КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Супруговорот (fb2)


Настройки текста:



Вениамин Борисович Смехов Супруговорот

Вырвалось сердце из спячки, вышло солнце на круг. Дениска Самохвалов женится на Катеньке Тумановской. Два года топтал дорогу через две улицы на третью, сменил диплом инженера-электрика на трудовую книжку в институте микроэлектроники, покоя не давал ни ногам, ни надеждам. Все плясало – день и вечер. Катя, шоколадница кондитерской фабрики имени Марата в тесном переулке между Пятницкой и Малой Ордынкой улицей, два года вязала белой шерсти узорное платье. Цепляясь за каждую петельку, отговаривала себя и Дениса: пустое дело свадьба, не судьба нам семейное бытье, не могу я сегодня в кино «Ударник», платье надо вязать. Смешная девочка инженера переуважала, хорошенькую головку русую затылком к Дениске клонила. Денис Самохвалов, современных фасонов страус, холодных столовских котлет и горячих джазов поглотитель, совсем потерялся в ухажерстве. Бледный, тощий, большеглазый, футбол забросил, к наукам остыл, вечера слуходробильной музыки бросил – чем Катюше угодить, не ведал. Названия цехов, имена кондитерских фабрик нарочно вызубрил, любимое место на земле – черногривую башку свою – под секиру парикмахера вздыхающего подставил… Ну вот он я, Катя, – гладок, тих и светел. Брось, Катя, вязание, подыми головку чудную, глазами глаза мои взвесь: судьба нам семейное бытье, нет радости мне без тебя, что за мука томиться в неведении? Любишь, а? Любишь? Молчит, руку ему погладит и молчит. Что ли времена петли перепутали, не в свой век, не в двадцатый, прищемила любовь Денисово сердце. Ну и черт с ним, с кино «Ударник», бросай узорное вязание, выход найден: в консерваторию пошли, в шестой ряд, подставляй, работница-шоколадница, золотые веснушки свои под святую россыпь композитора Чайковского. Только через год ежедневных прогулок далась Катя в губы поцеловать. Ну и фантастика. Сам на себя руками разведешь. Девчонок в институте, одних только незнакомых – товарный вагон, не считая старого прошедшего, спального вагона докатиной жизни. То-то и оно – докатился. Докатился. Бывалый проказник, мамин баловень, танцор-футболист, Денис Инженерович влюблен беззащитно, Денис Электронович стал гладок, тих и светел. Словно музыка, как выяснилось, Петра Ильича Чайковского. Два года бесшумной борьбы, упрямого толкания через две улицы на третью… а вот и сдалась Катерина Тумановская: пошли к маме, сделай мне предложение, Дениска. Вот и конец несовременной истории, женится Денис на Катеньке, а уж как цеплялась она за каждую петельку, два года головку хорошенькую прятала. Но платье узорное белой шерсти до того к лицу сероглазой невесте. Бог с тобой, бери меня, инженер Самохвалов, завязывай новенький узелок, да потуже.

Удивительное дело – свадьба. Счастливая новость – свадьба. В загсе чужие люди улыбнулись, перезнакомились, телефонами обменялись, и пожалуйста – одна семья. Перероднились, удвоились мамы, бабки, братья, сестры. Эка невидаль – свадьба. И в соседнем доме тоже. И в общежитии, в ближайшем кафе – веселье, белая фата. И во всех городах, на всей планете. Старая новость – свадьба. Гуляют и поют. До утра, до усталости, до новой жизни, которая стара как белый свет. Катя и Денис – муж и жена.


Веселое-тревожное закатилось за вчерашний день. Утро развезло гостей, остались в комнате молодые, за стеною – ни шороха, родичи Дениса культурно уехали в однодневный дом отдыха на субботу-воскресенье. Тишина в большой квартире Самохваловых. На двойной родительской кровати лежат она и Денис. Глаза в глаза. Покорно и грустно отвечает Катя его зловещему взгляду. Замерли холодные стены. Только водопроводные трубы звучат отдаленной жизнью – где-то соседи душ принимают, но это даже не на этом этаже.

– Катя, что это, Катя? – высказался неподвижными губами.

– Я тебя люблю, – ответила, не сводя с него глаз.

