КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Охотник на демонов. Канзас (fb2)


Настройки текста:



Карл ЯН Охотник на демонов. Канзас

Глава 1

I
Дорога…. Опять дорога, я вечный странник, блуждающий по миру. Ни один край на свете не стал для меня пристанищем. Да и немыслимо это, чтобы наемники привязывались к местности, тем более такой узкой специализации, как у меня. Пожалуй, без лишней скромности, я позволю себе высказаться, что я единственный в своем роде, нет больше в мире людей с таким же даром. Я воин, который способен противостоять нечистой силе, люди называют меня просто — «Охотник на демонов».

Послышался скрежет колес, фура, в прицепе которой я еду, резко затормозила. Я быстро сориентировался и прижался к противоположному углу от заноса, это поможет мне выжить, если вдруг кузов перевернется. Грузовик окончательно остановился, мои опасения были напрасны, мы стояли на дороге. Самое страшное, что случилось, было то, что коробка с какими — то пластмассовыми бутылками по инерции навернулась и из неё потекла вязкая жидкость. Она очень быстро растекалась по полу.

— Чертовы грузчики, — выругался я, — схалтурили и не укрепили груз, теперь мне придется всю дорогу нюхать этот аромат, слава богу, хоть пахнет эта дрянь приятно. Похоже это кондиционер для белья.

Я быстренько поменял место, выбрал то, где стояли поддоны.

— Тут точно я не измажусь.

Заскрипела дверь, я обрадовался этому, мне, как и любому человеку было интересно узнать, в чем причина столь неожиданной остановки.

— Лошадь! Я клянусь вам, я видел её своими глазами, еще чуть — чуть и мы бы врезались в неё, — резко бросил Джеф, седой пожилой водитель, который был за рулем.

— И где она, старый дурак, — выругался Томми, второй водитель, который до смерти перепугался от такого экстремального торможения, — чуть не угробил нас. А если бы мы слетели с трассы?

— Да я её… Вот как тебя сейчас, своими глазами видел.

Они бы еще долго спорили, если бы не вмешался я.

— Господа, не ссорьтесь, расскажите, что произошло?

— Джеф чуть не угробил нас! Ему показалось, что на дороге стоит лошадь.

— Она не стояла, — возразил Джеф, — она бежала, и она была огромной, я побоялся, что она прыгнет в лобовое стекло.

Меня насторожили слова Джефа. Я быстро выскочил на свежий воздух, принюхался.

— Ему не показалось, — резко оборвал я спор двух водил, — это мимоник, я учуял его запах. Не стоит задерживаться здесь надолго.

Не менее ловко я забрался обратно в прицеп, Джеф поспешил закрыть за мной дверь, по нему было видно, что он сильно нервничает. Мои слова напугали его.

— Томми, садись быстрее за руль, твоя очередь, поехали отсюда.

— Ты что воспринял слова этого сумасшедшего всерьез?

— Нет! — громко бросил Джеф, затем захлопнул дверь, словно боясь, что его кто — то утащит в темноту.

Томми хоть и хотел казаться смельчаком, тоже не стал испытывать судьбу, оперативно завел мотор и нажал на педаль газа. Он ехал чуть быстрее, чем обычно.

Я привык, что люди считают меня чокнутым и сумасшедшим, так даже проще, не нужно лишний раз ничего объяснять, да и не люблю я этого. Предпочитаю больше отмалчиваться. А напугал я их специально, чтобы были бдительнее. Мимоники хоть и не самые опасные твари на земле, но они загубили немало человеческих жизней. Физически расправиться они, конечно, не смогут, а вот напугать, заманить в ловушку это запросто. Мимоники — это призраки убитых животных, души которых так и не смогли найти покой. Причины их возникновения могут быть разными, или они были зверски убиты или преданы людьми, или еще что, на эту тему можно развести целую дискуссию. Источников может быть множество, но факт один, они мстят людям. Как, впрочем, и в этот раз. Призрак лошади хотел, чтобы мы слетели в обрыв, но благодаря опыту матерого водителя Джефа, которому удалось остановить фуру мягко, насколько это было возможно, мы остались живы, спасибо ему за это…

Задаётесь вопросом, можно ли каким-нибудь способом успокоить разбушевавшийся призрак? Да нет ничего невозможного, я могу успокоить душу убиенного животного, но это совсем небезопасно и рисковать просто так, мне неинтересно. И вряд ли найдется человек, который заплатил бы мне за это. Кому интересен призрак какой — то там лошади, который периодически в ночное время появляется на дороге и пугает водителей до полусмерти.

II
Грузовик остановился за две мили до населенного пункта. Я, Джеф и Томми заранее обсудили, что они высадят меня именно здесь, так как по правилам штата Канзаса проезд пассажиров в прицепе запрещен. Остаток пути мне предстояло пройти пешком в компании моей сумки и гитары, с которыми я никогда не расставался.

— Ну что, парень, счастливого тебе пути, — произнес Джеф, выпуская меня на свободу. Чему я сильно обрадовался, от терпкого аромата вязкой жидкости у меня начали слезиться глаза, я уже давно мечтал о глотке свежего воздуха. Томми, второй водитель, остался в кабине, так им было спокойнее. И я их понимаю. На улице было темно, страх, который я внушил им, еще присутствовал.

— Спасибо вам, что подвезли меня, — поблагодарил я старика, — вы очень меня выручили, не знаю, как бы я добрался до Топики, никто кроме вас не соглашался меня подвести безвозмездно. Когда-нибудь я обязательно отблагодарю вас, как только появится возможность.

Джеф улыбнулся мне и похлопал по плечу. Он не верил моим словам, ведь для него я был обычным бродягой, вдобавок еще и сумасшедшим. Они просто пожалели меня. Видок у меня был сейчас и вправду не самый лучший. Наконец — то Джеф закрыл двери прицепа и вернулся в кабину.

Я крикнул напоследок им еще раз слова благодарности и пожелал счастливого пути! Они погудели мне в ответ, тронулись и поехали.

III
К рассвету я уже пересек границы Топики. В столице штата Канзас мне нужно было отыскать государственную библиотеку, около которой у меня была назначена встреча с мистером Хагенсом, из-за которого, собственно, я и иду по проселочной дороге между коттеджами. Дома аккуратные, видимо домовитые люди тут проживают. Мне нравятся такие места. Нет посторонних звуков, только собаки лают, да щебечут птицы. Автомобили проезжают редко, это следствие отсутствия посторонних машин. Скажу честно, Топика мне нравится. У меня нет ни малейшего сожаления, что мне пришлось здесь оказаться.

Мистер Хагенс уверил меня по телефону, что дело, о котором пойдет речь очень важное, и оно не терпит отлагательств. Я должен был приехать в Топику в кратчайшие сроки, что я и сделал, правда, в дороге было не все так хорошо, как хотелось бы. У меня украли сотовый телефон и все деньги мошенники, именно поэтому мне пришлось ехать в прицепе машины дальнобойщиков. Подробности опустим, потому что мне стыдно говорить, как это произошло, могу только лишь намекнуть, я слаб на «легко доступных девок». В данный момент у меня в кармане нет ни цента. Надеюсь, мистер Хагенс заплатит мне щедрый аванс, признаюсь честно, мне порядком надоело ходить нищебродом. Хотя приехал я сюда не потому, что он предложил мне солидное денежное вознаграждение, да что там говорить, на эти деньги я смогу как минимум полгода ни в чем себе не отказывать! В его голосе я услышал мольбу, последнюю надежду, я действительно был нужен ему, я чувствовал это, я всегда чувствую отчаяние людей и поверьте отличить игру от чувств сумею. В таких случаях я не могу отказаться, я выполню работу, даже если придется сделать её совершенно бесплатно.

К счастью, отыскать государственную библиотеку оказалось делом несложным, она была одним из самых высоких зданий в городе, к тому же, на мой взгляд, самым красивым, таинственным и загадочным. Облагороженное здание являлось местной достопримечательностью, каждый житель Топики гордился им. Оказавшись около него лично, я понял их гордость, я бы тоже гордился. Я обязательно посещу его, но после того, как выполню свою работу.

Очень сильно захотелось есть, дальняя дорога измотала меня, я надеюсь, мистер Хагенс угостит меня с дальней дороги. Часы протикали десять, встреча была назначена на девять. Я начал потихоньку разочаровываться.

— Надеюсь, у этого человека есть веская причина опаздывать, больше всего на свете я не люблю ждать, — проворчал я себе под нос.

Голод с каждой минутой усиливался. Я понял, что больше не хочу ждать. Я направился в парк, находившийся неподалеку. Уселся на лавочку, снял шляпу, положил её рядом, затем достал гитару, настроил и заиграл. Мелодия, лившаяся из моего инструмента, задевала чувства каждого прохожего и покрывала мурашками. По началу люди просто оглядывались, некоторые пялились на меня. Минут через десять вокруг собралась целая толпа народу. Тут были взрослые, дети и старики, моя музыка не знала возрастов, она завораживала всех. Я не останавливался, мне не приходилось смотреть, как я зажимаю аккорды, как я перебираю струны, музыка исходила из самого сердца. Я дарил наслаждение и наслаждался сам, на меня нахлынула эйфория, так происходит всегда, когда я начинаю играть. Именно игра на гитаре передает мне знания, необходимые для моей профессии. Я не в состоянии это объяснить. Я точно знаю, что только через наслаждение возможно получить знания, которые раскроют сверхспособности человека, а они есть у каждого, уж поверьте человеку, познавшему их.

Пальцы рук усиливали темп, музыка стала грубее, но не менее прекрасней. У людей захватывало дух, они не понимали, что с ними происходит. Некоторые из них пускали слезу. Моя музыка излечивала их душевные раны.

Собравшейся толпе вокруг меня было без разницы как я выглядел, они благодарили меня за то, что я подарил им наслаждение, а я был безумно счастлив и благодарен им за признание. Когда я закончил игру они одарили меня овациями. Я улыбнулся им, отдал поклон, затем начал складывать инструмент в чехол.

Моя шляпа была заполнена деньгами. Зарабатывал я таким способом не часто, только когда была жизненная необходимость.

IV
В кафе я заказал два хот — дога и колу. Картошку фри принесли в подарок. Скажу честно, после такого царского завтрака я подобрел, на мистера Хагенса я совершенно перестал злиться, наоборот, появились переживания. К сожалению, я не мог с ним связаться ранее. Но теперь, пересчитав деньги из шляпы, я понял, что у меня хватает на хорошую модель сотового телефона. К счастью, у меня удивительная память на номера, я помню их все наизусть, я помню номер каждого нанимателя. И прямо сейчас я найду ближайший магазин сотовых телефонов и немедля позвоню мистеру Хагенсу.

На улице меня поджидал скользкий мужчина, таких я чувствую за версту. Лоснившаяся морда подошла ко мне не просто так.

— Здравствуйте, мистер! — начал он.

— Чем могу быть полезен? — немного грубовато ответил я.

Незнакомец улыбнулся, он пытался расположить меня к себе. Но приемом «вежливостью на грубость» меня не удивишь.

— Я слышал, как вы божественно играли на гитаре, это было потрясающе! Смотрите на мою руку, — он оголил левую руку по локоть, — видите мурашки! До сих пор не прошли!

— Мне очень приятно, — попытавшись откланяться, произнес я, — но позвольте, я спешу.

— Прошу вас, уделите мне несколько минут вашего драгоценного времени.

— Хорошо, — вновь грубовато ответил я, — у вас есть пять минут.

Признаться честно, его назойливость начала меня бесить по-настоящему, как бы ему не пришлось поплатиться.

— Отлично, постараюсь уложиться в данный регламент, — пытаясь показаться деловым человеком, ответил он, — Зовут меня Эстэр Багелоу, я являюсь одним из самых влиятельных продюсеров в Америке.

Я сделал вид, что мне интересно. Он заметил это и пошел в атаку.

— Дело в том, что я хотел предложить вам контракт. Вы с помощью своего таланта и навыка играть на гитаре могли бы заработать кучу денег. Что скажете? Вам это интересно?

— Мистер Эстер, — ответил я, сделав небольшую паузу.

— Да, да, я внимательно вас слушаю, — не выдержав, перебил он.

— К сожалению, я не играю за деньги.

— Но, как же! — рассмеялся он, — вам только что подали милостыню за вашу игру.

— Совершенно верно, признаюсь честно, я нуждался в ней.

— Я сделаю так, что вы никогда не будете нуждаться в деньгах, — поменяв фейс на серьезный, четко произнес он. Эта фраза звучала из его уст словно заученная, видимо я не первый, кто слышал её.

— Я польщен, но, пожалуй, я повторюсь, я не играю за деньги.

Эстер Багелоу покраснел, злость переполняла его, он терпеть не мог отказов.

— На всякий случай я дам вам визитку, если надумаете, позвоните мне, — сдерживая злобу, стараясь быть все таким же вежливым, ответил Эстер и передал мне свою визитку.

Я принял её, после чего он ядовито добавил:

— От таких денег, которые я хочу предложить вам, отказываются только идиоты.

— Все доброго, мистер Эстер, — ответил я сухо и бросил демонстративно его визитку в мусорку, стоявшую рядом с дверьми кафе.

Мой поступок взбесил Багелоу. Еще никто не поступал с ним так.

— Да как ты смеешь? — заорал он, — я обещаю тебе, бродяга, что ты будешь до конца своих дней играть только на улице!

Я молча отвернулся и пошел.

Эстер Багелоу долго еще брызжал слюной, но я его не слышал. Я задел его чувства, признаюсь, я сделал это с большим удовольствием!

V
— Мистер Хагенс! Рад слышать вас! Все ли у вас в порядке? — радостно произнес я, дозвонившись с первого раза.

В трубке послышался горький вздох.

— С кем имею честь? — безразлично ответил мужчина. Казалось, что он потерял веру во все человечество.

— Это Карл.

— Карл! — воскликнул мужчина, как будто его пробило током, — вы в Топике?

— Да, я прибыл на место в назначенное время, ждал вас, но вы так и не появились.

— Где вы сейчас?

— Около городской библиотеки.

— В течение десяти минут за вами приедут, — сказал он, параллельно давая кому — то приказ, чтобы немедленно выезжал за мной, — простите мою оплошность, господин Карл, я пытался вам дозвониться, но все мои попытки были тщетны, я подумал, вы опрокинули меня. Вы не представляете, как мне стыдно за мои подозрения.

— В дороге у меня украли телефон и деньги, у меня не было возможности связаться с вами, как только она появилась, я сразу же позвонил вам.

— Спасибо вам огромное, Карл, вы не представляете, как это много для меня значит, — ответил Хагенс, проронив слезу, — вы моя последняя надежда, врачи сказали, что нужно ампутировать руку, приезжайте, приезжайте скорее…

Я хотел было сказать ему, что это зависит не от меня, но он бросил трубку.

Мистер Хагенс не мог говорить, собравшийся комок в горле не дал ему не только выдать хоть какой-нибудь звук, он затруднял дыхание.

Следующие восемь минут мне не давали покоя мысли о руке, я ломал голову, как это может быть связано с моей профессией, я же не врач и не народный целитель, может он неправильно понял трактовку моих услуг. Я специалист в борьбе с нечистью. Ладно, хватит ломать голову, при встрече я все узнаю.

К библиотеке подъехал черный лимузин, я сразу понял, что это за мной.

Водитель был не особо болтлив, поэтому мне не удалось выяснить кто такой господин Хагенс, он оставался для меня все такой же черной лошадкой, как и прежде. Единственное, что я понимал, он был очень богатый, ни у каждого есть водитель и тем более черный блестящий с кожаным салоном лимузин.

Мы приехали на ранчо. Подъехали к дому, он был очень большим, богатым и красивым, тут было все: сад, беседка, место для готовки барбекю и других вкусностей, в общем, полный комплект. Даже спортивная площадка имелась, на которой был теннисный корт. Водитель попросил меня не выходить из машины. Я послушался его. У меня не было привычки нарушать правила чужого дома. Раз так положено, это для чего — то нужно. Да и ждать пришлось недолго, в окно постучал шериф и указал жестом, чтобы я выходил. Я не спеша открыл дверь и вышел из машины.

— Здравствуйте, — сухо сказал он, — я Малдаун, шериф округа.

— Очень приятно, шериф Малдаун, меня зовут Карл, — ответил я дружелюбно, я всегда старался разговаривать так с представителями власти, так как был законопослушным гражданином, — случилось какое — то происшествие?

Наверное, что — то очень серьезное, раз сам шериф округа приехал на место преступления.

— Никакого происшествия не случилось, господин Карл, мистер Хагенс мой старый приятель и я приехал его поддержать, он сейчас, как никогда нуждается в поддержке. И поверьте, если у кого — то есть намерения обмануть моего друга или еще чего, пусть пеняет на себя. Я уверяю вас, Карл, я так просто этого не оставлю.

Шериф Малдаун очень хороший друг, это было видно невооруженном взглядом. Поэтому я абсолютно не обиделся на его грубость и подозрения.

— Поверьте, я не желаю зла мистеру Хагенсу, я приехал помочь, у меня нет дурных помыслов.

— Хотелось бы, чтобы это было действительно так, — все так же с подозрением ответил шериф, видимо он мне не поверил, — прежде чем вы пройдете в дом, я хотел бы осмотреть ваши вещи.

— Хорошо, шериф Малдаун, — ответил я, передавая гитару и сумку, — в подобных случаях недоверия я обычно разворачиваюсь и ухожу, но в этот раз я сделаю исключение, потому что вижу, что вы печетесь за вашего близкого, а в наше время это большая редкость.

Шериф бросил на меня неодобрительный взгляд и все же начал рыться в моих вещах. Он начал с сумки.

— Что это за бутыльки и порошки? — немного повысив голос, произнес шериф.

— Это необходимо для моей работы. Я думаю, ваш друг, а именно мистер Хагенс, рассказал вам кто я, и, надеюсь, вам понятно, что объяснять, что это я не собираюсь.

Шерифу не понравился мой ответ, но он сдержался, с психу бросил бутыльки в сумку, затем швырнул её мне.

— Полегче, шериф, не разбейте, это ценные вещи, достать их не так уж просто, — попытался объяснить я, но понял, что это напрасно, шериф был явно скептиком, он не верил, в существование нечисти, для него это были лишь выдумки. Он до сих пор терпел меня из-за своего друга, была бы его воля, я бы уже ехал в полицейский участок на допрос.

— Очень странная гитара, — презрительно рассматривая инструмент, сказал Малдаун.

— Дружище, хватит, — послышался посторонний голос, — я уже устал ждать.

Шериф молча отдал гитару и попросил меня следовать за ним.

— Ну наконец — то! — съязвил я.

Шериф в ответ злобно рыкнул.

Я не стал его дозолять, мы шли молча.

VI
Внутри дом был не менее шикарен, чем снаружи. В комнате висели шкуры редких животных, стоял рояль не из дешевых, взглянув на такой не нужно быть экспертом, чтобы определить это. Куча картин и еще очень много дорогой всячины наполняли коридоры. Особенно в глаза бросились предметы древности, я сразу это почувствовал, им было много тысяч лет, хотелось рассмотреть их все, но суматоха, царившая в доме, не позволяла мне отвлечься и прочувствовать их энергетику.

Мистер Хагенс и шериф быстро и стремительно шли, я еле — еле успевал за ними, дом был действительно очень большим, прошло более пяти минут, прежде чем мы достигли заветной комнаты, к которой направлялись.

Когда мистер Хагенс открыл дверь, я сразу почуял запах живой падали.

— О, господи! — крикнул я непроизвольно.

Они повернули головы и уставились на меня, требуя объяснений.

— Господа, простите меня, — ответил я им, — у меня страшные подозрения, надеюсь, я ошибаюсь и они окажутся беспочвенными.

— О чем ты? — грубо ответил шериф.

Я промолчал.

Мистер Хагенс схватился за сердце.

— Чертов дурак! — крикнул шериф, поддерживая своего друга, чтобы тот не упал, — а ну пошел вон отсюда, клоун.

— Нет, пусть останется, — осадил его Хагенс, тихим голосом, — пусть расскажет, пусть расскажет все.

— Все дело в запахе, исходящим из этой комнаты, пахнет живой падалью, а это означает…

Меня перебил шериф:

— Какой, нахрен, живой падалью, ты под чем? Что ты несешь?

Я терпеть не мог, когда мне затыкали рот, но все же я сдержался и продолжил:

— Такой запах источают зомби! Полумёртвые!

Мистер Хагенс услышав вердикт, потерял сознание.

Шериф не выдержал и достал револьвер, он готов был выстрелить, еще секунда и в меня бы прилетела пуля. Меня спас ужасный вопль. Это был плач девушки, ей было очень больно. Я догадался, что мучает её.

— Мне нужно срочно к этой несчастной, — сказал я, — я могу снять боль.

Малдаун убрал оружие.

— Иди, иди быстрее.

Я вбежал в комнату.

Девушка лежала на кровати и корчилась от боли, её держали двое врачей, я понял это по медицинской форме, одетой на них, они пытались поставить бедняжке какой — то укол.

— Отойдите от неё, — крикнул я, — ей это не поможет.

Один из них презрительно посмотрел на меня, другой продолжал держать её руки.

— Не мешайте нам работать, — строго ответил врач.

— Вы делаете ей только хуже, ваши лекарства убьют её, — выбив из рук доктора шприц, максимально настойчиво произнес я, насколько это было возможно.

— На помощь, — крикнул второй врач.

В комнату вбежал шериф.

— Выйдите все из комнаты, немедленно, — крикнул я, в моем голосе была твердая уверенность в том, что я знаю что делать.

Все трое послушно покинули комнату. За столько дней безуспешных попыток облегчить страдания дочери Хагенса, у них появилась маленькая надежда, что у меня получится это сделать.

Девушка обхватила меня, её ногти раздирали мне спину. Я не издал ни звука и не оказал сопротивления. Нужно было понять, что мучает её.

— Убейте меня, я устала… устала от боли, я не могу больше терпеть, пожалуйста, убейте меня.

Я начал быстро тереть друг о друга свои ладони, насколько это было возможно, хватка девушки мешала мне, растирать было очень неудобно, не хватало амплитуды. Нужно было растереть их как минимум до сорока пяти градусов, когда я почувствовал достаточное тепло, исходящее из моих ладоней, я стал гладить ими девушку, начал с головы. Страшная боль стихала, она начала успокаиваться, отпустила меня, легла на кровать, ей хотелось отдохнуть, я продолжал гладить, потом снова тереть ладони и снова гладить. Процедура продолжалась около получаса.

В дверном проеме появился мистер Хагенс, у него текли слезы. За последние две недели он впервые увидел дочь, которая не всхлипывала от боли во сне, это был сладкий сон, приятный, она не чувствовала боли, она улыбалась.

— Кто бы ты ни был, странник, спасибо тебе… — захлебываясь от слез, произнес он шепотом и вышел.

VII
Процедура закончилась, я вышел из комнаты. На меня пялились четыре пары глаз.

— Мистер Хагенс, идите к дочери. Хоть она и спит, она почувствует ваше присутствие. Вы сейчас ей очень нужны, — совершенно спокойно сказал я.

Мистер Хагенс не стал долго ждать, он немедленно пошел к дочери.

— Я приготовлю мазь, будете мазать место укуса, это ослабит её страдания.

— Нужно ампутировать руку! — возмутился доктор, — это гангрена! Если мы не отнимем… она пойдет дальше, в данном случае никакая мазь не поможет! Все что вы говорите — это абсурд, мистер!

— Это не гангрена, — ответил я ему совершенно спокойно, её кровь отравлена, отнимете руку, гадость вылезет в другом месте. И тогда я уже не в силах буду помочь.

— Так делайте! Чего вы медлите, Карл? — вмешался шериф.

— Мне нужно знать кто её ужалил, по-другому не получится, рассказывайте, все что знаете, как и где это произошло. Нужно отыскать того монстра, пока я не увижу его и не определю его вид, я не смогу приготовить противоядие. Это очень важно.

— Мы поймаем эту тварь, — заявил шериф.

— Вы её видели, Малдаун?

— Да.

— Рассказывайте, немедленно, рассказывайте все!

— Пройдемте, Карл, — сказал почти шепотом Малдаун, — нам не нужны посторонние уши.

Шериф привел меня в кабинет, предложил сесть за стол, достал из шкафа бутылку коньяка, две рюмки и предложил мне выпить, на что я естественно отказался. Дело в том, что людям моей профессии категорически нельзя употреблять спиртное. Оно открывает врата в человеческий разум всяческим энергетическим тварям, паразитам, которые могут соблазнить или заставить сделать вещи, о которых приходится сожалеть. А с силой, которой я одарен, это особенно небезопасно не только для меня, но и для окружающих.

— Я не хотел рассказывать это при врачах, — начал Малдаун, — понимаете, Карл, я ужасный скептик, я не верю ничему кроме фактов, потусторонние истории или что — то подобное я стараюсь объяснять логически. Признаюсь честно — это не всегда у меня получается. Но суть не в этом. Дело в том, что вы произвели на меня колоссальное впечатление, эта девчонка уже несколько недель вопит, как — будто её убивают. Что только не делали врачи, какие процедуры ей не назначали, ничего не получалось, она продолжала кричать и вопить. А тут вы! В прямом смысле, голыми руками успокоили её и теперь она сладко спит. Может расскажете секрет, Карл?

— Никакого секрета тут нет, шериф, я сделал ей целебный массаж, он подходит не только для снятия боли, но и для исцеления. Но в данном случае он не поможет вылечить девочку, её укусила или ужалила какая — то тварь. Если честно, я впервые вижу такую рану, с одной стороны она пахнет падалью, это признаки зомби, но цвет, меня смущает цвет отравления, он зеленый, а должен быть ярко — бордовый. Поэтому, господин Малдаун, — расскажите, как выглядела эта тварь.

— Хорошо, — ответил шериф, — я видел её ночью, прям во дворе. Она не похожа ни на что, я думал это скорпион, затем присмотрелся и заметил кошачью голову, из спины торчало что — то наподобие жала. Я достал револьвер и хотел выстрелить в неё, но кошка — мутант скрылась.

— Вы случайно не обнаружили её логово? — позволив себе перебить шерифа, спросил я.

— Я вынужден признаться вам, Карл, что я испугался, я не решился последовать за ней, я вошел обратно в дом, один только её вид, заставлял меня вздрогнуть. Единственное, что я сделал, это предупредил всех о том, что во дворе хищник и запретил покидать пределы дома.

— Не волнуйтесь, шериф, никто не узнает от меня, что вы не решились преследовать эту тварь. Возможно, это спасло вас, иначе мне пришлось бы сейчас лечить и вас. Кто знает.

Мои последние слова немного задели самолюбие шерифа.

— Не пришлось бы, я бы справился с ней, Карл. Можете не сомневаться в этом. Просто мне стало отвратительно и мерзко от её вида, я не захотел дальше зреть на эту безобразную тварь.

— Простите меня, мистер Малдаун, я ни в коем разе не хотел усомниться в вашей силе, просто похоже мы имеем дело с достаточно сильной тварью. Сегодня ночью я узнаю насколько она сильна.

— Я пойду с вами.

— Нет, — категорически ответил я, — я не смогу защищать нас обоих.

Шериф ничего не ответил мне, только кинул злобный взгляд и вышел, его позвал мистер Хагенс. Я воспользовался одиночеством и приготовил обезболивающую мазь для страдающей девушки.

Глава 2

I
После шести вечера стало темнеть, это было естественно в данную пору. Я готовился к поискам гадины, которая укусила или ужалила бедную девочку.

— Кажется, это слабый монстр, — прошептал я, — иначе он убил бы её, да и шерифа не оставил бы в живых. Зомби очень сильные, редко кому удается выжить после их нападения.

Не знаю, успокаивал я себя этими рассуждениями или уговаривал, но прибегать к допингу я не стал. После усиливающих эликсиров всегда очень сильный и болезненный отходняк, поэтому приготавливаю я их только в экстренных случаях.

Дождавшись полуночи я вышел на охоту. Сделал несколько кругов вокруг дома. Никого не было видно. Я проходил так еще несколько часов, встретились мне лишь пару летучих мышей и крыса, рывшаяся в мусоре. Заходить за территорию особняка я посчитал нецелесообразно, так как вряд ли юная девушка могла гулять ночью вдали от дома. Эта тварь точно поселилась где — то поблизости.

Потеряв всякую надежду на встречу с монстром, о котором рассказывал мне шериф, я решился на крайние меры. Я вернулся в дом за гитарой. На пороге я встретил Малдауна, он явно меня караулил.

— Ну что? Видели её?

— К сожалению, нет. Затихорилась, чувствует опасность.

— И что вы предпримите? — не унимался шериф.

— Пожалуйста, не мешайте мне делать мою работу, — попробовал отвязаться я от надоедливого допроса. С самого детства я терпеть не мог кому-то что-то объяснять и оправдываться, — я профессионал, очень скоро я поймаю её.

Шериф ничего не ответил, молча отошел от меня. Мне даже стало немного стыдно за свое поведение, после я обязательно извинюсь, но для начала поймаю тварь, поселившуюся на территории этого дома.

II
Играть пришлось «риветрон» — мелодию, сводящую с ума любого зомби, признаться честно, такая музыка и на человеке сказывается негативно. Я её терпеть не могу, от звучания этого композиции на душе начинают скрести кошки, как бы это объяснить? Разум теряет остатки радости, остается только ядовитый смог, который терзает рассудок, вызывает чувство опасности и тревоги. Если слушать эту мелодию слишком долго вполне возможно сойти с ума.

К счастью или сожалению монстр появился быстро. Кошка надвигалась на меня. Я резко перестал играть, я не ожидал, что она будет величиной с медведя. Шериф не упомянул о таких внушительных размерах, зря я пренебрёг усилительными зельями, моей реакции не хватит, чтобы справиться с подобным существом. Но я все равно вынул клинок, чехлом для которого служила гитара.

— Монтекрона… — определил я вид животного — мертвеца с первого взгляда, мне не приходилось с ними встречаться. Что я помнил об этом виде, что они очень сильные и постоянно растут. Видимо в момент, когда Малдаун встретил это существо, оно действительно было небольшого размера. А когда оно встретилось с девочкой, скорее всего, было не больше котенка. Девушка с добрым сердцем пожалела кроху и хотела погладить, тогда она и цапнула бедняжку.

Монтекрона остановилась в нескольких шагах от меня, явно оценивала представляю ли я опасность для неё или нет? Но видимо нет, так как кинулась она почти сразу.

Я зажмурил глаза и смирился с участью, понимая, что не смогу без усилительных эликсиров справиться с ней. Махать клинком было бесполезно.

Вдруг послышался выстрел. Бабах!

Когда я открыл глаза, сразу увидел шерифа, стоящего неподалеку от нас, в руках он держал дробовик. Он прошил бок гадине, монтекрона защипела, но после второго выстрела отступила и скрылась.

— Карл, вы целы! — подбежав ко мне, крикнул Малдаун.

— Вы бы знали шериф, как я рад вас видеть, — ответил я ему.

— Вы рассмотрели её?

— Да, это ужасная тварь.

— Вы видели её жало? — пытаясь показать размер конечностями, спросил шериф, раздвигая руки в разные стороны.

— Это не жало, это была лапа, — поправил я его.

— Лапа?

— Да, это монтекрона, животное — зомби, — затем я схватил себя за волосы и начал корить, — блин! Как же я не догадался сразу.

— Вы о чем, Карл?

— Да о том, что девочку она поцарапала, когда была не больше котенка, дело в том, что эти твари постоянно растут. Я посоветовал бы мистеру Хагенсу осмотреть свои стада животных, среди них могут быть зараженные. Видели, какая вымахала, значит, она чем — то питалась. Скорее всего, животными с ранчо.

— Но больше она не причинит никому вреда, я убил её, — перекинув дробовик с руки на руку, похвастался Малдаун.

— Нет, шериф, картечь её не берет, есть только один способ её уничтожить — это сжечь! Но не так все просто, мне нужна её кровь, без неё я не смогу приготовить противоядие.

— Осмотри место, где я попал в неё, там должна быть её кровь.

— Кровь впиталась в землю и свернулась, она не подойдет.

— Тогда нужно преследовать её, она не должна далеко уйти.

— Нет, погоди шериф, я пренебрёг усиливающими эликсирами, мы не сможем с ней справиться, завтра я поймаю её, возьму кровь и сожгу.

— Я пойду с тобой, — очень храбро заявил Малдаун.

— Ваша настойчивость сегодня спасла мне жизнь, я благодарен вам, но позвольте мне доделать свою работу в одиночку, завтра полнолуние, а эти твари в такие дни в несколько раз сильнее. Грядущей ночью я буду под допингом. У вас не будет такого преимущества.

— Так дай и мне свои настойки.

— Я бы рад, но они убьют вас. Для обычных людей мои зелья страшный яд.

II
На пороге дома нас дожидался мистер Хагенс.

— Ну как ваши успехи, господа? Выяснили что это за чудовище? — очень обеспокоенно поинтересовался хозяин дома.

— Да, мистер Хагенс, — ответил я, — завтра ваша дочь пойдет на поправку, а пока продолжайте мазать её раны мазью, которую я приготовил.

— Почему только завтра?

— Подробности вам расскажет ваш друг, — указывая на шерифа, ответил я, — а мне нужно начать подготовку к жаркой ночке.

Мистер Хагенс уже привык к моей загадочной манере общения и не стал допрашивать меня. Он знал, что его друг все расскажет ему в мельчайших подробностях, намного лучше, чем я.

В комнате, где меня поселили, я принялся готовить эликсир, который повышает выносливость, реакцию и силу. Мерзкая дрянь я вам скажу, но делать нечего, без неё эта зомби — кошка от меня и мокрого места не оставит. Затем я достал свою гитару, нажал на потайную кнопку, из неё выскочил меч. Я погладил лезвие.

— Сегодня я не смог тобой воспользоваться, — прошептал я ему, — но завтра мы добудем эту тварь.

Рукоятка холодного оружия, покрытая мелкими камушками, блеснула. Меч ответил мне.

Дело в том, что это не совсем обычный клинок, он сделан из призмарина, который мне посчастливилось добыть в Тибетских горах. Я долго искал в Китае умельца, который смог взяться за его обработку. Кузнец был пожилым мастером кунг-фу, достигший высшего уровня медитации, не знаю откуда, но он знал свойства этого особого металла. Мелкие камушки на рукоятке тоже не для красоты — это профиксы, талисманы. Они придают обладателю клинка дополнительную силу, ловкость и выносливость. Только вот их свойства бесполезны без проводного эликсира, который я завтра обязательно приму. Найти профиксы можно только в местности, где обитают твари наподобие той, с которой мне предстоит расправиться. Не знаю с чем это связано, но у каждого монстра есть свой камень и мне важно найти его. Это своего рода бонус за проделанную работу.

Когда я взял за рукоять своё оружие, лезвие замерцало, каждый раз оно поблескивало разными цветами, в этот раз у него был красный оттенок. Это означало, что меч в рабочем состоянии. Убедившись в этом, я вернул его обратно в хранилище. Затем взял гитару и заиграл. Я играл для неё, для девочки, которую мучали страдания. Я знал, что она слушает. Мелодия говорила ей:

— Потерпи, потерпи еще немного, уже немного осталось, скоро закончатся твои страдания, закончится ужасная боль…

III
Часы пробили полночь, я осушил пузырек с эликсиром, меня покоробило, каждый раз как первый. Вкус у него отвратительный, я еле сдержался, чтобы не блевануть. Минут через пять пошел эффект. Я почувствовал, как противоестественная для человека сила, наполняла каждый мускул моего тела. Появилась уверенность и бесстрашие, это очень важно для концентрации, страх не должен присутствовать он мешает принимать правильные хладнокровные решения в бою. На плече у меня висела сумка, гитару я оставил в своей комнате, я знал, что монтекрона выйдет мстить, мне не придется мучать её мелодией. Меч находился в кожаном чехле, который я держал специально для боя. Мне будет достаточно секунды, чтобы вытащить его из чехла и привести в действие.

Я вышел на улицу, осмотрелся по сторонам. Монтекрона не заставила себя долго ждать, сто процентов она поджидала меня уже давно. Тварь стала крупнее, чем прошлой ночью. Опять сожрала кого — то! Шерсть стояла торчком, она явно злилась, нет, она ненавидела меня. Её бешеные глаза пронзали меня насквозь. Она могла броситься в любую секунду, я знал об этом, поэтому держал руки рядом с чехлом. Убить её под допингом не составляло для меня труда, но мне нужна была её кровь, этим усложнялась задача.

Я крикнул ей:

— Ну что! Потанцуем?!

Это разозлило её, она бросилась на меня, я оголил меч, отскочил в сторону и отрубил ей один палец, из которого торчал коготь, он шевелился.

Обезумевшее животное стало нападать более яростно, признаться мне кое — как удавалось уворачиваться от её атак. Нельзя было ни в коем случае, чтобы она коснулась меня своими острыми зубами или когтями, они были отравлены и причинили бы мне немыслимую боль, от которой мучилась несчастная девушка.

Я приготовил подарок для злостной твари, это была веревка, я заранее сделал из неё аркан. Немного ловкости и я уже набросил его на шею кошке. Животное начало дергаться в попытке высвободиться. Рывки были серьёзными, мои руки уже были натертыми, а впереди еще целая ночь. Я не смогу с ней справиться быстро, слишком уж она сильная, придется ждать пока её покинут силы, а это не раньше утра.

Все шло по плану, по крайней мере, мне так казалось до тех пор, пока не появился он, не кто иной, как Малдаун. Заметив его, я махнул рукой, показывая, чтобы он уходил, но упрямство этого бесстрашного человека оказалось сильнее моих жестов. Он зарядил сразу два выстрела из дробовика по этой твари, что дало ей силы, она сумела вырваться из моих рук и побежала к нему.

Еще секунда и она разорвала бы шерифа на куски, но к счастью, я успел подхватить веревку и не дал ей этого сделать. Кошка успела лишь поцарапать представителя власти.

Малдаун закричал от ужасной боли, ему казалось, что его рука поражена не только снаружи, но и внутри.

Я набрался сил и отшвырнул кошку как можно дальше. Затем молниеносно подбежал к глупцу, вытащил пузырек с черным песком из сумки и насыпал вокруг шерифа, это был порох.

— Держитесь, Малдаун, старайтесь не шевелиться, она боится огня, — с этими словами я поджог дорожку из пороха. Вокруг шерифа образовалась огненная стена. Её должно хватить надолго, порох не обычный — это смесь. Тем не менее, она будет гореть не больше часа, за это время мне нужно расправиться с этой гадиной.

Тварь попыталась скрыться.

— Умная, скотина! Понимает, что порох будет гореть недолго, хочет добить свою жертву, — усмехнулся я, — но я не дам ей такой возможности.

Настигнуть зомби — кошку мне не доставило труда, я поймал веревку. И тут мне фортануло, рядом оказалось массивное дерево, я начал заматывать веревку вокруг него, тем самым постепенно подтягивал монтекрону к себе. Дал ей хорошенько по морде, чтобы не брыкалась, достал из сумки два шприца, наполнил их кровью, затем достал бутылёк с горючим маслом, облил эту жуткую тварь, добавил сверху того же пороху и поджег. Гадина сгорела быстро.

— Вот и все, — вздохнул с облегчением я. И поспешил к шерифу.

Тем временем огонь вокруг него уже затухал.

— Как вы? Малдаун? — спросил я, чтобы проверить, не потерял ли шериф сознание.

— Очень больно, не могу понять характер боли, то ли шипит, то ли ломит, то ли жжет! Могу сказать только одно — это невыносимо.

— Потерпите еще немного, — сказал я, смешивая кровь зомби — кошки с заранее приготовленной сывороткой. Я специально не стал снимать боль исцеляющим массажем, чтобы шериф прочувствовал на себе всю ту боль, что испытывает до сих пор бедный ребенок мистера Хагенса. Мне было важно дать понять этому человеку, что он ошибался в подозрениях на симуляцию дочери друга.

Вот, наконец, долгожданная порция противоядия готова, я незамедлительно уколол Малдауна в мягкое место.

— Ой! — вскрикнул шериф, укол был не из приятных, но он не стал браниться, страшная боль стала моментально стихать.

Я подал руку крепкому мужчине.

Малдаун опершись, поднялся.

— Спасибо тебе, Карл! Ты меня многому научил.

Мне было чертовски приятно услышать такие теплые слова от человека, который еще два дня назад чуть не убил меня.

— Не за что, шериф, но сейчас не время для благодарностей, нужно быстрее помочь дочери Хагенса, надеюсь, теперь вы верите, что она по-настоящему страдает.

Малдаун ничего не ответил, он опустил голову.

Спустя десять минут дочь мистера Хагенса получила свою порцию противоядия, рука на глазах стала менять свой цвет, укус твари затягивался.

Сегодня в этом доме царила радость! Горе, которое обрушилась на эту семью развеялось, пройдет неделя и они забудут этот кошмар! Я выполнил свою работу и был безумно счастлив. Мне всегда приятно осознавать, что дар, который пришел ко мне, несет пользу.

IV
Утром у меня было очень важное дело, мне необходимо отыскать профикс для того, чтобы больше на этом ранчо не завелась подобная тварь и конечно, для того, чтобы пополнить свой запас талисманов, дающих силу.

Славу богу отходники от эликсиров начинаются ровно через двадцать пять часов, у меня было время заняться поисками. Я закрыл глаза, важно было сфокусироваться на определенную волну, которая исходит из профикса. Определить местонахождение этого камешка мне не составило труда.

Камешек находился неподалеку от дома, в норе, видимо эта тварь тут родилась или образовалась, я точно не знаю, как они появляются на свет.

Профикс оказался очень слабым, не смотря на четкие волны исходящие от него.

— Много силы он мне не даст, — пробубнил я себе под нос и положил камешек в коробочку, которая лежала в сумке.

После моей поисковой операции меня встретил у порога мистер Хагенс, он держал в руках конверт.

Я подошел к нему, он вручил его мне.

— Это маленькая благодарность, — улыбнулся Хагенс.

— Спасибо, — поблагодарил я, невольно ощупав конверт, там было намного больше того, что обещал мне выплатить мистер Хагенс, — тут много.

— Тут очень мало. Карл, то, что вы сделали, стоит намного дороже денег, в добавок к этому конверту я хочу предложить вам свою дружбу, если вы не против.

Хагенс протянул мне руку. Я пожал её, это означало, что мы друзья. Я нисколечко не сожалел об этом, мистер Хагенс был очень хорошим человеком. Я наблюдал за его эмоциями все это время, а они соврать не смогут. У этого человека было доброе сердце.

Совсем неожиданно к нам со спины подошел Малдаун, он тоже протянул мне руку!

Я немедля её пожал. Мы с шерифом за эти два дня достаточно узнали друг друга. Каждый из нас знал, кто, что из себя представляет! В нашей дружбе не могло быть никаких сомнений.

Я был счастлив, что у меня в этот день появилось сразу два друга, в которых я мог не сомневаться, а они могли смело положиться на меня.

Глава 3

I
Опять всего ломает и корчит. Каждый раз невыносимые боли, мои коленки сейчас вывернутся наизнанку. За что мне все это? Иногда я не понимаю радоваться тому, что у меня проявились сверхспособности или горевать. Дар это или наказание? Если наказание, тогда за что? Вырос я в детском доме, мои родители отказались от меня, когда я еще не умел говорить, об этом мне рассказывала воспитательница. Я их совсем не помню. Никого никогда не обидел зря. Старался быть примерным. Когда вырос, конечно, были грешки, но безобидные. За что, за что я спрашиваю? Почему так больно? Хватит, хватит… Хочу потерять сознание, хочу чтобы все закончилось…

В запертые двери моей комнаты постучал мистер Хагенс, он слышал, как я кричал от боли, хоть и сдержанно.

— Карл, с вами все в порядке? — спросил обеспокоенно он.

— Уходите отсюда! Оставьте меня в покое! У меня все плохо, я ненавижу этот мир! И вас всех ненавижу! Пошли к чёрту! — закричал я во всю глотку.

Пожилой мужчина отпрянул от двери прыжком, он не ожидал, что моя реакция окажется настолько бурной. Но он не обиделся на меня, я заранее всех предупредил, что будет происходить со мной на протяжении коварных шести часов.

В день отходника от зелья каждый раз я переосмысливаю свою жизнь, понимаю, что нужно ценить время, когда ничего не болит, ничего не беспокоит. Это немыслимое счастье, когда ты здоров и твои близкие люди.

В такие моменты понимаешь, что многое упустил в своей жизни. Понимаешь, что зря беспокоился и расстраивался из — за проблем, придуманных самим собой.

Вот настоящие проблемы! Вот! Когда корчишься от невыносимой боли и тебе никто не может помочь, даже ты сам. Единственное средство избежать их — это не принимать эту гадость! Но по-другому, к сожалению, я не смогу противостоять демонам, которые вторгаются постепенно в наш мир. А вторгаются они из-за нашей же людской слабости. Дело в том, что человек самое сильное энергетическое животное, простите за такое сравнение, нет, человек не животное, но у него полно животных инстинктов, которые подавляют наш уровень интеллекта — разум. К сожалению, большинство из нас не хотят пользоваться разумом и поддаются воле инстинктов, тем самым совершают нечеловеческие поступки. Вот как раз такими поступками мы и впускаем в наш мир нечисть. А бороться с ней приходится мне!

— Черт! — выругался я вслух.

Очередной приступ судорог начался, а это значит три минуты, как минимум будет выкручивать кости.

— Ненавижу! Ненавижу этот проклятый мир! Чтобы вы все подохли со своими проблемами!

II
— Пять часов сорок шесть минут, сегодня быстрее, чем обычно! — с энтузиазмом произнес я, почувствовав облегчение.

Открыв дверь, я обнаружил за ней мистера Хагенса, его дочь и шерифа. Мне было очень стыдно.

— Простите за мой французский, — искренне извинился я.

Никто из них даже не собирался обижаться на меня, совсем наоборот, они очень сильно беспокоились и страдали вместе со мной. Я был очень благодарен им за это.

— Мне нужно принять душ, — произнес я, нарушив молчание. Они боялись даже заговорить со мной, вот такой у меня был видок, весь потный, волосы слиплись, глаза красные, под ними синяки. В общем, тот еще пациент! Сам как зомби стал!

— Простите нас, — извинился за всех мистер Хагенс, — мы ошеломлены вашим внешним видом, вы предупреждали нас, что вам будет очень плохо, но мы не думали, что настолько. Такое чувство, что вы постарели на несколько лет.

— Да, действительно, я выгляжу не лучшим образом, — согласился я. В этот момент я пожалел, что поддался уговорам и остался в этом доме, обычно никто не видит меня в таком состоянии, — простите, что стали свидетелями всего этого. Я должен был уехать, чтобы восстановиться, а после мы бы спокойно встретились и поговорили обо всем.

— Перестань, Карл, — перебил меня Малдаун, — после всего, что ты сделал для нас, мы примем тебя любого.

— Да ничего особенного я не сделал, просто выполнил свою работу.

— Неправда, — заявил вдруг неожиданно мистер Хагенс, — вы спасли мою дочь от гибели, я это ценю. Вы всегда будете желанным гостем в этом доме.

— Спасибо, мистер Хагенс, но мне все равно неловко, правда, я не должен был допустить подобного.

В душе мне хотелось сказать им совершенно другое: «я не думал, что вы будете всей семьей караулить меня под дверью, а после этого подлавливать не в должном виде». На такое я точно не рассчитывал, когда повелся на уговоры погостить. Мистер Хагенс попросил меня остаться ради Софии, его дочери, на всякий случай, вдруг зараза вернется, я уверял его, что такого не может произойти, но он настоял. После многочисленных убеждений я все — таки согласился.

— Спасибо вам, — произнесла София тихим голосом, неожиданно для всех, до сих пор она молчала, не смела влезть в разговор взрослых.

Не за что, — ответил я, — как ты себя чувствуешь? Пораженное место не болит?

— Нет, оно затянулось очень быстро, правда у меня поднялась температура.

— Это нормально, организм боролся с воспалением.

— Вы расскажете как вам удалось одолеть чудовище?

— Как-нибудь в другой раз, — пообещал я юной девушке.

— Хорошо, я буду ждать, только не обманите меня, пожалуйста.

Я не стал отвечать, лишь улыбнулся ей.

— Спасибо, господа, за гостеприимство, я, пожалуй, все-таки поеду в гостиницу. Не гоже вам видеть меня в таком виде, мне, правда, неловко.

— Хорошо, — согласился мистер Хагенс, — но позвольте хотя бы пригласить вас в мой загородный дом, он находится в двухстах километрах от Топики, в одном прекрасном ущелье.

— Я подумаю.

— Подумайте, Карл, мне бы хотелось узнать вас поближе, в данный момент у вас нет никакой работы?

— Нет, заказов еще не поступало.

— Вот и отлично, как только восстановитесь, позвоните мне. Мы будем ждать вашего звонка.

III
Не понимаю, что со мной происходит. Сначала пренебрёг усиливающими эликсирами, затем согласился остаться в доме заказчика, раньше я такого себе не позволял. Тем более, что я знал, что у меня будет жуткий отходняк после принятия моих эликсиров. Тьфу! Будь они не ладны, как вспомню, аж в дрожь бросает! Да, мы с мистером Хагенсом и Малдауном стали хорошими друзьями, на это повлияло много факторов: суровость шерифа притягивала, словно маятник, добродушие мистера Хагенса грело душу. Они, безусловно, хорошие люди, но это не повод становиться халтурщиком. Я всегда старался к любому делу подходить профессионально, что случилось в этот раз? Почему я отошёл от правил? Профессионалы никогда не отходят от правил. Пожалуй, мне нужно отдохнуть. А знаете что? Я приму приглашение мистера Хагенса, поеду с его семьёй в их загородный дом, развеюсь немного. Правда, я не понимаю, зачем человеку, у которого есть ранчо иметь загородный дом. Мы и на нём прекрасно провели время. Наверное, не хочет, чтобы я что-то увидел. Это его право! У каждого богатого человека есть свои секреты, иначе они бы не были богатыми. Вот возьмём, к примеру, меня — получаю солидное вознаграждение, примерно мой чек равен пяти, а то и шести средним зарплатам гражданина Америки, если подкинут побольше в знак благодарности за профессионально выполненную работу. Но все равно я постоянно хожу нищим, мне не хватает этих денег даже на месяц, я обязательно их спущу все до цента. А почему? Я отвечу на этот каверзный вопрос сам: потому что я простой, как валенок. Если бы не мои способности, скорее всего из меня получился бы, разве что, алкаш. Кроме охоты на демонов я ничего не умею делать. Да и это, как видите, в последнее время мне даётся с трудом.

После долгих размышлений я набрал номер мистера Хагенса.

— Алло, здравствуйте, мистер Хагенс!

— Приветствую вас, Карл! Как себя чувствуете?

— Превосходно, — соврал я, хотя на самом деле у меня еще было легкое недомогание.

— Отлично, тогда приглашаю вас сегодня вечером в ресторан! А завтра с утра рванем в ущелье.

— Договорились!

Мистер Хагенс назвал мне адрес ресторана и время, на которое он забронирует столик. Я положил трубку и бухнулся на кровать.

IV
В ресторане было светло, играла музыка. Смазливые официантки носились от столика к столику, боясь упустить заказ. По интерьеру, атмосфере и среднему чеку можно было определить, что это заведение не для простых смертных. Нам принесли меню, я попытался тщательно его изучить, но понял, что ни разу в жизни не слышал подобных названий блюд, хорошо, что София подсказала мне, что под каждым произведением искусства повара есть перечень ингредиентов, из которых кулинарный шедевр будет приготовлен.

— Господа, — взял слово мистер Хагенс, — мы собрались сегодня здесь не просто так. У нас есть очень весомый повод! Еще позавчера моя любимая и единственная дочка страдала в муках. Что только не делали врачи, какое только лечение не назначали, ничего не помогало. Тогда в полном отчаянии я обратился к своему очень влиятельному другу, он выслушал мою беду и посоветовал мне обратиться к охотнику на демонов. В тот момент я подумал, что он чокнутый идиот! Моя доченька умирает, а он мне советует обратиться черт знает к кому! Но все же ему удалось убедить меня, что тут дело не в болезни, а в нечистой силе, и я решился позвонить Карлу. Так вот, друзья, сегодня я хочу поднять первый бокал за моего друга, второй за Карла и третий за мою дочурку! Карл, тебе особенное спасибо! Знай, ты можешь обратиться к нашей семье с любой просьбой. Мы будем рады помочь!

Я одобрительно кивнул мистеру Хагенсу, этим жестом я выразил благодарность. Меня приняли в семью Хагенсов. Я только сейчас понял, что мистер Хагенс не так уж прост, рядом с ним постоянно находится Малдаун, а он, к сведению, шериф округа. Ни за что не поверю, что у шерифа округа нет дел поважнее, чем проводить досуг с другом. Ладно, допустим, они лучшие друзья, но я не помню, чтобы Малдаун покидал дом мистера Хагенса по службе. А это может означать, или он в отпуске, или мистер Хагенс очень влиятельная персона в Топике, раз его охраняет сам шериф округа. Не знаю почему, но у меня предчувствие, что он, как крестный отец. Мне бы очень сильно хотелось, чтобы я ошибался, последнее, что я желаю — водить дружбу с организованной преступностью.

У Малдауна скисло лицо, по нему стало видно, что он обиделся на друга, мистер Хагенс не упомянул о его заслугах, да и вообще не упомянул. За мистера Хагенса это решил сделать я.

— А мне хочется выпить за шерифа Малдауна, без него у меня бы ничего не вышло. Только благодаря ему нам удалось одолеть монстра. Признаться честно, в этот раз я поступил, как полный идиот, я не принял усилительные эликсиры, посчитав, что тварь, поцарапавшая Софию, очень слабая. Но как оказалось, это была монтекрона — одна из разновидностей животных — зомби. Их особенность в том, что они постоянно и очень быстро растут. София, я уверен, что когда ты её встретила, она была не больше котенка.

— Да! Так и было, — подтвердила София, — а откуда вы узнали, Карл?

— Тут не обязательно быть Шерлоком Холмсом, дело в том, что крупная особь не оставила бы тебя в живых, зомби очень сильные и агрессивные, будь они человекоподобные или звероподобные они бы в миг разорвали тебя на части. А шериф встретил её, когда она уже была размером с взрослую кошку. Но, а мне она досталась, когда вымахала ростом с медведя! В тот момент, когда я понял с кем имею дело, а именно, когда увидел надвигающего монстра, я не стал ничего предпринимать, так как это было бессмысленно, у меня бы не получилось достать её своим клинком. Монтекроны очень быстрые и ловкие, человеческой скорости и реакции не хватит, чтобы поспеть за ней. В тот момент единственное, что я сделал, это закрыл глаза и смирился с участью, но чудовище не смогло меня убить, Малдаун зарядил в неё из дробовика! А потом ещё раз! Тварь не стала испытывать судьбу и скрылась, чтобы зализать раны. Так что вот как — то так всё было на самом деле. Воспользовавшись случаем, хочу сказать спасибо шерифу Малдауну. И сегодня нужно пить исключительно за него.

Наконец-то все подняли бокалы и осушили их, я естественно пил освежающий морс.

V
Утром я и мои новые друзья ехали по узкой дороге в загородный дом.

— Я уверяю тебя, Карл, ты никогда в жизни не пил воды вкуснее, чем в моем ущелье. Только ради этой живительной влаги я готов приезжать сюда каждую неделю, — похвастался мистер Хагенс.

Я улыбнулся. Если бы только мистер Хагенс знал во скольких ущельях мне посчастливилось побывать за свою жизнь. Я уже не говорю о Тибете!

Красоту ущелий невозможно описать словами. Обязательно, хоть раз в жизни, хотя бы одно ущелье должен увидеть каждый человек на Земле. Обрывы, заставляющие схватиться за сердце, воздух, щекочущий легкие, это невозможно передать — это нужно прочувствовать. О природе можно рассказывать очень долго. Постоянные спуски и подъемы создают невероятные пейзажи. А самое ценное в ущельях — это родники, мистер Хагенс был прав, когда хвалил воду. Единственно, нужно проверить её на наличие вредных металлов, иногда они попадаются.

Мистер Хагенс не зря гордился своим загородным домом. Он стоял на самом краю ущелья. Деревянный забор загородил собой обрыв. Если бы у меня был парашют, можно было бы спрыгнуть вниз и успеть раскрыть его, настолько оно было глубоким.

— Ну как тебе? — улыбнувшись, похвастался мистер Хагенс.

— Вы были правы, это место потрясающее. Мне не терпится пройтись вдоль вон той горной речки, — указав вниз по склону, произнес я, — вы туда спускались?

— Нет, — признался мистер Хагенс, — обрыв очень крутой, а я уже не молодой мальчик, лет так двадцать назад я бы решился покорить этот склон.

— Ну что вы, вы в прекрасной форме, — подбодрил я старика.

— Ладно, хватит, — махнул он на меня, — пошли, изопьём водички. Она здесь знаешь какая!

Мистер Хагенс повел меня куда — то вниз, где склон был не таким уж и крутым, но все равно он так же был огорожен забором для безопасности. Пройдя полпути, послышался шум водопада. Я догадался, что это бьет горный родник, но когда я его увидел, был потрясен. Из горы торчал пологий, углубленный камень. В него вросли корни деревьев, которые укрепляли его. Поток воды стекал с камня, создавая водопад, его водяная струя проваливалась в бездну.

— Ну как тебе мой родник!? — все таким же счастливым голосом спросил мистер Хагенс.

— Это самый красивый горный ключ, который мне приходилось видеть! — восхитился я, — каждый раз удивляюсь, как мать-природа создает подобное. Надо же так рассчитать, чтобы именно плоский камень торчал из скалы и около него выросли деревья, которые держали его своими мощными корнями, чтобы у камня было углубление по центру для стекания ровной, я бы даже сказал идеальной струи.

— Да, когда я увидел это место, сразу купил этот участок земли и построил на нем загородный дом, далековато, конечно от Топики, но это того стоит. Я обожаю природу, особенно горы, знаешь в нашем округе Шони, горы большая редкость. Я не мог упустить такую возможность и пройти мимо этого волшебного места.

У мистера Хагенса, когда он рассказывал мне подробности своего приобретения и все проблемы строительства в столь опасном месте, горели глаза, его переполняла гордость, что он смог стать хозяином этого места. Родник действительно был волшебным, испив из него ледяную воду, я сразу почувствовал её целебные свойства. Но я не стал говорить об этом мистеру Хагенсу, чтобы у него не родилась идея построить тут завод по изготовлению минеральной воды. Пусть лучше не знает об этом, пусть наслаждается своим водопадом.

VI
Подходя к дому, мы услышали крик Софии. Мистер Хагенс рванул первым, я за ним.

— София! Девочка моя, ты где? — попробовал докричаться обеспокоенный отец.

— Она здесь! — крикнул я, обнаружив лежачую на земле Софию без сознания.

— Что с ней?

— Она упала в обморок, — констатировал я.

— София, София, — несколько раз тряся плечо своего ребенка, позвал мистер Хагенс.

Девушка открыла глаза и сразу осмотрелась вокруг.

— Где он? Он ушел?

Её глаза были обеспокоены, она явно кого — то боялась.

— Кто он? — уточнил отец.

— Я не знаю, какое — то существо. Оно было лохматым.

— Карл, что скажешь по этому поводу?

Прежде чем ответить я понюхал воздух, осмотрел землю, следы говорили, что это не кто иной, как бигфут.

— Я не знаю, — соврал я, мне не хотелось, чтобы началась охота за снежным человеком, так его называют на востоке, — но я могу сказать точно, это не демон. Скорее всего, это был медведь. Я выслежу его и прогоню.

— Медведь? В моем доме? — возмутился мистер Хагенс, — это очень опасно, нужно немедленно пристрелить его.

— Я усмирю животное, дайте мне время. Оно больше никогда вас не побеспокоит, я вам обещаю.

Мистер Хагенс согласился со мной, хоть и с большим трудом! После недавнего случая он готов был за свою дочь пристрелить кого угодно. Бедняжка и так очень сильно настрадалась.

Глава 4

I
Я не стал затягивать и пошел немедленно на поиски бигфута, пока еще не выветрился его запах и не заворошило пылью следы окончательно. Йети был умен, он поводил меня по кругу и смылся. Это означало только одно, придется искать его логово. В принципе, в теории это вполне возможно, так как я очень чувствителен к запахам, а учуять запах снежного человека не составляет большого труда. Признаться, они очень вонючие. Только возникает одна проблема, ущелье очень большое. Возможно, придется провести несколько ночей на свежем воздухе. Я принял решение вернуться в загородный дом для подготовки. Мистер Хагенс дал мне палатку, спальник, противоветровые спички и пару пачек зажигательных таблеток, которые не гаснут даже в воде, они мне понадобятся для разведения костра. Также мистер Хагенс хотел, чтобы я взял топор или пилу для добычи дров, но я отказался, мой клинок превосходно рубил стволы деревьев при определенной технике, а я владел ею в совершенстве, да и валежника было полно. Так что я взял с собой свою гитару, сумку и рюкзак с палаткой внутри, туда же я умудрился запихать еще и спальник.

Первым делом я спустился к горной речке. Осмотрелся вокруг, попробовал воду. Она была такой же целебной, как и из ключа мистера Хагенса.

— Бигфуты знают, где селиться, — сделал заключение я.

Остаётся надеяться только на удачу, так как найти его будет задачей не из легких. Больше запаха бигфута я не ощущал, пока я набирал снасти для похода, он выветрился. Да ещё и София задержала меня, просила взять её с собой. Мне пришлось долго объяснять ей, что это не простая прогулка, что она устанет спустя пару часов, а бродить придется в лучшем случае сутки, а то и несколько.

Мистер Хагенс как-то косо на меня пялился, в то время когда его дочь упрашивала меня взять её с собой.

София была ещё совсем юна, недавно ей исполнилось восемнадцать. У девчонок в этом возрасте гуляет ветер в голове. Мистер Хагенс переживал, что я могу воспользоваться этим и совратить его дочь. Но я уверил его, когда мы были наедине, что я не сплю с хорошими девушками. Для семейных отношений я не готов, да и профессия моя не позволит стать хорошим мужем. А для развлечения я предпочитаю обходиться девушками легкого поведения, которые не требуют обязательств.

— Ну смотри, — все равно пригрозил мне мистер Хагенс, — если что, пеняй на себя. Я же вижу, как она на тебя смотрит.

Странно, но я не заметил, чтобы дочка мистера Хагенса проявляла ко мне интерес.

— Простите, — замялся я, — у меня и в мыслях не было совращать вашу дочь.

— Я знаю, Карл, — извиняясь, произнес мистер Хагенс, — просто она мне сказала, что ты ей очень нравишься. А я переживаю за неё, как отец! Понимаешь?! По тебе видно, что ты не такой человек и не будешь пользоваться влюбленностью юной девушки.

Услышав все сказанное, я опешил, я не знал, что ответить. «София в меня влюблена?» — это не укладывалось в моей голове.

— София очень хорошая девушка, я обещаю вам, как только мы вернемся в Топику, я покину ваш дом. Лучше не мучать бедняжку. А для чего вы взяли её с собой? Если знали о подростковой влюбленности?

— Да в том — то и дело, что она напросилась и рассказала мне о своих чувствах только сегодня.

Мои мысли прервал звук рога, служивший музыкальным инструментом у бигфутов. Я сразу же осмотрелся. Он меня зазывает, значит, хочет, чтобы я его нашел. Вот только для чего ему это? Он хочет заманить меня в ловушку или у него добрые намерения?

Эхо скал не дало возможности определить, откуда именно исходил звук. Может быть бигфут как — то по-другому себя проявит или он просто издевается надо мной? Сначала запутал след, а теперь дразнит.

