КулЛиб электронная библиотека 

Феникс. Часть 7 [Тихий Алексей ] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Глава 74

Наконец-то дома

-Поздравляю вы приняты в тайный орден массового нытья.

-Но я не хочу!

-Неплохое начало!

—Ну, наконец-то приплыли! — воскликнул Верген сходя со сходен корабля.

—И не говори, — согласился я, опустив тяжелую сумку на пирс, и вдохнул полной грудью. Заар пах морским бризом, цветами, пряностями и фруктами. Большой Герион и малый Гесион наполняли светом подкову залива одного из островов моря Мирак, окруженную стеной почти отвесных скал, облагороженных человеческой рукой. В теле многотонных каменных бастионов тянулись террасы, на которых фруктовые деревья гнулись к земле под весом плодов. Как же мне всего этого не хватало. На первый взгляд — райское место, и если бы не темная сторона этого города, так бы оно и было. Но я люблю Заар таким, каков он есть. Мне понравилось в Империи, тамошние правила и законы во многом были лучше здешних, но мой дом тут.

Суета портового района недотягивалась до нашего причала, но стоит нам пройти полсотни метров, как мы окажемся в окружении толпы.

—Еще раз счастливого пути и пусть добрые боги помнят ваши имена! — крикнул нам капитан судна, что доставило нас на родной берег.

—Ты все-таки сел играл в кости? — спросил я Вергена.

—Да так, совсем чуть-чуть, — отмахнулся тот.

—Ну, и сколько продул? — я давно знаю его этого прохиндея и уверен, что речь идет о весьма приличной сумме.

—Шесть золотых, — нехотя подтвердил Верген мои подозрения.

—Я тебе говорил, что ты дурак? — спросил я. Вот ей богу, как маленький! Эти деньги мы зарабатывали потом и кровью, а он спустил шесть золотых монет за одну ночь и ладно бы оставил в Веселом квартале, так нет же, умудрился прямо в открытом море. Талант.

—Не нервничай, мамочка. Легко пришло, легко ушло, — отмахнулся Верген и уверенно продолжил, — мы с тобой еще больше заработаем. Или ты забыл клятву и снова решил меня кинуть? — надавил на больное место напарник. Был у нас с ним один такой некрасивый эпизод.

—Ничего я не забыл, сделаем, — согласился я, — но к походу в Ксафан надо хорошенько подготовиться. Или может ты забыл, как мы драпали, скидывая добро? К тому же время еще не подошло.

—Да, такое хрен забудешь, — с досадой проговорил Верген. — Ладно, подготовимся. Ты дальше куда? К своей дочке кузнеца или пойдем обмоем новые амулеты?

Я на некоторое время задумался. Очень хотелось заглянуть домой, обнять Сиару, вручить сувениры домашним Ависа, а потом отправиться гулять по городу, поесть мороженого, да и отметить новый ранг. Стальной амулет гильдии охотников, видят боги, — это весьма серьезно достижение, и я ношу его по праву. Мне пришлось забираться в другие миры, я сражался с демонами и мертвецами, пролил много своей и чужой крови, но я добился своего. Теперь стоит толстопузому торговцу разглядеть стальную бляху с символом восходящего солнца на моей груди, как в его взгляде появляется уважение. Молодые и не очень девушки улыбаются герою, ведь тот, в ком силен магический дар, у кого крепка воля и на деле доказана живучесть, будет хорошим отцом. Разве что редкие представители древних дворянских родов брезгливо воротят нос на “выскочку”, но и они помалкивают. Уже на следующем ранге мне присвоят дворянский титул, а это не только честь, но и земля, власть и деньги. Мечта мечт потихоньку сбывается.

—Давай заскочим до меня, оставим вещи, потом до Проныры, отчеты я еще по дороге приготовил, и попросим отгул. Думаю, он не откажет. А вот потом можно во все тяжкие, — коротко обрисовал я план. Теоретически, можно вовсе отложить отчеты на пару дней, бюрократии этого мира далеко до нашей с Земли. Однако, после того, как меня несправедливо обвинили в прогуле, создание репутации ответственного человека, на которого можно положиться в любом деле, стало моим пунктиком.

—Да не вопрос, — быстро согласился Верген, которого в городе никто не ждал, а моя компания его вполне устраивала.

—Ты только держи язык за зубами, — на всякий случай предупредил я.

—Ой, ладно тебе, — начал он, но видя, что я нахмурился, примирительно поднял обе руки, — я нем, как рыба.

—Вот и хорошо. Пошли что ли, — сказал я, закидывая тяжелый мешок на плечи.

Идти пешком и с грузом совсем не улыбалось, поэтому мы отправились к стоянке кэбов. Там быстро нашли транспорт и спокойно поехали в ремесленный квартал.

—Вот ты про подготовку говорил, — начал Верген, — а что нам конкретно-то надо?

Я смерил напарника взглядом, Верген очень злопамятный человек и не может забыть потерянные ценности и постыдное бегство.

—Люди, много людей. Мы, конечно, с тобой молодцы и удальцы и десятка два перебьем даже в открытом поле, но ты сам видел, их около двух сотен, а после нашего визита может уже и больше. И не забывай, к ним в любой момент может прийти подкрепление. Так что дело не простое.

—Тогда же придется делиться, — сморщился напарник.

—Необязательно, — ухмыльнулся я, — можем сделать найм без доли в добыче.

—Без доли это хорошо, — задумчиво протянул Верген, — но мало кто подпишется на таких условиях отправиться на Ксафан, а утаить место назначения не получится. Нас просто прирежут перед порталом.

—Так и будет, поэтому абы кого тоже брать не стоит, нужен сильный отряд численностью от ста пятидесяти человек, можно чуть больше. Найти такой будет проблемой. Можно еще собрать сборную солянку, но это вообще будет жесть. У тебя есть опыт командования?

Верген посмурнел и отрицательно мотнул головой. Он не дурак и прекрасно понял о чем я говорю. Мы с ним отличные бойцы и умеем действовать в составе боевых групп, но этого не достаточно для того, чтобы самостоятельно руководить военным подразделением.

—Да и склад огромный, — продолжил я развивать тему, — а мы будем ограничены по времени. Вот ты знаешь сколько продержится портал?

—Откуда бы, — хмыкнул напарник.

—Вот и я не знаю, но обязательно узнаю. Организация такого мероприятия дело не простое, но оно стоит затраченных усилий. Мы их обязательно ограбим, но чуть позже, — Не нужно нагружать напарника одними проблемами, можно и чутка подбодрить. Я уже давно прикидывал, как подступиться к этой задаче и потихоньку разматывал клубок, хотя особо не зацикливался. Моя жизнь похожа на крысу в колесе, как сказал классик: “нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать вдвое быстрее”.

Верген замолчал и погрузился в свои мысли. Дорога займет час с небольшим и я решил потратить это время с пользой. В пути от Империи до Заара я занимался составлением отчетов и магическими исследованиями, а сейчас пришла пора подвести итоги. Взглянув на Вергена, я понял, что он контролирует ситуацию на дороге и погрузился во внутренний мир амулета. Таблица стала слишком длинной, поэтому пришлось разбить ее на части.

Раса: Человек

Пол: Мужской

Возраст: 19

Рост: 176

Вес: 70

Потенциал: 9.5 (прогресс 0.2)

Предрасположенность: Магия огня

Тело:

Сила: 4 (прогресс 0.2)

Выносливость: 4.2 (прогресс 0.1)

Скорость: 6.1 (прогресс 0.3)

Разум:

Воля: 7 (прогресс 0.2)

Интеллект: 5.2 (прогресс 0.1)

Восприятие: 5.6 (прогресс 0.3)

Энергетика:

Резерв: 9.8 (прогресс 0.1)

Мощь: 7.6 (прогресс 0.4)

Сопротивление: 6.8 (прогресс 0.3)

Прогресс, что называется, на лицо и даже больше. Аномальными были не столько значения характеристик, сколько их быстрый рост. Объяснение здесь простое — моя демоническая природа позволяет мне поглощать не только силу, но и воспоминания моих жертв. Каждый раз, когда мое пламя пожирало души смертных, росли мои характеристики. Я долго размышлял над словами целителя, прежде чем понял, как работает эта система. Поглощенная сила в первую очередь отражалась на моей энергетике. Видимо, с рождения мой резерв и так был непропорционально велик, а сейчас и вовсе почти приблизился к человеческому максиму, однако это вторично. Даже самый мощный Атман — ядро души, без развитых каналов Ноуса всего лишь усиливал сопротивление, не позволяя силе разлиться по телу. Но я постоянно самосовершенствовался, и магическая мощь — фактически показатель развития Ноуса тоже не стояла на месте. В мире все взаимосвязано и одно не может существовать без другого, поэтому с изменением энергетики изменялись и кости, мышцы, а также все остальные органы. Я не отрастил рогов или жабр, но мое тело становилось выносливее и прочнее. Вражеские удары, падения с большой высоты и различная сложная акробатика уже не представляли для меня такой опасности, как раньше. Правильно тогда заметил Симон Варда, что мне многое дано от природы, нужно лишь развивать эти данные специфическими тренировками с энергетикой. К примеру, Верген, чтобы добиться своего уровня, тренировался с самого детства, но у него талант другой.

В остальном я по-прежнему оставался человеком, ну, почти. Побывав в разных мирах мне теперь было с чем сравнивать. Соер-Киф являлся для меня чем-то вроде теплицы, его устойчивые магические потоки и энергия светил давали мне чудовищное количество энергии. Его насыщенная магией земля делала меня почти бессмертным, в других мирах все было иначе. Невольно я вспомнил слова того ублюдка, который отправил меня сюда. “Пришло время пробудиться, ты слишком долго спал”, - сказал он тогда. Этот хренов урод явно что-то знал и очень похоже, что специально закинул меня в этот мир. Вот только было абсолютно непонятно, зачем ему это понадобилось. Я пытался разгадать эту загадку, наводил справки о Фениксе, задавал вопросы о Бессмертном Императоре, однако ничего толком узнать не удалось. Складывалось ощущение, что кто-то очень умный нарочно спрятал всю неудобную историю этого мира и плотно закрыл за собой дверь. Даже нынешние маги не обладали всей полнотой знаний, являясь в большинстве своем скорее хранителями традиций, чем исследователями. Даже если допустить, что этот неизвестный урод в красной мантии желал мне добра, отправляя в эту теплицу, но попутно он подарил мне столько боли и унижения, что при встрече с ним я разобью ему лицо, либо попробую это сделать — он явно сильнее меня нынешнего. Но мы еще посмотрим кто кого, злость на этого урода только добавляла мне сил идти дальше.

—Ты в порядке? — спросил Верген. Похоже, я слишком ярко представил картину расправы, на моих руках играли алые языки пламени, а челюсть свело судорогой.

—Да, в норме, — кивнул я, делая глубокий вдох.

—Ну да, ну да, — поддакнул Верген, — я вижу как ты в порядке, вона как корежит. Опять про своего мага вспомнил?

—Ага, — кивнул я, погасив пламя и стараясь унять злость. Успокоился быстро, всего-то три- четыре вдоха. А вот выкинуть этого козла из своей головы оказалось так же сложно как “не думать о белой обезьяне”, но я справился, переключив свое внимание на следующий элемент таблицы.

I круг:

Воспламенение — 4 ранг

Блуждающий огонь — 4 ранг

Огненное лезвие — 8 ранг

Поток огня — 4 ранг

Искра — 4 ранг

Кнут — 4 ранг

Баклер — 4 ранг

Погасить пламя — 7 ранг

Я наконец-то смог пробить барьер третьего ранга! Правда, сделал это весьма специфическим способом. “Огненное лезвие” улучшил за счет основ высшей магии, а остальные за счет развития магии крови. Количество тренировок наконец-то начало переходить в качество. Упор на изучение “когтей”, позволил сделать рывок в управлении стихией, что значительно ускорило создание заклинаний и позволило избавиться от костылей. Теперь, чтобы создать заклинания первого круга, мне уже не требовались какие-либо схемы и слова-активаторы. В этот момент магическая наука превратилась в настоящую магию, так как для ее воплощения мне больше не приходилось напрягаться, все происходило как бы само собой, силой одного лишь желания. Жалко, что этот фокус пока работал лишь с первым кругом магии огня.

II круг

Огненная стрела — 9 ранг

Светильник Тамилла — 2 ранг

Огненный вихрь — 1 ранг

Огненная стена — 2 ранг

Ну, что тут можно сказать? “Огненная стрела” снова стала самым убойным заклинанием в моего арсенале, конечно, кроме магии крови, а с возросшим контролем выросла еще и скорость плетения. И пусть ее мощности не хватало, чтобы пробить металлический доспех, но пара попаданий в одно место могла раскалить броню до красна. Так что латнику в любом случае не понравится. Девятый ранг этого плетения приблизительно равнялся по силе какому-нибудь родовом заклинанию дворянской семьи. Вот только их с детства обучали подобным фокусам, мне же пришлось понять все тонкости самостоятельно.

В остальном без изменений, “светильник”, “огненную стену” и “вихрь” я освоил достаточно давно, но особо часто не использовал — слишком узко специализированные заклинания. В ближайшее время я планирую отработать “вихрь”, чтобы включить его в систему защиты собственной разработки под кодовым названием “Крепость”. Но там еще работы непочатый край.

III круг

Горн Зуара — 1 ранг

Пламя Рокода — 2 ранг

Пару заклинаний третьего круга магии я также изучил самостоятельно, без всяких учителей и подсказок, используя лишь общее описание. Этим результатом определенно можно гордиться, но я не собирался останавливаться на достигнутом.

Техники:

Подготовка — 6 ранг

Концентрация — 7 ранг

Медитация — 3 ранг

Огненный бог — 5 ранг

Медитация привычно застыла на месте. Из-за особенностей строения энергетики я с трудом могу пополнять резерв обычными способами, но меня это не очень печалило. Во-первых, амулет оценивал скорость поглощения рассеянной в пространстве силы, я же в основном использовал энергию Атмана — ядра души, То есть попав в “нулевой мир” я не лишусь магии полностью, в отличие от любого классического заклинателя. Во-вторых, рассеянная сила других стихий для меня почти бесполезна, но я уверен, рано или поздно доберусь до Источника с моим оттенком силы и поставлю жирную точку в этом вопросе. Однако пока этого не случилось придется бороться с системой обходными путями, с таким уровнем медитации меня не допустят до изучения заклинаний третьего круга.

В остальном все было было нормально. Развитие энергетики шло своим чередом, без резких скачков, но и без провалов, специфика работы наложила свой отпечаток. В битвах с различными тварями нет места ошибке, думать и принимать решения приходится буквально на лету, из-за этого здорово выросла “концентрация”.

Ну, и, конечно, техника “огненного бога”. Мне все больше нравился подход восточных адептов. Пусть их приемы не отличались изяществом магов Заара и Империи, но обладали высокой скоростью и силой. С практикой я понял, что их техника строится на контроле стихий. Маги востока научились в обход плетений пропускать через свое тело огромное количество силы, для обычного человека в этом случае требуется соблюдать особую осторожность. Поток силы легко может травмировать тело и энергетику адепта, а то и вовсе убить на месте. Меня же можно назвать гением от “контроля”, а кроме того, огонь не способен мне повредить. Если бы я практиковал эту технику с самого рождения, то при определенном упорстве стал бы мастером. В общем, техника “Огненного бога” буквально создана для такого раздолбая, как я. Кровь из носа, но надо найти мастера и освоить все тонкости этого искусства.

На этом таблица закончилась, но туда не вошли мои недокументированные способности к магии крови и кое-какие собственные наработки. В целом ситуация мне нравилась, длительная командировка в Империю принесла не только деньги и новый титул, но и позволила сконцентрироваться на развитии магических навыков.

Однако все мои предыдущие успехи меркли по сравнению с результатами последних исследований. Мне наконец-то удалось создать свой первый магический щит! Правда защитной полусфере пока не хватало силы, да и скорость воплощения заклинания хромала, отчего пока невозможно ее использовать в боевых условиях. Но я чувствую, что подошел очень близко к прорыву плотины своей бездарности.

Магический щит — это то, что отличает недоучек, вроде меня, от настоящих боевых магов. До его изучения неофит представляет из себя что-то среднее между лучником и мечником, а вот после превращается в тяжёлого пехотинца и становится серьезной боевой единицей. Закованный в магическую скорлупу бывший неофит теперь может не только уклоняться от вражеских ударов, но и принимать их на защиту. Классические маги, благодаря своему многогранному таланту, получают эти навыки уже на втором круге магии, от стрел и другого метательного оружия их прикрывает “воздушный щит”, а в рукопашной схватке — магия земли. А вот таким колдунам, как я, приходится очень непросто, так как “Щит Ва-Маса” — огненная полусфера, относится к заклинаниям третьего круга. Конечно, полноценный маг обладает еще десятком возможностей, однако боевого мага от неофита отличает именно это умение.

В ходе изысканий у меня возникло несколько проблем, которые я не смог решить самостоятельно, но я знаю того, кто может мне помочь. В ближайшее время я хотел встретиться с Симоном Вардой, этот головастый маг уже не единожды выручал меня, от чего и сам не оставался в проигрыше. Наше неформальное сотрудничество приносит ему неплохие дивиденды. Мне остался всего один шаг, чтобы разорвать порочный круг собственной слабости и стать полноценным боевым магов, и я не хотел оттягивать этот долгожданный момент. В общем планов было выше крыши. А по поводу службы в тайной канцелярии есть у меня парочка идей…

Пока я занимался самокопанием, повозка без происшествий доставила нас до дома моего тестя, я расплатился, но не стал отпускать транспорт, нам еще надо посетить канцелярию, а в ремесленном квартале повозку хрен найдешь. Идти обратно пешком до порта очень не хотелось.

—Что-то нам не очень рады, — сказал Верген, который успел подойти к воротам, пока я договаривался с возницей.

Вместо ответа я подошел и толкнул ворота, они оказались закрыты.

—Э-э-э, хозяева! Открывай! — крикнул я и постучал по воротам.

Открыли нам не сразу, пришлось еще немного пошуметь, но через несколько минут я услышал голос Серка Птицы — второго зятя Ависа. Он открыл ворота и мы по-родственному поздоровались. Серк — хороший парень с искренней доброй улыбкой и правильным взглядом на жизнь, но большой любви, как и вражды, между нами не было. Мы просто из разных миров. Он бывший моряк, а ныне мастеровой, я же попаданец и начинающий маг. Нам нечего делить, и общего мало. Тем не менее, нас объединяют родственные узы, пусть формально я еще и не вошел в семью кузнеца, но уже стал в ней своим. Если кто-то тронет одного из нас, ему придется иметь дело со всем родом.

—Вернулся, — радостно улыбнулся Птица, — и, смотрю, с обновкой, — обратил он внимание на новый амулет охотника.

—Я тоже рад тебя видеть, Серк, — хмыкнул Верген.

—Пусть добрые боги будут к тебе благосклонны, Верген. Поздравляю и тебя, — с легкой, почти неуловимой иронией ответил Птица. Верген от природы обладал исключительным талантом располагать к себе людей, его хамоватый характер и задиристый нрав был равен его мастерству мечника и мага.

—Рад тебя видеть, Серк. Как сам? — еще раз поприветствовал я родственника.

—Живее все живых. Горн горит, работа работается, — отмахнулся он от вопроса. — Проходи.

—А где все семейство? — спросил я, так как на подворье было удивительно тихо и безлюдно.

—Так сегодня большая служба в храме Сирома Милостивого, вот все и ушли, а я на хозяйстве остался, — как будто это что-то само собой разумеющееся ответил Серк. А мне от этой фразы стало резко не по себе.

Во-первых, я один из немногих кто знал, что старшей жрицей в этом храме является высший вампир Кхада Нек-сах, более известная в Зааре как Добродетельная Када. Во-вторых, семья Ависа, конечно, верила в богов и посещала службы, но была не особо религиозна и уж тем более не ходила на поклон к богу больных и лекарей, предпочитая ему Турца — Кузнеца и Ваму — Мать. Ну, и в третьих, прихожанином этого храма был некий Симо Гром, гигант магнон, который легким движением руки свернул мне однажды шею в предгорьях недалеко от Небесной крепости. Все эти факты заставили меня нешуточно напрячься, Серк заметил мою обеспокоенность, однако истолковал ее по-своему.

—Успокойся, все здоровы, — успокоил меня Серк, — просто с этой эпидемией многие стали ходить в храм Сирома Милостивого.

—А… — хотел спросить я, но родственник перебил меня.

—Все нормально, — успокаивающе проговорил он, — из наших никто не заболел, пара соседей заразились, но ничего серьезного. Все вернутся ближе к вечеру.

—Ладно, — кивнул я, но для себя решил, что обязательно найму мага жизни, чтобы он осмотрел всех домочадцев. Меня-то никакая зараза не берет, даже обычные яды не действуют, только самые убойные, а вот за семейство Ависа я беспокоюсь. Выйдет дорого, но я попробую договориться с целителем из канцелярии, может по-свойски сделает скидку.

—У меня тут немного наливки припрятано, так может пока ждем, отведаем? — гостеприимно предложил Птица.

—Нам еще по делам надо, — начал было я, но потом понял, что совсем не хочу сегодня на работу, но и отступать от своих принципов тоже не хотелось. В итоге я нашел компромисс. — Отчитаемся перед руководством и вернемся, тогда и отведаем, — поддержал я идею, напарник тоже одобрительно кивнул.

—Надолго? — уточнил Серк.

—Часа за четыре обернемся, — прикинув время на дорогу и разговоры ответил я.

—Ну, давайте, я пока на стол соберу, — довольно кивнул Птица. Раз тесть и жена ушли по делам, так почему бы не отметить такой достойный повод и не побаловать себя немного.

Я взял рюкзак Вергена и свой, отнес вещи в дом в комнату Сиары и вернулся. Верген о чем-то толковал с Серко.

—Пошли, — окликнул я Вергена уже в воротах.

—Охлаждай свою наливку, скоро будем, — заговорчески попрощался с собеседником Верген.

—А чего ее морозить, она и так в подвале стоит. Вы, главное, не задерживайтесь, — в тон ему ответил Птица. Быстро они спелись.

—Нам бы побыстрее, — сказал Верген извозчику, усаживаясь на пассажирское место.

—Можно и побыстрее, — безразлично ответил тот, и повозка тронулась с места.

Нам надо было ехать почти до городских ворот, что на Золотом тракте. Опытный возница не стал соваться на переполненные центральные улицы и повез нас по параллельным. Ранее я бы, наверное, подумал, что он что-то замышляет, но теперь понимал, что просто два вооруженных пассажира придали ему такой уверенности.

Представители банд, по чьим территориям мы проезжали, смотрели на такую наглость с неодобрением, но заметив двух гильдейцев недовольно отводили взгляды. В этой среде хватало придурков, но откровенные самоубийцы не выживали. Быть может, если бы Верген ехал один, они бы попытались покачать права, но на нас двоих нападать не решились. Из-за этого мы сэкономили минимум две трети часа, если и обратно поедем также, то успеем наклюкаться задолго до возвращения Ависа с семейством.

Размечтались. Когда мы подъехали к торговому дому, что являлся прикрытием для штаба тайной канцелярии, то я понял, что нашим мечтам о посиделках не суждено сбыться. Неподалеку от входа стояли три длинные телеги, а возле них Проныра и Зверь. Явно намечалось какое-то дело.

—Проезжай мимо, — бросил я извозчику, резко вжавшись в сидение и отвернув лицо в сторону. Ответственность ответственностью, но на этот вечер у меня были совсем другие планы.

—Что случилось? — спросил Верген, но ответить я не успел.

—Герех! — проорал Тоцит Шуц по прозвищу Проныра. Старший следователь тайной канцелярии был как всегда на высоте, и от его зоркого ока не укрылось наше появление. Вот же упырь глазастый.

—Случилась жопа, — горько, но емко пояснил я ситуацию, останавливая извозчика. Придется идти.

Глава 75

Политика

-Я хочу дарить тепло людям!

-Герех, положи, пожалуйста, канистру с бензином!

Как только мы подошли к Проныре, как нас с Вергеном без разговоров тут же запихали в одну из повозок, в которой уже сидела штурмовая группа тайной канцелярии его светлости герцога Заар. Что называется с корабля на бал. Отмазаться не получилось.

Я быстро окинул взглядом лица бойцов, выискивая знакомых. В глубине сидел Камень — один из наших танков, рядом с ним Здоровяк-Тибат — сильный боец, но голова отбита напрочь, в пылу боя его перекрывает, в середине Корот и Сакаф — сработанная пара магов воды, остальных я не знал. И еще отметил, что у всех уставшие лица и энергетическое истощение, а кое-кто и вовсе со свежими повязками.

Штурмовая группа тайной канцелярии не имела фиксированной численности и в среднем составляла от пятидесяти до восьмидесяти бойцов. Вполне может быть, что большинство моих знакомых сидят в других повозках, но это не объясняло большое количество новичков. Похоже, недавно были большие потери. Все же работа на канцелярию имела ряд минусов по сравнению с работой в гильдии Охотников, там старались не допускать новичков до самоубийственных заданий, а на службе здесь ты никогда не знаешь, с каким врагом столкнешься. Я всех поприветствовал всех, ответом мне был нестройный гул голосов, которые тут же оборвал злобный рык Зверя с улицы.

—Точно жопа, — прокомментировал ситуацию Верген и обратился к сидящему слева от него рослому парню, вооруженному широким топором, — чего случилось-то?

Тот окинул Вергена неприязненным взглядом, но все же посчитал возможным ответить.

—Да, хрен его знает. Наверное опять шпионов поедем ловить, уже месяц без продыху катаемся, — с какой-то внутренней обреченностью сказал парень.

—А ну, заткнулись, я сейчас кому-то языки оборву, — раздался голос Зверя. Парень замолчал, а Верген изобразил неприличный жест в сторону инструктора, чем вызвал одобрение на большинстве лиц.

Проныра со Зверем перебрасывались короткими фразами, я попытался сквозь шум улицы понять, о чем идет речь, но разобрал всего два слова, да и те матерные. Однако ждать долго не пришлось. В нашу повозку забрались еще двое, и Проныра отдал приказ выезжать.

Первый из прибывших был Темок — темнокожий юноша, одаренный воздушной стихии. Четыре месяца назад во время штурма подземной лаборатории он получил очень серьезную и, скажем так, не самую обычную травму. Такие повреждения быстро не лечатся. Вторым оказался закутанный в черную хламиду альбинос, его я точно не ожидал здесь встретить, но был откровенно рад его появлению.

—Ико, блин, а ты че здесь делаешь? — зашептал я, стараясь не навлечь гнев начальства.

—Пусть добрые боги осветят тебе путь, Герех, — по-кошачьи показывая клыки поприветствовал меня маг разума. Он старался шептать, но природу не обманешь, если в тебе от силы килограмм тридцать веса, для остальных ты будешь только пищать. На улице снова недовольно зарычали. Альбинос поднес палец к губам, призывая к тишине, и уселся рядом.

”Герех”, - зашелестел в голове голос Ико, — “рад тебя видеть”.

Мыслеречь не была моей сильной стороной, да и давно мы не виделись с телепатом, но оказывается, это как ездить на велосипеде — раз научившись не забудешь.

”Нормально”, - ответил я после короткой заминки. — “Как сам?”

”Хорошо, — отмахнулся телепат, — начальство вот грозится до старшего следователя повысить”.

—"Поздравляю, — искренне ответил, радуясь за товарища. Ико сразу зарекомендовал себя крайне смышленый парнем и я искренне рад его успешной карьере. И даже не потому, что до сих пор получаю отчисление от его зарплаты. Да, вот такой я коварный гад, и, несмотря на недавнюю большую добычу, отказываться от этой прибавки не собираюсь. И дело не в жадности.

”У меня был хороший учитель, — по своей старой привычке ответил альбинос на незаданный вопрос, — главное было понять принцип жизни в вашем обществе. Как ты и говорил — кто первый встал, тот красивей оделся”.

На эту фразу я только хмыкнул. Я предполагал, что лопоухий альбинос будет быстро двигаться вверх по карьерной лестнице, однако он удивил даже меня, всего за полгода Ико продвинулся от беглого раба до старшего следователя тайной канцелярии — это очень быстрая карьера.

”И все же?” — поинтересовался я.

”Да все просто. Я живу на работе”, - начал рассказ альбинос, на что я лишь кивнул. Совет капитанов Захватчика до сих пор разыскивал беглого раба, конечно, мне удалось легализовать его на территории Заара и спрятать за могучую спину маркиза Йемеса Бертрана, но это не решило проблемы. — “Сам знаешь особых знакомых у меня нет. Ну, кроме тебя и вот этого, — он мысленно указал мне на Вергена. Я скосил глаза на приятеля”.

—Это ушастый что-то про меня говорит?! — с подозрением спросил Верген, который знал про мыслеречь альбиноса.

Ико удивленно выпучил глаза и одновременно виновато прижал уши, а я отрицательно махнул головой. Вергена альбинос откровенно побаивался, так как в отличие от большинства, он реально знал, что тот в любое мгновение готов обнажить меч и без всяких шуток зарезать человека.

”Так что там с работой?” — мысленно обратился я к альбиносу.

”В общем, когда ты вскрыл лабораторию по созданию “криков”, мы начали копать и ниточки потянулись так высоко, что не за все можно дернуть. На следующий день после твоего отъезда приехал взбешенный маркиз и устроил такой разнос, что половина руководства обделалась на месте, — хмыкнул телепат, которого в то время только повысили до младшего следователя. — Оказалось, что наркотик поставлял человек графа Унари, никий Альц Многоликий — демон родом из Угониата, а работу магов жизни оплачивали уже местные. Кстати, тебе лично Бешеный премию выписал, с формулировкой “как единственному, кто тут работает, а не жопу за казенный счет просиживает”, но это тебе сам Проныра расскажет”.

Я снова хмыкнул, вряд ли я услышу от него похвалу, но крупная денежная сумма примирит меня с этим. Сказать по правде, особых заслуг я за собой не чувствовал, просто такова моя особенность — влипать на ровном месте в неприятности. Видать, не зря глава отделения гильдии Охотников Курт Вереско дал мне прозвище Буревестник, там где я, там всегда происходит какая-то жопа.

Для меня эта история началась во время одного из заданий канцелярии, я случайно наткнулся на лабораторию по производству боевых мутантов — криков. Затем был штурм, жесткий бой по щиколотки в зловонной жиже, а чуть позже преследование и как итог — битва с одним из их лидеров. Тот бой я проиграл и потерял хорошего товарища. После смерти Малыша даже могилы не осталось, где можно почтить его память, его тело стало пищей для тварей канализации. Слишком неравны были силы, даже сейчас я еще не готов на равных тягаться с опытным боевым магом, а мой противник был не слабее старшего магистра. Естественно, что я тогда засветился, и начальство, выдав в нагрузку Вергена и несколько заданий, отправило меня подальше из Заара.

”Дальше закрутилось, — продолжил телепат, — аресты и допросы, допросы и аресты. И так почти каждый день, но это дало свои результаты, правда, Зверь потерял около сорока бойцов, вот и ходит мрачнее тучи. Так вот, казнили три десятка торговцев серебряной гильдии, десятка полтора офицеров стражи из простых и даже одного армейца из благородных, вскрыли еще две лаборатории и захватили мага”.

”Что за маг?” — заинтересованно спросил я, опасаясь, что штурмовикам удалось захватить четырехрукого. Если он попался, то ко мне могут возникнуть много вопросов.

”Один из ренегатов на службе банды Псов, Анор по прозвищу Проглот”, - ответил Ико, внимательно вглядываясь в мое лицо.

”Без паники, — успокоил я альбиноса, который почувствовал мое волнение, — я ищу четырехрукого, который меня ранил. Лучше скажи, действительно все так серьезно?”

”Более чем, — ответил альбинос, — ниточки привели к крупным торговым домам и нескольким дворянским семьям. Заговорщики планируют организацию мятежей, снабжение банд оружием, продовольственную блокаду и подрыв огнитовых шахт.

Я тут же вспомнил собственноручно уничтоженный груз контрабандного оружия. Ранее полученная информация, как части пазла, стала собираться в моей голове, выстраиваясь в схему: возросший незаконный оборот огнита, поиски древних артефактов, контрабанда и война банд за территорию — сейчас это все заиграло новыми красками. И наверняка есть еще что-то, о чем я не осведомлен, я пока не в той лиге, чтобы кто-то делился со мной секретной информацией. В общем, действительно, это не детские игры, а заговор серьезного уровня. Я уверен на 99.9 %, что это работа не одного человека, а целой группы агентов влияния с поддержкой местной элиты. Возможно, я даже согласен с частью заговорщиков, что жизнь в Зааре тяжела, а законы несовершенны, но военный переворот это точно не выход.