– Катя, это невозможно. Ты обманула меня.

– Дениска, я тебя люблю.

– Но ты мне ничего не говорила. Ты обязана была, – у него высохли губы, поэтому он остановился.

– Мне говорить-то чего было? А если ничего? Если только ты у меня один?

– А почему плачешь? Потому что врешь!

– Как?!

– Так! Я же не скрывал, каким я был до тебя, я тебе все раскрыл про себя.

– Разве все?

– Ну, не все, ладно. Но я правду, только правду!

– И я – правду. А у меня другого нет ничего. Я люблю тебя.

Денис перекатился с локтей на спину и туго запер глаза. Катя робко потянулась к его волосам – снять эту боль. Она уже не плакала, но громко дышала. Так же часто гладила, и словно это ее рука вздыхала по голове обиженного мальчика.

Плохо ему, под ее нежной ладонью хорошо, но очень плохо ему. И близкое воспоминание страхом обожгло душу. Стряхнул головой ее ласки, к черту нежности.

– Дениска, я люблю тебя.

– Дрянь, дрянь! – он выскочил вон из спальни, вдалеке уронил неизвестные Кате предметы, шумел водой и телом, иногда слышалось его мычание, прозвякало ремнем на брюках, цокнули каблуки ботинок, хлопнула дверь.

Катя пролежала не двигаясь, может быть, час. Потом закрыла глаза, и еще прошел час. Потом она спала, спала, пока снова не хлопнула дверь. Денис вошел в комнату, резко придвинул стул ближе к кровати, сел и вызывающе уставился на жену. На нем розовая сорочка с кружевами, без галстука. И брюки те же, что на свадьбе – от дорогого серого костюма в клетку. Катя успокоенно любовалась этим человеком. Мешки у него под глазами оттого, что не спал. Красная обводка белков оттого, что плакал. Кулаки на коленях, а что с пальцами? Штукатурка на пальцах, ясно: в стенку колотился этот человек. Сидит и ждет, требовательно выкатил на молодую жену прокурорский карий глаз. А Катя такая румяная, что и веснушек не видно. Ей бы скрыть, что блаженствовала тихим сном, пока этот человек бегал из-за нее плакать да вдобавок стены кулаками трамбовал. Она лежит и любуется, словно жена заботливым мужем, который дал ей отоспаться, а сам вот по хозяйству сгонял туда-сюда.

– Вот что я скажу тебе, Екатерина Сергеевна. Вчерашний день, пусть он такой и останется, как был. Но завтрашнего и сегодняшнего дня у нас с тобой не будет, не надо на меня так смотреть! – прикрикнул на нее, и она похолодела, веснушки брызнули на белых щеках. – Не выйдет, я сказал. До тех пор, пока вся правда твоей жизни не станет мне известна. Другого слова у меня к тебе нет.

– Я только тебя прошу, Дениска, миленький, не волнуйся, не дыши так часто, уж очень страшно. – Снова плачет, руку – к губам, кусает пальцы, а слез все больше, больно глядеть в глаза мужу. – Боюсь я, миленький, боюсь я за тебя.

– А за себя не боишься? – и он скрипнул зубами, нижними вперед, верхними назад. – Давайте, Екатерина Сергеевна, глазки быстро вытирайте и… так сказать, выкладывайте. Москва слезам не верит.

Он бы и похлеще выразился, да пощадил ее малообразованность.

– А твоя Москва сама чего плакала, а? Чего она вся в красных глазах прибежала, а? А руки в штукатурке – это она слезам не верит, миленький мой?!

– Не твое дело, собственно говоря! И штукатурка не твоя…

– Нет, моя, моя! Не надо перебивать, Денис Андреич! Раз уж взялся по батюшке величать, то и давай по-культурному, без перебивок. Я, пожалуйста, я скажу. Только мне минутки две надо, в порядок себя привести. Все-таки муж – инженер, с утра чуть не при галстуке, а я что тебе – лежебока? И вообще, даже на суде разрешается в туалет ходить! – и она мигом выскочила, сверкнув по глазам судьи лезвием белого тела.

Дальше они сидели в гостиной за чистым столом под красивым портретом покойного дедушки. Дедушка глядел высоко вперед, с орденом Красного Знамени на груди, в командирской папахе, и никакого отношения к происходящему не имел.