— Но ничего, я до тебя доберусь, — прошептал я себе под нос, — это для твоего же блага. Если у меня не получится, доберётся мистер Хагенс с кучей охотников. Вряд ли, конечно, у них получится тебя отыскать, но мигрировать отсюда тебе по-любому придется.

Миграция непременно убьет бигфута, с давних времен бигфут может жить только на одном месте. Кочевник из него никакой. Это очень редкий представитель фауны, ему нужна определенная вода и пища. Если что-то поменять, то это существо погибнет.

— Двину вдоль ручья, — решил я, — а там посмотрим. Может какие-нибудь признаки его присутствия я и обнаружу.

Я набрал фляжку и пошел.

II
Как я и предполагал, за день найти логово бигфута мне не удалось. Придется ставить палатку. Я вбил в землю четыре кола, которые служили креп лениями, их было достаточно для того, чтобы удержать моё временное жилище, палатка была одноместная. Натянув брезент, я сразу же принялся искать дрова. Костер был важен, ночью на мой запах могли прийти дикие хищники, в ущелье их было предостаточно. Огонь будет их отгонять. Единственное животное в мире, которое приходит на костер — это носорог и то из-за врожденного инстинкта. Природа сделала из него пожарника саванны! Но к счастью в этих местах они не водятся.

Я нашел немного валежника, он нужен, чтобы поджечь сырые дрова. Затем взял гитару, вынул из неё свой меч и принялся рубить молодые деревья, диаметр ствола которых не превышал пяти сантиметров, их тут было предостаточно, ни к чему было тупить меч о толстые стволы. Тонкие бревна разрубались как семечки, признаться, я любил заготавливать дрова таким способом. С одной стороны, занят делом, а с другой — полноценная тренировка.

Костер разжечь не составило никакого труда. Со снастями, которые мне дал мистер Хагенс, только самый криворукий не смог бы добыть огонь. Зажигательная таблетка горела еще очень долго после того, как разгорелись мокрые дрова. Около палатки я соорудил щит из стволов деревьев против горящих щепок, которые постоянно вылетали из пламени. Силы маленьких угольков не хватит, чтобы зажечь поленья с корой, а вот брезент они прожгут запросто. У мокрых дров есть особенность взрываться. Я знал об этом, поэтому подстраховался, чтобы не прожечь палатку.

Пришло время ложиться спать, я постелил спальный мешок, но не стал в него залезать, мне хотелось чувствовать контроль, а внутри мешка я мог запутаться в случае неожиданного нападения.

Уснуть этой ночью мне так и не удалось, позвонил мистер Хагенс, узнать как продвигаются поиски и спросить не нужна ли какая помощь? Я успокоил его, сказав, что это приходил не косолапый, а барсук-гигант, такие встречаются не часто, так что вашей дочери повезло увидеть редкое животное. Он застал Софию врасплох, она бедняжка испугалась до потери сознания. Также я сказал, что следов медведей поблизости не обнаружил, и это было абсолютной правдой.

— Хорошо, Карл, когда вернешься?

— Думаю через пару дней. За это время я успею обследовать территорию ущелья полностью. И можно будет возвращаться с чистой совестью.

На этом наш разговор с мистером Хагенсом закончился.

Где — то поблизости выли волки, которые раздражали, не давая заснуть. Они чем-то были обеспокоены. Обычно стая ведет себя так, когда неподалеку бродит сильный хищник. Это могло означать только одно, бигфут не ушел. Он караулит меня. Зачем я ему нужен? Для меня оставалось загадкой. С одной стороны он понимает, что я иду по его душу, мог бы и показаться, а с другой — такое поведение может означать, что он меня ведет куда-то.

III
Под утро мне все-таки удалось задремать. Раз пришел сон, я решил поваляться.

— Пару часов нужно поспать обязательно, — перевернувшись с боку на бок, сказал я себе, придумав оправдание своей лени.

Но и на этот раз поспать мне не удалось, меня разбудил телефон, звонил мистер Хагенс.

— Послушай, Карл! — взволновано начал он.

По его интонации я понял, что случилось что-то неладное. Последний раз таким обеспокоенным я его слышал, когда он позвонил мне впервые.

— Мистер Хагенс, что-то случилось? — немедленно спросил я.

— Да, она оставила записку…

— Кто? София? — в мою голову полезли самые нехорошие мысли, но я их отгонял, мне не хотелось в них верить.

— Да, она пошла в ущелье одна, она написала, что не может без тебя и пошла на твои поиски. Видимо её влюбленность намного сильнее, чем мы думали.

— Хух, — выдохнул я, — не беспокойтесь, мистер Хагенс, ничего страшного с ней не случится. Опасных участков вдоль ключевой речки я не заметил. Я немедленно выдвигаюсь ей навстречу. Мы сразу позвоним вам, как только встретимся.

— Хорошо, Карл. Пожалуйста, найди её быстрее, я тебя очень прошу.

— Все, я пошел, ждите звонка.

После этих слов я бросил трубку. Схватил свою сумку и гитару. Палатку и спальник я оставил на месте, не хотел тратить время на их сбор.

— Эх! София… София… Что же ты делаешь? Зачем, так пугаешь отца?

Признаться честно, я беспокоился за Софию не меньше, чем мистер Хагенс. Зная её совсем недолго, я переживал как за родную.

Всю дорогу я размышлял, что же эта девушка, причем очень даже симпатичная, нашла во мне? Сказать, что я красавец? Да нет… Никогда я не был таковым. Я всегда был достаточно худым, скулы на лице, шрам на пол щеки, черные как смог глаза и волосы, могли разве, что оттолкнуть. Тело, правда, атлетичное из-за того, что постоянно практикую фехтование. При моей профессии нельзя пренебрегать тренировками владения мечом.

София же красавица, стройная, элегантная. Её улыбка притягивает, глаза голубые-голубые, глубокие-глубокие, искренние, добрые. Как такое божье создание могло полюбить такого как я? Мы с ней полная противоположность. Мы как ангел и демон. Она добро, а я самое, что ни на есть зло! Посчитать хотя бы то, скольких разумных тварей я убил, да, они не были людьми, но все равно их кровь на моей совести. Она влюбилась в красивую картинку, я для неё спаситель. Я одолел врага её семьи! Вот, что она полюбила!

IV
Через два часа бега вдоль речки я увидел вдали маленькое пятнышко.

— Наконец-то, — шепнул я себе под нос, — с ней все в порядке, сейчас надеру уши дурной девчонке. Хотя нет, отведу её к отцу, пусть сам решает, что с ней делать.

— Если хочешь, чтобы с ней ничего не случилось, возвращайся к палатке, — прозвучал голос в моей голове.

Я опешил от нежданного голоса, резко огляделся, пытаясь найти наглеца, посмевшего вторгнуться в мою голову. Но никого не было видно.

— Кто ты? — бросил я в надежде, что голос снова проявится.

— Ещё не пришло для тебя время узнать моё имя. Присмотрись, видишь там, вдали, София не одна?

Я быстренько присмотрелся, около Софии ходило высокое мохнатое существо, я догадался сразу — это был бигфут. Девушка не подозревала об опасности, она не замечала его.

— Оставьте её в покое! — пригрозил я, — если с ней что-нибудь случится, вы поплатитесь жизнью.

— Если бы мы хотели её убить, она бы уже была мертва, — не унимался голос в моей голове.

— Да что вам, черт побери, нужно?!

— Чтобы ты вернулся к палатке.

— Но я не могу бросить Софию, она еще совсем юна, мне нужно отвести её к отцу, после я обязательно вернусь к палатке.

— Мы не можем так рисковать, мы не доверяем людям. Или ты возвращаешься к палатке немедленно или Грил перебьет ей шейные позвонки, ему не нужно для этого много времени. Ты слишком далеко от них. Ты не успеешь её спасти.

— Постой, кто бы ты ни был. Давай ни тебе, ни мне, я немедленно возвращаюсь к палатке, но вместе с ней. Договорились?

— Хорошо, но если обманешь, мы отберём её у тебя, мы найдем способ её погубить.

— Давай, говори своей горилле, чтобы уходила от неё подальше.

— Не горилле, а Грилу, — обиделся голос в моей голове.

— Прошу прощения, Грилу!

Больше я голос в своей голове не слышал, бигфут, круживший вокруг Софии, скрылся. Это означало, что кто бы он ни был, он не шутит.

V
— София! — крикнул я.

Девчонка присмотрелась, узнала меня, обрадовалась и побежала навстречу. Я же шёл очень серьёзный и злой. Мне хотелось отчитать её по полной программе. Высказать всё, что я о ней думаю, но когда она подбежала и обняла меня, я растаял, если бы у меня были уши, как у немецкой овчарки, они бы опустились. Её тепло было необычным, родным что ли, мне хотелось, чтобы она не отпускала меня из своих объятий как можно дольше. Но пересилив свои желания, я отодвинул её.

— София, никогда больше так не делай!

— Но я лишь хотела увидеть тебя, а ты?! — обиженно произнесла она.

После этих слов она демонстративно отвернулась, надув губки.

Да елки — палки! В этот момент я понял, что не знаю как себя с ней вести. У меня появилось стеснение. Мне немедленно захотелось, чтобы она простила меня. Ещё секунда молчания и я бы не сдержался и начал просить прощения, но она опередила меня.

— Ты что, не рад меня видеть? — выпалила она.

— Вовсе нет, — начал оправдываться я, — я рад тебя видеть, даже очень.

Я пожалел сразу же после этих слов. У Софии засияла улыбка на лице, она полезла обниматься.

Её объятия снова погрузили меня в состояние блаженства, в этот раз я почувствовал её запах, он был настолько приятный, что я не мог надышаться им.

— София! Нужно быстрее позвонить твоему отцу, — вспомнив о мистере Хагенсе, произнес я, — он места себе не находит!

София покраснела, она ещё ни разу не поступала так жестоко со своим папой. Но гормоны в этот раз взяли вверх. Она последовала за мужчиной, которого полюбила всем сердцем.

Разговор мистера Хагенса с дочерью был долгим и неприятным. Он сильно ругался, особенно когда София заявила, что пойдет со мной до конца. А когда он попросил передать мне трубку, гаджет выключился, села батарея. Поиск связи посадил её окончательно.

«Черт возьми!» — выругался я про себя, — «это же надо! Не успел сказать ему, что мы не скоро вернемся, он с ума сойдет и непременно объявит поисковую операцию. Вся армия округа скоро будет прочесывать это ущелье».

Нужно срочно вернуться к палатке и выяснить, что же от меня хочет бигфут. Я догадался, что голос в моей голове не что иное, как телепатия. Эти существа владеют даром телепатии в совершенстве, раньше я не знал таких подробностей.

Я думал, что София будет проситься домой, но когда она узнала, что нам предстоит приключение, обрадовалась. Она была готова пойти со мной хоть на край света.

С дочерью мистера Хагенса поход продвигался намного медленнее, она не могла идти быстро и к тому же отвлекалась на всякую ерунду. То цветочек, то белочка, то шишечка. Это конечно мило, но нам нужно добраться до палатки к темноте.

Дойдя до места, мы обнаружили, что палатка исчезла вместе со спальником. Узнал я его по остывшим углям моего костра.

— Это что за шутки? — произнес я, в надежде получить ответ от бигфута, но его не последовало.

Мне ничего не оставалось, как соорудить хоть какое-нибудь жильё. К счастью, спички и зажигательные таблетки я положил в свою сумку. Я быстро развел костер и попросил Софию охранять его, чтобы тот не погас.

— Ай, — крикнула она, когда в неё прилетел взорвавшийся уголек.

Я объяснил ей, что мокрые дрова имеют свойство взрываться. Она отошла подальше от костра и больше не отвлекала меня от важной работы.

Мне пришлось построить кровать из стволов деревьев. Я связал их между собой влажной корой. Кровать получилась крепкой, но жесткой. Большего сделать я не успел. Наступила ночь, ничего не было видно. Отходить далеко от костра было опасно. Я принял решение, мы будем спать под открытым небом. Натаскал травы, чтобы лежак был помягче и позвал Софию.

— София, ложись спать, а я буду охранять наш импровизированный лагерь.

— Мне одной страшно, — заявила она, — пожалуйста, Карл, давай поспим вместе.

— Хорошо, — согласился я, мне хотелось усыпить её, а потом продолжить нести свой пост.

Первой на лежак упала София.

— Какая классная лесная кровать! — улыбнулась она, ты у меня такой рукастый.

«У меня?» — пронеслось в моих мыслях, — «что значит у меня? С каких это пор я твой?»

— Иди быстрее ко мне, мне холодно, — перебила мои мысли София.

Я прилег рядом, положил руки под голову и устремил свой взор в небо. Софии это не понравилось, и она сказала:

— Обними меня, я замерзла.

Мне хотелось сказать ей, чтобы она пошла к костру погреться, но вместо этого, не знаю почему, я обнял её. Она была такая мягкая и теплая. А после того, как она повернулась ко мне лицом и прильнула к моей груди, я вновь ощутил её прекрасный запах. Пролежав так полчаса, я не заметил, как заснул.

К счастью, ночью нас не потревожили дикие животные. Огонь погас задолго до рассвета, до утра его не хватило. Проснулся я часов в десять, у меня не было часов, но примерное время я мог определить по солнцу. Я был в шоке от своего непрофессионализма. Опять я веду себя, как полный идиот. Ночью на нас могла напасть рысь или загрызть волки. Дикие звери запросто могли убить нас, пока мы спали.

София еще валялась, я воспользовался этим, отошел подальше и громко сказал:

— И что дальше? Куда нам идти?

— Идите до конца ущелья, затем сверните направо, пройдете ещё пару километров, увидите лесополосу, зайдите в неё.

Меня немного напугал ответ, я думал, что моя идея спросить в пустоту потерпит неудачу.

— Зачем нам идти туда? Для чего я вам нужен? — попытался выяснить я у голоса. Но ответа не последовало.

Я не стал спешить, я дал милому созданию выспаться, наблюдать за её сном было сплошным удовольствием. София постоянно вошкалась, но просыпаться не собиралась. На свежем воздухе всегда хороший сон.

Проснулась София от вкусного запаха, я готовил первый завтрак за последние пару дней. Я, бесспорно, мог продержаться без еды хоть неделю, но держать голодом девушку я не собирался. Пока моя спутница спала, мне удалось добыть несколько сусликов, которые давно уже жарились на огне.

— Это самое вкусное мясо, которое я ела! — похвалила меня София за необычный завтрак.

Она непременно мне льстила, у мяса суслика присутствует своеобразный привкус, который не всем нравится. Но мне было очень приятно услышать от неё похвалу.

После завтрака мы направились туда, куда велел идти бигфут.

— А куда мы все время идем? — спросила невинно София. Передо мной встала дилемма. Стоит или не стоит рассказывать Софии правду. С одной стороны, правда может напугать её, но с другой и не рассказывать нельзя. При очередной неожиданной встрече с бигфутом, она может не просто потерять сознание, она может умереть от разрыва сердца. Я принял решение все ей рассказать. Но вместо того, чтобы испугаться, она обрадовалась. Встретить бигфута вживую было её мечтой.

Подойдя к заветной чаще, я остановил нашу группу из двух человек. Мне нужно было принять усиливающие эликсиры. София попыталась уговорить меня не принимать эту гадость, но я не мог рисковать ею. Да! После последует ужасный отходняк, но я готов к нему ради… Ради Софии.

VI
В самый последний момент, перед тем как войти в лесополосу, София запаниковала.

— Карл, давай не пойдём, вдруг это ловушка!

— Не бойся, — пытаясь успокоить милое создание, уверенно произнес я, — под моими эликсирами мы в полной безопасности. Посмотри на мой меч, видишь, он заблестел синим?

— Да, — ответила тихо София.

— Это означает, что зелье проводимости уже подействовало. Мне бы хотелось решить все мирно, но если бигфуты проявят агрессию, я непременно пущу клинок в ход.

София взглотнула, она не была готова к такому стечению обстоятельств. Она лишь думала, что она храбрая, а на самом деле оказалось все по-другому. Страх парализовал её.

Я заметил в каком состоянии находится дочь мистера Хагенса. Может быть оно и к лучшему, может её напугает происходящее до такой степени, что она и думать обо мне не пожелает.

— Ну всё, нам пора, — поторопил я.

София попятилась, не желая идти в сторону леса. Затем посмотрела мне в глаза и взмолилась:

— Карл, прошу тебя, давай не пойдем туда, давай вернемся домой. Я не хочу их видеть.

— Уже слишком поздно, — ответил я ей, пытаясь напугать ещё сильнее, — они не отпустят нас просто так.

У Софии потекли слезы. Она хотела убежать, но я придержал её за руку. Вдруг в одно мгновение начался сильный ветер. Он навёл ещё больше паники на бедняжку, её сердце забилось учащённо.

— София, доверься мне, — громко закричал я, иначе из-за ветра меня не было бы слышно, — побежали в лес, этот ветер необычный. Он рунный, бигфут усилит его. Мы можем погибнуть. Я обещаю, я буду защищать тебя всю свою жизнь.

София побежала первой в сторону лесополосы. Вскоре мы укрылись в густом лесу, внутри он не был похож на тот, что снаружи.

Я мог прочертить магический знак и ветер бы прекратился, руна бигфута потеряла бы свою силу, но я решил по-другому. Мне хотелось, чтобы дочь мистера Хагенса пережила небывалый страх и поняла, наконец, что с человеком моей профессии покоя больше не будет никогда.

Глава 5

I
В лесу было темно из — за густоты крон деревьев, но мне темнота не мешала видеть все в мельчайших деталях. Зверей было мало, как и птиц. София вся дрожала, температура воздуха упала существенно. Такой перепад говорил о том, что это место необычное. Кто же они такие, эти загадочные существа? Неужели они относятся к демонам? Надеюсь, мне не придется проливать их кровь. Не знаю почему, но они мне симпатизировали, по крайней мере, до сегодняшнего дня.

— Приветствую вас, — заговорил знакомый голос у меня в голове.

— Карл, ты слышишь? — испуганно бросила София. Это означало, что бигфут залез в голову нам обоим.

— Привет, — ответил я и сразу спросил:

— Зачем ты привёл нас сюда?

София поняла, что я тоже слышу голос и больше спрашивать ничего не стала, она обхватила мою руку и прижалась щекой к плечу.

— Не бойся, девушка. Я не причиню вам вреда. Нашему племени нужна помощь твоего друга.

— Я вовсе не боюсь, — смело ответила София, но не стала отпускать мою руку.

— Ах-ха-ха, — залился хохотом бигфут. Ему было забавно наблюдать за фальшивой смелостью девушки, — я сейчас покажусь, ты не пугайся меня, хорошо? — обратился он к Софии.

София не ответила, только крепче сжала кисти.

Перед нами стала образовываться туманная стена. Сначала она надвигалась, потом резко остановилась. Из тумана вышел он, виновник, из-за которого мы находились здесь.

— Не бойтесь! Наш род никогда не причинял вреда человеку. Совсем наоборот, мы помогали людям до тех пор, пока нас не стали преследовать. Я могу подойти к вам?

— Пожалуй, не стоит, — ответил я, почувствовав ногти Софии, они уже впивались мне в руку, — моя спутница боится тебя.

— Прошу прощения, я не хотел её напугать, я искал тебя, а попалась она.

— Так тем монстром был ты? — возмутилась София.

— Члены племени йети не любят, когда их называют монстрами, — обиженно произнес бигфут.

— Прости её, — извинился я за Софию, — она ещё ребенок.

София бросила на меня недобрый взгляд.

— Да, я слышал об этом, люди в современном мире взрослеют намного дольше, чем было раньше.

— Условия выживания изменились, — поддержал дискуссию я. Мне хотелось расположить к себе чужака, вторгнувшегося в нашу жизнь.

— Это верно, современные технологии! С каждым годом нам становится всё тяжелее прятаться от людей.

— А зачем от нас прятаться? — посмела поинтересоваться София.

— Мы являемся хранителями, простым смертным нас видеть нельзя. Племя йети одно из самых древних на Земле. Мы владеем рунами, они помогают нам держать в заточении нечистую силу. Мы охраняем Озисметорий.

— Что охраняете?

— Озисметорий, — повторил для неё я, — тюрьму для демонов. Я много раз видел её в своих трансах, но никогда не видел там бигфутов. В видениях были монахи, лица которых скрыты под капюшонами.

— Это погибшие из племени йети, — объяснил бигфут, — наша душа не может найти покой, мы обязаны оставаться хранителями даже после смерти.

— Интересно, для чего хранителям Озисметория понадобился я?

— Один демон вышел из-под контроля, ты должен усмирить его.

— То есть убить! — прямо ответил я.

— Племя йети не любит говорить о смерти, но ты абсолютно прав.

— А почему я должен вам помогать? — решил поторговаться я.

— Потому что ты новый Вельдан — убийца демонов, кроме тебя никто не справится.

— Кто я?

— Вельдан, — повторил бигфут, — не спеши, у тебя будет время разобраться в себе, а сейчас пойдемте, у нас мало времени. Портал скоро закроется.

— Придется идти, — шепнул я.

София посмотрела на меня и кивнула, она понимала, что другого выбора у нас нет. Сколько бы она не упрашивала вернуться, мы всё равно не повернем назад, пока не выполним то, для чего пришли. Да и бигфут уже не казался таким страшным, как при первой встрече.

— В нашем мире я не смогу общаться с вами мыслями, — предупредил нас бигфут и поманил рукой, чтобы мы подошли ближе к нему.

— Пошли… Доверься мне, — сказал я Софии на всякий случай.

Через минуту мы стояли наравне с трехметровым громилой. Теперь мы могли рассмотреть бигфута. Вблизи можно было понять, что это человек, а не зверь, правда с угрюмым лицом и густыми волосами, покрывавшими не только голову, но и тело. Одежды на нем не было.

«Мы первые люди на планете, которым посчастливилось смотреть на снежного человека на расстоянии вытянутой руки, да что там смотреть? Разговаривать с ним!» — эти мысли непроизвольно пробежали в голове у Софии.

Бигфут улыбнулся, он их прочитал, но не подал виду.

— Пришло время познакомиться, — протянул я руку гиганту, мне хотелось проверить пожмет он мне её или нет.

Ладонь бигфута не меньше, чем в три раза была больше моей. Он поздоровался со мной кончиками пальцев, как взрослые здороваются с детьми.

— Меня зовут Куладий, — представился бигфут, — я являюсь старшим хранителем.

— Карл, — представился я и добавил:

— А это София.

— Рад знакомству, но я уже знаю ваши имена!

— Взаимно, — ответила София, у неё совершенно пропал страх. Она стояла возле меня, но уже не мучала мою руку. Я думал мы сейчас отправимся в Озисметорий, но София резко бросила:

— А, правда, что вы можете разорвать медведя на части?

Мы уставились на неё, у меня в голове был только один вопрос: «зачем тебе сейчас нужно это знать?»

Неловкое молчание прервал бигфут.

— Не знаю, не пробовал, — совершенно спокойно ответил он, — племя йети существует, чтобы сохранить природу, а не для того, чтобы разрушить её. Мы не охотимся на медведей, мы не хотим причинять боль животным, а тем более убивать их ради забавы.

— Я просто слышала по телевизору, там говорили, что одного медведя разорвали попо…

— Нам пора, — перебил её Куладий, это были последние его слова, он вошел в туман и исчез в нем. Я взял Софию за руку, покачал головой, мы шагнули в унисон следом за бигфутом.

II
Телепорт был похож на сон, когда мы очутились в мире йети, мы как — будто открыли глаза после крепкого сна.

Перед нами стоял мужчина лет так сорока. Одет он был необычно. Его одежда походила на одежду древних славян. Для Софии культура этой народности была незнакома, поэтому она чувствовала себя чужой в этом месте. Дело в том, что Америка молодая страна и по большому счету у неё совершенно нет древней истории. Мы сейчас не берем в расчет коренное население. Для меня же атмосфера показалась близкой, так как корни мои лились с территории России. На генетическом уровне я чувствовал сердцем что — то родное в Озисметорие.

— Кто вы? — спросил я у мужчины.

— Это мой настоящий облик, — ответил Куладий, — дело в том, что в вашем мире йети перевоплощаются в того, кого вы наблюдали несколько минут назад. Так было всегда.

— Мы находимся в другом мире? — спросила у длинноволосого мужчины София.

— Да, наш мир называется Озисметорий. Сейчас мы пройдем к двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости. Там и содержится демон, который вышел из-под контроля.

— А как же руны? — поинтересовался я, — с их помощью можно успокоить не то, что демона, самого дьявола!

— Тише, — зашипел Куладий, — в нашем мире нельзя упоминать имя хозяина преисподней. Он приходил однажды в Озисметорий, многие из племени йети тогда погибли. У нас остался панический страх перед исчадием ада. Не накликай беду на наше племя, прошу тебя, Карл. А что касается рун, так на эту тварь почему — то их сила не действует. Именно поэтому и существуют Вельданы, чтобы помогать нам в подобных случаях. Это ваше предназначение.

— Это многое объясняет, — поддержал я разговор, — так вот почему у меня проявился дар.

— Да, Вельданы, как правило, ясновидцы, вам дана связь с великой библиотекой предков, в которой содержатся знания, о которых больше не знает никто, кроме вас и всевышнего, конечно.

«Так вот почему меня всегда тянет к книгам» — пронеслись мысли в моей голове.

— Да, у меня есть связь со знаниями, это правда. Я их черпаю через музыку, но ясновидцем я никогда не был. Видеть прошлое или настоящее, а тем более предсказывать будущее у меня никогда не получалось.

— Не получалось? Или ты никогда не пробовал?

Чтобы ответить на этот вопрос, мне нужно было подумать.

— У каждого Вельдана связь проявляется по-разному. В твоём случае это музыка.

— Есть и другие? Такие, как Карл? — стало интересно Софии.

— Конечно есть, — засмеялся Куладий, — планет огромное множество, Карл — Вельдан планеты Земля.

— Что? Существуют и другие планеты, на которых есть разумные существа?

— Девочка, — хотел было ответить Куладий, но его перебила София:

— Хватит называть меня девочкой, мне, между прочим, восемнадцать исполнилось.

— Простите, мадам, — улыбнулся Куладий, — я не хотел ни в коем разе вас задеть, просто вы очень молодо выглядите.

— Правда?

— Да!

— Но всё равно не нужно называть меня девочкой, я себя чувствую от этого некомфортно.

— Хорошо, — согласился страж.

— Ну что там, насчёт других планет, на которых есть разумные существа? — не унималась София.

— Ты когда-нибудь слышала выражение — «Вселенная бесконечна»?

— Да!

— А что это выражение означает? Знаешь?

София задумалась, но очень быстро призналась, что не знает.

— Так вот, оно означает, что всё то, что ты можешь вообразить у себя в голове, где-то происходит и существует.

— Что? А если я, к примеру, представлю магического дракона, который в состоянии сожрать целую планету? — это первое, что смогла придумать София.

— Значит, где-то во вселенной есть магический дракон, который жрет планету.

— Что? Вы серьезно? — приняв Куладия за чокнутого, спросила София.

— Я не шучу, — твердо ответил хранитель.

III
Двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестая крепость оказалась огромной, она напоминала замок, в ней жили другие представители племени йети. Но смущало одно, здесь присутствовали одни мужчины. Некоторые из них ходили в такой же по стилю одежде, как у Куладия, а также были те, кто носил костюмы, как у краснокожих индейцев. Это была яркая одежда, головные уборы, украшенные перьями птиц. Их цвет кожи был намного смуглее, чем у славян. Похоже это и были предки коренного населения Америки.

— Это он? — закричал один из индейцев.

— Да, — ответил Куладий.

— Ты Вельдан? — на этот раз краснокожий обратился к Карлу.

— Грил, я же сказал, что это он, — ответил за меня Куладий.

Грил… Я вспомнил это имя, это тот самый бигфут, который бродил тогда в ущелье около Софии.

— Пусть докажет, что он достоин, иначе ему нечего делать в крепости взбунтовавшегося демона.

— Мне казалось, что это вы нуждаетесь в моей помощи, — не выдержал такой наглости я, — а не я в вашей. Вы позвали меня помочь усмирить тварь, вышедшую из-под вашего контроля. А теперь ставите условие? Что за невежество?

Грил оскалился.

Я вынул меч.

— Дернешься, пожалеешь об этом!

— Разногласия решим на арене, — ответил Грил.

Я посмотрел удивленным взглядом на Куладия. Он не стал мучать меня и пояснил, что тут происходит.

— Придется драться, Карл. В нашем мире все вызовы решаются на арене. Грил является нашим действующим чемпионом. Он хотел сам усмирить демона, но высшие стражи решили иначе, они сказали, что с древних времен Вельданы сражались с непокорными демонами.

— А если я не захочу с ним драться?

— Тогда ты потеряешь свою честь! — рявкнул Грил.

— Хорошо, я проучу тебя, раз ты этого так жаждешь, — ответил я Грилу.

— Ты не понял, Карл. Вы будете драться насмерть, — пояснил суть Куладий.

Софию напугали последние слова.

Грил заметил её испуганные глаза, они расширились и стали влажными.

— Не бойся, детка, после победы я сделаю тебя своей женой, — обратился он к Софии.

От этого ей стало ещё страшнее.

— Давайте покончим с этим немедленно, ведите меня на арену, — ответил я наглецу, мне не терпелось проучить его.

Арена выглядела, как настоящий Римский Колизей. На удивление все свободные места очень быстро заполнились людьми. Из этого можно было сделать вывод, что в этом мире любят смотреть на кровопролитие.

Я вышел на арену первым, в руках я держал свой меч. Грил не заставил себя долго ждать. Он появился с луком в руках, а из-за спины у него торчал томагавк.

Зрители после появления чемпиона загалдели. Они приветствовали его. Видимо давненько в этой крепости не бывал Вельдан. Они не знают на что мы способны. Я судил по себе, после принятия моих эликсиров я становился практически неуязвимым: моя реакция, сила, выносливость, скорость увеличивались многократно. Мой клинок тоже наделял меня дополнительной силой при взаимодействии, благодаря профиксам. Также я знал большинство магических знаков и заклинаний против рун племени йети. «Придётся для вас продемонстрировать мою силу во всей красе, в следующий раз вы будете приветствовать настоящего чемпиона» — сказал я про себя и приготовил свой меч.

* * *
В «Колизее» также не оказалось ни одной женщины, кроме Софии.

— А почему вокруг нет женщин? — спросила София у Куладия.

— В нашем мире женщинам нельзя показываться на глаза никому, кроме своего мужа.

— Что?

— Да, именно так, в нашем мире женщин продают. Мужчина, отваливший кругленькую сумму денег за барышню, становится её мужем навсегда, а после перевоплощения в монаха, то есть гибели тела йети, она или уходит в женский монастырь или её закапывают вместе с телом её мужчины. Женщины не перевоплощаются.

— Ужас! — вздрогнула София.

— Почему ужас? У женщины есть право умереть или пойти в монастырь.

— Но это же абсурд! — возмутилась София, — у женщины есть такие же права, как и у мужчины.

— Только не здесь. Лучше моли бога, чтобы твой мужчина победил, иначе ты станешь женой Грила, а он бьет женщин, насколько мне известно.

София заплакала.

— Не плачь, не привлекай к себе лишнего внимания. Тебя до сих пор никто не тронул только благодаря твоему мужчине.

София перестала плакать, но слезы все ещё катились по её щекам.

* * *
Поединок начался стремительно, сразу несколько стрел выпустил в меня Грил, я их хорошо видел, поэтому увернуться от первой и поймать вторую мне не составило труда. Я демонстративно поломал вторую стрелу и бросил в сторону глупца, посмевшего бросить мне вызов. Грил был удивлен, ещё никто до меня не смог поймать его стрелу, он натягивал тетиву очень сильно.

— Это всё на что ты способен? — крикнул я ему, чтобы разозлить.

В ответ он выпустил ещё три стрелы. Их я отбил тремя ударами меча.

— Ещё, — попросил я, — давно не тренировался!

Действительно, пока что я не чувствовал, что сражаюсь с чемпионом двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости.

Грил выбросил лук. Он понял, что против меня это оружие абсолютно бесполезно, выхватил свой томагавк из-за спины и с криком побежал в мою сторону.

В нескольких шагах от меня противник начал искать траекторию для удара. Я считывал каждый его шаг. Вычислил, откуда придется удар и ушел в сторону. Убивать предка индейцев я не хотел. Далее последовало ещё несколько жалких атак, под моими эликсирами они казались мне смешными. Но так продолжалось недолго, Грил достал из-за пояса свою руну. Я понял, что сейчас будет жарко. Он воспользовался ею.

На арене из ниоткуда появились его собратья, их было не меньше сотни. Они точь-в-точь были схожи с Грилом.

— Иллюзии, — понял я.

Я мог прочертить в воздухе магический знак и они бы исчезли, точно так же, как и появились, но мне захотелось проверить свои навыки. В меня полетело сразу с десяток стрел, от некоторых я увернулся, а некоторые отбил мечом. Помимо стрел индейцы бросали в меня свои томагавки. К счастью я видел их все. Стало намного сложнее сражаться. Я принял решение расправиться сразу с несколькими иллюзиями. Одной я отрубил руку, вторая лишилась головы. Голова улетела в зрителей и обрызгала их кровью. Но они вместо того, чтобы ужаснуться, заорали еще громче.

— Ах, вам это нравится? — закричал я, — тогда получайте!

Поведение зрителей меня очень сильно разозлило. Я начал убивать, мои движения были изящны, удары точны. Я не делал ни одного лишнего приема. Я исполнял танец смерти. Арена заливалась кровью.

Когда осталось совсем немного иллюзий, я прочертил в воздухе магический знак. Фальшивые Грилы исчезли. К моему разочарованию не осталось ни одного Грила, стоящего на ногах, лишь один лежал на земле и корчился от боли. Оказалось, я ошибся и отрубил руку настоящему Грилу.

— Убей меня! — заорал он.

— Нет, я не буду тебя убивать, живи, смотри на свою руку и вспоминай, что ты глупец, который посмел вызвать Вельдана на бой.

Глава 6

I
Я вышел с арены победителем, София бросилась ко мне навстречу, Куладий еле поспевал за ней. В этот момент ей было без разницы, что вокруг столько мужчин. Они все видели, на что способен её мужчина и пусть кто-нибудь посмеет хотя бы бросить косой взгляд в её сторону. Она хотела кинуться мне на шею, но я отпрянул.

— Подожди, я испачкаю тебя кровью, мне нужно отмыться.

София остановилась, осмотрела меня с головы до ног.

— Ты ранен?

— Нет, у иллюзий есть такое свойство, они исчезают, а их кровь и экскременты остаются.

София не хотела слушать о свойствах иллюзий, она взяла меня за руку и сказала:

— Пойдем, я помогу тебе вымыться.

На самом деле ей больше всего хотелось попросить меня отправить её домой. Но я не был в силах сделать это.

Бедняжка настрадалась, увиденного сегодня ей хватит надолго. Я хотел как можно быстрее закончить дела, которые привели нас сюда, а именно: отправиться в подземелье, найти сбежавшего демона и покончить с ним. Затем незамедлительно вернуть дочь мистеру Хагенсу.

Мне было очень неудобно перед Софией, я втянул её в такую передрягу. Ладно я, привыкший ко всяким неожиданностям, но она девушка, выросшая в богатом доме, она совсем не готова к таким переделкам.

Куладий проводил нас к колодцу, кровь запеклась и не хотела отмываться. София очень бережно обтирала меня тряпкой, которую дал ей старший хранитель. Через полчаса я был в полной боевой готовности.

— Куладий, — обратился я к хранителю, — пора покончить с демоном, веди меня, я готов.

— А ты хорош! — похвалил он меня, — только после боя и вновь в бой рвешься! Это похвально! А может сначала пообедаем?

— Нет времени, покорми Софию, а меня отведи к монстру, я хочу закончить дело, из-за которого ты меня привел в это проклятое место.

— Грубо, но справедливо, — ответил Куладий.

Я немного подумал и добавил:

— Ты можешь отправить девушку домой к отцу?

— Отчего не могу. Могу… Только вот согласна ли она?

— София, ты хочешь домой?

— Я без тебя никуда не пойду, — категорично отрезала она. София бы всё отдала сейчас, только бы оказаться дома, но без Карла она боялась. Племя йети оказалось, по её мнению, дикарями. Мало ли что они могут с ней сделать?

Я вздохнул. Я понимал, что до отходняка у меня оставалось меньше двадцати часов. За это время нужно многое успеть. Конечно, можно будет принять эликсиры повторно, только в таком случае отходняк будет в несколько раз жестче. А куда ещё жестче?! Он меня так выворачивает, что жить не хочется. Готов ли я к нему ради Софии? Нет, не готов.

II
Вход в подземелье оказался в одном из многочисленных храмов. В нем повсюду бродили монахи, лица которых были спрятаны под капюшонами. Увидев нас, они встали в два параллельных ряда, проходя между ними, Куладий кланялся каждому, мы последовали его примеру. Мы понимали, что это погибшие хранители из племени йети.

— Вот тут он затихарился, — пояснил Куладий, подходя к темнице, ступени которой вели в подземелье, — монахи следят, чтобы он не выбежал на поверхность. Они наложили печать на двери, которые невозможно открыть без силы их рун.

— Сколько всего камер? — поинтересовалась София.

— На эту крепость восемьсот девяносто две.

— Ничего себе, столько демонов!

— Да, их хватает, и самое главное, каждый из них индивидуален! Они совершенно не похожи друг на друга…

— Хватит! — крикнул на них я, меня раздражала их болтовня, — расскажи лучше про нашего демона, а языками ещё успеете почесать.

София обиделась, она старалась не подать виду, но у неё не получилось, губки она поджала.

— Этот демон особый, здоровый бычара, причем в прямом смысле. С виду бык быком, только ходит на двух ногах, да любит топоры. Мы давеча всё у него отобрали, так он где — то опять новые топоры взял. Прям бес какой — то.

— Бес — это ты в точку попал, самый настоящий бес. Я чую его запах, мне с подобным приходилось драться.

— Ну и кто одержал победу?

— Если бы я проиграл, я бы сейчас рядом с тобой не стоял.

— О, да! Точно! Чего-то я сегодня…

— Ладно, хватит лясы точить, пошел я. Присмотри за Софией, головой за неё отвечаешь.

Куладий не ответил, только развел руками, как будто сказал «разумеется».

Я спустился в подземелье.

Тут жутко воняет, такое чувство, что кто-то сдох. Стены обросли плесенью так, что стали абсолютно черного цвета.

Я достал из гитары меч, он заиграл на этот раз жёлтым.

— То, что нужно, как раз для подземелья! — обрадовался я, — будет освещать мне дорогу.

Я оставил гитару у выхода, чтобы она не мешала. Со мной остались моя сумка и меч.

— Мда… Подземелье — то не из мелких, столько ответвлений, прям лабиринт! — крикнул я в надежде, что бес услышит и немедленно нападет, я покончу с ним и дело с концом, — бычара, ты где?! Выходи, подлый трус!

— Ты меня ищешь? — отозвался кто-то из глубины подземелья.

Я быстро побежал на голос, нельзя было терять времени, демон мог сбежать. В подземелье можно блуждать бесконечно долго.

Впереди показались три фигуры, я их сразу узнал.

— Скелеты! — крикнул я, нанося сокрушительный удар одному из них. Но к моему удивлению он успел выставить щит, меч повредил лишь краешек защитного орудия. Его собратья принялись атаковать. Это были не те иллюзии на арене. Они наносили очень быстрые и сильные удары. С такими лютыми тварями мне не приходилось ещё драться. Придётся попотеть.

Клац… клац… ширк… ширк… — с первой атакой костяшек справился.

— Ребят, трое на одного нечестно! — пытаясь отвлечь внимание скелетов, крикнул я.

Они не обратили внимания на мой возглас и продолжили атаку. Мне необходимо было растянуть их, нечистые двигались цепью, что мешало мне нанести удар по цели. Скелеты прикрывали друг друга.

«Куладий, гад, не сказал ничего о скелетах», — выругался я про себя.

В течение десяти минут мне не удавалось даже задеть скелетов, они работали слаженно. Моя кисть начинала ныть. Я пробовал наносить прямые, колющие, боковые удары, но все они блокировались. Вдобавок скелеты успевали отвечать, пытаясь достать меня своими костяными, острыми, зазубренными мечами.

«Что же делать?» — запаниковал я, — «я ничего не могу сделать, моей скорости не хватает или приёмы не те, если так и дальше пойдет, они одолеют меня».

Один из скелетов бросил в потолок подземелья тёмный мешочек размером с кулак. Как оказалось, в нем находился странный порошок, который мгновенно распылился и засорил воздух. Гадость оказалась едкой, мне стало трудно дышать, через пару минут потемнело в глазах, я почувствовал резкую боль, но не от отравления, а от укола. Скелет достал меня мечом, он воткнул мне его в бок и резко вытащил, тем самым пропилил кожу. Я кувыркнулся в противоположный угол комнаты, где шло наше сражение, уходя от очередного удара, встал на ноги и осознал, что они стали ватными. Скелеты развернулись и двинулись ко мне, чтобы добить. Я не хотел сдаваться без боя. Я сжал двумя руками меч, но тут же выронил его. Он упал к моим ногам. Я опустился на колени, схватился за бок, он пульсировал, кровь выплескивалась из него. Я понял, что это конец, скелет задел жизненно важные органы. Я скоро умру.

Скелету оставалось пару шагов, чтобы добить меня. Я встретил его суровым взглядом, я не боялся.

Нечистый замахнулся, но не успел ударить, у него отлетела голова, меня засыпало его костями, одна больно прилетела в лоб. «Ещё и шишку набили перед смертью!» — выругался я про себя, говорить уже было очень трудно. Второго и третьего скелета настигла та же участь. Кто-то очень быстрый помог мне. Я не мог увидеть, как незнакомец наносил удар.

— Меня зовут Эсмеральда, — сказал мне чей-то очень приятный голос. Но я его еле слышал, сознание покидало меня.

Женщина прочертила магический знак в воздухе, достала из своей сумочки бутылку с эликсиром и велела мне пить.

Бутылка была как минимум литровая.

— Я не смогу всё выпить, — прошептал я тихо, мои голосовые связки уже ослабли.

— Пей, я сказала, всё до капли, — скомандовала женщина.

Я не посмел её ослушаться. И начал изо всех сил стараться пить, но часть жидкости проливалась мимо рта.

Она не стала ругаться, только сказала шутя:

— Не переживай, у меня есть ещё!

После этих слов она произнесла магическое заклинание, о котором я и понятия не имел. Магический знак, висевший в воздухе, словно живой вонзился в мою смертельную рану, но я не почувствовал боли, только немного зажгло.

Эсмеральда положила свою ладонь поверх знака и жжение прекратилось. Мне стало лучше, вкус эликсира проявился — это была сладкая водичка. Я начал пить с жадностью.

Эсмеральда достала вторую бутылку и кинула её мне.

— Эту выпей до половины. Оставшуюся жидкость будешь допивать в течение дня.

Выполнив приказание женщины, я посмел спросить у неё:

— Кто ты?

— Я же сказала, меня зовут Эсмеральда.

— Очень приятно, я Карл.

— Ха, смешное имя! — засмеялась она.

— Эсмеральда, а ты кто?

— Как и ты, Вельдан.

— Как и я?

— Но не совсем как ты — ты салабон ещё.

Мне не нравилось, что она меня оскорбляет, но я был благодарен ей за спасение.

— Спасибо тебе, что спасла мою жизнь.

— Забей, не очень то и хотелось на самом деле.

— Что? Но зачем тогда?

— Я пришла не для того, чтобы тебя спасти, я пришла за профиксом.

— Я ничего не понимаю. Тебя послал ко мне на помощь Куладий?

— Что? Этот идиот, наоборот, закрыл мне дорогу, но я всё равно пробралась. Здорово, да?!

— Зачем тебе это?

— Я же сказала, мне нужен камень.

— Погоди, у меня есть один лишний, подай, пожалуйста, мою сумку, — она слетела с плеча, когда я кувыркался.

Женщина встала, подошла к моей сумке и пнула её.

Я достал профикс, который добыл в логове монтекроны.

— Вот, возьми, — протянул я ей профикс.

— Аха-ха, — засмеялась она, — это камень? Нет, спасибо, оставь его себе!

— Подожди, у меня ещё есть, я подобрал свой меч, снял с рукоятки камни и подал Эсмеральде.

Она снова засмеялась.

— Хочешь, фокус покажу? — произнесла она играючи.

— Валяй, — я уже был на все готов, только бы она перестала осмеивать меня.

— Она взяла все камни, которые у меня были, зажала в ладонь, прочитала заклинание, а когда разжала, в руке был всего один большой камень. Она передала его мне.

— Одень на свой меч!

Я послушался.

— Теперь проверь его силу.

— Я взял меч, но не смог его держать. Клинок выпал из моей руки.

— Ох, елки — палки, я забыла, что ты ещё зелёный совсем.

— Что значит зелёный? — немного обиделся я.

— То и значит, что ты ещё лошара, только не обижайся.

Да что тут обижаться, она права, с тремя скелетами справиться не смог. Зато с Грилом разобрался! В этот момент мне стало очень стыдно за то, что я натворил с одним из племени йети. Если бы я только умел, как Эсмеральда исцелять, я бы обязательно вернул ему руку. И больше никогда в жизни не поступил бы так жестоко ни с кем.

— На самом деле мы, Вельданы, не любим друг друга, — неожиданно произнесла Эсмеральда.

— Это почему? — поинтересовался я.

— Потому что, когда Вельдан убивает Вельдана, его сила переходит победителю.

— Так зачем ты спасла меня, не забрала мою силу?

— Потому что ты лошара! Мне твоя сила, что слону дробина, а вот камень, который охраняет демон, мне пригодится! Поэтому ты скажешь всем, что ты одолел его, а про меня никому не скажешь ни слова. Иначе мне придется забрать твою силу. Понял?

Я кивнул.

— Может расскажешь ещё что-нибудь про нас, про Вельданов.

— Нет, не хочу.

— Жаль, но тогда скажи, чем я могу тебя отблагодарить? Ты спасла мне жизнь.

— Пустое это, поверь, я сделала это небескорыстно. Я же тебе говорила, мне нужен камень.

Я хотел настоять на благодарности, но она опередила мои мысли:

— Хотя ты можешь кое — что для меня сделать!

— Что? — обрадовался я. Мне не хотелось оставаться перед ней в долгу.

— У меня давно не было мужчины.

Я подавился слюной и закашлялся от неожиданного предложения.

— Ты понимаешь, о чем я?

Я всё прекрасно понял и полез к ней, но она отпрянула.

— Дурак! Не здесь! Встретимся наверху, я сама найду тебя.

— Но у меня будет отходняк.

— Какой отходняк?

— После моих усилительных эликсиров.

— Дай посмотрю, — сказала Эсмеральда и потянула руку к моей сумке.

— Сначала их нужно готовить, они быстро протухают.

— Мда, все хуже, чем я думала! Ладно, тогда встретимся завтра вечером. Будешь стараться, научу тебя, как обойтись без твоих дурацких эликсиров. А сейчас возвращайся, я покончу с этим бесом.

— Тебе нужна моя помощь?

— Что?! Аха — ха! Твоя помощь мне понадобится завтра вечером, жду не дождусь твоей благодарности, так что иди, хватит меня возбуждать.

Сложно передать словами, как я себя чувствовал в этот момент. Мне было очень грустно.

III
На выходе меня встретил Куладий, Софии не было.

— Где София? — грубо начал я.

— Не беспокойся, девушка отведала вкусной еды и уснула.

— Это хорошо, пусть поспит, досталось ей сегодня.

— Ну как там? — не выдержав, спросил Куладий, — ты справился с ним?

— Да, я убил его.

— Тяжело было наверно?

— Как было, так было, — ответил я без настроения.

— Понятно… — призадумался Куладий.

Вдруг он что-то знает про Эсмеральду. Не хотелось бы начинать первый день в Озисметории с дурной славы. Остается надеяться, что девушка-Вельдан убила за меня беса и никто об этом, кроме нас ней, не узнает. Быстрее бы прошли сутки, мне не терпится узнать от неё подробности.

— Я выполнил то, для чего сюда пришёл, пора отправлять нас домой, — сказал я Куладию.

— Да, я отправлю, очень скоро, но сначала тебе нужно встретиться с главным хранителем.

— Для чего? У меня нет времени, скоро…, - мне хотелось рассказать про отходняк, но я подумал и решил, что не стоит, вдруг он поймет, что я ещё совсем зелёный Вельдан, — А, не важно…

— Не волнуйся, он не задержит тебя надолго.

— Пойдем быстрее, — сказал я, мне хотелось завершить все дела до того, как проснется София.

Главный хранитель оказался умершим. Он стоял в капюшоне.

— Подойди ко мне, Карл, — произнес он глухим голосом.

Я выполнил его просьбу.

Монах вручил мне руну.

— Это руна телепорта, — пояснил он, — когда ты захочешь или тебе нужно будет оказаться в Озисметории, достаточно будет воспользоваться ею. Знаешь как пользоваться?

— Да, достаточно прочитать магические символы, выбитые на руне, она незамедлительно придёт в действие.

— Ты знаешь магический язык?

— Да, я часто захожу в библиотеку.

— Тогда ступай и помни, что теперь ты знаешь, кто ты и знаешь свою степень ответственности. Навещай нас, кроме Вельданов помочь племени йети некому.

Мне хотелось спросить, в чём будет заключаться помощь, но я передумал, времени уже совсем не оставалось. Узнаю как-нибудь в другой раз.

Выйдя на улицу, я понял, что уже вечер, нужно срочно возвращаться домой, вторые сутки без дочери мистер Хагенс не переживёт.

Куладий проводил меня к Софии. Я разбудил её.

Она бросилась мне на шею и поцеловала в щёку.

— Я так переживала за тебя!

— Нам нужно серьезно поговорить, — обратился я к Софии.

Куладий понял, что не стоит нам мешать и вышел из комнаты.

— Давай сразу на месте решим, будем ли мы рассказывать о сегодняшнем дне твоему отцу? Если ты хочешь рассказать, это твоё право, но мне бы хотелось, чтобы это место осталось нашим секретом, как и существование племени йети.

— Да, я тоже не хочу рассказывать ничего отцу, узнав правду, он меня никуда больше не отпустит.

— Хорошо, тогда погнали.

Я взял Софию за руку, достал руну и прочитал магические символы.

Мы очутились неподалеку от загородного дома Хагенсов.

Осмотревшись вокруг, мы заметили людей с фонарями. Они подбежали к нам, осветили наши лица. Один из них передал в рацию:

— Отбой тревоги, мы их нашли.

Это были военные, они уже больше суток искали нас.

Мистер Хагенс встретил нас на пороге.

— Ну и где вы шлялись?! — закричал он, я ещё ни разу не видел его таким, — у меня чуть сердце не остановилось от переживаний.

— Пап, прости меня! — заревела София, — это всё из-за меня. Я упросила Карла показать мне ущелье, мы так увлеклись, что не заметили, как стемнело. Мы заплутали, пришлось заночевать прямо на свежем воздухе, к счастью, Карлу удалось собрать для нас кровать.

Отец с дочерью ещё долго ругались. Я же решил уехать немедленно. Я помнил, что утром меня ждало. Я хотел подготовиться. Я уехал, не простившись с Софией. Мне кажется, так будет лучше. Не думаю, что после всего случившегося ей захочется когда-нибудь меня видеть. Она видела, как я убивал людей, это должно отпугнуть молодую девушку.

Глава 7

I
В дверь кто-то позвонил. Мне не хотелось открывать, отходняк уже вот — вот должен был начаться, но настойчивость человека за дверью моего гостиничного номера заставила меня подняться с дивана и направиться к двери.

— Кто там? — крикнул я раздраженно.

— Это я, София, — ответил мне женский голос.

Я открыл дверь.

— Что ты здесь делаешь? И как ты меня нашла? — спросил растерянно я, впуская влюбленную девчонку в свою берлогу.

— Это было нетрудно, я узнала адрес у отца.

— И он тебе его дал?

— У него не было выбора.

— В смысле?

— Я сказала ему, что покончу жизнь самоубийством, если он не отпустит меня к тебе.

— Зачем?

— Потому что я не могу ничего с собой поделать, я люблю тебя…

— Постой, ты же знаешь кто я?

— Ну и что, я всё равно не могу без тебя.

— Я убийца, София. Я убивал людей.

— Ну и пусть! Они были врагами, а врагов убивать можно.

— Что ты несешь?

— Пожалуйста, не выгоняй меня.

— Но ты же знаешь, как мне будет плохо, я бы не хотел, чтобы ты видела меня таким.

— Я посижу тихонько, ты не заметишь моего присутствия.

— Я буду кричать, стонать и ругаться матом и это всё на протяжении шести часов. Ты хочешь это слышать и видеть?

— Да.

— Ты точно сумасшедшая!

— Да, я сошла с ума! С тех самых пор, как ты впервые обнял меня. Ты облегчил мои страдания, я хочу отплатить тебе тем же.

— Отец знает, что ты у меня?

— Нет, я сказала ему, что поеду к тебе вечером, а днём я обещала своей подруге Саманте помочь с одним важным делом. И представляешь, он позвонил ей! Слава богу, я успела её подговорить. Отец отпустил меня. Карл, я не хотела, чтобы он послал за мной слежку, я хотела побыть с тобой по-настоящему, без конвоя.

— Всё понятно.

— Что понятно?

— Почему твой отец не позвонил мне, чтобы предупредить о твоем визите.

— Не звони отцу, — заволновалась София, — он заберёт меня, а я хочу побыть с тобой.

— Ладно, садись на диван, можешь посмотреть телевизор, только без громкости, я пойду прилягу на кровать. Кажется уже начинается.

Я пообещал себе, что буду максимально сдержан в криках, но когда начался ад, я не сдержался. Мне стало невыносимо плохо, я сразу же заорал. Кости на ногах начали ныть, боль сводила меня с ума, правую руку и левую лопатку свело судорогой. Я скривился, временами от боли у меня перехватывало дыхание. Не в состоянии терпеть я заорал:

— Ну что?! Ты это хотела увидеть?! — под раздачу сразу попала София, так как была единственной, кто был рядом, — садистка! Нравится?! Иди посмотри как меня скрутило. Наслаждайся моей пыткой. И так будет всегда, на протяжении всей оставшейся жизни будешь смотреть на мужа, слушать, как он ревёт от ломки и ничем… Слышишь?! Ничем не сможешь помочь!

София встала с кресла, подошла к двери, за которой мучился я, немного постояла, она боялась войти сразу, ей нужно было набраться смелости.

— Уходи, уходи отсюда! Чего приперлась? — выругался я, услышав шаги за дверью.

Эти слова подтолкнули Софию. Нет, она не для того сюда пришла, чтобы обидеться и уйти, она пришла помочь человеку, которого полюбила с первого взгляда.

Дверь распахнулась, в спальню вошла София. Меня снова скрючило, я хотел наорать за то, что меня побеспокоила непослушная девушка, но я не мог, от боли в очередной раз перехватило дыхание.

София, не задумываясь, подбежала ко мне и обняла, она не могла стоять на месте, видя меня в таком плачевном состоянии.

Кислород стал поступать в легкие, боль мгновенно отступила, чувствовалась только остаточная, притупленная. Я смотрел на Софию и не понимал, как ей удалось облегчить мои страдания? Она и сама не понимала, что сделала.

У Софии на глазах выступили слёзы, я вытер их рукой, но она стала плакать пуще прежнего. Я обнял её, хотел успокоить, но она не унималась, рыдания нарастали, я погладил её по голове, это не помогло, София начала стучать зубами. Мне ничего не оставалось, как поцеловать её.

Для Софии это был первый поцелуй, она обрадовалась, что он от любимого мужчины и неумело ответила мне, ей хотелось, чтобы я продолжал целовать её.

Я заметил, что весь взмок, у Софии тоже катились по вискам капли пота. Мы разгорячились до предела, даже для меня это был феномен. Что происходит со мной? Что происходит с нами? София потянулась к моей рубашке и начала расстёгивать её, я хотел было запретить ей, но почувствовав прикосновения нежных рук, не смог сопротивляться, вместо этого я расстегнул её блузку и нежно поцеловал в шею.

София застонала. Её эротичные и возбуждающие стоны вскружили мне голову. Она расслабилась, доверилась, отдалась мне. Я мог сделать в этот момент с ней всё, что угодно, но я не спешил, мне хотелось быть с ней нежным.

Я продолжал целовать её тело, его запах был очень приятным, мы подходили друг другу.

С каждой минутой Софии становилось все труднее дышать, она обхватила мою голову и нежным движением потянула к себе. Я двинулся к её губам, обдав горячим дыханием тело. Она согнула колени.

«Нет! Ещё рано!» — промелькнуло у меня в голове. Мне не хотелось обесчестить её, мне хотелось, чтобы она просто была рядом.

Этот ангелочек лёг мне на плечо и заснул. Я не стал лишать её невинности, хотя мне было очень тяжело сдержаться. Я поцеловал её в лоб, обнял и заснул. Это был самый приятный отходняк в моей жизни.

II
Нас разбудил звонок моего сотового телефона. София увидела фотографию своего отца на экране, занервничала:

— Карл, только не вздумай ему сказать, что я у тебя.

После этих слов она подскочила и стала быстро одеваться.

— Алло, — ответил я, — мистер Хагенс, рад вас слышать.

— Я тоже рад тебя слышать, Карл, — ответил любезностью на любезность отец девчонки, которая минуту назад лежала на моем плече абсолютно голая, — я звоню по делу.

— Слушаю, — ответил я, стараясь как можно лучше сыграть удивление. Хотя я прекрасно понимал, о каком деле он говорит.

— Разговор пойдет о Софии, она выпытала у меня твой адрес и должна скоро приехать к тебе.

— Но зачем вы ей его дали?

— Я не мог иначе, она шантажировала меня суицидом. А после смерти её матери я не мог рисковать, я отпустил её.

— А причет тут её мать?

— Дело в том, Карл, что моя покойная супруга тоже пригрозила мне суицидом однажды. Я отнесся к этому несерьёзно и отказал ей в просьбе, думал, что перебесится и в этот же день её не стало.

— Примите мои соболезнования.

— Спасибо, Карл, я не мог отказать ей, моя дочь это единственное, что у меня осталось.

— Не беспокойтесь, мистер Хагенс, — поспешил успокоить я отца Софии, — хотите я не открою ей двери?

— Нет, не нужно, я знаю её, она в окно залезет! Просто постарайся объяснить ей, что вы не пара.

А вот эти слова немного задели меня, «почему это мы не можем быть парой? Не такой уж я и старый, мне всего тридцать два года».

— Хорошо, мистер Хагенс, — процедил я и бросил трубку.

София подкралась сзади, обняла меня и поцеловала в щёку.

— Спасибо, что не выдал!

— Не за что, — ответил я и схватил дурную девчонку, она перевернулась через меня и оказалась на моих коленях, — попалась?! — добавил игриво я, с ней я чувствовал себя на десять лет моложе.

София подставила губки.

Я поцеловал её. После поцелуя София вскочила и поспешила к выходу.

— Всё! До завтра! Я побежала. Целую, люблю, пока — пока.

Дверь захлопнулась, я остался наедине со своими мыслями.

III
Прошло не более пяти минут, как в двери снова кто — то позвонил. Я обрадовался.

— Наверное, вернулась София! — прошептал я и ринулся открывать дверь.

— Кто такая София? — произнесла женщина в костюме уборщицы.

Я сразу узнал её — это была Эсмеральда. Одежда уборщицы ей шла, как в прочем и любая. У неё была потрясающая фигура. Пышная грудь, выделяющаяся на фоне тонкой талии, манила к себе. Я непроизвольно дотронулся до неё.

Эсмеральду нисколько не смутило моё поведение.

Я буквально затащил её в свой номер и швырнул на расстеленную кровать.

— Продолжай! Мне это нравится, — воскликнула она.

Я набросился на неё, с ней мне не хотелось быть нежным. Сразу после первого поцелуя стало ясно, что это прожжённая женщина, она целовалась совсем иначе, чем София. Её поцелуй был жарким и страстным.

Я думал, что задымлюсь от возбуждения. Эсмеральда заметила это и рассмеялась.

— Ну же, чего ты медлишь?!

За эту дерзость я слегка придушил её.

Эсмеральду возбуждало моё поведение, я доминировал над ней, ей это определенно нравилось.

Эта ночка была бурной!

IV
— Ты удивил меня, — призналась Эсмеральда, — такого секса у меня давно не было.

— Может еще разок? — сказал я, пытаясь показать себя супермужчиной.

На моё счастье она отказалась. На самом деле я уже получил то, чего хотел.

— Нет уж, она устала и больше не хочет его!

На моём лице появилась улыбка, я был горд собой. Я чувствовал себя настоящим мужчиной!

— А что рожа такая довольная! — засмеялась она, — как у кота, который сметаны обожрался!

Я поддержал смех. Мы были счастливы, нам было очень хорошо вместе.

В этот момент я забыл о демоне, об Озисметории, даже о Софии. Я валялся в объятиях шикарной женщины, она прижимала меня к своей груди и гладила.

V
Проснулся я под утро. К удивлению, Эсмеральды не было рядом.

— Вот чертовка! — выругался я, — сбежала, не попрощавшись.

От девушки-Вельдана остались только порванные колготки.

Я пошёл в ванную, привести себя в порядок.

Зазвонил сотовый телефон. Это звонила София. Я немедленно взял трубку.

— Привет, любимый! — начала она ласково.

— Привет!

— Я всю ночь не сомкнула глаз, думала о тебе.

— Я тоже, — соврал я.

— Признаться, мне было немного грустно, я оставила тебя там одного, ты, наверное, хотел получить от меня большего?

— Нет-нет, — поспешил я успокоить её, — ты и так сделала для меня очень много, у меня никогда в жизни не было такого приятного отходняка.

— Значит тебя волнует только отходняк, а то, что произошло между нами?

— Постой, София! — начал оправдываться я, — ты не так меня поняла, я имел в виду, что мне было очень хорошо с тобой, я ни с кем не испытывал такого блаженства.

— Правда?! — вновь растаяла София.

— Да! И мне не терпится тебя увидеть.

— Я тоже очень скучаю.

Наступило неловкое молчание, мне нечего было больше сказать Софии.

— Карл, ты ещё тут?

— Да — да, я слушаю.

— Ты придешь сегодня к нам?

— Прости, я обещал твоему отцу, что не буду…

София бросила трубку.

Может быть оно и к лучшему, не придётся выбирать. Хотя у меня такое чувство, что я люблю обоих. София она милая, нежная, ласковая, из неё получится хорошая, примерная жена. А Эсмеральда дерзкая, наглая, со сногсшибательным телом, она словно создана для секса. С ней никогда не станет скучно. Но из неё никогда не получится хорошей матери. Передо мной встал сложный выбор, мне нужно разобраться в себе, чего хочу я в первую очередь: спокойной и счастливой жизни или безумной страсти и бурной жизни? Честно говоря, мне хотелось и того и другого, я не буду спешить, пусть время сделает за меня выбор.

Глава 8

I
Последнюю неделю я прожил в полном одиночестве. Меня никто не навещал, кроме уборщицы. Никто не звонил, признаться, я очень ждал звонка от Софии, но его не поступало. Мистер Хагенс тоже потерялся, видимо у него было очень много дел. Про Эсмеральду я вообще молчу, натворила делов и смылась. Мой меч потерял усилительные свойства после того, как она совместила мои профиксы в один. Отгранённый очень красивый камень теперь подходил только для того, чтобы любоваться им, остальное время он болтался в моей сумке без дела, я был слишком слаб для него.

Мне ничего не остаётся, как стать сильнее. Я знаю лишь один способ, который даст силу. О нём поведала Эсмеральда при нашей первой встрече — нужно убить другого Вельдана, забрав его энергию. Но этот способ для меня не подходит, мне не хочется идти по крови. Я верю в существование другого пути, который приведет меня к силе.

Всю неделю, как минимум по шесть часов в день я играл на гитаре, погружаясь в транс. Мне хотелось найти ответы на множество вопросов, мучивших меня с тех самых пор, как я встретил Куладия и попал в Озисметорий. Но информация была поверхностной, большинство сведений, что мне открывались, я уже знал. Да, это немало для обывателя, я сказал бы даже очень много, но мне нужны были продвинутые знания, которые не подпускали мой разум к себе по какой-то неизвестной причине.

От бессилия я решил пойти на улицу, погулять по окрестностям, немного развеяться. Может быть на свежем воздухе на ум придёт новая идея.

Проходя мимо книжного магазина, я купил пару книг, хотелось хоть чем — то себя занять. Работы не было, в Озисметории мне тоже не хотелось появляться, я боялся, что мой обман раскрыли, а подробностей от Эсмеральды я не получил и вряд ли получу.

Во время прогулки, я много думал о себе, как я изменился за последнее время. Мои действия говорили о том, что я становлюсь взрослее. Раньше, получив кучу денег, я бы не вылезал из клубов. Всё свое свободное время проводил бы с ночными бабочками, причем я мог снять сразу несколько, поить их дорогим виски, катать на престижных автомобилях и заниматься сексом, где придётся. Пока у меня были деньги, я не знал границ. Но теперь всё стало по-другому. Мне не хотелось сомнительных связей, мне хотелось любви от Софии и страсти от Эсмеральды. Другие женщины мне были противны. Не получив ни той, ни другой — я предпочёл одиночество.

Вернувшись в отель, я обнаружил двери моего номера приоткрытыми. Я не стал испытывать судьбу и подошёл очень тихо, аккуратно заглянул. В постели я увидел обнаженную девушку, которая прикрывалась одеялом.

— Заходи, милый, — услышал я знакомый голос.

Улыбка блеснула на моем лице.

II
Выходя из душа, я боялся, что она снова опрокинет меня, смоется, но нет, Эсмеральда на этот раз не ушла по-английски — не попрощавшись, она лежала в кроватке и млела от удовлетворения. Не хочу хвастаться, но за долгие годы практик с профессионалками, я научился обращаться с женским полом.

— Ты сегодня был на высоте, — бросила Эсмеральда, услышав мои шаги.

И что я должен ей ответить? «Я старался» что ли?

— Ты тоже сегодня была хороша, впрочем, как и в прошлый раз.

— Не знаю почему, Карл, но мне с тобой очень хорошо! — произнесла откровенно Эсмеральда, — другого мужчину-Вельдана я бы убила, но тебя лишать жизни у меня нет желания.

— Это комплемент?

— Думай, как хочешь…

— И многих ты убила?

— Не считала.

— Ты так хладнокровно говоришь о смерти себе подобных…

— Ой, Карл, какой ты милый, я забыла, что ты ещё совсем зеленый.

Вот опять начала принижать меня.

— Я же уже тебе говорила, что Вельданы ненавидят друг друга, будь это Вельдан-девушка или Вельдан-мужчина, без разницы, если бы я к тебе не испытывала…, - замялась Эсмеральда.

— Убила бы? — догадался я.

— Возможно. Тебя несложно было найти, ты совершенно не умеешь заметать следы. Твой информационный след повсюду.

— Ты умеешь считывать инфослед? — обрадовавшись, спросил я, мне давно хотелось научиться этому.

— Конечно, умею! — улыбнулась Эсмеральда, — иначе, как бы я тебя нашла. Канзас не такой уж и маленький.

— Но и гостиниц в Канзасе не так уж много.

— Двести восемьдесят две! — засмеялась Эсмеральда, — какой ты все-таки забавный!

— Так ты научишь меня?

— Я тебя многому научу, но только не здесь.

— А где?

— У меня дома. Я приглашаю тебя к себе! У тебя же нет никаких дел?

— Нет, я абсолютно свободен, никому кроме тебя я не нужен.

— Да? И той девчонке…?

— Какой? — перебил я.

— Да не нервничай ты так! Я про ту девушку, с которой ты кувыркался до моего прихода в тот раз.

— Я… ммм…

— Да, ладно не оправдывайся! Мне всё равно, плевать кого ты трах…шь, пока меня нет.

Я не знал, что ответить Эсмеральде, она вычислила мою близость с Софией, да и я бы определил запах постороннего человека в постели. Вельданам не нужно для этого уметь читать информационный след, нам хватает сильно развитого обоняния. Да и постель была пропитана женскими духами, тут и Вельданом не нужно быть, чтобы понять очевидных вещей.

— Я не знал, что ты появишься в моей жизни, — на всякий случай оправдался я.

— Я же сказала, что я не против! Ты так смешно смущаешься, меня это заводит!

Я очень сильно хотел отказать Эсмеральде за её наглость и бестактность, но после того, как она скинула с себя одеяло, мой мозг отключился, включился животный инстинкт.

III
Три дня мы не выходили из номера. Бедный официант обслуживания номеров — молодой парень, каждый раз смущался, когда полуобнажённая Эсмеральда открывала дверь, чтобы забрать заказанную еду и напитки. Её это забавляло!

— Карл, закажи нам что-нибудь ещё!

— Опять…

— Да, хочу опять посмотреть, как смущается малой! На этот раз выйду к нему без лифчика!

Я схватился за голову, — «и эта девушка будет обучать меня навыкам охотника за демонами?!», мне хотелось ответить ей «твёрдое нет», но еду я все-таки заказал.

Когда постучали в дверь, у Эсмеральды загорелись глаза!

— Ты как ребенок! — упрекнул я.

— Ну, милый! Это же прикол.

— Всё! Хватит приколов. На этот раз открою я.

Я открыл дверь, за ней стоял Дигори с подносом — так звали официанта. Только я потянулся, чтобы забрать поднос, как молодой человек выронил его из рук. За мной стояла развратница, которая оголила не только грудь, но и все остальные прелести.

Бедный студент засуетился, поспешно стал собирать испорченные продукты и извиняться, не смея поднять глаза.

— Ну всё! — взорвался я, — оденься быстро!

— Ну что ты, милый! Иди ко мне, я заглажу свою вину! — поманила распутница к себе, и добавила для Дигори, — мальчик, уходи, пусть придёт горничная через…? Эмм… Через полчаса, думаю, мне хватит этого времени, чтобы расслабить моего мужчину!

Бедолага поспешно скрылся.

— Ну и зачем? — спросил я, подходя к кровати, на которой уже дожидалась виновница испорченного заказа.

— Заткнись! — ответила она, и легким приемом опрокинула меня на кровать, — снимай штаны и получай удовольствие!

IV
На этот раз нас разбудил стук в дверь.

— Кто там ещё? — выругался я и поспешил напялить на себя что-нибудь из одежды.

— Только не говори, что ты собираешься открыть дверь? — протянула Эсмеральда.

— Сейчас узнаю кого там нелегкая принесла и вернусь.

— Карл! — пробила, словно током, Эсмеральда.

— Ну что!? — нервно ответил я.

— Мне иногда кажется, что ты не относишься к нашему роду.

— Почему это?

— Потому что сейчас за дверью стоит София и ждет пока ты ей откроешь! Здорово будет, если она увидит нас вместе!

Эти слова заставили меня занервничать, я стал метаться по комнате в панике.

— Успокойся, обожаю видеть тебя таким! — захихикала Эсмеральда, — иди открывай, я спрячусь в шкафу.

Эсмеральда взяла свои вещи и спряталась, я был очень признателен ей за это. Поправив кровать, я пошел к двери.

— Кто там? — сонно спросил я.

— Это я, — послышался тоненький голосок.

Я открыл дверь, передо мной стояла София. На ней было богатое каштановое платье, оно взрослило её.

Софии хотелось выглядеть постарше. Перед приходом она заглянула к визажисту и модельеру, дала им задание сделать из неё роскошную женщину. Признаться, они справились блестяще. В моих дверях стояла богиня, мне показалось, у неё даже грудь стала больше. От красоты я потерял дар речи.

— Привет, — улыбнулась она. Помада терракотового цвета выделила её белоснежные зубы, такой девушкой невозможно было не очароваться.

— Ты потрясающе выглядишь! — начал я с комплемента.

— Спасибо, мне очень приятно! — засияла София, у неё получилось произвести впечатление, как она и хотела, — ты впустишь меня?

— Да… да… заходи, — растерянно пригласил я её в номер, — твой визит застал меня врасплох, у меня тут такой срачельник.

— Тебе опять было плохо? — забеспокоилась София, видя замусоленную кровать, — ты опять принимал свои эликсиры?

— Нет… — с натяжкой ответил я, — после разговора с тобой мне не хотелось никого видеть, я никого не впускал в номер, даже горничную.

Эсмеральда, сдерживая смех, хрюкнула, к счастью, София не услышала её.

— Бедненький, прости меня, пожалуйста. Я долго думала о нас и поняла, что была не права. Взрослому мужчине нужно время, чтобы понять чего он хочет, поэтому я не буду навязчивой, я буду ждать столько, сколько придётся.

«Откуда она набралась всего этого? Тут явно над ней кто — то поработал, — догадался я, — откуда ей знать что — то про мужчин, хорошо, подыграю ей».

— И ты прости меня, София! Ты права, мне нужно время, чтобы разобраться в себе. Понимаешь, с тобой я испытываю чувства, которые никогда и ни с кем не испытывал. Это что-то новое для меня. Давай не будем спешить, чтобы не наделать глупостей.

София кивнула и присела на край кровати, где совершенно случайно из-под одеяла выглядывали женские трусики. У меня участилось биение сердца, когда она положила свою ладонь в нескольких сантиметрах от них.

— София, — пристроившись рядом, начал я, пытаясь отвлечь её внимание и поймать момент, чтобы зашвырнуть кружевное бельё куда подальше, — мне было так плохо без тебя.

— Мне тоже, — ответила она и нежно поцеловала.

Во время поцелуя я пытался нащупать что-нибудь ещё под одеялом, вдруг трусы были не единственной «приятной неожиданностью»!

Поцелуи постепенно переходили в секс, чего мне совершенно не хотелось. Заниматься любовью с Софией в присутствии Эсмеральды я точно не собирался.

— Подожди, подожди… — аккуратно убирая губы, произнес я, — мы не должны…

— Я больше тебе не нравлюсь? — перебила меня София, её глаза мгновенно помокрели.

— Да нет же! Ты мне очень нравишься, просто я сейчас не готов, давай подождем немного.

В этот момент я почувствовал себя прыщавым школьником.

— Хорошо, я обещала тебе, а обещания я держу. Я подожду, пока ты будешь готов, но не долго. А сейчас я, пожалуй, пойду.

София разочаровалась во мне. Она не ожидала, что мужчина так быстро может превратиться в тряпку.

Только я закрыл дверь за Софией, из шкафа сразу же вывалилась Эсмеральда, она не могла остановиться от смеха.

Не буду скрывать, она меня бесила в этот момент. Мне хотелось её придушить. Мой гневный взгляд пронзал её. Я молча смотрел, как это существо цитирует и пародирует меня, умирая от смеха.

— Ладно, всё, хватит! — наконец — то успокоилась она, — собирайся, пойдём ко мне в более спокойную обстановку.

— К тебе домой?

— Да, одевайся и целуй меня.

Я думал она опять шутит, но нет, когда я оделся и поцеловал её, Эсмеральда сжала в руке руну и мы перенеслись в её хоромы.

Глава 9

I
— И это твой дом?

— Нравится? — спросила довольная Эсмеральда.

— Да, он шикарен!

— Тридцать две постройки и все из благородного дерева, — похвасталась хозяйка, — не считая ворот и ограды.

Я ещё ни разу не видел такой счастливой Эсмеральду. Её глаза горели.

— А так же в моём подчинении двенадцать рабов и один механизм.

— Механизм?

— Да, механизм! В нашем мире против магии может помочь только он. Я на его содержание трачу около ста тысяч серебряных чаклей в год. Дороговато, конечно, но это необходимость. Он спасает от нападения магов и драконов, я обязательно покажу его.

— От магов и драконов? — удивился я, — где мы находимся?

— Это место называют Понтарэсс! По-другому — родина Вельданов.

— Подожди, подожди! Родина наших предков?

— Первые Вельданы обосновались и дали название этому месту.

— Но ты же говорила, что Вельданы ненавидят друг друга.

— Да, так и есть. Наш с тобой случай исключение, я сама не понимаю почему. Почему мы не схлестнулись с тобой? Почему я не убила тебя? Почему мне хочется находиться рядом с тобой? Почему я сейчас тебе всё это рассказываю?

— Этому должно быть объяснение.

— Наверное, но я о подобных случаях не слышала. Ты ощутишь ненависть к себе подобным, я тебе обещаю, это произойдет, когда ты встретишься лицом к лицу с другим Вельданом.

Слова Эсмеральды пугали меня. Голова заболела от избытка информации. Мне одновременно хотелось узнать побольше о своём роде, но подробности наводили на мысль, что мы созданы для того, чтобы убивать и неизвестно кто страшнее демоны или Вельданы?

— Я всегда думал, что дар, который мне был дан должен служить людям. Я должен очищать Землю от демонов, потому что больше некому.

— Карл, Вселенная намного больше, чем ты думаешь. Нельзя ограничиваться одной планетой. Руны — телепорты были созданы не просто так. И племя йети далеко не единственное кто охраняет тюрьмы, где содержатся демоны, преступившие закон.

— Бывают законопослушные?

— Я тебе больше скажу, есть целый мир, в котором существуют демоны. В древних сказаниях его величают адом во всех культурах и наследиях. Так вот этот мир является одним из самых могущественных, только покидать его пределы запрещено. Демоны, которые сбежали из ада, автоматически становятся преступниками и остановить их должны мы — Вельданы, таково наше предназначение.

— Но опять же, почему тогда мы не объединяемся, почему мы должны убивать друг друга?

— Это наше проклятье, Вельданы ненавидят себе подобных. Скоро будет турнир для новобранцев в Озисметории, ты должен принять участие. Там и поймешь что к чему.

— Турнир?

— Да, их часто проводят. Самые смелые принимают приглашения.

— Как я понимаю, в живых останется только один?

— А ты начинаешь соображать. Победитель заберёт всю силу и трофеи.

— Трофеи это профиксы?

— Да и не только, так же металл и многое другое. Вот, к примеру, твой меч сделан из призмарина.

— Откуда ты знаешь?

— Ну хватит уже удивляться! Пора давно понять, что перед тобой прожжённый Вельдан, который знает столько, сколько ты и представить себе не можешь. Призмарин это хороший металл, но далеко не самый лучший. Вот посмотри на мой катар.

Эсмеральда передала мне своё оружие, я тут же выронил его из рук.

— Прости, забыла, что твоей силы недостаточно, чтобы прикоснуться к моему клинку. Мы постепенно это исправим.

— Объясни, что представляет собой эта сила?

— Как ты уже догадался, Вельданы это не простой вид людей. Мы наделены особенной силой, которую нужно постоянно повышать. В древних сказаниях говорится, что наша сила называется шонлах — сила, способная покорить другую силу. Каждый профикс имеет особенную энергию, которая не поддастся простому смертному, эта энергия не живая и не мертвая, но её нужно подавить, а точнее подчинить, тогда ты соединишься с ней и станешь сильнее. Если оружие будет содержать более мощную энергию, чем уровень шонлаха у Вельдана, он не сможет им воспользоваться, потому что он не смог покорить эту силу.

— Как же приобрести силу? Как повысить уровень шонлаха?

— Хватит на сегодня, — бросила Эсмеральда. Завтра ты повысишь свой уровень шонлаха, лучше один раз показать, чем сто раз рассказать.

II
Сегодня Эсмеральда больше ничего не стала мне рассказывать. Она призналась, что сожалеет о том, что поспешила с повествованием. Для начала я должен освоиться, познакомиться с её слугами и отдохнуть. А уже потом она покажет мне механизм, которым так восторгалась.

Первыми с кем она меня познакомила были Луиза и Ханна — девчонки-близняшки. Они приготовили к нашему приходу много вкусной еды и напитков.

— А вы тоже Вельдан? — спросила Луиза, накладывая мне жаркое.

— Да, — ответил без скромности я.

— Ой, как здорово! — воскликнула Ханна, наливая мне напиток, — а мы и не думали, что когда-нибудь встретим Вельдана — мужчину, знаете, люди многое говорят.

— И о чём же?

— О том, что Вельданы ненавидят друг дружку! А так как наша хозяйка девушка — Вельдан, мы никак не ожидали увидеть в этом доме другого Вельдана, а уж мужского пола и подавно.

— Не верьте слухам! — ответил я, стараясь выглядеть как можно важнее, — люди всякое болтают.

— И не говорите! А все Вельданы такие симпатичные? — словно невзначай бросила мне комплимент Луиза.

— А у вашей хозяйки все служанки такие обворожительные? Или только вы? — перенял инициативу любезности я.

Луиза и Ханна даже не думали краснеть, наоборот, почувствовав контакт, они пошли в наступление. Луиза присела справа, а Ханна слева.

— Признаться, нам так не хватало мужчин, — нарушила молчание Ханна.

— А что в подчинении у Эсмеральды одни женщины?

— Да, наша хозяйка не переносит мужской пол, вы первый гость, кого она привела в свое поместье. У нас насчитывается двенадцать рабынь и ни одного раба.

— И все такие красивые как вы? — снова кинул я комплимент, мне хотелось войти в доверие к близняшкам, тем более они и вправду были очень смазливые.

— Нет, — сзади раздался голос Эсмеральды, — красавицы только эти две! Остальные обычные рабочие бабы.

Луиза и Ханна подскочили и отошли в сторону, пропуская свою хозяйку. Эсмеральда подошла ко мне властной походкой. Она переоделась, теперь она выглядела совершенно иначе: растрепанные волосы сменились гладко расчёсанными, вместо рваных кожаных доспехов на ней было одето элегантное платье с большим вырезом, даже в образе дворянки она не стала изменять себе в манере одеваться вызывающе.

— Ну как я тебе? — спросила она.

— Богиня, — это первое, что пришло мне на ум.

Эсмеральда улыбнулась и присела рядом. Луиза и Ханна шустро её обслужили.

— Что — нибудь ещё, госпожа? — спросила Луиза.

— Да, позовите Марфу, хочу, чтобы она сыграла нам.

Я догадался, что речь идет о музыкантше. До меня только сейчас дошло, что я ни разу не сыграл для Эсмеральды. Мне захотелось это сделать немедленно, но моя гитара осталась в номере вместе с клинком. «Ладно, буду действовать по обстоятельствам».

Марфой оказалась пышная женщина. Её музыкальным инструментом была арфа. Она заиграла.

— Нравится? — спросила Эсмеральда, — эта одна из моих любимых мелодий.

— Неплохо играет, — сделал заключение я, — а у тебя есть гитара?

— Гитара?

— Да, я хотел сыграть для тебя.

— Ну, хорошо! — удивилась Вельданша, — сейчас, подожди, — Эсмеральда перевела взгляд на Луизу и отдала приказ принести гитару.

Через несколько минут инструмент был у меня в руках. Я настроил его и заиграл. Музыка заговорила, её невозможно было не прочитать, мелодия исходила из моего сердца. Я не думал об аккордах и нотах, пальцы перебирали гриф и струны по собственному зову. Они играли о большой любви, мимо которой не могла пройти ни одна женщина, каждая из них хотела, чтобы эти звуки предназначались ей, но они были лишь для одной женщины и этой женщиной была Эсмеральда.

III
Я с нетерпением ждал завтрашнего дня, мне хотелось узнать как можно больше о себе, то есть о Вельданах. Кто мы? Как возник наш род? Почему мы ненавидим друг друга? И ещё очень сильно хотелось увидеть механизм, о котором проговорилась Эсмеральда, а так же я хотел увидеть драконов и магов, но это так… Можно и подождать, не к спеху…

— Карл, хочешь искупаться? — прервала мои мысли Эсмеральда.

— Искупаться?

— Да, я обожаю поплавать после еды, у меня как раз есть бассейн. Он чудесный, искупавшись в нем, ты поймешь, что я имею в виду под словом «чудесный». Он заряжает энергией.

Эсмеральда меня заинтриговала, я с большим удовольствием согласился.

— С тобой я готов искупаться хоть в болоте! — выдал я.

Эсмеральда залилась смехом, во рту у неё был напиток, который оказался повсюду, с такой силой она его распылила ртом, не сумев сдержать эмоции. Луиза и Ханна тоже залились, но тихо, они не хотели обидеть меня.

— Прос…, прос…, прости, — наконец — то произнесла Эсмеральда сквозь смех, — сей…, сей…, сейчас всё пройдет.

Да я уже и сам осознал, какой грубой у меня получилась любезность.

— Луиза, Ханна, подготовьте нам бассейн, — отойдя окончательно от смеха, отдала указания Вельданша.

Рабыни резво побежали исполнять приказ. Их тихий хохот отдалялся.

— Ну что, Карл, пойдем, — хихикнула Эсмеральда и заиграла глазами.

Я встал из-за стола и обнял её, мои руки прижимали Эсмеральду с каждой секундой сильнее. Она не сопротивлялась, наоборот, кокетка положила голову мне на грудь и обхватила мою талию нежными руками.

— Мне кажется, что я…

— Не спеши… — перебила она меня, — я расшифровала твою мелодию, она сказала мне о твоих чувствах лучше, чем ты можешь рассказать, но давай пока ограничимся этим. Я не представляю, чем может обернуться наш с тобой роман. Неизвестно как на него отреагирует общественность. Наш союз это феномен, которому нет объяснения.

— Плевать мне на общественность, — процедил я.

— Не горячись, давай я тебя успокою.

— Чем же? Опять потащишь меня в постель?

— Нет! Я скажу о том, что у меня тоже вспыхнули чувства к тебе, но это не означает, что я готова стать только твоей и от тебя подобного не требую. Ну и конечно, потащу в постель, но только после бассейна!

IV
Выяснилось, что в чудо-бассейн нужно заходить обнаженным. Я замешкался, оголяться перед Луизой и Ханной было неудобно. Эсмеральда не велела им покинуть комнату.

— Ну давай, раздевайся быстрее, — начала подгонять меня затейница.

Я бросил взгляд на близняшек.

Эсмеральда поняла меня без слов и велела рабыням раздеться и войти в бассейн первыми. Я был в шоке от происходящего.

Луиза и Ханна с восторгом прыгнули в бурлящую воду и стали играться.

— Карл, иди к ним, — не унималась Эсмеральда, — меня это возбуждает.

«Ах, вот в чем дело!? Возбуждает это её!» я незамедлительно снял с себя одежду и нырнул в бушующий бассейн. Красотки потеряли меня, но были приятно удивлены, когда я выплыл между ними и приобнял. Их буфера были очень мягкими и нежными.

— А у твоих рабынь классные сиськи! — восторженно выкрикнул я, пытаясь задеть Эсмеральду.

Эсмеральда улыбнулась и начала раздеваться.

Я почувствовал, что вода в бассейне не совсем обычная, она была газированной! Пузырьки слегка щекотали, особенно их напор чувствовался чуть ниже живота.

— Это бассейн с шампанским! — объяснила Луиза.

— Смотри не напейся, — хихикнула Ханна, — хозяйка рассказывала, что вам нельзя пьянеть.

— С такими девочками как вы опьянеть не удастся, — потрогав одновременно грудь каждой, ответил я!

Тем временем к нам подплыла Эсмеральда.

— Как впечатление от бассейна? — с улыбкой спросила она.

— Я в восторге! Тут главное не наглотаться воды! — пошутил я.

— Да, пить алкоголь нам нельзя, — согласилась Вельданша, — остается только купаться в нем!

— Необычное ощущение, — признался я.

— Это еще не всё, сейчас девочки сделают нам массаж, не зря же я загнала их с нами в воду.

Луиза и Ханна не стали заставлять себя ждать и начали массировать все уголки наших тел. Эсмеральда сказала мне не обращать внимания на прикосновения к сокровенным местам и просто получать удовольствие, ни о чём не думая. Одним словом — кайфовать.

Девочки массировали не только руками, они использовали все части своего тела, это было очень приятно. Эсмеральда, не смотря на свой пол, получала не меньше удовольствия, чем я.

Я до сих пор не мог поверить в происходящее, мне это снится?! Я в раю?!

Глава 10

Утром Эсмеральда привела меня в самое большое здание своего поместья. Оно было единственной постройкой в несколько уровней.

— Это моя лаборатория, — пояснила она.

— Лаборатория? — удивился я. Мне сразу захотелось узнать, что исследуют в мире Вельданов.

— Тут находится механизм, о котором я вчера тебе рассказывала.

Я обрадовался, как ребенок. Ночью я не мог заснуть, всё думал о нём. Пытался представить его, догадаться, как он выглядит. На ум приходил аппарат что — то типа радио, волны которого должны были блокировать магию и сводить с ума драконов! Сейчас узнаем, был ли я прав в догадках, хотя бы приблизительно.

— Джесси! — позвала громко Эсмеральда, как только мы переступили линию входа в лабораторию.

Послышались отдаленные шаги, затем одна из дверей, которых здесь было не меньше десятка, распахнулась, из неё показалась хорошенькая блондинка в белоснежном халате и журналом в руках.

— Это моя рабыня, которая следит за механизмом, — объяснила мне Эсмеральда, пока Джесси подходила к нам.

— Привет! — поздоровался я.

— Здравствуйте, — без энтузиазма ответила Джесси, она явно была чем — то встревожена.

— Что с тобой? — спросила Эсмеральда, заметив беспокойство подчиненной.

Джесси покосилась на меня, затем посмотрела на хозяйку, как будто спрашивая «можно говорить при нём?»

— Не тяни, — повысив голос, приказала Эсмеральда, — Карл, свой.

— Госпожа, у нас заканчивается энергия. Кристалл, который вы принесли позавчера, оказался искусственным.

— Вот сволочь! — выругалась Эсмеральда.

— В чём дело? — спросил я, пытаясь выяснить, о чём идет речь.

— Порву на тысячи маленьких кусочков, говорила же я, что мужикам нельзя доверять! — в порыве брякнула Эсмеральда и очень быстро сообразив, добавила:

— Карл, тебя это не касается, ты особенный.

— Так что же нам делать? Надолго заряда не хватит. Механизм может остаться без энергии.

— Сколько у нас есть времени?

— Я думаю, сутки, не больше.

Лицо Эсмеральды скисло окончательно, она принялась кричать на бедняжку:

— А почему ты мне только сейчас об этом рассказываешь? А если бы я не зашла? Узнала бы об этом за час?

— Простите меня, госпожа, кристаллы ослабли неожиданно, минут десять назад. Я как раз собиралась послать за вами. Прибор до сих пор не показывает, что они искусственные, — начала оправдываться блондинка, — это может означать только одно — их заговорили, похоже, диверсия.

— Я покажу вам всем диверсию! — взорвалась с большей силой Эсмеральда, — совсем разленились, расслабились. Заговоренные! А ну быстро с глаз моих. Иди…нн… следи за датчиками! Карл, пошли у нас появились дела, поможешь мне.

Мне хотелось спросить «а как же механизм?», но вовремя одумавшись, я не стал раздражать Эсмеральду ещё сильнее.

II
Нам предстоял выход в город. Нужно было найти торговца, который продаст хороший кристалл. Я уже понял суть этого минерала, он служит батареей для механизма, причем искусственные содержат в разы меньше энергии, чем природные. Эсмеральду обманул некий Джафар, она жаждала мести.

— Тебе не идет, — начал я, чтобы разрядить обстановку.

— Что не идет? — буркнула Эсмеральда.

— Не идет, когда ты злишься.

— А ты не смотри на меня, понял? — разозлилась она сильнее.

Мне не понравился такой ответ. Я всё понимаю, проблемы, но я то тут причём? Зачем срывать злость на мне?

— Может мне уйти? — обиженно спросил я.

— Вали, если хочешь! — бросила неожиданно она, начертила магический знак в воздухе, произнесла заклинание и ударила своей руной мне в солнечное сплетение. Белый свет в моих глазах моментально погас.

III
Проснулся я от звонка сотового телефона. До меня пытался дозвониться Малдаун.

— Алло… — протянул я.

— Карл, ну наконец — то! Почему не брал трубку? В городе такое творится, приезжай скорее в участок.

Шериф назвал мне адрес и попросил поторопиться. Какой — то он был напряженный.

Эсмеральда отправила меня обратно на родную планету, в мой собственный номер.

Я решил для себя, что не буду больше с ней контактировать, она слишком темпераментная. Я мог ожидать от неё чего угодно, но только не того, чтобы она вот так просто взяла и вышвырнула меня из своего мира, как котенка.

— Взять и отправить своего мужчину обратно в его мир, — произнёс возмущенно я вслух, — да ещё не показать механизм и не выполнить обещание — повысить уровень шонлаха! И что теперь мой единственный профикс будет болтаться без дела? Пусть только сунется ко мне! Стерва…

Обида не отпускала. Я вызвал такси, у меня осталось ровно пять минут, чтобы умыться и собраться.

IV
Никогда раньше я не бывал в полицейском участке и это при моейто профессии, даже для меня это было странно.

— Карл, привет! Как я рад тебя видеть! — встретил меня Малдаун, — пойдем быстрее в мой кабинет. Шерифу не хотелось, чтобы нас подслушивали его подчиненные.

Кабинет Малдауна оказался довольно просторным, не смотря на то, что сюда вместился полуторный диван, кресло, стол и шкаф, состоящий из трех секций, осталось достаточно много свободного места, где можно было походить.

— Кофе? — предложил вежливо шериф.

— Нет, спасибо, — отказался я.

— Тогда сразу перейдем к делу. На улице «Труст — Авеню» ночью совершенно три зверских убийства. Одной из жертв оказался полицейский.

— Примите мои соболезнования, — перебил я. По шерифу было видно, что он очень сильно переживает за своего подчиненного.

— Спасибо, Карл, — поблагодарил Малдаун, — мы до сих пор не можем найти нападавших.

— Но чем я могу помочь? Я не умею ловить преступников, я специалист в борьбе с нечистой силой, — поспешил напомнить я.

— Дело в том, что их всех порубили мечом, причем на мелкие кусочки. Эксперты в шоке! Они никогда не сталкивались с подобным. Видеокамеры, установленные в этом районе, зафиксировали, как погиб Джеф, от него просто отлетали куски мяса в разные стороны.

— Похоже, это по моей части, — согласился я, — надеюсь, демон недолго мучил вашего подчиненного?

— Шестнадцать минут, — помрачнел Малдаун, — Джеф пытался достать пистолет, но не успел, эта тварь отрубила ему конечности.

— Я сделаю всё, что в моих силах, — пообещал я, — мне нужно осмотреть место происшествия.

— И главное, нападавшего не видно, как и его орудия преступления, — встав со стула, возмутился шериф, — прям призрак какой — то! Не зная тебя лично, я бы сошёл с ума…

V
На месте убийства я почувствовал знакомый запах, но никак не мог вспомнить, где ощущал его ранее.

— В этом деле определенно замешаны демоны, — подтвердил я догадку Малдауна.

— Я так и знал! — выругался шериф.

— Мне бы еще осмотреть трупы для более понятной картинки.

— К сожалению, их уже кремировали, — раздосадовался Малдаун, — преступление было совершенно полторы недели назад.

— Но почему ты обратился ко мне так поздно? — возмутился я.

— Не знаю, — потупился Малдаун, — думал, что это работа какой-нибудь сектантской группировки. Знаешь, в Америке их хватает. Чего только стоит «Опус Деи».

— Да ладно тебе! Все знают, что это вовсе не секта, а католическая организация по исследованию и защите вопросов веры.

— Не знаю, не знаю… Дэн Браун, между прочим, был не только писателем, но ещё и журналистом, причем выдающимся.

— Ладно, опустим это, — пресёк я предрассудки скептика, — ночью я узнаю кто это всё натворил.

— Хорошо, Карл, на тебя вся надежда.

В этот раз шериф не предложил свою помощь, прошлого ему было достаточно.

Малдаун подбросил меня до отеля.

Я не спеша зашёл в свой номер. Взял сумку, достал нужные ингредиенты для эликсиров и зельеварку, поставил их на стол перед собой. Я смотрел на всё это и грустил.

Эсмеральда так и не рассказала мне как обойтись без усиливающих эликсиров, как стимулировать запуск внутренней силы без этой гадости. Чтобы разобраться с нечистым мне вновь предстояло принять её, а после мучиться от отходника, правда, был один способ, а точнее, один человек, который мог избавить меня от страданий, но я не стану просить у неё помощи. Я не имею на это морального права. Я не хочу использовать Софию.

VI
Ночью я прибыл на место преступления. Запах стал четче. На этот раз я узнал существо, под эликсирами обоняние обострилось. В прошлой встрече с подобным демоном я получил смертельную рану. Меня успокаивало только одно — сейчас он был один — это можно было определить по однотипному запаху, в прошлый раз их было трое.

Скелет появился в Топике!

В моей голове возникли сразу несколько вопросов: «Не связано ли появление скелета с моей миссией в Озисметории? И убила ли все-таки Эсмеральда за меня того разбушевавшегося демона? Я дурак об этом не успел спросить, мне так было хорошо с ней, что я позабыл о бесе».

В углу послышался шорох, я среагировал быстро, принял стойку и вынул меч, но это был не скелет, а крыса, эти хвостатые любят места, где бродят нечистые.

— Фу, ты! — выругался я, — напугала!

Присмотревшись к крысе, я увидел приоткрытое окошечко, она явно вылезла оттуда, потом я вспомнил, что в подземелье тоже были крысы.

«Он там, — понял я, — затихарился в подвале».

Я прислонил гитару к стене, с ней было бы трудно пролезть и нырнул в отверстие. Я просчитал траекторию, чтобы не застрять, необходимо было быть готовым сразу к атаке скелета, тот мог устроить засаду. Оказавшись на своих двоих, я не обнаружил врага. В подвале было темно.

— Придётся выпить ещё одно зелье — «зелье ночной видимости», оно позволяет видеть в темноте так же ясно, как днем. Я приготовил его заранее, так как предполагал, что может возникнуть подобная ситуация.

Дождавшись, когда эликсир подействует, я принялся осматривать подвал, он был достаточно большим. Запах скелета стал терпким.

— Где же ты прячешься, костяшка, — прошептал я себе под нос.

В подвале мной была обнаружена дыра, ведущая в канализацию. Видимо костяной давно уже здесь хозяйничает, расширяет своё жилище.

«Ох, как не хочется нырять туда, но придётся».

Я зажал нос и погрузился в отходы жизнедеятельности, засосало меня моментально, это означало, что спуск крутой, я приготовился падать с высоты. К счастью, лететь пришлось не больше пары метров, плюхнувшись в вязкую жижу, я резко подскочил, теперь весь пропитанный дерьмом, я стоял в стоках канализации.

— Черепашек ниндзя только не хватает, — подбодрил я себя и начал искать сухой участок в вонючем подземелье. Скелет расширил его неплохо, — лишь бы только какой-нибудь дом не обрушился благодаря его плодотворной работе!

Смердящее зловоние перебивало запах скелета.

— Ну что, костяшка, выходи, — заорал я, в надежде, что демон услышит, да получилось так громко, что отдалось эхо.

Послышалось дребезжание костей.

«Вот и он!» — проговорил я про себя и приготовился к атаке.

Скелет был абсолютно не похож на тех, которых разрубила Эсмеральда. Те были из белых костей, у этого же кости были серыми с желтизной. Зато меч был такой же зазубренный, не хотелось мне испытывать его остриё на себе.

Клац… клац… клац… — направился на меня скелет.

Я решил отразить первый удар, понять какой силой обладает демон. И вот он долгожданный звук металла раздался. По удару я сделал заключение: эта костяшка слабее тех, что я повстречал в Озисметории. Но расслабляться было бы глупо.

Несколько раз я попал по нему, но скелет даже не шелохнулся, он продолжал наносить резкие удары.

Как же у Эсмеральды получилось расправиться с его сородичами, да ещё так эффектно? Надеюсь, я тоже стану когда-нибудь таким же сильным Вельданом, как она. А пока я потихоньку буду разбирать вот этого.

На этот раз я решил нанести серию из пяти мощных ударов. Я дождался очередной атаки скелета, отбил её и выполнил задуманное комбо. Два удара скелет отразил, остальные пришлись по его плечевой кости, от неё отлетел небольшой кусочек ткани.

«Получилось! — обрадовался я». Но так я долго буду с ним возиться, нужно что-нибудь такое предпринять, что было бы очень эффективным. Может быть попробовать магическое заклинание «хрупкости», должно сработать, как я раньше не подумал о нём?

Я начертил магический знак в воздухе и прочел заклинание, проклятье обрушилось на скелета, он пошатнулся, но не перестал нападать. Первая атака костяшки, после наложенных чар, потерпела сокрушительное поражение, во время скрещивания наших мечей зазубренный клинок нечистого обломился. Мне оставалась самая малость — разрубить его голову, что я не задумываясь не на секунду и сделал. Серые кости рассыпались по сторонам.

— Вот и всё! — заликовал я. Это был первый скелет, которого я одолел.

Я начал рассматривать всё вокруг, мне нужно было отыскать профикс, рукоятка моего меча была совсем голой.

Среди костей я нашел небольшой мешочек.

— Во! Приятная неожиданность, сейчас поглядим что там!

Я не стал рисковать и открывать руками, вдруг там окажется яд или что-нибудь ещё. Я предпочёл сжечь странный объект. Посыпал на него немного пороха, отошёл на безопасное расстояние и поджег пороховую тропинку.

Мои опасения были напрасны. Под золой оказались деньги, монет было две, на одной было отчеканено два серебряных чакля, а на другой целых десять. Что с этими деньгами делать я пока не знал, но я гордился своей находкой. Теперь у меня появились деньги, имеющие оборот на Понтарэссе.

Бродя по канализации мне всё — таки удалось уловить волну, исходящую от профикса, я обрадовался, наконец — то я нашёл его!

Излучение шло из дыры, она явно была пробита недавно.

— Вот и оно! — обрадовался я, — логово!

Я аккуратно вошёл в него и обнаружил ларец.

— Ничего себе, такого я ещё не находил!

Не знаю почему, но я уже не боялся, что в маленьком сундучке может оказаться зараза. Я взял и просто открыл его, без всякого опасения. В ларце находились монеты, профикс и какой — то подозрительный свёрток.

Первым делом я пересчитал монеты.

— Ещё сто восемьдесят два чакля! — воскликнул я, — сегодня определенно мой день!

Вторым делом я осмотрел профикс и немного расстроился, с одной стороны он был лучше, чем те, которые я находил ранее, а с другой — я не мог им воспользоваться, так как моя сила шонлах была слабее его энергии. Я остался опять на одном и том же уровне по силе, а мне необходимо совершенствоваться, скоро состоится турнир в Озисметории, я обязан принять в нём участие.

Свиток оказался частью какой — то карты, поначалу мне хотелось его выбросить, так как от этого куска было мало проку, но потом я все же решил взять его в качестве трофея.

VII
Осталось отчитаться перед Малдауном. Я позвонил ему, когда уже был в номере.

— Дело сделано, приезжай.

Мы договорились, что больше не будем встречаться в участке.

Шериф приехал очень быстро, наверное ждал где-нибудь неподалёку моего звонка.

— Не томи, рассказывай, — насел он с порога.

— Это был скелет.

— Скелет? Я думал призрак, но почему тогда его не было видно на видео?

— Обычные люди не видят демонов, а видеокамера тем более не может передать их изображение, — объяснил я, — будь то скелеты или другие гости ада.

— Постой, но тогда объясни про монтекрону, я её видел и не только я, — заметил Малдаун.

— Монтекрона была полукровкой, демона в ней было меньше, чем животного.

— Дожили! — выругался шериф, — сначала полукровки, а теперь и демоны появляются в моём городе!

Я промолчал, это плохо пахло. По интонации Малдауна я понял, что он начинает подозревать меня. По-хорошему, мне пора было бы уезжать из города, но меня держали в нём сразу две причины: первой была София, а второй — бес, которого должна была убить за меня Эсмеральда.

Глава 11

I
«Идти в Озисметорий или нет?» — этот вопрос мучил меня последние несколько часов.

Появление скелета говорило о том, что Эсмеральда не выполнила своё обещание. Бес определенно жив и он пришёл за мной. Он пришёл на Землю! Зачем-то я ему нужен? Только зачем?

Я долго думал над вопросом, как все — таки бесу удаётся вызывать других демонов и ответ пришёл сам собой, всё дело в портале! Он умеет открывать врата, которые ведут прямиком в ад, вот оттуда и приходят его слуги. Страшно представить, что может случиться, если он оттуда телепортирует на Землю легион демонов!

Мои размышления прервал тяжелый стук в двери.

— Вот и они! — вставая с кровати, протянул я, если бы не отходняк, который должен уже скоро начаться, я бы совсем не расстроился.

— Мистер Карл? — осведомился полицейский.

— Да, это я.

— Вы арестованы, вы можете хранить молчание, всё, что вы скажете, может быть использовано против вас в суде.

Я протянул руки для того, чтобы мне пристегнули наручники.

Полицейский отказался заковывать меня.

— Шериф Малдаун сказал, что вы не окажете сопротивления. Так что не надо, уберите руки, просто следуйте за нами.

Меня отвели в машину, второй полицейский собрал мои вещи.

«Похоже, меня задерживают надолго».

В полицейском участке меня посадили в обезьянник, велели ждать вызова. За решеткой я был не один, на скамье сидел бродяга. Он обратился ко мне почти сразу, после того, как отошёл полицейский.

— Ты не знаешь, за что меня посадили сюда?

— Нет, не знаю, — довольно сухо ответил я.

— А тебя за что? — не унимался бродяга.

— Должно быть за серийное убийство, — я решил припугнуть любопытного, но он совсем не испугался, наоборот обрадовался:

— О, как! И что? Ты и в правду их убил?

Я не стал отвечать, только злобно посмотрел на него.

Бродяга после этого больше не допытывал меня, хотя по его роже можно было прочитать любопытство.

Наконец — то меня вызвали и проводили в кабинет.

В комнате сидел Малдаун и ещё какой — то человек в чёрном костюме.

Инспектор ФБР — догадался я. Мне ранее приходилось иметь неприятные встречи с его коллегами. Их повадки я запомнил хорошо.

— Меня зовут инспектор Клаус, — представился незнакомец. С шерифом Малдауном, как я понимаю, вы уже знакомы, Карл?

Я кивнул.

— Вы догадываетесь, почему вас задержали?

— Да, — признался я.

— С вашим появлением в Топике начались массовые убийства, причём с особой жестокостью. Вы можете как-нибудь это прокомментировать?

Мне не хотелось отвечать, я смотрел Малдауну прямо в глаза. Ещё вчера ночью я принимал его у себя дома, как друга. Мог бы и предупредить, хотя я уже знал, что так и будет.

Шериф заметил мой пристальный взгляд и отвернулся. Ему было тяжело присутствовать на допросе. Он был заложником ситуации, на него надавили «сверху».

Я его не осуждал, но мне было неприятно его молчание. Мог бы замолвить словечко.

— Я так понимаю, — продолжил инспектор, — вы не собираетесь ничего говорить?

— Что вы хотите услышать от меня, инспектор? — сухо спросил я.

— Правду, только правду, ничего больше.

— Я был вчера на месте преступления, я нашёл демона, который убил людей и устранил его.

— Что вы несёте? Какого, к чёрту, демона?!

— Но это правда, я сам лично видел одного, — вмешался Малдаун, он больше не смог терпеть.

— Тише, шериф, — осадил его Клаус, — присядьте, мы с вами позже поговорим. А сейчас я хочу остаться наедине с подозреваемым.

«Бить будет» — догадался я и как только Малдаун покинул кабинет, я получил несколько увесистых ударов по почкам.

— Ну как вам? — спросил «слуга народа», запыхавшись, — будете сотрудничать или продолжим?

— Не нужно продолжать, — попросил я, терпеть избиения не было смысла, — я всё подпишу, во всём сознаюсь.

— Вот так бы сразу! А то заладили про каких — то там демонов.

Радостная улыбка инспектора ФБР не сходила с его лица, он думал, что раскрыл серийное преступление, но как сильно ему придётся расстроиться, когда появятся новые жертвы, а их будет очень много, я чувствую это.

Инспектор позвал Малдауна и велел увести меня.

Шериф лично вызвался проводить меня до камеры.

— Не переживай, я вытащу тебя отсюда, — шепнул мне Малдаун.

— Не делай глупости, — ответил я ему, — скоро я буду на свободе.

— Что ты задумал? — обеспокоился шериф, он подумал, что я собираюсь сбежать, — это ты не наделай глупостей, ещё никому не удавалось сбежать от нас.

Я не стал ничего объяснять, только улыбнулся другу.

Малдаун сделал всё, что смог — он выбил для меня одиночную камеру. Это было лучшим подарком от него, отходняк должен был скоро начаться. Он велел подчиненным никак не реагировать на мои вопли и ни в коем случае не вызывать врача.

К утру я был особенно признателен ему. Не знаю, как отреагировали бы сокамерники на мой судорожный приступ. Я мог наговорить лишнего. От страшных болей мозг отказывается фильтровать мысли и несёт всё, что приходит на ум. А наговорить я мог, как минимум на то, чтобы меня побили! Бедные полицейские, представляю, как им трудно было выслушивать весь словесный понос, который я лил на них целых шесть часов!

Я просидел два дня, прежде чем меня вызвали на очередной допрос.

В кабинете, в который меня привели, сидел Клаус, эту рожу я хорошо запомнил.

— Привели голубчика, — начал раздражённо он.

Я понял сразу, что допрос будет с пристрастием. Когда конвой вышел, он набросился на меня.

— Давай выкладывай, где твои подельники!

Только я хотел сказать, что у меня нет никаких подельников, как мне прилетело от Клауса по почкам.

— Слушай, я буду бить тебя до тех пор, пока ты не расскажешь всё, — прошептал мне на ухо инспектор.

«Вот кто самый настоящий маньяк» — мелькнуло у меня в голове. Признаться, этот тиран бил по почкам умело, удары были хлёсткие, профессиональные.

— Послушайте, инспектор, — начал я тихо, громко говорить я не мог, от ударов прихватило дыхание, — я же уже вам говорил, я специалист против нечистой силы, можете спросить у шерифа Малдауна.

— С ним я позже разберусь, — буркнул в ответ Клаус и ударил ещё раз, — мне нужны адреса твоих подельников.

— Да нет у меня никаких подельников, как вы понять это до сих пор не можете?

— Трупы есть, а подельников нет?

Я понял из его сарказма, что где-то снова появился демон.

— В городе появились жертвы?

— Да, и погибли они точно так же, как и предыдущие, были разрезаны на мелкие куски.

— Вы должны выпустить меня, их нужно остановить…

Я не смог договорить, как мне снова прилетело по почкам.

— Ты мне зубы не заговаривай, — процедил Клаус, — давай рассказывай, в какой секте состоишь? Зачем вы людей расчленяете? Говори, быстро!

— Да нет никакой секты.

Инспектор хотел нанести ещё несколько ударов, но меня спас скрип двери. В комнату вошёл какой-то тип, что он тоже из ФБР было не трудно догадаться, но тот факт, что он оказался начальником, для меня был сюрпризом.

— Ну что, Клаус, удалось что-нибудь выяснить?

— Нет, не колется, гад.

— Так, Клаус, а ну-ка выйди отсюда.

— Вы хотите остаться с ним наедине?

— Выйди, — повторил начальник и посмотрел так на своего подчиненного, что тот не стал спорить и вышел немедленно.

— Он вас бил? — неожиданно для меня спросил ФБРовец. Мне поначалу показалось, что ему было наплевать на бедолагу вроде меня. Сколько нас таких с выбитыми признаниями.

Я промолчал, мало ли как он отреагирует на ответ.

— Мне вы можете доверять, Карл, — шёпотом произнес начальник, — меня зовут Эльвис Смит, я друг Малдауна.

— Долго меня ещё будут держать здесь? — это единственное о чём мне хотелось узнать.

— Если бы это зависело только от нас, — признался Эльвис, — вас бы вообще не задерживали. Понимаете, уж не знаю совпадение это или нет, но с появлением вас в городе, началось вторжение демонов.

— Вы мне верите?

— Да, конечно, другого объяснения просто-напросто нет! Людей разрубают невидимки, кто же они, если не демоны. Малдаун мне рассказал, про ваши способности, если это правда — это впечатляет.

— Меня срочно нужно выпускать, с каждым днём демонов будет только больше. Я знаю причину их появления, устранить её с каждым упущенным днём будет сложнее.

— Это не в моей власти. На меня давят «сверху», — неожиданно стал оправдываться начальник ФБР, — и ещё этот Клаус, стукач! Если бы не он — выпустил бы вас прямо сейчас.

— Если вы меня выпустите, я больше не вернусь, я разберусь с демонами и покину Топику, — это признание я дал не просто так, мне не хотелось подставлять Малдауна, он наверняка поручился за меня.

— Это хорошо, что вы со мной откровенны, — ответил начальник, — я ценю честность, в наше время это большая редкость. Я поговорю с Клаусом, мог бы, конечно, приказать, но в этом деле я не имею права, это будет расцениваться как превышение должностных полномочий.

«Ага, — подумал я, — а отбивать почки подозреваемым — это не превышение должностных полномочий?»

После душевного разговора меня отвели в камеру, меня радовало, что появилась надежда свалить отсюда.

II
Как я и думал, меня выпустили, когда город был уже усыпан кучами трупов.

Меня всегда мучил вопрос — «почему власти начинают что-то предпринимать только после того, как произойдёт катастрофа?» Если было бы иначе, десятки, а то и сотни тысяч ни в чем не повинных людей можно было спасти от гибели.

Мне вернули вещи. Я обнаружил, что моих порошков и жидкостей нет на месте. Это был полный провал! Я начал возмущаться прямо в пункте выдачи вещей подозреваемых.

— Тут не хватает вещей! — накричал я на служивого.

Он совершенно спокойно, непринуждённо, молча взглянул на меня, затем порылся в какой-то коробочке с бумажками, достал ту, которую искал и начал совершенно спокойно говорить:

— Ваше имя Карл?

— Да! — ответил я. Я был удивлен и польщён спокойствием полицейского, его нервам можно было только позавидовать.

Служивый начал перечислять список моих вещей, которые были приняты и возвращены. А так же имелся другой список, в котором было написано, какие вещи из моей сумки были отправлены на экспертизу по приказу господина Клауса.

«Так вот в чём дело!»

Я немедленно набрал Малдауна и объяснил всю плачевность ситуации.

— Без моих ингредиентов я не смогу приготовить эликсиры! Без них я не стану сильным! А пойти сражаться с демонами без допинга будет равносильно покончить жизнь самоубийством!

Шериф пообещал немедленно разобраться, но ответ я получил от него неутешительный. У меня на глазах выступили слезы, когда я узнал, что все мои порошочки, выдержки, настойки были утилизированы!

То, что я собирал по всему миру, чтобы стать тем, кем я стал было потеряно. Труды всей моей жизни были уничтожены за один день.

— Передай Клаусу, что он обрёк США, хотя нет! Весь мир… — я не стал договаривать и бросил трубку.

Что-то нужно было делать. Я пересчитал монеты, которые добыл в логове скелета, надеюсь на это можно что-нибудь купить в Озисметории, там должен быть какой-нибудь рынок, где продают нужные ингредиенты для Вельданов. Если нет, буду просить отправить меня в Понтарэсс.

Я достал руну, посмотрел на неё, ещё раз всё хорошо обдумал и прочитал иероглифы.

III
Я очутился в двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости. Телепорт не отличался от предыдущего, ощущения были такие же, как будто пробудился от крепкого сна.

Племя йети помнило меня. Меня приветствовали, я сразу же обратился к одному из прохожих:

— Мне нужно найти Куладия, не подскажите где он?

— Старшего хранителя сейчас нет на месте. Он уехал, — ответил мне с охоткой молодой человек, он был горд, что к нему обратился за помощью Вельдан.

— Когда вернётся?

— Не знаю, но точно не скоро.

Эти слова меня не утешили. Тогда я решил выяснить про главного хранителя.

— А глава крепости на месте?

— Он уехал вместе с Куладием.

Очень странно, куда же они отправились? Может быть их командировка связана с бесом, которого я не убил? Ох уж эта чертовка Эсмеральда! Зачем только я доверился ей? Ладно, хорошо, попробую спросить про рынок, может быть повезёт.

— Парень, а не скажешь, где у вас рынок для Вельданов?

— У нас нет такого рынка, — оборвал мои надежды молодой человек, — Вельданы не часто к нам захаживают, в основном только во время турнира.

— А когда будет турнир?

— Турниры часто проходят, но не в нашей крепости, вас какой именно интересует?

— Где будут выступать новобранцы.

— Ой, не знаю, — покачал головой пацан, — они очень скучные, я на них не хожу, вот если бы вы спросили про чемпионский турнир…

— Нет, чемпионский мне не нужен, — перебил я зануду и пошёл дальше, мне не хотелось больше слушать его. Мне не понравилось его повествование о турнирах.

Я решил пройтись, может быть встречу кого — нибудь более взрослого и рассудительного. Но как назло вокруг гуляла лишь молодежь.

Я подошёл к старому колодцу, который находился на площади крепости. Я его приметил ещё тогда, когда мы с Куладием заходили к главному хранителю, который сидел в храме, граничащим с площадью. Осмотреть памятник древности на тот момент не было возможности, поэтому я принял решение сделать это сейчас. К тому же страшно хотелось пить, сегодня в Озисметории было жарко и душно, солнце палило над головой.

Первый глоток оказался волшебным, более вкусной воды мне не приходилось пить. Напившись вдоволь, я поплелся в храм, может быть там мне помогут.

IV
Поднимаясь по лестнице к дверям храма, я ощутил резкий эмоциональный всплеск. Меня передёрнуло, нервные окончания заиграли, мышцы и сухожилия пульсировали. Даже во время отходняка подобного не случалось. Я немного испугался, но достаточно быстро сумел взять себя в руки, приступ стал утихать и нервный тик закончился.

— Что это было?! — выругался я, осматривая себя в надежде больше не увидеть, как под кожей перекатываются мышцы, — первый раз со мной такое!

Я осмотрелся по сторонам, чтобы убедиться, что меня никто не видел в таком состоянии. Площадь была пустая, если не считать наглую птицу, усевшуюся на колодец.

Дверь храма была на расстоянии вытянутой руки, но мне почему — то совсем не хотелось открывать её. Я что-то чувствовал, но вот только что? Мои эмоции выражали то ли страх, то ли неприязнь, а может то и другое. Единственным способом проверить это — было войти внутрь.

— Карл, — обратился я сам к себе, — ты зачем сюда пришёл? Чтобы стоять, как истукан? А ну, заходи быстро!

Этот приём подействовал, слова настроили меня, я вошёл в храм.

Внутри меня передернуло ещё сильнее. Я не заметил, как вынул меч из гитары. Мои губы скривились, зубы сжались — я оскалился. Комната стала приобретать красноватый оттенок, я понял, мои глаза наливались кровью.

Внутренний голос спрашивал: «из — за чего это со мной происходит?». Ответ появился, он стоял передо мной и сжимал меч, это был другой Вельдан.

Так вот что имела в виду Эсмеральда, когда говорила: «что ты ощутишь небывалую ненависть, когда встретишься лицом к лицу с другим Вельданом». Вот оно оказывается какое, наше проклятье.

Я ненавидел этого человека так, как никого и никогда. Мы стояли и смотрели друг на друга, готовые в любую секунду нанести смертельный удар. Мы были похожи на двух диких зверей, которые делили раненую добычу.

И вот наши мечи скрестились. Соперник был намного сильнее меня, я это понял сразу, как только меня прижало его мечом, но оно и понятно, я был без какого — либо допинга, но, не смотря на это, мне и в голову не приходило отступить.

Казалось, моя кончина неизбежна, роковой момент настал, Вельдан замахнулся на меня, удар был рассчитан, кончик меча направлен в самое сердце. Я просчитал атаку, но отразить её у меня не хватит скорости — это я осознавал.

— Стойте! — раздался чей-то грозный голос.

Между мной и другим Вельданом возникло магическое поле, оно помешало моему заклятому врагу закончить начатое. Я же по незнанию решил воспользоваться случаем и проверил барьер на прочность, пытаясь достать врага через него, меня откинуло в противоположную сторону, ровно на столько, какой силы был мой удар.

Противник стоял и насмехался надо мной, не принимая никаких активных действий, видимо он имел представление о защитном поле, которое отбросило меня.

— Сложите мечи! — приказал всё тот же голос.

На этот раз я послушался его, ненависть потихоньку ослабевала, я думаю не без участия незнакомца.

— Храм не место, чтобы Вельданы убивали друг друга, успеете пролить кровь на турнире. Кто из вас виновник произошедшего?

— Он пришёл без записи, — указывая на меня, ответил мой соперник.

— Как ты посмел? — спросил вызывающе маг, я уже понял, что это не кто иной, как чародей.

— Я не знал, что для того, чтобы посетить храм нужно куда-то записываться, — объяснил я.

Маг стоял в недоумении.

— Что значит, ты не знал?

Я пожал плечами.

— Вельданы должны произвести запись, прежде чем появляться в Озисметории, во избежание недоразумений, таких как это.

— Простите, я не знал.

— Я чего-то не понимаю, ты вообще откуда такой взялся?

Передо мной встала дилемма: «сказать правду или нет». Немного подумав, я решил сказать правду, ведь он спас мне жизнь.

— Я с Земли.

— Земля, Земля… — пытался вспомнить маг, — это из Млечного пути?

Я кивнул. В школе по географии нам говорили, что Млечный путь — это наша Галактика — Галактика Земли.

— Звезда Земли, если я не ошибаюсь, Солнце?

Я снова кивнул.

— Но на этой планете Вельдан погиб при родах.

Для меня это заявление было более чем просто неожиданное.

— Нет, — поспешил я опровергнуть утверждение мага, — как видите я перед вами.

— Сколько тебе лет?

— Тридцать два, — ответил я, не задумываясь.

— Всё сходится, ровно тридцать два года назад у Барнети умер сын.

В этот миг мой мир перевернулся, земля ушла из-под ног.

— Мою маму звали Барнети? — прошептал я. Я не мог говорить громче, голова загудела от нарастающего давления.

— Почему звали? Она жива, — поправил маг.

Я взглянул на чародея, как на бога. Он сейчас подарил мне надежду увидеться с мамой, как много мне нужно ей сказать.

— Я могу её увидеть?

— Нет, все менторы, потерявшие своих детей, ссылаются.

В моих глазах читалось недопонимание, маг заметил это и пояснил:

— Женщины, которые вынашивают Вельданов, являются менторами, их предназначение обучить своё чадо всему, что позволит стать хорошим Вельданом. Я вообще до сих пор удивлен, как могли ошибиться и утвердить твою смерть и как ты сумел выжить без знаний?

— Знания мне приходят через музыку, которую я играю. Куладий сказал мне, что через неё мне открывается путь в «великую библиотеку предков».

— Я знаю Куладия, — произнес маг, — очень даже может быть. Какой интересный случай! Я хочу узнать о твоём становлении подробнее. Ты уделишь немного времени старику? А я вознагражу тебя за это, ты сможешь попросить меня о своём заветном желании, я исполню его.

— Договорились, — обрадовался я, мне как — раз хотелось покончить с одним незаконченным делом.

— Только не проси о встречи с матерью, даже я не в силах устроить встречу с теми, кого сослали.

Вельдан, с которым мы совсем недавно скрестили мечи, хмыкнул. Маг и я только сейчас вспомнили о нём, моя история была действительно очень занимательной. Чародей рявкнул на него за то, что он грел уши и велел ему немедленно уйти, что тот и сделал.

V
Элимдур — так звали моего спасителя, перенес нас к себе домой. Его дом совершенно не был похож на дом Эсмеральды. Одна одинокая маленькая башня, а рядом какой-то полуразрушенный сарай. Вот и всё, что можно было сказать о его жилище снаружи, но как же я удивился, когда мы зашли внутрь — это был роскошный, обширный дворец.

— Как такое возможно? — удивился я.

— Моя постройка заколдована, — объяснил маг, — многие неблагоразумные люди не брезгуют напасть на жилище магов в надежде поживиться. Вот я, чтобы не сломать их судьбу, замаскировал свой дворец. Я отношусь к той категории магов, которые не приветствуют убийства.

Почему-то слова Элимдура заставили меня вспомнить механизм, который являлся гордостью Эсмеральды. Он служил ей, опять же по её словам, защитой жилища от магов и драконов. Мне сразу захотелось спросить про отношения Вельданов с магами, не испытывают ли они неприязни друг к другу?

— А как вы относитесь к Вельданам?

— Как к санитарам, — усмехнулся маг.

— К санитарам?

— Да! Кто-то же должен убирать за проделками дьявола.

— Вы не боитесь произносить имя хозяина преисподней?

— Я уже слишком много повидал, Карл, чтобы чего-то бояться.

— Просто племя йети…

— Да знаю я эту историю, — перебил меня Элимдур, — думаешь кто помог им спастись?

— Вы?

— Не один, конечно. Помнится, много магов тогда посетило Озисметорий. На тот момент мы ещё были дружны и смогли оказать сопротивление демону. В итоге он сдался и ушёл восвояси, где ему самое место!

Элимдур завис на пару секунд от ностальгии, видимо воспоминания были теплыми.

— И всё же, — никак не мог я угомониться, — ходят слухи, что Вельданы и маги враждуют.

— Всегда кто-то с кем-то враждует, всегда будут плохие и хорошие. Такова суровая правда жизни. Не обязательно быть магом, чтобы не любить Вельданов, а так же Вельданом, чтобы недолюбливать магов.

Похоже сегодня я не узнаю правды. Маг как очень хороший политик, профессионально уклоняется от прямого ответа.

— Расскажи лучше, Карл? — неожиданно спросил Элимдур, ему не хотелось больше мусолить эту тему, — в каком возрасте у тебя проявился дар?

— В шестнадцать я увидел призрака, который жил в детском доме. Ночью он высасывал энергию из детей. Я попытался с ним договориться, но он вместо того, чтобы послушать меня, напал. В тот самый день я прочертил свой первый магический знак, призрак превратился в дымку. Сейчас я знаю, что тот призрак был очень слабым. На протяжении нескольких лет я встречал призраков в разы сильнее и одним магическим знаком их невозможно было одолеть. Потом я нашёл камешек, не сразу, через несколько дней. Тогда я понял, что такое профикс. Как сейчас помню, нацепил его на кортик, чисто на инстинкте. Ещё с раннего детства меня тянуло к холодному оружию, все дети играли в войнушку с игрушечными автоматами и пистолетами, а я предпочитал палки — это были мои мечи.

— Интересно! — восхитился Элимдур, я не обратил на его эмоции внимания и продолжил:

— Один мальчик, не помню его имени, поспорил со мной, что огнестрельное оружие эффективнее холодного в тысячу раз. Мы не оставили спор на месте, мы взломали тир, который находился неподалеку от детского дома. Я сказал ему: «бери любую пневматику и стреляй, как только прозвенит условный сигнал», условным знаком был будильник, который мы выставили. После сигнала я метнул свой кортик, мой кореш не успел нажать на спусковой крючок, я пробил его руку насквозь. Мне не хотелось причинять ему увечья, я хотел только лишь выбить у него из рук оружие, но лезвие отскочило от металла и изменило направление. Этот случай послужил моим первым приводом в полицию и расставанию с детским домом. Меня осудили сразу за два преступления, первым был вандализм, вторым — покушение на убийство. Но меня так и не посадили, мне удалось слинять. Больше меня в том городе не видели.

— Очень занимательная история, — признался маг, — ты многое пережил, прежде чем стать Вельданом.

— На тот момент я не знал, что я Вельдан, до встречи с одним из членов племени йети я называл себя — «охотником на демонов».

— Поразительно! Ты уже тогда понимал, что все потусторонние существа это не кто иные, как демоны.

— Каждый сон, который мне снился в подростковом возрасте, был повествовательным. В нем я обучался магическим знакам, заклятьям, видам демонов и ещё очень многому, что должен знать настоящий Вельдан.

— За этим что-то кроется, Карл, и нам с тобой, если ты не против, нужно в этом разобраться. «Великая библиотека предков», конечно, существует, но навряд ли ты черпал свои знания из неё.

— Но Куладий сказал…

— Куладий хороший хранитель, но в магическом деле он разбирается не больше, чем ты, а посему поверхностно. Если ты хочешь стать настоящим сильным Вельданом, тебе нужен ментор.

— Но вы же сказали, что моя мать…

— Я не говорю сейчас о твоей матери, я предлагаю свою кандидатуру. Я хочу стать твоим ментором.

Заявление мага слегка ошарашило меня.

— Это честь для меня, — машинально сказал я, но в душе я сомневался в хороших намерениях мага.

— Замечательно, — расплылся в улыбке Элимдур и вручил мне руну, теперь у меня их было целых две.

— Спасибо! — поблагодарил я.

— Это телепорт в мой замок, — пояснил чародей, — когда руна загорится — это будет означать, что я вызываю тебя, тебе будет достаточно потереть её два раза, чтобы телепортироваться ко мне, если же момент будет неудобный, потри её один раз. Я пойму и не буду тратить своё время на ожидания, больше всего на свете я не люблю ждать.

Убрав свой бесценный подарок в сумку, я решил, что пришло время рассказать моему ментору причину, по которой я появился в Озисметории.

Элимдур выслушал меня очень внимательно.

— Да уж! — вздохнул маг, — натворили вы дел! Эсмеральда всегда была такой. Я её знаю. Ты не подумай, что она специально подставила тебя, ей просто не удалось победить беса и она слиняла.

— И что теперь делать?

— Первым делом нужно зачистить Землю от нечисти, что тебе для этого нужно?

— Эликсиры, — признался я и рассказал, что у меня забрали и уничтожили все ингредиенты.

— Ингредиенты я достану, — обнадёжил меня Элимдур, — в этот раз используй эликсиры, в будущем мы научимся пробуждать силу шонлах без стимуляторов.

— Почему не сейчас? — вспомнив об отходняке, спросил я.

— На это нужно много времени, а у нас его, как оказалось, нет!

Элимдур велел его подождать, он пошёл за порошками, настойками и выдержками.

— Вот тут всё, — поставив шкатулку передо мной, заявил мой ментор.

Я не знал, как его благодарить.

— Ну всё, тебе пора, не стоит терять и минуты, твоя планета в опасности.

Перед тем, как отправить меня на Землю, Элимдур спросил:

— Ты придумал желание?

— Да, верните Грилу руку.

Глава 12

I
Очутился я в полицейском участке, на том самом месте, из которого перемещался в Озисметорий. Только сейчас до меня стало доходить, что существует точка возврата. Вопрос: как она устанавливается? Два последних раза врата телепорта находились там, откуда я начинал своё путешествие, а в самый первый раз нас выкинуло почти что к загородному дому Хагенсов. Тогда со мной была София, может быть это и повлияло на нестабильность возврата? В общем, с возвратом мне придётся ещё разобраться.

— Что вы тут делаете? — раздался чей-то голос, это был дежурный полицейский. Он принял меня за вора, потому что очутился я на Земле ночью.

Объяснять ему что-либо было бессмысленно, он вызвал подмогу, мне быстро завернули ласты.

Я попросил позвать шерифа Малдауна, но они и слушать не хотели. В итоге я снова оказался за решёткой.

Под утро в участок приехал шериф, увидев меня в обезьяннике, он сильно удивился. Вкратце я ему объяснил, что произошло.

— Хорошо, что я зашёл в участок перед тем, как уехать к мистеру Хагенсу. А то неизвестно, сколько бы тебя ещё здесь продержали, — открывая двери моей клетки, произнес Малдаун.

— Как у него дела? — поинтересовался я.

— Да вроде всё хорошо.

— А как там София? — вырвалось у меня.

— Да с ней тоже всё хорошо, готовится к свадьбе.

— К какой свадьбе? — удивился я, у меня внутри всё сжалось.

— Я, собственно, по этому поводу и еду. Мистер Хагенс просил узнать побольше про жениха, — тут Малдаун понял, что проболтался и в шутливой форме добавил, — ты только ей не говори!

«Ага, конечно» — произнес я про себя.

II
Оказавшись на свободе, я поспешил вернуться в отель, он всё ещё был зарезервирован за мной.

Первым делом я принял душ, струйки воды были по-особенному приятны после недельного заточения в камере, не считая путешествия в Озисметорий.

Этой ночью мне предстояла вылазка. Теперь я так буду называть охоту на демонов, потому что мне абсолютно никто за это не заплатит. Но меня подогревал другой интерес, эти демоны, которых привел из ада бес, были другими, более сильными, у них были совершенно другого уровня профиксы, а так же чакли, которые мне обязательно пригодятся в будущем.

Я подготовил все ингредиенты в пропорциях, собрал зельеварку, осталось только зажечь горелку и сбрасывать компоненты по очереди в сосуд. Я это сделал заранее, чтобы сэкономить время. Помимо вылазки у меня было сегодня ещё одно дело — мне нужно было повидаться с Софией.

III
Я наблюдал за ней издалека. София гуляла по дворику, она была сама не своя, девушка, которая могла облегчить мои страдания, металась из стороны в сторону.

Восемнадцать лет это слишком ранний возраст, чтобы понять чего же человек хочет на самом деле. Выйти замуж рано, чтобы потом быть несчастной, так себе выбор, если честно. Конечно, бывают исключения из правил, когда молодые люди идеально подобрались друг другу, но как мы знаем, у каждого из нас есть соблазн, погасить который в восемнадцать лет очень сложно. Человек, не определившийся в жизни, который не знает, чем он будет и хочет заниматься, редко готов к сохранению домашнего очага. Выходить рано замуж, не насладившись жизнью по полной, означает потерю новых возможностей. К семье нужно готовиться лишь тогда, когда надоест бурный образ жизни и захочется кого-нибудь воспитать — родить ребенка. В современном мире некоторые люди, родив в тридцать, не осознают, какой они сделали серьёзный шаг. Ребенок, к сожалению, уходит на второй план, многие начинают жалеть себя, разрушают семью под разными предлогами, лишая ребенка полноценного воспитания с двумя любящими родителями.

Всё это я хотел рассказать Софии, но не решился. Она всю жизнь будет сожалеть об этом браке, да она уже жалеет, ведь любит она по-настоящему меня. А я люблю её? Или она очередная кукла, которая надоест мне со временем? До недавних пор я не задумывался об этом, серьёзные отношения были не для меня. Я начал взвешивать все за и против: если я покажусь Софии, она непременно отменит свадьбу и выберет меня, но, а если я не приду, она принесет себя в жертву.

Что я могу дать ей? Спокойную счастливую жизнь? Точно нет! От меня она получит горе и страдания. Я вечно буду рисковать жизнью в противостоянии с демонами. Могу, кстати, погибнуть, это вот вообще не исключено! А потом, когда она состарится, она станет обузой для меня, да если честно она и сейчас будет обузой. Она начнет постоянно требовать от меня внимания и времени, что невозможно при моей работе. Я Вельдан — свободная птица!

Всё, я принял решение, я покинул дом Хагенсов навсегда.

IV
В отель я вернулся очень злым. Меня всё бесило, я нагрубил всем, кто встретился мне по пути. Сел за стол и стал готовить эликсиры, а так же приготовил немного пороха и горючей смеси.

Мне не хотелось сегодня брать с собой гитару, я вообще не хотел больше играть. Муза в этот день покинула меня. Я, как робот, взахлеб проглотил гадость, которую приготовил. Затем сделал несколько пороховых бомб, мне хотелось этой ночью наделать шума, увесил бомбами ремень, меч из призмарина положил в ножны.

— Сегодня я не буду его маскировать, мне плевать, арестуют, значит пошли они, сами пусть борются с демонами.

До места я добрался на такси. Таксист молчал всю дорогу, видимо увидел мою саблю и решил вести себя как можно тише. Я был благодарен ему за это, лишние разговоры меня бы злили. Я кинул ему за проезд вдвое больше озвученной суммы, чтобы у него не было мыслей вызвать полицию. Он обрадовался и очень быстро уехал.

Я обошёл заброшенное здание, именно в нём было совершенно преступление. Жертвами стали школьники. Трудные подростки напивались тут, бутылки из-под пива и более крепкого алкоголя валялись повсюду.

— Да пацаны, не повезло вам, — прошептал я, души погибших присутствовали здесь, они не обрели покой, — сегодня я отомщу за вас.

Я прочертил магический знак, который успокаивал умерших, мне не хотелось, чтобы они мешали мне разбираться с их убийцами. Духи могли быть озлоблены не только на демонов, но и на всё человечество.

Пора было заходить в здание. На входе висела табличка «ОСТОРОЖНО!!! Здание находится в аварийном состоянии».

Я открыл тяжёлую деревянную дверь, несмазанные петли заскрипели.

— Очень хорошо, — выругался я, — себя я уже выдал.

Неожиданно после моих слов напахнуло скелетным смрадом.

— Опять скелет! Нет, на этот раз их двое!

Я не стал медлить и стремительно ворвался внутрь, мне хотелось как можно быстрее расправиться с костяшками и забрать своё.

Новых хозяев дома недолго пришлось ждать. Скелеты спускались по лестнице.

Я снял с ремня один мешочек и поджог. Дождавшись, когда фитиль прогорит до половины, я замахнулся и со всей силы кинул в одного из скелетов. Демон поймал его, но моей мощи хватило, чтобы его свалило с ног.

Второй скелет отпрыгнул в сторону. Умная тварь понимала, что грядёт.

Раздался взрыв. Кости скелета разлетелись в разные стороны. Стены дома зашатались, я моментально выскочил на улицу, через пару минут дом обвалился.

Я смотрел на садившуюся пыль и жалел о потерянном профиксе, а может даже и о двух. В этих завалах совсем нелегко будет обнаружить их, но я всё равно попробую, когда всё уляжется.

Такого шума я ещё никогда не делал. Послышался приближающийся звуковой сигнал полицейских машин. Я собрался уходить, чтобы остаться незамеченным, но откуда-то повеяло знакомым запахом.

— Скелет? — шепнул я себе под нос, — но их же засыпало…

Я моментально оголил клинок и осмотрелся по сторонам. Скелета я не увидел, зато увидел пару полицейских машин, из которых выбежали служивые.

— Бросьте оружие! — закричали они и направили на меня пистолеты.

Я не собирался их слушать, я искал вокруг скелета, я чувствовал, что демон что-то затевает. Так и есть, костяшка появилась около полицейских.

— Садитесь в машины! — закричал я им, но они не захотели меня слушать.

Я направился им на спасение, но они открыли огонь на поражение, решив, что я напал на них, мне пришлось отпрыгнуть в сторону, их пули пролетели мимо.

— А ну, выходи, — заорал сержант, — и клади свой меч на землю!

Больше сержант ничего не сказал, скелет зарубил его.

— Какого черта! — заорал его напарник и в панике начал стрелять в пустоту. Им наверняка рассказали о невидимках, разрубавших людей на кусочки, но эти дураки решили, что они умнее всех. Вот теперь получайте расплату.

Я метнулся, чтобы спасти его, но в меня выстрелили множество раз полицейские из другой машины, пару пуль летели прямиком в меня, я отбил их мечом, не смотря на огромную скорость, я хорошо их видел.

— Прячьтесь! Придурки! — в сердцах выкрикнул я и укрылся под обрушившейся стеной. Тем временем скелет добрался до напарника сержанта и покромсал его, это было ужасно! Парень был жив, но истекал кровью, скелет отрубил ему конечности. Эти гады любили мучать своих жертв, это я знал по рассказу Малдауна.

Оставшиеся полицейские в панике спрятались. Они запрыгнули в автомобиль и закрыли двери.

— Ну наконец — то послушались, — прошипел я и ринулся к скелету, который собирался добить искалеченную жертву. Мой меч отразил его удар в последний момент.

Я пнул костяшку в область ребер, пытаясь оттолкнуть как можно дальше от раненого, у меня получилось. Злой демон отлетел примерно на два метра, что позволило мне прикрыть собой бедолагу.

Полицейские приоткрыли двери, они хотели помочь сослуживцу.

— Не вылезайте, демон ещё здесь, — крикнул я им.

Они мгновенно захлопнули двери машины.

Демон начал атаку. Его рифленый меч прошел в миллиметре от моего плеча, я знал что делать. Нырнув вправо, я ударил его по голове, маленький кусочек кости откололся от неё. Скелет улыбнулся своими гнилыми зубами и начал нападать интенсивней. Я разорвал дистанцию, уводя скелета как можно дальше от корчащегося полицейского.

«Пора прочертить магический знак и прочесть заклинание хрупкости» — решил я.

«Хрупкость» легла на скелета. Теперь можно действовать!

Я дождался атаки, провалил её и одним резким движением ударил в спину, тем самым раздробил позвоночник падлы. Костяшка задергала своей пустой головой, я с великим удовольствием расколол её пяткой сапога, тем самым поставил точку в этом противостоянии.

К этому моменту уже подъехала скорая, пожарная и ещё несколько машин. Я подошел к раненому полицейскому перевернул его и подложил ему под голову свою куртку, затем махнул рукой, призывая на помощь.

Меня очень быстро окружили, я положил меч на землю, чтобы в меня не стали стрелять.

Полицейские надели на меня наручники и прижали к машине.

— Ты кто такой, мать твою? — закричал один из них мне в ухо и прислонил пистолет к моей голове.

Меня спас Клаус. Он вышел из одной из машин, которые были припаркованы рядом.

Инспектор, показывая своё удостоверение, приказал полицейским:

— Отпустите его, я из ФБР.

С меня неохотно сняли наручники и передали спецслужбе. Клаус провел меня в машину.

— Карл, какого чёрта? — закипел Клаус, — зачем ты обрушил дом?

— Ситуация вышла из-под контроля, — признался я, — я не думал, что так получится.

— Вышла из-под контроля? — передразнил меня инспектор, — ещё один труп и тяжело раненный.

— Они сами виноваты, я делал всё возможное, чтобы спасти их, но они открыли огонь по мне. Пока я спасался от пуль скелет обошёл их и…

— Скелет? — перебил меня Клаус, — ты что держишь нас за дураков?

Скептицизм инспектора начинал напрягать, все факты говорили о том, что я не лгу, но он всё равно не хотел верить в существование демонов.

— Опросите очевидцев, они подтвердят мои слова.

— Я не знаю, как ты это делаешь, но поверь, я выведу тебя и твою банду на чистую воду.

V
Моё снаряжение мне вернули в три часа ночи.

Эльвис Смит, как только узнал о моём задержании, приехал лично. Я слышал, как громко он отчитывает Клауса.

— В городе людей расчленяют на кусочки невидимые существа! Какое тебе ещё нужно доказательство о существовании демонов? Нашёлся единственный человек, способный противостоять им и ты мешаешь его работе? Может быть сам отправишься на место преступления? Давай собирайся и езжай.

— Это не моя работа, — буркнул в ответ Клаус.

— Ах, не твоя работа, тогда сиди и прижми свой зад, ещё раз я узнаю, что ты задержал Карла, пеняй на себя. Я лично отправлю тебя ночью зачищать место, где обосновались демоны.

Начальник вышел из кабинета и встретился со мной глазами.

— Карл, ты ещё здесь?

— Да, мне нужны координаты второго объекта, где были совершены преступления.

— Городская свалка, — ответил быстро Эльвис, — погибшие на ней были обожжены, может этот факт как — то поможет тебе.

— Обожжены… Значит это не скелеты… — начал рассуждать я вслух.

— О, господи, — запричитал начальник.

— Вы можете меня подкинуть на свалку?

— Я? — испугался Эльвис, но потом расплылся в улыбке и добавил, — я знаю, кто может!

VI
Подъезжая к свалке, Клаус начал вилять по дороге, его руки тряслись.

— Да не переживайте вы так, демонов же не существует! — подбодрил я его.

Инспектор ничего мне не ответил, только покраснел.

— Всё! Приехали, вали! — буркнул он, затормозив в двухстах метрах от свалки.

— Вы со мной не пойдёте?

— Вали, я сказал! — окрысившись, заорал Клаус, его нервы были на пределе.

Я вышел из машины, хотел пожелать ему хорошей ночи, но скрежет колес от автомобиля не дал мне и рта открыть. Клаус вжал педаль газа в пол.

— Осторожно, не разбейтесь! — крикнул я ему вслед, но навряд ли он услышал.

Вот сволочь, выдал моё присутствие, наверняка демон уже наблюдает за мной. С какой же тварью я имею дело на этот раз?

Терпкий запах жженого мусора перебивал все остальные. Вокруг свалки стояли глубокие лужи.

— Да, воды не пожалели! — улыбнулся я, мусор было очень тяжело потушить, не смотря на то, что залили свалку основательно, огонь мог разгореться снова.

Дым из-под завалов мусора всё еще валил, он закрывал обзор. Пришлось готовить зелье «ночной видимости», оно как обычно работало превосходно. От угарного газа у меня спасения не было. Благо на улице дул достаточно сильный ветер, у меня получалось улавливать свежий воздух.

— Аха — ха — ха — ха… — послышался мерзкий протяжный смех.

Демон хотел испугать меня.

— Выходи, — крикнул я в пелену.

Послышался щелчок. Я понял, что это, когда увидел надвигающий огненный шар.

Я моментально отпрыгнул в сторону. Круглое пламя врубилось в кучу мусора, раздался взрыв.

— Арракисс! — выкрикнул я, мне всегда хотелось встретиться с этим существом.

— Ты кто такой, смертный? — прогремел своим басом демон, его удивило, что я узнал его вид.

Первый раз в жизни я встретил говорящего демона, не считая беса в Озисметории.

— Я Карл, пришёл, чтобы прогнать тебя.

— Ахаха — ха — ха, — снова засмеялся нечистый, — а силенок то у тебя хватит?

«Хватит, можешь не сомневаться» — произнес я про себя и решил неожиданно напасть на злодея. Я направился в сторону, откуда прилетел огненный шар, мои глаза искали огнедышащую тварь.

И представьте моё удивление, когда я обнаружил её. Это был маленький, величиной с мою ладонь, чёртик. Он пылал огнем. Не задумываясь, я нанес по нему удар мечом.

Бесёнок успел отскочить в сторону, под лезвие попал только его хвост.

— Ааа! — заорал он, убегая от меня, его следы оставляли за собой огненную дорожку.

Но не тут-то было, я не собирался его отпускать, я пустился в погоню.

— Отстань, отстань от меня, чего тебе нужно? — визжал чёрт, его громкий бас куда — то пропал.

— Я тебе покажу, как людей убивать!

— Они сами виноваты, нечего было посягать на мои сокровища.

— А меня зачем ты хотел поджарить?

— Не знаю, — брякнул чёрт и хотел сквозануть в дырку в мусоре, но не успел, я поймал его.

Обжечь он меня не мог, я это точно знал, несмотря на то, что арракиссы всегда полыхают огнем, опасны только их огненные снаряды.

Прежде чем убить демона, мне захотелось допросить его.

— Хочешь жить? — спросил я первым делом.

— Да, да… Отпусти…

— Нет, я отпущу тебя только в том случае, если ты мне расскажешь, как попал сюда.

— Это Рохан!!! Он привел нас на Землю.

— Рохан — это кто?

— Один из сыновей дьявола, и он не успокоится, пока не уничтожит вашу планету. Ахаха — ха — ха, — чертенок залился истеричным мерзким смехом сумасшедшего.

Его хохот сводил меня с ума, я не выдержал и сжал кулак со всей силы. Ржание демона прекратилось, из его рта полилась чёрная жижа. Я со всего размаху кинул его уже мертвое тело о бетонный блок, торчавший из груды мусора.

Мне нужно было как можно скорее поговорить с Элимдуром.

VII
Я укрылся в одном из заброшенных зданий, мне нельзя было возвращаться в отель, там наверняка меня поджидали спецслужбы. Сотовый телефон я оставил на вокзале в камере хранения, чтобы меня не могли вычислить, я позаботился о своей безопасности. По городу я передвигался исключительно ночью.

За своими трофеями я сходил только сегодня. С момента отходняка уже прошло три дня. На местах, где обосновались демоны, я нашёл два ларца. Похоже, это новый уровень существ. Ранее я находил одинокие маленькие камешки, они в основном были зарыты в землю, но на чердаках и в подвалах мне тоже доводилось их находить.

На столе лежали две небольшие шкатулки. Я стал открывать их по очереди. Это был самый приятный момент за последнее время.

— Так, что здесь? — потянулся я к первому ларцу — этот был из обрушившегося здания, чтобы добыть его, мне пришлось потрудиться, благо правительство убрало часть строительного мусора.

В сундучке, как и в прошлый раз, оказались серебряные чакли, большой профикс, который я по-прежнему не мог надеть на свой меч. У меня уже появились мысли поездить по миру в поисках мелких камней, чтобы вернуть былую силу. А так же попался свёрток, я интуитивно догадался, что это часть карты!

— Интересно, — прошептал я, — а если попробовать соединить его с куском, добытым в канализации?

Я достал из сумки свиток и подставил его к пергаменту. Стало очевидно, что это куски от одной и той же карты.

— Вот, дурак! Я ещё хотел её выкинуть!

В ларце со свалки тоже лежал свёрток, третья часть! Меня уже мало заботил профикс и чакли. Мне не терпелось отыскать клад, я знал, что там обязательно будет что — нибудь по-настоящему стоящее.

Осталось найти четвертый свёрток. На этих трёх были видны цифры, что это широта и долгота было не трудно догадаться, а вот к какому миру относится эта карта, непонятно, но это точно не Земля.

Глава 13

I
Сегодня я решил позвонить Малдауну, узнать, не появились ли ещё где-нибудь в городе демоны? Признаюсь, я надеялся на положительный ответ, мне не терпелось получить четвёртый кусок карты.

Я посетил вокзал ночью.

— Алло! Карл, ты куда пропал? — закричал шериф, которого я разбудил ночным звонком, — все отделы на ушах, тебя ищут.

— Поэтому я и пропал, не хочу снова оказаться за решёткой, — ответил честно я. Мне совершенно не хотелось оправдываться.

— Ты где сейчас находишься?

— Это не важно. Скажи лучше, не появились ли в городе новые демоны?

— Нет, кровавых убийств не было. А почему ты спрашиваешь? Ты же обещал всё уладить.

— Я работаю над этим.

— Хорошо. Скажи, как мне тебя найти?

— Не нужно меня искать, я позвоню сам, когда мне будет удобно.

Я положил трубку, больше разговаривать было нельзя, спецслужбы наверняка вычислили местонахождение моего мобильника и следят за вокзалом.

Вернув сотовый телефон в ячейку, я присел на пустую скамейку, мне нужно было подумать, что делать дальше. Просто так отсиживаться, как загнанный зверь, я не хотел. Может быть отправиться в Озисметорий? Блин, без записи это очень опасно, могу опять нарваться на сородича, который будет не прочь убить меня. Уехать в другой штат? А вдруг появятся новые демоны?! Ещё Элимдур не вызывает меня, ментор называется! Первым делом узнаю у него как записываться на посещение в Озисметорий.

Послышались шаги, я оглянулся, двое мужчин стремительно шли в мою сторону.

«Вот чёрт! Вычислили! Стали работать активней, козлы!»

Я начал искать пути отхода, но появлялись ещё незваные гости, которые блокировали все выходы, которые я находил. Я оказался в западне.

В скором времени появился Клаус, он шёл ко мне с довольной мордой.

— Стойте на месте, Карл, — начал инспектор, — вам придется отправиться с нами.

Опять всё заново, зря я тогда его дозолял, будет мстить гад, зуб даю.

Я уже смирился со своей участью, холодные стены камеры ждали меня. Но совершенно неожиданно мне улыбнулась удача. Сумка, висевшая на моём плече, обожгла мне бок, я засунул в неё руку, руна, которую мне дал Элимдур, загорелась.

— Клаус, — обратился я к инспектору.

— Что? — ответил он мне.

— Пошел ты в задницу! — сразу после этих слов я потер руну два раза.

II
Терпкий запах ударил мне в нос, Элимдур стоял у котла и что-то нашептывал.

— Добрый день! — обозначил я своё присутствие.

— О, — отвлекся от своего увлекательного занятия маг, — а я думал ты уже не придёшь.

— А что это вы варите?

— Эликсир, — похвастался чародей, — вот решил занять утро чем-нибудь полезным.

— А что это за зелье? Почему оно так странно пахнет? — спросил я, мне было интересно всё, что связано с зельями.

— Это простое зелье, Карл, называется оно «зелье роста», — ответил чародей, — совсем недавно мои слуги почистили теплицу, в которой я выращиваю ингредиенты для снадобий, эликсиров и многой другой всячины. Вот решил засадить её, а без магического эликсира эксклюзивные растения не хотят приживаться.

Мне захотелось увидеть чудо-растения и теплицу.

— Покажете теплицу?

— Может быть в другой раз, — улыбнулся Элимдур, — я вызвал тебя сегодня по другому поводу. Докладывай, как там на Земле продвигаются дела? Получилось зачистить её от нечисти?

— Вроде бы да, — без уверенности ответил я, — я убил двух скелетов и одного арракисса, но мне кажется, что должен быть ещё, как минимум, один демон.

— Арракисса? — удивился маг, — ты слишком слаб для такого сильного демона.

— Он был не больше моей ладони, — ответил я, демонстративно показав свою кисть, — но, не смотря на его мелкий размер, он бросил в меня огромный огненный шар, который врезавшись в мусор, взорвался. Убить чертёнка мне не составило труда.

— Он был чертёнком?

— Да, маленьким таким и очень наглым!

— Это всё объясняет, ты убил последователя истинного арракисса.

Лицо Элимдура скисло, было видно, что он расстроился.

— Не думал я, что всё так плохо. Он что-нибудь тебе говорил?

— Да, он упомянул про сына дьявола, если мне не изменяет память, он назвал имя Рохан.

У волшебника вывалился из рук черпак, которым он мешал свой эликсир.

— Как ты сказал? — переспросил он.

— Рохан…, - неуверенно повторил я.

Элимдур прочертил в воздухе магический знак, котел вместе с зельем исчезли.

— Ты уверен, что он сказал именно это имя?

— Да, он ещё после этого так гадко засмеялся, что я раздавил его…

— Рохан очень сильный демон, — прервал меня маг, ему было неинтересно, как я расправился с последователем арракисса, — да впрочем, как и все дети дьявола.

— Есть и другие?

— У дьявола очень много детей, — пояснил маг и добавил:

— Не думал я, что бес окажется его сыном, тем более Роханом.

Если мой ментор так боится этого беса, что тогда с ним смогу сделать я?

— Значит хотите поработить Землю! — проговорился Элимдур, — хорошо, посмотрим, как это у вас получится!

— Кто хочет?

— Слуги дьявола! Мы давно с ними ведем войну. На протяжении многих тысячелетий дьявольщина пытается вторгнуться в чужие миры. Им мало ада, они хотят большего. На этот раз под угрозу попала Земля.

— Но как? Как они смогут захватить целую планету? Люди не будут сидеть, сложа руки, у них есть оружие, в конце концов.

— Простые смертные не способны увидеть демонов, ты это знаешь не хуже меня. А теперь представь, что началось вторжение, демоны появляются всё чаще, причём не простые демоны, а элита. Они сумеют навести хаос в каждом уголке планеты. Они будут играть с людьми, как с марионетками и никакое оружие, даже ядерное, не способно будет остановить детей дьявола.

Слова Элимдура наводили ужас, хоть я и был Вельданом, я также был человеком и когда он говорил о вторжении, мне становилось плохо.

— Кто-то очень могущественный спланировал вторжение на Землю, причем сделал это он с помощью тебя.

— Я то тут каким боком?

— Понимаешь, я до сих пор не могу понять, почему про твоё существование никто не знал и по записям ты умер при рождении. За этим кроется какая-то тайна. Да и не был ты ни в какой библиотеке, кто-то поверхностно обучал тебя, он специально не хотел, чтобы ты становился сильным. Так было проще расправиться с тобой.

В моей голове всё перевернулось, я не мог поверить в сказанное магом.

— Получается, это я привёл демонов на Землю?

— Да, — подтвердил чародей, — и тебе придётся всё исправить, я бы с удовольствием помог, но мне закрыт вход в физические миры.

— Но как я в одиночку смогу бороться с ними? В двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости в подземелье я встретился со скелетами, моей силы не хватило, чтобы одолеть их, и мало того, в бойне они смертельно ранили меня. Если бы не Эсмеральда, которая появилась вовремя, я бы уже был мёртв. Она убила скелетов и исцелила меня. А после, она вообще ради прикола, соединила мои профиксы в один, я стал ещё слабее. Теперь даже не могу активировать свой меч.

— Позволь узнать, кто привёл тебя в это подземелье?

— Куладий.

— Вот значит кто нам сможет дать разгадку! — просиял Элимдур, — он предатель. Он специально завел тебя в ловушку, а жадность Эсмеральды помешала его хитрому плану.

Ничего себе, вот это поворот. А чего я хотел? Меня облапошили, как дурачка, да оно и не мудрено, я вообще ничего не знаю про себя…

Элимдур позвал слугу и велел провести меня в комнату для уважаемых гостей.

— Подождёшь меня, не стесняйся, заказывай у моих слуг всё, что пожелаешь, а мне нужно кое — куда сходить. Выяснились новые подробности.

— Прежде чем вы уйдёте, можно спросить ещё об одном деле? — обратился я к магу.

— Хорошо, только давай быстрее, у нас мало времени.

Я рассказал Элимдуру о свертках, которые я обнаружил у демонов.

— Покажи, — попросил он.

Я достал из сумки три куска пергамента.

— Это не простая карта, — сделал заключение маг, — это Канталос, очень опасный мир, даже опытные Вельданы побаиваются появляться в нём.

— Он полон демонов?

— Нет, существа, кишащие в нем, совсем не демоны…

На этом Элимдур прервал свой рассказ. Ему по какой-то причине не хотелось рассказывать мне о Канталосе. Он велел сохранить эту карту для более детального изучения. По его словам — это было очередной ловушкой.

Перед уходом он что-то шепнул на ухо своему слуге.

III
Комната отдыха была превосходной. Полукругом стоял низкий, но широкий диван. К тому же он оказался очень мягким, я понял это когда приземлился на него. Я буквально утонул в его нежности. Для такого дивана не нужны были даже подушки. После пола, на котором я спал последнее время в заброшенном здании, этот предмет мебели был просто чудом. Я поспешно снял обувь и завалился на него. Такого кайфа я давно не испытывал. Меня поклонило в сон, я задремал очень быстро, почему-то в этом доме я чувствовал себя в безопасности, мог позволить себе забыться.

Проспал я не меньше двух часов, мне снилась Эсмеральда. В дремоте я понял, что очень по ней соскучился и мой дружок, похоже, тоже, после сна он стоял, как каменный.

Окончательно меня разбудил надоедливый звон, который чем-то походил на музыку. Я открыл глаза и увидел перед собой прекрасную деву. Вместо одежды на ней были только повязки, прикрывающие её прелести, и платок, увешанный золотыми монетами, которыми, собственно, она и звенела.

Девушка изящно танцевала передо мной, её гибкости могли позавидовать даже гимнастки. Каждое движение приковывало взгляд, заставляло пристально следить за ней.

Она подошла ближе, призывая меня к активным действиям, но в силу моего воспитания, я пока что стеснялся, а точнее хотел показаться стеснительным. Красавица, прочитав меня, словно невзначай, встала на мостик. Я не мог не сфокусироваться на её полуобнаженной груди, она была прекрасна. Мои потные ладошки потянулись к ней, но девушка улизнула, сделала кувырок назад, тем самым, отобрала у меня объекты очарования. Её танец стал интенсивнее, но не менее изящный. Она сбросила ткань, которая прикрывала живот, платок упал на пол со звоном. Я больше не мог терпеть, я поднялся и подошёл к ней, чтобы захватить, но она увильнула от меня и в этот раз, я сумел лишь рукой сорвать с неё одну из повязок, прикрывавших её тело. Она улыбнулась и эротично захихикала, я понял правила игры, постепенно я раздел игрунью полностью и вдоволь насладился её прекрасным телом и не только.

IV
— А я смотрю ты тут времени не терял! — засмеялся Элимдур, его хохот разбудил меня, я убрал своё лицо с прекрасной женской груди. Признаться, если бы не моё уважение к старику, я бы притворился спящим и продолжал наслаждаться нежностью девушки, как можно дольше.

— Спасибо, — поблагодарил я, — ваше гостеприимство было на высшем уровне. Я его оценил.

— Я заметил! — снова разразился хохотом чародей, — сколько раз?!

Я улыбнулся, мне был приятен подобный юмор.

— Ладно, хватит, — пытаясь настроиться на серьёзный разговор, произнес Элимдур, — одевайся, пойдём. А ты! — устремив свой взор на девушку, добавил волшебник:

— Пошла отсюда!

Красавица быстренько встала с дивана и побежала вон, она даже не стала собирать свои веревочки и украшения.

— Жестко вы с ней, — прокомментировал я.

— Не переживай, она лишь слуга, нечего их баловать, сделала свою работу и пусть проваливает.

Я улыбнулся, темперамент старика был мне по душе. Интересно и много у него таких очаровательных слуг? Я бы не прочь…

— Сегодня мы будем с тобой учиться пробуждать силу шонлах без стимулирующих зелий, — перебил мои мысли Элимдур.

Я обрадовался этому заявлению. Неужели у меня никогда в жизни больше не будет отходняка?

— Для начала ты должен понять, что сила шонлах не приходит извне, она изначально находится в тебе. Держать её в активном состоянии постоянно нельзя, так как организм тратит на неё очень много энергии. Поэтому он и подстраховался, не давая ей просыпаться по одному зову Вельдана. Сила шонлах разделена на множество уровней, так решили обозначить её менторы. При рождении Вельдан имеет первый уровень силы шонлах.

— Значит у меня первый уровень?

— Да, так как ты ни разу его не повышал.

Мне хотелось сказать, что я в принципе не знал о силе шонлах, а, тем более о том, что её можно повысить, но я не стал перебивать старика.

— Повысить уровень силы шонлах можно тремя способами. Первый, самый простой способ — это стать помощником голема, по этому пути идут большинство Вельданов.

— Помощником голема? — переспросил я, — они же состоят из камня, насколько мне известно. В мифологии говорится о них, как о каменных воинах.

— Забудь о мифологии, големы — это очень сильные магические существа, у каждого из них есть аура, которая награждает союзника силой шонлах. Таким образом, Вельдан, присягнувший голему на верность, постоянно копит силу шонлах, со временем повышая её уровень. Только тут есть одна неувязочка, если Вельдан присягнет на верность голему, ему придется служить каменному гиганту до самой смерти. А, как известно, Вельданы и големы бессмертны.

«Опа!» — обрадовался я. Нет, конечно, я догадывался, но всё равно, узнать об этом точно, было очень приятно.

Элимдур заметив мою довольную рожу добавил:

— Только ты не обольщайся, средняя продолжительность жизни Вельданов не выше, чем у людей.

Я догадывался почему.

— Так вот, вторым способом получить силу шонлах можно, отыскав древние обелиски, для этого нужно стать искателем. Обелисков достаточно много, правда охраняются они обычно усиленно, придётся попотеть, чтобы отбить их у охранников.

И наконец-то третий способ, это убить другого Вельдана. Его сила автоматически перейдёт к тебе.

— Об этом мне рассказывала Эсмеральда. Таким способом можно воспользоваться на турнирах.

— Что? Аха-ха, — засмеялся маг, — она видимо припугнуть тебя хотела. Все турниры контролируют маги, такие, как я. И мы не станем жертвовать Вельданами, вас и так становится с каждым годом всё меньше.

— Но она была очень убедительной…

— Хорошо, я тебе расскажу, — сдался маг, — раньше так и было, Вельданы бились на аренах до тех пор, пока не оставался лишь один — победитель. Но мы, маги, решили прекратить это безумие и стали контролировать турниры, сильным Вельданам это не понравилось, они ополчились на нас.

— Так вот почему Эсмеральда вынуждена защищаться от магов? — догадался я.

— К сожалению, да. Она одна из тех, кому не понравился запрет на убийство на турнирах.

— Но почему тогда она сказала, что я буду учувствовать в турнире по старым правилам? Что останется в живых только один.

— Она говорила о запрещённом турнире! — взорвался Элимдур, — я больше не хочу говорить об этом!

По чародею было видно, что Эсмеральда для него много значила. Я не стал допытывать его вопросами, об остальном нетрудно было догадаться, почему, как и зачем маги воюют с некоторыми Вельданами. Я перевел разговор в другое русло.

— Значит, мне не придётся убивать других Вельданов?

— Это тебе решать! Но знай, если ты хочешь идти по крови, я отказываюсь быть твоим ментором. Лучше уходи сразу!

— Нет, нет, — успокоил я старика, — кровавый путь это не для меня.

— Замечательно! — обрадовался Элимдур, — я думаю, из трёх способов нам с тобой подойдёт второй!

— Я тоже так думаю, — взбодрился я, мне совершенно не хотелось присягать на верность каменному магическому существу.

— Итак, прежде чем мы отправимся с тобой на поиски первого нашего обелиска, нам нужно научиться пробуждать силу шонлах. Ты когда-нибудь пробовал медитировать?

— Да, когда играл на гитаре я часто входил в транс.

— Чудесно! — воскликнул маг.

Я тоже растянулся в улыбке.

— Тогда входить в транс нам не нужно будет учиться, — прошептал себе под нос маг, он явно оценивал, сколько времени мне понадобится на обучение.

Элимдур не спешил, он тщательно обдумывал с чего начать.

Я сидел молча и смотрел, как из стороны в сторону ходит волшебник.

— Так, а где твоя гитара? — неожиданно громко спросил маг.

— Она осталась на Земле вместе с моим мечом, — рефлекторно протараторил я, мне самому стало интересно, как у меня получилось ответить так быстро.

— Ничего страшного, — улыбнулся Элимдур и щелкнул пальцами, рядом со мной появилась неплохая гитара. Я взял её в руки.

— Давай начинай входить в транс, только не в глубокий, — приказал волшебник.

Мои пальцы забегали по струнам, они нежно касались их, выдавая утонченный звук. Мелодия получалась мягкой, легкой, светлой. Казалось, с помощью неё можно было рассеять мрак.

Элимдур оценил мою игру, он даже на мгновение забылся, но вовремя взял себя в руки и продолжил урок.

— А теперь, Карл, постарайся перейти с добра на зло.

Я послушался. Теперь из гитары исходил другой звук, сам музыкальный гнев обрушился на уши. От ядовитой мелодии становилось не по себе, жутко и страшно, на душе заскребли кошки. Эту мелодию смог бы выслушать до конца далеко не каждый человек.

Элимдур неожиданно закричал:

— Карл, ты должен понять, что сила шонлах это зло, которое сидит в тебе, ты должен выпустить его наружу, давай попробуй!

Я понял, что имел в виду маг. От очередного удара по грифу струны лопнули, мои глаза загорелись, мне удалось пробудить силу шонлах.

— А теперь осталось самое главное, Карл, тебе нужно научиться контролировать и удерживать своё зло.

Действительно, почти сразу мои глаза стали прежними, сила шонлах опять заснула.

— Я научил тебя как обращаться с силой шонлах, теперь всё зависит от тебя. Чем лучше ты отточишь навыки, тем проще тебе будет удерживать в активном состоянии своё зло!

V
Тренировки занимали всё моё свободное время. Без гитары мне так и не удалось ни разу разбудить силу шонлах, я переломал их N — ное количество штук.

Когда в доме Элимдура музыкальные инструменты закончились, пришлось раскошелиться и потратить серебряные чакли, которые мне достались в качестве трофея. Это была моя первая покупка за местные деньги. Мой ментор объяснил мне, что в таких мирах, как Озисметорий, Понтарэсс и даже Канталос, ходит одна и та же денежная единица. Это очень удобно, так как в магических мирах экономика государств не зависит друг от друга.

Со временем я стал ненавидеть свои тренировки, мне казалось, что я самый бездарный Вельдан из всех. Максимум, чего мне удавалось достичь, это удержать силу шонлах около десяти минут.

Элимдур постоянно твердил мне, чтобы я усердно тренировался и пробовал разбудить силу шонлах без гитары, но и с гитарами так же не переставал практиковаться. Важно было, чтобы я не забыл технику, которую сам выработал.

— Доведи свою технику до совершенства и пробуй оттачивать другие, более совершенные.

Я не постеснялся спросить у своего ментора, «какие техники относятся к самым совершенным?», на что получил ответ:

— Предела совершенству не существует!

Поначалу мне показалось, что Элимдур просто хотел, чтобы я от него отвязался, но потом я понял всю мудрость чародея. Это случилось ночью, когда я захотел прогуляться, подышать свежим воздухом. Волшебник предупредил меня, что ни в коем случае нельзя отходить дальше, чем на триста метров от дома. Именно на таком расстоянии было выставлено защитное поле. Мне захотелось непременно глянуть на него, я даже почти дошёл! Пройти каких — то пару десятков метром помешала резкая боль в животе. Мне ничего не оставалось, как искать место, куда можно было справить нужду, до дома я бы точно не донёс! К счастью, на улице стоял деревянный туалет, я ринулся к нему и только я присел, как пол подо мной провалился. И вот долгожданный момент настал! Во время полёта у меня получилось пробудить в себе силу шонлах, это произошло потому, что я сменил страх злостью. Я злился на тех, кто делал этот гребанный туалет, злился на то, что доски прогнили, злился на то, что я сейчас вывожусь в дерьме. И как итог: я стоял по пояс в смердящей жиже и расплывался в улыбке. Я понял, для того, чтобы пробудить силу шонлах, нужно любое чувство сменить на злость.

VI
Я рвался на Землю, но мой ментор меня не отпускал. Элимдур сказал, что пока я не повышу свой уровень силы шонлах, хотя бы до третьего, о телепорте на мою родную планету я могу забыть. Мне, конечно, хотелось возмутиться, на такие дискриминирующие условия мы не договаривались, но чародей был для меня единственной надеждой, только он мог помочь мне стать сильным Вельданом.

— Когда мы отправимся на поиски обелиска? — подошёл я в очередной раз с насущным вопросом к хозяину дома.

— Прояви терпение, мой друг, — ответил мне Элимдур, он явно был в хорошем настроении, — ты пока ещё не готов, иди тренируйся.

— Да сколько уже можно тренироваться? — обиделся я, — я удерживаю силу шонлах порядка тридцати минут и пробуждать я её научился без игры на гитаре.

— Правда? А ну-ка продемонстрируй, — попросил маг.

Я использовал свою обиду и перевёл её в злость, мои глаза загорелись.

— Потрясающе! — поразился чародей, — и давно ты так можешь?

Я не стал рассказывать Элимдуру про тот случай с толчком, лишь скромно ответил:

— Вчера получилось.

— Пожалуй, ты и впрямь готов! Хорошо, но прежде, чем мы отправимся в новый для тебя мир, мне нужно немного рассказать о нём.

Я готов был завилять хвостом, если бы он у меня был. Рассказ я ждал с нетерпением.

— Мир, в который нам предстоит отправиться, называется «Палагусс».

— Палагусс… — повторил я.

— Да, именно Палагусс! Он не является физическим, так же как и магическим, скорее всего он технологический.

«Это как?» — читался вопрос у меня на лице.

— Никто не знает кем был создан Палагусс, но его создатель был настоящим гением! — засиял Элимдур, он рассказывал об этом мире, как о каком-то великом достижении науки, — такого технологического прогресса как в нём нет ни в одном мире из существующих!

— На Земле тоже неплохой… — хотел я заступиться за свою родную планету, но ментор перебил меня:

— Земля по сравнению с Палагуссом маленькое недоразвитое небесное тело.

Такое сравнение растоптало мой максимализм.

— На Палагуссе нет живых существ, им правят механизмы, против которых магия бессильна.

Мне сразу вспомнился механизм, из-за которого мы поссорились с Эсмеральдой. Несложно было догадаться, что он напрямую связан с новым миром, о котором я сегодня узнал.

— Механизмы бывают разными: киборги, андроиды, дроны, роботы, машины и многие другие. Все они наделены искусственным интеллектом. Противостоять им крайне тяжело, но у Вельданов есть преимущество, сила шонлах не является магией — это внутренняя сила!

— Но как же противостоять машинам? С мечом в руках против них я буду смотреться глупо.

— Смотря с каким мечом! — перебил меня Элимдур, — если со своим призмариновым, то да, а если с лазерным, то совсем неплохо. А если я тебе дам лазерное оружие дальнего типа, тогда ты вообще будешь крут.

— Но я раньше не стрелял, огнестрельное оружие никогда меня не притягивало.

— Придётся учиться, без него будет сложно в Палагуссе.

Больше всего на свете мне не хотелось воевать с машинами, с демонами было как-то понятнее что ли. Я хоть понимал что это за существа, а машина с искусственным интеллектом, как она вообще работает? Где находится её центральный компьютер, который управляет ею?

— Самое главное, Карл… — замялся старик, — ну ладно, это потом…

Явно Элимдур чего — то не договаривал, ему что-то было нужно из высокотехнологического мира!

VII
За последнюю неделю я очень много узнал о Палагуссе. Элимдур при каждой встрече норовил подискутировать о нём. Как оказалось, походы в высокотехнологический мир были дорогим удовольствием, это и было основной причиной, почему все Вельданы не выбирали этот путь для повышения силы шонлах. К счастью, у меня появился спонсор, который был по совместительству моим ментором.

Один только лазерный меч требовал около пяти тысяч серебряных чаклей в год на его содержание. Энергия, питающая механизмы, была очень дорогой. И как я понял, если эта энергия когда-нибудь закончится в механизме, его нельзя будет запустить повторно. Поэтому Эсмеральда и расстроилась так сильно, когда узнала, что энергия её механизма начала заканчиваться. Если она тратила сто тысяч серебряных чаклей в год на содержание, представляю, сколько стоил сам механизм!

На мою боевую операцию под название «2 уровень шонлах» было выделено пятьдесят тысяч серебряных чаклей. Бюджет получился таким дорогим, потому что Элимдур вызвался сопровождать меня лично. Первый поход был самым важным по его словам.

Ментор объяснил мне, что в Палагусс можно сходить в минус, а можно изрядно навариться. В общем, походы не ограничивались одной целью — повысить уровня силы шонлах. В высокотехнологическом мире ценились запчасти и кристаллы, именно за них можно было получить от перекупов солидные деньги. Продавать трофеи можно было самому, но тут стоял выбор: или ходить в походы, или торговать. Время, оно знаете, не резиновое. Торгаши с великим удовольствием покупали все за полцены, зато не нужно было искать месяцами клиентов.

Элимдур подозвал меня к себе.

— Пора подготавливать снаряжение, завтра отправляемся.

Мы пошли в лабораторию мага, оказывается лаборатория Эсмеральды была далеко не единственной.

Мое снаряжение состояло из лазерного меча, лицевого щитка и спецодежды, которая держала низкий уровень радиации. Элимдур же укомплектовался по полной программе, защитный скафандр, лучевое ружье и горсть разрывных гранат с необычным эффектом, о котором не стал рассказывать маг.

— Ну что, Карл, завтра нам предстоит нелегкая работёнка!

Глава 14

I
Элимдур смешно выглядел в своём скафандре, он держал лучевое ружье наготове, каждый шорох пугал мага, меня же, наоборот, высокотехнологический мир приводил в восторг. Я ждал врагов, мне не терпелось поработать с лазерным мечом, я заметил, что на нём были отверстия для профиксов, это означало, что меч создан для таких, как я.

«Странно, зачем магу Вельданское оружие? Навряд ли он приобрел его специально для меня».

Природа Палагусса отличалась от других миров, здесь стоял вечный сумрак, не было ни дня, ни ночи, ни часов, ни минут. Повсюду валялись разбитые части механизмов, говорившие, что Палагусс обречен на постоянные нескончаемые войны.

— А если мы встретимся в Палагуссе? — спросил я у Элимдура, я имел в виду свой вид, — мы так же будем ненавидеть друг друга?

— Ненависть Вельданов друг к другу не зависит от места. Это ваше проклятье. Единственным исключением на моём веку стали ты и Эсмеральда. Но я уверен, этому есть какое-то объяснение.

Слухи быстро распространялись в магическом мире.

— Наверное, — вздохнул я. Я очень соскучился по этой безбашенной, сумасшедшей девице.

Элимдур остановился, чтобы проверить наши координаты. Он достал прибор, который служил GPS-навигатором, а также поисковым прибором. С помощью него можно было обнаружить обелиск.

Для себя я назвал этот мир иначе, я дал ему имя «мир приборов». Мы даже отправились сюда не через магическую руну, а через машину, которая служила прибором для перемещения в пространстве.

Я представляю, сколько стоят все эти механизмы, которыми оснастил нас Элимдур! Мне очень повезло, что на моём жизненном пути повстречался состоявшийся маг, у которого было всё. Но я также понимал, что вот это всё не просто так, придётся для него искать предметы, какие он попросит.

А знаете, что? Я согласен на любые условия, моя жизнь с появлением Элимдура круто изменилась. Я впервые чувствовал свою значимость. Я знаю, что волшебник многому меня научит, расскажет, как записываться на посещения Озисметория; как соединять профиксы; выигрывать турниры. Мы с ним сможем разоблачить Куладия и главного хранителя двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости. Сумею по науке ментора спасти Землю от вторжения сыновей дьявола. Я не знаю, что я ещё смогу, но точно многое…

— Мы на подходе, приготовься! — оборвал мои мысли Элимдур, — пробуждай силу шонлах.

Мои глаза загорелись — это означало, что у меня получилось.

Раздалась очередь. Элимдур первым заметил приближающиеся машины и не стал церемониться.

— Я иду, держитесь, — крикнул я. И со всех ног бросился к ментору. К нему подбирались человекоподобные машины.

Элимдур не переставал стрелять, но слабая точность не давала ему отбиться.

Я подоспел вовремя, один робот подошёл слишком близко. Я полоснул его, он заискрился и упал.

— Киборги!!! — сразу понял я.

Элимдур расплылся в улыбке, ему понравилось с какой легкостью я расправился с первым механизмом.

Чтобы не подводить своего учителя, я начал валить киборгов одного за другим. Машины были очень глупыми, они не пытались сгруппироваться, они не делали абсолютно ничего, чтобы победить. Просто шли вперед с грозной гримасой. Последний киборг перед смертью открыл рот.

— Чудесно! — обрадовался Элимдур, — я не ошибся в тебе! Мы с тобой наведем шороху в этом мире!

— Если машины будут такими же тупыми как эти, с этим не будет проблем.

— Да, в этой части Палагусса нет сильных механизмов. Ты правильно подметил, уровень интеллекта в этом мире очень важен. Грубой силы тут будет недостаточно, чтобы победить.

— Самое время найти обелиск, эти железяки наверняка его охраняли!

— Нет, они охраняли другое! Смотри! — обрадовался Элимдур, — кристаллы! Собирай их быстрее в сумку.

Я второпях начал собирать минералы, которые росли, словно мох, на одном из камней, торчавшем из земли. Они были разные по форме и цвету.

— Вот это удача! — не переставал радоваться мой ментор, — как говорится, новичкам всегда везёт! Сколько их здесь?

— Я насчитал пятьдесят один…

— Каждый не меньше штуки стоит! Мы уже отбились, Карл!

Я не понимал и не разделял радость мага. В голове у меня были совсем другие мысли, я думал о том кристалле, что продал Эсмеральде некий Джафар. Тогда речь шла о таком же кристалле, как эти или о другом?

Эсмеральда сказала, что она тратит сто тысяч серебряных чаклей в год на содержание своего механизма. Я набрал кристаллов на пятьдесят тысяч, значит её механизм не такой уж и дорогой. Или просто нам чертовски повезло?

II
Мы продолжили движение. По словам мага, до обелиска оставалось метров триста. Я приготовился, вызвал силу шонлах.

Элимдур двигался очень медленно, сила притяжения в Палагуссе была намного сильнее, чем на Земле или в магических мирах.

Впереди виднелся вычищенный от мусора участок, по центру стоял столб.

— Вот она долгожданная статуя воина! — крикнул я. Мне сразу стало понятно, что это тот самый обелиск, ради которого мы и пришли в этот мир. Подойдя поближе, я рассмотрел монумент, в руках у гигантского воина был меч, похожий на мой из призмарина.

Обелиск весь блестел, он был отшлифован идеально. Вокруг него стояла толпа киборгов, точь таких же, с которыми я сегодня уже сражался, не считая одного, он был вооружён бластером.

Роботы заметили меня издалека. В мою сторону полетело сразу несколько лучей. Я избегал их, уходя вправо. Луч из бластера после себя оставлял небольшую воронку, не хотелось бы мне, чтобы эта воронка, красовалась на моём теле.

— Нет, придётся осваивать огнестрельное оружие, пока подбежишь к ним с мечом, они из тебя решето сделают или сожгут заживо, — заворчал я. Мне ещё не доводилось видеть лучевое ранение.

Я затихарился, выжидал, когда киборги с мечами, отойдут подальше от робота с бластером. Это был единственный способ подойти к нему на расстояние удара.

— Всё, пора, — сказал я сам себе и двинулся в сторону железяки с пушкой, но побежал не по прямой, а зигзагами, как заяц-русак, убегающий от охотника. Достиг я киборга быстро, одним ударом отрубил ему руку вместе с бластером, а затем и голову снёс, чтобы наверняка обезвредить вражеский механизм.

С остальными особых проблем не было, к тому времени, как до обелиска добрался Элимдур, я уже порубил всех.

— Хорошая работа, — обрадовался Элимдур, — ну-ка подбери живо бластер.

Я подобрал оружие.

— Так, что же ещё тут есть интересного? — осматривая порубленные механизмы, задал вопрос для себя маг, — вроде ничего. Хорошо. Карл, давай подойди к обелиску.

Я послушно подошёл.

— Теперь жди пока я настрою прибор, — маг начал выставлять настройки, — всё! Готово! Прикоснись к нему.

Как только я прикоснулся к обелиску, меня пробило током, да так, что зарезало в паху и не помню ещё где! Я заорал, через меня проходил какой-то непонятный заряд, это не было переменным током. Было очень больно.

— Терпи, — приговаривал громко Элимдур, — не вздумай отпускать энергию. Прибор показывает, что ты забрал больше половины. Ещё немного осталось.

Мне хотелось послать мага куда подальше, попробовал бы он сам потерпеть такую боль.

— Такова ваша сущность, терпи, я сказал!

— А… Хватит уже! — заорал я на Элимдура и оторвал свои руки от статуи.

Маг отключил прибор.

— Ты выдержал девяносто восемь процентов! — обрадовался он, — другие Вельданы обычно выдерживают не больше двадцати! Наверное муки от отходняка закалили тебя!

— Что? — возмутился я, вы бы знали, каково было моё негодование в этот момент, — можно было забрать не всё?

— Можно, — ответил сухо маг, — но обелиск можно активировать только один раз, остаток энергии уйдёт зазря.

— Садист! Вот вы кто! — кое-как вставая на ноги, произнес я, в паху все ещё ломило, — вам бы только дать повод поиздеваться.

— Нет, Карл, не смей так думать обо мне! Вот тебе твой камень, прости, я взял его без разрешения, попробуй вставить его в меч.

Я взял у мага профикс и вставил в лазерный клинок. К моему удивлению он загорелся совершенно другим цветом и мало того, от него исходило свечение, которого я раньше не видел. Меч одарил меня силой, я почувствовал его мощь. Я стал не просто сильней, я стал сильнее в десятки раз.

— Видишь, ты можешь держать усиленное оружие.

Я кивнул, не отрываясь от меча, я не мог поверить своему счастью, наконец — то я повысил свой уровень силы шонлах.

— Эти профиксы четвёртого уровня. Если бы ты не получил достаточной энергии шонлах, ты бы не смог ими воспользоваться. Нам бы пришлось продолжить вылазки за другими обелисками, но если честно, мне сегодняшнего раза надолго хватило. Мы маги не любим авантюры.

— Спасибо, — поблагодарил я своего ментора, — простите, что усомнился в ваших добрых намерениях.

— Это ещё не всё, Карл. Смотри…

Элимдур что-то нажал на своём приборе и обелиск начал уменьшаться до размера маленькой статуэтки.

— А вот это твой трофей. Он не даёт силу, но он очень много значит для жителей магических миров. Они дадут за эти статуэтки хорошие деньги, но Вельданы обычно оставляют их себе, чтобы гордиться воспоминаниями о битве, в которой они достались.

Я положил статуэтку в сумку.

— Вот и всё, пора возвращаться домой, — улыбнулся Элимдур, достал прибор для перемещения в пространстве, что — то подкрутил и нажал, мы возвращались домой.

Глава 15

I
Перед отправлением на Землю я узнал у Элимдура как записаться на посещение Озисметория.

— Ох, я старый склеротик! Совсем забыл вручить тебе её ещё при первой нашей встрече, — маг передал мне руну, — если захочешь посетить Озисметорий, тебе нужно произнести название объекта и потереть руну один раз, если она загорится, значит, путь телепорта свободен, других Вельданов на объекте нет. Дальше ты знаешь: трёшь один раз — отказываешься от телепорта, два — переносишься. Всё просто!

— А что мне делать со старой руной? — вытащив из сумки кусок камня, спросил я.

— А, эту! Давай её сюда.

Я передал руну главного хранителя двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости Элимдуру, маг прочитал заклинание, с камня исчезли иероглифы.

— Хочешь оставить её на память? — предложил чародей и передал руну обратно мне.

Я не отказался, пусть будет сувенир на память.

— Я её деактивировал.

— Я уже это понял.

— Главный хранитель и Куладий расчетливые гады, они хотели погубить тебя уже второй раз.

— Вы думаете, что встреча с другим Вельданом была не случайностью?

— Мне слабо верится в такие случайности.

Элимдур был абсолютно прав, таких совпадений не бывает.

— Пообещай мне, Карл… — неожиданно попросил чародей, он был серьёзен, как никогда.

— Просите что угодно, — ответил я своему ментору, не задумываясь.

— Будь очень осторожен, береги себя…

II
На вокзале было полно народу.

— Видимо день, — понял я.

Несколько прохожих косо посмотрели на меня, они заметили, что я появился из ниоткуда.

— Фокус — покус, — крикну я им. Мне было всё равно, что подумают люди. Я стал сильнее во много раз, я понимал это. Если уж я смог одолеть толпу киборгов, что могут мне сделать полицейские?!

Первой мыслью, которая меня посетила, было наведаться в полицейский участок, но перед этим я схожу за своим мечом и вставлю в него сразу две пары профиксов четвёртого уровня. Гитара в качестве маскировки мне больше не нужна, пусть только попробуют мне что-нибудь сделать. Теперь я буду диктовать условия, а не они мне.

III
В полицейском участке никого не было кроме дежурного.

— Мне нужен шериф Малдаун, — обратился я к нему.

Он поднял глаза и замер, служивый узнал меня, я давно был в розыске, причем объявили меня, как особо опасного преступника.

Я заподозрил что — то неладное и добавил:

— Я приду в шесть вечера, передайте это начальству.

Я специально сделал такой шаг, мне хотелось продемонстрировать свою силу.

До шести оставалось не так уж много времени, я зашёл в кафе, которое располагалось через дорогу. Во-первых, я сильно проголодался, а во-вторых, хотелось увидеть, что будет происходить.

Машины шерифа и Клауса приехали буквально через полчаса.

— Оперативно работают, — ухмыльнулся я.

До шести полицейский участок кишел людьми в погонах.

— Всё, пора идти, — лениво вставая с кресла, произнес я и потянулся. Потом подошёл к кассе и кинул приятным девочкам сто долларов.

Они удивлено посмотрели на меня.

— Спасибо, всё было очень вкусно, — ответил я им, — это вам на чай.

Девушки заулыбались. Их улыбки подняли мне настроение, но ничего, сейчас оно испортится!

Я распахнул двери полицейского участка, двое копов направили на меня пистолеты.

— Медленно положите оружие на Землю, мистер, — сказал один из них.

— Хорошо, только не стреляйте, — подыграл я им и положил свой меч.

Второй быстро подошёл ко мне и нацепил наручники.

— Мне нужен шериф Малдаун или инспектор Клаус, — попытался я объясниться с ними, но они не воспринимали мои слова всерьёз, им давно уже дали указание, как обращаться со мной.

IV
Посадили меня в кабинет для допросов, в обезьяннике сидеть не придётся и это радовало, мало ли кто мог оказаться соседом, если бы какой-нибудь утырок, я бы мог не сдержаться.

В скором времени в комнату вошёл инспектор Клаус, его рожа была красная, как у ошпаренного рака.

— Ну что? Сам пришёл, падла! — начал он с бурного приветствия.

— Я тоже рад вас видеть, — съязвил я.

— А ну-ка, оставьте нас наедине, — приказал он полицейскому, который был приставлен для подстраховки от попытки побега.

Опытный коп не хотел уходить.

— Вы уверены, сэр?

— Да, — сквозь зубы процедил Клаус. Ему хотелось наорать на служивого, но уважение к возрасту не позволило сделать этого, не смотря на то, что инспектор был ещё тем подонком, ему сумели в детстве привить несколько моральных качеств.

— Хорошо, но в таком случае я снимаю с себя всякую ответственность.

— Это вас шериф Малдаун научил перечить представителям спецслужб?

Полицейский ничего не ответил, он молча вышел из кабинета, одарив инспектора суровым взглядом.

— Наконец — то мы остались одни, — потер руки Клаус, ему не терпелось отомстить мне за выходку на вокзале, — что? Не получится улизнуть?

Я хотел оборвать его надежды, сказать, что не собираюсь больше ни от кого бегать. Но, как только я открыл рот, этот урод ударил меня по лицу.

Мои мышцы напряглись, но я сдержался.

— Тут тебе не вокзал, свалить не удастся! Никто не смеет меня посылать в задницу! Никто… Тебе это понятно?

— Понятно…

— Вот так — то лучше, — расплылся в улыбке Клаус.

Мне было мерзко смотреть на его довольную рожу.

— А теперь я тебе расскажу, Карл, за что ты будешь сидеть, — угрожающе произнёс инспектор.

«Какой наивный» — хотел было сказать я, но решил подождать, послушать, дать почувствовать своё превосходство этому кретину.

— За убийство с особой жестокостью! Шестнадцать эпизодов! Как тебе?

— У вас нет доказательств, вы ничего не докажете, — подыграл я.

Инспектор Клаус громко рассмеялся, но почти сразу успокоился.

— У нас есть улика — орудие преступления, — шепотом произнес он и велел принести мой меч.

Мне только это и нужно было!

«Сейчас на один эпизод станет больше» — возликовал я в душе.

