КулЛиб - Скачать fb2 - Читать онлайн - Отзывы  

Терра Инкогнита (fb2)


Настройки текста:



Терра Инкогнита

Глава 1

Земля, Швейцария, ЦЕРН.


На этот раз в лаборатории собралось немногим более тысячи ученых, хотя событие было мирового масштаба. Наконец-то, после стольких лет изучения элементарных частиц самое большее на пятидесяти процентах от максимальной энергии Европейский совет ядерных исследований дал разрешение на увеличение мощности. Причем не на жалкие проценты, а сразу в два раза. Причину подобной сговорчивости знали все присутствующие.

Все дело в том, что по заключениям ученых, исследующих мировой океан в целом и Атлантический в частности, теплое течение Гольфстрим исчезнет в течение максимум трех лет, что приведет к сильному похолоданию в Северной Америке и, особенно, в Европе. Подобное уже происходило, и предыдущий ледниковый период был всего-то четыре сотни лет назад. Длительность его небольшая, по самым пессимистическим расчетам не более пятидесяти лет, после чего течения Лабрадор, Канарское, Северное Пассатное и Гольфстрим снова образуют так называемую «восьмерку». Вот только между предыдущим подобным событием и предстоящим существовала огромная разница. Во-первых, население увеличилось в несколько раз, особенно районов, где ожидается похолодание; во-вторых, по предсказаниям ученых этот ледниковый период будет более холодным; в-третьих, развитие цивилизации значительно превышало то, что было четыреста лет назад.

Вот благодаря последнему и удается правительствам всех развитых стран пока еще сдерживать наступление холода, искусственно вызывая южные направления ветров в осенний, зимний и весенний периоды. Затраты на это просто невероятно огромны, но все понимают, что узнай люди о предстоящем изменении климата, то остановить поток переселенцев с севера на юг будет невозможно. Предстоящие события подстегнули власти всех государств на поиски альтернативных источников энергии, вложению больших денег в биогенные технологии, чтобы вырастить более устойчивые к морозам породы злаковых культур и овощей. Развернулись новые интриги и даже войны за обладание нефтегазовых месторождений менее развитых стран. А с учетом того, что находились они в южных широтах, где после похолодания будет очень комфортная и благоприятная погода, игры велись нешуточные. Но подобное состояние вещей могло существовать только, если север Европы омывался теплым течением, пусть его температура стала ниже, а переносимая масса воды меньше.

Поэтому им и дали добро на исследования. У ученых была теория, согласно которой можно создать альтернативные источники энергии, основанные на делении или синтезе элементарных частиц. Но для полной картины не хватало некоторых данных, получить которые можно только в работающем на максимальной мощности коллайдере. В данный момент вся ученая братия не только наблюдала за экспериментом, но и непосредственно участвовала, работая на лаборантских местах.

— Минутная готовность, – раздался из динамиков голос. — Отсчет пошел.

И на всех мониторах побежали секунды обратного отсчета.

— Тридцать секунд, – раздался снова голос.

На самом деле абсолютно все люди и так смотрели на секундомер. В данный момент не требовалось никаких дополнительных действий для запуска, но этот регламент создавался еще более десяти лет назад и менять его никто не собирался.

— Десять, девять, восемь… один. Пуск.

Теперь на мониторах в месте, где показывался секундомер, появилась цифры процентов. Увеличивались они значительно медленнее, но из всех ученых только десять человек неуклонно смотрели на них: восемь ученых и два военных. Последние, впрочем, тоже были одеты в гражданку с накинутыми на нее лабораторными халатами. Отличало их выражение лиц, а в глазах не наблюдалось и десятой доли знаний человека, сидящего в кресле. Профессор Смит — под таким именем он был известен узкому кругу лиц, был головой исследований, и до мозга костей ученым в классическом смысле…

— Десять процентов.

Пока все идет по уже не раз пройденному пути и никаких отклонений, превышающих погрешность, не зафиксировано. Он посмотрел на большой монитор, разделенный на восемь экранов, куда выводилась самая важная информация. Да, все идет по плану…

– Пятьдесят процентов. Погрешность пять процентов от максимальной.

Вот теперь он уже смотрел на экраны. Перещелкнул несколькими тумблерами и три экрана начали показывать графики. Старомодность старого человека вызывала улыбки у всех, знавших его людей. Он очень не любил работать с клавиатурой, поэтому специально для него сконструировали управляющую панель, куда вывели основные команды, которыми он пользовался. Все в норме.

— Шестьдесят процентов. Погрешность семнадцать процентов от максимальной.

Пока тоже все шло согласно теоретическим расчетам и компьютерному моделированию. Он переключил еще один экран на графики, какое-то время рассматривал их и, кивнув, словно соглашаясь с самим собой, вернул экран в предыдущее состояние…

— Восемьдесят процентов. Погрешность девяносто пять процентов от максимальной.

— Идет получение новых данных, — раздался из динамиков другой голос.

Вот теперь профессор впился глазами в экран. Он начал переключать экраны из одного режима в другой. К исследованиям подключился компьютерный кластер под названием «БАК», как сокращенно называли большой адронный коллайдер, в функции которого входило сообщать голосом о поступлении новых данных. Профессор заметил, что с этого момента их модель претерпевала сильные изменения и необходимо срочно сделать анализ.

— Отключить ускорители, — приказал он, во избежание катастрофы.

– Девяносто процентов. Погрешность триста процентов от максимальной, – между тем продолжил из динамиком механический голос.

— Я же приказал! – выкрикнул Смит.

— Ускорители отключены. Энергия не подается, – ответил один из ученых, отвечающий за это.

– Сто процентов. Погрешность тысяча процентов от максимальной.

И тут профессор Смит понял причину, а переключив один из экранов, убедился в своей правоте. Они в свое время создали модель, где взаимосвязывалась подача энергии и скорость движения элементарных частиц. Данные можно было брать, как из подводящей сети, так и непосредственно из коллайдера. Вот компьютер и продолжал выдавать данные, переключившись на датчики ускорителя.

– Двести пять процентов. Погрешность сто тысяч процентов от максимальной, – механический голос подтвердил его выводы.

– Профессор, что происходит? – задал вопрос один из военных.

Но ответить он не успел, так как раздался крик одного из ученых, следивший за данными по наличию тех или иных элементарных частиц.

– Происходит возникновение и исчезновение различных элементарных частиц.

Профессор и сам это понял, посмотрев на один из экранов. Он подтянул клавиатуру и сделал несколько кликов мышкой, давая команды которыми практически никогда не пользовался. Теперь большой экран разделился всего на четыре части, показывая одно и то же в различных режимах.

– Что происходит, профессор? – повысил голос военный, поскольку ученые начали делать выкрики, споря друг с другом.

– С вероятностью в восемьдесят процентов происходящие процессы напоминают рождение сверхновой, но сжатыми в тысячи раз по времени, – выдали динамики голосом «БАК»

Профессор сделал еще несколько кликов, и повернул голову к военному.

– Эксперимент вышел из-под контроля и сейчас вы наблюдаете рождение сверхновой звезды. Скоро будет взрыв.

– Что? – непонимание на лице военного изменилось другим выражением после слова «взрыв».

– Не переживайте, я уже сделал аварийный сброс данных в эфир, – спокойно ответил профессор.

– Да как вы посмели? – взъярился он, и, судя по выражению лица второго военного, тот тоже поддерживал его.

– А что вы хотели? – по-прежнему спокойно задал вопрос Смит. – Спастись мы не успеем, а так хоть другие люди получат данные нашего эксперимента. Нам остается только надеяться, что мощности не хватит на то, чтобы расколоть планету.

– И русские? И китайцы? – лицо военного пошло красными пятнами. – Измена!

Он выхватил пистолет и выстрелил в голову профессора.

– Взрыв, – раздался голос «БАК» и здание содрогнулось.


Земля, Соединенные Штаты Америки, секретный испытательный полигон на севере Аляски, подземный бункер.


В этот раз все просто обязано пройти успешно, ведь учтено все. За последние два года это третье испытание установки по созданию портального перехода. В последний раз появилось полупрозрачное свечение, сквозь которое даже что-то просвечивалось. По технике безопасности и во избежание непредвиденных случаев фокусировка была на высоте в несколько километров над поверхностью планеты, чтобы в случае проникновения инопланетной фауны она просто разбилась. К тому же вокруг полигона находилось специальное подразделение в полной боевой готовности.

– Начинаем, – отдал приказ военный, курирующий эксперимент. – Русские, наверное, уже ходят туда, как к себе домой.

Да, за основу взяты некоторые исследования, проводимые обеими сторонами, а затем благополучно выкраденными друг у друга. И вот теперь по данным разведки их противники двигались в том же направлении.

Над поверхностью планеты появилась точка, расширившаяся до ста метров в диаметре.

– Что это? – крикнул капрал, следящий за окружающей обстановкой и показал пальцем на один из экранов.

Там прямо сквозь явление пролетело нечто черное в виде темной полосы. Переведя взгляды на другие экраны, где изображалось то же самое, но полученное при помощи сканирующих устройств, они ничего не увидели. Только на экране от камеры визуального наблюдения присутствовало нечто необъяснимое.

– Портал разрушен, – сообщил тот же капрал, глянув на монитор, где изображалось текущее положение дел.

И тут у всех присутствующих помутилось в голове, а затем они потеряли сознание.


Земля, Россия, секретный испытательный полигон в Сибири, подземный бункер.


– От нас требуют скорейших положительных результатов, – сообщил представитель военных довольно молодому ученому. – Наши заклятые друзья тоже не стоят на месте, и по данным нашей разведки вот-вот откроют портал в другой мир. Так что вы уж постарайтесь Иван Иванович.

Да, в России тоже портальным переходам придавалось огромное значение. А спешка, кроме типично земных причин, носила еще и иноземный характер. По заключению ученых вероятность проникновения и в России, и в США в одну и ту же точку была очень высокой, поскольку базировалась на одних и тех же выводах и экспериментах.

– Начали.

В России, по аналогии с США, в целях безопасности фокусировка энергии для стирания межмировых границ находилась тоже в нескольких километрах над поверхностью Земли.

– Что это? – Иван Иванович склонился над клавиатурой, выводя на экран.

В точку фокусировки, где только-только началось распространяться искажение пространства, влетело нечто черное. Точнее, на экране просто протянулась черная нить, что говорило об огромной скорости.

– Возмущения пространства. Эксперимент остановлен.

И тут у всех присутствующих помутилось в голове, а затем они потеряли сознание.


Околоземное пространство.


В космосе, на огромной скорости летел матово черный шар диаметром всего чуть менее метра. Он многое мог бы рассказать о своем путешествии, обладай разумом, но этого в свое время не произошло.

Тогда, многие миллиарды лет назад одна невероятно высокоразвитая цивилизация, возможности которой превышали умения придуманных любыми расами и в разных Вселенных богов, решила провести эксперимент по изменению вероятностей. Нет, не уметь выбирать тот или иной путь на перекрестах развития, а именно попытаться изменить будущую вероятность. Иными словами «затереть» все возможные пути развития, кроме одного. Итогом стало мгновенное схлопывание Вселенной с последующим взрывом. Высвобожденная энергия была настолько велика, что в Катаклизм были втянуты и соседние Реальности. В последствии разумные, появившиеся на одной из планет, назвали это явление «Теорией Большого Взрыва».

В результате образовался огромный шар, начавший свой путь по новообразованию. Необычность его состояло в том, что ядро его состояло из антиматерии, находящейся в состоянии энергии. Внешний слой был тонкий, но чрезвычайно крепкий, чтобы выдержать попадание не только космических частиц и тел, но даже температуру и энергию звезды. А между антиматерией и оболочкой находилось нечто, не допускающее соединения ядра с ней.

Была в нем еще одна странность – все виды излучений и энергий шар поглощал, не отражая вообще ничего, сила тяготения на поверхности равнялась нулю и на него эта же сила тоже не действовала. Впитываемое излучение беспрепятственно проходило сквозь и оболочку, и непонятную границу, аннигилируя с антиматерией. В результате этого размеры шара снижались.

Пролетев за время своего существования невероятное расстояние, он прилетел к одной звездной системе, где существовала жизнь. Да, оболочка была очень крепкая, но присутствовало одно явление, выдержать воздействие которого она не могла. Искривление метрики пространства.

Пройдя через первое искривление, на поверхности шара появилась трещина, почти полностью замкнув окружность. Второе принесло вторую, появившуюся почти перпендикулярно первой. А пролетая над местом с огромнейшей концентрацией энергии, шар ее всю впитал. Будь он целым, то ничего бы не случилось – он просто-напросто уменьшился бы в размерах, а сейчас вся поверхность покрылась трещинами. Дальнейший путь его лежал в центр местной звезды, и на подлете к ядру оболочка исчезла, освободив антиматерию.

Итогом всего стала волна того самого нечто, что разделяло вещество с антиматерией, разошедшаяся от звезды и охватившая всю солнечную систему.

Но кроме этого произошло еще три события.


Пятая Вселенная-плюс, Конфедерация Мармис, планета Фалька-5.


В исследовательском центре в капсуле находилось тело тридцатилетней женщины. Она была мертва, причем, смерть была очень странной. Абсолютно никаких признаков насилия или псионического воздействия. Первичное исследование показало отсутствие каких бы то ни было признаков отмирания тканей, но с абсолютной точностью фиксировало, что внутренние органы ее не работают. Этот момент заинтересовал местные власти, которые приказали провести полное исследование, выделив для этого специальную капсулу производства королевства Джовиан.

Местный ученый очень не любил, когда его отвлекали, поэтому отключил доступ к своей нейросети, а также искин от любых внешних сетей. Запустив оборудование, он принялся ждать результатов. К его удивлению процедура сильно затянулась, но, в конце концов, капсула выдала результат.

– Так-так-так, посмотрим, что же здесь происходит, – он начал просматривать результаты на экране, затем включил еще голографическое изображение. – Ага, бионика, хмм, ментоактивность… Ого! И это интересно, и еще это…

Внезапно он замер. Откуда-то из самых глубоких глубин его памяти пришло понимание, кто это. Он быстро отключил искин, достал кристалл памяти и из оружия уничтожил его. Подойдя к капсуле, он включил функцию уничтожения находящегося в ней. Убедившись, что от женщины не осталось абсолютно ничего, он активировал ее самоуничтожение. Поскольку эта модель предназначалась для исследования, то и первая функция, и вторая были обязательны. Открыв доступ своей нейросети в глобальную сеть, он отправил определенный набор знаков по всплывшему в памяти адресу, ничего не значащих для всех, кроме некоторых людей и нескольких устройств. Приставив к голове оружие, он нажал на спуск. Когда в помещение ворвалась служба безопасности, раздался взрыв капсулы.

Но этому событию был еще один свидетель, о котором ученый знать не мог.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Свободные Земли.


На алтаре, куда испокон веков жители небольшого городка приносили дары богине Лилис, лежало тело тридцатилетней женщины. Жрицы, пришедшие утром, чтобы убрать здесь, с недоумением смотрели на нее. Все их чувства подсказывали, что она мертва, но как-то не так. Она не дышала, отсутствовала активность мозга, магическая сеть каналов не ссохлась, хотя и должна была, но энергия в них отсутствовала. Их охранники, которые являлись хорошими следопытами, обследовали окрестности, не обнаружив никаких следов лежавшей женщины.

– Надо привести Оракула, – сделала вывод одна из жриц.

Спустя три часа к этому месту подошла старая женщина. Глубокая сеть морщин избороздила ее лицо, волосы приобрели цвет горного снега, прожитые годы заставили ее согнуться, и только глаза горели жизненной силой. Под руки ее вели две девушки, ухаживающие за ней. Увидев лежащую молодую женщину, губы старушки растянулись в улыбке. Подойдя к алтарю, она несколько минут стояла неподвижно, не проронив ни звука. Затем плечи ее расправились, и она развернулась.

– Пророчество свершилось, – сказала она. – Та, что много тысячелетий назад ушла, вернулась. Настал и мой черед.

Она легко взошла на алтарь и сотворила знак Лилис. А в следующий миг алтарь запылал синим пламенем богини. Когда оно опало, он оказался пуст.

– Об этом никто не должен ждать, – произнесла верховная жрица.

Все разошлись. И никто не заметил, как один из охранников бросил на алтарь ненавидящий взгляд.


Мирозданье.


Третьим событием, произошедшим после взрыва антиматерии в центре звезды, было то, что временные потоки трех Вселенных стабилизировались и стали течь с одной скоростью.

И в Пятой Вселенной-плюс, и в Пятой Вселенной-минус люди не знали, да и не могли знать, что обе женщины были абсолютно идентичны.

Глава 2

Россия, город Ростов-на-Дону.


Я подкинул дров в камин и глядел, как огонь медленно начинает охватывать их. Но спустя пару секунд он, как будто вспомнив, что это его одно из любимейших лакомств, охватил собой все поленья. Языки пламени взметнулись вверх, а я немного отодвинулся, поскольку жар от огня мог опалить ресницы и волосы. Температура в подвале понемногу стала подниматься. Два дня назад у нас закончились и магические обогреватели, и технологические, принесенные из сопредельных миров. Но летом удалось достаточно заготовить дров, даже пришлось повоевать с пришлыми, которые приехали на машине и хотели вырубить небольшой лесок. И были они вооружены охотничьими ружьями и одним автоматом. Хуже всего было то, что патроны эти пришлые не жалели и наша коммуна понесла серьезные потери. Правда, всех их удалось убить и даже забрать машину. Ездить на ней, мы не ездили, но дед Василь сумел разобрать автомобиль. Двигатель оставили на всякий случай, а вот солярку использовали по делу — в данный момент две керосинки до сих пор пользовались тем топливом, давая необходимый нам свет. Для меня же главной потерей летней стычки стала гибели дядь Миши, который спас меня тогда, шесть лет назад, когда произошла Вспышка…

Была середина октября и стояла, как и все последние годы, теплая погода, температура прыгала между десятью и пятнадцатью градусами тепла, а южный ветер приносил тепло Черного и Азовского морей. Мы тогда из школы пошли через дворы, а не как обычно по тротуару, чтобы зайти в пиццерию и купить там себе по пицце, которую мы все обожали. Это и спасло меня с другом. Вспышка застала нас как раз тогда, когда мы проходили между двумя детскими садами. Это напоминало, словно перед самыми глазами вспыхнуло нечто настолько яркое, что пробрало до самого мозга, вследствие чего все люди потеряли сознание.

Очнулся я от того, что меня тормошил Виталька и от сильной головной боли. Кое-как поднявшись, я сначала не соображал, что он говорит, но затем дошло.

– Леха, Леха, вставай скорее.

У друга были глаза, словно в японском аниме — на пол лица, а оглянувшись, я понял почему. Дети в детских садах лежали еще без сознания, а воспитательницы пытались привести их в чувство. Между домами, расположенными впереди, произошла большая авария, и сейчас клубы черного дыма поднимались вверх, образуя нечто страшное, которое расползалось в стороны, охватывая город. Чуть позже я сообразил, что пожар не один, а создавалось впечатление, что горел весь город. Боль стала понемногу успокаиваться, зато состояние скатывалось в шок.

— Виталя, это война? – задал я крутившийся в голове вопрос. — С американцами?

— Не знаю. Наверное. Может быть, они бомбу атомную сбросили, там вроде есть чет такое, что глаза слепит.

— Не-е-е, – возразил я. — Там от домов обломки должны быть. Пошли скорее по домам.

И мы разбежались в разные стороны, так как жили в разных местах. Его дом был совсем рядом, а вот мне надо пройти еще триста метров. Выбежав на тротуар, я пришел в еще больший ужас. Перевернутые машины лежали и на дороге, и на тротуаре, часть из них горела. Но больше всего меня поразили люди. Мертвые. Вот в красной машине женщина выбила головой лобовое стекло, и ее правый бок был весь в крови, а светлые волосы приобрели бурый цвет. Чуть дальше догорал труп, наверное, мужчины, который сумел выйти из горевшей в пяти метрах машины. Еще дальше грузовик съехал с дороги и задавил всю семью: папу, маму и ребенка. Ноги родителей так и выглядывали из-под заднего колеса, а девочку они успели вытолкнуть, но ее это не спасло — она лежала, не шевелясь, и я не знал, отчего она умерла.

Вдруг слева и сверху раздался душераздирающий женский крик, и я автоматически посмотрел в ту сторону. На балконе стояла какая-то женщина и кричала. Она произнесла какие-то слова, которые я не расслышал, и вновь закричала. А потом, перевалившись через ограждение балкона, полетела вниз головой. Раздался «шмяк», и я завороженно смотрел на неестественно вывернутую шею, сломанную руку, из которой торчала белая кость, которая очень быстро окрасилась в красный цвет. Из-под ее головы потекла кровь. Мимо меня пробежали какие-то мужчины, и я посмотрел им вслед, заметив, как какая-то женщина протянула им руки, прося о помощи. Ее голова была вся в крови, и она вытирала ее своим шарфом, а потом обвязала им голову. Мужчины пробежали мимо.

Я стоял и не мог оторвать взгляд от этой картины смерти. Меня словно приклеили к этому месту, не давая ступить и шагу, требуя, чтобы я запомнил. Все, что я мог делать, это медленно вертеть головой, даже закрыть глаза не сумел.

Пожары. Смерть. Крики о помощи. Плач. Просто крики. Рев огня.

Внезапно справа раздался взрыв, и что-то пролетело рядом с моей головой, обдав меня ветром и запахом бензина. И тут услышал звон разбившегося стекла. Повернув голову, увидел, что это железка, которая мигом ранее чуть не убила меня, нашла что разрушить. И тут словно с меня кто-то снял оковы, и я бросился обратно во двор, подальше от праздника смерти. Дворами я добежал до своего дома. Электронный замок не работал, и я порадовался, так как ключи были в рюкзаке, висевшем за спиной. Лифт тоже не работал, поэтому пришлось бежать на шестой этаж по лестнице.

— Мама, мама! — ворвавшись в квартиру, закричал я. — Ты где?

Первым делом я направился в ее спальню, поскольку она вернулась после суточного дежурства в больнице, и сейчас должна отдыхать. Постель ее была аккуратно заправлена, поэтому я рванул на кухню. На плите стояли кастрюли, но мамы не было. Уже со слезами на глазах я побежал в свою комнату.

— Ма…

И слова застряли у меня в горле. На моем стуле висел ее халат, вот я подумал, что она сидит на нем, но сразу же сообразил, что ошибся. Подойдя на дрожащих ногах к своему столу, я убедился, что ее там нет. Где-то внутри себя я надеялся, что она просто уснула или спряталась, или еще что. Но ее не было, не стало, словно она исчезла в одночасье. Я проверил ее уличные вещи, убедившись, что все осталось на месте. Вернулся к своему стулу, поднял халат и с изумлением увидел, как на ее тапочки упало ее нижнее белье. Я в ступоре, наверное, целую минуту смотрел вниз, не понимая вообще ничего. Поднял голову – на столе лежала записка, в которой я легко узнал красивый каллиграфический почерк мамы.

– Сынок, ты должен запомнить эту фразу и никому ее не говорить: «Ийнитайт римиин тейкаа ваарттаайн». Ты должен зна, — прочитал я вслух.

И все – больше ничего, и только ручка, лежащая рядом, указывала, что мама писала ею. Она, словно лишнее подтверждение, служила доказательством, что мама внезапно исчезла. Эта мысль настолько поразила меня, что я застыл, раскрыв рот, даже слезы перестали течь из глаз. Дрожащей рукой я взял ручку в руку, приложил к записке после букв «зна» и резко разжал пальцы. Она упала и чуть прокатившись, застыла точно также как и до этого. Я взял записку, сложил ее, сунул себе в карман, и опустился на пол.

— Почему? Почему это случилось с нами? Почему другие живы, а ты исчезла? – повторял я слова, словно какое-то заклинание.

– Леша! – услышал я голос из коридора. – Леша, ты где?

Подняв голову, я увидел, как в комнату вошел дядя Миша. Он часто приходил к нам, приносил сладости и маме, и мне. Поначалу я не понимал причины, но потом как-то услышал их разговор. Я спал, и еще не конца проснувшись, слышал, как мама стала ему отвечать на какой-то вопрос.

– Я больше не смогу родить ребенка, и вся медицина здесь бессильна. Поверь, я…

И она замолчала, словно почувствовала, что я внимательно их слушаю. Затем вошла ко мне в комнату и сказала, что я могу вставать и идти завтракать. Уже позже я сообразил, к чему был тот их разговор. А так дядь Миша продолжал приходить к нам, по-прежнему балуя нас сладостями. Вот как сейчас.

– С тобой все в порядке? Где мама? – обеспокоенно спросил он меня, протягивая большую упаковку молочного шоколада.

– Она исчезла, – ответил ему, на что он только покачал головой.

А после этого он приказал ждать его здесь, а сам куда-то ушел. Я включил телевизор, но он не заработал. Включил ноутбук, но в интернет, чтобы узнать новости, выйти не сумел. Роутер оказался сломанным. Позже, когда открыл холодильник, убедился, что света нет. Газа тоже не было, но еда была еще чуть теплая, поэтому я поел. Вспомнил про записку мамы и ее наставление. Выучив назубок странную фразу, я сжег ее.

Пришел дядя Миша и сказал, чтобы я собирался, так как мы уезжаем. Я хотел было поспорить с ним – вдруг мама появится, но пришло осознание, что этого не случиться никогда. Поехать сразу не удалось, и мы направились на выход из города в направлении торгового центра «Мега». По пути я расспрашивал его о происходящем, но он ответил только, что все очень плохо, а скоро будет еще хуже, поэтому необходимо срочно уехать. Уже у кольцевой автодороги вокруг города нас ожидал огромный внедорожник с прицепом. На нем мы добрались до торгового центра. Эта мощная машина, словно танк, расталкивала другие автомобили.

– Саш, ты здесь, – сказал своему другу, угрюмому мужчине лет сорока, дядя Миша. – Леша, идешь со мной.

Мы направились в торговый центр. Первым делом нашли бутик, торговавший шубами и дубленками. Выбрав штук пять шуб и столько же дубленок, причем самых больших размеров, он сложил их в тележку, которую взяли немного ранее.

– Так, так, это кто здесь в нашем магазине шныряет? – раздался голос от двери.

Я оглянулся. В проходе стояла троица мужчин. Все они держали в руках пистолеты, а с боков у них были пристегнуты кинжалы или мачете. «Пираты, какие-то», – промелькнула у меня в голове сравнительная мысль.

– Так, мужик, – стоявший посередине мужчина обратился к дядь Мише. – Вывернул карманы и выложил все на пол.

И для пущей верности направил на него оружие. А затем для меня все было, словно в замедленной съемке. Наш сосед прыгнул в сторону, толкая меня на пол и закрывая собой. Откуда-то у него в руке появился пистолет, а затем три выстрела немного оглушили меня.

– Не смотри туда, – сказал дядя Миша, но я уже вовсю глядел на трех мертвецов.

Все трое убиты в голову: двое в лоб, третий между глаз. После этого мы направились спортивный магазин. После увиденных ранее смертей и исчезновения мамы, я отнесся к произошедшему с каким-то равнодушием. Что он там искал и складывал во вторую тележку, я не знал, поскольку находил в прострации после всего случившегося. Единственное, что запомнил, так это то, что он прикладывал ко мне некоторые вещи. После этого мы вернулись к машине и мужчины сгрузили их в прицеп, а часть в багажник. Я остался здесь, а дядь Миша снова ушел в торговый центр. Когда я садился на заднее сидение, то увидел, что у друга нашего соседа на коленях лежит какой-то автомат. Дядя Миша ходил еще дважды, а потом мы поехали. Куда мы направлялись, расспрашивать не стал, и так узнаю.

Но к моему удивлению ехали мы всего часа три, да и то много времени потратили на объезд аварий, одна из которых очень страшная. Огромный самолет лежал на земле и горел, и как он не взорвался было непонятно. Я проводил его взглядом, пытаясь увидеть хоть кого-то живого в свете пожара, но безрезультатно.

Приехали на ферму. Так я думал сначала, но оказалось, что это конюшня. Пробыли мы там всего десять дней, но за это время много чего изменилось. Самое главное, что наступила настоящая зима. И только сейчас мы выдвинулись в дорогу, причем, как в старые времена на санях. На мой вопрос, почему не на машинах, дядя Миша ответил, что не доедем. Так мы и добрались до Ростова-на-Дону.

С тех пор прошло шесть лет и от наивности десятилетнего мальчишки у меня ничего не осталось. А мир изменился. Очень сильно. Событие, приведшее к этому, теперь все называли просто Вспышка. Тогда, шесть лет назад не только все люди потеряли сознание, но сломалась вся работающая электроника, поэтому и было очень много пожаров и катастроф. Жертвы исчислялись сотнями миллионов. Но, что самое интересное, все, что было выключено, не пострадало, поэтому в первое время можно и на машине было проехать и ноутбук включить.

Следующие огромные жертвы выпали на первую зиму, как раз ту, когда мы уезжали на юг. Дядя Миша со своим другом дядь Сашей работали в каких-то секретных органах и знали, что должна наступить зима, поэтому и поехали в теплые края. А в ту первую зиму умерло тоже миллионы людей. От Европы не осталось практически ничего, они полностью были не приспособлены к выживанию. По слухам лишь нескольким тысячам японцев удалось достичь материка. В Китае в городах практически все жители погибли, говорят, что города горели чуть ли не целиком.

Следующая волна смертей прокатилась тогда, когда люди узнали, кто был виновником сокрытия информации и заправлял всеми предшествующими этим событиям делами. Банкиры с так называемым мировым правительством уничтожались всегда и везде, не помогали им ни ручные армии, ни золото – ничего. Кто-то вспомнил или придумал, что все беды шли из Англии, и началась охота на выживших англичан. Люди вываливали свою злость и злобу на простых граждан этой бывшей страны.

Но далеко не все впали в безумство. Часть людей, имеющих доступ к складам с оружием, боеприпасам, боевой технике решили стать эдакими правителями небольших территорий, мелкими князьками. Они создали армии или воспользовались ребятами, проходящими срочную службу, и направились туда, куда не дошел новый ледниковый период. В Азии развернулись войны, которые впоследствии назвали клановыми. А название такое, потому что после раздела территорий каждый ее владелец создал свой клан. Почему именно клан – никто не знал.

После раздела все быстро сообразили, что необходимо возвращать утраченные технологии, а также заводы, фабрики и прочее. Началась новая волна войн. Правда, теперь в умах глав кланов и их советников появились проблески разума, и оружие применяли значительно реже. Начались войны за умы и тех, кто был сведущ в организации производств. Более-менее достоверная информация была только о Европе, России, Азии и севере Африки. Что творилось в обеих Америках, Австралии, на остальной территории Африки не знал никто, поскольку никто не хотел тратить топливо на путешествия в те края. По слухам два парусника предприняли попытку пересечь Атлантический океан, но больше о них никто не слышал.

Наше теперешнее место жительства находилось на границе земель, где худо-бедно можно выжить, поэтому для клановцев оно не представляло интереса, в отличие от Краснодарского края. Казалось бы совсем недалеко, но в плане погоды разница очень существенна. Как установили выжившие люди, южнее очень часто дул южный или юго-западный теплый ветер, обогревающий эту территорию. Плюс еще и ветер с Черного моря. Но силы теплой воздушной стихии не хватало, чтобы обогреть еще что-то севернее двухсот километров от столицы края. Еще можно более-менее спокойно проживать в Крыму и на юге Украины в Одесской, Николаевской и Херсонской областях. В общем, все выживали, как умели.

Но кроме этого произошло событие, полностью изменившее как жизнь жителей планеты, так и наши представления о Вселенной. Спустя два года после Вспышки некоторые люди стали видеть другие миры. Не ярко как наш, а так, словно их сделали полупрозрачными. Они то появлялись, то исчезали, затем снова появлялись. Происходило это не в одних и тех же местах, и нечасто, но это было. Поначалу этих людей считали сумасшедшими, пока кто-то не сумел проникнуть туда и принести какую-то вещь. По слухам миниатюрный обогреватель.

Началась охота на таких людей, но, как оказалось, не все те, кто видел их, могут пройти туда. Удивительным было то, что миры, куда можно попасть разительно отличались. Точнее никто из нас не знал, попадаем мы на одни и те же планеты или разные, но очень похожие. Кто-то из наших ученых, проживающим на территории бывшей Сирии в клане Груши, как называли в честь того, что руководство его бывшие руководители ГРУ России, высказал мнение, что наш мир, словно блуждает в потемках, заглядывая в окна то одного дома, то другого. Блуждающий мир.

Кроме этого, появляющиеся части тоже были разными, хотя и повторяющимися. Кто-то утверждал, что мы видим одно изображение разных миров. Но суть в том, что одна часть – это высокоразвитая технологическая цивилизация с псионическими возможностями. Кто-то сразу же окрестил их Содружеством, как это было в художественной литературе. Там летали флайеры, гравилеты и прочие звездные корабли со своими звездными принцами и принцессами.

Другая часть – это магические миры. Да, все фантасты, которые описывали попадание в параллельные миры, теперь могут гордиться, что их выдумка стала былью. Там, в самом деле, существует магия с огненными шарами, молниями и прочим волшебством. И именно из этих миров те, кто мог туда попасть, приносили разные штуки. В основном что-то для того, чтобы выжить – светильники, обогреватели, лечебные устройства. Там же из нашего мира пользовались спросом только драгоценные камни. Что-то в них было такое, что заставляло сильных миров тех ловить наших людей, требуя, чтобы они достали им как можно больше камней. У нас ходили одно время упорные слухи, что кому-то удалось сбежать в наш мир, а те не смогли ничего сделать, то есть вообще не представляли, что человек просто перешел в параллельный мир. После этого продавать там драгоценности надо очень осторожно.

Кто приносил нам эти изделия параллельных миров, я не знал. Точно об этом было известно дяде Мише, может быть еще кому-то. Но поскольку происходило это достаточно редко, то зимой часто приходилось топить деревом, которого в окрестностях оставалось не так и много. Все сады, парки, скверы, леса и лесочки были поделены между различными группами и охранялись похлеще, чем золотые запасы.

К этому году в Ростове-на-Дону выжило всего четыре коммуны. Наша была наиболее благополучной и насчитывала пятьдесят человек, включая десятерых детей. У нас даже имелось два учителя, которые преподавали нам школьные знания. По крайней мере, математику с физикой я знал отлично.

Жили мы в особняке какого-то олигарха. Огромный трехэтажный коттедж из красного кирпича, располагался на возвышенности, был огорожен таким же каменным забором, и имел двухэтажный подвал. Изначально там не было ни камина, ни печи – их соорудил дед Матвей в первое лето после Вспышки. Всего в подвале было семь комнат, но самая большая была самой теплой, поскольку здесь находился и камин, и печка. Первый растапливали редко, только когда надо было быстро нагреть помещение, вот как сейчас. Печка же служила и плитой, на которой женщины готовили еду, и обогревателем. В такие моменты, когда на улице холодно, а обогреваться приходится дровами, мы все спали в этой комнате на деревянных настилах, на которые положили матрасы.

– М-м-м, – Наташа, спавшая у камина, потянулась, и одеяло сползло, открыв ее грудь, обтянутую одеждой.

Я уже год как засматривался на эту тридцатипятилетнюю женщину. Она поддерживала свою форму и была одной из двух женщин, которые ходили с нами на охоту. Даже в летней разборке с залетными участвовали. Вот только после той стычки нас, охотников, осталось всего четверо, включая этих двух женщин. Она была замужем за Николаем, мужчиной, который мне был глубоко антипатичен. К тому же ему очень не нравилось, что его жена ходит с нами, а охота иногда занимала до четырех дней. Говорят, что раньше он занимал какой-то высокий государственный пост, а теперь стал кем-то вроде подсобного рабочего, поскольку не умел ничего делать. Но заслуга его была все же большая, поскольку он передал для обмена пару бриллиантов и изумруд, на которые мы приобрели охотничий складной домик и миниатюрный обогреватель, который использовали тоже во время охоты зимой. Отбросив эти мысли, посмотрел на женщину.

На натянувшейся ткани торчал сосок, который вызвал у меня соответствующую реакцию. Женщина открыла глаза, и я, покраснев, поспешил перевести взгляд на огонь. Скоро он перегорит и мне останется только закрыть задвижку и идти спать – на этом мое ночное дежурство заканчивается. Наташа снова уснула, и я вновь перевел взгляд на нее. Мне просто до чертиков захотелось подойти и потрогать ее, что пришлось даже замотать головой, отгоняя подобные мысли.

Проснулся от запаха готовившейся пищи. Потянул носом – каша с тушеным мясом. Пока завтракал, бросал взгляды на Наташу, которая в данный момент возилась со своими стрелами, проверяя их. Она сидела ко мне вполоборота, и я снова засмотрелся на ее прелести. «Блин, да что же это со мной!», – подумал я. Конечно, причину я знал, но поделать с собой ничего не мог. Открылась дверь и помещение вошел дед Тарас.

– Я нэ буду дывуватыся, якщо всэ Азовськэ морэ замэрзнэ, – сказал он. – Дужэ сыльный мороз.

– А теперь переведи, – Наташа оторвалась от своей работы и грозно наставила на него охотничью стрелу.

– Ой, та я й забув, що тут одни москали, – он демонстративно схватился за голову. – Дажэ внуча и та розмовляе по-руськи.

– Эй ты, старый хохол, – баб Маша, оторвавшись от печки, подняла свое оружие. – Сейчас как дам поварешкой, – и погрозила ею, но тут ее лицо разгладилось, и она таким ласковым-ласковым голосом произнесла: – Хотя нет – оставлю тебя без борща и без сала.

– Как без сала! – дед Тарас тут же перешел на русский язык и мы все захохотали.

Дед Тарас и его внучка Оксана это все, кто остался от некогда большого семейства. Жили они на юге Запорожской области в пригороде Бердянска. Однажды к ним приехали вооруженные люди, затребовав пищи, а когда выпили, то и зрелищ, в которых решили принять участие. Два его сына решили образумить «гостей», но те просто-напросто их убили. Двух невесток и его дочь эти звери насиловали почти целую ночь. Женщины сопротивлялись, но поделать ничего не могли, и все равно продолжали противиться. Закончилось все тем, что они просто умерли от побоев. Сам же дед в самом начале с внучкой спрятались на чердаке. Точнее, это он ее прятал и просто вынужден был остаться. Когда вся возня в доме прекратилась, он спустился вниз. Увидев все, он хладнокровно убил весь десяток, оттащив трупы в одну комнату. Затем приготовил две лошади и еще до утреней зари они покинули дом, прихватив с собой и остальные восемь лошадей, которых по дороге отпустили. Случилось это летом, поэтому им повезло добраться вдоль побережья моря к Ростову-на-Дону, а здесь уже прибиться к нашей коммуне. Он оказался очень умелым кузнецом, и его ножами, клинками и мечами, сделанными из рессорной стали, пользовались даже клановцы.

– Новости неутешительные, – поедая вкусную кашу и закусывая салом, произнес он. – Встретили охотников наших соседей, возвращавшихся с дальнего рейда. В Воронежской губернии снова появился белый медведь – они насчитали десяток, одного с собой принесли. Но видели даже у нас на северо-востоке, километрах в двадцати пяти. Сообщили, что в десяти километрах на северо-запад клановцы обустраиваются. Причину естественно не знают, но это подозрительно, чтобы это они проделывали зимой. Даже, если там иной мир проявился.

– Схожу за ним, пока не ушел, – вставая, сказал я. – Нам мех позарез нужен.

– Я помогу, – тут же заявила охотница.

Ко мне подошли наши хаски. Как они поняли, ума не приложу, ведь слово охота не было сказано. Умницы, одним словом.

– Байкал ты со мной, а ты Сайга остаешься. У тебя вон, – я показал в угол, где находилось три щенка, – есть за кем ухаживать.

Пес был наш. Чистокровный хаски принадлежал деду Егору, который умер прошлой зимой. А вот Сайгу мы купили, заплатив очень много – портативный обогреватель. Поэтому–то сейчас у нас закончилась энергия в изделиях других миров.

Пока собирались, я старался на женщину не смотреть, понимая, что встретившись взглядом, покраснею. Сборы были недолгими. Собрал иномировой рюкзак, куда положил иномировую же палатку, обогреватель, зимнюю маскировку, которую все называли «лохматка», потому что была сшита из лохмотьев, сухие припасы.

– Ружье так и не будешь брать? – спросил дядь Саша, видя, что я закрепляю чехол с луком и стрелы.

– Нет, шумные они, а я не люблю шума, – ответил ему. – А на непредвиденные случаи у меня есть наследство, – уже тихо добавил я.

Наследством я называл пистолет «Вектор», доставшийся мне после смерти заменившего мне отца дяди Миши. Патронов к нему осталось всего два цинка, плюс две обоймы, которые у меня с собой. Кстати, никто из нашей коммуны кроме друга нашего соседа не знал, что именно за оружие было у него. Да и мне дядя Саша сказал помалкивать, поскольку это оружие использовалось только в спецслужбах, да и то далеко не каждый имел право им пользоваться. Какая-то новая и секретная модификация.

Луком меня научил пользовать все тот же дядя Миша. Три года назад мы наткнулись на склад луков и арбалетов, где среди множества ширпотреба, была пара высшего класса. Вот с тех пор он меня начал гонять и по стрельбе, а не только по рукопашному бою. И по поводу стрельбы он вообще сказал, что у меня природный дар.

Через полчаса мы вышли на улицу, надели широкие охотничьи лыжи и направились туда, где наши соседи видели медведя. По пути Наташа сказала, что вторая пара с самого утра ушла на юг, где вчера видели оленей. Олень – это хорошо, но мех с него никакой, в отличие от белого медведя. Дальше до вечера мы перемолвились лишь несколькими фразами. Мороз был сильный, градусов тридцать ниже нуля, но ветер отсутствовал, поэтому передвигались мы достаточно комфортно, сумев преодолеть не меньше двадцати километров. В общем, как и рассчитывали.

Место для ночлега нашли в небольшом лесочке. Отбросили в стороны снег, чтобы можно было поставить палатку и развести огонь. Чем мне нравится это изделие технологического мира, так это простотой установки, когда она сама разворачивается, и стенками с практически нулевой теплопроводностью. Разожгли огонь быстро, также как и разогрели еду, которую нам нагрузила повариха. Что еще хорошо, так это имеющийся небольшой предбанник, где любил спать Байкал. Обогреватель в целях экономии энергии включили на минимум. Когда я, вошел внутрь, Наташа уже лежала в своем спальнике. Когда я снял верхнюю одежду и хотел залезть в свой спальный мешок, женская рука толкнула меня, что я свалился на спину. И тут же мою голову прижали, а я понял, что это мягкое не что иное, как женская грудь, о которой я мечтал еще вчера. Не удержавшись, я ее поцеловал.

– Как я давно этого хотела, – с придыханием прошептали мне в ухо. – Я же видела, как ты вчера смотрел на меня.

Затем Наташа ловко сняла мою одежду и, словно хищница, набросилась на меня. Она не давала мне подняться, все делала сама, а когда ее стоны превращались в крики, ее ноготочки, хоть и были маленькими, впивались мне в кожу. Целый час она меня… делала мужчиной. Затем так и уснули в обнимку.

Утром, позавтракав, мы быстро собрались и направились дальше.

– Байкал ищи след, – дал команду собаке.

И он побежал куда-то в сторону. Сейчас мы передвигались небыстро, так как главную работу в этот раз выполнял наш четверолапый и хвостатый друг. Спустя полчаса он прибежал и рычанием дал знать, что след найден. Вот теперь мы поспешили за ним. След, в самом деле, оказался медвежий, и принадлежал, судя по размеру, матерому зверю. Сбросив с себя всю ношу, я достал части лука и соединил их, сразу натянув тетиву. Надел маскировочную накидку, закрепив за спиной колчан, повернулся к Наташе, которая занималась тем же. Она, кстати, придерживалась моих взглядов, что ружье в нашем охотничьем деле лишнее, и, так же как и я, имела при себе пистолет, правда «Макарыч». Приказав Байкалу охранять наши вещи, мы двинулись по следу.

Он уходил на запад, но через полкилометра повернул на юг, уходя за холм. Оставив женщину, я поднялся на него и, достав бинокль, принялся осматривать окрестности. Владыка севера находился метрах трехстах, занимаясь своим завтраком. Я внимательно осмотрел местность, помечая в своей памяти безопасный подход. Ветер сейчас играл на нашей стороне, поэтому не было необходимости делать крюки, подходя с подветренной стороны. Приближались мы медленно и чуть ли не вприсядку, чтобы движением не вызвать подозрения у хищника. Добравшись до места, откуда я могу гарантированно убить зверя, я наложил стрелу и медленно поднялся. Наташа в это время вообще присела, застыв как изваяние, но была готова в любой момент начать стрельбу, случись чего непредвиденное. Медленно поднял лук и, поймав в прицел зверя, прошептал:

– Давай.

И женщина резко приподнялась и присела обратно. Никто из людей не заметил бы это белое движение на белом фоне, но не хищник. Медведь поднял голову, посмотрев в нашу сторону, и в этот момент я спустил стрелу. Раздался рев, он сделал насколько шагов-прыжков и рухнул на снег.

– Только ты охотишься боевыми стрелами, стреляя в глаза, – восхищенно сказала женщина. – Вот мне бы так научиться.

На самом деле я не всегда охочусь боевыми стрелами, на травоядных все же чаще пользуюсь срезнем с канавкой для вытекания крови. Мы быстро побежали к животному. Спустя несколько минут, Наташа занялась свежеванием, а я направился за нашими вещами. Вернулся быстро и вместе с Байкалом начал следить за окрестностями. От моей помощи женщина отказалась, заявив, что в этом деле я криворукий. И это было правдой – ну, никак у меня не получалось аккуратно все сделать.

Повернувшись направо, я замер. Прямо передо мной начал появляться город другого мира. Это было первый раз, когда я увидел его настолько близко. И это был технологический мир. Контуры зданий, летательных аппаратов, наземных машин проявлялись все отчетливей и отчетливей. Я с огромнейшим интересом увидел, как пролетел какой-то летательный аппарат, настолько близко, что у меня возникло желание отшатнуться. Он приземлился, открылась дверь, отъехав в сторону. Спустя минуту та закрылась, и он полетел дальше. «А ведь людей, действительно, не видно», – увиденное подтвердило ходившие слухи. Как бы это не выглядело странно, но живых организмов, что в магическом мире, что в технологическом, увидеть невозможно.

– Ты тоже видишь? – раздался у меня за спиной голос Наташи.

– Ты о чем? – я повернулся к ней.

Несмотря ни на что, я не хотел выдавать свои способности кому бы то ни было, поскольку помню охоту клановцев на них. Как правило, таких людей заставляли работать на себя, угрожая семье или близким людям. Еще говорят, что сумели что-то изобрести, что заставляло людей возвращаться, поскольку в ином случае им грозила смерть. Так ли это, я не знал, но кто-то вроде бы сумел отстоять себя, наладив торговлю. По крайней мере, нам же продавал кто-то вещи из других миров.

– Это уже третий раз, когда я замечаю, что ты внимательно смотришь на проявления другого мира, – улыбнулась женщина. – Я сама их вижу, но очень смутно, и перейти туда не могу. Вот ты сейчас, например, настолько внимательно все осматривал, что я уверена, что ты видишь все намного отчетливей, чем я.

Я лишь начал осматриваться вокруг.

– Ну-ну, – иронично произнесла она. – Но вообще-то правильно делаешь, что скрываешься.

Закончила Наташа достаточно быстро и мы, завернув мясо в специальную ткань, а потом в шкуру, положили их на сделанные для этого соединенные четыре лыжи, которые несла моя напарница. А сейчас их будет тащить наш хвостатый друг. Поехали домой достаточно быстро, тем более что погода начала портиться и скоро начнется метель, поэтому и хотелось добраться до дома скорее. Правда, Наташа предложила пройти западнее и остановиться на ночлег в зимней заимке, построенной специально для подобных случаев. Но не успел я ей ответить, как Байкал тихо зарычал. Мы остановились, превратившись в слух. Раздался отдаленный вой, и пес зарычал громче.

– Волки? – изумилась Наташа. – Они же все уходят на юг.

Это была правда – эти хищники каждую зиму уходили в более теплые края, возвращаясь весной обратно. Но хуже всего то, что вой раздавался с юго-востока, и идти прямиком домой, это значит вскоре пересечься с ними. Поэтому мы как можно быстрее направились на запад, как раз к домику, где можно спрятаться. Спустя двадцать минут, мы услышали новый вой, вот только сейчас он был другим.

– Встали на след, – произнесла женщина и покрыла матом всю стаю.

Мы еще какое-то время убегали, хорошо, что по пути был пологий спуск, по которому мы съехали довольно быстро. И тут Байкал остановился, громко и грозно зарычав. Не успели. Сняли упряжь с него и оглянулись. На нас неслась стая волков.

Глава 3

Россия, пятнадцать километров к северу от Ростова-на-Дону.


Я никогда еще в жизни не собирал так быстро лук, хотя дядя Миша меня гонял нещадно по этому компоненту. Я уже встал наизготовку, а Наташа еще только раскрыла сумку со сложенным луком. Первая стрела и вожак стаи, бежавший первым, покатился по земле. Вторая — и еще один упал мертвым в снег. Но я не успевал. Их оставалось еще тринадцать. И тут произошло то, о чем говорил мой наставник и чего хотел добиться от меня. Мой мозг перескочил на следующий уровень. Периферийное зрение расплылось, и там образовался туман, зато волки стали более отчетливыми. А когда я взял в прицел следующего, между мной и целью протянулась нить. Выстрел. Я мгновенно перенес прицел на следующего – выстрел. Следующий. Замечаю, что Наташа стала рядом, и я сместил прицел на центрального хищника. Выстрел. Теперь напарница знала, куда я буду стрелять, и ее выстрел убил правого волка. Я же сместил прицел влево.

Это было интересное состояние. Я не только успевал прицеливаться и стрелять, но и анализировать свои ощущения. Я прекрасно сообразил, что моя скорострельность тоже возросла, причем не только за счет быстроты прицеливания, но и сам я стал более быстрым. Последних зверей мы убили в трех метрах от нас. И я тут же вышел из этого состояния ускорения или, как его называли в художественной литературе, боевого транса. Хотя дядя Миша говорил, что это не совсем правильно, просто человек задействует части мозга и другие возможности организма, которые в жизни никогда не использовал.

И тут ноги мои подкосились и я упал в снег.

— Леша, что с тобой? — обеспокоенно спросила Наташа, и метнулась ко мне.

Ну, как можно метнуться с охотничьими лыжами на ногах – добралась максимально быстро. Она присела рядом, повторив вопрос.

— Что с тобой?

А я даже ответить не мог. Знал, что это откат, причем, очень мощный. Наставник предупреждал меня, что он обязательно будет после первого раза. Да и не только после него. Но впервые в нем необходимо находится не более пары секунд, а я даже не знаю, сколько был. Это основная причина, по которой он хотел, чтобы произошло это, когда он находится рядом. Я и сидел-то только по той причине, что Наташа приподняла меня. А ощущения — словно мышцы моего тела мгновенно расслабились. Я, кстати, был безумно рад, что не оконфузился с отходами моей жизнедеятельности — над этими частями организма мозг сохранил контроль.

Женщина приподняла маску, приложив руку к моему лбу, проверяя температуру. А я в это время смотрел на Байкала и думал, какой же все-таки умный пес. Во время нашей стрельбы он только вышел немного вперед и негромко рычал, но в драку не лез, ожидая команды или времени, когда кто-то из волков атакует нас. Только через десять минут, когда у обычно спокойной и уравновешенной женщины начали появляться признаки истерики, силы начали понемногу возвращаться.

– Откат, — шепотом произнес я, а она только кивнула.

Все-таки умная она женщина, повезло этому козлу Николаю с ней, мне даже завидно стало. Вот сейчас она моментально поняла, что за откат и следствием чего он является. Она порылась в своем рюкзаке и, достав сушеные листья, сунула их мне в рот.

— Жуй.

Понятно, какой-то там сбор из пяти или шести трав, не знаю их названия. Они, действительно, повышают тонус организма. Только спустя еще пять минут я смог встать. Стоял, шатаясь, и был рад, что ветер еще не достаточно сильный, иначе уронил бы меня снова в снег. Наташа в это время собрала наши луки, сходила к убитым животным и собрала уцелевшие стрелы, которых насчиталось всего пять.

— Идти сможешь? — я кивнул. — Хорошо. Дойдем до охотничьей избушки, и я быстро приведу тебя в порядок.

Я прекрасно понял, о каком методе приведения она говорил, и мои щеки сами по себе заалели. Хорошо, что под маской этого не видно, а то она стала бы подкалывать. Вещи мои сгрузили на своеобразные салазки, которые тащил Байкал, но он, казалось, и не почувствовал увеличение веса. К домику мы добрались, когда ветер гулял уже вовсю, и даже снег начал падать.

— Иди садись на кровать, я сама все сделаю.

Я здесь уже был, но с прошлого раза в обстановке появились изменения – добавился табурет. А так, кроме него наличествовали еще кровать и стол. Состоял домик из двух помещений: маленькой комнатки и совсем крошечной парной, где можно было сидеть только двум людям. Сухие дрова были сложены тут же, поэтому огонь в небольшой печи женщина разожгла очень быстро. Затем, прихватив веревку, вышла на улицу. Все правильно – необходимо позаботится о мясе и шкуре, подвесив их на эту веревку, перекинутую через ветку дерева. Иначе в утру мы его можем не найти. Я чувствовал себя лучше, поэтому, когда женщина вернулась, хотел ей помочь.

— Сиди давай, – она по-доброму усмехнулась, ставя на плиту найденный здесь чайник, в который на улице набрала снег. — Не знала, что ты так умеешь – стрелять, словно у тебя в руках пулемет для стрел.

Я ничего не ответил. Честно говоря, мне очень хотелось выглядеть крутым перед этой женщиной, которая нравилась мне все больше и больше. Когда вода закипела, она бросила туда травяной сбор, заменявший нам чай, и добавила немного тонизирующего.

– А теперь в баню, – довольно сказала она и начала раздеваться.

Поначалу я тоже стал это делать, но когда она осталась только в нижнем белье, застыл глядя на нее. Керосиновая лампа, где в качестве топлива использовалось какое-то масло с добавлением растворителя, давала света немного, но в маленьком помещении я разглядел фигуру женщины. До этого я ее в таком виде не видел, как-то не выпадал случай. Совершенно без лишнего жирка ее фигура представилась мне идеальной. Красивая грудь манила меня словно мощный магнит металлическую стружку, талия переходила в не менее привлекательные бедра, а потом в идеально ровные ножки. Когда она раздевалась, на теле проступали контуры мышц, но не так, как у Владимира, любившего потягать тяжести, а легким намеком, делавшим фигуру еще более привлекательной. Сняв трусики, она посмотрела на меня и улыбнулась и, подойдя, стала сама меня раздевать.

– Ого! – в притворном испуге вскликнула она, сняв мои трусы. – Сам едва на ногах стоишь, а все туда же. Но этим мы займемся после баньки.

Часть воды из чайника мы взяли в парилку поливать камни. И только там я почувствовал, как усталость окончательно покинула мое тело, которое налилось силой. Всего мы пять раз выходили на улицу, падали в снег и возвращались обратно. Наташа видела, что даже снег не мог убрать мое желание, и постоянно хихикала, словно девчонка-малолетка. После очередной улицы она приказала мне лечь на кровать. Я предполагал причину, но женщина меня удивила, начав делать массаж. Я млел под ее руками, пока внезапно, когда я с закрытыми глазами блаженствовал, лежа на спине, она чуть ли не с рычанием набросилась на меня. Поначалу все было, как и вчера, но потом и я захотел поверховодить, и наша близость переросла в сражение и борьбу страстей.

Задержаться в домике охотника нам пришлось на два дня – именно столько бушевала метель. Байкалу пришлось отдать часть мяса, да и себя мы тоже не обделяли. Но это были самые лучшие мои дни после Вспышки. Мы много разговаривали, впрочем, не затрагивая тему семьи. В основном рассказывали забавные или курьезные случаи, произошедшие с нами во время охоты. Ночами, после бурных постельных баталий, я лежал, обнимая и прижимая к себе Наташу, и думал, что буду делать после возвращения. Я видел, что ее мужу не нравится то, что она может уходить на несколько дней с охотниками, но он молчал. А тут мы вдвоем, а с учетом случившегося между нами, я почему-то был уверен, что скрыть не смогу это. Да и Наташа, когда как-то в разговоре затронули ее мужа, сразу как-то сникла. Мне очень хотелось думать, что это она от того, что надо возвращаться к нему. А мне ужасно не хотелось, чтобы этот человек прикасался к ней, да мне вообще не хотелось, чтобы даже кто-то другой делал это. Наверное, это и есть та самая ревность, о которой много слышал. Я еще крепче прижал к себе спящую женщину, и она, вжавшись, еще дальше закинула на меня свою ножку. Я услышал, как вьюга перестала завывать, и приказал себе уснуть, так как завра с утра мы отправимся в обратную дорогу.

Домой мы направились, как только рассвело. Сегодня о вчерашней непогоде ничего не напоминало, кроме увеличившего слоя снега. Не сговариваясь, мы оделись в маскировку и направились домой. Сегодня поспешали, и так задержались на три дня.

Первые признаки, что что-то случилось, мы обнаружили еще на подходе. Ну, как обнаружили – просто-напросто не увидели никаких следов от лыж или снегоступов, хотя после метели наши всегда проверяют окрестности в пятикилометровой зоне. А до нашего жилья осталось всего три. Нас это насторожило и мы пожалели, что у нас отсутствуют рации. В первые годы они еще были, но уже полтора, как не работают. Доехали до развалин небольшого коттеджного поселка, оставили там все пожитки, и направились к нашему дому. У крайнего дома я залез на самый верх и принялся осматривать территорию в бинокль.

– Никого, – спустившись, сказал я Наташе. – Подозрительно все это.

– Может быть, снегом завалило? – неуверенно произнесла она. – Хотя вряд ли. В прошлом году снега было не меньше, метель мела четыре дня и ничего – справились. Да и спуститься могли через окна.

– А если двери специально кто-то подпер? – эта мысль посетила меня только что. – Тогда их не открыть изнутри.

– Идем! – решительно сказала женщина.

Мы двинулись, стараясь особо не высовываться. Здесь можно подойти достаточно близко, чтобы никто нас не заметил. И все это время мы никого из наших не видели, поэтому все больше убеждались, что что-то случилось. Если бы кто-то сделал пакость, о которой мы подумали, то он должен быть где-то здесь, но мы вообще никого не видели. И тут до наших ушей долетел посторонний звук, а спустя пару минут мы увидели приземляющийся самолет. У него вместо шасси были специальные полозья, чтобы садиться на снег. Не сговариваясь, мы отошли за дерево. И вот после приземления из нашего дома вышли люди.

Вот только это были не жители нашей коммуны, а, судя по тому, как они поприветствовали вышедших из самолета, принадлежали одному и тому же клану. Вот только что понадобилось клановцам от нас? Ограбление? Да кому нужны наши пожитки, чтобы отправлять сюда самолет! Насколько мне известно, топливо стоит очень дорого. Я поделился своими мыслями с женщиной, ответить она не успела, поскольку мы сами увидели причину. На улицу вытолкали семь человек, и это были как раз наши люди.

– Они что, хотят устроить рабство? – тихо прошептала Наташа.

Признаться, у меня тоже мелькнула подобная мысль, когда я увидел все это. Возвращаться не имеет никакого смысла.

– Уходим, – сказал я ей и мы по нашим следам отправились к оставленным вещам.


Россия, город Ростова-на-Дону.


Григорий Борисович Бреф скривился, видя остатки людей. По их сведениям на днях сюда должен был прийти Ходящий с товаром, поэтому они и совместили два дела. Охоту на человека, который может ходить по разным мирам, и набору рабов. Скоро подобная практика распространиться по всей Земле, но их клан всегда шел впереди прогресса. К сожалению, схватить умеющего перемещаться между мирами, не смогли – то ли сведения оказались ложными, то ли тот заподозрил ловушку, а может быть почувствовал. А так, как хорошо было задумано, чтобы подмять под себя всех подобных людей.

В этом отношении им очень повезло. Год назад их Ходящий в одном магическом мире познакомился с магом, который за камни продавал ему рабские ошейники. К сожалению, этот маг куда-то исчез, а выходить на других опасно. Но имеющихся запасов достаточно, чтобы непокорных держать в узде. Существует определенный риск, когда Ходящий с таким украшением идет в магический мир, но они стараются их туда не посылать. Сейчас погрузят последнюю партию.

– Проверь окрестности, мало ли кто-то прячется.

– Да вроде бы все группы зачистили, – возразил командир бойцов.

– Проверь, – с нажимом сказал Григорий Борисович.

Жаль, что пленить всех не удалось. Особенно много доставил им хлопот один мужик, убив пятерых бойцов! Да еще пара охотников тоже оказалась не промах, тоже убив по одному. Как сказал Дмитрий, мужик тот раньше работал в органах, скорее всего ГРУ отдел специальных операций. И охотников натаскал. Есть еще парочка, которая ушла четыре дня назад на охоту и должна уже вернуться, но до сих пор их нет. Замерзнуть те не могли, поскольку со слов других людей, они опытные и взяли с собой специальную палатку из технологичного мира.

Командир отряда отдал приказ троим воинам, и они вошли в дом, где проживали местные жители. Спустившись в подвал, Бреф спросил.

– Стены и другие места на предмет тайников проверили?

– Да.

В это время прозвучал вызов по рации.

– Ком, мы нашли следы двух человек, – прозвучало оттуда. – Пятьсот метров на одиннадцать часов. Ушли на северо-запад.

– Взять их, – последовал приказ. – Рацию не выключать.

Они вдвоем вышли и направились к самолету. По пути поговорили о том, что необходимо взять еще одну коммуну. Но та была больше любой из трех ростовских, да и вооружение у них значительно лучше, поскольку в свое время они взломали склад полиции.

В это время из рации раздались выстрелы и крик.

– Крот, что у вас? – но в ответ только стон.

– Всем! Сбор на пятьсот метров на одиннадцать часов, – последовал приказ, и командир бойцов сорвался с места.


Россия, пятнадцать километров к северу от Ростова-на-Дону.


Добычу с собой не взяли, даже мясо. Мы, как можно быстрее, поехали обратно, очень жалея, что сейчас не лето, когда наш след не каждый следопыт увидит или хотя бы шел снег. А сейчас стоит только найти наши следы, и нам не уйти. Мы очень надеялись на то, что клановцы удовлетворятся уже плененными людьми. Поначалу оглядывались, но потом уже просто спешили убраться подальше. Даже разговаривать прекратили. Я все размышлял, что же нам делать дальше? Получается, что надо уходить и присоединится к другой коммуне, но и там после последних событий мы бы не чувствовали себя в безопасности. Если ранее у меня периодически еще появлялись мысли об уходе в какой-нибудь клан, то после последних событий я туда не пойду никогда. Может быть, существуют кланы, где простым людям живется нормально, но тогда не было бы так много поселений, называемых коммунами, которые не хотели идти к ним. Слухи разные ходили, наверняка, многие были ложными, выдуманными, но сейчас я уже думаю, что большая часть о порядках там правдива.

Внезапно Байкал зарычал и рванул назад. Я не успел ни повернуть голову, чтобы посмотреть, что там происходит, ни окрикнуть его. И тут же раздался выстрел и скулеж. Действовал я так, как учил дядя Миша, причем даже не успел обдумать свои действия. Падая в сторону, я сумел извернуться, словно змея, достать пистолет и начать стрелять. Помня, что у людей могут быть бронежилеты, стрелял в голову. Первого убил легко – он даже не успел ничего сделать, а вот второй рухнул в снег, стреляя в меня. Успел сделать два выстрела, но промахнулся. Хотя я расслышал свист рядом со своим левым ухом. По нему я стрелял в снег, в место, где должна находиться голова. Судя по вскрику и тому, что стрелять он прекратил, мой выстрел не пропал втуне. Посмотрел на Наташу. Она зеркально повторяла мою позу, и тоже убила своего противника. Да, их оказалось всего трое. Не зря дядя Миша хвалил ее, когда она присоединялась к занятиям.

А вот подняться было сложно: с одной стороны нас блокировали лыжи, с другой рюкзаки за спинами. Это в воздухе мы сумели извернуться, а вот на земле проделать это было куда как сложнее. В другой раз мы бы посмеялись от души нашему барахтанью в сугробах, но не сейчас, когда нам надо срочно уходить. Кое-как поднявшись, мы даже не стали обыскивать трупы, хотя поживиться там наверняка было чем, и побежали дальше. По пути перекинулись парой слов, придя к выводу, что клановцы просто не ожидали от нас такой прыти, поэтому нам и удалось их убить. А еще к тому, что теперь нас не оставят в покое. Сдаваться я не собирался.

– Надо сделать засаду, – одновременно сказали мы.

Все-таки замечательная она женщина, и полностью подходит мне – мы даже мыслим в одном направлении. И плевать, что она старше меня почти на двадцать лет. А даже не заметил, насколько она стала дорога мне за эти несколько дней. Теперь нам надо только выжить и постараться дойти до Таганрога, где имеется довольно большая коммуна. Последнее проделать не так сложно, имея с собой палатку и обогреватель технологического мира, а вот с первым придется постараться.

– Вон там отличное место, – показал я на широкую лесополосу. – Проедем вперед и вернемся назад.

Проехав сто метров, чтобы издали было заметно, что мы проехали дальше, мы сняли лыжи, рюкзаки, собрали луки. А когда намеревались вернуться, я увидел проявление другого мира. Женщина, только глянув на меня, с усмешкой спросила:

– Что, снова другой мир? Я пока ничего не вижу, даже марева.

– Ага, – кивнул я. – Но какой не знаю – лес какой-то.

– Скорее всего, магический, – ответила она. – Идем.

Возвращались мы по разные стороны наших следов. Вытоптав себе место я, сказал:

– Мой центральный, а если идут цепью, то я первый, затем правые.

Она лишь кивнула, и мы присели, принявшись ждать. Продлилось оно недолго, и вскоре мы заметили первых преследователей. Я снова порадовался нашей удаче – эти тоже были без маскировочных халатов, поэтому легко различались на белом фоне в своей темной одежде. Наверное, они совершенно не рассчитывали на сражения, иначе бы не действовали настолько легкомысленно. А может быть, она у них есть, только они не успели одеться. Появились с двух сторон от наших следов и, не задерживаясь, побежали дальше. Стало понятно, как они нас догнали – несмотря на неправильный выбор одежды, эти были в снегоступах, передвигаясь с большой сноровкой. И тут показались остальные бойцы, которые друг за другом передвигались по нашим следам. Дядя Миша в таких случаях говорил, что первыми надо уничтожать крайних воинов, и только потом браться за других. Я сейчас смотрел на Наташу, ожидая от нее сигнала к атаке. У меня плечи лука более жесткие, поэтому и стреляю я дальше, а снять крайних необходимо одновременно. Всего их было десять. Многовато, но делать нечего – будем сражаться. Увидел ее кивок и мы синхронно поднялись за деревьями, и, развернувшись, пустили стрелы.

Чем хорош лук, так это тем, что стреляет без звука. Конечно, звук тетивы присутствует, но услышать его могут только тренированные люди, постоянно сталкивающиеся с этим. Я даже не стал смотреть, куда попал, а перевел прицел на первого идущего в цепочке. Снова выстрел. Но бойцы оказались опытными и наблюдали друг за другом. В ответ раздались автоматные очереди. Не знаю, заметили нас или нет, но судя по тому, что прошлись по всему фронту, еще нет. Я поднялся и снова выстрелил, заметив в снегу шевелящуюся черную точку. Еще один выстрел, но сейчас понял, что промахнулся – я просто успел заметить движение в сторону. И тут раздался крик Наташи.

Я резко повернулся к ней. Она лежала на снегу и держалась за живот, а на белой ткани я заметил красное пятно. Замер на пару мгновений, а потом у меня словно взорвалось что-то внутри. С каким-то отрешенным видом я положил лук на землю, отполз в сторону и, приподнявшись, осмотрел поле боя. И тут же снова пришло состояние, которое я испытал пару дней назад. Зафиксировал нить к одному, достал пистолет – выстрел. Перевел взгляд на другого – выстрел. Меня заметили, стали стрелять и перемещаться, но для этого состояния все эти уловки бесполезны. Выстрел. Выстрел. Что-то обожгло мне плечо. Выстрел. Выстрел. И выпал из него. Ноги подкосились, и я свалился в снег.

Через силу, на подрагивающих руках и ногах я пополз к Наташе. Она была еще жива. С хрипом дышала, по-прежнему держалась рукой за рану, губы кривились от боли, но когда я дополз, она смогла улыбнуться.

– Тебе надо уйти, – прошептала она и закашлялась. – Уходи в другой мир. Вот возьми – это камни мужа. Как знала, что пригодятся. И отомсти им – это клан Бедайса.

Я взял мешочек, и она подняла руку к моему лицу, хотела что-то сказать, но снова закашлялась. Но я, словно почувствовал ее желание. Наклонившись, я поцеловал ее в губы, а когда отстранился, женщина уже не дышала. У меня на глазах самопроизвольно появились слезы. Я еще какое-то время посидел рядом с ней, положив голову себе на колени, а когда немного восстановился, направился к нашим вещам, по пути прихватив лук.

Рюкзак свой я тащил волоком, поскольку надеть его у меня не хватало сил. Триста метров до границы миров я волочился не менее десяти минут, если не больше, и вот она передо мной. За ней находился лес, с виду настоящий, с поваленными деревьями, а не какой-нибудь парк. И там было лето, никакого снега я нигде не заметил. Как преодолевать границу, я не имел ни малейшего понятия, поэтому сделал первое, что пришло в голову. Двинувшись вперед, я представил, как передо мной открываются двери в иной мир. И спустя несколько секунд мне в лицо ударила теплая волна воздуха.

Опустился на землю я прямо здесь, отойдя всего каких-то метров пять. Повернулся, чтобы увидеть свой мир. Он медленно таял, словно действительно отдалялся или отходил от окна. Почувствовал, что становиться очень жарко – первое впечатление, что здесь тепло, оказалось обманчивым – здесь было очень жарко. Или это я всего-навсего отвык от нормального лета. Заставил себя раздеться. Разлегшись на траве, хотел отдохнуть, но мысли моментально возвращались назад. Вспомнил Наташу, ночи, проведенные вместе, кровь на ее ране, и от горечи потери на глаза снова навернулись слезы. Только сейчас сообразил, что надо было бежать до этого города и переходить сюда – так бы она осталась жива. И если бы она не могла пройти, то я сам бы ее протащил за собой. От осознания, что принял неверное решение и на ее гибели лежит моя вина, захотелось выть. Вспомнились последние ее слова: «И отомсти им – это клан Бедайса».

– Отомщу, – прошептал я. – Не знаю, как и когда, но отомщу.

И я принялся обдумывать свои дальнейшие действия. Возвращаться обратно очень опасно, поскольку появлюсь я на Земле в том месте, откуда ушел. И совершенно неважно сколько прошло времени с момента моего ухода, где я нахожусь на этой планете, но вернуться я могу только в точку ухода. Об этом ходят разговоры, начиная с тех самых пор, как люди Земли начали посещать параллельные миры. Вот и получается, что как минимум месяц мне надо находиться здесь. А потом ждать, когда Земля заглянет в наше окно. Но после некоторого раздумья пришел к выводу, что подождать надо дольше – вдруг эти клановцы захотят поймать того, кто умеет ходить из мира в мир?

Отдохнув, я начал перебирать наши вещи. Все походное: палатку, спальники, зажигалки, котелок и прочее отложил в сторону – это я беру в любом случае. Почти все меховые вещи отложил в другую кучку, поскольку температура еще поднялась. Взял только легкую кожаную куртку и мокасины, жалея что, идя на охоту, не положил кожаные штаны. Если честно, то не помню даже, зачем положил эти вещи. А вот штаны пришлось надеть льняные домотканые. С едой была проблема – килограммовый пакетик крупы и соль, если травяной сбор не считать за еду. Еще литровая фляга воды. Одну флягу мы всегда берем с собой зимой, чтобы пить на ходу. Лук Наташи решил взять с собой, они у нас одинаковые, поэтому мало ли что случиться с моим, то будет замена. Разница в жесткости плеч не в счет. То, что с собой, сложил в свой рюкзак – он немного больше, остальное в Наташин.

И только сейчас занялся предсмертным подарком женщины, высыпав на ладонь драгоценные камни. И застыл, раскрыв рот. Три бриллианта, два изумруда и сапфир. Я не знаю, кем раньше был ее муж, но это нечто. Два бриллианта были размером в ноготь моего мизинца, а третий, просто какой-то гигант раза в два больше. Вряд ли он был олигархом или миллионером, на бандита тоже не тянул. Скорее всего, госчиновник на каком-то очень доходном месте. Изумруды и сапфир размером уступали ногтю большого пальца совсем немного. И тут до меня дошла вся ситуация целиком – он отдал часть камней, чтобы быть полезным, но остальное зажилил. В то время как все остальные отдавали последнее, чтобы получше жить, этот жадничал. Да еще как-то Наташу заставлял молчать. Эх, жаль сейчас уже ничего не узнать. Камни я спрятал во внутренние кармашки кожаной куртки, которых там было пять с одной стороны и столько же с другой.

– Вот же скупердяй козлиный урод! – выругался я.

Пришлось пройтись по округе, отыскивая приметное место, куда можно спрятать вещи. Нашел только в двухстах метрах, у дерева с очень толстым стволом и дуплом в нижней его части. Туда я и спрятал все. Вернувшись к оставленным вещам, закрепил подмышечную кобуру, сверху накинул куртку, собрал лук, натянув тетиву, приготовил стрелу. Закрепив на руке нож, закинул за спину рюкзак, взял в руки лук с наложенной стрелой и двинулся искать людей. Или для начала кого-то съедобного.

Лес казался вековым, деревья вымахали настолько высокими, что своими кронами закрывали солнце, создавая тень и прохладу. Идти я старался бесшумным шагом, как учил дядя Миша, глаза немного расфокусировал и водил ними из стороны в сторону. Этому способу я учился немного больше года. Со слов моего учителя в таком состоянии глаз замечает больше, чем при сконцентрированном внимании. А периферийное зрение вообще может видеть еще больше. Вся сложность заключалась в том, взгляд должен быть именно немного расфокусирован, что сделать не так-то и просто. Поэтому и учеба заняла год.

До самого вечера я не встретил никого. Конечно, птицы пели, летали, но из тех животных, что передвигаются по земле – никого. Хотел начать искать место для того, чтобы поставить походный домик, как увидел нечто, похожее на берлогу. Вот только вход был метра полтора в диаметре. Медленно снял рюкзак, и аккуратно положил на землю, взял отложенный рядом лук, достал вторую стрелу, прижав ее пальцами левой руки к луку. Превратился в слух и медленно двинулся к норе. Втянул воздух, но ничего разлагающегося не унюхал, так же как вони, будь это логово какого-то хищника. Встал рядом со входом и только сейчас топнул ногой, приготовившись стрелять, если оттуда кто-то появится. Но все обошлось. Я для страховки постоял еще какое-то время и, сменив лук на пистолет, вошел внутри.

И только здесь почувствовал какой-то терпкий запах. Он легким ароматом висел в воздухе и почему-то не спешил покидать нору. Или все же берлогу? Интересно, что своей формой она напоминала букву «Г», я и решил разместиться в закуточке. Самое интересное было в том, что здесь лежала трава, какие-то листья, словно кто-то из людей использовал это место для житья. И все тот же терпкий запах.

Как не жаль, но пришлось варить рисовую кашу, которую я решил беречь. Когда все было готово, я засыпал место костра землей и закрыл дерном, который снял раньше. Пообедал, оставив немного еды на утро.

Ночь выдалась спокойной и выспался я отлично. Доев кашу, вытер травой котелок и направился дальше. Ориентировался я по солнцу, поскольку компас на этой планете барахлил. Хотя, я думаю, что здесь отсутствует магнитное поле, либо оно настолько слабое, что мой прибор на него не реагирует. И снова в путь.

– Блин, я так умру от истощения, – после пятичасовой ходьбы произнес я. – Куда вся живность подевалась?

Это было более чем странно – лес отличный, и животных в нем должно быть полно, но я так до сих пор никого не встретил. Внезапно заметил какое-то шевеление на дереве и застыл статуей. Очень медленно повернул голову и сконцентрировал взгляд. «Наконец-то!», – мелькнула у меня мысль. Это была птица и, судя по прямому клюву, съедобная. Дядя Миша вбивал мне в голову, что травоядных животных и птиц можно есть почти всегда. В отношении птиц главной отличительной чертой хищника является загнутый клюв. Конечно, существуют падальщики и с прямым клювом, например, ворона, но: во-первых, он хоть и прямой, но мощный; во-вторых, ворон все-таки можно есть, надо только подольше ее варить; в-третьих, у этой птицы он был маленьким, особенно на фоне ее размера.

Медленно поднял лук, прицелился, натянул тетиву и мягко спустил. Раздался крик, и моя цель, взмахнув крыльями, поднялась на метр, но затем рухнула вниз. Радостный, я направился к ней. Подняв ее, двинулся дальше искать какой-то ручей или другой водоем. С водой, которую необходимо кипятить, проблем не было, поскольку небольшие ручьи и речушки встречались достаточно часто. А вот ключей, чтобы набрать во флягу чистую и вкусную воду, крайне мало. Также случилось и в этот раз – речушку шириной три метра я встретил спустя час. Наконец-то сытно поужинав, я лег спать.

Уже неделю я двигаюсь в одном направлении. Наверное, я изначально пошел не в ту сторону и теперь никак не могу выйти к людям. Но хотя бы с едой у меня все в порядке – буквально к вечеру следующего дня после того, как я подстрелил первую птицу, лес заполнился животными. Такое впечатление, что в том месте находилась какая-то аномалия, куда никто из обитателей леса не хотел заходить.

– Вот это красота! – непроизвольно вырвалось у меня, когда я вышел из леса.

Зеркальная гладь большого озера отражала вековой лес, солнце, синее небо. Сейчас стоял полный штиль, и мне казалось, что это огромное зеркало неведомо какими путями попавшее на планету. Послышался плеск. Повернув голову, увидел расходящиеся круги, которые словно в насмешку нарушили идиллию.

– Зато сегодня у меня будет рыба, – весело произнес я и направился на поиски заводи, по пути рассматривая деревья, которые сгодились бы для остроги.

Искать пришлось два часа, зато место было шикарное, словно специально созданное для отдыха. Скинув рюкзак, я обошел его, выискивая следы людей, но лес в округе оказался девственно чист. Либо здесь обитают культурные люди, либо они настолько далеко живут, что сюда просто не добрались, либо какие-нибудь эльфы, для которых чистый лес важнее всего. Решив, что и я дальше буду придерживаться этих же принципов, домик поставил между деревьями, а место будущего костра облагородил найденными в округе камнями. Закончив, отправился на поиски рыболовного оружия.

– Да что б тебя! – выругался я, когда в очередной раз не сумел сломать ветку дерева.

По структуре и тому, как росло, это дерево или куст напоминало бамбук. Такая же трубка, только полностью гладкая. И очень прочная на излом: гибкость отлично сочеталась с твердостью. Хорошо, что хоть поддавалась ножу, правда, с трудом. И я снова взялся за нож. На то, чтобы сделать острогу, ушло все оставшееся до вечера время. И получилась у меня вещь, напоминающая копье. Очень долго я провозился с наконечником, который после того, как вырезал, решил обработать его огнем для гладкости. Поэтому спать лег на голодный желудок, поскольку местного грызуна съел на обед, думая, что успею поймать хотя бы одну рыбину.

Утром, на рассвете, направился к месту в заводи, куда вчера сбросил кости. Что ж, на этой планете рыба ведет себя аналогично, как на земле. Приблизился еще немного. Удар – и копье затрепетало, да еще как! По ощущениям не менее трех килограмм. Запекать решил в глине, как в свое время научил дядя Миша. С глиной или чем-то похожим на нее проблем не возникло, а вот широких листьев, в которые надо завернуть, найти долгое время не мог. Удивительно, но вся трава и кустарники имели тонкие стебли: длинные, коротки, средние. Хотел уже плюнуть на все, когда заметил нечто синее на фоне зелени травы. Немного подойдя, увидел, наконец-то то, что искал. Вот только какая-то свинья уже съела часть.

– А ну, хряк, кыш отсюда! – грозно крикнул я, побежав к нему.

Копье в руке, пистолет в кобуре и то, что размерами животное было не очень большое и ело траву, сделало меня эдаким крутым парнем. Охотиться не стал, а то мало ли что, но крика хватило, чтобы зверь убежал. Чем ближе я подходил, тем все больше любовался цветком. Я никогда не видел ничего подобного, даже земная роза, которую я помню с детства, не шла ни в какое сравнение с ней. Мне казалось, что аромат должен распространяться на многие метры, но, только наклонившись, я почувствовал его. Запах был очень тонким и невероятно приятным, даже не понять причину почему. Какое-то время я сидел на корточках, просто наслаждаясь им. Внезапно за спиной раздался шорох.

Глава 4

Неизвестная планета, лес.


Резко развернувшись, выставил перед собой копье. «А вот и первый хищник», — мысленно произнес я, рассматривая оскаленную пасть какого-то животного. Раздался его грозный рык, и он сделал пару шагов вперед. Я же раздумывал, что мне делать, как и куда уйти от него, чтобы успеть достать пистолет. Но возможность я упустил, поскольку хищник припал к земле, приготовившись к атаке. Я успел подумать, что повадки у животных этого мира и Земли одинаковые, как он приподнялся и начал принюхиваться. А я застыл, не зная, что надо делать.

Все дело в том, что после того, как хищник решил нападать, он так не делает. Он может во время преследования добычи или, когда выслеживает ее, хоть каждую минуту так делать, но не в данном случае. Если зверь приготовился к атаке, значит, он ранее все уже увидел, почуял, почувствовал и решил, что опасаться не имеет смысла и можно атаковать. Рычание у него прекратилось, но поза оставалась, как при нападении. Он сделал два шага и снова потянул носом. «Не понимаю», – подумал я. — «Или это повадки другой планеты?». И тут меня пронзила мысль, что это может означать, и в каких случаях на Земле хищники ведут себя аналогично. Если они учуяли другого хищника, который их сильнее. И словно в доказательство моего вывода, он развернулся и скрылся за деревьями. А у меня по спине пробежали мурашки. «Это кого же он учуял?» — мысленно застонал я, подавив в себе поднимающуюся панику. Я медленно и повернул голову в одну сторону, другую. Никого. Бесшумно развернулся и тоже осмотрелся. Никого. Начал вслушиваться, но только ветер шелестел в кронах деревьев. На всякий случай медленно положил копье и достал пистолет.

Десять минут я стоял, ожидая появления кого-то, вслушивался в звуки, вглядывался в окрестные кусты, траву и деревья. Затем решил, что новый зверь, вероятно, ушел за своим конкурентом, скрывшемся в лесу. Очень хочется верить, что оба хищника ушли.

Вернулся к цветку, снова почувствовав его великолепный аромат. Сейчас добавился сладковатый запах, что мне просто очень сильно захотелось попробовать на вкус. Я внимательно рассматривал его. Он не был однородным, лепестки его переливались сине голубым цветом. А может быть, мне это казалась из-за того, что на него упали лучи солнца. Даже вроде бы аромат усилился. Не удержавшись, я протянул руку и оторвал один лепесток. Поднес к носу, вдохнул аромат и…

Очнулся я только тогда, когда цветок исчез, а я с огромным изумлением понял, что съел их все. Попытался вспомнить вкус и не смог. Это было самое настоящее наваждение, словно мой мозг отключился. Главное, чтобы это не было наркотиком. Сорвал длинные, но широкие листья и направился к своей стоянке. Когда подходил к ней, все ожидал, что там кто-то похозяйничал, но обошлось. Развел костер и пока тот перегорал, успел вскипятить воду и заварить чай. Завернул рыбину в листья, немного посолив ее, сверху обмазал глиной и зарыл ее в угли. Пока готовится обед, решил искупаться.

– А-а-а, — закричал я, перед тем как прыгнуть в заводь.

Вода оказалась очень теплой, даже не верится, что озеро может так нагреваться. Я медленно поплыл к середине, периодически ныряя. В трех метрах от берега глубина была всего около метра, а вот дальше я достать до дна не смог. Проплыв метров пятьдесят, я развернулся обратно, вспоминая добрым словом дядю Мишу, заставлявшего меня летом плавать в довольно холодной воде. Да и научил он меня, а то делал два гребка и тонул. Когда подплывал к берегу, остановился и замер в изумлении. На берегу возле моих вещей сидела какая-то девушка.

Черные волосы, карие глаза, чуть вздернутый аккуратный носик и усмешка на губах. Она с интересом разглядывала меня, уделяя внимание нижней части, которая в воде. А поскольку я купался голый, то интерес понятен. А вот мне было очень неудобно от этого. И тут меня пронзила мысль: «Камни! А если она обыскала мою одежду?». Осознание того, что меня могли ограбить, мою стыдливость отогнало подальше и я вылез из воды.

Девушка по-прежнему меня молча рассматривала, вот только сейчас задержала свой взгляд пониже моего живота. Пока одевался, рассмотрел ее одежду. Кольчуга из какого-то серебристо-зеленоватого металла, наручи, поножи, сапожки. Рядом с ней лежал шлем, сверкая в лучах солнца серебром с зеленью. Вот только выглядело все это добро очень дорогим, как будто это клановая богачка. Надевая кобуру с пистолетом, следил за девушкой, заметив ее удивление. Куртку на себя натягивать не стал, а взяв в руку, прощупал камни. «На месте», — с облегчением выдохнул про себя. Моей куртке молчаливая девушка тоже удивилась.

— Значит, все-таки магический мир, – пробормотал я.

— …, — сказала она, и мне послышались вопросительные нотки в ее голосе.

— Не понимаю я тебя, — ответил ей, направившись к костру.

Она начала еще что-то говорить, и после какой-то гортанной фразы, заподозрил, что это другой язык. Уставилась выжидательно на меня, но я просто махнул на нее рукой. Выражение сменилось на удивленное. Сказала что-то громче, и из-за дерева появился мужчина. Вот его одежда напоминала мою — вся такая натуральная и, кажется, тоже ручной работы. В руке он держал палку из того же дерева, что я использовал для копья, на бедре висел то ли небольшой меч с широким лезвием, то ли кинжал такой. С другой стороны колчан со стрелами. «Хотя вряд ли это стрелы», — подумал я. – «Какие-то они тонкие и короткие. На арбалетные тоже не тянут. Из чего такими можно стрелять?». Пока он подходил, я разгреб угли, достав оттуда запеченную рыбу. Аккуратно оббив глину, положил ее на импровизированную тарелку. У девушки моя плетеная из травы посуда вызвала удивление, а вот у подошедшего мужчины нет. Он воспринял это как само собой разумеющееся. Взгляд упал на его шест, который он нес в руке, наклонив его вперед. И догадка пронзила меня. Духовое ружье! Мы сами баловались подобным, сделанным из бамбука.

Предложил девушке позавтракать со мной, на что она скривила свою моську. Посмотрел на мужчину, который внезапно ударил себя правой рукой по левому плечу, чуть наклонил голову и что-то произнес. Я удивленно посмотрел на него, перевел взгляд на девушку, на лице которой тоже было удивление. Пожав плечами, отрезал половину рыбины и, положив на вторую, кстати, последнюю плетеную тарелку, отдал ему. За последние дни, когда крупа закончилась, я вообще не пользовался металлическими туристическими тарелками с Земли. Вспомнил, что забыл чашку, поэтому пошел за ней, а подходя к домику, меня словно по голове стукнули. Домик-то мой из технологического мира, а тут у местных аборигенов никакого удивления по этому поводу. С другой стороны, откуда я знаю, как обстоят дела в магических мирах – может быть, там такие вещи у каждого охотника всегда с собой?

Налив чай в единственную чашку, я как положено сначала предложил девушке, которая, вновь сморщив носик, отказалась. А вот мужчина поблагодарил меня, но из своей сумки достал свою, куда я и налил чай. Ну, это я так думаю, поскольку сказал он на незнакомом языке. Не будет же он меня ругать за гостеприимство? Кстати, из нее он извлек на свет ложку, наверное. И мы принялись за еду.

А листья-то полностью растворились, придав рыбе вкус, чем-то напоминающий запах цветка. А сама рыбка было одно объедение, я даже не представлял, что она может быть такой вкусной. Или это заслуга того цветка? Во время еды девушка все больше выказывала нетерпение, перекидывалась фразами с мужчиной. Когда мы закончили, она начала что-то говорить, показывая пантомиму, которую можно понять однозначно — пошли с нами. В принципе меня здесь ничего не держало, разве что в этом месте хотелось отдохнуть пару дней. Но так даже лучше, поскольку ничего негативного и отрицательно в своем отношении я не видел. Вот только девушка не прониклась симпатией, но мне этого и не нужно было, так как до сих пор перед глазами стоял образ Наташи. Направился к палатке собирать свои вещи.

Когда начал разбирать лук, то, наконец-то, снова увидел заинтересованный взгляд девушки. Собрался быстро и вскоре мы двинулись куда-то вдоль береговой линии. Мужчина шел первым, за ним девушка, потом я. Мне было интересно, куда же мы в итоге придем – в деревню или городок. Приблизительно через час мы вышли на поляну, посреди которого стоял…

— Класс, – глядя на это, произнес я, – все-таки технологичный мир.

Посреди поляны стоял летательный аппарат, явно намного превосходящий уровнем наши земные самолеты. Девушка так быстро заговорила, что мне ее слова показались похожи на стрекот стрекозы. С другой стороны этой леталки вышли еще восемь человек, шестеро из леса. Хотя нет, не все люди. Точнее, не совсем люди. Нет, у них была голова, две руки, две ноги. На голове рот, нос, уши, волосы – все как у нас. Вот только у некоторых были отличия в цвете, размере, форме, хотя таких, как я, было десять человек. Парень с девушкой с неестественно белыми волосами, очень светлой кожей, но не белой, и черными глазами, которые я не ожидал увидеть у них. Еще три девушки были с темно-коричневой кожей и ярко рыжими волосами, а у одной так почти красными. И, что самое удивительное, все одеты были в доспехи, с мечами, луками и кинжалами, что на фоне супертехнологического летательного аппарата смотрелось для меня смешно.

Моя знакомая незнакомка начала им что-то объяснять, на что те осматривали меня как бы оценивающе. Стали что-то расспрашивать, но я только мотал головой из стороны в сторону да руками разводил. В конце концов, одна особа с особо сильным выраженным высокомерия на своем лице схватила меня за руку и потянула к летательному аппарату. Сила у нее была приличная, поэтому я, как ни старался, не сумел рассмотреть эту летающую тарелку. Привела к какому-то саркофагу, но не успел я его рассмотреть, как у него поднялась крышка. Снова последовала пантомима, из которой я понял, что надо раздеться. Снял рюкзак, куртку, штаны и рубашку, оставшись в трусах.

– …, – сказала что-то она и показала на трусы.

Я замотал головой и, кажется, покраснел, так как девушка заливисто рассмеялась. Затем ей надоело, она подошла и резко с меня сдернула их, разорвав ткань. Я возмущенно развернулся к ней, но тут же дошел комизм ситуации и мои щеки запылали. Затем я развернулся и лег в саркофаг. Крышка закрылась и я потерял сознание.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


– Ну, что, какого я нашла игрока для полного комплекта? – спросила вошедшая Лайна. – Как он тебе? Настоящий абориген!

– Да уж, – скривилась девушка, работающая с капсулой через нейросеть. – Это с того места, где сканеры показали присутствие кого-то разумного?

– Да подруга, – кивнула ей Лайна.

– А с чего решила что абориген? Как-то определила что нейросети у него нет?

– А-то! – подбоченилась та. – А ты Малисса и не знала.

– Да ты у нас суперпсион, что любой из магистров тебе в подметки не годится, – ответила ее подруга. – Так все же почему так решила?

– Ты просто не видела, как его приветствовал наш проводник. Вот так, – и девушка ударила правой рукой себя по левому плечу. – Он сказал еще что-то, но не знаю что именно. Если хочешь, могу тебе сбросить запись на нейросеть. А угощение его, запеченную рыбу, – девушка скривилась, – ел с таким благоговением, словно ему дали выпить эликсир бессмертия. Да и относился к парню с явным уважением. Ты, кстати, заметила? – и девушка показала взглядом на вещи молодого человека.

– А что там? Рюкзак наш, но на этой планете у многих такие. Даже у проводника, хотя у него сумка.

– Ты просто не видела его походный дом. Ушастых изделие, причем дорогое. Ты его языку будешь учить?

– Да, – кивнула Малисса. – Хотя знаешь, сделаю-ка я ему полную проверку.

И девушка застыла, раздумывая какой режим выбрать. Но вспомнив только что сказанные подругой слова, решила сделать самую полную. Любопытство взяло верх, и она стала просматривать данные, считывая их непосредственно из капсулы. Нейросети естественно нет, возраст шестнадцать лет, мышечная реакция…

И тут девушка почувствовала на себя легкое псионическое воздействие. Не будь у нее специального имплантата, за который ее отец заплатил просто огромную сумму, она бы никогда не ощутила. За него ушастым отдали камень силы, который умел хранить пси-энергию. Откуда-то в их королевстве стали появляться драгоценные камни с такими невероятными свойствами. Но еще лучшей особенностью их было то, что забирать из них энергию было на порядок проще, чем с любым другим. Понять этот феномен не сумел никто. Строение, кристаллическая решетка, огранка все такое же самое, как у других, но объемы не идут ни в какое сравнение.

После того, как установили их свойства, начали искать источник, чтобы выйти на месторождение. Многие нити были утеряны, поэтому все, что удалось определить, это факт о продаже их странными людьми. Главная странность – это нежелание переводить кредиты на банковский счет, только на чипы. Так поступает только криминалитет, поэтому на борьбу с ним были задействованы все возможности. Их находили, делали ментоскопирование, как главарям, так и их заместителям, и просто участникам банды. Но это оказалось пустышкой. Но им все же повезло выйти на след. К сожалению, это был единственный успех.

Первого они просто не смогли взять живим. Он каким-то образом почувствовал опасность, грамотно уходил от слежки, сумел убить трех агентов. Причем, одного в прямом противостоянии. И это без нейросети! Нашли при нем только один камень. Кстати, на него и был приобретен ей имплантат для усиления пси возможностей. Второй от них просто ушел. Он сделал это настолько профессионально, что все агенты только разводили руками, поскольку никто не мог понять, куда он мог деться, находясь чуть ли не посреди улицы. Даже придумали байку, что, дескать, он умеет открывать индивидуальную червоточину. Или легендарный портал. Правда, в этом случае возникает вопрос: зачем псиону продавать камни силы? Они ему самому пригодятся.

После этих случаев камни эти начали продавать только через анонимные аукционы государства Калдари. Эти торговцы сумели пробраться даже в империю Аграф, что говорит о многом. Они держат марку, для них урон репутации смерти подобен. Вот сейчас и приходится выкупать эти камни по высоким ценам. Хорошо, что смогли договориться с владельцами о прямой покупке без торгов. Интересен еще факт, что на рыке эти камни появляются только в их королевстве и конфедерации Мармис. Так что благодаря удачному стечению обстоятельств девушка имеет имплантат последнего, шестого, поколения.

Она попыталась определить, кто это может быть, но ее способности были далеки от этого. Он прекрасно защищает от любого воздействия, но усиливает только у тех, кто имеет высокие способности. К тому же еще и опыт сказывается и умение оперировать пси энергией. Зато можно передать сигнал. И девушка связалась с искином флайера, передав ему код с высшим приоритетом.

– «Обнаружена попытка глушения связи», – доложил искин.

– «Передать информацию», – приказала она.

– «Выполнено. Полнота передачи оценивается на уровне семидесяти процентов».

– «Повторять, пока не будет полной передачи».

Это очень плохо. Блокировать связь могут только магистры, да и то не все. Но кто это? О технике в этой местности она даже не думала. Какое-то внутренне чувство подсказывало Малиссе, что это кто-то из ее гостей. Хотя поначалу девушка подумала о находящемся рядом неизвестном псионе. Но кто? Она давно знает всех приглашенных, и никто из них не показывал соответствующие возможности. Проводник не псион, это известно совершенно точно, поскольку ему ставили нейросеть. Она бросила быстрый взгляд на свою лучшую подругу. Нет, это точно не она. Придется подождать.

За ее размышлениями девушка не заметила, как закончилось тестирование молодого человека. Запросив полученные данные, он сказала своей подруге:

– Весьма средние показатели. Ментоактивность всего «двойка», пси-реакция вообще нулевая. Разве что мышечная реакция восемь единиц.

В это время поднялась крышка капсулы и, когда парень открыл глаза, она спросила:

– Теперь ты понимаешь меня?


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


– Теперь ты понимаешь меня?

Это была первая фраза, услышанная мною после пробуждения. Я сразу даже не сообразил, что в ней не так, и только встряхнув головой, понял, что слова ранее мне неизвестные сложились в понятные фразы.

– Вроде бы да.

– И кто же ты такой?

– Мое имя Алексей, – все еще находясь в состоянии возбуждения и восхищения от того, что так быстро выучил другой язык автоматически ответил я.

– Откуда ты? – задала вопрос все та же девушка, которая меня силком притащила сюда.

И только сейчас до меня дошла странность ситуации – я стою голым перед двумя девушками. Почувствовал, как жаром залилось мое лицо, и, ничего не ответив и отвернувшись от них, быстро начал одеваться. Сзади раздался смех обеих девушек.

– Эти аборигены такие забавные иногда бывают, – это уже та, что нашла и привела сюда. – Как он мило смущается.

И снова смех девушек. Но когда я оделся, радуясь тому, что те не стали обыскивать мои вещи и не нашли камни, все та же, в лице которой было очень много надменности, снова спросила откуда я взялся. Причем, в голосе явно чувствовалось раздражение.

– Воспитанные люди перед разговором представляются, – ответил ей.

– Что-о-о! – протянула она. – Да ты…

– Малисса, – перебила ее вторая девушка. – Мы так никогда и не начнем. Меня зовут Лайна, мою подругу, как ты слышал, Малисса.

– Малисса Эндарра, – вздернув нос, вставила та.

Вероятно, ее фамилия была достаточно известна, но я-то слышу ее впервые. Вот она, увидев мое безразличие, прищурилась, но перебивать свою подругу, рассказывающую мне о причине моего пребывания здесь, не стала. Оказывается, они приехали сюда, чтобы поиграть в новомодную игру, где использовалось оружие малоразвитых аборигенов. И не только оружие, а также доспехи и прочее. Вот только изготовлены они были из куда как лучших материалов, а все наконечники и режущие кромки были затуплены, но позволяли оставлять цветные отметины. Мне такие игры были совершенно непонятны, но высказываться я не стал. Мое присутствие желательно, чтобы команды были в равных составах по восемь человек, поскольку одна девушка не смогла поехать. А проводник в их играх не участвует – его задачей является найти подходящее место и следить за дикими животными, если попадется кто-то очень опасный. Когда они прилетели сюда, то по пути заметили меня, вот Лайна, как самая любопытная из всех, решила посмотреть кто это там. Все дело в том, что проводник говорил, что этот лес крайне негостеприимен, а тут кто-то живет. Когда же она меня увидела, что сразу решила, что я могу подойти для их игр. Отказываться, понятное дело я не стал – когда еще выпадет такой случай влиться в местное общество. Пусть мне и непонятны подобные занятия.

Рассказ Лайна закончила уже на улице, где нас слушали остальные игроки. Кстати, на вид всем было лет по восемнадцать-двадцать. И у половины из них на лицах присутствовало плохо скрываемое высокомерие, а может быть, они вообще не пытались его скрывать. По крайней мере, эта Малисса точно.

– Ты будешь в их команде, – указали мне мое место. – Начнем завтра с утра.

Внутри себя я с облегчением выдохнул, так как направили меня к нормальным людям. Половина из них даже встретили меня с улыбками. А когда подошел, одна девушка, взяв меня под руку произнесла.

– Проводник говорит, что у тебя имеется лук. А стрелять-то ты умеешь?

– Вроде научился, – ответил ей, отстраняя ее руку.

– Может быть, покажешь? – и глазками хлоп-хлоп. – А то как мы можем доверять тебе?

Пожав плечами, я подошел к своим вещам, достал сумку с луком и начал собирать. Вся наша команда проявила интерес к моим показательным выступлениям. Когда собрал, взял стрелу и вопросительно посмотрел на девушку. Она отошла метров на пятьдесят и, положив руку на тонкое деревцо, ехидно и с недоверием произнесла:

– Сюда сможешь попасть.

Меня почему-то задело ее такое поведение и недоверие. У нас в коммуне сначала проверяют, а потом уже могут посмяться или пошутить. Прицелившись, я плавно натянул тетиву и выстрелил. Стрела вонзилась сразу под ее кистью. А девушка то оказалась не робкого десятка: никакого тебе крика, возмущения, даже не отдернула свою руку.

– Замечательно! – воскликнула девушка, подошла ко мне и снова взяла под руку.

– Дейра, ты по-прежнему падкая на стрелков, – усмехнулся один парень и вся команда засмеялась.

– Не обращай на нее внимания, – обратился он ко мне. – Ей всю жизнь нравились те, кто умеет отлично обращаться со всяким стреляющим оружием.

После этого нам выдали бумажные карты местности, где мы завтра должны бегать и стрелять друг в друга. Но взяв в ее руки, понял, то ошибся – не знаю, что это было, но не бумага, хотя внешне походила на нее полностью. На ней были обозначения, которые я естественно не знал, поэтому все та же Дейра взялась за мое обучение. Затем немного поговорили о тактике, из чего я сделал вывод, что все эти люди весьма и весьма далеки от военных реалий. Иногда такой бред говорили, что мне требовалось больших усилий, чтобы как минимум не скривиться. Потом решили присоединиться к купающимся будущим нашим соперникам.

И вот на берегу я остановился, снова покраснев, хотя и не очень. Все эти парни и девчонки купались полностью обнаженными, никого и ничего не стесняясь. У нас такого не было, даже в баню ходили сначала девушки и женщины, затем мы.

– Я лучше потом окунусь, – буркнул я, – мне еще домик ставить.

Мне уже показали место, где можно это сделать. Там, когда я закончил, меня и нашел проводник. Дождавшись, когда я посмотрю на него, что-то произнес на незнакомом языке.

– Не понимаю, – я помотал головой.

– Мое имя Дач. Позволь узнать, как ты сумел выжить после встречи с самкой тутхарры? Это почти никому не удавалось, только великим воинам.

– Это такой хищник темный?

И я описал зверя, с которым воевал за цветок.

– Нет, это чилс. От тебя до сих пор пахнет ею, особенно от вещей. Запах терпкий.

– А, – я вспомнил странную пещеру с таким запахом, где я переночевал, – так я ни с кем не встречался. А этот запах был в пещере, где я провел одну ночь, вот и пропитался им. Даже не подозревал, что он такой стойкий. Так что ваша похвала незаслуженная.

Вот только вид проводника был более чем странный – огромное изумление на его лице подсказало мне, что я ляпнул что-то не то.

– Мой род издревле поклоняется тутхарре, – начал он свой рассказ. – Это самый опасный хищник в мире, а мы уверены, что не только здесь. Из моих соплеменников никто не видел его, а как выглядит передается только от отца к сыну или дочери. Длинное гибкое тело, большие когти и зубы. Он способен менять окрас и сливаться с деревом или камнем. Этот запах – это запах самки, когда она делает логово, чтобы обзавестись потомством. В это время ее боятся, поскольку она за пару тысяч шагов не подпускает никого к нему. Она как-то чувствует посягнувших на ее территорию и всегда убивает. То, что ты остался жив, я не знаю, как объяснить, но ты будешь желанным гостем у нас. Я, Дач, приглашаю тебя.

Он приложил руку к сердцу и склонил голову. А я как раз вспоминал, что действительно в том месте не встретил никакой дичи, еще не мог понять, что там происходит. А, оказывается, местные обитатели прекрасно осведомлены, что можно делать и когда, а чего нет.

– Я с удовольствием посещу вас, вот только не могу назвать когда.

– И еще я очень тебе благодарен за айнар-ва-тийя. Я никогда не смогу отплатить тебе за него, нет ничего дороже его, – и увидев непонимание на моем лице продолжил: – Я почувствовал его вкус в твоем угощении. За всю мою жизнь лишь однажды был найден цветок, что краше всего ранее виденного. Из него приготовили настой, и каждому члену моего рода досталось по глотку. Его ни с чем не перепутать. Никто не знает, почему он вырастает в том или ином месте, и происходит все за одну ночь и один день. Ночью растет, днем цветет.

– А почему он так ценен?

– На каждого человека он действует по-разному, старику продлит жизнь, слепой увидит солнце, вылечит любой недуг и не даст заболеть какое-то время. Если здоров, то станешь сильнее или быстрее, или более ловким. Ты только этим, – он показал взглядом, кого имеет в виду, – не говори ничего. Не для них это знание.

– Обещаю.

Он кивнул и направился к своей палатке или, правильней сказать, шатру. День уже приближался закату, купальщики стали расходиться по своим походным домам. Кто-то уже принимал пищу. Правда, не готовили, а открывали консервы, которые уже нагревались. Точнее, что-то похожее на консервы. Я же только сейчас сообразил, что у меня еды-то и нет. Спасла меня от «голодной смерти» Дейра, выдав паек. Двадцать на десять сантиметров и пять в высоту или толщину, как там правильней сказать. Показала, как его открыть, объяснив, что в этот момент происходит мгновенный нагрев еды. Поблагодарив девушку, направился на берег озера, чтобы насладиться закатом.

Не знаю, специально Дач выбрал такое место, но напротив стоянки солнце как раз касалось вершин деревьев, чтобы несколько минут спустя скрыться за ними. Девушка последовала за мной, сев рядом. Открыв свою порцию, я увидел, что там имеется ложка для еды, а то я хотел уже бежать обратно.

– Красиво, – сказала девушка после десятиминутного любования, и я кивком подтвердил ее слова.

Мне даже одним словом не хотелось нарушать красоту места, природа которого, казалось, пыталась сказать, что хочет нашего возвращения сюда. Девушка хотела еще что-то сказать, как замерла. И в следующее мгновение развернулась ко мне и крепко обняла. Я думал, что она хочет поцеловать, и уже приготовился, сказать, что мне не хочется, как она зашептала мне на ухо, прижавшись к нему губами.

– Запомни имя Карнеос Шойс. Найди его. Ответы ищи в Темных Секторах. И еще – прости.

Я не успел спросить за что, как неведомая сила ударила меня в грудь, отчего я взлетел в воздух. А затем толкнула в сторону густых кустов, до которых я не долетел, ударившись во что-то невидимое. От сильного удара у меня закружилась голова, но сознание не потерял. А в следующее мгновение началось…


Пятая Вселенная-плюс.


На эту миссию Лейнала вызвалась сама. Она слышала слова Оракула о грядущем и о том, кто сможет помочь. И первое, состоящее всего из двух слов: «Она вернулась», и второе: «Он придет в год Темного Странника на планету королевства Телари, владельцем которой является Змей». Она указала место и дату, но сил не хватило, чтобы увидеть этого человека. Все что она могла сказать – он отличный стрелок. Но чтобы узнать хоть что-то о нем Оракул перенапряглась и покинула этот мир. Немного погодя они узнали, что Эндарра на древнем языке королей переводится, как змей. К сожалению, среди кайлайнов за последние пятьсот лет не родилось ни одной девочки со способностями провидицы, поэтому Оракул осталась без ученицы. По этой причине выбор стоял между самыми сильными интуитами, чтобы не ошибиться с выбором планеты.

Подготовка заняла год по меркам родного мира или полтора по межмировым. Сложно было добраться до планеты Гелла, что принадлежала королевству Телари. Чтобы почувствовать место, куда Лейнале необходимо отправиться, понадобился целый месяц. Женщина все никак не могла с уверенностью назвать одну из трех планет, которыми род Энадарра владели полностью. Зато, как только интуиция наконец-то сделала выбор, она моментально поняла, на какой планете должна осесть. Ею оказалась столичная планета королевства.

Пользоваться услугами их людей, которые устроились в различных государствах, категорически запрещалось, чтобы не навлечь на них подозрения в случае возникновения нештатной ситуации. Одной из проблем было отсутствие у нее нейросети и соответственно банковского счета, привязанного к ней. Ее возможности позволяли имитировать ее наличие, но существовало одно существенное ограничение. Она знала, что искины специальной службы отслеживают информацию о проявлении оных. Если в одно и то же время или день, или даже в течение пары дней идентификатор нейросети появился в разных странах или даже в одной, но разных концах, начиналось планомерное отслеживание всех и вся. «Агентство», как по-простому именовали этот орган, прекрасно знало, что это возможно только в том случае, если кто-то из кайлайнов решил воспользоваться своим подобным умением. После этого облава начиналась очень серьезная с применением новейших технологий. Поэтому, если нужда заставляла воспользоваться нейросетью, то приходилось выбирать «жертву», войти в его сознание, взломать защитный блок, защищающий информацию об идентификаторе, и напоследок запомнить длинный набор символов. Последнее было самым простым. И только после этого воспользоваться полученными данными и только в месте, где находился хозяин.

На границах обжитых секторов можно смело расплачиваться банковскими чипами, что женщина и делала. Здесь эти действия подозрительными не выглядели, чего нельзя сказать о центральных государствах, к коим и принадлежало королевство Телари.

На столичную планету женщина прибыла в качестве любовницы богатого торговца, благодаря создателей, что у него отсутствовал псион. В противном случае ей пришлось бы на самом деле делить с ним ложе, что вызывало сильное омерзение. Но ради достижения цели Лейнала пошла бы на это. А так воздействие на сознание и этот боров искренне уверен, что всю ночь кувыркался с ней в постели.

Второй удачей являлся факт, что одна из девушек, с которыми проводила время наследница владельца планеты, была очень похожа на нее. Она послала закодированный сигнал, что требуется коррекция внешности, поскольку выхода она не нашла. К ее изумлению процедуру проделали на туристическом лайнере, где медиком работал один из кайлайнов. А поскольку три из пяти палуб были высшего разряда, то имелась капсула по корректировке внешности. И никаких вопросов о перерасходе картриджей, поскольку мелкие корректировки элиты происходят часто, и все они не хотят светиться. Самым сложным была коррекция голосовых связок, но и с этим медик справился на отлично. А скрыть от сканеров изменения она могла при помощи своей силы.

Намного сложнее было подгадать точный момент, ведь Оракул назвала только год, но интуиция ее не подвела и на этот раз. Она просто потребовала, что необходимо быть на встрече. Подмена прошла легко, на первой встрече никто ничего не заметил – не зря же она досконально изучила манеру речи девушки, мимику ее, жесты. И сразу поняла причину своего присутствия – молодые люди обсуждали отдых на Гелле, да еще новомодную игру. Это как нельзя лучше отвечало ее планам.

На борту корабля Лейнала размышляла о дальнейших действиях, решив, что самое оптимальное ей «заблудиться» и отправиться на поиски мужчины. Быть обнаруженной женщина не боялась, поскольку планета всего полвека как вошла в цивилизацию, до всеобщей сети слежения здесь очень далеко. Само королевство Телари имело вытянутую форму, и, если столица находилась можно сказать в центре обжитых миров, то эта планета на границе с другой стороны. Конечно, это не фронтир, но покинуть незамеченными планету здесь значительно проще.

Все шло в соответствии с ее планом, но только до тех пор, пока Лайна не привела молодого парня. Незаметно для всех девушка просканировала парня и была изумлена. Все ее чувства подсказывали, что это он, но женщина никак не ожидала, что тем, кто изменит судьбу ее народа, окажется подросток. Оставалась последняя проверка. Но тут Малиссе вздумалось его поскорее научить местному языку. Зная, что процедура будет проходить в капсуле, которая быстро определит аномальные показатели молодого человека, она поняла, что придется задействовать силу.

Когда они скрылись во флайере, она прикрыла глаза и потянулась внутрь его. Прикрыв мозг Алек Ксея, как он назвался, она сменила основные аномальные показатели, относящиеся к пси способностям. Одновременно с этим женщина потянулась к хозяйке летательного аппарата, чтобы немного подкорректировать ее поверхностные мысли, но неожиданно наткнулась на новейший имплантат производства империи Аграф многократно усиливающий защиту. С огорчением Лейнала поняла, что раскрылась, поэтому переключилась на передатчик, создавая помехи.

Но, плотно занимаясь прикрытием мозга парня, она не смогла полностью заглушить передачу, не то, чтобы вывести его из строя. А после процедуры, она отчетливо осознала, что вернутся домой ей не суждено. Женщина примерно представляла, какой сигнал будет отправлен, точно знала, кто прилетит на него, и как они будут действовать. Времени было мало, но его хватит, чтобы провести последнюю проверку и главное заблокировать некоторые части его мозга и способности. По ее расчетам полноценная команда ликвидаторов «Агенства» прибудет только к вечеру, а служба порядка даже не подумает реагировать на подобный сигнал.

Проверка стрелковых навыков Алек Ксея оказалась выше всех похвал. А вот со второй частью чуть не сорвалось. Она хотела все сделать во время купания, но парень не захотел принимать участие, немного покраснев. Женщина сделала вывод, что в месте, откуда он прибыл нравы такие же, как у ее народа. И только на закате она оказалась на какое-то время рядом с ним. Уровень его способностей ее потряс еще больше, когда она сумела точно их определить. Он, конечно уступал магистру, но уже сейчас они были сравнимы с ее. А ведь молодой человек будет еще развиваться. Сопротивление было просто невероятно мощным, а ведь специально он его не оказывал. «Прямо как у создателей», – подумала она. Полностью заблокировать до показателей капсулы она не смогла, но даже с такими данными он не выделялся от обычного человека.

– Красиво, – сказала она, закончив свое дело.

Осмотрелась при помощи пси возможностей, и тут же почувствовала поблизости людей. Они приближались в маскировке, но обмануть ее не могли. План мгновенно созрел у нее в голове. Обняв молодого человека, она прошептала ему в ухо:

– Запомни имя Карнеос Шойс. Найди его. Ответы ищи в Темных Секторах. И еще – прости.

И мощным ударом телекинеза, но так, чтобы не повредить ничего, отправила парня в подкрадывающегося человека, уверенного, что его никто не видит.

Глава 5

Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


В Дейру полетели небольшие огненные шарики, белые словно снежок, вылетавшие из пустоты. А самыми интересными были выстрелы, напоминающие из фильма «Звездные войны», который я смотрел еще до Вспышки. Мне как раз запомнились эти лучи от бластеров. Но вот когда в коммуне нас учили, то физик сказала, что лазерами, как преподносилось это оружие, они быть не могут. Как она говорила, пока он включен, то луч виден, когда выключат, то он пропадает. А вот такого, чтобы часть лазерного луча летела, быть не может.

А сейчас интересно было наблюдать, что атаки начинаются из пустоты. Но я теперь прекрасно понимал, что в этих местах находятся люди, которые умеют быть невидимыми. Но удивительным было другое — заряды, не долетая до девушки, отклонялись в стороны. Я думал, что она сейчас тоже достанет какой-нибудь пистолет, бластер, гравитационное ружье или еще что-то, наподобие того, что я читал в книгах. Но действительность оказалась другой. Девушка вытянула руку почти в моем направлении и раздался звук, похожий на удар молота или молотка по пластику. В следующую секунду я заметил, как появился падающий на землю человек. Различил только по той причине, что напротив находилась наша стоянка, которая была достаточно хорошо освещена.

До этого момента девушка находилась в окружении, а сейчас рванула к появившемуся проходу. Одни шарик снова, не долетев до нее, срикошетил от чего-то невидимого, пролетев у меня над головой. Вот теперь я рухнул на землю и немного отполз в сторону. Оттуда, куда убежала Дейра, раздался взрыв, затем еще один, и еще. Я услышал, как около моего уха хрустнула ветка, и вздрогнул, запоздало сообразив, что это кто-то невидимый прошел рядом. Или пробежал. В той стороне снова раздался взрыв. Мне очень хотелось посмотреть, но: во-первых, я мало что увижу; во-вторых, я не стал рисковать, поскольку девушка каким-то непонятным для меня образом отклоняла и шары, и типа лучи бластера.

Задумался о том, что будет после, и первое пришедшее на ум – обыск, которого я допустить не мог. Точнее, не мог допустить, чтобы проверили мою куртку, в которой нашли бы драгоценные камни. И, если у них имеется какая-то специальная проверка, с помощью которой могут узнать их свойства, то отнимут и заставят работать на них. Или вообще убьют. Поэтому я достал все камни, оставив себе только самый маленький бриллиант. Начал шарить рукой по земле у ствола дерева, пытаясь найти корень, но, видать, у этого дерева он уходил вглубь. Тогда я приподнял край дерна и положил туда драгоценности. Вернув на место дерн, я сел сверху и еще покрутился попой, чтобы уж наверняка замаскировать. Самый маленький я решил оставить себе для продажи, и сейчас думал, куда его спрятать. Перебирал варианты: оставить в кармане, запихнуть куда-нибудь в рюкзак или чехол для лука. Но тут меня посетила одна идея, где найти намного сложнее — проглотить камень. Вода у меня отсутствовала, бежать к озеру я не рискнул, поэтому сорвал траву и начал ее жевать. Когда рот заполнился слюной, я проглотил бриллиант. Снова обратил внимание на сражение, которое по-прежнему продолжалось.

Еще минут десять там происходил бой, но после строенного взрыва все затихло. И только сейчас я поднялся, направившись в сторону стоянки.

Здесь никого не оказалось, зато вокруг флайера в свете луны мерцала какая-то защита, глядя на которую я вспомнил земную фантастику. Как фильмы, так и художественную литературу. На стоянке никого не увидел, что неудивительно. Хотя нет, вон показался Дач. Подойдя, он осмотрел меня внимательно, и вынес свое заключение:

— Цел. Даже ни одной царапины.

– Только дух чуть не выбили. Как она вообще смогла?

Я, конечно, имел свое мнение, что это псионика, но хотелось узнать от аборигенов этого мира. Вообще-то мне очень понравились такие возможности, и я бы с удовольствием учился, если бы у меня обнаружили их.

— Она очень сильный псион, — ответил Дач. — Я еще никогда не встречал никого такой силы, чтобы защищаться от такого количества выстрелов. К тому же я уверен, что нападавшие тоже имеют пси-способности.

Из флайера стали появляться остальные косплеисты. Я вспомнил слово, как на Земле называли тех, кто собирались группами и сражались на мечах, стреляли из луков и арбалетов, одевались в доспехи. Почти на всех лицах было недоумение наравне с непониманием, и только лицо одной девушки выражало удовлетворение. Вскоре подошли воины, воевавшие с девушкой-псионом, и их командир приказал собираться наши походные вещи. Пока мы выполняли его приказ, в воздухе завис еще один флайер. Хотя вряд ли, скорее всего это военный летательный аппарат.

– А ты чего ждешь? — немного раздраженно сказал мне командир группы захвата. — Быстро полезай к ним в флайер.

— Я не с ними, — стараясь сохранять спокойствие, ответил я. — Мы познакомились только сегодня.

Он подозрительно посмотрел на меня, затем в его взгляде появилось удивление, и он бросил:

— Полетишь с нами.

И отправился отдавать приказы хозяйке флайера. Спустя десять минут они улетели, а на их место приземлился бот. Да, я узнал, что это десантный штурмовой бот, который может вылетать и в космическое пространство. Правда запас хода у него небольшой, топлива не хватит даже для того, чтобы долететь до соседней планеты. Зато двигатели такие, что дают сильное ускорение и, как следствие, большую скорость. Когда опустилась аппарель, хотел пойти внутрь, но тут мне на плечо легла чья-то рука.

– Подожди, – произнес незнакомый воин.

В это время из челнока вылетела небольшая платформа, улетев в место произошедшей схватки. А спустя пару минут я понял причину задержки — на ней перевозили трупы убитых воинов, а в конце привезли девушку. Я не видел, что с ней сделали, поскольку прикрыта она была какой-то материей. А голова у меня была занята только одной мыслью. Дейра без оружия только при помощи своих пси-способностей убила пятерых воинов в броне! Сейчас, когда бот освещал все вокруг, я осмотрел стоящего рядом воина. Его броня была темно-серого цвета, а, присмотревшись, я заметил линии, словно состояла из чешуи. Спрашивать не решился. «Да-а-а», – подумал я. — «Псионы это сила!». А если Дач прав в высказывании, что эти воины тоже являются псионами, то Дейра вообще какой-то монстр.

Наконец-то мы направились в бот. Что можно сказать о нем? Чем-то он напоминал боевую машину десанта, только в несколько раз больше и значительно комфортнее. Удобные кресла, расположенные вдоль стенок, между которыми находятся приспособления для оружия. Сейчас как раз оставшаяся в живых пятерка воинов закрепила свои бластеры и прочие «томагавки». Интересно то, что платформа с погибшей девушкой находилась здесь же, а вот трупы воинов куда-то убрали. Больше ничего интересного здесь не было: кабина закрыта перегородкой, в которой выделялся контур двери, а окна и иллюминаторы отсутствовали. Но летели мы совсем недолго, и вскоре меня попросили, точнее, приказали, идти на выход.

На улице было утро – это же сколько километров мы преодолели за это короткое время? Не успел выйти, как командир приказал следовать за ним. Пошел в находящееся неподалеку пятиэтажное здание. Там сели в лифт и поехали на… минус третий этаж. По крайней мере, он нажал третью вниз кнопку от нуля. И только тут я сообразил, что меня научили не только разговаривать, но и читать. Еще четыре поворота – два вправо и столько же влево, и мы зашли в комнату.

– Садись, – сказал мужчина, показывая на стоящий перед столом стул.

«Допрашивать, наверняка, будут», – с грустью подумал я. Не успел нормально обжиться в этом мире и вот попал, как кур в ощип. Хотел было продумать свою стратегию ответов, но мне не дали этого сделать. Вошла незнакомая (хотя тут почти все не знакомы мне) женщина, села в кресло с другой стороны стола.

– Мое имя Зухара, – представилась она. – Расскажи кто ты и как очутился в том месте.

А я вспомнил, как читал в книгах, а также советовал дядя Миша, что для того, чтобы обмануть детектор лжи или даже мага там, или псиона необходимо самому верить в то, что говоришь. Лучше всего говорить правду, утаивая те факты, которые никто не должен знать. Не могу сказать правда это или вымысел, но писалось во многих книгах, а вот своему учителю я верил. Надо, признаться, что я читал только художественную литературу.

– Мое имя Алексей, и жил очень далеко отсюда, – начал я свой рассказ. – Сам я охотник и, надеюсь, хороший. Я ушел на охоту, а когда возвращался, увидел, что на нас напали. Мне ничего не оставалось, как убежать в лес.

Я представил последний этап бегства с Земли, когда попадаю в этот мир, в лес. Затем свой путь по нему.

– Город, где ты жил был большой? – задала она новый вопрос.

– Да какой там большой, – я даже рукой махнул, – у нас всего-то проживало где-то сто пятьдесят человек.

– А кто напал? – новый вопрос.

– Не знаю, – я для подтверждения своих слов пожал плечами. – Не рассматривал их. Они прилетели на флайере и пленили тех, с кем я жил.

– Покажи мне свое оружие, – она показала глазами на мой рюкзак, – и то, что носишь с собой тоже.

Блин! Я ведь как-то совсем не задумывался о том, что оружие у меня чисто земное. Как мне сейчас отбрехаться от этой женщины. И ведь говорит таким сладким голосом, что так и хочется ей все рассказать, словно своей маме. Положил перед ней сумку с луком и пистолет. Рассматривала она недолго, точнее, пистолет взяла в руки покрутила его и отложила. А вот лук осматривала значительно дольше.

– Откуда это у тебя.

– От дяди, – честно ответил я.

– А он где взял?

– Не знаю, – я снова пожал плечами. – Лук вроде бы нашел.

И ведь не соврал – он же действительно его нашел. И неважно, что это было на Земле, а нашел он его в руинах магазина. Нашел же?

– Он ведь жив? – внезапно спросила она.

– Кто? – я не понял ее вопроса. – Дядя? Нет, его убили.

– Расскажи, как ты познакомился с молодыми людьми? – и только я хотел начать рассказывать, как она спросила: – О чем ты говорил с погибшей девушкой на берегу?

– Да ни о чем, – я вспомнил, как мы просто сидели рядом. – Потом она наклонилась ко мне и я подумал, что она…

И тут я замолчал, вспоминая свои мысли на счет ее поцелуя. Кажется, я даже немного смутился, но затем продолжил:

– Она сказала «прости» и я получил удар, отправивший меня в полет. Вот и все.

– Больше она ничего не говорила?

– Нет, – я мотнул головой. – Разве что сказала, что красиво.

– А теперь расскажи, как познакомился.

Я и начал рассказ. Там вообще скрывать ничего не нужно, поэтому я честно поведал ей о своих приключениях. Во время разговора все пытался сообразить, сумел ее обмануть или нет. Но кроме как располагающей улыбки и голоса, из-за тембра которого хотелось рассказать всю правду, я ничего не мог понять. Еще очень хотел, прямо таки жаждал, чтобы она не задала вопрос типа: «а ты жил на этой планете?». Про поселок, в котором я якобы жил, она просила показать на карте, но я ответил, что не разбираюсь в них. Когда я закончил, она какое-то время рассматривала меня, словно решала в голове сложную математическую или физическую задачу, и сказала, что меня проводят на выход. Наверное, незаметно для меня нажала какую-то кнопку или наш разговор подслушивали, потому как буквально через минуту в комнату вошла другая женщина.

– Проводи его не выход, – приказала она ей.

Спустя несколько минут я вдохнул воздух свободы.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Когда за молодым человеком закрылась дверь, Зухара Майсар, являющаяся руководителем отдела «Агенства» в королевстве Телари, задумалась. Ей почему-то казалось нелепостью произошедшее, присутствовала в нем неправильность. Уровень владения пси-возможностями так называемой Дейры был выше уровня любого магистра «Агентства». Для таких самородков применялась классификация «вне категории». Вот только для кайлайнов это, наверное, не являлось чем-то таким запредельным. На ее памяти это уже третий псион такого уровня. Первым двум удалось уйти, уничтожив столько работников «Агентства», что пришлось делать дополнительный набор и искать кандидатов с пси-способностями, которых и так немного. «Ушастые» и «кошаки» лет десять назад начали вести свою игру, ставя палки в колеса их работникам. Неужели что-то разузнали? Или нашли древние записи или артефакты? Ведь у них в последнее десятилетие на разработки в области пси-энергии и исследованиям этих возможностей тратится на порядок больше денег, чем ранее. Если так, то это плохо.

Все дело в том, что раса кайлайнов это остатки некогда существующей цивилизации, с которой столкнулись их предки: людей, аргафов, сполотов, лектов и других. Эти агрессивные кайлайны напали тогда, начав уничтожать одну систему за другой, а жителей планет увозить в рабство. Против них тогда объединились все миры, но даже этой силы оказалось недостаточно, чтобы уничтожить их. Как следует из сохранившихся хроник тысячелетней давности, неожиданным сюрпризом оказалась сила их псионов, которые, если верить этим записям, могли воздействовать на огромные расстояния, и даже в космических сражениях не только ставить щиты, но и атаковать.

Когда кайлайны уничтожили чуть ли не все обитаемые системы, их предки вынуждены были применить какое-то невероятно мощное оружие, после чего там, где жили враги, образовались Темные Сектора. Они победили, но от той цивилизации не осталось практически ничего. Утрачены знания по быстрым перемещениям, забыты технологии специальной жидкой брони, мощного оружия. Почти все пришлось создавать заново, большая часть так до сих пор осталась неизвестной. Больше всех пострадали аграфы, но они хотя бы сохранили свою цивилизацию, а вот о других государствах, участвующих в той войне, остались воспоминания только на записывающих кристаллах, которые удалось расшифровать. Уровень развития цивилизации ушастых того времени намного превосходил все остальные – это, наверное, и помогло им выжить. Но вот что до сих пор оставалось не выясненным, так это иное название аграфов – эльдар. Упоминается только в одном источнике, но никто не мог объяснить, включая тех из аграфов, кто служит в «Агентстве». Или не захотели. Правда, последнее не касалось их работников, которые отстранились от своего государства.

Но, как оказалось, кайлайны не были уничтожены полностью. Неизвестно, когда они проникли в обитаемые миры и как их определили, но две тысяч лет назад было создано «Агентство». Оно не принадлежало ни одному государству, но действовало в их интересах, выискивая этих тварей. Набирали на службу только псионов, но не всегда удавалось взять с большими возможностями. Но именно на этот случай и разрабатывались специальные имплантаты, усиливающие их. Да и специальные нейросети при наличии способностей, усиливали тоже. Но псионы кайлайнов никогда не ставили себе ни нейросети, ни имплантаты, а сила многих из них превышает силу любого из магистров не только «Агентства». В чем их секрет?

Это было основной причиной, из-за которой во всех государствах шла охота на кайлайнов и их потомков. И ведь, что интересно – те из них, кто не имел пси-способностей, легко устанавливали себе и нейросети, и имплантаты. И вот этих никак не определить, а они расползлись по всем странам, разве что в империи Аграф, королевстве Джовиан и республике Дайстан, где проживали лекты, их практически не было. Причина проста – раса кайлайнов была похожа на людей, поэтому им легко было раствориться во всех остальных странах.

А в последнее время аграфы начали отгораживаться от «Агентства», и никто не мог понять причину. Предположений было несколько, но самое правдоподобное, что аграфы нашли нечто, чем не хотят делиться. Или провели какое-то исследование, результатами которого не хотят делиться. Подозрения падают на новейшие разработки в пси области. Также что-то затевается и в королевстве Джовиан. Вот только что – неизвестно, да и вряд ли агенты смогут узнать. Очень закрытая или, правильней сказать, скрытная раса, показывающая только то, что хотят показать.

«Но что потребовалось псиону такого высокого уровня на вполне заштатной планете?» – уже в который раз спрашивала себя Зухара. Она ни мгновения не сомневалась, что та очутилась здесь не просто так. Что она хотела? Что искала? Успела закончить свои дела и попалась на попытке ухода или только приступила? И еще надо будет надавить на аграфов, чтобы те снабдили своими новейшими разработками людей ее организации. Поначалу подозрение пало на молодого человека, аборигена этой планеты, но поговорив с ним, она вранья не почувствовала, недоговоренность в момент, когда они сидели и якобы любовались озером, но это объяснимо. С его-то нравами вряд ли он стал бы распространяться об интимных вещах.

Оружие у молодого человека то же, о чем рассказывала свидетельница – это сканер, находящийся на входе в здание, показал отчетливо. Больше ни в его одежде, ни в рюкзаке не обнаружено ничего интересного. Правда, остается невыясненным производитель, но сейчас с этим новомодным бумом на игры под древность, кто только его не производит. Немного вызывает подозрение его походный дом, но мало ли откуда у него деньги. На всякий случай женщина не стала задавать никаких вопросов, чувствуя, что в этом случаем в дальнейшем все может разрешиться как нельзя лучше.

Зухара почувствовала за дверью командира группы, направленной на поиски настоящей Дейры. Раздался сигнал, что он хочет войти.

– Входи и садись, – женщина указала на кресло, когда тот появился в дверях. – Рассказывай.

– Нашли ее в доме, где сдаются квартиры, – начал он доклад. – Находится, где живут самые бедные жители. Камеры наблюдения не работают, поэтому определить кто, где, когда и во сколько не представляется возможным. Причем, выведены из строя уже давно. Девушка находилась в странном трансе, в котором могла спокойно жить, но совершенно не задумывалась для чего и что она там делает и прочее. Просто ела, спала, смотрела визор. За продуктами не выходила, но припасов у нее было еще месяца на два. Последние ее воспоминания – это она решила ехать на встречу, где должны решить, где и когда они будут играть в свою игру. После пустота, словно поработал ментоскоп. Зацепок никаких.

Зацепка хоть какая-то все-таки есть. Ей необходимо было обязательно попасть на встречу, а значит, соответственно на игру. Что она хотела там найти? Неужели все-таки этот абориген? Тогда откуда она о нем узнала и что ей от него было нужно? Или он не абориген? С другой стороны, если предположить, что ей необходимо уйти, то эта планета подходит как никакая другая. А с помощью воздействия на дочь ее владельца женщина хотела узнать управляющие коды.

– Проследите за этим Алек Ксеем, – приказала она своему подчиненному, а когда тот вышел, добавила: – Все равно это осталась единственная версия, которую можно проверить.

Замигала иконка на нейросети, сообщавшая, что ее помощница хочет сообщить какие-то сведения. Спустя минуту та вошла в кабинет.

– Десса Майсар, к этой планете аграфы проявляют повышенный интерес, – томным голосом, от которого у женщины что-то всколыхнулось в груди, произнесла та и скинула пакет. – Здесь я систематизировала все последние сведения.

«Растет девочка», – подумала Зухара. У этой молодой девушки наличествовал природный дар соблазнения плюс пси-способности. Не очень большие, но уже после года тренировок даже она сала реагировать на ее воздействие. Молодец! Старается пользоваться ею постоянно, повышая умение. Она прекрасно знала об этом, поскольку получала жалобы от некоторых сотрудников. Но пока еще рано запрещать, еще пару месяцев и необходимо будет ей учиться работать более тонко.

«А вот это интересно», – читая отчет и выводы, подумала она. – «Может быть, это и есть ответ на один из вопросов?». Аграфы, которые никогда не интересовались отсталыми или вновь открытыми мирами, внезапно проявили повышенный интерес. Нет, они не открыли здесь свое представительство, но вот регулярные их посещения планеты наталкивают на мысль, что они здесь что-то обнаружили. «Или они ради встречи с кайланами?», – внезапно пронзила ее мысль. – «Неужели это так?». Затем она задумалась о том, не играет ли этот молодой человек, несколько минут назад покинувший ее кабинет, активную роль в этих делах. И лишний раз порадовалась, что не стала задавать ему уточняющие вопросы и послала своих людей следить за ним.

– Алейна, пришло время перейти тебе к следующему этапу обучения, – произнесла она, а сама подумала: «Аграфы, конечно, могут соблазнить любого, но у этой девочки природный дар, так что еще посмотрим кто кого пересоблазнит?». – Слушай. У каждой расы существуют свои так называемы пределы соблазнения, чтобы таковое не вызвало подозрений. Например, аграфы. Они очень подозрительны, поэтому прямое соблазнение чревато полным фиаско. Но при всем этом, у всех них завышенная самооценка своей привлекательности. А это можно и надо использовать. И только тогда, когда ты поймешь, что твой противник или противница чувствует себя победительницей, начинай применять свое умение. Соблазнение у них весьма специфическое – они пытаюсь сделать из тебя что-то наподобие игрушки, им нравиться чувствовать себя этакими властителями судеб. И вот как определить, что тебя пытаются подчинить, а не просто показать себя выше, я и расскажу…


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


«Ух», – мысленно вздохнул с облегчением. – «Вроде бы пронесло». Вот только куда сейчас идти. Для начала это куда-то, где можно прожить, а в моем случае это лес. Или другое место, где можно найти еду. Если существуют команды охотников или каких-нибудь рейнджеров, или поисковиков, то было бы неплохо прибиться к ним. Жить-то мне здесь надо несколько месяцев, даже, если увижу Землю.

– Алек, – раздался рядом голос Дача, и я повернулся к нему. – Не хочешь сейчас посетить мой дом? Я все равно направляюсь туда.

Предложение очень заманчивое, но у меня камень, на который я возлагаю огромные финансовые надежды, находится в весьма специфическом месте. И я собираюсь его как-нибудь вернуть, а со спутником это будет весьма затруднительно, да и стыдно. Поэтому, как не жаль, а придется отказаться от предложения.

– Дач, – обратился я к нему, – я сейчас не могу, у меня остались незавершенные дела. Но позже обязательно приду. Хочу спросить, у тебя карта есть? А то я хожу по миру куда хочу или придется.

– Карты нет, но могу объяснить, – он оглянулся, – пошли.

Прошли мы всего метров двести, зайдя в парк. Там еще сто метров и остановились.

– Смотри, – он на земле начал рисовать своей духовой трубкой. – Мы сейчас здесь, это столица. Здесь, здесь, здесь и здесь ближайшие большие города. Лес, в котором мы встретились, занимает вот такую большую площадь. Вот здесь в нем была стоянка, где и произошли все те события. А вот с этой стороны находится мой дом. Запомнил? – и после моего кивка, он все затер. – Буду ждать. Если придешь, а меня нет, то тебя примут родные.

На этом мы распрощались. Сориентировавшись по солнцу, я направился в сторону все того же леса.


Пятая Вселенная-плюс, Темные Сектора, планетарная гроздь Кайвейтан.


Карнеос Шойс сидел в своей комнате, размышляя о будущем его расы, да и вообще о будущем. Сведения, полученные только что, его совершенно не обрадовали. Лейнала мертва и что сталось с пришедшим воином, неизвестно. А ведь провидица была полностью уверена, что только он сможет помочь им и спасти их расу. Да и не только их. Вот только судьба остальных разумных его мало волновала, пусть хоть все погибнут. Он, как и все кайлайны, прекрасно помнит события многотысячелетней давности, то, что происходило на самом деле. Лично он, конечно же, не был очевидцем, но о тех далеких днях родители рассказывали своим детям, которые в свою очередь рассказывали своим.

Да та война практически полностью уничтожила кайланов. Оружие, что применили против них, вызвало сильнейшие гравитационные, электромагнитные, псионические возмущения. Да что там эти возмущения – со слов создателей в тот момент сама метрика пространства трещала. Тогда смогло спасись совсем немного их, в основном дети. Создатели остались, не давая разорваться ткани пространства. А остатки их флота с сильнейшими псионами отправились мстить. Оружие, которое было применено, создали аграфы, бывшие тогда на вершине развития. Небольшая эскадра их кораблей прошлась по их мирам, полностью уничтожив все производства и научные центры. Для них не было целью остаться в живых, главное уничтожить то, что может производить подобные разрушения. С тех пор создателей больше никто не видел.

Когда кайлайны спустя несколько сотен лет вернулись, то их взору предстала ужасная картина. Создавалось впечатление, что кто-то невероятно огромный баловался звездами, системами, планетами и прочими космическими телами. То разбрасывал их в разные стороны, то, наоборот, сжимал, словно пытался соединить воедино. Появилось очень много поясов астероидов, сохранились гравитационные аномалии. Но, как ни странно, в этих местах существовали спокойные области, пройти в которые мог далеко не каждый. Бушевавшая аномалия что-то изменила в кайлайнах и их потомках, поэтому теперь даже те, кто не имел пси-способностей, чувствовали места, куда не следует заходить или залетать.

И они понемногу начали восстанавливать свою цивилизацию. Вот только все, чего достигли они, все, что помогли им сотворить создатели, все это разрушилось. Все, кроме знаний. Но, к сожалению, и многое из них оказалось утеряно. Удивительно, но самыми пригодными для жизни оказались планетарные соединения, прозванные гроздями. Как правило, это соединения трех или четырех планет в нечто единое. И только одна система имела целых пять, которую выбрали в качестве столицы. Некоторые планеты соединялись, словно одну вжали в другую, некоторые находились в непосредственной близости, другие немногим дальше. Их ученые до сих пор не могут объяснить феномен, почему гравитация в этих гроздях является средним арифметическим между гравитациями планет, составляющих гроздь, будь они отдельными телами. Сейчас, когда достаточно много представителей их расы расселилось по освоенным мирам, занимая разные должности, в том числе и ученых, то и там не смогли найти ответа. Но все же за это время их насчитывалось совсем немного, по сравнению не только с другими расами, но и их численностью до войны. Бушевавшие аномалии изменили не только чутье на них, но и возможность воспроизведения потомства. Забеременеть женщинам кайлайнов было невероятно трудно, и объяснить этот факт не мог никто из них.

Темные Сектора – именно так сейчас называют там их родину. Ученые разных стран проводят исследования, но как только пытаются углубиться внутрь, почти сразу попадают в ту или иную аномалию. После гравитационной их корабли, когда по инерции покидают ее, годятся только на переплавку, а вот, где пси-потоки сходят с ума, то необходимо только убрать то, что осталось от людей да сменить управляющие коды.

Кайлайны простили все народы, кроме аграфов. Как выяснилось, это именно они, обуреваемые жаждой получения неизвестных им знаний, подтолкнули остальные государства к войне. И именно они применили то невероятное по разрушительной мощи оружие. И именно они, после того, как предки кайлайнов уничтожили их технологическую и научную базу, развязали войну со своими бывшими союзниками, практически уничтожив их цивилизации и забрав себе оставшиеся технологические линии производств. Но даже с таким подспорьем аграфам не удалось занять лидирующее положение, как это было до войны.

А пятьсот лет назад случилось то, чего никто не ожидал, даже Оракул не смогла предвидеть это событие. Разрыв метрики пространства почувствовали все. Правда, тогда еще никто не знал, что это такое, потому что подобные ощущения были впервые. А затем последовал зов о помощи, резко оборвавшийся. Спустя секунду еще один. Пять магистров высшего ранга бросились туда, где находились люди, и им повезло, что они еще на ходу объединили свои усилия. Когда же они приблизились, то почувствовали настолько мощный ментальный удар, что спасло их именно это объединение.

То, что предстало перед их глазами, невозможно было описать иначе, как переменчивая субстанция. Глазами они видели некую серую массу, а в ментальном плане или пси это бы настоящий ураган. Не сговариваясь, только на одних ощущениях, они нанесли ментальный удар, совмещенный с пси-техниками – в том случае это были мечи. К их изумлению видимый эффект отсутствовал. Но все-таки что-то произошло, поскольку следующие атаки этого нечто были слабее.

Подошедшие еще пять магистров, усилив воздействие, сумели закрыть субстанцию в пси-клетку. После этого начались исследования на предмет что это такое и как его уничтожить. К сожалению, все попытки оказались тщетны. Все пули кинетического оружия проходили насквозь, ничуть не причиняя никакого вреда. Удары энергетическим оружием оно поглощало, становясь чуточку сильнее. А в ментальной области и пси установился некий паритет. «Нечто» не могло больше никого убить, но и псионы кайлайнов в какой бы круг не объединялись не могли уничтожить врага. С тех пор в этом месте дежурят магистры кайлайнов, поддерживая псионную клетку-тюрьму. Однажды жители почувствовали забытое чувство, предшествующее появлению пришельца, а рядом с ним образовалось что-то черное, похожее по форме на разлом. Карнеос тогда действовал по наитию, применив на нее разработку, с помощью которой псионы кайлайнов пытались создать окно перехода. Увидев, как разлом дернулся, другие магистры повторили его действие, что привело к закрытию. Пришелец, а на тот момент все были полностью уверены в разумности этого «нечто», стал сильнее, и пришлось увеличить число магистров, находящихся в круге.

Но нет худа без добра, и это явление помогло им создать правильную технику окна перехода. Расстояние, на которое могли перемещаться магистры, было небольшое, затраты силы на это были огромны, но в некоторых случаях эта техника была крайне полезна. А немного позже Оракул сообщила, что оно вообще не принадлежит этой Вселенной. А когда все задумались об исходе в другое место, предрекла, что придет воин, который с помощью лучших псионов их расы сумеет уничтожить пришельца и закрыть пространственную трещину. Да, что-то наподобие трещины пространства осталось, потому что периодически сила пришельца возрастает.

Карнеос уже давно понял, что им придется уйти из этого места, но останавливали их две причины: во-первых, им некуда было уходить, ведь в обитаемые миры им путь закрыт; во-вторых, где-то здесь, в Темных Секторах, осталось Наследие, которое они хотели отыскать. И только двадцать пять лет назад им, наконец-то, удалось найти пригодный для жизни мир, о котором никто не знал. А вот поиски Наследия до сих пор остаются безрезультатными.

– «Карнеос, он снова стал сильнее», – получил он мысленное сообщение.

Мужчина вышел из комнаты, отправившись к своим помощникам, которые сейчас должны собрать людей для совещания. Войдя в зал, он удовлетворенно кивнул сам себе. Начать он решил совсем не с того, что ожидали от него.

– Начинаем исход, – произнес он.

– А как же ожидание? – задали ему резонный вопрос.

– Лейнала мертва, что случилось с тем, кого она должна была встретить и помочь добраться сюда, неизвестно, Оракула у нас больше нет. Пришелец снова стал сильнее, и наших знаний и силы недостаточно, чтобы его уничтожить. Сейчас увозим всех детей, сворачиваем производственные линии и тоже перевозим в найденную систему. Процесс этот не быстрый, поэтому будем ждать, и если он за это время не придет, то ожидание уже не будет иметь смысла.

Они еще долгое время обсуждали детали, а на следующий день все кайлайны начали приготовления к исходу.

Глава 6

Пятая Вселенная-плюс, Королевство Джовиан, система Крайта, планетоид Джи-Эр 12, секретный научно-исследовательский центр.


Об этой системе было известно всем, на всех картах она обозначалась как промежуточная точка для гиперпрыжков. Астероидный пояс в ней был богат некоторыми элементами, не редкими, но добыча их приняла достаточно большой размах. Тем более что сполоты установили здесь станцию, служившую для дозаправки кораблей, а также для отдыха команд. Нельзя сказать, что система пользовалась большим спросом у звездолетчиков, но, тем не менее, посещения происходили достаточно часто, как сполотами, так и представителями других рас и государств. В основном это были торговцы на огромных кораблях-перевозчиках, которые имели устройства для первичной переработки руды. Непосредственно в системе руда, которая добывалась здесь же, перерабатывалась в концентрат и перевозилась в другие страны. За счет большого объема и переработки торговцы имели пусть не огромный, но достаточно большой и стабильный доход.

Кто еще частенько появлялся здесь, так это корабли исследователей. Здесь удобное место, ведь с одной стороны находятся Темные Сектора, а с другой неисследованный космос. Еще частенько десть проходят корабли транзитников. Так что, в целом, система достаточно оживленная. Но мало кто знал, что в системе находится научно-исследовательская станция сполотов. Даже начальник станции и тот был не в курсе.

Так уж получилось, что на двух планетах системы, которые были непригодны для нормальной жизни, но имели свою флору и фауну, сполоты обнаружили несколько интересных свойств этих обитателей. Они не скупились на исследования и сразу внутри огромного планетоида построили научно-исследовательскую станцию. Занимались на ней биогенными технологиями. Одним из свойств, которые ученые обнаружили у обитателей местных планет, была невероятно быстрая реакция больших червей на внешние факторы. Их мягкая кожа мгновенно становилась тверже любой имеющейся брони. А, если надо куда-нибудь пролезть, то ее эластичности и в то же самое время прочности остается только завидовать.

Исследования проводятся уже более пятидесяти лет, и только два десятилетия назад появились первые результаты. Зато какие! Нет, до умения этого червя еще очень далеко, но этот имплантат делает кожу значительно прочнее. Но еще лучшие результаты проявлялись у псионов. Получилось это случайно — приговоренного к смертной казни преступника удалось перехватить и использовать его в качестве подопытного. Работа имплантата увеличилась на тридцать процентов, но присутствовал также очень неприятный момент – пси-возможности снизились практически до нуля. Этот феномен заставил сполотов работать в этом направлении. Вот только присутствовал здесь один момент — никто из псионов не стал бы добровольно испытывать на себе не до конца проверенные имплантаты. Поэтому сполоты начали охоту на псионов других государств. Как правило, использовали преступников, выявленных шпионов, и, само собой, пойманных кайлайнов.

Наравне с работой над биоимплантатами ученые их расы стали работать над созданием биологической замены нейросети. Но в этой области все сдвинулось с места только тогда, когда сполоты в своих стандартных исследованиях новых миров наткнулись на необычного паука на планете Гелла. Это членистоногое встречалось крайне редко, но возможно сполоты просто не смогли определить среду обитания, хотя обитало оно на пока еще не обжитом материке. К тому же те образцы, которые они взяли с собой, и создали им аналог природного мира Геллы, благополучно живут до сих пор. Так что, скорее всего, это крайне редкое насекомое.

Удивительным у них была паутина, обладающая неким подобием сознания. Она не просто служила для ловли насекомых, но и самостоятельно их заворачивала в кокон, используя другие части себя. И вот ее исследование, наконец-то, сдвинуло с места работы. Да еще как! Конечно, первые образцы уступали нейросетям и аграфов и людей, зато следующее поколение уже могло соперничать с ними. Поэтому некоторым добровольцам установили их, тщательно следя за ними и собирая всю информацию. Отклонений от нормы не зафиксировано.

Сейчас проводятся исследования третьего поколения. И снова сполотов ожидал сюрприз — эта бионейросеть великолепно сочеталась с имплантатом, полученным на основе местного червя. Создавалось впечатление, что они изначально созданы, чтобы дополнять друг друга. После установки имплантата спустя какое-то время возможности бионейросети возросли, причем не только те, которые отвечали за усиление тела, но и работа мозга. Словно установили в голове искин. Но появился побочный эффект – жизненный цикл разумного сильно уменьшился.

Ученые принялись работать над этой проблемой. Правящая семья, узнав о результатах исследования, увеличила финансирование втрое, но потребовала взамен скорейшего решения проблемы с длительностью жизни. Отпала проблема с подопытными, которых теперь им предоставляли по первому же требованию. И вот с очередным псионом вновь произошел сюрприз — все показатели возросли на тридцать процентов, кроме возможностей псиона, которые снова снизились до нуля. Зато срок жизни его возрос. Он по-прежнему не дотягивал до ста пятидесяти, как это было у людей, а подопытный им являлся, но увеличение с сорока до шестидесяти заставило взглянуть на проблему под другим углом.

Ученые предположили, что в сочетании с имплантатом псиона, бионейросеть не будет забирать так много жизни у носителя. А то, что это именно она оказывает такое действие установлено совершенно точно. У яйцеголовых создавалось впечатление, что та задействует все возможности организма, не зная, что такие пики нагрузки можно совершать лишь на краткий срок. Начались опыты, когда при установке бионейросети одновременно устанавливали два имплантата, один из которых на усиление пси-возможностей. Вот только результат от этого почти не улучшился. Тогда сполоты решили использовать их не своего производства, а аграфские. И вот в этом случае впервые появились положительные результаты. А сейчас им удалось заполучить имплантат новейшего поколения, который даже на территории их империи в свободную продажу не поступал, а использовался только в спецслужбах и богатыми аграфами. Как правило, это были главы родов, семей, кланов или их личные псионы.

В данный момент, словно по заказу поймали псиона кайлайнов, который как раз вынюхивал про этот исследовательский центр. И как только они узнали что-то? И сейчас ему установили бионейросеть третьего поколения, их имплантат на усиление возможностей организма и аграфский для псиона. Жить ему осталось недолго, зато сумели понять причину такого поведения и бионейросети, и биологических имплантатов. И сейчас у них новый экспериментальный набор, только жаль, что не на ком испытать пока.

Директор научно-исследовательского центра, Келвис Джайрани, сейчас размышлял о том, что королева обещала им двух псионов, чтобы они сумели завершить исследования. Внезапно в помещении раздался зуммер тревоги, а секунду спустя раздался голос искина:

— Объект тридцать пять вышел за пределы комнаты содержания.

А простыми словами — сбежал. Объект тридцать пять это как раз тот самый кайлайн, над которым производили опыты. Как он мог сбежать из изолированного и охраняемого помещения директор представить себе не мог.

– «Искин, дай данные о нем, как он это сделал?», — посредством нейросети обратился он к искусственному интеллекту.

— «Информация отсутствует», — последовал ответ. — «Перед его выходом все камеры наблюдения и датчики перестали работать».

Директор мгновенно сообразил в чем дело — у подопытного каким-то образом вновь проявились пси-возможности. А это такое открытие, что оно стоило всех затраченных усилий, и перед ним откроются огромные возможности.

Все дело в том, что сам он тоже был псионом, но весьма посредственным, и всю свою жизнь мечтал о большой силе. И видел это в биотехнологиях, поэтому и пошел учиться на ученого этой направленности. Огорчился, что его теория не совсем соответствовала его представлениям, но он получил подтверждение, что на пси-возможности завязаны и другие способности организма. А сейчас настолько явное подтверждение его идеи привело директора чуть ли не в состояние эйфории.

— Взять его живым! – от волнения Келвис произнес приказ вслух. – Где он сейчас?

— Если судить по выведенным из строя камерам и датчикам движется в сторону лаборатории, – также голосом ответил искин. — Охранные турели выведены из строя. Охранный дроид выведен из строя.

«Это же уровень магистра, если не выше», – в изумлении подумал директор исследовательского центра. А ведь подопытный вначале эксперимента показывал уровень среднего мастера.

– Контакт с группой задержания потерян.

– «Келвис», – ворвался в его голову мысленный крик командира охраны. – «Мы этого монстра уничтожим».

– «Стой! Я прика…», – но связь оборвалась.

– Существует вероятность уничтожения результатов исследования. Начинаю резервное копирование из кластера исследовательских искинов, – по-прежнему голосом произнес центральный искин центра, который отвечал за безопасность в том числе.

Директор выбежал в коридор и направился в сторону лаборатории, где хранились все данные о проведенной работе. Резервное копирование осуществлялось постоянно, причем за пределы центра информация в целях безопасности по гиперсвязи не передавалась. Причиной служило опасение службы безопасности, что кайлайны сумели не только перехватить соединение, но и расшифровать (как иначе они ухнали об этом центре?). И сейчас искин, как это было предусмотрено внештатной ситуацией, начал передачу данных, используя гиперсвязь.

Войдя в коридор, ведущий к лаборатории, он услышал выстрелы бластеров, затем сразу заговорило кинетическое оружие. Не успел он сделать и пару шагов, как перед ним возник командир охраны центра.

– Туда нельзя, – быстро заговорил он, считая, что посредством голоса разумные быстрее схватывают смысл сказанного, чем через нейросеть, – сейчас дроид уничтожит объект.

И словно в подтверждение его слов со стороны лаборатории, находящейся за углом снова раздались звуки стрельбы. А в следующее мгновение оттуда вылетело нечто и с силой ударилось о стену. Все с огромным удивлением распознали в нем охранного дроида, который от удара потерял три их шести лап, но, тем не менее, сумел перевернуться и просканировать стоявших здесь воинов. А дальше командир действовал по наитию. Вскрикнув свое автоматическое крупнокалиберное кинетическое ружье, принялся стрелять в дроида. Его подчиненным не требовалась дополнительная команда – в дроида полетела плазма и энергетические лучи.

Что там произошло с его мозгами – неизвестно. То ли подопытный кайлайн сумел как-то взломать защиту, то ли от мощного удара что-то перемкнуло, а может быть, и то, и другое сказалось, но автоматическая пушка дроида заняла атакующее положение. И даже успела сделать один выстрел, убив одного бойца и ранив второго.

– Связь с кластером исследовательских искинов утеряна, – сообщил голосом искина неизвестно каким образом сохранившийся динамик.

– «Что с архивацией?», – мысленно задал вопрос директор.

– «Завершено сорок восемь процентов».

Келвис Джайрани заскрежетал зубами, ведь это говорило только о том, что данные последних исследований искин передать не успел. Он как представил, что ему предстоит в дальнейшем, то едва сдержался, чтобы не ругнуться вслух самыми грязными ругательствами.

– Секция тринадцать полностью разрушена, – снова голосом доложил искин.

– Ах, чтоб тебя…

После этого сообщения директор не выдержал и разразился ругательствами, которые парой секунд ранее сумел подавить в себе. Все дело в том, что в этой секции жили арахниды, паутина которых была взята за основу биологической нейросети. Этот сбежавший кайлайн целенаправленно уничтожал все последние исследования.

За это время они дошли до лаборатории.

– Объект тридцать пять направляется к космическому кораблю, – послышалось новое сообщение искина. – Любыми средствами не дать ему покинуть центр. Директива Джи Эй Ка ноль-ноль-три.

– Какой корабль? – переспросил командир охранников директора центра. – Разве он здесь есть?

Но одного взгляда на лицо главного среди ученых, в котором изумление менялось на непонимание, а затем недоумение, было достаточно, чтобы понять, сам директор здесь не причем. А директива с приставкой «К-003» соответствует личному приказу королевы, не выполнить который означает подписать себе смертный приговор. На нейросети всем бойцам и директору, в том числе, поступила информация с указанием маршрута до ангара, где находился космический летательный аппарат. Также пришло сообщение, что в помощь направились два боевых дроида.

– Наверное, это особисты, – наконец-то произнес Келвис и попытался мысленно связаться с начальником службы безопасности станции.

Без ответа. Затем он поочередно послал вызов трем его подчиненным, и вновь безрезультатно.

А начальник службы безопасности в это время забежал в ангар с находящимся там кораблем. И только здесь сумел связаться с его искином, передав управляющие коды и дав команду на предстартовую подготовку. Вздохнув с облегчением, он побежал к спустившейся аппарели. Облегчение его было вызвано тем, что стены внутри ангара состояли из специального материала, экранирующего все виды излучений, а по уверениям его создателей даже уменьшало силу ментальных и пси воздействий. Сам же главный особист был псионом уровня мастер и имел специальный имплантат производства аграфов, поэтому пребывал в уверенности, что сумеет улететь из центра, где произошло чрезвычайное происшествие.

Бегство его не было связано с трусостью. Нет. Его главной задачей являлось спасти хранящийся на корабле архив исследований. Все дело в том, что после известных событий, когда контрразведка королевства вместе со службой безопасности смогли вычислить шпиона кайлайнов, и было принято решение о дублирующей архивации данных. Поэтому сейчас на корабле находилась информация обо всех исследованиях, проводимых в этом научно-исследовательском центре. Он уже ступил на аппарель, когда его виски сжало со страшной силой. Сопротивляться он смог какие-то три секунды, за которые сумел дойти до входного проема, но на большее его не хватило. Даже не смог через нейросеть отдать приказ искину корабля, чтобы его занесли на борт и стартовали несмотря ни на что. Следующий удар, отразившийся вспышкой в его голове, прекратил все его потуги. Какое-то время он еще соображал, что кто-то копошиться у него в мозгах, выискивая нужную ему информацию. Даже успел понять и подумать, что делает это очень грубо, а в следующий миг нейроны его мозга начали разрушаться.

Дверь в ангар открылась и внутрь вбежал мужчина. Обрывки одежды, в которой держали подопытных людей, явно указывала, что это не кто иной, как «объект тридцать пять». Еще несколько минут назад, когда он только вырвался из здешней тюрьмы, выглядел беглец на тридцать пять лет. Но сейчас имел внешность глубокого старика. Кроме этого левая рука его висела веревкой, правая нога была вся в крови, одежда на правом плече медленно наливалась кровью. Он внимательно осмотрелся и резко вскинул руку в направлении двери, через которую только что вошел. Рядом с ней, в каком-то полуметре, что-то невидимое ударило в стену. От удара стена разлетелась на куски, а в появившейся небольшой нише засверкали электрические разряды. Когда он взошел на корабль и за ним поднялась аппарель, закрывая тем самым вход, в ангарную дверь с той стороны что-то ударило.

Мужчина передал управляющие коды, считанные из мозга начальника службы безопасности, который так и остался стоять в ангаре, и назначил себя капитаном корабля. Приказал передать сигнал на открытие дверей ангара, но искин центра не отреагировал на это. Чуть скривившись, что означало его забывчивость, новый капитан передал коды высшего приоритета, которые также подсмотрел в голове особиста. Вылет корабля совпал с выбитой дверью. Но мужчина уже передавал искину координаты для гиперпространственного прыжка.

Вошедшие в ангар сполоты заметили только, как закрылись створки, сквозь которые вылетел космический корабль. Но не успели его рассмотреть, поскольку тот сразу же включил маскировку. Исчезло силовое поле, не позволяющее воздуху во время вылета или посадки выйти наружу, и только сейчас они обратили внимание на одиноко стоящую фигуру, повернувшуюся к ним.

– Джарго! – выкрикнул директор центра. – Что это значит?!

Но в это время он заметил улыбку дурачка и пустые глаза теперь уже бывшего начальника службы безопасности. Ему, как ученому, сразу стала понятна причина, вследствие которой этот сполот выглядит овощем.

Спустя некоторое время, когда были восстановлены все датчики и камеры видеонаблюдения, искин начал доклад.

– Объект тридцать пять сбежал, похитив космический корабль класса «Звездный разведчик» шестого поколения. Исчезли последние разработки, включая бионейросеть и имплантаты. С вероятностью девяносто пять процентов они похищены объектом тридцать пять. Остальные пять процентов это вероятность того, что объект тридцать пять уничтожил образцы. Все обитатели секции тринадцать уничтожены. Убито девятнадцать сполотов, включая пятерых охранников и помощников начальника службы безопасности. Сам начальник службы безопасности недееспособен и реанимации не подлежит в связи с разрушением нейронных связей мозга.

– Какой уровень пси у объекта тридцать пять.

– Предположительно «вне категорий».

«Хоть какой-то плюс», – подумал Келвис Джайрани. – «При докладе буду делать акцент на то, что у псионов уровня мастер и выше спустя какое-то время исчезнувшие ранее способности возвращаются, причем, намного усиленные». Он понимал, что в произошедшем есть его вина, но он даже предположить не мог, что подобное возможно. А королеву наверняка заинтересует этот случай, ведь с имеющимся даже десятком псионов такого уровня уже можно диктовать свои условия в Совете государств. В приподнятом настроении он принялся готовить доклад о происшествии.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Джовиан, система Крайта, космическая станция.


По едва заметному шевелению младший техник ремонтного бокса понял, что что-то произошло. Не показывая своей заинтересованности, он направился в ремонтную мастерскую, где занимался своим делом. Быстро направился в дальний угол, где в последнее время он проводил много времени, занимаясь починкой дроидов. Там он уселся среди множества запчастей, пригодных для дальнейшего использования и нет. И как-то так получается, что непосредственно самого работника не видно ни на камерах наблюдения, ни на датчиках. Лишь периодически мелькала его голова.

Он достал совсем небольшой прибор и активировал его. Так и есть – в ангаре, где находятся корабли службы безопасности, идет подготовка к старту. Причем, всех трех кораблей. На голограмме это отчетливо было видно. Он положил руку на поверхность прибора и камера, точнее, совсем миниатюрный дрон, полетел в сторону одного из кораблей, у аппарели которой стоял начальник особого отдела станции. И когда он взошел на борт корабля, дрон направился следом.

Техник совсем не переживал о том, что маленький летающий разведчик будет обнаружен, ведь это единственное, что сохранилось от их великой цивилизации древности. Производство специальных следящих устройств находилось на одном корабле, летающем монстре заводе. Из всех производственных линий сохранилась только одна. Несмотря на очень дорогие материалы, удалось наладить производство, хотя разобраться в конструкции и понять все, так и не удалось. Конечно, может быть, за время пока он находится в королевстве Джовиан, могло что-то измениться, но вряд ли.

В это время особист зашел в рубку, и спустя минуту корабль вылетел из ангара. Спустя еще некоторое время ничего не происходило, как не было произнесено ни слова – вероятно, сполот общался через нейросеть. Но на экране он видел, куда направляется корабль, а спустя минуту увидел изображение другого космического аппарата. И судя по отсутствию его деталей, тот находился в состоянии маскировки, которая все же смогла защитить от сканеров и радаров корабля службы безопасности. Еще техник мог поклясться, что неизвестный корабль разгоняется, чтобы уйти в прыжок. Судя по направлению разгона, произошло то, что он ожидал в течение уже довольно длительного времени.

Начался обстрел беглеца, и техник впился взглядом в голограмму. Одна атака, вторая, третья, четвертая и… прыжок. Он с облегчением выдохнул, поскольку все они были отражены щитом убегающего корабля. Через нейросеть техник отправил определенный набор знаков по всплывшему в памяти адресу, ничего не значащих для всех, кроме некоторых людей и нескольких устройств.

После возвращения кораблей службы безопасности на станцию, он отдал приказ шпиону покинуть челнок. А когда тот оказался в углу ангара, дал команду на самоликвидацию. Спустя три секунды прибор, который он держал в руках, осыпался пылью. Теперь никаких улик не осталось.


Пятая Вселенная-плюс, Темные Сектора, планетарная гроздь Кайвейтан.


Карнеос Шойс как раз руководил погрузкой оборудования на корабль, когда его нашел работник службы наблюдения.

– Пришло сообщение от агента Ийн Ка семнадцать.

– Что сообщает?

– Ждите в условленном месте, – ответил тот и, развернувшись, направился обратно к своему рабочему месту.

У главного магистра непроизвольно на лице появилась улыбка. Уже никто не надеялся, что безумная идея с проникновением в секретную лабораторию сполотов, увенчается успехом. Да и сама информация про нее была не подтверждена достоверно, но они все-таки рискнули. И, как оказалось, не зря.

– «Шелс», – он представил образ одного из своих заместителей и спустя пару секунд тот появился у него в сознании. – «План «Джов семнадцать» увенчался успехом. Выдвигайся в место встречи».

Но ни техник, ни главный магистр кайлайнов не знали, что последний выстрел все-таки сумел пробить щит, попав в носовую часть корабля. Тем самым он сбил параметры входа, вследствие чего корабль вынырнул совсем не там, куда его направлял объект за номером тридцать пять.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Наконец-то я выбрался за пределы города. Хотя нет, это я вышел за пределы города космической эры, попав в городок девятнадцатого века, если судить по меркам Земли. Я помню по картинкам в книгах, да и по видео, которые видел еще до Вспышки. Хотя могу и ошибаться, ведь было это давненько, а в последнее время никто нам про историю особо не рассказывал. Нет, про войны говорили, про то, что мы победили, а вот чтобы более точно рассказать о том или ином периоде – нет. Особенно про то, что было до революции, в результате которой образовался Советский Союз.

Я с интересом рассматривал дома, которые в отличие от Большого города, как я услышал называли местные мегаполис, отличались друг от друга. Там что высотные здания, что не очень сделаны, словно под копирку, а тут каждый дом имеет свою архитектуру. Благополучно покинув и эту часть города, я быстрым шагом направился к виднеющемуся вдалеке лесному массиву.

Кушать хотелось уже изрядно, но я так и не встретил дичи, а когда солнце начало клониться к горизонту, остановился на ночевку. Место выбрал у реки, и потому, что нашел ключ, бьющий из-под земли. Поужинав вкусной водой, я под бурчание желудка улегся спать.

«И как мне теперь продать этот камень?», – думал я, лежа на берегу после длительного купания. Он сейчас находился в потайном кармане моей куртки, ожидая своей дальнейшей участи. Если специально не прощупывать ее, то и не найдешь, а какие-нибудь специальные сканирующие устройства вряд ли есть у местных жителей. Я совсем не знал, что делать с ним дальше, а спросить у Дача как-то не сообразил. Спрашивать еще у кого-то я не хотел, помня, что здесь местные начали охотиться на наших, которые приносили на продажу камни. Но поскольку они продолжали ходить, значит нашли какой-то способ безопасной продажи. Придется идти к нему через лес, иначе мне просто не выжить, поскольку вблизи городов вся дичь либо повывелась, либо ушла подальше. Решив поступить так, я начал собираться в путь-дорогу дальнюю.

– Да что же это такое! – ругнулся я, когда спустя час я по-прежнему не смог добыть себе еду.

Более того, я вообще никого не видел. Точнее, птицы летали, сидели на ветках и я наслаждался их пением, но все они были таких размеров, что никак не подходили даже для ужина, который со слов кого-то надо отдать врагу. Спустя час я вышел к настоящей ферме, и у меня родилась новая идея. Проходя вдоль ограды, я с интересом рассматривал животных. Что я могу сказать о них? Копытные и травоядные. А вот и ворота с калиткой, в которую я зашел, завидя сидевшего на скамейке деда.

– Мир добрый, – поздоровался я на местный манер.

– И тебе добрый, молодой человек, – старик посмотрел на меня внимательным взглядом. – Что привело тебя к нам?

– Да вот скитаюсь по миру, – я постарался изобразить что-то вроде усталости. – Да подустал немного, а увидев вашу ферму, решил немного передохнуть и предложить вам свои услуги в помощь по хозяйству. Много не прошу, – быстро добавил я, видя, что он хочет мне отказать. – А сам я трудолюбивый.

– Нам никто не нужен, – как-то поспешно ответил он, – шел бы ты дальше на запад, там живут…

– Это с кем ты там разговариваешь, старый? – раздался гневный женский голос, а дед вздохнул с каким-то сожалением.

– Да вот спрашивал, хозяйка, не нужен ли вам работник, – я посмотрел на женщину. – Но мне ответили отказом.

– Как не нужен? – всплеснула руками та. – Парень, не обращай внимания на моего мужа.

«Мужа?», – подумал я. – «Странно». Муж выглядел не менее чем на шестьдесят лет, в то время как женщина была возраста Наташи. Она сказала, чтобы я проходил в дом, в котором на веранде мы продолжили разговор. Женщина стала заверять, что их работники не справляются со всеми делами, поэтому я могу остаться. И предложила зарплату в двадцать кредитов в неделю. Я совершенно не имел понятия в местных реалиях, но на всякий случай немного задержался с ответом, как бы раздумывая, и согласился. После этого мы вышли из дома, направившись к небольшому строению, находящемуся в пятидесяти метрах.

– Вот здесь ты будешь жить, – она обвела рукой комнату.

Совсем небольшая, площадью метров тринадцать, но с большой двуспальной кроватью, столом и двумя стульями. У стены стоял маленький шкаф. Я сразу же снял свой рюкзак, поставив его рядом с ним.

– Есть будешь здесь у себя, – продолжила она вводить меня в курс дела. – Еду принесет служанка, – и, окинув меня внимательным взглядом с головы до ног, добавила: – Сегодня будешь работать тут по хозяйству, а завтра поведешь стадо на дальний выпас. А теперь идем, покажу тебе твою работу.

Работа оказалась самая примитивная – уборка помещения, где жили животные. Хорошо, что проделывать это надо было не лопатой, а то бы точно не остался. А так здесь находился мини-трактор, если судить по внешнему виду. Управление оказалось примитивным, поэтому я схватил его на лету. Показывал мне какой-то мужичок лет сорока пяти под внимательным надзором хозяйки. Насколько я понял, всем заведует именно она, а не ее старый муж, потому что видел, как мужичок периодически бросал на нее опасливые взгляды. Ушли они вместе, а я принялся за работу.

Еще только войдя сюда, я понял, почему эта работа простаивает – запах стоял такой, что пробирал до головного мозга, казалось еще немного и голова заболит. Поэтому перед работой сходил к своему жилищу, взял футболку и, намочив ее, соорудил повязку. Кроме этого я переоделся в другую одежду. Освоился с уборочной машиной быстро и спустя пять минут уже чуть ли не гонки устраивал по помещению. Зато по улице ехал медленно, наслаждаясь чистым воздухом. Управился, наверное, в срок, потому как подошедшая хозяйка удовлетворительно кивнула. После окончания работ пришлось тщательно выстирать свою одежду и не менее тщательно мыться, вымывая из себя этот запах. «Если такая работа будет чаще раза в неделю, то я не выдержу», – подумал я и тут же юркнул за бочку с водой.

Подошедшая служанка сообщила, что обед стоит у меня на столе и, захихикав, глядя на мои попытки спрятаться, ушла обратно. Может хозяйка здесь и, как говориться, стерва, поскольку я замечал взгляды других работников, бросаемые на нее, но готовили для нас очень вкусно.

До вечера я занимался работой принеси-подай, помогая хозяйке. Загоняла она меня конкретно, словно специально издевалась, и я начал понимать отношение работников к ней. Вечером вернулись пастухи, которых насчитывалось аж целых два. Проживали они в одном со мной здании, что, впрочем, я подозревал, видя еще пять дверей. А вот животных они пригнали много, поэтому неудивительно, что они не справлялись с работой. Насколько я помню по рассказам взрослых нашей коммуны, на Земле использовались специальные пастушьи собаки, а тут я никаких четверолапых помощников не видел.

Раздевшись, раскинулся на кровати, пребывая в отличном настроении, несмотря на усталость. Вот ведь интересно – по лесу могу ходить долго, но вот такая домашняя крестьянская работа смогла нагрузить мышцы. Наверное, сказывается отсутствие нормальных тренировок в последнее время.

Послышался звук открываемой двери и я насторожился, сразу сунув руку под подушку. Рукоять пистолета, казалось, сама прыгнула мне в руку. Дядя Миша в свое время мне рассказывал где лучше хранить оружие во время сна или когда просто лежишь на кровати. Да, под подушкой самое удобное место, быстро можно достать, но, как он говорил, это «классика жанра». Любой более-менее опытный боец сразу обращает внимание на этот факт. Спишь ты или лежишь, но он первым делом смотрит тебе на руки и, если они под подушкой, то многие предпочитают сначала стрелять: либо наповал, либо ранить, если необходим допрос. С его слов более правильно держать пистолет на полу с противоположной от входа стороны. Одна рука как бы свисает, а вторая обязательно на виду и лучше вдоль тела. Затем, взяв оружие, делаешь имитацию поворота во сне с обязательным укрывание руки под одеялом, а, повернувшись, прямо через одеяло стреляешь. Настоящего профессионала так не обманешь, но простого человека вполне можно. Здесь же кровать стояла впритык к стене как раз с противоположной от входа стороны, поэтому пришлось пользоваться старым, как мир, трюком.

Но по шагам я с удивлением понял, что это хозяйка. Конечно, могу ошибаться, но я словно почувствовал, что это она. Неужели решила обворовать? Я аккуратно вытащил руку из-под подушки. Без оружия. Послышалось шуршание, и кто-то лег рядом со мной. И тут рука легла на мой живот, быстро опустившись ниже. Я еще не отошел от потери Наташи, но организм мой был со мной не согласен. Долгое отсутствие интима, настойчивые движения рукой женщины, мое естественное желание отодвинуло на время горечь потери. И я набросился на нее, ожидая схватки, как это было с моей первой женщиной.

На следующий день мне вручили кнут, и я вместе с другими двумя пастухами стал сгонять стадо к выходу из загона. Но те сами уже знали, куда им следует идти, так что работы пока было немного. Странно, но часть животных, как и вчера, осталась на ферме. У выхода я увидел мужа хозяйки, и не успел отвести взгляд, встретившись с ним. Мне стало так стыдно, что я покраснел и опустил голову. Зато теперь я понял смысл его вчерашних слов, да и выражение лица тоже. И тут же вспомнил сегодняшнюю ночь. «Дикарь! Настоящий дикарь!», – шептала она между своими стонами. В общем, напряжение сбросил, но наслаждения особого не получил – не хватало мне той дикой страсти, что присутствовала у Наташи.

Сегодня уже четвертый день, когда я нахожусь на ферме. Еще три дня и получу первые свои заработанные здесь деньги. Мои напарники по выпасу, какие-то дальние родственники хозяйки, рассказали мне немного об этом мире. Именно что немного, поскольку их знания о космической цивилизации заключались в том, что летают кораблики и там живет много инопланетянок, некоторые из которых просто настоящие красотки. И вот бы их затащить в постель. Еще просветили меня на счет денег. На планете в ходу так называемые банковские чипы, аналог земных банковских карт. А те, у кого наличествует нейросеть, пользуются счетом в банке с ее помощью. Цена ее очень велика для местных заработков, но когда они накопят денег, то обязательно поставят себе самую лучшую. Объяснить более подробно, что она представляет из себя, они естественно не смогли. Но оставались еще местные деньги – монеты из какого-то ценного металла.

Ужин сегодня принесла сама хозяйка, чем изрядно меня удивила. Более того, даже осталась поболтать о предстоящей ночи. Внезапно у меня сильно закружилась голова, я вскочил на ноги, которые подкосились и я упал на пол, потеряв сознание.

Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, разговор по шифрованному каналу посредством нейросети.

– «Объект попал к работорговцам. Мои действия?».

– «Помогать не надо. Если он сумеет освободиться, то продолжай наблюдение. Если же нет, то это не тот человек, что нам нужен, поэтому пусть все идет своим чередом. Никому сообщать не нужно – это не наша забота».

Глава 7

Пятая Вселенная-плюс, империя Аграф, столичная система Центральная, планета Фориэн.


— Ваше величество, – поклонился статный аграф, Гельта́н Фокта́ль, являющийся начальником внешней разведки, сидящему в кресле другому аграфу с пронзительными синими глазами. — Красота наших девушек сумела, наконец-то, покорить одно из сердец наших врагов.

— Что ты имеешь в виду?

– Агенту службы внешней разведки Эмилие́н Санта́ль удалось сойтись с одним из кайлайнов, который влюбился в нее. Ей удалось разговорить его. Много, конечно, он не знал, поскольку не имел соответствующего доступа, но сообщил очень важную вещь. Шесть лет назад их Оракул выдала пророчество: «Она вернулась». Казалось бы, что здесь такого, но дальнейшее пояснение уже имеет смысл — с этого момента начинается возрождение их цивилизации. С чем это связано, он не знает, но даже если им удастся излечить свою непонятную болезнь, связанную с рождаемостью, то только уже одно это будет серьезной угрозой.

Правитель задумался, и начальник внешней разведки благоразумно замолчал. Он прекрасно знал, что оракулы кайлайнов никогда не ошибаются. Но также имел понятие, что будущее не является статичным, а тоже меняется в зависимости от настоящих действий. Поэтому их задачей является сделать так, чтобы начавшееся возрождение тут же было остановлено. Как это сделать он не знал, ведь обитала эта раса в Темных Секторах, куда за все время после той войны попасть никто так и не смог. И сейчас очень жалел, что оружие, примененное их далекими предками, кануло в лету, как и все знания о нем. Да, он один из немногих, кто знал истинную правду о тех далеких событиях. Но жалел не о том, что они развязали ту войну, а о том, что не смогли полностью уничтожить эту расу.

— Есть еще что-то? — после раздумий задал он вопрос.

– Люди «Агентства» на планете Гелла королевства Телари столкнулись с псионом врагов уровня «вне категорий». Что он там делал, как и то, чем занимались люди «Агентства» выяснить не удалось. Могу сказать, что сообщение о псионе послала небезызвестная вам дочь владельца планеты, от которой мы получили очень интересный алмаз.

— Предполагаете, что деятельность и одних, и других связана именно с этим? — правитель уловил мысль своего подчиненного.

— Вполне возможно, поскольку «Агентство» установило слежку за одним из фигурантов этого странного случая.

— Выяснили кто?

— Пока нет. Точнее, только имя — некий Алек Ксей. Похож на аборигена планеты, но является ли им выяснить не удалось. И людям организации, скорее всего, тоже.

– На чем основано твое «скорее всего»?

– На опыте и интуиции, — ответил начальник внешней разведки.

С этим спорить правитель аграфов не стал, поскольку уже не один раз убеждался в правоте своего подчиненного и двоюродного брата, когда тот утверждал на счет интуиции.

– Не может ли это быть связано с нашей заинтересованностью данной планетой? — задал правитель вполне закономерный вопрос.

Аграфы, как и их постоянные соперники сполоты, при открытии новых перспективных с точки зрения пригодности для жизни планет всегда занимались исследованиями. Планета Гелла оказалась одной из немногих, где были обнаружены интересные растения в их Лесу. Да, именно с большой буквы, поскольку в нем ученые аграфов обнаружили целых три очень ценных растения. Местные жители знали об их целебных свойствах, но никто, кроме некоторых ученых аграфов, не ведал, что в сочетании с другими добавками с других планет полученный эликсир омолаживал весь организм, продлевая жизнь. Исследования проводились до сих пор и никаких негативных последствий не выявлено.

– Думал на эту тему, но в данном случае с нами это не связано, – ответил Гельтан.

– Но? – Диктис Ар’Фокталь уловил в голосе некую недосказанность.

– Думаю, что сейчас «Агентству» известно о нашем интересе, – ответил его подчиненный.

Задумавшись, правитель пришел к тому же выводу. После появления где-нибудь любого из расы кайлайнов работники организации начинали тщательное расследование. А здесь целый псион да еще такого высокого уровня. Неважно чем так заинтересовал этот абориген их, необходимо действовать на опережение. Или не абориген? Ведь именно в королевстве появились драгоценные камни с до сих пор не выясненными причинами их потрясающих свойств.

– Необходимо срочно подвести к этому человеку нашего агента, – вынес он решение.

– Лучший и ближайший агент это ваша дочь, курирующая поставки ингредиентов для эликсира молодости, – бесстрастно ответил Фокталь.

Бесстрастие было вполне уместным. Ведь агентам-девушкам часто приходилось ложиться в постель с объектом, от которого надо получить интересующую информацию. А для аристократов, которыми являлись оба аграфа, это было унижением достоинства. Да и брезговали они другими расами, считая их, как минимум, рабами, а, как максимум, умными животными. Правда сейчас в открытую старались не афишировать свою неприязнь, поскольку понимали, к чему это может привести, если все отвернутся от них. А вот многих агентов внешней разведки, особенно девушек, приучали к подобной возможности, используя психологические методы, а также специальных псионов, умеющих тонко работать с сознанием. Его дочь не входила в их число, но действовать надо очень быстро.

– Вот пусть и займется им, – вынес он свое решение. – Заодно и проверим, чему научилась.

А про себя подумал: «А то хочу быть агентом внешней разведки и точка!». Когда его подчиненный покинул кабинет, правитель еще долго думал о полученной информации, продолжая ее анализировать.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, ферма.


– Ты все-таки решила его продать в рабство? – спросил хмурый владелец фермы свою жену. – Он же совсем еще молодой.

Да, владельцем этого достаточно выгодного предприятия, был он. Но семнадцать лет назад влюбился в одну молоденькую особу, словно мальчишка, сделав ей предложение. И не заподозрил ничего, когда та без раздумий согласилась. И уже только после свадьбы, спустя какое-то время, начал понимать всю суть произошедшего. Но еще некоторый период надеялся на чудо, которого так и не дождался. А когда познакомился с ее братцем, то окончательно убедился, что ничего хорошего в дальнейшем его не ждет. Так и остался здесь доживать свой век. Обратиться в правоохранительные органы столицы он попросту боялся, прекрасно понимая, что с ним сделает брат жены. А тот не много, не мало занимался торговлей людьми, продавая их в рабство. Не сказать, чтобы часто он проворачивал свои дела через сестру, но при удобном случае проделывали они все это без сожаления. Но ранее это были взрослые мужчины, а сейчас вообще подросток.

– Ага, молодой, – скептически заявила хозяйка дома. – Три ночи меня насиловал!

И с мечтательной улыбкой прикрыла глаза, вспоминая эти самые ночи. Минуту она простояла так, а затем, спохватившись, продолжила:

– У него столько жизненной энергии, что пришлось потратить все оставшееся сонное зелье. Иди лучше обыщи его и принеси вещи.

Но старик даже не шелохнулся, что, впрочем, совсем не расстроило женщину и не вывело из себя. Все равно скоро приедет ее брат и сам все осмотрит. Обыском и тасканием вещей она никогда не занималась, потому что вообще не представляла ценность многим вещам технологического мира. А рюкзак этого молодого человека явно его изделие, несмотря на одежду ручной работы. Была еще одна причина, о которой она предпочитала не вспоминать.

На этом разговор перешел на другие темы, но ни один, ни вторая не могли знать, что их разговор слушал еще кто-то.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, ферма.


– Блин, как тяжко, – пробормотал я, придя в себя. – Что это со мной?

Оглянулся. Лежу под столом, отчего затекло почти все тело. «Я что, потерял сознание?», – мелькнула у меня мысль. Замотал головой. И это движение, в самом деле, прояснило голову, отогнав туман в далекие края. Я вспомнил! У меня помутилось в голове во время ужина, который принесла хозяйка. Меня тогда еще удивил этот факт. Камень! Я быстро нащупал потайной карман и выдохнул с облегчением. Освещение отсутствовало, но через окно свет от звездного неба немного освещал комнату. Помня, где находится рюкзак, я тихонечко отполз к нему и проверил. Но, похоже, никто меня не ограбил, хотя и странно это. И тут мысли окончательно стали работать, как надо, поскольку я задумался, зачем подсыпать мне сонного порошка или чего-то в этом роде. Просто не мог понять причину, по которой это сделали, но ограбить не ограбили, и оставили в живых. Зато знал наверняка, что бежать необходимо отсюда быстро и долго.

Побросав вещи, которые достал из шкафа, в рюкзак, я наткнулся на тарелки, стоящие на столе. Ужин не прибрали что ли? Пошарив рукой, нащупал все, кроме графина с вкусным ягодным напитком. «Наверное, в нем и было то, чем меня усыпили», – мелькнула мысль. И я сгреб оставленные на столе пять пирожков, решив, что кушать их все равно буду в безопасном месте. Даже, если там тоже что-то сонное, то ничего со мной не станется, зато будет у меня еда на первое время.

Собравшись, тихонько подошел к двери и попытался открыть ее. Заперто. Плохо, очень плохо. Направился к окну и к своему удивлению и радости легко его открыл. Аккуратно перекинул через подоконник рюкзак, порадовавшись, что дом не двухэтажный, и поставил на землю. Прислушался. Со стороны хозяйского дома послышался разговор, но разобрать ничего не смог. Вылез, мягко ступив на землю, надел на плечи рюкзак и тихим шагом направился прочь. По мере того, как отходил подальше, ускорялся, а в конце уже передвигался легким бегом.

Очень порадовался, что сейчас на небе ни облачка, а россыпь звезд давала достаточно света, чтобы не наткнуться на какую-то преграду. К тому же я выбрал знакомый маршрут, по которому каждое утро в течение трех дней гоняли стадо на выпас. Выйдя за пределы фермы, хотел было оставить ворота открытыми, чтобы животные разбежались, но решил этого не делать. Ведь это серьезный след, по которому можно организовать погоню. По крайней мере, знающему человеку сразу подскажет, где я вышел и где, соответственно, нужно искать мои следы. Я не видел среди обитателей фермы хороших следопытов, но это не значит, что хозяйка их не сможет найти.

Часть пути я шел по следам стада, и только отойдя на полкилометра, свернул в сторону. Вот теперь передвигался медленнее, но все равно периодически спотыкался, хорошо, что хоть ни разу не упал. Как назло на небе появились облака или тучи, света стало еще меньше, но я все равно двигался вперед. Внезапный порыв ветра донес до меня влагу, и я понял, что это тучи гуляют по небу и скоро пойдет дождь. Но останавливаться на ночлег и ставить походный домик не стал, а, словно взбесившийся носорог, двигался дальше. И даже когда начался дождь, а затем ливень продолжал идти вперед. Падал, но снова поднимался и шел дальше.

И только дойдя до небольшого лесочка, или просто росших рядом деревьев, решил передохнуть. Но опять же – ставить походный домик не стал, а, укрывшись, под кроной, сквозь которую мало проходило капель, залез в спальный мешок. Поскольку и рюкзак, и домик, и спальник были отсюда, то бояться промокнуть не стоило. Уснул я практически мгновенно, вероятно сказалось отравление сонным зельем в виде компота. Когда передвигался, то усталость чувствовалась, как нечто далекое, но стоило мне лечь, как навалилась серьезной тяжестью.

Проснулся каким-то рывком, и первой мыслью было: «Проспал!». Я ведь хотел встать на рассвете и тут же двинутся дальше, а тут уже довольно светло. А когда понял, что по-прежнему тучи зарыли небо и идет дождь, сообразил, что времени больше, чем я подумал вначале. Зато теперь, если и остались следы, то уже никто их не найдет. Впрочем, лежать я не стал, а собравшись, направился дальше в сторону леса.

Жители этого мира оказались, как и все люди: есть хорошие, наподобие Дача, и плохие, как эта хозяйка фермы. Только вечером я остановился на полноценный ночлег. Поев пирожков, лег спать, быстро уснув.

Утро следующего дня меня не порадовало погодой – все тот же дождь. С другой стороны, меньше шансов, что будут искать. Правда, я не уверен, что они вообще начали поиски. Но на всякий случай я собрался и двинулся дальше к своей цели, до которой по моим расчетам оставалось несколько дней пути.

Наконец-то я добрался до леса, показавшимся мне таким родным. И только сейчас почувствовал себя в безопасности. Странное дело, идя к нему, я как-то не обращал внимания на свое состояние и свои ощущения. Зато, когда ушел этот груз, понял насколько он меня тяготил. Даже дышать стало как-то свободней.

Я приблизительно знал свое местоположение, но сейчас стоял вопрос: идти к городку Дача через лес или по границе. В первом случае будет быстрее, во втором безопаснее. Мой знакомый немного рассказал, какие поджидают в лесу опасности, а запах самки тутхарры, который меня защищал от хищников, уже, наверняка, выветрился. В итоге решил выбрать средний вариант – сначала вдоль кромки, а затем через лес, где, если следовать из рисунка Дача, находился некий перешеек.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, ферма, разговор по зашифрованному каналу.


– «Кто-то еще заинтересовался объектом. Обнаружен дрон-разведчик шестого поколения. Установить принадлежность или хотя бы идентифицировать не удалось. Мои действия?».

– «Дрона-разведчика уничтожить. В случае контакта кого бы то ни было, контактера по-тихому убрать. Наверняка при контакте будет вестись наблюдение, поэтому сделать так, чтобы подозрение пало на объект. В случае захвата или попытки уничтожения объекта, помочь ему, затем продолжить скрытое наблюдение. По возможности нападавших взять живыми для допроса».


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Уже второй день моя паранойя, разыгравшись, утверждает, что за мной следят. Но сколько раз я не оборачивался, так никого не заметил. Периодически я снимал рюкзак и отправлялся вокруг исследовать траву на предмет оставленных следов, но все безрезультатно. Этой ночью я спал одним глазом, приготовив пистолет, но ночь прошла без происшествий. Зато сейчас иду, словно зомби, просто переставляя ноги и ни о чем не думая. Накопившаяся усталость за последние дни и то, что ночью я не отдохнул, сказались, поэтому у меня состояние сонной курицы. Я остановился, снял флягу с пояса и сделал пару глотков. Но когда пил, периферийным зрением заметил какое-то мерцание. Оно мне что-то напомнило, и я вспомнил, как в детстве еще до Вспышки смотрел фильм «Хищник», где тот скрывался от людей, и его почти невидно было. Вот это было очень похоже. Пришло откуда-то изнутри понимание, мое состояние, где я чувствовал чей-то взгляд, связано именно с этим объектом. Я выискивал хищника, а оказалось, что это технологическая следящая штука.

Кто мог следить? Ответ прост – тот, кому я сделал что-то плохое или сорвал некие планы. Быть может только хозяйка фермы, а это значит, она или ее подельники нашли меня. Идея пришла мгновенно – попытаться сбить выстрелом из пистолета. И словно в ответ на это, я увидел соединившую нас нить. Повесил флягу, затем выхватил пистолет, быстро повернулся и начал стрелять. Отметил, что сейчас я не вижу этого марева, но что-то внутри меня прекрасно знало, где находится этот высокотехнологичный шпион. Я начал стрелять в то место, куда показывала нить. Вот она дернулась и я сместил немного прицел, а в следующую секунду в том месте, что-то сверкнуло и на землю полетел шар. Вспомнились прочитанные еще на Земле книги, где подобные штуки обязательно снабжали самоподрывом, поэтому я мгновенно рухнул на землю, прикрываясь деревом.

Но ничего не произошло, и я, сняв рюкзак, медленно направился в сторону падения летающего шпиона. В траве лежал шар, диаметром сантиметров десять, от которого периодически слышалось потрескивание. Брать в руки не рискнул, пнув его ногой, чтобы перевернулся. Ага – вот и место попадания пули – аккуратное отверстие, в котором произошел электрический разряд и раздалось потрескивание. Брать с собой не стал, также как и «добивать», опасаясь, что тот все-таки может взорваться. Спустя минуту я двинулся дальше, радуясь, что окончательно ускользнул от той странной фермерши.

– Наверное, где-то здесь, – спустя пару часов после происшествия, остановившись, тихо произнес я.

Сейчас я доверял моим ощущениям, поскольку никаких внешних ориентиров я не знал. Ну, кроме солнца конечно, но это тоже не абсолютный показатель, поскольку рисунок, на который я ориентируюсь, был выполнен на земле без каких либо привязок к сторонам света. И я решительно направился на север.

Вот этот лес мне нравиться: и вода вкусная ключевая встречается часто, и птица крупная летает, и зверь бегает. У меня к рюкзаку прицеплено какое-то пернатое, которое я намеревался зажарить в ближайшее время, поэтому выискивал место для ночевки. А если точнее, то просто какой-нибудь ручей. И спустя еще полчаса нашел его. Домик оставил прямо на берегу ручья, чуть в стороне оборудовал место для очага, обложив его камнями, набранными рядом. И принялся за готовку пищи.

– А-а-а, – донесся до меня далекий крик, что я сразу и не сообразил, что он человеческий.

У меня как раз поджаривался местный фазан или тетерев, или кеклик – не знаю, как эта птица называется, поэтому я не особо вслушивался в окружающую обстановку. Не знаю почему, но лес казался мне чем-то родным, словно вернулся домой. От запаха у меня текли слюнки, бурчал желудок, и я едва-едва сдерживался, чтобы не ободрать хрустящую корочку из кожи. Я и не обратил внимания на крик – мало ли кто там перекрикивается.

– А-а-а.

В этот раз я все же прислушался, поскольку мне почудился страх или ужас в нем. По крайней мере, нечто подобное проскочило. Сняв пернатое с огня, я двинулся в сторону криков, доставая пистолет. Подумал было захватить еще и лук, но раздавшийся уже ближе крик заставил меня побежать в ту сторону. Когда между деревьями заметил мчащийся на большой скорости человеческий силуэт, встал за деревом. Почти на меня неслась девушка со светлыми растрепанными волосами и выпученными от страха глазами. От кого убегала, я не видел, но она постоянно оглядывалась назад, словно ожидая, что там появиться ее преследователь. И действительно мелькнуло что-то, рассмотреть которое я не смог. И тут она немного сменила направление, побежав точно на меня, но в пяти метрах споткнулась и кубарем покатилась по траве, остановившись у дерева, за которым прятался я. И тут я увидел ее преследователя.

Кто это, я понял мгновенно. Тутхарру я узнал сразу, точнее, понял, что это именно этот хищник. Ранее он сливался с лесом, поэтому и рассмотреть я его не сумел, а в данный момент начал проявляться, словно хотел, чтобы его добыча «насладилась» видом своего победителя. Или сам наслаждался видом жертвы. Из его тихо рычащей пасти торчали длинные клыки, а в глазах светился ум. Даже разум. Его с большой натяжкой можно назвать зверем или животным. Вот только Дач не упомянул, что лап у него шесть, а, может быть, и сам не знал. Послышался девичий вскрик, и я автоматически выпрыгнул из-за дерева, стараясь ее защитить. Сработали рефлексы охотника, ведь на Земле у нас было принято защищать попавших в подобную ситуацию людей. И только закрыв собой незнакомку, сообразил, что я совершенно не знаю повадок этого очень опасного противника, и соответственно без малейшего понятия, как правильно надо действовать.

Но он прекратил порыкивать, принявшись разглядывать меня. Затем направился ко мне, на что девушка еще раз вскрикнула. Но вот у меня почему-то отсутствовал страх, словно я знал, что он меня не тронет. Возможно это последствие слов Дача, утверждавшего, что мне сохранила жизнь самка тутхарры, может быть, нечто другое, но я не чувствовал страха.

– Сохрани ей жизнь, – по наитию произнес я, сказав это на русском языке.

Хищник повел ушами, наклонил голову и понюхал меня. А в следующий миг он полностью убрал свой камуфляж, и его шерсть приобрела серый цвет. Развернувшись, он скрылся в ча́ще. Повернувшись к девушке спросил:

– Как ты?


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Силие́н была очень зла на отца и двоюродного дядю, возглавлявшего службу внешней разведки за последнее задание. «Любыми способами выведать у человека, чем он так привлек внимание «Агентства», – раздраженно мысленно повторяла молодая аграфка свою задачу. – «У человека!». Она прекрасно знала, каким способом девушки-агенты выведывают самую секретную информацию у людей. Но те проходят специальный тренинг, чтобы это действие не вызывало отвращения. А тут ей дали подобное задание, да еще с приставкой очень срочно.

Сама же Силиен Ар’Фокталь курировала поставки очень ценных ингредиентов для создания эликсира молодости. Причем проделывалось это по большей части втайне, чтобы не привлекать излишнего внимания. Сейчас, пока планета еще можно сказать не освоена, это легко делать, поэтому аграфы всячески тормозили поставки некоторых изделий, которые используются в постройке космических станций и кораблей. А также некоторых машин, используемых в освоении планет. К тому же была начата тонкая интрига в отношении владельца планеты, что ему стало не до освоения новых земель.

Аграфка знала, что «Агентство» обладает лучшей технологией по созданию дронов-разведчиков, но надеялась, что их новое изделие дрон серии «Кейт-6ДУМ» сможет обнаружить следящие устройства и не даст обнаружить себя.

Посадку совершила недалеко от столицы, задействовав маскировку. Выпустила разведчиков и принялась ожидать докладов. К ее сожалению, эти новые изделия были настолько дорогие, что выделили ей всего две штуки. Поэтому когда пошла информация, она привычным делом используя имплантаты, разделила сознание на два потока и принялась анализировать поступающие данные.

Город жил своей жизнью и пока ничего, что бы указывало на следы человека, не найдено. То, как он выглядит, девушка знала, поскольку в сети участники тех событий выкладывали записи с нейросетей. Задача у ее летающих машинок состояла из трех пунктов: во-первых, поиск непосредственно человека; во-вторых, поиск любых дронов разведки; в-третьих, поиск группы людей или представителей других рас, находящихся в поиске, особенно с активированной маскировкой. Но пока ни первого, ни вторых, ни третьих ее новейшие дроны не обнаружили.

Эта группа людей, состоящая всего из трех человек, чем-то привлекла ее внимание, но Силиен так и не смогла понять, чем именно. Но повинуясь своему чувству, направила за ними одного дрона. Вскоре те прибыли на находящуюся неподалеку ферму.

– Что случилось сестра? – спросил тот, кто по мнению аграфки был главным в этой троице.

– Он сбежал? – ответила женщина лет тридцати.

– Кто? Муж? – хохотнул мужчина.

– Да нет, это парень, которого я тебе приготовила.

– Ты что, не опоила его? Ты хоть проверила его?

– Да! Все сделала, как надо! В нем жизненной силы был океан, потратила все запасы, но он все равно сумел сбежать.

– Обыскала? – с ехидцей спросил мужчина свою сестру.

– Ты же знаешь, что не люблю это, – скривилась та. – Да и плохо эти действия влияют на мои способности. Ты же это знаешь!

«Какой интересный разговор», – подумала девушка. И ведь стоят так, что его никто не слышит из находящихся здесь же людей. И у нее возник закономерный вопрос: «Какие такие способности?». Она отдала дрону приказ на сканирование женщины, очень удивившись результату – нейросеть отсутствовала. Это было странно, потому как владельцы ферм, заводов, просто земель старались поскорее поставить ее себе, чтобы интегрироваться в мир цивилизации. Хотя, вполне возможно, что женщина просто собирает деньги на дорогую вещь. И очень интересный вопрос про способности женщины.

Второй момент – девушка просто внутренним чутьем поняла, что разговор идет об интересующем ее молодом человеке. И тут она принялась размышлять, куда тот мог уйти?

– Да куда угодно! – раздраженно прошипела девушка. – Но хоть искать теперь не по всей планете.

И ее дроны улетели к ферме, откуда начали лепестковый поиск, работая на противоположных направлениях. И вскоре наконец-то она получила изображение этого человечка. Зная, что шпионы «Агентства» тоже следят, она держала своих не ближе пятидесяти метров. Один занимался непосредственно задачей, а второй пытался обнаружить дрона оппонентов. Но Силиен вынуждена была признать, что даже их новейшие изделия не могут распознать маскировку. Дело оставалось за малым – выйти с этим парнем на контакт и все разузнать. Постепенно у нее в голове начал складываться план.

Она, этакая студентка, решила сделать какое-нибудь открытие, узнав, что лес на этой планете несет в себе много тайн. Он, как абориген, должен знать больше нее, поэтому удивиться не должен. Судя по всему, он движется вдоль границы леса, поэтому она отправила одного дрона вперед, чтобы найти удобное место для спектакля. Сама же наблюдала за молодым человеком, пытаясь составить его психологический портрет. Но портрет как-то не складывался. На вид ему лет шестнадцать-семнадцать, но вот выражение лица больше соответствовало взрослому, повидавшему многое. Это, конечно, можно списать на местные реалии, но присутствовало в нем еще нечто, понять которое аграфка, как ни старалась, не смогла.

Внезапно он, после того, как попил воды, достал свой пистолет и принялся стрелять куда-то в сторону. У аграфки и без того большие глаза стали просто огромными и полезли на лоб. В воздухе проявился дрон-разведчик, наверняка, «Агентства» и рухнул вниз.

– А ты, оказывается, не так прост, – довольно произнесла она. – Уж точно псион.

Стал понятен интерес к этому молодому человеку. Увидеть разведчика, находящего под такой отличной маскировкой, мог далеко не каждый обладатель силы, даже используя соответствующие имплантаты. «Надо срочно форсировать события по знакомству, пока ее оппоненты не видят ничего», – мелькнула у нее мысль и девушка начала претворять свой план в жизнь.

Замечательное место под стоянку она нашла всего в нескольких часах ходьбы от места интересных событий. Но только она с помощью дроида вынесла из бота необходимые для антуража вещи, как парень изменил направление своего движения. Ругаясь словами, которые она выучила, учась в академии, аграфка приказала ему заносить все назад. И срочно отправила одного разведчика на поиски нового места.

– Хоть здесь повезло, – зло прошипела девушка, увидев подходящую поляну.

Силиен некоторое время раздумывала, оставить бот или отправить его на скрытую базу. Решила все-таки отправить, ведь в случае надобности, она сможет его вызвать в любой момент. Поэтому, как только дроид снова выгрузил вещи, она со спокойной душой отправила челнок домой. Установив походный домик, она хотела заняться подготовкой встречи, как дроид развернулся в сторону, активировав скрытое оружие. Небольшие энергетические пушки, атакующие замкнутым импульсом энергии, который со стороны похож на луч света. И тут же начал стрелять.

Нечто размытое, видимое как горячие потоки воздуха над нагретым камнем, устремилось в их сторону, а девушка испытала настоящий кошмар. Все дело в том, что по планете ходили слухи о страшных хищниках леса, но, сколько они не старались, а найти их так и не смогли. И девушка бросилась прочь от этого места, надеясь, что зверь, которого она так и не сумела разглядеть, сначала займется дроидом, атаковавшим его. По пути вызвала бот, но с ужасом поняла, что связь отсутствует. Аграфка была прекрасно осведомлена о наличии на планете аномалий, где отсутствовала связь, но сейчас она банально забыла проверить.

«А все этот человечек!», – со злостью думала она. – «Ну, погоди у меня – только выведаю все твои тайны и ты пощады будешь просить». Да, девушка в очередной раз убедилась, что спешка до добра не доведет. Звуки выстрелов стихли, но она почему-то была уверена, что победителем оказался отнюдь не дроид. На ходу оглянулась и снова заметила между деревьями размытое пятно. Новая волна кошмара захватила ее и Силиен закричала. Она задействовала все возможности организма, соответствующие имплантаты, но нечто внутри ее подсказывало, что этого недостаточно, чтобы убежать. Снова оглянулась, но в этот раз никого не заметила.

– А-а-а, – вновь закричала она, когда ветки дерева больно ударили ее по лицу, после того, как она повернула голову вперед.

Снова ее захлестнула волна ужаса, и Силиен поняла, что хищник находится уже совсем близко. Опять оглянулась и, увидев все тоже размытое пятно, немного скорректировала курс. Но через несколько шагов зацепилась за что-то скрытое в траве и кубарем покатилась вперед. Впрочем, сгруппироваться она смогла – наработанные рефлексы не подвели, и молодая аграфка очутилась лицом к своему преследователю. Раздался тихий рык и она, наконец-то, увидела его. И первое, что бросилось в глаза, огромные клыки, торчащие из пасти. Он сделал движение вперед и девушка вскрикнула.

Внезапно из-за дерева, на которое она оперлась спиной, выпрыгнула фигура, закрыв ее от опасности. Силиен не поверила своим глазам – это оказался парень, странный человечек, которым заинтересовались люди «Агентства», а теперь уже и она. Он что-то сказал на незнакомом языке, а зверь в ответ обнюхал его и скрылся в лесу. Аграфка облегченно вздохнула и перевела дух.

– Как ты? – повернувшись к ней, спросил ее молодой человек.

– Вроде бы хорошо, – ответила она и подняла на него взгляд.

А парень так и застыл столбом, глядя на нее. Вот в его выражении проскочили нотки восхищения, которое и не думало исчезать. «Да он никогда до этого не видел нас», – догадалась девушка. И уже внимательнее вгляделась в его лицо, пытаясь уловить малейшие оттенки его чувств – все, как учили в академии. Но подвох отсутствовал, и все чувства аборигена были настоящими. «Замечательно!», – подумала она. – «Ты мне все расскажешь сам и без всякого интима». Она грациозно поднялась, увидев, как взгляд парня скользнул по ее фигуре, обтянутой комбинезоном, и снова посмотрел на ее лицо.

– Проводишь меня? – спросила она, на что тот только кивнул.

А когда он отвернулся, бросила на него презрительный взгляд, подумав: «Ваше место, люди – служить нам».

Глава 8

Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, лес.


Никогда не думал, что увижу настоящих эльфов. Я читал книги, где те фигурировали, но словами не передать их красоту. Хотя здесь их называют аграфами, прямо как в фантастических романах про Содружество. Светлые, пшеничного цвета волосы, большие чуть раскосые миндалевидные глаза синего цвета, аккуратный носик и чуть припухлые губки цвета спелой вишни. Я даже впал в ступор — просто стоял и любовался девушкой. Проскользнула мысль, что миры наши все же как-то связаны, поскольку я не верил в совпадения в отношении одинаковых названий. Да и описания этих эльфов-аграфов совпадают очень точно. Я окинул ее взглядом, отметив прекрасную фигуру, и снова посмотрел на очень красивое лицо.

– Проводишь меня? — спросила она на понятном мне языке.

Я только и смог, что кивнуть. Махнув рукой, развернулся и направился к своему месту стоянки. И только пройдя шагов десять, сообразил, что девушка вполне возможно имела в виду проводить до ее палатки. Потом понял, раз не остановила, то значит, я делаю все правильно. Когда вернулся, первым делом водрузил птицу над углями, чтобы она дожаривалась, затем, повернувшись к девушке, сказал:

— Располагайся, – обвел рукой, дескать, место выбирай сама. — Сейчас поедим.

Ради такого события я достал мою миску и приборы, которые тут же вручил девушке, а сам пользовался, как всегда, самоделками. Когда я ей отрезал лучшее мясо, аграфка с подозрением посмотрела на него, что я даже обиделся, словно она пребывала в уверенности, что я ее обязательно захочу отравить. Но потом все-таки попробовала маленький кусочек, а затем уже нормально принялась за еду. Отметил про себя, что девушка удивленно пару секунд рассматривала вилку с ножом, и только после этого начала нарезать мясо. И когда я налил ей свой чай, задал вертевшийся на языке вопрос:

— Как тебя зовут? Что ты тут делаешь? Мое имя Алек Ксей.

Я назвался уже преобразованным своим именем. Не знаю почему, но местные жители мое имя разделили на имя и фамилию. Скорее всего, имя Алек встречается очень часто, вот они и отделили его от остальной части. А я, естественно, разубеждать их не стал.

— Силиен Ар’Фокталь, – представилась она и выжидающе посмотрела на меня.

Наверное, это известное имя и я должен знать ее род или хотя бы слышать, но сам-то я не из мира сего, поэтому просто кивнул. Она, видя, мою никакую реакцию, продолжила:

— Понимаешь, эта планета очень интересная, пока еще малоизученная, и здесь можно найти много полезных растений, — она улыбнулась, а у меня на душе стало светлее. — Вот, например, твой напиток сказывает тонизирующее действие и придает сил. Какие травы ты используешь?

— Они растут в другом месте, а здесь их нет, — ответил я, улыбаясь.

— У тебя на родине? А где она? – невинно спросила девушка.

– Далеко, — со вздохом ответил я, – очень далеко.

— А ты тогда что здесь делаешь?

– Да вот решил мир посмотреть, а то у нас про вас только слухи ходят. Может быть, расскажешь о нем?

– Слушай, – она вновь подарила мне улыбку. – В космосе, – она бросила на меня взгляд, мол, понимаю, о чем речь или нет, и я кивнул, – много различных миров, населенных разумными. У некоторых развитие цивилизации, как у вас, но другие уже давно летают от звезды к звезде. Сделаем лучше так – я могу вызвать бот и включить тебе ознакомительное видео. Только мы сейчас находимся в зоне аномалии, где связь отсутствует, вот и хочу, чтобы ты проводил меня к месту, где она есть. А я еще могу довезти тебя, куда тебе надо.

– С удовольствием, провожу. Вот только завтра, а сейчас надо спать.

– И ты пустишь в свой домик? – мило улыбнулась девушка.

– Конечно, – улыбнулся в ответ, – он двухместный.

После этого мы расположились в домике и затихли. Не знаю, как девушка, а я уснуть не мог, так как мои мысли постоянно возвращались к ней. Но потом перескочили на Наташу, и мне стало стыдно, что я ее забыл напрочь, когда увидел эту аграфку. И я себя обругал за такое поведение, решив, что с завтрашнего дня не буду пялиться на девушку все время. На воспоминаниях ночей, проведенные с моей первой женщиной, я и уснул.

Проснулись поздно. Заикнулся было о завтраке, но девушка сказала, что у нее должна остаться еда, если хищник ничего не разорвал. В общем я собрался, и она повела меня к месту своей стоянки.

– Это был мой охранный дроид, – показала она на кучу металлолома.

Круто! Внимательно осмотрел его, и у меня создалось впечатление, что металл просто разрезан. Очень уж края ровные. Какие надо иметь когти, чтобы проделать это? И это не когти, как у знакомых мне хищников, у которых те острые, но круглые. Чтобы сделать такие разрезы, когти должны быть похожи на мечи с невероятно острой кромкой. Становится понятным опасения местных жителей и слова Дача о том, что это самый опасный хищник на планете. Ее походный домик тоже был весь раскурочен, но вот съестные припасы остались нетронутыми. Их-то она и дала мне.

Как обращаться с местными пайками, я уже знал. Когда кушали, Силиен расспрашивала меня о том, откуда я, затем быстро переходила на тему, куда иду, потом снова возвращалась. От такого, можно сказать, допроса да еще с ее обворожительной улыбкой я чуть было не проговорился. И после этого начал лучше контролировать себя, для чего мне пришлось постоянно держать образ Наташи перед своими глазами. Помогает. Даже не понимаю, почему красота этой девушки так воздействует на меня? Наверное, перечитал фантастику и фэнтези. Книг у нас было не так много, но я каждую по несколько раз перечитывал. А там эльфийки все такие хорошие были, что хочешь-не хочешь, а относишься к ним с большой симпатией. Чтобы не проговориться, а я подозреваю, что рано или поздно это бы произошло, я попросил ее помолчать, потому что это мешает слушать лес. Она надулась, но после того, как я сказал, что в этом случае на нас может напасть вчерашний хищник, реально испугалась.

Дальше целый час мы передвигались молча, но тут девушка воскликнула:

– Связь появилась, я вызвала свой бот. Давай найдем место, где он сможет приземлиться, поляну какую-нибудь.

Спустя полчаса мы действительно нашли поляну, на которой со слов моей новой знакомой сможет приземлиться ее челнок.

Я смотрел на аппарат, невольно сравнивая его с теми, что видел ранее. На внешний вид выглядел более простым, но когда взошли на борт, даже на мой взгляд здесь было все более дорогое. Это как разница в одежде – ручная, сшитая на Земле, и здешняя. Вот и в этом случае – вроде бы то же самое, но здесь выглядит лучше.

– Когда покажешь видео про звездные империи? – спросил я, как только девушка остановилась.

– Да вот сейчас и покажу, – улыбнулась она. – Идем.

Мы зашли, наверное, в рубку бота. Два кресла, четыре экрана нечто вроде пульта управления, хотя не понимаю, зачем он, если у них есть нейросети. Наверное, для случаев, когда искин вышел из строя. Я сел в одно из кресел и почти сразу вспыхнул один из экранов.

Я с огромным интересом смотрел видео. По мере того, как там рассказывалось о какой-то стране, я начинал вспоминать, наличествовало ли это название в Земной литературе. И хочу сказать, что половина государств мне знакома по книгам. Например, аграфы в своей империи, сполоты в своем королевстве Джовиан, и даже планета, где я нахожусь, принадлежала королевству Телари, название которого тоже встречалось дома. Кроме этого была еще республика Минматар. В общем, не может быть подобного совпадения, а значит, вселенные как-то связаны между собой. А Вспышка просто-напросто очень сильно истончила границы. Оказывается, населенные миры существуют не одно тысячелетие, причем, уже космической эры. Но, что самое удивительное, что раньше существовала цивилизация еще более развитая, но двадцать тысяч лет назад у них случилась космическая война. Даже так – Война – с большой буквы.

Воевали они с каким-то могучим врагом, которого сумели уничтожить, но победа досталась им большой ценой. Противники сумели уничтожить много чего, поэтому цивилизация упала на несколько ступеней. Зато там, где обитали их враги, сейчас находятся Темные Сектора. И вот тут-то я вспомнил о словах Дейры: «Ответы ищи в Темных Секторах». Разумеется, я задал вопрос, но попытался сделать это безразличным тоном.

– А что за Темные Сектора? Там что нет звезд?

Все дело в том, что про них ничего не говорилось, только то, образовались они на месте, где жили враги. Даже не сказано, что там живут люди. И я не думаю, что Дейра соврала мне, точнее, почему-то уверен, что та девушка сказала мне правду. И слова ее для меня имеют большое значение. Без понятия, что я там найду, но вот чувствую, что для меня это важно.

– Ай, – весело отмахнулась девушка, – там просто какие-то аномалии. Вот как здесь, где нет связи, а там просто это все в космических масштабах.

Я едва не задал вопрос про имя Карнеос Шойс, но вовремя прикусил язык. Начал слушать дальше историю. Сейчас начинался рассказ о современном мире. Основу социума составляют нейросети. Ну, как основу? Без них очень тяжело прожить в современном мире. Это твой и паспорт, и банковский счет, и различные сертификаты по рабочим специальностями. Каждая нейросеть имеет свой идентификатор, причем, не в одной стране, а на всем пространстве обитаемых миров. Как такое возможно, не говориться, но, насколько я понял, это не «один, два, три» и так далее, а как-то завязывается на личность человека. Та же ДНК, биополя, генотип и прочее. Банковские счета привязываются только к ней. Специальности, которые ты получаешь, тоже заносятся в нее. Утверждается, что взломать ее невозможно.

Еще интересно про возраст установки нейросетей. Если кратко, то тогда, когда организм человека или представителя другой расы стал взрослым. Колеблется он от шестнадцати до двадцати лет. Определяет это медицинская капсула, в которой меня обучали знанию языка, а вот на основе каких параметров, не говорилось. Спросил об этом Силиен. Она ответила, что определяют гормональный фон, отслеживают рост костей и тканей, точнее, чтобы его не было. Оказывается, нейросеть, установившись, считает состояние организма идеальным. Поэтому, если поставить ее раньше, то рост человека она воспримет, как болезнь. Поэтому желательно ее устанавливать на полностью здоровый организм.

Что я заметил, на чем не акцентировалось внимание, так это, так называемые, поколения. Не в смысле людские, а в плане техники и нейросетей. Как-то так получается, что один идут рядышком. Сейчас в мирах шестое поколение, как нейросетей, так и вооружений или космических кораблей. Может быть, это случайность, но вряд ли. Но, что интересно, периодически эти поколения сбрасываются на ноль, если совершается серьезный скачок вперед в какой-нибудь области. Но, поскольку в науке все взаимосвязано, то вскоре в других областях тоже происходит резкое ускорение развития или науки. На одно поколение уходит от десяти до двадцати лет.

Что еще интересно, все разумные выглядели двуногими, двурукими, с головой, на которой глаза, рот и нос. Но вот формы у некоторых представителей отличались, хотя и нельзя сказать, что очень сильно. Никаких разумных осьминогов, амеб и прочих обезьян не найдено. Хотя те же самые сполоты, как и в некоторой литературе Земли имеют кошачьи гены, но выглядят вполне себе симпатично.

Существовали в этой вселенной и псионы. Куда ж без них-то? Но в этом видео о них говорилось очень мало, в основном то, что они могут без помощи рук поднять какой-нибудь предмет, я так понимаю, что это телекинез. Именно им Дейра отбросила меня от себя. Могут нанести невидимый удар на расстоянии или защититься от выстрелов. А как они это делают? При помощи чего? Можно ли развить в себе эти способность? На эти вопросы ответа я не получил. Хотя очень захотелось быть им, вспоминая, что творила Дейра, будучи безоружной.

– Интересуешься псионами? – спросила меня Силиен.

Вероятно, заметила мой интерес и горящие глаза. На последнее еще дядь Миша обращал внимание, что, когда я чем-то заинтересуюсь, то глаза горят, словно там огонь некий развели. Наташа тоже во время разговоров упоминала об этом.

– Ага, – немного мечтательно ответил я.

– Если хочешь, могу проверить тебя на наличие пси-способностей, – серьезно ответила она.

Вот это классное заявление, мне понравилось. Я даже на пару секунд размечтался, как отбиваю руками лазерные лучи, пули и прочие огненные шары. Но если соглашусь, то вещи мои останутся без присмотра и их можно обыскать. Вот только я был уверен, что эта девушка не станет так делать. Почему? А вот не знаю, но внутри меня стояло убеждение, что я прав. Поэтому решил согласиться.

– Хочу, – кивнув ей.

– Идем! – уверенно сказала аграфка и поднялась.

Пришли мы в совсем крохотное помещение, где размещалась капсула. От той, где меня научили местному языку, она отличалась даже внешне. Компактная, но выглядевшая более современной. А вот крышка капсулы открывалась также – просто поднималась вверх. И ложиться в эту капсулу пришлось нагишом, отчего я снова смутился. Хорошо, что не так, как в первый раз. Девушка же просто обворожительно и ободряюще улыбнулась, а затем отвернулась, давая мне возможность раздеться. Крышка закрылась, но в отличие от предыдущего раза, сознание я потерял не сразу. И этого времени мне хватило, чтобы заметить в высшей степени презрительный взгляд, брошенный моей знакомой на меня. А вот на обиду и, тем более, на время раздумий времени не было, так как я благополучно потерял сознание.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, лес.


Глядя презрительно на этого человечка, Силиен отдала приказ капсуле на полное обследование. Спустя какое-то время пошли первые результаты. Ничего особо выдающегося, разве что парень имел низкие пси-способности. Но вот то, что он сумел рассмотреть дрон под маскировкой невидимости, можно связать с его «коньком» – игнорировать маскировочные эффекты. А значит, в остальных областях пси он будет очень слабым, и чтобы, к примеру, поднять при помощи силы банковский чип ему придется учиться пару десятков лет. Его способность встречается нечасто, но и редкой ее назвать сложно. Хотя это касается остального мира, а на этой планете подобные особенности у людей бывают значительно чаще. Завышены некоторые показатели, но это характерно для местных, если тот воин или охотник. А этот точно охотник, она убедилась в этом, особенно когда он сбил дрон.

Но вопрос, чем он так привлек внимание «Агентства», оставался открытым. Мелькнула и пропала мысль об ментоскопии. Информацию таким способом она, скорее всего, получит, но если она ценная и для дальнейшей работы необходим он живым, то эту операцию можно сразу назвать провалом.

А ведь этот человечек сумел удивить ее и во второй раз. И вот этого девушка никак не могла понять. Им за все время нахождения на планете так и не удалось воочию увидеть этого страшного хищника, о котором здесь ходит столько слухов. Они бы так и не знали, как тот выглядит, если бы не этот Алек, сумевший с ним договориться и соответственно спасти ее. Но как? Девушка посмотрела на лежащего в капсуле парня. Если же он так легко договаривается, то надо это использовать. В секретных операциях, где нельзя оставлять никаких следов этот парень с парочкой тутхарра явно не будет лишний.

– Придется снова быть с ним рядом, – недовольно пробормотала она. – Хорошо, что он так реагирует на меня, словно в любой момент готов выполнить мой любой каприз.

Девушка еще раз обругала своего отца и дядю, что подкинули ей это задание. Посмотрела на человека, которого было видно сквозь полупрозрачное стекло крышки, задержавшись на одном месте и скривившись. И куда он направляется? По пути узнать не успела, поскольку стоило только ему напомнить о том хищнике, как ее сразу начинал сковывать ужас. Вот, кстати, тоже вопрос – что он сказал тогда, что этот страшный зверь развернулся и убежал. Точнее, понюхал его и убежал. Она задала перевод фразы искину бота, как только смогла с ним выйти на связь, и ответ ее озадачил – подобного языка нет в банках данных. Конечно, это совершенно ни о чем не говорит, так – небольшая странность.

Пришел сигнал на ее нейросеть, что обследование завершено, и она натянула улыбку на лицо. Но, вспомнив о его отношении к наготе, с облегчением отвернулась. Услышала за спиной его вопрос:

– Ну что, псион я или нет?

Повернувшись, отметила, что тот уже одетый и ответила:

– Способности есть, но слабые, – улыбнулась она. – Чтобы достичь первого уровня, тебе придется учиться пару десятков лет, в то время, будь у тебя способности процентов на двадцать выше, то срок уменьшился бы более чем вдвое – около семи.

Девушка не стала ему врать, ведь цели задания она не достигла, а это в будущем могло сказаться на его доверии к ней весьма существенно. Причем, произойти могло в ближайшее время. Помниться на занятиях в академии им вбивали в головы, что до выполнения задания любая мелочь может иметь значение. Даже, если сразу она кажется совсем незначительной. И несколько примеров приводили, когда один резидент легкомысленно отнесся к желанию цели побольше узнать об аграфах, в результате чего провалил задание.

Алек огорчился, это было видно по его лицу, даже на ее улыбку не отреагировал. Когда он подошел к своему рюкзаку и решил его надеть, она задала вопрос:

– Ты куда сейчас? Давай я хоть подброшу тебя?

– Мне надо побыть одному, – ответил он и, понурив голову, отправился на выход.

Она отдала приказ выпустить его, но стала искать какой-нибудь предлог, и как назло в голове крутились только приглашения остаться с ней, что автоматически подразумевало ее интерес к нему, как к мужчине, что ее сильно раздражало. И только когда он вышел, появилась здравая мысль, и она поспешила его догнать.

– Алек! – девушка окликнула его, а когда он развернулся, добавила: – Я могу помочь тебе поступить в училище, где тебе могут развить твой дар.

Силиен очень надеялась, что человечек согласиться, даже подарила ему лучшую свою улыбку, придав своему лицу выражение заинтересованности. А уже в училище или вообще по дороге она сумеет вызнать у него все. Но удивительное дело – парень снова не отреагировал на нее, и это было странно. Что-то все же произошло, что-то случилось за время его пребывания в капсуле, о чем девушка не знала. Не может человек так резко изменить свое отношение.

Сейчас он просто кивнул ей, сообщая, что услышал, но продолжил идти дальше, а аграфка внимательно посмотрела на него. Внезапно он остановился, и девушка подумала, что тот передумал и сейчас попросит помощи. Улыбка сама появилась на ее лице, чтобы в следующий миг исчезнуть, а выражение ее лица стало озадаченным. Этот молодой охотник вел себя как-то не так, присутствовала в его движениях некая неестественность. Мелкая моторика всего тела просто кричала, что с ним что-то происходит. Он начал медленно поворачиваться к ней, но вдруг резко вытащил свой пистолет и…


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Работник «Агентства» с позывным Чик испытал настоящее раздражение, когда парень подстрелил летающего шпиона. Нейросеть у него отсутствовала, имплантаты тем более, а значит, он должен быть псионом. Но ведь обследование в медицинской капсуле на корабле дочери владельца планеты ничего не выдало! Такое могло случиться, если молодой человек имеет слабые способности, а обследование проводилось поверхностное, но ведь девушка говорила о полном и показывала результаты. Разве что парень умеет закрываться, но это уровень магистра. Бывают еще врожденные способности, встречающие крайне редко. Хотя, скорее всего, у него врожденная способность видеть сквозь маскировку. Очень полезное умение.

Да и стрелком оказался отличным, сумев поразить дрон. Последний обладал небольшим защитным полем, которое могло отклонить стрелы, выпущенные из местных луков, или заряды слабого ручного оружия. Вот только у парня оказался пистолет с большой убойной силой.

Из-за этого происшествия он потерял молодого человека из виду, и что самое плохое, так и не узнал, кто еще заинтересовался им.

Новый дрон прибыл только через некоторое время и когда подлетел к месту событий, там никого не оказалось. Направившись по прямой в предполагаемую сторону движения, он тоже никого не обнаружил. Начался поиск. И только утром он обнаружил пропажу. Хуже всего то, что Чик узнал интересующихся парнем – аграфы. Да еще не кто-нибудь, а младшая дочь их правителя. Зато она как нельзя лучше подходила к задумке начальницы. Идея родилась сразу, вот только для этого необходим человек, владеющий ментальными и пси способностями. И такой был в его группе.

Прибыл он, когда и парень, и аграфка скрылись в ее боте, но Чик не расстроился. Сейчас они оба находились недалеко от челнока и прикрывались не только полем маскировки, но и адаптивным камуфляжем брони. Сейчас их даже сканеры корабля не могут обнаружить, поскольку на этой модели установить мощный сканер невозможно, да и по сведениям аграфы пока не располагают оборудованием, способным увидеть сквозь их новейшую маскировку.

По его задумке молодой человек должен убить аграфку. А когда начнется расследование, то он тут и придет к тому с предложением. Человеку, который может видеть сквозь маскирующие поля, будет рада любая оперативная группа. А «поможет» парню убить девушку как раз псион-менталист, который и прибыл для этой цели.

Ждать им пришлось недолго и вскоре по опустившейся аппарели, появился чем-то расстроенный молодой человек. А когда в проеме появилась девушка, они начали действовать. Удивительно, но этот юный охотник, вероятно, что-то почувствовал, поскольку начал двигаться неестественно. Насколько он понял, то это начал действовать его подчиненный. Затем начал медленно поворачиваться к челноку, вдруг резко вытащил свой пистолет и…


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, лес.


Сознание вернулось каким-то рывком. Вот ничего не помню и вдруг сразу бодрый, ни капли сонливости. И тут же вспомнил последний взгляд девушки на меня. И только сейчас полностью его осознал – она глядела на меня с таким презрением, что только диву даешься. Хуже всего, что причину я не мог понять. За что? Что я ей такого сделал? Ведь поначалу она нормально относилась, улыбалась, а тут такое. Или она притворялась? А зачем? Неужели узнала про камни? Но ведь внутреннее чутье, которое если появлялось, то никогда не подводило, подсказывало, что она не будет рыться в моих вещах.

Одеваясь, я нащупал камень – на месте. Тогда я вообще не понимаю причину такого отношения ко мне. А значит, надо как можно скорее уйти, несмотря на то, что делать этого ох как не хочется. Все же красота девушек этих эльфов-аграфов сильно завораживает.

Пока одевался и об этом раздумывал, спросил псион ли я? Оказалось, что да, но очень и очень слабый. Чтобы чего-то там достичь, необходимо учиться более двух десятков лет, что я считал простой потерей времени. Жаль, конечно, ведь мне бы пригодились подобные возможности, как у Дейры с моей-то работой по продаже драгоценных камней Земли. Когда уже вышел на улицу, услышал ее голос:

– Алек! Я могу помочь тебе поступить в училище, где тебе могут развить твой дар.

Вот уж удивила, так удивила. Нет, если бы это предложение поступило до того, как я увидел ее истинное отношение ко мне, то согласился не задумываясь. Но сейчас. Я думаю, что настоящее ее отношение это именно вот то самое презрение. Жаль мой внутренний советник ничего не подсказывает, но просто я не вижу другого объяснения. А вот в том, что она показывала свое расположение, существует определенный ее интерес. Пусть я не знаю его, даже понять не могу, но это так. Надеюсь только, что это не связано с драгоценностями.

Внезапно я почувствовал острое желание убить аграфку, даже остановился. Но в следующий миг отчетливо осознал, что это не мои личные мысли, а навязанные. Как это получается, не имею ни малейшего понятия, но я буквально чувствовал некое шевеление или копошение у меня в мозгу. Естественно попытался бороться, причем, небезуспешно. Эта жажда убийства то уменьшалась, то накатывалась новой волной. Успехи мои в этой борьбе вдохновили, и начал еще больше сопротивляться, но и мой противник усилил натиск. И вот эта мысль привела к тому, что я захотел поквитаться с тем, кто так легко залез мне в голову.

И вот это последнее желание, мое собственное, пересилило внешнее воздействие, и я увидел нить, указывающую, где находиться враг. Глазами я ничего, кроме деревьев да кустов не видел, но знал, что он находится именно там. Выхватив пистолет, я начал стрелять, считая патроны. Первые же попадания полностью избавили мой мозг от чужого присутствия, и я начал действовать более свободно. Чувство опасности ударило по мне, словно обухом по голове. Упав на землю, я повернулся на бок в сторону опасности, куда указывала новая нить. Выстрел, выстрел, выстрел. Одновременно с третьим туда, куда стрелял я, ударил луч, еще один, еще.

Через пять секунд все было кончено – с оружием бота индивидуальная броня и защита справиться не могла. Или могла защитить только от пары выстрелов. Я поднялся и, не обращая внимания ни на что, направился в лес. Хватит мне таких друзей и врагов. Подозреваю, что ни один, ни вторая не отступятся от возможности меня поймать, хотя вообще не понимаю, для чего им нужен. В общем, надо скорее продавать камень и уходить отсюда, забрав спрятанные. Но главное сейчас, поговорить с Дачем, дабы узнать на счет продажи.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, офис «Агентства».


Зухара Майсар откинулась на спинку кресла, задумавшись о происходящем и произошедшем. Агент Чик только что вышел с ней на связь, которая тут же оборвалась, и женщина прекрасно знала, в каких случаях это происходит. Вызов был экстренным, что могло случиться только в случае чрезвычайного происшествия. Учитывая его задание и то, что в нем замешаны ушастые, она на девяносто процентов была уверена в гибели Чика и его подчиненного псиона-менталиста. Особо жаль последнего, ведь владеющих силой, у которых к тому же проявились ментальные способности, совсем немного.

Но сейчас ее интересовал совсем другой вопрос: что стало известно о молодом человеке аграфам, что они подослали к нему дочь правителя? В такие совпадения она разучилась верить еще в детстве, в трущобах Бринкса, где она обитала после смерти родителей. А ведь эти ушлые ушастые еще ранее обнаружили на этой планете что-то интересное, но всячески скрывали свой интерес. И снова остается вопрос: что здесь найдено такого ценного?

Ей на нейросеть пришел вызов от подчиненной, следящей за космическими кораблями, прилетающими в систему и покидающими ее.

– «Десса Зухара», – тут же заговорила молоденькая девушка, – «в систему вошел корабль сполотов класса торговец».

– И эти здесь, – обрывая связь, сквозь зубы процедила руководитель секторального отдела королевства Телари.

В торговую миссию она категорически не верила, несмотря на класс корабля. Абсолютно. Она, как руководитель, знала о произошедших странных событиях в одной из систем, находящихся на окраине их королевства. К сожалению, это все, что было известно о случившемся, поэтому поступил негласный приказ пристальней обращать внимание на любые телодвижения этих драных кошаков. Женщина послала вызов.

– «Гис», – обратилась она к мужчине, как только у нее перед глазами возникло его изображение, – «только что в систему вошли сполоты. Твоя задача следить за ними».

– «Сложно», – тут же отозвался тот. – «У них в каждом корабле минимум один сильный псион».

– «Знаю», – ответила женщина, – «поэтому и обратилась к тебе».

– «Сделаю, что смогу», – немного недовольно ответил тот, сразу разорвав связь.

Да, у сполотов процент псионов был в два раза выше, чем у аграфов, и чуть ли не в четыре, чем у людей. Уступали они только кайлайнам, у которых владеющих силой рождалось где-то половина. Конечно, эти данные больше всего основаны на косвенной информации, но даже, если завышены в несколько раз, то все равно процент значительно выше, чем у любой другой расы освоенного космоса. «Хорошо, что у них с рождаемостью какие-то большие проблемы, решить которые не могут даже их магистры», – с толикой радости подумала она.

На всякий случай Зухара отправила вызов Чику. Она хотела ошибиться в своих выводах, надеясь, что тот попал в зону аномалии, где терялась связь, но тот остался без ответа. К ней в кабинет вошел начальник аналитического отдела, мужчина в возрасте сто десять лет. Он всегда важную информацию сообщал лично, а не посредством нейросети.

– Данные о действиях аграфов в отношении семьи Эндарра, – начал тот доклад. – Игра очень тонкая, что сразу и не заметишь, и не просчитаешь. Только сопоставив все факты и подключив аналитический искин, удалось прояснить ситуацию. Они много чего делают, но направлено это только на одно – не дать им начать осваивать эту планету. А вот, что здесь привлекает аграфов, установить не удалось. Причина проста – невозможно выявить никакую закономерность их нахождения на планете. Скорее всего, используют новейшую маскировку, как на кораблях, так и в броне. Чтобы определить их интерес, необходимо задействовать много следящих дронов последнего поколения.

– Я подумаю об этом, – ответила она, а про себя подумала: «Но сначала надо все разузнать о парне, которого для начала надо еще найти. И этот вопрос актуален особенно после получения последних сведений».


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Силиен следила за парнем и размышляла о суете, начавшейся в местном отделении «Агентства». К ее глубокому сожалению, маскировка у людей агентства была на высоте и засечь их дронов-шпионов, а также людей в новейшей броне ее разведчики никак не могли. Поэтому она вызвала того, кто сумеет обнаружить, а заодно может быть, найдет объяснение непонятному интересу к человечку. Но больше ее занимал первый вопрос, так как девушка чувствовала, что шевеление «Агентства» уже это связано с их интересом к этой планете.

Да, должна приехать их лучший псион Шия́на Тиата́ль, которая совершенно точно видит сквозь все маскировки. Выбросив из головы всю информацию, девушка сосредоточилась на своем задании, которое так и не сумела выполнить. Как и не сумела выяснить у двух работников «Агентства», что им понадобилось тогда. Ведь сканеры челнока не могли обнаружить бойцов, а пушки убили только благодаря тому, что человечек указал место. Пусть приблизительно, но те накрыли небольшую область.

Действовала она, как учили – сразу положила одного в капсулу, затем старт на корабль и там уже использовала ментоскоп. Но у него стоял неизвестный им имплантат, который просто выжег нейросеть и разорвал нейронные связи мозга.

Силиен посмотрела на экран, куда выводилось изображение с ее дрона-разведчика. Человечек, наконец-то, вышел из леса и, покрутившись, направился вдоль него на запад. В целях безопасности она держала его на удалении. А когда он пришел в какое-то селение местных аборигенов, то рискнула отдать команду на сближение.

– Так вот к кому ты так стремился! Мне казалось, что ты живешь в столице.

Навстречу парню вышел их проводник.

Глава 9

Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, поселок Ур-Гар.


Когда я увидел Дача, то понял, что мое путешествие наконец-то подошло к концу. Нет, мне нравится ходить по лесам и горам, иначе не стал бы охотником, но в данном случае надоели постоянные приключения и будущая неизвестность. Сейчас хоть узнаю, как лучше продавать камни, продам и надо уходить отсюда. Как-то не по себе мне в последнее время, гложет что-то внутри. Иногда даже подумываю, чтобы и так уйти, да вот не проявлялась Земля пока, вот и хочется провести время с пользой да разжиться деньгами. А потом уже купить портативные обогреватели да светильники.

— Ну, что, путешественник, – мужчина хлопнул меня по плечу. — Идем.

Когда проходили по центральной площади, я увидел стилистическое изображение тутхарры, у которой и впрямь было всего четыре лапы. В целом, узнать животное можно, но оно достаточно сильно отличалось от оригинала. Рядом с ним стояла какая-то девчушка и подрисовывала места, где сошла краска.

— Немного не так она выглядит, мелкая, – сказал я ей. — Давай нарисую.

Я взял у нее, поначалу подумал, что древесный уголь, но это оказался камень или минерал. И стал подправлять рисунок. Удлинил немного тело, добавил еще одну пару лап, подправил голову и особенно клыки. И так по мелочам тоже подправил.

— Это точно тутхарра? — недоверчиво спросила девочка. – А-то непохожа она на нее.

— Она, она, — усмехнулся я. — А если ее надо изобразить в маскировке, то рисовать ничего не надо.

— А ты что же, видел? — склонив голову на правый бок и прищурив этот же правый глаз, еще более недоверчиво снова спросила девочка. — Не вериться что-то мне.

– А ты как думаешь? – задал я ей вопрос.

Ответить девочка не успела, поскольку Дач снова хлопнул меня по плечу так, что я сделал несколько шагов вперед. И тут же поманил рукой. По пути задал самый важный для себя, да и для всего селения, вопрос:

— Ты, в самом деле, видел тутхарру?

Ну, я и рассказал все свои приключения, начиная с момента нашего расставания. Дач подтвердил странное поведение аграфки, потому как они всегда и ко всем людям относились свысока, с презрением и прочим негативом. А вот про людей в камуфляже и маскировке он сказал, что только слышал, дескать, существует некая межгосударственная организация, которая борется с чем-то.

Когда пришли в дом, он сразу пригласил за стол, правда, предупредил, что еда по большей части холостяцкая, то есть травяной отвар да мясо копченое или жареное. За столом, во время обеда, он поведал о некоторых житейских реалиях. Например, люди со звезд принесли им определенные обычаи. К людям мужского пола можно обращаться, как «десс», а женского «десса». Это вроде бы как раньше в нашей стране было принято гражданин и гражданка, а в англоязычных сэр и мэм. Еще привнесли свободу в отношениях с противоположным полом. Вот только, если там у них эти самые отношения не ограничены практически ничем, то есть если кто-то кому-то понравились взаимно, то никто их не будет осуждать за уединение. Причем, брак не являлся преградой.

На Гелле же это немного преобразовалось. До брака никто никого не ограничивал, а вот после многие мужчины и подавляющее большинство женщин считали неприличным. Это что касается представителей одной расы. А вот в межрасовых отношения все было намного сложнее. Аграфы, например, никогда не опускались до отношений с людьми, а сполоты на это смотрели нормально. Еще были расы, которые чисто внешне просто несимпатичны друг другу. В общем, просветил он меня, чем вызвал дополнительное подозрение в отношении аграфки. Я задавал вопросы, а Дач отвечал, не выказывая особого удивления в моем незнании.

Когда закончили трапезничать, начался серьезный разговор, и первым делом задавшись вопросом, что им, этим представителям звездных цивилизаций, от меня надо? Это очень странно, если только у меня нет какой-то тайны. И только я хотел сказать ему тайну, как увидел его предостерегающий взгляд.

Вот в отношении этого человека я чувствовал, что могу довериться. Со мной бывает, что происходит подобное, когда некое чувство изнутри подсказывает верить кому-то или нет, врет человек или нет, направо пойти или налево. Вот и в этот раз, когда, пройдя перешеек леса, вышел к предгорьям, то не знал, в какую сторону повернуть. И направился туда, куда указало внутренне чутье. Он мотнул головой, зовя за собой, и мы спустились в подвал. Дверь он плотно закрыл за собой, и только сейчас произнес:

– Рассказывай, что у тебя за тайна?

— Слушай, – также тихо начал я свой рассказ. – Я не из этого мира.

И умолк, думая, как бы мне ему рассказать о том, откуда я.

– Ну, тут довольно много людей с других планет, – ответил он. – Хотя я бы принял тебя за одного из нас.

– Нет, Дач, ты не понял, – я помотал головой, – я вообще из другой Вселенной…

И я стал рассказывать ему о своей жизни и на Земле, и здесь. Удивительно, но мужчина поверил мне сразу, и только задавал уточняющие вопросы. Спросил о частоте проявления миров и можно ли провести людей. На последний вопрос я и сам бы хотел знать ответ, ведь вполне вероятно, что пройти могут только те, кто видит. Или, например, еще жители Земли, потому что побывали под Вспышкой. А затем рассказал о своей проблеме по продаже камня и спросил, как его можно анонимно продать.

– Я не интересовался данным вопросом, – ответил Дач, – но займусь. С помощью нейросети это сделать не так долго. Пойдем наверх.

Мы поднялись наверх, но только сели снова за стол, как в дом ворвался вихрь, преобразовавшийся в полузнакомую девчушку. Остановившись рядом со мной, она наставила на меня свой пальчик и спросила:

– Точно не врешь?

– Майя! – прикрикнул н нее Дач. – Марш к себе в комнату.

– Па, ну можно я останусь, – жалобно спросила эта егоза.

– Так это твоя дочь, – усмехнулся я. – Вся в папу.

– А ты что-то имеешь против? – прищурилась девчушка.

– Да еще и остра на язычок, – добавил я.

Майя фыркнула, но все-таки отправилась к себе в комнату, бросив почему-то на меня недовольный взгляд. Точнее – «это ты виноват».

– Не обращай на нее внимания, – Дач с любовью посмотрел на лестницу на второй этаж, где скрылась его дочь. – После смерти ее матери не могу совладать с ней. Пойдем, покажу тебе твою комнату.


Сегодня третий день, как я живу в селении Дача, носившем название Ур-Гар. Само оно было небольшим, всего двадцать три дома, и как он сказал, здесь все приходятся друг другу родственниками в той или оной степени. И все они поклоняются тутхарре. Нет, они не молятся на нее, нет у них и жертвенников и алтарей, эти люди, скорее всего, видят в ней ту вершину, куда надо стремиться. Особенно, если учесть, что все люди селения являются охотниками.

Наконец-то я сумел начать свои тренировки, которые забросил уже больше месяца назад с тех пор, как с Наташей мы ушли в поход. Занялся ими на следующий же день, как только начало светать. И хочу сказать месячное отсутствие тренировок сказалось – я не чувствовал той легкости и пластичности, которая всегда сопровождала меня во время них. Дач наблюдал за мной первые два дня, потом подробно расспрашивая о них. Ему очень понравилось, что я двигаюсь, словно вода, особенно после того, как он вышел против меня с мечами. Я так холодным оружием не владел, только некоторые приемы ножевого боя, показанные моим учителем. И даже в этом случае я «обтек» его первую атаку, а затем прилип к нему, не давая работать. Вот он и сказал, что я, словно вода. Эх, это не видел он, как двигаются дядь Миша с дядь Сашей.

Чье-то присутствие я почувствовал в середине тренировки. К сожалению, обладать умением учителя определять в это время конкретного человека я не обладал. Прерывать свое занятие я не хотел, поскольку именно в этот момент работал над чувствительностью тела. Дядь Миша всегда говорил, чем больше я буду чувствовать не только противника и его намерения, но и природу вокруг, тем более полным воином я буду становиться. Смысл этих его слов я осознал только в пятнадцать лет, то есть после пяти лет тренировок. К тому же в данный момент я работал с закрытыми глазами.

Пустив волну по телу, я чуть повернулся, почувствовав, как что-то пролетело рядом.

– Ух, ты! – услышал знакомый голос, поняв, кто находится рядом.

Снова чуть повернулся влево, шаг, подшаг поворот вправо. Я так понял, что эта егоза начала что-то бросать в меня, поэтому мне и хочется сместиться с траектории того, чем она там бросается. Тут в меня начали бросать, словно стреляли из автомата, и я, естественно, стал пропускать броски. Мне это надоело и я, остановившись, сказал:

– Все, – и сместился немного в сторону от небольшого камушка.

А когда в меня полетело нечто круглое, я поймал его и, поняв, что это мячик, отправил его обратно. Прямо в лоб дочери Дача.

– Ай! Ты че?! Ваще что ли?! – и тут же сменила пластинку. – А ты научишь меня?

– Нет, – ответил я и, чтобы избежать ее дальнейшего нытья, добавил: – Эти умения только для рода.

Взял я это, понятно, из книг по фантастике и фэнтези, где очень часто различные способности передавались только наследникам. Не очень надеялся, что прокатит, но, как оказалось, здесь присутствует нечто подобное, поскольку девчонка замолчала. Вот только посмотрела как-то так оценивающе на меня. «Ну-ну», – подумал я. – «Входить в вашу семью я не намерен, хотя и чувствую, что Дач правильный человек и никогда не предаст».

Следующие четыре дня Майя каждый день наблюдала за моими тренировками, а вчера и сегодня пыталась повторить мои движения. Естественно у нее ничего не вышло – она даже сама чувствовала это, а со стороны ошибки просто резали глаза. Я вспомнил первые полгода тренировок, когда еще работала одна камера, и дядя Миша записывал мои движения. Вот я точно также двигался, словно каракатица.

Кстати, я понимал, что за мной наблюдают, но мне кажется, что боевые искусства космических цивилизаций шагнули далеко вперед, поэтому мои знания для них будут «игрой в песочнице». Тем более что у них есть нейросети да еще имплантаты, усиливающие ту или иную способность. Дач мне очень подробно рассказал обо всей этой кухне, чем несказанно удивил, еще больше уверив, что наши Вселенные очень тесно связаны. Вот только непонятно как, где и когда?

Сегодня с утра мужчина, наконец-то, показал, что надо спуститься в подвал.

– Я все разузнал, – с ходу взял он быка за рога. – Во всех мирах существует сеть аукционов, хозяева которых настолько берегут репутацию, что анонимных продавцов не выдают. Они берут за это пятнадцать процентов с продажи вместо десяти, но сколько я не рылся в сети, то не нашел ни одного упоминания о выдаче сведений. Еще хочу сказать, что на этих аукционах происходили продажи камней за баснословные суммы. Если где тебе и продавать, то только там, и в нашей столице находится их отделение. Тебе, поскольку у тебя отсутствует нейросеть, надо обязательно оформлять все в офисе, а как туда пройти незамеченным, надо подумать.

– А ты, значит, можешь продать камень через нейросеть? – решил уточнить я данный вопрос.

– Могу, – кивнул он.

– Держи, – я передал ему бриллиант, – продавай. А мне бы как-то посмотреть каталог, чтобы выбрать изделия для моего мира.

– Вон с Майей смотри на ее наручном коммуникаторе. Может быть, тебе его купить? – добавил он спустя пару секунд.

– Покупай, но я хочу заранее выбрать вещи, чтобы потом только заказать.

И мы поднялись в дом. Дач, несмотря на наличие нейросети, отправился в столицу, вызвав воздушное такси. Сделал для того, чтобы как можно меньше вызвать подозрения. Я же остался с девчонкой, которая, задрав свой носик, показывала мне свой коммуникатор и как с ним надо работать. Я сразу же ушел в необходимый мне отдел. Нашел там наши изделия, которые оказались чуть ли не в самом низу, как по стоимости, так и по качеству. Присмотрел себе дорогой обогреватель, который должен работать не менее года при постоянном использовании, фонарик, комбинезон. Сейчас рассматривал оружие. Честно говоря, я завис в этом разделе, поскольку хотелось каждый игольник, бластер, парализатор разглядеть более внимательно.

Заинтересовался бластерами, точнее, их работой, а еще точнее, чем они стреляют? Физику не понял совершенно, а так получается, что стреляет энергетическим лучом. Хотя это не луч, в прямом понимании этого слова.

– Вот этот возьми, – Майя на голографическом изображении тыкнула в одну модель. – Из гражданских самый мощный.

Я уже знал оружейную политику стран. Всем людям старше пятнадцати лет разрешалось иметь оружие, но только гражданские варианты. Отличались они малой мощностью, и пробить броню органов правопорядка или армейцев не могли. Местная милиция-полиция имела вооружение мощнее, а самым мощным владели спецслужбы и армия. А вот гражданские образцы брони были достаточно надежные, чтобы выдержать атаку не только гражданского же оружия, но и органов правопорядка и армии. Но все упиралось в цену, поэтому верх линейки могли позволить себе только очень богатые люди. Комбинезон, который я присмотрел себе, мог держать выстрел парализатора и игольника малой и средней мощности гражданского варианта. По поводу огнестрельного ничего сказать не могу, а проверять после покупки не хочется.

– Майка, идем с нами играть! – влетев во двор, выкрикнул какой-то мальчишка приблизительно ее возраста или на год младше.

Затем резко остановившись, уставился на нас. Пару мгновений спустя у него на лице появилась улыбочка из разряда «ну, вы у меня сейчас получите».

– Жених и невеста – коробочка теста, жених и…

Мы глянули друг на друга. Сидели мы на скамейке, тесно прижавшись друг к другу. Пока рассматривали товары, моя правая рука и девчонки левая оказались переплетены между собой, создавая впечатление, что мы сидим под ручку. Щечки Майи запылали красным цветом и она, сорвалась со словами:

– Ну, сейчас я тебе задам, Гу́ча!

И понеслась за мальчишкой, который уже скрылся на улице. Я же остался сидеть и улыбался. Почему-то на меня дразнилка не произвела впечатления, а вот, если бы я сидел с Наташей и кто-то из знакомых сказал подобное, то, наверняка, тоже покраснел бы. Мелькнула мысль, что неплохо бы было проверить окрестности вокруг себя на наличие дронов-шпионов.

Стал осматриваться рассеянным взглядом, но ничего не заметил. Поначалу обрадовался, но быстро сообразил, что, скорее всего, они наблюдают с большего расстояния. Или я их вообще не вижу. Вспомнил тот первый случай, когда увидел размытое пятно, а также свое состояние. А ведь оно было совсем другое! Там у меня была сильнейшая усталость, я еле переставлял ноги, сознание было полностью отрешенное. Попытался полностью расслабиться, отогнать прочь все мысли, не концентрировать внимание ни на чем. Вроде бы получилось, но ничего подозрительного я не заметил, хотя уверен, что наблюдение ведется. По крайней мере, аграфка точно не могла меня упустить.

Во двор вошла надутая Майя и, глянув на меня непонятно каким взглядом, пробурчала:

– Все себе выбрал? – и, не давая мне сказать хоть слово, тут же добавила: – Тогда можешь идти.

И убежала в дом. Я же остался наслаждаться отдыхом, поскольку появилась у меня смутная тревога, а я уже знал, что просто так она не возникает. Вот и ловлю момент. Во двор вошли две девочки или, скорее всего, девушки, направившись ко мне. Они пребывали как раз в том переходном возрасте, когда мальчишечья фигура превращается в девичью. Майе было лет тринадцать, может быть, тринадцать с половиной, а вот этим девушкам, наверное, пятнадцать.

– А ты и вправду видел тутхарру? – задала вопрос темноволосая с карими глазами.

– Расскажи нам, как это случилось, – добавила вторая.

У нее были огненно-рыжие волосы, серые глаза и очень приятные ямочки на щечках, когда девушка улыбалась. Про аграфку решил не рассказывать, а вот про ночевку в логове можно и поведать. Пригласил их сесть на скамейку рядом со мной, что девушки и сделали. Вот только начать рассказ не успел, так как из дома вылетела Майя и втиснулась между мной и девушками. Я и рассказал им в шутливом тоне, добавив, что спустя какое-то время увидел хозяйку, которая меня не стала даже кусать.

Во время моего рассказа Дач сообщил, что приедет только завтра во второй половине дня. Даже не намекнул на мое дело, но я почему-то был уверен, что задержался он из-за моей просьбы.

На следующий день я ходил сам не свой, предвкушая первые деньги и покупки. И мужчина не подвел, прилетев точно в срок, как и обещал. Передал мне чип, на котором было сто тысяч кредов. Сумма очень большая, ведь все мои покупки тянули только на пять. И это с учетом того, что выбрал я только самые лучшие и дорогие, если не брать вещи по запредельным ценам.

Теперь можно и домой, вот только Земля так и не думала проявляться. Это было, мягко говоря, странновато, ведь на ней за время, проведенное здесь, я бы минимум один раз да увидел бы другой мир. Единственным более-менее правдоподобным объяснением данному феномену была версия блуждающего мира. Возможно даже существовала некая очередность появления того или иного мира, да только вряд ли кто-то мог точно ответить на данный вопрос.

На седьмой день, проснувшись, я с самого утра ощущал некий дискомфорт. Как говорится – мне было не по себе. Первым делом подумал об опасности, но чувство не усиливалось, оставаясь на том же уровне. Дач предложил сходить на охоту и я согласился. Вместе с нами увязалась и Майя, которая состроила такую жалобную моську, что ее отец, первоначально думавший оставить еедома, все-таки согласился. Поскольку ночевать мы не собирались, все свои вещи я оставил в доме, взяв с собой только лук и пистолет. И еще я надел купленный комбинезон. Очень он мне понравился своими свойствами. На улице жара, но я в нем чувствую себя комфортно. Как заявил производитель, ткань натуральная со вставками нановолокон, которые обеспечивали нагрев или охлаждение. В качестве энергии использовалось тепло моего тела, а управляющий элемент находился на левом предплечье. Управлялось все сенсорами, которые светились зелеными буквами и цифрами. Комбинезон подгонялся по фигуре, но не так много. То есть диапазон размеров составлял всего четыре деления.

Охотиться направились в горы, совсем близко от самого селения. Там в долине находилось небольшое озеро, вокруг которого рос лес, состоящий из фруктовых деревьев в том числе, и множеством различной дичи.

– Ой, па, гляди – лейва с плодами, – радостно воскликнула девчонка.

Она всю дорогу рассказывала, что здесь растет это фруктовое дерево с очень вкусными плодами. Их совсем немного, а плодоносят деревья раз в пять лет, поэтому найти его с плодами является удачей, поскольку не только люди облюбовали его плоды. Мы и направились к нему.

Чувство опасности полыхнуло яркой вспышкой. Я упал на землю и, перекатившись пару метров, очутился за камнем. Но оно никуда не ушло и я отпрыгнул от него в сторону, но когда приземлился на ноги, те подкосились и я завалился на землю.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Задание на слежение за парнем Лунс Крайгон, позывной Лека, получил, находясь в отпуске. Хорошо, что проводил время на этой же планете. Из задания он понял то, что аграфы имеют какой-то интерес к парню. Получив все материалы по нему, он вынужден был признать, что он очень странный, наверняка имеет задатки псиона, поскольку видеть сквозь маскировку простой человек не мог. Даже врожденный талант все равно опирается на пси-возможности, пусть в очень узком их спектре.

Он внимательно обследовал место последнего нахождения коллеги, придя к выводу, что их убили очень быстро. Если быть более честным, то они не ожидали, что парень их заметит. С этим Лека был согласен – от места, где тот находился и до двух сотрудников «Агентства» было достаточно далеко – такое расстояние находится за пределами врожденных данных. По крайней мере, все исследования в этой области подтверждают эти выводы. Да и тогда, когда юноша увидел дрон, тот находился в каких-то восьми метрах от него. Отсюда парень мог двинуться куда угодно и чтобы быстро найти его понадобиться либо время, либо десяток дронов. Это если дочь правителя аграфов не взяла его с собой. А после того, что хотели сделать его коллеги, такая вероятность достаточно велика. Но слежка за телодвижениями Силиен Ар’Фокталь показала, что молодого человека рядом с ней нет. Она, конечно, могла прятать его, но анализ ее действий, мимики, тона разговора, когда удавалось его подслушать, говорили о ее неудаче в отношении него.

Одного из двух имеющихся дронов Лунс направил на поиски, а второго к дому мужчины, который был проводником. Что-то подсказывало ему, что рано или поздно тот там объявится. И ведь не прогадал!

Утро следующего дня заставило его задуматься, а спустя два дня он связался со своим другом. Тот находился далеко, вообще в другом государстве, но «Агентство» имело свои гиперпространственные передатчики, поэтому проблемы со связью отсутствовали.

– «Привет, Грегори», – поздоровался он с приятелем. – «Я тебе сейчас скину видео. Что ты можешь сказать о нем?».

Его товарища можно смело считать фанатом боевых искусств. Он сам в совершенстве владел десятком видов, и знал все или почти все об остальных. Отослал он записи двух тренировок молодого человека.

– «Очень похоже на технику сполотов», – ответил он после полного просмотра. – «Но существует одно, на мой взгляд, серьезное или даже кардинальное отличие. Там движения гибкие, плавные и быстрые и, если так можно сказать, имеется некая напористость. Здесь же они быстрые, плавные, но вместо напористости проявляется некая текучесть, словно медленный поток воды. Когда он работает быстро, то в общей картине видится медленная текучесть. Это и есть кардинальное отличие. Ты познакомишь меня с ним? А лучше с его учителем?».

– «Посмотрим», – ответил он и разорвал связь.

Теперь он точно знал, что парень не местный, но откуда прибыл, сказать не мог. Но одно событие заставило его мозг работать немного в ином направлении. Следя за местным мужчиной, он видел, как в столице к нему подлетел флайер, куда тот сел. Все бы ничего, но он совершенно точно знал, что это летательный аппарат независимой торговой сети аукционов, и подобную услугу они оказывают только при лоте свыше тридцати тысяч кредов при начальной стоимости. И теперь для него все стало понятно – молодой человек нашел нечто дорогое и теперь продает это через своего знакомого. И их типа знакомство было специально разыграно для остальных. Хотя он задумался о другой возможности – что, если найденное предназначалось для кайлайнов? Тогда это работа по их организации.

И он начал мониторить выставленные в сети аукционов вещи. Точнее, те из них, которые были представлены сегодня и за большие деньги. Так, оружие древности, сохранившее со времен той войны. Не то. Энергетический щит той же эпохи – снова не то, несмотря на рабочее состояние. И все. Но он уверен, что какая-то вещь точно ушла на аукцион. Надо брать парня. С мужчиной могут возникнуть проблемы, поскольку он местный да еще неплохо знаком с дочерью владельца планеты. Получив разрешение, он подтянул своих друзей-коллег, с которыми всегда действовали вместе. Давно надо было его взять та допросить, а так начальнице захотелось вызнать, чем он так привлек ушастых. Да просто получили они некую неподтвержденную информацию, вот и пытались выяснить. Хотя тоже на них непохоже – они без церемоний обходятся с людьми – давно бы схватили его и под ментоскоп. Хотя существует вероятность, что мозг разрушится раньше, чем поступит нужная информация. Но почему не прибегли к простым пыткам? Непонятно.

Наконец-то, они решили выбраться за пределы селения, а то Лунс уже заподозрил, что те почувствовали опасность. Хотя он явных плохих намерений в их отношении не выказывал, привычно следя за мыслями и особенно эмоциями с желаниями.

Замечательно! Парень немного приотстал, что никто ничего не увидит. Он направил тяжелый ручной станнер на них, нажимая кнопку активации. Удивительно, но молодой человек что-то не только почувствовал, но даже успел упасть на землю, откатившись в сторону, выходя за пределы луча. Мужчина с девочкой так и свалились мешками, но не этот парень, которого подвел уровень подготовки в том плане, что ему пришлось раскрыться. Вероятность его связи с кайланами сильно возросла – у тех тоже часто встречается настолько сильная интуиция. И снова он ушел, но в этот раз Лунс действовал на опережение, подловив того в момент приземления. По-прежнему находясь в режиме невидимости, он направился к нему, чтобы забрать, погрузить на челнок и увезти для допроса и выяснения всех обстоятельств. Вдруг…


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Последние дни Силиен работала, как проклятая. Люди «Агентства» серьезно взялись следить за ними, а учитывая уровень маскировки их дронов и брони, делать это было не так сложно. Приходилось на себя и еще двух аграфов брать филеров, намекая своими действиями на возможную секретную работу, в то время как другие ее люди рыскали по планете в поисках необходимых трав. На первый взгляд им это удалось, хотя утверждать наверняка девушка не взялась бы.

С другим заданием было проще. За парнем она следила постоянно, но обнаружить людей или дрон «противников» так и не смогла. Затем задалась вопросом: почему она вообще решила, что «Агентство» имеет какие-то виды на человечка? Начала ненужную слежку, вместо того, чтобы просто схватить его и на допрос. Конечно, если бы кто-то смог заснять применение силы в отношении людей, то имел бы козыри на руках и в свое время потребовали нечто взамен. «Агентство» уже делало пару раз в их отношении. Наверное, подсознательно девушка понимала этот нюанс, поэтому и шла по пути слежки, чтобы подловить их. А тот случай с двумя трупами очень неоднозначный, и если имеется видео, а им не предъявили обвинений, то получается, что и сами они действовали с нарушениями. Жаль, что не удалось узнать. И сейчас она возлагала большие надежды на Шияну Тиаталь, которая должна прибыть со дня на день.

Однажды, увидев тренировку человечка, она с удивлением узнала технику боя сполотов, но откуда он ее мог знать – непонятно. Насколько она знала, именно этот стиль использовали только они сами. Сейчас она в очередной раз наблюдала за его тренировкой, когда получила вызов от отца.

– «Здравствуй, дочь», – поздоровался правитель аграфов. – «На меня вышел глава клана Эндарра с просьбой продать ему эликсир молодости. Не знаю, как он смог узнать, вероятно, существует утечка где-то, но взамен он предложил камень. Сама понимаешь какой. Находится он как раз на твоей планете, а для обмена свяжешься с его дочерью. Контакты я тебе скинул».

– «Сделаю, отец», – ответила девушка и связь разорвалась.

Зато сама Силиен застыла с отвисшей челюстью. Посетившая ее безумная идея нашла внутренне подтверждение, твердившее, что она полностью права.

– Так вот кто ты на самом деле! – воскликнула она. – Камень совершенно точно принес ты!

Вот теперь человечка надо брать, несмотря на возможные неприятности. Камни, хранящие настолько огромный объем пси-энергии стоят любых негативных высказываний. Ведь даже она, имея на руках такой накопитель, может долго противостоять магистрам, используя щит и черпая энергию из него. Сегодня ночью прилетает Шияна и завтра человечек будет их. А уж они сумеют узнать у него место, где находятся подобные драгоценные камни. Теперь уже она занималась только наблюдением за ним. Правда, отвлеклась на то, чтобы встретиться с Малиссой и обменять эликсир молодости на алмаз. Но все равно в это время она вела наблюдение.

Шияна Тиаталь прилетела даже немного раньше, и не успел корабль совершить посадку на небольшой космической станции, служившей как раз для подобных случаев, как получила входящий вызов. Весь путь до планеты, она внимательно выслушала наследницу, согласившись с ее выводами и дальнейшими действиями. И уже на земле выяснилось, что молодой человек вместе со своим другом и его дочерью направились на охоту. Случай как нельзя подходящий.

По пути перехватить они уже не успевали, поэтому сразу направились к месту возможной охоты. На задание отправились вдвоем, поскольку псион гарантировала полную защиту и скрытность только одного аграфа, кроме нее. Выйдя из челнока, они быстро направились им навстречу, активировав маскировку комбинезонов. И когда троица показалась в пределах видимости, они решили действовать. Но не успели.

Шедшие впереди мужчина с девочкой рухнули на землю, а вот парень упал самостоятельно. Вскочил, отскакивая в сторону.

– «Станнер», – сообщила Шияна через нейросеть. – «Два дрона-наблюдателя. Было. Три человека, люди «Агентства», поэтому действовать буду наверняка».

Силиен так и не поняла, что сделала псион, но когда прямо из воздуха появилась фигура в броне, действовала молниеносно. Броня у противников была отличная, но и она захватила мощное кинетическое ружье, со специальными зарядами, представляющими собой чуть ли не мини-ракеты. Все же они сумели застать их врасплох, поэтому ее визави, когда сориентировался и ушел в сторону, был уже серьезно ранен. И добить его не составляло труда. Шияна справилась с остальными двумя, сначала мощным пси ударом заставила тех потерять сознание, а потом, уже подойдя, просто добила на всякий случай. Хотя с ее слов после ее атаки те должны потерять все признаки разумности. И только после этого они деактивировали маскировку.

– Ты глянь! – чуть повысила голос девушка. – После станнера не только не потерял сознание, но даже начал шевелиться.

– Интересный человек, – произнесла подошедшая женщина. – После выяснения своих вопросов отдашь его мне для исследований.

– Конечно, – кивнула Силиен, – а сейчас сделаем так.

И она надела ему на шею и запястья специальные рабские оковы.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


Встать уже не смог, но упал удачно, заняв почти сидячее положение. Спустя пару мгновений послышались выстрелы, но быстро все затихло. Затем еще два вроде бы выстрела, только тихие очень, и снова тихо.

Интересные ощущения я испытывал все это время: сначала мышцы полностью расслабились, поэтому я упал, а потом их свело судорогой. В голове помутилось, вокруг закружились яркие звездочки, словно меня огрели по ней. Но я сумел удержать сознание и не впасть в забытье. Тело, мышцы которого находились в твердом состоянии, если так можно выразиться, не слушалось. Необходимо срочно что-то делать, и идея у меня была.

На самом деле все просто – надо расслабиться. Дядя Миша учил меня технике полного расслабления, поскольку это была основа его стиля рукопашного боя. В свое время во время обучения он бил меня по определенным точкам, вследствие чего происходило сокращение мышц. А я обязан был, используя специальные техники, привести их в норму. Чем я сразу же и занялся. Вот только одно дело работать с рукой или ногой и совсем другое дело, когда все тело такое.

Но самое удивительное, что я достиг определенного эффекта, почувствовав руки. Попытался пошевелить ими, и вроде как удалось. Тут ко мне подошла знакомая девушка. Аграфка. Силиен. И вот сейчас она показала свое настоящее лицо и истинное ко мне отношение. То, что я заметил лишь на краткий миг, заполнило всю ее суть. Она надела мне на шею металлический ободок, точнее сказать, ошейник, на запястья широкие браслеты. Раздался щелк и я с изумлением смотрел на свою правую руку, которую отлично видел. Место соединения исчезло, словно металл сросся.

– Чтобы ты понимал, что я сейчас сделала, – ухмылка на ее лице выглядела очень гармонично, особенно в сочетании с презрительным взглядом. – Это специальные рабские оковы, чтобы ты не смог сбежать. У них имеется встроенная специальная метка, по которой я найду тебя, где бы ты ни был. Более того, они могут также причинять боль и даже лишить сознания. А теперь ты мне расскажешь, откуда у тебя этот камень?

И она показала до боли знакомый бриллиант. А ведь не врали ходившие на Земле слухи, что местные охотятся на Ходящих. Сам влип в эту историю.

– Шияна можешь что-то сделать с его состоянием, чтобы мог говорить?

– Конечно, – равнодушно ответила вторая аграфка.

Я не видел, чтобы та что-то делала, но начал чувствовать свое тело, затем по нему прошлось покалывание, вылившееся в итоге к нечто, напоминающее удар током. Получил я как-то раз в детстве еще до Вспышки разряд, сунувшись в розетку. Меня всего затрясло, и изо рта вырвался стон, хотя от крика сумел удержаться. Внезапно все пропало. Ну, что же – плюс от ее действия налицо. Я пошевелил руками, тут же поднеся их к глазам, и внимательно рассмотрел браслеты. Никаких швов я не заметил. Поднялся на ноги.

– Так откуда у тебя этот камень? Там еще есть такие?

Интересно, что она не стала меня обыскивать, а по ее презрительному с какой-то брезгливостью взгляду, я понял причину. Правда у меня только с собой пистолет, банковский чип и нож. Еще на земле валялся лук. Я хотел придумать какую-то ложь, как вторая аграфка заметила:

– И не пытайся врать, я все равно почувствую ложь.

«Чертова псионка», – мысленно подумал я. – «Что б ты сдохла!». Все равно решил придумать что-то, ведь во вранье главное самому поверить в него. Дядя Миша об этом тоже говорил неоднократно. Придумай что-то, поверь в это, мысленно представляя событие, расслабь тело, чтобы по напряжению не смекнули что к чему, и контролируй глаза. Причем последнее самое главное. Когда человек начинает что-то выдумывать, чтобы соврать, зрачки смещаются в определенную сторону, затем возвращаются к центру и снова туда. Отсюда у пошло выражение: «глаза бегают». И тут я краем глаза заметил нечто интересное.

Повернув голову, я увидел, как начала проявляться Земля. Жаль только, что метрах в пятидесяти, а не рядом. Она родимая появилась как нельзя вовремя, вот только не уверен, что успею до нее добежать.

– Что там? – задала вопрос Силиен.

Но я не ответил, а сорвавшись с места, изо всех сил побежал в родные пенаты.

– Дурак-человек, – с каким-то даже злорадством произнесла она.

Я не ответил и даже не оглянулся, двигаясь к своей цели. Каким-то шестым чувством понял, что еще немного и она задействует мои оковы, поэтому оттолкнувшись, я прыгнул в такую близкую границу с Землей, представляя, как открывается невидимая дверь. Удар по мозгам и по всему телу, я почувствовал в полете. И в полете же потерял сознание.

Глава 10

Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла.


У девушки и женщины глаза стали похожи на блюдца. Спустя пару секунд они оказались там, где исчез парень. Силиен внимательно рассматривала следы: вот он бежал, вот его толчок, а дальше он летел. Девушка сделала несколько шагов вперед, внимательно рассматривая землю в надежде отыскать след. Она не была отличным следопытом, поскольку имела другую направленность, но, как и все ученики академии, получила отличные знания по этой тематике и хорошую практику. Судя по земле в месте толчка, оттолкнулся человечек очень сильно, а значит и приземление, если оно было, должно быть видно. Но пока девушка ничего не увидела, кроме нетронутой травы и местами каменистой земли. Прошла еще несколько шагов вперед, но там по-прежнему земной покров оставался нетронутым. Вернувшись к с задумчивым видом стоящей Шияне, дочь правителя аграфов спросила:

— Что это было?

Но псион продолжала стоять с задумчивым и отрешенным видом, поэтому девушка решила пока не беспокоить ее. Спустя пару минут женщина пошевелилась.

– Что это было? — повторила Силиен свой вопрос.

— Не знаю, – ответила псион, — но его в радиусе пятисот метров нет.

Теперь юная аграфка поняла, что отрешенное состояние, это был специальный медитативный транс псиона, во время которого она может усиливать одну свою способность.

— Что с оковами?

Силиен только сейчас сообразила, что это должно быть первое, что она обязана была сделать — проверить сигнал от оков. Но изумление, вызванное внезапным исчезновением человека, которого она считала, что держала за горло, сильно выбило ее из равновесия. Отбросив свои эмоции, она мгновенно собралась, передав через нейросеть идентификационный сигнал запроса связи. Все дело в том, что оковы, использованные на Алеке, являлись на данный момент вершиной технологий аграфов. Специальный металл, созданный по нанотехнологиям, обладал не только псевдоразумом, но и неким аналогом нейросети. Вот именно благодаря последнему и появилась возможность отслеживать их по всей планете, поскольку они использовали для передачи сигнала глобальную сеть, которую использовали и жители обитаемых миров. Но существовало ограничение – все это возможно только в пределах планеты, так как для выхода на следующий уровень необходимы дополнительные идентификационные данные, которые завязаны непосредственно на живого человека.

Силиен с вновь появившимся удивлением смотрела на надпись перед глазами: «Связь отсутствует».

— Связи нет, — автоматически произнесла девушка. — Он что, открыл портал? Или, как говорят некоторые из моих подчиненных, индивидуальную червоточину?

— Про последнюю ничего сказать не могу, — задумчиво ответила Шияна, — но, как следует из древних легенд, псионы могли чувствовать изменение метрики пространства. Я должна была почувствовать.

– Может быть, там нужна сила «вне категорий?»

– Вполне возможно. Но также, вполне вероятно, что это только легенды.

— Да! – внезапно обрадовалась девушка. — Он еще может быть на планете, попав в аномалию. Они здесь встречаются иногда, и чаще всего в их лесу.

– Что за аномалии? Их исследовали? – на лице псиона появился интерес. – А то в переданной тобой информации об этом говориться совсем немного и никакой конкретики.

– Исследования не проводились и ты прекрасно понимаешь причину, – немного раздраженно от неудачи ответила девушка. – Вообще-то планета очень интересная. Непонятные аномалии, где отсутствует связь с сетью, часто встречающиеся у местных жителей различные способности, выходящие за пределы статистики других планет. Например, совсем недавно узнала доселе неизвестную, даже не хочу гадать, что там и как.

Шияна снова задумалась, затем выдала:

– Еще у него может быть артефакт древних кайлайнов. Они умели создавать изделия индивидуальных порталов.

– Так это мифы и выдумки, – удивилась девушка.

– А если нет? Если под ними скрываются правдивые сведения? – возразила ей псион.

Молодая аграфка задумалась о словах Шияны. Вполне возможно, что их враги тогда умели делать нечто подобное, ведь сами аграфы тогда владели технологией создания индивидуальных порталов. И она впервые решила использовать код высшего приоритета, выданного ей отцом. Через нейросеть она отослала файл с изображением этого Алек Ксея. А также строжайший приказ при обнаружении вышеозначенного человека, поймать его только живым. При невозможности этого, следует установить за ним постоянное наблюдение.

На самом деле девушка отдала этот приказ, не особо надеясь на удачу, ведь в случае отсутствия сигнала сети в течение пятидесяти часов, оковы просто умертвят парня. Если же сеть сканируется, но отсутствует связь непосредственно с ней, то время увеличивается в три раза. Убивает носителя ошейник, выдавая сильный разряд и выпуская по кругу небольшие лезвия, которые уходили в шею на сантиметр, естественно перерезая шейные позвонки. Разряд просто должен привести носителя в беспамятство. Насколько Силиен знала, поначалу хотели сделать взрывающийся ошейник, но слишком уж дорого сто́ит производство этого металла. А так в этом случае после срабатывания установки на ликвидацию носителя, оковы периодически посылают в сеть сигнал, по которому их можно отыскать.

– Так, быстро убираем трупы в челнок, летим на корабль и в утилизатор их, – отдала она приказ не столько женщине, сколько себе.

Одно временно с этим она отдала приказ дроиду, который уже приближался к этому месту. Быстро погрузив все, они поспешили на корабль. Что-то подгоняло девушку, да и женщина высказалась, что необходимо быстрее добраться до корабля. Уже на борту, Силиен раздумывала, оставить их броню или нет – очень уж ей хотелось выведать секреты их маскировочного поля. До этого им никак не удавалось захватить броню в исправном состоянии, поэтому в данный момент девушка испытывала нешуточное искушение. Но это были все же улики, а они сейчас находились далеко от своей империи. Поэтому она все-таки отдала команду на утилизацию и дроиды сразу скинули тела и все их снаряжение в утилизатор. И тут же получила сообщение от искина:

– «Корабль «Агентства» требует принять на борт досмотровую команду».

Отказать она не имела права. Несмотря на натянутые отношения с этой организацией в последние годы, и даже вот такие вот схватки со смертельным исходом с двух сторон, те имели право требовать досмотра в любой момент, и любой корабль любого государства обязан был выполнить их приказ. Более того команда должна заглушить двигатели и прекратить любые действия внутри судна. К сожалению, все космические аппараты «Агентства» оснащались специальным оборудованием, которое сканировало корабли, точно определяя работу тех или иных систем. После подобного запроса разрешалось работать только системе жизнеобеспечения. Придумать защиту от их сканеров пока никто не сумел. Эта организация не раз поднимала вопрос о том, что им необходимо предоставить информацию об управляющих кодах для искина, чтобы они самостоятельно могли заглушить их. Но во всех подобных случаях все ведущие страны возражали, утверждая, что это даст, по сути, безграничную власть над ними.

«Как же хорошо, что я не оставила их броню», – подумала девушка. Сейчас им совершенно не нужны никакие конфликты с этой организацией, даже самые мелкие и незначительные. И так в последнее время много чего произошло, хорошо, что хоть без улик. По крайней мере, девушка на это очень надеялась.

И действительно, первым делом, куда направились люди «Агентства», это к утилизатору и складам. И Силиен порадовалась, что практически сразу после получения сообщения искин доложил о завершении утилизации. Поэтому ей оставалось только отдать приказ о стирании из памяти искина всей информации о работе утилизатора и каком-либо упоминании о телах людей этой организации. Она даже предоставила им доступ к искину, впрочем, не полный. Но, как она и ожидала, они ушли ни с чем. Зато теперь девушка совершенно точно пребывала в уверенности, что конфронтация между империей Аграф и «Агентством» приобретет более жесткие формы. Мысленно усмехнувшись, Силиен приготовилась к вопросам, которые наверняка последую после осмотра судна.


Пятая Вселенная-плюс, Королевство Телари, планета Гелла, офис «Агентства».


– Это переходит все границы! – Зухара Майсар пребывала в бешенстве. – Что они себе позволяют? Я покажу вам убивать моих людей!

Единственным свидетелем ее несдержанности была ее помощница Алейна Конти. Девушка с изумлением на глазах наблюдала за своей начальницей, которая на ее памяти впервые вышла из себя. Понять ее она могла, поскольку, обладая всей полнотой информации, тоже была полностью уверена, что их агентов убили аграфы. И все это благодаря их одному из лучших псионов. Шияна Тиаталь – вот виновница того, что их дроны были выведены из строя.

Успокоившись, руководитель секторального отдела «Агенства» в королевстве Телари начала анализировать полученные данные. Больше всего ее занимало, что там произошло на самом деле? К сожалению, никто из группы ее агента не мог противостоять псиону аграфов, и, если бы она знала о ее прибытии, то сама лично отправилась бы с ними. Стопроцентную гарантию того, что она сумеет с ней справиться, женщина дать не могла, но по косвенным данным они приблизительно равны, как пси-силой, так и опытом пси-техник. И сейчас ее задачей являлось узнать, что обнаружили аграфы, что пошли на убийство людей «Агентства». Это должно быть нечто просто невероятно дорогое.

Она не сомневалась, что это связано с этим парнем, обладающим интересной способностью. Но ради ее одной аграфы никогда не пошли бы на убийство. Что же там произошло? Ответы, которые она получила от Силиен Ар’Фокталь и Шияны Тиаталь, ее совсем не удовлетворили. От второй она и не надеялась ничего узнать, но вот первая один раз была поймана на лжи. Не явной, но, тем не менее, во время ответа на вопрос: «Куда делся парень», в эмоциях девушки промелькнули признаки неправды.

Допрос местного жителя и его дочери тоже не привнес никакой ясности – они только к прилету ее людей пришли в себя после разряда станнера, еще даже соображали с трудом. Потом выяснилось, что оба потеряли сознание, а молодой человек в то время находился чуть позади них. Ее чувства псиона подсказали, что те не врут.

Сейчас она запросила дополнительно дроидов шпионов и ей обещали доставить в ближайшее время. Мало ей аграфов, так еще и сполоты имеют какие-то виды на эту планету. Хотя они действуют на другом материке, где люди не живут и по рассказам местных жителей никогда не жили. Установить их интерес не удалось, поскольку на борту оказался очень сильный псион, и исходя из этого факта то, за чем они сюда прибыли, для них очень важно. Но в данный момент они не так интересны, как аграфы.


Россия, пятнадцать километров к северу от Ростова-на-Дону.


Что-то очень холодное лежало у меня на лице, да и сама голова ощущала сильный мороз. Начал встряхивать головой, но тут же понял, что нахожусь в сугробе снега.

– Я на Земле! – чуть не выкрикнул я вслух, но вовремя вспомнил, что и здесь не все так просто.

Поэтому, прикусив язык, приподнялся на руках. Да, я как прыгнул в том мире, так и приземлился здесь, зарывшись носом в снег. Осмотревшись, сообразил, что сейчас, во-первых, глубокая ночь, во-вторых, идет снегопад. А точнее настоящая метель метет. Прислушался. Не меньше пары минут я стоял застывшим столбом, но ничего подозрительного не услышал. Очередной порыв ветра бросил мне в лицо снег, заставив вспомнить о наличии в комбинезоне капюшона, который в том мире я не одевал. Накинул на голову, почти сразу почувствовав, как ей стало теплее. А вот маска на лицо и перчатки предусмотрены не были, и я не предполагал ходить по Земле в одежде того мира, а решил после охоты сходить за остальными вещами. Тем более что пребывал в уверенности, что легко найду их, если доберусь до места, где я познакомился с местными жителями.

Тело еще немного ныло, голова работала вполсилы, соображая заметно медленнее. Я даже замер, когда понял это. Надеюсь, не навсегда. На всякий случай решил уходить, а-то вдруг домыслы о моем поиске здесь правдивы. Наклонив голову, чтобы хоть как-то защититься от снега, двинулся подальше отсюда. Внезапно стукнулся головой обо что-то и тут же услышал:

– Кто там? – произнесенное грубым мужским голосом.

– Да это же ходящий вернулся, – вторил ему второй голос.

«Бли-и-ин!», – мысленно ругнулся я, – «Это же походный домик». Дернулся в сторону, но забыл, что здесь снега выше колен, поэтому рухнул в него. Вскочив на ноги, почувствовал, как меня накрыло ловчей сетью. Да, эти два мужика оказались отличными и опытными воинами, быстро меня спеленав. А спустя пару секунд они очутились рядом и, подхватив, потащили внутрь домика.

– Долго же тебя ждать пришлось, – бросив на пол да еще пнув ногой, ответил грубый голос. – Кир, смотри какой комбез себе отхватил. Интересно налезет на меня или нет?

Я посмотрел на него. Не налезет, однозначно – на голову выше и в два раза шире в плечах. Потом осмотрелся вокруг. Походный домик был большой, что даже этот гигант может стоять в полный рост. Светильник магический, а вот обогреватель, стоявший у входа, из технологичного мира. Перевел взгляд на второго клановца. Этот был обыкновенный среднестатистический человек, даже лицо стандартное без особых примет – встретишь и вскоре забудешь, как выглядит.

– Сигнал передал, – ответил тот, кого назвали Киром, – как закончится метель, обещали сразу же прилететь. Сейчас наденем ему ошейник, чтобы не сбежал.

«Опять двадцать пять!», – мысленно застонал я. – «И здесь рабовладельцы! Как же я вас ненавижу!». Тот подошел, держа в руках какой-то ремешок, только и успел, что глянуть на меня, как его напарник произнес:

– Не получится. Смотри, что у него на шее и руках?

И он взял мою правую руку. Точнее попытался, поскольку сеть плотно прижимала ее к туловищу. А я порадовался, что это не левая рука, на которой был закреплен нож, а подмышкой пистолет. И еще благодарил создателей комбинезона, которые предусмотрели подобные возможности, и теперь оба оружия: и холодное, и огнестрельное были надежно укрыты от глаз. При обыске, конечно, их найдут, но вот так на глаз заметить сложно. Мне даже пришлось некоторое время тренироваться в вытаскивании пистолета и обнажении ножа. Все дело в том, что рукояти не торчали, а в ткани были специальные разрезы – вот я и тренировался, чтобы кистью легко попадать в них.

Грубоголосому не понравился факт, что не может рассмотреть мой браслет, поэтому он меня немного попереворачивал, ослабляя натяжение сети. Теперь он внимательно рассматривал сплошной металл на руке, поворачивая кисть то в одну сторону, то в другую.

– Видишь, какие украшения? Защелок, кнопок, да просто швов не нашел. Как снять не знаю.

– Это что у тебя, – спросил Кир.

– Украшения, – буркнул я, соображая, как бы мне освободиться.

Но пока никаких шансов – оба смотрят на меня, точнее на мои «украшения». Затем здоровяк выдал.

– Никак жена пометила таким странным украшением?

– А как вы догадались? – я сделал удивленное лицо.

Эта даже не столько мысль, сколько чувство появилось мгновенно – подыграть им. Тот замер на пару секунд, видать, переваривая мой ответ, а затем заржал, словно конь.

– Аха-ха-ха… – не мог он успокоиться. – Значит, угадал?

И снова заржал. И что интересно отпустил мою руку и завел смехом своего напарника. И когда они потеряли меня из виду, я локтем правой руки натянул сеть, а моя кисть нырнула в специальную кобуру. Вытянуть руку я естественно не мог, зато у меня существовала другая возможность поквитаться с этими клановцами, любителями рабства. Вытаскивая пистолет, я начал переворачиваться на бок. Чтобы сразить грубоголосого, имя которого я так и не услышал, мне даже не требовалось доворачивать ствол – в один момент дуло смотрело как раз ему в грудь. Выстрел – и его отбрасывает назад. А вот его напарник успел среагировать: то ли все-таки заметил мое движение, то ли почувствовал, что ему сейчас прилетит несколько граммов свинца.

Упав немного в сторону на пол, он заставил меня повернуть пистолет, но зацепившийся за ячейку сети ствол, не дал мне сделать это. Я выстрелил, понимая, что немного задену только его левое плечо. Так и вышло. А затем что-то ударило уже меня в левое плечо, опрокидывая на спину и немного разворачивая. И вот тут я едва не прозевал момент, когда мое оружие смотрело точно в голову лежащему на полу мужчине. Выстрел. Вскрик. И тишина. Только сейчас до меня дошло, что здоровяк не издал ни звука, когда я в него попал. Посмотрел на него, ожидая худшего, но тот не шевелился. Я вздохнул с огромным облегчением и тут же скривился от боли в левой руке. Создалось впечатление, что сломана кость, такая сильная боль стояла в месте попадания пули. Да именно так – развернуло меня от выстрела. Зато могу сказать, что комбинезон пистолетную пулю держит. Не уверен, правда, на счет винтовочной. Кое-как пошевелил плечом, предплечьем, пальцами – боль присутствовала, но была терпимой, а это означает, что перелома нет. Я думаю, что ткань не только отразила пулю, но еще каким-то образом перераспределила кинетическую ее энергию, «размазав» по суставу.

Выпустив из руки рукоять, я добрался до кармана-ножен, и, достав свой нож, принялся разрезать нити сети. Освободившись, первым делом обыскал трупы. «Макарыча» у большого я узнал сразу, а вот пистолет Кира мне был незнаком. Но с боку была высечена его марка «CZ Shadow 2» чешского производства, немного дальше цифры «9х19», что обозначало калибр. То есть применяется самая распространенная пуля. Это порадовало. Отщелкнув магазин и передернув затвор, три раза нажал на спуск, с удивлением обнаружив плавный ход и совсем небольшое усилие непосредственно перед выстрелом. Оружие совершенно точно оставлю себе, а вот «макарыча» можно будет где-то выменять.

У неприметного я нашел еще одну интересную вещь, похожую на сотовый телефон. Вот только могу поспорить на что угодно, что это изделие технологичного мира, а не Земли. И именно с его помощью было передано сообщение о моей поимке. Я не знаю их возможности – вдруг могут как-то отслеживать или вообще слушать разговоры, поэтому сломал его при помощи выстрела.

Еще я у обоих нашел ножи отличного качества, которые тоже решил взять с собой. И уж очень я заинтересовался ремешком, который должны были надеть мне на шею. Отличная кожа, без какого-либо рисунка и, что удивительно, без пряжки или защелки, даже кнопка или зажим отсутствовали. Так и просится аналогия с моими украшениями технологического мира. Вот только это должно быть изделие магических миров. Его тоже решил взять с собой просто на всякий случай. Завершив обыск, я вытащил оба трупа на улицу. С Киром затруднений не возникло, а вот со вторым пришлось повозиться, пока я его вытолкал за пределы домика. После этого занялся обыском в нем.

Экипированы они оказались первоклассно – кроме портативных обогревателя и лампы, была еще портативная печка или как правильно назвать это высокотехнологичное изделие. Коробка двадцать на двадцать сантиметров имела толщину в пять сантиметров и одну конфорку, на которой можно вскипятить воду для чая или приготовить что-то горячее. Знаю это только потому, что однажды видел подобную вещь. Дядя Миша тогда взял ее у ходящего, но исключительно для обмена на оружие и боеприпасы.

Еще у них были отличные спальные мешки, точнее, один отличный – иномировой, а второй земного происхождения. Еды было достаточно, а вот рюкзаков я не нашел, и это говорит о том, что доставили их сюда на самолете или снегоходе. И это очень плохо, поскольку я хотел все это добро забрать с собой, а сейчас уже не знаю, как понесу. А ведь уходить мне придется в метель, чтобы мои следы успело замести.

Порадовала меня еще одна находка – тридцать патронов к чешскому пистолету. И это очень хорошо, поскольку у моего «Вектора» осталось только два магазина без двух штук. И пусть в одном их восемнадцать, но этого очень мало. Тем более что достать патроны для него у меня не получится, а вот для второго намного проще. А если кто-то смог наладить производство, то еще легче.

Вышел на улицу и пять минут послушал метель, к своей радости не услышал признаков ее стихания. Поэтому сейчас можно плотно покушать, а потом пару часов поспать. Приготовив себе кашу с мясом, я наелся, что называется от пуза, и практически мгновенно уснул, отдав себе наказ проснуться через два часа.

Проснулся, как и хотел, доел ночную еду и вскипятил себе воду, заварив настоящий чай. После еды я начал сортировать вещи – что брать, а что оставить здесь. По правде говоря, оставлять именно в этом месте я ничего не буду, а просто перенесу их немного в сторону, сложу в вырытую яму и пусть засыпает снегом. Не найдут – хорошо, а найдут – так тому и быть. С собой решил взять оба спальника, обогреватель, светильник, печку, боеприпасы и крупу. Еще военный котелок, куда и сложил крупу. А вместо рюкзака использовал спальный мешок грубоголосого, потому что это был спальник-одеяло и его было просто использовать в качестве обыкновенного мешка. Ну и одежду взял: меховую куртку из шкуры белого медведя мне до колен, где мех был с двух сторон, варежки, маску и очки. Последние меня особенно порадовали, а куртку взял на всякий случай, поскольку в моем комбинезоне было тепло. Ну, и само собой – снегоступы. Собрав все вещи, которые оставляю здесь в одну кучу, я начал претворять свой план в жизнь.


Россия, пятнадцать километров к северу от Ростова-на-Дону.


Еще только светало, и метель не прекратилась, как в воздухе раздался звук моторов, а спустя несколько минут приземлился самолет. Он еще не остановился, как на снег из него начали выскакивать вооруженные люди. Они ловко пробежали сотню метров до огороженного колючей проволокой участка, окружив его. Командир отряда обошел вокруг, внимательно рассматривая ограждение. В одном месте он остановился и принялся еще тщательнее разглядывать, больше внимания отдавая столбику. Кивнув сам себе, достал небольшое устройство, с помощью которого быстро разрезал проволоку. В ответ на его действия недовольно звякнули колокольчики, подвешенные на нее по всему периметру. Сделав свое дело, он отправился внутрь ограждения, где его внимание привлекли два небольших холма снега.

Подойдя, он отстегнул от бедра длинный нож, больше похожий на кинжал, и, присев, потыкал в холм, почувствовав, что на глубине острие стукнулось обо что-то твердое. Попытавшись сгрести снег снегоступом, и после второй неудачной попытки крикнул:

– Клоп, принеси лопату.

Невысокий мужчина, но широкий в плечах, резво побежал на снегоступах к самолету. Он так сильно помогал себе руками, широко размахивая ими, что со спины сильно напоминал это кровососущее насекомое. Следует отметить, что бегал по снегу он быстрее всех. Принеся ручной снегоуборочный инструмент, он получил новый приказ.

– Разгреби.

Уже после третей откинутой лопаты снега, показалось лицо мужчины. И когда освободили от снега обоих бывших бойцов, командир достал прибор связи.

– Это Коршун, – произнес он, – мои люди мертвы, на месте ничего не осталось.

– Следы ходящего? – услышал он вопрос.

– Нет. Наверняка, ушел ночью.

– Они там что, расслабились? Освободили его от сети? – повысили голос на том конце.

– Бугай мог расслабиться, но Кир нет. Как парень сумел освободиться, я не знаю.

– Ищите.

На том конце разорвали связь. Это бы самый плохой вариант, лучше бы Григорий Борисович ругался. Он задумался и том, куда мог двинуться молодой человек. Первое, что напрашивается, это вернуться в Ростов-на-Дону, который он знает, как свои пять пальцев. Также он мог уйти на запад к большому поселку, где его примут с распростертыми объятиями. Но в данном случае хуже то, что он расскажет о судьбе всех коммун города. А у них в клане нет пока людей для захвата, потому как через месяц после зачистки Ростова у них начались стычки с кланом Груши. Сам бы он на его месте вообще ушел на север и остановился где-нибудь в лесном массиве. Наверняка же принес из того мира необходимые для жизни здесь вещи, иначе зачем возвращаться? А для такого охотника, как о нем говорят, прожить самостоятельно достаточно просто.

Как ему не хотелось, но группу придется делить. Часть отправить в город, самолет на запад, где тот должен осмотреться, тем более что погода сегодня ясная и солнечная с отличной видимостью. А сам он с большей частью группы уйдет в поиск на север. Плохо то, что, зная какой парень великолепный стрелок, в город придется отправить четверку людей, двое из которых тоже отличные стрелки. Он еще некоторое время размышлял, не поменяться ли ему местами с самолетом, но решил действовать в соответствии с тем, как поступил бы сам. Направился к летательному аппарату и отдал приказ летчику, получив заверение, что горючего достаточно, и он может хорошо все осмотреть. Вернувшись, начал отдавать приказы своим подчиненным.

– Заяц, Клоп и близнецы идете в город, и смотрите там у меня. Рация у вас есть, но вряд ли сможет достать до нас, но, если обнаружите, то сразу попытайтесь связаться и только потом, если не отвечу, действуйте самостоятельно. Помните, что ходящий нужен живым.

Он проводил их взглядом, пока не скрылись из глаз, и повернулся к оставшейся группе, видя как парочка, не успели убрать улыбки. Причину он знал – был у него небольшой пунктик – когда он отправлял часть группы, то всегда провожал их взглядом, пока те не скроются. Он был искренне уверен, что это приносит удачу. В случае с Бугаем и Киром он не смог этого сделать, отвлекшись на разговор с начальством – и вот результат.

Два часа группа передвигалась цепью с двумя дозорами, состоящими из двух человек каждый. И передвигались они страховкой – пока один идет, второй страхует. Ему не нужны были никакие сюрпризы. Пока все тихо, никаких неожиданностей, как и следов. Вдруг со стороны левого дозора раздались одиночные выстрелы, затем заговорил автомат. Группе не надо было отдавать приказы в подобном случае – пять человек, включая его, направилась в ту сторону.

– Дока, что у вас? – выкрикнул он, приблизившись к ним на расстояние десяти метров.

– Шевеление шестьдесят метров, – прозвучал ответ.

– Ты что забыл, что он нужен нам живой?

– Командир, я стрелял в ноги, Колян рядом, чтобы не двигался.

Полминуты выжидания, но никто больше никакого шевеления не заметил. Бойцы начали приближаться к месту предполагаемого залегания парня. Когда первый достиг его, то поднялся во весь рост, подзывая остальных. Когда Коршун подошел, увидел большое пятно крови, в котором лежал… белый медведь.

– Дока, так куда ты стрелял? – спросил ехидно он.

Пуля от винтовки пробила голову хищнику, который умер мгновенно, не издав ни звука. Воины заулыбались, некоторые безобидно засмеялись, а когда командир хотел отдать приказ о дальнейшем продвижении, ожила его рация.

– Коршун, это Летун, – услышал он голос летчика самолета. – Я что-то обнаружил подозрительное.

Из самолета, благодаря тому, что летал он высоко, связь работала на значительно большем расстоянии. Поэтому, несмотря на большую дальность, слышимость была отличная.

– Что-то? Что именно?

– Я как обычно летел на высоте в километр, осматривая окрестности в бинокль. Впереди на снегу заметил темную точку, но когда отвлекся на изменение курса и высоты, чтобы внимательнее ее рассмотреть, та исчезла. Полностью уверен, что мне не показалось, но я дважды пролетал над тем местом, но ничего подозрительного не заметил. Мои действия?

Командир знал, что летчик по простой кличке Летун был мало того, что опытным пилотом, так еще обладал очень острым зрением. Еще любил повторять, что глаз у него, как у орла. А если осматривал окрестности с помощью бинокля, то никогда не ошибался. К сожалению, проделывать это он мог только летя одним курсом, держа штурвал в одном положении одно рукой, а второй рассматривал окрестности. Маневры на самолете, где отсутствует автопилот, требуют особого внимания и задействование обеих рук летчика. Коршун скорее бы поверил, что этот парень – их цель – не обделен отличной интуицией и, увидев точку в небе, просто зарылся в снег. Или вообще действовал исходя из своих ощущений. Сам он сделал бы то же самое. И только сейчас у него заговорила эта самая интуиция, подсказывающая, что необходимо как можно скорее двигаться на запад.

– И где ты была раньше, когда я размышлял, куда отправиться? – недовольно пробурчал командир отряда, и уже в рацию добавил: – Сядь метрах в двухстах от того места, где видел подозрительное шевеление. Помни, что он отличный стрелок, поэтому никакой перестрелки и при возможном возникновении конфликта, просто взлетай. Где ты?

– Тридцать километров на запад от лагеря.

– Второй группе передай мой приказ выдвигаться в ту же сторону. Всем! – он поднял вверх руку с кистью, согнутой в кулак. – Марш-бросок тридцать пять километров, темп максимальный. Вперед!

И группа побежала на запад, немного отклоняясь к югу. Бег на снегоступах Коршун постоянно отрабатывал со своими подчиненными, гоняя их, как салаг-новобранцев, несмотря на прочие заслуги. И вот сейчас эта наука пригодилась. Периодически он вызывал самолет, но тот, приземлившись, значительно снизил зону действия своей рации. Но спустя полтора часа, когда отряд в очередной раз перешел на шаг, давая отдых организмам, пилот ответил на вызов.

– Слыш… плох… не произлш…

– Понял, – на всякий случай ответил Коршун.

Все он не разобрал, но основную суть уловил – пока ничего не произошло. А еще спустя полтора часа, он уже приближался к самолету.

– Вижу, – внезапно раздался голос из рации. – Это точно он. Убегает на запад с каким-то мешком за спиной.

В это время группа поднялась на пригорок, и первым делом им в глаза бросился корпус самолета.

– Вот он, – выкрикнул командир отряда, разглядев фигуру парня в свой бинокль. Все за ним. Стрелять по ногам.

И группа бойцов, готовых ко всем неожиданностям, ускорившись, бросилась в погоню.

Глава 11

Россия, пятнадцать километров к северу от Ростова-на-Дону.


Первым делом решил укрыть вещи, которые оставляю. Направился на восток, хотел пройти метров двести и там оставить все.

— Да что такое! – выругался я, снова наткнувшись на какую-то преграду.

И сразу же в ответ раздался перезвон колокольчиков. Блин, да они здесь реально охоту на меня устроили: поставили «сторожевой пост», огородили место моего прибытия, да еще колокольчики повесили. Очень эффективная сигнализация, особенно во время такого снегопада, как сейчас, который происходит достаточно часто. Я, так понимаю, днем хотя бы один дежурит на улице, а ночью дежурство идет в домике, и надежда на эти колокольчики. На самом деле хорошая ловушка получилась, и, если бы не мой комбинезон, скрывающий оружие так, что его можно найти только при обыске, то я бы уже был пленником. Причем, с тем странный ошейником. Вот зуб даю на отсечение, что это изделие магического мира.

Немного подумав, перелезать решил с южной стороны. Перебросив все свои вещи, я положил сложенный походный домик на проволоку и, сильно оттолкнувшись, преодолел преграду. Мне хотелось в идеале вообще не оставить никаких следов, а получилось или нет, не знаю. Времени на то, чтобы спрятать оставленные вещи, ушло немного, и вскоре я направился на запад.

Ноша оказалась неудобной, но не тяжелой, поэтому передвигался я быстро. Сейчас, когда я в маске и с очками, чувствовал себя комфортно. Заметил еще один момент. Я и так очень хорошо ориентировался ночью, зная стороны света, но сейчас я их определял совершенно точно. Если ранее я мог чуть-чуть ошибиться и уйти немного в сторону, то сейчас у меня словно компас с навигатором находились внутри.

К утру метель начала стихать, и с рассветом уже просто падал снег. А когда взошло солнце, то тучи вообще исчезли. Для меня это было очень плохо, поскольку идти до знакомого поселка еще очень далеко. Пришлось максимально ускориться, но так, чтобы не быстро устать. Даже решил на завтрак и обед не останавливаться, а покушать уже вечером.

Что-то заставило меня оглянуться, да не просто посмотреть назад — мой взгляд приковался к одному месту, где я заметил темную точку. Еще даже не обдумав этот момент, я начал действовать. Бросил на снег свой своеобразный мешок, несколько раз упал на него, вминая в снег. Затем снял свою куртку и прикрыл спальник, а сверху еще набросал немного снега. Включилась интуиция, подсказывая, что у меня очень мало времени, чтобы завершить задуманное. Быстро сняв снегоступы, я засунул их в снег, а сам упал на спину. Забросав себя снегом так, чтобы торчал только нос, я замер, прислушиваясь к окружающей обстановке. Некоторое время была тишина, но вскоре я различил шум, затем гул, а в конце узнал работу пропеллеров. Это, наверняка, был самолет, который стремительно приближался ко мне. Какая-то надежда, что меня не заметили, присутствовала, но сильный грохот его двигателей, ее пошатнул. А когда этот летательный аппарат вернулся, я был в этом практически уверен. Какое-то время звук то приближался, то удалялся, но вскоре замер на одном уровне слышимости где-то в стороне от меня. «Неужели повезло?», — подумал я, решив пока не вылезать.

Комбинезон был великолепным, согревая меня и не пропуская воду. А вот от маски пришлось аккуратно убрать снег. Задумался о том, что как только увижу технологический мир, то обязательно туда вернусь за камнями. Даже если попаду на другую планету, то денег у меня достаточно, чтобы добраться до Геллы. И даже отсутствие нейросети не являлось проблемой, поскольку мне еще нет восемнадцати лет. Правда, вроде бы как Лайна обмолвилась, что мне, скорее всего, можно поставить и годом раньше. Зайду к Дачу, пообщаюсь и заодно заберу рюкзак. Еще обязательно полажу по сети, чтобы найти себе маленькое, но мощное оружие того мира. Скорее всего, это образцы спецслужб, но надеюсь, что и там много вояк, которые на этом делают деньги. Дядя Миша рассказывал мне, как военные после развала СССР продавали и технику, и автоматы, и пистолеты на сторону. И позже, когда была уже Россия, генералы занимались тем же самым.

– Что-то долго они заняты, — прошептал я сам себе.

Это было странно, поскольку ничего интересного в этой местности не было, а появление другого мира я не заметил. Была надежда, что у летчиков просто что-то случилось, но сейчас уже понятно, что я ошибся и, скорее всего, за мной просто следят. Чтобы проверить, я аккуратно приподнялся и посмотрел в сторону, откуда раздавался звук работающего двигателя. Маленькая надежда, что все-таки с самолетом что-то случилось, ушла окончательно — он просто стоял с работающими винтами.

Задумался о причине, но сразу понял — он просто ждет кого-то, кто должен подойти. Ругая себя всеми нехорошими словами, я вскочил, надел снегоступы, надел куртку, закинул ношу за спину и побежал дальше. К сожалению, я не мог придумать, как скрыться, также как и куда бежать. Спустя минуту что-то заставило меня оглянуться.

– Блин, — сквозь зубы процедил я, — вот же гады какие!

Бежал по-прежнему на запад, но понимал, что не успею добраться до спасительной коммуны. В том, что те жители помогут мне, я совершенно не сомневался, поскольку нигде в наших поселениях не любили клановцев. А тут они гонятся за человеком. Оглянулся через какое-то время и снова выругался — меня догоняли. Отбросил в сторону свою ношу и максимально ускорился.