– Слушаю, что ж вы молчите, Екатерина Сергеевна?

– А вот и Сергеевна, Сергеевна я! Папа у меня Сергеем был, пока маму в день моего рождения не оставил. Теперь сама не знаю, кто он такой, может, уже Андрей или там Алексей какой-нибудь! – неизвестно почему задиралась вчерашняя невеста.

Еще помолчала Катя, а Денис упрямо рассматривал ее побледневшие губы.

– И что же мне говорить, честное слово, не знаю. Никакой неправды я тебе ни разу не сказала, а ты еще что-то требуешь. Целый год просила – не женись на мне, разные совсем люди. Мне, миленький мой, ну ни секундочки не интересно, что у тебя было до знакомства – какие девушки, как по имени, блондинки они или еще что-нибудь у вас было. А тебе мало, что я тебя люблю. Ну ведь ты же хорошо знаешь про мою любовь, скажи, веришь ты мне?

– Допустим, верю. Я не про любовь ответа жду, сама знаешь.

– Вот какие разные мы. Ты не про любовь, а я про любовь. Мучение сплошное. Господи, как же хорошо было, когда я это платье вязала! Хоть бы не довязать мне его, и свадьбы не было такой! Чем я перед тобою провинилась, если совсем не виновата, а люблю тебя – прости, опять плакать получается, – ну чем же, чем? Тебе глупости знать очень хочется? Но это же глупости, детский сад, Дениска, миленький! Сам же двор мой наизусть изучил, мама на фабрике, я одна с детства. То этого послушаешь, то того – девчонки были безголовые. В школе скучно, хоть я училась очень даже хорошо. И мама рада была, один раз всего классная Надежда Николаевна вызвала в восьмом классе. И то я старосте по уху дала, весь класс за меня потом встал, чтобы он язык не распускал. Его наши мальчишки в девятом на следующий год не так избили, ничего. Здоровый, тут же к директору побежал, всех в техучилище перевели. Кроме Некрасова, этот сын завуча, сам голова.

Катя растерянно смолкла, обвела взглядом чужой дом, кресла, следы вчерашнего пира и задержалась на дедушке.

– У моего папы тоже с войны медаль была, даже две. Одна у мамы так и лежит. «За отвагу» называется. Даже за медалью не пришел, ни разу к нам не пришел. А мать-то все про него знает, до ниточки. На стройке, в Сибири, шофером он и пьет довольно порядочно…

– Зачем ты мне про школу описываешь, хорошее про тебя я, кажется, по сто раз слышал.

Денис протянул руку и с буфета достал апельсин. Ничего не получается, хотя волнение куда-то закатилось. Может быть, она действительно не понимает, что случилось этой ночью? А может, она просто непроходимая тупица, и он этого сгоряча не заметил. Впрочем, где же сгоряча, столько месяцев позади… и добился. Именно что докатился. Он достал еще апельсин, мрачно поставил перед Катей; чуть покраснел и протянул ей свой, очищенный, а тот взял себе.

– Спасибо, я не хочу. Наверное, надо завтрак сготовить? – Катя привстала.

– Не надо. Я тебя слушаю. Сиди здесь.

Она жалобно оглянулась на дверь кухни, проглотила слюну и вдруг прижалась через стол грудью к его руке. Ему сразу стало жарко, прекрасно, очень хорошо.

– Дениска, миленький, забудем все плохое. Оно не наше, его черти в землю закопали! Я люблю тебя, я хочу тебя, у нас будет так хорошо. Поцелуй меня, я соскучилась, я жена тебе, Дениска!

Он вырвал руку, в душе закипало.

– Все, хватит, я не маленький. Я сказал, так и будет, Катя.

– Спасибо, что по отчеству не назвал.

– А вот иронизируешь напрасно, смеяться потом будем, когда… Вчера – свадьба, а завтра – развод. Вот это комедия, вот это смешно.

– Ты что, спятил? Ты что, спятил? Ты что?

Денис вдарил ладонью по столу, так что на улице отозвалось. И, сжав зубы, заорал:

– Говори! Хватит ерундой заниматься! Говори!