Клинок принесли. Клаус аккуратно надел перчатки и вынул мой меч из ножен. От вида острия инспектор примерно на сантиметр согнулся в ногах. Холодное оружие, а тем более хорошо заточенная сабля, всегда немного пугает того, кто не умеет ей пользоваться.

— Осторожно, клинок не игрушка! — кинул я, чтобы подкинуть дровишек к растерянности инспектора.

Клаус обдал меня ядовитым взглядом.

— Заткнись, — закричал он, брызгая слюной. Он кинул меч перед самым моим носом, — на этом мече твои отпечатки пальцев.

— И что? Это естественно, это же мой меч.

— Да! Но только есть ещё одна загвоздка, на нём найдут следы погибших людей!

— Вы не посмеете сделать это, «охотники на демонов» не убивают людей!

— Кто? Охотники на демонов? Неужели ты думаешь, я поведусь на эти байки? Мошенников, вроде тебя, я вижу насквозь, ты мне с самого начала не понравился.

— Я от вас тоже не в восторге, — огрызнулся я, — позовите шерифа Малдауна, хоть одного адекватного человека в этом отделе.

— Не переживай, я усажу за решётку вас обоих. Я уже завел дело на твоего подельника!

Я ожидал от Клауса любого бреда, но то, что он обвинит Малдауна — это уже было чересчур, выше всякого дебилизма. Я точно знал о том, что инспектор блефует, его начальник — Эльвис Смит, сам лично говорил мне, что шериф его друг.

— Я требую, чтобы вы позвали Эльвиса Смита, я буду разговаривать только с ним!

— А может тебе ещё бабу привести?

На этом моё терпение лопнуло, я пробудил в себе силу шонлах, разорвал наручники, через миллисекунду мой меч блестел в руке.

Вы бы видели лицо этого труса, оно побледнело, глаза полезли на лоб.

— Так что насчёт бабы? — спросил я у него, слегка помахивая саблей.

Инспектор не мог мне ответить, его губы дрожали, на лбу выступила испарина.

— Теперь ты меня послушай, клоун, — сказал я с пристрастием, — если ты когда-нибудь ещё посмеешь угрожать моим друзьям, я приду за тобой и отрежу твой поганый язык. А теперь садись на моё место, оно предназначено специально для таких, как ты. А я пойду, у меня есть дела поважнее, чем читать нотации идиотам.

Клаус медленно встал, обошёл бочком кончик моего меча и сел туда, куда я велел ему.

Я решил проверить его кодекс чести и специально отвернулся от него.

Клаус, воспользовавшись моментом, выхватил пистолет и выстрелил, для человека у него была превосходная реакция. Он возликовал, что у него получилось сделать подлый ход, но негодяй зря не верил в мои способности.

Мне хватило секунды, чтобы отбить пулю и разрубить одним резким ударом пополам стол, за которым сидел инспектор.

Я ожидал какой угодно реакции от Клауса, но только не того, что он обделается.

В комнату вбежали сразу трое полицейских.

— Стреляйте, — сказал я им, — или дайте пройти.

Служивые опешили, они не знали, как реагировать. Один из них все-таки решился выстрелить. Я отбил пулю, обошёл сзади и вырубил всех троих.

Всё это случилось за какое-то мгновение. Для Клауса это выглядело так: прозвучал выстрел, полицейские упали в обморок, я исчез.

Мне нужно было найти Малдауна, к счастью, шериф находился в своём кабинете. В руках у него была сигара, он явно нервничал.

— Карл? — удивился мой приятель, — ты как здесь? Тебя же…

— Я не собираюсь больше сидеть за решёткой, — перебил я его, — у меня мало времени, скоро сюда приедет группа захвата, скажи мне просто: «в городе появились демоны»?

— Да, и их много. С твоим исчезновением ситуация в городе ухудшилась, ужасные кровавые убийства стали происходить всё чаще. Люди в панике! Они уезжают в другие города штата, а некоторые и за его приделы.

— Чёрт! — выругался я, — всё хуже, чем я предполагал.

— Куда уж хуже?

— Поверь, когда демоны начнут появляться за пределами Топики, ты узнаешь, что значит хуже!

— Объясни, Карл, почему всё это происходит? Что этим проклятым демонам нужно от нас?

— Да, собственно, ничего. Борются за своё место под солнцем, хотят поработить наш мир.

В глазах шерифа читалось удивление, он не мог понять, почему я так спокойно говорю обо всём этом.

— Появление демонов изначально связано с эмоциями людей, чем эмоции негативней, тем больше шансов, что демон вторгнется в жизнь человека, который носит их. Так уж вышло, что начало вторжения связано с Топикой и непосредственно с его населением. Существует эмоциональная связь людей с порталом перемещения из ада.

Большего мне не понадобилось рассказывать Малдауну, он и так понял, что миграция людей распространит радиус появления нечисти.

— Карл… — слетело с его губ, — надо что-то делать, люди подобно вирусу могут распространиться по всей планете.

— Первым делом нужно зачистить Землю от уже появившихся демонов, а дальше поверь, я знаю, что делать.

Шериф набросал мне на карту города точки, где были совершенны убийства. Одна меня особенно напугала — горела городская библиотека.

V
Всё шло к массовому распространению последователей Рохана. Мне нужно было как можно быстрее отыскать его и доделать то, что я не смог сделать в Озисметории.

«Нет, у вас ничего не выйдет, нечистые. Теперь против вас Вельдан четвёртого уровня, посмотрим, как вы удивитесь, отведав моей силы» — эти слова я проговорил про себя прежде, чем посетить место, отмеченное первым на карте.

Демонами оказались скелеты, их смрад я ни с чем не спутаю.

Костяшки надвигались на меня, их интеллект явно был очень низким. Оценивать интеллект я стал после посещения Палагусса.

Я насчитал пятерых костлявых.

— Ну что, любите людей кромсать? — с этими словами я достал свой меч. Я не стал накладывать на скелеты заклинание «хрупкости», мне захотелось проверить свою увеличенную в разы силу.

«Первый есть!»

Голова скелета покатилась, как футбольный мяч. Второму я отрубил ногу, третьему обе руки, а оставшимся раздробил черепушки широкой частью меча.

Потерявшие конечности скелеты пытались меня достать, но я не стал их долго мучить и добил.

Парад победы заиграл в моей душе. Я не ожидал, что расправлюсь с демонами так быстро и без особых усилий. Но торжество закончилось сразу после того, как я не смог ощутить поблизости профикса. Я осмотрел рассыпанные кости побежденных, в надежде обнаружить что-нибудь интересное. Увы, на этой точке не было ничего!

Я разозлился, ментально я уже был готов к тому, что стану сильнее, а тут такой облом…

На карте было ещё пятнадцать точек с демонами, меня грела мысль, что я найду там что-нибудь стоящее.

Я прошёлся по четырнадцати точкам, на них на всех были скелеты, где — то по три, где — то по четыре и парочка по пять. И везде меня ждал в финале большой облом.

Как только я стал сильнее, у демонов пропали профиксы — этот факт наводил меня на мысль, что это всё неспроста. Никогда раньше такого не случалось, есть демон, значит должен быть профикс — это закон! Нужно обговорить этот момент с Элимдуром. У меня была только одна единственная догадка: прошлые профиксы я находил лишь потому, что не представлял опасности. Кто — то очень могущественный стоит за этим, впрочем, чего это я удивляюсь, ещё пару месяцев назад я не знал, кто такой Вельдан!

Осталась одна отметина на карте, она была для меня более значимой, чем остальные. Она находилась в центральной библиотеке, я всегда был неравнодушен к книгам, потеря кладовой знаний печалила меня.

Библиотеку поджёг кто-то очень сильный. Книжная обитель пылала по сей день.

Власти гадали, как здание до сих пор не обрушилось?

Пожарники больше не тушили библиотеку, отправленные совсем недавно их коллеги так и не вернулись домой.

Я подошёл максимально близко к огненной обители. Я догадался, кто это всё устроил — прислужники арракисса. Я слышал их голоса, они бесились внутри здания. Огонь заколдованный, вот почему библиотека не рушится, — это я понял, когда вошёл внутрь.

Мои глаза загорелись, меч налился синим. Я прочертил знак и прочёл заклинание, стены моментально покрылись льдом. Сотворить заклинание «заморозка» получилось с первого раза. С новым уровнем Вельдана в моей голове всплывало всё больше магических заклинаний.

Чёртики, которых было не меньше десятка, ополчились на меня за это. Они начали бросаться своими огненными шарами. Моей новой скорости хватало, чтобы уклониться от всех жарких атак, в перерывах между уклонами я успевал полосонуть кого-нибудь из них. Маленькие руки, ноги, головы валялись повсюду, они были измазаны чёрной жижей. Да, кровь у них была отвратительной.

Библиотека вроде бы была очищена от демонов, но я всё равно чувствовал присутствие нечистого.

«Должно быть это сам арракисс затаился где-то».

Я обошёл все этажи по несколько раз, но так и не нашёл следы огнедышащей твари.

«Наверное, показалось! Да нет вот же! Я снова чувствую её».

Моё врождённое чутьё привело меня к подполу, который оказался не меньше подземелья.

— Вот где ты прячешься, арракисс, — крикнул я в глубину, — выходи, сразимся с тобой!

— Ахаха — ха — ха, — раздался противный, демонический хохот, — ты хорошо подумал, человек?

— Да, — ответил я.

— Тогда спускайся в моё царство, тут и найдешь меня, если выживешь, конечно!

Глава 16

I
Во время прыжка в пространство я ощутил легкое головокружение, а когда приземлился на ноги, понял, что это был телепорт, я очнулся как — будто от крепкого сна.

Арракисс не шутил, когда говорил о своём царстве. Может назвать миром место, в котором я очутился было нельзя, но царством запросто.

— Не струсил, аха — ха — ха! — раздался громкий демонический голос, — ты и в правду хочешь сразиться со мной?

— Да, — уверенно ответил я, — выходи…

— Ахаххах — хаххххх, — перебил меня демон своим отвратным хохотом, — и как ты хочешь победить меня?

— Я Вельдан, а не человек! — почему — то этот глупый аргумент первый пришёл мне на ум.

— Ахахах — хаххахаххх — ха, — загремел опять арракисс.

Его хохот сводил меня с ума, мне хотелось быстрее заткнуть ему рот.

— Ты и в правду думаешь, что если ты стал Вельданом, перестал быть человеком?

Я не стал отвечать, демон явно играл со мной.

— Послушай, дурачок, если бы я хотел убить тебя, ты бы умер ещё в подземелье двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости, которое находится в Озисметории.

— Так это был ты?

— Да, это я напустил на тебя своих слуг. Прости, перестарался, не думал, что ты окажешься таким слабым. Но благо эта дурная девчонка решила, что сможет одолеть меня и спасла тебя.

Он говорил об Эсмеральде.

— Как только дал ей по шее, она сразу сбежала.

У меня загорелись глаза, меч засиял голубым цветом. Мне не пришлось даже вызывать силу шонлах, злость проявилась сама, когда он заговорил об Эсмеральде.

— Ахаха — ха-ха — хах, хочешь драки, хорошо, вот тебе для разминки, — произнес демон и из — под земли стали вылезать скелеты. Их было не меньше пятидесяти.

Началось мочилово! Костяшки оказались сильными, по силе они были подобны тем, что смертельно ранили меня в Озисметории, но сейчас я был намного сильнее, у них не получится так просто справиться со мной.

— Ширк… Ширк… Клац… Клац… — напал я на одного, он искусно защищался щитом, но мой четвёртый удар настиг его.

Голова скелета треснула, хотя я надеялся, что она расколется. Нечистые оказались крепкими. Я сделал из этого вывод, что Вельданский уровень Эсмеральды выше четвертого.

— Хорошо, — бросил я скелету, — попробуем так!

Я прочертил магический знак и прочёл «заклинание хрупкости». После этого провёл достаточно мощную комбинацию из пяти ударов, голова скелета отлетела, едва я коснулся её остриём.

Улыбка сверкнула на моём лице, но я рано радовался, на меня сразу бросились четыре его собрата, которые к этому моменту выбрались из земли.

Пришлось защищаться, признаться, били они сильно, но моя нынешняя скорость превышала их. Пока они планировали вторую атаку, я уже успел прочертить магический знак и произнести заклинание. После второй атаки скелетов, я начал разбирать их по косточкам.

Не прошло и получаса, как поле битвы было усыпано костями. В живых не осталось ни одной костяшки.

— Молодец! — раздался голос демона, — я удивлён, ты и вправду стал сильнее.

— Выходи, — закричал я в пустоту, — ощути на себе мою силу!

— Тебе никак неймётся, тогда разберись вот с этими…

Не успел демон договорить, как из-под земли стали вылезать раханиды, ближайшие родственники скелетов! Вот это уже было серьёзно! Раханиды, по сути, были теми же скелетами, только на костях у них была темная ткань, служившая мышцами. В трансах я встречал этих существ, они всегда были руководителями, скелеты подчинялись им, а это уже говорило о их превосходстве над костяшками.

Безобразных тварей вылезло две, но и этого хватило, чтобы создать мне проблем. У раханиды было четыре руки, в каждой из которых находился увесистый меч.

Я начал отбиваться, «заклинание хрупкости» на них не подействовало. Сколько бы я их не бил мечом, никак не мог достичь корпуса.

— Зарублю… — крикнула одна.

— Помогу… — отозвалась вторая.

— Это мы ещё посмотрим, — ответил я им и кувыркнулся как раз между ними. Их мечи просвистели в миллиметре от моей пятой точки.

«Вот это я рискую!»

Мне нужно было отдалиться от них, что я и делал, мне хотелось, чтобы они разделились. Я искал что-нибудь напоминающее строение. В демоническом царстве было много непонятных сооружений. Я попытался ворваться в одно из них. Удача! С первого раза я напоролся на чью — то хату.

Чертёнок, находившийся внутри, косо посмотрел на меня, видимо это был хозяин дома.

— Ты кто? — машинально спросил я.

— Это ты кто? — возмутилось рогатое существо, — вообще-то это ты ворвался в мой дом.

— За мной гонятся раханиды, дашь спрятаться?

— С какой стати мне тебе помогать? — начал набивать себе цену чертёнок.

— А вот с какой, — оголил я свой меч.

Чертёнок попятился.

— Если где — нибудь спрячешься и не будешь мешать мне, я не стану тебя убивать.

Хозяин дома все понял и незамедлительно скрылся из виду. Тем временем раханиды уже ломились в дверь. Я схватил первый попавшийся увесистый предмет и метнул его в двери. Затем подбежал на расстояние удара.

Взбесившаяся тварь вонзила все четыре меча в дверь и сорвала её с петель. Я незамедлительно полоснул шею страшной гадине. Голова отлетела, раханида упала, дверь прихлопнула её обезглавленное тело.

«Так, одна есть».

Я выпрыгнул в окно, со вторым демоном мне захотелось подраться на улице.

— Аааа, — зарычала раханида, — зарублю!

— Вы что других слов не знаете? — бросил я, но видимо эта группа нечисти не могла произносить больше одного слова за раз, так как я услышал в ответ лишь:

— Убью…

Поединок закончился быстро, одна раханида не могла соперничать со мной на равных. Я отбил её атаку четырьмя ударами меча и нанес колющий удар. Клинок пронзил её сердце, которое, кстати, было у раханидов — это являлось единственным их недостатком перед скелетами.

II
— И что вы натворили? — раздался писклявый голос, это стоял чертёнок на пороге своего дома. Он эмоционально пнул по ноге убитой раханиды, — и кто это будет убирать и чинить? Я спрашиваю!!!

Поначалу мне хотелось послать этого чёрта куда подальше, но потом мне стало очень интересно, я решил помочь ему. Не каждый день бываешь в гостях у чёрта!

Я поставил дверь на место, правда, теперь в ней было сразу четыре глазка.

— Ох, ох, ох… — вздохнул чёртик, — свалился же ты на мою голову. Жил себе спокойно и на… картина репина «не ждали».

— Откуда ты знаешь это выражение?

— Эхти — ептппт, тыгыдынский, — выругался чёртик, — мне оно известно оттуда же, откуда и тебе. Я с Земли, понял!

— Как это?

— Так бывает, живешь самым обычным человеком, ведешь хозяйство, никого не трогаешь и хрясь…. — ударил чёрт по тумбе, которая стояла у порога, — становишься чёртом! И мало того, оказываешься в царстве Рохана!

О том, что демонический голос, который со мной разговаривал, принадлежал Рохану, я уже понял. Тем лучше, не нужно будет искать его лишний раз.

— Просто так, ни за что, взяли и сослали? — усмехнулся я.

— Да! — возмутился чёрт, — ни за что, превратили и сослали!

— Тяжело тут живётся?

— Да нет, — признался чёрт, — в общем, моя жизнь никак не поменялась. Живу отшельником, никого не зову в гости, ни к кому не хожу, постоянно варю суп, хочешь угощу?

— Неужели ты думаешь, что придя в царство моего самого злейшего врага, я стану принимать чью — либо пищу, пускай даже и бывшего человека?

Чертёнок покосился на меня.

— Не принимай на свой счёт, прости, если что, — извинился я, — может быть, когда — нибудь встретимся в более спокойной обстановке и отпразднуем нашу встречу как следует!

— Хи-хи-хи, — запищал чёртик, — ты думаешь, что отсюда есть выход? Какой наивный! Всё, попав сюда больше отсюда не выбраться! Выхода нет!

— Что? Что ты несешь?

— Ты думаешь, я не пробовал свалить отсюда?

— Может ты не там искал?

— Я обошёл всё царство и ни раз, кроме нас тут никого больше нет!

III
Такого поворота событий я не ожидал, демон заманил меня в ловушку, и спасти меня было некому. Я попытался использовать свои руны для телепортирования, но, увы, они не работали. Всё говорило о том, что чёрт был прав.

Я порыскал по другим строениям, это тоже были жилища, возможно, кто — то когда — то очень давно жил в них, это было понятно по тому, что в них был полный кавардак.

Не раз я пробовал звать Рохана, но он не отзывался.

Тогда я принял решение вернуться к чёрту.

Он встретил меня на пороге.

— Ну чего тебе ещё?

— Хотел узнать и давно ты здесь живёшь?

— Прилично, годков так, — прищурился чёртик, явно вспоминал прожитые годы, — семьдесят, не меньше.

— Ого! И всё — таки, что такого нужно сделать, чтобы превратили в чёрта?

Признаюсь, мне этот вопрос не давал покоя с самого начала моего знакомства с единственным жителем царства Рохана.

Чертёнок насупился, но потом, смирившись с тем, чтоя от него не отстану, начал рассказ:

— Во-первых, нужно вести себя как чёрт!

— Это как?

— Не перебивай, сейчас всё расскажу, — заглушил меня чёртик, но потом совершенно спокойно добавил, — только у меня есть одно условие!

— Какое?

— Ты попьёшь со мной чаю!

Пить чай с демоном…? Хотя какой он демон, так, чёрт! Было опасно, но я согласился.

IV
Мы сидели за столом. Хозяин дома принёс чай с демоническим печеньем, он пообещал, что я буду приятно удивлен, попробовав его. Действительно, такого редкого тонкого вкуса и баланса сладкого я не пробовал никогда в жизни. Хотелось съесть ещё.

— Можешь не беспокоиться, Карл, — произнес Виктор, кладя на стол очередной поднос с печеньем, — я ненавижу демонов не меньше твоего. Я помогу тебе всем, чем смогу. Может быть, ты когда-нибудь и мне поможешь выбраться отсюда.

Как вы уже заметили, мы успели познакомиться. Чёрта звали Виктор, а точнее он попросил меня называть его дядя Витя!

— Я был самым настоящим скупердяем и жмотом, — начал свое повествование дядя Витя, — про таких, каким я был, обычно говорят: алчный и корыстолюбивый человек. Жадность с каждым прожитым годом всё больше поглощала меня. Со мной не могла жить ни одна женщина, я видел в противоположном поле только нахлебниц, никогда я не дарил им подарки и всегда смотрел, чтобы ненароком не съели лишнего. От друзей я также ждал только даров и никогда ничего никому не давал. Если кто — то приходил в гости с пустыми руками, я их незамедлительно прогонял под разными предлогами. А когда доходило дело до споров или драк, всегда кричал: «я ни бога, ни чёрта не боюсь».

С самого начала рассказа дяди Вити можно было предположить, за что его превратили в чёрта и сослали в царство Рохана — сына дьявола.

— Я был убежденным атеистом, поэтому эти слова для меня ничего не значили. Мечты у меня были самые простые, как бы ничего не делать и побольше получать. Вот так и прожил я всю свою жизнь до самой старости. Ни щеночка, ни котенка под старость лет, зато кубышка, забитая деньгами была, я закопал её в огороде. Только вот толку от неё не было, это я уже понял, когда очутился здесь. Понимаешь, Карл, я чувствовал личное оскорбление, когда кто-нибудь хвастался деньгами. Я ненавидел их, я ненавидел весь мир!

— Поэтому ты и стал тем, кем стал.

— Да, это моё проклятье за мою гадко прожитую жизнь. Но с появлением тебя у меня появилась надежда!

— Ты о чём, дядя Витя?

— Я хочу умереть на Земле и чтобы меня похоронили по-христиански.

V
Прошло три дня, дядя Витя приютил меня. Каждое утро я совершал обход царства Рохана, я отчаянно звал его, но он не отзывался. Мне было сложно осознать то, что я могу вот так вот запросто провести всю оставшуюся жизнь в этот злосчастном месте.

— Рохан! Твою мать, где ты? Жалкий трус, выродок дьявола, выходи! — закричал я в очередной раз, я не боялся гнева элитного демона, для меня было лучше умереть, чем остаться здесь навсегда.

Краем глаза я засек вдалеке тень. Мои глаза загорелись, я ринулся туда в надежде обнаружить Рохана.

— Стой! — кричал я вслед убегающему незнакомцу. Приблизившись к нему, я понял это точно не сын дьявола. Со спины он был очень худощав.

Не знаю как, но я умудрился потерять чужака. И только я хотел впасть в отчаяние, как почувствовал чью-то руку у себя на плече. Я моментально полоснул мечом. Незнакомка с легкостью отбила мой удар. Передо мной стояла Эсмеральда собственной персоной.

— Привет! — улыбнулась она и как всегда сделала невинный вид.

Я ничего не ответил, я прижал её к себе и страстно поцеловал, наше оружие рухнуло на землю.

Мы подобрали катар и меч, смеясь.

— Я так тебя рад видеть, — признался я.

— Я тоже, прости меня за ту выходку, понимаешь, в тот день я была сама не своя.

— Тогда я не понимал, что тебя так разозлило, но теперь мне стало ясно.

— Элимдур рассказал?

— А… Откуда ты знаешь?

— Да, собственно, он меня сюда и отправил, чтобы вытащить твою задницу.

— Мой ментор не забыл обо мне?!

— Да, не забыл. И ему с каждой минутой всё труднее держать портал открытым.

— А можно ещё одного человека забрать отсюда?

— Что? Человека? Откуда здесь человек?

— Ну он не совсем человек, точнее раньше был им.

Эсмеральда мало, что поняла из моего объяснения.

— Пойдём, я покажу его.

— Куда пойдем? Нам нужно уносить ноги!

— Ну, пожалуйста, Эсми, — я не знаю, почему так назвал Эсмеральду, но она не была против.

Вельданша сдалась, она понимала, что я не успокоюсь.

— Только давай быстрее, Карл, у нас очень мало времени.

VI
— Дядя Витя! Дядя Витя! — начал я кричать на подходе к дому, мне не терпелось осуществить мечту чёртика.

— Карл, — одернула меня Эсмеральда, — ты с ума сошёл? Какой ещё дядя Витя?

— Всё нормально, сейчас ты увидишь его и всё поймешь.

На пороге своего дома стоял чёрт.

Эсмеральда увидев его, подняла катар.

— Вот он! — обрадовался я.

— Это дядя Витя? — посмотрела на меня Вельданша, на её лице читалось недоумение.

— Да! Это он! — подтвердил я, — дядя Витя, наконец — то.

— Это кто? — с совершенным безразличием спросил дядя Витя, — очередной заложник царства Рохана?

— Нет, она пришла, чтобы вытащить нас отсюда, собирайся быстрее!

Дядя Витя чуть не упал с порога.

— Мадам! Рад приветствовать вас! — начал выслуживаться чёртик, — хотите демонического печенья, я его превосходно готовлю, спросите у Карла!

— Давай, иди собирайся быстрее, у нас мало времени, — поторопил я дядю Витю, тот мгновенно смылся к себе и начал шуршать. Видимо складывал вещи.

— Карл, зачем он нам? — возмутилась Эсмеральда.

— У него тяжёлая судьба, поверь, он заслужил свободу.

— Ты знаешь кто это?

Я замялся.

— Если ты сейчас скажешь — дядя Витя, я дам тебе по башке!

— Эсми, но почему ты злишься, что плохого в том, что мы ему поможем.

— Да это же прислужник Сатаны! Ты что не знаешь, кто такие черти?

— Как? — в недоумении произнёс я.

— Она права, Карл, — послышался демонический голос из-за спины, — только он ни разу в жизни не встречался с ним, я защитил его.

Мы с Эсмеральдой мгновенно повернулись. Перед нами стоял не кто иной, как Рохан. Эсмеральда хорошо запомнила его.

— Беги, Карл, — обнажив катар, приказала Эсмеральда, — портал в тени, где ты меня впервые заметил.

Я не послушался, я готов был принять бой.

— Глупышка! — начал демон, — ты не поняла в прошлый раз, что от меня невозможно скрыться, я отпустил тебя специально.

— Но зачем?

— Какие вы всё-таки примитивные создания, да всё для того же, чтобы ты помогла в подготовке Карла, сделала из него сильного Вельдана.

— Зачем я тебе? — перебил я Рохана.

— У меня на тебя большие планы, человек! — последнее слово выделил сын дьявола, чтобы я помнил, кем родился, — но пока тебе не зачем знать о них. Давайте поиграем с вами в игру, вам разрешено задать мне три вопроса, если хотя бы один из них будет правильным, я отпущу вас, а если нет…

— Хорошо, мы согласны, — принял решение я.

Эсмеральда косо посмотрела на меня, но не стала возражать.

На пороге своего дома появился дядя Витя, позади него была сумка с вещами. Чёрт упал на колени перед владыкой.

— Ты куда собрался? — спросил у него Рохан, — я разрешал тебе покидать моё царство?

Дядя Витя ничего не ответил.

— А если я задам тебе три правильных вопроса, ты отпустишь его с нами? — попытался защитить я чёрта, который за последнее время стал для меня, как родной.

— Я не люблю, когда со мной торгуются, но мне нравится, что ты думаешь не только о себе. Хорошо, я принимаю твои условия. Итак, задавай первый вопрос.

— Почему я и Эсмеральда не испытываем ненависти друг к другу?

— Ахахах, — засмеялся демон, — и это правильный вопрос, мне нравится, что соображалка у тебя работает. Потому что Вельданы созданы не для того, чтобы нещадно убивать демонов, которым удалось освободиться, они созданы для жизни. Суть жизни Вельдана найти свою половинку.

— И многие нашли? — спросила Эсмеральда.

— Это вопрос?

— Нет! Дополнение к вопросу! — поспешно поправил я.

— Это не по правилам, но хорошо, я отвечу на него в качестве бонуса. Вы-первая пара. Итак, второй вопрос.

— Зачем тебе я?

— Это тоже правильный вопрос, но я не буду на него отвечать, придет время, ты сам разберешься в нём. Единственное, я могу дать тебе подсказку: я тебе не враг, человек. И последний заключительный вопрос…

У меня ушли все мысли из головы, я не в состоянии был соображать. Если Рохан мне не враг, тогда кто хотел убить меня? Моя логическая цепочка оборвалась.

— Зачем вы хотели поработить Землю? — спросила Эсмеральда, поняв, что я в замешательстве.

— И это…

— Никто не хотел порабощать Землю, — ответил я за Рохана, — это не вопрос, потому что я знаю ответ.

— Аххахах, — снова раздался смех сына дьявола, — а ты молодец, я уже подумал, что придётся убить вас.

— Расскажи мне, почему моя мать отказалась от меня?

— Ыгы… — вздохнул Рохан, — она сделала так, потому что я её попросил. Я знал, что ты не разочаруешь меня, ты задал три вопроса и все они были правильные, вы можете уходить.

— Да, я задал три вопроса, но получил ответ только на один.

— Значит так нужно. И да, Карл, последнее, ты должен выиграть запрещенный турнир для новобранцев. Он скоро будет проходить в Озисметории. Это очень важно для тебя.

— Надеюсь, больше не будет пролита на Земле кровь? — не забыл я спросить демона, этот вопрос я давно вынашивал, искал подходящего момента.

— Нет, я покидаю этот мир. И не думай, что мне не жаль тех несчастных людей, которые стали жертвами моих слуг, эта жертва была во благо…

С последними словами Рохан растворился в воздухе.

Мы с Эсмеральдой стояли совершенно ошарашенные от сказанного Роханом.

— Ребята, а вы меня возьмете с собой? — отрезвил нас дядя Витя.

Глава 17

I
— А это ещё кто? — выругался Элимдур, заметив, как за мной и Эсмеральдой вышел из портала чертёнок.

— Дядя Витя! — ответил я.

Эсмеральда закатилась хохотом, её забавляло, как я называл чёрта.

— Какой ещё, к чертям собачьим, дядя Витя?! — на этот раз прогремел волшебник, я его ещё ни разу не видел таким злым.

Чёртик затрясся.

— Стойте, стойте, — прикрывая собой бедолагу, обратился я к своему ментору, — это человек, которого перевоплотили в…

— В чёрта, — спасла меня Эсмеральда.

— Черти, как водится, всегда были прислужниками Сатаны!

— Рохан спас этого от своего дяди, — ответила Вельданша, — он сам нам сказал об этом.

— Что?

Мы решили не мучать Элимдура и всё подробно рассказали ему. Больше он не кричал на дядю Витю. Из дискуссии я узнал, что Сатана это родной брат Дьявола и что ад далеко не единственный мир, в котором обитают демоны.

— Значит Рохан тут не причём. А тогда кто? — начал размышлять маг.

— Не знаю, есть один способ узнать, допросить Куладия и главного хранителя, — предложил я.

— Не сможем мы их допросить, — спокойно произнесла Эсмеральда.

— Это почему? — уставился я на неё.

— Что — то мне подсказывает, что они уже мертвы.

Я посмотрел на Элимдура.

— Да, боюсь, что она права…

— Но как такое возможно? Насколько мне известно, воины племени йети даже после смерти должны оставаться хранителями. А душу разве можно убить?!

— Есть много способов уничтожить душу, — отрезвил меня маг, — после смерти души нет ничего, сплошная пустота.

— И что же нам делать?

— Пока что готовиться к турниру, а там посмотрим. Ладно, на сегодня всё, вы можете располагаться, — обратился ко мне и дяде Вите маг и добавил для Эсмеральды:

— А ты проваливай.

Я хотел возмутиться, но Эсмеральда остановила меня взглядом, дала понять, что не нужно вмешиваться. Она пошла к выходу. Я решил пойти за ней.

— Эсмеральда, — окрикнул я её, когда мы ушли на достаточное расстояние для того, чтобы нас никто не услышал.

Она повернулась ко мне вся в слезах.

— Что… Что с тобой? Хочешь я заставлю его извиниться?

— Нет, не нужно. Он никак не может простить мне… — Эсмеральда зарыдала ещё сильнее. Я прижал её к себе. Должно быть между ней и Элимдуром есть какая-то тайна.

— Что не может простить? — решился уточнить я.

— Того, что я убила его жену, он очень сильно любил её, как и я…

Такого ответа я не ожидал.

— Но зачем?

— При разговоре с Роханом ты был посообразительнее, — немного разозлилась Эсмеральда, — потому что я его дочь…

— Я всё равно ничего не понимаю… — в моих глазах мир сходил с ума.

— А, ты же не знаешь…, - всхлипнула Эсмеральда, — приходи ко мне завтра, сейчас я не хочу ничего рассказывать… И не говори Элимдуру о нашем разговоре, не расстраивай старика раньше времени.

Я кивнул.

II
Дядю Витю Элимдур отправил на кухню. Как выяснилось, чёрт был отличным поваром, причём универсальным, он потрясающе мог приготовить мясные блюда, супы, салаты и десерты. Волшебник, когда узнал о его таланте, подарил ему «большущую книгу магических кулинарных рецептов». Новый повар обрадовался, это был лучший подарок для него. С тех пор, как ему представился второй шанс жить с людьми, он решил быть образцовым. Может быть, снизойдёт на него прощение свыше и чертёнок вновь станет человеком.

После многочисленных уговоров Элимдур отпустил меня в Понтарэсс, но взял слово, что я вернусь через три дня.

— Мне их хватит! — обрадовался я, — спасибо вам большое!

— Только займитесь делом, а не хренью! — с этими словами Элимдур отправил меня к Эсмеральде.

III
Встретили меня Луиза и Ханна, я был рад видеть милых близняшек. Они были почему — то в рваной одежде, меня это возбуждало, их прекрасные тела не могли испортить даже лохмотья.

— Привет! — помахала мне Луиза.

— Как добрался? — поцеловала в щеку Ханна.

— Ох, милые, — обнял я обоих, — вы бы знали какой мне выпал трудный путь.

— Правда? — спросила Луиза.

— Расскажешь? — добавила Ханна.

— Обязательно расскажу, только в другой обстановке.

Мои руки рефлекторно спустились пониже спин сестричек.

Девочки захихикали.

— А где ваша госпожа? — словно невзначай спросил я.

— Она отлучилась ненадолго, — ответила Луиза.

— Сказала, скоро будет, — добавила Ханна.

— А насчёт меня она ничего не говорила?

— Велела быть с вами поласковее! — захихикала Луиза.

— Ни в чём вам не отказывать, — поддержала её Ханна.

Эсмеральда была в своём репертуаре, я не понимал её, зачем она искушает меня. Луиза и Ханна были просто потрясающими девицами, при виде которых у любого нормального мужика заиграют хочунчики. Тем более у меня давно никого не было. Если это проверка, тогда я её не пройду, я никому не позволю к себе так относиться!

— Ну тогда ведите гостя в опочивальню, займемся чем — нибудь интересным!

Близняшки очень обрадовались моему предложению.

Луиза и Ханна заигрывали со мной на протяжении всей дороги. Они привели меня не в спальню, а комнату отдыха, которую заблаговременно приготовили. Усадили меня на диван, не такой мягкий, как у Элимдура, но тоже сойдет! Предложили мне фруктов, но я отказался.

— Я не хочу фруктов, я хочу вас!

Девушки намек поняли, они элегантно отошли от меня на пару шагов, развернулись и хлопнули в ладоши.

Хлоп!!!

Кромешная темнота вытеснила весь свет из комнаты. Мои кулаки сжались, я пробудил силу шонлах, но уже через мгновение понял, что зря испугался. Заиграла ритмичная музыка, появился тусклый свет. Переодетые в кружевное бельё Луиза и Ханна начали танцевать.

«Хорошо ещё, что я не успел прочитать заклинание „ночной видимости“» — улыбнулся я и вернул свою пятую точку на диван, наслаждаясь двумя богинями.

Тандемный стриптиз поражал. Шалуньи не спешили оголяться, они предпочитали больше ласкать друг друга, при этом выдавали такие позы, что уже ой, как хотелось, чтобы они разделись. Тут было всё: гибкость, упругость, изящность, сексуальность, женственность, шик.

Танец заканчивался, всё шло к финалу. Я приготовился принимать в свои объятия королев сегодняшнего дня, но они попросили не спешить, проказницы хотели немного поиграть.

Луиза завязала мне глаза шелковым платком, Ханна принялась стягивать с меня штаны, я совершенно не сопротивлялся, мне хотелось, чтобы они быстрее приступили к самому интересному. Я лежал в ожидании побыстрее почувствовать своей плотью кого-нибудь из них, но вдруг зажегся яркий свет.

Я снял с глаз завязанный узел.

В дверном проеме стояла Эсмеральда.

— Пошли вон! — крикнула она рабыням, затем перевела свой взор на меня и грозно сказала, — а тобой я сейчас займусь.

IV
— Карл, вот скажи, почему мне хочется находиться рядом с тобой?

— Я могу ответить тебе только одно — мне тоже с тобой очень хорошо, была бы моя воля, валялся бы с тобой целыми днями и ночами напролёт в кровати.

— А ты что делаешь? Разве не валяешься?

— Валяюсь, но ты же понимаешь о чём я?

— Помнишь наш прошлый разговор?

— Да, помню, мы не должны спешить…

— Не нарушай обещание, пожалуйста…

— Хорошо, — поцеловал я её.

— Понимаешь, ты второй мужчина, с которым мне хочется быть слабой.

— Интересно и кто был первым? — рассердился я, мне были противны подобные разговоры.

— Смотри на него, обиделся! — встала в стойку Эсмеральда, — а кто вчера чуть не трах…л моих рабынь, а?

Я убрал глаза.

— Чего молчишь?

— Что сказать? Прости, я не должен был спрашивать. Знаешь, обычно мне плевать, что было в прошлой жизни у женщины, которую я… Ну ты понимаешь? Но с тобой всё иначе, мне кажется, я тебя ревную.

— У меня тоже самое, мне хочется, чтобы ты был только мой и ничей больше. Другому мужчине я бы позволила развлечься с моими рабынями, но только не тебе, ты мой и только мой! Я не смирюсь с изменой, ты должен принять решение с кем ты будешь, с Софией или со мной? Если ты выберешь Софию, я не обижусь на тебя, но в таком случае мы останемся только друзьями. Я никогда не дам тебе притронуться ко мне.

— Не переживай, Софии больше нет в моей жизни, она вышла замуж, да и полноценного секса у нас не было, я не стал лишать её невинности.

— О как! Да ты джентльмен!

— И знаешь, что самое странное было с ней? У неё получилось избавить меня от отходняка.

— Тут нет ничего странного, Карл. Она была девственницей, а у них получается снимать боль у противоположного пола, вот и всё. Любая другая девушка, сохранившая свой цветок, избавила бы тебя от мук точно также.

— Так вот оно что, а я думал, что она какая-то особенная!

— Да все мы по-своему особенные, нет ни одной девушки в мире, похожей на другую.

— Расскажешь о первом? — неожиданно бросил я, мне стало интересно, кем же он был.

— Ладно, расскажу, ты всё равно не отстанешь… Он был магом. Мне было с ним очень хорошо, то ли от того, что мы любили друг друга, то ли от того, что я была очень молода.

— Первая любовь? Понимаю…

— Не перебивай меня! — рассердилась Эсмеральда, — ничего ты не понимаешь. Мы были бы с ним счастливы, если бы он не стал чёрным магом.

— Кто такие чёрные маги? — не мог не спросить я.

— Это маги, которые в погоне за своим могуществом перешли черту, за которую нельзя переступать.

— Опять ты говоришь загадками, — упрекнул я Эсмеральду.

— Я боюсь, мой отец будет злиться, если я расскажу тебе про чёрных магов.

— Сейчас его нет рядом, он ничего не узнает.

— Хорошо, слушай, — сдалась Эсмеральда, — в магических мирах существует множество разновидностей магии, каждая из них по-своему уникальна. Вот, например, мы, Вельданы, тоже обладаем магией. Она, конечно, несравнима с чарами волшебников, но всё равно мы кое-что умеем, в частности, наводить порчу, исцелять, усиливать и ещё много всего.

— Но это я знаю, — перебил я Эсмеральду.

— Так вот самой сильной магией является чёрная, за ней кроется само зло, она даёт невероятное могущество тому, кто решился стать её обладателем, несмотря на то, что за это придётся заплатить не малую цену. Чтобы понять её могущество, я расскажу, что сделал Седрик.

«Её бывший» — догадался я.

— Он в одиночку напал на деревню, которой управлял на тот момент мой отец. Разбил магическую защиту десятого уровня. Ученики моего отца — молодые маги пытались остановить его, но у них не получилось, чёрная магия была слишком сильной, злодей разозлился на них и уничтожил, несмотря на то, что совсем недавно был их другом. Казалось, это конец! Седрик разорит деревню, но дракон моего отца вышел из своего убежища и прогнал чёрного мага. Колдун, перешедший на темную сторону, не смог противостоять могучему змею, так как магия перед ними бессильна.

Эсмеральде было очень тяжело рассказывать эту историю, но она хотела поведать мне её полностью.

— Это ещё не всё! Я нашла его, мне хотелось убить предателя. Но я не смогла, тогда он мне пообещал, что вернётся за мной и никто не скроется от его мести.

— И что он вернулся?

— Нет, но я всегда опасаюсь его появления. Седрика поглотила чёрная магия целиком, он больше не тот весёлый парень, которого я любила больше всего на свете, не тот мужчина, которому я хотела подарить себя навечно.

— Но должно же быть объяснение, почему он решил стать чёрным магом?

— Ему хотелось доказать всем, что он великий маг, но над ним все смеялись и в первую очередь мой отец. У Седрика не шло обучение, не получались заклинания, у него не было врожденного таланта и способностей. Я всегда говорила ему, что мне неважно «какой ты маг», но его почему-то это злило. Он тренировался и учился больше всех остальных, но, увы, все равно у него мало, что получалось. И однажды в наши края зашёл чернокнижник, — последние слова Эсмеральда произнесла гневно, — чтоб он сдох! Урод дал надежду Седрику, он рассказал ему о чёрной магии и мало того, подарил книгу, которая открывала двери в царство хаоса! Только волшебники могут открыть подобную книгу.

— И что дальше? — не мог дождаться я финала.

— Седрик открыл портал! После возвращения из ада он стал другим. Даже голос у него поменялся, стал грубым и жестким. Он принял решение уйти из деревни, чёрный маг хотел, чтобы я пошла с ним, но я ему отказала. Я сказала, что ни за что не брошу отца и мать, тогда я ещё не убила её. Это разозлило его, собственно, поэтому он и напал на нашу деревню.

— А где ваша деревня теперь?

— После нападения чёрного мага погибли тысячи людей, обычных ни в чём не повинных крестьян. Мой отец не мог больше оставаться главой, он не мог рисковать жизнью оставшихся людей. Он снялся с должности и мы переехали в новый дом, который ты хорошо знаешь.

— Ты сказала, что тогда еще не убила свою мать? Но как это произошло, это был несчастный случай? — Я не мог поверить, что Эсмеральда могла умышленно погубить свою маму.

Эсмеральда отвернулась от меня, я понял, что причиняю ей боль своими вопросами.

— Прости, я не должен был спрашивать…

— Нет… Нет, ты должен знать, — перебила меня Эсмеральда, — дело в том, что проклятье Вельданов заключается не только в том, что они питают ненависть друг к другу, они также убивают своего ментора после того, как он передаст им все нужные знания.

— Подожди! Я ничего не понимаю, но разве такой могущественный маг, как Элимдур, не мог спасти от тебя свою жену?

— Он не знал, что я Вельданша, мы с матерью держали это в тайне. Она знала, что ждёт её после моего обучения, но такова судьба менторов. Этого нельзя избежать.

— Но как же? Почему ментор должен обязательно умереть?

— Таковы правила, я не могу объяснить, но как только Вельдан становится самостоятельным, он не по своей воле, в силу проклятья, убивает своего учителя. Ты же не думаешь, что я хотела убить свою мать?

— Нет…, - ответил я. Внезапно я понял, что затеял Элимдур, он хочет отомстить своей дочери, поэтому он и стал моим ментором, он хочет, чтобы я убил его!

V
— Почему? Почему вы ничего мне не рассказали? Я бы никогда не согласился на то, чтобы вы стали моим ментором!

Элимдур улыбнулся.

— Чего вы улыбаетесь? Почему не рассказали, что Вельдан убивает своего ментора в завершении обучения? Почему не рассказали, что Эсмеральда ваша дочь?

— Ты прекрасно знаешь ответ на этот вопрос! Карл, ты хочешь, чтобы я подтвердил твою догадку? Да, ты абсолютно прав, я хочу, чтобы моя дочь почувствовала каково это жить рядом с тем, кто убил твоего близкого человека.

— Это жестоко.

— Я понимаю, но моё сердце с того самого рокового дня не знает жалости.

— Хорошо, вы отомстите своей дочери, но меня вы за что наказываете? Вы думаете, я смогу жить спокойно после того, как убью вас?

— Я думаю, что нет. Я думаю, тебе будет больно! Но я всё рассчитал, если у нас получится, ты станешь единственным Вельданом, который станет магом! Как тебе идея?!

— Что?

— Это вполне возможно! Ещё ни разу за всю историю не было подобного случая, ни одному магу не удавалось стать ментором Вельдана. Я думал, у меня тоже не получится, что это пустая затея, но нет, получилось! В журнале переписи Вельданов появилась запись: «Вельдан — планета Земля, ментор — Элимдур». Ты представляешь?

Элимдур радовался, как ребенок, но я не разделял его веселья.

— Я готов принести себя в жертву ради того, чтобы на свет появился первый Вельдан — маг! Ты будешь обладать настоящей магией, а не этой вашей пшиколкой. У тебя будет дракон, я завещаю его тебе. Ты сможешь перевернуть историю, ты сможешь защитить всех от сил зла!

Глава 18

I
Сегодняшняя ночь для меня была невыносимой. Я всё думал о жестокости Вельданского проклятья, которое заставляло убить своего ментора — человека, ближе которого нет на свете; человека, подарившего тебе жизнь; человека, который вложил в тебя всё самое лучшее, что мог.

— Кем? Кем нужно быть, чтобы наложить на целый род такие зверские, бесчеловечные чары? — прошептал я в пустоту своей комнаты.

Также мою голову не покидал вопрос: «какой силой нужно обладать, чтобы сотворить подобное проклятье?» Ещё Элимдур загрузил идеей стать первым Вельданом — магом. Звучит, конечно, хорошо! Но это непременно привлечёт внимание хрен знает кого! Я и так каким-то особенным оказался, а тут ещё это! А может это как — то связано между собой? Может быть это всё не случайность?

Мои мысли перебил скрип двери, я заметил в темноте черты девушки.

— Ты кто? — бросил я.

— Хозяин послал меня к вам, — ответила рабыня.

— Уходи!

— Я вам не нравлюсь?

Я присмотрелся к женщине, она была хороша собой.

— Ты очень красива, но всё равно уходи.

— Пожалуйста, не прогоняйте меня, — заревела бедняжка, — он меня накажет за то, что я не выполнила приказ.

Мне стало жалко несчастную, к тому же я терпеть не могу женских слёз.

— Ладно, я разрешу тебе остаться, только между нами ничего не будет.

— Почему? Я хорошо знаю свою работу, вам будет очень приятно.

— Дело не в этом…

— А в чём? — перебила слезно красавица, — я вам не нравлюсь?

— Да нравишься ты мне, даже очень, — немного разозлился я и даже прикрикнул, — просто с недавних пор моё сердце принадлежит…

— Мне не нужно ваше сердце, — вновь перебила меня распутница, — я от вас ничего не требую, дайте выполнить мою работу, вы не пожалеете.

— Всё! Хватит! Ложись на кровать, — приказал я, — а я лягу на полу.

— Но зачем?

— Затем!

Очаровашка послушно легла на постель, но не успокоилась, она принялась нещадно зазывать к себе, оголяя свое тело и показывая двусмысленные позы, пришлось держаться изо всех сил.

«Ох уж эти проделки Элимдура, старик явно хочет, чтобы его дочь обросла рогами!»

II
Утром в мою опочивальню ворвалась Эсмеральда, она была очень свирепа.

— Ах ты сволочь! — выкрикнула она и стянула одеяло с рабыни Элимдура.

— Не убивайте, — взмолилась та, — я ничего не делала, просто спала.

Эсмеральде показалось, что я лежу рядом с развратницей, но нет! Это были подушки.

— Эсми, я тут, — позвал к себе я Эсмеральду и поспешил оправдаться: — твой отец прислал её ко мне ночью, я хотел её сразу же прогнать, но она давай плакать, мол её накажут, если она… Ну ты понимаешь…

— Понимаю! Да, это похоже на него! У старика, кажись, старческий маразм! — выругалась Вельданша.

— Не нужно так говорить о своём отце.

— А как? Он сначала специально настропалил меня, а потом послал сюда, чтобы я увидела доказательства.

— Может подойдешь ко мне? — попытался я перевести разговор в другое русло, — я соскучился.

— Так, ты, — указала на рабыню Эсмеральда, — пошла вон отсюда, и передай отцу, что ваш план провалился.

Мне нравилось, когда моя женщина была такой воинственной.

— А ты чего на полу разлегся, тюфяк? Давай нападай на меня.

Я выполнил этот приказ с удовольствием.

III
Сегодня мне предстоял выход в город. Эсмеральда была моей сопровождающей, Элимдуру по какой — то причине нельзя было покидать пределы своего дома.

— Я всё проверил, в городе кроме вас Вельданов не будет, — сказал нам в дорогу Элимдур.

Мир Озисметорий оказался наполнен не только тюрьмами для демонов, в нём также было множество городов, в одном из которых мы сейчас находились. До сегодняшнего дня я думал, что Элимдур переносил нас в другой мир — мир магов, но как выяснилось, я заблуждался. Моё первоначальное представление об этом удивительном мире было ошибочно. В трансах я видел только тюрьмы, да монахов в капюшонах, которые охраняли нечистых. На самом же деле, тут было полно магов, людей и ещё много представителей различных рас, о которых я не имел представления до сегодняшнего дня.

— Вельданами могут быть не только люди, — рассказала об очередном открытии Эсмеральда, — а также орки, эльфы, гномы и многие другие. Она специально выделила первые три расы, потому что они чаще встречались.

— На турнире они будут?

— Конечно! Ты думаешь, что тебя бы поставили против другого Вельдана — человека?

— Я так и думал, — признался я.

— Нет, на турнире из людей будешь представлен только ты.

— А остальные?

— Не переживай, они дождутся другого турнира! — усмехнулась Эсмеральда, — они часто проходят.

— Этот турнир будет закрытым?

— Тише, — шикнула Эсмеральда, — вдруг нас кто-нибудь услышит. Да, Рохан говорил именно о закрытом.

— Но твой отец против подобных турниров, — в полголоса произнес я.

— Да! — обрадовалась Эсмеральда тому, что у неё получилось досадить отцу, — но в этот раз ему придётся смириться!

IV
В городе нас ожидали стрельбы, Эсмеральда привела меня на полигон.

— Кто такие? — раздался грубый, не свойственный людям, голос.

— Мы от Элимдура.

— От Элимдура? — переспросил здоровяк, который вышел к нам. Это был мутант, сравнить мне его было не с кем. Единственное, что могу сказать о нём: толстомордый, большеротый, с маленькими ушами и совершенно бледный, как мертвец.

— Да, мы от него, — повторила Эсмеральда.

— Маг говорил, что вы придете, он проплатил за два часа. Полигон в вашем распоряжении.

Когда мы отошли от хозяина полигона, я не мог не спросить:

— Эсми, кто это был?

— Морлок, — ответила она, — они живут по соседству с вашим миром.

— С Землей?

— Они с «Проксима центавра», их планетой является Регапус, собственно и мир называется также, — пояснила Эсмеральда, чтобы у меня больше не возникало вопросов, — их мир относится к физическому, как и твой.

V
Полигон был отстроен таким образом, что его учебные площадки максимально походили на боевые. Помимо мишеней, которых здесь было предостаточно, на стрельбище также находилась одна единица тяжелой боевой техники и два киборга, большее количество механизмов Элимдуру не захотелось оплачивать.

— Для начала постреляем по мишеням, — скомандовала Эсмеральда.

Я взял бластер, который был приготовлен заранее. Направил на ближайшую мишень и попробовал выстрелить. Увы, ничего не получилось.

Эсмеральда хихикнула и объяснила принцип действия оружия.

— Всё понял?

— Да, — ответил я.

— Тогда давай стреляй! Вон… по тем, — указала в какие мишени стрелять Эсмеральда.

Я выстрелил первый раз в жизни. Лазерный луч пришёлся в мишень.

— Девять и шесть, — раздался голос. Я вздрогнул от неожиданности.

— Это компьютер, — объяснила моя учительница, — он будет выдавать результаты. Да и, кстати, совсем неплохо для первого раза! Почти в десятку!

Мне понравилось, что Эсмеральда меня похвалила.

— У меня просто хорошее зрение.

— А теперь попробуй вызвать силу шонлах, а затем выстрелить.

Я сделал так, как просила моя наставница.

— Десять, — произнес компьютер.

— Ого! — обрадовалась Эсмеральда, — молодец!

Сила шонлах обострила зрение, я выстрелил ещё несколько раз.

Компьютер затараторил:

— Десять… десять… десять…

— Молодчина, Карл, ты не говорил, что раньше стрелял.

— Что ты!? Я никогда не брал оружия дальнего типа в руки, меня всегда притягивали мечи.

— Тогда ты болван! — заявила Эсмеральда, — у тебя явный талант к стрельбе.

Я улыбнулся.

— Хорошо, давай дальше, видишь двух роботов?

— Да, это киборги, я таких уже валил.

— Думаю, таких нет. Это киборги десятого уровня, они очень умные, твоя задача уничтожить их любыми путями. И не смотря на то, что они не смогут убить тебя по-настоящему, я хочу, чтобы ты старался изо всех сил. Ясно?

Я кивнул.

«Вот зануда!»

VI
— Боевая единица киборги активирована, — произнес компьютер.

Роботы моментально скрылись, такой прыти я от них не ожидал. Я решил красться, благо тут хватало предметов, за которыми можно было спрятаться. Силу шонлах я активировал ещё до того, как активировали роботов.

— Тюнь… Тюнь… Тюнь… — обстреляли меня, я кувыркнулся к покрышке, стоящей слева, тут же в неё прилетело два луча, если бы лазерные пули были боевые, резина непременно запылала бы вместе со мной. Я решил обойти киборгов, но они тоже не стояли на месте.

«Умные заразы!»

Я решил исполнить финт, взять их скоростью, но у этих киборгов был совершенно другой моторчик, нежели у тех, которых я встретил с Элимдуром в Палагуссе. Они просчитывали каждый мой шаг и периодически обстреливали меня. Я понял, что тут мне ничего не светит и пошёл ва-банк, я вылез из укрытия и начал стрелять в сторону киборгов.

— Вы были убиты киборгом, номер киборга: одна тысяча сто сорок один, — прозвучал голос компьютера.

Я очень сильно расстроился поражению.

— Ну и зачем ты вылез?! — спросила с упреком Эсмеральда.

— Не знаю! — огрызнулся я и бросил бластер, — был бы у меня в руках меч, они бы уже были разобраны на запчасти.

— Ты должен научиться думать в бою, как достать врага, как обойти, как попасть в него и как уйти с линии огня, наконец! Меч, оснащенный профиксами, безусловно, дает преимущество, но нам нужно, чтобы ты научился пользоваться лазерным оружием. Представь, что ты сражаешься против тысячи вооруженных бластерами киборгов, что ты сможешь с ними сделать с одним лишь мечом? Тут одной скоростью не обойтись, они пристрелят тебя.

VII
Следующим этапом обучения было противостояние тяжёлой боевой технике.

— Теперь перейдем к танку. Выходить против него с мечом будет вообще глупо, — ехидно подколола меня Эсмеральда, — но если хочешь, можешь попробовать!

На этот раз я не улыбнулся, слова с издёвкой раздражали. Я взял со стенда какую-то штуку, я не знал, как называется данное оружие. Оно было увесистое, я понял, что эта смертельная машина точно против танка.

— Это БФГ, — объяснила мне Эсмеральда, — плазменное оружие стреляет мощными зарядами. С ним нужно обращаться предельно аккуратно, у него очень большой радиус поражения, выстрелив рядом с собой, можешь нечаянно убить себя. А также не стоит забывать об…

— Ясно, как им пользоваться? — не обратив никакого внимания на предупреждения, перебил я Эсмеральду.

Эсмеральда сделала грозный вид, но всё же совладала с эмоциями и показала, как привести БФГ в действие. Вельданше было неприятно, что я перебил её во время инструктажа.

Я осознавал, что веду себя как последний идиот, но ничего не мог с собой поделать, неудача с киборгами вывела меня из зоны комфорта. Грубость, исходящая от меня, была ничем иным, как защитной реакцией.

— Тяжелая боевая техника активирована, — прозвучал голос компьютера, как только я заступил за линию старта, — будьте предельно осторожны!

В меня сразу же полетели сотни пуль, танк был оснащен двумя пулемётами. Мне удалось уйти с линии огня. Я выбрал удобное место и выстрелил, отдача от БФГ отбросила меня. Во время полета оружие вылетело из рук.

Хрясь..

Я влетел в бетонную стену.

Последнее, что я услышал, были слова компьютера:

— Повреждения механизма: девяносто три процента. Танк номер пятьсот тринадцать вышел из строя…

VIII
— Я для чего тебя послал с ним? Чтобы ты его угробила?

— Да не переживай ты так, пап, я уже затянула его рану на голове, скоро очнется.

— Затянула она! А если он дураком станет? Об этом ты не подумала? В бетонку влететь, да еще на такой скорости.

Эсмеральда потупила глаза.

Я потихоньку стал приходить в сознание.

— Где я?

— Ты дома, — обрадовался мой ментор, — а ты лучше исчезни с глаз долой, чуть не угробила парня.

Последние слова мага предназначались для Эсмеральды, я понял, что она тоже рядом.

— Нет, пусть останется, — чуть громче произнёс я, — это я во всём виноват, Эсми предупреждала меня, но я не захотел её слушать, вот и получил то, чего добивался.

— Зато он уничтожил танк! — попыталась защитить меня Эсмеральда.

— Замечательно! — рявкнул Элимдур, — всё, пошли отсюда оба, не хочу вас видеть!

Волшебник произнёс заклинание, которое исцелило меня окончательно.

— Какие вы ещё дети!

Глава 19

I
Сегодня нам предстояло подтвердить запись на турнир. Эсмеральда заблаговременно забила за мной место. Всё спланировала, расчетливая бестия! Но мне нравилась её дерзость!

Также сегодня должно было проходить определение уровня силы шонлах, это как взвешивание у бойцов по смешанным единоборствам. Только, увы, битвы взглядов не будет!

По правилам турнира для новобранцев максимально допустимый уровень пятый, у меня четвёртый, значит всё нормально, проблем не будет.

Турнир должен был проходить через два дня после определения уровня силы шонлах.

Эсмеральда объяснила мне, что за эти два дня нам нужно максимально прокачаться. Я предложил ей пойти вместе на Палагусс, чтобы читернуть и поднять уровень побольше. Только вот беда, оказывается, если уровень обелиска намного выше уровня силы шонлах у Вельдана, он вместо того, чтобы наполнить энергией, просто-напросто убьёт наглеца, который возомнил себя самым умным. Также для Эсмеральды перемещения в части низкого уровня Палагусса могли обернуться закрытием врат, которые она открывала на протяжении многих лет. Через них Вельданы пробираются к своим заветным обелискам высокого уровня, которые находятся на более опасных участках технологического мира. В общем, всё оказалось намного сложнее, чем я думал.

Мир Палагусс мне казался какой-то компьютерной игрой, он наводил на мысль, что всеми нами кто-то играет. И Вельданы, и демоны, и маги были марионетками в чьих — то очень могущественных руках. Если так? Тогда нужно пройти эту игру до конца! Я доберусь до истины!

Подтверждение участия в турнире проходило в каком-то странном здании, оно было оформлено нейтрально, тона древности и современности проглядывались везде. Это говорило о том, что посетители приходят сюда самые разные, причем под словом разные подразумевается не пол и не возраст, а причастие к той или иной расе.

Нас несколько раз проверяли, прежде чем запустить в здание. К счастью, большая часть секьюрити знала Эсмеральду, видимо она была постоянной участницей запрещенных турниров.

— Так, кто такие? — запищал охранник последней двери. Он не был человеком, это был гоблин.

— Люди, — выдала Эсмеральда.

— А… Ненавижу людей… Но мне велели вас пропустить, — прошипел коротышка.

Только я хотел сказать этому длинноухому уроду пару ласковых, как Эсмеральда взяла меня за воротник и потащила за собой.

— Не нужно с ними ссориться, — отойдя подальше от носастого, сказала Эсмеральда, — гоблины хоть и враждебная раса по отношению к нам, людям, зато они прекрасно выполняют свои обязанности ключников.

— Ключников?

— Да, они следят за дверьми. Не одна магия не в состоянии разрушить их дверные заговоры. А это очень важно, чтобы нас не обнаружили.

Эсмеральда имела в виду участников запрещенных турниров.

В зале было полно народу. От этого мне стало не по себе. Не часто встретишь такое разнообразие рас на одной тусовке. Я увидел здесь разных женщин, на мужчин мне не хотелось обращать внимание. Орки-девушки были совсем не уродки, как я представлял. Вполне ухоженные, только вот цвет кожи зеленый. Девушки-гномы были маленького роста, толстоваты, но с хорошими буферами, я сказал бы даже с выдающимися. Эльфийки так вообще сама женственность, тонкая талия, прекрасные черты лица, изящество — это про них.

— Смотри, морда треснет! — заметив, как я пялюсь на женщин, выдала Эсмеральда, — давай иди на сцену, а я подожду тебя здесь. Ничего не бойся, других Вельданов кроме нас с тобой тут нет. У каждого своё время записи.

Я послушался, медленно пошагал к лестнице, которая вела на сцену. Меня уже ожидали.

— Вот он! Новый участник, бесстрашный Вельдан, который чтит традиции наших предков! — начал представлять меня публике маленький, худенький, сморщенный гоблин, одетый в белый халат, сделанный под костюм, это был ведущий турнира, — поприветствуем его!

Из зала зааплодировали, но хлопков был не много.

— Итак, Карл, — поднёс микрофон к моему рту гоблин, — расскажи, что побудило тебя подать заявку на смертельный турнир?

«Подать заявку? Эсмеральда же говорила, что меня пригласили…»

— Я не знаю, — замялся я, — видимо зов сердца!

— Какой горячий Вельдан нам попался! — спас меня гоблин, — кровь в нём просто кипит!

— Да, сражения у меня в крови, — подтвердил я, — я не мог пройти мимо.

— Позволь спросить тебя, Карл, если ты выиграешь турнир, что будешь делать дальше?

— Буду продолжать делать свою работу, спасать мир от…

— Прекрасно! — перебил меня ведущий, — тогда садись на определяющее кресло, оно скажет нам какой у тебя уровень силы шонлах.

Как я понял, не стоит заикаться о демонах в данном обществе. Для некоторых из присутствующих они не являются врагами.

Я послушно сел в кресло, стоящее в самом центре сцены. Оно было достаточно удобным, пока меня не пробило небольшим зарядом тока.

— Ай, — вскрикнул я от неожиданности.

Из зала послышался смех.

— Уровень силы шонлах четвёртый, — прозвучал голос компьютера, который был встроен в прибор, определяющей уровень силы.

— Проверка завершена! Вельдан-человек примет участие в нашем турнире! — радостно заорал гоблин-ведущий.

Я же, в свою очередь, как только выдалась возможность, сбежал со сцены.

— Ты хорошо держался, — встретила меня Эсмеральда.

— Да уж, а можно было обойтись без этого цирка?

— Нет, без шоу не придёт народ!

— Но для чего нам собирать зрителей?

— Ты как маленький, ради денег, конечно!

— Что? Будет тотализатор? — догадался я.

— А то! И ставки-то какие! — замлела Эсмеральда, — выиграешь, обогатимся…

II
— Ну как всё прошло? — встретил нас на пороге Элимдур.

— Лучше не бывает! Мы четвёртого уровня! — съязвила Эсмеральда.

— Ты прекрасно понимаешь, о чём я спрашиваю. Как на него отреагировали? — указав на меня, произнес маг.

— Я не заметила ничего необычного.

