КулЛиб электронная библиотека 

Кикимора [СИ] [Полина Люро] (fb2) читать онлайн


Настройки текста:



Люро Полина КИКИМОРА

Если у тебя длинный нос, то это не значит, что в зеркале отражается Буратино. Я к этой деревяшке никакого отношения не имею, и не надо меня оскорблять подобными сравнениями! А то обижусь! Правда, правда, слово Кикиморы дорогого стоит, а кто не верит ― пожалеет, и не раз. Зашибись, колёсный трактор…

Я посмотрела в старое потёртое зеркало, которое две зимы назад утащила с местной свалки. Э-э-х, люди! Это ж надо было такое придумать ― привозить на самосвалах и сбрасывать прямо в лесу всякое барахло. Можно сказать, в двух шагах от заповедного болота, где последняя сохранившаяся лесная нечисть испокон веков обитала. Обитала, да разбежалась кто куда. Не выдержала такого соседства. Слабаки…

Я горько вздохнула, плюнула на рукав старой рубахи, протирая и без того нечёткое изображение. Стало только хуже. Покрутилась немного в обновках ― почти нерваная куртка с опушкой из шкуры непонятного зверя и такие огромные кеды, что пришлось их крест-накрест подвязать обрывками верёвки, чтобы не сваливались с моих маленьких и совсем не деревянных ножек. Чтобы там Баба-яга про меня не сплетничала. Сама-то давно из ступы вылезла? Зашибись, колёсный трактор…

Вроде смотрится неплохо, и вовсе я не выгляжу на пятьсот лет, ну, от силы ― на триста пятьдесят. Девчонка совсем. Я улыбнулась этой мысли, но тут же закрыла рот: драка с Лешим не прошла даром. Моя гордость ― два передних зуба ― вылетели, в пылу сражения даже и не заметила, как. Ну, это не страшно, отрастут года через три. А всё из-за этих проклятущих кед ― никак лешак не хотел их отдавать ― сморчок, шишка еловая, ну на кой чёрт они ему сдались? Разве на голове носить, как раз уши от холода прикрывать.

Представив его обиженную физиономию, украшенную синяками «ручной работы», довольно ухмыльнулась и стала причёсывать взлохмаченные волосы, аккуратно заплетая их в косы. Даже песню затянула, недавно услышанную из чёрной коробочки, что нашла на той же свалке. Слов, правда, не разобрала, да и не нужны они, когда душа поёт. И тут в дверь постучали, и не просто так, а валенком.

― Ты, что ли, Леший? За добавкой, никак, пришёл? Не старайся ― кеды не отдам!

Из-за двери послышалось надрывное кашлянье, и хриплый голос моего поединщика проскрипел:

«Дура длинноносая! Ты давно свою глупую голову из дома высовывала? Там свалка горит, умник какой-то поджёг. Открывай, мы тут с Ягой пришли, совет держать будем. А то ведь задохнёмся: смрад такой, что всё зверьё на другой конец леса метнулось. Открывай, Кики!»

Последние слова он произнёс так жалобно, что я уронила гребень и открыла дверь. Леший и хмурая Яга ввалились в дом, оставляя на только что вымытом полу грязные разводы. Весна пришла ранняя, проталины уже сменились очищенными от снега полянами. Вода, земля и ясное небо над лесом. Было. Пока чёрный столб дыма не поднялся выше облаков.

― Ноги вытирали бы, нелюди! ― проворчала я, испуганно выглядывая в окно. Запах смерти уже просачивался через раму, ― и дверь прикрывайте…

Гости уселись на лавку у стола. Яга привычно крутила седой вьющийся волос у виска, леший обхватил лысую голову руками.

― Что делать–то будем, девицы мои? Мы-то пропадём ― значит, пора наша пришла, а вот зверьё уйдёт ― в лес не вернётся, и болото зачахнет. Последнее в наших краях, заповедное.

Я растерянно плюхнулась на лавку напротив.

― Зашибись, колёсный трактор… Вот беда-то. Яга, ты у нас самая старая, тьфу, не зыркай на меня так злобно, всю красоту сглазишь! Хотела сказать ― мудрая и разумная. Тебе и придумывать.

Она заскрипела железными зубами, меня аж передёрнуло. Не выношу этот звук. Знает ведь, старая калоша, потому назло и скрежещет челюстями, поганка бледная…

― А чего тут думать, к Водяному надо идти, в ноги кланяться. Только вот делать это придётся вам вдвоём с Лешим. Знаете же ― мы с ним «в контрах». Я перед этой зелёной колодой ни голову, ни колени… До сих пор руки чешутся его на осине вздёрнуть, с тех пор как мою избушку утопил.

И она залилась горючими слезами, даже мне стало её жалко. И правда, хорошая была избушка. А теперь на глубине в тине стоит, новому хозяину прислуживает.

― А что думаешь, люди сами не потушат? ― грустно промямлил Леший, жалостливо поглядывая на Ягу.

― Издеваешься, умник лесной? Ты забыл, из какого места у них руки растут? Пока раскачаются да тушить начнут ― лес сгорит, и болото высохнет. Да и покопошатся лишь для вида, потом эта свалка ещё годы тлеть будет…

― Права Яга, и обычный дождик её не затушит, тут особенная туча нужна. Только Водяной её вызвать может. Так что придётсяидти к душегубу, хоть и не хочется. Сколько он моих девчонок-дриад под воду заманил, я уж и со счёта сбился, ― вздохнул Леший.

Я помялась немного.

― У всех нас с ним отношения ― «не очень». Тут героем нужно быть, чтобы силы воли хватило с этим водяным пугалом связаться. А какие из нас троих герои?

― Ну, не скажи, ― встрепенулся Леший, ― я вот тут на свалке картину нашёл, репродукция называется ― и он достал свёрнутый рулон бумаги, который я сразу и не заметила.

Развернул его перед нами на столе, и мы с Ягой ахнули:

«Так это ж „Три богатыря“! Как они нам помогут ― нарисованные, ненастоящие…»

Леший приладил «картину» на стену рядом с зеркалом.

― Это нам для поднятия боевого духа: они смогли Родную Землю защитить, и мы наш лес с болотом спасём.

Мы с Ягой переглянулись, и я, кивнув на воодушевлённого лесовика, выразительно покрутила пальцем у виска.

Баба Яга хмыкнула и, подмигнув мне, взяла под козырёк.

― Так точно, Илья Иванович, или тебя Поповичем называть? ― и мы с ней дружно захихикали.

Леший обиделся и погрозил нам сухеньким кулачком. Из нашей троицы он был самым маленьким и неказистым.

― Эх, дуры! Хватит смеяться, не до шуток сейчас. Скоро совсем нечем будет дышать. Быстро пошли к болоту Водяного звать. Что хотите, девки, с ним делайте, а уговорите его волшебную тучу наслать.

Мы с Ягой снова переглянулись, мечтательно задрав глаза к потолку. Каждая в ту минуту изобретала самую жестокую казнь для болотного ничтожества. Но Леший и помечтать нам не дал ― пинками выгнал из избушки и повёл к болоту.

Быстро пробравшись через лесную чащу только нам знакомой тропинкой, кто чем мог ― рукавами и фартуками ― прикрывая носы от едкого запаха, мы вышли на край болота. Стоячая вода была чернее самой тёмной ночи. Тишина пугала, у меня аж в груди замерло. Вот оно, наше заповедное чудо, только правит в нём такое… Эх, ругаться в таком месте не хочется!

Видно, мы одновременно подумали об одном и тяжело вздохнули.

Я набрала в лёгкие пока ещё чистого воздуха и свистнула, не по-богатырски, конечно, а как умела. Деревья вокруг зашумели и согнулись. Не забыли ещё. На меня нахлынули ностальгические воспоминания: ведь когда-то здесь на берегу стояла моя избушка, да не угодила болотному Хозяину. Пришлось переехать на окраину леса с видом на свалку. Зашибись, колёсный трактор…

Болото откликнулось сразу: от его центра пошли круги, затем поднялась волна, в доли секунды достигшая берега и окатившая нас водой. Отличное приветствие, ничего не скажешь. Пока мы с Ягой отплёвывались, бедного Лешего вырвало попавшей в рот лягушкой, но мы даже не усмехнулись, хотя это было и непросто.

Водяной, а вернее, зелёное пузатое бревно с рыбьими глазами, увешанное тиной с запутавшимися в ней лягушками, изволило подать свой противный писклявый голос:

― Зачем пришли, старичьё? ― и он гнусно ухмыльнулся трещиной в коре, видимо, изображавшей рот.

Ни тебе ― здравствуйте, ни ― как здоровье? Хам болотный. Только открыла рот, чтобы ему достойно ответить, как Леший предательски ударил меня под колени, и я плюхнулась, уткнувшись длинным носом в кочку. То же случилось и с Ягой. Наш «командир» при этом на колени падать не стал, а отвесил Водяному низкий поклон и заголосил, подвывая:

― Не прогоняй, Повелитель Чудесного болота! ― у меня от таких его слов нос ещё глубже в кочке увяз, так я была возмущена. Даже Яга заохала от этого лицемерия, а может, просто спину потянула. Возраст всё-таки не маленький. ― Беда пришла в лес, мы все в великой опасности, и болото заповедное тоже. Горит смрадным пламенем поганая свалка, грозит погубить всё живое. На тебя, отец родимый, надежда! ― и он снова отвесил зелёному бревну земной поклон.

Тот ничего сначала не ответил ― похоже, растерялся. Слышно было, как лягушки, квакая, спрыгивают с него в воду. Голос Водяного прозвучал немного испуганно.

― А чего от меня-то надо?

Леший заговорил уже по-простому.

― Вась, забудь старые обиды. Не до того. Туча нужна волшебная, чтобы потушить это безобразие. Будь другом, поколдуй маленько!

Водяной, казалось, обрадовался.

― Ну так бы и сказал, а то завёл былину, перепугал. Сейчас сделаю, вы, ребята, только подальше отойдите и в овраге укройтесь, ― послышался плеск, значит, Повелитель болота нырнул на дно.

Мне, наконец, не без помощи Лешего удалось вытянуть длинный нос из кочки, и, взяв под руку согнувшуюся пополам Ягу, мы побежали в укрытие. Там, спрятавшись в брошенной какой-то зверюгой норе, радостно прислушивались к вою ветра и раскатам волшебного грома. Водяной, каким бы заразой он ни был, дело своё знал хорошо.

Через несколько минут хлынул ливень. Все, забыв про обиды, радостно начали обниматься. Теперь о пожаре можно было не волноваться, да и о самой свалке тоже. Такой дождь не только потушит пламя, но и смоет его источник. Куда пропадёт вонючее скопление отходов ― загадка, но на то оно и волшебство нашего болота. Не первый раз выручало, и сейчас не подведёт.

Я посмотрела на пустившую слезу Ягу, погладила лешего по лысой голове и сказала:

«А всё-таки „Алёша Попович“ тебе больше подходит ― хитёр ты, старая вешалка! Так и быть, отдам тебе кеды. Всё равно с ног сваливаются. Жаль только, что наша радость ― ненадолго. Глядишь, вскоре новую свалку устроят. Эх, люди, нет на вас управы! Зашибись, колёсный трактор…»