– Хорошо, я скажу, я все скажу… Денис… Андреич… Я, когда кричат, хуже делаюсь, но я скажу, – зачастила, облизывая губы, испуганная Катя. – Что ты скажешь, то и я скажу. Ты скажи мне, и я сразу – что?

Денис глядел строго, по-судейски, в самые зрачки ее, и голос его был низок и совершенно сух какой-то прощальной сухостью.

– Катя, кто у тебя был передо мной? Когда это случилось, где? Говори, Катя.

– Это случилось… – она откинулась к спинке стула и глядела на него теперь его же взглядом, сухим и прощальным. – Это случилось четыре года назад, когда я поступила в часовой техникум, куда меня просила мама, а я не хотела, и когда я поступила, то это все и получилось, так как они завалили экзамены, а я не завалила, и вот они меня пристыдили, что я не хочу обмыть этот завал, потому что я москвичка, а они из города Липецка, хотя и там тоже люди, тогда я дала им десять рублей, и мы все были в поплавке «Чайка», куда я их повела, когда на них разозлилась, из-за этого сильно выпила, хотя не особо умела, потом танцы, потом я их провожала на вокзал, и тогда они дали десять рублей, а билетов в Липецк было не на что купить. И когда мы просидели в ресторане, то было нечего делать, и я их повезла, потому что мама поехала сестрой-хозяйкой на лето в детсад фабрики, и я им предоставила переночевать, хотя если бы я не разозлилась и не выпила, то я бы им не предоставила, потому что они очень были плохие, хотя я москвичка, а они из Липецка, и они все время этим Липецком меня попрекали. Вот и все.

Она упала русой головкой на руки и стала дышать всем телом, как будто пробежала две тысячи ступенек вверх без остановки. Водопроводная труба снова пропела далекую работу: где-то мыли руки, собираясь обедать.

– Как его зовут?

– Кого?

– Того, с кем ты была. И кто еще был из тех, кому ты предоставила, – его передернуло от слова, – свою жилплощадь?

– А я их быстро прогнала, еще же утро было раннее, то есть, конечно, это было уже поздно, но я совсем больная стала и совсем трезвая, я их ненавидела, они шутили все время, нашу с мамой обстановку на смех подняли и что, мол, у них в Липецке другая обстановка и денег у этого больше.

– У этого – то есть у твоего?

– Ага, у моего… очень болела я и прямо разрычалась за такую критику, сбежали они, а я, знаешь, им наврала, что соседом живет дядя Федя – полковник милиции, а он всего лишь инвалид войны, общественник при милиции… Ох, как они матерились! И даже девчонка ихняя хуже этих – в общем, уехали. А я осталась, поревела чуть-чуть и так много вдруг стала есть – очень смешно, Дениска, я до ниточки весь дом очистила, потом в конце крупу овсяную на воде сварила, но так есть хотела, зубами стучала даже, и вот не доварила, сырую съела, а вечером врача дядя Федя позвал из нашего же подъезда – Веру Александровну. Желудок, говорит, на нервной почве или, говорит, нервная почва на желудке – только лечил меня два дня… Ох, я мамы боялась! Не так боялась, а что ее обида возьмет. Она-то трудится, а я ведь на остальные экзамены даже не пошла, пропустила. Меня сам этот виц часового техникума в тошноту бросил. Даже нынче бросает. А потом – мама. Она пожалела, что меня одну покинула, дурочку, и вообще пожалела… А на фабрику – это я ее уговорила, что только один год проработаю… а теперь, – она неуверенно продолжала, глядя на его остановившийся в пространстве взгляд. – А что теперь? Теперь я уже не могу лениться, теперь ты у меня есть, ты инженер, и я пойду учиться, в пищевой, у меня же очень хороший аттестат все-таки, что ты говоришь?

– Я говорю «зрелости».

– Ну да, аттестат зрелости. А что?

– Как зовут твоего..

– Не надо, Дениска. Не знаю я и не помню ничего, даже какого он роста, ничего не помню. Можно я завтрак сварю, ведь уже у людей обед проходит, три часа времени?

Самохвалов Денис устало побрел в спальню, глубоко врылся в подушку и замер. Катя сготовила обед, попутно забегая в ванную комнату и совершенствуя косметикой красоту лица. Она брала пузырек с французской надписью, морщила напряженно лоб, кусала кончик языка, нюхала духи, тушь, ретушь, лосьоны, помаду, лак и ацетон, всему находила… а как же! Ведь Денискина мама, уезжая, прямо наказала: «Катюха, будь полной хозяйкой в доме. Все бери в свои руки, как восставший пролетариат. Мы буржуи, мы сбегаем, а ты – новое правительство. Народ у нас один – Денис Андреевич. Корми его и учи уму-разуму. А женский совет вот какой, Катюха: береги первые впечатления. От них – на всю жизнь память. Поняла? Будь хорошенькой, а если хочешь его убить – не бойся, он не слышит, это наш секрет – если убить мужика – залезай в мою косметику и на дню три раза обновляйся! Все! Бежим – и смотри, сказанное остается между нами, тайна до гроба…» Вот какова мать у Дениски, врачиха-терапевт, высокая, красивая, щедрая – то, что надо… гм, на первое время. Так что Катя перебирала флакончики, всему находила точное применение и прыг к плите – суп готов. Прыг в ванную – грим загарный, помада, та, что надо… прыг в кухню – второе доходит, доходит… дошло. Сервировка, вино, цветы, зелень – хорошо быть новой хозяйкой в готовом доме, хорошо победившему пролетариату в медовый месяц на всем готовеньком. Но и будущее совсем не страшило Катю Самохвалову: любовь, молодость, руки и Москва. Вот это набор, вот это жизнь. Т-с-с, чуть не разбудила мужа. Где лежал, там и шевельнулся Денис. Однако стынет первое. Подошла тихонько, обняла за плечи. Залюбовалась волосами, гладит и гладит… Шепчет Катя:

– Миленький мой, я люблю тебя. А хочешь, тайну скажу, что я больше всего люблю? Башку твою умную… только не про ум моя тайна, а вот… эта черногривая копна, Дениска, – моя самая любимая игрушка… Ты у меня смотри, без спросу не подкорачиваися, а то чем же я любоваться стану? Вот она, упрямая головешка, густая чаща непроходимых лесов… Это моя лесозащитная полоса… то есть волоса… Товарищ лесничий, обед на столе, первый семейный суп остывает…

Как землетрясением переменилось все под руками Дениса… где Катя, где он, где чьи руки-ноги, куда сбежали одежды и на что ушла вся косметика… все перевернулось, а суп… бедный суп разве что не заледенел… Сутки к ночи склонились, где-то ужинают порядочные люди.

Она смирно лежала, ее рука потянулась погладить его голову… Ты копна моя, копна. Ты красива и вольна… Денис вырвался и снова сбежал, как утром. Потом вернулся, взял ее за плечи. Его трясло. Когда он успел перемениться, она не углядела.

– Я спросил тебя, но ты не ответила мне: как его зовут?

– Дениска! – Катя вскочила на колени, одеялом обхватила туловище, одна посреди гигантской кровати… – Дениска, зачем это? Нам ведь было так хорошо…

– Я спросил, но ты мне… И не надо ахать, надо отвечать. Как зовут твоего первого?

– Я не знаю.

– Не знаешь?! – он расхохотался.

– Ну… то есть…

– Говори громче!

– Я-… не помню.

Она не помнила, это было очевидно, но Денис глядел тоскливо сквозь нее и ждал чего-то так тихо, будто не дышал. Она совсем уже перестала справляться с мыслями, она бы, наверное, сбежала от страха и от такой новой жизни, если бы где-то на донышке не билось бы чувство вины. А перед кем вины и какой вины, она не знала, поскольку окончила всего лишь среднюю школу, и хотя отметки были отменные, однако с мыслями сейчас она никак не справлялась. Поэтому ею владел один лишь страх, поэтому она потянулась к его красивым волосам, а он не сопротивлялся, он только ждал мужского имени, отчего ей стало еще тоскливей. И она, гладя его большую голову, произнесла, сочиняя и губами и воздухом:

– Семен… Липеков…

Идиотская выдумка, сказала бы она, если бы владела мыслями.