— Это хорошо, значит, ваша преступная шайка не проверяет Вельданские журналы перед запрещёнными турнирами. Они не знают, что я стал его ментором!

Эсмеральда покосилась.

— А что было бы, если бы они узнали? — не мог не поинтересоваться я.

— Мало ли что, среди членов «клуба тёмного лорда» полно чернокнижников, которым бы очень не понравилась моя идея сделать из тебя всемогущего Вельдана.

— Клуба тёмного лорда?

— Что? Эсмеральда не просветила тебя?

— Нет! И я до сих пор считаю, что ему пока рано знать правду!

— Нет уж, дудки! Рассказывай ему немедленно. Кто, как и зачем устраивает турниры.

— Хорошо, — сдалась Эсмеральда, — запрещенные турниры были бы невозможны без привлечения спонсоров, как ты уже заметил, вокруг турнира крутятся огромные суммы.

— Да и участвуют в нем только продажные Вельданы, — не мог не вставить свою реплику Элимдур.

— Папа! — возмутилась Эсмеральда, — или не перебивай меня или сам ему рассказывай.

Элимдур промолчал и отвернулся.

— Так — то лучше! — продолжила Эсмеральда, — «клуб тёмного лорда» был создан Люцифером!

У меня непроизвольно загорелись глаза, произношение имени падшего ангела заставило меня пробудить силу шонлах.

— Вот так сюрприз! — захлопал в ладоши от восторга Элимдур, — а у Карла-то врождённая ненависть к князю тьмы!

Мои глаза постепенно погасли.

— Я же говорила, что не нужно ему пока рассказывать!

— Что рассказывать? — вмешался я в семейную перепалку, в которой наглым образом обсуждали меня в моём же присутствии.

— К твоей матери вместо ангела спустился Люцифер, он хотел породить темного Вельдана и у него бы получился злой замысел, если бы не вмешался Рохан. Он упросил твою мать отказаться от тебя, сфабриковать данные. Они инсценировали твою смерть. Это было необходимо, чтобы ты не стал тем, кем должен был стать. Князь тьмы наделил Барнети могущественной силой, которую она должна была передать тебе после своей кончины. Но вместе с силой ты бы получил злость, хаос захлестнул бы твой разум. Страшно представить, что бы было, если бы его умысел удался.

— Ты всё знала и молчала? — крикнул я на Эсмеральду.

— Я сама недавно узнала.

— Да, она не знала, Карл, — заступился за свою дочь маг.

В этот момент я понял, кто такие Вельданы — это дети ангелов и моим отцом является Люцифер. Отсюда следует, что Элимдур недолюбливает Эсмеральду ещё и за то, что она ему неродная дочь.

— А вы откуда узнали? — обратился я к своему ментору, — вы встречались с Роханом?

— Нет, — оборвал мою догадку Элимдур, — кое с кем посерьезней.

Эсмеральда мне хотела рассказать ещё о финансовой выгоде клуба, но я её не слушал, то, что мне нужно было узнать, я уже узнал.

III
— Вельданы-это плод человека с ангелом, как ты уже, наверняка, догадался, — начал свой рассказ Элимдур, — Архангел — владыка ангелов, был против этого союза, но Патрокал — ангел, от которого появился первый Вельдан на свет, ослушался своего господина, потому что его любовь к Юлии была сильнее любого приказа.

«Матери первого Вельдана» — догадался я.

— Тогда Архангел наложил проклятье на род Вельданов, он сказал: «Вельданы отныне будут ненавидеть друг друга до самой смерти, а также будут убийцами своих матерей, как только родительница передаст все знания своему дитю, её отпрыск заберет её жизнь». И всё бы закончилось на этом, если бы не появились другие ангелы, которые не смогли совладать со своими желаниями. Ангелы ополчились на Архангела за такое жестокое проклятье по отношению к их детям и любимым, они отказались выполнять своё предназначение — защищать мир от нечисти. Тогда их господин обрёк Вельданов выполнять работу за своих отцов.

— Но Рохан сказал, что Вельданы созданы для жизни, а не для того, чтобы убивать демонов, на самом деле суть жизни Вельдана встретить свою половинку.

— Я лишь рассказал тебе то, что знал. Может быть в словах Рохана тоже есть что-то, за что нужно цепляться, но, по крайней мере, он объясняет почему вы с Эсмеральдой до сих по не убили друг друга и даже, наоборот, питаете сильные чувства, хоть и стесняетесь этого!

— Расскажете о моём отце?

— Ну, если только немного, — поморщился Элимдур, старику было противно даже думать о князе тьмы.

— Если вам неприятно, тогда я пойду.

— Нет, останься. Для начала тебе стоит узнать о том, что существует два мира: мир тьмы и мир добра. Эти миры не ограничиваются одним миром, они вбирают в себя сотни тысяч, даже миллионы других миров. Чтобы тебе стало понятно, давай попробую объяснить немного по-другому, каждый из миров относится к свету или тьме. Вот, например Земля — мир, из которого ты пришёл, относится к свету, Озисметорий тоже, а Ад относится к тьме.

— А Палагусс?

— Палагусс к свету, несмотря на то, что его создатель определённо враждует с Вельданами.

— А мне кажется, что его создатель, как раз таки пытается сохранить баланс. Вельданы должны пройти испытание, чтобы получить награду. Он хочет, чтобы мы знали цену своей силы.

— Да, ты определенно прав, скорее всего, так и есть. Но на эту тему можно вечно дискутировать. Технологические миры самые загадочные.

— Я так понял Понтарэсс нейтральный мир?

— Да! — обрадовался Элимдур, что я догадался сам, — Понтарэсс не относится ни к тьме, ни к свету. В нём живут как темные Вельданы, так и светлые, то же самое относится и к магам.

— Эсмеральда мне рассказывала, что Понтарэсс основали Вельданы.

— Да, это было эпично, ведь до их появления Понтарэсс был причастен полностью к тьме!

— Помню, мы с вами говорили о Канталосе.

— Это, пожалуй, самый темный мир, о котором я знаю, — признался маг, — я ни разу там не был. И никому не советую туда соваться.

IV
Я пришёл уставший, Эсмеральда встретила меня сама, она не стала посылать своих рабынь. Мы молча шли до самой спальни. Она укрыла меня одеялом и легла рядом.

— Милый, поспи, ты такой загруженный.

Я был благодарен ей, что она всё понимала. Мне сейчас было не до бурной ночи, мне хотелось отдохнуть и успокоиться.

— Если хочешь, можешь поделиться со мной…

Мне действительно хотелось высказаться, но я продолжал молчать. Сил не было даже на то, чтобы открыть рот.

Эсмеральда начала гладить меня, каждое её прикосновение раздражало, моё тело было болезненным.

— Эсми, — обратился я, — можно я полежу один?

Эсмеральда поняла, что со мной. Она вскочила с кровати и принесла мне пузырёк.

— Выпей, это поможет, не стоит себя мучить, от этого лучше не будет.

Я доверился ей и осушил все содержимое флакончика. Болезненная усталость отступила, мне захотелось нежности, я прижался к Эсмеральде.

— Вот так-то лучше, а то довел себя. Не мучься, неважно кто твой отец, главное кто ты!

— А кто я, Эсми? Раньше я хоть понимал для чего я живу, я защищал людей от демонов, а теперь? Я не понимаю для чего мне участвовать в смертельном турнире, зачем мне становиться могущественным Вельданом? Какую сторону выбрать светлую или темную? Вот ты к какому миру относишься?

— К светлому, конечно! — возмутилась Эсмеральда.

— А почему твой выбор пал на свет? Потому что ты родилась в светлом мире?

— Нет, ты с ума сошёл! Я сейчас тебе объясню разницу между сторонами, если ты сам её не понимаешь. Светлые всегда только защищались и защищали слабых, а темные порабощали и стремятся по сей день поработить миры.

— Прости, Эсми, я не знаю, что я несу! Мне просто, наверное, страшно перед турниром.

— Бояться-это нормально, Карл. Постарайся уснуть, утром всё будет хорошо. Завтра сложный день.

Эсмеральда ещё долго убаюкивала меня, она терпеливо ждала, когда я провалюсь в глубокий сон.

V
Утром Эсмеральда принесла мне завтрак в постель.

— Спасибо тебе, — поблагодарил я её, — не знаю, что бы я без тебя делал.

Вельданша обняла меня.

— Ты вчера был сам не свой, я сильно переживала.

— Это была мимолётная слабость, не каждый день узнаешь, что твой отец Люцифер!

Эсмеральда улыбнулась, но тут же скисла.

— А я не знаю, имени своего отца, мама мне не сказала.

Теперь уже я обнял Эсмеральду. Да что за дни такие? То у меня депрессия, то у Эсми.

— Всё хорошо, — успокоилась Вельданша, — ты ешь, сегодня у тебя ответственный день. Элимдур уже подготавливает приборы, чтобы отправить тебя на Палагусс. Механизмы будут сильнее.

— Значит и обелиски будут получше! — обрадовался я.

— Да, но я всё равно за тебя переживаю, отец в этот раз не пойдет с тобой.

— Если честно, в прошлый раз от него было мало толку, магия в технологическом мире теряет свою силу.

— Да знаю я! Но всё равно, если бы он пошёл с тобой, мне было бы спокойнее.

Что — то случилось с Эсмеральдой, она раньше не была такой, чтобы она переживала? Да так сильно… Неужели это я на неё повлиял?

— В той части Палагусса, в которую тебе предстоит сегодня пойти, уровень радиации третий, а это означает, что придется надеть защитный костюм. Он сковывает движения, учитывай это. Вооружен ты будешь лазерным мечом и бластером. Не забудь взять с собой профиксы, они пригодятся. Я бы их соединила в один, чтобы ты стал сильнее, но твой уровень не позволит воспользоваться седьмым уровнем профикса. Так… Вроде всё рассказала…

— Научишь меня соединять профиксы? — перебил я свою инструкторшу, — я давно хотел научиться.

— Обязательно научу, но только после того, как ты станешь, как минимум, Вельданом седьмого уровня.

— Хорошо, — согласился я, когда речь шла об уровнях, я снова ощущал себя в компьютерной игре. Я понимал, что это сделали для удобства, вот например: в карате даны, в дзюдо пояса, а у Вельданов уровни, и скорее всего силу так обозначили, потому что промежутков очень много.

— Поел? — спросила Эсмеральда, когда я запивал последнее пирожное чаем.

Я кивнул.

— Тогда пойдем, пора телепортироваться к моему отцу.

— Я давно хотел спросить тебя, Эсми, — сказал я, вставая из-за стола.

— Хотел, спрашивай, — ответила Эсмеральда.

— Какой у тебя уровень?

— А вот этого лучше никогда никому не рассказывай, — завуалировано ответила отказом Вельданша.

— Но, а как же турниры? Там всё равно проверят уровень.

Эсмеральда взяла меня за руку и шепнула на ушко:

— Сорок седьмой.

Глава 20

I
Часть Палагусса, где я оказался, значительно отличалась от предыдущей, здесь было больше микросхем, металла, горы всякой всячины загромождали дорогу, приходилось обходить их, что замедляло моё движение.

Элимдур сказал, что киборги, охраняющие обелиск, будут сильнее тех, которых я разобрал в прошлый раз.

«Точно компьютерная игра!» — больше этот таинственный мир сравнить мне было не с чем.

Я в шоке, что со мной всё это происходит. Раньше я никак не мог понять мир демонов, откуда они и зачем приходят на Землю, но с недавних пор в моей жизни появился технологический мир, вот самая главная загадка во Вселенной или как там, во Вселенной Вселенных. Но схожесть этого прекрасного технологического мира с игрой заканчивается на том, что в нём пытаются тебя убить не понарошку, не будет возможности загрузиться и продолжить свой путь.

Я заметил впереди движение, вызвал силу шонлах, переключил режим бластера на боевой, вместо красной кнопки загорелась зеленая, это означало, что оружие готово к бою. Мне достаточно было нажать на курок и тот, кто напугал меня, двигался бы последний раз в своей искусственной жизни, но я ради интереса решил подойти поближе, так как особой угрозы от объекта я не видел.

«Что это?»

Какая — то машина бурила землю, она была небольшой, но мощной.

— Дррррррррррр….. Дррррррррррр……. Дррр…

Я больше не мог слушать невыносимый грохот и выстрелил, механизм заискрился и перестал работать. Я обошёл его вокруг, чтобы убедиться, что она не представляет угрозу, нельзя забывать о безопасности. Моё внимание привлекла маленькая дверца, которая находилась с боковой стороны машины, мне стало интересно, что же там? Я слегка дернул за ручку, дверка не поддалась, тогда я дернул со всей силы, дверь отлетела вместе с ящиком, служившим отсеком, всё содержимое разлетелось.

— Ё — моё, — выругался я, — не рассчитал.

Делать нечего, пришлось собирать. Как оказалось, отсек был заполнен маленькими кристалликами, наподобие тех, что мы собрали с Элимдуром. Я бы даже назвал эту мелочь стружкой или кристальным песком.

Когда я закончил сбор, решил подойти и осмотреть механизм, на нём была надпись.

«Дрон номер AB 245».

Нужно обязательно запомнить это название и спросить у Элимдура, что это за машина, хотя я уже догадался, что этот механизм предназначен для поиска всякой всячины. Только вот теперь у меня появились опасения, дрон явно кому-то принадлежал не из этого мира, не хотелось бы встретить хозяина, скорее всего, он тоже Вельдан и ему не понравится, что я подстрелил его робота, который я думаю, стоит совсем не дешево.

Нужно было продолжать движение. Я положил мешочек с кристальной мелочью в сумку.

— Уже не с пустыми руками! — с этими словами я двинул дальше, на поиски чего-нибудь более интересного.

Мои поиски мне напомнили поход в лес за грибами. Я осматривал землю точно так же как искал грибы, но только в этом месте я мечтал найти кристаллы. К сожалению, я их так не обнаружил. Зато вокруг валялось много заржавевшего железа, видимо остатки после бойни, но брать с собой металлолом было невыгодно.

Эсмеральда сказала мне, что можно забирать с собой ценные части от механизмов, они прилично стоят, но для этого нужны определенные инструменты и навык ими пользоваться. К тому же инструменты буду занимать много места в сумке, в случае хорошей находки придется оставить больше, чем мог бы унести. Так что тут ситуация, как оказалось, двоякая. Можно разбирать всё подряд, а можно сконцентрироваться на поисках кристаллов, которые всегда будут иметь хорошую цену.

II
Чтобы обнаружить киборгов пришлось походить, километров десять точно было за плечами. Я обрадовался железякам, как ребенок. Я не стал подходить к ним близко, как к дрону, я открыл огонь на поражение издалека. Первых двух киборгов я разбомбил очередью из бластера, остальные восемь открыли огонь по мне, но эти механизмы были медлительнее меня, поэтому уйти с линии огня удалось достаточно легко. Началась перестрелка. Всё бы ничего, только вот эти консервные банки умели прикрывать друг друга. Они не давали мне выглянуть из укрытия. Только я высовывал голову, как слышались лазерные выстрелы.

Они шаг за шагом подбирались ко мне, нельзя было больше отсиживаться, они могли окружить меня. В голову пришла только одна мысль, как выйти из плачевной ситуации. Я предпринял следующее: положил бластер в сумку, взял в руки меч, в который заранее были вставлены профиксы. Мои силы возросли многократно. Я рванул в другое укрытие, на полпути вытащил бластер и в прыжке пристрелил сразу пятерых киборгов. С оставшимися тремя проблем не возникло, прикрывать их было больше некому.

— Права была Эсмеральда, что с вооруженными жестянками с одним мечом будет сложно справиться!

Я начал собирать бластеры. Их было десять штук! Я сложил оружие в кучу, так как больше четырёх в сумку не влезало.

— Да, проблема! Что брать, а что не брать? Оставлю-ка я пока их тут, если что вернусь, если не найду чего-нибудь получше.

Мой поход уже с лихвой окупится, если я принесу даже четыре бластера, но мне хотелось удивить своего ментора и любимую женщину.

На всякий случай проверю место, где тёрлись киборги, может быть охраняли что-нибудь интересное!

— Эх, — вздохнул я, — ничего нет…

Я достал прибор, служивший навигатором, определил место расположения. Обелиск был уже рядом. Я побежал. Мне хотелось быстрее закончить то, для чего я сюда пришёл — повысить силу шонлах.

III
И снова эти приятные ощущения, монумент был виден издалека. Опять воин, но на этот раз в руках у него был топор.

— Так, главное не торопиться, — прошептал я.

Киборгов не было видно, так же как и останков от них. Мне ненароком пришло в голову, что обелиск мог зачистить хозяин дрона. Но нет, всё было чисто, следов бойни я не зафиксировал.

Я подошёл к обелиску, достал прибор для передачи энергии, настроил его, как меня научили, включил. Осталось дело за малым — нужно прикоснуться к памятнику, чтобы забрать его силу. Было тяжело настроиться, но я все-таки взял всю свою волю в кулак и положил руку на железный топор.

— Ааа… — затрясло меня.

Ужасная боль пронзила мгновенно. Вновь закололо в паху, это было самым невыносимым моментом. Вены на руках начали вздуваться, кожа вокруг них потрескалась. От ужаса я выронил прибор из рук, нужно было немедленно прекращать перекачку, но я не мог оторваться от обелиска, я пытался достать прибор ногой, но не смог до него не дотянуться. Вены начали лопаться. Моя кровь забрызгивала всё вокруг.

Через минуту обелиск отпустил меня, я упал на землю. Глаза закрылись, я потерял сознание.

IV
— Пациент находится в коме четыре часа, — это первое что я услышал, глаза я всё ещё не мог открыть.

— Пульс пришёл в норму, пациент приходит в себя.

— Где я? — шепотом спросил я.

— Пациент заговорил.

Меня уже порядком стал раздражать этот голос. Я попытался вызвать силу шонлах, но у меня не получилось.

— Пациент пытается использовать сверх способности.

— Вы кто? — уже громче спросил я.

— Пациент выражает явную возбудимость.

— Ладно, Спанки, можешь быть свободен, — заговорил другой голос, — как тебя зовут?

Незнакомец обратился ко мне, я понял это и решил ответить.

— Карл.

— Хорошо, сколько тебе лет, Карл?

— Тридцать два, — ответил я.

— Хорошо…

— Где я? — перебил я незнакомца.

— Ты в моей лаборатории.

— А вы кто?

— Я профессор Селерон.

«Хорошо, что хоть не пентиум!» — подумал я.

— Профессор, вы мне друг или враг?

Профессор явно не ожидал такого прямого вопроса и ответил не сразу, только после небольшой паузы.

— Это смотря для чего ты пришёл на Палагусс.

— Чтобы повысить силу шонлах.

— Ах, да! Ты же Вельдан, как я мог забыть, тебя нашли рядом с обелиском!

Профессор Селерон восторгался наиграно, мне удалось заметить ложь в его интонации.

— Кто нашёл?

— Мои роботы.

— А это случайно не ваш робот под названием дрон номер AB 245?

— Мой и кто-то разорил его, я уже не говорю о том, что вывел из строя.

— Это сделал я, — признался я, — но я не знал, что он ваш, я думал…

— Хорошо, что ты признался, Карл, я и так знаю, что это ты, в твоей сумке обнаружены электролиты.

— Я не знал, что это за машина и выстрелил в неё.

— Больше так не делай! Мы и так даём вам возможность поднимать вашу силу, каждый раз воздвигая новые обелиски с энергией. Не хватало, чтобы вы начали мародёрничать.

— Простите… — больше я не знал, что сказать.

— Хорошо, проехали. А теперь скажи, Карл, почему ты не выставил на приборе ограничения по процентам забора силы шонлах?

— Я не знаю, в прошлый раз, когда я забирал энергию, я просто отпрянул от обелиска, он не держал меня.

— Значит, ты ненамеренно влил в себя сверхдозу?

— Простите, профессор, я не понимаю, о чём вы меня спрашиваете.

— Весьма интересный случай. Кто же тебя заслал сюда такого необразованного?

Я не стал отвечать на этот вопрос.

— Хорошо, не хочешь не говори. Только вот если бы мои роботы не обнаружили тебя вовремя, ты бы умер от потери крови. Ты черпанул энергии больше того количества, которое находилось в тебе, а это смертельная доза, организм не в состоянии выдержать такую нагрузку, поэтому твои капилляры и полопались.

— А какого я сейчас уровня?

— Десятого, — ответил профессор, — а до этого, я так понимаю, был четвёртого?

— Да.

— На два уровня перепрыгнул!

— Но в прошлый раз я перепрыгнул на три!

— Первые четыре уровня безопасны, это как прививка, — объяснил мне профессор.

— И что теперь делать?

— Ничего. Мне удалось тебя спасти. На самом деле твой случай очень интересный, ты первый из Вельданов кто смог поглотить сто процентов энергии. В среднем твоих собратьев хватает на пятнадцать, ну максимум на двадцать. Что в тебе необычного?

— Я просто не мог отцепиться.

— Ты не смог отцепиться, потому что протерпел больше восьмидесяти процентов. В таких случаях выставляй прибор, чтобы он отключал твоё соединение с обелиском заранее. А также не забывай смотреть сколько энергии в обелиске. Если её много, лучше вообще оставь его, если не хочешь умереть.

— Я могу встать? — перебил я профессора, — если честно, я весь затёк.

— Ты не затёк, мои лазерные установки зашивают твои вены, потерпи, операция продлится ещё около двух часов.

— Но я не чувствую боли.

— Да, и больше никогда не будешь чувствовать.

— Это почему?

— Мне пришлось влить в тебя элемтоплазму, ты теперь не совсем обычный Вельдан.

— Что влить?

— Я влил вместо твоей крови элемтоплазму — аналог крови, обычно она предназначается для механизмов. Да, и ты оказался счастливчиком, она идеально подошла. У меня не было времени, чтобы сделать анализы, пришлось рискнуть.

— И когда эта гадость выйдет из меня?

— Никогда!

— Что?

— Тебе придётся жить с ней, но это никак не повлияет на твоё здоровье, правда есть один побочный эффект.

— Какой?

— Ты больше никогда не сможешь ощущать боль, поэтому тебе придётся постоянно проверять себя на наличие повреждений. У меня есть прибор, который может помочь, я подарю его тебе, если ты кое-что сделаешь для меня.

— Это означает, что мы друзья?

— Это будет зависеть от твоего ответа.

— Я сделаю всё, что в моих силах.

— Вот и хорошо! — обрадовался Селерон, — а сейчас постарайся поспать, через пару часов после операции мы с тобой всё обсудим.

V
Меня вытащили из операционного саркофага. Вернули одежду, но не отдали оружие.

— Ты ещё слишком опасен, я не могу отдать тебе твои вещи, — объяснил профессор, который оказался забавным маленьким старичком, — я должен убедиться, что ты на моей стороне.

— Вы спасли мою жизнь, я в долгу перед вами.

— Это приятно слышать, но всё равно пока ограничимся, для разговора тебе ведь не нужно оружие?

— Нет.

— Вот и хорошо, — потёр ручки профессор.

— Расскажите про Паллагус?

— Ой, нет! Какой ты хитрый! Никому нельзя знать секрет нашего мира. Если я тебе расскажу его, ты больше никогда не выйдешь из этой лаборатории. Хочешь, я сделаю из тебя робота?

— Нет, спасибо. У меня ещё есть незаконченные дела в других мирах.

— Я так и думал, что ты откажешься, хотя жаль, хороший робот из тебя бы получился!

Этот профессор какой — то чиканутый, нужно с ним быть поосторожнее.

— Вы говорили, что подарите мне прибор.

— Да, вот держи, — профессор передал мне часы, — больше тебе не придется таскать с собой ваши примитивные приборы, эти часы универсальны, они будут служить тебе телепортом, GPS-навигатором, поисковым прибором, а также будут показывать твои повреждения, если они у тебя есть. К тому же эти часы являются современной моделью, им не страшна вода, холод, высокие температуры, повреждения, их невозможно уничтожить. Вместо батареи я вставил в них вечный двигатель.

Я принял подарок с большим удовольствием. Профессор, похоже, был очень крутой в технологическом мире.

— А теперь о деле, я хочу сделать из тебя курьера.

— Вам что-то нужно из Озисметория?

— Да! — ответил старик, — я хочу, чтобы ты принёс мне кое-что!

— Например?

— Скоро ты будешь учувствовать в запрещенном турнире, так вот для победителя приготовлен дополнительный приз от спонсора, я хочу, чтобы ты принёс его мне.

— Откуда вы знаете о турнире?

— Ты не представляешь, сколько я о тебе знаю!

— А если я не принесу, то что?

— Давай не будем омрачать наш душевный разговор.

Я намёк понял и не стал больше буреть, но на ум пришла одна коварная мысль. Если, по словам профессора, он и такие же чиканутые ученые, как он, воздвигают для нас, Вельданов, обелиски и заряжают их силой шонлах, почему бы мне не попросить у него немного этой самой силы.

— Я принесу вам то, что вы просите, но взамен хочу, чтобы вы повысили мой уровень силы шонлах.

Профессор сначала рассмеялся, но потом совершенно серьёзно ответил:

— При всем желании я не могу нарушить правила игры и наделить тебя силой без пройденного испытания.

— Это как?

— Не я и тем более не ты придумывал за что и кому давать силу, Карл. Так что извини, впредь больше с такими вопросами ко мне не обращайся. Я спас тебя, за что могу поплатиться, если наш владыка узнает об этом. Так что я очень сильно надеюсь, что ты никому не расскажешь о своём маленьком приключении. В дорогу я тебе дам целую сумку кристаллов, я знаю, в вашем мире они очень ценятся. Скажешь всем, что нарвался на месторождение. О своём высоком уровне помалкивай, скажешь, что ты повысил силу шонлах до седьмого уровня, не говори о десятом. На турнире у тебя никто ничего не спросит, так как определение уровня ты уже прошёл.

— Да в том — то и заключался план, за два дня повысить до максимума силу шонлах, — подтвердил я.

— Ты не открыл для меня секрета! Так все Вельданы делают и случается такое, что многие не доживают до турниров. В силу своей алчности пытаются откусить кусок побольше.

— Как я сегодня.

— Да, как ты, но тебе улыбнулась удача, что ты нарвался именно на мой участок, повезло, что мне нужен Вельдан, который будет притаскивать кое — какие вещи из магического мира, ну может быть выполнять мелкие поручения в будущем.

Я понял, у этого старика большие планы на меня.

— Но ты не думай, что это всё просто так, у меня много всяких плюшек, которые будут твоими, со мной ты станешь Вельданом, какого свет не видывал!

— А тьма?

— Что тьма?

— А тьма видывала?

Тут чокнутый профессор замялся. Тьма или пугала его или ещё что. Он перевел разговор в другое русло:

— В общем, со мной ты будешь становиться сильнее.

— А зачем мне становиться сильнее?

— Странный вопрос, — покачал головой профессор, — для чего все хотят быть сильными, для того и ты.

— Последнее время мне хочется спокойной жизни.

— Карл, ты не можешь хотеть спокойной жизни, ты родился, чтобы творить историю, размеренная жизнь тебе наскучит очень быстро.

— Откуда вы знаете, для чего я родился?

— Я знаю о тебе больше, чем ты даже себе представить не можешь. Тебя впереди ждут такие события… Признаться, я тебе завидую!

— Но почему?

— Потому что у меня никогда не будет того, что будет у тебя. У тебя пока этого нет, но вскоре появится.

— Вы о чём?

— Ты скоро поймешь! Ещё рано вскрывать карты!

Глава 21

I
Элимдур и Эсмеральда бурно встретили меня, по ним было видно, что они очень сильно переживали.

— Ну как ты, Карл? — первой спросила Эсмеральда, помогая снять с моего плеча сумку, полную кристаллов.

— Как видишь, нормально!

Элимдур не удержался и подошёл посмотреть, чем я так хвастаюсь.

— Откуда столько? — удивился он.

— Наткнулся на месторождение, — улыбнулся я, — я старался, правда, собрать все кристаллы, но мне их было не унести.

Эсмеральда косо посмотрела на меня. За всё время путешествий в технологический мир, а она-то попутешествовала по Палагуссу предостаточно, никогда ей не попадалось столько кристаллов. Да что там! Она за всю свою жизнь столько кристаллов не находила.

Я понял, что она что-то подозревает, но не подал виду.

— Нужно тебя почаще закидывать! — заявил довольный Элимдур, — в прошлый раз пятьдесят, а в этот… Страшно подумать, сколько их здесь?!

Волшебник взял горсть кристаллов и высыпал их обратно в сумку, этот ритуал он проделал минимум три раза.

— Я рад, что угодил вам, учитель!

— На выручку мы купим тебе приличный меч, — заявил мой ментор, — и останется ещё очень много.

— Часть пусть возьмет Эсмеральда для своего механизма, у неё должен всегда быть запас.

— Спасибо, — оборвала меня Вельданша, — я сама добуду себе или куплю, наконец.

— Да знаю, как ты добудешь, — буркнул Элимдур, — помню в прошлый раз прибежала, вся в панике.

— Пап! — возмутилась Эсмеральда и указала глазами на моё присутствие магу, жест означал: «ну ты что позоришь меня перед Карлом».

— Да ладно тебе, Карл нам уже как родной, чего его стесняться!

— Ну, знаешь! — топнула ногой Эсмеральда и убежала прочь.

— Вот дурная девчонка, — кинул ей вслед чародей и залился громким смехом.

— Не нужно было её стыдить, — произнёс я.

Элимдуру не понравилось, что я заступился за его дочь.

— Поделом ей. Вечно строит из себя крутую, а на самом деле создаёт кучу проблем, причём не только окружающим, но и себе.

— Эсмеральда очень сильная и волевая Вельданша, — продолжил я защиту, — но иногда даже самым сильным требуется поддержка близких.

— Всё! Хватит о ней, уймись! — повысил голос Элимдур. Мои слова пристыдили волшебника. Значит не всё потеряно, у него остались отцовские чувства.

II
— Эсмеральда не дуйся на него, он просто хочет подчеркнуть свою значимость.

— Да, но зачем он так?! Он же знает, что я люб… — на последнем слове Эсмеральда прикусила язык.

Я догадался, какое слово заставило её замолчать. Гордая, властная женщина никогда первой не признается о своих чувствах. Я улыбнулся и обнял её.

— И я тебя очень сильно люблю!

Эти слова согрели нас обоих, она прижалась ко мне, словно котенок, и прошептала:

— Ты у меня самый лучший!

Этот миг стал знаменательным для нас обоих. Мы перешли на новый уровень отношений. Эсмеральда воспользовалась этим.

— Расскажешь, где ты на самом деле взял столько кристаллов?

— Я…

— Только не рассказывай мне сказки про месторождение, — перебила она меня, — максимум, что попадается на Палагуссе, это делянка, причём на ней чаще всего несколько штук.

— Эсми, я не могу рассказать тебе о том, что случилось со мной в технологическом мире.

— Значит, я была права! — отпрянула от меня Вельданша, — ты не находил эти кристаллы! Кто тебе их дал?

— Ты очень проницательна! Я тебе обязательно расскажу эту историю, но не сейчас, мне не хочется подвергать тебя опасности.

— Вот значит как? — обиделась Эсмеральда, — а напомни-ка, кто спас тебя в подземелье? Кто ввел тебя в курс дела? Кто рассказал тебе, кем ты являешься? А? — выдержала паузу Вельданша, — ты кем себя возомнил? Хочу напомнить, что я намного сильнее тебя, и если уж кто и будет защищать нас, так это я!

— Тогда оголи свой катар и убей меня прямо сейчас! Убей, если жалеешь о чём — то, — на этот раз завёлся я, — это ты кем себя возомнила? Маленькая избалованная девчонка! Не думал я, что ты всё это сделала для меня в корыстных целях. Знаешь, а теперь я хочу только одного.

— Чего? — заплакала Эсмеральда.

— Проиграть турнир!

На этом наш разговор закончился, я вернулся к Элимдуру. Напоследок я кинул сумку с кристаллами к ногам Эсмеральды.

III
— Что с тобой? — не узнал меня Элимдур, я был в ярости.

— Да пошла она! — выругался я, — давайте сюда ваших рабынь по очереди…

— Заткнись! — заорал волшебник, — как ты смеешь такое говорить мне, бесстыдник!

— А что? Я помню, вы сами пытались подсунуть под меня ваших девиц.

— Тогда я не знал о ваших истинных чувствах! — оправдался маг, — и твоё поведение тому подтверждение!

— Простите, — одумался я, — просто она, она…

— Она в первую очередь женщина, — перебил меня Элимдур, — и ты должен понимать это.

— А я мужчина, который не позволит так с собой обращаться! Упрекать меня в том, что она спасла меня и…

— Заткнись! — вновь прогремел маг, — ничего не хочу слышать! Превращаешься в сплетника, слушать противно!

Больше я ничего не хотел говорить Элимдуру, я решил пройтись.

— Пойду прогуляюсь во дворе.

— Смотри в сортир не провались!

IV
Выйдя во двор, я сразу услышал грохот. Он доносился из сарая. Нет! Он не просто доносился, сарай ходил ходуном.

У меня загорелись глаза, сила шонлах проснулась, последнее время мне не нужно было специально вызывать её, видимо организм адаптировался и считывал моё настроение сам.

Элимдур выбежал во двор.

— Уходи! — заорал он, — сейчас выйдет.

— Кто?

— Дракон!

Я не стал испытывать судьбу и скрылся в доме, через некоторое время ко мне пришёл волшебник.

— Всё нормально, просто проголодался, а тут ты ходишь!

— Чего? Есть хотел? И поэтому чуть не снёс сарай?

— Не забывай, Карл, что ты человек новый в этом доме, а драконы знаешь, они чужаков не любят.

— Можно на него посмотреть?

— Придёт время посмотришь, а сейчас им занимаются драконоведы, пусть успокаивают моего Малютку.

— Ничего себе малютка!

— Я так назвал своего дракона, маленький, такой милый был, вот к нему и прилипло это прозвище.

— Расскажите немного о драконах?

— А что про них рассказывать? — призадумался Элимдур, — большие, сильные, умеют летать, невосприимчивы к магии и очень преданы своим хозяевам.

— Ваш дракон однажды спас вам жизнь, расскажите, как это было?

— А, ты про Седрика?

Я кивнул.

— Ну что сказать, любил этого паршивца, видел, как он засиживается с моей дочерью, думал хорошая парочка выйдет. Но, увы, мерзавец перешёл на темную сторону и разорил деревню, в которой я был поставлен главой. Чёрная магия считается самой могущественной не просто так. Погибли в тот день многие, Седрик хотел лишить жизни и меня, но только вот он не учёл, что на дракона магия не действует, вот мой Малютка и потрепал его изрядно, гад еле ноги унёс.

Элимдур рассказывал эту историю немножко иначе, чем Эсмеральда. Может быть, ему не хотелось показывать свою слабость передо мной. В тот кровавый день погибло много жителей и учеников моего ментора. Он не мог остаться к этому равнодушным.

V
Утром ко мне пришла Эсмеральда, она была подавлена. Я притворился спящим. Вельданша почувствовала моё притворство, но всё равно преданно села рядом с кроватью и принялась ждать, пока я открою глаза. Я не стал её долго мучать.

— Эсми…

— Молчи, — перебила Эсмеральда, — не говори ничего.

Вельданша молча легла рядом, я нежно обнял её и укрыл нас одеялом.

— Я всю ночь не спала, всё думала о нашей ссоре, мне никогда раньше не приходилась так переживать.

— Давай забудем об этом недоразумении. Тебе хорошо со мной?

— Да, твои объятия такие тёплые.

Я прижал Эсмеральду ещё крепче, она играючи развернулась к моему лицу и осластила мои губы.

Всё-таки странные мы мужчины, всю ночь я планировал, представлял, каким буду холодным, жестоким и безжалостным с ней, думал, что никогда не смогу простить её за унижение, нанесенное мне, но как только я почувствовал её нежное тело, я растаял, я растаял уже даже тогда, когда она проявила покорность. Мне больше не хотелось расстаться, мне хотелось чувствовать её приятный запах и наслаждаться её прекрасным телом.

— Я не хочу, чтобы мы разговаривали на языке упреков, — произнес я в надежде, что Эсмеральда поймет, что я имею в виду. Второй волны упреков я не смогу простить. Я не сделал ничего плохого, чтобы заслужить такого обращения.

— Хорошо, я буду стараться, — пообещала Эсмеральда, но сразу же добавила, — но только ты останавливай меня, если я забудусь или меня занесет. Обещаешь?

Ох уж эти девушки!

— Обещаю, конечно!

VI
— Карл! — прогремел Элимдур за дверью, — сколько можно спать?

Волшебник был возмущён, что в обеденное время я всё ещё валялся в кровати.

Эсмеральда захихикала, я поддержал её.

Отец Вельданши, услышав смех, ворвался в комнату в высшей степени возмущения.

Эсмеральда нырнула под одеяло.

— А это кто у тебя? — разразился громом маг, признаться, он заставил меня понервничать, я никогда не видел его в таком бешенстве. Ненароком ещё кинет в меня какое — нибудь смертоносное заклинание или порчу наведёт.

Я подтолкнул Эсмеральду, чтобы она показалась, но Элимдур опередил её и стянул резким рывком одеяло.

— А ты что здесь делаешь? — удивился маг, увидев голую дочь.

Эсмеральда натянула простынь до самых глаз и скорчила невинную гримасу, мол, ты что делаешь, пап?

— Да ну вас к лешему! — бросил нам волшебник, развернулся и пошёл прочь.

— Простите нас, мы сейчас придём, — крикнул я ему вдогонку.

Элимдур махнул рукой.

VII
Мы спустились по лестнице на первый этаж. Я как бы невзначай хлопнул ладошкой по попе своей любимой.

Эсмеральда захихикала.

— Никак не наиграетесь? — упрекнул Элимдур, который ждал нас больше десяти минут.

Мы сделали серьёзные лица, насколько это было возможно, и приготовились внимательно слушать моего ментора.

— Значит так, пока вы там ерундой маялись, я прикупил для тебя новый клинок, Карл.

Элимдур подошёл к столу, который был накрыт покрывалом. Мы последовали за ним. Маг сдернул покрывало и мы увидели его: клинок был потрясающим, чёрная сталь переливалась на солнце, в острие можно было разглядеть перекаты пламени, это говорило о том, что сабля волшебная. Он был меньше моего, его длина без рукоятки не превышала семидесяти сантиметров, а боковая сторона трёх. На первый взгляд мне показалось, что клинок мелковат, но когда я взял его в руки я почувствовал его увесистость, металл был очень тяжёлым.

— Даудар! — воскликнула Эсмеральда.

Я сначала думал, что это Вельданское ликование, но нет, оказалось это название металла, из которого была сделана шашка.

— Дай подержать! — выхватила у меня из рук оружие Эсмеральда. Она радовалась, как ребёнок. Видимо металл был и вправду ценный.

— Отдай, — приказал Элимдур.

— Но пап, можно я его опробую? Пожалуйста!

— Нечего трогать чужое! — прикрикнул маг.

— Да ладно вам! — заступился я, — пусть покажет мне его в деле.

Элимдур хлопнул в ладоши, мы оказались в другом помещении, гостиная сменилась комнатой для тренировок, я понял это по большому количеству манекенов.

— Ну, давай, показывай, раз твой возлюбленный просит, — съязвил волшебник.

У Эсмеральды загорелись глаза, она сделала выпад к манекену и молниеносно ударила. Тренировочный снаряд был разрублен пополам. Довольная Вельданша рассматривала клинок и восхищалась им.

— Вещь!

— Да, а теперь отдай её хозяину. Хочу посмотреть, как он справится.

Эсмеральда передала мне шашку. Я не стал выпендриваться, подошёл ленивой походкой к манекену, вызвал силу шонлах и ударил. Клинок намертво воткнулся в шею, я не смог отрубить голову!

На моём лице читалось разочарование, меня уделала девчонка!

Эсмеральда подошла ко мне и поцеловала в щеку.

— Не переживай, манекены необычные, они из специального материала, который пробить простому смертному нереально.

Я попытался вытащить саблю, но она не поддалась, Эсмеральда обхватила мою руку и помогла.

Я покраснел, мне было стыдно перед Элимдуром.

— Не забывай, что я сорок седьмого уровня, — шепнула мне на ушко Вельданша.

— Неплохо для Вельдана седьмого уровня, — сделал заключение Элимдур.

Я хотел его поправить, но вспомнил слова Селерона и прикусил язык.

— Как ты уже заметил этот клинок значительно меньше стандарта, таким его сделали специально, так как даудар металл тяжёлый, из него обычно штампуют кинжалы, но видимо кому-то пришло в голову сделать тонкое оружие. Эльф, у которого я купил его, сказал мне, что его изготовили по спецзаказу, но пока мастер трудился над своим произведением искусства, заказчик неожиданно скончался при туманных обстоятельствах, но нам это на руку, так сказать, повезло! Урвать уникальное оружие это дорогого стоит!

— А чем мой призмариновый хуже?

— Всем! — заглушила мой вопрос Эсмеральда, — даудар является эпическим металлом, изделия из него обладают скрытой силой, которую ты обязательно почувствуешь.

— Да и только эльфам удалось изучить его, — добавил Элимдур, — только их мастера способны из даудара сделать шедевр!

— Но у него маленькая рукоять! Куда я вставлю свои профиксы?

— Да, это верно, — подтвердил Элимдур, — придётся прибегнуть к катализаторам.

На моём лице читался вопрос.

— Так, — хлопнул в ладоши Элимдур, мы снова оказались в гостиной, — тащи свои камни в лабораторию! Заодно сделаем из них профикс седьмого уровня!

— А четыре камня четвёртого уровня хуже одного камня седьмого? — забеспокоился я.

— Даже профикс пятого уровня лучше четырёх камней четвёртого, — успокоила меня Эсмеральда.

VIII
В лаборатории стоял жуткий запах, я чуть не блеванул, когда почувствовал его.

— Чем это так жутко воняет? — спросил я.

— Катализатором. Видишь, бурлит кислота? — указал на кипящую в котле ядовито-зеленого цвета субстанцию Элимдур.

Я кивнул.

— Так вот это и есть катализатор, химическое вещество, способное менять свойство камней.

Я хотел было рассказать своему ментору о другом способе повышения уровня профиксов, который мне показала Эсмеральда на практике, но не успел, старик бросил мои камушки в чан с бушующей жижей.

Котел затрещал.

— Это нормально, — успокоил меня Элимдур, увидев мои расширенные глаза.

Буквально через несколько минут вся жидкость испарилась, на донышке котла остался только безобразный камень.

— Что это? — вылетело у меня от возмущения.

— Не переживай, в такие моменты вспоминаю поговорку.

— Какую?

— Дураку пол работы не показывай! — завелся хохотом волшебник, но совсем скоро притих, так как по мне было видно, что я скоро обижусь, — не обижайся! Прости старого дурака! У меня сегодня очень хорошее настроение, покупка меча из даудара сделала мой день. А я всегда такой, когда счастлив, ненароком могу и переборщить с шутками, и обидеть.

Я больше не стал ничего спрашивать у своего ментора, решил досмотреть до конца, что он будет делать с моим безобразным камнем.

Элимдур вытащил щипцами профикс и перенёс его в какой — то очень странный прибор.

— Вот теперь смотри, Карл! — с этими словами волшебник включил машину. От неё стало исходить лёгкое жужжание, видимо от вибрации.

После того как прибор щелкнул, Элимдур достал из него ровный, аккуратный, отграненный камень. По размеру он был меньше моих старых четвёртого уровня, как объяснил мне позже ментор, прибор повысил его плотность, тем самым уменьшил в размере.

Камешек идеально встал в отверстие на рукоятке клинка, как — будто тут всегда было его место.

Элимдур вновь перенёс нас в тренировочный зал.

— Попробуй теперь разобраться с манекеном, — предложил волшебник.

Мои глаза загорелись, клинок в моей руке засиял, я почувствовал его силу.

Ширк… ширк… ширк… — просвистело в воздухе.

Разрубленный на три части манекен разлетелся по полу.

«Жаль Эсмеральда в этот раз не пошла с нами».

Глава 22

I
Только сейчас я осознал, как трудно быть Вельданом. Завтра мне предстояло сражаться на запрещенном турнире имени Люцифера, моего отца — падшего ангела, который первым перешёл на сторону тьмы, я уверен, что отец далеко не единственный из ангелов, кто поддался искушению.

За эти несколько дней я примерно понял, что представляет собой черная магия. Она определенно сильнее любой разновидности магии, она по априори не может быть слабее, потому что за неё рано или поздно придётся заплатить, причём цена будет очень высока. Тот, кто переходит на темную сторону, отдает не только разум, но и душу.

Не знаю почему, но я всё свободное время думал о Седрике. Почему такой хороший парень перешёл на сторону зла? Что им двигало? Ведь за ним бегала самая крутая девчонка, я уверен, что Эсмеральда в молодости была самой красивой девочкой из всех. Какая разница, кто что говорил? Это абсолютно не имеет никакого значения. Я думаю, они все ему просто-напросто завидовали, а он, дурень, не понимал этого.

— Седрик, Седрик, Седрик, — произнёс я вслух, — почему ты не даешь мене покоя?

Я чувствую здесь какой — то подвох, только вот где? Элимдур, несмотря на то, сколько зла ему сделал черный маг, отзывается о нём с сожалением. Во время нашего разговора волшебник сокрушался о том, что его ученик оказался предателем, хотя должен был ненавидеть за это, тем более было за что! Седрик хотел убить его, я уже не говорю о том, что он убил своих друзей — учеников Элимдура! А Эсми? Она говорила о нём с грустью, как будто до сих пор его любит. Да! Тут определенно есть какая — то тайна и мне предстоит разгадать её.

И опять же, чернокнижник, который принес злополучную книгу для Седрика… Почему его пустили в город? Почему его не прогнали изначально? Почему Элимдур допустил данный сценарий, опытный маг не мог не предвидеть этого?

Нет! Тут точно крутится какая — то тайна. Думаю, Эсмеральда не знает правды, а Элимдуру выгодно, чтобы все вокруг считали, что он тут не причём. Да, вы не ослышались, я подозреваю своего ментора в причастности к переходу Седрика на тёмную сторону! Возможно, они хотели переиграть демона, но по факту он переиграл их. Нечистый забрал у моего учителя лучшего ученика и наглядно продемонстрировал свою силу, показал, что не стоит недооценивать силу тьмы…

II
Этой ночью Эсмеральда была со мной. Она переживала за меня не меньше, чем я сам. Первое участие в турнире, в котором чемпионом становится единственный выживший из четырёх претендентов, будоражило, я вам скажу, основательно.

Эсмеральда настаивала, чтобы я спрашивал у неё всё, что меня заботит. Первое, что я спросил:

— Каково это убить другого Вельдана?

— Сложный вопрос, — призналась Вельданша, — во время сражения тебя не будет заботить с кем и зачем ты вышел биться насмерть. Ненависть поглотит вас обоих. Как бы Вельдан не старался, он не в состоянии освободить разум, затуманенный проклятьем, которое наложил Архангел. Пощады не будет ни от тебя, ни от твоего соперника.

— Но Элимдуру однажды удалось остановить ненависть, — перебил я рассказ, я вспомнил случай в храме, когда я схлестнулся с другим Вельданом.

— Да, такие могущественные маги, как мой отец имеют способность утихомирить Вельданский пыл. Думаешь зря он поставлен смотрителем на официальных турнирах?

Я промолчал.

— На запрещенном турнире не будет смотрителей и судей. Вы можете делать на арене всё, что хотите. Никто вас останавливать не будет. Поэтому запрещённые турниры и собирают огромное количество зрителей, притом что в клуб не могут вступить простые смертные, один только взнос равняется ста золотым чаклям. Представь только, сколько бы пришло народу, если бы вход был свободный, ни одной площадки в мире не хватило бы для того, чтобы разместить всех.

— Сто золотых — это сколько в серебре?

— Один золотой чакль равняется миллиону серебра.

— Ого! — воскликнул я от восторга.

— Представь, насколько зажиточны господа, которые делают ставки?

Я не стал представлять господ, я представил, сколько клуб приносит бабла! Теперь меня будет мучать ещё один вопрос: «на какие цели идут вырученные деньги?».

— Эсми, а если бы у тебя было сто золотых, куда бы ты их потратила?

— Я бы усовершенствовала свой механизм, — ответила, не задумываясь, Эсмеральда.

— Ты так мне его и не показала, — упрекнул невзначай я.

— Обязательно покажу, но только после турнира.

— Ну хоть намекни, что он из себя представляет?

— У каждого продвинутого Вельдана есть свой робот, мы называем их механизмами. На робота не действует магия. С ним не может справиться ни один дракон, потому что робот не имеет мягкой живой ткани, он сделан из редких металлических сплавов, достать которые очень сложно. Они находятся только на Палагуссе.

— Значит Вельданы ходят на Палагусс не только для того, чтобы повысить свой уровень силы шонлах?

— Нет, на Палагуссе очень много интересных вещей, ты пока ещё очень мало знаешь о нём. На сегодняшний день тебе довелось обследовать участки низкого уровня, в будущем участки станут сложнее и это заключается не только в том, что появятся более сильные и умные роботы. Участок будет представлять собой целую головоломку и если ты не сможешь её решить, ты не доберёшься до цели.

— Расскажи о том, что вы там ищете помимо обелисков?

— Хорошо, — согласилась Эсмеральда, она знала, что я от неё так просто не отстану, — Вельданы ходят на Палагусс за запчастями.

— Запчастями?

— Да, для своих роботов. Это своего рода соревнование, смысл которого заключается в том, чтобы собрать самый сильный механизм!

— Но как вы узнаете, чей робот сильнее?

— Каждый год проходит несколько кибер-чемпионатов, в которых соревнуются исключительно роботы, любой Вельдан может подать заявку на участие. Кибер-спорт представляет собой трассу, но трасса не простая, на ней много ловушек и вражеских объектов, задача которых не дать механизму добраться до финиша. Если ты не уверен в своём роботе, лучше отказаться от участия в кибер-чемпионате.

— Твой робот участвовал?

— Нет. К сожалению, у меня с Палагуссом как-то не сложилось, постоянно не везёт. Участки попадаются слишком замудрённые, если бы не отец, я, наверное, не смогла бы собрать своего робота.

Сделав признание, Эсмеральда явно переступила через себя. Передо мной ей больше не хотелось казаться лучше, чем она есть на самом деле.

— Отец постоянно носится со мной, а я косячу, даже тогда в подземелье, в Озисметории, когда я спасла тебя, помнишь?

Я кивнул, естественно я не мог такое забыть.

— Рохан не стал меня убивать только потому, что узнал, чья я дочь.

— Рохан хотел убить тебя?

— Конечно, любой демон будет в бешенстве, когда приходят убить его, чтобы добыть камень.

Эсмеральда говорила о профиксе.

— А если не секрет, Эсми, какой должен был быть профикс у Рохана?

— На тот момент, я думала, что у демона будет профикс тридцатого уровня, но у сына дьявола, по-любому, профикс намного круче. Сложно предположить какого уровня камень, но точно больше моего сорок седьмого.

— Да, день нашей встречи был особенным, — погрузился я в ностальгию, — странно, почему ты тогда всё-таки спасла меня?

— Не знаю, я не ощутила к тебе ненависти. Мне показалось это странным и интересным, я не стала испытывать твою судьбу и бросилась на помощь, поздно конечно, скелет успел продырявить тебя. Но лучше поздно, чем никогда.

— Это точно!

— Я тогда ещё подумала, почему Вельдана низкого уровня бросили на растерзание демону? Признаюсь, на тот момент я думала, что ты просто придурок!

— Тогда зачем спасла? — немного оскорбленно спросил я.

— Ты что обиделся? — засмеялась Эсмеральда и играючи начала всматриваться в мои глаза, которые я с успехом прятал от неё, — не обижайся!

— Ничего я не обиделся! — буркнул я и вовсе отвернулся.

— Меня заводит, когда ты так себя ведешь… — прошептала Эсмеральда и начала приставать ко мне.

На самом деле я совершенно не обиделся. Мне просто хотелось заставить Эсми почувствовать себя виноватой, мне нравилось, как она заглаживает свою вину.

III
Перед турниром Элимдур рассказал мне об орках, гномах и эльфах. По его словам знание повадок этих существ могли помочь в битве против них.

Первое и самое главное, что я понял, это то, что у каждой расы есть свой мир и пересекаемся мы чаще всего только в Озисметории.

— Ты бы не смог продержаться и дня в их мирах, они кардинально отличаются от людских, — сетовал Элимдур.

— И что же это получается, демоны лезут во все миры? — не смог я не спросить о предназначении Вельданов.

— Естественно! И в каждом мире свои методы борьбы с ними.

— Да, запутанная история получается!

— Что именно тебе не понятно?

— Как я понял, технологические миры не для всех?

— Я в очередной раз удивляюсь твоей блестящей логике, — улыбнулся Элимдур, — да, технологические миры созданы только для людей! У орков есть свои для повышения уровня силы шонлах, как и у гномов, и у эльфов. Все они разные по своей механике.

— И какие миры у них?

— Не знаю, — признался маг, — я не был в них, дорога туда закрыта, как и для них в людские миры. Да даже если она где — то и есть, я бы не советовал соваться туда.

— Я помню, вы рассказывали о големах? Что есть способ присягнуть каменному гиганту.

— Тебе хочется побольше узнать о големах?

— Да, кто они такие? Почему они наделены аурой, которая повышает силу шонлах?

— Големы напрямую связаны с технологическим миром. Думаю, в этом кроется разгадка, они приходят оттуда в магические миры, по какой причине никто не знает. У меня есть одна версия, но она…

— Какая? — перебил я.

— Всегда удивляюсь твоему терпению, похоже, у тебя его просто нет, сиди и слушай, когда тебе рассказывают. И не перебивай! — нахмурился Элимдур и не стал рассказывать о своей догадке насчёт каменных монстров.

IV
У меня оставалось несколько часов до отбытия на турнир. Я решил провести их с пользой, поупражняться с моей саблей из даудара.

Я спустился в комнату для тренировок, она находилась в подвале дворца Элимдура. Мне пришлось попросить прислугу, чтобы меня проводили, я не умел перемещаться по комнатам с помощью телепортации, как мой ментор.

Манекен, которого я разрубил на три части, стоял на своём прежнем месте. Видимо хозяин дома собрал его с помощью магии. Страшно подумать, что когда-нибудь я смогу творить подобные вещи. Как сказал Элимдур, в будущем я стану Вельданом — магом! Только вот цена будет слишком высока, я постараюсь сделать всё возможное, чтобы оттянуть этот момент, на неопределенное время.

После турнира я решил сбежать от своего ментора. План был такой: сначала на Землю рвану, потом в технологический мир схожу, в гости к Селерону, принесу приз от спонсора, который обещал, но предварительно обязательно гляну сам, что там за награда! Может и не стоит её отдавать, хотя это будет нечестно по отношению к профессору, он все-таки спас мне жизнь и одарил кристаллами.

На самом деле мне хотелось правдами и неправдами разгадать загадку технологического мира. Големы; роботы; людские миры; профессор; механизмы — все эти вещи наводили только на одну мысль, что во главе каждой расы стоит сверхсущество, которое создало нас по своему подобию, люди всегда тянулись больше к науке, чем к духовному развитию. Автоматизация — это направление научно-технологического прогресса, у человечества оно всегда было в приоритете. Создать искусственный интеллект — вот к чему стремится наша популяция, а в технологическом мире он уже есть, а это означает, мы тянемся к своему создателю! Мы разделяем его ценности. Под словом мы я имею в виду общую массу.

— Ладно, хватит лирики! — произнёс я вслух и оголил меч.

Больше часа я отрабатывал удары, работать саблей после меча было сложно, но я достаточно быстро привык к ней. Оставалось только оттачивать технику. Сила шонлах, усилительный профикс, это одно, а владение оружием, это совсем другое.

Раздался звон колокола, это означало, что пора возвращаться. Элимдур приказал слугам оповестить всех за два часа до начала турнира.

Вот и настал этот момент, который не давал мне покоя последние два дня. Уже через пару часов я буду стоять на арене, мои глаза будут сосредоточены на сопернике. Зрители вокруг будут кричать и галдеть в ожидании зрелища. Мы не разочаруем их, вялым наш поединок точно не получится. Четыре искусных воина, которые уже успели усмирить ни один десяток демонов, выйдут на смертельный бой, чтобы доказать всему миру своё превосходство. И счастлив будет тот из них, кто станет чемпионом турнира, так как выживет в этом жесточайшем противостоянии только один.

Участники клуба тёмного лорда полюбят чемпиона, они будут ждать следующие турниры, в которых он примет участие, они будут радоваться крови, которая будет стекать с клинка после каждого смертельного удара. А когда уже мёртвое тело соперника обрушится на землю, они возликуют, потому что их гладиатор победил. Они не пожалеют денег для своего чемпиона, они не пожалеют даров. Только лишь бы он выходил снова и снова, и радовал их своим смертельным искусством, убивая других гладиаторов.

V
До начала турнира оставалось очень мало времени. Элимдур пообещал перенести меня не на место прохождения запрещённого турнира, конечно, но определенно где-то рядом с ним, это давало возможность побыть подольше с моими самыми близкими людьми.

— Я бы пошла с тобой, — произнесла Эсмеральда, — но мне нельзя. Вельданам, которые не учувствуют в турнире запрещено приходить.

— Но ты же могла побыть в качестве зрителя! — попытался возразить я, сегодня мне как никогда была необходима поддержка любимой.

— А если я не удержусь? И из зрительского ложа перейду на арену?

— Я как — то об этом не подумал, — непроизвольно загрустил я.

— Карл, ты не переживай так сильно, — постарался успокоить меня Элимдур, — у тебя есть ряд преимуществ перед твоими противниками.

— Это каких же?

— Во — первых, не забывай, что твой клинок из даудара, во-вторых, у тебя профикс седьмого уровня, а также, я думаю, навряд ли кому-нибудь из них удалось поднять свой пятый уровень до седьмого за такой короткий срок.

— Но у меня же получилось поднять до дес… — я вовремя прикусил свой язык, чтобы не проболтаться.

— До какого? — переспросил маг.

— Говорю, до седьмого! — ответил я раздражительно.

— Пап, может Карлу дать успокаивающих зелий? — предложила Эсмеральда.

— Нет, он должен сам успокоиться.

— Я абсолютно спокоен, — запротестовал я, хотя Эсми была полностью права, сегодня меня выводила из себя любая мелочь, — давайте быстрее отправляйте меня.

— Может ещё поговорим? — предложила Эсмеральда, — у нас есть немного времени.

— Нет, — отказался я, — лучше прийти пораньше, хочу осмотреться, я раньше не видел арену, на которой будет всё происходить.

— Он прав, — поддержал меня волшебник, — я перенесу тебя в таверну под названием «Руби с плеча», которая находится неподалеку от арены, там тебя встретит твой старый знакомый, он сопроводит тебя.

— Мой старый знакомый? — спросил я, мой ментор умел заинтриговать, — но кроме вас с Эсмеральдой у меня нет ни одного знакомого в Озисметории, если не считать Куладия, который оказался подлым предателем.

— Прояви терпение, — усмехнулся Элимдур. Он так всегда делал, когда ему удавалось заинтриговать, спасибо ему за это, я даже немного отвлекся от дурных мыслей, — вытяни руки перед собой.

Я послушался.

Элимдур прочертил магический знак, произнес заклинание, у меня закружилась голова, начало появляться чувство крепкого сна, я начал проваливаться.

Глава 23 I–VI

I
Таверна «Руби с плеча» была ещё тем гадюшником. Я осмотрелся, моего сопровождающего не было видно, вокруг сидело много людей, ни в одном из них я не признал своего знакомого, о котором твердил Элимдур. Я немного расстроился, я знал примерно куда идти, но всё равно одному топать на турнир как — то стрёмно.

Я подошёл к бармену, который стоял у пыльной стойки, протирал он её только перед собой.

— Приветствую! — поздоровался я.

— Привет, бродяга, — отозвался он. По голосу стало понятно, он не хотел меня оскорбить, легкая грубость была манерой его повседневного общения, — пива?

— Нет, — ответил я, — я хотел узнать, до моего появления никто не выходил из заведения?

Бармен посмотрел на меня с призрением.

— К нам часто заходят посетители, некоторые заходят перекусить, долго не засиживаются — сухо ответил он, — у вас назначена встреча?

— Да, меня должны были встретить.

— Кто?

— Если честно я и сам не знаю, — признался я.

— Странный ты, — сделал заключение бармен, — сегодня уже второй такой.

— А кто первый? — с надеждой спросил я.

— Да вон тот, — указал бармен на дядьку за столиком у окна. Странный тип сидел в капюшоне. Нет! Навряд ли он по мою душу, — может закажешь что-нибудь, а то я смотрю зря тут перед тобой распинаюсь.

Я дал бармену десять серебряных, брать я ничего не собирался. Перед поединком это было бы глупо, еду могли отравить. Лучше вернусь сюда после турнира, если выиграю, конечно.

Пойду на всякий случай подойду к странному посетителю, чем чёрт не шутит. Остальных я раньше точно никогда не видел.

Я подошёл к столику, за которым сидел человек в капюшоне.

— Здравствуй, Карл, — встретил он меня.

«Опа! Есть! Это он!»

— Мы знакомы? — спросил я, в надежде, что незнакомец откроет своё лицо.

— Да, тот день, когда мы познакомились, мне хорошо запомнился, — после этих слов незнакомец снял капюшон.

— Грил, — слетело с моих губ, — ты как? Как твоя рука?

— Привыкаю к тому, что она снова у меня есть, — улыбнулся индеец.

Значит Элимдур сдержал слово и выполнил моё желание!

— Я рад тебя видеть, хранитель двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости.

— Взаимно, — ответил Грил.

Ненадолго воцарилось молчание, нам было трудно начать диалог, так как в прошлую нашу встречу мы дрались насмерть. И я, кто не помнит, отрубил Грилу руку, он просил убить его, но я обсмеял краснокожего и оставил жить. Это было очень жестоким поступком. Но теперь, как видно, рука была на месте, мой ментор вернул её.

— Нам пора, — прервал неловкое молчание Грил и встал из-за стола, — турнир скоро начнётся, перед ним ещё предстоит жеребьёвка, в которой выяснится кто с кем будет сражаться.

— Про жеребьёвку мне никто не говорил.

— Но, а как без неё-то?!

II
Грил повёл меня странным путём, мы шли переулками, пару раз приходилось перелазить через преграды.

— По центральной улице идти опасно, — объяснил он, — нас могут накрыть смотрители.

Эсмеральда мне рассказывала о том, что её отец является смотрителем, значит есть и другие маги, которые борются с запрещенными турнирами.

— Разве Элимдур о нас не предупредил?

— Кого?

— Других смотрителей.

— Смеешься что ли? Ни в коем случае никто не должен узнать о вашей авантюре! Представь только, главный смотритель покрывает участника запрещенного турнира! Как думаешь, что будет, если они узнают?

Я не стал отвечать на этот вопрос, но я улыбнулся. Элимдур опять ведёт двойную игру, мне он ничего не говорил о смотрителях.

Меня смутило, что Грил говорит об Элимдуре так, словно они сто лет знакомы. Я решил немного порасспрашивать его:

— Я смотрю вы давно знакомы с Элимдуром?

— Лично совсем недавно, — признался Грил, — а так, его имя постоянно на слуху, ведь он один из самых влиятельных и могущественных магов нашего королевства.

— Я так понимаю, близко вы познакомились, когда он выполнял мою просьбу?

— Да, — ответил Грил, он догадался о какой просьбе я говорил, — волшебник пришёл неожиданно, у меня пошла гангрена, я должен был умереть в муках. Я многое осмыслил за время мучений, я изменился, пересмотрел свои взгляды на жизнь.