Однако, если в деле замешаны большие деньги, шутки заканчиваются. И все равно, ранее ситуация не казалась мне столь напряженной, но после слов альбиноса я начал понимать, что дело попахивает не просто керосином, а все идет к полноценной войне между графами Умира и герцогами Заар. Заброска агентов влияния и вербовка оппозиции — это ерунда в мире большой политики, а вот диверсии, создание боевых групп и поставки оружия это уже серьезный шаг к обострению конфликта. Вопрос только в том, когда все завертится и что при этом мне делать?

Сейчас шаткий мир держится лишь за счет личности Императора и его легионов, но он не вечен и до меня уже неоднократно доходили слухи о возможной скорой кончине правителя. Он сильный маг, на него работают лучшие целители страны, но сколько он еще продержится? Год? Десять лет? Или умрет завтра? Я слышал, что последнюю законную наследницу трона Империи — свою внучку, он лично убил на дуэли около полусотни лет назад. Прямых потомков императорской крови не осталось, так что после его смерти начнется настоящая грызня за власть, а под шумок многие постараются решить и свои личные конфликты.

А вот у меня как-то нет желания участвовать в войне, спасибо этому миру, но кровью я сыт по самое не балуй. В жизни многое зависит от нас самих, но иногда случается так, что обстоятельства диктуют правила. И здесь именно такой случай. В общем, если бы это помогло, я бы поднял кубок за здоровье Императора и пожелал ему многие лета, только вряд ли это поможет.

”Ты уверен?” — с грустью спросил альбинос, который подслушал мои мысли.

”Почти на сто процентов, это вопрос времени. Я уже видел, как такое происходит, — хмыкнул я. Мне, жителю Земли 21 века, было очевидно, что военных конфликт между графами Унари и герцогами Заар неизбежен, это для местных тяжело мыслить макро категориями. — Лучше расскажи, за что повышение получил?” — перевел я тему.

”Я шпиона поймал внутри канцелярии, — Телепат явно был доволен собой. — На работе почувствовал, что один из следователей дергаться начал. В начале не обратил особого внимания, мало ли что у человека случилось, но он постоянно в напряжении был, вот я и стал присматриваться, а потом понял, что он с бумагами мухлюет.

”Молодец, че тут сказать, — хмыкнул я, — а что Проныра говорит?”

“Злится, — без злорадства ответил телепат, — сам понимаешь, он слабый маг, да еще и из простых. Я сейчас стараюсь поменьше ему на глаза попадаться, а недавно вообще застал его за чтением запрещенных книг по магии, но сделал вид, что не заметил”.

Я задумался. Что ж, старшего следователя тайной канцелярии Тоцита Шуца по прозвищу Проныра можно понять, он годами добивался своего положения и ему неприятно видеть талантливого выскочку, что получил все мгновенно и на блюдечке. Беспорно, магия откладывает свой отпечаток на адепте, нельзя выковать меч, не замарав руки, однако Проныра взрослый мужик и не думаю, что он скатится на дно. Магия, черная или белая, лишь инструмент в руках мастера.

“А куда мы едем-то?” — наконец спросил я.

“Карад-Тогум”, - коротко ответил Ико и мне стало не по себе.

—А… — хотел задать я следующий вопрос, но альбинос резко приложил палец к губам и прошептал.

—Тихо… Бешеный рядом. — Я не чувствовал присутствия маркиза Йемеса Бертрана, однако верил ушастому телепату, как себе самому, поэтому быстро закрыл свой разум от постороннего вмешательства.

Вот теперь гадай, что Бешеному могло понадобиться в Карад-Тогуме или Городе-Крепости. Во-первых, это весьма известное место в Зааре, а во-вторых, там очень не любят чужаков. История этого места, собственно как и почти всего нынешнего Заара, началась два века назад, когда герцоги решили, что хватит казне в одиночку тратиться содержание города и переложили это бремя на магистрат. Ну, а там в итоге просто забили, и все покатилось по наклонной. Район быстро оккупировали банды и, как водится, устроили тотальную резню, однако это продолжалось недолго, всего лет десять-пятнадцать. Потом в одной из банд появился сильный лидер — некий Арма, по прозвищу Мясник, который объединил будущий Карад-Тогум под своей властью, попутно устроив кровавую резню всем несогласным. Еще при нем бывшее здание торгового дома в центре района стало превращаться в крепость. Оно подверглось перепланировке, а потом и вовсе было соединено с соседними. В дальнейшем каждый новый глава образовавшейся общины считал своим долгом добавить к этому архитектурному монстру что-нибудь свое. Так и появился город-крепость — Карад-Тогум.

Теперь он занимал целый район Заара с населением где-то около тридцати тысяч человек. Там не подчинялись законом герцогства и вообще жили своей собственной жизнью, став головной болью для всех соседей. Одноименная банда “Карад-Тогум” слабо влияла на общую политику и не считалась особо влиятельной по меркам города, но на свой территории не раз давала по зубам таким отморозкам, как Кинжалы, Ночные и многим другим. А все потому, что каждый житель города-крепости считал себя не Заарцем, а Карад-Тогумцем. Вот такая шиза.

И сейчас мы едем в это негостеприимное место. Думаю, если бы речь шла о одном человеке, то маркиз мог и лично прогуляться за целью, с его-то силой это не стало бы большой проблемой, но вытащить оттуда больше троих пленников — это уже непосильная задача даже для Бешеного. Ренегаты на службе банд обычно уступают обученным магам и охотникам гильдии, однако их тупо больше, а кроме того, официальный запрет на темные направления магии сыграл с властями злую шутку. Запретный плод, как известно, сладок, и тот, кто ищет силу всегда пойдет по самому простому пути. Как практик магии крови, с уверенностью могу утверждать, что ничего особо сложного в ней нет. Всего за пару месяцев можно обучить аколита, который будет способен убить обученного мага, пусть даже и ценой своей жизни. И самое интересное, что юному дарованию не обязательно знать последний пункт. Короче, думаю, мы идем за главами Карад-Тогума.

Вопрос только зачем? Мне ли не пофигу? Обычно да, но не сейчас. Сейчас все слишком закрутилось и мне бы хотелось держать руку на пульсе, чтобы не проморгать начало войны. Надо будет аккуратно выведать информацию, если удастся собрать все кусочки пазла, то наверняка смогу более менее точно предсказать дальнейшие события. Другой вопрос, что я точно знаю, что не один я такой умный и за излишнее любопытство можно нажить серьезные неприятности.

Пока я изображал титана мысли, отца русской демократии и особу приближенную к императору, повозка доставила нас к окраинам Города-крепости.

—Выгружаемся, — скомандовал Зверь.

Глава 76

Карад-Тугум

Есть две причины, почему я не даю денег бездомным:

1. Им нужны деньги на алкоголь.

2. Мне нужны деньги на алкоголь.

”Герех, — обратился мыслеречью ко мне альбинос, — тебе налево в проулок, потом прямо в здание. Семь синих и одна оранжевая цель…”

В голове появилась трехмерная проекция огромного здания-крепости с прилегающими улицами и домами, а также действующими лицами. Это было несколько неожиданно, поэтому мне пришлось остановить всю группу. По началу увиденное показалось мне мешаниной непонятных цветных точек и затейливых значков, но стоило взгляду зацепиться за что-то, как тут же всплывала подсказка от телепата. Благодаря этому я быстро разобрался в хаотической планировке и метках. Зелеными точками были обозначены бойцы канцелярии, рядом с каждой точкой был номер, как только я сосредоточился на метке, как тут же получил полный расклад — Верген-мечник-колдун-2 круг. И такие значки висели надо всеми нашими ребятами. Местные жители были обозначены просто синим, к ним подробного пояснения не было, указывалась только расовая принадлежность. Еще была парочка оранжевых, этим цветом, как я узнал из подсказок альбиноса, помечены потенциальные враги. Красных целей пока не было, наша группа только высадилась и готовилась к проникновению на объект, но в отдалении, где-то в центре квартала сияла одинокая фиолетовая звездочка — наша цель, Ярык Цода по прозвищу Кусака — один из авторитетов города-крепости или “Карад-Тогум”.

После выгрузки Зверь провел короткий брифинг и разбил нас на группы. Неожиданно для себя самого я оказался ветераном и самым высокоранговым Охотником среди штурмовиков, поэтому немедленно был назначен командиром боевого подразделения. Чем я бессовестно и воспользовался, загребая в свою команду лучших по-моему мнению бойцов. Естественно, что в мой отряд попал Верген, Камень и темнокожий воздушник Темок, как боец он был не особо силен, но у нас было несколько наработанных связок. Я бы еще забрал неразлучную парочку водных магов, но Зверь не дал, поэтому пришлось добирать из новичков. Так, в мой отряд попали коренной уроженец Заара Барк, вооруженный парой коротких мечей наподобие греческой фалькаты или непальского кукри, и долговязый светлокожий имперец с явной примесью крови дэвов, по прозвищу Аист, у этого был щит-баклер и складной меч-наваха, который вполне можно было использовать как короткое копье. С магическим талантом у обоих было не густо — обоерукий Барк умел усиливать удар, а имперец мог летать, но низенько-низенько, однако оба были обладателями железных амулетов гильдии, что говорило об их опыте.

С любопытством я еще раз оглядел карту, пытаясь найти Зверя и Проныру, но начальство на тактической карте отсутствовало. Ико пояснил, что существует опасность перехвата информации. После выявления шпиона в рядах канцелярии, руководство резко подняло уровень секретности, поэтому даже о цели задания мы узнал только прибыв на место.

Немного освоившись, я догадался, что видеть данную схему мне явно не по рангу, так как я всего лишь старший пятерки. В ответ на невысказанный вопрос телепат лишь улыбнулся. В операции участвовали все штурмовики канцелярии, а поддержку осуществляли аж семь магов разума, временно снятых с оперативной работы, и сам маркиз Йемес Бартрас по прозвищу Бешеный, некоторые еще добавляли “Пес”, но только шепотом и в своей компании. Маркиз лично “держал” карту, в то время как остальные осуществляли сканирование и связь через специальные амулеты, которые действовали даже на большом расстоянии. Начальство задействовало немалые силы, так что задание напоминало полноценную операцию уровня спецназа ФСБ, а то и покруче. Я, естественно, попал в команду Беглеца.

“Герех, — зашелестел голос альбиноса в моей голове, — не против, если я переложу на тебя маршрут, а сам займусь сканированием? Это позволит увеличить радиус”.

“Не вопрос”, - легко согласился я. Так будет даже лучше, если я сам буду выбирать маршрут. В ходе битвы тяжело сообразить про какое “лево” тебе орут в ухо, так и хочется ответить “ты не умничай, пальцем тыкни”.

Еще раз окинув мысленным взглядом карту я оценил риски, проложил маршрут группы и на пальцах объяснил его идущему впереди Вергену. Если бы я поставил вперед Камня или встал сам, то драться обязательно придется, а Вергену при рождении досталась тройная доля наглости, и если кто-то обратит на нас внимание, тот сам виноват и останется.

Мы свернули с широкой улицы в тесный грязный проулок, зажатый с двух сторон обшарпанными домами и уже приближались к окрестностям Карад-Тугума. В проулке сидели двое нищих, которые завидев вооруженный отряд мгновенно испарились. Убивать не стал, не люблю лишний раз проливать кровь, к тому же свидетели — это неизбежное зло. Вообще, идея штурмовать город-крепость посреди белого дня мне не очень нравилась — слишком много посторонних глаз, однако я уверен, что и ночью будет не лучше. Город-крепость жил по своему внутреннему распорядку, и свидетели будут в любом случае. Так что единственный шанс выполнить поставленную задачу — это переть напролом, по возможности избегая драки.

Со стороны такая тактика может показаться большой глупостью, но так только кажется. Во-первых, на нашей стороне городская стража, которая сейчас отвлекает внимание на основном направлении, во-вторых, чтобы остановить подготовленную пятерку штурмовиков тайной канцелярии в извилистых коридорах города-крепости нужно привлечь весьма серьезные силы, ну, и втретьих, в Карад-Тугум войдут двенадцать групп, но только семь — по числу магов разума, заняты целями, остальные, как и стража, будут просто отвлекать внимание. Конечно, будут потери, но это ожидаемо, мы ведь, блин, не яблоки воровать к соседу полезли, а отправились брать глав местной банды. Как бы то ни было, задача поставлена и ее нужно выполнять.

Быстро пройдя по проулку до поворота мы снова свернули налево и оказались перед возвышающейся над остальным городом на добрые четыре этажа стеной. Первые пять были обычными пятиэтажками Заара, а вот разрывы между ними и надстроенные три верхних этажа были воистину возведены мастерами дендрофекального строительства. В ход пошла древесина, кирпич, природный камень и даже глина вперемешку с соломой. Было удивительно, как этот архитектурный монстр не провалился под собственным весом, казалось бы любое слабое землетрясение должно было обрушить этот колосс на глиняных ногах, но он по-прежнему стоял.

Из-за такой застройки Карад-Тогум нельзя было считать полноценной крепостью, его стены состояли из сотен жилых домов, а воротами служили обычные подъезды. Сложность операций в этом районе была именно из-за хаотичного нагромождения зданий, без толкового проводника сюда можно было даже не соваться. Но всегда есть решение, и в нашем случае им стал сильнейший маг разума Заара — Йемес Бертран.

—Направо, четвертый подъезд, шестеро возле него, — сориентировал я отряд.

Верген тут же повел нас вперед к цели. Шестеро возле подъезда, завидев нас, подобрались, перекладывая руки на рукояти кинжалов и коротких мечей.

—Нод, это ты хрен моржовый?! — неожиданно громко проорал Верген, не сбавляя шага.

—Верген? Нож тебе в печень! А ведь ходил слух, что тебя ребята Кандо подрезали, — Вперед вышел широкоплечий головорез с длинным шрамом от виска до самого подбородка.

—Ты его знаешь? — спросил я напарника в спину.

—Ага, — коротко бросил тот.

—Им показалось! — громко хмыкнул приятель, разводя руки словно для объятий, но как только он приблизился к бандиту, то сходу, без замаха нанес точный удар в подбородок.

Закрутилось. Те пятеро даже не успели опомниться, как я метнул пару “огненных стрел” им в головы. Запахло паленой плотью, и их осталось трое. Одного снес Камень, он буквально вмял его в стену, проигнорировав удар кинжалом в живот. Послышался хруст костей, изо рта бандита хлынула кровь — множественные переломы, ребрами пробило легкие. Минус один. Оставшихся двоих, к моему удивлению, убил Аист. Имперец совершил невероятно длинный и быстрый прыжок через наши головы, еще в полете убив одного точным уколом меча-новахи в шею, а второму раскроил череп уже при приземлении. Резвый парень.

—Верген?! — прохрипел лежащий на земле бандит, обращаясь к напарнику.

—Заткнись, падаль, — бросил Верген, вскрывая бандиту горло своим кинжалом.

—Не жалко? — спросил я напарника, который в этот момент чистил клинок об одежду трупа. Тяжело жить на свете огненному магу моралисту, вот поэтому мне больше нравится сражаться с монстрами и нежитью — они понятное и однозначное зло.

—Ни капли, редкий урод был. Давно его надо было прирезать, — беззаботно хмыкнул приятель, вкладывая клинок в ножны. Отморозок, что с него взять, хорошо, что он на нашей стороне.

Более не мешкая мы вошли в грязный подъезд, поднялись на второй этаж и повернули налево по коридору. Здесь интерьер разительно изменился. Чистый пол, штукатурка на стенах, запах каких-то благовоний, да и вообще стало значительно уютней. Далеко пройти не получилось, буквально через десять метров оранжевая метка сместилась, и коридор перегородила массивная фигура тролля. Тролли и уж тем более женские представители этой расы по причине дикости редкие гости в цивилизованных землях, однако эта дама выглядела весьма прилично. Домотканое платье грубой вязки до самых щиколоток, прямо поверх него надето нечто напоминающее толстый кузнечный фартук. Судя по аккуратным заплаткам такая защита неплохо держала удар ножа и стрел. В руках дама держала тяжелую окованную железом колотушку и общий боевый вид портили лишь босые поросшие черным жестким волосом ноги.

—Девочки еще не работают, — густым бархатистым голосом с каким-то легким рыком проговорила дама, держа свою дубину наготове. Клиенты в этом заведении явно не отличались понятливостью. — Приходите позже.

—Мадам, но вы же свободны? — тут же с наглой ухмылкой заявил Верген.

Лицо троллихи расплылось в улыбке, демонстрируя набор крупных желтых клыков — шутку она оценила.

—А не мелковат ты будешь? — подыгрывая Вергену спросила она.

—Мадам, — не чуть не замешкавшись и не снижая уровень пафоса продолжил напарник, — секс слишком серьезная вещь, чтобы доверять такое важное дело дилетантам.

—Уговорил, речистый, но знай, наш девиз “Все, кроме мозга!”, - громогласно расхохаталась бордельмаман.

За спиной послышались смешки остальной команды и я немного расслабился. Тролли очень выносливые создания и по меркам других рас обладают феноменальной регенерацией. Д и ввязываться в бой раньше времени не хотелось.

—Ладно, зубоскал, — уже серьезно, но с легкой улыбкой произнесла троллиха, — говори чего хотел?

—Всего лишь пройти, мадам, — глядя прямо в глаза троллихе произнес Верген.

—Всего лишь пройти? Что-то не похожа ваша шайка на ранних посетителей. Те подвыпившие являются, да в глазах похоть, а не жажда убийства, — окидывая нас цепким взглядом ответила троллиха, — ну, летите, орлы, если меня спрашивать будут, то я “бешеных псов” видеть не видела и знать не знаю, — закончила она и повернулась боком, позволяя нам пройти мимо нее по коридору.

То, что нас так легко раскрыли, меня не очень удивило, штурмовики канцелярии не носили форму, но вот повадки у нас были, как у однояйцевых близнецов. Привычка работать в боевых группах, держать сектора и не перекрывать линию атаки товарищам выдавала нас с головой. Даже когда мы столкнулись в лоб в лоб с троллихой, то рассредоточились так, чтобы накрыть ее общим залпом. Члены банд, за редким исключением, так не работают.

—Прощайте, мадам, эта встреча навсегда останется в моей памяти, — произнес Верген, когда весь отряд протиснулся мимо объемной фигуры. А затем он галантно поцеловал огромную руку троллихи.

—Ух и льстец, ух и льстец, — улыбнулась бордельмаман, снова демонстрируя крупные желтые клыки.

Мы без проблем продвинулись дальше по коридору, таким образом миновав сразу десяток оранжевых меток этажом ниже и оказались в периметре города-крепости. Это был один самых сложных моментов, в месте, где все живут у друг дружке на головах, у банды везде были свои глаза и уши.

Метров через тридцать свежая штукатурка снова сменилась облупленными стенами.

—Камень, вперед, двадцать метров налево, три цели работаешь с ходу. Бард, страхуешь его, — отдаю я команду. Верген меняется местами с Форком по прозвищу Камень. Мой друг отличный боец и обладает не менее крепкой шкурой, чем Форк-Камень, но дальше коридор сужается и ему будет не развернуться. Тем более, что я планировал поберечь его резерв для более сложных противников.

Через двадцать метров и поворот троица бандитов вела о чем-то диалог. Камень сходу разнес двоих: первого своим фирменным таранным ударом, а второму просто мимоходом сломал ногу. Завершили дело короткие клинки Барда.

Снова впереди длинный коридор, но я замираю на месте. На карте появилась странная метка, меняющая свой цвет с синего на красный. После четвертой фазы, я не выдерживаю.

“Ико, что за фокусы?” — мысленно обратился я к телепату.

“Наркоман какой-то, у него эмоции прыгают от горести до ярости. Убейте или обойдите”, - тут же сообщил мне альбинос.

Снова ставлю Вергена вперед, и двигаемся дальше. Пока без проблем. Уже почти прошли до конца коридора, как метка позади нас снова меняет цвет с синего на красный, и наркоман с диким криком выбегает из комнаты. Не останавливая группу я укладываю его точным броском “огненной стрелы” в голову. Наловчился, блин, работа у меня такая.

Развилка, по извилистому коридору до лестницы.

—За мной, — коротко бросаю я на парникам и без стука открываю дверь слева.

К крошечной клетушке ютятся сразу четверо жильцов: старуха, молодая женщина и двое оборванных детей — мальчик и девочка, лет пяти-шести. Я сходу зажигаю пару лезвий, и жильцы все понимают без слов. Старуха и женщина сгребают детей и вжимаются в угол. Следом за мной заходят остальные бойцы, и в маленькой комнатке сразу становится очень тесно.

—Не убиваете, — еле слышно шепчет женщина мне в лицо, — пожалуйста, не убивайте.

—Тише, — коротко бросаю в ответ.

За стенкой, на лестнице слышится топот множества ног. Ориентируюсь по карте — тринадцать красных целей спускаются вниз и движутся в направлении подъезда. Нам они не интересны.

—На выход, — командую отряду и бросаю серебряную монету женщине. Если бы она закричала, я бы ее убил.

Отряд вышел из комнаты. Пара шагов, и мы у лестницы. Верген бросает на меня вопросительный взгляд, в ответ я молча указываю вверх и показываю два пальца. Мне жалко женщину и ее детей, я не стану говорить при них дальнейший маршрут группы. Жизни этих ребят для меня важнее.

Поднявшись наверх мы прошли по шаткому переходу в следующее здание, спустились на первый этаж и только потом повернули направо. Пришлось сделать небольшой крюк, но таким образом мы избежали два никому не нужных боя. Затем быстро пробежали по первому этажу и через небольшой внутренний дворик, напоминающий заваленный на высоту колен мусором колодец, перебежали в соседнее здание и снова укрылись к комнате. На этот раз она оказалась пустой, но, судя по отвратительному запаху, обитала здесь по меньшей мере стая диких гоблинов.

“Мы не такие грязнули”, - пришла мысль от ушастого телепата. Я уже начал забывать, что альбинос тоже принадлежит к этой расе, слишком он выделялся на фоне своих диких собратьев и необычным цветом кожи, и развитым интеллектом. Этакий Гулливер среди интеллектуальных лилипутов.

“Сознаю свою вину.

Меру. Степень. Глубину.

И прошу меня направить

На текущую войну.

Нет войны — я все приму -

Ссылку. Каторгу. Тюрьму.

Но желательно в июле,

И желательно в Крыму”.

Вместо извинений я продекламировал альбиносу заученный с детства кусочек стиха Леонида Филатова про Федота-стрельца. Даже менять слова на более понятные не пришлось, телепат легко улавливал суть мысли.

Отсиживаться в тесной и вонючей каморке пришлось не менее пятнадцати минут, похоже, где-то рядом проходила одна из групп отвлечения, а так как у них не было своего мага разума, то наши маршруты нечаянно соприкоснулись. Но они уже ушли, так как на карте я их не видел.

Когда переполох утих, мы добрались до лестнице и бегом поднялись аж на седьмой этаж. Площадку контролировали четверо местных, причем один из них оказался очень подозрительным, а может нас выдало громкое пыхтение непривычного к таким забегам Барда. Как только он увидел незнакомцев, так сразу вскинул “хорька” — любимое оружие городских банд, этакая комбинация из лука и арбалета. Штука, конечно, маломощная, зато скорострельная, позволяет в течение короткого времени метнуть в противника от пяти до семи стрел, в зависимости от размера боезапаса. Пришлось с разбегу вступить в скоротечную схватку. Я успел быстрее, использовал маломощный вариант “огненной стрелы” без добавления “техники огненного бога”, но и этого оказалось достаточно. Первая же стрела угодила в открытый рот, заставив противника подавиться криком, а вторая должна была войти в глазницу, но противник дернулся, и она прожгла дугу “хорька”. Ну, а дальше в ход пошел меч Вергена, первым же ударом золотой клинок вскрыл горла двум ближайшим бандитам, а затем рассек голову последнему.

—Вытаскивай, — шепотом скомандовал я, в этот момент полностью переключаясь на карту. Метки по-прежнему имеют синий цвет, но трупы лучше убрать. Четверо убитых — кровь неминуемо начнет капать по лестничному пролету, что взбудоражит жителей нижних этажей. Комната, которую мы выбрали в качестве склада тел, оказалась занята. Ее хозяин попался больно шумный, но Верген управился быстро. Конечно, остались следы на площадке, да и на стенах, но это лучшее из того, что мы могли сделать в данных условиях.

Был вариант подняться на крышу и по ней быстро добраться до цели, но я отмел его как самый глупый и рискованный. Это слишком очевидное решение, поэтому уверен, там полно наблюдателей и боевиков. Мы без проблем добрались до следующего здания, а затем миновали еще три и уже почти добрались до внутренней части города, однако здесь снова пришлось затаиться в одной из пустующих комнат. В этот раз передышка длилась не более пяти минут.

Новые точки вынудили нас спуститься на три этажа вниз и немного попетлять по зданию, это было меньшее из зол. Зато мы снова избежали схватки с вражеским отрядом. Здесь я неожиданно опознал символ, вышитый на яркой оранжевой тряпке заменяющей дверь в одной из больших комнат. Круг с треугольником внутри был знаком Кмора, одного из забытых богов смерти. Интересно, что бы тут делают поклонники мертвого бога? Времени выяснять это у нас не было.

Пробежали мимо, снова поднялись на один этаж и наконец-то добрались до внутреннего кольца города-крепости. Здесь оранжевых точек было намного больше, чем во внешнем кольце, и нам снова пришлось укрыться. На этот раз для того, чтобы я мог проложить дальнейший маршрут. Мы бы и сюда хрен добрались, если бы не карта, однако дальше будет только хуже. По прямой до цели было около двухсот метров, но это по прямой, а по факту придется здорово пропетлять, прежде чем мы доберемся до логова Ярыка Цоды. На прокладку маршрута у меня ушло не менее двадцати минут. Планирование сильно осложнялось поднятыми канцелярией и стражей волнениями в квартале. Мирные жители и слабо отличающиеся от них бандиты постоянно меняли свои позиции безо всякого понятного алгоритма. Однако мне все же удалось выбрать подходящую дорогу с минимальным количеством противников. Пришлось снова добираться до лестницы и спускаться на первый этаж, затем короткими перебежками миновать два забитых мусором двора-колодца, подниматься почти под крышу, там бесшумно снять троих наблюдателей и снова спускаться вниз на три этажа. Дальше по коридору до нужной комнаты.

Оказавшись на месте я внимательно изучил пол, чуть ли не обнюхав его, под насмешливый взгляд Вергена.

—Значит так, — шепотом начал я инструктаж группы, — Камень, на тебе щиты, бить будут больно, поэтому не выеживайся и все вкладывай в защиту. Темок, на тебе страховка, там как минимум шесть магов — четыре крови, один шаман — сам Ярык и один — не понять кто. Разбейся, но дай Камню две рабочих секунды для материализации плетения. Бард и Аист, сразу после удара по нам атакуете магов. Верген, на тебе Ярык. Ты же помнишь, что он нам нужен живым?

—Живым? — кровожадно оскалившись переспросил напарник.

—Живым, — еще раз подчеркнул я.

Сейчас я собрался проделать штуку, которая уже как-то спасала мне жизнь в трущобах Заара. Бывает так, что выход находится не там, где вход, и это не самое очевидное решение. Я собрал всю команду в углу комнаты и построил для атаки, потом создал слабое “лезвие”, запитав его минимальным количеством силы. Ярык и его команда крайне навряд ли проходили обучение в гильдии магов, однако не стоило их неодоценивать, чувствительность к магической энергии — это как правило врожденный талант, хотя его и можно развивать тренировками. Чтобы достаточно ослабить доски пола, мне пришлось четыре раза пройтись “огненным лезвием” по кругу, но эффект был достигнут. Теоретически можно было обрушить часть потолка на головы врагов, но помещение под нами было значительно больше нашей комнатушки, и после этого нас бы встретили готовые к бою враги.

—Начинаем, — сказал я уже не таясь и мы дружно подпрыгнули. Носки сапог ударили по доскам, пол ушел из-под ног, и мы всей группой дружно провалились на нижний этаж. Перед самым приземлением, я почувствовал, что тело подхватила воздушная волна Темока, и мы легко приземлились на обломки.

Охреневшие от такого фокуса враги на секунду застыли на месте, а мы уже начали действовать. Как я и предполагал, в обширном зале было шестеро: высокий, широкоплечий чернокожий мужчина в свободной одежде сидел на мягком дорогом диване, по описанию это был сам Ярык Цода, рядом на кресле расположился полный старик — непонятный маг, и четверо возле двери — явно охранники.

Первым ударил я, выпустив в неопознанного мага две пары “огненных стрел”, одну за одной. Их суммарной силы хватило бы, чтобы убить огра. Старик не успел отреагировать на неожиданное нападение, но все пошло слегка не по плану, при нем был сильный защитный артефакт, который и принял на себя удар “огненным стрел”. Синяя оболочка прогибалась под моими огненными атаками, но все же защитила хозяина. Ничего, заряд артефакта не бесконечен, а я сейчас снял как минимум половину.

Следом в дело вступил Темок, воздушник использовал потоки, которые смягчили наше приземление, и трансформировал их в мощный таранный удар. Ураганный поток воздуха прошелся по залу, подхватывая предметы интерьера, бумаги и прочую рухлядь и кидая все это в лицо врагам, а затем добрался до парочки магов. Сам по себе поток воздуха не нанес много вреда, но он перевернул и опрокинул мебель, на которой сидели маги. Пожилого мага кинуло лицом в пол и придавило сверху креслом, а Ярык наоборот кувыркнулся спиной назад. Досталось и охранникам, но так, по мелочи, лишь одному слегка рассекло бровь прилетевшей шкатулкой. Однако Темок сделал главное, он дал Камню закончить “стену”. Вопреки направлению ветра со всех углов комнаты потянулись потоки пыли и земли, формируя перед нами барьер.

А в следующий момент нам ответили. Четыре охранника синхронно извлекли короткие серповидные ножи и полоснули по ладоням. Четыре неоформленных, но очень мощных сгустка магии крови устремились к нашей защите. Я еще успел ударить навстречу сдвоенным потоком огня, чтобы частично ослабить вражеский удар, но это мало помогло.

Первые три “кровавых копья” разметали “стену”, осыпав нас шрапнелью, а четвертый ударил в грудь Камня. Крепыша откинуло назад, мы с Бардом остановили полет товарища. Особых ран я не заметил, но вражеский удар выбил из нашего танка дух и отправил в мир грез на неопределенное время. В любом случае он справится, кроме него никто из нас не смог бы выдержать “кровавого копья”.

В этот момент из-за перевернутого дивана показалась когтистая лапа, обросшая черной жесткой шерстью. Ярык Цоба по прозвищу Кусака не был истинным оборотнем, но мало ему уступал в силе, он являлся шаманом-перевертышем.

Верген и Аист устремились в контратаку, а чуть погодя за ними поспешили и мы с Бардом. Внутреннее пламя привычно наполнило тело силой, и я сорвался с места, как пуля. Легко обогнал Барда и Вергена, однако и меня опередили. Аист будто вовсе не касался земли, скользя над ней по воздуху, по дороге бесполезно рубанул мечом-навахой по оборотню, затем пересек зал и сцепился с охраной. Я никогда не жаловался на скорость, слияние со стихией ускоряло меня до уровня опытного мечника, такого как Верген и даже чуть быстрее, но я явно уступал имперцу.

Оборотень уже успел подняться на четыре конечности и призвал двух призрачных волков себе в помощь. Полупрозрачные твари выглядели жутко, от них веяло потусторонней силой, но мы как-то не очень напугались. Эка невидаль, два духа третьего ранга, я недавно в Империи в одиночку четвертый ранг завалил. Тут и Верген сам бы справился, его добытый в демоническом Ксафане золотой клинок способен и на большее.

После полученной оплеухи Ярык был не просто зол, глаза оборотня налились дурной кровью и жаждой убийства. Я ходу попробовал достать его парой “плетей” но шаман даже не стал уворачиваться, прыгнув на меня. Сходиться с оборотнем в рукопашную не входило в мои планы, поэтому я скользнул влево, пропуская разъяренного врага мимо, а вот Верген не стал уворачиваться.

—Герех, — предупредил меня товарищ и рванул оборотню навстречу.

Кожа напарника приобрела металлический блеск, и он ударил. Золотое лезвие рассекло воздух и вытянутые вперед лапы оборотня полетели в стороны. Шаман попробовал дотянуться до Вергена зубами, но тот прикрылся рукоятью меча, упал на спину, и туша пролетела над ним. Ну, в принципе пойдет, живой и целый — это два разных слова.

Призрачные волки последовали вслед за шаманом, их я накрыл “потоками огня”. Обычное пламя не способно навредить таким тварям, но на беду духов, я давно освоил “пламя Рокода”. Призрачные волки заскулили и с позором убежали на свой план мироздания, залечивать там подпаленные шкуры. Мне осталось только подбежать к ярящемуся оборотню и воткнуть ему между лопаток “иглу Камаха”. Я видел кандалы, способные лишить мага силы, но такой способ мне понравился значительно больше. Любые путы можно снять, а вот смазанную ядом и специальным образом зачарованную иглу так просто не выдернешь, главное надо воткнуть ее поближе к “сердцу мага”. Мне выдали целых три таких полезных штуки, и я рассчитывал хотя бы одну, а лучше две прикарманить. Лишним не будет. Оборотень еще вяло шевелился, но яд и чары быстро закупоривали его энергоканалы, тем самым парализуя и лишая остатка сил.

Пока мы возились с оборотнем, Аист прикончил четверых охранников у входа. Все произошло так быстро, что Бард так и не поучаствовал в коротком штурме. За какие-то пять секунд мы уложили шестерых не самых слабых магов, даже при том, что нашим основным козырем была внезапность атаки, я был горд за себя и свою команду.

—Бард, что с этим? — я указал заарцу на старика, мага, который не проявлял вообще никакой активности и так и лежал накрытый креслом. Боец держа наготове оружие быстро осмотрел тело.

—В отключке. Во время падения башкой со всего маху приложился, все лицо в крови, — ответил гильдеец. Я только хмыкнул, конечно, это случайность, но Темок все равно красавчик.

Ладно пора валить. Я быстро кинул взгляд на карту, и тут на ней зажглась вторая фиолетовая звезда с пояснением: Кагри — Старый Конь. В сознание ворвался крик Ико.

“Герех, этого тоже хватай!” — так громко проорал телепат, что я невольно закрыл разум, отсекая его от своего сознания.

“Прости-прости, — когда я восстановил контроль зашептал альбинос, — этого тоже обязательно бери”.

Легко сказать, да трудно сделать. Судя по карте, на шум сбегалась вся местная преступность, перед дверью уже было трое. Через минуту нас просто закидают шапками. Я понимаю, что “старый конь борозды не испортит” и упускать такую добычу очень не хочется — двое главарей Карад-Тугума всяко лучше одного, но и тащить двоих пленников и бесчувственного Камня просто нереально, однако…

—Бард, держи., - я вложил в руку заарца один из целительных зелий, что постоянно таскал с собой, — Приведи Камня в чувство.

Шанс, что такое дешевый эликсир поможет мал, но он есть.

”Герех, — прозвучал в сознании голос альбиноса, — надень на него амулет, я попробую достучаться до его сознания”.

Не мешкая я нацепил амулет на безуственного Камня, затем добрался до защитного амулета Старого Коня и бессовестно присвоил его себе, а затем воткнул “иглу Кахама” в спину пожилого мага. Минус одна. Может все-таки получится присвоить оставшуюся.

—Мужики, держим, запахнет жареным уходим, — скомандовал я, и мы заняли позицию возле двери. Верген и Аист по бокам, я впереди, а Темок стал чуть сзади.

В квартире Ярка стояла нормальная крепкая дверь из толстых досок, усиленная железными полосами, но благодаря карте я знал, что за ней длинный коридор, в котором уже появились метки. Послышались крики и топот ног.

Глава 77

Карад-Тугум. Часть 2

Кто-то принялся долбить в дверь и задавать вопросы в духе “что случилось?”. Эти слова стали для меня музыкой! Мы сработали чисто. Бандиты слышали грохот и быть может почувствовали применение боевой магии, но никто из них точно не знает, что произошло на самом деле. Скоротечный бой произвел слишком мало шума, а кроме того они не ожидали, что враг сможет пробраться в самое сердце города-крепости. Жаль, что я не слышал голосов никого из магов или охраны, а значит, не смогу их достоверно изобразить. Конечно, дверь несколько исказит звук, но все же.

—Все нормально, — крикнул я, зачем-то пытаясь изменить голос.

—Ты кто такой?! — задали вопрос с той стороны двери.

—Все в порядке, Ярык занят, — я попытался спустить ситуацию на тормозах.

—Ты, бля, кто такой?! Мне нужно поговорить с Конем! — не унимался собеседник.

—У них переговоры, велено не беспокоить, — ответил я.

—Слышь, урод! — злобно зашипел собеседник за дверью, — если ты сейчас же не позовешь моего босса или не откроешь эту демонову дверь, я вынесу сначала ее, а потом и тебя вперед ногами!

Из его слов я понял, что он человек Старого Коня, а этот факт несколько осложнял дело.

—Что там?! — раздался новый голос за дверью.

—Хрень какая-то, а твои уроды не открывают дверь! — злобно прорычал человек Коня.

—Не шипи, Острый, сейчас разрулим, — Успокаивал его голос, а затем обратился ко мне, — Даки, открывай! Это Таран!

Таран-Шмаран, какая мне разница?! Я бросил взгляд на Камня и светящегося над ним Барда, пока ситуация без изменений, наш танк в отключке, но ответить что-то надо.

—Начальством велено не беспокоить, — повторил я единственное более менее логичное объяснение.

—Ван? Торот? — попытался идентифицировать меня Таран, потом сообразил, что мой голос не похож на голос никого из охранников и перешел к классике. — Ты, блин, кто такой?! Где Ярык?!

—Вот же уроды, — прошептал я сквозь зубы. Рассчитывал выиграть хотя бы минут пять, а по факту вышла всего одна. Зря я взялся вести переговоры, надо было доверить это дело Вергену, он лучше меня умеет общаться с подобным контингентом, и смог бы выиграть нам чуть больше времени. Но что сделано, то сделано.

—Э-э-э мужики, ваши боссы у нас, сунетесь и мы их грохнем! — озвучил я угрозу парочке за дверью, а в ответ получил порцию отборной брани и угроз. Ну, чего-то подобного я и ожидал. Не получится поиграть в террористов. Сразу штурмовать нас возможно не станут, но точно не выпустят, даже ценой жизни своих боссов. Банда — это не религиозная организация, лидер хорош, пока он жив, и всегда найдется кем его заменить.

Единственное более менее приемлемое решение в данной ситуации — втянуть бандитов в бой, это не позволит им собраться с мыслями, таким образом удастся выиграть немного дополнительного времени… Сказано сделано. Используя возможность первого удара, я резко стал нагнетать силу на ту сторону двери. Плотный красный туман концентрированной энергии потек с моих рук через щели.

С той стороны что-то заорали, а потом перешли к активным действиям. Резкий всплеск силы сообщил мне о применении магии стихии земли второго круга, пришлось прерваться и предусмотрительно переместиться в сторону. В дверь ударил снаряд такой силы, что расщепило толстые доски и вырвало железные полосы, образовалась дыра сантиметров двадцать в диаметре. Осторожничают. Могли бы и сразу дверь вынести, но решили сначала посмотреть.

Я дождался пока в просвете появиться лицо, и через дыру атаковал двойным “потоком”, с улучшением в виде “пламени Рокода”. Огонь прокатился по коридору, а затем заклинание, подобно искре, воспламенило рассеянную силу, и произошел взрыв. Я не успел закачать на ту сторону достаточно маны, но бахнуло все равно не слабо.

Из коридора раздались крики боли, но кто-то сообразительный успел быстро выставить щит, но я продолжил заливать коридор огнем через дыру в двери. Магия огня тем и хороша, что отлично разрушает чужие плетения, а мой резерв позволяет мне удерживать даже “сдвоенный поток” не менее получаса. Теперь мне лучше никогда не появляться в пределах Карад-Тугума. Основой для строительства здесь является камень, но перекрытия-то деревянные. За применение магии огня в границах города-крепости со мной захотят сделать много противоестественных вещей. Однако я свой выбор сделал. Тем более, что так удалось выиграл целую минуту, прежде чем на той стороне сообразили, что лучшая защита — это нападение.

Почувствовав новый всплеск силы в глубине коридора я сместился к самой стене. “Воздушный таран” — это серьезно, между прочим третий круг магии, масса прессованного и разогнанного воздуха смяла мой “огненный поток” и ударила в дверь. Более слабое плетение просто бы сломало засов, но “таран” вырвал дверь вместе с косяком и откинул на противоположный край комнаты. Если бы я остался на месте, то улетел бы вместе с ней.

Через открытый проем к нам тут же устремились враги. Первым в комнату с криком ворвался боец с коротким мечом и кинжалом — самоубийца. Верген и Аист переглянулись, и удар нанес имперец. Его меч-наваха вошел в горло бандита. Кончик клинка показался из раны и имперец рванул его на себя, разрывая горло бойца. Противник наверняка предполагал что-то подобное, поэтому и отправил этого дурака вперед. Следующим в квартиру ворвался уж серьезный боец. Чернокожий оборотень, одетый по морской моде — кожаный жилет на голое тело и свободные штаны слегка укороченные штаны, почти точная копия Ярыка, только значительно моложе и быстрее. Судя по фигуре и прожженным на штанах дырам, это был один из приближенных Ярыка, тот самый Таран. Ученик или сын? А какая мне разница? Четверых мы точно не утащим.

Обороть действовал очень быстро и решительно. С нечеловеческой скоростью он уклонился от пары моих “стрел”, затем ушел от запоздавшего удара Аиста, но на этом его успехи закончились, так как за дело взялся Верген. Мечник бессовестно использовал то, что противник отвлекся на отражение других атак. Клинок в его руках прочертил воздух, оставляя за собой золотистый шлейф, и устремился к оборотню.

Шаман попробовал осуществить размен — лапа на горло, но золотистый клинок, подчиняясь магии Вергена, невероятным образом изогнулся, обходя препятствие, и нанес укол. Лезвие пробило кожу на груди оборотня и мышцы, однако тот резко отшатнулся назад, не дав стали добраться до сердца. Словно маятник, он качнулся назад, а затем резко контратаковал. Оборотень нырнул вниз, пытаясь выполнить “проход в ноги”, и даже дотянулся кончиками когтей до штанины Вергена, но в этот момент золотое лезвие меча обрушилось на него. Клинок легко вспорол плоть и снес голову. Тело по инерции продолжило движение, но потеряло былую стремительность, и мечник легко ушел от таранного удара.

Пока Верген был связан боем, штурмующие обрушили на меня град различных заклинаний первого и второго круга. Огненные плетения я попросту игнорировал, “огонь не может причинить вред дракону”, вражеские стрелы всех разновидностей легко разрушал “кровавыми когтями”, а вот от “снарядов” и “копий” приходилось уклоняться, и хорошо, что их было совсем не много. Конечно, можно было попросту спрятаться за стеной и перейти к позиционному бою, а не изображать из себя мишень, но чтобы враги не заскучали и не начали выдумывать всякие пакости, нам требовалось их как-нибудь отвлечь. Солдат без работы, как преступник, если он свободен, значит вдвойне опасен. Так что выбранная мной тактика была не хуже и не лучше любой другой.

За десять секунд этого шоу меня достали только четыре раза, хотя враги очень старались. Три попадания “ледяными иглами” были скорей обидными, чем реально принесли вред, я их разрушил, но даже мой вариант “кроваво-огненных когтей” не смог нарушить основополагающий принцип “кольца стихи”, а может у меня просто не хватало силы и времени, чтобы за доли секунды передать воде нужное количество энергии для перехода в другое состояние? В общем, это больше теоретический вопрос, а три синяка я как-нибудь переживу. Четвертый же раз меня краем зацепило очередное “кровавое копье”. Этот простое и в тоже время крайне мощное заклинание практиковали многие бандиты Карад-Тугума, да собственно и все остальные тоже. Да я и сам им владею, только считаю слишком затратным для использования.

Шквал заклинаний начал ослабевать, и на нас снова кинули обычных воинов, но замершие у дверей Верген и Аист быстро и ловко расправились с ними. Аист снова показал себя молодцом и я очень зауважал этого сдержанного на слова имперца с примесью крови дэвов. Уж не знаю, за что Багри получил свой железный амулет, но он не произвел на меня сильного впечатления — крепкий середнячок, и стальной навряд ли когда-нибудь получит, а вот Аист был сродни мне и Вергену. Пусть левитация не самая сильная боевая способность, однако если ее правильно использовать, то и она показывает отличные результаты. Как боец он немного уступает нам, я может чуть медленнее, но у меня огромный резерв и широкий ассортимент боевых приемов и техник, а вот Вергена он обходит только в скорости передвижения. Мечник техничней, более защищен и к тому же гнет боевое железо под любым углом, ломая привычные схемы поединка. Но стоит отдать имперцу должное, он действительно хорош, очень быстр и отлично владеет своим мечом-навахой. Врожденный талант, он, как драгоценный камень, его надо лишь огранить, и над Аистом кто-то хорошо поработал.

После шестого трупа враг сообразил, что так просто ему в помещение не прорваться, и в ход снова пошла тяжелая пехота. На этот раз нам противостоял маг сродни Вергену, его кожа отливала металлом, а острые железные иглы на теле в сотнях мест протыкали дорогой длиннополый халат. Вряд ли он так ходит по улице, 99.9 % что это боевая форма мага. По шипам и подпалинам на халате я догадался, что это мой второй собеседник — Острый.

Маг металла атаковал нас сразу, едва переступив порог. Острые металлические иглы, покрывающее его тело, единым залпом выстрелили в нашу сторону. Аист и я укрылись за Вергеном, и напарник мужественно принял удар на себя, что называется лоб в лоб, лишь прикрыв рукой и рукоятью меча глаза. Град тонких игл прошел по его телу и одежде, оставляя после себя красные точки. Этот факт поведал мне о многом. Даже при условии, что удар был подготовлен заранее, он требовал очень серьезного уровня концентрации от мага, а его сила внушала уважение. А то, что иглы оставили след на бронированной шкуре моего друга, говорило о том, что обычного человека убило бы на месте. Насквозь, пожалуй, не пробьет, но до жизненно важных органов достанет.

Сразу после залпа, Верген ударил в ответ и без видимого труда дотянулся до шеи замешковшегося мага, но в этот раз золотое лезвие, способное пробивать магические щиты, упокаивать нежить и убивать монстров, дало осечку. Меч пробил кожу, оставляя длинный разрез, а вот жилы и мышцы рассечь не смог.

Вражеский маг быстро создал пару клинков и сошелся с Вергеном в рукопашную, а на нас из коридора полезли новые враги. Аист принял их на себя, а я поддержал мечника дистанционными атаками. После первой пары “огненных стрел” стало ясно, что так просто достать мага не получится, поэтому я перешел на прицельную стрельбу, стараясь попасть в голову. Точные попадания вызывали у мага глухое рычание и раскоординацию.

Короткая схватка показала, что вражеский маг металла сильно уступает Вергену как боец, его тело быстро покрылось множеством порезов, однако даже жесткие колющие удары в технике полу-меча (одна рука на рукояти, вторая на лезвии) не давали особо результата, а уронить себя этот гад не давал. Убить или серьезно ранить его пока не удавалось, и ситуация начала выходить из-под контроля. Несмотря на полученные ранения Острый оттеснил Вергена от двери и Аист уже работал на пределе, даже не смотря на поддержку нашего воздушника. Темок активно закидывал врагов плетениями в лучших традициях школы Зверя. В ход шли все подлости: почти неразличимые глазом воздушные ступени возникающие перед лицом, невидимые линзы под ногами, ну и конечно, обычные стрелы. Однако Аисту становилось все сложнее, он почти перестал рубить, все больше используя меч-наваху, как копье, принимая удары на баклер — его явно обучали подобному стилю боя, но в нем он терял свою маневреность и как следствие эффективность. Пришло наше время запускать в бой резервы.

—Темок-Верген! — коротко отдал я приказ, а сам бросился на помощь Аисту, так как имперца уже оттеснили от двери и почти зажали в угол. Я бы еще и Барда кинул в схватку, но он занимался самым важным делом — приводил наш танк в сознание.

Темок с ходу обрушил на мага металла “воздушный пресс”. Стихия воздуха не обладала такой разрушительной силой, как огонь, но оказалась более эффективна в качестве поддержки. Придавленный “прессом” маг металла резко замедлился, и Верген сменил тактику. Когда он перехватил клинок рукой за лезвие, то я подумал, что напарник снова решил перейти в технику полу-меча, но он меня удивил. Взяв клинок обеими руками за лезвие он обрушил его рукоять на голову врага, как обычную дубину. Первый удар, за ним второй, а затем третий… и череп мага не выдержал такого издевательства. Кости с влажным противным хрустом треснули, из разломанного черепа показался обнаженный мозг.

В это время мы с Аистом слегка поубавили пыл бандитов и отвоевали дверь обратно, но ситуация все равно была не из приятных. К врагу постоянно подходило подкрепление и не факт, что следующий сильный маг окажется нам по зубам. В принципе, даже простая случайность: незамеченное “копье” или один пропущенный удар ножа может повернуть дело в не нашу пользу.

Нам удалось потеснить противника, мы даже убили телохранителей Коня и Ярыка, однако расслабляться было рано. Камень так и валялся в отключке, нам нужно срочно уходить. Затяжной бой нам попросту не выиграть, еще чуть-чуть и противник сообразит, каким образом мы проникли в квартиру и атакует нас с двух сторон.

Я колебался целую секунду, но выбора не оставалось.

—Верген, Аист, время! Темок, помогай, — я встал перед коридором.

Рукопашники заняли место перед дверью. Верген взял на себя роль танка, принимая удары вражеской магии, но надолго его не хватит, Аист страховал мечника.

Горячая волна силы слияния прокатилась по моему телу, заставляя кровь кипеть в жилах, чтобы через секунду выплеснуться огнем из ладоней. Стена пламени полностью перегородила дверной проем, однако эта защита надолго не удержит врагов — пара минут, не больше. Этого явно недостаточно, чтобы затеряться в лабиринтах Карад-Тугума, для бегства нам требуется минимум семь-восемь минут форы.

Не переставая поддерживать “огненную стену” я передал управляющие нити заклинания Темоку — воздух подхватил пламя и понес его по коридору. “Огненный ветер” подобно дыханию истинного дракона ударил по врагам. Раскаленный воздух снимал кожу, выжигал глаза и разрушал легкие. Такое заклинание, не просто тупое наложение двух плетений разных школ, а отточенный прием, позволяющий создать нечто новое на стыке стихий.

Под воздействием “огненного ветра” занавески, заменяющие двери, мгновенно обратились в пепел, а деревянный потолок и пол почернели до состояния угля. Ветер сбивал пламя, унося его прочь, но в конце коридора, где оно встретилось с стеной, уже вспыхнул пожар.

Вражеские маги пытались остановить наш удар, но их стихийные щиты лопались, как мыльные пузыри, однако и нашему магическому искусству имелся придел. Вражеских магов не убило, но основательно покалечило, невредимыми оставались лишь те, кто использовал заклинания на основе стихии земли, тьмы и крови.

Хотелось бы мне верить, что от моего удара не пострадают невинные, но огонь — одна из самых разрушительных стихий, так что легким утешением мне служил тот факт, что в бандитском логове невинных мало. В любом случае, жизни людей моего отряда важнее.

—Все наверх, — скомандовал я.

Пока мои товарищи перетаскивали тела, я занялся установкой еще одной “огненной стены”. Наполнив ее силой под завязку, я с сожалением взял в руки трофейный амулет Старого Коня. Этот артефакт стоит как сбитый боинг! Но выбора нет. Я запитал от него заклинание и положил у стены. Это даст нам еще одну дополнительную минуту. К тому моменту как я закончил плетение, все уже забрались наверх и затащили туда три бездыханных тела.

Я добежал до дыры в потолке, наполнил тело силой слияния и одним прыжком оказался наверху.

—Аист, ты первый. Верген, хватаешь Камня, я беру оборотня, Бард, на тебе старик, Темок, прикрываешь тыл, — коротко обозначил я порядок движения, снимая амулет с шеи бесчувственного напарника. У ушастого телепата был шанс, не срослось, такое бывает, а вот мне он сейчас нужнее. — Бегом-бегом.

После устроенного нами шума в коридоре оказалась слишком много зевак, времени на расшаркивание не было и мы без стеснения пустили в ход кулаки и магию. Лично я старался никого не убить, поэтому снизил силу “огненной плети” до минимума, но от этого она не перестала делать очень больно. Таким образом мы быстро добрались до лестницы и двинулись наверх.

Оборотень хоть и лишился лап, но не стал от этого легче, так что я держался исключительно на магическом допинге. По уму стоило бы передать его Вергену, он крепкий парень, но я опасался, что он не сбережет тело и сбросит его где-нибудь по дороге. Это мешок золота он будет переть даже под угрозой смерти, а работу на тайную канцелярию мой друг воспринимает как кару и все делает спустя рукава.

Поднявшись до самой крыши мы, не останавливаясь, миновали два коридора и перешли в следующее здание, где было немного потише. Скоро тревожные новости доберутся и сюда, но мне потребовалась минута, чтобы проложить дальнейший маршрут. На карте творился полный хаос, Ико еле успевал фиксировать и выводить информацию, так что Карад-Тугум сейчас больше напоминал муравейник, в котором кто-то пошурудил палкой.

И снова перебежка, на этот всего на тридцать метров, и в укрытие. Время работало против нас, стоит один раз завязнуть в серьезной драке и мы просто не выберемся отсюда. Томительное ожидание, и снова короткая перебежка, а затем снова в укрытие. Нам потребовалось еще три рывка для того, чтобы покинуть здание и выбраться на более менее спокойное пространство. Зато после очередного спуска мы разом проскочили два здания по одному этажу и только затем пришлось спустится вниз, на третий. Здесь произошла короткая драка с небольшим отрядом.

Идущий впереди Аист резко ускорился, сократил дистанцию с вражеским отрядом, но вместо таранного удара взлетел под самый потолок и, пользуясь длиной своего меча-навахи, безнаказанно убил двоих. Приземлился он уже в глубоком тылу противника и пока те не успели опомниться устроил им кровавую баню. Мы с Темком лишь немного поддержали его магией, с остальными он управился сам.

После короткого боя, мы снова устремились вперед и, добравшись до следующей лестницы, спустились еще на один этаж. Я хотел было продолжить движение, дорога впереди была чиста, но пришлось спрятаться. А все из-за долбаного оборотня на моем плече, который стал подавать первые признаки активности — одной “иглы Камаха” ему оказалось недостаточно. Скинув тушу на грязный пол, я с облегчением выпрямился. Появилось ощущение, будто у меня вот-вот вырастут крылья. Но рассиживаться времени не было и воткнув ему в спину последнюю иглу я снова закинул его себе на спину. Тяжелый гад.

Снова бег по коридорам, петли, подъемы и спуски. Все шло достаточно хорошо, пока я не ошибся. Тащить на себе оборотня, перебирать ногами и при этом просчитывать маршрут оказалось не так просто, как хотелось. В целом, можно было придумать себе множество оправданий, но я стараюсь не заниматься подобной фигней. Это была моя ошибка. Забравшись почти к самой крыше, возле перехода в соседнее здание мы лоб в лоб столкнулись с вражеским отрядом. Аист хотел привычно рванул вперед, но я его остановил. В этот раз мы нарвались не на обычную гопоту, а на боевых магов Карад-Тугума: некромант с парой ручных упырей, двое магов крови и один стихийник, по-моему вода и ветер.

Четверка вражеских заклинателей сработала в лучших традициях тайной канцелярии. Высокий и неестественно бледный некромант прикрыл свою группу пепельным щитом, а трое его подручных нанесли удар.

—В укрытие! — закричал я, заваливаясь в первую попавшуюся комнату. Тяжело тело оборотня придает инерции и мы со всей силы впечатываемся в стену. Перепуганный жилец, что до моего вторжения спокойно лежал на жесткой циновке окинул меня ошарашенным взглядом. Я избавляюсь от груза и сжав зубы иду обратно. Достали.

Наши успели вовремя укрыться от магического удара. Два “копья крови” и пара “ледяных стрел” ушли дальше по коридору, ранили одного из любопытных обитателей, что высунулся из своей комнаты, а затем выбили изрядный кусок кладки при встрече со стеной. Некромант умел и силен, маги крови свеженькие, так что ситуация для нас складывалась откровенно хреновая. Камень выбыл, а никто другой не сможет устоять под шквалом вражеских заклинаний. Даже укрытие ничего не меняет не в наших интересах превращать стычку в позиционное противостояние, так как в любую минуту к противнику может подойти подкрепление. Зажмут и уничтожат.

—Готовсь! — предупреждаю напарников и иду в атаку.

За отпущенное мне время я выкладываюсь на полную. Россыпи “блуждающих огней” заполняют собой широкий коридор, и некроманту, чтобы прикрыть товарищей и не получить удар в спину, приходится еще больше растянуть магическую защиту. Глядя, как “огни” врезаются в щит, я определяю слабые точки плетения и отправляю в них четыре “огненных стрелы”.

Созданный из частиц праха и напитанный магией смерти щит прогибается под первыми двумя ударами, но уже от третьей стрелы плетение начинает расползаться, а четвертое попадание сопровождается громким хлопком. Щит некроманта взрывается, обдавая всех невесомым прахом. Кому-нибудь другому этого хватило бы, чтобы отправиться на тот свет, а я ничего — стою и даже не закашлялся, только кожа зудит. А вот напарникам некроманта везет меньше. Они собирались атаковать и не ожидали “дружеского огня”. Напитанные некроэнергией частицы праха осыпали их с головы до ног, проникая в глаза, нос и рот. Враждебная всему живому сила моментально вызывает некроз тканей, сопровождающийся кровавыми слезами и кашлем. Этот прах значительно сильнее какой-нибудь “черемухи” и вполне может считать химическим оружием — все трое не жильцы.

—Атака! — командую я, посылая в растерянного некроманта стрелу за стрелой.

Однако достать его не получается, первую стрелу он отбивает “серым клинком” — аналогом моего “огненного лезвия”, а затем кидает в бой упырей, которым обработка насыщенным некроэнергией прахом только добавила бодрости. Они встают перед магом стеной и принимают все удары на себя.

А некромант хорош. Не знаю, где он обучался, но учителя у него были хорошие и боевой опыт имеется — быстро соображает. Но это ему не поможет, по крайней мере не сегодня.

Аист выпрыгивает из комнаты, как черт из табакерки, меч-наваха набрал разгон, и рубящий удар обрушился на голову ближайшего упыря, однако мертвец успел выставить руку, и клинок вязнет в неподатливый плоти. От ответного удара когтями имперец закрылся баклером, но в следующую секунду его атакует второй мертвец и ему приходится спасаться бегством на потолке. Обычной сталью воевать против мертвецов не так уж и просто. Я сам проверял.

Аист слишком понадеялся на свои навыки бойца и мага, и ситуация начала складываться для него не лучшим образом, но уже в следующую момент к бою присоединился Верген. Золотой клинок рассек воздух, и на пол падают лапы и голова одного из упырей. Второй нацелил когти в шею мечника, но закованный в стальную кожу Верген проигнорировал удар и следующим движением снес мертвецу половину башки.

Пока рукопашники разбирались с нежитью, я и Темок полностью сосредоточились на некроманте. Большую часть плетений он умело отбивал “серым клинком”, а оставшиеся принимал на “серый щит” — второй круг магии смерти, что-то наподобие моего “огненного баклера” только мощнее. Нам удалось всего дважды зацепить его и то несерьезно. Некромант оказался действительно хорош, но сегодня был не его день.

Я рассчитывал убить мага, как только до него доберется кто-то из наших бойцов, но он выбрал другой вариант. Поняв, что дело кисло, некромант бесстрашно прыгнул вниз в колодец-двор. Ушел гад! Несмотря на седьмой этаж его шансы выжить весьма велики. Когда “диск” Темока распорол бок некроманта с него не вытекло даже капельки крови, а это значит, маг серьезно продвинулся в своем искусстве и навряд ли убьется при падении, разве что ноги переломает.

—Бегом-бегом! — подбадриваю я группу. И сам побежал за парализованным оборотнем. Ворвавшись в комнату я нашел неподвижного Ярыка и нависшего над ними местного жителя. Рука человека тянулась к иглам Камаха, но я успел вовремя. Пинком в лицо откинул придурка в сторону, напрягся и закинул оборотня на плечи. Тяжелый гад!

Короткая схватка привлекла много внимания, и нас начали обкладывать со всех сторон, но в этот раз я не оплошал и нашел безопасную дорогу. Пришлось вернуться назад и спуститься на два этажа, зато мы разминулись с тремя крупными отрядами врагов, перебрались в соседнее здание и наконец-то покинули внутренний район. Теперь будет легче.

Снова утомительный бег, затем петля, чтобы сбить преследователей, и вверх к самой крыше. Бандиты в основном прочесывают первые три этажа, зная, что нам рано или поздно придется спуститься к выходу. Но мы еще посмотрим кто-кого. Вниз на этаж, перебраться в следующее здание. Впереди двое врагов, но мы не замедляясь идем дальше, так как их быстро пускает на фарш Аист. Затем миновать двор-колодец и снова к самой крыше. Здание за зданием мы подбирались к границе города-крепости и через пятнадцать минут добираемся до нее.

С восьмого этажа открывался чудесный вид на трущобы, отсюда они не казались такими грязными, а кое-где на верхних этажах зданий даже можно было разглядеть посеревшую от времени гипсовую лепнину. С высоты казалось, что Заар продолжает жить своей жизнью, будто не замечая, как разумные муравьи в его сердце ведут свои игры.

Перед финальным рывком я решил взять паузу, чтобы как следует подготовиться. Когда мы окажемся внизу, мне бы очень хотелось иметь минимальное количество врагов. Подходящее место найти оказалось достаточно трудно, но все же я справился, хотя и пришлось пройти почти четыреста метров вдоль внешней стены Карад-Тугуму, но этот маневр стоил усилий. На этом участке всего двенадцать рядовых бойцов, без поддержки сильного мага они не станут для нас серьезным препятствием.

—Темок, ты точно уверен, что сможешь нас удержать?! — боязливо поглядывая вниз на мостовую спросил Верген.

—Если Аист будет страховать тебя, а Герех поделится силой, то почти гарантировано, — серьезно сказал темнокожий воздушник, потом все же не удержался и хмыкнул, — ну, максимум ноги сломаете.

—Я тебе сейчас… — начал зло напарник, но я жестом остановил ненужную ссору.

Насыщенный красный туман моей силы потек на ладони Темока и он болезненно сморщился. Ну, никто не обещал, что будет приятно, все как в старом анекдоте “больно, но зато всем хватило”. Кожа на ладонях Темока покрылась пузырями ожогов, но темнокожий маг держался, стараясь впитать как можно больше силы и остановился только тогда, когда больше не смог принять даже капли.

—Готовы?! — с вызовом спросил он.

—Нет, — неуверенно произнес Бард.

—Да, — подтвердил я.

Молчаливый имперец лишь кивнул в ответ.

—Ты точно ув… — хотел спросить Верген, но не успел.

—Тогда вперед! — улыбнулся воздушник.

У меня захватило дух от ощущения полета. Потоки ураганного ветра трепали волосы, стараясь замедлить падение, но земля быстро приближалась. Я успеваю разглядеть парочку врагов внизу, и меня одолевает желание поиграть в супергероя — обрушиться на них карой небесной, но сдерживаю дурацкий порыв. Темок хорош, однако далеко не мастер, мое вмешательство может сломать его плетение и отряд вместе с пленниками потом будут отскребать от каменной мостовой. При одной мысли о падении перехватило дыхание, но земля уже была рядом. Воздух резко уплотняется и каменная мостовая больно бьет по ногам, а затем сверху навалилась тяжесть оборотня и если бы не сила наполняющее моего тело, то точно бы не обошлось бы без переломов и порванных связок.

—Я тебя когда-нибудь грохну, — зловеще прошептал Верген в образовавшейся тишине, — но сначала угощу выпивкой.

—Хватит трепаться! — командую я, двигаясь вперед и одновременно запуская “огненную стрелу” с правой руки в высунувшихся из подъезда бандитов.

Штурмовая группа тайной канцелярии его светлости герцога Заара под командованием полевого агента Гереха Буревестника стремительно удалялась от стен Карад-Тугума, спеша на соединение с основными силами…

Уважаемые друзья, книги книгами, но кушать хочется, поэтому свалил на калым. Вернусь дней через 10, не поминайте лихом!

Глава 78

Вопросы-вопросы

Неделя прошла довольно не плохо. Повесится хотелось всего три раза.

—Буревестник, Беглец — с какой-то непонятной злобой окликнул меня и альбиноса старший следователь тайной канцелярии Тоцит Шуц по прозвищу Проныра.

Я с печальным вздохом поднялся с лавки, на которой со своим отрядом расположился для отдыха. После приключений в Карад-Тугуме нас так и не распустили по домам, вместо этого мы вот уже пару часов ожидали не пойми чего в тренировочном зале под зданием торгового дома, что служил неофициальным штабом для оперативников канцелярии. Это задание стоило жизни примерно трети бойцов. Раненым оказал помощь дежурный целитель и нас даже покормили, но настроение от этого особо не улучшилось. И ладно, когда дело касалось таких ребят, как я, Верген или Аист, будучи охотниками, мы прошли через разные испытания и не просто так носили свои амулеты, но было жалко молодых, еще не освоившихся ребят. От Ико я узнал, что из почти трех десятков новичков выжило меньше половины. Большинство из них носили медные амулеты и только начинали свою карьеру охотников, а их кинули, как пушечное мясо на боевиков Карад-Тугума. И где здесь справедливость? Нет ее.

Сильно потрепанные и уставшие бойцы расположились как могли, многие уже во всю клевала носом. Увидев начальство бойцы было засуетились, но я махнул рукой, успокаивая отряд — Проныра звал только меня и Ико.

—Чего он? — спросил я альбиноса.

—Завидует, — коротко ответил ушастый маг разума, одновременно подавая условный знак, что рядом находится Бешеный.

Усилием воли я отогнал сковывающую разум усталость и заставил силу циркулировать по энергоканалам Ноуса. Поток огненного ихора, заменявший мне кровь, послушно повиновался, наполняя каждую клеточку тела, мысли ускорились, а циркулирующий внутри вихрь силы надежно прикрыл меня от постороннего вмешательства в разум. Теоретически, если не растрачивать силу во вне, я могу поддерживать подобное состояние бесконечно долго, все зависит только от концентрации разума, однако, по факту, нельзя находиться в напряжении постоянно, рано или поздно расслабишься, ну, или кукухой поедешь.

Когда мы с альбиносом миновали половину тренировочного зала, на входе появился Бешеный в окружении шести рабов-охранников. Сильнейший маг разума герцогства, встречи с которым боялись все жители Заара, предстал перед нами, как говорится, во всей красе. Высокий мужчина лет пятидесяти пяти с длинными седыми волосами, заплетенными в толстую косу. На его лице была приветливая полуулыбка, но взгляд холодных стальных глаз разрушал общее благостное впечатление. Расшитый золотом камзол украшало множество орденов и лент. Дополнением к яркому образу был невидимый для простых смертных ореол магической силы, что окружал главу тайной канцелярии плотным коконом.

Шестеро закованных в броню рабов с золотых ошейниках двигались подобно единому живому существу, в их пустых кукольных глазах, которые были видны сквозь узкие забрала шлемов, не было даже намека на какие-либо эмоции, что говорило о полном контроле разума, их неестественно плавным движениям не мешала даже тяжелая броня — на лицо серьезные изменения тела. Очень опасные бойцы. Когда я был в доме маркиза, стража изображала из себя статуи, и сейчас я впервые смог увидеть их в движении. Случись драка, уверен, смогу справится с одним-двумя, но вот с тремя такими машинами для убийства уже навряд ли.

Йемес Бешеный, маркиз Бертран очень серьезно относился к своей безопасности, однако в поведении мага не чувствовалось опасения или страха, скорее казалось, что присутствие этих бойцов было для него так же естественно как наличие хвоста для собаки. Что ж, за свою жизнь маркиз нажил очень много врагов во всех слоях общества и подобная предосторожность в его случае совсем не лишняя. Дураки долго не живут и не руководят разведкой, а Йемеса Бертрана можно назвать моральным уродом и жестоким ублюдком, но дураком точно нельзя. Он верный пес на службе герцогов Заара, и его жизнь связана с судьбой правящей династии — если они потеряют власть, то многочисленные враги вмиг порвут его. И ему очень повезет, если он расстанется с жизнью от честного удара меча, а ведь может статься, что его ожидают бесконечные часы в компании опытного палача и умелого целителя, который не даст ему отойти в иной мир.

Взгляды всех присутствующих обратились к Йемесу Бешеному, но его этот факт ни капельки не тронул, сильнейший маг разума герцогства Заар с любопытством осматривал убранство тренировочного зала, полностью игнорируя согнувшихся в поклоне Зверя и Проныру.

Подойдя к маркизу мы с альбиносом почтительно поклонились, на что он нам, как “официально приравненным к дворянам”, ответил легким кивком головы.

—Значит это и есть наши герои? — приятным баритоном задал вопрос маркиз.

—Они самые, — тут же ответил ему, стоящий чуть впереди нас Проныра.

Колючий взгляд мага разума прошелся по моему лицу, будто наждачная бумага, однако в этот раз не было ощущения скользких щупалец, что пытаются проникнуть в мысли. Не думаю, что за время моего отсутствия в герцогстве маркиз приобрел чувство такта или научился сдерживать свой характер, скорее помогла выставленная заранее защита. Сломать ее, он скорей всего может, но это будет сравни прямому нападению. Конечно, его положение при дворе позволяет карать и миловать, однако если карать всех подряд без повода, по одному лишь желанию, то скоро можно прослыть не “Бешеным”, а просто бешеным псом, какого рано или поздно пристрелит сам хозяин. Так просто он меня ломать не будет, но вот если почует реальную угрозу, то вцепится, как клещ.

—Я помню вас, — кивая собственным мыслям произнес маркиз и обратился к альбиносу, — это ведь ты Ико Беглец?

—Да, ваше сиятельство, — четко по этикету ответил Ико, делая очередной поклон.

—А ты, значит, Герех Буревестник?

—Да, ваше сиятельство, — Я повторил движения альбиноса.

—Интересно, интересно, — на лицо мага скользнула добродушная улыбка, но я уже однажды имел с ним дело и знал насколько легко ее может сменить волчий оскал. — А ведь я уже не первый раз слышу о тебе, Герех. Это ведь ты вскрыл первую лабораторию?

—Да, ваше сиятельство, — так же односложно ответил я, но почувствовав внимание мага, которые выразилось в покалывании в висках, и во избежание дальнейших расспросов добавил, — всего лишь повезло, ваше сиятельство.

—Повезло? Удача любит сильных и смелых, — лучезарно улыбнулся Бешеный. — И сегодня ты снова отличился, твой отряд единственный выполнил и перевыполнил задачу.

Я хотел было снова все списать на удачу, но по хмурому взгляду мага понял, что такой ответ его не устроит, поэтому просто поклонился, не забыв добавить обязательное “ваше сиятельство”.

—В любом случае, молодцы! Наша служба опасна и трудна, — неожиданно начал цитировал слова известной песни Йемес Бертран, но продолжение его речи оказалось другим, так что я понял, что это всего лишь совпадение. — Его светлость умеет ценить умелых и преданных людей, и награда всегда найдет героя. Всем участвовавшим в операции премия в пять золотых, отличившейся команде — десять, вам, коллега, — обратился он к альбиносу, — я чуть позже дам несколько уроков, а вам, талантливый юноша, — это уже ко мне, — я преподнесу подарок лично от себя.

После этих пафосных слов маркиз величественным жестом снял с пальца золотое кольцо с крупным рубином и протянул его мне. Не надо быть профессионалом-ювелиром, чтобы по оттенку огненной ауры понять, что это мощный артефакт-усилитель. Дорогой подарок, а кроме того, удивительно правильно подобранный. Я никогда не жаловался на память, но в нашу прошлую встречу не припомню этого кольца на пальцах маркиза. Конечно, я допускаю, что у главы тайной канцелярии много подобных вещиц, но не верю в совпадения и, сказать по правде, представление, которое сейчас разыгрывал маркиз Бертран, было ниже среднего. Уличных актеров за такую халтуру однозначно закидали бы гнилыми фруктами. Сегодня оперативники канцелярии потеряли треть личного состава и вполне вероятно, что многие подумывали о том, чтобы сбежать куда глаза глядят, так что сейчас нас тупо покупали. Но глядя на довольные лица бойцов и завистливые взгляды, что они бросали на меня и мою команду, я понимал, что мало кто из них разделял мой скепсис. Так что вместо гримасы отвращения, я натянул на лицо благодарную улыбку и с поклоном принял подарок. Золотое кольцо, удивительное дело, оказалось мне как раз по размеру и заняло место на указательном пальце моей правой руки. Артефакт окутали искры магии, руку больно кольнуло, но он быстро нащупал связь с энергоканалами Ноуса — и крупный рубин засветился слабым внутренним светом. Теперь все заклинания, созданные через этот участок будут мощнее примерно на единицу магической силы, а кроме того, я почувствовал внутри камня какое-то скрытое плетение, которое активизируется, если напитать его силой.

—Служу Заару! — ударил я себя в грудь напротив сердца и снова поклонился под довольный взгляд маркиза и завистливые взгляды бойцов.

—Служи верно и награды не заставят себя ждать! — громко, так, чтобы услышали все собравшиеся, произнес Еймес Бертран и, чувствуя настроение бойцов, как умелый кукловод, начал пылкую и убедительную речь.

Дешевый трюкач.

Я старательно делал вид, что внемлю оратору, пока звуки тяжелых шагов на винтовой лестнице не отвлекли меня, а затем, когда в помещение вошли двое, мое сердце замерло и в следующий момент заколотилось, как бешеное. Порог тренировочного зала пересекли двое — Фредерик де Керис, по прозвищу Длань, некромант и потомок боковой ветви правящей в Заара династии герцогов Кирасов, следом за ним следовал его спутник и мой убийца — закованный в латы зеленоглазый гигант магнон Симо, по прозвищу Гром.

Я остолбенел. Буквально на мгновение моя защита потеряла целостность, и это не укрылось от маркиза Бертрана, который тут же попытался воспользоваться этой оплошностью, но я сумел быстро взять себя в руки и восстановить контроль. Промелькнувшая в глазах маркиза искорка интереса говорила о том, что он успел что-то вытянуть из меня за это короткое мгновение.

—Ваше сиятельство, — синхронно поприветствовали охотники серебряного ранга главу тайной канцелярии.

—Господа, — так же вежливо ответил он, затем повернулся к оперативникам и широким жестом указал на прибывших охотников. — Позвольте вам представить пополнение — его сиятельство наследный граф Фредерик де Керис, по прозвищу Длань и его милость виконт Симо Гром. Даже если кто-то из вас не видел их лично, то должны были слышать об этих героях Заара.

Маркиз начал описывать подвиги этих охотников, и в этот раз, я слушал его внимательно, одновременно стараясь не привлекать внимание к своей скромной персоне. А в голове крутилось только два вопроса, что эта парочка забыла здесь и чем мне это может грозить?! Маркиз продолжал витиеватую речь, и уже через минуту я узнал ответ и он мне не понравился.

—С этого дня эти уважаемые господа будут помогать вам в вашей непростой работе, — заключил маркиз и мое сердце в очередной раз дало сбой. Маркиз Бертран был старым интриганом и начал играть в эти игры задолго до того, как я родился на свет. — Кстати, господа, позвольте вам представить молодого таланта нашей службы — Гереха Буревестника. Очень рекомендую, но вы, наверное, знакомы, он ведь тоже охотник?

Взгляды моих врагов обратились ко мне. Маркиз внимательно наблюдал за моей реакцией, однако в этот раз я был готов к любой пакости с его стороны и не показал даже взглядом, что меня это как-то задело.

—Фредерик де Керис, — вежливо улыбнулся некромант, протягивая холеную руку.

—Герех Буревестник, — дружелюбно ответил я, хотя внутри еле сдерживался, чтобы не влепить “кулак огненного бога” в породистую харю.

—Симо Гром, — нейтрально представился зеленоглазый гигант. Мне очень не понравился его взгляд, будто в нем сквозило узнавание. — Мы уже как-то встречались, — подтвердил он мои подозрения.

—Извините, не припомню, а вас сложно забыть, — попытался отшутиться я, но внимательный взгляд гиганта говорил о том, что моя игра не удалась.

Черт! На бесконечно длинные секунды повисла неловкая пауза: я вежливо улыбнулся, а мой мозг лихорадочно анализировал ситуацию в попытке найти выход и не находил его. Некромант меня не узнал, его взгляд лениво бродил по залу, а вот гигант-магнон наоборот внимательно рассматривал меня, а чертов маркиз наблюдал за этой картиной. Мне не победить в открытом поединке даже одного охотника серебряного ранга, а тут их целых два, а еще Бешеный и его рабы-телохранители. Да и Зверь в случае конфликта точно встанет не на мою сторону.

—Наверное, я обознался, — нарушая тишину с улыбкой пророкотал закованный в синие латы магнон, отворачиваясь и при этом незаметно подмигивая мне, отчего шестеренки в моей голове оканчательно затроили. Я не выдал себя ни лицом, ни словом, но в голове у меня творился форменный шквал. Да что, блин, происходит?! Это какой-то хитрый план, чтобы свести меня с ума?

А гигант тем временем заговорил с некромантом. Маркиз некоторое время разочарованно наблюдал за этой картиной, потом, не увидев развития событий, жестом отпустил меня и альбиноса, а сам включился в диалог, привлекая к нему Проныру и Зверя.

Украдкой сглотнув слюну я сделал пару шагов назад и повернулся спиной. Было невыносимо сложно держать лицо и спокойно идти вперед, постоянно ожидая удара в спину, но я справился.

—Герех, ты чего? — обратился ко мне Верген. Напарник знал меня достаточно хорошо, чтобы понять что что-то произошло не то.

—Да, чет задолбался, сегодня выдался на редкость длинный день. Поскорей бы домой, там Серк небось все без нас прикончил, — Я сознательно перевел тему. Верген меня не выдаст, но Бешенный может почувствовать его волнение.

—Ага, — печально вздохнул Верген, переключаясь, — и не говори. Плакала наша наливка, к вечеру точно не успеем.

—А вы чего, посиделки сегодня планировали? — привставая с лавки спросил Камень. Он уже пришел в себя, но пропущенный удар еще сказывался.

—А ты варежку не разевай, тебе целитель запретил, — поддел его Верген.

—Да нахрен этого целителя! Я с вами! — с трудом возвращаясь на лавку зло бросил Камень.

—Я бы тоже промочил горло после таких приключений, — поддержал компанию Бард.

—А ты, Аист? — обратился к расслаблено сидящему на лавке имперцу Верген, который неожиданно стал мозговым центром грядущей пьянки.

Имперец смерил нашу компанию взглядом и спокойно кивнул.

—Ну ты, пипец, какой разговорчивый, — заржал, хватаясь за отбитые ребра, Камень. Это вызвало улыбки на лицах остальных и даже Аист слегка ухмыльнулся.

—Я с вами! — поддержал компанию воздушник.

—Ну, а ты, ушастый? — Верген повернулся к альбиносу, и тот опасливо спрятался за меня. — Да, ладно тебе, сегодня с твоей помощью мы сорвали хороший куш, так что ты заслужил.

После этих слов альбинос расслабился.

—Только если не далеко, у меня проблемы с прогулками, — предупредил он.

—Не вопрос, тут на соседней улице есть одно заведение, — согласился с условием Верген.

Меня Верген даже спрашивать не стал, заранее считая, что я со всем согласен, хотя мне сейчас точно было не до пьянки. В моей голове крутились десятки мыслей и сотни вопросов, на которые я не находил ответа. Ситуация складывалась мягко говоря неприятная, и я просто не знал, как поступить. По-хорошему, надо было либо рвать когти из Заара, либо решать проблему самым радикальным путем. Втроем: я, Верген и Ико гарантированно одолеем их поодиночке, а присутствие в команде альбиноса позволит выбрать максимально удобную позицию и ударить из засады. В Вергене я полностью уверен, он согласится без вопросов, а вот с альбиносом придется поработать, но уже это мелочи. Конечно, надо будет получше замести следы, но я уже знаю как это делать — мое пламя уничтожает все улики, не останется даже душ которых можно выдернуть из-за кромки. Убийство — вот реальный вариант, только не стоит забывать, что некромант — наследный граф и его смерть поднимет много шума, а это значит, надо выбрать идеальное место и время, что не так уж и просто. Одна слежка может занять недели, если не месяцы.

Ребята продолжали обсуждение грядущей вечеринки, к нашей компании захотели присоединиться другие, а я погрузился в свои мысли, прокручивал в голове один вариант за другим, но идеального плана так и не придумывалось. Все они были либо слишком растянуты по времени, либо требовали привлечения третьих лиц, либо вовсе отдавали бредовыми фантазиями. Где-то через полчаса руководство пришло к согласию и нас наконец-то распустили по домам, чему я был очень рад. Присутствие моих убийц и ненавязчивое внимание маркиза серьезно действовали на нервы. Так что, когда мы выбрались на свежий воздух, я выдохнул с облегчением. Вроде на этот раз обошлось, но пока непонятно, что будет дальше.

Я, следовал за компанией, как во сне, и более менее пришел в себя только когда Верген вложил в мою руку кубок с вином и потребовал произнести тост. В таверне играли музыканты, шумел народ, разливалось вино и царило праздничное веселье. Я на автомате толкнул речь в духе спортивного тренера из дешевого американского фильма, говорил что-то про командный дух, взаимопомощь и прочий бред, но на неиспорченных кинематографом и слегка пьяных слушателей слова произвели нужный эффект, и от меня на время отстали.

—”Герех, с тобой все в порядке?” — мысленно обратился ко мне телепат, который знал меня достаточно хорошо, чтобы даже без своей эмпатии понять, что я чем-то серьезно загружен.

—”Есть пару мыслей, позже обсудим”, - успокоил я альбиноса.

Чуть позже меня попытался растолкать Камень, но собеседник из меня сегодня был неважнецкий, и он быстро отстал. Подходил кто-то еще, но Верген выдал что в духе “отстаньте от него, он думает и это надолго” и от меня окончательно отвязались. Атмосфера общего веселья, несмотря на три бокала вина стала меня раздражать, и я отправился на поиски друзей. Обоих нашел за соседним столиком, на коленях Вергена сидели две дамы крайне воздушного поведения, лоскуты ткани, заменяющие им одежду, больше показали тело, чем реально что-то скрывали, но он не обращал на них внимания вел жаркий спор с Ико. Бледное лицо альбиноса раскраснелось от вина и не менее уверенно вел диалог.

—Верген! — окликнул я напарника, перекрикивая общий гомон и музыку.

Верген сконцентрировал на мне чуть пьяный взгляд, потом без предупреждения поднялся, отчего дамы с визгом совершили акробатический этюд, оказавшись попами кверху, демонстрируя всем желающим ягодицы и остальные прелести, прикрытые лишь полосками полупрозрачной ткани.

—Уходишь? — проорал он мне в ухо, обнимая за шею.

—Ага, завтра увидимся, все расскажу, — ответил я.

Покинув кабак я, не торгуясь, прыгнул в ближайшую повозку и назвал адрес. Дневная жара уже спала и легкий бриз с моря смыл удушливый запах человеческих тел, снова наполнив воздух свежестью моря и запахом цветов. Приятный аромат и мерное покачивание повозки помогло чуть расслабиться и мысли потекли медленнее, однако окончательно меня так и не отпустило, так что входя в ворота дома я не сразу уловил что там происходит что-то неправильное.

Во дворе за столом сидела вся семья кузнеца, но стоило мне покзаться, как Серк с женой встали из-за стола и ушли в дом. Авис сидел во главе стола, а его жена и моя невеста по левую руку. Авис поприветствовал меня без слов и жестом пригласил присесть с правой стороны.

—А Серк куда ушел? — спросил я, усаживаясь.

—Нам надо поговорить, — очень серьезно и без тени улыбки произнес Авис, чем серьезно меня озадачил и даже встревожил.

—Что-то случилось? — спросил я, отвлекаясь от собственных мыслей. На кончиках пальцев правой руки уже привычно заплясали искры готовых к активации плетений, а восприятие перешло в боевой режим сканировать окружающее пространство на предмет угрозы.

—Нет, — твердо сказал кузнец, однако это ничего не объяснило и лишь повысило уровень напряженности.

Судя по лицам собравшимся разговор и впрямь предстоял серьезный, а у меня уже голова трещала от мыслей. По жесту кузнеца его супруга Исиба встала и в какой-то ранее не свойственной ей патриархальной манере налила вина хозяину дома, а затем и мне, дочери же не предложила.

—Герех, — серьезно начал Авис, — ты не раздумал жениться на моей дочери?

—Нет, не раздумал, — машинально ответил я. Признаться, не ожидал подобного вопроса, но ответил мгновенно.

—Ты не пойми меня превратно, Герех, — слегка запнулся старый пират, подбирая слова, — официально мы пока не родня, но ты же знаешь, что я отношусь к тебе как к сыну, — сохраняя серьезность закончил он.

Я согласно кивнул, подтверждая его слова. Авис действительно всегда относился ко мне по-доброму. То, что я живу в его доме с его дочерью, говорило само за себя.

—Тут одна стрекоза, — кузнец выразительно посмотрел на дочь, — принесла нам радостные новости.

Кузнец достал из под стола шкатулку, где хранилась моя часть добытого в Мертвом городе — сто двадцать семь золотых и восемь серебряных монет.

—Откуда столько денег спрашивать я не буду, — хмыкнул старый пират, — а вот как их лучше потратить, тут, прости, но по-отцовски подсказать обязан.

Вот теперь меня отпустило по-настоящему и я по дурацки улыбнулся. Слова и поведение Ависа, его серьезный тон и сама ситуация заставили меня подумать о плохом, а дело оказалось всего лишь в деньгах. Конечно, сумма не маленькая даже по меркам купца золотой гильдии, и теперь стала понятна озабоченность моих новых родственников. Это раньше, когда я был голожопым бродягой без роду и племени, они меня приютили, обогрели и честь не малую оказали что в род ремесленный приняли, а вот сейчас со стальным гильдейским амулетом на шее и парой килограммов золотых монет имперской чеканки я стал жених хоть куда. Даже девушку благородных кровей сосватать могу. Вот Авис и беспокоится.

—Ух, — картинно схватился я за сердце, чем заставил присутствующих тоже улыбнуться, — зачем так пугать-то было?

—Никто тебя не пугает, — с легкой улыбкой начал Авис, но потом все же вернулся к серьезному тону, — и все же, расскажи, на что ты планируешь их потратить?

—Ну… — собираясь с мыслями протянул я. Подробного плана у меня не было, а сегодня произошли очень странные события, но теперь я уверен точно, что не уеду из Заара, мне легче грохнуть этих двоих, чем потерять все, что я заработал собственным трудом. Мой дом здесь, а если этим придуркам, что не нравится, то могилы я им организую и даже оплачу панихиду в храме. Однако пауза затягивалась, Авис ждал ответа и я стал озвучивать свои мысли, — куплю дом, сыграем свадьбу, там мебель наверное и прочие затраты. В общем, я если честно я не продумывал, да и цены на многие товары не знаю.

Авис довольно кивал в такт моим словам.

—А что думаешь, если мы тебя в магистрат на должность хорошую пристоим? Если поторговаться, то монет за семьдесят-восемьдесят можно купить должность таможенника в порту. Дело выгодное, главное не наглеть и делиться, — доверительно сообщил мне будущий тесть.

От такого предложения я даже слегка выпал в осадок. Нет, я не дурак и догадывался, что должность можно получить по протекции, но чтобы вот так просто купить, как на рынке — это уже перебор. Да и не видел я себя в роли таможенника, который потихоньку берет взятки и растит детей, строит жену, отращивает пузо и живет в свое удовольствие. Наверное глупо, предложи мне кто-нибудь подобное мягкое и безопасное кресло еще год назад и я бы вцепился в это предложение зубами, а вот сейчас не хочу и все тут. Накой оно мне? Из меня получился хороший боевой маг, и мне еще есть куда расти. Еще полгода-год и я с гордостью надену серебряный амулет гильдейца, а это не только почет и уважение, а еще и наследный титул, и, вполне вероятно, земли. Любой более менее разумный феодал старается перетянуть такие ценные кадры на свою сторону. В общем планы обширные и менять их на сытое, но скучное место как-то не хочется.

—А что если вложить в расширение твоей кузницы? — высказал я контрпредложение, которое могло направить энергию моего будущего тестя в более безопасное русло. И мне геморроя меньше и ему будет куда силушку потратить.

—Дело хорошее, — с довольной улыбкой ответил Авис, но потом слегка смутился и продолжил, — но толку будет мало. Рынок поделен, а воевать со Старшинами нашего квартала мне не хочется.

—Все так плохо? — удивился я.

—Почему плохо? Десяток полтора монет лишними не будут, но больше смысла особого нет, надо заказы искать, и по-хорошему, нам бы очень пригодился свой человек в магистрате, — снова закинул удочку Авис, который явно основательно подготовился к этому разговору.

Мой будущий тесть — мужик мудрый и не строит воздушные замки. Он хороший мастер-кузнец, однако не настолько, чтобы его работы ценились на другом краю известного мира. Оружие и доспехи он делает крайне редко — не его профиль. Это, как правило, удел древних родов, там детей сызмальства к горну ставят и все секреты мастерства передают.

—Нет, Авис, прости, но это не мое, не лежит душа, — честно ответил я.

—Понимаю, — протянул старый пират, который и сам успел попутешествовать по свету. — Тогда может в стражу? Я тут поговорил с людьми, место десятника в спокойном районе тебе всего монет в пятнадцать выйдет, а за большого десятника в тридцать пять сторгуемся, — снова предложил Авис.

—А сотником? — хмыкнул я. В стражу я не собирался, но мне уже стало интересно сколько будет стоить это звание. Думается мне, что и на моей родине есть подобный рынок.

—Сотником, увы, никак, — хмыкнул старый пират, — должность ответственная и абы кого туда не поставят. Вот если бы ты из древнего рода был, тогда возможно.

—Прости, Авис, но снова нет, — ответил я и тут же, чтобы не разочаровывать будущего родственника, поделился планами о будущем. — У меня уже стальной амулет, еще немного усилий и получу серебряный, а это сам понимаешь.

—Понимаю, — важно кивнул кузнец, а потом не удержался и перевел победный взгляд на жену и дочь — А я же вам говорил!

На лице Исиды не скользнуло даже тени, а вот Сиара так еще не умела владеть лицом и состроила недовольную моську.

—Конечно, придется еще учиться, — начал я, но кузнец меня перебил.

—Это даже не обсуждаются, чары дорого стоят и учиться тебе надо обязательно, — со знанием дела сказал он. Ему редко приходилось сталкиваться с профессиональными магами, но периодически все же попадались заказы и приходилось работать с артефактами, так что он был примерно в курсе цен на их услуги. Мне оставалось только кивнуть. Попал я, как кур в ощип — эта троица уже все спланировала, а сейчас меня лишь подводили к решению.

—А где дом покупать думаешь? — прервал мои размышления Авис.

—Думал в Среднем городе, там безопасно и в любую часть города добираться удобно, — как есть ответил я, но по хитрым глазам старого пирата быстро понял, что этот вопрос тоже решен и причем по-другому.

—А зачем в такую даль переться? — наигранно вопрошал кузнец, — ты же подворье Бурка Старика видел, — тут Авис использовал слово, которое не имело дословного перевода на русский, ближайшим по значению было выражение “Тот-кто-остался-один-на-старости-лет”, но я понял, о чем говорит кузнец. — И всего сорок три монеты!

—Сорок три? — с удивлением переспросил я. Цена и впрямь была не велика, я уже наводил справки и выяснил, что небольшой двухэтажный особняк в среднем городе обойдется мне в восемьдесят-девяносто монет, примерно столько же будет стоить квартира в центральной части.

—Именно так. Старик как в позапрошлом году последнего сына похоронил, так и задумал переехать. Да не хмурься ты так, я с ним и раньше этот разговор заводил, думал Серку с дочкой дом купить, чтоб, значит, все рядом были, но коли такое дело, то ты сам взять можешь.

Я на секунду задумался, так как было не понятно как на это отреагирует Серк, у меня с ним ровные отношения, но дело не простое.

—Покупай, — уверенно сказал Авис, — ты же постоянно в походах, а так жена под присмотром и роду нашему один прибыток. А мы с Серком деньги, что откладывали, на расширение пустим.

Да, тут уже дело решенное, но в общем и целом меня их предложения устраивали: дом будет свой, с тестем и тещей я дружен и жена, пока я в походе, не перед окошком скучает, а к делу приставлена, да еще и кучу денег сэкономлю. А еще ведь есть кому на хозяйстве остаться, гвоздь и я забить способен, но все же больше по мордобитию специалист. Куда не плюнь, кругом одни плюсы.

—Согласен, — твердо сказал я, — а что Старик переехать решил, может его нанять попробовать?

—Идея хороша, да не тебе первому в голову пришла, — чуть грустно произнес Авис, — Не пойдет он. Я и денег предлагал и в семью готов был принять, но не хочет он. Он же из родовых, свои дети ушли за кромку, а другим он секреты мастерства не откроет, так и унесет с собой все тайны в могилу.

—Ну, это мы еще посмотрим. Может что и придумаем, — идея чуть расширить бизнес тестя меня откровенно заинтересовала, да и старый кузнец мог открыть что-то интересное в плане магии, не зря ведь говорят, что кузнецы с огнем дружат.

Глава 79

План

-Черная смерть исчезла без всяких прививок…

-Но она же убила ⅓ населения Европы!

-Очень смело с твоей стороны предположить, что антипрививочники понимают дроби.

Утреннее пробуждение, как всегда, вышло бурным: стоило малому Гесиону и большому Гериону осветить землю, как меня наполнила сила и энергия. Рядом на кровати посапывала растрепанная Сиара, ее черные, как вороново крыло, локоны короной разметались по подушке, она смешно надула пухлые губки и что-то мурлыкала сквозь сон. Я некоторое время повалялся, наслаждаясь красотой своей невесты, и даже предпринял попытку заснуть еще на часок, но это, как обычно, оказалось бесполезно. Энергия переполняла каждую клеточку моего тела и хотелось пуститься в пляс. Чертовы светила!

Однако в такой резкой побудке были и свои плюсы, как известно, утро вечера мудренее. Освеженная голова быстро разложила проблемы по полочкам, и у меня появился четкий план действий. Оставалось только воплотить его в жизнь.

Я аккуратно поднялся, чтобы не разбудить возлюбленную и отправился выполнять утренний моцион, после чего облачился в свой парадный костюм золотых рыцарей, и стал похож на обедневшего дворянина из-за стоптанных сапог. Внизу, к моему удивлению, меня уже ждали. На веранде в своей домашнем халате на стуле расположился Авис. Утренний свет играл красными бликами на его закованной в красную чешую правой руке.

—”Интересно, как ему живется с такой штукой? Неудобно наверное, хотя человек такая тварь, ко всему привыкает”, - мелькнула в моей голове мысль.

—Пусть добрые боги осветят твой день, — поприветствовал меня ритуальной фразой кузнец и театральным жестом сдернул со стола полотно, под которым что-то лежало.

—Ух, — восхищенно проговорил я, разглядывая обновку.

Авис, как и обещал, отдал добытые мной крылья виверны опытному кожевнику и тот изготовил из них… не то, что я хотел. Я рассчитывал получить несколько комплектов неприметной и ноской одежды, а получил броню. На столе передо мной лежал легкий доспех: наручи, поножи, нагрудник, похожий на римскую лорику-мускулату, и инкрустированная костью шлем-маска в виде зубастой морды побежденной мной виверны. Кожа была окрашена в насыщенный черно-бордовый цвет, на всех элементах выполнено тиснение в виде лепестков пламени. Кроме того мастер дополнительно прошил броню жилами неизвестного мне зверя, а финале все элементы обработал горячим воском с добавлением какой-то алхимии, так что теперь ее даже топором не прорубить. Смотрелось эффектно и красиво, вот только моя работа в канцелярии совсем не располагает к ношению такой яркой и уникальной вещи. Форма полевого агента не должна привлекать лишнего внимания.

—Нравится? — спросил Авис с довольным видом.

—Еще бы, — честно признался я, не став обижать кузнеца претензиями.

—Гордись, Таван Кабан — большой мастер по работе с кожей и берется не за всякий заказ. Тебе повезло, что я когда-то приятельствовал с ним, — похвалился Авис.

Я уже догадался, что в уплату ушли все остатки добытой кожи, однако теперь я хотя бы знаю имя мастера, ну, а договориться можно всегда. Слава богам, я уже не тот голодранец, что раньше, и мне есть что предложить такому профессионалу.

—Авис, спасибо за подарок, — сказал я. — Но я бы хотел поговорить о другом. Сегодня же я ухожу на учебу, появлюсь где-то через неделю. Сиара в курсе. Деньги у нее, так что распоряжайся, как посчитаешь нужным.

—Лихо ты взялся за дело, — хмыкнул кузнец, — но это правильно. Коли взялся, держись. Уважаю.

—Но тут, еще такое дело… — начал я, пытаясь сформулировать мысль.

—Проблемы? — тут же понял суть моей заминки старый пират.

—Да, причем крупные, — честно ответил я. — Старые враги появились на горизонте. В общем, если меня будут искать, то лучше сделать вид, что вы меня знать не знаете и видеть не видели.

—Насколько серьезно дело? Может помощь нужна? — глядя мне прямо в глаза спросил Авис.

—Пойми правильно, но я бы не хотел впутывать тебя в это дело. Искать будут только меня, — успокоил я кузнеца. — Я со всем разберусь, но мне нужно подготовиться к встрече.

—А этот придурошный с тобой? — спросил Авис. Я сразу не понял о ком он, но потом сообразил.

—Верген? Да, куда он денется, — ответил я, посмеявшись над характеристикой друга.

—Ну, тогда я особо не переживаю, — ухмыльнулся старый пират.

Он не стал желать мне удачи или чего-либо советовать, мы просто пожали руки, и я вышел из дома. С удовольствием бы воспользовался услугами такси, но найти повозку в удаленном от центра ремесленном квартале было сравни поиску иголки в стоге сена.

—Ты суслика видишь? А он есть, — пробурчал я себе под нос и двинулся к порту, там точно удастся найти извозчика. До утренней тренировки я рассчитывал переговорить с альбиносом. Путь был неблизкий, но мне повезло встретить одного из соседей Ависа — Кардо Арваза по прозвищу Голодный, естественно такое звучное прозвище не могло достаться тощему аскету. Кардо был здоровяком с огромным пузом и тройным подбородком. Я запрыгнул на облучок и дальнейшую дорогу проехал уже в относительном комфорте, Кардо с меня по-соседки даже ни копейки не взял. Может дело было в моем статусе искателя, нет, по возвращению на службу амулет охотника вместе с жетоном канцелярии я предусмотрительно прятал за пазухой — нехрен кому попало знать, кто я такой. В порту я пересел на наемную повозку и через час с небольшим уже был у законспирированного под торговый дом офиса канцелярии.

Найти Ико оказалось проще простого, лишенный свободы передвижения он превратился в трудоголика и покидал свой рабочий кабинет только для сна. Я застал альбиноса погребенным под грудой бумаг, которые он активно читал и тут же раскладывал в одну из пяти пухлых стопок. Поприветствовал ушастого, и убедившись, что рядом нет лишних ушей, я сразу вывалил на него план убийства двух, а вполне возможно, трех, охотников серебряного ранга.

”Нет, нет и нет!”, - зазвучали в моей голове мысли альбиноса. — “Я тебе слишком многим обязан: жизнь, свобода, социализация, работа, даже одежда, что на мне, добыта тобой, но сейчас ты слишком много просишь. Пойми, если мы убьем кого-то из этой компании и след выведет на нас — это будет конец не только моей карьеры, но и жизни!”

—”Я помогу тебе решить проблемы с Советом Капитанов и От-Обом”, - предложил я крайнюю цену. Уже давно стоило заняться бывшим хозяином альбиноса, но раньше я был один и у меня не хватало на это сил, теперь же нас трое. Я, Верген и Ико — втроем мы способны убить охотника серебряного ранга, так что с двухголовым огром-магом тоже управимся.

—Демоны девяносто трех преисподен и Жирный Кариф вместе с ними! Герех, это не честно! Ты играешь не по правилам! — взорвался альбинос, он в соскочил со стула и стал расхаживать по кабинету.

—”Если есть молоток, каждая проблема всего лишь гвоздь”, - вспомнил я подходящую цитату и продолжил с улыбкой наблюдать за метаниями альбиноса.

Ико совершил три круга по кабинету и только после этого смог взять себя в руки и успокоиться.

—”Только одно условие! Я сам прикончу этот кусок говна!”, - с затаенной злобой прорычал альбинос. Тут я не стал возражать, он имеет на это полное право.

—Вот и договорились, — одобрительно сказал я, — но сначала мне нужна твоя помощь в более простом деле…

Закончив разговор с альбиносом я спустился вниз, дождался Зверя и уже с ним пошел к начальству, и предложил взятку за внеочередной отпуск. Да, тупо взятку, причем инструктор был на моей стороне, оказалось достаточно продемонстрировать ему мои наработки по заклинанию третьего круга “Щит Ва-Маса” — огненная полусфера. Зверь прекрасно понимал, что освоение этого плетения для меня является переходом на более высокий уровень и моя эффективность, как бойца, с этим заклинанием сильно возрастет, что естественно скажется на качестве работы. Проблема была в том, что я хотел забрать с собой Вергена, который, кстати, еще об этом не знал. Признаться честно, я думал, что придется упрашивать Проныру, но он просто окинул меня взглядом и поднял цену до двадцати золотых — считай, вся наша премия за приключения в Карад-Тугуме, однако я был согласен и на худшие условия. По-моему, Ико прав, и с Тоцитом точно творилось, что-то нехорошее, большие деньги ему могли понадобиться только для покупки магических знаний на черном рынке. Эта мысль меня встревожила, но до паники было еще далеко. Для себя я решил придерживаться версии, что старший следователь серьезно занялся самообразованием, и пока он не начнет ставить над разумными бесчеловечные опыты, лично я и буду продолжать так думать. В целом, я его понимаю. Меня тоже не устраивает тот объем знаний, который предлагала гильдия магов Заара на моем уровне, уверен, для старшего следователя тайной канцелярии этот круг шире, но его талант слишком мал, вот он и ищет альтернативный путь. Я бы с удовольствием составил ему компанию, но постеснялся навязываться, Проныра точно не оценит “души моей прекрасные порывы” и то, что я сую нос в его дела. Придется навести одного толстого и очень жадного, но при этом хорошего знакомого, он поможет мне найти выход на черный рынок магических знаний, хотя и поломается для виду. Короче, я достиг своей цели и получил отпуск на два месяца для себя и Вергена, осталось только сообщить ему об этом, с этим я не стал торопиться.

Покинув штаб квартиру тайной канцелярии я сразу отправился в гильдию магов и провел там около четырех часов, составляя расписание для себя и Вергена. Пришлось реально постараться, чтобы сжать трехмесячную программу до месячного курса и вместить туда все необходимое. Потом я долго спорил с администратором по поводу оплаты, так как он не хотел записывать Вергена без его личного присутствия, но в этот раз я выиграл бюрократов гильдии в сухую, со счетом 100500:0, в их бесконечных правилах просто не нашлось запрещающего пункта, а то, что не запрещено, то разрешено. Единственно, что меня предупредили, что если мой “воображаемый друг” окажется ниже рангом, чем я рассказываю, то деньги мне не вернут. Я согласился и оплатил учебу для себя и Вергена, естественно из его доли добычи. Мой друг далеко не лентяй, и когда он не спускает деньги на азартные игры, вино и продажных женщин, то пашет за троих, но кроме меча ему требуется серьезно подтянуть и магические знания. Талант у него редкий, он отлично сочетается со стилем боя, его требуется развивать. Верген является членом Братства Меча, он отличный боец, безусловно, есть мечники постарше и посильнее его, но в том-то и дело, что постарше, для своего возраста он чертовски хорош, но проблема в том, что мой друг — традиционалист и с упорством идиота придерживается правил школы, лишь изредка отклоняясь от канона. Стиль, который он практикует, создан для боя между людьми, без использования магии. Тот же Аист выезжает только за счет связки магии и фехтования, а Верген использует свои сильные стороны значительно реже, чем может. Уверен, он действовал бы более эффективно, если бы отошел от традиционного подхода и развивал свой собственный уникальный стиль боя. К примеру, зачем парировать удар, если его можно принять на стальную кожу? С момента нашего знакомства минул почти год, и за это время он, в отличие от меня, не освоил ни одного нового фокуса. Теорией его нагружать бесполезно, не тот у моего друга склад характера, но хотя бы основы вдолбить в его железную голову придется, а основной упор будем делать на практические занятия.

Все эти приготовления мне нужны для того, чтобы справиться с охотниками серебряного ранга. Вчера я был на нервах и немного погорячился, переоценив наши силы, конечно, даже сейчас мы сможем завалить любого из них поодиночке, вот только не факт, что мы переживем этот бой без потерь — к сожалению, не все в моей команде условно бессмертные, а я бы хотел свести вероятность смерти напарников к приемлемому минимуму. Как только мы с Вергеном закончим с подготовкой, к нам присоединится Ико и, возможно, Аист, конечно, если мне удастся втянуть молчаливого имперца в эту авантюру. И вот тогда я начну воплощать план по ликвидации некроманта и магнона в жизнь, возможно еще придется убить гнома-стрелка, который был с ними в ту ночь. Вообще, дел выше крыши, у меня еще свадьба через полтора месяца! Планы грандиозные, но времени в обрез, а значит, руки в ноги и пахать.

Следующим пунктом в моем маршруте стала лавка известного на весь Заар алхимика. По дороге на мой пухлый кошелек попытался покуситься какой-то воришка, паршивец ловко подобрался ко мне в толпе, и даже умудрился надрезать рюкзак, который я в таких людных местах всегда носил спереди, но он не рассчитывал, что я оборачиваю деньги в пять слоев ткани. Убивать я его не стал, лишь оставил легкий ожог на руке — пацану было от силы лет пятнадцать, может чуть больше, но плохое питание и жизнь в трущобах делали его похожим на двенадцатилетнего. После применения магии на улице мной тут же заинтересовалась стража, но я не стал раскрывать свое инкогнито и ловко ушел от преследования, нырнув в проулок между домами. Там меня будто поджидали — три подозрительных личности тут же взялись за ножи. Вот с ними я миндальничать не стал. На ходу нанес два молниеносных удара “огненными плетьми”: одному вскрыл горло, второму повредил ноги, третий, прикрывшись ладонями, лишился пальцев на обеих руках. Теперь пусть с ними стража разбирается. Далее я бегом добрался до соседней улицы, не снижая скорости проскочил квартал и снова выбрался на Серебряный тракт, но уже дальше по улице. В общем, через полчаса я добрался-таки до лавки алхимика.

Мне как-то уже доводилось бывать в этом заведении, правда, в прошлый раз, я мог себе позволить купить только крышку от колбы, в которых хранили зелья и эликсиры, а вот сейчас я планировал потратить просто огромную сумму на знаменитый Сарезский бальзам, что производят на одном из островов эльфийского архипелага. Отличная вещь, этакие супер-анаболики от мира магии, и в отличие от более дешевых средств не имеет побочных эффектов. Вот только этот бальзам — очень дорогое удовольствие, да и заметный эффект появляется только после длительного применения. Хозяин заведения — Армитил Сатэль был основным поставщиком этого снадобья в Зааре, и у него он стоил всего семнадцать серебряных монет за порцию, против двадцати двух у алхимиков из квартала магов.

Торговаться было бессмысленно, поэтому я без разговоров отсчитал пятьдесят один золотой, конечно же из доли Вергена, и убрал в рюкзак шкатулку с тридцатью ампулами. Даже один курс этого бальзама серьезно увеличивает силу и скорость бойца, так что Верген станет эффективнее приблизительно на десять-одиннадцать процентов. Очень дорого, но крайне эффективно. Конечно, у всего есть пределы — “много хорошо, тоже нехорошо”, редко организм выдержит более семи курсов, поэтому в основном останавливаются на пяти. Я бы и себе взял такой же набор, деньги позволяют, но уверен, что мой организм поступит с этой драгоценной жидкостью как с ядом — сожжет. На меня еще кое-как работает простая алхимия, вроде слабых лечебных бальзамов и обезболивающих на природной основе, а вот что-то посильней, как правило, уничтожается организмом без следа. Короче, тратить такую гору денег на эксперименты я пока не готов. Зато теперь можно с чистой совестью сообщить Вергену, что служба для него временно заменена учебой, после таких трат он точно сцепит зубы и отработает каждую вложенную монету. А я проверю.

После алхимика я некоторое время поплутал по Заару пока не выяснил, где искать того самого мастера кожевника Тавана Кабана. Выяснилось, что жил он почти на другом краю города, однако я крайне высоко оценил его работу и твердо решил сделать заказ именно у него. Чтобы не тратить полдня на дорогу я воспользовался наемной повозкой, зато через два часа уже стоял у высокого каменного забора, за которым прятался просторный двухэтажный дом Тавана. Авис не соврал и не преувеличил, когда сказал, что услуги этого мастера дороги, такой дом с участком, даже на окраине города, мог позволить себе далеко не каждый ремесленник. Помня слова Ависа о вредном характере кожевника, я на всякий случай достал гильдейский амулет и только потом постучал в калитку в воротах. Открывали мне долго, пришлось ждать не менее десяти минут перед тем, как открылось маленькое окошко и пожилой мужчина сварливым голосом поинтересовался “каких демонов мне здесь надо?”

—Доброго дня и пусть боги будут благосклонны к хозяевам сего дома, — вежливо, как полагается поприветствовал я мужика, но тот не удостоил меня ответом, и я продолжил, — я ищу почтенного мастера Тавана Кабана.

—Нет тут таких, — зло бросил собеседник, захлопнул окошко и что-то неразборчиво бурча пошел к дому. Вот же упырь!

Более не мешкая я наполнил тело силой слияния и одним рывком оказался на заборе.

—Постой почтенный! Я Герех Буревестник, стальной амулет гильдии искателей…

—Да по мне хоть демон лысый! — перебил меня вредный старик, — вали с моего забора, а то стражу позову!

—Я зять, точнее будущий зять вашего друга Ависа Весельчака, — вежливо продолжил я по-прежнему стоя на заборе.

—Деньги не возвращаю! — зло прорычал в ответ старик, уперев руки в бока.

—Постойте, вы меня неправильно поняли, я искренне восхищен вашей работой и хотел бы сделать еще заказ, — сделал я очередную попытку договориться.

—А мне искренне пофиг на твое восхищение, и пошел нахрен от моего дома! Слезай с забора! — уперся вредный старик, чем признаться вызвал у меня зубной скрежет, но я решил попробовать еще раз.

—Уважаемый, вы, конечно, мастер и все дела, но я вам сейчас морду набью и хату спалю, — с максимально милой улыбкой обратился я к хаму, демонстративно зажигая яркое пламя в ладонях. Подвластный моей воле огонь взметнулся вверх, складываясь в огненные цветы. Баловство и практической пользы никакой, но смотрится очень эффектно, таким уровнем пирокинеза не каждый магистр может похвастаться, и самое главное, это полная импровизация.

—Ты это брось! — насупился старикан, но прозвучало уже менее уверенно. Есть такая категория людей, с которыми бесполезно разговаривать на человеческом языке, они бурчат даже не со зла, а просто потому, что могут, и вот с такими отлично работает язык насилия.

—Если я это брошу, то вам не понравится, — с мерзкой ухмылкой сообщил я старому хрычу. — Я так просто не отстану! Давайте просто переведем наш разговор в более конструктивное русло и мы с вами сэкономим время, — доверительно сообщил я собеседнику, одновременно заставляя огненные цветы скидывать лепестки. Языки пламени кружа начали медленно опускаться вниз, обугливая тонкие веточки кустарника, что рос вдоль забора.

Глаза старика метали искры, на челюсти четко обрисовались желваки, но он все же поборол себя и кивнул в знак согласия. Вот так-то лучше. Я быстро погасил пламя и спрыгнул с забора во двор.

—Позвольте еще раз представиться, я Герех Буревестник…

—Я помню, — перебивая зло прошипел старик. — Говори чего хотел!

—Хочу заказать у вас новый комплект брони, предыдущий меня совсем не устраивает, — четко ответил я.

—Не устраивает?! — лицо мастера пошло пятнами. — Да ты знаешь, мальчишка, сколько я над ним работал?!

—А что там может устраивать?! — заорал я в ответ. С этим типом точно не получится договориться мирно, поэтому я пошел поперек правды и стал нагло критиковать работу мастера. — Ты туда еще бы перья прицепил, чтобы я на попугая стал похож! Как вообще можно в этом безобразии по улице ходить?! А качество?! Ты его с перепоя собирал?!

От таких претензий лицо мастера перекосило и я стал беспокоиться, что сейчас у него случится инсульт, но вроде обошлось. После короткой паузы он пришел в себя и сорвался на крик, поливая меня отборной руганью. Старик выдавал такие обороты, что хоть записывай, на его брань из дома выбежали трое рослых парней и пожилая тетка, и даже один из соседей каким-то образом выглянул из-за высокого забора.

—Да что ты вообще понимаешь в моей работе?! Тоже мне, критик нашелся, — прооравшись закончил мастер.

—А ты делай как надо и претензий не будет! — бросил я с усмешкой, подливая масло в огонь.

—Я сделаю, я так сделаю, что ты без штанов останешься! — мечтательно оскалился старик, а я лишь улыбнулся в ответ. Вызов был брошен и противник поднял перчатку. Я своей цели добился.

Некоторое время ушло на то, чтобы успокоить домашних мастера, которые вооружившись кто чем прибежали на защиту старика, а потом мы наконец-то перешли к деталям заказа. Больше всего споров вызвал вопрос об подходящем материале, старик настаивал на коже молодого дракона, я же понимал, что мне это просто не по карману, поэтому старательно критиковал его выбор, в основном ссылаясь на время, которое понадобится для поисков самого материала и алхимических компонентов для его обработки. С трудом, но мне все же удалось убедить мастера взять для работы менее редкую и более дешевую кожу огненной саламандры, она отличалась такой же огнеупорность, а ярко оранжевый окрас можно исправить краской. Фасон споров не вызвал, а вот насчет цены пришлось снова повоевать, но только для виду. Так что, когда он назвал цену в двадцать три золотые монеты, я лишь улыбнулся в ответ, если бы он знал, сколько раз я оказывался буквально без штанов, сколько раз снимал одежду с трупов, чтобы прикрыть стыд, и что я готов заплатить за решение своей проблемы даже сорок золотых, то понял бы как продешевил. Чтобы не оказаться у разбитого корыта и лишить мерзкого старикашку возможности напакостить мне, я настоял на составлении письменного договора, стараясь учесть в нем все скользкие моменты. Пожалуй, это было излишней перестраховкой, так как старик на полном серьезе принял мой вызов. Покинул дом кожевника я в прекрасном расположении духа и даже его едкие подколки, что он бросал мне в спину, стекали с меня, как с гуся вода.

До конца дня я еще успел снять двухместный номер в гостинице неподалеку от гильдии магов и вечером уже встречал Вергена около штаба канцелярии. Внеплановому отпуску мой друг обрадовался, словно ребенок, еще бы, куча денег и свободное время — идеальное комбо, но когда я сообщил ему о том, что он принял очень мудрое решение, купив дорогую алхимию и оплатив учебу в гильдии, напарник расстроился, мягко говоря… Всю дорогу до гостиницы Верген матерился, за поздним ужином требовал компенсировать затраты, а в номере уже стал угрожать мне скорой и лютой расправой, но я просто послал его на хрен, отвернулся к стене и заснул.

Глава 80

Магия-шмагия и Верген

С грацией паралитика Верген шагнул вперед, лезвие золотого клинка медленно устремилось к моему лицу, так, что мне даже не пришлось прибегать к воплощению, чтобы уйти из-под удара.

—Держи концентрацию и действуй быстрее, — поторопил я Вергена.

—Пошел на хрен! — зло прорычал он мне в ответ, делая очередной неловкий выпад.

За две недели под руководством опытного учителя гильдии магов и моим бдительным контролем Верген развил “стальную кожу” до третьего ранга. Сколько мне это нервов стоило? Много! Однако результат, как говорится, на лицо, усиленная версия плетения разительно отличалась от того, что он использовал ранее. Теперь Вергена с ног до головы покрывала толстая, местами будто оплавленная металлическая броня, а не тонкая пленка. Эта защита надежно держала все виды физических и большинство магических ударов, а кроме того полностью защищала глаза и дыхательные пути, при этом не мешая обзору и дыханию. Как я и предполагал, с развитием “стальной кожи” Верген стал отличным танком. Однако были и существенные минусы. Во-первых, скорость воплощения заклинания составляла более получаса! Даже магией невозможно создавать металл из ничего, поэтому Вергену приходилось накапливать его буквально по крупицам. Специально купленный для этой цели слиток отличной стали сильно ускорял процесс, но пять минут в ситуации боя — это все равно слишком долго. Во-вторых, для поддержания “стальной кожи” третьего ранга требовалось вдвое больше силы. Ну, и самое паршивое — в третьих, из ловкого и быстрого мечника, Верген превращался в полного тормоза, что практически до нуля снижало его боевую эффективность. Заторможенность была вызвана не столько весом брони, сколько необходимостью постоянно поддерживать и контролировать плетение. Вергену просто не доставало концентрации, чтобы вовремя сгибать металл в нужных местах, отчего он двигался с грацией паралитика. Мы даже для пробы одели его в латный доспех, в нем он был куда проворнее, но не имел той защиты, что давала “стальная кожа”. Естественно, эти минусы жутко бесили напарника и он норовил вернуться к более привычному стилю ведения боя.

Верген снова сделал неловкий выпад, и я с показной скукой, просто отошел в сторону, пропуская клинок мимо.

—Все, в жопу тебя! В жопу эту учебу! И ты должен мне кучу денег! — прорычал Верген со злостью, бросая на землю золотой клинок. Куски “стальной кожи” больше не удерживаемые магией, как старая кора с мертвого дерева, посыпались с его фигуры. — И чего ты добился, махинатор хренов?!

—Спокойствие, только спокойствие, — пятясь задом от разъяренного товарища произнес я. Мне еще ни разу не приходилось видеть его в такой ярости, даже когда мы убегали от демонов в Ксафане, напарник не пылал такой лютой злобой.

—Да, какое нахрен спокойствие?! — прошипел Верген, его кожа и волосы окрасились в синий цвет, и он рванул вперед.

Зная вспыльчивый характер товарища я не стал медлить и сразу прибег к воплощению, вот только не стал уворачиваться и принял его удар, что называется, кулак в кулак. “Кулак огненного бога” третьего ранга столкнулся со “стальной кожей” первого… раздался хруст ломаемых костей. Верген отпрыгнул в сторону, потрясая поврежденной конечностью, я же обошелся без травм. А ведь мог бы использовать “кулак огненного бога” пятого ранга и кольцо усилитель, тогда ему бы вообще оторвало кисть.

Я немного подождал пока напарник выматерится и немного успокоится.

—Вот, про это я тебе и говорил, — примирительно сказал я, — ты чертовски хороший мечник, но ведь сам знаешь, что враг не будет сражаться по правилам. Пойми, твоя скорость имеет человеческие пределы, а вот магия нет. Ты можешь стать сильнее, чем есть сейчас, но для этого придется серьезно постараться, отойти от канонов и создать свой собственный уникальный стиль боя.

Я не соврал Вергену ни в одном слове, так как видел, на что способны Камень и Зверь, когда они полностью сосредотачиваются на обороне, а потенциал Вергена из-за склонности к магии металла еще выше. Проблема в том, что “стальная кожа”, в отличие от “каменной” для нормального использования требовала больше контроля над собственной силой. Тренировки пусть и не сразу, но решат эту проблему.

—А я по твоему не стараюсь?! — уже не столько от злости, сколько от боли в сломанной кисти прошипел напарник.

—Стараешься, но этого мало. Ты с детства занимаешься фехтованием, так почему думаешь, что за две недели освоишь магию? — возразил я, но вместо ответа Верген лишь снова выматерился. — Ладно, пошли к целителю и продол…. - я прервал мысль на середине, так как в мою голову неожиданно пришла сумасшедше-гениальная или гениально-сумасшедшая идея, но перед тем как ее озвучить, я бы хотел кое-что проверить. Очень не хотелось облажаться второй раз подряд.

—Ты че лыбишься? — с подозрением спросил Верген.

—Пошли, надо кое-что проверить, — с улыбкой произнес я, а Верген почему-то сделал пару шагов назад.

Голому собраться — только подпоясаться, и уже через пятнадцать минут мы были в квартале магов. Целительством здесь промышляли многие, хотя профессиональных магов жизни среди них были единицы, основная масса пользовалась артефактами и больше дурила людям головы, чем реально помогала. Однако я уже давно освоился в этом квартале, так что Вергена мы подлатали быстро, я даже лечение оплатил.

Следующим пунктом стала ближайшая лавка алхимика.

—Пусть добрые боги будут с тобой, почтенный, — поприветствовал я алхимика — лысеющего мужчину средних лет.

—Пусть и вас они не оставят своим вниманием, — ответил мне хозяин лавки. — Чем могу помочь?

—Я ищу один металл, на моей родине его называют “hydrargyrum” или “ртуть”, еще его могут называть “жидкий металл”?! — с нетерпением спросил я, так как не знал местного названия.

—Про “р-тут” слышу впервые, но вы наверное имеете в виду “там-уута”? — спросил алхимик. В буквальном переводе означает “текучий-металл”. Почти угадал.

—Да-да, — довольно улыбнулся я. Соер-Киф и моя родная Земля были во многом похожи, это касалось не только флоры и фауны, но и химических элементов.

Алхимик покопался в своих запасах и через минуту поставил перед нами маленькую стеклянную банку с плотной крышкой. Похоже, в отличие от земного Средневековья местным алхимикам было известно о ядовитых свойствах этого металла.

—Ну, попробуй, — потребовал я у Вергена.

Напарник поднял банку, с сомнением разглядывая как перекатывается ртуть.

—Ты уверен, что это металл? — подозревая подвох спросил Верген.

—Это ты мне скажи? — вопросом на вопрос ответил я ему, так как был не до конца уверен, что его магия сработает на ртути.

—“Там-уута” точно металл, — безапелляционно сказал алхимик, снимая последние сомнения.

Верген с усмешкой вскрыл крышку и погрузил в банку палец, а затем вытащил уже с налипшей к нему ртутью.

—Да! Решение найдено, — воскликнул я, радуясь тому, что моя догадка оказалась верной. Запас ртути, который Верген теперь будет носить с собой резко увеличит скорость создания заклинания, при этом уменьшит затраты энергии и вернет скорость, ведь теперь ему больше не придется тратить столько сил на “сгибание металла”. Единственный момент, который мне пока был не понятен, как это отразится на защите. Я помню, что ртуть очень тяжелый металл, тяжелее свинца, но при этом текучий, и вот непонятно, как с ней работать.

—Ну-ка, Верген, создай из нее перчатку, — потребовал я у напарника. Верген без видимых усилий забрал остатки металла из банки, но их хватило только чтобы прикрыть пальцы и часть костяшек. Я быстро окинул магазин в поисках чего-нибудь подходящего, но увидел лишь табурет в углу. — Позволите? — указал я на него алхимику.

—Давай, мне уже самому интересно, — с любопытством подтвердил мужик, без сожалений предоставляя табурет для эксперимента. Все-таки мы мужики всегда дети.

Удар. Кулак Вергена без проблем пробил доски табурета, при этом на его лице не отразилось боли. Работает! Я тут же начал прикидывать сколько ртути нам понадобится. Пришлось немного напрячь мозг, чтобы перевести жидкость из объема в площадь, но, спасибо школе, я помнил, что один литр воды занимает куб со стороной десять сантиметров. Для пошива одежды используют около двух квадратных метров ткани, а это значит, что для того, чтобы полностью покрыть тело Вергена одним миллиметром металла понадобится около двухсот миллилитров.

—Получается, нам нужна примерно вот такая банка, — продемонстрировал я руками необходимый размер тары.

—У меня больше нет, — развел руками алхимик.

—Демоны! — ругнулся Верген, который вошел во вкус и сейчас вовсю игрался с ртутью, заставляя ее змейками бегать по своему телу.

—Найдем, — уверил я товарища.

—Это, парни, вы не забывайте, это ядовитый металл, — вмешался в наш разговор алхимик.

—Насколько? — с опаской спросил Верген, тут же возвращая ртуть в банку.

—Трогать руками можно, в малых дозах его соединения используются для лечения запоров и даже некоторых срамных болезней, но больших количествах вызывают серьезное отравление, — пояснил мужик, чем успокоил нас, поскольку я от радости как-то подзабыл, что ртуть чертовски опасна.

Рассчитавшись с алхимиком мы отправились на поиски ртути. Пришлось обойти еще шесть лавок прежде чем мы собрали нужное количество металла. Кстати, обошлась нам эта покупка всего-ничего — три золотых, при этом весили эти двести с небольшим миллилитров около двух-трех килограмм.

Сразу после покупки мы отправились на задний двор гостиницы, чтобы опробовать новую защиту. Верген сам загорелся идей, так что не мешкая применил “стальную кожу”, используя в качестве основы ртуть. На этот раз воплощение заняло от силы минуту, а то и меньше. Да и выглядеть Верген стал совсем по-другому: никаких “оплавленностей” больше не наблюдалось, тело напарника покрывал тонкий слой жидкого металла, что делало его похожим на футуристического робота Т-1000 из второй части “Терминатора”.

—Очень круто! — честно ответил я. — А ну-ка подвигайся.

Верген с опаской достал меч из ножен и медленно отработал шаги, привыкая к новым ощущениям. Затем провел быструю атаку в корпус, резко ускорился и выполнил связку из трех ударов. Сместился влево, показал “скальпирующий удар” в лоб воображаемого противника, но молниеносным вращением кистей изменил вектор и ударил в затылок. Во время движения от него отлетали мелкие капельки ртути, но со временем он научится избегать этого, пока же придется просто увеличить запас. Парень он сильный, пару дополнительных килограммов ртути упрет без проблем.

—ДА! — улыбаясь от уха до уха, да так что чуть рот не порвался, проорал Верген, — вот это совсем другое дело!

—Ну, вот “а ты боялась, даже юбка не помялась”, - хмыкнул я в ответ.

Теперь я за него почти спокоен, конечно, еще придется отточить новое умение, но время пока есть. Зато теперь Верген почти не уязвим к холодному оружию и заклинаниям первого-второго круга, пробить его можно только чем-то мощным вроде моих “огненных стрел” или “кулака огненного бога”, ну, еще тьмой, молнией, духовными атаками и еще чем-нибудь. Защиту от всего еще никто не придумал, как говорится, на каждую хитрую гайку найдется болт с левой резьбой.

Решение есть всегда, главное не сидеть на попе ровно. Вот и я последнюю пару недель не расслаблялся и совершил много полезного. Во-первых, стал обладателем собственного дома с большим подворьем, хотя фактически там всем заправлял Авис, но я был только двумя руками “за”. За эту помощь и просто по доброте душевной, я помог тестю “подружиться” со Стариком Бурком. Для этого пришлось проникнуть ночью в дом старого кузнеца и применить способности одного моего ушастого знакомого. В доме была установлена простенькая магическая защита, но она была так примитивна, что я легко обошел ее, ну а дальше Ико полночи работал над сознанием спящего старика, и на утро сосед Авис Весельчак, к которому Бурк и без этого относился хорошо, и вовсе стал напоминать ему покойного младшего сына. Так иногда бывает с пожилыми людьми… Да, нечестно. Я в курсе. Но расплатились мы с ним честь по чести, и старик переехал в дом Ависа, как член семьи. Выгодная сделка, пусть и пришлось немного смухлевать. Правда, ничего толкового от него лично для себя я пока не узнал, не было времени пообщаться.

Кроме этого, я договорился через альбиноса с целителем канцелярии, и тот осмотрел всех домочадцев Ависа. Все оказались здоровы, а кое-кто даже беременной. Нет, не Сиара, а ее сестра. К сожалению, самому показаться лекарю мне не удалось — учеба и Верген занимали слишком много времени. Но это все дела житейские.

Самое главное, я с помощью Симона Варды, который подсказал мне несколько мелких деталей плетения, наконец-то освоил “щит Ва-Маса” и сейчас занимался его совершенствованием. Результаты уже превосходили все мои ожидания. Огненная полусфера с легкостью уничтожала обычные стрелы и болты, а также все плетения первого и второго круга. Чуть хуже дело обстояло с зачарованными снарядами, их лишь слегка обугливало, а затем отклоняло в сторону потоками раскаленного воздуха, которые излучала полусфера. От огнестрельного оружия моя защита тоже помогала, но не особо сильно, только треть пуль уходили в сторону, но со стрелками я и так знаю как справляться. Мне бы их только заметить, а дальше все просто.

В общем, освоение нового плетения станет важной вехой в моей карьере боевого мага, и пусть я многого не знаю и мой арсенал атакующих приемов меньше, чем у полноценного мага гильдии, но благодаря “щиту” и прокаченным “стрелам”, могу сражаться с ними на равных. Пора было приступать к следующему шагу разработанного мной плана.

На следующий день, после занятий в гильдии магов, мы с Вергеном отправились к моему старому и не очень доброму приятелю — Толстяку Фитцу. Я очень надеялся, что он поможет нам проникнуть на черный рынок магических знаний, так как мне позарез необходимо какое-нибудь убойное плетение из третьего-четвертого круга магии огня. С моим талантом к пиромантии есть вполне реальный шанс, что я смогу освоить его самостоятельно. Ну, а если ничего не получится, то у меня есть запасной план действий, хотя это и не даст такого скачкообразного прироста силы.

Добрались без проблем, однако внутрь нас не впустили. Вместо парочки одетых в синие куртки орков бандитского вида на крыльце стояли три адепта прановых техник или маго-воины, как я их называл про себя. Их было легко определить по подкаченным фигурам и специфическому рисунку энергетики — бледный и плохо развитый Источник, при этом очень толстые каналы Ноуса. Троица имела однотипную амуницию: широкие кривые мечи с полуторной рукоятью на подвесе у пояса, длинные стеганые кафтаны зеленого цвета и желтые таперты с замысловатым гербом — три черных птицы, а под ними белый единорог. Даже примерно не представляю, что это может значить в геральдике, но точно уверен, что это не охрана Фитца.

—Я так понимаю, это не твои друзья? — хмыкнул улыбающийся Верген, он вообще со вчерашнего дня был в удивительно хорошем настроении и лыбился с самого утра. Похоже, ночью ему снилось что-то хорошее. Зная этого отморозка, подозреваю, что он во сне крошил недоброжелателей.

—Нам к хозяину заведения, — обратился я к сторожам, проигнорировав подколку Вергена.

—Не велено, — ответил на плохом заарском старший из троих, загоревший почти до черноты под южным солнцем северянин, его и без того светлые волосы выгорели до добела. Видать давно здесь.

—Фитц Толстяк, — медленно и четко произнес я. Раз северянин говорит плохо, то может он вообще не понимает заарский диалект имперского языка. Это подействовало, он понятливо кивнул и отправил одного из своих людей во внутрь.

—Ты понимаешь на каком они говорят? — спросил я у Вергена.

—Вроде. Какой-то из языков южного архипелага, только там так проглатывают звуки. Слышал, как он сказал первую часть слова и добавил “тос”? — поинтересовался друг, вот только я нихрена не слышал, мне их речь показалась какой-то тарабарщиной. Никогда не был полиглотом, но жизнь заставила выучить уже два языка: русский, конечно, и заарский. С помощью магии освоил дэвон — самоназвание языка дэвов и простонародный имперский. А сейчас Верген подтягивал меня в изучении высокого, или как его еще называли, староимперского. Последний пришлось осваивать, потому что на нем говорили все дворяне, что-то вроде французского у нас в 17–18 веке.

—Южане, так южане, — легко согласился я. Верген, как-то признавался, что худо-бедно понимает семь языков: заарский, французский, которому его научила мама, два западных диалекта, язык кабов — это народность Заара, из которой происходил его отец, простонародный имперский и староимперский, последний исключительно потому что на нем преподавали фехтование.

Ждать пришлось минут пятнадцать пока Толстяк выбрался из своей норы и вышел встречать старых друзей. Судя по свежим следам жира на белой сорочке, что нелепо обтягивала огромную фигуру сильно располневшего борца, наш визит отвлек Фитца от приема пищи, чему он был не особо рад, пока не заметил меня.

—Гей-ор-гей, — радостно поприветствовал меня Фитц, сгребая меня в охапку. Короткие когти на его руках больно впились в мою спину даже через золотой камзол. Он снова исковеркал мое имя, а ведь знал, что произносит его неправильно и что меня это бесит.

—Привет, Толстяк, — с искренней улыбкой поприветствовал я старого знакомого, у которого полгода отработал гладиатором. Вид этого здоровяка вернул меня к не самому приятному отрезку моей жизни, но неожиданно для себя я понял, что в нем были и счастливые моменты. Именно здесь закалялся мой характер: я терпел боль и лишения, часто проигрывал, и ведь мог бы сломаться, но нет, все выдержал, потихоньку копил деньги и шел к цели.

—Подрос, возмужал. Даже в плечах вроде пошире стал, — выпуская меня из объятий и внимательно осматривая спросил Толстяк. — Ну, рассказывай, какими ветрами тебя занесло ко мне в гости? Неужто соскучился по советам мудрого дядюшки Фитца?

—А ты, я смотрю, тоже вырос, — поддел я старого знакомого, который действительно набрал килограммов двадцать сверху и весил уже явно больше двух сотен. Как только ходит? Хотя магия творит чудеса.

—Разве что совсем чуть-чуть, — с хохотом хлопнул он себя по огромному животу.

—Знакомься, это мой друг Верген по прозвищу Мечник. — Толстяк и Верген смерили друг друга взглядами, и слегка кивнули. Я выждал короткую паузу и продолжил. — Еще как соскучился, без твоих советов даже жизнь не мила. Может сядем, поговорим?

Сказать по правде, я удивился, что Фитц на правах хозяина сам не предложил нам пройти в дом, но не на улице же его расспрашивать о черном рынке. После моих слов Толстяк ненадолго замешкался, но все же махнул рукой в сторону заведения и обратился к старшему охраннику на их странном тарабарском языке. Диалог вышел коротким, но я по интонации понял, что тот не очень доволен тем, что внутри окажутся посторонние, однако нас все же пропустили.

С последнего моего визита заведение Фитца сильно преобразилось, стены были задрапированы дорогими тканями, расписанными яркими рисунками. Вместо привычных сальных свечей весь первый этаж теперь освещали магические светильники замысловатой конструкции, а самое главное, я почувствовал расходящиеся от них во все стороны слабые, еле ощутимые волны силы. Сталкиваясь, они то гасили друг друга, то порождали новые, создавая жуткую неразбериху в магическом спектре восприятия. Я первый раз видел такую систему, но уверенно могу сказать, что она установлена специально для борьбы с иллюзиями. Я не специалист в этом разделе магического искусства, но, как мне кажется, ни одна даже самая качественная иллюзия просто не выдержит подобного шторма. Помещение было пропитано каким-то странным и знакомым запахом, но из-за царящего вокруг хаоса, я не мог точно его идентифицировать. Однако смог выделить источник, он находился как раз посередине зала, на арене, ниже уровня пола. Причин для паники не было, но я на всякий случай усилил ток силы в теле.

Несмотря на поздний вечер в зале не было гостей, лишь у стойки стояли четыре девушки-рабыни из персонала Фитца.

Проходя мимо арены я бросил заинтересованный взгляд вниз, но там, на удивление, все было чисто: бурый песок и больше ничего. Явно ей давно не пользовались по назначению.

—Не обращай внимания, — бросил Толстяк, ведя нас в свой кабинет, что располагался во внутренних помещениях здания. — Все помещения целиком снял один богатей с юга, так что я уже второй месяц не принимаю клиентов.

—Я так понимаю, ты не в убытке, — хмыкнул я в ответ.

—Да, какой там, — плаксиво начал Толстяк, — знаешь, как пришлось потратиться на всю эту красоту?! Строителям заплати, торговцам заплати и магам тоже заплати…

Толстяк продолжал что-то брюзжать, но меня его игра не обманула. Дела у Фитца шли хорошо, об этом свидетельствовал не только шикарный интерьер, но и новый, четвертый по счету, подбородок хозяина. Жадный он без меры, и ему все мало.

—А свет кто в зале делал? — перебил я причитания Фитца.

—Так я же и делал, вот этими вот руками, — снова завел свою пластинку Толстяк, но я ему не поверил, тоже мне электрик. Это однозначно магическая система, а не просто светильники.

Наконец мы добрались до кабинета. В этот раз стол Фитца оказался девствено чист, зато рядом появился второй, поменьше, но заваленный бумагами. Толстяк слов на ветер не бросает, сказал, что купит раба для бумажных дел и купил.

—Ну, рассказывай, — с кряхтением Фитц тяжело плюхнулся в кресло, отчего мебель жалобно скрипнула.

И я стал рассказывать. Коротко поведал о своих приключениях на ниве Искателя, а потом перешел к цели визита. Как я и ожидал, толстяк слегка помялся, но потом все же облагодетельствовал нас информацией как попасть на черный рынок. Таких, к моему удивлению, оказалось больше десятка, но, немного подумав, я понял свою ошибку. Заар уже два столетия разбит на районы влияния различными бандами, поэтому в каждом была своя точка. К сожалению, к самому крупному рынку доступ мне был закрыт, так как он находился в Карад-Тугуме, а мне туда соваться категорически не стоит. Местные жители еще не скоро забудут мой “огненный ветер” в самом сердце города-крепости. Зато можно посетить второй по размерам, правда здесь есть кое-какие условности: знать, где находится рынок, и прийти туда и получить статус покупателя — это две большие разницы. Для этого надо иметь поручительство кого-то достаточно известного и влиятельного, но тут Фитц обрадовал, сказал, что знает чьей протекцией можно воспользоваться за весьма скромную сумму в два золотых с носа — это уже вместе с процентами Толстяка, которые он, конечно же, не забыл добавить. Интересно, сколько он с нас содрал?

Достигнув договоренности, мы с Фитцом, не откладывая в долгий ящик, отправились к нужным людям, но когда вышли из лабиринта внутренних помещений в главный зал, столкнулись с арендатором. И теперь я легко смог идентифицировать тот тревожный запах, что заставил меня напрячься. Его источником оказался невысокий, но крепкий черноволосый и темнокожий мужчина, одетый, как и его люди, в длинный кафтан зеленого цвета, а на его груди был вышит серебром одинокий единорог. Рядом ним мальчишка, позади пара охранников. Все замерли при нашем появлении. В воздухе повисло напряжение, и на руках дворянина заиграли еле заметные для обычного человека, но не для меня, искры магии.

Фитц тут же изобразил поклон, и мы с Вергеном присоединились к нему.

—Прошу прощения, виконт Терин, это мои гости и они уже уходят, — используя одну из своих самых заискивающих улыбок извинился Толстяк перед дворянином.

Судя по бело-синему цвету Источника и мощным энерго-каналам ладоней передо мной был колдун класса “громовержец”. Редкий и достаточно опасный талант, но сильно переоцененный. О “громовержцах” любят рассказывать в сказках из-за внешней эффектности их вида магии. Зверь называл таких “деревянными мечами”.

По факту “громовержец” владеет только одним приемом и выигрывает у обычного мага только в скорости воплощения плетения, проигрывая во всем остальном. А все потому, что даже в мире магии физику никто не отменял. Все дело в сопротивлении! Воздух — идеальный диэлектрик. Чем больше дистанция, тем больше ток растрачивает заряд. Мне приходилось слышать о “громовержцах”, способных ударить на сотню метров, но я не верю в подобные сказки. Думаю, реальная цифра от пяти до, максимум, двадцати метров. Теоретически есть два способа как решить эту проблему, но оба не более, чем костыли. Во-первых, можно создать коридор разряженного воздуха — ток, как вода, всегда выбирает наименьшее сопротивление, он потечет по нему точнее и дальше, но такой “коридор” легко сломать. Второй способ — это передать разряд через проводник: меч, копье, цепь или водяную плеть. Тоже такое себе решение.

“Громовержцы”, как правило, проигрывают на дуэли. Удар рукотворной молнии — страшная вещь для крестьянина, обычного наемника и даже большинства монстров, но любой более менее умелый маг легко прикроется стихийным щитом, причем без разницы каким: вода и земля заземлят разряд, ветер и огонь создадут “коридор” — и молния уйдет в сторону, про тьму я вообще молчу, этой на все пофиг, ну, разве что свет, но с этой первостихией я почти не встречался. Да, блин, даже друид может поймать молнию на какие-нибудь ветки и она уйдет в землю, так как сопротивление дерева меньше, чем у воздуха. Вообще “громовержцы” опасные противники только для тех, кто не умеет защищаться от их мощных, но ограниченных дистанцией и разнообразием атак. Правильно говорит Зверь, они как дети с деревянными мечами, красиво рубят траву и даже злую крапиву, но вот против тонкого деревца уже бессильны.

Пока я анализировал дворянина, успел разглядеть и мальчишку, и охранников. Пареньку было лет двенадцать-тринадцать. Мирная картина: дворянин с пажом и охраной, вот только мне бросились в глаза холеные руки паренька и то, что он в них крутил — однозубую баронскую корону. Герб на украшении я рассмотреть не успел, в следующее мгновение охрана закрыла собой, странное дело, пажа.

Не так все просто, как мне тут навешивал Толстяк. Мальчишка — барон, а “громовержец”, судя по гербу, его родственник по какой-то линии. Все чудесатей и чудесатей.

Пауза затягивалась, дворянин еще раз смерил нас цепким взглядом и кивнул, отпуская, однако искры магии на его ладонях никуда не исчезли.

—Пошли-пошли, — шепотом поторопил нас Фитц, и мы быстрым шагом отправились на выход, вот только выйти мы не успели. Проходя мимо арены, я почувствовал резкий всплеск силы и запах серы, а затем пространство начало разрываться, открывая портал.

—Портал! — за мгновение до открытия выкрикнул я.

Глава 81

Демоны!

Однажды царь собрал всех придворных и задал вопрос:

-Почему налогов все больше и больше, а денег в казне все меньше и меньше?

В ответ придворный шут взял кусочек льда и пустил по кругу через все руки, так что до царя он дошел только каплей воды! Придворным это не понравилось, и тогда по кругу пустили шута, ибо нехрен умничать…

—Портал! — за мгновение до открытия выкрикнул я.

Реакция у “громовержца” оказалась хорошая, только какая-то неправильная, и поступил он, как полный придурок. Его руки окутали электрические разряды, и он швырнул молнию прямо в меня. Признаться, не ожидал. Менее опытному магу тут бы и конец пришел, но я уже рефлекторно начал уходить с линии атаки, одновременно прикрываясь баклером. Рукотворная молния угодила в край щита, после чего разряд потерял целостность и растекся по его поверхности. Меня немного пощипало током, неприятно, но не смертельно.

“Громовержец” не угомонился, удивительно, но после удара он не потерял контроль над плетением и попытался продавить мою защиту. Вполне возможно, у него бы это получилось, если бы не два больших “но”. Во-первых, метнув молнию он потерял возможность подпитывать заклинание, а во-вторых, я просто не собирался соревноваться с ним в силе и тупо отбросил баклер в сторону. Плетение соприкоснулось с полом, и распалось в вихре огня и электричества.

Секундной заминки мне хватило, чтобы понять свою ошибку. Не надо было бегать, стоило просто бросить перед собой “воспламенение”, тогда молнию просто затянуло бы в зону ионизированного воздуха, а я бы еще успел ответить парой стрел. Все приходит с опытом.

—Полудурок! Портал на арене! — заорал я на “громовержца”, но до того уже дошло, что он выбрал не ту цель, правда, особой вины я на его лице не заметил.

Широкая арка портала открылась прямо в центре арены, осветила потолок алым светом, визуально показывая откуда исходит опасность. К этому времени охранники уже обнажили мечи, на которых играли до боли знакомые синие отблески. Теперь удар такого клинка развалит даже металлический доспех. Верген успел переместиться поближе к арене и обнажить меч, и к этому моменту жидкий металл покрывал его руки уже до локтя. А вот Толстяк и девушки-рабыни у стойки даже не поняли, что происходит.

—Уходите! — отдал приказ “громовержец” охранникам, и те, прикрыв собой паренька, начали пятиться к лестнице. Ну, хоть сам остался и то хлеб, хотя пока от него больше проблем, чем толка. У меня была реальная возможность закрыть портал, но, благодаря стараниям этого придурка, она была упущена, так что из плюсов у нас сейчас только выгодная позиция, так как арена находится на три метра ниже уровня пола.

Из портала появилась пара гориллоподобных демонов, покрытых черной чешуей, с огромными клыками и пятнадцатисантиметровыми кривыми когтями на верхних лапах. Их мощная мускулатура внушала уважение и опаску. Я видел подобных тварей на картинках в поместье Торес, когда помогал старику искать червей-паразитов, но название забыл. Сразу за первой парой демонов из портала последовала вторая.

Демоны?! Как?! Я ожидал кого угодно, но только не жителей нижних миров. Конечно, на этой арене годами проливали кровь и применяли магию, что неизбежно подтачивало границу между мирами, однако считается, что города надежно защищены от прорывов. И все же вот — он произошел.

Времени на размышления не было, и злое синее пламя сорвалось с моих рук в ближайшего демона. Я специально метнул стрелы с небольшой разницей по времени, чтобы правильно выбрать упреждение. “Огненная стрела”, брошенная с левой руки, попала демону в плечо, но черная чешуя достойно выдержала попадание — ожидаемо, шкура у них даже на вид крепкая. Вторая стрела за счет кольца-усилителя была мощнее и ярче и должна была попасть демону в оскаленную пасть, но из-за его рывка угодила в лоб. Чешуя и толстая кость выдержали удар, но демона слегка повело. Крепкий, зараза.

—Герех, убей этих тварей! — Наконец-то осознал происходящее Толстяк.

—А я, блин, что по-твоему делаю?! — ругнулся я в ответ, продолжая осыпать демона “огненными стрелами”, стараясь попасть в глаз или пасть, так как природная броня оказалась чересчур прочной. Удары почти не сказывались на твари — “броня не пробита”, но ей явно не нравились болезненные уколы племени — она крутилась на месте, прикрывая морду лапами.

Остальные три демона уже вовсю штурмовали наши позиции.

—Плачу золотом, если поможете с ними справиться! — крикнул на бегу “громовержец”, направляясь к ограждению арены.

Я промолчал, лишь недобро усмехнувшись, а вот Верген не сдержался.

—Еще как заплатишь, — в своей привычной манере прорычал он, но из-за царящего вокруг шума расслышал это один я.

Демоны рванули в атаку, лишь один, которого я осыпал ударами, крутился на месте. Троица тварей быстро добралась до края арены и прыгнула вверх, цепляясь за кованое ограждение. Одного из демонов на подлете настигла рукотворная молния “громовержца”. Мощный разряд оглушил тварь, и она полетела обратно на песок, нелепо дергая конечностями. Все же эти колдуны — страшные противники, если враг не имеет защиты от их коронного приема. Второго встретил Верген. Золотой клинок рассек воздух и рубанул демона по голове, но… отскочил от закованного в черную чешую массивного черепа. Удар лишь частично контузил тварь, и напарник тут же добавил ей навершием меча в прямо в лоб, над переносицей, где сходились костяные пластины надбровных дуг. Кому-нибудь другому подобный удар проломил бы голову, но демон лишь отшатнулся назад, продолжая удерживаться когтями за кованую решетку. Напарник этим и воспользовался — он направил клинок на слабо защищенные кисти. На этот раз золотое лезвие не подвело и начисто срезало пальцы на левой лапе. Житель нижнего мира оказался весьма сообразителен и понял, что через мгновение то же самое произойдет и со второй лапой. Демон отцепился от решетки и легко приземлился на песок арены. Пока Верген и “громовержец” воевали с двумя демонами, третий пытался взобраться наверх рядом с Фитцем, но владелец заведения был резко против. Толстяк подхватил тяжелое кресло и обрушил его на голову нежданного гостя. Дорогая мебель не выдержала подобного издевательства и разлетелась в щепки. Однако демон зацепился за решетку и одним движением мощных лап закинул себя наверх, одновременно стараясь добраться когтями до горла человека. Фитц перехватил лапы твари у самого горла, и завязалась борьба, где сила демона столкнулась с массой и мастерством бывшего борца.

Заведение тут же огласил пронзительный визг девушек-рабынь, и они, запинаясь о полы платей, кинулись спасаться во внутренних помещениях.

Сзади послышались звуки, и я буквально на мгновение обернулся, чтобы понять, в чем там дело. К моей радости это оказался один из охранников, что стояли у входа, который заглянул в зал на шум. Это хорошо, значит, скоро к нам подойдет подкрепление.

Продолжая осыпать застывшего у портала демона “огненными стрелами”, я пытался выбрать подходящий момент и помочь Фитцу, который все мерился силами с гориллой, но это оказалось весьма непростой задачей, так как противники постоянно перемещались в попытках сломать друг друга, и я опасался случайно поджарить Толстяка.

Внезапно арка портала снова налилась силой, готовясь перенести новых вторженцев. Я принял решение встретить дорогих гостей как полагается. Как только фигуры демонов появились на пленке перехода, сразу отправил им навстречу пару гостинцев. Ноги пришельца еще не успели коснуться бурого от засохшей крови песка арены, как первая “огненная стрела” вошла в крохотную глазницу демона, мгновенно выжигая содержимое черепной коробки. Второму повезло чуть меньше — синее пламя угодило ему в открытую пасть. Демон упал на песок и забился в предсмертных конвульсиях. После быстрой и бескомпромиссной победы над вновь прибывшими, я снова перенес огонь на одиночку, выбирая момент, чтобы помочь Толстяку.

Раненый демон, лишившейся пальцев на одной из лап, снова проявил разумность и, зацепившись когтями на уцелевшей лапе, взобрался-таки наверх. Несмотря на ранение тварь действовала удивительно ловко и почти добралась до Фитца, но там ее перехватил Верген.

Я не останавливался ни на секунду, осыпая врага новыми порциями огня, а тренированный разум отмечал цели: теперь наверху оказалось двое демонов и еще трое внизу, плюс один из них контуженный.

Из портала появилась очередная пара демонов, но я уже ждал их. В этот раз уложил лишь одного, второй прикрылся лапой, скорей всего случайно. Блеснула рукотворная молния “громовержца” — и демон засучил ногами по песку арены. До демона было метров восемнадцать, и свесившийся с ограждения “громовержец” не смог бы ударить на такое расстояние, но он воспользовался хитрым трюком. Мои стрелы создали тот самый коридор ионизированного воздуха, и по нему молния без проблем добралась до врага.

Итого: против нас троих четыре демона — два вверху, два внизу. И к нам на выручку уже спешат трое охранников от входа. Отличный расклад.

Верген только наполовину покрылся жидким металлом, он еще не успел отточить навык его использования, поэтому пока опасался сходиться с демоном на коротке. Он ловко уходил с линии атаки, огрызаясь в ответ точными ударами. Его клинок уже рассек костяное надбровье, заливая левый глаза противника черной кровью, и незначительно повредил стопу. Демон прихрамывал, но прочная броня, почти целиком покрывающая его тело, позволяла продолжать бой.

А вот у Толстяка дела шли хуже — когти демона в нескольких местах добрались до его плоти и на разорванной белой сорочке расплывались пятна крови. Надо срочно помочь старому приятелю, но демон как будто специально поворачивал Фитца ко мне спиной, не давая нанести удар.

В целом же, пока бой складывался удачно — у нас вот-вот должен был появиться численный перевес, даже демон, которого я удерживал возле портала все медленнее шевелил лапами и пропускал каждую вторую “огненную стрелу”, хотя голову этот гад пока берег. Однако судьба, впрочем, как всегда, повернулась не той стороной.

Арка перехода снова начала разгораться, предупреждая о следующей партии гостей. Я приготовился к встрече. На сей раз через портал прошел всего один демон, но зато какой! Тварь напоминала огромную раздувшуюся пиявку с десятками сочащихся мерзкой зеленой слюной пастей, расположенных на ее нижней стороне. Стоило только туше появиться на нашей стороне, как в нос ударил резкий кислый запах.

Я моментально оценил угрозу и переключился на нового противника. К паре моих “огненных стрел” присоединилась рукотворная молния. Синее пламя прожгло тонкую кожу гигантской пиявки и вошло в плоть, оставляя глубокую рану, как если бы в тело воткнули толстый деревянный кол. Прилетевшая следом молния опалила демона и заставила конвульсивно задергаться, но на этом наши успехи закончились. А в следующий момент пиявка рывком перекинула тело на нашу сторону портала и, подобно кобре, подняла голову. Десятки круглых пастей теперь смотрели в нашу сторону.

—Берегитесь! — крикнул “громовержец” отступая назад, и через полторы секунды я понял почему он так поступил.

По телу пиявки от хвоста через раздувшуюся утробу прошла волна, а затем из десятка пастей веером ударили тонкие струи дымящейся кислоты. Вязкая субстанция окатила Вергена, хотя к этому моменту его уже с головы до ног покрывала пленка ртути, судя по отборной ругани, и тому, что резко ушел в сторону, он ощутил действие кислоты даже сквозь броню. Преследующий его демон последовал за ним.

Я не стал испытывать судьбу и играть в догонялки с дождем. Энергия потоком устремилась от Источника, каналы Ноуса сформировали плетение и сырая сила трансформировалась в огненную полусферу. “Щит Ва-Маса” принял на себя потоки кислоты и мгновенно испарил. Едкий зеленый дым противно защекотал ноздри, наверняка он был ядовит, но уже не нес той убийственной силы, что ранее.

“Громовержец” к этому моменту уже был на безопасном расстоянии, а вот одному из спешащих к нам на помощь стражнику досталось. Тот самый северянин, с которым я общался, попал под удар кислоты. Выучка у него оказалась на уровне, с его меча сорвалось “синее лезвие”, оно рассекло несколько потоков кислоты, превратив их в взвесь, и даже добралось до самого демона, оставляя на его шкуре глубокую рану. Дымящаяся жижа легко прожгла внешний слой стеганого кафтана, но внутри него скрывался более прочный материал, и дальше она проникнуть не смогла. Воин прикрыл глаза плоскостью клинка, но кислота залила его лоб, нижнюю часть лица и грудь до самого живота. Кожа и мышцы лица, с шипением потекли, обнажая кости черепа. Ему еще хватило самоконтроля двумя прыжками удалиться от драки, но затем он с воплем покатился по полу, пытаясь руками стереть с лица кислоту, чем только усугубил ситуацию, так как она принялась за ладони, и капли попали в глаза.

Под прикрытием атаки огромной пиявки из портала вылезла новая пара гориллоподобных демонов, быстро взобралась наверх, и вечер окончательно перестал быть томным.

Расклад сил резко изменился не в нашу пользу. Конечно, Верген, какое-то время продержиться под потоками кислоты, но мы лишись помощи “громовержца”, который вынужден был отойти подальше от схватки, чтобы не попасть под кислотные струи. В моем арсенале было немного убойных приемов, но все же один, подходящий случаю имелся. Кровь выступила на правой руке, прямо сквозь поры, кожа побледнела, и пламя охватило ладони до самых плеч. Было жалко портить свой парадный костюм, но другого выхода я не видел.

Из-за резкого оттока праны слабость заволокла сознание, но я уже не раз сталкивался с этим побочным эффектом магии крови, поэтому я сразу обратился к слиянию, чтобы компенсировать потерю жизненной силы. Тем не менее, удерживать плетения третьего круга и творить мощное атакующее заклинание оказалось трудной задачей, и мне потребовались все навыки и врожденные способности, чтобы совмещать эти два занятия.

Пока я занимался магией, Верген грамотно воспользовался вынужденным отступлением, он резко развернулся, пропуская демона вперед, и мощным ударом подсек тому жилы на стопе. Закованная в черную чешую горилла на мгновение потеряла равновесие, раскинула лапы в стороны, и золотой клинок тут же нашел брешь в ее защите. Лезвие длинного меча вошло подмышку, и Верген что есть силы на лег на рукоять, вгоняя его глубже. Из пасти демона обильно полилась кровь, он пошатнулся и завалился на бок. Минус один.

В этот момент демон, что сцепился с Фитцем, как-то извернулся и умудрился вонзить клыки в правую руку Толстяка, тот на мгновение ослабил хватку, чем демон не приминул воспользоваться. Кривые когти ударили без замаха, вскрывая горло Толстяка, но бывший борец как будто не заметил этого. Жирдяй умело обхватил врага, одновременно выбивая у того опору из-под ног. Тело демона взмыло вверх, Толстяк навалился сверху и со всей силы припечатал демона затылком о каменный пол. Череп смачно треснул. Черная демоническая кровь смешалась человеческой красной и желтыми кусками вытекшего мозга.

Толстяк не шевелился.

—Черт! — прошипел я, так все сосредоточил на удержании щита и создании “копья крови”. Фитц не подарок, да и в целом, еще тот негодяй, но я не желал его смерти.

Яростное пламя, вспыхнувшее в моей груди, подобно солнцу, вскипятило кровь на моей ладони. Потоками лавы она сформировала плетение, и “кроваво-огненное копье” с гулом реактивного самолета разрезало воздух, отчего моментально вылетели окна. На месте удара появилась десятисантиметровая дыра, а затем пламя расплескалось внутри демона очистительным огнем. Гул реактивной струи резко сменился визгом на грани ультразвука, и туша кислотной пиявки начала усыхать и сдуваться прямо на глазах.

Признаться, я был собой чертовски горд. Убийство подобной твари, да еще с одного удара — это уровень полноценного боевого мага. Однако победа была омрачена смертью Толстяка.

Портал снова засветился, и через него явилась целая делегация. Первыми границу миров пересекли пара похожих, как близнецы, высоких мужчин в легких доспехах, большими овальными щитами и мечами наголо. Они явно не были магами и колдунами, так какого хрена они здесь забыли?! Парочка ловко приняла мои стрела на защиту и сделала шаг вперед, освобождая место для новых гостей.

Следующим прибыл низкорослый толстяк в странной кожаной броне, будто сделанной из широких обручей, которые соединили между собой. На поясе коротышки висел короткий меч, но основным оружием ему служила праща и снаряды с химической начинкой в сумке у пояса. Вслед за толстяком показался буквально увешанный различным холодным четырехрукий асур.

Щитоносцев я сразу не признал, так как ранее не видел их в боевом снаряжении, но когда появились низкорослый толстяк и краснокожий асур, то опознал наемников — солдат удачи, которых когда-то сам пытался нанять. Прорыв тварей из нижних миров как-то неожиданно превратился в спланированное нападение.

Следом за толстяком и асуром появился и “главгад” сегодняшнего дня. Из портала на песок арены ступил высокий аристократ в двухцветном красно-черном наряде, с гербом в виде трех черных птиц и баронской однозубой короне на голове. В его энергетики преобладали фиолетовые и бордовые тона, так что я легко определил, что передо мной стоял насквозь пропахший серой демонолог.

Появление этого дворянина тут же расставило все на свои места — вот и второй родственничек пожаловал! Как же любят эти благородные выяснять между собой отношения, попутно не забывая втягивать в свои разборки посторонних.

“Громовержец” и двое выживших охранников замерли, готовые к бою, напротив демонолога и его группы поддержки, а мы с Вергеном неожиданно оказались между двух огней.

—Я так и знал, что это ты, Лютом! — узнал родственничка “громовержец” и поприветствовал его молнией. Демонолог был готов к такой встрече, и молния расползлась по вспыхнувшей вокруг его фигуры фиолетовой сфере.

—А ты думал я отпущу тебя вместе с моим дорогим племянником, бездарь?! — ответил демонолог на имперском, но с тем же южным акцентом, что и у всей этой дружной семейки. И ударил в ответ серией из трех “дьявольских огней”. С защитой у мага молнии были проблемы, но дворянин умело ушел из-под удара.

—Эй вы?! — обратился к нам с Вергеном демонолог, — плачу золотом за голову этого бездаря.

—Поздно, — ухмыльнулся в ответ “громовержец”, - я уже нанял их!

Напряженные взгляды дворян скрестились на мне. Прикрытый броней из жидкого металла Верген смотрелся весьма грозно, но я был сильнее как маг, и они это почувствовали.

Признаться, оба были мне противны. Уроды. Я даже не хотел знать, какая у них там дилемма приключилась, хотя и догадывался. Парнишка — наследный барон, а эти двое — родственники, которые оспаривают опекунство, ну, и, конечно, замок с казной покойных родителей мальца. Кто из них прав, а кто виноват? Пофигу.

А вот денежный вопрос меня заинтересовал значительно больше. Если хорошо покрутить этих козлов за яйца, то можно выжать весьма приличную сумму, тут главное крутить в правильную сторону. По-моему, они даже будут рады перейти от смертоубийства к торгу, иначе давно бы решили все разногласия на дуэли.

Вопрос только в том, чью сторону нам принять? Теоретически мы уже как бы воюем на стороне “громовержца”, он, типа, наиболее “светлый” из этой парочки, и вроде заботился о мальчишке. А на стороне демонолога — наемники, с которыми у меня когда-то были некоторые терки. Задели они меня тогда за живое, и было бы неплохо их проучить. Да и смерть за Толстяка стоит рассчитаться. И золото опять же. Все это были хорошие и правильные мысли, вот только я уже научен горьким опытом, влез однажды в разборки между братом и сестрой Торес.

Не сговариваясь, мы с Вергеном переглянулись.

—Да иди в жопу, оба, два! — прозвучал наш дружный ответ. Будто репетировали.

Лицо “громовержца” пошло красными пятнами гнева, в то время как “демонолог” был более сдержан и лишь окинул нас оценивающим взглядом.

—И у меня к вам встречное предложение, — продолжил я, доставая из-за пазухи жетон канцелярии, — Вы двое обвиняетесь в убийстве торговца серебряной гильдии Фитца Толстяка. И у вас есть всего два выхода. Либо вы сейчас оплачиваете крупный штраф, а затем валите на все четыре стороны и выясняете свои проблемы подальше от города, в противном случае мы, как представители канцелярии его сиятельства герцога Заар Ноута Щедрого, применим силу…

—И скорей всего, — поддержал меня Верген, выуживая из-под брони жетон канцелярии, — кто-то пострадает.

Мне не нравились оба, однако ввязываться в драку очень не хотелось. Да, смерть Толстяка требовала мести, но не здесь и такой ценой. Когда-нибудь позже, я обязательно доберусь до обоих и устрою им очистительное аутодафе, но без свидетелей. А сейчас сделаю, от имени Толстяка, крупное пожертвование в храм того же Сирома, и прослежу, чтобы его похоронили как полагается.

В целом же, расчет был прост, как работ класса буратина. Несмотря на численный перевес реальная сила на нашей стороне. Из-за старых счетов эти двое не способны договориться между собой, и в драке всех против всех у них нет шансов. Конечно, у демонолога серьезная поддержка, но мы все равно их одолеем.

За драку с применением боевой магии в черте города благородным, пусть даже и приезжим, максимум сделают легкое “ата-та”, а вот смерть Толстяка — куда более серьезный вопрос. Конечно, в дело может вмешаться кто-то из власть имущих, но торговцы костьми лягут, чтобы привлечь виновных к ответу, так что убийство вряд ли сойдет им с рук, так как они грубо нарушили все писанные и неписанные законы гостеприимства. Плюс южане не в курсе нашей внутренней кухни, им не выгодно рисковать.

—Да как вы смеете… — попробовал наехать на меня “громовержец”, который в целом был в куда более выигрышной ситуации.

—Смею! — резко оборвал я его. — Нападение на полевого агента вам может и сойдет с рук, но вызов на дуэль я вам гарантирую.

На губах мага молний заиграла презрительная усмешка, но я чувствовал, что это напускная бравада, он уже видел меня в деле и навряд ли захочет развивать конфликт. Конечно, как виконт, он может мне отказать или даже выставить вместо себя другого бойца, но это будет считаться позором.

Демонолог же пока предпочел молча следить за развитием ситуации, однако по его внимательному взгляду было без слов понятно, что он в целом не против моего предложения. Этим он выиграл- сразу два балла у своего оппонента — всегда приятно иметь дело с умным человеком.

—Я буду жаловаться герцогу! — воскликнул пышущий злобой виконт.

—Заодно объясните ему какого демона вы нападете на его людей и устраиваете драки на его землях, — с милой улыбкой добавил я.

—Сколько? — коротко бросил демонолог.

—Сотня золотых, — вместо меня ответил Верген.

К моему удивлению, сумма споров не вызывала, зато чуть не стала причиной новой драки между родственниками, так как “громовержец” — он же виконт Терин, считался себя менее виновным в случившимся, а демонолог просто не хотел уступать противнику. И тут мне снова пришлось вмешаться, разделив сумму пятьдесят на пятьдесят — еще тут споров мне не хватало.

К чести демонолога — “еще два балла Гриффиндору”, он не стал юлить и пытаться сбежать через портал, просто снял с руки и бросил Вергену перстень, а затем, не прощаясь, покинул нас, прихватив свою группу поддержки. Бывает, у человека с собой наличности не оказалось. А вот громовержец устроил целое представление с выездом, однако был предельно вежливо послан нахрен и выставлен из заведения.

—Может все-таки надо было их грохнуть? — с сомнением спросил Верген.

—Возни много, как-нибудь потом и без свидетелей, — понизив голос до шепота ответил я. — Планы по убийству аристократов лучше не делать достоянием общественности — целее будешь.

Неожиданно тело Толстяка заворочалось, и я подготовился к самому худшему. Среди противников вроде не было некроманта, но может быть кто-то успел применить к нему чары, а может сам Фитц носил с собой “закладку”, чтобы отомстить своим убийцам после своей скоропостижной кончины. В моей руке возникло “огненное лезвие”. Фитц был редким козлом, но хорошим … другом? Пусть будет “другом”, о мертвых либо хорошо, либо никак. Я подарю ему покой.

Сделав шаг я склонился над телом Толстяка, которое уже перевернулось на бок. Три глубоких раны от когтей демона пересекали его горло, кровь залила белую сорочку. Нежить повернулась ко мне перекошенным лицом с красными буркалами.

—Прими покой от моей руки и прощай, Фитц. Ты был мудаком по жизни, но хорошим другом, — произнес я прощальную речь и занес лезвие для удара.

—Герех! Мать твою! Ты че удумал?! — неожиданно заорала нежить голосом Толстяка.

—Ээээ, — протянул я, не опуская “огненного лезвия”. Фитц точно был мертв, я сейчас собственными глазами смотрел на страшные раны на его шее, после таких повреждений просто невозможно выжить.

—Герех, — снова зашевелились толстые губы Фитца, — я же относился к тебе, как отец. Одумайся!

—Фитц, ты мне одно скажи. Ты мертв или как? — в недоумении спросил я Толстяка.

—Герех, ты дурак? — недоуменно спросил Фитц, а рядом заржал Верген.

—Еще тот! — поддакнул напарник сквозь смех. — Братан, отстань от человека! Сейчас, на твоих глазах произошло чудо — жир спас жизнь человека!

Черт! А ведь Верген прав, гортань Фитца не пострадала, ему просто вскрыли кожу и разрезали три подбородка из четырех. А крови столько натекло потому, что в этом борове её литров двенадцать-пятнадцать против пяти у обычного человека. Вот кому другому так бы не повезло, честный человек давно бы умер, но Фитц — еще та живучая скотина.

—Фитц, как же я рад! — в сердцах воскликнул я, убирая “лезвие” и помогая Толстяку подняться на ноги.

—Я тебе это, блин, припомню, — со злостью сказал Толстяк, вставая.

Пришлось оправдываться. Ведь я хотел, как лучше, а получилось как всегда.

Глава 82

Черный рынок

Корабли в бутылках делают гинекологи на пенсии.

Остатки вечера ушли на лечение Фитца, который оказался жив и вдобавок получил от демона бесплатный сеанс липосакции, лишившись трех из четырех подбородков, но рана все-таки была серьезная, и пришлось с ним повозиться. Пока нашли повозку, пока добрались Толстяк потерял более двух-трех литров крови, и выгружать его пришлось уже на руках. Лечение тоже обошлось в копеечку — четыре золотых монеты, будь у меня время и меньше проблем, я бы попробовал договориться с целителем канцелярии, но что имеем, то имеем. Зато теперь можно было не волноваться за жизнь Толстяка, целитель сказал, приведет его в порядок за день-два, и даже обещал полностью убрать шрамы вместе с дополнительными подбородками. Так что Фитц похорошеет, хотя думаю, это ненадолго, новые быстро нажрет.

Пока я наблюдал за работой целителя мне пришла в голову одна интересная идея и, подумав, я пришел к выводу, что она стоит вложений. И дело было вовсе не в выгоде. Как только целитель закончил с Толстяком, я поинтересовался у него сколько будет стоить лечение еще одного моего товарища, при условии, что раны очень старые и надо будет заново вырастить пострадавшему пальцы на одной руке и целую стопу, ну, и по возможности убрать мешающие жизни шрамы и ожоги, а этого добра у бывшего десятника городской стражи Эрика Медведя, а ныне бомжа и пропойцы Старика Эрика было более чем в достатке.

За регенерацию потерянных частей тела целитель попросил тринадцать золотых монет, от двух до семи за косметическую операцию и пансион в монету. Сумма вышла приличная, можно, конечно, было обойтись и без проживания, но я настоял. “Жорик, конечно, не виноватый”, но на время лечения его стоит изолировать от общества со всеми его соблазнами, а то опасаюсь, все мои труды пойдут прахом. Многолетний алкоголизм — это серьезный диагноз. Я тут же внес предоплату и отправил посыльного с запиской в “Морскую гавань”, где по милости Гориса Гесто по прозвищу Лед и его супруги проживал ветеран. Транспортировку калеки я тоже оплатил и в записке попросил Гориса лично проконтролировать процесс. У меня физически не хватало времени этим заниматься.

Почему я вспомнил о Медведе? Возможно, потому что подвернулся удачный случай и шальные деньги жгли мне карман, а возможно, на фоне грядущего передела собственности между сильными мира сего, мне хотелось заполучить еще одного верного человека, который умеет работать мечом и знает с какой стороны у пистоля дуло. Собственно, какая разница, мои деньги, как хочу так и трачу, лучше чем, как некоторые, спускать все на азартные игры, вино и девок. А вот с алкоголизмом Медведя придется что-то делать, для этого у меня целый маг разума в друзьях есть. Хотя если честно, с трудом верю в подобное лечение, потому что твердо уверен, что судьба человека в его руках.

Вот интересно, альбинос может вылечить меня от привычки считать каждую копейку или год проведенный на дне города сделал ее неотъемлемой частью моей личности? Впрочем, у каждого свои тараканы, а мне от этой привычки одни плюсы.

На следующий день нам вновь не удалось посетить черный рынок, хотя Толстяк уже пришел в себя, теперь причиной тому оказались занятия. С утра и до самого обеда я слушал три лекции о “магии взрыва”, где мне вначале объяснили физику этого явления и некоторые детали создания, а затем как его можно использовать на практике. Тема была интересной и я начал прикидывать как можно совместить эти знания с тем, что мне известно про это из моего мира.

Благодаря науке Зверя я назубок знал все заклинания, что предлагала гильдия вплоть до пятого круга, но среди них точно не было аналога “динамической защиты”. Зачем тратить силы, рисковать, принимая атаку на магический щит, если можно погасить удар направленным взрывом? Ведь это намного проще, чем пытаться попасть по заклинанию противника встречным ударом. Однако помня особенности обучения в гильдии магов я не мнил себя гением. Этот мир несправедлив — “то, что позволено Юпитеру, не позволено быку”, так что вполне возможно, что этим приемом активно пользуется какая-нибудь личная гвардия императора или это плетение является секретом древнего дворянского рода.

Ну, и конечно “взрыв” можно применять как наступательное оружие, но тут все несколько сложнее. Ближайшей аналогией был “файрбол”, тот самый “огненный шар”, относящийся к третьему кругу магии, которому меня никто обучать не хотел. Однако лекция натолкнула меня на кое-какие мысли по усилению “Техники огненного бога”. Если использовать не просто выброс сырой силы, а добавить туда элемент сжатия, то это повысит КПД или “бризантность” процентов на тридцать. Вот только придется поработать над направленным взрывом, иначе пострадают не только пальцы и кисти, может всю руку отхреначить. Вопрос крайне важный и безусловно стоит осмысления. Руки — очень нужная штука в организме, даже если они растут из жопы.

После обеда меня ждало практическое занятие по основам высшей магии и создании “призм”. Симон Варда очень рекомендовал сконцентрироваться именно на этой области, так как она открывала дорогу для широкого спектра заклинаний, но тут я был впервые с ним не согласен. Я боевой колдун с узкой специализацией, а не маг-теоретик. Зачем мне магический аналог термометра, который используют алхимики и мастера на литейных производствах? Или, к примеру, “призма времени” — фактически аналог часов, где по вложенной силе и по оценке распада плетения, можно засекать время вплоть до секунд? Ладно, последнее может пригодиться как часть детонатора в магических фугасах, но алхимией я точно не собираюсь заниматься. Так как времени у меня в обрез, я старался сконцентрировать силы на максимально полезных вещах, а с остальным буду разбираться позже.

После практических занятий я поспешил на экзамен по так полюбившейся мне “бестиалогии”, которую преподавал пожилой маг с изуродованной левой половиной лица и зеленым искусственным глазом. У старика был омерзительно каркающий голос, но при этом чувствовалось, что за спиной у него огромный опыт, и он так грамотно подавал материал, что его можно было слушать сутки на пролет. Сражаться с монстрами морально легче, чем с людьми, хотя ценность человеческой жизни для меня уже давно стала относительным понятием. Враг есть враг и без разницы к какому виду он относится.

Экзамен я сдал на “отлично” и даже получил устную похвалу от старика. Но после некоторой заминки он посоветовал мне не увлекаться этим грязным делом и найти работу поспокойней, иначе к старости, если доживу до нее, наживу кучу болячек и геморрой размером с кулак. Что ж, внешний вид старика говорил о том, что он знает о чем говорит, но охота стала неотъемлемой частью моей жизни. Можно даже сказать, что я получал от нее удовольствие и заодно приносил пользу обществу.

А вечером предстоял самый сложный этап занятий — тренировка с Вергеном. Напарник целый день занимался “контролем силы” у лучшего алхимика-трансформатора гильдии магов. Уроки этого специалиста стоили чертовски дорого, однако и результат был очень высок. Тимик Колба в совершенстве владел контролем и пусть не мог похвастаться собственными рецептами, но создавал просто убойные реплики известных. Он с изяществом опытного циркача жонглировал всей алхимической таблицей элементов, конечно же, включая металлы. В общем, к вечеру настроение моего друга испортилось до крайности, он шипел, огрызался и угрожал немотивированным насилием, но я был тверд и непреклонен. Под моим надзором прямо во время тренировочного поединка Верген создавал и развоплощал броню на скорость, увеличивал толщину и плотность защиты на отдельных участках тела, а также гнул клинок и наращивал лезвие с помощью ртути. Напарник ворчал и матерился, но результат был налицо, еще пару месяцев подобных тренировок и он сможет на равных сразиться со Зверем, даже если инструктор будет использовать третий круг заклинаний.

К полуночи, когда Верген чуть успокаивался после физических нагрузок, мы переходили к зубрежке теории. Признаться, здесь результат был много хуже. Верген не дурак, но очень далек от понимания метавселенной, ему проще ткнуть в человека заточенным куском стали, чем понять принципы создания плетений. Во многом он, как и я, работал с силой через волю. Заставляя магию происходить по желанию, только я к этому пришел через научное знание и тысячи повторений, а он на одном ослином упрямстве. Ну, тоже вариант.

Провозились допоздна и о походе на черный рынок можно было забыть. Но откладывать дальше было нельзя, и на следующий день к радости Вергена я дал ему выходной, и мы отправились к Толстяку. После вынужденного похудения по демонической методике, Фитц реально посвежел, однако довольством не лучился. Он долго скулил об устроенном погроме и понесенных убытках, но я лишь ухмылялся в ответ. О полученных с дворян отступных мы тактично умолчали и делиться не собирались. Облезет и неровно мохом обрастет. Пусть радуется, что спасли и оплатили лечение.

Наконец Толстяк, перестал ломать комедию и мы отправились в другой конец квартала к местному авторитету — Каву Киту по прозвищу Монстр. Личность и впрямь оказалась монструозная — дикая магия этого мира основательно потрудилась над его внешностью, так, что было понятно почему он не нашел себя в мирной жизни. Нас представили авторитету и мы без лишних расшаркиваний обменяли наше золотые на пару медных монет номиналом в один шлех. Жлобы! На каждой монете было выгравированное клеймо местной банды и несколько пробитых отверстий. И вот уже с этими пропусками мы отправились на черный рынок.

Сказать по правде, я ожидал чего-то таинственного, но получил лишь разочарования. Черный рынок представлял из себя обычную трехкомнатную квартиру в одной из пятиэтажек в трущобах Заара: вонючий подъезд, потертый деревянный пол и грязные стены. Даже прячущие лица торговцы оказались на поверку всего лишь консультантами. Просто подходишь к такому и спрашиваешь ассортимент, после чего тебе в лучшем случае дают список, а как правило на словах рассказывают чем могут быть полезны. И конечно пытаются всучить какую-нибудь дичь, не без этого.

Ассортимент тоже оказался не на высоте, однако тут я обнаружил скрытые в гильдии магов от охотников “огненный поток” и “вихрь”, что наводило о каком-никаком, но все же профессионализме. А вот “Пламени Зуара” тут не было, что однозначно говорило о его невысоком уровне.

Сперва я попытался найти что-то из техники “огненного бога”, но тут меня ожидало разочарование. Уверен, в столице есть разумные, которые практикуют этот раздел магии огня, но где их искать? Царства находятся за многие тысячи километров от Заара, за восточными границами Империи.

Затем настал черед заклинаний. Цены тут не просто кусались, а норовили отгрызть пальцы по самое колено. За заклинание первого круга в гильдии брали две с половиной монеты серебром, тут же без стеснения требовали уже пять, за второй круг цена возрастала втрое от гильдейской, а за третий золото отсыпалось горстями. Морально я был готов к подобному, поэтому не очень расстроился. Все, что можно было взять с первого и второго круга, давно изучено, и сейчас я примерялся к чему-нибудь убойному из третьего, а то и четвертого круга. Я рассчитывал на “Иссушение Вало”, “Черное пламя Та-джи” и “Пульсары Мадиасопони”, ну, или хотя бы стандартное “Огненное копье”, но лучшее что смог найти из третьего круга оказался пресловутый “огненный шар”. В целом заклинание не плохое, особенно против группы слабо защищенных противников, однако особой силой оно не обладало. Причем просили за него двадцать семь золотых монет. Я сторговался на двадцать две. По условиям покупки вечером мне доставят с курьером бумаги с детальным описанием плетения. Тоже мне наркобароны.

Четвертого круга магии огня в наличии вообще не оказалось. И когда я пожаловался на бедность выбора мне пообещали через неделю достать “Огненное копье”. Пришлось соглашаться, но это оказался их потолок. Насколько я знаю, ренегатами занимается какая-то специальная служба гильдии магов, и, если честно, я был удивлен качеством их работы. Чего-то действительно убойного на этом рынке попросту не было. Возможно, что-то можно было бы найти на рынке Карат-Тугума и скорей всего для этого надо обладать серьезными связями на дне города. Магия серьезная наука, и способности ренегатов не ограничены лишь третьим кругом. Есть среди них умельцы, просто эти ребята стараются не афишировать свое существования. Я даже разок сталкивался с одним таким.

Однако кое-что ценное, кроме “огненного шара”, мне удалось-таки накопать, а именно — новый интересный прием из магии крови под таинственным названием “Оковы жизни”. Если отбросить всю ту ненужную мистику, что навешивал мне на уши продавец и рассмотреть суть, то прием позволял выкачивать из жертвы жизненную силу — прану. Любопытно, но продавец не смог мне ответить на технические вопросы, поэтому у меня были сомнения, что я смогу воспользоваться заклинанием, так как мой вариант магии крови не позволял манипулировать чужой кровью. Тем не менее я решил попробовать, так как техника меня заинтересовала и попросил прислать мне развернутое описание. Пришлось поторговаться, но я убедил продавца, что нужен всего лишь “пробник”.

А вот Вергену повезло намного больше. В отличие от меня, ему в гильдии предложили на изучение около сотни плетений, вот только боевых там было всего две штуки, и те из смежной стихии земли. Оказывается, в мире очень тяжело найти настолько альтернативно одаренного товарища, как мой друг, который свой уникальный талант к магии металла будет использовать для смертоубийства. 99 из 100 одаренных этой стихии выбирают путь кузнеца, ювелира и алхимика, зарабатывают огромные деньги и живут себе в ус не дуя. Именно поэтому плетения этой школы стоят весьма немалых денег, здесь на черном рынке были даже весьма уникальные заклинания, добытые явно не самым честным путем. А вот боевые стоили копейки, ибо они, как пресловутый Неуловимый Джо, были нахрен никому не нужны. Так что Вергену почти на халяву достались три плетения: “еж”, “стальная игла” и “блеск серебра”. Еж — на самом деле звался “воал”, но суть от этого не менялась, заклинание позволяло создавать шипы из металла, “игла” — метательный снаряд, а “блеск серебра” временно придавал любому металлу часть свойств этого драгоценного металла.

После того как мы разобрались с заклинаниями, мы пошли на второй заход, выбирая, что могли предложить нам местные торговцы из артефактов. Их здесь оказался очень приличный выбор. Здесь не было “амулета-дождевика” или “броши-чистоты”, зато в огромном ассортименте были представлены запрещенные боевые и защитные заклинания первого-второго круга. Причем местные умельцы додумались до “кнопочной системы”, не требующей от владельца даже элементарных познаний в магии. Нажал кнопу — жахнуло. Красота. Еще бы здесь нашлись иглы Камаха, для нейтрализации вражеских магов, но увы и ах.

Зато отлично обстояло дело с огнестрельным оружием и кристаллами огнита к нему — этим добром тут приторговывал каждый первый. Я сразу выделил трех торговцев, что продавали кучу стволов под один калибр. О чем это говорит? Правильно, о том, что это штамповка. Каких-то полгода назад я лично уничтожил целую партию подобного контрабандного оружия. А еще о том, что Проныре пора прекращать играть в мага и заняться своими прямыми обязанностями. Сколько еще таких стволов ходит по городу? Похоже, что много. Надо будет рассказать об этом альбиносу, лишние баллы по службе ему не помешают.

Изучив предложения и немного подумав, я сделал заказ на три амулета с “щитами ветра” для Ависа, Птицы и Медведя, а также выбрал две короткоствольные аркебузы серьезного калибра. Мой тесть — старый пират, он умеет пользоваться оружием, Сис тоже не промах, всю юность ходил матросом на торговом судне, про Эрика я вообще молчу — стать десятником выходцу из народа не так уж и просто, но от шальной пули никто не застрахован, а мне будет спокойней, если у моих домашних будут оружие и щиты. Оглядев покупки я понял, что оружия маловато — вошел во вкус, и прикупил три кольца-молнии, это для женской части семьи. Убойность и дистанция у них невелика, зато и целиться особо не надо, и достанет даже через доспехи.

В целом, поход на черный рынок вызвал разочарование, я надеялся на большее, но был готов и к такому раскладу, именно поэтому у меня был приготовлен “план Б”. Загвоздка состояла в том, что он не даст такого взрывного роста силы, как отработанные заклинания четвертого круга.

Во время командировки по Империи у меня было время подумать, и я нашел относительно короткий путь к раскрытию своего потенциала. Так что после визита на черный рынок не стал расслабляться. Поднялся задолго до рассвета, оделся и под сонное бормотание Вергена покинул гостиницу.

Улицы Заара были почти безлюдны, ночные гуляки уже устали и разбредались по домам, а остальные горожане еще спали в своих кроватях. Лишь порт никогда не спал, там днем и ночью шла оживленная торговля. Накинув плащ и вывесив амулет охотника напоказ, я быстрой походкой добрался до Серебряного тракта, свернул к пирсам и через час уже стоял у причалов. Тут до меня докопалась какая-то толстая и предельно наглая продавщица пирожков. Подумав, не стал грубить, а наоборот улыбнулся и затарился по полной, день будет длинный.

Затем я повернул на восток и пошел вдоль пирсов. Была дорога покороче, через жилые кварталы, но я не кровожадный маньяк. Там слишком много дураков, их, конечно, надо учить, но репутация отморозка мне тоже не к чему. Однако и здесь мне пришлось чуток задержаться, у самой окраины города дорогу мне преградили пара работников ножа и топора, но я жестко пресек непотребство россыпью “блуждающих огней”. Убить не убил, но эти двое еще не скоро забудут нашу встречу. Я решил быть суровым, но справедливым.

До диких пляжей добрался только через два с половиной часа и еще через полчаса до маленькой лагуны с большим почерневшим от моих тренировок валуном около леса. Так-то камень был обычного серого цвета, но я периодически отрабатывал на нем приемы, вот одна его сторона и окрасилась.

Я разделся до трусов и уселся на прохладный ночной песок в позу “лотоса”, только в отличие от стандартной, обхватил стопу руками. Вот мне и пригодились навыки медитации, которую я ранее считал абсолютно бесполезной. Усилием воли я ускорил поток силы и попытался замкнуть ее течение. Сделать это оказалось сложно, красный туман начал истекать на песок и разложенные вокруг палки, заставляя их дымиться. Эти деревяшки стали для меня лакмусовой бумажкой, показывающей мои ошибки. Физического контакта оказалось недостаточно, и потери составляли около двадцати пяти процентов. Это проблема, даже при моем объеме силы, так как сильно ограничивает время тренировки. Но начало положено. Следующим этапом я начал гонять силу по кругу, постепенно наращивая темп.

Во время последнего путешествия у меня было время обдумать что есть “магия” и от чего зависит сила заклинаний. Во-первых, дело в эффективности плетения. Кто-то умеет лучше, ну а кто-то хуже. Если выражаться образно, то заклинание можно представить, как две одинаковые пули, но одна медная, а вторая со стальным сердечником. Но почему тогда одно и тоже заклинание обладает разной силой у двух разумных? Тут все просто, так как вторая составляющая заклинания запас энергии, которое она передает цели. Если снова провести аналогию с пулей, то это будут пуля разного калибра. Но как увеличить калибр своих заклинаний, если плетение рассыпается от переизбытка силы? Все просто, заменить гильзу, которой по сути и является маг. В большую гильзу можно засыпать больше пороха, вот только есть одна сложность — энергоканалы Ноуса имеют свой предел прочности. Я не единожды пробовал обойти этот предел и в итоге каждый раз получал травмы.

Увеличение каналов происходит во время циркуляции в них сил. Безусловно я не открыл Америку и этим приемом пользуются многие, разница лишь в дополнительных инструментах: богатые могут себе использовать источники и дорогую алхимию, что временно увеличивающие силу прочность каналов, те кто по беднее обычно покупают заряженные кристаллы-накопители, чтобы увеличить продолжительность тренировок. К счастью мне не эти костыли не требуется, мой резерв и так огромен. “Циркуляция силы” — это классический прием развития магической силы, но у меня был вариант получше.

Сила ровным потоком текла по телу, все увеличивая скорость и заполняя каждую клеточку и в этот момент я обратился к воплощению. Кожа треснула и почернела, изо рта вырвалось пламя, а разложенные мной вокруг деревяшки вспыхнули. Сила пламени изливалась из меня мощным потоком и через пару секунд мое тело вспыхнул факелом. Пьянящая чувство силы начало поглощать сознание, но я не подался это порыву. Чтобы эксперимент прошел успешно, мне надо необходимо контролировать силу.

Языка пламени устремились в небо рассеивая утренний полумрак на добрую сотню метров во все стороны. На долго меня так не хватит, но это и не требовалось. Восход уже близко. Стихия рвалась на волю, но я уперся изо всех сил, удерживая контроль над яростным пламенем.

Раскаленный мои огнем воздух встретился с утреннем морским бризом и закружился вихрем. Волосы, а затем и кожа начали обращаться в пепел. Их подхватывал ветер и уносил прочь. Еще мгновение и я бы не выдержал полностью растворившись в стихии, но наконец-то на небосводе появился малый Гесион, а в следом за ним его старший брат Герион. Их энергия потоком хлынуло в меня восстанавливая тело, но ее было так много, что я продолжил щедро выплескивал во вне.

Секунды растянулись в минуты и мне казалось, что это слияние низакончиться никогда, но в какой-то мент силы стало убывать быстрее, чем вливаться в меня и благодаря этому я полностью вернул контроль и потушил пламя.

Пришел в себя в центре неглубокой воронки. Воздушные вихри разбросали окружающий песок на добрых два десятка метра, а подо мной песок и вовсе сплавился в стекло. Придется повозиться, чтобы выбраться из этого плена. После эксперимента все тело болело, а энергоканалы жгло огнем в прямом и переносном смысле. Однако, я не стал обращать внимание на подобные мелочи и сразу погрузился в изучение таблицу амулета, в котором меня интересовала лишь одна строчка:

Мощь: 7.9 (прогресс 0.1)

Что ж, моя задумка оказалось верна и добился чего хотел. На восходе, мое тело восстанавливалось и я мог позволить себе работать буквально на пределе. Поток силы был так высок, что в любое другое время разрушил бы энергоканалы, но только не сейчас. Утром мое тело и энергетика восстанавливались закрывая все дыры. Главное было правильно рассчитать время и силу.

Это не значит, что я откажусь от классических тренировок по развитию магической силы, наоборот, буду их совмещать со своей методикой. По моим расчетам, за оставшиеся полтора месяца смогу увеличить силу своих плетений, как минимум на единицу, а то и две. По меркам обычных магов это колоссальный рывок вперед! При удачных условиях такой прогресс будет после года упорных тренировок, но тут уж извините, кому что на роду написано.

Отвлекая меня от мыслей о будущем с неба упала первая тяжелая капля. Сезон дождем уже близко…. надо поторапливаться. Сезон дождей замечательное время для сведение личных счетов: потоки падающей с небес воды скроют схватку от свидетелей, а шум дождя заглушит их предсмертные крики.

Глава 83

Капитан, капитан, улыбнитесь…

-Запомните, дети, когда закапываете труп, посадите поверх растения из красной книги, чтобы выкапывать их было незаконно.

Ночь окутала Заар темнотой, тяжелое мокрое небо казалось, как никогда, низким. Мелкий дождь — предвестник будущей бури стучал по крышам домов. Мокрая каменная стена склада, около которой мы застыли, защищала от дождя, но в воздухе висела сырость.

Несмотря на прохладную для коренных заарцев погоду, трое часовых, стоящих у продуваемого всеми ветрами угла пятиэтажки, будто не замечали морось и холод и даже о чем-то ругались на своём рыкающем наречии. Не удивительно. Северные орки пусть и уступают своим восточным и южным собратьям в размерах, но зато куда лучше переносят непогоду.

Голову укололо болью, а спустя мгновение передо мной развернулась тактическая карта, как тогда в Карат-Тугуме. Правда, эта была намного проще и содержала на порядок меньше информации, но я все равно похвалил себя за покупку кристаллов “варитта”. Амулет из этих кристаллов мне выдавали для операции в городе-крепости, и я тогда очень высоко оценил его полезные свойства и загорелся желанием получить себе такой же.

Этот редкий минерал добывали где-то на островах западного архипелага в таких малых количествах, что даже имея финансы, купить его было весьма проблематично. Однако я не первый день живу в Зааре, есть у меня нужные связи. В частности, с кристаллами “варитта” мне помог знакомый маг-торговец, специализирующийся на артефактах, Весул Мыслитель. Три малых камня размером с миндальный орех обошлись мне в девять с половиной золотых монет каждый, а большой с голубиное яйцо уже в двадцать семь — в общем, как сбитый боинг. Бывали камни и побольше, но они крайне редко попадали на рынок, а стоили просто космических денег. Так что я плакал, но платил.

Дымчато-серый кристалл в оплетке из тонкой золотой нити для установившего с ним связь мага разума сияет словно маяк в ночи и позволяет держать связь на расстоянии до одного километра, а если его правильно огранить и зачаровать, то и до пяти. Правда, стоит это удовольствие, как второй сбитый боинг, поэтому мы обошлись бюджетным вариантом.

Еще раз окинув тактическую карту, я оценил риски. Две пятиэтажки, которые заняли слуги и рабы одного из капитанов Разрушителя и по совместительству бывшего хозяина альбиноса — От-Оба, находился на краю восточного квартала, около владений Ночных, и по идее тут должно было быть достаточно спокойно, но “что-то пошло не так”. И этим “что-то” были зеленокожие. Суровые природные условия и жестокие нравы их общества не распологали к созерцательному взгляду на жизнь. Зеленокожие постоянно находились в действии, если они не сражались с врагом, то либо дрались между собой, либо готовились к драке. В общем, отпущенные им годы они прожигали, как бабочки-однодневки. Но интересно было другое.

Плавучий-город стоял в гавани Заара уже более года и, похоже, не собирался в плавание, при этом тринадцать из семнадцати капитанов Разрушителя вместе с учениками и слугами будто специально расселились так, что они опоясали центральную часть Заара кольцом, став своеобразным буфером между территорией банд и центральной частью города. Понятно дело, что это неспроста и здесь замешана политика. Уж не знаю, чем герцог купил преданность совета Капитанов, но они доставляли на удивление мало проблем. В основном от них страдали соседи и речь не только о бандитах: убийства, грабежи и изнасилования, — в общем шла обычная цивилизованная жизнь. Я даже слышал о каннибализме. Конечно, если можно считать поедание орками людей каннибализмом, все же мы два разных вида — это как если бы медведь съел панду. Однако подобных инцидентов было не так уж и много, а может о большинстве случаев замалчивалось. Кто-то очень влиятельный всячески тормозил “колесо правосудия”, подкладывая на его пути звонкие монеты. Думаю, всем понятно кто.

Жопой чувствую, если у нас получится устранить От-Оба и об этом узнают, то не сносить нам всем голов, а своему предчувствию я привык доверять. Вот не люблю я влезать в разборки властьимущих, но в этот раз придется — альбинос мне нужен. Как бы ни были сильны мы с Вергеном и вместе, и поодиночке, но лопоухий маг разума, как катализатор в химической реакции, умножает наши силы. Только за одно это я готов носить его на руках и сдувать пылинки, а еще субтильный гоблин верный друг и далеко не глупый парень. А друзьям надо помогать, даже в таком скользком деле, как месть. Особенно если она справедливая.

Ладно, пора к делу.

Капитан, его ученики и охрана жили в специально возведенной для них постройке прямо во дворе, между пятиэтажек. Огры слишком крупные создания, чтобы пользоваться человеческим жильем. Напоминающая длинный ангар постройка из грубого камня не отличалась особым изяществом, зато была крепкой, разрушить ее запросто не получится, хотя и очень хотелось — это бы сильно сэкономило наши силы и время. В двух пятиэтажках и новостройке разместилось по меньшей мере пять, а может семь сотен разумных. Черт! Их тут слишком много. Таким числом враг просто сомнет нас в момент. Было бы куда проще, если бы капитан жил в пятиэтажке, но увы и ах. Надо искать обходной путь.

Я рассмотрел все варианты: засада, яды, подрыв магического фугаса и даже использование наемного стрелка, но все варианты были мало осуществимы. Во-первых, Капитан От-Об редко покидал место проживания и всегда это делал в сопровождении минимум четырех учеников и десятка воинов. В прямом столкновении пятерых огров-магов нам никак не одолеть, я уж молчу про остальную свиту. С ядом и пулями тоже беда, не так-то просто отравить или пристрелить двухголового огра — слишком живуч, а особо мощный яд и зачарованную пулю нужного калибра еще попробуй найди, такие опасные вещи на земле не валяются. Взорвать его, вместе со всей компанией, было бы более перспективной идеей, но тут все упиралось в случайность, а рисковать я не хотел. Если Капитан заподозрит, что за ним серьезно охотятся, навряд ли мы сможем к нему подобраться. Ну, и самое главное, наверное с чего стоило начать, все эти способы оставляли явный след, по которому нас легко можно отследить. Капитан От-Об должен умереть тихо, в идеале от естественной причины, либо так, чтобы от тела и духа не осталось и следа. “Ищущий, да обрящет” — у проблемы всегда есть решение.

”Аист, ты первый. Мы прикроем”, - передал я мыслеречь закутанному в черную хламиду альбиносу, а он ретранслировал ее имперцу. Команда дошла быстрее, чем если бы я произнес ее вслух.

Аист — высокий жилистый имперец с примесью крови дэвов был, как всегда, молчалив и сдержан. Он тенью выскользнул из укрытия и побежал, не касаясь земли. Его стопы скользили в пяти сантиметрах над мокрой мостовой. Одним молниеносным рывком он пересек улицу, пробежал три дома и замер у стены.

Аист еще не вошел в группу и сегодня выступал в качестве наемного бойца, но скоро это изменится. Имперец не понимал в какую историю вляпался, когда соглашался на мое предложение, а я не спешил ему об этом рассказать. Подленько? О, да! Очень. После дела я аккуратно расскажу ему о том, что произошло. Кровь и общая тайна, просто не оставят ему выбора, и он станет одним из нас. Конечно, если не прирежет меня, но это тоже не так-то просто сделать. Я бы и еще Темока взял в оборот, но, как назло, улыбчивого темнокожего воздушника временно прикомандировали к флоту, и сейчас он отсутствовал в городе.

”Чисто”, - прозвучал в моей голове голос имперца, переданный альбиносом.

”Верген”, - коротко передал я порядок следования.

От стены отделилась высокая фигура мечника и повторила маршрут имперца. Верген и так крепкий и хорошо сложенный парень, сегодня и вовсе выглядел как отлитая из черного матового металла античная статуя бога войны. С новой модификацией его брони пришлось повозиться, но оно того стоило. Серебристый блеск ртути слишком бросался в глаза, а попытки как-либо окрасить ее в черный не увенчались успехом — ртуть отказывалась смешиваться с красителями, выталкивая их наверх. Но если хорошо поискать, то решение найдется всегда, в нашем случае решением оказался алхимик Табар по прозвищу Кусок, тот самый, который пожертвовал однажды для опытов свой табурет. Именно он предложил добавить серу и нагреть металл для реакции. И сработало. Теперь Вергена с пальцев ног до кончиков волос покрывала черная матовая пленка жидкого металла. Да и эльфийский бальзам отработал на все сто. Высокий, широкоплечий и при этом очень быстрый и сильный. После месячного курса “эльфийского бальзама” Верген еще немного раздался в плечах и вышел на пик своей формы. Так что я твердо решил вновь разорить напарника как только подвернется финансовая возможность. Ему бы еще магию подтянуть, но, к сожалению, эта проблема никакими, даже самыми дорогими бальзамами не решается, только труд.

Верген двигался с впечатляющей скоростью, но все же медленнее имперца. Однако в драке я бы поставил на напарника — уроки у Тимика Колбы и мои “издевательства” начали приносить свои плоды, его броня теперь легко выдерживала атаки плетений первого-второго круга и даже кое-что из третьего. “Гранитное копье” он еще не остановит, но мы над этим работаем.

Верген перебежал дорогу и слился с тьмой, но через восемь секунд от него пришел отчет:

”На месте”, - прозвучал голос напарника в моей голове. И я в который раз похвалил себя за покупку кристаллов “варитта”.

Следующим пошел Ико. Закутанный по самые длинные уши в черную хламиду старой ведьмы альбинос быстро пересек дорогу и тоже слился с темнотой. Этот артефакт служил не только великолепной маскировкой для ночных операций, он обладал еще целым рядом полезных качеств, сильно облегчающих жизнь болезному гоблину. Помню, год назад Ико чуть не загнулся от простуды во время нашего путешествия, а сейчас даже слегка поправился на сидячей работе и его уже не сносило каждым дуновением ветра. Хотя, думается мне, пара десятков голодных комаров по-прежнему сможет подхватить его и утащить в лес, доедать.

Сразу после альбиноса должен был идти я, но перед выходом я еще раз проверил непривычное пока снаряжение. Старый мастер хорошо постарался, окрасив ярко оранжевую кожу огненной саламандры до коричнево-черного цвета, теперь только опытный кожевенник мог бы определить, что покупали ее за золото, а не за серебро. И пусть в маскировке и прочности мой костюм уступал хламиде Ико или броне Вергена, зато выглядел не броско. Полюбившаяся мне треуголка, жилет, простая рубаха с широким воротом, наручи, защита предплечья и короткий плащ. Широкий пояс дополнялся небольшой сумкой под расходники, а короткие бриджи из тонкой кожи защитной юбкой с бронзовыми заклепками, ну, и завершали образ высокие сапоги до колен. Одежда смотрелась гармонично и не привлекала особого внимания, а по факту имела свои сюрпризы: треуголка с войлочным подкладом мало уступала шлему, жилет в расстегнутом состоянии был просто жилетом, а если застегнуть четыре пуговицы, то становился мягким панцирем, способным выдержать прямой удар меча или остановить арбалетный болт — потроха, конечно, отобьет, но это всяко лучше, чем обзавестись незапланированным природой технологическим отверстием. Наручи и предплечья были прошиты толстыми жилами и легко останавливали удар топора, а естественное природное сопротивление минимизировало действие заклинаний первого-второго круга. Широкий пояс надежно защищал живот, а юбка до колен — пах и бедра, при этом благодаря разрезам абсолютно не стесняла движение — хоть сальто крути. Сапоги и вовсе были произведением искусства — легкие и очень удобные, с дополнительно усиленными голенями и коленями. Бонусом к моему наряду шла простая в цвет костюма маска-личина. Все как я и заказывал, никаких понтов, только эффективность. Единственное к чему можно было придраться, так это к плащу и рубахе, даже в магическом мире немного несгораемых тканей, так что наметанный взгляд опытного портного или торговца мог бы сразу определить ее стоимость, в остальном же я был полностью удовлетворен.

Мельком взглянув на карту и по сторонам я одним рывком пересек улицу, а затем уже не спеша побежал вдоль домов. Три здания — и я на месте. Моя группа замерла за углом, а я снова переключил свое внимание на часовых. Орки лениво переругивались, стоя на посту. Все спокойно. От нашей позиции до угла пятиэтажки, где стояли часовые было всего метров тридцать — немного вдоль дома, а затем по небольшому пустырю, и мне бы не составило труда снять всех троих, но перед нами стояла совершенно другая задача. Применение ночью огненных заклинаний моментально демаскирует всю группу, так что я буду сражаться только если не останется другого выбора.

Еще раз прикинув варианты, я пришел к выводу, что без смертоубийства не обойтись. Слишком беспокойный народ эти зеленокожие, сейчас было около трех часов пополуночи, но в четверти окон горели неяркие огни лампад и самодельных лучин. По плану “А” мы должны были спокойно прокрасться в темноте в лагерь противника, ликвидировать От-Оба и раствориться в ночи, однако реальность, как всегда, внесла свои корректировки. Эх, такой план провалился, придется использовать план под литерой “Б”. Главное, чтобы дело не дошло до плана “РНБ”, что расшифровывается как “руки в ноги и бежим”.

Некоторое время я вглядывался в неяркое пламя светильников за окнами. Огонь послушно отозвался на мой зов и передо мной стали открываться картины комнат. Квасят, твари. Судя по одинаковым бочонкам ограбили какой-то склад, вот и не спится. Чудаки, на букву “М”.

”Ико, заморочь головы часовым, Аист, ты их снимаешь, Верген, ты — номер второй, я страхую. И поменьше крови”, - наконец озвучил я план действий.

Заарец и имперец быстро переглянулись и молча кивнули друг другу. Аист скользнул вперед, Верген за ним, я следом, замыкал группу альбинос. Под прикрытием дождя и тьмы мы тенями заскользили вперед. Бегом добрались до противоположного угла дома, и когда до противников оставалось пятнадцать метров, от альбиноса ударили три коротких импульса силы. Официально магия разума, как и темные искусства, не преподавалась в гильдии магов, но, видимо, это не касалось наиболее перспективных работников тайной канцелярии Его светлости. Судя по тому, как качнулись фигуры часовых, это было что-то наподобие “шока”.

Меч-наваха имперца блеснул в темноте — и первый противник начал заваливаться с аккуратным, но смертельным проколом в гортани. Так же тихо Аист срезал и второго, а третьего прикончил Верген. Этот на бегу перехватил клинок за лезвие и как дубиной приложил охранника навершием в лоб. Тела даже не успели упасть, как мы подхватили их и подтащили к стене, под ближайшие окна.

Мельком глянул на карту и раздал команды. Груз мы передали Вергену, а затем Аист одним легким прыжком бесшумно влетел в окно. Я летать умею, но и для меня высота в человеческий рост не стала проблемой, правда, при приземлении каблуки моих сапог громко стукнули о подоконник, но в комнате этого уже никто не услышал, Аист к этому моменту прикончил последнего обитателя и взмахом очистил лезвие своего меча-навахи от крови. Верген уже подавал мне первое тело часового. Мы быстро перекинули трупы через подоконник в комнату и уложили их вдоль стены. Шестеро трупов — это было проще, чем отобрать конфету у ребенка. При этом мы почти не произвели шума. Никто из жителей не заметил нашего визита, большинство из них мирно спали на своих грязных тюфяках, ну, не считая тех, кто пьянствовал.

—Туда-туда, я чувствую его, — от волнения просипел альбинос вслух. Он оскалил по-кошачьи клыки, а на его лице отображались одновременно ярость и какой-то внутренний потаенный страх.

”Спокойно”, - осадил я мстителя. Еще не хватало подставиться из-за такой мелочи, но обычно спокойный и сдержанный альбинос сейчас буквально пылал гневом, так что пришлось выдать ему легкий успокоительный подзатыльник. Помогло. Примитивное физическое насилие зачастую весьма эффективно справляется там, где пасуют уговоры.

Я перекинул плащ на правую руку, таким образом создав полог, и пошел обходить трупы. Первым лежал часовой, которому Верген пробил череп навершием меча. Тело еще не начало остывать и душа не успела его покинуть — самое время. Я создал “огненное лезвие” и нанес точный укол в грудь рядом с остановившимся сердцем, туда, где медленно угасал Исток орка. Запах паленой плоти за секунду наполнил помещение, но легкий сквозняк, устроенный Аистом, который, как “левитатор”, владел простейшими приемами магии воздуха, тут же вытянул его на улицу.

“Огненное лезвие” уже стало для меня будто часть руки, но сейчас я на секунду замешкался, так как еще ни разу не проводил эту процедуру на практике. Усилием воли я направил импульс силы от ладоней через лезвие прямо в угасающий Исток орка. Мое пламя на мгновение разожгло угасающую искру жизни, тело еле заметно дернулось, а в следующее мгновение жар выжег “сердце мага” и все прилегающие части ментального тела. Короткую вспышку света скрыл плащ, намотанный на мою руку, и грудь мертвеца — труп застыл. Вероятность, что кто-нибудь будет допрашивать трупы была невелика и все же она была, а я не хотел рисковать. Теперь этого мертвеца сможет разговорить разве что архимаг от некромантии. С магом, кстати, такой фокус тоже можно устроить, только это значительно сложнее. Со вторым трупом было легче, а к шестому я уже приноровился и все сделал на автомате. Вот так у меня появилась еще одна нехорошая привычка.

Закончив с сокрытием улик я снова сконцентрировался на тактической карте. Изначально планировалось подняться на крышу пятиэтажки, оттуда Аист, ходящий по воздуху, аки по суху, с Ико на руках перебрался бы на крышу жилища огров, но оказалось, что тут слишком много лишних глаз. Как бы не пришлось прорываться с боем — это лишнее. Прикинув расклад, я решил изменить маршрут. Планировка в типовых пятиэтажках Заара была примитивна и предельно проста, не сравнить с лабиринтом города-крепости, но нам нужно было выбрать подходящий момент, чтобы пробраться в соседнюю квартиру. И такой представился минут через пятнадцать, когда разбушевавшиеся соседи этажом выше немного успокоились.

”Идем прежним порядком”, - коротко напомнил я, делая знак выдвигаться. Первым в подъезд скользнул Аист, за ним последовал Верген, затем я, а замыкал группу снова альбинос.

Когда я проник в комнату, там уже все было кончено — четыре бездыханных тела лежали на грязных тюфяках. Если честно, меня подобный расклад даже порадовал, не то что бы я испытывал какие-то теплые чувства к оркам, просто не люблю убивать разумных, конечно, если они сами не напросились. Некоторое время заняла процедура по уничтожению душ покойных, но в это раз управился быстрее, ибо тел меньше.

Потом я выглянул в окно, для разведки. Во дворе расположились около трех десятков гоблинов и орков, восемь обычных огров и пара двухголовых магов на страже у жилища огров — ученики От-Оба. Большинство бодрствующих сидели у костров небольшими группами, но не были похожи на часовых: кто-то готовил, кто-то распивал алкоголь из тех самых бочонков, что я заметил ранее. Прикинув возможный маршрут я выругался про себя. Слишком сложно, нам мимо них не проскользнуть. Придется обождать.

”Придется обождать,” — продублировал мои мысли Верген, который стоял с другой стороны оконного проема. Я лишь беззвучно хмыкнул. Бывает так, что мудрые мысли, собственно как и дурные, приходят в головы одновременно.

Время тянулось медленно, но я бы не сказал, что ожидание было особо утомительным. Опыт на самом деле великая вещь, еще полгода назад я бы нервничал и измерял комнату шагами, сейчас же был спокоен и предельно собран, будто внутри меня кто-то взвел пружину и поставил ее на стопор. В любой момент я был готов взорваться очередью убийственных плетений, но пока предохранитель не убран, это и не поймешь, не заметишь. О — опыт. Верген и Аист полностью разделяли мои взгляды на жизнь, они также замерли в расслабленных позах, но оружие при этом было наготове. Единственный, кто серьезно мандражировал, так это альбинос, и дело не только в том, что это для него личное дело, просто, по-моему, он засиделся на кабинетной работе и совсем не уделял времени боевой подготовке.

Ночь тянулась медленно. Где-то через полтора часа, примерно в половине пятого к нам нагрянула парочка изрядно подпитых орков. Благодаря телепату мы загодя знали о визите, поэтому без промедления и шума уложили пришедших рядком у стены. Такая вот у нас работа.

Только около пяти припозднившиеся гуляки начали потихоньку расползаться по домам и к половине шестого на улице осталось всего полтора десятка орков, что пьяно клевали носами. А вот пара двухголовых огров-магов никуда не делась, они расслабленно стояли стояли у входа в здание, но уходить не собирались. Дальше тянуть было просто опасно.

—У тебя полчаса. Если почувствуешь, что провозишься дольше, сразу уходи… И будь осторожен, мы ждем тебя, — шепотом сказал я, передавая альбиносу кожаный футляр, в котором лежало три “иглы Камаха” — запрещенка, которую мне помог достать Весул Мыслитель. Я бы очень хотел помочь другу, но это только его война, он так решил, и я уважаю его выбор и искренне желаю ему удачи. Есть поступки, которые мужчина должен совершить сам, без посторонней помощи и месть как раз такое дело.

—Спасибо, — сказал альбинос, принимая драгоценный футляр, и пошел к выходу. А мне осталось лишь только следить как сокрытый невидимостью зыбкий силуэт альбиноса выходит из подъезда и обходя редких соплеменников идет к прямоугольному ангару, где жили огры. Несмотря на показную уверенность, я нервничал, и искры боевых плетений сами собой плясали у моих пальцев.

* * *
Ико бил мелкий озноб, он судорожно сжимал в руках драгоценный футляр с артефактами. Мягкие токи силы пологом невидимости окружали альбиноса, заставляя взгляды наблюдателей скользить мимо, не задерживаясь на тощей фигуре закутанной в черную хламиду. Этому фокусу он научился еще в ранней юности и с тех пор успел хорошо отработать. Теперь мало кто из простых смертных мог заметить его. Правда, это не касалось огров-магов, поэтому Ико сознательно взял чуть правее, чтобы стены прямоугольной постройки скрыли его от взглядов стражей.

Ико потряхивало от страха, но он знал, что за спиной друзья, готовые в любой момент поддержать его. Шаг за шагом он шел вперед, чувствуя их за спиной: яростное пламя, скованное волей — Герех, холодный, как сталь, интерес — Верген, и легкое любопытство нового члена их отряда Аиста, урожденного Атаи Утуа, внебрачного сына вождя дэвов племени Ледяного пика и человеческой рабыни. Кристаллы “варитта” — обоюдоострое оружие, но телепат решил что это будет только его тайна. Большинство разумных, слишком печется о том, что их помыслы могут стать известны другим, но альбинос, привыкший с этим жить, точно знал, что человека делают его поступки, а не мысли.

Альбинос, рожденный рабом, был фаталистом по жизни и прекрасно осознавал свое место в этом мире: мелкий, слабый здоровьем гоблин, навряд ли смог бы выжить в одиночку, даже несмотря на свой уникальный талант мага разума. Слишком ничтожны его силы были по сравнению с силами, правящих на Разрушителе огров. Рано или поздно он бы стал помехой и его убил бы либо сам хозяин, либо кто-то из его врагов, против которых тот использовал талант альбиноса. И к тому уже все и шло, но тут как раз плавающий город вошел в порт Заара, и Ико решился бежать. Альбинос знал что за ним отправят погоню и ему не удастся выжить, но он хотел умереть свободным. Тогда случай свел его с Георгием, и его жизнь резко поменялась. Он взлетел так высоко, как не мог даже мечтать, теперь у него замечательная жизнь, спокойная работа и надежные друзья. Вспыльчивый и непредсказуемый, как бушующее в нем пламя, Георгий и сильный и резкий Верген. В компании этих двоих он чувствовал себя в безопасности, правда, Вергена он немного побаивался, но в присутствии Гереха этот жестокий, но по-своему справедливый человек его не тронет. Ико понимал, что все это отзвуки его тяжелого детства и юности, но ничего не мог с собой поделать, ему был нужен кто-то сильный рядом. Даже если этот “кто-то” в один прекрасный момент может гипотетически свернуть ему шею.

Обретя друзей и защитников альбинос стал почти счастлив, но прошлое не давало ему жить спокойно. Благодаря службе в канцелярии Ико знал о многом происходящем в герцогстве, и понимал, что его удобная и комфортная жизнь может внезапно закончится. Хоть он и стал полезным сотрудником в канцелярии, но стоит только его бывшему хозяину узнать, где прячется беглый раб, как его мгновенно принесут в жертву политическим интересам. Совет Капитанов заключил союз с герцогом Ноутом Зааром, об этом знали все, но мало кто был осведомлен, чем герцог заплатил за верность огров. Ико знал, так как присутствовал в зале Советов во время обсуждения, но предпочитал об этом молчать. Эта сделка стоила много больше, чем жизнь какого-то гоблина. Альбинос догадывался, что именно поэтому так долго тянут с его повышением до старшего следователя, хотя по результатам работы он давно заслужил эту должность.

С прошлым надо было кончать, пора было подвести черту и оставить старую жизнь позади. Альбинос устал боятся, так что лучше если эта черта пересечет две шеи его бывшего хозяина, что преследовал лопоухого гоблина в кошмарах. Сегодня он сойдется с ним один на один и победит. Он должен победить. Он не может проиграть, на его стороне сила и помощь друзей, которых он не имеет права подвести.

С этими мыслями, под прикрытием маскирующих чар, альбинос обошел длинную постройку по широкой дуге и вплотную подобрался к задней стене здания. Ико был не глуп и не мнил себя гением, поэтому прекрасно понимал, что проскользнуть внутрь через дверь под носом у двоих огров-магов шанс невелик. А сегодня, как на зло, на страже стоял его давний обидчик лучший ученик От-Оба — Тер-Во.

Ико прислушался к эмоциям и мыслям окружающих, но не заметил признаков тревоги. Обитатели ангара спали, оглашая внутренности здания громогласным храпом десятка луженых глоток. Вверху, на высоте пяти его ростов, под самой крышей находилось маленькое слуховое окно, служившее для вентиляции помещения именно на него и нацелился альбинос. Грубая кладка послужила прекрасной опорой, и гоблин, подобно ящерице, забрался наверх и ухватился за стропила крыши, а затем полез в окошко. У человека или орка, ни за что бы не получилось пролезть в такой проем, но тощий гоблин вытянулся в струну, просунул сначала руки и голову, а затем втолкнул и остальное тело.

Оказавшись внутри, Ико снова ухватился руками за стропила крыши и замер. Огры спали вповалку, используя вместо кроватей грубо отшлифованные доски. У входа, прямо за стражами, разместилось около десятка одноголовых, а глубже спали маги. Тяжелый и резкий запах хищников, что исходил от гигантов, с легкостью перебивал перегар и вонь грязных тел. Других разумных здесь не было. Несмотря на огромные габариты и дикий нрав, эти гиганты не славились особым сексуальным аппетитом. Размножались они, как и все, половым путем, но делали это сезонно и в качестве матерей для своего потомства выбирали женщин почти любой разумной расы. Особенно среди огров ценились орчанки, крепкие гномки и крупные человеческие женщины, так как у них шанс выносить плод был выше. Как правило, невольницы умирали во время родов, но если они все же выживали, тогда им дарили свободу. Ну, по крайней мере, так говорили. Ико в эти сказки не верил, так как за свою жизнь еще ни разу не видел ту, что смогла родить огра и выжить.

Альбинос чувствовал своего врага прямо внизу под собой, этот разум, состоящий из двух сознаний, он не перепутает ни с каким другим. В тощей груди альбиноса бешено стучало сердце, а челюсти свело судорогой от злости и страха, но он не спешил действовать, дав время глазам привыкнуть к царящей вокруг тьме. У него будет время только на один удар, второго шанса враг ему не даст. Капитан От-Об не только умелый маг, еще он чудовищно силен, даже по меркам огров, для того чтобы прибить мелкого гоблина ему хватит легкого взмаха огромной руки.

Наконец глаза альбиноса привыкли, и он увидел четырехметровую тушу, что вольготно разместилась на толстом ковре около задней стены. Бывший хозяин альбиноса был так близко, что Ико был мог разглядеть его крепкие клыки и почувствовать дыхание, что вырывалось из пары открытых в могучем храпе глоток огра.

Туша капитана заворочалась во сне, от чего сердце Ико ушло в пятки и он чуть не вскрикнул от страха.

—Один шанс, — повторил сам себе гоблин, и эти слова волшебным образом уняли дрожь и волнение. Пусть у него есть всего один шанс, но он обязательно им воспользуется, он больше не хочет убегать и прятаться, словно трусливая мышь. Он отнимет жизнь у своего врага и наконец-то станет по-настоящему свободен.

Успокоившись, он ухватился за неровности стены и стал медленно спускаться вниз, пока ноги не коснулись толстого грязного ковра, что служил подстилкой его врагу. Откинув крышку футляра он достал иглы, взяв по одной в каждую руку, а третью зажал в зубах.

Огромная грудная клетка Капитана мерно вздымалась, наполняя пространство громогласным храпом. Ико замер, выбирая место куда вонзить “иглы Камаха”. В идеале надо первую около сердца — в Источник и по одной в основание каждого затылка двухголового огра, но во-первых, сразу после удара маг проснется и одним движением руки размажет альбиноса по стенке, а во-вторых, тот лежал на спине и подобраться к затылкам двухголового было невозможно. Спасибо Гереху, который заранее просчитал такую возможность и где-то раскопал атлас с анатомическими исследованиями тела и энергетики огров, а потом помог провести эксперимент на пленом двухголовом. Ико знал что делать.

Альбинос потянулся к своему Источнику, туда, где плескалось озерцо его силы и направил ее в ладони, формируя блеклую серую нить. Нить устремились к верхней части груди спящего капитана От-Оба и, подобно червю-паразиту, стала вкручиваться в плоть. Сопротивление с каждой секундой нарастало, но альбинос медленно и настойчиво продолжал, заставляя нить проникать все глубже и глубже, пока она не добралась до "тарус-оток" — так, знаменитый исследователь и врач Аэрон Чтец назвал энергетическую структуру в душе огров-магов. Этот похожий на сросшиеся посередине два яблока орган объединял два разума двухголовых огров, позволяя их работать, как единое целое. Добравшись до цели, блеклая нить повинуясь воле мага разума, начала медленно оплетать его по шву, и в этот момент От-Об зашевелился. Могучий храп прервался и огромная рука потянулась к груди, толстыми желтыми ногтями огр сонно зачесал там, где грудь проколола нить мага разума. Альбинос замер, позабыв как дышать, но не разорвал контакт с "тарус-оток", так как это был его единственный шанс на победу.

Мгновение тянулось за мгновением, пот уже тек по спине ушастого телепата, но наконец От-Об втянул воздух могучими легким, и и помещение снова огласил храп. Обошлось. Блеклая нить медленно продолжила свое движение, опутывая "тарус-оток", пока не совершила три полных оборота. Этот маленький успех еще нельзя было назвать победой, но он стал первым гвоздем, что худосочный альбинос забил в гроб гиганта.

Время неумолимо бежало вперед и уже вот-вот должно было наступить утро, но за пять минут до восхода, альбинос, успевший достаточно плотно опутать "тарус-оток" От-Оба, был готов к следующему шагу.

Собравшись с силами, как тяжелоатлет перед поднятием штанги, альбинос резко развел руки. Тонкая нить, что так старательно создавал маг разума, врезалась в "тарус-оток", пытаясь разрезать его пополам, и глаза Капитана открылись. Тяжелый взгляд уперся в беглого раба. Ико чуть не поддался панике, но в последний момент восстановил контроль. Могучее тело огра дернулось в попытке подняться, но идущие сразу от двух сознаний панические приказы лишь вызвали конвульсивное сокращение мышц. В какофонии храпов никто не услышал тяжелый вздох альбиноса.

Это был самая сложная часть плана, счет пошел на секунды. Не ослабляя натяжение нитей, Ико подскочил к распростертому гиганту и что есть силы ударил “иглой Камаха” в “Исток” огра. Острое лезвие с трудом пробило толстую кожу и завязло в мышцах, альбиносу пришлось навалиться на оружие всем своим весом. Пропитанная магией плоть регенерировала на глазах и буквально выталкивала иглу обратно, но в этот раз физика оказалась на стороне альбиноса. Игла погружалась в тело и чем глубже она входила, тем меньше становилось сопротивление.

Взгляд двух пар глаз От-Оба был полон ненависти и грозил неминуемой карой беглому рабу, но гоблин был так сосредоточен, что даже не заметил его, продолжая свою работу. Не отпуская опутанный нитями "тарус-оток" он воткнул следующую “иглу Камаха” сбоку в основание шеи Ота, а вторую в шею Оба. Двухголовый пытался противостоять магии артефакта, но даже для такого сильного мага это требовало времени. Уже через восемь секунд тело огра расслабилось.

—Ну что, “господин”, пришла пора умирать, — зловеще прошипел в ухо гиганта альбинос.

У него осталось всего пять минут, но он знал, что успеет, ведь ему осталось только разорвать "тарус-оток" огра пополам, забрать иглы и сбежать. Это будет концом От-Оба! После подобной операции огр останется калекой и его убьют собственные ученики, но вероятней всего сила мага выйдет из-под контроля, сжигая и его самого и всех окружающих. К сожалению, альбинос не мог лично вскрыть горло своему бывшему хозяину, а затем наслаждаться зрелищем как из тела врага уходит кровь вместе с жизнью. Поэтому Ико искренне надеялся, что От-Оба убьет его собственная сила, к тому же это будет максимально мучительная смерть.

* * *
Когда до восхода оставалось всего пару минут, я почувствовал, как в жилище огров начало разгораться маленькое солнце. Альбинос молодец! Он смог разорвать связь между двумя сознаниями От-Оба и тот утратил контроль над собственным телом! Более не скованная волей мага его сила выплескивалась в мир неконтролируемым потоком.

Внутри жилища что-то громко бухнуло и в стене появилась небольшая пробоина, а сразу за этим раздался наполненный болью рев. Это просто отлично! Чем больше он сопротивляется, пытаясь восстановить привычный контроль, тем больше негативных последствий это повлечет. Несформированные плетения будут разрушать тело и энергетику носителя на части. Единственный относительно реальный шанс без последствий пережить подобную травму — это расслабиться и позволить излишкам силы спокойно излиться наружу.

После удара в жилище огров началась суета и крики, но плевать я хотел на их проблемы. Я напряженно вглядывался в предрассветный сумрак, в попытке разглядеть фигуру в черной хламиде. Надеюсь, мой друг успел уйти и не попал под удар огра. Спустя полминуты я уже начал паниковать, но потом вспомнил про амулет связи и беззвучно выругался. Вот что происходит когда нервничаешь.

”Ико, ты там как?” — мысленно обратился я к альбиносу.

”Все нормально, я иду”, - ответил мне уставший, но довольный голос гоблина, а буквально через пару секунд я заметил его укрытую невидимостью фигуру. Под нарастающий шум внутри жилища огров альбинос бежал к нашему подъезду. Он быстро преодолел двор и, пошатываясь, забежал в подъезд.

—Отомстил… — прошептал маг разума и рухнул без сознания, хорошо Верген успел его подхватить. Белая кожа Ико приобрела мраморный оттенок, а из носа тянулись две кровавые дорожки, что говорило о его высшей степени утомления.

—Уходим. Аист, на тебе разведка. Верген, тащи этого мстителя, а я чуть задержусь, — шепотом отдал я приказ. Без альбиноса уходить будет тяжело, но на этот случай у меня есть план “В”.

Видят светлые боги, я боевой маг, а не какой-нибудь поехавший крышей пироманьяк, и не люблю оставлять за собой пепелища, но ничего не попишешь, если в твоей крови бушует пламя, то твоим врагам суждено стать пеплом.

Конец седьмой части.

Феникс. Часть 8 — https://author.today/work/129330

Nota bene

Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги: https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!

Понравилась книга?
Не забудьте наградить автора донатом. Копейка рубль бережет:

https://author.today/work/109779


Оглавление

  • Глава 74
  • Глава 75
  • Глава 76
  • Глава 77
  • Глава 78
  • Глава 79
  • Глава 80
  • Глава 81
  • Глава 82
  • Глава 83
  • Nota bene