КулЛиб электронная библиотека 

Ненавижу вампиров! [Полина Люро] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Люро Полина НЕНАВИЖУ ВАМПИРОВ!

Кто бы знал, как долго я упиралась, пытаясь отбрыкаться от этого похода в кино. Не получилось. Аля надулась и целый день со мной не разговаривала в школе, игнорировала в сети. В общем, она меня достала. Пришлось согласиться, но только потому, что завтра был её День рождения. Она же моя лучшая подруга, отличная девчонка, правда, с одним «но» ― Аля безумная фанатка всего, что связано с кровопийцами. С вампирами, если кто не понял.

Я вот, если честно, не догоняю, как можно от этого сходить с ума? Забивать единственную полку разноцветными книжонками, обклеивать комнату постерами из дурацких фильмов, даже прикупить пластиковые клыки, которыми она постоянно и безуспешно пыталась меня напугать. И подружка в этой своей любви не одинока, в нашем классе, во всяком случае. Хорошо ещё, что массовое помешательство на вампирской теме практически сошло на нет. Но не для Али.

Вообще-то, я люблю ужастики, но, если там хотя бы мелькают клыкастые, принципиально фильм не смотрю. Раздражают они меня, видеть эти бледные физиономии с кровавыми губами не могу ― тошнит. Ну, Але-то я этого не говорю, конечно, подруга всё-таки, только она и может мой вредный характер выносить. Прикалываюсь иногда над ней, она вздыхает и терпит, мол, я «такая отсталая, ничего не понимаю». Да ладно!

Но День рождения ― святое дело, пришлось согласиться и пойти в кино, ежу понятно, про этих. Думала: «Посижу пару часов, помучаюсь, пусть Аля порадуется». Перед уходом, пока красилась в ванной, домой забежал мой старший брат Ваня. Мы, как обычно, немного поцапались, но на этот раз недолго, поскольку он куда-то спешил, сказал ― «на деловую встречу». Ага, как же. Знаю, какие у него встречи и с кем: в основном, с блондинками идиотского вида. Ну и плевать, бесит, придурок!

С Алей мы встретились прямо у кинотеатра, я отдала ей свой подарок, поздравила как положено, и на этом торжественная часть была закончена. «Банкет» решили устроить после просмотра, есть у нас тут недалеко любимая кафешка. А пока пошли в кино. Запаслись попкорном и нашли свои места, оказавшиеся почти с края. «Отлично, убегать будет проще». Я жевала и осматривала небольшой, но почти полностью заполненный зал. Что ж, раз народа много, может, фильм будет и не полный отстой.

Свет в зале ещё не погас, и моё внимание привлёк знакомый голос. И очень знакомый смешок. Ванька, точно он, попался! Деловая встреча, говоришь? Сейчас посмотрим на твою «встречу», и кто из нас теперь будет смеяться последним?

Тут свет начал гаснуть, и я, повертев ещё немного головой, поняла, что упустила добычу. Раздосадованная этим фактом, с горя схватила слишком много попкорна, поперхнулась и закашляла. Какой-то умник сзади на меня зашикал. Отдышавшись, уже приготовилась ему достойно ответить, но Аля метнула в меня глазами молнию, и мне пришлось промолчать.

Надо сказать, что фильм меня захватил. Клыкастые в нём были ― настоящие злодеи, что, по-моему, расстроило мою подружку, но порадовало меня. Я от души сопереживала герою, мочившему мерзких вампиров направо и налево, и всё было бы хорошо, если бы совсем рядом, впереди, не услышала негромкий насмешливый голос брата.

Это меня заставило навострить не только уши, но и глаза. Прямо перед нами на самых крайних местах сидел Ваня, ну или кто-то очень на него похожий, причёской и голосом, во всяком случае. Но только со спины и в темноте. Я засомневалась, особенно когда увидела того, с кем он разговаривал. Это был мужчина с собранными в хвостик волосами и широченными плечами. Они тихо перешёптывались и смеялись. Похоже, происходящее на экране кровавое побоище их забавляло.

Если бы я уминала в эту минуту попкорн ― точно бы насмерть подавилась. К счастью, вкусняшка кончилась очень быстро, и смерть от удушья мне не грозила, а вот от удивления ― вполне. Брат у меня симпатичный, даже слишком, и отбоя от глупых девчонок у него не было и нет. Но чтобы в кино с парнем? Он уже давно не школьник. Его друг Лёня сейчас в армии, с ним бы он пошёл куда угодно. А так, или я ошиблась, и это не Иван Михайлович собственной персоной, или у братца появился новый друг, о котором мне ничего не известно. Обидно.

В любом случае, на деловую встречу это было мало похоже. Я пришла в себя и начала сверлить взглядом сидящую впереди парочку, мысленно атакуя их призывом: «Ну, оглянитесь, посмотрите на меня, очень прошу, ужас, как хочется убедиться ― права я или нет?» Ваня, или его клон, и не думал поддаваться на мою «магию», а вот тот, второй, почувствовал и посмотрел на меня через плечо. И ухмыльнулся.

Ох, мамочки! То ли именно эта сцена в фильме была задумана очень светлой на фоне общего мрака, то ли просто так совпало, но даже в полутьме я прекрасно рассмотрела его лицо. Будь на моём месте Аля, она в тот момент, наверное, прослезилась бы от умиления: «Ах, какой красавчик!» На меня же напал ступор, ведь этот тип словно сошёл с одного из постеров подруги: правильные черты, брови, глаза ― всё на месте, а уж губы на фоне бледного лица ― прям вишня-ягодка. Добавьте сюда ещё роскошную шевелюру, при взгляде на которую мне сразу от зависти захотелось выщипать свои жидкие волосёнки, и вот он перед вами ― портрет классического вампира-соблазнителя. Тьфу, меня от такой картины чуть не вывернуло…

А ещё он так нагло смерил меня взглядом, что по мне рысцой мурашки проскакали. Я почувствовала, что краснею, и не от смущения, как какая-нибудь идиотка ― прости, Алечка, это не о тебе, а от гнева и возмущения. Да как он посмел… В ответном взгляде я постаралась выразить всё презрение и отвращение к подобным типам. Хорошо постаралась, от души.

В результате брови красавчика изумлённо взлетели вверх, и он щедро улыбнулся, не скрывая приличных клыков, а потом вообще беззвучно засмеялся, сверкнув при этом мгновенно покрасневшими радужками глаз. И отвернулся, видимо, довольный произведённым на меня впечатлением. То есть моей открытой варежкой.

Думаете, я дура-фантазёрка и всё это себе придумала? Или у меня паранойя? Да как бы не так. Чем хотите поклянусь, всё это было на самом деле. Да, да ― и клыки, и красные глаза, и моя растерянность от увиденного. Пока я переживала этот неприятный момент, вампир, а я не усомнилась в этом ни на минуту, продолжил тихий разговор, предположительно, с моим бедным, ничего не подозревающим братом.

От одной мысли, что Ваня сейчас в опасности и не знает об этом, мне стало так страшно, что я потихоньку почти сползла с кресла и вцепилась своим свежим маникюром в руку подруги. Она поняла меня совершенно неправильно, наклонилась, отрывая мои пальцы от своей пострадавшей руки, и прошипела прямо в ухо: «С ума, что ли, сошла, чего так вцепилась? Хуже кошки меня расцарапала, и совсем же не страшно! Да приди же в себя, Лара! Фильм почти закончился».

«Прости! Я нечаянно соскользнула. Очень больно?» ― пролепетала я в ответ.

Аля посмотрела на меня с подозрением, но говорить ничего не стала, только вздохнула и продолжила смотреть фильм.

А мне уже было не до просмотра. В голове мелькали и путались мысли: «Как же так, неужели они и вправду существуют? Я всегда смеялась над этим ― сказки, выдумка! Досмеялась. А может, это просто розыгрыш такой, а? И причём тут мой брат?» К счастью, продолжалась эта паника недолго. Мужественно взяла себя в руки и даже посмотрела в сторону подозрительной парочки. Но их на месте не оказалось. Они исчезли.

Так, так ― смылись! Срочно надо было их найти и убедиться, что это был не Ваня. А на вампира мне плевать с высокой колокольни. Тут, к счастью, фильм закончился, и я рявкнула на ухо растерявшейся имениннице: «Извини, Аля! Мне так приспичило, сил нет терпеть. Я недолго, встретимся у входа!»

И рванула с места, довольно шустро расталкивая зрителей, мешавших исполнению моего замысла, благодаря чему выбралась на волю одной первых. Однако мои старания оказались напрасными: сколько я ни крутилась и ни высматривала брата в толпе, так его и не увидела. Зато кое-кто другой нашёл меня первым.

Он вырос словно из ниоткуда со своей нахальной ухмылочкой и загородил мне обзор. Вот же верзила. Впрочем, может, это я слишком маленького роста? Неважно…

― Вы случайно не меня ищите? ― промурлыкал клыкастый, слегка наклонив голову.

― С чего бы мне Вас искать? Проходите мимо и не мешайте! ― бодро ответила я, хотя коленки у меня предательски дрожали. Он это заметил, снова сверкнул своими на этот раз уже не красными глазами и всё так же противно ухмыльнулся.

― Не надо меня так бояться! Я же вас не укушу!

Согласитесь, прозвучало двусмысленно.

― Это кто тут боится? Попробуй только, подавишься!

― Ну, зачем же так грубо! Вот, возьмите конфетку и не волнуйтесь. Я ― не злой, ― и он силой впихнул мне в руку маленькую конфетку в блестящей обёртке. Мою ладонь словно огнём обожгло. Я бросила в него конфетой и помчалась вперёд к ожидавшей меня Але.

На улице было достаточно холодно, декабрь всё-таки, она пританцовывала на месте, оглядываясь по сторонам. Подхватив её под руку, я потащила подружку прочь, боясь оглянуться назад и увидеть его. Перед глазами так и стояла хитрющая ухмылка, словно говорившая: «Я тебя запомнил!»

― Лара, да какая муха тебя сегодня укусила? ― возмутилась Аля. При слове «укусила» ― у меня подогнулись коленки. ― Не беги так, вместе упадём, скользко же! И чего такая бледная и дрожишь, заболела? ― закудахтала заботливая подруга.

― Да всё путём! Замерзла просто, пошли скорее, согреемся!

В кафе я делала всё, чтобы окончательно не испортить подружке праздник: слишком громко смеялась над любой шуткой, одобрительно кивала её восторженным отзывам фильму и поддакивала всему, что бы она ни говорила. И делала это часто невпопад ― дурацкие страхи не давали мне быть собой. И Аля это быстро поняла.

― Знаешь, Лар, а пошли ко мне. Родители сегодня работают допоздна. Отмечать День рождения с ними будем завтра. Шампусик откроем, а?

Идея мне понравилось, и мы отправились к подруге домой. Она жила рядом, добрались быстро. Там хорошенько повеселились: шампанское, пусть и ненадолго, меня успокоило, и я вздохнула спокойно. Потом Аля проводила меня до дома, где мы с ней и расстались.

Дверь мне открыл брат.

― Оп-па, явилась, наконец! Мам, Лариска пришла, не волнуйся! ― крикнул он в сторону кухни и негромко добавил, ― ты что, совсем стыд потеряла? На часы хотя бы посмотрела. Родители психуют, трудно было номер набрать, да?

Я в это время с упорством барана пыталась снять с себя куртку, которая почему-то никак не хотела меня покидать. Ваня наклонился, чтобы мне помочь в этом нелёгком деле, принюхался и демонстративно помахал перед носом рукой.

― Ай, как не стыдно! Не рановато набираться начала? ― заржал он.

― Отстань, болван, имею право! Ты чего на меня бочку катишь? Сам-то давно пришёл?

― Да пораньше тебя, ― обиделся брат, ― ну и копайся тут одна со своей курткой, к утру как раз закончишь. А я пошёл, ― и он демонстративно повернулся ко мне спиной.

Тут внезапно мои страхи вернулись, и я вспомнила, о чём хотела его спросить, но брата уже и след простыл. В отчаянии рванула неподдающуюся куртку и наконец сняла её, при этом что-то блестящее выпало из капюшона. А когда наклонилась, чтобы рассмотреть находку, моё сердце забарабанило не хуже африканского тамтама. На полу лежала, переливаясь и сверкая, как новогодний шарик, та самая конфета. И когда только успел её мне подкинуть, паразит клыкастый?

Я пулей выскочила из сапог, не глядя, куда они полетели ― не до них было ― брезгливо двумя пальцами подхватила нежданный «подарочек» и, крикнув маме: «Ужинать не буду!» ― прошмыгнула в свою комнату. Постелив на стол лист бумаги, положила на него конфету и стала её внимательно рассматривать.

На первый взгляд ― обычная конфета, но пробовать её ни за что бы не стала. Она обжигала пальцы странным холодом, словно долго лежала в морозилке. Как-будто её специально замораживали. Фантик был не просто красив, он переливался и играл, сияя под настольной лампой, словно маленькая драгоценность, усыпанная множеством мелких кристаллов.

Я несколько раз перевернула конфету карандашом, но не нашла ни названия, ни производителя. Очень странно. Самоделка? Представила, как «красавчик» сидит за столом, усыпанным кучей фантиков, и заворачивает в них собственноручно приготовленные вкусняшки. Смешно, но маловероятно. В чём же тут дело?

От размышлений меня оторвал вломившийся как к себе в комнату брат, почему-то одетый в куртку.

― Офигел, а постучать? ― возмутилась я, быстро накрыв конфету пустым стаканом.

Он посмотрел на меня как на больную.

― Что, и войти уже нельзя? Мне показалось, или ты о чём-то хотела спросить?

Я растерялась, это был неожиданный поворот.

― Может, и хотела, ты зачем в куртке ходишь, замёрз?

― Да нет, мама попросила старую тумбочку выбросить. Сейчас пойду, ― и он замолчал, словно ждал совсем другого вопроса.

Я немного поколебалась, а потом выпалила:

— Ты сегодня правда на деловой встрече был?

Он удивился, или в нём вдруг проснулся актёр.

― Ну да, почти до восьми вечера просидел в офисе. А что?

― Поклянись, что не врёшь!

― С ума сошла? С какой это стати? ― не сдавался брат, отводя взгляд.

Я попросила так жалобно, как только смогла.

― Вань, ну, пожалуйста, мне это важно, поклянись моим здоровьем, а?

Он уставился на свои ботинки, что было плохим знаком, и вздохнул.

― Ну, клянусь, если тебе так хочется.

Ох, почему-то я ему ни капельки не поверила.

― Это всё? ― его голос звучал как-то обречённо, ― тогда я пошёл.

У двери он остановился, словно внезапно что-то вспомнил, и улыбнулся.

― Чуть не забыл! Меня тут конфетами угостили, очень вкусными. На, ты сладкое любишь, ― он залез в карман куртки и высыпал на стол целую горсть уже знакомых мне «блестяшек».

― Спасибо от тебя, конечно, не дождешься! ― и ушёл с обиженным лицом, даже не закрыв за собой дверь. Я смотрела на красиво переливающиеся конфеты, и сердце заныло тоскливо и безнадёжно. Мой брат меня обманул. Ну, допустим, это не новость, он и раньше частенько привирал, особенно родителям. Я и сама не лучше. Но, сейчас, как он посмел, ведь поклялся же! Теперь у меня не было сомнений, что это он был в кино с вампиром.

Осторожно подняла стакан и отшатнулась от стола. Конфета, нагревшаяся под лампой, потеряла свой блеск и как-то размякла. Легонько надавила на неё карандашом, и она… потекла. Под обёрткой образовалась бордовая лужица, и вряд ли это был замороженный сок… Я сбросила оставшиеся «конфеты» в подставленное мусорное ведро, а потом забралась с ногами на диван и заплакала. Весь сегодняшний день пронёсся у меня перед глазами. Всхлипывая, вытирала нос рукавом платья и думала: «Бедный, глупый, мой любимый братишка! Как же тебя угораздило связаться с этими? Что же мне теперь делать, как тебе помочь?»

Ответа не было.

Я продолжала рыдать от бессилия и отчаяния, повторяя сквозь слёзы: «Ненавижу вампиров! Как же я их ненавижу!»