— Я заметил, что ты поменялся.

— Да, ты подарил мне второй шанс, я не хочу тратить его на вечные доказывания того, что я самый лучший.

— Лучших не бывает, Грил, всегда найдётся тот, кто делает что-то лучше тебя.

— Теперь я знаю, ты проучил меня, преподал мне урок.

Краснокожий хранитель так и не понял сути того, что я хотел донести до него.

III
Ведущий жеребьевки оказался тот же самый гоблин, что мучал меня своими вопросами два дня назад во время определения уровня силы шонлах. Одет он, правда, в этот раз был немного иначе, свой халат в виде костюма он сменил на шорты с гавайской рубашкой, если честно, новый прикид ему шёл больше.

— Итак, леди и господа! — зазвучал его гнусавый громкий голос, — по итогам жеребьевки у нас вышло следующее!

В зале все замерли, ждали озвучивание результата.

— Вельдан — человек будет сражаться в первом бою против Вельдана — орка!

Послышался шквал эмоций со всех сторон.

— Значит во втором бою сразится эльф с гномом, — шепотом произнес Грил, — но, а в финал выйдут два победителя. Я думаю, это будешь ты и эльф.

— Сплюнь, — ругнулся я, — до финала нужно ещё дожить, в прямом смысле этого слова!

— Что верно, то верно, — усмехнулся хранитель.

Последнее заключение Грила я плохо слышал, приступ ненависти захлестнул меня, вокруг всё принимало кровавый оттенок.

«В зал зашёл другой Вельдан» — догадался я, я не мог совладать с собой. Мои руки впились в рукоять сабли из даудара.

Грил не дал мне вытащить её, я не успел ещё вызвать силу шонлах, иначе у него не получилось бы меня остановить.

— Стой, не нужно, Карл! — испуганно произнёс он и постарался увести меня из зала как можно быстрее, к счастью, ему это удалось. Я смог сдержать эмоции, хотя ещё чуть-чуть и жеребьёвка могла бы омрачиться кровавым столкновением.

— Откуда он взялся? — возмутился я, — ты же говорил, что других Вельданов не будет на жеребьевке!

— Да, так и есть, не должно было быть, я спросил у организаторов турнира, они мне сказали, что все участники кроме тебя ожидают в подготовительных корпусах, собственно, поэтому мы и пошли вместе.

— Все, да не все! — заворчал я.

— В зале не могло быть участников турнира, если Вельдан входит в подготовительный корпус, он может выйти из него только через арену, это означает, что на жеребьевку пришёл Вельдан, который не будет принимать участие в турнире.

— Но как такое возможно? Вельданам, не участвующим в запрещённом турнире, вход закрыт. По этой причине со мной не пошла Эсмеральда.

— Вот и мне кажется это странным.

— Ладно, веди меня в подготовительный корпус. Нет времени разбираться, ненароком снова на другого Вельдана нарвусь. Проходной двор какой-то.

IV
Арена, на которой проходил запрещённый турнир, была особенная, я видел её через окно подготовительного корпуса, которых было четыре. Корпуса представляли собой пристройки, выходы на арену у которых были заблокированы, видимо гоблинами. Мы не могли просто так выйти, нас обязательно должны были выпустить.

Удивило то, что локация, на которой проходил запрещённый турнир, находилась на открытом воздухе, вокруг неё была выставлена магическая защита, которая искажала свет, причем пелена была с оттенками хаоса. Прозрачно — сиреневый цвет защитного поля рябил, бил по глазам, но никого из присутствующих это не волновало.

Мест для зрителей уже не осталось, но они до сих пор приходили, занимая стоячие места у самого края арены, эта область была самой опасной, но этот факт фанатов кровопролития не останавливал.

Перед боями проходила развлекательная программа. Тут были эльфийки, которые станцевали очень женственный танец, гномы продемонстрировали уникальность своих топоров на различных объектах, одни из объектов были деревянными чурками диаметром пару метров, топор гнома входил в них словно в сливочное масло. Потом гномы умудрились разрубить металлические цепи, на которых были привязаны быки. Взбешённые бычары ринулись на своих освободителей и были зверски убиты теми же гномами. Почему — то они посчитали, что первая кровь, пролитая на арене должна быть от их любимого оружия. Орки устроили огненное шоу. А под конец вышли люди, они отдали предпочтение боевым искусствам. Проведя несколько ярких наигранных спаррингов, они покинули поле арены.

Хорошо было бы представить судейский состав, но его попросту не было. Поединки продолжались до тех пор, пока один из участников не погибал. Всего нас было четыре Вельдана. Жеребьевка указала, что я буду биться с орком, а эльф будет биться с гномом.

Кому — то может показаться, что три поединка за вечер это маловато, но нужно учитывать тот момент, что среди нас останется в живых только один.

На арену под крики толпы вышел мужчина в чалме. В руках он держал подушку, на которой лежала книга.

— Приветствую всех! — начал он.

Публика загалдела ещё сильнее, видимо этот человек был популярен в данной отрасли.

— Меня зовут Джафар, — представился спонсор турнира для тех, кто его ещё не знал.

«Джафар» — промелькнуло у меня в голове — «где-то я уже слышал это имя. Точно! Вспомнил! О нём мне рассказывала Эсмеральда, гад продал ей искусственные кристаллы, вместо природных. Жаль Эсми не пустили на турнир. Это было бы эпичное разоблачение».

— Я рад быть представителем этого как всегда бомбического события — турнира для новобранцев! — Джафар сделал небольшую паузу и продолжил, — Вельданы, принявшие приглашения, настоящие герои, они не побоялись посмотреть в глаза самой смерти! Позволю себе напомнить правила: победитель забирает всё, ему достаётся слава, деньги, а также полный инвентарь его противника!

От озвучивания правил меня передёрнуло, спонсор, по сути, не назвал ни одного, потому что их и не было. А то, что победителю достаются вещи побежденного это и так понятно. Если бы клуб присваивал добро убитых себе, факт был бы как минимум странным.

— Также хочу презентовать ещё одну награду лично от меня, — спонсор поднял вверх подушку, на которой лежала темная книга, — это магический фолиант, в котором содержится невероятная сила. Её обладатель станет всемогущим!

Я догадался, о какой силе идёт речь. Подарок был не чем иным, как книгой, которая открывает врата в царство хаоса. Но зачем она Вельдану, ведь её может открыть только волшебник? О, чёрт! Я всё понял, члены клуба тёмного лорда проверили Вельданский журнал, они знают, что моим ментором стал Элимдур, они даже знают о том, что чародей хочет, чтобы я стал первым Вельданом — магом. Они решили переиграть великого колдуна и сделать из меня монстра, какого свет не видывал!

Джафар под крики с подиума покинул площадку для сражения. Затрубил рог, застучали барабаны, музыка была сигналом для начала турнира. Моя дверь, ведущая на арену, стала потихоньку открываться.

V
Орк начал свою атаку стремительно, он не стал присматриваться. Его сильно колотило, я бы сказал, лихорадило, щеки тряслись, слюни летели в разные стороны.

Я встретил гиганта — этот представитель зеленой расы был очень массивным. Наши клинки скрестились, я думал, моя сабля погнётся от его огромного двуручного меча. Но нет, даудар выдержал и мало того, металл приобрёл ярко-чёрный оттенок, такого я никогда раньше не видел, по удивлённым испуганным глазам орка я понял, что он тоже. Одним усилием я отбросил Вельдана, тем самым охладил пыл противника.

У орка глаза загорелись красным, он пробудил силу шонлах, а мои автоматически приобрели чёрный цвет. Я понял это потому, что мой меч стал чернее чёрного.

Теперь настала моя очередь атаковать, я обошёл справа, нанес боковой удар, нырнул влево и нанёс удар сверху. Орку удалось отбить двойную атаку, правда, второй удар повалил его на землю. Я со всей силы давил саблей на двуручный меч, который постепенно приобретал красный оттенок, бедный орк отчаянно сопротивлялся, вот уже лезвие меча коснулось его носа, из раны засочилась кровь.

Доделать начатое меня остановили глаза орка, по ним было видно, что Вельдан боится, он сожалеет, что принял участие в турнире. Но обратного пути нет, наше проклятье не даст остаться в живых обоим. Я кое — как сдержался, чтобы не добить громилу прямо сейчас.

Я отступил от соперника на два шага, показал жестом, чтобы он поднимался на ноги.

Орк с криком поднялся в стойку!

Публика загалдела, им не понравилось, что я упустил шанс быстрой победы.

«Эти, скорее всего, поставили на меня» — догадался я.

Орк прочертил магический знак и произнес заклинание. Теперь их стояло трое.

«Иллюзии, где — то я уже это видел!»

Я не стал использовать магию, мне захотелось разобраться с противником без неё. Грил наверное в этот момент улыбался, ведь когда-то он использовал против меня точно такую же магию, которую сотворил с помощью руны.

Орки безжалостно пошли в атаку, было забавно наблюдать, как у всех трёх тряслись щёки. Ор стоял кошмарный, он мешал мне сосредоточиться.

Дзынь… Дзынь… Дзынь… — прозвенела первая атака, которую я отбил без особых усилий. Орк был Вельданом намного ниже класса, чем я. Я чувствовал преимущество, поэтому не спешил закончить бойню. Мне хотелось, чтобы зрители запомнили меня.

Я давно определил, кто из орков настоящий, его выдавал разрезанный нос. Небольшая ударная серия, кувырок между ними, чёткий удар с левого бока и вот он колющий прямо в печень.

Первая поверженная иллюзия уронила свой меч и растворилась точно так же, как и появилась.

— Чего ты с ним церемонишься? — заорал кто-то с трибун, — мочи гада!

Мне не понравилось, что зритель так отзывается о моём сопернике, он был Вельданом, хоть и орком.

Я просчитал, откуда исходил крик и пошёл в атаку, на этот раз орки попытались достать меня лезвием своих двуручных мечей. Я провалил атаку немного сместившись назад, как только мечи коснулись земли я ширкнул своей саблей, голова второй иллюзии полетела прямиком в наглого зрителя, тот от неожиданности не успел выставить руки и поймал кровавую голову лицом.

— Ай, — пропищал облитый кровью.

«Впредь будешь думать, прежде чем молоть языком» — позлорадствовал я.

Орк от безысходности попробовал снова прочертить магический знак, но на этот раз я не стал ждать, пока он вызовет иллюзии или ещё чего, я подбежал к нему, замахнулся, противник отказался использовать заклинание и подставил меч, он принял правильное решение, иначе был бы уже мёртв.

Наш поединок уже наскучил не только зрителям, но и мне. Я провёл комбо из пятнадцати яростных атак, именно столько понадобилось, чтобы Вельдан — орк ошибся и пропустил смертельный — роковой для него удар.

Уже мой меч выпал из рук зеленого гиганта. Издавая последнее дыхание, орк обрушился к моим ногам. Из него вылетел сгусток энергии, напоминающий плазму, он элегантно облетел арену и врезался в меня. В этот момент мне должно было стать очень больно, но элемтоплазма, текущая по венам вместо крови, избавила меня от страданий. Публика удивилась, что я не выдал не единого крика. Я был первым Вельданом на их веку, который смог стерпеть боль, даже не шелохнувшись.

Я подобрал трофей и поднял вверх.

Публика зашумела.

Мне было приятно признание народа.

Я принялся рассматривать меч, металл не был знаком, это точно не призмарин и тем более, не даудар. Зато профиксы определить не составило труда, камней было всего два, второго и третьего уровня.

«Так вот почему мне дался этот поединок с такой легкостью, Вельдан — орк был слишком низкого уровня. На что только надеялся этот глупец?»

После этой битвы мой уровень силы шонлах остался прежним.

VI
Победителю первой дуэли, то есть мне, велели вернуться в подготовительный корпус. Я ушёл с арены с гордо поднятой головой, я держал саблю из даудара в правой руке, а левой придерживал красную рукоять двуручного меча, который волочился за мной.

После убийства Вельдана — орка я не испытывал сожаления о том, что пролил его кровь. Видимо у орков с людьми мало общего, только такое объяснение я мог придумать. Хотя у орков было примерно такое же телосложение, ну может быть они чуть — чуть помассивней нас и помускулистей. Черты лица грубее, ну да, они ещё зеленого цвета… Зато кровь! Кровь у них такая же красная! Я внезапно понял, что мои аргументы, уж больно нелепы. Да… очень глупо с моей стороны искать в них схожесть с людьми, мы действительно очень разные.

Снаружи вновь затрубил рог и застучали барабаны.

— Началось, — слетело с моих губ.

Я прислонился к окошку.

На арену вышли два Вельдана, один из них был гномом, другой эльфом. Гном был вооружён массивным топором, оружие бородатого было вдвое больше его самого. У эльфа было более тонкое оружие — лук, в который заряжалось сразу несколько стрел, что позволяло увеличить зону поражения. А также у остроухого на поясе висела пара кинжалов, длина которых достигала сорока сантиметров без рукоятки, не меньше. Мне понравились его ножи.

«Хороший будет трофей» — начал прицениваться я.

Не знаю почему, но я положил глаз на эти кинжалы. Мне захотелось, чтобы они висели как можно скорее на моём поясе.

Началась бойня. Эльф с гномом не стали церемониться.

У эльфа оружие и глаза загорелись зеленым, а у гнома синим.

Эльф натянул тетиву, в гнома полетели сразу четыре стрелы, теперь я мог посчитать их количество.

Гном успел прочертить магический знак и произнести заклинание. В воздухе перед ним образовался щит, который принял на себя деревянные снаряды. Недолго думая, любитель топоров свернулся шариком и покатился в сторону эльфа, казалось, что проделать подобный приём, да ещё с таким большим топором нереально, но у него получилось, топор висел над ним в воздухе, гном мог в любой момент остановиться и схватить своё смертоносное оружие.

Эльф не стал стоять на месте, он прыжком вознёсся высоко в небо и также изящно приземлился в пятидесяти, а то и большем количестве шагов. Вельдан — эльф не стал ждать, пока его соперник поймёт в чём дело и запустил вновь четыре стрелы.

Гному некогда было использовать магию, ему удалось, хоть и достаточно неуклюже, уклониться от стрел.

— Это всё на что ты способен? — заорал он.

Эльф не ответил, вместо этого он прочертил магический знак, прочёл заклинание и пустил всего одну стрелу вверх.

В небе показался феникс — огненное существо, если бы я не видел, что его сотворил эльф, принял бы за демона.

Бедный гном растерялся, но вовремя сообразил, что без колдовства ему не обойтись и применил заклинание «заморозки», которое заставило застыть птичку в воздухе. Со всей силы горный человечек ударил своим топором по обледеневшей статуе, она разлетелась на множество маленьких кусочков.

Я взял себе на вооружение этот приём против огненных существ, в будущем мне могло это пригодиться.

Беда гнома была в том, что он намного медленнее эльфа, я даже не знаю, что могло бы помочь ему одержать победу в данном противостоянии. Медленный воин ближнего боя против быстрого воина дальнего боя, лично для меня исход был очевиден.

Зрители из зала пытались поддержать своего фаворита. Крики подбадривали гнома и он пытался предпринять атакующие действия, но каждый раз остроухий ускользал от тяжелых атак и не забывал ответить стрельбой из лука.

Но, похоже, я ошибся в прогнозе, у эльфа закончились стрелы, у гнома появился шанс.

Эльф отбросил свой лук в сторону и достал кинжалы.

Гном улыбнулся, оружие соперника ему показалось смешным, он начал атаку.

Вельдан — эльф дождался прямой атаки, отошёл вправо и со всего размаху метнул кинжал, после чего отскочил в сторону.

Разъярённый гном начал махать своим топором по сторонам, в надежде достать эльфа.

Остроухий отошёл подальше и с любопытством наблюдал.

«Другой бы уже давно упал и умер, а этот мелкий, хоть и здоровяк, держится» — рассуждал я — «и ещё умудряется наносить тяжелый удары, хоть и в пустоту».

Кинжал, вонзенный в горло, с каждой секундой забирал всё больше сил у Вельдана — гнома, в конце концов, он выронил топор из рук и рухнул на землю.

Эльф медленно подошёл к бездыханному телу, вытащил свой кинжал и обтёр его о рукав своей рубашки.

Из гнома вылетел сгусток плазмы, он точно также облетел арену и врезался в Вельдана, забравшего жизнь его предыдущего хозяина.

— Аааа… — заорал эльф, — больно, хватит.

Сын природы упал на землю и начал корчиться, он не мог перенести адскую боль на ногах.

Я только сейчас понял моё нехилое преимущество, которым меня одарил Селерон.

Глава 23 VII–XI

VII
Нам, Вельданам, дали два часа на то, чтобы перевести дух. Этого времени мне хватило, чтобы переставить профиксы с меча орка на рукоятку моей сабли из даудара, их плотность не нужно было уменьшать, так как камни и без того были маленькими. Меня улыбнуло, когда я снимал профикс первого уровня, он казался очень маленьким, хотя совсем недавно я только такие и собирал, не зря в народе говорят — к хорошему быстро привыкаешь.

Ко мне впустили моего секунданта. Грил вошел в подготовительную комнату.

— Поздравляю с первым пройденным рубежом! — поздравил с порога хранитель.

— Спасибо, — поблагодарил я, — но, если честно, орк был слабоват, мне достался хилый соперник, так что расслабляться рано.

Грил не стал спорить, он видел, на что способен эльф. Остроухий достаточно легко разобрался с гномом.

— Как думаешь его победить?

— Плана нет, — признался я, — выйду на бой, а там посмотрим.

По вопросам и реакции Грила можно было понять, что он совершенно не разбирается в Вельданах. У нас не бывает планов на бой, мы просто выходим и делаем то, что умеем лучше всего.

— Я видел, как эльфу занесли несколько колчанов стрел, — предупредил меня индеец, — возможно, они будут отравлены.

— Почему ты так решил? — поглаживая саблю, спросил я.

— Не знаю, я бы так сделал.

Я усмехнулся.

У Грила скисла физиономия, ему не понравилось, что я веду себя немного высокомерно. В действительности это было так. Я давно заметил, что когда со мной рядом находятся люди слабее меня, я предвзято отношусь к ним и случай с хранителем не был исключением.

Я решил сменить тему, чтобы вновь расположить к себе Грила. Первое, что пришло в голову, было спросить о Куладии, хотя я уже знал наперед, что мне ответит индеец.

— Не слышал новостей от Куладия?

— Куладий оказался предателем и не говори, что ты не знал об этом, — ответил Грил, всё ещё дуясь.

— Знал, — каясь, подтвердил я, — надеялся, что всплыли какие-нибудь подробности.

— Нет, о главном хранителе и Куладии ничего неизвестно, единственная новость, которая может тебя удивить это то, что я стал старшим хранителем. И уж поверь мне на слово, заставить меня перейти на тёмную сторону будет невозможно. Я скорее жизнь отдам, чем прославлюсь подлым предателем!

Мне хотелось сказать Грилу, что не стоит зарекаться, но я ответил ему иначе:

— Это похвально! Я уверен, ты станешь очень хорошим наставником для жителей и хранителей двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости.

Хранителю понравился комплимент, он сразу смягчился.

— Я сделаю всё возможное, чтобы в нашей крепости больше не было предателей!

— Значит, также назначили главного хранителя?

— Нет, это более долгий процесс, сначала соберут совет, все высшие члены племени йети приедут, станут выяснять, как могло произойти предательство, кто виноват во всём этом и так далее. В общем, мороки много, — ответил Грил и махнул рукой.

— А что говорят обо мне? — я не смог не задать этот вопрос.

— Честно? — бросил Грил, прежде чем ответить.

— Да, — ответил я незамедлительно, мне хотелось знать только правду.

— Некоторые чтут тебя героем, но основная масса считает Вельданом, который принёс горе и страдания.

— Это почему же?

— Народ любил Куладия, и он склонен винить в его гибели тебя.

— Так он же оказался предателем?! — возмутился я.

— Люди считают иначе и мало того, они думают, что ты причастен к его смерти.

Да, вот и вспоминается выражение: «главное, что скажут люди».

— Но это же абсурд!

— Абсурд не абсурд, а лучше тебе пока в нашу крепость не соваться.

В этот момент я понял, что в Озисметории существует политика, как и на Земле, и кто-то очень влиятельный настраивает племя йети против меня.

VIII
Я не стал дожидаться пока Грилу прикажут покинуть подготовительную комнату, я попросил его выйти сам, попросил, чтобы он оставил меня наедине со своими мыслями. Мне нужно было очистить разум и настроиться на бой.

Я присел в позу лотоса, закрыл глаза и начал медитировать, по всему телу слабыми потоками разливалось тепло. Мне хотелось ненадолго окунуться в абсолютное спокойствие, забыться. У меня почти получилось достигнуть желаемого, помешал злосчастный гул рога и грохот барабанов.

— Чёрт! — выругался я и встал на ноги.

Двери стали потихоньку открываться.

Я медленно вышел на арену. Мой соперник не заставил себя долго ждать, он появился через минуту. За спиной у него торчало сразу два колчана со стрелами.

«Смотри — ка! Грил не обманул!» — ухмыльнулся я — «надеюсь, стрелы не отравлены!»

Эльф подскочил, он решил начать атаку с воздуха. Сразу три выстрела было выпущено из лука, стрелы стеной полетели в мою сторону.

Первое, что я придумал против столь яростной атаки-это уйти с линии огня, при этом отбить часть стрел клинком, но мне неожиданно захотелось поколдовать. Я прочертил в воздухе магический знак и прочёл заклинание «вихрь».

Страшный столб ветра возвысился передо мной, он, словно щит, прикрывал своего создателя, подхваченные стрелы вихрь разбросал по сторонам, к счастью, никто из зрителей не пострадал.

У эльфа расширились глаза, он осознал, что такое мощное заклинание может сотворить Вельдан не ниже десятого уровня. Страшно подумать, как бы он расстроился, если бы узнал, что мой меч изготовлен из даудара — металла, который поддался лишь великим эльфийским мастерам кузнечного дела.

Приверженец природы попробовал обхитрить меня и выстрелил из лука левее от вихря, стрелы закрутились, начали набирать скорость, эльф-Вельдан идеально рассчитал траекторию. Деревянные снаряды летели точно в цель. Я вытащил меч.

Тынь… Тынь… Тынь… Тынь… — четыре полуглухих удара отразили атаку.

Вихрь потерял свою силу и исчез.

Эльф увидел мой меч и замер.

— Откуда у тебя этот клинок? — неожиданно спросил он с жутким акцентом, когда я приблизился.

— Не твоё дело, защищайся! — ответил я и ударил в пол силы, эльф успел выставить свой щиток. Он спас его от смерти, но не от падения.

— Человек, я хочу помочь, — прошептал он.

— Помоги себе, — огрызнулся я и пнул его по лицу.

Эльф выставил блок, кувыркнулся назад и встал в стойку.

— Мне велели тебе передать, — никак не мог успокоиться мой соперник.

— Кто? — на этот раз решил подыграть я.

— Неважно, — пробухтел эльф, из его рта полилась кровь, видимо я ему всё-таки хорошо попал, — просто запомни, что я тебе скажу.

— Говори быстрее, — замахнулся я.

— Не верь Рохану, он хочет привести тебя…

Это были последние слова, которые произнёс Вельдан-эльф. Я убил его. Я не смог сдержать свою ненависть.

Из трупа эльфа полились энергетические волны, они сделали круг и вошли в меня, мой уровень силы шонлах поднялся до одиннадцатого.

Я выиграл запрещённый турнир, но почему-то я не был счастлив.

Вы бы слышали, какой шум подняла публика, у меня разрывались уши, я ненавидел их всех.

«Чему вы радуетесь?»

Я только сейчас понял, что натворил. Нет! Вельданы не должны убивать друг друга. Я сделаю всё возможное, чтобы прикрыть клуб моего отца. Я покончу раз и навсегда с запрещенными турнирами, даже если ради этого мне придётся умереть.

IX
На арену вышел спонсор, которого любили болельщики, это можно было понять по овациям. За ним плелся слуга, который нёс подушку с дополнительным призом, на этот раз Джафар не захотел нести его сам. Он опасался меня и правильно делал, у меня было неистовое желание размандить по всей арене его голову.

— Поздравляю тебя с победой, Вельдан-человек! — начал с любезности Джафар, — ты доказал в бою своё превосходство! Ты заслужил эту награду.

Бедный слуга чуть не запнулся, когда на него косо взглянул его господин, он поднёс мне тёмную книгу.

— Что это за книга? — наигранно спросил я.

— Откроешь её, когда придёт время, — таинственно произнес спонсор, — история, изложенная в этой книге, приведёт тебя к исполнению всех сокровенных желаний.

Я забрал книгу и очень быстро убрал в сумку, я не стал демонстрировать её публике.

— Спасибо, — сухо поблагодарил я и принялся собирать свои трофеи. Кинжалы и щитки вместились в сумку, лук я повесил через плечо.

Джафар стоял в недоумении, он не ожидал от меня такого равнодушия.

Я заметил, что спонсор топчется на месте, ему явно что-то было нужно от меня.

— Я вам ещё нужен? — бросил я в его сторону.

Джафар помотал головой. Он не решился заговорить о деле, которое мучало его.

Я поплелся в подготовительную комнату, мне нужно было забрать свой двуручный меч, который я захотел подарить Грилу.

Зрители освистали меня, им не понравилось, что чемпион турнира не высказал последнее слово. А мне было плевать на них и на их недовольство.

X
В таверне «Руби с плеча» очень хорошо готовили, я не ожидал, что в таком неопрятном месте можно так вкусно поесть.

Я налегал на еду, а Грил больше на алкоголь, он попытался споить меня, но вроде с десятого раза мне удалось объяснить ему, что Вельданам нельзя употреблять алкоголь.

— Не хочешь? Ну как хочешь! — поднимая очередную стопку, высказался старший хранитель, затем выдохнул и пригубил.

«Мда… А ещё говорят индейцы предпочитают курить трубку мира!»

Мне было забавно наблюдать за Грилом, после пятой или шестой он начал нести всякую чушь.

— Знаешь, Карл, а я рад… Нет! Я горд, что мне посчастливилось биться с тобой! Ты станешь величайшим Вельданом за всю вашу гребаную Вельданскую историю!

Я усмехнулся.

— Нет, ты не смейся, я тебе серьёзно… ик… серьёзно говорю, ты не думай, что я какой-нибудь шут, меня, между прочим, не просто так старшим хранителем поставили. Я такое знаю, такое!

— Грил, больше закусывай, — дал я совет старшему хранителю, но сразу же пожалел об этом, он взорвался:

— Да! Я закушу, не беспокойся! Ты что думаешь, я дурак? Ты думаешь, я тут просто так языком чешу?

— Нет, нет, — поспешил я успокоить приятеля, — я ничего такого не думаю, я слушаю тебя, очень интересно, правда.

— Ещё бы тебе не было интересно! Между прочим, я подслушал как-то разговор Куладия и главного хранителя, речь шла о тебе.

Я напрягся, появилась надежда хоть что-то узнать.

— Но расскажу я тебе, о чём они говорили только после того, как ты выпьешь со мной!

Я попытался уговорить Грила рассказать мне всё просто так, но кутила стоял на своём и наглым образом продолжал меня шантажировать.

— Хорошо, — сдался я, у меня не оставалось выбора, мне нужно было узнать правду любой ценой, — я выпью с тобой, но только одну.

— Ура! — завопил Грил.

— Тише, — прикрикнул я и потянулся, чтобы заткнуть ему рот.

Другие посетители и так посматривали время от времени на нас, а тут так вовсе уставились.

— Карл, моя взяла, — начал наливать огненную воду краснокожий, — давай выпьем за тебя!

Я взял стопку. Это была не просто стопка, это было целое испытание для меня. Могло случиться всё что угодно, жаль, что Грил этого не понимал.

Мы одновременно выпили.

— Вот! Видишь, в этом нет ничего страшного, — закривлялся Грил.

У меня же помутнел разум, я услышал чьи — то голоса, но не мог разобрать говор, кто — то разговаривал на неведомом мне языке.

Индеец хотел было налить ещё по одной, но я остановил его.

— Мы договаривались только на одну, — немного прикрикнул я, но это было не специально, — давай рассказывай.

Грил махнул на меня рукой и выпил в одиночку, затем закусил соленым огурцом и начал рассказ:

— Они говорили о том, что ты должен был стать самым могущественным Вельданом, каких ещё не было. Твоя мать была наделена темной силой высочайшего уровня, которую она должна была передать тебе после твоего становления. Люцифер хотел, чтобы его ребенок послужил началом вторжения демонов в людской мир, а после можно было заняться и остальными. Но, как обычно бывает, его планы были испорчены, Рохан по какой-то причине разрушил замысел падшего ангела, он инсценировал твою смерть, а ментора отправил в ссылку.

Грил не открыл для меня ничего нового, все, что он рассказывал я уже знал.

— А хочешь, я расскажу тебе, почему тогда я вызвал тебя на бой?

Я ничего не ответил, потому что мне всё стало ясно.

— Я хотел убить тебя, я хотел, чтобы ты никогда не смог получить эту чёртову силу! Я посчитал, что так будет лучше для всех!

Грил зарыдал.

— Я так понимаю, встречу с Вельданом в храме тоже подстроил ты?

Грил кивнул, он не мог говорить, спустя несколько минут индеец заснул.

Из этого разговора мне стало понятно, что Куладий и главный хранитель не знали, что разбушевавшийся демон — это сам Рохан. Сын дьявола и предатели были по разные стороны баррикад.

XI
Голоса в моей голове усиливались, они начали сводить меня с ума! Засранец Грил натворил делов и спит себе преспокойно!

«Выпусти меня» — наконец — то разобрал я, что говорил мне голос разными интонациями, он как будто играл со мной.

Я понял, что освобождать того, кто просится наружу, ни в коем случае нельзя. Только вот беда, я не знал ни как выпускать, ни как сдерживать.

Шир… Шир… Батц… — раздалось неожиданно, я аж присел на корточки.

— Уха-ха-ха, — раздался противный смех в паре шагов от меня, — я свободен!

Мои глаза моментально загорелись чёрным, клинок из даудара мгновенно оказался в моей руке.

— Ой, Вельдан — воскликнула тварь, сделав заключение в отношении меня, — пора сваливать.

Демон хотел выпрыгнуть в окно, но я успел прочертить магический знак и прошептать заклинание «Тенёта». Сеть накрыла беглеца.

Я подбежал очень быстро, замахнулся шашкой, чтобы разрубить сатира, кем и оказался демон, который терзал моё сознание.

— Стой! Пожалуйста, не убивай! — взмолился рогатый обаяшка. Не знаю почему, но они по своей природе были все красивые, не смотря на то, что их род относился к нечистым.

Мне стало впервые за всю мою сознательную жизнь жалко демона. Дядя Витя не в счёт, так как я не считаю его демоном, к тому же он человек, хоть и бывший.

Дрожащий сатир дождался, когда я спрячу саблю.

— Спасибо, что оставил меня в живых, — поблагодарил он.

— Скажи демон, почему мне не хочется тебя убивать?

— Я не знаю, — ответил все ещё колотившийся сатир, — но если тебе это поможет, могу сказать, что я тоже не имею ни малейшего желания, чтобы ты меня убивал.

Мы с сатиром смотрели друг на друга, как полнейшие идиоты. Представьте, что впервые в жизни нос к носу столкнулись собака с кошкой, примерно вот так мы сейчас выглядели со стороны.

Глава 24

I
Мы уютно устроились за столиком, где давал храпака Грил. Люди вокруг нас достаточно быстро успокоились, по их оживленным беседам можно было понять, что наше столкновение уже никого не волновало, создавалось впечатление, что в этом месте постоянно что-то подобное случается! Всё-таки удивительный мир Озисметорий!

— А я знал, что не напрасно сделал ставку именно на тебя! — похвастался Панпарапан, так звали сатира, свалившегося на мою голову, — правда, в то время я не знал, что носитель моего телепорта окажется Вельданом! Мне говорили, что я везунчик, но я даже не догадывался, что до такой степени!

— Меня радует твой оптимизм, — перебил я весельчака. У моего нового друга была своеобразная манера общения, он говорил обо всём с непреодолимым весельем и ещё я заметил, что у него очень заразительный смех, — но может быть расскажешь, как я вдруг оказался носителем твоего телепорта?

— Да как два пальца об асфальт! Это же проще простого! — обрадовался Панпарапан, что может оказаться полезным для такого большого человека, как я, — каждое сверхсущество имеет в той или иной степени связь с демоническими мирами. И законнорожденный демон, прошу обратить на это особое внимание, имеет право закрепить за собой одного носителя, который при употреблении стимулирующих веществ открывает двери, ведущие к его сознанию, благодаря которому мы можем открыть портал в его мир. А вот воспользоваться шансом или нет, это решать счастливчику, чей носитель проявил слабость.

— Что значит законнорожденный демон?

— Ну ты что, Карл?! Ещё Вельдан называется, — обиделся немного сатир за мою неосведомленность о демоническом классе, — законнорожденный демон рожден естественным путём. Надеюсь как, это тебе объяснять не придётся?!

— То есть ты хочешь сказать, что у демонов бывают семьи?

— Ну, вообще-то да! — эти слова так прозвучали из уст Панпарапана, что я почувствовал себя необразованным невежей.

— Прости, я не хотел тебя обидеть…

— Можно простить незнание истории демонического мира кому угодно, — перебил демон, но только не Вельдану, как-никак вы считаете себя специалистами по демонам, мог бы и поизучать для приличия.

Такого напора я не ожидал, я не знал, как реагировать, пора было прекратить этот беспредел, перед ним извинился сам Вельдан, по моему мнению, этого было более, чем достаточно для прощения.

— Хорошо, я пообещаю тебе, что займусь изучением, — огрызнулся я, — но и ты не переборщи с напором.

Сатир намёк понял.

— Ой, — сделав невинную физиономию, произнес Панпарапан, — со мной так часто бывает, не знаю, что и несу! Иногда так занесёт, что приходится ноги уносить, но с тобой это не прокатит, да?

Мне показалось, что сатир ждёт наказания, но у меня и в мыслях ничего подобного не было.

— Расслабься, — успокоил я его, — я не собираюсь за тобой бегать, хочешь, уходи прямо сейчас, только не вздумай приносить людям горе и страдания, а то придётся…

— Убить меня?

— Да, — подтвердил я догадку законнорождённого демона.

— Я и не собирался никому причинять вреда, — оправдался немного с возмущением Панпарапан, — мы, сатиры, созданы для другого.

— Это для чего? — захотел я узнать.

— Вот смотри, — указал в сторону окна сатир.

Почти засохшие комнатные растения стали оживать на глазах, они моментально дали цвет. Раскрытие цветов не заставило себя долго ждать. Живой уголок разрастался на глазах, даже бармен заметил это и принялся искать лейку, он вспомнил, что давно не поливал свой зелёный мини-сад.

— Класс, — озвучил я своё восхищение!

— Да, мы, сатиры, для этого созданы! Мы дарим красоту людям и не только, на свете помимо людей ещё много рас.

— Ты первый демон, который удивил меня.

— Ты просто абсолютно не знаешь наш мир. Далеко не все демоны плохие.

— Ваш мир относится к тьме, — подметил я.

— Ну и что? Разве это заставляет стать плохим?

— Но…

— Ничего больше не хочу слушать! — вдруг неожиданно разорался Панпарапан, — хочешь сказать, что в светлых мирах все белые и пушистые?

Демон был прав, кто я такой, чтобы судить обо всём демоническом мире, вот вспомнить хотя бы демоническое печенье, которое пёк дядя Витя, оно было потрясающим, его не мог придумать какой-нибудь там скелет или призрак.

— Пожалуй, ты прав, — согласился я, — в нашем мире хватает гадов, похуже нечисти.

Почему — то мне сразу вспомнился инспектор Клаус.

— Не называй демонов так, это оскорбительно.

— Хорошо, — повинился я.

— Демоны, так же как и все расы делятся на классы, — объяснил мне сатир, ему хотелось донести до меня другую, добрую сторону темного мира, — законнорожденные в основной своей массе в корне безобидные. У нас нет дурных мыслей, мы не жаждем покорения миров, нам хочется, так же как и вам созидать.

Мне сразу вспомнился подоконник, который был спасён от завала умерших растений.

— Вот объясни мне тогда, почему происходит то, что происходит? — у меня не получилось правильно сформулировать свою мысль, но Панпарапан понял, что я имею в виду противостояние между тьмой и светом. Видимо у него на душе были точно такие же вопросы.

— Всё лежит на поверхности, всё просто как вот эта ладонь, — сатир показал мне обратную сторону кисти, — каждый борется за своё место под солнцем. Иерархический статус никто не отменял, он же двигатель прогресса, он же основная причина всех войн.

— По-простому кто-то меряется величием друг с другом.

Сатир закатился от смеха, мы друг друга поняли. Только вот на самом деле это было совсем несмешно, потому что гибли и светлые, и тёмные, после смерти им было все равно, к какому миру они принадлежали.

II
Наш разговор с Панпарапаном перебил Грил, старший хранитель проснулся.

— Это кто? — выпучил он глаза на сатира.

— Мой старый друг, — соврал я.

— Выпьешь со мной, старый друг? — обратился он к новому знакомому, — а то вот этот не хочет со мной пить.

Грил, конечно же, имел в виду меня, я не стал обижаться на него за грубость, так как понимал в каком он состоянии.

«Он не пьёт» — захотелось мне ответить за Панпарапана, но рогатый ответил иначе:

— Отчего нет?! Глупо отказываться, когда предлагают!

«Во и этот туда же! Ты посмотри на них!»

Мне больше не хотелось находиться в компании выпивающих.

— С вами очень весело, друзья, но мне пора, — вставая из-за стола, произнёс я.

— Постой, — закричал Грил, — мы тебя не отпускали.

У сатира расширились глаза, он то понимал, что Вельдан может двояко отреагировать на такую дерзость.

Я поднял двуручный меч, который мне достался от орка.

— Карл, пожалуйста, не надо, — взмолился Панпарапан.

Грил моментально отрезвел.

Я со всего размаху кинул на стол клеймор, посуда разлетелась в разные стороны.

— Это тебе, Грил, — сухо сказал я, затем отвернулся и пошёл к выходу.

— Стой! — окрикнул меня бармен, — а кто платить будет за испорченную посуду?

К нему сразу подбежал Грил.

— Ты, что! Это же чемпион турнира!

Бармен отступил, видимо в этом месте уважали победителей.

Я не стал оборачиваться.

III
Эсмеральда обрадовалась моему появлению, Элимдур тоже не остался в стороне. Они окружили меня.

— Ну что, тебя можно поздравить? — первым начал волшебник.

Эсмеральда, увидев мою недовольную физиономию, промолчала.

— С чем? — сухо ответил я вопросом на вопрос.

— Как с чем? С чемпионством, конечно, — пояснил Элимдур.

— А, вы про турнир! — прикинулся я дурачком, — вы же являетесь смотрителем, как вы можете поздравлять меня? Это лицемерие.

— Да как ты смеешь? — прогремел маг.

— Сегодня я убил двух Вельданов и наблюдал кончину ещё одного, я не разделяю вашу радость, так как считаю, что Вельдан не должен убивать себе подобных, это был первый и последний турнир, в котором я принимал участие.

— Если ты помнишь, я изначально был против, — постарался оправдаться мой ментор, — я пошёл на преступление только для того, чтобы докопаться до правды.

— Ну что, докопались?

Элимдур промолчал.

Я не стал рассказывать про книгу. Для меня стало очевидным, для чего Рохан дал мне наставление выиграть турнир. Он хочет, чтобы я встал на сторону тьмы. Но есть и другая сторона медали, Селерон просил принести книгу ему. Напрашивается вопрос: для чего профессору технологического мира портал в царство хаоса, ведь Палагусс относится к свету?

Мне предстояло решить, как поступить с тёмной книгой: отдать её Элимдуру, Селерону или оставить себе?

IV
— Зачем ты так с ним? — спросила меня Эсмеральда ночью. Она имела в виду своего отца.

— Не знаю, — ответил я, более-менее успокоившись, — надоело всё, устал.

— Понимаю, — полезла целоваться Вельданша.

— А ты когда участвовала впервые в запрещённом турнире, что чувствовала? — остановил я её.

Эсмеральда отступила и села.

— Я уже не помню своих ощущений, наверное, было противно. На первом турнире надо мной подшучивали зрители, они не верили в мою победу, так как я была первой женщиной-Вельданом, кто подал заявку на участие.

— И что?

— Они поменяли мнение, когда я убила с особой жестокостью всех своих соперников.

В момент, когда Эсмеральда говорила последние слова, я заметил, как пробежал блеск по её глазам. Она вспоминала о мести с удовольствием. Значит она не чувствовала того же разочарования, что и я. Может быть на мою совесть подействовали слова Вельдана-эльфа, он хотел предупредить меня о чём — то, а я вместо благодарности убил его. Эльф говорил о Рохане, о том, что сын дьявола хочет привести меня куда-то, только вот куда? И кто передал мне через него незаконченное послание, оставалось загадкой.

— Но потом, — продолжила Эсмеральда, — со временем, конечно, я стала задумываться об убийстве себе подобных, о нашем предназначении. У меня было два аргумента, один был за то, чтобы убивать, а другой категорически против. Я рассуждала так, наши предки испокон веков бились друг с другом, а это значит в этом кроется какой — то смысл, но в тоже время, когда я убиваю очередного Вельдана, я понимаю, что противостоять демонам становится тяжелее и если так дальше пойдёт, будет просто некому. В одиночку справится с ними навряд ли получится.

— Расскажи мне, Эсми, не приходилось ли тебе встречать хороших демонов, которые такие же как мы, которые не рвутся поработить миры?

— Ты о чём? Все они одинаковые!

— Но как же, а те, которые законнорожденные, разве они плохие?

— Законнорожденные? Это как?

Я понял, что Эсмеральда так же, как и я не разбирается в демонических классах, это наводило на мысль, что кто-то очень подлый, мерзкий и скверный, специально сталкивает светлый и тёмный мир. Могущество этого существа очень велико, за преступлением такого масштаба не может крыться слабое создание.

— Не бери в голову, — отмахнулся я, — это я так просто спросил.

Эсмеральда крепче прижалась ко мне, если честно, хотелось очень сильно спать.

Утром обязательно извинюсь перед Элимдуром и спрошу у него о законнорожденных демонах.

V
Элимдур делал вид как будто не замечает меня, я пытался к нему подойти и так и эдак, но волшебник видимо решил проучить невежу основательно.

Я чувствовал свою вину, я не должен был давать волю эмоциям. Во-первых, Элимдур был на много старше меня, во-вторых, он был великим волшебником, на это стоит обратить особое внимание, так как он мог разобраться со мной в два счёта, но не сделал этого и наконец, в-третьих, он мой ментор, примерному ученику не подобает дерзить своему учителю.

— Простите меня, пожалуйста, — в очередной раз извинился я, — мне очень стыдно, я не знаю, что на меня нашло. Я не должен был вас упрекать ни в коем случае, я прекрасно понимаю, что вы всё делаете исключительно для меня.

— Но предположим не только для тебя, — сдался Элимдур, — но и для своего эго.

— Хух, — выдохнул я, — вы простили меня?

— Можно и так сказать, — подтвердил маг, но тут же предупредил, — только смотри, если подобное повторится, я за себя не отвечаю.

Я знал, что Элимдур просто строжился, он никогда не сделает мне ничего плохого.

— Не повторится, обещаю вам.

— Вот и хорошо, — улыбнулся волшебник, его взяла, он добился моего полного раскаяния, — давай выкладывай, с чем пришёл, ни за что не поверю, что ты зашёл просто так.

— Вы как всегда правы, — не забыл я немного польстить, — мне хотелось спросить у вас о законнорождённых демонах, вы слышали о таких?

— Конечно, — не стал лукавить маг, — законнорождённые демоны — это демоны, которые родились естественным путём, только вот в наше время они редко встречаются, пора их заносить в Красную книгу. А ты почему спрашиваешь?

Я рассказал магу о том, что выпил рюмку водки и из моего сознания вышел сатир. Признаюсь, мне сначала не хотелось ничего рассказывать, но в последний момент я всё же передумал.

— Тебе сказочно повезло, Карл, — сделал заключение маг, — на месте сатира мог оказаться кто угодно, даже сам дьявол. Не забывай, что ты особенный Вельдан, многие бы хотели, чтобы ты стал носителем их телепорта.

— Этот момент мне особенно непонятен, как они могут сделать моё сознание носителем телепорта?

— Да очень просто, наше сознание формируется задолго до нашего рождения, не думай, что точка отсчёта нашего жизненного пути начинается с появления человека на свет. Нет! Это великое заблуждение! Нужно ещё заслужить право для того, чтобы родиться. Я не могу сказать точно, как этот процесс происходит, но знаю одно, наша судьба предначертана задолго до нашего зачатия и вот тут начинается прорисовываться главный вопрос, сможем ли мы поменять свою судьбу?

Элимдур немного отошёл от вопроса, но я уже и сам догадался о том, что наша душа зарождается задолго до нашего зачатия, в первые дни своей жизни она абсолютно лишена интеллекта. Именно в этот момент на неё можно повесить всё что угодно, будь это телепорт из потустороннего мира или ещё какая-нибудь хрень.

VI
На следующий день я стал канючить разрешение посетить Палагусс у Элимдура. Волшебник утверждал, что мне нужно немного отдохнуть, восстановить силы после турнира, но я твёрдо стоял на своём и мой ментор сдался.

— Ладно, возьмёшь снаряжение у Матрика!

Я побежал быстрее к кладовщику, который отвечал за вооружение.

— Чего нужно? — спросонок спросил Матрик.

— Элимдур велел выдать мне снаряжение.

— Какое? — лениво уточнил учётчик.

Я выпросил костюм против радиации уровня 3, лазерный меч, в который можно было вставить профиксы, бластер, в общем, всё, кроме GPS-навигатора, прибора для телепорта, поискового прибора и прибора для перекачки силы шонлах. У меня были универсальные часы, которые заменяли их все.

В полной боевой готовности я приготовился отправляться. Но меня остановил Элимдур, он косо посмотрел на меня, Матрик уже успел доложить, что я отказался брать приборы, без которых невозможно даже перенестись на Палагусс, я уже не говорю о поисковых операциях и перекачке энергии.

Мне до последнего не хотелось рассказывать о часах, чтобы не вызвать лишние подозрения, но я не учёл одного, что мой ментор может находиться рядом в момент моего телепорта, естественно у него появились вопросы. Делать нечего, пришлось рассказать о часах и соврать, что я случайно нашёл этот артефакт в технологическом мире.

Волшебник сделал вид, что поверил мне и пожелал удачи.

Глава 25 I–IV

I
Телепорт, который был создан с помощью часов, оказался очень мягким. Я практически не почувствовал провал в сознании. На этот раз не было ощущения, что я проснулся от крепкого сна, я бы описал это иначе: сильно зажмурился, открыл глаза и оказался в технологическом мире.

Не знаю почему, но мне нравился Палагусс, я ощущал себя тут настоящим искателем — исследователем. В предвкушении находки мое внутреннее чувство согревало меня. Я знал, что не вернусь отсюда с пустыми руками, я обязательно что-нибудь да найду. Опасность этого места нисколько не пугала, киборгов и другую высокотехнологическую технику всегда можно было переиграть, какими бы сильными они не оказались. А самое главное, что в этом мире мне нравилось, это то, что не нужно никого лишать жизни, ведь механизмы не являются одушевленными. Вывел из строя технику и забирай награду.

Я огляделся, вокруг никого не было видно, только валялись повсюду какие — то бумажные рулоны, я подобрал один из них.

— Билеты? — вырвалось у меня, затем я прочитал содержимое:

«Билет на турнир „ТРОЗЕТРОНА“».

«Начало в 12:30».

«Место проведения блок № 8».

Я посмотрел на часы, стрелки показывали 8:32.

Мне очень сильно захотелось стать зрителем этого события. У меня в запасе было чуть меньше четырёх часов, чтобы отыскать блок под номером восемь. Я чувствовал, что турнир «ТРОЗЕТРОНА» состоится именно сегодня, на билетах не было указано конкретной даты проведения мероприятия.

В одном рулоне было не меньше ста билетов, я уже не говорю о количестве рулонов, которые валялись вокруг. Возможно, кто — то специально разбросал их для меня, я решил идти по их следу.

Забавно было идти по билетной дорожке. Мне вспомнился случай из детства, он был схож с этим. У нас на районе кто — то разбросал трамвайные билеты целыми рулонами, тогда они были ещё широкими. Купоны валялись на дороге, конечно не в таком количестве, но все равно пачек было много. Меня и других воспитанников детского дома отправили их собирать. Мы с ребятами устроили целое соревнование «кто больше соберёт», победителя, честно, не помню, но после финала сбора нас заставили обклеивать ими все окна нашего детдома. Проштампованной бумаги было так много, что нам хватило её, чтобы утеплить все щели.

Детские воспоминания перебил звук техники. Я насторожился, достал на всякий случай бластер, лазерный меч, усиленный профиксами, тоже был наготове. Сила шонлах в такие моменты просыпалась уже давно автоматически, я настолько привык к этому, что не стал придавать значения.

Я шёл очень медленно, можно сказать крался. Внутренние ощущения подсказывали мне, что не стоит туда соваться, но я наперекор себе шёл.

Я проверил часы, в данный момент я использовал их как навигатор и поисковый прибор. На карте не было ни одного обелиска, зато высветилось нечто другое, это была настоящая база, мини-городок.

— Я обнаружил город! — вырвалось у меня от восторга. Полноценным городом, конечно, эти сооружения нельзя было назвать, но базой точно можно.

Я спрятался в куче обломков, которых здесь было предостаточно, и стал наблюдать за происходящим. У входа на базу стояли два человека, они были просто великанами. Громилы что-то спрашивали у вновь прибывших, те же, в свою очередь, что-то передавали, после чего верзилы тщательно обыскивали их и пропускали внутрь.

— Зрители, — догадался я, — а эти два титана контролеры, которые поставлены осуществлять фейсконтроль. Это очень плохо для меня. Билет у меня, конечно, есть и по теории я могу проскочить, только вот со мной полно запрещенных предметов, какие у меня гарантии, что они вернут всё обратно? Самое ценное, что при мне было — это профиксы, книга тёмных и часы, которые мне подогнал профессор Селерон.

Первое, что пришло в голову, это спрятать моё добро в одной из мусорных куч, но я не мог так рисковать, была вероятность, хоть и небольшая, что всё это кто-нибудь отсканирует и найдёт.

— Попробовать пробиться? — начал рассуждать я шепотом, — да нет! Мне с ними точно не справиться, уж больно у них суровый вид, хотя…

Мне хотелось привести аргумент, что я Вельдан одиннадцатого уровня, но не успел, к моей голове был приставлен бластер.

— Медленно положи всё на землю, — прозвучал явно нечеловеческий голос, по паузам между слогов, можно было понять, что со мной разговаривает робот.

Я не стал искушать судьбу и сделал так, как просил механизм.

— Представьтесь? — потребовал робот.

— Я Карл, — ответил я, — и у меня есть билет на турнир.

— Покажите.

— Он у меня в сумке.

— Возьмите сумку.

Я воспользовался моментом и снес одним яростным ударом голову киборга, который пристал ко мне.

Железяка упала и заискрилась, я подобрал бластер и хотел скрыться, но было поздно. Два гиганта, которые совсем недавно были секьюрити, направились в мою сторону.

От безысходности я открыл огонь по ним. То ли бластер киборга был испорчен, то ли ещё чего, но световые пули не причинили никакого урона гигантам, я откинул трофеи и достал свой бластер, повторилась та же история, лучевое оружие на них не действовало. Мне ничего не оставалось, я взял лазерный меч и активировал его.

— Вельдан, — сделал заключение один из верзил.

— Передаю в главный корпус, — ответил второй.

Я не стал ждать, пока он передаст сообщение и начал с него.

К моему удивлению первый титан сотворил магический щит, который прикрыл его напарника.

— Магия в технологическом мире!? — это всё, что я успел сказать, пока меня не оглушили магические роботы.

II
Придя в себя, я получил по печени, это был не тот легкий удар, как у инспектора Клауса, от этого зарябило в глазах, но боли я не почувствовал, спасибо Селерону, который влил в меня элемтоплазму.

— Говори, человек, с чем пожаловал? Зачем ты уничтожил киборга номер пятьсот двенадцать?

Я не знал, что ответить, но молчать тоже было нельзя, второй удар мог быть запросто смертельным.

— Я пришёл на турнир, у меня и билет имеется.

— Это правда, — подтвердил робот, — билет в сумке. Но зачем ты уничтожил киборга номер пятьсот двенадцать?

Вот присосался, как пиявка, заладил зачем, да зачем.

— Это вышло случайно, несчастный случай, — начал оправдываться я, параллельно наблюдая за механизмом, который готов был ударить меня в любую секунду, — он подошёл сзади и у меня сработал рефлекс.

— Ты почувствовал опасность, почему?

— Не знаю, — соврал я и тут же пожалел об этом, удар по печени не заставил себя долго ждать, зрение начало пропадать.

— Почему ты не кричишь, человек? Тебе не больно?

— Больно, — вновь слукавил я, — если ты меня ещё раз ударишь, боюсь, тебе некого будет допрашивать.

— Повреждения печени двадцать два процента, смертельная стадия находится в промежутке между двадцатью пятью и сорока, — протараторил робот, — ты прав, больше бить нельзя. Есть вероятность, что ты шпион, передаю тебя в другой отдел для допроса.

У робота замигали глаза, он с кем то связывался.

Внезапно открылись ворота и в помещение, где я получил два сильнейших удара, заехала машина для транспортировки.

Робот взял меня на руки и положил в машину, я не мог сопротивляться, так как мои руки были связаны.

«Ничего, я ещё до вас доберусь»

III
Во второй пыточной было ещё хуже, меня подсоединили к какому — то прибору.

— У тебя есть ровно минута, чтобы рассказать всё, как на духу, человек, — пригрозил киборг, этот говорил почти без технического акцента.

— Я пришёл, чтобы посмотреть турнир, убил вашего собрата случайно, это несчастный случай, он подкрался сзади и напугал меня.

— Чего же ты боялся?

— Я испугался, что он хочет убить меня.

— Ты преступник?

— Нет, я никогда не нарушал закон.

Я не понимал к чему все эти вопросы. Ясное дело, что Вельданов тут не жалуют. Мы всегда сражаемся против техники, чтобы добраться до желаемого: стать сильнее или поживиться чем-нибудь редким.

— Как ты объяснишь тот факт, что у тебя в сумке нашли запрещённые предметы, а именно клинок с профиксами. Ты Вельдан? — на этот раз спросил в лоб механизм.

— Да, я Вельдан, — подтвердил я.

— Вельданам запрещено посещать турниры. И к тому же…

Робот не успел договорить, двери с грохотом распахнулись.

— Отпустите его, немедленно, — приказал кто — то очень влиятельный, это можно было понять по мгновенному повиновению механизма.

Голос человека мне показался очень знакомым, но кроме профессора Селерона в технологическом мире я не был знаком ни с кем. Мои ожидания оправдались, это был не кто иной, как Селерон.

— Карл, что ты тут делаешь? — начал с вопроса он, — как ты сюда попал? Вельданам нельзя посещать турниры.

— Здравствуйте, профессор, очень рад видеть вас! — без лукавства ответил я, — я нашёл кучу. Нет! Горы билетов на турнир «ТРОЗЕТРОНА». Я не смог совладать со своим любопытством.

— Понимаю, — улыбнулся профессор, — кто бы ни хотел посмотреть турнир высших механизмов?! Ладно, раз ты здесь, пойдём, заодно покажу тебе своего робота и поговорим о деле.

Я догадался о каком деле пойдёт речь. Я взял с собой книгу тёмных, но прежде, чем её отдать, я хотел узнать для чего она профессору.

— Принесите все конфискованные вещи, — приказал Селерон роботу.

— Среди вещей есть запрещённые, — уточнил робот, — нести все или часть?

— Я же сказал все!

У робота загорелись глаза, он стал походить на идиота, как и предыдущий робот. В считанные минуты мне привезла вещи та же машина, что доставила меня совсем недавно в эту комнату пыток.

— Проверь, Карл, все ли на месте.

— Да, — ответил я, просматривая сумку. И тут же одел часы, чтобы посмотреть свои повреждения. Прибор показал, что печень повреждена на восемнадцать процентов, уже успела немного восстановиться.

IV
Арена технологического мира была не чета той, на которой совсем недавно я сражался не на жизнь, а на смерть. Во-первых, она внушала своими размерами. Во-вторых, была огорожена трехметровым сверхзащитным стеклом, которое невозможно было разбить, разве что супермощным оружием. По ограждению можно было понять, что организатор или организаторы пекутся о безопасности зрителей, что вызывало уважение к ним. В-третьих, привлекало внимание покрытие, служившее полом для арены. Оно было серебряно-металлическим, впрочем, как и большинство предметов вокруг.

Я до сих пор не мог поверить своему счастью, что мне удастся стать зрителем одного из важнейших событий технологического мира.

— Ну как? Нравится тебе здесь? — спросил Селерон.

— Да, безусловно, — не мог сдержать я восхищения, — я никогда раньше такого не видел.

— Погоди немного! Рано удивляться! Ты ещё не видел участников, это последние модели ультрасовременных механизмов. Они наделены утончённым интеллектом на высочайшем уровне. Наши разработки привели к тому, что мы смогли наделить механизмы магическими способностями!

Я понял, что профессор имел в виду под словом «наши» коллегию ученых, таких же, как он сам. Почему-то мне сразу вспомнились два титана, которые схватили меня, я не мог промолчать о них.

— Профессор, два огромных робота на входе не относятся случайно к вашей разработке?

— Совершенно верно! — обрадовался учёный моей догадке, — это слабые модели, они не прошли клиническое испытание, мы решили дать им шанс и не утилизировали их. Пусть лучше послужат на легких должностях.

— Это слабые модели? — опешил я, — да они меня чуть не убили!

Профессор захихикал, моё негодование было лучшей похвалой для него.

Тем временем на арену вышли первые механизмы.

Признаюсь, они заставляли удивляться. Двухметровые машины были созданы по подобию людей, если бы я не знал, что на арену вышли машины, я бы признал в них брутальных великанов. Каждое движение гигантов вызывало чувство опасности, они сеяли страх. Земля сотрясалась после каждого их шага.

Люди встали с мест, начали свистеть, кричать, некоторые даже пели гимн своему чемпиону. Это говорило о том, что на Палагуссе население ничем не отличалось от людей других миров. Когда я выходил на арену, эмоции были те же.

— Кто это? — спросил я у Селерона.

— Это две модели новейшей разработки, о которых я тебе рассказывал, у Вельданов таких нет и быть не может.

— Кто из них сильнее? — спросил я, мне хотелось поддержать разговор.

— Сейчас сам всё увидишь, когда начнётся шоу! Сегодня показательные выступления, сражений не будет.

Ясно, наверняка так сделали специально, чтобы люди выбрали своих фаворитов. Показательным выступлением дадут возможность изучить претендентов и поставить ставку на того, кто им покажется более мощным.

Мне сразу же вспомнился кибер-спорт, о котором рассказывала Эсмеральда. Мне стало очень интересно, модели роботов из Озисметория хоть немного имеют сходство с элитными моделями технологического мира? Эсми так и не показала мне свой механизм.

Роботы приблизились, появилась возможность рассмотреть их поближе. Один из них был с длинными тёмными волосами, они были собраны и прижаты сиреневой повязкой. Второй полная противоположность первого. Он имел короткую стрижку, белые волосы с оттенком желтизны привлекали внимание к роботу, а с красным костюмом, какой был одет на него, взгляд просто приковывался.

— На кого бы ты поставил? — спросил профессор, — на первый взгляд.

— На того, у которого меч, — ответил я, это был как раз тот, что с темными волосами.

— Во как! — удивился Селерон, — развивай мысль!

— Мне кажется того, что в красном костюме, сделали таким обаятельным специально, понятно, что он понравится публике больше всего. Опять же из оружия у него ножи, а, как известно, метание всегда было более эффектным. Из него делают звезду умышленно. Хотят, чтобы большинство поставило на него, а победит длинноволосый с мечом. Таким образом, можно сорвать банк.

— Поразительно! — похвалил Селерон, — а ты я смотрю разбираешься немного в азарте людей.

— Я вырос в детдоме, мне пришлось научиться подмечать мелкие детали.

— Похвально, — одобрил профессор.

Гиганты встали напротив друг друга, каждый достал своё оружие, к удивлению оно было обычным — металлическим, до этого момента я думал, что в технологическом мире принято использовать только лазерное.

На арену к роботам вышел профессор низенького роста, я определил, что это представитель интеллектуального сообщества по белому халату и уж чем-то, сам не знаю чем, он походил на Селерона.

— В стойку! — заорал он.

Роботы мгновенно приняли боевое положение.

— Кто это? — спросил я у Селерона, указывая на старичка в белом.

— Это Мондус, создатель этих двух красавцев, — с энтузиазмом ответил профессор, — каждый из них по-своему опасен. Вот смотри, тот, что в чёрном знает Эстрахандианскую магию, она относится к тёмной. А тот, что в красном носитель магии Ларстредж, она относится к светлой. Но как ты уже догадался чёрная магия всегда немножко, но сильнее белой, поэтому андердог в этом противостоянии светлый робот.

Для меня неважно было кто из роботов сильнее или слабее, мне больше хотелось узнать о разновидностях магии.

— Получается, магия делится на классы?

— Конечно! Разве твой ментор тебе об этом не рассказывал?

— Рассказывал, но я тогда его видимо не понял.

— Ты подмечай такие вещи, глупо оставлять их без внимания.

Селерон проговорился, он точно знает, что мой ментор не кто иной, как Элимдур.

— Вы знаете моего ментора? — спросил я в лоб, я надеялся, что профессор скажет правду.

— Знаю, — посмеялся для себя Селерон, — я проговорился! Молодец, что заметил. Видимо старею! Да, я знаю, что Элимдур хочет сделать из тебя первого Вельдана — мага.

— И что вы думаете об этом?

— Знаешь, я не против! Я бы тоже сделал из тебя получеловека-полуробота!

Я напрягся.

— Не переживай ты так, я не собираюсь это делать насильно, только если ты сам захочешь.

— Нет, пожалуй, я откажусь от такого щедрого предложения.

Глава 25 V–IX

V
На следующий день шестнадцать роботов приняли участие в турнире «ТРОЗЕТРОНА». Магия каждого из них будоражила, но особенно запомнился робот профессора Селерона, он же и стал победителем чемпионата.

— Поздравляю, профессор! — радостно крикнул я, когда Капело 80, так Селерон назвал своё творение, разобрался со своим противником в финале.

— Вот так собачат стригут! — ответил мне человек науки, я так и не понял, что он имел в виду, но похоже это была своеобразная шутка.

Мне не давали покоя классы магии, ни один из шестнадцати механизмов не использовал похожие магические заклинания, все были индивидуальны. И, кстати, робот с чёрными длинными волосами достаточно легко разобрался с роботом, который победил робота — блондина с кинжалами, того самого которого мы с Селероном накануне обсуждали.

— Пошли, Карл. Покажу тебе Капело 80 поближе.

Профессор повёл меня в лабораторию, где нас уже дожидался его робот. В этом помещении так же суетились другие профессора, они пытались запустить признаки жизни проигравших механизмов. Отсюда можно было сделать вывод, что лаборатория в данной локации общая.

Несмотря на то, что Капело 80 практически уничтожил их творения, профессора от всей души поздравляли Селерона. Он же, в свою очередь, старался подбодрить и дать ценный совет, как убрать недостатки их роботов.

— А это кто? — спросил профессор, которого я уже видел раньше.

— Это мой новый ученик, — соврал Селерон, — вот пришёл показать ему Капело 80 поближе.

— Правильно! — похвалил Мондус, — пусть сразу видит к чему нужно стремиться!

После обмена любезностями мы пошли дальше. Механизм Селерона находился в отдельной комнате.

— Предпочитаю немного потратиться, — объяснил профессор, — и выкупить VIP-комнату, чтобы было меньше посторонних глаз. Нечего этим нахлебникам глазеть на моё чудо света!

Действительно, Капело 80 был потрясающим, у него даже выделялась обшивка, она имела более металлический оттенок, нежели у роботов других профессоров. Вблизи это было особенно хорошо видно.

— Никто из них, — указал пальцем правой руки на двери Селерон, — не может даже приблизительно предположить состав сплава моего робота. Я к нему шёл всю свою жизнь. Вместо того чтобы валять дурака, как делают это остальные, я, можно сказать, жил в своей лаборатории. И теперь, как видишь, мои труды воздались. Я создал совершенную модель!

— А можно вопрос? — спросил я, в надежде узнать какой магией обладает робот профессора и какой у него уровень.

— Валяй, — сухо ответил Селерон, он как будто догадывался, о чём я хочу у него спросить.

И действительно, в ответ я услышал завуалированное НЕТ!

— Я могу поделиться с тобой секретом, Карл, но тогда ты не сможешь покинуть технологический мир, тебе придётся остаться со мной навсегда.

Такого счастья я хотел меньше всего.

VI
Профессор перенёс нас в уже знакомую для меня лабораторию, в ней мне зашивали вены. К нам подбежал Спанки.

— Приветствую вас, профессор! — радостно проговорил он.

— Привет, Спанки, — сухо ответил Селерон, — докладывай обо всех происшествиях.

— Голем номер сто тридцать тысяч восемьсот восемьдесят один был запущен в работу, других происшествий нет.

Доклад робота дал мне надежду узнать о големах побольше.

— Нашёлся Вельдан, который присягнул к нему на верность?

— Ещё нет, но есть много желающих.

— Карл, ты не хочешь? — как будто невзначай спросил Селерон.

— Нет, я не хочу никому давать присягу.

— Я так и думал! — усмехнулся профессор.

Мне начинали надоедать плоские шутки учёного.

Значит Элимдур был прав, когда говорил, что големы приходят из технологических миров. Вдруг в этот самый момент меня осенила догадка, правительство Палагусса специально привязывает Вельданов к каменным стражам. Для чего — то им необходимо сделать нас зависимыми! Вероятнее всего для того, чтобы мы не мешали им что-то делать. Вот только что? И зачем они дают нам силу тоже непонятно? Напрашивается вывод: они ведут двойную игру.

— Расскажите о големах?

— Отчего не рассказать! Големы создаются в технологическом мире специально для Вельданов, которые желают вести достаточно пассивный образ жизни, не всем нравится шататься по технологическим мирам, подвергая каждый раз себя смертельной опасности.

— Но это же рабство!

— Можно и так сказать, но не забывай, мы никогда никого не заставляем, вот, к примеру, возьмём тебя, ты вернулся ко мне по собственному желанию. Хотя наверняка догадывался, что прогулка не будет лёгкой. Вот скажи мне, почему ты не прошёл мимо билетов, которые разбросали мои машины? Почему не поставил себе задачу найти обелиск, оценить степень опасности его охраны, затем принять решение стоит или не стоит зачищать его, чтобы забрать из него силу шонлах? Это было бы самым разумным решением, не правда ли?

«Значит всё, что со мной произошло подстроил профессор».

— Но зачем вам это?

— Какой ты наивный, Карл. Разве мог я рисковать своей книгой, которую ты так бережно прятал в своей сумке?

— Что?! — возмутился я и принялся рыться в своём вещевом хранилище, — вот она!

— Посмотри внимательней, та ли это книга?

Я проверил, действительно источник чёрной магии оказался пустышкой.

— Это нечестно!

Профессор рассмеялся.

При других обстоятельствах у меня бы почернели глаза, но в лаборатории Селерона стояла антимагическая защита.

— Капело 80, - приказал профессор, — схватить его.

Робот, который так же с успехом был телепортирован, исполнил приказ своего создателя.

— Ахахах — ха-ха-хах! — залился смехом чокнутый учёный, — неужели ты думал, что я позволю Элимдуру сделать из тебя Вельдана — мага?! Неужели я похож на добряка, который станет помогать бескорыстно?

— Я догадался, — признался я, — но слишком поздно.

— Да! Не работает поговорка «лучше поздно, чем никогда»! — Селерон снова залился смехом, ему нравилась моя беспомощность. Он издевался надо мной.

— Что ты намерен делать дальше, бес?! — в лоб спросил я монстра!

— Это хорошо, что ты догадался сам, кто я! Ты бы знал, как я устал быть в этом обличии! В обличии этого профессора-придурка! Знаешь, что самое интересное?

Я помотал головой.

— То, что его железяки не могут распознать фальшь, они верят только своим глазам! Они думают я их истинный создатель.

— Куда ты дел Селерона?

— Мне нужно отвечать на этот вопрос? — вновь засмеялся демон.

То, что настоящий профессор мёртв, было несложно догадаться. Теперь мне нужно было найти путь к отступлению, вырваться из тисков нечистого.

VII
Меня приковали к магнитной стене, как бы я не дёргался, поручни не сдвигались с места.

— Меня всегда удивляло твоё упорство, Карл, — признался демон, — может быть твой отец именно поэтому выбрал тебя.

— Мой отец хотел сделать из меня монстра и ты это прекрасно знаешь, Рохан!

— Ахах — ха — ха, — рассмеялся сын дьявола, — ты признал меня! Я удивлен, что ты так быстро вычислил, что это я.

— Нетрудно было догадаться, как и раскусить твою фальшь, которой ты привык так гордиться.

— Ты маленький глупенький человечек, Карл, твой отец со стыда бы сгорел, если бы узнал, насколько безголовый его сын.

— Заткнись, — выругался я, мне было неприятно слышать пургу, которую нёс демон.

— Злишься, понимаю, кто бы не злился? Если бы обрушил окончательно надежду своего отца.

— Да что ты такое несешь?

— Люцифер хотел сделать из тебя сверхсильного Вельдана лишь с одной целью — исправить то, что натворил. Он хотел, чтобы ты навел наконец — то порядок, чтобы ты стал гарантом мира во всех мирах!

— Но, а как же предательство Куладия и главного хранителя двести восемьдесят шесть тысяч пятьсот сорок шестой крепости? Они явно выступали против тебя.

— Ахахах — ххах- хах, — не смог сдержаться от своего противного смеха Рохан, — это я всё подстроил, они думали, что служат твоему отцу, а на самом деле я водил их вокруг пальца.

— Тогда скажи, зачем ты оставил меня и Эсмеральду в живых в своём царстве, мог бы расправиться со мной ещё тогда?

— Какой же ты примитивный, а кто тогда принес бы мне в технологический мир книгу мертвых?

— Ты хочешь наделить меня чёрной магией?

— Ахахах — хах — хах, — загрохотал демон, — тебя? С какой стати? Я наделю чёрной магией робота Капело 80 и он разнесет технологический мир! Больше некому будет противостоять демонам и мы с легкостью захватим все миры!

Такого поворота событий я не ожидал. Это получается я собственноручно принёс Рохану то, что приведет к гибели светлые миры…

VIII
Меня оставили одного в комнате, было время подумать об отступлении, но как назло ничего не приходило в голову. Ещё бы! Ситуация была патовая, я был прикован к магнитной стенке, ни рукой, ни ногой особо пошевелить не получалось, к тому же в висячем состоянии конечности быстро затекли. Спасибо настоящему профессору Селерону, который влил в меня элемтоплазму, благодаря ей я не чувствовал дискомфорта, хоть не придётся мучиться перед смертью.

Я был абсолютно уверен, что впервые я встретился с настоящим профессором. Учёному тоже по какой — то причине нужна была книга тёмных, но навряд ли он преследовал цель обучить своё гениальное творение чёрной магии.

Рохан скорее всего воспользовался слабостью профессора, искусил его, не удивлюсь, что сын дьявола лично надоумил гения на безумную идею притащить в технологический мир источник чёрной магии.

Висеть в одиночестве долго не пришлось, в комнату вернулся Рохан, за ним, как преданный пёс, плелся Капело 80.

— Ну что, Карл? Не успел соскучиться? — как всегда с идиотской улыбкой спросил демон.

— Век бы тебя не видел, — огрызнулся я.

— Совсем скоро тебе представится такая возможность, — намекнул сын дьявола на то, что он не собирается оставлять меня в живых.

— Может сразимся в честном бою? — предложил я Рохану, пытаясь задеть его гордость.

— Это пустое, — достаточно сухо ответил демон, — негоже мне с тобой мериться силой, ты не моего уровня, Вельдан.

— Значит, ты боишься? — продолжил я дозолять демона.

— Послушай, не заставляй меня сокращать время до твоей кончины, повиси, уже немного осталось.

В комнату вошёл Спанки. В руках у него была баночка и шприц, который он, совершенно молча, без всякого предупреждения, воткнул в меня.

После того, как сосуд окончательно наполнился, он доложил своему хозяину о том, что кровь готова.

— Неси её сюда, — приказал Рохан.

Спанки выполнил приказ.

— Так, так, так, — покачал головой фальшивый профессор, — что в твоей крови? Я вижу в ней содержание инородного вещества.

Этот вопрос лишний раз доказывал, что Рохан совсем недавно убил Селерона. Хоть он и был всемогущим демоном, в науке он был полный ноль.

Я решил промолчать, всё равно мне терять уже было нечего.

— Молчание может сыграть с тобой злую шутку, — пригрозил Рохан.

И тут меня осенила идея, а что если я вызову к себе на помощь Панпарапана, если я тогда был носителем его телепорта, почему должен перестать быть сейчас. Это может сработать. Я осмотрелся вокруг в поисках моей сумки. Удача! Она лежала совсем недалеко, а мои часы, которые подарил мне когда-то настоящий Селерон, вообще валялись поверх неё.

— Это электролиты, — старался я придумать, как можно убедительнее ответ, — Селерон влил их в меня, чтобы я не умер от потери крови.

— Какие ещё электролиты? Как их убрать?

— Есть один способ, — схитрил я, — но я расскажу о нём только после того, как ты расскажешь, зачем тебе моя кровь!

— Она необходима, чтобы открыть книгу тёмных, она была создана специально для тебя.

«Значит, манускрипт открывается индивидуумом» — запомнил я, эта информация могла мне понадобиться, чтобы докопаться до правды в случае с Седриком.

— Узнал, давай рассказывай, — заторопил меня Рохан.

— Селерон сказал, что электролиты расщепляются с помощью алкоголя, но как мы знаем Вельданам нельзя употреблять спиртное.

— Тебе уже без разницы, — прозвучал вердикт из уст сына дьявола, — Спанки, принеси спирт.

IX
— Карл? Это ты? — послышался удивленный голос сатира в моей голове.

«Да» — мысленно ответил я — «Панпарапан, мне нужна твоя помощь, это касается спасения всех светлых миров» — я специально предупредил законнорожденного демона о светлых мирах, потому что считал нечестным держать сатира, на которого оставалась последняя надежда, в заблуждении.

— Я сделаю всё, что в моих силах, — ответил искренне Панпарапан.

«Меня держит в заточении Рохан, он хочет с помощью моей крови открыть книгу тёмных для того, чтобы наделить ультрасовременного, обладающего магическими способностями, робота чёрной магией, после чего с его помощью уничтожить технологические миры».

— Что от меня требуется? — поспешно спросил рогатый, я не ожидал от него такого благородства.

«Тебе нужно телепортироваться ко мне, на столе, который находится справа от меня, лежат часы, необходимо надеть их на мою руку и настроить на телепорт, затем схватишь меня за руку и мы перенесёмся прямиком в жилище Элимдура, моего ментора».

— Всё, понял, — ответил сатир.

Буквально через минуту я почувствовал его присутствие, видимо пройдя через мысленный портал, существо не сразу преобразуется в материальную оболочку.

В данной ситуации нужно было действовать стремительно, мешкать было некогда, Капело 80 был очень хорош, справиться с ним мы не сможем, это я знаю точно.

Панпарапан появился прямо возле стола, на котором лежал мой артефакт, подаренный профессором Селероном.

Рохан заметил его только тогда, когда законнорождённый демон уже успел надеть мне часы и настроить их на телепорт.

— Карл, я сейчас, — прошептал Панпарапан, — там осталась твоя сумка.

— Чёрт с ней! — ответил я так же тихо, как и он, но сатир не хотел меня слушать, демон был упёртый.

— Капело 80, схватить его! — приказал Рохан, сам он был беспомощен в обличии профессора.

Робот мгновенно принялся к выполнению поручения. В этот момент стало ясно, что Панпарапан не успеет активировать телепорт, самому дотянуться до кнопки у меня не было возможности, план рушился на глазах.

Ультрасовременный робот поймал сатира за рог, тот в свою очередь запустил мою сумку прямо в ту руку, на которую были надеты часы.

— Карл, — обратился он ко мне перед смертью, — защити…

Больше я ничего не успел услышать, меня телепортировало прямиком в дом моего ментора.

Я упал на пол, мои затекшие ноги не смогли меня удержать, руки тоже не слушались. Именно это спасло меня от губительной мысли телепортироваться обратно и ринуться на помощь смелому демону, у которого была чистая душа, который мечтал о мире между светлыми и тёмными мирами. Я никогда не забуду его, он останется в моём сердце героем. А что касается Рохана… Я пронжу его сердце клинком из даудара, эта тварь должна умереть…

В комнату вбежал Элимдур, волшебник забеспокоился, увидев меня в таком состоянии.

— Карл, что случилось, с тобой всё в порядке?

— Нет, — прямо ответил я, — дайте мне быстрее водки!

Элимдура удивила моя просьба, но он решил сначала дать стакан с огненной водой, а потом уже расспросить, зачем мне алкоголь. И вот чего он не ожидал, так это того, что я не задумываясь ни на секунду, выпью всё содержимое сосуда.

— Карл, Вельданам нельзя пить! — закричал он от безысходности.

Я не ответил волшебнику, я прислушивался к воздуху, мне хотелось услышать знакомый голос, но он так и не послышался. Это означало одно — сатира уже не было в живых.

Я до последнего надеялся на вызволение Панпарапана, я обманывал сам себя, мне не хотелось верить, верить в горькую правду…

Глава 26

I
Мысль о кровной мести не покидала меня ни на секунду. Панпарапан был для меня не просто законнорождённый демон, сатир был моим близким, я понял это, когда потерял его. Я также нёс ответственность за всех, кто приближался ко мне. Несмотря на то, что Элимдур был самым могущественным из всех кого я встретил за свои тридцать два года, я чувствовал ответственность за его будущее. Теперь главный не он, главный я. Мне сложно объяснить эти чувства, но если с кем-нибудь из моих дорогих и близких что-то случится, в этом буду виноват только я.

Эсмеральда пыталась достучаться до меня, узнать, что со мной происходит, но даже такой хитрой и опытной женщине не удалось разболтать меня, как бы она ни старалась. Я повзрослел в тот момент, когда не стало сатира. Я толком не успел с ним познакомиться, но я всё равно чувствовал невосполнимую утрату. Рохан забрал не Панпарапана, он забрал часть меня.

Для того чтобы одолеть такого могущественного демона, как Рохан, мне было необходимо повышать свой уровень силы шонлах. Глупо было надеяться на то, что с одиннадцатым уровнем у меня получится одолеть сына дьявола. Я обратился к Элимдуру с данной проблемой, на что он не смог найти ответ. Без технологического мира поднять мой уровень силы шонлах было невозможно, а два других способа мы даже не рассматривали.

— В технологический мир тебе нельзя соваться, — сделал заключение Элимдур, — присягнуть голему на верность тоже не вариант, придётся до конца своих дней служить ему, но, а убивать других Вельданов, так это вообще за гранью здравого смысла и совести.

Я был во всём согласен с моим ментором, но вот только это не утешало меня.

Эсмеральда пожертвовала мне четыре профикса одиннадцатого уровня, взамен я отдал ей свои, они, конечно, были жалкими для неё, но она приняла их, чтобы не обидеть меня.

С новыми усиливающими камнями я стал во много раз сильнее, но не достаточно для того, чтобы бросить вызов Рохану.

— Спасибо тебе, — поблагодарил я охрипшим голосом, он стал хриплым не от простуды, а от стыда, мне тяжело было принимать такой щедрый подарок, тем более я догадывался, что Эсми пришлось разрушить профиксы более высокого уровня для того, чтобы вытащить из них усиливающие камни, подходящие мне.

— Не за что, — ответила она и обняла меня, — я рада, что смогла хоть чем-то помочь.

Эсмеральда понимала, что пока я не восстановлю справедливость, я не стану прежним.

II
Сегодняшней ночью мне приснился страшный сон. Нет! Это было видение, оно говорило мне, что София попала в беду. Мне нужно было срочно отправляться на Землю. Я не стал тратить драгоценное время на раздумья, написал записку для Эсмеральды, чтобы меня не потеряли и немедленно телепортировался на родную планету.

Очутился я внутри библиотеки, которая в момент моего последнего посещения пылала адским пламенем. К моему удивлению книжную обитель успели восстановить, видимо власти боялись огласки мистического происшествия, случившегося здесь.

В Топике была глубокая ночь, это я понял, выглянув в окошко. На небе красовался месяц, украшенный многочисленными мелкими, но очень яркими огоньками.

— Который час? — спросил я у сторожа, который прикрыл лицо кепкой для того, чтобы его не зафиксировали спящим на рабочем месте. Камеры слежения были повсюду.

Крепкий мужчина шмякнулся со стула.

— Кто здесь? — крикнул растерянно он, пытаясь как можно быстрее нащупать электрошокер.

Я не стал дальше пугать бедолагу и выскочил в окно, с моей подготовкой это было несложно.

В парке, который был расположен неподалеку от библиотеки, находился всего один человек, он сидел на лавочке. Я решил узнать, что он делает в парке в столь поздний час.

Я подошёл к нему и сел рядом.

— Привет, дружище!

— Привет, — сухо ответил он, другой бы испугался незнакомца вроде меня, но этому горожанину было безразлично, что к нему подсел человек с клинком, я не собирался прятать своё оружие.

— У вас что-то случилось? — догадался я.

— Да вам то какое дело? — ответил старик, повернувшись ко мне, теперь я смог разглядеть ночного посетителя парка.

— Может быть, я смогу вам чем-нибудь помочь? — предположил я.

— Мне уже никто помочь не сможет, — уперся дед и неожиданно заплакал.

На его лице читалось горе и полное разочарование. Трагедия уничтожала этого человека, я не стал допытывать старика, ему и так сейчас было очень тяжело.

Я поднялся, чтобы уйти, но пожилой человек, остановил меня.

— Вот они, — показал он мне фотографию, на которой была изображена счастливая семья, я определил это по их сияющим лицам. Их было трое, двое взрослых и ребенок, — это мои дети, — пояснил старец, — из-за одного лихача их не стало.

Я догадался, что речь идёт об автокатастрофе.

— Позавчера у меня был день рождения, я не хотел отпускать дочь, зятя и внука, я задержал их, насколько это было возможно, мне не хотелось оставаться снова в одиночестве, я думал только о себе. Если бы я не был таким упёртым, они были бы живы. Не нужно было быть таким настырным. Почему? Почему они не ушли минутой позже или раньше? Почему они выбрали именно это время?

— К сожалению, такое случается, — постарался успокоить я старика, зная, что это бесполезно, ничто его не сможет утешить после такого несчастья, — надеюсь, виновник понёс наказание?

Старик ничего не ответил, только махнул рукой в мою сторону.

III
Я знал, где искать шерифа Малдауна, рано утром я его ждал на рабочем месте. Дежурный полицейский на всякий случай предупредил начальника по телефону о моем прибытии. Инспектора Клауса давно уже отослали в другой штат, из ФБР остался только Эльвис Смит, а с ним у нас вроде сложились нормальные отношения, поэтому я спокойно и мирно ожидал своего друга.

Шериф был рад моему появлению.

— Ты неожиданно пропал, — привёл факт Малдаун, — и вместе с тобой пропали все демоны.

— Да, пришлось повозиться той ночью.

— Но как? Как тебе удаётся расправляться с ними? Я не понимаю! Вот, к примеру, почему я не могу стать таким же, как ты?

Шериф немного завидовал моим способностям, отсюда у него и появлялись подобные вопросы.

— Поверь, дружище, — ответил я, — мой дар — это моё проклятье, если бы у меня был выбор: стать обычным человеком или охотником на демонов, я бы выбрал первое. Так что живи и наслаждайся жизнью, чего я не могу себе позволить.

Конечно, я слукавил, когда сказал, что выбрал бы стать обычным человеком, мне нравилось быть Вельданом, несмотря на всю хрень, творившуюся вокруг меня, но ответь я по-другому, шериф бы ни за что не успокоился.

Малдаун согласился со мной на ноте, что каждый должен заниматься своим делом. В ходе нашего разговора я понял, что появление демонов на территории США прекратилось, меня настораживал этот факт, это было похоже на затишье перед бурей и чем это может обернуться, оставалось только строить догадки и они были неутешительны.

— Как дела у мистера Хагенса? — как бы невзначай спросил я.

Шериф Малдаун ждал этого вопроса, по его лицу это стало понятно. Он не сразу ответил, что насторожило меня ещё больше. Шанс того, что этой ночью у меня было видение, а не просто страшный сон, увеличивался. И всё бы ничего, если бы это не имело отношения к Софии, я чувствовал вину перед ней.

— У Хагенсов дела не очень, — признался шериф, — София в больнице, её сильно избили.

— Что? — сорвалось с моих губ, — кто посмел тронуть её?

— Роб, — ответил шериф, — жених, она отказала ему прямо перед алтарём, а такие как он не любят отказы.

— Но как вы могли это допустить, вы же шериф?

— Не дави на меня! — повысил голос Малдаун, ему самому была противна данная ситуация, — Роб-сын Рондона.

— Мне плевать, чей он сын! Он заплатит за это.

— Рондон — дон бандитской группировки «семья Кальтантэ», если мы вмешаемся в конфликт, они это так не оставят, ты не представляешь насколько эти твари опасны.

— А куда вы смотрели с мистером Хагенсом? Почему не пресекли попытку союза с ублюдком из бандитской семейки?

— Я не сразу узнал про это, — признался шериф, — мистер Хагенс проявил халатность, он слишком поздно попросил меня узнать про жениха.

— И что, узнал?

— Узнал, — передразнил Малдаун, — когда мы попытались объяснить Софии, что это за человек, она нам такой скандал устроила, мы ничего не смогли сделать с её отцом. А ты сам знаешь, как мистер Хагенс любит свою дочь, он готов пылинки с неё сдувать.

— Ну как, сдул пылинки?!

— Не дави на больное, — попросил шериф, он и сам прекрасно понимал, в том, что мистер Хагенс не смог сберечь дочь, есть и его вина. Нужно было быть понастырней и не идти на поводу у лучшего друга.

— Какой адрес? — сухо спросил я.

— Постой! Только не говори мне, что собираешься в одиночку пойти в дом Кальтантэ.

— Нет, — соврал я, — мне нужен адрес больницы, где лежит София.

Я уже давно научился считывать информационный след, после встречи с Софией мне не составит труда найти место, где её били.

IV
Я ожидал всего чего угодно, но только не с головы до ног перебинтованной Софии. Бедняжка лежала на кровати и не могла толком пошевелиться. Я очень медленно подошёл к ней. Мне трудно было начать диалог, поэтому я лишь погладил её. После чего услышал глухой плачь, доносившийся из-за бинтов. Уже второй раз в жизни этой несчастной приходится терпеть адские муки.

— Вот возьми, выпей, — передал я склянку с желтой жидкостью Софии. Это был целебный эликсир, который я приготовил сегодняшней ночью. До утра у меня было достаточно времени, чтобы посетить место схрона и приготовить восстанавливающую жидкость.

Дочь мистера Хагенса доверилась мне и выпила всё содержимое, после чего я прочертил магический знак в воздухе и произнес заклинание. Одиннадцатый уровень Вельдана позволял мне исцелить девушку полностью.

— А теперь вставай, будем избавляться от бинтов, — улыбнулся я.

София попробовала привстать, у неё это с легкостью получилось, она очень сильно удивилась, ведь ещё совсем недавно ей трудно было даже пошевелить ногой.

— Карл, что ты сделал? — попробовала она заговорить, голосовые связки тоже работали.

— Я исцелил тебя, — ответил я и обнял девушку, она была очень нежной, несмотря на чудовищный наряд из медицинских бинтов.

— Спасибо тебе, — обняла она меня в ответ, — я такая дура, что связалась с ним.

Я понял, что София говорила о Робе.

— Не переживай, всё позади, — похлопал я её легонько по спине, — больше он тебя не тронет, я обещаю тебе.

— Что? Ты его? Уб…

— Нет, я его пока ещё не видел, но мы обязательно встретимся.

— Не нужно! — запротестовала София, — это ужасный человек, ты не представляешь на что он способен! И самое главное ему все сходит с рук.

— Поверь, у меня получится с ним договориться, я знаю секрет, как разговаривать с подобным контингентом.

— Карл, ты не понимаешь степень опасности, даже мой отец боится их семью.

— С твоим отцом я ещё поговорю, он не должен был допустить, чтобы с тобой всё это произошло.

— Зачем? Не надо! — взмолилась София, — я сама во всём виновата, я до последнего скрывала, что встречалась с Робом, я всех обманула.

— Ты знала кто он такой?

— Да, — призналась дочь мистера Хагенса, — мне хотелось насолить тебе до такой степени, что я выбрала самого плохого парня в штате, к тому же он показался мне очень милым.

— Показался?

— Я узнала, какой он плохой человек, когда мы попали в аварию по его вине, к счастью, мы не пострадали, но водитель и пассажиры второй машины…

— Не рассказывай дальше, я знаю…

— Нет, ты не знаешь! — возразила София, — ребенок… По-моему он был жив! Мерзавец приказал своим бандитам сжечь автомобиль, чтобы подстроить всё так, как будто виновником дтп был не он, а водитель той, другой машины. Он даже не удосужился проверить живы ли они.

У меня непроизвольно загорелись глаза чёрным, София испугалась и отпрянула от меня. Новые подробности дела об убийстве семьи старика, которого я встретил в парке, разбудили во мне самые отвратительные чувства, мне хотелось разорвать на части подонка, который всё это сотворил.

— Что с тобой? — испугалась она.

— Не обращай внимания, такое случается, когда я злюсь.

С помощью усилия над собой я погасил силу шонлах.

— Вот поэтому я и отказалась стать его женой, мне не нужен муж — убийца, — очень медленно и аккуратно, наблюдая за моими глазами, произнесла София.

V
В дом Хагенсов нас повёз шериф Малдаун, он, собственно, и привёз меня в больницу. Для него было большой неожиданностью, что София вышла со мной, причем на своих двоих и абсолютно здоровая. Я объяснил ему, что умею исцелять людей, на что он мне предложил стать доктором, может быть я так и сделал, если у меня не было дел поважнее, чем заделаться лекарем.

Впереди показалась машина, которая перекрыла дорогу.

— Сидите на месте, я разберусь, — сказал отважно Малдаун и вышел из машины.

Я не стал ждать, пока шериф разберется и быстренько незаметно потерялся в темноте.

— Я шериф Малдаун, — крикнул отважный полицейский, выйдя на линию огня.

— Мне, конечно, доводилось убивать копов, но, чтобы прикончить самого шерифа…, - рассмеялся тот, кто прятался за светом фар своего автомобиля.

Послышался звук передергивания затвора.

— Положи оружие, быстро, — скомандовал я, подставив свою саблю к самому горлу наглеца, возомнившего себя неприкасаемым, — если не хочешь, чтобы я отрезал твою голову, прикажи свалить своим дружкам.

Роб думал, что я блефую, но когда я сделал небольшой надрез на его шее, он завопил:

— Уезжайте! Уезжайте все немедленно…

— Хороший мальчик, — прошептал я ему на ухо и ослабил хватку.

Через пять минут Роб сидел в полицейской машине в наручниках.

— Спасибо, Карл, — поблагодарил шериф, — придётся заехать в полицейский участок.

Роб принялся шуметь и даже угрожать нам, но после того, как я ему пообещал отрезать уши, если он не заткнётся, подонок примолк.

Мы завезли сына главного бандита штата в участок, после чего Малдаун посадил его в обезьянник и велел своим подчиненным оставить его тут до утра.

Я понял, что произошла утечка информации, в больнице у мафии были свои люди. Они ни за что не отстанут от Софии, она своим отказом нанесла урон репутации семьи Кальтантэ. Я знаю способ их остановить, но для начала нужно доставить дочь мистера Хагенса домой, там она будет в безопасности.

Шериф поспешно вышел из полицейского участка, он тоже понимал, что у нас мало времени. Если Рондон узнает об аресте своего сына быстрее, чем мы доберемся до ранчо Хагенсов, по дороге могут возникнуть неприятности.

На счастье бандитам мы добрались до места без происшествий.

Я отчитал мистера Хагенса, мне было плевать, что он является важной персоной. Он не имел права допустить того, что случилось с Софией. Шериф отошёл в сторонку, чтобы ненароком не попасть под раздачу. Отец Софии пообещал мне, что в ближайшее время разберётся с бандитами, на что я ответил ему:

— Обеспечьте безопасность себе и своей дочери, а с бандитами буду разбираться я сам.

А когда на утро выяснилось, что подонка выпустили, под горячую руку попал шериф.

— Да что тут происходит?! Вы все с ума посходили, не можете справиться с бандитской шайкой? Ты хоть в курсе, шериф, какие ужасы творит сын главаря?

Малдаун промолчал, видимо знал.

— Чего молчишь? Воды в рот набрал? — не переставал наседать я, — значит так, обеспечьте безопасность Хагенсов. Если сами не можете, подключайте ФБР.

Я напомнил Малдауну о его друге Эльвисе Смите и покинул дом Хагенсов. Мне нужно было навестить семью Кальтантэ. В моей голове не укладывалось, как бандиты могли противостоять силовикам, причем они действовали в открытую.

VI
Было ужасно даже представлять, на что способны эти люди. Семья Кальтантэ, судя по их преступлениям, была самая жестокая банда во всей Америке, хуже того, что сделал этот сукин сын, я даже представить не могу. Сегодня Роб будет молить о пощаде, я заставлю его испытать страх, который он не испытывал никогда в жизни. Сын главаря будет осознавать, что смерть очень близка и пусть не надеется на чудо, я закончу начатое до конца. Я иду к их дому только с одной целью, стереть в порошок бандитскую группировку, я больше скажу, я встряхну их так, что даже их фамильного названия не останется. Весь преступный мир Америки вздрогнет от того, как быстро будет обезглавлена семья Кальтантэ и пусть каждый из них знает, что бывает, когда переходишь чёрту. Роб приговорил всех, кто служит банде. Смертный приговор был выставлен и обжалованию не подлежал.

Преступное поместье было укомплектовано датчиками безопасности, как говорится «по самые уши», но меня это не остановило, наоборот, я хотел, чтобы они знали, что я иду убивать их.

Первыми меня встретили охранники. Я без всяких разговоров порубил их, в этот момент я и не думал о том, что они могут быть не в курсе, чем занимается хозяин охраняемого объекта. Я вершил своё правосудие, информационный след, который я считал, рассказал мне о многом, букет ужасных преступлений, который я насобирал по дороге, ослепил меня, я хотел лишь одного — пролить как можно больше крови в этом месте.

Первым делом я забаррикадировал ворота, кидал всё, что попадалось под руку, мне не хотелось, чтобы кто-нибудь сбежал от меня.

На балконе появились автоматчики, ещё двое вышли из задней двери дома. Они умело передвигались, это были профессионалы, видимо бывшие военные.

Они открыли огонь на поражение, пули полетели прямо в меня, это говорило о том, что Рондон боялся. Он правильно делал, потому что в данный момент его шкура была в самой большой опасности за всю его жизнь.

Я легко ушёл с линии огня, мне даже не пришлось отбивать пули. Через пару минут один автоматчик лежал с перерезанным горлом, а второй с ужасом смотрел на меня, я разрубил его автомат пополам и представил кончик клинка из даудара к горлу.

— Хочешь жить? — шепотом спросил я.

Боец кивнул.

— Тогда скажи, Рондон и Роб дома?

Боец кивнул, в ту же самую секунду я одним легким движением руки перерезал ему двубрюшную мышцу. Он схватился за горло и начал биться в конвульсиях.

— Я соврал, — бросил холодно я и направился в дом.

Дверь была заперта, но это меня совершенно не волновало, я легко открыл её, вырезав замки. Сабля пластала металл, словно масло, настолько её усилили профиксы.

Внутри меня также ожидали сразу несколько очередей из автоматического оружия. Но для меня это было смешно, моей скорости хватало, чтобы уклониться от пуль.

Шамп… Ширк… Ширк…

Три изуродованных трупа украсили комнату.

Я рисовал своим оружием на бандитах, которые очень смело защищали своего хозяина. Глупцы не понимали, что справиться со мной невозможно. Для них в данный момент я был самым страшным кошмаром, исчадием ада, который свалился на них ни с того ни с сего. Я расправлялся с мафией с особой жестокостью. Я залил дом семьи Кальтантэ кровью в прямом смысле этого слова. Мне хотелось, чтобы камеры слежения зафиксировали всё это для того, чтобы неповадно было другим преступным семьям, чтобы они зарубили себе на носу раз и навсегда, того, кто будет творить беспредел настигнет расправа. Я думаю, после моего кровавого побоища преступный мир Америки ещё долго будет стоять на ушах.

Один бандит, видя картину расправы над его коллегой, пустился в бегство, путь его был через кухню. Я быстро настиг его и отрубил ногу, меня взбесило, что он пытался скрыться от меня.

«Раз так, тогда немного помучаю эту тварь».

После того как я закончил мучительную расправу, мне пришлось пожалеть об этом, я не учел, что на кухне могут быть дети. В комнате для приготовления еды собралась вся прислуга, они прятались от меня.

— Пожалуйста, не убивайте, — взмолилась полная чёрная дама, обнимая своего ребенка одной рукой, второй прикрывая ему глаза, если бы у неё была третья рука, она заткнула бы ему уши, бандит громко орал, когда я его резал.

— Убирайтесь отсюда, я вас не трону.

— Вы зверь, — прорычал смелый мальчишка.

— Твоя мать знала к кому устраивалась на работу, — ответил я ему совершенно без злобы, я понимал его чувства, — уводи её быстрее…

Помимо матери с ребенком тут были ещё две служанки и один худощавый мужчина, должно быть садовник, у мужчины в руках были садовые ножницы, видимо он вбежал в здание сразу после того, как раздались выстрелы.

— Вы тоже уходите, немедленно! — крикнул я на них.

Не веря своему счастью бедняги поплелись прочь. А я пошёл дальше творить суд.

VII
Второй этаж я зачистил также быстро, как и первый, осталась только единственная комната, в которой спрятались три человека, я чувствовал их запах и видел информационный след.

— Открывайте! — закричал я им.

В ответ ничего не было слышно, наверняка надеялись, что я пройду мимо их убежища.

— Я знаю, что вы здесь! — мелодично пропел я. Мне хотелось напугать их как можно сильнее.

— Что тебе нужно? — заговорил глава дома.

— Мы заплатим тебе столько, сколько скажешь! — добавил Роб, молодой человек явно был сильно напуган, — только оставь нас в покое.

— Откупиться от меня хотите?! — снова запел я, — но как известно карателям деньги не нужны!

— Что ты хочешь? — не выдержал третий, я узнал его голос, это был не кто иной, как Эльвис Смит.

— Опа, начальник ФБР и ты здесь! — засмеялся я, — теперь стало понятно, как эти твари оставались так долго безнаказанными. А я ещё думал, что инспектор Клаус монстр! Оказывается в ФБР есть акулы куда опасней.

— Ты не ответил на мой вопрос, Карл? — завопил Эльвис, ему было неприятно слушать мои сравнения.

— Хочу убить вас с особой жестокостью, — не стал лукавить я.

— За что? — более спокойно спросил силовик. Он понимал, на что я способен.

— Спросите это у Роба: зачем он нарушал правила дорожного движения, зачем он устроил ДТП, зачем он сжег автомобиль, в котором могли быть раненые люди, зачем хотел изнасиловать Софию вместе со своими дружками, зачем они начали избивать её после того, как она оказала им достаточное сопротивление, зачем они изувечили её, дубасили до полусмерти, зачем переломали кости, зачем мистер Рондон породил выродка?

— Мы накажем его, — предложил мистер Рондон, — а тебе всё компенсируем.

— А как же погибшие? Я зарезал сегодня человек сто, не меньше, вы дадите компенсацию их семьям?

— Дам, — не задумываясь, ответил дон.

Я засмеялся.

«Какие наивные, пытаются спасти свою шкуру любыми путями».

— Карл, чего ты смеёшься? — посмел прервать мой истеричный смех Эльвис Смит.

Я не стал отвечать на глупый вопрос, вместо этого я разрезал дверь сначала поперек, а потом вдоль. Деревянная преграда рассыпалась на маленькие кусочки, даже замки вырезать не пришлось.

Три пистолета были направлены в мою сторону.

— Ну же, — угрожающе произнёс я, — стреляйте, чего вы ждёте!

Они рефлекторно послушали меня.

Дзынь… Тынь… Шынь…

Пули были элегантно отбиты.

— Это всё на что вы способны? — засмеялся я, в этот момент я был очень сильно похож на Рохана. Я сам не заметил, что стал пародировать его манеру общения.

— Да что тебе, чёрт возьми, нужно? — затрясся Роб.

— Я хочу, чтобы ты, выродок, испытал всё то, что испытали твои жертвы, — совершенно спокойно ответил я, — и хочу, чтобы за всем этим наблюдал твой отец. Хочу, чтобы он понял, как важно правильно воспитывать своих детей.

Эльвис Смит подумав, что я потерял бдительность, попробовал выстрелить в меня исподтишка, за что в тот же момент потерял свою голову.

Роб завизжал, как девчонка, и спрятался за плечо своего отца, когда его залило кровью.

— Чувствуете? — задал я таинственно вопрос.

— Что? — ответил Рондон.

— Смерть! Она подбирается всё ближе и ближе, — ответил я, корча сумасшедший взгляд.

Для того чтобы этот сучонок ещё больше напугался, я медленно провел клинком по мраморному полу для того, чтобы выдать противный скрип, который бил по нервам.

— Убей меня вместо него, — предложил дон.

— Очень благородно! — засмеялся я, — но ты и так умрешь, ты совершил страшное преступление, ты воспитал выродка. Суд признал тебя виновным, его вердикт «смертная казнь».

Меня заносило, я понимал это, но ничего не мог поделать, кровь опьянила меня. Здравый смысл ушёл на второй план. Мне казалось, что перед расправой я должен поиздеваться над ними. Я был уверен, что всё делаю правильно. Местами мне даже начинало это нравиться.

Рондон сделал шаг вперед, за что я ему перерезал паховые связки. Он упал на пол.

— Куда собрался? — ядовито спросил я.

Роб с криком от ужаса незамедлительно выстрелил в меня пять раз. Все пули были отбиты.

— Ну вот я и добрался до тебя! — прошептал я. Я смотрел на Роба, как тигр смотрит на свою жертву, прежде чем кинуться.

Роб выронил оружие и встал на колени. Из его глаз потекли слезы, он не хотел умирать.

Я прочертил магический знак и произнес заклинание «паралич».

Роба парализовало.

— Это тебе за семью, которую ты сжёг, — кинул я напоследок и поджёг дом семьи Кальтантэ, — ты и твой отец сгорите заживо.

Я выпрыгнул в окно, на улице меня поджидали оставшиеся члены группировки. Кто — то из них, увидев дым, хотел ринуться на спасение своего дона, но был остановлен в ту же секунду заклинанием «огненный шар».

Я не оставил в живых ни одного из них, после чего побежал прочь. Меня радовало одно, что в доме не было жен и маленьких детей членов семьи бандитской группировки. Скорее всего их вывезли по приказу Эльвиса Смита, хоть какая-то польза была от этого оборотня. Мне не пришлось проливать невинную кровь, уж кто — кто, а жены и дети не виноваты в грехах своих мужей и отцов.

VIII
Очень скоро я почувствовал вину. Моё сердце говорило мне «что я наделал?».

Мне были непонятны чувства, что разыгрались во мне. Я не должен чувствовать вину, ведь я не сделал ничего плохого, я разделался с гнусными бандитами, которые возомнили себя богами, они думали, что могут творить беспредел безнаказанно, за что и были зверски убиты.

Я побежал, мне хотелось уйти, избежать своих мыслей.

Меня вёл голос рассудка, я понял это, когда покинул пределы Топики. Вокруг всё было туманно, я ничего не замечал до тех пор, пока не обнаружил абсолютный пустырь, на котором мне захотелось остаться. Душа наконец — то успокоилась, мне было хорошо в этом безлюдном месте.

Я встал на колени и уставился вверх, солнце звало меня к себе. Только спустя несколько мгновений я понял, что это было не солнце, ко мне с небес спускался человек. Он был в сияющем одеянии.

— Карл, — произнёс он.

«Откуда ты знаешь моё имя?» — хотелось спросить мне у гиганта, который предстал передо мной, но я промолчал, от него исходила нечеловеческая сила, я понял, что существо необычное.

— Вельдан, как ты посмел воспользоваться своей силой против людей?

Я насторожился, похоже, добром эта встреча не кончится.

— Разве тебе неизвестно, что Вельданы созданы для того, чтобы защищать себе подобных, а не для того, чтобы убивать?

— Они были негодяи, — попытался оправдаться я.

— Неважно кем они были, люди сами должны разбираться между собой, когда речь не идёт о демонах.

— Но они зверски…

— Ты превысил свои полномочия, данные тебе для защиты людского рода, — перебил меня сияющий титан, — за этот тяжкий грех я заберу у тебя силу, ты больше не будешь Вельданом.

— Но тогда я не смогу победить Рохана.

— Рохана? Сына дьявола?

— Да, он хочет захватить технологические миры, а затем все остальные, — не знаю почему, но я был искренним с сияющим существом, спустившимся с небес.

Титан положил мне на голову руку, я почувствовал тепло, мне было очень хорошо.

— Я прочитал твое сознание, — объяснил Архангел, я понял, что передо мной именно он, — ты должен выйти победителем в этой битве, к сожалению, я не могу вмешиваться, но помочь обязан, ведь не для того создавался баланс миров, чтобы его разрушили демоны. Я наделю тебя невероятной силой, которая поможет тебе противостоять сыну дьявола. Но после того как ты разберешься с ним, ты потеряешь силу, и ту которой одарил тебя я, и силу шонлах, ты больше не будешь Вельданом. Это моё последнее слово.

Архангел распустил свои крылья, я почувствовал прилив сил, потоки были настолько мощные, что я с трудом устоял на коленях.

— Прощай, Карл, — кинуло мне на последок сверхсущество и улетело туда, откуда явилось — на небеса.

IX
Мне было очень грустно и больно. Мысль о том, что я больше не буду Вельданом пугала. Я знаю, что наказание справедливо, я не должен был поддаваться эмоциям, я должен был совладать с собой. Вельдана не должны интересовать дела людей, он должен думать о нашествии демонов, так как суть нашего существования — борьба с ними, причём незаконнорожденными, в последнее время для меня стал очень важен этот факт.

Не знаю почему, но я пришёл в дом Хагенсов, я хотел убедиться, что с ними всё в порядке.

Первой меня встретила София, она вцепилась в мою шею и начала целовать, по какой-то неизвестной причине я проявил слабость и ответил ей. Голова резко закружилась, я что-то чувствовал.

«О, чёрт! Эсми, она наблюдает за нами…»

Я кое-как отпихнул от себя Софию. Огляделся по сторонам, мне хотелось увидеть Вельданшу, объясниться, но, похоже, она покинула этот мир.

— Карл, что-то случилось? — спросила растерявшаяся дочка мистера Хагенса.

— Я не люблю тебя, — кинул я и ушёл прочь…

Глава 27 Заключительная

I
Мне было стыдно перед Эсмеральдой и перед самим собой. За последние сутки я многое натворил, за что не может быть прощения. Сам Архангел спустился с небес, чтобы утихомирить меня, отрезвить и наказать за злодеяния, которые я принёс людям.

Теперь, когда прошло достаточно времени, я понимал, что не имел право учинить массовую расправу над людьми с особой жестокостью. Этому не было оправдания, даже тот факт, что я убивал исключительно членов мафии, не смягчал моего преступления. Нужно было найти другой способ отомстить им, нельзя было пускаться во все тяжкие.

Вернувшись в Озисметорий, я не мог смотреть в глаза Элимдуру, волшебник дал понять, что знает о нашей ссоре с его дочерью. Я не стал оправдываться, я готов был принять любой удар, но его не последовало, вместо этого мой ментор познакомил меня с другим волшебником, это был эльф.

— Хочу представить тебе Сквириэля, — познакомил нас Элимдур, — это мой старый друг, мы с ним прошли огонь и воду!

— Это точно! — улыбнулся остроухий старичок.

— Для меня большая честь познакомиться с другом моего учителя, — начал я с любезности.

— И мне очень приятно, — ответил Сквириэль, — значит вот ты какой?!

Эльф цинично начал рассматривать меня, что мне совершенно не понравилось.

— Я позвал Сквириэля не просто так, — перешёл к делу Элимдур, — мой старый знакомый, лесной эльф, пришёл помочь нам с незаконченным делом.

Слова моего ментора насторожили меня. О каком деле говорил волшебник? Мне не пришлось долго ждать ответа. Речь шла о Рохане.

— Ждать больше нельзя, пора остановить сына дьявола, втроём мы сможем дать ему достойный отпор.

— Но в технологическом мире магия бессильна, вы потеряете свою силу, — возразил я, — наверное, будет лучше, если я пойду один.

— Какой самонадеянный молодой человек! — заметил Сквириэль, его смешила моя отвага, он не знал, что ко мне совсем недавно спустился с небес сам Архангел и наделил могущественной силой, с помощью которой я должен пресечь попытку захвата светлых миров нечистыми. Я не мог поделиться этой историей с моим ментором, потому что мне было очень стыдно за то, что я за один день уничтожил его мечту — появление на свет первого Вельдана — мага. Как только Рохан будет убит, я потеряю всю силу, данную мне для защиты простого люда от демонов. Радовало в этой ситуации только одно, если я перестану быть Вельданом, тогда и Элимдура убивать не придётся, он уже не будет моим наставником.

— Мой ученик всегда отличался мужеством! — похвастался мной Элимдур, после чего мне стало ещё хреновей.

— Похвально! — признал Сквириэль, — из него получится неплохой маг…

— Самый лучший! — перебил его Элимдур, — он станет магом, каких ни свет, ни тьма не видывали!

— Простите, — вмешался я в разговор двух волшебников, — и всё — таки, что мы будем делать с нашей проблемой, в технологическом мире существует антимагическая защита, вы станете в нём бессильны.

— Мы не пойдем в технологический мир, — успокоил меня Элимдур.

— Вторжение демонов должно закончиться там, где и началось, — добавил старый эльф.

— В Канзасе началось, в Канзасе и закончится, — объяснил слова эльфа мой ментор.

— Подождите, но вы же говорили, что путь в людской мир для волшебников закрыт?!

— Так и есть, Карл, поэтому тебе самому придётся найти Рохана. Демон собирается совершить призыв на Землю, он знает, что ты сейчас слишком слаб, чтобы противостоять монстрам.

«Конечно!» — произнёс я про себя — «этим ходом он хочет заманить меня, чтобы добыть мою кровь, она нужна ему для того, чтобы открыть книгу мёртвых, которая была сделана специально для меня».

— Возьми вот эту сферу, — передал мне круглый предмет Сквириэль.

Я взял шар руки, он был сиреневого цвета.

— Когда ты останешься с Роханом наедине, тебе всего-навсего нужно будет достать её из сумки, — объяснил старый эльф, — сфера автоматически поглотит вас. Мы с Элимдуром уже будем находиться в ней. Для Рохана это будет большой неожиданностью, пути отступления не будет. В живых останется только одна сторона, или он убьёт нас, или мы его, только так можно выбраться из сферы «ристалища».

В последнее время меня было сложно чем — либо удивить, но в этот раз волшебникам это удалось, раньше я не знал о существовании подобных сфер.

— А где мне искать Рохана?

— Не знаю, — резко ответил Элимдур, — единственное, что мы знаем, демон находится на территории Канзаса.

Канзас не ограничивался одной Топикой, поэтому задача усложнялась. Надеюсь, сын дьявола наследит. Нет! Он точно даст понять, где он, ведь я нужен ему.

— Отправляйся на Землю, — приказал Элимдур, — не будем медлить, нужно покончить с этим раз и навсегда.

После этих слов Элимдур со своим другом по очереди произнесли магические заклинания и мгновенно превратились в небольшую дымку, которую засосала сфера «ристалища».

II
Сфера, которая лежала у меня в сумке, немного напрягала, я понимал, что в ней находятся два великих волшебника, что повышало степень ответственности за её сохранность до предела. Нельзя было потерять или разбить артефакт.

Поход в полицейский участок для встречи с шерифом Малдауном, при посещении Земного мира, становился традицией. Только в этом месте я смог узнать свежие сводки, не появились ли где демоны?

— Карл, что ты наделал? — с порога своего кабинета разорался шериф. Он явно спрашивал за кровавое месиво, которое я устроил в доме одной из самых влиятельных мафий в США.

— Что? — сухо спросил я.

— Тебя ищет весь бандитский мир Америки! Они жаждут мести за семью Кальтантэ. За всю мою жизнь не было такого, чтобы в штат съезжалось столько донов.

— Передай им всем, — дерзко начал я, я знал, что у Малдауна есть выход на них, — если они не хотят, чтобы их постигла та же участь, пусть немедленно покидают штат и пусть забудут, пусть даже упоминать боятся про семью Кальтантэ. В противном случае я им устрою показательное выступление, которое им вряд ли понравится.

— Они не станут слушать, они отмороженные на всю голову!

— Постарайся им доходчиво донести, это в их же интересах.

Малдаун ничего не ответил, он знал, что я не блефую, он знал, на что я способен. Ему не нужно было ещё одно кровавое побоище в округе.

— Если хочешь я могу пойти с тобой для надежности, — предложил я, — но не обещаю, что ситуация не выйдет из-под контроля.

— Нет, не нужно, я как-нибудь сам справлюсь, — испуганно наотрез отказался Малдаун. Он явно что-то скрывал.

— Ладно, хорошо, — подыграл я, — но если что, я всегда готов помочь.

— Не сомневайся, — буркнул шериф, — обязательно обращусь за помощью, ведь это ты виновник всего происходящего.

— Давай выкладывай, что происходит на самом деле, — твёрдо сказал я, — хватит ходить вокруг да около. Что происходит в городе?

— Они решили спросить за смерть семьи Кальтантэ с мистера Хагенса. Он как бы… это…

— Причастен к мафиозному миру, — помог я подобрать слова для Малдауна.

— Ну да, косвенно.

— Придётся мне всё-таки с ними поговорить, когда сходка?

Шериф Малдаун запротестовал, он категорически не хотел, чтобы я вмешивался.

— Я обещаю, что не пролью ничью кровь.

— Хорошо, — сдался шериф.

III
Чего — чего, а вот в доме Хагенсов мне совершенно не хотелось появляться, поэтому я решил для себя, что, как только решу проблему с донами, немедленно покину ранчо, с которого началось моё приключение.

По дороге я выведал у шерифа Малдауна нет ли каких происшествий в штате по моей специализации. Ничего мистического за последнее время не происходило, не считая кровавого побоища, которое я устроил. Малдаун не горел желанием рассказывать вышестоящему начальству про меня, потому что поверить в то, что один человек в одиночку уничтожил целую бандитскую группировку, было, как минимум, неправдоподобно и странно. Поэтому основной версией считалась разборка среди бандитских семей.

Вокруг мистера Хагенса собралась целая толпа, Малдаун предупредил о моём появлении, собственно, по этому поводу авторитеты и посетили жилище моего друга. Главным условием было то, что доны придут одни, без охраны. Они выполнили условие, так как бояться одного человека, по их словам было смешно, они не верили, что с семьёй Кальтантэ я разобрался в одиночку. Видеоматериалы, которые могли быть доказательством, сгорели, а резерв, который передаётся напрямую через интернет в архив, был заблокирован вирусом. Скорее всего, тут не обошлось без вмешательства спецслужб, как-никак их коллега погиб в тот день, материалы могли содержать информацию, которая могла кинуть тень на ведомство.

Наш с шерифом приезд все-таки заставил насторожиться матёрых преступников. Мы подошли к ним медленно.

— Это и есть тот хулиган, который покоцал Рондона и всю его семью? — засмеялся один из донов, но он недолго смеялся, когда я вытащил саблю, все притихли, включая и весельчака.

Малдаун подошёл к мистеру Хагенсу, а я взял слово.

— Уважаемые, — начал я, — семья Кальтантэ заслужила расправу, которую я учинил.

— Что ты несешь? — выкрикнул один из присутствующих донов.

Я строго посмотрел в его сторону:

— Если хотите вернуться домой целым и невредимым, не стоит перебивать меня.

На моё заявление отреагировали точно так, как я и предполагал. Несколько донов достали оружие и начали палить. Пули, которые предназначались для меня, я отбил, мне не составило это большого труда.

— Ещё один такой подлый ход и я начну резать! — пригрозил я. На этот раз доны не смели меня перебивать. Они поняли, что перед ними не совсем обычный человек, — вы ошиблись, господа, когда предположили, что с семьёй Кальтантэ покончил мистер Хагенс. Да, у него был мотив, паскуда Роб избил его дочь. Любой отец стал бы мстить за своё дитя и я уверен, что мистер Хагенс непременно бы отомстил, но его опередил я. Я сделал эту месть показательной специально для таких как вы, чтобы вы понимали, что всегда может найтись человек сильнее вас и он может оказаться более жестоким, чем вы. И не сомневайтесь в том, что если вы даже подумаете причинить вред семье Хагенсов, расплата придёт незамедлительно, закончите также плохо, как семья Кальтантэ. Поверьте, моей силы хватит на всех вас и ещё много останется. А теперь прошу покинуть этот дом.

Все доны послушали меня, кроме одного молодого, он решил напасть на меня сзади, причём из оружия он выбрал кухонный нож, что было более чем глупо с его стороны. В момент удара я сместился влево, тем самым провалил его атаку и немедленно схватил его за горло.

— На твоё счастье я пообещал шерифу, что не пролью на сходке ничью кровь, но помни, что сходка закончится сразу после того, как вы покинете этот дом.

Я отпустил этого дурака, дождался, когда все посторонние люди освободят территорию дома и тоже ушёл.

IV
Я скучал по тем временам, когда жил в отеле, здорово было! Я уже не говорю о той жизни, которой я жил до Канзаса. Именно этот штат Америки стал для меня переломным и сейчас на его территории вовсю решается моя дальнейшая судьба. Если мы с волшебниками победим Рохана, я стану обычным человеком, а если нет, то… Всё закончится!

Приступ ностальгии прервал звонок сотового телефона, звонил шериф Малдаун.

— Карл, рад тебя слышать! — послышался радостный голос в трубке, шериф был очень довольный, видимо появилась какая-то зацепка. Он был в курсе, что я ищу Рохана, я посчитал, что он должен знать, — сейчас мне позвонил мой коллега, шериф округа Уайандот, он сказал, что на окраине города Канзас — сити видели существо, напоминающее быка, оно шло на двух ногах и у него в руке был огромный топор. Я подумал, что это тот самый демон, которого ты ищешь!

— Да! — перенял положительную энергетику я, — это точно он!

— Тогда выезжай в Канзас — сити прямым поездом, он отъезжает через полтора часа. Я сообщу шерифу Баязаки о твоём прибытии, он встретит тебя.

— Спасибо! — поблагодарил я шерифа Малдауна за оперативность, нельзя было терять ни минуты, мне не хотелось, чтобы появились новые жертвы.

V
Через три с половиной часа я приехал в Канзас — сити. Шерифа Баязаки было несложно узнать, его выдавала не только форма шерифа, но и принадлежность к азиатским корням.

— Здравствуйте! — поздоровался я.

— Здравствуйте, — ответил он, — шериф Малдаун сказал, что вы специалист по паранормальным явлениям?

— Совершенно верно, — подтвердил я.

— Прекрасно, мои сотрудники выследили эту тварь, я приказал им пока её не трогать.

— Не вздумайте, — забеспокоился я, — демон очень опасный, отзывайте своих людей немедленно!

— Не стоит волноваться, Кан.

— Меня зовут Карл, — поправил я японца.

— Ой, извините, Карл! Мои сотрудники профессионалы, они знают свою работу.

Я понял, что объяснять что — либо бессмысленно, Баязаки был очень упрямым полицейским. Я попросил его привести меня на место, где видели Рохана, к счастью, он согласился.

Местом оказалось старое кладбище, на котором в настоящее время было запрещено хоронить людей.

— Он зашёл в мавзолей, — пояснил шериф Баязаки, мои люди окружили объект.

— Скажите всем, чтобы уходили, тут слишком опасно.

Шериф никак не отреагировал на мои угрозы, только махнул рукой, похоже он был ещё тем скептиком.

Вместе с его взмахом руки послышался грохот, затряслась земля.

Баязаки, увидев мои чёрные глаза, пришёл в ужас, он подумал, что это я вызвал землетрясение.

— Прекрати немедленно, — приказал он, — а то я за себя не ручаюсь.

Шериф наставил на меня своё табельное оружие, но он не успел воспользоваться им, кто — то схватил его за ногу. Это был скелет! Я одним движением сабли отрубил костяную кисть, тем самым освободил ногу Баязаки.

— Нужно было уходить, я же говорил тут опасно!

На этот раз шериф округа Уайандот послушался меня и хотел отступить, но было уже слишком поздно, сотни скелетов повылазили из могил. Они взяли нас в кольцо. При всём желании я не мог защитить всех полицейских, а они тем более не могли за себя постоять, так как скелеты для них были невидимы.

Я отбивал шерифа, как мог и даже умудрился усадить его в машину, но как только он отъехал, автомобиль взорвался.

— Неужели ты думал, Карл, что я позволю ему уйти?! — послышался знакомый противный смех.

— Ах ты, мерзавец! — ответил я.

— Люблю, когда погибают люди!

— Выходи, давай покончим с этим раз и навсегда, давай сразимся в честном бою, только ты и я.

— Смешно! — ответил мне сын дьявола, — ты не продержишься и минуты против меня.

— Ну это мы ещё посмотрим.

— Хорошо, — согласился Рохан и отозвал своих слуг, скелеты стали залезать обратно в могилы, — я сражусь с тобой, но на кон ты должен поставить свою кровь.

— Возьмёшь сколько захочешь!

— Нет, так не пойдёт, ты должен набрать её в пробирку, которую я дам тебе, я должен быть уверен, что после нашего противостояния, у меня останется твоя кровь.

— Я согласен, тащи свою пробирку!

Рохан вышел из своего убежища. Он был огромным. Как только он подошёл ко мне на достаточное расстояние, я достал из сумки сферу «ристалища». Мне удалось обмануть демона, я загнал его в ловушку. Шар мгновенно поглотил нас.

VI
— Вот ты и попался! — обрадовался Элимдур.

— Мы долго этого ждали, — добавил Сквириэль.

— Вы глупые маги! — рассмеялся Рохан, — неужели вы думаете, что способны справиться со мной? Своей ловушкой вы только подписали себе смертный приговор.

Сквириэль и Элимдур прочертили в унисон в воздухе знаки и прочитали магические заклинания, в Рохана полетели два мощных луча, которые, по мнению чародеев, должны были, как минимум, ранить злодея.

Сын дьявола прикрылся своим топором, двуручное оружие поймало разрушительную энергию, демону даже не пришлось колдовать, топор явно был заговоренным. Он обратил колдовство волшебников против них одним круговым взмахом секиры.

Я успел на помощь вовремя, сила которой меня наделил Архангел, позволила мне отбить смертоносные лучи.

Сквириэль и мой ментор смотрели на меня с удивлением. Я превосходил их по силе, они понимали это.

— Что? Откуда у тебя такая сила? — зарычал Рохан.

— Не твоё дело, — ответил я и ринулся на него, мне хотелось быстрее покончить с этим монстром.

Мы скрестили своё оружие, несмотря на маленький размер моей сабли, она превосходно держала сокрушительные удары секиры Рохана.

Элимдур и Сквириэль наложили на меня защитные заклятья, я их особо не почувствовал, но в борьбе с сыном дьявола это не было лишним.

Рохан проигрывал мне, ему некуда было деваться, я настигал его.

— Постой, — взмолился он, когда я разрубил за три удара его топор, — пощади меня, а я расскажу тебе о твоей матери.

— Довольно! — ответил я, — хватит лжи.

Это были последние слова, которые услышал демон, одним взмахом я отрубил его мерзкую бычью голову.

Обезглавленное тело демона задымилось и превратилось в пепел за считанные секунды, под пеплом засверкал профикс, размером с кулак. Я подобрал его, подошёл к Элимдуру и отдал трофей.

— Передайте его Эсмеральде.

VII
Сфера перенесла нас в Озисметорий, прямиком в дом Элимдура.

— Молодец, Карл, — похвалил меня хозяин дома, — рассказывай, как тебе удалось получить такую силу?

— Не знаю, — соврал я, — она пришла ко мне во время сражения.

— Поразительно! — воскликнул Элимдур, — значит, я научил тебя всему… Ты превзошёл своего ментора, пришло время…

— Нет! — закричал, словно ошпаренный, Сквириэль, — не смей этого делать!

Я догадался, что хотел сделать Элимдур, он хотел, чтобы я убил его — убил своего ментора и отобрал всю его силу.

Так и есть, безумный волшебник прочитал что-то на своём магическом, меня передёрнуло, мышцы стали каменными, они не слушались меня.

— Что ты делаешь, старый дурак! — завопил эльф.

Совсем неожиданно моя рука потянулась за оружием, которое висело на моём поясе. Я понимал, чем это всё должно закончиться. Только вот мне не было ясно одно, почему Архангел всё ещё не забрал мою силу, почему я до сих пор оставался Вельданом, ведь его наказ был другой: «как только я убью Рохана сила шонлах покинет меня, я перестану быть охотником на демонов».

— Карл, — обратился на этот раз ко мне Сквириэль, — если ты не хочешь убивать Элимдура, есть способ уйти от этого.

— А ну не вмешивайся! — загремел ментор, — не смей!

Но Сквириэль даже слушать его не хотел, он прочертил магический знак, который открывал портал в мир эльфов.

— Прыгай за мной! — предложил он и скрылся в силовом поле портала.

— Нет! — закричал Элимдур, — я, не задумываясь, прыгнул в портал, который открыл остроухий волшебник. В этот самый момент профиксы, вставленные в мой клинок, выскочили из отверстий и разлетелись в разные стороны, я понял, что сила шонлах покинула меня, но было поздно, меня несло в эльфийский мир.

«***»
Дорогие друзья, вот наконец-то первая книга из цикла «Охотник на демонов» завершена.


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • Глава 20
  • Глава 21
  • Глава 22
  • Глава 23 I–VI
  • Глава 23 VII–XI
  • Глава 24
  • Глава 25 I–IV
  • Глава 25 V–IX
  • Глава 26
  • Глава 27 Заключительная



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке