КулЛиб электронная библиотека 

Выбор (СИ) [Анна Яфор] (fb2)

Выбор Анна Яфор

Пролог


— Тебе лучше остаться здесь, — Марина неслышно подошла сзади, прижимаясь лбом к его плечу. — Или хотя бы вызови такси. Нельзя в таком состоянии садиться за руль.

Он скривился от ее слов.

— Прекрати зудеть. Ты же не на лекции, чтобы читать мне нравоучения.

— Можно подумать, ты на лекциях меня слушаешь, — женщина невесело усмехнулась. Да это и не нравоучения. Я беспокоюсь за тебя.

— Не надо! — он отстранился, торопясь застегнуть пуговицы на рубашке. Такое отношение и впрямь напрягало.

— Это опасно.

Вздохнул, вынуждая себя обернуться. Сейчас Марина не вызывала уже тех чувств, что два часа назад. Он устал и больше всего на свете хотел спать. Только не с ней — один. И лучше всего в своей квартире и в своей постели. Но туда еще было нужно добраться. А Яковлева, кажется, возомнила себя заботливой женой.

Коротко мазнул губами по ее щеке, стараясь не выдать своего раздражения. Ни к чему портить отношения, такую горячую штучку еще поискать надо. Да и в учебе полезные связи с профессоршей совсем не повредят.

— Мариш, отец научил меня водить машину в 12 лет. И я с тех пор, как получил права, не имел ни одного штрафа. И выпил каплю совсем.

— Два бокала, — тихо проговорила женщина, и взглянув в окно на сереющее вечернее небо, добавила: — Еще и дождь собирается.

— Ну перестань! — он не выдержал. — Чего ты нудишь, как старая бабка? У нас каждый день осенью дождь, что ж теперь не ездить никуда? Или тебе хочется, чтобы все узнали о наших отношениях, увидев под твоими окнами мою машину? Как думаешь, что скажет Ложкин по поводу того, что ты спишь с собственным студентом?

— Плевать я хотела на Ложкина и на то, что он скажет. Мы с тобой взрослые люди. И ты знаешь, как я к тебе отношусь.

Тут впору было от досады заскрипеть зубами. Нашла время признаваться в своих чувствах! И с чего решила вообще, что ему это интересно? Они ведь с самого начала договорились, что их только секс связывает — и ничего больше.

— Вот именно, взрослые. Я прекрасно понимаю, что делаю. И нет тут ничего страшного, мне ехать-то всего с полчаса.

— Ну, пожалуйста, — она потянулась его обнять, отчего простыня, в которую Марина завернулась, выбравшись из постели, съехала, обнажая стройное тело. Но женщина, казалось, даже не обратила на это внимания. — Пожалуйста. Не рискуй. У меня сердце из груди выпрыгивает, когда думаю о том, что ты собираешься сам вести машину.

Он хмыкнул.

— И это мне говорит врач высшей категории! Оно у тебя выпрыгивает потому, что мы с тобой больше часа секс-марафоном занимались. В себя еще прийти не успела. Вот отдохнешь сейчас, и все с твоим сердцем будет в порядке.

— Ну что мне с тобой делать… — губы дрогнули, как будто она собиралась расплакаться, и мужчина, недовольно качнув головой, стал собираться еще быстрее. Вот только слез не хватало! — Хотя бы позвони, когда доедешь.

— Обязательно, — буркнул в ответ, прекрасно зная, что звонить не станет, но хотелось свести разговоры до минимума. Схватив куртку с вешалки, он направился к выходу. Машина у самого подъезда, поэтому можно и так дойти. Главное, побыстрее убраться отсюда, пока Яковлева не придумала еще какой-то повод задержать его. Коротко поцеловал в макушку, и, игнорируя волнение в повлажневших глазах, выскочил в прокуренный коридор.

Спустя несколько минут он уже гнал машину по Выборгскому шоссе. Сегодня здесь было на редкость свободно, несмотря на конец недели, и мужчина мысленно похвалил себя за принятое решение. Правильно сделал, что убрался от Марины, а по такой свободной трассе он уже совсем скоро доберется до дома.

На этом участке дороги почти не было уличных фонарей, лишь свет фар рассекал темноту. Дождь все-таки начался, что, впрочем, не особо беспокоило. Обычное для Питера дело, да и дворники его новенькой машины справлялись на отлично.

