КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Чужой для своих (fb2)


Настройки текста:



Уникум. Книга 1. Чужой для своих

Пролог

19 июля 2021 г. — команда ученых из Токийского университета под руководством профессора Такеши Китано презентовала технологию Brain writing — технологию непосредственной записи информациив человеческий мозг. В выставочном зале токийского МегаЦентра всем желающим демонстрировали огромный аппаратный комплекс, который позволял имплантировать человеку любую информацию.

7 марта 2022 г. американская корпорация AstraZeneca объявила о покупке патента на использование технологии Brain writing и намерении с 31 декабря 2022 начать продажу действующего прибора.

2 декабря 2022 г. — количество предзаказов, поступивших в компанию AstraZeneca со всего мира, достигло 1 млд. 850 тыс.

21 апреля 2023 г. — продано свыше 2 млд. действующих моделей, получивших наименование «Майндмашина».

8 июня 2024 г. газета «Нью-Йорк таймс» опубликовала статью профессора Такеши Китано — создателя технологииBrain writing, в которой он рассказывает о побочных эффектах и предостерегает от ее массового использования без специального медицинского контроля. В этот же день акции корпорацииAstraZeneca резко пошли вниз и к концу дня биржевые аналитики заявили об угрозе банкротства компании.

9 июня 2024 г. представителикорпорации AstraZeneca подали в суд на Такеши Китано, обвинив последнего в работе на конкурентов и намеренном искажении информации. В ответ коллеги профессора распространили в мировой сети сведения о массовом всплеске психических заболеваний среди тех, кто активно использовал майндмашины в последние полгода.

10 июня 2024 г. акции корпорацииAstraZeneca вновь начали стремительно падать. Возле штаб-квартиры корпорации прошли массовые акции протеста. Пикитирующие здание люди требовали прекратить выпуск майндмашин и полностью запретить их свободное использование.

21 июля 2024 г. Питер Макстайни член Совета директоров корпорацииAstraZeneca официально признал, что ненормированное использование майндмашин может привести к истощению нервной системы и в последствие спровоцировать психические заболевания и пообещал выплатить всем заболевшим компенсации. В ответ на предложение федерального судьи временно прекратить выпуск майндмашин Питер Макстайни заявил, что «в ближайшие несколько недель корпорация выпустить на рынок медицинский препарат, который полностью решит эту проблему, и сделает использование майндмашин абсолютно безопасным». Одновременно правительство США опубликовало меморандум, в котором признавало особую роль майндмашин в опережающем развитии экономики и науки в мире. «Майндмашины, — говорилось в меморандуме. — настолько органично вросли в нашу жизнь, что отказаться от них именно сейчас означает полностью парализовать всю мировую экономическую систему и скатиться далеко назад. Сейчас необходимо не отказывать от них, а искать методы, которые способны сделать технологию Brain writing более безопасной для повседневного использования». Сразу же после этого заявления бесконтрольное падение акций компании прекратилось, а на отдельных биржевых площадках даже поползли вверх.

2 августа 2024 г. во все представительства корпорации AstraZeneca поступил новый препарат, который рекомендован к применению при частом использовании майндмашин. По словам разработчиков медицинский препарат полностью устраняет симптомы переутомления и нервного истощения.

11 сентября 2025 г. суд полностью оправдал профессора Такеши Китано и обязал корпорацию AstraZeneca выплатить профессору 2 млн. долларов. В зале суда Такеши Китано заявил, что медицинский препарат, преподнесенный корпорацией в качестве избавления от нервного истощения, проблему полностью не решит. Препарат является средством избирательного действия и убирает в большинстве случаев только симптомы намечающегося заболевания. По словам Китано решение данной проблемы лежит в совершенно иной плоскости и не связано только с фармакологией.

23 мая 2026 г. профессор Китано вместе со своим коллегой профессором Виноградовым из Дальневосточного научно-исследовательского центра психиатрии основали Международное общество психических исследований и теории нервного истощения, который объединил в своих рядах более двухсот авторитетных исследователей в сфере психиатрии.

19 декабря 2027 г. под патронажем Международного общества психических исследований и теории нервного истощения открываются первые центры экстренной помощи и реабилитации пострадавших от использования майндмашин. На открытии Китано заявил, что открываемые центры(ЦЭПы) в своей работе будут основываться на совершенно новых революционных принципах в области психиатрии и невропатологии. Главный упор особым образом отобранные специалисты ЦЭПов буду делать не на медикаментозное лечение, а на реабилитационную психологическую работу с пациентом с использованием гипноза. За три первых месяца работы ЦЕПов более 10 тыс пострадавших по всему миру вернулось к нормальной жизни, еще примерно 3 тыс. человек с тяжелыми повреждениями нервной системы демонстрировали позитивную динамику выздоровления.

27 апреля 2028 г. количество ЦЭПов достигло 200 тыс. В этот же месяц Международное общество психических исследований и теории нервного истощения объявило о дополнительном наборе специалистов для работы в ЦЭПах. В качестве главных требований, предъявляемых к соискателям, выступали высокая эмоциональная чувствительность, глубина и устойчивость эмоций при слабом внешнем выражении. Позднее профессор Китано опубликовал в японском информационном вестнике «Асахи» пространную статью, в которой давал объяснение столь странным предъявляемым требованиям к сотрудникам ЦЭПов. Со слов Китано «реализуемый в ЦЭПах метод помощи основан на таком особом человеческом качестве, как способность сопереживать, сочувствовать. Именно человек с высокой эмоциональной чувствительностью, которая с помощью специальных методик ЦЭПа еще более усиливается, достигается возможность успешной работы с пациентами с симптомами нервного истощения… Если подходить к проблеме нервного истощения и последующему психическому заболеванию упрощенно, то все это следствие чрезвычайной сверх информационной перегрузки, проводимой в добавок без всяких врачебных рекомендаций и самовольно».

12 июня 2028 г. профессор Китано сделал сенсационное заявление о том, что учеными Международного общества психических исследований и теории нервного истощения синтезирован препарат, который способен кардинально усиливать сенситивные способности человека и соответственно повышать его эффективность в качестве сотрудника ЦЭПа. Единственным препятствием к массовому использованию препарата в рамках сети ЦЭПов, Китано назвал низкий процент людей, которые способны принимать препарат без вреда для себя. По его словам лишь один человек примерно из 500 тыс., принимая препарат, может стать полноценным сензитивом или интуитом…

2030 г. — США, Канада, Бразилия, Индия, Европейский Союз принимают закон об обязательной регистрации людей, принимающих препарат ЦЭПа и получивших сензититвные способности (интуитов).

23 февраля — США объявляет сензитивов «государственным достоянием» и ограничивает их право на свободное перемещение.

2031 г. — большая часть стран присоединяется к Международному пактуо правах и обязанностях лиц с особыми сензитивными способностями (интуитов). Пакт в странах участниках вводил для всех детей, достигших 6-го возраста, обязательный тест на предрасположенность к препарату, усиливающему сенситивные способности. Позднее Пакт был дополнен пунктом о прохождении всеми сотрудниками ЦЭПов ежегодного экзамена на сентизитивные способности с последующим присуждением звания — интуит-ученик, интуит-мастер и интуит-эксперт.

2033 г. — более 2 млн. человек, принимающих препарат, работали в системе ЦЭПа. Родители почти 200 тыс. детей, у которых была выявлена предрасположенность к препарату, заключили двадцатилетний договор с Международным обществом психических исследований и теории нервного истощения, предусматривавший обучение и последующее трудоустройство в сети ЦЭПа.

Глава 1

14 января 2041 г. Луна. Американский сектор ответственности. 32-ой производственный комплекс. Специализация — добыча и обработка гелия-3, используемого в качестве топлива на магистральных космических грузовиках. Численность персонала — 9 тысяч человек.

Здание ЦЭПа, точнее его главный офис, располагалось в административной части производственного комплекса. Обычно возле его строгих поблескивавших серым металлом стен было не так много людей, как сегодня — 14-го января, официально утвержденного более 10 лет назад днясдачи теста на сензитивность.

Сейчас за несколько часов до начала теста здесь уже стояло несколько сот человек, среди которых собственно самих детей было не более пятидесяти. Остальные были родителями, родственниками.

Немного в стороне от остальных стояла невысокая молодая женщина с ярко рыжими волосами в чуть потрепанном комбинезоне технического персонала. По тому как она то и дело оглаживала грубую ткань исхудавшей рукой и нервному подергиванию плечами можно было предположить, что еще недавно она бы никогда не одела такую одежду. Внимательный глаз также мог бы заметить тонкий след от кольца на ее безымянном пальце, скорее всего оставленный недавно исчезнувшим украшением. Рядом с ней стоял ребенок. Он судорожно цеплялся за руку матери и с заметной настороженностью рассматривал окружающих.

— Не бойся, сынок, — прошептала она еле слышно и чуть наклонившись ласково потрепала его по голове. — Это не больно. Мы же с тобой уже говорили. Ты не забыл? Этот Тест должен пройти каждый малыш, — женщина с нежностью смотрела на внимательно смотревшего на нее сына. — Не упрямься! Там нет ничего страшного… Тебе только зададут несколько вопросов и ты сразу же вернешься ко мне, — она внимательно посмотрела ему в глаза. — Рико, сынок, ты же знаешь, что бывает с теми, чьи дети отказываются проходить Тест.

Мальчуган еще крепче сжал руку женщины и также негромко стал отвечать:

— Знаю…, мама.

— Эх ты, горе мое, — она еще крепче прижала его к себе. — В кого же ты у меня такой…?! Если бы был здесь был Майкл…, - совсем тихо добавила она и сразу же испуганно оглянулась, словно ее слова мог кто-то услышать. — Если бы только ничего этого не случилось.

В этот момент ее сзади кто-то сильно толкнул. Едва она обернулась, как ей в лицо словно «ударил» противный дребезжащий голос.

— Приперлась! Чего тебе здесь надо? — сплевывая щербатым ртом шипела девица потасканного вида. — И комбез, смотрю нашинский напялила! Думаешь, никто не узнает теперь?! Хватит, пожировала за наш счет! — с ненавистью выплевывала она слова. — За муженька свово, убийцу, ответить теперь придется! А…, - вдруг запнулась она на секунду, увидев кто спрятался за спиной женщины. — Ублюдка свово привела.

Мальчишка с силой цеплялся за руку матери и, закрыв глаза, что-то шептал.

— Заткнись, шлюха! — орущую женщину грубо оттолкнул один из сотрудников ЦЭПа. — Всем соблюдать порядок! — мощная фигура в темно-синем комбинезоне с узнаваемой эмблемой — белый треугольник с помещенной внутрь раскрытой ладонью — двинулась через толпу к двери в комплекс. — Приготовить идентификационные карты!

После этих слов сотрудник ЦЭПа застыл у раскрытой дверной панели с приготовленным сканером.

— Подходим, — он ткнул пальцем в стоявшего недалеко вихрастого мальчишку, который с раскрытым ртом пытался заглянуть в дверной проем. — Карту?! — после разрешающего сигнала пацана подтолкнули внутрь комплекса. — Следующий! Ты! — второй сразу же протянул заранее приготовленную карту и с нетерпением следил за движением сканера. — Пошел.

Через полчаса перед зданием ЦЭПаостались лишь двое.

— Карту?! — недовольно буркнул уставший сотрудник ЦЭПа, вытягивая сканер в сторону так и не отпускающего мать мальчика. — Тест скоро начнется. Вашу карту?! — наконец, высокотехнологичный кусок пластика мелькнул перед сканирующим лучом и раздался мелодичный звон. — Проходим, проходим, — не желавшего входить мальчишку легонько подтолкнули и он исчез внутри помещения. — Об окончании процедуры и результатах теста вам сообщат, — быстро проговорил он уже набившую оскомину фразу, опуская сканер.

Не обращая на него внимания, молодая женщинасверлила глазами полумрак проема, в котором скрылся ее сын. Ей все время казалось, что вот-вот он с ревом выбежит обратно… «Рико, малыш, не бойся, — еще несколько минут застыв она стояла перед полураскрытой дверной панелью. — Я тут, с тобой… Ничего не бойся, сынок! Если бы здесь был Майкл…, - онаснова вспомнила мужа — старшего управляющего группы логистики, который несколько месяцев назад был сослан на астероиды по обвинению в халатной небрежности, повлекшей за собой крупнейшую в истории лунной колонии техногенную аварию. — Как же это могло случиться? — слезы сами собой наворачивались, стекая по щеками, и вскоре она уже не сдерживаясь рыдала. — Как же так могло случиться…, - она никак не могла остановиться, вспоминая все новые и новые подробности тех ужасных событий. — Майкл…». Через какое-то время ее рыдания становились все тише и тише, а в душе начала медленно рассасывалось та дико горькая тяжесть, что поселилась там со времени аварии.

… Дверная панель с клацаньем опустилась, полностью закрываю доступ в ЦЭП. В эти самые секунды в более чем 2 млн. специализированных центрах на Земле, Луне, Венере, Марсе и десятках космических станциях и отделенных обитаемых астероидах началась процедура инициации Теста.

Перед столпившимися в длинном холле испытуемыми — мальчишками и девчонками, с любопытством и настороженностьюосматривавшимися по сторонам, появился высокий мужчинам с заметными залысинами. Он с неудовольствием осмотрел притихшую ребятню. Его тонкие губы скривились, словно он надкусил недозрелый лимон.

— Добро пожаловать в Центр экстренной помощи и реабилитации пострадавших от использования майндмашин, — приветствие было произнесено таким тоном, что всем стало ясно, что здесь им рады не так сильно, как это можно было ожидать. — Сейчас вам предстоит выполнить ряд разнообразных процедур, которые позволят выявить, кто из вас обладает особыми, нужными для нашего общества способностями, — он на секунду запнулся, поправляя знак старшего координатора ЦЭПа на лацкане пиджака. — Я старший координатор. Меня зовут Виктор Амбро и на ближайшие часы я буду вам самым близким человеком на этой планете. Сейчас вам нужно взять вот эти браслеты со стола и надеть их себе на правую руку, — он приглашающе махнул в сторону невысоко столика, на котором кучей лежали однотипные электронный браслеты-сканеры. — Берите, берите, что встали как неживые, — раздраженно произнес он.

Сколько он себя помнил именно в такие минуты на него всегда накатывала какая-то странная зависть к этим мальчишкам и девчонкам, которые только что пришли в ЦЭП. «Смотри-ка, набросились, — бормотал он про себя. — И какого черта здесь делают эти голодранцы? Им же всем прямая дорога в техники нижних уровней или биомассу размешивать! — после небольшой неразберихи браслеты быстро разобрали и с сопением начали пристегивать на руки. — А все сюда прутся, в ЦЭП! Думают здесь их кто-то ждет…, - продолжал он недовольно бормотать. — Ждет… Маленькие засранцы! Точно ведь кто-то из вас вырвется из этой клоаки! Вырвется, как есть вырвется! Наберет самый высокий балл и поминай его как звали! Такого, точняк, заберут в центр. Подальше от этого этого вонючего клоповника с его вечно спертым воздухом и поганой едой, — Виктор смотрел то на одного, то на второго, то на третьегопытаясь угадать кто окажется тем самым счастливчиком, у которого Тест выявит самый высокий индекс. — Может ты? — его взгляд остановился на пухлой как свежий пончик девочке, которая с независимым видом втолковывала что-то стоявшему рядом с ней мальчишке. — Хотя вряд ли, больно уж частит… А вот этот возможно! — теперь его внимание привлек похожий на испуганного зверька невысокий черноволосый мальчуган. — Вон как зыркает по сторонам! Очень может быть…».

— А теперь, — как и всегда такое мысленный монолог его немного успокоил и он с тяжелым вздохом снова приступил к своей работе. — Подходим каждый к своей кабинкеи прислоняем браслет к сенсорной панели, — тесные кабинки с огромными, во всю стену, мониторами стали постепенно заполняться. — Это первый этап Теста. Вам нужно смотреть на монитор до того, как раздастся сигнал.

Тот самый черноволосый мальчишка, что привлек внимание старшего координатора, с опаской рассматривал блестящий браслет с ярко мигающими огоньками. Несколько массивный тот выглядел настолько чужеродным на тонкой детской ручке, что внушал мальчику страх.

— Рико Насимо! — раздался недовольный голос за его спиной. — Оставь в покое свой браслет. А теперь приготовься! — громкий сигнал на мгновение прервал его голос. — Внимание! Тест начался! Все смотреть на монитор!

Раздраженный старший координатор отвернулся от взбесившего его зверька, как он уже успел прозвать запомнившегося мальчишку, и пошел к своему месту. Ему следовало приготовиться к тому, что произойдет дальше… Первый этап Теста, направленные на замер эмоциональной чувствительности (специально разработанная шкала — шкала Китано, названная в честь легендарного Такеши Китано — основателя сети ЦЭПов, присваивала каждому эмоциональному всплеску определенный индекс; по результатам первого этапа у ребенка фиксировалось наибольшее значение индекса), был одним из самых тяжелых для его участников, которыми, не нужно этого забывать, являлись обыкновенные дети.

На мониторах появились первые видеоролики, сразу же приковывавшие внимание детей. Вот из густых зарослей осторожно выглянула невысокая антилопа. Чуть позади неё, уткнувшись в коричневатое брюшко мамы, застыл небольшой детеныш. Его тонкие ножки чуть дрожали и все время норовили согнуться. При каждой такой попытке антилопа поворачивала голову к нему и недовольно подталкивала его, пытаясь приподнять невесомое тельце.

— Святой космос…, - еле слышно прошептал координатор, отводя глаза от монитора. — Все время одно и тоже. Нельзя было что-ли придумать другое? — с гнетущим чувством он наблюдал, как дети начали улыбаться. — Как же мне все это надоело…, - детские улыбки становились все шире и шире; старший координатор вновь повернулся к своему монитору.

В очередной раз двинув мордочкой детеныша, антилопа вышла на большую поляну, густо заросшую высокой травой. За ней сразу же, жалобно блея, побежал и теленок. Неуверенно перебирая дрожащими ножками, он с трудом пробирался сквозь густую траву.

Старший координатор, несмотря на свой, мягко говоря, скромный уровень интуит-ученика, физически ненавидел этот самый момент. Его буквально начинало трясти… Картинка на мониторе мигнула! Глаза детей ловили последние секунды патриархальной идиллии. Антилопа вдруг резко подняла голову и застыла. Ее ушки нервно дергались из стороны в сторону. Опасность! Она что-то почувствовала. Все ее тело от макушки и до самого хвостика вытянулось в жесткую струнку, готовую от малейшего звука со звоном лопнуть. Хрустнула сухая ветка! Затем раздался громкий шорох и гибкое темно-желтое тело метнулось со стороны леса. Скачок в сторону! Антилопа изогнулась дугой, выстреливая острыми копытами в сторону неожиданной опасности. Потом еще прыжок, но уже в другую сторону! И снова удар копытами! Но безуспешно… Мощный удар практически снес антилопу на землю. На мониторах показался порыкивающий от неостывшей ярости хищник, вцепившийся в горло своей жертве. Он резко дергал небольшой с плотно прижатыми ушами головой, прижимая трепыхающееся тело к земле.

Смена видеоряда была настолько резкой и эмоционально жесткой, что некоторые дети не сразу осознали, что собственно они увидели. Онипросто с испугом отшатнулись от панели, с недоумением рассматривая происходящее.

— А-а-а-а-а! — пронзительно, на грани инфразвука громко завизжала полная, похожая на пончик девочка. — А-а-а-а-а! Мамочка! — она начала яростно молотить пухлыми ручками по нарядному комбинезону из тескона. — Мамочка! Там убили антилопу!

Сидевший рядом с ней мальчик, также отпрянувший от экрана, сразу же подхватил ее крик.

— А-а-а-а-а! — раздался его с подвыванием плач. — А-а-а-а!

Понимая, что еще чуть-чуть и цепную реакцию уже будет не остановить, старший координатор слетел со своего кресла и бросился к орущим детям. Девочка-пончик уже с воплями во всю каталась по полю, раскидывая в разные стороны руки и ноги. Добежать до нее было делом нескольких мгновений. Еще секунда и кончики его пальцев коснулись висков визжавшей девочки, а дальше было все как обычно… По телу старшего координатора пробежала легкая дрожь и небольшое тельце сразу же обвисло. Осталось только осторожно пристроить его на кресле и все можно начинать сначала.

— Все, все закончилось! — мягким, вибрирующим голосом проговорил он, смотря то на одного то на другого ребенка. — Ничего не бойтесь! Это только такие картинки, здесь все понарошку. А теперь поворачиваемся и снова смотрим на экран, — кресла с шелестом поворачивались и мониторы вновь начинали демонстрировать видеоряд. — Продолжаем смотреть.

После того, как все снова расселись по местам, старший координатор удовлетворенно хмыкнул и потирая руки уселся перед своим монитором.

— Так…, что у нас тут? — еле слышно бормотал он, с интересом рассматривая меняющиеся разноцветные графики. — Хм. Странные цифры, — он увеличил один из графиков и стал внимательно вглядываться в быстро меняющиеся показатели. — Таких цифр просто не может быть! Эмоциональный порог лишь 230 единиц по шкале Китано, а тут далеко за 300… И у кого? У этого зверька! — его взгляд оторвался от панели и остановился черноволосом мальчишке, скорчившемся перед монитором. — Опять этот проклятый хлам сбоит! — его пальцы начали порхать над сенсорной панелью. — Придется сбрасывать…

Подчиняясь введенному паролю экран мигнул и система, сбросив данные, начала перезагружаться. Откинувшись на спинку кресла Амбро, вновь посмотрел на мальчика, судя по древней аппаратуре показавшего просто гигантский и поэтому невозможный уровень эмпатии. В его голове было мелькнула мысль о том, что дело тут совсем не в техническом хламе, но раздавшееся детское рыдание быстро вернуло его к работе. А еще через несколько минут, когда истерика свалила нового ребенка, Амбру уже и думать забыл о об этом случае.

Глава 2

ОТСТУПЛЕНИЕ 1.

Отчет № 162-Х2 14-го Лунного ЦЭП. Старший координатор Виктор Амбро.

«… в результате технического сбоя часть промежуточных результатов была потеряна.

Вновь сообщаю о крайне неудовлетворительном состоянии диагностической аппаратуры. С каждым новым циклом количество отказов нарастает в геометрический прогрессии…».


ОТСТУПЛЕНИЕ 2.

Видеолекция профессора Берлинского международного университета имени А. Меркель Айрона Старшафта.

«… Это наша очередная с вами встреча, — профессор — невысокий представительно выглядевший мужчины — рассказывал выразительно, а его частая жестикуляция придавала лекции особый колорит. — Сегодня я остановлюсь на такой теме, как международное освоение космоса. Мы поговорим о том, существует ли оно на самом деле или это преподносимая нам красивая, но выдуманная сказка? Наконец, попробуем порассуждать о будущем политическом устройстве.

… Человечество с давних времен с надеждой смотрело на небо, покрытое бесчисленным ковром мерцающих звезд, и мечтало, что когда-нибудь оно вырвется с поверхности нашей родной, но ставшей такой тесной и неуютной планеты. Прошли годы, потом столетия. Наконец, мы мы смогли оторваться от земли и оказались в космосе. Но нашли ли мы там то, о чем так долго мечтали? — профессор печально покачал головой и развел руками. — К сожалению, стоит признать, что начавшаяся человеческая экспансия в космоскардинально ничего изменить не смогла. Человечество так и не смогло преодолеть свою природу и уже в космосе вновь начала повторяться земная история, — за спиной профессора на большом экране начали сменять друг друга картинки с фигурами яростно жестикулирующих политиков и военных, мириады взлетающих атмосферных и космических перехватчиков. — Мы по-прежнему, разобщены, склонны к конфликтам и недоверчивы.

А теперь я прерву это небольшое вступление и перейду непосредственно к теме лекции, — Старшафт откинулся на спинку кресла и закинул ногу на ногу. — В настоящее время все что происходит за орбитой Земли, на планетах Солнечной системы … любые государственные или межгосударственные космические проекты регулируется … хм или должно регулироваться в рамках двух международных организаций — Объединенный концерн по эксплуатации ресурсов Космоса и Международное агентство по исследованию космического пространства. Как вы уже могли догадаться, все современные космические проекты, включая и военно-оборонительные, так или иначе укладываются в два основных направления. Это поиск и добыча полезных ископаемых и исследование Космоса.

Опустим на некоторое время описание структуры указанных организаций и рассмотрим какое участие в них принимают крупнейшие космические державы.

Объединенный концерн по эксплуатации ресурсов Космоса — гигантская по финансовым и техническим возможностям организация с капитализацией более чем в10 трилиардов евро (называя сумму в долларах, профессор Старшафт ориентируется, прежде всего, на свою аудиторию). В высшем управленческом органе концерна — Совете директоров присутствуют пять постоянных членов, обладающих правом вето на любые решения и представляющих Китай, США, Россию, Южно-Американскую конфедерацию и Европейский Союз, и более сотни сменяемых…

Концерн в соответствие с решением Совета директоров выделяет государствам квоты на добычу тех или иных ресурсов, разрешение на строительство производственных комплексов…, регулирует возникающие между государствами споры, санкционирует использование объединенного космического флота для силового разрешения конфликтов.

… Международное агентство по исследованию космического пространства возглавляет директор, избираемый раз в 4 года на Генеральной ассамблее ООН».

_____________________________________________________________


Планета Марс. 241 км. к северо-западу долины Мак-Маккафена. Административный центр Фергюссон. Место расположения директората Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса.

Город представлял собой довольно жалкое зрелище. Даже по прошествии 20 лет после переноса добычи гелия-3 на север планеты, он все еще хранил в себе черты гигантского города-завода эпохи безудержной погони за все новыми и новыми тоннами ценного ресурса. На сотни квадратных километров раскинулись огромные матово черные коробки бывших обогатительных терминалов, ставшие жильем для растущей армии чиновников либо перепрофилирование в универсальные био-фабрики. Красноватое небо над городом по-прежнему ежеминутно пронзали массивные туши межпланетных транспортников, сверкавшие яркими огнями включенных на полный режим посадочных движков.

Редкими, как и 20 лет назад, оставались кремниевые купола с искусственно поддерживаемой атмосферой, где создавались кусочки земной поверхностью с настоящими деревьями, небольшими озерами и живыми животными. В городе с населением более 30 млн человек был всего лишь 4 таких купола, из которых 2 являлись закрытой для основной массы населения зоной.

Вся основная инфраструктура города, включая многоцелевую сеть общественного транспорта, была уже давно перенесена под землю. На глубине 30–40 метров марсианский грунт пронзали многочисленные транспортные магистрали города. Через огромные металлопластовые цилиндры, накаченные инертным газом, ежеминутно проносились сотни капсул с людьми и грузом…

— Еще 7 минут, господин директор, — почтительно произнес молодой человек, аккуратно кладя рядом с велотренажером махровое белое полотенце. — Вам осталось заниматься ровно 7 минут, — относиться к своему хозяину по-другому, Алекс Вернер, личный секретарь директора концерна от США Айрона Биррета, просто физически не мог; он глубоко уважал этого немногословного человека, который благодаря своей железной воле и потрясающей работоспособности сделал головокружительную карьеру.

Директор Биррет, высокий, подтянутый мужчина, усиленно давил на педали тренажера. Его спортивный костюм был совершенно мокрым от пота. Чувствовалось, что каждое усилие ему уже давалось с трудом. Наконец, раздался негромкий звук таймера и директор Биррет остановился.

— Я сегодня просто в ударе, Алекс! — он мягко спрыгнул на настоящий изумрудно зеленый газон, покрывавший несколько десятков квадратных метров поверхности его кабинета. — Отличная тренировка! Думал, Богу душу отдам. Ха-ха, — жизнерадостно улыбаясь он сделал несколько шагов к бассейну и с уханьем рухнул в прохладную воду. — А-а-а-а! — с чувством заорал Биррет, через несколько секунд выскакивая назад и беря полотенце в руки. — Хорошо… Что там у нас на сегодня? — пушистый халат приятно закутал его покрывшееся пупырышками тело. — Письма? Так… Это и это! Стоп! Что у нас тут?

Он буквально вырвал из рук секретаря большой конверт из дорогого коричневого пергамента. Директор предпочитал, чтобы именно в такой упаковке ему приносили наиболее важные известия.

— Вот этот новость! — пораженно проговорил он, сминая в руках шуршащую обертку. — Алекс, живо ко мне главу службы безопасности! Быстро-быстро!

Тот буквально испарился, чем вызвал довольный смешок своего шефа. Незаметно испариться, четко и без помарок выполнив порученное ему дело — именно за это его и ценил Биррет.

Шеф службы безопасности — Шон Доусон — бывший полковник разведки, в свое время всеми правдами и неправдами переманенный им из министерства обороны — не заставил себя долго ждать. Высокий, сухопарый с неприятным прищуром водянистых глаз, Доусон появился ровно тогда, когда директор заканчивал застегивать последнюю пуговицы своей сорочки.

— Сэр, — привычно оглядевшись по сторонам, он статуей застыл у входа. — Что-то случилось?

— Да, Шон, еще как случилось, — директор махнул ему рукой, призывая садиться за стол. — На прочти. Только что пришло от нашей службы перехвата. Читай-читай. Времени совсем не осталось.

Тот взял лист и стал читать его вслух, комментируя при этом важные моменты. Эта была его давно въевшаяся привычка — читать вслух любые документы, требующие максимального сосредоточения.

— Служба перехвата сообщает… С 32-ого лунного производственного комплекса поступил сигнал… Преднамеренный технический сбой, повлек за собой уничтожение практически всей первоначальной информации. Предварительный виновник установлен — старший координатор Виктор Амбро, интуит-ученик… Согласно, восстановленным данным во время прохождения Теста старшим координатором был зафиксирован факт сензитивной активности превышающей 300 единиц по шкале Китано… Установить идентификационные данные испытуемого не представляется возможным… С помощью камер наружного наблюдения были идентифицированы все лица в возрасте от 6 лет, вошедшие в здание ЦЭПа в период прохождения Теста…

Еще несколько минут после того, как шеф закончил чтение документа, в кабинет царило молчание. Эта информация, так неожиданно попавшая им в руки, могла оказаться гораздо более ценной, чем годовой доход всего концерта.

Доусон молча теребил в руках свой коммуникатор. Об охватившем его волнении говорила лишь дергающаяся жилка на виске.

— 300 единиц — это же уму непостижимо, — наконец заговорил Шон, оставляя в покое коммуникатор. — До сих порог в 230 единиц никому не удалось перешагнуть. Насколько я знаю на настоящий момент зафиксированы только 3 эксперт-интуита с уровнем сензитивности, превышающим 210 единиц. Кунг Лоу из Северного Вьетнама, 214 единиц по шкале Китано. Сейчас является старшим советником и доверенным лицом директора Лю Цианя от Китайской Республики. Второй это Поль Бренсон из Франции, 216 единиц. Задействован в нашем директорате в отделе «С» «Перспективные наступательные вооружения». Третьим остается Игорь Фролов из Центральной России. У него максимальный бал … был 219 единиц. Давно о нем уже ничего не слышал, — Доусон вновь замолчал, давая возможность высказаться шефу.

— Шон, koe riro hia reo i teie nei? (Шон, сколькими языками ты сейчас владеешь? — пер. с маори) — неожиданно на маори спросил Биррет, словно начиная их старую игру в давно забытые, редкие земные языки. — Е rima tekau pea ranei rau, pea kua oho koe i runga i rau e rua? A tino e rite ahau ki te mohio atu? (Пятьюдесятью, или может быть сотней, а может ты уже перешел за две сотни? И наверняка хотел бы знать еще больше? — пер. с маори)

— Е whitu tekau ma wha reo, сэр (Семьдесят четыре, сэр- пер. с маори), — подхватил брошенный мяч Доусон. — E mohio ana koe e reo tawhito ko toku weriweri. Noatia, e hiahia ana ahau ki te mohio atu me te ake (Вы же знаете, что старые языки моя страсть. Естественно, мне хочется знать все больше и больше- пер. с маори)

— Ты понимаешь, что нам может дать этот мальчишка с его тремя стами единицами?! — едва сдерживая эмоции проговорил Биррет уже на родном языке. — В лабораториям мы сможем получить такое умное мясо (презрительное наименование тех, кто чрезмерно увлекался мандмашинами и накачивал себя настолько чрезмерным количеством информации. Что превращался в овощ), что оставим далеко позади всех наших конкурентов! Если профессор Китано был прав, то с его помощью мы совершенно спокойно можем накачивать любого, понимаешь Шон любого человека, практически бесконечным потоком информации. Прямо здесь и сейчас, мы сможем получить нового Энштейна. Да что там Энштейна! Мы можем вложить в мозги знания десятков, сотен и тысяч ученых. Это будет настоящий сверхмозг…

Шэф безопасности молчал смотрел на Биррета, который распалялся все больше и больше. Обладание ребенком с безумно высоким уровнем сензитивности и потенциально способным вырасти еще больше рисовало в воображении директора такие картины, что Доусон чувствовал себя не по себе.

Подожди, Шон! — вдруг остановился директор, словно вспомнив что-то очень для него важное. — К черту это умное мясо! Это ведь 300 единиц! Это настоящий гранд-интуит! Ты это понимаешь?! — Биррет не на шутку разволновался, его лицо раскраснелось, а жестикуляция приобрела все более явный характер.

— Сэр, вы намекаете на бредни этого старика Китано?! — слегка удивился Доусон. — Про гранд-интуита? Про то, что при значительном превышении сензитивного порога (230 единиц) способности интуита переходят на качественно новый уровень… И бла-бла-бла… Он приобретает возможность непосредственного манипулирования десятками или даже сотнями человек… И так далее и в этом роде, — шэф службы безопасности не скрывал своего недоверия к теории о гранд-интуите, высказанной в одной из последних работ профессора Китано. — Я в не верю в эти сказки! Сильный эксперт-интуит может конечно что-то внушить человеку, Но то же самое может сделать и самый обыкновенный гипнотизер, — Доусон помолчав добавил. — И вообще, сэр, думаю, этот путь по дальнейшему бесконечному наращиванию мощности майндмашин, о котором выговорите не приведет ни к чему хорошему. Китано, конечно, гениальный ученый, но он явно ошибался. Даже гений интуит не сможет спасти мозг человека от превращения его в огромный чемодан для разношерстной информации и в конце концов в овощ… Майндмашин и интуиты — это не панацея, это всего лишь удобное средство ограниченного действия для более быстрого овладения информацией…

После столь продолжительно спича, Биррет некоторое время с удивлением рассматривал своего шефа службы безопасности, а потом проговорил:

— Я тебя уже давно знаю и ты всегда говорил то, что думаешь. Думаю, именно поэтому мне удалось добиться твоего перевода из министерства обороны в концерн, — он замолчал еще на несколько секунд, словно собираясь с силами. — Шон, я принял решение. Мне нужен этот ребенок. На этом кристалле (он бросил на стол кремниевый элемент памяти) находится вся находящая в нашем распоряжении информация. Там список из 62 фамилий — взрослые и дети, мужчины и женщины. Кто-то из этого списка, достигший 6-го возраста проходил Тест и показал этот результат. И именно он мне нужен.

— Мои полномочия, сэр? — коротко спросил Доусон, понимая, что время для возражений и споров прошло.

— 32-ой Лунный производственный комплекс находится в нашей зоне ответственности, — Биррет давал полный карт-бланш. — Поэтому можешь себя задействовать все ресурсы администрацию комплекса, юристов концерна, лунную полицию… словом всех, кто понадобиться… И запомни, Шон, мне очень нужен этот ребенок живым, здоровым и желательно видящим во мне друга, а не врага, — он внимательно смотрел на собеседника, пока тот не кивнул головой. — Иди…. Чует мое сердце, что мысильно опаздываем.

Следующие сутки шэф безопасности американского директората концерна провел на ногах и перевести дух смог лишь поздно ночью в собственной каюте на скоростном челноке, направлявшемся к земной Луне. К этому времени его командой была проделана громадная работа — проведены десятки встреч, сделаны сотни звонков, проверены гигабайты информации и вырисовывавшаяся картина, мягко говоря, была безрадостной. Выяснилось, что несколько секунд сигнал о результатах Теста по каким-то непонятным причинам транслировался в открытый космос, хотя по всем возможным протоколам этого делать было строжайше запрещено.

— Кто еще теоретически мог перехватить эту информацию? — в очередной раз задал вопрос Доусон одному из сидевших перед ним аналитиков. — Не нужны мне никакие фамилии! Я хочу знать, в целом… это возможно?

— С 95 %-ой вероятностью сигнал перехватили китайцы, — наконец, решился один. — С 67 %-ой вероятностью — Европейский Союз. Только их станции слежения находятся на расстоянии, которое могло позволить перехватывать такого рода сигналы.

— Если это так…, - проговорил Доусон, на мгновение забыв о своих сотрудниках. — То, вероятно, дракон уже начал действовать и на месте насможет ждать оперативная группа класса “А”, а скорее всего, и не одна. Европейцы, вряд-ли среагируют оперативно. Думаю, перед ними мы имеем хорошую форму… Так! Что застыли, как болваны? Чтобы через сутки у меня на столе лежал развернутый план с вариантами китайских действий и наши ответы на них… Олухи!

В этот вечер он еще долго не мог уснуть. Его не брал даже любимый “Черный Джек” — виски двадцатилетней выдержки, которое он всегда хранил именно на такой случай. В голове Шона безостановочно крутились бесконечные варианты будущей операции с десятками фамилий аналитиков, агентов-ликвидаторов. Он ежеминутно опускался на поверхность Луны во главе спец группы, рыскал по всему комплексу, врывался в какие-то темные каюты, склады… и все это обязательно заканчивалось кровью.

Доусон оказался прав. Тысячу раз прав! Только все оказалась в несколько раз хуже, чем он себе мог представить в своих самых худших кошмарах. Тот безымянный сигнал о промежуточных результатах Теста на одном из сотен филиалов ЦЭПа, действительно, был перехвачен китайской станцией слежения, до поры до времени тихо и мирно спавшей на орбите Луны. В течение нескольких мили секунд искусственныйинтеллект класса “Небесный воин” обрабатывал сигнал, пока не сработали специальные маркеры. Опознав ключевые термины “сензитивность”, “превышающий пороговое значение”, “эксперт-интут”, система сформировала информационный пакет и в эту же секунду оправила его на ретрансляционный спутник, придав посланию высший приоритет. Уже вечером этого же дня сообщение оказалось в руках председателя Высшего политического совета Китайской народной республики Лю Циня.

Дальнейшие события показали, что Доусон оказался не прав лишь в одном — в оценке решимости “китайского дракона” заполучить интуита с феноменальным уровнем сензитивности. Указание Председателя, оформленное в словами “доставить не взирая ни на какие потери”, привело в действие один из специально разработанных на такой случай оперативных протоколов, предусматривающих скрытное проникновение на производственный или жилой объект противника с захватом интересующего лица, которое маскировалось под масштабную техногенную катастрофу.

На второй день от начала операции один из китайских крейсеров, входящих во второю оперативную бригаду Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса, неожиданно сошел со своего курса и начал движение в сторону Лунной орбиты. Отвечая на запрос объединенного командования, командир сообщил о неполадках в маршевых двигателям и необходимости их полномасштабной диагностики. Последнее можно было осуществить лишь на причальных доках, способных обслуживать корабли тяжелого и сверхтяжелого класса. Лунный орбитальный комплекс концерна оказался наиболее близким обладателем такого дока.

Одновременно, в сторону Луны с китайского космодрома, расположенного в труднодоступных предгорьях Тибета, стартовали два крупнотоннажных многоцелевых корабля. По сообщениях китайской стороны, транспортники выполняли исследовательскую миссию в рамках международного проекта по изучению влияния космического излучения на развитие живых организмов в условиях невесомости. Если бы кому-нибудь посторонних чудом удалось бы попасть на один из этих кораблей, то, без сомнения, он был бы сильно удивлен увиденным. Гигантские грузовые трюмыи пассажирские отсеки были заполнены и отнюдь не исследовательским оборудованием и учеными космонавтами. В тесных кубриках обоих кораблей насчитывалось более двух сотен человек, в которых даже самый далекий от космоса и науки человек с легкостью опознал бы самых обыкновенных наемников. В основном это были европейцы, несколько десятков арабов и три — четыре африканца. Именно этой разношерстной команде отводилась сомнительная честь нанести отвлекающий удар по административным и полицейским структурам 32-го производственного комплекса и расчистить путь для оперативной группы китайских диверсантов. Примечательно, что первые совершенно не догадывались о своей настоящей роли в этой операции…

Глава 3

ОТСТУПЛЕНИЕ 3.

Такеши Китано Природа сензитивности и человеческое сверхсознание / Вестник Международного общества психических исследований и теории нервного истощения. — 2048. - № 18. — С.28 — 198.

“… Сензитивный порог в 230 условных единиц (сам Китано не любил называть разработанную им шкалы индикации сензитивных способностей интуитов своим именем — от автора) в настоящее время кажется нам естественным и имеющим природное происхождение. В научном мире бытует мнение, которое находит все больше и больше сторонников, что этот барьер является непреодолимым для человеческого сознания не только в ближайшем, но и в более далеком будущем. С этим столь категоричным утверждением я позволю себе не согласиться и главным моим аргументов в этом станет природа человека. Человеческий организм непрерывно совершенствуется. Мы можем наблюдать внешние изменения физического плана (более высокий рост у современного человека, постепенное исчезновение оволосенения на отдельных частях тела и т. д.), медицинские исследования позволяют говорить о серьезных внутренних изменениях (изменение иммунной системы, биохимического состава крови и т. д.). Сейчас мы стали свидетелями появления все большего числа людей с развитыми способности к эмпатии, так называемых интуитов. Совершено логично предположить, что эти способности будут также подчиняться главному закону человеческого бытия — непрерывное развитие человеческого организма. Я совершенно уверен, что не пройдет и десяти лет, как мы все станем свидетелями того, что этот барьер будет пройден и совершено нормальным станет появление интуитов с уровнем превышающим и 230 условных единиц и 300.

… В настоящее время в нашем распоряжении не так много эмпирического материала, чтобы делать далеко идущие выводы. Однако, даже сейчас научные изыскания оправдывают наши самые смелые ожидания и позволяют чуть-чуть приподнять завесу таинственного будущего человечества.

… Несомненно, гранд-интуит по своим способностям будет качественно превосходить эксперт-интуита. Пожалуй в данном случае мы можем говорить не столько о неких процентных превышениях, сколько о совершенно ином, более высоком уровне владения природой сензитивности…”.


ОТСТУПЛЕНИЕ 4

Студия Европейского единого информационного канала. Специальный выпуск новостей.

— … С обиты Луны поступает совершенно противоречивая информация. На настоящий момент известно, что 32-ой производственный комплекс, располагающийся в 7-ом квадрате Американской зоны ответственности, полностью блокирован силами 2-ой оперативной бригады Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса. Наши источники сообщают, что связь с администрацией комплекса, силовыми структурами и простыми жителями отсутствует уже более 20 часов. Что все же там произошло до сих пор не ясно! По фотографиям с орбиты, распространившимся буквально в последние часы в глобальной сети, четко различаются масштабные разрушения наземных построек. Обратите внимание на вот эти черные коробочки! Как утверждает наш эксперт Эштон Сташек, специалист НАСА, это не что и иное, как перевернутые горнопроходческие комбайны…А сейчас с нами вышла на связи наш специальный корреспондент Маргарет Мэрон, которая в данный момент находится у представительства Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса. Маргарет!

— Пресс конференция только что завершилась, Стив. Представитель концерна заявил, что более двух часов назад единая диспетчерская служба Центра спасательных операций на Марсе начал получать многочисленные сообщения нулевого уровня (сообщения о масштабных разрушения и значительных человеческих жертвах). Было установлено, что сигналы поступают с территории 32-го производственного комплекса на луне. Сразу же было принято решение направить в район спасательную команду. Одновременно, решением директората концерна район проведения спасательной операции был блокирован силами 2-ой оперативной бригады. Здесь полностью запрещены пролеты гражданских судов, отключены связь, Стив.

— Благодарю вас, Маргарет. Мне лично все это напоминает ситуацию двухлетней давности. Да-да, ту самую аварию на этом злополучном 32-ом комплексе. Тогда в результате сбоя в центре управления горнодобывающего комплекса произошел масштабный выброс гелия-3, превратившего более трети территории комплекса в один большой могильник. Как мы все помним в сбое был обвинен главный координатор Майкл Фелтон, находящийся на тот момент центе управления”.


______________________________________________________________


2 ЧАСА ДО АТАКИ НА КОМПЛЕКС

В жилом отсеке № 81232 — одном из множества стандартных жилых модулей северо-западной жилой зоны — зажегся чуть приглушенный мягкий свет. Из встроенных настенных светильников в дальние концы протянулись светлые лучики, которые, натыкаясь на мебель, оставляли за собой причудливые острые тени.

— Рико, малыш, — раздался в тишине полный нежности и беспокойства голос. — Маленький соня, пора вставать, — макушки темной головы свернувшегося клубком мальчишки коснулась тонкая ладонь. — Не упрямься! Я Я же вижу, что ты уже не спишь. Ну, Рико! — мальчик недовольно сопя приподнялся над кроватью. — Не выспался?! Хм, а нука иди ко мне! - она вдруг схватила сонного мальчишку в объятия и начала гладить его по вихрастой голове. — Знаю, досталось тебе вчера. Ну ничего страшного! Главное все прошло хорошо. Так ведь, Рико?!

Уговорить мальчишку подняться ей удалось лишь тогда, когда по маленькой комнате поплыл вкусный аромат горячего шоколада — его любимого лакомства. Она едва успела разбавить черный напиток синтетическим молоком, как потирающая глаза физиономия уже торчала над столом.

— Давай, пей, а то нам еще собираться, — подвинула она чашку к сыну. — Надо результаты Теста занести в школу директору Сантеру. Хорошо? Меня просили с этим не тянуть.

Мальчик обреченно кивнул головой и схватил кружку с шоколадом. В такие минуты его матери начинало казаться, что с ее сыном происходит что-то очень странное — то он читает ее мысли как открытую книгу, то разговаривает сам с собой. Это ощущение особенно после ареста мужа охватывало ее регулярно. Совсем недавно случился очередной такой странный случай. При возвращении домой в одном из коридоров, в которые служба безопасности комплекса уже давно забыла дорогу, на них напал какой-то человек в дыхательной маске, полностью закрывшей его лицо. Она даже не успела испугаться, когда горилообразная фигура, выросла перед ней и потребовала отдать пищевые брикеты — главную валюту в их мирке. Достав из сумки несколько небольших контейнеров — их еду с сыном на этот вечер, она безропотно протянула их грабителю. Случившееся дальше она до сих старается не вспоминать… Дернувшийся было вперед мужчина вдруг застыл словно статуя. В полумраке коридора было видно как дико вращаются белки его глаз, а тело сотрясает странная мелкая дрожь. Казалось, его что-то сковало в невидимые оковы и не отпускает. Ничего не понимая, она посмотрела на сына и… вздрогнула! Тот неподвижно стоял у стены и пристально, не мигая смотрел на грабителя. Взгляд ребенка был тяжелым и неприятным.


30 МИНУТ ДО АТАКИ НА КОМПЛЕКС

Школа первой ступени располагалась в этом же секторе. До ареста мужа у нее естественно и мысли бы не возникло отдать ребенка в такое заведение, куда чуть ли не насильно сгоняли детей работников низких производственных уровней. Однако, сейчас ситуация обстояла таким образом, что эта школа оказалась единственным местом, где ребенка, отец которого был обвинен в халатной небрежности, повлекшей гибель более двух тысяч человек, могли принять на обучение.

— Господин директор, вот результаты Теста, который мой сын прошел вчера, — женщина протянула директору Сантеру — невысокому плюгавенькому мужичку синий инфодиск. — Теперь вы сможете перевести его на другой поток (она добивалась перевода сына на поток “S”, где обучение проходило по усложненной программе и осуществлялось более квалифицироваными педагогами).

Тот, как и обычно, сальным взглядом неторопливо прошелся по ее рабочему комбезу, не сильно скрывавшему достоинства ее фигуры и лишь потом соизволил посмотреть ей в глаза.

— Сначала, мисс Насимо, надо все хорошенько проверить, — противным писклявым голосом начал он ей объяснять. — Вы же знаете, как много сейчас обманщиков, так и норовящих обмануть честного человека при должности. Я все основательно проверю. Потом необходимо сделать запрос в ЦЭП и удостовериться, что эти результаты, действительно, принадлежать вашему сыну. К сожалению, такой запрос может идти довольно продолжительное время, — от его потного лица с небольшими поросячими глазками тянуло такой явной похотью, что становилось откровенно мерзко и гадко. — Вы же понимаете как это все происходит. Я конечно мог бы пойти вам на встречу и ускорить этот процесс…, - он наклонился так близко, что она ощутила противный запах из его рта. — Но у меня так много работы и вся она важна яи сложная. С этими хулиганам столько мороки. Всегда что-нибудь случается. Вы понимаете меня мисс Фелтон?



10 МИНУТ ДО АТАКИ НА КОМПЛЕКС

Первые минуты после этого затянувшегося разговора ей чертовски хотелось вернуться домой, залезть под душ и долго стоять под падающей сверху водой. Потом взять мочалку и оттирать свое тело от той грязи, которую он вылил на нее. Желание было настолько сильным, что она с трудом смогла побороть его.

— Что сынок приуныл? — стараясь улыбнуться, спросила она угрюмого сына. — Все хорошо! Скоро начнутся занятия. Давай беги.

Тот несколько секунд молчал, а потом тихо сказал:

— Его надо убить.

Вздрогнувшая мать присела на корточки и, обняв его, так же тихо попросила:

— Не надо, мой малыш! Никогда не говори так…


5… 4… 3… 2… 1… 0… АТАКА НА КОМПЛЕКС

Она не успела договорить, как пол ощутимо тряхнуло. Сразу же заходили ходуном стены из металлопласта. От нового еще более сильного удара они оба упали на пол. Ближайшие перекрытия — мощные балки с металлическим скрипом начали сгибаться во внутрь. Через мгновение по правой стороне коридора, ведущего ко внешнему шлюзу № 13 побежали блестящие трещины.

Один из китайских многоцелевых лайнеров, не так давно стартовавший откуда-то из районов Тибета, только что врезался в район главного реактора комплекса. Имитировавший аварию на корабле, капитан лично направил судно в цель. За несколько секунд до взрыва он привел в действие устройство катапультирования и благополучно покинул мостик.

— Рико! — закричала женщина, буквально вскидывая мальчика на ноги. — Рико! Сынок! Быстрее, вставай, — схватив его за шкирку, она побежла в сторону складской зоны.

Несколько лет назад, примерно за 3 месяца до той ужасной катастрофымуж ей сказал, что самое безопасное место в комплексе — это складская зона. Там, где храниться готовая продукция, особенно категории “А”, повторял он, запас прочности конструкций наиболее высокий.

— Быстрее, быстрее! — шептала она, не поспевавшему и буквально висевшего на ней мальчишке. — Нам надо успеть… Мы должны успеть!

Яркий свет встроенных лам начал мигать, заполняя коридоры и переходы между жилыми зонами мечущимися тенями. После взрыва главный реактор не справлялся с нагрузкой и начал постепенно отключать второстепенные мощности.

Они бежали в полном одиночестве. Эта часть жилой зоны вплотную прилегала к складскому комплексу и здесь не располагались никакие другие объекты жизнеобеспечения.

— Сынок, еще немного! Мы почти на месте! — тяжело дыша, женщина остановилась и начала судорожно искать указатели направления. — Почти на месте, — шептала она, пытаясь на полутемных стенах что-то разобрать. — Вот! Кажется вот! — они чуть не пропустили нужный поворот, отмеченный небольшим указателем направления с предупреждающей надписью. — Малыш, ну что ты? — поцеловала она обмякшего мальчика. — Потерпи немножко!

НОВЫЙ УДАР! Их со страшной силой швырнуло на стену. Женщина от удара потеряла сознание и упала, накрыв своим телом мальчика. Часть корридора, которую они только что миновали, с хрустом смяло, полностью заблокировав обратную дорогу. Вслед за этм полностью погасло освещение. Главный реактор, который после взрыва начал уходить в разнос, оставшемуся персоналу удалось чудом заглушить…

1 ЧАС ПОСЛЕ НАЧАЛА АТАКИ НА КОМПЛЕКС.

Перемазанные с ног до головы в пыли и черной копоти через коридор пробирались две фигуры. Снопы света фонариков мелькали по стенам и полку.

— Дюран, vieux cul, ce que l'enfer recherchons-nous ici? Cette zone de stockage! Nous avons besoin dans un complexe résidentiel… caméras Selon étaient là (Дюран, старая задница, какого черта мы ищем именно здесь? Это складская зона! Нам надо в жилой комплекс… Согласно камерам они были именно там — перевод с французского), — недовольно проговорил первый — крупный мужчина в армейском штурмовом костюме, внимательно смотря себе под ноги. — Sainte Vierge Marie! Je vous ai dit! Il jonchées couloir. Ici, nous ne transmettons pas juste! (Святая Дева Мария! Я же тебе говорил! Здесь завален коридор. Тут нам точно не пройти! — перевод с французского).

К нему подошел второй и тоже стал рассматривать обвалившийся потолок. Сдвинув армейскую винтовку на бок он присел и начал что-то ковырять перчаткой.

— Duran! Lieutenant deuxième fois sur la connexion. Et je vous dis qu'il est furieux! (Дюран! Лейтенант уже второй раз выходит на связь. И я тебе точно говорю он в ярости! — перевод с французского), — продолжал недовольно бубнить первый наемник, пиная ботинком какой-то попавший под ногу кирпич. — Nous devons sortir d'ici, et profiter! Il peut y avoir bientôt tous fait sauter… Durant, le lieutenant dit que le réacteur principal était couvert. En bref, nous avons avec vous pendant 1 heure, ni plus ni moins (Надоуходитьотсюдаипоживей! Здесь скоро все может взлететь на воздух… Дюран, лейтенант говорит, что главный реактор накрылся. Короче у нас с тобой 1 час, не больше и не меньше — перевод с французского).

Дюран продолжал ковыряться в завале, никак не реагируя на слова товарища. Вдруг, когда у первого наемника уже начало кончаться терпение, он словно очнулся. Луч его фонарика переместился, и он начал что-то яростно откапывать.

— А-а-а-а, — из под завала донесся еле слышный стон. — Рико, Рико…, - женский голос кого-то звал. — Сынок!

После этого и второй наемник, забросив штурмовой карабин за спину, присоединился к раскопкам. В защитной экипировки разбирать завал было чертовскинеудобно, но вскоре им все же удалось добраться до женского тела. Чудом не раздавленное многотонными блоками металлопласта, которые куполом сложились над ней, оно было практическинеподвижным. Лишь на ее мертвенно бледном от каменной пыли лице еле заметно шевелились губы.

— Рико, Рико, — голоса почти не было слышно. — Сынок.

Заметив на ее груди стандартную бирку с идентификационным номером и именем, Дюран осторожно очистил ее от пыли и замер. Он ее сдерживался, чтобы не заорать от переполнявшей его дикой радости. “Святые угодники! Наткнуться в этой убогой дыре, в стороне от жилых комплексов, на бабу, за голову которой дают почти 300 миллионов, — проносилось у него в голове. — Иезус! Мария! Я чертовски удачливый сукин сын! 300 миллионов… А еще есть пацан! Черт, пацан! ”.

— Quelque part il y a encore un enfant et doit être… Écoute, Victor? Ils étaient ensemble. Il certainement quelque part sous ces rochers! (Где-то здесь еще и пацан должен быть… Слышишь, Виктор? Они были вместе. Он точно где-то под этими камнями! — перевод с французского) — Дюран пнул в ногу, первого наемника, который в этот момент пытался что-то рассмотреть позади них. — Il est en outre nécessaire de creuser (надо копать дальше — перевод с французского).

Тот никак не среагировал. Он снова хотел ударить его, но что-то в замершей фигуре напарника его остановило. Дюран заметил, как он, ни говоря при этом ни слова, начал медленно стягивать карабин с плеча.

— Qu'est-ce que vous damner? (Что там черт тебя задери? — перевод с французского), — спросил Дюран, осторожно слазя с кучи обломков. — Vous avez vu quelqu'un? (Ты кого-то увидел — перевод с французского).

Коридор, примыкавший к тому, из которого вышли они, почти не просматривался. Первый наемник, продолжая молчать, сделал вперед несколько неуверенных шагов и начал опускать ствол карабина. Висевшая в воздухе густая белая взвесь окутала его фигуру словно плотное одело и Дюрану виднелся лишь силуэт его фигуры.

— Angélica, mon molnyshko… Est-ce que vous? Angélica?! (Анхелика, мое молнышко… Это ты? Анхелика?! — перевод с французского) — заговорил с кем-то дрожащим голосом наемник. — Angelica, je suis désolé! Je ne devrais pas vous jeter… Damn! Je ne dois pas écouter ce lieutenant damné (Анхелика, простименя! Я не должен был тебя бросать… Черт! Я не должен был слушать этого проклятого лейтенанта — перевод с французского).

Размытая в воздухе плотная фигура сделал еще один шаг вперед, потом что-то с металлическим звоном упало на пол. Дюран мгновенно присел и сразу же передернул затвор. “Какого черта здесь происходит? — странный поступок напарника ему совершенно не понравился. — Похоже нас кто-то обошел. Служба безопасности или какой-то герой из местных…, - он включил тепловизор и медленно направил его на мрак коридора. — Есть! — на небольшом мониторе появился тонкий силуэт. — Кто же это у нас тут еще бродит?“.

Бросив взгляд на лежавшую без движения женщину, Дюран осторожно пошел вперед.

— Кто там? — громко проговорил он в темноту на общепринятом в космосе суржике. — Я из службы безопасности, — прикрыться в такой неразберихе принадлежностью к специальным силам показалось ему хорошей идей. — Мы разбираем здесь завал, чтобы пробиться к причальному комплексу. Готовиться эвакуация. Вы меня слышите? Эй? — он не переставал говорить, надеясь, что кто-то затаившийся выдаст себя. — Отзовитесь?! Здесь опасно оставаться. Нам нужно срочно эвакуироваться!

Внимательно следя за медленно приближающимся силуэтом на мониторе, Дюран вдруг споткнулся и еле удержался, чтобы не впечататься лицом в заваленный хламом пол. Препятствием оказалась чья-то нога, обутая в здоровенный черный ботинок с металлическими фиксаторами у голени. Направленный чуть дальше фонарик выхватил из темноты и остальное тело. Прямо на кусках металлопласта, вырванных из стены, лежалего напарник, раскинув в разные стороны свои руки. “Пистолет, нож на месте, — фиксировал Дюран, пристально осматривая тело. — Ран не видно”. Не опуская оружия, он сдвинул ногой шлем, который от толчка свалился с головы.

— Sainte Vierge Marie, qu'est-ce? (Святая Дева Мария! Что это такое? — перевод с французского), — пробормотал Дюран, увидя воткнувшийся в потолок бессмысленный взгляд наемника. — Qu'est-ce que… (Что…, - перевод с французского).

Вдруг фигура на мониторе начала движение. Привычно прижав к плечу штурмовой карабин, Дюран напряженно всматривался в густую пелену.

— Папа, папа, — вдруг донесся до него тоненький голос и от испуга он чуть не выпустил очередт на весь магазин. — Папа, это ведь ты? — оружие в его руках дрогнуло, но ствол по-прежнему смотрел в сторону темного зева коридора. — Папа, ты меня не узнал? Это же я… Жанна, — Дюран с трудом сглотнул образовавшийся в горле ком. — Это твоя маленькая Жанна! Ты меня совсем забыл, — до него стало доноситься еле слышное детское всхлипывание. — Папа, а почему ты к нам так давно не приезжал?

На неожиданно ставших ватными ногах наемник сделал шаг назад. Оружие начало опускаться вниз.

— Жанна? — неуверенно проговорил он и в его голосе слышалась дикая надежда. — Жанна? Это ты? — в нескольких метрах от него из белой взвеси словно материализовалась тоненькая фигурка. — Жанна, Жанна, — Дюран, вдруг начал узнавать родные черты, которые как ему казалось он уже давно забыл. — Моя кровиночка…, - голые все в кровавых порезах ножки осторожно ступали по валявшимся кускам камня, полоскам искореженного металлопласта. — Да, это я, твой папа, — его ноги сами собой подогнулись и он рухнул на пол. — Иди ко мне! — защитная сфера слетела с его головы и укатилась куда-то в сторону. — Жанна.

Прямо перед коленопреклоненным наемником стояла худенькая девочка в развевающемся сарафане — том самом сарафане, в котором она много лет назад и провожала еще молодого Дюрана на очередную войну. Она переминалась с ноги на ногу и с каждым новым движением под ее подошвами сильнее хрустели сминаемые камешки.

— Что ты здесь делаешь? — спросил потрясенный отец уже давно умершую дочь. — Ты же умерла… Жанна, тебя же уже нет! — произнесенные вслух страшные слова словно пронзили его электрическим “током”. — Ах ты тварь!

Перехватить висевший на плече карабин и в падении назад полоснуть очередью — на все это Дюрану требовалось лишь несколько мгновений, которых у него не было. Выполняя мысленный посыл тренированное тело начало заваливаться назад, одновременно правая рука потянулась за карабинов, как тонкие и чрезвычайно холодные детские ладошки коснулись его висков…. И скрученное напряженной пружиной тело наемника с грохотом свалилось на спину. Волосы на запрокинутой назад голове разметались по серым камням, а пронзительно синие глаза Дюрана равнодушно уставились куда-то в сторону. Еще несколько секунд после падения его руки и ноги чуть подрагивали, словно пытались до конца выполнить приказ мозга.

Перешагнув через очередное распростертое тело ребенок пошел дальше. Но не было никакого развевающегося сарафана, спадающей с волос косынки, сбитых в кровь босых ног. Через продолжавшую висеть белую взвесь шел одетый в пыльный комбез мальчик…

3 ЧАСА ПОСЛЕ НАЧАЛА АТАКИ НА КОМПЛЕКС

Рико держался правой стены, у которой они с матерью и стояли до тех самых взрывов. Сейчас все выглядело совершенно по другому. Вместо металлопластового угловатого покрытия со стен свисали металлические лохмотья, доходившие до пола и местами полностью перегораживавшие путь. Узнать то самое место, возле которого их застала катастрофа, было практически не реально. В некоторых местах он опускался на колени и осторожно проползал между перекрученными балками и искореженными пластинами. Из-за висевшей в воздухе пыли он с трудом мог дышать… Наконец, его вытянутая вперед рука чего-то коснулась.

— Мама, — прошептал он, зажимая в ладонях еле теплую кисть матери. — Мама, мама, это я Рико, — он опустился на колени и осторожно погладил молодую женщину по голове. — Мама, проснись! Плохих людей здесь больше нет.

Мальчик сидел возле нее и, всхлипывая, продолжал звать маму. Вдруг, его рука, снова и снова тонущая в ее волосах, вздрогнула. Женщина очнулась, еле-еле пошевелив головой.

— Это ты сынок? — вдруг прошептала она, сквозь глухой кашель. — Рико, это ты здесь?

От радости он заплакал еще сильнее и прижался к матери.

— Перестань, Рико, перестань, — шептала она, пытаясь приподняться и сесть. — Рико, помоги мне встать, — она облокотилась на него, но лишь со второй попытки им обоим удалось подняться. — Надо идти, сынок, дальше. Мы совсем чуть-чуть не дошли.

Женщина, сжав зубы, чтобы не стонать от сильной боли в сломанных ребрах, медленно шагала по коридору. Ее шатало из стороны в сторону. В глаза время от времени темнело.

— Почти пришли, почти пришли, — бормотала она, шаркая ногами. — Сынок, ищи шлюзовой отсек…, - она обо что-то споткнулась и непроизвольно застонала. — А-а-а-а-а.

Мальчик осторожно потянул ее за руку немного в сторону от препятствия — раскинувшегося у самой стены корридора тела одного из наемников. Точно также они обошли и второе.

— Он с красными воротами, — не прекращала шептать женщина; ей приходилось напрягать все свои силы, чтобы не упасть. — С красными, Рико. Не забудь! Там мы будем спасены.

Узкий, почти не тронутый катастрофой коридор, внезапно закончился. Две фигуры оказались в огромном помещении, заставленном разногабаритными контейнерами. Это была складская сортировка, откуда разделенные по категориям товары отправлялись по определенным адресам.

— Вон тама, вот тама, — мальчик вдруг заметил тот самый ангар, ворота которого вели вглубь лунных скал. — Мама, там красные ворота.

Бледные без единой кровинки губы попытались улыбнуться, но вместо улыбки получилась болезненная гримаса. Они вновь двинулись вперед.

3 ЧАСА 29 МИНУТ ПОСЛЕ НАЧАЛА АТАКИ НА КОМПЛЕКС

Массивные красные гермоворота с шипением поползли вверх, едва женская кисть легка на сенсорную панель. В чрезвычайном режиме обычно заблокированный ангар — место для эвакуации вип-персон класа “А” — воспринимал запрос любого человека в качестве приоритетного.

— Быстрее, быстрее, — уже она сама толкала сына вперед. — Нам надо дальше…

Дверь начала опускаться сразу же после их прохода. Дойдя примерно до половины, она с резким клацаньем остановилась. На панели зажглась красная предупреждающая надпись о неполадках.

— Мама, там кто-есть, — прошептал мальчик, вдруг потянув женщину за руку вниз. — Вон там… Прямо за нами! — со стороны не перестающей клацать двери, кто-то, действительно, приближался.

Услышав громкие голоса, женщина начала с отчаянной надеждой озираться по сторонам. Ее глаза раз за разом пробегали по большому помещению, обставленному роскошной мебелью. Вдруг, она на мгновение замерла и сразу же потащила мальчика за собой в дальнюю часть убежища.

— Быстрее, Рико, быстрее, — еще с середины помещения ее взгляд зацепился за маркировку, обозначающую наличие индивидуальных спасательных капсул. — Залезай сюда, мой мальчик! Сюда, быстрее! — техник по образованию, она быстро привела в готовность первую в ряду индивидуальную капсулу. — Головой ко мне, ножками сюда…. Вот! — голоса становились все громче и громче. — Она на мгновение прижалась к нему и поцеловала в щеку. — Мальчик мой, пообещай мне, обязательно пообещай мне, что будешь сильным, как твой отец! Ты слышишь меня, будь сильным как твой отец! — она резко ударила по панели, инициируя процедуру запуска. — Слышишь меня, Рико? Слышишь? Мы обязательно тебя найдем! — шептала она, гладя по опускающей прозрачной панели. — Обязательно найдем… Я и папа…

— Это она, сэр! Она здесь! Сектор “С”, территория складов! Есть, сэр! — за спиной гремел металлический топот подбитых металлическими вставкамиботинок. — Оттащите ее кто-нибудь! Проклятье, быстрее! Да стреляй же, стреляй! Огонь!

Глава 4

ОТСТУПЛЕНИЕ 5.

Архив Центрального корпоративного участка полиции 32-го лунного производственного комплекса. Дело № 18-К62. Результаты медицинского осмотра Шарля Огюста Дюрана и Жака Минье Фергюссона. Пометка “Только для внутреннего пользования”.

“… Оба объекта — взрослые мужчины в возрасте от тридцати до пятидесяти лет. Внешние повреждения угрожающие их жизни и здоровью отсутствуют. Физическое состояние удовлетворительное.

… Практически не реагируют на внешние раздражители. Громкие звуки, световые сигналы, ощутимые прикосновения (толчки) внимание объектов не привлекают. Применение физического воздействия с легким болевым эффектом такжене принесло никакого видимого результата.

С начала осмотра объекты совершенно не предпринимали никаких попыток выйти на контакт. Ни первый ни второй объект не произнесли ни слова. В тоже время осмотр ротовой полости, горла, связок и т. д. показал отсутствие каких-либо физических повреждений коммуникативного аппарата.

… Зафиксировано наличие лишь базовых навыков”.


ОТСТУПЛЕНИЕ 6.

Пип…, Пип…, Пип… (сигнал для чрезвычайных сообщений на специально выделенной частоте) Внимание! Внимание! Внимание! Говорит Центр спасательных операций! Специальное сообщение. На 32-ом лунном производственном комплексе произошла техногенная катастрофа! Капитанам всех космических судов, находящихся в непосредственной близости от лунной орбиты, приступить к поиску и принятию на борт спасательных капсул…

Для координации действий выделяется дополнительная частота…


ОТСТУПЛЕНИЕ 7.

Винчур Шкловски Лечение врожденных психических заболеваний: теория и практика современности / Материалы Юбилейной Конференции Королевского Британского медицинского общества. — 2048.

“… Применение особых (сензитивных) способностей при лечении заболеваний психики, как результат безудержного использования технологии Brain writing, является доказанным фактом. Мы видим тысячи и тысячи примеров успешного излечивания даже от особо тяжелых случаев. Однако, можем ли мы этот успешный опыт транслировать и на методы лечения врожденных психических расстройств. Без тщательно проведенных многолетних клинических исследований указанные утверждения являются совершено неправильными и даже более того, опасными для современного медицинского сообщества, так как подталкивает ее отдельных представителей к самостоятельным, я бы сказал изуверским исследованиям в данной области…”.


_____________________________________________________________


Малый космический буксир “Святая Елена”, промышлявшийкоммерческой буксировкой крупнотоннажников, откликнулся на сигнал бедствия одним из первых. Едва автоматика корабля противным пронзительным звуком оповестила о сигнале бедствия, как буксир уже начал торможение. С Торонто — крупнейшего на орбите Земли сортировочного комплекса по приему магистральных космических грузовиков до зоны поиска корабль добрался почти за пять часов и сейчас, включив сканеры на полную мощь, медленно двигался по орбите Луны.

— Роб, ты слышишь меня?! — крикнула невысокая девушка в мешковатом пилотском комбинезоне, не отвлекаясь от показаний сканер-диагноста. — Робин?! Роб?! — отклика не было. — Куда же запропастился этот чертов мальчишка? — недовольно прошипела Эля, запуская массивный металлический стакан в сторону двери. — Роб?! — полет тяжелой железки был не просто медленным, а величественным, но окончился он как и на Земле — звонким ударом о дверь. — Быстро иди сюда! — брата все не было, а ей надо было срочно проверить маневровые движки, которые все время норовили дать половину мощности в самый неподходящий для этого момент.

Уже второй час они кружились на одном месте, но ничего кроме разнообразного не идентифицируемого металлического хлама не попадалось.

— Что?! — дверная перегородка с хрустом не смазанных шестеренок ушла вбок и в проеме показалась высокая, крепко сколоченная фигура. — Что, Эл?! Я здесь уже, — переспросил парень лет двадцати, в нетерпении тряхнув всклоченной шевелюрой.

Увидев брата, Эля грустно улыбнулась и показала рукой на кресло рядом с собой. Парень несколько секунд недоуменно смотрел на нее, а потом, улыбнувшись, устроился рядом с ней.

— Роб, видишь диагност? Это вот такая большая темная коробка с экраном, — она старалась четко выговаривать слова и одновременно тыкала пальцем в называемые предметы. — Да, вот он, — парень с уверенным видом тоже тыкал в прибор. — Ты должен следить за ним, Роб. Смотри, когда появиться картинка, то здесь все начнет мигать, — тот казалось внимательно смотрел на монитор. — И тогда ты сразу же зови меня. Запомнил?! Давай еще раз…, -выразительные темно-карие глаза с непониманием смотрели на Элю. — Смотришь на картинку. Внимательно смотришь, — тот угукнул в ответ. — Если здесь все начинает мигать, то кричишь мне. Хорошо? — наконец, Роб закивал ей в ответ.

Еле слышно вздохнув, Эля включила автопилот и покинула пилотское кресло. Добраться до двигательного отсека было делом нескольких минут, но вот здесь-то она и смогла отвести душу.

— Черт! Черт! Черт! — несколько раз с чувством она ударила металлической панели. — Такой заказ сорвался! Черт их всех побери! — многострадальный панель гулко загудела от нового удара. — Как же так? Заказ упустили, сейчас еще топливо зазря прожжем… А что потом? Сезон вот-вот закончиться, а там все. Кому наше корыто будет нужно?

Она невидящие смотрела на натужено гудящие движки и тихо рыдала. В последние дни на нее — неопытного, да что там говорить никакого капитанасвалилось слишком много. Едва полгода не прошло, как умер их с братом отец и оставил в наследство много раз латанный — перелатанный космический буксир и несколько десятков старых клиентов. Едва начавшийся бизнес чуть сразу же не закончился, когда Эля с дуру попыталась перехватить выгодный заказ у одной “мутной” фирмы. После этого они с братом остались практически “на бобах” — без накопленных, пусть и небольших, денег, без своего ремонтного ангара и с репутацией законченных неудачников. Но это все было бы совсем несущественным, если бы она была не одна и смогла опереться на родного брата… — брата, который после нелепого несчастного случаяполучил тяжелую травму головы и теперь страдал прогрессирующим умственным расстройством. Внешностью и телом, высокий красивый парень — мечта и гроза девичьего пола внутри оставался мальчишкой лет трех — четырех, который боялся общаться с незнакомыми ему людьми. Робин с трудом запоминал даже самую простую информацию, очень легко отвлекался, что заставляло опасаться за любую даже самую несложную порученную ему работу.

— Опять сорвалась, — со злобой на саму себя прошипела девушка. — Сколько раз уже клялась себе, что больше этого со мной не будет. Никогда не будет и снова… на тебе! — рукавом комбеза она вытерла слезы с лица и с решительным видом подошла к кожуху правого двигателя. — Ничего, Эля, ничего, — бормотала она, рассматривая мешанину энерговодов, расположенных внутри контроллера двигателя. — Все будет хорошо. Нет, все будет отлично! Мы еще всем им покажем! И наш малыш еще ничего… резвый, — судя по внешнему виду контроллера движок собирался еще поработать. — Поработает, обязательно поработает.

Вдруг она неподвижно замерла. Ей что-то послышалось. Несколько секунд она слышала тишину и, уже решила, что ей показалось, как по дверной панели в отсек кто-то с силой стал стучать чем-то металлическим. Довольно большое помещение сразу же заполнил громкий звон.

— Эл! Эл! — из-за медленно поднимающей панелью показался сильно возбужденный Робин. — Эл! Иди быстрее! Только быстрее! — было странно видеть как крупный парень с детским выражением на лице чуть не подпрыгивает на месте от возбуждения, однако к таким картинам она уже давно привыкла. — Ты сказала, смотреть на картинку, я и смотрел! Вот так смотрел! — от избытка эмоций он аж перегнулся через поручень. — Там красная картинка была. Раз! Пух! Потом еще раз!

Поняв, о чем идет речь, Эля сильно оттолкнулась от пола и буквально метеором пролетела через весь отсек и сразу же оказалась в коридоре, ведущем к мостику. “Неужели нам повезло, неужели повезло, — после стольких неудач и слез она просто боялась поверить. — Неужели мы нашли спасательную капсулу? Нашли первые?”. Еще рывок и она была на своем месте — в кресле первого пилота.

— Да! — чуть не завизжала она от счастья, заметив на панели непрерывно мигающий сигнал диагноста. — Это капсула, это точно капсула, — специально откалиброваный прибор должен был фиксировать только металлические предметы, испускавшие закодированный сигнал бедствия. — Роб, быстро в кресло! Сейчас немного дернет!

Отключив автоматику, Эля сбросилас скорость и начала осторожно дрейфовать в сторону обнаруженной капсулы. Примерно через час бесконечных маневров в свете мощного прожектора показалась крошечный матовый цилиндр, на концах которого непрерывно мигали красные сигнальные огоньки.

— Боже мой, Роб, ты только посмотри на него, — от удивления девушка привстала на месте. — Это же индивидуальная спасательная капсула вип-класса, — парень, глядя на радостную сестру, тоже начал улыбаться. — Неужели нам, действительно, повезло и мы спасем какого-нибудь толстосума, — от предвкушенияблизкого вознаграждения она облизнула губы. — Это сколько же нам отвалят? За участие в спасательной операции — раз, за находку капсулы — два, от богатенького пассажира — три… Роб, да мы с тобой просто богачи, — кажется впервые за несколько месяцев, она счастливо рассмеялась.

Захватам — огромным металлическим лапам буксира было все равно кого цеплять — будь это тысячетонный грузовик или крошечная, едва тянущая на тонну, капсула. Они мягко притянули объект к брюху корабля, откуда он и благополучно попал в трюм.

Приплясывая от нетерпения, девушка стояла в небольшом по меркам корабля трюме (на буксирах такого класса практически всю полезную площадь корабля занимали двигателя) и разглядывала капсулу. Ее покрытие, с мостика казавшееся таким гладким и блестящим, словно игрушечным, вблизи было совершенно иным. Продолговатый цилиндр, сильно оплавленный и мятый с боков, сильно напоминал головешку, только что вытащенную из костра. С одного из торцов, обращенного к ней, металл пересекала цепочка странных небольших вмятин. Девушке, с оружием знакомой лишь по отцовскому древнему пороховому пистолету, было невдомек, что эти вмятины оставили пули от универсального штурмового карабина знаменитый оружейной фирмы “Хеслер”.

— Как же сильно тебе досталось, — пробормотала девушка, не зная как подступиться к капсуле и соответственно ее пассажиру. — Опалило, как уголек…

Неожиданно габаритные сигналы погасли. Казалось, кто-то в капсуле понял, что теперь то он в безопасности и они ему больше не нужны. На самом деле, сработал обыкновенный протокол безопасности в модуле управления капсулы, предусматривающий постоянную автоматическую диагностику внешней средыи инициирующий процедуру открытия в случае отсутствия угрозы для жизни вип-пасажира.

— Отойди, Роб! — вздрогнула девушка, когда в капсуле что-то щелкнуло идрогнула ее верхняя закопченная панель. — Быстро, быстро! Кто знает, что может прийти в голову этому богатенькому придурку, — кажется, она уже заранее внесла пассажира в категорию неприятных, но требующих внимания гостей.

— Внимание! Внимание! Внимание! — трюм наполнил синтезированныйметаллический голос, раздавшийся откуда-то изнутри капсулы. — Начата процедура вскрытия! Спасателям, медицинскому персоналу приготовиться! Внимание! Внимание! Внимание! Все происходящее фиксируется на носитель для последующей передачи в Центр спасательных операций. Внимание! Внимание! Внимание!…

Распространяя паленый запах разошлись вверх внутренние створки. Брат с сестрой подошли ближе и увидели свернувшуюся внутри фигурку. В специальном противоперегрузочном коконе, закрыв голову руками, спал мальчик.

— Вот только мальчишки…, еще одного мальчишки, нам мою шею мне не хватало, — непроизвольно вырвалось у Эли, при виде пассажира. — Черт! Роб, давай за одеялом! — брат заторможено кивнул. — Нужно его накрыть.

От яркого света в трюме пассажир начался ворочаться и очнулся. Несколько минут он настороженно рассматривал угловатый потолок отсека, переводя глаза с одного его края на другой. Потом медленно сел и внимательно посмотрел на девушку. От странного, какого-то чересчур взрослого что-ли взгляда, той стало как-то не по себе. Мальчик начал смотреть на нее, фиксируя взгляд пилотской эмблеме на груди комбеза, массивном ручном коммуникаторе. Потом, вдруг, неожиданно спросил:

— Моя мама с вами? — несмотря на ровный спокойный голос, в нем все-таки слышалась еле уловимая надежда. — Да? — он непроизвольно оглянулся назад, словно ожидал за спиной увидеть еще одну спасательную капсулу.

— Нет, — негромко ответила Эля, немного тушуясь под его взглядом. — Мы нашли только тебя. Может кто другой подобрал спасательную капсулу с твоей мамой. Подожди немного, на мостике можно послушать спасательную волну. Там постоянно сообщают новости о ходе операции.

— Нет, не надо, — вдруг, проговорил мальчик, чуть дрогнувшим голосом. — Я чувствую, что ее уже нет, — девушка с непониманием посмотрела на него, пропустив слово «чувствую» мимо ушей.

Рико стер с глаз выступившие слезы и начал вылазить из капсулы. Только сейчас, когда он едва начал отходить от шока, на него нахлынули воспоминания о последних секундах перед стартом спасательной капсулы. Перед плывущем от непрекращающихся слез взором он видел медленно опускающуюся внутреннюю крышку капсулы с непрерывно мигающими индикаторами готовности к запуску. Где-то на самой периферии мелькнула фигура его мамы, которая почему-то раскинула руки в стороны. Потом, уже лежа в зарождающей от рева прогревающихся двигателей, Рико услышал резкие хлопки…

— Ее уже нет, — вновь повторил он, когда полностью вылез из капсулы и встал перед девушкой. — Что теперь со мной будет?

Эля не отвечая ни слова обняла его и, взяв у брата принесенное им одеяло, накрыла им тихо плакавшего мальчика. Ее саму душили слезы и она все крепче и крепче обнимала тоненькую фигурку спасенного.

— Ладно, хватит, — наконец, она отпрянула от него и вытерла рукавом комбеза заплаканное лицо. — Хватит, все! Сегодня никто здесь плакать не будет! Слышишь меня? — от неожиданности Рико прекратил всхлипывать и посмотрел на нее. — Никто… Сейчас ты и Роб пойдете к нему в каюту и посмотрите там стерео, а я … я пока сварганю что-нибудь вкусненького. Хорошо? — она попеременно посмотрела то на одного ребенка, то на другого «ребенка» и, дождавшись, одновременного кивка продолжила. — Ну вот и ладненько, идите, — оба, и большой и маленький, исчезли за воротами трюма.

Когда она обняла маленького заплаканного мальчика, Эля даже не представляла себе, какие события произойдут дальше. В этот самый момент, когда к десятку собственных проблем на не навалилась еще одна, ее заботило совершенно более прозаические дела — что такое вкусненькое можно приготовить из древних и абсолютно безвкусных армейских пайков, чтобы это могло понравиться ребенку и отвлекло его от страшной трагедии. Думая об этом, Эля быстро взлетела, придерживаясь перил, в тесный камбуз и полностью погрузилась в приготовление пищи.

В этот момент и Робин и Рико сидели на полу небольшой каюты, где в беспорядке летали разные штуковины и части непонятных агрегатов, видимо служившие игрушками.

— Ты Робин? — Рико, уже переставший напоминать нахохлившуюся зверушку, повернулся к парню. — Что это у тебя такое? — он ткнул пальцем на крупную нашивку на груди парня, где яркими буквами было написано имя парня и его идентификационный номер, а более мелкими — просьба сообщить о нем Эле Сайрус, его опекуну.

— Я Роб! — с гордостью ответил парень, сократив свое имя. — Это мое…, - он запнулся и наклонив голову, с интересом стал рассматривать свою нашивку. — Мое… Эл говорит, чтобы не теряться. Вот! — наконец, вспомнил он, что ему каждый раз перед выходом из корабля талдычила сестра. — Красиво? Да?

Для своих лет Рико был довольно развит (спасибо родителям, которые пока позволяли средства много вкладывали в его образование), хотя и нелюдим. Поэтому странная речь великовозрастного парня, который вместе с ним сел играть в игрушки, не напугали его, а наоборот, заинтересовали…

— Ты глупый? — Рико и читал и смотрел про подобных людей, которые в эпоху массовых полетов на дешевых штампованных кораблях, оборудованных самой простейшей защитой от космического излучения стали нередким явлением. — Так ведь? — он не стремился посмеяться над ним, обидеть, ему просто было интересно. — Ты умеешь читать? А писать?

Парень вертел в руках какой-то металлический кусок с гладкими выступами, оченьпохожий на давно потерянную деталь от кухонного комбайна. Услышав вопрос, Роб отложил агрегат в сторону и посмотрел на мальчика.

— Не-е, я хороший, — протянул он, широко улыбаясь. — Эл говорит, что я хороший брат и много ей помогаю. Вот смотри, чиню…, - вновь схватив руками деталь, он начал ее теребить. — Эл сказала, что я не очень умный, но зато хороший брат! — проговорив это, парень снова уткнулся в свою игрушку, не замечая, что его напарник по играм зашел за его спину.

Стоя за широкой спиной Роба, мальчик на опять мгновение забылся. Как и тогда, возле спасательной капсулы, когда онвспоминал, как мама пыталась закрыть его от опасности своим телом, Рико вновь и вновь возвращался к их бегству по длинному темному коридору. Он ясно почувствовал, как мама за руку тянет его вперед, как его ноги заплетаются и ему не хватает воздуха. Рико падает и опять встает, потом снова падает… Он слышит материнский крик и сразу же какие-то глухие удары, грудь снова словно разрывается от недостатка воздуха и забивающей ноздри мелкой взвеси. У него начинает стучать в висках. Кажется, что голова сейчас взорвется и разлетится на сотни маленьких кусочков…

— Хватит! Прекрати! Прекрати! — вдруг, кто-то громко закричал и сильно толкнул его в живот. — Прекрати! Мне больно!

Очнувшийся от накатившегося на него забытья, мальчик с удивлением смотрел на стонущего от боли высокого парня, забившегося в самый угол каюты. Тот сжимал свою голову руками и качался из стороны в сторону, время от времени тихо подвывая. Рико перевел взгляд на свои руки, с испугом рассматривая багрово красные, горящие от внутреннего жара ладони. К его удивлению, страшный вид ладоней не сопровождался никакой болью. Он чувствовал лишь сильный жар, который пульсирующими точками отзывался на самых кончиках его пальцев.

— Смотрите, что я вам принес… Ой! — пластиковые контейнеры с едой вылетели из рук опешившей от увиденного девушки и поплыли куда-то в сторону. — Что тут случилось? Робин, Рико?! — поскуливавший Робин никак ей не ответил, а недавно спасенный мальчик с недоумением продолжал рассматривать свои ладони. — Кто-нибудь наконец мне скажет, что здесь случилось? Робин?! Рико?! А?!

Первым очнулся мальчик. Он опустил руки вниз и взглянул на нее.

— Не знаю, — проговорил он. — Мы сидели вместе и разговаривали. Я спросил его, почему он так разговаривает… А потом, потом я встал… И помню как он закричал и сильно меня толкнул!

Не дослушав его, девушка подбежала к сидевшему брату и начала его тормошить. Тот, уже перестав стонать, вяло от нее отбивался.

— Ну, что ты Эля. Хватит, уж, — парень пытался вырваться из объятий девушки, но та все крепче сжимала руки. — Слышишь меня, Эля?! Хватит! Черт, сколько же можно говорить тебе!

От сильного, на грани шока удивления, девушка расцепила объятия и уселась на пол.

— Что такое случилось с тобой сестренка? — чуть раздраженный брат сильными руками приподнял ее с пола и поставил рядом. — И … Святой Космос, что тут такое случилось?

Боясь поверить в то, о чем она так долго молила, Эля широко раскрытым глазами смотрела на брата. Тот выпрямился во весь свой немалыйрост и, уперев руками в бока, рассматривал свою каюту, заваленную всяким мусором. «Как же это так? — шептала она про себя, разглядывая черты родного и такого знакомого лица. — Он ведет себя так, словно ничего не помнит… Он что вообще ничего не помнит с момента той аварии?! — парень с недоумением перевел взгляд на свой замызганный комбез и большую вышивку на груди. — Не помнит! — толстые пальцы медленно разглаживали выступающие буквы, образовывавшие его имя. — Это же… чудо, настоящее чудо!». На ее глаза навернулись слезу.

— Эль, что-то я ничего толком не могу вспомнить. Все как в тумане, — пробормотал он, виноватым тоном. — Подрался что-ли вчера с кем-то, а? Кстати, отец где? — ее слезы текли не переставая. — Ты что это развела тут мокроту? Слышишь меня?

Размазывая слезы по лицу, девушка кажется что-то пыталась ему ответить, но ей никак это не удавалось сделать. Слезы буквально душили ее… Вдруг кто-то коснулся ее ладони. Горячие, даже чересчур горячие, пальцы обхватили ее запястье, заключив в настоящее огненное кольцо. По рукам словно по трубам прошла теплая волна, потом «ласковое» тепло достигло груди и сразу же двинулось к ногам. Через мгновение все ее тело, почти до самой макушки, будто нежилось в теплом коконе. Покинули беспокоящие ее мысли… Она впервые за много-много дней почувствовал себя совершенно счастливой. Ей было очень спокойно и хотелось наслаждаться этим состоянием долго-долго…

— Эля! Эля! — голос брата доносился до не как в тумане. — Какого черта с тобой происходит?! Кто-нибудь на этом корыте может мне объяснить или нет? — Роб перешел на крик. — Эля?! да очнись же ты наконец!

Она открыла глаза и медленно провела, словно застегивая застежку, пальчиком по своему рту, что этот жест всегда действовал на брата.

— Тихо. Я все тебе расскажу, — негромко проговорила она и повернулась к тому, кто все еще держал ее ладонь. — Это сделал ты, малыш? — она с нежностью и благодарностью смотрела на мальчика. — Ты вылечил Роба, помог мне… Значит ты интуит? — мальчик медленно кивнул головой. — Интуит…, - повторила она, не переставая рассматривать того, о ком только слышала по стерео.

— Я интуит, — проговорил мальчик, смотря на девушку. — Я очень сильный интуит… Мне кажется таких больше нет, — в этот момент его голос стал звучать как-то обреченно. — И еще… меня кто-то ищет. Кто-то очень сильно меня хочет найти.

В этот момент до них донесся сигнал вызова с мостика.

— Малый буксир «Свята Елена», малый буксир «Святая Елена» ответьте! Говорит Центр спасательных операций! Какие результаты? Вы нашли кого-нибудь? Малый буксир «Святая Елена»! Ответьте!

Влетевшая на мостик Эля несколько мгновений не решалась брать микрофон радио. Наконец, она решилась.

— Прием! Говорит малый буксир «Святая Елена», говорит малый буксир «Святая Елена». Центр спасательных операций вы меня слышите?

После небольшой заминки донесся ответ.

— Слышим вас хорошо, буксир. Как успехи?

Эля поднесла микрофон ко рту и приготовленная фраза застряла у ней в горле. Прямо на нее обреченно смотрел мальчик, тоже пробравшийся на мостик.

— Эй там?! Заснули что-ли?! — не выдержал кто-то на той стороне.

— Прием! Говорит капитан малого буксира Эля Сайрус, — решительно отчеканила девушка. — Все пусто! Один лишь космический хлам. Только все топливо выжрали… Вы меня слышите? Мы ничего не нашли!

Глава 5

ОТСТУПЛЕНИЕ 8

Один из офисов «Национального детективного агентства Пинкертона» как и более двухсот лет назад располагался в центре Чикаго в красивом старинном особняке XIX в. По соседству стояли здания национального банка и верховного суда штата. Такое соседство, как шутил в городе, наиболее полно отражало суть работы агентства — сначала получил деньги, ну а только потом отправил виновного в суд.

Алан Ричард II Пинкертон, далекий потомок «того самого старика Пинкертона» и совладелец фирмы, в это утро пребывал в очень скверном настроении. Причиной тому была его вчерашняя рискованная игра на бирже, которая, как выяснилось сегодня, оставило в его семейном бюджете дыру почти в триста тысяч долларов. Бездумно глядя в окно, он по всякому клял себя за покупку тех никому не нужных акций. Конечно тогда, все выглядело совершенно иначе, особенно если рядом находилась роскошная женщина…

— Сэр, к вам посетитель, — Магда, его неизменная секретарша вот уже на протяжении восьми лет, никогда бы не осмелилась потревожить своего шэфа в минуты, как она повторяла, черной меланхолии, если бы не важное дело. — Очень представительный мужчина, — женщина сделал крайне выразительные глаза, словно показывая насколько представительным являлся посетитель.

Алан постарался сменить выражение своего лица на более благожелательное, когда в дверь вошел мужчина. Магда была совершенно права, когда называла его очень представительным мужчиной. Не надо было быть великим детективом, чтобы почувствовать — от этого человека «пахло» чертовски большими деньгами и не менее большими неприятностями. Все это мгновенно промелькнуло в голове Пинкертона и он гостеприимно предложил гостю сесть.

— Что вас привело в наше агентство. Позволю себе заметить старейшее и с безупречной репутацией детективное агентство, — не удержавшись подчеркнул Алан. — Мы никогда не спим! — с улыбкой кивнул он на старинный герб организации. — Алан Ричард II Пинкертон… да, да потомок того самого Пинкертона и один из совладельцев фирмы, — внушительно добавил он.

Мужчина молча вытащил из портмоне две пластиковые карточки и бросил их на стол, а потом сухо произнес:

— Мне наплевать кто ты и чей ты потомок. Тебя и твоих ребят порекомендовали серьезные люди, — он сделал паузу и потом добавил. — Сказали, что с тобой можно иметь дело, — несмотря на высказываемое пренебрежение, Алан совсем не желал прерывать посетителя. — На этой карточке 100 миллионов долларов на предъявителя, на другой — имя того, кого нужно найти… Найти живым и не задавая никаких вопросов. С вами свяжутся мистер Пинкертон, — едва уловимой угрозой добавил мужчина и вышел из кабинета.

Более часа Алан приходил в себя после прихода этого жуткого гостя. Отпустило его лишь к вечеру, когда он и решил посмотреть на того, кто мог перейти дорогу таким людям.

Модуль памяти был практически пуст. На мониторе высветились лишь несколько слов — Рико Насимо, 6 лет.


ОТСТУПЛЕНИЕ 9.

Студия Европейского единого информационного канала. Специальный выпуск новостей.

— Сегодня Центр спасательных операций официально подтвердил гибель 1028 сотрудников 32-го производственного комплекса в жуткой техногенной аварии два дня назад. Список погибших вы сейчас видите…


Алансо Гарольд, 27 лет

Аминаки Гюзель, 48 лет

Атополис Александр, 22 года

Насимо Жанна, 35 лет

Каримов Алексей, 51 год.




_____________________________________________________________


32-го производственного комплекса как центра по добыче и переработке гелия-3 как такового не существовало. Это понимали все — начиная с руководителя следственной комиссии американского директората Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса Шона Доусона, и заканчивая сопливым пацаном из службы доставки комплекса. Китайский лайнер с отказавшими маршевыми движками рухнул настолько неудачно, насколько это было возможно. Огромный корабль, набитый, как выяснилось, под завязку топливными кассетами, упал в район, где находился административный центр комплекса. Практически весь управленческий персонал погиб буквально в первые минуты трагедии. Из-за перегрузки двух вспомогательных реакторов на третьем причальном кольце комплекса взорвался практически весь запас приготовленного к отправке гелия-3. Жар был настолько сильным, что несколько магистральных космических барж просто утонули в расплавленном лунном грунте. Отголоски этого взрыва чувствовались до сих пор.

Доусон коснулся шеи дозатором и впрыснул в кровь еще порцию стимулятора, который помогал ему не просто оставаться на ногах вторые сутки расследования, но и получать кое-какие любопытные результаты.

— Хорошо, — прошептал он, закатывая глаза от мгновенно накатившейи сразу же исчезнувшей легкости. — Броуди, что у нас там по этому узкоглазому придурку, что не справился с собственным кораблем?

Его помощник, Сэм Броуди, вытащил неизменный планшет и начал в нем что-то искать.

— Сэр, это Хоакин Фень. Корабль носил имя «Цапля, встающая на рассвете», — быстро нашел информацию помощник. — Порт приписки…

— К черту это! — недовольно прервал его Шон. — Что было с кораблем? Что там такое случилось с этой пузатой лоханкой, что она грохнулась точно в самый центр комплекса. Это как там наверху должны были сойтись звезды, чтобы это все случилось?

— Они подали сигнал бедствия в самый последний момент, когда уже ничего нельзя было сделать. Думаю внизу никто не догадывался до самой последней секунды, — вновь что-то нашел в планшете Броуди. — Сэр, у меня есть результаты недавнего техосмотра этого судна, которое кстати проводили в нашем центре. Видимо до ихнего было далеко. Записи показывают, что судно было в удовлетворительном состоянии. Экипаж жаловался только лишь на компенсатор тяготения, который постоянно сбрасывал мощность, и какие-то небольшие неполадки в гидропонной системе. Наши ремонтники гоняли движки на всех режимах. Тягу они давали почти 80 % от стандарта. Выброс плазмы стабилен, — помолчав он добавил. — Больше ничего, сэр.

Посмотрев на умолкнувшего помощника, Шон встал и начал мерить шагами кабинет. Вырисовывалась крайне скверная картина и дальнейшее терзание личности этого капитана и состояние его корабля отнюдь ее не улучшат.

— Все, хватит! — он резко остановился, словно напоролся на стенку. — Броуди, забудь про этого Фэня. С этим кораблем или без него, ясно одно — китайцы нас опережают на один или два шага, как минимум. Что у нас по объекту? Твои специалисты должны были перетрясти все эти развалины, проверить каждый труп, опросить каждого выжившего, просмотреть каждую запись на видеокамере, начиная со дня Теста. Ну и…? У нас есть что-нибудь? И не огорчай меня Броуди. У меня и так эти два дня чертовски хреновое настроение.

Как выяснилось, команда Доусона действительно проделала громадную работу. Более сотни экспертов, прибывших вместе со своим шефом, частой гребенкой прошлись по всему комплексу, начиная с пассажирского причала и заканчивая складскими помещениями.

Обнадеживающие результаты были в их распоряжении уже к концу первого дня. Несмотря на полностью уничтоженный полугодовой архив ЦЭПа на комплексе удалось восстановиться всех детей, которые в тот день проходили единый Тест. Это был список примерно из трех десятков фамилий и идентификационных номеров, в которых была закодирована практически вся биография маленьких жителей комплекса. В следующие четыре часа техники смогли докопаться до диспетчерского центра службы безопасности комплекса, куда стекались записи с видеокамер всего комплекса. После просмотра более 100 террабайт видео с камер специалисты смогли сузить круг подозреваемых до четырех детей — одной девочки и трех мальчиков. Вот именно эти данные Броуди и выложил перед своим шефом.

— Неплохо. Очень неплохо, — одобрительно прогудел Доусон. — Броуди, напомни мне как-нибудь, чтобы я увеличил тебе премиальные. Ок?! — его помощник с энтузиазмом кивнул в ответ. — Значит у нас есть четыре человека… Со списком спасенных уже сравнили? Нет?! Почему?

Оказалось база спасенных еще только формировалась и были готовы лишь промежуточные результаты. Полный список центр специальных операций обещал лишь к 17:00, то есть примерно через полтора часа.

— Подождем… Хотя вот девчонку скорее всего можно просто вычеркнуть из списка, — ногтем Доусон подчеркнул фамилию в списке. — Согласно статистике среди интуитов лишь около 16 % женщин, а сильных интуитов и того меньше — единицы. Уверен, наш объект — это пацан!

Через два часа из списка вычеркнули еще одну фамилию. Мальчишка оказался в списке спасенных и, связавшись со спасателями, Броуди выяснил, что тот вообще провали Тест. Уровень его сензитивных способностей оказался лишь чуть выше стандартного. Потом из перечня вылетел второй, также оказавшийся пустышкой. Неутомимый Броуди каким-то непонятным образом раздобыл медицинскую карту этого мальчишки, где у него уже стояли отметки прохождения Теста. Согласно результатам первого Теста мальчишка был крайне слабеньким интуитом и максимум на что мог рассчитывать — это одна из младших должностей в каком-нибудь отдаленном ЦЭПе. Вероятно, обеспеченные родители, недовольные результатом, надеялись, что при втором Тесте что-то может измениться.

— Остался один, — Доусон держал в руках стереофото черноволосого худенького мальчика. — Какой-то у него странный взгляд. Тяжелый что-ли…, - чем больше Шон рассматривал изображение, тем больше убеждался, что они на верном пути. — Это он. Рико Насимо. 6 лет. С четырех лет обучался в специальной подготовительной группе для одаренных детей. В пять лет победил в Единой олимпиаде по психотронике, оставив далеко позади всех соперников. Ближайший к нему конкурсант набрал лишь 600 балов из 1000 возможных. Балл Насимо составил 998. Ого-го, — присвистнул Шон таким достижениям, которые бы сделали честь и старшекурсникам престижны вузов планеты. — В 6 лет начал обучение в 7-ой линейной школе для специалистов «3-ьей» производственной категории… Что-то я не понял?! — недоуменно пробормотал Доусон после прочтения такой информации. — Броуди, что это за херня? Победителя такой олимпиады даже в 6-ти летнем возрасте оторвали с руками и ногами в сотне разных спецшкол и вузов. А тут какая-то линейная школа для специалистов «3-ьей» производственной категории.

— Сэр, — Броуд, как всегда оказался на высоте. — Обратите внимание на его фамилию. Насимо. Его родители Жанна Насимо и Майкл Насимо, — Доусон несколько секунд морщил лоб, но это не помогло. — Жанна Насимо — техник-оператор автоматических добывающих платформ замкнутого цикла и ее муж Майкл Насимо — старший контролер реакторов холодного синтеза работали на этом самом 32-ом производственном комплексе еще 4 года назад.

— Подожди-ка, — Доусон снова встал с кресла и начал вышагивать по кабинеты (так думается лучше, любил приговаривать он). — Не ужели Майкл Насимо это тот самый… — помощник незамедлительно кивнул головой. — Насимо, которого обвинили в преступной халатности при эксплуатации главного реактора, повлекшей аварию и гибель более тысячи человек, и приговорили к 25 годам каторги на внешнем кольце астероидов… Вот это да, — не мог не поразиться он такой информации. — Вот значит почему его сын начал ходить в школу для отребья… Кстати, Броуди, с тем делом все было чисто? — тот непонимающе посмотрел на шефа. — Ну, это… точно сделал то, в чем его обвинили или нет?

— Хм, шеф, — Броудина несколько секунд задумался, а потом ответил. — Так, получилось, что я следил за этим довольно громким делом. У меня с этим комплексом были связаны некоторые финансовые активы и мне пришлось их защищать после катастрофы, — Доусон замер напротив него, внимательно слушая. — Знаете шеф, на первый взгляд, улики против Майкла Насимо были просто железобетонные. За безопасность реактора отвечал он, последней технической проверкой занимался тоже он, даже дежурил в тот день также Насимо. Когда же я копнул чуть глубже, то появились некоторые не стыковки. Сначала мне попадались мелочи, вроде неправильно заполненного отчета о результатах технической проверки состояния реактора со смазанной подписью Насимо, или пропавших записей с видеокамер в диспетчерской реактора в день аварии. Однако, потом мне удалось увидеть некоторый документ, который странным образом не фигурировал на заседании суда. Более того, о нем не упоминал даже сам Насимо, хотя он несомненно знал о его существовании.

— Что это было? — прервал его Доусон.

— Это было одно из сообщений директору комплекса, где Насимо сообщал о выработанном ресурсе главного реактора и неоднократных сбоях в его работе. Когда же я попытался осторожно узнать, по каким причинам этот документ не всплыл в суде, то мне позвонили … и попросили не лезть в это дело. Мол, не надо ворошить грязное белье. Насимо сознался и все остались довольны.

— Похоже, кто-то здесь прикрыл свою задницу, полную дерьма, — проговорил Доусон, после некоторого молчания. — А самому Насимо вежливо намекнули, что в комплексе остались его жена и сын… Короче, Броуди, все как обычно!

Дальнейшая работа позволила в поисках мальчика продвинуться еще дальше. Доусон чувствовал себя ищейкой, которая вышла на след матерого зверя.

К моменту, когда отсчет пошел на третьи сутки пребывания на спутнике, удалось практически по минутам восстановиться начало дня мальчика и его матери. По автоматическим датчикам воды и электричества техники выяснили точное время, в какое время в жилом отсеке, где были зарегистрирована Жанна и Рико Насимо, жильцы начали пользоваться вдой и электричеством. Записи с камер наблюдения в этой жилой зоне позволили проследить их путь от отсека и до самой школы, где зафиксировали разговор с ее директором. Их дальнейший путь проследить оказалось несколько сложнее. После первого взрыва начались перерывы в подаче энергии и поэтому в некоторых местах камеры сразу же выходили из строя. К счастью, в этой части комплекса стояли еще старая система безопасности, элементы которой были рассчитаны на существенно большие перепады энергии.

— Броуди, какого черта она потащила сына в эту часть комплекса. Если мне не изменяет память, причальная зона со средствами эвакуации находится совсем в другой стороне, — Доусон ткнул пальцем куда-то в северную часть схемыкомплекса, развернутой на информационной панели. — Вот сюда они должны были бежать выпрыгивая из своих трусов, а не сюда…, - на видеозаписи было ясно видно, как женщина ни секунды не раздумывая потянула мальчика за собой. — Словно она что-то знала, что не знаем мы. А, Броуди?

Тот, ничего не отвечая, быстро потрошил схему комплекса. Тонкие пальцы словно невесомые бабочки порхали по сенсорной панели, открывая и закрывая все новые и новые директории. Наконец, мелькание прекратилось и на мониторе появилась новая схема, на которой, как понял Доусон, изображался складская зона.

— Сэр, могу с уверенностью ответить на ваш вопрос, — в этот момент Броуди казался просто всезнающим гуру. — Они определенно направлялись сюда, — он сделал быстрое движение пальцами, увеличивая один из квадратов схемы. — Обратите внимание на это место! 32-ой производственный комплекс строился по устаревшей сейчас схеме, которая предусматривала многократное дублирование очень многих систем- жизнеобеспечения, безопасности, управления и т. д. В последние годы подобная схема была признана излишней и затратной, вследствие чего на комплексе все это время продолжались постепенные работы по демонтажу отдельных, как считалось, лишних агрегатов и систем…Согласно, одному из планов старая схема комплекса предусматривала размещение в складской зоне специального помещения, где могли в безопасности укрыться вип-персоны. Это огромная металлопластовая капсула с дополнительными усиленными балками, где могли с полным комфортом разместиться до 5-ти человек. И еще, сэр, — помощник сделал паузу и сразу же продолжил торжествующим голосом. — Здесь были специальные спасательные капсулы для эвакуации…

Доусон вскинул голову.

— Только, один момент…, - продолжил помощник. — Подходы к складской зоне сильно разрушены. Спасатели только приступили к разбору завалов, но без тяжелой техники там делать нечего. Я уже отправил запрос в Центр. Сэр, они обещали, что в течение суток к нам прибудет грузовик с многоцелевыми горными прокладчиками. Сказали, что это лучшее что есть по-близости… Мы пробовали пробиться в складскую зону с поверхности, но специалисты утверждают, что существует серьезная опасность новых взрывов. На складе по-прежнему храниться более 200 тысяч тонн гелия-3, полностью готового к отправке. Очень возможно, что после катастрофы он может находиться в нестабильной форме.

Более восьми часов спасателя, сменяя друг друга, пробивали проход впрактически полностью заваленном тоннеле. До прибытия тяжелой техники им удалось расчистить лишь около 20 метров из более километра необходимых. Все совершенно изменилось, когда на исходную позицию вышли многоцелевые роботы-прокладчики. Массивные гусеничные машины с ревом начали кромсать обвалившуюся лунную породуи остатки металопластового покрытия туннеля. Со скоростью не более десяти метров в час они вгрызались все дальше и дальше, оставляя за собой стандартные брикеты с уплотненной породой.

— Сто, стоп! — внезапно закричал один из операторов прокладчика, что-то заметив на мониторе сканера. — Прекратить! Что-то есть… Отводи назад! — мощные буровые винты, еще секунду назад со свистом дробили породу, начали медленно, словно с неохотой, останавливаться. — Еще давай, еще. Все! Сэр, сюда, сэр! Вам это надо видеть!

Присутствующий в раскопанном туннеле с самого начала, Шон Доусонспрыгнул с платформы административного кара (разновидность малого электрического транспорта, применявшегося для перемещения внутри производственного комплекса) и направился к оператору. Сразу же за ним шел и Броуди, фиксировавший все на миниатюрную камеру.

— Кажется это человек! — закричал один из спасателей, осторожно разворошив каменную крошку у самой стены туннеля. — Еще один! Сэр, здесь оружие, — мягко оттеснив шефа в сторону, к спасателю сразу же подошел специалист службы безопасности.

— Брось, Стэн, — усмехнулся Доусон на своего телохранителя. — Если бы не знал тебя много лет, решил бы, что хочешь меня обидеть. Чего там? — прямо на кусках камня лежали два мужских тела в стандартной военной экипировке. — Что скажешь, Стэн? Думаю, это по твоей части.

Тот опустился на колено и несколько минут профессионально (чувствовался огромный опыт) обыскивал оба тела. Все найденное — оружие, личные вещи — он складывал на кем-то принесенную ткань. С каждой новой найденной вещью брови Доусона медленно поднимались вверх. Вскоре на ткани выросла небольшая горка

— Я их обоих знаю, — начал телохранитель, поднявшись с колена. — Свободные наемники французского происхождения. Этот Шарль Дюран, — он показал на мужчину, лежавшего к ним ближе всего. — А этот кажется Фергюссон … Жак. Оба профессионалы с хорошим опытом. Успели отметиться практически во всех военных конфликтах последних лет — Делийский инцидент, мясорубка в Шебуре, Кельн и т. д. Они, я бы сказал, крепкие середнячки. Только…, - он на мгновение запнулся, подбирая подходящие слова. — Больно грязно они работают. С кровью, сэр. Они всегда оставляют за собой много крови.

Вдруг, он вновь встал на одно колено и наклонился к голове одного из тел. Пальцами повернул голову в сторону, оттянул веко глаза. Потом повернулся ко второму и проделал те же самые манипуляции.

— Сэр, — быстро вскочил он. — Они оба живые. Пульс еле-еле прощупывается, об едва теплые. Сначала подумал, что обознался.

Шон уже заранее «потирал руки» от такой удачи — обнаружить двух не просто свидетелей, а скорее всего непосредственных участников похищения объекта. Он уже не сомневался, что китайский директор концерна вступил в борьбу, призом в которой мог настоящий гранд-интуит. Однако, его ждало горькоеразочарование… Оба наемника, оказались, мягко говоря, в неадекватном состоянии.

— Проклятье! Что мне говорит этот болван, Броуди?! — Доусон был взбешен от того, что удача вновь ускользает от него. — Какие к черту термальные состояния? Я вижу перед собой двух идиотов, пускающих слюни. Уберите его кто-нибудь с глаз моих! — врача, осматривавшего обнаруженных мужчин, быстро выпроводили из помещения. — Что это был за болван, Броуди? Он, что не мог мне объяснить нормальным языком, что случилось с этими людьми? Броуди?

Лежавшие на возвышении мужчины были полностью освобождены от одежды и амуниции, которая кучей валялась рядом.

— Сэр, если я правильно все понял, то их личности каким-то образом стерли, — Доусон, кажется впервые за много лет видел своего всезнающего помощника в легком замешательстве («Не смотря на все окружавшее меня дерьмо, это выражение лица точно стоило увидеть» — подумалось Шону). — У них отсутствуют даже базовые жизненные навыки. Без специальной медицинской помощи в ближайшее время и постоянного присмотра в дальнейшем они трупы…, - Броуди на несколько минут уткнулся в свой планшет. — Я даже не представляю, каким оружием это можно было сделать. Конечно, есть специальные препараты, но на это все надо время. Кроме того, не было обнаружено никаких серьезных внешних повреждений.

— Не понимает он, — засмеялся с чувством превосходства Доусон. — Зато я все прекрасно понял и это делает нашу охоту еще более интересной. Броуди срочно связи меня с директором. Думаю, мне нужны новые полномочия. Если ситуация принимает такой оборот, мы должны задействовать все, что у нас есть. Действую, Броуди, действуй!

Глава 6

ОТСТУПЛЕНИЕ 10

Марс. г. Фергюссон — штаб квартира Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса. Отдел выдачи пилотских лицензий на управление космическими судами малого класса.

— Сэр, к нам поступил запрос на восстановление старой лицензии, — в роскошный кабинет к руководителю отдела вошел их новенький сотрудник, который, как всегда, излишне перестраховывался и поэтому с каждой мало-мальски сложной и непонятной проблемой шел к своему шеф. — Тут есть некоторые сложности, сэр. Я конечно все проверил и перепроверил, но, сэр…

— Что еще? — тяжело вздохнув, спросил тот. — Это же стандартный случай. Восстановление лицензии. Комплект документов предоставлен? Предоставлен! Все оформлено? Оформлено! Так что еще?

— Но, сэр, — не унимался специалист, подсовывая на стол какой-то новый документ. — Смотрите на причину, по которой была аннулирована старая лицензия. Это прогрессирующая умственная отсталость, развившаяся в результате аварии.

— Действительно, — не верил своим глазам руководитель отдела. — Робин Сайрус… пилотский стаж… лицензия на управление космического судами малого класса. Стоп! А как же тогда медицинское разрешение?! — нужный документ нашелся сразу, будучи приложен к основному пакету. — Не подделка. Всеметки на месте. Вызови службу безопасности!


ОТСТУПЛЕНИЕ 11

Инструкция по эксплуатации Майндмашины 6-го поколения. Модель для индивидуального использования.

Уважаемый пользователь Вашему вниманию предлагается новейшаяразработка корпорации AstraZeneca — Майндмашина 6-го поколения. В данном устройстве внедрены последние достижения в области психотроники, что делает процесс усваивания новых знаний не только полезным, но и приятным времяпровождением.

… Внимание! Допускается использование только только лицензионных инфокристалов. В противном случае безопасность пользователя не гарантируется.

_____________________________________________________________


Выяснение отношений или «семейные разборки», как их назвала Эля, затянулись на несколько часов, в течение которых буксир неподвижно висел немного в стороне от зоны спасательной операции. Они все трое сидели в небольшой комнате Роба, на время превращенной в кают-компанию, и обсуждали их дальнейшую жизнь.

— Теперь ты понял, как нам жилось все это время после смерти отца?! — раздраженно спросила девушка своего брата, которые стоял напротив нее, скрестив руки на груди. — На ладан дышащий буксир, куча долгов и взрослый брат, не способный самостоятельно завязать шнурки на ботинках, — при этих словах лицо Робина начало наливаться краснотой. — Думаешь мне было легко? Как сыр в масле каталась?

Девушка «завелась» после того, как едва отошедший от шока Робин, заявил, что Эля довольно плохо вела их совместный бизнес. Точнее, ее брат высказался более грубо: «Хреновый из тебя босс, Эля! И как мы только окончательно все не про….ли».

— В неполные девятнадцать лет, мне пришлось взвалить на себя твое опекунство, а чтобы не помереть с голоду, еще в добавок стать капитаном этого ржавого корыта, — она с ярости топнула ногой по полу. — И не тебе меня попрекать, Роб! В конце концов, ты виноват не меньше, а может и больше меня во всем этом. Или уже забыл? Разве это я согласилась участвовать в этих чертовых гонках на спидвеях? Или это я поставила на кон полученный нами заказ?

У самой двери на небольшом выступе сидел всеми забытый третий члених команды — Рико, во время всего этого «разбора полетов» сидел молча и время от времени опасливо прижимался к стенке, когда брат с сестрой переходили границы.

Вдруг, пол под ними вздрогнул. От толчка все трое повалились на пол. Со стороны трюма раздался неприятный скрежет, словно что-то царапало обшивку буксира.

— Какого…?! - пробормотал парень, потирая ушибленную голову. — В нас что-то попало что-ли?!

Он еще приходил в себя, а Эля уже сидела в пилотском кресле и пыталась понять, что происходит. Панель управления буксира словно взбесилась. Датчики масс-спектра показывали какие-то безумные цифры, монитор сканер-диагноста — вообще выдавал сообщение о системной ошибке.

— Проклятье! — зашипела девушка, пытаясь реанимировать хоть что-то из систем управления. — Ничего не отвечает! У нас почти все отказало! Роб! Давай в трюм и проверь, как там с давлением?! Только осторожней! Если в нас что-то попало, что трюм может быть разгерметизирован.

Ни говоря ни слова парень развернулся и исчез с мостика.

— Должно же хот что-то работать! — она с силой треснула по панели и, о чудо, одна из систем включилась в сеть. — Это не ходовые… Значит, энергия идет только на манипуляторы, — она привела в движение нижнюю пару массивных захватов, крепившихся почти на самом брюхе буксира, и задала им круговую траекторию движения. — Там же камеры должны быть, — щелчок по ярлыку в директории второго порядка и на манипуляторах активировалась одна из камер. — Посмотрим, посмотрим, что у нас тут…, - еле слышно забормотала она.

Несколько секунд экран монитора был абсолютно черным словно выключенным. Потом на нем на мгновение что-то мелькнуло. Эля так и не поняла что это было.

— Я все проверил, — за ее спиной неожиданно появился Роб. — В трюме давление стабильно. Кислород в норме. Если нас что-то и ударило, то удар был пришелся не туда… А это что за хрень? — вдруг удивленно пробормотал он, глядя на монитор. — Ничего себе…

Темнота прояснилась и на мониторе появились какие-то угловатые конструкции, медленно проплывающие мимо. Потом Эля ясно увидела часть корабельной надстройки, очень похожей на причальную конструкцию. Мелькнул красный свет габаритных огней, стрелой расходящихся на причальном переходе.

— Роб, похоже рядом с нами какое судно, — удивленно произнесла Эля, продолжая внимательно следить за идущей картинкой. — Они что там совсем спятили? Мы же мигаем как новогодняя елка! Как можно было нас не заметить?! — она вновь пробежалась по приборам, однако по-прежнему, отвечал лишь манипулятору.

Буксир снова тряхнуло. Только в этот раз удар был гораздо слабее, словно вскользь.

— Вот уроды! — Роб схватил микрофон и заорал на аварийной волне. — Болваны, какого черта вы прётесь прямо на нас?! Говорит малый буксир «Святая Елена»! Смените ваш курс! Срочно смените ваш курс! — он несколько раз щелкнул с канала на канал, но радио молчало, что было более чем странно. — Как радио-то могло отказать?!

Эля двинула манипулятором чуть в сторону и на мониторе появилась новая картинка. Было видно как со стороны корабля выдвигалась какая-то конструкция.

— Слушай, Роб…, - неуверенно проговорила девушка, поворачиваясь к брату. — Нас ведь глушат. Все системы вырубились, радио молчит — точняк! Эта армейский глушитель! Смотри, да это же причальная секция… Они пытаются выстроить шлюзовую камеру.

Оба не говоря больше ни слова снова уставились в монитор. Очередная смена ракурса камеры показала, что шлюзовую камеру строят где-то в районе трюма. Собственно, это было единственное место на обшивке корабля, где толщина корпуса была наименьшей.

— Нас пытаются вскрыть, сестренка. Надо что-то делать, — Робин, как и раньше до этой аварии, был настроен только на движение вперед. — Конечно буксиры этой серии строили с солидным запасом прочности, но я бы не поручился, что его металл продержится больше чем 7–8 часов. Примерно за это время, плазменными резаками нам в брюхе прорежут неслабое такое отверстие.

Девушка никак не реагировала на его слова. Она напряженно размышляла. «Кто бы это не был, он не побоялся ни закрытой для обычных судов зоны, ни висевших на орбите полицейских судов Центра спасательных операций. Им что-то нужно от нас или…, - до нее вдруг дошло, что хозяевам того судна могло понадобиться от них. — Мальчик. Они пришли за ним! — ей стало не по себе, но она гнала чувство страха прочь от себя. — Нет! Нет, теперь я не одна. Мы его вам за здорово живешь не отдадим!».

— Робин, — вышла вдруг Эля из своего кратковременного забытья. — Нам нужно выйти из зоны действия глушилки. Я слышала, что это единственный способ…, - она сжала его плечо. — Роб надо завести движки, хотя бы маневровые, но лучше основные маршевые, иначе нас в живых не оставят. Я тут кое-что придумала… Ты знаешь, что наше движки, как основные так и вспомогательные, одни из самых старых на флоте. У отца, а потом и у меня никогда не хватала денег на их замену или хотя бы частичную модернизацию. Я всегда это проклинала, но похоже сейчас только это и сможет нас спасти… У старых двигателей сохранилась возможность управления тягой в ручном режиме! Если мы сможем разобраться, как включить движки, что пламенем дюз срежем у них все нужное и ненужное. Ну как?

— Эль, в этом железе сам черт ногу сломит, — замялся Робин. — Может попробуем что-то еще?

По поверхности буксира начали чем-то скрести. По крайней мере его команде именно так и казалось. Словно, огромный с металлическими зубьями скребок секунда за секундой вонзался в корпус буксира…

— Мне ничего больше в голову не приходит, — зло проговорила девушка. — Что нам еще остается? Открыть трюм? Разгерметизировать отсеки и выброситься в скафандрах в открытый космос? Черт дери это все! — чуть не прорычала она. — Хотя…, - ее взгляд, вдруг остановился на все это время стоявшем позади них мальчишке; судя по его ежившемуся виду, тот был напуган не меньше их. — Роб, отец говорил, что с этим буксиром ему достались какие-то инфокристалы. Это какая-то древность для первых модификаций майндмашин. Отец их сразу же куда-то спрятал. Мол, этой дрянью можно все мозги сжечь! — на лице парня начало проступать понимание. — Надо их найти… Если они точно шли с буксиром, нам придется рискнуть!

Втроем они перерыли весь мостик, залезть в такие закоулки корабля, куда не ступала нога человека последние лет двадцать. Лишь, когда они стали выдыхаться удача улыбнулась Рико. Благодаря своему росту, он смог пролез ввентиляционный технический отсек, где его и ждала та самая коробка с инфокристами.

— Ну, что малыш, — улыбнулась девушка, наклоняясь к Рико. — Подстрахуешь тетю? — несмотря на улыбку, мальчик отчетливо ощущал как ей страшно. — Я в тебя верю.

Она перебирала в руках крупные темные кристаллы кварца (выращенные в космосе кристаллы последние 50 лет использовались в качестве универсальных носителей информации), вытащенные из коробки. Судя по нанесенной на них спецификации это был базовый учебный курс по эксплуатации космических судов малого класса. Кристаллов было 9 штук — это многие терабайты специальной технической информации, для безопасной записи которой в мозг согласно современным требованиям требовалось более двух стандартных суток. При этом необходимо было соблюдать специальный режим питания мозга…

— Не подведи меня, — подмигнула она мальчику, ложась в специальное ложе — часть майндмашины. — Роб, не бухти там. Ты же прекрасно понимаешь, что пробовать придется именно мне… Братишка, ты наш последний рубеж обороны и если что случиться, то в бой придется вступить тебе, — она снова попыталась улыбнуться, но вместо улыбки получился оскал, который через секунду скрылся под темной маской устройства.

Приемное устройство с жадностью проглотило первый кристалл и начало подготовку к записи. Тихо зашелестели приводы кресла и оно приняло горизонтальное положение. Потом внутри раздался какой-то щелчок и… девушка вздрогнула. Процедура имплантации информации с первого кристалла началась.

Не в силах на это смотреть, Робин вышел из каюты.

— Зачем я только на это согласился? — бормотал он с яростью смотря на блокированную панель управления. — Зачем…? — он сел в кресло пилота и уставился в одну точку. — Если с ней что-то случиться…

Уйдя в себя, парень не сразу среагировал на мигающий вызов рации. На панели связи появилась разрешающая пиктограма, показывающая, что питание вновь появилось в системе.

— Черт, связь! — чуть не свалившись с кресла, Роб рывком схватил микрофон. — Эй! Кто-нибудь меня слышит? Говорит малый буксир «Святая Елена», говорит «Святая Елена». У нас чрезвычайная ситуация! Повторяю, у нас чрезвычайная ситуация! Кто-нибудь меня слышит?!

Несколько секунд из микрофона доносилось лишь шипение, которое внезапно сменил незнакомый мужской голос.

— Буксир! — голос звучал уверенно, по-хозяйски. — Хорош горло драть! Тебя слышим только мы. Ты меня понял?! — заскрипевший зубами Роб, сразу же догадался кто это мог так разговаривать с ними. — Понял ведь, чувствую… Да, да, это мы вас немного пощекотали. Слушай меня внимательно, буксир, у тебя есть часа четыре, пока наши мальчики не вскроют твою консервную банку. После этого с тобой никто разговаривать не будет! Ты слышишь меня? — Роб с такой силой сжал рукоятки кресла, что он жалобно заскрипело. — Мне нужен мальчик, которого вы подобрали. Нужен только мальчик, маленький мальчик! Думаю, это небольшая плата за ваши никчемные жизни! Так ведь?! Ты слышишь меня, буксир?

Роб чуть вскочил с кресла, когда его рукав кто-то несильно дернул. Он оглянулся и сразу же наткнулся на испуганный взгляд мальчика, стоявшего возле его кресла.

— Ты меня им отдашь? — еле слышно спросил он парня. — Они ведь вас тогда отпустят, да?

Одна из ручек кресла с треском сломалась и осколки пластика упали на пол.

— Ты оглох там, буксир? — снова ожил микрофон. — Я не слышу ответа?! Повторяю мне нужен этот проклятый пацан. Ни вы ни ваша лоханка мне совсем не интересны! Отдайте его и будете жить!

— Да, пошел ты в задни…, чертов ублюдок! — не выдержав, заорал парень в микрофон. — Тебе нужен мальчик?! Да?! Тогда приди и возьми его! — Роб вскочил с кресла и захохотал. — Приди и возьми! Да, мы взорвем этот чертов корабль вместе с твоим корытом! Ха-ха-ха-ха! Иди, иди к нам!

— Да у нас тут завелся герой, — пробормотал удивленный таким ответом мужчина. — Решил взорвать корабль… А как? Кишка у тебя тонка, сопляк! Жди, мы уже скоро придем.

Едва голос пропал, как судно вновь тряхнуло. На поверхность буксира опустились дополнительные магнитные захваты, клещами вцепившиеся в корабль. Через некоторое время со стороны трюма послышался странные звуки, чем-то напоминавшие дребезжание. Роб сразу же подвинулся к монитору манипуляторов. Камерафиксировала, как со стороны корпуса в открытый космос взлетел целый сноп искрящих частиц.

— Похоже, они протянули плазменный резаки, — пробормотал он, двигая манипулятор с камерой в разные стороны, однако картинка не менялась. — Пытаются вскрыть шлюзовую камеру, — было видно, как массивные фигуры в специальных монтажных скафандрах, больше напоминавших роботов-абордажников из фантастических фильмов, облепили гермолюк от шлюзовой камеры. — С такой техникой они довольно быстро доберутся до нас…

Он повернулся на кресле, бросив пялиться в монитор и увидел, что Рико так и оставался на мостике, не куда не уходя.

— Не дрейфь, пацан, — Роб постарался придать голосу как можно более бодрый тон. — Мы своих не бросаем… Ты бы лучше пошел сестру проведал, а то что-то я волнуюсь из-за этого древнего железа.

Не говоря ни слова, мальчишка как-то по-взрослому кивнул и покинул мостик. Парень тем временем размышлял о том, где ему раздобыть оружие.

— У отца точно что-то было, — разговаривал он сам с собой, снова и снова окидывая тесную рубку, в которой, казалось, просто невозможно было что-то спрятать. — Лицензионное… Я прекрасно помню его разрешение.

Под ухом запикал микрофон, показывая что его опять вызывают. Не глядя, он щелкнул по нему.

— Эй, вы там надумали? — на связь вновь вышел тот самый человек. — Время тикает все быстрее и быстрее. Мы уже почти вскрыли вашу обшивку. Ты слышишь меня, сопляк?! Отдайте его мне и я вас отпущу! — из микрофона, вдруг начали доноситься какие-то странные звуки — шипение, какие-то глухие удары, а потом всесмолкло и заговорил совершенно другой голос. — На буксире! С вами говорит капитан Ло, — ухо Робина уловило легкий акцент в речи нового собеседника. — Прошу извинить моего человека. За свою грубость и не профессионализм он будет наказан. Думаю, что это нехороший инцидент не станет препятствием для нашего сотрудничества. Вы, кажется, Робин Сайрус? Так ведь?! Прошу вас ответить… Чтобы показать, что я не пытаюсь вас обмануть я даже отдал приказ о прекращении работы плазменных резаков. Вы ведь почувствовали это?

Корпус буксира, действительно, больше не дрожал от ударов плазмы.

— Да, я Робин Сайрус, совладелец этого судна, — Роб не видел смысла врать. — Немедленно, освободите буксир! Вы что не понимаете, что вам грозит за нападение?! Это же рудники, пожизненно!

Из микрофона донесся легкий смешок.

— Что вы, мистер Сайрус. Я не был бы столь категоричен, — голос капитан просто излучал снисходительную уверенность. — У вас же на судне мальчик и вы должны прекрасно понимать, что ради такого приза серьезные люди могут пойти на очень многое, — он не раскрывал прописных тайн, но от этого Робу не становилось спокойнее. — За мной, мистер Сайрус, стоять действительно очень серьезные люди и очень большие деньги… Что вы скажете на то, если я вам прямо сейчас за мальчика предложу 3 миллиона долларов (за 100 доллар 2050 г. можно было почти месяц прожить ни в чем себе не отказывая в одном из фешенебельных отелей федеральной сети «Golden Plasa»). Насколько я знаю, даже за свой буксир вы вряд ли сможете выручить больше 1 миллиона. Поверьте мне, это очень хорошие деньги в наше время! Тем более и делать-то собственно ничего не надо…, - кажется, капитан даже не сомневался в положительном ответе. — Мистер Сайрус?!

Взяв в руку микрофон, парень, подрагивающим от злости голосом, «бросил»:

— Знаете, мистер Ло, еще недавно я был не совсем здоров. Короче, пускал слюни, глядя на звезды. Но даже будучи идиотом, я понимал, что нельзя причинять зло своей семье. Мальчик теперь, это наша семья…

После некоторого молчания собеседник ответил.

— Вот значит как… Он стал частью вашей семьи. Тогда позвольте, прежде чем я откланяюсь и моя команда продолжит работу, я спрошу вас один вопрос. Ведь он вам рассказал, что сделал там, внизу. Рассказал ведь, мистер Сайрус? Что же вы молчите? Думаю вряд ли… Так знайте, мой юный и доверчивый друг, — голос Ло был полон сарказма. — Этот кроха убил двух мои людей. Вы понимаете? Двое подготовленных профессионалов, экипированных и вооруженных не хуже армейского космодесанта, ничего не смогли противопоставить маленькому мальчику, — Роб недоверчиво хмыкнул в микрофон. — Не верите? Мистер Сайрус, я редко кого обманываю. И поверьте мне, сейчас точно не тот случай… Я говорю вам со всей уверенностью, что тот кого вы приютили не просто обманул вас. Нет! Он вообще не тот, за кого себя выдает! Не верьте ему! Это маленькое чудовище обладает такими силами, что вам и не снились. Я вас предупредил, мистер Сайрус!

Его голос уже давно затих, но Робин продолжал неподвижно сидеть за креслом и бездумно смотреть на застывшую картинку монитора. Такое состояние продолжалось до тех пор, пока не послышались новые удары по обшивке корабля, а темноту космоса вновь не осветили вылетающие снопы ярких металлических частиц. «Что за дерьмо он сейчас наговорил? Чтобы мальчик смог убить двух здоровых мужиков…? — бормотал он про себя. — Н-е-ет!». Однако, нарисованные Ло картины продолжали будоражить его сознание. «А откуда тогда на спасательной капсуле следу от пуль? — вдруг вспомнил он, как, осматривая поверхность капсулу, нашел многочисленные попадания от пуль штурмового карабина. — Значит, по нему стреляли и вооруженные люди там точно были. Почему же он не рассказал нам про это? — в его голову настойчиво лезли всякие глупости про интуитов, почерпнутые из бредовых программ на стерео. — Он ведь одаренный… и, наверное мог, справиться со взрослыми людьми. Мне же мозги вставил на место… или не вста…, - нужно знать, что одаренные долгое время являлись абсолютно закрытой кастой, про которую ходило бесчисленное множество небылиц — начиная от их божественного происхождения и заканчивая некой заключенной в них дьявольской сущностью. — Вот черт! Эля же там с ним!

Его подбросило и, вскочив с кресла, он бросился в каюту, где находилась его сестра. При входе во внутрь он резко, словно наткнулся на стену, остановился.

— Ты что делаешь? — взбудораженный разговором с Ло и грызущими его изнутри подозрениями, чуть не прорычал Робин. — Рико?

Открывшаяся ему картина была, мягко говоря, неоднозначной. Тело его сестры сильно извивалось, пытаясь вырваться из специальных захватов. Сверху на ее грудь навалился мальчик (Робу была видна только его напряженная спина и склоненная голова). Тело девушки сотрясала череда следующих друг за другом ударов, от которых ее безвольно мотавшаяся голова напоминала тряпичную. Мальчишка с трудом удерживался на ней, пытаясь не отпускать прижатые к ее вискам ладони.

— Рико! — вновь заорал Роб, врываясь в каюту. — Что ты с ней сделал?

Из рта девушки пошла пена, а тело еще сильнее забилось в конвульсиях. Неразбериху еще больше усиливали не прекращающиеся удары и скрежет по обшивке корабля.

Да держи ты ее…, - стуча зубами от резких толчков, просипел мальчик. — Голову хватай, голову! Быстрее! — подскочивший к креслу Роб, осторожно зафиксировал голову продолжавшейся рваться девушки. — И рот! Воткни ей что-нибудь между зубами! — Рико прекрасно помнил, как в ЦЭПе успокаивали припадочную девочку.

Хватая сестру, Роб случайно задел ногой управляющий майндмашиной модуль. От удара кристалл вылетел из приемного устройства. Повернувший голову Роб с ужасом увидел, как на модуле красным мигала цифра 8, то есть ей в мозг была загружена информация с целых 8-ми кристаллов. При этом безопасным считалось одномоментное использование не более 2-ух…

— Надо выключить эту проклятую машину, — прошептал парень, глядя, как стонет его сестра. — Выключить, выключить…, - продолжая удерживать голову девушки, другой рукой он потянулся к кнопке питания.

— Стой, не надо! — толкнул его мальчик. — У меня кажется получается…, - они оба почувствовали, как еще секунду назад рвущееся девичье тело затихло. — Еще немного… Ей очень больно! Я чувствую, как ее словно рвет на части, — глаза Рико закатились, а речь стала сбиваться. — Очень больно! Ее жжет сильное пламя… Оно везде! Яркий огонь! — его руки, продолжавшие касаться висков Эли, задрожали и бессильно упали. — Огонь, огонь…, - продолжал тихо шептать сползающий с кресла мальчик.

Пробуждение Эли было ужасным. Ее голова раскалывалась от дикой боли, отдававшейся резкими ударами в висках. Ломило практически все тело. Мышцы казались ватными, чужими.

— Кхе, — попыталась прокашляться девушка. — Роб, отцепи эти ремни, — наконец, она смогла попросить, поймав тревожный взгляд брата. — Похоже мы все еще пока живы, — Эля огляделась по сторонам, заметив рядом лежавшего без сознания мальчика и услышав, как где-то совсем рядом кто-то молотил по корпусу их буксира. — Дела…, - протянула она, осторожно сползая с высокого кресла.

Однако, девушка успела сделать лишь несколько шагов, как ее сильно качнуло. Вовремя подоспевший брат ее успел придержать, иначе дело могло кончиться не только разбитым лицом, но и, возможно, парой переломов.

— Все нормально, — пробормотала она, отталкивая Роба. — Все нормально. Кажется я что-то почувствовала.

После этих слов ее словно накрыло плотной пеленой. На какое-то мгновение исчезли все внешние звуки — голоса, стуки, треск. Она перестала чувствоватьвонь спертого многократно восстановленного воздуха в каюте. В голове девушки начала лавинообразным потоком всплывать записанная ранее информация. Миллиарды и миллиарды единиц формул, технических терминов, фидео- и аудиофайлов проносились перед ее глазами и снова исчезали только лишь для того, чтобы уступить место все новым и новым информационным волнам.

Не обращая ни на что и ни на кого, Эля медленно двигалась в сторону двигательного отсека, который граничил с трюмом. Она переживала удивительное состояние, которое никогда раньше не испытывала. Ее посетило некое чувство всезнания (разной степени интенсивности состояние эйфории, испытываемое пользователем майндмашины после первого использования технологии, — от автора). Девушка водила головой по стенам переходного отсека, опускала глаза на массивные опорные переборки потолка, затем начинала рассматривать открывающий механизм приближающейся гермодвери. Все, что ей попадалось на пути, практически мгновенно получало отклик в ее сознании. «Поворотный руль гермодвери модели «Скала» 2-го поколения. Произведен 36 лет назад на предприятии … Использован 40-дюймовый металл марки …, - Эля коснулась руля и медленно сдвинула дверь в сторону. — Обладает высокой теплопроводностью, исключающую его использование в механизмах запирания реакторных комплексов…». При ее появлении в двигательном отсеке автоматически включился автомат освещения и кондиционирования. «Система кондиционирования «Ветер». Универсальная. Предназначена для использования в качестве как полноценной системы кондиционирования, так и в качестве стандартного модуля единой сети …, - информационный поток не переставая проходил перед глазами Эли. — Площадь поддержания заданных параметров…». Возле терминала контроллера, управляющего основными параметрами маневровых двигателей, девушка наклонилась и уверенным движением сняла верхнюю панель. Словно эти движения были уже многократно заучены, Эля несколькими касаниями пальцев легко отодвинула какой-то агрегат, который препятствовал осмотру внутренностей контроллера. «Малый узел распределения плазменных потоков. Состоит из металопластового компенсатора, 4-ех проводящих плазму путепроводов, 2-ух датчиков температуры, 1-го датчика давления… При фиксации любого из путепроводов возможны пробои в…». Она наклонилась еще ниже и несколько минут внимательно осматривала внутренности контроллера, пока, наконец, в глубине что-то не сделала рукой.

— А теперь держитесь! — вдруг крикнула она, посмотрев на стоявших возле выхода их отсека мужчин. — Сейчас нас немного тряхнет!

Пожалуй, использованное ей выражение «немного тряхнет» совершенно не подходило для того, чтобы описать происходящее дальше…

Не прошло и минуты, как нарастающий гудящий звук начал заполнять двигательный отсек. Уже через мгновение душераздирающий вой пронесся по всему буксиру и тот словно издыхающий дикий буйвол, вспомнивший свою молодость, рванул со своего места! Маневровые двигатели на искусственно вызванный скачок энергии в одном из путепроводов контроллера отреагировали совершенно не так, как это было предусмотрено разработчиками. В доли секунды онивыдали такой мощный поток плазмы, что их корабль бросило почти на 50 тысяч километров от Луны

Глава 7

ОТСТУПЛЕНИЕ 12

Луна. 12-й производственный комплекс по добыче и переработки металлической руды. Сектор ответственности Китая.

Бар «Черная маргарита». 18-й подземный уровень. Развлекательная территория.

Потрепанного вида китаец подошел к одному из столиков в закрытой зоне, где расположился неимоверных размеров человек. Тот сразу же расплылся в улыбке, едва увидел, кто присел за его столик.

— Дружище Фан, какими судьбами в наших трущобах? Я вижу, что тебечто-то понадобилось от старого друга? — он тяжело дыша, чуть подвинул кресло к столу. — Я весь во внимании! — для стороннего наблюдателя эта картина могла показаться странной — довольно богато одетый торговец, увешанный с ног до головы потрепанными до все еще весьма дорогими гаджетами, с почтением принимает какого-то китайского бродягу. — Прежде чем ты скажешь хоть слово, позволь еще раз поблагодарить тебя за тот чудесный конвертер от американского крейсера. Заказчик от него просто в восторге. Говорит, тяга движков поднялась почти на 80 %, - Китаец Фан в этой части космоса был довольно хорошо известен, как человек, который мог достать даже то, что не продается. — И чем же ты сегодня меня порадуешь?

Тот, по-прежнему, молча выложил на стол небольшой кристалл памяти, который толстяк сразу же вставил в разъем планшета.

— Так, так, — пробормотал он, рассматривая появившееся изображение в разных ракурсах. — Довольно любопытно, довольно любопытно… Немного устаревшая, но в отличном состоянии. Рабочие движки, специально разработанные для этих целейкомпенсаторы. Вроде, более 30 g можно в ней выдержать. Слышал они так и не поступили в свободную продажу…, - Фан все это время довольно улыбался. — Откуда же ты их раздобыл, дружище? Расскажи, порадуй старика! Хм, молчишь… Ладно, думаю свои двадцать кусков ты смело получишь, — начал он торг, пытаясь до минимума сбросить за так понравившуюся ему капсулу индивидуально спасения вип-класса.


ОТСТУПЛЕНИЕ 13

Студия Европейского единого информационного канала. Очередной выпуск новостей.

… И вновь мы начинаем с сенсационной новости. Примерно полчаса назад на орбите Луны внутри сектора, где до сих пор продолжаются спасательные работы, взорвалось судно. Как сообщают наши источники в Центре спасательных операций это был… ВНИМАНИЕ … брат-близнец китайского судна, авария на котором не так давно спровоцировала одну из самых кровавых техногенных катастроф современности.

Внимание! В нашем распоряжении есть запись этого ужасного события. Обратите внимание на эту точку! Вот сейчас… О, Боже! Сильнейшая вспышка! Мне сложно судить, но думаю, что корабль просто разорвало на части…

Что это такое? Трагическая случайность, когда два совершенно однотипных судна, погибают практически одновременно, или чей-то злой умысел? Следи за нашими следующими выпусками!


ОТСТУПЛЕНИЕ 14

г. Чикаго. Офис «Национального детективного агентства Пинкертона».

Личный коммуникатор Алана Пинкертона, номер которого он никому не сообщал, вдруг активировался. Его хозяин с недоумением смотрел, как на мигнувшей несколько раз сенсорный панели коммуникатора, появилась видеокартинка.

— Мистер Пинкертон, надеюсь вы меня узнали, — с экрана на него смотрел тот самый так его испугавший при первой встрече человек. — Как продвигается наше дело?

— Как вы смогли? — заикаясь спросил Алан, пытаясь взять в руки коммуникатор. — Это же невозможно… У меня модель последнего поколения. Да, здесь только одного железа на пару тысяч!

— Вы меня не слышите, мистер Пинкертон! — холодно перебил его собеседник. — Я спросил вас, как продвигается наше дело? Или мне снова вас побеспокоить лично?

Хозяин кабинета так отчаянно завертел головой, что можно было начать беспокоиться за сохранность ее содержимого.

— Что вы сэр! Все продвигается именно так, как и должно продвигаться. Мы уже напали на след, сэр! Один из наших агентов вышел на скупщика всякого редкого барахла на Луне. Тот через сеть пытался продать спасательную капсулу вип-класса. Именно такая капсула, сэр, и устанавливалась в спецубежищах… Мы проверяли. В свободную продажу они не поступали, так что это стопроцентный след, сэр!

— Дальше…

— Знаете возникли некоторые непредвиденные сложности… Этот торговец не хочет идти на контакт с нашими людьми. А на Луне, сами понимаете, на руки связаны.

— Скидывай его координаты, мы сами с ним разберемся

____________________________________________________________


Орбита Земли. 1-ый орбитальный комплекс «Галактика». Причальный сектор «В» (для космических судов малого класса).

За кораблем, медленно приближающимся к станции, диспетчерыследили уже давно. Более часа они пытались выйти с ним на связь, однако буксир не отвечал. Один из диспетчеров уже начал набирать номер ближайшего патрульного «охотника» (малый ракетный катер силовой поддержки класса «Охотник», приписанный к периметру обороны станции), как его остановил старший смены.

— Подожди, — проговорил он, увеличивая изображение ковыляющего судна. — Я кажется знаю, что это за корабль, — он повернулся к третьему диспетчеру. — Хенк, тебе не кажется, что это колымага старика Сайруса?! — на картинке проступали угловатые обводы космического буксира. — Точно она!

— Так он же помер уж как полгода! — Хенк встал рядом с товарищем и они уже вместе следили за движением, медленно теряющего ход, корабля. — Сейчас там вроде девчонка его рулит… Сын-то башку проломил на последних гонках, ну и крыша теперь совсем съехала. Говорят, сыт под себя, никого не узнает.

При движении буксир неторопливо вращался, видимо, система стабилизации корабля окончательно вышли из строя. Он поворачивался к зрителям то одним то другим боком.

— Да…, Это где же его так помотало? — недоуменно пробормотал первый диспетчер, когда буксир в очередной свой виток во всей красе показал торчавшие в разные стороны куски оторванного манипулятора. — Похоже у них электроника накрылась… Вон как ходовые огни пляшут!

На корме судна, действительно, кормовые огни выдавали странные сигналы. Они загорались в непонятной последовательности. Сначала один, потом несколько других, затем подключался третий. Потом эти комбинации сменялись другими.

— Болван! — прикрикнул на него старший смены. — Они подают сигналы! Хенк, помнишь еще корабельную азбуку? — от, усмехаясь, кивнул. — Тогда записывай, а я пока патрульного к ним направлю. Пусть проводит до причала, мало ли что.

Расшифровка сигналов не заняла много времени. «Галактика, Галактика! Вызывает малый космический буксир «Святая Елена»! В ходе спасательной операции на судне произошла авария, — передавал буксир. — Нарушена система стабилизации корабля, связь работает только на прием. Система жизнеобеспечения в норме, маневровые в порядке. Причалить сможем. Укажите направление?».

Примерно через три часа, когда буксир коснулся причальной штанги, у створок шлюзовой камеры его уже ждали: от диспетчеров был Хенк Роулинг, оператор сегодняшней смены, с бывшим владельцев буксира его связывала давняя дружба, и пара сотрудников службы охраны.

Потрескивавшая от перепада температуры оболочка буксира была окутана беловато-серым маревом, которое в шлюзовой камере начало медленно таять. От проступающих очертаний судна, которое Хенк застал еще в довольно приличном состоянии, он удивленно присвистнул. Почти весь бок буксира пересекали неровные трещины, острые края которых были странным образом обуглены до матово черного состояния. Выступающие грани маневровых движков, особенно с той же самой стороны, напротив, казались вызывающе блестящими. С такого расстояние Хенк боялся ошибиться, но серебристые кляксы на движках определенно не были краской. Все это очень сильно напоминало остатки застывшего от плазменного потока металлопласта.

— Говорил же этому дураку, что от бабы за штурвалом никакого толка не будет, — в сердцах он сплюнул. — Нет вы поглядите, во что эта соплячка превратила отличный буксир, — обо полисмена из службы охраны с полным одобрением прислушивались к тому, что он говорил. — Вы не глядите, что это старичок, у него такие двигуны, что просто держись. А корпус, — он обвел глазами свисавшие с корпуса металлические лохмотья и снова сплюнул. — Это чистый металлопласт без всяких добавок. Сейчас так уже не делают! Она же… Ну вы смотрите, что она с ним сделала!

— Вообще, баб на мостик пускать нельзя! — поддержал старика один из полисменов. — Току там от них никакого…

— Как никакого толку?! — со смехом возмутился второй. — Помню, тогда на катере… ну с той черненькой ты совсем по другому говорил, — Чего замолк-то?

Первый открыл рот, чтобы ответить, как вдруг с металлическим грохотом на причальный брус рухнул трюмный люк буксира. Толстая пластина, изъеденная дырами словно сыр мышам, стала импровизированной лестницей для выходившей команды. Все трое встречающих, не сговариваясь замолчали, и стали с интересом рассматривать появляющихся людей.

— Роб, ты все записал? — до старика донесся уверенный женский голос. — Будь уверен, нашу крошку мы приведем в такой порядок, что все вокруг слюни пускать будут. Подожди-ка…. что это здесь такое? — полисмен, стоявший рядом с Хенком аж причмокнул, когда тонкая девичья фигурка, затянутая в пилотский комбинезон, наклонилась к аппарели, видимо что-то заметив. — Я-то думала, что у нас что-то с гидравликой, а нам тут чуть все брюхо не вырезали. Робин еще добавь в свой список — семь или, нет, лучше, восемь стандартных плит металлопласта «С» класса и штук 200 ступенчатых креплений для люка. Здесь придется все подрихтовать, чтобы плиты на место встали…, - стоявший за ней крепкий парень что-то деловито записывал. — Потом, на нужны энерговоды — метров 200, думаю, хватит. Пустим их в обход основного реактора, а то там без защиты они сразу же сдохнут. Есть у меня одна задумка, как нам напрямую движки запитать, без всяких там контроллеров и дифракторов.

— Слышишь, старый, это ты про не тут говорил, что бабам не место на корабле, — первый полисмен насмешливо посмотрел на оператора, который выглядел несколько ошарашенным. — Думается, она этот буксир как свои пять пальцев знает!

Не слушая его, Хенк подошел к девушке и произнес:

— Я бы так не делал. Послушай старика, девонька, напрямую запитать движки — это гиблое дело! — девушка запнулась на середине фразы и развернулась в сторону говорившего. — Думаешь никто не пробовал? Кажется, всего-то выбросил контроллер и дал движкам максимального жару…

Несколько мгновений она рассматривала старого оператора, пока, вдруг, не взвизгнула и с криком бросилась Хенку на шею:

— Дядя Хенк, дядя Хенк! Как я рада тебя видеть! — наконец, она отцепилась от него. — Ты совсем не изменился! Все такой же бука! Вон только морщины новые появились и волос седых прибавилось…

— Зато ты, смотрю, вытянулась, — старик с таким откровенным удовольствием любовался красивой девушкой, что та покраснела. — Помню, такая худая была, как кочерга и вертлявая. Все норовила куда-то бежать, залезть… Сладу с тобой никакого не было! А сейчас и не узнать. Просто, ух, настоящий пилот!

Он повернул голову и заглянул в трюм корабля. Внутри буксир выглядел несколько лучше, чем снаружи. Хотя следы разгрома можно было и здесь заметить: прогнувшиеся в паре мест балки перекрытия, покрывшиеся вздувшими пузырями внутренние панели трюма и т. д.

— Где это вас так зацепило? — кивнул он голову на буксир. — Вроде водить отец тебя научил, — он все же не смог удержаться, чтобы не подколоть ее.

— Мы с братом, дядя Хенк, в спасательной операции участвовали, пока накаким-то мусором не зацепило, — чуть поспешно чем надо было ответила Эля. — Думали, спасе кого, хоть денег немного заработаем, а ту вон как все вышло! Теперь еще придется самим платить! — пожаловалась она, хотя, к своему удивлению, особого сожаления в ее голосе он так и не услышал.

— Ну-ну, — пробурчал Хенк, не поверив ни единому ее слову. — Ты с братом заходите как-нибудь вечером старика проведать… У ведь там кое-какие вещи отца вашего остались.

После ухода Хенка и полисменов, которым удачно удалось скормить придуманную байку о столкновении с космическим мусором, команда почти сутки не выходила из корабля. Если бы кто-нибудьв этот момент смог подслушать, какие разговоры, там шли, то скорее всего служба безопасности уже давно бы, сминая все на своем пути, ломилась по отсекам буксира.

… Вся троица сидела в одном из отсеков и напряженно переглядывалась.

— Я предложила подумать о нашем будущем, — разговор шел на повышенных тонах. — А не городить какую-то чушь! — не сдержавшись, бросила Эля. — Ты что совсем не понимаешь, что теперь все будет по-настоящему! В тот раз нам просто повезло. Это была случайность, Роб! Майндмашина могла оказаться старой рухлядью и спечь мои мозги, могли чуть раньше прожечь трюмный люк, в самый неподходящий момент мог полететь контроллер, в конце концов, могли не выдержать маневровые движки. Есть еще сотни или…Пойми, Робин, нам нельзя сейчас высовываться! Мы должны как можно быстрее починить наш буксир и рвануть отсюда на самые задворки системы, где спрятаться в какой-нибудь дальний угол и сидеть не отсвечивая. Еще отец говорил, что…

Девушка уже битый час спорила с братом, которому совершенно не хотелось всю жизнь дрожать и прятаться. Робин же предлагал совершено иное.

— Отец — отец — отец, — перебил ее Роб. — Ты думаешь отце пожелал бы для нас такой судьбы! Он, действительно бы, сказал своим детям, чтобы они всю свою жизнь сидели в какой-нибудь норе и молились Святому Космосу, чтобы их не нашли какие-то уроды?! Ты так думаешь, сестренка? — с усмешкой спросил он ее. — Эля, пожалуйста, хотя бы на минуту забудь о своих страхах и спокойно послушай меня, — он чуть наклонился в ее сторону. — Нам всем троим выдался удивительный шанс изменить свою жизнь к лучшему! Эля, сколько себя помню, ты всегда мечтала водить в Космосе огромные космические лайнеры. Ты называла их корабли-города, с тысячами пассажиров на борту, где будут размещать парки и озера с настоящими животными и рыбами… Для себя же я же хочу другого! Исследование далекого Космоса, открытие новых миров — вот мое предназначение. Рико, — он потрепал сидевшего рядом с ним мальчишку по голове. — мечтает найти отца и жить как прежде!

Робин рассказывал так воодушевленно, что его сестра невольно заслушалась. Словно наяву, она представила себя на мостике громадного межзвездного красавца лайнера, покрывающего гигантские расстояния между мирами. Она одета в белоснежно белый китель, на лацкане которого золотом сиял капитанский знак. Вокруг нее десятки членов команды — штурманы, навигаторы, прокладывали курс через очередную космическую туманность… Это было прекрасное зрелище!

— Разве мы можем все это предать?! — Роб и раньше, до той аварии, былисключительным упрямцем, а сейчас, что называется окончательно «завелся». -Не надо прятаться, как туннельные крысы, а … Что это еще такое?! — увидев нечто серое, возникающее прямо перед ним, парень резко дернулся назад и со всей силы впечатался в переборку отсека. — Святой Космос!

Посередине небольшой каюты начало медленно появляться странное серое марево, которое прямо на глазах трансформировалась в человеческую фигуру. И Роб и Эля вжавшись в стены в противоположных частях отсека с испугом смотрели на становящийся все более и более реальным человеческий образ. Через несколько мгновений вместо странного человекообразного туманного пятна около них стоял незнакомый мужчина в светло синем комбинезоне старшего техника-контроллера. Он казался таким же реальным, как и они сами. Его иссиня черные волосы, чуть развивающиеся на невидимом ветру, серьезно смотрящие узкие глаза, и т. д. — все это было настоящим.

Мужчина, до этого неподвижно стоявший, вдруг сделал несколько шагов вперед и обернулся. Он счастливо засмеялся, а потом сел на корточки и заговорил:

— Вижу ведь что грустишь! А мы с тобой о чем договорились? — брату с сестрой казалось, что губы незнакомца движутся сами собой, а этот голос раздается откуда-то сверху. — Правильно, ни в коем случае не падать духом! Иди ко мне, малыш! — он призывно распахнул руки и позвал кого-то.

Роб повернул голову в ту же сторону и увидел плачущего мальчика. Затуманенными от слез глазами тот смотрел вперед и что-то беззвучно повторял. Его руки тоже тянулись вперед, но смеющийся мужчина начал медленно расплываться в воздухе, пока окончательно не растаял.

— Рико, Рико! — девушка сразу же вскочила со своего места и бросилась к нему. — Не плачь, — она притянула его к себе и крепко обняла. — Что ты, мой маленький?! Чего ты плачешь?! Испугался…, — обнявший ее мальчик, что-то ей тихо шептал. — Это ведь отец твой был, так ведь? Чего же ты тогда плачешь? Глаза то все на мокром месте…, - рукавом комбеза она вытерла его глаза. — Расплакался он тут. Вон, посмотри вокруг! — она энергично махнула рукой. — Теперь ты не один и у тебя есть брат и сестра. Правда брат у тебя немного глуповатый и больно шустрый, но пойдет, — хихикнув, она показала Робу язык. — Запомни, теперь ты не один! И еще, Рико…, - она быстро взглянула на Роба и потом продолжила. — Мы обязательно найдем твоего отца!

После всей этой картины, на для себя решила окончательно, что мальчика ни кому не отдаст!

— Кстати, малыш, — Эля, выдержав пристальный взгляд старшего брата, все не смогла не просить. — Как у тебя это получилось?

Тот несколько секунд молча смотрел на нее, словно пытался понять довериться ей или нет, а потом снова обнял ее и начал негромко рассказывать.

— Я не сказал вам…, - он говорил шепотом, но в этой тесной каюте все прекрасно слышали каждое произнесенное им слово. — Не специально. Мне мама еще не разрешала так делать. Говорила, что этого делать нельзя, а то придут плохие люди и заберут, как папу нашего забрали…, - он повернул голову и, глядя ей в глаза, спросил. — А вы поможете мне найти моего папу? — Эля молча кивнула в ответ; ей было словно что-то сказать из-за душивших ее слез. — Я поэтому никому и не говорил, что могу картинки делать, — вновь продолжил мальчик. — Мама рассказывала, что это все началось со мной, когда я был совсем маленьким. Они с папой тогда очень сильно испугались…

Роб осторожно, стараясь не шуметь, подсел по-ближе.

— Они сказали, что если я сильно захочу, то могу делать картинки как живыми, — брат с сестрой многозначительно переглянулись. — А тогда, когда мы с мамой бежали…, - на его глаза снова навернулись слезы. — Я так сильно напугался, что чуть не описи…, - последние слова он произнес еле слышным голосом. — Потом маму нашли злые люди. Они были большие и страшные и маму хотели утащить. Тетя Эля это ведь они папу забрали? — вдруг спросил Рико, снова прервал свой рассказ. — та автоматически кивнула головой. — Я… Я тогда … Они плохие ведь? Да? Плохие люди? Я ведь увидел, что они плохие! Смотрел на них и видел, какие они все плохие.

— Конечно, плохие, — Эля крепко его к себе прижала. — Они очень плохие дяди. Ты все правильно сделал! И не плачь! Помнишь, что тебе папа твой сказал? Будь сильным, как он! — тот начал успокаиваться. — Ты ведь теперь наш братик… Мы тебя никому не дадим в обиду. Понял? Никому!

Уложив мальчишку спать, которого длинный и насыщенный на тяжелые события день, буквально сморил на глазах, Эля пришла на мостик, где ее уже поджидал брат.

— Значит, он теперь точно с нами, — полувопросительно — полуутвердительно произнес Робин, стоя к ней в пол оборота. — Так что ты решила?

Оно подошло к нему и также как и он уставилась на висевшую на стене мостика карту системы.

— Теперь мы одна семья, Роб, — твердо произнесла Эля, садясь в кресло пилота. — И любой, кто причинит зло кому-нибудь из нас, пожалеет, что родился на свет! — она произнесла это с такой злостью, что брат с удивлением посмотрел на нее. — Что, думал перед тобой та девчонка, которую ты знал? Нет, братишка, той Эли уже больше нет, — она с легкостью выдержала его взгляд. — Она умерла, а теперь должен умереть и тот Робин, которого я знала много лет! — продолжила многозначительно девушка. — Роб, если мы хотим выжить, ты должен стать осторожнее. Хватит, твоей взбалмошности и безрассудства! На кону слишком высокие ставки…

Она откинулась на кресло и с терминала вошла в единую информационную сеть станции.

— Роб, у нас пока есть небольшая фора перед этими людьми, — ее пальцы начали мелькать по сенсорному экрану; она что-то начала искать в сети. — И надо использовать ее по полной… На счету буксира еще есть деньги, которые в счет папиного долга я обещала этому мерзкому бегемоту Вайху. Я возьму большую часть денег и займусь ремонтом буксира. По моим расчетам, спасибо новым способностям и малышу, мы можем из буксира сделать настоящую конфетку, — она наконец оторвала взгляд от экрана. — Теперь ты! Возьмешь все остальные деньги. Это около десяти тысяч долларов и начнешь скупать все информационные кристаллы, до которых сможешь дотянуться.

Парень заинтересованно слушал сестру.

— Хотя мне нужно прежде всего, следующее — базы данных по пилотированию судов… без разницы какие они будут, гражданские или военные, по ремонту и обслуживанию судов, по навигационному обслуживанию… Еще нам обязательно нужно все, что связано с военным делом. Я не знаю, что может быть на станции, но пригодиться может все.

Тот в предвкушении улыбнулся.

— И, Роб, только не глупи! Мы вытащили наш счастливый билет и не должны все просра…

Глава 8

ОТСТУПЛЕНИЕ 15

Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. Главное управление исправительными лагерями (ГУИЛ) Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса.

Центральное поселение, располагавшееся на самом большом и относительно ровном плато планеты, называлось Аскор-сити, названное так в честь одного из его основателей. Здесь находилась администрация ГУИЛ и небольшая часть осужденных, занятая в сфере обслуживания. Основная же масса заключенных была более или менее равномерно разбросана по мелким поселениям, где занималась добычей кристаллического углерода.

— Мистер Таффеит, какая честь для нас! — Александр Верден, бессменный вот уже на протяжении 8 лет директор ГУИЛ был не просто рад гостю, он был просто счастлив, что кто-то новый составит ему пусть и временную но компанию в этой дыре. — Нас посетил сам второй заместитель директора Биррета. Садитесь сюда, — он, буквально придерживая его за руки, посадил в одно из глубоких кресел. — И ничего не говорите, — рукой он изобразил замок на своих губах. — Буквально один момент!

Заинтригованный Таффеит даже несколько растерялся от такого напора и поэтому внимательно наблюдал за раскрасневшимся и суетившимся хозяином.

— Фред! — через настольный коммуникатор тот кого-то позвал. — Как идет подготовка к сегодняшнему шоу? Так… Хорошо! — несколько минут он что-то выслушивал, время от времени одобрительно бурча. — У нас сегодня важный гость и поэтому все должно быть на высшем уровне. Надеюсь ты меня понимаешь?

… Примерно через час директор Верден пригласил своего гостя пройти в малый зал, где, по его словам, их ждет небольшое развлечение. Открывшийся перед ними огромный зал казался малым, по-видимому, лишь в представлении хозяина лагеря. Это было просторное помещение овальной формы, в центре которого вокруг небольшого огороженного круга размещались накрытые столики.

— Прошу вас в мой личный Колизей! — самодовольно улыбнулся директор, приглашая посланника директората присесть за один из столиков. — Знаете, мистер Таффеит, моя должность предполагает некоторые приятные мелочи, — по взмаху его руки, в зале заиграла легкая музыка и воцарился полумрак.

«Заем мы эти маленькие мелочи…, небольшие слабости…, - про себя прошептал Таффеит, вспоминая какими-только извращенными вещами не интересуются его коллеги по директорату. — Сегодня коллекционирую виски столетней выдержки, завтра — спортивные спидеры ручной сборки, послезавтра…».

— Вы же понимаете, в каких условиях мы здесь работаем, — Верденнаклонился к собеседнику и заговорщически подмигнул ему. — Кругом одна мерзость — убийцы и психи, поганый воздух… В конце концов должна же быть и у нас какая-то отдушина?!

На ярко освещенной арене появились несколько человек. Один былдовольно крупный мужчина, тюремная роба которого совершенно не скрывала буквально бугрившихся на теле мышц.

— Посмотрите на него, — директор оторвался от бокала с янтарным напитком. — Интересный экземпляр, не правда ли? Наш бессменный чемпион, Карон Ужасный, — боец на арене одним движением рук порвал на себе робу и с безумным воплем бросил ее куда-то в зал. — Видите, какие у него руки? — выкрикивая в зал какие бессвязные вопли, он вскидывал вверх здоровенные, перевитые мышцами, руки — колотушки. — Одному он тут недавно голову оторвал… Представляете, просто взял и оторвал.

Напротив, человека-горы неподвижно стоял его противник, производивший совершенно жалкое впечатление. Хотя он не рыдал, вымаливая пощады, и не ползал на коленях, все равно, всем своим видом он словно говорил — я ничтожная букашка, которую можно легко раздавить пальцами.

— Ха-ха, впечатлились? — Верден довольно засмеялся. — Не переживайте! Основной его бой будет чуть позже… Пока угощайтесь, — он подвинул к нему небольшую чашку с марсианскими креветками. — Просто одному человеку нужно преподать хороший урок, — улыбка на его губах на мгновение сменилась оскалом. — Уверен в предвкушении от настоящего зрелища страдать вам недолго… Думаю, Карон этому выскочке быстро объяснит, от кого здесь зависит все! А если Насимо будет и дальше отпираться, то путь пеняет на себя…

Если бы директор Верден сам не был так взбудоражен предстоящим зрелищем, то наверняка бы обратил внимание на некоторые странности в реакции своего высокопоставленного гостя.

Тот медленно цедил напиток из высокого бокала, демонстрируя олимпийское спокойствие. Со стороны могло показаться, что столичный гость пресыщен такого рода развлечениями и его сложно удивить тюремной ареной и схваткой неумех-любителей. Однако, стоило чуть внимательнее присмотреться к нему и открывалась совершенно иная картина. Высокопоставленная «шишка» чаще задерживал свой взгляд не на огромном здоровяке, демонстрировавшим эффектные прыжки и молниеносные удары, а на его худосочном черноволосом противнике. Более того, в моменты, когда массивная туша мышц и сала Карона Ужасного, особо наседала на втором бойце, мистер Таффеит буквально каменел, а бокал в его руке начинал чуть подрагивать.

В один из таких моментов, когда Карону все же удалось достать своего юркого противника, мистер Таффеит не выдержал и вскочил.

— Хватит! — громко проговори он, недовольно смотря на директора. — Мистер Верден, я требую прекратить это.

Для директора все это стало крайне неприятным сюрпризом. С налившимся кровью лицом и полураскрытым ртом он буквально остолбенел.

— Директор Биррет предоставил мне самые высокие полномочия, — сухо продолжил он, выхватывая из внутреннего кармана небольшую пластиковую карточку черного цвета. — Немедленно, доставьте заключенного Майкла Насимо в выделенный мне номер!


ОТСТУПЛЕНИЕ 16

Единый тематический словарь / Человеческая деятельность / Познавательная деятельность / Научная деятельность / Науки о человеке / Нейрофизиология / Методология нейрофизиологии / теория «Большого взрыва».

Теория «Большого взрыва» — качественный скачок интеллектуальныхспособностей человека в результатеимплантирования (brain writings)в мозг большого объема информации. Термин «большой взрыв» был предложен профессором Томасом Герхердом в 2024 г. для описания гипотетических процессов, происходящих в человеческом мозгу при длительном использовании майндмашины. В дальнейшем, опираясь на появившийся материал клинических исследования, сторонники теории разделили процесс «большого взрыва» на 4 основных этапа, каждый из которых характеризовался достижением определенного уровня интеллекта и сознания. В частности, на1-ом этапе человек приобретал широкий спектр энциклопедических знаний по направлениям человеческого знания согласно использованным информационным кристаллам. На 2-ом этапе происходит усваивание имплантированной информации не только на уроне сознания, но и на уровне подсознания. «Записанные» в мозг знания переходят из категории «приобретенных» в категорию «врожденных» и усваиваются на уроне естественных реакций, эмоций, навыков и рефлексов и т. д.


ОТСТУПЛЕНИЕ 17

Такеши Китано 10 аргументов против теории «Большого взрыва» / ВестникМеждународного общества психических исследований и теории нервного истощения. — 2034. - № 3. — С.14–73.

«… Признавая положения, лежащие в основе теории, мы с вами автоматически соглашаемся с полностью устаревший на сегодняшний день механистической картиной мироустройства… Нам твердят аксиому — «количество рождает качество», забывая о том, что она применима лишь в ограниченных случаях».


ОТСТУПЛЕНИЕ 18

Орбита Земли. 1-ый орбитальный комплекс «Галактика».

Не подслушанный разговор где-то на нижних уровнях.

— Какой-то это-то непонятный чел. Появился словно из неоткуда и сразу же начал суетиться… Сначала вроде тихо было, а теперь многие к нему ходят. Берет он за каждый кристалл немного, при этом ставит железно… Мозги не кипят.

— Он один или за ним кто-то есть?

— Я поспрашивал, вроде один.

— Что еще?

— Говорят, он армейские базы данных скупает. У нас многие, у кого старые запасы были, ему скинули.

— Проверить бы надо этого непонятного чела… Кто таков, чем живет и почему на моей земле работает?

_____________________________________________________________


Буксир «Святая Елена», по-прежнему, крепко вцепившись манипуляторам в металл, стоял у того самого причала, куда и пришвартовался в первый день появления на станции. Его огромный яйцеобразный корпус был весь в ремонтных сцепках, между которыми ползали разнокалиберные автоматы техподдержки. То тут то там с его брюха свисали целые пласты металлопласта, которые ждали свой очереди, чтобы их сняли и аккуратно сложили к той огромной стопе у нижней аппарели. Снизу у буксира уже полностью обнажились корпусные балки, за которым просматривались панели внутренней обшивки. Еще больший внешний бардак наблюдался со стороны двигательного отсека. Высокие дюзы маршевых движков были безжалостно срезаны и металлической грудой свалены вниз.

— Почему техи (автоматы корабельной технической поддержки — вид роботизированных автоматов, применяемых для эксплуатационного обслуживания (ремонта, модернизации и т. д.) космических судов) прекратили работу над движками? — невысокая девушка с планшетом в руках с возмущением выговаривала бригадиру сервисной службы. — Какого хр… изменили маршруты прокладки энерговодов? Вот планы работ! Здесь что указано? — бригадир с меланхоличным выражением лица (сказывался тот факт, что это была уже далеко не первая такая выволочка от заказчика) слушал девушку. — Весь пучок этих энерговодов должен проходить вплотную к внутренним камерам! А здесь что? — тонкий пальчик, вымазанный технической жидкостью, наметился на приземистого шестипалого теха, укладывавшего короткие трубы энерговодов.

— Так накроются же на пером запуске, — с точно таким же равнодушным видом ответил бригадир, не делая никакой попытки отозвать теха. — Я конечно понимаю, что заказчик всегда прав, — здесь он усмехнулся в усы, намекая, что она, в данном случае как заказчик, ни черта не понимает. — Но иногда надо слушать и тех, кто разбирается лучше… Никто не монтировал и никогда не будет монтировать энерговоды напрямую от реактора к движкам. Без приемного контроллера вся эта лоханка взлетит на воздух при малейшем сбое энергии!

Девушка, изменившись в лице, набрала воздух в грудь, чтобы наорать на него, но вдруг… тяжело вздохнула и промолчала. Встретив насмешливый взгляд оператора, который даже не хотел попробовать что-то сделать по-другому, не так, как это написано в книжке сервисной эксплуатации буксира, Эля внезапно поняла, что он просто не видит того, что видит она. Стоявшие вокруг нее люди, занимавшие кто заменой внешних плит металлопласта, кто укреплением опорных балок, кто еще чем-то, видели на месте ее корабля всего лишь старенькое тихоходное судно — малый космический буксир, который только и способен на то, чтобы подтаскивать магистральники от одного причала кдругому. Для всех них все это «железо» было всего лишь железом, свойства и качества которого давно уже известны вдоль и поперек. Ей жевидилась совершенно иная картина… Здесь не было старой космической лоханки с почти сдохшим реактором, с крошечными отсеками и едва двигающимися манипуляторами. Вместо всего этого Эля представляла нечто совершенно другое — более мощное и скоростное, лучше защищенное и удобное. В ее голове рисовался сверкающий плазменными выхлопами корабль, который мог бы в скорости на равных потягаться с легкой яхтой «А» класса, в тягловооруженности — с крупнотоннажным дальнемагистральным грузовиком, в комформе- с пассажирским лайнером.

Этот до боли реальныйобраз она видела в каждом агрегате, в каждой устанавливаемой панели… Змиеподобные пучки плазмопроводов, которые виднелись из развороченного бока, Эля мысленно уже поставила на новое место, что позволяло не только более равномерно нагружать реактор, но и почти в двое сокращало время прохождения команд на пульт управления реактором… Изогнутые в правильные кольца дополнительные переборки из металлопласта, монтируемые в это самый момент парой техов, взрывались в ее голове целой тучей сведений и образов — «рост структурной прочности корабля на 400 %; экономия внутреннего пространства корабля — дополнительный прирост почти на 12,3 % общей площади»… Вместо срезанных дюз маршевых двигателей буксира Эля видела каналы для разгона плазмы от двигателей совершенно иной формы, позволяющей существенно повысить скорость истечения плазмы — «примерный прирост скорости составляет около 15–22 %».

И сейчас вновь и вновь встречаясь с насмешливыми взглядамиспецов сервисной службы девушка все отчетливей понимала, что руками этих людей она вряд ли сделает то, что так отчетливо видит перед собой.

— Хорошо, — наконец, выдавила она из себя. — Тогда поступим так! Согласно условиям контакта я как заказчик, имею полное право на самостоятельное использование всех задействованных автоматов технической поддержки. Короче… ты, ты, ты, — она широко махнула рукой по внимательно слушавшим ее спецам. — Все вы, берёти свои манатки и валите отсюда на хре…! Всех техов оставляете!

После такого выступления техи по ее команде перевели полу разобранный корабль в отдельный причальный ангар, который несмотря на более дорогую арендную плату был более приспособлен для воплощения е планов. Обо всем об этом Робин и Рико узнали самыми последними…

— Странно, что она так решила, — пробормотал Роб, стоя вместе с Рико перед входной панелью в арендованный ангар. — Тебе она ничего не говорила? — мальчик отрицательно махнул головой. — Так мы вообще без денег останемся. Смотри-ка, заметила нас! — панель начала подниматься вверх. — Сейчас мы ее спросим, а поч…

Слова буквально застряли у него во рту от невиданного зрелища, открывшегося внутри ангара. Не менее удивлен виденным был и Рико, стоявший с открытым ртом и немного глуповатой улыбкой.

— Быстрее, Космос вас задери! — не оборачиваясь, закричала Эля. — Закрывайте! Не хватало еще, чтобы кто увидел…

Роб молча стукнул по кнопке и панель также медленно поползла вниз.

— Чего встали? — девушка стояла на самой макушке буксира. — Не видите, что вы мешаете!

Так и не отошедшие от удивления парни с трудом оторвали глаза от корабля. Прямо на них целеустремленно ползла целая колонна из нескольких десятков металлических робопаучков, тащивших изогнутую часть опорной балки. И куда бы они не смотрели, везде все бурлило — стучало, гремело, сверкало искрами плазмосварки, трещало… По кораблю ползало несколько сотен самых разнообразных роботизированных автоматов — от крошечных, способных лишь для прокладки микро- каналов и до высоких под три — четыре метра высотой шагающих универсалов, укладывающих плиты внешней обшивки. Столпотворение наблюдалось и возле судна, где вся свободная поверхность была буквально завалена непроходимыми для человека баррикадами. Оглядывающийся Роб с недоумением заметил несколько валявшихся штук массивных двигателей класса «С+», в свое время верой и правдой служивших на дальнемагистральных космических грузовиках. Около них вповалку лежали движки поменьше, в которых парень с удивлением узнал двигатели для коррекции курса от орбитальных спутниковых платформ. Прямо за ними высокой стеной были уложены матовые броневые плиты от патрульных катеров, способные выдержать даже высокоэнергетические импульсы плазмы.

Это все, открывшееся им было, несомненно, поразительным, удивляющим! Однако, было еще и нечто другое, что производило совершенно пугающеевпечатление… Робу только сейчас, после нескольких десятков минут молчания, пришла в голову одна странная мысль, которая до коликов в животе испугала его. «Как это все может так происходить? — множество одновременно двигающихся и взаимодействующих техов словно крутились вокруг тонкой девичей фигурки, которая стояла на самой верхушке корабля и время от времени взмахивала словно дирижер руками. — Кто управляет всей этой кучей техов? Эля?! …, - буксир, скрытый словно живой металлической плотью, преображался на глазах. — Но, такое не может быть! Не возможно одновременно и так быстро взаимодействовать с такой кучей автоматов — с каждой новой секундой все новые и новые плиты подплывали к буксиру и занимали свои места на обшивке, превращая ее в единый монолит. — Это же просто обычные кофеварки, умеющие прикручивать гайки».

Наконец, этот необычайный танец механических автоматов начал замедляться и постепенно полностью прекратился. Разнокалиберные техи, еще мгновение назад куда-то мчавшиеся и что-то тащившие, словно окаменели…

— Это было просто…, - девушка глубоко вздохнула и медленно обвела глазами открывшуюся перед ней картину механического хаоса. — Чудесно! — неожиданно закончила она. — Я все это словно чувствовала, — он вытянула перед собой руки и стала их пристально разглядывать, словно она их первый раз видит. — Они были как мои руки и ноги…, - Эля несколько раз переводила взгляд на стоявшие рядом с ней техи с огромными манипуляторами и обратно на свои руки. — Слушались меня.

Спустившись на подъемнике с верхушки буксира, где она все это время дирижировала этим своеобразным концертом из механических сборщиков, девушка подошли к двум братьям.

— Что же ты сделал со мной, малыш? — с диким любопытством в голосе медленно спросила она мальчика. — Этого ведь никто не может сделать! Управление двумя, ну может тремя техами — это потолок даже для самого сильного интуита… Это все знают! Большего наш мозг просто не потянет.

Рассказывая все это, она с восхищением смотрела на Рико.

— Я ведь была сначала уверена, абсолютно уверена, что и двумя техами не смогу управлять, — девушка перевела взгляд на громадину буксира, утопающего в поддерживающих металлических конструкциях. — Но это оказалось очень легко! Вы понимаете? Это все оказалось очень легко!

Улыбающаяся девушка вдруг повернулась к висевшему под потолком ангара горилообразному теху с восемью конечностями, два из которых заканчивались плазменными резаками. Со стороны могло показаться, что этот механический монстр, мирно спавший в своей паутине из защитного металлического кокона, вдруг встрепенулся… В тишине огромного ангара раздались гулкие звуки. Тех начал спускаться вниз, медленно перебирая металлическими лапами. Сейчас он напоминал уже не земную гориллу, а большого и опасного паука, у которого вместо конечностей были яркие снопы раскаленной плазмы.

Через несколько секунд точно такие же звуки стали раздаваться и с другой стороны буксира. Парень и мальчик синхронно повернули головы в ту сторону, надеясь увидеть опасность прежде чем станет уже поздно. Из-за макушки буксира показалась точно такая же приплюснутая голова с красными глазками — видеофиксаторами. За ней вылезло и все остальное тело.

— Сейчас еще один вылезет! — с сияющими от восхищения глазами повторяла она, высматривая нового теха. — Вот он! — Эля сделал шаг в сторону. — Смотрите!

Это действительно было поразительное и даже немного жутковатое зрелище! Лежавшие без движения механизмы вдруг начали оживать… С металлическим клацаньем и рычанием сервоприводов стали вставать высокие автоматы с кран-балками. Чуть в стороне от них гремели гусеницы техов-бурильщиков… Девушка, стоявшая в центре всего этого движения, поворачивалась то в одну то в другую сторону, словно стараясь окинуть взглядом каждого.

— Я их всех чувствую, как свое тело! — рассмеялась Эля, заставляя механизмы двигаться к буксиру. — Вы это видите?! Видите?! — она смотрела на недоуменные лица братьев и это смешило ее еще сильнее. — Ха-ха-ха!

Ей было дико весело от того, что больше никто не видит этой чудесной картины, открывшейся перед ней… Прямо перед ее глазами висела трехмерная интерактивная модель космического буксира, которая постоянно находилась в движении. Это была словно живая картина, изображающая настоящий корабль. Любой его сегмент, едва Эля касалась его вниманием, сразу же отзывался огромным потоком информации.

… СТЫКОВОЧНЫЕ МАНИПУЛЯТОРЫ! Перед ее глазами сразу же появилась увеличенная модель с длинными подвижными элементами. ВИД В РАЗРЕЗЕ … ОСНОВНЫЕ ЭЛЕМЕНТЫ: удерживающие захваты с термостойкими упорами, многосуставная штанга, внешние панели… НЕКРИТИЧЕСКИЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ: нарушение механической целостностивнешних панелей… КРИТИЧЕСКИЕ ПОВРЕЖДЕНИЯ: разрыв многосуставной штанги, повреждение ротора передачи крутящего импульса…

… ПРОТИВОМЕТЕОРИТНЫЕ ЗАЩИТНЫЕ ЭКРАНЫ РУБКИ! Появились мощные створки, полностью закрывающие обзорные иллюминаторы буксира… СОСТАВ: металлопласт 2-ой категории, очищенный церрезий… ОСНОВНЫЕ ПРОИЗВОДИТЕЛИ: корпорация «Фарелл индастриз» (выпуск продукции — до 20 млн. штук в год), объединенный синдикат «Северная Звезда» (выпуск продукции — до 15 млн. штук в год)…

Девушка смотрела на полу разобранный корабль, очертания которого совершенно терялись в горах самых разнообразных металлических агрегатов, непонятного вида устройств и деталей, и в наблюдаемой ею картине сливались сразу три образа космического судна — прошлое буксира, где он, сверкая защитной краской только что сошел со стапелей, его настоящее с исковерканной в хлам обшивкой и дышащими на ладан движками, и будущее, в котором буксир был полноценным многофункциональным кораблем с огромным потенциалом.

Фантастический «танец» техов начал медленно менять свой рисунок. Дерганные, хаотичные рывки механизмов, вызванные девичьей эйфорией от осознания своих возможностей, сменялись целенаправленным движением. Техи всевозможных калибров и размеров устремились к остову буксира, который своими вытянутыми в разные стороны балками, напоминал останки погибшего животного Земли. Механическая саранча со всех сторон облепила поверхность корабля.

Через некоторое время этот сверкающий металлом рой разделился на несколько отчетливых потоков. Самые крупные автоматы — монстрообразные грузовые платформы сгруппировались чуть в стороне от корпуса буксира. Время от времени, подчиняясь передаваемым им импульсам, то одна то другая платформа приближалась вплотную к судну и передавала очередной элемент.

Основная часть потока, в которой роились техи среднего размера — чуть больше человеческого роста, непосредственно занималась перестройкой корабля. Многофункциональные аппараты с плазменными резаками, длинными гибкими манипуляторами крепили здоровенные маневровые двигатели, своими размерами смахивавшими на небольшой такой дом. Несколько сотен механизмов укладывали бесконечные листы обшивки из металлопласта, которые покрывали корпус нового корабля подобно сверкающей рыбьей чешуе.

Третья часть роя представляла собой небольших техов, которые полностью перестраивали внутренности корабля. Здесь были автоматы размером ис земную собачонку и автоматы, которые по своим габаритам чуть-чуть превышали самого обычного таракана.

… В какой-то момент Эля перестала осознавать, что она делает. Ее сознание не успевало за огромным поток информации, который проходил через него. Бесконечные мириады визуальных образов, звуковых данных полноводной рекой врывались в ее мозг. Она словно погрузилась в глубокий сон, во время которого будто кто-то другой постарался доделать ее работу. Ее руки безвольно повисли вдоль тела, со склоненной на грудь головы опустился водопад каштановых волос, закрывших от света глубоко закатившиеся глаза… В этот момент все движение в ангаре замерло, словно некто, очень могущественный, сумел остановить само время. Сотни техов застыли в самых разнообразных позах — таща к буксиру очередные механизмы, подавая новую деталь, крепя полоску металлопласта и т. д. Несколько мгновений и тишина вновь взорвалась безумной полифонией звуков — лязгом траков гусениц автоматических платформ, шипением включившихся плазменных резаков, перестуком магнитных захватов и т. д.

Почти до самого утра вокруг шатающейся девичьей фигуры продолжалось движение. Образ нового корабля, который яркой живой занозой сидел в сознании Эли, становился реальностью.

Глава 9

ОТСТУПЛЕНИЕ 19.

Орбита Земли. 1-ый орбитальный комплекс «Галактика».

Переписка в вирте — виртуальной сети комплекса.

Закрытый чат.

«(Покупатель) — Говорят, у тебя есть кристаллы для мандмашины… Что есть?

(Продавец) — Все что-то говорят! Надо что-то конкретное? Есть многое… Можно найти кое-что и для особых ценителей…

(Покупатель) — Что-нибудь из армейских запасов есть? Особо интересует начальная и продвинутая подготовка космодесанта, базовый уровень навигации, вождение малых космических кораблей. Могу взять все, что есть по робототехнике!

(Продавец) — Кое-что можно подобрать… Нужно встретиться!

(Покупатель) — Когда и где?

(Продавец) — На нейтральной территории…».


ОТСТУПЛЕНИЕ 20.

Китай. Тибет. Расположенный внутри горы Кайлас на примерно трех километровой глубине исследовательский комплекс «Страж империи».

— Господин Цао, — руководитель комплекса почтительно склонился перед огромным экраном, с которого на него смотрело лицо пожилого китайца. — Срочное сообщение от «Кицунэ» (искусственный интеллект А-класса). Красный код. Перехвачен запрос по вашему вопросу.

Китаец на экране повелительно махнул рукой. После очередного низкого поклона руководитель комплекса продолжил.

— Господин Цао, сработал маркер на фамилию Насимо. Запрос был подан с 1-го орбитального комплекса «Галактика». Проводится локализация терминала. На данном этапе идентификация пользователя, отправившего запрос, представляется затруднительным.

— Куда именно был направлен запрос? — голос патриарха был негромким, но благодаря объемной акустической системе каждый звук говорившего доносился с изумительной чистотой. — Установили?

Фигура руководителя комплекса, затянутая в строгий темно-серый костюм, вновь почтительно склонилась в поклоне.

— Все установлено, господин Цао. Запрос был отправлен в единую базу данных Главного управления исправительными лагерями (ГУИЛ) Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса. Были запрошены сведения о месте нахождении и состоянии заключенного Майкла Насимо.

— Хорошо, — после некоторого молчания проговорил патриарх. — Продолжать отслеживать. Все имеющиеся данные переслать мне.


ОТСТУПЛЕНИЕ 21.

Орбита Земли. 1-ый орбитальный комплекс «Галактика».

Вирт — виртуальная сеть комплекса.

— Раздел «УСЛУГИ».

— ПРЕДЛОЖЕНИЯ

— РЕМОНТ

— СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ. Ремонт малых космических судов. Продление ресурса двигателей. Диагностика навигационного оборудования. Специализация на нестандартной модернизации космических судов.

— НИК: Новичок


_____________________________________________________________


1-ый орбитальный комплекс «Галактика», построенный в момент космического рывка человека с орбиты Земли к другим планетам Солнечной системы, был призван служить основной базой для всех отправляющихся в далекий Космос. При возведении этого гигантского даже по космическим меркам объекта руководствовались следующим принципом — чембольше комплекс и чем выше запас его прочности, тем лучше. Руководствуясь именно этим принципом на орбите Земли и повесили многокилометровую болванку из еще только что открытого материала — металопласта, внешне сильно напоминавшую гигантские соты с их строгой геометрической структурой. На сотнях квадратных километров площади разместились 46 причальных зон, способных принимать как легкие космические суда и прогулочные шхуны, так и монстрообразные дальнемагистральные космические грузовики; более 1000 производственных комплексов, которые обеспечивали жителей комплекса практически всей необходимой продукцией; около 50000 жилых модулей, которые уровнем своегокомфорта могли приятно удивить не только обычного работягу с астероидных рудников, но и пресыщенного жизнью корпоративного чиновника «средней руки». Помимо всего того к услугам персонала комплекса и находящихся на его территории гостей были специальные релаксационные зоны — парки и озера с искусственно поддерживаемым климатом, особые развлекательные сектора с самыми разнообразными услугами и т. д.

— Куда прешь?! — прохрипел простуженным голосом худой как щепка мужчина в костюме оператора службы метеоритной разведки. — Глаза разуй! — случайно налетевший на него крупный парень остановился. — Зашибешь еще кого-нибудь своей тушей! — оператор противно засмеялся на своей же шуткой.

Робин Сайрус, а этим спешавшим парнем оказался именно он, хотел прокричать ему вслед свои извинения, но ржавший мужичок уже исчез за очередным поворотом основного туннеля, выводящего на уровень «Z» 14-го развлекательного сектора. Пожав плечами, он снова погрузился в себя и направился вперед.

Причиной его глубокой задумчивости, которая иногда оборачивалась серьезными неприятностями, были события последней недели. Она настолько сумбурными кусками отложилась у него в памяти, что по-праву заслужила того звания, которым он ее наградил — «безумная мать-его» неделя. «Башка просто идет кругом от всего этого! — он шел к месту назначенной встречи буквально на автомате. — Сначала Эля, теперь вот я… Конечно, нет слов, о таком можно только мечтать. С железками она творит такие вещи, что диву даешься! А нашего малыша как отделала, у шахтеров просто слюни текут. Вот уже третий за пару дней к нам заходил, нос свою любопытный сунуть пытался в каждую дырку!».

На полном автомате Робин вклинился в небольшой живой поток, двигавшийся к лифтовой камере. Огромные на несколько сотен пассажиров лифтовые кабинки оправлялись практически ежесекундно, снова и снова щелкая автоматическими дверными панелями.

«Со мной тоже вроде полный порядок, — пустым взглядом он уставился в затылок стоявшего перед ним мужчины, лысину которого украшала странная геометрическая татуировка. — Теперь мне есть чем удивить непрошеных гостей… Правда пара последних кристаллов почти не усвоились. Надо потом малышом поговорить. Может повторить процедуру, а то больно заманчивые базы в них закачены… Саморегулирование человеческого организма в условиях стресса… Приемы противодействия психологическому и иному воздействию».

Пришел в себя он от странного гула, заполнившего пространство площадки перед открывающимися створками лифта. Несколько сотен праздно шатающихся людей заполняли широкую открытую площадь, с одной стороны граничащей с длинным рядом всего рода увеселительных и питейных заведений. К одному из таких баров с не самым оригинальным для этих мест названием — «Галактика» парень и направился. Именно здесь ему назначил встречу человек, с которым по вирту он договорился о покупке некоторых довольно интересных инфокристаллов. Судя по всему сегодня он мог стать обладателем кое-каких закрытых для широкой публики армейских баз данных. Собеседник в вирте отмечал, что благодаря своим связям в космофлоте мог достать почти всю линейку информационных продуктов, используемых во флоте при обучении как новичков, так и при повышении квалификации ветеранов. «Это же золотое дно! — предвкушал он, мысленно потирая руки. — Конечно придется раскошелиться, но это явно того стоит… Подумать только армейские базы…».

Бар «Галактика» был заведением «средней руки» и ничем особым не выделялся из череды такого рода баров. Здесь также как и везде любили собираться те, кто хотел за несколько монет как можно сильнее набраться.

— Давай, приятель, не сучи ногами, — в дверях Роб столкнулся со здоровенным поперек себя шире вышибалой, который за шкирку тащил очередного не рассчитавшего свои силы посетителя. — Вот так-то! Посиди здесь, отдохни немного.

Внутри бара было довольно неплохо. В большом открытом помещении с десятком столиков было многолюдно. С десяток человек подпирало барную стойку. Кто-то из посетителей в одежде дико кричащих цветов извивался на танцполе. Словом, заведение было вполне подходящим для встречи.

— Эй! — Робин увидел, что ему кто-то махнул рукой с одного из крайних столиков. — Давай сюда!

Столик откуда ему махали располагался в дальнем углу заведения и с центра бара просматривался с трудом. За ним в одиночестве сидел довольно «мутный» тип с неприятной внешностью — потасканное лицо с вечно опущенными уголками рта, сальные и неровно стриженные волосы, бегающие глаза.

— Ты, Робин?! — скорее утвердительно, чем вопросительно произнес он, рассматривая подошедшего парня. — Деньги принес? — его руки с изгрызанными грязными ногтями, постоянно находились в движении, словно наэлектризованные полоски бумаги. — Принес, говорю?

Ситуация Робу нравилась все меньше и меньше.

— Деньги, говорю, покажи! — продолжал тот, выкладывая на столкакой-то футляр. — У меня вон полный порядок. 15 кристаллов с армейской приемки… Видишь, все честно, без обмана, — он на несколько секунд открыл футляр, показывая длинный ряд блестящих кристаллов. — Принес, как и договаривались. Так что, давай гони монету!

— Что там? — Робин загоревшими глазами смотрел на футляр, но в руки его не брал. — Точно армейские базы данных?! Сначала я должен убедиться… Кристаллы бывают разные.

Вдруг к столику подошло несколько человек, которые сели с обоих сторон от парня. Необычайно массивные фигуры, налитые массой плечи, они совсем не походили на обычных посетителей бара и больше напоминали давно вымерших гигантских горилл.

— Друг, у нас не принято обманывать, — продавец, чувствую поддержку, усилил напор. — Я же тебе все показал! Все кристаллы, что ты заказывал, в футляре. Вот они! С тебя ровно 50 тыс. монет, — он толкнул футляр вплотную к парню. — И нечего тут рассматривать, а то мои парни начинают нервничать.

Громилы, действительно, начали вставать с мест.

— Слышь, мясо, — проговорил один, закрывая своей спиной проход в общий зал. — Тебе же, мистер Финч сказал, гони монету!

Второй бугай тем временем бесцеремонно облапил его внешние карманы, а потом прошелся и по внутренним. Все найденное он складывал на столике. Через пару секунд на его поверхности появился ручной коммуникатор Роба, несколько его кредиток с заблокированным счетом и универсальная платежная карта со всей суммой, которую он рассчитывал сегодня потратить на покупку баз данных.

— Мистер Финч, полная, — довольно произнес один из громил, показывая на светящуюся зеленым индикатором карту. — Не обманул!

Тот довольно усмехнулся и, кивнув головой на Роба, пошел к выходы из бара.

— Что ж, приятель, придется тебе немного прогуляться с нами, — парня плотно прихватили с обеих сторон и сдернули со стула. — Надеюсь у тебя есть еще монеты?! — рассмеялся второй, жестко фиксируя руку своей жертвы. — А то мы немного поиздержались, — после этих слов гигант легонько приложил Роба по затылку. — А теперь спать!.

Судя по внушительным габаритам парней они уже довольно долго сидели на спецпрепаратах для наращивания мышечной массы — Зерк-10, от бесконтрольного приема которых можно с легкостью превратить в живой танк. Некоторое время назад в ряде стран в порядке эксперимента их активно использовали при подготовке космодесанта. Первые результаты были, действительно, впечатляющими. После приема препарата в течении первых трех месяцев бойцы стремительно наращивали мышечную массы и с легкостью переносили такие физические нагрузки, которые прежде считались запредельными или даже невозможными. Ровный, с постоянной скоростью бег на протяжении суток, поднятие и переноска на значительные расстояния двухсот и трехсот килограммовых кейсов с оружием и боеприпасами — все это испытуемые демонстрировали с завидной регулярностью. Пребывавшие в эйфории от полученных результатов военные сразу же начали разрабатывать новые варианты экипировки для модифицированных солдат, более мощные виды оружия и транспортные средства. Набиравшее силу военное безумие закончилось точно, как же как и началось — неожиданно. После года регулярного приема спецприпарата — Зерк-10 примерно у 80 % испытуемых начались необратимые изменения нервной системы. У бойцов стали резко ухудшаться интеллектуальные способности. Еще 10 % живых танков словно в насмешку над силой создавшего их человеческого гения с трудом ходили, испытывали огромные сложности с координацией. Со времени того эксперимента, результаты которого получилиширокую негативную огласку, спецперпарат Зерк-10 сразу же ушел на черный рынок, где обрел бешеную популярность у представителей преступных синдикатов. Для подпольных авторитетов стало делом чести иметь под своей рукой несколько таких «монстров», способных голыми руками разорвать легковой автомобиль.

Очнулся Робин уже в другом месте, которое судя по обилию керамики активно использовалось для «ласковых» разговоров с теми, кто не желал сотрудничать.

— Очнулся, — улыбнулся тот, кого называли мистер Финч. — Не буду тянуть время, Робин Сайрус! — неожиданно он назвал его полным именем. — Оно у меня очень дорогое. Сейчас ты расскажешь мне все! — он многозначительно замолчал, давая понять, что под словом «все» они понимал, действительно, все. — Зачем ты скупал информационные кристаллы? От многого из того, что ты искал, просто нет никакого толку! Вижу, ты пока не больно желаешь разговаривать. Надо преподать тебе урок!

В ответ Роб попытался засмеяться, но не успел. Неожиданно, его и стул на котором он сидел, буквально снесло! Привалившись разбитой головой к холодящей керамической плитке парень медленно сполз на пол. Рядом с ним валялся алюминиевый стул, сиденье которого было смято гармошкой.

— Еще раз, мистер Финч? — в нетерпении спросил, нанесший удар гигант. — Я его легонько.

Тот отрицательно покачал головой, едва только увидев замерший в воздухе кулак размером с футбольный мяч.

— Нет, — он перевел взгляд на лежавшего в луже крови парня. — Думаю наш гость требует более нежного обращения. Давай-ка, тащи сюда свою химию!

В состав спецпрепарата Зерк-10 наряду с сверхмощными стимуляторами входил и компонент, вызывающий как это выяснилось позже излишнюю болтливость. Поэтому единожды и в сверхмалых дозах его можно было использовать и в качестве средства для развязывания языков.

Через несколько минут лежавшему без сознания парню вкололи несколько кубиков препарата, которого привел совсем не к тому эффекту, что от него ожидали. Сидевшему в удобном и мягком кресле мистеру Финчу, с наслаждением курившему дорогую сигару, и в голову не могло прийти, что в валявшемся кучей окровавленного мяса парне было напичкано несколько десятков баз данных со «спящими» «боевыми» алгоритмами поведения. Честно говоря, этого не знал и сам Робин, когда брал их по дешевке и какого-то спившегося военного — местного сумасшедшего; этого тем более не знал и интуит Рико, который своими способностями вытаскивал своего старшего брата из безумия майндмашины.

Вся эта и последующие события стали результатом множества совершенно несвязанных друг с другом случайностей…

Вышедший из административной зоны Роб наткнулся на пьяного старика, затянутого в парадный мундир со знаками отличия полного генерала космических десантных войск. Стоя на негнущихся ногах, он невидящими слезящимися глазами смотрел на проходящих мимо людей. Едва Роб поравнялся с ним, как тот протянул ему несколько темно-синих кристаллов, в ярком свете фонарей казавшихся живыми созданиями. В широкой мосластой руки они испускали завораживающий таинственный блеск…

Позднее он сам уговорил сестру и малыша установить именно эти кристаллы, а не купленные им раньше. Сейчас наверняка он и сам бы не смог сказать, почему он сделал именно так а не иначе…

Случившаяся во время установки паника и Рико, который, увидев синеющего на глазах парня, с перепугу использовал свои способности на полную мощь…

В результате всех этих случайным образом совпавших событий в сознание Робина были втиснуты результаты многолетней работы одного из закрытых и уже давно закрытых военных институтов, исследовавших скрытые ресурсычеловеческого сознания.

Случившееся явилось настоящим парадоксом! Используя древнююмайндмашину — один из первых массовых образцов при помощи малолетнего оператора — интуита неподготовленному человеку смогли записать в мозг более десятка универсальных непохожих друг на друга «боевых» алгоритмов поведения. В свое время разработчики называли эти полу самостоятельные информационные вирусы полноценными субдичностями, которые при определенных условиях могли заменять личность самого человека. Был скрупулезно, буквально по крупинкам, создан целый десяток разнообразных субличностей с разнообразными моделями поведения. Среди них был «дикарь» с заложенными в него установками на максимально быстрое агрессивное реагирование на любую опасность, «следопыт» с уникальным чувством пространства, «лидер» с установкой на непогрешимое превосходство и решительное стремление к цели… Считалось, что такой человек в нужный момент мог задействовать необходимые ему способности, среди которых были и сверхинтуиция, ускоренное восприятие времени, быстрая регенерация и т. д. Все это практически в полной мере удалось сделать не закрытому спец институту с мощной государственной поддержкой, а совершенно случайным людям!

… Пара кубиков спецпрепарата попала в кровь и по артериям начала распространяться по организму. Через несколько минут его мельчайшая доля достигла мозга, а ударная доза химически активных стимуляторов нанесла по немумощный шоковый удар.

— Эй, вставай! — несильные удары по щекам заставляли голову парня сзастывшими в крови волосами мотаться из стороны в сторону. — Пришло время поговорить! Кажется глаза открыл… Что-то странные они какие-то, — на наклонившегося бугая смотрели совершенно черные без малейшего намека на белки глаза. — Мистер Финч, не переборщили мы с препаратом? Вот, дьявол, он же весь горячий! — ударив его снова по щеке, модификант с удивлением потер свою руку.

Хмыкнув, он схватил лежащего парня за грудки, намереваясь посадить его на стул. Секунду назад лежавшее в собственной крови безвольное тело, вдруг, встрепенулось. Модификант отчетливо ощутил напрягшие мышцы.

— Что ты там возишься? — Финч с трудом переносил ожидание. — У нас сегодня еще полно дел.

… Открывший глаза парень перестал быть человеком, известным какРобин Сайрус, совладельцем дышащего на ладан космического буксира. Он вообще перестал быть человеком в том его смысле, в котором мы понимаем. Сознание, важные когда-то ценности, приоритеты и предпочтения, страхи и опасения — все это смыло словно бурное половодье весной… Спровоцированный препаратом шоковый удар отключил его сознание и привел к активации самой простой субличности, которая до этого спала в его разуме. Это был Дикарь! Стоявший в самом низу линейки поведенческих моделей, разработанных военными, он был не просто скопищем устоявшихся стереотипов — «нецивилизованный, грязный, грубый, необразованный, не ценящий искусства, не знакомый с достижениями элитарного искусства и т. д.». Нет! С самого начала ученые ориентировались именно на Дикаря с большой, кроваво-красной буквы «Д», на Дикаря — первобытного охотника, на Дикаря — мгновенно реагирующего на опасность Зверя.

Зрачки парня расширились и своей чернотой заполнили глаза. Он с шумом вдыхал воздух. Метаболизм организма ускорился настолько, что резко подскочила температура тела и начали подрагивать мышцы конечностей.

Вокруг него все буквально дышало опасностью… Резкий яркий свет, заполнявший небольшое помещение; тяжелый животный запах пота, который словно висел в воздухе; массивные нависавшие над ним туши и сводящий с ума запах крови. ОПАСНОСТЬ! Со всех сторон была опасность! Последней каплей стали сжавшие его в стальной капкан руки.

НАПАДЕНИЕ! Черная туша, источавшая зловонный запах, резко дернула его вверх. Он не боялся, не взвешивал все страхи и риски, не оценивал возможный ущерб, не пытался искать какой-то компромисс. Дикарь просто реагировал на опасность — реагировал мгновенно, выкладываясь полностью, настолько, насколько мог!

Чувствуя противодействие, тяжелая масса практически навалилась на него. Он согнулся и с силой ударил обеими ногами вперед, прямо перед собой. Сразу по его ушам ударил дикий визг!

— А-а-а-а-! С…ука! — выплевывая кровь, двухсоткилограмовая туша отшатнулась назад. — Убью!

ОПАСНОСТЬ! Раздался рев и одновременный топот сзади. Внутри него окончательно проснулся Зверь, требовавший крови. Неимоверно (до хруста в позвоночнике) изогнувшись, он прыгнул назад, навстречу новой еще более страшной опасности. Прыжок! На него, ревя от ярости и сверкая глазами, несется живая гора мышц и сухожилий. Остановить набиравшего скорость модификанта было под силу разве что корпусу легкой бронемашины или очереди из тяжелого пехотного излучателя. В свое время обыкновенные солдаты усвоили это как истину в последней инстанции.

Зверь ничего этого не знал. Ему не были известны ни анатомия человека, ни особенности строения мышечного панциря боевых модификантов, ни изощренные приемы боевых искусств. Ничего из этого! Эта субличность знала и чувствовала лишь одно — позыв к убийству, к как можно более быстрому и эффективному уничтожения живого.

…. Все это заняло лишь несколько мгновений. Растянувшийся в прыжке парень был подобен стреле, летевшей в цель. Раскинувшиеся веером пальцы вытянутых вперед рук с чавканьев погрузились в глазницы мчащегося вперед «носорога». Получившийся резкий удар-укол откинул голову жертвы назад, а огромная инерция набравшего скорость модификанта толкала его вперед. Отчего, туша словно тело бездарного циркача, крутанулось в воздухе и с хрустом ломающихся костей ударилось о металлический пол.

Мягко коснувшись пола, Дикарь замер. Ему было мало крови! Его ноздри жадно раздувались, вдыхая запахи «мясорубки». Стекавшая с вытянутых пальцев кровь заставляла его жадно клацать зубами. ДОБЫЧА! ЕГО ДОБЫЧА!

Глава 10

ОТСТУПЛЕНИЕ 22.

Орбита Земли. 1-ый орбитальный комплекс «Галактика».

Виртканал Центрального уровня комплекса «Первый». Ежедневный новостной выпуск.

«— Мы вновь возвращаемся к этому ужасному происшествию, которое всколыхнуло практически всех граждан. Напомню, что сегодня в 7 часов 28 минут по единому времени в мотеле «Симона», расположенного в зоне 21-Р Центрального уровня были были обнаружены тела трех зверски убитых человек. По нашим источникам одного из убитых опознали. Это один из самых разыскиваемых членов преступного синдиката «Свободные братья», Марчелло Финч.

А сейчас у нас прямое включение с начальником полиции комплекса господином Зерном… Господин Зерн, как вы прокомментируете тот факт, чтона станции в самом ее центре, где шагу нельзя ступить не встретив сотрудников службы безопасности, произошло столь кровавое преступление? Это очередная мафиозная разборка? Неужели нас, добропорядочных граждан, ждет очередная война преступных синдикатов?

— В настоящий момент продолжается следствие. Более двух десятков наших экспертов работают на месте преступления и уже получены первые результаты. В интересах следствия мы не намерены пока их разглашать. Однако, я хочу заявить, что все виновные в совершении столь зверского убийства добропорядочных граждан. Да-да, именно добропорядочных граждан. К гражданину Финчу, который стал одной из жертв, полиция не имеет совершенно никаких претензий. Напротив, в последнее время он принимал самое активное финансовое и иное участие в жизни нашего общества. Поэтому, я говорю — преступник будет пойман и наказан по всей строгости Закона!


ОТСТУПЛЕНИЕ 23.

Земля. Россия. г. Ростов-на-Дону.

Южный федеральный университет. Аналитический центр по исследованию сензитивных способностей человека.

Невысокий моложавый преподаватель, поглаживая короткую бородку клинышком, неторопливо занимал место у кафедры. Закончив раскладывать принесенные с собой материалы, он обратился к аудитории.

— Коллеги, это уже девятое наше собрание в таком узком кругу. Я бы сказал почти юбилей… Прежде чем озвучить темы нашей сегодняшней беседы, мне хотелось бы еще раз напомнить вам цель этого факультатива или спецкурса.

Профессор внимательно оглядел собравшихся — неполный десяток студентов старших курсов, аспирантов и даже самих преподавателей, которые слушали его с не меньшим вниманием.

— Это познание нового. Собираясь здесь и общаясь без купюр, без маститых авторитетов, споря друг с другом, — он слегка улыбнулся, словно припомнив очередной яростный спор с коллегами. — часто фантазируя, мы пытаемся, пусть и не всегда успешно, расширить наше понимание такого удивительно и малоизученного феномена человеческого сознания, как сензитивность.

Произнеся это, он повернулся к сенсорной доске и размашистым движением руки вывел вопрос, который должен был стать темой сегодняшнего обсуждения.

— Насколько сильно развитые сензитивные способности позволяют улучшить показатели использования майндмашины самим интуитом? Возможен ли феномен бесконечного и безопасного усваивания информации таким, условно назовем его существом?



_____________________________________________________________


Эля долго не хотела просыпаться — переворачивалась с одного края кровати на другой, заворачивалась в одеяло, но световой индикатор коммуникатора назойливо продолжал и продолжал подавать сигнал о входящем звонке от неизвестного абонента. Наконец, она его активировала.

— Слушаю, — недовольно произнесла она, голосом давая понять, что совсем не расположена к ночным звонкам от незнакомцев. — Какого вы черта..?

С голограммы, транслируемой с коммуникатора на нее смотрел сотрудник полиции с не менее хмурым лицом.

— Миссис Сайрус? — она недоуменно кивнула головой. — Идентификационный номер 91234-8237 МР 12983? — словно «китайский болванчик» она кивнула вновь. — Сегодня в 4.12 в 21-ой складской зоне Нижнего уровня был обнаружен мужчина. Сканирование сетчатки глаза позволило идентифицировать его как Робина Сайруса — восстановленного в правах полного гражданина.

Девушка с трудом сглотнула появившийся в горле ком.

— Что с ним? — негромко спросила она, ожидая самого худшего.

— Успокойтесь, миссис Сайрус, — неожиданно мягко произнес полицейский. — Мистер Сайрус физически в полном порядке. На нем обнаружено лишь несколько ссадин и синяков, — он на мгновение замолчал, что не укрылось от девушки. — Но вот его психическое состояние вызывает некоторые вопросы.

Если бы раньше ей кто-то сказал, что она сможет из своей теплой постели на родном буксире добраться до центрального уровня за какие-то жалкие пятнадцать минут, то Эля бы рассмеялась ему в лицо. Одеться, привести себя в порядок, вскочить в монокапсулу (транспортные капсулы на магнитной подушке, выполняющие роль общественного транспорта, передвигаются по кольцевым каналом, пронизывающим весь комплекс), из нее через три межуровневых лифта попасть в полицейский участков 2-ой зоны и все это за пятнадцать минут?! Однако, ровно столько ей понадобилось, чтобы оказаться перед дверью, за которой находился ее брат.

— Вот он миссис Сайрус, — ее встретил тот самый полицейский, чтовыходил на связь. — Примерно в таком виде мы его и обнаружили.

В небольшом помещении склонившись вперед и обхватив голову руками сидел Робин. Через его мятую, в прорехах одежду, просвечивала синева многочисленных гематом. Верхушка головы была покрыта красноватыми порезами.

— Он не отвечает на вопросы, — продолжал полицейский, придерживая дверь за девушкой. — В его личном деле есть запись о том, что еще месяц назад мистер Сайрус был зарегистрирован как недееспособный по причине психического заболевания, — в этот момент парень поднял голову и как-то странно посмотрел на сестру.

— Сэр, с ним раньше такого никогда не случалось, — Эле показалось, что брат ей что-то хочет сказать. — У него действительно, некоторое время назад были проблемы со здоровьем (именно так она назвала почти годовое пребывание в качестве психически больного) после аварии. Возможно, это просто рецидив…, -ей, действительно, не показалось — Роб, когда полицейский полез за каким-то документов, незаметно ей подмигнул. — Я не думаю, что с ним произошло что-то такое, что потребовало бы вмешательство службы безопасности, — при этих словах она мило улыбнулась.

— Хорошо…, - после некоторой заминки проговорил тот, видимо размышлявший как побыстрее избавиться от такого странного субъекта. — Раз ни вы ни ваш брат, — тут он вновь внимательно посмотрел на парня, — не собираетесь выдвигать каких-либо обвинений, то прошу подписать вот здесь и здесь.

Когда все формальности были улажены, брат с сестрой оказались вне стен полицейского участка. Они молча добрались до Среднего уровня и также не говоря ни слова сели в первую же подошедшую монокапсулу. Лишь только когда, дверная панель с мягким шипением опустилась, закрывая их остальных, как Эля зашипела как взбешенная кошка.

— Ты, что совсем охренел?! — от такого бешеного напора Роб резко отшатнулся к стенке набиравшей скорость. — Куда ты вчера делся? И что вообще с тобой случилось? — рукой она потрепала его за разодранный комбез. — Ты слышишь меня?

— Ух! — едва смог выдохнуть он воздух. — Успокойся, сестренка! — улыбка, появившаяся на его губах в этот момент, очень странно смотрелась на его синим от гематом лице. — У меня очень важные для нас всех новости! Я бы даже сказал просто потрясающие новости!

Открывшая было рот для новой порции «эмоций» девушка, удивленно уставилась на него.

— Прежде чем рассказать о том, что со мной вчера случилось, скажи мне вот что, — он на секунду замолчал, словно при припоминая что-то важное, но сразу же продолжил. — Ты помнишь того пьянющего в хлам военного, что скинул мне непонятые кристаллы? Ну, в синим футляре… три их было, — Эля не понимающе кивнула головой. — Мы тогда еще втроем долго спорили, ставить эти кристаллы или нет.

Девушка вновь кивнула, вспоминая как это все происходило… Она тогда была категорически против использования этих кристаллов. Когда брат притащил их, выяснилось, что достались они ему от какого-то пьяницы в генеральской форме. Еще более странным был внешний вид информационных кристаллов и их совершенно необычная маркировка. Ей вообще никогда такая не встречалась! Она даже в вирте копалась, пытаясь раскопать хоть что-то про такую идентификационную серию. В итоге выяснилось лишь то, что кристаллы, действительно, имеют отношение к к космическому флоту. Робин, едва только услышал про это, еще сильнее загорелся идей их немедленного использования. Тогда он даже и слышать не хотел о том, чтобы навести о них хоть какие-то справки. Скрепя зубами, Эля согласилась, но все время, пока шла загрузка, она стояла возле него… Она все это прекрасно помнила. Помнила и внезапно замкнувшую от перегрузки сеть, и противный визг предупреждающего об информационном сбое сигнала, и забившегося в диких конвульсиях брата, и бледное как смерть растерянное лицо Рико … Все это ясной картинкой стояло перед ее глазами, словно произошло только что!

— Помню, как ты себя чуть не угробил, — еле слышно пробормотала она, пытаясь сдержать от слез. — Что ты наделал на этот раз, Роб?

— Рико, братишка, ты тоже здесь, — вдруг он кивнул, замечая стоявшего в проходе мальчика. — Садись с нам… Подумаем все вместе.

Тот присел рядом с ними и с ожиданием уставился на парня.

— Короче говоря, если бы мы тогда не впихнули в меня эти кристаллы, то меня бы здесь уже не было, — сразу же ошарашил их Робин. — Вчера я встретился с одним человеком, с которым поговорил в вирте. Он обещал, что достанет для меня базы с армейской учебки. Говорил, мол у него подвязки какие-то там есть. Принесет базы, которые космодесантникам ставят… Дорого, конечно, просил, но я решил, что они того стоят, — рассказывая, он неосознанно потирал сбитые на кулаках костяшки. — Этот урод оказался каким-то бандюком, — лицо девушки мрачнело все больше и больше. — Привел с собой двух модификантов, которые из меня хотели вытрести все наши деньги и корабль в придачу, а потом сделать из меня котлету! Здоровые же были твари! Меня как собачонку какую-то вытащили из-за стола — он на секунду замолк.

Теперь Эля совершенно по новому смотрела на изукрашенное лицо брата. Заметив ее взгляд, он попытался улыбнуться, но получилось у него не очень.

— Они заперли меня в каком-то дорогом мотеле на Центральном уровне, — продолжил рассказывать он. — Я там даже рыпаться не пытался! Думал, мне конец! Помню, несколько раз меня крепко приложили, — он коснулся груди и сразу же поморщился. — Потом, этот … главный вколол мне какую-то дрянь, — и девушка и мальчик внимательно вслушивались в каждое его слово. — Представляете, меня словно по башке чем-то со всей силы приложили! Раз! Я «поплыл»… У меня что-то спрашивали, орали… Не помню толком. Помню, как мне жарко стало. Сначала казалось, что по моему телу текут струи горячей воды, потом кипятка…, - он говорил все быстрее, будто опасался что его остановят. — А еще темнота! Было безумно горячо и сразу же темно! И еще…, - его взгляд вдруг сделался каким-то растерянным и Эле на мгновение показалось, что перед ней сиди не здоровый парень — ее старший брат, а потерявшийся маленький мальчик. — В какой-то момент, я почувствовал, что во мне кто-то был. Понимаете, вот тут, внутри сидел кто-то другой, — Роб делал паузу. — Это было что-то большое, огромное и … сильное что-ли, — он снова замолчал, пытаясь подобрать слово. — Нет! Оно было не просто сильное! Меня начала душить дикая ярость и ненависть ко всему, что вокруг! И все! Потом, как отрезало!

Парень вдруг вскочил с места.

— Из меня что-то лезло! — Рико смотрел на него с открытым то ли от страха то ли от восхищения ртом. — И вдруг, раз… я очнулся в полиции в камере… в изодранной одежде, в синяках.

— Похоже нас взяли крючок, — произнесла негромко девушка, после смерти отца столкнувшаяся несколько раз с наездами «быков» одного из преступных синдикатов. — Раз тебя не убили, значит, им нужно еще что-то, — Эля посмотрела вокруг себя и закончила. — Корабль! Им нужен наш буксир. После ремонта на него многие стали заглядываться. А как только пройдет регистрация его новыхтехнико-эксплуатационных характеристик, они снова заявятся…

Вдруг, Роб положил ей руку на плечо.

— Сестренка, ты не дослушала, — от растерянности на его лице не осталось и следа, наоборот, оно лучилось совершенно непонятной улыбкой. — Подожди-ка, включу визор (устройство, транслирующее видеосигнал от вирта). Думаю, ты еще не смотрела местные новости, — девушка с недоумением повернулась к монитору, занимавшему часть стены каюты. — Кажется, нам все это будет полезно…

Все трое устроились у противоположной стены.

— … не понятно бездействие службы безопасности?! — с монитора вещало какое-то незнакомое, но несомненно, разгневанное лицо. — С нас собирают громадные средства и значительная часть из них тратиться на содержание полиции. Я узнавал в Департаменте ресурсов. За последний год служба безопасности только Центрального уровня освоила более 650 млн. долларов. Это колоссальная сумма!

Роб переключил на развлекательный канал, где также шло обсуждение недавнего происшествия.

— Я вас уверяю, — напомаженный и накрашенный детина в обтягивающей одежде — один из популярнейших ведущих канала, объяснял своего собеседнику — пожилой молодящейся блондинке. — Центральный уровень перестает быть элитным местом. Случившееся вчера — это первая ласточка! Без всякого сомнения, это не просто случайное происшествие! Это…

Картинка вдруг сменилась яркой заставкой со стилизованным изображением восьмиконечной звезды, вписанной в треугольник. Снизу бежала бегущая строка, информирующая зрителей об очередном новостном блоке.

— … Полиция предпринимает максимальные усилия для расследования страшного убийства известного предпринимателя и благотворителя Марчело Финча и его телохранителей, — с монитора смотрел тот самый человек, который грозил снять с Роба и его сестры живем кожу. — Вчера ночью в мотеле «Симона» были зверски убиты трое человек. Как сообщил высокопоставленный источник из службы безопасности, установлено, что злоумышленников было шесть или семь человек. В настоящий момент происходит проверка камер видеонаблюдения в зоне расположения отеля…

Эля непонимающе спросила:

— Это он? — Роб кивнул в ответ. — Значит, его кто-то убил и нам ничего не угрожает?!

— Эль! — парень выключил визор. — Мне кажется, это я убил их всех… У меня в голове крутятся какие-то обрывки воспоминаний, где я …, - продолжил он негромко. — ломаю шею этому ублюдку.

Этот странный разговор, в котором на равных участвовали двое взрослых и один ребенок, продолжался долго. Уже потом через много лет, вспоминая его, они будут считать этот разговор и все что случилось после него началом нового периода в своей жизни и ни сколько не жалели о принятых решениях.

— Чтобы там не случилось и кто-бы их не убил, нам нельзя здесь больше оставаться! — привыкшая решать все свои дела наскоком, Эля высказалась первой. — Роб, их в любом случае видели с тобой. Уверена, что рано или поздно нс найдут.

— Но они же мертвы! — Робин не понимал, почему надо так быстро срываться с насиженного места. — Кому теперь есть до нас дело?

Девушка в ответ зло рассмеялась.

— Ты что совсем ни чего не понимаешь? — от волнения она встала и начала метаться по небольшой каюте, словно загнанный в клетку дикий зверь. — Теперь до нас есть всем дело! Да, мы для любого лакомый приз! — она на секунду остановилась и кивнула в сторону притихшего Рико, настороженно следил за их разговором. — Наш Рико — это бомба, которая обязательно рванет. И если мы не будем готовы, она рванет так, что ни от кого от нас не останется и мокрого места! Он еще кроха, а уже интуит такой силы, что с ни мало кто сравниться. А что будет через пару лет? А через десять? — она смотрела на притихших мужчин. — Еще, братишка, ты забыл про меня, — Робин с удивлением поднял голову. — Все эти дни, пока ты лазил по всей станции, Рико помог установить мне еще с десяток кристаллов… Эксплуатация, обслуживание, устройство космических судов А, Б класса… Дальнемагистральные грузовики, — парень после этих слов с изумлением перевел взгляд на продолжавшего молчать мальчика. — Да-да, мы с ним уже давно превысили все мыслимые нормы. После такого никто не выживал… Роб, но важно не это! — она медленно подняла руки перед собой и несколько раз тряхнула ими. — Вот! Этими самыми руками я могу разобрать до самого последнего винтика практически любой из тех кораблей, что стоит на причале, и собрать обратно… Последнее время я начала ними разговаривать. С кораблями… И кажется, что они мне отвечают. Рассказывают о своих поломках, просят помочь…

Ее взгляд затуманился.

— Ты теперь понимаешь, что мы с малышом стоим огромные деньги и нам вообще дышать надо через раз, стараясь, чтобы никто даже в сторону нашу не посмотрел. А что сделал ты? — Роб снова опустил головы, стараясь не смотреть ей в глаза. — Что бы там не произошло, Робин, ты разворошил этих гадюк! И если все что ты помнишь правда, то ты еще очень слаб и вряд ли нас защитишь, когда за нами придут. Что молчишь?

Тот с трудом встретился с ней взглядом и смог выдавить из себя:

— Да, сестра, ты права, — он встал и обнял ее. — Я опять думал только о себе и вел себя, как последний придурок… Эль, да, я пока слаб и ничего толком не знаю о своих способностях, но я уверен, что с малышом мы разберемся, что со мной происходит… Так ведь, Рико? — маленький мальчишка, сидевший все это время молча, решительно встал со своего места и подойди тоже обнял их. — Рико, братишка… Мы справимся, обязательно справимся со всеми этими подонками! Ты слышишь, Эля? С нами все будет хорошо! Обязательно! — он сильнее обнял их и перешел на шепот. — Я никому вас не дам в обиду! Никому! Любому перегрызу глотку! — в его глазах на какое-то мгновение мелькнул багровый огонь и сразу же исчез, словно его и не было.

… Малый космический буксир "Святая Елена", идентификационный номер 29813723-РН-37261-КВ-372, запросил разрешение от отстыковку от причала ровно в 2.30 по единому времени. Заспанный диспетчер, которому до конца смены было еще почти четыре часа, буркнул что-то разрешительное. В момент открытия гермопанелей причального ангара, он бросил взгляд на мониторы, куда шел внешний видеосигнал, и через полузакрытые глаза отметил странный вид выходившего в открытый Космос корабля. Когда-то угловатый с многочисленными техническими выступами малый космический буксир — один из самых распространенных на орбите Земли кораблей, полностью потерял свои резкие формы, словно повзрослевший подросток. Обшивка буксира приобрела заоваленные мягкие черты, придававшие кораблю вид застывшей в полете дождевой капли. Это впечатление еще больше усиливали брызги раскаленной плазмы, выбрасываемые маневровыми движками.

В тот момент, когда диспетчер давал "добро" на проход этому странному судну, ему даже в голову не могло прийти, что именно это дежурство станет для него последним в карьере.

Глава 11

ОТСТУПЛЕНИЕ 24

Выписка из обвинительного заключения.

"… Гражданин Филипп Гай Теринов, являясь старшим диспетчером 24-ой причальной зоны орбитального комплекса "Галактика"… в 2 часа 30 минут по единому времени, пропустил неопознанное судно без проведения необходимых административных процедур, что явилось нарушением ст. 237 п. 4 "Проявленная должностным лицом небрежность при осуществлении своих профессиональных обязанностей" и п. 7 "Повлекшее наступление значительного финансового ущерба".

… ходатайствует об увольнении со службы с лишением всех наград и почетного звания, а также корпоративных пенсионных отчислений".


ОТСТУПЛЕНИЕ 25

National Geographic. 27 ноября 2021 г. № 8

«Есть ли жизнь на Марсе?»

«… придерживаются диаметрально противоположных мнений относительно природы и происхождения фрагментовтак называемого Соттонского артефакта, который был обнаружен на поверхности Марса одним из членов 3-ой международной марсианской экспедиции — метеорологом Винсенте Гарибальди.

… На первый взгляд, уважаемые читатели, он представляет собой оплавленный металлический булыжник, которых даже на земле встречается великое множество. Встретив его где-нибудь в горах вы, определенно, пройдете мимо, даже не заинтересовавшись им. Однако, некоторые ученые, в частности, доктор технических наук В. П. Корелов, посветивший исследованию артефакта более десяти лет, утверждает, что перед нами не что иное, как часть какого-то инопланетного механизма… По его словам техника прежних жителей Марса принципиально отличалась от земной, так была не статичной, а динамичной в своей основе.

… Соттонского артефакта узнаем в следующем номере».


ОТСТУПЛЕНИЕ 26

Планета Марс. 241 км. к северо-западу долины Мак-Маккафена. Административный центр Фергюссон. Закрытый жилой комплекс «Золотой песок».

Дон Винсенте молча любовался восходом солнца. Окружающие уже давно и твердо усвоили, что отвлекать его в эти минуты не следует. Последним кто сделал это был Антонио Веласкес — дальний родственник дона Винсенте, думавший, что родственные связи (так седьмая вода на киселе) позволяют ему врываться в кабинет дяди без всякого приглашения. По легкому взмаху руки этого пожилого человека наглому и чересчур уверенному в себе молодому человеку быстро объяснили, что в такие секунды уважаемого Дона беспокоить не следует. Сломанные тогда руки сделали утренние часы в этой части дома еще более тихими и спокойными.

— Дон Винсенте, — дверь еле слышно открылась и раздался негромкий голос. — Время принимать лекарство.

Не оборачиваясь он усмехнулся. «Мало кто из живущих здесь еще знает, что это за обращение, — пронеслось у него в голове. — Остались одни щенки…». Старик тяжело вздохнул и бросил последний взгляд на почти поднявшееся из-за горизонта солнце.

— Знаешь, Джованни, почему я так ценю эти минуты? — он вопросительно смотрел на стоявшего возле двери высокого широкоплечего мужчину — лично преданного ему телохранителя. — Вижу, что нет… Только в эти мгновения в этой части Марса пыльные бури стихают не на долго, — продолжал он с ностальгическими нотками в голосе. — Видя встающее солнце, мне хоть не на долго но кажется, что это моя родная Сицилия… Ладно, Джованни, не слушай ворчливого старика, — при этих словах на лице телохранителя, не по наслышке знавшего о крутой хватке этого самого старика, не дрогнул ни один мускул. — Давай там свое лекарство… Хорошо. Что там со вчерашним делом?

Дон Винсенте в Фергюссене был широко известен в качестве человека, который мог дать человеку в долг очень значительную сумму, не спрашивая при этом ни о документах, ни о поручителях, ни о залоге. О другой стороне этого его полностью легального и довольно процветающего бизнеса знали, как раз наоборот, единицы. Как утверждали некоторые «злые», но уже мертвые, «языки», «чернявые мальчики» дона Винсенте могли отправиться в ад и выбить долг в виде падших душ даже из дьявола.

— Вся информация о ней собрана, дон Винсенте, — мужчина почтительно протянул красную кожаную папку с золотистым логотипом в уголке. — Чтобы уложить в срок, пришлось связаться с нашими осведомителями в концерне, — увидев, как старик недовольно пожевал губами при виде пухлой папки, он продолжил. — Она точно та, за кого себя выдает. В открытую в концерне на нее ничего нет. Но осведомитель сообщил, что по слухам ей интересовался кто-то на верху. Кто конкретно проявил к ней интерес, он не знает, — дон поощряющие кивнул головой. — Еще… она, действительно, очень неплохой техник… Если честно, дон Винсенте, из всех кого я знаю, она лучшая. По дороге сюда ей хватило лишь звука работающих движков, что рассказать о моем ровере такого, что вполне сошло бы в качестве результатов полноценного осмотра в техцентре. Думаю, она вполне стоит этих денег.

Тот вновь еле заметно кивнул головой и молча продолжал смотреть на свой стол, в центре которого вот уже несколько десятков лет стоял в качестве памяти о бурной молодости небольшой кусок чуть оплавившегося механизма.

— В доках говорят, что ее буксир это настоящая конфетка, — кратко пересказывал содержание папки мужчина. — Никто такого ни разу не видел. По слухам она что-то там наделал с движками и теперь он свободно может дать фору даже легкому крейсеру «В» класса. Было бы ошибкой терять такого специалиста, — едва договорив фразы он замолк, вспомнив, что дон очень тяжело воспринимал чьи-то советы.

Однако старик продолжал молчать, ни как не реагируя на то, что телохранитель позволил себе влезть на его территорию. Он, по-прежнему, продолжал что-то рассматривать на столе.

«Эта малышка запросила очень неплохую сумму даже для Земли, а не то что для нашего захолустья, — размышлял дон Винсенте, воспринимая из рассказа телохранителя лишь отдельные фразы. — Получиться ли у нее что-то с мастерской — это еще вопрос, а отдавать-то придется… Вот же, проклятье!».

— Дон Винсенте! — телохранитель вздрогнул, увидев, как старик неожиданно побледнел и руками схватился за край стола. — Что с Вами? — он щелкнул коммуникатором и закричал в него. — Быстро врача в кабинет! Кажется сердечный приступ!

Нагнувшись к старику, он быстро расстегнул плотную жилетку и освободил горло от ворота его рубашки. Тот мелко дышал и странно дергал правой рукой. Она дергалась по столешнице, словно хотела дотянуться до неподвижно стоявшего металлического сувенира. Вряд ли кто другой кроме старика, сотни раз на дню державшего его в руках, заметил бы, что металлический булыжник совершено потерял свою форму. Сейчас он уже был мало похож на природное образование, а напоминал скорее поделку любознательного ребенка из деталей конструктора. И уж совсем никто не сможет связать это странное изменение «бесполезного куска железа» с вчерашним посетителем — молодой девушкой в потертом техническом комбезе, которая долгое время крутила его в руках.


_____________________________________________________________

Планета Марс. Административный центр Фергюссон. Зона доков. Причальный комплекс для частных судов.

— Мальчики, что такие хмурые? — в дверях ангара появилась светящаяся Эля и весело закричала. — А?! У нас теперь есть деньги для нашей мастерской!

Оба стоявших у буксира — и парень и мальчик улыбнулись ей в ответ и замахали руками.

— Удалось все-таки, сестренка, — Роб, подбежав, обнял ее и закрутил вокруг себя. — Я всегда знал, что ты у нас умница! Чтобы так быстро и на новом месте получить заем, это надо сильно постараться.

Наконец, первые эмоции спали и она смогла все объяснить подробнее. После того, как они так поспешно покинули «Галактику», перед ними встала совершенно четко определенная дилемма: либо стать космическими бродягами, которые живут на своем корабле и, путешествуя по земным колониям, перебиваются случайными подработками, либо снова попробовать осесть где-нибудь, желательно подальше от Земли. Как показали несколько дней дороги шатание по просторам Космоса выглядело романтичным и привлекательным времяпровождениемтолько лишь на страницах приключенческой литературы. В реальности же он требовал от капитана и членов команды каждодневной рутинной и тяжелой работы по поддержанию судна «в порядке» и поискам заработка, а также постоянных расходов на обслуживание.

По этой причине на импровизированном совете все они дружно проголосовали за то, чтобы осесть в одной из земных колоний. Марс тогда был выбран по нескольким причинам. Во-первых, в последнее десятилетие его экономика демонстрировала уверенный промышленный рост. Большая часть транснациональных корпораций уже перебралась на поверхность и орбиту планеты и успешно осваивала добычу рудных полезных ископаемых и производство разнообразного крупнотоннажного оборудования — от сельскохозяйственных производственных комплексов замкнутого цикла и до многотысячных корпусных секцийдальнемагистральных космических грузовиков. Во-вторых, и пожалуй именно это оказалось решающим моментов, вблизи Марса находилась Главное управление исправительнымилагерями (ГУИЛ) Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса, где, как они выяснили, и содержали отца Рико.

— Я и сама не ожидала, что все пройдет так хорошо! — все это дикое напряжение, которое ее не отпускало последние часы, буквально спало с нее едва она переступила порог ангара и увидела своих родных. — Зря все говорили, что дон Винсенте настоящий бандит! Он просто обыкновенный милый старичок, которые с большой радостью помогает всем нуждающимся, — если бы эту характеристику дону Винсенте услышал бы кто-нибудь из его должников, то с ним, несомненно, случился бы нервный приступ от дикого истеричного смеха. — Мы долго говорили о нашей мастерской. Я рассказывала ему, что у нас получилось из нашего древнего буксира… как мы меняли его движки иставили взамен двигатели от грузовых лихтеров, как мучились с обшивкой, чтобы приспособить ее к новым характеристикам буксира… Он постоянно спрашивал, точно ли выгорет наше дело. На что я снова и снова отвечала, что мы со всем справимся. Единственное только…

Она внезапно замолчала, вспомнив, как рассказывая об их задумке начала машинально вертеть в руках какую-то странную штуковину со стола. В какой-то момент эта штуковина стала теплеть, на что она не сразу обратила внимание. Однако вскоре теплота сменилась легким покалыванием и Эля ощутила, как она начинает впадать в точно такое же странное состояние, как при работе с техникой. Этот полуоплывший кусок металла оказался частью какого-то сломанного механизма, что девушка сразу же поняла. Больше того ей было совершенно ясно, что было в нем сломано. Ее руки словно в думкетумане быстро совершили несколько движений и предмет обрел другой более естественный вид.

— Да, нет … ничего, — пробормотала она, решив ни о чем таком не рассказывать. — В конце встречи он сказал, что немного подумает. А сегодня утром на коммуникатор мне пришло сообщение, что на наш счет пришли все деньги, которые были нам нужны, и бланк договора о займе… Уж теперь-то мы развернемся! Такое сделаем…

Девушка с предвкушением бросила взгляд на преобразившийся буксир. Встав с места, она осторожно прикоснулась к обшивке корабля и привычно ощутила, как ее охватывает волна умиротворения и спокойствия. В своем буксире она уже давно видела не просто средство передвижения и заработка, а что-то сугубо личное, практически родное. Последние лет десять они с отцом и братом вообще жили на корабле, в редкие дни сходя на твердую землю или металл в встречающихся станции. Поэтому каждая панель, каждый «винтик» корабля были ей хорошо знакомы.

— Такое сделаем…, - шептала она, продолжая рассматривать буксир сквозь проступающие слезы. — Не спеша, не торопясь…, - Эля медленно шла вдоль металлопластового корпуса и вела по нему рукой. — Не шумя, — ее ладонь скользила по гладкой чуть теплой поверхности, повторяя обводы корабля. — Станешь у нас совсем другим… Большим, сильным, — в этот самый момент, когда ее буквально переполняли эмоции, ей показалось, что старый буксир пытается ей отвечать. — вздрогнув, девушка вновь продолжила его гладить словно рядом с ней был пусть и огромный, но всей же домашний ласковый зверь. — Хорошая девочка, хорошая… Моя девочка… Нам бы только вести себя потише, пока вся эта шумиха с поисками не утихнет и о нас всех не забудут. Просто быть по тише…

Дальнейшие события, однако, показали, что маленькой команде, едва появившейся в Фергюссоне, остаться не замеченной вновь не получилось. Хотя все они, действительно, старались вести себя «ниже травы, тише воды». Спрятали приметный своим корпусом буксир в арендованном ангаре, лишний раз не появлялись в самом городе, а все время пропадали во вновь открытой мастерской. Вот последнее-то и явилось тем, что привлекло к ним внимание.

Дело было в том, что Марс буквально жил добычей полезных ископаемых и его огромный промышленный комплекс, объединявший в себе сотни и сотни самых разнообразных производственных предприятий, словно невиданный монстр требовал постоянной все возрастающей подпитки тысячами тонн руды, обрабатывающим и добывающим оборудованием, специалистами и т. д. По этой причине даже такая небольшая компания — мастерская по ремонту кораблей малого и сверхмалого класса оказалась крайне востребованной на рынке услуг. Правда, именно эта востребованность и стала их первой ошибкой на Марсе.

… Этот день, 25-ый день после их появлений на планете, Эле особенно запомнился. И столь памятным он стал не только из-за наступления их первого платеже дону Винсенте, но и также из-за того, что именно в этот день на их небольшую мастерскую первый раз «наехали» конкуренты.

— Эмиттер магнитного поля есть? — по словам слухам в этой точке можно было купить не то что ручку для кухонного агрегата в камбузе прогулочной яхты «С» класса и саму яхту в придачу, но и списанный с флота эсминец в довольно неплохом состоянии. — Нет! Для тягача-бегемота (среднетонажный буксир «В» класса, предназначенный для транспортировки астероидов) нужен, — из-за этой детали встал ремонт очередного заказа и Эле пришлось, сломя голову, бежать за ней на местную барахолку. — Старье! — сразу же проговорила она, едва взглянула на притащенный со склада механизм. — Хозяин ты бы мне еще рухлядь с Аполлона притащил. Эмиттер свежий нужен с износом не более 30–40 %.

Потный, в засаленном комбезе, хозяин искренне удивился, насколько его покупательница, несмышленым с виду, так быстро разобралась в том, что ей пытаются скинуть барахло. Это все настолько явно читалось на его лице, что девушка не сдержалась и рассмеялась.

— Ладно! — он дружески вскинул руки вверх. — Сейчас, малышка, будет тебе эмиттер. Какой просишь, такой и будет, — он что-то пробурчал в коммуникатор. — Износ 32 %. Недавно принесли. С буксира сняли. Сам корабль всмятку. С маневром они там, олухи, что-то начудили, — ухмыльнулся он, продолжая разглядывать ее. — Слышал, дело у вас идет, — в его голосе прозвучал искренний интерес. — Клиент вроде валом идет. Соседи не обидятся? — он вроде и дружеским тоном спрашивал, но послевкусие от вопросам какое-то не хорошее оставалось.

Увидев, что с склада тащили ее эмиттер, девушка ответила машинально.

— Идет дело… Нормально все. Думаем, расширяться, — вылетело у нее, когда на смотровой стол поставили прибор, упакованный в специальный пористый пластик. — Так…, - пробормотала она, вскрывая материал. — Вроде ничего…

Эти несколько минут, в течение которых Эля осматривала эмиттер, хозяин склада очень внимательно наблюдал за ней. Абрахам Шейни ведь был не только скромным владельцем этого склада, похожего на развалины бедняка, но имел неплохою долю в добром десятке легальны и подпольных фирм по ремонту космических кораблей и горнорудного добывающего оборудования. Поэтому, до него уже давно дошли слухи об удачливых новичках, которые появились на их земле совсем недавно и сразу же взяли в этом бизнесе очень уж лихой старт.

По его подсчетам за какой-то неполный месяц, эта карликовая фирмочка подмяла под себя почти 12 % всего пирога — рынка по ремонту, обслуживанию сверхмалых и малых космических кораблей в этом секторе. Такой рост был не знали даже наркоторговцы с их неизменно популярными продуктами. «12 % в месяц! — проносилось в его голове, пока девушка трогала каждую деталь металлического прибора. — Как же так?! Да, ее в первые же дни должны были с дерьмом съесть! Какого черта так получается?».

Однако, Шейни волновало даже не это. 12 % рынка — это много, это очень много, но для него и остальных не критично. Главным было другое! Клиенты говорили, что в мастерской при диагностике использовали какое-то странное оборудование. Мол сам процесс, который у других мог занимать от нескольких дней до недели, здесь не превышал суток. В этом бизнесе, в этой сфере, где все основные игроки знали друг друга уже не первый год, было все более чем прозрачно. Все пользовались практически одними и теми же каналами поставки оборудования и запчастей, услугами одних и тех же специалистов и т. д. И вот в их «болоте» появляется кто-то другой и делает что-то такое, что нарушает уже давно сложившийся «статус кво». Вот именно это и настораживало Шейни!

— Хорошо…, - бормотала Эля, тонкими пальчиками совсем не прикрытыми перчатками, порхая по вскрытым потрохам эмиттера. — Износ, действительно, почти не превышает 37 %, - тут она укоризненно посмотрела на хозяина, который дажепопытался сделать оскорбленное лицо. — Хм, давайте тогда еще раз проверим!

Тот кивнул головой в сторону своего работника, стоявшего рядом с ним. Через пару минут к ним прикатили здоровенный унифицированный диагност-аппарат, используемый для снятия параметров работы агрегатов кораблей. К внешним разъемам эмиттера накинули пару проводов.

— А как этоу тебя милочка так получается? — вдруг спросил у нее мужчина, с недоумением высматривая у нее какой-нибудь прибор. — Ведь заявляя такое, можно обидеть уважаемого человека. Это хорошо я такой не обидчивый и могу простить, а если кто другой услышит? — уже с хитринкой он смотрел на нее.

Ее прошиб пот от осознания своей ошибки и на какое-то мгновение Эля потеряла самообладание. Ее правая рука судорожно потянулась к нагрудному карману, в котором наткнулась на какую-то коробочку с тонкой мешаниной проводов. Там так кстати оказался забытый ею медицинский репликатор Роба, которым после его аварии она контролировала его состояние.

— А не надо быть таким обидчивым, это для здоровья плохо, — уверенность к ней сразу же вернулась, словно и не было этой секундной заминки. — Кто же виноват, что вы здесь еще это древнее барахло используете? — она четко акцентировала презрение в своем голосе, когда легонько пнула ногой бандуру диагност-аппарата, продолжавшего гудеть при выполнении сканирования. — Вот в столице у военных достала, — она вытащила репликатор и махнула им перед глазами аж покрасневшего от волнения хозяина. — Недавно в космофлоте начали использовать индивидуальный мобильный диагност «А» класса.

Следующие несколько часов, пока они ждали, когда наконец, еще раз проверят износ эмиттера, хозяин склада пытался безуспешно уговорить девушку продать ему эту чудесную новинку. На все его уговоры и новые предложения его ждал один и тот же ответ.

— Как же можно? — вновь и вновь восклицала девушка, когда мужчина снова повышал ставки. — Меня же пытались надуть в этой лавке. Два раза! Сначала, когда хотели «впарить» вон ту никуда не годную хрень, и потом, когда думали прокатить с износом продаваемого оборудования, — продолжала она стоять на своем, с удовольствием замечая, как лицо хозяина чернеет все больше и больше. — Я не привыкла так вести дела. Если меня пытаются обмануть, то я прекращаю бизнес с таким человеком,

Наконец, диагност-аппарата что-то прогудел и на его мониторе выскочила длинная череда цифр, описывающих состояние эмиттера. Лицо хозяина вытянулось! Износ прибора, действительно, не превышал 37 %.

На пошатывающихся от волнению ногах Эля вышла со склада и направилась к межуровневому лифту. На протяжении всей дороги она кляла себя за устроенное шоу, понимая, однако, что по-другому, отвязаться от назойливого торговца ей бы не удалось.

— Проклятье! Еще и это! — ближайший лиф был закрыт на техобслуживание, очем сообщала мигавшая надпись. — До следующего еще пол уровня вышагивать…, - пробурчала она себе под нос, заворачивая в полупустынный тоннель. — Вот и…

Договорить она не успела, да и увернуться от летящего ей в лицо кулака, то не смогла. Сильный удар опрокинул ее на спину. От ужасной резкой боли в затылкеона едва не потеряла сознание. Сквозь текущие слезы Эля с трудом различала несколько размытых фигур, которые склонились над ней.

— Быстрее, быстрее! — шептал один из нападавших, постоянно оглядываясь назад. — Бери, что надо, и ходу!

Второй коснулся ее груди и с чувством помял ее, надолго задерживаясь на каждом из холмиков.

— А ничего такая…, - ухмыльнулся он, продолжая свои действия. — Камеры я вырубил, до ремонтников еще долго… Может развлечемся немного? — второй, ничего не говоря, пнул его в бок. — А че, имеем право! Ого! Нашел! — из ее кармана он выудил репликатор и передал его своему напарнику. — Чего-то хлипкий он какой-то? И за него дают десятку?! Слышь, Свифт, похоже он стоит дороже… Может еще попросим, за скорость работы, да и за опасность, — при этих словах он рассмеялся и вновь занялся грудью лежавшей девушки. — Мы же тут жизнью рискуем, добывая для него важную вещь! Как думаешь?!

Она застонала… Второй нападавший вздрогнул и дернул первого за рукав комбеза.

— Придурок! Ты что не мог ее нормально приложить?! А если она нас видела? — к сожалению она с трудом разбирала его лицо и вряд ли бы смогла его узнать при встрече. — Ты хочешь на астероиды, руду отбойником долбить?! Ты понимаешь о чем я говорю?

— Сам такой, — вяло отмахнулся тот. — Посмотри на нее. Ни черта она не видит! А «мочить» я ее не буду. Если сам хочешь, то вперед, а я не буду! — уперся он. — За «мокруху» будут долго искать. После той стрельбы в баре на 2-ом уровне здесь до сих пор все «на ушах». Если найдут труп, то поднимут записи в других камер…, - он на мгновение затих, словно переваривая свои собственные слова — «если найдут труп». — Так что смотри сам… Черт, кого-то сюда несет! Слышишь?! Техники что-ли?

После ухода нападавших Эля еще долго не могла встать. Каждое движение отдавалось тупой болью в голове и к горлу подкатывала тошнота. Перед глазами все раздваивалась, словно в зазеркалье. С большим трудом ей удалось включить свой коммуникатор и вызвать Роба.

— Роб…, - закашляла она, поднося коммуникатор ко рту. — Слышишь меня, Роб? — слова давались ей с трудом. — На меня напали тут …, - из коммуникатора донесся встревоженный голос. — От барахолки недалеко. Да… 3-й уровень. Складская зона. Роб, осторож…, - ее рука обессилено упала на грудь.

Как быстро примчались он и Рико, она вряд ли бы смогла оценить, так как была без сознания.

— Эля, Эля, как же ты так? — она пришла в себя на руках несшего ее брата. — Просил же тебя взять с собой, так ты нет и нет! Не надо, я сама! — из ее рта вырвался еле слышный стон, когда он начал подниматься по ступенькам. — Потерпи немного. Сейчас я тебя опущу! — на ее лоб легла тонкая ладошка стоявшего рядом Рико. — Ну, как полегче стало?

Ты открыла глаза и кивнула головой.

— Кто это был? — в его глазах зажегся нехороший огонек, что после всех этих закачанных специальных баз, было крайне тревожным сигналом. — Ты кого-нибудь запомнила?

Эля без сил прислонилась к стенке тоннеля и с тревогой посмотрела на темнеющего лицом старшего брата. Ей на мгновение показалось, что перед ней нависающей глыбой стоит совсем не ее брат, нее Роб, Робин, а какое-то совершенно посторонний человек, от которого исходила какая-то тяжелая физически ощутимая аура.

Возможно, как думала она потом, на нее так сильно повлияло нападение и сотрясение мозга от удара по голове. Но Робин ей, действительно, казался другим человеком. Он и раньше был довольно крупным парнем, однако сейчас перед ее глазами стоял невероятно массивный мужчина с выпирающими через комбез мышцами.

— Ты запомнила их? — словно через вату до нее донесся чужой низкий голос. — Кто это был? Сестренка, скажи мне…, - он протянул руку, напоминавшую здоровенное бревно, чтобы снова подхватить ее на руки. — Они с барахолки? Да?

В болезненном тумане, которые время от времени все сильнее и сильнее накатывал на нее, она с трудом вспоминала, что с ней было.

— Двое. Их было двое, — бормотала она, склонив голову к плечу несшего ее брата. — Здесь где-то напали на меня… Не видела раньше их нигде, — иногда ее речь прерывалась и тогда Робин и Рико начинали идти быстрее, а потом она начинала шептать снова и их шаги, наоборот, практически стихали. — Я была на барахолке. У Абрахама, в крайнем складе. На него мне наводку давали…Он хотел меня обмануть, но я заметила это…, - Рико державшийся все это время рядом, чуть замедлил шаг, с испугом наблюдая, как комбез на спине Роба начинает подозрительно трещать. — Я же сама … говорю, что есть у меня специальный военный прибор… Не говорить же ему, что я сама так умею?! А он мне, продай! Долго уговаривал… Продай и продай, продай и продай, заладил.

Последние слова прежде чем замолчать, потеряв сознание, она произнесла совсем тихо. Уже в ангар, ставший на этой планете их временным домом, Роб занес ее с откинутой головой. Он молча положил ее на откидную кровать в ее каюте и также не говоря ни слова вышел из корабля.

— Держи, малыш, — он повернулся к мальчику и протянул ему оружие, самый обыкновенный импульсник гражданского образца. — Иногда случается такое, что мы должны показать кто мы такие. Нашу сестренку обидели! Напали, избили! — Рико тоже смотрел в его глаза, не отводя взгляда. — Помнишь, я говорил, что мы теперь одна большая семья… Так вот сейчас я должен уйти, чтобы нас защитить. Пока меня не будет, ты будешь за главного! Защит нашу сестру.

Ни слезинки не было во взгляде мальчишки. В своих маленьких ручках он лишь крепче сжал ребристую рукоять импульсника, раструб которого смотрел в сторону дверей в ангар.

— Если в дверь войдет кто-то чужой смело жми на вот эту кнопку, — Роб показал пальцем на небольшой выступ на рукояти. — И ничего не бойся! Все будет хорошо!

Он замолчал и вышел через ворота.

Глава 12

ОТСТУПЛЕНИЕ 27

Студия Европейского единого информационного канала. Специальный выпуск новостей.

«… По сообщениям спасателей огнем был уничтожен практически весь 3-ей уровень складской зоны города Фергюссон, промышленного сердца марсианской колонии. Предположительно, возгорание началосьв одном из складов, который использовался для несанкционированной торговли контрафактным производственным оборудованием и краденными запчастями к целой линейке космических кораблей.

… было задействовано 24 пожарных расчета, в том числе и служба роботизированной поддержки, включая 12 новейших медицинских мехов.

В настоящий момент известно о 3 погибших. Именно столько те было извлечено и идентифицировано среди остатков складских помещений. Это Френк Батори, Искандер Заст, Абрахам Шейни. Столь малое количество жертв объясняется тем, что возгорание произошло ближе в вечерние часы, когда несанкционированная торговля обычна завершалась».


ОТСТУПЛЕНИЕ 28

Орбита Земли. 1-ый орбитальный комплекс «Галактика».

Бар «Галактика».

В одиночестве у самого края барной стойки сидел немолодой мужчина. Сгорбившись он немигающим взглядом буравил шеренгу, стоявших перед ним стопок с каким-то, он уже сейчас и не помнил с каким, поилом. На дне крайней стопки еще немного оставалось и Филипп размышлял — добить ее или оставить и идти в пока еще свой отсек. Его мучительные размышления прервал неожиданный хлопок по плечу. Это был странный хлопок — не сильный и дружеский, как например, от старого знакомого, или ласковый и легкий, как от очередной немного потасканной подружки, а резкий и в то же время какой-то липкий что-ли.

Он попытался повернутся, но проблема разрешилась сама собой. Ее источник — полный с жизнерадостным лицом человек уже сел рядом с ним.

— Если не ошибаюсь, Филипп Гай Теринов?! — спросил он таким тоном, что сразу же было ясно, что он точно не ошибается — вообще никогда не ошибается. — Значит, вы…Что вы скажете, если я предложу вам небольшую сумму денег … за скажем кое-какую инфрмацию?

Филипп наконец-то повернулся и, придав, своему лицу удивленное выражение спросил:

— А как вы думаете, что на это вам может ответить человек, которого ни за что оштрафовали, низа что лишили всех пенсионных накоплений, ни за что выгоняют из своего дома (отсека на станции)? — он замолчал на некоторое время, а потом продолжил. — Он вам ответит, что небольшой суммой вы здесь не обойдетесь!

После часа жарких споров, временами переходящими в прямые оскорбления, им удалось договориться о довольно существенной сумме.

— … Так в чем вы говорите была странность? — этот странный человек оказался представителем какого-то «Национального детективного агентства Пинкертона» и разыскивал своего горячо любимого младшего брата. — Вот тут вы утверждаете, что раньше не вдели такой корабль?

— Да все в нем было странным! — Филипп мучительно морщил лоб, честно стараясь отработать свое выходное пособие. — Форма, цвет, габариты, параметры… Я, сэр, почти 40 лет тут на должности! — с гордостью произнес он, глядя на собеседника. — И скажу вам честно, что никогда до этого не видел такого корабля! Вытянутый как длинное яйцо он прошел мимо нас, словно плывущий парусник. Это было ювелирно! А видели бы вы этот цвет… Темное серебро, местами искрящееся от падающего на него света. Яркие блики бегали по нему и казалось, что поверхность этого корабля живая.

Детектив быстро фиксировал все подробности в планшет. В конце концов даже откровения старого пьяницы, уволенного за должностное преступление, могло оказаться полезным в этих долгих поисках. Агент в поисках мальчика вышел на этого человека совершенно случайно и решил на всякий случай отработать и этот источник информации.

— Хорошо, хорошо…, - он хлопнул мужчину по плечу, подозревая что бывшего оператора хорошо развезло от выпитого и он начал мягко говоря привирать в своем рассказе. — Друг, ты заслужил эти деньги. Вот! А теперь мне пора!

Агент отвернулся и уже успел сделать несколько шагов прочь от барной стойки, как неожиданно услышал бормотание бывшего оператора:

— Ну раз про пацана тебе не интересно послушать, то …

— Что? — детектива словно током ударило и разряд прошил его от макушки и до самых пяток. — О каком таком пацане? — такие моменты, когда он понимал, что это именно то самое, агент хорошо умел чувствовать. — Давай, давай, друг, рассказывай!

— Да, что там рассказывать? — Филиппа уже качественно развезло и он с трудом мог связать одно свое слово с другим, поэтому приходилось напрягаться, чтобы понять что он хочет сказать. — Хороший такой мальчишка! Хороший, я тебе говорю! Во! — его большой палец был поднят вверх. — Такой … Помог мне. Как у меня башка болела ужас просто! А он раз и все…

Губы агента непроизвольно вытянулись в улыбке. Кажется, это настоящий след, на который удалось напасть именно ему! К сожалению, он не заметил, что ни он один так внимательно слышал бывшего оператора причального комплекса. Недалеко от них в баре находился еще один человек, который совсем не напоминал завсегдатая такого рода заведений. Дорогой плащ, шляпа чуть скрывающая его лицо и раскосые глаза… Нет, он точно был не отсюда!


ОТСТУПЛЕНИЕ 29

Марс. Административный центр Фергюссон. 4-ый наземный уровень. Частная клиника доктора Верта. ВИП-палата закрытого сектора клиники.

Поступивший два дня назад старик выглядел плохо. Тяжелое, нередко прерываемое глухим кашлем, дыхание, темного цвета лицо с обострившимися чертами — все говорило, что в этот раз врачи уже не смогут совершить чуда и дон Винсенте не выкарабкается.

Возле его кровати все это время непрерывно находился высокий широкоплечий мужчина с ухватками бывшего военного — Марчелло — вот уже на протяжении двух десятилетий бессменный телохранитель дона Винсенте. Словно загнанный в угол дикий зверь он бесшумно мерил бесконечную площадь роскошной палаты.

— А-а-а, — старик вновь еле слышно зашевелил губами, пытаясь что-то сказать. — Марчелло, как и всякий раз на протяжении двух бессонных ночей, мгновенно подскочил к его кровати. — А-а-а-а…, - не смотря на то, что за все эти годы он изучил своего шефа так как никто другой (он был с ним рядом в такие моменты, о которых не знали даже его близкие родственники), Марчелло все же никак не мог понять, о чем тот просил его. — Э-э-э-ээл-эа, — правая сторона лица, парализованная после сердечного приступа, сводила на нет все его попытки объясниться. — Э-э-э-эла…

— Дон Винсенте, я здесь, — мужчина наклонился практически к его лицу, стараясь хоть слово разобрать из бормотания старика. — Позвать… Кого? Дон Винсенте! Врача? — зрачки бешено метнулись из стороны в сторону. — Консильери (советника)? Дон Винсенте, я не понимаю…, - тот на несколько секундустало прикрыл глаза, но сразу же открыл их вновь. — Это имя? — старик вновь прошептал какое-то слово. — Значит имя! Дон Винсенте оно начинается на «О»…, «А»…, - Марчелло называл именно те звуки, который издавал его шеф. — «Э»… Это «Э»?! — глаза старика радостно взлетели вверх. — Кто это? — телохранитель в уме быстро пробежался по ближайшему окружению, но ничье имя даже близко не подходило. — Это не из семьи?! Так… Кто-то чужой?! — старик взволнованно задышал. — Дева Мария, неужели эта та девчонка?! — уголок губ с левой стороны лица дона Винсенте еле уловимо дернулся. — Дон Винсенте, через несколько часов она будет здесь.

Старик снова закрыл глаза, но телохранитель видел, что он продолжал улыбаться… А возле его руки лежал тот самый кусок металла, с которым он не расставался более сорока лет.


ОТСТУПЛЕНИЕ 30

Земля. Соединенный Штаты Америки. Штат Иллинойс. Арлингтонское национальное кладбище. Тысячи и тысяч аккуратных белокаменных надгробий протянулись с севера на юг идеально выверенными шеренгами. За почти двухвековую историю существования кладбища здесь нашли последнее пристанище примерно полмиллиона почитаемых в стране ветеранов различных войн и военных конфликтов.

Возле одного из очередных захоронений стояло отделение гвардейцев, затянутых в парадное обмундирование и сжимавших в руках ставшие за прошедшие годы традиционными карабины. Рослые как на подбор, выбритые до синевы, гордо устремленные взгляды — солдаты олицетворяли собой несокрушимую мощь великого государства.

— … Священная земля Арлингтонского национального кладбища приняла в свои объятия очередного героя, самое ценное что у него было — свою жизньза национальные интересы Соединенных Штатов Америки, — сверкая многочисленными звездами на погонах сухопарый военный в мундире космофлота уже заканчивал свою речь. — … Эндрю был моим другом. Это был не человек, это была настоящая скала! — он с печалью смотрел на покрытый флагом гроб. — Все годы, что мы служили с ним вместе, я знал, что на него можно положиться в любой ситуации… Старый друг, будь спокоен, ни я ни кто из нас никогда не отступит перед врагом!

Он отошел от трибуны и, подойдя к родственникам, извинился перед ними за свой поспешный отъезд с кладбища. Обняв вдову и крепко пожав руки стоявшим мужчинам, военный развернулся и сел в стоявший рядом лимузин со спецномерами.

— Да-уж, — прокашлялся он, едва оказался внутри бронированного автомобиля. — Эндрю, старый пьяница, и даже после своей смерти ты доставляешь нам не хилые проблем… Стоун! — с переднего сидения повернулась голову молодого офицера. — Все, кто присутствовал на кладбище, идентифицированы? Значит, никого чужого не было. Странно! Эта скотина кому-то слил результаты всей нашей работы и они просто не могли здесь не появиться. Еще раз всех проверить! Откуда, куда, где были недавно! Последнюю гулянку этого урода тоже проверить еще раз! — офицер быстро фиксировал поручения в планшет. — Мне докладывали, что он почти на час исчезал от наших мальчиков. Поднимите, снова записи всех камер! Должен же он был с кем-то увидеться и передать кристаллы!

Он откинулся на мягкое кресло и выпустил из пальцев руки старинную фотокарточку, на которой были двое улыбающихся во все шестьдесят четырезубы капитана. Двое сослуживцев, двое друзей, когда-то свято верящих в присягу, честь и дружбу, смотрели прямо в камеру фотографа и казалось, не было такой силы, которая смогла бы их рассорить. Тот что слева, высокий, подтянутый парень, напрягая руку, показывал свой здоровенный бицепс. Сейчас, на этой фотографии в нем вряд ли кто бы смог узнать того изможденного старика, которого провожали в последний путь, и уже тем более не узнали бы того пьяницу с безумным взглядом, который шатался по космической станции «Галактика» и предлагал всем подряд информационные кристаллы в слегка потертом футляре.

_____________________________________________________________


Почти неделю после нападения Эля приходила в себя. Их ангар перешел на осадное положение, как потом шутили уже устоявшиеся и клиенты. Со всеми, кто приходил на счет ремонта или модернизации корабля, сначала беседовал Робин, ну уж потом его могли допустить до «мастера». Такой подход к работе, как показало время полностью себя оправдал. Когда будущие клиенты — контрабандисты, нелегальные добытчики руды и тд., а эта публика никогда не страдала излишней добротой и сговорчивостью, встречались с ее братом, то большая их часть мгновенно становилась боле покладистой. Оставшийся в свою очередь вели себя не так нагло, как раньше.

— Да уж, с таким не забалуешь, — улыбнулась сидевшая возле аппарели буксира Эля, наблюдая за совместной возней своих братьев. — Совсем не забалуешь!

Робин, осознав, что нависшая над всеми ними угроза более чем реальна, в последнее время почти круглые сутки проводил либо под майндмашиной, либо в специально оборудованном для тренировок зале, куда по просьбе Эли клиенты натаскали кучу разнообразного списанного военного оборудования. Благодаря Рико и его способностям парень попал в уникальную обучающую среду, в которой он сначала получал сверхударную дозу коктейля боевых умений, навыков управления техникой, а потом «обкатывал» на виртуальных тренажерах.

Эля смотрела на высокого широкоплечего парня в подогнанной под него штурмовой экипировке космодесантника и как тогда в тоннеле, сразу же после нападения, с трудом верила, что это ее старший брат. Ей казалось, что за эти дни он стал просто огромным. Это впечатление еще больше усиливалось, когда он двигался. Вот он продолжал отрабатывать очередную загруженную Рико программы тренировки. С надетыми на него виртдатчиками, создающими эффект довольно естественный эффект присутствия в другой реальности, Роб двигался в рваном ритме, время от времени нанося удар рукой или ногой по воображаемому противнику. Сильные быстрые удары почти стодвадцатикилограммового громилы со звуком рассекали воздух… Эти, как их как-то назвала сама Эля, танцы она наблюдала каждый день. С каждым разом это зрелище становилось все более и более зловещим! Ее, такой когда-то милый и совсем беззащитный братишка, уже не танцевал, механически повторяя вложенные ему в сознание движения. Нет! Роб уже ли этим! Каждый день, он раз за разом убивал, убивал и снова убивал…

Наконец, его движения замедлились и он снял шлем. С того места, где она сидела, не было слышно, что он со смехом рассказывал мальчику, который принимал из его рук виртдатчики. Судя по всему они, как обычно, обсуждали, чтобы такого нового сделать для большей естественности создаваемой виртоборудованием искусственной реальности. Благодаря Рико эффективность этих приборов и тренировок с ними выросла буквально в разы!

Увидев, что она смотрит на них, оба дружно замахали руками.

— Привет, мальчики, — прошептала она с улыбкой и тоже махнула рукой. — Привет, мои хорошие!

Видя, что сестра не собирается к ним, они вновь стали что-то подкручивать в оборудовании, а она опять погрузилась в себя. Ее мысли по-прежнему возвращались к их непростому положению.

— Куда бы мы не сбежали, мы все равно останемся слишком лакомой добычей…, - грустно прошептала она. — Мы отбились тогда, теперь вот здесь, а что будет завтра? — ее мысль плавно перескочила на недавнее нападение.

В ночь после этого она была без сознания и просто не могла спросить брата, что же он сделал с теми людьми. Потом же он просто отшучивался, что мол они получили ровно столько, сколько заслужили. Естественно, это отговорка не утихомирило ее любопытство, а скорее, наоборот, сделало его еще сильнее! Благодаря вирту и хорошему знанию того, как устроены и защищены полицейский информационные сети и базы данных, Эля легко получила желаемое — результаты опроса свидетелей, экспертные и технические заключения, видеоданные с камер на уровнях и т. д.

Смотря все это первый раз, она не могла отделаться от ощущения какой-то нереальности описываемого. В отчетах технических экспертов не раз и не дав фигурировали вырванные с корнями дверные панели складов. Но она сама их видела — это же были толстые сделанные на заказ металопластовые плиты. Пусть это и не была спецмарка для космофлота, но все же те вырванные двери были изготовлены из настоящего металлопласта. Ну как его можно было разорвать без использования специальных средств? А многочисленные обнаруженные оперативниками следы от огнестрельного и плазменного оружия? Оплавленные стены, дыры, в которые свободно влезает кулак — откуда все это?

Эля снова и снова пыталась разговорить брата, но в конце концов добилась от него лишь еще одно странное признание. Роб сказал ей, когда его очень сильно допекли, что они ничего не помнит. По его словам, он прекрасно помнит только то, что бы страшно зол и с трудом сдерживал себя от ярости. Дальше от его воспоминаний, снова как и после той неудачной покупки инфокристаллов, остались одни клочки, время от времени всплывавшие в его голове.

— С этим надо что-то делать! — пробормотала девушка, продолжая наблюдать за тренировкой старшего брата. — Как бы не вышло чего нехорошего…, - с резкими звуками колотил по многочисленным развешанным вокруг него грушам. — Мы слишком увлеклись всем этим, — от очередного особенно сильного удара груша из специального прочного пластика разлетелась вдребезги. — Как сумасшедшие глотаем один кристалл за другим, один за другим… Нам надо передохнуть! — ее глаза сверкнули от принятого решения. — Решено, возьмем небольшой перерыв, чтобы немного выждать и переварить все это… Вообще, лучшим решением будет свалить из Фергюссона на несколько месяцев, пока все не устаканится.

Она стала с кресла и с решительным видом направилась к братьям, которые снова сделали перерыв и что-то живо обсуждали. Чем ближе девушка подходила, тем больше ясных фраз она начинала различать.

— … щее это непохоже!

— Просто надо изменить настройки и все будет полный порядок. Вот смотри…

— … призраков своих можешь?

— Тяжело мне пока, — это точно был голос Рико, хотя и слегка приглушенный — он стоял к приближающейся Эле в пол оборота. — Такие живые картинки я сделать не смогу. Роб, надо нам пробовать по-другому!

Ухватив последнюю фразу она подумала, что за то время, что мальчик был с ними, он сильно повзрослел. Нет, внешне, он конечно, изменился мало! Та же фигура, чуть лопоухий и т. д. Но, внутренне, Рико точно стал другим! Она непроизвольно улыбнулась, ставя это себе в заслугу.

— Так, мальчики, слушаем сюда! — она сильно хлопнула в ладоши, чтобы привлечь их внимание. — Роб?! Рико?! — только со второго раза разгоряченные споров братья повернули к ней удивленные лица. — Мы все уже вторую неделю сидим в этом ангаре, как заключенные! Малыш, ты вон весь зеленый! — мальчишка недоверчиво поднес руки к лицу, чтобы убедиться что над ним пошутили. — Ты, Роб, скоро себе вместе с кулаками все мозги отобьешь! Целый день как проклятые молотите по железяками, — здоровая фигура Робина, так и не снявшего штурмовую экипировку, виновато потупилась. — У меня вообще скоро глюки пойдут от всего этого. Одни железки и механизмы, железки и механизмы! — она обвела рукой огромное помещение ангара, в котором рядом с их буксиром стояло еще несколько кораблей такого же класса. — Нам нужен отдых!

Оба брата замерли. При чем один — по-меньше — с открытым ртом, а второй — по-больше — с широко раскрытыми от удивления глазами. Они первый раз от сестры услышали слово «ОТДЫХ». Еще на «Галактике» она постоянно твердила, что если они не станут сильнее, то их просто сожрут и не подавятся.

— Мы слишком устали, Робин, — она подошла к ним ближе. — Мы можем сорваться, — парень понимающе посмотрел на не, а потом перевел взгляд на стоявшего рядом с ним мальчика, отмечая его худобу и неестественную бледность. — Надо нам на пару месяцев исчезнуть из Фергюссона… Дела у нас в последнее время шли хорошо, поэтому мы сможем продержаться и месяц и два.

Возражений на это не от кого не последовало. Скорее даже наоборот, едва Эля предложила заодно разведать подходы к тюремным колониям на астероидах, как Рико чуть не запрыгал от радости.

— К папе! К папе! Мы поедем к папе! — кричал он, прыгая вокруг них. — Ура! Папа, папа!

Не выдержав этого зрелища, девушка всхлипнула и вдруг сгребла в охапку прыгавшего мальчишку. Попытавшийся сначала вырваться Рико был крепко сжат и зацелован…

К этим вынужденным каникулам они подготовились за пару дней. Роб оповестил пару свои знакомых, что ненадолго исчезнет, и попросил присмотреть за ангаром. Эля подчистила за собой все «оставшиеся хвосты», возвращая клиентам прошедшие диагностику корабли. Как обычно, при передачи судов хозяев интересовало лишь одно — насколько резвей стала его крошка. В том бизнесе, в котором они крутились, скорость корабля была гораздо важнее чем калибр его орудий.

— На крейсерском ходу гарантирую 20 %-ую прибавку в скорости, — говорила девушка, кивая на оба судна, стоявших возле их «Святой Елены». — Если приспичит, можно выиграть и 35–40 %, тогда легко обойдете даже патрульный эсминец, — оба ее собеседника, удивленно переглянулись, пораженные услышанным. — Последнее только недолго… Будете постоянно жать на всю коробку сожгёте движки!

Упоминание про обгон патрульного эсминца была убойным аргументом, который никогда ее не подводил. Здесь ее авторитет мастера, который творил настоящие чудеса, играл за нее. Обычно, клиенты сразу же старались заранеедоговорить о следующем осмотре и возможной модернизации, когда появятся средства.

На этот раз случилось практически тоже самое. Первый клиент — коренастый мужчина со шрамом вовсе лицо — сразу же повел разговор о новой переделке своего корабля. Второй же повел себя неожиданно. Он дождался, когда уйдет его товарищ и стал медленно ходить вокруг «Святой Елены» и с интересом ее рассматривать. Однако, сделать ему удалось лишь несколько десятков шагов, как вдруг на его плечо сильно надавили.

— Есть еще какие-то вопросы? — улыбаясь в лицо краснеющему от боли мужчине, спросил Робин. — Если нет, то выход вон там! — клиент со страхом кивнул головой.

— Если только позволите спросить…, - его аж перекосило на ту сторону, куда легла рука Робина. — Можно ли приобрести это удивительное судно? — он показал на «Святую Елену». — Мой партнер, очень солидный господин, интересовался именно таким кораблем… Он, знаете ли, коллекционер, и будьте уверены, не постоит за ценой, — он смотрел то на Робина, то на Элю, причем если на первого со страхом, то на нее больше с еле заметным любопытством. — Он прямо сейчас готов предложить вам 4 миллиона корпоративных долларов.

— Не интересует! — Роб заступил ему дорогу к кораблю. — Этот корабль достался нам от отца и мы совершенно не собираемся от него избавляться.

Мужчина никак не мог успокоиться и все норовил вытащить из внутреннего кармана пиджака чековую книжку.

— Ну, что вы сэр, мэм, — он махал рукой с зажатой в в ней дорогой ручкой, корпус которой переливался инкрустированными бриллиантами. — Мой партнер согласен заплатит 5 миллионов корпоративных долларов и даже, вы только поверьте в такое, предоставить вам корабль аналогичного класса. Я уверен, это просто невиданное по щедрости предложение!

Эля отрицательно покачала головой в ответ на вопросительный взгляд старшего брата.

— Хватит! Разговор окончен! — без всяких церемоний, парень подхватилнагловатого господина за руку и вытолкнул из ангара. — И чтобы я тебя здесь больше не видел!

Он с чувством сплюнул и отвернулся от опустившейся дверной панели, как раздался мелодичный сигнал. Кто-то нажимал кнопку видеофона, желая попасть в к ним.

— Если этот опять тот урод, я его…, - забормотал Роб, поправляя ножны с виброножом на поясе. — Урою! Тебе, что было сказано…, - выхватывая нож, он резко отпрянул от входа. — Ты еще что за фрукт?!

Открывающаяся панель впустила внутрь высокого мужчину в дорогом черном костюме. Он остановился прямо на пороге и с усмешкой посмотрел на хозяев.

— Ну что вы? — его губы раздвинулись в улыбке, обнажая крупные белые зубы. — Надеюсь, вы так встречаете только некоторых гостей, — тряхнув гривой черных волос, достававших до самых плеч, он кивнул на нож в руке Роба.

Он не делал даже попытки войти внутрь, словно ожидая хозяйского разрешения.

— Если тебе тоже нужен наш корабль, то проваливая прочь! — Робу он определенно не понравился. — Таким гостям мы не рады!

Несколько секунд он внимательно всматривался в лицо парня, а потом вдруг негромко произнес:

— Я уверен такому гостю, как я вы будете рады… Я от дона Винсенте, — при этих словах у Элю неприятно заколотилось сердце; она ужа давно поняла у какого человека взяла деньги на их мастерскую. — Успокойтесь, — он примирительно поднял руки, показывая что пришел лишь поговорить. — Дону известно, что срок еще не подошел, но дело тут совершенно в другом. Дон Винсенте приглашает вас к себе, чтобы поговорить об одном деле, — он смотрел прямо на девушку.

— Эля, никуда ты не пойдешь! — Роб сделал шаг вперед, прикрывая сестру от возможной угрозы. — Хватит с нас этих встреч!

— Роб, подожди…, - девушка опустила руку ему на плечо. — Дай ему договорить.

Мужчина сделал шаг вперед.

— Мне придется войти. Поручение дона Винсенте не любит длинных ушей, — едва дверная панель опустилась, он продолжил. — Дон Винсенте сейчас в больнице и его состояние очень сложное… Я не знаю, о чем он с вами хочет поговорить, но для него это очень важно…, - девушка в нерешительности топталась за шкафоподобной стеной брата. — Я вас очень прошу приходите. Приходите все вместе, если это так необходимо.

Девушка неуловимым движением прошмыгнула мимо брата и встала перед посланником.

— Мы обязательно придем…

Глава 13

ОТСТУПЛЕНИЕ 31

Ударный авианосец «Атакующий красный дракон» в сопровождении двух легких крейсеров, которые несли эмблемы мобильной оперативной группы китайского директората Концерна, двигался в направлении Марса. Время до цели — 3 земных суток.

Огромная кают-компания авианосца, убранная с поистине восточной роскошью, была заполнена странной компанией, члены которой отчетливо делились на несколько групп. В самом центре располагалась самая многочисленная группа — это большей частью китайские военные в строгих мундирах космофлота, расположившихся вокруг нескольких пожилых китайцев в национальных одеждах. Слева от них, инородным пятом на военном корабле выделялись люди в дорогих, несомненно, сшитых на заказ костюмах. Эти шестеро также стоялиполукругом, словно прикрываяцентральную фигуру.

— Господин Доусон, — один из китайцев, быстрым шагом пересек пространство, отделяющее обе группы, и поклонившись, проговорил. — господин Цао приглашает вас пройти в отдельную каюту, чтобы попробовать напиток его родины, — пожилой китаец, вокруг которого сгруппировались военные, дружески кивнул головой. — Он сказал, что только попробовав настоящий правильно заваренный чай вы познаете истину.

Шон, внимательно посмотрев на патриарха, почтительно склонил голову.

— Передай господину Цао, что я с удовольствием попробую заваренный им чай, чтобы приобщиться к истине, — «похоже настоящая беседа переносица в другое место» — промелькнуло у него в голове.

Побеседовать им действительно пришлось в другом месте, но не сразу. Казавшееся фигуральным выражение «попробовать напиток родины, чтобы приобщиться к истине» на самом деле и означало совместное и обязательно молчаливое чаепитие.

— Я надеюсь, господин Цао, мы сюда все-таки пришли не чай пить, — наконец, Доусон не выдержал этого растянувшегося ритуала. — Я оторвался от очень важной операции и примчался за сотни тысяч километров, едва от вас поступило предложение о встрече… Тогда вы назвали одно имя — Рико Насимо! — он замолчал, показывая, что теперь ожидает ответа.

— Вы никогда не умели ждать, — с неудовольствием произнес патриарх, ставя небольшую чайную чашку из ярко-зеленого нефрита на поднос. — И всегда куда-то торопились. Не так ли, мистер Шон Доусон? — китаец вновь замолк и неторопливо отхлебнул чаю. — Я полагаю, не секрет, что мы тоже интересуемся этим мальчиком, — Доусон откинулся на спинку кресла и кивнул головой. — Мистер Доусон, в мире очень много хаоса и неупорядоченности, что в свою очередь приводит к еще большему хаосу и неупорядоченности, и с каждым временным кругом этот маховик раскручивается все сильнее и сильнее…

Доусон в нетерпении что-то пробурчал в ответ и было понятно лишь одно — он раздражен.

— Мистер Доусон это лишь слова великого Конфуция и как вы видите его слова не потеряли своей актуальности и сегодня! — старик снова сделал глоток, щурясь от удовольствия; казалось ему доставляло наслаждение испытывать терпение собеседника. — Я предлагаю, мистер Доусон, не множить хаос, а договориться… Почему бы нам искать его вместе? А потом… Потом, я уверен, наши ученые смогут решить в какой очередности можно с ним работать.


ОТСТУПЛЕНИЕ 32

Марс. Административный центр Фергюссон. 3-ий подземный уровень. В одном из номеров развлекательного комплекса «Парадиз».

За столом сидело трое человек, едва не утопавших в ароматных клубахтабачного дыма. На зеленом сукне, которое покрывало поверхность стола, лежали давно забытые карты. Никого за этим столом, определенно, не интересовали сложившиеся карточные комбинации.

— Я вам говорю, что нас уже никто не уважает, — с южной горячностью вещал молодой человек, широко раскинувшись в кресле. — Этот случай на прошлой неделе, когда выжгли наши подпольные склады, вам что ничего не говорит? Нам каждый день вновь и вновь бросают вызов, а вместо того чтобыдействовать … мы сидим и молчим! — он с яростью грохнул по столу. — Вы, что не видите, что семье нужен новый лидер?! Этот старый хрыч скоро двинет кони, а вы все еще цепляетесь за него! Мы должны снова заявить о себе иначе о семьи Корлеоне скоро никто и не вспомнит!

Сидевший слова от небо крепко скроенный мужчина с лицом, черты которого были словно вырублены из камня, молча кивал головой. Мико Сальваторе, капо семьи, боевик с двадцатилетним стажем, был полностью согласен с Лучиано, который уже давно пытался заручиться его поддержкой. Семье была нужна новая кровь, которая взбодрит уже давно хандрившую организацию.

— Старый дон, уже не тот, — пробурчал он, незаметно поглаживая шрамлевой руке. — Лучиано прав… Пора прижать тех, кто о нас забыл! Мои мальчики уже давно хотят размять свои мышцы…

Третий в их компании, двоюродный дядя Лучиано, ставшийсоветником семьи совсем недавно, сразу же после смерти своего отца, продолжал колебаться. Фигура дона Винсенте даже сейчас, когда тот находился при смерти, вызывала у него панический ужас. Все это время он со страхом представлял, что вот-вот двери в их номер выбьет здоровенный телохранитель дона — Джованни и расстреляет всю их компанию.

— Хорошо…, - наконец, после долгого раздумья подал он голос.


____________________________________________________________


Марс. Административный центр Фергюссон. 4-ый наземный уровень. Частная клиника доктора Верта. ВИП-палата закрытого сектора клиники.

Тяжелая дверь медленно открылась и пропустила внутрь троих. В палате царил полумрак и чуть слышное тяжелое дыхание пациента. Две крупные и одна небольшая фигуры подошли к самой кровати и на несколько минут застыли. Дон Винсенте, лежавший перед ними, был совсем не похож на себя… Тогда, несколько недель назад Элю встречал моложавый пожилой человек, которому можно было с трудом дать 65–70 лет. Сейчас же это был глубокий старик с ввалившимися глазами и землистым цветом лица.

— Позже, — одним губами прошептал Джованни, показывая руками на выход. — Мы придем позже…

— Джованни, — вдруг старик открыл глаза и пошевелил рукой. — Думал, слоняра ты эдакий, я не услышу как ты пробираешь по палате. Привел? … О! Моя маленькая синьорита! — в его голосе послышалось искренняя нежность. — Джованни, помоги, мне сесть! Быстро! Я еще жив и в состоянии любоваться таким прекрасным цветком! — телохранитель помог ему сесть, подложив за спину подушку. — Джованни, — он внимательно посмотрел на мужчину. — Пусть нашей беседе никто не сможет помешать!

Тот почтительно кивнул и скрылся за дверью. После этого Дон Винсенте повернулся к своим гостям.

— Гадаете, зачем я попросил вас прийти…, - на его потрескавшихся губах появилась легкая улыбка. — Как вы видите, мне осталось не так много, но кое-что я намерен сделать… Синьорита, прошу вас, покажите мне, как вы это делаете! — его тонкая, практически высохшая кисть протянула ей какой-то черный предмет. — Вы уже держали его в своих руках. Прошу вас, возьмите! — его рука чуть дрожала. — Я так долго ждал этого…

Девушка осторожно, словно он протягивал что-то опасное, взяла этот предмет. Кусок оплавленного металла при прикосновении показался ей каким-то теплым, а местами даже горячим. Он с удивлением посмотрела на небо.

— Что такое? — заметив что-то на ее лице, с нетерпением спросил дон Винсенте. — Вы что-то почувствовали?

— Он теплый, — Эля сжала метал чуть сильнее и появилось небольшое свечение. — Ой! Что это с ним? — небольшой кусочек металла неуловимо вытянулся и стал немного напоминать кошачью мордочку.

— Моя маленькая синьорита, вы смогли трансформировать его! Святая дева Мария! — восторженно бормотал старик, с трудом веря своим глазам. — Сколько лет прошло впустую! Святая дева Мария! Подойди ко мне ближе.

В его глазах было столько восторга, что Эле становилось не по себе. Он несколько минут молча смотрел, как в ее руках бесформенный кусок металла медленно перетекает из одной формы в другую.

— А ты, что застыл как столб? — разглядел, наконец, он Робина. — Тоже подойди ближе… Это обоих вас касается…, - он тяжело вздохнул, и вдруг, улыбнулся; странно было видеть, как серые искусанные в кровь губы умирающего старика складываются в улыбку. — Ты, девочка, — он сначала посмотрел на Элю, а потом перевел взгляд на ее брата. — вновь подарила мне надежду, наконец-то, встретить со своей мечтой, а вы оба поможете мне ее осуществить.

Он вновь ненадолго замолчал, уставившись на светящийся кусок металла в девичьих руках.

— Выслушайте меня внимательно… Я ведь не всегда был тем самым доном Винсенте, которым стал и о котором вы несомненно слышали всякого разного, — он голосом многозначительно подчеркнул последнюю фразу. — Ещекаких-то пятьдесят лет назад, — он хрипло рассмеялся. — Я был всего лишь Винсом. Да… именно так меня звали вГеологическом исследовательском отделеКонцерна! Вы не знаете, а другие уже давно забыли, но это геологоразведкой всего этого занимался в том числе и я! — с трудом поднятой рукой, он махнул в сторону окна, из которого открывался прекрасный панорамный вид на административную часть города. — Именно поисковые группы нашего отдела протоптали каждый метр этой долины, оценивая ее сейсмоустойчивость… Тогда было золотое время! Каждый день очередная группа, навьюченная сотнями килограмм оборудования, уходила в поиск. Все мы были молоды и не чувствовали тяжести, а тем более страха…, - старик, по-прежнему, еле заметно улыбался, вспоминая свою молодость. — Мы совершенно ничего не боялись! Ни удушья от закончившегося кислорода, ни пылевых бурь, ни обвалов горных пород. Мы были слишком молоды… и самонадеяны. Я бы именно таким!

Дон Винсенте вновь тяжело вздохнул и улыбка окончательно исчезла с его губ. Он взял со стола планшет и, активировав, протянул его сидевшей рядом с ним Эле.

— Вот где-то в этой части долины Маршалла наша группа в тот злополучный день должна была вести разведку, — на планшете открылась трехмерная карта одного района, который пересекала мигающая линия с предполагаемым маршрутом группы. — Оператор с орбитальной станции дал наводку на этот район. По данным сканирования именно здесь располагались чрезвычайно богатые залежи какого-то довольно плотного минерала. Сканер с орбиты давал совершенно странные данные и мы получили задание все это проверить… В тот день, навьючивая на себя привычные килограммы обмундирования, я даже и подумать не мог чем закончиться это, казалось, рутинный поход.

Планшет выдал следующую картинку — несколько фото, на которых были изображены шесть человек. Улыбающиеся молодые парни стояли на фоне какой-то стены с эмблемой концерна. Под их ногами лежали какие-то рюкзаки с выпирающими инструментами.

— … Это вся наша команда… Вон тот полный…, Зак, предложил сделать снимок на память, — дон Винсенте продолжал рассказывать. — До самой долины мы добрались на ровере концерна. Это примерно тысячи полторы километров от Фергюссона на запад, — Роб в этот момент как-то странно посмотрел на старика, что тот сразу же уловил. — Думаете, молодой человек, мы были настолько глупы, что даже не подумали воспользоваться орбитальным катером, — он на на несколько секунд прикрыл глаза, собираясь с силами. — Это Марс, молодой человек… Здесь до сих пор полеты представляют особую сложность, а тогда пылевые бури были особенно сильными. Некоторые территории, десятки — сотни тысяч квадратных километров были закрыты неделями. Туда не то что по воздуху, по земле был сложно попасть…

Входная дверь неожиданно приоткрылась и оттуда выглянул Джованни.

— Дон Винсенте, — виновато произнес он. — К вам снова пришел ваш сын.

— Джованни, дай нам несколько часов, — попросил он телохранителя. — Мне нужно закончить этот рассказ… Сыну не терпится получить это, — он снял со своего пальца кольцо — знак власти в организации. — Скажи, что осталось недолго…

Дон Винсенте снова повернулся к своим гостя, которые внимательно ждали продолжения рассказа.

— Мы высадились вот здесь. Тут начинается горная гряда и тянется примерна на тысячу метров. Сканирование дало локализацию именно на этот район с небольшой погрешностью… Обычно мы действовали парами, где один был оператором поискового радара, а второй — страховал его от всяких неожиданностей. Так было прописано в инструкции, но кто придерживается инструкций в таком возрасте? — старик с улыбкой спросил у них. — Конечно, никто! В городе наш ждали красивые девушки и выпивка, а на все остальное мы смотрели лишь как на досадную помеху… Естественно, и в этот раз мы поступили также, как и обычно. Каждый из нас взял по портативному радару — это тяжелая дура на пневмошинах — и направился к своему сектору. Зак, наш, ведущий, дал всем нам по 5 часов, по истечению которых мы должны был выйти на связь и доложить о результатах сканирования.

На планшете вновь сменилась картинка. Вместо фотографий появилось трехмерное изображение невысокой горной гряды.

— Мой сектор почти весь пришелся на этой склон. Здесь вроде было невысоко, но мне пришлось повозиться, пока я справился с этим чертовым радаром…, - на карте появилась еще один маршрут, который шел как раз через сам хребет. — Ха-ха-ха! Тогда я совсем был далек от этих поисков. Моя головы была забита прелестями одной пышногрудой красотки из салона тетушки Кэт, — дон Винсенте вновь закряхтел от душившего его смеха. — Это была не женщина. Это бы огонь! Глаза, ворох волос, высокая грудь… Что еще нужно безусому юнцу, у которого в кармане водились неплохие деньги? Я совсем потерял от нее голову… Все дни свободные от смены я был там, возле ее ног. Все что зарабатывал, я нес к ней, — затуманившимися глазами он смотрел мимо них, куда-то в прошлое. — Я шел будто в тумане, толком не смотря под ноги, — продолжил рассказывать он. — Сканер радара мерно попискивал мне в ухо. Казалось, так могло продолжаться вечно… Видно, потом судьба решила преподнести мне урок — урок, который я запомнил очень хорошо! Надо всегда быть настороже, — он остановился и с угрозой оглядел застывших в напряжении от такой смены тона брата и сестру. — Никто заранее не знает, что судьба готовит нам в этот самый момент…

Со стороны входной двери раздался какой-то шорох, словно кто-то попытался открыть дверь, но он сразу же стих.

— Чувствую, у моего сына кончается терпение, — пробурчал с усмешкой дон Винсенте, кинув взгляд на дверь. — Думаю, он будет хорошим доном…Значит, нам надо торопиться! Я витал в облаках, когда колесо моего радара неожиданно провалилось под землю. Сухой песок словно вода уходил в открывшуюся воронку, которая быстро пожирала пространство вокруг себя. Радар уже почти ушел под землю, когда мне удалось отстегнуть карабин страховочного ремня, но было уже поздно… Замирая от ужаса, я полетел вслед за прибором!

Он немного привстал и поправил подушку.

— К счастью, мне повезло… Пролетев с десяток метров, я ударился о сканер, который был прямо под моими ногами. Это была какая-то расщелина, верх который выходил на поверхность… В тот момент, когда я попытался пошевелится, сканер провалился дальше, а я вслед за ним. Едва песок и камни прекратили сыпаться вокруг меня, я включил освещение на скафандре. Свой ручной фонарь я где-то выронил пока падал, — он говорил все тише и тише, словно боялся что кто-то лишний услышит его давно хранимую тайну. — Мне удалось встать на ноги. Под моими ботинками было что-то очень ровное. Это была какой-то поверхность. Руками я немного разгреб песок… я стоял на металлической плите, поверхность которой была покрыта ровными насечками. Сказать, что в тот момент удивился, это значит ничего не сказать.

И девушка и парень следили за каждым его словом. Оба они понимали, что им рассказывали такое, что вряд ли когда-нибудь в обозримом будущем станет известно остальным людям.

— От охватившего меня восторга я забыл как дышать… Разевая как рыба рот, я не мог вдохнуть воздух. Вы понимаете, что я чувствовал в том момент? Я, обыкновенный парень, открыл артефакты инопланетной цивилизации?!Забыв о своих ушибах и синяках, я долгое время стоял на корточках и очищал поверхность пола от песка. Везде был незнакомый мне металл — синеватый, с тусклым блеском и без всякого следа коррозии. Через некоторое время головой я уперся в стенку этого, как потом оказалось, туннеля и увидел, что она тоже из такого же материала. Только здесь вместо насечек шли ровные ряды каких-то совершено незнакомых мне символов. Я вертел головой вдоль стены, но везде были десятки, сотни, тысячи незнакомых символов Бесконечными шеренгами они уходили и влево и вправо…. Уже не знаю сколько времени я так простоял. Поверьте мне, там исчезало всякое ощущение времени. Но в какой-то момент я поднял на ноги и пошел вдоль стены вглубь тоннеля. Идти пришлось не далеко — метров двести — триста. Там я уткнулся в дверь… Хотя это я обозвал ее дверью, но кто знает что это могло быть. Поверхность тоннеля перегораживала чрезвычайно гладкая матовая поверхность, на которой не было никакого намека на отверстие для ключа, специальной карты или чего-то еще… Просто обычная гладкая поверхность. Долгое время я стучал по ней руками и ногами, включал сигнальную сирену, светил на нее, и даже пытался поджечь ее. Все было без толку! В конце концов, мои ноги подогнулись и я просто упал рядом с этой не открывающейся дверью. Я сидел, а мои руки бездумно загребали скопившийся здесь песок и сыпали на мои ноги, и так снова и снова. В какой-то момент из моей правой руки упал какой-то кусок металла, — он замолчал и с улыбкой кивнул на то, что Эля все еще продолжала держать в руках. — Да, моя маленькая синьорита, это та самая находка. Он сразу показался мне не просто куском горной породы. Тогда его опоясывали концентрические круги…

Девушка, завороженно смотрела на зажатый в руке артефакт. То, что этот кусок металла был именно артефактом, не оставалось никаких сомнений. В какой-то момент, она обнаружила, что смотрит на него именно так, как в последнее время смотрит на любой технический агрегат, прибор и т. п. сложное техническое устройство. Тот снова, как и в первый раз, незамедлительно откликнулся на это. Казалось, ее внимание было запросом на активацию… Бесформенный кусок металла еле заметно засветился и потеплел.

Эля видела, как его пронизывают какие-то светло-синие линии., которые в некоторых местах выходят наружу и образуют там странные геометрические фигуры. Однако, странным была далеко не это! Странным было охватившее ее ощущение какой-то непонятной незавершенности. Он продолжала смотреть на металл и видела его несовершенство — неестественность линий, искусственность форм.

— Это почти вся история, — продолжал рассказывать старик. — Когда я не вышел на связь в контрольный срок, то меня бросились искать. Мой сектор был всем хорошо известен и прочесать его оказалось дело двух — трех часов. Около расщелины, в которую я провалился, им удалось с о мной связаться. Передатчик все смог пробиться через эту огромную толщу пород. На подъемнике меня вытащили из расщелины. А дальше…, - дон Винсенте с горечью закончил. — А дальше все снова пошло своим чередом. Я по-прежнему, словно по-привычке волочился за своей красоткой. Правда уже без прежнего пыла, что ее сильно обижало. Я также ходил в поиск и также надирался по потери сознания и влезал в какую-нибудь неприятность после очередного успешного похода… В какой-то момент, когда я снова попал в участков после… уже точно не помню что тогда случилось, на меня обратил внимание прежний дон — дон Анжело. Он, да благословит его дева Мария, взял меня под свое крыло, — с благодарностью пробормотал дон Винсенте. — Ивот вы видите, чего я… Только, я никому этого не говорил…, - он странно посмотрел на них. — И впредь этого никто от меня не услышит… Все эти годы я мечтал хотя бы одним глазом, хотя бы на секунду … заглянуть за ту дверь. Увидеть, что там.

Входная дверь широко открылась и показалась напряженная широкая спина, а через мгновение и весь человек. Джовани, широко растопырив руки, пятился назад. Вслед за ним в палату вошел невысокий смуглый мужчина с самоуверенным лицом, на котором застыла нагловатая улыбка. В руке он держал небольшой пистолет. Из-за его плеч выглядывало еще несколько крупных фигур. Смуглый неторопливо окинул палату взглядом и, остановившись на доне Винсенте, с насмешкой произнес:

— Отец, ты должен понимать, что семья не может ждать так долго, когда дон сможет встать с кровати. Ты понимаешь о чем я говорю?

— Ты всегда быстро соображал, мой мальчик, — с каким-то странным оттенком (то ли грусти, то ли гордости) в голосе, проговори дон Винсенте. — Только настоящему дону нужно не только это… Думаю, консильери и капо ты уже уговорил, — молодчик продолжал нагло скалить крупные белые зубы. — Молодец! Значит, заслужил…, - под внимательным взглядом все, кто присутствовал в палате, дон Винсенте, медленно стащил кольцо с пальца. — Держи, …, - простое золотое кольцо, брошенное рукой старика, взлетело в воздух и сразу же было поймано. — Дон Лучиано.

Кольцо, надетое на палец мужчины, продолжало притягивать всеобщее внимание. Тот несколько секунд с жадностью любовался небольшим кольцом золотистого металла, дававшего в организации неограниченную власть.

— Уходим, — бросил он, отворачиваясь от кровати с пациентом. — Здесь нам больше нечего делать!

Вслед за ним вышли и его подручные.

— Дон Винсенте! — к старику сразу же бросился его телохранитель и почтительно приложился к его ладони. — Одно ваше слово …, - на его лице мгновением мелькнула хищная улыбка. — И его не станет!

— Что ты, мой мальчик, я уже не твой дон, — высохшая кисть старика ласково потрепала мужчину за щеку. — И я и так знаю, как ты мне предан… А это незаконнорожденное отродье не стоит того, чтобы терять такого человека, как ты! Хм, дон Лучиано. Ха-ха-ха! — он смеялся до хрипов в груди. — Да, он вряд ли переживет меня.

Старик, наконец, вновь повернулся к ним.

— Вы стали свидетелями небольшой семейной сцены, но это совсем не важно! — он быстро посмотрел на Джованни, который понимающе склонил голову. — Сейчас я попрошу вас об одной вещи… Мне это очень важно! Я знаю, что многого попрошу от вас, но… вы не пожалеете… Этот, ублюдок, Лучиано, еще не знает, что почти все финансы семьи еще контролирую я, а когда до него это дойдет, то будет уже поздно, — он вновь засмеялся каркающим смехом. — Если вы согласитесь на мое предложение, вам будет выплачена очень значительная сумма. Наличными. С такими деньгами вы с легкостью исчезнете от всех, кто вами интеерсуется…

При этих словах Эля встревоженно вскинула голову, а ее брат вопросительно посмотрел на нее.

— Не удивляйтесь, — улыбнулся старик. — Деньги открывают разные двери и позволяют узнать многое из того, что было скрыто… Могу лишь сказать, что через несколько дней на Марсе высадиться представители концерна. Они, по моим сведениям, очень интересуются одним маленьким мальчиком и девушкой, которая его скрывает.

Он едва договорил, как девушка спешно произнесла:

— Мы согласны, дон Винсенте. О чем вы нас хотите попросить?

— Я ждал этого вопроса, — старик с напряжением в голосе продолжил. — Я прошу вас отправиться в одно место и совершить то, что не удалось когда-то сделать мне.

Глава 14

ОТСТУПЛЕНИЕ 33

Электронное сообщение. Спецсвязь. Закрытый канал. Время отправления: 11.31

Директор Биррет — начальнику службы безопасности административного центра Фергюссон Т. Кэролл

«Принять срочные меры к задержанию капитана буксира «Святая Елена» Э.Сайрус и членов ее команды — Р. Сайрус и Р. Насимо. Категорически запрещается применение оружия!».


Электронное сообщение. Спецсвязь. Закрытый канал. Время отправления: 14.02

Директор Цао — начальнику службы безопасности административного центра Фергюссон Т. Кэролл.

«Через 2-ое суток на орбиту Марса прибывают корабли мобильной оперативной группы концерна. Обеспечить встречу и сопровождение».


ОТСТУПЛЕНИЕ 34

Студия Европейского единого информационного канала. Передача «Мировые тайны».

— Напоминаю, вам уважаемые зрители, что с вами, по-прежнему, я, ваш самый любознательный и дотошный ведущий и мы продолжаем раскрывать скрытые правительствами ведущих стран и корпораций тайны и заговоры. Сегодняшний разговор будет посвящен одной из самых закрытых и секретных для общественности тем — это история колонизации одного из наших соседей по Солнечной системе — Марса

— Это же настоящая чушь! — худощавый брюнет с на выкате глазами всплеснул руками от показного негодования. — Скажите мне, вы что, действительно, верите этим бредням, которые нам транслировали при первых высадках на Марс? Нет! — продолжал возмущаться он, видя как его оппонент по разговору отрицательно качает головой. — Как, скажите мне, как можно было не заметить искусственного происхождения «марсианских каналов»? Какие к черту русла высохших миллионы лет рек? Как можно было проигнорировать многочисленные остатки живых организмов? — его собеседник все это время продолжал скептически улыбаться, поощряя тем самым того на все новые и новые выкрики. — А я скажу, как… От общественности просто все скрыли! Да, именно так! Все подчистили, скрыли и объявили запретной для исследования темой!

Наконец, очередь все же дошла до второго участника передачи. Он громко, с чувством рассмеялся, от чего брюнет заметно побагровел.

— Мы все это уже не раз обсуждали. И русла рек, и так называемые артефакты марсианской цивилизации и заговор ведущих мировых держав по сокрытию от людей правды о пришельцах… Все это уже было! Не буду повторяться, а лишь скажу следующее. В настоящий момент, я могу с уверенностью утверждать, что никто, ни правительство, ни секретные и исследовательские службы, ни общественные поисковые структуры, не обладают реальными доказательствами того, что на Марсе когда-то существовала разумная жизнь…


____________________________________________________________


Марс. Административный центр Фергюссон. 4-ый наземный уровень. Частная клиника доктора Верта. ВИП-палата закрытого сектора клиники.

Получив согласие, дон Винсенте, только что выглядевший чуть лучше покойника, развил поразительно кипучую деятельность. Как подозревала Эля, он заранее просчитал, как они поступят исейчас лишь следовал уже разработанному плану. Поэтому никакой суеты не было…

Через несколько минут в палату двое техников в белых комбинезонах ввезли специальное кресло с собственным источником энергии. Сделанное по особому заказу, оно позволяло поддерживать более 30 суток полностью автономное существование человека в условиях внешней агрессивной среды. Оттеснив обоих техников, Джованни бережно подхватил своего патрона на руки и осторожно посадил в кресло.

— Дон Винсенте, я прошу вас не делать этого! — судя по его безнадежному тону и смирившемуся взгляду этот разговор он заводил уже не один и два раза, но безрезультатно. — Профессор Фаррел настаивает на вашем полном покое. Вам же запрещено двигаться…И вообще, дон Винсенте, там же расщелина. Вы все равно не сможете туда попасть!

Старик минут пять — шесть ерзал по сидению, стараясь настроить изгиб поверхности кресла. Наконец, довольно хмыкнув, он блаженно вытянулся.

— Джованни, мой мальчик, хватит уже этих бессмысленных разговоров, — со слабой улыбкой на губах негромко проговорил он. — Ты столько лет знаешь меня, и точно должен понять… Сейчас, когда мне осталось сделать всего лишь один шаг до мой мечты, я не остановлюсь!

Во время этих слов телохранитель еле заметно качал головой, понимая, что переубедить его уже не удастся никому.

В этот момент с легким писком на его коммуникатор пришло сообщение.

— Дон Винсенте, нам пора, — он наклонился к патрону. — Ровер прибыл, — то хлопнул мужчину по руке и кресло двинулось к выходу. — Всем на выход!

Понимая, что последнее относится к ним брат с сестрой пристроились позади них. Во время движения их небольшой группы, Эля тихо делилась с братом новостями.

— … Малышу я уже все скинула.

— И?

— Елену он подготовит к взлету… Все вещи мы уже давно собрали.

— Справится?

— Роб, со своей возней с оружием ты вообще ничего не замечаешь!

— Рико уже давно освоил управление буксиром и при случае сможет меня заменить.

На несколько минут они замолчали, когда их группа остановилась в конце коридора перед сплошной стеной, возле которой зачем-то склонилсяДжованни. Было видно, как он пытался активировать какой-то механизм, подавай через свой коммуникатор закодированный сигнал. После нескольких безуспешных попыток, ему, наконец, удалось… С легким шипение пневмоприводов фальшстена ушла в сторону и перед ними открылся полутемный проход вниз.

— … И что я еще пропустил? — когда отряд двинулся, спросил Робин недовольным голосом.

— Много чего, — донесся до него ответ ушедшей вперед сестры. — Вон пару дней назад, когда ты копался в своем штурмовом скафе. Рико что-то намудрил в майндмашине. Я так и не поняла, что он все-таки сделал! — в ее голосе слышалась досада на себя. — Захожу в отсек, а там — кресло искрит от перегруза, а он сам лежит в стороне… Роб я сильно испугалась. Он лежит без движения, бледный, а глаза открыты и не мигают… У него там вообще белков не было! Черное все! Сначала молчал, а потом бормотать начал… Говорил, что у него что-то удалось…

— Не слабые дела у нас тут оказывается творились! А я что побоку?! Мне то почему никто ничего не сказал?

Начавшейся было перепалке не суждено было разгореться с новой силой. Длинный туннель, начавшейся в клинике, вел к подземному гаражу, откуда можно было незаметно покинуть весь комплекс и раствориться в городе. Однако, от основного тоннеля шло еще одно ответвление, о котором знал лишь сам основатель клиники — доктор Верт и так уже получилось давний партнер дона Винсенте. Эта часть туннеля вела не в город, а сразу же выходила за черту городских и складских строений. В свое время, когда марсианская колония только активно строилась и численность временных и постоянных жителей только самого Фергюссона достигала девятьсот тысяч человек, именно по этой скрытой части тоннеля в закрытую часть города широкой рекой попадали многие контрабандный товары.

— Приготовьтесь! — широкие рубчатые колеса кресла чуть притормозили, группа подходила к шлюзовой камере. — Сейчас будет шлюз, а через него мы попадем в ровер. Если все пройдет штатном режиме, то нам скафы пока не понадобятся…

Эля со вздохом потянула из-за спину рюкзак, где лежал один из неотъемлемых атрибутов экипировки марсианского жителя — универсальная дыхательная маска, гражданский образец (РХ-18) которой позволял человеку более двух суток без ущерба для здоровья дышать воздухом с поверхности. В этот момент она с тоской вспоминала свой пилотский скаф, переделанныйею из военного пилотского. Вот где ее новые способности позволили развернуться! Специальное покрытие, защищавшее от радиации, свободно держащее пулю из огнестрела довольно солидного калибра и с успехом экранирующее плазму…; шлем с интегрированными системами видения в разных диапазонах…; крошечный но свой реактор… В общем, это чрезвычайно нужны и полезный в ее нынешнем положении девайс она утром не взяла, посчитав, что собирается не на войну и он окажется лишним.

В отличие от сестры, Робин уже давно брал с собой все, до чего только могли дотянуться его совсем не маленькие руки. Во-первых, он был в массивном комбезе, используемом в штурмовиками космодесанта, который с успехом исполнял роль и легкого довольно функционального скафа. Во-вторых, с ним был практически весь его личный арсенал, который к счастью он успел забрать из палаты. А это ни много ни мало — огнестрельный пистолет Кэхлер-23С, модернизированный для стрельбы специальным проникающим боеприпасом с усиленным пороховым зарядом (для этих пуль даже металлическая плита толщиной до 20 мм. не была проблемой); плазмер (личное плазменное оружие близкого радиуса действия) китайского производства с мощным накопителем зарядов (очень убойная вещь, если вам нужна максимальная плотность огня в ограниченный промежуток времени и в ограниченном пространстве); карабин Гауса тоже фирмы Кэхлер, который требовал двух миллиметровые хромовые шарики в качестве боеприпасов (мощное электромагнитное поле разгоняла боеприпас с такой скоростью, что на расстоянии семи — восьми километров даже в атмосфере Марса бронированный ровер прошивало насквозь вместе с внутренними переборками и экипажем); две легкие гранаты осколочного действия и две гранаты фугасного действия (привет Андрею Крузу). Несмотря на весь этот внушительный арсенал, Робин потом не раз пожалеет, что не прихватил с собой чего-нибудь потяжелей…

— Синьорита, прошу вас поторопиться! — до них донесся усиленный микрофоном голос дона Винсенте. — И… надеюсь мой ровер вас приятно удивит.

Переход шлюзовой камеры оказался состыкован прямо с ровером и поэтому, сделав с десяток шагов, девушка оказалась внутри машины. Что-ж… Ровер ее, действительно, очень приятно удивил! По первому ощущению конструктор этого дворца на колесах был совершенно не ограничен в средствах и фантазии. Многоколесная полноприводная машина была поистине огромной. При ширине пять — шесть метров ее длина составляла, как на глаз, примерно определила Эля, все десять, а может и двенадцать метров. Кузов ровера, судя по многочисленным сочленениям был не сплошной, а состоял из нескольких крупных сегментом — жилого, багажного и моторного. Внутри можно было стоять совершенно не сгибаясь или сутулясь. Вся внутренняя поверхность машины, включая ее выступающие части, была покрыта специальным пористым материалом, который позволял с относительны, но комфортом преодолевать любые бугры на поверхности планеты.

Когда Эля вошла в пилотскую часть ровера, ее убежденность в наличие у конструктора машины не просто хороших способностей, а настоящего таланта, выросла до небес. К услугам пилота здесь было все, что можно было купило за деньги или достать с помощью связей. И покрытая жутко дорогим прозрачным композитом передняя полусфера кабины, обеспечивающая не только почти сто восьмидесяти процентный обзор, но обеспечивающая надежную защиты как от мелкокалиберного оружия, так и от пулеметного огня; и новейшая гибридная панель управления ровером, которую только-только начали устанавливать на военные фрегаты; и стелс-система многодиапазонноймаскировки «Хамелеон-2000», стоившая поистине бешеных средств… Даже лишь находясь рядом с креслом пилота, девушка ясно понимала, что со всей этой начинкой ровер из обыкновенного средства передвижения на планете становился целой мнофункциональной системой, способной на решении совершенно различных задач — проведение спасательных операций, геологоразведывательных изысканий, специальных диверсионных действий и т. д.

В этот момент на ее лице столько отчетливо отразились все эти мысли, что дон Винсенте, понимая ее восторг, позволил Эле сесть в кресло второго пилота.

В тот самый квадрат, где в свое время дон Винсенте нашел свой артефакт, ровер прибыл примерно через три часа. В этой части Марса пылевые бури не так активны, как в других местах, поэтому дорога оказалась настолько легкой.

— Сэр, мы на месте, — вышел на связь пилот ровера. — Цель — невысокая гряда, протяженностью до километра, располагается слева от нас.

Одновременно с его словами, левая сторона пассажирского сегмента стала прозрачной. Это было столь неожиданным, что девушка вскрикнула и попыталась отпрыгнуть от исчезающей, как она думала, стены.

— Что вы сеньорита, — рассмеялся дон Винсенте, когда девушку от падения благополучно спасли. — С ровером все в порядке! Просто это еще одна новинка. Надеюсь вы ее оцените… Смотрите вон туда! — старик подъехал к прозрачной стене и махнул рукой в сторону средней части гряды. — Примерно здесь находится та расщелина, — под недовольным взглядом Джованни, он осторожно встал с кресла и подошел к стойке со скафами. — Не думаю, что за эти годы здесь что-то изменилось. При таких ветрах, что дуют здесь песка там вообще быть не должно.

Глядя на него, остальные тоже стали одевать скафы, закрепленные возле сидения каждого. Учитывая, что они были гораздо лучше сочетания ее лицевая маска + комбез, Эля не раздумывая потянулась за своим экземпляром. Роб же, напротив, даже не взглянул на то, что предлагали. Здесь вряд ли могло быть что-то лучше надетой на нем экипировки.

На гряду им удалось подняться где-то через час. Поднявшийся ветер спутал им все карты. Их скорость подъема и так была не слишком высокой из-за дона Винсенте и практически тащившего его телохранителя, а тут и вовсе стала почти нулевой.

…Чем ближе была искомая точка, тем сильнее Элю охватывало какое-то странное чувство. Впервые оно появилось, когда он только начала подниматься на эту гряду. С каждым последующим сделанным шагом оно становилось все более ощутимым и в конце концов ей сделалось дурно.

— Эля, что с тобой? — пошатнувшую девушку вовремя подхватил брат. — Эля?

Благодаря отличному качеству сделанных на заказ скафов его голос слышался так ясно, словно между ним не было никакой преграды из пластика и не выл дикий ветер.

— Что вы там встали? — Джованни уже закончил устанавливать электрическую лебедку и смотрел на них. — Давайте быстрее! Ветер усиливается…

Ветер, действительно, стал ощутимо сильнее. Если вначале их подъема он лишь пытался легко столкнуть с гряды, то сейчас его порывы уже заставляли пригибаться.

— Идем, идем, — буркнул в ответ Роб, помогая сестре идти. — Спускайся сам. Я сейчас сестру закреплю.

Тот кивнул в ответ и исчез в расщелине, которая оказалась довольно широкой. Пожалуй, в верхней ее части могли свободно пролезть два человека.

— Сестренка, потерпи, — он закрепил на скафе страховочный ремни. — Сейчас тебя спустим и вколем тебе чего-нибудь, — через прозрачную сферу гермошлема была заметна виноватая улыбка девушки. — Не бойся!

Она продолжала улыбаться, но лучше ей не становилось. Наоборот, неприятное ощущение нарастало. Ей казалось, что остро пахло какой-то гнилью. От непонятной реальности запах она несколько раз запускала тестер скафа на герметичность. Но всякий раз на небольшом мониторе, вмонтированном на запястье руки, появлялись данные о том, что герметичность скафа не нарушена.

— А вот и наша синьорита, — встречавший ее старик был на удивление бодр, словно и не было его недавней тяжелой реабилитации. — Что-то вы задержались…, - он едва не приплясывал на месте.

Девушка медленно отцепила страховку и только после этого позволила себе осмотреться по сторонам. Расщелина, по которой они спустились, вела прямо в довольно крупный тоннель, по которому довольно свободно проехался бы и небольшой электромобиль городских служб. Вертя головой, Эля отметила плотный без единого пятнышка ржавчины матовый пол. Материал, из которого он был изготовлен, хорошо глушил звук от их шагов, от чего, казалось, что внешние микрофоны ее скафа просто повреждены. На стенах, в отличие от пола, действительно, были нанесены странные незнакомые ей символы. Если бы ее в тот момент кто-нибудь спросил, какого ее первое впечатление от них, она бы без колебания отметила их чужеродность. По мере того, как они всматривалась в них все сильнее, Эля переставала замечать все, что происходит вокруг нее.

— Не двигайся, — заметив странное поведение сестры Роб хотел было подойти к ней, но был остановлен доном Винсенте. — Ты можешь отвлечь ее, — тот настроил связь на двусторонний канал и теперь мог говорить свободно, не опасаясь, что его услышит девушка. — Смотри, смотри…

Эля глазами тонула в этих символах, которые словно заставляли ее взгляд следовать за искривленными линиями — закорючками и завитками инопланетных надписей. Пальцами она касалась символов, ненадолго задерживаясь на на каждом из них. Со стороны казалось, что она путается их прочитать…

— Джованни, включи общую связь, — дон Винсенте внимательно следил за девушкой, медленно двигавшейся вдоль одной из стен туннеля. — Кажется, она что-то говорит. Быстрее, быстрее! — губы девушки, действительно, непрестанно шевелились. — Джованни!

Через несколько минут тому удалось разобраться с режимом общей связи и остальные члены группы услышали негромкий чуть дрожащий Элин голос.

— Плохо… Совсем плохо, — бормоча себе под нос, она продолжала двигатьсяв сторону тупика. — Давно уже плохо… Мертвое почти… Почти ничего не осталось больше… Совсем мало осталось.

Она чувствовало, как ощущение гнили постепенно усиливается и становится почти осязаемым. Каждый следующий шаг давался все труднее. Это было словно болото, которое постепенно и неотвратимо затягивало ее в зловонную глубину.

— Стоять, говорю тебе! — прошипел дон Винсенте, буквально повисая на окончательно потерявшем терпение Робине. — Только хуже сделаешь! Мы же ни черта не знаем, что с ней происходит и легко можем навредить, — развернув его к себе лицом, выговаривал старик. — Потерпи, скоро она дойдет до той двери и станет ясно, что с ней происходит… Осталось несколько шагов…, - девушка застыла буквально в метре от сплошной стены, перегораживавшей тоннель. — Давай маленькая синьорите, еще чуть-чуть, крошечный шажок, — шептал он.

Индикатор общей связи продолжал мигать, показывая, что все члены группы, по-прежнему, связаны в единую сеть.

— Почти ни чего не осталось…, - почти на грани слышимости доносилось из микрофона скафандров. — Накопители почти иссякли…, - дон Винсенте замер. — Задействован аварийный алгоритм…, - проговорив последнюю фразу совершенно безжизненным голосом девушка упала, как подрубленная, у перегородившей проход стены.

— Эля! Эля! — отбросив старика в сторону, Робин в два скачка оказался возле лежавшей девушки. — Что с тобой? Эля? Сестренка? — голова в гермошлеме безжизненно упала на бок. — Эля, очнись! Это, я, Роб! Эля! — увидев, подошедшего дона Винсенте, он закричал. — Что ты с ней сделал?! Отвечай! — встав, он нависал над невысокой сгорбившейся фигуры старика. — Что происходит с моей сестрой? — тонким писком заверещал разгонный блок плазмера на его боку, сигнализируя о готовности к выстрелу. — Не молчи!

Заметив крадущуюся сбоку фигуру телохранителя, Роб резко выхватил оружие и приставил его к голове дона Винсенте. Широкий раструб ствола практически вплотную коснулся гермошлема старика.

— Роб…, Роб, — в какое-то мгновение парню показалось, что он услышал голос сестры. — Не надо, — его рука с оружием начала опускаться. — Я в порядке, Роб, — через секунду он уже был корточках и с напряжением всматривался в лицо девушки. — Вроде, в порядке… Роб, дон Винсенте здесь? — глаза ее были полузакрыты. — Дон Винсенте, вы меня слышите?

— Слышу, синьорита, конечно же слышу, — с кряхтением старик опустился наколени. — Вот он я.

Она открыла глаза.

— Вы не ошиблись, дон Винсенте, — ее голос был чуть громче шепота. — Не ошиблись…, - у старика перехватило дыхание от предчувствия. — Это все чужое, дон Винсенте… Не наше.

Теперь ей было гораздо лучше. Тяжелое ощущение полностью оставило ее и на его смену пришла общая слабость.

— Это же корабль, — она осторожно провела рукой по той части стены туннеля, на которой были нанесены символы. — Точнее это был корабль…, - адаптация ее способностей к системам корабля закончилась и она снова могла видеть как прежде. — Я вижу его…, - она чуть повернула голову в левую сторону, где находилась стена туннеля. — Там часть жилого отсека осталась. Целостность около 40 %. Дальше, за ним, кабина пилота… Здесь … когда-то реакторная была…

Сейчас, когда сильный шок начинает проходить, Эля стала понимать, что ее нынешнее особое восприятие техники имело туже самую природу, что и технологии чужих… Это были словно два одинаковых сигнала идущие по проводам разного сечения и с разными разъемами.

Глава 15

ОТСТУПЛЕНИЕ 34.

Марс. Административный центр Фергюссон.

15 ч. 28 м. по единому времени сработала система аудио/видео оповещения при чрезвычайных ситуациях. Сначала раздался сильный звуковой сигнал, одновременно с которым на многочисленных мониторах появилась заставка с логотипом службы безопасности Фергюссона. После нескольких продолжительных сигналов пошла сопровождаемая звуком картинка.

— Внимание! В городе Фергюссон вводится чрезвычайное положение! Силами службы безопасности и при поддержке специальных подразделений Концерна в городе проводится контртеррористическая операция. Администрация призывает жителей оставаться в своих жилых отсеках и рабочих местах, а также оказыватьпредставителям службы безопасности любое требуемое содействие…



ОТСТУПЛЕНИЕ 35

Студия Европейского единого информационного канала. Специальный новостной выпуск.

«— … буквально только что мы получили очередное сообщение нашего спецкора.

Установленная связь была неусточивой и все время прерывалась. Речь спецкора доносилась до зрителей обрывками и несвязными кускам.

— Не можем точно установить. Однако, как утверждают очевидцы… Просто идут полномасштабные боевые действия. Перестрелка с использованием легкого стрелкового вооружения отмечается на 2-ом и 3-ем подземных уровнях Фергюссона… На ввод легкой бронетехники… На настоящий момент я насчитал три шагающих стрелковых комплекса Scorpion и два тяжелых меха WX-5 «Триумфатор»… Эмблемы пехотинцев — это отряды китайских сил специальных операций… Комментарии от руководства не удается… Сообщениям, наиболее активное сопротивление оказывают боевые отряды одного из преступных синдикатов…».


_____________________________________________________________


Марс. Административный центр Фергюссон. 1ый наземный уровень. Центральный полицейский участок. Место расположения временного пункта управления специальной операцией.

Представитель американского директората Концерна, Шон Доусон, уже давно отключил режим общей связи и в центре связи стало тихо и спокойно. Огромный монитор, который более суток транслировал в онлайн режиме ход всей операции, был отключен и показывал лишь заставку с эмблемой службы безопасности города. Вокруг него не бегали офицеры связи, китайские военные. В помещении он остался совершенно один.

Сидя за столом, на котором в ворохе многочисленных бумаг стояла одинокая кружка с крепким кофе, он размышлял о том, что могло бы быть, если бы у него была гипотетическая возможность все отмотать назад и не совершить всех этих ошибок.

… С самого начала операции все пошло не так. Все началось, пожалуй, думал Доусон, с момента его встречи с китайским директором Цао. В тот моменте они договорились о совместной операции по поиску и задержанию человека с уникальными сензитивными способностями. Изначально предусматривалось именно совместное участие обеих групп — и американского и китайского директоратов. При этом первые выделяли в основном специалистов по взлому компьютерных сетей и сотрудников разведки, то вторые принимали участие практически полноценным воинским контингентом. Как сказала ему директор Цао, «ради такой цели мы задействуем все необходимые ресурсы!». В причальном комплексе с десантных шлюпок сошел почти батальон войск специального назначения, оснащенный для полноценных боевых действий в условиях агрессивной природной среды. Он был усилен целой бронетанковой ротой, включавшей в себя четыре взвода — два взвода легких мехов с универсальным стрелковым вооружением, один взвод тяжелых мехов с мощным ракетно-пушечным вооружением и один взвод материально-технического обеспечения (передвижная ремонтная база с техниками). В итоге, всей этой почти тысячной массой управляло два человека, которые не просто не доверяли друг другу, но и более того — следили и по мере сил вредили друг другу. По крайней мере именно такое стойкое впечатление создалось у Доусона, то есть первая ошибка — отсутствие единого руководителя!

Вторая их ошибка также виделась ему не менее ясно. Как, вообще, они додумались предупредить о своем рейде администрацию Фергюссона? Сейчас ему это просто в голову не укладывалось… Мало того, что сообщение об их прилете отправил сначала директор Биррет, а потом директор Цао, то есть фигуры, выше которых в этой части Космоса был только Господь Бог, так еще сделано это было почти за двое суток.

Если бы битье головой о стенку и вырывание волос на голове помогло бы вернуть все вспять, Доусон бы с полнейшим удовольствием разбил о монитор свою окровавленную и лысую голову.

…Как выяснилось по прибытию, шеф службы безопасности Фергюссона, несомненно исполнительный но очень далекий от действительности служака, после получения обоих сообщений развил такую масштабную энергичную деятельность, что через пару часов о прибытии специального отряда в городе не знали разве только глухонемые преступники, прятавшиеся от полиции глубоко в подземных коммуникациях. «Этот недоумок, — едва не стонал от злости Доусон, сжимая голову в ладонях. — сразу же объявил в городе чрезвычайное положение… За двое суток до нашего прилета! За целых двое суток! Какого хрена он все начал без нас?! Ладно, если бы это было обычное наведение справок. Ну может опрос информаторов… Да, допускаю. Можно… Но, зачем же, Боже, зачем переворачивать вверх дном складскую зону? Для чего шерстить там? Этот же олух прекрасно знал, что в этой части города уже давно и основательно сидят целый преступные кланы…».

— Нет, я его сгною! — прошипел он, с трудом сдерживаясь, чтобы не выскочить из-за стола и не пристрелить шефа полиции. — Отправлю в такую даль, в такую дыру, что место чистильщика сортиров здесь ему покажется райской должностью и чудесным местом! Безмозглый урод!

Естественно, весь этой изначально подогреваемый ажиотаж привел к следующему. Когда полицейский спецназ, вооруженный лишь личным огнестрельным вооружением, только спустился на подземный уровень, где начиналась складская зона Фергюссона, его встретил настолько плотный огонь, что он сразу же откатился назад. По словам выживших, там стреляло все, что только могло стрелять! Из каждого угла, из каждого технического люка, из каждого контейнера торчал ствол или несколько и все они целились в полицию…

Только в последние часы (это почти через полутора суток после того, как первый спецназовец перешагнул порог гермоворот складской зоны), когдазачистка последних очагов сопротивления подходила к концу, выяснялись некоторые интересные подробности, совершенно идиотские по своему содержанию… Первые результаты допросов тех, кого все-таки удалось взять живыми после огня китайских тяжелых мехов, показали, что здесь уже давно знали о готовящейся операции. Более того, едва сообщение вышло из центра связи и было передано шефу полиции, как с содержанием точно такого же письма уже знакомились внизу… Естественно, главари преступных синдикатов, основной доход которых как раз и зависел от работы этих самых складов, заранее сюда подтянули всех, кого только смогли. «Подсчет трупов еще только ведется, но уже сейчас ясно, что это от двух до трех тысяч человек, — проносилось у Доусона в голове. — Это же почти целый полк без тяжелого вооружения! Целый полк! Что за гадюшник развел здесь этот недоумок?! Какого черта мы кормили здесь целую ораву этих бездельников?!Боже, дай мне сил, не пристрелить этого урода!».

Словом, на 36 часов складская зона — это почти три подземных уровня, превратилась в настоящее поле боя. За все это время полицейскому спецназу удалось занять лишь пол уровня, да и то лишь по той причине, что основные силы синдикатов укрепились ниже. Перелома удалось достичь лишь после того, как директор Цао, едва прибывший в город, дал разрешение на ввод в бой своих двух рот и взвода тяжелых мехов. Узнав, что где-то в той части находится ангар, где могла скрываться цель, он решил не мелочиться….

С этой минуты оборона синдикатов начала рушиться и конец был не за горами. Это понимали и атакующие и обороняющие. С первыми же выстрелами тяжелых роботизированных машин, прошивавших насквозь не только грузовые контейнеры, но и некоторые переборки, стали появляться сдающиеся в плен. Оборванные, покрытые кровью и сажей от чадящих укреплений, бойцы синдиката откидывали от себя личное оружие и сразу же тянули руки вверх. К концу дня таких набралось более двух сотен. Ближе к ночи сдался последний форпост оборонявшихся — превращенный в настоящую цитадель последний подземный уровень города. Как позже говорил один из замов Доусона, «это была, мать его, крепость. Плазменной сваркой они заварили все переходы, в широких проходах поставили один за другим грузовые контейнеры. Даже тяжелым мехам пришлось бы попотеть, чтобы вскрыть этот орешек!».

— Мы, видишь ли, победили! — Доусон довольно похоже изобразил шипящуюречь директора Цао. — Мы их разбили…Идиот! — он с силой ударил по столу, отчего стакан с так и недопитым кофе вылетел со стола. — Это не победа — это самое настоящее поражение! Это наша ошибка… Третья ошибка! Ввязавшись в эту маленькую победоносную войну мы забыли о главном — о цели нашей операции. Нельзя было терять ни минуты! Надо было послать к черту все это — и этих боевиков и этого недоумка, шефа полиции с его просьбами о помощи! Перекрыли бы воздух на все три подземных уровня и все — потом только трупы собирай…, - он еле сдерживался чтобы не заорать на все помещение. — И чего мы добились? Чего конкретно мы смогли добиться, угробив почти взвод спецназа и один тяжелый мех, подбитый каким-то оборванцем из допотопного самодельного ракетомета? А уважаемый директор Цао? — он издевательски засмеялся, посмотрев в ту сторону, где в прошлый раз и сидел глава китайской делегации. — Мы сожгли и взорвали два уровня, уничтожили все улики… Этот проклятый корабль и ангар были единственной на сегодняшней день стоящей зацепкой. Нет, ведь… Мы применим тяжелые мехи и спецназ! — он вновь передразнил господина Цао. — Где нам теперь искать объект?

Вдруг коммуникатор стал подавать сигнал о входящем звонке.

— Нашли что-нибудь? — в нетерпении спросил он, увидев на возникшем голографическом экране своего старшего офицера. — Быстрее, быстрее!

— Сэр, взяли лидера одного из синдикатов, — офицер был в облегченном тактическом бронежилете с карабином на перевес. — Прятался в личном убежище. Если бы не наш Тонни, мы бы его не нашли…

— К черту все это отребье! — прорычал Доусон, зверея от того, что приходится отвлекаться на подобные сообщения. — Мне нужна любая информация об объекте. Я повторяю, любая информация! Пусть это будет хоть какая-то зацепка.

— Сэр, пленник кое-что знает, — офицер пнул какого-то человекаокровавленным лицом. — Говорит, видел тех, кого вы ищите. Слышишь, кусок дерьма?! — офицер развернул пленника — мужчину с черными слипшимися от пота и крови волосами и поставил лицом к камере. — Рассказывай все, что знаешь! Быстро! — коротко, без замаха, он еще ударил его в живот. — Ну?!

От харкнув кровь тот поднял голову и в камеру уставился лицо с одним горящем от ненависти глазом.

— Я Лучиано, — негромко проговорил он, шевеля разбитыми в кровь губами. — Я дон Лучинано, — сразу же поправился он. — Мои люди до недавнего времени контролировали хороший кусок пирога под именем Фергюссон, — он снова сплюнул тягучую кровавую слюну. — Я не знаю, кто ты там и сколько звезд на твоих погонах… но я прекрасно знаю, что тебе нужно… Ты слышишь меня? — кровавая маска подвинулась к самой камере. — У меня есть информация о команде буксира «Святая Елена».

Офицер толкнул его на землю и приготовился добавить еще, но Шон остановил его.

— Что ты хочешь? — Доусон уже давно уяснил, что насилие не всегда скорейший и самый эффективный путь решения проблемы. — В этом городе я могу решить любой вопрос, — мужчина вскинул голову, одним глазом пристально смотря в объектив камеры.

— Я и все мои люди должны быть чисты перед законом, — он стоял выпрямившись, словно за его плечами и не было многочасового боя, не было интенсивного допроса с применением спец средств. — И еще…, - Доусон внутренне усмехнулся, подозревая о следующем требовании — ДЕНЬГАХ. — Мне нужно, чтобы этот уровень живыми покинул только мои люди.

Если бы было возможно, Доусон бы встал и начал аплодировать такому требованию. Руками одних своих врагов разделаться с другими… Чтобы придумать такое нужно быть настоящим лидером, который печется о своих людях.

— Хорошо, — проговорил Доусон. — Капитан, освободить мистера Лучиано и всех, на кого он укажет. Остальных в расход! — офицер козырнул. — Только прежде мистер Лучиано нам кое-что расскажет…

Тот несколько секунд молчал, а потом начал говорить.

— Вы ищите членов команды буксира «Святая Елена»… Парень такой здоровый. На полголовы выше меня, — Доусон кивал головой. — Девка с ним была… Ниче такая. Фигуристая. Говорил техник хорошая…, - некоторые слова он плохо выговаривал — разбитые губы мешали. — Папаша мой им недавно займ хороший выдал на мастерскую. Тут недалеко они ангар арендовали, — он снова сплюнул, накапливавшуюся слюну. — Пошло у них дело. Мой капитан рассказывал, что девка эта просто чудеса творила с техникой. Могла за пару часов лучше всякого диагноста проверить корабль.

— Мистер Лучиано, — неожиданно Доусон прервал его. — Это, конечно, очень интересные подробности, но сейчас мне требуется совершенно иное. Где они находятся? Время, мистер Лучиано, время…

— Около двух суток назад они были в палата отца, — Лучиано понял, что больше тянуть не имеет смысла. — Часа три-четыре они разговаривал с ним. О чем не знаю. С ними только Джованни был, а этот гад, лично предан отцу, и молчал как рыба.

Доусон быстро развернул виртуальную карту города. Несколько нажатий и на ней замигала точка, изображавшая нахождение частной клиники. Он сразу же отметил ее изолированное положение и удаленность от административного центра.

— Капитан, спецгруппу на место! Быстро! — вскочив с места закричал Доусон. — Этого взять с собой! Предупреди господина Цао… Хотя, отбой! Сначала проверим сами, — он усмехнулся. — Зачем беспокоить союзника раньше времени.

Уже через полчаса отделение его бойцов вскрывало заблокированные ворота клиники, оказавшиеся на удивление мощными. Один из специалистов, отвечавший за взлом компьютерных сетей и сейчас «колдовавший» над сенсорным пультов при входе, признался, что давно не видел настолько продуманной и многоуровневой системы защиты. Одного только металопласта на ворота лишь по прикидкам пошло более двух десятков тонн. Защитные надолбы, намертво фиксировавшие ворота, добавляли к этой цифре еще не менее трех тонн. Вся механика контролировалась полувоенными электронными системами, программный код которых вскрывался крайне сложно и неохотно.

Едва многотонная дверная панель поползла вверх, признавая этим свое поражение, оперативники, поделенные на тройки, уже стали исчезать за ней.

— Ни в кого не стрелять! Ни в коем случае не стрелять! — в коммуникатор раздавал указания Доусон. — Из команды буксира всех брать только живыми! При обнаружении объекта сразу же докладывать!

Он неуловимо чувствовал, как утекает их время. Каждая мелькающая секунда словно гулким ударом отдавалась у него в висках. Бум! Бум! Бум! Стучал ритм неутомимого и неотвратимого метронома.

— Сэр, здесь администратор, — один из бойцов швырнул ему под ног какого-то худого как скелет мужчину в белом халате. — Говорит, что вип-секторклиники закрыт для остальных и особыми пациентами заведовал лично хозяин.

Доусон кивнул.

— Значит, они должны быть там, — офицер понимающе козырнул и исчез в направлении западной части клиники. — Видел этих людей? — с коммуникатора Доусон воспроизвел несколько голограмм. — Вчера, позавчера? — мужчина, поправив очки, внимательно всматривался в мерцающие изображения.

— Да, да, — заблеял он, тыкая пальцем в одно из изображений. — Позавчера видел. Всех их видел! Я сам лично, их проводил к хозяину, — одновременно он умудрялся энергично кивать головой, словно в подтверждении своих слов. — Вот прямо здесь прошли и туда, — он махнул рукой в западную часть клиники. — Больше не видел! Если бы они выходили, то обязательно бы увидел, — он все время поправлял очки, которые при каждом его кивке норовили сползти с носа. — Нет, кончено, нет! Я всегда здесь…

Доусон вновь активировал коммуникатор на общий режим.

— Всем внимание! Объекты из клиники не выходили! Повторяю, объект находятся в клинике! Работать максимально осторожно! — он посмотрел на администратора и проговорил. — А ты сиди на месте и не путайся под ногами! Понял?! — тот закивал еще энергичней.

В течении следующего часа клиника доктора Верта — элитное медицинское заведение, куда вход был открыть только для особого круга пациентов, подверглась настоящему нашествию варваров. Специалисты Доусона выносили двери в палатах и, ни слова не говоря, заливали все пространство огнем парализаторов и лишь потом, спеленав всех находящийся там для надежности, начинали их идентификацию. Шон шел по их следам и снова и снова вглядывался в лица лежавших под его ногами и стонущих людей.

— Нет…, нет…, не тот…, старый, — бормотал он, то и дело наклоняясь, когда какое-то лицо казалось ему похожим. — Вот, кажется… Другой…

Однотонные больничные пижамы делали всех чрезвычайно похожими, что еще больше осложняло работу.

— Сэр, докладывает Стивенс, сэр, — активировался коммуникатор. — Обнаружена та самая палата! Вип-зона… В ней никого! Сэр, согласно камерам наблюдения, полутора суток назад все, кто находился в палате проследовали до западного крыла клиники. В этой части камер нет. Но, оттуда они не возвращались. Какие будут указание, сэр?

Шон остановился. Стук в висках становился сильнее. В этот момент ему отчетливо показалось, что это не выталкиваемая сердцем кровь ударяется о стенки сосудов, а одна океанская волна за другой с силой обрушивается на берег.

— Просветить все стены в этой части! — оттолкнув стоявшего на его пути солдата, Доусон быстрым шагом направился в западную часть клиники. — Если понадобиться, взорвите там все к чертовой матери! Я сейчас буду.

К счастью, замаскированный выход удалось отыскать достаточно быстро. Техники Доусона сработали на все 100 %. Найденная фальшпанель была искусно подогнана под общий фон стены коридора и без аппаратуры было бы крайне трудно ее обнаружить.

— Нет времени! — Доусон остановил техника, начавшего было подключать спецтехнику к разъемам контрольной панели. — Они ушли уже больше суток назад. При желании за это время можно было оказаться на другой половине планеты. Взрывайте стену!

Пара шашек направленного взрыва, широко используемая космодесантомдля вскрытия заблокированных корабельных отсеков, сделали работу быстро и качественно. Несколько сильных хлопков и в металопластовой стенке образовалось несколько сходящихся рваных отверстий, через которые вполне мог пройти довольно крупный человек.

— Сэр, тоннель ведет за пределы города, — на приборе офицера мгновенно появились результаты сканирования. — Это почти 2–3 мили.

В такие моменты Доусон принимал решения мгновенно.

— В этой точке нас должны ждать два штурмовых катера, — он увеличил на карте планшета место, где тоннель выходил на поверхность планеты. — Еще… Прямо сейчас известите господина Цао о всех результатах. Определенно, нам понадобится пехота… Много пехоты.

— Сер, обнаружены следы, — доложила группа, уже выдвинувшаяся вперед. — Три отчетливых следа и …, - говоривший на мгновение замялся, но сразу же продолжил. — следы колесного транспорта. Предположительно, медицинской инвалидной коляски. Продолжаю движение.

Обнаружить еще что-то интересное больше не удалось. Тоннель оказался стандартным эвакуационным тоннелем, который по стандартномупроекту могла за несколько дней проложить любая строительная фирма. Цилиндрическая форма, усиленный каркас, автономное освещение…

— Где транспорт? — в конце тоннеля их команду встретил лишь песчаный шквал, который снова и снова бросал им в лицо очередную порцию песка. — Я же дал указание! Связь! Быстро! — убрав коммуникатор, маломощный сигнал которого не пробивал песчаную завесу, он протянул руку за спецпередатчиком. — Где транспорт?! Что? — сигнал все равно еле пробивался и он с трудом улавливал речь дежурного оператора. — Проклятье! Стивенс, в тоннель! Живо! Выйдешь на связь и передашь, что нужен любой транспорт… Стоп! Подожди!

Со стороны северной части города, где сквозь пелену поднятого в воздух песка темнели громады минералообогатительных терминалом, что-то приближалось. Через несколько минут это что-то оказалось головой небольшой колонны. Первым в ней шел универсальный вездеход в развед-компоновке. Загребая песок широкими гусеницами он переехал через очередной бархан и остановился прямо возле Доусона, который сразу же поднялся по боковым, выдвинутым далеко в сторону, скобам. Внутри просторного салона, едва за ним закрылся люк, сразу же стало тихо и спокойно.

— Господин Цао, вы прибыли как нельзя кстати, — не мог не признать Доусон, осторожно стряхивая с себя песок. — Я было подумал, что транспорта мы вообще не дождемся.

Тот, сидя возле оператора машины, невозмутимо кивнул головой, хотя ощущалось, что он доволен этим признанием своего союзника.

— Такие люди, как вы мистер Доусон, — негромко начал китаец. — В любой ситуации считают, что они умнее других людей, и могут совершенно к ним не прислушиваться, — Шон в какой-то момент почувствовал, что еще не забыл, как это краснеть. — Вы, думали, что я не узнаю про того преступника — Лучиано, про клинику? Неужели вы настолько уверены в своем превосходстве? Мне кажется, что излишняя самоуверенность — это черта, которая не делает вам чести. Надеюсь, я вас не обидел? Я должен был сказать эти слова, иначе между нами могло возникнуть серьезное недопонимание…

Шон, не говоря ни слова, низко поклонился. На что патриарх также ответил поклоном, хотя и менее низким.

— Господин, — к патриарху подошел один из китайцев с знаками различия связиста. — Докладывают, что след снова найден. В некоторых местах их ровер прошел по грунту и следы отпечатались. Направление 25–13, господин.

За головным вездеходом следовали три армейских ровера с десантом и несколькими мехами. Директор Цао остался верен своей исключительной предусмотрительности. В армейский ровер в минимальном комфорте смогла вместиться почти рота десанта — примерно сотня бойцов. В остальные два были погружены четыре меха — два легких и два тяжелых. Остальные силы находились в штурмовых катерах и ждали лишь погоды для того, чтобы выдвинуться на место и в случае необходимости поддержать наземную группу огнем.

Глава 16

ОТСТУПЛЕНИЕ 36

Студия Европейского единого информационного канала. Специальный новостной выпуск.

«… Нам сообщают, что шеф полиции Фергюссона Скотт Фитжеральд сегодня в 14 часов дня подал официальное прощение об отставке. В интервью, взятому у него сразу же после этого решения, мистер Фитжеральд заявил, что все это время честно исполнял свой долг офицера службы безопасности»/

… Наш постоянный политический обозреватель, член Совета Объединенной Европы по безопасности, Адам Ларковски, считает, что новый шеф службы безопасности Фергюссона, этой настоящей сокровищницы Концерна, безусловно столкнется с очень серьезными вызовами его власти. Во-первых, это пронизывающая весь управленческий аппарат города коррупция…».


ОТСТУПЛЕНИЕ 37

Марс. Административный центр Фергюссон. 3-ий подземный уровень. Вип-номер развлекательного комплекса «Парадиз».

Лучиано вальяжно развалился в роскошном глубоком кресле прямо напротив громадного в рост человека зеркала. Отхлебывая из высокого бокала красное вино, он с усмешкой смотрел на свое отражение и время от времени приветствовал его легким поднятием бокала.

— Дон…, дон Лучиано, — негромко повторял он, каждый раз немного растягивая каждое слово, словно пробуя его на вкус. — Дон Лучиано…

Лучиано из отражения также улыбался своему двойнику, прекрасно понимая причины такого настроения. Синдикат, который возглавлял дон Лучиано, сейчас мог претендовать практически на любой кусок Фергюссона. Практически все его бывшие соперники — от простой пехоты и до верхушки — были физически уничтожены в недавней устроенной Концерном чистке.

Вдруг, в дверь кто-то с силой заколотил. Он недовольно скривился.

— Лучи! Лучи! Открой! — так называть его мог только один человек — его двоюродный дядя и одновременно консильери (старший советник). -Лучиано! — он разблокировал дверь.

Появившийся взъерошенный с выпученными глаза мужчина был настолько не похож на его дядю, всегда выдержанного и изысканного одетого, что рука Лучиаон невольно потянулась к оружию.

Дядя, скользнув по племяннику глазами, уставился на стоящую на столике бутылку вина. Пройдя мимо Лучиано он вцепился в бутылку, как утопающий в спасительный круг, и в один глоток опустошил ее.

— Святая Дева Мария…, - прошептал он, падая в ближайшее кресло. — Святая Дева Мария…, - пустая бутылка выпала из его руки. — Этот …, - он с трудом мог говорить. — Этот гнусный хорек… этот гниющий труп … снова снова нас обманул, — наконец, взглядом он встретился с Лучиано и попытался собраться. — Мой брат… твой отец вывел все деньги семьи. Сейчас на счетах у нас нет ни цента! Он добрался даже до закрытых счетов, которые не мог полностью контролировать… Там пусто!

Высокий бокал с хрустом разлетелся. Лучиано, не замечая стекающейс пальцев крови, смотрел на дядю…


ОТСТУПЛЕНИЕ 38.

Марс. Административный центр Фергюссон. 1ый наземный уровень. Центральный полицейский участок. Место расположения временного пункта управления специальной операцией.

Облокотившись на стол, старший оператор дежурной смены прилагал героические усилия, чтобы не заснуть. Последние несколько часов, как руководитель операции Броуди вместе со своей группой умчался в какую-то клинику с ними практически не было связи.

— Ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш-ш, — продолжалось бесконечное шипение. — Ш-ш-ш-ш-ш.

Мужчина вновь сменил положение тела, но это уже не помогало. Тогда он решил попробовать «свободный поиск» (установка плавающей волны, когда сканер перебирает используемые в настоящий момент волны одну за другой).

— Ш-ш-ш-ш-ш-ш, — начало было прежним. — … масса… Обнаружен…, - вдруг сквозь шипение стали пробиваться отдельные слова сообщений. — Есть контакт! Фиксирую сопротив…

Канал был совершенно другим. Его не должны были использовать силыслужбы безопасности.

— … максимум усилий! Объект необходимо полностью изолировать от остальных! Вы меня слышите, мистер…, - мощное пылевое облако, нередкое для этого времени явление, постепенно накрывала город. — Разрешаю использовать взвод легких ме…

Следующее сообщение ему удалось зафиксировать лишь через час. К этому моменту помещение было набито битком. Все свободные от внеочередной смены патрульные были здесь и внимательно слушали звуки, раздававшиеся из эфира.

— Сэр, не удается пробиться внутрь, — звучал кусок чьего-то сообщения. — Использовать мехи нельзя… они здесь просто не пройдут! Сэр, лучше пусть огнем поддержат!

— Хорошо. Атакуйте, лейтенант! — ответил кто-то другой. — И помните, мальчишка мне нужен живым!

Еще через несколько минут тон сообщений стал другим.

— Сколько можно ждать? Приказываю применить спецбоерипасы! Никуда в этой норе они не денутся! — кто-то в помещении многозначительно присвистнул, видимо, прекрасно понимая о чем идет речь. — Вперед, вперед!

— Сэр, фиксирую неизвестное излучение! — казалось от напряжения, повисшего в помещении, можно было смело заряжать накопители целого ровера. — Оно нарастает по экспоненте! Сэр…

На мгновение голос, а затем и шипение пропало, а помещение сильно тряхнуло. С характерным треском лопнули пластиковые панели, которыми были обшиты стены, погас свет…

_____________________________________________________________


Сектор галактики — КООРДИНАТЫ НЕИЗВЕСТНЫ.

Звездная система — КООРДИНАТЫ НЕИЗВЕСТНЫ.

Центральное звездное тело — желтый карлик второго поколения.

Четвертая планета от центрального звездного тела — КООРДИНАТЫ НЕИЗВЕСТНЫ.

Координаты места крушения (относительно планеты) — 24.293-18.39.29823-2983.

Центральная рубка космического корабля класса «Межзвездный сеятель», созданного цивилизацией Кхариер.

Искра (искусственный разум первого поколения) — НЕАКТИВНЫЙ СТАТУС.


Более 2 млн лет назад…

В период бурной космической экспансии от материнской планеты цивилизации Кхариер к ближайшим звездам ушло около трех тысяч кораблей подобного класса, уносивших к далеким планетам почти 300 тысяч особей каждый. Каждый такой транспорт, представлявший собой громадный вытянутый цилиндр с многокилометровыми габаритами, был рассчитан на сотни лет автономного полета. Предусматривалось, чтона протяжении всего пути полета корабляпереселенцы, за исключением дежурной вахты, будут находится в состоянии анабиоза (искусственного сна)

Пребывая на орбиты планеты, которая ИСКРой признавалась годной или частично годной (то есть годной для заселения после проведения необходимых преобразований) для заселения, «Межзвездный сеятель» распадался на несколько тысяч полностью автономных модулей, которыми «засеивалась» вся территория планеты. Едва датчики показывали, что тот или иной модуль приземлился на устойчивую поверхность, ИСКРА транспорта начинала процедуру вывода переселенцев из анабиоза.


Более 2 млн. лет назад…

Этот транспорт не имел никакого названия. У него был лишь длинный идентификационный номер, в котором кодировалась основная информация о судне — 0006-250000-0009-01 (порядковый номер корабля — численность переселенцев — номер маршрута (по некоторым координатам направлялись несколько кораблей) — поколение ИСКРы).

На нем, как и на первых шести сеятелях, была установлена только разработанная модификация искусственного разума (ИСКРы). По принятой классификации это было первое поколение ИСКРы, функционирование которой предусматривало практически 100 %-ую зависимость от оператора и минимум самостоятельности. В отличие от искусственного разума 2,3-его и последующих поколений, вошедших в серию буквально через десятилетие, первые модификации искусственного разума самостоятельно действовать могли лишь в одном случае — при наступлении угрозы экипажу (полный приоритет), кораблю или ему самому. При наступлении других нестандартных случаев ИСКРАв обязательном случае должна была запросить подтверждением своим действиям и только после получения последнего начать действовать.

Согласно расчетам в конечный пункт — звездная система Церебро 23-Р сектора Оранжевого рукава — сеятель должен был прибыть примерно через 434 года.


Более 2 млн. лет назад…

Корабль класса «Межзвездный сеятель», идентификационный номер0006-250000-0009-01, оставил за кормой около двух третей пути, когда в него врезался блуждающий астероид, двигавшийся по хаотичной траектории. Огромная полиметаллическая глыба, лениво вращавшаяся вокруг своей оси, корабль практически не заметила.

Основной удар пришелся на заднюю часть сеятеля, где находились маршевые двигатели. Почти пятидесятиметровые агрегаты, сотни лет верой и правдой толкавшие транспорт от звезды к звезде, оказались вырванными с клочьями.

Теряя топливо и кислород, неуправляемый сеятель медленно дрейфовал в сторону ближайшей звезды. Стабилизировать дрейф корабля — это последнее, что смогла сделать дежурная вахта, прежде чем погрузиться в анабиоз. Сделанные ИСКРой расчеты были неутешительными, оставшихся запасов энергии в накопителях корабля, было совершенно недостаточно для поддержания жизнедеятельности дежурной вахты.


Более 2 млн. лет назад…

К четвертой по счету от звезды голубой планете сеятель приближался на слишком высокой скорости. ИСКРА бросила на торможение последний резерв энергии. Маневровые двигатели работали на форсированном режиме. Из более десятка сопел вырывались многометровые струи раскаленной плазмы. Однако, замедлить падение не удалось… В последние секунды падения искусственный разум оценил вероятность выживания экипажа в 0,00001 %, основной части корабля — в 0,000001 % и принял решение об отделении командного модуля от основного корабля.

В это же мгновение из середины корпуса транспорта вырвался здоровенный треугольный кусок.


Более 2 млн. лет назад…

С поверхности планеты падения транспорта вероятно выглядело крайне эффектно… На горизонте вспыхнуло новое солнце, которые было в тысячу раз ярче прежнего. Словно гигантская кувалда сеятель ударил по поверхности одного из четырех океанов планеты. В течение минут миллионы тонн воды превратились в пар и поднялись в атмосферу. По всему побережью словно огромные змеи поползли трещины. В небо взметнулись многочисленные лавовые фонтаны. Раскаленный металл, камни с огромной скоростью вырвались из-под земли…

Командный модуль упал на другом континенте… Согласно действующейинструкции ИСКРе предписывалось активировать режим «Ожидание».


Пятьдесят лет назад.

Командный модуль корабля класса «Межзвездный сеятель». 10–12 метров подуровнем земли.

СИГНАЛ! Сработали датчики движения. Активировалась панель управления. По ней побежала цепочка символов.

— Срабатывание датчиков движения в шлюзовом секторе! Фиксируется один объект. Статус — живой организм.

СИГНАЛ!

— Срабатывание датчиков движения в шлюзовом секторе! Фиксируется один объект. Статус — живой организм.

СИГНАЛ!

— Статус — живой организм! Зеленый код! Технологическая угроза — 3 %! Ментальная угроза — 0 %!

Прошло 3 часа 23 минуты…

СИГНАЛ!

— Движение отсутствует!

Прошло 2 часа 23 минуты…

СИГНАЛ!

— Движение отсутствует!

Первичная система контроля раз за разом делала контрольные замеры и всякий раз получала получала одну и ту же информацию.

— Движение отсутствует!

— Движение отсутствует!

Панель управления, не получая больше сигналов, вновь деактивировалась.


Наши дни…

Командный модуль корабля класса «Межзвездный сеятель». 10–12 метров подуровнем земли.

Сигнал! Сработали датчики движения. Активировалась панель управления. По ней побежала цепочка символов.

— Срабатывание датчиков движения в шлюзовом секторе! Фиксируется два объекта. Статус — живой организм.

СИГНАЛ!

— Срабатывание датчиков движения в шлюзовом секторе! Фиксируетсядва объекта. Статус — живой организм.

СИГНАЛ!

— Статус — живой организм! Зеленый код! Технологическая угроза — 3 %! Ментальная угроза — 0 %!

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ! Один за другим раздались три пронзительных звонка.

— Внимание! Фиксируется два объекта. Статус — живой организм. Технологическая угроза — 24 %! Ментальная угроза — 47 %! Оранжевый код!

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

— Внимание! Оранжевый код! Инициирована процедура смены режима ИСКРы!

Панель управления играла яркими огнями. Часть энергии еще оставалась в накопителях.

— Внимание! Оранжевый код! Инициирована процедура смены режима ИСКРы!

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

— 10 % … 20 % … 30 % … 40 %… 50 % … 60 %… 70 %… 80 %… 90 %… 100 %! ИСКРА активирована!

Электронный мозг сразу же начал запрашивать о своих дальнейших действиях. Прописанные алгоритмы четко предусматривали следование инструкциям оператора.

Центральная панель управления, малые управляющие контуры (размещаемые в других частях командного модуля — двигательном и жилом отсеках) продолжали мигать яркими огнями…

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

— Внимание! Срабатывание датчиков ментальной активности! Внимание! Срабатывание датчиков ментальной активности!

Электронный мозг ИСКРы зафиксировал ментальную активность одного из живых объектов.

— Внимание! Срабатывание датчиков ментальной активности!

В связи со вновь поступившими данными ИСКРА вновь начала запрашивать инструкции от оператора. В очередной раз центральная панель управления и малые управляющие контуры начали мигать яркими огнями в ожидании ввода команд.

— Внимание! Индекс ментальной активности превысил 50 %! Зафиксировано использование мыслеречи! Начата процедура идентификации нового пользователя…

Зафиксировав мыслеречь, на основе которой было построено взаимодействие кхариеров и их техники, ИСКРА мгновенно начала процедуру идентификации источника.

— 10 % … 20 % … 30 % … 40 %… 50 % … 60 %… 62 %! С вероятностью в 62 % на командном модуле находится младшая особь (младшая особь — генетически выведенный кхариер для выполнения специальных функций. В отличие от старшей особи или доминанта младшая особь не способна выполнять действия, связанные с высшей аналитической деятельностью)!

На этот счет в инструкции был прописан четкий алгоритм действий. Для младшей особи, задействованной для выполнения отдельных работ по обслуживанию механизмов, должны быть открыты все помещения за исключением рубки управления. Доступ в последнюю был возможен только после приказа старшей особи или доминанта.

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

— Разблокировка шлюзовой камеры! Внимание! Разблокировка двигательного отсека! Внимание! Разблокировка жилого отсека! Внимание! Разблокировка технического отсека!

После этого все дверные панели за исключением массивной гермодвери, за который скрывалась командная рубка, могли быть открыты мыслеприказом любого кхариера, находящегося на корабле.

СИГНАЛ!

— Снижение уровня опасности! Зеленый код!

Идентифициировав одного из объектов в качестве младшей особи ремонтного отряда, ИСКРА сделала вывод о том, что на командном модуле проводятся ремотно-восстановительные процедуры и вскоре должны поступить команды либо от старшей особи либо от доминанта.

СИГНАЛ!

— Инициирована процедура восстановления! Внимание! Инициирована процедура восстановления!

ИСКРА через датчики наблюдала, как младшая особь в сопровождении других живых объектов, которым в соответствие с инструкцией был присвоен статус «сопровождающих», медленно передвигалась по помещениям модуля. Сложный комплекс датчиков энергии, движения и звука фиксировал хаотичное, неравномерное передвижение объектов, странные звуки, которые не содержались в базе данных корабля. Отмечалось незнакомое прерывистое излучение от предметов и устройств, носимых объектами.

СИГНАЛ!

— Двигательный отсек поврежден на 13 %! Фиксируются нарушения в целостности оболочки основного и третьего второстепенного двигателя. Повреждены четвертый и седьмой энерговоды второго класса. Отсутствует обратный сигнал от первого и второго вспомогательного двигателей.

Согласно инструкции, ИСКРА не только выводила на внешние панели всю необходимую для ремотно-восстановительных работ информацию, но и дублировала ее на мыслеречи для вспомогательного персонала. Хаотичное движение младшей особи и ее сопровождающих объектов ИСКРА воспринимала как подготовительнуюдеятельность по оценке ущерба. В связи с этим каждый шаг младшей особи, который она делала к той или иной панели или устройству, сопровождался мгновенным высвечиванием соответствующей информации.

— Вспомогательная приемная панель повреждена на 61 %. Критичные повреждения фиксируются в передающем модуле, картриджах памяти. Рекомендована замена устройства целиком.

Несмотря на то, что первое поколение, к которому принадлежала ИСРКА транспорта, предусматривало в первую очередь строгое действие в соответствие с заложенными алгоритмами, ограниченные способности к самообучению в нее также были заложены.

Выйдя на полную мощность функционирования ИСКРА параллельно с диагностикой технического состояния модуля сразу приступила к сканированию окружающего пространства, подключив к этой деятельности дополнительные датчики. Едва это решение было принято и часть энергии поступила к вспомогательным устройствам из подбрюшьямодуля сразу же начали выползать многочисленные крабоподобные механизмы. Несколько сотен наземных, подземных и воздушных сканер-ботов сетью накрыли окружающее модуль пространство. С этого момента в накопители ИСКРы начала стекаться разнообразная информация о внешней среде — подробный состав атмосферы, температура, сейсмическое состояние, состав почвенного покрова и т. д.

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

Активация сканирующей сети сразу же позволила ИСКРе обнаружить несколько приближающихся объектов, которые не внесены в базу данных искусственного разума.

— Внимание! Оранжевый код! Фиксируется приближение трех объектов! Статус не определен! Уровень ментальной активности — 0 %!

Одновременно, ИСКРА зафиксировала включение источника, транслирующего неизвестное излучение. Эпицентр распространяющего излучения находился в одном из движущихся объектов.

— Внимание! Оранжевый код! Фиксируется приближение трех объектов! Внимание! Смена статуса! Статус — механизмы!

Через несколько минут датчики передали новую порцию информации… Возле остановившихся механизмов начали появляться живые организмы. С этого момента ИСКРА вновь начала транслировать в пространство запрос на дальнейшие действия. Центральная панель управления, малые управляющие контуры (размещаемые в других частях командного модуля — двигательном и жилом отсеках) вновь начали мигать яркими огнями, сигнализирующими о готовности принимать информацию. Однако, приказы о дальнейших действиях не поступали…

— Внимание! Оранжевый код! Статус — механизмы! Статус — живые организмы!

Младшая особь и ее сопровождающие из вспомогательного персоналапосле фиксации датчиками модуля неизвестного излучения резко изменили траекторию своего движения. Часть ее группы через открытый шлюзовой отсек сразу же покинула модуль.

Через некоторое время интенсивность излучения резко увеличилась. Одновременно, пришли в движении живые организмы, сосредоточенные возле механизмов.

— Внимание! Оранжевый код! Фиксируются дополнительные объекты! Внимание! Фиксируются дополнительные объекты!

Возле живых организмов, медленно приближавшихся к шлюзовой камере, начал появляться небольшие механизмы. Датчики модуля зафиксировали слабое излучение, слепок которого которое сразу же был опознан ИСКРой как излучение отавтономный источник питания ядерного типа.

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

— Внимание! Красный код! Смена статуса объектов!

Вокруг погребенного под песком модуля неожиданно начали сверкать красноватые молнии, рукотворная плазма стала плавить песок. Информация о резком увеличении температуры окружающей среды, легкой сейсмической активности в районе шлюзовой камеры и использовании плазменного излучения мгновенна была переработана ИСКРой и воспринята в качестве доказательства внезапного нападения.

— Внимание! Смена статуса объектов! Статус — угроза! Статус — угроза! Активирован режим «Осажденная крепость»!

Центральная панель управления и малые управляющие контуры резко прекратили мигание, что было следствием включения военных алгоритмов ИСКРы. При наступлении ситуации, угрожающей жизни любого представителя расы кхариер, функционирования корабля или ИСКРы, искусственный разум был обязан задействовать прописанные военными алгоритмы действия и направить сигнал о нападении на ретранслятор ближайшего форпоста.

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

— Внимание! Активирован режим «Осажденная крепость»!

Вновь прошел сигнал о резком увеличении температуры и легкой сейсмической активности в районе шлюзовой камеры. Легкие механизмы и живые организмы продолжали приближаться к модулю.

СИГНАЛ!

Внутренние сенсоры показывали, что младшая особь (остальные не считались приоритетными объектами) переместилась в шлюз. Сразу же ИСКРА заблокировала шлюзовую камеру.

СИГНАЛ!

— Внимание! Активирован режим «Осажденная крепость»!

Угроза такого рода позволяла ИСКРе задействовать для спасения экипажа весь довольно скудный арсенал оружия командного модуля. Последний не являлся полноценным военным кораблем и не был предназначен для ведения космического сражения. Командный модуль транспорта класса «Межзвездный сеятель» — представлял собой лишь особо защищенный модуль управления, в котором в случае чрезвычайной ситуации мог укрыться доминант — руководитель будущей колонии — роя. Все его оружие, которым разработчики оснастили модуль, было скорее оружием не боя, а последнего шанса — это сверхмощное плазменное орудие, способное на коротких дистанциях превратить в вакуум небольшой планетоид.

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

— Фиксируются дополнительные объекты! Внимание! Фиксируются дополнительные объекты! Статус — угроза!

С воздуха по песчаной подушке, под которой скрывался модуль, ударили плазменные лучи. Температура почву взлетела до небес. Следом модуль сразу же начало потряхивать от мощных взрывов, раздававшихся на поверхности.

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ!

— Внимание! Начата накачка энергии! 10 % … 20 % … 30 % … 40 %… 50 %… 60 %… 70 %… 80 %… 97 %… Внимание! Активация плазменного орудия!

За мгновение до выстрела ИСКРА ввела в действие протокол 2.1-20 «Эвакуация» корабельной инструкции. Расчеты показывали, что активация плазменного орудия при наличии препятствия для выстрела с вероятностью 85 % приведет к уничтожению модуля и представителя расы кхариер — младшей особи.

СИГНАЛ! СИГНАЛ! СИГНАЛ! Из верхней части модуля серебристой стрелой вверх выстрелила спасательная шлюпка и исчезла в небе! Выстрел! Накопители орудия в доли секунды выдали гигантский по силе плазменный импульс, который сразу же встретился с тоннами песчано-каменной почвы…

ВЗРЫВ! Миллионы тонн красноватого песка и каменных глыб вырвались из-под почвы. Образовавшаяся зона сверхдавления словно детские игрушки смела и крошечные фигурки не успевших ничего почувствовать солдат, и тяжело бронированные мехи, и сами транспортные роверы. Все это живое и неживое месиво плоти и металла забросило далеко за город…

Глава 17

ОТСТУПЛЕНИЕ 39

Студия Европейского единого информационного канала. Специальный новостной выпуск.

Диктор с трагической миной на лице продолжал читать сообщение.

«— Террористы снова нанесли свой удар. Как мы уже сообщали, в ходе проводимой в административном центре Марса Фергюссоне антитеррористической операции неизвестными преступниками было приведено в действие взрывное устройство. Служба безопасности Фергюссона и военный представитель Концерна, подразделение быстрого реагирования которого принимали участие в операции, пока затрудняются оценить мощность взрывного устройства. Однако, уже сейчас можно говорить о настоящей катастрофе, постигшей жителей города…

К счастью, взрыв произошел за городом, куда силы правопорядка сумели выдавить террористов в ходе продолжительно боя…

До настоящее времени город остается полностью блокированным. Прекращена работа космопорта. Боевые суда Концерна продолжают находится на орбите планеты, где осуществляется проверка всех без исключения приходящих судов…

Мы будем оперативно сообщать обо всех новостях операции..».


ОТСТУПЛЕНИЕ 40

Планета Марс. Административный центр Фергюссон. Здание американского директората Концерна. Всегда поднятые огромные металлопластовые панели, призванные защитить жилище директора Биррета от любой атаки (расчеты показывали, что двадцати сантиметровый слой металлопласта панелей довольно уверенно держал выстрел из тяжелого ракетного комплекса «Носорог», который в свою очередь с легкостью ссаживал с небо штурмовой катер) сейчас были опущены и надежно изолировали огромное помещение. Роскошный кабинет, еще недавно поражавший вошедшего настоящим живым газоном и настоящим зимним садом с подобранными яркими тропическими растениями и деревьями, сейчас представлял собой печальное зрелище, которое можно было описать лишь одним словом — разгром! Все пространство кабинета — когда-то изумрудная трава, антикварная мебель, стволы пальм, сейф были буквально усыпаны разнокалиберными осколками бронированного стекла. Крупные с тупыми гранями, средние едва заостренные, мелкие словно ножи, они были по всюду!

— Сэр, директор Лю на связи, — Алекс, бессменный секретарь директора Биррета, почтительно подал настольный коммуникатор.

Сам Биррет сидел прямо на своем любимом столе и наблюдал, как его персонал разбирал остатки спортивного комплекса. Тяжело вздохнув, он поднес коммуникатор к уху.

— Уважаемый директор, позвольте мне выразить свои соболезнования в связи с гибелью директора Цао. Господин Цао всегда был для меня лично примером настоящего профессионала, который интересы службы ставил выше своих личных интересов. Несомненно, это огромная потеря не только для вас, но и для нас! — по тону чувствовалось, что Биррет, действительно, искренне сожалеет, что потерял такого партнера — надежного и благоразумного. — Вся моя команда присоединяется к этим словам!

— Благодарю вас, директор Биррет, за эти слова, — раздался в ответ вежливый и спокойный голос. — Для нас очень ценны отношения с вами… И поэтому вне хотелось бы скорее обсудить с вами то дело, над которым мы с вами работаем. Как любил говорить господин Цао, чтобы быть сытым журавль должен постоянно копаться в грязи. Вы понимаете меня, директор Биррет?

— Да, — Биррет мельком глянул на развернутый перед ним экран. — Вся имеющаяся в нашем распоряжении информация уже направлена вам. Я искренне надеюсь, что все наши договоренности с директором Цао останутся в силе.

В конце беседы, когда обе стороны договорились о некоторым особых сторонах их сотрудничества, директор Лю все же не выдержал и задал вопрос, который беспокоил его все это время.

— Знаете, директор Биррет, вся эта история мне представляется смешной… В наших руках сконцентрированы такие ресурсы, которые и не снились властителям Древнего мира. И мы не можем разобраться с каким-то…, - он произнес какое-то китайское ругательство. — Вы не находите смешной эту ситуацию?

Чуть помолчав, Биррет абсолютно серьезно ответил:

— Думаю здесь нет ничего смешного! Во-первых, господин Лю, мы его недооценили. И во-вторых, наши люди, несмотря на огромные деньги, что мы им платим, сборище недоумков и негодяев! — последнее он буквально выкрикнул.


ОТСТУПЛЕНИЕ 41


Орбита Марса. Флагман мобильной оперативной группы Концерна ударный авианосец «Атакующий красный дракон».

Отчет № 921-29 третьего оператора младшего джурженя Хон Фея.

«В период с 15.02 до 15.29 был зафиксирован энергетический импульс. Мощность импульса превысила… Были зафиксированы сбои в работе сканера ближнего и среднего радиуса действия… До 20.00 более 30 % поверхности планеты контролировать не представлялось возможным».


ОТСТУПЛЕНИЕ 42


Орбита Марса. Флагман мобильной оперативной группы Концерна ударный авианосец «Атакующий красный дракон».

Тревожный индикатор продолжал настойчиво мигать, сигнализируя об очередном объекте, вошедшим в зону ответственности третьего сканирующего комплекса. Последний сканировал практически весь северо-западный сектор пространства.

— Фей! — сидевший рядом оператор — Ли, старый приятель Хона, толкнул того в бок. — Опять сработал! Надо докладывать…

Третий оператор Хон Фей, не мигая, смотрел на мигающую точку, которая медленно двигалась на мониторе. Сканирующий комплекс уже седьмой или восьмой раз, он точно не помнил, выдавал ложные цели, о которых, как о боевых целях, всякий раз нужно было докладывать и получать потом по башке за совершенную ошибку.

Первые три раза, когда Фей поднимал тревогу, авианосец мгновенно переходил в боевой режим, в соответствие с которым с него сразу же стартовала патрульная четверка штурмовиков, а расчеты орудийных и ракетных комплексов были готовы открыть огонь. Тогда китайские штурмовики при поддержки американского крейсера несколько часов буквально через сито просеивали каждый подозрительный булыжник. Однако ничего кроме нескольких сот килограмм металлолома, оказавшегося древним спутником связи, они так и не обнаружили.

Когда же Фей в очередной разпо бортовой связи сообщил о том, что комплекс вновь фиксирует странный объект, дежурный офицер, на вахту которого пришлась вся эта котавасия, в сердцах прошелся сначала по нему, а потом повсем его родственникам и в конце концов объявил ему три наряда в не очереди.

В общем, в этот раз третий оператор Хон Фей решал крайне сложную задачу и ему было не позавидовать. По крайне действенному, но нигде не опубликованному закону подлости, именно в этот раз тревога могла оказаться самой что ни на есть настоящей.

— Фей! Фей! — его напарник вновь толкнул оператора. — Он же сейчас уйдет!

Тот развернулся на кресле и с тяжелым вздохом обнулил данные сканера, а потом сразу же поставил аппаратуру на перезагрузку.

— Пусть…, - пробормотал Фей, ловя взглядом мигнувшую последний раз метку на мониторе. — Пусть…


ОТСТУПЛЕНИЕ 43

Примерно в 60–65 тысячах километров от патрульной группы по раскручивающейся спирали дрейфовал темный объект.

Плывя в космосе он вращался вокруг своей оси, с каждым оборотом вновь и вновь подставляя свой серебристый бок под лучи солнца.

На нем не горели бортовые огни, он не транслировал предупредительные сигналы. Объект, вообще, ничего не излучал, словно это действительно была всего лишь огромная полиметаллическая каменная глыба.

Совершенно другую картину можно было бы увидеть вблизи от объекта. Уже с нескольких сот метров казалось бесформенная глыба начинала приобретать странно знакомый объем — сильно вытянутую яйцевидную форму с симметрично расположенными ребристыми раструбами маршевых двигателей. С еще более близкого расстояния можно было бы заметить, как меняется окрас объекта. Однородныйсерый цвет внезапно превращался в «старое» серебро с хаотично расположенными черными подпалинами, которые в свою очередь оказывались прожженным практически насквозь металлопластом обшивки.

Безжизненный корабль (а это несомненно был корабль, еще окончательно не мертвый, но в тоже время и невполне живой), медленно вращаясь вокруг своей оси, все дальше и дальше уходил в сторону одного из спутников планеты. Из оплавленных дыр на его обшивке продолжал чередой пузырьков истекать драгоценный воздух, оставлявший за кораблем длинный хвост.

Через небольшие иллюминаторы, находящиеся в носовой части судна, хорошо просматривалась часть рубки — довольно большое пространство, где раньше располагался капитан, а сейчас едва перемещаясь висел разнообразный мусор. Почти напротив одного из иллюминаторов колыхалась огромная кружка, на которой едва можно было прочитать горделивую надпись "капитанская" и заметить следы ярко-красной губной помады. Слева от нее чуть касаясь металла палубы полу-висела управляющая консоль дополнительного корабельного пульта.

В проеме, отделявшем рубку от технического коридора, с лязгом поднимались и опускались дверные панели. С рванным ритмом они то поднимались вверх, то снова опускались вниз, заставляя помеху — темно синий ботинок с магнитными захватами — дергаться от удара. Сам ботинок надежно держался на ноге, которая как и все тело было затянуто в темно-синий пилотский комбез нестандартно маленького размера.


_____________________________________________________________


Марс. Административный центр Фергюссон.

ЗА 10 ЧАСОВ ДО ЭТОГО…

Невысокий мальчик сосредоточенно копался во внутренностях управляющей консоли пульта. Прикусывая время от времени пухлые губы, он что-то бормотал про себя.

— …, - из-за дикого шума было сложно что-то разобрать даже вблизи него. — …! …, …., - его губы снова зашевелились. — …!

Рико, оставленный сестрой проверять состояние формированных движков, все это время терпеливо гонял их, стараясь попробовать все, даже самые невероятные режимы.

Нажимая на пульте определенные комбинации, он заставлял двигатели то безумно реветь и изрыгать потоки плазмы, сотрясая закрепленный массивными фиксаторам корабль, то еле-еле, буквально на грани слышимости, «скулить». Несмотря на толстые стены, пол и потолок спецангар, бывшего когда-то испытательным полигоном для тестирования новых двигателей на «холодной» плазме, при каждом новом включении формированного режима все вокруг корабля начинало ходит ходуном, словно при землетрясении.

ЗА 9 ЧАСОВ ДО ЭТОГО…

— …, …., - Рико вновь что-то пробормотал, бросив взгляд на общую панель управления, куда выводились сообщения от всех основных систем корабля. — …! …! …! — один из индикаторов яростно мигал, словно пытался донести до него какую-то важную информацию. — …! — это был сигнал о самопроизвольном срабатывании механизма открытия основного трюмного люка буксира. — …!

Сбросив мощность движков до минимума, он положил управляющую консоль капитанского пульта на кресло. Кораблю в любом случае был нужен пробный полет в новой его модификации, поэтому проблему с люком трюма Рико должен был решить прямо сейчас.

Даже, несмотря на снятые наушники устанавливавшаяся тишина буквально физически оглушала его. В какой-то момент ему показалось, что вокруг него не воздух, а какая-то вязкая субстанция. Он несколько раз мотнул головой, пытаясь вернуть себе нормальное ощущение слуха, но все оставалось по-прежнему.

Вдруг по палубе корабля прошла еле уловимая дрожь. Через мгновение все повторилось, только сильнее. Мальчик с тревогой посмотрел на общую панель управления, думая, что причиной всему может быть нестабильная работа двигателей. Однако, там мигал лишь индикатор открытого люка.

Тогда ему даже в голову не могло прийти, что в тот самый момент, когда он ощутил первые толчки, передовой отряд китайских штурмовиков впервые применили переносные ракетные комплексы. Оказалось, что несмотря на их довольно малый вес, фугасная начинка ракеты крайне эффективно разрушала укрепления бойцов синдиката.

Следующий более сильный удар, который сотряс ангар и передался на корпус буксира, означал, что к атаке на их уровне подключились китайские бронетанковые силы, как по традиции назывались подразделения мехов, особенно тяжелых.

— Что-то происходит…, - из-за всей этой многочасовой возни с движками он был совершенно не в курсе того, что в городе началась наиболее горячая фаза боев (особенно, если учитывать, что до этого штурмовым подразделениям китайской оперативной группы попадались лишь разрозненные отряды синдиката, да вдобавок вооруженные лишь легким и устаревшим оружием). — Вот это я поковырялся в движках, — со свистом протянул он, включая радиосканер и визор, где как раз обсуждались происходящие на Марсе события. — Вот же черт! Я же забыл про них!

С коммуникатора Рико начал вызывать сначала Элю, потом Робина, но все абоненты не были активны в сети. В городе начала действовать полная блокада мобильной связи.

— dlolsdfki. FLSD ALSOLF KIKAJ (гугл-переводчик не используется; это имитация переговоров китайских штурмовиков, используемая для того чтобы повысить градус повествования), — в этот момент радиосканер буксира в автоматическом режиме наткнулся на одну из военных частот. — SLOLSDK KIFLCMXC SKAIF, — слышались чьи-то резкие словно лающие звуки. — SLOLSDK KIFLCMXC SKAIF, — судя по тону, кто-то был сильно чем-то недоволен. — SWEK PFDS DSDPL SIILAS WEOIR

Следом что-то взорвалось с такой силой, что не удержавшись на ногах Рико свалился по палубу.

— dlolsdfki. FLSD ALSOLF KIKAJ, — радостно заорало радио. — SLOLSD, — определенно, раздавшийся довольный вопль не мог предвещать что-то хорошее и в дальнейшем. — SLOLSDK KIFL.

Судя по силе взрыва, бой разворачивался в непосредственной близости от их ангара и в самое ближайшее время здесь могли быть гости.

ЗА 8 ЧАСОВ 14 МИНУТ ДО ЭТОГО…

Рико понимал, что счет шел уже не на минуты, а на секунды. В это мгновение перед его глазами мелькнули образы столь любимых и столь же далеких от него родителей, потом новообретенных брата с сестрой. Утирая выступающие из глаз слезу, мальчик застегивать фиксаторы комбеза, обеспечивавшие его частичную герметизацию (без головного шлема).

— dlolsdfki. FLSD ALSOLF KIKAJ, — вновь в приказном тоне взвыло радио. — SLOLSD,

— Не успеваю…, - пробормотал Рико, когда его с силой бросает прямо на переднюю смотровую сферу. — Не успел…, - шевелились его разбитые в кровь губы. — Не успел…

Дверная панель ангара, через которую обычно они входили, стояла совершенно не тронутой. Несколько сильных трещин, змеившихся по стене, были определенно не в счет. В тоже время рядом, в стене усиленного дополнительными балками из корабельного металлопласта зияла просто непомерно огромных размеров дыра. По ее краям виднелись причудливо изогнутые взрывом металлические лохмотья, с которых медленно стекали темно-лиловые капли.

— У…! — Рико широко открытыми глазами смотрел на эту дыру, из которой показалась тупорылая морда тяжелого меха с рыскающей по сторонам турелью. — Вот же…!

Со скрежетоми лязгом шагающая машина стала пролезать в ею же пробитый проем. Широкие габариты «пятерки» (тяжелый мех WX-5 «Триумфатор», предназначенный для прорыва долговременных укреплений противника) и массивная дура его основного ствола на этот раз сыграли пилоту плохую службу. Мех, натужено ревя сервоприводами, никак не мог протиснуться. Даже в прожженном и покореженном состоянии металлопласт не сдавал свои позиции, удерживая тяжелую машину какими-то кусками металла прохода.

Наконец, пилоту все же удалось так развернуть мех, что свисающая турель позволила машине пролезть в ангар. Через минуту следом за ним внутрь протиснулся и «Скорпион» — легкий шагающий стрелковый комплекс — эдакий кузнечик переросток с двумя крупнокалиберными пулеметами наперевес.

Два меха на некоторое время застыли. Оба пилоты пытались сообщить о сложившейся ситуации и запросить дополнительные инструкции.

— dlolsdfki. FLSD ALSOLF KIKAJ — радио выдало что-то вопросительное двумя мужскими голосами. — SLOLSDK KIFLCMXC SKAIF, — через несколько секунд добавил что-то из этих голосов встревоженным тоном.

— SLOLSDK KIFLCMXC SKAIF, — в ответ раздался внушительный командный голос, видимо дававший какие-то приказы. — SWEK PFDS DSDPL SIILAS WEOIR



ЗА 7 ЧАСОВ ДО ЭТОГО…

В эти мгновения с мальчишки наконец-то сошло то оцепенение, что словно металлическими оковами держало его все это время. Не сводя глаза со смотровой сферы Рико окончательно загерметизировал свой комбез, включив режим «Кольцо» (режим полной герметизации на пилотских комбезах / является временной мерой и не является заменой полноценному боевому скафандру). Теперь ему оставалось лишь освободить буксир от захватов и дать на маневровые движки максимум энергии, чтобы модернизированный корабль свечкой вылетел из этой дыры. По крайней мере именно о таком плане они договорились с Элей, когда та с Робином уходил на последнюю встречу.

Он чуть добавил мощности на двигатели, заставляя тушу буксира чуть подрагивать в захватах. Оба меха по-прежнему стояли неподвижно. По всей видимости их непосредственное руководство приказало ждать пехоту для проникновения внутрь корабля.

Рико потянул руку сенсорному экрану, чтобы открыть магнитные захваты, как с ужасом увидел, что красный индикатор все это время продолжать мигать. Он так и не закрыл люк трюма. А взлетать на форсаже соткрытым люком — это было не просто проветрить свой корабль, а сделать из него одну большую ледышку…

— Чер…! — мальчишка со всей силы дернул за рычаг тяги, давая максимум нагрузки на маневровые движки и с диким воплем понесся в сторону технического перехода, откуда можно было вручную закрыть люк. — Б….!

Одновременно с потоком раскаленной плазмы, вылетающей из движков, радио взревело диким голосом:

— SLOLSDK KIFLCMXC SKAIF, — к нему сразу же присоединился другой не менее дикий ор. — SWEK PFDS DSDPL

Мальчик успел сделать ли шаг, отпрыгнув на неполный метр от капитанского кресла, как буксир начало трясти от попаданий бронебойных болванок (пилот тяжелого меха все же успел поменять фугасные снаряды на бронебойные, рассудив, что здесь нужно лишь обездвижить корабль, а не разобрать его на винтики) и крупнокалиберных пуль. «Пятерка» стояла чуть присев и растопырив много суставные ноги в разные стороны для лучшего упора. И все равно от каждого нового выстрела тяжелую машину чуть отбрасывало назад, снова и снова сбивая пилоту прицел. «Скорпион» напротив словно взбесившийся носорог несся вдоль стены ангара, заходя буксиру в тыл и одновременно поливая его очередями из крупнокалиберного пулемета.

В эти мгновения сотрясаемый ревущими двигателями и попаданиями из орудия буксир был словно окружен фантастическим ореолом из рикошетом отскакивающих пуль и металлических болванок. Десятки килограмм закаленного металла носились в воздухе словно разозленный шмели и норовили укусить любого, кто только осмелился здесь появиться.

Наконец, поймав упор, пилот «пятерки» начал словно кувалдой долбить по лобовой части корабля. Снаряды один за другим молотили по странной уже и не серебристой поверхности, которая по всем мыслимым и немыслимым законам уже давно должна была не просто пойти трещинами от попадания болванки с наконечником из обогащенного урана, а рассыпаться в дребезги.

— SLOLSDK KIFLCMXC SKAIF, — снова начало надрываться радио, когда два передних магнитных фиксатора все же не выдержали и с диким визгом вырвались из креплений. — SWEK PFDS DSDPL

Нос буксира резко приподняло и плазменные потоки их маневровых движком ударили прямо в последнюю пару захватов. Понимая, что корабль вот-вот вырвется, оба пилота, не сговариваясь, повели оба своих меха прямо под брюхо буксира и вновь открыли ураганный огонь. В этот раз болванки (точнее каждая четвертая, как минимум) резали покрытие корабля словно масло раскаленный нож.

Однако, было уже поздно… Оплавленный плазмой оставшиеся захваты слетели и буксир, встав на дыбы, носом ударился в закрытые потолочные створки ангарного люка, за которым находился прямой тоннель наверх, к поверхности.

В эти мгновения, когда его тело придавленное диким ускорением лежало прямо к выхода из рубки, в голове Рико крутились только одна мысль — закрыть люк!

Стартующий ввысь корабль пробил носом потолочные створки и в неуправляемом полете, загребая боком все балки тоннеля, которым посчастливилось встретиться с буксиром, обрушил тысячи тонн этого этого металла вниз. Сгорая в пламени плазменных выхлопов падающий металл превращался в капли расплавленного дождя, которые потоком стекал прямо на остатки ангара…

ЗА 3 °CЕКУНД ДО ЭТОГО…

Рико попытался открыть глаза, но у него ничего не получилось. Веки были словно склеены засохшей кровью, в свое время стекавшей из рассеченного лба. Он попробовал еще раз… Кажется, одно веко открылось, потом отошло и второе.

Все его тело ныло от боли. Болела отбитая спина, лоб, правая рука и нога… По ноге что-то время от времени било. Мальчик приподнял голову и увидел, что по ноге с четким ритмом ударяет дверная панель, отделяющая рубку от технического коридора.

ЗА 1 СЕКУНДУ ДО ЭТОГО…

Скривившись от боли в полностью отбитой ноге, он начал поджимать ее, но вдруг замер. Рико, на миг показалось, что он что-то то ли услышал, то и почувствовал. Его голова в головной полусфере повернулась сначала в одну сторону, потом в другую. Вокруг было пусто. По коридору лишь медленно плавал какой-то мусор, который за долгое время ремонта скопился в помещении.

КОНТАКТ…

Мальчик снова это почувствовал. Определенно, что-то было рядом с ним! Он никак не мог понять что это такое, но это было определено приятным ощущением! Однако, при всех его интуитивных способностях, как он мог узнать это чувство?! Как он, мальчишка, все свое детство проведший в космосе или на спутнике Земли, в условиях всеобщего контроля, мог распознать ощущение щенячей радости? Откуда Рико мог догадаться что это практически то же самое чувство, что испытывает маленький щенок, когда его хозяин и большое друг возвращается и играет с ним? Это чувство безмерной и всепоглощающей радости от встречи!

Рико буквально затопили эмоции счастья… В какой-то момент эти эмоции начали оформляться в странные мысли, которые возникали в его голове словно из неоткуда. Это были не слова, а образы, которые с учетом невеликого жизненного опыта мальчика были очень скудными. «Радость (отец подбрасывает его на свои руках и снова ловит)! Радость! (он кидается в объятия матери, которая встречает его при возвращении из школы) Вопрос? Недоумение? (его о чем-то спрашивает удивленный учитель, а он не понимает его) Удивление? (взметнувшиеся вверх брови материи, когда он рассказывал ей что-то придуманное им)…».

Мальчик осторожно оттолкнулся от пола и в невесомости влетел в рубку, в которой наконец-то опустилась дверная панель. Едва панель вошла в пазы и герметичность восстановилась, как автоматика начала восстанавливать привычную для человека атмосферу.

Образы-эмоции постепенно становились все сильнее и сильнее, заполняя мозг Рико целой волной тепла и нежности. В определенный момент, когда эмоциональный порог мальчика оказался практически пройден, мозг мальчика ответил на все это защитной реакцией — он стал снижать значимость этих образом, переводя их в слова.

«Хозяин?! Господин-хозяин?! Это ты? — эмоциональный фон, действительно, стал менее выраженным. — Господин-хозяин, я тебя ждал! Все это время я тебя ждал! Почему тебя не было так долго? Господин-хозяин?».

Его немного трясло от такого эмоционального и всепроникающего общения. В эти мгновения мальчик чувствовал себя абсолютно голым.

«Почему, господин-хозяин тебя не было так долго? Остальных хозяев больше не осталось… Только младшая особь… Я остался только и все это время ждал тебя, господин-хозяин!».

Мальчик сел в капитанское кресло и попытался ответить этому голосу.

— Кто ты?

Внезапно, его снова накрыло чувство безграничной радости от собеседника. Казалось, его облизало с головы до ног огромное дружелюбное существо.

«Я Искра, господин-хозяин! Ты пришел, чтобы забрать меня, господин-хозяин? — существо было в нетерпении. — Мне было плохо одному, господин-хозяин! Не оставляй меня больше одного… Мне очень плохо было все это время».

— Где ты находишься? — Рико пытался понять, что же это такое и что от него ждать. — В каком месте?

В его мозгу мгновенно возник образ небольшого цилиндрического объекта, располагавшегося на фоне довольно крупного орехообразного небесного тела.

«Господин-хозяин, ты видишь меня? Я нахожусь в wewe (в мозгу возникло странный незнакомый образ)от тебя…. Я так долго ждал тебя, Доминант…».

Глава 18

ОТСТУПЛЕНИЕ 44

Сектор галактики — КООРДИНАТЫ НЕИЗВЕСТНЫ.

Звездная система — КООРДИНАТЫ НЕИЗВЕСТНЫ.

Центральное звездное тело — желтый карлик второго поколения.

Восьмая планета от центрального звездного тела — КООРДИНАТЫ НЕИЗВЕСТНЫ.

Перигелий — 38 298 условных единиц

Афелий — 37 293 условных единиц


Массивные глыбы льда сплошным панцирем покрывали отроги высокого горного хребта, возвышавшегося над этой частью широко раскинувшейся долины. Ураганные ветры, дувшие в этой части планеты с дикой скоростью, отполировали противоположную часть хребта до идеально гладкого состояния. Поэтому в синем полумраке дня поверхность горы игралаглубокими бликами.

У основания хребта из смерзшихся до состояния металла ледовых глыб выглядывала небольшая верхушка темного предмета пирамидальной формы, вся его поверхность была буквально испещренаглубоко вдавшимися внутрь геометрическими фигурами.

Вдруг раздался сильный треск и по поверхности льда побежали трещины. Верхушка огромной пирамиды, грани которой на сотни метров уходили в лед, с сильным хлопком раскрылась и метановую атмосферу пронзил ярко-синий энергетический луч…

Молчавший сотни лет гиперпространственный ретранслятор расы кхариер, получив аварийный сигнал, начал его отправку на ближайшую станцию оперативного реагирования.


ОТСТУПЛЕНИЕ 45

Совершенно секретно. Только для ознакомления членами директората Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса

Отчет объединенной следственной группы по расследованию инцидентав городе Фергюссон (Марс).

«… В ходе специальной операции, проводимой силами, вапвапв», был обнаружен неизвестный объект искусственного происхождения. При попытке войти в контакт по подразделениям сил специальных операций был открыть огонь и причинен значительный дщдывлшлапвщдыдывывщддыв. После применения специальных средств алшлывогопдвщы ыщвлашлы объект был полностью уничтожен.

Собранные на месте взрыва остатки объекта были подвергнуты специальному анализу (радиоуглеродному, радиоактивному, спектральному). Согласно результатам исследования, поверхность объекта в своем составе имела элементы, которые отсутствуют в Солнечной системе. Возраст материалов, из которых были изготовлены остатки найденных механизмов неизвестного происхождения, по утверждениям специалистом, превышает 1,5 млн. — 2 млн. лет…

Биологические останки найдены не были…».


ОТСТУПЛЕНИЕ 46

Студия Европейского единого информационного канала. Новости.

«— События в Фергюссоне продолжают будоражить население наших планет, ведь такое может повториться в любом из наших городов и коснуться каждого из нас…

Далее оставайтесь на нашем канале, где после небольшой рекламы, вас ждет интервью с новым шефом службы безопасности Фергюссона. Вы познакомитесь с самыми свежими новостями о проводимом расследовании…

Через несколько минут.

— Мы хорошо слышим вас, господин Браун. Здравствуйте! Вы хотели рассказать нам о ходе расследования?

— Здравствуйте. К сожалению, Мадлен, мне нечем порадовать вас и наших уважаемых зрителей. Расследования этого ужасного инцидента проводить параллельно с ликвидацией последствий этой самой масштабной за последние 50 лет атаки террористов. До сих пор продолжается развал завалов на первых двух подземных уровнях и спасательным группам так и не удается пробиться к тем, оказался заблокированным внизу…»

— Извините, что перебивая вас, господин Браун, но зрители хотели бы слушать о самом расследовании. Я уверена, что им будут интересны даже самые незначительные детали!

— Хорошо… На настоящий момент еще рано говорит о поимке заказчика этого террористического акта, но уже сейчас мы установили непосредственных исполнителей, фото которых видите на ваших экранах. Это брат с сестрой Робин и Эля Сайрус, а также подросток — Рико Насимо. Согласно данным, находящимся в распоряжении полиции, именно эти люди заложили в одном из подземных уровней Фергюссона фугас огромной мощности. Сейчас сложно даже примерно подсчитать его мощность, но можно смело говорить нескольких сотнях тонн эквивалентны обычной взрывчатке.

— … Но один из них же совсем мальчик. Как же такое возможно?

— Дорогая Мадлен, как не прискорбно это заявлять, но терроризм уже давно не знает расы, пола или возраста. По сообщениям спесцслужб Рико Насимо — довольно сильный интуит и возможно именно это и помогло осуществить столь разрушительный террористический акт… В заключении лишь хочу добавить. Дорогие граждане, настоятельно прошу вас, сразу же сообщать в службу безопасности, полицию, любые силовые органы об этих людях. Помните, ваша безопасность — это наша работа и поэтому нам важна любая информация об этих преступниках.


ОТСТУПЛЕНИЕ 47

Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. Форт Корбин — один из многочисленных филиалов Главного управления исправительными лагерями (ГУИЛ) Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса на планете.

По узкой тропинке, проходящей по раскинувшемуся на несколько квадратных километров кладбищу, шла странная троица. Один из них, шедший впереди остальных, был настоящим громилой. По крайне мере именно так показалось местному сторожу, который за пару монет от ГУИЛ, присматривал тут за порядком. Следом шла худенькая девушка в потертом синим пилотском комбезе и самый обыкновенный мальчик, державший ее за руку.

Они медленно шли вдоль сотен и тысяч безымянных надгробий, на которых был выбит лишь длинный номерной код похороненного здесь заключенного.

Наконец, сторож привел их к небольшому холму, где были совсем свежие могилы, и молча развернувшись пошел обратно. Он уже давно понял, что в таком месте и в таком деле лишние свидетели совершенно ни к чему. А те, кто этого не понимал, в свое время легли в землю здесь же.

Все трое стояли и моча смотрели на надгробия, где в отличие от всех остальных был выбит не безликий номер, а слова. «Джованни. Верен до конца» было на первом и «Дон Винсенте. Мечтатель» располагалось на втором.


_____________________________________________________________


Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. Форт Корбин — один из многочисленных филиалов Главного управления исправительными лагерями (ГУИЛ) Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса на планете.


Кабак «У Мэри» располагался на окраине Форта Корбин и ничем особым не выделялся из десятка точно таких же дешевых и занюханных кабаков. Однако, почему-то именно его местная голытьба, постоянно теревшаяся здесь в надежде срубить с кого-нибудь монету другую и потом надраться самодельным поилом в усмерть, называла самой распоследней дырой на всех обитаемых планетах Солнечной системы. Если бы кто-нибудь спросил Фрэнка Иствуда так ли это, то он без всякого сомнения послал этого человека куда подальше. И, кстати был бы совершенно прав, так как именно давал этот самый кабак служил ему пристанищем последние 14 лет.

Иствуд, если так можно сказать, был здесь уроженцем. Он был одним из первых заключенных на этой планете и вкусил по полной все прелести самых первых лет жизни ГУИЛ. Отсидев до конца свои 20 лет, Фрэнк понял, что никуда он отсюда уже не улетит. Все кто его знал, уже давно либо умерли, либо благополучно забыли того самого Фрэнка Иствуда, которого молодым парнишкой отправляли с Земли на планету-тюрьму.

На Церере Иствуд занимался тем же самым, чем промышлял и в тюрьме. Он был человеком, который знал все последние новости или слухи. Это было совершенно необъяснимо, но Фрэнк, действительно, был в курсе всего, что происходило или должно было происходит на Церере. За это ему не раз разбивали голову, дырявили ножом шкуру, в конце концов пытались пристрелить, Фрэнк словно ангел снова и снова восставала из мертвых. После очередного нападения, он снова колол себе какую-нибудь синтетическую дрянь и сам штопал себя, а после нескольких недель лежки в каком-нибудь притоне вновь появлялся в кабаке и опять начинал свой бизнес.

В этот день он как и всегда занимал старое потрепанное кресло в само углу кабака. Когда-то это кресло, снятое с кают-компании одного из первых пассажирских лайнеров открытого космоса, блистало своей прекрасно выделанной блестящей натуральной кожей, а теперь, изрядно постаревшее, оно служило вместилищем Фрэнка.

Каждого кто-входил в двери кабака, Иствуд встречал своей знаменитой ухмылкой, похожей на оскалившуюся пасть побитой дворняги. Обычно он сразу же угадывал того, кому нужна информация и соответственно, кто обратиться к нему. Это качество было очень кстати, так как оно ему уже не раз спасало жизнь. Вот увидишь так какого-нибудь висельника с рожей убийцы, который кого-то выискивает взглядом, и сразу к черному выходу, а потом бежишь к одной из своих лёжек…

— Слышь, мистер? — задремавший Фрэнк вздрогнул и открыл глаза. — Это ты Фрэнк Иствуд?

«Старею, — пронеслось у него в голове, когда он встретился взглядом с высоким широкоплечим парнем, который прищурясь рассматривал его. — Похоже, надо завязывать с таким бизнесом… Целее буду».

— Ну? — словно сразу же рассчитывая на положительный ответ, он подвинул стул ближе и сел на него. — Заснул что-ли снова? Говорю, ты Фрэнк Иствуд?

«Неужели это Жирный Гарри снова послал своих молодчиков окончательно разобраться со мной? Один здесь, тогда второй должен караулить у черного выхода…, - старик продолжал молчать, стараясь понять с кем имеет дело. — Хотя нет! У того одним громилы, а этот вроде по-умней выглядит. А если мной заинтересовалась служба безопасности после того дела?». Подслеповато щурясь, словно он с трудом видит, Фрэнк буквально рентгеном просветил всю одежды парня. «Не богато, но добротно… Такое носить и не сносить. Кажется ствол есть… Что-то среднее. Может Кэхлер полуавтоматический на 11 выстрелов, а может и китайский Люшэнь. Что-то из этого!».

— Не дрейф, старик! — парень вдруг улыбнулся и двумя пальцами согнул лежавшую перед ним массивную ложку в кольцо. — Я не от твоих друзей, — своим гоготом он особо выделил слово «друзей». — Я к тебе по делу. Поговорить надо с тобой, может что подскажешь дельного…

— Да, это я Фрэнк Иствуд, — произнес, наконец-то, старик, поняв, что и в этот раз ему повезло и пришли не по его душу. — И могу много дельного рассказать. Только есть ли у тебя монеты, чтобы расплатиться? Мои сведения стоят довольно дорого.

Парень подвинул к нему плотный цилиндр скатанных бумажных банкнот, крупного достоинства.

— Здесь 300 монет. Это тебе только лишь за разговор со мной, — парень облокотился на столик. — Еще штуку получишь, если сможешь мне помочь, — деньги, секунду назад лежавшие перед стариком исчезли словно по волшебству. — Хватит для начала, вижу… Тогда, Фрэнк, давай-ка выложи мне пока последние новости, а я пока подумаю о чем мы с тобой говорит будем.

Фрэнк пару минут молчал. Задумался он скорее не от того, что не очем было рассказывать, а скорее, наоборот… В последнее время в Форт Корбине происходило много довольно странных событий.

— Среди шахтеров болтают, что появился какой-то больно прыткий новичок, которому незаслуженно везет, — начал рассказ старик, путаясь по выражению лица парня понять, что его все-таки интересует. — Мол больно часто он натыкается на богатые лёжки хорошей руды. Многие добавляют, что надо бы поучить этого новичка уважению к своим более старшим и опытным товарищам, которые здесь уже не один год оттрубили.

Парень слушал его с совершенно каменным выражением лица. Казалось, что эта новость оставила его совершенно равнодушным. Однако, старик чуть не поперхнулся, когда бросил взгляд на стол и увидел во, что превратилась многострадальная ложка. Вместо темно-серебристого кольца на пластиковой поверхности лежала прямоугольная пластинка, только что выскользнувшая из пальцев парня.

— … Вот я и говорю, — после едва уловимой запинки продолжил Фрэнк. — Учить они будут этого новичка. У нас тут все просто. Чуть пасть разинул и уноси нового жителя холмов (жаргонное выражение, означавшее покойника)… А недавно шепнули мне на ухо, что кто-то скупает старые никуда не годные корабля. Особенно его интересуют суда старой постройки — 20 — 30-летние. Странно это все как-то, — вдруг добавил старик от себя. — зачем кому-то понадобились эти развалины. Если сейчас что от таких посудин и осталось, то это лишь корпус. Тогда ведь на корпус не чистый металлопласт пускали, не то что сейчас одни примеси…, - он вновь запнулся, понимая, что совершенно случайно сморозил такое, за что некоторые люди могли заплатить очень хорошие деньги.

— Дальше, старик, давай дальше рассказывай, — поторопил его парень. — какие еще тут гуляют слухи?

— Еще, значит еще, — пробормотал он, стараясь больше не встречаться с глазами своего слушателя. — Вчера тут один доходяга брякнул, что где-то в верхнем городе (часть Форт Корбина, где проживала тюремная администрация, всю силовое руководство и почти сотня всякого рода сомнительных бизнесменов) есть человечек, который за большую денежку может впихнуть в тебя столько инфокристалов, сколь в тебя влезет, — тут старик заметил, как его собеседник вздрогнул. — Брехня, конечно, всё это! — парень в задумчивости потянул руку уже за ложкой Фрэнка. — Вона каждый сопливый пацан знает, что если пихать в себя и пихать кристаллы, то не успеешь оглянуться, как будешь пускать слюни в какой-нибудь психушке.

Эта ложка также как и ее предшественница сначала стала широким колечком, а потом раскатанной в блин пластиной.

— У кого-то оказался слишком длинный язык, — еле слышно пробормотал Робин, продолжая раскатывать пальцами пластинку металла. — И это очень плохо…

Старик расслышал лишь последнее слово и оно словно подстегнуло хорошим кнутом его красноречие. Новые слухи полились из него настоящей полноводной рекой.

— Еще есть кое-что, — скороговоркой выдавал информацию Фрэнк. — Сам лично слышал от охранника в нашей тюряге. Тот тогда упился здесь до потери сознания и потом я его волочил до своей норы. А тот за такое старание, скот, мне ни одной монетки не дал! — с обидой произнес он. — Тащу я его, значит, а он все болтает и болтает… Ха-ха-ха, как понос его пробил! Про подружку свою, потом про собаку, про жратву и все дальше в таком духе. Всякий бред, короче! И вдруг, он выкладывает такое, что у меня волосы дыбом встают, — при этих словах Фрэнк с ухмылкой приподнимает напяленный на голове какой-то засаленный берет, под которым оказывается гладкая как коленка плешь. — Говорит, их шеф в тюрьме новый турнир забабацать, где бы самые-самые из зеков махались с бойцами с воли. Нет, ты понимаешь что это значит?

Он сильно наклонился над столом, втолковывая Робину какая это дико хорошая идея и как она позволит им заработать на бедность немного монет. Фрэнк начал было трясти рукой перед его лицом, как вдруг замер. Его лицо до этой секунды имевшее цветом сходство с перезрелым помидором, в доли секунды сталомертвенно бледным. Он неотрывно и с какой-то обреченностью смотрел за спину Робину.

— Слышь, сынок, свалил отсюда по-быстрому! — на плечо Робину легла даже не рука, а скорее лапа — здоровенная как лопата мужская ладонь. — Нам с этим поганцем потолковать надо.

Старик в этот момент был похож на покойника.

— Говорю, сгинул отсюда, — на плечо Робина так не слабо надавило. — Ну?!

Фрэнк конечно узнал эти парней, один из которых сейчас начал свою любимую игру — «достань» кого-нибудь. Обе здоровенные туши служили у Жирного Гарри, державшего под своим контролем большую часть теневого Форт Корбина. Одного, мордастого и лысого, кажется, зовут Фритц, а второго, своей большой гривой волос, похожего на ставшего на задние лапы гиббона, — Арчи. Оба уже почти пол года сидели на синтетическом заменителя Зерка и поэтому «башню у них сносило на раз».

— Че, жрете тут?! — Арчи своей лапищей зачерпнул из салатнице содержимое и с наслаждением отправил в рот. — Хорошо! — чавкал он, вытирая ладонь о заношенный комбез старика. — Хорошо, очень хорошо…, - масло с кусочками листьев стекали с его подбородка.

Следующее мгновение растянулось для Иствуда на целую вечность. Все, что его окружало, словно замерло или медленно-медленно двигалось… Янтарная масляная капля падала на стол словно воздушный шарик — тихо и нехотя… В ушах стоял неестественный растянутый хохот Арчи… И смотревшие в некуда подернутые молочной непрозрачной дымкой глаза Робина напротив…

Фрэнк очнулся от дикого пробирающего визга, который, казалось, ни как не мог принадлежать взрослому мужчине.

— А-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а! — возле стула Робина скорчилась визжавшая туша Фритца. — А-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Парень повернулся к нему и, чуть наклонившись к его голове, что-то шептал, одновременно сжимая его ладонь. Позднее, после доброго глотка виски, Фрэнк начинал божиться, что это было чертовски кровавое зрелище. «Он сжимал его лапу, как пластиковый пакет с водой…. А оттуда все перло и перло! Какая-то красная жижа, потом белая херня… Фритц все это время визжал как недорезанный… Ха-ха-ха! Станешь визжать тут. Это как схватить за яйца».

— А-а-а-а-а-а! — кости модификанта хрустели словно молодые орешки. — А-а-а-а-а-а-а-а-а-а! — а сжимающая хватка, медленно пережевывая плоть, смещалась все выше и выше по руке. — А-а-а-а-а-а-а!

Наконец, до второго, еще продолжавшего жевать салатные листья, стало доходить, что все пошло совсем не так, как должно было быть. Наклонив лысую с выпирающим в сторону ушами башку вперед и вытянув руки со скрюченными пальцами, Арчи прыгнул на парня. Сидевший еще секунду назад парень лишь успел дернутся в сторону; боевые алгоритмы, списанные в мозг на уровне подкорки сработали на отлично (потом во всех кровавых подробностях, смакую каждую деталь, Фрэенк будет рассказывать своим приятелям в кабаках по всему Форт Корбину) и почти два центнера мяса с хрустом пролетели мимо и врезались в стену.

Ошалевший от происходящего, а точнее от то скорости, с которой одни события сменяли другие, старик с адским трудом убеждал себя, что все это не сон. Однако, именно это все чаще и чаще приходило ему на ум… «Господь Вседержитель, спаси и сохрани! — в такие моменты, как сейчас он непроизвольно поминал Господа, но если потом кто-то ему говорил об этом, Иствуд всячески отпирался. — Как мальчишку уделал этих амбалов…». Фритц, любимчик мистера Грейсона (Жирного Гарри), Гроза всех и каждого в этой части города, прямо сейчас, на глазах Фрэнка захлебывался от воплей и слюней. Его туповатый напарник, Арчи валялся со сломанным позвоночником у стены и пускал кровавые пузыри. «Как детей… Такие туши, — скулящий Фритц буквально скорчился в три погибели, от чего неестественный непропорционально огромный бицепс на его еще целой второй руке казался просто гигантским — с бедро среднего человека. — Порвать модификантов… Это же надо!».

Наконец, раздался хлесткий удар и скулящий ор резко прекратился. В кабаке стало нереально тихо. Пожалуй, так тихо здесь не было с того самого момента, как после сильного пожара он не работал несколько суток. Внутри уже никого не было. Еще в самом начала, когда быки мистера Грейсона только вошли в кабак, самые опытные завсегдатаи начали быстро просачиваться через черный выход. Через несколько минут за ними потянулись и остальные.

— Ну и что ты там говорил по поводу турнира? — старик медленно отвел глаза от опустевшего зала и молча уставился на парня. — А?

Тот, положив локти на пластиковый стол, невозмутимо оттирал ладони от засыхающей крови. Фрэнк, молча переводивший глаза с его лица на эти самые руки в бурых пятнах, то обратно, наконец, замер.

— Старик? — Робин поднял голову и его собеседник резко отшатнулся. — Ты меня слышишь?

Реактивация боевых алгоритмов всегда приводила к резкой смене эмоционального фона носителя. Вот, еще секунду назад боец, рыча от ярости, перегрызает горло противнику, а теперь он сидит совершенно спокойно и больше похож на мирную овечку. Лишь одно в такие моменты выдавало — плескавшееся в глаза безумие, заставлявшее зрачки максимально расширятся …

— Тебя же не тронули вроде, — абсолютно черные как ночь глаза смотрели прямо на старика. — Спятил, что-ли? — он потянулся рукой, чтобы дотронуться до Фрэнка. — Вот так бы и сразу… Про турнир, говорю, расскажи?

— Турнир…, турнир…, да, точно турнир, — несколько мгновений бормотал старик, борясь с желанием вскочить со своего кресла и бежать прочь отсюда. — Будет, точно будет! Директор ГУИЛ хочет побольше участников. Говорят, ставки уже делают…, - Фрэнк медленно отходил от пережитого и становился вновь похожим на себя — прожженного делягу, ищущего где-бы срубить по легкому монет. — Вроде, по максимуму ставят на какого-то тюремного бойца. Шепчут, что директор просто настоящего зверя раскопал… Мол рвет голыми руками бывших космопехов-модификантов первого поколения…, - на последних словах старик поперхнулся, понимая что и кому он рассказывает. — Короче, такого как ты похоже …

Тот не веряще хмыкнул в ответ и задал еще один вопрос. И почему-то у Фрэнка Иствуда, живущего продажей новостей и слухов, возникло стойкое ощущение, что именно ради этого самого вопроса тот и нашел его в этом кабаке.

— А что ты, старик, слышал про побеги с Церерры (центральная планета ГУИЛ, где содержалась и работала основная часть заключенных)? — задавая вопрос, Робин положил перед Иствудом толстую пачку банкнот, которая была несравнимо больше, чем предыдущая. — Меня интересует все!

Глава 19

ОТСТУПЛЕНИЕ 48

Глобальная виртуальная сеть (ВИРТ). Сетевой журнал «Экстремальный отдых».

«Тур «Забытый прииск» является настоящей жемчужиной в коллекции наших предложений. Это яркое и незабываемое путешествие из нашей обычной, суетливой и серой жизни в мир, полный первобытного адреналина, дикого восторга и щекочущей нервы опасности.

В рамках тура наши клиенты посетят уникальное в Солнечной системе место — Дикое поле — огромный по протяженности астероидный сектор, где добычей ценных полезных ископаемых занимаются частные изыскатели.

С начала свободной продажи лицензий на добычу полезных ископаемых эта часть космоса стала прибежищем для сотен маленьких шахтерских судов, которые на свой страх и риск добывают здесь ценные минералы. За прошедшее десятилетие на окраине Дикого поля, куда с добычей возвращались удачливые капитаны, появился целый город со своими барами, гостиницами, магазинами. Единственное, что вы здесь не найдете — это полицию! Здесь царят жесткие средневековые нравы, в почете «право сильного» и если с вами что-то случиться, вам будет некого позвать на помощь…».


ОТСТУПЛЕНИЕ 49

Камера № 1082 X-ого блока. 12-ый Особый лагерь ГУИЛ. Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером.


Двое охранников волокли сильно избитого человека по центральному коридору. Ноги заключенного, обутые в черные ботинки с высокой шнуровкой, бессильно свисали; голова с багрово-черной маской на лице была опущена грудь и моталась из стороны в сторону при каждом новом движении.

— Что-то Карон сегодня в гневе, — лениво проговорил один из охранников, перехватив руку избитого по-удобнее. — Это третий за сегодня и тоже в мясо.

Второй что-то сосредоточено жевал, отчего его челюсти ходили ходуном и он не сразу смог ответить.

— Монро из III-его блока сказал, что мистер Верден (директор ГУИЛ) пообещал Карону свободу, если тот выиграет. Из-за этого, похоже, он и анус рвет. А этого мяса у нас предостаточно… Давай, притормози-ка, у поста.

У дежурного поста, который отделял один блок от другого, они опустили измочаленное тело на одно из кресел. После этого первый охранник сразу же уставился в висевший на стене терминал, где как раз продолжался очередной новостной блок, а второй полез в карман за новой порцией наркотической жвачки.

— … расследование этого инцидента продолжается, — отдельные реплики ведущего доносился с поста, отделенными от коридора массивной прозрачной пластиной из закаленного фторопласта. — Руководитель службы специальных операция … В настоящее время представляется сложным назвать место положения… Активно муссируются слухи о возможном снижении возраста наступления уголовной ответственности по отдельным категориям преступлений. Как вы считаете, с чем…

Ни один из охранников не заметил, как валявшееся в кресло тело шевельнулось. Опущенная на грудь голова чуть приподнялась, а затем снова бессильно упала.

— Продолжается поиск преступников, совершивших этот ужасный террористический акт… Робин Сайрус, предположительно закладывал взрывные устройства. Его сестра, Эля Сайрус, прекрасный инженер и опытный пилот, вероятнее всего является конструктором… Роль же самого младшего члена группы Рико Насимо…

Заключенный резко дернулся, словно его тело прошил разряд электрического тока. Его приподнялась… Из разбухших темно-красных щелочек, в которые превратились глаза, сверкнули несколько прозрачных капелек. Едва показавшись, они тут же окрасились в красный цвет.


_____________________________________________________________


2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. «Дикое поле».


Красивые байки о том, как какому-то бедному как церковная мышь шахтеру несказанно повезло и он случайно наткнулся на на дальнем астероиде на целую глыбу из поразительно чистого палладия (индия, осмия и т. д., нужное вставить) центнеров эдак в 6–7, и раньше были популярны среди старателей Дикого поля. Новичкам их охотно рассказывали в кабаках и барах за кружку какого-нибудь поила. Всегда в любой даже самой задрипанной забегаловке, где толпились шахтеры, обязательно находился человек, который будет клясться, что именно его друг или знакомый был тем самым счастливчиком…

Однако, в последние несколько месяцев в эти седые и покрытые пылью россказни о невиданных находках неожиданно вдохнули новые силы. Шахтеры сначала шепотом, а позднее уже и во весь голос рассказывали, что в один вечер в приемный пункт в Форт Корбине заявился какой-то здоровяк и, размахивая лицензией на добычу, заявил, что в трюме его корабля почти тонна неодима. Никто не мог толком сказать, что это был за незнакомец и что у не был за корабль и уже тем более сообщить о месте, где он был.

С этого момента слухи, обрастая все новыми и новыми подробностями, стали распространяться с невиданной скоростью и вскоре почти весь сектор был в курсе, что одному из них неслыханно повезло.

История о счастливчике, в котором каждый пытался узнавать себя, вновь всколыхнула сильно упавший интерес к Дикому полю и шахтерской стезе. В Форт Корбин — место, где выдавались лицензии на промысел и находился центральный приемный пункт, сразу же хлынули толпы желающих разбогатеть…

А в этот момент тот самый счастливчик, находку которого склоняли тысячи людей, находился в крайне неудобном положении. Его угораздило застрять в уходящей в глубину хребта расщелине.

— Малыш?! — застрявший Робин не мог пошевелить ни рукой ни ногой. — Ты был прав! Этот чертов астероид своими норами и щелями похож на головку сыра! Я снова застрял… Тащи сюда бур!

— Опять, — в микрофоне его скафандра послышался недовольный детский голос. — Говорил же, нечего тут делать.

Парень, слушая его обиженные бормотания, улыбнулся.

— Хорошо, хорошо, — проговорил он. — Признаю, был не прав! Нам не надо было лезть на этот летающий булыжник!

Это астероид, на который они наткнулись совершенно случайно, действительно, с первого взгляда им не понравился. Он был не правильной формы с резко выступающими в разные стороны острыми скалами. Его поверхность, особенно редкие островки относительно ровного пространства, пересекали многочисленные извилистые трещины. Везде, куда бы не падал взгляд, преобладали иссиня черные цвета камня. Словом, садиться и проводить геологическую разведку не хотелось ни тому ни другому. Однако, после того случая, когда они нашли очень богатую металлическую жилу, Робин стал чересчур суеверен и боялся спугнуть удачу. Ему показалось, что этот астероид хранит ту же начинку, что и их прошлый. Поэтому он настоял, чтобы они попробовали именно здесь…

— Похоже опять полдня потеряем, — тихо бормотал Робин, снова и снова пытаясь протиснуть тело в массивном шахтерском скафандре назад. — И какого черта я полез в эту дыру? Идет, вроде…, - ему послышалось какое-то шуршание и он, задевая стенки трещины верхушкой лицевого щитка, повернул голову. — Малы… Вот же гадость! — если бы его тело не было зажато в этом каменном капкане, то он вряд ли смог устоять на месте.

Со стороны выхода из ущелья по стенкам сужающейся трещины, мелко перебирая ножками, двигались металлические паучки. Их было десятка два — универсальных ремонтных ботов малого класса.

Несмотря на вакуум вокруг, Робину с брезгливостью смотревшего на волной надвигавшихся паучков, казалось, что он отчетливо слышит их звонкое цоканье по каменной поверхности астероида.

— Малыш! — чуть не заревел он в микрофон, непроизвольно пытаясь отодвинуться от них подальше. — Я же говорил, что меня от них в дрожь бросает! Как вспомню эту гадость на станции… Бр-р-р! И чего ты их с собой везде таскаешь?

Немного не дойдя до него мелкие боты остановились и замерли без движения, пока на расстоянии видимости не появился Рико. Переделанный на него скафандр им так и не удалось нормально подогнать, поэтому шел он медленно, переваливаясь с ноги на ногу. Чуть позади него ехал приземистый бочкообразный агрегат — многофункциональный ремонтный бот, уже третий раз за последние пару дней выручавший парня из такого рода ловушек. Брюхо этого бота, стоявшее на гусеничной платформе, хранило в себе целую линейку специнструментов — от клеевого пистолета для ремонта пробоев в скафандре и до плазменного бура второй категории (мощности такого аппарата было вполне достаточно, чтобы за несколько часов прожечь в сплошном камне крупное отверстие на несколько метров в глубину).

— Зачем, зачем, — мальчишка подошел вплотную к застрявшему парню и через лицевой щиток было заметно, как он улыбался. — Зачем…, а затем! — он немного театрально махнул рукой, хотя в этом движении ни какой нужды не было, и паучки ожили. — Сейчас тебя выковыривать будут.

Повинуясь мыслеречи боты практически полностью облепили нижнюю часть расщелины, которая вплотную прижималась к ноге Робина и начали вгрызаться в нее с такой жадностью, словно были голодными зверями. Парень с опаской смотрел на окутавшее его ноги облако из каменной крошки, вылетавшей из под крутящихся с бешеной скоростью миниатюрных алмазных дисков на передних ножках ботов.

Словно хищные пираньи, за минуты обгладывавшие попавшие в воду коровьи туши, паучки примерно за час прогрызли около полуметроа скальной породы и вскоре Робин уже мог свободно шевелить ногами.

— Неплохо, — довольно протянул он, несколько раз сгибая уже затекшую от неудобного положения правую ногу. — Слушай, Малыш, давно хотел спросить тебя, чего же они (ремонтные механизмы их корабля) все ходят за тобой как привязанные?

Робин из-за своеобразной выбранной им «силовой» роли в их маленькой команде не мог в полной мере овладеть мыслеречью. Рико с Элей несколько раз пытались разобраться с этим, но всякий раз безуспешно. Видимо, в конце концов, решили они, все дело было в прокачке сознания парня теми странными военными базами, которые он достал у какого-то военного. С тех самых пор, как после установки инфокристаллов прошел довольно продолжительный адаптационный период, Робин уже довольно прилично владел своими новыми способностями. Он мог быстро входить в так называемый боевой режим, в котором на десятки порядков улучшались его физико-моторные характеристики; стал практически мгновенно усваивать информацию; начал легко управляться с большей частью автоматического оружия… Однако, было одно но! Все его отношения с техникой заканчивались на уровне «я — человек, а ты обыкновенная железка». Он с легкостью водил все, что ползало, ездило, плавало, прыгало и летало, но взаимодействие с любыми видами полуразумных искусственных систем ему никак не давалось.

— Тут, Роб, странная история, — после непродолжительно молчания произнес мальчик. — и мне кажется к тому же и долгая.

Парень осторожно щелкну пальцем по паучку, который попытался добраться до небольшого скального выступа по его ноге. Тот кувырком слетел вниз, где вновь встал на лапки и начал угрожающе растопыривать передние манипуляторыс раскручивающими пилами в сторону угрозы.

— Рассказывай, Малыш, — он немного приподнял ногу, намереваясь при случае прихлопнуть назойливого бота, если тот все таки вздумает на него напасть. — Думаю, у нас работы сегодня точно не будет.

Мальчик в ответ кивнул головой. Из-за непропорционально огромного лицевого щитка и крошечной остальной фигуры со стороны могло показаться, что он не кивнул, а просто потерял равновесие.

— Помнишь, Роб, — тот кивнул в ответ. — Как я нашел вас в той спасательной шлюпке?

— Еще бы! — перебил он мальчика. — Я тогда подумал, что теперь нам точно хана. Это вообще был запоминающийся день! Сначала нам крепко врезали штурмовики Концерна и их чертовы мехи. Мне показалось, что у меня карабин расплавиться…, - он криво улыбнулся. — Потом на древней как сама планета шлюпке мы вылетели в Космос. Без воды и жратвы с двумя покойниками на борту, которым управлял инопланетный робот… И ты спрашиваешь меня, помню ли я это все?

Пока механические паучки, прогрызая породу, освобождали спину Роба с навешанными на ней дополнительными баллонами с кислородом, Рико пытался просветить фонариком дальнюю часть расщелины. Нужно было выяснить, как лучше подобраться к другой части тела.

— Это не робот, Робин! — не поднимая головы, недовольно поправил его Рико. — Мы же договорились, что ты больше не будешь так называть ИСКРу! — на какое-то мгновение его сознания что-то коснулось и по телу прошла теплая волна — волна бесконечного обожания. — Это обидно для него.

— Да, ладно, ладно, — буркнул Робин, искренне недоумевая внутри, как может какая-то железяка обижаться на человека. — Все я понял.

— Я еще не очень хорошо понимаю ИСКРу. Многое мне сложно понять, — мальчишка говорил медленно с частым остановками, словно пытался анализировать каждое свое слов прежде чем произнести его в слух; все дело было в том, что в последнее время он слишком много общался на мыслеречи. — ИСКРА, как я понял Роб, считает нас всех — меня, Элю, тебя — одной семьей или как это называется у них, Роем… По его словам, главное предназначение таких искусственных интеллектов как он — это служить Рою и его главе, Доминанту. Многие годы он ждал, когда за ним придут и он снова сможет быть полезным Рою.

В этот момент раздался неприятный скрежет и Робин, наконец-то, смог повернуть все тело.

— Почти все, — с облегчением выдохнул он. — Значит, говоришь мы — это Рой. Хм… Это как у муравьев, что-ли? — знание об этих общественных насекомых, живших в огромных домах-холмах, у него оставалось еще с того момента, когда совсем маленьким он вместе с отцом гулял по лесу в одной из заповедных зон на Земле. — Подожди-ка это ведь у них там королева есть, рабочие? — старый паучок, которого он не так давно скинул со своего тела, вновь нацелился на его ногу, отчего Робин начал ерзать. — Или это у пчел?

Из микрофона донесся смешок.

— Тогда, интересно, а кто из нас кто? — одновременно с вопросом, Робин снова начал ерзать, проверяя свободен он или нет. — Эля наверное королева…

— Нет, Роб, — голос мальчика был немного смущен, чувствовалось что ему неловко. — Эля, не королева. ИСКРА считает ее младшей особью — техом по нашему. Именно из-за ее способности так ловко управляться с механизмами, собрать их до винтика и обратно, искусственный разум присвоил ей статус теха.

— Ух, наконец-то! — с ревом Робин выскочил из расщелины, оставив за собой обрызганный в скале силуэт человека. — Чуть корни здесь не пустил! — от избытка чувств он несколько раз подпрыгнул на месте, а потом с хеканьем сильно пнул по валявшемуся рядом с ним куску породы. — Чертов камень! Был бы один точно сдох бы… Малыш! Ха! Снова ты меня выручил! — подскочив к мальчику, он поднял того на руки и пару раз подбросил в воздух. — Снова вытащил из этой каменный задницы… Подожди-ка, — он осторожно поставил брата на поверхность и задумчиво спросил. — А я тогда для него кто? Тоже что-ли младшая особь?

Глядя на этого здоровяка, который с легкостью мог приподнять уникар (грузовой погрузчик малого класса), Рико рассмеялся.

— Конечно же ты, солдат, Роб! — при этих словах парень машинально коснулся десятизарядного Кэхлера (огнестрельный полуавтомат с зарядами крупного калибра), прикрепленного в на бедре. — Ты себя в зеркале давно видел? Конечно же ты солдат, защитник улья! Кем же ты еще можешь быть!

Тут он ощутил прикосновение — эдакое легкое касание руки. В голове возник образ-напоминание, которые сразу же стал облекаться в мыслеречь. «Господин-хозяин, защитник еще слаб и не может хорошо защищать Рой… Для Роя нужны еще защитники, много новых защитников… Я знаю как сделать их еще сильнее… Рой превыше всего, Господин-Хозяин!».

— Кстати, Роб, — со стороны было совершенно незаметно его общение с ИСКРой. — Есть возможность кое-какое оружие опробовать. В архивах ИСКРы осталось много чего интересного.

— Вот это дело, Малыш! — глаза у парня загорелись. — У нас в загашнике всегда должно быть что-то, чем можно удивить непрошеных гостей.

Пожалуй, ничто в этом мире не могло отговорить Робина от возможности опробовать новое оружие, а уж тем более оружие инопланетного происхождения. Поэтому, уже через несколько минут они оба, наплевав на этот астероид, отправились на корабль.

Почти вся оставшаяся часть дня и весь следующий ушел у них на это увлекательно занятие, которое не раз прерывалось дикими воплями.

— Передай, этой чертовой железке, что он сам слабак! — прошипел Робин, тыча пальцем в видеоглаз, установленный в кают-компании. — И вообще, это мы его спасли и мы его приютили. А то он так бы и валялся там, в песке!

Столь ярый всплеск эмоций возник вселишь потому, что искусственный разум предположил, что защитник улья в человеческой форме очень слаб, а вот если внести некоторые изменения в его генетический код, то тогда… Словом, Робин, даже после озвучки лишь части того, что предложила ИСКРА, был крайне разгневан.

— Да, шутка это была, шутка! — быстро заговорил Рико. — Мы что психи, что ли?!

После этого он подвинул к себе планшет и с помощью него начал выводит на общийтерминал архивные данные по военной архитектуре стандартного Роя. Несколько минут выдаваемое совершенно не воспринималось. Настоящим поток шли какие-то нечитаемые символы, странные сложные схемы и т. д. Наконец, формат файлов был изменен.

— Смотри, Роб, — мальчик с помощью искусственного разума дублировал ту информацию, которая шла по терминалу. — Вот это боевая особь или защитник Роя — основная боевая единица, в массовом порядке участвующая в любых силовых операциях Роя.

На экране появилось трехмерное изображение довольно высокого инсектоида, одетого в некое подобие легкой земной брони.

— А теперь смотри, — он снова махнул на экран. — Это земные основные боевые единицы, — мальчик, уже не задумываясь, применял почти те же самые термины, которые использовал искусственный разум. — Вот космодесантники и мехи разного класса, — Робн внимательно на рассматривал трехмерные изображения стандартно экипированного космического десантника в легкой броне и плазменным карабином; рядом медленно вращалась модель легкого шагающего стрелкового комплекса с его двумя крупнокалиберными пулеметами «Шторм». — Искра говорит, что между тактикой использования этих единиц землянами и Роем есть одна большая разница. Наша пехота и мехи, будь-то легкие или тяжелые, стараются причинить максимальный ущерб на расстоянии, а солдаты Роя, наоборот, — вблизи… Видимо, у нас и у них все это развивалось в совершенно разных условиях. Инсектоиды, подсказывает ИСКРА, практически не воевали на открытых пространствах. Их конек — это бой в замкнутом помещении…

Одновременно с его речью ИСКРА начала выводить наиболее распространенные виды оружия у землян и инсектоидов. С двух противоположных сторон большого экрана навстречу друг другу медленно всплывали эквивалентные виды оружия. Первым шло личное оружие… Здесь сразу же обнаружились серьезные отличия, которые Робин в своей эмоциональной манере просто не мог не отметить.

— Какого хрена?! — он удивленно рассматривал несколько разновидностей легкого ручного оружия земного происхождения (огнестрельные пистолеты, автоматы, пулеметы, плазменные карабины, электромагнитные винтовки) и какой-то странный широкий предмет, напоминающий широкий закругленный тесак, одна из сторон которого искрилась. — Что это за хрень?

В сознании Рико сразу же возник ответ.

— Это основной вид оружия, используемый защитником. Самый близкий аналог из нашего языка, который сумела подобрать ИСКРА, — это дарующий покой или оказывающий милосердие… Что-то в этом роде. Смотри дальше. Сейчас увидим, как он этим пользуется.

Едва пошли первые секунды, как Робин удивленно присвистнул. Его можно было понять! На короткой записи не было боя между двумя живыми противниками. Наоборот, ИСКРА продемонстрировала возможности этого оружия при столкновении с техникой.

— Вот же черт…, - Робин широко раскрытыми глазами следил за тем, как лихо мечущийся по огромному ангару здоровенный богомол с легкостью исполосовалкакой-то механизм, имеющий явно военное назначение. — Прыгучая скотина!

Механизм стрелял из нескольких рядом расположенных стволов, которые ни как не могли успеть за передвижениями инсектоида. Трассирующие разряды каждый раз летели туда, где только что былбогомол.

— Одной машиной его не достать, — продолжал бормотать Робин, пытаясь прикинуть как можно противодействовать такому солдаты в земных условиях. — Нужна большая плотность огня или стрелка с лучшей реакцией…

На записи после очередного прыжка богомол приземлился на верхушку механизма и быстро, словно мясо острым ножом, разделал металлическую машину на несколько частей.

— Искра говорит, что реакция основной боевой особи Роя примерно на 4 — 5 порядком превышает скорость реакции человека, — грустно произнес мальчик, словно комментируя последнее высказывание брата. — Для него мы будем двигаться словно ходячие инвалиды… Похоже такого даже толпой вряд ли свалишь.

Глава 21

ОТСТУПЛЕНИЕ 50

Орбита Марса. Флагман мобильной оперативной группы Концерна ударный авианосец «Атакующий красный дракон».

В капитанской каюте царил полумрак, в котором растворялись огромные, похожие на фантастических чудовищ кресла, резные столики. В углах помещения стояли высокие светильники, стилизованные под изделия древнекитайских мастеров. Свет они них играл многочисленными бликами над резных золото-красно-черных панелях стен и потолка, что придавало атмосфере особую таинственность.

— Чан, говори на английском, — голос нового директора раздался из дальней части каюты, куда свет уже не доходил, отчего создавалось впечатление, что с тобой разговаривает бестелесный дух. — Мы находимся среди варваров и должны хорошо понимать их.

— Да, господин Лю! — невысокий китаец с каменным невыразительным лицом почтительно поклонился.

— Знаешь, Чан, я много размышлял над этим делом, — директор Лю мягким стелющим шагов вышел из темного угла и подошел к невысокому столику, на котором стояла чайная пара и заварной чайник из керамики темно-коричневого цвета. — Мне не давала покоя мысль о том, что на это, казалось бы ничтожное дело, затрачено столько ресурсов, что можно было бы провернуть небольшую войну. Бюджет всей операции, если я не ошибаюсь, уже превысил 140 млн… И я думаю, понял в чем была наша общая ошибка.

Его помощник, отвечавший у нового директора за силовое обеспечение всех операция китайского директората, вытащил планшет и приготовился фиксировать.

— На самом деле, это не обыкновенное похищение нужного человека, где необходимо действовать проверенными способами, — он осторожно налил из чайничка чай в чашку и с наслаждением втянул чайный аромат. — Это крайне деликатное дело, в котором мы действуем точно также как и директор Биррет, — он взял чашку и повернувшись к помощнику, произнес. — Мы попробовали путь разъяренного секача, который ломиться не разбирая дороги… А теперь пришло время вступить на дорогу речной ивы, которая под напором северного ветра мягко склоняется над водой.

Любивший до безумия китайскую философию, господин Лю одними уголками губ улыбнулся своим словам.

— Директор Биррет ничего не должен знать! Вообще никто чужой не должен знать, что мы предпринимаем! — Чан молча склонил голову. — Через нужных людей нужно распространить информацию о том, что я готов договориться. Мы дадим ему любые гарантии безопасности, — Чан пытался поймать взгляд господин Лю, ища второй смысл в этих словах, но тот был совершенно серьезен. — Мне нужны его услуги, за которые мы будем платить очень серьезные деньги.

Пальцы Чана неуловимо порхали над планшетом, оформляя мысли директора в конкретные приказы.

— Он должен знать, что с его головы и его друзей не упадет ни один волос! — жестко закончил господин Лю.


ОТСТУПЛЕНИЕ 51

Глобальная виртуальная сеть (ВИРТ).

Закрытый сетевой форум.

— (Незнакомец): Защитник, ты здесь?

— (Защитник): В канале.

— (Незнакомец): На Диком Западе назревает разборка. Человек 30–40 плохих парней хотят наказать того, кто играет не по правилам.

— (Защитник): Когда?

— (Незнакомец): Через 4 дня жди.


ОТСТУПЛЕНИЕ 52

Особый лагерь ГУИЛ. Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером.

— Сэр, помещение для свиданий в том направлении, — сотрудник ГУИЛ, одетый в комбез службы безопасности показал направление. — Прошу вас следовать строго по зеленой полосе. Это блок для особо опасных заключенных и здесь круглосуточно активирована система турелей.

Благодарно кивнув в ответ, невысокий человек с восточным разрезом глаз пошел вперед, тщательно придерживаясь зеленой полосы. Когда он проходил мимо автоматических пулеметных турелей с мигающими зеленными индикаторами, тонеуловимо вздрагивал. В этот момент ему казалось, что именно сейчас турель неминуемо откроет огонь и тяжелые пулиразорвут его тело на части.

— Прошу вас сэр, — перед дверью его уже встречал другой сотрудник, одетый в точно такой же комбез, но с лейтенантскими нашивками. — Располагайтесь. Заключенного сейчас приведут. В вашем распоряжении 15 минут, сэр, козырнув он захлопнул за ним дверь.

Через несколько минут дверь открылась и внутрь завели человека в нескольких наручниках: одни были застегнуты на его руках, а вторые — на ногах. Заключенного пристегнули к простому белому стулу, намертво вделанному в пол.

— Хм…, - негромко прокашлялся гость, не зная как начать разговор с человеком, который сидел не поднимая головы. — Если не ошибаюсь вас зовут Майкл Насимо? — тот даже не шевельнулся и продолжал молчать. — Я понимаю вам сейчас не до разговоров…, - гость чуть не подавился словами, когда Насимо поднял опухшее багровое лицо. — Но у меня к вам дело.

Перед Насимо на стол лег небольшой пластиковый белый прямоугольник, на котором в левом верхнем углу находилось стилизованное изображение извивающегося красного дракона, а в правом нижнем — несколько комбинаций цифр.

— Вы пока не в курсе некоторых событий, но думаю, что вскоре все может измениться, — гость осторожно подбирал слова, прекрасно понимая, что это помещение скорее всего и пишется и слушается. — Если ваш сын захочет, чтобы все закончилось, то пусть свяжется с нами…

Гость удовлетворенно хмыкнул, когда Насимо растерянно потянул пластиковый прямоугольник к себе.


ОТСТУПЛЕНИЕ 53

Студия Европейского единого информационного канала. Передача «Будущее — уже сегодня».

— Как я и обещал наша сегодняшняя передача посвящается перспективным военно космическим разработкам, которые уже сейчас определяют тот облик, который примет земной военно космический флот.

Наш приглашенный эксперт — полный адмирал 2-ого оперативного флота Концерна, Алекс Зотов. Кроме того, открою зрителям небольшой секрет… Думаю, наш гость не будет против. Он не просто руководит целым флотом грозных космических кораблей, но и является талантливым ученым-изобретателем. Именно ему, если кто не знает, выдан патент на прототип плазменного орудия.

— Господин адмирал, сейчас в солнечной системе сконцентрировано более пятит тысяч военных судов разного класса. Землю и Марс прикрывают мобильные орбитальные платформы. У нас примерно пятьсот тысяч космодесанников, которых в атаке поддерживают тысячи роботизированных стрелковых и пушечных комплексов. Учитывая все сказанное мною, как бы вы оценили военный потенциал наших космических сил?

Несколько секунд приглашенный военный молча смотрел на зрителя, а потом скрипучим голосом выдал:

— Никак бы не оценил! — со стороны могло показаться, что ведущего, улыбка на лице которого словно окаменела, сейчас хватит удар. — А уровень нашей боеготовности крайне низкий, — рубил он с плеча. — В настоящее время военного флота, как единой силы, у нас просто нет! За всеми этими красивыми названиями — оперативный флот, мобильные бригады, штурмовые космические группы, орбитальные крепости — фактически стоят лишь раздерганные на множество кусочков и секторов плоховооруженные суда.

Ведущий молчал, даже не пытаясь перебить своего гостя.

— Знаете, но это ведь совсем не главное, — адмирал как-то очень резко сбавил тон. — Крепости, корабля, десант… — это все хорошо, но нам ведь не из чего стрелять, — в этот момент показали крупным планом лицо адмирала, на котором особенно выделялись глаза с почти физически ощущаемой дикой болью. — Весь наш флот вооружен крайне неэффективным оружием, которым сражаться в Космосе практически невозможно! И если на нас нападут, не дай Бог конечно, то сражаться нам останется лишь с помощью брандеров, так как это будет единственных наиболее эффективный сейчас вид оружия!


____________________________________________________________


2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. «Дикое поле».

Плотность астероидного поля была неоднородной на разных его участках. В одной его части на несколько кубических километров приходился небольшой, размером с человека, камень, в другой — пространство буквально кишело астероидами разных калибров, в третьей — попадались астероиды гиганты, наиболее перспективные с точки зрения геологической разведки.

Именно по этой причине группа шахтерских судов ползла уже пятый или шестой час, осторожно пробираясь через плотный поток мелкого каменного и металлического мусора.

Первым в ордере, как и планировали, шел «Викинг» Хольварда. Его поисковик, переделанный более двадцати лет назад из списанного военного корвета, обладал самыми сильными противометеоритными экранами, что позволяло ему практически без ущерба принимать на свой корпус мощные удары блуждающей мелочи.

Следом за ним на небольшом расстоянии друг от друга шли два довольно крупных судна — бывшие грузовики с объемистыми трюмами. Их владельцы — братья-близнецы — Артур и Филипп на Диком поле подрабатывали «мулами». Здесь так называли тех, кто сам, не добывая руду, перевозил ее на рудообогатительный завод за небольшой процент выручки. Их суда, соответственно, назывались «Астра» и «Вега».

Несколько ниже их тем же курсом следовал «Крестоносец» отца Джона — повернутого на религии пилота. Поговаривали, что бывший морпех Джон Травон еще на службе сильно увлекался сильнодействующими веществами, за что и вылетел с корабля. Потом ударился в религии и где-то пару лет назад объявил себя пастором новой веры — «Пришествия Господня». С этого момента свой буксир он назвал «Крестоносцем» и объявил, что Господь призвал его на служение людям и поручил готовиться к пришествию мерзкихтварей.

Эти четыре корабля держались плотной группой, что позволяло им продвигаться вперед без особых хлопот. Чего нельзя было сказать о следовавших за ними. Этот сброд, на последние монеты арендовавший латаные-перелатанные корабли, соблазнился россказнями Хольварда о больших деньгах, которые новичку совсем были не нужны, а пригодятся тем, кто оттоптал здесь уже не один десяток лет.

— Роал, какого пса, не видно твоего прохода? — Хольвард с момента пересечения границы астероидного поля не находил себе места от волнения и постоянно находился на мостике. — Ты же сказал, что разнюхал их тропку? Где Космос тебя задери новичок устроил свою норку?

Раздражение Хольварда было вполне объяснимо. Ведь, это именно он спонсировал весь этот поход, отдав более чем приличные деньги. На его кровные заправляли все эти шахтерские лоханки, которые двигались вместе с ним; закупался стреляющий огнестрел; давались взятки диспетчерам орбитальных станций, операторам следящих платформ и десяткам других людей, чтобы хоть ненадолго прикрыть их жадные рты.

Ему нужен был быстрый результат в виде корчащихся и стонущих у его ног глупцов, посмевших выступить против тех правил, что уже давно здесь устоялись. И устоялись, в том числе и с его подачи! Хочешь спокойно добывать ценный металл, плати десятину! Хочешь заправить корабль, плати пошлину в общую шахтерскую корзину! Нашел приличный куш, поделись с остальными!

— Кажется вон та тропка, капитан! — его штурман, наконец, определился с метками на радаре и нащупал верный фарватер. — За теми астероидами будет то самое место, куда они и таскают всякий металлический хлам!

— Хорошо, — довольно оскалился Хольвард, включая общую связь. — Эй лодыри и бездельники! — его вопль стал слышен на всех корабля группы. — Мы подходим. Напяливайте свои скафандры и разбирайте оружие. Оно вам скоро понадобиться… Когда вскроем их захоронку, всем двойную долю! Пусть знают, как идти против шахтерского братства!

Он отключил режим общей связи и переключился на корабельную связь.

— Старпом?! — его первый помощник — звероподобный детина, оттрубивший в космодесанте два полных срока подряд, застыл возле его плеча. — Приготовить две группы с плазменными резаками. Будете вскрывать борт. И…, - он внимательно посмотрел на помощника. — Сами вперед не лезьте. Пусти этих, — он кивнул головой назад. — Пусть отрабатывают свою кормежку. Еще… Старпом, живой мне нужна только девка. Говорят, она может так работать руками…, - он подмигнул и через секунду оба заржал на всю рубку.

Выработанный им план не отличался особым изяществом и оригинальностью, зато давал практически железобетонную гарантию победы в этой партии. Хольвард планировал подойти к базе новичков со стороны астероидного поля и внезапным налетом свести дело к банальному абордажу. Благо, что пушечного мяса у него было не пример больше; по существу, он мог рассчитывать на две сотни человек. Пусть все эти люди были пустышками, вооруженными древним огнестрельным оружием и одетыми в пустые скафандры. Но… у новичков, знал Хольвард, вообще не было свободных людей и все, на кого они могли надеяться это были они сами.

Однако, это было не все! Хольвард прекрасно понимал, что в любом, даже самом выверенном плане, обязательно, найдется изъян, из-за которого может все пойти прахом. Поэтому на крайний случай у него оставался один буквально непробиваемый козырь, который он приберегал на черный день — несколько старых межконтинентальных ядерных ракет, доставшихся ему от давнего должника. Это были два металлических железнодорожныхконтейнера — скрытые пусковые установки для запуска межконтинентальных баллистических ракет. В каждом таком контейнере находилось по четыре восьмиметровые ракеты примерно по метру в диаметре, которые в безвоздушном пространстве могли с полной гарантией уничтожить не просто буксир, а искорежить и целый эсминец.

Конечно, капитан «Викинга» серьезно рисковал храня такое оружие на своем корабле. Он прекрасно знал, что согласно специальному международному статуту, за выполнением которого следил вездесущий Концерн, ни одно судно гражданского назначения не имело право хранить на своем борту ракетное, плазменное, электромагнитное или иное оружие, дистанция поражающего действия которого превышает две тысячи метров. По сути статут допускал лишь артустановки ближнего радиуса действия, которые могли сыграть хоть какую-то роль только при максимальном сближении, да и то не факт!

Согласно одному из подпунктов статута ограничения распространялись даже на некоторые категории военных судов. Хотя, как не раз отмечали и сами военные, жесткость требований статута совершенно излишня. Более того, по существу этот законодательный акт бесполезен. По словам многих военных, не раз высказывавших свое мнение на разного рода совещаниях, сегодняшний уровень развития оружия, которое может эффективно применяться в условиях Космоса, крайне низок и уже это само является препятствием для его распространение в том числе и среди гражданских. Все, что в той или иной степени хорошо зарекомендовало себя на Земле — всякого рода ракеты (от противотанковых, зенитных, противокорабельных и до баллистических), артиллерийские орудия, новомодные электромагнитные и плазменные пушки — для открытого Космоса все это либо совсем не подходило, либо подходило с оговорками. Так, такое устрашающее целые государства оружие, какмежконтинентальные ракеты в земном их исполнение были тихоходны и маломощны для Космоса. Попытки их совершенствовать, также особого результата не принесли. Более мощные двигатели, больше горючего и взрывчатого вещества приводили к тому, что ракета превращалась в небольшой космический корабль-брандер как по размерам так и по цене! Гигантские артиллерийские орудия для полноценных сражений в космосе, где расстояние в тысячи километров считается крошечным, также оказались малоприспособленными. В итоге, на военные корабли пришлось устанавливать плазменные и электромагнитные орудия, которые позволяли наносить в космосе хоть какой-то ущерб. Правда и здесь было серьезное НО! Плазменное орудие было крайне эффективным оружием, но лишь в качестве оборонительного и близкого радиуса действия. В ближнем бою пучки высокотемпературной плазмы, действительно, позволяли вскрывать борта космических судов как консервные банки, оставляя после себя лишь оплавленный металл. Электромагнитные орудия, наоборот, за счет сверх высокой начальной скорости разгоняемых болванок, прекрасно годились на роль оружия дальнего радиуса действия. Однако, здесь серьезным тормозящим фактором выступил размер оружия и обязательное наличие мощного источника энергии. В итоге, только военные космические суда А и В класса, то есть обладавшие значительным объемом и серьезной энерговооруженностьюоснащались подобными орудиями. Дело доходило до того, что подобные орудия устанавливались на суда еще на стадии закладки на верфях и после официального ввода корабля в строй демонтировать орудие уже было невозможно!

Естественно, все эти проблемы практически не коснулись гражданских. При этом уровне развития военных космических технологий для гражданских судов нужно было что-то иное…

Ушлые дельцы пытались как-то обходить требования этого статута, создавая и выбрасывая на рынок совершенно безумные на вид, но в какой-то степени эффективные, виды вооружений — гигантские минометы, какие-то гибридные установки залпового огня, условно похожие на торпеды аппараты и т. д. Старпом «Викинга» как-то, не плохо приняв на грудь, на полном серьезе утверждал, что на одном из специализированных сайтов видел странный агрегат кинетического действия, создатель которого утверждал, что его детище способно только за счет электрогидравлический системы забросить бомбы на добрый километр. Да, мало, но, указывал он, зато абсолютно легально!

Хольвард также, как и другие, хранил на корабле пару таких хитроумных штук. В носовой части его «Викинга» находился выдвигающийся плазменный резак. С первого взгляда это был обыкновенный шахтерский резак, для работы с сверхтвердой породой. Однако, мощность его за счет подпитки от дополнительного реактора была увеличена в пять раз, чтопозволяло «Викингу», тараня носом суда, буквально выпускать корабля противника все внутренности.

— Капитан, их база вон на том астероиде! — радостно воскликнул Роал, указывая рукой на увеличивающуюся в размерах громадную черную глыбу. — Примерно в этом районе.

Хольвард, заложив руки за спину, с предвкушением всматривался в большой почти во всю ширину рубки обзорный дисплей, на который сейчас выводилась поступающая с датчиков видеоинформация. За высокой грядой, которую перелетели несколько поисковых зондов-разведчиков, действительно располагались десятка два разнообразных светлых куполов — от небольших и до двух просто громадных. Даже с такого расстояния их размер внушал уважение.

— Похоже, жилые модули, — бормотал он, рассматривая строения в увеличенном режиме. — А вот это… Роал! — тот отвернулся от приборов. — Это же … стационарные промышленные корпуса, — его скрюченный палец ткнулся в одну из больших пирамид. — Какого лешего они там делают?

Вокруг жилых модулей в хаотичном порядке лежали даже не корпуса, а остовы от космических судов. Вверх словно скелеты гигантских доисторическихживотных поднимались высоченные опорные балки, весь корпус вокруг которых был безжалостно изрезан.

— Не знаю, капитан, — Роал был растерян; об этом он не знал. — Может корабль свой латают, — предположил он, указывая на два соединенных вместе модуля. — Вот здесь можно спрятать не то что буксир… Сюда свободно крейсер полезет. Сейчас посмотрю точнее, — он склонился над своими приборами. — Ширина примерно восемьсот метров, а общая длинна под три километра! Громадина! Вот похоже куда они все свое бабло вбухали…

Судя по мрачному взгляду, капитан думал точно также. Получается, что новички весь свой капитал вложили в какой-то непонятный проект.

Хольвард задумался. Все становилось сложнее, чем ожидалось. Здесь происходило что-то непонятное!

— Капитан, пора, — старпом появился также внезапно, как и исчез в трюме. — Надо садиться и выпускать наши штурмовые группы и весь остальной сброд.

Тот несколько секунд молчал, а потом просто махнул рукой вниз, давая команду к посадке.

Корабля садились где попало, с трудом находя на плато подходящее место. Едва они брюхом или опорными стойками касались поверхности, как из трюмов начинали вылазить фигуры, одетые в громоздкие скафандры. Следом за ними выкидывали длинные кейсы с оружием и промышленными резаками для вскрытия стен.

— Роал, общий режим, — Хольвард подошел к экрану ближе. — Хочу послушать, о чем эти дуболомы говорят.

Высадивший десант почти сразу разделился на маленькие отряды, которые словно ручейки стали расползаться по территории базы. Разведывательный дроны давали отчетливую картинку, как северную часть построек захлестнула волна десанта.

— Готово, сэр, — Роал с пульта запустил общий режим с плавающей частотой, которая с интервалов в минуту перескакивала с частоты одного отряда на частоту другого отряды. — Звук сейчас будет.

Одним из первых был вскрыт небольшой модуль квадратной формы, стоявший в стороне от всех остальных. Судя по небольшой сопровождавшей этот момент яркой вспышке кто-то, забыв про резак, применил взрывчатку.

В рубке раздалось негромкое шипение и пошел звук.

ЧАСТОТА ПЕРВОГО ОТРЯДА.

— Куда лезешь? Охладить сначала надо, не видишь что-ли здесь все оплавлено.

— Вот же, урод! Где твой карабин? Что? Быстро выбросил! Мистер Хольвард нанял вас не для этого… Стадо безмозглых кретинов.

— Здесь никого! Похоже, сэр, это склад оборудования каких-то старых запчастей. Что делать, сэр?

Шипение раздалось снова.

ЧАСТОТА ВТОРОГО ОТРЯДА.

— Чего он так долго возиться? Это же обычный модуль. Тут дел-то на пару минут. Дай-ка я попробую…

— Куда ты лезешь? Рихард, убери этого ублюдка! Это же основной кабель! Какого хрена ты лезешь туда своим резаком? Хочешь нас всех угробить?!

— Ого! Братва, да здесь куча барахла! Видно немного, но похоже тут они отдыхали.

— Отойди! Да-ка, гляну.

Капитан Хольвард продолжал молча наблюдать за своими людьми. Уже были вскрыты два модуля. Третий отряд принялся за большой ангар, в котором могло быть самое интересное. Почти все они выстроились позади двоих с плазменным резаком, которые занимались входом в шлюзовую камеру.

Очередное раздавшееся шипение.

ЧАСТОТА ТРЕТЬЕГО ОТРЯДА.

— Отойди, отойди! Вы, двое, вперед! Следующий, ты! Оружие, недоумок, оружие возьми в руки!

— Что там, Фил? Шлюз в порядке? Работает или тоже резать?

— В порядке. Начинаем открывать…

— Ну?! Что молчишь? Язык что-ли отсох?

— … Бог мой! Что это?

— Фил, какого хрена? Что вы нашли?

Капитан внимательно уставился на ангар, словно хотел своим взглядом пробурить в нем отверстие.

— Бог мой, Майки… Я такого никогда не видел! Подожди сейчас только подойду ближе.

— Что за херня там твориться? Фил, доложи сначала, что вы нашли? Фил?! Вот же черт! Придется вскрывать шлюз. Он же изнутри блокируется, когда там кто-то есть. Давай, снова резак! … Хотя подожди… Этот придурок, кажется идет обратно. Фил, что там?

— Майки, ты ни хера не поверишь, что здесь такое… В этой чертовой дыре находится охрененный, мать его, корабль! Я такого в жизни не видел! Майки, ты в штаны наложишь от восторга, когда его увидишь! … Это настоящая конфетка! Бог мой, какая конфетка! Нет я не могу… Я должен хоть одним глазком посмотреть, что там внутри…

— Что? Фил, какой еще к черту корабль? У них же обыкновенный буксир! Фил, ты меня слышишь? Урою этого придурка, когда увижу! Все равно придется вскрывать. Приготовить резак!

Хольвард вдруг активировал свой коммуникатор.

— Майки Стивенсон?! Хольвард вызывает. Что там у вас?

— Сэр, Стивенсон. Докладываю! Группа возле самого крупного объекта. Внутри двое наших. Говорят, что там какое-то судно… Думаю, вскрывать шлюзовую камеру.

— Отставить! Шлюз должен быть в порядке. Я пришлю человека… Пока оставь пару своих здесь, а остальных веди дальше.

— Понял, сэр!

Едва капитан оставил коммуникатор сканер сразу же перешел на другую частоту.

ЧАСТОТА ЧЕТВЕРТОГО ОТРЯДА.

— … Слышь, Баум, парни говорят, что здесь баба должна быть? Точно! Девка молодая! Вот с такими…

— Подожди… Здесь заблокировано! Замок сенсорный. Доступа нет.

— Я тебе говорю, девка смазливая в экипаже есть. Может мы с тобой…

— Стой! Стой тебе говорю! Какие к черту бабы?! Не слышишь ничего?! Здесь кто-то еще есть… Передерни затвор. Да, не так! Вот! Туда смотри, а я сюда буду…

— Может это она здесь где прячется. А, Баум? Прямо здесь и разложим…Вот же черт! В какое-то дерьмо вляпался… Что это за хрень? Баум? Под ноги смотри. Слизь какая-то… Дерьмо! Баум? Баум, мать твою! Что молчишь? Вот же, урод! Давай уже выходи! Не буду я больше о бабах трендеть… Слышишь? Давай, выходи! Брау…

На частоте установилась тишина, через которую пробивалось еле слышное щелканье.

Через несколько секунд сканер включил другую частоту.

Глава 22

ОТСТУПЛЕНИЕ 54

Студия Европейского единого информационного канала. Новостной выпуск.

— Не случайно именно эту новость мы оставили напоследок. Дорогие любители силовых и жестких видов спорта несколько часов назад известная продюсерская группа Karolingstar совместно с Главным управлением исправительнымилагерями (ГУИЛ) Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса анонсировала свой новый проект — Объединенный чемпионат по боевым искусствам среди заключенных. По сообщениям директора ГУИЛ господина Вердена участие в данном проекте — это возможность для заключенных почувствовать себя частью нашего с вами общества. Современная система исполнения наказаний, отмечает он, по-прежнему, направлена в большей степени на наказание, чем на исправление виновного.

Интересное заявление! Кажется господин Верден планирует бороться с недостатками современной системы исполнения наказания столь спорными и я бы сказал экзотическими способами…


ОТСТУПЛЕНИЕ 55

2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. «Дикое поле». Один из астероидов.

Этот жилой модуль ничем особым не выделялся среди остальных, довольно компактно раскинувшихся на широком плато. Он был среднего размера и по классификации компании-производителя не предназначался для производственных нужд.

Внутри жилого модуля было довольно прохладно и несмотря на мощную изоляцию возле иллюминатором шла легкая изморозь. Прямо на поверхности из алюминия, усиленного распыленным металлопластом, в беспорядке лежали различные агрегаты в довольно потрепанном состоянии.

Возле одной из стен модуля прямо в полу располагался стандартный люк — В класса, судя по его серьезному виду нечто подобное вполне могло стоять и в банковских хранилищах. Его поверхность была совершенно гладкой: здесь не было ни массивных ручек или вертящегося штурвала, ни отверстий под ключи, ни сенсорных замком…

Если же каким-то непонятным образом все же открыть этот люк и спустится на десять — пятнадцать метров внутрь монолитной каменной породы, то открывшееся глазу вряд ли можно будет назвать нормальным… Ненормальным для чьего глаза? Для человеческого?

… Вообще-то здесь не сразу становиться понятно, насколько большое это помещение, так как вокруг не видно окружающих стен. Тут везде царит полумрак зеленоватого оттенка. При этом совершенно не ясно, откуда исходит этот мягкий и нежный свет. На первый взгляд он идет ото всюду — эдаким своеобразным фоном.

Однако, попавшего сюда, в первую очередь бы поразила не окружающая мягко говоря загадочная обстановка, а буквально висевшая в воздухе влажная духота. Словно, созданный по контрасту с температурой в верхнем уровне жилого комплекса, здесь был совершенно особый микроклимат. Было очень жарко! Не чувствовалось ни малейшего дуновения. В воздухе вдобавок было очень много влаги, отчего каждый вздох должен был бы вызывать трудность.

На поверхности пола, если ступать ногой, располагается что-то мягкое, слегка пружинящее. Идти по этой поверхности должно было быть приятно и легко.

… Метрах в тридцати от входа, в том месте, куда не доходил даже этот мягкий зеленый свет, на полу лежало что-то крупное. Если с нескольких шагов это казалось буграми, то вблизи они уже напоминали толстые, набитые чем-то мешки. И лишь прикосновение к ним, могло бы дать понять, что эти мешки на ощупь теплые…, немного влажные…, и кожаные!


____________________________________________________________


2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. «Дикое поле». База команды корабля «Святая Елена».


27 МИНУТЫ ДО НАПАДЕНИЯ НА БАЗУ.

И Рико и Эля сидели за столом в жилом модуле, превращенном им во временную кухню, и между глотками кофе синхронно и широко зевали.

— Эль, а Роб где? — оглядев помещение модуля, спросил мальчик. — Я его вообще с утра не видел.

— Он пару часов назад умотал, проверить один, как он сказал перспективный астероид. После того случая, Малыш, он похоже, поверил в то, что он везунчик! — она вновь зевнула и после этого энергично потерла свои и без того уже красные от недосыпания глаза. — Сказал, что у тебя все эти дни вид какой-то сонный, поэтому он и не стал будить тебя.

Она налила себе еще одну чашку кофе и стала пить из кружки мелкими глотками.

— … Вчера почти всю ночь у нашей птички сидела, — произнесла она после очередного периода молчания. — Черт! Мне казалось, что вроде все получается, а тут раз и нет! Никак не могу разобраться с нашим новым реактором, — она вновь потерла свои глаза, которые непроизвольно начали закрываться. — По расчетам нашего нового друга у него должен бытьстабильный выход энергии. А на деле у нас при активации реактора идет прерывистый энергетический поток. Слушай, Рико, я через пару минут хочу снова под майндмашину лечь и пару инфокристалов по атомарной энергетике «забросить». Вряд ли поможет, но и то хлеб…

— Я пригляжу, Эль, — Рико с готовностью кивнул головой. — Не беспокойся. У тебя не как у Роба, все легко идет.

— Да, кстати, с тобой-то все в порядке? — Эля, поставила кружку на стол, и внимательно посмотрела на то и дело зевающего мальчика. — Чего весь такой?

Рико скорчил на физиономии что-то среднее между «не знаю» и «какая-то хрень».

— Не пойму…, - пробормотал он. — Последние пару ночей какие-то странные сны снятся. Эль, не поверишь! Сниться постоянно одно и тоже. Что-то всей темное и движется постоянно вокруг меня.

— Страшное? — понимающе спросила девушка. — Мерзость какая-нибудь.

— Хм…, в том то и дело, что нет, — в сомнениях ответил Рико. — Вроде все темное и непонятное, но совершенно все не страшное. А даже как-то наоборот! Чувство у меня такое хорошее остается после сна — теплое, спокойное… И еще, — он на секунду задумался. — Кажется мне, что кто-то меня постоянно зовет. Не голосом…


8 МИНУТ ДО НАПАДЕНИЯ НА БАЗУ.

Девушка привычно пристегнула страховочные ремни майндмашины на груди и надела маску.

— Рико, давай, ставь сразу оба кристалла! — она вытянула ноги и стала расслаблять мышцы. — Надо до прихода Роба успеть. Потом втроем все же попробуем движки запустить… Ладно, хватит болтать, закидывай их!

Мальчишка вставил оба кристалла в захваты, которые медленно исчезли внутри основного приемника, и сел рядом с креслом. Он привычно опустил руку Эле на голову и приготовился к долгому ожиданию.


3 МИНУТЫ ДО НАПАДЕНИЯ НА БАЗУ.

Рико то растирал глаза то ерзал на кресле, но ни чего не помогало — глаза все равно закрывались. И уже через несколько минут он, уютно свернувшись клубком, во всю посапывал.


2 МИНУТЫ ДО НАПАДЕНИЯ НА БАЗУ.

Сон его, как и все эти последние дни, был не спокойным. Мальчик постоянно ворочался из стороны в сторону. Время от времени он что-то шептал или бурчал.


1 МИНУТА ДО НАПАДЕНИЯ НА БАЗУ.

Рико открыл глаза и резко вскочил с кресла. Ему опять снился тот же самый сон, что и всегда. Перед глазами до сих пор ясно стояли небольшие неясные темные фигуры, от которых исходил еле уловимый зов.

Однако разбудило его не это. До него пыталась достучаться ИКСРА, о чем он не сразу понял.

«— Хозяин-господин! Хозяин-господин! — голос был как всегда назойлив и в тоже время транслировал буквально физическую симпатию. — Опасность! Опасность! Неизвестные организмы приближаются к тебе! — в мозгу Рико всплывал лишь голос, но не ясные образы, как это было обычно. — Хозяин-господин!».

Возможности ИСКРы, до сих пор находящейся в спасательной капсуле из межзвездного сеятеля, были крайне ограничены. По мыслеречи искусственный разум мог общаться с Рико и Элей, передавать в виде мыслеобразов свои архивные данные и все… Без своих датчиков и сканеров, которые раньше были в его распоряжении, ИСКРА оставалась лишь чрезвычайно информированным собеседником и контролировало окружающее ее пространство лишь на самом близком расстоянии.

«— Хозяин-господин, их много! Приближаются космические суда неизвестного класса, — мальчик застыл у майндмашины. — На них находятся живые организмы. Хозяин-господин, они могут угрожать Рою и тебе… Хозяин-господин, я не фиксирую активные оборонительные устройства. В радиусе корка (расстояние, незначительно превышающее километр) отсутствует боевые особи… Хозяин-господин, тебе угрожает опасность! С вероятностью в 87 % Доминанту угрожает гибель!».

На глазах мальчика наворачивались слезу. С каждой секундой голос ИСКРы становился все более угрожающим.

«— … С вероятностью в 94 % Доминанту угрожает гибель! Необходимо активировать защитные системы! Необходимо задействовать боевые особи!».

Рико просто не знал, что ему делать. Отключить майндмашины до завершения процесса загрузки не рекомендовалось по причине возможных сбоев. В случае с Элей, которая уже превысила все мыслимые и не мыслимые нормативы использования этой технологии, раннее отключение машины вообще могло быть фатальным. О том, что можно сбежать, оставив сестру, он даже старался не думать…

«— … С вероятностью в 98 % Доминанту угрожает гибель! Необходимо активировать защитные системы! Необходимо задействовать боевые особи! Неизвестные организмы приближаются».

Через близко расположенный иллюминатор Рико видел многочисленные копошившиеся фигурки в скафандрах возле самых дальних модулей их базы. У их шлюзовых камер виднелись проблески снопов яркого пламени (плазменного резака).

Не выдержав всего этого напряжения мальчик заплакал навзрыд. Слезу непрерывным потом потекли по его лицу.

«— … С вероятностью в 99 % Доминанту угрожает гибель! Фиксирую психическую нестабильность Доминанта! С вероятностью в 76 % Доминант не способен объективно оценивать происходящее».

Складывающаяся ситуация, когда один из лидеров Роя — Доминант становился временно недееспособен, был не просто знаком искусственному разуму, а четко прописан конкретными алгоритмами. Инсектоиды, особенно такие особи с наиболее развитой нервной системой, как Доминанты, в определенные периоды времени впадали во временную каталепсию. Таким образом они восстанавливались. Правда, этот своеобразный сон имел свои довольно специфические особенности… Перед наступлением каталепсией инсектоид начинал неадекватно реагировать на внешние раздражители и через некоторое время после этого неподвижно замирал. В таком состоянии он совершенно ничего не чувствовал и не осознавал. При искусственном преждевременном выводе инсектоида из каталептического состояния с высокой степенью вероятности наступали необратимые повреждения его мозга. Искусственный разум в случае наступления подобной ситуации был обязан предпринять все возможное для спасения доминанта.

«— Начинаю открытие инкубаторов раньше запланированного срока».

В эту же секунду в большом полутемном помещении, располагавшемсяглубоко под поверхностью одного из модулей, раздался громкий щелчок. Получив ментальный приказ система климат-контроля резко снизила температура, которая за несколько секунд упала с 50 до 2 градусов по Цельсию. Одновременно с потолка начал распыляться специальный реагент, разъедавший кожистую поверхность инкубаторов.

«Внимание! Активность защитников Роя ниже уровня Грейда (индекс, означающий полноценную активность особи). Начинаю дополнительные процедуры… Отсчет! 9 …8… 7… 6… 5… 4… 3… 2… 1… Нарушена стабильность жизненных процессов! Потеряна одна боевая особь! Потеряны две боевых особи!».

В кожистых мешочках, которые под действием реагента начали медленно расползаться, стало шевелится что-то живое. Резкое падение температуры и уничтожение кожистого мешка, игравшего роль родовой полости, привело к пробуждению новых членов Роя. Несмотря на свой довольно маленький рост (по меркам инсектоидов) эти дрожащие и слабо стоявшие на ногах богомолоподобные существа должны были вырасти в сильных и грозных противников для любого, кто посмеет бросить вызов Доминанту Роя.

«Активировано 30 боевых особей».

В нескольких кожистых мешочках новорожденные особи после недолгого трепыхания медленно затихали. Сверх раннее пробуждение сыграло с ними злую шутку.

«Из-за дестабилизации процесса инкубации потеряно 3 особи».

Появление на базе инкубаторов — особых капсул из синтетического волокна, которое по своим характеристиками было практически идентично составу родовой полости королевы инсектоидов — было также следствием параноидальных по своему характеру закладок в сознании ИСКРы… Решение о создании подземных инкубаторов для выведения основных боевых особей — защитников Роя — были приняты ИСКРой после того, как примерно неделю назад Рико воспротивился самой идее выращивания живых организмов. Озвученная фраза сразу же запустила процедуру оценки адекватности реакций Доминанта. К концу того дня на основании огромного собранного материала, содержащего обрывки мыслеречи Рико, его действия, речь, ИСКРа выносит вердикт о частичной дееспособности Доминанта и отдает команду одному из строительных мехов, который был задействован при организации их базы на астероиде, о рытье нижнего уровня в одном из вспомогательных модулей.

В результате, в течение примерно суток мехом был оборудован стандартный бункер С класса с индивидуальной системой жизнеобеспечения и собственной климатической установкой. К концу вторых суток с момента начала строительства из спасательной капсулы от бывшего Звездного сеятеля в сторону бункера прошмыгнул небольшой механизм, внешний вид которого не был похож на мехи земного происхождения. Здесь не было округлых и мягких форм. Наоборот, передвигающийся механизм был словно весь скроен из острых, выпирающих частей, который то исчезали, то снова появлялись в основном теле робота.

Достигнув бункера, инопланетный мех оставил на мягкой теплой поверхности несколько небольших коконов. Сразу же после этого на уровне начала резко повышаться температура и влажность, создавая наиболее благоприятные условия для выведения новых особей…

«Продолжается дестабилизация жизненных процессов особей! Потеряна боевая особь!»

Все это время мальчик плакал. От охватившего его страха перед совершенно непонятной опасностью он даже попытался забраться под кресло работающей майндмашины. В итоге он скрючился в «три погибели» и как можно сильнее вжался в металлические упоры механизма.

Этот приступ дикой паники случился с ним не только от того что он при всех своих способностях оставался всего лишь испуганных ребенком, но и от того, ИСКРА начала открытие инкубаторов. Искусственный разум, признавая человека — Рико — в качестве Доминанта, то есть высшей по статусу особи в Рое, совершенно логично переносил на него и все способности взрослого Доминанта… Для высшего представителя расы Кхариер — Доминанта сама мыслеречь была совершенно естественным способом общения в первую очередь с себе подобными, а не только с создаваемыми ими механизмами. Именно посредством мыслеречи Доминант находился в постоянном и непосредственном контакте с остальными особями, которые находились ниже его по статусу. Для тех — младших особей, боевых особей — этот постоянный контакт был залог их не столько нормальной жизнедеятельности, сколько вообще залогом выживания. В особенной степени это касалось особей, находящих в инкубаторе, и особей, едва вышедших из него. В эти моменты поток мыслеречи между Доминантом и новыми членами Роя резко возрастал. Последние в короткий промежуток осознавали себя, получая от Доминанта громадный объем информации о том, кто они, для чего предназначены, какое место в иерархии они занимают и т. д. О том, что этот процесс может как-то иначе повлиять на Рико искусственный разум просто не мог знать, так как иначе он не должен был признавать мальчика Доминантом.

«Отмечается рост уровня агрессии! Потеряна боевая особь!».

Делавшие первые шаги особи постепенно становились все более активными. Сначала это было вялое шевеление в центре бункера, где вся масса инсектоидов, сгрудилась в одну кучу. Потом то один то другой начали нападать на своих соседей и метаться из стороны в сторону.

«Теряется контроль над частью особей! Уровень агрессии возрос на 32 %».

Метавшиеся по бункеры инсектоиды становились все более и более агрессивными. Не получая ментального импульса от Доминанта и не чуствуя общего ментального фона, который оставляет за собой Рой, особи приходили в ярость, начиная крушить все на своем пути.

… Рико обхватил руки голову и сильно, до боли, сжал ее. Он надеялся, что может хоть так сможет избавиться от странных ощущений в своем мозгу. За эти несколько десятком минут его голова превратилась в подобие огромного дома, набитого громко голосящими безумными жителями. Перед его внутренним взором возникали то совершенно непонятные образы, то обрывки мыслеречиИСКРы. В добавок его словно иссушал тягучий, постоянно усиливающийся Зов… Его кто-то непрерывно, на разные голоса продолжал звать!

«Контроль над особями потерян! Начинаю процедуру открытия бункера».

Массивный люк, на внешней стороне которого не было совершенно ни какого запорного механизма, внезапно с мягким щелчком начал уходить в сторону. Толстая плита металлопласта словно проваливалась в глубину… Это стало началом конца для еще ничего не подозревающих нападавших.

… Мальчик, крепко закрыв глаза, прижимался к основанию майндмашины. Его буквально колотило от страха. Рико все еще сжимал свою голову ладонями, надеясь избавиться от настоящей какофонии обрывков мыслеречи.

«Бункер открыт!». Потеряв ментальное управление над вышедшими из инкубатора боевыми особями — инсектоидами — защитниками роя, ИСКРА моментально сориентировался и открыл им доступ во внешнюю среду, где уже хозяйничали нападавшие.

«Внимание! Произошла разгерметизация четвертого модуля!». В одной из стен модуля № 4, под которым и находился бункер с инкубатором особей, появилось несколько аккуратных дырок, из которых струйкой начал уходить воздух.

«Внимание! Фиксируется возгорание в четвертом модуле!». Из противоположной стены модуля с треском вырвало целый кусок обшивки и мохрящиеся остатки стены и изоляции сразу же занялись огнем. Одновременно с этим над шлюзовой камерой четвертого модуля зажегся непрерывно мигающий красный световой индикатор — сигнал возгорания.

Выведенные из искусственного сна инкубатора раньше времени, инсектоиды испытывали жесточайшую, на грани физической жажды, потребность в белковой пище. Поэтому, стрекочущие от возбуждения и раскрывающие острое жевало богомолы, едва выбравшись на свет модуля, мгновенно набрасывались на ближайшее существо, идентифицированное ими как пища. По двое, трое, они словно бешеныепсы живыми рвали дико орущих шахтеров. Препятствие им не стали ни скафандры для горных работ с усиленной защитой от агрессивных условий внешней среды, нилегкая многоцелевая защита космодесантников. Жевало насекомоподобных существ, передвигавшихся на длинных сгибающихся конечностях, с легкостью переламывали и толстенный композитный пластик и модифицированный металл брони. Их было не остановить, когда впереди маячила пища.

Разорвав на части одну из шахтерских групп, особи, не обращая никакого внимания на разгоравшийся огонь, выскакивали их модуля. Вакуум в космосе должен был угнетать их активность, делая инсектоидов вялыми и малоподвижными, но наличие вокруг огромного количества пищи заставили их идти против природы.

Вскоре от беспорядочной стрельбы, которую при внезапном нападении открыли члены следующей группы, взорвался рядом стоявший жилой модуль. Это была вотчина Робина и именно там от всегда держал запас оружия, с которым не желал расставаться даже ночью. От взрыва трех шахтеров, которые ощетинившись стволами не решались выйти из-за стены, снесло как кегли. Другая группа, контролировавшая ангар с найденным звездолетом, сразу же начала стрелять. Резкие прыжки, совершаемые инсектоидами из стороны в сторону, не давали им стрелять прицельно. Поэтому большая часть длинных, на весь магазин, очередейпролетала мимо врагов. Эффективнее всего против чрезвычайно быстрого противника оказались плазменные карабины, стрелявшие плотными сгустками плазмы. Светло-зеленые разряды высокотемпературной плазмы сжигали инсектоидов, даже если чуть задевали их.

… Ни чего этого мальчик не видел и не слышал. Его поза так и оставалась неподвижной, словно из него кто-то выдернул кабель с энергией. Это шоковое состояние могло продолжатся и дальше, если бы не одно НО! Со стороны шлюзовой камеры в какой-то момент начал доноситься еле слышное царапанье. Он то стихал, то усиливался, то полностью исчезал, то снова становился нестерпимо громок. В конце концов легкое царапанье превратилось в усиливающийся скрежет.

Рико опустил руки, закрывающие уши, и стал вслушиваться в нарастающий звук, в котором стали появляться новые стонущие нотки. Любой инженер, а может даже домашний мастер-самоучка, с легкостью бы опознал в этом звукестонущий от напряжения металл.

— Эй, Малыш…, - в этой то ли тишине то ли шуме женский голос прозвучал настолько неожиданно, что мальчик, вздрогнув всем телом, упал на спину и начал отползать к дальней стене. — Ты что Рико? — Эля подняла голову с упора на кресле и с удивлением смотрела на него. — Что с тоб… А это еще что за хрень?

Скрежетание после небольшого затишья возобновилось с новой силой. К тому же время от времени примерно оттуда же стали раздавать и легкие удары по стене модуля.

— Малыш? — в голосе встающей девушки слышалось нарастающее беспокойство. — Кто там? — она машинально опустила руку на пояс, где была жестко закреплена кобура для боевого «стоппера» (пистолет с тупоносыми патронами с высоким останавливающим действием, используемый полицией), но ее пальцы схватили лишь воздух. — Черт! — в мастерской забыла (ангар, где стоял новый корабль). — Рико?! Скажи хоть слово!

Она решительно подошла к иллюминатору, как раз выходящему в ту сторону, откуда и раздавался звук.

— Вот же дерьм…! — пробормотала она, рассматривая зарево от догорающих модулей. — Горит четвертый, шестой и, кажется, седьмой… А это еще что такое? — красновато-желтые языки пламени, неровно прыгающие со стороны пожарища, освещали валившиеся тела, а точнее куски тел (в этот момент она могла поклясться всеми известными ей богами, что в нескольких метрах от жилого модуля видела валявшуюся человеческую руку). — Бог мой! — вдруг не сдержав визг, она отпрянула от иллюминатора. — Кто это Рико?!

Девушка подскочила к мальчику и начала его теребить, постоянно спрашивая:

— Рико, что такое? Ты слышишь меня, Рико? Что эта за хрень в иллюминаторе? Что вообще тут происходило, пока я была в отключке?

Мальчишка вдруг поднял опущенную до этого голову и тихо произнес:

— Я не знаю… Эля, я не знаю, кто они, — он перешел на шепот, отчего ей пришлось наклонится к самому уху мальчика. — И они все время зовут меня.

У нее аж лицо вытянулось от такого ответа.

— Постоянно меня зовут, — он легким касанием пальцев дотронулся до затылка. — Их голос словно тут где-то… Я закрываю уши руками, а они все равно зовут и зовут.

«Внимание! Фиксирую нормализацию психических функцией Доминанта! Господин-Хозяин, тебе угрожает опасность. Господин-Хозяин, я потерял управление над боевыми особями. Три из них приближаются к тебе. Господин-Хозяин, нужно уходить из этого модуля».

— Это Искра? — девушка увидела, как на несколько минут у Рико затуманились глаза, что говорило о продолжавшемся ментальном разговоре. — Это ведь его рук дело? — ее глаза, казалось, метали молнии. — Точно! Этот механический ублюдок сделал какую-то хрень, которая… Боже! Рико, маску! Быстро!

Резким движением Эля хлопнула по груди мальчика, где располагался небольшой контейнер с автоматической лицевой маской для кратковременного пребывания к космосе. Сразу же капсула раскрылась и выскочившая маска с шипением закрыла голову.

За мгновение до этого в противоположной от них стенке с громким хлопком появилось аккуратное отверстие. Потом совсем рядом с первым возникло еще одного, затем — третье.

Едва они оба надели маски, как часть стены превратилась в решето, в отверстия которого с каждой новой секундой появлялись все новые и новые дыры. Наконец, металл с диким хрустом разошелся, словно гнилая тряпка и в большой рваной дыре показалось странная темная рожа с острыми наростами. Издавая угрожающее стрекотание инсектоид начал протискивать остальную часть тела в жилой модуль.

Девушка сильным ударом толкнула Рико за свою спину, а сама, выхватила нож.

Через несколько секунд в дыру протиснулось второе точно такое же существо. Единственное отличие между ними состояло в том, что у последнего не хватало одной верхней конечности. Из короткого обрубка, которое моталось на месте конечности, сочлась зеленоватая жижа.

Оба инсектоида низко прижимались к полу и стрекотали. Вступающие вперед массивные жевала быстро двигались навстречу друг другу, от чего и издавался данный звук.

Вдруг, обе особи резко затихли. Их подрагивающие от напряжения теламедленно опустились на пол. Оба инсектоида сложились словно трансформеры. На передние конечности они синхронно положили головы с неподвижными челюстями, а задние конечности, перегнувшись в дополнительных суставах, вытянулись над ними.

«Доминант!». Сильный ментальный удар словно кувалдой ударил и по девушке и по мальчику. Это была даже не мыслеречь в том ее виде, в которомони общались с инопланетнымискусственным разумом. Это был настоящий Зов, который издают рождавшиеся особи при поиске своего Роя. «Доминант!».

Девушка, стоя на коленях, вертела головой во все стороны. Вся ее маска изнутри была залита кровью, которая продолжала идти из носа и ушей.

Рико выдержал удар лучше. Ему почти сразу удалось встать и даже сделать несколько шагов по направлению к инсектоидам, которые начали еле слышно стрекотать.

Глава 23

ОТСТУПЛЕНИЕ 56

Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. Форт Корбин.

Кабак «У Мэри».

Бармен выверенным многократными повторениями движением ополоснул, вытер и поставил новую стопку на барную стойку. Все это у него уложилось в одно длинное движение.

Столько посетителей здесь он не видел, кажется, с момента открытия заведения. Довольно просторное помещение, в котором в обычные дни, как правило, слонялось человек пять — шесть, сейчас было переполнено. Причем, большая часть этой пьющей и горланящей толпы явно тяготела к дальней части зала, где за одним из столиков сидел его очень давний клиент- Карл Збигнев по прозвищу Красный Нос.

Именно этот немолодой мужчина, у которого, действительно, эта выступающая часть часть тела была неестественно багрового цвета, стал той причиной, которая сегодня приводила в кабак все новых и новых посетителей. Все эти люди шли послушать странную историю, которая с ним недавно произшла.

— Еще три фирменных! — к размышления бармена прервал подошедший крупный парень, кинувший на стойку купюру; лицо этого пришлого ему было не знакомо, а бармен всех своих завсегдатаев прекрасно помнил. — И …, - парень убрал другую руку со стойки, а там осталась еще одна купюра. — Друг, ты бы подсказал, Нос точно завязал? Или это все гонево?

Обе купюры исчезли со стойки словно их здесь и не было, а бармен меланхолично произнес:

— Точно, дружище, точно, — он начал протирать новую стопку. — Клянусь тебе, что этот пропойца сидит в моем баре со вчера, а заказывает лишь одну только воду! — он поднял стопку с основанием из толстенного стекла ипосмотрел ее на свет. — А я ведь всегда думал, что его организм принимает только виски или какое-другое поило…

Пришлый внимательно слушал этот монолог.

— Сидит уже второй день и постоянно что-то бормочет в своем углу, — он поставил и эту стопку рядом с целой шеренгой других, точно таких же сверкающих и прозрачных стопок. — И вот что я скажу тебе, дружище. Если бы не его бормотание, привлекающее ко мне столько новых клиентов, то я бы давно уже дал ему пинка под его тощую задницу!

Слушавший все это парень молча хмыкнул в ответ и, взяв заказ, пошел в сторону сгрудившихся в углу людей. Едва подойдя к плотной стене из спин и затылков, он сразу же энергично протиснулся внутрь.

— Может пришло время промочить глотку, землячок?! — парень со стуком поставил три стопки на стол перед сидящим Карлом. — Так много говорить на сухую вредно — это я тебе как шахтер говорю! — окружавшие их люди, знакомые с этой гулявшей в их среде присказкой, дружно поддержали его одобрительным гулом. — Хорошее виски…

Подвинув одну из стопок к сидевшему, парень буквально впился глазами в его лицо.

— Я же сказал уже этого трахнутому бармену, что больше не пью! — Карл поднял голову. — Ему, что трудно запомнить? — в его голосе сквозила такая ярость, что многие из стоявших вокруг непроизвольно вздрогнули. — Чтобы мне сдохнуть, если яхоть каплю спиртного еще возьму в рот!

Парень взял стопки со стола и всунул их в руки какому-то выпивохе, буквально пожиравшего их глазами.

— Ну нет, так нет, — произнес он. — Тогда может и мне расскажешь свою историю?

Карл некоторое время его разглядывал словно какую-то диковину, а потом снова опустил голову. Он несколько минут молчал и когда уже казалось, что в этот вечер от него больше никто не услышит ни слова, шахтер заговорил. Правда, речь его была невнятной, обрывистой.

— … Я им всем говорил, что нечего было лезть в этот модуль! — первая фраза была сказана им с яростью, которая впрочем сразу же сошла на нет. — И Биму, и Кубрику и этому дылде Макстафену. Я говорил, что ничего хорошего из этого не выйдет.

Он рассказывал не поднимая головы, отчего его голос выходил немного глухим и некоторые слова разбирались с трудом.

— … Мне сразу не понравилось, как там было. Скажу я вам это было что-то. Жарко было и влажно, как в реакторной. Капало с потолка, стен…Наши маски сразу же запотели. Потом мы сняли их… Датчики то показывали, что воздух в норме. Какая же там была вонь! — он передернул плечами, словно в этот самый момент полной грудьювдохнул той вонищи. — Бр-р-р! Гадость…

Вдруг он вновь поднял голову и уставился куда-то сквозь столпившихся вокруг него шахтеров. Глаза его были широко раскрытым и совершенно безумными…

— Я говорил им, что надо уходить! Говорил… А они мне в ответ, что? — он засмеялся и его дребезжащий смех неприятно резанул людям уши. — Тут много барахла! Бабы! Руда! Недоумки! Паусанье дерьмо!

Тут он замолчал, а когда через несколько минут его голос зазвучал, то услышать его смогли лишь те, кто стоял ближе всего.

— Это был какой-то шорох. Совсем негромкий, — продолжал он шепотом. — Потом я услышал такой звук, словно цокот чьих-то копыт… Цок… Цок… Я еще подумал — какие здесь к черту копыта?! А в этом проклятом мареве ни чего не было видно!

Он стал водить головой, будто снова и снова пытался что-то разглядеть.

— А-а-а-а-а-а-а! — Карл резко вскинул голову и начал пронзительно орать. — А-а-а-а-а-а-а! Это был сам дьявол! Он явился к нам из пламени ада, чтобы забрать самых грешных из нас! Он цокает своими копытами, а за ним волочется длинный хвост!

Пришлый также как и остальные быстро отшатнулся от начавшего орать старика. Алан Ричард II Пинкертон бросил на него последний взгляд и начал пробираться к выходу из кабака. Все это время его не покидала убежденность, что эта непонятная история с сумасшедшим шахтером и тварями из ада каким-то непостижимым образом связана с объектом его поиска. «На всем пути — от Земли и до этой дыры на Цецере, — проносилось у него в голове. — Я постоянно натыкаюсь на что-то совершенно необъяснимое и в итоге оказывается, что где-то рядом обязательно был тот самый маленькие мальчик».


ОТСТУПЛЕНИЕ 57

Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. Орбитальный производственный комплекс по переработки руды.

Над крошечной планетой висел огромный металлический диск, испещренный разнообразными по форме и размерам наростами. Все эти выступающие над поверхностью комплекса надстройки — многочисленные шлюзовые ворота, диспетчерские вышки, противометеоритные экраны, стыковочные узлы для крупнотоннажного транспорта — были видны с поверхности планеты невооруженным глазом.

Апартаменты генерального директора Дерека Ван-Гортарасполагались в административной зоне комплекса, которая включала в себя восемь основных и семь вспомогательных уровней (это более четырех тысяч квадратных метров просторных и комфортных помещений).

Попавшего сюда человека сразу же окружал совершенно особый ни с чем не сравнимый аромат настоящего богатства, в котором только настоящий ценитель смог бы разобрать несравнимую какафонию запахов от жутко дорогих земных сигар, скрипевшей под твоим весом кожаной мебели и почти исчезнувших ценных пород дерева. Его ноги почти пощиколотку утопали в густом ворсе персидского ковра, вышедшего из под рук далеких азиатских мастеров, а подушечки пальцев мягко касались бархатистой поверхности панелей коридора из красного и черного дерева.

— Господин генеральный директор, я бы не осмелился вас побеспокоить, — один из менеджеров высшего звена, отвечающих за качество продукции, старательно избегал смотреть в глаза своем босу, что ему пока удавалось делать. — Если бы не случившееся… Конечно судить вам…

Правая бровь Ван-Горта поползла вверх, сигнализируя даже не столько о его удивлении, сколько об охватывающем его раздражении.

— Наши показатели демонстрируют отрицательную динамику, — от волнения на его лбу и висках выступил пот. — Только за вчерашний день выпуск продукции снизился на 47 % от обычного. Близкие показатели были зафиксированы в течение четырех предыдущих дней, — менеджер сглотнул пересохшим до каменного состояния горлом. — Господин генеральный директор, если в самое ближайшее время показатели не возвратятся к нормативным, то значительная часть наших контрактов будет под угрозой срыва.

После этих слов в кабинете установилась полная тишина. Босс сидел за длинным овальным столом и молча переваривал полученную информацию. Его менеджер тоже молчал, стараясь не то что словом, но и даже звуком своего дыхания нарушить эту тишину.

— Почему это произошло? — Ван-Горт встал и сложив руки на своей груди медленно пошел пошел к одной из стен кабинета, где был устроен бар. — Причина была найдена?

— Сэр, — несмотря на то, что Ван-Горт стоял к нему спиной, менеджер все равно не поднимал своих глаз. — Главная причина в том, что практически полностью прекратился подвоз сырья. По данным нашей службы безопасностис рынка сырья буквально испарились несколько ведущих игроков.

Храк! Серебряная вилка с витой ручкой изогнулась в кольцо в руке Ван-Горта и металлический уродец упал на стол.

— Насколько я знаю, — медленно начал генеральный директор. — На диком поле ежедневно находится более трех тысяч добытчиков и львиная доля из них это прямые наши поставщики. И как в таком случае мы могли оказаться в такой заднице, если исчезло лишь несколько добытчиков?

Чувствуя, что если на этот вопрос он сейчас не сможет ответить, то его песенка будет спета, менеджер начал быстро говорить:

— Сэр, действительно все именно так, как вы и говорите! Только сэр, есть одно но… Из всей массы шахтерских кораблей, которые работают на нас, только единицы являются по настоящему крупными поставщиками необходимого нам сырья. Если быть точным, — он что-то нащелкал в своем планшете. — То большую часть нашего сырья мы получаем за счет прежде всего десяти — пятнадцати поставщиков. Остальные … это около двух тысяч человек … выходят в Дикое поле на всяком переделанном старье и нацелены прежде всего на наиболее ценные ресурсы.

— Кого из поставщиков мы лишились? — генеральный директор вновь сел; чувствовалось, что гроза начинала проходить. — И какого черта это произошло?

— Мне сообщили, что уже давно не видели «Викинг» мистера Хольварда, — менеджер уже не пользовался планшетом, видимо и так прекрасно зная всех крупных клиентов. — Раньше только один мистер Хольвард обеспечивал примерно 17 % наших поставок. Почти неделю не сдавал руду «Крестоносец» мистер Травона, — при этом имени генеральный директор недоуменно вскинул голову и менеджер пояснил. — Это отец Джон. Кроме того, не приходил ни один из кораблей близнецов Рипли — Атура и Филиппа.

Он на мгновение замолчал и почти сразу же продолжил.

— Говорят у шахтеров недавно была какая-то заварушка. Никто толком ничего не говорит, — бормотал он виноватым тоном. — Вы же знаете сэр, как эти походимцы относятся к своим тайнам. У них вообще сложно что-то выудить.


ОТСТУПЛЕНИЕ 58

Студия Европейского единого информационного канала. Новостной выпуск.

«— … Продолжается подготовка к турниру. Хотя уже сейчас мы можем говорить не просто о рядовом турнире, где участвует несколько десятков претендентов на победу. Нет, речь стоит вести о настоящем грандиозном шоу, где зрители станут участниками грандиозной битвы силы и духа.

… Согласно последним новостям, более сорока ведущих спортивных агентов сообщили о желании своих клиентов участвовать в этом мероприятии. Мы получили подтверждение на участие от Гримиона Зака прошлогоднего победителя Абсолютного бойцовского чемпионата. Свою заинтересованность выразил Михаил Престо, абсолютный рекордсмен по версии…




______________________________________________________________


2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. «Дикое поле». База команды корабля «Святая Елена».


«Викинг» Хольварда стоял в стороне от остальных кораблей группы, что для такой туши было неудивительным. Для списанного корвета с его почти двумя стами метрами длины эта долина была крайне неуютной.

— Капитан, — штурман лыбился во все тридцать два зуба. — Старпом докладывает, что они наткнулись на склад руды. Это седьмой модуль, — он ткнул пальцем на одну из самых крупных построек. — Вот он, кажется… Говорит, если на глазок, то где то тысяч на двадцать — тридцать тон, — увидев, что это не больно впечатлило капитан, он сразу же добавил. — Это же не обычная руда, а обогащенный концентрат!

У Хольварда от удивления округлились глаза.

— Что? — он отыскал глазами этот ангар на мониторе, транслирующим картинку со роботизированных сканеров. — Обогащенный концентрат?!

Его удивление было довольно искренним. Для получения такого количества концентрата нужно было перелопатить не один астероид-миллионник (то есть астероид весом от одного миллиона тонн). Хотя дело было даже не в объеме работы…Вся заковыка состояла в том, что для получения концентрата из обычной руды нужен был мобильный обогатительный комплекс, который могла себе позволить не всякая корпорация. Для обычного шахтера-поисковика, который перебивается крохами в дальнем Космосе, этот самый мобильный обогатительный комплекс был просто недосягаемой мечтой.

— Связь с ним! — Хольвард продолжал всматриваться в монитор. — Живо!

Штурман кивнул.

— Сэр, старпом на связи, — на мостик ворвались какие-то шуршащие и дребезжащие звуки. — Сэр!

— Ты сейчас где? — капитан подошел ближе.

— У склада, сэр, — на мониторе одна из фигурок подняла вверх руку и помахала ею. — Думаю проверить качество концентрата.

Хольвард в нетерпении переступил.

— К черту его! — вдруг резко отрезал он. — Никуда он от нас не уйдет. Старпом, поднимай всех своих бойцов и ищите этот обогатитель. Достаньте мне его хоть из под земли, — остальное он добавил, когда тот отключился. — Если нам удастся обнаружить обогатительный комплекс, то считай этот поход мы не просто отбили, но и наварили деньжат… Пусть там землю носом роют! А ты, давай сюда, Святошу.

Коммуникатор отца Джона не отвечал минут пять — шесть, в течение которых Хольвард продолжал обшаривать глазами передаваемое изображение шахтерской базы, надеясь напасть на следу мобильного перерабатывающего комплекса.

— … Это нечестивцы! — на мостик ворвался мощный бас новоиспеченного святого отца. — Где эти проклятые нечестивцы?! Приор, послать на их поиски еще братьев! Через пять часов эта руда должна быть в трюмах!

— Какие-то проблемы? — Хольвард усмехнулся в усы. — Святой Отец, что случилось?

Бас на несколько мгновений запнулся.

— Слава Господу нашему, все нормально, — чувствовалось, что собеседник немного на взводе. — Через несколько минут мы приступаем к погрузке концентрата. Думаю, двух кораблей здесь хватит.

Несмотря на демонстрируемую уверенность отца Джона Хольварда не покидали какие-то сомнения. С самого начала операции, когда уже стало ясно, что им все-таки удалось застать своих противников врасплох, ему все равно чудился какой-то подвох. Поэтому при каждом своем действии он не просто перестраховывался, а многократно перестраховывался. Так при блокировании астероида сначала была разрушена мачта связи, установленная на одном из хребтов у базы, а потом над базой повесили списанный военный блокиратор связи. Теперь только они могли пользоваться коммуникаторами.

— Слушай, Джон, — на мгновение задумавшись, Хольвард назвал своего собеседника по старому. — Что-то не спокойно мне… У тебя точно там ни каких проблем не было?

Тот гулко рассмеялся в ответ.

— Клянусь ляжками Христовыми, ты просто параноик! — не мог удержаться от своего специфического юмора отец Джон. — С такими силами мы запросто залезем в задницу к Вельзевулу и невредимыми вернемся назад.

— Вернемся-вернемся…, - еле слышно пробормотал Хольвард, а потом громче продолжил. — Ладно, Джон, давай, вылезай наружу и проследи, чтобы весь концентрат был погружен как можно скорее. Чтобытвои олухи гребли все, что им попадется под руку! И не дай Боже им что-то пропустить… Слышишь меня, святой Отец?! А я, пожалуй, тоже выйду прогуляться. Что-то мне тошно…

Он махнул рукой и громкий режим исчез.

— Двоих мне в сопровождение! — проговорил Хольвард, не глядя на штурмана. — Пусть по полной экипируются. Надо проверить что там и как…

Приказы капитана на «Викинге» исполнялись не просто быстро, а мгновенно. Поэтому, когда Хольвард спустился к шлюзу, то его уже ждали двое членов команды. Судя по тому, что они навесили на себя почти все что только можно было из корабельной оружейки, его приказ они поняли буквально.

— Сэр! — Хольвард, в свое время оттянувший два полных контракта на одной из многочисленных орбитальных станций, установил на своем корабле почти военную дисциплину.

Оба матроса были в десантных комбезах с «родной» уже встроенной защитой из специального металлопластового волокна, массивными вставка прикрывавшего жизненно важные участки тела. Правда, они были без серво-усилителей, которые в несколько раз повышали физические возможностичеловека, но это уже была военная технология ограниченного распространения…

— Пойдем, пройдемся, — Хольвард активировал маску и шагнул в шлюз.

Оба матроса, сделав тоже самое, шагнули вслед за ним. Уже внутри, пока автоматы откачивали воздух, они перестроились. Первый, более массивный, вооруженный роторным пулеметом, встал у выхода из шлюза, а второй, в руках которого был легкий автомат, закрыл капитана с тыла.

Гермодвери, наконец, уползли в стороны и все три фигуры вышли наружу. «Викинг» Хольварда стоял в стороне от всех, поэтому до базы им пришлось идти почти полчаса.

— Давай к тому ангару, — по внутренней связи приказал капитан, поворачиваясь к огромному модуля, который своими ребрами-опорами выделялся словно огромное животное среди копошащейся возле его ног мелочи. — Хочу посмотреть, что этоза корабль там…

Даже сейчас, вне корабля, Хольварда все еще не отпускало. Наоборот, под ложечкой сосало так, что хотелось снова залезь в корабль и закрыться в своей каюте. Пытаясь избавиться от этого чувства, он то и дело прекращал вертеть головой и останавливал свой взгляд на маячившей впереди него здоровенной фигуре своего матроса, водящего по сторонам шестиствольным стволом пулемета.

— Сэр! — шедший впереди матрос остановился. — Впереди стреляют!

Вся их группа сразу же встала, как вкопанная. Хольвард дернул головой, понимая, что его предчувствия начинают оправдываться.

— Что еще там такое? — он подошел ближе и стал всматриваться туда, куда показывал матрос. — Ничего не видно…, - Хольвард активировал встроенный в его скафандр модуль слежения «Глаз — 2» — военный гаджет, выводящий прямо на лицевой щиток скафандра увеличенную картинку. — Ганс, этот точно были выстрелы? — в этом направлении был склад с концентратом и там должно были быть люди святого Отца. — Пусто!

— Я точно видел, сэр, — вновь повторил здоровяк, пулемет которого уже твердо не мотался из стороны в сторону, а твердо смотрел в направлении угрозы. — Это были вспышки от огнестрела. Два или три ствола вели огонь. Несколько очередей и все…, - он сделал несколько шагов вперед. — Я проверю, что там.

Непонятное чувство, которое грызло Хольварда с самого утра, наконец-то, оформилось в полноценной предчувствие серьезной угрозы. Он вдруг ясно осознал. Что если прямо сейчас он опустит Ганса, то тот непременно погибнет и тем самым ослабит его и без того маленький отряд.

— Стоп! Стоим пока на месте, — он связался с кораблем. — Штурман, давай-ка, включи нас в общий режим…

Группа встала в стороне от ближайших модулей. Склад с концентратом, где были замечены вспышки от выстрелов, находился примерно в полкилометре от них, а ангар, к которому они шли, был метрах в ста — стапятидесяти.

— Капитан, включаю…, - наконец, отозвался штурман.

Ганс присев на одно колено, по удобнее перехватил пулемет. Его напарник сместился крупному скальному выступу, который в случае нападения можно было использовать в качестве укрытия. Лишь Хольвард продолжал стоять прямо, словно памятник.

— … визжать, как последняя патаскуха! — в коммуникаторах зазвучал громкий ор, спутать который с кем-то другим было просто невозможно. — Еще хоть слово, я весь обратный путь ты будешь глотать пары реактора в машинном! Христовы пятки, кто еще хочет испытать мое терпение?! А?!

На несколько секунд в коммуникаторах стояла тишина.

— Кровь Господня, чтобы вы, олухи, сейчас же приступили к работе! Бегом! — отец Джон орал так, что Хольварду пришлось снизить слышимость в динамиках. — И прекратите палить во все стороны! А с этими двумя упившимися недоумками, которым чудится невесть что, я поговорю отдельно…

Хольвард переключил общий режим и произнес в коммуникатор несколько слов:

— Похоже, все в норме… Двигаемся к ангару, а потом к отцу Джону.

Оба матроса сразу же заняли свои места в группе. Здоровяк, пристроив пулемет в походное положение, двинулся первым, а замыкающим — второй матрос.

— Дерьмо! — выругался Хольвард, когда до ангара оставалось несколько метров. — Опять что-ли…, - в этот момент капитана корпусом закрыл Ганс, оттеснив того назад. — Опять вспышки…

Действительно, снова кто-то открыл огонь возле склада. В чернильной темноте тени, которую отбрасывали разные модули, то и дело возникали яркие вспышки. Только сейчас, казалось, стрелков было не два и не три.

— Сэр, надо возвращаться на корабль, пока не станет ясно, что происходит, — проговорил Ганс, не поворачивая головы. — Мы здесь как на ладони!

— До корабля далеко, — из-за спины Хольварда вынырнул второй матрос. — А тут везде открытое пространство… Кто знает что там происходит? — он вытянул руку в сторону небольшой высоты, которая поднималась недалеко от склада с концентратом. — Если вон там выставят что-нибудь по-мощнее, то мы и шага не успеем сделать. Лучше пока в ангаре скрыться, а там посмотрим, что к чему…

Между тем стрельба становилась все более интенсивной. Казалось, возле склада что-то празднуют, то и дело запуская в воздух разнообразные фейерверки и взрывая петарды.

Хольвард вновь переключил режим коммуникатора, который все еще держал транслируемую кораблем общую частоту, и чуть не упал от ворвавшихся звуков.

— …ть! Они сзади! — заверещал кто-то диким от страха голосом. — Они сзади! А-а-а-а-а!

— Кирби, слева! — в канале появился уже кто-то другой. — Да, слева, же!

— Огня, сукины дети, огня! — внушительно забасил отец Джон. — Выжгем дотла гнездо этих дьявольских тварей! Дотла! Еще огня! Именем Господа нашего, стреляйте же, стреляйте! — голос священника буквально сочился фанатичной верой. — Еще! Умри, же тварь, умри! — он был в своей стихии — в стихии той самой последней битвы с дьяволов, о которой все время говорил и к которой постоянно призывал готовиться. — Изыди в преисподнюю! Господи!

— А-а-а-а-а-а-а! — продолжал верещать первый голос. — Я не хочу, я не хочу…, - через несколько секунд его визги стали тише, пока совсем несменились еле слышным шепотом. — Я не хочу здесь умирать, я не хо…

— Они продолжают атаковать. И мы их просто не удержим! — прогудел хриплый голос. — Примас (обращение к отцу Джону членов его команды) нужно пробиваться к «Крестоносцу»… Черт! Тома, кажется задело.

— Стоять, сучье племя! — дико заорал святой Отец. — С помощью Господа мы одолеем этих дьявольских тварей! Мы сокрушим их этим огненным мячом, который вложил нам в руки наш Господь Иисус Христос!

— Но, Примас…, - кто-то попытался прервать святого Отца. — Они…

— Прочь от выхода! — видимо отце Джон решил держаться на складе до конца. — Первую же харю, которая попытается пройти мимо меня, я пристрелю своими собственными руками! Проклятые клятвопреступники! Вы решили преступить клятву, которую дали Господу нашему?! — после секундной паузы он продолжил. — Настал час для последней битвы с дьяволом! Что вы стоите как стадо олухов?! Господь ждет, чтобы мы поразили нечестивого врага!

Тут кто-то крепко вцепился в руку Хольварда. От испуга тот дернулся назад, но его рука словно попала в тиски.

— Надо уходить, сэр, — это был Ганс, который показывал рукой на какие-то странные темные фигуры, застывшие возле освещенного угла одного из ближайших жилых модулей. — Они близко!

— Что это такое? — бормотал Хольвард, когда его не церемонясь тащили в сторону шлюза в ангар. — Что это за дерьмо?

Вдруг хватка Ганса ослабла и капитан «Викинга» по инерции начал заваливаться вперед. Он с трудом сохранил равновесие, как его снова дернули за рукав.

— Уходите, сэр! — крикнул здоровяк, почему-то припадая на колено. — Я прикрою…

Обернувшись Хольвард, видел как ротор пулемета пришел в движение и через секунду от него почти на метр вырвалась струя пламени. Яркие вспышка прыгающими бликами ложилась на трясущуюся фигуру Ганса.

— Быстрее, сэр! — его вновь потянули за руку. — В шлюз! Ганс, мы на месте!

Палец Хольварад буквально навис над рукоятью ручного запирания шлюза. Ему требовалось мгновение, чтобы опустить руку, после чего массивная плита из металлопласта закроет шлюзовую камеру ангара.

— Ганс! Быстрее! — второй матрос тоже открыл огонь, пытаясь прикрыть напарника от обходящих его с бока созданий. — Ганс, быстрее неси свою задницу!

В отличие от длинных очередей, которые изрыгал пулемет здоровяка, автомат второй матроса стрелял экономными очередями.

— Твари! Твари! Получите! — в динамиках слышался рев Ганса, который медленно пятился в сторону шлюза. — Иду, сэр, иду…

Вблизи шлюза, где мощные прожекторы смогли с трудом отвоевать от чернильной темноты Космоса немного света, они впервые разглядели тех, кто на них нападал. Из черноты на ярко освещенную фигуру Ганса, огрызающегося непрерывным огнем, наскакивали какие-то существа с длинными конечностями. Пулеметные очереди буквально разрывали на части каждую такую фигуру, от которой в свете прожектора в разные стороны разлетались кровавые брызги.

— Быстрее, Ганс! — не выдержав, заорал Хольвард. — Быстрее! — в этот момент он с трудом сдерживал себя, чтоб не вжать ручку в пол. — Ганс!

Он дернул ручку одновременно с криком здоровяка.

— Я пустой! — массивная туша Ганса, словно выпущенный из пушки снаряд, влетела внутрь шлюза.

Автоматика камеры сработала в штатном режиме, быстро отделяя всю троицу от открытого Космоса. Сразу же вслед густые струи специальной чистящей жидкости ударили со всех сторон и в камере стало ничего не видно. Потом мощные насосы начали накачивать внутрь шлюза воздух.

Через две минуты красный индикатор шлюза сменился на желтый, а потом и на зеленый.

— Дерьмо…, - отстегнутая лицевая маска Хольварда упала из его руки. — Это какое-то дерьмо, — в ярком свете ламп было видно покрытое крупными каплями пота лицо капитана, мокрую всклоченную бороду, которой он так гордился. — Настоящее дерьмо! — с каждым новым словом градус его эмоций становился чуть выше и выше. — Настоящее дерьмо!!

Ганс лежал на металле пола в той же самой позе, в какой оказался внутри после грандиозного прыжка. Его рука в правой перчатки по прежнему сжимала рукоять и гашетку электропривода пулемета, отчего в установившейся тишине слышалось мерное гудение.

Второй матрос пришел в себя быстрее всех остальных. Опустив автомат стволом вниз, он подошел к небольшому иллюминатору, который находился на одной из створок шлюза, и начал внимательно осматривать хорошо освещенную площадку перед ангаром.

— Никого, — одновременно с открытием лицевой маски проговорил он. — Кажется пронесло… Слышишь, Ганс? — он тоже опустился на пол. — Ганс?! — он ударил по вытянутой ноги здоровяка. — Ганс, черт тебя побери?!

Щелк! Гудение электропривода и крутящихся стволов пулемета прекратилось. Лицевая маска откинулась назад.

— Что это за херня? Ты же еще недавно в космодесанте служил, — второй матрос с ожиданием посмотрел на Ганса, лицо которого медленно приобретало осмысленное выражение. — Встречал? Мехи?

— Бля, — сначала выдал тот, а потом вытащил из глубины комбеза длинный дозатор, который обычно используется для питьевой воды. — Сначала надо выпить…, - он ухватил большими крупными как у лошади зубами кончик дозатора и что-то стал пить; судя по выражению его лица, пил он при этом явно не простую воду. — Вот это дело…, - выдохнул он через несколько секунд. — Нет, это не мехи. Видел я один раз китайские шестиногие платформы поддержки десанта с кучей навесных стволов. Дерьмо! Скорость никакая! Плотность огня низкая! Маневренности вообще нет. Дерьмо! Это не мехи…

Он снова что-то глотнул из дозатора. На его лице, наконец, растянулась блаженная улыбка. Кажется, здоровяка начало медленно отпускать.

— Это, точно не мехи, — продолжил он, отстегивая сбрую пулемета. — Вон, — головой кивнул на свой комбез, на котором застыли странные зеленые кляксы, чуть переливающие перламутром. — Когда пули моей малышки попадали, из них шла такая гадость…, они оба уставились на кляксы на комбезе. — Не мехи… Сэр?!

Хольвард неожиданно активировал связь с кораблем. Тумблер щелкнул с едва слышным звуком.

— Штурман?! — его голос чуть подрагивал, но ему еще (хоть и с трудом) удавалось держать себя в руках. — Штурман?!

— Капитан, — отозвался тот после секундной заминки. — На связи!

— У нас нет связи с остальными группами. Свяжись со старпомом и выясни, что здесь происходит, — во время разговора Хольвард вытащил пистолет из кобуры и внимательно смотрел на него. — Еще… готовь «Викинг» ко взлету и … наши особые гостиницы.

— Капитан, я только что говорил со старпомом, — судя по голосу штурман был чрезвычайно удивлен. — Он в каком-то жилом модуле. Говорит, что на него кто-то напал и ему пришлось забаррикадироваться внутри. А больше…, - растерянным голосом закончил штурман. — Ни с кем связи нет… Ни одна группа из тех, что вышли наружу, не отвечает. Что делать, сэр?

Хольвард тяжело вздохнул, понимая, что все эти люди, скорее всего уже мертвы.

— Когда я буду на борту, корабль должен быть готов взлететь и…, - недовольно проговорил Хольвард. — Стрелять!

После этого он посмотрел на обоих стоявших рядом с ним матросов, которые все прекрасно слышали.

— Жить хотите? — сразу же прозвучал странный вопрос.

Те переглянулись.

— Хочу, — буркнул Ганс, поднимаясь с пола. — Хочу жить! Монет хочу много чтобы в кармане было! Баб красивых тр…ть хочу! Бухла чтобы много нормального было!

— Про баб поддерживаю, — ухмыльнулся его напарник, переводя взгляд на капитана. — И про бухло тоже.

— Хорошо…, - медленно начал Хольвард, поднимая лицевой щиток скафандра с пола. — Тогда к черту остальных и все это дерьмо! Нам надо попасть на корабль и свалить отсюда, а там будет и бухло, и монеты, и бабы… А для этих уродов…, - он передернул плечами. — У меня есть несколько подарков. Сравняем все что здесь есть с дерьмом!

— С дерьмом, сэр! — повторил Ганс, переключая ленту питания с опустошенного магазина в патронном коробе на другой. — С дерьмом, … с дерьмом…, - повторял он, пока лицевая маска с щелчком не встала на место и не закрыла лицо.

Хольвард коснулся ручки механизма открывания шлюза и несколько секунд набирался духа. Наконец, в коммуникаторе раздался тяжелый выдох и его рука пошла вниз…

Этот полутора километровый переход от ангара до «Викинга» никто из них толком не запомнил. В памяти каждого из троицы осталась лишь скомканная мешанина из диких образов — непрерывные вспышки выстрелов, полубезумные выкрики то одно то другого то третьего из них, сверкающие в свете прожекторов смазанные фигуры, острые масляно черные словно смазанные какой-то жидкостью каменные осколки по пути и т. д.

Едва Хольвард ввалился на корабль, как сразу же скомандовал взлет. Через несколько минут бывший эсминец вздрогнул от начавших свою маневровых двигателей. Дрожание корпуса нарастало…

— Все готово? — Хольвард повернул бледное лицо, на котором контрастно выделялась его всколоченная черная с поседью борода.

— Готово, сэр! — штурман сглотнул появившийся в горле комок. — Ракеты подготовлены старту.

Люки пусковых контейнеров с лязгом открылись и через несколько минут оттуда с ревом и пламенем вынырнули две длинные сигары со скругленными носами — межконтинентальные баллистические ракеты «Важдра» производства Индийской конфедерации. Здесь не было никаких блоков наведения, да капитану этого и не нужно было. Это была стрельба прямой наводкой по довольно крупной цели.

Глава 24

ОТСТУПЛЕНИЕ 59.

2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. «Дикое поле». База команды корабля «Святая Елена».

Этот жилой модуль пострадал не так сильно, как остальные. От разлетавшихся во все стороны каменных глыб, кусков корабельных конструкций его укрыли другие постройки. На его поверхности сейчас виднелось лишь несколько вмятин и одна крупная трещина, через которую проглядывала изоляция и еле заметно стравливался кислород.

Внутри среди хаотичных нагромождений переломанной мебели и тлеющей аппаратуры лежали скрючившись два тела — маленькое и чуть больше. Они напоминали большой опаленный огнем клубок, где один крепко-крепко обнимал другого…

Стены исковерканного модуля были покрыты толстым слоем серебристого мохнатого инея. Замкнувшая климат-система уже давно не функционировала; ее остатки длинными оплавленными проводами свисали с одной из стен.

С каждой минутой температура в жилом модуле становилась все ниже и ниже. Из небольших трещин, оставшихся после взрыва, уходил не только кислород, но и тепло.

— Холодно…, - еле слышно шептали посиневшие губы. — Боже, как же холодно…, - с каждым новым словом руки сильнее сжимали небольшое съежившееся тельце. — Холодно…, - сжатые руки ощущали, как туловище сотрясают судороги. — Холодно…, - комбез уже давно не грел; электромагнитный импульс полностью выжег все его электронные «мозги». — Не могу больше…

«Опасность!». Ментальный импульс словно маленький взрыв волной прошелся по всему модулю и вышел за его пределы. «Опасность!». Встрепенулась сложившая вдоль тела длинные лапки особь. «Доминант в опасности!». Насекомоподобное вытянулось во весь свой рост и замерло в напряжении. Его небольшие скрюченные передние конечности дрожали, а крошечная головка с глубоко посаженными фасеточными глазами замерла на одном месте.

«Доминант в опасности!». Рядом застыла еще одна особь. Как и первая она смотрела в сторону ближайшего неповрежденного жилого модуля, где находился источник ментального импульса.

— Холодно…, - он уже давно не чувствовал своих конечностей. — Мама, мне холодно…, - казалось, что холод буквально пожирал его, кусочек за кусочком. — Очень холодно…

Массивное темное тело, набрав огромную скорость, с лязгом впечаталось в стенку жилого модуля прямо в то место, откуда по-немногому выходил воздух. Изгибаясь во все стороны, особь с трудом протиснулась во внутрь. Следом в стенку влетело еще одно тело, морда которого показалась внутри через несколько секунду.

Насекомоподобные существа стекались к модуля со всей долины и сразу же врывались внутрь модуля. Система герметизации уже не справлялась с повреждениями. Струи затвердевающий пены, под огромным давлением вырывавшиеся из специальных баллонов внутри стен, едва успевали закрывать крупные дыры, как очередная врывающаяся особь снова нарушала герметичность.

— Холодно…, - еле заметное облачко пара вырвалось изо рта мальчика. — Мне очень холодно…

Сначала одна особь легла на пол, плотно прижавшись теплым шершавым боком к свернувшимся телам. Затем вторая, третья, четвертая… Несколько десятков насекомоподобных существ живыми кирпичами выстраивали настоящую стену, через которую не проникало ни тепло ни воздух.


ОТСТУПЛЕНИЕ 60

Особый лагерь ГУИЛ. Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером.

По центральному коридору блока для особо опасных заключенных раздавался гулкий звук шагов. Охрана у первого поста встрепенулась, когда из-за поворота показалась женская фигура в мешковатом светло-коричневом балахоне с большим белым кругом на груди, который отличал всех адептов Единого бога. Ее шаги были размашистыми резкими, а походка больше напоминала мужскую.

— Директор разрешил посетить заключенных блока, которые решили принять участие в чемпионате, чтобы смогли получить возможность исповедоваться, — из под плотной повязки, закрывающей все лицо, на охрану уставились пустые, словно неживые, глаза. — Вот разрешение, — затянутая в перчатку рука протянула в специальную решетку небольшой пластиковый квадратик.

Один из охраны внимательно оглядел разрешение, а потом подошел к решетке ближе.

— Откройте лицо, — вдруг приказал он. — Мы должны быть уверены, что вы та, за особа за кого себя выдаете.

Женщина вдруг начала издавать странные то каркающие, то булькающиезвуки. Оба охранника не сразу поняли, что это был смех.

— Уверяю вас я именно та, за кого себя выдаю, — успокоившись проговорила она, стягивая перчатку с правой руки. — Меня сложно забыть после встречи.

Охранник у решетки облизнул внезапно высохшие губы. Ее голос ему почему-то показался очень возбуждающим.

— И вы…, - резким движением она сняла ритуальную повязку с лица. — не забудете!

Прямо на охранника смотрело ужасно обезображенное лицо. Оно было практически полностью лишено кожи, которая небольшим клочками кое-где покрывала кусочки мышечных волокон. Вся лицевая часть была буро-коричневого с вкраплениям белого цвета.

— Не забудите…, - пустые глаза смотрели из глубоких обгоревших глазниц. — Правда?

После этого зрелища первый охранник почти секунду пытался открыть решетку дрожащим руками. Ходящие ходуном руки ни как не могли попасть в замочную скважину.

— …. Тогда начнем с этого, — лицевая маска снова легла на свое место. — Майкл Насимо, кажется.

— Все уже приготовлено, — второй охранник старался к ней не подходить близко. — По приказу директора вам выделено отдельное помещение, где никто не сможет помешать. Прошу сюда.

Едва за охранником закрылась дверь, как она развернулась и подошла к стоявшему в середине комнаты столу. У стола стояло несколько стульев, за одни из которых уже сидел закрепленный специальными ремнями, заключенный.

— Примерно десять минут в радиусе ста метров не будет работать ни одно следящее устройство, — после продолжительного молчания начала женщина, не снимая лицевой маски. — Мы можем поговорить свободно.

На лице мужчины не дрогнул ни один мускул. Даже после этой фразы он продолжал молчать.

— Майкл Насимо, ваш сын передает вам привет, — она положила перед ним на стол небольшой светлый браслет, состоящий из крошечных букв. — И никогда не падай духом! — сидевший мужчина вздрогнул. — Кажется так вы любили говорить ему?!

— Откуда вы это знаете? — глухо спросил Майкл, пристально всматриваясь в глаза незнакомки. — Где мой сын?

— Это он сам мне рассказал, — ему показалось, что женский голос чуть потеплел. — И браслет тоже Рико передал… Слушайте внимательно!

… В конце их разговора, когда женщина уже встала со стула, Майкл внезапно остановил ее.

— Мне оставили для Майкла кое-что, — несколько неуверенно произнес он. — Не знаю что и думать… В моем нагрудном кармане визитка. Человек, который это передал, сказал, что очень хочет поговорить с моим сыном. И это, по его словам, очень важно для самого мальчика.

Женщина, ни говоря ни слова, вытянула из его кармана небольшую визитку.

— И еще…, - дернулся вслед за ней Майкл. — Я должен знать, кто вы, чтобы не забыть, кто заботиться о моем мальчике.

— Уверяю вас мистер Насимо, меня сложно забыть после встречи, — второй раз за сегодня она произнесла эту фразу и начала снимать лицевую маску. — До свидания, мистер Насимо! — она отвернулась, оставляя за своей спиной искаженной лицо мужчины.


_____________________________________________________________

2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. «Дикое поле». Неизученный сектор.


В эту часть астероидного поля редко кто отваживался заходить. Основная часть шахтеров, особенно, те, кто горбатился на небольших тихоходных посудинах, вообще старались не соваться дальше линии Антареса — условно проведенной границы, за которой астероиды двигались не по стабильным орбитам, а по хаотично выписанным траекториям. Этих шахтеров иногда называли мусорщиками, из-за того что они вечно подбирали куски за своими более удачливыми коллегами. Их добычей были крохи с уже давно выработанных рудников на близких астероидах или пара сотен килограмм с какой-нибудь блуждающей космическойглыбы.

Другие же выходили из порта на кораблях с хорошими движками и мощной противометеоритной защитой. Такие охотники за добычей всегда ходили за линию Антареса, где нередко сильные магнитные поля притягивали астероиды с богатой начинкой…

Судя по незначительному тоннажу и обшарпанному корпусу этого небольшого кораблика, осторожно пробиравшегося между быстро крутящимися глыбами полиметалла, его владелец принадлежал к первой категории шахтеров. Только самые настоящие мусорщики выходили в космос на бывших космических буксирах или переделанных круизных лайнерах. Об этом говорили и многочисленные заплатки на корпусе корабля, едва закрывавшие оплавленные дыры.

Однако, настораживало то, что этот шахтер отважился так далеко забраться. Это был почти центр «Дикого поля» и можно было пересчитать по пальцам руки тех, кто вообще бывал примерно в этом секторе. Отсюда на линии Антареса было почти четверо суток пути маршевым ходом, а обычным, с противометеоритными маневрами, и все восемь.

Бывший когда-то серебристым, а сейчас серый от многочисленных пересекавших его опаленных проплешин, корабль мягко лавировал между двигавшимися навстречу друг другу астероидами. Капитан то включал боковые маневровые движки, то выключал их, отчего траектория движения бывшего буксира отчетливо напоминала походку человеку, который неплохо принял на грудь.

— Чертово поле! — в сердцах вырвалось у Робина после очередного маневра, когда поворачивающийся астероид навис над ним неожиданно длинным носом. — Еще! — корабль, выдав в доли секунды дикий импульс тяги, рванул в сторону как молодая козочка, уворачиваясь от каменной глыбы. — Вот же…

Последние сутки, когда началась самая сложная часть пути, он держался на одних стимуляторах. На этом отрезке пути, где нестабильность магнитного поля была наибольшей, полагаться на электронный мозги корабля был нельзя. Это было странное и малоизученное воздействие, когда даже полуразумные командные модули военных кораблей, экранированные по самому высшему классу, на какое-то время превращались в обычный электронный хлам.

— Во…, - оживился парень, буквально впившись покрасневшими глазами в данными локатора. — Вроде можно передохнуть немного…

Судя по данным локатора, сканирующего в непрерывном режиме окружающее пространство, корабль вошел в одну из зон стабильного магнитного поля, где блуждающие астероиды вновь обрели привычные и предсказуемые траектории движения. Проблема была лишь в том, что границы таких зон кончались также внезапно, как и начинались. По этой причине здесь сгинул не один шахтерский корабль.

— Ну-ка посмотрим, что у нас тут вокруг происходит, — согласно команде Робина, с рубки слезли бронированные панели, которые с легкостью держали как выстрел легкого плазменного орудия, так и удар здоровенной астероидной глыбы. — Нормально…

Окружающее корабль пространство было практически свободно. Вокруг серебристой туши медленно дрейфовали немногочисленные бугристые каменные глыбы. Они неторопливо проворачивались вокруг своей оси, подставляя лучам солнца то один то другой бок.

— Можно даже чуть прибавить, — он вывел корабль на крейсерскую скорость и облегченно откинулся на высокое кресло. — Ну… еще немного.

Кажется впервые за эти несколько беспокойных суток поиска Робин мог позволить себе хотя бы немного расслабиться. Он закрыл глаза и попытался расслабить затекшие от долгого сидения мышцы.

— У-у-у, — еле слышно простонал он, потягиваясь до отчетливого хруста в спине. — Хорошо…

Однако, несмотря на всю свою усталость, его тело, по-прежнему, не желало покоя. В его крови продолжал гулять мощный военный коктейль из бодрящих веществ, державших и тело и психику в постоянной готовности к действию. Все это в добавок практически идеально накладывалось на те изменения, которые начали происходить с ним после одного из последних сеансов использования майндмашины.

За несколько дней до этого поискового рейса Робин, как раз, «залил» последний инфокристалл из тех, которые он когда-то приобрел у полупьяного военного на орбитальном комплексе «Галактика». Тогда, взяв его перед установкой в руки и читая малопонятные предупреждающие надписи, он даже и подумать не мог, что начинка кристалла окажется такой…

Сначала все было как обычно. Майндмашина, предупреждающе мигнув индикаторами готовности, проглотила кристалл. Через пару секунд он ощутил привычное покалывание в области затылка, почти сразу же сменившееся усиливающимся давлением. Казалось, кто-то медленно и упорно рукой с нарастающей силой давил на его голову. От этого наступала тупая, тяжелая боль, которая с силой отдавалась по всему телу.

Первые признаки того, что с ним происходит что-то странное, Робин ощутили еще при старте. В какой-то момент все окружающие его предметы приобрели непонятную раздвоенность. Концентрируя на чем-нибудь взгляд, например, капитанском кресле, парень видел его смазанные очертания. Казалось, будто оно размазалось в пространстве и в такой форме застыло.

Все предметы, на которые падал его взгляд, оказывались похожими на странную жвачку. Они перетекали из одной форму в другую, с одного места на другое.

В эти минуты он и подозревать не мог, что причиной всему была попытка активации одной из закладок в его сознании. Последний из инфо кристаллов, установленных перед отправкой корабля в Дикое поле, являлся экспериментальной разработкой разведки космофлота Концерна. Именно над этим проектом, получившим название «Пророк», работал генерал космического флота Концерна Эндрю Аткинс — тот самый военный, которыйтак кстати повстречался Робину на орбитальной станции. Первоначально проект «Пророк» был частью более широкого направления по изучению возможности внедрения в человеческое сознание полноценных субличностей, получивших название боевые поведенческие алгоритмы. Разрабатываемый алгоритм «Пророк» наряду с другими алгоритмами «Дикарь», «Лидер», «Следопыт» в случае успеха открывал перед человеком в буквальном смысле этого слова безграничные возможности.

В ходе первых экспериментов по проекту «Пророк» исследовательская группа столкнулась с крайне необычными психическими явлениями. Некоторые испытуемые после сеанса с майндмашиной начинали видеть одновременно в двух временныхизмерениях — настоящем и будущем. Согласно записям наблюдений, не погибшихвместе с лабораторией, вместо привычных очертаний живых существ, предметов люди наблюдали странные размытые силуэты — кляксы, которые с каждой секундой меняли свою форму и размеры. Одни описывали их как огромные капли необычной серебристо-темной жидкости, другие — как плотные сгустки какой-то материи.

После серии экспериментов исследователи пришли к выводу, что изменившееся восприятие реальности у испытуемые не было психическим расстройством от неконтролируемого использования майндмашины. Результаты наблюдений показали, что таким образом они видели вероятности будущих событий и этот факт давал в руки исследователей оружие невиданной мощности… Правда, кардинально изменившееся восприятие не смог пережить ни один из участников этого эксперимента.

… Случившееся стало для Робина настоящим ударом! Он толком и не сам не понимал, как он смог пережить те казавшиеся бесконечными минуты, во время которых его сознание выкидывало такие удивительные кренделя. Тогда он, плотно закрыв глаза, сидел вжавшись в кресло и молил Бога, чтобы электроника корабля смогла самостоятельно продержаться еще немного…

В какой-то момент, парень открыл глаза и убедившись, что окружающие его предметы выглядят именно так, как он к ним и привык, шумно выдохнул воздух.

— Вот же черт! — пробормотал он, с силой растирая красные от недосыпа глаза. — До сих пор в дрожь бросает. Нет! Это надо чем-то заесть или… лучше запить!

Встав с кресла, Робин направился к камбузу. Однако не пройдя и пяти метров он почувствовал точно такую же давящую боль где-то в области затылка, как и тогда… С каждой новой секундой боль становилась все сильнее и сильнее. Сделав несколько шагов, он прислонился к стене, прохлада которой несколько ослабила боль.

— Как же больно-то, — кровь с такой силой начала бить в висках, что, казалось, от этих ударов трясет все тело. — Что же это за дерьмо? — шептал он, пытаясь добраться обратно, до кресла. — Убью этого старого урода, когда найду его… Продавец кристаллов… Падла!

В добавок к боли стали возвращаться и проблемы с восприятием.

— Старый пердун! — сплюнул он, когда окружающие его предметы снова начали двоиться. — Мешок с блохами! Точно, пристрелю эту скотину!

Его ноги подогнулись и Робин буквально рухнул на колени.

— Нет…, задушу, — бормотал он, вставая на четвереньки и таким образом двигаясь к креслу. — Вот только доберусь до…, - его шатающая фигура медленно ползла по полу рубки. — Надо вот только добраться… Надо лишь добраться до этого чертового кресла, — расплывающееся в глазах массивное капитанское кресло то приближалось к нему, то, наоборот, отдалялось от него. — Добраться до него…, - в затылке уже не просто что-то болело, там кто-то забивал длинные металлические гвозди. — Как же оно далеко-то.

В эти секунды, если бы его кто-то спросил, он и сам бы не смог ответить, почему ему было так нужно добраться до капитанского кресла. Корабль еще пять или шесть часов должен был проходить через поле со стабильным магнитным полем. Электроника буксира работала в штатном режиме. Словом, объективных причин рваться на капитанское кресло в этот самый момент у него просто не было! Однако, что-то внутри него адски хотело, чтобы он добрался до капитанского кресла. Это было какой-то давящей, набирающей силу волной желания, которая поднималась с самого низа.

— Еще немного, совсем немного, — Робин уже почти дотягивался до металлических опор, к которым крепилось кресло. — Вот…, - кончики пальцев, наконец, коснулись прохладного металла. — Добрался, — выдохнул он, вставая с опорой на кресло на ноги. — Добрался.

Тело словно ватное рухнуло назад, а руки сами устроились в подлокотниках. В этот самый момент окружающие его предметы вновь вернули свои привычные очертания и Робин с удивлением уставился на свои руки, которые словно застыли над панелью управления.

— Что за хрень со мной происходит? — прошептал парень, пытаясь понять для чего он так рвался сюда. — Не могу понять…, - он с недоумением переводил взгляд с панели на обзорные экраны и обратно. — Не могу… Что? Бог мой! — шепот удивления вмиг перерос в дикий вопль. — А-а-а-а!

Словно вторя ему сразу же заревела сирена автопилота, сигнализируя об угрозе столкновения. Навстречу прямо по курсу буксира двигался какой-то объект. Через обзорные панели было видно, как приближаясь он быстро вырастает в размерах.

Руки, застывшие до этого над панелью управления, с силой рухнули вниз, отключая автоматический режим пилотирования.

— А-а-а-а-а! — он орал словно сумасшедший, вытягивая штурвал на себя. — Дерьмо! Чертово дерьмо! — секунды растягивались, превращаясь в минуты, отчего менялось восприятие окружающей действительности — глохли звуки, штурвал становился неподъемным. — А-а-а-а!

Маневровые движки выдавали полный импульс, сотрясая буксир как картонную картонку. Многотонный корабль медленно, слишком медленно, уходил вверх. Приближающийся объект на глазах превращался из небольшой темной болванки, едва заметной на горизонте, в громадную, отливающую на солнце металлическим блеском, махину.

Время практически остановилось! Металлическая глыба словно застыла перед самым носом корабля. Казалось, что вот-вот они столкнуться… Он различал на нем каждую точку, каждую линию. Почти черный, с рваными дырами на поверхности метеорит до боли напоминал … космический корабль (или точнее его жалкие остатки), который страшной силой буквально разорвало на несколько частей и разбросало в разные стороны.

— Давай, давай, тяни! — буксир, наконец, пошел вверх. — А-а-а-а-а! — Робин заорал еще сильнее, чувствуя, что корабль успевает пройти через спасительное окно. — А-а-а-а-а! — корабль почти свечкой начал уходить вверх. — А-а-а-а-а!

Удар! Застонал корпус буксира! Сразу же упала тяга одного из движков и буксир закрутило вокруг своей оси. От перегрузки Робина так вдавило в кресло, чтоу него потемнело в глазах.

Врубилась сирена! Резкий душераздирающий вой наполнил рубку, вопя о разгерметизации корабля. Не переставая мигали «тревожные» лампы, окрашивая стены, пол и потолок в багровые тона.

Он с трудом открыл глаза, которые от полопавшихся сосудов выглядели словно налитыми кровью. После этого попытался правой рукой дотянуться до одной из кнопок на панели управления, чтобы изолировать разгерметизированные отсеки. Судя по продолжавшей реветь сирене автоматика корабля не сработала в штатном режиме и кислород продолжает покидать корабль.

Робин снова и снова пытался оторвать руку от подлокотника кресла, но перегрузка, по-прежнему, делал все его усилия тщетным. «Надо дотянуться до …, - в глазах стоял кровавый туман, искажавший все вокруг. — Надо всего лишь дотянуться… Только лишь дотянуться».

Он буквально физически чувствовал, как уходит драгоценное время.

— А-а-а-а-а! — попытался закричать Робин, но из его прокушенных в кровь губ вырвалось лишь жалкое шипение. — А-а-а-а-а!

В этот момент, когда его трясло от диких объемов вырабатываемого адреналина и жесточайшего психического напряжения, сознание Робина отреагировало на это все самым простым из доступных ему способов. Оно отключилось!

Еще не успели до конца закрыться его глаза и голова упасть на грудь, как включился один из боевых алгоритмов поведения, разработанных в том числе и для таких случаев… Активировалась самая простая из заложенных в него субличностей — ДИКАРЬ!

Это была не просто некая гипнотическая закладка, которая позволяла мобилизовать силы человека и придавала ему психическую устойчивость! Активируемая субличность была полноценной заменой реальной личности человека, то есть она приносила с собой и внешние и внутренние изменения в психике, организме. В считанные секунды организм переживал настоящий гормональный взрыв, который влек за собой волнообразную перестройку всех жизненно важных процессов.

Субличность «ДИКАРЬ» стала настоящей жемчужиной исследовательской мысли психотехников разведки флота. Впервые им удалось сделать не внешнюю легко сбрасываемую психическую оболочку, а полноценную личность. Пусть она была архаичной и примитивной, опиравшейся на самые простейшие человеческие инстинкты! Однако субличность «ДИКАРЬ» полностью соответствовала своей основной цели — дать своему носителю последний шанс справиться противников.

… И он мгновенно рванул с кресла вперед! Преодолевая тянущую его назад силу, Дикарь рвался к панели управления не обращая внимания ни на что. Его руки выстрели к панели. Жалобно трещал материал комбеза, который по словам разработчиков выдерживал попадание с близкого расстояния из плазменногокарабина. Сотни микротрещин рвали мышечные волокна. С хрустомвышел сустав из суставной сумки на правой руке.

— Р-а-а-а-а! — из искривленного рта вырвалось рычание. — Р-а-а-а!

Тело дернулось еще раз и …, наконец, сжатые кулаки обрушились на панель управления… примерно в той его части, где и были сенсоры отвечающие за экстренную герметизацию отсеков корабля. В ту же секунду массивные гермопанели с шипением начали опускаться в разных концах корабля, изолируя отсеки один от другого.

Этот рывок стал последним, на что было способно тело. Дикарь еще продолжал рычать, когда центробежная сила раскрутившегося корабля отбросила его в одну из стен рубки.

Примерно через час вышел из строя и второй маневровый движок. По-видимому, удар, шедший по касательный, не только снес правую часть двигательного отсека, но и повредил что-то еще. В течении следующих пяти часов автоматика буксира, включившаяся после столкновения, пыталась стабилизировать неуправляемый полет корабля. С одним работающим маршевым двигателем, который техническим не предназначен для маневров, это удалось сделать лишь к концу первых суток.

… Робин тяжело приходил в сознание. Затекшее от долгого лежания в скрюченной позе тело совсем не откликалось. Конечности ощущались так, словно были крепко связаны. Открывались с трудом слипшиеся от засохшей крови глаза.

— Э-э, — вместо звуков из его рта вырвалось бульканье. — Э-э-э.

Он подождал несколько минут, пока расплывающаяся перед глазами картинка придет в нормальное состояние. Дальше осталось лишь доползти и забраться на кресло.

— Что же это было? — прошептал парень, смотря на диагностический монитор, с выведенными на нем данными обо всех системах корабля. — Чуть не всмятку…

Его пальцы порхали над управляющей панелью.

— Правый маневровый исчез…, - бормотал он, еле слышно комментируя нанесенные кораблю повреждения. — А левый, кажется, — Робин вывел на монитор дополнительное диагностическое окно. — Сдох. Значит остался основной двигатель…

Диагност корабля показывал, что с маршевым двигателем, как раз все было в порядке. Удар металлического обломка, к счастью, пришелся по днищу буксира по касательной и двигательный отсек оказался практически не поврежден.

— Что же это было за дерьм…? — вопрос оказался не заданным до конца из-за того, что Робин, наконец, смог вспомнить последние секунды перед столкновением. — Это же…, - перед его открытыми глазами стояла отчетливая картинка — надвигающийся на обзорный экран громадный металлический обломок космического судна. — Корабль. Черт!

Это точно был обломок какого-то судна. Причем последнее было явно не крошечной яхтой. Размеры обломка явно говорили о том, что когда-то он был частью настоящего космического корабля не менее «В» класса — скорее всего среднемагистрального грузовоза.

— Какого черта он здесь делает? — с недоумением шептал Робин, одновременно пытаясь запустить основной двигатель. — В этом же секторе никого не должно быть, — буксир резко дернулся вперед, словно сигнализируя о том, что сердце корабля еще бьется. — Тут же только мы… Откуда здесь еще кто-то?

Он начал медленно добавлять мощности на основной двигатель. Запустить его на полную он решился лишь через несколько часов, когда полностью убедился, что двигатель ведет себя абсолютно нормально.

Все время, которое буксир пробирался через часть поля с хаотично двигавшимися астероидами, Робина не отпускало чувство, что случилось что-то нехорошее.

— Еще немного…, еще чуть — чуть, — зашептал он, едва астероид с базой показался на обзорном экране. — Неужто, все-таки добрался? — он начал гасить скорость, стараясь не накрыть жилые модули тушей искалеченного корабля. — Эй, народ! — радостно закричал он, включив передатчик. — Старина Роб дома! Эля, Малыш? — астероид довольно быстро рос в размерах. — Куда вы все пропали? Готовьтесь! Сейчас будет жесткая посадка.

Буксир уже совсем не слушался руля. На управляющей консоли один за другим начали гаснуть огоньки.

— Давай, давай, старина…, - консоль потухла и корабль окончательно превратился в огромный и бесполезный кусок металла. — Старина! Черт тебя задери! — заорал он, одновременно пытаясь пристегнуться к креслу. — Очнись!

… Ему все-таки удалось сесть на астероид. Многотонная махина пропахала своим брюхом почти половину долины и остановилась лишь тогда, когда нос буксира почти весь ушел в скальной грунт.

— Ну и где торжественная встреча? — пробормотал Робин, когда внешняя дверь шлюза все же поддалась плазменному резаку и свалилась с креплений. — Почему никто не встречает уставшего брата?

Он спрыгнул на землю и попытался осмотреться. Эта часть астероида еще оставалась на темной стороне и поэтому вокруг был виден лишь небольшой кусок поверхности, который освещали еще не сдохнувшие прожекторы буксира.

— Кажется торжественная встреча отменяется…, - даже в этой темени парень различал некоторые детали, которые ему совсем не нравились. — А раз так, то…, - немного в стороне от глубокого рва, оставшегося от буксира, лежали какие-то странные куски металла, подозрительно напоминавшие оплавленные корпуса кораблей. — Мы пойдем сами. Люди мы не гордые.

Его рука привычно легла на рукоять карабина и сдвинула предохранитель.

— Эля! Рико! Робин на связи, — он активировал связь. — Где вы? Отзовитесь!

Он выпрыгнул из рва и сразу же остановился. Полоса света, оставленная его фонарем, выхватила из темноты распростертое тело в шахтерском тяжелом комбезе. Казалось, погибший куда полз. Его левая рука была вытянута вперед, а правая оставалась где-то далеко позади.

— Эля! Рико! Ответьте кто-нибудь?! — Робин присел на колено и включил второй фонарик. — Что у вас тут твориться?

Примерно в десяти метрах, куда добил сноп света, обнаружилось второе тело! С оружием! Человек в сером от пыли комбезе сидел прислонившись спиной к стене жилого модуля и в руках сжимал древнюю электромагнитную винтовку.

— Вызываю базу, вызываю базу, — его горло пересохло от тяжелого предчувствия. — Это Робин! Вы слышите меня!

В его висках снова словно метроном застучал пульс, сигнализируя о поднимающейся волне ярости.

— Эля! — заорал он в микрофон. — Рико! — карабин застыл у его плеча, когда он, плюнув на осторожность, перешел на быстрый шаг. — Где вы! Эля! Рико!

Он уже не обращал никакого внимания на застывшие в разных позах тела, которые начали попадаться ему все чаще; на скрюченные словно от невиданного ветра конструкции жилых модулей; на раскиданные вокруг металлические конструкции, каменные глыбы.

— Эля, Рико! — его голос превратился практически в рычание. — Робин вызывает базу! — он прекрасно понимал, что снова в одно из тех боевых состояний, которые ему было трудно контролировать. — Эля! Рико! Я иду…

В этот модуль, где они обычно встречались все вместе, парень вошел уже не совсем вменяемым. Шлюзовая дверь, среагировав на его ключ-активатор, открылась сразу же.

— Я здесь…, - шептал он, вглядываясь в полумрак помещения, стены и потолок которого были покрыты толстым слоем беловато серой изморози. — Я пришел…

Его боевая субличность совершенно не удивлялась тому, что попадалось на глаза. На полу в дальнем углу сидели скрючившись и прижавшись друг к другу странные существа, от которых раздавалось еле слышное стрекотание. Но он не чувствовал от них угрозы. Они воспринимались как нечто совершенно нейтрально полезное…

Парень сел перед ними на колени и стал сдвигать эти плотные, словно спрессованные тела. Он не обращал внимание ни на усиливающееся угрожающее стрекотание, ни на двигающиеся челюсти крошечных головок. Робин, сознанием которого полностью завладела одна из его субличностей, продолжал копать, пока в мерцающем свете показался светлая ткань пилотского комбеза.


Глава 25

ОТСТУПЛЕНИЕ 61

Архив Главного разведывательного управления космического флота Объединенного концерна по эксплуатации ресурсов Космоса.

Совершенно секретно. Только для высшего руководства категории "А".

Проект "Пророк".

Руководитель Эндрю Аткинс.

Запись № 271.


"… 34-ый день эксперимента. Первая стадия имплантации кристаллов прошла успешно. У всех испытуемых появились первые признаки видения временной перспективы.

Наилучшие результаты зафиксированы у объекта № 3. На протяжении всего периода с…. испытуемый с высокой точностью…. Видимый им горизонт событий достигает 180 — 250 минут".



ОТСТУПЛЕНИЕ 62

Малая планета Церера. 2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. Форт Корбин. Космопорт.


Зак Ферелли, младший капрал службы безопасности космопорта, как и обычно на протяжении последних двух лет, сидел возле почти десятка мониторов, на которые выводилась картинка с видеокамер на посадочной платформе. Прямо перед ним, на столе стояли здоровенная кружка с иссиня черной жидкостью, которую кто-то из его смены назвал ракетным топливом Ферелли, и пара сэндвичей.

— Еще транспорт…, - пробормотал он со вздохом, читая бегущую строку с длинной шеренгой цифр. — И это еще чемпионат не начался, — после этих слов он снова приложился к кружке.

Жуя один из сэндвичей и время от времени прикладываясь к своей кружке, он тем не менее бегло всматривался в мониторы. Его рассеянный взгляд неторопливо пробегал по экранам с лева на право, а потом назад.

— Ух ты! — удивленно буркнул он, запнувшись на одном из экранов. — Что это еще за кадр такой?!

На посадочном терминале через толпу спешивших в разные стороны пассажиров, сотрудников космопорта, встречающихся уверенно пробирался какой-то человек. Наметанные долгими часами дежурств взгляд Зака привлек совсем не внешний вид этого пассажира, ни его походка…

— Кто это у нас такой? — несколькими щелчками пальцев он увеличил картинку с этого монитора, выведя ее на всю стену. — Хм…

Заинтересовавший младшего капрала человек шел через бурлящую толпу совершенно свободно, словно перед ним никого не было. Он самоуверенно не раздвигал людей своим телом, не толкал их…

Человек шел так, словно совершенно точно знал кто и где из всех этих людей будет через несколько секунд. Траектория его движения казалась совершенно естественной…

Вот кто-то из пассажиров неловко толкает другого и тот падает прямо на идущую впереди него женщину. Возникает небольшая давка прямо в центре зала, а он легко, даже изящно, никого не задев прошел прямо через эту людскую свалку. К стойке регистрации он подходит ровно в тот момент, когда от нее отходит предыдущий пассажир.

— Хорошо, — недобро оскалился Зак, не отрывая глаз от монитора. — А что ты скажешь на это? — Ферелли вызвал того самого оператора, который в этот самый момент занимался оформлением документов. — Майки, это Ферелли! Помурыжь-ка этого типа! Что-то мне его рожа не нравиться…

Едва оператор оторвался от микрофона, как проверяемый уже протягивал в его сторону небольшой кусочек пластика темно-бардового цвета. Зак с удивлением наблюдал, как лицо оператора приобрело точно такой же цвет и он с виноватым видом стал что-то лепетать в свое оправдание.

Пластиковая карточка исчезла и человек вдруг повернулся к камере. Его вытянутое ни чем не примечательное лицо заполнило собой весь экран. На какое-то мгновение Заку показалось, что тот смотрит прямо в его глаза. И тут, он лихо подмигивает.

… Виктор Клозе, испытуемый по прозвищу "Виверо", объект № 16 проекта "Пророк", отвернулся от камеры и снова скользнул на несколько секунд в будущее. Его ждало задание.


ОТСТУПЛЕНИЕ 63

Земля. Юго-западная часть Европы. Один из небольших, тихих и уютных городков, во множестве расположившихся на побережье океана.


Полдень. Нестерпимо яркое солнце в зените. На улице нет ни одной, даже самой маленькой тени. В прохладных домах попрятались люди, под причудливостриженными кустарниками развалились тяжело дышащие собаки.

Окна в этом доме были плотно зашторены тяжелой темной тканью, за которой вдобавок скрывались закрытые жалюзи. Глубоко в доме, в темноте, едва подсвеченной красно-синими огоньками аппаратуры, сидел мужчина и внимательно слушал запись разговора, несколько минут назад перехваченной одним из спутников слежения разведки космофлота.

— … Что это за бред такой? — с удивлением спрашивал хриплый мужской голос, который судя по интонации принадлежал человеку, не привыкшему к долгому ожиданию. — Это прямая линия или нет?!

Через несколько секунд раздался какой-то треск, словно кто-то что-то уронил и снова раздался тот же голос.

— Вот же…узгоглазые болваны! Доусон, плесни-ка мне… Еще немного. Все, хватит! — отчетливо послышалось тонкий звон. — Себе тоже… Что-то мне это не нравиться. Я уверен, этот китаец что-то замышляет… Больно прыткий он. Знаешь, что Доусон?

Вдруг речь прервали сильные помехи. Громкий треск заполнил помещение и заставил поморщиться сидевшего мужчину.

— … работать по двум направлениям! Первое и основное — это Рико Насимо! Шон, мне чертовски нужен этот пацан. Привлекай любые ресурсы, любые кадры…, но в ближайшее время он должен быть у меня. И второе — это директор Лю. Попробуй его осторожно прощупать.


ОТСТУПЛЕНИЕ 64

2,77 а. е. от Солнца. Астероидный пояс между Марсом и Юпитером. «Дикое поле». Неизученный сектор. Космический корабль.


Несколько десятков мехов, от крошечных и до пары здоровых укладчиков, деловито сновали по реакторному отсеку, наполняя его целым концертом из самых различных звуков — лязга металлических гусениц, перестука крошечных манипуляторов, визга от круговых пил, шипения плазменной сварки и т. д.

— Эля, ты там? — в эту какофонию звуков с трудом прорвалось сначала шипение динамика микрофона, а потом мужской голос. — Давай, к нам на мостик, — через секунду шипения голос продолжил. — Поговорить надо.

Услышав свое имя, девушка, стоявшая рядом с одним из мехов со сбившейся настройкой, тяжело вздохнула.

— Как же не вовремя…, - нажав кнопку, буркнула она. — Иду!

В отсеке сразу же установилась тишина. Секунду назад сновавшие туда сюда мехи, вошли в режим ожидания и тихо ждали дальнейших команд.

По пути до мостика, девушка снова нырнула в ставший для нее уже привычным мир машин. Длинный угловатый коридор с многочисленными выпирающими металлопластовыми ребрами, нишами технических отсеков, в туже секунду пропал и она оказалась в пространстве, которое было совершенно не похоже на реальный мир.

Это не был мир статики со всеми его массивными металлическими балками, решетками пола, громоздкими агрегатами, весившими десятки, сотникилограмм.

Здесь не было ничего неизменного! В какой-то степени ее восприятие искусственных объектов, созданных руками живых существ, а особенно сложных механизмов, напоминало виртуальную среду, которая делала девушку не внешним наблюдателем, а неотъемлемой частью. В моменты погружения Эля словно становилась самим этим механизмом — устройством или кораблем. Она начинала воспринимать окружавший ее металл, пластик своей плотью, а внешние и внутренние механические повреждение — своими ранами.

— Хм… Что это у нас тут такое? — одна из окружающих ее ярких серебристых нитей, протянувшихся из-за ее спины и далеко вперед, вдруг сильно вспыхнула и после этого сразу же стала тусклой. — Кажется, средний энерговод в четвертом контуре накрылся, — Эля повернулась в сторону ближайшей технической нищи и оттуда сразу же выскочил небольшой паукообразный мех, который перебирая крошечными манипуляторами начал быстро пробираться через обшивку коридора. — Точно! — возле тусклой нити появилось небольшой светлячок, который плотно окутал место разрыва. — Хорошо…

С каждым новым днем эта ее способность становилась все сильнее и сильнее… Совершенно естественной для нее становилось постоянная манипуляция мехами, даже для в самых неожиданных случаях. Так, едва она садилась завтракать, как на стол во множестве словно саранча лезли робопаучки и каждый из них, словно старательный рабочий, что-то тащил в своих лапках. У одного — вилка, у второго — ложка. Третий, похожий на рогатого таракана, нес ее любимый пластиковый стакан. У четвертого подгибались тонкие ножные манипуляторы от тяжелой тарелки, в которой дымились разваренные кусочки каши… Или она могла взять и застыть на несколько минут прямо посередине каюты с широко открытыми глазами, решая очередную сложную и интересную задачу.

Иногда Эля с ужасом вспоминала недавнее время, когда все эти вещи ей были совершенны недоступны… Она ярко представляла эти бесконечные метры энерговодов, в которых надо было срочно обнаружить пробой, или часы тяжелой и монотонной работы по очередному возвращению к жизни изношенного реактора их буксира.

— … Нельзя этого делать! — внезапно ее воспоминания прервались громкими звуками спора, которые доносились с мостика. — Ты что не понимаешь, что может случиться? Нам ведь только что так дали по роже, что до сих пор кровью харкаем!

— Мы просто не были еще готовы! — включился другой голос. — И вообще, все же обошлось.

— Обошлось?! — чуть не заорал первый голос. — А это? Обошлось, да? Это?! А с Элей…

В этот самый момент девушка вбежала на мостик и застала следующую картину. Возле штурманского места прямо друг на против друга стояли Робин и Рико — здоровый парень и невысокий мальчик. Оба, несмотря на внушительную разницу в габаритах, выглядели нахохлившимися петушками, которые что-то не поделили. Это ей показалось таким смешным, что она не выдержала и во весь голос рассмеялась.

— Нет, это надо же! Ха-ха-ха! — смеялась она, запрокинув голову. — Вы бы на себя со стороны посмотрели! Это что-то! — она ткнула пальцем сначала в одного, а потом в другого. — Один большой, а другой вот такой… Насмешили, — качая головой девушка села в капитанское кресло и обоим парням стала хорошо видна ее обезображенная ожогами часть лица. — Ну и чего спорите? — спросила она, заметив, как те сразу же примолкли. — Шум стоит аж до самой орбиты Марса!

Робин в эту секунду бросил на мальчика многозначительный взгляд. Мол, видишь как мы пострадали! Даже сестре досталось, а ты говоришь, надо рискнуть…

— Эль, — начал мальчик. — Я все-таки хочу позвонить этому человеку, — заметив на ее лице недопонимание, он продолжил. — Ну, этому… господину Лю. Это ведь от него приходили в тюрьму к отцу, а вдруг он что-то может сделать.

Судя по непроницаемому лицу Робина, он был категорически против этой идеи.

— А вдруг он папу поможет освободить, — в голосе мальчика звучала такая тоска, что становилось понятно — звонить он будет в любом случае. — Ну, что ты молчишь?

Эля молча смотрела на Рико — этого мальчишку, совсем недавно ставшего частью их семьи, и думала, что ответить и как поступить. Эля всей душой хотела, чтобы Рико наконец-то смог встретиться со своим отцом. И она была готова приложить для этого все свои силы. В то же время, девушка признавала и правоту Робина. В их шатком положении, которое в последнее время стало еще хуже, звонок этому странному человеку действительно мог оказаться худшим решением из возможных…

— Малыш, Робин, — наконец, решилась она. — Мы одна семья и поэтому должны заботиться друг о друге! — в глазах мальчика загорелись огоньки надежды. — Поэтому, если нам надо рискнуть ради кого-то из наших близких… нам придется пойти на риск.

Девушка внимательно посмотрела на старшего брата.

— Не говори ни чего, Роб, — негромко произнесла она, не отрывая взгляда от брата. — Я прекрасно тебя понимаю и полностью согласна с тобой, но мы должны использовать все возможности… А теперь вот, что я предлагаю…

Ее план не был верхом изящества и гениальной военной мысли. Задуманное скорее походило на сценарий какой-то детской дворовой разборки в стиле — он в меня смятой бумажкой кинул, а в него железным молотком.

— Мы можем выбрать место и время нашей встречи, что дает нам огромное преимущество, — оба парня внимательно ее слушали. — И возможность серьезно подготовиться! Малыш, на тебе будет десант. Я думаю, ИСКРА еще не забыла о своей просьбе про новых защитника Роя? — мальчик при этих словах сразу же оживился.

Он ожесточенно закивал головой.

— ИСКРА говорит, что Рою, по-прежнему, нужны защитники, — выпалил он, захлебываясь от переполнявших его чувств. — Что без боевых особей Рой и

Доминант погибнут.

Эля кивнула головой.

— Тогда, Малыш передай, что пусть начинает закладывать новые инкубаторы. Нам потребуется много солдат…, - она улыбнулась, но улыбка почему-то вышла чересчур уж зловещей.


______________________________________________________________

Орбита Марса. Флагман мобильной оперативной группы Концерна ударный авианосец «Атакующий красный дракон».


В роскошных апартаментах красной зоны авианосца — наиболее защищенной части корабля молча сидел глава китайского директората Концерна. Его едва прикрытое роскошным шелковым халатом тело практически полностью утопало в большом кожаном кресле. Сквозь чуть прикрытые веками глаза директор Лю наблюдал за тем, как в расположенном напротив него огромном аквариуме неспешно плавали золотые рыбки. Огненно-золотые с длинными плавниками они величаво курсировали вдоль центральной стенки и время от времени замирали возле нее и долго смотрели куда-то вглубь комнаты.

— З-з-з-з-з-з-з-з-з-з! — негромкий зудящий звонок вдруг нарушил медитативную тишину апартаментов. — З-з-з-з-з-з-з-з! — личный коммуникатор директора елозил по поверхности небольшого столика. — З-з-з-з-з-з-з-з-з!

С недовольной миной на лице Лю коснулся дисплея.

— Слушаю, — китаец был немногословен, так как звонить по этому номеру могли только люди из самого ближнего окружения. — Говорите! — в какой-то момент в его голосе послышалось напряжение. — Да, это директор Лю! Да! — однако, сразу же напряжение сменилось радостным нетерпением. — Помню. Это был мой человек!

Он нажал какую-то кнопку на столе и после этого сразу же вскочил с кресла.

— Я полностью подтверждаю все его слова, — не переставая говорить по коммуникатору, он в нетерпении махнул рукой своему вошедшему в комнату секретарю. — Я гарантирую вашу полную безопасность! Никто не узнает о нашей встрече… Хорошо! Я согласен!

Вошедший человек склонился перед ним в поклоне.

— По поводу места встречи могу предложить…, - он не успел договорить фразу, как сразу же прервал ее. — Хорошо! Я согласен!

Завершив разговор директор Лю еще несколько секунд в задумчивости стоял, держа в руках коммуникатор.

— Тэнг, — наконец, он взглянул на склонившегося перед ним секретаря. — Я был прав… Терпение и гибкость это две великие добродетели…, - секретарь, поднимая голову, успел заметить, как директор прятал довольную улыбку. — Нас ожидает встреча с тем, кого мы так долго и безуспешно разыскивали с этим наглым северным варваром — Бирретом. Передай капитану, что мне нужен малый штурмовой катер идвух человек сопровождения из бригады тяжелых пехов… И главное, быстро!

Ничем не выдав своего удивления секретарь вновь поклонился и с таким же каменным лицом направился выполнять поручение.

Примерно через двадцать минут тот же самый секретарь доложил директору, что штурмовой катер полностью готов к вылету и сопровождение ожидает на посадочной платформе.

— Господин, — секретарь вновь поклонился. — Ваша безопасность может быть под угрозой. Не стоит ли увеличить число сопровождающих?

— Старина Тэнг, я уверен, что с нами ничего не случиться, — рассмеялся тот. — Согласившись на эту встречу, они показали, что заинтересованы в ней не меньше нашего. И потом…, - директор сделал небольшую паузу, после которой выдал очередную так любимую им философскую цитату одного из китайских мудрецов. — Ради достижения мудрости истинный правитель может пожертвовать и своей жизнью. Пойдем, Тэнг, посмотрим на того, кто, вероятнее всего, является одной из величайших ценностей нашего мира… Кстати, Тэнг, попробуй его осторожно прощупать, — Тенг, являвшийся одним из трех сильнейших официально зарегистрированных интуитов, почтительно кивнул головой. — Я должен точно знать, что мне подсовывают не пустышку.

Место встречи находилось вдали от основных космических трасс и примыкало к краю астероидного поля. Последнее было особенно удачным для космических беглецов, позволяя при малейшей опасности прыгнуть в самую гущу каменных глыб.

Именно эта мысль первой и посетила директора Лю, когда он, находясь на мостике катера, рассматривал увеличенную капитанов картинку оконечности астероидного поля. Перед его глазами величаво проплывали громадные черные монолиты, цвет которых менялся от глубоко черного и до блестяще-серебристого. Одни из них медленно вращались вокруг своей оси, полет других был более спокоен.

— Господин директор, мы прибыли на место, — почтительно произнес довольно высокий китаец — капитан. — Именно эти координаты указаны в вашем распоряжении.

— Ждем, — коротко бросил Лю, продолжая жадно рассматривать изумительный по красоте видеоряд.

Его глаза приковал сразу же приковал один из самых крупных астероидов, который словно линейный парусный корабль древнего земного флота выплывал из серебристой непрозрачной дымки. Его медленно увеличивавшийся на экране катера бок был идеально ровным, отчего в голову даже закрадывались осторожные мысли об искусственном происхождении этого объекта.

Заметив заинтересованность руководства капитан еще увеличил картинку, приблизив указанный астероид. После этого поверхность глыбы заполнила собой практически весь экран, позволяя рассмотреть себя в самых мельчайших подробностях.

— Восхитительно, — еле слышно шептали губы Лю, не сводившего глаз с экрана. — Плавные формы… напоминающие волнующуюся озерную гладь…

Бок астероида, действительно, напоминал водную поверхность, по которой ходили небольшие буруны. В какой-то момент ему даже показалось, что эти волны на самом деле ходят по каменной поверхности астероида, искажая иссиня черную гладь.

— …! — где-то на фоне слуха донеслось до него какое-то восклицание. — Совершенно не фиксируется на радаре! — штурман о чем-то шептался с капитаном. — Приготовиться к…, - вдруг капитан включил общий режим связи и громко произнес. — Приготовиться к маневру уклонения! Приближается неопознанный объект!

На катере взвыла сирена, предупреждая о скором ускорении. Однако, через несколько секунд она неожиданно затихла, словно давая возможность Лю узнать о том, что происходит.

— Может мне кто-нибудь соизволит объяснить, что здесь происходит?! — ледяным тоном спросил директор. — Я жду…

В установившейся тишине этот вопрос, заданный довольно громко, заставил многих вздрогнуть. Капитан сразу же повернулся и … Лю, в этот момент мог бы поклясться, что у него было до нельзя растерянное лицо.

— Господин директор, — он на мгновение бросил злой взгляд на штурмана. — Вспомогательный радар неожиданно обнаружил неопознанный объект, хотя на основном — не было ни одной цели. Объект двигался прямо на нас, а несколько секунд назад он резко остановился.

— Господин капитан, господин директор, — рядом с ними неожиданно вырос третий член экипажа, находившийся на мостике. — Объект передает сообщение на общей волне, — протянул планшет, на экране которого выделялась узкая цепочка слов.

Прочитав сообщение, Лю улыбнулся.

— Приготовьте шлюпку, — приказал он. — Это те, кого мы ждали.

Уже внутри шлюпки Лю прильнул к иллюминатору и снова увидел тот самый астероид, который на проверку оказался самым настоящим кораблем. С расстояния нескольких сотен километров, которое уменьшалось с каждой секундой, корабль представлялся еще более внушительным, чем раньше.

— Господин директор, — к ним повернулся пилот. — Они открыли шлюз. Нас приглашают.

Лю кивнул и снова повернулся к иллюминатору.

— Значит, это мне не померещилось, — прошептал он, любуясь меняющейся на глазах поверхностью корабля. — Он похож на хамелеона…

Наконец, шлюпка оказалась внутри и после мягкого толчка встала на посадочные опоры. Вслед за этим с шипением распахнулась массивная гермодверь шлюза.

Первыми шлюпку покинули двое сопровождающих — массивных из-за штурмовой брони 2-го класса десантников. Несмотря на свою массу двигались они довольно шустро, что, как показывала практика, всегда оказывалось для противника неприятным сюрпризом. Первый десантник сразу же занял место у правого бота шлюпки, второй застыл чуть дальше выхода.

— Я надеюсь, что не ошибся и нас точно ждут, — с легким напряжением в голосе пробормотал директор, когда, выйдя из-за спины второго десантника, увидел пустой трюм. — Или…

В этот самый момент за его спиной с еле слышным лязгающим звуком механизмов тяжелого штурмового скафандра развернулся второй десантник. Буквально сразу же его движение повторил и другой, сместившийся ближе к ним.

— Директор Лю? — в огромном трюме раздался громкий, и что неожиданно женский с бархатистым тембром, голос. — Как вы долетели?

Ожидая увидеть обладательницу этого приятного голоса, Лю быстро повернулся и едва не отшатнулся назад. На расстоянии нескольких метров от него, в проем