Ей хотелось брякнуть «Липецкий», но она сократилась до «Липекова», чтобы вышло подостовернее. Теперь ее совсем оставили силы, и не только силы, но и Денис: он медленно оделся и вышел из дому. Катя вяло походила по квартире, села во главе стола, за окном посинел воздух, это наступал первый семейный вечер. Привычно булькала труба водопровода. Соседи мыли руки после ужина. Катя тронула ложкой Денисов суп, тронула суп в своей тарелке, сняла крышку сковородки, попробовала мясо на вкус… Через минуту еды не стало. Как в мультфильме: раз – и нету. Так же машинально вымыта посуда. Она включила свет, привела себя и квартиру в относительный порядок. Глянула на часы, заволновалась. Зачем-то подошла к окну, прежде чем начинать поиски мужа. А вдруг он просто стоит под окнами? Никого там нету: две старушки, двое ребятишек и какой-то лысый призывного возраста. Телефонный звонок.

– Слушаю. Здравствуйте! Ой, как хорошо, что вы позвонили! А? У нас? Что вы, нет, все замечательно! Спасибо. Денис-то? А… знаете, он в одном месте. Я пойду позову. Не надо? Я понимаю, вы же по междугородному. Нет, нет, он здоров. Я понимаю, вы врач, ага, просто после ужина пошел в одно место. Спасибо. Утром? Хорошо, мы будем ждать! Так же вам, целую, спасибо большое!

Она хотела уйти, выключила свет, что-то держало ее в комнате. Теперь поняла что и снова подошла к окну. Тот же лысый призывник стоял и глядел снизу в окно третьего этажа, то есть прямо ей в глаза.

Это был Денис, ее Денис, но только после парикмахерской, где ему наголо обрили любимейшее место на земле – его голову.


Через три года Катя родила Андрея Денисовича, 52 см и 3,5 кг весу. Нормальный ребенок.

Что случилось за эти три года, можно перечислить.

Во-первых, Самохваловы-родители, как и обещали, оплатили молодоженам кооперативную квартиру.

Во-вторых, Денис подал на развод с Катей сразу после того, как она отказалась родить ему первого ребенка. Но она ничего не отказывалась, а просто осенью, спустя три медовых месяца, мать Дениса узнала про их новости. Она все-таки врач и ей куда виднее, а Кате надо выкинуть глупости из головы и поступить в институт, чтобы рядом с инженером выглядела человеком. И Катя выкинула из головы, поступила в институт. Но и тогда Денис еще терпел, хотя не однажды, бывало, выскакивал из дому в самый добрый совместный час ночи или утра. Выскакивал, как в первый день, и так же возвращался – мрачен и сух. А на второй год жизни им пришлось отмечать 20-летие института микроэлектроники. В большом зале было много электричества и музыки, но не нашлось ни одного, кто обратил бы на Катю внимание, до того неуютно ей было в зале сотрудников и модных причесок в своем том самом кружевном платье. До сих пор Денис с легкостью принимал ее отказы участвовать в служебных вечеринках; теперь же настоял, и вот результат. Никто не обратил на Катю внимания в большом ярком зале, на что незамедлительно обратил свое внимание Денис Самохвалов.

Когда Катерина поступила в пищевой институт, свекровь задала шумный обед: «Видела, Катюха, чем мужиков на лопатки кладут? Не послушайся ты меня с абортом, прими смолоду обузу – он и рад, мужик-крепостник. И вешал бы тебе одного за одним, и вешал! А врачиху-свекруху послушать – и что вышло? Сама в люди определилась, вот муж твой и на лопатках. Не очень-то зазнавайся, Денис Андреевич!»

Одним словом, в разгар зимы и первой институтской сессии подал младший Самохвалов на развод с женою. На суде сослался на ребенка. Развели.

В-третьих, на новую квартиру переезжать стало некому. Бывший муж сразу отказался в ее пользу от кооперативного пая, а когда дом заселили, то и Катя в нем жить не стала. У матери места для нее хватало, разговорами дочери та не докучала, и счастливо ей было, что в заботах лекций да экзаменов Катюша преуспевала, точно как и в школе.