Позднее он не раз пытался вспомнить, что произошло. Усталость все-таки взяла свое и его начало клонить в сон, или дождь стал слишком сильным, а на лобовое стекло налетели подгоняемые потоками ветра и воды осенние листья. Как будто отключился на мгновенье, перестал видеть дорогу. А очнулся от удара. Машину повело — и он резко ударил по тормозам. Сердце забилось слишком быстро, а от противного, липкого страха затошнило.

Уронив голову на руль, он сидел, не в силах пошевелиться. Понимал, что должен выйти, проверить, возможно, позвать на помощь, но не мог заставить себя сдвинуться с места. И, как назло, рядом не было больше ни одной машины, трасса вымерла как будто. Или, наоборот, на счастье. По каким-то неведомым ему причинам судьба оставила без свидетелей это странное, страшное происшествие.

Он все-таки выбрался из машины, съежившись сразу от ледяных струй дождя, обрушившихся на него. Какого черта здесь мог оказаться этот человек?! Ночью, в такую погоду и так далеко от остановки? Или… эта? Сверкнула молния — и удалось рассмотреть светлую ткань платья и длинные волосы распростертой на асфальте фигуры.

Я же врач. Ну, почти врач… Во всяком случае, тот зачет по первой помощи сдавал сам, не пользуясь ни шпорами, ни связями. Я должен ей помочь. Если еще не поздно.

Сделал несколько шагов на подкашивающихся ногах, и теперь женщина оказалась совсем близко. Кажется, невысокая, щуплая и — он закашлялся, ощущая, как горло перекрыл горький, колючий ком, — беременная.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Пальцы тряслись, когда протянул к ней руку. Совершенно ледяная кожа. Шея тоненькая, как у девчонки-подростка. И пульса… нет. Зажмурился, пытаясь прощупать, обнаружить хоть что-то, хоть какие-то признаки жизни. Ничего. Очередная вспышка молнии осветила почерневший от крови подол. И размываемые дождем потеки на неестественно вывернутых ногах.

Он бросился назад, к машине, забрался внутрь, с силой захлопывая дверь, будто это могло как-то помочь. Спрятаться от внезапно свалившегося в его жизнь кошмара. Все такими же дрожащими пальцами набрал номер и проскулил в трубку, не узнавая собственного голоса.

— Марина… я, кажется, человека убил.

Глава 1


Место ей понравилось. До метро рукой подать, супермаркет рядом, улица не шумная. Да и сама квартирка уютная. За такие деньги — просто находка.

Конечно, с прошлым местом жительства не сравнить. Но Лиза сравнивать и не собиралась. Ничего хорошего из этого не выйдет, потому что ни одна съемная квартира не будет похожа на родной дом, но сейчас выбора у нее не было. Лишний раз расстраиваться ни к чему, лучше исходить из того, что есть. Она еще достаточно молода, чтобы начать все с чистого листа.

— Об условиях мы договорились, — хозяйка убрала в сумку договор и протянула ей ключи. — Соседи здесь хорошие, приветливые. Ни пьяниц, ни дебоширов нет. В квартире напротив живет молодая пара, ваши ровесники. Альбиночка — просто чудо. Думаю, вы с ней поладите. Будет, с кем поболтать вечерами или прогуляться.

Лиза сдержанно улыбнулась. Думать об отдыхе и прогулках в ближайшее время, скорее всего, не придется. Месяца два точно, пока не решится вопрос с должностью.

Хозяйка тем временем продолжала.

— Здесь совсем недалеко парк. Чудесное место, воздух потрясающий, озера, зелень, белки по дорожкам бегают. Вы любите белок?

— Пожалуй.

Ее признание воодушевило женщину так, словно белки, о которых она рассказывала, были ее личным сокровищем.

— Вот и прекрасно! По пути в парк, на рынке, можно орешки купить. Угостите, когда будете гулять. Они такие милые, ручные совсем. И смелые! Выбегают на дорожки, ищут, чем бы полакомиться у прохожих.

Описываемая картинка и впрямь была привлекательной, но Лиза не хотела сама себя обнадеживать. Сначала — дела, а потом уже местные красоты, подруги, белки и прочее.

— Вся техника рабочая, я только что все еще раз проверила, как раз перед вашим приходом. Но если что‑то понадобится, дайте знать. Я сразу же приеду.

В этом можно было не сомневаться. Лиза хорошо знала таких людей: их стремление помочь иногда зашкаливало, превышая все разумные пределы. Наверняка, приедет даже раньше, чем дождется просьбы об этом. Но портить отношения с хозяйкой квартиры не стоило, и она снова улыбнулась, кивнув.

— Спасибо, непременно.

— Может быть, хотите чаю? — женщина суетливо начала рыться в пакете, который держала в руках. — Я только сегодня купила. Знаете, у нас тут недалеко в торговом центре есть прекрасный магазин, могу показать. Чай там просто отменный!

— Обязательно покажете, но в другой раз. Хорошо? — Лиза старалась говорить максимально корректно, чтобы не обидеть сердобольную даму. — Мне сейчас хотелось бы разобрать вещи и приготовиться к завтрашнему рабочему дню.

— Ах, да-да, конечно, не буду мешать, — хозяйка направилась было к выходу, но у самой двери остановилась. — Давайте, я все-таки оставлю вам чаек. Сами попробуете потом. Если понравится, покажу, где купить. Вы же в нашем районе плохо пока ориентируетесь.

Проще было согласиться. Лиза взяла в руки шуршащий ароматный пакет, послушно раскрывая его и поднося к носу. Запах и впрямь оказался приятным. Каким-то зимним, уютно-праздничным: там чувствовались цитрусовые нотки, корица и что-то еще, что не получилось сразу угадать.

Алевтина Сергеевна внимательно наблюдала за ее реакцией и, кажется, осталась довольна. Собой, разумеется, и своим подарком.

— Ну вот, я же говорила, что чай чудесный. А когда попробуете его, то ничего другого и пить не захотите.

— Спасибо, — Лиза отложила пакетик на тумбочку и склонилась к чемодану. Не слишком любезно с ее стороны демонстративно разбирать вещи, но по-другому избавиться от этого слегка назойливого внимания вряд ли получится.

— Ухожу, ухожу, — женщина закивала, отступая к выходу. — В общем, номер мой у вас есть, звоните, не стесняйтесь.

***
Оставшись одна, Лиза разулась, сняла верхнюю одежду и еще раз обошла квартиру. Сквозь раздвинутые шторы в комнату проникал солнечный свет — такое редкое явление в их городе, да еще и в это время года. Сейчас нехватка света и тепла ощущалась как-то по — особенному остро. Скорее всего, сказывалось психологическое состояние и давала о себе знать накопившаяся за последние месяцы усталость, с которой ничего не получалось сделать. Поэтому солнце не могло не радовать. Лиза закрыла глаза, подставляя лицо его лучам, и какое-то время простояла так, прислушиваясь к собственным ощущениям.

Она волновалась. Не только перед первым рабочим днем на новом месте. Было еще какое-то странное, напрямую ни с чем не связанное чувство тревоги, которое на давало ей покоя.

Ей была необходима эта должность. Когда несколько дней назад позвонили с неожиданным предложением о работе, Лиза восприняла это как некий знак. Своего рода подарок судьбы, настолько уместный сейчас. На старом месте оставаться было нельзя. Она старалась никогда не смешивать работу с личной жизнью, но видеть каждый день человека, с которым прожила несколько лет, еще и находиться у него в подчинении после всего, что произошло, становилось все сложнее. Обычно такие ситуации заканчивались плохо. Ей приходилось последствия несостоявшихся отношений среди своих коллег и даже пытаться лечить разбитые сердца подруг. Но она не хотела, чтобы с ней случилось что-то подобное. И пообещала себе, что не случится. Переживет этот испытательный срок, проявит себя и займет должность, которой вполне достойна. И будет спокойно жить, занимаясь любимым делом. Не вспоминая ни о чем плохом.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Конечно, Лиза прекрасно понимала, что прошлое нельзя отбросить так просто. Оно все равно будет напоминать о себе. Но одно дело — изредка вспоминать то, что когда-то имело место, а другое — зависеть от этого. Как раз зависеть не хотела. И собиралась сделать все, что в ее силах, чтобы этого избежать.

***
Почти весь день пришлось провести, разбирая вещи. Она занималась этим, посмеиваясь над собой: вроде бы нет ничего лишнего, но прошло уже несколько часов, а закончить с уборкой никак не выходило. Пора бы сделать перерыв и перекусить, но закупить продукты не успела, а отправляться сейчас в магазин не было никакого желания. Оставался единственный вариант — сделать заказ на дом. Не очень полезно, зато быстро. Лиза хмыкнула: а ведь завтра наверняка придется кому-то из пациенток давать советы по здоровому питанию. Будет говорить о том, что не соблюдается в ее собственной жизни.

От осознания этого стало грустно: невольно пришли мысли, что не только в еде она не является примером для своих пациенток. И пусть об этом не известно никому из них, достаточно того, что знает сама.

Женщина вздохнула. Которой раз уже за день ее «штормит» — плохое настроение подступает слишком быстро, не позволяя расслабиться и думать о хорошем. Но поддаваться все-таки не стоит. Поужинает сейчас, уберет оставшиеся вещи, потом в душ — и спать. А пока, дожидаясь курьера и одновременно пытаясь себя отвлечь, вытащила из сумки журнал, который купила утром. Журнал со статьей о докторе, с которым ей предстояло побороться за желаемую должность.

Конечно, ориентироваться на мнение желтой прессы — не лучший вариант, особенно если тебе нужно получше узнать о человеке. Именно о нем самом, а не о тех слухах, которые распространяются вокруг.

То, что большая часть изложенного в статье — слухи, Лиза не сомневалась. Слишком уж идеальным выглядел ее будущий противник.

Она не просто не верила — знала абсолютно точно, что таких идеальных не бывает. Не в нашем испорченном мире. И не среди мужчин. Тем более, красивых мужчин. Зачем он вообще выбрал эту профессию? Пошел бы в хирурги, в травматологи, в психиатры, наконец. Но гинеколог… Лиза хмыкнула от внезапно пришедшей в голову догадки. Скорее всего, такие статьи пишут его восторженные пациентки. Или кто-то по их наводке. Нетрудно себе представить, сколько женщин желает оказаться на приеме у этого красавчика.

Нет, она вполне допускала, что как врач Павел Соболев весьма компетентен. Не зря же его тоже многие пророчат на должность заведующего. Но то, что есть в его успехе доля случая, обусловленного бесспорной мужской привлекательностью, исключить не могла. Хотя, если и так, это ей только на руку.

Раскрыв журнал, она снова пробежала глазами статью, которую уже читала прежде. Пока не удалось что-то лично узнать о Соболеве, придется довольствоваться этим. Впереди — непростая борьба, а это значит, что любая информация не помешает. Главное — правильно эту информацию использовать.

Учился в Первом меде, там же закончил аспирантуру. В статье подчеркивалось, что доктор Соболев делил свое время между практикой и преподаванием. Лиза снова усмехнулась: за ним наверняка толпами ходят влюбленные студентки. Странно даже, что ни одна из них до сих пор его не захомутала. Почти сорок лет — и ни одного брака — это более чем странно. Особенно для мужчины с такой профессией и внешностью.

Прежде чем отложить журнал, она еще какое-то время изучала фотографии. Особого смысла в этом вообще-то не было: уже завтра они встретятся в реальности, но поделать с собой Лиза ничего не могла. Было что-то в его лице, притягивающее внимание. Что-то, помимо яркой внешности. Скорее всего, взгляд. Пронзительный, слегка надменный, взгляд человека, знающего себе цену. Соболев казался мужчиной, который не только все делает со страстью, но упивается этим.

Интересно, ему уже сообщили, что он — не единственный претендент на должность? И если так, какой будет завтра их встреча?

Глава 2


— Ваш кофе, Валерия Андреевна, — секретарша осторожно приоткрыла дверь, задерживаясь на пороге и ожидая реакции начальницы.

Сотникова нахмурилась. Столько времени эта девчонка работает у нее, и до сих пор осталась такой же пугливой, как в самом начале. А ведь она ни разу не давала повода ее бояться! Да, ругала, но всегда по делу. Вот сейчас, например, кофе пришлось ждать на несколько минут дольше, чем обычно. Портит настроение с самого утра своей несобранностью!

— Юля, я же просила тебя быть более расторопной! За то время, пока ты готовила этот кофе, можно было успеть позавтракать в ресторане. И это при тех скоростях, с которыми они все делают! Ну как так можно?

Девушка виновато заморгала и залепетала в ответ какие-то извинения. Зачем они только нужны? Лучше бы не повторяла раз за разом свои ошибки.

— Ну чего ты застряла в дверях? Давай уже кофе сюда и иди работать, наконец!

— Да… — в глазах девчонки мелькнули слезы, когда она подошла к столу и дрожащими руками поставила чашку перед Валерией. — Простите… Я не хотела…

— Еще не хватало, чтобы ты хотела! И перестань разводить сырость, это мужики ведутся на такие уловки, а мне нужно, чтобы ты нормально выполняла свои обязанности.

— Я постараюсь, — секретарша поспешила удалиться, а Сотникова задумалась, глядя ей вслед. Зачем она терпит эту плаксу?

— Потому что кофе у нее отменный, — ответила сама себе, делая очередной глоток ароматного напитка, и улыбнулась. С этим было трудно поспорить: несмотря на все свои недостатки Юля действительно умела готовить великолепный кофе. Да и с другими обязанностями вроде бы неплохо справлялась, хоть и раздражала безумно своей плаксивостью и заторможенностью.

«Ты к ней слишком строга», — заявил как-то Павел, когда девица после очередного внушения чуть было не залилась слезами прямо в кабинете. «Такая милая девочка, а ты третируешь ее».

«Эта милая девочка потом мне скажет спасибо, что я научила ее жизни», — подумала она тогда, но вслух ничего Павлу не ответила. Меньше всего хотелось обсуждать с любимым мужчиной других женщин.

Да, Валерия ревновала. Не конкретно к этой секретарше Юле, в принципе, к любой представительнице женского пола, попадающей в поле зрения Соболева. Особенно, когда видела, как те смотрят на него. Даже к работе ревновала, прекрасно понимая, сколько женщин регулярно находится рядом с ним. И пусть они пациентки, и никак иначе Павел, если верить его же словам, никогда их не воспринимал, легче от этого не становилось. Хотелось, чтобы он был рядом. Только с ней и только ей принадлежал.

В принципе, мужчина вообще мог бы не работать. Ее состояния, оставленного покойным мужем, вполне хватило бы на двоих. Не зря Сотникова терпела столько лет этого старого кобеля и его омерзительную так называемую «любовь». Зато теперь была обеспечена до конца жизни. И Павлу дала бы все необходимое не только для безбедной, но и для роскошной жизни. Если бы он только захотел.

Но Соболев был настолько помешан на своей работе, что предлагать ему что-то подобное она не осмелилась. Во всяком случае пока. Они были знакомы не так давно, а для серьезных решений нужно время. Валерия надеялась, что сможет заговорить об этом позже. Когда он убедится в ее чувствах и расскажет о своих.

В том, что это рано или поздно произойдет, женщина не сомневалась. Она знала прекрасно, что красива, знала, какое впечатление производит на мужчин, и слишком хорошо помнила самую феерическую ночь в своей жизни. Ночь с Павлом Соболевым. То, что пока эта ночь была единственной, ее не слишком смущало. При его занятости и постоянных дежурствах сложно рассчитывать на частые встречи. Но то, что и он не остался к ней равнодушным, не было никаких сомнений. Все остальное — вопрос времени.

Сотникова допила кофе и набрала знакомый номер. Это стало для нее своеобразным ритуалом, без которого она уже не могла обходиться: почти физически нуждалась в том, чтобы услышать его голос. Одного только «Привет» было достаточно, чтобы у нее поднялось настроение, испорченное секретаршей. В такие моменты женщина как будто ощущала мужчину рядом, чувствовала запах его парфюма, видела перед собой красивое лицо и вспоминала все, что было между ними. И с невероятной силой желала повторения.

— Доброе утро, милый. Как ты? Заедешь сегодня?

— Лера, сегодня не получится. У меня сложная пациентка, скорее всего, я допоздна буду в больнице.

Ну вот, опять. Снова какая-то там беременная тетка не дает им встретиться.

— Ты можешь приехать ко мне в любое время. Даже если будет очень поздно. Я буду рада, ты же знаешь.

Павел отчего-то вздохнул. ...

Скачать полную версию книги