КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Параллельные жизни (fb2)


Настройки текста:



Параллельные жизни

Pour mon bon ami et mentor Igor, qui m'a appris à croire en moi.

Глава 1

“Я тебя любила…”

Легкий ветерок, проникающий с балкона, коснулся каштановой пряди волос. Лениво потягиваясь и щурясь от лучей ласкового летнего солнца, Ева проснулась, и едва приоткрыв глаза, увидела спящего на соседней подушке мужа. Ее губы невольно растянулись в улыбке. Олег, успешный бизнесмен и строгий руководитель, мирно посапывал рядом. Широкие брови мужчины нависали над большими глазами, окаймленными ореолом густых ресниц. Ева рассматривала его веснушчатый нос и аккуратно очерченные, будто скульптором вылепленные уста, и не верила собственным глазам — перед нею был мужчина, с которым она жила уже шесть лет, а она все еще видела в нем 17-летнего мальчика, каким повстречала его в институте. Завороженная воспоминаниями, девушка обхватила его шею и поцеловала в мягкую щеку. Олег не проснулся, лишь что-то пробормотал сонным голосом, и Ева освободила его из объятий.

Встав с постели, она оглянулась вокруг. Огарки свечей и недопитая бутылка сухого полусладкого напоминали о вчерашнем романтическом вечере. Ева взяла свой бокал и отправилась на кухню. Ей хотелось обрадовать любимого вкусным завтраком, и она с энтузиазмом взялась за дело. Пара яиц, молоко, щепотка соли, сахар и горсть муки — рецепт любимых блинчиков мужа был удивительно прост. Дожарив последний, Ева на цыпочках прокралась в спальню и в предвкушении одобрительной реакции на свой сюрприз, стала будить супруга.

Ну, котик, еще пять минуточек, — зевая, протягивал слова ее любимый. — Полежи со мной чуть-чуть.

Одним резким движением он притянул жену к себе, и от неожиданности, Ева рухнула прямо ему на грудь.

— Ммм, кто-то хочет поиграть?

Мгновение — и дом наполнился веселым хохотом влюбленной девушки, пытающейся “вырваться” из крепких объятий своего благоверного. Зажав руки супруги своими, Олег целовал ее тонкую лебединую шею и зарывался лицом в копну ее кудрявых волос.

— От тебя вкусно пахнет, — сказал он, переводя дыхание.

— Я приготовила твои любимые блинчики, — сбахвальничала Ева.

— Правда? Неси.

— Чтоооо? Не будь хрюшей, живо на кухню!

— Ути, моя командирша.

— Так ты еще и ерничаешь? Ну я тебя сейчас проучу!

Помня о том, что Олег не выносит щекотки, Ева решила сейчас же воспользоваться слабостью мужа. Бегая по квартире и звонко хохоча, начинала свое утро семья Виноградовых, наивно полагающая, что их счастье продлится вечно. 

Глава 2

Ева работала редактором в одном из переводческих бюро в центре города. По правде говоря, работа ей нравилась: уютный офис, дружный коллектив и от дома неподалеку. Девушка всегда ходила пешком. Она любила утренние прогулки знакомыми аллеями, одни и те же лица, встречавшиеся на ее пути и сам «ритм» города. Иногда ей казалось, что она слышит его сердцебиение в гудках машин, крикливых рекламах и стрекотании мигающих светофоров.

Однако сегодня Ева не могла как следует насладиться своим утренним ритуалом — впервые в жизни она опаздывала на работу. Впопыхах собравшись и вызвав такси, девушка побежала к выходу.

Таксистом оказался мужчина лет сорока пяти. Сквозь коротко подстриженные черные волосы слегка пробивалась первая седина. Лоб водителя исполосовали преждевременные морщины, выдающие трудягу, постоянно озабоченного поиском пропитания для своей семьи.

Ева невольно вспомнила об отце. Александр Леонидович работал дальнобойщиком и всю жизнь только то и делал, что заботился о них с мамой и братом. Редко найдется человек более жертвенный, благородный и понимающий, чем ее папа.

— Куда едем? — прервал размышления девушки таксист.

Ева назвала нужный адрес и снова погрузилась в свои мысли.

На дворе было лето. Залитые солнечным светом улочки изгибались и перекрещивались, сплетаясь в развилистую паутину городских путей. Приветливые шпили старых зданий виднелись из-за современных супермаркетов и мелких кафешек, где обычно встречались шумные компании друзей, семьи и молодые пары. Город напоминал жужжащий муравейник, где люди-насекомые постоянно копошились в своих кирпичных коробках, не ведая, что в будничной суете теряют самое ценное — время и жизнь.

Еве хотелось вырваться из удушливых когтей этого бетонного монстра, она открыла окно и устремила взгляд ввысь.

Погода стояла тихая, безветренная. Косматые белые облака, неспешно плывущие голубым небосводом, казалось, вот-вот запутаются в зеленых кронах тополей, каштанов и кленов. В отличие от шатких многоэтажек, пыльных заводов и неумолкающих электростанций, они не боялись забытья. Миллионы лет к ним обращали взоры люди, молили и кляли — незыблемыми оставались небеса.

Упоенная простотой и безмолвным величием открывшегося перед нею вида, Ева с негой закрыла глаза. Всей кожей девушка ощущала приятное тепло солнечных лучей, играющих на ее вечно бледном лице.

“Я тебя любила…” — послышалось издалека.

— Что простите?

— Прибыли, — обыденно проговорил водитель.

Расплатившись и поблагодарив мужчину, Ева побежала к своему офису.

Глава 3

Взбежав по лестнице на второй этаж, Ева судорожно ввела пароль на кодовом замке. Распахнув подавшуюся дверь, сделала несколько шагов.

— Привет! — улыбнулась она коллегам.

Стрелки настенных часов показывали ровно 9:00.

“Успела”, — с облегчением подумала девушка.

Офис переводческого бюро был просторным и светлым. Основное пространство занимали компьютерные столы, расположенные таким образом, что каждые четыре образовывали обособленный “островок” (всего таких автономий было три). Занавешенные жалюзями пластиковые окна всё же пропускали достаточно света, чтобы восполнить жажду стоящих на белых подоконниках комнатных растений. В общем зале было несколько дверей, за которыми неустанно трудились менеджеры, а руководитель управлял процессами из собственного кабинета. К помещению примыкала небольшая кухонька, где во время обеденного перерыва собирались все сотрудники, чтобы перекусить и немного поболтать. Важную роль в сплочении коллектива играло и то, что как переводчики, так и редакторы работали над общими проектами и все время советовались друг с другом, так как постоянно менялись ролями. Таким образом, в тишине, под размеренный стук клавиатур, рождались новые идеи, решались рабочие задачи и … обсуждались личные проблемы — в безмолвии бурлила жизнь.

Ева заняла свое рабочее место и включила компьютер.

Мария Журавлева 8:59 АМ

Где ты???

Сообщение заставило Еву улыбнуться. Маша волновалась за нее и как истинная подруга всегда была в курсе всех ее передвижений.

Ева Виноградова 9:02 АМ

Привет, коть) еле успела, муж задержал))

Мария Журавлева 9:02 АМ

Хахах, ясно) а я уже переживать начала. Как ты?

Ева Виноградова 9:03 АМ

Хорошо. Не выспалась только. Вроде и ложусь вовремя, а все равно просыпаюсь не отдохнувшей. Мне что-то снится, но, как ни странно, на утро я наотрез не могу вспомнить что.

Мария Журавлева 9:05 АМ

Не страдай ерундой, Ев. Это просто усталость.

Ева Виноградова 9:06 АМ

Возможно.

Извини, у меня срочный проект, сроки горят — ничего не успеваю.

Ева соврала подруге. Ей и самой было неприятно состояние, в котором она находилась уже неделю, но она не хотела озадачивать им Марию.

Они с Машей познакомились еще во время стажировки. Так совпало, что девушки пришли устраиваться на работу в один день, вместе проходили обучение, радовались успехам друг друга и поддерживали в случае неудач. Со временем их общение из делового переросло в дружеское, они стали делиться секретами, и вскоре каждая из них была хорошо осведомлена о личной жизни другой.

Уже несколько месяцев Мария встречалась с Андреем, молодым предпринимателем, владельцем сети аптек. Юноша был от нее без ума, но упрямая девушка не хотела этого замечать. В очередной раз убеждая подругу не делать поспешных выводов, Ева то и дело удивлялась чрезмерной осторожности и неуверенности Маши — зеленоглазая красотка во всем искала подвох.

— Читай, — ткнула она телефон Еве.

Андрей 7:02 АМ

Привет! Как ты? Сегодня буду немного занят, нужно обсудить пару важных вопросов с поставщиками. Увидимся вечером.

— И что? — с недоумением спросила Ева.

— Как это что?! — вспылила Мария. — Раньше он всегда писал мне “доброе утро, как спалось?” и другие милашества, а теперь это сухое “привет”. И что это за поставщики такие, что из-за них он не сможет уделить мне несколько минут в течение дня?

— По-моему, ты сильно сгущаешь краски, — с улыбкой отметила Ева.

Неожиданная вспышка подруги очень ее умилила: в изумрудных глазах засверкали злобные огоньки, на тонких губах дрожала обида.

“Да уж, любовь не щадит никого”, — подумала Ева. Всегда рассудительная Маша сейчас походила на пятилетнюю девочку, которую лишили любимого медвежонка.

— Не переживай ты так, ему, похоже, сегодня предстоит нелегкий день, вот он и пытается быть максимально собранным. Увидишь, вечером он сам тебе обо всем расскажет, — успокаивала Ева.

— Это если я еще захочу его слушать, — фыркнула Маша.

А тем временем рабочий день незаметно подходил к концу, и сотрудники стали потихоньку собираться домой. Сдав последний проект менеджеру, Ева с облегчением выключила свой компьютер и устремилась к выходу. Мария догнала ее, и они стали спускаться. Едва переступив порог, они заметили стоящего на парковке Андрея. В руках у него был огромный букет хризантем, а сам он не сводил взгляда со своей возлюбленной.

Забыв обо всех обидах, Маша резво подбежала к нему и обвила руками шею. Мужчина поднял ее, словно перышко, и закружил в объятиях. Затем, поддавшись на уговоры девушки, поставил ее на землю и бережно взяв за руку, распахнул перед ней дверцу своего авто.

Уезжая, Мария помахала Еве рукой и послала воздушный поцелуй, а та лишь улыбаясь провела взглядом молодую пару и мысленно отметила: “Какие же они счастливые. Будто мы с Олегом шесть лет назад”.

Глава 4

Летний вечер дышал прохладой. Прогуливаясь под сосновым сводом небольшого прицерковного сада, Ева думала о том, как раньше на этой аллее юные дамы встречали своих кавалеров, а те, запинаясь и краснея дарили им нежные строки наивных стихов о первой любви. Герои старинных романов, бесстрашные рыцари и утонченные леди оживали в фантазии девушки. Погруженная в свои мысли, она и не заметила, как свернула на набережную.

Солнце почти уже село. Посылая последние лучи уставшему городу, и прячась за спинами многоэтажек, древнее светило, казалось, искало последний приют в цикличном водовороте событий, обреченных на бесконечное повторение.

Замечали ли вы когда-нибудь, что вечерами земля становиться похожей на большой циферблат, где длинные стрелки-тени отмеряют столь ценное время, отведенное каждому человеку? И как бездарно мы о нем забываем! Вот и наша героиня, очарованная воспоминаниями о былом, совершенно потеряла ему счет.

Девушка шла вдоль извилистой балюстрады, металлические прутья которой вперемежку с каменными блоками слыли воплощением жалкой, но надменной попытки человечества обуздать буйный нрав водной стихии. Заключенная в железную изгородь, река наводила на Еву тоску. Ей, как и девушке, хотелось освободиться от бессмысленных оков, но вместо этого она изо дня в день размеренно несла свои воды в привычное русло.

Ева остановилась возле одного из каменных блоков и вгляделась в темную гладь водяного зеркала. В нем отразилось задумчивое бледное лицо, которое несмотря на недосып и сильную изможденность, не утратило прежней привлекательности. Вдруг, рядом с ним появилось второе — мужское лицо.

“Я ждал тебя”, — произнес знакомый голос.

Ева обернулась, но не увидела никого за спиной. Набережная опустела, а на город уже опускались сумерки. Изрядно перепугавшись, девушка бросилась бежать что есть мочи. Добравшись до остановки, она вскочила в первый троллейбус по направлению к ж/д и, только усевшись в мягкое кресло подле окна, немного успокоилась.

“Чертова усталость”, — мысленно выругалась Ева.

А за окнами плавно проплывали мигающие огоньки светофоров и мчащихся вдаль машин — мысль о домашнем уюте наполнила душу теплом.

Глава 5

“Милый, ты дома?”, — звеня ключами, спросила Ева.

В квартире было тихо. Записка на холодильнике гласила: “Уехал в командировку, буду через три дня. Целую, Олег”.

Девушку не прельщала перспектива провести выходные в одиночестве, более того, поступок мужа ее слегка обескуражил. Раньше Олег всегда предупреждал об отъезде, а теперь эта глупая бумажка, даже не позвонил. Она машинально потянулась к телефону.

“Так вот оно что”, — догадалась Ева, смотря на разряженный мобильник. — “Конечно же он мне звонил, вот я дура”, — с облегчением выдохнула доселе взволнованная супруга. “Погоди, только заряжу тебя”, — едва успела подумать девушка, как в доме погас свет. “Этого еще не хватало, — пронеслось в голове у Евы. — Опять, верно, пробки повыбивало”. Сейчас она подойдет к счетчику, щелкнет рычажок рубильника вверх и устранит проблему.

Девушка замерла на полпути. Прибор находился в отверстии задней стенки шкафа, к дверце которого крепилось огромное зеркало. Свет уличных фонарей отбился от темной поверхности и Еве невольно вспомнилось зловещее отражение в воде, по спине пробежали мурашки. Переборов удушительную волну страха, одним резким движением она дернула на себя дверцу и нащупала рубильник. Рычажок не поддавался. Попытки девушки вернуть ему вертикальное положение были тщетны, он то и дело отскакивал назад. “Похоже плановое отключение”, — успокаивала себя Ева.

Смирившись с неудачей, она зажгла свечу. Мягкий свет оранжевого пламени наполнил небольшую комнату. Удобно умостившись в любимом кресле, наша героиня укуталась пледом и с наслаждением человека, тяжелый трудовой день которого был окончен, потягивала горячий чай с бубликами и читала настольную книгу.

Обычно Еве нравились ренессансные романы, где людьми заправляли честь и благородство; где обуревавшие их страсти не были достаточно сильны, чтобы сломать непоколебимый дух; где любовь, скрепленная надеждой, терпела и прощала, пронося через года святость тайных свиданий, нечаянно брошенного пылкого взгляда и полуулыбки из-под черной вуали.

Однако сегодня девушку увлекла совершенно другая книга. Пестрые страницы повествовали о чудесах древности: величественных пирамидах, грандиозных садах и колоссальных статуях, о маяках, что посылали свет далеким торговым судам. В полумраке резкие контуры смягчались, изображения наполнялись приключенческим духом и особым волшебством, заставляющим увлеченного читателя жадно всматриваться в каждую деталь.

Мысленно путешествуя бескрайними просторами египетских пустынь, прогуливаясь античными двориками и пробираясь сквозь тропические джунгли Амазонии, Ева не заметила, как уснула.

Глава 6

Впервые за долгое время Ева видела сон.

Она стояла посреди безлюдной улицы и как будто кого-то ждала. Девушка постоянно смотрела на часы, словно боясь, что время вот-вот остановиться, и она не успеет увидеться с кем-то очень важным. Кто этот человек?

При одной мысли о нем сердце девушки охватывала едва осязаемая тоска. Волнение и холод пробирали до костей, но Ева не могла пошевелиться. Только сейчас она заметила, что стоит на незнакомом перекрестке и как завороженная вглядывается за угол соседнего дома, откуда вот-вот должен появиться тот самый человек, которого она так ждала.

Минуты ожидания тянулись мучительно долго. Тучи над крышами серых зданий стали сгущаться, начиналась гроза. Шквальные порывы ветра задували шифоновые складки красного платья девушки, путались в ее волосах и неприятно резали глаза приносимой пылью. Ева хотела окликнуть ожидаемого незнакомца, но не знала его имени. Она бросилась бежать осиротевшими улицами, вглядываясь в каждое окно заброшенного дома или унылой кафешки, пытаясь найти искомое.

Ева почти уже отчаялась, как вдруг, в окне одной из многоэтажек забрезжил лучик надежды. Сердце подсказывало девушке, там жил именно он, тот самый человек, которого она так ждала. Ева бросилась бежать изо всех ног. Мысль о том, что ее время вот-вот иссякнет, острым лезвием впивалась в разум. Задыхаясь, она бежала по центральной площади, где массивные стрелки часов на городской ратуше выстукивали жестоким маршем. Каждый удар отдалял ее от заветной цели, и совсем обессилев, девушка свалилась на мокрую брусчатку и обреченно произнесла: “ Я тебя любила”.

Глава 7

“Кого это ты там любила?” — Олег склонился над заплаканным лицом жены.

“Но как? Ты же должен был уехать в командировку!” — удивлению Евы не было предела. Она смотрела на мужа как на вчерашнее привидение и ждала объяснений.

“Рейс отменили из-за нелетной погоды, ты что совсем не видела, что творилось на дворе? И где твой мобильный? Я волновался.”

“Разрядился”, — сухо бросила Ева.

“Ладно, я только с поезда. Хочу немного прилечь. Отложим разговоры на потом”, — устало зевнул мужчина.

Ева не стала донимать супруга расспросами. Она видела, что тот изрядно измотан, и только укрыла его одеялом из сиреневого акрила.

Несмотря на то, что было около пяти утра, девушка уже не хотела спать. Ева пошла на кухню, чтобы выпить чашечку крепкого кофе. Только этот напиток и возвращал ее к жизни. Тело ужасно болело, глаза опухли и воспалились от пролитых слез. Ева не понимала, что с ней произошло. Она снова ничего не помнила, и это состояние выводило ее из себя. Чтобы немного успокоится, она вышла на балкон.

Светало. Изящный бутон золотисто-розовых и нежно-лиловых красок распускался на лазурном небосводе. Его лучистые лепестки бережно касались зеленых верхушек деревьев, в тени которых прятались перроны и колеи железнодорожного вокзала. Поезда прибывали регулярно, гудки машинистов, ни на миг не умолкая, здоровались с вечностью.

Свежий ветерок обдувал измученное лицо Евы. Вдыхая кофейный аромат, она восполняла энергию, отнимаемую ночными кошмарами. Но отнюдь не они занимали девушку. Юным сердцем овладела тоска. Так скучают по родному человеку, которого нет рядом. Но о ком ей грустить? Любимый муж окружал ее заботой и вниманием, с родителями она общалась каждый день. “Мне просто нужно отдохнуть и немного развеяться”, — подумала Ева.

Одевшись и собрав волосы в тонкий пучок, девушка решила прогуляться. Аккуратно повернула ключ в дверном и замке и, стараясь не разбудить супруга, тихонько вышла на лестничную клетку.

Глава 8

Новый день обещал быть погодистым — ни облачка в бездонной синеве.

Умытые дождем королевские лилии кичливо рассматривали свое отражение в серебристых лужицах, а ландыши застенчиво склоняли белые головки к сырой земле. Над спинками зеленых лавок украдкой шептались липы, а воздух полнился медовым ароматом.

Ева очень любила свой уютный дворик, где каждый уголок был ей до боли знаком и дорог. Ей нравились вечерние променады под тенистыми каштанами, беззаботное воркование голубей на крышах и детский смех, доносящийся с игровой площадки. И хоть родилась она не здесь, именно в этом месте был ее дом.

Внимание девушки привлекла старуха. Ева уже много раз встречала пожилую женщину, медленно и степенно прохаживающуюся туда-сюда вдоль многоэтажек и асфальтных заездов. Казалось, та совершенно не умела одеваться по погоде — и в холод, и в жару тонкое пальто из коричневого фетра укутывало высохший старушечий стан.

“Здравствуйте!” — вежливо обратилась Ева к седовласой бабуле.

Та никогда не отвечала на приветствие девушки, поэтому ничуть не расстроившись, Ева свернула на соседнюю улицу и стала спускаться к парку.

Среди многолетних дубов, пышных елей и тополей, девушка обретала покой и умиротворение. Усевшись на уютную деревянную скамью возле фонтана, Ева наблюдала за проворными рыжими бельчатами, копошащимися в траве в поисках шишек и желудей, прислушивалась к пению птиц и шуму воды. На душе становилось легко и светло, тело и разум приходили в гармонию.

Еве больше не было грустно. Она позабыла дурные грезы и собиралась идти домой, как вдруг снова увидела знакомую старуху. Женщина неспешно шла по извилистой тропе и, похоже, направлялась к ее скамье.

Не говоря ни слова, она опустилась на лавку подле Евы и уставилась на мраморную чашу журчащего фонтана. Несколько минут они просидели в тишине, нарушаемой лишь редким карканьем ворон.

“Сколько воды утекло…” — пробормотала старуха.

“Что, простите?” — слова женщины прервали раздумья Евы.

“Сколько воды утекло, а я все еще помню запах его волос”, — печально повторила она.

“Извините, вы сейчас о ком?” — встревожилась девушка.

“Они пахли морем, вон как этот фонтан. Ах, как же к лицу ему был офицерский мундир, будь он трижды проклят! — продолжала бабуля, как будто, не слыша вопросов Евы. — Мой Алешенька пограничником был, все поморье о нем вздыхало, а он меня выбрал. Потому что горда была и неприступна. Прям как ты, деточка”.

На последней фразе глаза старухи смягчились, и она с теплотой посмотрела на собеседницу.

“Что с ним случилось?” — сочувственно поинтересовалась Ева.

“Война, девочка. Многих она погубила, — морщины на выцветшем лице стали еще глубже. — Моего жениха забрали прямо со свадьбы. Уже тогда я почуяла что-то неладное. Бросив и гостей, и мать, до последнего бежала по клубящемуся следу быстрой повозки, превращая свое белое платье в пыльные лохмотья”.

Рассказ старухи растрогал Еву, на бледных щеках заблестели слезы.

— Вы его не догнали?

— Да нет. Даже у этих прощелыг осталась капля совести. Нам дали попрощаться.

— Почему вы не сбежали? Ведь вы могли…

— Думаешь, я не хотела? — довольно резко оборвала ее рассказчица. Я все глаза выплакала, умоляя его остаться! А он только грустно улыбнулся, укутал меня в это пальто и сказал: “Я всегда буду с тобой”. А потом отдал мне еще кое-что.

Старуха достала из кармана небольшой веночек из сухих трав и соцветий бессмертника и протянула его Еве.

“Что это?” — спросила девушка.

“Это ловец снов, — объяснила пожилая дама. — С его помощью ты всегда будешь с тем, кого любишь. Он сможет навещать тебя во сне. Я же вижу, ты по нему скучаешь. Возьми”.

“Вовсе нет, — возразила Ева. — Мой любимый со мной. Мы счастливы”.

Старуха лишь сокрушительно покачала головой.

“Я не могу это взять. Он по праву принадлежит вам”, — настаивала девушка.

“О, нет, — лукаво усмехнулась бабуля. — Ловец снов сам выбирает хозяйку”.

Ева еще раз посмотрела на сухой веночек в своей руке и увидела, что тот позеленел, а цветы заиграли нежно-сиреневым.

“Что за…Но как это возможно? — запиналась ошеломленная девушка. — Погодите!” — вскрикнула она, но старухи и след простыл.

Глава 9

Воротившись домой, Ева застала мужа у плиты. Олег готовил завтрак. Сосредоточенный на процессе, он что-то напевал себе под нос, и лишь сейчас девушка заметила, что он в наушниках. Она подошла сзади и обняла супруга за плечи. Тот обернулся и заключил жену в объятия.

“Попалась, — Олег поочередно поцеловал ее в обе щеки. — Я тебя обыскался. Ты где пропала?”

“Я гуляла”, — понурилась Ева.

“Ты сама не своя. Тебя что-то тревожит? — муж бережно поднял ее подбородок длинными пальцами и пристально посмотрел супруге в глаза.

“Да так, встретила одну неприятную старуху”, — Еве не хотелось рассказывать детали случившегося.

“Ох, уж мне эти старухи, — утешительно улыбнулся Олег. — Садись завтракать. Я приготовил нам омлет”.

“Какой ты у меня молодец!”

“Стало быть, твою командировку отменили?” — отламывая кусочек хрустящего багета поинтересовалась Ева. Ей хотелось как можно скорее сменить неприятную тему.

“Перенесли на несколько дней. А пока у меня внеплановый отпуск. Целых два дня”, — с сарказмом произнес Олег. Он очень много работал и редко бывал дома даже по выходным.

“Уже полтора”, — не удержалась Ева.

“Знаешь, там Влад с Наташей уже давно приглашали нас на дачу. Ты как?”

“В принципе не против, почему бы и нет”, — согласилась жена, а про себя отметила:

“Природа и свежий воздух пойдут мне на пользу. Да и Наташу я давно не видела, нам будет о чем поболтать”.

Немного перекусив, супруги стали собираться. Дорога им предстояла недолгая, всего полтора часа отделяло их от момента, когда, комфортно устроившись в уютной беседке две пары молодых людей будут мило беседовать, шутить и наслаждаться отменнейшим шашлыком с зеленью, который так умело готовит Олег.

“Береги шляпку”, — заботливо предупредил он супругу, когда та садилась в авто.

Всю дорогу молодые люди молчали. Ева думала об их отношениях. Порою ей казалось, что они с Олегом живут вместе по привычке. Он подолгу пропадал на работе и все меньше интересовался ею. Вся их семейная жизнь нынче сводилась к обыденным разговорам за ужином, во время которых обсуждались лишь рабочие неурядицы да будничные хлопоты. Часто бывало так, что супруги и вовсе не разговаривали, молча потупившись в мерцающий экран, где какой-то стендапер рассказывал заезженные шутки. Олег и Ева перестали ходить в кафе, засыпать под веселые фильмы, даже спортзал посещали порознь. Когда они так отдалились? Почему рядом с ней сейчас едет такой чужой родной человек?

При этой мысли девушка с грустью окинула взглядом мужа и, сделав глубокий вдох, уставилась в окно.

Глава 10

“Здарова, Виноградов!” — расплывшись в широкой улыбке, Влад похлопал давнего друга по плечу. Высокий брюнет работал в банке, к услугам которого прибегала Ева. Ей было непривычно видеть всегда собранного экономиста в деловом костюме разгуливающим по двору в пляжных шортах и соломенной шляпе.

“Ну, привет!” — поздоровался Олег. — Как ты? Где Наташа?”

“Та потихоньку, ты как? Наташа на кухне, возится с салатами”, — с наигранной обидою буркнул Влад. Ему хотелось больше времени проводить с любимой, но в то же время он втайне гордился хозяйственностью гражданской супруги.

“Я ей помогу”, — вызвалась Ева. Девушке не терпелось увидеть подругу.

Оставив мужчин выхваляться карьерными успехами наедине, она зашла в небольшую летнюю кухоньку. На гладко выбеленных стенах красовались красные маки; с деревянных балок, что подпирали низкие потолки, свисали перевязанные бечевками травы; подоконники украшали букеты полевых цветов; в одном из углов, укрытая вышитым полотенцем, на деревянной полке стояла икона Божьей матери. В незамысловатый интерьер органично вписывалась старинная печка, предназначавшаяся больше для поддержания колорита, нежели для практических нужд.

Ева застала Наташу за нарезанием свежесобранных спелых томатов. Один из них брызнул последней на полосатый передник, и с уст девушки сорвалось крепкое словцо.

“И тебе добрый день”, — развеселенная реакцией подруги, подтрунивала Ева.

“Евка!” — откинув длинные русые косы назад, подбежала Наташа. — Как давно мы не виделись! Еще ведь с института. А ты ничуть не изменилась”.

“И ты, я вижу, тоже, примерная жена”, — по-прежнему лукаво щурясь, намекнула на услышанное Ева. — Все-таки здорово, что ты теперь с Владом. Мне хоть поговорить есть с кем, а то эти мужские компании уже порядком надоели”.

“Понимаю. Он меня пока со всеми друзьями перезнакомил, думала помру со скуки, — призналась Наташа. — Я так рада, что мы наконец-то встретились”.

“А здесь мило”, — подметила Ева, усаживаясь в плетеное кресло.

“Не могу не согласиться. Дача Владу от бабушки досталась. Как видишь, здесь мало что изменилось”.

“Как дела? Работа? Дети не надоели еще?” — сыпала стандартными вопросами Ева.

“Хахах, нет. Мне нравится преподавать. Ты же знаешь, я не могу без живого общения. Детки у меня умные, послушные. Для меня это настолько приятно — видеть их успехи. Нет, я ни за что бы не отказалась от своей работы”.

“Отчаянная”, — шуточно-безнадежно вздохнула Ева.

“Так выпьем же за это!” — Наташа протянула подруге стакан молока и краюху свежеиспеченного хлеба.

“Откуда?” — удивленно спросила Ева.

“Выменяла у соседки за десяток яиц. Мой то думает, я сама испекла, да все нахваливает”, — заговорщически хихикнула ее собеседница.

“Ты не меняешься!” — расхохоталась Ева, и вскоре уже обе девушки заливисто смеялись, вспоминая институтские шалости и те беззаботные деньки, когда узы крепкой дружбы помогали им сносить все тяжести учебного процесса.

Глава 11

Ближе к вечеру компания расположилась в уединенной беседке на краю сада. Прочные сосновые срубы постройки обвивал пурпурный клематис, наполняя воздух вокруг цветочным благоуханием. Внутри находились лакированные лавочки и продолговатый дубовый стол, который сейчас был сервирован к ужину.

Молодые люди наслаждались различными яствами, пьянящим ароматом ягодного пунша и сладким вишневым пирогом, который девушки испекли специально для этого случая. Украшением стола, конечно же, был шашлык, приготовленный мужчинами на гриле. Приятели не упускали возможности похвалиться своим мастерством, а жены охотно им поддакивали, только раззадоривая задавак.

“У меня есть тост, — сказал Олег, поднимаясь. — За наших милых дам. Пускай их красота еще долго радует глаз, а вера в нас с годами только растет и крепнет”.

“Как твое самомнение?”, — подколол выступающего Влад.

“Ах ты ж …” — смеясь, Олег нарочито укоризненно зыркнул на товарища, который и сам еле сдерживал улыбку. Они обменялись дружескими похлопываниями по спине, и вставая, Влад добавил: “За вас, девчонки. Нам с вами очень повезло”.

Наташа и Ева переглянулись и едва заметным кивком головы в который раз условились хранить молчание о милых происках друг дружки, совершаемых вне ведения супругов.

“Да, уж повезло так повезло”, — лукаво улыбаясь подметила Наташа, и звон хрустальных бокалов заполнил все уголки сада.

В приятной компании время летело незаметно. С приходом темноты, словно крохотные светлячки, зажигались фонарики, чье электрическое свечение привлекало мотыльков и других насекомых. Не ведая опасности, они летели к губительному пламени, безжалостно сжигающему их прозрачные крылья и… невинные души.

А под волшебную музыку кружились в медленном танце пары. Олег обнимал Еву за тонкую талию и трепетно поглаживал ее спину рукой. Супруги смотрели друг другу в глаза, где навсегда отпечатались робость первых свиданий, пропущенные под теплым одеялом занятия в институте, колючие ссоры ревности и клятвы, данные у алтаря. Губы влюбленных слились в нежном всепрощающем поцелуе, и Ева забыла обиды мужского безразличия, одиночество вечеров и стену непонимания, которую они сами же и выстроили.

Глава 12

Июльская ночь была тихой и звездной. Лунный свет стучался в старые оконные рамы, из-за которых доносились соловьиные трели и мирное стрекотание кузнечиков.

Часы на каминной полке давно уже пробили полночь, а Ева по-прежнему не могла уснуть. Стены кирпичного дома душили ее, и девушка то и дело ворочалась на постели.

“Нет, я так больше не могу”, — пронеслось в голове у Евы, и убедившись, что муж крепко спит, она на цыпочках вышла из комнаты. Изо всех сил стараясь не задеть какую-нибудь скрипучую половицу, также осторожно прокралась по коридору к спасительному выходу.

Легкий ветерок обдул лицо девушки долгожданной прохладой. Немного задержавшись на крыльце, влекомая ароматами вишен и абрикос, исходящих из плодового сада, Ева вспомнила об имеющейся там деревянной качели и ей вдруг нестерпимо захотелось на ней прокатиться. Запахнув халат и надев первые подвернувшиеся тапки, она устремилась к цели.

Черные тени раскидистых деревьев не пугали девушку, и она смело пробиралась сквозь малиновые заросли и наконец достигла желаемого. Согнув ноги в коленях, Ева прилегла на длинную лавку качели и сделала пару толчков. Раскачиваясь в своей “колыбели”, девушка смотрела на далекие звезды и впервые за эту неделю не чувствовала усталости. Тревожные мысли понемногу отпускали ее, и, забывшись, Ева провалилась в глубокий сон…

Она снова стояла на том же перекрестке и едва узнавала доселе знакомую улицу. Казалось, кто-то стер унылую безрадостность со стен домов и … сердца девушки. Ева больше не ждала, она знала куда идти.

Ноги сами несли ее по солнечной аллее вдоль приветливых кафешек, зеленеющих грабов и лип. Весенний ветер играл с каштановыми локонами, а причудливые воланы красного платья задорно танцевали под звон стучащих каблуков. И вот Ева уже была у той самой центральной площади. На секунду тревога сковала сердце девушки. Неужели зловещий грохот часов снова оборвет ее сон, и она так и не узнает, к кому же она так спешила? Нет, не в этот раз. Девушка уверенно свернула налево и стала подниматься вверх по улице.

Ева остановилась у немного углубленного трехэтажного здания. По обе стороны постройки разрослись высокие ели, в тени которых в два ряда стояли лавочки. Судя по ярко-голубому цвету, их покрасили совсем недавно. На огражденных белыми бордюрами клумбах благоухали тюльпаны — любимые цветы Евы, а по углам импровизированного палисадника стыдливо пряталась сирень. Это место привлекло внимание девушки, и ей захотелось попасть внутрь.

В просторном вестибюле пахло сыростью и … книгами.

“Я что в библиотеке?”, — догадку Евы подтвердили стенды с многочисленными вывесками о выставках и встречах с неизвестными ей писателями.

По правую руку пустовала гардеробная, перед входом в которую в золоченой плетеной раме красовалось огромное зеркало. Поправляя прическу, Ева рассматривала в отражении круглые стеклянные столики подле мягких диванчиков, комнатные цветы в вазонах, разросшиеся до невероятных размеров, как взгляд ее пал на лестницу. Девушка обернулась. Она еще никогда не видела, чтобы между каменными ступенями зияли пролеты.

“А не посмотреть ли мне, что там наверху?” — подначивало Еву любопытство, и отбросив всякие опасения, она сделала пару шагов вверх.

“Ох, как невежливо заставлять меня ждать, — от неожиданности девушка слегка пошатнулась. В мягком голосе сверху звучали саркастичные нотки.

Ева подняла голову и увидела светловолосого молодого человека. Облокотясь о балюстраду второго этажа, парень без малейшего стеснения разглядывал ее и нагло улыбался.

“Сама поднимешься или тебе помочь?” — незнакомец уверенно подал руку Еве.

“Ну и индюк”, — пронеслось в голове у девушки.

“Я Егор”, — слегка сжав ее пальцы своими, представился он.

“Ева”, — надменным тоном бросила девушка, стараясь побыстрее высвободиться из его рукопожатия. Почему он так ее раздражал?

“А ты ведь с иняза?” — поинтересовался молодой человек.

“Какая ему разница”, — недовольство Евы только росло. Ей хотелось скорее попрощаться и продолжить исследовать библиотеку, где она надеялась встретиться с кем-то важным.

“Да”, — произнесла она.

“Бедняжка”, — пытаясь изобразить сочувствие, иронично подметил Егор.

“Почему это?” — возмутилась Ева. Покровительственный тон незнакомца взбесил ее. На факультете и вправду было нелегко, но кто он такой, чтобы ей сочувствовать?

“А все, кто учатся на инязе, бедняжки, — на этот раз искренне ответил парень. — Приятно познакомиться, Ева. Надеюсь, теперь мы будем видеться чаще”.

“Очень надеюсь, что нет”, — подумала девушка, а вслух произнесла:

“Конечно”.

Глава 13

Ева проснулась от предрассветного холода, что острыми иглами впивался в ее кожу. Озноб усиливался болью в шее, которая от долгого лежания на твердой качели затекла и неистово ныла. Кутаясь в махровый халат, девушка отчаянно пыталась согреться. Засунув посиневшие от холода руки в карманы, Ева нащупала что-то теплое в одном из них. Достав содержимое наружу, она увидела небольшой веночек, что слегка подсвечивался.

“Но я же оставила его там, на скамье в парке”, — неожиданная находка потрясла девушку.

“Ловец снов сам выбирает хозяйку”, — всплыли в памяти слова старухи.

Еве захотелось избавиться от проклятой вещицы, и она уже занесла руку, чтобы швырнуть ее в глубь сада, как вдруг передумала.

Благодаря маленькому веночку она помнила свой сон в деталях, хотя неделю назад могла лишь мечтать о такой роскоши. А что, если она оставит его себе? Ведь ничего плохого не случиться, правда? Надежно спрятав свой новый оберег в карман, Ева побрела к дому, где все еще были во власти сна.

Глава 14

Воскресное утро началось с криков и беготни за соседней дверью. Напуганные отчаянными визгами друзей, Олег и Ева вбежали к ним в спальню.

Влад гонял по комнате, как сумасшедший. В руках у мужчины был веник, которым он угрожающе размахивал со стороны в сторону, в то время как Наташа, вскарабкавшись на стул возле шкафа, дрожащими пальцами указывала: “Туда … левее … под кроватью”.

“Оно бежит сюда”, — завизжала девушка и закрыла лицо руками.

Удар, и под веником Влада задрожало серое тельце мышонка. Маленький хитрец, пробравшийся в дом в поисках поживы, запутался в колючих прутьях и что есть сил пытался удрать. Мужчина потянул его за цепкий хвостик и бросил в большую банку. Крохотные лапки скользили, стараясь освободиться из стеклянной тюрьмы, но все усилия мышонка не приносили результата.

“Спускайся, дорогая, он тебя не укусит, — Влад подал руку супруге, помогая ей слезть со стула.

“Ой, какой он милый”, — девушка улыбнулась животному и постучала по стеклу, от чего-то притихло и перестало метаться.

“А пару минут назад ты так не считала”, — переводя дыхание от погони, буркнул Влад.

“Нам кто-нибудь вообще объяснит, что здесь происходит?” — не выдержал Олег.

“Обязательно”, — почти в один голос сказала нашумевшая пара.

Друзья завтракали во дворе, накрыв столик прямо под разросшейся виноградной лозой, которая служила природным укрытием от палящего солнца. Размахивая бутербродом, Влад увлеченно рассказывал об утреннем приключении:

“И тут я, значит, просыпаюсь, а она визжит: “оно смотрит на меня! убери его, я боюсь!”, — повествователь сильно гримасничал, чем очень смешил компанию.

“Ну, а что, он и вправду на меня смотрел”, — подхватила Наташа.

“Именно поэтому нужно было тыкать в меня веником и кричать на весь дом?” — с поддельным укором спрашивал Влад.

Глядя на эту пару, Виноградовы удивлялись тому, как же все-таки все влюбленные люди похожи. Они даже ссорятся одинаково. Поблагодарив друзей за гостеприимный прием, Олег и Ева стали собираться домой.

“На следующие выходные вы у нас!” — настойчиво предложил мужчина, садясь в авто.

“Разумеется”, — кивнул на прощанье Влад.

Молодые люди ехали по скоростному шоссе и снова молчали, углубившись в свои мысли. Деревья, густо высаженные у обочин, сплетались зелеными кронами, образовывая своеобразный тоннель, сквозь который едва пробивались редкие солнечные лучи.

В машине было почти темно. Уставившись в окно, Ева думала о новом знакомом, и душу ее раздирали сомнения.

“Неужели он тот самый? Нет, только не этот нахал”, — девушка улыбнулась сама себе. “А почему нахал? Я же его совсем не знаю. А вдруг он хороший?” — внутренний голос стал в защиту незнакомца. “Да зачем я вообще о нем думаю? Делать мне больше нечего, — насупилась Ева. — Бред какой-то”.

“Милый, сделай, пожалуйста, громче”, — попросила она мужа, и салон автомобиля заполнила легкая джазовая музыка, в такт которой знаменитый мужской баритон мелодично напевал:


Strangers in the night
Exchanging glances
Wond'ring in the night
What were the chances we'd be sharing love
Before the night was through.
Something in your eyes was so inviting,
Something in your smile was so exciting,
Something in my heart,
Told me I must have you.

Глава 15

Ева снова поднималась по знакомой лестнице с зияющими пролетами. На этот раз таинственный незнакомец уже не ждал ее на втором этаже, и девушка облегченно вздохнула. Как она могла подумать, что этот наглый самоуверенный тип был именно тем, кого она должна встретить?

Немного замешкавшись, Ева повернула по пустынному коридору направо и обнаружила двустворчатую дверь. Бумажные бабочки, украшающие стекло, затрепетали крылышками от ее учащенного дыхания. Она волновалась. Девушке казалось, что она стоит на пороге тайны.

С замиранием сердца, Ева потянула ручку на себя и дверь поддалась. Звон китайских колокольчиков известил о ее приходе, однако в отделе никого не было. Вдоль стен высились пыльные шкафы с книгами на иностранных языках, а с отдельных полок посвешивали свои длинные стебли комнатные цветы. В центре зала стояла кафедра, за которой, по всей видимости, библиотекари встречали посетителей. Уставленная многочисленными календариками, формулярами и разными безделушками, она хранила записи о читателях. Дверь за кафедрой вела в книгохранилище, где также располагались рабочие места сотрудников библиотеки. Пространство возле окна занимали компьютеры и современный 3D-принтер. Заглянув в ящик стола под ним, любопытная девушка обнаружила несколько “напечатанных” фигурок и материал для их изготовления. В левом углу красовалось пианино, на котором она еще с детства мечтала научиться играть. Светлые жалюзи отделяли его от остальной части зала, создавая вокруг инструмента уединенную камерную атмосферу. За ними находилась еще одна комната, в которой кроме книг также нашел приют ряд светло-зеленых столов, разместившихся напротив белого экрана смарт-доски. “Наверное, здесь проводят культурные мероприятия”, — подумала Ева.

Последней была игровая. Здесь дети могли поиграть в икс-бокс, собрать пазлы или почитать в окружении мягких игрушек.

Ева вернулась в главный зал и села за кафедру. Ей в руки попал журнал, публиковавший статьи о современных педагогических приемах воспитания школьников. Чтение немного успокаивало девушку, хотя время от времени, ее взгляд с надеждою останавливался на входной двери.

Звон колокольчиков возвестил о посетителе.

“Опять этот несносный хлыщ, — с досадой подумала Ева. — Что он здесь забыл?”

“Привет”, — поздоровался Егор.

“Привет”, — натянуто улыбнулась Ева и потупилась в свой журнал, делая вид, что ей безумно интересно.

“Как дела?” — попытался завязать разговор нежданный гость.

С полминуты Ева молчала, перебирая в голове разные колкости, но ничего не придумав, безразлично бросила:

“Нормально”.

Осознав, что ему не рады, парень прошел к пианино и начал настраивать инструмент.

“Он умеет играть? — воодушевилась Ева. — Может и меня научит, если попросить? Ну уж нет! Я не стану так тешить его самолюбие”, — мысленно запретила себе девушка.

Волшебные звуки незатейливой мелодии нравились Еве. Под ловкими пальцами музыканта клавиши оживали, и каждая нота пела особенно проникновенно. Бессознательный порыв заставил девушку отбросить скучный журнал и ловить каждый звук, каждое движение играющего.

Она и не заметила, как стала завороженно рассматривать его склоненное лицо: выразительные брови разделяли едва заметные вертикальные складки высокого лба, выдающие необычайное сосредоточение; усталые веки в рамке длинных ресниц прикрыли ясно-серые глаза; а мягкие губы слегка вздымались от дыхания парня.

“Как он сейчас красив”, — поймала себя на мысли Ева, как вдруг еле уловимая ухмылка мелькнула на устах незнакомца, почувствовавшего, что за ним наблюдают.

“Вот же зараза!” — вскипела девушка и снова уставилась в нудный еженедельник.

“Присоединяйся, — игривые чертики танцевали в глазах Егора. — Ну, правда, хватит там уже сидеть, я не кусаюсь”, — сказал парень серьезнее.

“Окей”, — холодно согласилась Ева, хотя в душе была рада приглашению.

Она взяла свободный стульчик у компьютерного стола и села у правого края пианино.

“Ближе”, — придвинул ее стул Егор.

Волна смущения сковала девушку и ее щеки залила краска. От неловкости она не могла сказать и слова, а парень, как назло, терзал ее пронзительным взглядом. Ева опустила глаза и лихорадочно заламывала пальцы.

“Так ты еще и жената?” — спросил он, завидев кольцо на безымянном.

“Правильно говорить замужем”, — уверенность понемногу возвращалась к ней.

“Ой, пардон, — иронично скривился парень. — И давно?”

“Уже год. А ты? У тебя кто-то есть?” — поинтересовалась она в ответ.

“Зачем я это спросила? — подумала Ева. — Оно мне надо?”

“У меня была девушка. Мы недавно расстались. Это грустная история, — вздохнул Егор. — Но не будем о грустном. Мне кажется, я встречал тебя раньше. В университете. Ты к деканату еще тогда шла в этом же платье. Тебе идет красный цвет, я это сразу заметил”.

Комплимент парня понравился Еве, но она решила это скрыть.

“А я тебя и не видела никогда”, — девушка важно надула губки.

“Очень странно, как я раньше могла его не замечать”, — пронеслось в голове у Евы.

“Наверное потому, что я редко там бываю. А когда и прихожу, то стараюсь не выделяться. Забьюсь в какой-нибудь удобный угол с толстой книженцией в руках. Как-то так”, — пояснил Егор.

Запала неловкая пауза, и парень решил заполнить ее небольшим музыкальным этюдом. Он уже стал наигрывать мелодию, как вдруг сильно промазал, и пианино выдало совсем нестройные звуки.

“Пальцы-сардельки!” — с досадой зашипел Егор.

Ева не знала, что развеселило ее больше: шутка парня или то, что похвальбишка наконец-то, по ее мнению, получил по заслугам. Девушка не удержалась от смеха, но потом резко придала лицу серьезного выражения, и опустив глаза с фальшивым сочувствием произнесла:

“Бывает”.

Глава 16

Ева проснулась в отличном настроении. Кошмары больше не тревожили ее, а встречи с Егором становились приятнее. Из их отношений ушла натянутость, самоуверенность парня больше не раздражала девушку. Наоборот, эта черта казалась ей привлекательной. Что плохого в том, что мужчина уверен в себе? Это же здорово, всегда знать чего ты хочешь и реально оценивать свои возможности.

“Я бы тоже хотела такой быть”, — думала девушка по дороге в офис.

Работа стала для нее настоящей пыткой. Монотонная и скучная, она не приносила прежнего удовольствия. Ева допускала ошибки, становилась рассеянней и несобранней.

Мария Журавлева 12:02

Где ты летаешь?

Ева Виноградова 12:02

Дальше офиса, как видишь, не улетела.

Мария Журавлева 12:03

Что с тобой происходит, Ев? Ты на себя не похожа. Такие ошибки глупые, а вчера вон вообще проект прошляпила. Ты увольнения хочешь?

Ева Виноградова 12:04

Нет.

Мария Журавлева 12:04

Ну тогда соберись.

У тебя что с Олегом проблемы?

Ева Виноградова 12:05

Нет. Все хорошо. Мы даже сегодня на концерт идем.

А вы с Андреем не хотите с нами?

Мария Журавлева 12:06

Было бы неплохо. Сейчас напишу ему.

Ева Виноградова 12:06

Оки) жду

Мария Журавлева 12:10

Мы с вами.

Ева Виноградова 12:10

Прекрасно.

“Идем?” — Маша пригласила подругу пообедать в уютном ресторанчике возле работы, куда они часто ходили на кофе.

“Конечно, одну минутку”, — Ева закрыла вкладку с электронной книгой, которая очень понравилась девушке.

“Что это? Бог всегда путешествует инкогнито, — прочитала название Мария. — Ты что в религию ударилась?”

“Хахах, да нет, — рассмеялась Ева. — Это друг посоветовал”.

“Какой друг? Сектант?”

“Конечно, нет, — возразила девушка. — Книга не об этом вовсе”.

“Странная ты. И друг у тебя подозрительный. Расскажи мне о нем”, — потребовала Маша.

“Обязательно, — мягко ответила Ева, не желая развивать эту тему. — А пока, пойдем обедать, а то остынет ведь все”.

Девушки поднялись на террасу двухэтажного ресторана, откуда открывался потрясающий вид на город. Раскинувшись в плетеных креслах, они смаковали горячий латте и беззаботно болтали о жизни. Маша делилась впечатлениями от выходных с Андреем.

“А после прогулки в парке, он предложил сходить с ним в бассейн”, — повествовала девушка.

“И ты согласилась?”

“Естественно. Мы так здорово поплавали, правда я чуть не утопила его часы, когда прыгала с трамплина, но то не важно. Главное, было весело”.

“Ну ты даешь. А дальше?”

“Затем мы поехали к нему, и его мама накормила нас ужином. Сначала я, конечно, стеснялась, но потом мне стало так хорошо и уютно в семейном кругу”.

“Ой, здорово … Я так рада за тебя”, — мечтательно произнесла Ева.

“Ты мне зубы не заговаривай. Давай рассказывай, что там у тебя за друг и не из-за него ли ты на работу забила”, — настаивала Маша.

“Друг как друг, нечего рассказывать”, — засмущалась Ева.

“Ой ли, — склонив голову набок, Маша с недоверием заглянула подруге в глаза. — Ты чего-то недоговариваешь”.

“Если я скажу, что мы видимся во снах, она мне вряд ли поверит или примет за сумасшедшую. А хотя … рискну”, — отважилась Ева.

“Он приходит ко мне во сне”, — выпалила девушка.

“Пффф … серьезно? — Мария едва не подавилась своим напитком. — Что за сказки, Ев? Признайся честно, это твой любовник?”

“Нет, просто друг, и мы правда встречаемся только по ночам”, — возразила Ева и тут же осознала, как двусмысленно это прозвучало.

“Это я уже поняла, — захохотала Маша. — Муж, конечно же, не в курсе?”

“Нет. Это все ловец снов. Волшебный веночек. Мне старуха дала”, — оправдывалась девушка.

“Старуха, веночек, ты себя слышишь вообще? — возмутилась Мария. — Мне-то можешь не врать”.

“Я не вру!” — закричала Ева. — Прости”, — прибавила тихонько.

“Та ладно-ладно, пускай будет по-твоему”, — неожиданная вспышка подруги не на шутку взволновала Машу. Она видела, что с Евой и вправду в последнее время творилось что-то неладное, но вряд ли причина в каком-то венке, думала девушка. Ей захотелось узнать об этом странном ночном друге больше.

“И давно вы общаетесь?” — спросила она.

“Около двух недель уже”, — ответила девушка.

“И чем вы занимаетесь во время этих встреч?”

“В основном разговариваем, а еще на пианино играем. У Егора отлично получается”, — похвалила парня Ева.

“Клавишник, значит. Скучновато, как для ночных фантазий. Уж лучше бы гитарист или барабанщик” — подшучивала Маша.

“Зря иронизируешь, он очень талантлив”, — обиделась собеседница.

“Смотри-ка, как ты его защищаешь! Влюбилась что ли?” — продолжала Мария.

Ева промолчала. Ей вдруг стало грустно, от того, что подруга ей не поверила.

“Эй, ты чего? Выше нос, — участливо произнесла Маша. — Это же всего лишь сны. Егор — образ, нарисованный твоим воображением. Как по мне, тебе просто нужно больше времени проводить с мужем”.

“Возможно, ты права, но понимаешь, они настолько реальны, что мне порой и просыпаться не хочется”.

“Ты просто от рутины устала, коть, — подбадривала Маша. — Вечером на концерт сходим, развеемся. Ты и не вспомнишь о своем Егоре”.

“Думаешь?”

“Уверенна”.

Глава 17

На центральной площади сегодня было не протолкнуться. Много горожан собралось здесь, чтобы насладиться зажигательным выступлением популярной рок-группы. Со всех сторон громыхала музыка и толпа фанатов колыхалась ей в такт.

В ярком свете софитов, позабыв о дневных заботах, энергично танцевала и веселилась с друзьями Ева. Она не хотела думать ни о работе, ни о своей двойной жизни, ее телом руководила мелодия, создаваемая дребезжанием натянутых струн, ритмичными ударами барабанов и визжанием клавиш.

Фронтмен объявил лирическую песню и молодые люди разбились на пары. Стоя позади, Олег бережно обнимал супругу за талию. Ева чувствовала его теплоту и нежность, с которой окутывали ее родные руки.


Як холодно без тебе, сумно як —
Заплакані вікна.
З тобою буде мій таємний знак,
що жити без тебе ніяк не звикну.
Не йди, не йди, не йди
Від мене …

Последние слова прозвучали особенно проникновенно, и в памяти девушки всплыло лицо Егора. В этот момент ей очень захотелось, чтобы именно он, а не Олег, был сейчас рядом.

“Чушь какая”, — девушка отчаянно гнала от себя мысль, словно тисками сжавшую ей грудь. Она положила голову на плечо мужа и устремила взгляд в высь к усыпанному звездами небу.

Глава 18

“Как тебе книга, что я тебе посоветовал?” — поинтересовался Егор.

На этот раз они с Евой завтракали в уютном кафе недалеко от библиотеки. Парень заказал им омлет с овощами и зеленью, а пока молодые люди ждали свой заказ у них была возможность заполнить раскраску. Девушке вспомнилось как накануне они сидели в университете и точно также разрисовывали друг другу руки, представляя себя мастерами тату. Ева оставила розу у него на предплечье, а он подарил ей смешного единорога, слишком толстого для своей породы и знающего матерные выражения.

“Полезная, — ответила Ева. — Много дельных советов для людей, неуверенных в себе, но желающих поднять самооценку”.

“Значит, мне можно отправить тебя за хлебом или сразу пойдем в ювелирный?” — подстебнул Егор.

“С чего ты взял, что я не уверена в себе?”

“Для начала перестань от меня закрываться”, — парень указал на скрещенные на груди руки Евы.

“Вот блин”, — подумала девушка. Ей стало неловко, потому что он действительно был прав.

“Не думай, что видишь меня насквозь, — она демонстративно закатила глаза. — Мне просто холодно”.

“Ага, да-да”, — убежденный в своей правоте, покачивал головой Егор. Он притянул ее руки к себе и накрыл их своими ладонями.

“Что ты делаешь?”

“Ну тебе же холодно, — парень немного засмущался. — Вот только не надо сейчас думать, что ты мне нравишься”, — жестко добавил он.

“Я о тебе вообще не думаю”, — уколола Ева в ответ. Тень разочарования мелькнула на ее лице. То ли это оскорбленное самолюбие заставило ее нагрубить собеседнику, то ли Егор понравился девушке и равнодушие парня задело ее за живое. Последнюю мысль она тут же отбросила.

Глава 19

Тем временем рутина все больше удручала девушку. Посреди лета наступило неожиданное похолодание и даже в офисе Ева куталась в любимую шерстяную кофту, чем вызывала косые взгляды окружающих. Однако ее все меньше волновало чужое мнение. Она перестала заботиться о внешности, пропускала завтраки и ужины, и если бы кто-то из бывших знакомых увидел ее, с трудом бы узнал всегда жизнерадостную улыбчивую девчонку, какой она была еще два месяца назад.

Олег все чаще пропадал на работе и совершенно перестал уделять ей внимание. Еву раздражал его неумолкающий телефон, но сколько она не проверяла его соцсети, следов измены не находила. Они часто ссорились по пустякам. Мужу не нравилось запущенное состояние Евы, у которой к тому же начались проблемы с алкоголем. Напиваясь до бессознательного состояния, она громко плакала и сквозь слезы звала какого-то Егора, чем невероятно злила мужчину. Он совершенно утратил доверие к супруге, постоянно звонил и контролировал ее через подруг.

Единственной отрадой в жизни девушки стали ее сны. Именно там была сейчас ее реальность, и просыпаясь по утрам, она заставляла себя прожить еще один день только для того, чтобы снова настала ночь. Сигарета вместо завтрака и нескончаемый кофе на работе поддерживали ее в тонусе, и с горем пополам она тянула на себе работу, вызывающую неподдельное отвращение.

Мария Журавлева 09:37

Спустись на землю.

Сообщение Маши прервало грустные размышления Евы.

Мария Журавлева 09:38

О чем ты все время думаешь?

Ева Виноградова 09:38

Да так, перевод просто сложный.

Мария Журавлева 09:39

Не ври мне. Я видела твой Projetex пустой.

У тебя что-то случилось?

Ева Виноградова 09:40

Все в порядке.

Мария Журавлева 09:40

Я это в порядке уже которую неделю слышу.

Ой, не нравишься ты мне. Скрытная стала.

Ева Виноградова 09:41

Я открытая книга.

Мария Журавлева 09:42

Оно и видно. Колись давай. Все равно не отвертишься.

Ева Виноградова 09:43

Ты когда-нибудь влюблялась в образ? В актера или персонажа книги, например?

Мария Журавлева 09:44

Опять ты за свое! Ева, да тебе лечиться нужно. Нет его, нет. Понимаешь? Это всего лишь плод твоего воображения. А рядом с тобой мужчина любящий, заботливый. Да оцени же ты его наконец!

Ева Виноградова 09:45

Что он на этот раз тебе писал?

Мария Журавлева 09:45

То же, что и всегда. Просил присмотреть за тобой.

Ева Виноградова 09:45

Я посмотрю, вы прямо спелись.

Мария Журавлева 09:46

Зря ты так. Он за тебя искренне переживает, а ты ведешь себя как холодная дура. Носишься со своим вымышленным другом как с писаной торбой, а у тебя семья рушится, Ев.

Ева Виноградова 09:47

Семья? Да что ты об этом знаешь. Пару часов вечером и “хорошего дня” утром — это ты называешь семьей? Да нам даже поговорить не о чем, кроме как о его работе.

Мария Журавлева 09:48

А ты вроде стараешься найти общие темы! Сидишь, небось, как сейчас где-то в облаках или пьешь. Да-да, я знаю о твоей тяге к спиртному. Очнись, прошу тебя, пока еще не поздно все изменить.

Ева не хотела продолжать разговор и обошлась дурацким смайликом, добавив, что ей нужно работать. Она понимала, что подруга права, но даже мысль о том, чтобы навсегда отказаться от Егора была болезненна.

Глава 20

“Тебя что-то беспокоит? Ты какая-то грустная сегодня”, — встревоженно подметил Егор.

“Все хорошо”, — не сразу ответила Ева, углубленная в свои мысли.

Парень посмотрел на нее с недоверием.

“Когда все хорошо, с таким лицом не сидят. Что у тебя случилось?”

“Ничего”.

“Исчерпывающий ответ. Ты же меня знаешь, выясню, хуже будет”, — шутливо пригрозил Егор.

“Знаю”, — чуть слышно вздохнула Ева и снова уставилась в одну точку.

“Не могу же я ему сказать, что он мне нравится, и из-за этого я чувствую вину перед мужем. Эх, ну почему же я раньше тебя не встретила? А может быть не поздно все исправить?” — раздумывала девушка.

“Нет, ну так дело не пойдет, — прервал размышления Евы Егор. — Я принесу нам что-нибудь поесть, и не дай Бог я приду и снова увижу тебя с кислой миной!” — на этот раз он был серьезен.

“Я сделаю нам чай”, — с видом провинившегося ребенка предложила Ева.

Парень вернулся с двумя дабл-багетами. От горячего лакомства, щедро посыпанного укропом, исходил приятный запах копченостей и острого соуса. Ева подала напитки и через минуту они уже сидели за маленьким столиком между длинными рядами книжек. То ли от вкусного обеда, то ли от проявленной заботы грусть девушки куда-то улетучилась, и она по очереди вытаскивала пыльные издания, передавая их Егору, который нескромно провозгласил себя умелым читателем. Раскрыв первую попавшеюся страницу, он принялся доказывать свое утверждение.

С удивлением Ева заметила, что хвастунишка не солгал. Парень мастерски руководил высотой своего голоса, то повышая, то понижая его в зависимости от контекста, следил за темпом, грамотно расставлял акценты и паузы.

“Супер”, — слетело с ее губ.

“Ты ешь давай, не отвлекайся”.

“Я слежу за фигурой”, — ответила девушка, отложив угощение и направляясь в центральный зал.

“Глупости, нормальная у тебя фигура”, — возразил Егор, последовав за ней.

“Я слишком тяжелая”, — стыдливо бросила Ева, обернувшись.

“Не для меня”, — парень резко притянул ее к себе и закружил в воздухе.

“Егор, Егор, поставь меня на землю!” — попытка девушки изобразить гнев не увенчалась успехом и счастливые переливы ее смеха заполнили пространство залитой солнцем комнаты.

Глава 21

Дождливое утро не только не обрадовало Еву, но и заставило девушку еще больше уйти в себя. Серый туман, разостланный по каменным бульварам и переходам, обволакивал легкие скользкой дымкой, и от влажного воздуха дышать было почти невозможно.


Все улицы заволокло
весенней проседью тумана.
Что меня в нем так привлекло?
Глухая боль самообмана.

Ева удивилась, как легко мысли сами складывались в тоскливые четверостишья. Будучи натурой романтичной, она часто писала стихи за балконным столиком, любуясь ночным небом и представляя, как где-то там, под светом какой-нибудь далекой звезды живут такие же люди, беспечно коротающие дни в привычной суете, лишь изредка смотрящие на небо в надежде разгадать тайны Вселенной. Но сейчас девушка готова была проклинать свой поэтичный дар, так больно ранивший ее хрупкое сердце крылатыми стрелами. Люди-зонтики сливались в единый черный потоп, и вся жизнь казалась Еве таким же черным и беспросветным омутом. Дождь заливал ее одежду, размазывал макияж, запутывал волнистые пряди, но ей было до такой степени все равно, что девушка даже не удосужилась раскрыть свой зонт.

“Каков он в реальной жизни? И существует ли вообще? Далеко он или близко, и видит ли такие же сны?”

Назойливые мысли не давали покоя Еве, как она ни старалась заглушить их работой или усердными тренировками в фитнес-центре. Она одновременно хотела и боялась ложиться спать. “А вдруг он сегодня не придет?” — с тревогою спрашивала девушка у ловца снов в прикроватной тумбочке. Все это становилось похожим на безумие, в сети которого так плотно угодила Ева.

Глава 22

Егор сидел за кафедрой и сосредоточенно смотрел на монитор. Умостившись подле него, Ева украдкой поглядывала на парня, увлеченного чтением гороскопа. Ее забавляло его суеверие, хотя она и сама интересовалась подобными штуками.

“Во-до-лей, — произнес Егор по слогам. — Посмотрим, какая ты. Наделены творческой энергией, оптимизмом и развитой интуицией. Часто обладают привлекательной внешностью и интеллектуально одарены. Достаточно последовательны, но обязательно совершают поступки, которые не понятны окружающим. Как в точку, особенно последнее, — засмеялся парень.

“Да ну тебя, — слегка толкнула его Ева. — Интересно, что пишут про Рыб”.

“А ты возьми и прочитай”.

“Ры-бы, тааак, — протянула девушка. Она повернула ноутбук к себе, чтобы Егор не мог видеть, что она читает.

“Самоуверенные хвастунишки, любят командовать и думают, что хорошо разбираются в людях, — задорно начала Ева. — Обладают острым умом, отличным чувством юмора, талантливы и … чертовски привлекательны”, — она запнулась и немного покраснела.

“Там правда такое пишут?” — лукаво улыбнулся Егор.

“Честное слово”, — заверила девушка.

“А ну-ка дай сюда ноут”, — потребовал он.

“Ты что мне не доверяешь?” — сузила глаза Ева, притворяясь, что сердится.

“Не-а”, — Егор повернул экран к себе и, как и предполагал, увидел заставку.

“Самоуверенный хвастунишка, значит?”

Еве стало стыдно за свою выходку. Она смущенно опустила глаза и уставилась на свои руки.

“Ты чего? Я же пошутил”, — он сделал движение вперед, чтобы обнять девушку, но та успела увернуться и встать со стула. Ева ходила по комнате, задевая кончиками пальцев корешки книг, время от времени останавливаясь то возле одной полки, то возле другой, делая вид, что ее заинтересовало название. Егор молча следовал за ней. Девушка обернулась и молодые люди столкнулись у компьютерного стола напротив окна, за которым разразилась настоящая буря. Шел сильный дождь и громовые раскаты раздавались совсем рядом.

Егор взял ее руки в свои и сквозь их скрещенные пальцы струилось тепло. Молодые люди стояли так близко, что касались плечами. Ева чувствовала его горячее дыхание и не решалась поднять глаза. Они долгое время молчали, ибо поняли друг друга без слов. Неведомо, сколько бы это продлилось еще, если бы не предательский звон будильника, вырвавший Еву из объятий человека, который был ей так дорог.

Глава 23

Наконец-то наступили выходные, и девушка могла отдохнуть. Олег уехал еще в пятницу, так как Влад пригласил его порыбачить на дачу, и Ева не видела ничего плохого в том, чтобы отпускать его одного.

“Всем парам нужно отдыхать друг от друга”, — думала она, не желая признавать, что присутствие мужа только раздражало ее, и в глубине души Ева радовалась, оставаясь одна.

Погода в конце концов наладилась и последние дни лета хоть и были прохладны, зато исполнены целительного света. Не желая предаваться грусти, Ева приготовила легкий завтрак из овощного салата, и планировала прогуляться где-то в округе.

Прежде чем уйти, она позвонила мужу и поинтересовалась его рыболовецкими успехами. Мобильная связь обрывалась, но девушка смогла понять, что у него все в порядке и к вечеру Олег вернется.

Гуляя по брусчатой улице мимо старых зданий, Ева наткнулась на интересную инсталляцию по инициативе одного молодого чиновника. Уличное пианино было доступно каждому горожанину, желающему испытать свой талант.

Девушка не удержалась и тоже решила поиграть. За это время Егор уже успел обучить ее нескольким простым мелодиям и ей хотелось применить свои навыки. Она еще никогда не играла в реальности и слегка волновалась, получится ли у нее.

Тонкие пальцы порхали по черно-белым клавишам старинного инструмента, и музыка, льющаяся из-под ее ладоней, показалась девушке вполне гармоничной. Увлекшись игрой, Ева забыла о заботах окружающего мира, а память рисовала картинки из недавнего сна.

Девушка точно также сидела за роялем, а Егор любовался ею из-за столика напротив. Неожиданно он схватил лист и начал поспешно вымахивать ручкой, почти не касаясь бумаги. Еве стало любопытно, но парень попросил не останавливаться, а после показал ей свои записи.

Это были стихи. Витиеватые строки описывали девушку в белом, в которой Ева с легкостью узнала себя. Прежде никто не совершал для нее подобных поступков. От счастья ей захотелось обнять поэта, но природная скромность превозмогла безрассудный порыв, и она лишь поблагодарила Егора за старания и высказала восхищение затейливому слогу и точным рифмам.

Гудящая толпа, окружившая пианино, вернула Еву на землю. Многие тоже хотели поиграть и активно высказывали свое недовольство.

“Девушка, ну сколько можно? Три часа здесь играете!”

“Как три часа?” — Ева ошеломленно оглянулась. Был глубокий полдень, а она и не заметила, как пролетело время.

“С Вами все хорошо?” — спросил прохожий.

“Да-да, нормально”, — рассеянно пробормотала девушка и направилась к ближайшему киоску, чтобы купить воды и немного освежиться.

“Ну и дела, — думала Ева по дороге домой. — И как я могла так забыться? А нужно еще столько всего сделать до приезда Олега”.

Глава 24

На ужин Ева приготовила запеченную утку с яблоками — любимое блюдо Олега. Ей хотелось извиниться за свое недавнее поведение, и девушка с нетерпением ждала мужа домой. Настенные часы выстукивали аккорды ее нарастающей тревоги: было около одиннадцати, а он все не возвращался.

Настойчивый стук в дверь испугал девушку — у Олега были ключи. Она нерешительно подошла к двери и заглянула в глазок.

“Открывай!” — мужчина еле держался на ногах.

“Олег, что случилось? Где ты был?” — Ева отворила дверь, и пьяный супруг едва не свалился на нее, утратив опору.

“На рыбалке”, — мужчина оттолкнул жену и, пошатываясь, проследовал на кухню.

“Какая к черту рыбалка в двенадцатом часу?” — Ева не на шутку разозлилась.

“Ммм, неплохо-неплохо, — приговаривал он, наливая себе вино. — А у твоего любовничка есть вкус. Смотри как расстаралась, стол накрыла, намарафетилась”, — ядовито разглагольствовал Олег.

“Ой, что ты несешь, — презрительно зашипела девушка. — Вообще-то я для тебя старалась!” — скрестив руки на груди, она обиженно отвернулась.

“Для меня? — разыгрывал удивление Олег. — Какая честь! Премного благодарен”, — повесив голову и делая вращательные движения рукой, мужчина застыл в брезгливом поклоне. Еще мгновение и утратив равновесие, он бы свалился со стула, но Ева поспела вовремя.

“Уйди! — грубо оттолкнул ее супруг. — Его так обнимать будешь, меня не нужно!”

“Кого его?” — недоумевала Ева.

“Егора, женишка своего ненаглядного. Попадись он мне на глаза, убил бы, гада”, — сквозь зубы процедил Олег.

“Да нет никакого Егора, что ты себе придумал?” — оправдывалась девушка.

“Как же! Ты что меня за идиота держишь? Ну-ка, подай-ка мне барсетку”.

“И не подумаю!” — фыркнула Ева.

“Быстро!” — раздался глухой удар кулаком о стол. Не желая провоцировать мужа, девушка повиновалась.

“На”, — пренебрежительно бросила она.

Олег расстегнул передний отдел, и вытащил толстый записник в переплете из розовой кожи.

“Мой дневник! — подумала Ева. — Да как он посмел?!”

“…не перестаю удивляться, насколько он разносторонен. Не каждый мужчина отважиться на прыжок с парашютом, но еще более редко встречаются романтики, способные писать стихи. Егор, в таком случае, человек уникальный — в нем эти качества сошлись…Ну надо же какой талантливый! — иронизировал Олег.

“Отдай сюда!” — кричала Ева, пытаясь отобрать у мужа злосчастный блокнот.

“А вот, мое любимое: “Люблю, когда он подолгу смотрит в глаза … как гладит мои пальцы … Люблю его смех и запах непослушных волос, когда он невзначай наклоняется ко мне, чтобы что-то переспросить… “

“Какое право ты имеешь трогать мои личные вещи?!” — девушка крепко уцепилась в грубую обложку, но вырвать записи из рук супруга ей не удавалось.

“Какое право?!” — он схватил ее руки и резким толчком прижал к стене.

“Пусти”, — Ева не могла пошевелиться.

“А какое он имеет право трогать мою личную жену?” — угрожающе низким тоном произнес Олег.

“Отпусти, мне трудно дышать”, — задыхалась Ева.

“Спишь с ним?” — он посмотрел ей прямо в глаза, затем немного ослабил хватку.

“Пьяный дурак!”

Не успела девушка перевести дыхание, как увидела занесенную над головой руку мужа. Сильный хлопок — и штукатурка посыпалась у ее виска. Олег изо всех сил ударил о стену кулаком и удалился, произнеся напоследок несколько грубых ругательств.

Услышав, как за мужем захлопнулась входная дверь, Ева наконец осознала, насколько сильно она испугалась. Сделав несколько шагов, девушка едва не свалилась на пол. Тело не слушалось, в горле комом стояли горячие слезы обиды. Еще донедавна заботливый и нежный супруг превратился в жестокого, ослепленного дикой ревностью зверя. Но самым ужасным казалось то, что Ева сама его таким сделала. Чувство вины захлестывало ее с головой, она не могла уснуть. Собравшись с духом, девушка отправилась на поиски мужа.

Было очень темно, когда на игровой площадке у подъезда показался знакомый силуэт. Олег сидел на качели и курил, уставившись в одну точку.

“Брось эту гадость и пойдем домой”, — мягко произнесла Ева, которой было больно смотреть на супруга в таком состоянии.

“Домой? — затянулся Олег. — А он у нас еще остался, Ев?”

“Кто?”

“Дом, о котором ты говоришь. В домах живут семьи, а мы с тобой так, сожительствуем под одной крышей”, — грустно произнес мужчина.

“Что ты такое говоришь? А мы не семья разве?” — возразила она.

“Мы, — казалось, он взвешивал каждое слово. — А нет никаких нас, Ев. Мы сгорело, как эти спички. Ты помнишь, когда мы последний раз нормально разговаривали? Не о работе, учебе или коммуналке, а просто по душам?”

“Помню”.

“И когда же?” — поинтересовался Олег.

Ева отчаянно пыталась вспомнить хотя бы один разговор, но ей решительно ничего не приходило в голову.

“Неужели нам и вправду не о чем поговорить?” — ей не хотелось верить мысленной догадке.

“Вот видишь, — мужчина покачал головой. — Ты не счастлива со мной, я ведь не слепой и не такой черствый, каким ты меня считаешь”.

“Я так не … — попыталась возразить Ева, но муж жестом попросил ее помолчать.

“Иди ко мне”, — он усадил ее на руки. — Замерзла, наверное?”

“Нет”.

“Пообещай мне, что хотя бы сегодня не будем друг другу врать, — попросил Олег. — Возьми мою кофту”.

Тепло олимпийки согрело озябшие плечи девушки и ей стало комфортней.

“Лучше?” — улыбнулся он.

“Намного, — ответила Ева. — Кажется, это я тебе ее подарила”.

“Да, на двадцать третье. Я еще так обрадовался тогда”.

“Помню,” — легкий вздох девушки разрезал тишину.

“А знаешь, хоть наш брак и оказался ошибкой, между нами было много хорошего”.

“Не говори так, мы еще можем все изменить”, — в голосе Евы дрожала надежда.

“Слишком поздно, дорогая, — слова давались Олегу с трудом. — Мне жаль это признавать, но ты меня больше не любишь, пора посмотреть правде в глаза”.

“Ты для меня намного больше, чем просто любимый. Ты дорог мне как друг, брат, родной человек. Я не хочу тебя терять и очень боюсь этого. Без тебя моя жизнь утратит всякий смысл”, — Ева была абсолютно честна с мужем.

“Ну-ну-ну, не стоит плакать, вытри слезки, — супруг разговаривал с ней как с маленькой. — Я здесь, с тобой, рядом”, — утешал он.

“Не уходи, прошу, — умоляла девушка. — Помнишь, ты обещал, что никогда меня не оставишь?”

“Никогда, любимая, — обнимал ее Олег. — Посмотри на меня. Ну же, будь умницей, — настаивал он. — Мы просто некоторое время поживем отдельно, хорошо?”

“И как ты себе это представляешь?” — шмыгая носом, спросила Ева.

“Возьму отпуск на недельку, съезжу к родственникам”.

“А потом?”

“Не знаю, Ева. Ничего не знаю, — мужчина лишь сокрушительно покачал головой. — Пойдем, ночь уже почти закончилась, а тебе еще нужно выспаться перед работой. Сегодня я посплю на диване, не хочу тебе мешать”.

“Ты не ….”

“ч-ч-ч, — приставил он палец к губам. — Пойдем, детка, я с тобой”.

После пережитой бури семья Виноградовых отправилась в тихую гавань своей уютной квартиры, чтобы завтра на всех парусах, но уже врозь, отправиться в дальнее плаванье океаном человеческих судеб. Что ожидало их впереди? Трудно было угадать. Но одно они знали точно — их жизнь уже никогда не станет прежней.

Глава 25

Утро понедельника выдалось ясным и солнечным. Несмотря на то, что август только подходил к концу, в воздухе уже пахло осенью. Подхваченные ветром шуршащие желтые листья в самозабвенном танго кружились над водяной гладью, где отражались белые как снег курчавые тучи, безмятежно плывущие по синему небу.

Улыбчивые старушки у моста торговали спелыми домашними яблоками, орехами и ароматным медом. Многие предлагали душистый виноград всевозможных сортов и расцветок, сладкий запах которого привлекал пчел и других насекомых. Ближе к площади продавали цветы и сувениры. Еве особенно понравились чайные розы, аромат которых напоминал о счастливых мгновениях детства в бабушкином цветочном саду.

Городская ярмарка напоминала жужжащий улей, в масштабах которого драма двух молодых людей была ничтожно мала. В толпе девушка не чувствовала себя такой одинокой. Напротив, быть винтиком одного слаженного механизма доставляло ей удовольствие. Ева наконец избавилась от груза социальной ответственности, что тяжелым камнем тащил ее ко дну. Еще вчера она всю ночь не смыкала глаз от душевной боли, а сегодня приливы бодрости и сил даровали ей легкость. Девушка уверенно улыбнулась новому дню и, ускорив шаг, направилась к офису.

Мария Журавлева 09:09

Что у вас вчера произошло? Почему Олег все утро упрашивает меня за тобой присмотреть?

Ева Виноградова 09:10

Понятия не имею.

Мария Журавлева 09:10

Ты серьезно?

Ева Виноградова 09:11

Вполне.

Мария Журавлева 09:12

Поделись со мной, возможно, тебе нужно выговориться.

Ева Виноградова 09:14

Мы расстались.

Опа, Сони прилетел)

Сажусь за перевод.

Мария Журавлева 09:14

И ты так спокойно пишешь об этом?

Ева Виноградова 09:15

Проект как проект. Здесь не о чем распространяться.

Мария Журавлева 09:16

Не притворяйся глупой, Ев.

Ты знаешь, о чем я.

Ева Виноградова 09:17

Мы поговорили и решили, что нам лучше немного пожить отдельно.

Мария Журавлева 09:17

А из-за чего?

Ева Виноградова 09:18

Я не хочу сейчас обсуждать это.

Мария Журавлева 09:20

Он тебя чем-то обидел?

Ева Виноградова 09:21

Нет.

Мария Журавлева 09:21

Ты его?

Ева Виноградова 09:22

Никто никого не обижал. Отстань от меня наконец! Тебе лишь бы сплетничать.

Мария Журавлева 09:23

Как знаешь.

Машу задели слова собеседницы. Она знала, что та не специально, и что сейчас ей, наверное, плохо, поэтому не стала расспрашивать дальше или грубить в ответ. В обед она попыталась вытащить подругу в ресторан, но та наотрез отказалась.

“Мне еще Амазон переводить, дедлайн до 16:00, так что иди сама, а я в офисе перекушу”, — отговорилась Ева.

Девушка и вправду была сегодня как никогда занята, однако радовалась этому. Рутинный перевод отвлекал ее от дурных мыслей, и она всецело отдавалась работе. Телефон молчал. Муж даже не пытался ее набрать или написать.

“Ну и к лучшему, — думала Ева. — Давно пора нам было разойтись”.

Придя домой, она заварила себе чай и удобно устроилась в излюбленном кресле. В комнате было настолько тихо, что девушке все время казалось, что она вот-вот услышит звон окружающей ее тишины. Со шкафа молча смотрело их с Олегом свадебное фото, счастливые молодые люди на котором в одно мгновение стали чужими.

“Кто эта пара? — Ева с удивлением разглядывала портрет. — Неужели они когда-то были нами? Как радостна та кареглазая брюнетка в объятиях столь лучезарного мужчины! Разве это я?” — девушка подошла к зеркалу и стала рассматривать свое отражение.

Черные волосы закрывали упавшие щеки; глаза поблекли и стали матовыми — ни отблеска в темной глуби; острые складки усталости исполосовали высокий лоб, а ранее мягкие губы сложились в жесткую линию.

“Бледное пугало! — с досадой отметила Ева. — А для кого мне быть красивой? Олегу я давно не интересна, а сейчас и подавно. А Егор … я не знаю, существует ли он вообще, мой выдуманный друг”.

Размышления девушки прервал телефонный звонок. Как обычно в это время звонила ее мать. Алена Анатолиевна каждый день интересовалась делами взрослой дочери и, казалось, жалела, что та так быстро выросла. Женщина всю душу вкладывала в своих детей, и Еве было стыдно за то, что в повседневной суете она часто забывала о матери, которая по ней сильно скучала.

В разговоре дочь старалась не показывать своего беспокойства. По правде, ее очень удивило, что муж до сих пор не рассказал теще о произошедшем, так как он обычно делился с нею больше, чем с собственной матерью. Девушке не хотелось расстраивать родителей, но больше всего она боялась осуждения. Всю жизнь стараясь оправдать их ожидания, она привыкла лгать и притворяться, что ей нравиться учеба, она довольна своей работой и … удачным браком. И вот теперь, выдумывая очередное изощренное вранье о неожиданной командировке супруга, она чувствовала себя жалкой и мерзкой.

Ева судорожно сжала сигарету и едва сдерживала слезы.

“Как можно быть такой лицемерной и гадкой? Ненавижу себя! — горечь и дым вылетали у нее изо рта. — Что вы для меня еще уготовили? Какую муку на этот раз предпочли?” — обратилась она к небесам, но только легкий ветерок с неуловимым шорохом пронесся мимо.

Глава 26

Однообразные мелькают
Все с той же болью дни мои,
Как будто розы опадают
И умирают соловьи …

Еще на ступеньках Ева услышала протяжный голос Егора, напевающего печальный мотив. Она остановилась у двери и не решалась войти, чтобы не перебивать неожиданный творческий порыв парня.


Но и она печальна тоже
Мне приказавшая любовь,
И под ее атласной кожей
Бежит отравленная кровь …

“Я думал ты уже не придешь, — взволнованно проговорил он, завидев Еву в дверном проеме. — Что случилось? Я ждал тебя вчера”.

“Извини, небольшие семейные неурядицы. Не хочу об этом. Сыграй мне что-нибудь, пожалуйста”.

“У меня есть идея получше. Потанцуем?” — предложил Егор.

“Я не умею”, — засмущалась Ева.

Парень подошел ближе и галантным жестом пригласил ее.

“А музыка?” — удивилась девушка.

“Это необязательно”, — улыбнулся ее кавалер.

Его руки покоились на талии партнерши, а она обнимала его за плечи, когда их тела медленно колыхались в беззвучном танце. Высокие туфли на танкетке смущали Еву. Они сковывали ее движения, и девушка чувствовала себя неуклюжей.

“Хоть бы не наступить ему на ногу”, — повторяла она про себя словно мантру.

“Du siehst sehr ausgezeichnet aus. И платье тебе очень идет. Какого же оно цвета? Точно, небесного”, — предположил Егор.

“Что? — засмеялась Ева. — Такого не существует”.

“Еще как существует. Держись крепче”.

“Зачем?” — не успела договорить девушка, как партнер склонил ее резким quebrada и она точно упала бы, если б не сила, с которой парень ее удержал и вернул в прежнее положение.

“Ты что вытворяешь? — оттолкнула она Егора. — Извини, я не хотела тебя обидеть”, — обуздала свой гнев Ева.

“Да ладно, — отмахнулся парень. — Ты слишком много извиняешься. Это лишнее. Мне стоило тебя предупредить”.

“Я такая неумеха, прости”, — оправдывалась девушка.

“Ты на себя наговариваешь, — успокаивал Егор. — У тебя много талантов, и я тебе когда-нибудь о них расскажу”.

Глава 27

“Ты что спишь на ходу? Клиенты жалуются на твои переводы. Как ты могла пропустить целый абзац?” — вычитывал Еву менеджер контроля качества Евгений.

“Извини, я не специально”, — оправдывалась она.

“Меня достали твои извинения! Довольно. У тебя неделя, чтобы исправиться, иначе я лично буду просить шефа пересмотреть условия твоего контракта”, — пригрозил мужчина всерьез.

“А знаешь, я упрощу тебе задачу, — неожиданно для самой себя огрызнулась Ева. — Ты давно меня недолюбливал, вот только не могу понять, что я тебе такого сделала. Я увольняюсь!”

“Ну и катись, невелика потеря!”

Ева выбежала из кабинета, так громко хлопнув дверью, что все в офисе аж обернулись. Запала неловкая пауза.

“Шеф у себя?” — нарушила молчание девушка.

Кто-то осторожно кивнул.

“Спасибо”, — бросила она и постучала в соседнюю дверь.

“Да-да, войдите”, — послышалось из кабинета.

Сергей Степанович сидел за гладко отполированным письменным столом из красного дерева и сосредоточенно изучал какие-то бумаги.

“Ева? Не ожидал. Что привело Вас ко мне? — удивился начальник. — Присаживайтесь”.

“Я ненадолго, — отклонила приглашение она. — Я хочу уволиться”.

“Уволиться? — он отложил документы в сторону. — Но почему?”

“Я чувствую, что это не мое. Я делаю много ошибок, клиенты недовольны, и мне просто не хочется Вас подводить” — призналась девушка.

“Вы все-таки присядьте и расскажите поподробней, что произошло”, — настаивал Сергей Степанович.

“Понимаете, в последнее время столько всего навалилось, и Cони и Майкрософты, и перевод, и редактура …”, — начала было Ева, но тут же замолчала, увидев, что ей не верят.

“Раньше Вы не жаловались на объемы работы. Вы чего-то не договариваете”, — мужчина пристально посмотрел ей в глаза.

“Нет, дело только в этом”, — девушка не оставляла попыток скрыть личные проблемы от босса.

“Все ошибаются, и пара неудачных проектов — это еще не повод уходить. Я Вас, конечно же, за это не хвалю, но все-таки, Вы хороший специалист. Зачем же так с плеча рубить?”

“Я больше так не могу! Каждый день, с 9 до 18, в тишине, как робот по клавиатуре тыгыдык-тыгыдык только, даже поговорить не с кем. А эти белые стены? Они же просто давят на меня одним своим видом!” — отчаянно сетовала переводчица, размахивая руками и жутко гримасничая.

“Так Вам интерьер что ли не нравится? — Сергей Степанович рассмеялся, наблюдая за капризами девушками. — По-моему, деточка, Вы просто устали”.

“От меня муж ушел, — опустошенно произнесла она и умолкла. — Простите”.

“Ну-ну-ну, успокойтесь, — шеф протянул ей носовой платок. — Так иногда бывает. Мужчины, они очень непостоянны. Знали бы Вы, сколько раз я уходил от жены, но все равно возвращался”.

“Почему?”

“Любовь, милая, любовь … Вы так юны, Вам еще только предстоит это понять”, — начальник посмотрел на нее ласково, как на родную дочь.

“А я не хочу, чтобы он возвращался”, — фыркнула Ева.

“Ну, это только Вам решать, — пожал плечами шеф. — Знаете, что? Возьмите-ка отпуск на недельку, заодно и разберетесь со своими проблемами. Все наладится, и Вы с новыми силами вернетесь в наш строй”.

“Спасибо, — тихо поблагодарила она. — Мне это правда нужно”.

Глава 28

Ева вышла из офиса и направилась в торговый центр. Она почему-то подумала, что как и любую девушку, шоппинг ее развлечет. Бесцельно слоняясь мимо стеклянных витрин, она наткнулась на магазин, который действительно ее заинтересовал.

В книжном салоне было уютно. Играла спокойная фортепианная музыка, редкие посетители неторопливо прохаживались от стенда к стенду, останавливая свой выбор то на пестрых обложках бестселлеров, то на совсем неприметных словарях и справочниках. Ева подошла к секции русской литературы начала двадцатого века. Она часто зачитывалась стихотворениями Анны Ахматовой, Сергея Есенина, Марины Цветаевой, Николая Гумилева, Эдуарда Асадова и других выдающихся писателей прошлого. Ей иногда казалось, что родись хоть на столетие раньше, она бы не чувствовала дискомфорта, который нынче испытывала в компаниях узколобых приятелей, искренне убежденных в том, что ГЕНДЕЛЬ — это какой-нибудь занюханный кабак в заброшенном селении, а не выдающийся немецкий композитор эпохи барокко.

Ева сразу вспомнила Егора. Парень был начитан и умен, чем сильно выделялся среди всех, кого она знала. Даже просто разговаривать с ним было приятно. Или молчать и слушать, как он увлеченно повествует легенду о каком-нибудь древнегреческом боге, свалившемся в глубины Тартара.

“Ему точно понравиться”, — подумала она, рассматривая сборник поэзии серебряного века.

Довольная своей покупкой, Ева не могла дождаться вечера, чтобы вручить ее Егору, давно мечтающему о собственной библиотеке.

Глава 29

“Спасибо!” — Егор был удивлен и одновременно рад подарку.

“Пусть она станет пригожим дополнением к твоей библиотеке”, — пожелала Ева, передавая книгу парню.

“Я надеюсь, что, когда обустрою такую, ты будешь часто ко мне приходить. Мы могли бы вместе читать, а потом обсуждать книги за чашкой чая”, — предложил Егор.

“Только чая?”, — Ева недовольно надула губки.

“Я научу тебя готовить биск”, — улыбнулся он.

“Ну, спасибо, бисквит я и сама испечь сумею”, — иронизировала девушка.

“Ты не поняла. Биск — это суп такой, с креветками”, — пояснил Егор.

“Ааа, — Еве стало неловко за свое невежество. — Ну, извини, я не привыкла готовить такие изыски”, — саркастично подметила она.

“Придется, когда выйдешь за меня”.

От слов, нечаянно сорвавшихся с губ парня, Ева опешила.

“Но, я уже замужем”, — растерянно произнесла она.

“Я же не говорю, что это должно произойти именно сейчас. Знаешь, лет через 5–6, в случае если ты разведешься или я ни на ком не женюсь, — тон Егора показался Еве слишком серьезным. — Так ты согласна?”

“Ну не знаю, предложения-то мне еще никто не сделал”, — она посмотрела на него с шутливым вызовом.

“Пойдем со мной, — Егор помог ей подняться с мягкого кресла-мешка, раскинувшись на которых, они все это время беседовали.

“Куда ты меня ведешь?”

Ничего не отвечая, парень вывел ее в холл. Они подошли к белой лестничной балюстраде. “Почему именно это место? — пронеслось в голове у Евы. — Здесь мы впервые встретились”, — мелькнула скорая догадка.

“Ева, — он взял ее за руки, — я тебя люблю. Ты выйдешь за меня?” —спросил Егор, не отрывая глаз от ее лица.

Внутри все задрожало, и неожиданно для себя она почувствовала … радость. “Да, да, да, как же я хочу быть с тобой!” — порхали бабочки в ее животе. Переборов волнение и пересилив вот-вот полющиеся слезы, она сказала:

“И я тебя люблю”, но внезапная реплика Егора оборвала все внутри.

“Нет, что-то как-то ненатурально. Давай еще раз. Ева, я тебя люблю. Ты выйдешь за меня?” — повторил парень.

“Да, — стараясь не выдать разочарования, ответила Ева. — У тебя хорошо получилось. Хоть и понарошку. Я почти поверила”.

Досадное “Охренеть театр!” вырвалось у Егора.

“Чего это он?” — подумала девушка и, оставив его у лестницы, проследовала к читальному залу.

Егор остановил ее у двери.

“Я знаю, что никогда себе этого не прощу, но все-таки сделаю”.

“Сделает что? — от дерзкого подозрения Еве стало не по себе. — Неужели он …”

Парень наклонился и запечатлел нежный поцелуй на самой выступающей точке ее щеки, чуть выше губ, у самых крыльев носа. Несмотря на овладевшее ее смущение, девушка не могла не отметить, как холодную дрожь сменило тепло — так бережно ее еще никто не целовал.

“Нет, он не может притворяться. Я ему и вправду дорога”, — Еве отчаянно хотелось верить пьянящему заблуждению. — Что бы не случилось, я навсегда запомню этот день. День, когда я узнала значение нежности”.

Глава 30

На следующее утро Ева не могла не думать о своем сне. “Егор, мой милый Егор”, — мечтательно произносила она, кружась по комнате в обнимку с большим плюшевым зайцем. Со стороны могло показаться, что девушка сошла с ума, но в доме ведь никого не было, чтобы удивляться ее разговорам с игрушкой.

“Нет, я точно безумна! — весело хохоча, рухнула она на постель. — Но все влюбленные — безумцы, и в этом нет моей вины, да, зай?”

Хорошее настроение вернуло Еве аппетит, и второпях собравшись, она выпорхнула из квартиры, чтоб закупить продуктов в ближайшем супермаркете.

Реальность догнала ее уже на кассе. Ворчливая бабулька то и дело толкалась, пытаясь влезть без очереди перед каким-то небритым мужиком. Из-за этих двоих образовалось нехилое столпотворение, изрядно раздражавшее своими возгласами Еву. Вдобавок ко всему, у нее не хватило денег расплатиться, и пришлось расставлять товары обратно, сопровождаемой косыми взглядами продавцов и охранников. По дороге домой, ее пакет порвался, и яблоки довелось тащить в буквальном смысле на себе, так как жонглировать она пока не научилась.

“Да что ж за невезение такое! Как будто сглазил кто, — приговаривала девушка, заваривая кофе. — Не хочу об этом думать. Чем бы себя занять до наступления ночи?”

Ева вспомнила, что когда-то любила рисовать и отыскала свой старый альбом. Стряхнув пыль с обложки, она обнаружила шершавые листы с акварельными пейзажами и портретами незнакомцев, написанные карандашом.

Девушка села за стол и сделала пару штрихов. Ей хотелось нарисовать Егора, но как назло ничего не получалось. Тогда Ева забросила все это и включила один из тех ширпотребных сериалов, которые смотришь только для того, чтобы как-то скоротать время. Бездарная игра актеров вскоре наскучила девушке, да и все в ее жилище вдруг стало ее дико раздражать. В припадке агрессии, она швыряла книги с полок, выкидывала одежду из шкафов и даже разбила пару чашек.

Немного успокоившись, Ева обнаружила себя лежащей в кипе рваных тряпок, в которые превратилась ее одежда. Ей стало жаль вещей, и она громко всхлипывала, крепко прижимая к груди разодранные платья и исполосанные блузы.

Зазвонил телефон. Маша высветилось на дисплее. Ева не хотела отвечать и выключила мобильный. В попытке расслабиться, она набрала горячую ванну и расставила по углам ароматические свечи. Нежась в кружевной пене и вдыхая лавандовый аромат, Ева не думала ни о чем, кроме танцующих по мыльному озеру огненных бликов и ласкающей уши мелодичной арии ранее упоминаемого Георга Генделя.

“Tu vai cercando il tuo dolor”, — вторила девушка волшебному голосу обворожительной Чечилии Бартоли.

“Да, скорее всего, я и впрямь ищу свое горе, — думала она. — Как это глупо, влюбиться в человека, с которым можешь быть только во сне. Я устала просыпаться и бесцельно проживать еще один нелепый серый день в мучительном томлении пред новой встречей. Мне несносен этот мир, с его дурацкими разводами, отчетами, притворством. Моя реальность там, в уютном доме книг, где вечная весна и звон минорных клавиш … возле него … в любимых глаз зарницах и дружеских объятиях …”

Глава 31

День медленно катился к вечеру, а Егор так и не появлялся.

“Неужели он больше не придет?” — с тревогой предположила Ева. Чтобы хоть как-то отвлечься, она решила немного навести порядок на полках. Девушка заметила, что некоторые книги были расставлены не по алфавиту — видимо, кто-то из читателей их спутал. За этим занятием и застал ее парень.

“Привет! — остановился он в полушаге. — Угадай, что я хочу сейчас сделать?”

Ева посмотрела на него в замешательстве. Егор развел руки в стороны, затем подошел ближе и обнял девушку. Ее волосы зацепились о легкую щетину на его лице.

“Извини”, — смутилась она.

“Ничего, мне так даже нравится”, — прошептал Егор, целуя ее в щеку.

Присутствие парня хоть и не причиняло дискомфорта, но все еще заставляло Еву испытывать необъяснимое волнение: смех сменялся беспричинной грустью, с языка слетали совершенно невразумительные фразы. И вот сейчас, когда он находился так близко, девушка боялась, что Егор может услышать ее бешеное сердцебиение и отстранилась, не желая потерять контроль над своими чувствами.

“Присядем?” — предложила Ева, указывая на компьютерный стол у окна.

“Ну давай”, — пожал плечами парень.

Молодые люди сидели напротив, но девушка все время отводила глаза. Егор же, наоборот, пристально вглядывался в лицо собеседницы.

“Неужели я тебе настолько противен?” — отпустив руки Евы, доселе мирно покоящиеся в его ладонях, спросил он.

“Что? — девушка была ошарашена. — Как ты мог такое вообще подумать?”

“Ты сторонишься меня, смущаешься. Даже в глаза мне не смотришь”, — в голосе парня звучала обида.

“О, нет, вовсе нет! — запротестовала Ева. — Ты мне совсем не противен, просто … — девушка запнулась. — Я не знаю. Я только на тебя так реагирую. Не смотри так. Ты меня смущаешь”.

“Ладно, не буду”, — Егор стал молчалив.

“Совсем забыл. Я же тебе кое-что принес”, — внезапно добавил он, протягивая ей аккуратно сложенные белые листы.

“Что это?” — с неподдельным интересом спросила Ева.

“Помнишь, я как-то обмолвился, что у тебя много скрытых талантов? Так вот, я решил написать о них. Думаю, эти строки будут полезны, если ты когда-нибудь утратишь веру в себя, а меня не будет рядом, чтобы тебя поддержать”.

“Спасибо, это так мило”, — произнесла Ева, сжимая его руку.

“Ты не прочтешь?”

“Позже”, — ответила девушка.

“Нет, я хочу, чтобы ты сделала это сейчас. Хочу видеть твое лицо, так ты не сможешь меня обмануть”, — настаивал Егор.

“Хорошо”, — согласилась Ева и развернула лист, исписанный мелким каллиграфическим почерком.

Парень описывал их первую встречу, повествовал о том, как ему нравится следить за перепадами настроения на ее лице, как смешно она кричит, когда он кружит ее в воздухе, и о многом другом, на первый взгляд незаметном, но важном для него. Последние слова были о терпении девушки, проявляющемся даже в том, что она дочитала до конца.

Ева подняла глаза и увидела напряжение в чертах Егора.

“Что скажешь?” — наигранно-небрежно бросил он.

“Ну, не знаю, — кокетничала Ева, поднимаясь со стула. — А ты по лицу прочитай, ты же в этом эксперт”. Игриво улыбаясь, она остановилась у стенда с английской литературой.

Парень подошел к ней и, приобняв за талию, стал всматриваться в чайные глаза.

“Какие у тебя забавные волосы, — проговорила Ева, поправляя непослушную прядь. — С виду такие жесткие, но мягкие на самом деле. Как и ты”.

“Ты придешь ко мне во вторник?” — спросил Егор, отклоняясь после поцелуя.

“Обязательно”, — прошептала девушка в ответ.

Глава 32

Ева проснулась от неистового стука в дверь.

“Ты вообще нормальная так шуметь?” — спросонья пробурчала девушка.

“Это я у тебя хочу спросить! — возмутилась Маша, отсапываясь. — Ты почему трубку не берешь? Я уж было подумала, случилось что”.

“Все в порядке. Проходи”, — пригласила Ева.

“Матерь божья! Ну и бардак ты тут развела”.

“Кофе будешь?” — проигнорировала замечание подруги Ева.

“Не откажусь. Я тут, кстати, продуктов тебе кое-каких принесла, чтобы ты совсем от депрессии не загнулась”, — тараторила Мария.

“Да нет у меня никакой депрессии”, — отрицала девушка.

“Оно и видно. Ты когда последний раз на улицу выходила?” — любопытствовала коллега.

“Да буквально вчера”.

“Неужели днем?”

“Представь себе”, — ядовито ответила Ева.

“И как? Не спалило солнышко твою белую кожицу? — иронизировала Маша. — Бледная как упырь”.

“Ты зачем пришла?” — девушку не занимали шутки подруги.

“Да так, убедиться, что у тебя все хорошо”, — посерьезнела Мария.

“Все хорошо. Убедилась? — отчеканила Ева. — А теперь, уходи, прошу. Мне правда нужно побыть одной”.

“Спасибо за продукты и за заботу”, — поблагодарила девушка, провожая гостью.

“Да, кстати, — Маша остановилась у двери. — Олег на днях спрашивал как ты. Я, естественно, ответила, что у тебя все в порядке, но он очень волнуется за тебя. Ты бы поговорила с ним. Авось, помиритесь еще”.

“Я подумаю над этим, — пообещала Ева, чтобы побыстрее закончить разговор. — Пока-пока!”

“Всех благ, — выдохнула девушка, повернув замок. — И почему все думают, что я несчастна?” Пожав плечами, она отправилась на кухню, чтобы допить свой кофе.

Глава 33

Вечером мрачные мысли снова одолели Еву. “Как чужда мне вся эта мишура, пустая дымка, актеры, корчащиеся в свете прожекторов, ровно до того, как опуститься занавес. Пред смертью все равны, и не важно, хорошо или плохо ты отыграл свою роль”, — думала девушка, глядя на ночной город со своего подоконника. В руках она держала зажигалку и прокручивала кремниевое колесико, то выпуская огненного джина, то отправляя его обратно в газовую лампу.

“Ай!”, — огонь больно обжег ее пальцы. Ева решила заглянуть в аптечку, чтобы проверить, нет ли там какой-нибудь мази, чтобы охладить воспаленную кожу. Находка поразила девушку.

“Вот оно, решение всех моих бед! — рука судорожно сжала пузырек со снотворным. — И как я не подумала об этом раньше. Пусть для этого никчемного мира я перестану существовать, но я смогу жить вечно в своих снах. Они станут моей явью. Реальностью, где нет места лжи, лицемерию и потребности соответствовать мнению окружающих. Я буду счастлива, пускай и расплачусь за это жизнью”.

Выбор совершен. Ева насыпала в руку горсть таблеток и проглотила. Некоторое время она неподвижно сидела на полу, размышляя о содеянном. Нет, она все сделала правильно, убеждала себя девушка. Ева попыталась подняться, но сильное головокружение претило ей. Тогда она ползком добралась до прикроватной тумбочки и нащупала в ящике ловца снов. Крепко сжимая его руками, Ева провалилась в глубокий сон.

Вокруг было темно, и черные тени шныряли улицами преобразившегося города. Из-под обшарпанных стен старых зданий попеременно слышался то плач, то дикий хохот.

Надвигалась гроза. Раскаты грома звучали совсем низко, а электрические стрелы молний шипящими змеями расползались по ненастному небу.

Еве стало холодно, дыхание сбивалось, но больше всего она хотела отыскать Егора. Вместе им было бы не так страшно пережить эту бурю. Девушка бежала по знакомой улице, перецепаясь о поломанные ветви и не без горести замечая, что многие почки на них даже не успели раскрыться. Безжалостный ветер лишил их малейшего шанса на жизнь.

“Ну, где же он?”

“Егор! Егор!” — кричала Ева, но только эхо возвращалось к ней.

С горем пополам девушка добралась до площади и в самом центре увидела знакомый силуэт. Она бросилась к парню со всех ног, но тот жестом попросил ее остановиться.

“Зачем ты это сделала?” — ледяным тоном спросил он.

“Я хочу быть с тобой. Мне надоело все время расставаться. Я люблю тебя, Егор. Разве ты этого не заметил?”

“Любишь? — ухмыльнулся он злорадно. — А мне плевать на твои чувства и тебя в целом!”

“Зачем ты так? — Ева не могла сдержать болючих слез. Человек, к которому она питала сердечную привязанность, растоптал ее. — Как ты можешь быть таким жестоким?”

“Жестоким? — парень медленно обошел ее сзади. — Ты же была так счастлива со мной, Ев”, — горячий шепот обжигал ее шею.

Резким движением Егор развернул ее лицом к себе.

“А хочешь, я тебя поцелую?” — прошипел он.

“Не хочу. Ты меня пугаешь”, — сопротивлялась девушка.

“Ну-ну-ну, не бойся, закрой глазки. Я люблю тебя, Ева”, — уговаривал парень.

“И я тебя”, — зажмурившись, она подставила ему щеку.

“Пхахахахха, — злобно рассмеялся Егор. — Наивная дура!”

Парень отшвырнул ее от себя, и Ева упала на холодную брусчатку. Боль от удара казалась почти незаметной в сравнении с той, которую причиняла бесчеловечность возлюбленного. Как он может так издеваться над ней?

“Что тебе нужно от меня? Чего ты хочешь?” — содрогаясь от рыданий, кричала девушка.

“Всего лишь твою душу, и через несколько минут она станет моей”.

“Но зачем?” — Ева недоуменно подняла глаза и ужаснулась. Перед ней стояла та самая старуха, вручившая ей ловца снов в парке. Ажурная паутина морщин глубокими порезами застыла на ее лице. Местами кожа совсем ссохлась и начинала шелушиться. Карга тянула скрюченные бородавчатые руки к Еве, которая от страха не могла пошевелиться. Костлявые пальцы коснулись ее щеки.

“Скоро, совсем скоро, — приговаривала она, — я отниму твою молодость и красоту, а ты навсегда останешься здесь … одна! ахха-ха-ха-ха, — воронье карканье сотрясало тонкие губы ведьмы. — Считай!”

Часы на городской ратуше стали бить полночь.

“Егор! — спохватилась Ева. Она вдруг поняла, что любимый никогда не обижал ее, и, возможно, сейчас ему грозила опасность. — Где он? Что ты с ним сделала?”

Однако старая лишь рассмеялась в ответ. Девушка бросилась к библиотеке, но с каждым ударом маятника ее силы только убывали.

“Беги-беги, верная голубка, — злорадствовала колдунья, — может успеешь”.

Оставалось всего три, когда молния шваркнула о купол библиотеки и крыша загорелась.

“Нет! — вскрикнула девушка, когда здание полыхнуло как спичка. От пронзительного возгласа затряслось все вокруг. Огонь подступал все ближе и девушке было уже было не спастись.

“Я тебя любила”, — успела произнести Ева прежде, чем пламя поглотило ее.

… она очнулась на руках взволнованного мужа, а в пепельнице на прикроватном столике догорал ловец снов — единственная связь между девушкой и любовью всей ее жизни оборвалась.

Эпилог

Прошел год. Ева окончательно развелась с мужем и переехала в другой город. Жизнь потихоньку налаживалась, хоть временами она еще и вздрагивала от ночных кошмаров, в которых скрюченные руки тянулись к ее шее и громкий хохот раздавался в темноте. Егор больше не появлялся, но она часто вспоминала о нем.

Девушка нередко гуляла по осеннему парку, всматриваясь в лица прохожих в попытке найти родные глаза, но в серой толпе городского планктона не было ничего, окромя пустоты и тоски безысходности.

Погода стояла хмурая. Мелкий дождь покрывал тротуары и козырьки кофеен темными веснушками воды. Чувствуя, что ливень вот-вот застанет ее врасплох, Ева второпях села во встречный трамвайчик и позволила размеренному цокотанию вагона увлечь ее в свой ритм. Погруженная в мысли, девушка не придавала значения изменившемуся колориту за окном, а старый поезд все дальше увозил ее в неведомую ранее часть мегаполиса.

Объявили конечную, и Ева с тревогой заметила, что заблудилась. Она вышла на улицу и оказалась на знакомом перекрестке.

“Я не могла его видеть, ведь я раньше здесь не бывала”, — удивилась девушка.

Молниеносная догадка не заставила себя ждать. Это же то место, откуда все началось. Она вдруг почувствовала острую необходимость проверить свои предположения. Забыв о непогоде, Ева свернула за рог известного дома и стала подниматься по брусчатой улице, которая вывела девушку к площади. Звон часов на городской ратуше сперва напугал ее, ведь именно его зловещие удары и оборвали нити, связывающие ее с Егором. Быстро миновав роковое место, она очутилась перед привычной библиотекой.

Ева долго не решалась войти. Девушка боялась не обнаружить там ночного гостя, но еще больше ее пугала встреча с ним. Что она ему скажет? Как отреагирует Егор на ее нежданное появление?

Поборов сомнения, Ева все же попала внутрь. В огромном зеркале в золоченой раме отразился ее силуэт. Она вспомнила как впервые смотрелась в него. На ней было такое же красное платье, дождь и ветер растрепали непослушные волосы и каштановые локоны теперь обрамляли лицо. Только в глазах тогда было больше жизни.

Ева обернулась, и необычная лестница с пролетами предстала ее взору. На миг ей стало страшно. А вдруг все это сон?

Девушка сделала несколько шагов, когда услышала знакомую мелодию, доносящуюся из читального зала.

“Это он, он! Больше никто так не играет!” — как бешено забилось ее сердце! Она взлетела наверх, пропуская ступеньки, и только у двери остановилась. Бумажные бабочки затрепетали от сбивчивого дыхания Евы. Звон китайских колокольчиков — и вот она, реальность!

За пианино сидел светловолосый молодой человек и с упоением играл минорный этюд. Вертикальные складки на его лбу выдавали необычайное сосредоточение, а губы чуть вздымались от ровного дыхания.

“Егор,” — едва выдавила из себя Ева.

Ясно-серые глаза в ореоле длинных ресниц посмотрели на девушку с присущей им пристальностью.

“Егор! — бросилась Ева к парню. — Как долго я тебя искала”, — шептала она, орошая его мягкие щеки слезами. Руки девушки обнимали его за шею, пленительный запах духов заменял кислород. Она так увлеклась своими чувствами, что и не заметила, как тот стал отстраняться.

“Да что вы себе позволяете?” — взбесился он.

“Егор …” — Ева глядела на него в замешательстве.

“Не знаю, откуда вам известно мое имя, но вы меня явно с кем-то путаете”, — объяснял парень.

“Но как же так …” — растерянно произнесла Ева.

“Он просто меня не помнит”, — с досадой подумала девушка, и горькое разочарование обожгло ее душу.

“Ты хорошо играешь”.

“К чему я это сказала?” — удивилась Ева.

“Не думал, что мое творчество вызовет такую реакцию”, — саркастично подметил парень.

“Нет, ошибка невозможна”, — девушка вспомнила язвительные шуточки Егора, и ей почему-то стало весело.

“Почему ты смеешься?” — спросил он.

“А спорим, я сыграю лучше, чем ты?”

Ева намеренно исполнила мелодию, которую они разучивали вместе. Она не отрывалась от клавиш, но чувствовала, что парень узнаёт знакомые ноты.

“Как странно … мне кажется, я где-то слышал эту музыку … словно во сне. — задумчиво проговорил Егор. — Извини, ты подумаешь, что я безумен, но я говорю правду”.

“Мне еще многое нужно тебе рассказать”, — многозначительно улыбнулась Ева.

Парень посмотрел на свой мобильный.

Вторник, 25 сентября

18:52

“Мне пора”, — сказал Егор, поднимаясь.

Ева проводила его до двери.

“Чуть не забыл, — обернулся он. — Как тебя зовут?”

“Я Ева”, — представилась девушка.

“Приятно познакомится, Ева, — Егор чуть сжал ее пальцы, как и тогда, когда они знакомились впервые. — Надеюсь, теперь мы будем видеться чаще”.

“Я тоже. Очень надеюсь”, — подумала девушка, а вслух произнесла:

“Конечно”.

Конец


Оглавление

  • Параллельные жизни
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16
  •   Глава 17
  •   Глава 18
  •   Глава 19
  •   Глава 20
  •   Глава 21
  •   Глава 22
  •   Глава 23
  •   Глава 24
  •   Глава 25
  •   Глава 26
  •   Глава 27
  •   Глава 28
  •   Глава 29
  •   Глава 30
  •   Глава 31
  •   Глава 32
  •   Глава 33
  •   Эпилог



  • «Призрачные миры» - интернет-магазин современной литературы в жанре любовного романа, фэнтези, мистики