В очередной раз посмотрев назад, понял, что меня все равно догоняют. Недолюбливаю я эти снегоступы, мне милей лыжи, да и не приходилось мне бегать в них. А преследователи мои, словно какие-то спринтеры, так и летят в них, даже снежная пыль за ними стоит. Придется принимать свой последний бой, поскольку в рабство я не собираюсь. Мне бы только добежать вон до тех деревьев.

Вдруг что-то с такой силой ударило меня в бедро, что я полетел в снег. А когда попытался подняться, то мою правую ногу прострелило болью. Бросив вниз взгляд, увидел, что комбинезон снова меня защитил, и все также размазал боль от пули. Другим это просто быть не может, и, скорее всего, работают снайпер, а может быть и не один. Стиснув зубы, я вскочил и бросился вперед, но не успел сделать и трех шагов, как пуля ужарила меня в левое бедро.

— Ну, су…, — выругался я, — живьем хотите взять.

Приподнялся и глянул назад, выискивая цель. Людей увидел, но были они еще далеко для моего оружия, да и отсутствовали нити стрельбы, хотя состояние как раз подходящее. Вероятно, мой внутренний вычислитель прекрасно осведомлен, на какой дистанции я убью своих врагов. Слева от моей головы взвился фонтанчик снега и я залег. Придется дождаться, когда вороги подойдут ближе, тем боле что я по-прежнему находился в боевой реальности.

Оказывается, мне даже не было необходимости вслушиваться в то, что творилось вокруг – нить стрельбы появилась у меня перед глазами. Поднимаясь, я выхватил свой пистолет и выстрелил по указателю. Тут же появился новый противник. Выстрел. А вот дальше мне не дали действовать – сразу две сети полетели в меня. Я их прекрасно видел, эти две медленно раскрывающиеся штучки, но поделать ничего не мог. Оказывается, мое состояние имеет и минусы. Оно великолепно заточено под стрельбу: мозг работает в ускоренном темпе, тело мое тоже — достаточно вспомнить с какой скоростью я стрелял из лука, четко вижу место, куда надо стрелять. Но именно это состояние является каким-то заторможенным для других действий.

Вот, например, сейчас. Мозги работают прекрасно, я понимаю, что надо отпрыгивать, но вот между пониманием и работой тела находится непонятная мне преграда. И это с учетом того, что для стрельбы все хорошо. Такое впечатление, что реакции или, как сказали бы специалисты, нервным импульсам приходится преодолевать нечто, стоящее у них на пути. Я еще успел подумать, что наверняка можно убрать этот недочет, как специальное состояние ушло. Ноги оттолкнулись и… сеть упала на меня. А когда я свалился в снег, то качественно в ней запутался. Я яростно взбрыкнул, но навалившаяся слабость не позволила это сделать – получилось вялое такое движение. Но по внутренним ощущениям моя эта способность возросла, ведь ранее после такого длительного задействования всех ресурсов организма, я бы упал как подкошенный. Затем успокоился, вспоминая наставления дяди Миши. Он часто говорил, что в подобных ситуациях, когда повлиять на дальнейшие события ты не можешь, никогда не надо яриться, паниковать, испытывать гнев. Главное успокоиться и трезво размышлять, продумывая возможные дальнейшие в зависимости от новых факторов.

— Коршун, этот … двоих завалил, а сам без царапины.

И мужчина пару раз с силой ударил меня ногой, стараясь попасть по почкам. Но моя покупка и эти удары размыла, что я почувствовал нечто вроде толчка.

– Действительно, – кивнул подошедший мужчина, – крови нет. Отличный он себе там приобрел комбинезончик. Интересная у тебя пушка, если не ошибаюсь, то «Вектор» или, как называют его наши забугорные друзья, «Гюрза». Отличную вещь сделал Сердюков.

Он наклонился и попытался отобрать его. Но мало того, что его прижало ко мне сетью, так еще я сжал рукоять, жалея, что на траектории выстрела никто не стоит. Ничего у него не получилось, поэтому он поставил на предохранитель и сказал:

– Позже отберу. Взяли его и быстро несем в самолет, – он посмотрел куда-то в сторону. – И так бензина потратили много или на чем он там летает.

Сначала меня получше упаковали, потом подхватили три бойца, двое спереди и один сзади, и понесли. Я же отметил их сноровку, убеждаясь еще раз, что убежать мне не светило. Начал искать выход из создавшегося положения и не находил его, прекрасно понимая, что попав внутрь летательного аппарата, вырваться будет куда как сложнее. В рабство я не хочу, поэтому придется импровизировать на борту, в зависимости от того, распеленают меня или нет. Второй вариант мне бы не хотелось, поскольку значительно уменьшал количество возможных действий.

С другой стороны, если профессионалы, то обыщут сразу, поскольку держать меня с оружием это нонсенс. «Бли-и-ин», – мысленно простонал я, – «они же точно найдут банковский чип». Наверняка захотят выбить пароль к нему, и тут надо немного посопротивляться, получить «приятные» ощущения, а затем выдать неправильный код доступа. Проверить сразу они не смогут, а там, когда снова попаду в технологический мир, придумаю, как добраться до спрятанных камней. В общем, если не будет другого выхода и появится возможность напасть на пилота, сделаю это. Вывести его из строя или вообще убить не так и сложно – гортань и глаза у него не будут защищены. Так хоть заберу эту всю братию с собой, но особенно буду рад, что лишу этих клановцев самолета.

Несли меня, держа за сетку, просунув руки между ней и моими плечами. Голова оказалась у меня почти свободна, поэтому начал вертеть ею, осматриваясь вокруг.

– Что, сбежать хочешь? – спросил меня тот, кто нес за ноги и загоготал.

Именно он бил меня ногой, когда только спеленали. Я промолчал, не отвечая, продолжая свое дело. Сейчас я рассматривал экипировку людей, которую они старались держать как бы в едином стандарте. Запрокинув голову назад, рассмотрел впереди идущих, которые тоже имели при себе автомат Калашникова, на бедрах тесаки, и какие-то поясные сумки. «Вот уж, попал – так попал», – мысленно произнес я и едва сдержал улыбку на лице. Иначе эти люди точно заподозрили бы какой-то подвох, а их командир вполне мог догадаться. В отличие от этих чисто боевиков, у того в глазах проглядывало наличие ума. В десяти метрах от нас начал проявляться мир. И, что самое главное, самолет находился дальше.

Я совершенно не представлял, как поведет себя переход и произойдет ли он вообще. Во-первых, мир только-только начал проявляться; во-вторых, меня несут. Сердце забилось часто-часто, я даже немного подергался.

– Что, не получается, – спросил все тот же боевик и снова заржал.

И в этот момент мы пересекли границу. Я по аналогии с предыдущими разами представил открывающуюся дверь и… рухнул на землю. В лицо ударил теплый воздух, принесший неизвестные ароматы нового мира.

– Аха-ха-ха, – рассмеялся я, чувствуя, как покидает меня напряжение последних минут.

Я в новом мире! Без понятия какой это мир, магический или технологический, но я ушел от доли, которую приготовил мне клан Бедайса у меня на родине. Конечно, я помнил слова аграфки, что меня она может найти в любом месте и верил девушке, но все равно у меня есть какое-то время на придумывание, как укрыться от них. Если я окажусь в государстве, где запрещено рабство, то оковы с меня снимут. Это я знал совершенно точно. А пока надо заняться собой, но предварительно немного просто полежать и набраться сил.

Восстановившись, начал извиваться, как уж на сковородке, пытаясь хоть как-то ослабить натяжение сети, чтобы по предыдущему разу достать нож и разрезать путы. Но в этот раз меня упаковали очень качественно, поэтому как не крутился, а ослабить сеть не получалось. Пришлось прибегнуть к противоположной стороне и действовать через полное расслабление тела, чтобы стать текучим, словно вода.

И только я расслабился и начал как бы растекаться по земле, ослабляя натяжение, как меня прервали.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли.


Отряду Бумба-Юмба-Жумба жрец приказал срочно найти еще одну жертву. Уже четыре пары «скушал» алтарь и оставалась пятая, последняя, чтобы племя получило силу для завоеваний соседей. Но один нехороший человек взял, да и умер до ритуала, этот трусливый сурок боялся так, что даже специальное зелье жреца не смогло убрать его страх. Большую лужу под ним видели немногие, а вот запах учуяли все его соплеменники. Обладая отличным нюхом, даже беспомощные старики на другом краю селения морщились от проявления подобной «храбрости». То ли дело его парная жертва.

И Бумба-Юмба-Жумба вспомнил красноволосую девушку с яркими желтыми глазами, метающие молнии на всех рядом стоящих. Отличная самка. Как жаль, что с ней нельзя позабавиться, поскольку для жертвы необходимы те из них, кто еще не познал мужской силы. Такая красотка у него задержалась бы недели на две, а, может быть, и на месяц. Он вспомнил двух своих жен – Мамбу и Амбу, и вынужден был признать, что эта жертва ничуть не хуже. Он мог еще завести себе одну жену в соответствии с именем, и с удовольствием бы сделал эту пленницу ею, но жрец не позволит, ведь это жертвы богу. А так ему нравилось объезжать подобных необузданных кобылок.

– Бумб, куда пойдем? – оторвал его от воспоминаний голос Хунды.

Этот молодой воин еще даже не получил второго имени, поэтому всегда спрашивал совета у своего вожака, имя которого было тройным. Больше его имен имели только два воина племени, да и то один был уже глубоким стариком.

Вопрос Хунда задал насущный. Их бог в качестве жертвы принимал только белокожие расы: люди, эльфы, гномы и другие. В общем, неважно как те выглядели, главное, чтобы кожа была светлая. Доставить надо как можно скорее, но где взять? Ближайшие два поселения знают о своих соседях, поэтому всего пятью людьми его группы никого не захватить. Для этого необходим полноценный набег. А вот одно крупное село, находящее подальше и прикрытое одним их соседом, более соблазнительная добыча. Вот только бежать туда придется долго.

– Бежим к Коровьей Подкове по лесу, в обход.

Коровья Подкова – так называлось это село. Откуда пошло это странное название никто из них не знал, а сам Бумб, как сокращенно называли его подчиненные, был уверен, что и сами жители без понятия. В ответ на этот приказ люди его отряда заулыбались, и с довольным видом достали походные фляги. Зелье, которое готовила их ведьма, было ужасным на вкус, но с прекрасными последствиями. Всего от пары глотков наступала эйфория, прибавлялось сил, и казалось, что можно свернуть горы. Вот только больше двух приемов делать нельзя. Последствия и так не радужные, а после трех приемов подряд даже идти невозможно из-за сильнейшей слабости. Но первое состояние любили все соплеменники. Сделав по два глотка, они сразу направились в лес, чтобы даже следов не оставлять охотникам из близлежащих сел.

Полдня они пробежали легко, затем сделали перерыв на обед. Съев сушеное мясо и запив его из протекавшей рядом речушки, они двинулись дальше. Спустя час все тот же Хунда, обладающий великолепным слухом, выдал.

– Там кто-то ворочается, – и на вопросительный взгляд командира добавил: – Человек.

Отряд, разойдясь в стороны, отправился к указанному им месту.

– Вот так добыча! – воскликнул Хрумба.

На земле лежал кто-то странный, пойманный в сети. Но он заметил, что лицо у него светлое, даже смело можно сказать белое. А на нем выделялись огромные черные глаза. И только подойдя ближе, она понял, что ошибся. Глазами оказались специальные очки, которыми любили пользоваться кузнецы, а лицо было укутано какой-то тряпкой. Разрезав сети у головы, он, сорвав и то и другое, радостно оскалился – лицо оказалось белым. А его чутье явно говорило, что это самец, а не самка. Сделав еще два глотка, вскинул себе на плечо добычу, он побежал обратно.

Вернулись они уже ночью. Правда, на территории его племени и пяти близлежащих никогда не бывало дня, только сумерки и черное время. Жрец очень обрадовался такой быстрой добыче, пообещав дать ему не только силу телу, но и силу, сохраненную в камне. Последнее среди воинов ценилось очень высоко, ведь ее можно использовать в любой момент. Сила, даруемая жрецом их телам, рано или поздно заканчивается, и вот тогда он может использовать припасенную.

Он сгрузил на землю будущую жертву, одним рывком поставив его на ноги рядом с привязанной к жертвенному столбу красноволосой девушкой. Последнюю, стоящую полностью обнаженной, он еще раз окинул похотливым взглядом, на что получил гневно-яростный в ответ. Затем та бросила взгляд на свою пару по жертве и скривилась, на что воин только ухмыльнулся. Он принял это на свой счет – дескать, я такой сильный, не то, что этот хлюпик.

Надо отдать ему должное – в сравнении с ним молодой человек выглядел на самом деле хлюпиком. Бугры мышц этого воина выделялись даже сквозь толстую кожу. Многие его соплеменницы посматривали на него, мечтая оказаться третей женой, но Бумба-Юмба-Жумба выбирал себе только самых красивых и сильных. Да что говорить, если даже эта девица была почти на полголовы выше его.

– Развяжи его, раздень и привяжи к столбу, – приказал жрец, а сам начал готовиться к ритуалу.

Пять жертв с совсем маленьким перерывом вернутся от бога, которому они поклонялись, очень большим количеством божественной силы. Ее будет достаточно не только, чтобы взять рабов и будущих жертв в соседнем селении, но и развязать войну с соседним племенем. Победоносную войну! А там уже их воины присоединятся к ним. Даже если это сделают не все, то многие, ведь всем нравятся более удачные племена.

В это время воин разрезал сеть, в которую поймал жертву. Вдруг раздался какой-то громкий звук и…


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, территория племени Пи, стоянка.


Кассандра Алека ти Гоарс мучительно искала выход из сложившейся ситуации и не находила его. Если бы не тот спонтанный портал, то она со своим сопровождением никогда бы не переместилась на территорию Диких Земель. Направлялась девушка в имперскую академию магии, находящейся в другом мире. К сожалению всех местных жителей, создание подобного заведения здесь не представлялось возможным. Во-первых, никто из преподавателей не хотел ехать сюда работать, только исследовательские экспедиции; во-вторых, здесь очень сложная структура магических потоков; в-третьих, спокойных мест, где отсутствуют постоянные войны, присущие местным жителям, очень мало.

Первая причина связана с большой удаленностью от цивилизованных мест. Одно дело съездить сюда на время, как делали это многие исследователи, и совсем другое постоянно здесь жить. Это только они, коренные жители, чувствуют здесь, как рыба в воде.

О второй причине ей рассказал личный маг семьи. Этому человеку было слегка за сто пятьдесят лет, треть которых он провел здесь. Он неоднократно повторял, что создавать заклинания в этом мире сложно. Потоки сырой магической энергии имели настолько большой разброс, что приходиться постоянно корректировать рисунки заклинаний. Руническая магия работает хорошо, но ее можно применять только в больших изделиях. На маленьком амулете крайне сложно создать руны, причем, не только в плане сложности нанесения их на поверхность. Толщина линий и расстояние между ними имеют значительно большее значение. И эти же потоки сводят на нет практические занятия по магии. Точнее, перед каждым заклинанием преподавателю надо учитывать их состояние в текущий момент. А что говорить об учениках, которые только начинают овладевать этим искусством? Они и так не сразу могут создать правильный рисунок, а тут еще с изменчивыми потоками. Она яркий тому пример – сколько раз Колн показывал и учил плетениям, но она смогла создать только светлячка и свечку.

Третья причина самая печальная для них – в их мире постоянно не прекращались войны. Относительный островок спокойствия являло собой одно королевство и два герцогства, одно из которых принадлежало ее отцу. Во всем остальном мире постоянно происходили стычки между соседями, а зачастую и войны. Подавляющему большинству людей жить в таком мире не нравилось, и, опять же, только местные чувствовали себя здесь комфортно. Но надо отдать должное и им – если, кого сумели нанять из других миров, то они становились там одними из лучших.

Как выглядел их мир, никто точно не знал, но попавший два года назад королю один интересный прибор, показал что, прямо у них над головой, очень высоко в небе находится часть мира. Все решили, их мир плоский, но согнутый. Например, тот, где находится магическая академия, является монетой, где на одной стороне ее живут люди, а на другой демоны. В их же мире, со слов того же Колна существовало много других необъяснимых явлений.

Передвигались люди между мирами по специальным межмировым путям. И что самое обидное, здесь существовало только одно его начало. Нет, наверняка, где-то еще есть, вот только стационарный в него вход никто строить не будет из-за все тех же войн. Существовали между мирами и тропы, по которым ходили, как правило, контрабандисты, работорговцы, если необходимо совершить остановку в мире без рабства или с ним, но где необходимо платить большую пошлину. Как раз по такой тропе и приходят к ним люди, приносящие камни с очень интересными свойствами.

Их маг пришел в дикий восторг, когда узнал, насколько емким накопителем магической энергии тот является. Они наладили связь с этим человеком, но после третьего камня она оборвалась. Что произошло, они так и не узнали, но по сведениям их шпионов на рынке камни изредка появляются.Два камня они оставили себе для использования в качестве накопителей для защитных заклинаний, а один продали императору, на территории владений которого она должна была учиться.

Путь лежал неблизкий, ведь их герцогство находится в отдалении от королевства, искусство создания портальных площадок считается утерянным, а те, чем пользуются неизвестно, кто и когда их создал. Хотя ходят слухи, что кто-то в очень далеких мирах, все-таки сумел повторить их. Но вполне возможно, что это только слухи.

В тот день, пятый по счету, они поспешали, чтобы остановиться на ночлег в большом городе. Никто ничего не успел понять, только заметили небольшое марево у себя на пути. Перенесло их не так далеко, если брать расстояние, но это оказались уже Дикие Земли, где жили те, кто не хотел мириться ни с какими законами. И надо же такому случиться, что они сразу после перехода оказались на пути воинов одного племени с очень сильным благословением их бога. Весь их отряд на семейном алтаре тоже получили благословение, вот только большая его часть ушла, защищая их при спонтанном портальном переходе, где энергии скачут похлеще, чем в их родном мире.

Практически сразу охрана вступила в бой, защищая свою госпожу. А вот Джо́кас, претендовавший на ее руку и называвший себя женихом, прятался за спинами. И даже когда кто-то их охранников пал, кого-то сумели пленить, а девушка сама вступила в бой, он безропотно сдался.

О своей дальнейшей судьбе Кассандра прекрасно была осведомлена – эти племена, жившие все время в ночи или сумерках, никогда не требовали выкупа, принося пленников в жертву своему богу. Жертвой девушке быть не хотелось, поэтому решила проткнуть себе сердце. Да вот не она первая, наверное, приняла такое решение, поскольку напавшие были готовы – как только она достала нож, меткий выстрел из лука поразил ее в локоть, застаив выронить его.

А уж про то, что случилось на помосте, ей даже вспоминать противно до тошноты. Причем, тошнота – в прямом смысле этого слова. Она едва сдержалась, когда почувствовала соответствующий запах, а потом снизу увидела лужу. И этот слизняк имел наглость называться ее женихом!

От воспоминаний ее отвлек прибывший отряд. Насколько Кассандра поняла из разговоров, ей требовался напарник для жертвоприношения, за которым и отправился отряд. И ведь верно – всех пленников, часть из которых были ее люди, приносили попарно, причем мужчину и женщину, точнее, девушку. И только тут до нее дошло понимание этого момента – наверняка, все они тоже были девственницами. Ей очень захотелось посчитаться с ними, и она в очередной раз посмотрела с ненавистью на жреца. Тот почувствовал ее взгляд и, глянув на нее, злобно оскалился.

Командир посланных воинов скинул рядом с ней свою ношу, и она посмотрела на нового пленника, которого тут же поставили на ноги. Девушка сразу отметила очень дорогой его комбинезон. Это точно не местное производство: то ли людей из империи, то ли эльфов, а может быть дроу. Но точно не гномье – они всегда на любых подобных вещах оставляют свои любимые рисунки. На вид он оказался молодым парнем, и Кассандра вспомнила так называемого жениха. И девушка скривилась, что не осталось незамеченным для воина племени, который заухмылялся, и даже выставил вперед грудь.

– Развяжи его, раздень и привяжи к столбу, – приказал жрец этому громиле.

Тот выполнил приказ жреца моментально и разрезал сеть, в которую поймал жертву. И вот тут этот молодой человек ее очень удивил. До этого вид и выражение его лица было полностью бесстрастным, словно парень уже давно смирился со своей судьбой, покорным донельзя. И как только этот Думба или как там его звали, полностью освободил молодого человека, лицо его мгновенно преобразилось. Если бы она в тот момент не наблюдала за ним, то не поверила бы рассказам. Внезапно раздался звук, похожий на взрыв маленькой бомбочки, которые делал Колн в своей алхимической лаборатории.

Она увидела, как местного воина отбросило в сторону и у того на груди появилась рана, из которой брызнула кровь. В следующий момент теперь уже бывший пленник выставил в сторону жреца руку с зажатым в ней странным металлическим предметом. Снова раздалось пять тех же самых звуков, и Кассандра с удивлением заметила, как разлетелся череп жреца.

Девушка очень удивилась, ведь жрецы никогда не ходят без защиты. Творимую магию она не почувствовала, выдела только огненную вспышку у передней части странного артефакта. Повезло ему, что жрец не успел бросить в него заклинание. Девушка надеялась, что воины племени растеряются, и у молодого человека будет время ее освободить, но те среагировали мгновенно. Всего три удара сердца понадобилось ему, чтобы убить жреца, а четверка воинов уже была рядом с ним.

Он кувырком ушел от них и прямо с пола четырежды активировал свой артефакт. Вскочив на ноги, он неуловимым движением спрятал его, достав нож. Разрезав путы у нее на руках и ногах, он схватил ее за руку и что-то выкрикнул на непонятном языке.

– Что за манеры?! – прошипела девушка, выдергивая руку, и устремилась за ним.

«Да, как он смеет этот…», – подумала она и только сейчас поняла несуразность своих мыслей и слов. Да, она привыкла к совсем другому обращению, а этот схватил ее, словно какой-то мужлан сельскую девку. Все еще продолжая на него сердиться, она бежала следом, зыркая глазами по сторонам в поисках оружия. Впереди них показалась пятерка воинов. Не останавливаясь, только немного замедлившись, парень продолжал бежать вперед.

Первый воин был вооружен копьем и нанес быстрый удар в грудь. И тут Кассандра едва не остановилась от увиденного. Бывший пленник каким-то текущим движением пропустил копье рядом с собой и ударил ножом в горло своего противника. И тут же шагом в сторону, почти присев на корточки сместился к стоящему справа и, слившись с ним, немного развернулся, подставляя его спину под удар третьего. Очнувшись, девушка ускорилась, догоняя парня. Они обогнули камень и почти остановились.

– Это конец, – в ужасе прошептала девушка. Причем очень страшный.

Проход им закрывала ведьма и вокруг нее даже простым глазом была видна мерцающая кровавыми разводами сила.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли.


Я увидел перед собой лицо настоящего негра, только более угловатого что ли. Черты были настолько грубыми, что на фоне их любой из них выглядел бы красавцем. Даже те, у которых в уши, нос, губы, еще куда вставлены разные деревяшки, кольца и прочая бижутерия. В одной книге на картинке я видел подобные фотографии. Маску и очки он отбросил в сторону и, наверное, довольно улыбнулся или ухмыльнулся. Бросив меня себе на плечо, словно какой-то мешок, они куда-то побежали.

Да, их было пятеро, это я разглядел. Куда они направлялись, я не знал, но пребывал в абсолютной уверенности, что ничего хорошего меня там не ожидает. Как назло нес он меня так, что ствол пистолета направлен был в сторону, а его напарники ни разу не пересекли линию стрельбы. Я злился на них за это, но снова вспомнил наставления моего учителя. Расслабившись, принял отрешенное состояние, отмечая попавшие по пути ориентиры. А спустя какое-то время мы забежали в тень. Нет, даже так – Тень – с большой буквы.

Поначалу подумал, что просто туча закрыла небо, но по мере продвижения вперед начал понимать, что ошибся. Второй мыслью было – огромная пещера. И я повернул голову, чтобы оценить ее размеры. Ничего не увидел, отметил только изменившуюся растительность. Извернулся, словно змея, и все-таки сумел глянуть на небо.

Полностью серое, словно между землей и солнцем находиться нечто невообразимо огромное. Позади нас я прекрасно видел светлое пятно, где гуляли солнечные лучи, но здесь все было не так. Спутником, наподобие земной Луны, это быть не может, поскольку гравитационные аномалии должны быть просто невероятными. Ну, по крайней мере, физик нам рассказывала, что так должно быть. Здесь же что-то непонятное, разве что законы физики совсем другие. Хорошо, что далеко внутрь мы не бежали, а вскоре остановились. Видимость была, словно сумерки, но различить все вокруг еще можно.

Первое на что я обратил внимание, точнее, упал мой взгляд, это была привязанная к столбу полностью обнаженная девушка. Рядом с ней находился еще один столб, в предназначении которого я не сомневался. Так же как и о том, кого туда привяжут. Меня сбросили на камень и резко подняли. Я безразличным взглядом обвел все вокруг, отмечая кто и где стоит, а самое главное узнал путь, по которому меня сюда принесли. Пока я связан нечего рыпаться и заставлять более серьезно относится ко мне, пусть лучше видят мое подавленное состояние. А там глядишь, и появиться возможность сбежать. Если судить по наготе девушки, меня тоже должны раздеть. Радовало то, что никто из аборигенов не обратил серьезного внимания на мое оружие, а значит, оно им неизвестно.

– …, – что-то выкрикнул явно самый главный из них.

Одежда какая-то странная, какая-то фигня, висящая на шее, командный голос говорили об этом. Интуиция подсказывала, что этот человек очень опасен, поэтому после моего носильщика убивать буду его. И как только меня полностью освободили от сети, я начал действовать.

Выстрел прямо в район сердца с расстояния в несколько сантиметров отбросил от меня воина, а к их главному протянулась нить. Выстрел. Мозг раздумывал, кто будет следующий, но нить никуда не собиралась уходить. И я начал стрелять в главаря. Выстрел. Выстрел. Выстрел. Выстрел. И только после пятого выстрела этот гад свалился. Он хотел что-то сделать, замахав руками, но я ему этого не позволил. Четверка воинов, сопровождавших нас, оказалась уже рядом. Уйдя перекатом в сторону, я открыл огонь по ним, четко следуя нити. После убийства последнего, а на каждого потратил по выстрелу, я вышел из своего состояния. Повезло – слабости почти не чувствовал. Убрав пистолет в кобуру, я достал нож, быстро разрезал путы девушке и, схватив за руку, потянул за собой.

– Бежим! – крикнул я ей.

Она выдернула руку. «Ну, не хочет – как хочет», – мелькнула мысль, и я побежал в сторону, откуда меня принесли. Впереди показалась пятерка воинов. Хотел достать пистолет и выстрелить в них, но интуиция явно дала понять, что оставшиеся семь выстрелов пригодятся для другого. Придется работать ножом и задействовать все, чему научил дядя Миша. Ага, центральный с копьем выдвинулся немного вперед, вот с него и начну. А дальше я действовал на одних рефлексах.

Немного выгнувшись, я пропустил рядом с собой копье, прихватив его за древко и протягивая дальше по направлению атаки. Одновременно с этим правая рука с ножом нанесла резаный удар по его горлу. Приседая, делаю как можно длиннее шаг к правому воину, замечая пролетевший над головой меч. Прилипнув к нему, наношу удар под мышку, хорошо, что он схватил меня левой рукой, предоставляя простор для действий. Одновременно с этим, используя инерцию движения, закручиваюсь с ним, закрываясь его спиной от еще одного противника. Судя по ослабевшей хватке, мой удар достиг цели, а может быть, это я так удачно закрылся, ведь лезвие моего ножа не настолько длинное, чтобы у такого мощного человека вызвать мгновенную реакцию. Мягко вынырнув из-под его рук, я побежал дальше. Обогнув камень, я перешел на шаг.

– …, – услышал я девичий голос, в котором слышались явные нотки страха.

«Ага, все-таки увязалась за мной», – отстраненно подумал я, рассматривая своего нового врага. Передо мной стояла какая-то женщина, от которой веяло большой опасность. Но больше всего мне не нравилась какое-то красноватое свечение вокруг ее тела. И тут женщина взмахнула рукой.

Глава 12

Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, территория племени Пи, стоянка.


То, что это мир магии, я догадался еще когда попал в Тень, а сейчас убедился окончательно. Вот эта красная дымка вокруг тела женщины явно указывала на волшебные фокусы. Что она предпримет, я дожидаться не стал, а, перекинув нож в левую руку, ушел перекатом в сторону, доставая пистолет налету. Уже на земле я увидел протянувшуюся к колдунье нить. Вот только место выстрела было интересным — не голова, не грудь, где находится сердце, а них живота. Выстрел, выстрел. Вскочил на ноги, отпрыгнул влево – выстрел. Кувырок вперед, становлюсь на колено — выстрел.

Сама же ведьма бросала в меня что-то. Именно что-то, потому что без понятия, как это называется и что из себя представляет. Нечто, похожее на красный туман, размером в полметра, одна штука напоминала молнию, почти один в один — ее, пожалуй, и можно так назвать. Еще что-то я просто почувствовал. На первый взгляд мои выстрелы никакого эффекта не производили, совсем не причиняя вред, но вот ее защита не может же существовать бесконечно долго. На это я и надеялся, все-таки энергия пули значительно должна превосходить энергию стрелы или болта. Хотя кто их этих магов со всеми кудесниками знает.

Из приседа прыгаю вперед вправо и приземляюсь снова на колено. Выстрел, выстрел. Вижу, как полыхнули яростью ее глаза, надеюсь, что достал ее последней пулей. Кувырок вперед и снова с колена выстрел. Все, последний, восемнадцатый, патрон, но мне повезло – красная дымка, окутывавшая тело женщины исчезла. Выронив пистолет на землю, я бросился к ней, благо оставалось метров пять. Увидев, как она подняла руку, оттолкнулся и прыгнул на нее. Уже в полете инстинктивно закрыл лицо правой рукой, даже глаза зажмурил. Красный свет резанул даже сквозь прикрытые веки, а в следующее мгновение я врезался в колдунью, уронив ее на землю.

В голове шумело, и все, что я смог понять, так это удачный мой удар ножом, который пришелся как раз в сердце. Кто-то подхватил меня подмышку, стараясь поднять на ноги. Резко встряхнув головой, поднялся. Мысли и в самом деле немного прояснились. Девушка, схватив меня за руку, потащила за собой, а я вспомнил, что надо бежать. Побежал за ней.

И только спустя какое-то время у меня начались прояснения в голове. До этого происходило мельтешение образов, но понять смысл удавалось только каждого пятого или шестого. А сейчас вот сообразил, что обнаженная девушка тянет меня за руку. А вот в другой ее руке заметил очень знакомый предмет — мой пистолет. Освободив руку, догнал ее и потянул за свое оружие. Девушка, бросив на меня взгляд своих желтых глаз, отпустила и быстро что-то заговорила, периодически показывая рукой назад. Я бежал рядом, скашивая иногда на нее свой взгляд, но понять не мог, что она хочет мне сказать или объяснить. Она периодически показывала на него, потом назад, поэтому решил оглянуться.

Погоня. Точно! Я же перестрелял там кучу негров и, наверняка, очень разозлил их. Вот это понимание дало толчок и разогнало последствия заклинания ведьмы. Теперь я понимаю, что мне очень повезло, что сумел не только снять своими выстрелами ее щит, но и приблизиться к ней. Иначе просто не допрыгнул, а уж что она там могла со мной сделать, даже представить страшно, я ведь помню ее перекошенное яростью лицо. Кстати, наверняка же еще и слабость была у меня от нахождения в состоянии максимального использования возможностей организма. И ведь, действительно, так — я сейчас чувствую наполнение силой тела.

Оглянулся и облегченно выдохнул — преследователи начали отставать.

– А выносливости-то вам не хватает, — довольно произнес я.

— …? — что-то спросила девушка.

Я лишь мотнул головой со стороны в сторону, показывая, что ее белиберда мне непонятна. Девушка, поджав губы, оглянулась, и я четко различил ее облегченный вздох. Приближалась светлая территория, и вскоре мы выбежали на солнечный свет. Убедившись, что преследователи отстали, нырнули в лес, уходя в сторону. Точнее, это девушка уверенно повернула вправо, а я решил идти за ней. Когда передвигались, она старалась все время быть впереди меня, хотя была безоружна и, повстречайся кто-то из негров, ничего не смогла бы сделать.

Меня же мучила совсем другая мысль. Я чувствовал, как мне становиться жарко. Еще когда меня несли на плече в свое стойбище чернокожие аборигены, появились первые признаки, но потом исчезли, а я подумал, что показалось. Но в данный момент я чувствую, что, действительно, стало жарче. Хорошо, солнце уже стояло над горизонтом, и температура снизилась. Это получается, что нанонити, обеспечивающие комфортное существование, сломались? А я-то рассчитывал, что приобрел себе комбинезончик на все случаи жизни и на всю вероятную погоду. Интересно, а сама ткань тоже испортилась? Может быть, она сейчас вообще распадется? Попробовал рукой, затем оттянул край на руке, подергал специальные кармашки для пистолета — кобуру, для ножа — ножны. Нет, все как раньше, а проверять острием ножа побоялся. Ранее мое холодное оружие даже следов не оставляло. На самом деле производитель держал в секрете, из чего делают ткань, сообщая только, что, за исключением нанонитей, это полностью натуральный материал. Отсюда и цена на комбинезоны этой линейки очень высокая.

Между деревьями в лучах заходящего солнца что-то блеснуло, затем еще раз, и спустя несколько минут, мы выбежали на берег широкой реки. Девушка, не раздумывая, бросилась в воду. Я же отошел метров на пятьдесят в сторону и разделся. Вот тут я понял, что мой комбинезон и без нанонитей является отличным изолятором — теплопроводность очень маленькая. Нет, лицо и кисти рук чувствовали, что тепло, даже жарко, просто сейчас я всем телом ощутил разницу. Вода в реке была немного прохладной, так что освежился я отлично.

Когда вышел на берег и хотел начать одеваться, ко мне подошла девушка и быстро что-то заговорила, показывая на мою одежду и на себя. Догадаться о ее вопросе было несложно, поэтому я замотал головой и замахал руками, показывая, что одежды для нее нет. Она снова что-то заговорила на своем языке, теперь уже показывая на мою футболку.

– Ну, футболку можешь взять, – произнес я, протягивая ей свою вещь.

Девушка ее быстро взяла и не менее быстро убежала, сверкая пятками. Пятки! Это она все это время бежала босиком и не вскрикивала при этом, наступая на камни и прочее? Вот это молодец. Я решил сплести ей хоть какую-то обувь, благо тростника и камыша росло вдоль берега много. Срезав самые, на мой взгляд, лучшие, я принялся за плетение. Подошедшая через десять минут девушка, увидев, чем я занимаюсь, села в двух метрах от меня. За время своего отсутствия она из футболки сделала себе топик и короткую юбку, благо, что та у меня была длинная. Да еще постирать успела, и топик прилип к ее груди, отчего та стала намного притягательней, чем будучи обнаженной. Я отвел взгляд, потому как в голове начали появляться мысли разные. Закончив с первым лаптем, я бросил его ей, и девушка сразу примеряла. Улыбнувшись уголками губ, она кивнула мне, что все хорошо, поэтому я занялся вторым.

— Кассандра, – сказала девушка, когда я передал ей второе свое изделие, и показала на себя.

— Алек, – ответил ей, показывая на себя.

Я решил не говорить своего настоящего имени, а оставить себе имя из технологического мира. Почему-то в голове сразу замелькали сроки из фэнтези-книг, что по настоящему имени разные колдуны с ведьмами могут наслать проклятие. А вдруг это правда? Возможно, не зря наши вселенные где-то там пересекаются.

Прошли мы совсем недалеко, как я увидел прекрасное место для ночевки. Густые кусты образовывали угол со сторонами метров три и пять. Подойдя я убедился, что в случае опасности смогу пролезть сквозь них, поскольку даже иголки на них совершенно не царапали комбинезон. Девушка что-то там заговорила, словно застрочил пулемет, но я даже не стал ее слушать. Судя по ее маханию руками вперед, она требовала идти дальше. «Нет уж, нет уж», – подумал я. – «Достаточно с меня красивых девушек». А Кассандра была красивой своей необычной для меня красотой. Светло-коричневая или темно-бежевая кожа, красные естественные волосы, желтые глаза, черные брови и темные губы какого-то вишнево-коричневого цвета и создавали для меня необычность. Конечно, ее не сравнить с аграфкой, но все равно была красавицей.

Слушать ее я не стал – лег не землю, достал нож, положив его рядом с правой рукой, и закрыл глаза, вспоминая ее недовольный и даже чуточку гневный взгляд, когда девушка поняла, что я сделаю, как решил сам. Услышал, что она легла где-то в метре от меня слева, и еще минут пять до меня доносилось ее недовольное ворчание. Вскоре я уснул.

Проснулся в один миг – раз и сна как небывало. Рука сама легла на рукоять ножа, а я начал вслушиваться в окружающую обстановку. Открыв глаза, ничего не увидел, кроме россыпи звезд в ночном небе. Еще какое-то время лежал молча, но тут увидел ее. Из дерева на дерево, которые росли рядом с кустами, переползала огромная змея, не меньше полуметра в диаметре. Но самое удивительно это переливающаяся оттенками синего цвета корона у нее на голове. Кажется, я вообще перестал дышать. Внезапно по украшению этой «змейки» пробежали электрическое разряды, перескакивая с одной вершины на другую. И все это в полнейшей тишине. Только сейчас заметил, что стихло копошение и попискивание мелких грызунов, звуки птиц, и уже по одному этому факту можно делать вывод об исключительной опасности этого пресмыкающегося. И тут она под усиливающееся свечение короны начала тереться головой о ствол. Удивительно, но я снова ничего не слышал, словно та создавала вокруг себя какой-то барьер, не пропускающий звуков. Начала даже биться головой и… ее корона полетела вниз, упав рядом со мной. Вот теперь я перестал дышать, готовый в любой момент вскочить на ноги броситься наутек. Но змея даже не посмотрела вниз, куда улетела ее драгоценность, и очень быстро уползла.

Корона так и лежала рядом, переливаясь светом и разрядами маленьких молний. Мне так захотелось взять ее в руки, что я не выдержал и сделал это. На ощупь она больше напоминала кожу, чем рог, и я смотрел, как разряды бегают и по моим рукам. Сообразив, что мне ничего не грозит, я надел ее себе на голову. Удивительно, она оказалась, словно специально для меня сделанная.

– Теперь я король-змей, – довольно прошептал я.

И тут свечение стало гаснуть, что в такой темноте было очень заметно. Я лег на землю и, закрыв глаза, быстро уснул.

Утро выдалось дождливым. Точнее это я проснулся от того, что капли попали мне на лицо. Пришлось вставать. Вспомнив ночные события, я коснулся головы и не обнаружил своей ночной находки. Осмотрел место, где я лежал, но и там было пусто. Подозрительно глянул на девушку, спокойно спавшую под накрапывающим дождиком. Затем внимательно ощупал голову, где еще совсем недавно удобно устроилась корона, предполагая, что в этом безумном мире она вообще могла врасти в мою голову. Но повезло – ничего и, наверное, она распадается. Это что же получается, что эта местная змеюка, как олени сбрасывают рога, а она свою корону?

– Бр-р-р, – замотал я головой. – И что меня дернуло надеть ее на голову? – добавил уже мысленно.

Желудок недвусмысленно намекнул на свое желание. С ножом охотиться это бред, поэтому пошел искать для начала копье. Мне бы, конечно, лучше лук, но где я возьму сейчас тетиву? Направился вглубь леса, высматривая подходящие ветки и очень жалея, что второй магазин от пистолета положил в рюкзак. Когда была кобура, то он хранился на ней, а в комбинезоне не стал заморачиваться на это. Честно говоря, я вообще не понимал, как он управляется, ведь посредством нанонитей происходило управление натуральным материалом! Получается, что этот натуральный материал тоже в какой-то степени живой. Вот сейчас жалею, что в свое время не наделал карманов много разных, а сейчас только кобура, чехол и два кармана, как в куртке.

Мысли перескочили на другое. Надо постараться обосноваться в этом мире безо всяких там непоняток и преследований меня. Теперь мне совершенно точно в ближайшие полгода или год на Земле лучше не появляться, ведь разозлил я клан Бедайса очень сильно. Вот только что делать, я не знал, денег нет, камней для продажи тоже нет, комбинезон продавать я не собрался. Кем я здесь могу быть? Так вывод очевиден – только охотником, только лук для этого необходимо купить очень хороший. Правда, вся беда в том, что в луках я не разбираюсь. То есть найти лук по руке, упругость под мою силу я смогу, а вот понять, насколько тот качественный и сломается ли после десяти выстрелов – нет.

Теперь по поводу встреченной девушки. Я чувствовал, что она не простая крестьянка, что-то было у нее этакое, аристократическое что ли. То ли замеченные мной нюансы поведения, то ли те взгляды, что я ловил на себе, то ли тон, которым она иногда со мной разговаривала, то ли все вместе подсказало ее происхождении. Конечно, она могла помочь мне обустроиться в этом мире, вот только недавний горький опыт заставлял не верить красивым девушкам из высшего света. Поэтому придется самому искать свой путь. Но тут меня посетила мысль, что она сможет вывести меня в более гостеприимные места, если они существуют в этом мире.

– Вот и копье, – я радостно уставился на дерево.

На высоте примерно пяти-шести метров уходила в сторону толстая ветка, и вот от нее поднималась вертикально вверх еще одна, не более пяти сантиметров в диаметре. Длиной она показалась мне не меньше трех метров, хотя для оружия сгодиться два, может быть немного больше. Кора дерева была грубая, поэтому при помощи ножа я достаточно легко забрался на ветку. Первым делом проверил упругость – очень неплохо, думал, будет хуже. Начал ножом отрезать ее, и вот тут появилась загвоздка – древесина была настолько крепкой, что нож оставлял только маленькие порезы. В общем, пришлось помучиться, пока я не срезал.

Уже на земле я лучше рассмотрел копье. Чуть выше моего роста оно имело практически одинаковую толщину, а вот потом начало сужаться. Я попробовал кончик ветки на изгиб, и оказался прав в своей оценке длины копья. Сев под деревом, я принялся делать острие.

Где-то через пять минут пришла чем-то рассерженная девушка, уставившись на меня недовольным взглядом. «Вот это я имел в виду», – мелькнула у меня мысль, и я продолжил свое занятие. Она минуту сверлила меня гневным взглядом, а потом села рядом.

– Вот это другое дело! – воскликнул я, опробовав свое новое оружие. – Теперь можно и поохотиться.

На удивление оно оказалось очень удобным в обращении. Я покрутил его одной рукой, двумя, поработал им, словно пытаюсь кого-то проткнуть – мне понравилось. Осталось только кого-нибудь добыть с его помощью. Девушка опять что-то затарахтела на своем языке, показывая в одну и ту же сторону, и я окончательно решил двигаться пока вместе с ней.

Идем уже два часа, но я так никого и не сумел добыть. Видел крупных несколько птиц, но парочку забраковала моя спутница, показав, что они несъедобны, а остальные видели нас и улетали еще до того, как подходили на расстояние броска. Увидев очередного пернатого, я положил руку на плечо девушке, и показал, чтобы она стояла здесь и не двигалась. Удивительно, но та поняла меня сразу. Поймав взглядом свой завтрак, обед и ужин, я мягким шагом начал приближаться. Для своего успокоения представил, что ее лапки приклеились к дереву и улететь птица никуда не может. Теперь между мной и целью всего десять метров и я начал медленно отводит руку назад. Бросок.

– Есть! – выкрикнул я, бросаясь к своей первой добыче в этом мире.

Теперь дело за малым – добыть огонь. Хотя может статься так, что сделать это будет даже труднее, чем охотиться. До этого у меня всегда с собой была зажигалка, а сейчас придется добывать огонь, как первобытные люди. Остановиться решил на берегу реки, поскольку освежиться тоже хочется. По пути я собирал сухие ветки и, что самое удивительное, девушка делала то же самое. И что совсем меня поразило, это то, что она сложила сушняк для костра. А потом убила наповал, когда зажгла на пальце маленький огонек и подожгла его.

Магия! Настоящая магия! Я стоял и завороженно глядел на это событие. Вот так вот при помощи своих сил и способностей зажечь огонь, это было грандиозно. По крайней мере, для меня. Я быстро ощипал добычу, соорудил деревянный вертел и принялся жарить.

Очень нежное и вкусное мясо мы уплетали за обе щеки, быстро работая челюстями. После сытного обеда девушка завалилась отдыхать, а я занялся доведением копья, если не до идеала, то до отличного состояния. Обжигал острие, затем соскребал нагар, снова обжигал. Периодически правил ножом, а затем повторял эту процедуру. В итоге, благодаря труду и крепости древесины, добился потрясающей остроты.

К вечеру мы достигли водопада, шум которого я услышал заранее. А вот само зрелище поразило – широкая река падала с десятиметровой высоты. Грохот от этого стоял такой, что я не слышал, что там говорила моя спутница, брызги чуть ли не долетали обратно до нас. До полной темноты мы отошли на километр и только здесь устроились на ночевку.

Проснулся я от чувства надвигающегося ужаса. Открыв глаза, ничего не увидел, окромя какого-то голубоватого тумана. Попытался встать – не получилось, отползти назад – и не смог. Сумел только сесть на земле и меня словно приклеили или приковали к ней. Внезапно в пелене проявился контур человека, а в следующий миг появилась очень красивая девушка. Или женщина. С доброй улыбкой на устах, понимающим взглядом и протянула руку, как будто хотела погладить меня по голове. Вот только меня почему-то пробрал ужас от этого.

– Кто ты? Откуда?

Она, наверное, обворожительно улыбнулась, вот только страх перерос в настоящий кошмар. Она подошла уже вплотную, а я так и не смог сдвинуться с места.

– Почему ты молчишь? – и снова приятная улыбка, от которой меня внутри всего передернуло.

Женщина снова подняла руку и положила мне на голову. Все, на что меня хватило, это вжать ее в плечи. И тут же она отдернула кисть, словно ее кто-то ошпарил кипятком.

– Отвечай! – зашипела она.

И начала преобразовываться. Увеличилась в размерах, на пальцах выросли двадцатисантиметровые когти, а сами они из тонких, длинных и красивых превратились в грубые и крючковатые. Светлые, длинные, ниже пояса волосы изменили свой цвет на алый и начали извиваться, словно змеи. Вместо глаз загорелись два раскаленных угля, а изо рта выросли пятисантиметровые клыки.

– Отвечай! – рявкнула она, и вновь вытянула в мою сторону руку.

Откуда у нее появился скипетр или жезл, я не успел заметить, но теперь она явно нацелила его на меня. Ее лицо, если таковым можно назвать то, во что оно превратилось, выражало крайнюю степень ярости. По крайней мере, мне так показалось.

– Отвечай! – еще громче рявкнула она.

Но вот внутри меня что-то настоятельно требовало, чтобы я ничего вообще ей не говорил. Не только правду, а вообще ничего. Она выкрикнула что-то на непонятном языке, и скипетр разгорелся белым огнем, выплюнув в мою сторону что-то. Разглядеть я не успел, поскольку инстинктивно закрылся руками. Меня откинуло назад и я… проснулся. Теперь уже по-настоящему.

Меня продолжала бить крупная дрожь, поднеся руку ко лбу, вытер проступившую испарину. Да и все тело не избежало этой участи. С усилием поднялся на ноги, взял копье и на подрагивающихся ногах побрел к реке и, раздевшись, залез в воду. И только спустя пять минут прохлада смыла мою усталость вместе с остатками страха. Присниться же такое! Вот ведь, словно в реале находился, настолько яркие впечатления и эмоции были во время сна. Выбрался на берег, сполоснул свой комбинезон, сел и решил дождаться рассвета. Задумался об этом мире и моем месте в нем. Сейчас самый важный вопрос, это научиться разговаривать на здешнем языке, а было бы вообще класс, если еще и читать, и писать. Наверняка, здесь имеется какое-нибудь заклинание, амулетили артефакт, который быстро научит языку. Вот только вряд ли бесплатно. Из того, что могу продать только пистолет, хотя и жаль его, ведь он достался от дяди Миши, который заменил мне отца. Но что-то не вериться мне, что обыкновенный кусок металла, пусть и прекрасного качества, имеет соответствующую ценность, дабы я мог оплатить услуги мага. А вот на лук точно должно хватить, может быть, даже не очень плохого качества.

Услышал шаги девушки, и спустя минуту раздался ее голос. «У нее что, словесное недержание?», – подумал я. И, действительно, она ведь прекрасно знает, что я не понимаю ничего, но продолжает что-то мне объяснять, просить или, как в сию минуту, требовать. Но вот сейчас я понял смысл ее слов. Да и как не понять, если она из мелких палок при помощи травы соорудила плотик и явно показывает, что мы дальше можем легко передвигаться на нем. Вся загвоздка в поиске деревьев, хотя, когда передвигались по лесу, я видел поваленные деревьях. А по поводу того, чем их связать между собой, надеюсь, девушка подскажет. Кивком головы сообщив ей, что понял, направился вглубь леса искать небольшие поваленные деревья.

Только где-то через километр я нашел несколько в одном месте, как и думал ранее. После того, как перенес их к реке, занялся охотой. Кассандра вела себя так, как будто я ей обязан, но я не обращал внимания, надеясь хоть на какую-то благодарность с ее стороны. Хотя бы тот самый лук отличного качества будет вполне достаточно. На строительство небольшого плота я потратил семь дней. Больше всего времени ушло на поиск деревьев, и в конце я уже занимался извращением – при помощи ножа валил подходящие, хорошо, что те были не очень твердые. Зато вместо веревок использовалось какое-то ползучее растение, и с одного места насобирал сколько необходимо.

На восьмой день, с самого утра мы отчалили. Плот я сделал всего три на три метра, зато двойной. Держался я в семидесяти метрах от берега, не рискуя выплывать на середину реки, поскольку все-таки опасался в надежности нашего плавсредства. Днем приставали к берегу, где я охотился, вечером – чтобы заночевать. В одну из ночей я не мог уснуть и наблюдал за небом, тем более что деревья рядом отсутствовали и кроны не мешали. И я увидел удивительное зрелище – часть неба закрывало нечто огромное, уходящее к горизонту. То есть вот небо усыпано звездами, а дальше идет непроглядная тьма. Это точно не спутник, а нечто другое. Честно говоря, мне совершенно не хватало знаний, но я помнил из учебы, что спутники вызывают сильные приливы, а если он большой, то там идут такие гравитационные возмущения, что жить на такой планете очень опасно. Вот и гадал, что же это может быть такое.

На пятый день плавания мы встретили первую лодку. Люди, которые были как две капли воды похожи на белокожих жителей Земли, с огромным удивлением наблюдали за нами. Девушка перекинулась с ними несколькими фразами и заулыбалась. Наверное, те сообщили приятные известия. И действительно на следующий день уже вечером показался город. Но плыть в него мы не стали, пристав на ночевку, как все это время.

Проснулся от чувства опасности. Не двигаясь, прислушался и сразу различил очень тихие звуки, выпадающие из общего предутреннего фона. Почувствовал влагу, а открыв глаза, впервые увидел в этом мире туман. Протянул руку к девушке, которая спала в метре от меня, удивившись, что ей не холодно от сырости. Легонько коснулся. Открыв глаза, она села и хотела что-то сказать, но я приложил палец к губам. Этот жест она уже знала, поэтому тихо выдохнула набранный в грудь воздух и поднялась. Я показал головой в сторону плота и мы, стараясь не шуметь, двинулись к нему. Нам оставалось пройти метра два, как сильный порыв ветра сдул туман, и я, действуя на инстинктах, отпрыгнул в сторону, разворачиваясь к опасности и выставляя перед собой копье. Из-за деревьев появились люди, и один направил в мою сторону свое оружие. Взвыло чувство опасности, и я совершил кувырок назад, очутившись рядом с плотом. Я знал, что в меня «выстрелил» маг чем-то, но даже не стал оглядывать.

И тут моя спутница громко вскрикнула и помчалась к ним. То, как она повисла на шее у какого-то мужчины, сказало, что это ее хороший знакомый, который, скорее всего, искал девушку. Но я все равно не расслаблялся, хотя копье опустил, но держал так, чтобы в любой момент можно было действовать. Девушка что-то затарахтела, а у меня появилась возможность рассмотреть людей.

Мужчина, на шее которого висела Кассандра, вероятнее всего, ее отец – такие же красные волосы и желтые глаза. Да проскакивало что-то общее у них на лицах. Рядом с ними стоял пожилой мужчина с коротким посохом в руках – ну, это совершенно точно маг. Тем более что он пришел с того места, откуда в меня что-то полетело, и это он направлял в меня свое оружие. Остальные семь были воинами, но вряд ли это все – где-то еще должны быть стрелки: лучники, арбалетчики, пращники и другие.

Девушка, все еще говорила, совсем забыв обо мне, и теперь я уже сильно сомневался, что мне что-то перепадет. Как бы они не решили, что я недостаточно почтительно общался с этой аристократкой, а то, что это она указывала одежда ее отца. Он периодически бросал на меня взгляд, но прочитать что-то в нем было невозможно. Хотя нет, вот сейчас он явно скривился. «Благодарности я от них не дождусь», – подумал я. – «Интересно, богатые все такие скряги? Или это только мне так везет?». Как бы еще не решили убрать свидетеля позора этой девицы. Интересно, куда надо было бы стрелять или бить копьем, чтобы гарантированно убить с одного раза?

Я в это время посмотрел на крайнего слева воина, и тут же увидел протянувшуюся от меня нить. Горло. Следующий – то же место. Отец девицы – глаза. Маг. И вот тут я немного удивился – низ живота, прямо, как у негритянской ведьмы. Так и просмотрел я все уязвимые места. А вот последний воин от моего взгляда вздрогнул, посмотрев на меня. Сместился немного и нить соскользнула с горла в подмышку. Я снова перевел взгляд на отца с дочерью, которые как раз закончили разговор. Мужчина бросил на меня взгляд, а девушка даже не посмотрела. Они уже сделали пару шагов, как произошло еще одно событие.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, пригород города Шатри-Ка.


Командир гвардейцев личной охраны герцога ти Гоарс, Краас Челвик, уже не верил в успех, как Колн радостно закричал. По его довольному и улыбающемуся лицу все сразу поняли, что его, наконец-то, постигла удача в поисках дочери своего сюзерена. С тех пор, как пропал сигнал со специального амулета Кассандры, он по нескольку раз за день создавал заклинания поиска, вливая в него всю энергию. Но в этом разделе магии он был не очень силен, поэтому территория поиска была не такая большая. Они направились по следам дочери, которые легко отслеживали следопыты, а вот с места, где те исчезли, они передвигались зигзагом. И вот на одном витке случилось это событие.

Происходило это на постоялом дворе, когда они после завтрака пили специальный пунш, придающий силы. В обеденном зале помимо их компании сидела группа наемников, удивленно поглядевших в их сторону, но ничего не сказавших. Если бы не надобность в отдыхе лошадям, то они сорвались бы сразу, а так только отменили ночевку. После Колн уже не терял девушку, по тому, что постоянно приходилось корректировать маршрут, все поняли, что передвигается она с приличной скоростью. Поначалу подумали, что на лошадях, но Краас обратил внимание на то, что останавливается девушка редко, что в отношении лошадей неправильно. Верховые животные, на которых можно передвигаться в подобном случае, сто́ят очень дорого, да и не встретить их здесь. После короткого обсуждения пришли к выводу, что девушка плывет по реке. Теперь они двигались целенаправленно к городу, куда она должна точно приплыть.

Уже вечером Колн сотворил новое заклинание поиска, изменив после него маршрут. Был уже поздний вечер, но на ночевку никто не остановился, а герцог впервые начал проявлять признаки нетерпения, даже маска аристократа уже не могла помочь. Ночью, в предутренний час опустился густой туман, и им пришлось спешиться и взять лошадей под уздцы. После очередного заклинания поиска Колн сообщил, что девушка находится в трехстах метрах, но, что самое удивительное, он больше никого рядом с ней не чувствовал. Это было странно, потому как все прекрасно понимали, что сама она по реке не сможет плыть. В отличие от верховой езды, которую Кассандра обожала, плаванье по реке в лодке она, мягко говоря, не приветствовала. Поэтому и не умела ничего. Разве что ее взяли в плен наемники, имеющие специальные амулеты сокрытия. Очень дорогие амулеты, поскольку сейчас маг применил заклинание из высшей школы, которое ищет не только ауры, но и тепловые аномалии и даже ментальные. Полностью прикрыться от него может маг подобного уровня, а простые люди очень дорогими амулетами, которые сможет создать далеко не каждый мастер магического конструирования. Поэтому все решили, что девушка находится в плену.

Они тихо окружили место предполагаемого отдыха, удивившись беспечности, поскольку не встретили ни одного поста. Для разгона тумана, чтобы не тратить свои силы, Колн использовал амулет с заклинанием «Кольцо ветра». И как только стала нормальная видимость, все увидели всего двух человек, одной из которых была дочь герцога. Но сам Краас успел заметить последние движения ее спутника, говорившие, что парень только что закончил уход в сторону. Колн не выдержал и ударил в него интересным и сложным заклинанием «Молния До́рмуса». Основное ее действие – паралич, но в отличие от стандартного заклинания, это распространяется со скоростью молнии, и оно практически не видно простым глазом.

А вот молодой человек его очень удивил и, что уж там говорить, озадачил – еще до начала атаки он ушел с ее линии, кувырнувшись назад. Вскочив на ноги, он выставил вперед свое деревянное копье и, если его не подводят глаза, из дерева хлонна. И, наверняка, молодой побег. Встал он так, что следующим прыжком сможет сдвинуть плот в реку, а сам нырнет под воду. Поскольку магия воды Колну давалась с трудом, то вообще уйдет от них.

– Папа! – раздался радостный крик девушки, которая просто пролетела разделяющее их пространство и повисла отца на шее.

Краас понял, что никакого пленения нет и в помине, поэтому подал незаметный знак своим подчиненным, чтобы те опустили оружие. Хотя прячущиеся лучники все равно обязаны держать парня на прицеле. Но теперь уже он сомневался в эффективности их стрельбы – очень, уж, хорошая интуиция у этого молодого человека.

Девушка начала рассказывать о своих приключениях, которые он слушал вполуха, но вынес итог, что это непосредственно этот парень освободил ее. И даже отдал свою одежду, чтобы она смогла хоть как-то прикрыться. И даже то, что тот вел себя непочтительно с ней. На последнее он только мысленно покачал головой, внимательно рассматривая одежду незнакомца, сильно напоминающая специальный костюм диверсантов из Вечного Леса. Или вообще одного из Великих миров.

– Как отблагодарить парня? – спросил герцог свою дочь.

– Не заслужил! – ответила девушка. – Идем, мне надо скорее снять с себя эти лохмотья.

Бывалый воин лишь мысленно покачал головой. В это время парень начал переводить взгляд с одного его воина на другого, герцог, его дочь, маг и, наконец-то, он. И тут он вздрогнул. Ему показалось, что он находится на прицеле опытного воина и ему в лицо дышит смерть. Похожее чувство он испытывал только один раз в жизни, когда судьба тогда еще молодого наемника занесла в один странный мир. Там на одной из стоянок он испытал похожее чувство, отказавшись от дальнейших поисков. Это, наверное, и спасло его, поскольку из трех десятков в живых он остался один.

Он даже немного повернулся, чувство неминуемой смерти не исчезло. Но в следующий миг все пропало. Действуя по наитию, он крикнул:

– Бак, неси сюда свой лук.

Этот его подчиненный все равно жаловался, что его новое приобретение ему не по руке, хотя поначалу вроде бы все было нормально. Взяв лук и колчан со стрелами, он подошел к парню.

– Держи, – он протянул оба предмета ему. – Подарок.

Краас из разговора дочери с отцом знал, что молодой человек не понимает их языка, но жест очень красноречивый. Он взял в руки и кивнул в ответ. Развернувшись, командир охраны направился следом за герцогом и его дочерью, а когда их догнал, то услышал недовольный голос девушки:

– Зачем ты это сделал?

– Это мой подарок ему, – мужчина сделал ударение на слове «мой».

С недовольным видом девушка отвернулась.

Глава 13

Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, пригород города Шатри-Ка.


Я смотрел вслед воину, пока тот не скрылся за деревьями. После этого занялся своим подарком, внимательно рассматривая его. Дерево, понятное дело, я не узнал, на счет тетивы тоже неясно, из чего она сделана. Скорее всего, что-то натуральное, а значит недолговечное, поэтому нельзя долго держать ее натянутой. Конечно, ее могли укрепить магией, вот только тогда стоимость должна быть высокая и не вериться, что мне бы его подарили. Взвесил в руке — легкий и удобный, попробовал баланс, покачивая его – тоже все отлично. Несколько раз натянул его — плавное нарастание усилия, никаких рывков. В общем, отличный лук. После этого, сняв тетиву, направился в город.

Проверка на входе оказалась серьезной. Передо мной находились всего две повозки, точнее, карета, где ехал кто-то богатый, и телега, в которой крестьяне везли продукты на продажу. Вот за ними я и пристроился. Карета проехала под арку, но впереди нее я заметил опущенную решетку с прутьями не менее пяти сантиметров толщиной. Проверяли ее серьезно, даже заставили выйти всех пассажиров. Работали два мага: один проверял карету и вещи, второй людей. «Заварушка что ли у них здесь намечается?», — посетила меня мысль. После того, как карета поехала дальше, в руки стражи попала телега.

Наконец-то! Блин, на крестьянина они потратили больше времени, заставив его что-то перекладывать, а потом еще спорились что ли. Судя по недовольному лицу хозяина товара, пошлину он заплатил больше, чем планировал.

– …? — что-то спросил меня маг.

— Не понимаю, — я замотал головой.

Он начал делать пассы руками и нахмурился. А стражники, я заметил краем глаза, отреагировали моментально – подобрались, а те, что сзади обнажили оружие. По крайней мере, услышанный мною звук напоминал это действие. Он что-то сказал второму магу и тот ушел куда-то, вернувшись через минуту. Надел мне на шею амулет, а его коллега снова задал мне вопрос, который по-прежнему остался для меня непонятен. Теперь уже все стражники обнажили оружие, а двое навели на меня арбалеты. Наверняка, сзади тоже кто-то из арбалетчиков тоже находится. Маг, который проверяет людей, подошел ко мне и внимательно начал рассматривать мои украшения, потом провел рукой по комбинезону. Что-то приказал, и один стражник убежал куда-то в город.

Честно говоря, мне это надоело, и я бы ушел, но подозреваю, что это вызвало бы дополнительные подозрения и меня вряд ли отпустят. Вернулся стражник только спустя полчаса вместе с каким-то дедом, которого сопровождали два воина. Телохранители? Скорее всего, да. Он минуту поговорил с проверяющим, потом занялся мной. Первым делом осмотрел комбинезон, что-то сказав магу-стражнику. Затем очень внимательно мои оковы. Я так понимаю, что они их очень заинтересовали. Он сделал какой-то пасс, затем еще один, еще, еще — и тут меня тряхнуло немного. Удовлетворительно кивнув, он постарался положить свои руки мне на голову, но я увернулся. Как-то сразу вспомнился сон, где та страшная ведьма тоже хотела сделать это же.

Стражники отреагировали на мое движение, а вот сам дед и его охранники нет. Он коснулся своей рукой своего рта, потом протянул к моему, но касаться не стал, а затем несколько раз поочередно показал на себя и меня. Я так понимаю, что он хочет обучить меня языку? «О! Неужели, как в книгах меня сейчас на халяву быстренько обучат местному языку?», — мелькнула радостная у меня мысль. Но тут же пришла новая: «А что, если он захочет сделать мне плохо?». И я внутренне настроился, что в этом случае, буду действовать максимально жестко, то есть, как минимум, калечить деда и его охранников, так как те будут его защищать. И даже наметил точки поражения. У мага это низ живота, по аналогии с предыдущими разами, у его охранников это незащищенные лица. И вот сейчас сказалась разница в классе — стража ничего не заметила и не почувствовала, а вот воины почти незаметно подобрались. Что тут скажешь — профессионалы.

В это время дед положил руки и в голове помутилось.

В себя пришел сразу. Еще мгновение назад перед глазами все плыло, ничего разобрать не мог, только некое мельтешение, и вот я соображаю, что нахожусь там же под аркой, а меня под руки держат стражники.

— Понимаешь меня? — наконец-то задал понятный вопрос проверяющий маг.

– Да, – обрадованно ответил я.

— Кто ты? Какая цель прибытия в наш город?

– Алек Ксей, — представился. – Хотел посмотреть город, может быть, найти работу, если бы сумел договориться.

– Откуда ты?

– Из своего мира, попал сюда непонятным способом.

– Подробнее? – это уже заинтересовался маг, давший мне местный язык.

– Шел, я шел, потом раз – и уже здесь в лесу. Какие-то чернокожие люди схватили, хотели в жертву принести, но мне удалось сбежать, а заодно освободить какую-то девушку.

– Кто такая? Опиши? Или быть может у тебя есть ее изображение?

– Красноволосая, желтоглазая, с виду аристократка. Ее здесь недалеко встретили родственники и увели.

– Дозоры видели герцога ти Гоарс с охранниками, – ответил городской маг на вопросительный взгляд деда. – Красные волосы и желтые глаза это их род. А теперь подробно опиши все, что касается племени зулсов?

Я снова удивился – вроде бы на Земле жило племя негров зулусов, а тут одну букву потеряли из названия. И тоже чернокожие. Я начал рассказывать. Но маг устроил мне форменный допрос: как были одеты? Как вооружены? Какая раскраска у воинов? У женщин? У жреца? Подробно расспрашивал о бое с ведьмой и, судя по всему, не поверил, что я так легко справился с ней. Попросил показать оружие, с помощью которого победил. Сначала сам вертел в руках, потом дед с огромным интересом это делал и в конце заявил:

– Новейшая разработка гномов одного из Великих миров, – и подозрительно, словно видит в первый раз, оглядел меня.

А мне очень стало интересно, что за Великие миры? Я так понимаю, что там развитие намного шагнуло вперед, если изделие Земли могут спутать с вещью магического мира. А ведь знания деда намного превосходят знания местных магов. Наверняка, он сам не отсюда, и, вполне вероятно, из одного их тех развитых миров или хотя бы их соседей. А затем оба мага отошли в сторону и начали о чем-то разговаривать. Мне очень захотелось услышать, ведь речь вполне могла идти обо мне. Я, что называется, навострил уши, но ничего, а потом внезапно начал различать слова. Едва сумел удержать на лице простое выражение. Но говорили они не обо мне, а как раз о тех самых неграх, и местный маг доказывал, что у племен зулсов (оказывается это название не одного племени, где я побывал!) начался период войн за переделку территории. Поэтому те места опасные и идти в ту сторону не стоит. Еще добавил, что их жрецы после большого жертвоприношения могут соперничать силой с магами империи. Они еще перемолвились несколькими фразами и направились к нам.

– Молодой человек, – обратился ко мне дед, – я оказал тебе огромную услугу, научив местному языку, даже двум. Стоимость подобной услуги десять золотых империалов или пятнадцать местных золотых монет. Ты ведь сейчас можешь не только разговаривать, но и писать, и читать. И, кстати, если бы не мои умения, то тебя бы посадили в темницу до выяснения кто ты, откуда, и что тебе здесь надо. А так ты остался на свободе. Но каждая работа должна быть оплачена, а у тебя, я уверен, денег нет, поэтому твоей оплатой будет служение мне.

Ага, халява, размечтался. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Еще один рабовладелец выискался на мою голову. Я постарался почувствовать все вокруг, как это делал во время тренировок, наметил линии первых атак по магу и его охранникам, а чтобы выиграть время для полного соединения с окружением, спокойным голосом задал вопрос:

– И как долго продлиться оно?

Но ответить дед не успел – один из его охранников отодвинул его назад, закрывая собой. Второй в это время начал смещаться в сторону. Все остальные, включая и самого деда, с удивлением наблюдали за их действиями. Первым опомнился именно их подопечный, задав вопрос на неизвестном мне языке, получив ответ на нем же, если судить по звучанию. Теперь же этот старый маг с еще большим интересом посмотрел на меня.

– На все время моих исследований в этом мире, – ответил он. – Приблизительно месяц по здешнему времени.

Интуиция молчала. Правда, она не всегда предупреждает об опасности, но, по крайней мере, в сию минуту мне ничего не грозит. Конечно, я прекрасно понимаю, что в дальнейшем будет сложно, ведь не зря же он взял таких охранников, что каким-то образом умеют чувствовать мои намерения или как там правильно назвать все. Поэтому решил согласиться, тем более что интересно будет пообщаться с магом – а вдруг и я смогу им быть? Можно было бы отказаться и поспорить с ним, вот только уверен, что ничем хорошим для меня это не закончилось бы. Наверняка, приплели бы какой-то закон, согласно которому я все равно буду должен.

– Хорошо.

– Идем, – он развернулся и быстрым шагом, совершенно несвойственным старому человеку, направился в центр города.

Я последовал за ним, думая о том, где бы перекусить или хотя бы разжиться местным аналогом спичек. По пути маг, представившийся как господин Хо́ккен, стал еще раз расспрашивать о моем мире и том, как я здесь очутился. Я и рассказал о Земле, стараясь говорить правду, не вдаваясь в подробности. Он очень удивился нашей погоде, когда полгода земля покрыта снегом, вообще не понимал, как можно там выживать. Нашу технику, а я ведь не вдавался в подробности, он отнес к сложным големам, а сам мир к так называемым гномьим. Как объяснил маг, это не значит, что там живут одни гномы, просто в этих мирах развитие идет по пути техномагии и магостроения. А поскольку законодателями являются гномы, то и названы они так. Затем уверенно сказал, что попал я сюда при помощи стихийного межмирового портала, что случается очень редко, даже здесь. В рамках одного мира это происходит частенько, а здесь так достаточно часто.

В это время мы зашли в постоялый двор, сразу направившись в обеденный зал. «Ну, хоть здесь халява», – мысленно порадовался я, когда маг заказал и мне порцию. Во время еды никаких разговоров не было, а вот когда нам принесли питье, дед снова принялся расспрашивать меня, особенно делая акцент на то, из чего сделаны мои защитные браслеты и специальный защитный обод на шее? Признаться, я едва не поперхнулся, хорошо, что успел сделать глоток до этого вопроса. Не буду же я ему говорить, что это рабские оковы? Хорошо, что практически сразу появилась идея.

– Это совершенно новая разработка, а я принудительный доброволец, – постарался горькую усмешку.

А что? Меня принудили к ношению? Принудили. Новая разработка? Почему-то уверен в этом, не знаю причину, но вот что-то в голосе, интонации, жестах, мимике аграфки натолкнуло меня на эту мысль. Там правда она была мимолетной, а здесь вот пришлась кстати.

– Можно сказать, что разработка удачная, – серьезно ответил он. – Они рассеивают заклинания вплоть до третьего уровня включительно. И именно они защитили тебя от жреческой магии, пусть и не до конца. Но хочу сказать, если бы не они, то тебе бы ведьма выжгла мозг.

Я постарался не показать своей радости, поскольку эти украшения являются моим вложением, если можно так выразиться. Уверен, те же гномы сразу купят их у меня, да еще и драться будут.

– Одежда у тебя тоже отличного качества, – между тем продолжил он разговор. – Конечно, уступает эльфийским изделиям, но немного. И это хорошо, поскольку там, куда мы идем, очень опасно. Завтра с утра жду тебя у постоялого двора, – добавил он, понялся и направился на второй этаж.

Ну, что я и думал. Радует то, что у меня, как оказалось, отличная экипировка по местным меркам. Вот только жаль, что патронов к пистолету больше нет. Жаль, что комнату снимать маг не захотел, но я не в обиде. Подошел к администратору и задал интересующий меня вопрос:

– В зале переночевать можно?

Тот смерил меня взглядом, задержавшись на комбинезоне и копье, затем спросил:

– На мели? – я кивнул. – Можешь пересидеть там в углу.

Поблагодарив, я направился к своему ночному месту. Удобно устроившись, оперевшись о стену, закрыл глаза, задумался о завтрашнем дне и не заметил, как уснул.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, город Шатри-Ка, постоялый двор «У дядюшки Тома».


Поднявшись на второй этаж и дойдя до номера, архимаг Дарий Ко́нтерс ка Хо́ккен, показал, чтобы оба его охранника вошли внутрь. Когда за ними закрылась дверь, он сотворил заклинание, и от его рук в разные стороны разошлось едва видимое марево, на лету преобразовавшись в сетку. Коснувшись потолка, пола, стен, окон, она, казалось, приклеилась к ним.

– Теперь можно говорить, – удовлетворительно кивнул он. – Так почему вы решили, что молодой человек опасен? Там, у въезда в город.

– Господин, он владеет первым уровнем боевого искусства Теней, – ответил главный в их двойке. – Причем, не новичок, а как бы не верхней ступени. Он пока слишком громко вслушивается в эфир. Но то, как быстро он это проделал, и говорит о верхней ступени.

– Но у вас же третий уровень, – немного удивился маг.

– Первая ступень третьего уровня, – уточнил воин, – и, если бы он начал действовать внезапно, то мы могли не успеть. У него спрятан нож и, если это артефакт из одного из Великих миров, то ваша защита не остановила бы атаку.

– Какой интересный молодой человек, – медленно произнес дед, – и из интересного мира пришел. Жаль, что неизвестно, где тот находится. Есть у меня на него определенные планы, – задумавшись, тихо добавил он.

Маг поднялся и ушел в спальню. Один из охранников устроился здесь же, в небольшом холле, а второй вышел в коридор, откуда зашел в соседний номер. Дарий же не мог долго уснуть, анализируя разговор с парнем, и чем дольше он это делал, тем больше крепла у него уверенность, что парень знает путь домой. Или, как минимум, имеет представление о том, как вернуться. И это необходимо использовать – очень уж интересные изделия там производят. Да и для еще одного дела он пригодится.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, город Шатри-Ка, постоялый двор «У дядюшки Тома».


Удивительно, но проснувшись рано утром, чувствовал себя отлично, усталости, как небывало, что странно с учетом того, что отдыхал я в сидячем положении. Решил сделать зарядку, направившись к выходу. Дверь была еще закрыта, но охранник этого заведения выпустил меня наружу. Если маг сказал, ждать его у здания, то кормить он меня не намерен, а, стало быть, нужно самому добывать все. Вот только где я здесь раздобуду еду? Придется потерпеть до выхода из города.

А вот для утренней тренировки подойдет небольшой парк, который я видел вчера, пока мы шли к гостинице. Добрался быстро, даже светлее еще не стало. В этот раз я решил устроить тренировку с копьем, с которым никогда до этого не занимался. Те несколько раз по пути из плена и тренировкой то можно не считать. Переход в боевое состояние с каждым разом получается все быстрее и быстрее, вероятно, тот прорыв, когда у меня впервые получилось задействовать недоступные ранее резервы организма, что-то подстегнул в нем. Ведь я с каждым разом все дольше и дольше могу пребывать на пике возможностей.

Шаг, второй, взмах рукой с копьем, шаг, подшаг. Начинал я медленно, стараясь слиться со своим оружием. Получалось, прямо скажем, пока не очень, но я хотя бы почувствовал правильность движения им и направления атак, когда движения выглядели естественными. Многие из них я забраковывал сразу, как совершенно абсурдные, некоторые оставлял на крайний случай, мол, в какой-то ситуации могут пригодиться. Зато те, что получались сами, то есть тело с руками выбрасывали в атаке копье или делали защитное движение, старался запоминать. Когда почувствовал приближение людей, вышел из своего состояния и начал отрабатывать простой тычок. Появившиеся стражники только поухмылялись моим таким действиям и направились дальше по своему маршруту. Я же тоже двинулся к постоялому двору.

У здания я увидел группу из трех человек и семь лошадей, которые двое держали под уздцы. Удивительно, но они ничем не отличались от земных, по крайней мере, внешне. А вот третий человек мне сразу не понравился, что-то присутствовало в нем отталкивающее меня. И ведь не объяснишь – все вроде бы нормально, нет ненависти, зависть, когда он разглядел мой комбинезон, промелькнула и исчезла. Но вот отталкивает нечто и точка.

Маг со своими неизменными охранниками появился через полчаса. Представив нас друг другу, он распорядился принести припасы, приготовленные хозяином заведения. Направился я и один из мужчин, точнее парень по возрасту, державших лошадей. Судя по количеству, мы больше заезжать в города не будем, а я даже немного обрадовался, потому как на природе я голодным не останусь. Удивило меня только то, что вьючных лошадей нет и все пришлось распределять по верховым.

Еще спустя полчаса мы выдвинулись в путь. Непонравившийся мне мужчина оказался проводником и сейчас нас вел именно он. И направились мы не куда-нибудь, а к переправе через широкую, не менее полкилометра шириной, реку, куда впадала речка, по которой мы приплыли с девушкой. Паром был размером где-то тридцать метров на пятнадцать, поэтому мы все легко поместились на нем. А когда отчалили, я очень заинтересовался двигателем, ведь это не классика, где на другой берег перекинут трос и по нему скользит паромная переправа. Я наклонился, пытаясь рассмотреть винты или нечто подобное, но сзади присутствовал только след от движения.

– Интересуешься? – услышал я голос мага.

– Да. Мне интересно, как он плывет, при помощи чего?

– Гномья идея. Под днищем находится специальное устройство, которое при помощи магии перегоняет воду, отчего и происходит движение, – ответил тот, внимательно глядя на меня.

А я как раз вспомнил урок физики, где учительница объясняла нам принцип движения самолетов с винтами и турбинами. И я уверен, что последний и применен в данном случае. Правда, крутятся те медленно, наверное, из-за расхода магической энергии. Постарался увидеть подводный след, но там ничего не разобрать. И только сейчас понял, что маг по-прежнему внимательно смотрит на меня. Решил сразу спросить, что да как.

– Почему вы на меня так смотрите? – задал вопрос, чем заставил деда немного почувствовать себя не в своей тарелке.

– Ты знаешь, что обладаешь удивительно ровными магическими каналами? – спросил он.

Удивил, так удивил. Мне, конечно, очень хотелось стать магом, но я не предполагал, что имею склонности к этому. Почему-то был уверен, что магия и псионика связаны между собой, и, если в одном я почти никто, то и в другом имею аналогичного уровня способности. А тут оказывается, что маг.

– Они, правда, небольшие, но их больше, чем у большинства имеющих магические способности, – немного подпортил он мою радость. – Но их можно развить, если работать над собой.

А вот это уже класс! Дядя Миша приучил меня работать над собой постоянно, чтобы совершенствоваться во всем: и в теле, и в мыслях, и в умениях. Хотел было спросить, как это делать, но вспомнил о бесплатном сыре и задал другой вопрос.

– А где-то учат этому?

– В различных магических школах, – усмехнулся дед, – но в этом мире нет ни одной. И предвосхищая твой вопрос, скажу, что одна из лучших находиться в мире Джир-Ди-Ка в империи Якама.

Я не стал дальше расспрашивать его об учебном заведении, главное, что он сообщил мир и государство, где оно находится. А то подозреваю, что потребует что-то от меня за свои сведения, и так месяц на него батрачить буду. Вчера так пылал желанием общаться, а сегодня решил не рисковать. По крайней мере, пока не обживусь и не узнаю местные реалии и законы. А маг сам выдал мне интересную информацию, что мои оковы, которые в этой Вселенной оказались защитными, можно продать задорого. Он, вероятно, ожидал от меня дальнейших вопросов, а я не спрашивал, вот мы так и простояли молча почти до того берега.

На той стороне мы сразу свернули с дороги в сторону, что подтвердило мои ранее сделанные выводы…

Уже десять дней едем, объезжая обжитые места, хотя, надо сказать, что только в трех местах я заметил явные недавние следы пребывания человека. Проводник вел нас по полному бездорожью, но я ни разу не заметил в его глазах и тени сомнения. Впереди показалось темное пятно.

– Видишь впереди, молодой человек, темное пятно – это феномен этого мира, – сказал мне подъехавший маг.

Вероятно, он все-таки любил поговорить, поскольку и в предыдущие дни заводил со мной разговор. Правда, болтали можно сказать ни о чем. Сейчас же в самом деле то, что вижу сильно напоминает место, где обитали пленившие меня негры. Между тем, он продолжил.

– Это тень от этого же мира, невероятным образом закрученного. Если пойти строго в одну сторону, ориентируясь на главный магический поток, то обязательно вернешься в ту же точку. А вот если двинешься поперек, то в какой-то момент тебя перебросит в другое место, и уже оттуда дойдешь до места, откуда начал свое путешествие. Это как если бы ты пошел поперек дороги и, дойдя до края, появился с другой ее стороны. Это не портал, не межмировая тропа, а нечто необъяснимое. А вот идя по дороге, ты возвращаешься.

– То есть мир в виде обруча, который погнули? – и я даже дотронулся до своего ошейника.

– А вот и нет! – радостно чуть ли не воскликнул он. – Так ты движешься только по одной стороне, а установили абсолютно точно при помощи порталов, что проходишь обе стороны.

– А, петля Мебиуса, – кивнул я.

Помню, помню, как всех нас учеников поразил это трюк, когда берешь лист бумаги, скручиваешь его определенным образом, соединяешь две стороны и получается фигура с одной плоскостью. Помниться мы тогда постоянно это делали, особенно перед младшими детьми, пусть тех и было всего трое. Посмотрел на мага, который огромными от изумления глазами смотрел на меня. «Они что, тут не знают это?», – мелькнула мысль, тут же нашедшая свое подтверждение в последовавшем вопросе.

– Что за петля?

И тут мне захотелось в некотором роде похвастаться, а то очень уж сквозило в разговоре деда превосходство. Небольшое, правда, зато постоянное – дескать, вот какой я умный. Вот и хочу показать, что на Земле люди ничуть не глупее.

– Если дадите лист пергамента или бумаги, то покажу, – ответил ему.

Удивительное дело, но он сразу полез в сумку, откуда достал лист бумаги. Если честно, то это не земная бумага, а что-то другое, просто удивительно похожее на нее, как внешне, так и на ощупь. Как раз достал не квадрат, а полоску. Я быстро соединил правильно, сказав:

– Вот здесь надо закрепить.

Господин Хоккен провел рукой, бормоча что-то, и бумага такое впечатление срослась. Он взял ее в руки, начал вертеть, заглядывая как раз в теневые области. Да я и сам поразился, насколько эта фигура хорошо объясняла то, что ожидает нас впереди. Вот только представить себе ее в масштабах планеты или даже больше очень тяжело. Маг тоже очень впечатлен, поскольку в сумку ее клал очень бережно.

– Зулсы! – выкрикнул проводник.

Мы остановились и спешились. Я и так копьем не очень владею, а верхом, так и подавно. Но, что удивительно, другие тоже не спешили воевать сидя в седле. Было будущих противников человек тридцать и судя по разговорам, это средний отряд, вероятно, отправленный в разведку. А тут всего семь путников, поэтому те и не выдержали. Один из помощников, тот, что помоложе и который был слугой на побегушках, отвел лошадей назад. Я еще пару дней назад из разговоров понял, что как боец, он почти никто – его и брали для другого. Натянул тетиву, но пока не входил в свой боевой режим, только намечал будущие цели.

– Господин? – вопросительно произнес главный в охране мага.

– На меня можете не рассчитывать, – озадаченно и немного удивленно произнес маг. – Удивительно сильный жрец, наверное, накануне была отличная жертва.

«Вот вам и дикари», – усмехнулся я про себя. Буквально вчера шел разговор о грозящей нам опасности от зулсов. А ведь дедка предупреждали еще в городе, что у тех намечается дележ территорий, когда они особо агрессивны и нападают на все подряд. Я увидел, как сосредоточилось лицо мага, он начал делать пассы руками, но вот видимый эффект отсутствовал. Сначала не понимал, почему у него не получается, и только уже почти перед самой стрельбой до меня дошло – они со жрецом просто не дают друг другу обрушить на наши головы магию.

– Твои правые, – услышал я голос главного охранника.

Я видел, что у них луки, которые они тоже приготовили к стрельбе. Бежали зулсы зигзагом, понимая, что сейчас представляют отличные мишени. Когда они приблизились к зоне уверенного поражения, я вошел в боевое состояние. Нить протянулась к самому крайнему противнику. Выстрел. Выстрел. Выстрел в того же негра. Я сообразил, что некоторые имели защитные амулеты, поэтому и приходилось четырежды посылать два раза стрелы в одних противников. Нащупав последнюю стрелу, я выпустил ее в самого прыткого и, положив лук на землю, вышел из этого состояния. И сразу сделал несколько шагов вперед.

Передо мной всего трое и первый вырвавшийся тоже орудует копьем. Не мудрствуя лукаво, он резко выбросил свое копье в направлении моей груди. Приняв его копье своим, я чуть сместил свою правую руку, и наконечник копья моего противника прошел рядом с моим плечом. А вот мое копье ударило точно ему в шею. И тут сказалось отсутствие у меня опыта в работе с копьем – скорость и напор чернокожего воина были таковы, что его просто вывернуло из моей руки. И я обнажил свой нож.

Следующие мои противники орудовали то ли мачете, то ли длинными ножами, то ли короткими мечами. Атаковали они одновременно, но я даже не стал пытаться как-то отводить или, тем более, парировать удары. Упав на землю, я ударил одного под коленку, разрезая все сухожилья. Последний мой противник, увидев лежащего врага, меня то есть, рванул ко мне, чтобы добить и… нарвался на мой удар ногой под колено. Инерция потащила его дальше и он начал падать почти на меня. Чуть отодвинувшись, я выставил нож как раз в то место, куда «приземлилась» его шея. Вскочив на ноги, понял, что противников не осталось. Вернув себе копье, добил раненого, который обеими руками обхватил свою ногу и не думал о дальнейшем бое. Посмотрел туда, где находился жрец, и успел заметить, как он с пятью воинами убегает с поля боя.

Я осмотрелся. А ведь охранники серьезные противники – перед ними лежало… раз, два, три… тринадцать врагов. Слева от них находился проводник, поэтому вполне возможно, что один или два это его, но все равно классные воины. Орудовали они, кстати, двумя мечами каждый. После того, как маг сотворил следящее заклинание и убедился в том, что поблизости никого больше нет, мы приступили к разбору трофеев.

В этом мире к трофеям относились очень серьезно, а дележ был, как писалось в земных фантастических книгах – кто убил, тот и обыскивает. У троицы, что я убил в рукопашном бою, ничего хорошего не было. Холодное оружие очень неудобное, баланс плохой, копье тоже не по мне. Если бы мы возвращались, то я бы все захватил, а так таскаться с ними себе дороже. Пять убитых стрелами поначалу тоже ничего хорошего из оружия не дали, но вот у одного, обладавшего амулетом, нашел меч, который притянул мой взгляд сразу. Взяв его в руку, сразу почувствовал разницу с предыдущей кустарщиной. Вот что я еще снял, так это амулеты и прочие висюльки – места занимают немного и мешать не будут. А там найду, где продать. Прятать остальные трофеи я посчитал излишним, поскольку вернувшиеся негры совершенно точно найдут.

Чему я очень расстроился, так это сломанным стрелам. Только четыре штуки сохранились, как раз те, которые отклонили амулеты. Их взял, с остальных поснимал наконечники и перья, а в пути сделаю новые.

Три дня, что мы продвигались в Тени, на нас никто не нападал. Вообще. Чему мы были только рады. Но со слов нашего проводника это означает только то, что сейчас зулсы заняты войной, после которой у них будет снова период нападений на все близлежащие деревни и села, а также путников и караванов.

– Что это? – не удержавшись, воскликнул я.

Мы вышли к невысоким горам. Что странно никаких предгорий не было – вот равнина и прямо из земли начинают расти горы. Но поразило меня не это. Вместо одной вершины находился замок с остроконечными шпилями. Склонившееся к закату солнце осветило их, и те заиграли солнечными зайчиками. Удивительным был цвет – белый, который создавал ощущения снежной шапки. Высота горы была небольшой, может быть, метров триста-триста пятьдесят, тут снизу трудно для меня назвать точное число.

– А-а-а, – протянул маг, – дом правителя или хранителя, исследователи так до сих пор и не могут прийти к единому мнению. Кем и когда построен – неизвестно, из чего сделан – неизвестно, защищен магией, природа которой неизвестна. Правда, ходят слухи, что маги из Великих миров сумели попасть внутрь защитного купола, но правда ли это – неизвестно.

– Существует пророчество, – внезапно произнес проводник. – «В тот день и час, когда в этот мир ступит нога хозяина его, замок заграет всеми цветами радуги». Шесть лет назад он полыхал целую минуту.

А мне мгновенно пришло в голову то, что именно тогда исчезла моя мама. Я едва сдержался, чтобы не помотать головой, отгоняя мысль, что это я такой весь из себя могу быть его владельцем. А что, по датам все сходится.

– «И падут враги его, и получат милость его соратники, и воссияет мир своею красотой утерянной, и грянет великая…» – внезапно заговорил молодой «подай-принеси». – Жаль, что пророчество известно не до конца.

Я успел заметить быстрый и очень недовольный взгляд проводника. Что-то он еще знает об этом пророчестве, которое почему-то ему так не нравится.

– А туда тяжело забираться? – задал я новый вопрос.

– А как ты думаешь, по отвесной скале-то лезть? – вопросом ответил маг. – Видишь гора одинокая, поэтому и с других вершин в него не попасть.

«Странно», – подумал я. – «Я же вижу явную тропинку, поднимающуюся по спирали». Говорить я, естественно, не стал. Очень хотелось пойти и посмотреть вблизи – не показалось ли? Но и этого делать не буду – если никто больше этот маршрут не видит, то только вызову ненужные подозрения. Лучше как-нибудь потом самостоятельно сюда приду.

– Жаль, – вздохнул я, – так хочется там побывать.

Мы расположились у подножья За́мковой горы. Поставили шатер для мага с его охранниками, а потом занялись костром и едой. Кстати, сейчас все питались с одного котелка, в том числе и я. Когда каша с мясом подстреленного мной какого-то грызуна по имени пу́ка была почти готова, проводник, посмотрев на небо, сказал:

– Ночью будет очень холодно и пойдет снег.

Двое других, подняв голову, согласно кивнули. Я спросил: как они узнали? На что получил ответ, что мир переворачивается, а в это время всегда так происходит. Стало интересно, и я насел с вопросами на них. Все их объяснение сводилось к тому, что ночью звезды всегда находятся вот так, а если они начинают идти вот сюда, то мир переворачивается и будет холодно и пойдет снег. Хорошо, что по их словам в перевернутом состоянии он находится только двое суток.

Проводник с двумя слугами поставили себе небольшую палатку, а вот у меня жилище отсутствовало. Зато имелось одеяло честно мной затрофеинное у одного негра. Очень надеюсь, что комбинезон плюс одеяло, плюс удобная ложбинка, найденная мной, не позволят замерзнуть. То, что меня вряд ли пригласят в шатер, я и так понимал – нет там места для четырех. Точнее есть, но там уже будет тесновато, с чем вряд ли согласится господин Хоккен. Я не поленился и нарезал тонких веток наподобие лапника, и, закутавшись в одеяло, уснул.

Проснулся среди ночи от жуткого воя.

Глава 14

Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, Замковая гора.


Первое, пришедшее в голову это то, что я очутился на Земле и ко мне приближается стая волков. И не удивительно, ведь от моего шевеления на лицо упал снег. И только когда вскочил на ноги, вспомнил, что проводник говорил о том, что ночью станет холодно и будут осадки. Снег, кстати, не шел, а валил валом, словно хотел отыграться за все время, да еще ветер, пусть и не сильный, добавлял свои пять копеек, как любил говорить дядя Миша.

Присел, чтобы найти копье, но в этот момент из снегопада появилось нечто белое, и я, не раздумывая ушел перекатом в сторону. Как замечательно, что снежный покров был всего сантиметров двадцать пять-тридцать, иначе застрял бы в нем. Удалось встать на одно колено, и тут же снова на меня вынырнуло нечто, отдаленно напоминающее волка, собаку, гиену, которую я видел на рисунке в книге. Среагировать не успевал, поэтому просто закрылся руками, почувствовав легкий толчок. А вот зверя отбросило в сторону, и я только сейчас сообразил, что же мне в нем не нравилось ранее. Он просвечивался! Вскочив на ноги, я сразу плавно ушел от очередного прыжка на меня.

И тут заболела голова, словно кто-то невидимый немного сжал ее в районе висков. Но боль все-таки была не очень сильной, поэтому я мог не только защищаться, но подумать о том, как и чем я отбросил в сторону зверя. Тем более что именно сейчас нападать на меня не спешили. Краем уха слышал выкрики остальных членов нашей команды, но совсем не вдумывался в смысл, тратя ресурсы мозга на обдумывание ситуации.

Размеры тварей были где-то на уровне пони, только худее, полупрозрачные с горящими угольками глаз. Скорость у них была приличной, но толчок получился совсем небольшой, из чего можно сделать вывод, что они не из плоти, а магические. Это мое мнение подтвердил и тот факт, что сработали наверняка мои защитные браслеты, которые и отбросили тварей. Как итог — защищаться необходимо с их помощью.

Эти мысли проскочили у меня в голове в считанные мгновения, и новую тварь я встретил ударом браслета по пасти. И вот тут меня ожидал новый сюрприз – я отчетливо почувствовал укус, словно та была из плоти. Хорошо, что комбинезон оказался на высоте и не позволил себя прокусить. Поэтому от новой атаки я ушел и удар нанес уже тыльной стороной предплечья. И вот сейчас успел заметить, как в месте касания появилось зеленоватое свечение. Тут на меня стали набрасываться чуть ли не одновременно, хорошо, что размеры не позволяли им так делать.

Работал я, как на тренировках, но перейти в более эффективный режим никак не удавалось. А виной тому постоянная головная боль. Сейчас уже любой догадался бы, что это проделки напавших на нас тварей. Взвыло чувство опасности, и я едва успел повернуться, чтобы пропустить лапу в считанных миллиметрах от себя. Ударить не успел, поскольку на краткий миг выбило меня из себя подтверждение факта, что эти звери могут на какое-то время приобретать физическое тело. Или проявляться в этом мире, или что-то в этом роде.

Но, несмотря на все, я постоянно старался перейти в боевой режим. Что удивительно головная боль то возрастала, то уменьшалась — не знаю, это они могли отслеживать мое состояние наподобие телохранителей мага, или это чисто реакция моего организма, но факт остается фактом. Атаки участились, и мне пришлось выбросить из головы даже намек на какие-то мысли. Работал на автомате, перетекая из одного положения в другое, защищался от атак на меня, но все чаще и чаще пропускал их. Точнее, руку с браслетом успевал подставить, а отклониться или уйти нет. И тут я не успел сделать даже это, и прозрачная тварь прошла сквозь меня.

Такое впечатление, что из меня вытащили часть сил. Понимая, что, если еще раз не успею, то больше ни о каком сопротивлении не может быть и речи. Разозлился я очень сильно, и словно в ответ на мои эмоции и чувства ощутил, как на моей голове появилась прохлада, словно мне на голову надели очень холодный обруч. А в следующую секунду этот холод разошелся от меня в стороны, и мгновение спустя я взорвался. Успел еще осознать — на самом деле вот он я, но что-то рвануло из меня наружу. Голова закружилась, перед глазами появились цветные пятна, и я провалился в беспамятство.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, Замковая гора.


Смутное беспокойство, поселившееся внутри До́кена Бра́мса, ныне проводника по миру Альдорн, заставляло его быть настороже. Оно не усиливалось, не уменьшалось, а, казалось, поселилось у него в груди для дальнейшего проживания. Его не раз спасала интуиция даже в якобы безнадежных случаях, но когда он следовал ей, то всегда выходил сухим из воды. Даже тогда…

И вот сейчас она предупреждала его о предстоящей опасности, но не подсказывала выхода, словно от его действий уже ничего не зависело. Говорить кому-либо о своем чувстве тревоги он не стал, потому что как-то так всегда получалось, что в таких случаях было сложнее всего, и все равно он спасался, действуя в одиночку. То, что мир начал переворачиваться только усугубило его плохое настроение – снег и мороз он не любил. Сбежать от нанимателя он не осмелился бы, прекрасно зная его характер. Все дело в том, что он уже не первый раз занимается исследованиями здесь, и слухи среди проводников ходили одни и те же. Если соблюдать договоренности, то никаких проблем, но вот, если кто-то становится поперек его пути, то маг с легкостью уничтожал преграду.

В совсем небольшом шатре, он лег с краю, чтобы в случае явной опасности как можно скорее покинуть его, ведь это являлось явной ловушкой. Поэтому, когда раздался вой, он как можно быстрее покинул свой шатер и, подбегая к шатру мага, находящемуся всего в пяти метрах, выкрикнул:

— Господин Хоккен! Большая опасность! Призрачные Гончие Вьюги!

Пожилой маг, наверняка, слышал об этой напасти, потому как выскочил из своего шатра практически сразу с окончанием фразы. Охранники его появились следом, но толком защитить своего подопечного не успевали. Хотя тому не особо и требовалась защита. Маг встретил первую гончую каким-то заклинанием, которое перед вытянутой рукой мага образовало небольшой светящийся щит. Гончую отбросило назад. А после, их начали атаковать со всех сторон.

На самом деле этой четверке повезло, ведь им удалось практически сразу встать спина к спине, и никто из них не опасался атаки сзади. Докен успел заметить, что мечи непростые, поскольку наносят раны призрачной ипостаси гончей. Сам же он орудовал длинным ножом, который получил от неизвестного несколько лет назад для одного очень щепетильного, но прибыльного дела. Сделанный из дымчатого матового металла он с легкостью преодолевал защиту и магов, и жрецов, да и раны наносил смертельные, которые исцелялись очень тяжело. Только архимаги и верховные жрецы могли противостоять проникающей способности этого холодного оружия. Да и то не все.

Работал он и против гончих, вот только Докен надеялся, что действие будет значительно сильнее — как минимум сильное магическое повреждение, когда те пребывают в призрачной форме, или серьезные раны, если гончие проявляются в реальности. На самом деле его оружие наносило лишь небольшие раны, правда, еще отбрасывало их.

И тут все почувствовали ментальный удар. Лучше всего его перенес маг, что неудивительно, а вот проводнику пришлось очень тяжело. Он поплыл, но остался в сознании, и если бы рядом не находились телохранители мага, то не миновать ему смерти. Но чуть погодя ему стало легче, как будто кто-то сумел защитить его мозг. Дальнейшее сражение проходило все-таки достаточно тяжело, гончие продолжали атаковать, и Докен защищался на автомате, поскольку так и не отошел полностью от ментального удара.

— Господин, можете что-нибудь сделать? – прозвучал голос старшего телохранителя. — Скоро исчезнет наша ментальная защита и мы станем беспомощные.

— Нет, — процедил сквозь зубы архимаг. — К нам приближается глава стаи. Я выставил перед ней барьер и едва удерживаю его.

Внезапно господин Хоккен вскрикнул и пошатнулся. Оба телохранителя отреагировали мгновенно, вплотную приблизившись к нему и тем самым не давая подопечному упасть. Спустя секунду тот вступил в бой. Внезапно они почувствовали немного в стороне, как раз там, где сражался молодой парень, присутствие кого-то уровня не менее чем третьего, причем, старшей ступени. А в следующий миг сильнейший ментальный удар привел их в беспамятство. Невероятно, но единственный, кто не потерял сознание, оказался проводник.

В тот миг, когда оба охранника почувствовали присутствие кого-то превосходящего их по силе, за́мок, стоящий на горе, вспыхнул разноцветным пламенем. Вот только оно вместо того, чтобы подняться ввысь, рухнуло вниз аккурат в сторону, где у подножья горы, на вершине которого он стоял, происходило сражение. Уже внизу его цвет стал ярко синим.

Оно вмиг смело призрачных гончих, собравшихся выпить жизнь из молодого человека, тех, кто решил добить архимага с его телохранителями, и добралось до главы стаи. И только она смогла пару секунд противиться разрушительной силе синего пламени. А еще проводник дико закричал и потерял сознание.


Пятая Вселенная-минус, один из Великих миров, замок в неизвестном месте.


Женщина придирчиво рассматривала рисунок, сделанный на полу огромного зала. Его линии имели одинаковую глубину, образовывали очень гладкие стенки, что в свою очередь говорило о магическом его происхождении. Вот только пол зала был не простым, а выложен специальным заклинательным камнем из одного закрытого мира, тропа в который исчезла более тысячи лет назад. Никто так до сих пор и не знает, почему в некоторые миры отсутствуют межмировые пути, и только изредка появляются тропы, которые существуют не более года. Тогда женщине очень повезло, что отыскал ее один знакомый ей ходящий, а также то, что она была первой, кому он сообщил о своей находке. Магия там давалась просто с огромным трудом, требовала неимоверных усилий. Зато некоторые вещи оттуда обладали невероятными свойствами. Как, например, вот этот камень, из которого сделан пол в зале.

Уже сколько лет он служит ей, и за все это время тот оставался таким, каким был в самом начале. А сколько ей стоило трудов сначала срастить его, а потом нарисовать тройную пентаграмму? Зато сейчас у нее имелся в наличии мощнейший артефакт для астральных путешествий. В данный момент она собиралась снова посетить тот далекий мир, который своими неправильными потоками энергий сбивал всю мощную волшбу. Тогда, в первый раз, она так и не сумела разглядеть лица заинтересовавшего ее молодого парня.

Нашла она его случайно, проверяя свой аккумулятор энергий. И обратила внимание на человека, лицо которого как бы расплывалось, и уловить правильные черты было невозможно. А подойдя ближе, она испытала знакомое, но забытое чувство. Чувство злейшего врага. Впервые она почувствовала его шесть лет назад, когда, следуя завещанию своего далекого предка, уничтожала последователей богини Лилис. Вот от ее алтаря и исходило это чувство. К ее огромному сожалению, уничтожить его она не смогла. А тут какой-то парень — неужели жрец? Хотя служили ей только женщины, но мало ли что произошло после того случая. Явилась она молодому человеку в своей второй ипостаси, которая безотказно действовала на всех мужчин, но тот ее боялся, что изрядно удивило женщину. А перед этим ее поразила та легкость, с которой он вышел в астрал. Конечно, это проделал, находясь во сне, что значительно проще, но даже для этого случая сделал это очень легко. И лицо, также как и в реальном мире, оставалось закрытым. Ей всего-то надо было дотронуться до молодого человека и не разрывать контакт всего пару секунд, чтобы разглядеть его, но когда она коснулась, то получила мощнейший ментально-астральный удар. Даже перешла в свою первую, истинную ипостась.

Женщина даже решила использовать свой скипетр, задействовав его астральную проекцию, хотя это будет стоить ей много сил. Заклинание астрального шока сорвалось с навершия, полетев точно в парня, который закрылся руками. И рассыпалось, соприкоснувшись с его браслетами. Она ну никак не ожидала встретить у него подобный артефакт. Вероятно, металл, из которого они сделаны, имеет происхождение из одного из закрытых миров.

Воспоминания совсем не мешали ей создавать специальную магическую субстанцию. Сейчас как раз начиналась завершающая стадия, требовавшая точного соблюдения очередности и периодичности пятнадцати заклинаний, поэтому она отбросила все другие мысли. Ее руки замелькали с огромной скоростью над емкостью, стоящей на обыкновенной жаровне, а губы зашептали вторые части заклинаний. Закончив, она опустила кисти в кипящее варево, и спустя несколько мгновений подняла на уровень глаз шар красного цвета. Удовлетворительно кивнув, женщина направилась в центр рисунка. Подняв руки вверх, она прошептала:

— Кииртос Гейтарс Абидаросс.

И резко опустила их. Субстанция еще три секунды висела в воздухе, а потом пролилась ей на голову. И тут же ее фигура потеряла насыщенность, став полупрозрачной. Найти по энергетической нити соответствующий мир просто, а передвигаться в астрале можно с огромной скоростью, особенно опустившись в нижние слои, поэтому вскоре она уже находилась в Альдорне. И очень обрадовалась, поскольку он вступал в фазу обновления или, как называли это явление местные, переворачивался.

Мало кто знает, что в это время там можно увидеть сокрытое, а она знала, что там есть, что искать. А самое главное, в это время можно найти любого разумного, если ты был с ним знаком. Даже, если это происходило только посредством астрала. Она настроилась на молодого человека и только спустя минуту почувствовала направление, хотя обычно все происходило значительно быстрее. Выдав свою самую злобную усмешку, женщина призвала своих верных помощников – призрачных астральных хищников.

Отправив стаю по следу, она положила руку на голову волчицы, главе стали, делясь с ней энергией, а заодно смотрела их глазами на происходящее. Ее дети уже нашли его и приступили к уничтожению. Был тот не один, поэтому сегодня у всех хищников будет отличная трапеза. Первые же столкновения показали, что это серьезные противники – из семи человек только из двоих они выпили жизнь. А вот справиться с остальными людьми, и что самое обидное, с парнем не могли. Его обручи и в этот раз защищали выше всех похвал. Даже ментальный удар не подействовал, разве что только один из них поплыл. И тут она узнала этого мужчину и, довольно усмехнувшись, передала приказ не атаковать его. К ее удивлению, остальные держались очень хорошо, поэтому волчица направилась на помощь, а женщина медленно двинулась следом.

По пути она по-прежнему оставалась в сознаниях всех хищников, атаковавших парня. Тот отлично защищался, но вот одной гончей удалось пройти сквозь него, забрав часть жизненных сил.

— Да когда же ты покажешь свое лицо, – выругалась женщина, немного ускорившись.

Даже сейчас его интересная защита не исчезла, более того, она даже не отреагировала на потерю жизненных сил. И тут она заметила на голове парня появившуюся корону, от которой разошлась волна салатового цвета, отбросив хищников от него. А следом от него разошлась мощная волна, соединившая в себе астрал, ментал, магическую и жизненную энергии, а также еще что-то непонятное.

— Неужели? – изумленно произнесла женщина.

Но продолжить она не успела, также как и проанализировать увиденное. Заметила вспышку, а затем всю стаю смело синей волной. Отголоски окончательной смерти стольких гончих с невероятной силой ударили по женщине, что она закричала от боли. Но, тем не менее, сохранила свое присутствие в астрале, тратя на это уже жизненную энергию. Она со всей доступной сейчас ей скоростью направилась к человеку, которому в свое время подарила нож, прекрасно осознавая, что подойти к парню не сможет.

Уже рядом с ним она осознала, что не сможет проникнуть в его голову, чтобы оттуда считать образ это молодого парня. Зато может сделать другое – положив руку ему на голову, она приказала:

– Ты должен убить его при первом удобном случае.

Затем коснулась ножа, передавая тому немного, совсем чуть-чуть, своей сути. И ее тут же вышвырнуло из астрала.

Очутившись в своем зале, женщина целую минуту лежала и не могла прийти в себя. Голова кружилась, мысли путались, слабость не давала ей подняться. Когда же она пришла в норму и поднялась, то зло процедила сквозь плотно сжатые зубы.

– Значит, наследник. Не жрец. Ничего, мой рыцарь знает свое дело и никакая защита не спасет тебя от его клинка.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Дикие Земли, Замковая гора.


– Мама? – произнес я, когда сумел разглядеть приближающийся силуэт.

До этого я находился в тумане, и все не мог понять, как я сюда попал. Последние события, когда я сражался с какими-то магическими тварями, у меня отпечатались в памяти, а потом пустота. Очнулся уже в этом непонятном месте, и до этого момента силился понять, каким образом меня занесло сюда. Придумал даже теорию, что в момент, когда я потерял сознание, подо мной открылся стихийный портал, куда меня и затянуло. Уже понял, что здесь это не такая уж и редкость. Радовало то, что в этом случае я, вероятнее всего, где-то в том же мире, где и находился до этого, ведь порталы между мирами очень редки.

А минуту назад в тумане появился человеческий силуэт, который, приближаясь ко мне, становился отчетливей, и вскоре я узнал свою маму. Хотел вскочить на ноги, но даже руки, когда я на них решил опереться, дрожали – так и застыл я в сидячем положении. Она подошла, улыбнулась и погладила меня по голове, как это делала часто на Земле, а я почувствовал себя защищенным. Так и хотелось остаться здесь, в этом уютном месте. А потом мама просто растаяла, а я внезапно сообразил, что полон сил. Встряхнул головой и… проснулся.

Я лежал на спине в том же месте, где потерял сознание. Снег холодными точечными укусами ласкал мое лицо, но это ничуть не влияло на мое прекрасное настроение. Легко поднявшись, я направился к раздававшимся звукам, характерным, когда люди пришли в себя после беспамятства и начинают шевелиться. Но когда подошел, то маг уже восстановился сам и исцелил телохранителей и проводника.

– О! – воскликнул господин Хоккен. – Я очень рад молодой человек, что ты сумел выжить.

Он сотворил какое-то замысловатое движение и бросил что-то в мою сторону. Нахмурился и начал повтор, как хлопнул себя по лбу.

– Совсем забыл о твоей защите. Но на вид ты вообще не пострадал.

– Просто повезло, – ответил я ему.

А вот кого покинула удача, так это нанятых помощников. Я с огромным изумлением смотрел на две мумии, силясь понять причину такого их состояния. Казалось, что неведомая сила высосала все их соки.

– Я слышал о таком, но вижу впервые, – сказал подошедший маг.

– Уже лет пятьдесят не было слышно о Призрачных Гончих Вьюги, – услышал я голос проводника. – Появляются они только вот в это время, когда мир переворачивается, и только в определенных местах. Я знаю одиннадцать, и это одно из них. Может быть, есть еще какие-нибудь, но мне о них ничего неизвестно.

– А как они атакуют, что от людей остаются вот такие мумии? – задал я вопрос.

Но мужчина только бросил на меня нечитаемый взгляд и отошел в сторону.

– Они выпивают жизнь, проскакивая сквозь тебя в своей призрачной форме, – начал отвечать маг. – Могут на короткое время придавать себе физическую форму, и тогда кусают или стараются ударить лапой. А зубы и когти у них очень острые. Убить их можно только магией или магическим оружием, но как я успел заметить, простыми заклинаниями с ними не совладать. А ты как справился?

– Да вот браслеты спасли, – я поднял руки и с любовью посмотрел на этот синий металл. – Когда ударял ими, то видел небольшое зеленоватое свечение, и этих зверей отбрасывало в сторону.

– Так-так-так, – он подошел ко мне, взял меня за руку и начал внимательно рассматривать металл. Сотворил какое-то заклинание и, недовольно покачав головой, произнес: – К сожалению, я очень плохой артефактор и не могу объяснить этот феномен.

Я не стал показывать свою радость из-за того, что маг снова проговорился в отношении ценности моих рабских оков технологического мира. Оказывается, их стоимость еще выше, чем я предполагал ранее. Конечно, мне предстоит как-то узнать истинную ценность, но я уверен, что справлюсь с этой задачей. После этого зашел разговор о дальнейших наших действиях и маг сообщил, что здесь мы пробудем до окончания этой холодной и снежной, но короткой, поры.

Я направился к своему спальному месту, отыскал копье и одеяло. Что удивительно, последнее не намокло, и мне стала понятна причина, почему этот зулс таскал его с собой. Чтоб не украли. Теперь эта маленькая палатка будет только для меня и проводника. Этот момент, кстати, мне не нравился – я и ранее к нему относился с негативом, а сейчас мне показалось, что неприязнь увеличилась еще больше. Причем, настолько, что я чуть было не отказался от этого удовольствия. После того, как маг сжег трупы, мы разошлись по палаткам.

Признаться досыпал я, что называется одним глазом – вот во что вылилась моя неприязнь к человеку. Но в эту ночь больше ничего не произошло. А утром меня отправили нарубить дров, выдав обыкновенный топор.

Я стоял и с интересом и удивлением рассматривал небольшое дерево. Последнее вызвано тем, что на деревьях я не обнаружил ни одного листочка, а вместо них красовались иголки. Кроме того, что они свернулись, я ничего другого предположить не мог, вот только проделали они это очень быстро. Я потрогал рукой «иголку» и с еще большим удивлением понял, что это действительно иголка. Не мягкий свернутый лист, а жесткая иголка. Срубив пару небольших деревьев вернулся к стоянке.

Костер разжигал маг и сделал это одним движением руки – раз – и все дрова вспыхнули, несмотря на то, что были сырыми. Поваром, как я и предполагал после смерти двух помощников, назначили меня. Этому делу специально я не учился, но, будучи охотником, приходилось готовить достаточно часто. Вот и сейчас приготовил кашу с вяленым мясом…

Два дня прошли идентично: сидение в палатке, поход за дровами, готовка еды и ночной сон. Хорошо, что не отбрасывал снег от палаток, который валил, не переставая, поскольку этим занимался господин Хоккен. А сегодня ночью я вообще не спал – паранойя что ли у меня началась, мне все время казалось, что Докен что-то замыслил плохое в отношении меня. А может быть, это следствие негативного отношения к мужчине. Но сегодняшнюю, со слов проводника, последнюю ночь я не только не спал, а вообще держал руку на рукояти ножа.

А утром я был поражен. Специально вышел на рассвете, поскольку уснуть бы все равно не смог. Первый делом почувствовал настолько теплый воздух, что он мне показался тропическим. Выпавший за двое суток снег стремительно таял, и сейчас тут и там появились прогалины. Солнце уже поднялось, его лучи принялись за дело и белый покров начал уменьшаться на глазах. Всего какой-то час и он полностью растаял. И тут местная природа преподнесла новый сюрприз – трава начала расти просто на глазах, иголки, в которые превратились листья, стали трескаться и осыпаться, создавая шум, словно тысячи кузнечиков устроили концерт. А на их месте тоже на глаза начали распускаться листья. Зрелище было очень завораживающее. Я так и простоял, пока не проснулись остальные. После завтрака, мы направились дальше.

– Здесь начинаются Свободные Земли, – подал голос проводник, когда мы отъехали не более чем на километр.

Чем они отличаются от Диких непонятно, все то же самое: и трава, и деревья, и лес, и горы по правую руку. Но из дальнейшего разговора между магом и нашим гидом стало понятно, что здесь племен зулсов нет совсем. Более того, в населенных пунктах существовала власть, поддерживающая на своей вотчине порядок. В отличие от тех территорий, где правили аристократы в своих королевствах и герцогствах, здесь главы были выборными. Несколько раз королевство пыталось захватить западный край, но всегда получало по ушам, возвращаясь обратно. Между городами существовали разногласия, даже происходили военные конфликты, но никогда крупномасштабные. И никогда они не длились долго.

Кстати, в этом более чем странном мире существовали стороны света. Да, именно так! Кто додумался до этого, история естественно не помнит. Направление на север принято считать направление главного магического потока, а вот запад и восток определялись, как и на Земле: встань лицом на север и по правую руку будет восток, по левую запад. И что удивительно, местные жители, точнее аборигены, кто живет в этом странном мире давно, каким-то образом чувствовали это направление главного потока. По звездам определять что-либо не имело никакого смысла, поскольку, как я понял, мир крутиться не вокруг определенной оси, а как ему вздумается или какой бок ему захочется почесать. В общем, известные мне физические законы здесь не действовали или они настолько отличаются от местных, что не кажутся таковыми. Сто́ит только вспомнить, как выглядит местная так называемая «планета».

Мы выехали на мощеную камнем дорогу или как здесь называли тракт. Ну, да, проводник предупредил, что впереди начинается настолько густой лес, что скорость передвижения сильно снизится. А с учетом того, что там настоящий бурелом, мы будем передвигаться медленней пешехода. Вот он и вывел нас на находящийся километрах в десяти тракт, ехать по которому нам предстояло всего день и потом снова надо сворачивать в сторону гор.

– Классика жанра, – с улыбкой произнес я. – Канон.

Достаточно широкую дорогу, где две кареты спокойно разъедутся, перегородил завал из деревьев, дефицит в которых отсутствовал по причине того, что путь проходил через лес. Засада была организована достаточно грамотно, что говорило о некоем опыте в подобных делах. Дорога через лес не была идеально прямой, имея повороты. Вот сразу за одним романтики с большой дороги и устроили засаду, увидеть которую можно столкнувшись с ней, что называется, нос к носу.

Из леса вышел такой же канонический, если говорить о земных книгах, наверняка, главарь. Поверх какого-то тряпья был одет дорогой панцирь, в руках он держал меч, наверное, того же человека, которому принадлежал доспех. В глазах четыре извилины, отвечающие за завтрак, обед, ужин и размножение, зато бугры мышц то и дело вздувались от поигрывания мечом. Это было хорошо видно сквозь дыру на рукаве в районе плеча. Не имею представления, насколько хорошо он владел этим оружием, но встречаться с ним в бою как-то не хочется. Я бы его лучше стрелой из лука в глаз.

– Эта, – он задумался, вероятно, вспоминая следующие слова. – Деньги, оружие, драгоценности давайте сюды. И конячек тож.

Я еще успел подумать, почему бы им сразу не расстрелять нас из засады, а не вести очень «умную» дискуссию, как взвыло чувство опасности. Не раздумывая, я завалился на бок, выдергивая ноги из стремян. На землю я упал уже в боевом состоянии, чувствуя всех и вся в радиусе десяти метров. Понял, что только что там, где мгновение ранее находился я, пролетели стрелы.

Лучники находились за пределами моей чувствительности, поэтому я поднялся и направился в их сторону. В меня полетели стрелы, но разве они могут попасть? «Я нить, развевающая на ветру», – мысленно повторял я уроки дяди Миша, а губы сложились в улыбку. – «Я струйка воды, которую ласкает ветер, и разве может стрела поразить ее?». Я мягко скользил к ним, периодически уклоняясь то в одну сторону, то в другую. Нет, я не бежал – учитель мой намертво вбил мне в голову, что чем большие возможности организма я задействую, тем короче будет время боевого состояния.

Всего противников было пятеро, и стреляли они достаточно хорошо, но я просто-напросто двигался быстрее, да еще чувствовал все стрелы, когда те влетали в зону моего контроля. «Все-таки засада устроена по всем правилам», – мелькнула у меня мысль, когда я увидел вышедших на защиту стрелков двух мечников. Действовать они начали, когда до лучников осталось чуть менее десяти метров.

Один встал у меня на пути, второй отошел немного в сторону, чтобы не мешать своему напарнику. Жаль, я совсем не владею мечевым боем, поэтому совершенно ничего не могу сказать о его позиции и вероятных атаках из нее. Придется рисковать. И только я заметил начало атаки стоявшего передо мной воина, как задействовал все, что можно. Обнажив нож, я закрутился вокруг своей оси, падая на колени и подавая свое тело вперед. Одновременно с этим я выставил свободную от оружия руку вверх, защищая на всякий случай голову. Режущий удар под колено и сильный толчок ногами, и я кувырком ухожу в сторону лучников. Те не ожидали от меня такой прыти, и это стоило жизни первого стоявшего у меня на пути.

Уйдя ему за спину, я на развороте запустил его в крайнего правого и тут же длинным шагом с глубоким присестом, ушел от выстрела почти в упор. С этим горе стрелком я поступил аналогично предыдущему, только толкнул на подошедшего мечника. Двое оставшихся совершили ошибку, попытавшись то ли убежать от меня, то ли просто отбежать на большее расстояние для более комфортной стрельбы. Один удар в спину, второй – сработала защита, но я почувствовал лишь небольшое сопротивление. Остался последний воин.

И тут меня выбросило из боевого режима, в голове помутилось, ноги подкосились, и я в беспамятстве рухнул на землю.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Свободные Земли, лесной тракт.


Архимаг не успел ничего не только сказать, но и сделать, как его охранники начали действовать. Совсем не обращая внимания на стоявшего перед преградой страшного разбойника, они рванули в разные стороны: один ловко встав на спину лошади, и сильным толчком отправил свое тело за преграду. Второй не менее ловко спешился и побежал в правую сторону. Мгновение спустя и спереди, и справа раздался звон металла. Дарий Контерс ка Хоккен не был боевым магом, но постоять за себя мог, ведь судьба не раз сводила его и на дуэлях, и просто с грозными врагами. Поэтому создал лучшее свое защитное заклинание, и вокруг него замерцал защитный кокон.

Со всех сторон раздались крики, ругань, приказы. И непрекращающийся звон металла о металл. Внезапно в защиту мага прилетел огненный шар, и Дарий повернул голову влево. Еще один шар вылетел из-за кустов, и только сейчас он начал действовать. В арсенале любого мага имеются два заклинания по обнаружению жизни. Первое, простое, ориентируется на жизненные процессы, происходящие в телах людей и животных. Создается оно очень быстро, но и защититься от него можно легко даже не магу. Существуют некоторые виды хищных животных и растений, которые умеют скрываться, и если использовать их кожу, шкуру, чешую или листья, то все получится.

Второе же значительно сложнее, которое не только может преодолевать подобную защиту, но и использует ментальную активность, а также самые верхние слои астрала. Закрыться от него могут уже только разумные, маги, используя специфические заклинания, еще более сложные, чем чары поиска. Сам же архимаг в своих исследованиях сумел усовершенствовать и усложнить астральную часть. Одной из модификаций ее был астральный удар, легкий, который не мог привести к летальному исходу, но, тем не менее, дезориентировал людей, да и не только их. Мог даже привести к обмороку или небольшому шоку с оглушением. Вот именно последнюю версию он и использовал, накрывая поиском область, откуда прилетел еще один огненный шар. В ответ получил сведения, что там всего четыре человека, из которых только один имел магические возможности. Следующее, уже простое заклинание, подтвердило, все они находятся без сознания.

Небольшой магический всплеск сзади заставил его резко развернуть лошадь. Он заметил, что молодой человек падает, а к нему направился воин разбойников. Именно воин, если судить по одежде и оружию, и мерцающей вокруг него защите. Создав молнию, он направил ее в него, затем еще одну, которая и пробила защиту, а воин зашатался и на следующем шаге упал. Еще он заметил шевеление там, и приказал проводнику:

– Иди, добей там всех бандитов.

«Великолепно!», – подумал Докен Брамс, – «Это как раз подходящий случай». Он сам не мог себе объяснить свое отношение к этому новому слуге мага. Какая-то внутренняя антипатия сопровождала его на протяжении всего путешествия. А вот после случая у Замковой горы, когда мир перевернулся, она начала усиливаться. Более того, на следующий день он парня уже ненавидел и его начали посещать мысли об убийстве. Но в последнюю ночь этот Алек не спал, это он прекрасно знал или чувствовал, словно кто-то подсказывал ему. Весь сегодняшний день он только и думал о том, как удовлетворить свою ненависть. А сейчас такой потрясающий случай, и ведь никто на него не подумает – мало ли что там происходило? Он прекрасно видел, как телохранители мага скрылись из глаз, а сам чародей не имел их на затылке.

И только спешившись, Докен, наконец-то, сообразил, что так и не отреагировал на нападение, настолько стремительным оно было. Или это он задумался о предстоящей мести парню. Первым делом он направился к зашевелившемуся воину, который встал на четвереньки, вытянув назад раненую ногу, которая была вся в крови. Услышав его шаги, тот повернул голову, и Докен узнал своего подельника по тому давнему делу.

– Ты? – в изумлении раненый распахнул глаза.

И это была последняя фраза, произнесенная воином. Схватив одной рукой его за шлем, он быстрым движением перерезал горло. За ним последовали лучники и то ли раненый, то ли убитый магом еще один воин, и он подошел к парню. Оглянувшись, он немного сместился в сторону, чтобы прикрыться спиной от мага. Он отвел руку назад для удара, направляя ее прямо в сердце.

Глава 15

Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Свободные Земли, лесной тракт.


— Не трогай его! – услышал Докен окрик старшего охранника мага. — Ему сейчас надо отдохнуть и восстановиться, — добавил тот, когда он оглянулся.

Проводник заскрежетал зубами так, что казалось, услышал и маг, и его телохранители. Охранник внимательно следил за его действиями, и ему не оставалось ничего другого, как отойти от молодого человека. Когда подошел к троице людей, то услышал заданный магом вопрос:

– А почему трогать нельзя? Может быть, его лучше перенести сюда и уложить на одеяло? Или там переложить?

— Нельзя, — покачал головой мужчина, — у него сейчас очень непростое и нестабильное состояние.

– А что за состояние? Что в нем такого?

— Я не имею права сообщать об этом непосвященному, — твердо ответил воин.

Архимаг не стал выспрашивать и лезть не в свое дело, прекрасно понимая, что у каждого могут быть свои тайны. А у организаций и подавно. Воин же думал о том, кто же этот молодой человек, что его уже в таком возрасте научили тайному знанию, которое им не светит. Искусство кратковременного усиления и увеличения возможностей тела считается тайной, в которую посвящают лишь избранных. А тут пятнадцатилетний юнец, владеющий первым уровнем, сначала показывает стиль текущей воды второго, а затем вообще увеличил свои возможности минимум до третьего высшей ступени. С первым случаем он лично однажды сталкивался и был крайне поражен, когда его соперник по тренировке перешел на этот стиль. Его текучие движения создавали непонятный эффект, что попасть по нему было очень тяжело. Учить его начинали только с третьего уровня, отбирая кандидатов по неизвестным параметрам.

А вот про второе он слышал только слухи, и до сегодняшнего дня ни разу не сталкивался. Когда во время боя у Замковой горы он почувствовал на краткий миг сильного воина, то подумал, что показалось, тем более что состояние его было на тот момент не самым лучшим. Сейчас же он пребывал в уверенности, что и тогда парень резко повысил свои способности. Но это состояние расходует намного больше жизненной энергии, чем стандартное усиление, к которому приходишь постепенно. И еще, о чем им сообщили, так это о том, что если владеющий этой техникой воин выложится до конца, потеряв сознание, то ему необходимо восстанавливаться в спокойной обстановке. Теребить, тормошить, переносить и переворачивать его категорически не рекомендуют. Так же, как и применять на него восстанавливающие и целебные заклинания.

Он подошел к лежащему на земле молодому человеку. «Да-а-а, тяжело дается увеличение возможностей», — подумал он, видя впалые щеки парня и натянутую кожу, словно тот сразу сбросил половину своего веса. — «Я не знаю, кто ты, но я обязан сообщить в гильдию о твоем появлении». Это решение воин принял по той простой причине, что он видел молодого человека, который находится в стадии обучения, и находится здесь без наставника. К тому же он никогда не слышал, чтобы кого-то учили сразу высшему мастерству, но это не значит, что подобного не существует. Больше всего он не понимал, что этот молодой посвященный делает в этом мире, причем один. Только через час, когда он убедился, что тело парня налилось силой, он переложил его на одеяло.

И только спустя два часа он очнулся.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Свободные Земли, лесной тракт.


Сознание возвращалось медленно, словно боялось испугать меня последними воспоминаниями. Но когда я вспомнил о последней схватке, где перенапрягся и меня выбросило из боевого режима, открыл глаза и сел на земле. Слабость присутствовала, но на ноги поднялся достаточно легко. Ого! Кто-то уложил меня на одеяло. Пусть мне лежание на земле не грозило заболеванием, но все равно было приятно. Ко мне быстрым шагом направлялся старший телохранитель.

— Восстановился? — подойдя, сразу задал он вопрос и я кивнул. – Слабость еще есть?

– Да, — на этот вопрос я ответил голосом.

– Собирайся, мы едем дальше.

Скатал одеяло и направился к своему скакуну. Удивительно, но ни одна лошадь не пострадала, вероятно, у грабителей имелись виды на этих животных. Спустя пятнадцать минут мы направились дальше.

До большого, в целых три этажа, трактира совмещенного с постоялым двором мы добрались быстро, но маг, несмотря на спешку, решил здесь заночевать. Мой наниматель, на мой взгляд, оказался немного странным — заплатил за вкусный обед, но комнату не снял. Нет, я не жалуюсь, иначе нам с проводником досталась бы одна комната на двоих, а с учетом моего к нему отношения я бы все равно отказался. Я бы, например, слугам бы тоже снял номер, пусть он и был бы размером с каморку. Хотя здесь, наверное, так принято и я подхожу к ситуации с мерками Земли.

Кстати, сам постоялый двор из-за каменной стены высотой метра три напоминал небольшую крепость. Внутри я заметил вооруженную до зубов охрану, а во дворе стояли две кареты. А когда отводил лошадей в стойла, то был приятно удивлен двум десятками скакунов. А ведь заведение пользуется спросом!

После вкусной и сытной еды захотелось поспать, но еще больше хотелось помыться в баньке. Соскучился я по ней. Спросил у хозяина, но тот огорчил, что у него имеются только большие бочки с горячей водой. Денег у меня все равно не было, так что вопрос я задавал на будущее. Да и бочки тоже были платные, правда, в стоимость входила прислуга в виде девушки, в задачу которой входило потереть мочалкой спинку. Уверен, что она окажет и другую услугу, если хорошенько попросить, а если заплатить, то будет все делать с большим энтузиазмом.

Захотел смыть с себя дорожную усталость, поэтому направился к небольшому озеру, находящемуся за этой гостиницей, поскольку маг сообщил, что я ему сегодня больше не понадоблюсь. Пока шел мысли постоянно возвращались к прислуге, которая трет спину. Да, после той хозяйки фермы, у меня больше не было никого, а молодой уже познавший прелести интима организм требовал повторения наслаждения. Казалось бы, еще несколько часов назад выложился очень сильно, и не должно быть подобного, но оно вот как-то так. Я ведь раньше снимал подобное напряжение именно усиленной тренировкой, но сейчас это простое действие почему-то не сработало. Вероятно, виноваты симпатичные служанки, подающие нам еду. Особенно одна молоденькая мне понравилась.

– А озеро-то не такое и маленькое! – довольно воскликнул я, выйдя на берег.

Настоящее лесное, по берегам которого росли высокие деревья. Уйти решил подальше, поскольку купаться буду голышом, а со слов владельца заведения сюда частенько захаживают его постояльцы. Да заодно поищу место для ночевки. Шел по берегу, наслаждаясь отличной погодой и предстоящим купанием, и только на дальнем конце я обнаружил то, что мне нужно. Зато эта небольшая полянка как никакая другая подходила не только для отдыха, но и ночевки тоже. Да и не одной. Вот то невысокое дерево с плоской кроной, которое я вижу в этом мире впервые, чем не навес от дождя? Подойдя ближе, увидел, что крона очень густая и, в самом деле, выглядит, как крыша. Раздевшись, я с разбега нырнул в озеро.

Вдоволь накупавшись, вышел на берег, направившись к своим вещам для отдыха. Но у дерева, под которым лежали мои вещи, я передумал, решив сделать нормальную тренировку. Начал с разминки, к концу которой я уже находился в состоянии слияния с окружающим меня миром. Это не то боевое, во время которого я вижу направление стрельбы, и не то, в котором я пребывал в недавней схватке. Это как раз тренировочное, в котором проходили тренировки с дядей Мишей. Вот только сейчас его глубина, чувствительность, да и скорость восприятия были намного выше, чем всего год назад.

Я плавно скользил по поляне, представляя себя травинкой, колышущейся на легком ветерке. И в какой-то момент увидел падающий лист дерева. Мне показалось, что он не хочет на землю, и стало его жаль. Представил себя теперь уже ветерком, который решил поиграть с ним. Закружился вокруг него и легкими ударами ладошкой подбрасывал его вверх. Так и играли мы с ним некоторое время, пока я не услышал девичий голос:

– А ты интересный.

Обладательницу я не чувствовал, но, повернувшись в сторону, откуда прозвучала фраза, увидел девушку. И даже сейчас ее не чувствовал, хотя тот же листик, с которым я играл, у меня вызывал искреннюю дружбу. Таким же игривым шагом приблизился к ней и, словно ветер, обошел ее. И произошло чудо – я почувствовал ее! Но мне показалось, что это красивый цветок, с которым я, ветер, решил поиграть. Она стала отвечать мне, качаясь «на ветру». Я взмахнул рукой у ее головы, и ее серебряные волосы взметнулись следом, словно я, в самом деле, принес порыв ветра, открывая вид на ее одежду. Казалось сотканное из паутины платьице, приправленное цветами, листьями и травой, почти ничего не скрывало. Более того, идеальная фигура ее тела сквозь призрачное нечто выглядела намного желаннее, чем будь девушка обнаженной.

Я закружился вокруг нее, словно настоящий ветер, играя ее длинными волосами, которые серебром следовали за моими руками или мной. Сама же девушка, прияв мою игру, крутилась на месте, изображая прекрасный цветок. Меня настолько захватила эта игра, что я полностью отдался танцу. В один из моментов я сорвал этот невероятно красивый цветок и закружился с ней на руках. Ее зеленые глаза, казалось, начали светиться каким-то салатовым цветом, и становились все ближе и ближе. А миг спустя я утонул в них, и наши губы слились в поцелуе.

Как мы очутились на земле, да еще обнаженные, я не помнил. Пребывая во все том же состоянии слияния с природой, я представил себя ручейком, в котором нежится девушка, и мои руки пробежались по ее великолепному телу, лаская его. А в следующий момент мы слились в единое целое.

Это было похоже на борьбу урагана, которым был я, с вековечным дубом, в роли которого выступала незнакомая мне девушка. Борьба продолжалась с переменным успехом: то она отнимала у меня силы, и я превращался в ветерок, то я сковывал ее, забирая могущество, и уже девушка становилась ростком. И все это на фоне невероятного наслаждения.

В какой-то момент у нее на голове появилась корона, сделанная из красивейших цветов, переплетенных с листьями и травинками. Переливаясь всеми цветами радуги, они прекрасно гармонировали с ее глазами, которые уже постоянно горели невероятным салатовым цветом.

– Кто ты? – спросила она после очередного пика наслаждения.

Мы не прекратили своей близости, только девушка немного отстранилась. Я провел руками по ее телу, легонько сжал грудь, отчего она начала более энергичные движения, а из ее рта вырвался сладострастный стон.

– Ты не человек, – продолжила она.

– А кто? – задал ей вопрос, а сам, приподнявшись, поцеловал ее в шею. – Змея что ли? – чуть скептически добавил я.

– Змей, – улыбнулась девушка. – Мой соблазнитель.

Откуда-то у нее в руках появилась вторая корона, вот только цветы на ней были темных тонов синего и зеленого цвета. Она надела мне ее на голову, и тут нас накрыло.

Мы находились в неведомых далях, носились среди звезд и планет, кувыркались в вечных снегах, наслаждались невероятно красивым садом. И одновременно с этим не выпускали друг друга из объятий, даря истинное наслаждение, каждый новый пик которого приближал к чему-то таинственному, невероятному, величественному. Мне казалось, наши сердца бьются в унисон и ритм все нарастал и нарастал и, достигнув своего максимума, мы взорвались.

Проснулся я на заре, сразу вспомнив произошедшее вчера. Поднявшись на руках, осмотрелся. Никакой девушки не было, потрогал голову – короны тоже. Глянул на траву, но примятость отсутствовала, а, если вчерашнее не было сном, то мы должны были утоптать ее очень прилично.

– Неужели приснилось? – разочарованно произнес я. – Точно приснилось, ведь я даже не спросил ее имя, а такое происходит сплошь и рядом только во сне.

– «Тианалльтауан», – неизвестно откуда появилось у меня в голове слово, словно кто-то только что сообщил, и я осознал, что так зовут мою вчерашнюю гостью.

– Значит правда, – тихо произнес я, и добавил уже громко: – Тиа, буду тебя помнить всегда!

Почему-то я пребывал в абсолютной уверенности, что девушка меня слышит и, возможно, наблюдает за мной. Удивительно, но я просто пылал энергией, хотя после вчерашнего марафона должен лежать, лишенный сил. И я решил снова сделать так понравившуюся девушке тренировку.

Искупнувшись после нее, я оделся и направился в постоялый двор.

Маг еще не проснулся, и я просто сел в трактирном зале, заняв столик в углу. К моему удивлению за одним столом сидели пять человек, вероятно, наемников, прибывших, наверное, только что. Разговаривали они достаточно громко, а большие пивные кружки в руках и бочонок на столе объяснили причину.

– Что вам принести?

Вопрос задала понравившаяся мне вчера разносчица, вот только после девушки с серебряными волосами, с которой я провел ночь, выглядела она уже далеко не такой желанной.

– У меня денег нет, – я развел руками и, поднявшись, демонстративно показал ей пустые карманы.

В ответ девушка звонко рассмеялась, привлекая внимание подвыпивших мужчин. Те, окинув ее взглядом, одобрительно покивали и принялись дальше обсуждать свои дела.

– Господин уже оплатил завтрак, – ответила она.

Порадовал меня маг, порадовал. Заказал я себе мясное рагу с добавлением грибов. Если платят за меня, то надо наедаться до сыта, до отвала. Пришлось ждать, поэтому я прислушался к разговорам наемников.

– Значит, ты все также утверждаешь, что тот труп это работа дриады?

– Да, – кивнул один мужчина, приложился к кружке и сделал пару глотков. – Видел я однажды во что превратился тот, кто не понравился ей.

На этом их разговор закончился, но меня почему-то очень заинтересовал вопрос с дриадой. Вот не могу объяснить причину, но внутри меня стояла уверенность, что обязательно должен выяснить все подробности. Когда я уже пил напиток из местных фруктов, в зал вошел маг со своими телохранителями. Подозвав к себе, он приказал скорее покончить с завтраком и идти седлать лошадей. Спустя час мы направились дальше.

Двинулись по дороге в сторону гор. Судя по ее состоянию, по ней практически не ездят. Меня все подмывало спросить мага о дриадах, и, в конце концов, я не выдержал и задал интересующий меня вопрос.

– Господин, Хоккен, а кто такие дриады?

– Хм, – произнес он и загадочно посмотрел на меня. – Хочешь с ними станцевать?

– Да как-то не хочется, – я передернул плечами, – просто наемники говорили про найденный труп и что это дело рук дриады.

И я пересказал эти пару фраз, услышанных мною.

– Дриады встречаются очень редко, хотя живут практически во всех мирах, где растут обширные леса, поэтому о них очень мало что известно, – ответил мне маг. – В основном от тех, кто встретился с ними и остались живы, и в очень редких случаях свидетелей, как этот наемник. «Танец с дриадой» – так называют встречу с ней. Однажды дриада появляется перед людьми, приветствуя их одной и той же фразой: «А ты интересный». Если мужчина находит в себе силы не отвечать ей и уйти, то ничего не происходит. Но стоит только даже заговорить и уйти уже невозможно, а дриада просит станцевать с ней. Если танец ей нравится, то потом следует интимная близость, а если нет, то она выпивает или вытягивает всю жизненную силу. Но говорят, что и во время близости дриада тоже немного берет свое.

Честно говоря, на фразе знакомства я едва сдержался, чтобы не воскликнуть и выдать себя. Почему-то мне не хотелось светить свое знакомство с ней, поскольку это личное.

– А зачем они это делают?

– Точно неизвестно, но предполагают, что для продолжения рода, – ответил он.

– А вы знаете хоть кого-то, кто встречался с ней?

– Только с одним человеком, – кивнул маг, – и хочу сказать, что дриада, несмотря на то, что забрала много сил, одарила его практически вечной молодостью, да и прожил он в два раза дольше. Эту встречу с его слов он помнит всегда. Вот все, что известно.

Прав тот человек говоря, что забыть встречу с дриадой невозможно, еще как прав. Но вот маг совершенно не упомянул ни о венке, который дарят дриады, ни он том, что они сообщают имя. Дальше я приотстал и мы двигались молча. Перед горами дорога вообще заросла травой, и я совсем не заметил следов, которые присутствовали раньше. До вечера никаких происшествий не произошло, как и ночью.

А на следующий день мы приехали в тупик. Прекрасная небольшая долина была со всех сторон окружена высокими горами, кажущимися на первый взгляд неприступными. Конечно, они были не настолько крутыми, как у Замковой горы, но восхождение без специального снаряжения невозможно. Я не понимал, зачем мы здесь, пока не услышал разговор между магом и проводником. Находился я далеко, но я, как это делал однажды, попытался вслушаться в то, о чем говорят. И ведь получилось!

– И куда дальше? – спросил господин Хоккен.

– Дальше вела только жрица, – ответил проводник, – а я за все время так ни разу и не увидел проход. Даже когда подходили с ней к нему. Просто шел дальше сквозь камень.

– А где он находился? В какой части? – и маг обвел рукой долину и окружающие горы.

– Каждый раз по-разному. Как жрицы его видели или чувствовали, я не знаю.

Маг начал создавать какие-то заклинания, затем стоял, словно вслушиваясь в окружающую действительность, снова создавал. В перерыве приказал мне готовить ужин из купленных у хозяина постоялого двора продуктов. Когда все было готово, я пригласил всех за стол, и по разочарованному виду мага понял, что у того ничего не получилось. Мне, в общем, было без разницы, поэтому, поев, я направился отдыхать. Лежал без сна долго, вспоминая танец с дриадой и то, что за этим последовало. Но сон все равно пришел и я уснул, страстно желая, чтобы приснилось мне продолжение знакомства с этой невероятной девушкой.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Цветущая долина.


Докен проснулся от толчка. Оглянувшись, он никого не увидел и, решив, что ему приснилось или показалось, хотел продолжить сон. Но как только лег снова почувствовал несильный толчок в бедро, как раз там, где были прикреплены ножны с его ножом. Обнажив его, он увидел едва видимое даже в темноте свечение. И тут же приметил мелькнувшую чью-то фигуру, в которой узнал ненавистного ему паренька.

– Вот он шанс, – прошептали его губы, растянувшись в злорадной усмешке.

И он тенью скользнул за ним. Находился он метрах в пятнадцати, опасаясь подходить ближе, чтобы не выдать себя своим присутствием. Но этот Алек, казалось, вообще ничего не замечал – шел себе вперед, иногда напоминая сомнамбулу. Но мужчина знал, насколько смертоносным тот может стать в любую секунду. Он направлялся в дальний конец и мужчина, несмотря на страстное желание убить его, решил проследить. А когда тот вошел в скалу, как некогда жрицы, первой мыслью было: «Жрец!». Правда, он никогда не слышал, чтобы служителями этой богини становились мужчины. Но проход могли увидеть только они. Он скользнул за ним следом в проход, обрадовавшись, что тот оставался открытым. Теперь можно удовлетворить свою жажду убийства и будить мага, который обещал за удачное мероприятие, то есть если он попадет к алтарю богини Лилис, дополнительную плату. Причем, сумма в два раза больше, чем он заплатил за услуги проводника до Цветущей долины.

И он ускорился, чтобы догнать его на выходе из прохода. Из всех предыдущих посещений он знал, что длина прохода всегда оставалась приблизительно одинаковой и вскоре тот закончится. Но парень, словно в насмешку на него, тоже двинулся быстрее, и сократить расстояние не удавалось. Обозлившись на него, Докен побежал.

Злоба и жажда убийства затмили его разум, не давая мозгам подумать над создавшейся ситуацией. Он уже бежал, не скрываясь, но расстояние между ними так и оставалось метров двадцать. И тут он выскочил на до боли знакомое место.

Молодой человек, опустив голову, стоял у алтаря и не шевелился, а руки его были опущены вниз. «Молится», – решил мужчина и начал передвигаться как можно тише. Вот он все ближе и ближе, один шаг, еще один. Аккуратно обойти что-то лежащее на земле, вот спина ненавистного врага перед ним. Он замахнулся и…

– Предатель должен быть и будет наказан, – услышал он тихий голос, больше смахивающий на шелест.

Внезапно тело его перестало слушаться. Он изо всех сил старался толкнуть руку с артефактным ножом вперед, но у него ничего не получалось. Он возмутился, хотел зарычать от злости, но губы и язык не повиновались. Ему показалось, что нож возмутился вместе с ним, и от него пришла такая волна ярости, захлестнувшая его, что он смог сдвинуться немного вперед.

И словно в ответ на это алтарь вспыхнул синим пламенем богини. Нет, это был не тот огонь высотой в пару метров, не оставивший от Оракула и неизвестной женщины даже пепла, нет. Сейчас алтарь горел небольшим огнем сантиметров двадцать в высоту. Не успел мужчина обдумать это происшествие, как один протуберанец метнулся к нему, попав в грудь. Боли он не чувствовал, как не ощущал больше присутствие ножа. Этот последний момент его больше всего удивил, ведь ранее он даже не замечал этого. И он, без учета его желаний, сделал шаг влево. Тело Докену больше не повиновалось.

Еще шаг, еще. Тут он краем глаза заметил выражение лица парня, застывшее каменной маской с какой-то детской улыбкой на лице. Он совершенно не отреагировал на его появление, и создавалось впечатление, что тот пребывает в каком-то наркотическом трансе. Эта детская улыбка лишь подчеркивала этот вывод.

Еще шаг в направлении алтаря. Внезапно до него дошло, куда его тащат, и мужчина забился в истерике. Он по-прежнему сделал шаг вперед, а клокотало его внутреннее я, запертое в теле. Вдруг на краткий миг он снова почувствовал эмоцию ножа, и ему показалось, что это был крик безнадежного ужаса «Нет, не-ет, не-е-ет». Он еще пытался сопротивляться, поднимаясь на алтарь, но когда его нога ступила на него, так весь сник. Тело по-прежнему было ему не подвластно, поэтому отразилась его сдача только в глазах.

Когда он дошел до центра, пламя вспыхнуло на пару мгновений, полностью охватывая фигуру мужчины, и опало. А в том месте, где он только что находился, не осталось ничего, за исключением оружия, что он держал в руке. Секунда и оно превратилось в пепел, а налетевший легкий ветерок развеял его.

Новый язык пламени потянулся к застывшему молодому человеку, полностью охватывая его фигуру.


Пятая Вселенная-минус, один из Великих миров, замок в неизвестном месте.


Женщина сладко потянулась на кровати, открывая глаза. И тут же услышала звук отодвигаемых на окне штор. Ее служанка уже давно научилась понимать свою госпожу с полужеста. Вот и сейчас ласковое солнце коснулось ее обнаженного тела, наполняя теплом. Понежившись еще полчаса, она резким движением соскочила с кровати и, подойдя к огромному зеркалу, принялась рассматривать свою фигуру. Идеальные на ее взгляд формы уже не один век отражались в этом древнем произведении искусства, сотворенном мастерами давно погибшего мира. Когда она закончила свой ежеутренний моцион, рядом уже стоял удобный пуфик, а служанка держала в руках расческу.

Сев на него, она отдала свои волосы в заботливые руки. Задумалась о том, что еще дня три и она снова сможет навестить тот погибающий мир, и узнать у своего рыцаря судьбу наследника. В том, что тот его убьет, женщина ни секунды не сомневалась, и помешать ему могли только спутники. Да и то только в первое время, пока инстинкт самосохранения еще влиял на его разум, превышая жажду убийства. И по ее расчетам случиться это должно в самое ближайшее время.

Но все-таки, откуда появился этот парень, имеющий законное право на Белый Замок? По сохранившейся информации от ее далекого предка все, кто хоть немного был связан с этими последователями Лилис, были уничтожены. И кто же появился тогда, шесть лет назад? Неужели сама? Тогда получается, что ее предок все же не уничтожил ее много веков назад. Как жаль, что о тех событиях сохранилось так мало сведений.

– Госпожа, какую прическу сегодня изволите? – отвлекла ее служанка от своих мыслей.

– Давай…

Но договорить женщина не успела. Невыносимая боль скрутила магессу, которая свалилась на пол и скрючилась в позе эмбриона. Первой ее мыслью было, что верная служанка предала ее, поэтому, стиснув зубы и преодолевая боль, она ударила ее параличом. Это действие высосало много сил, и в голове у женщины помутилось, но сознание она сохранила. И только спустя пару минут ей начало становиться лучше и женщина смогла более адекватно рассуждать.

Краткий анализ своих ощущений показал, что служанка здесь не причем. К своему изумлению, она поняла, что удар пришелся посредством астрала, а спустя еще какое-то время пришло понимание причины. Та небольшая частица ее сути, которую она вложила в артефакт, дабы наверняка убить наследника, была не просто уничтожена, а окончательно. Проделать подобное могли далеко не все высшие маги Великих миров. Настоящих Богов в том мире нет, разве что…

– Не может быть, – прошептала женщина.

Когда она смогла творить магию, то первым делом создала заклинание великого исцеления, обратив его на себя. Но толку от него не было никакого, хотя женщина надеялась на благополучный исход. После этого, она исцелила свою служанку, но та к ее удивлению не пошевелилась. Поднявшись, она бросила в нее «Диагност» – многофункциональные чары из высшей магии, и недовольно поморщилась. Пребывая вне себя от боли, она слишком много влила в заклинание паралича энергии, вследствие чего оно парализовало работу всех органов, и служанка умерла.

В течение пяти часов, пока женщина приходила в себя, она ушла в библиотеку, где принялась перечитывать все, что у нее хранилось об истинных Богах и астрале. Библиотека была очень обширной, но некоторые рукописи все же были утеряны во время давнего пожара. И как раз те, в которых говорилось об этих высших существах. До этого времени она не очень переживала о той утрате, но вот настало время, когда утерянные знания ей необходимы.

Одновременно с чтением, женщина обдумывала ситуацию в том мире. С учетом последних выводов та приобретала для нее очень неприятный вид. Да и не только для нее, ведь в тех событиях многотысячелетней давности участвовали десять родов, из которых осталось только три. Доказательств у нее явных нет, но, если в самом деле появился наследник и воплотилась Лилис, то это принимает скверных характер. Пусть даже не воплотилась, а только осознала себя.

– Его надо уничтожить как можно скорее, – твердо решила она, задумавшись о способе убийства.

Идти в тот мир, где она не может нормально применять высшую магию, не имеет смысла. Искать парня там можно очень долго. Другое дело поиск в астрале, где теперь он от нее скрыться не сможет. Но его артефактные браслеты сумели защитить даже от ее скипетра, а применять в астрале заклинания высшей магии она не умела. Точнее, не знала по каким принципам необходимо производить перестройку линий, также как и не ведала, имеет ли вообще кто-то подобные знания. А если и есть кто-то, то вряд ли об этом говорят, по крайней мере, она сама никому не рассказывала бы. Остается только один выход – артефакт под названием Шуун-Дин-Ко.

По информации, полученной из окружения мага Юкамай Татай, у него имелось нечто, один в один напоминающее эту древнейшую вещь. Отношения у них были нейтральные, поэтому существовала вероятность, что они договорятся об обмене. Правда, ей придется расстаться с теми непонятными ей камнями, которые она захватила из закрытого мира. На самом деле она поняла, что те должны идеально подходить для магического конструирования, но не с ее умениями определить их наилучшее применение. Нет, переплавить их и создать какую-нибудь вещь женщина могла, но это будет лишь поделкой по сравнению с чем-то, созданным тем же самым Юкамай. Для создания шедевров маг должен чувствовать металл, дерево, кожу, из которых он хочет сделать магическую вещь. Это врожденный дар, который лично у нее отсутствовал.

Проживал ее знакомый в этом же мире, поэтому для встречи она создала магического вестника, отправив его по внешнему образу. Ответ пришел только на следующий день, и порадовал женщину согласием на встречу, которая должна состояться в мертвом мире через двое суток.

Зная пунктуальность своего знакомого, прибыла она за пять минут до встречи. Только сойдя с тропы, она мгновенно почувствовала магическую пустоту и сразу же закрыла выходы своих магических каналов. Когда и что произошло здесь, не знает никто, нет даже более-менее правдоподобных объяснений случившемуся. Мир полностью лишенный магических потоков, даже рассеянной энергии не наблюдалось. Зато он легко высасывал энергию из любых артефактов, амулетов и даже разумных. Но и ему нашлось применение – его маги приспособили для ведения переговоров, зачастую тайных.

Ждать пришлось совсем недолго, и вскоре появился тот, кого она просила о встрече. После взаимных приветствий он сразу взял быка за рога.

– Что же ты хотела обсудить?

– Шуун-Дин-Ко, – ответила женщина. – Мне он необходим.

– Даже не хочу спрашивать, откуда тебе известно о его наличии у меня, – усмехнулся маг. – Судя по всему, ты прекрасно знаешь о его предназначении. Решила начать войну?

И он пронзительно посмотрел на нее. Впрочем, продлилось это всего пару мгновений и его выражение лица изменилось на доброжелательное, и он принялся размышлять вслух.

– Деньги, золото, драгоценности мне не нужны, разве что появившиеся совсем недавно интересные камни. Артефактов, сравнимых со стоимостью Шуун-Дин-Ко у тебя нет – я это знаю совершенно точно. И чем же ты хочешь расплатиться? Неужели собой?

И он демонстративно осмотрел ее с ног до головы и даже обошел кругом, чем вызвал у женщины бурю ярости. Но на лице у нее не отразилось ровным счетом ничего. Артефактов подобного уровня у нее, действительно, не было, но что предложить взамен имелось. Достав небольшой камень темно-серого цвета, она показала его своему собеседнику.

– Сокровище из закрытого мира, – теперь уже на ее лице появилась усмешка. – Пять килограмм будут твои.

Маг чуть ли не облизывался, рассматривая этот совсем невзрачный камень. Женщина многое бы отдала, чтобы проникнуть в его мысли и тем самым узнать наилучшее применение этих ее находок. Затаив дыхание, она ждала его ответа.

– По рукам, – обрадовал он ее и протянул свою руку.

– По рукам, – ответила она, беря его кисть.

В следующий момент они начали читать небольшое заклинание, придуманное специально для заключения сделок в этом мире. Энергия, перетекая с ладони одного мага к другому, образовывала своеобразную метку. Теперь нарушить свое слово равносильно как минимум остаться калекой на всю оставшуюся жизнь. Договорившись о новой встрече, они разошлись по домам.

Женщина очень спешила. Почему-то ей казалось, что она опаздывает, хотя понять причину не могла. Только получив артефакт, она, даже не отдыхая, сразу направилась в свой заклинательный зал. Наверное, еще никогда она не создавала специальную субстанцию настолько быстро, радуясь, что Юкамай согласился на обмен Шуун-Дин-Ко. Эта древня вещь изначально создавалась для работы в астрале, усиливая на порядок носителя. Казалось, бери и уничтожай всех неугодных, но был у нее один недостаток – каждый выход в астрал отнимал несколько десятков лет жизни. Более точных сведений никто не знал. Считалось, что защититься от атаки, усиленной этим артефактом, невозможно, но то, с какой легкостью расстался с ней маг, говорило, что, как минимум, лично он нашел способ.

Она закончила приготовления и встала в центр рисунка. Миг – и она в астрале, еще миг – и она в мире Альдорн.

– А сейчас ты умрешь, – немного зло произнесла женщина, преобразовываясь в свой истинный облик и настраиваясь на этого парня.

Глава 16

Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, район Цветущей долины, астрал.


Женщина недоуменно встряхнула головой. Она почему-то была абсолютно уверена, что парень остался жив, а ее «рыцаря» убили, да еще окончательно уничтожили часть ее сути. А сейчас она не могла определить направление даже при помощи специального артефакта. Она еще раз настроилась на образ парня, но и в этот раз безрезультатно.

— Неужели он все-таки его убил? – произнесла она.

И тут магессу посетила догадка, что существуют два места, где тот теоретически мог скрыться. И она переместилась сначала к Белому Замку. Сейчас, имея в своем распоряжении Шуун-Дин-Ко, женщина решила попытаться попасть внутрь. Три предыдущие ее попытки потерпели полное фиаско, но сейчас другое дело. Сначала она поднялась к входным воротам и попыталась рассмотреть купол, накрывающий это строение. Но даже сейчас она ничего не увидела. Подойдя вплотную к месту, откуда по ее воспоминаниям начиналась защита, она протянула руку, которая уперлась в невидимую преграду.

Теперь он нее требовалась полная концентрация на своих действиях, непререкаемая воля по преодолению барьера. Видя свою цель за воротами, магесса сделала первый шаг. И тут же почувствовала, как ее астральное тело сжало, что она едва не потеряла концентрацию. Второй шаг. Теперь защита ее уже пыталась вытолкнуть обратно, но с огромным трудом она сумела сделать еще один небольшой шаг, и давление исчезло. Перед ней находились массивные ворота, которые она легко преодолела.

— Да они настоящие параноики, — недовольно воскликнула магесса.

С внутренней стороны ворот и стены находилась еще одна защита, которая была отчетливо видна. Удивительный фактом была невидимость ее, если рассматривать сквозь первый слой. Когда она протянула руку и коснулась ее, то тут же отдернула, получив разряд молнии. Конечно, это была не она, но ощущения полностью идентичны. Успех в преодолении первого защитного барьера воодушевил женщину, и она решила перейти на второй слой астрала и совершить попытку там.

Естественно, не имея в своем распоряжении артефакт, она бы даже мысли не допускала в подобной действии, поскольку расход жизненной энергии в этом случае возрастает на порядок. Переход на второй слой дался ей значительно легче, чем прежде, и она огляделась.

Цвета привычно потускнели, и пространство погрузилось в легкие сумерки. И только непонятная защита по-прежнему оставалась своего цвета. Вот сейчас она решила пополнить свои силы. Сконцентрировавшись на своих аккумуляторах энергии в этом мире, она потянула ее к себе. Достигнув определенного насыщения, она резко оборвала связь, чтобы не перейти в стадию «опьянения». Настроившись, магесса потянула руку, коснувшись стены, и снова получила все тот же разряд. Положив рядом вторую кисть, она надавила на преграду, и словно в ответ только что полученная энергия устремилась куда-то вперед. А от ее стараний толка было – ноль, хотя и воздействие защиты чувствовалось слабее. Поэтому, понимая, что все бесполезно, она оторвалась от барьера.

Точнее попыталась. Ее кисти, словно приклеились к этой непонятной защите. Вторая попытка их оторвать тоже закончилась ничем. А позаимствованная энергия стремительно таяла, и у магессы начала подниматься паника. Впрочем, она быстро совладала с собой и уже третью попытку проделала с максимальной концентрацией.

— Ух, — облегченно выдохнула она, — теперь понятно, почему о преодолении барьера ходят только слухи.

Ну, да – никто их магов не признается, что угодили в непонятную им ловушку. Вернувшись в первый слой астрала, она снова попыталась настроиться на молодого человека в узком секторе, охватывающего только замок. И констатировала факт, что здесь ее цели нет. Недовольно скривившись, она переместилась к алтарю Лилис.

И снова ее ожидало разочарование. Если в прошлый раз она пусть и не смогла уничтожить его, но могла приблизиться к нему, то сейчас этого сделать не сумела. Небольшую горную долину или ущелье, можно назвать и так, и этак, прикрывал щит аналогичный защите Белого Замка. Тогда, шесть лет назад, она сумела дойти до алтаря, поскольку защита отсутствовала, а вот на уничтожение его сил уже не хватило, несмотря на полностью опустошенные местные энергетические аккумуляторы. Она преодолела первый барьер, и снова создана узконаправленный поиск.

— Неужели он все-таки уничтожал его? — удивленно произнесла женщина, когда и здесь не обнаружила наследника. — Произойти это могло только здесь.

Женщина немного задумалась и пришла к выводу, что наследник пришел в эту долину, может быть даже дошел до алтаря, но тут его и убил ее «рыцарь», и уже после этого силой Лилис был уничтожен и убийца, и частица ее сути.

— С этим покончено, — обрадованно и довольно произнесла женщина. — Теперь проверим моих поклонников.

Пару мгновений и она переместилась к одному из своих аккумуляторов энергии, откуда пошел мощный поток. Именно в этот миг жрец одного племени, поклоняющихся ей, просил дать их воинам силы, дабы сразиться с соседями. Она не стала полагаться на настройку эгрегора, а лично даровала «божественную» силу. Жрец же, у которого связь с ней была намного плотнее, почувствовал ее, точнее, немного измененную силу, поэтому, вскинувшись, почти прокричал:

– Нас посетила богиня!

И в ответ на это магесса даже увидела, как струятся от всех членов племени небольшие ручейки божественной энергии поклонения. А в следующее мгновение ее охватила пьянящая эйфория. Почти не соображая, она одарила жреца невероятной для этого мира мощью, наделила воинов дополнительными силами, преобразовала алтарь в мощный жертвенный артефакт. И только после этого пришла в себя, мгновенно осознав, что потратила куда больше силы, чем получила. Вначале она не поняла причину, но разум, отточенный веками, быстро ее определил. Оказывается, Шуун-Дин-Ко имеет много неизвестных свойств. К остальным аккумуляторам-эгрегорам она не пошла, а только, забрав максимально возможный объем энергии, устремилась домой.


Пятая Вселенная-минус, мир Альдорн, Цветущая долина.


Проснулся с прекраснейшим настроением, поскольку всю ночь мне снилась мама. Она также как и в первый раз со мной не разговаривала, зато повела меня в одно замечательное место. Не знаю, чем руководствовался мой мозг, придумывая подобную красоту, но это было прекрасно! Тяжело описать словами то, что противоречило всем моим знаниям о строении мира. Красивейшие дома и домики находились везде: и на земле, и в воздухе, и на море или океане, а над ними. Они не имели постоянной формы, перетекая все время из одного красивого вида в другой. Иногда между ними появлялись мостики, которые по примеру домиков тоже постоянно менялись. Многие дома летали по воздуху, другие плавали по воде, третьи даже под водой. Мы гуляли по миру, я видел других людей, которые, впрочем, совсем не обращали на меня внимания, даже когда мы проходили рядом друг с другом. Сколько прошло времени я не знаю, но мне казалось, что я пробыл там целую вечность. Обратно возвращались также как и пришли – сначала нас окутал туман, потом совсем немного и я очутился там, откуда начался мой путь в удивительный мир. А потом я уснул во сне.

Поэтому утром я снова пребывал в отличном настроении, и мне было совсем непонятно плохое настроение мага с его телохранителями. Потом оказалось, что исчез наш проводник. Господин Хокен создавал одно заклинание за другим, и по его разочарованному выражению лица было понятно, что надежды его на свои чары не оправдались.

— Ты не заметил ничего подозрительного ночью? – подойдя ко мне, спросил он. — Или возможно слышал что?

– Нет, – я даже помотал головой, – сегодня спал как убитый.

Завтракал маг молча, с отрешенным видом пережевывая пищу. Было понятно, что он над чем-то усиленно размышляет. В принципе причина его задумчивости понятна, мне бы и самому хотелось узнать, куда делся проводник. Нет, я рад, что тот пропал, но мне просто интересен сам факт, тем более вижу, что у мага не получается найти его. В общем, еще два часа маг занимался своими поисками, как я понял, он искал и мужчину, и свою цель. И только после этого мы направились в обратную дорогу.

До постоялого двора мы добрались уже затемно, и мой наниматель сразу же отправился на боковую. Я же поспешил в место, где танцевал с дриадой. Занялся тренировкой в надежде, что Тиа появиться, но ничего не произошло, поэтому разочарованный я лег спать. С утра тоже тренировка, а когда я возвратился в трактир, то почти сразу спустился маг. Заказав мне завтрак, он поторопил меня с подготовкой лошадей.

И здесь мы возвращались тем же путем, это я видел отчетливо, как охотник, у которого глаз наметан в отношении местности. Насколько я понял, вели нас сейчас охранники мага. Удивительно, но пока передвигались без происшествий, даже когда ступили на Дикие Земли и вошли в Тень.

А сегодня у меня появилось ощущение устремленного на меня внимательного взгляда. Поначалу я сваливал на мага, но тот быстро рассеял мои выводы, когда я видел полностью задумчивое и отрешенное выражение его лица. Он до сих пор переживал свою неудачу. Потом чувство взгляда изменилось на зов, словно кто-то тебя зовет, а ты едва-едва слышишь. Вот только кто это мог делать? Кто меня здесь хорошо знает, чтобы звать? Кроме той аристократки, которой помог избежать казни, да моих спутников и нет никого. Последние рядом, значит это проделки той ненормальной девицы.

– Нафиг, нафиг мне такие знакомства, – я даже вслух повторял эти слова.

Пришла было в голову мысль о дриаде, но быстренько исчезла. Если бы хотела увидеться со мной, то пришла бы на полянку, когда я был там на обратном пути. Заметил, как ехавший первым воин вскинул руку вверх, и мы тут же остановились.

– Опять зулсы? – оживился маг.

– Скорее всего, – ответил телохранитель.

Господин Хоккен сотворил какие-то чары, затем, нахмурившись, еще одни, и еще.

– Среди них отсутствует жрец и они нам не страшны, – вынес он свой вердикт. – Хотя защитные амулеты на удивление мощные.

Тетива, пока мы передвигаемся в Тени, все время была натянута, чему я был не рад, но понимал правильность этого приказа. Сейчас я наложил на нее стрелу, приготовившись к бою. Но негры на нас не напали – вероятно, без жрецов они не очень любят это делать. А, возможно, это те, кого мы на пути туда разбили, поскольку как раз проезжали эти места. В общем, драки не случилось.

С паромной переправой нам очень повезло – с нее как раз выгружался какой-то купец. Две телеги и два десятка вооруженных воинов. Последние, завидев нас, окружили охраняемое добро, но признаков агрессии не выказывали. А спустя некоторое время мы прибыли в город, откуда началось мое путешествие по отработке долга. И я тут же обратился к магу.

– Мой долг, надеюсь, отработан?

– Конечно, молодой человек, – чуть улыбнулся тот, чуть ли не впервые после неудачи в той долине.

– Дарий! – раздался рядом мужской голос. – И ты здесь? Неужели опередил меня?

Мне показалось, что уголки губ мага дернулись то ли в улыбке, то ли желали скривиться.

– Корлак, какими судьбами здесь? – знакомый маг повернулся к незнакомому мужчине.

И маги начали разговор. Я постоял минуту, а затем направился по своим делам, коих у меня было целых два: что-нибудь покушать и направиться в королевство, где находится начало межмирового пути. Хотелось бы узнать цену, а то вдруг мне уже здесь придется продавать оковы. Дорогу вызнал у стражника, который предупредил, что на ней действуют разбойники, поэтому мне лучше прибиться к какому-нибудь каравану. Идея хорошая, тем более что он сообщил, где те собираются.

По пути, почти у постоялого двора, куда направлялся, увидел вывеску: «Охотничья лавка». Зашел посмотреть на ходовой товар. Упор здесь делался на луки и небольшие арбалеты, а также одежду, но один лук мне особенно понравился. Сделанный из какого-то темно-коричневого дерева, он приковывал мой взгляд. Удивительно, но вроде бы никаких изысков на нем нет, за исключением утолщения для кисти, но что-то неуловимое постоянно заставляло любоваться им.

– Заинтересовался работой Фараарда? – услышал я голос со стороны прилавка. – Великим был мастером. Цена этого лука пятьдесят золотых, и поверь, это не так много. Это последнее изделие мастера с тетивой из гривы черного единорога. Будешь брать?

– Да у меня денег нет совсем, а зашел просто посмотреть на товар и спросил кое о чем, – я улыбнулся своему конфузу.

– И что за вопрос?

– Какая добыча охотников пользуется спросом?

– Не местный. Понятно. Что ж, слушай, – он замолчал, вспоминая то ли названия животных, то ли что-то из своей охотничьей жизни. – Шкура горного тролля, убить можно только выстрелом в глаз. У алхимиков внутренности птицы ка́жу-ка́жа, но для них необходимо брать с собой специальные сосуды. Клыки и крылья летающего ушана – это тоже к алхимикам. И, наконец, дракон – у него все идет в продажу. Это самые дорогие, а так продать можно любого зверя.

– А не подскажете, где последний раз видели горного тролля? -решил немного пошутить.

– Ты бы еще спросил про дракона, – ехидно усмехнулся он. – Его как раз в тридцати километрах заприметили, когда он уничтожал поселок.

Я засмеялся и начал расспрашивать об особенностях охоты. Посетители отсутствовали, а пожилому мужчине, вероятно, хотелось поговорить, поэтому болтали мы долго. Он, вспоминая различные интересные моменты своей охотничьей жизни, поведал мне достаточно много интересного. В частности, драконы и тролли обитали чуть ли не во всех мирах, а вот птица кажу-кажа только в этом. В общем, я остался доволен разговором со стариком. А в конце спросив у него про тетиву, получил в подарок оную. Не самого лучшего качества, но не хуже моей уж точно. После этого я выклянчил еще старую, но не дырявую, сумку.

Договориться с караванщиками мне не удалось, поскольку те требовали денег за защиту. Всего их было трое, точнее, хозяев товара было трое, а так-то людей достаточно много. Ну, не захотели меня брать, так я решил сделать финт ушами – буду передвигаться за ними в отдалении. Так и отправились мы на следующий день.

Три дня мы передвигались без происшествий. Меня охранники видели, но ничего не предпринимали, поскольку передвигался я в трехстах метрах позади. Один раз только подъехала троица и категорически предупредила, чтобы не приближался.

Крики я услышал, как только обогнул пригорок. Пять повозок стояли на дороге, а вокруг них происходило сражение. Вмешиваться я не собирался, поэтому быстро вернулся обратно, надеясь, что меня из нападавших никто не заметил. Но на всякий случай натянул тетиву и приготовился к схватке. Действия мои оказались не лишними – из-за поворота показалась пятерка воинов. Увидев меня, они перешли на бег, петляя словно зайцы.

Боевое состояние пришло спустя пару секунд, когда первая стрела была наложена. Выстрел, выстрел, выстрел… Последнего я убил уже метрах в четырех от себя, потратив на него четыре стрелы.

– Хорошо, что амулеты всего у двоих были, – пробормотал я.

У меня всего осталось две стрелы, одна из которых была наложена на тетиву. Я еще минуту ожидал новых противников, но все оказалось напрасно – никто больше не хотел ограбить одинокого и беззащитного путника. А теперь сбор трофеев.

– Какие-то бедные нынче пошли разбойники.

Вынужден был констатировать этот факт, поскольку только у последнего нашел пять медяков, а остальные напоминали, скорее всего, голодранцев. Правда, трофейного оружия собрал: пять мечей и семь ножей. Еще доспехи у последнего были, правда, не знаю насколько дорогие. И снова я остался почти без стрел. Найти все стрелы, которые отклонили амулеты, не сумел, поэтому в колчане красовалось всего семь. Правда, еще тройку амулетов снял, положив их в карман.

Из-за поворота показалась тройка воинов верхом на лошадях. Подъехав, они ничего не сказали, только развернулись и направились обратно. А через пять минут ко мне подъехал один купец со своим помощником или просто слугой с интересным для меня предложением.

– Парень, я вижу, что ты шустрый малый, да и стрелять умеешь, – начал он, а я уже в принципе знал, чем закончиться его речь. И точно: – За эти трофеи ты можешь присоединиться к нам.

Какой ушлый купец. Он берет с меня плату, разрешая присоединиться, но в случае чего, то я буду выступать в роли охранника, которому как бы надо платить. Я, в принципе, согласен, поскольку не представляю, как понесу на себе свои трофеи, но надо вытребовать что-то и для себя.

– С вас вкусная и сытная еда.

– Согласен. По рукам? – спросил он.

– По рукам, – и он ударил по подставленной моей ладони.

Честно говоря, я чисто интуитивно выставил ладонь, заметив, как это сделал торговец. А оказалось, что выражение «по рукам» имеет в виду именно то, что значит. Это как двустороннее подписание договора.

Я был рад избавиться почти от всех вещей, а амулеты, собранные мной за время странствий, решил продать в королевстве – вдруг хватит на билет в одну сторону. Он приказал слуге забрать трофеи, а мне сказал следовать к каравану. Но не успел я сделать шаг, как увидел проявление Земли. Сразу появилась ностальгия, но возвращаться я не намерен – и так вон едва не попался. Даже не стал всматриваться, а направился следом за купцом. Спустя полчаса мы двинулись в путь, и, как это бывает, остаток пути прошел без происшествий.

Когда пересекли границу королевства, где нас очень тщательно досматривали, сразу бросилась в глаза большая беспечность жителей, особенно, когда мы отъехали на пару десятков километров. Часто попадались патрули минимум в двадцать всадников, и, как говорили в обозе, где-то рядом расположен воинский гарнизон. А ближе к столице стены вокруг населенных пунктов, во-первых, стали деревянными, во-вторых, высота их снизилась максимум до трех метров. И, кстати, огораживалась только так называемая жилая часть, а поля и огороды находились за пределами.

В столицу входил уже самостоятельно, хорошо, что здесь разделялась проверка повозок, карет и прочего гужевого транспорта от обыкновенных пешеходов. Но на входе со мной вновь произошла заминка, поскольку мои защитные оковы продолжали действовать. Правда, недолго, поскольку маг был высокого уровня и сумел преодолеть их действие. Заодно меня более подробно расспросили о цели прибытия в город. Интересно, что когда я заявил, что хочу воспользоваться межмировым переходом, никто не засмеялся и даже не улыбнулся. Вероятно, браслеты и мой комбинезон, на который многозначительно посматривали и маг, и стражники, возвысил меня до богатого человека.

Межмировой переход находился на центральной площади и был огорожен каменной стеной высотой метра три, на которой даже глазом были заметны нанесенные на нее руны. Наверняка, и защитные, и атакующие. Но войти я не успел, поскольку заметил вывеску «Лавка волшебника», куда и направился. У прилавка стояли две женщины, что-то выспрашивая у продавца, поэтому мне не оставалось ничего другого, как начать рассматривать висящее на стенах оружие. Не знаю, магическое оно или висело просто, чтобы стены не были голыми. Пять минут женщины общались, затем удалились с радостными лицами.

– Что ты хотел молодой человек? – обратился ко мне продавец.

– Продать амулеты, – я подошел и выложил на стол свои трофеи.

Маг с интересом начал рассматривать их, затем проводил некие манипуляции с ними. Не знаю, насколько великолепно он владел своим лицом, но, если судить по мимике, то я не видел недовольства. Также он не морщился.

– Интересно, к зулсам что ли ходил? – он улыбнулся. – За все пять золотых, и поверь, это отличная цена и больше тебе никто не предложит. Я покупаю их только из-за того, что в моих исследованиях необходимы именно амулеты, сделанные их жрецами. Из человеческих только один имеет хоть какую-то ценность.

Мне эта цена ни о чем не говорила – мало это или, действительно, как сказал маг, много. Да и стоимости перехода я не знал, как-то увидев вывеску, сразу направился сюда. Если этих денег хватит на переход в империю, то меня устроит. А вдруг нет? Поэтому решил попытать счастья немного по-другому.

– Я не хочу торговаться, поскольку деньги мне нужны для одного дела. Сколько там потребуется, я не знаю, поэтому давайте вы заберете амулеты и выполните мою просьбу?

– Согласен, – тут же ответил маг. – По рукам?

– По рукам, – я ударил по его кисти.

– Слушаю тебя, – а в глазах просто читается некая ирония с хитринкой.

– Мне необходимо попасть в имперскую академию магии, то есть в тот мир, – как на духу быстро проговорил я.

– Почему-то я так и подумал, – он уже откровенно усмехался. – Пойдем.

Мы вышли из лавки и направились прямиком к воротам, ведущим к межмировому пути. Проходя мимо створок, я увидел светящие руны. Да-а-а, защита здесь поставлена очень хорошо, а если учитывать особенности мира, оы которых мне сообщил господин Хоккен, то достаточно надежна.

– Приветствую тебя, прекраснейшая Лай, – обратился он к настоящей демонессе. – Как я рад тебя видеть!

Он доброжелательно улыбнулся и даже расставил руки в желании обнять. А вот на красивом лице, наверное, женщины появилось выражение «лучше бы я тебя не видела». Затем она перевела свои желтые глаза на меня. Блин, не врали наши фантасты, говоря, что зрачки у них вертикальные. Так же как и то, что они невероятно сексуальны. Или это относилось к какой-то их разновидности? Но именно эта вызывала очень сильное желание – так и хотелось схватить ее, повалить на землю, и… много раз «и». И тут она так глянула на меня, что казалось, прочитала мои мысли.

– Опять бесплатно вести, – скорчила она недовольную мордашку.

Это был не вопрос, а неприятная констатация факта. Для женщины неприятная, а не для меня. А мне почему-то после ее кривляния еще больше захотелось с ней сделать все такое разное, что опять представил в своем воображении. Снова ее гневный взгляд и широкая улыбка мага.

– У тебя на лице написаны все твои мысли, а Лай к тому же очень сильный эмпат, – маг не сдержался и засмеялся, чем вызвал смущение у меня и недовольство демонессы.

– Куда и когда вести? – вопросительно и недовольно буркнула она.

– Мир Джир-Ди-Ка, – сказал маг.

И как бы задумался, но когда на лице демонессы появилось непонятное для меня выражение, он добавил:

– Империя Яка́ма, Академия магии, – и рассмеялся, видя, как на лице женщины появляется недовольство. – Думаешь, я забыл тот случай? – и обратился ко мне. – Ты не переживай, Лай договоренности выполняет всегда, да и является она одним из лучших путевиком.

Путевики – это, так понимаю, те, кто водит межмировыми путями. Тоже хочу вот так свободно переходить из одного мира в другой. Она не стала ждать, а, взяв меня за руку, направилась в центральную часть, состоящую из одной круглой плиты. Я еще успел заметить, как проступили на абсолютно гладкой поверхности какие-то письмена, а потом мир померк.

– Это потрясающе, – сказал я.

Демонесса ничего не ответила, да мне и не нужно было. Мы передвигались, я бы сказал, в подпространстве. Просто не нашлось другого объяснения. Вряд ли это так, но очень похоже на описания фантастов, когда те описывали полеты космических кораблей. Вот в технологических мирах – там точно подпространство, а здесь просто очень похоже. Вокруг серая муть, но начиналась она не сразу, а немного в отдалении. Под ногами та же муть, но более темная, что действительно напоминало дорогу. Тут женщина остановилась, выдернула свою руку и произнесла:

– Идешь строго за мной, сворачивать нельзя, отдыхать мы не будем, в туалет без моего разрешения ходить нельзя.

– А другими делами заниматься можно?

Даже не знаю, почему сказал это, слова как будто сами вырвались у меня. Наверное, что-то было в ее тоне такое, что подсознательно мне не понравилось, вот оно и выдало соответствующую команду. Она ничего не сказала, а повернулась и ушла вперед.

– А хвоста с кисточкой нет? – чуть разочарованно пробормотал я, направляясь следом и чуть было не налетел на резко остановившуюся демонессу.

– Ты сравнил меня с низшей? – прошипела она.

Я глянул ей в лицо. Если бы молнии из глаз умели убивать, то он меня остался только пепел. Ну, не знал я таких заморочек местных демонов, а в нашей литературе, так если демонесса, то обязательно с хвостом с кисточкой на конце, которым она отлично пользовалась в самых разных ситуациях. Не буду же я ей объяснять, что просто в наших книгах об этом пишут сплошь и рядом. Поэтому просто ответил:

– Да я вообще первый раз кого-то из вас увидел, и не знаю ничего.

– Неуч! – сказала демонесса и направилась дальше.

Я же двинулся следом глядя на одно и то же место, а именно ее попку, которой она соблазнительно покачивала. Специально или нет, непонятно, но сексуально и соблазнительно. Мне снова захотелось повалить ее здесь и заняться «другими делами». А потом вспомнил дриаду и все желание к рогатой пропало. Да, у нее были небольшие пятисантиметровые рожки. Она обернулась, удивленно посмотрев на меня. Ага, понятно – почувствовала, что больше меня не интересует.

Дальнейший путь мы проделали молча. Сколько шли, я так и не понял, поскольку здесь ощущения времени были какими-то непонятными. И вот дойдя до одного места – площадки где-то метров десять на пятнадцать, она сказала, что можно отдохнуть. Достала из сумки подстилку и села, а я пристроился рядом.

Откуда вынырнула эта четверка людей, я не заметил. Вот была пустая площадка, а потом оп-па – и они появились. Один из них махнул нам рукой и они ушли, скрывшись также очень быстро. Но поскольку сейчас я внимательно наблюдал за ними, то успел заметить, что произошло это не мгновенно, то есть раз – и нет их, а группа очень быстро растаяла. Поднялись мы минут через десять по моему субъективному мнению, некоторое время еще стояли, а потом двинулись дальше.

Шли молча, я смотрел на спину проводницы, точнее, путевицы или как правильно назвать? Чаще на то, что пониже спины, но больше желаний не возникало: то ли демонесса перестала пускать в ход свои чары, то ли воспоминания о дриаде напрочь отбили мое желание. А потом раз – и мы в другом мире. Что было с дорогой, я не знал, но вот никакого приближающегося светлого пятна не видел. А перед выходом женщина взяла меня за руку точно так же как и входе на этот странный путь.

– Мир Джир-Ди-Ка, Империя Яка́ма, Академия магии, – и она махнула куда-то в сторону.

И, не говоря больше ни слова, направилась к находящемуся здесь зданию. Я осмотрелся. Стена, как в том мире, отсутствовала, зато здесь находился охраняемый пост. Воины, наверняка, маги, по крайней мере, тот франт точно маг. Ко мне никто не спешил, хотя я внутренне приготовился к кому-то, напоминающему таможню. Может быть, будь со мной телега или пару баулов, то нарисовался кто-то, а так путник с поношенной сумкой, дешевым луком и копьем без наконечника мало кого заинтересует. Посмотрев в сторону, куда махала рукой демонесса, я разглядел там дорогу, и, напевая себе песенку, направился к ней.

До учебного заведения шел всего какой-то час, причем, передвигался медленно, заходя в лес. Кушать хотелось уже очень сильно, но в этих местах, наверное, всю живность уже съели. По пути меня обогнал отряд из пяти всадников на непонятных животных, рассмотреть которых не успел. Я как раз находился в лесу, возвращаясь к дороге, поэтому и не видел.

– Если эта огороженная территория принадлежит академии, то она просто громадная, – восхищенно произнес я, читая вывеску.

Еще на подходе заметил стену, уходящую вдаль, но пребывал в уверенности, что это город. Столица. Но вывеска опровергла мое мнение. А сейчас стоял у входа, смотря в сторону и пытаясь оценить размеры.

– Ты? – услышал я позади себя удивленный знакомый женский голос.


Оглавление

  • Терра Инкогнита
  •   Глава 1
  •   Глава 2
  •   Глава 3
  •   Глава 4
  •   Глава 5
  •   Глава 6
  •   Глава 7
  •   Глава 8
  •   Глава 9
  •   Глава 10
  •   Глава 11
  •   Глава 12
  •   Глава 13
  •   Глава 14
  •   Глава 15
  •   Глава 16



  • MyBook - читай и слушай по одной подписке