Денисовы родичи горевали, как могли, месяца два с небольшим. Дальше у матери пошли хлопоты с мужем, поскольку Самохвалова-папу на полгода за границу направляли по линии обмена ихних электриков с нашими. Пока электриков меняли, Денис-сын взвился к новой жизни словно под током высокого напряжения. На что уж отец был тихим элементом этого дома, и тот всплеснул руками. На что уж мать была и умница, и врач, и самодержец, но и она махнула рукой.

Одним словом, пока Катя жила возле Ордынки, пока кооперативная квартира их бывшей новой жизни пустовала, а родители разводили руками, Дениска взвивался в будущее, для чего и переехал к Симоновой Вере. Вера перешла из учебного в исследовательский институт прямо с кафедры своего отца. И поскольку данный отец стал недавно научным руководителем будущей диссертации Дениса, а сама Вера по нынешним нормам была даже почти что хороша собой (во всяком случае, годами не вставала с диеты) – так что было отчего махнуть рукой.

В-четвертых, Дениска спустился на грешную землю, увидев, что не с чего тут и взвиваться. Работу свою он любил, защищаться ему никто не помешает, любви с Верой не получилось, и никаких открытий они друг другу не доставили. Однако если хладнокожая Вера с чем была, с тем и осталась (как сидела на диете, так и не шелохнулась), то с Дениской произошла большая тоска. Вернулся из-за границы папаша, а в доме – заметное прибавление стеклотары. Серьезно прибутылился молодой человек, окончательно испортил нервы маме с ее никуда не годным медицинским образованием. Она сыночку – молочную кашу, либо валерьяновый корень, либо мамкины слезы, а пропиши она ему просто-напросто Катины золотые веснушки – встал бы больной на здоровые ноги.

Одним словом, микроэлектроника тоже серьезный момент. Влепили аспиранту Самохвалову выговор, перенесли сдачу работы – тут и приободрился Денис. Все бросил, горячо налег на рабочие схемы, адовы чертежи и заумные описания. Может, только раза три отвлекся, да и то не один, а в компании, да и то в поплавке «Чайка». И еще заходил раза четыре к Кате, спрашивал, как дела и что задают по теплотехнике, по сопротивлению металлов. Катя отвечала с учебником в руке, а он шел или домой, или в поплавок «Чайка».

В-пятых, заболел тяжело Симонов, научный руководитель Дениса. И сообщили автору почти готовой диссертации, что ученым советом в срочном порядке новым его руководителем назначен профессор, недавно переехавший в Москву из города Липецка. Кто, что, каков из себя – никто пока что не ведал. Денис зашел в секретариат узнать насчет профессора, чтобы отвезти ему свою работу, и тут ему назвали этого гуся из Липецка: Семен… Иванович… Липеков…

…Конечно, инженеры – не артисты и институт микроэлектроники – не ансамбль скрипачей Большого театра. Однако бывают исключения. Инженер Самохвалов-младший своими порывами вполне годился под статью артиста, причем самого пресловутого.

Одним словом, этот детский сад в лице Дениса Андреича зашевелился. При имени С. И. Липекова все забурлило, все смешалось в доме Самохвалова, в смысле у него в голове. Перестав отдавать себе отчет в поступках, бывший муж рванулся и через минуту влетел в Пищевой институт, как в мультфильме: раз – и там. Найдя Катю, он сильно сжал ей руку и усадил в такси. Адрес профессора – счетчик таксиста – пульс Дениса – словом, детский сад.

– Куда ты меня везешь? – спросила Катя, не глядя на него. – Куда мы едем?

Минут через семь состоялся ответ: «На кудыкину гору».

– Я тебя не просила срывать меня с лекций, не надо и грубости говорить.

– Я везу тебя, потому что мне повезло, и вам, Катерина Сергеевна, скоро все прояснится. И с мамой моей после нынешнего спектакля вы больше не будете мои недостатки осуждать по телефону или так далее. Я хочу вас попросить – и не надо такие большие глаза строить! – мне весьма лестно будет, если вы лично познакомите меня с другом вашей юности.

– Какой юности, с кем познакомиться, Денис, ты заболел, ты весь красный!

Он действительно пылал горячим румянцем. У подъезда в телефонной будке набрал номер, приоткрыл дверь и, глядя безумно на бывшую жену свою, крикнул в трубку: «Семена Иваныча! Семен Иваныч! Извините, это ваш подопечный поневоле, аспирант Самохвалов. Что? Кто вам говорил обо мне? Ах, секретарь. А вот я уже у ваших, так сказать, ног. Да, в подъезде. И не один! А сейчас поймете! Извините, какой этаж? Квартира у меня записана, мы идем».

Катя неотрывно глядела на трубку, но имя Семена Ивановича, которое произнеслось что-то уж слишком значительно, совсем ничего ей не объяснило.

А Дениса несло. Он бормотал какие-то несуразные намеки, забегал вперед, кланялся, пропуская Катю в дверь, сверхгалантно вел ее на третий этаж, касаясь двумя пальцами ее локтя, извинялся, торопился, шумно дышал и величал ее по имени-отчеству.

Словом, не хватило каких-то пустяков плюс пистолета, чтобы тут же прикончить неповинную виновницу своей лихорадки.

Дверь открыта, они вошли. Профессор пригласил их в гостиную. Профессорова дочка кивнула и переложила нотную страницу. Профессорова внучка зевнула и ударила по клавишам пианино под маминой рукой. Профессорова гостья выражала на лице удивленное ожидание; мол, хорошо, будь по-твоему, я пришла, а где же развязка этой свистопляски? Сам профессор тоже чего-то ждал, бодрый старикан с небольшим тиком в правом углу рта, вероятно бывший фронтовик. Странное замешательство и пауза были тем страннее, что герой представления – Денис Самохвалов – тоже чего-то, видимо, ждал. Он глядел на Катю, на старика, на Катю, на старика, на Катю, на старика, на старика, на старика…

– Вы будете Денис Агеевич? – обратился к аспиранту хозяин дома. Аспирант кивнул. – Денис Агеевич, а это с вами…

– Екатерина Агеевна, родная сестра, – ляпнул аспирант. – Она просто познакомиться хотела. Вот, Катя, это мой новый научный руководитель.

– Липеков Семен Иванович.

– Тумановская Екатерина Сергеевна.

– Простите, значит, вы – Денис Сергеевич?

– Ага, наверное. – Румянец со щек Дениса медленно сходил; однако чепуху говорить он пока не бросал.

Он глядел на профессора с чувством неподдельной любви, а когда рот старика кривился в болезненном тике, он вдруг сочувственно тикнул в ответ – своим молодым ртом Дениса Психопатовича. Неожиданно для себя потакал, неожиданно для Кати порывисто поцеловал ей руку. Неожиданно для дочери Семена Ивановича потрепал ловко кудри внучки-музыкантши, неожиданно для себя заговорил:

– Семен Иванович, ради бога, не сочтите за наглость, я ничего особенного, я просто так.

– И я ничего особенного, – улыбнулся профессор.

– Не надо перебивать, – строго закрыл глаза аспирант. – Еще раз простите меня, но вы небось подумали, Семен Иваныч, что это за тип такой пошел нахальный в нашей отечественной микроэлектронике? А я вам на это отвечу – и никакого типа, ларчик просто открывается. Позвольте, как отцу родному, честное слово, я не подхалим, вы мне удивительно симпатичны, даже думаю, после успешной защиты я вас с охотою буду просто звать дядя Сеня. Вы давно из Липецка?

– Да с месяц тому как перебрались, – рассеянно указал Липеков на окружающую его среду.

– Только не надо перебивать младших, – вежливо напомнил Денис и вдруг просиял на Катю: – Катюша, тебе понравился Семен Иваныч?

Катя кусала губы и молча глядела на пианино.

– А мне, Катя, Семен Иваныч чрезвычайно понравился. Вы золотой мужик, Семен Иваныч. И квартира у вас – чудо, а не квартира, а главное – хотите скажу главное?

И профессор не отвечал, и Катя молчала.

– А главное – очень мне нравится город Липецк! – бухнул Денис и потряс руку старичка. Только тут что-то щелкнуло в памяти Катерины, она наморщила свой лоб. Однако не помогло. Завтра ей все объяснит ее будущий муж.

Катя молчала до позднего вечера, хотя они провели его вдвоем. Но это не так важно. Важно то, что у них вскоре родился Андрей Денисович, 52 см и 3,5 кг весу. Нормальный ребенок.




«Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики