КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Новый старый 1978-й. Книга тринадцатая (fb2)


Настройки текста:



Андрей Храмцов «Новый старый 1978-й. Книга тринадцатая»

Глава 1

«Мы не знаем, что делать с иными мирами. Хватит с нас одного этого, и он нас угнетает. Мы хотим найти собственный, идеализированный образ, это должны быть миры с цивилизацией более совершенной, чем наша. В других мы надеемся найти изображение нашего примитивного прошлого».

Станислав Лем «Солярис»

Ещё вчера Крис и дроиды разделили одну общую душевую, расположенную в жилом секторе лунной станции, и поставили там дополнительные кабинки. Получилась женская и мужская половина. Вот я и направился на женскую половину, где мылись четыре курсантки первого отделения. Я, конечно, немного превышал свои полномочия, заходя к ним, но надо было проверить, как девушки выполнили моё распоряжение.

Только совсем наглеть я не стал. Хоть я их уже несколько раз видел в неглиже и они меня ни капельки не стеснялись, но соблюсти видимость приличия, всё таки, следовало. Сначала постучав, а только потом зайдя в раздевалку, расположенную перед душевой и не увидев там никого, я понял, что они ещё плещутся в душе.

Я приказал Крис включить подачу воды и не экономить, так как мытьё под ультрафиолетом было непривычно для людей, незнакомых с инопланетной технологией. Скафандры были аккуратно развешены на специальных зажимах. С нижним бельём я разбираться не стал. Но позже я введу единообразную форму трусов и лифчиков, как в армии. Чтобы, если понадобится проводить утренние зарядки в форме № 1, то все были бы одинаково одеты. Что девушки, что парни.

Когда я заглянул в саму душевую, то картина, открывшаяся моему взору, напомнила мне кадры из фильма «А зори здесь тихие», когда взвод молодых зенитчиц, только что закончивших школу и отправившихся добровольцами на фронт, парился в русской бане. Только пара и шаек здесь не было. Я, конечно, не старшина Федот Басков, но мне тоже теперь приходится командовать восьмью девушками.

Курсантки, распаренные и мокрые, занимались приведением своих интимных мест в надлежащий вид. Они меня не заметили и я немного понаблюдал, как они помогали друг другу аккуратно выбривать свои промежности. При этом они смеялись и мечтали, как они в таком виде предстанут передо мной. Вот ведь охальницы. Они даже обсуждали меня, описывая вслух то и как они будут заниматься со мною сексом.

Позы, в которых они подбривали свои прелести, были настолько возбуждающими, что я

решил ретироваться. Ну его нафиг. Я же не железный. Я хоть и разгрузился с жёнами, но

на такое было трудно смотреть спокойно. «Другу» нелегко приказать вести себя смирно. У него своя голова, у меня своя.

Хрен с этой проверкой. Сорвусь ещё ненароком и устрою групповуху прямо в душевой. Главное, что лохматое безобразие они устранили, согласно фотографиям из журналов, которые я передал курсанту Журавлёвой. Но Ксюха, конечно, была настоящий отпад. Когда я заглянул к ним, она в этот момент стояла на четвереньках, повернувшись ко мне задом и водила у своей подруги бритвенным станком между ног. Вид был просто умопомрачительный. Как у подруги, так и у Ксении. Журавлёва чём-то напоминала мне Женю Комелькову, которую играла в фильме Ольга Остроумова. Фильм «А зори здесь тихие» вышел на экраны в 1972 году и всем больше всего запомнился именно эпизод в бане, где её показали обнаженной. Для того времени это было что-то неслыханное. От такой красоты даже подруги назвали её «русалкой» и восхищались её прозрачной кожей.

Хорошо, что девчонки не лесбиянки. Да и не даст им никто такими тут стать. За стенкой шесть молодых жеребцов моются, которые готовы их осеменять круглосуточно, только помани пальчиком. А они все, как назло, мечтали только обо мне. Не, девчонки. Мне одной Журавлёвой будет вполне достаточно. Я привык брать только самое лучшее. Ребятам тоже любви хочется. Не какой-то там поэтической, а плотской. В космосе не до вздохов и гуляний (или не-гуляний, как у Цветаевой) подЛуной. Теперь уж, если быть совсем точным, не под Луной, а на Луне.

Поэтому грех было не помочь Ксюхе стать командиром космического линкора. Капитану положена по штату трёхкомнатная каюта, где мы с ней и покувыркаемся. Я даже на секунду представил себе, как это будет.

Размечтался, фантазёр. Тут несколько сотен непонятных чужих кораблей появились в нашей Галактике, а я всё о бабах думаю. Пока у меня есть пятнадцать минут, надо серьёзным делом заняться. Постараться создать не одно своё альтер эго, а два. Утром у меня это почти получилось. Просто тогда времени не было и голова совсем другим была занята.

Второго себя, как всегда, я создал легко. А над третьей своей копией пришлось поработать. Необходимо было сначала создать физическое тело самого себя, но оно опять получилось прозрачным. Тогда я стал постепенно добавлять сначала эфирное тело, потом астральное и так все семь. Вот тогда у меня получился третий «я». И заметьте, не для того, чтобы ворваться в душевую к курсанткам, а для того, чтобы помочь им своим присутствием на наших двух кораблях.

Основная проблема была в том, что я уже хорошо освоился с раздвоенным зрением, а вот смотреть сразу тремя парами глаз было очень непривычно. Я видел себя-первого дополнительно с двух точек, плюс я сам смотрел на себя-второго и себя-третьего.

Это напоминало фасеточные глаза и панорамное зрение у мухи. Но она видела на 360' с одной точки, а я, одновременно, с трёх. И поэтому у меня окружающий мир представлял из себя некий пазл, состоящий из шести довольно крупных кусочков. Сразу вспомнился американский фантастический фильм «Муха» 1986 года. Правда он был из категории фильмов-ужасов, а у меня, наоборот, очень даже прикольно получилось. Если бы не угрожающая ситуация с неизвестным космическим флотом, то было бы вообще весело.

Но теперь, создав свою третью идеальную копию, я был более-менее спокоен. Помимо этого передо мной не стояла задача уничтожить все корабли вероятного противника, так как я хотел часть захватить целыми и отдать Крис на изучение. Нам во вторник к арахнидам отправляться, поэтому лишние корабли в походе не помешают. Курсантов, правда, у меня маловато, но с этим я думаю мне Устинов обязательно поможет. В этот раз буду просить сразу сорок человек. Но если столько не наберётся, тогда у меня есть свой план, как быстро решить вопрос с набором новых курсантов. Только многие, наверняка, будут против этого. Но мне, как второму человеку в государстве, будет проще продавить нужное для меня решение. Да и Леонид Ильич, я думаю, мою инициативу поддержит.

А вот и девушки из душевой вышли. Довольные и чистые. Сейчас я их обрадую. Но первой ко мне обратилась Журавлёва.

— Товарищ Андрей, — звонким и задорным голосом произнесла она, — ваше задание выполнено. Готовы продемонстрировать результат хоть сейчас.

— Всё потом, — ответил я. — Ситуация резко изменилась. Сейчас подойдут остальные курсанты, тогда я всё расскажу. Оставшиеся станки и предметы личной гигиены передадите курсанту Ярцевой. Она теперь командует вторым отделением.

Когда из мужской душевой вывалились восемь тоже чистых ребят и построились, я рассказал о той непростой ситуации, которая складывалась на данный момент в ближнем от нас космосе. Все прониклись ответственностью момента и их лица посуровели. Каждый был готов драться до последнего, но никто не думал, что это произойдёт так скоро.

— Сейчас ваше отделение проследует в зал с голографическими симуляторами, — продолжил я объяснять задачу. — У вас есть три часа, чтобы закрепить знания, полученные в капсулах, параллельно сдав экзамен на звание лейтенанта. Гонять вас будут нещадно. Кто из вас получит наибольшее количество баллов, тот станет командиром первого линкора. То же самое будет делать и второй взвод. Задача ясна? Тогда отправляйтесь в указанное место. Курсант Журавлёва, задержитесь. Вам необходимо будет кое-что передать курсанткам второго отделения.

Мы с Ксюхой развернулись и отправились в сторону зала с установочными капсулами,

а её отделение направилось на тренировки и сдачу экзаменов.

Улучив момент, когда курсанты её отделения исчезли из виду, она повисла у меня на шее и впилась своими губами в мои.

— Товарищ Андрей, — сказала она, обдав меня жарким дыханием, — у меня теперь внизу, на интимном месте, очень модная стрижка. Жалко, что вы не захотели её посмотреть.

— Я её видел и мне она очень понравилась, — честно признался я, отвечая поцелуем на её поцелуй.

— И что же вы ничего тогда не сказали?

— Засмущался и чуть не сорвался. Ты стояла в такой соблазнительной позе, что я готов был уже наброситься на тебя сзади и изнасиловать прямо на глазах у девчонок.

— Зачем насиловать? Я сама готова была вам отдаться. Только вот остальные три курсантки тоже об этом мечтают. Что будем делать?

— Мне нужна ты, а остальные пусть себе женихов из ребят выбирают. Их двенадцать парней во взводе, так что на всех хватит, даже с избытком.

Ксюша радостно засмеялась, так как поняла, что только она одна из всех курсанток мне небезразлична. Хотя я любил ещё пять своих жён, но Журавлёва была чём-то особенным. Я её очень хотел физически и она мне нравилась, но больше любил я, всё-таки, своих подруг. Так тоже бывает в жизни.

Мне вспомнилась по этому поводу одна шутка про платоническую любовь. Это выражение одна моя знакомая объяснила очень просто: «Люблю Антона, а сплю с Платоном». Вот такого лучше не допускать. Спать надо с тем, кого любишь или кто очень нравится. Правда бывают исключения. Например, Женька. Вот та любит меня, а спит со своими двумя помощниками. Хотя и со мной иногда трахается. Ну и с Серёгой тоже. Но это случай особый. Уж очень она любит секс в любых его проявлениях.

Мы вместе прошли к капсулам, где лежали курсанты второго отделения. Я показал Ксюхе на голых девушек и сказал:

— Теперь поняла, почему я так настойчиво требовал убрать лишнюю растительность между ног?

— Да, поняла, — ответила та. — Я курсанту Ярцевой всё сейчас объясню.

Первыми стали вылезать девушки. Они немного удивились присутствию рядом со мной Журавлёвой. Но когда та стала раздавать им бритвенные станки и другие средства женской гигиены, смутились. Ксюха быстро объяснила Ярцевой проблему и отдала те вырванные мной фотографии из журналов, на которых было всё понятно и без слов, что и где нужно брить.

— Курсант Журавлёва, — обратился я к девушке официально, — догоняйте своих. Времени у всех осталось мало.

Курсанту Ярцевой я быстро, пока девушки одевались, рассказал про армаду неизвестных кораблей, летящих в направлении Солнечной системы.

— Сейчас у вас душ, — объяснил я порядок действий для второго взвода, когда ребята тоже оделись и выстроились во фрунт. — Далее дроид вас проводит в зал голографических симуляторов, где вы, по очереди, будете тестировать полученные знания и закреплять навыки на практике. Уже сегодня придётся вступить в бой с неизвестным противником. Задача ясна?

— Так точно, товарищ Андрей, — хором ответили курсанты.

— Курсант с раненой ногой, как самочувствие?

— Курсант Павлов, товарищ Андрей. Состояние отличное. Готов к прохождению любых тестов.

— Вот и отлично. Курсант Гамов, командуйте.

Второе отделение строевым шагом направилось на выход и когда за ними закрылась дверь, я телепортировался в Лондон. С этими событиями чуть не забыл про Стива, который ждал меня в кабинете.

— Стив, извини, — сказал я своему английскому другу, когда оказался у него. — Возникли очень серьёзные проблемы.

— Ничего страшного, — ответил тот, собирая бумаги со стола и убирая их в сейф. — Я, как раз, все документы к понедельнику подготовил. А что случилось?

— Неизвестная армада космических кораблей летит к Земле, а у меня только двадцать курсантов, да и те ещё неоубученные.

— Арахниды?

— Нет. Даже мой искин их не смог распознать. У них какая-то хищная форма линкоров. Самое поганое, что я не знаю систему защиты, которую они используют. С арахнидами было проще. Они, по первости, вообще пренебрегали защитой и я их уничтожал десятками. Потом они поняли и стали создавать вокруг себя преграду из электрических разрядов. Мои мелкие ЛА не могли уже её пробить. Но я с этим разобрался. А вот что за гуси к нам летят, я узнаю только через четыре часа, когда наш концерт будет подходить к концу.

— Да. Опять тебе придётся почти в одиночку в драку лезть. Не одно, так другое. Слушай, а мне нельзя отправится с тобой?

— И что ты там будешь делать?

— Можно будет снять рекламный ролик для нашей избирательной кампании. Возьмём оператора у Тедди. Он всё снимет, а потом они вместе смонтируют.

— Мысль интересная. Я тогда эти кадры и для своего клипа использую. Надо будет какую-нибудь электронную композицию в стиле группы Space записать. Но это всё потом. Хорошо, уговорил. Тогда сейчас отправляемся в Чикаго.

В нашем президентском люксе нас уже все ждали. Увидев меня озадаченного, девчонки поняли, что что-то произошло.

— Что случилось? Проблемы с курсантами? — задала сразу два вопроса Лилу.

— Куча головной боли, — ответил я. — И с курсантами, и с неизвестной космической армадой, которая прётся прямиком к нам в гости.

— И что теперь делать? — задала резонный вопрос Солнышко.

— Судя по всему, придётся драться. Они целенаправленно движутся сюда. И будут в пределах Солнечной системы через час после окончания концерта. Время ещё есть, поэтому курсанты успеют, хотя бы, получить звания пилотов или бортстрелков и набраться хоть какого-то опыта на симуляторах.

— Так они же ещё необстрелянные? — воскликнула Наташа.

— Все когда-то начинали. Я буду с ними, да и искины на каждом корабле стоят. Справимся.

— А нам что делать? — взволнованно спросила Солнышко.

— Ждать. Как все женщины ждут своих мужей с фронта.

— А нам можно будет, как прошлый раз, побыть с Крис? — попросила Ди.

— Посмотрим.

— А чего смотреть? — возмутилась Маша. — Куда ты, туда и мы.

— Маш, это тебе не на твоих летающих черевичках высший пилотаж показывать. Там линкоры огромные у ребят и девчонок в подчинении будут. К тому же, на каждый придётся отправить всего лишь половину штатного состава. Стив со мной напросился, но это нужно для их предвыборной рекламной кампании снять. Кстати, где Женька?

— Она со своими помощниками занимается, — ответила Солнышко.

— Вызовите её сюда и ни слова о том, что в космосе происходит. И сами повеселее личики сделайте. Всё будет хорошо, я вам обещаю.

Это девчонок немного успокоило и Солнышко пошла звонить Женьке.

— Как там твои курсанты? — спросила меня Ди.

— Чуть не угробили своего товарища.

— Это как? — удивилась Маша.

— Вышли на поверхность и учились стрелять из бластеров. И одна бестолковая девица, вроде тебя, отстрелила парню ногу.

— Ужас какой, — воскликнула впечатлительная Наташа. — Ты его спас?

— Еле успел. Ещё бы минуту и всё. Пришлось бы его воскрешать.

— Но ты же двоих уже воскресил?! — то ли спросила, то ли утвердительно заявила Ди.

— Слишком этот процесс энергозатратный по своей сути. Я потом часа три, а то и больше, отходил бы. А так только оторванную ногу ему приставил на старое место и всё срослось прямо на глазах.

В это момент пришла Женька и я её попросил:

— Жень, свяжись с Тедди или Лиз. Нам нужен будет для Стива, после концерта, их оператор с камерой.

— Хорошо, сделаю, — ответила моя помощница. — Тут какие-то трое мужчин тебя спрашивали. Они уже час как дожидаются.

— Откуда они?

— Сказали, что из Лос-Анджелеса?

— Странно. Может у них там что-то срочное случилось? Тогда зови их. А то совсем неудобно получится, если отложу встречу на потом. Мы уже на концерт должны ехать, а после этого я опять на всю ночь пропаду.

Женька куда-то позвонила и к нам в люкс зашли три представительных мужчины лет за сорок в ковбойских шляпах и я подумал, может где опять ещё одну звезду «DEMO» закладывать пригласят? Но оказалось, что всё было намного интереснее.

— Я вице-мэр «Города ангелов» Билл Кросби, а это мои помощники, — заявил тот мужчина, который был в центре.

Мы пожали друг другу руки и я пригласил их в гостиную. Они очень были рады, что застали нас всех и даже Стива. Про него они тоже были наслышаны.

Я пригласил их присесть и спросил:

— Чем обязан столь неожиданному визиту таких уважаемых людей?

— После вашего отбытия в Чикаго, — начал рассказывать Билл, когда все расселись, — население города решило обратиться к вам с просьбой написать ещё одну песню о нашем городе.

— Неожиданное предложение. Я же уже написал одну.

— Да, и за неё вам огромное спасибо. Она всем очень понравилась. Поэтому мы и решили обратиться именно к вам. Мэрия организовала сбор средств и горожане успели собрать за эти дни двести тысяч долларов. Жители нашего города, когда узнавали, на что собираются деньги, с удовольствием отдавали их на благое дело.

— Да, озадачили вы меня. У меня были наброски одной песни, но я не успел их довести до конца. Кстати, там можно сделать очень интересный припев.

И я напел, всем известные в моей истории, строки:

L.A. goodbye, oh oh oh

L.A. goodbye

L.A. goodbye, oh oh oh

Two hearts in love that will die

Это была ещё одна популярная песня группы Secret Service «L.A. Goodbye». Припев

гостям понравился. Я решил не откладывать это дело в долгий ящик и позвал Серёгу, а нашему дроиду Дену приказал тащить к нам оба синтезатора.

— У нас есть немного времени, — объяснил я, — и мы быстро исполним для вас всю песню. Если решите, что она вам подходит, тогда мы её в самом начале концерта и исполним. Как вам такое предложение?

— Это нам очень подходит.

Вместе с Серёгой и Деном к нам припёрлись и все мои жёны, желающие узнать, что мы там такое интересное придумали. Ну я же говорил, что любопытство родилось раньше женщины.

— Заходите и присаживайтесь, — сказал я своим подругам. — Мы с Серёгой сейчас исполним для гостей мою новую песню, которую мне всё время не удавалось закончить. Но вот они приехали и всё встало на свои места. Песня называется «L.A. Goodbye».

Я взял свою «расчёску», а Серега сел за наш навороченный Роланд, чтобы быстро сделать аранжировку. Я тоже, для вида, минуту повозился, подбирая мотив, хотя мы её, в своё время, исполняли раз двадцать. А потом спел и сыграл её почти идеально.

В конце сорвал заслуженные аплодисменты как гостей, так и своих жён. Песня была незатейливая, но приятная. Потом мы с Серёгой прогнали её три раза и, довольные собой, выдали окончательный вариант приёмной комиссии в лице представителей Лос-Анджелеса.

Билл встал и пожал мне руку, а потом протянул чек на двести тысяч.

— Я просто поражён, — сказал он в восторге. — Я первый раз присутствовал во время создания настоящего хита. Думаю, жители нашего города будут довольны полученным результатом.

— Тогда мы сейчас быстро соберёмся и отправимся в Грант-парк, — сказал я. — Мы вас берём с собой. Вы откроете наш концерт и передадите привет от Лос-Анджелеса жителям Чикаго.

— А мы полетим на вашей «летающей тарелке»?

— Да, там есть три свободных места. Как раз для вас.

Судя по их довольным лицам, они о таком даже и мечтать не могли. Правда, тут лететь было меньше секунды, но сам факт того, что они побываю внутри космического корабля, им очень нравился. Теперь им будет, что рассказать по возвращению домой.

— Кстати, будет идти прямая трансляция нашего выступления, — добавил я очень хорошую новость для них. — Поэтому многие ваши знакомые и друзья смогут вас увидеть по телевизору.

Это их ещё больше обрадовало. Получилось, что они не только смогут рассказать, чем они занимались в Чикаго, но и показать. Потому, что они были абсолютно уверены, что многие жители их города сегодня будут обязательно смотреть наш концерт.

Так как у нас всё было собрано моими подругами заранее, то мы долго не задержались. Опять большой группой спустились в холл и направились к моему шлюпу.

Зевак вокруг него стало не только не меньше, но даже больше. Мой космический корабль

за эти три дня стал местной достопримечательностью, о которой писали в газетах и показывали по телевидению. Все знали, что сегодняшний наш концерт последний в Чикаго, вот и приезжали посмотреть на шлюп.

Когда мы все разместились на борту, я решил показать гостям, как выглядит Земля из космоса. Заняло это меньше минуты, а они были просто в полном восторге. После чего мы приземлились в Грант-парке на, ставшей уже родной, концертно-танцевальной площадке. Публика уже собралась и ждали только нас. Даже зверинец был на месте. Кстати, жители Лос-Анджелеса не видели гигантского богомола. Он появился у нас позже. Вот заодно гости и посмотрят на наш новый экспонат. Пришлось поприветствовать народ, который выражал свою радость от встречи с нами громкими криками «DEMO» и маханием флажками с логотипом нашей группы.

Сцена была уже полностью готова. Вот что значит дроиды. Всё быстро сделали без всяких напоминаний и опозданий. В этот раз мы репетировать полностью нашу программу не стали. Уже выучили её назубок. Только быстренько прогнали две наши новые песни по куплету и «L.A. Goodbye» вообще без слов. Но публика была заинтригована, сразу догадавшись, что мы приготовили сегодня что-то новенькое и очень танцевальное.

А потом мы ушли переодеваться. Билл и его заместители ждали нас возле двери в гримёрку, пока Наташа, Ди и Лилу помогали нам привести себя в порядок. После чего мы вышли на сцену и я, с большим трудом перекричав радостный рёв толпы и шквал аплодисментов, представил троих новых персонажей, которые вызвали неподдельный интерес у зрителей. Вчера мы устроили старт предвыборной кампании компартии США с участием Гэса и Стива. И теперь зрители гадали, кого на этот раз мы с собой захватили. Камеры снимали и нас, и зрителей. И картинка шла сразу на два огромных экрана, расположенных по бокам сцены. Так что все всё отлично видели, ну а слышимость была тоже очень хорошая.

— Уважаемые жители Чикаго, — обратился я к, с большим трудом, успокоившейся публике. — разрешите вам представить троих гостей из Лос-Анджелеса, которые приехали к нам, от лица жителей своего города, с предложением написать ещё одну песню об их «Городе Ангелов». И я не смог им отказать. Сейчас вы услышите то, что мы сделали буквально за час до начала концерта. И так, «L.A. Goodbye».

После этих слов я сыграл на своей «расчёске» вступление, а Серега подхватил за мной. Припев мне помогали петь Солнышко и Маша, что создало эффект многоголосия. А второй раз припев пели уже все зрители, танцуя под нашу песню. Похоже, её сразу полюбили. А значит, и в Лос-Анджелесе она будет иметь большой успех.

Дальше пошла «Kalimba de Luna». Эта вещь ещё больше завела публику. Тут уже Солнышко отрывалась, зажигательно стуча по барабанам. При этом её «барабаны» третьего размера очень сексуально колыхались в такт песне, что вызвало ожидаемый ажиотаж и восторги у мужской половины публики. Мы все сразу напрочь забыли о том, что творилось за тысячи парсеков отсюда в далёком космосе и отдавались музыке всей

душой и всем сердцем. Да, и на этот раз у нас всё отлично получилось. В два синтезатора было намного проще добиваться идеального звучания некоторых наших песен. Хотя и без гитар невозможно было обойтись. Их теперь у меня было три: гитара электроакустическая, акустическая и электрогитара. И все они стояли аккуратно в ряд на специальных подставках. Получалось, что я теперь играл сразу на четырёх музыкальных инструментах, хотя, в общей сложности, их было два.

После этого был заслуженный триумф Маши. В её «Million Miles Away» все просто влюбились. Солнышко выступала в припеве в роли бэк-вокалистки. Ну а потом понеслась «Asereje», «Ламбада» и концертная площадка стала похожа на настоящую танцевальную, напоминающую дискотеку. А завершили мы своё заключительное шоу в Чикаго Eurodance-революцией. Фейерверки и танец «летающих тарелочек» стали апогеем этого праздника.

Да, мы действительно подарили городу настоящий праздник. Все были счастливы, что мы его им устроили. Но меня ждали неизвестные корабли и мои курсанты. Тедди согласился отдать нам своего оператора, чтобы тот снял всё, что будет происходить в космосе.

Когда мы вернулись в наш президентский номер, то девчонки, хоть они и устали, начали опять проситься взять их с собой на лунную базу.

— Вам отдыхать надо, — пытался я вразумить свой беспокойный женсовет. — Завтра свадьба, вы должны выглядеть свежими и отдохнувшими. А то гости скажут, что я вас просто замучил.

— Ты нас утром на остров забросишь и мы там отдохнём, — сказала Солнышко.

— Нам просто немного страшно без тебя, — сказала Маша и все девчонки прижались ко мне, преданно смотря в глаза.

— Ладно, уговорили. Только чтоб сидеть тихо в центре управления и не мешать ни мне, ни курсантам. Они уже должны быть сейчас аттестованы и получить звания лейтенантов космических войск. Надеюсь, что все успешно сдали экзамены и на Землю никого отправлять не придётся.

Ответом мне были пять поцелуев. Стив, видевший всю эту сцену от начала до конца, только пожал плечами. Мол женщины, что с них взять. Если что им втемяшится в голову, то лучше согласиться. Всё равно не отстанут.

— Скафандры наденем здесь, чтобы не смущать новоиспеченных офицеров своими концертными нарядами, если случайно встретимся с ними, — отдал я команду всем и первым начал переодеваться.

Скафандры со вчерашнего нашего выступления лежали у нас в номере, поэтому это дело у всех не заняло много времени. У нас оказался один дополнительный, так как Серёгу мы с собой не брали, и я его отдал оператору, который уже был с нами один раз на базе, поэтому порядки знал.

Девчонки не стали по максимуму утягивать свою космическую форму. Не тот сегодня случай. Это на концерте можно так делать. И в Нью-Йорке и здесь, в Чикаго, это было

нормально. Того требовал сценический образ сексапильных солисток всемирно известной группы. А сейчас нас ждала неизвестность и было не до эротики.

Все стали серьёзными и собранными. Женька, которая на концерте не была и занималась нашими многочисленными делами, тоже поинтересовалась, когда поднялась к нам:

— Вы куда это все собрались?

— Жень, — ответил я за всех, — вернёмся и я всё тебе расскажу. Хорошо?

— Без проблем. Тут тебя какие-то русские по телефону спрашивали. Говорили, что ты о них предупреждён. Обещали завтра в десять тридцать быть в Хилтоне.

Да, я был предупреждён об их визите лично товарищем Брежневым. Это были те сто миллионов долларов, которые наша коммунистическая партия готова была выделить на победу Гэса Холла. Они были в виде американских казначейских обязательств (трежерис) на миллион долларов каждое. Хороши бумажки, ничего не скажешь. Но их всего сто и это очень удобно, чем тащить такую сумму в наличных долларах. Для этого понадобился бы «Камаз».

По этому поводу мне вспомнилась история, когда в полночь 18 марта 2003 года, за два. дня до вторжения США в Ирак, к Центральному банку в Багдаде подъехали три грузовика. В одном из них сидел Кусей Хусейн, младший сын президента страны, со своим советником и охраной. Не предъявив никаких документов, он потребовал от банкиров отгрузить ему… миллиард долларов наличными. Те беспрекословно подчинились. За пару часов в грузовики были загружены чемоданы с 900 миллионами долларов, а также 100 миллионов евро.

У нас миллиарда пока нет, но почти восемьсот миллионов в разной валюте и золоте уже есть. Про те пятьсот миллионов фунтов стерлингов, которые я получил за два огромных бриллианта под названием «Глаза бога», я не вспоминаю. Но если они срочно потребуются, я их тоже пущу в дело. Все знают, что лучше пользоваться чужими деньгами, чем своими. А мне их дают без проблем. Так почему от них отказываться?

— Хорошо, я завтра встречусь с ними, — после некоторого раздумья ответил я. — Ты остаёшься за главного. Серега пусть отдыхает.

— Поняла, — ответила Женька. — Я тогда пойду дальше работать. Гэс решил открыть первый филиал компартии в Чикаго, раз отсюда началась его предвыборная президентская кампания. Так что надо подобрать ему помещение под офис.

— Так ночью же все спят?

— Как оказалось, Чикаго ночью не спит.

Ладно, пусть работает. Всё при деле будет. И Серёгу не разбудит. Он уже носом клюёт. Заездила его девка вконец. Ох, чует моё сердце, что не только поиском нового офиса она будет заниматься, пока Серега спит. Теперь у неё есть два новых любовника и она ими теперь вертит, как хочет. Ну и те её тоже вертят на… разных частях своего тела.

Когда Женька ушла, я скомандовал всем подъём и мы отправились к нашему шлюпу, а затем на лунную базу. Здесь во всю кипела работа. Дроиды шныряли туда-сюда, готовя

линкоры к сражению. В этом вопросе на Крис можно было полностью положиться.

— Приветствую вас, товарищ Андрей, — раздался голос искина, — и всех ваших друзей.

— Крис, какие новости? — спросил я своего искина.

— Линкоры полностью готовы к выходу в открытый космос. Система скрыта установлена на всех двенадцати. Как вы и приказали, корабль альционцев мы пока использовать не будем.

— Всё правильно. Что известно по флоту захватчиков?

— У них очень непростая система защиты. Удалось определить, что наши ЛА ничего им сделать не смогут. Только крупные калибры, но их мало.

— А если увеличить дозу антивещества в каждом заряде?

— Это рискованно. Максимально допустимое его содержание я могу увеличить только на пятьдесят процентов.

— Делай и срочно. Лучше перебдеть, чем недобдеть.

Разговаривая, мы расселись на антиграве и отправились на командный пункт базы. Девчонки и Стив, слыша, о чём мы переговариваемся с Крис, поняли, что ситуация еще хуже, чем они её себе представляли. Вся надежда была на меня и на антивещество, которого, слава Пэмандру и мне, было достаточно. Оператору я пока не разрешил ничего снимать, так как это была та информация, которую лучше никому вообще не знать. Пусть снимает Стива во время боя.

А бой будет обязательно. Стало совершенно ясно, что эта армада движется прямиком в направлении к Земле. По уточнённым данным, кораблей противника было триста восемьдесят единиц. У меня создалось впечатление, что они летят разбираться не с землянами, а с атлантами. Но даже если это и так, то Пэмандр, всё равно, вмешиваться не станет. Сами ведь накосячили, а мне за них расхлёбывать. А если бы меня не было? Или это очередная проверка?

Да хрен его знает. Но если у этих инопланетных кораблей такая хорошая защита, то они мне нужны, желательно целыми и невредимыми. И чем больше, тем лучше.

Когда мы прибыли в центр управления, я поинтересовался у Крис:

— Так кто, всё-таки, к нам летит?

— Это одни из старых врагов атлантов, — подтвердил мои догадки искин. — Только они полностью изменили конструкцию своих космических линкоров. После того, как они были разбиты атлантами, они, видимо, нашли другую, технологическую, расу и взяли на вооружение их разработки. Так что весь их военно-космический потенциал я теперь не знаю.

— Откуда ты знаешь, что это те, с кем воевали атланты?

— Я перехватила их переговоры между кораблями и легко поняла смысл их сообщений. Это язык древних некромонгеров, претерпевший изменения за двадцать тысяч лет. Это они или их потомки.

— Ладно. С этим более-менее разобрались. Что с курсантами?

— Семьдесят пять процентов уже успешно сдали экзамен на выбранные ими военно

космические специальности и получили аттестацию. Остальным осталось двадцать минут.

— Мои невесты останутся здесь, на базе. А мы с курсантами отправимся встречать непрошенных гостей. Девчонки, я пошёл проверить взвод новоиспечённых космонавтов. Крис, нарисуй на одном из пранских кораблей большими буквами слово «Москва», а на другом «ЕМI». Как только дроиды всё сделают, нашего оператора, его зовут Джек, отправишь снять внешний вид линкоров.

Жёнам сегодня есть чем заняться. Они будут обсуждать предстоящую свадьбу с Крис. В этом деле много нюансов, в которые я вникать не собирался. Вот пусть девчонки этим и занимаются. А мне надо проверить моих курсантов и поставить им очередную задачу.

Про некромонгеров я слышал от наших писателей-фантастов. Если, конечно, правда то, что о них напридумывали в «Хрониках Риддика». Это раса мертвых людей-некроидов, претендующих на господство во Вселенной. Это отчасти мертвые, а отчасти всё-таки живые, у которых искусственно отключено чувство боли и максимально подавлены страх и жалость. Хотя толком о некромеханике ничего не известно, так как объект, являясь по сути мертвым, обладает всеми признаками жизни. Поэтому Велиал и его воинство мне в этом деле вряд ли помогут. Значит, будем считать, что я последний фурианец, которого они очень боятся и который им сможет вломить по первое число.

Как я и предполагал, курсант, а теперь лейтенант Журавлёва, прошла на симуляторах все уровни быстрее всех и лучше всех. Об этом мне сообщила Крис по пути к месту аттестации. Ксюха сидела среди таких же радостных, как и она, офицеров и улыбалась. Крис мне заранее изготовила погоны советского образца с эмблемой космического линкора, с двумя пятиконечными звёздочками и одной чёрной полоской (просветом) на каждом. И всего их у меня было двадцать пар.

При моём появлении все встали и лейтенант Гамов скомандовал: «Смирно!». А затем последовал рапорт. Правда, без прикладывания ладони ко лбу, так как к пустой голове руку не прикладывают. Но надо будет озадачить Крис на тему хотя бы пилоток. Мне с ними как-то не по чину возиться. А то прилетим на Землю, а нас там встречать будет сам маршал Устинов. И что? Честь отдать не смогут мои новоиспеченные офицеры Космических войск Советского Союза. Так что сегодняшний день можно считать праздничным днем. Сегодня родился новый вид войск, а это бывает очень редко, раз в сто, а то и двести лет. Отныне у нас в стране есть свои космические войска. По своей сути мы не космонавты, а офицеры космических войск. Мы не летаем вокруг нашей планеты по орбите, а воюем на бескрайних просторах Вселенной. Вот так то. И это только первый отряд этих войск. А за ним будут и другие.

Об этом я и рассказал молодым сияющим лейтенантам. Раньше пять лет необходимо было учиться в «вышке», чтобы выпуститься лейтенантом. А сейчас, при помощи инопланетных технологий и благодаря моим успешным экспериментах с человеческим мозгом, мои курсанты всё это освоили за один день.

Но радость праздника омрачалась опасностью, нависшей не только над нашей

отдельно взятой страной. А над всей планетой Земля в целом. И мы, первые двадцать офицеров первого выпуска, примем неравный бой, как наши деды в 41-м. Пафосно, конечно, звучит для людей XXI века. Но вот для этих юношей и девушек — отнюдь. У них это в крови.

Я их всех поздравил и вручил погоны лейтенантов, которые им пока не разрешил прикреплять на плечи, так как к скафандру их не приделаешь. Они их держали в руках и очень внимательно рассматривали. А затем подошли оставшиеся курсанты, встали в строй и я им тоже раздал погоны.

— А теперь я хочу озвучить фамилии лучших из лучших, которые показали наивысшие результаты на голографических симуляторах, — сказал я торжественно, обращаясь уже ко всем двадцати. — Лучше всех прошла тесты и набрала сто баллов лейтенант Журавлёва. Выйти из строя, лейтенант.

Ксюха вышла и строевым шагом подошла ко мне.

— За успехи, проявленные в учебе и освоении практических навыков, — объявил я, — лейтенант Журавлёва назначается командиром линкора «Москва» с присвоением ей внеочередного звания старший лейтенант. Вот вам две дополнительные звёздочки, прикрепите сами.

— Служу Советскому Союзу, — прозвучал ответ из уст, слегка обалдевшей от всадившихся на неё новостей, Ксюхи.

— Присягу примем после. Её текст ещё надо написать. Встать в строй. А теперь следующий курсант, который показал второй результат. Это лейтенант Ярцева. Выйти из строя.

Процедура повторилась и я назначил старшего лейтенанта Ярцеву на должность командира второго линкора, который я назвал «ЕМ1». Был у нас уговор с Генеральным директором этой корпорации. Правда на бумаге ещё не оформленный, но я думаю, что начальнику Стива доверять на слово можно и что пару миллионов фунтов стерлингов я за это, в любом случае, получу.

Ну вот, лейтенант Гамов не стал командиром линкора, показав средний результат. С Ксюхой я, конечно, немного смухлевал, но Ярцевой я способности её мозга дополнительно не увеличивал. Сама смогла всего добиться. И я знал, что это она сделала на одном упорстве и силе воли. Решила всем доказать, что тот выстрел из бластера был не её виной, а чисто технической ошибкой. Вот и доказала. Поставила перед собой сверхзадачу и проявились её сверхвозможности. А вот у лейтенанта Гамова нет. Поэтому командовать отделением теперь будет старший лейтенант Журавлёва.

— Товарищи офицеры! Как вы все теперь знаете, — продолжил я свою речь, — на линкорах подобного типа положено служить по штату двадцати офицерам. Но у нас внештатная ситуация и мне, в предстоящем бою, нужно именно два линкора. На каждом из них получится только по десять лейтенантов. Это минимум, но его должно хватить. Пекин каждого линкора вам поможет.

— Разрешите обратиться, товарищ Андрей? — выступила Ксюха.

— Обращайтесь, старший лейтенант, — разрешил я.

— Как мы будем действовать в бою?

— У нас всего двенадцать кораблей. Десять веду я и два ведёте вы. Поэтому открытый бой мы принимать не можем. Кораблей противника — триста восемьдесят. Ваши действия, старший лейтенант Журавлёва?

— Неожиданное нападение и отход.

— Тактика правильная. Помимо этого нашей задачей будет устроить противнику ловушку, то есть вывести их на «Звезду смерти». Она уже прекрасно зарекомендовала себя в прошлом сражении с арахнидами. У нас есть ещё один козырь — невидимость. У вас стоит специальный прибор, я его называю «скрытом», который нам позволит нанести неожиданный удар по врагу. Но конечный результат будет зависеть от стрелков. А теперь мы отправляемся на линкоры. На ле-во! Занять места на антигравах.

И мы отправились в дальний ангар, где стояли два линкора с уже нанесёнными названиями на всех бортах. Смотрелось, конечно, знатно. Особенно надпись «Москва». Ну и логотип спонсора нашей президентской избирательной кампании тоже выглядел солидно. Пока летели к ангару, офицеры задавали кучу вопросов: и по линкорам, и по скрыту, ну и про незнакомое название спросили.

— EMI — это корпорация, которая выделила деньги на избрание президентом Америки Генерального секретаря компартии Гэса Холла, — ответил я, не вдаваясь в подробности.

Все восприняли это положительно. Те, кто помогает коммунистам победить — наши друзья. Так их учили и это было правильно. Поэтому экипаж линкора «ЕМ1» отныне считал для себя честью служить именно на этом корабле.

Два линкора стояли близко друг от друга и между ними двумя крохотными точками смотрелись Стив и оператор, который уже начал снимать на камеру торжественное прибытие двух экипажей этих огромных космических красавцев.

В качестве напутствия я сказал всем:

— Постарайтесь все вражеские корабли не уничтожать. Нашей стране нужны новые линкоры, а постройка одного такого обходится в сто миллиардов долларов.

Все сначала заулыбались, думая, что это шутка. Но потом, когда услышали астрономическую сумму, то глубоко прониклись поставленной перед ними задачей. А вот тут неожиданно, но предсказуемо, появился антиграв с пятью моими жёнами. Их теперь можно смело называть жёнами, так как по чикагскому времени наступило воскресенье, день нашей свадьбы. Мне об их движении в мою сторону немедленно доложила Крис. Было сразу понятно, что подруги не выдержат и отправятся к нам. Тем более Стив с оператором сказали им, куда они собираются.

Девчонки близко к нам не подлетели, понимая всю ответственность и торжественность момента. Но все лейтенанты сразу узнали двух солисток всемирно известной группы «Демо». Мои девчонки помахали двум экипажам руками и те, довольные встречей, тоже помахали им в ответ. Получилось всё, как на Земле. Только «Прощания славянки» не

хватало.

— Вы чего сюда припёрлись? — спросил я своих неугомонных подруг, когда экипажи поднялись на борт двух кораблей и я, захватив Стива и оператора, подлетел к ним. — Я где вам сказал находиться?

— Нам там скучно, — заявила Ди. — И хотелось посмотреть воочию, а не в виде голограммы на тех, кто идёт с тобою в бой.

— Ты же тоже сейчас на свой корабль отправишься, — сказала Солнышко и в её глазах я увидел слёзы, — а мы тебе не пожелали удачи.

Первая всхлипнула Маша, а за ней все остальные. Да, редко они у меня плачут. Но сейчас выдался именно такой случай. И к тому же они беременные.

— Отставить слёзы, — по-военному, но с улыбкой на лице, скомандовал я. — Всё будет хорошо.

Они полезли целоваться и мне пришлось их тоже всех целовать. Я, специально, хотел избежать этой процедуры прощания. Знал, что женщины в период беременности становятся очень чувствительными и слишком эмоциональными. Да к тому же у них шило в их красивых задницах не даёт им на одном месте сидеть.

Я погладил их всех по головам и успокоил, послал волну умиротворения и уверенности. Сейчас вернутся в центр управления, поболтают немного и заснут. А когда проснутся, мы уже со всеми проблемами разберёмся.

— Стив, мы отправляемся на флагманский корабль, — сказал я будущему американскому вице-президенту. — И со мной полетят ещё девять таких же красавцев.

В ангаре с моими линкорами было тихо. Все подготовительные работы давно проведены, поэтому мы спокойно на антиграве влетели сквозь раскрывшиеся, при моём появлении, створки шлюзовой камеры и на лифте попали в командный зал корабля. Оператору я разрешил снимать всё, так как никто и ничего здесь не поймёт, тем более и скопировать не сможет.

Основным участником съёмок был не я, а Стив. Он заранее отрепетировал некоторые театральные жесты и позы, кадры с которыми потом Тедди смонтирует в один рекламный ролик, а может и фильм. По моему сценарию, Стив будет выступать моим помощником и дублировать мои команды, которые я отдам ему ментально.

Старших лейтенантов Журавлёву и Ярцеву я предупреждать о том, что мои двойники появятся у них в командирской рубке, не стал. Я им скажу, что это голограммы и они нужны для лучшей координации наших совместных действий в космосе. Мешать или подсказывать я им не буду, но в решающий момент, когда необходимо будет ударить по кораблям противника сразу тремя лучами энергии «ра», я это сделаю. Поддержу, так сказать, огнём в трудную минуту.

Мы со Стивом устроились в креслах, появившихся по моей команде прямо из пола. К этому и Стив, и оператор уже привыкли. После чего я отдал ментальную команду всем десяти линкорам начать движение и выходить в открытый космос. Стив же дублировал эти команды вслух, получая их от меня прямо в свой мозг. И на кадрах получится, что это он командует, а не я. Чего не сделаешь ради рекламы.

Это было задумано мной с дальним прицелом. У американских избирателей должна отложится в подсознании мысль, что раз Стив может командовать таким внушительным космическим флотом, то и страной он тоже сможет управлять. А это был месседж уже на следующие президентские выборы, которые состоятся через четыре года. Вот так, я сразу убивал двух зайцев.

После того, как мы покинули лунную базу, я вышел из центра управления и уже там, без камеры, создал двоих своих двойников и отправил их на линкоры «Москва» и «ЕМ1». Мы между собой стали называть второй корабль «Эмили». Было очень похоже по звучанию и не так сухо произносилось. Вот и стали оба наши линкора носить женские имена.

Ни старший лейтенант Журавлёва, ни старший лейтенант Ярцева в первый момент не поняли, откуда появился я на борту их кораблей. Мои двойники им сообщили, что это необходимо для координации команд между линкорами. У обеих после первого удивления вырвался даже вздох облегчения. Ну конечно, это их первый полёт и им было немного страшно одним управлять такими громадинами. Одно дело симулятор, а настоящий космический корабль — совсем другое. А тут их командир рядом будет присутствовать. Так что очень всё удачно получилось. И мне, и им будет спокойней.

Журавлёва даже меня пощупала и поняв, что я тёплый и осязаемый, поцеловала.

— Так ты же настоящий, — воскликнула она удивлённо.

— Да, — ответил я-2 и поцеловал её. — Только это очень страшная тайна. Меня теперь может быть одновременно трое.

— Вот это да! Так ты сейчас и у Ярцевой, и у себя на линкоре присутствуешь?

— Догадливая какая стала. Не зря я с твоим мозгом активно поработал.

— А когда ты с другим моим местом активно поработаешь?

— Вот разберёмся с инопланетным флотом и я покажу тебе, как я умею обращаться не только с головой, но и иными частями женского тела.

Ксюха улыбнулась счастливой улыбкой и ещё сильнее прижалась ко мне. В командирской рубке, кроме нас, никого не было. По штату ей был положен помощник, но из-за недоукомплектованности экипажа, её заместитель теперь отвечал не только за энергосистему щитов, но и за всю организацию защиты корабля в целом. Поэтому он находился в данный момент в противоположной части линкора. А это было в двухстах пятидесяти метрах от нас.

В результате Ксюхе приходилось командовать кораблём и одновременно выполнять обязанности пилота. В общем, нам срочно требовалось пополнение. Им и займётся старший лейтенант Журавлёва. А вот с мозгом работать будет один из моих пяти помощников, которого тоже придётся научить это делать. Они все видящие, хотя и слабые. Но должны быть посильнее Ди. И с ней надо будет заняться этим. Всех мало-мальски способных и желающих развиваться, я подгребу под себя. Мне они нужнее.

Глава 2

«Некромонгеры — это империя, основанная на религиозном культе под названием Некронизм. Суть этой религии заключается в том, что жизнь (в их понимании) представляет собой неестественную форму существования. И поэтому, всё что связанно с жизнью должно быть обращено в смерть. Так как смерть открывает переход на истинную, обратную сторону бытия — новую жизнь во Вселенной Смерти».

Взято из Всемирной паутины

Вот так и начался наш первый космический боевой совместный поход. Когда вернёмся, награжу особо отличившихся нагрудными знаками с одноимённым названием. Пока есть время, я создам шесть специальных золотых эмблем с изображением одного из наших линкоров в овальном обрамлении из лаврового венка и надписи «За космический поход». Это же для победителей. А Крис и её роботам отдам приказ изготовить двадцать кепи по образцу будущих российских. Повседневная форма на Земле у нас будет чёрная, как сам космос и за основу я возьму наш, российский, спецназ из XXI века.

И главное — берцы. Мне эти кирзовые, яловые или хромовые сапоги уже в печёнках сидят. А можно, кстати, и формой самому заняться. Руку я уже на этом деле набил. Размеры всех двадцати космических офицеров у меня в голове есть. Но это чуть позже, когда вернёмся.

Я принялся за изготовление нагрудных знаков и сделал их довольно быстро. Это вам не ручку перьевую или летающие туфли делать. Получилось классно. Надпись тоже сделал и сверху буквы «СССР» штампанул. Теперь будет чем особо отличившихся награждать. А за что и так понятно.

— Товарищ Андрей, — раздался у меня в голове голос Крис. — Флот некромонгеров был замечен на подходе к Солнечной системе.

— Понял, — ответил я, хотя ещё десять минут назад уже знал об этом.

Мои два двойника сообщили об этом старшему лейтенанту Журавлёвой и старшему лейтенанту Ярцевой. Любыми видами связи между нашими кораблями я пользоваться категорически запретил, так как возможен был перехват. Ведь Крис же удалось перехватить разговоры между линкорами некромонгеров. А вот так, ментально, никто уловить ничего не сможет. Ведь сейчас мы все уйдём в режим невидимости и следует строго хранить, как говорят на Земле, «режим радиомолчания». Естественно, никакого радио здесь и в помине не было.

Здесь, как мне сказала Крис, использовалось лазерное кодирование света. Это мне было более-менее понятно. Но когда она выдала мне головоломную фразу, что «полный хиральный контроль подразумевает контроль полного углового момента света, поляризации и орбитального момента импульса», я понял, что мне лучше многого не знать. У меня своих проблем по горло.

Девять наших кораблей я оставил у Сатурна, рассредоточив их так в «щелях» между кольцами, что они перекрывали дальнейшее продвижение чужих к центру нашей Солнечной системы. А сзади выставил «Звезду смерти», которую наш космический буксир перетащил сюда. Режим «скрыта» на ней поставлен не был потому, что она служила приманкой для чужих.

Я передал команду включить режим невидимости и наши три корабля ушли навстречу некромонгерам. Да, вот это армада. Ёе стало видно уже невооруженным глазом. Я её видел с трёх разных точек, поэтому имел более полную картину. Как и говорила Крис, их корабли имели форму вытянутого вперёд чёрного треугольника. У каждого сверху виднелась надстройка, где, по словам моего искина, и находился центр управления и командный пункт.

На каждом корабле находилось где-то по три тысячи полуживых мертвецов, большая часть из которых составляла десант. Жаль, Белиал нам в данной ситуации не поможет. Им нужны души, а их в некромонгерах нет. Значит, будем обходиться своими силами.

Ну вот, мы вышли на дистанцию прямого выстрела орудий главного калибра. Нас они не засекли, поэтому я отдал команду всем приготовиться. Теперь всё зависело не от пилотов, а от стрелков. Я, расстроившийся, тоже приготовился. Наш первый удар должен быть мощным и ошеломляющим, так как потом корабли противника рассредоточатся и с ними будет сложнее справиться. Да и наше преимущество в невидимости станет известно некромонгерам. И тогда таким огромным численным превосходством они нас попытаются просто задавить.

Я предупредил командиров наших линкоров, что я беру на себя центр этой армады. Наверняка именно там находится флагманский корабль. В этот раз мне придётся стрелять не с двух рук, а с трёх. Очень удачно получилось, что я приказал Крис увеличить количество антивещества для каждого выстрела из наших фотонных пушек. Пекин совсем недавно выяснила их систему защиты. Щиты их кораблей были очень мощными, поэтому обычным вариантом мы бы её могли не пробить.

Да, сейчас-то мы её пробьём, но потом они поднимут щиты и нам придётся туго. Мы сможем скрываться за ледяными и каменными глыбами, из которых состоит внешнее кольцо Сатурна. Там были ещё 82 спутника самой планеты, типа Фебы и Калипсо, где мы тоже сможем прятаться.

Это был первый этап предстоящего сражения. За ним последуют остальные. Но первый удар — самый важный. И мы нанесли его. Я не переживал из-за того, что два капитана заметят, как и чем я уничтожаю корабли и целые планеты. Но вот Стив и оператор не должны были этого видеть. Поэтому я попросил их пока покинуть рубку и

перейти на верхним ярус, откуда тоже можно прекрасно видеть и снимать предстоящее сражение.

После чего я вложил всю силу в этот строенный импульс энергии «ра». Чтобы добиться наибольшего эффекта, все три луча были направлены в центр строя кораблей некромонгеров. Эффект превзошёл все мои ожидания. Центр строя вспух, как сверхновая и взорвался. Рядом летящие корабли тоже сильно пострадали. Два главных калибра моего линкора также отличились, превратив в пыль сразу четыре корабля некромонгеров. Мои флагманы «Москва» и «ЕМ1» уничтожили по линкору чужих и сильно повредили ещё три.

А теперь началось самое сложное и опасное — маневрирование под огнём противника. Они нас не видели и только в момент выстрела могли засечь. Поэтому мы производили выстрел и сразу делали прыжок в сторону. Тут уже требовалось мастерство пилотов. И Журавлёва и Ярцева с этим справились на отлично.

А потом я, убедившись, что девчонки — молодцы, поставил защиту на все три корабля. И вот тогда мы поиграли в прятки от души. Больше трёх кораблей я и мои два альтер эго защитить не могли, поэтому у нас получилось именно здесь нанести серьёзный урон. Но кораблей некромонгеров оставалось ещё слишком много и теперь они все подняли защитные щиты. Девчонкам приходилось подлетать на максимально близкое расстояние и стрелять почти в упор. Что такое две тысячи километров для космоса? Это и есть «в упор».

Я тоже успел ещё два раза серьёзно проредить строй кораблей некромонгеров. Крис скинула мне электронный словарь этих неживых людей и я смог уловить эхо их сообщений. Паника, одним словом. Но она продолжалась недолго. Строй чужих распался и рассредоточился. Поэтому нам пришлось отступить по направлению к «Звезде смерти» под плотным огнём противника. Мы уже не маневрировали, так как не было на это времени, а просто отстреливались. Из-за щитов, поднятых на кораблях некромонгеров, эффективность огня двух моих линкоров снизилась. Теперь им необходимо было попасть по противнику три, а то и четыре раза, чтобы сначала пробить щит, а потом уже уничтожить сам корабль.

Выручал только я и мои два главных калибра. Мы заманивали врага в ловушку, изображая из себя малочисленный передовой отряд и рискуя пострадать сами. Но я смог научиться поглощать энергию выстрелов чужих линкоров и использовать её для собственной подпитки. Мощь луча, который испускал я и мои клоны, возросла почти на тридцать процентов, что позволило мне увеличить окружность основания конуса луча. Даже рассредоточившись, три-четыре вражеских линкора попадали под мой энергетический луч.

И вот ловушка захлопнулась. Мы разошлись в стороны, чтобы не попасть под огонь «Звезды смерти» и девяти моих оставшихся в засаде линкоров. И мы стали целенаправлено и методично их уничтожать. Если бы на борту кораблей чужих были обычные люди, то понимая, что им пришёл конец, они бы запросили пощады. Но мёртвые

не боятся смерти.

Когда в их строю осталось всего около пятидесяти кораблей, я отдал команду прекратить огонь и тут же превратил свой энергетический луч в парализующий. Мозг-то у этих живых покойников работал, как у обычных людей, и именно тремя своими лучами я охватил всю группу целиком. Искины, не получая команд от капитанов, самостоятельно принимать решения не могли и автоматически отключили защиту. На это я и рассчитывал.

Я даже вспотел от напряжения. А вот мои клоны — нет. Видимо, главный эмоциональный центр остался во мне. Нет, я всё видел и чувствовал, что чувствовали они. Но вот эмоции исходили только от меня. И это было даже хорошо. Если бы мои альтер эго были бы такими же эмоциональными, как и я, то справляться с ними мне было бы сложнее. Да, настрелялись мы сегодня вдоволь. Журавлёва и Ярцева радовались победе, как обычные девчонки. Ксюха даже стала, от восторга, напевать мою песню «Единственная». Фальшивила, конечно, но не всем же дано петь, как Солнышку и Маше.

Сейчас команды к своим капитанам сбегутся. Пришлось собрать себя воедино и позвать, по некоему подобию земного интеркома, Стива и его оператора.

Когда они вернулись в зал управления линкором, глаза у них были бешеными.

— Я думал, что нам пришёл конец, — возбуждённо проговорил Стив. — Был момент, когда я начал молиться.

— Ты всё заснял? — спросил я у Джека.

— Всё, — ответил тот. — Но я тоже малость струхнул. А почему часть кораблей чужих осталась цела?

— Трофей. Сейчас пошлю абордажную команду из дроидов. Стив, там снимать будем?

— Конечно. Я сам, если можно, поучаствую.

— Чую и мои туда захотят рвануть.

Тут на весь зал прозвучал голос Ксюхи:

— Товарищ Андрей, кто будет заниматься оставшимися линкорами некромонгеров?

— А вы, товарищ старший лейтенант, рвётесь на чужие линкоры посмотреть? — ответил я вопросом на вопрос.

— Так точно, хотелось бы. И вся команда хочет.

— Оставьте одного дежурного офицера на корабле и готовьте десантный шлюп. Не забудьте в оружейке взять бластеры и комплект защиты. Сейчас ещё и Ярцева объявится.

Ну точно. Всем захотелось посмотреть на линкоры полумёртвой человекоподобной расы. Они даже забыли о том, что не спали почти сутки. Вот что значит азарт победителей. На всю операцию по уничтожению и захвату кораблей некромонгеров у нас ушло два с половиной часа. То есть, в Чикаго было полтретьего ночи. Значит, нам здесь надо побыстрее закругляться и отправляться назад. Лейтенантам — на лунную базу, где у них теперь располагался их постоянный дом. А нам — в Штаты, где у нас находился наш временный дом.

Как только я узнал, что к Земле движется армада чужих кораблей, я решил затрофеить

несколько таких для себя. А то я будущему тестю от щедрот своей широкой души вместе с планетой Кеплер отдал и все линкоры в придачу. Тогда я думал, что мне хватит и своих тринадцати. Но, в связи с предстоящим походом к арахнидам, я понял, что необходимо срочно увеличивать свой Космический флот. Строить новые суда Крис продолжала, но адамант скоро должен был закончиться. Его много ушло на ремонт и восстановление линкоров и «Звезды смерти» после сражений с арахнидами. Ко вторнику будут готовы ещё четыре новых корабля.

