, к которому крепились крылья мельницы с вертикальным бревном.

Спустившись, обратился к Миллеру:

— Ты что-нибудь помнишь об этом? — показывая пустой флакон, спросил я.

Людоящер какое-то время разглядывал стеклянный пузырёк, потом ответил:

— Я сожалеть Стас, но не знать, что это за стекло. Для семена или вода мал очень. Я таких не использовать.

— Понятно. Что ж, видимо, тут искать нечего. Придётся обыскать огород ещё раз.

Проходя мимо письменного столика, который Миллер заставил своими банками с семенами, я уловил взглядом, как маленький лучик света подсвечивает что-то белое, у самого основания деревянной ножки. Нагнувшись, высвободил аккуратно сложенную бумажку, отчего столик сразу немного покосился и, развернув, сумел прочесть следующее:


Дорогой Миллер, спасибо тебе за вкусную трапезу и ночлег. Вечером, когда я помогал тебе с огородом, ты рассказывал о проблемах с урожаем. Так вот, я алхимик и оставляю тебе два волшебных зелья. Добавляй по одной капле в ведро воды перед поливом, и через некоторое время твои растения снова зацветут и будут плодоносить. И напоследок, ни в коем случае не используй зелье целиком, а самое главное никому не рассказывай про него.

Мир дому твоему, Миллер. Мицунго Танг.


Немного поразмыслив, я, конечно же, мог дорисовать всю картину произошедшего. Как забыв про записку, Миллер свернул её и подложил под ножку шатающегося стола. Как он, следуя совету, поливал свой огород, а после очередной потери памяти, вылил весь эликсир в воду для полива, после чего овощи ожили и напали на него. Но важно было другое. Чудо-эликсиров оказалось два! А мне попался только один пустой пузырёк. Я забегал глазами, выискивая место, куда людоящер мог запрятать второе зелье.

— Миллер! — огорошил я, убирающегося людоящера. — Где ты прячешь всё самое ценное?

— Стас не думать плохо. Я не мочь платить задание, нечем.

— Да не в этом дело! — возбуждённо вскрикнул я. — Ты мог не помнить, но что-то положить туда.

— Раньше я прятать вещи под доска, где спать, — задумчиво ответил людоящер, почёсывая свой затылок.

— Показывай.

Миллер подошёл к двухъярусной кровати из дерева и наклонился. Через несколько секунд раздался протяжный скрип и людоящер произнёс:

— О-о-о. Стас прав быть, тут лежать предмет, но я не знать, что это, я не клади его сюда.

— Зато я знаю. Я заберу у тебя этот предмет в награду за задание. Со мной он будет в безопасности.

— Стас брать, если хотеть, я только довольный быть помочь Стас.


Вы получили зелье воскрешения


— Отлично. Теперь мне пора возвращаться. Если вдруг тебе потребуется ещё какая-нибудь помощь, обратись ко мне через Гарроро в таверне «Сытый Охотник». Я ещё месяц буду в Бреоксе, минимум. А теперь прощай. Мир дому твоему, Миллер.

Обратно направился тем же путём, которым мы с людоящером пришли к мельнице. Всю дорогу я чувствовал усталость. Кости ломило от долгой и непривычной ходьбы, а мышцы ныли от недавней битвы. Казалось, что именно сейчас мой организм решил воспротивиться за всё то время, пока я находился в мире Авриет.

«Э, нет, хозяин, — молвил он. — Ты, конечно, в волшебном мире и всё такое, но будь добр, дай мне отдохнуть. Я спать хочу!»

Мои остановки происходили чаще, а их протяжённость увеличивалась. Примерно в шестнадцать часов ночи дошёл до места последнего отдыха. Готовить абсолютно не хотелось, лишь разложить спальный мешок, достать какие-нибудь сухари, съесть их и погрузиться в сон. Но ночной лес заговорил жуткими, доселе неслыханными голосами. И я, побаиваясь каждого шороха, решил превозмочь себя и всё-таки развести огонь.

С помощью фонаря рудокопа я быстро насобирал сухих сучьев и немного поленьев, а найденная на мельнице записка послужила вместо трута. Всматриваясь в искры костра, мне пришла на ум одна забавная мысль:

«А почему, собственно, я не приобрёл какой-нибудь плот или лодку? Течение реки ведь как раз было направлено в сторону от Бреоксы. Или, может, тут есть ещё какой транспорт? Да. Век живи — век учись тому, как следует жить».

В эту ночь сон обошёл меня стороной. Хотя я уже готов был лицезреть, как огромные овощи обгладывают моё тело, а рядом разносится голос смеющегося людоящера:

— Стас, добрый. Стас кормить мой огород.

Посмотрев на клепсидру, констатировал, что проспал по меньшей мере часов двадцать. Вокруг уже вечерело. Налив в котелок остатки воды из первого бурдюка, я достал волшебное зелье, чтобы рассмотреть его получше.


Зелье воскрешения — приготовленный из редких ингредиентов эликсир, дарует жизненные силы, позволяет воскресить погибшего.

Вес: 100 грамм

Ценность: 300 золотых монет


— Триста золотых монет. Охренеть! При этом я не знаю точной стоимости, и цена может быть раза в полтора или даже в два выше.

В голове замельтешили радостные мысли. Ведь, по сути, у меня в руках билет к получению класса, и я смогу развиться дальше, выше двадцатого уровня. Причин, по которым это зелье так высоко оценивалось, я не находил, поэтому решил потом поинтересоваться у дварфа. В этот момент чувствовал себя утёнком, купающимся в горах из золотых монет.

Допив отвар и вымыв котелок, направился в деревню. Основной моей задачей было скинуть ценный эликсир в хранилище. Также закупить лечащих свитков или мазей, немного пополнить запасы провизии и отправиться выполнять задание полурослика.

Ночью я пересёк ворота Бреоксы. Времени как раз хватало, чтобы успеть заскочить в трактир и перекусить, пока повара не закрыли кухню. В таверне было тихо. Вместо огромного полуорка за прилавком стоял официант.

— А где Гарроро? — поинтересовался я у людоящера, подойдя к стойке.

— Хозяин караулит.

— Не понял. Что караулит?

— Караулит стойла. Вы будете что-нибудь заказывать?

— Да, конечно. Что у вас сегодня в меню?

— Меню? — покосился на меня людоящер.

— То есть, что сегодня на ужин? — исправился я, снова позабыв, в каком мире нахожусь.

— Есть жареные рёбра и печёный картофель, — ответил людоящер.

— Сойдёт. И добавь ко всему этому кружку пива.

— С вас десять медных монет.

— Не вопрос, — отсчитывая медяшки, произнёс я, — а что за история с хозяином таверны? Зачем он караулит стойла?


Вы потеряли 10 медных монет


— Хозяин сам не свой, — поведал людоящер, ставя на стойку кружку свежего грушевого пива, — в позапрошлую ночь кто-то испортил хвосты его любимых Ламрий. Гарроро был в бешенстве. А прошлой ночью ещё и гривы попортили. Хозяин объявил награду тому, кто найдёт негодяя, а сам теперь ночью сторожит стойла. Даже не представляю, кому потребовались остриженные волосы Ламрии.

В этот момент я чуть не поперхнулся, делая глоток браги.

— Что с вами?

— Ничего, всё хорошо, просто чуть не в то горло попало.

Кажется, я догадался, кто стоит за ночными стрижками, и это вселяло небольшую тревогу. Ведь если они поймают мастера по дереву, то быстро разузнают, кому принадлежала идея с волосами животного, а мне проблемы не нужны. И так хватало того, что я постоянно привношу в этот мир новые слова, и рано или поздно это вызовет подозрения. Я прекрасно помнил, как Астральный Страж лишил меня части моих характеристик за то, что я сохранил свои знания. А вдруг он до сих пор наблюдает за мной, и если скажу то, что не следует, то меня снова чего-нибудь лишат и отправят к чёрту на кулички? Надо будет постараться это учесть и обязательно наведаться к плотнику.

— Кстати, — обратился ко мне официант с лукавым взглядом, — вас и вашего спутника кое-кто искал. Если хотите, могу рассказать подробнее. Само собой, не бесплатно, завтра день Трибута.

— Понял, а что ещё за день такой? — доставая кошелёк и пытаясь припомнить, сколько в прошлый раз ему платил Гроннигах, чтобы тот не сдавал нас страже в случае чего, поинтересовался я.

— Это день, когда все жители городов и деревень платят налог в казну. В Бреоксе он невысок, нежели в крупных городах или столицах, но заметно ощутим, когда ты простой разносчик еды в таверне, — тут же пояснил людоящер.

Выложив на стол десять медных монет, не заметил никакого изменения в лице официанта. Добавил ещё столько же и тут подбородок рептилии немного прижался к груди, а взгляд обрёл оттенок разочарования.

«Вот ведь крохобор! Ладно, мне слишком любопытно, к тому же недостатка в финансах я не испытывал, благодаря удачным последним событиям».

Сошлись на пятидесяти медяшках, отчего лицо официанта засияло как небольшая ясная луна.

— Это человек по имени Зиглуд. Неприятный тип. Он был очень настойчив. Заплатил мне за информацию о вас и даже оставил свиток магического оповещения. Видно, вы сильно насолили ему. Я сказал, что вы покинули Бреоксу, и он просил отправить ему весточку, если вдруг появитесь.

— И ты, я так понимаю, решил не извещать Зиглуда, а стрясти с меня побольше денег?

— Именно так.

— Что ж, ты сделал правильный выбор, — сказал я, доставая кошель и удваивая изначальную отданную плату за информацию, — а Зиглуд, он в Бреоксе? И что ещё за свиток такой?


Вы потеряли 50 медных монет


— Нет, он ушёл из Бреоксы в прошлую ночь, а про свитки, — он снова задумчиво покосился на меня, — такие свитки присваиваются каждому члену гильдии или клана и позволяют передавать им сведенья на любые расстояния. Это всё, что я знаю.

— Присваиваются? То есть с помощью конкретно этого свитка ты можешь отправлять информацию только Зиглуду, а другим нет?

— Да, — ответил официант.

— Понятненько, пожалуй, мне ещё одну кружку пива за вот тот столик, — указывая на место моего знакомства с дварфом, сказал я.


Вы потеряли 2 медные монеты


Расправившись с ужином, направился к хранилищу. Спать пока не хотелось, а скинуть самый дорогой предмет в моём инвентаре, учитывая, что меня и дварфа разыскивает последователь дома Фур, не помешало бы.

Лаури был всё так же приветлив и почтителен, как и в прошлый раз.

— Здравствуй, Лаури, мне нужно в хранилище, кодовое слово: «сокол».

— Сию минуту, господин Стас, и я бы вас попросил не произносить кодовое слово, пока вас об этом не попросят, на ваше везение, кроме нас, его никто не слышал, — с искренней улыбкой произнёс служитель хранилища.

— Упс, извиняюсь.

— Ничего страшного, пройдёмте.

Спустившись к уже знакомой комнате с ячейками, я поинтересовался:

— Мне нужно расширить хранилище, десяти ячеек уже недостаточно.

— Тогда вам нужно хранилище второго уровня. Оно обойдётся в сто медных монет в месяц.

— Хорошо, — и подумав, спросил, — Лаури, а в других городах тоже есть хранилища?

— Почти в каждом городе и деревне, — уточнил тот.

— А если я отправлюсь в другой город, то как мне передать все мои вещи туда, в тот склад?

— Для хранилища второго уровня существует транспортировка с обозом и охраной раз в месяц.

— И сколько по времени это занимает?

— В зависимости от того, в какое место вам нужно доставить груз.

— Ну, допустим, в Лавретен.

— Завтра день Трибута, после него из Варсага отправляется королевская стража за налогами по всем провинциям, в составе которой есть складской обоз. Примерно через четыре недели они будут здесь, и мы сможем благополучно переправить ваше имущество в другое хранилище. Дорога отсюда до Лавретена займёт две недели.

— Пару недель? А более быстрого способа нет?

— Есть. Мы можем также телепортировать все хранимые у нас вещи в другой склад, но эта услуга для владельцев хранилища третьего уровня.

— И сколько стоит такой уровень?

— Одну серебряную монету в месяц. Оплачивается сразу три месяца. Вы станете почётным владельцем хранилища. Более того, вы получите привилегии, одной из которых является участие в аукционах. Также мы можем поручиться за вас, если того потребует ситуация.

— Однозначно мне это по душе, беру! — твёрдо сказал я.

— В таком случае я прошу вас сдать ключ от старого хранилища, больше он вам не потребуется, и пройти за мной.


Вы потеряли ключ от ячейки 37 хранилища Бреоксы

Вы потеряли 3 серебряные монеты

Вы обрели титул «Почётный владелец хранилища»


Комната хранилища третьего уровня оказалась значительно меньше, чем та, что была до этого. Она выглядела аристократично и изящно.

— Ваша ячейка номер семь. Всё имущество уже в ней. Если вы хотите отправить его в другое место, просто свяжитесь со мной. К сожалению, наши правила не позволяют возвращать деньги за уже оплаченные хранилища.

— А ключ?

— Хранилище третьего уровня магическое и ключ тут не требуется, только потайное слово и номер ячейки.

— Удобно. Слово оставьте то же.

— Как пожелаете. Также вы получаете наш особый титул, который увеличивает отношение с каждой фракцией, где имеется хранилище. Более подробно можете узнать в описании. Я же оставлю вас наедине с вашей ячейкой.

— Спасибо большое, — сказал я вслед уходящему Лаури.

Новая ячейка вмещала пятьдесят отдельных слотов и при необходимости их ещё можно было докупить. Я сразу полез искать только что полученный титул. В основном меню моих характеристик увидел появившеюся опцию: «Титулы», мысленно выбрав, стал читать описание единственной надписи.


«Почётный владелец хранилища» — можно получить, имея хранилище третьего уровня.

Привилегии:

Телепортация содержимого хранилища в любой другой склад

+100 единиц репутации к фракциям со складами

Поручительство хранилища

Участие в аукционах

Желаете активировать титул?


Я согласился.


Желаете отобразить титул?


А отображать его я не намеривался. Зачем показывать остальным, что у меня достаточно денег на такого рода покупки?


Вы потеряли 40 единиц семена зачарованной тыквы

Вы потеряли пустой флакон

Вы потеряли зелье воскрешения

Вы потеряли 5 серебряных монет


Аккуратно разложив всё по слотам, я решил скинуть ещё и деньги, оставив только две серебряные монеты с медяшками, на покупку еды и лечения. Теперь настало время проведать Сагальда.

Как и предполагал, мастер по дереву трудился даже ночью, о чём свидетельствовал свет и звуки пилы, что были слышны из открытых дверей старого сарая.

— Я не помешал? — спросил я, постучав по деревянной дверце сарая.

— Стас? — изумился повернувшийся плотник, — что ты тут делаешь так поздно?

— Да вот, решил проведать своего знакомого, узнать, как у него дела? Подошли ли волосы Ламрии под набивку?

— Дела прекрасны! Волосы Ламрии лучше всего подошли! Ой! — напугано произнёс Сагальд и резко замолчал.

— Вот и я о том же. Я сразу понял, кто стоит за ночными проделками, из-за чего полуорк теперь стоит на ушах. Не переживай, я не буду рассказывать про это никому, но и ты должен молчать, иначе нас обоих привлекут. И, ради всего святого, если уж решил добыть волосы животного таким путём, то делай это подальше от места, где ты живёшь.

— Благодарю, Стас, и обещаю, что, кроме нас, об этом не узнает ни одна душа. И как полуорк смог встать на уши, они же у него короткие, да и зачем?

— Это выражение такое — означает, что он возмущён и разгневан.

— Никогда такого не слышал, — задумался Сагальд, а затем продолжил — я понимаю, что мой поступок доставил проблем Гарроро, но Ярокон просил доставить престол уже через три дня. Твой совет был как-никак кстати, и у меня попусту не хватало времени искать по лесам животных. Но зато посмотри, что получилось. Можешь даже присесть, я разрешаю.

Сагальд отошёл в сторону, и я увидел богато отделанное кресло на специальном возвышении. Оно напоминало место монарха во время торжественных церемоний. По всем его сторонам были вырезаны разные неведомые животные, а на спинке высечено дерево, по которому можно было отследить всю родословною нынешнего главы деревни. Само место для сидения было обтянуто кожей, причём знакомой.

— Удивлён? — Обрадовался Сагальд. — Это кожа Мизмиглота! Такую нигде не сыщешь, стоит целое состояние!

Я одобрительно покивал, поразившись работе мастера и присел на будущий трон главы деревни. Сиденье показалось довольно мягким, но и в то же время упругим.

— Ты превзошёл сам себя, Сагальд. Очень красиво получилось, а главное, удобно.

— Спасибо. Это всё благодаря тебе. Мне осталось доделать трон поменьше, для избранницы Ярокона, и на этом всё. И да, за то, что ты мне помог, можешь просить что хочешь!

Что просить у плотника я понятия не имел, поэтому решил обратиться к нему, пусть сам подскажет.

— Я не знаю, что просить, может, ты мне предложишь что-нибудь?

— Скажу сразу, денег у меня сейчас не найдётся, только после выполненной работы. Из ценного — только кольцо, что я тебе в прошлый раз отдал. Скидки на мои товары ты уже получил. Могу лишь предложить свои услуги, бесплатно, разумеется.

Тут я задумался, что именно можно попросить у мастера по дереву? На ум приходило только средство передвижения.

— Может, ты сделаешь мне карету? А то ходить всё время очень утомляет.

— Карету? Такую, как у знати?

— Ну, наверное… — неуверенно протянул я.

— Ну, тут нужны ещё услуги кузнеца, да и такие кареты, только в городах удобны, по нашим дорогам они развалятся за один день. Лучше сделать обычную телегу, запрячь её Канталом, к примеру, и в путь.

Об этом я не подумал, если выбирать такой способ перемещения, придётся следить ещё и за животным.

— А какие вообще бывают средства передвижения?

— Да обычные, — начал пояснять Сагальд, — из ездовых и летающих — Экусы, Грифоны и прочие, из запряжённых — телеги, кареты, а из морских — корабли само собой. Есть ещё магия телепортации, но я про это только слышал. Хотя не так давно, говорят, тут маг был, грозился всю деревню сжечь, но Гренуй и его соратники столько раз отправили колдуна на перерождение, что тот чуть имя своё не забыл, а потом и вовсе прогнали его.

— В самом деле? Прогнали? Сильные ребята, — улыбнулся я, — что за Экусы?

— Ты что же ни разу не видел Экусов?

— Нет.

— Это обычные животные, похожие на Двурогов, только без рогов и потемнее. Не переносят другие расы, кроме нас, людей, но и больше одного человека не позволяют на себе носить. Для использования нужно обучиться навыку верховой езды, а это только в крупных городах и стоит недёшево.

— Понятно, а Грифоны?

— Грифоны считаются военным транспортом и стоят очень дорого. Тут помимо верховой езды нужен ещё какой-то навык, но я знаю про это мало. Я говорю, проще телегу и Кантала, никаких навыков и по цене приемлемо, если подкопить.

— В Бреоксе какие есть ездовые?

— В Бреоксе только телеги с Канталами, других здесь не держат. Местность не очень, да и зимы суровые.

— Печально. А что насчёт корабля? Здесь вроде река есть.

Иметь свой небольшой драккар[35] показалось мне неплохой идеей. Учитывая, что ничего другого тут особо нет.

— Кораблестроение не моя направленность, здесь я не помощник.

— Жаль, а может, хотя бы плот?

— Плот? Думаю, его я смогу сколотить.

— Только такой, чтобы не развалился, если я вдруг решу на нём сплавиться вниз по течению.

— Не переживай, — хвастливо успокоил меня Сагальд. — Ты на нём не то, что до Лавретена, до самого Мерверруда доплывёшь!

— Договорились, тогда давай плот.

— Хорошо. Через три дня приступлю. Ты заходи иногда справиться, как идёт работа, я не могу сказать точно, сколько времени это займёт. Плот мне не приходилось строить, надо покопаться в чертежах отца, может, что полезное найду.

Попрощавшись с Сагальдом, отправился в гостиницу. Все основные дела я сегодня выполнил, оставалось только купить еды и свитки лечения, но это уже утром. Добравшись до своей комнаты, мысленно снял с себя одежду и положил в инвентарь, как показывал Гроннигах.

— Как же это удобно, — прошептал я, ложась на кровать.

***
— Итак, Стас Соколов. Институт современного искусства имени Горького по специальности режиссёр игрового кино- и телефильма. Помощник режиссёра…По документам у вас всё хорошо. Где проходили стажировку?

Лицо мужчины, отвечающего за подбор кандидатов на вакансию, веяло заинтересованностью. Ещё бы, обычно на роль хлопушек[36] идут девушки, а тут молодой человек, да и к тому же окончивший институт.

— Да, в театре имени Владимира Лебединского, два месяца.

— В театре, значит, а на телевидении?

— Нет, вот поэтому и решил к вам пойти.

— Что ж, проблем я не вижу. Но вам потребуется переехать в столицу, если мы вас возьмём, иначе вы попросту не сможете у нас работать.

— С этим проблем нет, я готов.

— В воскресенье вы сможете быть у нас?

— Только назовите время и место, — весело ответил я.

— Хорошо. Признаться, не думаю, что потребуется собеседование, так как остальные кандидаты вообще без какого-либо опыта, в отличие от вас. Так что советую вам сразу искать жильё, — улыбнулся он, — и ещё, я понимаю, что в вакансии мы указывали полнометражный фильм, но сейчас возможна стажировка только в команде сериала. Потом можно будет перейти и на полный метр.

— Ничего страшного.

— Тогда жду вас в воскресенье. Адрес и время пришлю на почту. До встречи, Стас.

Общаться по скайпу было непривычно. Всё время казалось, что я не так выгляжу. Закрыв приложение, откинулся в кресле. Мне было удивительно легко от того, как просто и быстро прошло наше общение. Теперь приехать на основное собеседование, подписать все бумаги и окунуться в море кинолент. О сериале, где я должен был стажироваться, почти ничего не знал, лишь, что это вроде как фэнтези или сказка, которая рано или поздно скатится в мыльную оперу, что так любят смотреть мои родители.

— Ещё один шаг навстречу мечте. Надо отпраздновать.

Свете я звонить не хотел, для такой новости нужно будет найти более благоприятное время и подготовиться, а вот с друзьями можно в любой момент это обсудить. Поэтому взял телефон и сделал несколько исходящих вызовов.

— Да ладно, в столицу! Ну нихрена се, Стас! А Света чё?

Николай — мой друг детства. Мы вместе с самого садика. Правда, его жизненное стремление оказалось не таким творческим как у меня. Коля занимается ремонтом, точнее, делает его. Я даже несколько раз устраивался в помощники, когда мне требовались деньги. Принеси, подай, отойди, не мешай. Тем не менее в жизни мы прекрасно ладили и иногда вместе играли в компьютерные игры.

— Да ничего, я ей ещё не говорил.

— Ух она тебе влепит, так влепит.

Евгений, друг Коли и по совместительству мой тоже. Работает в отцовском магазине сантехники. Нетрудно найти связь, при каких обстоятельствах они с Колей познакомились. Женя женат и постоянно жалуется на свою вторую половинку. При каждой встрече старается отговорить нас от этой роковой, как он всегда говорит, для мужчины ошибки, если разговор доходит до отношений.

— И надолго? — поинтересовался Коля.

— Пока не знаю, стажировка всё покажет.

— Ты тогда про нас не забывай, — кивнул Женя, поднимая бутылку пива.

— Ага, а то зазнаешься там, — приподнимая свой стакан, сказал Коля и добавил, — а вообще, если станешь известным, то и нас пристрой там где-нибудь.

— Ты-то куда, Коля? В столице что, мало гастарбайтеров с их ремонтами? — засмеялся Женёк.

— Ага, наверное, столько же, сколько и магазинов сантехники, — съязвил Николай, и мы все дружно засмеялись.

***
Утро было приятным. Первый раз приснившийся мне сон не старался меня напугать, убить или оставить неприятный осадок.

— Доброе утро, Гарроро, — глядя на невыспавшегося трактирщика, произнёс я.

— Разве может утро быть добрым? Думаю, нет. Чем могу помочь?

— Мне нужно пополнить запасы еды и воды, — уже подойдя ближе, ответил я.

— Для тебя бесплатно.

— Ого, а почему?

— Две тушки пятнистых коров, что ты оставил мне. Они целых два дня кормили моих посетителей и избавили от лишних трат.

— Да, рад, что ты именно так понял эту ситуацию, — отведя взгляд в сторону, вымолвил я, пытаясь понять, как вообще мог про них забыть.

— Дай мне пятнадцать минут и всё будет готово, и я там тебе ещё кое-что положу.

— Хорошо, — обрадовался я, — а сейчас что есть на завтрак?

— Птичьи яйца в молочном соусе и печень клюкватки.

— Звучит неплохо. Накрывай на стол.

Глава 18. Пантера

К сожалению, свитков исцеления у торговца не осталось, последние забрал нагловатый дварф несколько дней назад, а целебная мазь закончилась ещё с утра, и на её приготовление должен был уйти весь день. На мой вопрос, когда будут готовы свитки, продавец ответил, что их поставляют раз в неделю, то есть через четыре дня. Исходя из этого я решил пренебречь лечением, в конце концов, есть свитки регенерации, может, и сойдут как хил[37].

В отличие от персонажа какой-нибудь онлайн-игры, я реально уставал. Пройдя десять часов в сторону Фермерских Полей, пришлось сделать привал. Погода стояла солнечная. Щебетание птиц по округе заставляло думать, что я нахожусь где-то за своим родным городом. Куда ни посмотри, всюду начинался хвойный лес. Раскрыв карту, утвердился, в какую сторону следует идти дальше. С ориентированием на местности у меня и в моём мире были проблемы, даже при наличии интернета, я долго не мог найти адрес жилья, которое решил снимать.

«Эх, как же я скучаю по телефону, звуку улиц, кино и сериалам. Ну, ничего, выполню квест, дождусь дварфа, помогу ему с его кланом и отправимся в Мерверруд или в Начальные Земли, чтобы открыть портал обратно, и тогда всё это окажется чудаковатым сном. Надо будет обязательно подправить своё будущее тело, чтобы все удивились, какой я стал плейбой», — попивая остывший отвар, погружался я в свои мысли.

Щетина на моём лице становилась всё гуще. Никогда ещё я не позволял себе так зарасти. Даже попытался вспомнить, сколько дней нахожусь в этом мире без бритья.

«Семь, а может, восемь? Хотя здесь тебя никто не осудит за небритость. Бриться каждый день — эта прерогатива осталась только в моём мире, вместе с моим телом на дне котлована. Интересно, нашли ли меня там или тот полоумный до сих пор наполняет свой бассейн?» — изучая карту, размышлял я.

Стоило мне взглянуть в сторону затемнённой области, как туман войны на карте открывался чуть больше, чем раньше. Связано это было с повышенным Восприятием.

— Вот так вот повысил характеристику и никакой окулист не нужен.

Перед уходом из Бреоксы я попытался максимально расспросить Гарроро на предмет окружающих деревню локаций. Из рассказанного трактирщиком — впереди меня ждал дремучий лес, потом небольшое озеро, а далее начиналась холмистая местность, в конце которой, по идее, и находились нужные мне полурослики.

Лес оказался действительно густой и тёмный, а деревья, возвышавшиеся надо мной, было невозможно обхватить руками, для этого бы потребовалось человека три.

«Сколько же им лет?»

Из-под их сени едва можно было увидеть солнце. Раньше мне не доводилось видеть такие большие деревья. У одного из них я и решил разбить лагерь. Лес пестрел многообразием звуков животных и птиц. Какие-то казались мне знакомыми, а какие-то я слышал впервые, отчего моё внимание усилилось.

Собрав по округе опавшие сухие ветки, я разжёг небольшой костёр и принялся окружать свой лагерь забором из оставшихся сучьев. Понятно, что такой барьер не удержит крупное животное или что-то подобное, но хотя бы успеет меня разбудить, чтобы я смог подготовиться к бою. Достав котелок и немного наполнив его водой, закинул в него овощей и солонины по уже знакомому рецепту.


Вы приготовили суп из солонины с овощами

Вы повысили кулинарию до 1-го уровня


Вторая запись меня поразила. Быстро открыл описание ремесла и вчитался в новые строки. Кулинария первого уровня позволяла готовить блюда чуть быстрее, вкуснее, а также появился крохотный шанс, что каждая приготовленная мной еда может даровать случайную характеристику. На этой приятной новости налил себе в пиалу супа и принялся есть. Поужинав, сложил грязную посуду в котелок, с мыслью, что отмою всё утром, и, укутавшись в спальник, постарался не вздрагивать от каждого резкого звука, доносившегося издалека.

Ночную тишину оборвал непонятный шум. Я открыл глаза. Спросонья не сразу определил, что звук, раздавшийся в ста метрах от моего ночлега, похож на звук шагов, причём кого-то огромного, кого-то, приближающегося ко мне. Костёр к этому времени уже потух, лишь оранжевые угли мерцали в темноте. Я достал фонарь и посветил в сторону, откуда слышались шаги.

Огромное древоподобное существо, не спеша, направлялось ко мне. Даже будучи далеко, оно уже подавляло меня своим видом. Воздух сгустился. Я выпустил из рук фонарь рудокопа и прижался спиной к дереву, стараясь не издавать ни звука. Ноги стали ватными. Мысли о побеге отмёл сразу. Во-первых, я сомневался, что от такого создания можно убежать, а во-вторых, он мог быть не один. Поэтому решил принять смерть сразу, здесь. И почему никто не предупредил меня об опасности?

Когда ходячее дерево приблизилось, я смог разглядеть его сорок седьмой уровень и имя: «Ант». Существо остановилось перед моим лагерем и занесло над ним свою ногу. Я зажмурился и отвернул лицо в сторону, ожидая смерти. Последовал звук удара по земле.

«Я жив!» — пронзительная мысль выскочила в моём сознании.

Разлепив глаза, заметил, как огромный Ант топчет место, где некогда искрились угольки моего костра. Затем наклонился ко мне и издал протяжный гулкий рёв. Если сказать, что я раньше знал, что такое страх, то это была ложь. Чувства, которые испытывало всё моё естество в этот момент, были явно сильнее обычной боязни. Мой глаз задёргался, а сам я онемел на некоторое время. Вот так, в мгновение, стал беспомощным и ослабленным.

Ант отодвинулся от меня, затем развернулся и продолжил движение своими широкими шагами, скрываясь в сумраке темноты. Я начал переводить дух. Послание от ночного гостя было понятным. Никаких костров в лесу, иначе я приду и раздавлю уже тебя. В сравнении с другими древообразными, которые мне встречались, этот тянул на босса. Когда сердце успокоилось, начал собираться с мыслями.

Я умирал десятки раз, меня резали, рвали, прокалывали, и каждый раз мне было боязно до жути, каждый раз испытывал страх перед болью. Гронн говорил, что со временем привыкну, но сколько на это нужно времени?

До рассвета я так и не сомкнул глаз. Осмотрев место бывшего кострища, не нашёл ни котелка, ни ложки, ни пиалы.

«Видимо, разрушились, потеряв единицы прочности. Хорошо, что в наборе осталась ещё сковорода».

Следующие два дня я всё больше и больше углублялся в лес, следуя карте. На пути мне встречались различные животные, в основном мирные, кроме небольшого семейства то ли топиров, то ли утконосов, не помню, как их у нас называли, но после демонстрации моей магии они тут же разбежались. Овощи приходилось есть сырыми, так как я не позволял себе разводить огонь, пока нахожусь в этих дебрях, отчего страдало моё внутреннее желание прокачивать свои кулинарные способности.

На третий день лес стал уменьшаться, это говорило о том, что скоро он закончится, и можно будет что-нибудь пожарить на огне. К полудню я уже мог видеть солнце. Каждый пройденный шаг всё чаще стал напоминать мне, что в этом мире есть верховая езда и можно не уставать, передвигаясь. Ближе к вечеру деревьев стало совсем мало. Лес поредел. Открыв карту, всмотрелся, в какой стороне находится озеро, о котором говорил Гарроро. Мне не терпелось искупаться и смыть с себя все запахи. На удивление оно было совсем рядом, примерно в километре пути от меня.

Пробираясь сквозь заросли, вышел на небольшую опушку и заметил чью-то стоянку. Одна палатка, внутри которой лежал подготовленный спальник, разгорающийся костёр с котелком, таким же, какой был у меня, и больше ничего. Осторожно оглядевшись, подошёл к месту привала.

— Есть кто? — негромко произнёс я. — Меня зовут Стас.

На мои слова никто не откликнулся. Подошёл ближе и заглянул в котелок, но внутри ничего не было.

«Странно».

Дожидаться, пока придёт владелец палатки, я не стал, решив пойти дальше. Проходя сквозь очередной кустарник, наконец-то вышел к озеру. Несмотря на заверения трактирщика, что озеро было маленькое, мне оно показалось огромным. Переливаясь и сверкая в лучах начинающегося заката, оно напоминало частичку неба.

— Мне бы в небо, мне бы в небо…[38] — запел я, снимая с себя одежду и подходя к водоёму.

Не успел дойти до водной глади, как из неё вынырнула абсолютно голая девушка. Молодая и прекрасная, с огромными сияющими глазами и длинными чёрными волосами, облегающими её мокрое тело. Я сразу обратил внимание на миловидное лицо, а после и на изгибы её тела.

— Худая, — ляпнул я, заворожённый зрелищем.

Девушка вздрогнула, услышав меня, прикрыла руками свою грудь и вскрикнула:

— Каска! Стан[39]!


Каска нанёс вам 12 единиц урона

Вы оглушены


Что произошло дальше, я уже не помнил.

Очнулся привязанным к дереву, подобно как в старых мультиках. От самых плеч и до пояса шли верёвочные кольца, не давая мне двигаться и мешая дышать полной грудью.

— Очнулся? — вставая из-за костра и материализуя в руке простенький с виду лук, спросила она.

— Почему я связан?

— Умолкни! Сначала ответишь на вопросы, уяснил? — наведя на меня оружие и вкладывая стрелу, рявкнула она.

По её голосу было понятно, что она специально пытается придать грубости своему тону.

— Хорошо, хорошо, упокойся.

Взглянув на неё ещё раз, только сейчас обратил внимание на её имя.


Левзея, 17 уровень

Человек


Я подчеркнул, что ошибся, вьющиеся волосы незнакомки оказались каштанового цвета, а не чёрного, как мне привиделось изначально, и были собраны на затылке в роскошный хвост. Каждый дюйм её существа излучал необузданную энергию, свойственную каким-нибудь амазонкам. Тело девушки скрывала пепельно-серая ткань плаща, а шея была закутана в потрёпанный шарф. Красавица не носила ни ожерелий, ни украшений.

— Отвечай быстро. Либо да, либо нет. Ты следил за мной?

— Нет. Я случайно…

— Я сказала, либо да, либо нет! — натягивая тетиву, пригрозила она.

— Ты один?

— Да, — кивнул я.

— Тебя послал Нибул?

— Нет.

— Ты знаешь Кхзода?

— Нет, — отрицательно покачал я головой.

Она ослабила тетиву и опустила лук.

— Хорошо, теперь можешь говорить.

— Послушай, я тебя встретил случайно. Нашёл твой лагерь, начал спрашивать, есть кто или нет. Никто не ответил. Я решил пойти к озеру, чтоб окунуться, а там ты, голая. Это всё.

Тут девушка смутилась.

— Да посмотри на меня, неужели, если бы я тебя знал и хотел как-то навредить, то ринулся атаковать в подштанниках?

Девушка перевела взгляд вниз, отчего уже немного смутился я.

— В твоих словах есть смысл, но что ты тут делаешь?

— Я взял задание в Бреоксе и шёл его выполнять, а по пути встретил тебя.

— Случайно не от полурослика?

— Да, верно.

— Понятно, авантюрист.

Левзея зашла за дерево и верёвочные кольца ослабли.

— Спасибо, — ответил я, выпутываясь из верёвки.

Облачившись в одежду, направился в сторону от лагеря.

— И куда это ты собрался? — недоумённо спросила Левзея.

— Как куда, дальше выполнять своё задание и искать место для ночлега.

Хотя незнакомка и была симпатичной, но составлять ей компанию я не горел желанием. Слишком уж опасной она мне показалась. Напасть на незнакомого человека лишь за то, что тот просто увидел её нагое тело, а потом связать и допрашивать. Тут явно не все дома.

— Неужели ты думаешь, что я так просто поверила твоим словам? Останешься здесь. Каска!

За спиной девушки появилась здоровенная чёрная пантера.

— Следи за ним, если что удумает, убей.

Рык животного оповестил, что пантера всё поняла. Я же изумлённо уставился на животное и сглотнул слюну. Вопрос о том, кто меня оглушил, отпал сразу.


Каска, 17 уровень

Ониксовая пантера

Питомец Левзеи


— Секундочку. Мы же вроде бы выяснили, что я тебя знать не знаю и не имею никаких общих дел, связанных с тобой.

— Это с твоих слов, — возразила она, — есть некоторые личности, которые за мной охотятся, и пока я не удостоверюсь, что ты к ним непричастен, побудешь рядом.

— Это шутка? Я что теперь пленник?

— Это осторожность и да, ты теперь под моим надзором.

— А если я захочу искупаться в озере?

Девушка задумалась и ответила:

— Можешь идти, Каска проводит тебя, и поверь мне, пантеры очень хорошо плавают, я же займусь ужином.

Вода была просто божественной, в меру холодной и в меру тёплой. Усталость мышц проходила, а тело наполнялось энергией. Единственное, что смущало и не давало полностью расслабиться — это пристальный взгляд двух кошачьих глаз, следящих за мной с берега. Пантера развалилась на земле и медленно виляла своим длинным хвостом, как бы говоря: ну давай же, человек, убегай, сделай попытку, и тогда я начну свою игру в догонялки.

Вдоволь наплававшись, я вылез из воды и направился к лагерю Левзеи. Пантера шла позади. Подойдя к костру, заметил, что девушки нигде нет. Вечер близился к ночи. Я полностью обсох и снова одел свою мантию, портки и обувь. Поскольку вода в котелке бурлила без дела, накидал туда овощей и мяса, вызвав недовольный рык со стороны пантеры.

— Ага, хрен тебе, а не мяса. Иди вон ищи свою хозяйку, может, её уже волки грызут.

— Волки здесь не водятся, — послышался женский голос за моей спиной.

Я отскочил с испуга в сторону.

«Так бесшумно? Я совершенно не слышал её шагов, а ведь она так близко подкралась ко мне».

— Ты что такой нервный? — засмеялась она, держа в руке стрелу с насаженной на ней уткой.

«Охотится на дичь в таких сумерках, видимо, она бывалый охотник», — заключил я.

— Ничего не нервный, просто не хотел, чтобы угли попали на штаны.

— Надо же, ты решил приготовить ужин, — заглядывая в котелок, произнесла она.

— Держи, Каска, тебе сегодня достанется целая тушка, благодаря нашему пленнику, — снизывая со стрелы утку и кидая её пантере, сказала она.

С делёжкой еды я не возражал, всё-таки использовал её котелок и воду.


Вы приготовили суп из солонины с овощами


— Ну, рассказывай, кто ты и как оказался в этих краях?

— Да нечего рассказывать, простой человек, выполняю задания Бреоксы, и всё.

— Простой человек не наряжается как маг, — заметила она, допивая остатки супа из пиалы, — так кто ты?

Любопытство Левзеи стало мне досаждать, но выбора не было, она с лёгкостью могла со мной расправиться, если бы пожелала. Так что немного поотвечать на её вопросы, чтобы впоследствии меня отпустили, я посчитал малой платой.

— Простой человек-маг, точнее, хочу им стать.

— Ты, да магом? — засмеялась она. — Зачем тебе это?

— Ну, мне нравится магия.

— М-да, впервые вижу человека, решившего идти по пути магии. Ты же знаешь, что у нас к ней нет расового бонуса?

— Знаю, но это меня не останавливает.

— Да? А где ты собрался учиться магии?

— Допустим, в Мерверруде?

— Увы, в ученики берут только тех, кто имеет расовый бонус. Так что все твои потуги напрасны.

— Но ведь можно находить магические фолианты.

— О чём ты? Быстрее светило погаснет, чем ты сможешь найти хоть одну такую книгу, — снова заулыбалась она и добавила, — но даже если тебе и удастся отыскать, как ты собираешься прокачивать уровень этой самой магии?

А ведь действительно, я до сих пор не знал, как повышать уровень магии и надеялся, что в какой-то момент он сам повысится при использовании в бою.

— А как его повышают? — спросил я в ответ.

— А мне откуда знать? Это ты решил стать магом.

— Но ты ведь что-то знаешь про магию.

— Всё, что я знаю, ограничено справочником новичка, а там про это немного.

— Ты иная? — удивился я.

— А что тебя так удивляет?

— Просто я тоже.

— Ты? — нахмурилась она и произнесла. — Что-то непохоже. Покажи свой справочник.

«И что ей ответить? Справочника новичка у меня нет, а значит, она подумает, что я лгу. Придётся рассказать часть своей истории, иначе она меня никогда не отпустит».

— К сожалению, у меня его нет. Меня лишили справочника за то, что я разгневал бога.

— Не знала, что боги и на такое способны. В любом случае это всего лишь слова.

— Хорошо, и как прикажешь мне доказывать?

— На вид мы одного возраста. Сколько времени ты в Авриет?

— Дней восемь, наверное, может, чуть больше.

— Это невозможно, от Начальных Земель до сюда больше месяца пути. Да и набрать десять уровней за столь короткий срок, за кого ты меня принимаешь? Кажется, я рано тебя развязала, — снова материализуя лук, заявила Левзея.

— Успокойся, я говорю правду! Я появился из портала, только не в Начальных Землях, а в Выжженных Пустошах. Бог хотел наказать меня за мою наглость и лишил значительного количества характеристик, но я выжил. А мой уровень — это лишь удачное стечение обстоятельств: выполнил цепочку квестов, убил несколько магических тварей, мне просто повезло.

Мне пришлось поведать ей всю историю своей жизни в новом мире, упустив момент про астральную часть, а также про то, где мы с Дварфом обнаружили каменные врата в пещере, а также про некоторые свои находки. Левзея молча разглядывала меня, пока я рассказывал о своих приключениях, и иногда уточняла интересующие моменты.

— Звучит правдоподобно, — подытожила она, — ты и вправду очень везучий. Признаться, я сначала хотела тебя убить, но что-то остановило меня. И мой тебе совет, лучше не водись с дварфами, от этих скупердяев одни проблемы.

— Гронн не такой. Он почти как человек. Да немного алчный, но честный, а в бою порхает, как бабочка, и жалит, как шершень.

— Тебе говорили, что ты очень странный? — немного успокоившись, спросила она.

— Да и притом часто.

— Хорошо, будем считать, что я поверила в твою историю, но отпускать тебя пока не собираюсь. Ты же выполняешь задание полурослика?

— Да, но…

— Тогда наши пути временно сходятся. Завтра с утра двинемся в путь, а пока отдыхай. Каска проследит, чтобы ты не уполз во сне, — сказала она и отправилась в свою палатку.

Я же чувствовал неприятный осадок. Как-то не очень получилось, что я рассказал почти всё про себя, а о ней ничего толком не узнал, кроме пары имён, и того, что её разыскивали.

Пантера яростно хрустела остатками утки и с наслаждением облизывала окровавленные лапы. Когда я попытался отойти от неё подальше, чтобы устроиться на ночлег, она начала рычать. В итоге моё свободное пространство ограничилось радиусом в четыре метра от неё. Придвинувшись к костру, разложил спальник и лёг.

— А ты не такой уж безнадёжный, — послышался женский голос.

Я приподнялся на локти и увидел Левзею, неторопливо шагающую ко мне в одном исподнем.

— И что это значит? — сдвинув брови, спросил я.

— Это значит, что ты сойдёшь.

— Сойду для чего? — всё так же, не понимая, поинтересовался я.

— Молчи.

Она подошла ближе и слегка надавила босой ступнёй мне на грудь.

— Не дёргайся, маг.

Стянув с меня покрывало, Левзея медленно села на меня сверху. Её волосы проскользнули по моим щекам, и она прикоснулась своими губами к моим.

— Мне холодно, — промолвил я, отрываясь от поцелуя.

— Молчи, — прикрыв рот указательным пальцем, прошептала она, а второй рукой потянулась ниже, — я согрею.

— Но мне реально холодно! — повторил я.

В этот момент силуэт Левзеи испарился, а предо мной возникло замыленное изображение потухшего костра.

— Грёбаный сон! — выругался я.

Утро было прохладным и пасмурным. От неудобной позы всё моё тело затекло. Приподнявшись, обнаружил, что на моём спальнике дремал огромный чёрный калач, я же лежал рядом на земле.

— Вот же ж тварь! — вырвалось у меня.

— Проснулся?! — поприветствовала меня Левзея.

— А, это ты, — переведя взгляд с Каски на девушку, ответил я, — думал, ты мне приснилась.

— С твоей стороны было благородно уступить спальное место моему питомцу, — съязвила она.

В ответ я лишь прищурил глаза и натянул на лицо улыбку. Сейчас мне хотелось только выпить чашечку кофе с молоком и двумя ложками сахара, но вспомнив, в каком мире нахожусь, немного приуныл. Достав корзину с провиантом, начал осматривать бумажные свёртки с надписями. На одном таком было написано: «Чай». Развернув бумагу и достав щепотку травы, поднёс её к носу. Запах был чертовски знакомым, отчего у меня тут же поднялось настроение. Так вот, что Гарроро говорил про кое-что ещё. В другом свёртке нашёл выпечку, похожую на овсяные печенья.

— Кто-то хорошо подготовился к походу, — сказала Левзея, с любопытством разглядывая мои запасы, — что у нас на завтрак?

— У вас не знаю, а у меня чай.

— Ну не будь таким злым. Если обещаешь поделиться своей едой на время совместного путешествия, то я попрошу Каску, чтобы он больше не спал на твоём месте и не стаскивал тебя, иначе это будет повторяться.

— Он? — я недоумённо уставился на пантеру, затем на Левзею и утвердительно произнёс. — Каска — это же женское имя.

— С чего это вдруг? — удивлённо спросила она.

— Ну как же.

Я уже было хотел прогнать ей лекцию по грамматике, но потом вспомнил, где нахожусь, и отмёл это желание.

— А-а, неважно, пусть будет он.

Завтрак в виде чая с печеньями на время отправил меня домой в далёкое детство, чего не скажешь о Левзее. Каждые три минуты она просила очередную порцию сладкой выпечки.

«И как только сохраняет такую фигуру, при таком аппетите? Может, это иллюзия?»

Я протёр глаза и снова посмотрел на Левзею, отчего та странно на меня покосилась, но набитый печеньями рот не дал ей задать вопрос.

Собравшись, мы отправились в дорогу. По наставлению моей похитительницы я шёл впереди.

— Слушай, а что ты знаешь о порталах, из которых мы появились?

— Если угостишь выпечкой, отвечу.

— А твоей фигуре это не повредит? — не выдержал я.

— Тебе какое дело до моей фигуры? — смутилась она.

— Да так, просто будешь так часто есть, станешь типичной жительницей Бреоксы.

Левзея залилась смехом.

— Так что насчёт порталов? — чувствуя удачный момент, повторил я.

— Порталы — это магия.

— А кто их может открыть?

— Боги, наверное, не знаю.

— А разве в Начальных Землях про это не рассказывают?

— Нет, с чего ты взял? Мой хранитель ничего такого не говорил. Но уверена, что в Мерверруде знают про это больше.

— А в справочнике новичка есть информация? — не переставал я.

— Нет, такого там нет. Сдались тебе эти порталы, зачем они тебе? Или ты последователь Во́йнича?

— Что ещё за Войнич?

— Был когда-то в древности маг, который, так же как и ты, интересовался порталами.

— И что с ним стало?

— Не знаю. Это было тысячу лет назад. И хватит про порталы, ты мне надоел уже. Где моя выпечка?


Вы потеряли сдобный птифур[40]


— А откуда ты знаешь про задание полурослика? — спросил я, обрадовавшуюся печенью Левзею.

— Я ищу кое-кого, и этот кто-то взял такое же, как и ты, задание.

— Кхзода? — догадался я.

— Да. Это мой друг. Мы хотели встретиться в Бреоксе, но я немного задержалась, а когда пришла, узнала, что Кхзод взял задание и исчез.

— Понятно. Я слышал, что многие авантюристы не вернулись с этого задания.

— Странно, что такой слабак, как ты, решил пойти на такое задание, — прожёвывая остатки печенья, произнесла она.

— Я не слабак. С чего ты взяла?

— Ну, ты лишь десятого уровня и в тканевой броне, а самый маленький уровень авантюриста, о которых ты упоминал, был двенадцатый.

Признаться, в добыче информации она меня уделала. У меня и мысли не было порасспрашивать в гильдии наёмников о пропавших искателях приключений.

— Я быстро расту, — не зная, чем возразить, ответил я.

Через несколько минут мы вышли к просёлочной дороге, отчего я остановился в недоумении.

— Секундочку, тут что дорога была?

— Конечно, по-твоему, полурослики через лес Антов телегу возили? Им что жить надоело? — смеясь, произнесла она.

Я достал карту и начал всматриваться, но никакой дороги не увидел.

— Подожди, — обратился я к Левзее, — тут нет дорог.

— Приблизь, дурень. Ты в детстве не падал головой оземь?

Я хотел было возразить и показать юной особе её место, но грозный взгляд Каски меня переубедил. Вернувшись к карте, последовал совету Левзеи и действительно, как только я мысленно приблизил карту, на ней расплылись вены дорог, на одной из которых стояли мы. В этот момент замечание Левзеи мне показалось обоснованным. Надо быть внимательнее в будущем.

— А что не так с этим лесом? — указывая на дремучий бор, в котором провёл трое суток, боясь каждого шороха, полюбопытствовал я.

— Как это, что не так? Это один из лесов Антов. Каждый, кто решит там поохотиться или пособирать травы с ягодами, отправится на перерождение. Анты не любят чужаков. Поэтому есть дорога, огибающая весь лес, по которой и передвигались полурослики и авантюристы. Из-за этого весь путь до поселения коротышек и занимает столько времени. Будь дорога напрямую к полуросликам, идти пришлось бы дня четыре, а не пять.

Говорить Левзее, что я, мало того, заходил в лес Антов и разводил там костёр, но и провёл в нём трое суток, оставаясь в живых, не стал. Не хотелось нарываться на новое ругательство в мой адрес. Но были и положительные моменты. Оказывается, таким своим походом я сэкономил целый день пути. Наверное, из-за этого и настиг Левзею.

К вечеру на горизонте показался высокий знакомый монумент.

— Почти пришли, — сообщила лучница.

— Поселенье полуросликов у того обелиска?

— А где ему ещё быть? Обелиск почти всегда знак какого-нибудь села или города, — подтвердила мои старые догадки Левзея.

Когда мы подходили к селению полуросликов, я обратил внимание на тишину, стоящую по округе. Ни птиц, ни цоканья насекомых — ничего. Взглянул на Левзею. Она также настороженно смотрела по сторонам, держа в руках лук. Подойдя ещё ближе, мы увидели запустелую деревушку.

Вразрез моим ожиданиям увидеть кучу холмов и вырытых в них домиков с круглыми дверями, я лицезрел другую картину. С десяток деревянных покосившихся хижин небольшого размера, почерневшие брёвна которых начинали покрываться плесенью. Увядшие грядки некогда выращиваемых растений. Входы многих домов поросли травой и сорняками.

— А это точно то место? — спросил я.

— По карте оно самое.

Левзея повернулась к Каске и что-то ему сказала, отчего тот одним прыжком нырнул в высокую траву и пропал.

Чем дальше мы проходили, тем яснее становилась картина. Это село было заброшено. Подойдя к одному из домов, я заглянул в окошко. Вся мебель, кухонная утварь, хозяйственные инструменты оставались на месте, даже одежда висела на вешалках. Оглянувшись, заметил пустые телеги, в которых, наверное, и отправляли груз в Бреоксу. Из наполовину вспаханного и уже заросшего поля торчал плуг.

Догнав Левзею у самого обелиска, я произнёс:

— Деревушка с виду заброшена, но непохоже, что кто-то отсюда уехал. Все личные вещи на месте.

— А никто и не уехал, — ответила она, указывая пальцем на подножье каменного монумента.

Огромная груда костей, частично укутанных в одежды, заполонила место воскрешения. Среди всей этой серой массы проглядывали скелеты людей, людоящеров и маленьких детей.

— Детей-то за что? — произнёс я вслух.

— Это не дети. Это полурослики, — встревоженно поправила меня Левзея.

Глава 19. Сладость и Гадость

— Что могло сотворить такое? — поражаясь количеству умерших, спросил я.

— Ты действительно не знаешь ничего об этом мире?

— Если только самую малость. Говорю же, Лея, я появился не в Начальных Землях и ни справочника новичка, ни хранителя у меня не было.

— Что ещё за Лея?! — вскрикнула она в замешательстве. — Назовёшь меня так ещё раз и будешь красоваться со стрелой промеж глаз. Моё имя Левзея и я никому не позволю коверкать его, уяснил?

«С дварфом было проще наладить контакт. Он не рубил с плеча, когда я решил немного сократить его имя. Да и что ещё за резкая агрессия? Может, у неё плохое настроение вызванное… Впрочем, лучше не вдаваться в подробности».

— Понял, извини. Так что ты думаешь насчёт этого?

— В мире есть вещи способные убить любого, не давая переродиться. Это может быть магия или оружие. Скорее всего, что-то подобное и стало причиной гибели всех этих жителей, — подойдя к ближайшему скелету, ответила она.

«А вот и новая информация подъехала. Значит, помимо оружия существует ещё и магия? Раздобудь я такую, и никакой Зиглуд не сможет меня напугать».

Мои размышления прервала Левзея, точнее, её действия. Подходя к скелету людоящера, она переворачивала его, если тот лежал лицом вниз и осматривала.

— Стоп, ты что делаешь? Это же останки!

Мне не хотелось верить, что такая милая с виду девушка спокойно занимается мародёрством.

— Замолчи и лучше помоги мне. Ищи скелет людоящера. На нём должна быть кожанка с шипастыми наплечниками.

— И зачем нам искать скелет людоящера?

Грозный взгляд Левзеи, направленный в мою сторону, не дал получить мне ответ на свой вопрос.

— Хорошо, — сказал я и подошёл к скелету рептилии.

— А кроме кожанки, на нём ничего не было?

— Это зелёнка и на ней самое сильное зачарование. Если он умер, то она возродится вместе с ним.

Знавал я одного монстра, который мог сделать так, чтобы вещи не перерождались вместе с носителем, и охотно бы поделился этим с Левзеей, но глядя с каким рвением она копается в костях, передумал.

— А на нём был дурацкий шлем с кольчужной юбкой? — высвобождая очередной скелет, поинтересовался я.

После моих слов Левзея пулей подлетела к месту, где я находился, и наклонилась к останкам рептилии. Рассматривая его, на её глазах наворачивались слёзы.

— Кхзод, дурак! Ну почему ты не дождался меня?

Следующие её слова были уже на другом языке. Видимо, заметила, что я стою рядом и всё слышу. Мне было больно смотреть на неё. Я вообще не любил женский плач и всячески пытался отстраняться, завидя его. Через минуту лучница поднялась над останками своего товарища. Словно чувствуя момент, как в какой-нибудь мелодраме, когда главный герой подставляет свою мужскую грудь плачущей героине, и та прижимается к нему, изливая душу, я подошёл к Левзее и обнял её.

— Какого Сущего ты творишь? — перебив мою попытку посочувствовать, выпалила она.

— Просто хотел утешить тебя, — убирая руки и чувствуя, что совершил глупость, проронил я.

— Да кем ты себя возомнил, а? Отвали от меня! Утешить он меня решил. Себя утешь! Можешь валить, ты свободен! Уяснил?! — держа в правой руке кинжал и смотря на меня заплаканными глазами, истошно вскрикивала она.

— Понял, извини, — вымолвил я, медленно ретируясь.

«Вот же олень! Ну на кой полез обнимать её? С чего я вообще решил, что должен это сделать?» — мысленно выругался, оставляя Левзею наедине с грудой костей.

День клонился к вечеру, но до заката было ещё далеко. Идти обратно в такое время суток я не захотел, поэтому присмотрел себе домик и зашёл внутрь. Пригибаться не пришлось, высота потолка точь-в-точь была под мой рост, но вот вся мебель оказалась миниатюрной. Большой кукольный домик. Сдвинув две койки вместе, получил неплохое спальное место, на котором можно было развалиться как морская звезда. Вытряхнув и выбив постельное бельё, разложил его на кроватях по новой. Дальше решил открыть свой дневник памяти и проверить задание. По сути, я выяснил причину отсутствия поставок — селения полуросликов больше нет, можно возвращаться.

К сожалению, квест не претерпел никаких изменений, что говорило только об одном — надо выяснить ещё причину смерти жителей деревушки и пропавших авантюристов. Будет печально узнать, что именно это мне надо было сделать, вернись я сейчас к Обо Грабу.

Спустя час, когда я уже приготавливался ко сну, заметил, как за окном начинает разгораться зарево. Подойдя ближе и упёршись лбом в стекло, увидел, как полыхает костяное кладбище. Я задался мимолётным вопросом: «неужели здесь не хоронят в земле?»

— Прости, — сказала стоявшая в дверном проёме домика Левзея.

Содрогнувшись от неожиданности, повернулся лицом к лучнице. Вид у неё был усталый. Присутствовало ощущение, что передо мной совершенно другой человек: измученный, обессиленный.

— Я сорвалась на тебя, хотя и не должна была. В этом нет твоей вины. Знаю, ты хотел как лучше.

— Да ладно, ничего страшного, — не зная, что сказать, я спросил, — будешь печенье?

— Что за печенье? — заинтересованно спросила она.

— Так называют ту сладкую выпечку, что тебе понравилась, — добродушно ответил я.

— Буду, — немного ухмыльнувшись проговорила она и присела рядом.

Вы потеряли сдобный птифур

Какое-то время мы молча жевали печенье и смотрели сквозь стекло на разноцветное пламя.

— Где Каска? — решив прервать паузу, поинтересовался я.

— Снаружи, караулит.

— А ты не боишься, что таким способом ты дала понять, тому, кто, возможно, убил всех этих бедолаг, что мы здесь, и он придёт за нами? — намекая на двухэтажное пламя, спросил я.

— Каска обошёл всю округу, и в этот лагерь никто не приходил, кроме авантюристов, а все оставшиеся следы ведут в сторону Болотины. Жители и искатели приключений сами туда пошли. Обратных следов нет.

— Сами? На смерть?

— Возможно, они не знали, что их там ждёт.

— Полурослики да, но авантюристы не могли пропустить груду костей.

— Это меня больше всего беспокоит. Я бы посчитала их самонадеянными, но Кхзод был очень опытным воином. Он бы не попался в простую ловушку.

Я хотел продолжить разговор, но заметил, как Левзея улеглась на половину кровати, которую я приготовил для себя. Не ожидая такой наглости с её стороны и решив не уступать спальное место полностью, занял вторую половину.

Меня разбудили прикосновения шершавого языка. Каска, учуяв крошки от печенья, облизывал моё лицо. Тёплый рашпиль раз за разом проходился по моей щеке и губам, пока я кое-как не смог его оттолкнуть свободной рукой.

Вторая моя рука была занята Левзеей, которая решила использовать её в качестве подушки. Лёжа на боку, лицом ко мне, она тихо спала. Будить её мне не хотелось, поэтому просто продолжил смотреть в её закрытые глаза. Это чувство, когда рядом дремлет хрупкая девушка, навеивало мне воспоминания о прошлой жизни, заслонив реальность.

***
— Знакомьтесь — это Света. Моя подруга. Мы вместе учимся.

— Ты не говорила, что приведёшь подругу, — буркнул Евгений.

— А что? Мне одной отдуваться в мужской компании?

— Да ладно тебе, Жень. Чем больше людей, тем веселей. Меня зовут Николай, для друзей просто Коля, присаживайся.

— Приятно познакомиться. Я Стас, — приподнимаясь из-за стола и глядя в серо-зелёные глаза блондинки, произнёс я.

Раз в месяц мы собирались у Жени с Ирой и играли в настольные игры. Это стало нашей традицией, к тому же Евгений заверил, что приобрёл просто чумовую новую настолку. Света сначала стеснялась, но после первого бокала вина быстро влилась в компанию. В тот вечер мы прекрасно провели время, и когда настал момент расходиться, Ира сказала:

— Стас, не проводишь Свету до дома? На улице уже стемнело, а я за неё переживаю.

— Да не стоит, Ир, я сама дойду.

— Да давай просто такс… — получив от Иры локтем вбок, Женя замолчал.

— Хорошо, мне несложно. Ты далеко живёшь? — поинтересовался я у Светы.

— Через два квартала в сторону центра, — ответила она.

Всю дорогу мы скоротали за разговором. Рассказывали о себе и о наших знакомствах с Женей и Ирой. С тех пор мы ещё много раз встречались, но уже в более романтической обстановке, а потом и вовсе сошлись как пара. Мне нравилась Света, её бездонные голубые глаза, заразительная улыбка и тоненький голосок. Вернувшись в реальность, взглянул ещё раз на лучницу.

Наверное, сказывалось долгое отсутствие женского внимания, иначе я не мог объяснить неистовое желание крепко обнять Левзею, почувствовать, как пахнут её волосы, поцеловать. Но как только потянулся к ней второй рукой, Каска сердито зарычал. Я тут же телепортировал руку обратно, вызвав смешок со стороны якобы спящей девушки.

— Так ты не спишь?

— Только проснулась, — ответила она, приподнимаясь и потягиваясь, — у тебя очень мягкие мышцы не закалённые ни в труде, ни в бою. Уверена, что ты не держал в руках меч, что оправдывает твои слова о недавнем пребывании в Авриет.

Я так и не понял было ли это оскорбление или своеобразная похвала, но смутило меня другое.

— Секундочку, ты что, лапала меня, пока я спал?

В ответ она лишь улыбнулась, оставляя мой пытливый ум наедине с разного рода догадками и фантазиями.

— Я разведу костёр, а с тебя завтрак и такой, чтобы придал много сил, дальше нас ждёт Болотина. Я отомщу кому бы то ни было за смерть Кхзода.

— Секундочку, — возразил я, — нас? Ни о какой Болотине речи не было. Ты меня отпустила, помнишь? Я на такое не подписывался. Ты видела, что случилось с теми, кто оказался выше меня по уровню?

— Хорошо. Ты прав. Но я прошу тебя хотя бы приготовить еду. В округе нет животных, мне не на кого охотиться, поэтому надежда только на тебя.

На завтрак я приготовил кашу, заполучив ещё один новый рецепт в свою коллекцию. Причём название злака, из которого она была приготовлена, меня насмешило. Бабах. Прожорливой пантере пришлось отдать половину запасов солонины. Под конец заварил ароматный чай.

— На этом всё, я выполнил, что ты просила. Теперь мне пора. Хоть наша встреча была не из самых лучших, но я всё-таки рад, что познакомился с тобой, — сказал я, обращаясь к Левзее и снаряжаясь в путь.

— И тебе спасибо, Стас.

Я повернулся к лучнице и искренне улыбнулся, отчего вызвал замешательство на её лице.

— Ты чего?

— Да так, ты впервые назвала меня по имени, — радостно произнёс я и направился обратно.

«Выяснять, что здесь произошло и рисковать своей жизнью? Нет уж, извольте. Я уже был на волосок от смерти, сам того не зная, а теперь знаю. Доложу всё как есть Обо Грабу, а там пусть сам разбирается. Потом дождусь Гронна, и мы отправимся в Мерверруд, открывать мне портал домой. Ох и фильм же я сниму. Бабаховая каша. Подумать только…»

Спустя два часа пути меня стали одолевать тревожные мысли, ни на секунду не оставляющие в покое.

«А что, если она погибнет? Это будет на твоей совести! Ты мог помочь ей. Ты маг. Она пощадила тебя, а ты…».

— Прочь! Прочь! Хватит! — лопотал я в пустоту. — Она семнадцатый! У неё есть питомец! Я же всего лишь десятый.

Мне пришлось остановиться и привести мысли в порядок. Я знал её всего лишь два дня, но этого хватило, чтобы начать думать о ней и переживать за неё.

— М-да, Стас. Ты неисправимый дуралей, — сказал сам себе и повернул обратно.

Проходя мимо почерневшего от копоти обелиска, остановился.

«А стоит ли мне к нему привязаться? Скорее нет», — подумав, что это плохой знак, продолжил путь.

Солнце спряталось за тучами, превращая день в пасмурно серый. Следы пантеры, иногда попадавшиеся на пути, сформировали точное направление, по которому шла Левзея. О скором начале Болотины мне поведал неприятный запах сырости, тины и неизвестных растений. Отломав от небольшого дерева длинный сук, очистил его от веток. Идти дальше, не зная броду, было опасно.

Топь покрылась белой туманной пеленой. На редких кочках, выступающих из воды, прорастали кустарники с голубыми ягодами. Проверяя глубину воды, длинной палкой, осторожно двигался вперёд. Поначалу каждую минуту я увязал в трясине, но чем дальше шёл, тем твёрже становилось дно. Вскоре все кочки пропали, а кустарники сменились сухими деревьями и корягами. Уровень воды был невелик, едва достигал моих икр.

На болотах я никогда не был, и то, что они не такие глубокие, как показывали в кино, мне казалось удивительным. С другой стороны, просто могла попасться такая мелкая топь. Пройдя ещё немного, еле разглядел силуэт небольшого островка. Медленно приблизившись, старясь практически не шуметь, убедился, что это действительно был кусочек суши, на котором расположилось что-то похожее на алтарь. Рядом с жертвенником стояли клетки, собранные из здоровенных костей животных.

— Давай следующего, — послышался голос.

— Кого? Ту, что сегодня поймали, или вчерашнего?

— Вчерашнего.

Две жирные великанши, высотой под три метра, передвигались по болоту к алтарю. Они казались похожими на два больших зелёных конуса, облепленных волдырями и зелёным мхом. Груди и животы обвисали чуть ли не до самой воды. Длинные густые волосы частично прикрывали всё это безобразие. Одна из тварей подошла к клетке и, открыв её, достала тело человека. Подтащив его к алтарю, положила на каменное изваяние, напоминавшее морское чудовище.

— Давай, сестра. Я чую, он ещё жив. Нам нужно больше энергии, больше жизней.

— Знаю, сестра, знаю. Он ещё не до конца отдал свои силы.

Великанши заговорили на неизвестном наречии и над ними возник кровавый символ, похожий на пентаграмму, который высасывал последние жизненные силы из лежавшего на каменном алтаре тела и передавал их обеим тварям. Голос их был высокий с хрипинкой, отчего казался противным.

— Ведьмы, — прошептал я.

Тело авантюриста стало усыхать, волосы начали светлеть, пока совсем не побелели. Прошло несколько минут и перед ними оказался скелет, облачённый в кожаный набор брони, затем он исчез, оставив после себя мешок с лутом.

— Сожги эти обноски. Нам они ни к чему, — обратилась одна ведьма к другой.

Всё, что я понял из услышанного и увиденного, это то, что ведьмы проводили тёмный обряд, высасывая энергию из попавших в их лапы путников вместе с годами их жизней, но важнее всего было узнать — они поймали её.

«Значит, Левзея жива. Это хорошо. Поскольку сегодня эти твари отобедали, она проживёт ещё день», — заключил я.


Добавлена новая запись в одиночное задание «Срыв поставки»


«Неожиданно», — подумал я, но как бы ни хотелось вернуться и сдать квест, сейчас важнее было спасти Левзею.

Подкравшись чуть ближе и прижавшись к сухой коряге, разглядел имена порождений зла.


Сладость

Босс Болотины

Класс: магический

Уровень: 22

Здоровье: 810 единиц

Мана: 710 единиц

Энергия: 140 единиц

Навыки: неизвестно


А следом и вторая ведьма.


Гадость

Босс Болотины

Класс: магический

Уровень: 20

Здоровье: 780 единиц

Мана: 630 единиц

Энергия: 120 единиц

Навыки: неизвестно


Драться с такими мне было не по силам. Единственным правильным решением, к которому я пришёл, было дождаться пока эти ведьмы уснут и высвободить Левзею, а затем свалить отсюда куда подальше. Приглядевшись внимательнее, заметил ещё одну интересную деталь.

Только у Сладости имелся глаз, причём один, и занимал значительное место на лице этой твари, сродни циклопам. Гадость же была слепа, на месте её ока виднелся шрам, рассекающий всё лицо по диагонали, но руки казались ощутимо длиннее, чем у первой ведьмы.

«Кстати, а где Каска? Что с ним?»

Ответ не заставил себя долго ждать. Справа, в пятидесяти метрах от копошащихся ведьм, крадучись, плавно приближалась пантера.

— Постой, сестра! Я чую кого-то, — произнесла Гадость.

Сладость тут же повернулась и пристально всмотрелась в воду. Рябь. Каска не успел вовремя остановиться и выдал своё местоположение. Выбора у него не было, он рванул в сторону ведьм, готовясь к прыжку.

— Вижу, вижу, — протянула Сладость.

— Где он, сестра? Где он? — вопрошала Гадость.

— Постой, сейчас будет, — ответила Сладость и, материализуя в своей руке круглый предмет с ярко-зелёными прожилками, сразу метнула его в Каску.

Попав в пантеру, снаряд окутал её корнями, приковывая к земле и не давая двигаться.

«Поразительная точность», — подумал я.

— Где, сестра?

— Прямо, иди прямо.

То, что произошло дальше, повергло меня в шок. Гадость медленно втянулась в землю, а через примерно пятнадцать метров на воде образовался круг, потом вода закружилась, образовывая водоворот, и из него вылезла противная зелёная тварь. Не видя ничего, она высвободила свои длиннющие руки и стала водить ими по сторонам, щупая воздух.

— Где же, сестра? Я не достаю!

— Впереди, Гадость, немного впереди.

Ведьма не спеша прошла вперёд, пока наконец-таки не нащупала корни, а в них и беспомощную жертву.

— Сестра! — вскрикнула Гадость, убирая руки от пантеры. — Ты попала в животное!

— Знаю.

— Но я чую человека! Он рядом!

Моё сердце остановилось. Эта зелёная тварь с самого начала учуяла именно меня, а не пантеру. Страх смерти снова занял своё излюбленное место. Толком не соображая, что именно сейчас предпринять, я заюзал[41] свитки Телосложения и ускоренной регенерации, стараясь повысить свои шансы на выживание.

«Так, Стас, соберись! Что мы имеем? Меня пока не заметили. Один враг зрячий и метко пуляет окутывающий снаряд, второй слепой, но может перемещаться, скорее всего, на дальние расстояния. Один сковывает, второй ловит. А что могу я? Шипы и… Точно! Размытие! Остаётся только надеяться, что оно сработает против такой дальней атаки», — мысли бесперебойно сменяли друг друга.

Сладость внимательно следила за водной гладью, высматривая очередную рябь. Отведя от неё взгляд, я мысленно продолжил.

«Думай, Стас, думай! Мой магический урон тридцать девять единиц и при условии, что у них нет сопротивляемости — это минимум двадцать атак по врагу. Так. Размытие действует тридцать секунд, откат сорок. Получается, есть неприятное окно в десять секунд, если в этот момент Сладость попадёт по мне, пиши пропало. Теперь по мане. С бонусом от свитков за неё можно не переживать».

От волнения, сам того не понимая, я всё сильнее прижимался к коряге, до тех пор, пока сук между мной и сухим деревом не дал слабину. Треснув, он осыпался в воду.

— Вижу! Вижу! — завыла болотная тварь.

— Размытие, — прошептал я в ответ.

Моё тело завибрировало. Когда я глядел на свою руку, мне казалось, что она не одна, а их несколько. Подобный эффект наблюдал, когда предмет очень быстро двигался, оставляя после себя фантомный след. Рядом с моим виском что-то пролетело, возвращая меня из мыслей обратно в бой.

— Работает! — крикнул я, вселяя в себя уверенность, — Ну держись, гнида болотная, сейчас проверим, на что я способен!

Внезапно вода подо мной взволновалась. Что это означало, я уже догадывался. Не обращая внимания на мимо летящие снаряды, отбежал на расстояние дальности атаки шипов и как только Гадость вынырнула, направил на неё волну из каменных кольев.


Вы нанесли 25 единиц урона Гадость

Вы повесили эффект кровотечения на Гадость


Урон от магии оказался куда меньше ожидаемого, что поначалу меня расстроило, но потом я заметил, как несколько каменных кольев проткнуло монстра в районе спины.

«Значит, слабое место — спина», — в спешке заключил я.

— А-а-а-а! — разнёсся душераздирающий вопль ведьмы. — Убей его, Сладость! Убей! Он ранил меня! Он колется!

— Я стараюсь, Гадость. Червяк изворотливый.

— Что? Не нравится, гадина? — глядя, как постепенно отнимаются жизни ведьмы по одной единице, выкрикнул я.

Кровотечение длилось десять секунд, но за это время наносило двенадцать единиц урона.

— Надо сделать больше дырок.


Вы нанесли 25 единиц урона Гадость

Вы повесили эффект кровотечения на Гадость


Оглядел бафы, через две секунды спадало Размытие, поэтому забежал за Гадость, не давая Сладости метнуть в меня свой окутывающий снаряд, пока я без защиты. В местах, куда попадали зелёные шары, никаких корней не прорастало. Видимо, они активировались при соприкосновении с чем-то живым.

— Гадость, Отойди! Он прячется за тобой! — снова послышался протяжный и мерзкий голос.

— Поздно, — вымолвил я и добавил, — Размытие!

— Я съём тебя, человеческий слизень. Ты будешь умолять о быстрой смерти. Появись! Где он, сестра? — кричала ведьма, хватая руками пустоту.


Вы нанесли 25 единиц урона Гадость

Вы повесили эффект кровотечения на Гадость


— А-а-а-а! Не дай ему уйти, сестра! Он будет страдать! Он будет страдать!

Пытаясь координировать свою родственницу, дабы та поймала меня своими длинными ручищами, Сладость совсем перестала метиться, поэтому закидывала чуть ли не целой очередью снарядов, желая, чтобы хотя бы один настиг жертву. Я, конечно, не знал теории вероятности, но понимал, что рано или поздно снаряд попадёт в цель. Размытие не давало стопроцентной защиты от дальних атак, поэтому всё чаще прятался либо за Гадость, либо за оставшиеся деревья.

— Сестра! Он снова за тобой! Уйди!

— Где сестра? Я не могу поймать мерзкого человека!

Пока что всё шло по плану. Жизни Гадости уменьшались. Граница в двести единиц была пройдена три атаки назад. Она почти уже не могла передвигаться. Болото заполнилось её вонючей синей кровью. Шипы. Ещё шипы.

— Сдохни!

Тварь завопила, постепенно сдуваясь и высвобождая свои внутренности.


Вы нанесли 25 единиц урона Гадость

Вы повесили эффект кровотечения на Гадость

Вы убили Гадость

Вы получили 1000 единиц опыта

Вы обрели новый уровень


Только сейчас я осознал, что совершил роковую ошибку. Убивать Гадость было никак нельзя. Ведь, по сути, она являлась моим щитом, в момент, когда спадало Размытие, а теперь я лишился его, поэтому когда защита закончится, Сладость этим непременно воспользуется. Единственным решением было — убегать.

— Не-е-е-е-т! Сестра! Ты пожалеешь, человек! Ты умрёшь в страшных муках!

По болоту разнёсся голос ведьмы, произнёсший странные заклинания. Вода забурлила и за несколько мгновений всю площадь окружили густые заросли болотных корней, создавая тем самым круглый участок, из которого невозможно было выбраться.

— Ты не уйдёшь от меня, жалкий выродок! — завопила Сладость.

Деваться было некуда. Ведьма отрезала мне все пути отступления. Всё, что мне оставалось — это в момент действия Размытия постараться сблизиться с монстром и атаковать, выискивая укрытие. Даже в момент боя с её сестрой, Сладость не покидала клочка земли, на котором находился алтарь и костяные клетки.

Следующей неприятной новостью стало постепенное сужение свободной зоны. Болотные корни росли один впереди другого, уменьшая тем самым боевую арену с каждой секундой.

— Раз я не могу в тебя попасть, то ты сам ко мне придёшь! — засмеялась Сладость.

И действительно, она перестала кидать в меня свои снаряды, чем вызвала недоумение на моём лице. Знай она, про мою брешь в обороне, битва бы скоро закончилась.

Аккуратно приближаясь, я внимательно следил за действиями болотной карги. Когда расстояние между нами сократилось, примерно до десяти метров, Сладость резко воткнула руку в землю и в месте, где я стоял, из воды вверх устремился огромный остроконечный корень. Я чудом успел среагировать. Долго не думая, подлетел и произнёс заклинание, а затем сразу отбежал.


Вы нанесли 20 единиц урона Сладость


В отличие от Гадости, эта ведьма была зрячая и всегда находилась ко мне лицом, что не позволяло мне нанести удар в её слабое место, повесив эффект кровотечения. Дальность её атаки превышала мою, но мешковатость ведьмы играла мне на руку. Ходить она не любила. Для шипов — это лёгкая мишень. Оставалось только уворачиваться от её атак. Тем временем поле боя становилось всё меньше.

«Не пройдёт и десяти минут, как преграда сузится до нужных десяти метров этой твари. Надо действовать».

Вновь подойдя на дистанцию её удара, увернулся от корня и атаковал.


Вы нанесли 20 единиц урона Сладость


Обрадовавшись, побежал обратно, но спину прорезала резкая боль.


Сладость нанесла вам 36 единиц урона

На вас повешен эффект кровотечения

Вы потеряли 1 единицу здоровья из-за кровотечения

Вы потеряли 1 единицу здоровья из-за кровотечения


Не устояв на ногах, упал в воду. Голова закружилась, в глазах потемнело. Кое-как приподнявшись, посмотрел назад. На лице ведьмы застыла ехидная улыбка. Её вторая рука также была опущена в землю. В месте, где я недавно испытал адскую боль, зиял второй корень. В отличие от первого, на этом имелись шипы, и именно они прошлись по моей спине.

Жизни держались на критической отметке. Ускоренная регенерация справлялась с кровотечением, но не могла пока восстанавливать жизни. Я безудержно выругал себя за потерю внимательности.

— Размытие, — прошептал я, заметив, как в оторванной от земли правой руке ведьмы появляется зелёный шар.

Сладость попыталась вновь попасть в меня своими сковывающими снарядами, но всё без толку.

— Ты не сможешь уворачиваться вечно. Скоро барьер сожмётся, и я смогу постоянно использовать свои корни, — процедила она, радуясь кроваво-красному пятну, расплывающемуся у моих ног.

«Думай, Стас, думай! Увернуться от двух атак я никак не смогу. В одиночку — это невозможно. Что же делать?»

И тут меня осенило. Я что есть сил, побежал к месту, о котором совсем забыл за время битвы. Каска оставался там же. Пытаясь освободиться, он грыз связывающие его корни.

— Спокойно, дружище, я рядом.

Отрывая один корень за другим, я лишил зверя всех его оков, что вызвало недовольство со стороны ведьмы. Материализовав окутывающие снаряды, она пыталась попасть по пантере, но та была уже готова к этому. Животная реакция оказалась несравнима с моей. Каска с лёгкостью уворачивался, правда, на это тратил все свои силы и не мог атаковать.

— Каска! — обратился я к питомцу Левзеи, в надежде, что тот понимает меня. — Нам нужно атаковать вместе, и ты должен быть за спиной этой твари, иначе никак, слышишь?

Пантера совершенно не понимала, о чём я говорил, и как только Сладость прекратила метать сковывающие шары, ринулась в атаку. Я рванул следом. Жизни ещё не восстановились, но терять драгоценное время было нельзя. Если Каска снова угодит в корни, то всё накроется медным тазом. Надо отвлекать ведьму вместе.

Когда увернулся от корня, второй выскочил рядом с пантерой, но та с лёгкостью его миновала и прыгнула на болотную ведьму. Урон Каски был невелик, но частота ударов нивелировала этот факт.

Решив, что пантера более суровый соперник, ведьма полностью переключилась на неё, подставляя мне свою спину.


Вы нанесли 20 единиц урона Сладость

Вы повесили эффект кровотечения на Сладость


— Ненавижу! Ненавижу! — взвыла ведьма.

Корни вылетали из земли один за другим. Болотная нечисть не знала, как с нами справиться. Все её попытки попасть сводились на нет ловкостью пантеры и моей осторожностью. Каска наносил удары с разных углов, не давая ведьме предугадать его следующий шаг. Будь мы по отдельности, Сладость с нами вмиг бы расправилась.

За несколько минут мы снизили здоровье болотной ведьмы до половины. Воодушевившись, я даже позволил себе подойти настолько близко, насколько это было возможно. Ожидая отката шипов, посмотрел на костяную клетку. Левзея лежала без сознания, но живая. Я отвлёкся и не заметил следующего движения ведьмы.

— А-а-а-а! Умрите! Умрите! — закричала ведьма.

Из её тела резко вырвались два длиннющих корня, напоминающие руки, хватая меня и пантеру. Такого поворота событий я никак не ожидал.

— Да что вы за твари такие?! — крикнул я, пытаясь освободиться.

Тщетно. Хватка ведьмы была абсолютной, не оставляя ни намёка на освобождение. Я понял это, потратив всю свою энергию на попытки выбраться из стиснувших меня рук болотной нечисти. Ощущения казались схожими, как при смерти от Зиглуда. Ведьма обхватила меня и пантеру огромными ручищами и медленно сдавливала, нанося урон нашим телам.

— Наконец-то! Наконец-то! Слышишь, сестра? Я поймала его! Он умрёт! Умрёт в муках!

Маны хватало только на одну атаку. При всём желании ведьму я бы не смог убить в такой ситуации, поэтому решил спасти хотя бы одну душу. Мысленно направив шипы в сторону костяных клеток, в одной из которых находилась Левзея, я молился, чтобы урона хватило на её убийство.

— Пусть она возродится, — прошептал я, смотря на волну отдаляющихся от меня каменных кольев.

— Ты промазал, человек! Упустил свой шанс! Теперь ты умрёшь. Ты испытаешь ужасные муки, а твоё тело послужит новой оболочкой для моей сестры, — с этими словами она мерзко засмеялась.

— А с чего, — выхаркивая кровь и корчась от боли, с трудом проговорил я, — с чего ты взяла, что я промахнулся?

— Что? — изумилась ведьма и повернулась в сторону, куда я направил магию.

Стальной наконечник стрелы, пылающий синей аурой, был последним, что увидело болотное чудовище. Стрела прошибла её глазное яблоко и устремилась глубже, пронзая мягкие ткани, пока не вылетела с обратной стороны головы ведьмы. Левзея стояла рядом с разрушенной костяной клеткой, натягивая тетиву с новой стрелой. Видно было, что мои шипы неплохо так потрепали её, но каким-то чудом она выжила. Я же мог только смотреть и удивляться происходящему.

— Не спи! — крикнула Левзея. — Она слепа!

Хватка ведьмы ослабла, что позволило мне и Каске высвободиться и продолжить бой. Я заюзал второй свиток ускоренной регенерации, так как время действия первого подошло к концу. Жизни постепенно восстанавливались, в то время как я, Левзея и Каска обрушили шквал атак по ведьме. Последний удар остался за мной, кровотечение добило ведьму.


Вы убили Сладость

Вы получили 1200 единиц опыта

Вы обрели новый уровень

Глава 20. Признание

Доковыляв до островка, рухнул на землю, восстанавливая дыхание. К таким акробатическим номерам, что пришлось вытворять за время всего боя с ведьмами, я не готовился.

— Я не знала, что их две, — произнесла Левзея, подходя ко мне, — когда пришла, то увидела только Сладость. Приказала Каске обойти её справа, но потом позади меня появилась Гадость. Среагировать не успела, а дальше корни и клетка.

— Понятно, — ответил я и приподнялся.

— Это было правильным решением с твоей стороны, разрушить клетку и высвободить меня, чтобы я уже спасла нас всех. И, кстати, из-за тебя прочность моих вещей уменьшилась, наручи и поножи вовсе разрушились, так что с тебя причитается.

— Что? — скривился я, глядя на Левзею и не веря своим ушам. — Ты всех спасла? А ничего, что это я решил вернуться и помочь, пока кто-то отлёживался в клетке? Расправился с первой ведьмой и чуть не одолел вторую, правда, здесь мне уже помогал Каска, спасённый опять же мной, между прочим.

— На добычу с Гадости я не претендую, — спокойно возразила она, — здесь ты прав, но без меня и Каски у тебя бы ничего не получилось. Поэтому предлагаю поделить лут со Сладости поровну.

«Вот же нахалка! Но правда в её словах присутствовала. Я действительно не одолел бы Сладость один».

— Хорошо, мы поделим добычу на двоих.

— На троих, — поправила меня Левзея, — Каска тоже принимал активное участие.

— И ты мне ещё про скупость дварфов рассказывала? Каска же пантера! Что ему может понадобиться с добычи? — вспылил я.

— Ничего не знаю, он, как ты и я, участвовал в бою, поэтому ему полагается доля. Тем более, ты забрал себе весь опыт с боссов из-за своей странной магии с кровотечением, про которую ты мне не рассказывал. Так что, я считаю, всё честно.

Мои вены вздулись. Я не знал, что ответить этой вредине. Вместо того чтобы сказать: «Спасибо мой герой, мой спаситель! Без тебя я бы погибла. Я готова выполнить любое твоё желание», — я получил аргументированное: «добычу делим на троих». По довольным глазам Левзеи было видно, что моя реакция на происходящее ей нравилась.

— Ладно. Договорились, — успокоился я, — в конце концов, самое главное, что мы выжили, и теперь можно спокойно вернуться в Бреоксу.

Как только я подошёл к трупу Сладости, Левзея меня остановила.

— Подожди.


Желаете вступить в группу Левзеи?


Я недовольно согласился.


Вы присоединились к группе Левзеи

Метод распределения добычи становится «поровну»


Нагнувшись к остаткам Сладости, сгрёб весь лут.


Левзея получила голова Сладости

Левзея получила глаз ведьмы

Левзея получила 5 серебряных монет

Каска получил неопознанная сфера

Каска получил 5 серебряных монет

Вы получили неопознанное кольцо

Вы получили 5 серебряных монет


«По-видимому, у питомца Левзеи тоже был инвентарь, иначе как объяснить, куда делись предметы?»

— Мерзость! — крикнула Левзея, выбрасывая глаз ведьмы.

В отличие от неё, я не брезговал собирать всякие непонятные предметы. Эта привычка была у меня во всех ролевых компьютерных играх. Чтобы глаз снова не очутился в руках Левзеи, пришлось выйти из пати[42].


Вы покинули группу

Вы получили глаз ведьмы


— Зачем тебе эта алхимическая дрянь?

— Я собираю такие штуки до лучших времён, — ответил я, получив в ответ косой, неодобрительный взгляд.

— Иди ко мне, мой милый, — наклонилась Левзея к подходящему Каске, — давай посмотрим, что там тебе выпало? Обещаю купить тебе много-премного мяса.

— Бедный котик, — шёпотом произнёс я.

Настало моё время разбираться с полученным добром.


Глаз ведьмы — алхимический ингредиент.

Вес: 50 грамм

Ценность: 210 медных монет


— С этим понятно.

— Что за колечко? — поинтересовалась Левзея.

Она была явно недовольна распределением наград и полученными вещами.

— Зелёнка, — ответил я, — а что за сфера?

— Тоже зелёнка.

— Голова квестовая? — обратился я к Левзее.

— Да, вот только для меня она бесполезна. Видимо, тут цепочка заданий, начало которого я уже упустила.

— Приму в дар, если тебе она не нужна.

— Меняю на кольцо.

— Увы, кольцо может быть на мага. Так что нет.

Мне казалось это логичным, учитывая, что оба босса владели магией.

— Ну как знаешь, — буркнула она и отошла к пантере.

Я же направился к зелёной туше, некогда слепой ведьмы.


Вы получили голова Гадости

Вы получили неопознанный амулет

Вы получили неопознанный бурдюк

Вы получили 12 серебряных монет


Далее высветилось уведомление.


У вас недостаточно квестовых предметов для принятия задания, требуется голова Сладости.


Левзея с недовольством смотрела на мои напыщенные возгласы.

— Ура! Супер! А-ха-ха-ха-ха! Боги существуют!

Причин моей радости было несколько. Во-первых, кольцо и амулет внешне были очень похожи, что говорило только об одном — они сетовые. А во-вторых, «Бурдюк» оказался зелёнкой. Такие находки подняли бы настроение кому угодно. Затем я осмотрел свою мантию. Прочность уменьшилась. Теперь она составляла шестнадцать единиц из сорока.

«А ведь корень меня всего лишь шипом задел. Не думал, что прочность вещей здесь настолько хилая».

Ботинки и штаны потеряли всего по одной единице прочности, что я свёл просто к обычному износу одежды.

— Что там? — спросила не выдержавшая моего ликования Левзея.

— Если подаришь голову Сладости, расскажу.

— Бесплатно ты ничего не получишь. Если сильно надо, то плати. К тому же с тебя новые наручи, поножи и ремонт всей моей брони, которую ты почти разрушил своей магией, — недовольно проговорила она.

«Женщина», — подумал я, но моему хорошему настроению уже ничего не могло помешать.

— Хорошо, сколько ты хочешь за голову и за починку своих вещей?

— Дай-ка подумать. Наручи и поножи пятьдесят одна. Нагрудник ещё двадцать две. Пояс, одиннадцать. Капюшон семнадцать. Ботинки пятнадцать и за голову тридцать.

— Ладно, ладно, понял, что много, вот держи, — отсчитывая сто пятьдесят медных монет и протягивая их Левзее, прервал я её подсчёты, — ещё и мяса купи Каске, он заслужил.

— Это шутка? — озадаченно уставилась она на меня.

— Нет, а что?

— Я говорила про серебро, а не про медь.

— Чего? Секундочку! Сто сорок шесть серебряных монет? А ты не лопнешь? Я, по-твоему, Рокфеллер?

— Не знаю, кто такой Рокфеллер, но мы можем заключить пакт, и ты вернёшь мне всё со временем.

— Ещё и долговую яму предлагает, — ухмыльнулся я от нелепости ситуации.

— Зелёнка очень дорога в ремонте. Если не доверяешь моим расценкам, то можем зайти к любому оценщику в Бреоксе. Он всё подсчитает и назовёт окончательную сумму.

— Хорошо. Так будет лучше. Уверен, она будет значительно меньше.

— Если сумма будет меньше, не считая головы Сладости, то я её тебе подарю, бесплатно.

— Готовь голову для своего спасителя, — сказал я и повернулся в сторону деревни.

— Спасителя?! Да ты чуть не убил меня!

— Чем всё равно бы тебя спас, — продолжил я.

— Ах ты, напыщенный Пятнистый Лир!

Дальше она заругалась на другом языке, и, не став её слушать, я зашагал обратно. Всю дорогу до деревни полуросликов мы не разговаривали, затаив друг на друга обиду. Пока проходили мимо обелиска, вспомнил, что не потратил очки характеристик, полученные с приобретением уровней и, открыв основное меню, поднял Удачу до пяти единиц. Отныне все мои атрибуты достигли необходимых значений для, как выразился Гроннигах, правильной работы.

Недалеко от покосившегося домика полурослика я заметил колодец и сразу метнулся к нему. Ходить в провонявшей болотом и кровью монстров одежде было невыносимо. Привыкнуть к этой вони и не обращать на неё внимание всю дорогу, было той ещё задачей.

Медленно наполнил рядом стоящий таз, специально действуя Левзее на нервы, зная, как та тоже хочет освежиться, но держится от меня в стороне. Прошёлся по домам в поисках хоть чего-то, что могло заменить стиральный порошок. Мыла не нашёл, зато в одном из домов стояла деревянная кадка, внутри которой находились остатки приятно пахнущего разноцветного песка. Запах напоминал жасмин. Левзея с интересом наблюдала за моими действиями.

Скинув с себя экипированную одежду, бросил её в таз, а затем высыпал сверху весь порошок, найденный в доме. Запах Болотины развеялся сразу, а вода потемнела. Помешал её палкой, имитируя вращение барабана в стиральных машинах. Дальше взял ведро воды и начал обливаться. Было приятно смыть эту гадость с себя. Когда я закончил водные процедуры, посмотрел на лучницу и, чувствуя, что прошло достаточно времени, чтобы спали все обиды, крикнул:

— Я всё! Можете с Каской умыться, если хотите!

В отличие от меня ей не пришлось барахтаться в болоте, сражаясь с ведьмами, а её единственным испачканным элементом одежды являлись сапоги. Она, не торопясь, подошла и со странной улыбкой стала набирать воду.

— Что смешного? — поинтересовался я, чувствуя какой-то подвох.

— Ничего, — еле сдерживая смех, проговорила она.

— Да ладно, скажи уже, над чем ты смеёшься?

— Интересно, каким ты будешь завтра?

— Не понял, что это значит?

— Судя по запаху, ты набухал туда кантальскую дозу радужного мори́та, — она указала на таз.

— И что?

— А то, что радужный морит — это краситель, содержащий все цвета. И чтобы выделить только определённый, в него добавляют ингредиент, активирующий необходимую краску. Ты же не использовал никакой добавки. Будет интересно посмотреть, во что превратится цвет твоей одежды. Я могла бы предупредить раньше, но мы вроде как не разговариваем, — засмеялась она.

Я подошёл к тазику и, аккуратно подцепив палкой робу заклинателя, поднял на вытянутой руке. Из ярко-синего она превратилась в кармазиновую, с кучей тёмных разводов.

— Зато не пахнет, — огорчённо подытожил я.

Левзея заразительно рассмеялась, глядя на результат моей стирки, отчего даже на моём лице нехотя появилась улыбка.

— Откуда ты столько знаешь про красители?

— Когда была маленькая, я работала на моритовых полях. Мы добывали краситель и отправляли его в город, — потом она замолчала, вспомнив что-то грустное.

Звук урчащего живота Каски обратил на себя наше внимание.

— Ладно, пора готовить есть, всё равно, кроме меня, ни у кого нет провианта.

— Я тогда разведу костёр, — подхватила Левзея.

— Только побольше, мне ещё надо высушить мои обновки.

Каска был чересчур прожорлив.

— Это последние, больше нет, — высыпая крайние остатки солонины, сказал я пантере.

— Он тебя не понимает, — ответила Левзея, наливая вторую порцию похлёбки, — питомцы слушают только своих хозяев.

— А как заполучить питомца?

— Для этого нужно обучиться умениям «ловля питомца» и «приручение питомца».

— А просто прикормить и вырасти нельзя?

— Можно, но так куда быстрее.

— Я видел, что ты использовала магию, когда пускала стрелы в Сладость. Плюс твой питомец умеет станить, ты уже получила класс?

— Нет конечно, — рассмеялась она, — то, что ты видел, — это не магия, обычный навык «стрелы ауры», усиляет урон от лука. Класса у меня пока нет, но я хочу стать охотницей, чтобы и дальше улучшать свои способности. Если получу, то смогу обучить Каску новым приёмам и использовать его как ездовое животное.

— Круто, слушай, а как получать навыки?

— Ну, есть два способа: научиться самому, тренируясь в боях, или освоить у наставника. С магией немного иначе, там либо перенять у кудесников, так называют учителей магии, либо книги.

— Если без класса можно выучиться навыкам и магии, то зачем он тогда нужен?

— Глупый вопрос, но тебе, я так понимаю, такое простительно. Без класса нельзя изучить навыки или магию второго уровня и выше. Также существуют умения, которые доступны только с обретением класса. И ещё, — продолжила она, — бесклассовые не могут иметь больше трёх изученных навыков. Так что будь аккуратен с выбором.

— А если вещь даёт навык?

— У тебя и такие есть? — удивилась она. — На навыки или заклинания от предметов — это не распространяется.

«С ума сойти! Гронн ничего подобного мне не рассказывал. Хотя он мне много чего не рассказывал».

— Слушай, а расскажи про проклятия, что ты про них знаешь?

— Я тебе всё рассказываю и рассказываю, а взамен что?

— Взамен? А ничего, что я всю еду на вас трачу?

— Тебя никто не заставлял, — возразила она.

— Ладно, — сдержанно произнёс я, — и что ты хочешь?

Информация, которой владела Левзея, была дороже моих принципов.

— Печенье!


Вы потеряли 6 единиц сдобный птифур


Пришлось отдать все запасы выпечки, чтобы удовлетворить желание юной охотницы. Левзея материализовала справочник новичка, вчиталась, потом закрыла его, прожёвывая печенье.

— В мире существуют проклятые вещи и проклятия. Сама я с ними не сталкивалась, но знаю, что они имеют красный цвет в названии. Любой, кто использует проклятый предмет, обречён испытывать на себе его последствия. А по поводу самих проклятий, знаю, что это тёмное искусство, которым владеют демоны и приспешники зла.

— А как излечиться от него?

— Всё зависит от мощности проклятия. Слабое можно снять свитком очищения, который продаётся у священнослужителей. Чтобы снять сильное проклятье, нужно провести ритуал или уничтожить его источник. Так что, если увидишь красные буквы в названии предмета, тысячу раз подумай, прежде чем подбирать. Это всё.

— Познавательно.

Воткнув в землю, рядом с костром, две высокие палки, натянул верёвку, на которую повесил мокрую одежду и присел на временно разложенный спальник.

— Прикройся, потом вернёшь. Мне уже надоело видеть голого тебя, — сказала Левзея, кинув мне свой серый плащ.

— Спасибо, но, вообще-то, я не голый, на мне подштанники.

— Странный ты, — небрежно произнесла она.

Укутавшись в плащ и глядя в огонь, мне вспомнилось сообщение про изменение моего квеста, когда я был на Болотине. Открыв дневник памяти, перешёл сразу к заданию. Старое описание было перечёркнуто, а следом появилось новое:


Срыв Поставки

Вы выяснили причину отсутствия поставок с Фермерских Полей, а также узнали, куда пропали искатели приключений, откликнувшиеся на задание. Доложите о результатах Обо Грабу, портному деревни Бреокса, и Дигарду Кел, капитану бреокской стражи.


Я замер в раздумьях.

«То, что квест надо было сдать портному — это понятно, но что ещё нужно рассказать про это капитану стражи, было любопытным. Скорее всего, именно страж даст задание на убийство тех ведьм, чьи головы хранятся в наших с Левзеей инвентарях, а это значит, что сначала нужно заполучить останки Сладости у охотницы, прежде чем идти в сторожевую».

На улице уже смеркалось, но уходить от ласкающего теплом костра не хотелось ни в какую.

— За тебя, Кхзод! Твоя смерть отомщена. Пусть светило озарит тебе путь в обитель Ранака, а душа твоя навечно засияет в ночном небе, — неожиданно произнесла Левзея, глядя в беззвёздную даль, и сделала глоток из небольшого, похожего на флягу сосуда.

— Можно? — указывая на баклажку в её руках, спросил я.

Она молча передала мне флягу и я, понюхав, определил что-то алкогольное. Поднёс к губам.

— За Кхзода!

Горло обожгло, отчего я сразу закашлялся. Вкус этого напитка… да его даже не было! Жжение невероятной силы разошлось по моим внутренностям, что казалось, будто от моего дыхания вмиг можно прикурить сигару.

— Боже! — еле придя в себя, завопил я. — Что это за пойло? Сколько в нём градусов? Двести? Твою ж мать! Как такое пить-то можно? Ты же девушка!

Ощущение, что мне прожгло дыру в горле, меня не покидало. Левзея рассмеялась, забирая флягу из моих рук.

— Это «драконий язык». Настойка из разных редких трав. Иногда помогает прийти в себя. Я бы предпочла другой напиток, но ничего, кроме этого, больше нет.

— Зачем вообще таскать с собой эту хреновину? — не успокаивался я.

— Обычно ей очищают раны от яда. Но сегодня у неё другое применение. А что такое градусы? Первый раз слышу.

«Ну вот, опять. Ляпнул не подумав».

— Да слышал, как один человек измерял так крепость напитка. Чем выше крепость, тем больше градусов, — отшутился я.

— Необычный способ, — подметила Левзея, — ещё будешь?

— Признайся, ты меня хочешь так убить и присвоить все мои вещи?

— Да нет же, — сдерживая смех и передавая драконью настойку мне, уверяла она, — второй раз будет легче, поверь.

Как я уснул, уже не помнил. Драконий язык сносил голову не хуже косы по колосу. А памяти, которую он забирал с собой, можно было играть похоронный марш. Лежали мы напротив догорающего костра на моём спальнике, причём все вместе. Я обнимал Левзею, укутанную в стянутый с меня плащ, а Каска пристроился между нами. Приподнявшись, я снял с верёвки свою одежду, которая теперь была похожа на красный гранит с разноцветными вкраплениями в виде молний. Любой дизайнер оценил бы столь экстравагантный цвет.

Не сразу, но заметил восемнадцать одинаковых строк сообщений, мигавших в углу.


Репутация с жителями деревни Бреокса повысилась на 10 единиц


— Это ещё что?

Никаких других событий не описывалось, поэтому, что могло принести мне столько репутации, я не понимал. Теперь её уровень достиг четыреста единиц, что ещё больше приближало меня к цели — заработать уважение. Осушив последний бурдюк, пошёл к колодцу.

— Доброе утро, — пожелал я зевающей Левзее.

— Крепкого чая?

— Нет, лучше просто воды.

Я поднёс к ней ведро колодезной воды.

— Спасибо, — протянула она, насыщаясь живительной влагой, и поставила ведро Каске, дабы тот тоже утолил жажду.

— Что ешь?

— Бабаховую кашу, — улыбнувшись, произнёс я, ожидая такой же реакции на название блюда у Левзеи, но её не последовало.

Как только мы покинули равнины, живность снова дала о себе знать, прервав тишину разными издаваемыми звуками. Левзея возобновила охоту. За следующие три дня пути по дороге до Бреоксы, я смог много узнать о своей спутнице из её рассказов.

Детство она провела в Начальных Землях, обучаясь всему у своего хранителя. Через несколько лет покинула колыбель и обосновалась в моритовом селе, где её приютили добрые люди. С тех пор она стала собирать морит на продажу. Так прожила ещё несколько лет, пока на поселение не напало племя орков хаоса и полностью его не разграбило. Их главарь носил зазубренный двуручный меч, которым он умерщвлял, лишая перерождения. На её глазах убили всех родных, а она попала в плен к безумным оркам.

Из-за своей худобы и чересчур юного возраста, орки не воспринимали Левзею как цель своих плотских утех, чего не скажешь об остальных пленённых девушках. Из лап краснокожих её спас Нибул, глава гильдии воров. Он принял Левзею в клан, где она провела свои подростковые годы. В гильдии её научили приручать разных зверей, управлять ими, а также искусству воровства и взлома замков.

Исходя из рода деятельности клана, привычными сподручными животными считались крысы или птицы. У Левзеи же был другой взгляд. Прирученная ею пантера, удивила многих. Затем юную охотницу отправляли на задания. С каждым днём Левзея всё больше ненавидела своё ремесло и в какой-то момент сбежала вместе с Кхзодом. Разделившись, они договорились встретиться как можно дальше от гильдии. Поэтому и выбрали эту глушь, в виде далёкой малоизвестной деревушки.

Мерцающий на горизонте обелиск оповестил о скором прибытии в Бреоксу. Ворота деревни казались мне уже родными. Первым делом направился к Обо Грабу. Левзея последовала за мной.

— Вы вернулись! Хвала небесам! Ну что же? Рассказывайте, не томите.

— Простите, Обо, но у меня плохие новости.

Полурослик внимательно выслушал мой рассказ, а после того как я закончил, присел на стул. Его взгляд был опустошённый.


Добавлена новая запись в одиночное задание «Срыв поставки»

Вы получили 200 единиц опыта

Репутация с жителями деревни Бреокса повысилась на 10 единиц


— Вы не могли бы оставить меня одного на некоторое время? Видите ли, сегодня в Бреоксе неслыханно жарко, я бы хотел проветрить помещение, — вытирая платком мокрые глаза, обратился к нам Обо Граб.

— Конечно, Обо. Как скажете, — понимая, что полурослик просто хочет побыть один, ответил я.

— Печально вышло, — произнесла Левзея, поравнявшись со мной на улице, — мне знакома эта боль.

— Так, хватит! Ещё ты будешь грусть нагонять? Что у нас дальше по плану? Предлагаю сначала опознать вещи с босса, а потом к оценщику, — преувеличенно бодро сказал я и направился в магическую лавку.

Левзея удивилась моим словам, но не возразила, а молча пошла за мной.

— Добрый день. Мне три свитка идентификации.

— И мне один, — добавила охотница.

— Здравствуйте, Стас, рад приветствовать героя в моём магазине. С вас четыреста медных монет, — слова продавца диковинных вещей ввели меня в ступор.

— Тут был людоящер, рассказывал всем, как вы ему помогли. Как расправились с магическими монстрами. При этом не взяли никакой награды за это, — видя мою растерянность, пояснил продавец.

— Миллер? — вырвалось у меня.

— Верно.

— Прям так и сказал, что никакой платы я не взял?

— Именно. Таких доброжелателей, как вы, нынче не сыщешь. Каждый за медяк готов удавиться.

Теперь я понял, откуда прилетела непонятная репутация, но главное — Миллер не растрепал про зелье воскрешения. Или тут уже метка Мемора постаралась, в любом случае расклад на моей стороне.

— Да ты у нас герой, оказывается, — удивилась Левзея, но я смог разглядеть иронию в её словах.

Протянул к ней ладонь и характерно потёр пальцами, намекая, что я не собираюсь оплачивать её свиток идентификации.


Вы получили 100 медных монет

Вы потеряли 400 медных монет


Продавец разложил на стол четыре свитка, один из которых тут же забрала Левзея.


Вы получили 3 единицы свиток идентификации


Я надел на себя кольцо и амулет, чтобы сразу увидеть все бонусы.


Вы потеряли свиток идентификации

Вы потеряли свиток идентификации


Кольцо болотной ведьмы — магическое кольцо из неизвестного металла.

Тип: украшение

Класс: магический

Сетовый: 1 часть из 2

Защита от магии: 3%

Бонус: +2 единицы к Силе Воли

Бонус сета: + 10 единиц маны

Продлевает эффекты действия школы магии природы вдвое

Прочность: 20 единиц из 20

Вес: 10 грамм

Ценность: 10 серебряных монет


Амулет болотной ведьмы — магический амулет из неизвестного металла.

Тип: украшение

Класс: магический

Сетовый: 2 часть из 2

Защита от магии: 7%

Бонус: +3 единицы к Силе Воли

Бонус сета: +1 к Силе Воли

Стоимость заклинаний школы магии природы уменьшается на 20 %

Прочность: 20 единиц из 20

Вес: 10 грамм

Ценность: 10 серебряных монет


Наверное, я напоминал молодую невесту, которой сделали предложение, и она восторженно рассматривала своё обручальное кольцо на вытянутой руке. Шесть единиц к Силе Воли, прибавка к мане, единственное, что печалило — отсутствие заклинаний самой школы магии природы, но это могло разрешиться в будущем. Амулет чем-то напоминал ловец снов, я решил не светить его и спрятал под одежду.

— Видимо, эта сетовая бижутерия оказалась на мага? — поинтересовалась Левзея, смотря на сияющее, как самая яркая звезда, моё лицо.

— Так и есть, — довольно ответил я и обратился к продавцу, — дайте ещё два свитка «Привязанность».


Вы получили 2 единицы свиток зачарования «Привязанность»

Вы потеряли 500 медных монет

Вы потеряли 2 единицы свиток зачарования «Привязанность»


Зачаровав кольцо и амулет, я перешёл к последнему трофею.


Вы потеряли свиток идентификации

Бурдюк бесконечной воды — Магический источник нескончаемой влаги.

Тип: артефакт

Класс: магический

Вместимость: 3 литра

Вода в этом бурдюке восполняется каждую ночь и не влияет на общий вес

Прочность: 40 единиц из 40

Вес: 400 грамм

Ценность: 10 серебряных монет


У меня чуть челюсть не отвисла. Это был магический артефакт.

«Как же хорошо, что я выбрал тогда знания. Говорил же себе, что всё остальное добуду в самом мире».

— Что там такое? Покажи, — попросила Левзея.

— А ты не заберёшь?

— Я могла тысячу раз тебя отправить на перерождение и присвоить твои вещи, но не сделала этого.

— Хорошо, — сказал я и отдал Левзее артефакт.

— И всего-то? Такая щенячья радость из-за большого количества воды, которой везде полно? Никогда не видела таких дурацких артефактов.

— А ты умеешь испортить настроение. Всё равно это — мой первый артефакт, и я этому рад.

— Как скажешь. Что насчёт оценки вещей? Думаю, этот продавец подойдёт.

— Я не против, давай, — снова любуясь кольцом, кивнул я.

Левзея тут же заговорила на незнакомом языке.

— Эй, эй, эй! Давай без твоего клингонского, хорошо? Говорить буду я, — перебив её, обратился к продавцу. — Добрый день. Не могли бы вы помочь мне с одним деликатным дельцем?

— Конечно, Стас, слушаю.

— Необходимо оценить стоимость ремонта вещей моей спутницы, — и повернувшись к Левзее, с улыбкой добавил, — ну, раздевайся.

Продавец удивлённо уставился на девушку, как и я, ожидая, что будет дальше.

— Отвернитесь, — смущённо вымолвила она.

— Можно подумать, что я там чего-то не видел, — игриво произнёс я и повернулся спиной к лучнице.

На затылке потеплело, а уши стали нагреваться.

— Готово, — сказала она через несколько секунд.

Я повернулся и не поверил своим глазам. Все элементы брони лежали на прилавке, а Левзея стояла в средневековом бордово-желтоватом платье с широкими рукавами.

— Ещё прибавьте полностью разрушенные наручи и поножи из кожи василиска.

— Сетовые, из Варсага? — уточнил продавец.

— Они самые, — ответила она и повернулась ко мне.

Я рассматривал Левзею, пытаясь хоть как-то примерить ей образ дамы из высшего общества.

— Чего ещё? Не видел девушек в платье?

— Да нет, просто не думал, что такие, как ты, их носят. Кстати, тебе очень идёт.

— Что значит такие, как я? — упёршись руками в бока и не обращая внимания на мой комплимент, насупилась она.

Нашу назревавшую перепалку остановил продавец, быстро подсчитавший общую сумму ремонта.

— Итого выходит сто тридцать семь серебряных монет.

— Ха! — выкрикнула Левзея. — Уяснил? Я даже тебе меньше посчитала изначально. Так кто из нас скупой, а?

Я присел на подвернувшийся под руку табурет.

— Благодарю, — сказала Левзея, забирая свои вещи.

Мне захотелось на свежий воздух, чтобы всё обдумать.

«Сумма, которую объявил оценщик, была огромной. Чтобы расплатиться, мне придётся отдать все свои сбережения, и что-то ещё продать. В противном случае мне не видать второй головы ведьмы. И что может быть ещё хуже, она сдаст меня страже. Кто его знает, какие в этом магическом средневековом мире есть способы проверки её слов на правду?»

— Я же говорила, а ты не верил, — вторила вышедшая за мной Левзея, — так что с тебя серебро. Или можешь расплатиться сетом мастера ядов. Я не против.

— Сетом мастера кого? Откуда ты…

— Как откуда? Что? Не помнишь, как ты распинался у костра, как вы с дварфом расправились с Арахной, как именно ты решил раскопать останки второго босса, как нашли вход в какие-то чертоги.

Меня ошарашило. Я совершенно не помнил этого. Она всё говорила и говорила, но я уже не слушал. Осознание того, что я раскрыл секрет дварфа непонятной лучнице, и бог знает что ещё мог наплести, выбило почву под ногами.

«Что я ей рассказал?»

Догадки терзали меня, но спросить напрямую боялся.

«Говорила мне мама — не пей с незнакомыми девушками. Стоп. Мама мне такого не говорила. Или это был папа? А нет. Это был Коля. Он рассказывал свои впечатления после просмотренного фильма, названия которого я уже не помнил», — мысли мои путались.

— Левзея, — серьёзно произнёс я, пытаясь сообразить, как лучше поступить, — нам нужно поговорить наедине.

— Ты чего? — смущённо спросила она.

Только сейчас заметил, что на эмоциях схватил её за запястья.

— Пошли.

— Куда? — спросила она, жестом останавливая рассердившегося Каску.

— Туда, где нас не побеспокоят, — сказал я и, держа Левзею за руку, повёл за собой.

Таверна была похожа на базар. Бедный официант не успевал разносить заказы. Выйдя наружу, направился в комнату, но меня остановил подоспевший людоящер.

— Прости, Стас, Гарроро запретил держать животных в комнатах. Полы деревянные, всё впитывают, — ответил он.

— Оставишь Каску здесь, на время?

— Нет! — возразила Левзея. — Куда я, туда и Каска.

— Хорошо, — выцедил я.

Следующим местом было хранилище. От количества людоящеров и людей было не протолкнуться. На вопрос к Лаури, откуда здесь столько народу, тот ответил, что приехало очень много приглашённых гостей на свадьбу старосты деревни, и каждый размещает свои пожитки на складе, поэтому всё обслуживание проводится в порядке живой очереди. К слову, она походила на нескончаемые вагоны поезда при закрытом переезде.

— Да что происходит? Может, хватит уже, и ты всё-таки расскажешь, в чём дело? У меня запястье ноет.

— Ой, прости, — я отпустил руку Левзеи.

Оставалось единственное место, где можно было поговорить и работало оно только по ночам. Но как его преподнести Левзее? Не придумав ничего лучше, я просто попросил её идти за мной, пока мы не остановились у знакомой вывески.

— Публичный дом? Ты серьёзно. Я не пойду туда ни за что! И, вообще, я считаю мерзким хождение по таким заведениям.

— Других мест нет, а то, что я хочу с тобой обсудить, не должен слышать никто. Это вопрос жизни и смерти.

Если бы не мой испуганный голос, то Левзея давно сорвалась и натравила на меня Каску. Тем временем я постучал в двери борделя.

— Приходите ночью, мы закрыты, — послышался голос, спустя минуту.

— Мадам Карисса, это я, Стас. Мне нужна комната на время, я заплачу.

Дверь неторопливо открылась, и Карисса помахала рукой, зазывая нас внутрь.

— Приветствую тебя, Стас. В последнее время о тебе ходит много слухов. Вижу ты не один. Дай-ка посмотреть на твою спутницу, — мадам Карисса зажгла благовония и оглядела Левзею.

— А у тебя хороший вкус. Такую милашку ухватить. Понимаю, зачем тебе так срочно потребовалось с ней уединиться. Даже завидно.

Лицо Левзеи стало пунцовым.

— Мы ничего такого не собираемся делать. Я скорее умру, чем позволю собой овладеть, — резко ответила она.

— Деточка, — мадам Карисса медленно подошла ближе и нежно прикоснулась пальцами к подбородку Левзеи, — я много лет живу в этом мире и ни с чем не спутаю этот взгляд.

— Какой взгляд, вы о чём?

— Никакой, — буркнула Левзея и повернулась в мою сторону, избегая смотреть мне в глаза, — давай уже ближе к делу, мне тут не по себе.

— С тебя один серебряный, Стас, и выбирай любую комнату. Ты же помнишь, где они расположены?

— Да, — ответил я, вызвав недоуменный взгляд Левзеи.

— А ты тут, оказывается, частый посетитель.

— Вообще-то, я был здесь всего один раз, но сейчас не об этом. Идём.


Вы потеряли 1 серебряную монету.


— Божечки, а это что за прелесть? — Карисса наклонилась к пантере и аккуратно почесала ей грудку, отчего Каска заурчал и тут же прилёг, получая удовольствие от дальнейших поглаживаний хозяйки борделя.

— Каска ко мне! — приказала Левзея.

— Не переживай. В этих стенах запрещены любые виды насилия, кроме одного. Никто не навредит тебе, а кошечка побудет со мной. Обещаю обходиться с ней ласково.

Было такое ощущение, что каждое слово Кариссы, как дурман, проникало в сознание, не оставляя ни шанса на сопротивление.

— По-моему, кто-то совсем обнаглел, — как только закрылась дверь в комнате начала она, — сначала таскает меня как своего домашнего питомца по всей Бреоксе, а теперь привёл меня в публичный дом? Если твоя информация не будет так важна, как ты говорил, то тебе это выйдет боком, уяснил?!

— Хорошо, — ответил я, приглашая Левзею за небольшой столик, находившийся рядом с кроватью.

— Речь пойдёт о том вечере, когда мы выпивали у костра, и я тебе много о чём поведал, — собравшись с мыслями, начал я, — я рассказывал тебе что-нибудь про другой мир?

— Ну, ты что-то бормотал про астральный переход, стража. Про города с железными телегами, летающими по небу. Про харчевню Макдональдс, телефон, интернет, кино — много всего. Я посчитала, что ты бредишь или перепил, а что?

— Всё-таки рассказал, дурья башка, — прошептал я и, взглянув на лучницу, повысил тон, — выслушай меня, Левзея, всё, что я тебе поведал в ту ночь, нужно оставить в секрете, иначе тебя может постичь та же участь, что и меня. Это был не бред, а моя тайна, за которую уже поплатился. И можешь поплатиться и ты.

Нависла тишина. Левзея смотрела в мои глаза, обдумывая предостережение. Волнение нарастало от ожидания её ответа.

— Хорошо, но только при одном условии, — вымолвила она спустя какое-то время.

— Каком?

— Ты расскажешь мне всё с самого начала.

Глава 21. Отдых

— Ну и история. Сомневаюсь, что у тебя хватило бы ума такое придумать.

— Ну спасибо, — скривился я.

— То есть, получается, если я иная, то тоже человек с Земли?

— Возможно, а возможно, и нет.

— Как это?

— Ну там можно было выбрать, за какую расу играть, точнее, жить. Я выбрал человека, так как не представлял себя никем другим.

— Я, наверное, так же поступила, — задумчиво произнесла она.

Когда я рассказал всё Левзее, мне стало неожиданно легко. Будто кто-то прочистил засор, мешавший воде в раковине устремиться по трубопроводу. Теперь в этом мире был хотя бы один человек, с которым я мог говорить откровенно. Принятое мной решение казалось безусловной необходимостью. Кто знает, сколько бы я смог так сдерживаться дальше, пока в один прекрасный день не взорвался и не стал рассказывать налево и направо, кто я и откуда? Оставалось только надеяться, что это не приведёт к плачевным последствиям, и Астральный Страж не проявит себя вновь.

— И Каска в твоём мире женское имя? — удивилась Левзея.

— Ну, можно и так сказать.

— А Земля красивая?

— Она другая. И красота у неё своя.

— Я бы хотела увидеть её.

— Я тоже, Левзея, поэтому и ищу информацию про портал, чтобы вернуться домой.

Она снова задумалась. Я же тоскливо посмотрел куда-то в сторону. Её резкий голос заставил меня вздрогнуть.

— Решено! Я помогу тебе вернуться домой, но сначала с тебя серебро, которое ты задолжал.

— Секундочку. Что за нелепое решение?

— Кроме тебя, у меня больше нет знакомых. Да и что делать дальше, я не знаю. Кхзод погиб, его смерть отомщена. Так что помочь тебе — это неплохое решение, если ты, конечно, не против.

Пришлось поразмыслить. С одной стороны, я плохо был знаком с Левзеей, да и дварф явно будет не в восторге, оттого что ей известен наш секрет. С другой, Гроннигах ведь тоже рассказал про свою цель мадам Кариссе, а появление в команде такого сильного бойца, да ещё и с пантерой, заметно повысит наши шансы на выживаемость в этом мире.

— Хорошо. Я не против. С дварфом сам поговорю. Не уверен, что он сразу согласится, но постараюсь всё уладить. А по поводу моего долга. Как ты уже знаешь у меня есть четыре сетовых вещи мастера яда и лук — всё зелёнка.

— Лук, — изумилась Левзея, — про него ты не рассказывал.

— Да, ещё есть и лук. Сейчас мы сходим в хранилище, заберём эти вещи и оценим у того же продавца. Поскольку мне эти предметы особо не нужны, а стоят они явно дороже той суммы, что я тебе задолжал, то ты выплатишь мне разницу. Ах да, и про голову Сладости не забудь.

Глаза девушки загорелись. Спустя несколько часов, очередь хранилища дошла и до меня. Выложив глаз ведьмы и восемнадцать серебряных монет, я забрал обещанную Левзее одежду и лук. Хозяин магической лавки оценил всё в двести двадцать серебряных монет. Итого, со всем вычетами, Левзея должна была мне вернуть пятьдесят три монеты.

— Держи, — повернувшись к охотнице, сказал я и протянул ей вещи.


Вы потеряли укус ветра

Вы потеряли башлык мастера ядов

Вы потеряли штаны мастера ядов

Вы потеряли стёганую куртку мастера ядов

Вы потеряли ботинки мастера ядов


Левзея чуть ли не пищала от радости, любуясь обновками. Даже Каска подбежал к своей хозяйке, желая тоже урвать кусочек счастья в виде поглаживаний и почёсываний.

— Смотри какой лук, Каска! — она вытянулась, принимая разные боевые стойки. — Такой лёгкий и удобный. Рукоять как влитая. Я слышала, что лафира растёт только в Темнолесье и её очень сложно добыть. Спасибо, Стас, вот, возьми, это всё, что у меня пока есть.


Вы получили 10 серебряных монет


— Что значит всё, а остальное? — устремив свой недовольный взгляд на радостную лучницу, спросил я.

— Ещё часть отдам с продажи старых вещей, но много за них не дадут, прочности мало, а оставшееся, когда заработаю, — ответила она.

— Подожди. Заработаю? У тебя что — денег нет?

— Нет. Всё, что было, я потратила по дороге сюда, а до этого обо мне заботилась гильдия, даже вся эта зелёнка, которую ты почти разрушил, мне выдала она.

— М-да уж, — буркнул я.

Ещё тридцать две монеты удалось выручить с продажи её старой одежды и сферы ведьмы. Многие покупатели жаловались на очень низкий запас прочности, что не позволило завысить цену за, казалось бы, магические предметы.

— И что делать? Неужели у тебя совершенно нет никаких сбережений? Как так можно вообще?

— Слушай, я не умею копить, ясно? Если мне чего-то хочется, то покупаю это, даже на последние деньги. Надо будет, заработаю.

— Заработает она… — разочарованно повторил я.

— Чего? — потупилась Левзея. — Сейчас поищем простенькие задания и через несколько недель я полностью с тобой расплачусь, обещаю.

— Слушай, а это идея! Знаю, как тебе со мной рассчитаться. Заодно проверишь новый лук в действии, — вспоминая задание про гарпий, произнёс я.

— Хорошо, — ответила она, — и что надо?

— Идём за мной. Кстати, — произнёс я, оглядывая свой инвентарь, — ты ничего не забыла?

— Ах да, прости!


Вы получили голова Сладости

Желаете принять групповое задание «Болотные бестии» ?


Я отказался, сначала нужно было выполнить первую часть квеста.

Сторожевой пост Бреоксы представлял собой каменное строение в виде вытянутой квадратной башни, немного уступающей по высоте обелиску возрождения. Внутри пахло сыростью и железом. Справа за небольшим деревянным столом сидели два вооружённых людоящера, о чём-то громко спорящих между собой. Слева находилась проржавевшая кованая решётка, за которой просматривались стойки с оружием, в основном это были копья, щиты, мечи и несколько сундуков. Подойдя ближе к охранникам, разглядел и причину их прений. Рептилии по очереди кидали горсть костей. После одного такого броска часть маленьких косточек легла на стол четырьмя одинаковыми символами вверх.

— Ха! Четыре ока и стухар[43] — это Джагер! Тебе не перебить! — выкрикнул первый охранник.

— Это мы ещё посмотрим, — буркнул второй людоящер, сгребая кости в свою ладонь и делая бросок.

— Я же предупреждал. Гони медяки!

— Ещё раз, я отыграюсь!

— Ты это в прошлый раз говорил, так что не выйдет.

— Кхм, — перебил я, увлёкшихся игрой рептилий.

— Доброго дня, уважаемая стража. Я бы хотел поговорить с вашим капитаном по поводу задания.

Один из людоящеров привстал и смерил меня пристальным взглядом, потом оглядел Левзею и её питомца.

— Начальник у себя. Прямо и направо, лестница наверх, — указывая нужное направление, проговорил стражник, — поднимешься на третий ярус, увидишь дверь. Разрешено пускать только по одному. Остальные пусть ожидают здесь.

— Хорошо, — сказал я и обратился к Левзее, — постой тут, я быстро.

Прошагав по каменной брусчатке, где-то уже успевшей обрасти зелено́й, завернул за угол к лестнице. Комната второго этажа была перекрыта железной решёткой, за которой располагались личные покои стражников Бреоксы, учитывая количество находившихся там кроватей. Весь лестничный пролёт освещался фонарями. Добравшись до третьего этажа, упёрся в приоткрытую деревянную дверь.

— Можно? — спросил я, постучав в дверцу, отчего та распахнулась ещё сильнее, открывая мне необычную картину.

Статный людоящер позировал перед зеркалом в костюме вельможи с ярко-красным плащом и красивой сувенирной рапирой. Судя по выражению его лица, такое одеяние вызывало у рептилии дискомфорт. Заметив меня, он совершенно не смутился. «Терпеть не могу праздники», — сорвалось с его уст.

— Слушаю вас, — отрываясь от зеркала и присаживаясь на стул, громко произнёс капитан.

Я присмотрелся к новому персонажу.


Дигард Кел, 20 уровень

Людоящер

Капитан стражи Бреоксы


— Я по поводу задания.

— Какого именно?

Я бегло рассказал людоящеру о своём походе на Болотину. Выслушав меня, Дигард Кел достал карту и что-то в ней пометил.


Вы выполнили одиночное задание «Срыв поставки»

Вы получили 200 единиц опыта

Репутация с жителями деревни Бреокса повысилась на 40 единиц


— Это ценные сведения, — подытожил он, поднимаясь из-за стола и подходя к окну, — в деревне беспокойно в последнее время. История с пропажей авантюристов лишь часть проблем, нависших над Бреоксой. Ещё это венчание…

Дигард Кел покосился в сторону, затем повернулся ко мне, сложив руки за спиной.

— Поскольку вам удалось вернуться живым, возможно, вы захотите набрать соратников и расправится с врагом, поселившимся в этих топях? Если согласитесь, то принесите мне головы этих тварей. Я выдам вам вознаграждение. Если же откажетесь, то от лица жителей Бреоксы, поблагодарю вас за самоотверженную помощь.


Желаете принять групповое задание «Болотные бестии» ?

Вы приняли групповое задание «Болотные бестии», за ходом выполнения можете следить в дневнике памяти


Ради интереса полез читать описание.


По информации, полученной капитаном бреокской стражи Дигардом Кел, в районе Болотины завелись жуткие ведьмы, которые похищают и убивают всех, кто оказывается рядом с их логовом. Вам необходимо отправиться в топи и расправиться с лютующими там бестиями. Принесите их головы Дигарду Кел, чтобы получить награду.


— И вот ещё что, — лицо людоящера стало серьёзным, — говорят, что болотные ведьмы способны насылать разные видения, с помощью которых они зазывают жертву в свои лапы. Я, конечно, не верю во всё это, но будьте предельно осторожны. Староста не желает больше слышать о пропаже авантюристов, и я его понимаю. На носу праздник. И ничто не должно бросать тень на репутацию деревни.

Выслушав капитана, я достал из инвентаря противные головы ведьм и закинул их прямо на письменный стол, испачкав все имеющиеся на нём документы синей жижей, отчего небольшой испуг прошёлся по моей спине, но Дигард Кел не придал этому особого значения.


Вы потеряли голова Сладости

Вы потеряли голова Гадости


— А вы довольно предусмотрительны.

— Что есть, то есть.

— Ту-у-ун! — громко прокричал Дигард Кел. Через три минуты в комнату вбежал один из игравших в кости людоящеров.

— Снова устроили игры на посту? Почему так долго?

— Никак нет, господин Кел!

— Знаю, я ваши «нет». Забери эти головы и отнеси в оружейную.

После этих слов стражник схватил за волосы останки ведьм и вышел из комнаты, захлопнув за собой дверь. Дигард Кел, выждав несколько секунд, снова обратился ко мне:

— Что желаете получить в награду? Деньги и репутацию или магические предметы? В нашей оружейной есть много чего интересного. Каким оружием вы владеете?

— Спасибо, конечно, но я предпочту деньги и репутацию, — ответил я.

«Не говорить же капитану стражи, что я маг. Он наверняка в курсе всех последних событий насчёт магии».


Вы выполнили групповое задание «Болотные бестии»

Вы получили 5 серебряных монет

Вы получили 1400 единиц опыта

Репутация с жителями Бреоксы повысилась на 300 единиц

Вы обрели новый уровень


— Поздравляю с повышением уровня. От себя лично хочу поблагодарить вас за выполнение задания. Побольше бы таких людей в Бреоксе. Если вам потребуется какая-либо помощь, можете смело обращаться ко мне.

— Хорошо, и я бы хотел ещё помочь вам с гарпиями.

— Вы всё больше мне нравитесь, Стас, — тон его голоса сменился на приятельский.


Желаете принять «Заказ на убийство гарпий»?

Вы приняли «Заказ на убийство гарпий», за ходом выполнения можете следить в дневнике памяти


Пообещав капитану, что скоро свидимся, я покинул его кабинет и спустился.

— Коварный человек! Не может быть два Джагера подряд!

— Ещё как может! Ты сам всё видел, я играла честно! Так что плати! — выкрикнула Левзея.

«А она времени зря не теряет», — подумал я.

— Не ёрничай, Тун, девушка-человек играла по правилам, — выдал второй людоящер, явно обрадовавшийся такому исходу.

— Нам пора, — сказал я, подходя к игральному столу.

— Уходи, я не буду с тобой играть, — разочарованно выговорил людоящер, передавая девушке стопку монет.

Выйдя на свежий воздух, Левзея тут же произнесла:

— Ого, уже уровень успел набрать, поздравляю!

— Спасибо, а что это была за игра?

— Ты про Жадность Казира?

— Наверное, вы же в неё играли?

— Да. Игра в кости, её все знают.

— И всё?

Левзея сделала недовольное лицо и, материализовав в руке справочник новичка, зачитала вслух:

— Жадность Казира — самая распространённая игра в Авриет. Во времена, когда на улицах Варсага висели знамёна гильдии А́гор Прай, один из её членов по имени Казир придумал необычный способ обогащения. Вырезав из костей животных шесть фигурок с одинаковыми сторонами, он выцарапал на каждой грани символы. Таким образом, подбрасывая костяшку, выпадала одна из её сторон с рисунком. Символ каждой фигурки мог объединяться с другими или усиливаться от них. Суть игры заключалась в наборе сильнейшей армии за три поочерёдных броска. Изначально Казир назвал её «Костяные Воины». Игра принесла успех и немалые деньги своему создателю. Устраивались турниры, в которых Казир всегда одерживал верх. Только спустя несколько лет выяснилось, что причина поражения других была не удача Казира, а лишние фигуры с задвоенными символами, которые тот ловко подменял в момент броска. Казира публично казнили, а об игре на время забыли. Но позже кости вновь обрели популярность, а игра переименовалась в «Жадность Казира». Всё. Далее тут приводится список всех возможных сочетаний и усилений символов, — закончила она, — доволен?

— Вполне, спасибо. А я могу взглянуть на справочник новичка?

— Ты даже этого не знаешь?

— Чего?

— Справочник нельзя передать или выкинуть. Он всегда занимает одно место основного инвентаря.

— А прочесть с твоих рук возможно?

— Какой же ты… Видеть содержимое справочника может только его владелец, уяснил? — возмущаясь моей дотошностью, процедила она.

— Теперь да. Извини, я же этого не знал.

— Да, тебе не позавидуешь. Без хранителя и справочника, в таком опасном мире… Даже не представляю, каково это.

— Ну, я же не совсем дурачок. Руки есть, голова тоже, благодаря этому и выживаю.

— Скорее благодаря везению, — подытожила она, — что там за задание, которое окупит мой долг?

— Убийство гарпий. Поскольку ты у нас лучница, то и займёшься этими крылатыми тварями, а я беру на себя распределение добычи. Идёт?

— Будто ты мне выбор предоставляешь. Гарпии, говоришь? Хм. Хорошо, но после этого задания, следующие берём вместе. Я ещё не достигла двадцатого уровня, поэтому мне важны опыт и награда.

— Договорились. Предлагаю сегодня хорошенько отдохнуть, а завтра приступить к выполнению задания. Мне нужно починить свою броню и закупить еды вместе с магическими свитками. Так что, встретимся у входа в «Сытый Охотник» через час.

— Хорошо. Мне тоже надо кое-что сделать. Увидимся, — сказала Левзея и, позвав за собой Каску, направилась в сторону центральной площади.

Я же решил проведать портного.

— Как вы? — обратился я к полурослику, зайдя в магазин.

— А это вы, Стас. Немного лучше. Чем могу помочь?

— Мне нужно отремонтировать мою броню. В последнем бою мне неплохо досталось, а терять столь ценный предмет я бы не хотел.

— Позвольте взглянуть, — надевая очки, обратился ко мне полурослик.

Я снял с себя робу заклинателя и передал её в руки портного.

— Угу, ясно, — пробормотал полурослик, разглядывая зелёнку, — вы понизили прочность вдвое свитком зачарования и умудрились уже снизить остаток почти наполовину. А этот цвет… Даже не знаю, найдётся ли у меня подходящая нить. С такой одеждой нужно быть крайне аккуратным и стараться не принимать на себя урон. Ремонт обойдётся в четырнадцать серебряных монет.

— Почему так дорого? — поразился я.

Полурослик прищурился, глядя на меня, затем ответил:

— Видите ли, Стас, починка просто магических вещей стоила бы гораздо дешевле, но на вашей два зачарования. Такая работа более трудоёмкая, поэтому и оплачивается дороже.

— Понятно, хорошо, приступайте.


Вы потеряли 14 серебряных монет


Наблюдать за тем, что происходило дальше было так увлекательно, что я не заметил, как у меня приоткрылся рот. Полурослик достал небольшой сундучок, открыл его и вынул наиболее подходящий по цвету моток волшебной нити. Продев нить через ушко золотой иголки, приступил к ремонту. Усидчивости полурослика можно было позавидовать. Его движения казались плавными и резкими одновременно. Порой было невозможно уследить за его действиями, настолько ловко он продевал иглу в складку рваной робы и, делая петлю, затягивал в прочный узелок. Над головой отобразилась полоска, которая медленно заполнялась, пока не дошла до самого конца.

— Готово.

— Что это было? Магия?

— Это портняжное дело двенадцатого уровня, шитьё, — спокойно ответил полурослик, — держите.

— А я так смогу?

— Если обучитесь портняжному делу и достигните в этом ремесле десятого уровня, то сможете ремонтировать магические и зачарованные предметы.

— Поразительно! Спасибо за информацию, — сказал я, забирая робу и, осмотрев её, начал возражать. — Секундочку! Раньше прочность была сорок, а теперь тридцать девять единиц из тридцати девяти.

— Ничто не проходит бесследно, — ответил Обо Граб. — Чтобы чинить предметы, не уменьшая общую прочность, требуется искусное владение ремеслом. Такие мастера есть только в столичных городах.

— Понятно, — процедил я, облачаясь в магическую мантию.

На этой печальной ноте покинул лавку портного и направился в магическую. После боя с болотными ведьмами у меня оставался только один свиток Телосложения. Учитывая, насколько они мне помогли, необходимо было пополнить запасы. Магазин ломился от посетителей. Пришлось минут двадцать ходить кругами, разглядывая разные магические предметы, пока продавец не освободился.

— Я приношу извинения, Стас, но свитков лечения, как и целебных мазей, не осталось. В связи с грядущим событием, венчанием Ярокона Тамса и Асты, в Бреоксу приехало очень много гостей и жителей соседних деревень. Спрос на всё повысился, а лечение — самый ходовой товар в моём магазине.

— Да что ж такое, что, вообще, ничего нет из запрашиваемого?

— Свиток ускоренной регенерации, думаю, я найду, а вот остального нет. Даже зачарование «Привязанность» разобрали, а кроме вас, их мало кто покупал.

— А нельзя как-нибудь в будущем придержать товар, оставить под моё имя, зарезервировать, так сказать? — подмигивая продавцу, поинтересовался я.

— Увы, Стас, такие привилегии только у тех, у кого репутация в Бреоксе уважение и выше.

— Ясненько. Хорошо, давай хотя бы свиток.


Вы потеряли 450 медных монет

Вы получили свиток ускоренной регенерации


Направившись к выходу, я остановился в раздумьях, затем повернулся к продавцу и спросил:

— А что нужно, чтобы делать целебные мази?

— Требуется травничество третьего уровня, набор травника и знание рецепта.

— А вы можете меня научить?

— В этом нет необходимости, я могу продать вам книгу травника, в которой содержится информация по всем известным растениям и их свойствам. Как только вы начнёте собирать травы, то умение само откроется.

— Неплохо, а что насчёт рецептов и набора травника?

— Тут вам придётся раскошелиться. Все рецепты платные, как и сам набор.

— И какова цена?

— Сумка травника — одна серебряная монета, а рецепты по-разному.

— И сколько же стоит узнать состав целительного средства?

— Дайте подумать. Простая целебная мазь — это единственный рецепт, что мне известен, и он вам обойдётся, скажем, в два золотых.

— Сколько? — отшатнулся я.

— Не стоит так удивляться, господин Стас. Этот рецепт открыли мои предки и, благодаря ему, я могу содержать семью и свою лавку. Так что меньше чем за два золотых я не готов с ним расстаться. К тому же мы заключим пакт, что вы не сможете торговать целебными мазями в Бреоксе и её окрестностях.

— А как же свитки?

— Свитки мне поставляются, и всю выручку с их продажи я отправляю в казну, кроме небольшого процента.

— Что ж, знания о целебной мази оставьте у себя, таких денег у меня всё равно нет, а вот набор травника и книгу о растениях я на всякий случай приобрету.

— Как пожелаете.


Вы потеряли 1 серебряную монету

Вы потеряли 28 медных монет

Вы получили сумка травника

Вы получили книга травника


Покинув магическую лавку, начал разглядывать новые предметы. Книга пестрила картинками различных растений и была написана на таком же неразборчивом языке, как и та, что находилась в шатровке. Сумка травника выглядела как обычный тканевый портфель с длинным ремешком. Я сразу перебросил её за плечо, отчего в окне экипировки котомка заняла своё место в ячейке. Открыв её, оглядел содержимое. Мешочки для хранения и сбора трав, несколько круглых футляров, кипа бумажных листов, моток бечёвки, ножницы, небольшое сито, маленькие пузырьки и ступка с пестиком.

«И за что, спрашивается, я отдал такие деньги?»

Через полчаса я стоял у таверны, в ожидании напарницы. Мой новый элемент одежды не оставил её равнодушной. Взгляд Левзеи сразу зацепился за тканевый портфель.

— Что это?

— Сумка травника.

— Зачем она тебе?

— Как зачем? Траву собирать.

— Надо же, не ожидала. И какие мази ты умеешь делать?

— Э-э-э, пока никаких.

— Ясненько… — неодобрительно произнесла она.

— Что не так? — покосился я, — надеюсь, что потом смогу найти рецепты, а пока пособираю травы, опять же на будущее.

— Какой же ты странный.

— Уж какой есть, — ответил я и продолжил, — думаю, пора подкрепиться и пополнить запасы еды перед походом. А ещё посмотреть по карте, где находится Кряжистый утёс.

— Он в двух днях пути отсюда, недалеко от горной гряды, — быстро ответила Левзея, — я проходила мимо, когда шла сюда.

— Отлично, тогда принимай группу, с этого момента мы будем путешествовать вместе.


Вы создали группу

Метод распределения добычи становится «по праву первого»

Левзея и Каска присоединились к вашей группе


В прошлый раз я не успел посмотреть показатели лучницы и её питомца, зато теперь на это было предостаточно времени.


Левзея, уровень 17

Человек

Жизни: 70 единиц

Мана: 30 единиц

Энергия: 86 единиц

Каска, уровень 17

Ониксовая пантера

Питомец Левзеи

Жизни: 178 единиц

Мана: 30 единиц

Энергия: 104 единицы


— Ну ничего себе! Я тоже хочу себе питомца.

— Да. С твоими показателями это неплохое решение. Слышала, что некоторые маги могут призывать себе помощников, стихийных элементалей. Так что у тебя не всё потеряно.

— В самом деле? Это хорошие новости, — признал я, — ну что? Пойдём есть?

Каска лежал под столом и грыз огромную кость Клыкобрюха, пока мы с Левзеей, насытившись, обсуждали грядущий поход.

— Набор повара и верёвку я передам тебе, а ты скинешь их Каске, пусть таскает. Мне и так приходится много всего носить, при моей малой грузоподъёмности.

— Хорошо, — ответила она, — но есть ещё один вопрос, который мы не обсудили.

— Какой?

— Где мне ночевать? Трактирщик ни в какую не соглашается сдавать комнату вместе с питомцем. А я не оставлю Каску одного в стойлах. Остаётся только разбить лагерь за деревней.

— Есть ещё одно место, где вы сможете переночевать.

— Какое же?

— Дом ночных фантазий, — осторожно сказал я, — мадам Кариссе приглянулся Каска, так что она может позволить тебе с ним остаться. К тому же там можно искупаться и выпить вкуснейшего красного вина. Но цены кусаются, тем более, если оставаться на ночь.

— Вижу, ты много знаешь про публичные дома, — смутилась Левзея.

— Только конкретно про этот. Я был там один раз. Гроннигах водил меня туда.

— Конечно, что ещё можно ожидать от развратных дварфов.

— Да хватит тебе, Гронн хороший, вы обязательно подружитесь.

— Допустим, но у меня не осталось денег на дорогой ночлег. Так что этот вариант не подходит.

— Я заплачу, не хочу, чтобы Каска ночевал на улице, — улыбнулся я и наклонился к пантере, почёсывая её за ухом, вызывая при этом сердитый взгляд со стороны Левзеи.

— Рада видеть вас снова — Стас, Левзея, — произнесла мадам Карисса, встречая нас на пороге своего заведения.

На этот раз посетителей борделя было заметно больше.

— У вас есть комната на ночь?

— Из-за наплыва клиентов почти все комнаты заняты, но для тебя и твоей спутницы я найду местечко.

— Отлично, только это для Левзеи и Каски, мне есть где переночевать.

Мадам Карисса в недоумении посмотрела на меня, потом на Левзею, затем произнесла в свойственной ей ласковой манере:

— Но ты же задержишься ненадолго? Мне бы хотелось послушать историю, о которой рассказывал потрёпанный людоящер, из твоих уст. Обещаю уступить цену за ночлег.

— Договорились. А что насчёт купания?

Карисса подозвала к себе прислужницу и перекинулась с ней парой фраз, затем обратилась к нам:

— Все купели заняты. Свободен только горячий источник. Я попросила подготовить его для вас.

Я хотел возразить, но не смог, будто проглотил язык. Левзея также молча смотрела на хозяйку борделя огромными от удивления глазами.

— Решено. Молчание — знак согласия, — не давая нам и секунды сообразить, что вообще происходит, сказала мадам Карисса и, прикоснувшись ладонями к нашим спинам, повела вслед за ушедшей людоящерицей.

— За котика не переживай, голубушка, им займутся мои помощницы. Когда закончите, жду вас в общем зале, приятного вечера, — оставляя нас одних в предбаннике, закончила мадам Карисса.

Мы стояли друг напротив друга. Моё сердце нервно колотилось, а тишина резала уши. Левзея избегала моего взгляда, да и я как-то стеснялся смотреть ей в глаза.

— Давай сначала ты, а я после тебя, — предложил я, решив взять ситуацию в свои руки.

— Хорошо, только не подглядывай.

Я повернулся к стенке, жалея, что нигде нет хоть малюсенького зеркальца, которое обычно бывает в такой ситуации в фильмах. Послышался дверной скрип, а по ногам прошёлся тёплый тающий туман.

— Можешь присоединиться. Тут ничего не видно из-за тумана, да и я на всякий случай приглушила свет, — громко произнесла Левзея через пару минут.

Я быстро разделся и, взяв с собой несколько полотенец, зашёл внутрь. Действительно, густой туман обволакивал всё пространство и что-то разглядеть не представлялось возможным.

— Аккуратней, впереди спуск, — послышался голос Левзеи в нескольких метрах от меня.

Я пригнулся и нащупал край каменного бассейна. Скинув с себя полотенце, положил его рядом. Послышался смешок. Я замер, вслушиваясь в журчание воды, стекающей по камням в искусственный водоём.

«Ничего. Послышалось?»

Медленно опустившись в воду, ощутил, насколько она горячая и приятная.

— Восхитительно, — сказал я, полностью расслабившись.

— Согласна, это лучшее, что случилось со мной за последние месяцы.

Судя по всему, Левзея находилась напротив меня, в другом конце бассейна, но из-за туманного сумрака не мог определить точное место. В дверь постучались.

— Да? Кто там?

— Мадам Карисса интересуется, не желает ли господин и его госпожа вина?

— С удовольствием, — ответила Левзея, не дав мне вставить и слово.

Юная рептилия сделала несколько шагов и опустила поднос с графином и двумя кубками рядом со мной.

«И как только она здесь ориентируется? Наверное, у людоящеров есть ещё какие-то органы чувств».

Налив в оба бокала вино, протянул один из них куда-то в туман. Послышался всплеск воды и нежная женская ладонь ухватила кубок, я отпустил его.

— Спасибо, — сказала Левзея.

— Слушай. Совсем забыл у тебя спросить, — делая осторожный глоток рубинового напитка и, пытаясь понять, в какую сторону говорить, поинтересовался я у Левзеи, — какой бонус от набора мастера ядов? Я хотел его посмотреть, но мне недоставало параметров.

— Дали умение «ядовитая атака». И теперь каждая вещь прибавляет по одной единице к Телосложению, — весело ответила та.

— Повезло. И что это за атака такая?

— Наделяет используемое оружие уроном от яда.

— Неплохо, только не используй при добыче еды, а то потравишь нас.

— А так хотелось угостить тебя новым блюдом, — рассмеялась она.

Спустя полчаса глаза почти привыкли к приглушённому свету, и я уже мог различать кое-какие силуэты, правда, саму Левзею видел плохо, даже несмотря на то, что у самой воды пар несильно густился.

— Стас, — нарушила тишину Левзея.

— Да?

— А в твоём мире у тебя была девушка?

Такого вопроса я совсем не ожидал… Левзея обычно не проявляла ко мне никакого интереса. И зачем только ей понадобилась эта информация?

— Да была, но мы расстались, — решив быть с ней честным, ответил я.

— Почему?

— Не сошлись во взглядах.

— Как это?

— Ну я хотел развиваться и расти дальше, а она хотела иначе, и со временем мы перестали друг другу доверять.

— То есть ты хотел получить класс, а она была против этого?

— Почти так, — ухмыльнулся я, — ну а ты? У тебя есть кто-нибудь?

— Да, — твёрдо ответила она.

Я не знал почему, но в тот момент улыбка сошла с моего лица. Левзея была очень привлекательной девушкой, немудрено, что у неё имелись поклонники. Но невзирая на это, что-то внутри меня сжалось и наполнялось яростью.

— У меня есть Каска, — проронила она и засмеялась.

«Вот чертовка! И что это за реакция с моей стороны? Второй раз испытываю к Левзее сильнейшие и необъяснимые эмоции. Так, Стас, по-моему, кто-то уже пьян. Пора сушить вёсла».

— Ладно, я, пожалуй, пойду в зал к мадам Кариссе. Приятного тебе отдыха.

— Спасибо. Я ещё побуду здесь некоторое время. Хочу поплавать, — сказала она.

Я вылез из воды, нащупал полотенце, вытерся и накрылся им. Снова послышался смешок, но я не обращал на это внимание, мысленно сославшись на тонкие стенки борделя. Уронив себя на подушки большого дивана одной из комнат главного зала, попросил принести мне вина и фруктов.

— Мадам Карисса сожалеет, но не сможет составить вам компанию, она занята с другими гостями и просила передать ключ от комнаты, в которой вы сможете переночевать.

— Хорошо, это всё?

— С вас две серебряные и двести десять медных монет за оказанные услуги вам и вашим спутникам.

Я опустил взгляд на довольную морду примостившегося в ногах Каски.


Вы потеряли 2 серебряные монеты

Вы потеряли 210 медных монет


Наполнив свой кубок вином, я сквозь прозрачную ткань балдахина рассматривал веселящихся клиентов борделя и полуголых людоящериц, всячески пытающихся угодить гостям. Мне стало непонятно, почему такие места запрещены в моём мире? С виду всё казалось вполне безобидным. Вспомнив, что у меня остались неистраченные очки, открыл своё меню характеристик и решил пройтись по всем показателям.


Стас, уровень 13

Человек

Класс: отсутствует

Принадлежность богу: отсутствует

Врождённая способность:«Узы Памяти»

Показатель опыта: 8600 единиц из 9100

Здоровье: 44 единицы

Мана: 113 единиц

Энергия: 30 единиц

Свободные очки характеристик: 2 единицы

Сила: 5 единиц

Ловкость: 5 единиц

Телосложение: 5 единиц

Интеллект: 5 единиц

Сила Воли: 19 единиц

Восприятие: 5 единиц

Удача: 5 единиц

Переносимый вес: 15кг

Урон от метательного оружия: 0 единиц из 11 (тканевая праща)(нет боеприпасов)

Дальность метательного оружия: 22,5 метра

Урон магией: 45 единиц (Каменные Шипы)

Точность оружия: 60,6%

Точность магии: 75,7%

Уклонение: 0,5%

Физическая защита: 18 единиц

Защита от магии: 23,8%

Шанс критического удара: 3,5%

Сопротивление простым ядам: 1%

Сопротивление рубящим ударам: 15%

Сопротивление режущим ударам: 15%

Восстановление жизней: 0,5 единиц раз в пять секунд

Восстановление маны: 1 единица раз в пять секунд


Тут я призадумался. Я вспомнил, что когда один из атрибутов набирает двадцать единиц, происходит усиление, поэтому быстренько вложил единицу в Силу Воли. Сразу высветилось сообщение.


Выберите усиление:

+10 % к магическому урону или +10 % к защите от магии


Я выбрал первое. Урон показался мне важнее, чем защита, и теперь он составлял пятьдесят одну единицу. Оставшееся очко характеристик решил пока не трогать. Мало ли какой из атрибутов потребуется повысить в будущем, а спешить я не намеривался. Прикосновение прохладных ладоней к моим плечам вызвало волну мурашек по всему телу.

— Левзея? — опрокинул я голову.

— Кто такая Левзея? — поинтересовалась людоящерица, стоявшая позади меня.

«Где-то я её видел. Это лицо… Точно! Это же та самая, которая усыпила меня каким-то дурманом».

— Это моя напарница, — промямлил я.

Тем временем пальцы рептилии нежно поглаживали мои плечи, а затем начали массировать мышцы. Я чуть слюну не пустил не в силах сопротивляться. Мышцы ныли и предательски требовали добавки.

— Она, — занервничал я, — она скоро придёт.

Ты очень напрягаешься, когда говоришь о ней, расслабься, Стас, — спокойно проговорила людоящерица, — это место призвано дарить удовольствие, не сопротивляйся.

— Да, не сопротивляйся, Стас. Тебе же это нравится?

Я ошарашенно взглянул на стоящую передо мной Левзею. Ну почему она появляется именно в такие моменты, да ещё так незаметно?

— Это не то, — вырываясь из объятий людоящерицы, пытался выговорить я, — что ты подумала. Она подошла, я не ожидал. Там дальше само всё, я не просил.

— Это ключ от комнаты? — яростно спросила Левзея, указывая на узорчатое металлическое изделие.

— Да, — ответил я.

— Хорошо, — сказала она, забирая ключ и графин вина в придачу, — Каска, пойдём. Оставим Стаса наедине с рабыней любви, ему вон как нравится, аж зарумянился, не будем мешать. Увидимся завтра утром у таверны.

— Левзея, постой! — но она уже не слушала, уходя в закрома благовонной дымки.

— А она с характером, — прошептала людоящерица, — и ты ей явно небезразличен.

— Уйди.

— Знаешь…

— Я сказал — уйди! — разгневанно рявкнул я.

Людоящерица замолчала и в спешке покинула комнату. В голове бурлили разные эмоции.

«Вломиться в комнату Левзеи, попросить прощение? Хотя за что извиняться? Мы не пара, я не обязан перед ней оправдываться. Да, я что-то к ней испытываю, но это лишь последствие длительного отсутствия женщины в моей жизни, не более. Или извиниться? Нет, унижаться я не намерен. Лучше отосплюсь, утро вечера мудренее», — с этими мыслями я направился на постоялый двор в свою комнату.

Глава 22. Незваные гости

Утро было противным, впрочем, как и самочувствие. Меру питья я не соблюдал, что в своём мире, что в этом. Кое-как расшевелившись, заставил себя приподняться и спуститься. Левзея весело поигрывала с Каской напротив входа в таверну.

— Привет.

— Здравствуй, — задорно произнесла она, отвлекаясь от пантеры.

— У кого-то хорошее настроение, — заметил я.

— Ещё бы, наконец выспалась и теперь полна сил.

Я прищурился.

«От вчерашней озлобленной девушки не осталось и следа. Может, она просто не подаёт виду и до сих пор дуется или это какая-то уловка?»

— Почему ты так подозрительно на меня смотришь? — поинтересовалась она.

— Просто так, показалось. Пойдём есть?

— Мы уже поели, пока кто-то спал, так что подождём тебя здесь. Правда, Каска? Мой мальчик, мой самый верный и любимый защитник.

«Всё-таки обижена», — глядя, как Левзея показательно поглаживает и хвалит питомца, заключил я и направился внутрь трактира.

По-видимому, ониксовая пантера распугала многих желающих позавтракать, иначе как объяснить пустующие столы, понятия не имел.

— Здравствуй, Гарроро, как поживают твои Ламрии?

— Пока целы. С того раза больше ни одного случая не было. Вот что значит, когда сам берёшься за охрану, а не надеешься на стражу деревни.

— Рад слышать. Я вот зачем пришёл. Мне бы твоего кокосового напитка, а то голова раскалывается, и что-нибудь поесть.

— Какого? — смутился полуорк.

— Упс, — вырвалось у меня, осознав, что про кокос здесь ни слухом, ни духом, — тот отвар, что ты мне предлагал вместо чая, помнишь?

— А-а-а, понял, — протянул Гарроро, почёсывая затылок своей зелёной ручищей. — Присаживайся за любой стол. Еду скоро принесут. Сегодня почему-то мало посетителей. Надо…

— Это ещё не всё, — перебил я полуорка, — мне необходимо пополнить запасы провизии. И положи побольше птифуров, в прошлый раз они мне очень пригодились.

— Как скажешь.

Халдей не заставил себя долго ждать. Пока я разглядывал учебник по травничеству, он подошёл и поставил на стол поднос с завтраком и корзину с провиантом.

— Ваша еда, господин Стас. С вас шестьдесят две монеты.


Вы потеряли 62 медные монеты


— Скажи, — обратился к официанту, показывая надписи в книге под нарисованным растением, — ты знаешь, что здесь написано?

Людоящер присмотрелся, а потом с удивлением покосился на меня.

— Это и́нгус — язык хранителей. Его знает каждый иной и некоторые из жителей деревни.

— Понятно, а сколько нужно Интеллекта, чтобы его понимать?

— Понятия не имею, господин.

— Ну а ты откуда его знаешь?

— Так ясно откуда. Все работники лавок и трактиров обязаны его знать. Иные нередкие гости нашей деревни. Меня Гарроро натаскивал, чтобы мог принимать заказы. За много лет я его почти наизусть выучил, даже писать могу. На нём нечасто разговаривают, но большинство книг, что вы держите у себя в руках, написаны именно на ингусе.

— Спасибо за пояснения, можешь идти, — процедил я, переходя к трапезе.

«Вот тебе раз. Надо побольше разузнать про этот язык, и я даже знаю, кто мне в этом поможет».

Набив брюхо до отвала, кое-как вышел из таверны. Левзея находилась неподалёку. Видимо осознала, что здоровенная ониксовая пантера, находящаяся у самого входа в трактир, пагубно влияет на прирост посетителей харчевни. Направившись к ней, сразу приготовил ряд важных для меня вопросов.

Охотница нехотя оторвалась от поглаживания Каски, отчего тот недовольно рыкнул, и посмотрела на меня, а затем выпалила:

— Да не знаю я сколько нужно Интеллекта. Да и, вообще, как можно так долго есть? Ты там все поварские запасы опустошил?

— Нет, просто не торопился. Решил растянуть удовольствие, — возразил я, довольно поглаживая живот, — так что насчёт языка?

— Извини, ничем не могу помочь. Меня в детстве научил Халита́д.

— Халитад — это имя твоего хранителя? — уточнил я, на что получил утвердительный кивок.

— Секундочку. На этом языке ты ругалась на болоте? И тогда, в магической лавке, тоже на нём разговаривала?

— Да.

— Теперь понятно. Слушай, а, может, ты мне поможешь тогда с травничеством? Будешь переводить, что написано в учебнике, а я собирать траву.

— Просто так? Вот ещё.

— Но ты же обещала мне помочь, разве нет?

— Я обещала тебе помочь найти портал домой, а в переводчицы не нанималась.

«По-моему, кто-то просто затаил на меня обиду и теперь всячески измывается. Какая же злопамятная», — вслух я, конечно же, этого не произнёс.

— Хорошо, что ты хочешь за перевод?

— Сто медяков за каждое описание растения с моего долга. По рукам?

— По-твоему, я совсем глупец? Да я у любого людоящера могу всё разузнать за гораздо меньшую сумму.

— Ну так бери его с собой, а ещё лучше ту людоящерицу из публичного дома. Уверена, из вас выйдет отличная пара.

— Да что ты прицепилась к ней? Она просто выполняла свою работу, я не просил и не заставлял её. И к твоему сведенью сразу прогнал людоящерицу, как только ты ушла.

— То, чем вы там занимались, меня не касается.

Ругаться не хотел, и когда страсти немного улеглись, решил отказаться от услуг переводчика со стороны Левзеи. В конце концов, мне ничто не мешало просто собирать тра̀вы, нарисованные на страницах учебника. А перевести их описание можно было потом, по возвращении.

— Когда отправляемся? — спросила она.

— Не знаю. Так лень идти. Может, поспрашиваем по округе, вдруг какая-нибудь повозка направляется в нужную нам сторону?

— Я уже узнавала. Вечером в соседнее село отправляется раданит[44], и если мы выкупим часть его непроданного товара, то в телеге хватит места и для нас. Можем подождать, если тебе совсем невмоготу идти.

— До вечера далековато, — разглядывая клепсидру, подытожил я, — ладно, пойдём сейчас, только не спеша.

Проходя по извилистой тропе, я старался сверять каждое встреченное растение с картинками из учебника. Мне это напомнило уроки биологии, когда мы всем классом ходили и собирали гербарий на территории школы. Левзею же моё стремление обучиться новому ремеслу только веселило.

— Когда величайший травник изволит отправиться в путь? Весь мир подождёт пока Ваше Травничество налюбуется листочками, — подначивала меня Левзея всякий раз, когда я чересчур задерживался у растительности.

Пока сравнивал растения с картинками из книги, заметил россыпь красивых цветов. Мне показалось отличной идеей собрать их в букет и подарить Левзее. Такой презент мог выровнять наши непростые отношения. В моём мире сложно найти было девушку, которой не нравились цветы. Делая вид, что рассматриваю кустарник, собрал небольшой букетик приятно пахнущих луговых цветов и подошёл к Левзее.

— Закрой глаза.

— Зачем? — удивилась она.

— Это сюрприз.

— Сюрпри…что?

— Секретный подарок, — уточнил я.

Она нехотя закрыла глаза, и я достал из-за спины букет и протянул ей.

— Открывай.

— Что это? — уставилась она на пучок разноцветных цветов.

— Цветы тебе. Хочу сгладить впечатления от вчерашнего вечера, да и эта утренняя ссора…

Она взяла букет и медленно потянулась к нему носом. Прищурившись, вдохнула цветочный аромат. Линия её губ стала мягче, а глаза сомкнулись полностью. Передо мной снова появилась милая девушка с искренними эмоциями.

«Сработало!»

Почувствовав, что я не отрываю от неё пристального и в то же время довольного взгляда, Левзея резко отдёрнула от себя букет и вернула мне.

— Пахнут ужасно. Ты, случаем, не прихворал, собирая их? — выговорила она и наигранно прикрыла нос тыльной стороной ладони.

Я чувствовал себя, закипающим на газовой плите, чайником, вот-вот готовым засвистеть.

— Ах так?! Ужасно говоришь?

Замахнул руку и под растерянный взгляд Левзеи выкинул букет как можно дальше в поле. Цветы пролетели всего семь метров, отчего я ещё больше взбесился и потратил оставшееся свободное очко характеристик на Силу, повысив её значение до шести единиц.

— Идём, больше не буду останавливаться, — сердито проворчал я и зашагал по тропе.

Настроение ухудшилось. Из-за неприятного осадка старался вообще не смотреть в сторону Левзеи, разбираясь с буйством мыслей в своей голове.

«Я, значит, решил сделать ей приятное, перешагнул через свою гордость, собрал букет, подарил, а она: «…не заболел ли я?». Походу заболел, причём сильно и имя такой болезни — женщина. Теперь она точно не дождётся извинений. Лучше вообще не проявлять слабину, иначе Левзея начнёт мной помыкать. У них это в крови».

Всё, что я с уверенностью мог сказать о себе, так это то, что я совершенно не мог долго держать на кого-то обиду. После любой ссоры или скандала вся моя злоба уходила в пустоту спустя некоторое время. Порой приходилось даже мысленно выдумывать оправдания, чтобы подпитывать тающую ярость. Вот и тогда. Как только солнце коснулось маковки высоких гор. Я уже не мог ни на кого дуться. Все негативные эмоции разбежались, и я позволил себе посмотреть на Левзею.

Лучница шла за мной неторопливым шагом, заметив, как я поворачиваюсь к ней, поспешно отвела взгляд в сторону и спрятала руки за спину, будто всё время разглядывала приближающиеся горы Уртула. Каска бегал по округе, с любопытством высматривая каждое шевеление кустарника.

— Думаю, надо обсудить место для ночлега. К горам лучше сильно не приближаться, если мы хотим приготовить ужин на костре.

— Почему? — удивилась Левзея.

— Хех. Ты разве не слышала об уртульских великанах?

— Нет, я не была в этих краях раньше.

— Если они заметят свечение огня вблизи горы, обязательно наведаются к его источнику, и тогда нам несдобровать, — проговорил я со знанием дела.

— И насколько они сильны?

— Настолько, что многие рейды пали от их рук, прочёсывая здешнюю местность в поисках сокровищ.

— А ты неплохо осведомлён для иного, недавно появившегося в Авриет.

— Знания — моя сила.

Левзея остановилась и достала карту, внимательно изучив её, убрала обратно в инвентарь.

— Недалеко есть разрушенная дозорная башня, предлагаю переночевать в ней, — указывая на сгущающиеся кучевые облака, она добавила, — надо поторопиться, скоро пойдёт дождь.

— Ты уже была в ней?

— Нет, даже не знала, что обнаружила её, когда шла в Бреоксу, только потом заметила её на карте.

— Хорошо. Выбора особо нет, веди.

Дорога заняла часов восемь. Дождь только начинал своё шествие, когда мы достигли цели. Башня стояла на поросшей травой поляне. Приземистое квадратное строение из серого камня напоминало сторожевой пост Бреоксы, правда, заметно меньших размеров. Об изначальной высоте башни судить было сложно, так как целым оставался только её первый этаж, от второго была лишь половина, но если прикинуть, то она вполне могла потягаться с обелиском возрождения.

Тяжёлая деревянная дверь открывала проход в единственную комнату, внутри которой оказалось темнее, чем в лесу в безлунную ночь. В лицо бросился запах сырости. Я достал фонарь и посветил вдоль стен, обращая внимание на отсутствие окон и изредка выступающий из стыков камней пушистый мох. Теперь каждая встреченная мной растительность подвергалась анализу и сравнению с изображениями из книги травника. В некоторых местах стены были исцарапаны, словно кто-то точил о них железные грабли. Никакой мебели, только старый очаг, которым давно не пользовались, и разломанная лестница, ведущая наверх. Дощатый и полупрогнивший пол второго этажа заменял крышу, так что моросящий снаружи дождь мог смело идти куда подальше, пытаясь намочить нас.

— Я постараюсь найти дрова, пока всё не промокло, а ты проведай местность, — обратился к Левзее.

— Хорошо, — неохотно сказала она и повернула к выходу. — Каска, за мной!

Уже начало смеркаться, когда в башне запахло дымом от разгорающегося каменного очага. Охотница примостилась поближе к теплу и, расстелив свой спальник, уселась на него, подзывая пантеру. Я же кое-как закрыл дверь и опустил засов. Хоть по заверению Левзеи поблизости не было ничего, что могло бы вызывать наши опасения, моя предосторожность била в колокол. Про проход второго этажа можно было не переживать. Вряд ли кому-нибудь удастся забраться по восьмиметровой мокрой каменной стене.

— И это твой ужин? — обращая внимание на несколько чёрствых булок, которая достала из инвентаря Левзея, спросил я.

— А что? Это всё, на что хватило монет.

— Одолжишь котелок, а то я свой повредил? Взамен угощу вкусным супом, а Каску солониной.

Напрямую проявлять сочувствие не хотелось, да и Левзея бы отказалась от подачек, учитывая наши непростые отношения, а так она могла не переживать за свою гордость.

— Хорошо, держи, только не забудь потом отмыть и вернуть.


Вы получили котелок


— Договорились.

Я бы мог разозлиться на неё и снова начать скандал, но пришедшее осознание того, что она единственный человек, с которым я могу беседовать ничего при этом не утаивая, заставило пойти на невинные жертвы. Да вредная. Да немного высокомерная, но зато честная и иногда даже милая. Думая о лучнице, вспомнил об Астральном Страже, который никак себя не проявил по отношению к ней. Со мной он сразу свёл счёты, значит, Левзея вне угрозы — это радовало.

Расположив котелок над огнём, достал бурдюк с водой. Первым делом хотел проверить его способность. Действительно ли вода в нём восполнится за ночь? Налив немного жидкости в котелок, поделился остатками с Каской. Далее покрошил в воду овощи, солонину и добавил немного специй. Аромат, распространившийся в комнате, заставил желудок скрутиться от нестерпимого желания поесть.


Вы приготовили суп из солонины с овощами


Странно, но добавленные пряные специи никак не повлияли на итоговый рецепт, хоть и придавали блюду более выраженный островатый вкус и запах.

— Очень вкусно, — похвалила меня Левзея, делая первый глоток.

Почему-то она, в отличие от меня, предпочитала суп именно пить, а не есть ложкой.

— Спасибо, сам не ожидал, что так получится.

Доев похлёбку, разложил свой спальник и подкинул в костёр дров, которые более или менее успели подсохнуть, находясь рядом с очагом.

— Как думаешь, мы завтра дойдём до утёса?

— Да, примерно к началу второй половины дня.

— А ты раньше сражалась с гарпиями?

— Я нет, но Кхзод рассказывал, как он со своей группой натыкался на небольшую свору. Эти монстры могут пускать во врага свои перья, которые по прочности и остроте не уступают стрелам. А ещё они хватают свою жертву, взлетают ввысь и сбрасывают сверху.

— И как ты собираешься с такими драться?

— Буду подрезать крылья стрелами, а Каска уже добивать. Я бы и тебя попросила, но с твоими характеристиками ты будешь лёгкой мишенью. Так что держись где-нибудь у лесополосы и не высовывайся.

— Ну, раз ты так уверена, то хорошо, будь по-твоему.

Укутавшись в спальник, прислушался к моросящему по деревянной крыше дождю. Каждая разбившаяся об доску капля имела своё звучание и, найдя свой ритм, я медленно погружался в сон. Такая музыка успокаивала. Левзея тоже приготовилась спать и, повернувшись ко мне спиной, о чём-то перешёптывалась с Каской.

Проснулся ночью. Каска лежал на моём спальнике, снова потеснив меня.

«И как только ему это удаётся? Жаль, что здесь нет камер, я бы хотел на это посмотреть».

Удар. Двери башни слегка пошатнулись. Я резко вскочил и уставился на засов. Каска также приподнялся и принял боевую стойку. Часть железных костылей, удерживающих крепление засова, упали на каменный пол.

«С какой же неимоверной силой был нанесён удар?» — подумал я, вспоминая, насколько тяжело мне давалось закрытие массивной двери.

Дожидаться следующего толчка не стал, засов мог не выдержать. Схватив пару поленьев, подбежал к двери и упёр их в землю. Несколькими ударами ноги намертво заклинил их, не давая единственной преграде между нами и улицей распахнуться от очередного мощного тарана. Отойдя к очагу, прислушался.

— Что это было? — спросила Левзея, медленно приподнимаясь.

— Не знаю, что-то только что сильно ударило по двери, — шёпотом произнёс я.

— А это что? — указывая на знакомый букет в левой руке Левзеи, спросил я.

Лучница замерла с выпученными на меня глазами. В свете огня заметил, как её лицо постепенно обретало красный оттенок. Левзея явно не хотела быть застигнутой в такой ситуации.

— Ничего, — вымолвила она, быстро убирая букет за спину.

Снова сильный толчок в дверь. Ночной гость явно хотел вломиться в башню. На этот раз дверь даже не шелохнулась. Пантера зашипела вперемежку с рычанием.

— Каска жутко напуган. Такого с ним ещё не было, — уже серьёзно произнесла Левзея.

Послышался звериный рёв. Словно кто-то наступил на хвост самой Годзилле[45]. Сердце сжалось. Дыхание перехватило. Даже Левзея изменилась в лице, натягивая тетиву с вложенной в неё стрелой. Одно дело, когда ты видишь врага, и совсем другое — представлять его внешность исходя из ужасающих звуков, производимых им. Каска ретировался за свою хозяйку и стал шипеть во все стороны, причём даже на меня.

— Да что, чёрт возьми, происходит? Кто ты? Чего тебе надо?! — прокричал я.

Ответом была очередная попытка вломиться внутрь, но безрезультатно. Кто бы ни сколотил эту дверь, он, безусловно, руководствовался правилом: «строй на все времена».

— Какие мысли? — обратился я к Левзее.

— Не знаю. Здесь не так много места для битвы, если эта тварь ворвётся, скорее всего, она быстро с нами расправится. У тебя есть ещё что-нибудь кроме каменной волны?

— Каменных Шипов, — поправил я её, — нет, увы, больше фолиантов не попадалось.

— Тихо, — прошептала она.

Снаружи донеслись отдалённо знакомые звуки. Я попытался вспомнить, где и когда их слышал. Не то, не то, точно! Такой же звук был, когда Колин бульдог пытался копать керамическую плитку на кухне, царапая её когтями, в желании спрятать недоеденную сосиску.

— Он пытается вскарабкаться по стене! — осенило меня. — Бегом наверх, надо ему помешать!

Мы молнией метнулись на второй этаж по изрядно намокшей лестнице. Лишь чудом я удержался и не грохнулся головой об каменный пол, как только моя нога поехала по мокрой деревянной ступеньке. Непроглядный мрак. Достал фонарь и начал светить по сторонам.

— Видишь его? — спросил я.

— Нет.

Карабканья послышались с тыльной стороны башни. Я моментально подбежал и посветил фонарём, давая лучнице возможность видеть свою цель и атаковать, но никого не было. Затем звуки послышались с другой стороны. Мы перебежали туда, но и там никого не обнаружили.

— Он слишком быстр. Мы не успеваем.

— И что ты предлагаешь?

— Не знаю.

Я прошёлся по кругу, освещая все места, где неведомый враг пытался взобраться. Следы от его когтей, едва ли добирались до четырёх метров, что составляло максимум половину высоты разрушенной башни. И если стены первого этажа были выстроены из неровного и плохо обработанного булыжника, то при строительстве второго яруса использовался более гладкий и аккуратный камень.

— Стены мокрые, да ещё и поросшие мхом. Эта тварь не сможет по ним взобраться. Слишком скользко. Иначе давно бы уже пировала нами, — огласил я свои выводы.

— Надеюсь, ты прав, — немного успокоившись, произнесла Левзея.

— Пойдём вниз, надо обсохнуть и лучше укрепить дверь. Это единственное уязвимое место в башне.

— Хорошо, идём.

Монстр ещё около часа не оставлял попыток попасть внутрь. Выходя из себя от неудачных попыток залезть по стене, он то и дело вопил во всё горло. Страх, который он произвёл изначально, постепенно отступал. Я забаррикадировал дверь всем, чем только можно. Даже сковороду умудрился пристроить. Пришлось разобрать несколько ступенек лестницы, так как все брёвна и поленья ушли на укрепление двери, а поддерживать костёр — надо. Теперь я понимал, почему в башне отсутствовала какая-либо мебель.

Признаки незваного ночного гостя больше не проявлялись. Никто не карабкался по стенам и не ломился через парадный вход.

«Боги, дайте здоровья тому, кто смастерил эту дверь! Если бы не он…» — подумал я, подходя к очагу.

— Ты чего? — спросила Левзея, глядя, как я опустился на спальник и прилёг.

— Что значит чего? Собираюсь спать. Монстр затих, видимо, устал, а всё, что было в наших силах — мы сделали.

— А если он всё же проникнет внутрь?

— А вот если он проникнет, то, учитывая его скорость, у нас нет против него никаких шансов. Так почему мы должны в таком случае жертвовать сном?

— Хм, может, ты и прав.

Она поправила свою постель и, присев, обняла подошедшего Каску.

— Испугался, мой милый? Ничего, я рядышком, тебя больше никто не напугает. Ты самый сильный, самый храбрый.

— Левзея, — негромко произнёс я, отвернувшись от лучницы на другой бок.

— Что?

— Нормальная реакция, когда тебе дарят цветы, это принять их и поблагодарить, а не корчить рожу и ругаться.

Лучница замолчала и ничего не ответила, но я прям чувствовал нависшее эмоциональное напряжение. Даже представил её гневную гримасу от услышанного. На моём лице мелькнула блаженная улыбка и я прикрыл глаза.

Левзея проснулась раньше меня, о чём свидетельствовала утренняя возня, заслышав которую больше не мог спокойно дремать.

— Проснулся?

— Скорее разбудили, — приподнимаясь и протирая глаза, ответил я.

— Я проверила округу со второго этажа. Вроде бы никого.

— Вроде бы?

— Чтобы ответить уверенно, надо провести разведку. Каска успокоился, ведёт себя спокойно, значит, недруга поблизости нет.

— Если ты помнишь, вчера его тоже не было.

— Вчера шёл дождь, он мог смыть все запахи и следы.

— Ладно, сейчас перекусим и подумаем, как быть дальше.

Бурдюк не подвёл, вода за ночь восполнилась по самый край. Приготовив чай с печеньем, подошёл к баррикаде и начал постепенно её разбирать. Когда закончил, подошёл к уминающей печенье лучнице.

— Значит, смотри, как мы поступим. Ты заберёшься на второй этаж и займёшь удобную позицию для стрельбы из лука, а я с Каской выйду через дверь. Если всё будет тихо, то можешь спускаться, если нет, то навяжем бой.

— Поняла, — кое-как ответила Левзея, засовывая крайний птифур себе в рот, не прожевав предыдущий.

Выбив последнее полено, я крикнул Левзее:

— Как обстановка?

— Никого нет.

Открыв дверь, мы с Каской осторожно вышли наружу. Ничего, кроме пасмурной погоды, в глаза не бросалось.

— Видишь кого-нибудь?

— Нет, — ответила Левзея, — в ближайших трёхстах шагах никого нет.

— Ясно, тогда спускайся, внизу тоже никого.

Через минуту мы с лучницей осматривали следы когтей и лап, оставленные ночным гостем у двери.

— Ну и что это за зверь?

— А мне почём знать? Ты же будущая охотница, вот и скажи.

— Вообще-то, я только собираюсь ей стать, и если ты помнишь, то раньше занималась совершенно другим ремеслом и не хвасталась познаниями о населяющих здешнюю местность монстрах, в отличие от некоторых.

— Что это значит? По-твоему, я должен знать всех врагов в округе? Ничего, что я в этом мире всего двадцать дней?

— Да, но ты же всё это время был рядом с Бреоксой, мог бы и изучить местность.

— Какая же ты…

— Какая?! — перебила она, укоризненно смотря в мои глаза.

— Слушай, — произнёс еле сдерживаясь, — давай прекратим ссориться и покинем это место. Не хватало, чтобы нас услышала та тварь.

— Хорошо, я согласна.

Да что с ней не так? Иногда я совсем не понимал, что творится в голове у Левзеи. Сначала она нормальная, а потом раз и злая как мегера. Неужели все девушки Авриет такие взбалмошные? Ответа я не знал.

Продолжив путь к Кряжистому утёсу, мы наткнулись на следы крови, приведшие нас к месту побоища. Мёртвые, распотрошённые животные валялись то тут, то там. Причём убийца не намеривался использовать их как пищу, а просто издевался над трупами. Каким-то он оторвал конечности, а другим вспорол брюхо когтями, высвободив внутренности наружу. Я прикрыл нос, чтобы меня не стошнило.

— Судя по всему, здесь было то же существо, что и у башни. Дальше оно ушло в ту сторону, — Левзея посмотрела налево, где на горизонте виднелся лиственный лес.

— Только не говори, что нам тоже туда.

— Нет, нам в другую сторону.

— Слава богу, а то после такой жуткой картины, мне совершенно не хочется узнавать, кто это был.

— Мне тоже. Идём, пока оно не решило вернуться.

Спустя несколько часов пути зелёные луга сменились на засушливые степи. Левзея остановилась и сверилась с картой.

— Давай передохнём чутка. Я всё никак не привыкну к таким долгим переходам, — недовольно простонал я.

— Хорошо, я не против.

Я присел на небольшой камень, достал бурдюк и начал утолять жажду. В этот момент ко мне приблизилась смущённая Левзея и, начав уже было говорить, передумала и отошла. Затем снова подошла и очень неуверенно начала разговор.

— Послушай. Никто и никогда не дарил мне цветов, а ещё ты странно на меня смотришь. Внутри всё крутится и вертится, я не знаю, как на это реагировать, поэтому иногда срываюсь. Прости, если доставляю тебе столько неудобств, я не со зла, правда, и постараюсь себя сдерживать.

Я чуть не поперхнулся от услышанного.

— Да ничего, всё в порядке, — еле вымолвил я, абсолютно не ожидая такого поворота.

«Чувство такта? Не, не слышала о таком, а что?» — пролетела быстрая мысль.

Она смущённо стояла, как будто чего-то ожидая.

— Эм. И ты меня прости, если я чем-то тебя обидел. Обещаю больше не смотреть на тебя.

Видимо, это не совсем то, что она хотела услышать, так как её взгляд наполнился злобой. Она молча развернулась и направилась к Каске.

— Что? Да что не так-то? Я же тоже извинился, — вопрошал я вслед уходящей Левзеи.

— Ничего, — холодно процедила она, — как отдохнёшь, дашь знать, и мы продолжим путь.

«Ну вот опять, что у этих девушек на уме?»

Следующие несколько километров пути я воспользовался молчанием Левзеи и снова принялся травничать. На этот раз обнаружил шесть цветков очень похожих на те, что были изображены, на одном из недавно просмотренных мной рисунков книги. Достав блестящие ножницы, аккуратно срезал растения и сложил их в сумку.


Вы получили 6 единиц неизвестное растение

Вы открыли травничество


«Наконец-то», — подумал я и полез в описание нового умения.


Травничество — одна из крафтовых профессий. Позволяет изготавливать порошки, мази и настойки из различных семян и растений.


— Почти пришли, — произнесла Левзея, пока я любовался новым ремеслом, — вон та отвесная скала и есть Кряжистый утёс, — она указала вдаль, где возвышалась каменная глыба.

Минуя ещё час, мы дошли до нужного места и затаились в зарослях. Огромная скала была поделена надвое, будто приняла на себя удар здоровенного колуна, расколовшего её на две почти равные части. На крутых склонах виднелись острые выступы, усеянные гнёздами летающих монстров. Крылатые существа женского пола с длинными крючковатыми когтями перелетали с одного гнездовья на другое. Рыжие, чёрные, светлые — разнообразию их окраса не было предела. Звуки, что они издавали, были похожи на кудахтанья вперемежку с воплями.

Мы подкрались поближе, и теперь я мог лучше разглядеть цель нашего задания. Летающая тварь с человеческим туловищем, лицом юной девушки и ничем не прикрытой грудью кружила возле одного из гнёзд.

— Подумать только, летающие женские сиськи, — тихо пробормотал я.

У большинства гарпий груди были довольно внушительных размеров. Я посмотрел на Левзею.

«М-да… в роду охотницы гарпий не имелось», — подумалось мне.

— Ты на что это уставился, а? — процедила она, заметив, куда именно направлен мой взор.

— Никуда, прости, — прошептал я и замолчал, молясь, чтобы Левзея не взорвалась очередной раз, но она сдержалась.

— Их слишком много. Навскидку около десяти. Надо их приманивать по одной, но я ума не приложу, как привлечь этих рукокрылых бестий.

Глядя на чёрно-белую гарпию, мне вспомнилась сорока, и её уникальная особенность — тащить всё блестящее.

«А что если…», — мелькнула мысль.

— У меня есть идея, — уверенно сказал я.

— Какая?

— Пустим солнечного зайчика, может, кто из них заинтересуется, и мы её выманим, а после ты подрежешь крылья и прикончишь тварь.

— Кого пустим? Это магия такая? Ты же говорил у тебя нет ничего, кроме шипов.

— Нет, не магия. Сейчас увидишь.

Я открыл инвентарь и начал разглядывать имеющиеся предметы. Из всего, что у меня было, для солнечного зайчика подходили серебряные монеты и ножницы из набора травника. Достав все тридцать две серебряшки, заметил, что они изрядно потемнели из-за широкого обихода среди продавцов и покупателей, а вот отполированные полотна ножниц — в самый раз. Солнце так и не пробилось сквозь серость облаков, но это решал фонарь рудокопа.

— Сейчас я отойду подальше и попытаюсь привлечь их внимание отблесками света, если кто-нибудь из них среагирует и подлетит, то в ход вступай уже ты, поняла?

Левзея кивнула, и я осторожно перебрался к зарослям, в которых мы находились ранее. Поставив перед собой фонарь рудокопа, открыл одну из его створок. Поднеся под световой луч ножницы, начал медленно ими водить. Расстояние было слишком высоким, чтобы заметить на скале солнечного зайчика, поэтому я действовал интуитивно.

Получилось. Две гарпии, копошившиеся в нижних гнёздах, бросили своё занятие и пристально уставились в мою сторону, но лететь они не намеревались. И что теперь делать? Я не рассчитывал, что мой план провалится. Снова покрутил полотна ножниц, стараясь ещё раз попасть по ним световым бликом. Вдруг одна из гарпий расправила крылья и запрыгнула на край гнезда.

— Давай же. У меня для тебя есть подарок, — шептал я, водя ножницами по лучу света.

Любопытство пересилило. Не сумев больше сдерживаться, первая гарпия взмыла в небо и принялась планировать в мою сторону. Вторая же осталась на месте и продолжила суетливую возню. Пришлось притаиться, такой скорости полёта я не ожидал от пернатого монстра. Интересно попадёт ли в неё Левзея?

Мои переживания были напрасны, как только гарпия зависла над укрывающим меня кустарником, в попытках обнаружить загадочный источник света, стремительная стрела, выпущенная Левзеей, вонзилась точно в правое крыло. Монстр заверещал и не в силах больше удерживаться на лету, устремился вниз. Не долетев до земли каких-то двух метров, на гарпию в яростном прыжке кинулся Каска, накрепко впившись своими жёлтыми клыками в шею жертвы.

«Жалко птичку».

Перед тем как пантера окончательно добила гарпию, Левзея пустила в неё ещё несколько стрел. Я же успел разглядеть характеристики крылатого врага.


Гарпия

Уровень: 28

Класс: обычный

Здоровье: 273 единицы

Мана: 37 единиц

Энергия: 111 единиц

Навыки: Перьевой залп, Раскол

Вы получили 1 единицу опыта


Было печально осознавать, что из-за высокой разницы в уровнях, мы не получали опыта. Ещё две гарпии, увидев вдалеке пантеру и погибшую соратницу, взлетели и направились к нам.

— Там сразу две летят, — крикнул я лучнице.

— Вижу! Не высовывайся, — послышалось в ответ.

Глядя, с какой лёгкостью Левзея с Каской разносят в пух и прах летающих созданий, я ужаснулся. Гарпии даже не понимали, с какой стороны их атакуют. После каждого выстрела лучница меняла позицию, перебегая из одного засушливого кустарника к другому.


Вы получили 1 единицу опыта

Вы получили 1 единицу опыта


«В следующий раз, прежде чем разозлить её, хорошенько подумаю о своей безопасности», — мысленно вторил сам себе.

Прикончив ещё пять гарпий, которых я смог завлечь всё теми же сверкающими ножницами, Левзея покинула укрытие. Оставшиеся два монстра спокойно дремали в верхнем гнездовье, укутав себя крыльями.

— Лук выше всяких похвал! Лёгкий, точный, даже владение повысилось на следующий уровень. А урон? Ты видел, как эти бестии сыпались одна за другой? Я так довольна, что ты его оставил и не продал! — с безумно горящими глазами вскрикивала она.

— Рад за тебя, ты и впрямь как будто была рождена для борьбы с гарпиями.

Левзея засмеялась. Воспользовавшись наступившей паузой, пробежался по всем трупам летающих хищниц.


Вы получили 52 медных монеты

Вы получили 8 единиц голова гарпии


— К оставшимся придётся подойти как можно ближе. Что плохо — они в одном гнезде. И по какой бы я ни начала атаку, вторая тут же среагирует, — выдёргивая уцелевшую стрелу из тела гарпии, промолвила лучница.

— Хорошо, и как быть?

— Не знаю, надеяться на твою удачу.

— Р