Но уставом базы, написанным ещё атлантами, было запрещено выводить сразу все корабли за пределы Солнечной системы. И в поход я смогу взять с собой только семь атлантских и два пранских. К альционскому линкору я продолжал испытывать непонятное недоверие. Крис сказала, что с ним всё в порядке, но меня что-то смущало. Когда выдастся свободное время, я постараюсь с этим разобраться.

Помимо этого, я приказал Крис приготовить дополнительные абордажные команды из дроидов, которые вскроют, если потребуется, чужие корабли, зачистят их от «мусора» и перегонят пригодные к нам, на лунную базу. Так что мы осмотрим только один, флагманский линкор некромонгеров, который чудом остался цел, а затем отправимся домой. С остальными дроиды абордажных команд разберутся сами. Ну не новоиспеченным же лейтенантам «зачищать» от «мусора» трофеи? Это грязная работа и, тем более, для девушек.

Наши интернационалисты посчитают отключившихся некромонгеров пленными и припомнят мне женевскую конвенцию. А оно мне надо? Десятки тысяч полумёртвых бездушных убийц тащить на Землю? Можно их назвать эсэсовцами, которыми они, по сути, и являлись, и тогда мои двадцать офицеров сами их уничтожат. Рука у них не дрогнет. Только вот они не знают как. Стрелять по ним из бластера — процесс отвратительный и длительный. Поэтому есть только один способ, самый простой и достаточно гуманный — открытый космос. Именно мои дроиды, тоже бездушные, как и некромонгеры, их туда быстренько и отправят. Но не на глазах моих подопечных.

Я увидел, как два наших шлюпа двинулись в сторону флагманского линкора чужих. Я им указал лазерным лучом на корабль, где находился главный над этим космическим флотом. Его вычислить было для меня несложно.

А вот теперь начиналась уже моя работа. Я решил не вскрывать с помощью дроидов корабли некромонгеров, как консервные банки, а телепортироваться к ним на борт и отключить все искины от управления линкорами. Дроиды их потом доставят на базу, а Крис перепрограммирует корабельные искусственные интеллекты. Это сделать намного проще и быстрее, чем выращивать новые кристаллы ИИ для этих целей.

Пока шлюпы с лейтенантами и с абордажными командами дроидов летели к застывшим кораблям некромонгеров, я сорок пять раз телепортировался на каждый из них и отключил на каждом его корабельный искин, а затем переместился на флагман и поджидал своих у входа в шлюзовой отсек.

Неожидавшие встретить меня на борту вражеского корабля, лейтенанты сначала слегка опешили, но быстро взяли себя в руки. Они уже видели мои сверхспособности, когда я вернул с того света их товарища, поэтому восприняли это, как должное. Да и через стекло шлемов их удивление не было особо заметно.

Первыми после меня поднялись дроиды и двинулись по коридорам и отсекам корабля. А за ними мои офицеры с бластерами. Я специально оживил несколько десятков некромонгеров на их пути, чтобы они настрелялись от души. Пусть тренируются, да и будет что потом рассказать своим товарищам на Земле. Бой в тесных помещениях корабля это не то, что бой в открытом космосе.

Я приказал им разбиться на пары и внимательно осматривать каждый закоулок. Командовать ими я оставил старшего лейтенанта Ярцеву, а Журавлёву взял с собой.

— А что мы ищем? — спросила она меня, понимая, что не сексом я её позвал заниматься.

— На этом флагманском корабле ощущается какое-то странное излучение, — ответил я и шагнул вперёд, создав вокруг себя и Ксюхи, на всякий случай, невидимую защиту. — У меня такое чувство, что вся эта армада летела к нам не просто так. У них был какой-то основной план, скрытый под видом задачи колонизации Земли и планет Солнечной системы.

— А что это может быть?

— Месть. Как мне рассказала Крис, очень давно раса некромонгеров была уничтожена атлантами. Да, земными жителями затонувшей Атлантиды. Но, получается, уничтожили они не всех. Где-то на задворках их Галактики сохранилась небольшая колония этих полуживых мертвецов. И вот теперь, когда они возродили свою империю и захватили множество планет, то решили отомстить. И не просто сделать землян рабами, а уничтожить всю Солнечную систему. А для этого они сконструировали некое взрывное устройство, бомбу, которая способна уничтожить целую Галактику.

— Вот ведь сволочи. Их надо всех уничтожить за это.

— Ну, основной флот их космических сил мы с тобой и ребятами уже уничтожили. Где находится их центральная планета я теперь знаю. Так что после арахнидов мы займёмся некромонгерами и доделаем то, что не доделали атланты. А вот и каюта капитана. Где-то здесь должен быть сейф, в котором хранится бомба.

— И мы её заберём себе, и вернём её хозяевам в качестве ответного подарка?

— Почти. То, что мы её заберём с собой, это ты правильно сказала. Но у нас есть более опасный и многочисленный враг. Вот ему-то мы этот подарок и отправим. По почте и с доставкой.

— А почтальонами будем мы?

— Точно.

Я не ошибся. Страшное устройство, светящееся внутренним голубым светом, находилось именно в каюте капитана, которую занимал командующий флотом некромонгеров. Я связался с Крис и она на основе первичных данных определила, что бомба состоит из летучего прометия и это взрывное устройство, действительно, может уничтожить целую Галактику.

И ещё Крис сообщила, что сами корабли некромонгеров построены из того же прометия, только обеднённого. Это было очень даже неплохо. Этот металл уступал орихалка и адаманту, но ненамного.

А в спальне мы обнаружили на стойках два специальных защитных доспеха из адаманта. И принадлежали они бывшему командующему космическим флотом некромонгеров. Значит, этот метал был очень ценен для этих полуживых мертвецов. Я всё это рассказал Журавлёвой, хотя она уже о многом догадывалась. Коэффициент полезного действия работы её мозга был уже чуть больше двадцати процентов и смахивал по своей эффективности на мозг дельфина. А вот с дельфином я сексом ещё никогда не занимался.

— Доспехи и бомбу дроиды перенесут на мой линкор, — сказал я и добавил, — а нам пора проверить твою интимную стрижку.

Даже через стекло шлема было видно, как губы Ксюхи расплылись в счастливой улыбке. Дождалась подруга своего часа. Но долг был превыше всего, поэтому она спросила:

— А как же остальные?

— Я передал ментальный приказ Ярцевой заняться соседним линкором. Так что у нас есть сорок минут, чтобы я научил тебя чему-то очень плохому.

— Так это же самое хорошее и приятное, а не плохое.

— А ты откуда знаешь?

— Старшие подруги рассказывали.

Ну вот, опять девственница мне попалась и снова мне дефлоратором работать. Да кем угодно, лишь бы поскорее. У меня перед глазами так и стояла картина, которую я увидел в душевой. Только презервативов у меня с собой не было. Вот никак не могу привыкнуть, что я теперь всё, что угодно, могу создать. Для меня это плёвое дело, какие-то резиновые изделия № 2. Могу даже со вкусом клубники сделать, но я думаю, что на оральный секс у нас просто не останется времени.

Поэтому я подхватил Ксюха на руки и мы телепортировались на линкор «Москва» прямо в её каюту. Она поняла, что я каким-то чудом это сделал, но спрашивать не стала. Она уже глубоко и тяжело дышала, охваченная страстным желанием плоти.

Скафандры и шлемы были мгновенно сняты и мы рухнули на её широкую капитанскую кровать. Возбуждённые боем, мы не обращали внимание на нежности. Я вошёл в неё

резко, желая побыстрее снять накопившееся напряжение. Ксюха тихо вскрикнула, ощутив боль, но она знала о ней и ждала её. А потом на сорок минут мы опять улетели в космос, хотя сами продолжали находиться в нём. Только это был не холодный и безжизненный вакуум, а горячее буйство человеческой плоти.

Под конец мы занялись анальным сексом и я снял презерватив. И вот тогда я кончил, опять пропустив через себя энергию «ра». Это была энергия разрушения и созидания. Но сейчас она использовалась по второму назначению.

Ксюху выгнуло дугой и она, в очередной раз, сладострастно закричала. Затянувшийся оргазм длился больше минуты и крики всё это время не стихали. Во как я разрядился. Это вам не арахнидов с некромонгерами «мочить в сортире». Тут особый подход и навык нужен.

По улыбающемуся лицу девушки катились слёзы счастья, но я, всё равно, спросил:

— Ты почему плачешь?

— Как же я долго этого хотела, — сказала она и поцеловала меня. — Я ведь только ради тебя записалась добровольцем в этот отряд курсантов. А теперь я счастлива.

— Только имей ввиду, что я не могу сейчас жениться на тебе.

— Не страшно. Главное, что это произошло и первым был у меня ты. А про твоих жён я слышала. У нас в институте девчонки шутят, что «жена — не стена, можно и подвинуть». Но мне этого не надо. Мои две заветные мечты сбылись: я теперь с тобой и командую космическим линкором.

Вот и хорошо. Кто-то хочет за меня замуж, кто-то детей от меня. А Ксюха — девушка правильная. Ей нравится сам процесс и она получила от меня две заветные мечты, поэтому больше ей ничего не надо. Свободный и ни к чему необязывающий секс, к обоюдному удовольствию, — что может быть лучше этого.

— Ты только подругам своим не рассказывай, что мы с тобой трахаемся, — сказал я ей.

— А то завидовать будут.

— Они и так завидуют, — ответила она и прижалась ко мне грудью моего любимого, третьего, размера. — Я им сразу объяснила, что ты мой и я тебя никому не отдам.

— А к моим жёнам, значит, не ревнуешь?

— Нет. Они до меня у тебя появились. К тому же Светлана и Маша — всемирно известные солистки твоей группы. Я им всегда очень сильно завидовала. А теперь нет. Петь я не умею, а вот воевать в космосе могу и неплохо.

Вот и пойми этих женщин. Оказывается, среди них и амазонки с валькириями встречаются. И одна мне такая сегодня попалась. Странно, как она с таким характером девственницей осталась. Видимо потому, что именно характер такой, мужской.

— Твой папа военный? — спросил я.

— Да, — ответила она. — Он меня и стрелять научил.

Теперь всё понятно. Такая фурия простому парню не даст. Только или звезде кино и эстрады, или всенародно любимому герою. А во мне это всё сразу, в двух ипостасях, и присутствует. Такой и семья, по большому счёту, не особо нужна. Она, как мои жёны, дома сидеть не сможет. Абсолютная их противоположность. Антижена, говоря космическим языком Антивселенной.

Вот взять мою Лилу. Тоже девушка непростая. И покомандовать любит, и повоевать. Но в душе она семейный человек. А Ксюху заводят сражения и битвы и только я могу ей это дать. Ну и себя, конечно, тоже. А вот мои невесты, по сообщению Крис, уже спят. Вымотались на концерте и переволновались за меня. Поэтому пусть отдыхают. Там, в командном пункте базы, я им диваны мягкие создал. Как в кабинете у Наташи. Теперь они на них и спят.

И я тоже сплю. Только с другой девушкой. Ан тет, уже женщиной. От меня ещё ни одна девушкой не уходила. Но пора собираться, так как втрой корабль наши космогерои уже зачистили. Остальные команды дроидов сейчас проверяют оставшиеся линкоры и освобождают их от «мусора». Скоро вернутся по своим линкорам, а нам нашу связь с Ксюхой, пока, лучше не афишировать.

О, и эта красавица встала и голой потянулась, как довольная большая кошка. Все они кошки, а мы коты. Такими нас создала природа.

— Ну что, довольна? — спросил я свою голую прелестницу.

— А то как же, — ответила она и погладила себя по попе, привлекая к этому месту моё внимание. — Нравится?

— Очень.

— Тогда обязательно продолжим наши сегодняшние игры. Мне тоже понравилось так кончать. Правда мои подруги о таком, ни с чем несравнимом, удовольствии не рассказывали. Это, наверное, потому, что ты особенный?

— И это тоже. Следующий раз ты получишь ещё большее удовольствие.

— А что мы будем делать на базе?

— Вы будете сегодня отдыхать и снова учиться, а в понедельник я тебе поручу новых курсантов.

— Так я сама ещё новичок.

— Ничего себе новичок. Столько вражеских кораблей в первом же бою уничтожила.

— Так это, в основном, твоя заслуга.

— Ну я же должен был вас оберегать и учить одновременно. А вот, кстати, о других героях. Кто у тебя больше всех отличились?

— Ленка Копылова, то есть лейтенант Копылова, и лейтенант Свешников.

— Вот их и тебя я, по возвращении, награжу знаками «За космический поход».

— Здорово! Но их же к скафандру не прицепишь?

— Я форму для вас всех придумал, повседневную. Завтра сделаю. Вот на ней и будете носить свои награды с погонами. Может ещё Брежнев вас чем наградит. Он завтра, то есть сегодня, с Викторией Петровной будет здесь.

— Ничего себе. Тогда нам новая форма очень пригодится.

— Я вам ещё единообразное нижнее бельё смастерю, чтоб как в армии.

— И нам, девушкам, лифчики тоже сделаешь?

— А чего их делать. Есть специальные спортивные модели для этого.

— И сиськи у всех девчонок щупать будешь?

— Зачем мне их щупать? Я вас всех голыми не раз видел и запомнил у каждой размер её бюста.

— Ну да, ты же спец по женщинам. Я это сразу заметила.

Пришлось поцеловать эту зануду, чтоб к своим подругам не ревновала. А затем я телепортировался на свой линкор. Стив с оператором должны были уже вернуться. Я их оставил на попечение Ярцевой и дроидов.

— Крис, — вызвал я своего искина. — Дроиды разобрались с системами управления кораблями некромонгеров?

— Да, — ответил мне её голос. — Хорошо, что вы вовремя отключили искинов. Как оказалось, на них стояла система самоуничтожения. Иначе бы мы все свои трофеи потеряли.

— Сколько абсолютно целых получилось?

— Тридцать пять. Остальные десять имеют те или иные повреждения. Но нам всё пригодится. Я приняла решение даже отдельные большие куски от уничтоженных кораблей собирать. На запчасти пойдут.

— Дроиды смогут линкоры перегнать на Луну?

— Смогут. Их на все корабли хватит. А те, которые имеют повреждения, они потом заберут.

— Тогда оставь часть дроидов на одном из линкоров некромонгеров. Мало ли какие отмороженные пираты в соседних галактиках летают.

— Хорошо.

В этот момент вернулись Стив с оператором. Масса впечатлений и куча отснятого материала. Ещё бы, мы захватили столько добра, которое тянет на четыре с половиной триллиона долларов. Есть от чего прийти в смятение. Но про бомбу из прометия я им рассказывать не стал. Это слишком взрывоопасная информация, как и сама бомба. Вот Леониду Ильичу и губернатору Клюэну я всё расскажу. Этим стоит знать, от чего я их всех спас.

Все двенадцать линкоров плавно совершили разворот и взяли курс на Луну. Там меня

ждали спящие жёны и Крис, которой я должен был передать бомбу. А вот доспехи из

адаманта я подарю Журавлёвой и Ярцевой. Мне они не нужны, а им могут не раз пригодиться. Если их линкор будут брать на абордаж. Не дай Бог, конечно. Ну или сами какой корабль будут захватывать. Всё ж они их защитят от бластера или чего похуже. Под «похуже» я имел ввиду аннигилятор.

Наши фотонные пушки можно было называть аннигиляционнными, так как они использовали антивещество. Но вот про ручное оружие я ничего не слышал. Оно должно быть слишком громоздким и дорогим. Но по идее, раз корпус корабля из адаманта, правда покрытый орихалком, выдерживал выстрел из нашей фотонно-аннигилирующей пушки, то доспех из подобного металла должен выдержать выстрел из ручного аннигилятора.

В общем, Ксюху надо сберечь и не только для своих сладострастных утех, а Ярцеву уже до кучи к ней, и подарить им затрофеенные доспехи. А то неудобно получится, если я только Ксюхе подарю один, и все сразу поймут о моём особом отношении к Журавлёвой. А так, было два дорогих трофейных доспеха и я их подарил своим особо отличившимся старшим офицерам. Правда могут подумать, что я сплю сразу с двумя старшими лейтенантами. Но такое может взбрести в голову только моей сумасбродной Маше или повёрнутой на сексе Женьке.

По пути на базу, я связался с командиром линкора «ЕМ1» и спросил Ярцеву, кто лучше всех проявил себя в сегодняшнем бою.

— Лейтенанты Гришин и Пыстина, — был её ответ.

На базе нас с цветами и фанфарами никто не встречал. Да особо и не хотелось. И так все были рады, что вернулись с победой и без потерь. Но следующий выход и возвращение обязательно будут проходить под марш «Прощание славянки». Традиции необходимо хранить и соблюдать.

Я построил всех своих офицеров и от лица командования, то есть себя лично, поздравил с успешным завершением операции по ликвидации вражеской космической группировки.

— Служим Советскому Союзу, — рявкнули двадцать молодых глоток.

— А теперь состоится приятное событие, — объявил я всем. — Первое награждение отличившихся.

И я назвал шесть фамилий, после чего каждый и каждая выходили из строя, подходили строевым шагом ко мне и получали заветную коробочку со знаком. Футляры я тоже сделал сам. В общем, «Фока — на все руки дока». Награждённые вставали в строй и открывали свои футляры. Было видно, что награды им нравятся.

— Завтра будет готова ваша повседневная форма одежды, — продолжил я. — Вы ходили всё это время в скафандрах, чтобы привыкнуть к ним. А с завтрашнего дня вы будете носить особую форму одежды. Когда у вас настанет время отпуска или вы получите

увольнительную, а это обязательно произойдёт сразу после нашего похода к планетам арахнидов, то на Земле будете ходить только в ней. Ещё я создам парадную форму, но этим займусь позже. А теперь все свободны. Столовая, душ и спать. Подъём через восемь часов.

Все радостно загалдели и отправились, разбившись на несколько групп, в столовую. Я тоже хотел есть, но я это сделаю отдельно от лейтенантов. Пусть они поделятся впечатлениями о первом своём боевом вылете и прошедшем успешном сражении друг с другом, а также спокойно пообщаются. Я им буду только мешать.

Но двух девушек-капитанов я попросил задержаться.

— Я хочу вам дополнительно вручить подарок лично от меня, — сказал я и два дроида вывезли и поставили рядом со мной доспехи, которые мы обнаружили с Ксюхой на флагманском корабле чужих. — Это очень дорогие и красивые доспехи, взятые в бою у командующего уничтоженной вами эскадры некромонгеров. Они выдерживают выстрел бластера и помогут вам выжить при попадании луча аннигилятора. Вы по праву победителей можете ими владеть. Ещё раз поздравляю с первой победой.

Девчонки были поражены таким подарком, но выкрикнуть «Служу Советскому Союзу» не забыли. Я приказал моим механическим помощникам доставить подарки в женский кубрик и там поставить в углу.

— Потом прикажете дроидам отвезти их в ваши каюты на линкорах, — добавил я и пожал им руки.

Ксюха хотела меня поцеловать, да и Ярцева была не против. Я кивнул головой, разрешая им это сделать, и получил два поцелуя в левую и правую щеку. Прямо как мои жёны. Лейтенанту Журавлёвой я, на прощание, подмигнул, намекая, что она одним поцелуем не отделается, и она ответила мне понимающей и счастливой улыбкой.

Своих жён я нашёл сладко спящими на диванах в центральном зале управления базой. Пришлось мне их, по одной и очень бережно, телепортировать в наш президентский люкс в Хилтоне. Мне даже удалось их аккуратно, не разбудив, раздеть и уложить всех на нашу королевскую кровать, накрыв большим одеялом.

А потом я телепортировался назад, на лунную базу, и уже вместе со Стивом и оператором, как нормальные люди, мы сели в шлюп и вернулись на Землю. И что самое удивительное, вокруг нашей площадки, которую круглосуточно охраняла полиция, было достаточно много народу. Этого я не ожидал. Нас приветствовали восторженные возгласы и радостные взмахи рук. Это не был какой-то стихийный митинг в нашу поддержку или в поддержку нашей президентской избирательной кампании. Многие жители города знали, что мы на днях покинем Чикаго и отправимся в Хьюстон, штат Техас, так как во вторник именно там у нас там состоится следующий концерт.

Эх, если бы они только знали, где мы сейчас были и только что делали, они бы нас за

наши подвиги носили на руках. Но об этом я расскажу всем в понедельник утром, после чего мы отправимся в свадебное путешествие. Но ни на какие звёзды я уже лететь не хотел. Я бы с удовольствием просто полежал на пляже и искупался в море. Ведь скоро мне опять лететь к этим звёздам.

После этого я отправился на кухню, так как есть уже очень хотелось. Было почти четыре часа ночи по чикагскому времени и спать мне оставалось опять всего шесть часов, так как надо было утром сделать массу дел и лететь за четой Брежневых, а затем и за принцем Эдвардом, но голодным я просто не засну.

На кухне я обнаружил Женьку, которая пила виски.

— Ты чего, подруга, совсем охренела? — спросил я её и отобрал у неё бутылку. — С какой такой радости ты решила напиться?

— Серега меня застукал с двумя моими помощниками, когда мы трахались в их номере, — ответила она пьяным голосом и допила то, что было у неё в стакане.

— Да, я представляю себе эту сцену. Два голых парня засаживают тебе во все дырки, а тут заявляется третий, но одетый.

— Тебе бы всё шутить. А Серёга к такому разврату не привык.

— И что, был скандал?

— Ты же знаешь, Серега спокойный, как танк.

— Что случилось дальше?

— Я отпихнула от своей задницы Боба и слезла с Хью, а потом бросилась к Серёге.

— Ну и?

— Я уговорила его заняться сексом втроём. Представляешь?

— Ну ты даёшь, подруга. И как Серёга?

— Спокойно кончил мне в рот и ушёл.

— Узнаю Серёгу. А тогда чего ты тут вискарём нажираешься?

— Да как-то всё неправильно у меня в жизни получается. Я вот всё любовью занимаюсь, а настоящей любви-то и нет. Только тебя вот одного люблю, а ты меня не любишь. Хочешь, я тебе прямо на столе отдамся?

— Ты чего не видишь, что я ем? Ты, по-моему, совсем на почве секса рехнулась. Надо тебе мозги вправить на место.

— Вправь, а? Я знаю, у тебя получится. Ты вон, мою маму за несколько минут вылечил. Мне твоих детей скоро рожать, а потом воспитывать. Так что сделай что-нибудь.

— Про воспитание детей ты правильно сказала. Сейчас доем и займусь тобой. Может тебя фригидной сделать?

— Ты что? Я тогда с тоски подохну. Сделай, как у обычных баб: только два раза в неделю я захочу трахаться и всё.

Не было печали, как только превращать проститутку в девственницу. А что, это мысль.

Станет вновь целкой. Будет от меня подарок и ей, и Серёге, на мою свадьбу.

— Ну давай, что ли, начнём, — сказал я, доев последний блин с красной икрой, — а то сейчас светать уже начнёт.

Женька пьяно икнула и кивнула головой, соглашаясь. Я наклонился к ней и положил пальцы ей на лоб. Именно так я последние двадцать один раз подряд улучшал работу человеческого мозга. У меня так лучше получалось, хотя можно, я думаю и дистанционно всё делать. Надеюсь, Женька не больна синдромом Клювера-Бьюси, симптомы которого проявляются в виде гиперсексуальности и неразборчивости в выборе половых партнеров. Вот сейчас всё и проверим.

Я знал, что дофамин — это нейромедиатор, то есть вещество, которое мозг вырабатывает для передачи нервных импульсов. Дофамин выполняет много разной работы в организме, в частности, отвечает за сексуальное возбуждение. А еще именно он мотивирует нас прямо-сейчас-не-откладывая отправиться заняться любовью.

Но в нас заложена и тормозящая программа. И в ответе за все — наши височные доли, передняя поясная кора головного мозга и вентромедиальная префронтальная кора. Короче, начали уже без всяких этих заумных медицинских терминов, иначе я плюну на всё и пойду спать.

Первым признаком того, что у меня всё получилось, было то, что Женька стала абсолютно трезвой. Только именно из-за того, что она так резко протрезвела, она забыла, зачем она здесь сидит.

— У меня что-то с головой, — произнесла она, массируя пальцами виски. — Я на мгновение полностью отключилась. Помню только, что пришла на кухню и появился ты. А зачем пришла — не помню.

— А то, что ты там в номере учудила, помнишь? — спросил я трезвую подругу.

— Да, помню. Поэтому я и пришла по этому поводу нажраться.

— Вот этого лучше не делать. И вообще, пора бросать пить. Если завтра выяснится, что ты беременна от меня, пить не будешь больше вообще.

— Слушай, у меня какое-то странное чувство. Я тебя раньше постоянно хотела, а сейчас нет.

— Значит, ты, действительно, залетела. Завтра выясним от кого.

— От тебя, от кого же ещё.

— Ладно, я пошёл спать. У нас через десять часов свадьба. Это, я надеюсь, ты не забыла?

— Не забыла. А вот где вы все были, спросить забыла.

— Утром расскажу. Уже светает. Марш спать.

Женька посмотрела на меня странным взглядом, но ничего не сказала. Я ведь при этом шлёпнул её по попе. Надо свои старые замашки с ней бросать и быть повнимательнее. Мало ли какие последствия проявятся у неё после моего лечения.

Утром, когда все ещё спали после тяжелой субботы, я тихонько вышел из спальни и нос

к носу столкнулся с Женькой. Понятно, меня караулила.

— Андрэ, — спросила она шёпотом, — ты мне что, девственность вернул?

— Ты вчера сама так мне сказала, — соврал я. — Ты что и это не помнишь?

— Смутно. Вот, блин, дела. Год проституткой отработала и опять целкой стала.

— Так это хорошо или плохо?

— Не знаю, ещё не поняла. Но одно знаю точно, на мужиков меня не тянет. Даже на тебя. И как теперь с этим жить?

— Ещё раз лишат тебя девственности и всех делов.

— И как я это Серёге объясню?

— Вчера уговорила его на секс втроём и сейчас тоже что-нибудь придумаешь. Если что, вали всё на меня. Скажи, что после последнего случая решила стать примерной женой и попросила об этом меня. Только вот беременная девственница один раз за две тысячи лет уже была и сама знаешь, чем это закончилось.

— Ещё бы с этим всем мне самой толком разобраться.

— Разберёшься, не маленькая. Всё, у меня дел по горло. Надо красиво выдать пять невест за себя, любимого.

Так, сегодня у нас воскресенье. В Москве уже шесть часов вечера, а свадьба у нас в девять. Так попросил Леонид Ильич. Он собирался сегодня поохотиться, поэтому придётся лететь к нему в Завидово. Сам-то он уже летал и на лунной базе три дня назад был. А вот Виктория Петровна не была. Но ничего. Если что, будет повод её немного подлечить. Меня сам Генсек об этом недавно просил.

Поэтому надо поднимать свой гарем и отправлять их на остров. А меня ждут великие дела. Сто миллионов долларов в виде трежерис, разве это не круто?

Когда я заказывал завтрак на всех, из спальни вышли мои заспанные красавицы.

— Это ты нас перенёс с базы сюда? — поинтересовалась, зевая, Солнышко.

— Нет, волшебник в голубом вертолёте, — ответил я словами песенки Чебурашки. — Ну, конечно, я.

— Чем у вас там всё закончилось? — спросила Маша.

— Как видишь, враг повержен и заслуженные награды нашли своих героев.

Наташа, Ди и Лилу просто молча поцеловали меня и прошли в ванную. Халаты они, как всегда, не надели. Им важно было показать себя передо мной во всей красе. Чтобы видеть мою восхищенную реакцию. И чтобы я мог их легонько шлёпнуть по попкам. Ритуал, однако.

Потом за столом ко мне присоединилась Женька. Она была озадачена. Видимо продолжала решать, что делать с неожиданно возникшей девственностью. Но сама она была в запахнутом халате, что говорило о том, что она встала на путь исправления.

— Серёге рассказала о своей удивительной трансформации? — спросил я, поглощая королевские креветки.

— Да, — ответила она, намазывая джемом тост. — Он слегка обалдел, но поверил. Он теперь всему, что касается тебя, верит сразу. Только попросил после завтрака доказать,

что я вновь стала девственницей. А мне что-то боязно.

— С тобою не соскучишься. Ещё вчера одновременно с тремя трахалась, а теперь девственности боишься лишиться. Вот он, твой Ромео идёт. Привет, Серега. Ты как?

— Привет, — поздоровался он. — Это правда, то что произошло с Женькой?

— Она попросила и я сделал. Решила вести правильную жизнь и это достойно похвалы.

— А куда вы вчера пропали?

— Опять бились в космосе, но на этот раз с некромонгерами. Мои сейчас подойдут и всё тогда расскажу.

Невесты не заставили себя долго ждать, понимая, что времени у нас до свадьбы осталось не очень много. Когда они расселись и налили себе кофе, я начал свой рассказ. Многие моменты я опустил, особенно тот, как мы с Ксюхой кувыркались в её капитанской каюте. В результате получилось довольно эпическое повествование в духе рыцарей Короля Артура, только в современной интерпретации. Байки я рассказывать люблю и умею. Это у меня врождённое, а не приобретённое. Все сидели, разинув рты от удивления и восхищения.

— Ешьте давайте, — прервал я свою героическую балладу. — Мне вас ещё на остров надо забросить.

— А ты? — спросили хором мои подруги.

— Ещё несколько дел требуется доделать. У вас будет час, а потом вам придётся заняться причёсками и макияжем.

— Нам скучно без тебя будет, — сказала Ди.

— Чтобы не скучали, возьмите с собой свои летающие туфли.

Этому сообщению они очень обрадовались. Они уже набили себе шишек, которые я, конечно, быстро вылечил, летая по люксу. Ну какой здесь простор для манёвра? А вот на острове им будет сплошное раздолье. И если что, то в воду не так больно падать.

— Только высоко в воздух не подниматься, — строго сказал я. — Иначе больше не разрешу. Жень, а у нас с тобой дела. Как там поживают пятеро тех, кто должен был прилететь сегодня утром?

— Я своих двух помощников отправила из встречать, — ответила она и посмотрела на Сёрегу, который на упоминание о её любовниках и бровью не повёл. — Заказала микроавтобус, так что к половине двенадцатого всех сюда привезут и разместят.

— А где мои русские друзья?

— Звонили, что выехали и через десять минут будут здесь.

— Замечательно. Серёга, ты здесь останешься или на остров с моими невестами тебя отправить?

— Я бы покупался немного.

— Вот и отлично. За моими заодно присмотришь. Чтобы за буйки не залетали. Ну что, по коням?

Как же на острове хорошо. Я не выдержал и тоже искупался в море вместе с девчонками. Надо им, всё-таки, больше уделять внимания. Вот сейчас расставлю своих

помощников на основные направления моей бурной деятельности и всё полегче со временем будет. Они, конечно, всё прекрасно понимают, но им хочется, чтобы я был постоянно с ними рядом. Отговорки типа, что мы и так с ними репетируем, записываемся и выступаем вместе, здесь не годятся. Это всё работа, а на отдыхе тоже необходимо быть с ними.

Я расцеловал своих радостных русалок, которые уже вылезли из воды и примеряли летающие туфли. Серега смотрел на это представление во все глаза. Голые летающие лётчицы — это круто. Ох, и визгу сейчас будет. Научатся как следует летать и тогда специально для Хьюстона придумаем новый аттракцион. При упоминании Хьюстона и глядя на готовящееся взлететь звено «ночных ведьм», я вспомнил знаменитую фразу командира космического корабля «Аполлон-13» Джеймса Лоулла: «Хьюстон, у нас проблемы», произнесённую им в 1970 году. У всех проблемы, не только у них.

Именно в Хьюстоне находится центр управления полётами NASA и там у нас состоятся следующие три концерта. Надеюсь, что у моих красавиц никаких проблем во время полётов не будет. Я для контроля за ними вызвал два ЛА, на всякий случай. Мне спокойней будет. Ещё свежи были в памяти события с попыткой альционцев похитить их. Угрозу я ликвидировал, а осадок остался.

Глава 3

«Многократное повторение ведет к тому, что просто случается пробуждение. Нечто, до тех пор дремавшее, начинает действовать, одно умение приведет вас к другому, которое потянет за собой следующее. И тогда все умение целиком придет к вам однажды, когда вы совершите, может, даже неосознанно, одно ключевое действие — и все мастерство и мудрость обрушатся на вас разом, словно стена воды из рухнувшей плотины…»

Николай Норд «Азбука экстрасенса»

Получается, что именно в Хьюстоне тема космоса и полётов будет очень актуальна и популярна. Но «об этом я подумаю завтра». А сейчас меня ждёт непорочная Женька и сто миллионов долларов. Не, я не о том, что «красть, так миллион, а спать, так с королевой». У меня свои пять королев есть и одна полукоролева. Это я Ксюху имею ввиду. И миллионов у меня теперь много, так что красть незачем.

— Ну что, Женька-девственница, где мои соотечественники? — спросил я свою озадаченную помощницу, когда телепортировался назад, в отель «Хилтон».

Ну да, «Хилтон ответьте Хьюстону». Именно так нас будут зазывать к себе техасцы.

— Ты меня, как Жанну д'Арк называешь, — сказала Женька, которая неплохо знала историю своей родной Франции. — Это она так всех просила себя называть, так как фамилия д'Арк была фамилией её приёмных родителей. А соотечественники твои в количестве трёх человек в коридоре тебя дожидаются.

— Тогда приглашай их, — сказал я, быстро переодеваясь.

Ого, здоровые мужики. Не в смысле здоровья, хотя и этого у них не отнимешь, а в смысле роста и мышечной массы. Нуда, не тысячу долларов ведь с собой везут. И под рубашками у них не кобуры с травматами висят. Хотя в этом времени таких ещё не придумали.

— Здравствуйте, Андрей Юрьевич, — поздоровался первым старший из этой троицы качков, а остальные двое просто молча кивнули.

— Доброе утро, — ответил я и пожал протянутую руку. — Хотя в Москве уже вечер.

— Вот дипломат, который мы вам должны были передать. Код к нему в этом запечатанном пакете. Откройте, пожалуйста, проверьте и распишитесь.

Знакомая мне, ещё по Москве, процедура. Там фельдёгери, здесь советские дипкурьеры. Наверняка и дипломатические паспорта у них имеются, как у нас четверых.

Я разорвал конверт, открыл дипломат и увидел аккуратную стопку американских казначейских обязательств. Считать не стал. Одним миллионом больше, одним меньше — особой разницы для меня теперь нет.

— Да, всё на месте, — подтвердил я и расписался на конверте, поставив число и время.

После чего мы попрощались и товарищи вышли из нашего гостиничного номера. Вот так, столько денег придётся угрохать в какого-то Гэса. Но надо. Даже не в него, а в Стива. Это с расчётом на дальнюю перспективу. Теперь надо эти ценные бумаги, до. понедельника, отнести в сейф. А самый надёжный сейф у меня находится в подвале моего английского замка Лидс. Там я храню многие свои богатства. В понедельник Стив отнесёт их в банк и положит себе на счёт, с которого он и будет финансировать президентскую избирательную кампанию. Туда же и двести миллионов фунтов стерлингов в понедельник пойдут от руководства корпорации «ЕМI».

И будет у нас на счету целых четыреста миллионов долларов, которые помогут Гэсу стать президентом, а Стиву вице-президентом США. Теперь сталось выяснить, добрались ли мои пятеро «видящих» и переговорить с ними.

— Жень, что там с моими гостями? — спросил я.

— Сейчас я позвоню на ресепшн и узнаю, прибыли ли они, — сказала она, набирая кнопки номера телефона администратора отеля в холле первого этажа.

Пока она общалась, я взял в руки свою «расчёску» и сыграл «Magnetic Fields. Part 2» Жана-Мишеля Жарра. Мне давно хотелось исполнить что-то жутко электронное. Даже на своём «кейтаре» я смог неплохо воспроизвести то, что французский мультиинструменталист исполнит в 1981 году. В этой ветке истории меня будут называть одним из пионеров электронной музыки вместе с Дидье Маруани.

Пока Серега отсутствовал, я пересел за его навороченный синтезатор и вообще улетел. Ну ещё бы. На таком сам Дидье мечтает сыграть. Наверняка многие музыканты знают про наши супер крутые Роланды и думают, что это как-то связано с инопланетными технологиями. И они, почти, правы. Только эти синтезаторы не с другой планеты, а с Земли, из недалёкого будущего.

— Да, они уже внизу и мои помощники их регистрируют, — прервала мои мысли Женька. — А что это ты такое классное сейчас играл?

— Новая электронная композиция, которую мы с Серёгой исполним в Хьюстоне, — ответил я. — Тогда сообщи гостям, чтобы оставили вещи в своих номерах и поднимались сразу к нам. Отдохнут потом, так как мне на собственную свадьбу опаздывать нельзя.

А что если в Хьюстоне устроить шоу моих двух солисток под эту электронную композицию? Пусть пируэты или фигуры высшего пилотажа в воздухе попробуют сделать во время нашего концерта. Петлю Нестерова, например. Маша легко её уже сейчас сможет сделать, если в данный момент над морем что-то подобное не вытворяет.

Вот и гости пожаловали. Да, три европейца от сорока до пятидесяти лет, одна индианка лет под тридцать и одна двадцатилетняя латиноамериканка. Ну что ж, защиту на мозг они ставить умеют, но они у них слабенькие, как и они сами. Мужчина с усами, видимо старший в группе, попытался просканировать меня и был отброшен моей волной силы в другой конец комнаты. Ещё одна Груана, только в брюках, нашлась. Всех приходится учить уму-разуму.

Многие знали от Ванги о моей силе, но я закрыл свою ауру, чтобы сразу их не шокировать. Но шокировать всё же пришлось. После того, как их товарищ пролетел метров пять по воздуху и с грохотом упал на пол, я открыл свою ауру и они ахнули. На колени, они, конечно, падать не стали, как Далай-лама в аэропорту Нью-Йорка, но очень низкий и почтительный поклон они мне отвесили.

— Здравствуйте, «видящие», — поприветствовал я их в ответ. — Надеюсь, товарищ не ушибся? Если надо, я и мёртвого воскрешу.

— Значит, это правда про вас? — спросил тот, вставая и потирая затылок, которым он ударился об косяк двери.

— Это только часть правды. Я могу многое. Когда я общался с Вангой в астрале, я ей коротко обозначил свои возможности, но все перечислить не успел.

— Ванга сказала что-то о вечной жизни? — спросила латиноамериканка.

— Это для тех, кто будет хорошо и много работать. Но всё будет происходить постепенно и поэтапно. Так что это зависит теперь от вас.

— Получается, что про пятое пространственное измерение тоже не выдумка? — спросил второй рыжий европеец, видимо ирландец.

— Я недавно был в восьмом, а предтечи сейчас в одиннадцатом.

Только они привыкли к моей пылающей ауре, как я снова заставил их открыть рты, огорошив их таким неожиданным сообщением.

— И что же находится в восьмом измерении? — отойдя от шока, спросила индианка.

— Антивселенная. Там я встретил свою зеркальную противоположность и от него получил антивещество, так необходимое моим межзвёздным кораблям. Но давайте сначала познакомимся. Меня вы все знаете. А как зовут вас?

— Жоана, — первой представилась молодая бразильянка, на родине которой «живёт много диких обезьян».

— Амала, — назвалась индианка, чьё имя означало «чистая».

— Роджер, Гюнтер, Анджей, — сказали свои имена трое мужчин.

— Вот и познакомились. Потом к вам присоединится еще одна девушка, она англичанка. Ванга мне сказала всё правильно о вас. Вы видящие, но слабые. Для начала я вам увеличу работоспособность вашего мозга до двадцати двух процентов. Подходите ко мне, я буду к вашему лбу прикладывать руки. Так настройка более ювелирная получается.

Вся процедура заняла пять минут, по минуте на человека. Мозг у них был уже достаточно хорошо развит и подготовлен за счёт «видения», поэтому его работоспособность можно было легко поднять на более высокий уровень. Все они могли «видеть» чуть лучше, чем Ди. Но с ней я буду заниматься индивидуально.

— А теперь вам всем задание, — сообщил я им. — Меня не будет до завтра, а вы за это время должны научиться двигать небольшие предметы. То есть научиться телекинезу.

Все удивлённо посмотрели на меня. Тогда я силой мысли пододвинул кресло, в котором сидела Амала, к себе. Все ещё больше удивились.

— Сначала начните с коробка спичек, как всем известный советский телекинетик Нинель Кулагина, а потом сможете воздействовать на более крупные предметы, — сказал я им и вернул кресло с Амалой на место.

— А что потом? — спросил Анджей.

— А потом вот это, — произнёс я и перед ними предстали два кресла и две Амалы.

Амала, увидев своего двойника, чуть не потеряла дар речи и остальные сидели обалдевшие, протирая глаза. Они думали, что это галлюцинация. Я, научившись это делать на себе, легко мог делать подобное с другими.

— Подойдите и потрогайте Амалу, — сказал им я и они выполнили моё распоряжение. — Убедились? Но начинайте именно с малого. Ну а как некоторые люди владеют развоплощением или дематериализацией, вы уже, наверняка, знаете.

— Вы имеете ввиду дематериализацию йогинов и святых на моей родине? — спросила Амала.

— Да. И самое интересное, что такое могут делать только в Индии. Ну и я тоже умею.

— Вы маг? — спросил меня Гюнтер.

— Нет, я псионик. И вы тоже псионики. Только пока слабые. Но уже приближаетесь к первому уровню.

— А у вас какой уровень?

— Четвёртый. Я потом вам об этом всё подробно расскажу. Но вернёмся к конкретным примерам. Помимо названных Амалой йогинов и святых, есть ещё Сатья Саи Баба. Он умеет находиться одновременно в нескольких местах и дематериализовывать предметы. А двигать предметы усилием мысли умеет йог Свами Рама.

— Да, — подтвердила Жоана, — я слышала, что он смог привести во вращение сложенные крест-накрест и закреплённые на оси 14-дюймовые вязальные спицы.

— Ну вот видите. Ничем таким, чтобы не могли делать такие особенные люди, как мы с вами, я вам не предлагаю заниматься.

— Какие организационные функции мы будем выполнять? — включился в разговор Анджей.

— Круг ваших обязанностей будет очень широк. Прежде всего необходимо подготовить вновь прибывающих курсантов для моего космического отряда. Именно для этого вы будете учиться двигать спичечные коробки. С помощью своего «видения» вы проникните в структуру предмета и научитесь менять её, за счёт чего предметы и будут двигаться.

— А если у нас не получится? — спросил Гюнтер.

— После того, как я увеличил работоспособность вашего мозга, это получится легко. Как говорит наш крупнейший нейрофизиолог Наталья Бехтерева, а ей вторит Пэмандр, который является моим наставником, необходимо ставить перед собой сверхзадачи и тогда откроются сверхвозможности. А теперь извините меня, мне необходимо заняться срочными делами.

Все присутствующие кивнули, продолжая смотреть на меня слегка ошалевшими глазами. Они знали, кто такой Пэмандр. Их окончательно добило то, что я свободно общаюсь с богом. Нет, они не приняли меня за сумасшедшего. Они знали и видели, кем я являюсь на самом деле. Поэтому они поняли, что я сказал им правду. Но вот так, запросто, общаться с богом, этого они просто не могли себе представить.

Я усмехнулся, но ничего не сказал. Завтра я выкрою для них время и обязательно проверю, как они выполнили моё задание. Я мог бы им ещё рассказать о советском экстрасенсе Розе Кулешовой из Свердловска, которая умерла в январе 1978 года. Вот она могла различать цвета и читать текст за счёт сверхчувствительности кожи. Но это были бы только слова, а им нужно было предъявить чудо. И я им его предъявил.

Теперь они станут упорно стараться сделать своё домашнее задание. Ведь от этого будет зависеть то, возьму ли я их к себе. А я отчётливо видел, что узрев воочию мои способности и возможности, они очень хотели этого. Они увидели на моём примере, что то, о чем я говорю, можно достичь.

А теперь мне очень быстро надо было сделать двадцать комплектов чёрной униформы по образцу российского спецназа вместе с берцами. Я уложился в пятнадцать минут. Даже успел на липучках изготовить фамилии всех моих космических офицеров. Теперь будет куда и погоны приделать, и первую награду в виде знака «За космический поход» прицепить. Вот на Земле их друзья и знакомые удивятся, увидев такую необычную советскую награду. Надо будет им ещё удостоверения к этому знаку сделать, но это всё потом.

Когда я с этим делом закончил, то телепортировался в Тайланд на наш чудный остров Ко Самет. Нуда. Чудный остров навещу, у Кравцова погощу. Опять меня на рифму потянуло. Но остров, действительно, мой. В этом я ни капельки не соврал.

Там я застал идиллическую картину. Пятеро моих жён и Серёга лежали в шезлонгах и загорали. Первой меня заметила Лилу и радостно улыбнулась, помахав мне призывно рукой.

— Сейчас, — сказал я и, скинув рубашку с брюками, направился в море, — только искупаюсь.

На мой голос все подняли головы и решили пойти составить мне компанию.

— Пообщался с людьми? — спросила Маша, когда мы вынырнули из воды.

— Да, — ответил я. — А вы тут как?

— Мы все научились хорошо летать! — радостно сообщила мне Лилу, котора мне всё больше напоминала, своим весёлым нравом, Гюльчатай из фильма «Белое Солнце пустыни».

— Так ты же умеешь на своём глайдере прекрасно это делать.

— Это разные вещи. Тут открытый полёт, а там сидишь в кабине и даже скорости не ощущаешь.

— А я научилась делать мёртвую петлю, — заявила подплывшая к нам Ди. — Хочешь покажу?

— Молодец. Только времени у нас совсем мало осталось. Давай в следующий раз.

— А мы тоже классно научились на бреющем полёте проноситься прямо над кромкой воды, — загалдели хором Солнышко и Наташа.

— Ладно, показывайте. Только быстро.

Девчонки обрадованно выскочили из воды и стали надевать мои летающие подарки. А потом эта пятёрка «летающих ведьм» такое устроила в воздухе, что я чуть ли не за сердце схватился. Вот ведь безбашенные подруги. Им только дай волю, они и к Солнцу полетят. А потом, обжегшись, упадут «на самое дно самого глубокого ущелья».

Мне хотелось спросить Серёгу о том, куда он смотрел? Ну понятно, он смотрел на голых, орущих и резвящихся девок. Оставляй после этого свой гарем под его присмотром.

Но тут раздался звонок моего сотового. Этот номер, который высветился на экране дисплея, я не знал. Только услышав знакомый голос Брежнева понял, что он звонит из Завидово.

— Привет, жених, — смеясь, сказал Генсек. — Тебя когда ждать?

— Здравствуйте, Леонид Ильич, — поздоровался я. — Как и договаривались, через час буду у вас.

— Мне тут про тебя всё уже доложили. Правильно, что подальше от всех такую свадьбу справлять решил. Хотя, если честно, я тебе немного завидую. Твой отец мне рассказал о твоей задумке по вопросу разрешения в СССР многожёнства. Идея интересная и у тебя уже есть под неё грамотное обоснование.

— Спасибо, Леонид Ильич, за поддержку. Виктория Петровна знает?

— Пришлось аккуратно её подготовить. А она в ответ сказала, что чего-то подобного от тебя и ожидала.

— Как камень с души свалился. Сейчас невест своих обрадую.

— Тогда не опаздывай. Мы только на часок к тебе заскочим и назад. Сегодня на охоте набродился. Прямо как в молодости. Только, всё равно, устал. Ты, кстати, мою супругу подлечи, а то что-то она последнее время на голову жалуется. С ней раньше Джуна занималась, но ничего у неё не вышло

— Сделаю. Я теперь в этом деле большим специалистом стал.

Ну вот, и эта проблема решилась сама собой. Нет, само собой ничего никогда не решается. Правильно, вовремя изложенная и грамотно аргументированная мысль, высказанная, как бы мимоходом отцу, дала свой результат. В лоб к Брежневу с моей идеей о легализации многожёнства в Советском Союзе я подойти никогда бы не решился.

Понятно, что каждый мужик глубоко в душе полигамен. Ходоки мы, одним словом, ещё те. Ну а вспомните молодые годы. Идёшь с танцев, а на одной руке висит Зинка, а на другой Клавка. И обе тебя любят и хотят тебя в мужья. Готовы даже убить соперницу- разлучницу, чтобы стать твоей единственной. А тут и убивать никого не надо. Женись сразу на двух или на трёх и никаких тебе проблем. Только покажи справку, что можешь обеспечить достойную жизнь сразу нескольким жёнам.

Так тебе государство сразу квартиру по льготной ипотечной программе даст. И все остальные плюшки. В общем, моя идея сработала и я, как всегда, буду в этом деле первопроходцем. То в космосе первопроходец, то на личном и семейном фронте таковым получаюсь.

— Девчонки, нам пора, — крикнул я своим подругам, высоко задрав голову вверх и прикрывая ладонью глаза от Солнца. — Давайте выруливайте на посадку.

Да, вот это посадка. Чуть не задавили эти сумасшедшие девки, так как каждая норовила упасть ко мне в руки, поэтому получилась куча-мала. Но было весело. Счастливые невесты — залог успешного проведения свадьбы.

— У меня для вас есть радостная весть, — сообщил я, выбираясь из-под пятерых своих жён. — Брежнев поддержал моё предложение о введении многожёнства в СССР.

— Ура! — заорали мои девчонки и чуть опять, на радостях, не взмыли в небо, истребители голозадые. Но я двух успел схватить за ноги и притянуть к себе.

— Куда? А ну быстро одеваться. Серега, тебя это тоже касается. Как мои тут без меня себя вели?

— Ужас, — ответил тот, вставая с шезлонга. — Такое в воздухе вытворяли.

— Понятно. А ещё замужними женщинами называетесь.

— У нас девичник, — заявила более подкованная в этих делах Наташа. — Мы прощались со своей молодостью.

— Очень бурной, кстати, — высказалась по этому поводу Маша. — Благодаря некоторым, на которых не будем показывать пальцем.

— Благодаря мне ты женщиной стала, а потом звездой поп-музыки.

— И беременными нас всех сделал тоже ты, — добавила Лилу и чмокнула меня за это в губы.

— Как ты с ними, со всеми, справляешься? — спросил обалдевший Серега.

— «Трудно с тремя, а когда трёх научишься организовывать, дальше число уже не имеет значения», — ответил я цитатой из фильма «Москва слезам не верит», который выйдет на экраны только в следующем году.

Но съёмки уже идут, так что я всегда смогу отбодаться, что уже читал сценарий. Хотя кто-нибудь из девчонок рано или поздно проболтается, что мы можем шастать с помощью машины времени в какое угодно время. Но Серега уже знает об этом и никому не расскажет.

Когда мы вернулись в наш люкс, я с девчонками залез в душ, чтобы смыть песок и поторопить своих бесхвостых акул. Но у меня на сегодняшний день было одно волшебное слово, которое заставляло их поторапливаться. И это было слово «свадьба». Хотя нам ещё предстояла впереди ещё одна большая, но уже на Земле. А эта была как бы репетицией. Поэтому подруги по поводу неё особо не волновались.

Моясь под душем, я их предупредил:

— Мы сейчас летим с Солнышком за четой Брежневых. За остальными я вернусь позже. Виктория Петровна её знает и любит. Так что сразу вшестером мы в Завидово не попрёмся.

— Хорошо, — ответила Маша. — У нас будет больше времени собраться.

— Взял бы сразу катер, там двести человек поместится, — предложила Наташа.

— Нет уж. Тогда вся охрана Брежнева к нам залезет, вместе с егерями. А так я смогу взять дополнительно только шесть человек и всё.

— Тоже правильно, — согласилась Ди. — Там гостей со стороны родителей Лилу будет много.

— Нет, не будет, — ответила моя единственная инопланетянка. — Я их всех предупредила и, кроме родителей, будут только три брата с жёнами.

— Это хорошо. Спасибо, что намекнула им. А то мне неудобно было это самому делать. Солнышко, цепляй свою Звезду Героя. Я свои четыре тоже сейчас прикреплю. Генсек за этим строго следит. Серёга, пока я буду отвозить Брежневых, тебе будет партийное задание. Пошли к синтезаторам.

Там я ему в течение трёх минут наиграл на «расчёске» «Magnetic Fields. Part 2» Жана- Мишеля Жарра. Он буквально через минуту подключился ко мне и мы вместе доиграли всю композицию до конца. Получилось сыровато, но пусть Серёга, пока меня не будет, и доводит её до ума.

Все внимательно слушали и следили за нашей игрой, понимая, что я сочинил очередной хит, только электронно-музыкальный. Всем понравилось то, что я придумал. Женька это уже слышала сегодня утром, поэтому знала, что я такое сейчас выдавал.

После чего мы быстро собрались с Солнышком и отправились на нашу стоянку. Шлюп был на месте и толпа зевак тоже. Пришлось улыбаться и махать им, а Солнышко ещё посылала всем воздушные поцелуи.

В Завидово мы прибыли вовремя. Охрана была предупреждена о нашем экстравагантном визите, поэтому мы спокойно сели на площадку перед домом. Всем, кто был в это время свободен, стало интересно посмотреть на инопланетный корабль. В беседке никого не было из других руководителей государства, а вот обслуживающий персонал столпился вокруг нашего летательного аппарата. Внутрь дома мы не пошли, ждали на свежем воздухе.

Уже вечерело, поэтому дышалось легко и свободно. Не, на Родине лучше. Лучше, чем в Америке, это точно. Но насладиться природой мне не дали. Вышли Брежневы и с ними четыре человека охраны. Вот это нормально. Можно было и Машу с Наташей взять, чтоб постепенно всех перезнакомить. Но это ещё успеется.

— Ну вот и наш герой пожаловал, — сказал улыбающийся Брежнев. — И невесту привёз. Почему только одну?

— Добрый вечер, Леонид Ильич и Виктория Петровна, — произнесли мы с Солнышком хором. — Так получилось.

— Здравствуй, Андрей, — поздоровалась со мной жена Брежнева. — Привет, Светлана. Вижу, что наши награды носить не забываете.

— За рубежом редко приходится, — ответил я. — А вот на родине — чаще.

— Первый раз в жизни на таком полечу, — глядя на наш шлюп, заявила со вздохом Виктория Петровна. — Если бы кто другой пригласил, ни в жизнь не согласилась бы.

— А я уже второй, — уточнил Генсек, — Только прошлый раз мы летали на большом.

— Он бы здесь нигде не сел, — ответил я. — А так, он рассчитан на десять человек. Так что милости прошу внутрь.

Понятное дело, что туда, сначала, забрались два охранника. Ну а потом Виктория Петровна и Леонид Ильич. Да, что-то она сдала. Видимо, недавнее нападение на них здесь сказалось. Врачи говорят, что все болезни от нервов. В моей ветке истории она прожила до 1995 года. У неё был диабет, поэтому она была вынуждена регулярно делать себе инъекции инсулина.

Ну, с диабетом я уже умею быстро разбираться. У Женьки я маму от диабетической полинейропатии вылечил и Виктории Петровне помогу.

Когда мы все расселись, жена Генсека спросила Солнышко:

— Светлана, и как ты согласилась с тем, чтобы рядом с тобой находились еще четыре соперницы?

— Они не соперницы, а мои лучшие подруги, — ответила Солнышко, ничуть не смутившись. — Мы все любим Андрея и он нас любит.

— Повезло ему, — прокомментировал слова моей невесты Леонид Ильич. — Девушки ему хорошие попались.

— Одна даже с другой планеты, — не удержалась и уточнила Солнышко.

— Батюшки, — всплеснула руками первая леди СССР. — На Земле ему красивых девушек мало?

— Вы прямо, как мой отец сказали, — ответил я.

Виктория Петровна, в процессе беседы, внимательно смотрела в иллюминатор. А я специально немного растянул наш полёт, чтобы она могла полюбоваться и видом Земли, и Луны. Было видно, что ей всё интересно. Охранники тоже, краем глаза, посматривали в иллюминаторы, но делали вид, что их это особо не интересует.

— Приветствую вас, товарищ Андрей и ваших гостей, — раздался голос Крис, когда мы оказались в ангаре базы и вышли всей группой из шлюпа.

— Доклад, — произнёс я в ответ.

— Две трети захваченных линкоров некромонгеров дроиды уже перегнали на поверхность Луны рядом с базой, где подготовили для них временную стоянку Остальные, наиболее повреждённые, будут доставлены завтра. Офицеры космического отряда занимались на голографических симуляторах согласно вашему приказу. Остальные гости сообщили, что скоро будут.

— А кто ещё собирался сегодня прибыть на твою свадьбу? — спросил Леонид Ильич, которого доклад моего искина очень заинтересовал.

— Губернатор планеты Прана с супругой. Они являются родителями Лилу, пятой моей невесты. С ними собирались прилететь президент и вице-президент «Лиги планет». А также сын Королевы Елизаветы II принц Эдвард.

— Про какие линкоры говорил твой искин?

— Я и мои курсанты, теперь уже лейтенанты, вчера сражались с армадой космических кораблей, которые хотели уничтожить Землю вместе с другими планетами Солнечной системы. Двадцать юношей и девушек дрались отважно и мы победили. Большинство линкоров некромонгеров мы уничтожили в бою, а часть взяли в качестве трофеев. Три из них я передам в дар Советскому Союзу.

— Значит, опять отличился, — с укоризной в голосе сказала Виктория Петровна. — А нам ничего не сказал.

— Времени было в обрез. Пока курсантов подготовил и сделал из них настоящих космических офицеров, почти полдня ушло. А потом у нас концерт в Чикаго в это время был. Ну а затем сразу в бой. Так что весёлая ночка у нас, у всех, была.

— Как знал, что надо будет тебя и Светлану награждать к свадьбе, вот и захватил два Ордена Ленина и две Золотые Звезды Героя, — сказал довольный Брежнев и дал знак, чтобы ему охранники передали два комплекта наград.

— Леонид Ильич, — взмолился я, — ну куда мне столько Звёзд? Я же вам сказал, что больше наград не приму. Давайте лучше двух капитанов наших космических линкоров ими наградим. Они достойно сражались и уничтожили много кораблей противника. А также участвовали со мной в абордаже флагмана.

— Молодец, что заботишься о своих подчинённых, — сказал Брежнев и похлопал меня по плечу. — Вот тебе два наградных комплекта, сам впишешь в документы их имена и фамилии.

— А можно вы лично их им вручите? Им приятно будет ваше внимание.

— Ну давай, раз просишь.

— Солнышко, покажи пока Виктории Петровне нашу базу, а мы с Леонидом Ильичем отправимся офицеров награждать.

Леониду Ильичу ещё прошлый раз понравилось на антиграве летать по территории базы. Надо ему один такой подарить для резиденции в Завидово. Всё легче ему будет на кабанов и лосей охотиться. Только этот большой. Пусть Крис озадачит дроидов сделать двухместный и комфортабельный плюс со съёмной крышей от дождя.

Это я и передал ей мысленно.

— У нас на базе один такой есть, — ответила она.

— Тогда погрузи его в шлюп, — распорядился я.

Мы с Генсеком и двумя охранниками подлетели к залу с голографическими симуляторами, где лейтенанты тестировали полученные дополнительные космические специальности. Я приказал Крис загнать второе отделение с утра пораньше в капсулы, а первое отделение, которым командует Журавлёва, отправить на поверхность Луны и повторить облёт вместе с тренировками на стрельбище.

И дополнительно усилить контроль за каждым офицером. Хотя, после истории с их товарищем, они и сами будут предельно внимательны и собраны.

Да, все офицеры были здесь и часть ждала своей очереди, а другие занимались на симуляторах. Мне повезло, что Журавлёва и Ярцева были свободны. Увидев, кто появился перед ними, они сначала опешили, но потом Журавлёва, так как лейтенант Гамов находился в этот момент на занятиях, скомандовала:

— Товарищи офицеры, смир-но! Равнение на ле-во!

Четким строевым шагом Ксюха подошла к нам и отрапортовала:

— Товарищ Председатель Президиума Верховного Совета СССР, взвод офицеров космических войск Советского Союза проходит подготовку на голографических симуляторах. Командир линкора «Москва» старший лейтенант Журавлёва.

— Вольно, товарищи офицеры, — произнёс Брежнев. — Я только сегодня узнал о том, что вы все вчера участвовали в битве по защите нашей планеты и всей Солнечной системы от вторжения космического флота некромонгеров. Андрей Юрьевич, ваш непосредственный начальник, доложил мне, что больше всех отличились командиры линкоров «Москва» и «ЕМI». Поэтому я вручаю вам, старший лейтенант Журавлёва, и старшему лейтенанту Ярцевой Орден Ленина и Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Ясли бы только Ксюха могла видеть себя в этот момент со стороны. Гамма чувств от удивления, обалдения, ступора, а потом радости, отразились последовательно на её лице. Но она справилась с волнением и чётко произнесла:

— Служу Советскому Союзу!

Потом ситуация повторилась и с Ярцевой. Та успела отойти от шока и уже более уверенно подошла к Брежневу и, после рапорта, получила заслуженные награды.

— Новую форму я для вас изготовил, — сказал я обрадованным офицерам, когда Леонид Ильич закончил с награждениями. — Её дроиды уже должны были развести по вашим кубрикам. Поэтому, как закончите с подготовкой, все должны будут переодеться.

— Есть переодеться, товарищ Андрей, — доложила старший лейтенант Журавлёва.

— А сейчас продолжайте занятия.

Мы с Брежневым проследовали к антиграву и отправились искать Викторию Петровну с Солнышком. Они оказались в зале управления базы, где и были поставлены свадебные столы. Девчонки не зря провели вчера время, перед тем, как уснуть. Крис и дроиды постарались выполнить их самые мелкие пожелания.

Соорудили столы и поставили буквой «П», как это было принято в нашей стране. На столах уже была расставлена посуда и дроиды начали ставить стулья.

— Леонид Ильич, — обратился я к Брежневу, — мне необходимо отправиться за остальными гостями.

— Ты сначала своих невест привези, — ответил он, — а потом можешь уже всех остальных. Хочется на твою инопланетянку посмотреть.

Я улыбнулся и отправился в ангар, где стоял мой шлюп. Прежде всего я проверил, как там дроиды уложили двухместный антиграв для Брежнева. А ничего он так, довольно компактный получился. И уменьшать его не надо. Думаю, что мой подарок ему понравится.

Когда я вернулся за своими оставшимися четырьмя невестами, то увидел их уже в свадебных нарядах. Своё платье и туфли Солнышко взяла с собой, чтобы переодеться прямо перед самым началом церемонии. А эти решили одеться сразу. Смотрелись мои красавицы просто отпад.

Женька, как подруга невест, тоже приоделась. По её серьёзному виду было понятно, что Серёге она ещё не дала. Вот ведь настоящее ходячее целомудрие получилось. Маша подошла ко мне и спросила:

— А что с Женькой случилось? Она сегодня какая-то странная.

— Понимаешь, — ответил я, почесав затылок, — она вчера сразу с тремя трахалась и решила после этого завязать с разгульной жизнью. Вот я ей и помог. Помимо всего прочего, вернул ей и девственность. Теперь не знает, что с ней делать.

Маша прыснула от смеха и посмотрела на Женьку. А та, как в том анекдоте про память девичью, которая забыла, кому давала, ходила задумчивая. Короче, и смех, и грех. А Серёга был спокоен, как удав. Он всё это время, пока меня не было, работал над нашей новой музыкальной композицией.

— Так, Брежнев уже на базе, — сообщил я всем. — Так что ведите себя прилично и особо не летайте, сломя голову. А выглядите вы все восхитительно.

Девчонкам было приятно моё внимание. Целоваться они не полезли, так как были накрашены. Потом подошёл Стив и Тедди с Лиз. С поздравлениями и подарками. Говорил же им, что у меня всё есть, даже невест целых пять. Но они сказали, что без подарков у них в Англии на свадьбы ходить не принято. Получилось, что не хватает только принца Эдварда. Я за ним потом вернусь, когда эту партию невест и гостей отправлю на лунную базу.

По дороге я спросил Тедди:

— Ты уже видел то, что отснял вчера оператор?

— Видел, — возбуждённо ответил наш гендиректор MTV. — Мы с Лиз вместе смотрели. Это просто потрясающе. Вам, на трёх линкорах, удалось сделать невозможное. Уничтожить часть кораблей некромонгеров, а потом заманить их в ловушку.

— Это я ему детали рассказал, — уточнил Стив.

— Мы взяли с собой отснятый материал, — добавила Лиз. — Он, правда, ещё не совсем готов. Но мы его постараемся сегодня доделать после свадьбы.

— Вот за это спасибо. Будет что Брежневу и гостям с Праны показать.

Нас, таких нарядных и красивых, около шлюпа поджидала целая толпа. Журналисты откуда-то прознали, что у меня сегодня состоится свадьба и выкрикивали поздравления с массой вопросов по этой теме. Они знали, что я женюсь, но вот на ком, они были не в курсе. Я не стал им сообщать, кто моя избранница, пусть гадают. Интрига должна продлиться до понедельника, так я им и крикнул в ответ.

— Всё расскажем завтра, — коротко и чётко подтвердил я.

Глядя на одинаково одетых четырёх девушек рядом со мной, одна из которых была солисткой группы «DEMO», они могли решить, что это и есть мои невесты. Посмотрим, что они сегодня напишут в своих газетах. Кто, интересно, проболтался о том, что у меня сегодня свадьба? Наверняка, Женька. Сболтнула своим помощникам, а те слили эту новость прессе. Ну и ладно. Я и так их на голодном пайке держу по поводу информации о нашей группе.

С местами в шлюпе у нас была напряжёнка и я решил попробовать немного изменить внутреннее пространство моего космического аппарата. Я уже мог многое вытворять с материей, а пространство внутри корабля — это тоже материя. Вон Коровьев с Азазелло в «Мастере и Маргарите» так изменили «нехорошую квартиру» № 50, что она стала в несколько раз больше. Ведь сам Коровьев говорил, что «тем, кто хорошо знаком с пятым измерением, ничего не стоит раздвинуть помещение до желательных пределов». А я чем хуже этих двух слуг Воланда? Я, как раз, уже хорошо знаком с пятым измерением и мои пять жён голыми, как Маргарита, летают по воздуху. Ведьмы, одним словом.

Работать приходилось в спешке и первый вариант получился несколько странноватым и угловатым. А вот с третьего раза получилось уже хорошо. Внешне мой шлюп остался прежним, но внутри стало на треть просторнее. Девчонки на это даже внимания не обратили, занятые обсуждением предстоящего торжества.

Первым это заметил Стив и спросил меня:

— А что, это другой шлюп? Как-то просторнее стало.

— Да, и я это заметил, — подтвердил Тедди. — Посадочных мест стало больше и мы все спокойно разместились.

— Я просто внёс некоторые изменения в конструкцию, — ответил я чистую правду, не вдаваясь в детали. — Иначе вам бы пришлось сидеть друг у друга на коленях. Тогда, раз у меня всё получилось, предлагаю слетать в Букингемский дворец за принцем Эдвардом, а потом уже все вместе отправиться на лунную базу.

Никто не был против. Маша на это моё предложение хитро улыбнулась, а Ди посмотрела на неё с пониманием.

— Маш, не переживай, — обратился я ко второй нашей солистке, — он уже влюблён в другую. Ди же недавно об этом рассказывала.

— Да я и не переживаю, — ответила довольная Маша. — Я хоть не буду постоянно слушать его детские рассказы.

— А в чем, собственно, проблема? — спросила Лилу, так как о младшем принце она ничего не знала.

Ну всё, теперь будут обсуждать моего английского друга. Нормальный он парень, только немного занудный. Ничего, Маша его потерпит. Это недолго. Зато тот ей расскажет о том, как его старший брат чувствовал себя будучи лилипутом. Об этом я и попросил Машу.

Стив, Тедди и Лиз были вообще не в курсе таких интересных событий, произошедших с монаршей особой. Но, как настоящие англичане, вопросов на эту тему не задавали.

Вот и знакомый дворец показался, и та площадка за ним, где мы выступали с королевским концертом, посвящённым двадцатипятилетию коронации Ее Величества, и где произошла неудачная попытка государственного мятежа.

В саду Букингемского дворца нас ждали. Я-то думал, что это будет только принц

Эдвард. Но как оказалось, с ним нас вышла встретить и проводить младшего сына сама Королева с сопровождающими её лицами. Да, именно здесь, в дворцовом парке, я два раза спас жизнь Елизавете II и она прекрасно помнила об этом.

Я всех предупредил, чтобы вышли поздороваться с Королевой. Посадку точно посреди парка я совершил просто филигранно. Встречающие нас с любопытством разглядывали инопланетный корабль, который они в живую ещё не видели. Принц Эдвард, напрочь забыв о королевских правилах поведения, радостно махал мне рукой и с восторгом смотрел на шлюп. Какой мальчишка не мечтал увидеть его, а тем более долететь на нём до Луны.

— Здравствуйте, Ваше Величество, — первым поздоровался я. — Вы сегодня замечательно выглядите. Добрый вечер, Ваше Высочество.

— Здравствуйте, лорд Эндрю, — ответила Елизавета II и протянула руку для приветствия, которую я очень аккуратно пожал. — Так это же вы меня вылечили, вот я и чувствую себя прекрасно. Поздравляю вас со свадьбой.

— Благодарю вас. Рад, что вы по-прежнему относитесь ко мне, как в вашему хорошему другу.

— Здравствуйте, лорд Эндрю, — приветствовал меня ещё один английский друг. — Спасибо, что пригласили меня на свою свадьбу. Все мои друзья мечтают попасть на Луну. И я в том числе.

— В любое время, Ваше Высочество, вы можете обратиться ко мне и если я не нахожусь в это время в другой вселенной, то с радостью отвезу вас туда.

Тут вышли все мои невесты с гостями и пришлось мне половину из них представлять Королеве и Принцу. Когда я стал рассказывать о Лилу, что она с другой планеты, у принца аж рот открылся от удивления. Маша и его новая дворцовая пассия были сразу забыты и он всё своё внимание сосредоточил на моей пятой невесте. Влюбчивый, однако, парень оказался. Возраст такой да и когда он живую инопланетянку ещё где- нибудь сможет увидеть.

Мы с Королевой обменялись понимающими взглядами. Её Величество была хорошо знакома с Тедди и Лиз, так как они готовили тот памятный концерт. Поэтому им было что вспомнить. А мне пришлось разбираться с охраной принца, которую пришлось сократить до двух человек. И тут мне в голову пришла неожиданная мысль.

— Ваше Величество, — обратился я к Королеве, — а вы не желаете на часок слетать на Луну вместе с принцем?

По её глазам я видел, что она ждала этого приглашения. Но, чтобы соблюсти протокол, она спросила:

— Не знаю, не знаю. Кто из гостей ещё приглашён?

— Глава СССР товарищ Брежнев, губернатор планеты Прана и президент «Лиги планет», — ответил я.

— О, очень достойные и уважаемые люди. Пожалуй, на час я смогу отлучиться. Жаль, что мой муж сейчас находится в Шотландии по делам Королевского благотворительного фонда. Но я думаю, что вы его тоже потом пригласите?

— Непременно, Ваше Величество. Там есть, на что посмотреть адмиралу британского флота. Тогда прошу вас проследовать внутрь моего космического корабля.

Охрану пришлось увеличить ещё на двух человек и взять секретаря Королевы. Очень удачно получилось, что я расширил внутреннюю часть корабля, что позволило взять на борт и Её Величество. Интересно, как на это отреагирует Брежнев. Он давно мечтал встретиться с Елизаветой II, а тут она сама будет с ним беседовать на моей свадьбе.

Королеву я поручил Маше. Можно было и Ди поручить, но последние события с принцем Чарльзом и их отменённая свадьба несколько охладили их ранее прекрасные отношения. И всё это случилось по моей вине. Но ничего не могло омрачить нашу свадьбу. Чем жениться пять раз и каждый раз на разной девушке, я лучше женюсь один раз и сразу на всех. В СССР мужчина мог жениться только три раз, а вот женщина выйти замуж — сколько угодно. Дискриминация какая-то по половому признаку получилась. А это чтобы не путали выражения «члены моего кружка» и «кружки моего члена».

Провожать Королеву сбежалось ещё человек двадцать. Вот ведь эта чопорная Англия со своими правилами дворцового этикета. Пришлось ждать ещё пять минут, пока Королева им всем указания даст. Как будто она на неделю отбывает куда-то далеко. То, что далеко — это да. А по времени всего на час. Вот и Брежнев с Викторией Петровной тоже на час собирались, но думаю, что на два точно задержатся.

Брежневу будет интересно пообщаться с Елизаветой II вживую, да и с президентом «Лиги планет» ему тоже есть что обсудить. В общем, свадьба — это такой деловой раут, на котором, в непринуждённой и неофициальной обстановке, могут встретиться, помимо жениха и невесты, главы государств и даже планет. Вот пусть и пообщаются.

Принц Эдвард, понятное дело, сел рядом с Лилу, а Королеве я помог устроиться с комфортом поближе к себе и Маше. Я быстренько изменил форму кресла для неё и сделал его достаточно мягким. Генсек с супругой были людьми привычными к тяготам и невзгодам, особенно в войну, а вот лицо королевской крови — нет. Поэтому я и расстарался.

Полёт занял три минуты, хотя мы могли долететь и быстрее. Это принц Эдвард попросил меня лететь помедленнее. Он взял с собой фотоаппарат и фотографировал всё подряд. Принц решил в школе сделать доклад о своём путешествии на Луну. У него же так плёнки не хватит. Если что, я ему смогу в этом помочь.

Еще когда мы подлетали к базе, я отдал Крис ментальную команду пригнать к нам на встречу двадцать дроидов, которые изобразят из себя почётный караул, положенный по статусу монаршим особам. И дополнительно выдать им длинноствольные бластеры, которые хранились на альционском линкоре.

За синхронность подобного почётного караула я не волновался. Им не надо было неделями маршировать на плацу под надзором сурового старшины, который бы заставлял их тянуть мысок и измерял бы линейкой высоту поднятой ступни. Здесь роботов синхронизировать было не нужно. Жалко, что я для Брежнева такое не успел придумать. Но провожать его они точно будут. Этакая рота почётного караула у меня получилась.

Можно было бы и своих офицеров к этому делу приставить, но лучше пусть своей космической подготовкой занимаются. Эта муштра им особо не нужна. Но иногда, крайне редко, ей тоже следует заниматься.

Я сказал Крис, чтоб за образец для подражания взяла кремлёвских курсантов. У неё вся информация по Земле хранилась аж за двадцать тысяч лет. Я даже не могу себе представить, что за жёсткие диски у неё там стояли. Если историки узнают о таком сказочном богатстве, они меня точно и на Луне достанут. И я знаю, о ком будет первая их просьба. Но я им ничего не расскажу и, тем более, не покажу. Пусть себе люди верят в то, что сами придумали.

Ну вот, другое дело. Под приветственный рапорт Крис и гимн Великобритании «Боже, храни Королеву» мои дроиды встретили Её Величество, чем она была очень довольна. Пялиться, как принц Эдвард, на наши звёздные линкоры ей было не положено по статусу. Но косяка она по сторонам давила конкретно. Надо будет так же встретить и гостей с Праны. Пока они не прибыли, спрошу у Лилу, как звучит их гимн и некоторые детали протокола.

Принц Эдвард был в полном восторге от увиденного. Ему понравилось всё, а особенно антиграв. Надо будет и ему двухместный подарить. Крис настроит его на голосовые программы и пусть себе парень летает по Букингемскому дворцу и саду.

Крис заранее предупредила Леонида Ильича, Викторию Петровну и Солнышко о визите Её Величества и Его Высочества. Я представляю себе удивление Брежнева от такой неожиданной новости. Да, он мне потом всё выскажет. Но это же лучше, чем обмениваться между собой письмами. И я их, к тому же, возил, как почтальон. А тут тебе не надо ничего возить, сам всё ей лично и расскажет.

Ещё вчера я дал команду Крис подготовить, с запасом на всякий случай, сорок дроидов-официантов, которые будут закреплены за каждым гостем. Так будет намного проще. Гость закажет дроиду то, что он будет есть и тот спокойно съездит и привезёт заказ. Это чтобы не устраивать большую кухню и не готовить кучу никому ненужных блюд.

Помимо этого Крис должна была научить каждого дроида сразу нескольким языкам. Так как принца я изначально собирался пригласить, то и английскому дроиды тоже будут научены, помимо пранского. Только давно пора всех переводить на русский. А то база наша, советская, а разговариваем мы, чаще всего, на английском. Лишь со своими офицерами я отвожу душу и общаюсь исключительно на русском.

А вот и остальные гости пожаловали. Крис сообщила мне, что через десять минут совершит посадку «рейс Прана-Луна». А что, неплохо звучит. Скоро Луна станет межгалактическим космопортом и нам к этому следует быть готовыми. Это не Нью-Васюки, о которых мечтал «великий комбинатор» Остап Бендер. Это уже абсолютная реальность и осознанная необходимость. Судя по тому, что сейчас происходит во Вселенной, я являюсь гарантом безопасности не только в Солнечной системе. На вмешательство богов, а тем более предтеч, расчитывать не приходится. Значит, будем справляться своими силами. Груана уже высказывалась на тему моего назначения на пост президента «Лиги планет». Поэтому крупный космопорт на Луне должен быть обязательно построен. О чем я ментально и сообщил Крис.

Так, надо представлять и знакомить Брежнева с Королевой и остальных гостей между собой. Больше остальных приглашённых всех интересовала моя Лилу, от которой принц так и не отходил. Маше повезло, она будет весь вечер общаться с его мамой. А у Лилу, похоже, сработал рефлекс очаровывания особей мужского пола. Вот я ей сейчас задам за такие штучки

Ну вот, протокол соблюдён. Гости разбились по интересам, а дроиды служили им переводчиками. Как я и ожидал, Брежнев беседовал с Её Величеством. Хотя, когда я их представлял друг другу, он сделал в мою сторону знак, что мол предупреждать надо о таких встречах. Но старого воробья на мякине не проведёшь, и Брежнев стал чирикать с Елизаветой II не как обычный серый пернатый, а принялся заливаться перед ней соловьём. Вот такая вот метаморфоза с ним произошла. Хорошо, что переводчик был всегда рядом. Легче будет очаровывать Королеву.

Глава 4

«Уровни псионической силы:

Уровень IV. Встречается редко. Мощь такого псионика позволяет ему передвигать тела в десятки раз превышающие его по массе, проявлять мощное воздействие на расстоянии в десятки и сотни метров, контролировать мысли значительного числа живых существ. Уровень IV является серьезной угрозой даже для отряда противников в прямом столкновении, а также способен уничтожить целую планету или цивилизацию при более тонком подходе. Четырехуровневые псионики входят в легенды, становятся героями древних историй и могут возглавить целые народы. Порождаемые ими электромагнитные импульсы способны нанести серьезные повреждения, вплоть до смертельных, всем находящимся поблизости существам».

«Universum Вики»

Я, извинившись перед принцем, отвёл в сторону Лилу и спросил:

— Ты зачем влюбляешь в себя мальчишку?

— Я ничего не делала, — сказала она. — Он сам так стал себя вести. Честное- пречестное. Мне самой он уже порядком надоел со своими бесконечными и глупыми разговорами.

— Терпи. Это принц и мой друг. Через час отправим его с мамой домой. Ему завтра в школу, а маме на работу.

— Так она же Королева?

— Ну ты же видела, что ей даже на час трудно было вырваться из своего дворца. И это, не смотря на то, что сегодня воскресенье. Ладно, с принцем мы разобрались. Вопрос второй: какой гимн у вашей планеты?

— А ты хочешь моих родителей гимном встретить?

— Ты ведь обратила внимание, как я придумал английскую Королеву встречать. Хотелось и для твоих устроить такой же торжественный приём. Всё-таки тесть с тёщей к нам на свадьбу прибудут. Им тоже необходимо выказать почёт и уважение.

— Есть у нас одна песня, которая служит нам в качестве гимна. Но у меня нет её с собой на звуковом носителе.

— Ничего. Ты напой, а я что-нибудь придумаю.

Лилу не ломалась и спела её своим тихим, но чистым голосом. А ничего так песенка. Чём-то шотландские мотивы напоминает. Пришлось мне телепортироваться в Хилтон и забрать оттуда свою «расчёску» с усилителем и колонками. А потом я позвал Серёгу, который болтал с принцем.

— Серёга, — обратился я к клавишнику. — Давай работать. Я подбираю мелодию, а ты делаешь аранжировку.

Мелодию я подобрал быстро и Лилу она полностью удовлетворила. А потом Серёга её обработал и получилось то, что надо. Поэтому, когда Крис сообщила, что прибыл пранский корабль с гостями, гимн был готов и зазвучал, как только появились из шлюпа губернатор Клюэн с супругой.

Вот и тесть с тёщей к нам пожаловали. Свадеб у меня намечается шесть, поэтому очень удачно получилось, что мне их всех удалось разбить по частям. На Земле осталось провести остальные, поэтому мне ещё предстоят пять мини-свадеб или одна большая. В связи с катастрофической нехваткой времени, лучше пусть будет одна большая. Но это всё зависит от наших родителей. Они могут захотеть по одной отдельной свадьбе для каждого своего любимого чада. Да и не привыкли они к тому, что у меня пять жён. И «Белое Солнце пустыни» здесь вряд ли поможет.

Мы с Клюэном поклонились друг другу, как принято у них, а потом поздоровались за руку, как принято у нас. В общем, началось смешение традиций. А вот с Кассией мы, как добрые друзья, расцеловались в щёки. Лилу же расцеловалась сразу и с матерью, и с отцом. За главными гостями скромно стояла Груана, с которой мы обменялись кивками. Я на неё зла уже не держал, поэтому мой кивок вышел добрым, так как я при этом широко улыбнулся.

Гимн гостям очень понравился, как и почётный караул из моих дроидов. Выглядело всё торжественно и строго официально. У меня на секунду создалось такое впечатление, что сегодняшняя наша свадьба явилась началом создания некой межгалактический империи, в которой я буду играть довольно важную роль, если не главную.

Я уже начинаю становиться провидцем, как Ванга. Кстати, я обещал ей быть у неё ещё вчера, но с этими войнами времени нет ни на что. Я думаю, что она меня поймёт. Постараюсь сегодня, если ничего не случится, или, в крайнем случае, завтра заскочить к ней и вернуть ей зрение. Дополнительно к этому рассказать ей о встрече с пятью её протеже и поблагодарить за них.

— Рад видеть вас на нашей свадьбе, — сказал я родителям Лилу, когда с поцелуями и рукопожатиями было покончено. — Как вам планета Кеплер? Мой подарок не разочаровал вас?

— Очень хороший и дорогой подарок вы нам сделали, Андр, — ответил улыбающийся Клюэн. — Помимо огромного количества питьевой воды, лесов и различных видов животных, которыми не очень богата наша родная планета, мы стали обладателями сорока двух прекрасных космических линкоров и готовой инфраструктурой. Часть из кораблей мы уже переправили на Прану. Так что мы вас ещё раз благодарим за этот щедрый дар.

— Не стоит благодарности. Мы ведь с вами теперь не чужие люди.

— И скоро вы, к тому же, станете дедушкой и бабушкой, — добавила Лилу, как бы невзначай напомнив всем, что она единственная на Пране, у которой за последние триста лет родится двойня.

— И у тебя весной сестрёнка родится, — парировала её мама, тоже тонко намекая, что у неё будет уже две дочери, одна из которых выходит сегодня замуж.

— Как тебе моё свадебное платье, мам?

— Отличное. На тебе оно прекрасно смотрится. И туфли очень интересные.

— Они летающие. Мы сегодня учились в них летать над морем.

Мама удивилась, но ничего не сказала. А затем из шлюпа вышли братья Лилу со своими жёнами. Ну, слава Пэмандру. В этот раз народу будет меньше. Но, к сожалению, я немного ошибся. Хотя ещё пятнадцать человек — это можно считать немного. С сыновьями Клюэна и другими лицами мы обошлись без рук. В смысле, без рукопожатий, а не рукоприкладства.

Сейчас мне всех опять придётся друг с другом знакомить, после чего я озверею и что- нибудь устрою. Лилу, видя мой настрой, погладила меня по руке и шепнула на ухо:

— Я отцу говорила, поэтому он уменьшил свою свиту до минимума.

— У нас тут Королева и лидер крупнейшего государства на Земле вообще без свиты прибыли, с одним секретарём. А ты говоришь, что твой отец что-то уменьшил. Пусть берёт пример с Её Величества. Ладно, проехали. Пошли в наш зал. Надеюсь, Солнышко уже переоделась и вы будете все в своих свадебных нарядах.

В свадебном зале, который являлся одновременно центром управления лунной базой, нас уже ждали. Крис заранее объявила всем о том, что прибыли губернатор планеты Прана с супругой и сопровождающими их лицами. Ну вот, народ потихоньку собирается. Остались только президент и вице-президент «Лиги планет». Но мы их ждать не будем.

В связи с тем, что неожиданно к нам на свадьбу решила пожаловать Королева Великобритании, я решил Брежнева и Елизавету II сделать нашими свидетелями. Я подошёл к ним, мирно беседующим друг с другом, и попросил об этой услуге. Никаких возражений моё предложение не вызвало. У многих народов свидетель ассоциировался с шафером, поэтому Королева была согласна. Ну а Леонид Ильич, вообще, любил всякие подобные торжества.

Дроиды уже у всех присутствующих в зале успели принять заказы, поэтому вопрос с едой и напитками был решён очень организованно и быстро. Как я узнал из рассказов Лилу, регистрация брака проходила на Пране довольно буднично. Какого-то ажиотажа, как у нас на Земле, у них не было. Пара молодожёнов приходили в аналог нашей мэрии или ЗАГСа, где им выдавали документ о том, что отныне они являются мужем и женой. А вот потом уже новоиспеченные супруги праздновали свадьбу в доме мужа или, если такового пока не имелось, в доме родителей мужа.

В данном случае, лунная база являлась моим вторым домом, поэтому я смело мог утверждать, что мы празднуем свадьбу в доме мужа, то есть моём. Перед тем, как сесть за свадебный стол, отец невесты и, по совместительству, губернатор поздравил нас, шестерых, с вступлением в законный брак (по законам Праны, разумеется), и внёс наши данные в некое подобие электронной регистрационной книге. Затем он объявил нас мужем и жёнами, вручив одно свидетельство о браке на всех. Обручальные кольца, которые мы заранее приготовили, мы надели друг другу, можно сказать, по второму разу, ну кроме Лилу, конечно. Я ей, как и всем остальным моим жёнам, надел на палец. Наше, земное, золотое кольцо, а иранское, из розового металла, я решил пока не использовать. Оно хотя и помогало женщинам Праны, но до конца я в этом вопросе ещё не разобрался.

Леонид Ильич, по русскому обычаю, крикнул «Горько!», так что пришлось нам вшестером целоваться у всех на виду. Тедди это дело фотографировал на свой фотоаппарат, а Крис всё это снимала встроенными камерами. Так что будет завтра что показать на пресс-конференции в Хилтоне.

Но мои пять жён не могли спокойно, после поцелуев, выслушать поздравления до конца и решили отметить это событие по-своему, по женски. Они резко стартанули с места вверх и сделали в воздухе акробатический кульбит, похожий на мёртвую петлю. Как я потом выяснил, они его репетировали почти час, летая над Южно-Китайским морем.

Предупреждать же народ надо. Только Серёга и Женька видели, что творят мои «ночные ведьмы» в воздухе. А остальные были в шоке. Гости с Праны, конечно, привыкли к разным видам летательных аппаратов, типа глайдеров. Но чтобы вот так, их дочь и сестра такое вытворяли в свободном полёте, они не ожидали. Но когда мои, довольные произведённым эффектом, хулиганки приземлились, на них, с разных сторон, посыпались вопросы.

Все сразу узнали, что такую замечательную обувную новинку придумал и изготовил я. Поэтому я поспешил им сразу сказать:

— Не волнуйтесь, сделаю такие подарки всем женщинам, которые присутствуют здесь, на нашей свадьбе.

Гости немного успокоились, после чего мы все расселись на свои места за столом. Не смотря на то, что здесь присутствовали и Генеральный секретарь, и Королева Великобритании, во главе стола сел я, а вокруг, по старшинству, расположились мои пять, уже официальных, жён. Остальные гости сами решили, где им сесть. Места свободного за столом было достаточно, поэтому я решил пригласить к нам на свадьбу моих шесть отличившихся героев и героинь, две из которых стали ещё и Героями Советского Союза.

Форма повседневная у них теперь была, следовательно и погоны, и награды было куда крепить. Поэтому я отдал команду Крис, чтобы шестерых мною награждённых она пригласила в наш банкетный зал. У нас, после этого, оставались, как раз, ещё места для четырёх гостей. Странно, что президент «Лиги» Клентар и его заместитель Трент где-то задержались. Спрашивать Клюэна по этому поводу я не стал, поэтому оставалось только ждать.

А вот моих космических офицеров ждать пришлось всего две минуты. Дроиды только успели поставить заказанные блюда и напитки перед гостями, как появилась моя шестёрка лучших. Да, а форма сидела на них, как влитая. И кепи тоже были у всех на головах. Вот к ним они и приложили свои ладони, появившись строем в зале. Хороши, ничего не скажешь. Особенно те две красавицы, у которых на левой стороне их немаленькой груди, помимо моего знака, теперь висели орден Ленина и медаль «Золотая Звезда».

Я их про себя уже стал называть «Два капитана». Прямо как одноимённый историкоприключенческий роман Вениамина Каверина получился. Ну, приключений и у нас хватает, даже с избытком. Да и роман я успел с одной из капитанш завести. Хорошо, что мои жёны это не просекли. Видимо, организацией свадебной церемони их головы были очень заняты.

Журавлёва хотела отдать рапорт Брежневу, но он просто махнул рукой, чтобы занимали свободные места. Я так понял, что он перед этим уже тяпнул какую-то инопланетную жидкость, которая была крепче нашей советской водки и еле мог отдышаться. Удачно всё получилось. Мне ещё официальщины на собственной свадьбе не хватало.

Мои офицеры устроились в самом конце стола и дроиды сразу направились к ним. Два новоиспечённых Героя Советского Союза мельком бросали взгляды на свои награды, косясь довольно на них, и на это было забавно смотреть со стороны.

Журавлёвой я ментально отдал команду не тушеваться и вести себя естественно. Здесь все свои, поэтому можно расслабиться и наслаждаться угощением. Она посмотрела на меня, ища подтверждения полученному распоряжению и я кивнул, подтверждая, что это именно я с ней только что общался. Она уже один раз испытала такой ментальный контакт на себе и поэтому спокойно восприняла моё вмешательство в её мозг.

— Эта девушка командует линкором «Москва»? — спросила меня, рядом сидящая и всё видящая, Солнышко.

— Да, — ответил я, наливая себе, ей и, слева сидящей от меня Маше, мой любимый инопланетный сок. — Чтобы они успели освоить весь материал, необходимый им для того, чтобы стать офицерами Космических войск вооруженных сил СССР, пришлось серьёзно поработать с их мозгом. Двум капитанам наших линкоров я ещё дополнительно расширил их способности и теперь они могут принимать мои ментальные команды.

— А что ты ей сейчас сообщил? — спросила любопытная Маша.

— Чтобы они расслабились и получали удовольствие.

— Прямо, как в сексе, — добавила Лилу, которую девчонки посадили рядом с Машей и которая слышала наш разговор.

— Они второй раз в жизни видят живого Брежнева и первый раз Королеву Великобритании. Поэтому волнуются. Пришлось их немного успокоить.

— А нам ты можешь так расширить возможности мозга? — спросили Ди и Наташа.

— Солнышку и Маше я это уже давно сделал, когда они учили французский. А вам зачем это надо?

— Мы тоже хотим говорить мысленно, — заявила Маша.

— Да я об этом только и мечтаю. Вы тогда не будете постоянно болтать и галдеть у меня над ухом. Могу прямо сейчас это сделать.

Маша поняла, что сказала что-то не то. Раз я так сразу согласился и сам предложил провести эту повторную процедуру, то значит, здесь был какой-то подвох. Поэтому Маша ничего мне не ответила, как и остальные мои четыре жены. А я это им сказал специально.

Зная неплохо женскую психологию, я на такой результат и рассчитывал. Если бы я начал придумывать причины, почему нельзя это сделать для них, они бы от меня не отстали. А так, они поняли, что лучше вдоволь болтать, чем общаться мысленно друг с другом.

Ну а потом встал Леонид Ильич и произнёс перый тост за меня. Много хорошего я о себе услышали его слов. Синхронный перевод делали дроиды, поэтому допотопные наушники надевать на голову никому было не надо. А затем понеслось. Выступили и родители Лилу, потом Королева и остальные гости. После чего было решено устроить маленький перерыв для бросания букетов невесты.

Их у нас было пять. Поэтому ловить их, я имею ввиду букеты, а не невест, пошли Женька, Лиз и, чтобы добить до пяти, требовалось ещё три незамужние девушки. Жёны трёх братьев Лилу мне не подходили, как и Груана. Королеву и Викторию Петровну я тоже в расчёт не брал. Значит, придётся отдуваться Журавлёвой, Ярцевой и ещё одной моей подчинённой. Но это уже на выбор Ксюхи.

Такое ментальное поручение я ей и отправил, введя на секунду в ступор. Но я же её начальник и не только, поэтому трое моих девушек-офицеров одновременно поднялись со своих мест и направились в нашу сторону. То, что мои героические лейтенантши поймают букеты, я нисколько не сомневался. А вот за Женьку и Лиз я с такой уверенностью поручиться не мог.

Гости собрались вокруг моих жён, обступив их полукругом, образовав тем самым некую площадку для игр. Какие тут игры?! Тут судьбы решаются, особенно у Женьки. Но мои жёны молодцы. Все бросили свои букеты довольно точно и по навесной траектории, так что поймать их было несложно.

Есть новых пять невест! Мне было жалко только Ксюху. В смысле, что она выйдет замуж за другого и я потеряю прекрасную любовницу. Хоть в постели она ничего особенного не показала, как Женька, но этому я её быстро научу. В каждом деле нужен хороший учитель и постоянная практика. Чем чаще, тем лучше.

Все радовались, кроме Женьки. Я подошёл к ней и спросил:

— Ты так и не решила, кому и за сколько продашь свою девственность?

— Опять ты со своими шуточками, — серьёзно ответила она. — Я волнуюсь по поводу беременности. Ты обещал это устроить сегодня.

— Да хоть сейчас.

Я незаметно положил свою руку на низ её живота и ощутил внутри зарождение новой жизни. Но это был не мой ребёнок. Получается, что когда мы с Женькой трахались, она была уже беременна. Ну и слава Пэмандру. Мне с этой девицей, которую бросает из крайности в крайность, на тему совместных детей лучше не связываться.

— Ты беременна, — сказал я и, выдержав театральную паузу, добавил, — но не от меня.

— А от кого? — задала странный вопрос испуганным голосом Женька.

— От Сереги, от кого же ещё. Или ещё кто-то был?

Судя по сосредоточенному выражению лица своей французской подруги, был. А,

возможно, и не один. Тест ДНК в это время на Земле делать ещё толком не умели, хотя на эту тему можно было спросить у Крис.

— Да, — ответила она. — Такой тест мои дроиды сделают без проблем. Нужна кровь матери и генетический материал, например, волос от предполагаемого отца.

Эти слова я передал Женьке, которая обрадовалась этой новости. И сразу направилась к Серёге. У нас с ним, согласно последней молодёжной моде, волосы были длинные, их даже вырывать не нужно было. Я заметил, что Женька незаметно сняла у него волос с плеча пиджака и вернулась ко мне.

— Что теперь? — спросила Женька.

— Я тебе подогнал антиграв и он тебя доставит в лабораторию, где сделают тест ДНК, а потом привезёт назад.

— Тогда я пошла.

Ну вот, одной проблемой стало меньше. Для меня. А если отец не Серёга, то одной проблемой будет больше у Женьки.

Пока я разговаривал с Женькой, мои офицеры общались с Викторией Петровной, а ко мне направился Леонид Ильич и Клюэн. Ну вот, на ловца и зверь бежит.

— А теперь, уважаемые гости, — обратился я к ним двоим сразу, — я хочу вам сообщить, зачем к нам летели некромонгеры.

— Я слышал о таких, — удивился Клюэн. — Это же полумертвая и очень жестокая раса людей. Они всех превращают в своих адептов.

— Так вот. Они летели сюда, чтобы сначала захватить Землю и вывезти с неё всех людей в качестве рабов. А потом уничтожить не только её, но и всю нашу Галактику.

— Ты у них это узнал? — спросил посерьёзневший Брежнев.

— Не только узнал, а даже забрал у командующего флотом вторжения бомбу из прометия, которую он хранил в сейфе в своей каюте.

— Ого, — воскликнул Клюэн. — Знаю о подобной. Нас бы тоже могло зацепить. Спасибо тебе, Андр ещё раз. Снова ты всех спасаешь. За твои щедрые подарки я привёз тебе ответный презент.

— Клюэн, ты мне подарил дочь. А она стоит целой Вселенной.

— Красиво сказал. Спасибо. Но я привёз тебе за линкоры ещё десять установочных капсул и десять голографических симуляторов.

— Вот за это спасибо. Мне срочно нужны новые космические офицеры.

— Я только что узнал, что ты сорок с лишним кораблей забрал в качестве трофея у некромонгеров? — спросил Клюэн.

— Да, теперь мне есть с чем идти в поход на арахнидов.

— Так у нас ещё готовы шестьдесят добровольцев, — ответил на это Брежнев.

— Мне ко вторнику нужно, как минимум, четыреста.

— Устинов сказал, что желающих попасть к тебе в отряд несколько миллионов. Но их перед этим надо отобрать, а на это нужно время.

— У меня есть прекрасные кандидатуры, за которых я могу поручиться головой. Человек сто из моей школы. Разрешите их вызвать сюда, Леонид Ильич?

— Так они же ещё школьники?

— Но ведь я тоже школьник.

— Ты совсем другое дело.

— У нас будут комсомольские экипажи и названия для них подходящие возьмём. Например, «XVIII-й съезд ВЛКСМ». Сам там был делегатом и даже избран в состав ЦК.

— Да знаю я о тебе всё. Ладно, уговорил. Но не сто, а пока только пятьдесят. И с родителями чтоб вопрос решил. Они должны будут дать своё письменное согласие. Кроме этого в лейтенанты их сразу не производи. Пусть будут, пока не подрастут, младшими лейтенантами.

— Есть, товарищ Генеральный секретарь. Тогда я побежал связываться с Землёй.

— У тебя что, и такая связь есть?

— У меня теперь всё есть.

Я вышел из зала, чтобы не смущать народ и охрану первых лиц государств своими разговорами по непонятному для многих устройству. Но на выходе меня отловила вернувшаяся с теста ДНК Женька.

— Девочка и от Серёги, — с облегчением в голосе сказала она. — Прямо как гора с плеч. Только как ему об этом сказать?

— Зови его сюда, девственница ты наша беременная, — ответил я ей с улыбкой. — А я пока позвоню.

Надо Димке набрать. Я с ним давно не общался, больше недели. Вот и повод будет. Надеюсь, никуда он из Москвы не уехал. У меня на Земле есть целый батальон добровольцев, готовый за меня пойти и в огонь, и в воду. Но лишь только сегодня я получил добро от Брежнева. Удачный момент получился, вот я им и воспользовался.

Димка оказался дома, поэтому моя идея обязательно должна воплотиться в жизнь. Или я буду не я, а моё анти-я.

— Привет, Дим, — поздоровался я в трубку своего мобильного.

— Здравствуйте, Андрей Юрьевич, — официальным тоном поздоровался со мной мой школьный друг, да ещё и по имени-отчеству.

— Ты что, офонарел? Какой я тебе Андрей Юрьевич?

— Нам так сказали обращаться к тебе, то есть к вам.

— Это кто такую хрень придумал?

— В этот четверг приезжали из райкома комсомола в наш Центр на Калужской и когда я назвал вас Андреем, мне всё объяснили, как я должен разговаривать со вторым секретарём ЦК КПСС и четырежды героем Советского Союза.

— Вот ведь идиоты. Ну я им дам из меня очередной культ личности лепить. Потом мне скажешь, что за клоуны к вам приезжали. И прекрати мне выкать, а то я на тебя обижусь. Как сам?

— Нормально. У нас в Центре народ каждый день гудит и всё по поводу тебя. Твои космические сражения с арахнидами все обсуждают взахлёб. Прослышали, что ты набираешь молодых людей в свой отряд космонавтов и теперь все хотят к тебе на Луну. Это правда?

— Есть такое дело. Мы вчера опять бились с космической армадой, только на этот раз некромонгеров. Жарко было, но мы их на голову разбили.

— Вот это да! Завтра всем об этом расскажу. Что-нибудь удалось у них затрофеить?

— Сорок пять космических линкоров теперь у меня есть. У некромонгеров было триста восемьдесят кораблей, а у нас имелось в наличии всего двенадцать кораблей и «Звезда смерти».

— Да, круто у тебя там. А ты откуда звонишь?

— С лунной базы. Тут у меня свадьба. Женился я, Дим. Брежнев и Королева Великобритании в качестве свидетелей выступают.

— Обалдеть. Тогда от всей души поздравляю. На Солнышке женился?

— Не только. Но это не по телефону.

— Понял. Вот завтра опять разговоров будет. Слушай, а нас там никак нельзя пристроить на твои космические линкоры? Хоть кем-нибудь. Так хочется на Луне побывать и другие планеты увидеть.

— Я тебе по этому поводу и звоню. Сколько народу из наших уехало в лагеря или на юга?

— Никто не поехал. Все решили остаться и продолжать тренировки по карате, ну и ждать известий от тебя. Помимо этого я организовал занятия по НВП и наш военрук их с удовольствием проводит. А что ты хотел?

— Мне нужно наших пятьдесят парней и девчонок для нового набора курсантов в космические войска. Просил у Брежнева разрешить мне набрать сто, но тот дал добро только на половину.

— Ух ты! Вот это радостная новость. Моя мечта, наконец-то, сбывается. Завтра такое у нас в Центре будет твориться, что, мама, не горюй.

— Отберёшь пятьдесят лучших, ну и сам, конечно, тоже полетишь. Чтоб родители отобранных тобой обязательно написали расписки, что согласны отправить своё чадо по комсомольской путёвке на курсы космических младших лейтенантов. Ясно?

— Ясно. Я прямо сейчас обзвоню ребят и девчонок. То-то они обрадуются.

— Только чтоб рост был у всех нормальный. А то тут у меня уже первый отряд советских космических офицеров выпустился, так там рослые студентки с третьих курсов института линкорами командуют.

— Понял. Ну спасибо, Андрей. Век помнить буду.

— Если не больше.

— Это как?

— Потом узнаешь. Всё, я пошёл. Гости уже заждались.

Ну вот, ещё на пять линкоров народу набрал. А там, глядишь, и от Устинова ещё дополнительно пришлют к тем шестидесяти, которые озвучил Брежнев. И что у меня получается тогда по личному составу?

А то, что всего у меня набралось сто тридцать человек. То есть целая рота. Значит, нужно искать ротного. А что его искать? Вот пусть старший лейтенант Журавлёва ею и командует. Только для этого мне придётся повысить её в звании. Будет теперь капитаном. А Ярцева будет у неё заместителем по политической части. Короче, замполит в юбке. Правда, юбок пока в наличии нет, но я их к парадной форме рассчитывал сделать. А то как они на танцы в офицерский клуб пойдут. Девчонки в брюках и парни в брюках? Непорядок.

— Чего звал? — отвлёк меня голос Серёги, которого привела ко мне Женька.

— Тут такое дело, — сказал я. — Если коротко, то ты скоро станешь отцом.

— После вчерашнего что-то не очень хочется.

— Крис, озвучь для Серёги тест ДНК, который Женька только что сделала.

— Она беременна, пол ребёнка женский, срок — десять дней, — ответил искин. — Отцом являетесь вы, Сергей. Результат совпадения стопроцентный.

— Да, не ожидал. И она теперь ещё и девственница.

— Вот и решайте тут между собой. Если надумаете свадьбу играть, то я Женьке гражданство СССР сделаю без проблем.

Женька радостно улыбалась, а Серёга стоял задумчивый. Странный он парень. Радоваться должен. У меня вон скоро целая футбольная команда Кравцовых родится, а он по поводу одного ребёнка задумался. Слава Пэмандру, что у атлантов тест на ДНК появился ещё двадцать тысяч лет назад. Так бы Серёге вряд ли что можно было что-то убедительное предьявить в качестве доказательства его отцовства. А тут даже не я, а сама Крис подтвердила это.

А гости в моё отсутсвие веселились. Леонид Ильич продолжал общаться за столом с Её Величеством, наливая и себе, и ей того крепкого напитка, который ему сразу понравился. Ох, чует моё сердце, что одним антигравом я не отделаюсь. Придётся ещё и ящик этой инопланетной водки ему подогнать. О, и Королева не слабо так за воротник заливает. Нашёл-таки Генсек себе родственную душу.

Маше поэтому повезло и она болтала с братьями Лилу. Сама же моя инопланетная жена вынуждена была общаться с Его Высочеством. Солнышко с Викторией Петровной разговаривали за столом о чём-то своём. Видимо о кулинарных изысках инопланетной кухни. Наташа общалась со Стивом, а Ди — с Тедди и Лиз. Только мои офицеры сидели обособленно. Про охрану первых лиц двух государств я вообще молчу, им за столом сидеть не положено.

Ксюха и пятеро отличившихся никого здесь не знали, кроме меня, поэтому сидели и смотрели внимательно на гостей. В основном их интересовал Леонид Ильич, который им, переодически махал рукой. Нуда, полбутылки уже уговорил и его потянуло на молоденьких. Вот только куда пропал представители «Лиги планет», Клентар с Трентом и их жёнами, я понять не мог. Это было очень странно. Ведь сами активно напрашивались ко мне на свадьбу и сами же не прилетели. Что-то здесь было не то.

Но долго порассуждать про себя на эту тему мне не дали. Раздался голос Крис и объявил, что из гипера в пределах Солнечной системы вышли десять космических кораблей некромонгеров. Так как искин базы сказала это вслух по-русски, то дроиды мгновенно перевели её фразу на английский и пранский языки.

— Они связались с нами? — спросил я Крис понимая, что свадьбу догулять мне спокойно не дадут.

— Да, — ответила она. — Они требуют вас, товарищ Андрей.

— Вот наглецы. Мы разбили наголову их Космический флот, а они что-то ещё требуют. Выведи их на экран галовизора.

Ну вот, знакомое бледное лицо полупокойника серого цвета с пепельным цветом волос и туманными зрачками. Гости за столом притихли и смотрели сосредоточенно на представителя, искусственно выведенной, чуждой нам расы. Хотя это были люди, точнее сказать мутанты. Как я знал, размножаться они не могли. Поэтому новых членов они набирали путём захвата других планет и превращения их населения в рабов воли Лорда Маршала. Я тоже лорд, но нормальный и живой. Послушаем, что он нам скажет.

— Я командующий войсками некромонгеров Ваако, — начал вещать на своём языке этот полутруп. — Мы захватили ваших людей и если вы отдадите нам то, что забрали, то мы сохраним им жизнь. Хотя само это понятие чуждо для нас.

— Кого конкретно? — спросил я его, так как, благодаря Крис, смог ещё вчера изучить их язык.

— С кем я говорю?

— С тем, кто наголову разгромил твой космический флот в течение одного часа. Вы, полумёртвые, ничего против меня сделать не можете.

— Отдай, то, что тебе не принадлежит и мы оставим вашу Галактику в покое.

— Хорошо, жди. Если приблизишься к границам нашей планеты, я тебя уничтожу.

Жёны и гости не понимали, о чём мы говорим между собой. Язык некромонгеров Крис не вложила в дроидов, поэтому переводчики молчали. После того, как экран погас, взоры всех присутствующих обратились ко мне.

— Что он сказал? — спросил меня Леонид Ильич.

— Я так понял, что они захватили президента «Лиги планет» и его заместителя и требуют отдать им то, что мы вчера забрали у них, — ответил я.

— И что ты решил?

— Лечу разбираться с этими беспредельщиками. Раз они мне забили стрелку, то отказаться от встречи будет не по понятиям. Старший лейтенант Журавлёва, поднимайте всех наших офицеров. Через десять минут выступаем.

— Есть быть готовыми через десять минут, — ответила радостно эта фанатка космических сражений.

— Кто, всё-таки, эти некромонгеры? — опять спросил Брежнев.

— Если быть кратким, то некромонгеры — искусственно созданная некро раса людей с характерными признаками некроидов высшего уровня. Поэтому они способны к полноценной умственной деятельности, но при этом обладают силой, недоступной для живых. Они могут путешествовать из мира живых в мир мертвых, в следствие чего им доступны некротехнологии из мира, куда живые попасть не могут.

Все замолчали. Остальные пятеро моих офицеров тоже встали из-за стола вслед за Журавлёвой и организованно покинули зал.

— Ты свою собственную свадьбу до конца догулять спокойно не можешь, — с упрёком произнесла Солнышко.

— Ну, ты же видишь, что не я это начал, — ответил я. — Эти уроды от нас не отстанут, пока не превратят всех в мертвецов. Вы хотите быть мёртвыми?

— Нет, — хором ответили все мои жёны и я понял, что они всерьёз не обижаются на меня, понимая, что это теперь моя прямая обязанность — защищать людей.

— Мы только туда и обратно. Так, что соскучиться не успеете.

Пришлось встать и обратиться ко всем:

— Я не прощаюсь. Прошу меня дождаться и тогда часть гостей я смогу доставить на Землю. Уверен, что это дело не займёт у нас много времени. Тедди, покажи всем то, что наш оператор вчера заснял во время боя с некромонгерами. Крис тебе поможет. А тебя, Стив, я попрошу прокомментировать то, что все будут смотреть.

Все одобрительно закивали, а Леонид Ильич с Елизаветой II помахали мне руками в качестве напутствия. Пятерых жён пришлось расцеловать и пообещать им незабываемую первую брачную ночь. Хотя скорее сто первую, но это не так уж и важно.

По пути к своему линкору я решил разобраться в вопросе о том, кто я такой есть. В разговоре с пятью своими «видящими» помощниками, я назвал себя и их псиониками. Почему я так себя назвал? Потому, что то, что я мог делать, чётко укладывалось в рамки именно псионики. Здесь было два главных вопроса: как я это делаю и что именно я делаю.

Анализируя свои действия, я понял, что с помощью биоэнергетических полей, которые окружают все живые существа и позволяют им при определенных условиях взаимодействовать с окружающей реальностью, я влияю на них путем передачи информации через торсионные потоки к элементарным частицам или чужим биоэнергетическим полям. К сожалению, проще объяснить очень трудно.

Теперь о том, что я могу делать. Это прежде всего телекинез, который многие называют психокинезом. Я могу силой мысли, без физического контакта, перемещать материальные тела. Еще я обладаю способностью манипулировать с мыслями и эмоциями живых существ. В это определение я включаю эмпатию, чтение мыслей, телекоммуницию и ментальный контроль, но это всё частные случаи телепатии. Сюда же относится создание психических блоков и ментальных щитов.

Владеющий псионикой на высшем уровне может даже создать мир, присутствующий только в сознании одной или нескольких жертв. При этом жертвы ничего не будут делать в реальном мире, словно пребывая в бесконечном сне, когда пострадавшего проще убить, чем вывести из этого состояния.

А теперь несколько слов необходимо сказать о психометаболике. Силы этой части псионики направлены на собственное тело. Псионика, владеющего этой дисциплиной, практически невозможно отравить, потому, что он способен в любой момент перестроить свой организм так, что яд не принесет ему вреда. Психометаболик может срастить сломанные кости, заживить раны, сделать свое и любое другое тело тверже, мягче, изменить его форму, излечиться от болезней. Используя собственные силы и ресурсы тела, он может заставить себя и других не чувствовать боль, холод, голод, может даже менять облик. Но не так кардинально, как хотелось бы. То есть способен изменить только рост, вес и внешность в пределах черт своей расы. Психометаболик среднего уровня может изменить объем тела в полтора раза.

Псионик высшего уровня может наделить себя способностью вытягивать жизненную силу каждым касанием или временно объединиться с кем-либо ещё (как правило, с другим псиоником) в единое мощное существо, обладающее сильными сторонами, превосходящими лучшие из двух, а также огромным запасом жизненной силы. Подобная сущность функционирует как единое существо с одним сознанием.

В другом случае псионик может разделить себя на несколько идеальных копий или клонов, но при этом действовать как единый организм. Это позволяет ему присутствовать в нескольких местах одновременно. Каждое его альтер эго будет обладать всеми теми способностями, которыми обладает первоначальное тело псионика.

Я так же умею управлять электромагнитными импульсами и электронами, что иногда относят к телекинезу. Известно, что все псионики в малой степени владеют электрокинезом, порождая электромагнитное излучение различной мощности во время использования своих способностей.

Ещё я могу управлять биологическими процессами и биоэнергетическими полями живых (и неживых) существ, в определенной мере контролировать их поведение, исцелять (или наносить) раны, изменять физиологию и даже гены. Известно, что биокинез часто проявляется в спонтанной форме, изменяя псионика в соответствии с его представлениями.

Частично владею экстрасенсорикой, то есть способен получать информацию об окружающем мире без прямого контакта, в том числе применяю психометрию (считывание информации о прошлом объекта), чаннелинг (получение информации извне) и прорицания (предугадывание событий будущего).

Про мгновенное перемещение в пространстве, называемое телепортацией, долго рассуждать не имеет смысла. Но у псиоников чаще используется термин психопортация.

Психопортация, в общем-то, является продолжением телекинеза (психокинеза), а её механизм отличен от телепортации магов. Последние будто склеивают две разные точки пространства и двигают объекты через эту «склейку», то есть воздействуют и на пространство, и на перемещаемые объекты, поэтому такой телепорт более энергозатратен и поэтому маг должен очень хорошо представлять себе вторую точку. Психопортация, которой владеют псионики, воздействует только на пространство. Псионик делает в нем прокол, через который живые объекты перемещаются сами.

Но и тут энергозатраты прямо пропорциональны расстоянию и размеру «дыры» и даже псионик высшего уровня не может создать портал, достаточный для прохода армии на другой конец света, да и для прохода армии вообще. Максимум он может взять с собой восемь-десять человек. Психопортация позволяет псионику перемещаться не только в пространстве, но и путешествовать по астральному плану, используя при этом свое астральное тело, ведь в астрал попадает только оно. При этом псионик обязательно должен рассчитать свои силы так, чтобы суметь вернуться, иначе его «душа» может бродить по астралу до тех пор, пока не истощится энергетически, и тогда псионика ждет смерть. Так же ему надо учитывать, что в это время его физическое тело абсолютно беззащитно.

Помимо этого я самостоятельно, путём экспериментов над собой и другими людьми определил, что псионические способности можно культивировать искусственно у живых существ с имеющимся достаточным потенциалом. У меня уже есть пять человек с подобным потенциалом, из которых я буду постепенно делать псиоников второго- третьего уровня.

Третьеуровневые псионики способны передвигать тела во много раз тяжелее себя со значительной скоростью, читать мысли сразу нескольких человек, внедряться в глубины сознания и ещё много чего. Большинство из них владеют лишь одной или двумя псионическими дисциплинами. И этого считается достаточно.

По многим вышеперечисленным характеристикам я начинаю приближаться уже к пятому уровню псионической силы. Псионикии пятого уровня часто владеют сразу несколькими мощно развитыми псионическими дисциплинами. Их уровень мощи способен охватить крупный город, а электромагнитный импульс от предельного использования мощи сравнится с небольшой нейтронной бомбой. И если четвёртый уровень — это герои легенд, то пятый уровень — боги из мифов.

В «Библии» в «Ветхом завете» (Бытие, гл.1, ст. 26) написано, что Бог создал человека по образу и подобию своему. И наша высшая цель и заключается в том, чтобы постоянно развиваться и стать подобным ему. Для этого и существует псионика, позволяющая этого достичь.

Меня сегодня утром Гюнтер, мой новый помощник, спросил: не маг ли я? И я ему категорически ответил, что нет. Потому, что псионика — это непосредственное использование собственных ментальных сил и ресурсов именно своего тела для оказания прямого влияния на реальность. Отсюда и проистекают несколько основных отличий псионика от мага.

Первое отличие заключается в том, что маг воздействует своими заклинаниями на окружающую природу и людей. Псионик же работает головой и этим оказывает прямое влияние на реальность. Применение псионической силы не требует пассов, слов, ритуалов или какой-то материальной составляющей. Часто при использовании псионики возникают побочные эффекты. Например свет, исходящий от кожи рук псионика.

Второе отличие — в источнике своих возможностей. Маг подпитывается извне, а псионик — изнутри. И если мага отрезать от источников силы, то он превратится в обычного человека. А вот псионик самодостаточен. Поэтому его способности напрямую зависят от развития тела, тогда как магу это не нужно.

Третье отличие мага от псионика состоит в том, что некоторые заклинания могут действовать на большом расстоянии (те же проклятья) либо быть «отложенными» во времени, когда результат вступит в силу намного позже. Псионик же, в основном, ограничен воздействием «здесь и сейчас». Например, он не может воздействовать на кого-то, находящегося далеко, как может сделать это темный маг, наслав проклятие на жертву, находящуюся вне прямого контакта с ним.

Гипотетически псионик способен оставаться в сознании, даже полностью расплавив свое тело и лишив себя возможности дальше жить. Умирающий таким образом псионик, как и маг, умирающий от отката, не может быть воскрешён без прямого божественного вмешательства. Надеюсь, что если со мной случится нечто подобное, Пэмандр, всё-таки, придёт мне на помощь.

Если всё это подытожить и чётко сформулировать в нескольких предложениях, то можно сказать, что снова псионики — сознание. Псионика — это средство, позволяющее реализовать волю сознания к прямому взаимодействию с другими сознаниями (телепатия), с собственным телом (психометаболика) и с миром вокруг (психокинетика). Это три основные дисциплины псионики. Кроме них псионик способен использовать ещё две: провидение (взаимодействие непосредственно с информацией) и психопортацию (взаимодействие с пространством-временем).

Кстати, как я слышал, что псионики есть и у некромонгеров. Правда они не особо сильные и имеют очень узкую направленность и специализацию, но они у них есть. Их ещё называют медиумы. Также у них есть и маги. Люди с планеты Четырех Стихий могут ходить по воздуху. Но их очень мало, поэтому в расчёт их можно не брать.

Так, мои двадцать космических офицеров уже на местах, как и я. Об этом мне доложила и Журавлёва, и Ярцева.

— Все выходят за мной, — отдал я голосовую команду.

Когда три наших корабля вышли в открытый космос, я приказал всем уйти в гипер. Это для того, чтобы быстрее добраться до точки встречи.

— При виде противника огонь не открывать, ждать моей команды, — предупредил я командиров линкоров «Москва» и «ЕМI».

Когда мы вышли из гипера, то прямо перед собой увидели десять кораблей некромонгеров. А нас было только трое. Но мои девчонки уже знали слабые стороны противника и для них такое соотношение было даже слишком незначительным. Вот если бы их было более ста, тогда нам бы пришлось туго.

— По моей команде уйдёте в режим невидимости, — приказал я им.

В данной ситуации создавать ещё две свои идеальные копии я посчитал ненужным.

Моя задача в этот раз была несложной, поэтому меня одного на всех некромонгеров вполне хватит.

Я связался с командующим Ваако и вновь увидел его мёртвое лицо на экране.

— Я прибыл, как и обещал, — сказал я своему оппоненту. — Где люди?

— Твои люди здесь, на моём корабле, — ответил тот. — Бери то, что ты взял и перемещайся на мой корабль.

Он, наверное, думал, что я воспользуюсь одним из своих шлюпов или катеров, а потом пристыкуюсь к его кораблю. Нет уж. Псионики пользуются в таких случаях телепортацией. О таком Ваако даже не слышал. А зря. Я не простой Фурианец, а особенный. Поэтому моего неожиданного появления в его командирской рубке он никак не ожидал. Рядом с ним находилось около тридцати других некромонгеров, которых я отправил в бессознательное состояние, отключив на время их мозг. А Ваако я частично парализовал.

— Ну что, теперь поиграем? — спросил я его, наклонившись надлежащим на полу телом. — Где мои люди?

— Не ожидал от простого человека такой прыти, — ответил тот, пытаясь пошевелить ногами или руками, но шевелить он мог только своим языком. — Неужели ты думал, что я оставлю их в живых?

— Я могу воскресить их, глупый недопокойник. Как и тебя. Я это уже делал и не раз. Сейчас я из тебя снова сделаю живого человека, а потом ты мне всё расскажешь.

Стать опять живым и чувствительным к боли — этого любой некромонгер боялся больше всего. В его глазах появился страх. Моё фантастическое появление в его рубке убедило его в том, что я не шучу. А я и не шутил. Когда он увидел, что мои руки засветились зелёным светом жизни и возрождения, то он понял, что он допустил самую роковую ошибку в своей не-жизни, связавшись со мной.

Только было уже поздно. Его воскрешение из полумёртвых сопровождалось жуткими болями и рубка наполнилась душераздирающими криками. Главное было не переборщить и не сделать его полным покойником, но я справился. Цвет лица Ваако превратился из серого в розоватый и даже волосы из пепельного стали коричневыми. Во как его пробрало-то.

— А ты думал, что я тебе привезу твою бомбу, а ты меня превратишь в некромонгера? — спросил я его, ухмыляясь. — Ты забыл священный принцип некромонгеров — «все принадлежит победителю». Но теперь ты снова стал обычным человеком и некромонгером тебя второй раз сделать никто не сможет. Кроме меня, конечно.

— Кто ты? — прохрипел Ваако.

— Я псионик четвёртого уровня, который разрушает планеты. Скоро, благодаря Пэмандру, я стану псиоником пятого уровня.

— Получается, боги встали на твою сторону?

— Боги никогда не были на чьей-то стороне. Они всегда на своей и преследуют только свои интересы. А бомбу я отправлю вам назад. Мои братья-атланты вас до конца не добили, а вот я добью. Я отправлю её на Морию, чтобы ваша искусственная раса полутрупов окончательно исчезла из этой Вселенной.

— Значит, ты последний атлант? А мы искали последнего фурианца.

— Это одна из ваших самых больших ошибок, за которую вы заплатите самую большую цену.

— Хотя мне очень больно, я тебе ничего не скажу.

— А мне и не надо ничего говорить. Я всё уже давно считал с твоего подсознания. Я знаю, что в живых вы оставили только вице-президента «Лиги планет» Трента. Но я тебя за это убивать не буду. Корабли я заберу себе, а тебе и твоим людям, которые лежат без сознания вокруг тебя, я оставлю космический катер, на котором ты доберёшься через пару дней на Морию. Сейчас я верну всем им жизнь и вы отправитесь обратно.

— Зачем тебе это?

— Я хочу, чтобы твой лорд Маршал ждал и боялся не последнего фурианца. Я хочу, чтобы он боялся последнего атланта и знал, что я приду за ним и уничтожу его империю. Для этого мне никакая бомба не нужна. Я это сделаю вот этими руками. Веришь?

И я послал волну ментальной боли такой силы, что из ушей и рта Ваако хлынула кровь, а он опять закричал. А потом прошептал:

— Верю.

— Вот эту веру и передай лорду. Скажи, что я тоже лорд и зовут меня Андр. Я лорд этой Вселенной, а твой Маршал — жалкое подобие настоящего человека.

Глава 5

«Уравнение Анти-Жизни (Anti-Life Equation) было трансцендентной математической формулой, которая, как первоначально говорилось, позволяла тем, кто ее знал, доминировать над волей любой разумной расы; что являлось конечной целью Дарксайда.

Уравнение Анти-Жизни обладает властью доминировать над волей любой разумной расы в дополнение к силам, изменяющим реальность, которые искажают свободу над жизнью и смертью. Оно получило свое название от того факта, что «если кто-то обладает абсолютным контролем над вами — вы на самом деле не живы».

Информационно-познавательный блог Vcomicse.ru

После разговора с Ваако, я принялся за его окружение. Он мог лёжа наблюдать, как я это с ними делаю. Представляю, что он при этом испытывал. На его глазах я заново превращал полумертвецов в обычных живых людей. И для него это было по-настоящему страшно. Потому, что теперь он, как и они, будет испытывать боль и страх, о которых они все давно забыли. И это было вдвойне страшно.

К тому же весь этот процесс, который он видел перед собой, был сродни магии. А магов такой силы некромонгеры ещё никогда не встречали. Они уже забыли, кто такие были атланты. Об этом мог помнить только Лорд Маршал, который совершил паломничество к Пределу и побывал во Вселенной Смерти, выйдя из которой он обрёл сверхъестественные способности и стал Святым Полумёртвым.

Но, судя по той информации, которую я вытащил из головы Ваако, Лорд Маршал рассказал им об этом совсем немного. Да, он знал пророчество о последнем фурианце. Но о том, что кто-то остался из атлантов, он даже не мог подумать. Ведь почти двенадцать тысяч лет о моих предках ничего не было слышно. Хотя он, всё-таки, послал свой немаленький флот, чтобы отомстить той планете, которая считалась родиной атлантов.

Лорд Маршал догадывался, что атланты стали богами, а то, что боги не станут вмешиваться в дела земные, он тоже знал. Но он не знал того, что у богов появится посланец, которому на земные дела будет очень даже не наплевать. И Ваако принесёт ему эту весть. Весть о том, что посланец богов лично придёт за ним, Лордом Маршалом. И расскажет ещё, что этот посланец сделает с ним и с его возрождённой империей.

А мне надо будет обязательно побеседовать с Пэмандром на эту тему по душам. И чем раньше, тем лучше. Мне надоело, когда меня используют втёмную. Пусть он хоть трижды бог, но ему придётся мне всё рассказать. А сейчас я займусь очисткой корабля от «мусора». Для этого я связался с Ксюхой и сообщил:

— Флагманский линкор некромонгеров мною полностью захвачен. Мне нужны

абордажные команды из лейтенантов и дроидов.

— Есть, товарищ Андрей, — ответила, уже привыкшая ничему не удивляться в отношении меня, лейтенант Журавлёва.

Пришлось мне, как и прошлый раз, парализовать всех некромонгеров, находившихся на десяти кораблях. Да, это уже был потолок четвёртого и самое начало пятого уровня псионических возможностей. Но чем больше практики, тем выше становятся мои способности.

Пока шлюпы с дроидами и моими офицерами направлялись к нам, я вспомнил то, зачем, вообще, были созданы некромонгеры. Цель их существования заключается в завоевании миров и обращении их жителей в свою веру путём «очищения». Очищение — болезненная процедура, после которой у новообращённого отмирают нервные окончания. Он перестаёт чувствовать что-либо, включая боль и эмоции. Его цвет лица становится бледным, а на шее остаются шрамы. Грубо говоря, они превращаются в некое подобие мертвецов, хотя на самом деле ими не являются.

Вот именно таким меня и хотел сделать Ваако, а получилось всё наооборот. Я остался прежним, а он из некроида снова превратился в живого человека. Он теперь лежал и понимал, что уже никогда не сможет добраться до Предела и проникнуть во Вселенную Смерти, став Святым Полумёртвым. Но судя по тем мыслям, которые проносились у Ваако в голове, он надеялся, что именно я смогу ему помочь стать прежним. Ну-ну, «надежды юношей питают».

Я уже второй раз вспоминал про Вселенную Смерти и это название у меня вызывало какие-то странные ассоциации и воспоминания. Но думать над этим мне было некогда. Надо было отключать внешнюю защиту корабля, а для этого необходимо сначала разобраться с его искином.

И вот опять, как вчера, я встречал своих офицеров у шлюзовой камеры. Только в этот раз Журавлёва и Ярцева выделялись на фоне остальных космодесантников своими защитными доспехами. И это правильно. Сегодня я решил не делать им поблажек и снял паралич со всех некромонгеров, которые были на этом линкоре. Кроме тех, которые находились в рубке вместе с Ваако. Иначе мои архаровцы, в пылу схватки, их всех уничтожат. Это будут уже не учения, а настоящий штурм захваченного корабля противника. А мне этих, теперь живых, бывших некромонгеров, надо ещё отправить Лорду Маршалу в качестве послания.

И так я буду делать с каждым кораблём, поочерёдно. А гости на свадьбе подождут. Мне своих космических волкодавов надо натаскивать. Когда ещё представится такой удобный случай. Но надолго я этот процесс затягивать не буду. Возможно ограничусь парой линкоров, а остальное оставлю на потом.

Когда все оказались на захваченном корабле, я сказал:

— Сейчас у вас всё будет по-настоящему. Прошлый раз я вас страховал, а сегодня вы будете действовать самостоятельно. На линкоре в этот момент находятся около трёхсот некромонгеров. Они вооружены и нечувствительны к боли. Чтобы их уничтожить

наверняка, придётся отстрелить им все конечности или голову. Хоть на корабле и можно дышать, но щитки, в целях безопасности, на шлемах не поднимать. Всем понятно?

— Так точно, — выкрикнули хором восемнадцать моих офицеров, так как двое остались на линкорах.

— Разбиться сначала по отделениям, а затем на пары. Первое отделение идёт налево, второе — направо. Я действую по центру. Дроиды идут перед вами, но на них особо не рассчитывайте. Вперёд!

И мы пошли вперёд. Я, конечно, слукавил, сказав, что я их не буду страховать. Конечно буду, но только отдалённо. Их ауры я запомнил, поэтому если даже связь прервётся, я буду знать, что с ними происходит. Надеюсь, воскрешать сегодня никого не придётся. Не люблю я тяжелые откаты от таких процедур.

Я действовал по центру космического линкора потому, что именно там, в одной из тюремных камер, содержался последний выживший из экипажа космического корабля, на котором на мою свадьбу летели президент «Лиги планет» и его заместитель с супругами. К сожалению, весь экипаж погиб при абордаже, защищая себя и президента. Тренту удалось выжить потому, что он был в момент атаки в туалете и не попал под выстрелы. Это он мне потом рассказал и просил никому об этом не говорить.

Но медиумы некромонгеров его нашли и ему пришлось, под пытками, всё им рассказать. Поэтому я целенаправленно двигался туда, где содержали пленника. По дороге мне пришлось уничтожить волнами боли более двадцати некромонгеров. С этими полутрупами я не церемонился. Их головы взрывались, как спелые арбузы, забрызгивая кровью и мозгами стены и пол коридоров.

В камере Трент находился не один. Рядом с ним лежала девушка, тоже вся избитая, как и вице-президент. Они были без сознания и я, как настоящий джентльмен и лорд, но не маршал, принялся оказывать помощь сначала девушке.

Да, отделали её очень серьёзно. Практически все кости в её теле были переломаны. Видимо, она попала к некромонгерам давно, так как вместе со старыми травмами были и свежие. Только с ней пришлось провозиться минут десять, так как слишком много было сломано лицевых костей, а я пластическим хирургом ещё ни разу не работал. У Галины, дочери Брежнева, после аварии тоже было повреждено лицо, но не так сильно, как у этой девушки. Дополнительно мне пришлось рыться у неё в памяти, чтобы узнать, как она выглядела до того, как попала к некромонгерам. Заодно я узнал, как её зовут и с какой она планеты. А ничего так девушка была, довольно милая. Даже можно сказать симпатичная. И эти полутрупы не пожалели такую красотку.

После того, как с ней закончил, я ввёл её в целебный летаргический сон, а сам занялся Трентом. У него дела обстояли получше. С ним я занимался около пяти минут. В последний момент хотел бросить лечение и телепортироваться к лейтенанту Свешникову из первого отделения, которым командовала моя Ксюха. Судя по его ауре, он получил серьёзное ранение в грудь. Но жить будет, это точно. Пусть потерпит, да и мои лейтенанты научатся оказывать первую медицинскую помощь в условиях реального, а не

виртуального боя.

— О, Андр, — сказал Трент, открыв глаза и увидев меня. — Спасибо, что спасли меня.

— Это было нетрудно, — ответил я. — Вот только с вашего корабля никто не выжил.

— Да, я знаю. И жена моя погибла. Я об этом сам догадался.

— И принцесса тоже одна из её окружения выжила. Но если бы я сегодня ей не помог, то через пару дней она бы тоже умерла.

— А как вы узнали? О, что это я спрашиваю. Я наслышан о ваших невероятных способностях, поэтому ничего удивительного в этом нет. А как вы нас нашли?

— Совершенно случайно. Мы атаковали некромонгеров, а вы оказались у них в плену. Не зря я волновался, что вы с президентом опаздываете ко мне на свадьбу. Я ещё раньше догадался, что с вами что-то случилось. Вы пока сидите здесь, а я пойду своим подчинённым помогу. Там тоже есть раненый, которому требуется срочная помощь.

Я вышел из тюремной камеры и телепортировался к Свешникову. Да, здесь совсем недавно было жарко. Не в смысле, что температура воздуха на корабле резко повысилась. А в том плане, что бой был серьёзным. Переборки все оплавились и в стенах зияли, обожжённые по краям, многочисленные отверстия. Рядом с раненым находилась Ксюха и опрыскивала какой-то заживляющей жидкостью рану на его груди. В принципе, моя помощь здесь особо не требовалась.

Как оказалось, атлантские скафандры неплохо держали выстрел из бластера. Но вот с близкого расстояния, всё-таки, пробивались. Надо будет создать дополнительный бронежилет типа такого, какой был на Ксюха. Я заметил, что у неё он был тоже обожжен в нескольких местах. Вот и пригодился мой подарок. Она ведь теперь, считая себя неубиваемой, постоянно лезет в самое пекло.

— Как вы тут? — спросил я Журавлёву.

— Нормально, — ответила она. — В самом начале было очень тяжело. Эти гады просто какие-то отморозки. Прут, не обращая внимания на отстреленные конечности и не считаясь с потерями.

В этот момент поступило сообщение от Ярцевой, что её сектор зачищен. Мне пришлось просканировать ту часть корабля, где находилось второе отделение, и я обнаружил пять чёрных аур некромонгеров, которые двигались справа от неё. Об этом я успел ей сообщить и вовремя. Все офицеры, почувствовав победу, расслабилось и чуть за это не поплатилось. Но на то я и командир, чтобы в трудную минуту прийти на помощь. От Гамова, всё равно, никакого толку. Надо его будет заменить кем-нибудь. Да вон, того же Павлова поставлю, которому оторванную ногу назад приделал. Им недолго в лейтенантах ходить осталось. Всех назначу командирами кораблей и молодое пополнение отдам им в подчинение. Демон, опять рифма лезет, когда не надо.

Ну вот, мы и закончили. В связи с обнаружением двух пленников, я отдал команду:

— Все возвращаемся назад. Журавлёва, за мной.

Правильно, одна из двух освобождённых мною пленных является принцессой с планеты Крисп. Вот я её Ксюхе и поручу. А сам займусь Трентом. Мне необходимо будет с ним

обсудить несколько вопросов, один из которых касался будущего «Лиги планет».

Пока мы шли до тюремной камеры, я рассказал историю пленённой принцессы Литоры.

— Отвечаешь за неё головой, — сказал я перед дверью в тюремную камеру.

— Поняла, — ответила мне старший лейтенант Журавлёва. — А что мы будем делать с остальными линкорами некромонгеров?

— Дроиды перегонят их на Луну вместе с пленными.

— И зачем нам нужны эти полутрупы? Я видела, как их прошлый раз дроиды в космос выбрасывали.

— Они сейчас парализованы. Завтра прибудет пополнение и вы с Ярцевой их будете учить, как штурмовать подобные линкоры в открытом космосе. Не на макетах кораблей, а вживую. Понятно, что только после капсул и симуляторов.

— Ты хочешь меня сделать ответственной за подготовку новичков?

— А кого? Ты теперь Герой Советского Союза. Тебя все будут слушаться беспрекословно. А народу прибудет сто десять человек. И пятьдесят из них школьники из моей школы имени меня.

— Я совсем забыла, что есть такая школа в Москве.

— Ты мне ещё напомни, что я сам школьник.

— Ты кто угодно, только не школьник. Ты иногда так смотришь, когда задумаешься, что кажется, что ты старше меня раза в два.

— Так смотрят люди, которые убили столько врагов, что для них нужно большое отдельное кладбище. Но это всё лирика. Завтра я назначу тебя командиром роты и присвою тебе внеочередное звания капитана. А Ярцева будет твоим заместителем.

— Да, тяжело быть любовницей командира.

— Ничего, тяжело в бою — легко в постели. Или наооборот. Но я люблю сверху.

Мы засмеялись и Ксюха поцеловала меня, обняв за шею. Вот так, на собственной свадьбе целуюсь с любовницей. Куда мир катится?

В камере всё было спокойно. Трент сидел в одном углу, а принцесса — в другом. Она уже очнулась и внимательно себя осматривала. Да, а костюмчик на ней был весь изорван. А я, когда оказывал первую помощь, даже не обратил на это внимание. Синяки и переломы я залечил, а вот запёкшаяся кровь осталась.

Я ментально приказал ближайшему от меня дроиду, которые начали уже заниматься уборкой «мусора», оставшегося после боя, найти какой-нибудь скафандр, полотенце и воду. Желательно с тазиком, над которым принцесса Литора сможет умыться и хоть немного привести себя в порядок. А на линкоре Ксюхи, в её каюте, уже нормально примет душ, поест и переоденется в другую одежду. Если лишний скафандр сейчас не найдут, то я отдам ей свой. Телепортироваться на свой корабль я смогу и без него.

В момент перемещения вокруг псионика создаётся темпорально-воздушный кокон, внутри которого совершенно не ощущаются изменения окружающей реальности. Когда

ты находишься вне поверхности планеты, он защищает человека от космического

вакуума и, в том числе, от радиоактивного излучения звёзд и чёрных дыр. Поэтому скафандр мне теперь особо и не нужен.

Принцесса смотрела на нас с испугом, но Ксюха стала успокаивать её жестами и спокойным голосом, говоря по-русски. В этой ситуации важен не язык, а интонации доброжелательности и сочувствия.

— Она неплохо знает пранский, — сказал Трент, обрадовавшийся нашему приходу. — Мы успели перекинуться с ней парой слов.

— Вот и хорошо, — ответил я и повернулся лицом к принцессе. — Ваше Высочество, с вами всё в порядке?

— Да, — ответила та, всё ещё с некоторым испугом в голосе, и мне пришлось послать ей волну спокойствия и доверия к нам. — А откуда вы узнали, что я принцесса?

— Когда я обрабатывал ваши раны, вы бредили и кричали, что вы принцесса и что с вами нельзя так жестоко обращаться, — соврал я с уверенным видом.

— Значит, это я вам обязана тем, что у меня сейчас ничего не болит?

— Да, это я вас лечил. Простите, забыл представиться. Лорд Андр, победитель арахнидов и некромонгеров.

— Принцесса Литора. Это было очень любезно с вашей стороны спасти и помочь мне избавиться от боли. Меня страшно били и грозились изнасиловать, но я им ничего не сказала. Вы их всех убили, лорд Андр?

— Позвольте вам представить командира корабля Ксению. Мы вместе с ней и нашими офицерами уничтожили всех некромонгеров.

— Я очень рада, что этих живых мертвецов хоть кто-то смог убить. И я благодарю леди Ксению за участие в моём освобождении.

Ну вот, отошла и даже повеселела. А тут и дроид объявился. Он притащил всё то, что я ему приказал. Даже мой скафандр не понадобился. А то мне как-то неожиданно захотелось пощеголять в одних трусах перед принцессой.

Нам пришлось выйти с Трентом из камеры, а Ксюха осталась помогать Литоре.

— Вы-то как себя чувствуете? — спросил я у вице-президента «Лиги».

— Вы же меня тоже вылечили. Поэтому чувствую себя неплохо. И тоже хотелось бы привести себя в порядок.

А вот с Трентом я не стал выпиндриваться и прямо из воздуха создал лейку с водой и полотенце. Обалдевшему от такого моего фокуса я сказал:

— Умывайтесь, а потом я с одеждой что-нибудь придумаю.

В результате мне пришлось помочь Тренту и полить ему из лейки на руки. Он даже смог потом слегка обтереться мокрым полотенцем, так как его рубашка тоже была порвана во многих местах. Судя по его брюкам, на нём был костюм очень странного покроя. Уловив его образ в мыслях собеседника, я воссоздал его один в один. Причём он висел в воздухе на плечиках. Не знаю, используют ли здесь такие, но я их изобразил по памяти такими, какие есть у нас на Земле.

Да, озадачил я Трента. К таким трюкам он не привык. Развоплотив лейку и полотенце, я

сказал ему:

— Одевайтесь, я отвернусь. На моём линкоре вы сможете принять душ и потом, всё-таки, попасть ко мне на свадьбу.

— Извините, я совсем забыл поздравить вас с вашей свадьбой. И забыл поблагодарить за своё спасение.

— Вас захватили в плен, можно сказать, по моей вине. У вас погибла жена, а вы извиняетесь. Это я должен перед вами извиняться.

— Мы с женой были уже в процессе развода, так что мы с ней и не общались. Жили уже давно отдельно друг от друга, в разных местах. Я её только на торжественные случаи, вроде вашей свадьбы, и приглашал, чтобы всё официально было. А так мы уже, по сути, чужие люди с ней были.

— Тогда понятно. В общем, ждите наших дам здесь, а я пойду доделаю одно дело.

Надо было Ваако с его людьми отправлять назад. Поэтому я дошёл до командирской рубки, где они так и лежали, парализованные. Ваако попытался мне что-то сказать, но я его прервал на полуслове.

— Я знаю, что ты хочешь, — сказал я ему. — Но сначала ты отправишься на родную планету и расскажешь Лорду Маршалу, что здесь произошло. А потом я уничтожу вашу Морию, ваш главный некрополис.

После чего я вызвал дроидов и отправил их всех на космический катер. Они скоро придут в себя, но сделать уже ничего не смогут. Интересно, как встретит моё живое и говорящее послание Лорд Маршал. Надеюсь, оно ему понравится. Ведь еще никто до меня не смог вернуть к жизни ни одного некромонгера. Они считали, что такое просто невозможно.

Все дела сделаны, пора возвращаться на корабль. Я вернулся туда, где оставил Трента и зная, что Ксюха позаботится о принцессе, переместился вместе с вице-президентом на свой линкор. Я не стал его хватать за руку, как это делал прежде, а просто открыл портал прямо в зал управления своим кораблём. Я уже открывал подобный портал на планету Кеплер, когда отправлял туда легионы демонов вместе с королём Велиалом, а затем решал вопрос с тамошней машиной времени. Но тогда я это делал непосредственно из пятого измерения, а сейчас попробовал это сделать полностью самостоятельно.

И у меня всё получилось. Трент стоял, как пришибленный. Столько невероятных превращений и исцелений всего за один час — для него это было уже слишком.

— Шагайте смелее, — сказал я и первым шагнул в портал.

Всё прошло прекрасно. Трент пересилил страх и шагнул вслед за мной. Деваться ему было некуда. Оставаться на корабле некромонгеров он больше не хотел, а тем более один.

Часть дроидов я оставил на захваченных нами линкорах, а часть вернулась вместе с моими офицерами на «Москву» и «ЕМ1». Вот так, бесславно, закончилась для Ваако его попытка взять меня на понт. Понты — дело хорошее, только ничем хорошим они не закончились для некромонгеров.

Трент, стоя недалеко от меня, внимательно рассматривал интерьер моего, ставшего уже легендарным, корабля. Он привык к линкорам пранской постройки и ему трудно было понять, почему здесь там мало навигационного и другого, видимого глазу, оборудования. Тем более я управлял кораблём ментально, поэтому даже никаких команд слышно не было.

Я его отправил приводить себя в порядок в душевую, а сам принялся анализировать одну фразу из истории некромонгеров, которая у меня засела в голове. Лорд Маршал побывал во Вселенной Смерти и вернулся оттуда Святым Полумёртвым. Меня беспокоило словосочетание «Вселенная Смерти». Ведь смерть — это противоположность жизни. То есть, смерть — это антижизнь.

Антижизнь существует только в одном месте, это Антивселенная, в которой я сам побывал. Получается, что мы оба были там и оба вернулись обратно. Только я вернулся живым, а он некросом. И что из этого следует? А то, что вернулся назад не сам Лорд Маршал, а его анти-я. Получается, что Антивселенная не так уж и погибает, уходя по вектору времени в прошлое. А наоборот, пытается, путём отправки в нашу Вселенную некромонгеров, захватывать всё новые и новые позиции в нашем мире.

Видимо, настоящий Лорд Маршал не выдержал зова Антивселенной и остался там навечно. А его зеркальная копия вернулась и стала воссоздавать империю, которую почти уничтожили мои предки, атланты. Но это только мои предположения. Но почему-то я был абсолютно уверен, что так оно и было на самом деле. Только Лорд Маршал по своей сути не псионик. Антивселенная дала ему определённые дополнительные силы и возможности, но этого явно недостаточно против меня, псионика, который тоже получил некоторые бонусы от пребывания в зеркальной вселенной.

Нахождение там, в антимире, увеличивает способности обычного человека в два раза. Так и произошло с Лордом Маршалом. Умножив его единицу способностей на два, он получил два. То есть он стал сильнее любого некромонгера в два раза. А мои способности псионика, даже если мы оценим их в двойку, возросли, как минимум, до четырёх. Но тогда у меня был твёрдый четвёртый уровень. Получается, что теперь я «восьмёрка». А Антивселенная и есть восьмое измерение.

Но это всё очень относительно. Я недостаточно долго был там, поэтому чистой «восьмеркой» я считать себя пока не могу. Скорее всего, это несколько другие уровни умений, напрямую несвязанные с моей псионической составляющей. Да, посещение зеркального мира усилило мои способности и подтолкнуло к появлению новых, но в рамках классической шкалы уровней псионической силы это дало мне не слишком большую прибавку. Но, всё равно, дало.

Вот мы и на месте. Опять нам удалось затрофеить ещё несколько линкоров некромонгеров. Судя по тому, что я успел увидеть на борту, у некромонгеров принцип работы их варп-двигателей основан на несколько другом источнике движения. У нас это фотонные двигатели с использованием антивещества, а у них с использованием отрицательного вещества или отрицательной материи. Надо будет поговорить с Крис об

этом при первом удобном случает. Может нам скомбинировать оба топлива. Возможно, это улучшит двигатели наших кораблей. Или мы используем их разработки как дополнительный вариант. Ведь антивещество сохраняет положительную массу, а отрицательное вещество — нет.

Учёные на Земле давно задумывались: а что произойдет, если масса тела отрицательна? Если верить второму закону Ньютона (а этот закон еще никто не отменял), то тело с отрицательной массой начнет движение против направления приложенной силы. То есть, шар для гольфа, после удара по нему клюшкой, полетит в противоположную сторону, навстречу бьющему игроку.

Сама идея достаточно проста. Отрицательная материя противоположна привычной положительной материи. У нее отрицательная масса вместо положительной. Положительная материя имеет гравитационное взаимодействие в виде притяжения к объектам вокруг себя и гравитационное поле ее положительной массы притягивает к себе объекты. Гравитационное поле отрицательной массы отталкивает от себя все объекты. Это создает взаимодействия между положительной материей, силами и отрицательной материей. Если толкнуть объект, сделанный из отрицательной материи, он будет приближаться к вам, а не удаляться от вас. Любая попытка отразить отрицательную массу только привлечет ее. Но именно это дезориентирующее свойство позволяет создать космический двигатель, работающий на негативной материи.

Допустим, у нас есть прочный космический корабль цилиндрической формы. В переднюю часть космического корабля будет встроено кольцо, сделанное из положительной материи, а в задней части космического корабля будет кольцо из отрицательной материи. Отрицательная материя отталкивает положительную, в то время как положительная материя притягивает отрицательную материю, вызывая ускорение между двумя кольцами. В отличие от химических ракет, которые мы используем на Земле сегодня, такой корабль движется вперед через космос, не выталкивая ничего в противоположном направлении. Двигатели отрицательной материи не только приближают нас к скорости света, но, как и в случае с варп-двигателями, они могут позволить нам превзойти ее. Ведь потенциал ускорения бесконечен.

Ладно, хватит умствовать. У меня свадьба и её тоже никто не отменял, даже некромонгеры. Мне мои жёны мне её так отменят, что я потом долго останусь на голодном пайке, в плане секса. У женщин два главных оружия в борьбе с доминированием мужчин в семье: слёзы и бойкот в постели. Слёзы мы уже проходили, а бойкот ещё нет. Хотя недопускание к своему телу женщин наказывает так же, как и мужчин. Потому, что мы все одинаково любим секс и очень страдаем от отсутствия оного.

— Доклад, — произнёс я, когда мы с Трентом вышли из нашего линкора в главном ангаре.

— В ваше отсутсвие никаких происшествий не произошло, — ответил голос Крис. — Гости продолжают смотреть фильм, который я показываю им на галовизоре. Это тот, где

вы вчера сражаетесь с армадой кораблей некромонгеров. Судя по реакции зрителей, они им очень довольны.

— Отлично. Все захваченные нами вчера линкоры дроиды уже перегнали на базу?

— Да. Сейчас идёт их активное изучение и ремонт.

— У них действительно двигатели работают на отрицательном веществе?

— Да, они используют его в качестве топлива для своих варп-двигателей. Им удалось заставить работать на себя барионы с отрицательной массой. Это очень интересное решение.

— Нам надо будет обсудить возможность создания комбинированного или дополнительного двигателя для наших новых линкоров.

— Я уже просчитала такие варианты. Это позволит нам совершать более длительные и дальние прыжки в гипере и скорость кораблей возрастёт на порядок. Но на это потребуется время.

— Времени не существует. Так говорит Пэмандр и в этом вопросе я с ним полностью согласен.

Мне мои слова напомнили один из самых коротких диалогов очень популярного когда-то фильма американских режиссёров-братьев (а теперь сестёр) Вачовски «Матрица», когда разговаривают Нео и некий мальчик, у которого побрита голова, как у буддийского монаха, и он облачен в одеяния, напоминающие монашескую робу:

— Не пытайся согнуть ложку. Это невозможно. Для начала нужно понять главное.

— Что главное?

— Ложки не существует.

При этом была произведена демонстрация сгибания ложки без приложения физической силы. В этой сцене подразумевалось, что окружающий мир не является настоящим, никакой реальной ложки не существует, а значит всё, что с ней происходит, зависит от самого человека.

Применительно к нашей реальности это можно понять так, что поставив перед собой сверхзадачу, вы сможете мысленно согнуть ложку. Этот тест я предложу своим помощникам следующим после коробка со спичками. Посмотрим, что они на это новое испытание скажут.

— Сегодня дроиды пригонят ещё десять кораблей, — продолжил я свой разговор с Крис. — Их надо оставить на орбите Луны. Там внутри полно парализованных некромонгеров. Их ни в коем случае не трогать. Они мне будут нужны для того, чтобы тренировать своих офицеров.

— Поняла, — ответил искин. — Только новички там столько дыр понаделают.

— Дроиды всё заделают. А где мне прикажешь готовить своих космодесантников? Кстати, ты выполнила то, о чём я тебя отдельно просил?

— Да, спальня с режимом невесомости готова. Включатель находится у изголовья кровати.

— Молодец. У нас сегодня первая брачная ночь и я обещал своим жёнам устроить

маленький сюрприз.

— Я ещё сделала три таких, на всякий случай. Может быть кто-то из гостей останется на ночь.

— Два раза молодец. Серёгу с Женькой точно сегодня оставлю. Пусть тоже покувыркаются в невесомости. Потеря невинности должна происходить в максимально романтической обстановке. Особенно, если эта невинность вторая.

Возле дверей Центрального зала управления базой, который сегодня служил нам свадебным банкетным залом, меня дожидалась Журавлёва и принцесса Литора в скафандре. Вот же я тормоз. Я совсем забыл, что на линкоре у Ксюхи нет никаких платьев, а принцесса должна быть одета именно в платье. К тому же, отмытая и причёсанная, она выглядела очень даже сексапильно. Ксюха заметила мой оценивающий взгляд и зыркунула на меня глазами. Ого, а мы, оказывается, ревнивые.

— Принцесса, — обратился я к ней на пранском, — вам удобно в нашем скафандре?

— Если честно, то не совсем, — ответила та, немного смутившись. — Я привыкла ходить в платьях.

— Я вас прекрасно понимаю. Пойдёмте со мной.

Я, когда лечил принцессу, смотрел её подсознание и видел, в каких нарядах она привыкла ходить. Причём у неё было одно самое любимое светло-голубое платье, очень подходившее к цвету её глаз. И такие же туфли на высоком каблуке. Поэтому я решил ей сделать подарок. Трента я приодел, можно и принцессе помочь. Только я не хотел, чтобы она видела, как легко я это могу делать. Ведь должна же быть в этом какая-то загадка. И ещё мне хотелось посмотреть на её реакцию. Обычно женщины, когда удивляются, выглядят очень мило и непосредственно. Что мужчин в них и привлекает.

В соседнем зале никого не было, поэтому я оставил принцессу у входа. Заинтригованная, она осталась стоять перед дверью, а сам я вошёл внутрь и быстро создал всё то, о чём мечтала в данный момент принцесса. Даже не забыл ростовое зеркало материализовать. Женщина без зеркала долгое время вообще жить не может. Ей же надо будет посмотреть на себя, как на ней сидят новые вещи. Да, я ещё в тюремной камере обратил внимание на жалкое состояние её нижнего белья. Пришлось и его тоже материализовать. Ведь я сразу понял, что её скафандр надет на голое тело. Мои офицерши без хорошего нижнего белья подождут, а вот принцесса ждать не может.

— Проходите и переодевайтесь, — сказал я, открывая перед Литорой пневматическую дверь.

Как я и ожидал, принцесса, увидев свои любимые вещи ахнула и посмотрела на меня удивлённым взглядом.

— Откуда вы это взяли? — спросила она, восторженно. — Вы волшебник?

— Нет, я только учусь, — ответил я и улыбнулся.

Моя улыбка произвела на принцессу намного более сильное впечатление, чем её вещи, появившиеся из ниоткуда. Так, пора заканчивать эти гляделки. Спас девушку и всё. Мне

ещё одной по уши влюблённой в меня инопланетянки не хватало. К тому же мою шутку

она восприняла буквально и приняла меня за ученика волшебника. У них что там, на их планете, волшебники водятся? Или сказок ей родители много на ночь читали в детстве?

— У меня там свадьба и жён куча, — этими словами я очень чётко обозначил границы нашего дальнейшего общения, за которые я не собирался заходить. — Так что приглашаю вас на торжество в качестве гостьи. Как переоденетесь, приходите. Будем ждать.

После этих слов я поклонился и вышел. Ксюха и Трент стояли и ждали меня. Тренту было неудобно заявляться на свадьбу без меня, а Ксюхе тем более одной там делать было нечего.

— Как принцесса? — спросила меня старший лейтенант, делая вид, что она задала мне этот вопрос просто из вежливости.

— Переодевается, — ответил я и улыбнулся в ответ на её демонстративное равнодушие. — Заходим в зал, а Литора подойдет к нам позже.

Когда мы вошли внутрь, там сразу возникло оживление. Видя нас живыми и невредимыми, все успокоились, а потом посыпались многочисленные вопросы. Я вернулся на своё место за столом и мне пришлось отвечать перед своими пятью жёнами, чем я там занимался эти полтора часа. Ксюха отдувалась перед Брежневым, который её подозвал к столу, где он сидел на пару с Королевой. Он даже разрешил ей присесть рядом с ним. А Трент рассказывал Клюэну и Кассии о том, как его захватили некромонгеры и как я его спас. К ним подсели Тедди и Лиз и тоже внимательно слушали. Груана, сидевшая рядом, задавала уточняющие вопросы. Всё-то ей надо знать, дотошная ты наша.

Все находились еще под впечатлением только что закончившегося фильма о нашем вчерашнем сражении и хорошо себе представляли, с чем и кем нам пришлось на этот раз столкнуться.

— А где принцесса? — спросила Маша, когда я дошёл в рассказе до Литоры и её планеты Крисп.

— Сейчас придёт, — ответил я, заказывая дроиду-официанту для себя ещё порцию мяса. — Старший лейтенант Журавлёва выдала ей, взамен испорченной одежды, наш скафандр, так как на линкоре ношение гражданской одежды не предусмотрено. А на свадьбу в скафандрах не ходят. Поэтому пришлось ей изготовить на скорую руку приличное платье и туфли.

— И как она попала к некромонгерам? — поинтересовалась Лилу.

— Так же, как Трент с Клентаром и со своими жёнами. Их корабли попались на пути этим полутрупам, когда они направлялись к нам, вот они их и взяли на абордаж. В первом случае выжила только принцесса, а во втором — только Трент.

И тут в зал вошла сама героиня моего рассказа. Да, неплохо у меня получилось. С размерами, фасоном и цветом я полностью угадал. Всё сидело на девушке просто идеально.

— А она милая, — оценила принцессу Маша. — И не скажешь, что инопланетянка.

— Я, по-вашему, тоже считаюсь инопланетянкой, — заявила Лилу. — Меня так Андр

иногда называет.

— Так ты тоже у нас милашка, — ответила ей Солнышко, что вызвало у той довольную улыбку.

Трент сразу подбежал к Литоре, представил её всем присутствующим и проводил её к столу. Принцесса захотела сесть рядом с Ксюхой, так как она никого больше вокруг не знала и они с ней были знакомы друг с другом. В связи с тем, что каждый уже знал трагическую историю принцессы, ей все мило улыбались и выказывали различные знаки внимания.

— Я бы этих некромонгеров сама убила, — сказала Наташа. — Такое с девушкой вытворять — это надо быть настоящим садистом.

— О них ходят много разных слухов, — ответила Лилу. — И один ужасней другого.

Я смотрю, Эдвард стал уже клевать носом. Пора их с мамой отправлять на Землю. Ну и Брежневу тоже давно пора. Он к этому времени нормально набрался, да и Королева вместе с ним прилично поддала. Так как с ними третьим за столом сидел Стив, то он также был слегка навеселе. От Брежнева ещё никто трезвым из-за стола не уходил. Ну, кроме меня, конечно. Они, небось, выпили и не раз за успех начавшейся президентской кампании Гэса и Стива. Вот так, вперемежку с тостами, и пообщались между собой лидеры трёх стран. Один будущий и два нынешних.

Из всех только гости с Праны хорошо держались. Правда отец Лилу на радостях тоже пригубил, но в пределах допустимого. Видать Кассия его в ежовых рукавицах держит. Любимая жена, однако. А теперь ещё и беременная. Ей пить нельзя, вот и отыгрывается на муже. О, мне Виктория Петровна рукой машет. Видимо я не ошибся и Генсеку действительно пора домой.

А что если мне не заморачиваться со шлюпом и открыть портал прямо в Завидово? А антиграв охранники вручную до дома дотащат.

— Виктория Петровна, — обратился я к супруге Брежнева, — я так понял, что Леониду Ильичу пора?

— Да, — ответила она и кивнула охранникам, чтобы те принимали «клиента», так как «клиент уже готов», — будем уже собираться. Леониду Ильичу завтра на работу. Он опять утром будет головой мучиться.

— Так давайте я вас и его подлечу? Сейчас мы сразу, без всяких полётов, окажемся в вашем загородном доме в Завидово и там я всё сделаю в лучшем виде.

— Вот чудеса-то. А с лечением ты в другой раз заезжай. Леониду Ильичу я завтра рассолу с утра налью и он будет, как огурец. И спасибо тебе за свадьбу. Нам всё понравилось. А фильм, конечно, получился очень впечатляющий. Только тебя там мало показано.

— Это было так изначально задумано, в рекламных целях. Нам надо выигрывать президентскую гонку и Стив в ней второй человек. Но надеюсь, что через четыре года он станет первым.

Я отдал мысленную команду двум дроидам, чтобы принесли сюда двухместный

антиграв из моего шлюпа. Если он тяжёлый, то они его и понесут, так как охранникам это особо делать не разрешалось. И ящик той инопланетной водки, которая так понравилась Брежневу.

— Леонид Илич, вы просили вам сообщить, когда пройдёт час, — сказал я генсеку, когда его подвели ко мне его охранники, держа под руки.

Рядом шли Королева, Стив и Ксюха.

— Да, спасибо, — ответил пьяный Брежнев, довольно улыбаясь. — Хорошо у тебя тут, но нам пора. Я готов лететь.

— В этот раз я решил сделать немного по-другому.

И на глазах изумлённых присутствующих я открыл портал прямо на территорию загородного дома Брежневых в Завидово. Обалдевшие охранники с этой и той стороны не знали, как им на это реагировать. Остальные тоже застыли в изумлении. Но когда первый шок прошёл, все стали с интересом заглядывать в портал.

А что портал? Он напоминал открытую дверь, как бы затянутую тонкой плёнкой. В Завидово было уже темно, но фонари достаточно хорошо освещали внутреннюю территорию, по которой ходили охранники. После неудачного госпереворота их количество увеличили в полтора раза. Вот они-то с любопытством смотрели на всех нас, Неожиданно появившихся перед ними на фоне ярко освещённого свадебного зала.

— Ничего себе, — только и смог произнести Брежнев. — Ты и такое умеешь?

— Умею, — ответил я. — Просто сейчас так будет удобнее. Я вам в дорогу приготовил два подарка от нас: один для для охоты, это антиграв на двоих, и ящик той водки, которая вам понравилась.

— Вот за это спасибо. Водка, действительно, хороша.

К нам подтянулись все присутствующие и стали бурно обсуждать перспективы такого необычного способа межпланетного перемещения. Брежнев, как истинный русский человек, пригласил всех в гости, чтобы там добавить и обмыть мои подарки. Но Виктория Петровна тихо цыкнула на него и он тут же забыл о выпивке.

Гости решили немного проветриться и посмотреть на незнакомое место. Тем более Клюэн с его свитой и принцесса были вообще с другой планеты, поэтому на Земле никогда не были. После чего вся толпа из зала вывалилась на площадку перед домом. Два дроида шли впереди и несли мои подарки. За ними следовали и все остальные.

Воздух был наполнен ароматами леса и луговых трав. Хотя на лунной базе работали очистители воздуха и поэтому воздух был всегда свежим, но таких ароматов там не чувствовалось. Все стали дышать полной грудью, особенно гости с Праны. У них такой благодати не было. Мои жёны обступили меня и тихо переговаривались между собой. Из них здесь была только Солнышко, поэтому остальным было всё интересно, особенно Маше и Наташе. Побывать на даче у Брежнева не каждому удавалось, даже звёздам, таким, как они.

Охрана дома сразу поняла, что у Леонида Ильича гости и особо в происходящее не вмешивалась. Мы же не разбредались по территории и не орали пьяные песни. К тому

же те четверо охранников по рации сразу всем сообщили, что мы возвращаемся со свадьбы. Вот у них завтра будет разговоров и пересудов по этому поводу.

Леонида Ильича отвели в дом, а Виктория Петровна, как гостеприимная хозяйка, предложила всем чаю. Но гости и мы с жёнами хотели просто подышать воздухом Земли. Королеве и принцу Эдварду уже тоже было пора домой. Поэтому мы организованно попрощались и отправились обратно.

Если честно, то я немного волновался, так как столько долго держать открытым портал у меня получалось всего второй раз. Первый раз мне в этом помогало пятое измерение, а сейчас я держал его сам и боялся, что он схлопнется. И ещё я хорошо помнил, что псионик четвёртого уровня сможет через портал провести не более десяти человек. Но я уже поднялся чуть выше и у меня получался пятый уровень, только самое начало его. Поэтому всё обошлось и мы без приключений вернулись в свадебный зал.

— Лорд Эндрю, — обратилась ко мне Елизавета II, — не могли бы вы нас с принцем Эдвардом так же отправить на Землю, как и сэра Леонида?

— Конечно, Ваше Величество, — ответил я, нисколько не удивившись тому, что Королева и Генсек перешли на более простое общение между собой.

Так как Её Величество являлась главой Ордена Бани, а следующим по старшинству в этом ордене шёл Великий Магистр Объединённой Великой ложи Англии (или Гроссмейстер), то есть я, мне, по случаю свадьбы, был вручён Почётнейший орден Бани. Теперь я был рыцарем сразу двух орденов и мои пять жён по праву считались Дамами и к ним ко всем отныне следовало обращаться с приставкой Леди. Солнышко и Маша ими уже были, являясь герцогинями Кентской и Глостерской. Ди тоже была Леди, а вот Лилу в этом особо не разбиралась. Но глядя на довольные лица остальных моих четырёх жён, она тоже радовалась этому событию.

Как оказалось, принцесса Литора, которую весь вечер развлекал и обхаживал Трент, в этом разбиралась хорошо. Ей дроиды перевели смысл того, что это значит и она заявила в ответ:

— Поздравляю вас, лорд Андр, со столь высокой наградой и новыми титулами для ваших двух жён. У нас на планете Крисп тоже существует такое аристократическое разделение. Моя мама является Королевой и у меня в свите все девушки являются леди.

Да, вот это свадьба у меня получилась. Не свадьба, а сказка какая-то. Принцессы, принцы, Королевы и леди. Ну и я, лорд и герцог Кентский до кучи. Судя по реакции моих жён, эта мысль тоже приходила им в голову. Но так как они уже привыкли ко всяким чудесам, то для них это стало почти нормой. Кроме Лилу. Ей это, пока, всё было в диковинку.

Она это всё пересказала своим родителям и те тоже порадовались за неё. Осталось подарить Лилу и Наташе каждой по какому-нибудь замку и будет у меня ещё две баронессы или герцогини. Даже у Ди теперь есть Кенсингтонский дворец, что автоматически поднимает её до статуса герцогини, а у Лилу с Наташей ничего нет. Но это дело времени. Я могу, вообще, им по целой планете подарить (как я это уже сделал

для своих новых родственников), отбив их в ближайшее время у арахнидов или некромонгеров.

Королева решила поступить также, как Леонид Ильич и пригласила всех к себе в сад Букингемского дворца. Никто от этого приглашения не отказался. Там ещё не были только гости с Праны и принцесса Литора. Но побывать на свежем воздухе опять захотели все. Мне это даже напомнило некое свадебное путешествие, о чём я и сообщил своим жёнам.

В Лондоне тоже был поздний вечер, но нашу толпу сразу заметили придворные и слуги. К возвращению «летающей тарелке» они были готовы, а вот к такому фокусу — нет. Да к тому же таким расширенным составом.

Стив решил остаться в Лондоне, так как рано утром ему нужно было заехать в офис EMI и окончательно завершить все дела. Плюс ознакомиться с договором о получении мной двухсот миллионов фунтов стерлингов в виде беспроцентного кредитам под залог линкора, который уже носил имя этой корпорации. Тедди и Лиз тоже подумывали об этом, но у них был утром самолёт из Чикаго, да и вещи остались в их номере в Хилтоне.

С этими всё понятно. Вот Трента и принцессу придётся оставить на лунной базе. Планета Крисп полностью захвачена некромонгерами. Можно было бы туда сейчас сунуться со своими линкорами и расхреначить этих полутрупов. Но времени у меня на это нет. Да и хотелось мне, чтобы принцесса пожила немного на моей лунной базе. За ней Ксюха присмотрит в моё отсутсвие.

Я решил, что прежде всего отправлюсь к Ванге, а затем к Пэмандру. У Пэмандра, в пятом измерении, время не существует и я смогу вернуться в то же мгновение, в какое туда и отправился. А вот у Ванги придётся ненадолго задержаться.

Знаменитая на весь мир ясновидящая Ванга, полное настоящее имя которой — Вангелия Гуштерова, живёт сейчас в городке Петрич, а принимает посетителей в селе Рупите. Имя Вангелия буквально означает: «несущая благую весть». Домик у неё двухэтажный, с садиком, вот туда я и телепортируюсь. Или лучше телепорт открыть? Ладно, с этим я ближе к делу решу. Чтобы мои жёны не скучали, я их возьму с собой. Но это только после того, как провожу тестя с тёщей и их свитой домой. Слава Пэмандру, что я назначил проверку беременности пранских женщин на вторник. Мне этим ещё на собственной свадьбе не хватало заниматься. С одной Женькой сколько проблем по этому поводу было.

Судя по тому, что Женька весь вечер улыбалась, у них с Серёгой всё наладилось. Значит, она решила именно сегодня лишиться девственности и им как раз пригодится спальня, где можно включать невесомость. Хотя это теперь не прежняя Женька, которая была повёрнута на сексе. Но от такой экзотики они, я думаю, не откажутся. Потом ещё будут всем хвалиться, что занимались любовью, вися в воздухе вверх ногами. Я это, кстати, тоже собирался попробовать и опробовать с каждой из своих жён.

После прощания с Её Величеством и принцем, настал черёд собираться домой и губернатору Клюэну. Вернувшись в свадебный зал, Кассия обратилась ко мне:

— Спасибо за праздник. Всё было замечательно. Свадьба всем очень понравилась. Но пора и честь знать. Нам ещё пять часов лететь.

— Так давай я портал прямо к вам в столицу открою, — предложил я.

— Но ведь расстояние очень большое, — заинтересовался Клюэн. — Ты сможешь?

— Смогу. А ваш линкор с экипажем прилетит на Прану позже. Да, Лилу?

— Да, — ответила моя инопланетянка. — Я уверена, что Андр справится. А вам так будет удобнее и быстрее.

— Об этом в нашей древней легенде тоже сказано, — сказала Груана, которая весь праздник старалась особо не выделяться и сидела среди братьев Лилу с их жёнами.

— Вот видите, какой у нас муж легендарный, — присоединились к нашему разговору мои другие четыре жены.

Оставшиеся гости собрались около нас, чтобы посмотреть ещё раз на то, как я буду творить это невиданное доселе чудо. Только это никакое не чудо, а псионические способности уже пятого уровня. А мне было приятно видеть в их глазах восхищение. Все замерли в ожидании и внимательно посмотрели на меня. В их взглядах читались вера, надежда и любовь. И что удивительно, любви в них было больше.

Глава 6

«Секс в невесомости обещает элементы акробатики, так что приготовьтесь к свободному парению посреди помещения. Перед полётом на орбиту следует попрактиковаться, чтобы не отпустить партнёра в самый неподходящий момент. Для тренировки подойдёт, например, бассейн. Заодно научитесь и подводному сексу!

В космосе нервные рецепторы обладают повышенной чувствительностью, поэтому любое ваше действие будет ощущаться куда сильнее, чем на Земле. С одной стороны, это настоящий рай для чувственных прелюдий, нежных ласк и поцелуев, а орбитальный минет и вовсе должен быть термоядерным. С другой — настоящее садо- мазо оставьте дома, избегайте резких движений, щипков, шлепков и прочих элементов секса пожёстче».

Из «Инструкции для собирающихся заниматься сексом в невесомости»

Такие взгляды, полные веры в меня, я обмануть не мог. И я, прекрасно помня Прану, открыл туда портал. Да, энергии жрёт такая штука немерено, но я её в себе за это время накопил достаточно. Правда открыть проход получилось не в сам город, а в то место, где мы первый раз встретились с Лилу. Вдалеке были видны стены и высотные строения одноимённой столицы планеты. Но, надеюсь, гости доберутся без проблем. Лилу аж тяжело вздохнула и сжала мою руку, увидев на горизонте родные места.

— Я знаю, что ты скучаешь по дому, — сказал я ей и обнял за плечи. — Не переживай, скоро мы все отправимся туда в гости. Губернатор, не забудьте, что мы с вами через два дня уходим в глубокий рейд против арахнидов.

— У нас всё готово, — ответил тот уверенно. — Мои люди пообщались с теми, кто был порабощён пиратами с планеты Кеплер. Они очень обрадовались, что теперь стали свободны. Но особого желания отправиться вместе с нами они не проявили. Видимо, у них своих забот хватает.

— Я чего-то подобного ожидал. Мы и без них обойдёмся. Только вот когда они к нам обратятся за помощью, то у нас будет веская причина им её не оказывать. Так что нам теперь больше достанется и планет, и трофеев. Если таковые будут.

Клюэн с женой, Груаной, сыновьями и свитой, понимая, чего мне стоит держать портал открытым, быстро попрощались со всеми и шагнули в открытый проход.

Уф, вот это я дал. Я сегодня, действительно, был в ударе. Лилу, а за ней и остальные четыре мои жены стали целовать меня, благодаря за мои старания. В стороне стояла Ксюха и выжидательно посматривала на меня. Судя по её взгляду, она была бы не прочь присоединиться к нам. Но она понимала, что всё своё ещё наверстает. Принцесса тоже внимательно смотрела на эту сцену и думала о чём-то своём.

— Так, — обратился я к оставшимся гостям. — а теперь все дружно идут отдыхать, кроме моих жён. Мы с ними на полчаса отсюда исчезнем. Дроиды вас всех проводят по отдельным гостевым спальням. Старший лейтенант Журавлёва следует к себе, но сначала сопроводит принцессу до места и убедится, что она хорошо устроилась. А завтра с утра продолжите обучение и после обеда примите большую группу новых курсантов с Земли.

— Есть, товарищ Андрей, — ответила Ксюха.

Когда все вышли, Солнышко меня спросила:

— А куда мы сейчас отправимся?

— К ясновидящей из Болгарии, которую зовут Ванга.

— Я слышала о Ванге, — сказала Наташа. — Один из заместителей Пастухова недавно ездил к ней.

— Вот-вот, именно к Ванге мы сейчас и телепортируемся.

— А что ты потом интересного для всех нас придумал? — спросила Ди.

— Это секрет. Но я намекну, что вы уже хотели это попробовать устроить сами.

— Секс в невесомости? — с первого раза догадалась Маша.

— Молодец. Хвалю за сообразительность.

Ну вот, теперь всё оставшееся время будут только это и обсуждать, при этом ещё и хихикать. Ничего, посмотрим, как они оргазм в невесомости переживут. Вот тогда по- настоящему захихикают, во весь голос. Я слышал, что это что-то потрясающее. Если им понравится, потом ведь с лунной базы их за уши не оттащишь. У нас только несколько женщин-космонавтов такое испытали. Правда сведения об этом были строго засекречены. Но мне, как члену Политбюро, многое было известно. Да и мои псионические способности никто не отменял.

— Ну что? — спросил я своих размечтавшихся подруг. — Раз все уже разбрелись по своим отсекам, то мы можем отправляться к Ванге.

Правильно, чего тянуть? Я и в этот раз решил открыть прямой портал на Землю. Его свет сразу увидит одна из помощниц Ванги. Да и она сама почувствует, что энергетическое поле рядом с ней резко изменилось. Или уже знает, что я к ней скоро приду. Провидица она или кто?

Я оказался прав. Нас ждали, не смотря на ночь. Как только в садике дома Ванги появилось очертание портала, к нему аккуратно, с некоторой опаской, подошла девушка, с которой мы чуть не столкнулись при выходе.

— Здравствуйте, — сказала она мне на ломаном русском. — Меня зовут Стефка Велева. Я помощница бабы Ванги. Она ещё полчаса назад сказала вас здесь дожидаться.

Вот так. Провидческий дар у Ванги очень сильный, раз меня смогла заранее вычислить. Или я слишком сильно влияю на тонкие поля астрала со своей неслабой мощью. Или очень громко думаю. Ведь у пятого уровня вполне могут быть свои недостатки или побочные эффекты.

— Здравствуйте, Стефка, — поздоровался я. — Извините, что так поздно.

— Ничего. Баба Ванга сказала, что ждёт вас в любое время.

Следом за мной поздоровались остальные мои пять жён. У них, по-настоящему, получился вечер путешествий, как и у меня. Но это было последнее на сегодня место, куда мы отправились. С меня уже было достаточно за день приключений.

Нас проводили в дом, где в гостиной сидела за столом слепая провидица и улыбалась.

— Пришёл, всё-таки, и не один, — сказала Ванга на болгарском, но и так было понятно, что она сказала. — Целых пять жён привёл, бусурманин. А одна из них видящая.

— Здравствуй, Ванга, — сказал я, а за мной и хор девичьих голосов. — Да, одна из моих жён видящая, но слабая. Слабее твоих пятерых, которых ты отправила ко мне.

— Чувствую, что кровь в ней особенная.

— Грааль, она, Ванга. Священный Грааль и кровь в ней самого Христа течёт.

— Да, такого я не ожидала. Сильные дети у неё родятся. А вы присаживайтесь. Сейчас Стефка чаем нас угостит.

Я сел за стол, а мои жёны устроились на диване. Чём-то их Ванга смущала. Видимо тем, что они плохо понимали её. А я понимал, даже скорее мысленно. Мы вообще с ней могли разговаривать, не открывая рта. Но Ванга так не привыкла. Не было в её окружении таких сильных менталистов, как она сама или как я.

— Она уже беременна двумя, как и все мои жёны, — ответил я на её фразу.

— Я уже почувствовала силу твоих детей, поэтому так и сказала, — продолжила Ванга.

— Но самые сильные будет у «видящей».

— Я их скоро всех видящими буду делать. А тебя вот зрячей пришёл сделать.

— Мой дар от Бога. Он лишил меня зрения, но дал мне другие глаза, которыми я вижу мир — и видимый, и невидимый.

— А я тебе его верну. Или передумала?

— Боязно что-то. Столько лет только этого и желала, а сейчас испугалась.

— Боишься потерять свой дар? Не бойся, он останется с тобой.

— Тогда согласна. Ты ведь, как я вижу, за прошедшее время ещё сильнее стал. Поэтому и верю тебе.

Я подошёл к ней и встал сзади, положив свои руки сначала ей на голову, а потом на глаза. А глаза-то у неё не умерли, просто непроницаемая пелена на них была. Они только и ждали того момента, когда придёт кто-то подобный мне и сорвёт с них эту пелену. Как и её, так и меня Пэмандр использует втёмную. Только в случае с Вангой это выражение имеет прямое значение. Надо будет у него и за Вангу спросить, зачем ему или им это понадобилось. Я их посланец, а она, получается, голос, а скорее Слово.

— «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог», — процитировал я Евангелие от Иоанна, хотя точно знал, что это была более поздняя вставка в «Новый Завет» и перу апостола Иоанна не принадлежала.

— Ты знаешь Евангелия? — спросила Ванга.

— Любой человек, считающий себя культурным, должен их знать. Он может не верить, но прочитать их целиком хотя бы раз в жизни обязан.

— И что ты думаешь об этих словах?

— Бога Гермеса, ещё задолго до Иисуса, называли воплощением Логоса его небесного отца Зевса, logos spermatikos, создающего слова. Его отождествляли с египетским Тотом, ещё одним олицетворением создающего слова. Тот был супругом Маат, «чьё слово есть истина», и он являлся выражением того, что всё сказанное ею становится реальностью. Египетские иероглифы говорят: «Слово создаёт всё. Ничего не было до того, как оно было произнесено».

— И это ты знаешь. Всё правильно. Ты говорил, что в тебе течёт кровь Гермеса-Тота. Судя по всему, у тебя есть и его «Изумрудные скрижали».

— Есть. Я их потом тебе покажу. А теперь открывай глаза.

— Ой, я вижу. Слава Богу, вижу. Спасибо тебе, посланец. И чувствую, что дар тоже при мне остался. Значит, грядёт что-то большое, и я это предвижу.

— Эра Детей Света, моих детей, грядёт и мы с тобой будем нужны им в полной силе своей.

— Вот теперь я и тебя вижу. Я тебя гораздо старше себе представляла.

— А я и есть старше. Загляни глубже.

— Да, чудны дела твои, Господи.

И только тут я заметил, что Стефка уже давно расставила чашки с чаем и мои подруги пьют его, сидя на диване. При этом внимательно смотрят на нас.

— Вы чего на нас так пристально смотрите? — спросил я подруг.

— Так вы уже минут десять ничего не говорите и молчите, — ответила Солнышко.

— И руки у тебя зелёным светиться начали, — добавила Маша.

— А потом баба Ванга стала радостно улыбаться, — уточнила Наташа.

— Я зрение Ванге вернул, — ответил я, поняв, что в Вангой мы, сами того не заметив, перешли на ментальное общение.

— Дай я глазами посмотрю на твоих жён, — произнесла Ванга эту фразу вслух, щуря их, с непривычки, от не очень яркого света. — Да, хороши они у тебя. Вижу ту, которая «видит». А вот эта, крайняя слева, не с нашей планеты.

— Всё правильно. У неё аура несколько другая. Этого никто не видит, кроме нас и тех пятерых, которые приехали ко мне сегодня утром.

— Умеешь ты себе жён выбирать. Я теперь хоть видеть вас всех могу. И свою Стефку тоже.

А Стефка поняв, что баба Ванга вновь стала зрячей, бросилась к ней на шею и заплакала. Ну что ж, я своё дело сделал, теперь можно и возвращаться.

— Ванга, нам пора, — сказал я по-русски и мои три жёны встали с дивана, поднимая остальных.

— Знаю, что ты теперь очень занятой человек, — сказала счастливая провидица. — Спасибо тебе за всё. Стефка вас проводит. А я пойду отдыхать. Устала я очень. Ты только береги себя. Не простой ты путь себе выбрал.

Мы попрощались и вышли за Стефкой в тёмный сад. Она стала благодарить меня за то, что я вернул её хозяйке зрение.

— Я ей обещал, вот и выполнил своё обещание, — сказал я, открывая портал на нашу лунную базу. — Завтра она себя лучше чувствовать будет. Я её подлечил, но ты ей об этом ничего не говори.

После этих слов мы вошли в знакомую мерцающую арку и вышли в зал управления, где никаких столов уже не было. Дроиды всё убрали и навели идеальный порядок. Девчонки, увидев пустой зал, немного взгрустнули. Они хотели, чтобы праздник не заканчивался.

— Нас ещё на Земле ждут четыре свадьбы или одна, но большая, — сказал им я, что сразу подняло их настроение. — А теперь в душ. Нас ждёт незабываемый секс в невесомости.

Два раза им не надо было повторять и все отправились мыться. На лунной базе мы первый раз за всё это время оставались на ночь. Я даже не знал, где находится наша спальня. Но Крис нам потом покажет. Ведь таких специальных спален у меня на базе теперь было четыре. А то мы вломимся в одну из них, а там Женька с Серёгой любовью занимаются. В невесомости. Только туда просто так не вломишься, иначе произойдет разгерметизация комнаты и они плюхнуться с двухметровой высоты. Хорошо если на кровать, а то и на пол. А вот интересно, куда Крис заселила принцессу? Ну не вместе же с Трентом, конечно.

В душе мы обсуждали, как мы будем кувыркаться под потолком. Больше всего этот вопрос интересовал Машу. Она же у нас лётчица-экстремалка, любительница всяких воздушных кульбитов и акробатических трюков.

— Посмотреть бы на других, как они этим занимаются в невесомости, — высказала она интересное предложение.

— Нам главное до нашей спальни добраться, — сказал я, — а там разберёмся. Я вам могу кое-что полезное и интересное сообщить о сексе в невесомости.

И я стал рассказывать им об одной книге, которую я когда-то читал. В 2010 году французский писатель Пьер Колер в своём произведении под названием «Последняя миссия», повествуя о российской орбитальной станции «Мир», опубликовал выдержки из секретного документа НАСА под номером 12-571-3570, в котором сообщалось о сексе в космосе. В нём говорилось, что американские астронавты занимались сексом в рамках научного эксперимента во время миссии STS-75 на шаттле «Колумбия». По мнению автора, главной целью эксперимента было найти идеальную позу для занятий сексом в невесомости в свете будущих длительных космических экспедиций к планетам Солнечной системы.

Когда я назвал год выпуска книги, то Девчонки даже не удивились. Они уже все были со мной в 2019, поэтому давно привыкли к этим фантастическим, для нынешнего местного населения, цифрам.

— И что там было сказано конкретно о самих позах? — заинтересовалась Наташа.

— Как оказалось, НАСА смоделировало двадцать возможных поз для секса в невесомости и проверило десять из них на практике. Применимыми без посторонней помощи оказались только четыре. Для шести других требовался эластичный пояс или особая надувная труба. И ещё. Классическая «миссионерская» позиция, которая легко выполняется в условиях земного тяготения, в невесомости же не осуществима вообще.

— Да мы её особо и не используем, — прокомментировала с улыбкой мои слова Ди.

— Может тогда эти эластичные пояса попробуем? — предложила Солнышко.

— Я всё сделаю, — сказал я. — Во время секса мы производим толкательные движения. На Земле, где действует сила притяжения, это нормально. В невесомости же мы будем отталкиваться друг от друга. Поэтому можно привязываться по очереди.

— А ещё что можно придумать? — спросила Лилу.

— Для предотвращения уменьшения кровяного давления в ногах советским космическим агентством были разработаны специальные брюки низкого давления. Использование таких брюк должно значительно усилить сексуальное возбуждение.

— Ну, у тебя с этим всё нормально, — сказала Наташа и показала на моего «друга», который уже слегка увеличился в размерах.

Так это же естественно. Девчонки мылись голыми и очень сексуально намыливали себя между ног. Ну какой нормальный парень на это не отреагирует? Я уже прямо сейчас был готов одной из них засадить, но приходилось терпеть до спальни, где мы будем ставить опыт.

— Ди, — сказал я и хлопнул её по голой, мокрой попе. — Сейчас прямо здесь тебя трахну и не буду ждать никакой невесомости.

Подруги весело засмеялись и стали специально вставать в различные сексуальные позы и призывно стонать, как при оргазме, чтобы меня ещё больше завести. Вот ведь вредные эти девчонки. Но я же псионик и легко подавил в себе возникшее сексуальное желание.

Видя, что я больше не реагирую на их провокации, подруги быстро домылись и встали под струи тёплого воздуха, который буквально за минуту высушил их целиком. Очень, кстати, удобная штука. Я это сделал раньше их и поэтому стоял и спокойно ждал всех своих жён. Было заметно, что они очень хотят побыстрее очутиться в кровати. Вот так, от своих охов и стонов сами же и возбудились.

Оказалось, что наша спальня находилась рядом, поэтому мы прямо нагишом отправились туда. Естественно, по закону подлости, именно в этот момент отъехала в сторону одна из пневматических дверей и на пороге возникла полностью одетая принцесса Литора. М-да, неувязочка вышла.

Увидев меня и моих жён абсолютно голыми, она хихикнула и сказала.

— А я как раз вас искала, — сказала она, часто бросая взгляды вниз, на моего «друга», видимо впечатленная его размерами. — Не могли бы вы мне помочь?

— Хорошо, — сказал я, даже не прикрываясь, а наоборот, вставая так, чтобы принцесса могла моё достоинство хорошо рассмотреть. — Я сейчас провожу своих жён до спальни и вернусь.

А секция, отведённая под нашу спальню, была довольно большая. И размер кровати Крис тоже точно рассчитала, исходя из того, сколько необходимо места для нас шестерых. Девчонки не стали меня дожидаться и сами добрались до места. Поэтому ониуже лежали на кровати и ждали меня.

— Что от тебя хотела эта принцесса? — спросила Солнышко.

— А я знаю? — ответил я. — Она является нашей гостьей и, естественно, обратилась ко мне за помощью. Видимо, у неё возникли какие-то проблемы с обустройством на новом месте. Старший лейтенант Журавлёва не смогла ей помочь, вот она и ждала меня. Сейчас создам полотенце, прикроюсь им и пойду узнаю, чего она хотела. Я быстро. Без меня не начинайте.

Хотя зачем мне полотенце, когда она уже меня видела голым. Я могу материализовать и костюм с бабочкой. Но его придётся сначала надевать, потом снимать. Поэтому я не стал заморачиваться и отправился в том, чём был. То есть без ничего.

Я без стука нажал на панель управления дверью и она отъехала в сторону.

— Принцесса, — обратился я к Литоре, которая сидела на кровати и ждала, когда я приду, — я одеваться не стал, так как вы меня уже видели голым. Что у вас случилось и почему вы не спите?

— Вы меня своей наготой абсолютно не смущаете, — ответила она, но переодически посматривать в низ моего живота не прекратила. — У меня здесь нет никаких личных вещей, даже пижамы. Я спросила вашего искина и она сказала, что по этим вопросам следует обращаться к вам. Я даже список нужных мне вещей составила.

— Давайте список, я вам сейчас всё быстро сделаю.

Ого, ничего себе списочек. Придётся прямо здесь всё это материализовывать, на глазах у принцессы. Не бегать же мне голым туда-сюда. И я стал прямо из воздуха выхватывать всякие женские прибамбасы и бросать их на кровать. Принцесса, естественно, от такого аттракциона «неслыханной щедрости» вконец обалдела и даже села на кровать, начав трогать, падавшие из ниоткуда, вещи. Ну да, она хотела убедиться, что они настоящие. Даже на меня голого смотреть перестала.

Вот чего я не ожидал увидеть в списке, так это вибратора. Она что, издевается?

— Литора, зачем вам нужен вибратор? — спросил я удивлённо.

— Я иногда использую его для удовлетворения своих сексуальных желаний, — ответила та прямо. — У нас дома это считается нормальным, когда у тебя нет своего парня или нет времени его искать.

— Да у меня под моим началом двенадцать молодых парней служат. Если у вас на родине так всё просто поставлено с этим делом, выбирайте любого. Они все здоровые и с удовольствием помогут вам снять сексуальное напряжение.

— А можно выбрать вас?

Во попал. Уж очень у них там это всё легко, как у нас в Швеции. А нечего было голым шастать по базе и трясти перед ней своими немаленькими гениталиями. Вот она и захотела первого попавшегося, то есть меня. Но я же у себя дома и могу позволить себе ходить голым.

— А почему именно меня? — спросил я, чтобы пауза в разговоре не затягивалась.

— Вы мне сразу понравились, — ответила она, встав с кровати и держа в руках ночную рубашку. — Помимо этого я хотела вас отблагодарить за своё спасение.

— У нас сейчас первая брачная ночь с моими жёнами. Так что сегодня я буду очень занят.

— Жаль. Меня заинтриговало то, как вы одновременно с ними со всеми пятью справляетесь. Но если у вас останутся силы, заглядывайте ко мне. Я вас буду ждать.

Уф, отбодался. Но если честно, я бы к ней заглянул. Но только после того, как полностью удовлетворю своих жён.

— Ну что, ждёте? — спросил я своих подруг, когда вернулся в нашу спальню.

— Ты чего так долго? — ответила мне вопросом на вопрос Солнышко. — Перед принцессой красовался?

— Так у неё же никаких вещей с собой нет. Всё пропало вместе с её космическим кораблём. Вот и пришлось обеспечить гостью всем необходимым. Ну что, я включаю невесомость?

— Да, — закричали радостно все пятеро сразу.

Включатель выл специально сделан под ручное управление. Но он также работал и от ментальных команд, как и всё на базе атлантов. При включении двери автоматически заблокировались и я стал подниматься в воздух, а девчонки завизжали от радости, взмыв резко вверх, оттолкнувшись от кровати.

Мы подобное уже один раз испытали, когда вышли на поверхность Луны. Но тогда мы были в скафандрах. А сейчас на нас не было никакой одежды, что создавало впечатление полёта. Ощущения были незабываемые. У меня кровь сразу прилила к члену и он встал колом. Я вспомнил слова американского астронавта Роберта Маллейна о сексе в космосе: «Эрекция была такая, что я мог бы сверлить криптонит». Криптонит мы оставим в покое до следующего раза, а сейчас просверлим что-то более мягкое и сексуальное.

У девчонок кровь прилила к грудям и они стали выглядеть ещё больше. Особенно поражали набухшие и торчащие соски. Вот это класс. Пора выпускать свои два клона, иначе я с такой командой перевозбудившихся нимфоманок один не справлюсь.

А потом началась такая оргия, что волосы вставали дыбом, и не только на голове. Они и так в невесомости поднялись вверх и в разные стороны, а тут ещё дополнительно сексуальное возбуждение.

Каких мы только поз не перепробовали. Всем очень понравилось висеть в воздухе посреди комнаты в позе «69». В постели это выглядит как-то статично и уже неинтересно. А здесь ты висишь вертикально, сначала головой вверх, а потом переворачиваешься вместе с одной из жён и оказываешься головой вниз.

Мы с моими двумя альтер эго давали жару. И главное, что не надо было никого привязывать. Подруги держали и страховали ту, которая в этот момент занималась сексом с нами тремя, а потом они менялись местами после того, как у них наступал оргазм.

А оргазмов у каждой было много. Они были более яркие и длительные, так как в невесомости у всех заметно повысилась чувствительность, особенно в области эрогенных зон. Кричали от удовольствия все, даже я. Правда мой крик был больше похож на рычание самца гориллы во время спаривания с самкой. Иногда мы так увлекались, что часть спермы выливалась в воздух и эти белые шарики, плавающие вокруг, девчонки потом, со смехом, ловили ртом. Это надо было видеть. Радость била просто через край. Вот что значит новизна в сексе. Такую брачную ночь они запомнят на всю жизнь. И теперь эта спальня станет нашим любимым местом для занятий сексом.

После такого марафона девчонки сразу вырубились, а я решил навестить принцессу. Ведь она меня приглашала. Даже если заснула, то вернусь назад.

— Крис, — спросил я ментально своего никогда неспящего искина, чтобы не таскаться лишний раз попусту.:— Принцесса спит?

— Судя по датчикам активности, нет, — ответила та.

— У тебя камеры есть в её спальне?

— Есть. Вывожу картинку на стену.

Вот ведь зараза эта принцесса. На изображении она была видна полностью и, причём, абсолютно голой. И нафиг я ей пижаму с ночнушкой материализовывал? Но вот вибратор, как я мог хорошо видеть, ей пригодился. У меня создалось такое впечатление, что она догадывалась, что в её спальне могут быть установлены камеры наблюдения и лежала в такой соблазнительной позе, медленно вводя и выводя вибратор из влагалища, что мой «друг» опять зашевелился.

Придётся навестить принцессу, иначе я не усну. Хоть я и разгрузился хорошо со своими жёнами, но новизна ещё одного голого и доступного женского тела будила во мне желание. Я аккуратно вылез из-под своих жён и отправился к Литоре. Перед этим я отключил изображение из её спальни. Раз девчонка очень хочет меня, то почему не доставить ей удовольствие?

Когда я вошёл в её спальню, она лежала на кровати и хитро улыбалась.

— Значит, камеры у меня в комнате есть, — сказала она и вынула вибратор, который был вставлен у неё между ног. — Я на это и рассчитывала. А твой детородный орган раза в два больше, чем моя игрушка.

А как она хотела? Увидев на экране такую сцену с вибратором, любой бы возбудился. Поэтому какие уж тут расшаркивания и политесы, когда оба стоим друг напротив друга голые и хотим только одного, секса. Ну так я и показал, на что способен в постели псионик начала пятого уровня. А нечего было меня соблазнять. Сама хотела — сама и получай.

В невесомости трахаться, конечно, лучше. Но и на большой кровати тоже неплохо. Литора была опытной женщиной и умела доставлять удовольствие и себе, и мужчинам. Поэтому её четыре, а мои два, оргазма были достойным завершением нашей встречи. Два раза выдержать поток энергии «ра» не всякая женщина сможет. Хотя от её криков во время оргазма закладывало уши. Вот ведь сладострастная мне принцесса попалась.

— Хорошо, что я тебя дождалась, — сказала Литора, еле-еле переведя дух. — У меня в постели побывало много придворных мужчин, но таких оргазмов я не испытывала никогда. Теперь понятно, почему тебя твои пять жён так любят.

— Не только за это, — сказал я, вставая. — Ты же видела, что я умею делать и это только часть моих способностей.

— Хотела отблагодарить тебя за спасение, а теперь ещё и за потрясающий секс приходится благодарить. Получается, что ты удовлетворил пять своих жён и меня заставил кончить четыре раза? Это просто невероятно. Ты, действительно, настоящий волшебник.

— Я же сказал, что я только учусь. Ладно, я пошёл в душ. Иначе мои подруги мгновенно учуют запах секса с другой женщиной.

— Я пойду с тобой. Мне тоже надо сполоснуться.

И мы вдвоём, голыми, отправились в душ. Все спали и нас никто не видел. Под струями воды Литора спросила:

— Ты поможешь мне освободить мою родную планету?

— Я конечно, ненавижу некромонгеров, — ответил я и похлопал её по упругой мыльной попе. — Но это не стоит у меня в приоритетных целях.

— Я готова заплатить.

— Золото меня не интересует.

— Я готова заплатить информацией об арахнидах. Я знаю, где находится их главная планета Клендаху. Ведь там находится их супермозговой жук?

— А ты откуда об этом знаешь?

— Я присутствовала при разговоре отца и одного из его советников. Они, как раз, обсуждали при мне угрожающую ситуацию с арахнидами. Советник сказал о Клендаху и назвал её координаты. А я их запомнила. Я хорошая девочка?

— В постели ты кое-что умеешь, а вот какие ты преследуешь цели, я пока не знаю. Хотя можешь не говорить. Я уже всё узнал.

— Как ты это сделал?

— Ты слишком громко думаешь. Советника звали Чален, а отца — Окмен.

— Ничего себе. Ты умеешь читать мысли? Даже наш придворный маг не очень хорошо с этим справлялся.

— И я теперь знаю, что ты хочешь стать королевой Криспа. Помимо этого, имеешь серьёзные виды и планы на меня. Я тебе, конечно, помогу освободить твою планету от некромонгеров и на этом всё.

— Ты не хочешь стать королём?

— Нет, мне это не нужно.

— Ты первый мужчина, которого я встречаю, кто не хочет быть королём. У нас во дворце все хотели, через мою постель, стать сначала моим мужем, а потом, в будущем, занять трон.

— Я не все. Ты закончила? Тогда пошли. Мне утром рано вставать.

— Я тебе хоть немножко нравлюсь?

— Нравишься.

— А ты мне очень. Когда у нас ещё будет с тобой секс?

— Пока не знаю. Мне и с арахнидами надо разобраться, и от некромонгеров твою планету освободить. Но то, что он будет, я точно могу тебе обещать.

Ну вот, и эта целоваться полезла. Странные у них порядки были заведены в королевском дворце. Сначала трахнутся, а только потом целуются. Ну да, секс — это ещё не повод для знакомства. А у нас, на Земле, всё наоборот. У них поручику Ржевскому очень бы понравилось. Ему тоже, до этих поцелуев, не было особого дела. Ему главное впиндюрить и, желательно, почаще и разным. Короче, наш человек был.

Когда я пролезал между тел моих жён, Наташа заворочалась и сквозь сон спросила:

— Ты где был?

— Главную планету арахнидов искал, — ответил я и чмокнул её в губы.

— Нашёл?

— Да. Мне теперь помощь Клюэна не особо и нужна.

Но мои последние слова она уже не слышала, так как раздалось её глубокое дыхание. Уснула. И мне пора. Вставать придётся рано. На всякий случай, если я не проснусь, я попросил Крис постучать мне в мозг в шесть часов утра. Я решил разобраться с Пэмандром и выяснить, что ещё они придумали по поводу меня. Чувствую, что они решили меня загрузить по полной решением всех их мелких проблем.

Это по их мнению мелких. Подумаешь, какие-то там некромонгеры с арахнидами. Разве это проблемы. Мне бы свой провидческий дар псионика поскорее открыть. По статусу уже положено. А я всё своей верной чуйкой обхожусь. И эта чуйка мне говорит, эти проблемы — ещё цветочки. Ягодки будут впереди и ещё какие. И вот эти ягодки мне собирать что-то очень не хотелось.

Мне бы музыкой заниматься да девок портить. Вот это моё. Ну помочь ещё кому нибудь, типа Ванги. А в эти их божественный игры лезть не хочется. Только куда я теперь денусь? По развитию псионической силы я вышел на уровень молодого бога или полубога. Именно этого и добивался Пэмандр. Там, куда он намерен меня засунуть, четвёртый уровень не прокатит.

Помимо этого мне необходимо было, прежде всего, разобраться в двух важных понятиях. Какая система божественности присуща Пэмандру и бывшим атлантам: «политеизм» и «разнобожие»? Политеизм, который в нашем мире привязан к отдельной цивилизации или культуре, предполагает, что все существующие в мире боги принадлежат к единому пантеону, который может быть или напрямую одной семьей (один бог является порождением другого бога в рамках пантеона) или иметь некие общие исторические, культурные и гносеологические корни. Большинство земных политеистических религий относятся к данному типу.

Разнобожие, наоборот, предполагает ситуацию, при которой в мире существует определенное количество богов различного происхождения, никак не связанных друг с другом. Если такие связи и существуют, то это не столько семейные узы, сколько военно-политический союз. Условно, разнобожие можно сравнить с ситуацией нашего мира, когда в Ойкумене присутствует сразу несколько монотеистических религий. Но если наши мировые религии авраамического блока довольно крепко связаны общими корнями, общими мифами и отчасти общей этикой, разнобожие предполагает куда более глубокий разрыв.

Но мне кажется, что у Пэмандра сотоварищами существует некая третья структура или система, которая образовалась по принципу «каждый бог сделал свой кусок», причём причины, побудившие объединиться или работать совместно, как и степень и характер сотрудничества, могут быть самыми разными.

Да, они все были раньше атлантами, которые произошли из одной семьи. То есть будучи людьми, они были в единой структуре или клане. Но потом каждый из них стал богом. Что Пэмандр, что Гермес-Тот. Поэтому у них присутствует структура, имеющая признаки обоих систем.

Версий появления богов существует тоже несколько. Начиная от извечного существования, когда боги были порождены демиургом или являлись изначальной частью этого мира. Или самозарождение через веру, когда значительное число смертных долго верит в некую сущность, то вполне вероятно, что эта вера найдет воплощение и сущность станет божественной личностью. И заканчивая появлением бога из другого мира.

Но чтобы в этом разобраться, мне необходимо было понять, в чём источник силы богов. Если они были такими же псиониками, как я, тогда понятно. Ничья вера им не нужна и их она не подпитывает. Но люди раньше верили в Гермеса, Пэмандра и других богов, поэтому они питались также и людской энергией. А сейчас нет. Да, старые боги решили вернуться на Землю. Но кто конкретно? Если тот же Гермес был одновременно и славянским Велесом? Греки называли его Гермесом, а у нас он был Великим Светом (как источник жизни), Ипостась Воли Рода в лике Творца Волшбы, ибо Род воплощает собой Земную Жизнь. Вот и получается, что и там, и там присутствует Свет, и мои неродившиеся ещё малыши тоже являются Детьми Света. Получается, что я и есть Свет, раз я выступаю в роли их отца.

А может мне вообще этим не заморачиваться и просто плыть по течению? Но что делать, если мне Пэмандр скажет что-то, что мне не понравится? Я тогда стану плыть против течения, то есть бороться с ним или, всё-таки, уступлю?

Мне вспомнилась одна фраза Пэмандра о том, что предтечи теперь на одиннадцатом уровне. Нет ли между атлантами-богами и богами-предтечами борьбы за нашу Вселенную? И меня попытаются использовать в этой борьбе в качестве некого орудия? Или уже используют? Надо ещё разобраться с той легендой, которая возникла обо мне на Пране и про которую всё время упоминает Груана. Самое интересное, что решение проблемы с моими будущими Детьми Света никто не отменял.

И ведь теперь, даже если очень захотеть, ни в одном из миров от Пэмандра не спрячешься. Все равно найдёт и, скорее всего, будет так, как уже решили боги. Единственный способ послать куда подальше и богов-атлантов, и богов-предтеч — это самому стать демиургом. Знать бы только как? А тут тебе каким-то королём какой-то одной планеты стать предлагают. Королевство-то маловато, это уже давно не мой уровень. Вырос я из этих детских штанишек. Мне теперь целая Вселенная, ну или Галактика больше подходят.

Утром стучать мне в мозг Крис не пришлось. Мой внутренний будильник меня разбудил вовремя, только вот зарядкой я решил заняться после того, как вернусь от Пэмандра.

В пятом измерении было попрежнему светло и уютно. Я вчера попробовал усилить свою ментальную защиту и немного попрактиковался в установке очень сильного блока. Его необычность заключалась в том, что того, кто пытался прочесть мои мысли, «било по рукам током». Не по рукам, конечно, а по мозгам, но шалить подобным образом напрочь отбивало охоту у любого желающего. Такой блок я мог проверить только на своих пяти помощниках или на Пэмандре. На боге это особо никак не отразится, а вот по моим новичкам может очень сильно шандарахнуть. Поэтому лучше его испытать здесь и сейчас.

— Привет, Андр, — раздался голос Пэмандра. — Вижу, ты научился ставить новый блок на своё сознание. Очень неплохо. Он тебе скоро пригодится.

— Здравствуй, Пэмандр, — поздоровался я в ответ и тоже ментально, продолжая держать защиту блока. — Зачем ты меня подставил с некромонгерами?

— Ну ты же справился? Вот видишь, у тебя всё получилось. И навыки новые приобрёл плюс попрактиковался в превращении некромонгеров в обычных людей. Ты же знаешь, мы не вмешиваемся в частные случаи. К тому же ты теперь можешь сам открывать и долго держать портал открытым. Разве это не стоило того, чтобы самостоятельно разобраться с ситуацией?

— Ты обходишься со мной, как с подопытной крысой и используешь меня для решения своих проблем, да ещё втёмную.

— Так решил Гермес. Он правильно сказал, что так ты будешь расти и эволюционировать быстрее. А предупреждая тебя об опасности, ты тогда не проявишь всех своих качеств и процесс твоего развития будет идти намного дольше.

— То есть ты готовишь из меня не только посланца, но и выковываешь карающий меч против кого-то? Уж не против ли предтеч вы меня, в качестве избранного, собираетесь использовать?

— А ты сообразителен, Андр. Значит, Гермес рассчитал всё правильно и выбрал именно того, кого нужно.

— Обычно принято спрашивать разрешения, прежде чем делать что-то другому человеку.

— Ты единственный псионик такого уровня силы на Земле да и во всей Галактике тоже. И развил ты это в себе сам, без посторонней помощи и подсказок. Тогда чем ты недоволен?

— А оно мне надо? Может я хотел заниматься только музыкой?

— А родную планету и близких тебе людей кто будет защищать? Твои новые

помощники? Они в конце своего обучения максимум смогут достичь второго уровня, а ты уже перешёл на пятый и, заметь, за очень короткий срок. Ты даже смог довольно легко ликвидировать угрозу Земле со стороны некромонгеров.

— Но это же из-за вас они собирались уничтожить нашу Солнечную систему.

— Рано или поздно они, всё равно, захватили бы Землю. Мы один раз спасли её, теперь пришла твоя очередь, как нашего потомка. И арахниды тоже бы нашли твою планету и ты знаешь, что они сделали бы с ней. Так что мы поступили с тобой правильно. Зато ты теперь стал полубогом и способен скоро стать вровень с нами.

— Да я, практически, ничего не знаю.

— Не прибедняйся. Планеты ты разрушать уже умеешь. В ближайшее время научишься их создавать. Вот тогда ты почувствуешь себя настоящим богом. А это особенное, ни с чем несравнимое, чувство.

— И зачем мне это надо?

— Потом поймёшь.

— А откуда вы берёте свою силу?

— Отовсюду. Она разлита в космосе, правда неравномерно. В Галактиках с большим количеством планет её больше. И от людей энергию тоже получаем. Поэтому мы заинтересованы, чтобы было больше планет, заселённых людьми и верящих в нас.

— То есть вы создаёте планеты, а на них матрицы или симуляции людской ойкумены? А потом появляетесь и получаете новые, верящие в вас, «батарейки»?

— Это слишком упрощенно, но в общем это так. Ты тоже потом станешь это делать. Все так делают: и мы, и предтечи.

— А зачем вы скрещивали богов и животных? В Египте так наследили, что люди до сих пор в это верят.

— В самом начале мы проводили такие эксперименты, но потом от них отказались. Не все приняли такой наш образ, поэтому эффективней выглядеть именно людьми и творить на их глазах чудеса. Ты уже сам научился это делать. Разве не так?

— Получается, что так. Зачем тогда Вангу сделали слепой?

— Чтобы люди помнили о богах и чтобы ты вернул ей зрение. Теперь она и многие другие будут верить в тебя.

— И что дальше?

— Продолжай расти и развиваться. У тебя сейчас появились ученики. Вместе с ними ты тоже будешь учиться. И будь аккуратнее с бомбой из прометия.

Всё-то он знает. Этих богов оказалось не так уж и мало. А я один. Нет чтобы самим разобраться с предтечами, так они ждут меня. Учат, готовят и ждут. Почему именно я, не знаю. Им виднее, как тому жирафу, потому, что он большой. Высоцкий прав, с большими и длинношееми спорить трудно. Вот интересно, сколько лет я сейчас беседовал с Пэмандром? Опять лет пять реального времени угробил. Но вернулся я в то же самое мгновение, что и убыл. Считай, что пять лет сэкономил и дополнительно приобрёл лет

сорок дополнительной жизни. В общем, не зря сходил и остался с прибытком.

— Крис, — обратился я к искину, — выведи мне картинки с камер в спальнях на стену. Мои жёны ещё спали, разметавшись по кровати. Принцесса тоже спала, скинув одеяло

на пол и в такой соблазнительной позе, что мне опять чего-то захотелось. Но это от меня никуда не убежит, хотя надо поскорее решить вопрос с её планетой и отправить её туда. Пусть там найдёт себе мужа и трахается с ним хоть круглые сутки. Но одного мужа ей точно будет мало. Это Женька номер два, какой он была до возвращения ей девственности. Получается, что наши миры очень похожи между собой в плане женщин. Видимо, их везде боги лепили из мужских рёбер. Не только у нас на Земле.

А сама Женька и Серега не спят. Во дают. Я вчера рассказал Женьке, как включать невесомость и они, с утра пораньше, кувыркались в воздухе. И у них это получалось довольно неплохо. Может и мне со своими минут сорок-пятьдесят покувыркаться? Насмотрелся на голых девок и на перепихон потянуло.

Я им сейчас сюрприз устрою. Когда я вошёл в свою спальню, я аккуратно включил невесомость и стал наблюдать, как мои голые красавицы стали подниматься в воздух. Ну и я вместе с ними. Они проснулись и сначала не поняли, что произошло. А потом до них дошло, что это такое необычное приглашение к сексу. Сразу вспомнили, что они вчера вытворяли и с визгом набросились на меня, уже висящего в воздухе в трёх лицах и с крепкими стояками от прилившей к ним в невесомости крови.

Пятьдесят минут длилась наша оргия. Мы учли опыт вчерашнего траха и сегодня он у нас получился ещё лучше. Да, невесомость — классная штука.

— А на Земле, на нашей вилле в Ницце, такое можно сделать? — спросила Маша, когда мы ввосьмером мылись в душе, так как когда мы туда пришли, там уже были Женька и Серега.

— Нет, — ответил я, глядя на кучу мокрых голых женских тел, — Там нет Крис.

— Жаль, — сказала улыбающаяся Женька, которая, наконец-то, избавилась от своей девственной плевы и чувствовала себя счастливой. — Нам с Срёгой тоже понравилось.

— Теперь здесь можно ночевать хоть каждую ночь. Нам никто мешать не будет. Мои офицеры располагаются в противоположном конце базы.

— Ты нам обещал свадебное путешествие, — напомнила мне Солнышко.

— У нас скоро пресс-конференция в Хилтоне. А потом мне новое пополнение принимать. Так что ничего не получится. Мы же ночью итак много путешествовали. В разных уголках Земли побывали. Вам ещё куда-то хочется?

— Тогда перед и после пресс-конференции забрось нас на остров, — попросила Наташа.

— Без проблем. Только не всех. У Женьки тоже сегодня много работы. И мне на полчаса нужна будет Ди.

— А зачем? — спросила заинтригованная англичанка.

— Развивать твои способности. Помнишь, ты смогла прочесть часть надписи на моём кольце?

— Да, конечно помню. Ты тогда собрание Великой Ложи проводил. Ты хочешь, чтоб я стала настоящей «видящей»?

— А ты сама?

— Очень хочу.

— А мы? — спросили мои остальные четыре жены и даже Женька заинтересованно посмотрела на меня, прислушиваясь к нашему разговору.

— Пока только у Ди есть способности. Со временем, надеюсь, я смогу вам всем их развить.

Девчонки не расстроились, так как знали, что Ди особенная в этом плане. Другие бы начали ревновать и завидовать, а эти нет. Знают, что рано или поздно я им тоже смогу с этим делом помочь.

— И Серёга тоже будет нужен, — продолжил я всех озадачивать. — Нам надо будет записать нашу электронную композицию и на неё Тедди смонтирует клип. Хочу, чтобы все в Хьюстоне увидели наш уже готовый музыкальный мини-фильм. Маша, тебе тоже задание будет. На острове надо отрепетировать ваши номера в воздухе. Отдельно, когда вы вчетвером, именно под этот клип и ты с Солнышком вдвоём, когда выступаете вместе с другими песнями.

— Поняла, — ответила довольная Маша. — Это мы с большим удовольствием сделаем.

— Вот это будет класс, — восхитилась Лилу. — Я давно мечтала выступить на сцене.

В общем, все были довольны своими заданиями. Под самый конец к нам в душевую пришла принцесса. Она поздоровалась со всеми и, никого не стесняясь, сбросила с себя ночнушку и голой пошла в душ. Получилось, что в одном вместе собралось уже семь подруг, с которыми я спал или сплю.

Семь — одно из самых удивительных и сакральных чисел. Таинственное число семь! Каким его только не считают: и священным, и божественным, и магическим, и счастливым. Семь — число духовного порядка, священное число. Согласно Священному Писанию, семь — совершенное число. Оно правит временем и пространством. В Египте семь — символ вечной жизни, число бога Осириса, а В Древней Греции — символ Аполлона.

Число семь упоминается в Ветхом и Новом Заветах 700 раз. В исламской традиции существует семь невест и семь земель, семь врат рая и семь ступеней ада, семь пророков (Адам, Ной, Авраам, Моисей, Давид, Иисус, Мухаммед). Во время Хаджа в Мекку, паломники должны семь раз обойти вокруг священного камня Каабы. Семь дней душа умершего проводит возле могилы.

Правда я спал ещё и с Журавлёвой, но у них была своя душевая. Поэтому сюда она точно бы не припёрлась. Мои пять жён, конечно, удивились такому поведению Литоры, но ничего не сказали. Они ведь были воспитаны на земных сказках, где принцессы скромны и целомудренны. Им даже через семь перин маленькая горошина спать мешала. Но они сами любили шастать нагишом, поэтому не особо обратили на это

внимание.

Крис молодец, что не стала заморачиваться с отдельными ванными комнатами при каждой спальне. Так получалось экономнее и быстрее. Да и веселее. Мыться вместе голыми по утрам — это даёт заряд бодрости на целый день.

После того, как все высушились, я, наученный вчерашним неожиданным появлением принцессы, просканировал пространство в коридоре и обнаружил Тедди и Лиз, которые шли в нашу сторону полностью одетыми. А мы то все шастаем голыми. Ночнушку Литоры я вообще за одежду не считаю. Я сделал её максимально эротичной. Так что она не только ничего не скрывала, а наооборот, подчеркивала и возбуждала мужчин. Я подобную когда-то в секс-шопе видел, поэтому точно такую же и материализовал для принцессы.

Чтобы не переться голыми такой толпой мимо Тедди и Лиз, пришлось быстро материализовать девять банных халатов и девять пар тапочек. Литору тоже пришлось посчитать. Поэтому, когда мы вышли из душевой, всё выглядело довольно чинно и благопристойно.

— Всем привет, — сказали нам Тедди и Лиз одновременно, нисколько не удивившись, что мы все вдевятером одновременно моемся в душе.

— И вам доброго утра, — ответили мы все.

— Тедди, ты мне нужен. Сейчас мы идём завтракать, там и поговорим.

Как-то так получилось, что принцесса незаметно влилась в нашу компанию. Вот только приходилось всё время таскать за собой дроида-переводчика, так как пранский язык знал только я и переводчиком работать с утра не собирался. Но это не мешало нам свободно общаться между собой. Если бы рядом не было Серёги, то наш коллектив походил бы на «Семь невест ефрейтора Збруева». Это так один очень популярный советский фильм назывался, где главный герой, став известным на всю страну, отобрал семь писем от девушек с «предложениями чистой дружбы» и отправился по адресам отправительниц за этой дружбой. Там, правда, никаких сцен в душе не было, тем более секса. Но невесты были и довольно симпатичные. Как и мои. Теперь уже не невесты, а законные жёны. Только они стали таковыми согласно межпланетным законам, а не советским. Но в скором времени, и я очень на это надеюсь, такие поправки в закон СССР о браке будут внесены.

Глава 7

«Перемещение предметов силой мысли тренирует обыкновенный спичечный коробок. Приоткройте его на небольшое расстояние, а затем пытайтесь закрыть.

Усложните задачу со спичками. Выньте из коробка все содержимое. Налейте в глубокую и просторную тарелку холодной воды. Получилась имитация маленького озера, пруда или водоема. Ваша задача — пустить плот поплавать. Вы должны стать порывом ветра, который задает направление и маршрут. Не советую вам воздействовать на воду и пытаться создать волны. Работайте с картонным транспортом».

Mindmaster «Как двигать предметы силой мысли?»

После душа мы все разбрелись по своим спальням. Их правильнее было бы называть каютами, но мы были не на корабле или космической станции, а на лунной базе. А база была расположена на поверхности спутника, то есть на земле. Поэтому можно было называть её и спальней, так как кроме кровати там ничего и не было. Надо будет дать команду дроидам, чтобы в каждой спальне поставили платяные шкафы и зеркала. А то как-то пустовато в комнате было. Хотя чем меньше препятствий, тем меньше шишек набьёт неопытный любитель секса в невесомости.

— А ты можешь нам другую одежду сделать, а то в свадебных нарядах неудобно ходить просто так? — спросила Солнышко.

— Проще телепортироваться в отель, чем заморачиваться с материализацией пяти платьев и пяти пар обуви, — ответил я. — Да и расчёсок здесь тоже нет, как и косметических наборов.

Сказано — сделано. Мы перенеслись в номер привычным способом, без создания отдельного телепорта. Пока девчонки приводили себя в порядок, а это процесс не быстрый, я успел спуститься в спортивный зал и двадцать минут позаниматься на тренажёрах. Мне все, как обычно, приветливо махали руками, но это меня не отвлекало. Я уже давно научился полностью дистанцироваться от окружающих, которые часто чуть ли не бросались мне под ноги, чтобы я их заметил.

Когда я вернулся в наш президентский люкс, мои жёны уже заканчивали прихорашиваться. Я быстро сполоснулся, оделся в заранее приготовленную форму своих космических войск без знаков отличия, но с четырьмя Звёздами Героя на груди, и мы вернулись на базу уже другими людьми.

— А ты чего так оделся? — спросила Наташа, оглядывая меня с ног до головы.

— Он сегодня за новобранцами отправляется, — ответила за меня Солнышко и погладила меня по плечу, расправляя невидимые складки.

— И, между прочим, — добавил я, — среди них будет пятьдесят учеников-старшеклассников из нашей с вами школы.

— Ух ты, — воскликнула довольная Маша. — С подругами, наконец-то, повидаемся. Нам к ним выбраться некогда, так теперь они к нам прилетят.

— А где ты их на базе всех разместишь? — спросила меня Лилу.

— Там же, где и первый состав моего космического отряда. Крис для них отдельные помещения в виде казарм должна была сделать. С нашими пятьюдесятью одноклассниками прибудут ещё шестьдесят добровольцев от Устинова. Так что народу будет много.

— А они нам мешать не будут? — спросила Ди. — Мне бы не хотелось, чтобы нас случайно увидели, когда мы будем бродить голыми по коридорам.

— Не волнуйся. В наш сектор никто просто так попасть не сможет. Только после подтверждённого от меня разрешения. Крис на этот счёт получила чёткий приказ никого сюда не пускать без веских на то оснований.

Рядом с нашим гостевым отсеком искин сделала отдельную столовую. Для этого ей пришлось с помощью дроидов изготовить ещё три пищевых синтезатора и поставить их рядом со столами. Там уже сидели Тедди с Лиз, Серёга с Женькой, Литора и Трент. Мы с утра не виделись только с Трентом, поэтому пришлось заново с ним здороваться.

А принцесса, как я заметил, очень понравилась вице-президенту «Лиги планет» и он её активно обхаживал. Но она на его знаки внимания не отвечала, хотя беседу поддерживала. Он был явно не в её вкусе, так как её запросы, судя по себе, я уже, приблизительно, представлял. Когда мы взяли заказанные блюда и сели за общий стол, я начал разговор с Тедди.

— Ты сможешь смонтировать клип из того фильма, что вчера показывал гостям на свадьбе? — спросил я его.

— Смогу, — ответил Тедди, активно поедая омлет. — Только у нас через пять часов самолёт на Лондон и песни ещё нет.

— Вылет перенеси на вечер. Женька перебронирует ваши с Лиз билеты. Она же организует нам запись в студии. Жень, сделаешь?

— Конечно, — ответила та, допивая что-то из чашки.

— Тогда после завтрака мы все отправляемся в Чикаго. Полетим на моём космическом шлюпе. А то местное население будет волноваться, куда мы делись. Жень, во сколько у нас пресс-конференция?

— В 11:30.

— Время ещё есть. Я сейчас махну за Стивом. Там я долго не задержусь. Мне надо договор с ЕМI подписать. Когда все дела в Чикаго доделаем, тооько тогда вылетим в Хилтон. А это будет, возможно, только завтра утром или даже днём. Трент, что будем делать с «Лигой планет»?

— Не знаю, — сказал тот неуверенно. — Президент погиб, надо будет выбирать или

назначать нового.

— Так до этого времени ты же будешь временно исполнять его обязанности?

— Ну да. У нас в Лиге главное слово за Клюэном. Весь совет пятнадцати планет всегда поддерживал кандидатуру, предложенную им.

— Лилу, ты можешь связаться с отцом и намекнуть ему, чтобы побыстрее провели собрание и выбрали президента Лиги?

— Конечно, — ответила моя инопланетянка. — Они с Трентом друзья, так что проблем не будет.

— А кого тогда вице-президентом назначат? — спросила Наташа.

— Я думаю, что надо предложить на эту должность Андра, — вставила своё слово принцесса и посмотрела на меня. — Судя по той информации, которую мне вчера рассказали на вашей свадьбе, без его помощи вся «Лига планет» давно бы исчезла, захваченная арахнидами.

— Правильно, — подключилась Ди. — Пусть назначат Эндрю. Он спас не только Лигу и пранцев, но и альционцев. А теперь ещё уничтожил ударный флот некромонгеров.

Лилу кивнула в знак того, что задание поняла. У меня особого желания становиться чиновником в какой-то там «Лиге планет» не было. Но это могло мне в будущем очень даже пригодиться. Хотя эти планеты были полностью обескровлены арахнидами, но они скоро восстановятся и может быть не раз смогут помочь мне. На Пране я теперь очень известная личность и не только благодаря своим военным успехам. Дополнительно на мой имидж героя играет древняя легенда об Андре плюс решение очень важного вопроса с рождаемостью на планете. Из этих двух факторов я даже не знал, который из них важнее.

Помимо этого об этой легенде слышали на других планетах. Именно про нечто подобное и говорил Пэмандр. Вполне возможно, что моя псионическая сила резко выросла благодаря тому, что в меня поверили, как в героя и отчасти как в некоего мага. Ну не объяснять же всем, что я не маг, а псионик. Ведь всё равно не поймут. Поэтому пусть верят, во что хотят.

А Трента я возьму сегодня с собой на Землю, когда за новым пополнением отправлюсь. Нечего ему здесь, на лунной базе, без дела болтаться. С Брежневым он знаком, вот пусть Генсек ему и выделит отдельное здание под новое Министерство «Лиги планет». Москва станет столицей этой Лиги, а Земля войдёт в совет шестнадцатым полноправным членом. Ну да, членом туда, членом сюда — так и пройдет моя вторая молодость. Тьфу ты, опять я о сексе.

Дел просто завал, когда я только всё успею. Хоть своих своих двух альтер эго клонируй. Но это на самый крайний случай, который, слава Пэмандру, ещё не наступил. А сейчас меня ждал Лондон.

Стив сидел за своим рабочим столом в центральном офисе EMI и проверял договор о беспроцентном кредите под залог моего линкора, когда я материализовался у него в кабинете.

— Привет, Стив, — обратился я к будущему вице-президенту США. — Я тоже скоро

стану вице-президентом и будут у нас с тобой одинаковые должности.

— Привет, лорд Эндрю, — ответил тот, отрывая голову от бумаг. — Если ты о том, что ты займёшь место Трента, то так и должно быть. В связи с гибелью президента Лиги, его следует избрать на вакантную должность, а тебя — на его. Только масштабы у нас с тобой будут разные. Можно сказать, несопоставимые.

— Но зато ты через четыре года станешь уже президентом США. Что, кстати, с договором?

— Наш стандартный кредитный договор. Ты же знаешь, что мы не только музыкой занимаемся, но и поставками оружия по всему миру. И не только физическим лицам и организациям, но и правительствам отдельных государств. Поэтому юридическая сторона вопроса отработана на бумаге «от и до».

— Тогда можно подписывать? А то читать этот многостраничный документ мне не особо охота.

— Вместо президента буду подписывать его я. Он вчера неожиданно улетел в Брюссель.

— Вот нельзя было без этой бумажной волокиты обойтись?

— Сам знаешь, бюрократия. Раз читать не будешь, то тогда подписывай. Я его уже подписал. И чек я сам себе уже выписал на двести миллионов фунтов. В Чикаго получу триста восемьдесят два миллионов долларов и положу на свой счёт.

— И я тебе добавлю ещё сто миллионов в ценных бумагах по миллиону каждая и ты станешь очень богатым человеком.

— Если бы это были мои деньги, то да. А так — это чужие. Хотя и предназначенные для меня и Гэса.

— Так тебе на твою избирательную кампанию ещё денег дадут. И простые американцы, и бизнесмены.

— Утром уже были звонки на эту тему. Пока только обговорили общие вопросы, но начало положено. Меня многие знают, да и ты не последним человеком стал в этом мире. Могу сказать только одно — президентскую гонку мы точно выиграем.

— Твоим основным соперником будет, скорее всего, Рональд Рейган. Он чуть не победил Картера на прошлых выборах. Он ярый антикоммунист. Поэтому все, кто против нас, встанут за ним.

— Это который бывший актёр? Он один раз проиграл два года назад, проиграет нам и в этот раз.

Я знал всё про Рейгана. И то, что именно он назвал Советский Союз в моей истории «империей зла». Но сейчас обстановка в США совершенно другая. Благодаря мне, отношение к коммунистам кардинально изменилось. В СССР уже вовсю идёт перестройка и везде присутствует гласность. Наши успехи в сфере внешней политики просто грандиозны. Американцы, возмущённые попыткой Картера развязать Третью мировую войну и получившие за это по голове со стороны инопланетян в моём лице, стали с вниманием прислушиваться к коммунистическим идеям. Так что на лицо были

все предпосылки для сокрушительной победы над Рейганом.

Скоро у Рейгана появятся первые признаки болезни Альцгеймера. Его будет поддерживать еврейское лобби, но против него будут голосовать большинство афроамериканцев. К тому же он стал в моём мире первым в истории Америки разведённым президентом. Его дочь Пэтти увлекается наркотиками и ненавидит своих родителей. Сам же Рейган страдает глухотой и у него большие проблемы с позвоночником из-за падения с лошади на съемках одного из вестернов. Так что козырей у нас много, даже без моего непосредственного вмешательства. Но я, по-любому, вмешиваться буду. Не кардинально, Боже упаси, а исподволь и очень незаметно. Не в смысле невидимости, хотя и это может пригодиться, а в том плане, что очень тонко и деликатно.

— Ты со всеми делами закончил? — спросил я, подписывая договор.

— Да, — ответил он. — Кроме того я дал задание договориться о благотворительном концерте в пользу нашей президентской кампании тех музыкантов, которые записываются на наших студиях. Ты эту идею предложил и поручил Женьке, а я со своей стороны продублировал. У неё ещё пока нет большого веса в музыкальной среде, хотя твоё имя ей очень здорово помогает.

— Отлично. Тогда двигаем сначала на лунную базу, а потом в Чикаго. Ты там займёшься своими финансовыми вопросами, а я записью нашей новой электронной композиции и всем остальным.

На базе нас ждали все, в том числе и мои космические офицеры в лице Ксюхи. Крис разрешила старшему лейтенанту Журавлёвой пройти в наш отсек и та с удовольствием общалась с моими жёнами и остальными гостями в нашей импровизированной столовой за чашкой чая. Женщин, с которыми я сплю, уже прибавилось и набралось аж восемь. Но никаких эксцессов по этому поводу не было, потому, что и Ксюха, и Литора умели держать язык за зубами. Теперь среди моих женщин были два Героя Советского Союза. Одна — жена, другая — любовница. Они обе, сидя рядом друг с другом, смотрелись очень гармонично. Я даже на мгновение залюбовался ими.

При моём появлении Ксюха вскочила и отрапортовала, приложив ладонь к козырьку кепи:

— Товарищи Андрей, вверенный мне взвод офицеров Космических войск проходит дополнительную подготовку на новых голографических симуляторах. Их у нас теперь двадцать, так что все могут одновременно тренироваться. Жду ваших дальнейших указаний.

— Молодец. От лица командования выношу вам устную благодарность и присваиваю новое звание капитана Космических войск СССР.

— Служу Советскому Союзу.

Мы с Ксюхой смотрелись со стороны очень эффектно. Оба в одинаковой чёрной космической форме и оба со Звёздами Героя. Только у меня их было четыре, а у Ксюхи пока одна. Хотя на погонах у неё теперь по четыре на каждом. Ничего, раздолбаем

арахнидов и некромонгеров, буду ходатайствовать перед Брежневым о второй Звезде для неё. Это поднимет престиж наших войск, хотя, судя по словам Брежнева, он был итак на недосягаемой высоте.

Мне теперь приходилось тоже ответно козырять на воинские приветствия моей подчинённой. Вот только воинского звания у меня не было. Должность командующего Космическими войсками СССР у меня была, а звания не было. Сам себе я его присвоить не мог, так как номинально подчинялся министру обороны, но выполнял приказы только маршала Советского Союза Брежнева.

Короче, пора решать этот вопрос. Раз человек (то есть я) есть, то и звание для него найдётся. Со мной, конечно, ситуация была непростая и запутанная. Но у Устинова голова большая, как у всех маршалов, вот пусть она у него по этому поводу и болит. А мне своими подчиненными надо командовать. Если честно, сейчас мои двадцать орлов и орлиц разнесут в пух и прах не только наши все вооруженные силы страны, но и всех стран Земли вместе взятых. Мощь даже двух наших космических линкоров на несколько порядков превышала ударную силу всей нашей планеты. И это прекрасно понимали как Устинов, так и Брежнев. А с прибытием ещё ста десяти курсантов и строительством ещё четырёх антлантских линкоров, вверенные мне космические войска становились грозной силой даже в масштабах Галактики.

— Как только закончите подготовку на симуляторах, — начал я отдавать распоряжение, — приступите к тренировке по абордажу одного из кораблей некромонгеров, которые мы захватили вчера и которые висят на орбите Луны. Крис вам укажет какой конкретно. Я сниму паралич с этих полутрупов и вы повторите штурм самостоятельно, без меня. Команда дроидов поможет вам вскрыть линкор, а дальше вы будете действовать сами, по вчерашней схеме. Надеюсь, в этот раз обойдётесь без ранений?

— Так точно, выполним всё без осечек.

— Вот и хорошо. Теперь можете идти.

— Есть.

Ксюха развернулась на сто восемьдесят градусов и вышла из столовой.

— Хороша, — сказал Стив восхищенно. — И всё у неё чётко и слаженно.

— Моя школа, — ответил я и посмотрел на остальных, которым наша краткая беседа с Ксюхой тоже понравилась.

Правильно. Всё грамотно, коротко и без всяких телячьих нежностей. Это армия, а не институт благородных девиц. Хотя дома, в семье, должно быть наооборот, для приятного разнообразия.

— А мы летим на Землю, «есть у нас ещё дома дела», — сказал я и пропел слова из песни Марка Бернеса. — Ваше Высочество, вы здесь останетесь или с нами полетите?

— Я бы хотела с вами, если можно, — ответила Литора и мои жёны закивали головами, давая понять, что они взяли шефство над принцессой.

— Хорошо. Тогда десять минут на сборы и улетаем. Встречаемся в ангаре у нашего космического шлюпа. Антигравы всех туда доставят.

У меня появилась неожиданная идея ввести новые персонажи на предстоящей пресс-конференции. Думаю, Лилу и Литора смогут заинтересовать репортёров своими рассказами о родных планетах. Такого ещё никто на Земле не слышал. Только не долго. Мне потом с Ксюхой за новобранцами лететь. Пусть сама принимает пополнение. Я представляю, как она сейчас волнуется и переживает. Новое звание — это хорошо, но и новую ответственность никто не отменял. Обязанностей у неё прибавится, поэтому видится мне с ней придётся редко.

Без опозданий, конечно, не обошлось. И, естественно, это была принцесса. Отдать бы её под начало той же Ксюхи, она бы из неё быстро всю эту гражданскую дурь выбила. Только вот эта неугомонная Литора мне всех офицеров мужского пола перетрахает. В первый же день случайно ошибётся душевой и припрётся в мужскую, как к нам сегодня утром. Ну а там парни теряться не станут и устроят ей вальпургиеву ночь или она им. Четыре захода по три истосковавшихся по женскому телу бойца она, я думаю, выдержит. Так что пусть рядом со мной пока будет, мне и ей спокойнее.

Благодаря тому, что я ещё вчера увеличил внутреннее пространство шлюпа, мы все очень даже комфортно в нём разместились. Никому на коленках сидеть не пришлось. Хотя принцесса бы точно не отказалась это сделать со мной. Может ей, как Женьке, мозги вправить и девственность вернуть? Судя по француженке, это очень даже помогает.

Ну да, как я и предполагал, наши фанаты нас потеряли. Вот стоит только ночью не вернуться в отель, как все сразу начинают паниковать. Но наш прилёт всех сразу успокоил, в том числе и полицейских. Им, видимо, надоело отвечать на сотни одинаковых вопросов о том, куда мы делись и вернёмся ли назад.

Увидев нашу команду в таком увеличенном составе, все даже обрадовались. Нас четверых со Стивом они знали, да и Тедди с Лиз, как и Лилу, уже тоже примелькались, а вот Литору и Трента они видели в первый раз. Значит, надо и его брать с собой на пресс-конференцию. Пусть расскажет всем о «Лиге планет» и о некромонгерах. Его необычный и экстравагантный костюм сразу привлёк всеобщее внимание. Да и платье принцессы тоже вызывало интерес у собравшейся публики. Мода далёких планет резко контрастировала с земной. Сама Литора с любопытством оглядывалась по сторонам, что сразу указывало на то, что она здесь впервые и зрители гадали, откуда она взялась.

Мы разделились на этажах и направились по своим номерам и делам. Правда Тедди я захватил с собой, чтобы он послушал нашу электронную композицию «Magnetic Fields», часть 2. Про часть я не упоминал, у нас она будет без номера.

Мы все собрались в гостиной и я с Серёгой исполнили её ещё раз. Мои подруги уже слышали нашу новую работу, но послушать лишний раз не отказались.

— Я понял, как смонтировать видеоряд, — сказал Тедди, когда мы закончили играть. — Тогда мы с Лиз прямо сейчас поедем на киностудию, а потом вы привезёте нам плёнку с записью композиции. Думаю, часам к пяти мы всё успеем закончить.

— Жень, — обратился я к своей помощнице, — на девять вечера перебронируй им

обратные билеты. Если попросят доплаты, то оплати с моего счёта.

— Поняла, — сказала та и стала звонить в аэропорт.

— А потом позвони на студию звукозаписи и договорись о нас. Девчонки, у вас есть полтора часа свободного времени. Вас на пляж отправить или в номере будете нас ждать?

— На пляж, — хором ответили все, даже Литора.

— Только не забудьте о тренировке нового номера в воздухе. В Хьюстоне вы им должны всех поразить.

— Не забудем, — уверенно ответила Маша.

— Андрэ, — сказала вернувшаяся Женька. — Нас ждут в студии через сорок минут. Авиабилеты до Лондона я переоформила на вечер.

— Понял, спасибо. Вызови мне через пять минут моих пятерых помощников. Ди, ты остаёшься со мной и ждёшь меня здесь. Сегодня будем тренировать твой дар.

— Хорошо, я готова, — сказала обрадованная Ди, поняв, что начинается новый этап в её жизни.

— Серега, ты во второй гостиной доводишь до идеала нашу композицию, чтобы не терять время в студии.

— Я уже ушёл, — сказал наш немногословный клавишник, забирая с собой Дена вместе с синтезатором.

— Трент, ты пока помоги Женьке. Мне надо будет позже связаться с Москвой.

— Договорились, — ответил тот.

Своих четырёх жён и Литору я застал в спальне. Они уже скинули с себя верхние одежды и валялись голыми на кровати, обсуждая предстоящую тренировку.

— Так, голопопые, — обратился я к ним с улыбкой. — Берёте пять летающих туфель и отправляетесь на пляж. Поучите немного принцессу. Думаю, ей должно понравиться.

В этот раз перемещаться вместе с девчонками на остров я не стал. Меня сразу потянет искупаться, а на это нет времени. Я просто открыл туда портал и мои красавицы, аппетитно виляя своими прелестями, шагнули на остров.

— Солнышко, ты, как всегда, за старшую, — сказал я на прощание и послал всем воздушный поцелуй.

В ответ Маша показала мне язык, а принцесса изобразила мне поднятый вверх средний палец намекая, что она всегда готова на него сесть. Вот ведь оторвы подобрались. Одна другой хлеще.

Закрыв портал, я вернулся в гостиную и застал там только Ди, которая немного волновалась.

— Не волнуйся, у тебя всё получится, — успокоил я её. — Подставляй лоб, я тебе увеличу работоспособность твоего мозга.

Я с Ди решил не жадничать и поднял ей её уровень до двадцати пяти процентов. Сейчас это некоторые назвали бы нейрохакингом, но я бы назвал подобное действо мозговым апгрейдом. Последний такой апгрейд природа осуществила с нашим мозгом

50.000 лет назад и на этом развитие нашего мозга остановилось. Поэтому мне теперь приходится за природу делать её работу.

Прошлый раз, когда Ди смотрела на перстень царя Соломона, она смогла прочитать только первое слово из четырёх. Поэтому я снял с пальца этот перстень, с которым не расставался, и сказал:

— Читай ещё раз. Включи внутреннее зрение, как тогда и читай надпись.

Ди с трепетом взяла перстень и радостно произнесла:

— «Всё пройдёт. И это тоже». Ух ты! Я сейчас стала сильной видящей?

— Да, — ответил я счастливой Ди и поцеловал её. — Ты теперь довольно сильная видящая. Только тебе необходимо научиться быстро переключаться с одного зрения на другое. А сейчас посмотри на меня внутренним зрением.

И я открыл свою ауру, чтобы ещё раз проверить Ди. А она, посмотрев внимательно на меня, застыла с открытым ртом и удивлёнными глазами.

— Вот это да! — только и смогла она произнести. — Ты весь горишь, как большой костёр.

— Так выглядит моя аура. У тебя тоже скоро она намного станет ярче, чем у обычных людей.

В этот момент вошла Женька, а за ней пятеро моих новых помощников. Они поклонились и поздоровались со мной. Каждый держал в руке коробок со спичками. Всё правильно, пришли показывать, как они сделали своё домашнее задание.

Я познакомил Ди с ними.

— Ди, это мои помощники: Жоана, Амала, Роджер, Гюнтер и Анджей, — сказал я. — А это Ди, моя жена. Она тоже видящая и будет иногда заниматься с нами.

Ди сразу заметила, что ауры гостей светились в несколько раз слабее моей, но вот свою она видеть не могла. Но у неё она уже изначально светилась чуть сильнее, чем у обычного человека. Поэтому мои помощники поняли, что Ди по праву может уже сейчас считаться одной из них и не только потому, что является моей женой. А именно потому, что она является, как и они, видящей.

— Теперь кладите коробки со спичками на стол и телекинезом двигайте их, — отдал я команду гостям.

Они все подошли к столу, положили свои коробки и стали сосредоточенно смотреть на них.

— Включи внутреннее зрение и следи за происходящим, — отдал я ментальную команду Ди.

Она вздрогнула от неожиданности, но сразу сообразила, что сказал ей это я. Ещё на свадьбе она слышала наш разговор об этом, поэтому кивнула и сосредоточилась на процессе. Мне, а также и ей, были видны голубые нити, которые протянулись от третьего глаза пятерых моих помощников к их коробкам. И коробки двигались, что говорило о том, что они успешно справились с первым своим домашним заданием. У кого-то коробок двигался быстрее, у кого-то медленнее. Но у всех они уверенно перемещались вперёд.

Я решил немного разрядить обстановку и силой мысли поднял коробки со стола, закружив их в воздухе. Все сразу догадались, что это сделал я и восторженно зааплодировали. Они поняли, что они находятся на правильном пути и когда-то смогут сделать тоже самое, что и я.

— Молодцы, — похвалил я их. — Все справились с поставленной задачей на отлично.

Я опустил коробки и они, довольные, забрали каждый себе именно тот, который был их. Они ещё не поняли, что они смогут передвигать силой своей мысли любой коробок, какой бы они ни увидели. Но это я им объясню в следующий раз.

Затем я материализовал пять шариковых ручек и столько же листков бумаги. После чего они аккуратно легли на стол с равными промежутками друг от друга. Все, в том числе и Ди, внимательно наблюдали за моими действиями. Помимо этого я снял перстень царя Соломона и по воздуху отправил его в сторону стола. Он опустился точно в его центре.

— Теперь следующее задание, — сказал я и все притихли. — Перед вами старинный перстень. Вы должны прочитать про себя то, что написано на внутренней стороне кольца. Надпись вслух не произносить, а записать ручкой на отдельном листке и держать в руке до окончания эксперимента. Ди это только что сделала и у неё всё получилось очень хорошо.

Все кивнули в знак того, что они поняли.

— Жоана, — обратился я к бразильянке, как самой молодой, — Вы у нас начинаете и далее все идут в той очерёдности, в которой представлялись мне пять минут назад.

Девушка снова подошла к столу, взяла перстень в левую руку и внимательно вгляделась в его ободок. Потом взяла ручку, что-то написала на листке и отошла назад, сев в кресло и держа листок с надписью в руке. Так повторилось ещё четыре раз.

— Амала, — сказал я женщине из Индии, — соберите у всех листки и положите на стол. Затем прочитайте каждый листок вслух.

Она всё это сделала и у всех была написана одна и та же надпись, которую теперь могла полностью прочесть и моя Ди.

— Ещё раз молодцы, — сказал я и с помощью телекинеза вернул себе перстень, а потом надел его на палец.

— Я знаю об этой надписи, — сказал Анджей с волнением в голосе. — Она когда-то была на перстне царя Соломона.

— Это и есть его перстень.

— Так вы можете повелевать демонами?

— Могу. Ди видела, как я это делал и не раз. Я вам тоже это покажу, но не сегодня. Сейчас я проведу последний на сегодня эксперимент. Жень, ты принесла, то, что я просил?

— Да, — крикнула Женька из соседней гостиной, откуда слышались звуки нашей новой электронной композиции, издаваемые серёгиным синтезатором. — Уже несу.

Она вошла, открыв дверь, и внесла в гостиную шесть алюминиевых ложек, которые

положила на стол.

— Научившись воздействовать на структуру предметов, — продолжил я курс обучения новичков, — не нарушая их целостности, вы теперь будете пытаться изменять её. Главный постулат нового тренинга — понять, что ложки не существует. Каждый возьмите себе ложку, держите её на вытянутой руке и попытайтесь согнуть.

Судя по задумчивым лицам моих адептов, эта задача для них была посложнее, чем первая, а тем более вторая. Чтобы придать правильное направление их мыслям, я взял ложку у Ди, которая сидела со мной рядом на диване. Затем я вытянул вперёд правую руку и подумал: «Ложки не существует». И ложка согнулась, как в фильме «Матрица». Хотя я такого ещё не делал, но воплощения и развоплощения материальных предметов многому меня научили.

Здесь я делал нечто подобное, изменяя структуру ложки. Все смотрели на меня удивлёнными глазами, хотя вчера они и не такое здесь уже видели.

— Главное верить в то, что вы можете это сделать, — сказал я, вернув ложке прежнюю форму и отдав её Ди.

У моих пятерых помощников ничего не получилось, а вот у Ди ложка чуть-чуть наклонилась вправо. Это заметили все. Как же Ди радовалась своему первому настоящему успеху. Ей Богу, как маленький ребёнок. Она даже вскочила с дивана и запела одну из её любимых песен из нашего репертуара, «Believe». Ну да, ей же семнадцать исполнится только через полтора месяца.

Пятеро моих помощников тоже радовались успеху Ди. Это им давало уверенность, что и у них всё со временем получится. Принцип «делай, как я» в действии мотивирует людей лучше всего.

— На сегодня всё, — сказал я, вставая. — К завтрашнему дню постарайтесь разобраться с ложкой.

Все поклонились мне, как гуру и учителю, а Ди, когда все вышли, бросилась мне на шею и стала целовать.

— У меня получилось, — восклицала она между поцелуями. — Ты самый лучший муж во Вселенной и я очень тебя люблю.

Я подхватил её на руки и стал кружить по комнате. Такими счастливыми нас и застала вошедшая в комнату Женька.

— Андрэ, — сказала она, немного смутившись, — я не успела поблагодарить тебя за спальню с невесомостью.

— Что, понравилось в воздухе трахаться? — спросила довольная Ди.

— Очень. Совершенно другие ощущения. И оргазм более яркий.

— И нам всем понравилось. Не скучаешь по сексу с Эндрю?

— Есть немного. Но это секрет от Серёги.

— Мы ему не расскажем. А ты, если что, забегай к нам по старой памяти. Эндрю теперь научился создавать две свои копии. Мы нынче сразу с тремя мужьями сексом занимаемся. Ну, ты сама прекрасно знаешь, как это классно. Да ещё и в невесомости.

В глазах Женьки промелькнуло что-то знакомое. Неужели с потерей девственности моя кодировка стала ослабевать? Второй раз блок ставить ей не буду. Ещё поврежу что-нибудь у неё в голове. Тогда Женька или в монахини подастся, или на панель навсегда сбежит. Эти две крайности ей точно светят, с её-то темпераментом. Для неё выбрать и постоянно придерживаться золотой середины — невыполнимая задача.

— А нам пора записываться, — подытожил я наш интимный разговор. — Серега готов?

— Сказал, что да, — ответила Женька.

— Тогда пусть Ден берет наш большой Роланд, а я беру свой «кейтар». Ди, на остров хочешь на полчасика?

— Конечно, — с радостью согласилась она. — Я ложку с собой возьму. Хочу похвастаться перед девчонками.

— А мне можно? — спросила Женька.

— Без проблем. Мы и без тебя сегодня справимся.

Два раза повторять им было не надо. Обе мгновенно выскочили из одежды и я открыл телепорт. Похоже, я был прав. Женька снова становилась прежней. С тем, что в человеке заложено природой, очень тяжело бороться. Может пусть всё останется, как есть? Пусть себе трахается с кем хочет и когда хочет?

Закрыв портал, я пошёл за Серёгой. Возле него стоял Ден и ждал команды. Напротив сидел Трент, которого придётся тоже брать с собой. Хорошо, что Стив отправился в банк и его не надо было тащить в студию. Чек за мою новую композицию он может и потом выписать.

Мне было влом переться пешком до шлюпа и я решил сократить время на дорогу до минимума. Помня хорошо внутренние помещения Chicago Recording Company, я открыл ещё один портал прямо туда. Была небольшая вероятность, что нас кто-нибудь посторонний увидит, но в этот раз пронесло. Открывая портал, я теперь внимательно оглядывался по сторонам.

Мы вчетвером внезапно появились на пороге звукозаписывающей комнаты, чем очень удивили всех, кто нас там ждал. Обычно им сообщали заранее о нашем прибытии снизу, от входа. А сейчас мы заявились очень неожиданно. Но к чудачествам звёзд все уже давно привыкли, поэтому на сей странный факт никто особого внимания не обратил.

Так так у нас было всё уже отрепетировано и петь здесь было не нужно, мы отработали вдвоём всю композицию очень быстро. Серёга молодец, хорошо подготовился. Писали сразу на SD, так что проблем никаких не должно быть с наложением звука на видеоряд. Мы даже брать диск с собой не стали, а попросили звукоинженеров отправить кого-нибудь с ним, в качестве курьера, на киностудию, где сейчас находился Тедди. Он нам оставил адрес, где он будет работать с нашим отснятым материалом, на листочке и мы его передали сотрудникам звукозаписывающей студии. В общем, сэкономили массу времени. Трент всю дорогу поражался не только тому, что происходит вокруг, но и нашей работоспособности.

— Вот так мы и пишем свою музыку, — сказал я, когда мы через открытый мною портал

вернулись в наш президентский люкс. — Просто мы это дело очень любим.

— У вас хоть и отсталая, по нашим меркам, планета, — сказал Трент, — но развиваетесь вы очень быстрыми темпами. С учетом нынешнего количества ваших межгалактических линкоров, вас можно считать одной из крупных планет в этой галактике.

— На том и стоим. То ли еще будет, когда разгромим арахнидов и некромонгеров.

В этот момент вернулся Стив и сообщил, что мои сто миллионов и английские двести он положил на счёт чикагского отделения банка Morgan Stanly.

— Как приняли мои трежерис? — спросил я у Стива, так как мне пришлось утром быстро телепортироваться в своё хранилище под замком Лидс в Англии и притащить их сюда.

— Очень удивились, что мы не стали своевременно получать купоны, — ответил тот. — Такое бывает, но очень редко. А так всё прошло нормально. Моё лицо многим уже известно в качестве кандидата на пост вице-президента, поэтому ко мне отнеслись с большим пиететом. Сумма их тоже впечатлила. В общем, с финансовой стороны мы полностью готовы начать агрессивную предвыборную кампанию.

— Отлично. Теперь тебе надо подбирать свою команду. Причём это следует делать с дальним прицелом.

— Я ещё вчера созвонился кое с кем из своих старых знакомых, которые находятся в Чикаго. Трое дали своё согласие, двое будут думать.

— Женька тебе нужна?

— Надо будет спросить у неё. Вам она сейчас нужнее.

— Давай сделаем проще. Она ещё десять дней поработает на нас, а потом ты её заберёшь к себе. Но на встречи старайся брать её с собой. Чтобы была постоянно в курсе твоих дел.

— Хорошо, меня это полностью устраивает.

— Тогда я сейчас махну за девчонками, чтоб успели подготовиться к пресс-конференции, а ты пока позвони Гэса Холлу и сообщи о наших финансовых достижениях. И учти, у него там в кубышке двадцать миллионов заныкано. Я ему ещё прошлый раз всё объяснил по поводу того, что крысятничать у своих нехорошо. Так что деньги у него есть, но контроль за ним должен быть жестким. И пусть тоже расскажет о своих успехах, чтоб ты всё знал о том, что происходит в Нью-Йорке.

— Окей. Тогда я пошёл звонить.

— Трент, ты пока сидишь здесь и ждёшь меня. Твоя задача будет выступить на пресс-конференции о ситуации с «Лигой планет». А также о том, что центральный офис Лиги на Земле будет находиться с этого дня в Москве, так как только у СССР есть космические корабли. Помимо этого скажешь о том, что Земля будет принята в Лигу шестнадцатой планетой. Переводчиком у тебя будет Ден, наш персональный дроид. Но особо не увлекайся. Времени будет не так много. Ещё принцессе придётся выступать.

— Я понял, — ответил будущий президент Лиги. — Мне не впервой общаться с большой аудиторией.

— Вот и хорошо. А ты пока поработай над выступлением. И мой тебе совет — учи русский язык. Я его хочу сделать межгалактическим средством общения.

Моих девок одних точно отпускать никуда нельзя, а тем более голыми. Нет, никто на их честь не позарился за отсутствием таковых. Просто смотреть, как пять обнаженных и красивых девчонок синхронно выполняют акробатические номера в воздухе, сверкая своими прелестями на Солнце, это просто загляденье. Добавьте к этому радостный визг и хохот на виражах и получите три в одном: бесплатный стриптиз, авиашоу и цирк. Из серии цирк уехал, а клоуны остались.

С земли за ними наблюдали Женька и Литора, задрав вверх головы.

— А вы чего не летаете? — спросил я этих двух подруг на двух языках, так как Дена взять с собой забыл.

— Мы уже по два раза слетали, — ответила принцесса, потирая попу. — Я шлёпнулась задом о воду. Думала, что будет не больно, а оказалось, что это довольно чувствительно.

Женька стала показывать руками на меня и жестами объяснять, что я могу вылечить её болячку. Так они тут без Дена-переводчика на языке глухо-немых, оказывается, с Литорой общаются.

— Так ты ещё и медик? — удивилась Её Высочество. — Сможешь мне верхнюю часть бёдра обезболить, а то синяк будет?

— Давай сюда свою попу, — ответил я, улыбаясь. — Раз ты моя гостья, то я обязан тебя всячески ублажать и лечить.

И эта зараза встала на колени, нагнулась низко вперёд и выставила на моё обозрение не только попу, но и те два входных отверстия, в которые я вчера очень удачно «входил». По этому поводу вспомнился мультфильм «Винни-Пух и День забот», где ослик Иа говорил: «Входит… И выходит… И входит… Замечательно выходит!». Вот и у меня тоже то входил, то замечательно выходил.

Пришлось волевым усилием прекратить думать о сексе и приложить ладонь, от которой стал исходить зелёный свет, к её правой ягодице. Так эта чертовка норовила повернуть попу так, чтобы я лечил, а скорее гладил, ещё и её вагину.

В этот момент сверху спикировало звено моих «ночных ведьм».

— Ты чего принцессу за задницу лапаешь? — спросила меня возбуждённая полётами Маша.

— Он не лапает, он лечит, — встала на мою защиту Женька. — Он и тебя лечил, когда ты первый раз летала по спальне. Забыла?

— Да, уже забыла. Просто сверху это смотрелось очень уж двусмысленно.

— Следующий раз попой стукнешься — лечить не буду, — ответил я, закончив лечение принцессы.

— Ну, извини. Женщины на начальных сроках беременности становятся очень мнительными и ревнивыми особами. Я об этом в одной умной книжке прочитала.

— Мне тоже показалось, что ты её собираешься трахнуть, — сказала Лилу.

— У меня есть пять жён и мне их полностью хватает в плане секса. Лучше расскажите,

как вам понравилось то, что сегодня научилась делать Ди?

— Классно, — ответила Солнышко. — Она два раза показывала и во второй раз ложка ещё больше согнулась.

— Молодец, Ди. Значит, ты всё делаешь правильно. А теперь нам пора на пресс-конференцию. Вести её будет Женька. Также придётся выступить и Лилу с Литорой.

Когда мы шагнули в телепорт и оказались в нашей спальне, то сразу направились в наш мини-бассейн. Там я объяснил принцессе на пранском, что надо будет рассказать журналистам. Она была не против. Мне даже показалось на секунду, что она готова сделать для меня всё, что угодно, лишь бы я был с ней рядом и почаще общался с ней. Похоже, что она влюбилась в меня не на шутку.

Смыв с себя песок с пляжа и вытеревшись полотенцами, девчонки стали приводить себя в порядок. Наташе с Ди сегодня не выступать, поэтому они помогали остальным подругам «наводить марафет».

— Чтобы пока не пугать общественность нашим многосоставным браком, предлагаю говорить всем, что мы вчера праздновали нашу с Солнышком свадьбу, — заявил я девчонкам, когда оделся.

— Без проблем, — сказала Наташа. — Я думаю, что так будет даже лучше.

— Мне, вообще, без разницы, — добавила Лилу. — Главное, что мой отец нас всех шестерых расписал и мы теперь все одна семья.

— А у нас на Криспе можно иметь только одну жену, — уточнила Литора, а дроид это перевёл на английский, — и сколько хочешь любовников и любовниц.

— И это неправильно, — возмутилась Солнышко. — У нас — семья, потому, что всё оформлено официально. А у вас получается настоящий разврат. При этом муж выглядит глупо, ничего не зная о любовниках своей жены. Я сама подобное проходила, когда Маша была любовницей Андрея. Из-за этого даже чуть не ушла от него.

— Правильно, — поддержала её Ди. — Вы там на своём Криспе меняете любовников, как перчатки. А мы жёны, а не любовницы. И нас заменить нельзя.

Принцесса задумалась, но нам пора было уже выходить. Женька сообщила, что сегодня под нашу пресс-конференцию в Хилтоне выделили аж целый кино-концертный зал. Журналистов и репортёров с телевизионщиками набралось много, поэтому старый зал ужу не мог вместить всех желающих с нами пообщаться лично.

— Жень, — сказал я своей помощнице, когда мы зашли в лифт, — ты сразу всех предупреди, что у нас есть только полтора часа. И чтоб вопросы были поконкретнее.

— Хорошо, — ответила наша французская подруга. — Я тогда сначала быстренько представлю вас четверых, а потом сделаю тоже самое с принцессой, Лилу и Трентом.

Ого, сегодня у нас настоящий аншлаг. Человек пятьсот набилось в зал и телекамер было штук двенадцать. В полтора часа точно не уложимся. Но надо постараться. Стив напомнил мне с утра, что пора завозить в наш ювелирно-антикварный салон-бутик предметы для экспозиции. Поэтому после пресс-конференции придётся ещё раз опять в Лондон телепортироваться. Я им сначала золото и изумруды испанских конкистадоров

отдам вместе с золотой статуей Посейдона из храма затонувшей Атлантиды, а потом уже всё остальное довезу.

Мы, ввосьмером, под вспышками фотоаппаратов и ярким светом софитов, а также приветственных аплодисментов, проследовали на сцену. Репортёры, увидев опять в нашем составе два новых лица, были порядком заинтригованы. Внешний видЛиторы и Трента привлекал всеобщее внимание. Все сразу поняли, что такие наряды никто на Земле не носит. Мы-то были одеты по последней земной моде, а вот покрой и материалы, из которых были сделаны платье и костюм двух неизвестных лиц, вызывали массу вопросов.

На это я и рассчитывал. Чтобы к нам по поводу свадьбы не особо докапывались. Пусть лучше принцессу и вице-президента Лиги своими многочисленными вопросами мучают, а мы посидим себе спокойно.

Как только Женька объявила об инопланетном происхождении трёх гостей, репортёры сразу заволновались и зашумели. Естественно, главные вопросы были адресованы им. Первой задали вопрос принцессе.

— Как вы оказались на Земле? — поинтересовалась корреспондентка «Chicago Tribune».

— На наш космический корабль начали некромонгеры, — ошарашила всех Литора и своим сообщением, и своим непривычным и певучим языком, слова которого синхронно переводил Ден.

А потом, как мы и договаривались, за десять минут коротко и сжато рассказала обо всём, что с ней и её планетой Крисп произошло. Зал слушал, затаив дыхание. Ну вот, я опять устроил сенсацию. Именно поэтому на наши пресс-конференции так народ и ломится. Да и в прямом эфире сейчас это всё показывают. Все любят вот такие захватывающие и душещипательные истории с хорошим концом.

— И освободил меня из плена Эндрю и его космический отряд, — такими словами закончила своё выступление принцесса.

На меня перевела стрелки, чтоб ей. А ведь так всё хорошо начиналось. Теперь уже в центре внимания прессы оказался я. Пришлось рассказать и о Космических восках, и с кем мы за это время ещё успели повоевать. Только потом я передал слово Лилу, которая поведала о Пране.

Её рассказ тоже захватил слушателей. Ну а затем дошла очередь и до Трента.

— Я был тоже освобождён Эндрю и его офицерами, — сказал он. — Президент «Лиги планет» погиб и теперь я временно исполняю его обязанности.

— Сейчас решается вопрос об избрании Трента президентом, а на его место хотят выбрать меня, — уточнил я. — Принято решение о включении нашей планеты в эту космическую организацию и я предложил новой штаб-квартирой сделать Москву.

Вот вам и ещё одна сенсация, но уже от меня. Зал зашумел ещё громче. Все были поражены тем, что Земля становится центром межгалактических сообщений. Это вам не из Чикаго в Лондон на самолёте слетать. Здесь приходится преодолевать такие

огромные космические расстояния, что у многих в зале аж захватило дух.

Ну а затем выступила Солнышко и сказала:

— Вчера у меня и Эндрю состоялась долгожданная свадьба. Они происходила на лунной базе. Свидетелями на ней были Её Величество Елизавета II и Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Ильич Брежнев. Так что можете нас поздравить. Мы теперь муж и жена.

Это тоже была сенсация, о которой сейчас в прямом эфире узнал весь мир. Это немного охладит пыл некоторых влюблённых в нас фанатов, но дальше скрывать наши отношения уже было нельзя.

Со Стивом мы решили пока никому не говорить о том, что он уже успел побеседовать с двумя вышеуказанными лидерами и получил поддержку от них. Об этом мы сообщим позже, согласовав наше коммюнике и с Брежневым, и с Королевой. Чтобы мне не только Генсек по шее не надавал за то, что я, как всегда, бегу впереди паровоза. Но и Её чопорное Величество потом на меня не дулась за неправильно интерпретированные некоторые её высказывания.

Но это было не всё. Как заключительный аккорд прозвучали мои слова о бомбе из прометия.

— Её хотели доставить на Землю некромонгеры, — добавил я информации замерившим репортёрам. — Они собирались превратить всех нас в своих рабов и вывезти к себе в колонии. А потом этой бомбой уничтожить не только Землю, но и всю нашу Солнечную систему.

Буря негодования всколыхнула всех журналистов. И опять, в результате, я оказался спасителем теперь уже не только всей нашей планеты, но и Солнечной системы в целом. Хотя про арахнидов никто не забывал, но это были, хоть и гигантские, но насекомые. А здесь уже был настоящий геноцид человеческой расы в целом. Участи стать рабами у полутрупов никто не желал.

Глава 8

«Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных Сил СССР, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, соблюдать Конституцию СССР и советские законы, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников…».

«Дисциплинарный устав Вооруженных сил СССР. Военная присяга»

В общем, уже сегодня во всех вечерних газетах не только Чикаго, но и всего мира, появятся заметки о нас и нашей сенсационной пресс-конференции.

В заключение выступила Маша и объявила о новом воздушно-акробатическом номере, который будет исполнен завтра на концерте в Хьюстоне.

— Приглашаю всех посмотреть на то, как мы это делаем, — сказала она, задорно улыбаясь. — Обещаю, что такого вы ещё никогда не видели.

Вот это по-нашему. Так сказать, вишенка на торте. Судя по заинтересованным взглядам многих присутствующих в зале, то большинство из них обязательно будут завтра на нашем выступлении в крупнейшем мегаполисе штата Техас. Ведь мы решили, что в каждом городе мы будем устраивать что-то новое и своё обещание держим. Но этого было мало, чтобы вызвать настоящий ажиотаж. И я решил подлить масла в огонь.

— И ещё мы вам покажем пленных некромонгеров, которых мы захватили, освобождая принцессу Литору и вице-президента Трента, — добавил я.

Вот теперь все, точно, будут на нашем концерте. Сразу две горячие новинки — это очень заманчиво для любого репортёра и фотожурналиста. Все уже видели пленных арахнидов, а вот на пленных некромонгеров каждому захочется посмотреть.

Вот так, на мажорной ноте и закончилась наша очередная пресс-конференция, ставшая очередной информационной бомбой. Нам аплодировали и мы все счастливо улыбались перед камерами. Но мои мысли были уже далеко отсюда.

Поход объединённых сил нашей коалиции против некромонгеров завтра отменяется. Я решил действовать в одиночку. У меня есть бомба, которую следует просто доставить по нужному адресу. Только вот предупреждение Пэмандра меня немного беспокоило. Просто так он ничего никогда не говорит. Поэтому необходимо было внимательно прислушаться к его словам.

— Крис, — связался я ментально со своим искином, когда мы вышли из зала, — что может быть не так с бомбой некромонгеров?

— Она слишком мощная, — коротко ответила она. — Бомба способна уничтожить не только Солнечную систему, но и всю нашу Галактику целиком.

— Вот ведь сволочи. Что-нибудь можно с ней сделать, чтобы уменьшить её разрушительное действие? Например, сделать из неё пять бомб, каждая из которых будет слабее в пять раз?

— Теоретически, да. Но лучше её разделить на десять частей. Тогда взрыв уничтожит только одну, максимум две планеты, расположенные близко друг от друга. Но это в теории. На практике такое было по силам только атлантам.

— А я, по-твоему, кто?

— Ты их потомок и можешь многого не уметь.

— Защищённая лаборатория для подобных опытов у нас на базе есть?

— Есть, но её лучше вывести за пределы Солнечной системы.

— А на «Звезде смерти» такая имеется?

— Да.

— Вот туда я потом и телепортируюсь.

Мне было нужно не десять, а одиннадцать бомб, чтобы одним ударом уничтожить десять Мозговых жуков и одного главного, вместе с планетой Клендаху. С остальными арахнидами мы потом разберёмся. Без основного и периферийных координационных центров управления членистоногие будут надолго дезориентированы и дезорганизованы. Их останется только добить, что уже будет намного проще.

— Крис, передай капитану Журавлёвой, что я скоро буду, — продолжил я диалог. — И подготовь наш двухсотместный катер. Курсантов с Земли сегодня прибудет много.

— Для их приёма всё готово. Кубрики казарменного типа с пятьюдесятью пятью двухъярусными кроватями дроиды уже выстроили и собрали дополнительно двадцать пищевых синтезаторов. Картриджей для них хватит ещё на пять лет.

Теперь у меня появилась ещё одна головная боль. Придётся мне каким-то образом из одной адской машинки сделать аж целых одиннадцать. При этом не повредив «Звезду смерти» и не только её. Если эта фигня взорвётся, то и всем планетам Солнечной системы тоже наступит кирдык. Так я из героя превращусь в могильщика своей родной планеты. Но тогда осудить меня будет уже некому, так сама наша Галактика под названием «Млечный Путь» просто перестанет существовать. После чего во Вселенной может, результате взрыва, образоваться огромная «чёрная дыра». Но мне от этого будет не легче.

Мои минорные мысли прервал голос одной из моих жён.

— Вот это мы сегодня всех огорошили, — сказала довольная Маша, когда мы поднимались на лифте в свой президентский люкс. — Жень, сегодняшние вечерние чикагские газеты за тобой.

— Сделаю, — ответила та. — Новостей мы на них вывалили много, теперь пусть пишут в прессе и чаще показывают ваше выступление по телевизору.

— У нас теперь какие дальнейшие планы? — спросила Ди, сидевшая в всю пресс-конференцию в качестве зрителя в зале вместе с Наташей.

— Ты занимаешься упражнениями со спичечным коробком, как это делали мои помощники. Но это ты уже должна сделать довольно легко. После того, как у тебя всё получится, усложнишь задачу. Вынешь спички и опустишь пустой коробок в тарелку с водой. Волну не создавать, работать только с коробком.

— А можно мы тоже попробуем? — заинтересовалась этим делом Наташа.

— Без моей помощи у вас ничего не получится. У Солнышка и Маши кое-что выйдет, но не так быстро, как хотелось бы. Вы точно решили этим вместе с Ди заниматься?

— Точно, — подтвердила Лилу. — Очень хочется ложку, как Ди, согнуть.

Женька с Серёгой внимательно прислушивались к нашему разговору. Им это было интересно, но заниматься чём-либо другим, кроме того, что они уже умели делать, они не хотели. У них было достаточно своих дел. А вот принцесса очень даже заинтересовалась этим вопросом. Ден ей всё перевёл и она загорелась желанием получить новые умения, немного похожие на магию.

— А мне можно? — наконец спросила Литора.

— Потом, — ответил я. — У вас Трентом будет другое задание. Вы в Москве вдвоём будете представлять «Лигу планет».

— Но мой отец не успел оформить планету Крисп как участницу этого союза.

— Трент, вы обсуждали вопрос о приёме планеты принцессы в Лигу?

— Была подана только заявка, а сам вопрос мы обсудить не успели, — ответил мне вице-президент Лиги.

— Вот и первое вам серьёзное дело. Оформите сначала Крисп, а потом получите заявку от нашей страны.

— Но мне нужно решение или коллегиального органа всей вашей планеты, или, как в случае с Криспом, необходима заявка от короля или его доверенных лиц.

— У нас на это дело есть Совбез ООН. Он завтра соберётся на своё экстренное заседание и всё сделает. Главное, что уже есть с чем и кому работать.

Вот я и пристроил принцессу. Пусть занимается делами своей планеты и не лезет ко мне в постель. Мне скоро Журавлёву придётся окучивать. Раз она это дело попробовала и распробовала, теперь ей регулярно будет хотеться секса. Это я её в один «смычок» имел, а если нас одновременно будет двое? Думаю, что ещё больше хотеть станет. Хорошо, что мои девчонки мысли в моей голове читать не умеют. Вот бы они обалдели от того, о чём постоянно думает их законный муж.

— Поэтому я вас сейчас беру с собой и мы отправимся в Москву, — продолжил я тему разговора. — Двух дроидов-переводчиков я вам для этого дела дам. Вам там должны будут выделить отдельно стоящее здание для представительства «Лиги планет» и обслуживающий персонал к нему.

— А когда ты решишь вопрос с некромонгерами? — спросила меня принцесса.

— В ближайшие три-четыре дня. А потом ты вернёшься на свою родную планету и

станешь там королевой.

Мои жёны слушали нашу деловую беседу и понимали, что нас связывает какое-то общее дело. Но решили спросить меня об этом позже. То, что в основе этого дела лежит обычный секс, они даже подумать не могли. Вот и хорошо. Хотя его инициатором выступала принцесса, а не я.

В номере пришлось повторить ту операцию, которую я провёл утром с мозгом Ди. Ладно, пусть они теперь смогут понимать мои ментальные команды, но хоть серьёзным делом, в свободное от выступлений время, займутся. Это им пригодится, когда наши малыши станут подрастать. К этому моменту их мамы уже многое будут знать и уметь. Поэтому смогут передать свои знания и опыт подрастающему поколению.

Прежде, чем Наташа и Лилу подставили мне свои лбы, я всем им прочитал небольшую лекцию о том, что я буду делать с ними на первом занятии и что такое телекинез.

— В нашем мозге существует психокинетическая энергия, — сказал я, — которая позволяет людям воздействовать на предметы напрямую, без использования каких-либо физических полей или импульсов. Такая энергия имеется у каждого человека, но она дремлет в глубинах подсознания, и я хочу её у вас пробудить, воздействуя на подкорковые ядра вашего головного мозга. Я это уже успешно проделал с Солнышком и Машей, им останется только чуть-чуть поднять уровень работы их серого вещества.

— А это не больно? — спросила Лилу.

— Абсолютно, — сказала Ди, которой понравилось быть главной в этом необычном деле. — Только немного щекотно бывает внутри затылочной части головы.

Весь процесс работы с Наташей и Лилу у меня занял около двух минут. В этом деле я уже стал большим специалистом. Гораздо круче тех, кто сейчас работает с Бехтеревой в её ленинградском институте мозга. Но именно её опыты и моё послезнание помогли мне полностью разобраться в этом непростом вопросе.

— А теперь очередь Солнышка и Маши, — сказал я. — Процедуру вы помните, так как я её проводил с вами совсем недавно.

— Да, это было месяц назад, — подтвердила Солнышко.

С ними двумя я закончил в два раза быстрее. А далее я им рассказал про телекинез:

— Телекинез — это сверхъестественная человеческая способность, которая может пробуждаться у тех или иных людей. Она представляет собой умение передвигать предметы в пространстве посредством исключительно силы мысли. Это значит, что в процессе не задействуются никакие мышцы тела, то есть вы не можете физически контактировать с объектом, который пытаетесь переместить.

— А что самое главное в этом деле? — спросила меня Наташа.

— Главное — это концентрация и вера в то, что у вас всё получится. Как только вы поверите в свои способности, вы сможете быстро достичь желаемого результата. Берите пример с Ди. Она поверила и согнула ложку. И она видела, что смогли делать со спичечными коробками мои помощники.

— Я сама лично сегодня утром за всем этим наблюдала, — подтвердила Ди. — И это

говорит о том, что и у нас всё обязательно получится. Эндрю нам всё уже для этого настроил в нашем мозге

— Вспомните небезызвестную Нинель Кулагину. Эта советская женщина перемещала разные предметы, не трогая их. Она использовала свою психическую энергию и доказывала ученым, что это возможно. В результатах многочисленных исследований отмечалось, что в момент передвижения предмета около ее пальцев появлялись тонкие и блестящие пунктирные линии, которые зафиксировала соответствующая аппаратура.

— Ух ты, — восхищенно воскликнула Лилу. — Я о ней ничего не знаю, но она молодец.

— Вот она говорила очень интересные вещи. Суть телекинеза, по её словам, это отнюдь не поверить в то, что вы можете подумать и пододвинуть некий предмет к рукам. Наоборот, вы должны понять, что это невозможно, что в мире есть невозможные вещи, а все, что невозможно, все-таки можно изменить. То есть, прежде всего, осознайте, что движение предметов силой мысли невозможно, а далее поверьте, что вы можете сделать невозможное.

— Но это же тоже самое, — удивлённо сказала Наташа. — Только наоборот.

— Всё верно. Для разных людей необходима разная настройка и мотивация. Кто-то, как я, говорит, что это возможно и делает это. А кто-то считает, что он способен сделать невозможное и у него получается. А теперь позовите Женьку и скажите, что вам нужны пять коробков спичек.

Женька принесла необходимое и девчонки стали увлечённо готовиться к этому священнодейству.

— Вы тут пока занимайтесь, а я пошёл работать, — сказал я и поцеловал всех своих жён в их не только красивые, но теперь ещё и умные головы.

Они были так заняты своими коробками, что даже не могли сами меня поцеловать. Вот какое интересное дело я им всем нашёл. Надеюсь, им быстро это всё не надоест. Если у них получится, надо будет усложнить им задание и не только с водой. Но это потом. Телекинез настолько разнопланов и разнообразен, что занять их всегда будет чем.

Мы часто говорим о маленьких детях, что чем бы дитя не тешилось, лишь бы не плакало. Но мои подруги уже выросли из детского возраста. Для больших детей мы говорим, что чем бы дитя не тешилось, лишь бы детей не рожало. И это уже им поздно говорить, так как они все были беременны. Можно попробовать использовать добавление «лишь бы мужа не доставало», но это нам ещё только предстоит пережить в ближайшем будущем.

Главное, чтобы мои жёны полтергейст на кухне не устраивали. А то потом научатся силой мысли кастрюли со сковородками в воздухе крутить и тогда придётся ставить дома блокировку от колдовства. Ведь обычные люди обязательно назовут это дело колдовством, а бабульки ещё при этом и креститься будут. И тогда моих жён уже с полным основанием можно будет называть «ночными ведьмами».

— Принцесса и Трент, нам пора, — крикнул я, выходя из гостиной и прикрывая за собой

дверь.

Двое иномирян оказались на кухне, где что-то с аппетитом ели вместе с Серёгой, Стивом и Женькой. Чтобы не отрывать народ от очень важного процесса и самому не отрываться от коллектива, я тоже присоединился к ним. Как говорится, если не можешь прекратить безобразие — возглавь его. Вот я его и возглавил. Но недолго, так как нас сегодня ещё ждали и в Москве, и в Лондоне.

— Ну, всё, — сказал я, запивая последний кусок мясного рулета соком, — нам пора. Здесь остаются Серега и Женька. Присмотрите за моими подругами, а то они со своими опытами даже поесть забудут.

— Я прослежу, — успокоила меня Женька.

Тут неожиданно зазвонил мой сотовый телефон. На этот раз высветился знакомый номер кремлёвского кабинета Брежнева.

— Здравствуйте, Леонид Ильич, — сказал я бодрым голосом в трубку, понимая, что сейчас получу нагоняй за опоздание. — Как ваше здоровье?

— Ты где пропадаешь? — спросил меня слегка недовольный голос Генсека. — У нас уже вечер, а ты курсантов ещё не забрал. Там половина твоих комсомольцев тебя ждёт.

— Через полчаса буду в Кубинке. Я вам везу принцессу Литору и вице-президента «Лиги планет» Трента. Они согласны участвовать в создании Центрального представительства этой межпланетной организации в Москве. Принято решение сделать нашу столицу ещё и столицей Лиги.

— Это другой разговор. Может нам и штаб-квартиру ООН из Нью-Йорка в Москву тоже перенести?

— Я это смогу организовать без проблем, но зачем нашу столицу так перегружать всякими дополнительными не особо функциональными структурами?

— Тоже правильно.

— А вот на Совбезе ООН следует уже завтра выдвинуть предложение о вступлении планеты Земля семнадцатым полноправным членом в эту Лигу.

— Я Громыко об этом скажу. Да, планы у тебя, как всегда, космические. Тогда нам надо в ближайшее время строить космопорт под Москвой.

— Космопорт уже строят мои дроиды на Луне. На Землю тащить сотню огромных космических линкоров я считаю нежелательно. Пусть на шлюпах или челноках прибывают во Внуково. Там, я думаю, уже созданная инфраструктура позволит без проблем это сделать.

— Согласен. Мало ли какую заразу из космоса сюда принесут. Опять ты меня озадачил. Придётся срочно «малое Политбюро» собирать. Я их, как раз, твоей инопланетной водкой угощу. Хороша, зараза. И голова от неё утром не болит.

— Значит, с подарком я угодил? А антиграв как?

— В субботу на охоту на нём собираюсь отправиться. Его охрана сейчас испытывает. В общем, забирай своих комсомольцев-добровольцев и готовь из них настоящих космических героев. Космос для нас — это теперь приоритетная задача на ближайшую пятилетку.

Ну вот, вопрос с Лигой решился за тридцать секунд. Этой новостью я и обрадовал Трента.

— Так что завтра сможете уже приступить к выполнению своих прямых обязанностей, — сказал я, открывая портал на лунную базу прямиком в цент управления. — Своим временным заместителем и помощницей можете взять Литору. Я думаю, что принцесса не откажется помочь нам в этом деле.

— Андр, вы обещали мне за несколько дней решить вопрос с некромонгерами на моей планете, — напомнила мне будущая королева Криспа, не очень довольная предстоящим долгим общением с Трентом, но понимающая, что свобода её планеты и её королевское звание сейчас находятся в моих руках. — Надеюсь, этот срок не затянется надолго?

— Сделаю всё от меня зависящее, чтобы ускорить этот процесс.

Единственный, кто был очень доволен сложившейся ситуацией, оказался Трент, который уже в мечтах представил себе, как он затащит принцессу к себе в постель. Если у меня не будет времени сделать это самому, то лишенная секса, Литора ему уступит. Тем более Трент пообещал ускорить процесс вступления Криспа в состав «Лиги планет». Поэтому принцессе, всё-таки, придётся ответить взаимностью своему временному начальнику. Но она бы лучше это сделала со мной и эта мысль была явно написана на её лице.

На лунной базе меня ждал, как всегда, доклад Крис.

— Согласно вашему приказу, — произнесла она вслух, — двадцать офицеров проводили тренировки по захвату линкора некромонгеров. Задача была выполнена на оценку «хорошо». Никто из абордажной команды серьёзно не пострадал.

— А не очень серьёзно? — спросил я, понимая, что вообще без травм такая операция обойтись не может.

— Ушибы, вывихи и растяжения я не считаю.

— Ну и отлично. Где капитан Журавлёва?

— Направляется навстречу к вам.

И точно. Из дверей зала управления показалась улыбающаяся Ксюха и доложила по-военному, так как в зале находились посторонние, что учения прошли слаженно и пострадавших нет. Всё-таки форма ей идёт, да и Звезда на чёрном фоне очень эффектно смотрится.

— Вольно, — скомандовал я. — Молодцы. Через десять минут отправляемся в Кубинку. Брежнев уже звонил и сообщил, что пополнение полностью готово к отправке. Литора, заберите свои личные вещи, которые остались в вашей спальне. Они вам пригодятся на Земле. Трент, помогите принцессе побыстрее всё собрать.

Эти двое вышли из зала и у меня на шее повисла Ксюха, жадно целуя меня в губы.

— Я соскучилась, — сказала она, на секунду оторвавшись от меня.

— Я тоже, — ответил я почти честно.

— Как прошла первая брачная ночь? Мне неудобно было спрашивать тебя об этом при твоих жёнах.

— Мы занимались сексом в невесомости. Это дело очень всем понравилось.

— Ну, да. Я, понимаешь, места себе не нахожу, а он с жёнами веселится.

— Всё-таки, ревнуешь.

— Да, потому, что люблю тебя. Мне вот один лейтенант знаки внимания оказывает, а я не знаю, как быть.

— Хочешь, чтобы я тоже ревновал?

— Очень хочу.

— Ты мне лучше расскажи, как народ воспринял твою Звезду и твоё капитанство?

— Все нам с Ярцевой завидовали. Только мы потом поняли, что Брежнев тебя прилетел награждать в качестве подарка на вашу свадьбу. Я права?

— Вот не зря я тебя умнее всех своих подчиненных сделал. Да, ты права. Ну куда мне пять звёзд? А тебя наградили за дело. Вот закончим с арахнидами и некромогерами и буду ходатайствовать о присвоении тебе ещё одной Звезды.

— А не слишком ли часто?

— Так у нас космонавты за каждый полёт её получают. А у тебя это не просто полёт, а боевой вылет. Разницу чувствуешь?

— А можно ещё что-нибудь почувствовать, как вчера в моей каюте?

— Можно. Так что готовься отдаться вышестоящему начальству прямо на рабочем столе.

— Фи, как это пошло. Но в нашей ситуации я всегда готова раздвинуть ноги в любой позе, в которой пожелает меня трахнуть мой любимый начальник.

— Ты никому не рассказывала о наших с тобой отношениях?

— Только Ярцевой сообщила по секрету. Она же мой заместитель

Как мне всё это знакомо ещё со школы. Вот так же Солнышко два месяца назад говорила, что о наших с ней сексуальных играх она никому не расскажет и что Ленка — могила. Как же это было давно.

Ксюха заметила, что я как-то странно смотрю на неё и спросила:

— Ты чего?

— Ну и что тебе ответила твоя Ярцева? — вопросом на вопрос ответил я.

— Ты же знаешь, что все наши девчонки в тебя влюблены. Поэтому, конечно, она мне позавидовала. Всё спрашивала, как у меня с тобой всё это произошло. Она же тоже ещё девственница.

— Всё с вами ясно. Надеюсь, теперь она найдёт себе другой предмет для обожания.

— Сомневаюсь. Когда они увидят тебя в этой новой форме, ещё больше влюбятся.

В этот момент вернулись принцесса с Трентом, поэтому мы сразу направились в ангар к моему космическому катеру.

— А я смогу твоим катером управлять? — спросила Ксюха.

— Ты же видела, что там нет никакого управления в привычном для тебя понимании. Он управляется ментально, то есть телепатией. Помнишь, как у Гомера в «Одиссее» в рассказе о феаках, жителях Схерии, которые, чтобы «развозить по морям случайно

занесённых на Схерию путников», пользовались кораблями без руля и кормчего, потому, что каждое судно понимало мысли корабельщиков.

— Теперь понятно, как ты ими управляешь. Но я же уже могу воспринимать твои команды без слов.

— Не всё так просто. Я тебе как-нибудь расскажу, в чем заключается основная проблема.

Наши сопровождающие с интересом слушали перевод нашей беседы в интерпретации дроида. Трент и Литора уже видели мои многочисленные умения и понимали, о чём я говорю. А вот Ксюха нет. Зато она знала, что я могу создать двух своих клонов, а принцесса и вице-президент об этом пока даже не догадывались.

В Кубинке нас ждали и встречали. Не полковым оркестром, конечно, но горнист протрубил сигнал сбора, когда я посадил свою катер недалеко от казарм. В этот раз из дверей стали выбегать и строится на плацу не одиночные курсанты, как это было прошлый раз. За десять секунд перед нами выстроились два взвода курсантов общей численностью сто десять человек.

Чуть меньшую группу возглавлял довольный и сияющий Димка, а другую — неизвестный мне курсант. Ничего, скоро познакомимся. Вдруг из-за их спин показался полковник и строевым шагом направился к нам с Ксюхой. Трент и принцесса чуть поотстали, понимая, что у нас служба.

Полковник чётко отрапортовал мне и вручил пакет за подписью министра обороны. Это было что-то новенькое. На ощупь было понятно, что внутри находятся не только бумаги, но и ещё кое-что. Я не стал включать внутреннее зрение, чтобы определить, что там такое лежит. А просто разорвал пакет и первым делом достал оттуда… погоны генерала армии.

Вот это номер! Только сегодня думал о том, что у меня есть очень ответственная должность командующего Космическими войсками СССР, а воинского звания нет. И тут такой сюрприз. А я ещё про звёзды на погонах вспоминал. Вот тебе и звезды, по одной на каждый погон. Да ещё каких. Большие и красивые. Больше, чем у остальных генералов и меньше, чем у Маршалов Советского Союза.

Стоящая рядом Ксюха косила глазом в сторону моих погон и улыбалась. Правильно. Она была дочерью офицера и сама теперь офицер, поэтому ко всяким «шпакам» привыкла относиться свысока. А тут её любовник теперь стал настоящим генералом армии. Спать с генералом, по её мнению, это было круто.

Полковника я отпустил вместе с Трентом и Литорой, после чего обратился к Ксюхе:

— Помоги прицепить погоны.

Та быстро выполнила мой приказ, ухитрившись при этом незаметно поцеловать меня. Это было её поздравлением и выражением восхищения своим любимым. Курсанты внимательно наблюдали за этой сценой и понимали, что на их глазах я превратился в настоящего Командующего Космическими силами Советского Союза.

Старшим над курсантами был тот незнакомый молодой человек, который и доложил

мне, что рота космических курсантов для прохождения учебной подготовки на лунной базе построена.

— Здравствуйте товарищи курсанты! — крикнул я.

— Здравия желаем, товарищ генерал армии, — ответили они хором.

— Представляю вам вашего непосредственного командира, Героя Советского Союза капитана Космических войск Журавлёву Ксению Петровну.

— Здравия желаем, товарищ капитан.

— Командуйте, товарищ капитан, — обратился я к Ксюхе.

— Рота, смир-но! На погрузку в космический катер шагом марш! — громким голосом скомандовала она.

Вот они, наше новое пополнение. Димка гордо провёл свой взвод мимо меня. Я ему подмигнул и он расплылся в улыбке. Вот и Ленка прошла за ним и тоже улыбнулась. Да почти весь мой класс сегодня здесь. Я представляю, какая битва была за места в нашем космическом отряде. Не зря я создал свою маленькую армию ещё там, на Земле. Туда попали лучшие из учеников школы имени меня. Теперь уже лучшие из лучших полетят к звёздам.

Получился прекрасный стимул для того, чтобы отлично учиться и заниматься спортом. Я создал все условия для развития гармоничной личности и теперь пожинаю плоды своего труда. В основном, это, конечно, заслуга Димки. Но я это придумал, создал на начальном этапе благодаря собственному примеру и постоянно финансировал. Теперь вся эта полувоенная структура финансируется моим Центром, проходя отдельной строкой в бухгалтерской ведомости.

Кстати, моим космическим офицерам надо платить оклад. Плюс за звания и должность. Плюс за боевые, а также сбитые и затрофеенные линкоры. Если брать даже один процент от стоимости только одного космического корабля, получается внушительная сумма. Этак они у меня самыми богатыми военнослужащими в СССР станут. Может в пакете, который мне передал полковник из Министерства обороны есть и другие бумаги, кроме приказа о присвоении мне звания генерал армии?

Пока рота грузилась в катер, я достал всё, что было внутри. Оказалось, что вместе с присвоением мне звания генерала армии, в приказе было написано, что я становлюсь Командующим Космическими войсками СССР и, помимо этого, я назначаюсь на должность заместителя Министра обороны страны. Этого следовало ожидать. Устинов решил мои космические войска формально подчинить себе. Это сделал бы любой министр на его месте. Везде должно быть централизованное руководство. Чтоб никакой махновщины не было.

— Читай, — передал я Ксюхе приказ о моём назначении.

— Вот это да! — обрадованно воскликнула капитан Журавлёва. — Ещё раз поздравляю. С меня причитается.

— Натурой отдашь.

— С удовольствием. Теперь ты настоящий военный. Таким я тебя ещё больше любить

буду. Только бы не залететь. А то на этом моя военная карьера и закончится. Аборт я, категорически, делать не буду. А с малышом особо не послужишь, учитывая специфику нашего вида войск.

— Не волнуйся. Я теперь научился, когда надо, вызывать у себя астенозооспермию.

— Судя по названию, это как-то связано с твоей спермой.

— Точно. Я снижаю подвижность своих сперматозоидов, содержащихся в эякуляте. И они не могут оплодотворить женскую яйцеклетку.

— Получается, что ты кончаешь, но забеременеть я не смогу. Вот это круто. А если я потом захочу родить от тебя ребёнка?

— Вот как захочешь, тогда и поговорим. А сейчас нам самим пора загружаться. Рота уже должна занять свои места на борту. Только сразу предупреждаю, что Димка, то есть курсант Политов, мой друг.

— То есть, мне со всеми можно, кроме него? — съязвила Ксюха.

— Ты мне эти шуточки брось. Я в том смысле, что особо его не гнобить, как и всех моих. Видела, как эти школьники строем прошли? То-то же. Его заслуга. Ну, и немного моя.

— Я так понимаю, это твоя гвардия?

— Соображаешь, капитан. Димка себя ещё покажет. В первом же сражении Звезду заработает, к гадалке не ходи.

— Тогда понятно. А я уж было хотела, чтобы ты ко мне кого приревновал.

— Тебе делать нечего? Вот теперь, помимо командованием роты, займёшься дополнительно их финансовым обеспечением. И ещё с воинской присягой разберись. У нас, в связи с неожиданно начавшимися военными действиями, этот вопрос остался открытым.

— С присягой я проблему решу. А по вопросам бухгалтерии, так это у нас старший лейтенант Ярцева на финансовом училась. Я ей это дело и поручу. Чтоб у меня больше времени на секс с генералом армии оставалось.

Мы засмеялись и прошли на борт катера. Все уже устроились с комфортом, так как места было с запасом. Димка и курсант Лукин расположились ближе ко мне, так как были командирами взводов. Все сидели замерев, в ожидании старта. Многие уже видели по телевизору мой космический катер и мечтали на таком хоть раз в жизни полетать. Вот сегодня их мечта и сбудется.

Да, разница между Ксюхой и этими «желторотиками» просто огромная. Хотя Журавлёва всего только несколько дней, как прибыла в отряд. Но уже успела побывать в двух боях и это сразу чувствовалось. Мне она напоминала строгую мамашу со своими цыплятами. Все смотрели на неё с восхищением и очень ей завидовали. Ну да. За три дня службы стать капитаном и Героем Советского Союза — это мечта для миллионов советских юношей и девушек.

Дежурный полёт, ставший уже для нас с Ксюхой, прошёл буднично. Но для этих новеньких курсантов это было величайшее событие в их жизни. Глядя на них, Журавлёва

незаметно усмехнулась. Когда-то она тоже такой же была. А сейчас для неё это уже

повседневная служба. Необычная, героическая, порой тяжелая и кровавая, но служба. Скоро и курсанты этого пополнения станут офицерами и тоже к этому привыкнут.

Мои одноклассники смотрят на меня, как на старшего товарища. А вот курсанты, набранные Устиновым, — как на бога. И они находятся ближе к истине, даже не зная этого. Мои помнят меня ещё обычным учеником восьмого класса, который, априори, не может быть неким сверхъестественным существом. А вот новички верят в меня, как в нечто наивысшее.

Если веришь, то веришь не зная. Если знаешь, то знаешь не веря. Но скоро и те, и другие поймут, что я представляю из себя намного круче того, во что они верят и знают. Все пока вертят головами. Сейчас они увидят лунную базу, предел их мечтаний и поймут, что старая жизнь кончилась.

Нас будет встречать почётный караул из моих дроидов вместе с лейтенантом Ярцевой под звуки марша «Прощание славянки». Это мы с Крис тщательно обговорили. Теперь у нас всё будет происходить торжественно. И принятие присяги как положено организуем. И звёздочки Ярцевой вручу перед строем. Надо создавать свои ритуалы, используя опыт Советской Армии.

Тихие вздохи восхищения раздавались на протяжении всего полёта. Ну а в ангаре они уже не сдерживались, увидя мощь нашего космического флота. Торжественная встреча прошла на отлично. Ярцева рапортовала, Ксюха принимала рапорт. В стороне стояли остальные лейтенанты моего первого выпуска. Теперь они станут командирами новых Космических крейсеров, а новички, пройдя подготовку, будут служить под их началом. Всё по-взрослому. Отныне они командуют новобранцами, я особо вмешиваться в это не собираюсь.

Только ведь мои жёны не выдержат и обязательно пригласят своих школьных подруг в гости в наш сектор лунной базы. Ну и я тоже тогда позову Димку. Пообщаемся, как в старые добрые времена на моём дне рождении. Серёгу с Женькой также надо будет позвать.

— А теперь душ, обед и обустройство, — приказал я капитану Журавлёвой, когда торжественная часть закончилась.

— Есть, товарищ генерал армии, — ответила Ксюха и передала мою команду роте.

Ну вот, пополнение прибыло. Теперь я уже за ними следить не буду. Только в самых крайних случаях. Если кто сильно пострадает на учениях или в бою. Учебный процесс Ксюха сама с Ярцевой организуют, как надо. Если получится круглосуточное обучение в капсулах и на симуляторах, тогда всех успеют подготовить за два дня. И тогда можно будет уже всем отправляться на зачистку планет от арахнидов. После того, как я сам разберусь с ними завтра.

Сейчас, пока есть свободное время, необходимо окончательно определиться с бомбой. Мне предстоит довольно опасная операция, для чего мне придётся телепортироваться на «Звезду смерти». Я, правда, там никогда не был, но мне Крис уже показала, как она выглядит из космоса, а также отдельные внутренние помещения самой станции. В том

числе и ту лабораторию, где мне предстоит разбираться с бомбой некромонгеров.

Что, если мне это сделать в одном из параллельных миров? Даже если что-то пойдёт не так, то погибну только я и тот мир. А этот останется жив, как и сейчас. Но ведь я могу сделать так, что и я не погибну. Я оставлю сейчас на лунной базе своё альтер эго, а сам телепортируюсь через машину времени на «Звезду смерти». В случае, если я, как оригинал, погибну, то моя копия останется здесь. Правда она не будет знать, почему произошёл взрыв да и бомба исчезнет. Но зато будет действовать по запасному варианту, который я придумал только сейчас.

Но об этом потом. В данный момент я создам свой клон и отправлю его в центр управления базой. Крис я уже предупредил об этом. Как меня предупредил об опасности с бомбой сам Пэмандр. Он мог бы, конечно, более конкретно мне намекнуть, в чём заключается опасность. Но спасибо и за то, что хоть вообще предупредил.

Телепортироваться на «Звезду смерти» в параллельном мире было не очень сложно. Сложнее оказалось найти саму лабораторию, которая была мне нужна. Как оказалось, их было несколько, где когда-то проводили опыты предтечи. Я попал не в ту, где создавали новые виды оружия, а туда, где делали гибриды из животных и людей.

Значит, и предтечи этим занимались. Несколько вертикальных криогенных капсул стояло в зале. Через стекло я увидел настоящий пантеон египетских богов: Анубис с головой шакала, Бастет— женщина-кошка. Дальше я разглядел тело молодой девушки с головой змеи. Это была Меритсегер. На лицо ну точно моя тёща из прошлой жизни. А вот и Монту — мужчина с головой кобчика (сокола). Ну а эту страшилищу лучше никому не видеть. Тут предтечи явно перестарались. «Поглотительница смерти» — чудовище с телом гиппопотама, львиными лапами и гривой, пастью крокодила. Она съедала сердце человека, если великая Эннеада выносила ему обвинительный приговор на загробном суде Осириса в Аменти. В общем, здесь явно прослеживались зоофилские наклонности этих нынешних старших богов, которых мы называем предтечами.

С женщиной-кошкой я бы, если честно, с удовольствием переспал. Часть тела ниже шеи у неё была очень даже ничего. Всё было при ней. Да и с девушкой-змеёй я бы тоже не отказался покувыркаться. Её тело было очень похоже на фигуру Маши. С принцессой я уже спал, а вот с богиней — ещё нет. Но тогда получается, что это уже не только зоофилия, но и некая форма некрофилии. Только это гораздо лучше, чем трахаться с женьщиной-некромонгером. Хотя если и тех, и других оживить, то в результате выйдет, что я не нарушу ни одной статьи морального кодекса строителя коммунизма.

Ладно, я теперь знаю, где находятся египетские боги. Можно будет сводить сюда моих жён. Они любят всякие тайны, связанные с Древним Египтом. А тут они узнают, откуда взялись и куда потом делись эти боги. Так, что-то я отвлёкся. Я сюда пришёл не древних богинь оплодотворять, а с бомбой разбираться. Только вот интересно, мои дети от богини Бастет сразу будут считаться богами? Ведь не зря же древнеегипетская богиня считалась покровительницей, прежде всего, женщин, здоровья, плодородия, семьи, а потом только кошек.

Самое главное было создать защиту от возможного взрыва. Для этого я использую свой защитный купол. Если рванёт, то, заодно, и проверю его надёжность.

Та лаборатория, которая была мне нужна, находилась рядом. Пришлось пройти по немного непривычному коридору, рассмотреть который можно было только при помощи «внутреннего зрения». Иначе бы я вообще ничего не нашёл. Обычный коридор космической станции несколько устаревшего образца, а так ничего странного в нём не было.

Ну да, теперь понятно, почему предтечи так прятали эту лабораторию. Здесь находилось оружие, которым, скорее всего, можно было убить даже бога. От холодного, в виде меча, и до ваджры. Всё это мне было знакомо. У меня самого одна такая есть. Но эти ваджры были созданы не на Земле. Та, которая была у меня, была сделана в Индии. А эти были массивнее и несколько другой формы. Но общие черты сразу бросались в глаза. Моя была изготовлена по образцу, зозданному божественным ремесленником Тваштаром из костей мудреца Дадхичи для Индры. Видимо, этот ремесленник скопировал то, что я сейчас видел перед собой и кости были придуманы им в качестве красивой легенды.

Но моё внимание привлекло не это. Под защитным экраном из энергетического поля лежал меч из розового металла. Судя по тому, что я видел на пальцах у женщин с Праны, металлы были очень похожи. И что это мне даёт? Пока не знаю. Видимо, это был божественный металл, небольшие залежи которого были найдены предтечами на этой планете. Рудоносные жилы вымывались водой и пранцы собирали её. Но как всё это было связано между собой, я не знал. Вот и ещё один повод появился у меня, чтобы переместиться на триста лет назад по ветке истории Праны.

Защитное энергетическое поле меня не остановило и я забрал себе этот меч. А потом прихватил и большую ваджру. Мне всё пригодится. К тому же в моём мире эти предметы тоже существуют, раз это параллельный мир. Похоже, что это была выставочная оружейная комната, а лаборатория, где делали подобные вещи, находилась за следующей дверью.

А неплохо я так зашёл. Даже если с бомбой у меня ничего не получится, то трофеи предтеч с лихвой покроют неудачу. Но неудачи быть не должно. Похоже, это во мне, наконец-то, проснулся провидческий дар. Только он какой-то короткий. В смысле, действует только на короткий промежуток времени вперёд. Где-то я такое уже встречал. Точно, в фильме «Пророк» с Николасом Кейджем в главной роли. Он там тоже сначала мог варианты развития событий всего на пару минут вперёд видеть, а потом разошёлся и смог заглянуть уже на несколько дней вперёд.

И там, кстати, тоже была бомба. Так что мы теперь чём-то с Кейджем похожи. Правда в фильме у него была только одна девушка, а не пять, как у меня. Но то ж фильм. В жизни у Кейджа было намного больше девушек, чем в кино. В фильме он так и не обезвредил бомбу, но вычислил, где она может быть. В моём же случае бомба была уже у меня в руках, а мне её надо было обезвредить. Не в руках, конечно, а в заплечной сумке.

Её даже пришлось слегка облегчить, так как тяжеловата была. Ничего, на лабораторном столе прежний вес я ей верну, недолго осталось мне её таскать. А вот и то, что мне надо. Сразу чувствовались защитные поля с четырёх сторон комнаты. Предтечи, оказывается, тоже заботились о собственной безопасности. Терзают меня смутные сомнения, не они ли сами здесь сделали эту бомбу и аккуратно подсунули её некромонгерам, чтоб те отомстили атлантам? Скорее всего, так и было. И боги-предтечи, и боги-атланты не могут вмешиваться сами в дела смертных. Но вот через посредников вполне способны это делать.

Тогда вставал вопрос: а кто им запретил вмешиваться в открытую и открыто враждовать между собой? Похоже, что на горизонте нарисовался некий демиург, который выступает верховным арбитром. И с ним шутки плохи. А я сдуру влез в эти разборки между богами. Ладно, спасибо предтечам за бомбу. С её помощью я разберусь с арахнидами, а там посмотрим.

Главное, что у меня получается вести свою игру. Правда чем это всё кончится, я пока не знаю. Скорее бы родились и подросли мои дети. Тогда они обязательно помогут своему отцу в этих разборках.

Вот он стол, на котором предтечи создавали различные виды оружия. Могли бы хоть какую-то подсказку оставить для меня. Но и без подсказки обойдёмся. Один сумрачный гений создал эту бомбу, другой её сможет обезвредить. Хорошо, что из времени на всё это я здесь не потрачу ни минуты.

По моим внутренним часам я возился с этой хреновиной часа три. Два раза она чуть не рванула прямо у меня в руках. Но «чуть» не считается. Это не сумрачный гений, а только полностью извращённый ум мог такое придумать. И вот та женщина с крокодильей мордой тому явное доказательство. Так как одно целое очень тяжело разделить на одиннадцать равных частей, у меня получилось их двенадцать. Пусть у меня будет одна маленькая бомбочка из прометия в запасе. На всякий случай. Мало ли некромонгерам придётся на их Морию облегчённый подарок отправить.

Первый вопрос, который мне задала Крис, когда я вышел из зала, где стояла машина времени, был:

— Товарищ Андрей, получилось?

— Да, всё в порядке, — ответил я и отдал подъехавшему ко мне дроиду сумку с двенадцатью маленькими бомбами. — И ещё я достал странный меч и странную ваджру. Сделай спектральный анализ меча и сравни его с кольцами, которые носят женщины на Пране.

— Сделаю. С вами хотела связаться капитан Журавлёва.

— Вызови её на центральный пост. А я пока со своим двойником разберусь.

Хорошо, что он мне не пригодился. Но я правильно сделал, что подстраховался. Через пару минут, как я стал единым целым, ко мне зашла Ксюха. Не виделись с ней пять минут по местному времени, а она уже успела соскучиться.

— Там твой друг просил встречи с тобой, — сообщила она, обняв меня.

— Пусть через пятнадцать минут приходит, — ответил я и поцеловал её в ответ. — И чтоб с собой захватил Ленку и Ирку. Он знает которых. Мои жёны тоже с ними хотели повидаться. Они, вообще-то, хотели пообщаться со всеми своими одноклассницами, но это будет уже не армия, а бардак. Замминистра я или где?

— А тебе очень идут погоны генерала армии.

— Они всем идут.

— Они ещё и возбуждают меня. Может разочек быстренько перепихнёмся, а то я внизу вся горю.

Ну раз горишь, то получай свой разочек. Я не жадный. А Ксюха и правда меня очень хотела, потому, что кончила буквально через минуту. Мне минуты было мало и я уложился за пятнадцать. Моя подруга успела ещё два раза за это время достичь оргазма. Вот он — быстрый секс на работе. Разгрузился и на душе полегчало. Теперь понятно, где у человека находится душа.

— «Чай теперь твоя душенька довольна»? — спросил я её словами Пушкина.

— Очень, — ответила та. — Хорошо, что форма не мнётся и не пачкается.

— Это особый материал.

— Я ещё пришла к тебе за остальными комплектами для курсантов. Где их брать?

— На этот раз этим вопросом занималась Крис и дроиды. Я больше этим заниматься не буду. Не по чину мне теперь.

— Так это ты первые двадцать комплектов для нас сделал?

— Я. Поэтому и получились просто заглядение.

— Всё правильно. Ты и жёнам их летающие туфли сделал, и свадебные платья тоже. Получается, что ты очень непростой генерал армии.

— А ты как думала? Тебе, если что-то нужно, говори, я сделаю.

— Девчонкам нужна косметика. Ну и предметы личной гигиены. Ты нам бритвенные станки тогда подарил, так все теперь на тебя молятся.

— Ждут подарков, короче. Ладно, попрошу Женьку, чтобы вам восьмерым купила. Список есть?

— Да, я с собой захватила.

— Давай. Я сейчас, как раз, на Землю отправлюсь, за девчонками. Со мной хочешь?

— Спрашиваешь. А твои жёны ревновать не будут?

— Не будут. Они сейчас серьёзным делом заняты. Тогда телепортируемся прямо в номер, а то у меня ещё несколько дел осталось сделать.

Мы переместились с Ксюхой в гостиную, но там никого не было. Голоса раздавались из кухни и мы пошли на звук. Ксюха с восторгом осматривала наш шикарный президентский люкс. Я ей даже показал нашу спальню с огромной кроватью, которая отличалась от её койки в казарме. Хотя кровать в её капитанской каюте на линкоре «Москва» была только в два раза меньше нашей. Но всё равно она даже погладила рукой покрывало и мечтательно зажмурилась. В её голове промелькнула мысль о том, что и ей бы неплохо очутиться в такой же, но она её сразу прогнала.

Оказалось, что на кухне мои жёны увлечённо рассказывали Серёге и Женьке, как они двигали спичечные коробки, а Ди показывала Стиву и Тедди с Лиз, как она может согнуть ложку силой мысли. Теперь это будет её коронный номер, с которым можно в цирке выступать.

— Здравия желаю, — поприветствовала Ксюха первой всю эту честную компанию.

Все обернулись и хотели ответить, но Солнышко увидела у меня на плечах погоны и радостно бросилась в мою сторону.

— Тебе Маршала присвоили? — спросила она восторженно.

— Пока генерала армии, — ответил я, целуя её. — Маршальские погоны будут следующие.

Тут вскочили все мои жёны, даже Лилу, хотя она не знала, кто такой генерал армии. В общем, у всех сегодня случился праздник, не только у меня одного.

— Товарищ Андрей назначен ещё и заместителем министра обороны, — добавила Ксюха.

В ответ мои жёны стали хвалиться своими успехами. На столе сразу появились спичечные коробки и началась демонстрация. Лучше всех, конечно, получалось у Ди. У остальных было по-разному. Но каждая смогла двигать коробок. Вот так. Я радовался генеральским погонам, а девчонки — двигающимся коробкам. Только удовольствие, которое мы получили от конечного результата, было одинаковым.

— Жень, — обратился я к своей помощнице, — вот тебе список необходимых женских принадлежностей. Пусть как можно быстрее нам их доставят сюда. А мы сейчас переместимся назад, на Луну. Там нас будут ждать Димка с Ленкой и Иркой. Только теперь они курсанты, учтите это. И их командиром является капитан Журавлёва.

Ну, с Ксюхой они вчера уже успели познакомиться, став хорошими подругами. Особенно их сблизило совместное участие в бросании букета невесты. Ксюха же поймала его и это был букет Солнышка. Так что они теперь считались свадебными сёстрами. Не знал, что и такие существуют.

Оказалось, что Тедди с Лиз принесли нам видеокассету с уже готовым клипом, который мы все вместе просмотрели на нашем видеомагнитофоне. Сама электронная музыка и видеоряд просто завораживали. Получилось нечто потрясающее. Все были очень довольны результатом. После этого нам пришлось проститься с нашими клипмейкерами, которым надо было уже собираться и отправляться в аэропорт. Проводив Тедди и Лиз, мы сразу телепортировались на лунную базу.

Как только все оказались там, Крис огорошила меня докладом:

— Прану атакуют арахниды.

— Твою мать, — выругался я. — На один день опоздали.

Глава 9

«Если мы действительно такие злые и тупые, что готовы закидать друг друга всеми этими расчудесными водородными и нейтронными бомбочками, то, может, и к лучшему, если мы коллективно покончим с собой, прежде чем лезть в космос измываться над какими-нибудь инопланетянами».

Иэн Бэнкс «Осиная фабрика»

«Когда взрываются бомбы, в этом нет ничего личного».

Чак Паланик «Призраки»

Лилу побледнела, услышав такую неожиданную и тревожную для неё новость.

— Какими силами атакуют арахниды? — спросил я своего искина, хотя прекрасно знал, что эти членистоногие переростки меньше, чем парой сотен биокораблей никогда не нападают.

— Неизвестно, — ответила мне Крис. — Связь с Праной неожиданно прервалась. Арахнидами создаются очень сильные электромагнитные помехи вокруг планеты. То же самое было и в прошлый раз.

— Понятно. Капитан Журавлёва, объявляйте общую тревогу. Экипажу линкора «Москва» занять свои места и ждать дальнейшего приказа. Экипаж линкора «EMI» остаётся на базе и продолжает заниматься обустройством прибывших сегодня курсантов.

— Есть, товарищ генерал армии, — по военному ответила Ксюха и, воспользовавшись антигравом, направилась в сторону казарм роты.

— Я отправляюсь на Прану. Остальные остаются здесь.

— Андр, я с тобой, — заявила Лилу.

— У них осталась моя система планетарной защиты. Пульт центрального управления я передал ещё три дня назад. Коды и пароли доступа есть у твоего отца. Так что особой опасности для планеты сейчас нет.

— Но я очень волнуюсь за родителей.

— У них теперь есть, чем встретить арахнидов и в ближнем секторе космоса. Сорок линкоров с планеты Кеплер, которые я подарил губернатору, это серьёзная сила. Считаю, что причин для беспокойства нет.

— Ну пожалуйста, возьми. Ты же прошлый раз меня брал с собой.

— Хорошо. Мы только туда и обратно. Уверен, что это просто очередная попытка арахнидов проверить на прочность оборону планеты. Солнышко, вы идите и спокойно встречайтесь с нашими общими друзьями. Стив, как только я вернусь, мы сразу отправимся в Лондон. Часть экспозиции для открытия салона у меня уже готова.

— Хорошо, — ответил мне будущий вице-президент США. — Я подожду.

— Крис, вокруг Солнечной системы никаких подозрительных движений не замечено?

— Нет, товарищ генерал армии, — ответила мой искин, переняв манеру обращения ко мне у Ксюхи, что вполне соответствовало моменту.

Мы с Лилу телепортировались на Прану. Там было ранее утро, поэтому мы сразу подняли головы вверх, чтобы оценить ситуацию. Как я и предполагал, ничего страшного не происходило. Наученные прошлым горьким опытом, биокорабли арахнидов не пытались прорвать планетарную защиту. Да и было их в этот раз не особо много. Это не было похоже на массированную атаку, как и на попытку высадить десант.

— Свяжись с отцом по нашему прибору связи, который ты ему отдала прошлый раз, — дал я задание Лилу. — На самой планете помех нет.

— Отец, ты меня слышишь? — стала вызывать Клюэна его дочь. — Мы уже здесь.

— Слышу тебя, Лилу, — ответил гам голос губернатора. — Привет и спасибо, что телепортировались к нам так оперативно. Особой угрозы нет. Я даже успел отправить часть линкоров на соседнюю с нами планету. Так что можете возвращаться. В этот раз мы справимся сами.

— Клюэн, это Андр, — сообщил я громким голосом, чтобы губернатор меня слышал. — В связи с этой ситуацией завтрашний поход отменяется. Я постараюсь сам с ними сначала разобраться, а уже потом мы выступим на них сообща.

— Добро. Тогда сообщи, как ситуация прояснится.

— Отец, необходимо выбрать нового президента «Лиги планет» и назначить Андра его заместителем, — озвучила моё недавнее поручение Лилу. — И как можно быстрее. Трент уже завтра приступит к работе.

— Ты же видишь, что творится со связью. Как только сообщение с другими планетами восстановится, я обязательно свяжусь с остальными участниками Лиги и мы решим этот вопрос.

— Спасибо, — это уже ответил я. — Тогда мы возвращаемся на Луну. Передавайте привет Кассии.

Так я и думал, что ничего угрожающего для Праны не наблюдается. Понять, зачем это делают эти жуки-переростки, было трудно. Возможно, частично восстановив популяцию особей, арахниды решили превентивно показать нам, что они достаточно сильны и будут попрежнему продолжать свою экспансию на другие планеты. Но я не зря спрашивал Крис о том, появились ли поблизости от Земли эти гигантские членистоногие. Им нужен был я и никто другой. Прошлый раз они пытались захватить именно те планеты, где мне пришлось когда-то побывать. Хотя я могу и преувеличивать свою значимость для них.

Значит, надо действовать на опережение. Пусть они считают, что я снова буду, прежде всего, обороняться. Но в этот раз я решил наступать. Развязывать широкомасштабную кампанию сейчас не имело никакого смысла. Мы в ней просто завязнем надолго, вот и всё. А вот убрать верхушку арахнидов, уничтожив одним ударом всех мозговых жуков, это можно и нужно было сделать быстро.

Когда мы вернулись, я первым делом отменил тревогу, а потом нас встретила компания из наших трёх школьных друзей, сидящая вместе с моими жёнами и Стивом за столом в нашей столовой. Димка попытался приветствовать меня по уставу, но я сразу пресёк это его неуместное поползновение.

— Мы с тобой не на плацу, — сказал я и пожал его руку, а потом мы обнялись, как старые добрые друзья, которые не виделись почти целых две недели.

Мои одноклассницы Ленка и Ирка тоже вскочили при моём появлении, но я их остановил жестом руки.

— Да сидите вы, — возмутился я. — В кои-то веки встретились за обеденным столом, так что всё у нас сейчас по-домашнему. Вы в гостях и никакой субординации не может быть дома между теми, кто ещё два месяца назад сидел в одном классе за соседними партами.

Пришлось ещё и целоваться с гостьями. Мне даже показалось, что именно этого момента они и ждали. Ну да, потом всем будут об этом рассказывать. Хорошо быть одноклассницами члена Политбюро и заместителя министра обороны. Но Ленка с Иркой девчонки не капризные, поэтому у Ксюхи с ними никаких проблем, в плане дисциплины, не будет.

Мои жёны уже успели с ними немного пообщаться, пока нас с Лилу не было. Они были, конечно, шокированы тем, что вчера состоялась наша свадьба и жён у меня аж целых пять. И одна из них инопланетянка вообще из другой Галактики. Но известие о том, что сам Леонид Ильич Брежнев одобрил мой брак и был у нас на свадьбе свидетелем, их успокоило.

— Скоро и в СССР разрешат многожёнство, — раскрыл я им маленький секрет. — Но условия для заключения такого брака будут строгие.

— Вот это новость! — воскликнули обе наши гостьи.

— Государство поможет таким семьям, — прокомментировала моё сообщение Солнышко. — И квартиры даст, и кредит на покупку всего необходимого.

— А чем отдавать? — спросила Ирка.

— Детьми, — смеясь, ответила Маша. — Родишь четверых и получится всё бесплатно.

— Не может быть!? — удивилась Ленка. — Так я сама хотела не меньше троих иметь.

— Вот это правильно, — похвалила Наташа. — Кстати о детях. Мы уже все беременны и у меня будет тройня, а у остальных девчонок двойни.

Что тут началось. Возгласы удивления, потом восхищения и радости за подруг. Нам с Димкой здесь делать было нечего. Сейчас начнутся разговоры о малышах, беременности, пелёнках и ползунках, а мы в это время побеседуем в сторонке.

— Ты рад, что попал в космические войска? — спросил я своего школьного друга.

— Не то слово, — ответил тот, счастливо улыбаясь. — Сбылась моя самая заветная мечта. Ты не представляешь, что творилось вчера, когда я обзвонил наших ребят и девчонок с этой новостью.

— Догадываюсь.

— Радостного визгу в телефонную трубку было, просто ужас. Открою тебе секрет. Мы, самые проверенные, ещё три дня назад собрались в нашем Центре и обсудили между собой этот вопрос. Я хотел при случае передать тебе нашу просьбу о вступлении в Космический отряд, а ты меня опередил. Отобрали тогда, правда, почти семьдесят лучших. Поэтому пришлось восемнадцати кандидатам и кандидаткам пока отказать.

— Так сколько вас всего сейчас прибыло?

— Пятьдесят три вместе со мной.

— Вот ты жук. Но троих я прикрою, если Устинов с Брежневым будут ворчать по этому поводу. Мне сейчас люди нужны, как воздух. Линкоры есть, а экипажей нет. Итак летаем не полными составами.

— Знаю. Лейтенанты, которые нами теперь командуют, уже нам рассказали. Я сначала не поверил, что всего за один-два дня можно стать отличным космическим пилотом или борт-инженером.

— Это всё инопланетные технологии. Получил их в качестве благодарности за спасение планеты Прана от арахнидов.

— Ну, да. Ты им ещё целую планету и четыре десятка линкоров подарил.

— Всё уже растрепали. Так это был им подарок от меня на свадьбу. У них принято дарить родителям невесты дорогие подарки. Чем дороже, тем круче считается жених. Вот я от широты души и решил показать свою крутизну. Но таких подарков, как я, им ещё никогда и никто не делал. Так что я такой единственный и неповторимый. Ладно, кем ты решил стать?

— Конечно, пилотом. Чтобы потом быть командиром корабля.

— Вот и молодец. Я так понимаю, твоя невеста — это Ирка?

— Да, только мы это особо не афишируем.

— Чуть позже мы для таких пар отдельные казармы или офицерское общежитие гостиничного типа организуем. Что бы не прижимались друг к другу мимоходом и не тискались по углам.

— Вот я Ирку обрадую.

— Как тебе здесь?

— Фантастика. Я её много перечитал, ты знаешь. Очень похоже на то, как это описано в книгах. Как только я и все ребята узнали, что ты смог получить доступ к лунной базе, мы стали усиленно тренироваться. Так что все пятьдесят два наших курсанта ни в чём не уступят добровольцам Устинова.

— Вот это правильно. Мне сейчас придётся часа на полтора отлучиться, а потом я займусь увеличением работоспособности вашего мозга. Иначе вы очень долго будете усваивать необходимый материал даже в специальных капсулах. Учёные Праны только приступили к разработке так называемого «разгона», поэтому приходится пока делать всё вручную.

— А с тобой можно?

— Нет, Дим. Там обычный человек не справится.

— Я сразу всем говорил, что ты необычный человек.

— Вот и из тебя я буду делать подобного мне. У меня уже есть пять особых помощников и, помимо этого, я со своими жёнами начал заниматься.

— Маша мне уже показала, как она сегодня научилась двигать спичечный коробок силой мысли.

— Вот-вот. Я всем курсантам увеличу КПД мозга до двадцати процентов, а тебе — до двадцати пяти. И ты тоже станешь лучше других. Так что старайся. Завтра или послезавтра двинем все вместе на арахнидов. И ты должен отличиться. Если проявишь себя, буду ходатайствовать перед Брежневым о награждении тебя Золотой Звездой.

— Вот это да! Как капитана Журавлёву?

— Именно так. Только держи язык за зубами. У меня на тебя далеко идущие планы имеются.

— Я не подведу. Ты меня знаешь.

— Вот поэтому ты всегда и во всём являешься моим помощником. Ладно, мне пора. А вы там ещё посидите. Капитан Журавлёва в курсе, что вы у нас. Если что, искин базы со мной свяжется.

Пообщался со старым другом и даже настроение улучшилось. Некая лёгкость мысли в голове появилась и прилив сил во всем теле почувствовал. Вот, что значит дружба. А теперь надо разбираться с этими тварями.

— Крис, — обратился я к своему ИИ, — координаты тех планет, которые я тебе передал, ты смогла визуализировать?

— Да, — ответила та, — кроме Клендаху. Её нет ни в одном звёздном атласе за последние двадцать тысяч лет. Может это миф?

— Нет, её данные как-то ведь смогла запомнить принцесса Литора. Значит, эта планета реально существует. Она или скрыта покровом невидимости, или это какая-то чёрная дыра. Отслеживай все колебания пространства в том секторе, пока я буду занят.

— Вы решили отправить бомбы по десяти адресам и посмотреть, с кем они попытаются связаться?

— Да, ты права. Скорее всего, это будут сильные и узконаправленные ментальные вызовы. У атлантов же были приборы, способные регистрировать подобное?

— Они и сейчас есть, только я их не использовала. Такого уровня менталистов в нашей и соседней галактике просто никогда не было.

— А теперь включай их на максимальную чувствительность. Достанешь на такое расстояние?

— Должно получиться. Но тогда могут засечь и нас.

— Главный мозговой жук уже и так знает, где я нахожусь Поэтому особо скрывать это не имеет никакого смысла.

— Уже включила. Пока тишина.

— Ну так я же ещё не отправил подарки. Кстати, что нибудь удалось узнать о мече и ваджре?

— Да, это работа предтеч. Подобной ваджрой можно не только разрушать планеты, но и убить бога. А меч — это нечто фантастическое. Даже атланты не смогли такого сделать, хотя и пытались. Это оружие ближнего боя против богов. Металл по своему составу полностью совпадает с металлом колец, которые носят женщины с планеты Прана.

— А что ещё можно из такого металла сделать?

— Если найти руду, что можно изготовить доспехи бога. Их даже ваджра не возьмёт.

Во как. Опять получается, что все дороги ведут на Прану. Но это не горит, хотя как сказать. Пэмандру вообще наплевать на время, а мне оно дорого. Но это во мне говорит привычка обычного человека с Земли. Я ведь никак не ощущаю, что теперь смогу прожить лет этак триста. Был бы хоть какой-то датчик или указатель, что теперь я буду жить в четыре раза дольше обычного. А то как-то непонятно получается. Вот отсюда и возникает моя жадность к потраченному или упущенному времени.

Я переместился в центр управления базой и создал себе из пола мягкое кресло. Так лучше будет работать, чтобы в процессе ни на что не отвлекаться. Ещё пришлось сделать стол и на него я выставить одиннадцать бомб из прометия, которые мне доставил дроид. Изображение десяти планет, видимых из космоса, стояли у меня перед глазами. Только телепорты придётся открывать на их поверхности, иначе бомбы не доставишь. Я шлюпы через порталы протаскивать пока не научился.

Можно было бы уничтожить все планеты из космоса, но мне не дадут это сделать биокорабли арахнидов. Жуки моё появление сразу почувствуют и выставят все свои огромные кальмары на защиту своей планеты. Получится этакий живой щит. Тогда мне придётся уничтожить сначала его, а уж потом саму планету с Мозговым жуком. Поэтому действовать следует очень быстро и неожиданно.

Жаль, я пока время замедлять не умею. Так бы вообще не парился. Даже можно было с собой лейтенантов с курсантами брать, как на полигон. В принципе, и такое можно будет потом организовать, как с главными жуками разберусь. Ведь с некромонгерами я устроил полигон для своих, вот в таком же плане и на планеты будем телепортироваться. Будут учиться не только линкоры штурмовать, но и планеты захватывать. Этакий «звёздный десант» у меня получится. Но больше двадцати пяти человек я перенести пока не смогу. Не всё ещё доступно начинающему богу.

Я открыл портал на первую планету арахнидов и выбросил из телепорта первую бомбу. Я даже не знал, как эта планета называется, да и не хотел знать. Людей здесь точно не было. Может, когда-то и были, но их всех сожрали арахниды. Поэтому мне было абсолютно не жалко эту планету. Энергетическое поле, защищающее врата телепорта, не позволило атмосфере чужой планеты проникнуть внутрь лунной базы, иначе у нас были бы проблемы. Но в таком случае автоматически сработали и заблокировались бы двери, не допустив разгерметизации базы. А потом я бы с этим что-нибудь придумал.

Так, тратя всего три секунды на открытие портала и на выброс на поверхность очередной планеты следующей бомбы, я быстро закончил эту сумасшедшую атаку на основные центры управления арахнидами.

— Крис, — связался я ментально со своим искином, — что-то удалось засечь?

— Все десять взрывов прошли без осечек, в штатном режиме, — ответила искин. — Перед вторым взрывом и дальше по порядку были замечены лучи сильных ментальных сообщений. Удалось перехватить одно из них. Оно несло с собой изображение нашей бомбы вместе с вопросом о том, что им делать.

— Оперативно они сработали. Что не удивительно. Место, куда были направлены эти ментальные лучи, обнаружила?

— Да, координаты совпали с координатами планеты Клендаху.

— Значит, она там, где и была. Главный жук способен создавать поле невидимости, закрывающее всю планету. Я, пока, такого делать не могу. Что стало с самими планетами?

— На их месте остались только пылевые облака. Крупных частиц или обломков не обнаружено.

— Как и куда пошла взрывная волна?

— Как таковой её и не было. Это немного напоминает дефлаграционный взрыв. Его энергия была направлена внутрь и на разрушение материи на субатомном уровне.

— Какие заметила особенности?

— Во всех случаях наблюдалось сильное возмущение электромагнитного поля.

— Связь с Праной восстановилась?

— Да. Они сообщили, что биокорабли арахнидов начали вести себя очень странно. Как будто потеряли ориентацию и стали рыскать в разные стороны.

— Значит, арахниды остались без централизованного управления. Теперь, из всего командования, имеется в наличии только Супермозговой жук, этот корень всего зла. Если я не ошибаюсь, он достигает в длину более одного километра.

Этот жучара мощнейший телепат, так что мне с ним будет довольно непросто справиться. Он уже знает о бомбе, поэтому любыми способами не даст её взорвать. Так как я эту планету видеть не могу, то и телепортироваться тоже. Вот гад, обезопасил себя со всех сторон. Но мы тоже не пальцем деланные. На всякую хитрую тварь есть в запасе кое-что с винтом.

— Крис, — задал я вопрос своему искину, — как долго у арахнидов продлится бардак в управлении.

— Не меньше недели, — ответила та. — Восстановить разрушенную связь между планетами будет очень непросто. Арахнидов сейчас можно брать практически голыми руками.

— Чем мы завтра или послезавтра и займёмся. Передай капитану Журавлёвой, что я освободился и пусть построит весь личный состав перед казармами через пятнадцать минут.

А я вернулся к своим жёнам и гостям. Те вопросительно смотрели на меня, зная, что я занимался чём-то очень серьёзным, а, возможно, и смертельно опасным.

— Всё в порядке, — ответил я на их немой вопрос. — Через пятнадцать минут построение курсантов, так что Дим забирай девчонок и следуйте к себе в роту. Там вам дроиды должны выдать комплекты космической формы, как на мне.

— Нам очень понравилась такая форма одежды, — ответила Ленка.

— Разрешите идти, товарищ генерал армии, — спросил Димка.

— Идите. Антиграв вас доставит до места.

Когда троица новоиспечённых курсантов покинула столовую, я спросил Солнышко:

— Ну что, наобщались?

— Да, как будто в школу вернулись после каникул, — с ностальгией в голосе ответила Солнышко.

— Мы все рады были этой встрече, — уточнила Маша. — Ирина, оказывается, уже недели три, как спит с Димкой.

— Он мне об этом успел рассказать. Стив, подождёшь ещё немного? Мне надо курсантам мозги вправить, в прямом смысле этого выражения.

— В Лондоне уже поздний вечер, — ответил тот, — но нас будут ждать до упора. Ты же являешься владельцем выставочного салона и они твои наёмные работники.

— Отлично. Лилу, свяжись с отцом и передай, что я решил вопрос с арахнидами.

— И что, они теперь не опасны? — задала вопрос Ди.

— Да, поэтому он может спокойно их уничтожать. Они полностью дезориентированы и особого сопротивления оказать не смогут. Пусть его пилоты, для поднятия боевого духа среди личного состава и в отместку за всё ими содеянное, разнесут их в пух и прах.

— Вот здорово! — воскликнула Наташа, а Лилу поцеловала меня в знак благодарности за помощь её планете. — Твоя работа?

— Моя. Мы должны были завтра ею вместе с Клюэном заняться, но пришлось мне это сделать сегодня. А вот в среду надо будет закрепить достигнутый мною успех.

— Но у нас же и в среду концерт в Хьюстоне? — удивлённо спросила Маша.

— Одно другому не мешает. Я постараюсь всё успеть сделать. В крайнем случае вернусь, а капитан Журавлёва с нашими линкорами завершит начатое вместе с Клюэном.

— Получается, теперь вообще можно не бояться арахнидов? — спросил Стив.

— Остался главный гад, самый большой и умный. Но я с ним позже разберусь.

— Товарищ генерал армии, — раздался в столовой голос Крис. — Курсанты построились и ждут вас.

— Иду. Стив, я быстро.

На антиграве я добрался до сектора расположения моей роты за десять секунд. В строю стояли все: и лейтенанты, и курсанты, разбившись на три взвода. Командовала этими орлами и орлицами счастливая Ксюха. А чего ей не быть счастливой? Все мечты её сбылись и даже больше того, чего ей желалось.

Все стояли в одинаковой форме. Молодец, Крис, всё сделала в срок. От моей не отличишь. Первый взвод придётся скоро переформировать, а то он самым малочисленным в роте оказался. Ну это уже Журавлёва с Ярцевой сделают. Может они, вообще, разделят роту на четыре взвода.

Приняв рапорт и отдав команду вольно, я сказал, обращаясь ко всем:

— Сейчас второй взвод проследует в соседний зал. Там пустое помещение, только столы и стулья есть, поэтому взводу построиться в одну шеренгу. Я всем помогу увеличить работоспособность вашего мозга, иначе ваша учёба затянется на неделю. А мне надо сделать из вас лейтенантов и младших лейтенантов к среде. Нам предстоит рейд по планетам арахнидов. Помимо голографических симуляторов, вам придётся научиться штурмовать и захватывать линкоры врага. Поэтому часть из захваченных кораблей некромонгеров сейчас висят на орбите Луны. Вот на них вы и будете завтра тренироваться. Они не пустые, там находятся некромонгеры, которых вы будете уничтожать. Как это делать, вам покажут лейтенанты. У них опыт в ведении подобных боевых действий уже имеется. А сейчас ша-агом марш!

Процедура «вправления мозгов» у меня прошла быстро. Я уже набил на этом руки, но со следующими добровольцами, я надеюсь, будут заниматься мои помощники. Хотя же им надо будет сначала это дело освоить, а уже потом, под моим чутким руководством, они будут заниматься моими новыми курсантами. Жаль, что эту процедуру могут выполнять только видящие. Кстати, её потом сможет делать и Ди.

В этот раз, проверяя заодно информацию из подсознания курсантов, я выявил двух засланных казачков. Они, два дня назад, дали подписку сообщать сведения о том, что происходит на лунной базе, в особый отдел Министерства обороны. Вот же идиоты. Ведь знают, что я быстро вычислю подобных людей. Мне даже захотелось их отправить назад, на Землю. Но я решил этого не делать. Я просто стёр эту информацию из их памяти и всех делов. У меня каждый курсант на счету. А вот при встрече с Дмитрием Фёдоровичем, я ему всё расскажу. Я думаю, что он не в курсе. Но пусть своим умникам мозги вправит. Хотя я сам теперь могу это сделать, являясь заместителем министра. У меня ведь теперь свой кабинет должен быть в Министерстве обороны СССР на Фрунзенской набережной. Только нафиг он мне нужен. Хотя там не только мой кабинет должен быть, но и прилагающийся к нему службы. Мы же теперь отдельный вид войск и мне положен солидный штат сотрудников. Документооборот же никто не отменял.

После второго взвода в зал зашёл третий, командиром которого был Димка. Среди его подчиненных были и его заместители по нашему фан-клубу и Центру на Калужской. Я почти всех из этих пятидесяти двух, ставших теперь курсантами, знал лично. Приятно было видеть знакомые лица. Они тоже радовались, глядя на меня счастливыми глазами. Я помог им осуществить их мечту. И за это они были мне благодарны. Здесь они меня воспринимали не только, как популярного музыканта и исполнителя. Теперь мои погоны генерала армии внушали им благоговейный трепет и уважение.

Но они оставались, попрежнему, школьниками из моей школы. И видели во мне своего одноклассника, с которым можно запросто, как когда-то, пообщаться. Второй взвод молчал, когда я работал с их мозгом. А эти галдели, как школьники младших классов. Правильно, их оторвали от привычной семейной обстановки и, по сути, отправили в армию. Но родители, я уверен, были не против такой карьеры для своих детей. Служить в Космических войсках — это почётно и престижно. Где ещё их дети смогут стать за один день младшими лейтенантами? Да нигде. А где их детьми будет заниматься лично заместитель министра обороны? После моего мозгового «апгрейда» они смогут освоить такие воинские специальности, о которых их родители могли до этого читать только в книгах Ефремова, Беляева и Стругацких.

В течение всей процедуры они задавали массу вопросов о наших гастролях в Штатах, а я их расспрашивал о том, что происходит в Москве.

Димке, как я и обещал, я добавил чуть больше способностей, чем всем остальным. Он, правда, ничего не почувствовал, но потом его ум и умения станут заметны многим, особенно Ксюхе. Я планирую из Димки, когда подчиненные мне Космические войска разрастутся до батальона, сделать начальника штаба. Но это только в перспективе, хотя в ближайшей. А пока пусть учится и осваивает другие специальности, кроме пилота. Ему на его будущей должности всё пригодится.

— Все довольны, что попали именно ко мне? — спросил я, когда закончил с последней курсанткой, которой оказалась Ольга Нефёдова по прозвищу «зубрилка» из параллельного класса.

— Да, — обрадованно заорали пятьдесят три глотки.

— Как надо отвечать в армии?

— Так точно, товарищ генерал армии.

— Вот это другое дело. А теперь все возвращаются назад и отправляются в койки. В Москве сейчас уже два часа ночи.

Димка вывел их строем, а в зал зашла Ксюха.

— Пообщался со своими друзьями и одноклассниками, товарищ заместитель министра обороны? — ехидно спросила меня моя любовница.

— Да, вспомнил «школьные годы чудесные», — ответил я и посадил Ксюху себе на колени. — Небось ревнуешь меня к девчонкам?

— Есть такое дело. Они смотрели на тебя, пожирая глазами. Прямо, как я.

— А во втором взводе тоже в меня все влюблены?

— Похоже на то. Меня не то что ревность мучает. Меня гордость распирает, что ты из всех выбрал именно меня. Твои-то одноклассницы ещё, небось, все девственницы?

— Не все. Скоро дроиды начнут здесь строить общежитие для семейных и влюблённых. Тебя в список очередников на получение отдельной жилплощади включать?

— Так у меня каюта своя на линкоре есть. Но если ты будешь иногда заглядывать ко мне на огонёк, то тогда я согласна.

Мы поцеловались и пошли на выход. Меня ждал Лондон, а её — дела роты.

Моих в столовой не оказалось, там сидел только Стив.

— А где мои жёны? — спросил я.

— Они в своём номере отдыхают, — ответил тот.

— Тогда я их сейчас куда-нибудь телепортирую, а потом мы с тобой отправимся смотреть наш новый бутик.

— Твои подруги хотели тоже с тобой в Лондон.

— Без проблем. Возьмём и их. К тому же Ди будет управляющей этого салона, если не передумала. Я только сейчас дам команду дроиду принести золото и изумруды, собранные с испанских галеонов, и можно выдвигаться.

— Так там должно быть очень много всего?

— На месте сам всё увидишь.

Пришлось зайти сначала за своими пятью подругами, которые валялись на кровати в нашей спальне и о чём-то болтали.

— Вы готовы к посещению Лондона? — спросил я своих подруг.

— Да, — ответили мне все.

— Только там уже ночь, так что шоппинга никакого не будет.

— Я хотела посмотреть, где я буду работать управляющей, — ответила Ди, что означало, что она не передумала.

— А мы за компанию с ней тоже решили побывать в Лондоне, — добавила Маша.

— Тогда пошли. Стив уже ждёт.

Когда мы вшестером пришли в нашу столовую, то там около входа уже стояли две большие сумки. Я все сокровища, которые мы вместе достали из затонувшего испанского галеона, уменьшил в размерах и разложил по баулам. А вес я сейчас уберу, чтобы особо не напрягаться. Хотя проще взять с собою дроида. А то как-то лорд с двумя большими сумками в руках будет смотреться не комильфо в аристократической Англии. Спрашивается, какой ты тогда лорд, если сам, а не слуги, таскаешь свой багаж.

— Это дроид притащил, пока ты ходил за жёнами, — сказал Стив, указывая на два предмета багажа. — Но здесь ведь не всё, что ты хотел выставить?

— Всё, — ответил я. — Если ты имеешь в виду только золото конкистадоров. Но ты сам скоро всё поймёшь.

Где находится тот магазин на Bond Street в Лондоне, который раньше был магазином готовой одежды, я хорошо помнил. Мы там что-то покупали прошлый раз, когда вывозили всё купленное на автобусе. Его забрал Стив по закладной, с которыми он разбирался, став Великим Казначеем и моим заместителем в Объединенной великой ложе Англии. Кстати, надо будет подключить к предвыборной президентской кампании американских масонов. Ведь в каждом американском штате есть своя Великая ложа, номинально подчиняющаяся мне. Плюс несколько масонских лож в Канаде. По проверенным данным, в середине XX века разного вида масонов в Штатах насчитывалось около пятидесяти миллионов человек, что составляло одну треть от всего населения Северной Америки. О чём я и напомнил Стиву.

— Да, я уже думал об этом, — ответил он. — Непосредственно с нашей английской ложей связано около двенадцати миллионов. А с остальными, типа еврейской ложи «Бнай-Брит», в которой насчитывается около четырёхсот тысяч человек, ОВЛА поддерживает деловые отношения. Они должны знать о смене руководства в Лондоне.

— Не забудь о розенкрейцерах. Как говорят: «Хотя не все масоны — розенкрейцеры, зато уж все розенкрейцеры — масоны». Правда у них там не магистр всем руководит, а император, но влияние они имеют большое и на политические, и на финансовые круги Америки.

— Обязательно займусь этим.

— Вот и отлично. У нас теперь имеются огромные людские и финансовые ресурсы для сокрушительной победы на президентских выборах. А сейчас прошу всех в Лондон.

Я открыл портал и все увидели большую неоновую вывеску «Сокровища лорда Эндрю». Именно так я и назвал когда-то свой выставочный салон.

— Молодец, Стив, — сказал я Великому Казначею. — Запомнил мою идею.

— Звучит хорошо, — ответил он. — Да и ты лицо очень известное в Англии. Национальный герой, рыцарь двух Орденов и кавалер ордена Бани. А этажом выше твоя квартира, о которой я прошлый раз говорил.

Мы ещё не вышли из портала и мои жёны с любопытном заглядывали через него. На улице было темно, поэтому казалось, что вывеска горит очень ярко. Людей практически видно не было, поэтому мы спокойно вышли прямо ко входу и Стив позвонил в звонок, расположенный справа от большой стеклянной двери, на которой красовалось объявление: «Скоро премьера».

Дверь нам открыл знакомый Стиву мужчина, представившийся Алленом.

— О, лорд Эндрю, — сказал он с искренней улыбкой на лице, — я очень рад видеть вас и прекрасных леди здесь. Я временный управляющий и являюсь таковым до момента открытия салона.

Стив представил Аллена моим жёнам, которым тот поцеловал руки. Это тебе не бесклассовая Америка, а рыцарская Европа. Наташа и Лилу были к такому не готовы, но виду не подали. На Пране, как и в Советском Союзе, целовать руки женщинам было не принято.

Мы всемером прошли внутрь теперь уже нашего салона, а за нами Ден тащил две увесистые сумки. Аллен догадался, что там то, что будет скоро выставлено на витринах, но его удивил столь малый объём. Если бы это были только бриллианты или золотые украшения, то да. Но он знал, что будут и древние золотые статуи.

— Где здесь есть отдельное закрытое помещение с дверью? — спросил я, когда мы вошли в фойе, напоминающее своей отделкой, из тёмно-красного бархата, шкатулку для драгоценностей.

По сути, этот салон и являлся подобной шкатулкой, только очень большой. Аллен проводил меня до комнаты охраны, которая сегодня уже функционировала и внутри находилась дежурная смена, а за ней располагалась уже огромная сейфовая комната, куда планировалось убирать на ночь самые дорогие экспонаты. Охрана с нами со всеми поздоровалась, встав из-за пультов с телевизионными экранами. Всё было оборудовано солидно, учитывая, что это не лунная база атлантов, а Земля 1978-го года. Сразу видно, что реконструкцией и отделкой внутреннего пространства салона занимался настоящий специалист.

Я в сопровождении дроида прошёл в этот огромный сейф и приступил к процессу возвращения подлинного размера золотым и изумрудным реликвиям. Времени у меня это заняло немного, а вот свободного места после этого в комнате осталось мало. Я не стал заморачиваться с отбором лучших и самых ценных экспонатов, а притащил сюда всё, что было на затонувшем галеоне. Пусть этим займутся другие. Одна золотая статуя Посейдона из Атлантиды, которая опять стала ростом с меня, представляла из себя величайшую художественную и историческую ценность.

— Заходите, — сказал я своим жёнам, Стиву и Аллену, приоткрыв бронированную дверь.

Девчонки это всё уже видели, кроме статуи. Но вид горы золотых изделий и очень крупных изумрудов привёл их в полный восторг. Что уж говорить о Стиве, а тем более Аллене. Они просто застыли на пороге от удивления. На их лицах читался закономерный вопрос: как из двух, хоть и больших сумок, получилась такая огромная гора драгоценностей.

— Это секрет, — опередил я своим ответом их вероятные вопросы. — Теперь ваша задача отобрать самое лучшее и ценное.

Аллен кивнул головой, соглашаясь, но не отрывал взгляд от статуи.

— Она не из этой коллекции, — наконец сказал он, с утвердительной интонацией в голосе. — Она намного старше золота конкистадоров. Откуда она?

— Из Атлантиды, — ответил я, отслеживая возможную реакцию.

Мои жёны знали о затонувшем храме в Посейдонисе. Я их даже собирался туда с собой взять. А вот Стив и Аллен ничего об этом не знали.

— Этого просто не может быть, — заявил поражённый временный управляющий моим салоном.

— Я специально захватил с собой фотографии из столицы Атлантиды, — ответил я. — Можете сами в этом убедиться.

Стив знал о моих особых способностях, хотя тоже был удивлён. А вот Аллен жадно впился глазами в мои снимки. Я его прекрасно понимал. Это настоящая мировая сенсация. Я-то к ним привык, а вот остальные — нет.

Пока Стив и наш временный управляющий изучали фотографии, я обратил внимание, как Лилу отреагировала на огромную кучу драгоценностей. Она застыла столбом и не двигалась. Ну да, я подарил золотые украшения с изумрудами всем своим жёнам, кроме неё. Но тогда мы с ней ещё не были знакомы. Я подошел к ней и предложил:

— Выбирай себе ещё один свадебный подарок.

— Я не могу, — заявила она, вздрогнув от звука моего голоса. — У нас такой зелёный камень, мы его называем Ораг, стоит целое состояние. Здесь же несметные богатства лежат. И всё это твоё?

— Наше, Лилу, наше. Можешь выбрать себе, что хочешь.

— Мне девчонки показывали похожие украшения, которые ты им подарил. Я ещё тогда была в шоке, но ничего никому не сказала. А теперь у меня просто голова идёт кругом.

— Бери, что тебе нравится, — добавила Маша. — Здесь всего много.

— На нас всех здесь хватит, — подключилась Ди, — и ещё останется.

— А можно я ещё маме возьму один камень? — спросила Лилу.

— Конечно, бери.

— Вот тебе два, самых крупных, — сказала Наташа и протянула подруге два изумруда размером с два человеческих кулака.

Лилу с трепетом взяла их и поцеловала меня.

— Спасибо, — сказала она. — Мама, как и я, будет просто счастлива.

— Я тебе позже покажу ещё одну вещь, которая на вашей планете будет стоить в несколько раз дороже, чем все здесь лежащие изумруды.

— Не может быть. И что она из себя представляет?

Но ответить я не успел, так как сзади раздался восторженный голос Аллена:

— Это невероятно. Даже самим этим фотографиям цены нет, а уж статуе и подавно. Я даже не знаю, какой назначить эстимейт.

— А не будет большой наглостью с моей стороны предложить назначить стартовую цену в пятьсот миллионов фунтов?

— Ты хочешь её продать по цене тех огромных бриллиантов, которые называются «Глаза бога»? — спросил меня Стив, вспомнив нашу эпопею с их продажей.

— О, лорд Эндрю, — взволнованно произнёс Аллен. — Это, оказывается, вы их нашли. Я слышал об этом, только имён не знал. Да, с вами очень приятно иметь дело. Я бы с удовольствием продолжил здесь работать и дальше.

— Я не против. Управляющей, с момента открытия, будет леди Ди, а вы можете остаться и работать под её началом, в качестве заместителя.

— Почту за честь.

— Она будет часто отсутствовать, так что вы продолжите заниматься тем, чем и занимались до этого. Так что вы решили с оценкой статуи Посейдона?

— Да, она того стоит. Вы предъявили неопровержимые доказательства, что она взята из столицы затонувшей Атлантиды. Я читал, что у атлантов ещё был очень прочный металл, который они называли орихалком. Вы его, случайно, не находили?

— Да, находил. И я его передал на нужды Советского Союза.

— Значит он, действительно, существует.

— Часть моих космических линкоров покрыта именно им. Этот легендарный металл выдерживает прямое попадание фотонно-аннигиляционной пушки.

— Вы счастливый человек, лорд Эндрю. Вы и в космосе знамениты, и на сцене. А теперь проявляется ещё одна грань вашего таланта, как открывателя Атлантиды. Не могли бы вы оставить две фотографии затонувшего храма? Мы их увеличим и поставим возле статуи, как доказательство того, что статуя подлинная.

— Конечно. Надеюсь, что вы успеете всё сделать в срок?

— Мы будем работать сегодня ночью. Остальные экспонаты вы сможете доставить не позже завтрашнего обеда?

— Я постараюсь. Мне необходимо ещё разобраться с богами Древнего Египта.

— В каком смысле?

— Вы их когда нибудь видели?

— Богов же нельзя увидеть, лорд Эндрю.

— А вот это по-вашему кто?

И я достал свой сотовый, на который я сфотографировал и снял дополнительно на камеру лабораторию предтеч на «Звезде смерти». На кадрах были хорошо видны криокамеры с находящимися внутри богами Древнего Египта. Мои жёны тоже подошли и стали внимательно разглядывать то, что я показывал Аллену. Бедный управляющий. На него сегодня свалилось столько грандиозных открытий, что ему лучше в этот раз совсем не спать и заняться экспозицией.

— А вот этого я знаю, — сказала Солнышко, показывая на экран телефона. — Это Анубис, египетский бог смерти. У него голова шакала. Значит, наши историки не соврали. А нам можно всех их увидеть?

— Да, — поддержала её Маша, которая обожала всякие тайны и мифы. — Я бы тоже хотела.

— Уговорили, сейчас здесь закончим и отправимся в гости к богам. Возможно, я их скоро оживлю.

Последние мои слова окончательно привели в замешательство Аллена. Но больше он вопросов не задавал, понимая, что он просто не готов дальше адекватно воспринимать подобную фантастическую информацию.

— Я бы тоже хотел посмотреть на древних богов, если можно, — сказал Стив, понимая, что такой случай выпадает раз в жизни.

— Если у Аллена нет больше к нам вопросов, то мы можем отправиться туда прямо сейчас.

— У меня нет больше вопросов. Есть одна просьба: сделайте, пожалуйста несколько обычных цветных фотографий египетских богов. А кадры вашего фильма мы пустим на экраны телевизоров для гостей и покупателей.

— Хорошо. Тогда мы уходим. Возможно, раз вы всю ночь будете здесь работать, я сегодня ещё вернусь с новой партией экспонатов.

Я решил, помимо богов Древнего Египта, посетить затонувший город-порт Гераклион и поработать с ним также, как с испанским галеоном у берегов Америки. И ещё мне необходимо было достать сокровища фараонов плюс золотые статуи и украшения из индийского храма Падманабхасвами, посвящённого богу Вишну. Там хранились сокровища на двадцать два миллиарда долларов, из которых я позаимствовал всего чуть-чуть. Кроме этого я обещал выставить на всеобщее обозрение золото Бактрии, которое уже этой осенью должны найти афганские археологи вместе с нашими специалистами. В общем, я, конечно, несколько затянул этот процесс. Так и дел было в это время очень много у меня. Хорошо, что хоть часть экспонатов я уже передал на опись и оценку работникам своего антикварного салона.

Портал я отковывать на улице не стал, чтобы не пугать редких прохожих. Мы просто всемером телепортровались на лунную базу. А там мне всех пришлось тащить через зал, где стояла машина времени. Мои жёны в нём уже были, но вот со Стивом возникли некоторые проблемы. В нём не было ни капли атлантской крови, поэтому мне пришлось максимально растянуть свою ауру и накрыть ею его. Только так мы смогли пройти и переместиться в тот же параллельный мир и на ту же «Звезду смерти». Надеюсь, что подобная экскурсия компенсирует моим жёнам отсутсвие настоящего, в их понимании, свадебного путешествия. Судя по их реакции, то, что мы вчера побывали в Англии, в Завидово и в Болгарии, таковым для них не считалось.

В этот визит я решил ещё раз проверить возможности Ди и заставить её, своим улучшившимся внутренним зрением «видящей», найти сначала дверь в секретную лабораторию предтеч, где я всего пару часов назад возился с бомбой некромонгеров.

Когда мы оказались в знакомом мне коридоре, я обратился к Ди:

— Ты сейчас должна будешь отыскать здесь скрытую дверь. Остальных прошу её не отвлекать.

Все отошли назад и стали наблюдать за своей английской подругой. А та более-менее уверенно, сразу поняв, что я от неё хочу, стала «сканировать» внутреннее пространство коридора. И уже через две минуты уверенно показала на обычную стену, на которой только я и она могли видеть дверь. Ни мои остальные четыре жены, ни тем более Стив, этого сделать не могли, так как они не были «видящими».

— Умничка, — сказал я радостной Лилу. — Твои способности растут. А теперь мы идём дальше.

Все оглядывались по сторонам, так как им было интересно, где они в этот раз оказались. Но я не стал им ничего говорить ни что это знаменитая «Звезда смерти», ни то, что её построили предтечи. Когда Маша спросила, где мы находимся, я ответил:

— Это один из секретных объектов инопланетян.

Удовлетворившись таким моим коротким ответом и поняв, что я на эту тему распространятся больше не намерен, все проследовали дальше до нормальной двери в ту лабораторию, где я обнаружил криокамеры.

— Прошу всех ничего руками не трогать, — предупредил я, прежде чем переступить порог этого музея замороженных богов-животных Древнего Египта.

Все кивнули в знак согласия и вошли внутрь.

— Ух ты! — воскликнула поражённая Маша. — Это действительно они. Так они живые?

— Да, только находятся в анабиозе.

— Точно, — подтвердила Солнышко. — В учебнике по истории такие же были нарисованы.

— Получается, что их создали инопланетянине? — спросила Ди, замеревшая рядом с Анубисом, который, действительно, смотрелся очень колоритно.

— Да, — ответил я. — Они экспериментировали со скрещиванием животных и людей. Этим занимались многие. Да и на Земле различными учёными делались подобные попытки.

— Значит, никаких богов не существует? — поинтересовалась у меня Наташа, разглядывая богиню Бает, так как ей всегда нравились кошки и она уже намекала несколько раз на то, что пора нам завести какого-нибудь домашнего питомца.

— Боги существуют, только они совсем не такие, какими мы их себе представляем.

— А это что за страшилище? — спросила с содроганием в голосе Лилу. — Я теперь ночью плохо спать буду.

— Это Амат, «Поглотительница смерти». Она обитала в Дуате, подземном царстве. А что касается тебя, то ночью ты спишь всегда рядом с нами. И не такая уж она страшная, если к ней внимательнее присмотреться.

— Теперь понятно, куда делись египетские боги, — произнёс Стив. — В земной истории они просто исчезли без следа. Получается, они вернулись в эту лабораторию, где их создали.

— Но здесь представлены не все боги, — констатировала Маша.

— Да. Египетский пантеон богов намного больше. Нет Тота, Хнума, Гора и других. Возможно, рядом есть второй зал, где стоят дополнительные криокамеры. Когда я недавно здесь был, мне было не до того, чтобы искать оставшихся богов. Мои задачи лежали в несколько другой плоскости.

— Вот ещё дверь, — сказала Ди, которой доставляло удовольствие переключать своё обычное зрение на режим «виденья».

Глава 10

«По подсчетам ученых, на дне мирового океана покоятся около трех миллионов затонувших кораблей с ценностями на сумму $900 миллиардов. Морские сокровища ищут веками. Иногда счастливчикам перепадает удача, но чаще подводные клады ведут себя как заколдованные, не желая идти к людям в руки. Возможно, чтобы не искушать человека, которому золото кружит голову. Но сегодня уже необязательно снаряжать армаду вооруженных кораблей на поиски, гораздо важнее вложиться в современные технологии».

«Экспресс-газета»

Я поцеловал свою самую способную ученицу, а она была рада, что я похвалил её таким приятным для неё способом. Вот так. Я для своих жён постоянно выступаю в роли учителя. То сексу их учу, то способности псионика и видящего у них развиваю. А они и сами рады всему учиться. И там, и там есть моменты истинного наслаждения. В сексе — физического, в псионике — душевного и духовного. Хотя, если смотреть на секс не как на какую-то случку двух разумных животных с целью воспроизведения себя в виде потомства, то секс можно считать триединым в плане получения абсолютного наслаждения. Это физический, духовный и душевный аспект. Почему церковь в Средние века запрещала секс? Потому, что все три его составляющие вместе напоминали или даже являлись божьей благодатью. А это было исключительно прерогативой Церкви.

За дверью, которую нашла Ди, находился еще один зал. Но он был больше раза в три, чем первый. Там тоже стояли криокамеры с богами и богинями. Среди них я сразу заметил Исиду. Там же были бог Тот и его жена Сешет. Иногда её называли Маат. Получается, что это были ещё одни боги, так как Гермес-Тот сейчас находился в восьмом измерении. Но этих богов создали предтечи, а мой предок был атлантом. Значит, был ранний и поздний пантеон египетских богов. Вот откуда появились два разных имени у жены Тота.

Видимо, первых, созданных предтечами, богов заменили боги-атланты и создали подобных гибридных богов. А потом и они ушли в поисках нового просветления и божественности. Да, как-то всё запутанно получается. Но это и неважно. Главное, что я нашёл прямое и живое доказательство своей версии и когда-нибудь смогу предьявить его людям.

Внимание всех сразу привлекли огромные стеллажи с предметами древнеегипетского культа богов и фараонов. Девчонки просто качали головами из стороны в сторону от удивления и восторга. Ну а как же иначе. Здесь были многочисленные золотые украшения, такие, как пекторали в виде священного жука-скарабея, покрытого сердоликом, бирюзой и ляпис-лазурью. Золотые диадемы цариц и фараонов Верхнего и Нижнего Египта, а также кольца, браслеты и другие многочисленные женские украшения. Поэтому мои подруги так эмоционально на это и реагировали.

Золотые сандалии им были уже знакомы, правда несколько другой, греческой модели. Я им недавно похожие сделал. Только мои ещё и летали, а эти — нет. Больше всего поражали большие золотые погребальные маски и были даже три саркофага. На фоне такого богатства, на атрибуты фараонов в виде жезлов и плетей никто даже внимания не обратил. Также стояли золотые троны фараонов, очень похожие на трон Тутанхамона. Была даже одна золотая египетская колесница. А статуй различных богов было штук сорок. Причём разного размера и все из золота. Только одной золотой посуды было более ста пятидесяти предметов различной формы и величины. Получается, идёшь смотреть богов, а находишь сказочную пещеру с несметными сокровищами.

Именно отсюда, из этой лаборатории, пришла подлинная культура в Древний Египет. Её создали предтечи, а потом с успехом развили атланты. И затем фараоны только продолжали поддерживать это божественное великолепие. Постепенно культура сошла на нет и умерла, так как первые боги сейчас лежат здесь в криогене, а другие занимаются своими делами, параллельно готовя и обучая меня.

Да, теперь мне не надо будет лезть в подземелье под Сфинксом и искать там предметы для экспозиции в зал сокровищ Древнего Египта. Здесь было всё и даже намного больше того, что я бы смог найти в современном Та-Кемете. Поэтому мы даже с неким ажиотажем стали все вместе отбирать экспонаты, которые я перенесу в мой лондонский ювелирный салон-бутик.

Каждый выбрал по семь понравившихся ему предметов и мне пришлось всё это уменьшать. Нет чтобы выбрать что-то небольшое, так всем подавай что покрупнее и покрасивше. Маша выбрала один из золотых саркофагов, а Солнышку понравилась большая золотая статуя бога Анубиса в человеческий рост. Ну а Стиву приглянулась колесница. В общем, мы набрали ровно пятьдесят предметов, чтобы было легче считать круглую цифру, после чего вернулись на лунную базу. Судя по горящим от восторга глазам моих подруг, они ещё не раз попросят меня сюда вернуться и отобрать кое-что для нашего дома. Надеюсь, это будут не саркофаги.

— Вам понравилось путешествовать? — спросил я довольных жён и Стива.

— Да, — хором ответили все.

— Ещё хотите?

— Хотим.

— Тогда ждите меня здесь.

Никаких происшествий за ту минуту, пока мы были в параллельном мире, на лунной базе не произошло. Поэтому я спокойно, опять с двумя большими сумками, которые тащил Ден, переместился в зал, подготовленный для древнеегипетских экспонатов моего выставочного салона на Bond Street в самом центре английской столицы. Охрана сразу засекла моё появление в пустом зале, который носил название «Сокровища Древнего Египта». Информацию сразу передали Аллену и он пошёл меня встречать.

— Очень необычно вы здесь появились, — приветствовал меня временный управляющий. — Везде стоит охранная сигнализация с датчиками движения, а вы её легко обошли.

— Вы же уже догадались, что я очень непростой человек, — ответил я и показал на своего дроида с сумками. — Здесь пятьдесят экспонатов для этого зала. Сходите к охране и прикажите здесь временно выключить камеры видеонаблюдения. А я пока займусь освобождением сумок.

Аллен уже ничему не удивлялся, поэтому молча пошёл выполнять полученное от меня указание. А я, тем временем, дождался, когда камеры выключат, выгрузил вместе с дроидом уменьшенные образцы пятидесяти нами отобранных экспонатов и мы разложили их на одинаковом расстоянии в нескольких шагах друг от друга. А затем я вернул им прежний размер. Так я уже делал с мебелью в своей восьмикомнатной квартире в Черёмушках. И там, и здесь была похожая ситуация. Только здесь были предметы для выставки, а там мебель была предназначена для жилых комнат, в том числе и для двух детских.

Кстати, детей у меня теперь родится уже не девять, а одиннадцать. Тогда я про Лилу даже и не знал. Поэтому придётся докупать дополнительно две детские кроватки и пеленальные столики к ним. Это сейчас не проблема. Для своих наследников и наследниц я сам всё сделаю, своими собственными руками.

Когда вернулся Аллен, экспонаты имели прежний вид и смотрелись просто великолепно. Да, мы выбрали самое лучшее, что было в запасниках космической лаборатории предтеч. Аллен был потрясён. Такую красоту, собранную в одном месте, вряд ли кто-либо и когда-либо видел на нашей планете. Возможно, в одной из гробниц когда-то находили нечто подобное, но не в такой идеальной сохранности.

— У меня нет слов, — воскликнул Аллен. — Утром я вызову египтологов и мы начнём вместе с ними работать над этими экспонатами. Вам удалось найти неизвестную гробницу фараона?

— Почти, — ответил я. — Могу сказать только то, что именно с этих образцов мастера Древнего Египта делали свои копии.

— Боги?

— Берите выше. Это те, кто создал этих богов.

Да, загрузил я сегодня Аллена по полной. Завтра я предоставлю ему дополнительные фотографии египетских богов, которые я сделал пятнадцать минут назад в лаборатории предтеч и тогда мой салон будут штурмовать не только подлинные ценители древних искусств с тугими кошельками, но и историки с археологами, специализирующиеся по эпохе Древнего Египта.

Известие о том, что я нашёл затонувшую Атлантиду и даже сумел выставить статую из храма Посейдона, тоже всколыхнёт мировую общественность. Снимки и заключения экспертов убедят всех, что это подлинные вещи. И вот тогда начнётся настоящий ажиотаж.

Теперь пусть работают специалисты по древностям. Я представляю, как они удивятся, когда их радио-углеродный анализ покажет дату в пятьдесят тысяч лет. А эксперты по золоту увидят, что такой пробы просто никогда не существовало на Земле. А тут я ещё подолью масла в огонь со своими фотографиями богов в криогенных камерах. Волей- неволей придётся уступить их настойчивым просьбам и согласиться представить им для всеобщего обозрения какого-нибудь живого бога. Нет, гендерная конкуренция мне не нужна, поэтому я им приведу богиню. Бает как раз очень подойдёт для этого. Она же богиня красоты, любви и веселья.

И вот тогда случится настоящий фурор. И это я устрою не только здесь, но и на нашем третьем, заключительном, концерте в Хьюстоне. Если, конечно, богиня будет не против. Я, правда, всех её возможностей не знаю. Единственно, что я слышал, что она является душой богини Исиды. Если же брать в расчёт ещё и мифы, то богиня Бает является дочерью бога Солнца и богини Небо. А потом начинается маленькая неувязочка. Сын у неё родился от её же отца. Поэтому явный инцест тут у нас получается. И в результате мы имеем сына, которого зовут Махес, и он получился с львиной головой. Потому, что у Бает две сущности. Добрая — с головой кошки, злая — с головой львицы. Значит, папаша её совратил без её согласия. В общем, у этих богов всё не как у людей. Но в ипостаси кошки она мне очень понравилась. Если мы с ней переспим, то кто тогда у неё от меня родится? Надо будет спросить об этом у Пэмандра. Они тоже подобное с людьми делали. И к тому же у нас есть на эту тему готовая песня, правда на русском, под названием «Когда я стану кошкой». Её Солнышко замечательно исполняет.

Мои размышления прервал звонок сотового. Кто бы сомневался, что это будет Брежнев. В Москве сейчас половина шестого утра, в такую рань только он мне может звонить. Ну или Крис, но она телефоном не пользуется, предпочитая звонить напрямую в мозг.

— Здравствуйте, Леонид Ильич, — сказал я в трубку самое простое приветствие, так как говорить «доброе утро» мне, человеку, который будет ложиться спать ещё только часа через полтора, совсем не хотелось.

Я помню, как в прошлой жизни мы, будучи в Тайланде, гуляли всю ночь и возвращались под утро в гостиницу. А возвращались потому, что по московскому времени было пора ложиться спать. И когда заспанные тайцы нас встречали словами «доброе утро», нам это очень не нравилось и напрочь сбивало настрой на сон.

— Это ты Вангу сделал зрячей? — без всякого приветствия наехал на меня Брежнев.

— И что в этом плохого? — ответил я, уже догадавшись, какую бурю эмоций я разбудил в советском обществе.

Я прекрасно помнил, что ещё в 1925 году в Советском Союзе было образовано Всероссийское общество слепых и в середине семидесятых годов оно насчитывало почти сто тысяч человек. Правда в него входили и люди со слабым зрением, поэтому полностью слепых в СССР было тысяч пятьдесят, не больше.

— Мне только что звонил Председатель ЦП ВОС Борис Владимирович Зимин, — сообщил Генсек. — Он лишился зрения ещё на войне и вот уже двадцать лет возглавляет это общество. Именно он-то и узнал, что кто-то вернул зрение болгарской пророчице Ванге и просил меня узнать, кто это мог сделать и как его разыскать. Ну, а кроме тебя, такое сделать никому не под силу.

— Понятно, — ответил я, понимая, к чему весь этот разговор. — И товарищ Зимин настойчиво попросил вас найти и доставить этого умельца к ним в общество, чтобы я на ближайшие два года только и занимался тем, что возвращал зрение слепым советским гражданам.

— Приблизительно так и было. Ты же сам знаешь, что для них снова видеть — это главная мечта их жизни.

— Как я помню, наши были недавно приняты в какое-то международное сообщество слепых. Мне и ими тоже надо будет заниматься? А кто арахнидов будет добивать? Зимин?

— Так ты их что, уже добивать собрался? Вы же губернатором Праны завтра, по вашему времени, собирались на них отправиться?

— Они три часа назад неожиданно атаковали Прану и другие планеты Лиги. Пришлось принять превентивные меры и уничтожить десять их главных планет, где находились мозговые жуки, координирующие действия арахнидов. Но Клендаху нам удалось вычислить только пару часов назад. Поэтому я и собрался отправиться добивать этих членистоногих в их логове. Короче, устраивать им штурм Рейхстага.

— Когда ты только всё успеваешь? Ты сейчас где?

— В Лондоне. Готовлюсь к открытию своего ювелирно-антикварного салона. Так сказать, личным примером имидж нашей страны поднимаю.

— Всё с тобой ясно. Но слепым надо помочь.

— А так же глухим, немым и другим калекам. Сирых и убогих в этот список включать будем?

— Не ёрничай. Я понимаю, что это не твой масштаб. Но раз они прознали про это, то их надо как-то успокоить.

— Я сейчас готовлю пять своих помощников, которые в ближайшее время смогут эту проблему начать решать. Но мне и им нужно для этого время. Поэтому пока придётся подождать. Самому Зимину и его замам я могу вернуть зрение хоть завтра.

— Вот это ты молодец. Я ему так и передам. Как там новое пополнение?

— Принял, переодел, накормил и разместил. Погоны генерала армии получил, спасибо вам и Дмитрию Фёдоровичу за это. Но то, что товарищ Устинов заслал ко мне двух стукачей, не делает ему чести.

— Очень странно. Я выясню этот вопрос. На него это не похоже. Это кто-то без его ведома шурует у него за спиной. Спасибо, что предупредил. Надеюсь, ребята не пострадали?

— Что я, изверг, что ли? Живы-здоровы. Правда неожиданно забыли, что надо вообще кому-то стучать. Но это я отношу к побочным явлениям моего метода по увеличению КПД работы их мозга. А как там принцесса Литора и вице-президент Трент поживают?

— Уже сегодня получат здание на Калининском. В этом вопросе экономить и затягивать не стоит. Хорошо, что ты двух дроидов-переводчиков им выделил. Наши же, кроме тебя, по-прански не понимают. Но лиха беда начало. Вопрос о вступлении Земли в «Лигу планет» лично Громыко поднимет сегодня на Совбезе ООН. Этому делу следует придать наивысший уровень важности. Да, если увидишь Королеву, передавай ей от меня привет.

Вот так, вопросы межпланетного масштаба решаются за десять секунд. Даже дольше, чем вопрос со слепыми. Знаю, кто слил информацию нашим о Ванге. Там, вокруг неё, крутится много сотрудников шестого отдела болгарского КГБ или, сокращённо, ДС (държавна сигурност). Вот они сразу и доложили старшему брату в Москву о таком необычном событии, произошедшем в жизни провидицы. После чего сотрудники отца передали на верх и оттуда уже «протекло» в ВОС.

Ладно, слепым помочь надо. Пусть мои пятеро учатся. Других вариантов нет. Ди я в это дело впрягать не буду. Да о её способностях и не знает никто. Пятерых перед Брежневым я специально засветил и этого вполне достаточно. Чтобы от меня отстали и в ближайшее время не доставали. А сейчас меня ждал затонувший Гераклион. В этот раз мы тоже возьмём десятиместный шлюп и оправимся в район Александрии. Там, в шести километрах от берега, мы и найдём всё то, что мне нужно для Греческого зала.

— Передал наши экспонаты? — спросила Ди, уже вошедшая в роль управляющей антикварным салоном, когда я вернулся на базу.

— Да, — ответил я и показал на дроида, у которого у руках были пустые сумки. — Так что считай два зала и фойе у нас уже готовы.

— Как Аллен оценил то, что мы выбрали? — поинтересовалась Маша.

— Был в полном восторге от увиденного. После радио-углеродного анализа он ещё больше проникнется важностью момента. А если по-русски, то просто охренеет.

— Я догадываюсь, — сказал Стив, ухмыляясь, — что он покажет лет эдак под тысяч двадцать.

— Думаю, раза в два больше, а то и в два с половиной.

— Вот это да! — воскликнула Наташа. — А я и не думала, что эти предметы настолько древние.

— Там даже по золоту можно определить, что оно не похоже на ваше, земное, — подметила сей неоспоримый факт глазастая Лилу. — Я ваше золото видела, оно совсем другое.

— Ты права и золото тоже инопланетное. А теперь мы отправимся в Хилтон спать или дальше будем путешествовать?

— Хотим дальше, — заголосили все мои жёны, а Стив согласно кивнул.

— Тогда махнём на побережье Египта в затонувший город Гераклион.

— Ура! — крикнула Маша. — Опять под водой будем сокровища искать.

— Здорово! — присоединилась к ней Солнышко. — Мне прошлый раз тоже очень понравилось.

Стив догадался, что именно мы делали прошлый раз, но промолчал. Ему, как и всем, очень хотелось посмотреть, как всё это будет происходить.

Мы всей группой отправились на антиграве к шлюпу, который нас быстро доставил в район залива Абукир. Более двух тысяч лет назад Гераклион был крупным городом- портом и считался вратами Египта. Тогда он располагался на метровой высоте над уровнем моря, а сейчас лежал на глубине шести метров.

В первом веке до нашей эры произошло сильное землетрясение, которое сравняло с землей дома, потопило корабли в гавани, убило большинство жителей города, вынудив остальных спасаться бегством, оставив все ценное имущество в своих домах и храмах. Гераклион почти мгновенно ушёл под воду. Спасшихся было очень мало и о нём очень быстро забыли. Но я о нём не забыл.

Мы сначала зависли низко над водой, над тем местом, точные координаты которого я ментально передал искину своего шлюпа. Да, это было именно то место. Благодаря своему внутреннему зрению, я смог разглядеть под водой главный храм затонувшего города. Это был, естественно, храм Геркулеса. О нём писал древнегреческий историк Геродот, когда побывал здесь в 450-м году до нашей эры. Также в городе были и другие храмы, как греческие, так и египетские. Храм Сераписа — бога плодородия и целительства, Изиды — богини материнства, Анубиса — шакалоголового покровителя мертвых.

О Гераклионе также упоминал в своих произведениях древнегреческий историк и географ Страбон. Он жил, приблизительно, во времена Иисуса Христа и описал жизнь жителей города, как праздную и развратную. Историк Диодор отмечал, что Геракл, сын Зевса, преградил течение Нила и тем самым спас жизни людей, находившихся на берегах реки. В благодарность люди воздвигли храм его имени и назвали в его честь сам город.

Все с интересом смотрели в иллюминаторы, так как уже почти рассвело.

— Мы опять будем просто сидеть и смотреть, как прошлый раз? — поинтересовалась Солнышко.

— А ты хочешь прогуляться по затонувшему городу? — спросил я её в ответ.

— Я тоже хочу, — сказала Лилу. — У нас на Пране такого нет. Там никогда не было городов под водой, так как воды на планете очень мало.

— Хорошо. Надевайте скафанды. Когда мы спустимся на дно, то вы по одному будете выходить из шлюпа и отходить сразу в сторону, чтобы не мешать следующему. Я постараюсь посадить шлюп как можно ближе к городу, а если будет такая возможность, то и в самом его центре. Все идут следом за мной и не разбредаются. В каждом скафандре теперь есть связь, но если что, то я свяжусь со всеми ментально. Понятно?

— Да, — хором ответили все.

Знаю я это «да». Это сейчас они на всё согласны, а как только эти сороки увидят что-то интересное, а тем более блестящее, сразу направятся туда. Вот у Абдуллы из «Белого солнца пустыни» был вышколенный гарем. Одна Гюльчатай только оказалась непоседой, но потому, что молодой была. А у меня все молодые и непоседливые, особенно Маша. Вот как пить дать, она сейчас думает о том, что нельзя ли мои антигравитационные туфли испытать под водой. Если честно, то я сам не знаю, что из этого получится.

Пекин моего шлюпа уже просканировал часть Гераклиона и передал мне изображение тех мест, в которых было замечено наибольшее скопление золота. Они, как раз, располагались внутри трёх храмов. Но судя по данным, самым богатым в этом плане был храм Геркулеса. Мне, как раз, и нужны были именно сокровища Древней Греции. Типа хрисоэлефантинных статуй, только не очень больших. Это были статуи из слоновой кости, покрытые золотом. Но подойдут и из чистого золота, я не гордый.

Выход на поверхность дна прошёл нормально. Все помнили мои наставления, поэтому шли гуськом за мной. Я сначала хотел их всех обвязать тросом, чтоб не потерялись по дороге, а потом решил этого не делать. Не маленькие чай уже. Это, конечно, выражение с моей стороны заботы о них, но могут ведь и обидеться.

Мне удалось приводниться в самом центре Гераклиона, на главной его площади. Там всё заросло водорослями и везде были наносы песка и ила вместе с ракушками, но мы аккуратно пробирались между ними. Перед нашими скафандрами плавали разноцветные рыбы и медузы. Создавалось впечатление, что мы находимся в большом аквариуме. Девчонки с юмором комментировали всё увиденное, поэтому им было весело. Можно сказать, что получилось некое подобие дайвинга.

На шлемах у нас были установлены фонари, которые нас очень выручили, когда мы вошли в храм. Светили они необычно ярко. Только девчонки постоянно крутили головами, поворачивая их в разные стороны. Поэтому лучи наших фонарей постоянно мелькали по стенам, полу и статуям.

А вот и сами статуи. Правда они выглядели как заросшие клумбы в заброшенном парке. Я попросил всех повернуть головы вправо и нашим глазам предстала удивительная картина. Семь лучей света осветили толщу воды и сквозь неё искрились отблески золотистого металла. Есть первая находка! Подойдя ближе, я стал счищать всё то, что наросло сверху за две с половиной тысячи лет. И только после этого стало понятно, что эта скульптурная композиция изображала сцену укрощения Гераклом критского быка. Спектральный анализ металла показывал, что это было чистое золото, без всяких сторонних примесей. Для храме, не для продажи делали. Композиция была метра два в длину и полтора в высоту. Но стояла на гранитном постаменте, поэтому казалась выше. Вот это была настоящая находка.

— Народ, — обратился я ко всем через переговорное устройство, — Вы поняли, что мы нашли?

— Да, — ответила Ди, — это статуя из чистого золота.

— Она изображает один из подвигов Геракла. А таких подвигов сколько было?

— Двенадцать, — подключилась к импровизированной викторине Наташа.

— Правильно. Значит, что здесь должны быть двенадцать таких статуй.

— Мы их что, все двенадцать заберём? — спросила Маша.

— Нет. Возьмём только самые эпические. Эту, с критским быком. Потом ищем, где Геракл победил немейского льва и лернейскую гидру, а также поймал керинейскую лань и эриманфского вепря. То есть всего пять. Остальные никуда от нас не денутся. Мы за ними сможем вернуться в любое время.

После чего я им разрешил разойтись по залу и потереть перчатками от скафандра каждую статую. Но только передвигаться следовало парами.

— Стив, — обратился я к своему напарнику, — ты идёшь с Лилу. Остальные разобьются на две пары по своему усмотрению.

— А ты? — спросила Лилу, которая после моей работы с её мозгом более-менее сносно начала говорить по-английски.

— А я буду работать один. Я справлюсь, не беспокойся.

Чтобы не терять времени, я вызвал сюда двух наших дроидов, которым на воду и глубину было абсолютно наплевать. Они быстро добрались до нас и я им указал на первую статую, а потом пошёл искать следующую. Девчонкам такие подводные поиски очень понравились и они с большим удовольствием включились в это дело. Поэтому оставшиеся четыре статуи, которые я выбрал, мы нашли и очистили быстро. Дроиды только успевали их таскать к шлюпу. Я их потом уменьшу, перед самой погрузкой в шлюп.

Пока они их таскали, я собрал всех в центре храма, так как именно там, под полом, фиксировалось наибольшее скопление золота. Пришлось дождаться дроидов и они подняли многотонную центральную плиту, закрывающуюся клад. Вот это мы удачно зашли. Здесь были золотые греческие доспехи, шлемы и щиты. Мечи, рукоятки которых были украшены драгоценными камнями. Золотые блюда, посуда, статуэтки и предметы культа.

Никаких сумок для переноски предметов под водой использовать было нельзя, только сетки. А вот о сетках я и не подумал. Но приказал дроидам наваливать всё в щиты и так таскать к шлюпу. Мы тоже решили не стоять без дела и не возвращаться порожняком. Кажды взял по два предмета в руки и мы пошли назад. Всё, что хранилось под плитой, не было покрыто илом, поэтому ярко блестело в свете наших фонарей.

Правда своими действиями мы подняли всю взвесь и ил, которые тысячи лет лежали вокруг нетронутыми. Видимость упала почти до нуля. Именно этого я и боялся. Но девчонки упорно шли вслед за светом моего фонаря. Поэтому до шлюпа мы дошли все. Я, правда, постоянно сканировал ауры своих подруг. Хотя когда мы вышли из храма Геракла, то стало значительно легче.

У шлюпа нас ждала целая гора золота. Пять статуй я с большим трудом уменьшил до нормального размера, хотя в шлюпе места свободного было полно. Но дело было не в шлюпе, а в моём антикварном салоне. Туда же надо было потом ещё перетащить всё «нажитое честным трудом».

На борту шлюпа мы сняли скафандры и вздохнули свободно.

— Устали, подводные путешественницы? — спросил я своих жён.

— Есть немного, — честно ответила Лилу.

— Но нам понравилось, — прокомментировала Наташа.

— А нам можно что-нибудь из посуды себе оставить? — спросила Маша.

— Конечно можно. Что вам больше всего понравилось?

— Там два блюда есть очень красивые, — сказала Ди. — Они нам для подачи на стол мяса дома пригодятся.

— И шесть золотых кубков для напитков, — добавила Лилу.

— Хорошо, хорошо. Я так понял, вас только статуи и оружие не заинтересовали. Сейчас всё на лунной базе дроиды быстро почистят и отполируют. Тогда и возьмёте себе то, что понравилось.

Получив заслуженные пять поцелуев за широту и доброту русской души, мы отправились домой. Странно, я подумал о лунной базе как о доме. А где, вообще-то, наш дом? Восемьдесят пять процентов людей скажут, что это их квартира, потому, что она у них одна. Или один дом. А вот у того, у кого их много и не только на Земле? Как таким людям быть и что называть домом?

Однозначно домом можно назвать то, что является твоим. Поэтому гостиницы, как бы они ни были шикарны, это не дом. А у нас есть своя лунная база, на которой мы стали проводить много времени и даже служить. Вот поэтому она и стала нашим домом. И ещё там были люди, ставшие нам близкими. В прямом и переносном смысле. Помимо этого дом — это то место, куда тебя тянет после тяжелого рабочего дня. Поэтому все три компонента единого целого сложились вместе.

Ещё многие скажут, что дом там, где дети. Но у нас пока нет детей, но скоро будут. И место, где мы уже обустроили для них гнёздышко, это наша восьмикомнатная квартира в Новых Черёмушках. Вот там у нас есть ещё один дом, главный. Теперь, кстати, если мне потребуется увеличить количество комнат, то я не буду никого об этом просить или выкупать дополнительную площадь у государства. Я теперь, как Коровьев из «Мастера и Маргариты», могу увеличить её и без этого, благодаря «знакомству» с пятым измерением.

Когда мы выгрузились на базе из шлюпа, я потребовал доклад от Крис.

— Офицеры и курсанты отдыхают, — сообщила мне она. — Завтра будут готовы ещё четыре линкора нашей постройки, которые специально оборудованы так, чтобы ими могли управлять люди.

— Правильно, — одобрил я эту идею, которую мы уже с ней обсуждали и я дал своё согласие. — Пусть на них мои комсомольцы летают.

— У них стоят теперь смешанные двигатели: наши и некромонгеров. Антивещества сейчас много, поэтому можно немного и поэкспериментировать.

— Как идёт переделка и ремонт сорока пяти линкоров, которые мы захватили у некромонгеров?

— Сегодня заканчиваем. Так что наш космический флот становится самым мощным в этой галактике, которую вы называете Млечный Путь.

— Отлично. Мне нужно, чтобы дроиды привели в порядок все предметы из золота, которые я сейчас доставил с Земли.

— Через пять минут всё будет готово.

Ну и замечательно. Мои девчонки напутешествовались и их можно отправлять в гостиницу. Пора им спать. Завтра у нас переезд в Хьюстон. Там нашу группу давно ждут. Специально для нас муниципалитет города построил почти рядом с центром огромную концертную площадку недалеко от старейшего в городе отеля под названием Auditorium. Он был построен аж в 1926 году и через четыре года, после реконструкции, получит новое название Lancaster.

— Ну что, подруги? — обратился я к своим уже зевающим пятерым жёнам. — Давайте отправляться в отель и вам уже пора спать.

— А ты? — спросила Лилу.

— Я перенесу в наш лондонский выставочный салон то, что мы с вами набрали в Гераклионе. Пойдёмте, быстренько отберёте то, что вам понравилось и я вас доставлю в Хилтон. Стив, тебе что-нибудь подарить из того, что мы нашли?

— Мне очень понравился один меч, — ответил тот. — Но он ведь огромных денег стоит?

— Стив, ты же видел, что я могу ещё найти и поднять со дна моря много чего дорогого. По оценкам экспертов, только на затонувших кораблях находятся богатства на сумму более девятисот миллиардов долларов. Это не считая подводных городов, типа Гераклиона и Посейдониса. А там сокровищ намного больше. Так что бери, это мой тебе очередной подарок. Из Индии я тебе подарил бриллиант, а из Египта будет меч.

— Спасибо. Твои подарки всегда очень щедрые.

— Ловлю на слове. Нам скоро предстоит зачищать планеты от арахнидов и тогда я буду готов подарить тебе целую планету. Как тебе такое моё предложение?

Стив удивлённо посмотрел на меня, но ничего не сказал. Он знал, что я подарил Клюэну освобождённую мною планету Кеплер. Но для развитых космических цивилизаций это было в порядке вещей. В смысле, захватить планету. А вот в смысле подарить — такое только я один мог учудить. Ну а что мне с ней делать? Продать, конечно, было бы выгоднее. Вон, альционцы бы с удовольствием её купили. Правда я не знаю, сколько может стоить целая планета. Себе оставить — так у меня Луна есть. А нашему государству её пока не потянуть, даже с моим космическим флотом.

К тому же Пэмандр сказал, что я скоро сам смогу создавать планеты, как все боги. Но я, пока, если честно, к этому не готов. Возможно, когда я оживлю египетских богов, то отправлю их на какую-нибудь свободную планету или создам для них новую. Только есть у меня вопрос. Если они настоящие боги, как они попали в криокамеры? Возможно есть боги низшего порядка, коими являются египетские и другие подобные боги. Боги среднего уровня — это атланты ну и я, бог-недоучка, где-то рядом с ними. Боги высшего порядка — это предтечи. А вот над всей этой пирамидой богов находился демиург. Вот только слово «демиург» переводится с древнегреческого как «мастер». И я тоже Великий Мастер, между прочим. Получается, что есть бог-творец и я тоже творец, но полубог. Разные, конечно, весовые категории, но ведь помечтать-то иногда немного можно.

Я размышлял об этом, пока мои жёны отбирали себе золотую посуду. Оказалось, что там были ещё и столовые приборы. Так что у нас теперь есть свой сервиз, из которого мы будем есть и пить. А сервизу этому, как минимум, двадцать пять веков скоро стукнет. После того, как дроиды привели все вещи в порядок, они блестели, как новые. Чем и понравилось моим жёнам это путешествие. В нём есть приключение, археологический поиск предметов древнего искусства и получение достойного приза за проделанную работу. Получается три удовольствия в одном. Как в сексе. Я предполагаю, что скоро мне намекнут, что не пора бы ещё куда-нибудь отправиться на поиски. Желательно сокровищ и побогаче. Вы хотите сокровищ? Их есть у меня.

Можно всё это, конечно, купить и на аукционе. Денег у нас сейчас для этого достаточно. Но сам процесс поиска и нахождения клада иногда намного интереснее, чем само сокровище. И, к тому же, я сам такой аукцион собираюсь устраивать. Кстати, на открытии нашего бутика можно будет организовать музыкальное выступление и спеть какую-нибудь песню, желательно новую. Тогда надо будет завтра этим делом с Серёгой заняться. Например, мне всегда нравилась песня шведской группы Secret Service «Теп O'Clock Postman», которую они запишут только в следующем, 1979-м году. Мы её и на концертах тогда сможем использовать.

Мои жёны были счастливы. Их радостные лица сияли, как те золотые начищенные блюда, которые они держали в руках. Они чувствовали себя настоящими добытчицами, благодаря которым наша большая семья стала ещё богаче. От прежней усталости у них не осталось и следа.

— Отобрали? — задал я всем вопрос.

— Да, — ответила за всех девчонок довольная Солнышко. — Нам это всё в хозяйстве пригодится. Дома в Москве у нас посуды не так уж и много.

— Я тоже, — подтвердил Стив, держа в руках копие или, как его ещё называли, фал ь кату.

Естественно, зачем мужчине столовая посуда, даже если она из золота. А вот настоящий греческий меч, да ещё и с золотой рукоятью, инкрустированной драгоценными камнями, это самое то, что нужно. Длина клинка была около семидесяти сантиметров. Он был очень популярен у греческих гоплитов в V веке до нашей эры. То, что выбрал Стив, это, конечно, не особо боевое оружие. Такие мечи дарили императорам и фараонам. Ведь имя его пошло от похожего египетского меча под названием «хопеш». Красивый, конечно. Но у меня теперь есть свой меч, который способен убить даже бога. А вот какого именно мне придётся убить, я пока не знал.

Тот меч тоже был отдалённо похож на хопеш. Только длина клинка была больше и металл отдавал в розоватый цвет.

— Я тебе, как-нибудь, покажу свой меч, — сказал я Стиву. — Ты точно будешь очень удивлён.

— Я и так уже два месяца с тобой не перестаю удивляться, — ответил тот, смеясь. — Если бы мне кто-то тогда сказал, что я буду запросто летать на Луну, встречаться с богами и находить под водой древние сокровища, я бы не поверил и посчитал бы того сумасшедшим. А теперь я почти спокойно отношусь ко всему этому.

— Ты что, мечи коллекционируешь?

— Да. Поэтому, как увидел этот копие, так аж дух захватило. Ты знаешь, сколько стоит твой подарок?

— Тысяч пятьсот-семьсот фунтов стерлингов?

— Миллион! И то, такой сейчас купить невозможно.

— Я там видел ещё три таких.

— Этот лучше.

— Правильно сделал, что выбрал самый лучший из них. Остальные пойдут на продажу в частные коллекции. Да, я тут решил на открытии нашего антикварного салона с песней выступить.

— Тогда цену входных билетов надо поднять в два раза.

— А сколько ты обозначил?

— Сто пятьдесят фунтов.

— Значит, будет стоить триста. Хорошая цена. Придут только те, кто действительно способен купить те предметы, которые будут продаваться с аукциона. Ну что, я открываю портал в наш номер.

Вот так, довольны нашими путешествиями были все. И под водой побывали, и на космической станции. Это тебе не на дачу пьяного Брежнева доставлять.

Портал я открыл в гостиную, куда девчонки шагнули первыми и сразу стали выставлять на стол то, что держали в руках. Да, на столе всё это богатство смотрелось очень красиво. На шум подошла Женька и, увидев перед собой столько золотой посуды, ахнула:

— Вот это да! Как в музее.

— Лучше, — ответила Маша и поставила на стол золотой кувшин с изображением батальной сцены с участием Геракла и лернейской гидры.

— Стив, утром увидимся, — сказал я и пожал англичанину руку. — А вы все отправляйтесь отмокать в мини-бассейн и спать.

— Яс вами, — добавила Женька и, когда Стив вышел, мгновенно скинула с себя платье, став опять прежней, разбитной и доступной Женькой. — Заодно расскажете, где вы взяли столько золота. Надеюсь, что никакой музей не грабили.

— Я буду через час, — предупредил я и перенёсся на лунную базу, где дроиды упаковывали в баулы нашу утреннюю добычу.

Как я и обещал Аллену, я вновь появился в антикварном салоне вместе с Деном и опять не с пустыми руками. Я запомнил, где располагался зал Древней Греции. Там камер ещё не было. Их, видимо, установят завтра или сегодня, по местному времени, так как в Лондоне уже было утро вторника.

Ден помог выгрузить пять уменьшенных статуй с подвигами Геракла и поставил туда, куда я указал. А потом я вернул им прежние габариты. Ух ты! Сразу в зале стало уютно. Он хоть и был довольно большой, но и золотые скульптурные композиции были тоже немаленькие. Я их ещё в храме приказал забирать вместе с гранитными постаментами. Поэтому сейчас они смотрелись очень солидно. Если экспонаты Древнего Египта были практически новые, в смысле неиспользованные, то здесь чувствовалась благородная старина и тяжесть прошедших эпох. К тому же они находились в морской воде всё это время.

А потом я вышел в соседний зал, где уже работала с нашими египетскими экспонатами большая команда экспертов, среди которых был и Аллен.

— О, лорд Эндрю, — произнёс он с видом уставшего человека, — Вы опять что-то принесли новое?

— Да, — ответил я и позвал его с собой, чувствуя на себе удивлённые и любопытные взгляды остальных сотрудников моего антикварного салона, который постепенно начинал принимать вид настоящего музея. — Это экспонаты из Древней Греции.

— Вы случайно не пользуетесь машиной времени? — с улыбкой спросил Аллен.

— Нет, — ответил я, хотя такая идея у меня уже давно сидела в моей беспокойной голове. — В этот раз всё пришлось доставать со дна моря.

— Вы меня заинтриговали.

Увидев то, что предстало перед его глазами, он просто застыл. Дроид, пока меня не было, разложил в разных местах доспехи и золотую утварь, что придало залу почти законченный выставочный вид.

— И вы всё это смогли поднять из воды за час? — удивлённо спросил Аллен.

— Вы же видели в новостях инопланетную технику, — ответил я, довольный произведённым эффектом. — К тому же мне помогали дроиды. В этом деле главное — знать место, где лежит затонувший город. А остальное не так уж и сложно.

— Судя по статуям и оружию, эти экспонаты взяты из храма, посвящённого Гераклу?

— А вы неплохо разбираетесь в истории. Да, это храм Геракла.

— Здесь изображено пять его подвигов. Значит, осталось ещё семь. Или они уже похищены кем-то до вас?

— Нет, остальные статуи остались на месте. Просто времени не было сразу всеми ими заниматься. Но если кто-то захочет купить их все двенадцать одним лотом, то я в течение одного дня доставлю покупателю и недостающие. В каждой композиции килограммов триста чистого золота будет. Это никакие не хрисоэлефантинные статуи.

— Я вижу, что вы тоже неплохо разбираетесь в искусстве.

— Мне кажется, что эстимейт за каждую должен быть миллионов сто, не меньше.

— Полностью с вами согласен. Думаю, что в результате они уйдут по сто пятьдесят.

— Очень неплохо. Тогда я с чувством выполненного долга отправляюсь спать, так как в Чикаго ещё не закончился понедельник.

— Нам ещё бы сегодня два зала до обеда экспонатами заполнить.

— Хорошо. Сейчас тогда с древнеиндийскими сокровищами разберусь. Но потом спать. У нас ещё вечером состоится четырёхчасовой концерт в Хьюстоне.

Выйдя на улицу, я телепортировался на базу. Мой открывшийся дар провидца подсказывал мне, что в этот раз в индийском храме Падманабхасвами меня будут ждать. Я собирался проникнуть за запечатанную на несколько веков дверь, на которой были выгравированы две огромные змеи. Эта дверь не имела никаких замков, болтов, защелок или каких-либо других фиксаторов. Говорят, что она герметично закрыта посредством звуковых волн.

Я как-то читал одну историю, что где-то в конце XIX века англичане, несмотря на все предостережения жрецов храма, решили проникнуть в запретную сокровищницу. Но это им сделать так и не удалось.

Британцы, вошедшие в подземелье с факелами и светильниками, вскоре с дикими воплями выскочили оттуда. По их словам, из темноты на них набросились гигантские змеи. Разъяренных пресмыкающихся не удалось остановить ни острыми саблями, ни выстрелами из пистолетов. Несколько человек были укушены ядовитыми тварями. Эти святотатцы, покусившиеся на сокровища Вишну, скончались в страшных мучениях на руках своих товарищей. После этого, за прошедшие два века, больше никто не рискнул повторить их попытку попасть в запретную сокровищницу.

Единственным таким за всё это время смельчаком буду я. Мне уже два раза удалось побывать внутри храмовых подземелий, но за этой дверью я ещё не был. Будем считать, что изображение на ней не врёт и там, действительно, живут две огромные змеи. Типа Нага и Нагайны. Но я не буду самоуверенным Рикки-Тикки-Тави и возьму в этот раз с собой меч и варджу. Ведь бережёного бог бережёт. Ещё бы знать, какой именно и зачем.

В этот раз я телепортировался не в подземное хранилище, я появился прямо перед заветной дверью. Всё моё нутро крутило и выворачивало, что говорило о серьёзной опасности. Такого со мной ещё не было. Значит, легенды не врут. Поэтому я не стал нагло ломиться в закрытую дверь, а легонько толкнул её рукой. Надо же, не обманули. Дверь была не заперта, но легче мне от этого не стало.

Внутри было темно, но для меня это не было проблемой. Перейдя на внутреннее зрение, я двинулся вперёд. Помещение было большим, пыльным и пустым. За два века после англичан здесь накопилось столько пыли, что она даже свешивалась гроздьями с потолка. Но мне она абсолютно не мешала. Получается, раз нет никаких следов, то змеи здесь точно не ползают. Придётся мне самому искать хозяев и разговаривать с ними. Если это, конечно, не змеи.

В правой руку я держал меч, а в левой — ваджру. Это меня и спасло, когда я спустился по лестнице ниже ещё на один этаж. Ещё в середине спуска я обратил внимание, что пол на нижнем этаже не покрыт пылью, а чисто вымыт и натёрт до блеска. Значит, туда есть проход из другого помещения храма или обитатели умеют летать по воздуху. Именно этот факт меня и насторожил.

Поэтому, когда я поставил левую ногу с последней ступеньки на пол, я был готов к любому развитию событий. Меня атаковали сразу с двух сторон и у нападавших были тоже ваджры. Ну ещё бы. В Индии же у каждого нищего индуса дома лежит такая древняя фиговина стоимостью в пару миллионов долларов. И они все, с раннего детства, учатся в школах, как ими пользоваться. По моим сведениям, на Земле из людей в данный момент ваджрой пользоваться не умел никто, кроме меня. Значит, это были очень необычные гости. Такие или почти такие, как я. А это говорило о том, что их следует опасаться.

Светящийся луч ваджры слева от меня я встретил таким же своим лучом, отразив рубящий горизонтальный удар. А вот справа мне пришлось действовать мечом, что очень не понравилось нападавшему. Как мне до этого объяснила Крис, этот меч не резал материю в обычном понимании этого слова. Он её просто расщеплял на субатомном уровне и помимо этого, разрушал пространство вокруг себя. Крис мне сказала, что, к сожалению, этим мечом можно легко рубить даже орихалк. Поэтому на витрине в лаборатории рядом с ним лежали специальные ножны, в которые я его сразу и убрал от греха подальше.

То есть, напали на меня не змеи, а человекоподобные создания, которые умели неплохо обращаться с лазерным колюще-режущим оружием. Ещё одни джедаи на мою мою голову свалились. Если бы только они. Это было нечто совершенно другое. Я сразу прикинул, почему их двое. На двери две змеи — это раз. Храм кого — бога Вишну. Ну не сам же он со мной в двух лицах сражается. А значит кто? Правильно, его аватары. А как зовут его самых известных аватар? Точно. Это Кришна и Рама. Внутренним зрением я не мог определить, синего цвета тот, что справа, или нет. Но он был точно темнее Рамы, который, получается, нападал слева. Правильно, Кришна означает в переводе с санскрита «тёмный», а Рама — «светлый». То есть это были седьмая и восьмая аватара Вишну, два его самых известных воплощения.

Я всё рассчитал правильно. Из десяти его великих аватар или маха-аватар, наиболее значимыми были три: Кришна, Рама и Будда. Вишну знал, так как он Бог, кто придёт сегодня в его храм. Поэтому он не послал против нового будды (с маленькой буквы) в моём лице своего Будду. Из этого следовало, что я тоже являюсь чьим-то аватаром и я знал чьим. Я был аватаром Пэмандра. У нас с ним даже имена были похожи: Андр — Пэмандр. Корень имени у нас с ним был одинаковый. Получалось, что сейчас здесь сражаются три аватары богов среднего уровня, сами являясь низшими богами, но произошедшие из людей. Мне льстило только то, что Вишну против меня послал сразу двух аватар. Но при этом, это не особо и радовало.

Хотя, судя по их описанию в «Гаруда-пуране» и «Бхагавата-пуране», это были не бойцы. Один был «идеальный царь и муж», а второй был «пастушок». Но обольщаться и принижать способности соперников было категорически нельзя. Если уж я теперь мог уничтожить любую планету, то и эти двое тоже на такое способны. Хотя про это нигде написано не было.

И могли мы выяснять отношения только с применением земного оружия. Но у моих противников было именно земное оружие, хотя тоже божественное. А вот у меня это оружие было намного сильнее и опаснее. И это они сразу почувствовали.

Помимо всего прочего мне следовало понять, какие передо мной аватары. Аватары бывают двух видов: прямые, сакшат, или косвенные, авеша. Когда сам Вишну нисходит непосредственно, его называют сакшат или шактьявеша-аватара — прямым, или непосредственным воплощением Бога. Но в том случае, когда он не является непосредственно, но наделяет определённой силой или полномочиями какую-либо освобождённую личность, чтобы она выполнила определённую возложенную на неё миссию — такая личность называется косвенной, или авеша-аватарой.

Надеюсь, что это авеши. Иначе мне придётся туго. Я-то, по сути, сам по себе и Пэмандр на меня непосредственно не сходил, поэтому я, по-любому, не являюсь его прямым воплощением. Получается, что я авеша. С двумя авешами я может быть и справлюсь. А вот с двумя сакшатами точно нет. Хотя раньше времени я хоронить себя не собираюсь и другим этого сделать не дам. Мы ещё поборемся. В крайнем случае, если совсем туго придётся, телепортируюсь в другое место. Но эти двое тоже, наверняка, это делать умеют и сразу последуют за мной. Поэтому тогда надо будет придумать что-то другое, чтобы получилась настоящая ловушка, которую я смогу за собой захлопнуть.

Если придётся их уводить с Земли, то ни Луна, ни Прана для этого дела не подходят. В пятое измерение их тоже тащить нельзя. Они там себя ещё более сильными могут почувствовать. Остаётся только одно место, но об этом я подумаю чуть позже. Так как думать мне уже было некогда.


Благодарю всех читателей, кто прочитал все мои тринадцать книг! Первая глава четырнадцатой книги будет отправлена подписчикам утром 21 мая.

До скорой встречи через неделю. Ваш автор.


Copyright © Андрей Храмцов

ОКОНЧАНИЕ В ПЯТНИЦУ

* * *
Опубликовано: Цокольный этаж, на котором есть книги📚:

https://t.me/groundfloor. Ищущий да обрящет!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке